Бузинин Сергей Владимирович: другие произведения.

Одиннадцатая заповедь. Прода от 4.11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 1.14*11  Ваша оценка:

  Город. Тремя днями позже
  
  - Или ты прямо и толком говоришь, куда меня тащишь, - Феликс сунул руки в карманы и демонстративно застыл посреди тротуара, - или я никуда не иду.
  - Па-а-ашли, - Карина вцепилась двумя руками в рукав куртки друга и, пятясь, потащила упирающегося оборотня за собой, словно на буксире. - Куда пойдем, не скажу, - устало выдохнула девочка, протащив приятеля несколько метров. - Это секрет! Но ты не стремайся, будет интересно...
  - Теперь - тем более не пойду! - Бархатов вырвался из захвата подруги и, не обращая внимания на удивленных прохожих, плюхнулся на асфальт. - Знаю я ваше интересно! Замятина позавчера тоже талдычила: "пошли, там люди толковые, там интересно будет!", а в итоге я два часа как дурак девчоночью трепотню о тряпках слушал да от розовых бантиков отбивался! Нашли, блин, гламурную кису...
  - Па-а-ашли, трусишка, - Карина с видимым напряжением рывком вздернула Феликса на ноги. - К сожалению, сейчас все прозаичней - всего-навсего консультация твоя нужна.
  - Какая еще консультация? - недовольно буркнул Бархатов, буравя подругу взглядом исподлобья. Целеустремленность девочки Феликсу не нравилась. Даже не то, чтобы не нравилась, но определенную настороженность вызывала.
  - Консультация специалиста по химии, - сквозь зубы прошипела Карина, провожая особо любопытного прохожего откровенно неприязненным взглядом. - По прикладной химии. Мои друзья для важного дела какую-то фигню ваяют, а ты присмотришь, что б они все правильно собрали и без пальцев не остались.
  - Мря-я-я, - пренебрежительно оттопырил губу Феликс, упираясь в очередной раз.
  - Раз я прошу, - раздражено топнула ногой Карина, - значит - надо!
  - А ты просишь? - Феликс изумленно выгнул бровь и озадаченно почесал затылок, - тогда пошли...
  После десятиминутного петляния по различным закоулкам Бархатов вслед за подругой просочился сквозь ребра штакетин в дряхлом скелете некогда высокого деревянного забора, ушиб локоть и едва не порвал брючину о ржавый, согнутый судьбой и погодой гвоздь. На этом злоключения не закончились.
   Зажав ноздри пальцами и сдавленно чертыхаясь сквозь зубы, подростки осторожно, словно через минное поле, прошмыгнули сквозь изрядно загаженный проходной подъезд нежилой пятиэтажки, построенной на заре эпохи исторического материализма, если не раньше и оказались в большом, со всех сторон закрытом строениями и деревьями, дворе.
  Едва отдышавшись, Карина потащила оборотня в дальний угол, где в развалинах детской песочницы сосредоточенно копошились два шестнадцатилетних здоровяка. Впрочем, развалинами песочница выглядела лишь издали. На деле же, несмотря на регулярно проводимые испытания, конструкция практически не пострадала. Правда, было неясно кому выражать признательность за сохранность: осторожности испытателей или мастерству строителей.
  - Привет, алхимики! - небрежно бросила Карина, остановившись в паре шагов от импровизированного полигона. - Философский камень уже произвели или пошли дорогой эльфов и теперь дистилляционный аппарат клепаете?
  - И тебе не хворать, Саид, - в тон ей откликнулся высокий здоровяк, с тонкими, словно у эльфа чертами лица, накрывая часть песочницы куском брезента. - А ты, вместо того чтоб стрелять-кочевать, всё малышню по экскурсиям водишь?
  - Чем больше шкаф, тем громче падает, - понимая, что камень про "малышню" в его огород, недовольно буркнул Феликс и смерил здоровяка оценивающим взглядом, - а золотник хоть мал, да дорог...
  - Ой, Карин, - второй здоровяк с простодушно-славянской внешностью, с преувеличенным восторгом хлопнул в ладоши, - никак ты знатока фольклора привела? Или бери выше - прохфессора?
  - Брэк! - Полякова-младшая с решительным видом встала между нахохлившимися парнями и раскинула руки в стороны. - Брэк, кому говорю?! Феликс, это - Сева, - девочка без лишних слов ткнула славянообразного здоровяка пальцем в грудь.
  - Клюв, - коротко отрекомендовался парень, неохотно протягивая Феликсу руку.
  - Феликс, - коротко ойкнул оборотень, морщась после тископодобного рукопожатия.
  - А это, - девочка решительным жестом развернула Бархатова лицом ко второму парню, - Борис.
  - Можно - Кирпич, - благодушно кивнул здоровяк и, ехидно покраснев, с силой сжал не отошедшую от предыдущего рукопожатия ладонь Феликса.
  - А фамилия - Лебедев-Кумач?! - проскрежетал зубами Бархатов, тряся помятой кистью в воздухе. - Или просто - Багряный?.. Меня если в чо - Феликсом зовут. Еще можно, - явственно пародируя Бориса, барственно бросил он, - Эдмундыч... Но второе - только дрожащим голосом.
  - С лексическими тонкостями потом разбираться будем, - нетерпеливо отмахнулся Клюв, - сначала о деле. Как ты, наверное, в курсе, - Севка испытующе покосился на Карину, - мы тут немножко повзрывать собрались...
  - А зачем? - демонстративно наивно улыбнулся Феликс, пытаясь примоститься на краю песочницы.
  - Хороший врыв, юноша, - покровительственно бросил Кирпич поучающим тоном, - радует глаз, веселит душу и позволяет сотрудникам ФСБ попытаться отработать свою зарплату.
  - Про лично-развлекательную основу я понял, - пренебрежительно фыркнул Феликс, скрещивая руки на груди и закидывая ногу на ногу, - а общественно-полезная нагрузка имеется? Или так, пофулюганить и разбежаться?
  - Имеется, - недовольно буркнул Севка и пристально уставился на оборотня. - Ты про спортивную школу слышал?
  - Допустим, - пожал плечами Феликс, отодрал от стенки песочницы щепку и с отсутствующим видом принялся ковыряться в зубах. - И чего с ней не так?
  - Всё не так, - угрюмо багровея, буркнул Кирпич, - через месяц депутат Калатозов волшебным взмахом ручки-самописки нашу спортшколу в яхт-клуб превратит. Тоже мне, Гарри Поттер Мценского уезду...
  - Ну и что? - непонимающе двинул бровью Феликс, - смените беготню за мячиком на болтанку под парусом, делов-то...
  - А еще через полгода яхт-клуб превратится в торговый центр, - невыразительно фыркнул Клюв. - Причем строить его будут на деньги, выделенные на покупку яхт...
  - Мря?.. - недоверчиво хлопнул глазами Феликс.
  - Оттуда я знаю, - жестко огрызнулся Борька. - Собственными ушами слышал как папа с Федот Федотычем на кухне перспективу обсуждали... А Дубльэф - это такой человек, что понапрасну языком не чешет. Всё что скажет - всё правда. Проверено - мины есть...
  - Ну а вам-то какая забота? - всплеснул руками Феликс и вопросительно уставился на Карину, беззвучно спрашивая упрямо отмалчивающуюся девочку: "На кой ты меня сюда притащила?!" - У вас-то какой личный интерес? Денег нет, в том центре точку открыть?
  - Я в эту школу хожу, - застенчиво покраснел Кирпич, - Севка, вон, тож занимается... А еще, - Борис немного помялся и набравшись решимости бросил:
  - А еще папа мой там работает. Если школу закроют - он не то, что без денег, без смысла жизни останется...
  - Угу, - несколько напряженно проворчал Феликс, - и теперь вы того депутата взорвать хотите?
  - Не его, - как-то совсем по-детски шмыгнул носом Кирпич, - машину.
  - И на фига? - недоуменно вытращился Феликс, - чтоб он, без машины оставшись, свою деятельность по метаморфозе школы в торгцентр ускорил? Дабы деньжат на новые колеса нашкулять?
  - Не, - отрицательно замахал руками Борька, - мы машину ему подорвем и записку подкинем, типа его делишками серьезные ребята заинтересовались. Колатозов струхнет и малость притормозит. Может, на месяц, может, побольше... А за это время петиция от преподов до министерства дойдет, пришлют комиссию, та разберется...
  - Мря, - скептически бросил Феликс и отрицательно помотал головой, - мря...
  - Да верное дело, точно тебе говорю! - негодующе вскинулся Борька и, словно ища поддержки, оглянулся на Севку и Карину.
  Клюв в знак солидарности вмазал кулаком по раскрытой ладони, Карина невнятно двинула плечом: решай, мол, сам. Не маленький уже.
  - Понятно, - недовольно сморщил нос Феликс. - Дело, конечно, стоящее, но я на него не пойду. С технической поддержкой операции помогу, но всё остальное - без меня.
  - Обтрухался? - презрительно скривил губы Кирпич, обмениваясь с Клювом выразительными взглядами.
  - Я чту Уголовный Кодекс, - сквозь зубы цыкнул на песок Феликс. - А до встречи со спецучилищем у меня меньше шага осталась. Так что вы уж как-нибудь сами. Большенькие уже, за ручку вас всюду водить... А пока показывайте, чего вы тут наваяли...
  Кирпич и Клюв перемигнулись, горделиво расправили плечи и, словно факир в цирке, рывком сдернули брезент с песочницы.
  - Мдя, - сочувствующим тоном пробормотал Феликс, разглядывая творенье юных технических гениев, - Кулибины, Черепановы и Поповы в одном лице... Хотя лучше бы просто Менделеевыми остались...
  - И чего тут не так? - внезапно севшим голосом прохрипел Клюв. - Всё по науке собрали, всё точно... Вроде бы...
  - То-то и оно, что вроде... - язвительно хохотнул Феликс и брезгливо подцепил ногтем торчащий из корпуса проводок. - Если ты хочешь таким зарядом запустить машину на околоземную орбиту - пожалуйста. Только этот провод припаяй сюда. А этот - сюда и детонатор сделай по-человечески, а не на основе инструкций гоблинского шамана...
  - А почему сразу на орбиту? - застенчиво покраснел Кирпич, неуверенно ковыряясь в развороченном нутре взрывоопасного детища.
  - Ты химию учил, юноша? - небрежно цыкнул Феликс, явно не собираясь оставлять непрошеной ни одну из выходок приятелей.
  - Проходил, - неуверенно буркнул Кирпич и покраснел еще сильнее.
  - Заметно. Иначе бы знал, смесь каких химикатов с какими какую реакцию дает. Вот то, что вы набодяжили, пригодно только для космических полетов. Или для реальных терактов. Все разнесет. В пыль.
  - Ну и чего бы ты, такой умный, предложил? - неприязненно буркнул Севка, непроизвольно косясь на свой кулак, скулу Феликса и недовольную рожицу Карины. Похоже, зрелище угрюмо молчащей девочки дало какой-то результат, потому как в дальнейшем Клюв ограничился озадаченным созерцанием только своего кулака.
  - Элементарно, юноша, - пренебрежительно фыркнул Феликс, - мастрячим аммоналовую шашку, грамм на пять-десять, к ней активатор толковый, натяжного действия, засобачиваем все вместе с запиской в салон - и привет!
  - Аммонал? - Клюв и Кирпич синхронно раззявили рты в удивлении. - Это ж взрывчатка настоящая... Её ж кроме как у армейцев и не взять нигде, да и не сделать...
  - Взрывчатку можно сделать из всего, - глядя на ошарашенных приятелей, Феликс довольно усмехнулся и озорно подмигнул Карине, - даже из табуретки. Но, скажу вам по секрету, всё же лучше сидеть на табуретке, чем ЗА табуретку... Поэтому аммонал мы приготовим из того, из чего его делают все нормальные люди.
  - Так, Феликс, заканчивай! - Карина подошла вплотную к оборотню и отвесила легонький, демонстративный подзатыльник. - Все и так поняли, что ты здесь самый умный, так что кончай выделываться и начинай нормально инструктировать.
  - Да ла-а-адно, - с наигранной обидой мяукнул Бархатов, демонстративно потирая якобы зашибленный затылок, - по-нормальному, так по-нормальному... Там и нужно-то всего-то ничего: селитру аммиачную, пудру алюминиевую, уголь да сахар...Банку из-под кофе для корпуса. Вот и всё... А детонатор я из любого шприца смастерю.
  - Ну и где все это брать? - задумчиво покраснел Кирпич и растерянно посмотрел на не менее задумчивого Клюва. Севка пожал плечами и зачем-то уставился в донельзя потрепанную записную книжку.
  - Уй-ё-ё, - разочарованно протянул Феликс, глядя на приятелей, как на ущербных. - Сразу видно домашних деток... Селитру в любом сельскохозяйственном купить можно, среди удобрений, только чистую надо брать, а не смеси, типа "Аммофос". - Бархатов заложил руки за спину и, прохаживаясь вдоль бортика песочницы, продолжил читать нотацию менторским тоном:
  - Алюминиевая пудра. Продается как краска "Серебрянка" в хозмаге в пакетиках от пятидесяти грамм и выше, - Феликс немного подумал, почесал нос и добавил:
  - Еще её можно на рынке, в рядах лаков и красок найти. Там её больше и по цене дешевле. С углем еще проще - в том же хозяйственном в отделе "угли для мангалов" покупаешь. Нет денег - делаешь сам.
  - А-а-а-а, - озадаченно протянул Клюв.
  - Сахар? - понятливо кивнул Феликс, - вот это самое сложное... Его нужно будет из собственного стакана вытряхивать. А если туда уже успели чаю налить, тогда совсем плохо - выпаривать придется...
  
  - Да я не об этом, - отмахнулся Борька, на мгновенье оторвавшись от черчения каких-то расчетов на песке. - Если мы твой аммонал рванем, от машины только мосты да колеса останутся. Сильно обгорелые.
  - Э, не-е-ет, - Феликс довольно улыбнулся и отрицающе покачал пальцем в воздухе. - Это если вашу адскую машину запустить, полдвора разнесет нафиг, тогда как я предлагаю закладку весом в пять-десять грамм. И обязательно внутрь салона.
   - А зачем внутрь? - встряла Карина, видя, что Севка и Борис опасаются в очередной раз продемонстрировать "малышу" свою некомпетентность и задать вопрос не решаются. - Проще же под машину бомбочку подложить?
  - Ага, - покладисто кивнул Феликс, - проще. Особенно если закладывать под задний мост. Поближе к топливному баку. Но, как я понимаю, устраивать огненное шоу с фейерверками из запчастей и колес, ни у кого желания нет?
  Подтверждая отсутствие намерения устраивать глобальную катастрофу, Клюв с Кирпичом энергично замотали головами, зато Карина прикусила мизинец и с задумчивой мечтательностью уставилась куда-то вдаль.
  - Специально для пироманов-любителей поясняю, - привлекая внимание девчонки, повысил голос Феликс, - закладку делаем непосредственно в салоне.
   Убедившись, что оба парня и зеленоглазая мечтательница внимательно смотрят на него, Бархатов принялся чертить на песке.
   - ВВ кладем между передними сиденьями, направлением на водительскую дверь, детонатор, как я уже говорил, - несколькими скупыми движениями Феликс споро изобразил примитивный чертеж, - натяжного действия. Следовательно, открывая дверь, клиент активирует заряд, - представляя картинку, оборотень звонко пристукнул кулаком по своей ладони, - и тут же неслабо получит дверцей по организму, а вслед за тем его окропит нехилый дождик из радомина (жидкое вещество, имеющее красноватый оттенок, используется в химловушках, трудносмываемая краска) и прокламаций типа: "Не влезай - убьём!" Ну как? - Феликс с настороженным любопытством уставился на слушателей. - Впечатляет?
  - Непогано, - небрежно произнес Кирпич, почему-то с хохляцким акцентом. - Один момент только смущает: как в салон машины попасть? Хозяин, сволочь предусмотительно-жадная, её всяко-разно на ночь запирает... И второе...
  - Тебя ж только одно смущало? - нерешительно буркнул Феликс, переводя настороженный взгляд с Кирпича на Клюва и обратно.
  - Второе не смущает, - отрезал Борис, - вводит в ступор. Где мы тот радомин возьмем? В свободной продаже его нет, или, - четвертьэльфа испытующе посмотрел на оборотня, - у тебя и на этот случай рецептик припасен?
