Бычкова Мария: другие произведения.

Одна на всех.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Две расы, независимо друг от друга совершили крушение на дикой планете...Встреча... выживание...продолжение...

  Мария Бычкова.
  
  Одна на всех.
  Часть первая. Начало.
  
  Глава первая.
  1.
  
   - Идишь, твою через коромысло! - выругался старпом.
   - Точно, падаем, - отозвался капитан, и в ту же минуту взвыла сирена.
   - Внимание, аварийная посадка! - разносилось из корабельных динамиков. - Всем занять места в противоперегрузочных креслах! Приготовиться к аварийной посадке!
   Под вой сирены броуновское движение людей на корабле казалось особенно хаотичным. Однако это не мешало всем членам экипажа в положенный отрезок времени занять свои штатные места. Информационная панель в рубке капитана засияла, как новогодняя ёлка, сигнализируя готовность экипажа.
   - Ну, Петрович, с Богом! - капитан начал аварийное снижение корабля.
   - И тебе не болеть, Павел Сергеевич, - отозвался старпом, нажимая какие-то кнопки и регулируя рычаги.
   Космический корабль ДК-73 начал спуск к планете Фабула. Экипаж всеми силами пытался притормозить стремительное падение корабля. Перегрузка возрастала, руки еле двигались, дышать становилось труднее. Поверхность планеты стремительно приближалась... Вот они: океаны, леса, горы - как на ладони.
   - Только бы не в океан, - простонал Петрович, - а то наш ДК не водоплавающий. Да и я пловец хреновый, могу не доплыть.
   - Да знаю я все, - сжав зубы, отозвался капитан, - попробую дотянуть это разбитое корыто до суши.
   Корабль сильно трясло. Все системы издавали жалобный вой, как бы прося оставить их, наконец- то, в покое. Каким-то чудом они все же подлетали к материку. За невысокой горной грядой виднелась зеленая узкая равнина, а чуть дальше поднимался лес.
   - Сергеич, держи его, родной, - взмолился старший помощник, - горы перемахнем, а там будь, что будет.
   - Сам знаю. Вижу в лесу проплешину. Попробую туда посадить.
   Корабль с воем снижался и грозил плюхнуться всей своей массой на поверхность планеты. Сказать, что посадка была жесткой - ничего не сказать. Защитные кресла отрабатывали на всю свою мощь, но этого было мало. От удара весь личный состав потерял сознание. На корабле воцарилось зловещее молчание. Постепенно люди стали приходить в себя, помогая тем, кто нуждался в посторонней помощи.
   - Всем внимание, говорит капитан корабля,- разнеслось по отсекам.- Медперсонал проводит осмотр пострадавших и предоставляет мне сводку по личному составу. Начальникам отделов через десять минут доложить о техническом состоянии корабля. Биохимическому отделу срочно сделать окончательный анализ забортного воздуха. Результат доложить также через десять минут. Всё.
   Корабль немного качнуло, и носовая часть слегка приподнялась относительно хвоста.
   - Петрович, включи расширенный обзор, посмотрим, куда мы сели.
   Старпом нажал на кнопку, половина рубки превратилась в 'окна'. Корабль приземлился на замеченную сверху зеленую поляну. Вокруг стеной возвышались высокие деревья. Нос корабля практически упирался в одно из них. Детали были плохо видны. Внимательно осмотрев окрестности, ни капитан, ни помощник не увидели каких-либо признаков инопланетной фауны.
   - Дай увеличение, - скомандовал Павел Сергеевич.
   Петрович приблизил картинку.
   - А чё, нормальная планетка, - сказал он, - жить можно.
   - Да уж... Удачно сели, - капитан поморщился, прижимая к себе поврежденную руку. -Теперь покажи поближе, на чем мы лежим.
   На экране зеленая лужайка стала приближаться, вот уже можно различить отдельные лепестки чужих растений. Что-то поблескивало между стеблями.
   -Вода? - Петрович внимательно вглядывался в экран.
   - А не болото ли это?
   И как бы отвечая на вопрос капитана, корабль вновь вздрогнул и ещё больше задрал нос.
   В это время с докладом пришел главный инженер, за ним протиснулись и другие начальники отделов.
   - Как люди?- капитан обратился к врачу.
   - Четверо погибли: главный начальник энергетического отдела, биолог, планетолог и метеоролог. Вот список. У Марины, биолога, травма головы, но, думаю, все будет нормально, если дня четыре её не тревожить. Двое с переломом руки, у одного пару ребер сломано, остальные отделались синяками и ссадинами. Павел Сергеевич, что с рукой? Давайте посмотрю.
   -Потом, - отмахнулся от врача капитан. - Сигнал бедствия отправили? Маяк вовремя отстрелили?
   -Не беспокойтесь, все сделали согласно инструкции, - начал доклад связист.- SOS ушел в первые минуты падения, маяк с сигналом бедствия повис на орбите. А вот на данный момент мы остались без дальней связи, так как перегрузка вывела передатчик из строя.
   - Жаль, что связи нет, но хорошо, что успели сообщить о бедствии. Что с двигателем?
   Главный инженер вздохнул:
   - Хреново. Полностью издох. Да и практически все оборудование тоже. Корабль точно уже не поднять в космос, но наладить жизнеобеспечение экипажа - вполне возможно, если постараться. Да, при посадке получили пробоину в двенадцатом отсеке. Автоматика перекрыла его.
   -Что ни новость, то плохая, одна надежда на биохимиков,- капитан посмотрел на Елену.- Докладывайте.
   Елена развернула распечатку:
   - Воздушная среда в норме, кислорода чуть больше, чем на Земле, но не настолько, чтоб почувствовать головокружение. Вредных примесей нет. Экипаж ещё на орбите вакцинирован от иноземных микроорганизмов. Хорошо бы ещё понаблюдать и взять пробы грунта и воды, но, понимая нестандартность ситуации, даю разрешение на выход контрольной группы с соблюдением необходимых защитных мер.
   - Это каких мер? - не понял связист.
   - Элементарных: не пить местную воду, не есть местные растения, по приходу на корабль принимать дезинфицирующий душ. Ну и хотелось бы, чтоб маски надевали. Только боюсь, с этим все равно проблемы будут, - вздохнула Лена.
   - Так, Петрович, - капитан повернулся в помощнику, - возьми трех человек, выйди, посмотри, на чем мы лежим, да и окрестности тоже осмотрите, нет ли чего интересного или опасного? Заодно возьмите пробы грунта, ну и воды, если найдете. От корабля далеко не уходить. Один постоянно на страже. Да, оружие захватите.
   Петрович без лишних вопросов отправился выполнять приказ капитана.
   - Всё. Все свободны, занимайтесь своими непосредственными обязанностями.
   Капитан тяжело опустился в кресло. Все покинули рубку, за исключением врача.
   - Павел Сергеевич, давайте посмотрю вашу руку.
   - Давай, - согласился капитан, отдаваясь во власть Юры.
   Корабельный врач был молодым, но достаточно опытным, имеющим за плечами три дальних рейса. Обычно в рейсах врачам особо делать нечего. Исключения - разведка дальнего космоса. Их случай как раз и подходил под категорию 'Исключения'. Да ещё и аварийная посадка, что совсем выбивалось из колеи. Но Юра не дал никому повода усомниться в своих навыках и способностях. Он решительно снял с капитана китель, прощупал и осмотрел левую руку.
   - Вывих обыкновенный, - констатировал он. - Сейчас вправлю сустав и наложу фиксирующую повязку. Потерпите, будет немного больно.
   - Не кисейная барышня, правь.
   Юрий с силой дернул руку, вставляя сустав на место. По лицу капитана пробежала легкая гримаса. Затем доктор наложил тугую повязку.
   -Дня три руку не беспокоить.
   - Слушаюсь, только мы не в санатории, сам понимаешь.
   - Понимаю. Пойду к Марине, посмотрю, как она.
   Юра вышел, оставив капитана одного.
   Павел Сергеевич - старый космический волк. Старый не в смысле возраста, ему всего-то пятьдесят шесть лет, а в смысле опыта. Начинал межпланетным перевозчиком, затем перешел в отдел разведки и исследований. Четыре экспедиции прошли под его командованием успешно. И вот на тебе, в пятой что-то пошло не так. Ведь все шло штатно: вынырнули в созвездии Гидры, аккурат у нужной звезды, подошли к орбите Фабулы, две недели кружили вокруг нее, и тут, как на грех, при запуске двигателей для штатного снижения на планету, произошла невероятная цепочка случайностей, приведшая к поломке основного блока тяги. Чудо, что вообще сели.
   Приход старпома вывел капитана из размышлений.
   - Ну что там?
   - Аврал, вот что!
   - Конкретнее можешь?
   - Конкретнее - тонем в болоте. По моим подсчетам через два часа полностью засосет.
   - Ты уверен? Два часа и не больше?
   - Обижаешь. У меня все точно, - Петрович кивнул на свои часы с секундомером. - Хвост уже наполовину ушел. Надо эвакуироваться с носа, там берег рядом. Я уже послал ребят повалить с десяток деревьев, сделать дорогу, и расчистить место на твердом берегу для выгрузки людей и оборудования.
   - Хорошо, Петрович. Когда дорога будет готова, доложишь. А я сделаю объявления об эвакуации. На тебе - сбор и монтаж оборудования.
   - Внимание! - в очередной за сегодняшний день раз, разнесся по кораблю голос капитана. - Объявляется срочная эвакуация. В нашем распоряжении полтора часа до затопления корабля. Эвакуация производится с первого по пятый носовые выходы. Выносим все, что может пригодиться для жизни в диких условиях. В первую очередь продукты, вода и инструменты. Старпом отвечает за эвакуацию на корабле, второй помощник - организовывает прием и складирование на берегу. Главврач отвечает за эвакуацию раненых и медицинского оборудования. Соблюдаем спокойствие и порядок.
   За два часа вынести все из корабля - нереально. Капитан осмотрел рубку. Первым делом судовой журнал, карты, документы. Система навигации на земле вряд ли пригодится. Достал аварийный ящик (всегда думал, что это полный атавизм): сигнальные ракеты, компас, компактная надувная резиновая лодка, аккумулятор, фонарик, работающий от сжимания и разжимания ладони, трос, непромокаемые спички и бутылочка с этикеткой 'Яд'. Не густо. Из каюты забрал одеяло, сменное белье, форменный кортик повесил на пояс. На полке стояло фото погибшей жены. Вспомнил, как пять лет назад, возвратился её исследовательский корабль с планеты Круп. Вернулись все, кроме Наташи. Она была фанатом своего дела. Могла сутки напролет ковыряться в своих пробирках и мензурках. И вот доисследовалась. Несчастный случай. Павел Сергеевич положил фото в карман. Оглядел ещё раз помещение. Больше брать было нечего.
   На корабле стояла суматоха. Вещи и оборудование, не упаковывая, просто выносили на берег. Один из сотрудников тащил к выходу робота-уборщика.
   - Ты бы ещё сортир взял! - прикрикнул на него старпом. - Соображать надо! Оставь этого монстра в покое. Срежь лучше все страховочные канаты с коридоров и тащи их наружу.
   Корабль уже чувствительно покачивался и вздрагивал. Очевидно, нос лежал на более твердом грунте и тонул медленней. В результате образовался крен под тридцать градусов, что ещё более затруднило эвакуацию. Вскоре два выхода пришлось закрыть, так как вода стала заливаться вовнутрь.
   - Завершить эвакуацию! Оставшимся покинуть корабль! - Разнеслось по отсекам.
   Капитан стоял на носу корабля. На берегу толпились люди, лежали кучи оборудования и вещей.
   - Петрович, сделайте перекличку.
   - Все на берегу, - доложил старпом.
   Капитан в последний раз посмотрел на тонущий корабль, затем решительно вступил на импровизированный мост.
   Минут через двадцать на поверхности не осталось и следа от огромного космического корабля, так бесстрашно бороздившего просторы Вселенной и сдавшегося перед инопланетным болотом. Несколько женщин всхлипнуло, мужчины сняли головные уборы, а команда приложила руки к козырькам, отдавая последние почести ДК-73.
  Первая ночевка.
   Голос капитана вывел всех из мрачного созерцания черного водяного пятна на болоте и поднимающихся с глубины пузырьков воздуха- все, что ещё напоминало об их космическом корабле.
   - Женщины организовывают обед, остальные сортируют вещи, составляют список. Начальники отделов, собираемся на планёрку у кривого дерева, - капитан кивнул в сторону приметного дерева. - Олег! Подойди ко мне.
   К Павлу Сергеевичу подбежал крепкий парень.
   - Олег, ты возьми ещё кого-нибудь в помощь, и выройте могилу - надо похоронить наших товарищей.
   - Всё сделаем, Павел Сергеевич.
   Олег свистнул кому-то и стал выискивать в ворохе вещей лопату.
   Импровизированный штаб раскинулся чуть в стороне от основной массы вещей и людей. На небольшом пригорке росло высокое дерево с роскошной кроной. Только ствол дерева в метре от земли причудливо изгибался, как будто огибал невидимое препятствие. Под ним и расположились теперь уже бывшие космонавты.
   - Объяснять, что с нами произошло, не буду - сами всё знаете, - начал Павел Сергеевич.- Нам сейчас надо выработать план действий на ближайшие дни.
   - Почему только на ближайшие дни? - удивился второй помощник.- Насколько я понимаю, мы здесь застряли надолго.
   - Все правильно понимаешь, Герман, но чтобы строить планы на более долгий срок, нам надо сначала собрать информацию. Сейчас первая задача устроить ночлег, организовать питание и охрану. Необходимо сделать инвентаризацию, прикинуть наши ресурсы и изучать окружающий нас новый мир. Дел много, а людей мало. Нас осталось сорок девять, из них одна - тяжелораненная, и трое травмированы.
   -Четверо, - поправила Елена, - вы себя не посчитали.
   - Крепких парней разделить на три группы, - игнорируя замечание, продолжал капитан.- Первая группа займется разбивкой лагеря и строительством шалашей, вторая возьмет оружие и рассредоточится по периметру. На своем участке охраны пусть придумают, как и чем можно загородить лагерь.
   - Это ты в смысле изгороди, частокола, сигнализации?- уточнил Петрович.
   - Точно. Ты и возглавишь эту группу. Первую возглавит второй помощник Герман.
   - Хорошо, - кивнул старпом. - А третья группа что делает?
   - Третья отдыхает. А к ночи сменит охрану. Да, кстати, когда здесь ночь будет?
   Все переглянулись. Планетолог погибла, а заглянуть в её записи, как-то времени не было, своих дел хватало.
   - Насколько я помню, - начала Лена, глядя на часы, - она говорила, что сутки здесь длятся двадцать два наших часа. Следовательно, часа через три- четыре.
   - Не разбежишься, - прокомментировал Максим.
   - Да уж. Вопросы есть?- Капитан окинул всех взглядом.
   Герман хотел было что-то спросить, но замялся и покачал головой.
   - Тогда всё, разошлись.
   Работа в лагере кипела. Над медблоком натянули пару простыней. Юра хлопотал возле лежащей на импровизированной кровати из кучи листьев Марины. Она была без сознания. Эвакуация неблагоприятно отразилась на её самочувствии. Доктор делал всё, что было в его силах.
   Герман руководил постройкой шалашей. Было принято решение пока сделать два шалаша - женский и мужской. Деревья валили с помощью лазерного резака. После того, как свалили четыре дерева, решили из них сделать остов будущей постройки. Вот тут-то все поняли, что понятия не имеют, как его делать. Да и бревна тяжелые, просто так не поднимешь.
   - Никто на строителя не учился? - с издёвкой спросил Макс. - И как вас только в космос взяли! А подъемный кран ни у кого не завалялся? И по карманам проверили?
   - Хватит хохмить, - прервал его Герман.- Меняем тактику. Строим несколько маленьких шалашей. На пол сгребаем листья, небольшие деревья ставим под углом друг к другу. Сверху набросаем ветки поменьше.
   -А бревна куда? - кивнув на уже спиленные деревья, спросил Ким.
   - Оттащите их к центру - устроим из них место для общего сбора, - распорядился второй помощник.
   Работа снова закипела. Периодически кто-нибудь вскрикивал и ойкал. Юра только успевал обрабатывать ссадины и порезы. Внезапно, громкая неприличная брань разнеслась на весь лагерь. Мужчины кинулись на место происшествия. Женька, громко ругаясь, отмахивался от каких-то беленьких букашек, которые буквально облепили его. Пару человек попытались ему помочь, сбивая их куртками, но букашки набросились на вновь подошедших людей. Спас положение сообразительный Жорик, притащивший горящую ветку и обкурив дымом все вокруг.
   -Откуда они взялись?
   - Я рубил ветку, - Женьки кивнул на стоящее рядом дерево, - а они из трещины как набросились!
   Елена осмотрела ствол.
   - Вероятно, мы потревожили их гнездо, - высказала она свое мнение. - Надо все здесь ещё раз хорошо обкурить дымом. А я возьму пару жучков на исследование. Надеюсь, они не ядовитые.
   - Ядовитые?!- Женька побелел от страха.- Это что же получается, бравый космолетчик Евгений погибнет от какой-то мелкой букашки?!
   - Спокойно, бравый космолетчик. Подойди ко мне, я обработаю укусы, - доктор достал из аптечки вату и смочил её в дезинфицирующем растворе.
   - Жорик, обкури все вокруг, - приказал Герман.- И давайте разведем по периметру несколько дымящих костров, чтоб больше никакая живность нас не тревожила. А ты, - обратился он к Жене, - в следующий раз следи за своими выражениями, не в кабаке.
   - Так, я ж от неожиданности, - оправдывался Женька.
   - А в штанах неожиданность не появилась?
   Все дружно загоготали и разошлись по своим местам.
   В то время как мужчины пыхтели над строительством временного жилья, женщины пытались организовать кухню. Им тоже приходилось не сладко. На корабле процесс приготовления пищи был автоматизирован. Посуда была, но в малом количестве, исключительно для гурманов, любящих себя побаловать время от времени чем-то самодельным. Столовых приборов хватало, но в чем варить? Имелись три двухлитровых кастрюли, одна кастрюля литра на три и две сковороды. Имелась пара пластиковых кофейников, которые в данных условия годились только для хранения воды. С продуктами ещё хуже. Биосинтезатор пищи большой и громоздкий, и демонтировать его не было возможности. Да и при отсутствии электроэнергии все равно был бы бесполезен. Так что в наличии имелись три ящика тушенки, ящик сгущенного молока, пару ящиков различных рыбных консервов, яичный порошок, немного сухих хлебцов, порошковые соки, чай, кофе, мешок сахара, соль, кое-что их специй, мешок риса, мешок макарон и ещё какие-то сушеные полуфабрикаты.
   Командовать кухней взялась Сима Абрамовна. За большой жизненный опыт, ум и доброту, несмотря на то, что ей всего сорок девять лет, все на корабле называли её баба Сима. Сима Абрамовна человек примечательный. Почти всю свою жизнь она провела на Земле безвылетно. Сима считала, что обязательно сама должна воспитать своих детей. Вместе с каждым из трех своих сыновей она умудрилась заочно окончить институт по той же специальности, что и они. На вопрос, зачем ей это надо, отвечала, что она должна знать, о чем говорят её сыновья. В результате имеет три диплома и большой опыт в ведении домашнего хозяйства. Когда дети разлетелись в разные стороны, решила и сама устроиться работать на какой-нибудь корабль. Это была её вторая экспедиция на ДК-73.
   Первым делом, баба Сима организовала три костра. Девчонки сортировали и упаковывали продукты. Нашлись два ведра. И вот уже по лагерю разнесся аромат 'макарон по-флотски'. В кастрюльках кипел чай и кофе. Сушеные хлебцы, размоченные в воде и поджаренные на сковородках, выглядели аппетитно.
   Сима подошла к капитану:
   - Ужин готов. Я могу созывать народ?
   - Да, пожалуй, а то скоро стемнеет.
   Она застучала поварешкой о крышку кастрюли. Со всех концов лагеря потянулись люди. Поваленные бревна оказались кстати. Ужинали молча. Утомленные тяжелой физической работой, люди наслаждались нехитрой едой и отдыхом. За чаем, вокруг потрескивающего костра, стали обсуждать дальнейшие планы.
   - Давайте я пока объясню всем присутствующим, сложившуюся на сегодняшний момент обстановку,- взял слово капитан. - В момент аварии мы успели послать сигнал бедствия и оставить на орбите позывной маяк. Но вы сами прекрасно знаете, что межгалактическая связь не совершенна, и идёт через ряд маяков. По моим подсчетам, помощи нам ждать лет пять. Если, конечно, не случится чуда, и мимо Фабулы не пролетит какой-нибудь корабль, и не услышит сигнал бедствия от орбитального маяка. Но на это надеяться не стоит - район не изучен и здесь никто не летает. Так что надо обустраиваться здесь надолго. Вы знаете, что наша экспедиция предполагала только разведку планеты Фабула, а не поселение на ней. В нашу задачу входили сбор первичной информации, поиск разумных существ, создание карт, ну и тому подобное. Для колонизации мы не готовы. У нас нет ни техники, ни запаса продовольствия, нет семян и инструментов. И, главное, у нас мало людей. Но, мы с вами цивилизованные, образованные люди, поэтому, я надеюсь, нам не составит большого труда опуститься в каменный век.
   -Что и мамонты будут?- хихикнул Женька.
   - Ты с жучками сначала научись справляться, - Жорик, ткнул Женьку в бок.- Вон как сегодня кричал, мы уж думали всё, съели нашего Женьку.
   Капитан, улыбнувшись, продолжил:
   - Придется всем вспомнить все, что учили по истории, все, что где-то когда-то читали про дикие времена. Нам надо сделать оружие, так как батареи наших бластеров скоро сядут, а подзаряжать их негде. Кто-нибудь знает, как искать, добывать и, главное, обрабатывать руду?
   Капитан внимательно посмотрел на окружающих. Все отрицательно покачали головой.
   - Жаль. Тогда точно придется довольствоваться только каменными орудиями. Так, теперь о лагере. Если вы помните, на планете два материка: в западном полушарии поменьше и расположен практически на экваторе, а в восточном полушарии - большой и расположен севернее экватора. Изначально мы планировали высадку в глубине восточного материка, где-то километров на пятьсот северо-восточнее нашего теперешнего местоположения. Идти туда не вижу смысла. Предлагаю вернуться назад к горному массиву, который мы недавно благополучно миновали. Во-первых, там могут быть пещеры, пригодные для жилья. Как выяснилось, строить из бревен у нас плохо получается, да и долго. Во-вторых, у подножия имеется небольшая равнина, которая хорошо просматривается, что облегчит нам защиту лагеря, и к тому же, на ней можно заняться сельским хозяйством. В-третьих, с гор течет речка. Вероятно, она же и образует данное болото. Ну и ещё одна причина - это подальше от леса, где могут скрываться опасные животные.
   -Но и от леса нельзя далеко отходить, - вмешалась Лена, - это источник питания и стройматериалов.
   - Согласен, - кивнул Павел Сергеевич, - тогда будем искать место, где лес подходит поближе к горам. Кстати, Лена, что у нас с биотой?
   - Те экземпляры, которые я сегодня успела собрать и исследовать в данных условиях, никаких ядов и токсинов не содержат. Жучки, напавшие на Женю, не ядовитые, но лучше им не попадаться, так как они всё же кусаются. Поймала ещё три вида различных насекомых. Один из них также кусающийся, но не смертельный. Исследовала пару плодов - с вероятностью 99% они съедобны. Пока всё.
   - А я видел животное,- вставил один из охранников, - прыгало по веткам, как наша белка, только не такое лохматое и хвост короче.
   - Ну, я думаю, что живности здесь достаточно и в ближайшее время мы, так или иначе, столкнемся с ней. Причем не только безобидные и пушистые белочки и зайчики, но и хищники будут. Так что не теряем бдительности.
   Вдалеке послышались раскаты грома.
   - Грозы нам только не хватало, - пробурчал Герман. - А как тут вообще с климатом?
   - Насколько мы успели выяснить, - ответила Сима,- лето на данном материке теплое, умеренное, зима не ниже минус пятнадцати, грозы, очевидно, тоже бывают. Увы, больше ничего конкретнее сказать не могу, слишком малый период наблюдения был.
   Раскаты грома прокатились над головами людей. Из лесу доносились всевозможные звуки, говорившие о том, что жизнь в лесу кипит. Как бы в подтверждение недавних Лениных слов, пару раз на поляну выскакивали небольшие животные, но стремительно убегали назад, не дав себя как следует рассмотреть. Люди устало попивали остывший чай, опасливо поглядывая на гремящее, затянутое тучами небо.
   - Предлагаю всем ложиться спать,- Юра встал с бревна, - день был сложный, завтра у всех с непривычки будут болеть мышцы. Так что, жду особо страдающих, завтра ко мне на массаж. Спокойной ночи.
   Доктор ушел в сделанный на скорую руку шалаш. За ним потихоньку потянулись и остальные. Через полчаса поляна опустела.
   Лёжа на жестком полу шалаша, капитан никак не мог уснуть. Забарабанили капли дождя. Гроза была совсем некстати. Люди и так вымотались за день, им необходим отдых. А как тут уснешь, когда за шиворот вода польется. В том, что шалаши не выдержат напора стихии, никто и не сомневался. Но сейчас уже ничего нельзя сделать. Придется терпеть. Под равномерный стук капель, капитан все же уснул.
   - Капитан! - кто-то тряс его за плечо. - Вставайте!
   - Тише ты. Что случилось?
   - Потоп, болото выходит из берегов, уже подходит к шалашам.
   - Буди всех, - скомандовал Павел Сергеевич.
   Люди выскакивали из шалашей. К капитану бежал старпом и главный инженер.
   - Надо быстрей уходить отсюда! - на ходу кричал Петрович.- Вода сейчас все затопит к чертовой матери!
   - Главное - берем продукты, оружие, хозинвентарь, - командовал капитан. - Быстро идем в направлении гор. Иван Иванович, давай вперед с факелом, будешь указывать дорогу. Всем идти друг за другом, в сторону не отходить. Женщины и раненые в середину. Я замыкающий.
   Люди в потемках хватали первое, что подвернется им в руки. Хорошо еще, что продукты сложили отдельно. В первую очередь брали их, затем уже выхватывали из кучи сваленных вещей инвентарь. Наконец, все двинулись в путь, нагруженные и обвешанные тяжелым грузом. Вода уже дошла до колен, идти становилось все тяжелей. Дождь лил, как из ведра. Молнии раскалывали небо, освещая путь людям. Гром гремел не переставая. Создавалось такое впечатление, что этот мир восстал против появления землян. Но люди, сжав зубы, шли невзирая на стихию.
   Через некоторое время вода под ногами уже не так хлюпала, и почва стала тверже, впереди увидели просвет. Лес закончился, но густой кустарник цеплялся за одежду и тюки, мешая продвижению. Гроза стала уходить в сторону. Дождь уже не лил сплошным потоком, а моросил мелкими каплями. Начинало светать. Выбравшись на более-менее ровный участок, капитан скомандовал привал. Все без сил повались там же, где и стояли. 'Надо бы выставить охрану' - подумал капитан, но вокруг все уже спали. Юра из последних сил что-то колдовал над Мариной, но вскоре и он уснул, уткнувшись в её носилки. Недолго думая, Павел Сергеевич, чтобы не заснуть, стал ходить кругами вокруг спящего отряда, посматривая по сторонам. Гроза отпугнула хищников, и они не беспокоили пришельцев из другого мира. Павел Сергеевич с тревогой смотрел на спящих измученных людей. Сколько им предстоит ещё вынести? И выдержат ли они, эти по большей части молодые ещё девчонки и мальчишки? Как он будет смотреть в глаза их родителям, если не убережет их. Четверых он уже потерял. Хотелось бы, чтоб эта цифра осталась неизменной. Через два часа тягостных мыслей капитан разбудил старпома, который сменил его на посту. Тяжелый сон не принес покоя душе.
  
  2.
  
   Петрович и капитан в очередной раз склонились над картой.
   - Вот тут речка, - ткнул пальцем в карту старпом, - надо к ней и двигать.
   - А мы что делаем? Мы и двигаем, только что-то не видно ее.
   Они ещё раз огляделись вокруг. Справа - равнина, впереди - горы, слева - подступает лес. Речки видно не было.
   - Какие-то проблемы?- к ним подошла Лена.
   - Ага, речку потеряли, - подтвердил Петрович.- Она где-то здесь, но что-то не видно.
   Лена внимательно посмотрела вокруг.
   - Вон там,- она решительно указала налево.
   - Ты уверена?- засомневался старпом.
   - Да. Смотри, там цвет растительности несколько другой, чем вокруг, следовательно, там иные условия для роста. Что и говорит о наличие потерянной вами речки.
   - Элементарно, Ватсон, а мы с тобой до ночи бы искали. Идем, посмотрим, - капитан сложил карту и пошел в сторону предполагаемой воды.
   Речка была небольшой. Пройдясь выше по течению, дошли до места, где она выбивалась прямо из-под скалы. Вода в ней текла прозрачная и холодная. Мужчины с наслаждением, умылись. Лена взяла пробу на анализ.
   - Эх, теперь бы пещерки поуютнее, - размечтался Петрович.
   - Лучше уж пятизвездочный отель, - подхватила Лена.
   - Мечтатели... хотя, вон там вроде как пещеры, - капитан указал на скалу у них над головами.
   - Неужели нам повезло?- обрадовалась Лена. - После всех событий последних дней, я уже стала думать, что удача от нас отвернулась.
   - Не будь пессимисткой, Ленчик, жизнь только начинается.
   - Не спеши радоваться, - осадил старпома капитан, - Может, ещё за эти пещерки повоевать придется. Так что, Лена, держись позади. Петрович, приготовь оружие.
   Они осторожно поднялись на гору. И действительно, кое-где были видны провалы в горной породе. Пара трещинообразных входов, и пара вполне многообещающих. Подойдя к первой пещере, Павел Сергеевич, стал кидать вовнутрь камни и горящие ветки. Не услышав никакого возмущения, по поводу постороннего вторжения, разведчики двинулись вглубь. Были обследованы две вполне пригодные для жилья пещеры. И главное, свободные от всякой живности. На склоне было ещё несколько пещер, но они оказались либо слишком узкие, либо низкие. Но, в перспективе, можно было их приспособить под склады или ещё под что-нибудь, а при необходимости - расширить и увеличить.
   Выяснив все это, Петрович отправился назад за командой, а Лена с капитаном продолжили осмотр и планирование будущего лагеря поселенцев.
   Пока в самой большой пещере разместились мужчины. Другую пещеру отдали женщинам. Одну из природных ниш приспособили под склад. Вообще скальная порода здесь довольно мягкая и легко поддавалась обработке, что облегчило людям формирование ниш и всевозможных углублений.
   Горный массив поднимался террасами. Пещеры располагались в основном на второй террасе. Площадку перед пещерами решили выровнять и устроить на ней кухню и место для общего сбора.
   На нижней террасе устроили пару постов для охраны. Из камней сделали укрытия и собрали запас небольших булыжников для метания.
   Работа кипела на всех фронтах. Как-то так само собой получилось, что люди разбились по специализации. Образовались охранники, строители, кухарки, так называемые ремесленники, охотники и добытчики. Конечно, все это произошло не в первый день. В первые дни люди только примеряли на себя ту или иную работу. Да и работа в основном была грубая, строительно-таскательная. Пищу пока готовили из корабельных припасов. Все силы были брошены на устройство жилья и организацию охраны.
   Первый день на новом месте омрачился печальным событием. Умерла Марина. Тяжелая травма, полученная во время крушения корабля, эвакуация, а затем ещё и поспешное бегство с болота убило Марину. Отсутствие нормальных условий, отсутствие специального медицинского оборудования не позволило её спасти. Юра выбивался из сил, но ничего больше не смог для нее сделать. Недалеко от лагеря, у подножия горы, вырос первый холмик с крестом. Все молчали, провожая в последний путь Марину. Все надеялись, что этот холмик так и останется единственным, но... Все прекрасно понимали, что основные трудности и опасности ещё впереди. Кто знает, что им ещё приготовит Фабула, и сколькими ещё жизнями им придется расплатиться за свое проживание здесь?
   На вечернем чае у костра, капитан подвел итоги очередного прошедшего дня:
   - Всем спасибо, поработали на славу. У нас есть крыша над головой, что уже хорошо. Уют и удобства придут постепенно. К сожалению, часть вещей и оборудования пришлось бросить у болота, так что нам будет труднее адаптироваться к новым условиям жизни. Гера, завтра нужно поработать с речкой.
   - В смысле?- не понял Герман.
   - Возьмешь ещё двоих, подумайте, где и как лучше устроить безопасный и удобный забор воды, и ниже забора надо устроить купальню. Иван Иванович в свободное от работы время думает, как провести воду к пещерам.
   - Наверх, без мотора?- Главный инженер, только покачал головой.
   - Гигиена прежде всего, так утверждает наш доктор, и я с ним в этом солидарен. Сима, сколько протянем на корабельных запасах?
   - Недели две, если не шиковать.
   - Маловато, - вздохнул Павел Сергеевич. - Мужчины завтра продолжают обустраивать жилье, двое - на заготовку дров. Надо забить ту узкую пещеру, что слева, по максимуму. Соорудите с помощью веревок волокуши и подъемник. Лена, ты с девчонками отправляешься на поиски всего, что можно есть. Один парень с ними в охрану. Далеко не ходите, будьте осторожны. Да, касается всех: отходить от лагеря только по двое и больше. В группе обязательно наличие оружия.
   - А у меня всегда с собой, - Ким вытащил из-за пояса увесистую рогатку.- Во! Бьет метров на пятнадцать.
   - Ух, ты, здорово, - подскочил к нему Саня. - А резинку где взял?
   - Ну, это... Из трусов вытащил.
   - Ким, а трусы то как? На бантике? А ну покажи! - захихикали девчонки.
   - Вот дуры, вам бы только ржать. Мужик может и без трусов ходить. В каменном веке вообще все голые ходили, в одних шкурах.
   - А у меня подтяжки есть, - встрял Иваныч, - из них целая катапульта получится!
   - Ну, я смотрю, творческая мысли заработала, молодцы,- похвалил капитан.- Петрович, охрана расписана?
   - Да, все в порядке, - отозвался Петрович.
   - Хорошо. Отдыхайте,- капитан встал и пошел к пещере.
   Молодежь продолжала болтать у костра. Павел Сергеевич, заглянул в пещеру, посмотрел на спящую смену, проверил склад продовольствия, спустился к охранникам.
   - Ну что, Максим, все в порядке?
   - Да, товарищ капитан, все тихо, - отозвался связист.- Тут давеча из лесу олень выбегал. Не олень, конечно, но очень похож. Рог у него один посреди головы растет, а потом раздваивается. Животное не большое, с крупную собаку. Вот бы поймать такого. Шашлычок бы сделать,- Максим мечтательно облизнулся.
   - Это хорошо, что есть дичь. Значит, будет и шашлык, это точно.
   - Чур, я первый на охоту!
   - Посмотрим, а пока дежурь.
   Капитан поднялся на третью террасу. Осмотрел все ещё раз уже свысока. Да, не густо пока. Небольшая горстка людей, заброшенная бог весть куда с минимальными средствами для выживания.
   Он нашел более-менее ровный участок, лег на спину и стал смотреть на звезды. Не далеко послышался шорох чьих-то неторопливых шагов. Капитан приподнял голову и увидел Лену, идущую к нему.
   - Не холодно на голом камне лежать? - Спросила она.
   - Нет, они теплые. Не успели ещё остыть.
   - Тогда и я рядом, не возражаешь?
   Она легла рядом, он подставил свое здоровое плечо ей под голову. Над головой сияли незнакомые созвездия. Небо Фабулы было просто усыпано звездами, казалось, что на нем нет живого места. Спутников у Фабулы не было, но в безоблачную погоду вполне хватало звезд.
   - Красиво, - еле слышно сказала Лена.
   - Звезды всегда и везде красивые.
   - Это да, но мне живой мир все равно нравится больше.
   - Тебе по статусу положено - ты биолог, а не астроном.
   - Если следовать твоей логике, то наш Иваныч только от винтиков и моторчиков умиляться должен.
   Легкий, теплый ветерок, обдувал их лица. Приятная истома разливалась по уставшему за день телу.
   - Надо здесь потом место для отдыха соорудить.
   - Тогда это место сразу станет местом влюбленных, - хмыкнула Лена.
   - Ну что ж, и об этом надо думать, жизнь продолжается.
   Они помолчали, каждый думая о своем. Капитан вспомнил, как впервые увидел Лену. Он столкнулся с ней в таможенном терминале. Была какая-то заминка с аппаратурой и им пришлось двадцать минут стоять в тесной кабинке досмотрщика. Там они и познакомились. Лена сразу показалась ему очень интересным человеком, и он пригласил её к себе в гости на корабль с надеждой на то, что удастся переманить её к себе на службу. Предыдущий его биолог по случаю беременности только что оставила свой пост. И вот они знакомы уже шесть лет. Лена подружилась с его женой и в нерабочее время часто была у них в гостях. Когда погибла Наташа, Лена всячески его поддерживала. Если б не она, то он, возможно, и не вернулся бы в космос. И вот теперь Ленка стала для него самым дорогим человеком. Но он ужасно боялся себе в этом признаться, а ещё больше он боялся того, что Лена может об этом догадаться. Она такая молодая и красивая, а он - всего лишь старый лысеющий грубый космический волк. Капитан вздохнул.
   -Ты завтра в лесу не рискуй, не геройствуйте. За девчонками следи, чтоб все в пределах видимости были.
   - Да, понимаю я все, - отмахнулась Лена.- Не маленькая.
   'Да, уж, не маленькая..., -горько думала Лена. - Сорок с хвостиком, а что за плечами? Одна работа, ни мужа, ни детей. Умру, и никакого следа от меня не останется'.
   - Ты лучше мне, Паша, честно скажи - мы выживем?
   Капитан приподнялся, посмотрел Лене в глаза:
   - Обязательно! Может не все, но многие. А это того стоит.
   - Ладно, товарищ капитан, пойдем спать.
  
   - Эй, добытчицы, чего вы там копаетесь? - Ким уже стоял у подножия горы с оружием наперевес.- Все фрукты съедят!
   - Идем, - отозвалась Лена.
   Очередной поход в лес на поиск и сбор съедобных растений. Женщины, с сумками через плечо, шли вереницей. Впереди шел Ким, сегодня он исполнял роль охраны. Ближайшие деревья и кустарник были уже очищены от съедобных плодов, поэтому каждый раз им приходилось заходить все дальше от лагеря. Лена то и дело нагибалась к очередному растению, стараясь выкопать его корень. Девчонки смотрели в основном по верхушкам деревьев. За несколько дней собирательства, они уже неплохо освоили технику лазанья по деревьям. Сумки потихоньку наполнялись.
   - Ой, белка!- вскликнул кто-то из девчонок.
   - Где?
   - Да вон, на том дереве, - Оля указала рукой направление.
   Все задрали головы и увидели животное, прыгающее с ветки на ветку, серого цвета, размером с земную рысь. Внешне оно не очень было похоже на белку. Особенно хвост - он был короткий, плоский и не пушистый. Животное ещё какое-то время покрутилось у них над головами, а затем стремительно заскочило на самую верхушку и прыгнуло на другое дерево. Точнее это был не прыжок, а полет, так как между лапками у зверька раскрылись кожистые перепонки, и он планировал над землей.
   - Надо же, - удивилась Лена, - как наши белки-летяги. Природа во всей вселенной думает одинаково. Отсюда и схожесть форм.
   - Давайте этого зверька так и будем называть белкой, - предложила Оля.
   - Почему нет, - согласилась Лена, - внесем это в судовой журнал.
   Сбор продолжился. Девчонки ещё обсуждали увиденного зверька, когда Ким сделал знак всем остановиться и замолчать.
   - Стойте на месте, впереди просвет, я пойду, посмотрю.
   - Я с тобой, - Лена оставила свою сумку и присоединилась к Киму.
   Они, пригибаясь, осторожно подошли к крайним деревьям, за которыми начиналось свободное пространство. Поначалу казалось, что это просто поляна, но помня коварное болото, они не торопились делать выводы. Ким, выбрав удобную палку, уже собрался ступить на поляну, но неожиданное движение в траве и шорох остановили его. Лена и Ким внимательно прислушались. За высокой травой поляна плохо просматривалась.
   - Не видно ничего. Я залезу повыше, посмотрю, что там. А ты на стреме, - Ким отдал бластер Лене, а сам полез наверх.
   Через некоторое время он спустился вниз.
   - Ну, что там?
   -Олени. Штук шесть. Мне показалось, что там есть вода, и они пришли на водопой.
   - Олени - это те, кого видел Максим? - уточнила Лена.
   Ким кивнул головой.
   - Что будем делать? - спросил он.
   - Давай подойдем поближе, - предложила Лена, - хочу на них посмотреть.
   Прячась в траве, прощупывая палкой почву под ногами, они украдкой, на полусогнутых двигались по поляне. Впереди уже слышался плеск воды и фырканье животных. Лена приподняла голову и увидела этих красавцев. Рог у них и вправду смешной. Животные ещё некоторое время потоптались и ушли в лес. Ким с Леной подошли к водоему. Точнее, это было озеро метров десяти в диаметре, с белыми берегами.
   - Ба! - обрадовалась Лена. - Так оно соленое. Олени сюда за солью ходят. Это хорошая находка! Ким, надо как-то отметить это место, чтоб потом можно было легко его найти.
   - Зачем? Чтобы солевые ванны принимать?
   - Ну, и это можно, но главное - это добыча соли. Наших запасов хватит на полгода. А человеку без соли нельзя. Ладно, я пойду за девчонками, а ты вешек высоких нарежь.
   Пока Ким и Оля к вешкам цепляли цветные кусочки ткани (пришлось пожертвовать одной блузкой), да расставляли их по периметру, женщины продолжали сбор плодов вокруг озера. Лена набрала целую охапку местных колосков.
   - А это зачем?- поинтересовалась Марина.
   - Посмотрю, может из этого можно муку сделать.
   - А! А я думала, оленей кормить, - хмыкнула она.
   - Вас бы прокормить! - улыбнулась Лена. - Ладно, сейчас десять минут на отдых, и возвращаемся. Ким, ты по дороге оставляешь метки.
   -Ага, как собачка, лапку задирай под деревьями, - хихикнула Юлька.
   -Боюсь, от таких меток всё зверьё в округе перемрет, - огрызнулся он.
   Женщины легли на полянке, Ким остался стоять, внимательно следя за лесом.
   - Лен, а тебе не кажется, что здесь как-то мало животных? - прервала молчание Марина.
   - Ну, не знаю. Конечно, я не вижу на Фабуле такого разнообразия, как на Земле, но их гораздо больше, чем на той же Круп. Ты не забывай, что мы наделали много шума, и часть обитателей ушла от нас подальше. Так что, нам предстоит ещё повстречаться со всеми обитателями Фабулы. Мелкая живность время от времени шныряет в траве, насекомых достаточно, особенно в земле. Вот чего я здесь не вижу, так это птиц. И насекомые не летают, а ползают или прыгают. Видно, этот виток эволюции у них по какой-то причине не пошел.
   - А почему решили, что здесь нет разумной жизни?- подал голос Ким.
   - Нет, никто не утверждал, что разумной жизни нет. А вот признаки какой-либо цивилизации отсутствуют. При съемке планеты не было обнаружено ни городов, ни каких- либо построек вообще, в темное время суток - нигде не было огня, исключая естественные пожары. Так что, вывод напрашивался сам собой. Если и есть разумная жизнь, то только на низкой стадии развития.
   - Понятно, - протянул Ким.- А жаль. Нам бы было это сейчас на руку. Наладили бы дружеские отношения, попросили бы помощи и все - спи-отдыхай, жди спасательный корабль.
   - Тебе лишь бы ничего не делать, - возмутилась Марина. - А если бы аборигены оказались злобными чудовищами? И мы прямиком угодили бы к ним на завтрак? Как тебе такой расклад событий?
   - Да ладно тебе, завелась. Высокоцивилизованные существа никогда не станут есть других разумных существ.
   - А ты уверен, что мы для них будем достаточно разумны? - не унималась Маринка. - Представь, что для них все наши достижения все равно, что для нас построенный термитами муравейник. И пока ты будешь чесать свою репу и думать, как им доказать, что ты не муравей, они спокойненько сделают из тебя шашлычок.
   - Марина, прекрати, - взмолилась Оля, - не надо про шашлык.
   - Может, уже двинем? - злой Ким решительно встал и пошел по тропе.
   - Да, пожалуй. Подъем! - скомандовала Лена.
   И они гуськом направились в сторону лагеря.
   Капитан спускался к реке, проверить работу по её благоустройству. Тропинка к водоёму была порядком утоптана. Там, где вода выбивалась на поверхность, расчистили берег, выровняли подход, ребята сколачивали мостки.
   - Не высоковато?- поинтересовался капитан.
   - В самый раз. По весне и в дождливый сезон вода поднимется. А для облегчения подъёма вёдер, я ещё небольшой журавль сделаю. Только вёдер у нас мало. Пластиковые ёмкости для воды большие, их отсюда полными не дотащить будет. А таскать воду двумя вёдрами, притом, что в них ещё и готовим - неудобно.
   - Придумаем что-нибудь, Иваныч, - вздохнул Павел Сергеевич.- А где Герман?
   - Внизу по течению. Они там с мужиками запруду строят, чтоб купаться удобнее было.
   - Пойду, посмотрю.
   Работа у реки бурлила. Строители поднимали камни со дна, укладывали их в плотину, одновременно углубляя дно и возводя препятствие. Камни закрепляли переплетенными ветками и глиной. Герман, весь перепачканный глиной, подошёл к капитану.
   - Паводок может и не выдержит, - сказал он, кивая на плотину, - но на первое время сгодится. Мы потом с Иванычем подумаем, как её ещё укрепить.
   - Павел Сергеевич! - окликнул капитана Жорик.- Тут глины много. Давайте попробуем сделать из нее посуду?
   - Почему нет? Нам емкости нужны, воду носить. Подумай, как бы сделать что-то объёмное, но не тяжёлое. Ладно, - он обратился к Герману, - заканчивайте, а то замерзли уже все в воде сидеть. Да и ужинать пора. Как раз и женщины возвращаются из леса.
   После ужина молодежь отправилась купаться на речку, а 'старики' сидели вокруг костра, попивая чай. Сегодня в чай добавили местную пахучую травку, от чего напиток приобрел малиновый вкус. От такого свойства траву так и стали называть малинкой. Вообще земные названия как-то сами собой прилипали к местным растениям и обитателям. Наверное, людям так проще адаптироваться в новой жизни, легче всё запомнить, усвоить. У них уже были белка, олень, кузнечик, землеройка, трещотка. Белые жучки, в первый день напавшие на Максима, получили название прилипал. Растения также называли земными названиями. Плоды, похожие внешне на яблоко, грушу, банан - так и называли, и неважно, что вкус у них отличался. А сегодня Лена принесла новый, выкопанный ею, корешок на пробу. По виду - морковка, только фиолетовая, а по вкусу - слегка подмороженный картофель. Окрестили её все же морковкой. Так потихоньку обрастал мир Фабулы названиями.
   - Петрович, - обратился капитан к старпому. - Ты завтра возьми Кима, сходите с ним к солевому озеру. Во-первых, нанеси его на карту, во-вторых, наколите побольше соли. Она тяжёлая - женщинам не справиться. И осмотритесь там внимательно, наверняка за солью не только олени ходят, хорошо бы ещё какие-нибудь звериные тропы найти.
   - Давай отправим завтра ещё и троих ребят на охоту за оленями?- предложил Петрович. - А то на овощах долго не протянем. А мясо можно впрок засолить, раз уж у нас запас соли теперь есть.
   - И зима не за горами, - поддержала баба Сима. - Консервы надо бы на чёрный день приберечь. А из свежего мяса я таких котлет приготовлю - пальчики оближете! Да и мало ли ещё чего...
   - Пельмешек бы, - размечтался Иваныч, - со сметанкой.
   -Прекратите, - застонала Лена, - сил нет вас слушать.
   - Ладно, ладно, уговорили, - глотнув слюну, согласился капитан. - К тому же, пока не сели бластеры, надо выжать из них максимальную пользу. С завтрашнего дня начинаем охоту. Тем не менее, сбор плодов всё равно не бросаем.
   - Хорошо, - кивнула Лена, - только можно я завтра займусь сельским хозяйством? Мне бы мужчину в помощь - целину копать. А то я одна много не накопаю.
   - А что сажать собралась? Морковку?- Петровича распирало любопытство.
   - Морковку тоже планирую, но на следующий год, если осенью семена соберу. А пока вот это, - она протянула на ладони колосок, - по составу очень похоже на пшеницу. Посмотрим, как на вкус будет.
   - Ленка, дай я тебя расцелую!- Петрович подскочил к биологу и заключил её в свои объятия.- Мне ж даже во сне хлеб сниться стал!
   - Не раздави нам специалиста, медведь! - прикрикнул на него капитан. - Елена, вам объявляется благодарность, с внесением записи в судовой журнал.
   - Да ладно вам, - отмахнулась она, - может и не получится ничего.
   - Что значит 'не получится'? - возмутился Петрович. - Вернёшь поцелуй назад тогда!
   - Ну, уж нет, - хмыкнула Елена, - костьми лягу, но накормлю тебя хлебом!
   - Вот это другой разговор.
   Со стороны речки послышался испуганный визг, а за ним крики: 'Держите его!' Все помчались вниз к реке.
   На берегу стояли растерянные мокрые девушки.
   - Что у вас случилось?- спросил прибежавший капитан.- Кто кричал?
   - Юлька с Саней. Они вниз пошли прогуляться вдоль речки. А потом слышим визг. Ну, парни с оружием туда помчались. Вроде за кем-то погнались. Вон и Юлька идет.
   Все подскочили к девушке. Она была чем-то явно ошарашена. Со всех сторон на неё посыпался град вопросов.
   - Тихо всем! - прикрикнул Петрович, - Рассказывай,- приказал он Юльке.
   - Мы шли по берегу, болтали. Вдруг впереди, в воде я увидела купающегося ребёнка.
   - Кого?
   - Ну, мне так показалось, что это ребёнок был. Поэтому я испугалась и закричала. А Саня за ним рванул, потом и другие парни прибежали и присоединились к погоне. А мне велели возвращаться к вам.
   - Так кто же все-таки там был?
   - Не знаю...
   Юльке явно было стыдно, за поднятый ею переполох.
   - Так, понятно, что ничего не понятно. Женщины, давайте-ка идите в лагерь, а мы пойдем, глянем, кого они там ловят, - капитан кивнул Петровичу, следовать за ним.
   Небо было звёздное, видно вокруг вполне прилично. Едва спустившись, мужчины различили идущих им навстречу группу ребят. Они о чем-то громко спорили.
   - Ну, орлы, кого ловили?
   - Павел Сергеевич, там животное купалось.
   - А почему Юля сказала, что ребёнок?
   - Это ей со страху померещилось.
   - Ты неправ,- вступился за девушку Саня, - он действительно издалека со спины похож на ребёнка. Представьте, Павел Сергеевич: ростом около метра, может чуть выше, спина, руки без шерсти, голова - лохматая. Это уж когда он повернул свою морду, да побежал, то только тогда стало видно, что это зверь, а не ребёнок.
   - Я так понимаю - не поймали?
   - Какой там, он скачет как обезьяна! А стрелять я не хотел. Мало ли кто это. А вдруг действительно что-то разумное, и мне отвечать потом за межрасовый конфликт. Пусть сначала Лена посмотрит и даст добро на отстрел.
   - Понятно. В следующий раз без самодеятельности. И никаких больше скачек за зверьём по ночам. Только днём и тем более не в одиночку, - Павел Сергеевич, строго посмотрел на Саню.
   - Так я от неожиданности.
   -Здесь каждый день полон неожиданностями, пора бы и привыкнуть.
   Лагерь потихоньку успокоился от вечерних событий и угомонился.
   Следующий день начался с небольшого теплого дождика, но людей он не остановил. Первая тройка новоявленных охотников с утра направилась в лес за добычей. Опыта ни у кого не было, но все надеялись на удачу и везенье. Группа женщин проследовала на очередную добычу плодов. Лена, взяв в подручные Саню- маленького, отправилась на равнину, выбирать место для огорода. Петрович с Кимом, как и планировалось, ушли к соляному озеру. Герман продолжал строительные работы у реки, Сима с подручными мыли и убирали посуду, сушили фрукты и овощи, принесенные накануне из леса. Несколько человек плели гамаки, Юра что-то долбил на камне. Павлу Сергеевичу стало любопытно, он подошёл к доктору. Посмотрев на его работу, капитан одобрительно, похлопал его по плечу. Да, очень скоро им придется перейти на копья, с каменными наконечниками, а также делать луки и стрелы. Да и ножи не вечны. С такой нагрузкой, как сейчас, они очень скоро выйдут из строя. А впереди ещё сельское хозяйство: плуг, серп, что там ещё надо? Капитан поёжился. Моросящий дождь напомнил ему ещё про одно дело, которым он хотел сегодня заняться.
   Соорудив из подручного материала носилки, капитан позвал с собой крутившегося неподалеку Виктора. Все его называли просто Виком. Они спустились к речке, нагрузили полные носилки глины и понесли наверх, к пещерам. Сделав ещё пару ходок, Павел Сергеевич решил, что для начала хватит. Потом они собрали камни средних размеров, и сложили их там же в пещере.
   - Что это будет? - спросил заинтригованный Вик.
   - Хм, я надеюсь, что печь.
   - Зачем? Здесь будет кухня?
   - Нет, здесь скоро будет зима. Можно, конечно, и открытым огнем обогревать, но так выйдет лучше, дров меньше будет уходить, да и еду зимой на улице готовить проблематично. Понятно?
   - Угу. А вы умеете делать печь?
   - К сожалению, нет, но буду пробовать. И я пока не решил, куда дым отводить. Наверное, придется все же топить по-черному. Давай помогай мне. Укладывай камни друг на друга, старайся подбирать с наиболее подходящими краями. А я буду скреплять их глиной. Для начала, попробуем сделать круглую печь. Вот как-то так, - капитан разложил первый ряд камней по кругу. - Ты как думаешь?
   - Не маловата?- засомневался Вик.
   - Хм, боюсь, что большего размера развалится, я всё же не каменщик. Ну, с Богом.
   Они принялись за работу. Не сказать, что так уж всё у них гладко шло. Два раза обваливалась стенка, и приходилось начинать сначала. Глина предательски заканчивалась в самый неподходящий момент, камни всё угловатые попадались. Приходилось их сначала обтачивать и придавать более- менее гладкий вид. Но дело всё равно продвигалось вперёд.
   - Павел Сергеевич! - вбежал запыхавшийся Иваныч, - Вот ты где! Там Кима ранило, его Петрович принёс.
  