  - Рецепта нет, - небрежно двинул плечом Феликс и осторожно с облегчением перевел дух, - есть человечек, у которого сию химикалию можно купить.
  - Этот вопрос снимаем, - Клюв, разминаясь, выразительно хрустнул костяшками пальцев, - и возвращаемся к первому, сиречь - инфильтрации. - Глядя на недоуменно хлопающего глазами Феликса, Севка самодовольно усмехнулся:
  - В машину как попадем, спрашиваю?
  - А-а-а-а, - облегченно махнул рукою Бархатов, - это просто. На любом автомобиле замок на счет раз открывается. На особо продвинутых - на счет два.
  - И чем они открываются? - недоверчиво фыркнул Севка, - пальцем?
  - Ногтем, - пренебрежительно фыркнул Феликс и демонстративно выпустил на мизинце чуть загнутый кошачий коготок. - А у кого ногти до локтей обкусаны - те пилочкой пользуются... У Карины, думаю, такая есть.
  - Единственная пилочка, которой я умею пользоваться, - разочарованно буркнул Клюв, - называется бензопила "Дружба". А этот агрегат в данном случае неуместен. Придется тебе с нами идти.
  - А-а-а... - растерянно протянул Феликс, усиленно косясь на Бориса.
  - А у Кирпича всё еще хуже, - сочувственно развел руками Клюв, - он замки открывает или ключом... или монтировкой. А! Вру! Раза два Борька замки кувалдой вскрывал...
  - Не, ребята, - смущенно и даже чуть виновато вполголоса буркнул Феликс, - я не пойду...
  - Так я и знал, - презрительно фыркнул Кирпич, - как схемки чертить и пальцы гнуть, так тут ты герой, а как да деле доказать, какой ты спец, то фигА - сдулся... Идите, деточка, идите, а то пропустите полдник и останетесь без сладкого...
  - Да я! - возмущенно вскинулся Феликс и тут же сел, придавленный тяжелой ладонью Клюва.
  - А тебе просто слабо, - Севка с демонстративным сочувствием похлопал оборотня по плечу, - бывает. Но ты не стремайся, подрастешь, смелости и мастерства наберешься... Какие твои годы...
  - Да хренА вам! Нашли, блин, тюфяка! - Феликс раздражено скинул с плеча ладонь Клюва и взмыл на ноги. - Да я эту закладку сам в два счета на коленке соберу и сам установлю, а вы сидите себе дальше, в песочке копайтесь...
  - Слово? - настороженно прищурился Кирпич.
  - Слово! - запальчиво выкрикнул Феликс и зачем-то оглянулся на Карину.
  Девочка с отсутствующим видом покачала головой, но так ничего и не сказала. Понять по внешнему виду, одобряет ли она поступок Феликса или нет, было невозможно.
  - Вот это речь не мальчика, но мужа! - азартно потер ладони Клюв, расплываясь в одобрительной улыбке. - С ингредиентами мы определились. Осталось только красочку прикупить. Ну-с, дружище, - Севка поощрительно подмигнул Феликсу, - где, когда, а главное - почем, твой знакомый продает сей дюфситный товар?
  - Когда? - невыразительно пожал плечами Феликс, больше занятый разгадкой реакции Карины, чем подробностями технического обеспечения. - Да в любой момент. Приходишь, триста рублей отдаешь и забираешь краску...
  - Скоо-о-олько? - ошарашено протянули Кирпич и Клюв, а Карина озабоченно фыркнула в челку. - У нас столько нет...
  - А что есть? - придя к выводу, что у женщин, даже если они всего лишь девчонки, деньги никогда не задерживаются, флегматично буркнул Феликс.
  - Двадцать три рубля и шестьдесят две копейки, - Кирпич протянул оборотню кучку мятых купюр и горсть мелочи. Еще ваза есть. Старинная. Ну, то есть - старая.
  - И чего мне с той вазы?
  - Тебе - ничего, - пожал плечами Борька, - но ее продать можно.
  - Ладно, тащи свой раритет, а мы пока помозгуем, кому его впарить можно...
  Проводив упылившего Борьку задумчивыми взглядами, троица принялась напряженно морщить лбы, чесать в затылках и сокрушенно вздыхать. В общем, вспоминать всех и каждого, кто имел отношение к преданьям старины глубокой и мог их в полновесных рублях. Точнее, вспоминали только Клюв и Карина, а Феликс, чьё общение с ценностями ограничивалось весьма скудными, чисто теоретическими познаниями из учебника культурологии, просто развалился на травке и бездумно пялился в небо. Обсуждение первой же кандидатуры как-то само собой скатилось к обсуждению кинохита последнего месяца и к моменту возвращению Кирпича, Карина возмущенно фыркала, критикуя сцены единоборств, Феликс возмущенно фыркал, критикуя криворукость постановщиков спецэффектов, а Клюв, которому фильм, в общем и целом, понравился, смущено кырхал и оспаривать авторитетное мнение критиков даже не пытался. Завидев Бориса, горделиво, словно Знамя Победы, водружающего нечто металлическое на край песочницы, оба оратора замолкли и растерянно уставились на принесенный Кирпичом предмет.
  - И это, - Карина осторожно колупнула чешуйку краски на боку блестящей, футуристического вида вазы, - и есть лелеемый тобой антиквариат?
  - Ну да, - настороженно покраснел Кирпич, - по-моему вполне себе ветхозаветная вещица... вон и клеймо имеется... - он стеснительно ткнул в оттесненный штамп со знаком ОТК и датой "1961".
  - Боренька! - ядовито ухмыльнулась Полякова-младшая, обдавая мальчишку сочувственно-снисходительным взглядом. - С учетом эльфийской крови в твоих жилах ты должен воспринимать старинными раритеты с датировкой не ранее шестьдесят первого года от Рождества Христова! В худшем случае - тысяча шестьдесят первого...
  - С учетом моей эльфячьей крови, - виновато краснея, упрямо буркнул Кирпич, - я события, датируемые концом прошлой недели, воспринимаю как старинные... - мальчишка удрученно шмыгнул носом и вопросительно посмотрел на приятелей:
  - И чего? Она совсем-совсем не подойдет?..
  - Ну почему же совсем, - растерянно пожал плечами Клюв в неловкой попытке утешить друга, - может, найдется какой лох и купит... Или еще куда пристроим...
  - Угу, - безапелляционно фыркнул Феликс, крутя злополучную вазу из стороны в сторону. - В пункт приема цветных металлов пристроим... или в ломбард...
  - А это идея... - задумчиво протянула Карина, - с ломбардом может и прокатить...
  - Да ну этот ломбард, - угрюмо пробасил Клюв, взвешивая вазу на ладони, - там вечно цену ниже низкого ломят. Притащил я как-то часы ..."Полет"... Они в магазине тридцать рублей стоят! Так скупердяи из ломбарда за них и десятки не дали... А тут одного металла килограмма два, - Севка с облегчением шмякнул вазу на песок и сам плюхнулся рядом, - да и узорчики такие... допотопные... Может, в музей её, а?
  - Не в музей, - отчеканила Карина, выбивая пальцами бравурный марш из борта песочницы. - В лавку. Антикварную. Баруху Воткину.
  - Мря? - вопросительно шевельнул бровью Феликс, небрежно отряхивая песок с брючин.
  - Не хрен с бугра, а Барух Воткин, - назидательно произнесла Карина менторским тоном, - лепрекон и антиквар. Или наоборот. Точно не помню. В общем, если кто и даст хорошую цену, то только он.
  - Мря?! - скептически фыркнул Феликс, глядя на подругу с неподдельным изумлением. Какими бы скудными не были его познания в деле торговли и коммерции, но о лепреконах ему слышать доводилось. Немного, но вполне достаточно, чтобы усомниться в успехе мероприятия.
  - Не фига не пролетим! - загоревшись новой идеей, заговорщицки зашептала Карина. - Барух каждый день ходит обедать. Причем, не домой, он в самой лавке живет, а за два квартала, в трактир "Черта оседлости".
  - Откуда дровишки? - с деланным безразличием поинтересовался Кирпич и выжидательно уставился на Карину.
  - Из лесу, вестимо, - небрежно отмахнулась Полякова-младшая. - Летом бабушкин экзамен по наружному наблюдению сдавала, объект слежения - Воткин.
  Вспоминая события прошедших каникул, девочка хэкнула совершенно по-суховски и горделиво покосилась на приятелей:
  - Кстати! Всего два раза прокололась, если в чо!
  И, не дожидаясь реакции со стороны друзей, вновь переключилась на уговоры:
  - Зуб даю, всё получится! - Карина щелкнула ногтем о край челюсти. - С часу до двух в магазине из хозяев только девчонка остается. Лет одиннадцати. Не то внучка, не то племянница. Неужели мы с ней не договоримся?
  - Мря... - неопределенно пожал плечами Феликс, растерянно оглядываясь на Кирпича и Клюва.
  - Ну не совсем одна, - поправилась Карина, - там еще секьюрити сидит. Тролль - охрана от бандитов. Но мы ж концессионеры, а не урки, чего нам тролля бояться? - Девчонка уперла руки в боки и пристально уставилась на оборотня, - Ну? Признавай, что я права! Она, хоть и лепреконка, но совсем мелкая! Ты справишься!
  - Ладно, попробую, - сдался Феликс и уныло посмотрел на вазу, - только сначала над реликвией поколдую, авось хоть каплю товарного вида придам...- Оборотень перевел взгляд на здоровяков. - У вас какие-никакие запасы имеются? Имеются. Это радует. Ведите в закрома, что ли...
  Возня по превращению вазы в относительное подобие антиквариата затянулась до вечера. Феликс загонял всех и вся: Клюв с Кирпичом умаялись таскать краску, напильники и прочий подручный инструмент, а Карина замучилась носиться за газировкой и булочками. В итоге, когда рабочий класс в лице Карины, Борьки и Севки уже был готов взбунтоваться, Бархатов заключительный раз мазнул бок вазы замурзаной кисточкой и почти удовлетворенным тоном пробурчал, что до утра эта фигня будет сохнуть, а пока можно расходиться по домам. И разошелся. Точнее - умчался. На трамвайную остановку.
  Встретившись на следующий день, четверка концессионеров пристально осмотрела дело рук своих и признала вазу условно пригодной для охмурежа малолетней лепреконки. А Севку и Бориса - абсолютно непригодными для подобной операции типами. Очень уж физиономии у них... вызывающие. Как будто нарочно, чтоб привлечь пристальное внимание тролля.
  Смирившись с неотвратимостью участия в продаже злополучной вазы, Феликс тяжело вздохнул, взгромоздил на плечо спортивную сумку с поддельным антиквариатом и, сопровождаемый Кариной, угрюмо поплелся по улице.
  В процессе следования выяснилось, что трамваи до искомой лавки не ходят и что годовалой давности маршрут слежки за Барухом разительно отличается от простых пешеходных тропок. Так что от остановки и до лавки пришлось топать ножками. Почти два квартала. Феликс начал было подумывать, под каким предлогом можно спихнуть надоевшую сумку Карине, как вдруг откуда-то сбоку послышался оклик:
  - Эй, мелкие, кирпич купить не желаете?
  Дорогу перегораживали пятеро. Причем, несмотря на вызывающе-нахальное обращение, размерами пятерка не впечатляла: самый крупный - предводитель компашки, был не выше Феликса ростом. И наверняка не сильнее. Но пятеро - это пятеро. У-у-у, бандерлоги!
  Оценивая диспозицию, Феликс оглянулся по сторонам. Атаман ехидно ухмылялся, перекатывая во рту дымящуюся сигарету и перекидывая предложенный кирпич с ладони на ладонь. Остальные держались на шаг сзади.
  - Свалка начнется - беги, - вполголоса буркнул Феликс, выпуская когти и вздыбливая частично трансформированную шерсть: авось, увидят, с кем имеют дело и испугаются...
  Бандерлог впечатлился. Ненадолго. Увидев получеловеческую-полузверинную морду с оскаленными зубами, атаман отшатнулся назад, но тут же вернулся обратно.
  - Так что, купите? - гопник вынул из кармана дешевенький нож-складничок и выразительно щелкнул открывающимся лезвием. - Или хотите с ним познакомиться?
  - Стесняюсь спросить, вы вот это фуфло нам впарить пытаетесь?
  Карина уверенно отодвинула Бархатова в сторону и, шагнув вперед, выхватила из рук ошарашенного такой наглостью налетчика предмет торга. Покрутив кирпич перед глазами, Карина презрительно сморщила носик и вдруг резким движением переломила его об колено. Обломки и пыль еще летели на землю, когда нога девочки распрямилась в завораживающе красивом ударе и уголек атаманской сигареты, описав красивую дугу в воздухе, коротко пшикнул в луже у забора.
  - Еще что-нибудь на продажу имеется? - невозмутимо цыкнула Карина, отряхивая кирпичную крошку с колена.. - Может, - девочка уперлась обжигающе-ледяным взглядом в подбородок главаря, - нижнюю челюсть уступишь? По дешевке? Или, коли так стройматериалы любишь, тебя с Борей-Кирпичом свести?! Он любит таких... торговцев... Немножко противоестественно, но любит...
  - Да ладно тебе... - испуганно икнул атаман, разом превратившись из злого гопника в растерянного мальчишку, - Мы че, мы ниче... Мы того... - он, наконец, сообразил, что отломанный фильтр остался у него во рту, однако ни радости, ни уверенности это знание не прибавило. - Пошутили мы, вот...
  Гопник затравленно огляделся по сторонам и просительно проблеял:
  - Ну, мы это, пойдем, что ли? Ага?
  И бросился вдогонку за уже удирающими во все лопатки друзьями.
  - Однако, сосиски рубль двадцать... - Феликс обалдело почесал лапой в затылке. - Не ожидал, да... Карин,- Бархатов состроил умильную рожицу и просительно заглянул в глаза подруге, - а кирпичи ломать сложно? Научи, а?
  - Ломать - просто, - рассмеялась девочка, - можно сказать - элементарно. Берешь кирпич с ба-ольшо-ой трещиной... Ну, это потом, а пока пошли, нас ждут маленькая лепреконка и ба-а-альшая коммерция...
  Скептический настрой Феликса так и не прошел. Да и лавка оборотню не понравилась. Сочетание желтого, красного и прозрачного в обрамлении серого. И даже сфинкс перед входом красоты не добавляет. Вроде бы, тоже кошка, но ни родственных чувств, ни восхищения не вызывает. Безвкусица. И на витрине столько всего и без всякой системы... Может, конечно, она и есть, только такая систематизация восприятию оборотня недоступна. Но деваться некуда, поэтому Феликс скептически сморщил нос и следом за Кариной перешагнул порог.
  Вид лавки изнутри лишь усилил произведенное фасадом впечатление. Всего много, всё расставлено-разложено без системы, и всё очень ярко. Хотя вещи красивые, есть на что полюбоваться. Заметив тролля-охранника, мирно посапывающего на монументальном стуле в углу у двери (ага, спит он, как же!) и перевел взгляд на хозяйку, мирно болтающей ножками на прилавке.
  Рассматривая родственницу Баруха, Феликс озадаченно почесал затылок и недоуменно покосился на Карину, словно спрашивая: "А мы куда надо пришли?" Потому что малолетка на прилавке выглядела очень уж обыденно - девочка как девочка. Ничего леприконского: ни окладистой бороды, ни двойного топора, буковой трубки с подгорным табаком и той нет... А есть невысокая, тощая, нескладная девчушка в простеньком ситцевом платье. Длинные светлые волосы всклокочены совсем по-мальчишечьи, курносый носик задорно так вздернут, темно-агатовые глазенки смотрят куда-то непонятно куда, но ощущение такое, что просвечивают посетителей, словно рентгеном... На вид лет девять, не больше.
  Как-то кстати подумалось, что в книжках лепреконы черные или рыжие, носатые и кареглазые... По крайней мере, все ранее виданные представители подгорного племени соответствовали этим критериям. Хотя, кто знает, может у них только мужчины такие, а женщины - совсем, как человечки, только мелкие. И молодая Воткина совсем мелкая - одиннадцать ни за что не дашь! А учитывая, что она еще и блондинка... Может, и выгорит дельце, может, и выгорит...
  - Вы имеете мыслей что-то продать? - девчонка с интересом посмотрела на визитеров, так и не удосужившись слезть с прилавка. - Или вы имели желаний просто поиграть с маленькой Сонечкой? Если таки да, то придется ждать за приход деда... Я таки не могу бросить лавку. - Девочка сокрушенно развела руками, - просто никак...
  - А может, мы хотим что-нибудь купить? - гордо вздернула голову Карина.
  Обыденное для торговой лавки заявление вызвало у пигалицы приступ звонкого, заразительного смеха.
  - Азохенвей! Таки не смешите мои сандали! Обувка может развалиться, и придется покупать новые, а это таки будет стоить вам денег.
   Услышав непринужденное "вам", Феликс непроизвольно улыбнулся. Карина тоже.
   - Вы хотели сказать, что имеете капиталов, за которые можно делать покупки в лавке старого Баруха?! Или я не поняла, и вы говорили совсем не за деньги? Таки почему нет?! - Сонечка мгновенно посерьезнела. - Но мы немного возвращаемся до первого вопроса. Что вы имеете нам предложить?
  Оборотень вытащил из рюкзака сверток, развернул тряпку и осторожно, почти трепетно, водрузил вазу на прилавок.
  - Вот!
  Девчонка спрыгнула на пол, оказавшись еще меньше, чем казалось вначале, взяла изделие в руки и несколько минут вертела, рассматривая во всех возможных и невозможных ракурсах. Не забывая при этом корчить гримасы в спектре от восторженно-восхищенной до пренебрежительно-брезгливой.
  - И вы хотите сказать, что это, - завершив осмотр, Сонечка пренебрежительно ткнула мизинцем в блестящий бок вазы, - имеет себе цену?
  - Не-е-е-е... - хитро прищурилась Карина, покачав в воздухе пальцем, - цены она не имеет... Это же... - вскинув руки в патетическом жесте, Полякова-младшая состроила одухотворенную рожицу, - ра-ри-тет! Можно сказать - реликвия! И только невероятный дефицит финансов заставляет нас продать столь бесподобную вещь!..
  - Таки зачем делать таких жертв? - флегматично пожала плечами Сонечка. - Если у вас такая жажда до мороженого, то есть смыл подождать деда, потом немножко поиграть с Сонечкой - и я куплю вам десерт совершенно за бесплатно! Все равно такой чашки, - лепреконка - кинула презрительный взгляд на вазу, - до двух порций не хватит! Ну просто совсем никак!
  - Каких порций? - непонимающе вскинулся Феликс и тоже покосился на вазу. - Она две тысячи стоит! Минимум!
  - Не делайте мне смешно, - картинно замахала руками пигалица. - Вы будете рассказывать сказок, что это таки серебро и произведение искусства, а не кустарная поделка из голимого мельхиора! - девчонка решительным жестом отодвинула вазу к краю прилавка. - Если между нами, она таки не стоит и одной порции! На я таки куплю вам целых две и только за поиграть! И еще две за вазу из-за моего хорошего отношения!
   Теперь уже Сонечка, копируя жест Карины, патетически потрясла руками в воздухе: - Это таки четыре порции! Это ж целых четыре рубля в розничных ценах, и ни копейкой меньше!
  - А почему мороженым? - недоуменно вскинула брови Карина.
  - У меня там немножко скидка! - не стала скрывать лепреконка. - Таки мы договорились?
  - Тыща! - резко скинул цену Феликс, уже понимая, что лепреконами рождаются, при этом провал идеи признал пока только наполовину.
  - Ой, ну что вы заладили одну и ту же песню: " Две тыщи! Тыща!"? - огорченно покачала головой лепреконка, - ви же таки не попугай? За столько денег надо носить сюда большую телегу таких ваз - и ни одной меньше.
  Одухотворенное Сонечкино личико прямо таки лучилось идущей из глубины души искренностью.
  - Но тогда цена себе еще упадет за перезатаривание рынка! - Воткина-младшая скривила брезгливую гримасу и о чем-то ненадолго задумалась.
  - Ловите ушами моих слов: только сегодня и только от моего хорошего настроения! Восемь рублей и даже деньгами, пока дед себе кушает и не ругает меня за расточительство! Таки я скажу вам по секрету, - заговорщицки прошептала Сонечка, вытягивая губы в трубочку, - что он не даст за эту туфту и двадцати копеек!
  Карина, ошарашенная напором маленькой торговки, растерянно хлопала глазами и молчала. Феликс, пытаясь спасти предприятие, зашел с козырей:
  - Девятьсот! И мое шоу с трансформацией! Бесплатно.
  Девочка на секунду задумалась, оценивающе посмотрела на оборотня и согласно кивнула головой.
  - Таки исключительно для вас! Десять! Но ты себе обернешься котом и дашь почесать за таким мохнатым ухом!
  - Мря?! - Бархатов опешил от подобной наглости. Отдышавшись и придя к выводу, что ждать от малолетки чего-то лучшего и не стоит, обреченно выдохнул:
  - Восемьсот! И почесать дам. И поиграем, - он подумал и через силу добавил. - В кошачьем обличье.
  - Ой, здорово! - обрадовано захлопала в ладоши Сонечка. - Двенадцать! Таких цен вам не получить даже на Дерибасовской! И не только нашей, но и в Одессе! Таки я знаю, за что говорю! Нигде и никогда, что бы они ни обещали!
  - Кто они? - флегматично поинтересовалась Карина.
  - Таки это совершенно неважно! Всё равно не дадут, и даже без последнего слова.
  - Семьсот! - скрипнул зубами оборотень. - И это - окончательная цена!
  - Таки вы имеет мыслей, что если Сонечка себе совсем маленькая, то ей неможно смотреть глазами и видеть, куда им показывают?! Таких денег за тех чашечек не даст даже младенец в колыбели, как бы вы его ни уговаривали! Если, конечно, этот младенец - лепрекон, а не какой-нибудь шлемазл! Четырнадцать рублей, и вы можете говорить, что сумели выбить из самой Сонечки Воткиной в семь раз больше реальных цен такого товара!
  - Уй-ё-ё-ё!!! - схватился за голову Феликс и закачался, как китайский болванчик, но вдруг оживился. - Давай шесть сотен и пои чаем, пока не придет твой дед.
  Лепреконка взглянула на него с нескрываемым уважением.
  - Так же неможно! - воскликнула она. - Это же не гешефт, а сплошное разорение! Просто слезы старого антисемита! Таки лавка приносит одни убытки! Или Вы будете смешить мои шлёпанцы, утверждая, что можно делать хороший гешефт от старых вещей? Посмотрите, этот кинжал пытался продать еще прапрадедушка моего дедушки! А он до сих пор здесь. Нет, дедушкин прапрадедушка, к сожалению, умер, - девочка смахнула совершенно непритворную слезу. - А кинжал таки здесь! Шестнадцать. И чай. И еще у нас есть таких специальных скидок до оборотней и их подруг! Таки вы всегда сможете купить у нас что угодно, и очень задешево, даже если оно вам совсем не надо!
  Феликс понял, что надо менять тактику. А то эта маленькая кровопийца набавляет по два рублика, а у него уже от резерва осталось фиг да ни фига!
  - Мря, - жестко отрезал оборотень и, скрестив руки на груди, застыл в надменной позе у прилавка.
  - Вы таки хотите моей смерти? Лучше вам просто задушить маленькую Сонечку, - при этих словах тролль встрепенулся, - чтобы ее глаза не видели таких позоров! Ну, зачем вы сразу о всяких глупостях? Я же вам предлагаю просто царскую цену! Двадцать рублей! Два раза по десять! И вы таки сможете не только угостить свою даму мороженным, - нахалка кивнула на Карину, - но и сводить в кино!
  Сонечка понизила голос и прошептала так, чтобы слышал один Феликс.
  - И еще немножко останется, если купить себе билет до тех мест, где удобно целоваться!
  По тому, как залилась краской Карина, слова интриганки она расслышала. Но продолжала молчать. Несчастный оборотень, нервно икнул, аккуратно утер пот и стоически стиснув зубы, буркнул:
  - Мря!
  - Ну какие могут быть пятьсот рублей, когда этой вазе красная цена два целковых, а маленькая Сонечка дает вам десять раз по два рубля и поит чаем совершенно за так! Безвозмездно! То есть даром! - она с выражением воплощенной невинности уставилась прямо в глаза Феликсу. - Идет? И вам еще с наваром!
  Подобная постановка вопрос настроение Феликсу не повысило.
  - Мря?
  - Ой, можно подумать! - всплеснула руками девчушка. - Как будто от вас убудет, что вам немного почешут за ухом! И таки да, котам это приятно!
  - Давай триста рублей, и чеши за ухом хоть всю оставшуюся жизнь! - в отчаянье бросил Феликс, понимая, что еще чуть-чуть и провал неминуем.
  Старинные часы в дальнем углу лавки показывали без одной минуты два. И точно!
  - Стесняясь спросить и таки что здесь происходит? - Барух Воткин выглядел именно так, как и должен был выглядеть лепрекон. Маленький, кругленький, носатый... - Сонечка, внучечка, таки мне не мешать, или это себе уже вымогательство? - антиквар колобком прокатился по лавке, взял в руки вазу, тут же поставил ее обратно.
  - Гальванику сами делали, молодой человек, или у вас таки есть немного рукастых знакомых? Ба! Таки это себе не совсем гальваника! Это могло бы стать ручной работой, если бы не родилось грубой кустарщиной!
  Феликс потерянно молчал и пытался взглядом пробуравить пол.
  - Сами! - покаянно призналась Карина, соревнуясь в бурении пола с приятелем. - Триста рублей надо. Просто до зарезу.
  - И вы таки решили обжулить маленькую девочку, пока старый Барух вкушает от земных радостей! Что за нравы! - лепрекон сокрушенно покачал головой, одновременно возводя очи долу. - Неможно иметь таких жадностей и хитростей! В таком возрасте надо еще иметь немного совести, и таки не пытаться обманывать детей!
  - Обманешь ее, как же, - возмущенно фыркнул Феликс. - Сама кого хочешь до ручки доведет!
  - Таки да! - лепрекон горделиво погладил окладистую бородку. - Немогите забывать, чья она внучка, и никак иначе! - Он удобно устроился в кресле за прилавком. - Таки не буду мешать вам и ребенку делать своих гешефтов. - Антиквар выдвинул откуда-то старинное кресло на колесиках и, надсадно кряхтя, устроился в нём. - Кто начал разговор, тот девушку и ужинает! Вы себе делали гешефт с Сонечкой, и не старому Баруху вмешиваться в дела молодежи! Таки можете продолжать!
  Воткин вынул из-под прилавка толстую книгу и углубился в чтение, усмехаясь и бурча себе под нос. - Надо же! Пятьсот рублей за самопал! Да ей четвертак - красная цена!
  - Деда! - взвыла внучка. - Зачем говорить таких глупостей, когда я почти сговорила себе эту штуку за шестнадцать?! С тебя таки девять рублей и ни копейкой меньше!
  Книга мгновенно исчезла. Лепрекона выбросило из кресла, словно пружиной:
  - Это таки не девочка, а фирменная вампирша, от которой заплачет даже налоговая полиция! А чай не стоит денег или почему?! Ты таки умеешь достать настоящий краснодарский или где? Да еще с травками!
  - Ты себе думаешь, что если Сонечка маленькая, значит, ее можно держать за шлемазлов? - девочка откуда-то извлекла маленькую бумажную пачку. - И таки номер тридцать шесть в пятидесятиграммовой пачке! И не надо проверять своих запасов! Это был мой маленький гешефт и никак иначе! С тебя таки двенадцать рублей и кота-оборотня, чтобы чесать за ухом!
  - Нам нужно триста, - выдавил Феликс. - А продать больше нечего...
  - Не можно же быть такими жадными!.. - снова начала девочка, но ее неожиданно перебил дед.
  - А собственно, зачем вам таких денег?! Когда старый Барух был еще совсем молодым Барухом примерно в вашем возрасте, он таки хотел таких денег только, чтобы завести новый гешефт. Если вы хотите делать гешефт, то мы можем обсудить эту идею, и делать его вместе, чтобы всем было выгодно. Таки мы с Сонечкой имеем слов за финансировать мероприятий, а вы будете немножко работать.
  Феликс вздохнул:
  - Нам на дело. Но не на бизнес.
  - А немножко подробностей? - Воткин опустил круглые очки на кончик носа и пристально взглянул на оборотня.
  - Акцию провести надо, - печально выдохнула Карина. - Протестную. У спортшколы на Бутлерова здание отбирают. Депутат один... Калатозов... Так что гешефтов для вас там нет, если только рекламу вашей лавки на лозунгах и прокламациях разместить...
  - Таки спасибо, но мы пешком постоим! - съязвил лепрекон. - Я даже не желаний знать ни за каких акций и в чем они заключаются! Таки чем дальше находишься от таких Калатозов, тем крепче и спокойнее отдыхаешь по ночам. Таки послушайте старого лепрекона, вьюноши, и никогда не трогайте политику ни за что на свете. Это плохой гешефт, чтобы ни говорили всякие поцы! - Антиквар сдернул очки с носа и без всякой необходимости принялся протирать стекла здоровенным клетчатым платком. - Если вы не послушаете старого Баруха, то будете иметь причин стать очень несчастными! - он обвел взглядом понурых гостей. - Вы ищете себе таких проблем, которых не можно иметь ни за одну школу! Оно того не стоит!
  - Стоит! - упрямо мотнула головой Карина под аккомпанемент Феликсовского "мря!". - Там детей почти тысяча человек, орков, оборотней и эльфов занимается! Даже парочка леприконов есть! Вроде бы. У шахматистов на третьем этаже! А этот урод, - Полякова-младшая хотела было сплюнуть, но спохватилась, - собрался офисный центр делать! И СПА-салон для богатеев! А ребят - на улицу! И все это - на государственные деньги!
  - Отличный, я вам скажу, гешефт! - одобрительно присвистнула Сонечка, но тут же стушевалась под укоризненным взглядом деда.
  - Азохенвей! Неужели никто, кроме одной маленькой девочки и одного столь же небольшого котенка, не может спасти таких полезных заведений от всяких нехороших пертурбаций?! - Воткин принялся безостановочно кататься по помещению, заставляя присутствующих крутить головами. - Или вы имеете мне сказать, что Калатозов так перепугается за ваше вмешательство, что станет белый и пушистый больше, чем ваш товарищ после трансформации?
  - Я не белый! - обиженно буркнул Феликс.
  - Таки видите! - шевельнул седыми бровями лепрекон, обращаясь почему-то исключительно к Карине. - Даже ваш товарищ не белый! А вы говорите себе за депутата! Чтобы вы себе понимали, Калатозова исправит только могила, и это в лучшем случае! - антиквар внезапно остановился и испытующе посмотрел на Бархатова. - Или вы задумали мыслей за шикарные похороны Колотозова? Таки я вам скажу, вы имеете не самых лучших идей!
  - Мря! - отрицательно фыркнул Феликс, а раздосадованная нотацией Карина добавила:
   - Никогда и ни за что! Бабушка говорит, что, прибив подлеца до смерти, делаешь ему подарок, пусть живет и мучается! Да и мы не эти, как его... не преступники, вот! - подбирая дополнительные аргументы, девочка задумалась и замолчала.
  - Шикарных мыслей женщина! - восхитился Барух, салютуя очками Карине.
  - И вообще, - перенял эстафету Феликс, - нельзя знать и ничего не делать! - оборотень подошел к прилавку и принялся заворачивать вазу в тряпку. - Пошли, Карин, тут из идей только бабки и гешефты остались!
  - Ой, вот только не нужно высоких сцен, громких слез и бежать по шпалам спереду паровоза! - лепрекон с трудом отобрал у оборотня "кустарное изделие" и, тяжко отдуваясь, вновь водрузил его на прилавок. - Если вам неймется за тюрьму и прочих неприятностей, то я имею вам сказать слов не только за деньги.
  Ребята переглянулись и в ожидании откровений, затаили дыхание. Воткин по-стариковски прошаркал по лавке из угла в угол, остановился у прилавка, вновь повертел вазу.
  - Я таки куплю эту вазу на триста рублей, раз оно до вас так захотелось. Но у меня будет пару небольших просьб, - лепрекон стоически выдержал театральную паузу. - Ни одна живая душа не должна иметь за то никаких известий! Оно мне не надо, когда кто-то знает, что старый Барух занялся благотворительностью, как какой-нибудь меценат или, не дай бог, - он презрительно скривился, - спонсор! Таки у меня есть своих причин это сделать, но их тоже не можно кому-либо знать!
  Карина открыла было рот, но лепрекон ее опередил.