   У пещеры на траве лицом вниз лежал Ким, возле него суетился Юра. По спине Кима проходили три глубокие раны.
   - Юра, как он?
   - Крови много потерял, но раны не очень глубокие. Если инфекция не попадёт - всё нормально будет. Баба Сима! Какие у нас соки в закромах?
   -Апельсиновый, тропики, виноград, гранат, яблоко, - отозвалась Сима.
   - Эх, - вдохнул Юра, - сейчас бы ему стаканчик красного вина, но, делать нечего. Разводи гранатовый сок, да побольше, - скомандовал он Симе.
   Капитан подошёл к сидящему рядом Петровичу, вся одежда которого была в крови.
   -Ты сам как? Не ранен?
   - Я-то нормально, - махнул рукой Петрович, - пацана жалко. Пока его на своем горбу тащил, думал всё, не донесу живым. Вон видишь, кровищи сколько вытекло? - Петрович кивнул на свою одежду.
   - Ничего, он молодой, крепкий, выдюжит. Да и Юра у нас спец, всё будет путём. Иди-ка ты в баню, не пугай народ, ополоснись - сразу легче станет. Потом всё расскажешь.
   - Хм, в баню, значит. Ну, в баню, так в баню. Ты пошли ребят по нашим следам, тут не очень далеко. Я там соль бросил - пусть заберут. И надо бы со зверюги шкуру снять - пригодится.
   Петрович встал и поплёлся к реке. Расстроенные люди расходились по своим делам. Кима отнесли в пещеру. К капитану подошёл Иван Иванович:
   - Слышь, Сергеич, я тут посмотрел на твои труды и, кажется, знаю, как можно дымоотвод сделать.
   - А я, если честно, ещё над этим и не начинал думать. Может оно и правильно - зачем зря мозги напрягать, если ты у нас есть. Поможешь?
   - Куда ж я денусь?!
   - Вот и ладно. Пойду, посмотрю, что за зверя Петрович завалил. Саня, позови ещё кого-нибудь, возьми бластер и идем со мной.
   Место боя нашли без труда. Посредине звериной тропы лежало крупное животное, с гладкой шерстью буро-зелёного цвета, чем-то похоже на ягуара с крысиной мордой и двумя жёлтыми клыками, торчащими из пасти. Лапы заканчивались острыми когтями. Заряд бластера буквально срезал животному пол головы.
   - Ну и страшилище! - восторгался Саня, обходя тушу вокруг. - А оно съедобное?
   - Вряд ли, обычно, хищников не едят.
   - Да я б его и не стал есть, - подхватил Олег.
   - Ладно, за дело. Надо снять с него шкуру, а также забрать когти и клыки. Мы с Саней начнем, а ты, Олег, в охране. Кто его знает, может, он был не один.
   Не имея опыта снятия шкур, измучились они изрядно. Получилось не очень хорошо. Да и шкуру кое-где повредили. Но это был их первый трофей, добытый на Фабуле. Уставшие, перемазанные кровью, с солью и тяжелой шкурой наперевес, уже к вечеру возвращались к пещерам. Подходя к лагерю, они почувствовали аромат жареного мяса.
   - Мне одному это чудится? - Олег потянул носом.
   - Да нет, точно шашлыком пахнет! - подхватил Саня.
   - Значит, охотники с добычей вернулись. Надеюсь, без потерь. Давайте ускорим шаг.
   Упрашивать никого не пришлось. Аромат жареного мяса подгонял их и придавал сил.
   В лагере было радостное оживление. На костре жарились куски мяса убитого оленя, а в ведрах булькал наваристый бульон. Приход капитана с парнями вызвал новую волну любопытства. Все с интересом стали рассматривать шкуру убитого хищника. Девчонки в ужасе смотрели на огромные клыки, а парни сразу расхватали трофейные когти и клыки - пойдёт на оружие. К ужину страсти понемногу утихли.
   - Петрович, так расскажи, наконец, народу, что там у вас произошло?
   - Хм, чего... Идем мы с Кимом уже обратно, нагруженные мешками с солью, - начал рассказ Петрович.- Тихо вокруг. Вдруг слышу, кто-то кашляет: 'Кхы- кхы'. Я Кима спрашиваю: 'Простыл что ли?' А он мне: 'Сам кашляешь, а я простыл?' И тут опять, только громче: 'Кхы-кхы'. Мы с ним одновременно поворачиваем головы и видим в метрах пяти от себя вот эту зверюгу, уже вставшую на задние лапы для прыжка. Ну, мы от испуга в разные стороны и сиганули. Этот чахоточник, не ожидая от нас такого подвоха, и промахнулся. Только он быстрый, гадёныш, сразу за Кимом рванул. Я оружие вскинул, да пальнул, но он в падении лапой по спине Кима проехал. Хорошо, что сразу издох, а то мог бы дел натворить. Ну, а дальше и так всё понятно. Так что, если кто услышит кашель - тикайте со всех ног, особенно если без оружия.
   - Ну, в общем-то, логично. Если есть травоядные, должны быть и хищники - закон природы. И хорошо, что одного из них мы уже знаем в лицо, точнее в морду, - подвел итог Иваныч.
   - А как мы его назовем? - поинтересовалась Оля.
   - А как его назовёшь? Чахотка он и есть чахотка.
   С доводами Петровича никто спорить не стал.
   - А мы сегодня у речки опять видели обезьянку, - похвасталась Юля.
   - Ту, что вчера вечером переполох устроила?- уточнил капитан.
   - Возможно, и не та конкретно, но той же породы - это точно, - подхватил Жорик.- Они реально похожи на обезьян, только практически без шерсти, кожа прямо как у нас. Морда - скорее щенячья. Она, в смысле обезьяна, поплескалась в воде, а потом, увидев нас, убежала в горы.
   - Ну вот, теперь у нас и обезьяны есть, - усмехнулся капитан. - Герман, надо бы и на горе охрану поставить. Чтоб эти обезьяны нам проблем не создали. Тем более, что мы о них пока ничего не знаем. Не дай Бог, они окажутся агрессивными.
   Так прошёл ещё один день вынужденных колонистов...
  
  3.
  
   Весна уже чувствовалась, как в природе, так и в настроениях людей. Пошёл одиннадцатый месяц пребывания землян на Фабуле. Люди всё больше дичали. Не в смысле умов, а в смысле образа жизни. Осталось всего два работающих бластера. Та немногочисленная одежда, которую удалось спасти из корабля и после бегства с болота, порядком износилась. Женщины пытались из остатков материи что-то мастерить, но иголки были большие и грубые, нитки травян
  ые, быстро рвущиеся, да и сама ткань порядком обтрепалась. Шкур ещё было мало. Да и выделка оставляла желать лучшего. Проблема была и с обувью. Крепкие мужские ботинки ещё держались, а вот легкая женская обувь вся развалилась. Пришлось перейти на лапти и мешкообразные меховые унты. Закончились запасы мыла, шампуней и крема для депиляции. Лезвия бритв затупились. Мужчины волей-неволей ходили с бородами. Женщинам пришлось укоротить свои прически. Длинные волосы доставляли слишком много хлопот. Если бы не мужские бороды, то внешне уже порой трудно было определить пол стоящего существа. Бесформенные шкуры, лапти на ногах, короткие волосы и мускулистые руки: всё это было у всех одинаковое. Люди изрядно обветрились, сбросили жировую прослойку, но накачали мускулы. Всё больше входили в обиход каменные и костяные орудия труда. Охотники вооружились копьями и луками. Из рогов оленей получились великолепные рогатки. Без бластеров стало трудней добывать дичь, но люди придумывали всё новые и новые ловушки. Копали ямы на тропах, научились делать силки из верёвок.
   Жорик набил руку в изготовлении глиняной посуды. Грубость тарелок и чашек никого не смущала. Зато сделанный им первый неказистый кувшин был принят на ура. Входы в пещеру на зиму завесили шкурами чахотки. К зиме к первому трофею, добытому Петровичем, были добавлены ещё два. В этот раз обошлось без травм и жертв. Были испытаны печи. В процессе испытаний внесли некие коррективы, для удобства приготовления на них пищи. Иваныч, или Дед, как многие стали называть его, соорудил в одной из небольших узких пещер настоящую баню, которая спасала людей от паразитов и болезней.
   Зима выдалась снежная, но не очень лютая. Люди всю зиму просидели в тёплых пещерах. Наружу выходили только за водой, да охотники каждый день отправлялись в поисках дичи. Олени ушли вглубь леса и практически перестали попадаться охотникам. Люди не брезговали и мелким зверьём. Когда снегом покрылась вся долина, с гор спустились стаи небольших животных, покрытых густой шерстью. Чем-то они были похожи на свиней, но уж больно волосатые. Как оказалось, и по вкусу ничем не уступали домашней свинине. Поначалу, решили их назвать поросятами, но название 'колобки' быстрее к ним прилипло за их смешную походку. Из-за густого меха морды и лап практически не было видно. И когда зверьки передвигались, то было такое впечатление, что они просто катятся. Ловить их было трудно, они всегда были начеку. Но, если уж удавалось завалить, то в лагере начинался пир. Из лохматой шкуры делали великолепные тёплые унты на радость охотникам.
   Запасов, приготовленных на зиму, было маловато. Если б не зимняя охота, то мог начаться голод. Так что, ответственность за жизнь людей легла в основном на мужские плечи. Один из походов за дичью закончился трагически. Вик и Боб отправились на охоту подальше в лес. Днём внезапно началась метель. К вечеру они так и не вернулись. Стали жечь сигнальные костры. Утром, когда метель стихла, сразу несколько групп отправились на поиски. Нашли их только к вечеру. Боб уже не подавал признаков жизни. Вик, лежавший с ним в обнимку, был ещё жив. Проболев месяц и лишившись трёх пальцев на ноге, он встал в строй.
   Были и ссоры, и истерики. Но были и праздники. Скромные, но искренние. Не забывали про Новый год и про дни рождения. Все даты были условными. Календарь здесь не совпадал с земным, но никого это особо не смущало. Людям необходимы праздники, иначе монотонная тяжёлая жизнь подорвёт и самый стойкий организм. Петрович, знавший кучу всяких историй и космический баек, побывавший на различных планетах, вечерами веселил публику. И никто не задавал вопросов, настоящие это истории или только что им сочинённые? Всем было просто хорошо и уютно сидеть у теплой печки и слушать незамысловатые истории.
   Петрович вообще личность уникальная. Будучи подростком, он умудрился сбежать из семьи. С тех пор он и мотается по космосу. Начинал с простого зайца на пассажирских кораблях, затем его одна добрая душа пристроила юнгой на исследовательский корабль. Потом эта же добрая душа вытолкнула молодого тогда ещё Олега в Институт космической разведки. Петрович до сих пор с теплотой и благодарностью вспоминает своего 'батю по жизни', который научил его уму-разуму и дал шанс выйти в люди. Был ли Петрович женат, так толком никто и не понял. Он говорил, что на каждой обжитой планете, на каждой космической станции его ждет супруга. То ли врал, то ли на самом деле так было, оставалось для всех загадкой. Да и не так это и важно. Главное, экипаж любил и уважал своего старпома. А он, в свою очередь, горой стоял за своих подчиненных, в то же время не давая спуску лентяям и разгильдяям.
   И вот, долгожданная весна. Сошёл снег, успокоилась разбушевавшаяся от паводка река. Людям предстояло чинить и строить заново всё, что разрушили снег и вода. Лена засеяла небольшой огород. Колобки ушли в горы, но уже появились поблизости пару оленей, по ветвям пронеслась стайка белок, вернулись и хулиганистые обезьяны.
   Жизнь шла своим чередом...
   - Эй, Чингачгук! Сегодня без двух оленей можете и не приходить! - смеясь, провожали группу Максима на охоту.
   Он слыл самым удачливым охотником в лагере.
   -Герман, пусть охрана лучше гоняет этих обезьян, - возмущалась баба Сима. - Вчера опять чуть ведро не утащили! Мало того, так они от нас научились камнями кидаться! Теперь так и следи, чтоб в лоб не запустили.
   - Ну не могу я всех людей в охране держать, - оправдывался Герман.- А на охоту кто ходить будет? Оружие делать? Дрова и воду таскать?
   - Вот он пусть сидит в охране, посматривает по сторонам и стрелы крутит, или лапти плетёт, - не унималась кухарка.
   - Когда чахотка над ухом кашлять начнет - поздно поглядывать будет.
   Сима, махнув безнадежно рукой, ушла в кухню.
   - О чем задумался, капитан? - Петрович подошёл к сидящему с остывающим чаем, Павлу Сергеевичу.
   - Весна - самое трудное время. Хватит ли припасов? Дичь ещё не пришла. Плодов и подавно не найти. А Ленкин огород ещё не скоро кормить нас начнёт.
   - Придумаем что-нибудь, - ободрил Петрович. - Дикари выжили, и мы сдюжим. У меня давно есть такая мысль: через гору перевалить к океану. Высота гор здесь не запредельная, только кое-где снегом покрыты вершины. Судя по карте, правее есть перевал подходящий. Может, устроим вылазку? А, капитан?
   - А что нам это даст?
   - В горах колобки, в океане - рыба. Сплетём сети, сделаем удочки. Всё разнообразие в еде. Рыбу можно навялить, засолить.
   - Можно, но потом. С берега сеть далеко не забросишь, а лодка у нас маленькая и резиновая, на такой далеко в море не ходят. А строить лодку здесь из дерева и волочь её к морю - не реально. Давай лучше сделаем вылазку вглубь материка. Недели на две. Во-первых, разведаем местность, во-вторых, поищем новые источники пищи, в- третьих - набьем дичи. Взять с собой человек десять.
   - Десять для нормальной экспедиции маловато.
   - Нельзя больше, лагерь совсем останется без защиты. Думаю три женщины и семеро мужчин. Ты останешься за капитана.
   - Нет, Сергеич, мы так не договаривались! Я с вами! Мне уже тошнит от нашего стойбища.
   - Ничего, потерпишь. А на кого оставить?
   - Пусть Герман командует, он давно рвётся. Или Дед.
   - Дед слишком мягкий. Из него пацаны верёвки вить будут.
   - Ты зря. Это он с виду мягкий, а как до дела дойдет, так хрястнуть по затылку не постесняется. Ладно, решай сам. Только тянуть с походом не надо, пока растительность не разрослась - самое то, по лесу пробираться.
   - Сам знаю. Я думаю, что Лену берём с собой обязательно, как главного биолога, Юлю и Марину - они крепкие, шустрые девчонки. Кого из ребят?
   - Чингачгука, как лучшего охотника.
   - Может как раз его в лагере оставить? Мы с собой бластер возьмём, справимся и сами. А ему здесь людей кормить.
   - Согласен, - кивнул Петрович, - хотя жаль, он хороший парень. Тогда и Гончара нельзя брать, никто кроме него кувшины ещё не научился делать.
   - Это Жорика?- уточнил капитан.- Поддерживаю. Так. Доктора оставляем. Тогда Женю, Олега, Саню маленького.
   - Тогда уж и Саню.
   - Почему?
   - Ну, - замялся Петрович, - если Юлю берём, то и Саню надо.
   - Понятно. Ладно, не возражаю. Кого ещё?
   - Может Кима? Спина у него зажила. Он после ранения прямо в бой рвётся.
   - А хорошо ли это? Дров не наломает? - засомневался капитан.
   - Наоборот, он за жизнь зубами сейчас вцепился. Говорит, что никакая тварь Фабулы не помешает ему дождаться спасателей.
   - Уговорил. Вечером объявим о нашем решении. Может, кто из выбранных и сам не захочет пойти с нами, тогда переиграем. Я прикину список вещей и продуктов. Надо у Юры аптечку взять. Одного дня на подготовку хватит?
   - А что нам собирать? Пойдём налегке, чтоб обратно с мясом прийти. Так что, хоть завтра в путь.
   На том и порешили.
   На вечерних посиделках все с большим воодушевлением приняли информацию о предстоящем походе. Всем уже хотелось каких-то перемен и новой информации. Из тех, кого отобрали капитан с Петровичем, не оказалось ни одного отказника. Юра рвался с ними, но все решили, что не стоит рисковать единственным врачом.
   -Итак, - подытожил капитан, - завтра день сборов и подготовки амуниции. Юля - ты принимаешь у доктора аптечку со всеми инструкциями по её применению. Марина и Ким - принимают у Симы продукты, упаковывают их, готовят ёмкости с водой. Лена - у тебя своё хозяйство. Оба Сани готовят мешки для заготовленной дичи и думают о спальных местах, но чтоб всё компактно было. Женя и Олег, на вас оружие. Мы с Петровичем завтра разрабатываем маршрут. Во время моего отсутствия за капитана остаётся Герман.
   Герман заметно повеселел. Оставшиеся завидовали счастливчикам, собирающимся в поход.
   На следующий день, во время сборов, все пытались давать советы по поводу снаряжения и упаковки вещей, предлагали помощь и вообще всячески мешали. Лишь волевой окрик капитана заставил людей разойтись по делам.
  
   Утром вышли в поход. Первый день было решено двигаться вдоль речки, пока позволяли берега. Потом идти вглубь материка на северо-восток. Обсудили только направление. А уж путь следования надо будет выбирать на местности, нанося на карту, всё, что может пригодиться людям в жизни и при других походах. То, что этот поход не последний, никто и не сомневался. Человек по своей натуре - существо любопытное. И сидеть долго на одном месте не будет. Только малое количество людей и необходимость подготовиться к зиме, на целый год отсрочило разведку окружающей лагерь территории. Эта экспедиция - первый пробный шаг. Все участники были переполнены радостным волнением. Первую половину дня шли бодро, с шутками. Местность здесь была знакомая, так что трудностей особых не было. Днём поели всухомятку, всем не терпелось отойти подальше от лагеря. К вечеру, разбили лагерь на пригорке. Спать решили на шкурах вокруг костра. По ночам ещё было прохладно, но шкуры и огонь должны были защитить людей от холода.
   - Ну что, - подытожил капитан, - сегодня мы преодолели достаточно большое расстояние, завтра постараемся не терять темп и пройти как можно дальше без остановок. А вот уже на третий день надо смотреть во все глаза. Искать новые пригодные в пищу растения, высматривать звериные тропы, места их водопоев. Всё это будет тщательно нанесено на карту. Не теряем бдительность. Уж очень мало мы пока знаем о местных обитателях. Дежурим по двое и по три часа. Всем отдыхать.
   Путешественники ещё некоторое время укладывались и переговаривались, но вскоре весь лагерь погрузился в тишину. Охрана обходила стоянку, следила за костром. Из лесу доносились различные звуки и треск веток. Там шла своя ночная жизнь.
   К обеду следующего дня берега реки стали всё более заросшими и заболоченными. Идти стало трудно. То, что они подходят к болоту, почувствовалось задолго до того, как люди увидели его. Земля под ногами стала вязкой, растительность гуще, прилипалы все чаще набрасывались на путников. Деревья расступились, и перед ними оказалось зеленое поле. Болото было огромное. Западный берег виднелся еле-еле. Решили обойти с востока.
   - Где-то там, в глубине, лежит наш ДК,- Лена с грустью посмотрела на болото.
   - Может, когда-нибудь поднимем его? - Олег посмотрел на капитана.
   - Нет. Самим нам этого не сделать, а прилетевшим за нами не до этого будет. Да и смысла не вижу. В космос ему не подняться, а предметы и вещи к тому времени сгниют и испортятся окончательно.
   - Представляете, - поддержала разговор Юля, - через пару тысяч лет появится здесь разумная жизнь. Болото к тому времени обмелеет, и остатки корабля вылезут наружу. И ученые этого мира будут гадать над, бог весть откуда, взявшимся чудом. Будут различные версии выдвигать, про исчезнувшую цивилизацию придумывать. А может, и про пришельцев сообразят.
   - Мечтательница ты, Юлька.
   - Почему нет? - возразила она. - Лен, ведь здесь может развиться цивилизация?
   - Всё возможно, - улыбнулась Лена, - только двух тысяч лет явно маловато будет. Так что наш разбившийся корабль не внесёт никакого влияния на местную цивилизацию, он просто не доживёт до этого.
   - Жаль, - вздохнула Юля.
   - Лен, а ты сможешь спрогнозировать, какой вид зверья сможет эволюционировать до разумного состояния?- спросил капитан, скорее не из любопытства, а для того, чтоб веселей шлось.
   - Как тебе сказать... - Лена задумалась.- Данных у меня мало. Ну, вот хотя бы местные обезьяны, вполне перспективные. Только и на Земле обезьяны умеют орудовать палкой и используют камни, но они и по сей день так и остались просто обезьянами. Ведь никто до сих пор не знает, как зарождается разум. Возможно, это результат мутации, может, влияние более сильных рас, которых мы ещё не встретили. То ли, действительно, труд делает из дикарей разумных индивидуумов. Вы все эти гипотезы не хуже меня знаете. Если результат зависит от мутаций, так здесь этого может и не случиться. Словом, мы вообще мало чего видели на Фабуле, и делать какие-то выводы рано. Собственно, мы за этим и отправились в экспедицию. Глядишь, что-то интересное и увидим.
   - А если здесь так и не найдем разумных существ, мы будем создавать свою колонию? - не унималась Юлька.
   - Юль, это уже будет решать Совет, - ответил Павел Сергеевич.- Наше дело - информация, а выводы пусть они делают. Если здесь бедные недра, что влечёт за собой трудности в индустриализации колонии, то вряд ли Совет пойдёт на это. Проще поискать что-то более подходящее.
   - Да уж, проще, - крякнул Петрович. - Шесть смертей и семь лет коту под хвост, и это в лучшем случае.
   - Не бурчи, космос всегда требует жертв. И почему 'коту под хвост'? Мы за это время столько материала наберем, что будущим колонистам очень облегчит первые годы существования, и спасет не одну жизнь.
   Некоторое время шли молча. Болото заметно стало закругляться. Северный его берег оказался более твёрдым, растительность становилась кустистой. С болота раздался плеск и чавканье. Все остановились, прислушиваясь. Петрович с Олегом пошли вперёд на разведку. Подойдя почти к самой кромке болота, они увидели, что в воду входит тучное животное. Оно громко фыркало и чавкало. Животное имело широко расставленные очень толстые, но короткие лапы. Очевидно, благодаря им, оно не так сильно проваливалось в трясину. Да и болото на этом участке скорее походило на заросшее озеро. Животное вылавливало плавающую растительность, громко чавкало и при этом ещё сопело и пыхтело. Чуть дальше стояло ещё одно, а из воды виднелась спина третьего.
   - Петрович, давай забьём, - зашептал Олег.- Бегемотик-то травоядный!
   - А если другие на помощь придут? Нам всех не завалить вдвоём.
   - Мы его тихонько копьями. А потом влезем на сосну, - Олег кивнул на ближайшее, ветвистое дерево, - с такими лапами не лазят по деревьям. Отсидимся там, потом за тушей спустимся, когда они успокоятся.
   - А если не успокоятся?
   - Наших позовём, - не унимался Олег.
   - Ладно, давай, ты справа и в глаз меть, а я слева и постараюсь в шею попасть.
   Копья полетели практически синхронно. Копьё Петровича попало в холку животного и так там и застряло. Олег в глаз не попал, но угодил в ушное отверстие. Копье пронзило голову, чуть ли не насквозь. Животное рухнуло как подкошенное. Стоявший неподалеку собрат, насторожился, перестал жевать, поднял голову. Не увидев никакой опасности, как ни в чём не бывало, продолжил свою трапезу.
   Мужчины осторожно подошли к убитому зверю. Оно было размером с крупного кабана. Гладкая без шерсти кожа, огромный рот с плоскими зубами, маленькие глазки, а ушное отверстие прикрыто небольшим тонким наростом.
   - Надо его быстрей вытаскивать, пока не утонуло.
   - Самим бы не потонуть, - проворчал Петрович, погружаясь по пояс в воду.
   -Дотащим ли сами этого бегемотика?
   - А кто ж его знает? Давай попробуем.
   Из воды вытолкнули тушу на берег. Затем они взяли его за задние лапы и поволокли к ожидающим их людям. От шума, поднятого охотниками, остальные бегемоты, недовольно фыркая, отошли в сторонку.
   -Что так долго? - подскочил первый Женя. - Ух, ты! Вот так добыча!
   Все обступили охотников, рассматривали новый трофей.
   - Может забить ещё? - Саня маленький, уже готов был бежать к болоту.
   - Подожди, - остановил его капитан. - Давай сначала попробуем его мясо. Вдруг оно горькое или невкусное. А мы зря зверьё набьём. Пройдитесь с Кимом, найдите место для привала. Петрович, снимай шкуру, обрабатывайте добычу.
   - А шкурка-то в самый раз для обуви пойдет, да и на штаны сгодится, - Саня погладил гладкую спину бегемотика. - Надо постараться её потоньше выделать.
   Через час весело потрескивал огонь, на нём жарилось мясо убитого бегемота. Все были возбуждены удачной охоте и рады, что снова можно вдоволь поесть свежего мяса. Лена насобирала немного разнообразных, только что пробившихся, молодых побегов. Добавляя понемногу в отвар, она добивалась наиболее приемлемого для людей вкуса напитка.
   Мясо оказалось достаточно съедобным. Немного отдавало болотом, но, если добавить пахучих травок, то очень даже ничего.
   - Какие будут предложения по поводу охоты? - спросил капитан, обгладывая кость.
   - Экспедиция только началась, - стал рассуждать Петрович, не переставая жевать, - но дичь бросать просто так не хочется. Посему у меня зародилась мысль, - он проглотил кусок и запил его отваром из трав.- Давайте набьём бегемотов, мясо подкоптим и засолим, сложим в мешки и повесим на дерево. На обратном пути заберём. Шкуры при желании можно с собой взять.
   - Так стащит кто-нибудь! - Саня недоверчиво посмотрел на деревья.- Или испортится.
   - Испортиться не должно, если нормально подкоптить и просолить, - возразил капитан. - А вот стащат...
   - Не должны, - вмешалась Лена.- Всё, что здесь бегает по деревьям - травоядное. Им наше мясо не надо. А от чахотки и других хищников повесить повыше надо. Найдём ли на обратном пути, вот вопрос?
   - Найдём! - заверил Петрович, - на карте помечу, и зарубки вокруг сделаем. Да чтоб я мясо не нашёл?! Да никогда!
   - Значит, - подвёл итог Павел Сергеевич, - завтра с утра на охоту. Саня и Юля остаются у костра, а мы по четверо пойдем в разные стороны по берегу болота. Охотимся до обеда, вторую часть дня обрабатываем мясо. Дольше задерживаться не будем.
   Как всегда перед охотой, все проверяют оружие, точат ножи, правят амуницию. Становилось всё темней. Стали укладываться на ночь.
   - Всё хотел спросить, - ни с того, ни с сего начал капитан, - Саня, а почему ты 'маленький'?
   Все тихонько захихикали. И было от чего. Саня маленький был метра два ростом и в плечах косая сажень.
   - Так их в техотделе двое Саш, - отозвался Ким. - Чтоб не путаться, решили их по-разному звать. Ну и спрашиваем: 'Клички у кого-нибудь из вас были'? Нет, говорят. Ну а в детстве друзья или мама как звали? Ну, Саня и говорит: 'меня мама 'маленьким' звала'.
   Снова все захихикали.
   - Да, уж, - хмыкнул капитан, - мимо такого вы пройти не могли. И как ты, Сань, им по шеям не надавал?
   - А мне что, - сонно отозвался Саня маленький, - они ж не со зла.
   Все засопели. Юлька с Саней ещё перешептывались какое-то время, но и они вскоре угомонились.
   Охота прошла без каких-либо неожиданностей и происшествий. Бегемоты оказались неагрессивными и ленивыми существами. И как они только выживают? Хотя, если б не наши копья, то близко к ним незамеченным не подойти. При виде опасности они уходят подальше в болото. Чахотка точно бы увязла в трясине. Да и люди для них существа новые, опасения пока особого не вызывали. Вот через год-другой - уже начнут опасаться. Ну, а пока надо пользоваться своим преимуществом. Добыли три бегемота. Порезанное на куски мясо коптили на трех кострах, затем засаливали и укладывали в мешки. Один мешок Ким уже повесил на верхушку сосны. Во второй ещё укладывали последние, только что снятые с веток, куски мяса. Из лесу послышался призывный свист Олега. Ким, Петрович и Саня маленький бросились к нему. Остальные сгрудились спина к спине, приготовив оружие к бою. Раздался звук ломаемых деревьев и характерное покашливание. На запах разделываемого мяса пожаловала чахотка. Олег вовремя заметил приближающегося хищника и подал сигнал. Мужчины бросились на нее с копьями и ножами. Испугавшись такого количества врагов, чахотка решила ретироваться. Ломая ветви, она умчалась в чащу, унося в спине копьё Олега.
   -Сегодня побольше костров и усилим охрану на ночь, - приказал капитан, - завтра с утра уходим отсюда.
  
   Следующий день шли исключительно по лесу, удаляясь всё дальше от болота, реки и гор. Крупного зверья не попалось, шныряли только белки, тушканчики и ещё какая-то мелочь. Ночью их разбудил звук, которого они до этого ни разу не слышали. Кто-то или что-то трубило во всю мощь. Похожий звук издает слон, трубя в свой хобот. Только этот звук был более визгливый.
   - Лена, кто это? - Марина, прижалась к ней.
   - А я откуда знаю? - отозвалась она. - Может, это и не живое вообще.
   - А что тогда?
   - Например, болото воздух выпускает через поваленное, полое внутри, дерево, - предположила Лена.
   -Или обезьяны трубу сделали и сейчас дискотеку устроили, - хихикнул Саня.
   Звук раздался снова, но немного в стороне и, похоже, удалялся.
   Удвоили охрану. Трубный звук периодически разносился по ночному лесу, беспокоя уставших людей. Однако остаток ночи прошел спокойно. Под утро трубач угомонился, и, наконец-то успокоившись, людям удалось заснуть.
   Весь день пробирались сквозь лес. Листва набирала силу, поваленные за зиму деревья преграждали тропинки, затрудняя путь. Двигаться стали медленнее. Лес просматривался плохо, приходилось быть всегда настороже. К вечеру очередная звериная тропа вывела путников к небольшому лесному озеру. Решили сделать привал.
   Озеро было великолепно. Прозрачная бирюзовая вода, небольшая песчаная отмель, наклонившиеся деревья создавали просто сказочную картину. У южного берега на воде расцветали синие цветы. К сожалению, для усиления сказочного пейзажа не хватало птичек и порхающих ярких бабочек.
   - Эх, искупаться бы, - Юлька с надеждой посмотрела на капитана.
   Да уж, искупаться не мешало бы всем. Потные, пропахшие дымом и копченым мясом, уставшие, они давно мечтали помыться.
   - Разбивайте лагерь на поляне. Ким, пойдем, разведаем, - капитан, взяв копье, спустился на берег озера.
   Вода прозрачная, просматривается практически до дна. Живности не видно. Осмотрели берега, тоже всё в порядке.
   - Давай, я первый, а ты последи.
   Капитан стал снимать с себя нехитрое обмундирование. Зашёл в воду по колено.
   - А вода ледяная! Много не накупаешься! - и он быстро погрузился в воду.
   Сделав пару гребков, вернулся на берег.
   - Ох, хорошо! Освежает. Давай ты теперь.
   Ким не заставил себя долго ждать.
   Вечером, чистые и уставшие, сидели вокруг костра. Юлька с Саней ушли к озеру. Ким с Петровичем отправились ставить на тропах ловушки для мелкого зверья. Лена на берегу мыла посуду. Павел Сергеевич там же пытался привести свои штаны в более-менее чистое состояние.
   - Да, это вам не мягкая английская шерсть, - ворчал он,- тут без грубой щетки не обойтись. Да и мочить особо нельзя, завтра задубеют - не влезешь.
   - Ты становишься похож на старого ворчливого деда, - улыбнулась Лена, - который вечно чем-то недоволен.
   - А я и есть дед. Шестьдесят не за горами. Да и первобытная жизнь подкосила немного. Самой ведь тоже тяжело, я же вижу.
   - Да, нелегко, - согласилась Лена. - И спина стала болеть. Вот только если руки опустить, то все - можно сразу умирать. А как-то не хочется.
   - Тут ты права, умирать рановато. Внуков хотелось бы понянчить, - мечтательно вздохнул капитан.
   - Каких ещё внуков? - не поняла Лена.
   - Наших, фабуловских. Мы теперь одна семья, значит, и внуки у меня будут.
   - Ну, это, я думаю, не за горами, - Лена кивнула в сторону доносившегося хихиканья Юльки с Саней. - Надо придумать церемонию бракосочетания, чтоб красиво и торжественно было.
   - Валяй, - согласился капитан, - это по вашей, бабской части. А моё дело занести в судовой журнал соответствующую запись.
   -Какой ты, всё- таки, скучный и не романтичный.
   - Что ж не романтичный? У меня чернила закончились в ручке. Так что запись в журнале о бракосочетании буду делать красной краской. А выговоры и нарекания - черной сажей. Ну, а повседневную рутину - синей.
   -Ну вот, теперь ты как клерк из скучной конторы. Всё бы тебе записать, да зафиксировать. Так теперь ещё и с подвывертом.
   - Опять недовольна, - вздохнул Павел Сергеевич, - ничем тебе не угодить.
   Лена села возле капитана, положила свою голову ему на плечо. Он обнял её за плечи. Они, молча, сидели на берегу озера и слушали плеск воды.
   На противоположном берегу, Саня полез в воду.
   - Не накупался, что ли? Холодно ведь, - удивился капитан.
   - Он за цветами, - объяснила Лена, - там синие цветы росли. Для любви холод не помеха.
   Саня, нарвав охапку цветов, вылез из воды. Юлька стала его растирать и согревать. Потом они скрылись из виду.
   - Может, останемся здесь ещё на день? Походим вокруг озера, поищем дичь? - предложил капитан.
   - Я 'за', постираемся, отдохнём. Если здесь перспективное место для охоты, то можно будет организовать что-то типа охотничьей стоянки. Сделать небольшой дом, оставить кое-что из посуды, соль, пару банок консервов. Сухие дрова под навес.
   - Умница ты моя! Глобально мыслишь. Если остальные возражать не будут, то завтра мы здесь.
   - Помогите! - раздался испуганный Санин голос с противоположного берега озера.
   Капитан с Леной сорвались с места и кинулись на голос. Юля лежала без сознания на земле, Саня держал её голову на коленях и пытался привести в чувство.
   -Что случилось?
   - Не знаю. Мы сидели, а потом она вдруг потеряла сознание и сползла вниз.
   Лена с капитаном наклонились над Юлькой. Она дышала ровно, глубоко.
   - Такое впечатление, что она просто спит, - сделал предположение капитан. - Давай, Саня, перенесем её к костру.
   Парень с легкостью взял Юлю на руки. С её колен посыпались синие цветы. Лена подобрала пару штук и положила себе в сумку. Юлю положили поближе к костру. Пытались водой привести её в чувство, но разбудить так и не смогли. Саня места себе не находил.
   - Не волнуйся ты так, всё будет нормально, - успокаивали его. - Устала очень, вот и вырубилась. Поспит, завтра свеженькая как огурчик будет.
   - Не могла она вот так просто вырубиться, - не верил он.
   Подошла Лена, с синим цветком в руке.
   - Ты прав, Юлька не просто так отключилась, - сказала она. - Запах этого цветка на наш организм действует, как снотворное. Если бы был только один цветок, то она почувствовала лёгкую сонливость и спокойно дошла до лагеря и уснула. Но Юля вдохнула целый букет. И как результат - мгновенный крепкий сон. Надеюсь, без последствий.
   - Это я виноват, - Саня сидел, обхватив голову руками.
   - Зато, благодаря тебе, Юля отдохнёт, - Петрович похлопал парня по плечу. - А ты отдежуришь за неё ночную вахту.
   - Так что, - подытожила Лена, - теперь у нашего доктора будет снотворное. Остальных надо будет предупредить об опасности, исходящей от данного растения.
   - Лен, ты набери их побольше, вдруг у кого в походе бессонница будет, - хихикнул Женя.
   - Страдающие бессонницей будут дежурить по ночам за других, - Петрович треснул Женьку по затылку.
   - Да ладно, Петрович, я ж пошутил.
   - А я нет, - хмыкнул Петрович.
   - Ладно вам, - прервал капитан. - Завтра остаёмся здесь. Делаем разведку по двум направлениям. Охотимся, наблюдаем. К вечеру возвращаемся к костру. Если что-то произошло и нужна помощь, подаём сигнал дымом.
   - А как же Юля?
   - Если к утру не проснётся, то с ней останется Саня.
   Капитан вёл свою четвёрку на запад. Ардо приятно грело спину. Весна уже уступала свое место лету. Многие деревья стояли в цвету. Лена по пути набирала образцы растений. По веткам прыгали белки. Встретился им и отбившийся от стада олень. Последнему не удалось уйти от охотников. Сане маленькому пришлось тащить тушу на себе. Не обошлось и без приятных сюрпризов. Трофей охотников пополнился новым образцом. Это был зверь, напоминающий кенгуру: такие же сильные задние ноги, и потрясающие прыжки. На этом, собственно, сходство и закончилось. Но его все равно окрестили 'кенгуру'. Животных было несколько, они паслись на небольшой поляне. Так как животные не видели до этого людей, охотникам легко удалось подойти к ним поближе и выстрелить. Сражённое бластером, одно кенгуру упало, а остальные огромными прыжками кинулись врассыпную.
   - Нелегко будет потом их ловить, - вздохнул капитан, - вишь, как сиганули.
   - Зато посмотри, какая шерсть изумительная, - Лена провела по серебристой шкурке рукой.- Мягкая, нежная. Вот бы шубку из такой.
   - Леночка, специально для тебя, набьём этих кенгурушек на дюжину шуб!
   - Спасибо, Жень, ты настоящий друг! - улыбнулась Лена.
   Капитан насупился, но ничего не сказал. Взвалил убитого животного себе на плечи, и двинулись дальше.
   Впереди послышался небольшой шум, трещали сломанные ветки и что-то ещё. Мужчины опустили свою поклажу и прислушались. Вдалеке мелькнули три существа, двое стояли на задних лапах, а один сидел на дереве. Люди притаились за кустами. Ростом животные были чуть ниже среднего человека. Они собирали листья с деревьев, складывая их во что-то, напоминающее сумки. Тело их было покрыто короткой серой шерстью, хвост был небольшой, плоский. Морду плохо было видно. Они издавали тихие звуки. Затем все прыгнули на дерево и ловко поскакали с ветки на ветку в противоположную от землян сторону.
   -Павел Сергеевич! Вы это видели?- Саня маленький сиял от восторга.- Вот это дичь! Давайте догоним?
   - Сомневаюсь, что мы догоним. Лена, что ты на это скажешь?
   - Не знаю пока. Пойдем лучше посмотрим, что они собирали.
   Дерево как дерево. Лена сказала, что уже встречала такие, но не обращала на них внимания. Решили взять листья на пробу. Рассмотрели следы. Ступня плоская, пять пальцев, когти маленькие. Вот и всё, что удалось выяснить.
   К вечеру обе группы разведчиков вернулись на место стоянки. Юля с Саней уже приготовили ужин. Юля проснулась где-то к обеду, с небольшой головной болью, но отдохнувшая и выспавшаяся. Группа Петровича принесла двух оленей. До темноты все снимали шкуры и обрабатывали мясо. Решили так же, как и после первой большой охоты, оставить добычу на деревьях.
   - Вообще хорошее место, - рассуждал Петрович, - удобное, перспективное. Зверья много. Лена правильно предложила, что здесь нужно построить охотничью времянку. Опять-таки - озеро рядом, вопрос с водой отпадает.
   - Ага, и сон-цветы!- подхватил Олег.
   - Кенгуру, эти ваши, - продолжал Петрович, - надо бы лучше узнать их повадки и где они обитают. Шкурка у них хороша. Да и на вкус - нормальные. Мясо жестковато, но бульон наваристый.
   - А ещё эти... двуногие, - вспомнил Саня маленький.- Может, и они съедобные.
   - Какие ещё 'двуногие'?- заинтересовался Ким и вся группа Петровича.
   - Ну, такие, - Саня маленький пытался подобрать необходимые слова.- Как белки, только крупные и на задних лапах ходили, листья собирали. А потом заскочили на дерево, только мы их и видели.
   - Интересно, - Петрович задумался.
   Лена тем временем возилась со своими травками и цветочками.
   - Павел! - Позвала она капитана. - Подойди ко мне, пожалуйста.
   Когда капитан подошёл, она подала ему кружку с отваром:
   -Попробуй, это из тех листьев, что большие белки собирали.
   Павел Сергеевич сделав пару глотков, удивлённо посмотрел на Лену:
   - Хм, ты тоже чувствуешь, что там алкоголь?
   Лена утвердительно кивнула головой.
   - По вкусу, как глинтвейн, - капитан сделал ещё глоток. - В холодном виде ещё вкуснее будет.
   -Что будем с этим делать?
   - Скрыть всё равно не удастся. Рано или поздно это вылезет наружу. Но ограничить придётся. Будем писать закон о запрете чрезмерного употребления ... этого.
   - Всё бы тебе писать, бюрократ чёртов, - покачала головой Лена.
   -Не бурчи. А сейчас давай свари его в слабом виде для всех нас. Будем отмечать удачный день.
   Ещё два дня пути позади. Они не принесли ничего нового. Капитан уже планировал обратный путь. Хотелось пройти не совсем по старым следам, но, в то же время, необходимо заходить на места схронов. Решили сделать небольшую петлю на запад, чтоб подойти к озеру с другой стороны. Там забрать мясо и сделать петлю на восток, а потом вернуться к болоту за бегемотами.
   Место для последней перед возвращением ночёвки выбирали долго. Вокруг был густой лес, и поляна всё не попадалась. Быстро темнело. Решили ночевать там, где и стояли. Кое-как расчистили место под деревьями, развели огонь. Дозорные разошлись по своим местам. Все стали укладываться спать.
   - Вот гадость! - вскрикнул Олег.
   - Что там у тебя?
   - Да слизняк какой-то под руку попался.
   - Не кашлял?- хихикнула Марина.
   - Он мокрый и скользкий, брр! И здоровый, сволочь, не то, что наши улитки. Я его подальше отшвырнул.
   - Зря, - зевнул Ким, - улитки очень даже вкусные. Надо завтра поискать.
   На том благополучно и уснули.
   - Капитан, беда, вставайте.
   - Что случилось, Женя?
   - Я пошёл будить Олега, он меня сменить должен был, а он ... по-моему, мёртв.
   - Как это? - капитан вскочил и подошёл к лежащему под деревом Олегу.
   Тот лежал неподвижно, в глаза бросилась неестественная бледность. Сердце не прослушивалось, тело уже начало остывать.
   - Может искусственное дыхание сделать и массаж сердца?- предложил Женя.
   - Поздно, он уже часа два, как умер. Вот только от чего? Давайте осмотрим его хорошенько.
   На груди никаких ран не было. На спине тоже, а вот на затылке было большое сине-красное пятно. Осмотрев внимательно все вокруг тела, обнаружили еле заметную кровавую удаляющуюся дорожку. Пройдя метра три по ней, в кустах увидели большого красного слизня. При виде его, Марину вывернуло наизнанку.
   - Вот мерзость! Это оно убило Олега?- Ким ткнул слизня копьем.
   Слизень, лениво зашевелился, капелька красной крови вытекла из его тела.
   - Улитка-кровопийца, - Юлька в ужасе прижалась к Сане.- Она ведь могла любого из нас.
   Ким проткнул копьем кровопийцу.
   - Но почему Олег не сопротивлялся?
   - Вероятно, - предположила Лена,- оно впрыскивает жертве что-то типа обезболивающего или парализующее. А затем спокойно пьет кровь.
   - Осмотрите всё вокруг, - распорядился капитан, - нам не нужны новые жертвы.
   Слизней больше не было. Настроение у всех было подавленное. Марина постоянно шмыгала носом. Ребята молча копали могилу.
   Дорога домой всегда бежит быстрей. Вот и не заметили, как два дня отшагали. Взяли на запад. Лес здесь был старый. Деревья стояли огромные, стволы такие, что и девять человек не обхватят.
   - Ты знаешь, - Лена шла с капитаном впереди, - мне кажется, что в таком лесу должны жить эльфы. Эти деревья-великаны просто созданы для них. А когда цветут - прекрасны вдвойне. Я так и вижу, как из небольшого домика на дереве вылетают красивые эльфы и порхают среди цветов, собирая нектар. А к вечеру собираются на ветвях и играют чудесную музыку, танцуют и поют.
   - Фантазёрка, - отозвался капитан. - Сама говорила, что здесь нет никого летающего. Так что с эльфами облом. Скорее здесь рай для белок.
   Пройдя ещё метров триста, им пришлось остановиться. Впереди, среди деревьев что-то виднелось. Решили затаиться и сделать разведку. Подкравшись поближе, они различили на деревьях постройки, напоминающие гнёзда, только большого размера. На деревьях, у гнёзд сидели те большие белки, которых люди встретили у озера. Внизу по земле ходили ещё несколько особей. Через плечо у них висели сумки, в лапах держали палки. Понаблюдав за ними немного, разведчики вернулись к остальным.
   - Там стая больших белок. Их много. Поэтому предлагаю обойти их стороной. Если они все на нас набросятся - то нам несдобровать.
   - Поддерживаю, - сказал капитан.- Идём тихо, стараемся не попадаться на глаза этим созданиям.
   Все молча стали удаляться от гнездовья больших белок. Пару раз им пришлось прятаться в кустах и пропускать движущихся по деревьям животных.
   На вечерней стоянке, Лена подошла к Петровичу:
   - Ты покажи на карте, где мы наткнулись на стаю больших белок?
   Петрович развернул карту и ткнул пальцем.
   - Отметь, пожалуйста, может потом пригодиться.
   -А зачем они тебе? Есть какие-то мысли? - спросил он.
   - Да, я думаю, что это и есть та ветвь в фабуловской эволюции, которая может стать разумной. Точнее, они уже немного разумны. Так что, советую их не есть, до выяснения всех обстоятельств.
   - Это ж надо! - удивился Саня, - Белки и вдруг разумные.
   - Лена, а почему сразу 'разумные'? - засомневалась Марина, - У нас птицы тоже гнёзда вьют и что?
   - Там не просто гнёзда, - объяснила Лена, - у них орудия труда, примитивные, но есть. Сумки для сбора плодов и листьев. Если вы заметили, белки переговариваются друг с другом. Значит, у них есть свой язык. И ещё я обратила внимание на то, что они всегда по трое ходят по лесу. А это говорит о том, что у них уже есть зачатки коллективизма. Эх, понаблюдать бы за ними.
   - Ну, через год-другой организуем сюда научную экспедицию, - обнадёжил её капитан.
   - Если доживём...
   - Не будь пессимисткой, - Петрович, похлопал её по плечу, - куда ж мы денемся?
   Дальнейшее путешествие не принесло ничего нового. По пути назад, у озера забрали мешки с мясом, оставленные там на хранение. А вот у болота сохранился только один мешок. Второй лежал на земле, разодранный и искромсанный зубами, без всякого намёка на лежавшее там мясо. Ветка, на которую его повесили, не выдержала тяжести и обломилась. Хищники не побрезговали соленым и вяленым мясом. Тяжело нагруженные люди медленно продвигались через лес назад к пещерам. Через четыре дня вышли к своим. Навстречу им бежали счастливые соплеменники. Радость встречи омрачилась известием о гибели Олега.
   Вечером устроили большой пир. Лена заварила винные листья. Веселились, пели песни, играли возле костра.
   Капитан, дед и Петрович сидели в сторонке, попивали теплое вино.
   - Ну что, дед, как вы тут без нас? Происшествий не было? Как Герман?
   - Да нормально. Я думал, гайки начнёт закручивать, ан нет, толково всё делал. С Чингачгуком поначалу цапались, а потом ничего, обтесались. В остальном - всё согласно штатному расписанию. Обезьяны, паршивцы, замучили. Пришлось поверху заграждение делать из колючих веток. Всю одежду на этих колючках разодрали - два дня потом чинили. Зато сразу полегче стало. А то прямо житья от них не было.
   - Это хорошо.
   - Всё хорошо, что хорошо кончается, - подхватил Петрович, допивая остатки вина. - Пошёл я спать. Соскучился я по своей постели.
   - Это точно, - капитан пошёл вслед за Петровичем. Гамак и подстилка из сушеной травы ждали его.
  