  - И не надо всяких глупых слов и прочих переживаний! Вы таки пришли делать гешефт, так имейте с него свой навар, а не сотрясайте воздух от глупых благодарностей! Получите, что положено, и мы таки разошлись до следующих предложений. И упаси вас Создатель верить в дальнейшие чудеса!
  Карина приняла от хмурого лепрекона аккуратную стопку купюр, засунула неожиданно свалившуюся удачу в карман и, подталкивая Бархатова в спину, направилась к выходу.
  - Таки я не поняла! - раздался возмущенный Сонечкин голос. - Меня тут держат вместо последнего поца, или почему?
  - Сонечка, внучечка, - устало рухнул в кресло лепрекон. - Я таки компенсирую тебе упущенных прибылей, а заодно объясню, за что иногда неможно считать только денег!
  - Таки компенсируй и можешь ничего не объяснять! Или ты думаешь, что Сонечка Воткина не имеет таких простых знаний? Но таки это еще не всё!
  - А еще что? - антиквар внимательно посмотрел на внучку поверх очков.
  - А поиграть? - надула губки девчушка. - И за ухом почесать! - синие глаза в упор уставились на Феликса. - Мы же таки договорились!
  Оборотень грустно вздохнул:
  - Пошли...
  Дверь прощально звякнула колокольчиком, выпуская ребят в солнечный майский день.
  - Знаешь, - остановившись возле сфинкса. Феликс повернулся к подруге, - а я так и не понял, почему старый Барух отвалил нам кучу денег...
  - Сама не поняла, - пожала плечами Карина, - может, имеет смысл у маленькой вымогательницы поинтересоваться?
  - Между прочим, меня зовут Сонечка, а не этих страшных слов! - усмехнулась кроха. - И таки всё просто, как гешефт на слитках золота! Если хочешь иметь хороших гешефтов, надо иметь хороших отношений до хороших людей. - Сонечка лихо взгромоздилась на спину сфинкса и привычно заболтала в воздухе ножками. - Не до полезных, а до хороших! Сегодня старый Барух и маленькая Сонечка немножко помогли вам решить своих проблем, и кто знает, как сложится завтра. А вы - маленькая лепреконка последовательно ткнула пальцем в Карину и Феликса, - таки хорошие люди, чтобы вам ни говорили всякие шлемазлы. Вы таки можете верить маленькой Сонечке, любой лепрекон знает всё за клиента с первого взгляда и никак иначе! И таки мы не в убытке, что бы вы не думали, хотя ваша ваза не стоит той краски, которую вы на нее потратили.
  - Мря?! - совершенно по-Феликсовски мяукнула Карина и, глядя на недоуменно моргающую кроху, пояснила: - Все равно не пойму, вам-то с того какая радость?
  - Таки я знаю такого эльфа, который даст за нее хороших денег, потому что ему ее надо, - Сонечка вздохнула и вдруг перешла на нормальный язык. - Правильный гешефт - это не когда обманываешь партнера. То называется "бизнес". А гешефт - это когда все получают то, что им действительно нужно. Так дед говорит, - уточнила она. - Вам было нужно мороженое и деньги на акцию, эльфу - ваша ваза, деду - немного прибыли, а мне - наука и почесать тебя за ухом...
  Феликс очередной раз вздохнул, неожиданно легко трансформировался и вспрыгнул на сфинкса вплотную к Сонечке, благо места там оставалось более чем достаточно.
  
  Депутат Городской Думы Николай Александрович Калатозов был человеком верным и преданным. Всю сознательную жизнь он с неизменным постоянством передано и беззаветно любил власть и деньги. Второе - чуть меньше, потому как финансы, при всем их притягательности и могуществе, большей частью все же оставались лишь одним из средств достижения первого объекта обожания.
  Как получать деньги, а через них власть, Коленька Калатозов понял еще в детстве. Катаясь по двору на велосипеде.
  Обогнать дворового приятеля само по себе приятно. А еще приятней, если успех в гонке приносит доход. Но вдвойне и втройне - когда по двору, выкладываясь на все сто, гоняют другие, а ты подсчитываешь прибыль... И младший Калатозов организовал дворовые велогонки на виду у всех. А не на виду - предприятие, которое сейчас назвали бы тотализатором. Собирая ставки и раздавая выигрыши, Коленька очень четко осознал, что люди всегда готовы обратить удовольствие в звонкую монету и обратно. Главное - чтобы ничьи родители об этом не узнали. Те, всегда и повсюду ставя всем в пример хорошего мальчика Колю, ни о чем и не догадывались. Зато вскоре о малолетнем предпринимателе, узнала шпана с соседней улицы и возжелала личного знакомства. Лишившись выручки от очередного заезда, размазывая кровавые сопли и слезы по щекам, Коленька Калатозов понял, что личная физическая сила не всегда защитит тебя и твои накопления. И буквально через пару дней, позаботившись, чтобы об этом узнали все пацаны с окрестных улиц, организовал новый заезд.
  А когда компашка Сеньки Шалого примчалась, чтоб отобрать у Коленьки его капиталы, их встретила ватага Горбага Стигга - первого драчуна среди оркских мальчишек. Калатозов уже понял, что деньги, давая власть над людьми и нелюдями, могут защищать сами себя. И своего владельца.
  А когда инспектора детской комнаты милиции пропесочивали бойцов из обеих ватаг, про Коленьку Калатозова никто и не вспомнил, и он понял, что деньги и власть наделяют своего владельца шапкой-невидимкой.
  Дальше всё шло как по маслу: подпольный тотализатор приносил прибыль, верные сторонники, следили, чтобы никто во дворе не сболтнул чего-нибудь лишнего, противники притихли... Чего еще надо для счастья? Живи и радуйся, ан нет... Размеренность бытия и мизерность предприятия раздражали - хотелось большего. Хорошо, что параллельно с желанием было и понимание несоизмеримости их с возрастом и возможностями и осознание нехитрой истины, что даже большим ртом надо откусывать по чуть-чуть, а то подавишься. И Коля ждал, он умел ждать.
  В бытность свою комсомольским вожаком, он накрепко затвердил, что все дела и стремления, освященные хотя бы тенью причастности к высшей цели, смотрятся куда привлекательней, чем их аналоги, посвященные примитивной прибыли.
  - Никакого полета мысли у людей, - порой усмехался Калатозов в тонкие, "голливудские" усики, - хапуги примитивны, как неандертальцы: тюк зверика дубиной, шкуру - на плечи, мясо в брюхо. А где высшая цель? То-то и оно!
  Высшая - не в примитивном обогащении, а в том, чтобы иметь средства, пригодные для решения любой проблемы. Ну а чтобы их заполучить, надо быть хитроумнее, чем Одиссей, и шустрее, чем Маленький Мук... или кто там в кумирах у нонешних пионэров? Человек-Паук? Нехай будет Паук. Тем более, что плести сети - занятие в высшей мере увлекательное. Хотя если о любви...
  Кроме власти и денег Калатозов любил скорость и разумный риск. Разумный риск и скорость...
  Кто сказал, что нельзя зарываться? Очень даже можно. Лишь бы внешне все выглядело красиво и с заботой о людях.
   С докладом, посвященным заботе о людях, секретарь райкома комсомола Калатозов выступал на пленуме. С таким же девизом депутат Калатозов шел на свои первые выборы. И победил. Скорость и разумный риск, харизма и напор. Ну, и вера в успех, конечно.
  В годы младые Коля боролся с пережитками капитализма и происками мирового империализма. Алкоголиков клеймил, хиппи всяких, фарцовщиков... Сначала в школе, потом - в райкоме комсомола. А о роли Калатозова в развитии фарцовочного движения и вытекающих из этого доходах, знали только шустрые ребятишки из госбезопасности. И были твердо уверены, что агент "Секретарь" усиленно пашет на них. Через год-другой разграничить, кто и на кого работает, было уже затруднительно. А еще через год роли распределились без труда, и главная - досталась Коле.
  С той поры прошло много времени: бывали громкие и не очень победы, бывали и поражения.
  Взять, к примеру, историю с Молодежным Центром "Мемориал", что занимался похоронными делами. "Мемориальцы" помогали родным и близким покойного провожать усопшего в последний путь с отданием всех необходимых почестей. Церемонии по полной программе: и оркестр, и цветочки, и ордена на подушечках! За ваши деньги - любой каприз! А если безутешные родственники не желали показухи, все делалось без шума и пыли: рабочие тихо и незаметно прикапывали тело в неприметной могилке, будто его и не было. За тишину, между прочим, надбавочка положена. И не маленькая. За два года своего существования "Мемориал" многим помог и принес немалую прибыль. Принес бы еще, но тут менты провели эксгумацию и выяснили, что во многих могилах не один покойник, а два! А в некоторых и все три... Одно хорошо, к Николаю Калатозову этот центр никакого отношения не имел. Разве что учрежден райкомом комсомола, где Калатозов на момент регистрации "Мемориала" секретарем был. Вторым. Но это ничего не доказывает. И в тот раз - не доказало. Хотя с комсомольской работы пришлось уйти, для наведения порядка на сложном участке. С того участка - на другой, так и до участия в политической жизни города добрался.
  Правда, депутатский мандат ой как недешево обошелся. Конечно, можно было на чужих деньгах во власть войти, но тогда про самостоятельность пришлось бы забыть! Так что, хоть и не олигарх Николай Александрович, а раскошелился. Иначе никак. Что бы в эти круги влезть, надо было совсем другими делами заниматься. И на каждого пробившегося столько клиентов "Мемориала" и ему подобных заведений приходится, что и подумать страшно. А думать надо всегда и обо всем. И о бумагах, касающиеся строительства нового яхт-клуба на месте ветхой спортшколы и о новом бизнесе. Кстати, он неплохо разворачивается: товар - остродефицитный, спрос огромен, каналы сбыта налажены. А уж с утилизацией отходов и подавно ни малейших проблем, всё десятилетиями отработано...
  Единственное место, где можно ненадолго отрешиться от всех и всяческих дум - водительское сиденье любимой машины. Выйти из душного кабинета, сесть за руль любимого "Дварфа" и гнать по вечерним или утренним улицам, распугивая затрапезные "Жигули" и потрепанные дешевые иномарки воем сирены и проблесками мигалки, да так, чтобы ветер очумело метался по салону... Ничем другим это удовольствие не заменишь. Ни в какие другие моменты настолько остро не ощущаешь свое всесилие. Скорость и разумный риск, разумный риск и скорость...
  Чувствовать себя хозяином - это что-то неповторимое и невыразимое. Да и имиджу, кстати, только на пользу: люди любят определенность и крепкую руку.
  Но пока вместо сиденья автомобиля - руководящее кресло, нужно думать о делах: он - член гордумы, а депутат Калатозов заботится об архитектурном облике города и о своевременном сносе ветхих строений. Тем более, когда не только бумаги - все дело уже в его руках. Вот и под документами яхт-клуба, - примерный проект и сметы по строительству торгово-развлекательного центра "Эдельвейс". Неплохое название, не так ли? Все идет по плану.
  Ведь это он, Калатозов, решает, какому зданию стоять, а какому нет, кому жить, а кому умирать... Ограниченные люди и придуманный ими Уголовный Кодекс не способны постичь логические связи такого порядка, значит, им и подозревать не полагается. По-настоящему умные, в чужие дела не лезут, у них своих - немеряно. Одним словом, мир устроен достаточно гармонично. Когда каждый на своем месте делает свое дело.
  А не так, как вчера, когда на сто кругов проверенный водитель, решил проявить инициативу... И нашел ведь, дурень, где и как?! А ведь неглупый ведь малый, отнюдь. Особенно когда ведет себя сообразно статусу доверенного шофера. А тут... решил, что его похвалят за инициативность?
  И ведь знает, что товар идет строго под заказ и всякий раз - по индивидуальным требованиям заказчика! Гнал бы машину в автосервис, как поручено, так нет - соблазнился легкой добычей. А на кой она черт нужна? Нифига не дефицит, такого добра везде навалом... И что теперь делать? На складах держать - накладно. Выбросить - жалко, люди верно говорят: берешь чужое, а отдавать приходится свое... Нужно только решить, как примерно наказать остолопа... Уволить с отправкой тела к наследнику "Мемориала" - "Умертвию"? Так водила классный и руки, не хуже гномьих... Может еще пригодиться, да и излишняя жестокость на персонал нехорошо действует. Пожалуй, придется ограничиться штрафом. Но серьезным, чтобы другим неповадно было...
  А вообще, такие дела предпочтительнее обдумывать на сытый желудок. Время как раз к трапезе. Заодно и баранку покрутить, поразмяться, пока дурень вахту при товаре несет, за свои прегрешения расплачиваясь.
  Калатозов энергично отодвинул бумаги и быстро спустился по беломраморным ступеням к своему любимому "Дварфу". Нажал на кнопку сигнализации и потянул на себя водительскую дверь. В глубине салона что-то глухо бухнуло, лицо залило вонючей, едкой жидкостью, взбунтовавшаяся дверь резким толчком отбросила Николая Александровича от машины... И мгновение спустя бухнуло ГРОМКО. Теряя сознание, Калатозов успел подумать: "Повезло..." Он всегда был везунчиком.
  
  
  - Ознакомились с постановлением? - демонстративно безразличным тоном поинтересовался Мишка, обоснованно полагая, что для прочтения двух листов печатного текста получаса более чем достаточно. - Или вам вслух зачитать?
  Обвиняемый - сутулый, пенькообразный гном перестал теребить пегую бороденку, неохотно оторвал корявый палец от казенной бумаги и уперся в следователя угрюмым взглядом.
  - Йе-ех, - отрывисто лязгнул гном и требовательно покосился на адвоката, сиротливо притулившегося справа от стола.
  - Многоуважаемый Трорри Вардиснев, - суетливо протараторил защитник, не поднимая блеклых глаз, - хочет сказать, что с постановлением ознакомлен, суть обвинения ему ясна и понятна и в посторонней помощи он не нуждается.
  - Не нуждается, так не нуждается, одной заботой меньше, - покладисто пожал плечами Мишка. - Вину признаете? Полностью? Частично?
  - Ы-ы-ых! - гном отрицательно качнул бородой и брезгливо, одним пальцем, отодвинул от себя постановление.
  - Многоуважаемый Трорри Вардиснев, - адвокат почтительно кивнул на подзащитного, - хотел сказать, что вину, в предъявленном обвинении не признает и к изложенным в постановлении деяниям отношения не имеет.
  - А чего так? - умильно улыбнулся Мишка, состроив донельзя наивную физиономию. - Как вы могли убедиться, доказательства представлены исчерпывающие...
  - Смотри сюда, законный, - гном небрежным хлопком закрыл защитнику рот и со стуком ткнул пальцем в текст обвинения. - Тут чего написано: "Имея умысел на повреждение и уничтожение чужого имущества, умышленно повредил автомобиль марки Lamborghini Diablo, принадлежащий гражданину Эарэглору Ап-Дагону..." - Ты просек, законный, - Вардиснев презрительно сморщил нос, - умышленно! Ну и где это видано?! Я раскоцал Ламборджини! Умышленно! А?!
  Задохнувшись от возмущения, коротышка эмоционально потряс в воздухе руками:
  - Красотку, у которой больше полутыщи лошадей под капотом?! Которая с места до сотни меньше чем за четыре секунды разгоняется?! У которой объем двигателя почти шесть тыщ, а общий вес всего полторы тонны?! А обводы? - глаза гнома заволокло мечтательной паволокой, - а черты, плавные и гладкие, как юная гномка... - Трорри расплылся в восхищенной улыбке, столкнулся взглядами с Мишкой и тут же помрачнел, - не, законный, умышленно повредить такую красоту я не мог.
  - Однако, почти сотню дыр вы в той красотке просверлить успели? - наигранно удивился Канашенков, состроив простецкую физиономию. - И все - неумышленно?
  - Да ты сам посуди, законный! - гном задвинул протестующее пищащего адвоката за спину, - еду я, значит, по улице, никого не трогаю. Смотрю - эта падла по Подбельского, как по мэлорновой роще чещет и про зажатое лавье не вспоминает...
  - Многоуважаемый Трорри Вардиснев, - пискляво выкрикнул адвокат из-за широкой спины подзащитного, - хотел сказать, что случайно встретил на улице Подбельского своего должника - Эарэглора Ап-Дагона...