  Глава вторая.
  1.
  
   - Капитан, мы дотянули до Фиби, но на штатное приземление у нас не хватит мощности умирающего двигателя. Боюсь, ничего нельзя сделать, мы разобьёмся.
   - Без паники, Стерх, будем садиться. Тем более что другого варианта у нас нет. Проверь лучше, все ли в капсулах? И сам ложись.
   - Ты одна не справишься,- возразил он.
   - Справлюсь. Это приказ.
   С приказами капитана на корабле никто не спорил. Первый помощник ещё раз прошёлся по отсекам корабля. Все пассажиры и члены экипажа лежали в посадочных капсулах. Корабль начал дрожать всем корпусом. Стерх печально покачал головой, и пошёл к своей капсуле.
   Кари из всех сил пыталась выжать из двигателя всё, чтобы посадить разбитый корабль. Это было вообще чудо, что они долетели до Фиби, которая считалась условно пригодной для жизни. Правда, условно пригодной её называли лишь потому, что до её изучения всё никак не доходили руки. Никаких конкретный данных о планете под названием Фиби у Кари не было. В справочнике только говорилось, что здесь есть кислородная атмосфера, растительность и, вероятно, животный мир также присутствует. Вот, собственно и всё. Когда произошла авария, корабль прошёл чуть больше половины намеченного пути. По всем расчетам они не дотягивали до пункта назначения. Решили рискнуть и лететь к ближайшей по курсу звезде, имеющей пригодные для жизни планеты. Это и оказалась Фиби. Да, они рисковали, но альтернативой была долгая мучительная смерть в космосе на умирающем корабле. А такого не пожелаешь и врагу.
   Корабль уже практически был неуправляем. Они стремительно падали. Кари толком не могла видеть, куда именно они падают, не могла скорректировать полёт. Единственное, что ей оставалось делать, это не давать кораблю пикировать, и стараться удерживать его в более-менее горизонтальном положении, пытаясь планировать. В довершении ко всему они попали в грозовой фронт, молнии били в корпус корабля, лишая его последних сил. Удар о землю был сильный. Это последнее, что помнила Кари. Противоперегрузочная система выжала из себя всё до капли.
   Стерх быстро пришёл в себя после крушения корабля. Первым делом макки. Члены экипажа уже самостоятельно выбирались из капсул. Пассажиры все находились в шоке. Непривычные к таким перегрузкам и неготовые к экстремальным ситуациям, многие просто растерялись и не знали, что им делать.
   - Ребята, - Стерх обратился к своим подчинённым, - помогите всем пассажирам выбраться, окажите помощь, постарайтесь успокоить. Я к капитану.
   Он бегом побежал в рубку. Кари неподвижно лежала на пульте управления, кровь капала из носа и ушей.
   - Мисса, срочно в рубку, - разнеслось по кораблю.
   Через пару минут корабельный врач уже суетилась возле раненого капитана корабля.
   - Что с ней?
   - Ушиб головы и перегрузка. Сейчас рану обработаю и постараюсь привести её в чувство.
   - Хорошо, - Стерх повернулся к приборам. - Надо посмотреть, куда нас занесло. Вот невезуха, мы лишились практически всех наружных датчиков. Ничего не видно. Придётся выходить. Мисса, после капитана проверь пассажиров.
   - Уже, - отмахнулась она, - там всё в норме, пара ушибов не в счёт.
   - Это хорошо. Тогда я на разведку.
   Стерх, вызвав биохимика, направился в шлюзовую камеру. Туда же подошёл и Грок с небольшим аппаратиком в руках. Молча, влезли в аварийные скафандры. Люк шлюзовой камеры медленно открылся. На планете была ночь, гремел гром, вовсю лил дождь. Стерх зажёг фонарь. Из-за дождя практически ничего не было видно. Грог взял пробу воздуха. В приборчике защелкало, через минуту на экране появились цифры.
   - Ну, что тут? - Стерх нетерпеливо посмотрел на экран.
   - Что ж, мы - счастливчики, - Грог, довольный выключил прибор.- Можно снимать скафандр, воздух вполне пригодный.
   Стерх посмотрел на бушующую за бортом стихию:
   - Нет уж, я пока в нём побуду. Пойдём, спустимся, осмотримся.
   Он осторожно стал спускаться по ступенькам. Корабль покачивало, ветер норовил сбить звездолётчиков с ног.
   - Смотри, - Стерх остановился и указал на последнюю ступеньку.
   Она, явно погружалась в воду, и через минуту исчезла из виду, а вода поднималась уже к другой.
   - Счастливчики, говоришь, что-то не похоже.
   Стерх осветил фонарем окрестности. ОРИ-КО лежал на болоте и погружался в него. Дождь ускорял этот процесс. В кормовой части корабля виднелась прореха. Каким-то чудом повредилась только внешняя обшивка, и вода ещё не хлынула вовнутрь. Но как долго внутренняя обшивка продержится натискам стихии, помощник капитана не знал.
   -Да уж, - вздохнул Грог. - Что будем делать?
   - Эвакуироваться, причём срочно.
   - Куда? И главное как?
   Они ещё раз огляделись. Кроме как к ближайшим деревьям идти было некуда.
   - Из кресел, кроватей, лестниц и веревок будем делать настил и потихоньку переправлять пассажиров.
   Они вернулись вовнутрь. Капитан всё ещё была без сознания. Стерху ничего не оставалось, как взять на себя организацию эвакуации. Пассажиры доставляли много хлопот. Если экипаж работал чётко и слаженно, то частные лица абсолютно не приспособлены к авральным ситуациям. Повезло ещё, что в этом рейсе не было детей, а то проблем и визгу прибавилось бы. С горем пополам настил был готов. Первый его испробовал стюард Ирек. Он был самый крупный, поэтому и полез первый. Заодно он же и будет принимать идущих за ним пассажиров. Всем было приказано брать только самое необходимое из личных вещей. Каждого ещё нагружали продуктами, одеялами и инструментами. Макки двигались медленно один за другим. Темнота, дождь и порывистый ветер затрудняли эвакуацию. Оказавшись на твёрдой почве, пассажиры сбились в кучку под деревьями. Члены экипажа сделали ещё пару ходок на тонущий корабль, вынося оттуда всё, что может пригодиться. Вода прибывала, начиная затапливать и пригорок, на котором расположились эвакуированные макки. Потерпевшим крушение ничего не оставалось делать, как уходить вглубь леса, подальше от болота и тонущего ОРИ-КО.
   Остаток ночи измученные и мокрые макки пробирались через лес. Гроза уходила в сторону. Капли дождя становились мельче. Светало. На первой попавшейся поляне сделали привал. Макки в изнеможении повалились на землю.
   - Как Кари? - Стерх подошел к носилкам, но которых несли капитана.
   - Пару раз приходила в себя, но ненадолго. Я думаю, если ей дать покой, через пару дней встанет на ноги.
   - Ох, Мисса, нам бы всем покой не мешал,- вздохнул Стерх, - да где его взять? Ладно, всем спать, а там будем решать, что делать дальше.
   Пассажиры, кое-как укутавшись в мокрые одеяла, пытались уснуть. Стерх организовал охрану из членов экипажа. Лагерь затих, мирно посапывая.
   Стерха, несущего караул вокруг спавших, не покидали тревожные мысли. Как поведут себя пассажиры? Справится ли немногочисленный экипаж с такой разношерстной группой, неприспособленных к жизни в диких условиях, макки? Среди пассажиров пять женщин. Вон лежит пожилая дама. Шерсть у неё совсем потускнела и стала редкой. Если он правильно помнил, она летела к родственникам улаживать семейные дела. Рядом примостилась молодая, уверенная в себе девушка. Стерх знал, что её звали Манора, и то, что она являлась хока и дочерью какого-то важного чиновника. Весь недолгий путь на корабле Манора держалась особняком, ни с кем особо не общалась. Впрочем, это естественное поведение таких барышень. Стерх на своём веку перевозил их немало, и всегда они держались в стороне от других, чем вызывали раздражение у пассажиров. Ох, боюсь, что с Манорой мы ещё нахлебаемся. Недалеко от неё спит женщина средних лет. Стерх её практически не замечал на корабле. Тихая, вежливая, в меру общительная. Чуть дальше спят юрист и две его жены. Женщины молодые, крепкие, но полностью во власти своего мужа. Юрист не очень нравился Стерху, уж больно заносчив и спесив. Остальные макки расположились кто где. Мужчины - разные, как и по возрасту, так и по комплекции. Надо будет узнать их профессии, может, что и пригодится. 'Только бы Кари пришла в себя, - думал Стерх, - она мудрая женщина, она справиться с любой проблемой'. С такими мрачными мыслями, отдежурив, Стерх уснул.
   После нехитрого, сделанного на скорую руку обеда, все собрались на поляне. Общий сбор начал первый помощник капитана.
   - Уважаемые пассажиры и члены экипажа! Вы все знаете, что наш корабль, получивший повреждения, не смог продолжить намеченное путешествие и был вынужден совершить экстренную аварийную посадку на ближайшую к нему планету. Только благодаря мастерству и мужеству Кари, мы вообще смогли сесть. И нам повезло, что планета оказалась пригодной для жизни. Теперь о состоянии дел на сегодняшний момент. Сигнал бедствия отправлен, но помощи ждать нам придется не менее трёх лет. Нас всего тридцать, из них одиннадцать членов экипажа и девятнадцать пассажиров. Это очень мало для организации настоящей колонии. К тому же у нас нет соответствующего оборудования и инструментов. Скажу больше - у нас всего один парализатор.
   - Как же мы выживем? Это ж три года надо как-то держаться? Как жить в таких условиях? - со всех сторон доносился ропот пассажиров.
   - Никто не говорит, что будет легко, - продолжил Стерх, - но мы макки - цивилизованная, высокоразвитая раса, и не должны сдаваться. Чтобы выжить, нужно жить одной командой. С этой минуты здесь нет экипажа и пассажиров, здесь есть один сплоченный коллектив. Каждый будет выполнять работу по мере своих сил и возможностей. Какие будут предложения по поводу организации лагеря?
   Макки притихли.
   - Вы знаете, - начал один из пассажиров, - я по профессии зоолог, специализируюсь на изучении древних вымерших животных, и считаю, что при данных сложившихся обстоятельствах, нам ничего не остаётся, как вспомнить истоки возникновения расы макки. Как вы все прекрасно знаете, наши предки спустились с деревьев. Первобытное существование на ветвях давало им безопасный кров и пищу. Примитивные деревянные и каменные орудия труда помогали выжить. У нас с вами есть небольшое преимущество перед нашими древними предками - это знания. Вопрос в том, сможем ли мы ими воспользоваться в данных условия? Но есть и минусы - мы, увы, давно вышли из леса, и навыки выживания в дикой природе забыты.
   - Вы хотите, чтоб мы опять залезли на деревья? Это же дикость! - возмутилась пожилая дама.
   - У кого есть другое предложение? - спросил Стерх.
   Все промолчали.
   - Я, так же как и Крок, считаю, что нам лучше всего устроить лагерь на деревьях, - поддержал Оги.- По крайней мере, на первое время. Спуститься вниз мы всегда успеем. Если выживем, - тихо добавил он.
   - Решено, - подытожил Стерх. - Ирек, Грок и я идем на поиски подходящего места. Фури, организуй ужин. Женщины ей помогут. Оги, вы ведь биолог? - Оги утвердительно кивнул, - тогда займитесь поиском пригодной пищи. По одному не ходим, минимум трое.
   Все разошлись по делам. Первый помощник с двумя другими членами экипажа, взяв единственное оружие, имевшееся на борту пассажирского корабля, отправились на разведку.
   Место надо было выбрать, чтоб и поляна была, и деревья вокруг стояли крепкие и большие. Обязательно источник воды рядом. Шли наугад, однако, чтобы не заблудиться, решили придерживаться северо-западного направления. Вокруг шумел лес, шныряло под ногами мелкое зверьё.
   - Тихо, - Грок остановился, прислушиваясь.- Вода журчит.
   - Точно, - подтвердил Ирек, - левее. Пойдём, посмотрим.
   Они, пробравшись сквозь кустарник, вышли на родник, выбивающийся из-под камня. Родник был прозрачный и полноводный. Макки с удовольствием напились чистой, прохладной воды.
   - Я предлагаю спуститься вдоль ручья, возможно, что-то подходящее и найдём.
   Все согласились со Стерхом. Через час пути ручей набрал силу, звонко журча, бежал по камням, прокладывая себе дорогу через лес. Его поток к вечеру привел путников к совершенно необыкновенной поляне, вокруг которой рос реликтовый лес. Деревья поражали своей красотой и размерами. Мощные стволы венчала раскидистая крона. Стволы обвивали ползучие растения. Ирек первым снял обувь и легко взобрался на дерево.
   - Здорово! Здесь вполне можно сделать приличное гнездо, - крикнул он сверху.
   Стерх и Грок поднялись следом. Они перепрыгнули на соседние деревья, осмотрели и их. В коре растения водились всевозможные насекомые.
   - Это не страшно, - заверил Грок, - есть у меня препарат - ни один жучок не вынесет. Спать будете спокойно.
   В этот момент по лесу разнесся трубный голос. Разведчики переглянулись. Ирек полез выше, осмотреться вокруг. Но из-за листвы ничего не было видно.
   - Надеюсь, здесь не много хищников и они не умеют лазить по деревьям, - вдохнул Грок.
   - На это все надеются, только бдительность терять не надо. Ну что, на этом месте и остановимся? - Стерх ещё раз осмотрелся вокруг, - На мой взгляд, то, что нам надо.
   -Согласен, - поддержал Грок.- Возвращаемся за остальными.
   На обратном пути они делали зарубки и оставляли опознавательные знаки. Вернулись уже ночью. Их долгое отсутствие заставило тревожиться остальных. Появление Стерха с командой, вызвало радостные крики и вздох облегчения. Все, услышав про родник и про лес, где растут огромные деревья, одобрили выбор разведчиков. Решили тронуться в путь с утра. Непривычные звуки чужого леса, жесткая постель, тревога за будущее не давали маккам спать спокойно. Кое-где слышались всхлипывания и вздохи. Только к утру лагерь наконец-то затих. Лишь дозорные, сменяя друг друга, сидели на ветвях, вглядываясь в тёмный лес. К счастью, хищники в эту ночь проходили стороной.
  
  2.
  
   Обустройство нового жилья далось тяжело. Все помнили картинки из пособий по истории, где были нарисованы большие, удобные гнёзда, в которых жили семьями древние макки. Но как они их делали, можно было только догадываться.
   Всеми подручными средствами, рубили удобные для плетения ползучие растения, гибкие ветви. Собирали листву и мох, косили и сушили траву. Поселившись на деревьях, маккам сразу пришлось отказаться от обуви. Молодые парни уже неплохо освоились на ветвях. Рудиментарные стеги, хоть и не так эффективно, как у древних макки, но делали свое дело. Урих и Марк становились асами по прыжкам с ветки на ветку. Поэтому основную работу на кронах деревьев, выполняли они.
   - Марк, смотри, - крикнул с верхушки Урих, - у нас появился конкурент!
   По веткам дерева прыгал небольшой зверёк.
   - Как он похож на древних макки, только маленький и хвост длинней. Ух, ты! У него и стеги есть, - Марк восхищённо смотрел на зверька.- Может, это будущий представитель разумной цивилизации на этой планете.
   - Почему бы нет, - подхватил Урих, - назовём его мукси. Хорошо бы посмотреть на его гнездо, и перенять опыт.
   - Давай проследим за ним?
   - Идёт. Стерх, мы на разведку за зверьком.
   - Возьмите третьего с собой, - ответил Стерх.
   - Я с ними, - Манора ловко забралась наверх.
   Парни переглянулись.
   - Не отстанешь?
   -Постараюсь,- Манора поправила заплечную сумку.
   Урих пожал плечами. Они высмотрели в ветвях всё ещё прыгающего там мукси и отправились вслед за ним. Зверёк неторопливо носился по деревьям, срывая на ходу плоды и съедая их. Преследователи без труда двигались за ним. Через некоторое время, насытившись, зверёк рванул в сторону, прыгая по самым верхушкам. Урих, Марк и Манора еле поспевали за ним. В один миг они потеряли его из виду.
   - Куда он делся? - Марк стал внимательно осматривать дерево.
   Манора и Урих разошлись по другим деревьям. Визг и проклятья разнеслись по лесу. Парни бросились к Маноре. И сами оказались под градом летящих плодов, палок и камней. По ветвям деревьев со всех сторон неслись мукси и нападали на незваных гостей. Последним ничего не оставалось, как покинуть чужую территорию.
   - Вы это видели? - возмущался Марк. - Чуть нас не покалечили!
   - Дружно живут, - подхватила Манора, вытирая сочащуюся из раны кровь.- Надо и нам так, а то не выживем.
   - Но мы так и не увидели, где и как они живут.
   - Это ты не видел, - фыркнула Манора.
   - Я видел, как они выскакивали из дырок в деревьях, - подхватил Урих.
   - Ага, я пыталась заглянуть в одну из них, вот они и напали на меня.
   - Жаль, - вздохнул Марк, - ничего нам наша погоня не дала. Дырки в деревьях делать мы не будем, размерчик у нас не тот. Так что, пошли назад.
   Урих огляделся вокруг.
   - Хм, а кто знает, куда нам идти?
   - Туда, - Марк махнул рукой.
   - Ты уверен? - засомневалась Манора. - Мне кажется надо брать левее.
   - Уговорила, пойдем между нашими направлениями.
   Они не торопясь, перебираясь с ветки на ветку, пустились в обратный путь. Вдалеке раздался трубный звук. Путешественники насторожились.
   - Может, пойдем, посмотрим? - предложил Урих.
   - Мы без оружия, - возразил Марк, - а я не думаю, что это безобидное животное. Любопытство может дорого нам стоить. К тому же с нами женщина.
   Манора только фыркнула, ничего не сказав. Звук раздался снова, уже ближе. Затрещали ломающиеся ветки кустов. Макки поднялись повыше и ускорили темп. Оглянувшись, они увидели мелькнувшее тело крупного зверя, с длинными конечностями, с гладкой кожей, и мощными челюстями. Оно опять затрубило, при этом на голове у него вытянулись две трубки, напоминающие обычные кухонные воронки.
   - Брр, вот так уродец!
   - И явно хищник, - подхватила Манора.- Не хотела бы я с ним столкнуться. Давайте быстрее убираться отсюда, пока он нас не заметил.
   В это время в лагере, Кари пришла в себя. Радостная весть об этом облетела всех макки. Мисса хлопотала вокруг капитана. Фури пыталась накормить её самым вкусным и питательным. Тем временем, Стерх ввел капитана в курс дела на сегодняшний момент.
   К вечеру вернулись все обитатели лагеря. Рассевшись на самом большом дереве, попивая отвар из трав, обсуждали всё, что произошло за день. Марк рассказал о хищнике, издающем трубный глас, предупредил всех о вероятной опасности, которую представляет данный зверь.
   - Вот, чит! - выругался Ирек, - Почему всегда должны быть злобные твари?
   - Ничего не поделаешь, - ответил Крок, - закон природы. Я даже предположу, что мы ещё встретимся не только с этим читом, но и с другими опасными хищниками.
   -Утешил, - вздохнул Стерх. - Ребята, завтра надо изготовить копья. Без оружия из лагеря чтоб не уходили! Оги, что у нас с питанием?
   Оги, как выяснилось, был крупный ученый в области ботаники. Работал в институте по разведению новых сортов различных употребляемых в пищу растений. Летел на биологический симпозиум для обмена опытом. По роду своей деятельности он не раз бывал в полевых экспедициях, как на Глори, так и на других колониях. Вообще, Оги оказался очень общительным и приятным макки. Несмотря на свой возраст, он легко находил общий язык как с молодыми, так и с представителями своего поколения. Будучи величиной мирового значения, оставался при этом 'своим парнем'. Попав сейчас вместе с другими в сложную ситуацию, он сразу же включился в полезную деятельность. Сам Рук послал его потерпевшим кораблекрушение.
   - Ну что... - начал Оги, - очень даже перспективно. Я нашёл массу съедобных плодов и кореньев. Нужно организовать сбор и заготовку на зиму. Есть один сорт дерева, из которого возможна добыча тканевого волокна. Сейчас пытаюсь найти нечто, пригодное для изготовления крепкой посуды.
   - Это замечательно, - похвалила Кари.
   - Я тоже кое-что раздобыла, - вставила Мисса. - Местный мох - прекрасный антисептик, есть несколько травок с явно выраженным болеутоляющим эффектом, есть листья с тонизирующим действием. В дальнейшем, надеюсь, соберу неплохую аптечку. Вообще местная растительность здесь замечательная. Не хуже, чем на нашей планете, а может быть и разнообразней. Надо только всё это изучать и исследовать.
   - Полностью согласен, - подтвердил Оги, - в чём-чём, а в этом нам повезло. Планета просто рай для ботаника.
   - Работа над гнёздами медленно двигается, - заметила Кари.- Давайте в первую очередь сделаем крышу над головой. Завтра все мужчины на строительство. Женщины на сбор пропитания. Марух, - обратилась она к юристу, - я слышала, вы хотели жить отдельно?
   Юрист кивнул в знак согласия.
   - Я не возражаю. Пусть кто-нибудь из мужчин поможет вам. Но вы и ваши жены должны участвовать в жизни лагеря наравне со всеми.
   - Это естественно, без вас нам втроем не выжить. К тому же, моя Вули умеет шить.
   -Хорошо, - кивнула Кари. - Сейчас отдыхайте.
   Молодёжь ушла к ручью, смеясь и дурачась на ходу. Кари поежилась от прохладного вечернего ветерка. Стерх подсел поближе к ней.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Небольшая слабость в ногах, а в остальном полный порядок. Так что, некоторое время по веткам не попрыгать.
   - Напрыгаешься ещё. Хотел узнать твои мысли по поводу зимы.
   - Ох, и не спрашивай. Надо бы с биологом посовещаться. Крок, можно вас на минутку.
   - Да, конечно, - Крок присел на соседнюю ветку.- Хотите? - он вытащил из заплечной сумки пару сочных плодов. - Замечательный вкус!
   Кари взяла один, Стерх отказался.
   - Что вы думаете по поводу зимовки? - спросила Кари, откусив плод. - Перезимуем ли?
   - Да, сложный вопрос. У нас на Глори мы не испытываем холодов, точнее, не бывает у нас морозов. Но ведь так не всегда было. Был период, когда и у нас на планете была зима. Археологические исследования показали, что шерсть в тот период у нас была гуще и длиннее, но это всё равно не давало макки возможности полноценно зимовать. Главная причина, конечно, низкие температуры, а вот вторая причина - отсутствие еды. Простите меня за эту лекцию, но я скорее для себя хочу повторить известные факты. Макки - травоядные и, следовательно, сильно зависят от растительного мира. Мы научились сушить и консервировать еду. Но не в данных условиях. На Глори в холодный период все помещения обогреваются. Здесь вряд ли нам удастся в ближайшее время придумать полноценный обогрев гнёзд. Следовательно, надо исходить из первобытных условий. А наши первобытные предки на зиму впадали в спячку.
   - А если не впадём?- засомневался Стерх.
   - Ну, я не могу дать сто процентную гарантию, но очень на это надеюсь.
   - Тогда нам надо максимально утеплить гнёзда, - Кари задумалась.- И продолжаем делать запасы. Надо выдолбить дупла в деревьях, для хранения продуктов.
   - Я напрягу механиков, пусть помозгуют по поводу обогрева.
   Кари одобрительно кивнула.
   - Пойду и я ополоснусь в ручье, - Стерх встал, - а то вся шерсть в трухе.
   - Пожалуй и я с вами, - Крок поспешил за Стерхом.
   Кари осталась одна, наблюдая за тем, как копошатся женщины на импровизированной кухне, убирая и моя посуду. Как мало ещё сделано. Хлипкие постройки и пара сплетенных сеток для хранения провизии и инвентаря - вот и весь лагерь. Внизу небольшое костровище. Кари вздохнула. За что ей всё это в самом конце службы? С детства она мечтала быть командиром корабля. По молодости все, конечно, мечтали водить быстрые разведывательные корабли. Но потом, с опытом, понимаешь, что возить пассажиров не так романтично, но не менее увлекательно. Сколько интересных макки она встречала за всё время своей службы, скольких знаменитостей. Кари, благодаря её мастерству и безупречной репутации, доверяли полеты к самым дальним колониям. За свою тридцатилетнюю службу она побывала везде, где живут представители маккской цивилизации. Этот рейс должен был быть для нее последним, она собиралась уйти в отставку. Срок её службы подошёл к концу. Кари уже присмотрела себе одну милую спокойную колонию и даже купила там себе дом. Дом, правда, требовал ремонта и вложения немалых средств для модернизации под её вкус, но она могла себе это позволить. Не имея семьи, Кари скопила приличную сумму денег на своём счету и надеялась на безбедную спокойную старость. И вот, пожалуйста - эта нелепая авария. Тихий домик на тихой планете отошёл в неизвестность на неопределённое время. Да и увидит ли она его вообще? Выживут ли они в этом диком мире? Кари гнала эти мысли от себя. Здесь все надеются на неё. Она всё ещё командир корабля и несёт ответственность за всех присутствующих здесь макки. Значит, она сделает всё, чтобы они выжили. С этими мыслями Кари встала и пошла проверять дозоры.
   Через неделю на деревьях уже висели четыре гнезда. Маленькое гнездо было для семьи юриста. Одно гнездо было сделано для женщин и два для мужчин. Начали работать над строительством пятого общего гнезда. На сбор овощей и фруктов были брошены основные силы. На добычу выходили каждое утро по тройкам. Каждая тройка была вооружена копьём. Так как оружие мешало передвигаться по ветвям, его несли по очереди. В свободное от сбора фруктов время, женщины утепляли и всячески облагораживали новое жилище.
   С первых дней аварии Манора резко сменила свое поведение. Ранее необщительная и замкнутая, она стала во всём проявлять инициативу, не гнушаясь тяжелой и грязной работы, стараясь быть полезной. Первое время на неё искоса поглядывали и сторонились. Но она своим поведение добилась того, что все просто забыли о том, что она хока. Манора любила ходить на добычу. Она шустро прыгала с ветки на ветку, не уступая в ловкости парням. Свою золотистую модную тунику она давно забросила. На бедрах, как и у всех, болтался небольшой фартук, а через плечо висела сумка. Только гладкая, блестящая, когда-то хорошо ухоженная, шерсть ещё напоминала о её высоком происхождении.
   - Манора, ты сегодня с нами? - Урих с надеждой посмотрел на неё.
   - Это вы со мной, - фыркнула она. - Отстанете - ждать не буду.
   - Как бы нам тебя ждать не пришлось.
   Сегодня Манора, Урих и Грок намеревались уйти на юг, в сторону болота. На плечах у них висели сумки, Грох нес копьё. Решили отойти подальше от лагеря налегке, а уж потом начать сбор провизии. Макки с легкостью неслись по среднему ярусу ветвей, перегоняя друг друга. Их стеги раскрывались, давая возможность планировать. На Глори они вели размеренный образ жизни, прыжки по деревьям ушли в прошлое. Попав в первобытное существование, заложенные природой инстинкты рвались наружу. Однако отсутствие навыков выливалось в постоянные падения и ушибы. Урих с Манорой двигались вместе, Грок немного отставал. На очередном прыжке Манора сорвалась вниз.
   - Вот чит! - выругалась она, вставая на ноги.- Я вляпалась во что-то мокрое и скользкое.
   Грок внимательно осмотрел место падения. На траве сидело небольшое существо, скользкое на вид, красного цвета.
   - Гадость какая, - Манора брезгливо вытирала руки о листву.
   - Мне оно тоже не нравится, - констатировал Грок.
   - Да проткни ты его, нечего гадость разводить, - посоветовал Урих.
   Грок, недолго думая, опустил копьё на слизняка. Во все стороны брызнули капли крови. Грок подобрал пару испачканных листьев.
   - Зачем они тебе?- удивился Урих.
   - Хочу исследовать состав. Ну что, двинули дальше.
   Они продолжили свой путь. Скоро перед ними открылось озеро. Внизу проскакали какие-то животные. По всем признакам они были травоядные, поэтому макки и не обратили на них внимание. Решили остановиться здесь, отдохнуть у озера и начать сбор фруктов и овощей.
   Через пару часов, сумки были наполнены, пора думать о возвращении. Неожиданный хохот Грока, заставил всех вздрогнуть.
   - Ты чего?
   - А ты попробуй это, - Грок протянул Уриху лист.
   Сначала осторожно он откусил кусочек, затем с наслаждение съел весь лист.
   - Вот это да! Это ж алкоголь в чистом виде! Надо набрать побольше.
   Они дружно принялись за работу. Вернулись в лагерь поздно вечером. Кари уже собиралась отправлять отряд на их поиски. Увидев возвращающуюся тройку, все вздохнули с облегчением.
   - Следите за временем, не заставляйте нас нервничать, - ругала их Кари. - У нас тут и без вас забот хватает!
   На следующий день, Грок исследовал листья с кровью слизня.
   - Очень интересно... Посмотрите коллега, что вы об этом думаете? - Грок протянул образец Оги.
   - Лист обыкновенный. А что касается крови, то толком ничего не могу сказать. Я не специалист в этой области.
   - Ну, я как бы тоже. Только мне кажется, что здесь присутствуют две разные составляющие. Не совсем разные, но всё же отличные. И что это может значить - не пойму.
   - Предположим, что особь была беременна и кровь в нем его отпрыска.
   - Да, чужой мир - потёмки. Ладно, оставим пока, как загадку.
   На том и успокоились.
   Так шли дни за днями. Гнёзда обретали уют. Корабельный повар Фури совместно с Шуней, пожилой пассажиркой, творили чудеса на кухне. Разнообразие и изобилие местной флоры давало возможность приготовить изысканные и питательные блюда. Макки не любили открытое пламя. На Глори они использовали разнообразное энергетическое оборудование для термической обработки продуктов. Здесь им пришлось вернуться к огню. На нём готовили различные травяные отвары и варили некоторые виды овощей. Огонь разводился внизу на каменной кладке. Шуня, в силу своего преклонного возраста, не могла прыгать по деревьям. Она следила за очагом, мыла посуду и помогала готовить еду. В первый день высадки она была самой ворчливой пассажиркой. Стерх переживал, что она доставит им ещё массу хлопот. Но, как ни странно, поворчав немного, Шуня стала стараться изо всех своих слабых сил быть полезной и нужной. Макки полюбили её и уважали за возраст и жизненный опыт.
   После очередной вылазки за добычей Оги пришёл сильно возбуждённый. Он нашёл куст, семена которого были укутаны волокном, по составу и свойствам похожим на тонкую шерсть. Укутанные таким образом семена благополучно зимовали до весны. Это был подарок судьбы. Кари распорядилась собрать как можно больше данного волокна для утепления гнёзд изнутри.
   Не обходилось и без несчастных случаев. Неопытные макки периодически срывались с деревьев и падали, получая ушибы и ранения. Мисса мастерски вправляла кости, зашивала рваные раны, накладывала компрессы на ушибы.
   Вынужденные колонисты потихоньку узнавали мир чужой планеты. Как-то добытчики, пришедшие с юга, рассказали о странных животных, виденных ими. Так как звери были достаточно крупные, они поостереглись близко к ним подходить и не смогли хорошенько рассмотреть. Единственное, что утверждали добытчики точно, это то, что животные гладкокожие, ходят на двух лапах, питаются мясом. Крока очень заинтересовала данная информация.
   - Кари, отпустите меня на разведку. Двуногие хищники - это очень необычно и интересно.
   - Хорошо, Крок, - вздохнув, ответила капитан, - три, максимум четыре дня вам на экспедицию. Кто ещё с вами пойдет?
   - Я бы хотел пойти, - откликнулся Оги, - буду по пути смотреть в оба, глядишь, ещё чего полезного разыщу.
   -И я, - выкрикнула Манора.
   - Нет, тебя не возьму, - решительно возразил Крок.
   - Это почему, что за дискриминация?
   - У нас и так мало женщин, - объяснил Крок, - нельзя вами рисковать.
   - Я согласен с Кроком, женщин не берём, - подключился Оги.
   - Тогда я пойду, - отозвался громила Ирек.
   - Хорошо, возьмите с собой парализатор, - Кари протянула единственное в лагере современное оружие.
  
   Тройка исследователей наутро двинулась в путь. Первый день путешествия прошёл без осложнений и ничего нового не принес. Ночёвку устроили на дереве, переплетая ветви, делая удобное место для ночлега. Дежурили по очереди. Оги дежурил первым. Будучи самым легким из тройки, он забрался на самое высокое дерево осмотреться. Недалеко от места их ночёвки на поляне паслись звери с рогами на голове. Макки уже встречали таких, не боялись и называли их рогочами. Вдалеке виднелись очертания гор. Оги показалось, что там что-то блеснуло. Деревья мешали хорошо рассмотреть. Ботаник попытался запомнить направление на увиденный отблеск.
   Ночь уже подходила к концу, когда дежуривший Крок услышал треск веток. Раздался характерный трубный звук. Чит подбирался к дереву, на котором ночевали макки. Его гладкая кожа блестела в свете звёзд. Ирек находился ниже всех. Крок предупреждающе вскрикнул, и бросился его будить. Чит, большими прыжками мчался к дереву с макками. И вот он оттолкнулся своими сильными мускулистыми лапами и прыгнул к ветке, на которой только что спал Ирек. Мощные челюсти хищника клацнули в пустоте. Макки еле успели забраться выше. Крок прицелился и выстрелил в голову чудовища. Чит, сделав ещё одну попытку допрыгнуть до макки, замертво повалился на землю.
   - Вот, чит! Он чуть не схватил меня за ногу!
   - Почему ты его так близко подпустил? - возмутился Оги.
   - Да у него скорость такая, что не успеваешь среагировать, - оправдывался Крок. - Вообще на этой планете все жутко прыгучие!
   - Спасибо, что эти твари по деревьям не лазят.
   - Да уж. Ну что, спать дальше?
   - Не, я уже не усну, - вздохнул Ирек. - Могу покараулить, а вы спите.
   Крок и Оги попытались уснуть, но адреналин ещё бурлил в крови, не давая им покоя.
   - Знаете, я вечером видел в горах какой-то свет, - поделился увиденным Оги.
   - Может, там озеро или водопад, вот свет и отражался, - сделал предположение Крок.
  - Вряд ли, - задумался Оги, - скорее было похоже на отблеск от огня.
   - Откуда там костер? - удивился Ирек.
   - Не знаю. Проверить бы, - он с надеждой посмотрел на Крока.
   - Далеко, не успеем. Завтра надо назад возвращаться. Потом, как-нибудь, устроим экспедицию к горам в более многочисленном составе. Ну, что, раз не спим, может, пойдем дальше? Светает уже.
   Наскоро перекусив, он двинулись в путь.
   - Тсс! - Ирек, двигавшийся первым, остановился.- Там впереди кто-то есть.
   Все остановились и прислушались. Впереди явно кто-то был. Слышно, как трещат ветки от их шагов, и также звуки их голосов. Осторожно, забравшись повыше, макки перепрыгивали с дерева на дерево, подбирались поближе к животным. По тропе шли на задних лапах два крупных зверя. Гладкокожие, с волосатой мордой. На плечах одного болталась туша рогача. В руках у них были копья, на спине висело ещё какое-то приспособление. Крок сделал знак остановиться. Звери вскоре скрылись из виду.
   - Что ты об этом думаешь, Крок?
   - Хм, я думаю, что это вид местной фауны, подошедший к первой стадии эволюции. Они ещё примитивны, но уже начали применять элементарные орудия труда. Что меня больше всего удивляет, это то, что они хищники. На Глори ни один хищник не обладает достаточно развитым мозгом. Они действуют на уровне инстинктов. Прогресс им чужд. А вот травоядные, вынужденные всегда бороться за свою жизнь, способны к прогрессу. Здесь же природа, видимо, распорядилась иначе.
   - Фу, а эта гладкая кожа! - вставил Ирек. - Как у чита!
   - Да, - согласился Оги, - только челюсть у этих не такая мощная.
   - Вторая странность, - подтвердил Крок.
   - Давайте проследим за ними?
   - Нет, Ирек, не стоит. Эти двуногие хищники достаточно опасны. Пусть лучше они не знают о нашем существовании вообще. Надо предупредить всех наших, чтоб опасались двуногих читов.
  
  3.
  
   Осень уже наступала на пятки. Ночи становились всё холодней. Макки чувствовали приближение холодов, становясь вялыми и сонливыми. Растительный мир потихоньку увядал, готовясь к зиме. Гнёзда приобрели вид огромных меховых шариков, зацепившихся за ветки деревьев. И вот выпал первый снег. К обеду он растаял, но на макки, не знавших снега, он произвел сильное впечатление.
   - Ну что, Стерх, пора устраиваться на зимовку? - Кари, смотря на снег, попивала горячий отвар.- Запасов насушили много. Крок сказал, что в период спячки необходим только питательный отвар. Но перенесём ли морозы?
   - Это одному Руку известно, - Стерх зябко поёжился. - Будем дежурить по трое. Охранять и поить спящих. Юрист с женами уйдет к остальным. Дежурные займут их небольшое гнездо. Будем отапливать его горячими камнями, нагретыми на костре. Мы уже соорудили там настил, чтобы не устроить пожар.
   - Надо собрать как можно больше одежды для дежурных. Хорошо, Вули придумала сделать меховые мешки на ноги. За водой придется спускаться по снегу,- Кари зевнула. - Сама еле держусь. Мозги уже начали застывать, еле ворочаются.
   Через два дня лагерь погрузился в спячку. Первая тройка неспящих продолжала утеплять своё жилище и плести из волокон одежду. Морозы пока были только по ночам. Макки лежали в гнёздах, укутавшись в одеяла. Входное отверстие тщательно закрывалось. Глубокий сон ещё не пришёл к ним. Они лежали вялые, в полудрёме. Температура их тела потихоньку падала. Дежурным приходилось нелегко. Их тела, непривычные к низким температурам, всячески противились любой физической работе. Умственные процессы замедлялись. Приходилось поддерживать температуру тела с помощью обогреваемого гнезда, а так же принимая теплые и спиртосодержащие отвары. В обязанности неспящих входило поддерживать внизу огонь для нагрева камней и приготовления питательной смеси, кормление спящих, охрана лагеря. Пока снег не выпал, дежурство проходило без особых затруднений. Снежный покров сделал процесс разведения костра неимоверно сложным. Не обладая опытом зимовки, макки не позаботились о заготовке дров и хранении их в сухом закрытом месте. Отсыревшие дрова не хотели гореть. Два дня дежурным пришлось сидеть без огня, пока дрова не просохли в гнезде. В довершение всего ручей сковал лед.
   - Надо идти за водой, - Оги вяло поднялся с тёплой лежанки. - Где снегоходы?
   - У выхода лежат, - Марк указал на шерстяные мешкообразные сапоги.- Не забудь копье.
   Оги, взяв в руки копье с каменным наконечником и пару бурдюков для воды, вылез из гнезда, тщательно закрыв за собой выход. На нижней ветке надел на ноги снегоходы, и спрыгнул на снег. Сали внизу, кутаясь в одеяло, подбрасывала хворост в огонь. Оги по протоптанной в снегу тропинке спустился к ручью. Лед приходилось долбить копьём. Сонное тело с трудом находило силы. Приходилось часто останавливаться и отдыхать. Наконец-то лёд поддался. Набрав в бурдюки воды, Оги поплелся назад. Заменив Сали у костра, он стал варить очередную порцию питательного отвара. От огня шло приятное тепло. 'Вот бы в гнезде огонь разжечь... - мечтал он, - но нельзя, сгорим все'. Спустился Марк. Протянул озябшие ладони к огню.
   - Варево готово?
   - Да, пойдем кормить.
   Они разлили по кувшинам отвар и разошлись по гнездам кормить спящих соплеменников.
   Зима крепчала. Время, казалось, стало таким же вялым и ленивым, как и макки. На дежурство заступили Кари, Крок и Урих. Снег покрывал всё вокруг толстым слоем. Тропинку к ручью приходилось каждый раз протаптывать заново. Охранник поддерживал еле тлевший огонь и следил за обстановкой в лесу. Надо сказать, что местные обитатели не беспокоили макки. Шустрые мукси, сновавшие всё лето вокруг гнёзд, с наступлением холодов исчезли. То ли ушли на юг, то ли впали в спячку до весны. Проходили мимо несколько раз рогачи. Чит не трубил и не показывался.
   Урих грелся у костра. Площадка рядом была хорошо утоптана. На плетеной подстилке рядом лежали дрова и хворост. Ежедневная кормежка закончилась, Кари и Крок грелись в гнезде. Ветер пробежался по верхушкам деревьев. Захрустели ломающиеся ветки. Урих услышал покашливание. Обернувшись на звук, он увидел пробирающегося через снег крупного зверя с буро-зеленой шерстью. Судя по клыкам, торчащим из пасти, зверь не предвещал ничего хорошего. Никто из макки ранее не встречал данный вид местной фауны. Зверь, покашливая, ускорил своё движение. Страх и инстинкт самосохранения заставил кровь Уриха течь быстрее. Он одним махом взлетел на ветви стоящего рядом дерева. Снегоходы свалились с его ног. Чудовище в два прыжка подскочило к тому месту, где только что был Урих. Его челюсти сомкнулись на упавших снегоходах.
   - Кари, Крок! Опасность!
   Крок осторожно выглянул из гнезда. Урих сидел на соседнем дереве, вскинув наготове парализатор. Зверь кружил вокруг дерева, пытаясь допрыгнуть до Уриха. Очередной прыжок почти достиг цели, но, приземляясь, зверь попал лапами в костер. Кряхтя и кашляя, он убежал вглубь леса.
   - Ты чего не стрелял?
   - Не знаю, - Урих осторожно слез с дерева, подобрал свои снегоходы.
   Один был разодран, голые пальцы вываливались наружу, загребая снег. Урих запрыгал на одной ноге.
   - Что значит 'не знаю', - возмутилась Кари, - а если б он достал тебя? Или ещё хуже, забрался бы в гнездо?
   Урих виновато молчал. Он сам не мог понять, почему не стрелял в хищника. Он был просто парализован взглядом зверя.
   - В следующий раз обязательно уничтожай любого хищника, пробравшегося на нашу территорию, - Кари всё ещё злилась. - Надо по смене передать информацию о новой угрозе.
   - И пусть в глаза ему не смотрят, - тихо добавил Урих.
   Кари внимательно на него посмотрела.
   -Хм, вот оно что... Учтём.
  
   День становился длиннее. Снег начал подтаивать, по ночам опять покрываясь твёрдым настом. Юрист с женой отправились кормить спящих, Ирек сидел у костра. Из женского гнезда выглянул встревоженный Марух.
   - Ирек, поднимись сюда,- позвал он.
   Войдя в гнездо, Ирек увидел, что Марух склонился над Шуней. Она лежала без признаков жизни. Тело уже начало остывать.
   - Наверное, сердце не выдержало, - предположил Марух. - В её возрасте организму трудно перестроиться.
   - Что будем делать?
   - Для начала вынесем её отсюда.
   Они аккуратно положили тело пожилой женщины на снег. Предстояло решить, что с ним делать. На Глори они умерших отправляли в дом скорби. Что там с ними делали дальше, редко кто задумывался. Здесь же дома скорби нет.
   - Давайте в снег закопаем, - предложила, подошедшая, Вули.
   - Снег скоро растает, - возразил Марух.
   - Тогда давай обмотаем её в одеяло и привяжем к дереву на окраине лагеря.
   - Пожалуй, это мысль.
   - А когда все проснуться, сообща и примем решение, - поддержал Ирек.
   Так и сделали.
   Как-то вечером разыгрался ураган. Сильный ветер ломал ветви деревьев и раскачивал гнёзда. Небо заволокло чёрными тучами, посыпались крупные мокрые хлопья снега. Дежурным пришлось сидеть без огня, так как мокрый снег не давал ему нормально разгореться. Макки, съежившись, сидели в гнезде, периодически выглядывая наружу для осмотра окрестностей. Очередной порыв ветра налетел на лагерь. Раздался треск ломающегося дерева. Ирек выглянул наружу.
   - Вот, чит, - выругался он, - дерево с телом Шуни упало.
   - Не на гнездо? - встревожился Марух.
   - Нет, не достало.
   - Что ж, придётся ждать окончания бури, сейчас нам ничего не сделать.
   К утру буря стихла. Обходя засыпанный снегом лагерь, дежурные убедились, что все гнёзда уцелели и ничуть не пострадали, а со спящими соплеменниками всё в порядке. Внезапно до них донеслось характерное покашливание.
   -Ты это слышал? - Ирек прислушался.- Похоже на того нового хищника, кхыка.
   Он выглянул из гнезда. Кхык, покашливая, рыл лапами снег у упавшего дерева. Затем он вытащил из-под снега завёрнутое в одеяло тело и стал когтями и зубами раздирать его. Марух, выскочил из гнезда, забрался повыше на дерево и выстрелил в хищника. Зверь поднял морду, посмотрел в глаза испуганному Маруху и повалился на бок. Марух выстрелил ещё раз.
   - Он пришёл на запах. Надо оттащить эту кашляющую тварь подальше от гнёзд. А бедной Шуне устроить погребальный костёр.
   Марух только кивнул в знак согласия. Они взяли тушу убитого зверя и потащили его за ручей, подальше в лес. Вечером, соорудив настил из дров и водрузив на него тело умершей макки, зажгли большой погребальный костер. Это была первая смерть макки на чужой планете и первое прощание с ним.
   Через две недели весна уже вступила в свои права. Макки стали выходить из долгой спячки. Вялые, исхудавшие, они потихоньку возвращались к жизни. Чтобы восстановить силы, они вынуждены были есть практически постоянно. В ход шли, помимо сушеных овощей и фруктов, молодые побеги растений, почки деревьев, первоцветы. Макки чистили гнезда, восстанавливали образовавшиеся прорехи. Для удобства решили на лето построить ещё пару гнёзд. Постепенно жизнь входила в привычное русло.
  
  Глава третья.
  1.
  
   Лето было в самом разгаре. Жизнь в лагере била ключом. Юра оказался неплохим художником. По мере изучения планеты, люди нашли множество естественных красителей. В зимние дни доктор рисовал картины на стенах пещеры, пытаясь хоть как-то украсить их. Он старался по мере своих сил изобразить земные пейзажи, чтоб глядя на них, людям было веселей. Сегодня намечался большой праздник - свадьба Юли с Саней. Сима с девчонками готовили праздничный ужин, варили вино. Юлю наряжали цветами. Для молодожёнов приготовили отдельную пещеру, а точнее, обустроили одно из небольших ответвлений. Оно располагалась чуть в глубине от остальных, но получилось уютным.
   В честь своей свадьбы, Саня решил нанести на тело праздничную раскраску. Юрий, взяв особо яркие краски, принялся за дело. Весь день у людей было приподнятое настроение. Лена, Петрович и Павел Сергеевич пытались сообща изобрести свадебный ритуал.
   - Это должно быть торжественно и красиво, - говорила Лена.
   - Может, проще вспомнить что-то из религиозных обрядов?- предложил Петрович.
   - Вопрос сразу встанет, какую религию брать за основу, - возразил капитан. - Я бы просто сделал запись в судовом журнале, объявил их мужем и женой, и всё. Колец у нас тоже нет, обмениваться нечем.
   - Какой ты не романтичный, - вздохнула Лена.
   - А вот кольца, как раз и есть, - Петрович подмигнул Лене.
   - Откуда? - не поняла она.
   - Ну, я давно знал, что дело к свадьбе идет. Вот зимой и подсуетился.
   Он достал из своей сумки веревочку, на которой болталось несколько светлых колец, разного размера.
   - Здорово! Из чего они? - Лена взяла одно в руки. - Да это же кость! Красиво.
   - А зачем так много?
   - Ну, Сергеич, ты даешь! - возмутился Петрович. - Молодёжи у нас пол-лагеря! Я думаю, сегодняшняя свадьба первый камешек. А там как посыпятся, только успевай пещеры готовить. Лен, сходи, подбери по размеру, - он протянул связку с кольцами.
   - Эх, скоро и детский сад понадобиться, - вздохнул капитан.
   - Для начала колыбелькой обойдёмся.
   Праздник был в самом разгаре. Молодёжь веселилась, старики сидели у костра, попивая вино, и любуясь счастливыми молодожёнами. Обряд получился немного вычурным и надуманным, но появившиеся обручальные кольца вызвали бурю восторгов. Петрович сиял от посыпавшихся на него хвалебных слов.
   - Ну всё, Петрович, - Дед хлопнул его по спине, - теперь будешь у нас штатным ювелиром. Девчонки скоро будут в очередь стоять за бусами, кольцами и браслетами. Так сказать, браслеты от Петровича. Юрика к себе в помощники возьми, будет разукрашивать твои творения.
   Петрович только крякнул в ответ.
   - Чего загрустила? - капитан подсел к Лене.
   - Да так, задумалась. Знаешь, мне одна мысль не даёт покоя...
   - Так поделись.
   - Про тех больших белок. Паш, отпусти меня понаблюдать за ними.
   Капитан насупился.
   - Для тебя это так важно? Почему?
   - Есть ряд странностей. Может, это мне только показалось, а вдруг всё гораздо сложнее...Я просто места себе не нахожу. Отпусти. Юля с Ксюхой присмотрят за посевами.
   - Кого с собой возьмёшь?
   - Ты же со мной не пойдёшь?
   - Нет, не могу. Возьми Кима, если он не будет против. И ещё возьмёшь ракетницу - нужна будет помощь, запустишь ракету. Правда, я не уверен, что мы увидим - далековато. Эх, я бы тебя не отпустил, но зная твой характер, понимаю, что всё равно убежишь.
   - Паша, ты самый лучший капитан, - Лена обняла его и поцеловала в щеку.- Я вернусь, обязательно.
   - Попробуй только не вернуться, - буркнул Павел Сергеевич, не отпуская Лену из объятий.
   Желание прижать её крепче, поцеловать и никуда от себя не отпускать, боролись с чувством долга. Лена всем телом ощутила эту внутреннюю борьбу. Она умоляюще посмотрела на капитана.
   - Со мной всё будет хорошо, - твёрдо сказала она, - Если там не окажется ничего интересного, то мы с Кимом сразу вернёмся назад.
   Павлу Сергеевичу ничего не оставалось делать, как смириться.
   Через два дня Лена с Кимом, нагруженные припасами и спальными мешками, вооруженные копьями и луками, отправились в путь.
   Два дня прошли без приключений. На третий день утром вовремя услышали чахотку. Успели притаиться в корнях полуповаленного дерева. Опасный зверь прошёл стороной, не почуяв людей. Убедившись, что хищник не вернулся, тронулись дальше. Впереди засверкало озеро. Синих сон-цветов уже не было, зато расцвели белые кувшинки, покрыв практически всё прибрежное пространство. В воде паслись бегемотики. Пока Лена устраивала привал и разводила костёр, Ким отправился на охоту. Через час на огне бурлила похлёбка, а в сторонке коптились нарезанные полосками куски мяса про запас. Вода в озере была уже не такая прохладная, Лена решилась искупаться. Ким, держа в одной руке кусок жареного мяса, а в другой копье, сидел вполоборота к озеру, и приглядывал за купающейся Леной. Ардо практически скрылось за горизонт, выпуская в небо свои последние лучи.
   - Эх, Ленка, до чего ж ты хороша! Просто нимфа, в лучах заходящего Солнца!
   - По сторонам смотри, - отозвалась она.
   - Да смотрю я, смотрю, - вздохнул Ким, опуская в рот остатки мяса.
   По примеру Лены, Ким также решил привести себя в порядок. После водных процедур, чистые и сытые, они сидели у костра, попивая чай.
   - Завтра мы должны уже подойти к нужному месту, - в голосе Лены чувствовалось нетерпение.
   - Хорошо, будем идти медленней, прислушиваясь, чтобы не спугнуть раньше времени стаю.
   Лена кивнула в ответ и погрузилась в свои мысли.
   Первых больших белок они увидели, буквально только отойдя от озера. Они двигались по деревьям, срывая на ходу листья и плоды. Ким первый услышал их. Затаились в кустах, пропуская белок мимо. Когда тройка удалилась, двинулись дальше. На поляне паслись олени. Вид людей их насторожил, но не испугал.
   - Да, не дошли сюда наши охотники, - прокомментировал Ким.
   - Может это и хорошо, а то от нас и так скоро всё зверьё шарахаться будет.
   Через час подошли к гнёздам больших белок. Устроились в кустах, начали наблюдение. Ким в основном посматривал по сторонам. Лена наблюдала за происходящим в стае больших белок. К концу дня отошли назад, подальше от гнёзд, чтобы свет от горящего костра не выдал людей.
   - Ну, что скажешь, Ким?
   - А что тут скажешь - дикари. Прыгают по деревьям, из одежды одни сумки и передники. Примитивная посуда. Что ещё... Огонь имеют, но мне показалось, что они его побаиваются и не используют в полной мере. Не знаю, чем они тебя так привлекли.
   - Дикари, говоришь, - Лена хмыкнула. - А вот пойдём к ним завтра в гости?
   - Ты с ума сошла! Они нас раздерут на мелкие кусочки! Если набросятся всей стаей - нам не отбиться.
   - Почему сразу набросятся? Мы без оружия придём, так сказать, с миром, - возразила Лена.
   - Вот ещё, не оставлю я оружие.
   - Мы потом его возьмём, когда нам поверят.
   - Дикари? - Ким искренне удивился. - А-а-а! Ты хочешь стать их Богом?
   -Глупый, - засмеялась она. - Зачем? Я просто хочу несколько дней пожить с ними в стае. Так что не спорь, а лучше завтра делай то, что я тебе буду говорить.
   Утром они направились к гнёздам больших белок. Лена шла впереди, Ким за ней. Дозорные, сидевшие на верхушках деревьев, заметили их приближение и подняли тревогу. Лена, выбрав более-менее открытое пространство, демонстративно опустила копьё, сняла лук, и подняла руки вверх. То же самое проделал и Ким. С поднятыми руками, они стали медленно продвигаться к большим белкам. Их окружили со всех сторон, нацелив на них заострённые палки.
   - Мир, всё хорошо, - Лена говорила ровным спокойным голосом, улыбаясь так, чтобы не было видно зубов.
   Ким, старался повторять всё за ней. Белки стали переговариваться между собой. Непонятное поведение людей, явно озадачили их. Одна особь вышла вперёд и жестами приказала путникам снять заплечные мешки. Люди подчинились. Дикари отнесли мешки немного в сторону и стали их исследовать. Возглас удивления раздался, когда на свет появилась ракетница. Белки шумно о чём- то переговаривались. Лена, радостно заулыбалась.
   - Ты что-нибудь понимаешь? - удивился её радости Ким.
   - Мне кажется, что 'да'.
   - А конкретней? - Ким начал злиться.
   - Они такие же дикари, как и мы.
   - Вот ещё, - фыркнул Ким.
   - Да ты посмотри на себя и на меня, - не унималась Лена.- Волосы в беспорядке, ты вообще весь зарос. Из одежды - пара шкур. Оружие - палки и примитивные луки. Что в тебе сейчас от цивилизованного человека?
   - А у них? - не унимался Ким.
   - Первое, что мне бросилось в глаза, это их ноги. Для лазающих по деревьям дикарей, у них плохо развиты пальцы и отсутствуют когти на ногах. Посмотри еще на их сумки. Это очень тонкая и качественная работа. Плюс сами волокна для их изготовления. Я даже не представляю, как они их сделали. Ну и главное - их речь и организация стаи. Хотя, неправильно называть стаей общество разумных существ. А главное доказательство - их реакция на ракетницу. Дикарь, найдя неизвестный предмет, скорее постучал бы им по камню или по дереву, понюхал, полизал. А эти явно были обескуражены, обнаружив данный предмет у нас. И я не удивлюсь, если они догадались о назначении ракетницы.
   - Вот, чёрт! - восхитился Ким. - Когда ты всё по полочкам разложила, то и мне кажется, что они не совсем дикари.
   К этому времени вещи людей были рассмотрены и возвращены в мешки, за исключением ракетницы. Мешки вернули путникам. Одна белка подошла вплотную к людям, внимательно рассмотрела их ладони, одежду. Затем ударил себя в грудь и произнёс:
   - Крок.
   - Крок, - повторила Лена, затем показала на себя, - Лена.
   Окружавшие их белки радостно загалдели. Ким, так же назвал себя. Лена, вытащила из вещмешка сушеные фрукты и протянула половину Кроку, а вторую половину опустила себе в рот. Крок одобрительно кивнул и так же съел предложенный фрукт. Ритуал дружественного знакомства на этом был завершен. Сопровождаемые шумной толпой, земляне вошли в лагерь братьев по разуму.
  
  2.
  
   Первый день в лагере макки пролетел как одно мгновение. Он был настолько насыщен информацией, что голова уже просто отказывалась её воспринимать и требовала отдыха. Лене и Киму предложили устроиться в новом, практически достроенном, гнезде. Но они предпочли ночевать в своих спальных мешках у костра.
   - Может, зря от гнёзда отказались, какая-никакая, а крыша над головой, - Лена смотрела на усыпанное звёздами небо.
   - Что-то мне не хочется по деревьям лазить. Не забывай, что мы тяжелее макки. А если оно обвалится? Я лучше завтра сооружу шалаш для нас. Сколько ты планируешь здесь находиться?
   - Хороший вопрос, - Лена задумалась.- Если мы с ними поладим, то я бы недели две- три пожила. Но загадывать боюсь, мало ли что, все-таки чужая раса.
   - Съесть они нас не должны. Разве только принести в жертву богам... Пожалуй, будем спать по очереди. Я первый дежурю.
   - Согласна, - Лена повернулась на бок и закрыла глаза.
   Макки обсуждали случившееся, сидя в новом гнезде для общего сбора.
   - Кари, это ж какая удача, найти здесь братьев по разуму, - Крок сиял от восторга.
   - Надо ещё убедиться, что они нам братья, - проворчал Стерх. - Не забывай, что они хищники, следовательно, подвержены инстинктам. Как ещё аукнется нам наше гостеприимство. Пойду, скажу охране, чтоб присматривали за ними.
   - В чем Стерх прав, - начала Кари, - присматривать за ними надо. Мне не понятно, откуда они здесь взялись и вообще кто такие? Почему одеты как дикари и оружие примитивное? Но при этом в развитии явно гораздо выше дикарей.
   Кари повертела в руках ракетницу:
   - Марк, что ты об этом думаешь? - она протянула оружие механику.
   - Я не сомневаюсь, что это оружие. Метал высококачественный, в кустарных условиях так не сделать. Предмет произведён высокоразвитой цивилизацией.
   - Но их одежда! Как одно с другим совместить? - не унималась Кари. - Может, они просто нашли где-нибудь этот предмет.
   - Ну, это уж вообще из области фантастики, - возразил Оги. - Найти на планете, где нет цивилизации, такой предмет - это больший нонсенс, чем встретить цивилизованных дикарей.
   - Согласен с коллегой, - поддержал Крок.- Мы с вами сейчас тоже в некотором смысле дикари. Предположу, хоть это и невероятно, что люди попали в схожую с нами ситуацию. Я возьмусь учить их язык и постараюсь узнать про них как можно больше.
   - Помнится, при первой встрече с людьми, тогда в лесу, ты высказал сомнение, что хищники могут превратиться в разумную расу?
   - Нет, Оги, я сказал, что это странно. Но вы заметили, что люди сегодня ели вместе с нами овощную пищу?
   - Но мы сами видели, как они убивали и уносили рогачей, - воскликнул Ирек.
   Крок на минуту задумался.
   - А почему они не могут быть всеядными? - скорее сам себе задал он этот вопрос.- Давайте не торопить события. Понаблюдаем за ними, всё узнаем.
   - Хорошо, - подытожила Кари. - Присматриваем за ними, но не препятствуем им находиться в лагере макки. Крок, ты сопровождаешь и помогаешь нашим гостям, учишь язык.
   Весь следующий день Лена и Крок обучали друг друга языку. Земляне понемногу знакомились с нехитрым бытом макки. Ким решил построить у подножия дерева небольшой шалаш для них с Леной. Он нарезал крупных веток, притащил их к дереву. К нему подошла Кари.
   - Я могу построить шалаш? - Ким стал показывать ей, как он намеривается установить основу для шалаша.
   Кари внимательно за ним наблюдала.
   - Спать, - Ким показал на себя и, закрыв глаза, изобразил спящего.
   Кари одобрительно кивнула и ушла. Через несколько минут она вернулась, неся моток прочной веревки, сплетенной из волокон какого-то местного растения.
   -Ух, ты! - восхитился Ким, - Спасибо. У нас так не получается делать.
   С веревкой дело пошло быстрее. Ардо уже было высоко, становилось жарко. Ким снял с себя шкуру и продолжил связывать ветви. Внезапно он почувствовал прикосновение к своей, покрытой шрамами, спине. Возле него стояла небольшая макки. Он ещё плохо различал их. Даже мужская особь от женской практически не отличалась. Главное отличие прикрывал фартук. Хотя женщины были не такие мускулистые и шерсть у них была более гладкая. Макки смотрела на его спину удивленными большими глазами и что-то спрашивала. Ким улыбнулся в ответ.
   - Это чахотка оставила след, понимаешь? Чахотка, кхы-кхы-кхы, - Ким изобразил характерный звук, издаваемый хищником.
   - О! Кхык! - глаза Миссы округлились от удивления. - Урих, посмотри, он вышел живым из схватки с кхыком!
   К ним подошёл заинтригованный Урих. Посмотрев на шрамы, он также издал характерный кашель чахотки.
   - Кхык?
   - Кхык, чахотка, - подтвердил Ким, доставая из своего мешка коготь убитого зверя.
   Урих одобрительно похлопал его по плечу.
   Фури хлопотала над обедом. Сейчас ей очень не хватало опытной Шуни, но с этим уже ничего не поделаешь. В помощь ей была приставлена Сали, которая старалась изо всех сил, но опыта у нее было маловато. Сегодня Фури хотелось удивить гостей приготовленными лакомствами. В основном еда готовилась из перетёртых овощей и побегов. Некоторые овощи ошпаривались кипятком. Готовили и отвар из трав.
   Посуда у макки была выточена из дерева. Котел, в котором варили отвар, также был из дерева, но с наружной стороны обмазан глиной, смешанной с какими-то волокнами. Как эта конструкция держится, было непонятно. Люди с интересом пробовали предлагаемую им пищу.
   - А вкусно, похоже на рагу, только холодное - Лена зачерпнула ещё ложку кашеобразной еды.
   - Да, - подтвердил Ким, - а эти кругляшки, как наш ржаной хлеб. Надо узнать, из чего они их делают. Петрович будет нам благодарен, если мы принесём ему хлеб.
   - Поживём - узнаем. Я понаблюдаю в лагере, а ты сходи-ка завтра с ними на добычу.
   - Не возражаю. Вот только долго на холодной овощной сухомятке я не протяну. Давай на ужин приготовим супчик?
   - Супчику и я хочу, - вздохнула Лена. - Только опасаюсь оскорбить макки публичным поеданием мяса.
   - Так мы потихоньку копченого мясца покрошим в котелок, может, они и не заметят.
   - Ты так вкусно говоришь, что я не могу сопротивляться. А пока доедай свои овощи.
   Остаток дня Лена усиленно учила язык макки. Он был не сложный. Слова достаточно простые по звучанию. Она легко нашла общий язык с Кроком. У них была общая профессия и общий интерес к изучению чужого языка. Макки имели очень выразительную мимику и глаза. Даже не зная их язык, можно было легко догадаться, что они хотят тебе сказать.
   К вечеру Ким закончил шалаш, постелив на землю толстый слой листвы. На вход была повешена одна их имеющихся у них шкур. Затем он достал походный котелок, припасы и отправился за водой к ручью. Он чувствовал, что за ним постоянно кто-то присматривает, но это не раздражало его. Скорее придавало чувство защищённости. Макки иногда подходили к нему или к Лене, рассматривали их одежду из шкур, посуду; лук и стрелы вызвали особый интерес. Люди ничего не скрывали. Ким показал лук в действии. Особо смелый или любопытный из макки попробовал сам выстрелить из него. И вот сейчас он занялся приготовление супа. Несколько макки наблюдали за его действиями. Покрошив в котелок с бурлящей водой овощи, Ким достал мясо и стал резать его на небольшие кусочки. Макки удивленно затараторили. Одна женщина, явно возмущенная, удалилась прочь. Ким решил не обращать на это внимания. Через некоторое время по лагерю разнёсся аромат похлёбки.
   - Ой, у тебя уже всё готово! - Лена подошла к шалашу. - Прости, я так увлеклась, что совсем забыла про суп.
   - Да ладно, что я, суп не сварю. А этих кормить будем?
   -Я думаю, предложить стоит, а уж будут или не будут, это другой вопрос.
   Она подошла к котелку и зачерпнула ложкой суп.
   - Мда, вот бы ещё специй к нему... - размечталась она. - Но и так хорошо.
   Лена взяла тарелку, налила немного супа и протянула Кроку. Все притихли. Боязнь обидеть землян боролась в нём с природной брезгливость к мясоеденью. Лена улыбнулась и на их языке произнесла несколько слов.
   - Что ты сказала? - не понял Ким.
   - Ну, я попыталась сказать, что можно и 'да' и 'нет', всё будет хорошо. По крайне мере, я надеюсь, что сказа правильно.
   Крок, очевидно, понял Лену. Он с облегчением вздохнул. Потом решительно взял тарелку, зачерпнул немного супа и отправил в рот. Лена с Кимом не сговариваясь, зааплодировали ему, чем вызвали легкое недоумение у макки. Крок съел ещё ложку и вернул тарелку Лене.
   - Вкусно?
   - Да... и нет, - сказал он.
   - Это от непривычки, - утешил Ким.
   Тут подошла Фури и попросила дать и ей попробовать. Лена отдала тарелку. Повар съела ложку супа, немного помолчала, явно прислушиваясь к своим ощущениям. Потом, поставив тарелку, решительно ушла.
   - Ну вот, повару не понравилось, - вздохнул Ким.
   Но он ошибся. Фури вернулась, неся в руке пучок свежих трав. Подошла к котелку и решительно кинула их туда, помешала ложкой суп, и что-то при этом сказала. Макки дружно засмеялись.
   - Она нас не отравит?
   - Нет. Она сказала слово 'вкусно'. Слушай, а запах какой пошёл!
   - Заканчиваем цирк, давай уже ужинать, - Ким налил себе тарелку и начал есть.
   Лена ещё раз жестом пригласила макки попробовать суп, но смельчаков больше не было. Тогда она с чистой совестью присоединилась к Киму.
   Вечером Кари уединилась с биологом.
   -Крок, что ты о них узнал?
   -Немного. Пока только учим основные слова. У меня способности к языкам, так что через пару дней я смогу общаться простыми фразами.
   -Да, хотела спросить, как ты себя чувствуешь, новоявленный хищник? - глаза Кари улыбались.
   Крок прислушался к себе.
   - Нормально, вроде. Еда была не привычная на вкус, но и не противная. Сама бы попробовала, - поддел он её.
   - Нет, капитан не имеет права рисковать собой, - ехидно заулыбалась Кари. - Должен остаться хоть один здравомыслящий макки. Да, вот ещё что. Надо сказать Стерху, чтоб подумал, кто потолковее из парней и с крепкой психикой. Раз уж люди всё равно намерены питаться животными, то попроси Кима научить наших ребят, как обрабатывать шкуры. Зимой они лишними не будут. Наши одеяла совсем уже расползаются.
   - Да, Кари, у людей есть карта этого участка материка.
   - Вот это новость, - удивилась она. - Значит, они не случайно оказались на этой планете. Сколько их здесь, не удалось выяснить?
   - Хм, если я правильно понял, то всего 47 человек. И живут они в горах.
   - Сорок семь... - Кари задумалась. - Немного. Если не врут. Ох, не было печали, так гости пожаловали, - вздохнула она. - Ладно, поживем - увидим. Если почувствуешь фальшь или что-то неладное, сразу докладывай. В конце концов, убьём их и остальные люди не узнают про нас.
   Крок поморщился от её слов, но промолчал. Что ж, безопасность макки прежде всего.
   - Попробуй перерисовать у них карту, - как ни в чём не бывало, продолжила Кари.
   - На что? Где взять бумагу?
   - Как тяжело быть дикарями! - вздохнула она. - Сил никаких нет! Поговорю завтра с Оги и Гроком, пусть придумают что-нибудь.
   Прошло десять дней, как люди поселились в лагере макки. Запас вяленого мяса подошёл к концу, да и просто хотелось поесть шашлычков у костра. Ким собирался на охоту. К нему присоединились двое макки: Марк - быстрый и ловкий, Ирек - крупный, крепкий, молодой. Вооружены они только копьями.
   - Зачем они мне? - ворчал Ким. - Только дичь распугают.
   - Зато за тобой присмотрят, - возражала Лена. - Не дай Бог, что-то случится. Кто тебе поможет?
   - Ладно уж.
   - Куда пойдёшь?
   - Им шкура нужна, так что пойду к озеру за кенгуру. Если не получится, то хотя бы бегемотика завалю.
   - Удачи! Не обижай ребят.
   Макки привычно двигались по деревьям. Они должны были выследить добычу, а в обязанности Кима входило подкрасться и убить зверя. Марк и Ирек умчались вперёд. Ким явно не поспевал за ними.
   - Вот чёртовы белки! - ругался он, перебираясь через очередной бурелом. - И не догонишь!
   Марк или Ирек время от времени возвращались к Киму и давали понять, что зверя нигде нет. Потом убегали обратно в лес. Наконец Ким вышел на звериную тропу. Свежие следы указывали, что зверь прошёл на водопой. Ким проследил за следами, когда услышал впереди треск веток. В то же время прискакал Марк и указал направление, где он видел кенгуру. Зверь шёл на них. Ким устроил засаду. Через некоторое время на тропу выскочил крупный кенгуру, за ним ещё один с детёнышем. Следом двигались и другие особи. Ким пропустил мамашу с малышом и прицелился в следующего зверя. Стрела попала кенгуру в шею, он взбрыкнул и завертелся. Марк кинул свое копье в раненое животное. Стая, ломая кусты, кинулась врассыпную. Ким подскочил к добыче и перерезал ей горло ножом. Кровь хлынула фонтаном. Марка, при виде данного зрелища, стошнило. Ирек, как завороженный, молча смотрел на убитого зверя. Ким, с помощью фляги с вином, привёл в чувство горе-охотников, а уже потом принялся обрабатывать добычу.
   Он стал объяснять и показывать макки, как надо снимать шкуру с убитого животного. Затем вырезал самые большие и вкусные куски мяса, запихнул их в мешок. Назад Ирек, тащивший мешок с мясом, и Ким, несший шкуру, шли по земле, а Марк прыгал по деревьям, наблюдая за окрестностями с высоты. Старались идти по тропе, но иногда приходилось пробираться и через буреломы. Внезапно Ким остановился и подозвал своих партнеров по охоте. Перед ним у дерева сидел красный слизняк. Ким как мог, объяснил, что это очень опасное создание и его надо опасаться. Затем он проткнул копьем кровопийцу.
   Вечером непривычный запах жареного мяса щекотал ноздри травоядных макки. Желающих присоединиться к землянам на этот раз не было.
   Лена уже хорошо понимала язык макки, говорила ещё с трудом, но это дело практики. Её сумка пухла от образцов растений.
   - Ким, ты только посмотри на это! - Восторгалась она от очередного найденного у макки образца флоры.- Это ж чистая шерсть! А растет на кустах. Они умудрились сделать из этой шерсти валенки на зиму, - она протянула ему потрепанную пару. - И притом, что у них на планете нет такой зимы, как у нас.
   - А как они здесь зимовали?
   - Спали.
   - Не понял.
   - Ну как земные медведи.
   - Шутишь, - не верил Ким. - Это что у них вся планета на зиму вымирает? Не может быть.
   - Насколько я поняла, то в спячку они впали только здесь. У них на Глори тепло, и они не спят зимой.
   - А валенки им тогда зачем?
   - Так холодно! И вообще, отстань от меня с вопросами. Сам учи язык и разбирайся.
   - Лен, ты домой собираешься? Скоро три недели, как мы здесь. Капитан волноваться начнет. А мне по возвращении голову оторвёт.
   - Не оторвёт. Но ты прав, волноваться будут. Давай ещё недельку и домой? А?
   - Ладно. Ты знаешь, что Оги придумал, как делать бумагу?
   - Нет, не знала. Вот здорово! Мне бы сейчас тетрадку - столько всего нужно записать... Попроси, что б научил тебя.
   - Так уже учусь.
   Он вытащил из-за пояса лист, похожий на грубую оберточную бумагу.
   - Взамен, я им карту материка обещал перерисовать, и указать соляное озеро - у них проблемы с солью.
   -Вот и правильно, - похвалила Лена. - Вместе мы точно выживем и дождёмся помощи.
   Кари обходила свой лагерь. Выдолбленные дупла в деревьях наполнялись припасами. Гнёзда укреплены и утепляются. Люди добыли для них три шкуры - хорошая будет завеса на вход. Но её все равно страшила очередная зима. Лена сказала, что предыдущая зима была мягкая: обычно морозы сильнее, и снега выпадает больше. А это не радует. Одеяла совсем обветшали, плетёная одежда практически не греет. Одна надежда на 'шерстяной куст', но его волокна не бесконечны, на всех не хватит, да и выделка оставляет желать лучшего. То, что в эту зиму они потеряли всего одного - она оценивала, как чудо. А помощь придёт в лучшем случае только к следующей осени. Она развернула карту, нарисованную Кимом. К ней подсел Стерх.
   - О чем задумалась?
   - Люди скоро уходят.
   Стерх внимательно посмотрел на неё.
   - Ты боишься их отпускать?
   Кари задумалась.
   - Нет, пожалуй. Они достаточно искренни, я не чувствую опасности.
   - Вот и правильно, - облегчённо вздохнул Стерх, - мне тоже они нравятся. За исключением их варварского обычая есть живых существ. Брр, когда они приносят окровавленную тушу, аж мурашки по телу бегают.
   - Крок объяснил, что для их организма это необходимо, особенно в условиях зимнего времени. Ведь они не впадают в спячку, как макки. Но я не об этом. Я хочу, чтобы ты отправился вместе с ними. Не один, конечно. Возьмешь Крока, как переводчика и ещё кого-нибудь.
   - Наша цель?
   - Первое - ответный визит, продолжение налаживания контакта. Второе - разведка. Мало ли, что они тут нам наговорили.
   Стерх одобрительно кивнул.
   - И третье, - продолжила капитан, - прикинешь возможность зимовки макки в их тёплых пещерах. Согласятся ли они на наше соседство, и приемлемо ли это будет для нас. Сам понимаешь, что 'третье' только при благоприятных первых двух.
   - Кари, ты самая мудрая женщина и капитан.
   - Да ладно тебе, - отмахнулась она. - И ещё. Полдороги с вами пойдет ещё одна тройка. Люди проведут к солёному озеру. Там наши возьмут запас соли и вернутся в гнёзда, а вы последуете в пещеры.
   Стерх опять одобрительно кивнул. В его распоряжении было два дня на сборы. И остался пока открытым вопрос о третьем представители Глори. Кого взять?
   -Тут и думать нечего, - Крок сразу ответил на поставленный Стерхом вопрос, - Манору. Во-первых, она также немного уже говорит по земному. Во-вторых, она женщина. А хоть одного представителя женского контингента надо взять. Ну и она вообще сильная, ловкая, с ней проблем не будет. А главное - Манора уже вещи собирает. Даже если мы её не возьмём, она сама следом за нами пойдёт. Это она мне уже успела сообщить.
   - Вот уж характер! - восхищенно покачал головой Стерх. - Но я ей спуску давать не буду в походе. Ещё пожалеет у меня.
   Через два дня люди, в сопровождении шестерых представителей планеты Глори, покинули первобытный лагерь макки.
  
  3.
  
   Традиционная уже ночевка у озера. Крок и Стерх развешивали легкие, плетённые гамаки на дереве. Манора с Леной готовили ужин. Остальные отправились купаться на озеро. Вода оказалась теплой, бегемотиков сегодня не было видно.
   После ужина опять отправились купаться. Ким остался поддерживать огонь. У макки не было понятия 'нагота'. Половые органы они прикрывали фартуками скорее из эстетического соображения и удобства, так как фартуки имели карманы для хранения всякой мелочи. Лена, поначалу чувствовала себя неловко. Но потом, с мыслями: 'Какого чёрта! Перед своей собакой дома я ведь не стесняюсь!', решительно разделась и залезла в воду. Макки хорошо плавают, особенно под водой. Перепонки по бокам между конечностями, или как они их называют - стеги, и небольшой плоский хвост делали их неимоверно плавучими. Лене было не угнаться за ними. Поплавав немного, она вернулась к костру. По лесу раздался трубный звук.
   - Опять эта труба, - проворчал Ким. - Если этот трубач всю ночь гудеть будет - мне не уснуть. Хоть бы посмотреть на него.
   - Предчувствие мне говорит, что лучше не надо.
   С озера вернулись встревоженные макки. Звук трубы повторился снова.
   - Чит, хищник, - указал в сторону исходящего звука Крок.- Очень опасный.
   - Значит, смотрим в оба, - кивнул Ким.
   Трубач, он же чит, ещё пару раз издал свой характерный звук, удаляясь от людей и макки. Ночь прошла спокойно.
   Километры пройденного пути остались позади. В течение всего путешествия продолжались уроки языка. Манора принимала в них активное участие. Вообще девушка отличалась повышенной любознательностью. Она не упускала возможности узнать что-то новое из быта и жизни людей. Ким учил её делать лук и стрелы. В часы отдыха она практиковалась в стрельбе из лука. Манора даже решилась однажды попробовать мясную похлебку, сваренную людьми. Правда, мясо оттуда она выковыривала.
   К солёному озеру вышли к вечеру. До пещер уже было рукой подать, но решили остаться переночевать в лесу, чтобы утром проводить возвращающихся к гнёздам макки. Накололи соли, загрузили полные мешки. Ардо уже клонилось к закату. Лена с Манорой возились с ужином. Ким чинил порванную одежду. Стерх склонился над своей картой. Остальные макки недалеко собирали местные фрукты, о чем-то переговаривались и смеялись.
   - Кхы-кхы-кхы...
   Ким и Стерх вскочили на ноги. Лена подняла свой лук. Чахотка вышла их леса прямо на группу макки. Трое из них были на деревьях и успели заскочить повыше. Крок же стоял внизу. Он прижался спиной к дереву и смотрел на приготовившегося к прыжку зверя.
   - Чего он не уходит?- Ким не понимал поведения биолога.
   Вместе с Леной они бросились на помощь. За ними по ветвям помчалась Манора и Стерх. Зверь уже был в прыжке, когда две стрелы вонзились ему в грудь. Падая, чахотка всё же успела вцепиться зубами в плечо Крока. Ким копьём пробил череп хищника.
   Рана у Крока была ужасна. Всеми подручными средствами пытались остановить кровь.
   -Почему он не уходил? - Ким в отчаянье посмотрел на Стерха и Манору.
   - Он посмотрел в глаза Кхыку, - тихо произнесла Манора. - Макки не должны смотреть ему в глаза.
   - Вот, чёрт! - выругался Ким.
   - Нам нужна помощь, - Лена посмотрела на Кима. - Ему надо продезинфицировать и зашить рану. Он теряет много крови.
   - Да, Юру бы сюда с инструментами. Меня же он поставил на ноги.
   Лена вытащила из мешка возвращённую ей ракетницу. Манора с ужасом бросилась к ней и повисла на руке.
   - Нет, нет, он жить! - кричала она.
   -Я не буду убивать его. Это помощь, - Лена подняла ствол ракетницы вверх и показала в небо. - Я буду туда стрелять.
   Манора, очевидно, поняла и отпустила её руку. Лена выстрелила. В небо взвилась зеленая ракета. Все зачаровано провожали её взглядом. Теперь оставалось только ждать.
   Стали сооружать носилки. Манора положила под повязку раненому какие-то листья из своего кармана. Лена приготовила отвар из алкогольных листьев и добавила немного сон-цветка. Крок уснул. Мужчины оттащили убитого зверя подальше, чтобы запах крови не привлек других хищников. Манора сидела возле Крока, прислонившись спиной к дереву, и тихонько плакала. Лена подсела к ней и обняла её за плечи.
   - Всё будет хорошо. Наш доктор делает чудеса, он обязательно его вылечит. Вот увидишь.
   Лена ещё что-то говорила ей, не заботясь о том, понимает ли её девушка.
   Ночь, казалось, длилась вечность. Было ещё темно. Только отблески горящих сигнальных костров, освещали небольшой участок леса, где уставшие люди и макки дремали на деревьях и под ними. Лена с Манорой так и заснули, сидя в обнимку. Ким со Стерхом охраняли спящих. Макки привычно сидел на дереве, Ким обходил вокруг лагеря. Стерх первый заметил, что кто-то приближается к их стоянке. Он подал знак Киму. Ким осторожно пошёл навстречу неизвестным гостям.
   - Петрович! - Ким радостно выскочил на тропинку.
   - Ким! Что с Леной? Она ранена?
   - С ней всё в порядке, - поспешил успокоить он, - у нас другой раненый есть. Вот ему срочно нужна помощь. Поэтому вас и вызвали.
   - Как это 'другой'?
   Тут как раз и спустился с дерева Стерх и стал сзади Кима.
   - Это Стерх, - представил его Ким. - Они с Глори, совершили здесь аварийную посадку.
   - Значит, Лена была права, - капитан подошёл к Стерху и по привычке протянул ему руку.
   Стерх протянул свою. Павел Сергеевич улыбнулся и пожал ее.
   - Так, это всё хорошо, но где раненый? - Юра поспешил в сторону горящего костра.
   Все последовали за ним. Макки насторожено стояли группкой, заслоняя собой раненого. Лена, узнав своих, бросилась на шею капитана.
   - Ленка, слава Богу, - шептал он ей на ухо, крепко обнимая. - Больше никуда тебя не пущу, будешь сидеть дома и печь пироги. Я за эти недели поседел весь. А эта ракета ... Я не хочу тебя терять.
   Лена плакала от счастья на плече любимого человека. Как же она соскучилась.
   Прибывшие люди с интересом рассматривали макки. Последние отвечали им взаимностью. Юра наклонился к раненому. Манора что-то заговорила, но поняв, что это бесполезно, молча, стала помогать ему.
   - Лена, что ты ему дала?
   - Вино со снотворным, - откликнулась она.
   - Темно, плохо видно. Я защемил временными скобками рану, но надо делать операцию. Давайте как можно быстрее отнесём его в пещеру. Собирайтесь. Будем нести носилки по очереди.
   - Они не все пойдут с нами. Трое вернутся назад,- пояснила Лена.
   - Почему? - удивился Петрович.
   - Соль. Они сюда за ней пришли. Там ждут соли.
   - Жаль, было бы интересно познакомиться с ними поближе.
   Стерх знаком подозвал своих ребят.
   - Может нам остаться с вами? - беспокоился Ирек. - Как вы вдвоем с Манорой справитесь?
   - Втроём, - поправил его Стерх.- Крок выздоровеет. А вам надо возвращаться. Кари ждёт вас с солью и докладом. Скажете, что люди встретили нас дружелюбно, оказали помощь. Так что, всё будет хорошо. Карту возьмите обратно с собой. На ней всё верно изображено.
   Стерх отдал карту Иреку, попрощался с остальными. Макки закинули сумки на спину, запрыгнули на дерево и поскакали назад к гнёздам.
   - Петрович, давай вперёд, - командовал капитан. - Следом носилки. Я замыкаю. Лен, они умеют быстро ходить? - он кивнул на макки.
   - Они умеют быстро прыгать. Я скажу Стерху, чтоб охранял нас сверху.
   Павел Сергеевич одобрительно кивну.
   -А парнишка?- он кивнул на Манору.
   - Это девушка, - засмеялась Лена.
   - Ну, извини, темно, не рассмотрел.
   - Ничего. Она крепкая и выносливая. Если устанет пробираться через лес - сама на дерево залезет. Тогда фиг ты её догонишь. Да нам и не далеко. Что нового в пещерах?
   - Да, слава Богу, всё по-прежнему. Дед наладил водопровод.
   - Это как?
   - Ну, не водопровод, конечно. Просто механизировал подъём воды от ручья к пещерам. Сейчас две бочки один человек набирает за час.
   - Молодец. Он просто Кулибин!
   - А ещё Юлька беременна.
   - Ну, это меня не удивляет.
   - Так-то да, только во что одевать младенца? У нас только грубо выделанные шкуры, они разотрут нежную кожу ребенка.
   - Ой, у наших друзей я научилась делать чудесную мягкую одежду из растительных волокон...
   - Лена, ты уверенна - у друзей? - капитан сделал ударение на последнем слове.
   -Да, Паш, уверена. Как ты уже понял, они не дикари. Их планета достаточно цивилизована. И они абсолютно не агрессивны. К тому же макки вегетарианцы. Ты бы видел, как они на нас смотрели, когда Ким притащил куски окровавленного мяса.
   - Хм, не слишком ли много различий между нами?
   - Да нет, скорее у нас много общего, - возразила Лена. - Я когда тебе всё расскажу, то ты сам убедишься в этом.
   - Хорошо, я тебе доверяю. Друзья - значит друзья.
   - Какой ты всё-таки скептик.
   - Я не скептик. Я за людей отвечаю. Кстати, сколько их здесь?
   - Всего двадцать девять. И поверь, они нас опасаются не меньше, чем ты их.
   - Это разумная реакция. Поэтому они и послали с вами разведчиков.
   -Да? - Лена задумалась. - А я думала, что это мирная делегация для укрепления контакта между нашими расами.
   - Поверь мне, одно другому не мешает. Ладно, успеем ещё обо всём поговорить. Пойду, сменю носильщиков.
   - И я с тобой.
   Манора также встала за носилки, но её рост и шаг выбивался из общего ритма. Ей пришлось присоединиться к Стерху и охранять движущуюся процессию.
   Вышли из леса, когда день был в разгаре. Навстречу им бежали люди. Ракета, выпущенная Леной, встревожила весь лагерь. Какова же была радость увидеть всех живыми и невредимыми. Все обнимали Лену и Кима. Узнав, что большие белки - это разумные, цивилизованные существа, то и они не остались без дружеских похлопываний по спине и рукопожатий. В лагере бурлило радостное возбуждение. Готовился праздничный ужин.
   - Эх, в баньку бы, - потянулся Ким.
   - Так с утра уже протопил, - хмыкнул Иваныч.
   - Да ладно?!
   - Точно. Как только ракету увидел, прикинул, что к обеду будете. Значит, банька пригодится.
   - Спасибо, Дед, - Ким похлопал его плечу, - ты настоящий оптимист!
   -А то! - довольно хмыкнул тот.
   - Манора, Стерх, идёмте с нами мыться, - Лена показала им пещеру.
   Они недоверчиво заглянули вовнутрь. Там было тепло и влажно. В бочках стояла горячая вода. Манора довольно заулыбалась. Ей так не хватало этого хоть маленького, но кусочка цивилизации. Стерх тоже не стал возражать.
   Гостям не стали выделять отдельное помещение. Да и не было его. Манора поселилась рядом с Леной, а Стерха под опеку взял к себе Ким. Крок пока находился в изоляторе. Операция прошла нормально. Осталось ждать, когда раны начнут рубцеваться. Гранатовый сок снова пустили в дело. Через пару дней после операции к Кроку вернулся аппетит. Его аккуратно стали выносить на свежий воздух. Возле него всегда находился собеседник. Людям было любопытно пообщаться с представителем другой расы. А Крок продолжал совершенствоваться в языке, черпал информацию от людей и сам охотно делился с землянами сведениями о своей планете и о макки.
   Первые два дня Маноре самой приходилось готовить еду для макки. Но Сима быстро уловила основную тенденцию и уже сама с девчонками готовила как для землян, так и для гостей. Манора была этому несказанно рада, так как не умела и не любила готовить. Стерх изучил устройство 'водопровода'. Решил, что нечто подобное можно устроить и у них. Манора в основном проводила время с Леной. Лена говорила с ней на языке макки, а Манора старалась говорить на общеземном. У них это неплохо уже получалось.
   - Манора, мне нужна твоя помощь.
   -Да?
   - У Юли, - Лена кивнула на стоящую рядом девушку, - скоро будет ребёнок.
   Лена показа на округлившийся Юлин живот.
   - А! Дети, - поняла Манора, - это хорошо.
   - Научи нас, пожалуйста, плести такую одежду как у тебя, - она указала на её фартук. - Малышу нужна будет мягкая одежда.
   - Да, конечно. Тогда надо идти в лес за волокном. Я постараюсь найти то, что нужно.
   Три женщины и Саня для охраны отправились в лес. Юлю уже не привлекали к тяжелой работе. Она в основном занималась шитьём и починкой одежды, помогала на кухне. Сима постоянно пыталась ей подсунуть самый лакомый кусочек, а раз в день ей выделялся стакан сока из корабельных запасов. Все ждали этого первенца Фабулы. Люльку уже вырезали и наполнили высушенным мягким мхом. Юра начал её разрисовывать. Первенца ждали в начале зимы.
   Деревья, из коры которого макки добывали волокна для ткани, росли недалеко от лагеря. Набрали столько, сколько смогли унести. Манора показала, как его правильно обработать и просушить, чтоб волокно осталось мягким и эластичным. Затем начинался самый кропотливый процесс плетения. Юля так увлеклась этим делом, что плела с утра до самой темноты, пока Саня не загонял её домой.
   - Капитан!
   - Да, Гера, - капитан остановился, подождал догоняющего его Германа.
   - У меня мысль есть, взять лодку и спуститься на ней вниз по речке. Там попробовать половить рыбу. Надоело мне мясо - жуть! Организм фосфора требует.
   - А чем ловить будешь?
   - Так я уже всё подготовил. И сеть сплёл и удочки сделал.
   - Про наживку даже и не спрашиваю, небось, всё уже насобирал.
   - Ну, так... немного, - подтвердил Герман.
   - Да есть ли здесь рыба? - засомневался Павел Сергеевич.
   - Уверен. Я весной пару мальков видел в заводи у леса.
   - Лодка маленькая, максимум троих выдержит.
   - Так мы и пойдем втроем: я, Колян и Фима.
   - Ладно, вперёд. Когда планируешь вернуться?
   - Ну, дня три точно надо.
   - Не увлекайтесь рыбалкой, по сторонам поглядывайте.
   - Не маленькие. Тогда завтра с утра и выходим?
   Капитан кивнул в знак согласия. Герман пошёл собираться, а Павел Сергеевич уже традиционно поднялся на верхнюю террасу и сел на лавочку, недавно сделанную им. В небе уже появились первые звёзды. Поднялся небольшой ветерок, лес зашумел листвой. У реки смеялись и плескались люди. Скрипел педалями 'водопровод', набирая воду для завтрашнего дня. Саня с Юлей воркуют у костра. Юра уговаривает Крока вернуться в пещеру.
   - Отдыхаешь?- Лена, села рядом.
   - Думаю, - он обнял Лену за плечи.
   - А... Нужное дело.
   - Где наши гости? Что-то их не вижу.
   - В речке плавают. Чингачгук и Жорка пытаются их обогнать. Да не тут-то было.
   - Манора молодец, так хорошо уже по-нашему говорит.
   - А ты знаешь, что она дочь то ли очень крупного чиновника, то ли представителя высшего общества? Я пока толком не поняла их социальную систему.
   - Вот как.
   - Первое время после аварии, её немного все сторонились и побаивались.
   - Это она сама тебе сказала?
   - Да. Рассказывала, как ей было трудно. Представь, выросшая в определённой среде, не привычная к физической работе, а тут ещё и косые взгляды окружающих. Вот она, стиснув зубы, и старалась не отставать от мужчин.
   - Молодец, далеко пойдёт.
   Они посидели, молча любуясь сверкающим от звёзд небом.
   - Лен, выходи за меня замуж.
   - Ты с ума сошёл. В нашем-то возрасте?
   -А почему я в свои пятьдесят...
   - С хвостиком, - перебила она его.
   - Хорошо. Почему в свои пятьдесят с хвостиком я не могу жить с любимым человеком? Я люблю тебя, и ты это знаешь. И хочу быть с тобой всегда. Петрович сделает тебе самое красивое обручальное кольцо.
   - Я тебя умоляю! Тебе дай волю, так ты и фату на меня нацепишь,- фыркнула Лена.
   - Ленка, не вредничай. Скажи лучше 'да' или 'нет'?
   Капитан отстранился от Лены и посмотрел ей в глаза. Она вздохнула, покачала головой.
   - Ну, что с тобой делать... Да. Только детей от меня ты не дождёшься.
   - С ума сошла. В нашем- то возрасте?
   В этот вечер они сидели на своей лавочке особенно долго.
   Крока перевели в общую пещеру. Раны его начали затягиваться. Силы стали возвращаться к нему. Во время лечения он подолгу разговаривал с Юрой. Прежде всего его интересовало, как люди зимуют, как спасаются от морозов. Печи в пещерах объясняли многое. Макки не имели возможности устроить такой обогрев гнёзд. Надо было принимать решение.
   - Ну что, - начал Стерх небольшое совещание макки, - мы здесь уже две недели. Лето скоро закончится, времени рассусоливать нет. Нам надо принять решение: проситься ли к людям на зимовку или остаёмся в гнёздах. Нет, пожалуй, это второй вопрос. А первый - доверяем ли мы людям? Друзья они нам или нет?
   - Мне они нравятся. Я им верю. У них, конечно, есть свои причуды и варварские обычаи, но главное, что они не пытаются их нам навязать. Я за то, чтобы зимовать вместе. К тому же мне не хочется опять впадать в спячку.
   - Манора, а ты уверена, что зимой сама не захочешь уйти в сон, лишь бы не видеть этот мерзкий холодный снег? - Стерх с ехидством посмотрел на девушку.
   - Нет, Стерх, не уверена, - вздохнула она, - но очень хочу попробовать.
   -Я, как и Манора, тоже доверяю людям, - Крок задумался, подбирая слова. - Они уже имеют контакт с гуманоидными расами и поддерживают с ними дружеские отношения. Так что, мы не первые у них. Как, впрочем, и они у нас. Опыт общения с иными у них есть, и он, насколько я понял, положительный. Это во-первых. Во-вторых, тёплое жильё можно построить только здесь. И без помощи людей нам не справиться. В-третьих, к ним помощь придёт ещё через три года, а наша раньше.
   -Ну и что? Что это нам даёт? - не поняла Манора.
   - Прежде всего, быстрое возмездие, если что-то пойдёт не так. Но я надеюсь, что до этого не дойдёт. Скорее, мы сможем отплатить им за добро, всеми доступными средствами, имеющимися на спасательном корабле.
   - Согласен, - кивнул Стерх.
   - Значит, переселяемся? - обрадовалась Манора.
   - Если земляне не будут против, - осадил её Крок. - Сегодня поговорю с капитаном.
   После обеда Павел Сергеевич созвал небольшое совещание. Он решил, что такой важный вопрос, как поселение макки рядом с людьми требует обсуждения. Объяснив всем присутствующим суть просьбы, озвученной Кроком, предложил высказаться по данному поводу.
   - Я 'за'! - первая начала Лена. - Они действительно нуждаются в помощи. Если зима будет суровой, то у макки опять могут быть потери. Дело в том, что основной состав у них - это обычные, не подготовленные к трудностям люди. То есть макки, конечно. К тому же я не вижу никакой угрозы, исходящей от них. Они мирные, не агрессивные, хорошо идут на контакт.
   - А где мы их поселим? - высказал сомнение Юра. - В наших пещерах - тесновато будет.
   - Мы сегодня с Кроком осмотрели пещеру на верхнем ярусе, - пояснил капитан. - Она далековато от наших, но достаточно большая, и там есть несколько ответвлений. Если привести её в порядок, поставить там печь, то вполне будет пригодна для жилья.
   - Это правильное решение, - кивнул Юра. - Всё же нам надо жить отдельно. Разный образ жизни, разные традиции, разное меню - всё это лишний повод для ссор, которые нам не нужны.
   - Лето заканчивается, успеем ли? Ведь и продуктов надо больше запасти, и, главное, одежды. - Петрович озабочено вздохнул. - У них кроме фартуков совсем ничего нет! Не будут же они всю зиму сидеть в пещере?
   -Ты зря, у них есть валенки и кое-что из теплой одежды, - возразила Лена. - Но не на всех, к сожалению.
   - Дед, а ты что молчишь? - ткнул его локтем Петрович.
   - А чего тут спорить? У нас попросили помощи, мы просто не имеем права отказать. Ничего, в тесноте, да не в обиде. Сдаётся мне, они славные ребята. Так что предлагаю не болтать, а заняться делами.
   - Всем спасибо за понимание, - подытожил Павел Сергеевич. - Теперь хочу сказать ещё одно. Макки ждут свой спасательный корабль к следующей осени. Как вы понимаете, корабль будет оснащен не только спасательными катерами, - он сделал многозначительную паузу. - Перед любым космическим кораблем мы будем всего лишь маленькой горсткой дикарей. Это ещё один повод не ссориться с представителями планеты Глори, а всячески помогать им.
   Все притихли, обдумывая данную информацию.
   - Они не будут нам обузой, - вступилась Лена. - Вы бы видели, что они делают из растений! Они гении ботаники! Их растительную ткань вы уже оценили. А их веревка! У макки есть чему поучиться.
   - Лен, успокойся, никто и не спорит, что присутствие макки будет полезно нам обоим, сейчас, главное, успеть подготовиться к зиме. Так что разбежались по делам. Лен, а ты со мной к Стерху, объявим о своём согласии.
   Решено было отправиться через два дня обратно к гнёздам. Крок, по причине ранения, оставался у людей, руководить подготовкой пещеры для макки. Со Стерхом и Манорой отправятся четверо крепких парней, в помощь переселенцам. Стерх поначалу был против сопровождения, но доводы Кима о том, что по их правилам ходят не меньше троих, и напоминание о кхыке, от взгляда которого макки цепенеют, заставили его согласиться.
   Накануне ухода группы людей и макки вглубь фабуловского леса, решили устроить небольшую вечеринку. Девчонки украшали всё цветами, варили вино, доставали барабаны. Манора особенно тщательно расчесала свой мех, разрисовала Юриными красками свой фартук причудливым узором.
   - Лен, а ты чего сидишь? - Спросила Манора.
   - Да ну, - отмахнулась она, - старая я уже.
   - Неправда. Молодость она тут, внутри, - Манора показала на своё сердце. - И она у тебя есть, я вижу.
   - Ну, если видишь... Давай попробуем что-нибудь сделать.
   Лена распустила отросшие волосы. Манора расчесала ей их, потом изящно вплела в волосы цветы. Из оставшихся цветов сплели гирлянды на шею.
   - Чувствую себя как на Гаити, - усмехнулась Лена. - Значит, будем веселиться.
   Со стороны реки раздались радостные крики. Девчонки выскочили из пещеры. По берегу шли наши рыбаки и на веревке тащили по реке лодку. Половина лодки была завалена рыбой. При близком рассмотрении рыба была странноватая: без чешуи, просто гладкая эластичная кожа, два плавника по бокам и по спине шел костяной нарост. Да и цвет - синий, не вызывающий доверия.
   - Ба, рыбаки-добытчики вернулись! Вот это улов! Ну и страшная она! А их есть можно? - неслось со всех сторон.
   - Можно, мы пробовали. Ещё и добавки попросишь, - отзывались рыбаки.
   - Ну, всё, Чингачгук, кончилось твоё время! Теперь у нас фишмен появился!
   - Вот ещё, - фыркнул Максим, - рыбный день - четверг, так что без мяса никуда вы не денетесь.
   - Да ладно, вот макки вообще без него обходятся.
   -Манора, а у вас рыба есть?
   - Есть, - ответила девушка, - только не совсем такая.
   - Ну, так и у нас не такая. Главное это вкус!
   - У нас рыбу едят только в некоторых прибрежных районах, - объяснил Крок, - но многие считают это дикостью. Я, например, не ем её.
   - Понятно. У нас тоже некоторые едят саранчу и лягушек, а некоторые в рот эту гадость не возьмут.
   - А мне нравится, - вступилась Манора. - У нас в доме на больших приёмах всегда подавали блюда из рыбы. Многие в высших кругах считают её деликатесом.
   - Вот и славно, - Лена обняла Манору за плечи. - Зимой легче будет вас прокормить.
   Так, подшучивая друг над другом, перенесли рыбу в кухню. Запасливая Сима половину улова сразу засолила и убрала в холодную пещеру. Оставшуюся пекли на углях.
   Вечеринка была в самом разгаре, когда вперёд выступил Петрович, в развивающейся накидке. В руке он держал большую, разукрашенную разными цветами, обвитую красными водорослями, палку. За ним шёл Дед, неся под мышкой судовой журнал. Старший помощник чинно вышел на середину площадки, стукнул призывно палкой о камни.
   - Властью, данной мне капитаном, на сегодняшний вечер я являюсь главным вершителем закона на этом пятачке цивилизации.
   Толпа одобрительно загудела, предчувствуя очередное развлечение.
   - В связи с чем, приказываю подать мне сюда капитана, то бишь Павла Сергеевича и Елену, хм, как тебя там по батюшке... И Елену Прекрасную, - он театрально взмахнул импровизированным посохом.
   В ту же минуту сильные руки парней подхватили Лену с капитаном, вынесли их на центр и поставили перед Петровичем.
   - Это твои проделки? - шепотом спросила Лена.
   - Я не знал, но догадывался, что Петрович что-то замышляет.
   Петрович тем временем продолжал вести церемонию бракосочетания. Лена поначалу смущалась, но одобрительные, подбадривающие возгласы заставили её весело смеяться вместе со всеми. Праздник продолжался до захода Ардо.
   Утром проводили группу людей и макки к гнёздам. Начался очередной будничный день, со своими заботами и проблемами.
   Наступила осень. Листья стали желтеть. Ночи становились холодными. Все ждали со дня на день приход макки. Пещера для них была готова, печь испробована, запас дров подготовлен. В одном ответвлении Крок устроил кладовую. Каждый день он ходил с другими людьми на добычу, пополняя запасы. Земляне поделились шкурами и одеждой. И вот, наконец-то, долгожданный сигнал от дозорных. Из лесу выходили переселенцы. Крок первый бросился встречать своих соплеменников. За ним выбежали и все, находящиеся в лагере люди. Поход для землян закончился благополучно. А вот макки во время перехода потеряли одну из женщин. Во время первой ночёвки слизняк- кровопийца незамеченным подполз к Дилли. Утром ничего уже сделать было нельзя. В целом, переход прошёл без приключений. Трубач несколько раз подходил к стоянке, но так и не решился напасть.
   Гости размещались в приготовленной для них пещере. Привыкшие жить на деревьях, они чувствовали некий дискомфорт от каменного жилища. Помывшись в бане, пригревшись в протопленной пещере, макки почувствовали себя более уверено. Фури уже хлопотала у печи. Сима помогала ей разобраться в тонкостях приготовления пищи в русской печке.
   - Ничего, вы привыкните. Все будет хорошо, - успокаивала она их.
   Первое время макки старались держаться от людей подальше. Особенно, когда те приносили убитых зверей и начинали разделку туш. А вот у реки все становились равны. Постепенно в лес за плодами и дровами стали ходить смешанные группы. К рыбной ловле высказали свой интерес Марк, Ирек и Грок. Не все макки ели рыбу, но для некоторых это стало истинным деликатесом. Поневоле люди и макки вливались в жизнь друг друга. Все усиленно готовились к надвигающейся зиме.
   В этом году зима долго не начиналась. Точнее, всё никак не выпадал снег. Это радовало макки, но огорчало охотников - по следам на снегу легче выслеживать добычу. Река покрылась тонким льдом. Только у самой горы, где вода пробивалась наружу, оставалась полынья. В пещерах было достаточно тепло. Макки чувствовали себя там нормально. Вот походы по морозу давались им труднее. Люди и макки ходили друг к другу в гости. Учили язык.
   Женщины обоих племен с нетерпением ждали появления на свет Юлькиного первенца. И вот этот момент настал. У Юры уже давно всё было готово. Изолятор завешен, протоплен, разостлана свежая травяная подстилка. Саня не отходил от Юли ни на шаг. Баба Сима взялась исполнять роль повивальной бабки. Юра был у нее на подхвате. Мисса напросилась к ним. Юля не возражала, лишний медик рядом не помешает, даже если это и инопланетный медик. Остальному населению пещер оставалась только ждать за занавеской. Без современных медицинских аппаратов нельзя было заранее выяснить пол ребёнка. В пещерах все активно делали ставки. На кон в основном ставились мелкие безделушки, ну а у молодёжи распространено было спорить на поцелуй или на выполнение желания выигравшего. Ещё со всех сторон предлагались варианты имен для новорожденного. Но тут Саня твердо всем заявил, что уж своего первенца они с Юлей назовут как-нибудь без посторонней помощи.
   Роды длились не долго. Вскоре, слабый писк ребёнка послышался из-за занавески.
   - Тихо вы там! - прикрикнул Саня вглубь пещеры, - Не слышно ничего. Кажись, орет уже.
   Все затихли, прислушиваясь. И действительно, слабый крик ребёнка повторился снова. Все бросились обнимать и хлопать молодого отца.
   - Всё, Саня, танцуй!
   -Да ну, вас, - отмахивался он.
   -Танцуй, танцуй! А то потом некогда будет!
   Ну, что с ними поделаешь, пришлось станцевать под задорный бой барабанов.
   Выглянула Сима. Все сразу притихли.
   -Ну? Кто?
   - Мальчик. На мой взгляд, килограмма три, максимум три двести. Не богатырь, но вполне нормальный ребёнок. Поздравляю, папаша! - она расцеловала счастливого новоявленного отца.
   Роды прошли без осложнений. Юра тщательно осмотрел новорожденного. К радости всех, малыш оказался внешне вполне здоровым. Через пару дней Юльку с малышом перевели обратно в их семейную пещеру. Недостатка в нянях не было. Все старались, чтобы малышу было тепло и комфортно.
   Так, в заботах, хлопотах и постоянной борьбе за выживание, прошла ещё одна зима. К радости людей и макки - без потерь.
  