  - Его, сцуко, - скрипнул зубами гном, - его. - Я ему кричу, он - бежать. А у меня с собой, - Трорри горделиво расправил плечи, - "Балрог - 201М"! А это законный - калибр семь шестьдесят два с темпом стрельбы от шестисот до восьмисот выстрелов в минуту, при начальной скорости пули - восемь сотен метров в секунду, да с приставным коробом на двести пятьдесят патронов...
  - Спасибо, уважаемый, - перебил вдохновлено ораторствующего гнома Мишка, - ТТХ пулемета "Балрог" мне известны. Вы по сути дела расскажите.
  - А че там, по сути, - флегматично пожал плечами гном, - достал волыну и вмазал по падле от всей души. Но вишь, не все пули в скота попали, часть, - коротышка расстроенно шмыгнул носом, - в машинку... Так что ты так и запиши, законный, я падлу Ап-Дагона убить хотел!
   Вардиснев с чувством пристукнул кулаком по столу.
  - И убил! А машинку портить и мыслей не имел... Тем более - уничтожать. Вот ельфа, будь возможность, еще б раз пришиб!
  - Да вы его и в первый не прибили, - небрежно бросил Мишка, резво строча что-то в протоколе.
  - Как не прибил? - опешено икнул гном, переводя удивленный взгляд со следователя на адвоката и обратно. - Я ж собственными глазами видел, как он в кровавой луже валялся...
  - Пулеметная очередь вырвала переднюю дверцу, - равнодушным тоном пояснил Мишка, - да так, что та шваркнула Эарэглора по черепушке. В результате чего, гражданину Ап-Дагону причинены телесные повреждения... - следователь вынул из стопки бумаг заключение судмедэкспертизы, споро прочел текст и закончил донельзя удивленным тоном, - относящиеся к разряду легких...
  - Ы-ы-ых! - гном обхватил двумя руками голову и уперся отрешенным взглядом в столешницу.
  - Многоуважаемый Трорри Вардиснев, - веско обронил адвокат, воспользовавшись потерянным состоянием подзащитного,- хотел сказать, что в таком случае ему нельзя инкриминировать причинение вреда здоровью гражданина Ап-Дагона...
  - Ага, - покладисто кивнул Мишка, подсовывая протокол пребывающему в прострации гному. - И кстати! А пулеметик-то где взяли?
  - Йы-ых! - грустно отмахнулся гном, размашисто ставя подписи в протоколе.
  - Многоуважаемый Трорри Вардиснев, - встревожено встрепенулся защитник, - хотел сказать, что нашел пулемет на улице как раз перед инцидентом и вез его сдавать в милицию!
  Проигнорировав реплику адвоката, Канашенков вызвал конвой и, еле сдерживая ехидную ухмылку, преувеличенно подобострастно раскланялся с защитником и его подопечным.
  - И чего теперь? - уныло прошелестел чей-то голос, едва конвой вывел арестованного и его защитника из кабинета. - Будем отпускать?
  - Кого, куда и почему? - непонимающе буркнул Мишка, удивленно обнаружив Ашираэль Ап-Терон, попросту - стажера Шэру восседающей на диване.
  - Гнома - на свободу, - печально шмыгнула носом стажер. - Инкриминировать-то ему нечего...
  Заметив вопросительно-поощряющий взгляд Канашенкова, Шэра машинально поправила прическу, устроилась поудобней и, явно копируя кого-то из преподавателей, принялась разъяснять очевидное:
  - Умысла на повреждение-уничтожение чужого имущества он не имел, вред здоровью потерпевшего не причинял, оружие - нашел и нес сдавать... Отпускать надо...
  - Все мы учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь, - удрученно вздохнул Канашенков, таращась на Ап-Терон так, словно увидел впервые, - но, глядя на вас, девушка, я прихожу к выводу, что и подобный минимум вы сочли для себя излишним.
  - Но я же все правильно сказала, - не желая сдаваться, Ашираэль состроила жалобные глазки и на всякий случай трогательно шмыгнула носиком.
   - Дайте мне яду смертельного, - простонал Мишка, морщась, как от зубной боли. - Слушайте жители Багдада и не говорите, что не слышали! Шиш господину Вардисневу, а не свобода, шиш абсолютно голимый и даже без масла.
  Канашенков внушительно откашлялся и озорно подмигнул почтительно внимающей Шэре.
  - Во-первых: мил-друг Трорри под блеск софитов сам себе покушение на убийство нарисовал, - Мишка злорадно хихикнул и довольно покосился на штатив с видеокамерой. - Добровольно и без какого-либо принуждения со стороны сотрудников. Всегда бы так... - следователь мечтательно вздохнул и доброжелательно улыбнулся стажеру.
  - А на его версию о якобы найденном пулемете и горячем желании сдать опасную находку родной милиции можно нас... начхать и розами засыпать.
  - Почему? - словно боясь пропустить хоть слово наставника, Шэра подалась вперед, преданно хлопая глазками.
  - Да потому, что этот остров необитаем, - фальшиво пропел Мишка, протягивая стажеру заключение дактилоскопической экспертизы. - Согласно данной бумажке, на стреляных гильзах и снаряженных патронах, на внешних, а главное на внутренних поверхностях частей пулемета, изъятого у гражданина Вардиснева, обнаружены множественных следы отпечатков пальцев рук, принадлежащих все тому же Вардисневу... Кстати, еще нюансик заметила? Нет? А жаль... Пулемет у душки-Трорри - изъ-я-ли, говоря попросту - злые собрЫ отобрали. Принудительно. В процессе задержания, каковое имело место быть через час после пальбы, - Канашенков укоризненно посмотрел на удрученно вздыхающую Шэру и продолжил:
  - Тогда как Вардиснев пулеметик добровольно сдать намеревался и имел возможность намерение в жизнь воплотить. Но почему-то не сподобился...
  - Уф-ф-ф, - с искренним облегчением выдохнула Шэра, - будет сидеть, вот и славно. Хорошо еще, что адвокат у него полный пентюх...
  - Кто? - поперхнулся чаем Мишка? - Парасельцев - пентюх? Никодим Ааронович? Сдается мне, девочка, что для тебя что адвокат, что парикмахер - лишь названия профессий. Причем, - Канашенков смерил стыдливо пунцовеющую Шэру внимательным взглядом, - парикмахер представляется большим злыднем - потому, что прическу испортить может.
  Выслушав нотацию, эльфийка сконфужено вздохнула, машинально взглянув в настенное зеркало и убедившись, что с прической все в порядке, вздохнула уже облегченно и робко протянула Канашенкову пухлую картонную папку.
  - Это что? - настороженно шевельнул бровью следователь, подозрительно тыча пальцем в выпирающие из скоросшивателя густо исписанные листы.
  - Материалы предварительной проверки по факту уничтожения имущества депутата Калатозова! - бодро отрапортовала стажер, зачем-то вытянувшись в подобии строевой стойки. - Игорь Станиславович велели передать!
  - Стал быть, барин подарком кланяться изволили, - ворчливо пробормотал следователь, небрежно раздергивая завязки папки.
  Выдернув лист рапорта дежурного следователя, Канашенков споро пробежал глазами текст и недоуменно уставился на эльфийку.
  - А мы что, и тут сто шестьдесят седьмую-вторую рисуем? (ст. 167 ч.2 УК РФ - уничтожение или повреждение путем поджога или взрыва) - удивленно почесал затылок Мишка, буравя вопрошающим взглядом поникшую стажерку. - Странно, что не мелкое хулиганство... А вопили-то: теракт! теракт! Паникеры, блин...
  Шэра неразборчиво пробормотала что-то вроде: "Начальству видней..." и, прихватив чайник, тихонько выскользнула из кабинета. Авось, за время ее отсутствия душевное состояние руководителя практики улучшится. Надежды не сбылись. К моменту ее возвращения Канашенков по-прежнему перебирал бумаги и раздраженно бухтел себе под нос.
  - Ни-че-го-не-по-ни-ма-ю, - в очередной раз проворчал Мишка, прочитав заключительный лист материалов. - Похоже, придется самому на повторный осмотр выдвигаться...
  - А-а-а... зачем? - не удержалась от вопроса Шэра, заботливо пододвигая следователю кружку со свежезаваренным чаем.
  - А жатем, - раздраженно прошипел Мишка, обжегшись горячим напитком, - што наиболее подробно описанная вещь - это бампер. Который лежит в трех метрах от эпицентра взрыва. Или в пяти. Все остальное описано смутно и обобщенно. Очень. Вот и придется ехать, чтоб хотя бы картинку себе представить...
  - А-а-а... можно с вами? - нарочито равнодушным тоном поинтересовалась эльфийка, делая замысловатые пассы над второй кружкой.
  - Ты на первичный осмотр выходила? - зевнул Мишка, заинтересованно следя за манипуляциями стажера.
  - Ага,- кивнула эльфийка и, не обращая внимания на разочарованно вытянувшуюся физиономию следователя, с видимым наслаждением втянула ноздрями парящий над кружкой аромат.
  - Ну и как там было?
  - Пасмурно, грязно, шумно, - Шэра осторожно пригубила из своей кружки и умиротворенно прикрыла глаза. - А еще - очень скучно.
  - Если ты думаешь, что на повторном осмотре будет чище и веселее, - угрюмо буркнул Мишка, завистливо глядя на блаженствующую эльфийку, - то глубоко заблуждаешься.
  - Понятно, - равнодушно пожала плечами эльфийка и неторопливо вышла из кабинета.
  - Не сработаемся, - разочарованно фыркнул Канашенков, с усилием выстукивая номер ЭКО на расхлябанной клавиатуре старенького телефона.
  - А это, - в щели полураскрытой двери мелькнула рыжая челка стажерки, - а запасную одежду с собой брать? Или только перчатки?
  - А может, и сработаемся, - Мишка отодвинул оглушительно гудящую трубку подальше от уха. - ЭКО? - завопил он, едва надсадное гудение сменилось настороженным покашливанием. - Нестеренко мне дайте! Димон Васильич? Собирайся - прокатимся.
  Последующие полчаса все были крайне заняты. Канашенков ругался: с начальником ЭКО, отвоевывая эксперта на вторичный, на показатели не влияющий, а стало быть - ненужный, осмотр, с Витишем, отвоевывая единственную на все следствие машину (вторая традиционно торчала на ремонте), с водителем, отвоевывая заначку с бензином. Шэра же носилась по отделу, напуская таинственности, строя большие глазищи и выклянчивая нужные и ненужные бланки.
  Наконец все формальности были утрясены, и группа выдвинулась на адрес. Прибыв на место происшествия, Шэра печально констатировала, что руководитель, как всегда, оказался прав: во дворе, впрочем, как и повсюду, было пасмурно и грязно. Весна теплом и солнцем не баловала, а лужи, оставленные пожарными, трансформировались в липкие болотца. Причем сохранились они только на пятачке, огороженном ядовито-желтыми лентами, так как во всем остальном элитарно-показательном дворе дворники давным-давно навели порядок. Даже оторванный бампер перетащили за ограждение.
  Как водится по закону подлости, и следователя, и эксперта интересовали самые заболоченные места, тогда как стажера интересовала сохранность новеньких сапожек. Что там, в грязи закопано, тоже интересно, но сапоги два дня как купила... Вот и мучайся теперь с выбором... Все сомнения были разрешены авторитарно: Канашенков послал водителя искать понятых, а ее - киоск с минералкой. Впопыхах никто и не подумал запастись водой, а в то, что после осмотра удастся оттереться платочком, не верилось даже с трудом.
  Искомая торговая точка обнаружилась буквально за углом. Купив две пятилитровые баклажки с водой, Шэра успела порадоваться, что ничего интересного не пропустит, но как оказалось - рано. На то, чтобы, по-утиному, переваливаясь с боку на бок, допереть весомые доказательства своего служебного рвения до места дислокации следственной группы, ушло минут пятнадцать и к моменту её возвращения Канашенков и Нестеренко уже выбрались за ограждение и оккупировали скамейку на детской площадке. Следователь писал, эксперт курил, причем оба матерились и пытались избавиться от грязи: первый - выломанной из скамейки щепкой, второй - пинцетом из экспертного чемоданчика. Оба - малопроизводительно.
   - Вот что я тебе скажу, Викторыч, - эксперт проводил задумчивым взглядом стайку колец из табачного дыма, - не всё в порядке в Королевстве Датском...
  - Эт пуркуа? - угрюмо поинтересовался Мишка, дыша на замерзший наконечник шариковой ручки.
  - В машине две закладки стояли, - эксперт загнул мундштук папиросы наподобие трубки, сдвинул кепку на лоб и, чтобы хоть как-то походить на профиль Шерлока Холмса, повернулся боком. - Причем - абсолютно разные.
  - Ранил, - равнодушным тоном хмыкнул Мишка, развернув папку так, словно играл в "морской бой". - Теперь - добей окончательно, поделившись выводами.
  - Элементарно, Ватсон, - самодовольно пыхнул папиросой Нестеренко. - Сработала первая закладка - и терпилу отбросило нафик... то есть на три метра от. Сработала вторая - от машины остались рожки да ножки. Хотя... - эксперт покосился на обгоревшие останки машины, - и ножек не осталось... Так что, если б закладка была одна, от депутата и мокрого место бы не осталось. Или же машина бы уцелела.
  Канашенков окинул эксперта уважительным взглядом и поощряюще хлопнул товарища по плечу. Тот демонстративно страдающе взвыл, поперхнулся дымом, откашлялся и продолжил:
  - Опять же, в отсеке между передними сиденьями и торпедой я ошметки интересные надыбал. На первый взгляд, - напоровшись на ехидную ухмылку следователя, эксперт наигранно-стеснительно потупился и поправился, - на первый нюх, воняет аммоналом. Скорее всего - контейнер для заряда. Так вот его смастрячили из консервной банки, кустарно, но весьма профессионально...
  - Нищие профи? - удивленно хмыкнул Мишка, пытаясь расписать непокорную ручку на поверхности лавочки. - Странненько...
  - Это еще ничего, - успокаивающим тоном протянул Нестеренко, назидательно качая желтым от табака пальцем, - дальше еще страньше будет ...
  Эксперт покопался в кармане и извлек на свет полиэтиленовый пакетик с кристаллообразным обломком.
  - Вот это, - бородатый Димон качнул упаковкой перед глазами следователя, - димекрит. Жутко редкая и жутко дорогая хрень. Редкозем. Как мне представляется, в целом виде он примерно такой, - Нестеренко развел большой и указательный пальцы примерно на сантиметр, - вряд ли больше...
  - И насколько этот... - Мишка осторожно ткнул ручкой в пакетик, - дорогой?
  - За такой вот, но целый, - эксперт аккуратно спрятал вещдок в карман, - можно машину купить, а если знаешь, кому продать и умеешь торговаться - то две. Да! Совсем забыл, при нагревании димекрит взрывоопасен, насколько - скажу потом, когда таблицы полистаю...
  - Так, может, - Канашенков прикусил колпачок ручки, - вторую закладку из димекрита смастрячили?
  - Побойся Бога, Викторыч! - эксперт возмущенно встопорщил бороду и отрицательно замотал головой. - Взорвать одну машину взрывчаткой стоимостью в две? Да где таких идиотов найдешь? Ты вспомни: первая закладка чуть ли не на коленке состряпана! Да будь у ее создателя хоть четверть стоимости димекрита - стал бы он с кустарщиной возиться? Вот то-то и оно. Тот, кто первую закладку делал, хотел Калатозова напугать, а тот, кто вторую, - убить. И это - без вариантов. А вообще, - эксперт уперся в следователя испытующим взглядом, - а чего это я один находками делюсь? Я видел, ты там тоже какую-то фиговину в пакетик сунул! Колись, че за вещь!
  - Головоломка очередная, - недовольно пробормотал Мишка, протягивая эксперту филигранное кольцо, упакованное в полиэтилен. - Судя по исполнению - шедевр, но материал - чуть ли не латунь... Насколько я помню из докладной записки - из женщин рядом с Калатозовым только жена, но она исключительно платину носит, а тут...
  - Может, любовница? - цинично усмехнулся Нестеренко, разминая очередную папиросу.
  - Может, - не стал спорить Мишка, - поищем, посмотрим, поспрашиваем. Авось, чего-нибудь да выясним. В первую очередь, что за металл и кто мастер...
  - Ну про металл я и тебе скажу, - фыркнул в бороду Нестеренко, - в отделе книжки полистаю и со стопроцентной уверенностью скажу. А вот на счет мастера... тут я пас.