  Глава четвертая.
  1.
  
   - Ты вообще соображаешь, что ты говоришь, - возмущалась Кари.- Как это 'зачем нам это нужно'? Надо думать не только о себе, но и обо всех макки, о Глори, в конце концов. Стерх, это не просто прогулка к мору, это разведка неизвестной пока ещё ни нам, ни людям планеты. Ты понимаешь, надеюсь, что Фиби или, как её люди называют, Фабула, очень перспективный для нас мир. Такое богатство растительного мира ещё поискать надо. А ты хочешь отдать всё это за просто так?
   - Ну почему сразу отдать? - оправдывался Стерх. - Кому она достанется, ещё не известно.
   - А я знаю кому. Тому, кто в её исследование вложит больше сил и терпения. И наше руководство прежде всего у нас с тобой спросит, что мы сделали для того, чтобы Фабула стала нашей. Ну, если не нашей полностью, то хотя бы в совместном с землянами пользовании. Так что не спорь больше со мной. В экспедицию с людьми иду я. А ты останешься за главного в пещерах.
   - Может, и я с тобой?
   - Ага, и оставить слабых пассажиров одних? Нет уж, пусть будут под присмотром. Не забывай, мы всё ещё несем ответственность за них.
   - Ясно, - вздохнул Стерх. - А кто ещё с тобой пойдёт?
   - Крока надо взять - он лучше нас всех знает земной язык, да и биолог в экспедиции не помешает. Потом Ирек и Марк. Они члены экипажа, молодые и сильные. Оги просится. Как думаешь, выдержит переход?
   - Ну, он, конечно не молодой уже, но экспедиционный опыт у него не малый и выносливости ему не занимать. Пусть идет.
   - Осталось ещё одно место, - Кари задумалась.
   - Не сомневайся, бери её.
   Капитан удивленно посмотрела на Стерха.
   - Ты ведь про Манору думала? - усмехнулся он. - Она тебе будет хорошей помощницей.
   - А если что-то с ней случится? Меня её отец потом на удобрения пустит.
   - Случиться может и здесь. Каждый день рискуем, уходя на добычу.
   - Ну, так-то оно так, - вздохнула Кари. - Ладно, возьму её с собой. Теперь о снаряжении...
   Петрович сидел над картой, изучая и прокладывая предстоящий маршрут. Герман рядом чинил и проверял свои рыболовные снасти. Лена что-то обсуждала с Дедом, чертя палочкой на глине.
   - Что это у вас? - подошёл к ним Юра.
   - Да, Лена мельницу заказала, а как её делать - никто не знает.
   - Лен, а что уже зерно планируешь снять? - удивился доктор.
   - Ты бы хоть иногда из лазарета выходил, - хмыкнула она.- Вон целое поле взошло. Правда, его надо ещё вырастить, но надежда есть. Следовательно, надо думать, как муку получить.
   - Да, - вдохнул Юра, - надоели вы мне со своими ушибами, переломами и рваными ранами. Может отпуск взять? Эй, Петрович! Может мне отпуск взять и махнуть с вами?
   - Давай, - согласился тот. - Если считаешь, что у нас там отпуск будет. Лен, а ты с нами?
   - Хотелось бы, но не могу. Три поля на мне. Я лучше с Пашей останусь. А вы Маринку возьмите вместо меня. Она и готовит хорошо и в растениях разбирается.
   - Ну, Марину, так Марину, - согласился Петрович.
   - А кого ещё берёте? - поинтересовался Юра.
   - Германа с Чингачгуком. Думал ещё Саню маленького, но если тебя капитан отпустит, то тебя возьму.
   - Пойду отпрашиваться, - Юра сорвался с места.
   - Куда это он полетел? - удивился Герман.
   - К капитану, проситься с нами, - объяснил Петрович.
   - А почему к макки?- кивнул он на поднимающегося на верхний ярус Юру.
   - Хм, так с Миссой договориться, чтоб подменила его.
   - Дожили, инопланетные белки будут нас лечить, - Герман неодобрительно покачал головой.
   - Не нравится - ходи больной, делов-то.
   Через два дня смешанная группа исследователей должна была отправиться через перевал к морскому побережью. Чувство любопытства двигало людьми и макки на подобные приключения. Извечный вопрос: 'А что же там, за горизонтом?' мучает первооткрывателей во все века. Вот и здесь, на неизведанной Фабуле, жажда познания сплотила два народа. Лагерь в очередной раз бурлил, собирая путников в дорогу. К сожалению, парализатор макки и лазерное оружие людей окончательно разрядились. Остались только луки и копья, да каменные ножи. К счастью, потерпевшие кораблекрушение уже неплохо научились ими владеть. За два года, проведённых в диких условиях, представители земной и глорийской цивилизации обзавелись крепкими мускулами, мозолистыми ладонями, лужёными желудками. Переход через горы никого не пугал. Всех тревожила неизвестность. Какие сюрпризы преподнесут им горы, побережье и непосредственно Фабула?
   Утро выхода в поход выдалось дождливым. Мелкий противный дождик капал на путешественников. Шли гуськом, друг за другом, вперемешку люди и макки. По меркам людей, шли медленно. Низкорослые Макки сдерживали движение. Сначала по плану надо было пройти вдоль горы, а уже затем подниматься вверх к перевалу. Через несколько часов они подошли к нужному месту. Камни были скользкие от дождя. Кожаная обувь скользила по ним, затрудняя подъем в горы. Постоянно слышались предупреждающие окрики и шум падающих камней. К обеду дождь прекратился. Идти стало веселей. С самого начала было решено взять с собой запас еды на два-три дня, на всякий случай. В течение всего пути исследователи должны были сами находить себе пропитание. Петрович и Герман пошли вперед, высматривая дичь. Макки не пропускали ни один куст, ни одно чахлое деревце. Все исследовалось на предмет пригодности.
   Пора бы и привал сделать, но всем хотелось уйти как можно дальше от лагеря. Решили пройти ещё немного, а тем временем и охотники подойдут.
   Наконец-то, выбрав более-менее ровную площадку, развели огонь. Вернулись Герман с Петровичем. Их добыча - небольшой тушканчик. Макки перетирали в котелке овощи, а люди варили похлебку. Чай заваривали в общем котелке, здесь их вкусы совпадали.
   - Ну что, Манора, живая? - Петрович подсел к девушке.
   - Пока не поняла, - улыбнулась она в ответ.- Тяжело идти по камням, твёрдо.
   - Да, завтра ноги будут болеть.
   - Разотрём, - вклинился Юра, - я с собой специально мятную мазь взял. А сейчас давайте обработаю ссадины у кого есть.
   К нему подошла Кари с разбитым пальцем на ноге. Юра обработал ранку и наложил повязку.
   - Идем дальше или остаёмся здесь на ночь? - спросил всех Герман.
   Надо сказать, что после совместной зимовки проблем с общением практически не возникало. Долгими зимними днями и люди и макки учили язык друг друга, практиковались в общении. Сейчас макки обращались к людям на их языке, а люди к макки на их. И все всё прекрасно понимали. Если возникало какое-то недопонимание, то либо Крок приходил на помощь, как знаток общеземного, либо дополняли нехватку словарного запаса жестами и мимикой. Последнее у макки получалось особенно выразительно.
   - Может, останемся? - жалобно предложила Марина.- Ляжем пораньше спать, а завтра встанем с рассветом. А пока светло, насобираем ещё плодов на завтра.
   - Поддерживаю, - сказал Крок. - Мы не очень привычные к ходьбе по скалам. Если сегодня дадим максимальную нагрузку, то завтра, боюсь, не встанем.
   - Я тоже так думаю, - поддержала Кари.
   - Тогда разбиваем лагерь, - Петрович встал и пошёл за дровами.
   - Мы поохотимся часок, - крикнул ему в спину Герман и кивнул Максиму.
   Ночь прошла без происшествий. Утро выдалось солнечным, идти было веселей, чем вчера под дождём. Горная порода в данном районе Фабулы мягкая. Ветер и дожди легко обтесывают ее. Поэтому здесь так много пещер и полостей. По склонам росла трава и кустарник. Днём, проходя между двумя небольшими вершинами, повстречали пасущихся колобков. Охотники решили не упускать такой случай. Остальные отошли в сторону к кустам, усыпанными красными ягодами.
   - А это есть можно? - засомневалась Марина.
   Оги внимательно осмотрел куст, ягоды, растер их пальцами, сделал ещё какие-то манипуляции.
   - Я думаю, можно, - констатировал он, и первый запустил пару ягод в рот. - Очень хорошо и сладко. Так что, налетайте.
   Девчонки облепили куст. Кари с Марком пошли обследовать окрестности. Перебравшись через очередной завал камней, они заметили небольшое озерцо.
   - Подойдём, посмотрим, - Кари направилась вниз к озеру. - Запас воды неплохо бы пополнить.
   Подойдя поближе, они увидели, что в воде кто-то плещется.
   - Опять эти противные обезьяны, - пробурчал Марк.- И чего они так воду любят?
   - Может они так от паразитов избавляются, - предположила Кари. - Спугнём или подождём?
   - Вот еще, ждать... А если они до вечера плескаться будут? Или ещё и другие подойдут? Нет уж, пойдём сейчас.
   - Только спокойно, зря не пугай.
   Они стали спускаться к озеру. Обезьяны не сразу их заметили. Затем злобно заверещали, но, видя, что это не подействовало на незваных гостей, неохотно убежали в горы. Макки подошли к воде. Озеро было мелкое. Очевидно, вода сюда набегала в период таяния снега и дождей. Марк зачерпнул в ладонь и попробовал.
   - Нормальная. Через фильтры нальем во фляги, и всё будет вообще хорошо.
   Они наполнили имеющиеся у них емкости и вернулись к остальным. Сделав ещё пару ходок и наполнив водой всё, что только можно было, решили, наконец, и себя привести в порядок. Тем временем девчонки завершили сбор ягод. Пришли все перемазанные красным соком. Узнав, что рядом есть вода, побежали умываться.
   - Манора, смотри, какая у тебя шерсть стала.
   Манора пыталась отмыть въевшийся сок, но шерсть впитала его в себя, окрасившись в красивый шоколадный цвет.
   - Вот здорово! - восхитилась Оля, - Цвет какой шикарный! Хочу себе такой. Интересно, он долго будет держаться?
   - Может, на наши волосы он и не ляжет, - усомнилась Марина.
   - Давай попробую. Помоги мне нанести равномерно.
   - Облысеть не боишься?
   -Эх, была, не была, - махнула она рукой. - Отрастут.
   - Если облысеешь, то наши мужики счастливы будут.
   - Это почему?
   -Так бриться не надо будет. Нанёс сок на лицо и всё - блестящий как огурчик.
   -Хм, всё же пусть это будет лучше краска для волос, а не депилятор.
   Через час девушки вернулись в лагерь. Пришли и охотники с двумя колобками.
   - Оля, я тебя почему-то не узнаю, - Крок внимательно смотрел на девушку.
   - Ба, Ольга, что с тобой? - подхватил Макс.
   - Не нравится? - испугалась она.
   - Очень красивый цвет, - успокоила её Кари. - У нас тоже периодически возникает мода на окраску шерсти в тот или иной тон.
   - Это точно, - улыбнулась Манора, - я, когда ещё училась, то ходила с зелённым отливом и жутко этим гордилась.
   - Молодец Оля, - поддержал её Петрович. - Женщины тебе памятник поставят.
   - Да я-то что, - засмущалась она. - Это скорее Маноре спасибо.
   - Ладно, хватит любоваться, дел полно, - Петрович кивнул на колобков. - Мясо сейчас обработаем, и дня три на охоту уже отвлекаться не будем.
   Утром, нагруженные водой, мясом и ягодами, отправились дальше. Сегодня планировали дойти до перевала. Шли, как всегда, гуськом. Двое уходили вперед на разведку. Чем выше поднимались в горы, тем скудней становилась растительность, зверья тоже не было видно. Внезапно сверху посыпались камни.
   - Вот чёрт! - выругался Петрович, потирая ушибленное камнем место.
   - Смотрите, это обезьяны! - Ирек указал рукой наверх.
   Стая обезьян, прячась за валуны, забрасывала путников камнями.
   - Вот бестии, придётся стрелять в них, пока они нас не искалечили, - Герман натянул лук.
   Стрелы и камни полетели в обезьян. Бой длился недолго. Обезьяны убежали в горы, оставив двух убитых.
   - Вероятно, у них здесь недалеко жильё, - предположил Крок. - Надо уходить отсюда поскорей, пока обезьяны не вернулись с новыми силами.
   Наскоро перевязав раны, полученные от камней, и подобрав уцелевшие стрелы, люди и макки ускорили шаг.
   - Оля, ты чего хромаешь?
   - В колено попали. Больно сгибать.
   - Ничего, - успокоил Петрович, - скоро перевал, там передохнём. Потом дорога вниз пойдёт, будет легче идти.
   Ещё некоторое время Оля плелась в конце процессии вместе с замыкающим Максимом.
   - Петрович, - позвал Максим, - возьми у меня мешок.
   Максим снял со спины свой мешок и повесил его спереди старпому. Сам взвалил Олю себе на спину и понёс её. Оля пыталась сопротивляться, но потом затихла.
   - Петрович, ты сейчас похож на беременного парашютиста, - Юра весело улыбался.
   - Смейся, смейся... Скоро сам забеременеешь.
   Через некоторое время Герман сменил Максима.
   - Оля, ты у нас теперь, как переходящее знамя, - смеялась Маринка. - Вот что значит, девушка сделала прическу!
   - Тогда мои шоколадные руки тоже чего-то заслуживают, - хмыкнула Манора, показывая окрашенную шерсть.
   - Манора, я готов на руках тебя всю жизнь носить, - смущаясь, произнес Ирек.
   - Спасибо, Ирек, я всегда знала, что на тебя можно положиться.
   Некоторое время шли молча. Кари тихонько что-то запела. Крок стал ей подпевать. И вот уже все макки пели ритмичную песню, под которую легко ложился шаг.
   Идти стало легче. Путники не сразу поняли, что они дошли до перевала.
   На привале Юра наложил на Олино колено мазь и туго перевязал. Оги раздобыл где-то толстую крепкую палку, соорудили из неё костыль. Огонь не стали разводить, поели всухомятку. Всем не терпелось быстрее дойти до моря. К вечеру звериная тропа уже явно вела вниз. Ночевать решили под нависающим козырьком. Олю освободили от всякой работы, чтобы дать ноге покой. Остальные собирали дрова, готовили ужин. Юра, как обычно, обрабатывал ссадины и раны. В горах по ночам становилось холодно. Вечером все достали теплую одежду. Макки старались держаться ближе к огню. Сегодняшний вечер выдался особенно холодным, опустился густой туман.
   - Не нравится мне это, - насторожился Крок. - Ничего вокруг не видно. А если хищник подкрадётся?
   - Да нет тут хищников, - отмахнулся Максим, - одни обезьяны.
   - Не скажи, - возразила Кари. - Если есть травоядные в горах, то должны быть и хищники. Просто нам везёт.
   - Или на лето они спустились с гор, - предположил Герман.
   - Нет, наоборот, они с гор спускаются зимой, тогда же, когда и травоядные колобки. А сейчас они здесь охотятся.
   - Предлагаю развести по периметру побольше костров, - Петрович указал рукой на места предполагаемых костровищ.- Это и осветит пространство, и отпугнет незваных гостей.
   - Тогда надо идти за дровами, - Юра, кряхтя, встал.
   За ним поднялись и другие. Разбившись на группки, ушли в туман.
   Кари шла рядом с Иреком. Манора осталась у костра.
   - Ирек, ты про Манору серьёзно?
   - Да, - тихо ответил он.
   - Ты же знаешь, что она не же хока? Зачем тебе это? Она никогда не будет твоей. Не трать свое сердце напрасно.
   - Это выше моих сил.
   - Тогда молчи и не показывай ей свои чувства.
   - Почему?
   - Она всё равно не будет воспринимать тебя всерьёз.
   - Почему? - упрямо повторял Ирек.
   Кари вздохнула.
   - Их так воспитывают. Для неё будет позор, если она выйдет замуж за простого макки. Да и отец её не разрешит всё равно. Ты можешь стать только её игрушкой. А тебе этого не надо. Так что не порть себе жизнь. Забудь. Вернёмся на Глори и всё пойдёт прежним путём.
   Ирек молчал. Он понимал, что капитан права. Но Манора... Как он сможет её забыть? Мрачный, он шагал, не разбирая дороги. Кари шла за ним. Она больше ничего не говорила, давая ему возможность самому обо всём подумать. Вдруг раздался приглушённый звук. Кари подняла глаза и не увидела впереди Ирека.
   - Ирек! Ты где? Ирек!
   - Чит! - услышала она в ответ глухой возглас.
   - Ты где? Я тебя не вижу.
   - Не знаю. Где-то внизу. Я провалился.
   Кари стала осторожно двигаться вперёд. Через пару шагов перед ней разверзлась трещина. Она нагнулась и заглянула туда.
   - Ирек, ты здесь?
   - Да, - донеслось из глубины.
   - С тобой всё в порядке?
   - Вроде да.
   - Сможешь сам вылезти?
   - Нет, высоко, а стены гладкие, не зацепиться.
   - Жди тогда. Я сейчас за помощью схожу.
   Кари осмотрелась. Надо запомнить место. Но ничего примечательного вокруг не было. Тогда она сняла с себя меховую накидку, бросила её на ближайший камень. Взяла охапку собранного ими хвороста и пошла в направлении еле виднеющегося в тумане огня. По пути она бросала ветки, отмечая путь к трещине, куда провалился Ирек.
   - Ты почему одна ходишь, да ещё и раздетая? - возмутился Оги.
   - Нужна помощь. Бери верёвки. Ирек провалился, надо вытащить.
   У костра кроме Оги, были только Манора, Юра, Марина и травмированная Оля.
   - Марина останешься с Олей, а мы пойдем к Иреку, - распорядился Юра, собирая верёвки и свою аптечку.
   - Ты дорогу запомнила? Найдём ли в тумане?- волновался Оги.
   - Найдём. Пойдём по веткам, я их специально бросала.
   Быстрым шагом они дошли до брошенной шкуры.
   - Ирек, ты живой? - Оги наклонился над щелью.
   - Да, я в порядке, - отозвался он. - Только холодно. Боюсь двигаться, что б глубже не провалиться.
   - Вот и правильно, стой спокойно, сейчас бросим верёвку,- поддержал Юра.
   Они закрепили один конец веревки за камень, второй кинули Иреку.
   - Обвяжись, - скомандовал Юра. - Как будешь готов, скажи, мы потянем.
   - Готов.
   Юра с Оги дружно потянули. Манора и Кари стояли на краю, готовые в любую минуту подхватить Ирека. Через пару минут показалась голова. Женщины подхватили его под руки и стали помогать выбираться из ловушки.
   - С тобой всё в порядке, ничего не сломал? - Манора с тревогой осматривала и ощупывала парня.
   Он только счастливо улыбался ей в ответ.
   - Ой, - вскрикнула она, и показала свою окровавленную ладонь.
   Юра так же осмотрел пострадавшего. На спине была большая царапина, а в остальном всё обошлось. Он смазал царапину дезинфицирующим раствором и присыпал рану порошком из трав.
   - Всё, жить будет. Или, как говорят у нас, до свадьбы заживёт, - Юра подмигнул Маноре.
   Манора, закусив губу, встала и отошла подальше от Ирека. Кари надела свою меховую накидку.
   - Пойдёмте к огню, надо отогреться, - сказала она и направилась назад, собирая хворост.
   Не прошли они и пяти минут, как увидели спешивших навстречу Петровича и Германа.
   - Что у вас? Помощь нужна?
   - Да нет, - успокоил Юра. - Всё нормально, сами справились.
   - Фу, слава Богу, - вздохнул Петрович. - А то двух раненых нам не дотащить.
   Вечером лагерь обсуждал случившееся за день. Путники уютно расположились под нависшим козырьком. Открытое пространство защищали пять костров. Они же и создавали тепловую завесу. Поужинав, все повалились спать, оставив двух дежурных. Завтра их ждал новый день.
   За ночь боль в ноге у Оли стихла. Юра настоял на том, чтобы она сегодня еще использовала костыль. Потихоньку экспедиция двинулась вниз с гор, с каждым шагом приближаясь к морю.
   Предостерегающий окрик дозорного вывел путников из задумчивости и заставил их остановиться. Максим указывал рукой на ближайшую вершину. Там, на камнях, стоял зверь. Шерсть у него была белой с черными пятнами, челюсть как у бульдога с торчащими наружу клыками, на голове вместо ушей небольшие воронки. Он пристально смотрел на путников. Люди и макки выставили копья, натянули луки, готовясь отразить нападение хищника. Зверь, потоптавшись немного на месте, не решился нападать на неизвестную ему добычу. Издав хриплый трубный звук, он удалился в горы.
   - Хищника заказывали? - Петрович кивнул в сторону удаляющегося зверя. - Получите.
   - Как чит, только с шерстью.
   - Точно, Оги. Наверное, одно семейство, - предположил Крок. - Только этот горный.
   - Скорее уж снежный. Снежный трубач или снежный чит, - предложила Марина.
   - Принято, - Петрович сделал вид, что записывает.
   - Всё? Зверюга ушла, можно двигать дальше?
   - Давай, Максим, вперёд, - подтвердил Петрович.
   Больше за день ничего примечательного не случилось. К концу дня заметно прибавилось растительности на склонах. В траве шныряло мелкое зверьё. Ночлег устроили на небольшой площадке, заросшей травой. Оги накопал очередных корешков и приготовил из них вкусную кашу. Вечер коротали у костра. Петрович традиционно изучал карту.
   - Ну что, - сказал он. - Завтра возможно и море увидим.
   - Кто первый увидит - тому присвоим гордое имя 'Ястребиный глаз', - хмыкнул Максим.
   - Это мужское имя. А если я первая увижу?
   - Ты тогда будешь 'Ясноокая Марина'. Ну, или Манора, - Максим подмигнул сидящей напротив Маноре.
   Ирек весь день старался держаться рядом с Манорой, всячески помогая ей и оберегая. Подтрунивания Максима ему явно не понравились, но он решил не ссориться по пустякам, прекрасно понимая, что люди ему не соперники в данном вопросе. Когда лагерь стал укладываться спать, Ирек подошёл к Маноре.
   - Мне надо с тобой поговорить. Пойдём, посидим немного ещё.
   Манора испугано посмотрела на Ирека, затем, собравшись с силами, ответила:
   - Хорошо, если ты так хочешь.
   Они отошли подальше от спящих вокруг костра людей и макки. Манора села на камень, Ирек устроился у её ног. Некоторое время они молчали, собираясь с мыслями.
   - Манора,- тихо начал Ирек. - Ты, наверное, уже и сама догадалась, что заняла моё сердце. Я знаю, что я не хока, а простой макки, что у вас не принято выходить за чужих. Я старался не думать о тебе, но не смог. Сердце уже мне не принадлежит.
   Манора сидела, потупив взор. Ирек замолчал, собираясь с мыслями. Наконец он выдавил из себя:
   - Если ты захочешь, то я буду твоей игрушкой.
   - Перестань, Ирек, - не выдержала Манора.- Ты ничего не понимаешь! Это я игрушка! Я!
   Манора зарыдала. Нечего не понимающий Ирек, обнял её и стал гладить по спине.
   - Ну, что ты. Никакая ты не игрушка ...
   - Ладно, слушай, - девушка решительно вытерла слёзы. - Мы не должны и не любим об этом говорить, но тебе я скажу. Я никогда не смогу выйти замуж за простого макки. И не из-за того, что мой отец запретит это. Нет. А потому, что я никогда не смогу родить детей от простого макки.
   - Но это невозможно! Так не бывает, - Ирек был искренне удивлён.
   - Бывает. Мало того, это есть. Мы иные. Об этом не говорят, но это есть. Я не знаю, как и почему, но в женском организме хока идет отторжение мужского семени простого макки. И наши мужчины иные. Вот мы все и привязаны к своему клану, хотим мы этого или нет. Поэтому девушки хока и стараются не общаться с чужими парнями, чтобы случайно не разбить свое сердце и его. А у кого всё же случается такое несчастье, той остаётся либо всю жизнь страдать, либо, как вы называете, завести себе игрушку - то есть жить с любимым человеком незаконно и без потомства. Вот теперь подумай, кто тут игрушка?
   Ирек молчал, потупив взор.
   - Ладно, пойдём спать, - Манора встала.
   -Подожди, - он взял её за руку.- Прости меня. Я не знал.
   - Ничего. Вот вернёмся на Глори, ты найдёшь своё сердце. А я... может и мне повезет...
   - Всё равно, знай, что я рядом и всё сделаю для тебя.
   - Спасибо. Только давай больше не говорить на эту тему.
   Ирек кивнул в ответ.
   К обеду следующего дня Марк первым увидел на горизонте полоску моря. Все ликовали. Идти стало легче, горы становились более пологими. Кустарник сменился деревьями. Случайно наткнулись на родник. Решили спускаться вдоль, вытекающему из него, ручья. К вечеру остановились в роще. Завтра их ждало море.
  Знакомство с новыми обитателями.
  
   Подножие гор было покрыто лесом. Деревья здесь значительно отличались от тех, что росли по ту сторону горной преграды. Макки с удовольствием передвигались по ветвям. Разнообразие растительной пищи позволяло путешественникам не отвлекаться на поиски еды. Пару раз путники видели скачущих кенгуру. Но охоту решили отложить на потом. На побережье люди и макки вышли только к вечеру. Тёплый солёный ветер дул с моря. Берег покрывала густая, жесткая трава.
   - Да, это тебе не 'Золотые пески', - вздохнул Петрович. - Жестковато.
   - А искупаться можно, как ты думаешь?- Максим осторожно подошёл к кромке воды.
   - А я почём знаю. Теоретически - можно. А вот практически... Только на практике и проверишь. Оги, а вы как думаете?
   - Точно так же. То, что в океане есть жизнь - даже не сомневаюсь. Следовательно, там есть и опасные представители. Поэтому, не надо терять бдительности.
   - Пожалуй, я рискну первый, - предложил Марк.
   - Далеко не заходи, - приказала Кари. - Пока только у берега, чтоб если что - смогли тебя вытащить.
   Марк кивнул, снял с себя снаряжение и зашёл в воду. Мужчины взяли копья наизготовку. Через пару шагов стало глубоко. Марк сделал пару гребков, проплыв вдоль берега.
   - Хорошо, - фыркал он. - Вода тёплая, приятная. Внизу водоросли есть, по ногам щекочут.
   Тем временем на берег из лесу выскочило небольшое животное без шерсти с гладкой кожей и длинным телом. Оно, не обращая внимания на пришельцев, забежало в воду и проплыв немного, нырнуло. Через некоторое время показалась на поверхности его голова. Так он нырял несколько раз, пока не вынырнул с добычей в зубах. Поймав рыбку, зверёк убежал с ней в лес.
   - Ага, значит и нам можно здесь порыбачить, - Герман довольно потер руки.- Кто со мной завтра с утра на рыбалку?
   - Я, - отозвался Ирек.
   - И я, - поднял руку Марк.
   - А я лучше на охоту.
   - На то ты и Чингачгук, - одобрительно кивнула Оля.
   -Это всё завтра, - вмешалась Кари. - А сейчас надо к ночлегу готовиться. Где лагерь разбивать будем? Предлагаю отойти все же от моря. Неизвестно, какие твари оттуда могут выползти.
   - Поддерживаю, - кивнул Петрович.- Пойдем, Кари, пройдемся, поищем подходящее место.
   Подходящее место нашлось чуть в стороне. Там росли группкой несколько довольно крупных деревьев. Вокруг местность хорошо просматривалась. Макки заняли деревья, люди расположились внизу. Развели костер, мужчины сходили к ручью за водой. Женщины готовили ужин. По очереди все искупались в море, смыв с себя дорожную пыль и пот. Завтра будет новый день, новые исследования планеты.
   С утра рыбаки, надув лодку, отправились рыбачить. Максим с Ольгой ушли на охоту. Манора, Петрович и Кари решили разведать побережье.
   - Налево или направо пойдём?- спросила Манора.
   - Не люблю ходить налево, - пробурчал Петрович.- Идём направо.
   Сначала шли по берегу. Но скоро скалистый выступ преградил им дорогу. Надо было забираться на склон и идти уже поверху. Манора резво взобралась первой.
   - Как красиво!
   Море, скалы, лес - что может быть ещё прекрасней? На море, кроме нашей лодки, ничего и никого не было видно. Берег был сильно изрезан выступающими скальными породами. Петрович поднялся повыше. За утесом, на котором он сейчас стоял, был небольшой пляж. Травы там было меньше, и на берегу был белый песок. В песке что-то копошилось, но издалека было непонятно, что это.
   - Манора, ты не видишь, что там? - он указал девушке на берег.
   - По-моему, зверьки, но не уверена. Надо спуститься и посмотреть.
   Начали спуск вниз.
   - А песка здесь больше, чем казалось сверху, - удивился Петрович.
   - Нет, не больше, - возразила Кари.- Скорее сверху он казался ровным, а сейчас явно видно, что песок лежит небольшими буграми.
   - Точно. А я вижу, что что-то не так, а понять не могу. Наверное, это ветер так поработал?
   -Всё может быть. Дай-ка мне свое копье.
   Петрович протянул ей копье. Кари осторожно поковыряла в ближайшей к ней песчаной куче. Сначала ничего не происходило, потом её копьё на что-то наткнулось. Кари стала потихоньку раскапывать. На свет показалось пятнистое яйцо.
   - Ух, ты! - обрадовалась Манора.- Это птицы?
   - Хм. Давай, Кари, одно яйцо кати к нам поближе. Посмотрим, что это такое.
   Яйцо было размером со страусиное. Петрович разбил скорлупу. Внутри яйца лежал зародыш похожий на рыбу с маленькими лапками.
   - Рыба... - разочаровалась Манора
   - Хорошо, что не крокодилы. Манора, а где мы видели движение в песке?
   Она оглянулась, внимательно всматриваясь в прибрежную линию.
   - Мне кажется, в центре, ближе к тому краю лагуны.
   Они двинулись вдоль берега, стараясь не наступать на песчаные холмики. Внезапно перед ними один холмик зашевелился и из него стали вылезать рыбки на лапках. Они шустро перемещались к воде. Всего вылезло девять рыбок.
   - Ага, вот оно что, - обрадовался Петрович.- У них процесс вылупления в самом разгаре.
   - Интересно, а кто у них враги?
   - А почему обязательно должны быть враги? - удивилась Манора.
   - Увы, девочка, - вздохнула Кари. - Закон природы.
   И как в подтверждение её слов в лесу раздался голос трубача.
   - Давайте уйдем отсюда быстрей. Не хочется мне сейчас воевать.
   Кари, Манора и Петрович, быстрым шагом прошли к очередному скальному выступу. Забравшись достаточно высоко, они увидели спускающегося из леса трубача. Он издал свой трубный звук воронками на голове и остановился на берегу. Когда зашевелилась песчаная куча и из нее полезли рыбки, трубач стал ловить их зубами и, не жуя, проглатывать. Из всех вылупившихся удалось добраться до воды только одной. Так хищник разделался ещё с парой кладок.
   - По-моему, хватит любоваться, - не выдержала Кари. - Надо двигаться дальше, пока он нас не заметил и не решил сменить добычу.
   Этот утес был выше и шире предыдущего. Некоторое время путешественники шли по лесу. По деревьям пробежали темно-серые белки. Манора передвигалась подобно этим белкам по ветвям. Она опередила своих спутников и первой увидела открывшуюся взору бухту.
   Бухта была больше предыдущих двух с песчаным берегом. Лес отступил от побережья, оставив только незначительный кустарник. По границе песка и травы разбросаны ветки, бревна и прочий естественный мусор.
   - Штормом, что ли, нанесло? - Петрович кивнул на кучи мусора.
   - Почему только тут? - удивилась Кари. - На нашем берегу такого нет.
   - Ну, мало ли... Течение, например, здесь ближе к берегу подходит.
   - Ой, смотрите, - Манора указала на воду. - Там кто-то плавает.
   Действительно, в воде виднелись двигающиеся тени. Причем довольно приличных размеров.
   - Вот это рыбины! - восхитился Петрович. - Надо Герману сказать, чтоб поаккуратней на лодке. Такие запросто её перевернут.
   - Спускаемся?
   Кари посмотрела на Ардо.
   - Поздно, не успеем вернуться засветло. А там, если вы помните, чит бродит. Так что, предлагаю возвращаться.
   - Да, - согласился старпом. - Сюда надо завтра на лодочке подъехать, да всё хорошо осмотреть.
   - Не страшно на лодке? Вон, какие громадины плавают.
   - Ничего, Манора, прорвёмся! И не таких зверюг били. Будем плыть вдоль берега, на глубину без надобности не поплывём.
   Когда они вернулись в лагерь, уха вовсю бурлила в котелках. Герман с ребятами неплохо порыбачили. Максим с Ольгой пришли без дичи. Пару раз им пришлось отсиживаться на дереве, избегая встречи с трубачом.
   - Да, видимо, эти твари сейчас спускаются на побережье лакомиться мальками, - предположил Крок.- Так что мы их ещё не раз встретим.
   Обсудили планы на завтрашний день. Одна группа исследователей пойдет по побережью налево. Оги с Мариной отправятся в лес за сбором образцов растительного мира Фабулы. А Герман, Петрович и Крок в лодке поплывут вдоль берега направо.
   С погодой им явно везло. На море полный штиль, на небе ни облачка. Лодка легко скользила по водной глади. В прозрачной воде можно было рассмотреть бурые водоросли и плавающих рыбок. У некоторых мелких рыбёшек были лапки, но они ими практически не пользовались. У более крупных экземпляров лапки отсутствовали, зато появлялся костяной нарост на спине. Крок всю дорогу восторженно охал и ахал. Подплыли к берегу, где вчера наблюдали появление мальков. Крок высадился, посмотрел на остатки от разбитых яиц, поковырялся в ещё не тронутой куче песка. Удовлетворив его любопытство, поплыли дальше.
  Чтобы обогнуть выступающий скалистый мыс, пришлось отплыть подальше от берега.
   - На резиновой лодке чувствуешь себя не очень комфортно, - Крок внимательно всматривался в глубину.
   - Да нет, ничего, - возразил Герман.- Она крепкая и достаточно устойчивая. Особенно при спокойной воде.
   - Мне показалось, что недалеко от нас проплыла крупная рыба, - Крок указал рукой направление.
   Петрович сидел на вёслах. Он старался быстрее обойти скальный выступ и приблизиться к берегу. И вот уже показалась очередная бухта. На берегу никого не было видно. Проплыв ещё немного по направлению к берегу, Герман и Крок одновременно удивленно вскрикнули. Впереди в воде виднелись темные силуэты. Мужчины пристально всматривались в глубину, пытаясь рассмотреть таинственные существа.
   - Или я сошёл с ума, или у них есть руки, - Крок был явно взволнован.
   - Тебе показалось. Плавники просто длинные. Петрович, а ты что видел?
   - Ничего толком не увидел.
   В эту минуту по дну лодки что-то стукнуло.
   - На камень напоролись? - Петрович перегнулся через край лодки, пытаясь рассмотреть её днище.
   Ещё один удар сотряс чахлое судёнышко.
   - Вот чёрт! - хором выругались люди, едва не вывалившись из лодки.
   - Петрович, греби к берегу, быстрей, - Герман стал помогать ему.
   - Похоже, на нас нападают, - сделал вывод Крок.
   Вокруг лодки мелькнули ещё пару теней. Крок взял копье, намереваясь отразить атаку.
   - Вот это да, - только и успел он произнести, когда новый удар подбросил их, и Крок вылетел из лодки.
   Из полученной пробоины в лодку хлынула вода. До берега оставалось немного. Герман и Петрович до последнего гребли, затем уже пришлось спасаться вплавь, таща за собой пробитую лодку. Крок плыл рядом, помогая им. Выбравшись на берег, первым делом отошли подальше от кромки воды.
   - Вы их видели? - переведя дух, спросил Крок.
   - Я ничего не видел. Только о том и думал, как бы не утонуть. Плаваю я плохо, - оправдывался Петрович.- Герман, что с ногой?
   Герман оттер кровь с ноги. На лодыжке кровоточила небольшая царапина.
   - Ерунда. Это они меня чем-то зацепили. Вскользь пошло. Спинным плавником, наверное.
   - Не похоже, - Крок осмотрел рану. - То, что вскользь - это да, но вот спиной так не сделать.
   - А лодку они чем продырявили? - не понимал Петрович.- У них на спинах шипы есть? Тогда б они торчали, как у акул, и мы заметили бы.
   -Лодку, похоже, копьём пробили, - Герман осматривал прореху.
   - Почему ты так решил? - Петрович присоединился к исследованию дыры.
   - Начнем с того, что я видел наконечник, вылезший с нашей стороны. Ну и дыра, сам смотри - как ножом проткнута.
   - Блин, что-то я совсем запутался. Так кто на нас напал? Крок, ты что скажешь?
   - Сначала факты. Я видел крупное морское животное, с усатой мордой и двумя руками. По спине шёл жесткий похоже костянной плавник, но не очень высокий. Тот, кого я видел, в руках ничего не держал. Но когда я свалился в воду, то мне удалось рассмотреть больше. Плаваю я, в отличие от Петровича, хорошо, поэтому имел возможность осмотреться под водой. Вокруг нас кружило три э... особи. Двое держали в руках по копью или что-то на него похожее, а у третьего на шее болталась раковина. Так вот этот с раковиной, явно не ожидал увидеть нас. Рассмотрев меня, он сделал какие-то знаки руками своим соплеменникам. Может, конечно, мне это и показалось. Но! Они крупнее нас, плавают лучше нас, вооружены острыми копьями. Так что, если бы они хотели нас сейчас убить, то точно бы это сделали.
   - Выходит нас просто отпугнули. Дали понять, что нам здесь не место, - Петрович задумался.- А если бы я стал тонуть, они бы спасли меня?
   - Тоже мне дельфинов нашёл, - фыркнул Герман.
   - Хм, странно всё это. Мы их не трогали, а они сразу в бой.
   - Я могу, конечно, высказать своё предположение, - Крок задумчиво смотрел на море, - только у нас мало информации, могу и ошибаться.
   - Не тяни, биолог, развей любопытство.
   - Начнём с того, что сейчас, как я понял, сезон размножения у морских обитателей. Смею предположить, что эта бухта является местом, где делают свои кладки данные э... Герман, как вы их назвали? Дельфины?
   - Нет,- возразил он. - Скорее уж они тюлени.
   - Морда похожа, - кивнул Петрович.
   - Тюлени? - Переспросил Крок.- Хорошо, пусть будут тюлени. Так вот. Вход в бухту охраняют сильные тюлени, вооруженные копьями. Я думаю, что в океане у них есть естественные враги, от которых они научились обороняться. Наша лодка представляла для них некую угрозу. Вот они и напали. Однако, наш необычный вид и слабое барахтанье в воде, привели их на мысль, что мы не опасны в той мере, в которой они привыкли видеть своих врагов. Поэтому, от греха подальше, тюлени просто отогнали нас, а возможно просто растерялись, точно не скажу. Эх, если б нам дали возможность поплавать в бухте и посмотреть на их детёнышей, - размечтался Крок, - тогда можно было бы уже сказать что-то более конкретное о сообществе тюленей.
   - Ты считаешь их разумными? - не понял Герман.
   - Почему нет? Наличие рук дает им большие преимущества среди водных жителей. Они делают оружие. У них некая организация труда. Хотя, я согласен, выводы делать рано. Надо попробовать наладить контакт.
   - Как?
   - Войти в воду.
   - Без меня, - сразу отказался Петрович.- Да и вам не советую. А если они не поймут мирных намерений и сожрут вас с потрохами? Да и как под водой договариваться?
   - Жестами, - не сдавался Крок. - Мы с вами тоже не знали язык друг друга, но договорились же.
   - Сравнил! Мы - цивилизованные люди, а эти - рыбы.
   - Скорее морские животные, - поправил Герман. - Я пойду с Кроком. Плаваю я хорошо, вот если б ещё маску и трубку...
   - Маску не обещаю, а вот трубку... Где-то я видел подходящее растение...
   Крок встал и пошёл, что-то выискивая в траве и ближайших кустах.
   - Лодку здесь не починить, - Петрович удрученно посмотрел на дыру.- Придётся пешком возвращаться. Так что засиживаться долго не будем.
   - Ага, сейчас нырнём с Кроком и назад.
   - Дались вам эти тюлени! Я ж, если что, вас не вытащу.
   - Не боись, мы и сами всплывем.
   - Только не брюхом вверх, - вздохнул Петрович и стал скатывать лодку.
   Вскоре подошёл Крок, держа в руке несколько палочек.
   - Не такие толстые, но сгодятся, - он протянул две Герману.
   Герман осмотрел полую палку, продул ее, попробовал подышать через нее.
   - Неудобно без изгиба, но ничего не поделаешь. Не выронить бы.
   Крок и Герман осторожно вошли в воду. Петрович выловил покачивающееся на волнах свое копье. Он осмотрел окрестности, пока всё было спокойно. Ребята, проплыв чуть подальше, нырнули, только трубки торчали на поверхности. Через некоторое время, появился Герман, помахал рукой и опять нырнул. Петровичу ничего не оставалось, как ждать и смотреть по сторонам.
   Вскоре на поверхности появилась голова Крока, за ним вынырнул и Герман. Быстрыми гребками они подплыли к берегу. Петрович кинулся им на встречу.
   - Ну что, миротворцы, удачно?
   - Да, как тебе сказать... Одним словом, нам дали понять, чтоб мы убирались и не лезли к ним в море.
   - Что, реально, они разумные?
   - Пожалуй, - кивнул Крок. - Только ещё примитивные. Хотя, трудно ожидать высокоразвитую цивилизацию, обитающую в воде.
   - Почему?
   - Ну, не знаю... Я вот себе не представляю, как там можно обрабатывать металл, производить химические исследования, уж молчу про астрономию. Если только всё будет основано на абсолютно иной основе, чем у нас с вами. А что? Всё может быть. Вот заглянуть бы на эту планету лет так через тысячу...
   - Почему нет? - поддержал Герман.- Дорогу мы сюда протоптали, так что будем и в дальнейшем держать руку на пульсе.
   - Вы собираетесь колонизовать Фабулу?
   - Теперь сомневаюсь, - Петрович кивнул на море.- Здесь есть своя разумная жизнь. По нашим законам запрещено колонизировать такие планеты. Можно только вести исследования, наблюдать и торговать. А вы? Ваши планы какие?
   - А я откуда знаю? Я простой биолог. Но, насколько я знаю, мы ещё ни разу ни у кого планет не отнимали. Что касается Фабулы, то в данном случае ещё и ваше мнение будет не последним в данном вопросе.
   - Да уж! - усмехнулся Петрович. - И как это нас угораздило грохнуться в одно и то же время, да ещё и в одно и то же болото? Чудеса!
   - Или игры высшего разума,- вздохнул Герман.- Ну что, двинули обратно? А то с лодкой быстро не получится.
   Ещё три дня путешественники посвятили сбору информации о побережье. На четвёртый день, нагруженные вяленой рыбой и всевозможными плодами, люди и макки двинулись обратно в горы.
  
  3.
  
   Шедших по склону горы группу путников, заметили не сразу. Когда сообразили, что это вернулась морская экспедиция, то тут уж радости не было предела. Самое невероятное было то, что они тащили на веревке с собой колобка, за которым по пятам бежали шесть малышей.
   - Лена, принимай животноводство! - Юра кивнул на колобков.
   -О, Господи, - всплеснула она руками, - Куда ж мне их?
   - Какие хорошенькие, - подскочила Юлька к малышам.
   - Давай пока к нам в пещеру, а там придумаем что-нибудь.
   - Как вы умудрились их поймать?
   - Это Юра с Мариной так у нас на охоту сходили, - съязвил Максим.
   - Не ври, - вмешалась Марина, - мы не на охоту пошли, а за ягодами. А тут колобок выскакивает. Ну, я камнем в нее и швырнула. Попала по ноге. Она как заверещит! И тут малыши из травы выбежали. Юра и говори: ' Надо ей ногу вылечить, а то она хромая пропадет, и малыши без матери тоже погибнут'. Снял свою меховую накидку, и начали мы её на колобка набрасывать. Ну, так и поймали. А мелкие сами за мамашей побежали. Принесли к нашим. Петрович говорит: 'Нечего зря зверя выпускать, возьмём с собой. Будем свою свинину выращивать'.
   -Тогда уж 'колобчину' - захохотали вокруг.
   Девчонки сразу оценили Ольгин цвет волос. Особо нетерпеливые, взяв туески с ягодами, побежали к речке. Но основной сюрприз ждал всех на вечерних посиделках, когда Крок рассказал в подробностях о встрече с разумной морской расой. Лена, выслушав всё, что рассказал учёный, подтвердила выводы глорийского биолога. Это известие взбудоражило весь лагерь. Кто-то радовался, кто-то, наоборот, жалел о том, что Фабула не будет нашей.
   - Павел Сергеевич, - обратился Жорик, - так что, мы зря здесь всё строим и изучаем? Люди не будут колонизировать планету?
   - Ну, начнём с того, что строим мы сейчас скорее для себя. Люди, если прилетят сюда жить, начнут возводить хорошие добротные дома, а не обживать пещеры. А лишних знаний не бывает. Должны ж мы узнать, чем может торговать данная планета.
   - Да как с ними торговать? - удивилась Сима. - Мы что, к ним под воду будем спускаться? Да они знать ничего не знают, что делается у них на материках.
   - Это пока не знают, - возразила Лена.- А вот через тысячу лет возьмут и придумают аппарат для исследования наземного мира.
   - Ага, что-то типа аквариума на колесах, - хмыкнул Дед.- Мы же в своих батискафах к ним прёмся, вот и они до нас рано или поздно доберутся.
   - Ну, это ещё бабушка надвое сказала, - засомневался Максим.
   - Мы можем спорить на эту тему до бесконечности, - вмешался Крок. - Только время рассудит нас. Кари, а что скажет наше руководство?
   - Ты же знаешь, что я всего лишь капитан пассажирского корабля. Я не имею отношения к исследованию галактик. Но мне кажется, что ничего ужасного не будет, если мы изучим Фабулу. Я не говорю о масштабном заселении планеты, но построить некую научную базу вполне реально. Несколько сот лет у нас есть. Кто знает, может, с нашей или земной помощью аборигены быстрее прогрессируют. И мы будем плодотворно дополнять друг друга. Но это уже не наша с вами история.
   - Жаль, - вздохнула Юля.
   Люди и макки ещё долго обсуждали будущее Фабулы. Они привыкли к этой планете и переживали за её судьбу.
   Лето шло к завершению. Лена снимала первый урожай местной пшеницы. У реки, на огороженной лужайке бегали подросшие колобки. Они стали совсем ручные. Юлька часто приносила сюда своего маленького Мишу. Он играл и ползал с ними в траве, весело смеясь. Петрович подумывал изловить и пару штук оленей для разведения. Но, Лена противилась, говорила, что самим зимой еды еле-еле хватает, а тут надо ещё и для скотины заготавливать.
   Макки ждали пополнения в своем составе. Вули, жена юриста, ждала ребёнка. Все они надеялись, что рожать она будет уже на спасательном корабле. Юлька целыми днями щебетала с Вули, обсуждая предстоящее материнство, помогала изготавливать детскую одежду.
   Намечалась очередная свадьба. Оля с Максимом наконец-то решились.
   - Где я им столько отдельных пещер найду? - ворчал Петрович, пряча довольную улыбку в усы.
   К празднику Лена с Дедом намололи муки, Сима должна была испечь из нее первые фабуловские лепёшки.
   - Придётся просить Фури помочь, - вздыхала она.- Я ни разу не пекла хлеб. Не испортить бы.
   В честь свадьбы, девушки решили развести небольшие костры по периметру и в центре. Также огонь горел и на верхней террасе у макки. Выдумщица Ольга взяла глиняные миски, положила туда пропитанную древесной смолой траву и ветки, зажгла и поставила их вдоль дороги к реке.
   - Вот здорово, у нас теперь и уличное освещение появилось, - похвалил Герман, спускаясь к реке.
   Всё было очень красиво и торжественно. Обряд становился традиционным, как, впрочем, и веселье после него. Лепёшки пошли 'на ура'. Люди, соскучившиеся по хлебу, с удовольствием жевали плоские, жестковатые лепешки, весьма отдаленно напоминающие лаваш. Потом весь вечер были песни и пляски народов галактики. Утихомирились за полночь.
   - Петрович, ты это слышишь? - Дед тряс старпома, пытаясь разбудить.
   - У меня так в голове шумит, что ничего другого я не слышу, - отмахнулся он от Деда.
   -Так и у меня шумит! Это не в голове, а снаружи.
   Петрович сел на кровати, прислушиваясь к гулу. Вокруг просыпались и остальные. В пещеру влетел Жорик с горящими глазами.
   - Там это... летит!
   - Что летит? - не понял Петрович.
   - Похоже корабль.
   Все быстро стали одеваться и выскакивать из пещеры. Со стороны леса летел самолётоподобный аппарат. Явно не земной. Люди с тревогой смотрели на приближающийся гудящий предмет. На верхнем ярусе макки радостно закричали.
   - Понятно, - вздохнул Павел Сергеевич, - похоже, за нашими друзьями прилетели. Эй, Кари! Ваши, что ли? Ну и славно! Лена, Петрович, надо готовить встречу.
   - Опять?! Мы от вчерашнего ещё не отошли! - возмутился Петрович.
   -А ты в следующий раз пить попробуй поменьше, - съязвила Лена. - Тогда хоть каждый день праздник.
   - Каждый день не потянем, - покачал головой Дед.
   - Вот чёрт! Они же на моё поле норовят сесть! - всплеснула руками Лена.
   -А куда им ещё садиться? Хорошо, хоть половину урожая успели снять.
   - Не переживай, Лен, - подхватил Петрович. - Макки нам свои запасы оставят - так что мы внакладе не останемся.
   Тем временем корабль сбавил скорость и медленно опустился на недавно скошенное поле. Гул стих. Макки бросились вниз к глорийскому кораблю. Кари подошла к Павлу Сергеевичу.
   - Ну, вот мы и дождались. Всё, моя роль капитана закончилась. Теперь я, как и они, простая потерпевшая крушение, - Кари грустно улыбнулась.
   - Может, это и к лучшему, отдохнёте хоть впервые за эти два с половиной года.
   - Да, отдых нам всем не помешает. Я поговорю с капитаном, постараемся вам помочь всем, чем сможем.
   - Спасибо. Но я надеюсь, что вы не сию минуту улетите? Надо ведь собрать вещи...
   - Да кому нужны наши шкуры, копья и котелки? - усмехнулась она.
   -Действительно, - хмыкнул Павел Сергеевич, - не подумал. Разве что на память, сувенир.
   - Сегодня праздничный вечер устраиваем мы. А сейчас мне надо спуститься, представиться капитану.
   Кари быстро пошла вниз. По её команде, члены экипажа выстроились, согласно корабельному рангу. Пассажиры сбились кучкой за ними. Корабль пока лежал без признаков жизни. Через некоторое время открылись два входа и оттуда вышли макки. Кари сделала шаг вперёд, приветствуя прилетевших на помощь. После её короткого доклада, все радостно стали приветствовать друг друга. Земляне с завистью и в то же время с радостью наблюдали за встречей макки. Все надеялись, что и за ними когда- нибудь прилетит земной корабль.
   -Ну что, Лен, - капитан обнял жену, - пойдём, поздороваемся что ли.
   Они спустились к кораблю. Прилетевшие макки с любопытством рассматривали людей. Павел Сергеевич и Лена подошли ближе и поприветствовали прилетевших на их языке. За ними потянулись и другие земляне. Завязалась оживленная беседа.
   Кари и Стерх были вызваны на ОРИ-ЛУ для обсуждения плана эвакуации. Капитан корабля Лурк, осмотрев вошедших, сразу сделал несколько распоряжений.
   - Я рад приветствовать вас на моем корабле, - начал он.- Для начала, я предлагаю вам привести себя в порядок. Каюты в вашем распоряжении, там же вы найдёте одежду. Затем я жду вас в кают-компании.
   Кари с помощником не дали себя долго уговаривать.
   - Неужели сейчас будет мыло и шампунь, - радостно вздохнула Кари.- И мягкая туника...
   Чистые и благоухающие, облачившись в форменные туники, они сидели перед членами экипажа спасательного корабля.
   - Как вы нас так быстро нашли? - удивилась Кари. - Я рассчитывала, что увижу сначала разведывательные боды. Планировала дать им сигнал огнём и дымом, чтоб вы знали, где нас искать. Но то, что сразу сядет корабль, да ещё и там, где нужно - это нереально!
   - А мы так и планировали изначально, - подтвердил Лурк, - Но сделав пару витков, увидели огни. Не просто пожар, а небольшую светящуюся дорожку и ещё ряд огней с вокруг светящегося центра. Мы решили, что это знак нам. Поэтому встречный вопрос: как вы узнали, что мы уже на орбите?
   Кари со Стерхом переглянулись и засмеялись.
   - Это не вам, капитан, - объяснил Стерх, - это всё люди придумали. У нас вчера праздник был, вот и гуляли. Так что, спасибо им за иллюминацию.
   - Да уж, - Лурк задумался. - То, что вы нам рассказали про землян, про вашу с ними встречу и совместную жизнь - просто поразительно. Честно говоря, если б сам всё это не видел, не поверил бы. Теперь хотелось бы услышать ещё и ваше мнение о том, как нам с ними себя вести в дальнейшем. Вы уверены, что Глори не подвергнется агрессии со стороны Земли?
   -Уверен, - решительно сказал Стерх.
   - Начнем с того, что они пока не знают, где находится наша планета, - осторожно начала Кари. - То, что мы о них узнали, не дает повода беспокоится о судьбе Глори и её колоний. К тому же, по уровню развития мы стоим на одном уровне. Следовательно, сможем дать им соответствующий отпор. И они это, поверьте мне, прекрасно осознают. Мое мнение, что с ними можно и нужно дружить. Но это только мое мнение. Пусть наверху сами решают.
   - Хорошо, - кивнул Лурк, - я сообщу на Глори всё, что вы сказали. Теперь об эвакуации. Мне бы не хотелось здесь долго задерживаться, так как вас всех ждут родные и близкие.
   - Да нам как-то тоже здесь порядком надоело, - хмыкнул Стерх.
   - Вот и хорошо. На всё про всё - три дня. Хватит?
   - Вполне, - кивнула Кари. - Собирать нам особо нечего. Я бы хотела попросить вас о помощи нашим земным друзьям. Им ещё здесь года два жить. Это в лучшем случае.
   - Это даже не обсуждается. Я уже прикинул, что можно снять с корабля. Но тут нужна и ваша помощь, так как вы лучше знаете, что конкретно здесь может пригодиться. Так что, Стерх, я вас прошу вместе с нашим старпомом и механиком, пройтись на склад и составить список. Кари, а вы организуйте приём оборудования и материалов у людей. Да, желающие уже сегодня могут переселяться в выделенные им каюты. Всё уже подготовлено и ждет вас.
   -Спасибо. Я объявлю об этом пассажирам и членам экипажа. Хотя, мы теперь все становимся пассажирами на вашем корабле.
  
   К вечеру практически все макки перебрались на корабль, в приготовленные для них каюты. Остались только Крок, Кари, Оги и Манора с Иреком. Крок и Оги всё никак не могли решить, сколько и каких образцов местной флоры им стоит взять с собой. Их мешки были уже набиты под завязку, но они всё ещё пытались туда что-нибудь запихнуть.
   - Кари, почему вы не на корабле? - Петрович подсел к ней, прихлёбывая чай.
   - Да так, хочется последние дни побыть с вами, - Кари грустно улыбнулась. - А если честно, хоть пару дней побуду ещё капитаном.
   - Понимаю. А вот чего Манора осталась - не пойму. Ботаники - понятно, - Петрович кивнул на спорящих Оги и Крока, - а она-то чего?
   - Мне трудно объяснить. Видишь ли, Петрович, Манора не простая девушка.
   - Ну, я слышал, что у неё отец большой человек. Ну и что?
   - Не всё так просто. Она из высшего сословия. Там свои законы и свои правила. Мне кажется, что она не хочет туда, в эти законы, возвращаться. Вот она, как и я, оттягивает день, когда случится то, что должно случиться. А Ирек остался ради неё.
   - Ну, это я заметил. Хороший парень. Они подходят друг другу. Может, завтра свадьбу сыграем, - Петрович подмигнул, - на прощанье.
   -Нет, - резко осадила его Кари. - И не вздумай им это сказать, если желаешь детям добра.
   -Ладно, - Петрович пожал плечами, - как скажешь. Я в вашу кухню лезть не буду.
   Они молча смотрели на горящий костёр. К ним подошли Лена с Павлом Сергеевичем.
   - Кари, спасибо, что замолвили за нас словечко. Кое-что уже сегодня выгрузили. Завтра обещали портативную электростанцию сгрузить. Дед просто светится от восторга. Сейчас расчищает под неё площадку, прикидывает, сколько и чего ещё нужно.
   -Да, с электричеством гораздо веселее будет, - подхватила Лена. - Можно сделать электрообогреватели в пещерах, водопровод. Да мало ли ещё чего!
   - Ты ещё и теплый туалет вспомни, - фыркнул Петрович.
   - Да ладно вам, не так уж нам и долго здесь торчать осталось.
   - Да, хотела вот что спросить? - Кари посмотрела на капитана. - Вы точно уверены, что за вами прилетят? Может вас всех с нами забрать? Если потесниться, то все поместимся.
   -Спасибо, Кари, но мы подождём своих. Да и что мы у вас будем делать?
   - Я думаю, - улыбнулась она, - что очень скоро наладим связь между нашими цивилизациями. Тем более что мы с вами так хорошо всё начали.
   - Да уж, - подхватила Лена, - столько всего вместе пережили.
   - А по поводу нашего возвращения... - Петрович задумался. - Если кто из ваших в ближайшее время будет мимо пролетать - пусть заглядывают на огонёк, будем рады. А там посмотрим.
   - Хорошо, - кивнула Кари, - я передам своему руководству. А уж если сама полечу, то точно загляну к вам в баньке попариться.
  
   Через два дня макки покинули Фабулу. А у землян ещё впереди были два года ожидания. Но с ними остался небольшой кусочек глорийской цивилизации.
  
  
  Часть вторая. Два материка.
  
  Глава 1.
  
  1.
  
  Ардо заглядывало в комнату, слепя глаза Маноре. Она невольно прищурилась, подошла к окну закрыть его, но остановилась. За столько лет пребывания на Фабуле вид из окна исследовательской станции значительно изменился. В первый год высадки маки на Тёплом материке станция имела только один жилой комплекс и небольшую огороженную территорию вокруг, где они могли свободно жить, не боясь никаких природных напастей. Постепенно территория расширялась, появился ещё один жилой корпус и две лаборатории. Плюс большой парк транспорта, склады, теплицы. Ограждение всё дальше и дальше сдвигалось вглубь естественного мира Фабулы.
  Маки выбрали для себя Тёплый материк исключительно по причине подходящего для них климата. На Большом материке исследования вели земляне. Два года ушло на то, что бы политики обоих рас пришли к согласию. Так как точно не смогли установить, кто первый нашёл планету, да к тому же наличие собственной разумной расы, сделало Фабулу не потенциальной колонией, а просто миром для исследования и наблюдения. Многих это не устраивало, но лучше потерять одну потенциальную колонию, чем ввязаться в распри с землянами.
  Манора полюбила этот дикий мир с тех пор, как стала жить здесь после аварии. Она сама напросилась возглавлять исследовательскую станцию. Семья была против, уговаривали, угрожали, но Манора всё уже давно решила для себя. Это её мир, и её судьба. Пусть так и будет.
  Да, у неё мало жизненного опыта и навыков руководящей работы, но она хока, а это кое-что значит!
  Смотритель станции смотрела в окно на своё хозяйство: Брокси как всегда возится в своей теплице вместе с подручным, вон возвращается свин с побережья. Учёные всё ближе и ближе подбираются к океану. Пока ограничиваемся пассивным наблюдением за прибрежной полосой, сосредоточив своё внимание только на местах закладки яиц морских обитателей.
  Манора вздохнула, вспоминая, что ей предстоит составление очередного доклада на Глори, опустила защитную плёнку на окно и вышла в свой кабинет.
  Тем временем свин приземлился на площадку, и маки выгружали из него собранные образцы растительности и пару клеток с животными. Живность оказалась мелкой и непримечательной.
  - Что вы принесли на этот раз, - Крос заглянул в клетки. - Хм, опять тот же отряд. И это всё?
  В ответ вернувшиеся только развели руками.
  - Жаль, - вздохнул начальник биологического отдела, - одни кукси вокруг. Да, это вам не Большой материк, здесь животный мир нас не балует.
  - Зато и хищников нет, - возразил Сирик.
  - Это да, но мы же учёные, нам подавай новенькое каждый раз. А здесь, - Крос безнадёжно махнул рукой, - скучно. Надо проситься в экспедицию к землянам. Тем более что через месяц начнут цвести ири.
  - И я с вами. Ненавижу эти фильтры и маски, уж лучше у землян перебиться месяцок.
  - Фу, как вы можете с ними жить, - Кади сморщила носик, - от запаха жареного мяса меня просто выворачивает всю наизнанку. А они, как назло, каждую экспедицию начинают своим варварским обычаем - поеданием свежеубитого животного. Фу, нет уж, я с ними больше ни ногой. Еще на базу погостить - куда ни шло, но в лес, нет уж.
  - Чего ты разошлась, тебя никто ещё и не возьмёт, - усмехнулся Сирик, - ты же у нас лучший специалист по ири. Вот и сиди, работай в самый пик цветения.
  - Что ещё скажет Манора, возможно у неё другие планы на нас, - Крос удручённо покачал головой. - Ладно, хватит прохлаждаться, относим всё в лабораторию. После обеда все на обработку. Ясно?
  Биологи кивнули в ответ и потащили ящики с образцами в полукруглое здание лаборатории.
  Манора заканчивала составлять доклад о прошедшей неделе, как в дверь постучали, и в кабинет заглянула Брокси.
  - Можно?
  - Заходи, садись - кивнула ей Манора, - подожди минуту, мне надо закончить.
  Манора не отрывала глаз от текста отчёта, что-то подправляя в нем. Брокси терпеливо ждала, когда начальница освободится и уделит ей внимание. Впрочем, посидеть в удобном кресле и отдохнуть ей сейчас не помешает - с утра вся в работе.
  Девушка вытянула ноги и блаженно откинулась на спинку кресла. Манора краем глаза глянула на руководителя отдела растениеводства: молодая, крепкая, в вечно испачканной тунике и в забитом до отказа всякой мелочью фартуке. Брокси когда работала, не обращала внимания на свою внешность. Но Манора помнила, какая она ходила по кораблю во время перелёта сюда. Чистенькая, ухоженная, всегда в ярких туниках, а главное, хохотушка и любительница попеть. Голосок у Брокси слабенький и ничего из себя не представляющий, но девушка пела исключительно для себя и в своё удовольствие.
  - Чем порадуешь? - закончив с отчётом, Манора повернулась к Брокси.
  - Мне нужно ещё поле для мелатанина. И теплица под работу с образцами.
  - Ты знаешь, что это невозможно.
  - Это нужно! - девушка вскочила с кресла и импульсивно заходила по кабинету. - Вы не хуже меня знаете, что мелатанин нам жизненно необходим.
  - Знаю. Но и знаю, что земляне не дремлют и тщательно следят за всеми нашими действиями. Ты бы знала, с каким трудом мы выбили разрешения на одно поле для посадки глорийского растения. Это ведь вмешательство в исконный мир Фабулы, что строго-настрого запрещено обоюдным договором. Так что и не проси, поле ты не получишь.
  - Тогда всё, можно закрывать исследовательский центр, - Брокси плюхнулась в кресло и обречённо закрыла глаза.
  - Не говори ерунду. Мы сейчас выращиваем мелатанина на 50% нашей потребности, оставшуюся часть имеем в виде таблеток. Так что нечего нагнетать обстановку.
  - Угу, только в этом году будет неурожай, так как за зиму выпало в два раза меньше осадков, чем обычно. Я это уже вижу по тому, как ведет себя росток. А запаса таблеток у нас нет. И прибытие корабля может отложиться на пару месяцев, а то и на полгода. Так что, если не дадите поле, я умываю руки.
  - Ладно, не горячись, я постараюсь выбить для нас ещё немного площадей.
  - Спасибо. Я уже прикинула, где начну распашку, надо только...
  - Спокойно, никто ещё ничего не разрешил. Тебе понятно? - Манора попыталась вложить в свой взгляд максимум твердости.
  - Понятно, - вздохнула Брокси, опуская глаза. - Ну, я побежала?
  - Иди.
  Манора смотрела на дверной проём, где только что скрылась девушка. Она даже не сомневалась, в том, что Брокси уже начала подготовку нового поля. И что с ней делать? Отстранить от работы? Но нас и так здесь мало. Пожалуй, надо попросить у Глори, чтобы прислали ей замену со следующим рейсом. А пока срочно связаться с землянами и попытаться выбить у них ещё поле.
  Смотритель исследовательской станции сама спустилась в помещение начальника охраны. Оги на месте не было. Она осмотрелась, в надежде увидеть хоть что-то, что подскажет ей, где он сейчас находится. Взгляд Маноры остановился на часах. Время обеда. Ну что ж, действительно, пора съесть что-нибудь, хотя аппетита не было абсолютно.
  В общей полукруглой просторной столовой собрались почти все сотрудники станции. Не было лишь пятерых исследователей, улетевших с утра на дальнее побережье, да дежурных у пультов охраны и связи. Стоял привычный и естественный гомон голосов и звон посуды.
  Манора приветственно кивнула тем, кого ещё с утра не видела, и заглянула на кухню, выбирая себе блюдо. Кухня работала в полевом режиме, поэтому не баловала разнообразием. Два-три наименования и столько же напитков. Впрочем, маки в основной своей массе не привередливы в еде, и даже дома довольствовались простыми салатами или протёртыми овощами. Манора, конечно, знавала и более изысканные кулинарные шедевры, но Фабула не позволяла им особо шиковать. Да, здесь богатый растительный мир, но чтобы взять его дары, нужно время и трудозатраты. А у неё в подчинении в основном ученые, которые не желают утруждать себя добычей провизии, а всё своё время предпочитают заниматься наукой. Они построили несколько теплиц, где пытаются культивировать местные овощи и фрукты, но это пока капля в море.
  Обычно Манора ела за своим столом, но сегодня она решила подсесть к начальнику охраны. Оги немного удивился, и, поняв, что предстоит деловая беседа, поторопился доесть свой обед.
  Манора меланхолично ковыряла в тарелке ложкой. Ей вдруг ужасно захотелось рыбы. Просто печёной рыбы с кислым соусом, как готовили у неё дома. 'Ну вот, начинается', - подумала она и, отгоняя навязчивые мысли, проглотила полную ложку рагу.
  - Оги, - дав ему доесть, обратилась она. - Что там с новым полем Брокси? Охрану наладил? Мне главное, чтобы ни одно семечко не перелетело за периметр.
  Оги удивлённо округлил глаза:
  - Так я только начал. С утра переставляли столбы под новое ограждение. Планирую натянуть сетку над всем участком. Так что работы ещё на пару дней. Брокси совсем обнаглела, она думает, что мне больше заняться нечем, как следить за её полями и семенами. На мне, между прочим, наблюдение за всем периметром и за всеми группами, я уже не говорю о слежке за землянами.
  - Тише, не кипятись. Кстати, по поводу землян, ничего нового у них не обнаружил? Есть к чему прицепиться?
  Оги задумался, выпятив вперёд губу. Манора невольно улыбнулась. Из бравого строгого вояки, Оги превратился в обиженного ребёнка. Но это только от его дурацкой привычки смешно вытягивать губы. На самом деле Оги был старше любого из присутствующих здесь макки. Шерсть его потускнела и стала редкой, но мышцы всё ещё были в тонусе. Манора частенько видела его в тренажёрном зале, а также плавающем в ближайшем к станции озере. Спуску он себе не давал, да и специалист хороший.
  - Ну, снимки со спутников дают не очень чёткую картинку, земляне, как и мы, стараются оградить свою станцию, точнее городок, от постороннего глаза. Но мы на одни спутники и не надеемся. Я регулярно отправляю макки на визуальную разведку.
  Оги замялся, он не хотел раскрывать смотрителю станции все свои уловки и ходы.
  - Ты думал, я не в курсе твоих вылазок на Большой материк? - голос у Маноры был строг, но глаза улыбались. - Просто я стараюсь не вмешиваться в работу своих специалистов. Особенно, если понимаю её необходимость, и убеждаюсь, что соблюдены все правила безопасности. Так что твои ребята обнаружили интересного?
  - По последним данным, земляне ведут свои исследования по трём направлениям: горы, лес, побережье. Восточному лесному массиву они уделяют повышенное внимание, но это и понятно, там очень разнообразный животный мир. Они установили временные постройки и неделями живут стационарно, не возвращаясь в городок.
  - И? - Манора пока не понимала, на что намекает Оги.
  - Они злоупотребляют местной фауной. Живут, так сказать, на иждивении у Фабулы.
  - Хм, это плохо, но не настолько, чтобы предъявить им претензию.
  - И второе, по нашим данным у них увеличилось поголовье рогачей и колобков, - начальник охраны немного скривился, - Если честно, то про колобков точно не скажу, уж больно они шустрые и мелкие... А вот рогачей точно прибавилось.
  - Ну что ж, спасибо и на этом. Больше ничего?
  Оги отрицательно покачал головой. Манора задумалась, уставившись в свою пустую тарелку. Она сама не заметила, как проглотила весь обед. 'Нда, - пронеслось у неё в голове, - то ли ещё будет'.
  Начальник охраны привстал со стула, вопросительно глядя на смотрителя станции. Манора едва кивнула в ответ, всё ещё погруженная в свои мысли. Хочешь, не хочешь, надо договариваться о встрече с землянами.
  
  Утром следующего дня заряженный по полной программе свин ждал их на посадочном пятачке. Люди были предупреждены о визите макки и ждали их к обеду. Полёт на свине займёт часа два. Долго, но не запускать же космический челнок ради простого визита в гости. Скажем так: просто в гости, а уж что из этого получится, никто с точностью сказать не мог.
  Свин с лёгким свистом поднялся вверх и понёсся над Тёплым материком. Внизу простиралась Центральная равнина, почти полностью покрытая невысоким кустарником и островками высокихири. Наступало время цветения. Манора вспомнила своё первое впечатление от цветущей равнины с высоты полёта свина. От буйства красок захватывало дух. А аромат... Хотя, здесь как раз макки и имели самые большие проблемы.
  Они первые начали изучать Тёплый материк. Первое время всё шло хорошо. Даже отсутствие крупных животных было только на пользу небольшой группе исследователей. Они ожидали встретить здесь столь же разнообразный животный мир, как и на Большом континенте, но всё оказалось не так. На Тёплом обитали только мелкие грызуны, живущие в норах глубоко под землёй. Макки их прозвали кукси за смешные сморщенные мордочки. Кукси основной своей массой жили вдоль побережья, только редкие виды населяли Центральную равнину. Зверьки между собой отличались размерами, цветом шерсти, нашли пару видов вообще гладкокожих. Но всё это были представители одного семейства.
  Зато растительный мир поражал своим разнообразием. Много из того, что росло на Большом материке, было и на Тёплом, но, естественно, далеко не всё. Главное отличие - наличие на Тёплом ири. Это высокие деревья, растущие группками по десять, пятнадцать штук, и разбросанные по всей центральной равнине. Правда, биологи выяснили, что по своей структуре ири скорее трава, чем деревья, но от этого они лучше не стали. Быстро растущие, неприхотливые и очень красивые в период цветения. Да... красивые и коварные. Трое исследователей погибли из-за них. И надо сказать, макки ещё легко отделались. Спасибо аппаратуре, которой напичканы станция и свины. Только благодаря тому, что быстро выявили причину, удалось избежать других жертв. Зато сразу всё встало на свои места, точнее выяснили причину отсутствия на материке животных.
  Ири при цветении выделяет вещество, которое действует на живой организм как сильный галлюциноген, а в большой концентрации вызывает паралич всех мышц. Кукси спасались в период максимального цветения в своих глубоких норках, впадая там в спячку. При этом кожистые складки вокруг носа, морщились и собирались, фильтруя таким образом воздух. Макки приходилось весь месяц особо опасного периода ходить с фильтрами в носу, а на равнине вообще без защитного костюма показываться было опасно. На побережье - совсем другое дело, там ири не росли, но сухой климат и частые ветра разносили заразу по всему материку.
  Манора не раз обдумывала возможность сменить место дислокации станции, перенести её на Большой материк. Но зима... Конечно, у них есть сейчас теплые дома, запас продуктов, одежда. Это не то, что было шесть лет назад, когда им пришлось зимовать в самодельных хлипких гнёздах на деревьях. Однако, вспоминая снег и обжигающий ноздри морозный воздух, это тупое сонное состояние организма, когда в голове нет никаких мыслей, только инстинкт выживания, Манора приходила к выводу, что лучше уж месяц с фильтрами в ноздрях, чем три месяца зимы. К тому же поздно уже что-то менять. Исследования материка подходят к концу. Остаётся только океан, но здесь пока соглашения с землянами не выработано.
  Манора опустила глаза вниз на прозрачный пол свина, под ними катили волны океана, отражая свет Ардо. Волны мерно перекатывались, подставляя лучам свои бока.
  Свин жалостно засвистел, поднимаясь выше, готовясь перелететь горы. Экспедиционный городок землян располагался на том же месте, где и первый лагерь вынужденных поселенцев. Конечно, никто уже не жил в пещерах. Внизу у подножия горы построили тёплые дома и всё остальное, что нужно для жизни и исследования планеты. А пещеры остались как музейный экспонат. Манора, когда бывала у людей, как правило, поднималась к ним, вспоминая нелёгкие, но такие волнующие дни жизни здесь.
  Свин шёл на посадку. Внизу их уже ждал начальник земного городка Николай Васильевич. Он приветственно помахал рукой, узнав Манору.
  
  2.
  
  После сеанса связи с макками Николай Васильевич привычно сел за свой компьютер, где на экране всё ещё висели таблицы последних отчётов. Скользнув по ним взглядом, он вздохнул и выключил экран. Нда, визит макки в экспедиционный городок всегда сулил лишнюю суету и напряжение. Между двумя расами не было вражды, но и особой любви не наблюдалось. Здесь они были конкурентами. А это накладывало некий отпечаток на их взаимоотношения.
  Николай Васильевич ничего не имел против лично Маноры, если бы она не являлась смотрителем станции макки. Она хорошо говорила по-общеземному, с ней было легко и приятно общаться. Но она никогда не прилетала одна. Всегда двое сопровождали её визиты. И вообще, макки традиционно не ходили меньше, чем по трое. Впрочем, это не важно. Лезть в чужой монастырь со своим уставом он не собирался.
  Начальник экспедиционного городка устало потянулся, зевнул и, пыхтя, вылез из-за стола. С возрастом его брюшко из 'небольшого комка нервов' плавно перешло в 'солидный запас энергии'. Он периодически делал над собой усилия, заставляя своё тело немного пробежаться по утоптанным вокруг городка дорожкам или поплавать в речной заводи. Тело вроде как и подчинялось его воле, но организм упирался по полной, выкидывая своему хозяину новые испытания в виде головной боли, изжоги и бессонницы по ночам. В результате чего Николай Васильевич плюнул на все свои попытки хоть немного последить за весом и решил просто не обращать на это внимания и реже смотреться в зеркало, тем более что смотреть там особо и не на что: невысокий стареющий полный мужчина, да ещё и с плешивой головой. Впрочем, красоваться на Фабуле было не перед кем, да и не к лицу это начальнику.
  Николай Васильевич обречённо вздохнул, вспоминая, что до завершения его контракта осталось ещё три года, если экспедицию не свернут раньше. Ему до смерти надоела эта планета, учёные, вечно пристающие к нему по пустякам, весь персонал, постоянно что-то требующий от него, макки со своими проверками и претензиями! Вот и завтра какой-то чёрт их к ним несёт!
  Он вышел из главного корпуса и осмотрелся, прикидывая, на что могут макки обратить внимание. У главного корпуса, где кроме его кабинета и комнаты связистов, размещались различные лаборатории и камералки, слева стоял жилой трёхэтажный корпус, а справа постройка столовой и медчасть. К столовой примыкали склады и колобковый загон. За ними, почти у самого периметра, стоянка каров. А вот за главным корпусом, между огородами и небольшими теплицами, возвышалась недавно расширенная ферма рогачей.
  Николай Васильевич уж очень любил свежие отбивные из молодых рогачей, да и молоко у них оказалось достаточно питательное, хотя на его вкус, слегка солоноватое. Он вздохнул, глядя на своё детище, понимая, что маккам это не понравиться. Потоптавшись немного, Николай Васильевич повернул в медчасть.
  - Марин, - прямо с порога обратился он к сидевшей у микроскопа женщине в голубой спецовке, - завтра ждём Манору с визитом. Ты бы сходила с ними к пещерам, к запруде, словом, развлеки их по максимуму.
  - Думаешь, мои бла-бла-бла отвлекут их от новой фермы рогачей? - Марина Васильевна лишь едва оторвала взгляд от микроскопа и продолжила свои наблюдение, подкручивая настройки и переключая режимы, занося одновременно данные в журнал.
  - Марин, не будь стервой, я же тебя по-человечески прошу. Между прочим, ты и сама не прочь трескать свежее мясо.
  - К сожалению, - вздохнула она, отстраняясь от прибора. - Ладно, попробую, но боюсь, что это не сработает. А зачем она летит? Надеюсь, ничего не случилось? Наши ничего не натворили?
  Начальник экспедиции безразлично пожал плечами и плюхнулся на свободный стул.
  - Она мне толком ничего не сказала, только то, что ей что-то надо у нас решить.
  Марина посмотрела на уставшего, пыхтящего грузного мужчину и только покачала головой:
  - Какой ты стал... Только то, что ты мой брат, спасает тебя от докладной на Землю.
  - Да ладно, думаешь им там, - мужчина поднял указательный палец вверх, - интересно, что здесь творится? Да им плевать на все наши здесь изыскания, и на твои, между прочим, исследования. Фабула перестала быть интересна людям, и никто, слышишь, никто не будет вкладывать в неё деньги. Так что зря ты сюда полетела, перспективы ноль. А я, между прочим, тебя отговаривал, но ты же упёртая как этот... как его?..
  -Стиф.
  - Точно! - обрадовался он.
  - Ну не знаю, - задумалась Марина, - такой интересный мир, богатая флора и фауна, плюс собственная разумная раса. Сколько можно интересного узнать!
  ѓ- Зачем? - Николай Васильевич снисходительно хмыкнул. - Колонизировать её нельзя - это раз, два - налаживать какие-либо торговые связи с местной разумной расой пока не представляется возможным, да и перспектива извлечь выгоду хлипенькая, скажем прямо. Ну и три - макки, это и их планета тоже, следовательно, мы всегда будем у них под наблюдением, впрочем, как и они у нас. Ты ведь в курсе, что треть нашего состава это люди разведки? - Марина слегка округлила глаза, на что Николай Васильевич только развел руками. - Представь. Так что никто на Земле, посылая сюда экспедицию, не думал о науке. Это политический шаг, не более того. А ты говоришь: 'докладная'. Смешно, ей богу.
  - Понятно, ты воспринял это как понижение, поэтому и бесишься.
  - Я не бешусь, - начальник встал со стула и направился к выходу, - но и особой радости от своей должности не испытываю, тут ты права. Ладно, прорвёмся, недолго осталось, а там и пенсия не за горами. Так про Манору не забудь.
  
  Охрана доложила о появившемся на радаре свине. Летательный глорийский аппарат внешне напоминал землянам юлу. По крайней мере, форма была идентичной, да ещё и вращение модулятора по периметру делала свин копией детской земной игрушки.
  Тихо посвистывая, свин опустился на бетонную площадку. Николай Васильевич сделал пару шагов навстречу гостям. Он приветливо улыбался, но в глазах читалась настороженность. С высоты своего роста начальник экспедиции поглядывал на низкорослых макки, пытаясь по выражениям их лиц определить цель визита.
  Манора по-земному протянула руку Николаю Васильевичу. Они обменялись традиционным рукопожатием и приветствиями. Она едва дотягивала ему до груди, но Николаю Васильевичу всегда казалось, что Манора смотрит на него немного снисходительно, как бы свысока, от этого он не любил её ещё больше.
  - Как долетели, как на станции? Всё в порядке? - засуетился он, пытаясь скрыть свою неприязнь.
  - Спасибо, всё нормально, - Манора слегка прищурила глаза, внимательно наблюдая за начальником экспедиции. - Мы ненадолго к вам, буквально пару вопросов и всё.
  - Зачем же торопиться, вы для нас всегда желанные гости. - Николай Васильевич отвёл взгляд от макки и тут он увидел то, что заставило похолодеть его, несмотря на жаркий день. Однако опыт руководящей работы не проходит зря, он улыбнулся ещё более, как ему казалось, приветливо и, как ни в чём не бывало, продолжил разговор. - Давайте пройдём вовнутрь, там прохладнее и можно что-нибудь выпить.
  Николай Васильевич поспешил открыть дверь, пропуская макки вперёд, затем зло кивнул стоящему рядом начальнику охраны. Тот только развел руками и умчался к возвращающимся охотникам.
  Макки разместились в общей комнате в креслах, немного для них великоватых, но вполне комфортных. На столиках стояли специально выставленные для гостей вазочки с фруктами и напитки. В комнате прибывших встретили биологи, свободные на данный момент от полевых работ. И макки, и люди не в первый раз встречаются и поэтому знают друг друга. Может, не все запомнили имена, как с той стороны, так и с другой, но учёные старались сотрудничать и обмениваться добытой информацией. Вот и сейчас Светлана сразу подсела к Вуди, и они принялись что-то активно обсуждать.
  В помещении работал кондиционер, создавая приятную для людей прохладу, однако гостям явно было холодновато. Вуди зябко поёжилась и обхватила себя руками.
  - Я сейчас сделаю теплей, - Света подскочила к регулятору. - А минут через десять будет готов обед. Может, вам ещё что-нибудь принести? - она посмотрела на Манору и на сидящего рядом с ней макки, имя которого не знала.
  - Нет, спасибо, - успокоила её Манора. - Всего достаточно. Николай Васильевич, - она повернулась к наконец-то усевшемуся и пыхтящему начальнику. - Нас привело к вам два дела. Во-первых, мы хотели направить наших ученых к вам на Большой материк. Планируем изучить его северную часть, пока стоит лето. Надеюсь, с вашей стороны возражений не будет?
  - О чём вы говорите?! Конечно, нет. У нас же с вами здесь совместное мероприятие. Вы хотите, чтобы люди к вам присоединились?
  - Не обязательно. Но если вы желаете... - Манора слегка развела руки и улыбнулась.
  - Хм, план работ у нас уже расписан на полгода вперёд, даже и не знаю, будут ли свободные люди и техника. Кира, что вы на это скажете?
  - Нам это не очень интересно, - осторожно начала она, поглядывая на начальника. - На севере труднопроходимые леса, очень сложные условия для работы, к тому же опасные животные, лишний раз отстреливать которых, как вы понимаете, не хотелось бы.
  - Конечно, - в тоне Маноры слышалась усмешка, - вмешательство в экосистему планеты запрещено. Значит, договорились - мы через семь дней высаживаем наших ученых, и до конца местного лета спокойно работаем на севере материка. Точное место высадки мы ещё обговорим с вами.
  - Замечательно. А наша служба слежения присмотрит за ними, чтоб ничего не случилось и если что - вовремя прийти на помощь.
  - Я в этом не сомневаюсь. Вы к нам не собираетесь?
  - В мёртвый сезон? - Николай Васильевич покачал головой. - Нет уж, увольте. Ну, если с делами у вас всё, то приглашаю на обед.
  Он грузно встал, показывая тем самым, что официальная часть закончена. Света с Кирой поспешили проводить гостей в столовую. Начальник экспедиции ждал, когда все гости покинут комнату, но Манора не торопилась последовать за остальными. Он нетерпеливо жестом пригласил её к выходу, но она только покачала головой:
  - Давайте задержимся на пару минут, мне надо с вами поговорить ещё об одном деле, - Манора кивнула ему в сторону окна и сама отошла туда.
   'За что мне это?!' - мысленно взвыл мужчина, но изобразив на лице заинтересованный вид, подошёл к макки.
  Манора смотрела в окно, но взгляд её был пустой, ничего не видящий. Она дождалась, когда грузный начальник подойдет поближе к ней, затем резко повернулась к нему и, глядя в глаза, твёрдо, практически без акцента произнесла:
  - Мы распахиваем ещё одно поле под нашу культуру. Она нам необходима для выживания. Надеюсь, с вашей стороны не будет никаких возражений и препятствий.
   Николай Васильевич вскинул брови и излишне театрально округлил глаза:
  - Позвольте, Манора, это выходит за рамки моей компетенции, я обязан сообщить на Землю, получить у руководства необходимые указания, согласования, разрешения...
  - Оставьте. Иначе мне придётся сообщить своему куратору о вашей новой ферме, об охотниках, убивающих животных...
  - О чём вы? - голос начальника казался искренне удивлённым, но было видно, что глаза его беспокойно забегали.
  - Думаете, я сегодня не заметила ваших людей, возвращающихся с окровавленной добычей? - Манора брезгливо ухмыльнулась. - Так что, Николай Васильевич, мы оба с вами нарушаем соглашение. Поэтому, предлагаю жить мирно, и не препятствовать друг другу. В рамках разумного, конечно, - поспешно добавила она.
  -Ну, если в рамках разумного, - улыбка ещё больше округлила и без того полное лицо землянина.- Ничего не имею против добрососедских отношений. Может, всё-таки пообедаем?
  Манора одобрительно кивнула, а в душе облегчённо вздохнула. То, что так некстати для землян вернулись охотники, весьма кстати оказалось для макки. Её миссия оказалась легче, чем она предполагала. Напряжение немного отпустило её, давая место чувству голода. Они поспешили в столовую, откуда шёл аппетитный аромат блюд, и раздавались весёлые голоса.
  
  После обеда биологи разошлись по теплицам и лабораториям, Манору увела Марина, а начальник поспешил к себе в кабинет. С одной стороны он был рад, что макки не будут препятствовать его не совсем законной деятельности, но с другой... Николай Васильевич отдавал себе отчёт в том, что рано или поздно всё это всплывёт наружу. Единственное, на что он надеялся, что он к тому времени успеет обосноваться на тихой колонии в своём особняке. Он даже подумывал сменить документы, но тогда потеряет пенсию. Деньги небольшие, но его, честно заработанные за столько лет службы, а разбрасываться добром он не привык. 'Ладно, - в очередной раз вздохнул Николай Васильевич, - прорвёмся. Уж не настолько большой урон мы здесь и наносим. Вот за год до отставки прекращу отстрел, всё само и наладится, никто и не заметит. А ферма - так это для блага всего научного городка, так сказать, пёкся о достойном существовании коллег'.
  Удовлетворённый ходом своих размышлений, начальник экспедиции удобнее откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и погрузился в спокойный послеобеденный сон.
  Марина подождала, когда Манора закончит с обедом. Она хотела сразу пройтись с ней в горы, побродить там, поболтать. В пещерах сейчас прохладно, нет той жары, которая днем окутывает всё вокруг. Можно потом сходить на речку искупаться. Марина вспомнила, что не надела купальник. Маккам хорошо, они не заморачиваются по поводу наготы. Точнее, у них нет даже такого понятия. Их шерсть прикрывает половые признаки, а женская грудь практически ничем не отличается от мужской, за исключением кормящих самок. И даже тогда, макки не видят в этом ничего особенного и уж тем более стыдного. Но люди не макки, и правила приличия существуют даже здесь, на дикой планете.
  - Манора, давай зайдем сначала ко мне, я переоденусь, и уж потом сходим в пещеры и на речку. Не возражаешь?
  Манора только кивнула и последовала за доктором. Маринина комната располагалась рядом с медблоком. Небольшая, уютная, опрятная. Из комнаты можно было выйти на увитую местным ползучим растением веранду, где стояли два пластиковых стула и столик. Манора села в один из них. Здесь было мило и не так прохладно, как внутри земного помещения. Манора всегда удивлялась, как бесшерстные люди любят пониженную температуру и вообще выдерживают морозы? В то время как защищенные шерстью макки чувствуют дискомфорт уже при +18.
  - Ты здесь? - Марина явно спешила вернуться к гостье, на ходу застёгивала летний голубенький сарафан. - Я готова. Пойдем к пещерам?
  - Нет, давай посидим немного. Марина, ты сделала то, что я просила в прошлый раз? У тебя что-то получилось? - Манора с надеждой смотрела на земного врача. - Я могу сдать ещё кровь, если нужно.
  - Знаешь, я всё же не такой крупный специалист, да и оборудование у меня здесь слабенькое, - Марина подсела за столик и ногтём поковыряла скол на боку столешницы. - Может, отправить образцы на Землю? Там сделают всё наверняка?
  - Нет, - тон, которым произнесла это Манора, говорил о том, что данный вопрос обсуждать она не намерена. - Только ты. Я лишь тебе могу довериться. К тому же это будет долго, а мне нужно сейчас.
  Марина пожала плечами:
  - Как знаешь. Только результатами похвастаться не могу. Я выявила различия между образцами твоей крови и крови другой макки. Твоя содержит некий посторонний белок, но точно идентифицировать я его не могу и уж тем более выделить.
  - А мужская кровь? - Манора явно волновалась, её руки нервно теребили шерсть на груди, а ушки немного подрагивали.
  - Один образец - идентичный контрольному образцу женской особи, а второй так же имеет дополнительную составляющую, но что это - мне пока непонятно. Для тебя это так важно? Манора, если ты мне расскажешь, для чего эти исследования, и что ты хочешь найти, то мне будет легче работать. И я, если честно, не понимаю, почему этим не заняться вашим специалистам. Нет, мне, конечно, очень интересно изучать братьев по разуму и узнавать что-то новое, но работать с вами в тандеме было бы удобнее и проще. Разве не так?
  - Всё так, Марина, всё ты правильно говоришь, но...
  Манора откинулась на спинку стула, закрыла глаза, а руки, перестав теребить шерсть, безвольно легли на живот. Марина ждала, она видела, что подругу что-то тревожит, что она принимает для себя какое-то важное решение, надо дать ей время. Доктор вышла за кувшинчиком лимонада и стаканами. Вернувшись, разлила напиток и снова села рядом. Манора сидела всё в той же позе. Наконец, она открыла глаза, взяла стакан и сделала пару глотков.
  - Марин, то, что ты сейчас делаешь с нашей кровью, на Глори делать нельзя. Это незаконно. Не удивляйся, сейчас попробую объяснить. Ты знаешь, что у нас на Глории правят всеми хока, то есть высшая каста, существующая много веков. Простой макки туда не вхож, семейные узы только внутри хока.
  - Ну, я читала, - кивнула Марина. - Только и у нас были времена, когда правил страной один род, и правление передавалось по наследству. И так же, как у вас, старались браки заключать с равными себе, в основном ради того, чтобы законному потомству передать титул. Хотя, бывали случаи...да и от внебрачных детей не всегда отрекались...
  - Вот, 'бывали случаи'! - перебила Манора. - А у нас, не бывает такого. А почему? Потому что на Глори существует две расы: простые макки и хока. Я из хока. Так вот, мы не можем иметь потомства друг от друга.
  - Чушь! Такого не может быть! Вы полностью идентичны, набор хромосом у вас одинаков, да и всё остальное тоже.
  - Да, ты права, природа создала нас одинаковыми, но макки сами создают хока. Мы, то есть хоки, получаем при рождении в кровь нечто, что делает нашу связь с простым макки бесплодным, исключая, таким образом, внебрачных детей и прочее разбавление расы хока.
  - Дикость какая. И что, никто не возмущается? Никто не пытался сломать эту систему?
  - Нет, насколько я знаю. Хотя, если кто-то и возмущался, то нам вряд ли бы сказали. Просто нас с детства так воспитывают, что всё это воспринимаешь, как должное. Да и о многом просто не задумываешься: есть правила, традиции, все счастливы - почему нет тогда? А медицина у нас разделена. Хока лечат только наши врачи и никого из простых не допускают. У нас на станции тоже врач из хока, так как здесь есть я. Вот поэтому я не могу ему довериться, только тебе.
  - Я начинаю понимать. Но зачем тебе это? Манора, ты планируешь обнародовать результаты на Глори и спровоцировать революцию? Оно вам надо? Ты хорошо подумала?
  - Не переживай, Марина, я хочу начать революцию только с себя. Мне масштабные потрясения не нужны, но своему ребёнку я хочу дать свободу выбора. Поэтому, я прошу тебя поторопиться, у меня уже мало времени, - Манора слегка погладила свой живот и грустно улыбнулась.- Я беременна. Пока ещё никто не знает, но скоро этого не скрыть.
  - Поздравляю. Но, что мне искать конкретно? Что тебе это даст? Прости, но я пока так толком и не поняла ничего.
  - Если в двух словах, то в мужском образце содержится противоядие к моим добавочным белкам. Надо его выявить и синтезировать. Так понятней?
  - Хм... ничего себе. С моим оборудованием... - Марина покачала головой, - не обещаю.
  - Мариночка, на тебя последняя надежда. Если бы ты знала, как я этого хочу! Пусть моя дочь первая разорвёт этот порочный круг. Сделай это!
  - Тихо, спокойно, тебе вредно волноваться, - Марина погладила девушку по руке. - Я постараюсь. А сейчас пойдем купаться. Не знаю как тебе, а мне ужасно жарко, срочно надо охладиться. Идём.
  Доктор протянула руку Маноре, помогая ей встать с высокого для неё стула, потом сняла висящую на крючке широкополую шляпу, надела себе на голову, и они прямиком направились к запруде, где уже плавало несколько человек.
  