  - Я тоже пас, - Мишка с облегченным вздохом поставил заключительную точку в завершающей фразе протокола и протянул документ Шэре, чтоб отнесла на подпись понятым. - Но, помнится, старый Воткин мастер разбираться в мастерах. Его и спросим.
  
  
  "...прогремел в пятницу утром на парковке возле дома номер семнадцать по улице Восстания. В результате взрыва уничтожен автомобиль депутата городской Думы Калатозов, сам Николай Александрович получил телесные повреждения. Пресс-служба УВД прокомменти... тррр!.. неизвестное взрывное устрой... чпок! бум!.. из независимых источников, теракт может быть связан с профессиональной и эффективной деятельностью господина Калатозова на посту председателя комиссии по... хррр!.."
  Прислушавшись к скороговорке диктора, пробивающейся сквозь помехи, из чрева ветхого, перемотанного цветной изолентой, радиоприемника "Дроу 303", Феликс недоуменно вскинул брови и мимолетно подивился итогам давешней диверсии. Установленный заряд мог вышибить все стекла в машине, мог обшивку прожечь, панель, в крайнем случае, переломать, но чтоб такое... Подумав пару минут о словах диктора, Бархатов мысленно махнул на несообразности рукой - удивляться за последние сутки ему надоело.
  В первый раз он удивился вчера вечером, когда в его комнату ворвался запыхавшийся пятиклашка-дежурный и протараторил, что общешкольный жупел - завхоз баб Нюра, приглашает (!!!) Бархатова к телефону... Получив из рук приветливо улыбающейся (трижды!!!) завхоза телефонную трубку, Феликс вторично удивился услышав голос Карины, приглашающей его завтра пошептаться в Борько-Севкином курятнике и обещающей беспрепятственный выход из интерната... Когда на вопрос, как ей удалось договориться с баб Нюрой, Карина удивленно хмыкнула, мол, с такой милой старушкой только дурак не договорится, Эдмундыч удивился в третий раз.
  Завхоза в интернате боялись все: от малолеток до старшеклассников, включая Барбоскина и его компашку, бесстрашный директор и тот старался лишний раз не попадаться ей на глаза, а Марь Пална обращалась к баб Нюре исключительно на "Вы" и исключительно по телефону. А тут - милая старушка...
  Примчавшись утром на КПП и заметив Карину, крутящуюся подле дежурного педагога, Феликс приветливо махнул девочке рукой, но услышав, как жалобно пищит подруга, выпрашивая разрешение отпустить Бархатова за пределы интерната, потому как он её в химии подтягивает, оборотень махнул рукой еще раз, но уже обреченно. В успех Поляковой-младшей не верилось абсолютно.
  Выслушав просительницу, педагог испытующе покосился на унылую физиономию ошивавшегося поблизости воспитанника, мысленно сравнил параметры Карины с внешностью Зарубиной и, придя к выводу, что тут и впрямь все дело в химии, отпустил оборотня в пампасы. Тьфу ты, на свободу...
  Топая на место встречи, Феликс размышлял, достаточно ли проведенной акции для признания его старожилами "курятника" или придется вновь доказывать свою состоятельность, но добравшись до заветной поляны, удивился в четвертый раз - приняли, как равного, как друга. Не совсем понятно почему, но очень приятно...
  Прерывая его размышления, радиоприемник вдруг захрипел, словно в агонии, блеснул искрами и замолк. Взгляды собравшихся скрестились на слабо дымящейся тушке старенького аппарата, убедились в невозможности его реанимации и перенеслись на владельца - Кирпича.
  Борька, запунцевев, словно кардинальская сутана, с обидой взглянул на краснеющие зрачки индикаторов допотопного "Дроу", занес руку для плюхи, но сдержался и попросту махнул на пережившее свой век чудо техники, а заодно и на весь мир.
  - Правильно отец говорит: "Тролль-радио" - что твой троллейбус: заплатишь - повезет, закажешь конкурента - прокатит, - тоскливо вздохнул четвертьэльфа, - в общем, такая дрянь, что её даже безотказный старичок транслировать не желает... Официалам двух фраз в сводке хватило, а эти заливаются... ну, то есть, заливают так, что аж на мозги капает, - Кирпич гневно пыхнул щеками, - теракт, блин, против благодетеля, ага...
  - Ну машину-то мы основательно раскурочили, - внушительно пробасил Севка, выкладывая на костровище посреди поляны шалашик из сухостоя. - Чтобы зрелище, стал быть, увековечить я в кафешке на углу все утро просидел, последние, можно сказать, деньги на мороженое просадил... - Севка добавил в голос слезу, - а оно там, между прочим, недешевое...
  - Э-э-э-э! - недоуменно порозовел Кирпич, - я чегой-то недопонял: как на краску всем гамузом копейки собирать, так у тебя рубль с полтиною и больше нет, хоть режьте, - Борькины щеки гневно заалели, - а на морожку вдруг нашлись?
  - Я десятку у Вальки из параллельных вэшэк выиграл, - обильно, на зависть Кирпичу, покраснел Севка и смущенно шмыгнул носом. - В шах... в шашки...
  - В шашки? - недоверчиво скривила губы Карина, - или в "Чапаева"?.. Ладно, не суть, давай уж, гений логистики, рассказывай, чего высмотрел.
  - Ага, - Клюв обрадовано переломил об колено здоровенную сухостоину и кинул обломки поближе к разгорающемуся костру.
  - Самое интересное - ну, как бабахнуло, я не видел, только слышал. Как раз к перекрестку Восстания - Малышева подходил, тут и громыхнуло, но последствия лицезрел самолично, как ты говоришь, - Клюв кивнул Карине, - прямо из партера.
  Борька покосился на Кирпича и Феликса, убедился, что возня с костром не мешает приятелям внимательно его слушать и неторопливо продолжил:
  - Кто кого вызывал - я не знаю, но первыми эмчеэсовцы нарисовались и почему-то тихонько, ни сирен тебе, ни мигалок, словно гоблины на кражу. Глядят - машина, точнее ее обломки уныло дымится, депутат - рядышком, в полной, так сказать, прострации... Они к нему, стал быть, кинулись и давай шаманить.
  Севка принялся прыгать вокруг костра, изображая камлание, но наткнулся на сочувственно-укоризненный взгляд Карины, резво плюхнулся, можно сказать, рухнул на землю и, как ни в чем ни бывало, продолжил повествование.
  - Следом менты, но уже по-хозяйски - с воем и мигалками и прочими наворотами. Только затормозили - тут же всем стоять-бояться, оцепление и всё такое. Парочка, правда, к эмчээсникам присоединилась, то ли реанимировать депутата, то ли следить сдохнет он или нет, - Клюв с преувеличенным сожалением причмокнул губами, - не сдох...
  Троица слушателей обменялась молчаливыми взглядами и облегченными вздохами. Глядя на молчаливый перегляд, Севка скорчил неопределенную гримасу, пожал плечами и завершил рассказ:
  - Потом, ясно-понятно, журналюги налетели. Тролльские, кстати, чуть ли не самые первые, - Клюв назидательно ткнул пальцем в Бориса: мол, хоть они и пройдохи, но оперативность у них - плюс сто.
  Кирпич недовольно порозовел, пренебрежительно фыркнул и приложил палец к губам, порывающейся вставить слово Карине. Глядя на выразительную пантомиму, Феликс поперхнулся заготовленной репликой и поощрительно махнул рукой Севке, продолжай мол. Клюв довольно прикрыл глаза и продолжил:
  - Я думал, менты с эмчеэсниками объединятся и объяснят акулам камеры и микрофона по понятиям... точнее по почкам. Ан нет, словами обошлись... гуманитарии...
  - Может, гуманисты? - осторожно поправил друга Борька.
  - Может, и так, - уныло отмахнулся Клюв, - один фиг, добряки. Ну, а там и "скорая" подтянулась - с понтом только ее и ждали... Э-э-э... ты че!
  Последняя возмущенная реплика была адресована Феликсу: тот обзавелся топориком, пару раз неуклюже тюкнул по чурбачку, неудовольствовавшись результатом размахнулся от души и чуть не въехал обухом в лоб обомлевшему Кирпичу.
  - Извини, задумался, - пристыжено шмыгнул носом Бархатов, застенчиво пряча злосчастный топор за спину.
  - И о чём же, если не секрет?
  - Да я всё понять не могу, - намереваясь почесать затылок, Эдмундыч поднес руку с зажатым в ней топором к голове, в последний момент встрепенулся и отбросил топор в сторону. - Почему моя миниатюрная закладка разнесла машину вдребезги и Колотозова чуть не до смерти зашибла?.. Как так вышло, что вместо небольшого бумса чуть ли не теракт получился?
  - Фиг его знает, - Борька и Севка поочередно пожали плечами, - может, не просчитали чего... Одно хорошо, что все благополучно закончилось: никого не повязали, никто не умер...
  - Да вы дофига чего не просчитали, - обвиняюще заявила Карина прокурорским тоном. - А что бы было, если б сигнализация на депутатской тачке сработала? Тоже бы глаза закатывали и твердили что-нибудь вроде "Ах, все закончилось, не успев начаться"?
   - Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны, - стыдливо зарозовел Кирпич. - Ты вон, тоже в обсуждении плана участвовала, могла бы и внести рацпредложение. У кого, в конце концов, родня сплошь заслуженные диверсанты?
  - Ну да, - покаянно вздохнула Карина, - тут мы лоханулись... причем, - девочка последовательно уперлась укоризненным взглядом в каждого из мальчишек, - все лоханулись... Слава Богу, Феликс...
   - А чего сразу - Феликс? - настороженно встрепенулся оборотень, мгновенно выпав из задумчивого ступора.
  - Молодец, говорю, Феликс, - Карина выставила вперед ладонь успокаивающим жестом, - ум-ни-ца! Сигнализацию отключил так, что та даже не пискнула. Не то что некоторые...
  Девочка выразительно покосилась на Кирпича и пренебрежительно фыркнула.
  - А чего некоторые? - настороженно побагровел Борька.
  - А кто позавчера додумался звуки живой природы в неподходящее время в неподходящем месте изображать? - ехидно поинтересовалась Карина, смерив Борьку взглядом зоолога, еще толком не разобравшегося, что за диковинный вид млекопитающего ему повстречался. - Чего шипел, говорю, как стая гадюк, пока он, - кивок на Феликса, - с дверцей возился?
  - Там мужик какой-то перся, а я свистеть не умею, - философски порозовел Кирпич, небрежно пожимая плечами. - Так чего ж мне, песни петь надо было?
  - Владимирский централ, ветер северный!.. - вдруг взвыл внезапно оживший "Дроу-303", но не нашел поддержки среди слушателей и вновь замолк.
  В окрестностях голубятни установилась ненадежная, как Временное Правительство, тишина.
  - А кстати, Эдмундыч, - Севка вытащил из недр сарая порядком закопченное ведро, и теперь придирчиво осматривал дно. - А как вышло, что ты так наловчился с сигналками и прочими замками обходится?
  - Я науку и технику люблю, - вполголоса пробормотал оборотень и смущенно потупил взор. - И карамельки...
  - Ну и? - любопытствующе зарделся Кирпич, а Карина, подбадривая докладчика, умильно улыбнулась и хлопнула глазками.
  - А на кладовке - замок, - Феликс неопределенно двинул плечом, но глаза так и не поднял. - Я в библиотеке книжку взял с описание замков разных, изучил, открыл... - Бархатов немного помялся, но все же нехотя выдавил из себя, - открыл кладовку, набрал карамелек, замок закрыл... Вы не думайте! - вдруг вскинулся оборотень, - я их не втихаря грыз, я теми карамельками всех угощал!
  - Да не думаем, мы не думаем, - Севка успокаивающе положил руку на плечо Феликсу, - а потом, стал быть, с целью повышения эрудиции, занялся дальнейшим самообразованием...
  - Угу, - облегченно выдохнул Бархатов. - Книжка за книжкой, опыт за опытом, так и сигналку отключать научился... А автомобильная пищалка куда как проще, чем та, что у Льва Петровича на складе химикатов установлена...
  - Вот уж действительно, - одобрительно покраснел Кирпич, - науки юношей питают... Буквально в прямом смысле слова... Кстати о питании, - Борька набулькал в осмотренное Севкой ведро воды и ткнул пальцем в брезентовый рюкзак, выглядывающий из угла сарая, - пока я с Севкой буду ведро над костром водружать, Феликс с Кариной пусть картошку почистят...
  - Я не умею, - угрюмо буркнул Бархатов, косясь на рюкзак, как на врага.
  - Чего ты не умеешь? - недоуменно фыркнула Карина, сдувая челку с глаз.
  - Картошку чистить не умею, - скрежетнул зубами Феликс и слегка покраснел.
  - Да брось заливать! - Севка двумя отработанными ударами вбил в землю рогульки и подмигнул Бархатову, - это ж проще, чем розетку починить!
  - Я и розетки чинить не умею, - огорченно вздохнул Бархатов и вызывающе покосился на Карину. - И заплатки ставить тоже!
  - А чего так?
  - Чего, чего, - насуплено проворчал Феликс, небрежно пиная подвернувшуюся под ногу консервную банку, - розетки и прочую фигню дядя Леня, школьный электрик чинит, картошку повара в пищеблоке чистят, нас не пускают. Бытовые мелочи - они ведь в школьную программу не заложены, учить им нас некому...
  На какое-то время на полянке вновь воцарилась тишина: Кирпич пристыжено краснел, Карина подавилась на полувздохе какой-то, видимо ехидной репликой, краснела на пару с Кирпичом, а Севка молча вертел в руках злосчастную картошку.
  - Ладно, - прервал затянувшуюся паузу Клюв, - некому в интернате учить, мы научим! Смотри, Феликс, - мальчишка несколькими ловкими движениями срезал кожуру с картофелины, - это просто... Ага, вот, так, так, - подбодрил он Бархатова, неуклюже пилившего клубень ножом, - теперь картошку в ладони проворачиваешь, а ножик на себя... Во-о-от так... Молодец! - Клюв одобрительно хлопнул Феликса по плечу, - если еще пять... нет - десять таких очистишь, я тебя на выходные на стадион возьму!
   - Я вообще-то хотела на выходных Феликса к нам домой пригласить, - чуть ревниво обронила Карина, вызывающе крутя нож между пальцев. - Это куда как лучше, чем по стадиону носиться...
   - Ты чего? - обалдело вскинулся Клюв, - какой носиться?! В субботу наши с самими "Дварфами Нечерноземья" играют! Борька, вон, тоже пойдет!
   - Я еще не знаю, - горестно вздохнул Кирпич, - У меня завтра контрольная по русскому, а там не то что конь - целый табун еще не валялся! И если я эту контрольную хотя бы на троечку не напишу, сам буду порхать по квартире, что тот мячик...
  - Вот так вот бывает в жизни - наказываешь зло, наказываешь, а тебе бац - и пару в дневник в конец учебной четверти, - с наигранным сочувствием простонала Карина, драматически воздевая руки. - Тяжка ты, доля супергероя!
   - А может, и вообще не стоит ходить, - задумчиво буркнул Кирпич, сверля подругу полным негодования взглядом, - один фиг дварфы проиграют...
  - Иди разбирайся в своих жи-ши пиши с буквой "ы"! - Клюв гневно пристукнул поварешкой по ведру, - у них нападающим сам Анородан Сулмедир... вот на нем ваша эльфячья природа не отдохнула...
  - О Элберет! Гилтониэль! Надежды свет далекий! От наших сумрачных земель Поклон тебе глубокий! - восторженно взвыл "Дроу-303".
  Борька негодующе покосился на не вовремя оживший агрегат, но карательных мер предпринимать не стал, а только нажал на кнопку отключения. И то, с сожалением и покраснев до кончиков ушей.
  - Короче, кто со мной? - перешел к решительным действиям Севка.
  - Будет на что посмотреть, говоришь? - задумчиво протянул Феликс. - Тогда я. Тем более что настоящего футбола кроме как по ящику ни разу не видел.
  - А болеешь за кого? - вцепился в любимую тему Клюв.
  - За гуманизм и любовь к братьям нашим меньшим он болеет! - возмущенно встряла Карина. - Помнится, ты мне обещал теть Зининых питомцев в добрые руки помочь пристроить?
  - Ну дык мы ж на стадион не на целый день, - примирительно протянул Севка. - А потом, так и быть, опять Робин Гудами или какими другими Зорро поработаем, лады?
  - Главное, не вляпайтесь ни во что, - буркнула Карина, осторожно опуская в кипяток картошку. Подумала и добавила: - А пойду-ка я с вами. Чтоб чего не вышло...
  
  
  Утро выдалось просто замечательное. Солнце неторопливо катилось по лазоревой, эстетично расшитой облаками скатерти неба и непринужденно одаривало ласковым теплом всех, кто попадал под его лучи. Для тех, кто успел проснуться, утро начиналось с солнца. Для всех, кроме депутата Калатозова. Его утро началось с боли. К слову сказать - не первое больное пробуждение и, по всей видимости, не последнее...
  Болел каждый сантиметр тела, начиная от пяток и до кончиков волос. Николай Александрович тихонько скрипнул зубами, побаюкал потревоженную одеванием руку и осторожно уложил истерзанную осколками конечность на перевязь. На выходе из комнаты Калатозов кинул косой взгляд на зеркало, ободряюще подмигнул испещренному оспинами царапин и микроожогов отражению и вышел в коридор. Морщась от боли в ушибленном колене, депутат дохромал до гостиной и устало замер на входе. За что и пострадал.
  Дверь тихонько скрипнула, он неуклюже отшатнулся от шагнувшей навстречу горничной, и тут же пребольно вписался лбом в дверную раму. В довершение напастей, девчонка пролила что-то горячее на его ботинки и остолбенела от испуга. Остановив небрежным жестом выскочившего на шум охранника (после покушения шеф безопасности напичкал дом и его окрестности охраной и даже в квартире поселил двух увешанных оружием оглоедов), Калатозов мило улыбнулся горничной, ободряюще потрепал ее по щеке и, пробормотав пару успокоительных фраз, отпустил с миром, а сам побрел в совещательную комнату.
  Апартаменты, отведенные для встреч с ближним окружением, находились на втором этаже квартиры. Для его нынешнего состояния далеко, высоко и больно, но если Париж стоит мессы, то безопасность стоит боли.
  Перешагнув порог кабинета, Калатозов кивком поприветствовал собравшихся, движением руки остановил шефа безопасности и подозвал к себе его зама. Гриша-Карабос - коротко стриженный верзила в гавайской рубахе, в одно движение придвинулся к депутату и, сняв неизменные солнцезащитные очки, внимательно посмотрел в глаза хозяину.
  - Новенькую горничную знаешь? - Калатозов поудобней умостился в глубокое кресло, вытянул ноги и облегченно улыбнулся. - Знаешь, вот и отлично... Поручи кому-нибудь из своих, чтоб провели с ней разъяснительную работу и занятия по гимнастике... Чтоб знала, как покалеченного хозяина толкать...
  - Прессуем наглухо? - вопросительно двинул кирпичеобразной челюстью Гриша, - в смысле: быстро или пусть помучается?
  - Не перебарщивай, - отрицательно поморщился Калатозов. - Нужно обойтись без морга и без больничного, но чтоб прочувствовала.... А то ишь... - на обычно беспристрастном лице депутата мелькнуло что-то отдаленно напоминающее эмоцию. - Туфли - две её зарплаты стоят. А она на них кипятком!.. - Николай Александрович ожесточенно махнул рукой и, уже беззаботно улыбаясь, повернулся лицом к шефу безопасности:
  - Ну-с, Кирилл Степанович, чем порадуете?
  - Боюсь, - хрипло откашлялся Цанков, поправляя узел галстука, - что оснований для радости у нас пока не имеется. Могу доложить сведения общего характера и личные, не подтвержденные агентурой, соображения.
  Глядя на мужчину средних лет, среднего роста, средней, абсолютно незапоминающейся внешности, облаченного в серенький костюм пошива местной фабрики, Калатозов в который раз подивился, откуда в такой серенькой мышке такая прорва ума и профессиональных талантов.
  Несколько лет назад депутат, решил лично проверить, на что способен его новый шеф безопасности и тайком отправился на улицу, следить за Цанковым. К чести последнего надо сказать, что меньше чем через минуту Калатозов потерял преследуемого из виду. На почти безлюдной улице. Отнесясь к поражению совершенно философски, Николай Александрович поручил слежку ребятам Гриши-Карабоса. Те в грязь лицом не ударили и добросовестно вели объект наблюдения одну минуту и одиннадцать секунд. На семьдесят второй секунде контакт был безвозвратно потерян, а сам клиент обнаружился только спустя два часа. В головном офисе. Узнав о результатах слежки, Калатозов одобрительно причмокнул и обратился за помощью к профессионалам: в частное детективное бюро "Охотники Эстельдина". Городские эльфы из бюро чаяний нанимателя не обманули и установили абсолютный рекорд по слежке: они смогли удержаться на хвосте у Цанкова целых шесть минут. До тех пор, пока он не спустился в подземный переход.
  Пока Николай Александрович чесал в затылке и размышлял, кого бы еще отправить за неуловимым шефом, к нему подошел Цанков и посоветовал сменить проверку на профпригодность проверкой на лояльность. Если предыдущих оказалось недостаточно. Выслушав шефа, Калатозов смущенно улыбнулся и заверил главного по безопасности, что результатами всех проверок лично он чрезвычайно доволен. С тех пор Цанков пользовался его неограниченным доверием. Почти. Единственный, кому Калатозов доверял безоговорочно, был он сам.
  - Ладно, - барственно бросил депутат, подпустив в голос нотки недовольства, - выкладывайте уже, что вы там накопали...
  - Анализируя впечатления от личного осмотра места происшествия и данные, полученные из бесед с дружественно настроенными сотрудниками УВД... - Цанков вынул из кожаного портсигара длинную папиросу и постучал мундштуком о запястье, - могу сказать, что в вашей машине последовательно сработали два заряда различной мощности...
  - А что, - ехидно фыркнул Калатозов, буравя Цанкова насмешливым взглядом, - овес нынче дорог? Не укупишь? - заметив непонимание в глазах собеседника, Калатозов пренебрежительно оттопырил губу, - зачем тратить время зря, болтаясь с ментами по пивнушкам? Нет, чтобы подойти прямиком к следователю и непосредственно у него всю необходимую информацию приобрести по сдельной цене. Виталий Львович, - депутат покосился на финансового директора, - на благое дело средства бы выделил...
  Финансист компании - лысый толстячок, похожий на колхозного счетовода, обряженного в новый и недешевый, но уже изрядно помятый и засаленный пиджак прищурился на докладчика сквозь золоченую ручку, как сквозь прицел, и согласно кивнул. Взгляд у простецкого дядьки был по-снайперски цепкий.
  - В этот раз так просто не получится, - небрежно отмахнулся Цанков, прикуривая папиросу. - Следствие ведет Канашенков, а он, зараза, идейный. Информацией по демпинговым ценам не торгует, пьет мало, редко и только со своими. Компрометирующей информацией на него мы не располагаем. Наши коллеги из смежных организаций - тоже.
  - Жаль, - абсолютно искренне вздохнул Калатозов и вопросительно покосился на шефа безопасности. - Так что там с двумя зарядами?
  - Одна закладка, - Цанков неторопливо выдохнул длинную струю дыма, - маломощная. Она сработала первой на открытие дверцы, и она же активировала второй заряд. Исходя из компоновки и методов изготовления зарядов, милиция полагает, что покушавшихся было двое, я же считаю, что ВУ закладывало одно и то же лицо...
  - Так что там не так с этими чертовыми зарядами? - прерывая докладчика, нетерпеливо фыркнул Калатозов и раздраженно выбил пальцами дробь на ручке кресла.
   - Насколько я смог выяснить, - Кирилл Степанович положил дымящуюся папиросу на край массивной малахитовой пепельницы, - первый заряд собран чуть ли не кустарным способом, тип второго, того, что разнес машину, пока не установлен. Но, судя по мощности, вполне профессиональная вещь. Следствие считает, что действовали две различные структуры: одна хотела напугать хлопушкой и предупредить, - Цанков вынул откуда-то опаленный листок с надписью: "Не влезай - убьём!", а вторая изначально желала летального исхода. Но я думаю, что они заблуждаются: заряды сработали последовательно, первый - когда открылась дверь, второй следом за первым. Первым взрывом шефа отбросило в сторону и только потом машину разнесло в клочья. А ведь если бы хотели убить, то мощным был бы уже первый, он же, единственный заряд. Мне представляется, - Цанков с силой вмял докуренную папиросу в пепельницу, - что неизвестный нам - пока неизвестный, игрок - хотел предостеречь нас от какого-то шага и одновременно продемонстрировать свою силу, а исполнитель, использовав кустарный заряд, просто сэкономил...
   - А может, - задумчиво протянул финдиректор, крутя в руках обгорелую прокламацию, - недругов и впрямь было двое? Как-то совсем уж по-детски это выглядит, - Виталий Львович осторожно, словно буквы могли взорваться, ковырнул ногтем приклеенные к бумаге литеры, вырезанные из различных газет.
  - А чё! - встрепенулся заскучавший было Гриша-Карабос, - это тема! Вертухаи на ресепшене терли, типа по темной гопота мелкая на стоянке тусила. Щаз квартальному смотрящему стрелу забьём, пусть сливает козлов, не то самого примочим...
  - Похоже, Гришенька, - почти весело фыркнул Калатозов, - в детстве ты часто и помногу смотрел "Неуловимых Мстителей". Мысль хорошая, но, увы, - мимо цели. Оформление, - Николай Александрович покосился на злосчастную листовку, - может, и похоже на детское, но исполнение самое что ни на есть взрослое... Так что оставь малолетнюю преступность в покое, ты не инспектор ППН (профилактика преступлений несовершеннолетних, проще говоря - детская комната милиции), а видный сотрудник респектабельного предприятия... К слову о кино, - депутат вновь повернулся лицом к Цанкову, - а что зафиксировали камеры видеонаблюдения?
  - О-о-о! - неестественно восхитился шеф безопасности, - просмотр записей видеокамер подарил мне массу незабываемых впечатлений! Видеокамеры западного крыла во всех подробностях засняли кошачью свадьбу, записи с камер восточного крыла позволили насладится красотой ночной автострады... Камеры на фасад дома похоже устанавливал астроном-любитель, карта ночного неба над вашим, шеф, домом смотрится почти идеально... В общем, камеры видят все... кроме подходов к зданию и иных участков стратегического значения...
  - Мда-а-а, - удрученно протянул Калатозов, массируя натруженное колено, - когда платишь за охрану пару миллионов, то считаешь, что в твоем распоряжении имеется кнопка, способная справиться со всеми проблемами. И в реальности получаешь кнопку, но канцелярскую, вдобавок лежащую на твоём же стуле острием вверх. А еще кучу ненужной техники и ложное чувство защищенности...
  Депутат откинулся на спинку кресла, и устало массируя виски, вопросительно взглянул на Цанкова.
  - Кто виноват в этом бардаке и что будем делать?
   - В натуре, трудяги рамсанули! - радостно завопил Гриша-Карабос, - я выкупил: мы им лавья отмаксали, а они за наши бабки порожняк прогнали! Щаз диких на крыло поставлю, наедем на ту шарашку и спросим с них, как с гадов! Отвечаю: ни башли, ни отмазы не проканают, я их вшивость на раз выкуплю! Не догоняют тупым кагалом, кого парафинить можно, пусть юшкой отвечают...
  - Тиха-а-а! - Калатозов врезал кулаком по ручке кресла и, буравя гневным взглядом непроницаемую гладь Гришиным очков, зашипел от боли. - Если ты, босота, еще раз поперек меня хлебалом поганым щелкнешь, я понты колотить не буду: маслину в пузо, макитра на бок - и хана! Вы всё поняли, Григорий Федорович?
  Гриша стремительно побледнел, стянул очки, трижды нервно кивнул и притих. Депутат удовлетворенно прикрыл глаза, одарил провинившегося милой улыбкой и вновь повернулся к Цанкову:
  - Я повторяю свой вопрос: кто виноват?
  - Мой предшественник, - хмуро проворчал Кирилл Степанович, немного помялся и добавил:
  - И я. Тирас Ап-Корр, пусть земля ему будет пухом, не проконтролировал работу монтажников, а я, принимая дела, не проконтролировал работу предшественника...
  - Понятно, - Калатозов выбил пальцами дробь по подлокотнику, - пока гром не грянет... Монтажников найти и предъявить им брак и дефект в работе... - заметив, как Гриша оживился, услышав слово "предъявить", депутат скорчил насмешливую гримасу:
  - Вежливо предъявить. Для глухих повторяю: веж-ли-во. За проделанную работу расплатиться. Персонально ответственным назначаю...
  Калатозов многозначительно посмотрел на Цанкова, тот понятливо кивнул в ответ. Депутат немного помолчал, после чего, не поднимая на присутствующих глаз, угрюмо буркнул:
   - Всем всё понятно? Вопросы имеются?
  - У меня вопрос! - финдиректор, словно прилежный ученик, поднял вверх позолоченную ручку, - даже два. Кто на нас наехал и что делать с убытками?
  - Большие потери? - озабоченно поинтересовался Калатозов.
  - Пока что не очень, - Виталий Львович раскрыл массивную записную книжку, -можно сказать - минимальные. Но это же - пока! И что самое плохое - убытки несем по всем направлениям, как легальным, так и не очень. Мы все прекрасно знаем, что сферы влияния давно поделены, все конфликты улажены и единственно, кто может причинить неприятности - это власть предержащие. Но власть такими способами не действует. Больше всего пугает неизвестность и пока ни мы, ни наши партнеры не знаем, кто стоит за покушением и кто решил начать свою игру, - убытки будут только расти. Все ждут, кто победит и чем все закончится. И что делать в такой ситуации я не знаю...
  - Я знаю, - отрезал Колатозов и ткнул пальцев в Гришу:
  - Пройдешь со своими ухорезами по всем подконтрольным объектам, соберешь задолженность и разъяснишь, что мы держим руку на пульсе и впредь отклонение от ранее заключенных договоренностей будет караться по законам военного времени. Ты понял Гриша? Впредь. То есть сейчас все сделать тихо, мирно и без насилия. Кто-то умный как-то раз сказал, что чрезмерная демонстрация силы показывает лишь слабость... Вы, - депутат посмотрел на финдиректора, - последовательно встретитесь с нашими деловыми партнерами по легальной линейке и проведете разъяснительную работу, а вы, - Николай Александрович кивнул Цанкову, - прикрываете всех и во всем. Что же касается личности нового игрока, - Калатозов с надсадным кряхтением поднялся из кресла, - то я подумаю над этим завтра.
  Он дохромал до двери, уцепился за резную ручку и резко повернулся к заместителям:
  - Но это я буду думать завтра, а вы будете думать сегодня и сейчас.
  
  
  С самого утра Барух Воткин занимался эпистолярным творчеством. Изменения, постигшие процесс за последнюю пару сотен лет, практически никак не отразились на его сути. Технический прогресс заменил гусиные перья шариковыми авторучками, а после - компьютерными клавиатурами, но и только. Главное - создаваемые фантазией автора живые, невероятные миры, своеобразные образы героев, замысловатый многослойный сюжет с интригующими нетривиальными поворотами, тонкие ходы, для понимания которых будущему читателю необходимо обладать недюжинным воображением и глубоким знанием тематики произведения, остались неизменными.
   Впрочем, творец будущего бессмертного произведения очень надеялся, что познания читателей всё же уступают его собственным. Потому как читать годовую финансовую отчетность "Лавки" будут исключительно сотрудники налоговой инспекции, и, при всей их компетентности, не родился пока умелец способный обойти в счете лепрекона. Во всяком случае, до сих пор отчеты Баруха проходили на ура, невзирая на откровенно предвзятое отношение контролирующих органов. Правда, ходят слухи, что налоговики массово вербуют на службу кобольдов. Но, во-первых, не этим грубиянам тягаться в высоком искусстве счета с лепреконами, а во-вторых, пока это только лишь в столицах, а пока что можно спать, тьфу ты, писать спокойно.
  Черновой вариант произведения был готов еще в начале марта. Последующие две недели ушли на поиски и выявления "тапок" и "заклепок", неминуемо проникающих в стройные колонки цифр. Почти месяц ушел на вычитку готового текста. В ходе увлекательнейшего (для знатока) чтения всплыло некоторое количество мелких недочетов, и столько же оригинальных поворотов сюжета. К сожалению, применить все задумки не удалось, иначе пришлось бы вывести налоговые выплаты в область отрицательных величин. И, хотя по закону подобное допустимо, контролирующие органы почему-то не любят, когда государство вдруг оказывается должно налогоплательщику, а не наоборот. Впрочем, ни один труд не бывает напрасным. Неиспользованные наработки пригодятся при создании последующих произведений искусства. Чай, не последний отчет, и даже не крайний.