  3.
  
  Пора цветения ири была в самом разгаре. Вся станция накрылась защитным куполом, но фильтры то и дело сбоили, пропуская немного галлюциногенной пыльцы вовнутрь. Конечно, никто не допускал такой концентрации, доводящей до безумия, но стойкий запах ири впитался во всё. Казалось, что пропахла не только одежда и постель, но и вся еда, подаваемая на столы.
  На это время макки старались покинуть станцию, удалившись либо на побережье, куда пыльца ири доносилась редко и не в такой концентрации, или на Большой материк. Сейчас на станции осталось всего шесть сотрудников, включая Манору. Она тоже подумывала о том, чтобы перебраться на побережье, опасаясь за вынашиваемого малыша, но долг смотрителя станции требовал её постоянного присутствия здесь.
  Она изнывала от скуки. У оставшихся охранников дел всегда хватает, а доктор постоянно возился у себя в лаборатории. По слухам, он искал в местной растительности некий компонент, из которого он смог бы сделать эликсир долголетия. Манора слухам не верила, хотя, кто его знает, а вдруг и правду найдёт такой цветок, съев который, будешь жить сто лет. Пусть ищет, работы у него, на их счастье, немного.
  Оставалась ещё Кади, но она так погружалась в свою работу, что выловить её на станции всегда было проблематично. Манора видела, как сегодня с утра, облачившись в скафандр, Кади с подручным лаборантом и охранником умчались на свине в центр материка. Она, конечно, молодец - такая самоотдача, целеустремлённость. А ведь уже не молодая, наверняка это её последняя экспедиция. Манора пыталась вспомнить подробности личного дела Кади, но кроме возраста и того, что она имела учёную степень и несколько запатентованных открытий, ничего вспомнить не могла. Ей стало обидно за себя - она так мало уделяет внимание персоналу. В последнее время все её мысли вьются исключительно вокруг себя, своей бредовой, как уже начинало казаться Маноре, идеи. То, что она в положении, не сегодня - завтра узнают все, и в первую очередь их доктор Лулик. Плюс ещё муж, он-то наверняка получил результаты её обследования перед вылетом. Следовательно, со следующим очередным рейсовым кораблём явится собственной персоной и насильно заберёт её домой.
  Манора снова и снова мерила шагами комнату, нервно теребя шерсть на груди. Она просто не может допустить того, чтобы её план провалился. Ведь все эти годы, прошедшие после аварии пассажирского корабля и возвращения на Глори, она только об этом и мечтала, только это она поставила во главу своей жизни. Хотя нет, не так. Первую половину года после их спасения, Манора просто впала в некий ступор. Это было ужасно, порой она подумывала о самоубийстве, но не хватило смелости. От этого она злилась и уходила в ещё большую депрессию. Отец приглашал к ней докторов, пытались пичкать её успокоительными, возили по красивейшим местам планеты, но она молчала.
  Её по-прежнему приглашали на шумные вечеринки и празднества, хотя это скорее был жест вежливости и дань уважения к её отцу. Подружки уже махнули на Манору рукой и попросту не обращали на неё внимание. Она обычно сидела где-нибудь в сторонке и безучастно взирала на всё происходящее вокруг. И так бы, наверное, продолжалось и дальше, если бы в один миг что-то не щёлкнуло у неё в голове, будто нажали кнопку на панели управления и сразу замигали лампочки и ожили приборы.
  Манора приняла решение. Да, наверное, это глупое решение, где-то даже детское, и девушка это прекрасно понимала, но это дало ей некий толчок, наполнило её жизнь смыслом. И она вернулась в реальность. Отец был безумно счастлив. Помнится, он устроил грандиозную вечеринку с фейерверками и представлением знаменитых артистов. Ей было смешно видеть всю эту суету вокруг себя, но она не хотела причинить боль родному человеку. Теперь всё, что окружало её, должно служить только реализации её идеи.
  Манора села за учебники и уже через год сдала экзамен на первую степень. Получив значок, она подала заявку на руководителя группы исследователей на Фабулу. Переговоры с землянами к тому времени подходили к концу, так что подготовка экспедиции на неисследованный мир шла полным ходом. Будь она просто Манора, её бы никогда не назначили на такую должность без опыта руководящей работы. Но то, что она одна из тех, кто там три года выживал, да знание языка землян, ставили её вне конкуренции с другими претендентами. Отец пытался возражать, но Манора, имея собственный значок, уже не собиралась слушать его мнение и тем более подчиняться его требованиям. Единственное что она позволила сделать отцу, это найти ей мужа.
  Буквально за месяц до отлёта Манора заключила брачный союз с уже известным, но ещё молодым промышленником. Тот в свои сорок был вдовцом, имел сына от первого союза, так что брак с Манорой для него был обычным политическим ходом. Он с лёгкостью отпустил молодую жену в экспедицию, зная, что следующая их встреча произойдёт не раньше, чем через два года.
  И вот сейчас настал тот момент, когда Манора подошла вплотную к решению поставленной перед собой цели. В свой недавний визит домой, у них с Фурком всё получилось, она наконец-то носит в себе новую жизнь. Осталось дело за малым - сохранить малыша чистым и нетронутым. А для этого ей нужно будет ввести противоядие. Только бы Марина смогла!
  
  Манора остановилась у окна. Солнце сместилось к горизонту, скоро вечер. В небе появился свин, весело переливаясь в лучах Ардо. Чтобы отвлечься от своих навязчивых мыслей, Манора вышла встретить вернувшуюся группу.
  Защитный купол на минуту раскрыли, впуская аппарат. В нос ударил запах ири, Манора спохватившись, вставила фильтры. Опустившийся на площадку свин сразу со всех сторон окатили дезинфицирующим раствором. Кади вышла из аппарата уже без скафандра, за ней следом появился Мурк.
  - Как всё прошло? Вы сегодня что-то долго, - Манора окинула учёных взглядом, и только сейчас заметила бревно, которое держал в руках лаборант. - А это зачем? Нас стала интересовать древесина?
  - Хочу более детально изучить его, - отмахнулась Кади. - А то в скафандре не разгуляешься. Да, Манора, мне бы ещё землеройку туда направить, пусть корневую систему подкопает, а я всё зафиксирую, опишу, словом, посмотрю что там и как. Сегодня оформлю заявку на технику, только сначала приведу себя в порядок.
  - Не переусердствуйте, а то дай вам волю - всю планету перевернёте, - Манора равнодушным взглядом осмотрела кусок ствола ири, пожала плечами и последовала на станцию вслед за Кади.
  
  Заканчивался сезон цветения ири. Макки потихоньку возвращались из дальних экспедиций, таща на станцию кучу разнообразных образцов для дальнейшего исследования, стопки кубов с записями, клетки с животными. Дом наполнился привычными звуками: смех, споры между учёными, топот ног, да мало ли что ещё.
  Брокси все уши прожужжала о своей уникальной находке - плод местного дерева, который окрестили 'уа'. По её словам, он содержит столько питательных веществ, что обычному макки достаточно съесть в день всего два плода, чтобы получить всю суточную порцию калорий.
  - Вы себе представляете, - в очередной раз с восторгом делилась она за ужином, - не надо будет с собой тащить кучу продовольствия. Взяли один-два плода этого уа и всё - организм получил всё, что нужно. Правда, на сегодняшний день уа горькие и не содержат нужного количества мелатанина, но в результате селекции, я уверена, можно добиться более приятного вкуса. Эх, мне бы участок ещё под работу...
  - Забудь, участков больше не будет, - Кади устало поджала под себя ноги, поставив пустой стакан на стол, - Отправляй семена, саженцы на Глори, пусть там с ними работают. Наша задача найти, а что с этим делать, пусть решают хока.
  - Придётся, - вздохнула девушка, - только не будут ау расти на Глори, состав почвы здесь другой, да и климат суше. А если и будут, то боюсь, растеряют половину своих уникальных свойств. Эх, вот бы здесь возвести сады, плантации, да экспортировать по всей галактике. Такая чудесная планета.
  Брокси печально уставилась на дно своего стакана, где ещё плескалось пару глотков компота.
  - Да уж! - фыркнул Оги. - А ири? Забыла?
  - Забудешь тут, каждый день приходиться с побегами бороться. Кади, когда ты уже найдешь противоядие от этой заразы?
  - Прости, что? Я задумалась.
  - Я говорю - ири, когда кончатся наши мучения?
  - Боюсь, не скоро, - буркнула Кади и явно снова погрузилась в раздумья.
  А подумать биологу было о чём. Вот уже месяц, как эти самые ири не дают ей покоя. Более странного растения она ещё не встречала. То, что пыльца убивает всё живое вокруг - с этим уже как-то примерились, но пыльца ничего не оплодотворяет. А это уже противоречит законам природы. Точнее, её естественным представителям. Получается, что пыльца ири создана природой исключительно как смертельное оружие. Тогда вопрос: чем животные мешали ири? Ерунда выходит. А ещё этот состав древесины и корни. В том, что все ири связаны единой корневой системой, нет ничего странного. Но то, что рост этой корневой системы регулируется, это уже интересно. Кади вычислила центр всей системы, вот только всё медлила с раскопками. Никак не могла решить для себя, стоит ли ворошить это, не совершит ли она ошибку.
  Чем больше она углублялась в изучение ири, тем страшнее ей становилось. Первые годы пребывания на Фабуле, макки все силы бросили на изучение опасной пыльцы и на поиски борьбы с ней. Толком самим деревом заняться руки не доходили. А вот ей, Кади, приспичило на свою голову. Несколько раз она порывалась рассказать всё Маноре и переложить часть ответственности на её плечи, но всё что-то мешало. Сейчас, когда стало известно, что смотритель станции ждет малыша, Кади решила подождать назначения или приезда нового смотрителя: ведь не будет же хока рожать и воспитывать ребёнка в условиях полевой станции? Хотя, кто и их знает, у них всё не так, как у простых макки. Осталось только дождаться транспортник, а это уже не так долго.
  Кади зевнула. День был длинный, пора спать.
  
  4.
  
  В природе уже чувствовалось скорое приближение осени. Цветы не радовали буйством красок, а трава пристыжено поникла, потеряв свои соки. Деревья всё ещё радовали листвой, но их шелест становился с каждым днём печальнее. Зачастили мелкие противные дожди. Экспедиционный период подходил к концу. Предстояли долгие зимние дни за микроскопами и колбами, а также рутинная работа по составлению отчетов, написанию статей и прочих научных трудов.
  Николай Васильевич ждал скорого прибытия рейсового транспортного корабля. Груз практически весь уже упакован в ящики, документация составлена. Только нерадивые сотрудники время от времени пытаются впихнуть туда свои новые находки или результаты последних экспериментов и исследований.
  Хотя, за те годы, что они здесь, накопилось столько всякой всячины, что на Земле скоро взвоют от никому не нужных образцов. Ведь что толку, если на Фабуле никогда не быть колонии. А культивировать что-то инопланетное на Земле запрещено. Так что, Николай Васильевич всё это считал мартышкиным трудом.
  -Василич!
  Начальник экспедиции обернулся на зов. К нему спешил Олег, призывно размахивая руками. Николай Васильевич остановился, дожидаясь, когда тот подбежит.
  - Что у тебя?
  - Я схожу ещё на одну ходку? Как ты думаешь, успею?
  - Я бы не рисковал. Товара и так достаточно, да и упаковано уже всё. Янош лишнего не возьмёт.
  - Возьмёт, куда он денется. Лишняя копейка ещё никому не мешала.
  - Не забывай, что это нелегальный груз, и его надо прятать. Одно дело - уже привычный обкатанный объем, другое - повышенные габариты. А если у него в схрон не влезет? Запалиться хочешь? Пустить всё коту под хвост? Нет уж, давай без самодеятельности.
  - Между прочим, это и мои деньги. Нас не сегодня-завтра всех разгонят, и с чем я вернусь на Землю? Это ты можешь рассчитывать на приличную пенсию, а мне опять искать работу, и ещё неизвестно, когда удастся найти что-то приличное.
  - Не ори. На мою пенсию не разгуляешься. Думаешь, я бы затеял всё это, будь она 'приличной'. Ладно, чёрт с тобой, иди. Только у тебя дня четыре всего. И старайся серебристых кенгуру брать, если уж рисковать, так по-крупному. Черные шкурки упали в цене.
  - Я в прошлый раз видел белого, альбинос, наверное. Хочу изловить красавца. Эх, подлететь бы на каре, да сверху поохотиться.
  - Помечтай. Макки не дремлют, да и наши заметят - нельзя.
  - Сам знаю, - отмахнулся Олег.- Это я так. Хотя, маккам сейчас не до нас, у них корабль уже на орбите, готовится к спуску.
  - Уже? Почему раньше не доложил?
  - Так я и докладываю: только что запеленговали выход глорийского корабля на орбиту Фабулы.
  - Работничек, на мою голову. Хм, а если наблюдатели пожалуют, придётся опять оправдываться и выкручиваться. Пожалуй, стоит навестить их первыми.
  - Ну, мы с Джимом пошли, так сказать, на осмотр системы слежения.
  Николай Васильевич что-то угумкнул себе под нос и тяжёлой походкой направился проверять фермы. К зиме надо утеплить всё, проверить запас корма для животных, заглянуть в теплицы, словом, дел много, а он один, да ещё эти макки постоянно как дамоклов меч над ним.
  
  Каждый прилёт корабля с Земли он ждал с волнением. Во-первых, а вдруг отставка? С одной стороны это хорошо, так как ему до смерти надоела Фабула, но с другой... Он прикинул, что если ещё годик их незаконный промысел кенгурячих шкурок благополучно продержится, то у него на счету будет очень даже приятная сумма. Единственное, смущает то, что Олег начинает на него наседать. Он уже имел наглость усомниться в правильности раздела прибыли: двадцать процентов его, видите ли, не устраивают. Он забывает, что главный риск у него - Николая Васильевича, он договаривается с перекупщиками, его знает Янош. А Олег с Джимом что? Охотники, не больше того. Всегда могут сказать, что выполняли приказ начальника. И всё - они в шоколаде, а он в дерме. А все эти россказни про хищников - это для девушек пусть оставит, его они не трогают. Имея современное оружие, никакой трубач и чахотка не страшны. Так что пусть радуются, что имеют свои двадцать процентов.
  Весь в своих мыслях, начальник не заметил, как забрёл к сестре. Запах лекарств и антисептиков защекотал в носу, спровоцировав чихание. От резкого звука Марина подскочила на стуле.
  - Фу, напугал, - обернулась она к вошедшему брату.- Что нового? Корабль ещё не вышел на связь? Интересно, новички прибудут?
  - Вряд ли. Боюсь, как бы и нам не прислали предписание закругляться.
  - Чего это ты боишься, - усмехнулась Марина, - сам же мечтаешь быстрей улететь отсюда.
  - Много ты знаешь, о чём я мечтаю. Лучше скажи, чего это ты зачастила с приватными разговорами с Манорой? Это, между прочим, нарушение субординации.
  - Перестань, мы просто подруги, вот и болтаем по пустякам.
  Николай Васильевич буравил взглядом сестру. Марина смутившись, опустила глаза и отвернулась к столу, дела вид, что очень занята.
  - Ладно, болтай. Межрасовый конфликт только нам не наболтай. Уф, устал я что-то сегодня, - мужчина потоптался ещё немного за спиной сестры, но, так и не придумав себе причины ещё здесь остаться, пыхтя вышел из медблока.
  - Да,- вспомнил он уже в дверях, - корабль с Глори завтра сядет на Тёплом. Я хочу смотаться к ним и могу тебя с собой взять. Не возражаешь?
  Марина про себя облегчённо вздохнула и быстро замотала головой.
  - Вот и славно.
  Когда брат ушёл, она в задумчивости откинулась на спинку стула. Вся сложившаяся ситуация с Манорой её тоже беспокоила. Поначалу ей было просто интересно заниматься исследованиями, но, осознав, что её действия на Глори считаются противозаконными, она испугалась. Только из уважения к Маноре, Марина продолжала свои изыскания. Не сказать, что она сильно продвинулась, но кое-что уже было. Но испытать или проверить это 'кое-что' в земном экспедиционном городке никак нельзя. Прежде всего, нужны макки или родственный им вид. А это уже нарушение всех норм взаимодействия между дружественными расами. Ни одна межгалактическая конвенция не разрешает проводить опыты над представителями разумных существ. Доктор успокаивала себя, что всю кровь и образцы тканей для изучения ей приносили добровольно сами макки, то есть одна макки. Да, как тут не успокаивай себя, а у них с Манорой рыльце в пушку. 'Ладно, поздно уже отступать, дело сделано, - в очередной раз подумала Марина, ещё раз глянув в маленький экран микроскопа. - В конце концов, ничего я толком и не нашла. Вот завтра встретимся лицом к лицу, и обговорим всё не конспируясь'.
  
  Глава 2.
  
  1.
  
  Корабль вышел на связь. Расчетное время посадки - завтра в десять утра. Сотрудники станции гудят и веселятся, предвкушая завтрашнее появление новых лиц и свежих новостей от родных и близких. В комнатах появились свежие букеты, а на кухне царила суета.
  Манора проверяла последние сводки и отчеты, составляла докладную. Корабль прилетел на день раньше. Такое бывает, это нормально для дальних перелётов, когда сложно рассчитать точное время в пути. Столько дополнительных факторов влияет на скорость движения корабля, что разница в два-три дня считается нормой. Только на ближайших, давно изведанных трассах можно рассчитать более точное время прибытия. Фабула к ним не относится, да и не будет уже никогда. Слишком невыгодное это дело: гонять большой корабль для горстки ученых, максимум два раза в год и всё, притом никакой связи. Поэтому каждый прилёт - это просто праздник для фабуловцев: новые лица, новые фильмы и свежие сводки новостей, не говоря уже о письмах и посылках от родных и близких, а также привычных и таких недоступных здесь глорийских деликатесов и сладостей.
  Манора методично ещё раз просмотрела все представленные ей отчеты руководителей групп. Кади так и не сдала свои материалы. Манора протянула руку к кнопке связи, как в дверь постучали, и появилась голова Лулика. Он вопросительно посмотрел на неё, и, увидев одобрительный жест, юркнул в полуоткрытую дверь.
  - Я на минуту, узнать, как твоё самочувствие. Всё в порядке?
  - Да, спасибо, - Манора горько усмехнулась, - готовишь свой доклад?
  - Ну, твой муж с меня первого спросит, если что-то пойдёт не так. Тем более срок уже большой, через месяц малыш попросится наружу. Я надеюсь, ты вернёшься на Глори? Хорошо, если б с кораблём прибыла замена, а то придётся мне оставаться за смотрителя, что не хотелось бы. Хотя, неизвестно кого оставят и как мы с ним поладим. Да, подкинула ты мне проблемку. Спасибо, хоть беременность проходит ровно, без осложнений.
  - Не ной. Никуда я не собираюсь улетать. Так что лучше готовься принимать роды.
  - И не думай! Ты не можешь здесь рожать! Я врач, но я ещё и хока, я не смогу обеспечить полноценное медицинское обследование младенца-хока. Максимум - это принять роды и первый месяц, но дальше...- Лулик встряхнул головой, поднимая шерсть на затылке. - Я давал клятву и не могу её нарушить. Так что советую тебе собирать вещи и готовиться к возвращению домой, а я со своей стороны подготовлю все материалы обследования мамы и плода. Детям хока не место на дикой планете.
  - Что ты знаешь про дикую планету?! - в глазах Маноры засверкали огоньки гнева. - Живёшь на станции, не хуже, чем на Глори. Ты за периметр выходил-то всего пару раз! Так что замолчи и впредь не смей мне приказывать. Я пока ещё смотритель здесь. Теперь оставь меня, и без тебя забот хватает.
  Лулик прижал уши, и с недовольным видом вышел из комнаты. Манора от злости сморщила нос и закрыла глаза. Она понимала, что в чём-то он прав: малышу лучше в цивилизации, да под присмотром семейного доктора. Но тогда летят прахом все её старания и надежды. Всё то, ради чего она живёт последние годы.
  Манора открыла глаза и резко встала со стула. Надо прогнать все сомнения, надо просто делать то, что задумала. Она знала, что стоит ей хоть немного дать слабину, всё - она проиграет спор с самой собой. Легко было принимать решения и строить планы, когда ребёнок был только в мечтах, но сейчас, когда он живой толкается в её животе, когда до его появления осталось всего ничего...
  Манора оправила складки туники на своем выпирающем животике, её глаза заблестели, уголки рта сами собой растянулись в улыбке. Она вздохнула, кинула взгляд на незаконченный отчет и вышла из комнаты.
  
  Кади сидела в лаборатории одна и снимала показания с прибора. Флорограф тихо гудел и время от времени пощёлкивал, выдавая на экран очередные цифры. Биолог не обратила внимания на появление смотрителя станции. Только когда Манора встала у неё за спиной, та вздрогнула:
  - Ох, это ты. Извини, не заметила, как ты вошла.
  - Кади, жду от тебя отчёта. Все сдали, одна ты медлишь.
  - Да, я помню, - Кади опустила глаза и задумалась.
  - И? - насторожилась Манора.- Есть проблема?
  Флорограф опять щелкнул, а в углу пискнул другой аппарат. В образовавшейся тишине лаборатории звуки работающей аппаратуры звучали особенно громко. Кади поднялась со своего места, прошлась пару шагов в одну сторону, но, передумав, вернулась обратно. Манора терпеливо ждала, когда учёная соберётся с духом. Сделав ещё пару заходов туда-сюда, Кади остановилась у прибора.
  - Ладно, - решилась она, - я коротко скажу всё, что узнала, а ты решай, что с этим делать. Я всё про ири - ѓ последнее время только ими и занимаюсь. В первые годы нормальным масштабным исследованием заняться руки не доходили, а тут я наконец-то копнула. Ты не биолог, поэтому в подробности вдаваться не буду, просто хочу озвучить тот вывод, к которому я пришла. Сразу оговорю, что я не сумасшедшая, и что это только мои умозаключения, которые требуют повторной тщательной проверки. Итак...
  То, что услышала Манора, звучало действительно фантастично. По выкладкам Кади выходило, что ири не принадлежат миру Фабулы, а высажены специально, чтобы очистить материк от животных. Мало того, она утверждает, что это некий вид биоробота, то есть очень сложный, искусственно выведенный вид биологического оружия, способного самовоспроизводиться и саморегулироваться.
  - Ты можешь сказать, как давно ири появились на планете? И какой срок их действия? Ведь, насколько я понимаю, их миссия уже выполнена, следовательно, должна включиться кнопка прекращения действия. Или я что-то недопонимаю? Стоп. А мы? Мы ведь тоже животные для них, программа может и не выключиться пока мы или земляне здесь. Ведь так?
  - Манора, у меня вопросов ещё больше, а на выходе - одни только предположения, догадки и новые вопросы. Я не знаю пока ничего конкретного. Вот поэтому и медлю с отчетом: стоит или нет ворошить всё это раньше времени? А если мои выводы ложны? Так что, извини, теперь решать тебе.
  - Вот спасибо.
  Манора в который раз за сегодняшний день сморщила нос и затеребила шерсть на груди. Она понимала всю важность полученной информации, но поднимать шум раньше времени, пожалуй, не стоило. Кади сама призналась, что выводы сырые, требуют проверки.
  - Ладно, беру ответственность на себя, - решилась она. - Пиши отчёт только в общих чертах и добавь пару выбивающихся фактов, но так, чтоб не было видно всей картины в целом. Сможешь? Когда корабль уйдёт, тогда разработаем план широкомасштабных исследований, бросим все наши малочисленные силы на ири. И если к тому же выводу придут и другие исследователи, то тогда доложим на Глори.
  - Так ты же улетаешь? - Кади кивнула на её живот. - Неизвестно кто вместо тебя останется.
  - Я не улетаю. Так что работай спокойно и не забудь про отчет.
  - Хм... Уже сажусь.
  Видно было, что Кади повеселела, чего не скажешь про Манору. Ещё одна проблема на её голову, ещё один повод для тревоги, ещё один сюрприз, преподнесённый Фабулой. Когда же это кончится? Ребёнок пошевелился, больно ткнув её в живот, напоминая ей про основную проблему, которую надо решить в ближайшие часы.
  
  
  2.
  
  К ночи задул ветер. Марине пришлось встать с постели и закрыть окно. Шум листвы сразу стих. Она потопталась немного у окна, но ничего интересного снаружи не происходило, освещённый яркими прожекторами двор оставался безлюдным. Только деревья раскачивались в такт завываниям ветра, а по небу тёмными пятнами плыли облака. Марина глянула на часы - что-то долго она сегодня засиделась за книжкой, надо ложиться спать, а то завтра обзевается вся в столовой и за это получит нагоняй от Стаса.
  Она улыбнулась, вспоминая постоянную немного навязчивую заботу молодого лаборанта, прикреплённого к медблоку. Впрочем, не такого уж и молодого. Сколько ему? Да тридцатник точно есть. Хороший парень, Марина была им довольна. Всё подбивала по возвращении обязательно пойти учиться дальше, получить высшее образование. Но Стас только отмахивался, говоря, что ему и так всё нравится, всё его в жизни устраивает.
  Марина поворочалась на кровати, честно пытаясь уснуть. Она уже начала дремать, когда посторонний шум вклинился в её сонные вялотекущие мысли. Женщина открыла глаза, прислушиваясь. По стеклу кто-то тихонько стучал. На ветер не похоже, уж больно размеренный был стук. Марина с любопытством выглянула в окно. Макки? Она захлопала глазами, прогоняя остатки дрёмы. Точно - под окном стояла Манора и делала привычный для землян знак 'тихо'. Женщина понимающе кивнула и бросилась к входной двери, чтоб быстрее впустить ночную гостью в дом.
  - Господи, что ты здесь делаешь?! Что-то случилось?
  Макки была встревожена, но не испугана. Она по-хозяйски взяла Марину за руку, ещё раз сказав: 'тссс!', повела доктора в её комнату. Когда дверь закрылась за ними, Манора устало опустилась в кресло.
  - Ну, здравствуй, подруга, - улыбнулась она.- Извини, я сегодня без предупреждения, но иначе не могла.
  -Что-то случилось? - Марина сразу обратила внимание на слегка потрёпанный, точнее походный вид девушки. Обычно ухоженная, в красивой тунике, и с украшениями на шее, Манора сегодня выглядела иначе: тёплые, свободные, прочные штаны, тёмная накидка, перехваченная поясной сумкой, набитой под завязку. За плечами болтался ещё и рюкзак, если не земного происхождения, то идея взята точно у нас.
  - Случилось, - кивнула она, - прилетел мой муж и желает забрать меня с собой. Так что мне нужно скрыться, поэтому я здесь.
  - С ума сошла! Я не могу тебя прятать! Это же межгалактический скандал! Ты хочешь конфликта между расами? Нет, извини, я не могу.
  - Подожди, послушай меня. Наш корабль в любом случае должен стартовать обратно через четыре, максимум через пять дней. Я прошу тебя просто сопроводить меня вглубь материка и помочь там отсидеться недельку. Ты можешь потом сказать, что не знала о том, что я прилетела к вам нелегально. Мы просто сделаем небольшую научную вылазку и всё. Понимаешь?
  - Но тебя будут искать, и, прежде всего, спросят у нас. Господи, да тебя уже ищут! Наша служба охраны отслеживает полёты свинов.
  - А что они увидели: прилетели макки в горы, сделали маленькую остановку и улетели обратно. И какие выводы сделает ваша охрана?
  Марина задумалась. Макки дружественная раса, никто от них не ждёт диверсий и вообще каких-либо гадостей. Странный полёт? Да, но кто их, этих макк поймёт. Скорее всего, Олег пошлёт с утра группу проверить, что там и как. Возможно, сделают запрос на Тёплый. И то, вряд ли.
  - Так ты с гор к нам пешком пришла? - Манора утвердительно кивнула. - С ума сошла, в твоём положении! Как ты вообще себе представляешь поход по дремучему лесу с животом? По деревьям не попрыгаешь.
  - Прекрати, у меня нет другого выхода. Если ты со мной не пойдёшь, я уйду одна. Так что решай. Через час я ухожу: одна или с тобой - мне уже неважно.
  - Сумасшедшая, - закатила глаза Марина и принялась лихорадочно рыться в своём шкафу, доставая свитер, джинсы и прочую походную одежду.
   Манора благодарно улыбнулась и удобнее умостилась в большое земное кресло, блаженно отдыхая от ночного перехода.
  Похоже, она задремала, так как не слышала, когда мужчина вошёл в комнату. Сквозь туман она улавливала отрывки Марининых указаний, а он только согласно кивал, не пытаясь возражать. Манора пошевелилась, отгоняя навалившийся сон.
  - Спи дальше, - махнула ей подруга. - Мне ещё надо к брату сходить, а то завтра весь состав городка на наши поиски кинут, а это нам не надо.
  С этими словами Марина выскользнула из комнаты, вслед за ней вышел и парень.
  Вернулась она минут через двадцать, неся в руках два бластера. В коридоре топтался позёвывающий Стас. Его порядком отросшие русые волосы торчали во все стороны, и так и просились их пригладить, хотя бы пятернёй. За его плечами висел объёмный рюкзак, который, впрочем, терялся на массивной фигуре парня.
  - Готов? - и, поймав утвердительный кивок, Марина одобрительно кивнула в ответ. - Тогда идём, Николай Васильевич дал добро. Держи, - она протянула ему один бластер. - Выходи, а мы тебя сейчас догоним.
   Манора стояла уже в дверях со своим рюкзаком на плечах. Марина закинула свою поклажу за спину, затем накинула на макки дождевик, скрывший её с головы до пят, и они молча поспешили за Стасом в сторону леса.
  Небо на востоке стало бледнеть, предвещая скорый рассвет. Ветер дул им в спину, невольно подгоняя путников вперёд. Манора шла посредине группы, пытаясь не отставать от землян. Они ускорили шаг, старясь по темноте уйти подальше от глаз людей. Главное спрятаться в лесу, там и ветер потише, и вопросов в городке будет поменьше.
  Тропу в лесу натоптали широкую. Конечно, на исследовательские точки людей подвозили карами, но прогулки по ближайшим окрестностям никто не запрещал, да и свежих фруктов набрать охотники всегда находились. Хищников в последнее время в районе экспедиционного городка встречали редко. Люди оказались неподходящими соседями для чахотки и трубача. Чахотка сторонилась землян, а вот трубач время от времени заводил свою утробную песню, но близко тоже старался не подходить.
  Но так было не везде, и люди, уходя в лес, отдавали себе в этом отчет. Стас предлагал взять кар и подлететь к тому месту, которое интересует Марину. Но это не входило в планы заговорщиц. Кар легко отследить, а они хотели как можно быстрей затеряться. А для этого не надо и лететь далеко, лес дремуч и здесь, в непосредственной близости от городка. Хотя, и совсем уж под носом прятаться не стоит, лучше, всё же отойти подальше.
  Идя по лесу, Марина прокручивала в голове всё, что она сказала брату, достаточно ли она его убедила, не выдала ли чем-то себя и макки. Причина её вылазки звучала натянуто, но ничего более умного ей в голову не пришло. Она конечно, не в первый раз делает поход за лечебными травами, но как правило, это длилось не больше двух дней. Сейчас они планировали пробыть в лесу неделю. В оправдание ей пришлось вспомнить озеро с пресловутыми сон-цветами, корни которого имеют массу лечебных свойств, до которого как раз пару дней пути. Так что туда им лучше не идти. Кстати, а куда они идут?
  - Стас, ты куда нас ведёшь? - спохватилась она, останавливаясь.
  - К озеру. А разве не туда?
  Они остановились. Действительно, надо определиться. Им нужен источник воды прежде всего, и им нужно место на отшибе от привычных людских троп. Марина достала навигатор, Манора подсела к ней, заглядывая в экран.
  - Эх, к гнёздам бы дойти, - вздохнула Манора, - но далеко, и там могут искать. Да и гнёзда развалились наверняка. А если на запад? Пройдём ещё немного по тропе, нас ведь сегодня не хватятся?
  - Не должны. Если только твои не поднимут тревогу. Но я надеюсь, тебя в городке никто не видел. Так что связать наш со Стасом поход и тебя будет очень не просто.
  - Наивная. Ладно, идём до обеда по тропе, потом сходим с неё на запад. А там уже будем решать по мере движения.
  - А вода? У нас, кроме этого болота, нет никаких данных об озерах или реках в том районе. Рискуем.
  -Ерунда. Судя по растительности, вода есть везде: родники, небольшие, скрытые лесом озёра или просто заполненные дождевой водой впадины. Найдём, не переживай. Плюс сейчас много спелых фруктов, можно какое-то время продержаться и на них.
  - Уговорила, - улыбнулась Марина. - Тогда вперёд.
  
  Чем дальше они уходили, тем разнообразнее живность сновала под ногами и над головой. Пробежали по веткам любопытные мукси, сбрасывая им на голову труху и листья. Манора приветливо помахала им вслед. Да, на их Тёплом всё же скучновато, но и безопасно, подумала она, услышав в отдалении неприветливый рёв зверя. Шагая мерным шагом по тропе, говорить не хотелось, а вот думать самое то. О себе и своём будущем Манора решила больше не гадать. Она сделал свой выбор, сделала необходимый шаг, теперь всё в руках Рука. Сейчас ей хотелось проанализировать недавний разговор с Кади. Ведь если она права, то это, во-первых, сенсация, которая затронет не только макки, но и людей. А во-вторых, это может оказаться очень опасным. Манора решила обязательно вечером рассказать всё, что знает, Марине со Стасом, выслушать их мнение. Возможно, она зря волнуется, и всё не так страшно, а скорее наоборот.
  
  Стас привычно шёл впереди, вглядываясь в заросли и вслушиваясь в окружающие звуки, которыми был наполнен инопланетный лес. Страха не было, точнее за себя он не боялся, а вот женщины... Ему за них отвечать, ему их охранять и защищать. Тут ещё эта беременная макки. Какой чёрт её понёс с ними? Да и вообще, с чего вдруг Марине приспичило делать дальнюю вылазку? Она тётка, конечно, хорошая, добрая, но с приветом. То на ночь глядя купаться отправится, то безвылазно сидит в лаборатории и химичит чего-то, а потом у неё голова болит от всей этой гадости, то местные травы пробует на себе, что не всегда проходит бесследно. А с него начальник спрашивает: где был, почему не уследил? Так ей же не прикажешь, она старше его по возрасту и по должности. Эх, прикрепил бы его Василич лучше к биологам. Хотя, вспомнив про противную Светку, которая вечно приставала к нему как бы в шутку: женись на мне, я сделаю тебя счастливым. Но он чувствовал, что никакая это не шутка. А жениться Стас пока не собирался, тем более на Светке. Не то чтобы он был явный противник брака, просто по молодости обжёгся на этом, и у него на почве серьёзных отношений образовался ступор. Стас хорохорился и хвастал, что ни одна девушка просто его пока недостойна, но это лишь на публику. Однажды полюбив, он так и не смог до конца освободиться от этого чувства. Да, она предала его, она сделала ему больно, но она осталась его первой и единственной любовью. И с этим он ничего поделать не мог.
  Марина Васильевна знала его историю. Как-то случайно они засиделись у костра в очередной вылазке и разговорились по душам. Марина умела слушать, а ему хотелось выговориться. Она тогда тоже поплакалась ему в жилетку: о своём бывшем муже, о том, что так и не получилось с детьми, о своём одиночестве, да просто о жизни. С тех пор они сблизились, и Стас дал себе слово защищать и всячески оберегать свою непосредственную начальницу. Хотя, порой ему хотелось просто выпороть эту несносную тётку. Вот и сейчас, он чувствовал, что ввязался в очередную её авантюру, но пока не мог точно понять, где здесь подвох. От этого он шёл мрачный и молчаливый.
  Уже час, как они сошли с тропы и пробирались сквозь лес. На их счастье в этом районе росли высокие деревья с раскидистой кроной, закрывающей всё небо. От чего подлесок был хилый и легкопроходимый. Только поваленные старые деревья периодически преграждали им путь, заставляя сворачивать и обходить преграду, а иногда просто перелезать через природный барьер.
   К вечеру присмотрели небольшую полянку для ночлега. Манора без сил опустилась на траву, привалившись спиной к шероховатому стволу фабуловской ели. Марина принялась собирать дрова, а Стас занялся установкой палатки. С шипением надулся пол и выпрямился купол. Яркий шатер выглядел нелепо на этой глухой и нецивилизованной планете, но нёс уют и безопасность людям.
  Через полчаса трещал костёр, а в котелке кипела вода для чая. Они могли не бояться хищников, так как работал ультразвуковой пугач, только слизни-кровопийцы оставались потенциально опасными, тем более здесь, в непосредственной близости к болоту. Стас внимательно обошёл окрестность, заглядывая под все кусты и во все низинки, но ничего опасного не нашёл.
  Все очень устали. Марина редко выбиралась в такие вылазки, про Манору вообще и говорить нечего, а вот Стас измотался скорее не физически, а морально, так как всю дорогу находился в напряжении, чувствую свою ответственность за вверенных ему женщин. Но сейчас, сидя у костра возле палатки, да с работающим пугачом, можно было расслабиться и просто поговорить. Питательные спецпайки приятно осели в желудке, навевая сон, а горячий ароматный маккский чай, заваренный Манорой, бодрил и восстанавливал силы. Словом, им не хотелось ничего делать, а хотелось просто валяться у костра и слушать звуки леса, или просто поболтать о всякой ерунде.
  Манора поделилась со своими спутниками всем тем, что ей стало известно об ири. Ей очень хотелось услышать мнения землян, где-то в глубине души она надеялась, что люди развеют её страхи и опасения.
  - Хм, а что, интересная получается картина, - Стас повернулся на спину и уставился в звёздное небо. - Выходит, местные водные обитатели, то есть тюленоиды, вывели эту гадость, чтобы расчистить для себя плацдарм? Лихо.
  - Сомневаюсь, - покачала головой Марина. - Зачем им это? Суша для них не пригодна для обитания, хищники и прочая живность особого вреда им не приносит.
  - А нерестилища? Молодняк периодически подвергается нападению.
  - Действительно. Тогда вопрос в другом: как они это сделали? Манора, а неизвестно, где появились первые ростки ири?
  - Кади утверждает, что практически в центре Тёплого материка.
  - А это несколько сот километров от побережья. Как тюленоиды туда добрались? Стас, есть идеи на этот счёт?
  - Да полно! - хмыкнул тот, поворачиваясь обратно ни живот и обведя женщин хитрым взглядом. - Начнём с простого: доплыли по ближайшей реке, а там уже катапультой забросали всё семенами.
  - Не подходит, - улыбнулась Манора, - никакой реки в той местности нет, и ири семенами не размножается, исключительно готовыми саженцами или корневыми клубнями. И то, если честно, под вопросом.
  - Хорошо, тогда тюленоиды приручили мелких кукси, затем привязали к ним клубни и выпустили на свободу. Те разбежались по всему материку, роняя эти самые клубни на землю.
  Он победно посмотрел на Марину, та скривилась и покачала головой.
  - Ну нет, так нет, - примирительно согласился Стас. - Тогда выдвигаю просто грандиозную версию: на Фабуле существовала древняя высокоразвитая цивилизация, которая и проводила всевозможные эксперименты с растениями и животными. Кстати, одним из их успешных экспериментов стали тюленоиды, а почему нет? И вот, как-то раз, эксперимент вырвался из-под контроля биологов и проник за стены секретной лаборатории. Смертельные ростки ири стремительно распространились по всей планете, уничтожая всё на своём пути. Вскоре трупы животных покрыли всю землю, отравляя воздух зловонием тления. Тучи мух вились над ними... Хотя, здесь же нет мух. Нет, они были, но тоже, объевшись отравленной дохлятины, умерли. Так и исчезла великая раса, населяющая когда-то этот прекрасный мир.
  К концу его пламенной речи женщины уже смеялись от души.
  - Тебе бы ужастики для объёмника писать, - вытирая слёзы, подвела итог Марина.
  - Зря смеётесь, я могу оказаться и прав.
  - Не можешь. Нет следов древней цивилизации. И Большой материк эта зараза не затронула. Как с этим твоя версия согласуется?
  - Да ну вас, - отмахнулся Стас и, перевернувшись, демонстративно уставился в небо. - Самим слабо что-то придумать?
   - Мне точно слабо,- примирительно кивнула доктор. - Манора, а у тебя какие версии?
  - Версий несколько, причём не все мои, то есть мы с Кади вместе рассуждали и думали над этим. Но я сама скорее склоняюсь к одной, которая меня больше всего и пугает. Словом, я считаю, что нам надо готовиться к встрече с гостями. Вопрос только когда? Может через год-два, а возможно через сто лет. И если эти 'гости' так безжалостны с местной фауной, то я лично добра от них не жду. И это меня пугает.
  В наступившей тишине, казалось, смолкло и всё живое вокруг. Лишь шелест листвы да похрюкивание бегемотика в болоте доносилось до их ушей. Марина потянулась к чашке, но та оказалась пустой.
  - Ужастики, говоришь, - Стас резко встал с матраса, - вот это - ужастик. А то, что я наговорил - страшилка для малышей. И как теперь спать?
  - Молча, - Марина тоже встала, отряхнула матрас и понесла его обратно в палатку. - Всем спать, завтра снова в путь. Стас, потуши огонь и проверь пугач. Манора, давай, занимай любое место, а мы следом.
  
  3.
  
  Смотрителя исследовательской станции искали с утра. То, что она не вышла к завтраку, никого не насторожило, в её положении аппетит мог и пропасть. Потом её искал начальник охраны, доктор, и другие начальники отделов, но каждый по отдельности, и каждый просто подумал, что Манора где-то занята в другом месте. Но, когда корабль с Глори уже шёл на посадку, а она так и не появилась, заставило Оги вызвать смотрителя по общей связи. Он всё ещё думал, что Манора просто заработалась и не уследила за временем, хотя почти все сотрудники станции уже давно собрались внизу, ожидая долгожданное прибытия корабля. Она так и не появилась. Вот тут начались всеобщие поиски. Осмотрели все закутки и кладовки, заглянули во все шкафы и даже под кровати, но её в доме не было. Поиски перекинулись на всю территорию станции, но и они оказались безрезультатными.
  Корабль появился в небе, делая последний виток над материком. Гул тормозных двигателей разносился по всей округе, пугая и без того пуганых кукси. И вот он плавно опускается на оборудованную бетонную площадку за периметром станции. Придётся ещё немного подождать, пока рассеется дым и осядет пыль.
  Оги топтался у входа, постоянно оглядываясь. Он всё ещё надеялся, что Манора просто подшучивает над ним, что в последний момент она выйдет встречать гостей. Но, увы, смотрителя не было, и придётся официально принимать экипаж ему и Лулику.
  Доктор явно нервничал, его уши прижались к голове, а щека слегка подрагивала. Он прокручивал в голове слова, какими будет объясняться с капитаном, но так и не решил, что скажет.
  К кораблю уже спешили погрузчики принимать груз и загружать отправляемые материалы с Фабулы. Открылся грузовой люк, а следом за ним один из пассажирских. Первым в проёме появился капитан, выполнив все формальности приветствия и доклада. За ним уже посыпались уставшие от замкнутого пространства и длительного перелёта пассажиры и свободные от вахты члены экипажа. Им навстречу поспешили сотрудники экспедиции.
  Все окончательно перемешались на территории станции, которая сейчас напоминала разворошенное гнездо прилипал. В столовой уже были накрыты столы, разлиты напитки. Всем не терпелось узнать новости и последние сплетни, получить весточки от родных. Исчезновение Маноры отошло на второй план.
  Только не для её мужа. Фурк, не найдя жены среди встречающих, первым делом подумал, что она плохо себя чувствует и лежит в изоляторе или в своей комнате. Он уже собрался поймать кого-то из местных, чтобы провели его к ней, когда ему на глаза попался доктор. Он забыл его имя, но точно помнил, что разговаривал с ним перед первым отлётом Маноры на Фабулу, и точно помнил, что тот тоже хока.
  - Доктор, вы меня помните? Я муж Маноры. Как её самочувствие, как проходит беременность? С ребёнком всё в порядке? И вообще, где она? Проводите меня к ней.
  - С прибытием, - голос Лулика слегка дрогнул, он сделал глубокий вздох, чтобы собраться с духом. - С Манорой всё в порядке, точнее на вчерашнем осмотре все показатели были в норме, - вовремя спохватился он и поправил сам себя. - Но сегодня я её ещё не видел.
  - Так пойдёмте, чего вы стоите? -Фурк явно начинал злиться.
  - Э... Я не знаю где она. Лучше пройти в помещение охраны, там начальник вам всё расскажет.
  Лулик указал рукой направление и сам первый поспешил за помощью к Оги. Фурку ничего не оставалось, как последовать за ним, всем своим видом выражая недовольство и презрение.
  Оги просматривал записи камер слежения и отчеты всех групп за прошедший день. На станции не было строгого контроля над входом и выходом из периметра. Только отправляясь на длительную прогулку или на работу, следовало оставить сведения о предполагаемом маршруте. Но и это скорее для перестраховки и для учета различных расходных материалов, предназначенных для полевых условий. У каждого же сотрудника станции имелись персональные приборы связи и навигаторы.
  Камеры слежения ставились исключительно на открытой местности. Следить друг за другом макки не считали нужным. Так, одна из камер фиксировала центральную площадь между жилыми и лабораторными корпусами, вторая - проход в ограждении, и третья охватывала поля и теплицы, расположенные за корпусами, слегка захватывая стоянку машин. Манора нигде не попала в поле зрение объективов. Остался только странный ночной полёт свина.
  Начальник охраны уже поднимался со стула, когда в помещение просто ворвался доктор и за ним высокий, плотный макки, весь вид которого говорил о том, что он готов разнести сию секунду всю станцию по кусочкам.
  - Что здесь происходит?! - взревел он, не удосужившись представиться или поприветствовать присутствующих.
  - Это Фурк, муж Маноры, - поспешил объяснить Лулик.
  - Понятно. Как долетели? Присаживайтесь.
  - С ней что-то случилось? - макки взял себя в руки и перешёл на привычный ему командный тон. - Докладывайте.
  Начальник охраны по-деловому коротко изложил о том, как и когда они обнаружили исчезновение смотрителя станции, и какие меры были приняты.
  - У меня есть две версии, - продолжил Оги. - Первая - Манора улетела на Большой материк, и вторая - полёт свина был отвлекающий манёвр, а сама она прячется где-то на Тёплом.
  - Ты считаешь, что она сама скрывается, по собственной воле? Её не могли похитить земляне?
  Лулик и Оги переглянулись. Понятно, никто не хотел брать на себя ответственность и делать выводы. Кроме того, ни один и ни другой не могли понять мотивы исчезновения Маноры. Что могло сподвигнуть её убежать со станции прямо перед прилётом корабля? Разве что муж? Но откуда она могла знать, что он прилетит? А если догадывалась? Тогда надо бы быть с ним осторожнее, и по возможности придерживать информацию.
  -В похищение мало верится, не сумасшедшие же они? Я, конечно, свяжусь с землянами и попытаюсь аккуратно узнать, не у них ли она. А вы пока можете пройти в её комнату отдохнуть, или сходите в столовую.
  - Немедленно отправьте свины на поиски. Возможно, она где-то рядом и нуждается в помощи. И я удивлён, что вы до сих пор этого не сделали.
  Внутри Оги всё сжалось от злости: 'Прилетел напыщенный хока и думает, что ему всё дозволено? Манора себе такого не позволяла. И ведь не подчиниться нельзя'.
   Доктор, видя, как начальник охраны вскипает, поспешил вмешаться.
  - Успокойтесь, Фурк. Мы просто ещё не успели организовать поиски. Так как корабль уже шёл на посадку, полёты свинов могли привести к аварии. Пришлось отложить поиски до посадки транспортника. И надо дать макки встретить прибывших и организовать разгрузку корабля. У нас здесь очень мало сотрудников, вы же знаете. Они ждали этого события полгода. Поэтому, давайте не будем мешать выполнять свою непосредственную работу начальнику охраны. Корабль благополучно сел, пассажиры встречены, теперь он вплотную займется поисками смотрителя станции, то есть вашей жены. Приглашаю пройти ко мне в комнату и выпить что-нибудь прохладительного.
  Оги благодарно посмотрел на Лулика. Он не любил хока, ему не нравился доктор, но сейчас он был искренне рад, что тот оказался рядом и поддержал его.
  Фурк минут пять буравил глазами то одного, то другого, затем резко встал и небрежно бросил через плечо:
  - Обо всём докладывать мне. Идём.
  Последнее адресовалось доктору. Вдвоём они покинули помещение охраны.
  Первым делом Оги связался с землянами. Спрашивать в лоб он не рискнул, пришлось идти окольными путями. В результате он выяснил у дежурного, что ни одного макки в городке нет, и за последние дни не было. Пока поверим. Начальнику охраны самому не верилось, что Манора в её положении решится в одиночку улететь на Большой. Скорее прячется где-то рядом, пережидая прилёт корабля. Тогда где? Он в который раз посмотрел на карту окрестностей. Спрятаться есть где. И самое неприятное, что со свина можно её и не увидеть. Почти всё вокруг заросло кустарником и низкорослыми деревьями. Листва надёжно скрывала любого желающего спрятаться.
  Оги по привычке выпятил губу вперёд и, погружённый в свои мысли, стал постукивать по ней пальцами. Он прикидывал, что если Манора решила отсидеться несколько дней, то она должна выбрать место у воды и желательно с каким-нибудь естественным укрытием. Хоть опасных животных и нет, но по ночам бывает довольно прохладно, а иметь защиту от ветра и дождя всегда приятно. Он отметил на карте подходящие места, разбил на сектора поисков и вызвал первые группы поисковиков.
  Один за другим со свистом стартовали свины. Оги, скрипя зубами, связался с Фурком и доложил о хоте поисков. Теперь оставалось ждать вестей от групп.
  