  Барух философски вздохнул и продолжил доработку произведение искусства "напильником и мелкой шкуркой". От процесса шлифовки шедевра его отвлек призывный перезвон дверного колокольчика.
  Антиквар радостно встрепенулся, но первый же взгляд, брошенный на посетителя, вверг лепрекона в состоянии легкого уныния. Вообще-то гостья смотрелась весьма перспективно: молодая эльфийка, способная заинтересоваться элегантными украшениями, начиная от красивой, но дешевой бижутерии и кончая бриллиантовыми гарнитурами. Впрочем, колечки и прочие серьги эльфы покупают редко. Они влюблены во всевозможные фиалы, чаши, графины и прочие сосуды. Любые: от редчайших ваз древних китайских династий и античных амфор до талантливых поделок современных мастеров, в основном известных только узкому кругу ценителей. Да и то не всегда. И все же, общая картина позволяла сделать только один вывод - не покупатель!
  И вообще, едва достигшая совершеннолетия эльфийка, щеголяющая не в тунике, а в милицейском кителе... Не к добру это!
  Сбываться предчувствия Баруха начали незамедлительно.
  - Воткин Барух Беньяминович? - девица порывисто сунула удостоверение под нос лепрекону и, не дожидаясь ответа, продолжила.
   - Городское Управление Внутренних Дел! У нас к вам вопросики накопились: здесь пооткровенничаете или к нам прокатимся?
  - И вам таки здравствуйте, - приветливо улыбнулся Барух и, попытался перевести разговор в менее официальное русло:
  - Я всегда за помощь до родной милиции, а до такой красивой тем более! Таки ваш начальник имеет немножко мозгов, что послал до старого лепрекона вполне себе ангела из следственного отдела, - Воткин аккуратно погладил васильковый кант на погонах девушки, - а не кикимору из налогового управления... Таки я рад, что старого лепрекона считают достойным чести лицезреть подобных чудес! Весьма, надо сказать и весьма!
  Услышав слово "начальник", эльфийка вдруг встрепенулась и с легким испугом покосилась на входную дверь. Буквально через мгновение она справилась с собой и, демонстративно проигнорировав комплименты, промаршировала к прилавку. Брезгливо, одним пальчиком, оттолкнула предложенную табуретку, по-хозяйски расположилась в кресле владельца лавки, плюхнула на прилавок папку из потертой кожи и уставилась на Воткина ледяным взглядом.
  - Комплименты приберегите для налоговиков, а мне достаточно откровенности!
  Эльфийка, словно гадая, правильно ли она поступает или нет, немного помялась. Придя к какому-то, очевидному сугубо для нее, выводу, незваная гостья вынула из папки официального вида бланк и начальственно ткнула в него пальцем:
  - Распишитесь, что предупреждены об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний!
  - Милая девушка... - оторопело протянул Барух, наблюдая за решительными действиями посетительницы.
  - Я вам не девушка!.. - отрезала эльфийка, бегло заполняя строфы бланка, - а...
  - Таки хорошо, не буду до вас спорить! - Воткин примиряющее развел руками и невинно хлопнул глазами. - Если вы этим гордитесь, каких у меня есть прав называть вас не так, как вам приятно? Таки скажите старому лепрекону, милая НЕ девушка, каких есть для меня обвинений и от какого повода? Да и представиться бы не помешало...
  Залившись стыдливым багрянцем, эльфийка стегнула по лепрекону гневным взглядом, - я - Ашираэль Ап-Терон, следователь... стажер, и пока, - не удосужившись сменить вызывающий тон, девушка назидательно вскинула указательный палец, - вас ни в чем не обвиняют. Вы должны...
  - Азохенвей! - демонстративно ужаснулся лепрекон, картинно заламывая руки, - вы имеете говорить таких слов, будто старый Баруха имеет склерозов? Что он не помнит своих гешефтов и сколько, и кому он с них должен?! Нет? Ну я так и думал... За таких обвинений нужно иметь бумажку с банальным названием бухучет, и я имею себе мыслей шо у вас ее таки нет. А у меня она таки есть. И я могу со всей ответственностью заявить, что не должен вам не единой копейки, как бы кому обидно это ни было!
  - Причем тут копейки и гешефты?! - непонимающе возмутилась эльфийка. - Прекратите балаган и отвечайте на вопросы!
  - Таки об чем речь? - умильно улыбнулся Барух, скрывая ехидные искры в глазах, - давайте ваших слов, получите моих ответов. Но, - антиквар сокрушенно покачал головой, - разве можно так волноваться, что совсем забыть процессуальных уложений? Или ваших должностных инструкций теперь зовут немножко иначе? Впрочем, - Воткин пренебрежительно махнул пухлой ладошкой, - это совсем неважно! Один старый лепрекон давно себе живет на свете. Ваш дедушка еще только посылал свадебный подарок отцу своей невесты, а Барух уже имел счастья говорить до ваших коллег из энкаведе. И потому он возьмет на себя смелость немножко напомнить тех инструкций до вас, - косясь на эльфийку из полуприкрытых век, Воткин выдержал паузу, - если Баруха Воткина ни до чего не обвиняют, то он может отвечать на вопросы, а может этого не делать просто потому, что не имеет таких желаний. А если вы имеете потребность, чтобы у Воткина возникло желаний отвечать, не надо устаивать гармидера до его лавки!
  Опешив от вежливой выволочки, эльфийка беззвучно захлопала ртом, но ответить ничего не успела: на входе вновь раздался перезвон колокольчика.
  - Таки шалом, Барух Беньяминович! - приветливо махнул рукой Канашенков, аккуратно лавируя меж ваз и статуэток.
  - Мишенька! - расплылся в улыбке лепрекон, - ви решились пройти гиюр?* (обряд принятия иудаизма) Таки у меня найдется чудесный набор для Брит Милы* (обряд обрезания) и совсем не за дорого!
  Глядя, как новый гость с опасливым недоумением хлопает глазами, Воткин весело рассмеялся и, распахнув объятья, шагнул на встречу.
  - Вы не поверите, как я рад вас видеть, Мишенька! Или таки уже Михал Викторович?!
  - Я вас умоляю, Барух Беньяминович, - чуть недовольно поморщился Канашенков, протягивая лепрекону руку, - меня этот "Викторыч" на работе достал. - А про обрезание, - Мишка зябко передернул плечами, - вы так больше не шутите, ага? А то и я поседею раньше срока, и Маринка вас не поймет...
  - Если нет желаний до Брит Милы, - покладисто развел руками Барух, - таки может приобретете кинжал? Он таки видел моего прапрадедушку...
  Воткин и Канашенков синхронно посмотрели на старенький клинок в потертых ножнах, переглянулись и дружно расхохотались над предложением, как над старой, практически семейной шуткой. Не прекращая смеяться, Канашенков обвел взглядом помещение лавки, заметил сиротливо притулившегося на краешке хозяйского кресла стажера и вопросительно вскинул бровь. Заметив удивление начальника, Шэра виновато хлопнула глазками, соскользнула на пол и вытянулась во фрунт. Глядя на её зыбкое подобие строевой стойки, Мишка тяжко вздохнул и обреченно махнул рукою. Шэра тихонько пискнула и сгребла в охапку папку с бланками.
  - Это ваша помощница, Мишенька? - лепрекон аккуратно потеребил Канашенкова за плечо, - таки я вам скажу, шо не стоит рвать голос на ругань, она таки еще ребенок.
  Услышав, что ее считают ребенком, эльфийка обижено оттопырила нижнюю губу, но от каких-либо реплик благоразумно воздержалась. Канашенков же удивленно хмыкнул и покосился на громадный портрет Сонечки Воткиной, венчающий фронтальную стену лавки. Маленькая лепреконка на картинке щеголяла в наряде Красной Шапочки и попирала ногой тушку волка. По прихотливому капризу неизвестного художника, печальная морда серого хищника, напоминала вечно тоскливую физиономию начальника местного налогового управления. Полюбовавшись портретом, Мишка перевел взгляд на поникшую Шэру. Мысленно проведя сравнительный анализ обеих девочек, следователь покосился в зеркало, сочувственно подмигнул своему отражению и повернулся к Воткину.
  
  
  
  - Сильно набедокурила?
  - Не делайте мне смешно, - миролюбиво улыбнулся лепрекон, ёрзая в любимом кресле, - ну каких бед может сделать наделать ребенок, имеющий мыслей, шо он взрослый? Если только на чуть-чуть... Шэрочка даже имела в запасе вежливых слов, только не успела их сказать. Так что не портьте себе нерв и показывайте уже свой гешефт, - антиквар азартно потер ладошки, - мне таки любопытно, каких у вас есть до меня дел?
  - Барух Беньяминович, - Миша аккуратно вынул из кармана бархатную коробочку, в какую обычно ювелиры упаковывают кольца, и протянул лепрекону. - Полюбопытствуйте, может, скажете чего интересного...
  - Азохенвей... - разочарованно протянул антиквар, рассматривая коробочку, - я уже заимел радостных мыслей о бракосочетании, но таки вижу старому Баруху так и не придется погулять до вашей с Мариночкой свадьбы ...
  Воткин вынул кольцо, повертел в руках и, вооружившись бинокулярной лупой, пропал для окружающего мира. Последующие несколько минут лепрекон рассматривал украшение в самых разных ракурсах, причем его лицо выражало столь сложную гамму чувств, что Мишка, не зная как их классифицировать, лишь удивленно чесал в затылке. Шэра, воспользовавшись отсутствием внимания к собственной персоне, любопытно рассматривала витрину с древними безделушками.
  Наконец, антиквар оторвался от изучения кольца и несколько разочаровано взглянул на Канашенкова:
  - Ели вы таки имели желаний разбогатеть от этих штук, то забудьте этих мыслей, как страшный сон. Работа филигранна, но я скажу шо потраченный труд не стоит тех грошей, шо за них дадут. А дадут самый мизер, даже если продажей займется самый гениальный лепрекон в этом несовершенном мире!
  Барух нарочито скромно потупил глаза, сочувственно вздохнул и сокрушенно и поцокал языком.
   - Хотя мастер, шо творил эту игрушку, я таки скажу шо он - мастер! И какой! Это произведение искусства и никак по-другому! Вот только совсем не богатый, почти что бедный.
  - Знаете социальный статус мастера, - задумчиво протянул Канашенков вполголоса, - может, и фамилию этого специалиста подскажете?
  - Вы слишком много хотите от старого лепрекона, - огорченно развел руками Барух, - таки мы не знакомы и на рынке его изделий нет.
  - Минуту назад вы уверенно заявили, что мастер - человек бедный? - подозрительно прищурился Мишка, - а сейчас говорите, что такого не знаете, так откуда дровишки? В смысле - инфа?
  - За то, сколько стоит хозяин вашего колечка вам скажет любой кобольд, а я таки лепрекон! - Барух горделиво вскинул голову. - Ловите ушами моих слов, Миша. Если бы Ваш гений брал в работу хороших материалов, - Воткин еще раз поглядел на колечке и задумчиво почесал подбородок, - пусть даже под процент... - Воткин удрученно вздохнул и убрал кольцо в коробочку, - это колечко бы стоило как перстень царицы Савской или чуть-чуть дороже! А что делает этот шлемазл?
  Воткин в сердцах махнул рукой, выбрался из кресла и принялся мотаться по лавке из угла в угол, ворчливо бухтя себе под нос:
  - Шлемазл таки берет голимый мельхиор, делает из него филигранную оправу и вставляет таки грошовую стекляшку! Но таки огранив её, как не гранят бриллианты! И шо мы имеем с гуся? - Антиквар резко остановился напротив ничего не понимающей Шэры и назидательно ткнул пальцем в воздух:
  - Ни-че-го! И даже чуть меньше.
  - И какой тогда смысл мастерить такое кольцо? - удручено пробормотал Мишка, пряча коробочка с кольцом в карман, - ни продать, ни покрасоваться...
  - Ну за продать я таки с вами согласен, - причмокнул губами Барух, - это не гешефт, а сплошные слезы, а вот за покрасоваться, таки вы категорически не правы. Если этот бриллиант, - лепрекон галантно поклонился обалдевшей Шэре, - огранить вот тем колечком, - Воткин бесцеремонно ткнул пальцем в Мишкин карман, - то картинка, я вам скажу, будет себе стоить денег...
  - Значит, - задумчиво вздохнул Мишка, - нужно искать мастеровитого приятеля девчонки...
  - Или папу, - поучительно заметил лепрекон и самодовольно погладил бороду. - И не делайте удивленных глаз, это все проще, чем налоговая декларация при "упрощенке"! Всё, что происходит не за ради денег, - антиквар любовно покосился на кассу, - случается за ради любви! Воткин перевел взгляд на портрет внучки и расплылся в добродушной улыбке.
  - Таки мой дедушка мог сделать таких, ну почти таких колечек для моей бабушки, чтобы она за него не сердилась! Но таки мой дедушка взял бы себе серебро, или даже совсем платину! Идея за бедного юношу, - Барух отвесил Мишке признательный кивок, - тоже вполне себе ничего. Бедный юноша мог сделать подарок до бедной же девушки! Спросите почему они бедные А потому, что сейчас не те времена, и таки ценятся деньги, а совсем даже не отношения! И если девочка имеет немного этих глупых бумажек, разве она будет носить себе стекло и мельхиор? А если бумажек имеет юноша, то он не будет дарить такой подарок. Но тут есть таких проблем, что бедный юноша не может иметь таких квалификаций, чтобы так работать самому, и таких денег, чтобы нанять такого мастера! Таки мастер себе немного старше, а значит, дарил жене или дочке. Но если она себе уже жена, отделка будет немножко проще! Она же не даст мужу такого времени!
  Воткин заговорщицки понизил голос:
  Я не знаю мастера, но зато знаю Леву Ойсмейстера, между нами девочками, говоря, тот еще поц и шлемазл, но имеет фантазий, шо он великий гешефтмахер...
  - А если без лирики?
  - Таки Лева полгода тому назад предлагал иметь с ним дел, за почти таких же колец, и клялся гробом своего дедушки, что уговорит мастера аж за три штуки в неделю! Как будто с дюжины колец в месяц можно иметь дохода! - Воткин нервно хохотнул и покрутил пальцем у виска, - но я таки скал ему нет и даже таки вежливо. Я не знаю, где живет мастер, но имею мыслей, шо Лева живет неподалеку от него.
  - А-а-а-а, - открыл рот Мишка.
  - А Лева всю жизнь ютиться себе на Безымянке, улица Каштановая четыре, квартира пятнадцать... Ищите себе Леву и узнавайте за того мастера.
  - Однако!.. - покрутил головой Мишка. - Всё интереснее и интереснее...
  - Миша, если не секрет, то где вы нашли такого кольца, которых вас так интересует?
  - В машине... - автоматически буркнул Мишка и прикусил язык на полуслове.
  - Таки, может, имеет смысл спросить за кольцо и хозяина машины? - как бы между прочим обронил Барух. - Я таки поставлю свою лав... - тут уже антиквар прикусил язык и задумчиво обвел взглядом помещение, - ставлю прадедушкин кинжал взамен вашей зарплаты, шо хозяин машины ни разу не хозяин кольца.
  - Спросим, - злорадно оскалился Мишка, подталкивая Шэру к выходу, - и за колечко спросим, и за машину, даже если новой инфы не накопим, один фиг вопросы найдутся.
  Канашенков бесцеремонно выставил стажера за дверь и прощально помахал рукой:
  - Спасибо за помощь, Барух Беньяминович! Премного обязан...
  - Только не забудьте за ту обязанность, если всяких налоговых начнут доставлять старому лепрекону разных неприятностей, - вполголоса буркнул антиквар, наблюдая за выходящими милиционерами, - у человеков такая короткая память до добрых дел, что короче только у эльфов ...
  Через мгновенье после прощального звяканья колокольчика лепрекон откинулся на спинку кресла, упер взгляд в потолок и какое-то время задумчиво рассматривал люстру. Потом вздохнул и вернулся к годовому отчету. Как ни крути, а в издательстве "Городская налоговая инспекция" с нетерпением ждали очередной шедевр гениального автора...
Оценка: 1.14*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"