  4.
  
  - Николай Васильевич, - звонок дежурного заставил вздрогнуть задумавшегося начальника экспедиции.- Похоже, на Тёплом что-то случилось.
  - Конкретней. Корабль не сел?
  - Нет, корабль сел, но сразу после этого они запустили всех своих свинов в разные стороны. И это в день прилёта транспортника с Глори! Обычно там дня на три, четыре затишье бывает, а тут... Да ещё их начальник охраны выходил на связь.
  - Вот это уже интересно. Что он говорил?
  - Да, ничего особенного, так... Про своих спрашивал, сказал, что произошёл сбой в журнале полётов, хотел сверить свои данные с нашими за последние два дня. Но макки ведь к нам не прилетали. Я так ему и сказал.
  - Как это? Вы же сами мне докладывали о ночном полете свина у нас в горах.
  ѓ- Так мы причём? Да они и были всего пару минут и сразу улетели обратно.
  - Хм, надо было всё же сказать. А то решат, что мы намеренно скрываем от них информацию. С другой стороны, люди не обязаны отслеживать деятельность макки. Так ты думаешь, они ищут кого-то?
  - Похоже.
  - Направь ребят в горы, пусть хорошо прочешут местность в районе посадки свина. На всякий случай, - поспешил добавить начальник.
  'Так, час от часу не легче, - подумал Николай Васильевич. - А если это дело рук Маринки?' Он поспешил к себе в кабинет. По дороге он ещё раз прокручивал сегодняшние ночные события. Когда сестра прибежала к нему за полночь и сказала, что срочно уходит в поле, якобы за сбором растений, которые обязательно надо собирать на заре, он грешным делом подумал, что она совсем сбрендила и просто решила устроить со Стасом романтическую прогулку. С женщинами за сорок, говорят, такое случается. В принципе, личные шуры-муры сотрудников городка его не касаются, если они не мешают другим и не ставят под угрозу выполнения поставленных задач. Все вокруг люди взрослые и вольны поступать так, как считают нужным. Он даже порадовался за сестру, что подцепила молодого парня. А что? Она умная, весёлая, вполне ещё приятной наружности. На его вкус суховата, и грудь не мешало бы увеличить, но есть любители и таких.
  Однако в свете последних известий, начальник задумался: почему на самом деле понадобилось Марине так скоропалительно уходить из городка? Уж не глорийская подруга тому виной? Он взглянул на часы - дело к вечеру, через пару часов начнёт темнеть. Есть время ещё подумать: утро вечера мудренее.
  С утра пораньше он вызвал по рации сестру. Та отозвалась сразу, и бодрым голосом отрапортовала, что у них всё нормально, что действуют по намеченному плану и задержатся ещё на пару дней.
  - Хм, это всё, что ты хочешь мне сказать?
  - А что ты хочешь ещё услышать? - голос Марины был спокоен и даже не вздрогнул.
  Николай Васильевич немного растерялся и засомневался в причастности сестры к пропаже макки. Но, вспомнив, как в детстве она не раз дурачила его, отогнал сомнения.
  - Дело в том, что вчера на Тёплом кого-то разыскивали. Пока только там, но, если поиски не дадут положительных результатов, макки обязательно явятся и к нам. По моим прикидкам, их следует ждать где-то после обеда, ближе к вечеру. Предлагаю вам вернуться. Конфликты нам не нужны, ты слышишь.
  - Мне бы не хотелось прерывать работу, - вот теперь он уловил оттенок тревоги в её голосе и усмехнулся, довольный собой.
  - Тогда ждите гостей. Поняла?
  - Гостей так гостей, - опять уверенный и решительный тон.
  'Чёрт! И как ей это удаётся?' - в очередной раз восхитился сестрой. Теперь он был уверен, что Марина всё сделает так, как нужно.
  
  Марина, озадаченная разговором с братом, задумалась, уставившись на еле тлевшие с ночи угли. Она понимала, что вляпалась в очень неприятную историю. Теперь надо выкручиваться, но как - пока неясно.
  Завтрак был съеден, посуда вернулась в заплечные мешки. Стас собрал и упаковал палатку, Манора срывала с ближайшего дерева фрукты и складывала их к себе в рюкзак. Марина всё ещё смотрела на красненькие огоньки, то и дело появляющиеся на черных углях, и не решалась залить эту красоту водой.
  - Надо что-то делать...
  - Так залей водой, - удивился Стас. - Чего думать-то?
  - Я не про это, - спохватилась Марина и вылила котелок воды на угли. Они зашипели, возмущаясь, и выпустили в устрашение клубы белого пара. - Николай сказал, что, скорее всего, к нам после обеда с проверкой, а точнее на поиски, прилетят макки.
  - Ну и что?
  - Ничего, Стас. Точнее, ничего хорошего. Придётся уходить в бега, но как нам спрятаться, исчезнуть - понятия не имею. Если устроят масштабный чёс, то... Я надеялась, что нас хватятся не так скоро, и что мы успеем уйти подальше. Хотя, что я себя обманываю, ничего я не думала, действовала на 'авось'. А сейчас, когда дошло до дела, растерялась.
  - Так, спокойно, - вмешалась Манора, - всё идёт по плану.
  - По какому плану?
  - По моему, Стас, по моему. Все так и должно быть. Дело в том, что мои соотечественники знают, что я без оружия и без всякой связи. Следовательно, одна, без помощи кого-то из людей на этом жутком материке я не выживу. Поэтому, Оги в первую очередь будет проверять наличие каждого землянина и его окружение. Много у вас сейчас групп на выезде?
  Стас посмотрел на Марину, та в свою очередь задумалась и кивнула ему. Она в свей лаборатории не следила за тем, кто, куда и когда улетал. Стас был более осведомлён в количестве отсутствующих в городке.
  - По-моему три группы: две в восточных лесах, Семён - на севере. И мы. Остальные все в городке. Получается, наша группа самая ближайшая. А, нет, еще Олег ушёл с Джимом. Но они вроде как сегодня должны вернуться.
  - Понятно, - кивнула Манора. - Значит, с нас и начнут, точнее с вас. Ведь никто не знает, что я здесь. Сейчас уходим на север вглубь леса, подальше от болота. Там заросли вековые, мне проще будет спрятаться. Находим более-менее приличное место для стоянки, вы разбиваете лагерь, причём делаете его как можно заметнее, и спокойно занимаетесь сбором образцов. Я же от вас уйду.
  - И не думай! - Марина уже собиралась продолжить возмущаться, но Манора жестом остановила её.
  - Спокойно, меня не тянет на подвиги, и я ещё в своём уме, хоть это и не заметно. Я просто отсижусь какое-то время вдали от вас. Проверка посетит вашу группу, убедится, что меня с вами нет, проверит окрестности, да и улетит восвояси. Мне лишь останется вернуться к вам и продолжить наш небольшой поход. Как считаешь, пройдет такой план?
  - Рискованно. Тебе придётся очень хорошо спрятаться и желательно какое-то время практически не шевелиться. А здесь не курорт, вокруг полно опасностей. И не думаю, что они так просто от нас отстанут. Хотя, надо подумать, - Марина окинула взглядом подругу, - приборов на тебе никаких нет, значит, будут искать чисто визуально, и с помощью инфровизора. Но вокруг столько живых объектов, что проверить каждый будет просто нереально.
  - Точно,- оживился Стас, - тебе надо не прятаться, а наоборот подражать поведению одного из местных обитателей, надо подумать, кто по размеру соответствует.
  - Кенгуру?
  - Точно, Марина! Идем тогда в сторону озера, там их больше всего.
  - Хм, кенгуру - это хорошо, но они быстрые, а Манора сейчас не в том состоянии, чтобы бегать.
  - Ничего, постараюсь найти место их стоянки, и попасусь рядышком. Не переживай, Марин, лучше давайте поспешим, к озеру идти далеко.
  
  За всё время пути им пару раз встретились рогачи, вездесущие мукси, вдалеке мелькнула спина кенгуру. Чем дальше на север они уходили, тем гуще становились заросли, тем труднее было пробираться через них. Мелкие насекомые то и дело атаковали путников. Защитная мазь отпугивала охотников за кровью, но каждый раз успевая пощекотать нервы людей и макки.
  Пришло время их группе разделиться. Манора уйдет на запад, а люди дойдут до озера и будут ждать её там. Если через сутки макки не появится, то люди пойдут на её поиски. Марина пыталась всучить подруге оружие, но та наотрез отказалась. Любой металл может привлечь внимание поисковиков.
  Они с замиранием сердца смотрели вслед удаляющейся макки. Когда она совсем исчезла из виду, Стас с Мариной двинулись дальше.
  
  До озера оставалось всего ничего. Периодически до людей доносился треск ломаемых веток, чье-то рычание, посвистывание и похрюкивание. Стас шёл впереди, Марина следом за ним. Оба порядком устали и мечтали окунуться в прохладную воду лесного озера. Наконец-то выбрались на звериную тропу, которых вокруг озера было множество, ускорили шаг, не обращая внимания на снующую повсюду мелкую живность. Внезапно Стас остановился, прислушиваясь. Марина тоже различила негромкое фырканье, чавканье и довольное рычание, доносившееся откуда-то сбоку.
  - Стой здесь, - прошептал Стас, - я залезу на дерево и попробую посмотреть, что там.
  Сбросив рюкзак с плеч, он аккуратно, стараясь не шуметь, взобрался на ближайшее ветвистое дерево. Марина прислонилась спиной к стволу и, держа наготове оружие, внимательно всматривалась в окружающие заросли. Сердце бешено колотилось в груди, напоминая о том, что они всё же не на Земле, а на дикой Фабуле, где полно опасных животных и постоянно надо держать ухо востро.
  На голову посыпалась труха и листья, возвещая о том, что Стас спускается. Он выглядел озадаченным и немного испуганным. Сделав знак молчать и махнув ей рукой в сторону тропы, они вдвоём поспешили подальше от опасного места.
  - Так кто там был?
  - Трубач и куча шакалят обедали.
  - Вместе? Трубач одиночка и, насколько я знаю, не подпускает к своей добыче никого. Или я что-то путаю?
  - Нет, не путаешь. Только там столько добычи, и мне показалось, что трубач просто объелся и лежал рядом, снисходительно порыкивая на снующих вокруг шакалят. И вот это самое странное. Хотя, я начинаю понимать, что это значит.
  - А я нет. Либо рассказывай всё, что видел, либо сразу выдавай умозаключение.
  - Ладно, как скажешь. Там, в кустах, пировали над тушами убитых кенгуру. Сколько кенгуру, точно сказать не могу, так как многие уже порядком обглоданы. Но я могу сказать с уверенность на сто процентов, что все тушки были освежеваны и специально снесены в одно место. Так что это дело рук людей. И я подозреваю, кто это может быть.
  - Не горячись, - Марина видела, как сжались кулаки Стаса и на лице заходили желваки. - Вернёмся в городок - разберёмся. Сейчас мы с тобой ничего сделать не сможем. Смотри, вон и озеро, - кивнула она на мелькнувший между деревьев зеленоватый отблеск от воды. - Настораживает только соседство трубача в непосредственной близости. С другой стороны, он сыт и на нас в таком состоянии вряд ли полезет.
  - Пожалуй, - вздохнул парень, ускоряя шаг, - если только запах крови не пригонит сюда его голодных соплеменников. Так что как остановимся, сразу надо отпугиватель включать и купаемся по очереди. И по нужде отходим за ближайшее дерево, понятно? Чтоб без глупостей мне.
  - Слушаюсь, - доктор улыбнулась, в шутку приложив руку к голове. - Ох, я вот сейчас подумала, хорошо, что Манора всего этого не видела. Вот было бы неприятно. Могло ведь и до скандала дойти. Она принципиальная, не посмотрит на нашу с ней дружбу, точно доложила бы всё на Глори. Уф, лишь бы и она на нечто подобное не наткнулась. А если это был единичный случай? А?
  Марина с надеждой посмотрела на Стаса. Тот только пожал плечами. Да и что он мог сказать? Надо разобраться. Только не верил он в одноразовость браконьерства. Если начинают беззаконие, то уже по мелочам не размениваются.
  У озера, рядом с полуразвалившимся охотничьим домом прежних поселенцев, поставили палатку, развели несколько костров, включили фонарь и отпугиватель. Стас заглянул в старую деревянную избушку. Когда-то она служила убежищем для людей, приходивших сюда на заготовку мяса. Он всегда с восхищением смотрел на всё, что они тогда сделали буквально из ничего, голыми руками. И ведь выжили! 'Да, вот это было приключение, не то, что сейчас', - в который раз про себя вздохнул парень, прикрывая покосившуюся дверь ставшей никому не нужной избушки.
  
  Макки прилетели после обеда. Марина убирала посуду, как над головой раздалось характерное посвистывание свина. Аппарат сперва завис над озером, затем плавно подлетел к береговой линии, опустился как можно ниже и открыл люк. Макки стали выпрыгивать на ходу. Стас с Мариной поспешили им навстречу. Последним грузно вывалился Николай Васильевич, прыгнув прямо в воду. Высадив группу, свин тут же взмыл вверх.
  Николай Васильевич, несмотря на промокшие ноги, щедро улыбался всем, и всячески демонстрировал своё радушие и непричастность к происходящим на Тёплом событиям.
  Оги осмотрел весь лагерь, сопровождавшие его макки разошлись прочёсывать окрестности лагеря. Люди не вмешивались в поиски, так как им дали понять, что это дело внутреннее, и макки сами справятся.
   Марина заварила свежий чай, и они по-семейному расселись вокруг костра. Николай Васильевич всё пыхтел и вздыхал, пытаясь комфортнее расположиться на походном надувном стуле, но это ему плохо удавалось. Стас чувствовал себя не комфортно. Он прислушивался к звукам, доносившимся из леса, опасаясь, что кто-нибудь из макки найдет обглоданные туши животных или попросту натолкнётся на трубача. Марина больше переживала за Манору, но старалась держаться спокойно, что ей неплохо удавалось.
  Оги крутился всё время поблизости, держа связь со своими, и в то же время прислушивался к разговорам землян. Он не отказался от кружки чая, но печенье брать не стал. Николай Васильевич, наоборот, с удовольствием захрустел сухими печенюшками, макая их в чай.
  - Знаешь, Марин, мне надо чаще выбираться из городка вместе с сотрудниками в поле. Красота, романтика, - он допил остатки чая, поставил кружку и, сделав из стула матрас, завалился на спину, подложив руки под голову. - Эх, я бы сегодня остался с вами на ночь, но не могу. Надо сопровождать наших друзей к другим группам. Это наш долг, как соседей, помочь в беде. Ведь так, Оги? Если вдруг, не дай бог, конечно, у нас кто-то потеряется, мы ведь обязательно обратимся за помощью на Тёплый. И я уверен, нам не откажут, - он в упор посмотрел на стоявшего рядом макки.
  Оги ничего не оставалось, как кивнуть в знак согласия. Чтобы избежать дальнейших разговоров, он отошёл в сторону, выслушивая по рации доклады своих подчиненных. Начальник усмехнулся и подмигнул Марине.
  Макки еще долго возились вокруг, пока свин делал несколько спиральных витков над лесом, сканируя лес всем, чем только можно.
  Несколько раз доносился характерный рёв трубача, заставляя вздрагивать людей и макки, но хищник так ни разу и не рискнул подойти близко. К озеру на водопой периодически кто-то спускался из мелких животных, но шум свина и пришельцев прогонял их восвояси. Начинало темнеть. Наконец, Оги дал команду улетать. Когда глорийский аппарат скрылся из виду, заговорщики облегчённо вздохнули.
  
  Как только рассвело, Стас с Мариной вслушивались во все звуки, вглядывались в заросли. Вряд ли Манора решилась передвигаться по лесу ночью. Вернее всего дождалась рассвета и теперь идёт к их стоянке. Стас время от времени не выдерживал и делал обход вокруг лагеря. Но, не зная где, в какой стороне может находиться макки, он всё время боялся уйти в совершенно противоположную сторону и торопился вернуться обратно.
  Она появилась после обеда, уставшая и грязная, с оцарапанной щекой. Марина первым делом помогла подруге привести себя в порядок, сварила травяной отвар.
  Попивая горячий напиток, Манора рассказала о том, как скрывалась в лесу. Один раз ей повстречался трубач, но она вовремя его заметила и успела залезть на дерево, пережидая, когда тот пройдет мимо. Затем она всё искала место, где бы спрятаться. Увы, ни стаи кенгуру, ни других животных так ей и не попались. Она уже видела, как пролетел свин, надо было срочно искать убежище. И тут ей повезло, Манора вышла на маленькое лесное озеро, практически полностью заросшее водной растительностью. Озеро оказалось неглубоким и тёплым. Словом, всё время поисков ей пришлось просидеть в воде. Только к вечеру, когда стало темнеть, она решилась покинуть своё мокрое убежище. Продрогнув до костей, не имея возможности развести костер и прогреться, Маноре пришлось провести ночь на дереве, привязав себя лианами. Поисковый отряд макки точно указал ей место расположения землян, поэтому утром она прямиком направилась в сторону их лагеря.
  - Господи, как ты всё это вынесла? - Марина покачала головой. - Как малыш?
  - Ему не понравилось, - вздохнула она, погладив живот и немного поморщившись.- Ничего, потерпи ещё немного. Сегодня мы с тобой отдохнём, и всё будет хорошо.
  - У тебя что-то болит?
  - Пустяки, пройдёт, поспать просто нужно.
  - Да, конечно, иди, ложись в палатку, - доктор озабоченно проводила взглядом Манору. - Сумасшедшая, - вздохнула она и в задумчивости уставилась на огонь.
  Чтобы не мешать Маноре, Марина кивнула Стасу в сторону озера. Ардо клонилось к закату, подул прохладный ветерок, шелестя фабуловской листвой. Марина опустилась на примятую траву, поправив спадающую с плеч ветровку. Стас бездумно бросал камешки в воду, наблюдая за кругами на воде. Его губы немного подрагивали, словно он разговаривал сам с собой.
  - Не понимаю, - словно продолжая разговор, он повернулся к Марине. - Как нормальная женщина может рисковать своим ребёнком? Это же противоречит здравому смыслу и женской природе вообще! И главное, я не понимаю - зачем? Марин, вот ты, как женщина, можешь мне объяснить, что она творит?
  - Ты забыл, что она не человек, а макки.
  - Это что-то меняет?
  - Конечно. Не забывай, там другая культура, другой образ жизни, другое воспитание. Да мало ли что ещё другое! А Манора, по нашим понятиям, революционерка. Глупая, но революционерка. Я не одобряю её поступок и даже не до конца понимаю, но не мне и не нам судить. Если она так делает - значит, не может по-другому. Единственное, что оправдывает её в моих глазах, так это её неразделённая любовь. Не фыркай, у макки такое тоже бывает. Причём началось всё здесь, на Фабуле, когда она вместе с другими пассажирами вела борьбу за свою жизнь. Так получилось, что она - хока, оказалась одна среди простых макки. Насколько я поняла из её рассказов, на Глори практикуются только деловые контакты между ними. Ничего личного и даже просто дружбы между разными кастами не может быть и всячески избегается. А тут она вынуждена была жить бок о бок со всеми вместе. Молодая, темпераментная, да ещё и в таких экстремальных условиях, словом, она влюбилась. И если для нас с тобой это нормально и прекрасно, то для неё это оказалось трагедией. Вот на этой почве у неё и произошёл сдвиг в её маленькой головке.
  - Что за идиотизм,- искренне удивился Стас. - Они взрослые люди...
  -Макки, - подправила Марина.
  - Неважно, - отмахнулся он. - Взяли и ушли от родителей, уехали в другой город, или на другой материк, да вообще, на какую-нибудь колонию. И живи себе на здоровье! В чем проблема?
  - Теперь представь, что ты полюбил обезьянку, привёл её в свой дом, решил на ней жениться и вообще вести вместе совместную жизнь. Как ты думаешь, у тебя получится?
  - Сравнила! Бестолковое животное и цивилизованный макки!
  - Пойми, у них другое воспитание. Если бы тебе с детства, да не только тебе, а все вокруг говорили, что хм... - женщина задумалась, подбирая слова, - ну допустим, колонисты с Венеры-3 не люди, а просто забавные зверушки, и с ними можно только играть, дрессировать, подкармливать. Поверь, одна только мысли, что кто-то взял эту зверушку в жёны, тебя приводила бы в ужас. Разве нет?
  Парень нахмурился, упрямо поджав губы. Он не хотел признавать логичность рассуждений Марины, но и возразить было нечем.
  - Это первый аспект, - улыбнулась доктор, понимая, что добилась своего. - Там есть ещё один, более сложный, чем моральные принципы, что-то связанное с детьми, но это уже не важно, да и я сама толком не знаю ничего. Так что, как говорится: не суди, да не судим будешь.
  
  5.
  
  Два дня ушло на облёт Большого материка и не дало никаких результатов. Надо возвращаться. Оги всё больше приходил к выводу, что полёт свина к землянам был отвлекающим манёвром. Манора не совсем сумасшедшая и не стала бы так рисковать своей жизнью. Это равносильно самоубийству, а если так, то не легче ли это сделать, не выходя со станции?
  Подозревать людей в заговоре и сокрытии смотрителя станции у него не было никаких оснований. Во время их поисковой операции, земляне полностью выполняли все его требования, не препятствовали в осмотре всех помещений экспедиционного городка. Посещая палаточные точки, он нигде не заметил фальши. Скорее наоборот, узнав, что пропал кто-то из макки, люди всячески рвались помочь и искренне переживали. Оги, понимал, что он недостаточно изучил землян и мог не распознать обмана, но и повода усомниться у начальника охраны не было. Надо возвращаться на Тёплый. Тем более что корабль завтра должен стартовать обратно на Глори.
  Оги, распрощавшись с землянами, отдал команду возвращаться.
  На исследовательской станции макки продолжались поиски Маноры, но надежда таяла с каждым днём. Если бы она просто заблудилась, то давно сама дала какой-нибудь знак. Значит, дело гораздо серьёзней. Фурк первый день был в ярости и срывался по любому поводу, но постепенно привыкал к мысли о потери жены, становясь просто мрачным. Он сидел в комнате Маноры и ни с кем не контактировал, исключая Лулика. Всех остальных это устраивало, так как лишний раз встречаться со спесивым хока ни у кого не было желания.
  По прибытии Оги, в капитанской рубке корабля собрался небольшой совет. Капитан настаивал на плановом отбытии корабля, Лулик просил ещё задержаться на пару дней.
  - Не вижу смысла нарушать график, - возмущался капитан. - С меня там тоже спросят о причине задержки. Повод, конечно, веский, но от нас пользы не так уж много. Лишняя пара рук и глаз, вот и всё. Корабль не имеет своих свинов и поисковой аппаратуры. Так что, я принимаю решение завтра стартовать.
  - Насколько я понимаю, Фурк летит с вами. Следовательно, я остаюсь за смотрителя, - Лулик обречённо вздохнул, откинувшись на спинку стула. - По крайней мере, пока не найдётся Манора.
  Оги развел руками, а про себя довольно улыбнулся. Манора была неплохой смотритель, но Лулик его устраивал ещё больше. Доктор вечно возился в своей лаборатории и не вмешивался в дела станции. Не то чтобы Оги рвался к власти, но ему было приятно ощущать себя на верхней ступени, руководить всем процессом сразу.
  - Вы ещё надеетесь найти её живой? - капитан в сомнении покачал головой.
  - Я всегда надеюсь на лучшее, -Лулик встряхнул головой, провёл ладонью по голове, приглаживая непослушную шерсть за ушами. - Оги, проверьте, чтобы все материалы, подготовленные к отправке, были загружены на корабль, оповестите отбывающих о том, что корабль стартует по расписанию. Выполняйте. - Оги удивлённо навострил уши, но кивнул и поспешил удалиться. ѓ- Капитан, вы успели пополнить запасы? Если нет, то обратитесь к Оги или Кросу, они вам помогут. А сейчас, проводите меня к корабельному врачу.
  Медицинский отсек находился на той же палубе, что и каюта капитана. Корабельный доктор отсутствовал на месте, так что Лулику пришлось подождать, пока его вызовут. Молодой запыхавшийся макки прибежал через пару минут. По сведениям, полученным от Фурка, Лулик знал, что он тоже хока, молодой, только недавно получивший вторую степень в области медицины и практически не имевший практики за плечами, однако в рекомендациях наставники оценивали его, как исключительно талантливого и знающего своё дело специалиста.
  Шальная мысль поменяться с ним местами мелькнула в голове Лулика. Но, окинув взглядом молодого парня, он только вздохнул, понимая, что свою ношу надо нести самому.
  - Закрой дверь и включи конфиденциальный режим.
  Пока корабельный доктор возился у двери, Лулик занял его кресло, оставив молодому коллеге стул.
  - На корабле есть препарат ХК-03Ф?
  Парень на минуту растерялся, но быстро взял себя в руки:
  - Я не видел, но я и не заглядывал в спецблок. По инструкции данный препарат должен находиться там под моим генетическим замком.
  - Достань, я его заберу к себе.
  - Но так нельзя, я отвечаю за него, я не могу...
  - Можешь. У вас есть на борту беременная хока?
  - Нет, но мы ожидали...
  - Да, ожидали, но этого не случилось. Завтра корабль стартует без неё. Так что можешь спать спокойно, а препарат оставить мне на тот случай, если Манора найдется. Понимаешь?
  - Но ведь надежды найти её живой практически нет.
  - А вдруг? - Лулик пристально уставился на молодого коллегу. - Ведь мы с тобой давали клятву и, сам понимаешь, что значит нарушить её, ѓ- глаза парня округлились, а шерсть на голове смешно вздыбилась клочками. - Я вижу, ты меня понял. Доставай.
  Доктор подошёл к скрытому стенному сейфу, несколько минут повозился с замком, дверца сдвинулась, открывая доступ к ряду баночек и коробок. Он выбрал две пластиковые коробки и поставил их перед Луликом.
  - Вы только составьте акт приёма препарата, - спохватился корабельный доктор.
  - Обязательно. Не волнуйся, у меня нет желания подставлять тебя. Скорее наоборот. Хм, дело в том, что я давно не практиковался в акушерстве и немного подзабыл сроки. Когда учился, то запоминал как считалку, но годы берут своё, и память давно не та, да и просто подстраховаться не мешает. Ведь так?
  - Да, конечно, - молодой собрат облегчённо заулыбался. - Я тоже знаю эту считалку, сейчас всё вам напомню...
  
  Возвращаясь в свой кабинет, Лулик прижимал коробку к груди и про себя в который раз повторял древнюю считалку. Теперь его не так уже пугало появление Маноры после того, как улетит корабль. Почему-то он был уверен, что она жива, хоть это и противоречило здравому смыслу. Впереди у него есть месяц, главное повторять считалку, и не сорваться, чтобы не записать её. От этой мысли мурашки пробежали по спине, заканчивая свой бег на кончике хвоста. Ведь за такое можно лишиться жизни, а это не входит в планы Лулика.
  Остаток дня и всё следующее утро весь персонал станции и экипаж корабля готовились к отлёту. Небольшой прощальный совместный ужин, да тихие посиделки в общем зале. Остающимся на станции было грустно, они понимали, что завтра снова останутся своим маленьким коллективом, снова впрягутся в работу. Экипажу же не терпелось вернуться на Глори. Экзотика нового мира хороша только в первые дни, потом тянет домой с большей силой. Фурк ушёл на корабль сразу после ужина. Сухое прощание с доктором - вот и всё, на что он расщедрился.
  Гул стартовавшего корабля ещё долго стоял в ушах макки. Казалось, вокруг замолчали все насекомые, перестала шелестеть листва, отдавая пальму первенства величественной машине. Постепенно макки расходились по своим делам. Жизнь снова входила в привычную колею.
  
  Глава 3.
  
  1.
  
  
  Погода начала портиться. Задул северный ветер, гоня по небу тяжелые облака, предвещая осенний дождь. Марина скомандовала сборы, пора возвращаться в городок. Манора весь прошедший день в основном лежала, отсыпалась, набиралась сил. Земному врачу сложно было определить состояние макки, тем более в период беременности. Слишком мало она знала о физиологии иной расы. Она украдкой поглядывала за подругой и видела, что та нет-нет, да скривится или приложит руку к животу. Впрочем, ребенок уже большой, мог просто толкаться и ворочаться, причиняя неудобства маме. Всё же лучше побыстрей вернуть её на Тёплый от греха подальше. Марина ещё вчера предлагала вызвать кар, но Манора отказалась, мотивируя, тем, что их корабль всё ещё на Фабуле.
  И вот сегодня он стартовал, брат мимоходом упомянул об этом при очередном сеансе связи. Теперь им оставалось только выйти на открытую местность и дождаться кара. Земные машины, в отличие от свинов, не могли зависать, а для нормальной посадки у озера не было места.
  Палатка сложена, костер залит, вещи в рюкзаках. До ближайшей поляны идти часа три. Немного- если идти по дороге, но достаточно - если пробираться через опасный лес. Стас привычно занял место впереди, за ним Манора и Марина замыкающей. Вокруг непривычно всё затихло, очевидно, зверьё спешило спрятаться от надвигающегося дождя. Лишь шелест листвы, да редкий стрекот местных кузнечиком - вот и всё.
  Люди старались идти по звериным тропам, но иногда приходилось сворачивать с них и пробираться через заросли до очередной, подходящей по направлению тропинки. Говорить особо не хотелось, да и неудобно, когда идешь друг за другом, да ещё и на расстоянии метра. Марина полностью погрузилась в свои мысли. О чём она думала? Да так, обо всём понемногу. И о брате, и о доме, оставшемся на Земле, и про странных макки, а ещё под руку, точнее под мысли, попался и Стас, такой молодой и наивный, но добрый и порядочный. Что-то ещё вертелось в её головке, но посторонний звук разогнал обрывки мыслей. Марина притормозила, прислушиваясь: 'Кхы-кхы-кхы' - раздалось чуть ли не у самого плеча. Ужас пробежал мурашками по спине, выходя наружу холодным потом. В голове бешено заколотили молоточки, заставляя проснуться и заработать серые клеточки.
  Женщина резко повернулась, автоматически вскидывая оружие и направляя его в сторону предполагаемого противника. До этого чахотку ей приходилось видеть только в виде чучела или на снимках. Сейчас это инопланетное чудовище смотрело прямо ей в глаза, явно готовясь к прыжку. Она судорожно вдавила курок, заставляя смертоносные лучи вырваться наружу. Чахотка повалился набок, так и не успев сделать прыжок. Женщина безвольно опустила руки, выронив оружие. Подоспевший Стас оттолкнул её, заслоняя собой, но поверженный хищник уже не подавал признаков жизни.
  - С тобой всё в порядке? - обернулся он к Марине, предварительно выпустив ещё один заряд в голову чахотки.
  Та утвердительно кивнула, всё ещё не спуская глаз с чудовища.
  - Ты молодец, быстро среагировала и не растерялась. Ещё чуть-чуть и он бы прыгнул. Парни обзавидуются такому трофею. Вот же чудовище! Как он подкрался так незаметно? Я его вообще не видел и не слышал, а ты, Манора?
  Только сейчас Стас обратил внимание на макки. Она сидела на траве, скорчившись и закрыв глаза.
  - Ты испугалась? - Он подскочил к Маноре, но остановился, не зная, что делать дальше. - Марина, что с ней?
  Взволнованный голос Стаса вывел доктора из ступора. Она уложила девушку на спину и попыталась привести её в чувства. Манора слабо застонала и рефлекторно потянулась к животу.
  - О господи! - прошептала Марина, - Она рожает. Черт! Вызывай кар, объясни всё, пусть нас пеленгуют и идут с носилками. Потом ставь палатку.
  -Куда?! - Стас повертел головой в поисках свободного от деревьев места, безнадёжно махнул рукой и включил рацию.
  Марина распаковала матрас и, пока тот надувался, доставала из рюкзака всё, что может ей пригодиться. Манора снова застонала и пролепетала что-то на своём языке.
  - Потерпи, девочка, иду уже. Ничего, как говорит Николай: прорвёмся. Дитё, боюсь, не спасу, а вот за тебя поборемся. Ты, держись, давай, и помогай мне...
  Земной врач как могла в силу своих знаний и интуиции, пыталась принять роды у представителя чужой расы. Манора то была в сознании и всячески помогала ей, то снова впадала в беспамятство.
  Стас тем временем вырубал площадку, размахивая мачете, как заправский лесоруб. Палатка встала кривовато, но это лучше, чем ничего, тем более что дождь обещался всё же пойти. Отпугиватель давно помигивал, давая землянам надежду на безопасность. Стас осмотрелся, прикидывая, что он ещё может сделать, и его взгляд наткнулся на лежавший труп чахотки. Он оттащил убитого зверя подальше от их вынужденного места стоянки, затем развел небольшой огонь. Пламя костра успокаивало, грело, а его отблеск поможет ребятам быстрее найти их. Стас то и дело поглядывал на Марину, не решаясь ей мешать и в тоже время готовый подскочить по первому зову на помощь. Он нервничал и одновременно злился на то, что не в силах ничего поделать в сложившейся ситуации, это раздражало его больше всего. Он ходил кругами, залезал на дерево, высматривая помощь, поддерживал огонь и всё это только для того, чтобы не сидеть просто так, когда девчонки сражаются за жизнь. Правда, его нервные обходы не прошли даром, Стас вовремя заметил подползающего к палатке слизня-кровопийцу. С остервенением он расправился с ним, вымещая всю свою злость на инопланетном создании.
  Тихое попискивание донеслось до слуха парня. Он подошёл поближе к Марине и заглянул ей через плечо.
  - Иди ближе, - кивнула ему доктор, - на, держи.- С этими словами она протянула ему что-то маленькое, всё в бурой шерсти и пищащее.- Укутай в полотенце и неси в палатку. Потом возвращайся, отнесём и Манору туда, а то дождь нам совсем не в помощь.
  Только сейчас он заметил, что пошёл мелкий моросящий дождь. Стас поискал глазами полотенце, одной рукой удерживая теплый лохматый комочек, другой расправляя полотенце на коленке. Наконец, маленькая макки была кое-как укутана и уложена на походное ложе в тёплой палатке. Обессиленная малышка уже не пищала, а погрузилась в сон. По крайней мере, Стас так подумал. Убедившись, что ребёнок не упадёт, он поспешил к Марине.
  Манора лежала в беспамятстве. Марина, обтирала её тёплой водой, а на лбу макки лежал холодный компресс.
  - Как она?
  - Спроси что-нибудь полегче. Давай отнесём её отсюда. Ей нужен покой, тепло и питьё. Сейчас уложим её, и я сварю отвар их трав.
  Они осторожно взялись за концы надувного матраса и потихоньку перенесли макки в палатку. Малыш тяжело дышал, но, главное, был жив. Марина покачала головой, вздохнула и вышла варить лечебный отвар.
  - Почему ты не дашь ей лекарство? Я знаю, у тебя с собой всегда есть что-то?
  - Я не могу. По двум причинам: первая - я не знаю, как тот или иной препарат подействует на иных, и вторая - это противоречит межгалактической конвенции, то есть может быть приравнено к экспериментам над разумными существами без их согласия. Не будь первой причины, я бы плевала на вторую, но... Я действительно могу навредить, а не излечить. Так что, лучше я заварю проверенные, местные травы, о лечебных свойствах которых точно знаю от самих же макки и от наших первооткрывателей.
  Дождь то стихал совсем, то снова заводил свою заунывную мокрую песню. Марина напоила Манору тёплым лечебным напитком, после чего та погрузилась в тяжёлый сон. Доктор сидела возле них, поглядывая то на маленькое создание, укутанное в полотенце, то на больную.
  Скоро уже должны появиться ребята из городка. Стас подбросил ещё веток в огонь и накинул капюшон дождевика на голову - дождь опять усилился. Из-за потрескивания веток в костре, он не сразу уловил звуки приближающегося отряда людей.
  Сквозь ветки показался оранжевый дождевик Семёна, за ним мелькнул неприметный камуфляжный плащ Олега и уже потом, выделяясь грузной фигурой, сам Николай Васильевич. Замыкающего Стасу пока видно не было. Он поспешил им на встречу.
  - Уф, - пыхтел начальник городка, - забрались в самые дебри, до вас еле пробрались. Другого места не могли выбрать? А то сюда ни кару не долететь, ни порядочному человеку не дойти. Где Марина?
  Но она сама появилась из палатки, встречать помощь. Николай Васильевич сразу взял её под руку и буквально втолкнул обратно вовнутрь, закрывая за собой полог. Бегло оглядев макки, он повернул сестру к себе и зашептал:
  - Теперь слушай сюда. Вы случайно наткнулись на Манору. Она была в плохом состоянии, ты оказала ей первую помощь и всё. Ясно? - Марина кивнула головой. -Хорошо. Как она? Я надеюсь, ничего страшного?
  - Пока не знаю. Надо бы глорийского врача - я ничего больше не могу сделать. И ребёнок. Тут я вообще бессильна.
  - Хм, - Николай Васильевич склонился над малышом, - как щенок, только шерсть не естественная, ну, не собачья.
  - Конечно, это всё-таки макки, и он недоношенный и слабенький. Я понятия не имею, всё ли у него в порядке или есть какие-то отклонения. Когда принимала роды, думала только о том, что бы спасти Манору, но он оказался крепким, пока живёт.
  - Так, об этом вообще молчи. Со Стасом я тоже поговорю. Не хватало нам конфликта с соседями. Чёрт, Марина, зачем ты всё это затеяла? Головы совсем нет на плечах? Вроде умная баба, но порой такие глупости делаешь, что ни в какие ворота не влезут. Ладно, прорвёмся. Надо переложить их на носилки и поспешить на кар.
  - Подожди. Пока нельзя. У неё только-только остановилось кровотечение. Надо дать ей ещё часик покоя.
  - Как скажешь, только скоро начнёт темнеть.
  Николай Васильевич вышел из палатки. Как раз Стас заканчивал рассказ о том, как Марина пристрелила чахотку. Олег сразу оживился и захотел снять с трупа трофей на память, но вопросительно оглянулся на начальника.
  - Идите, идите, - отмахнулся он, - мы здесь задержимся на час, так что пока развлекайтесь. Стас, ты покажи им зверя и вернись ко мне, поговорить надо.
  
  Через час Марина дала добро на переход к ожидающему их кару. Манору аккуратно перенесли на носилки, а малыша Марина несла сама на руках, прижимая его к себе. Благо, что один, что второй были невелики ростом и мало весили. Если б не узкая тропа и мешающие ветви деревьев и кустов, идти можно было и быстрей. Но приходилось то и дело расчищать дорогу, чтобы можно было пронести носилки.
  К кару подошли уже в полной темноте. Теперь осталось совсем чуть-чуть, и они дома.
  
  2.
  
  
  Всю ночь земной доктор возилась у постели Маноры и маленькой макки. К утру Марина решилась напоить малышку разбавленным молоком. Было видно, что ребёнок слаб, но вполне здоров, чего не скажешь о его маме. Она всю ночь металась в лихорадке и только к утру уснула более-менее спокойным сном.
  Марина сама валилась уже с ног от усталости. Взглянув на своих пациентов, она решила, что может выйти попить чай и позвать кого-нибудь себе на смену - ей просто необходимо поспать хотя бы часик.
  Она вошла в свой кабинет, включила чайник и посмотрела на часы - через два часа завтрак. В животе забурчало и жутко захотелось горячий бутерброд с сыром и колбасой, но идти за ним в столовую сил никаких не было. Она обречённо порылась у себя в ящиках стола и выудила оттуда пачку сухого печенья. Неожиданная находка устало приподняла уголки её рта в некое подобие улыбки. Пискнул чайник. Она потянулась за кружкой, когда входная дверь тихонько щёлкнула, и в кабинет заглянул Николай Васильевич.
  - И мне налей, - по его воспалённым глазам было видно, что он тоже ещё не ложился.- И лучше кофе.
  Он тяжело опустился на соседний стул, взял из рук сестры кружку и, обжигаясь, сделал глоток.
  - Что-то макки не торопятся за Манорой, по времени уже должны быть здесь, - Марина обмакнула печенье в кружку с чаем и потом откусила размякший край.
  - Хм, я их ещё не вызывал, - он угрюмо уставился на остатки кофе в кружке.
  - Как?! Ты с ума сошёл! Я тут из сил выбиваюсь, Манора на грани жизни и смерти, а ты даже не пошевелился!
  - Не кричи. Я ждал, чтоб ситуация определилась. Представь, мы бы их вызвали, они прилетели, а их смотритель уже того, вместе с дитём. И доказывай тогда, что это не мы её убили. А это пахнет межрасовым конфликтом. Вот я и подумал, что если макки умрёт, то мы отнесём их обратно в лес и сделаем вид, что случайно наткнулись на их тела и ничего поделать уже не могли. Естественно всё зафиксировать камерами, чтобы снять с землян подозрение. Так что не кричи, а скажи лучше как они?
  - Ну, ты... - Марина от возмущения так и не подобрала слов, безнадёжно махнула на брата рукой.- Ладно, делай, как знаешь. Они уже лучше. Я думаю, самое опасное уже позади, по крайней мере, у Маноры. За малышку ничего конкретно сказать не могу - я не педиатр, тем более не глорийский педиатр. Так что иди и вызывай врача с Тёплого, пока не поздно.
  - Не командуй, начальник здесь пока ещё я. Уверена, что выживут?
  - Нет, если ты не поторопишься.
  - Хорошо, иду. Теперь последнее: ты сможешь уговорить Манору, чтоб она подтвердила нашу версию?
  - Я так понимаю, ты что-то придумал?
  - Ничего особенного, - пожал плечами Николай Васильевич, - только то, что они сами еле живые вышли к нашему городку под утро, а мы сразу же оповестили Тёплый. Собственно и всё. Пойдёт? Договоришься с ней?
  - Договорюсь.
  - Вот и славно, - он отодвинул пустую чашку. - Сейчас связываюсь с макки, и за завтраком делаю инструктаж нашим, а ты поспи часок-другой, я разбужу Ольгу и пришлю сюда...
  Марина смотрела, как брат под скрип стула тяжело поднялся и, бормоча себе под нос свой же план действия, направился к выходу. Ей стало жалко его, ведь это она втянула их во все эти неприятности. А если и правду разразится скандал? Ему придётся отвечать в первую очередь. Она в который раз уже за последние сутки тяжело вздохнула и покачала головой. Затем доела надкушенное печенье, выдавила последнюю каплю чая на язык и вернулась в палату к больным.
  
  Свин плавно опустился на площадку. Начальник экспедиционного городка землян с другими сотрудниками станции встречали прибывших. Николай Васильевич с неподдельной тревогой на лице и страданием в голосе, ещё раз рассказал маккам о том, как утром нашли обессилевшую Манору с ребенком на руках. Он первым делом проводил доктора в медблок, где их встречала Марина.
  - Где она? - шерсть у Лулика торчала во все стороны, а кончики ушек нервно подрагивали.
  Марина молча указала на дверь в палату и поспешила следом за ним.
  Манора уже час как проснулась. Её напоили травяным отваром и чуть ли не силой впихнули немного фруктового пюре. Когда вошёл Лулик, она слабо улыбнулась ему. Доктор окинул всё вокруг, остановился взглядом на ребёнке, сморщил нос, но, взяв себя в руки, повернулся к Марине.
  ѓ- Расскажите, что вы с ними делали.
  - Ничего, я знаю законы. Мы просто дали ей отвар из трав, состав я вам покажу, а малыша напоили водой с небольшим содержанием молока. Вот и всё.
  - Где использованный перевязочный материал? - Лулик снизу смотрел на Марину, но ей казалось, что он сверлит её своими большими глазами насквозь.
  - У неё нет ран. Я просто обтерла их обоих от грязи влажными дезинфицирующими салфетками.
  - Хорошо, спасибо. Теперь оставьте меня одного.
  Земной врач только пожала плечами и вышла из палаты. Лулик подсел к кровати Маноры и взял её за руку.
  - Зачем? Ты чуть не погибла, и как результат - преждевременные роды. Когда это случилось? Я должен знать точно.
  Манора прикрыла глаза и удовлетворённо улыбнулась сама себе. Она видела, как нервничает её врач, как он напуган, значит, есть причина, и это не касается её здоровья.
  - Три или четыре дня назад, - я потеряла счет времени, - соврала она и украдкой наблюдала за его реакцией.- Девочка жива? Ты осмотрел её?
  Лулик тяжело поднялся и подошёл к боксу с ребёнком. Манора краем уха уловила его невнятное бормотание, что-то типа: уж лучше б она умерла...
  - Ребёнок должен жить! - твёрдо произнесла она.
  - Ты не понимаешь, три дня... слишком поздно... - бормотал он, тем не менее тщательно осматривая малышку, - ...вот если б, но... пропущено две дозы... нет, поздно... глупая, какая же ты глупая! Как я смогу теперь...
  Если бы не слабость и не тревога за жизнь дочери, Манора сейчас прыгала от радости, ведь ей удалось, и без помощи земля! Она даже не предполагала, что так всё просто, что надо только рожать вне стен привычных клиник. На Глори никто такого даже и предположить не мог! За неделю до срока, женщину-хока кладут в клинику, и уже выходит она оттуда через три недели после рождения малыша. Там их тщательно обследуют и наблюдают за первыми днями жизни младенца. Это всё казалось ей раньше настолько естественно и правильно, что не вызывало никаких вопросов. Потом, насколько она знала, ещё два раза в год малыша-хока приносят в клинику на всестороннее обследование. Конечно, Манора не исключает того, что детей реально осматривали специалисты, но уже и не сомневалась, что эти визиты служат для того, чтобы ввести очередную дозу отравы в кровь хока. Какая же она была дура! Ведь все их врачебные тайны лежали просто на поверхности. Но чтоб понять это, надо выйти из привычной среды, окунуться в другой мир, в другую систему. И ей это удалось. Теперь она точно знает, что делать, теперь она будет иметь ещё детей, и мальчиков и девочек. Её хока будут свободны и счастливы.
  - Можешь себя поздравить, - голос Лулика вывел её из приятных размышлений, - девочка вполне здорова. Слабенькая, худенькая, но без патологий и вполне жизнеспособна. Через пару месяцев ничем не будет отличаться от других детей, при нормальном уходе. Хм, - Лулик вздохнул и тихо добавил, - нормальных детей макки, но не хока. Манора, тебе лучше отказаться от неё. Ты молодая, родишь ещё. Поверь, так будет лучше.
  - Нет. Это окончательный ответ.
  - Ты не понимаешь, на что ты её обрекаешь. Ведь если среди хока узнают, что она не... Её сделают изгоем, она будет выброшена и из клана хока, и макки её не примут. Ты это понимаешь?!
  - А ты не говори никому. Пусть это будет наша маленькая тайна. Договорились?
  Доктор покачал головой и прижал ушки. Больше не говоря ни слова, он принялся за осмотр Маноры. Придя к выводу, что они обе вполне транспортабельны, Лулик дал команду на взлёт.
  Николай Васильевич уже вертелся возле них.
  - Соседи, я надеюсь, мы расстаемся друзьями? Поверьте, люди крайне обеспокоены сложившейся ситуацией. Мы готовы всегда прийти на помощь макки. И в дальнейшем можете рассчитывать на нашу помощь и содействие.
  - Представители планеты Глори выражают свою благодарность нашим друзьям, землянам, за оказанную помощь нашим соплеменникам, - Оги демонстративно по-земному поклонился стоящим вокруг людям и поспешил закрыть свин.
  Посвистывая и переливаясь, макки исчезли в небе Фабулы.
  - Нда, надеюсь, что всё обошлось, - Николай Васильевич заложил руки за спину и покачался на пятках. - Ладно, прорвёмся! Что там у нас сегодня на обед?
  
  3.
  
  Манора сидела за своим столом, перебирая отчёты и сводки за последнее время. Дел накопилось много. В период её отсутствия и болезни временный смотритель совсем не уделял внимания станции. В результате - отставание от графика исследований и жалобы на Оги, который слишком любит завинчивать гайки. Она вздохнула и потянулась, разминая затёкшую спину, но почувствовав, что этого не достаточно, встала из-за стола и подошла к окну. На станции шла своя обычная жизнь. Под самыми окнами мелькнул Лулик. Она успела заметить только спину, так как тот уже вошёл в дом. В дверь постучали, и доктор показался в проёме.
  - Заходи, - кивнула она ему, и рукой указала на стул.- Как Сина?
  Лулик не торопился с ответом. Он поискал глазами кувшин с соком, налил себе полный стакан и уже после этого, со стаканом в руке, сел на предложенный стул. Доктор был спокоен. Манора обратила внимание на то, что нервозное состояние, в котором находился тот в последние дни, наконец-то покинуло его. Она удивилась столь резкой перемене, но в то же время искренне порадовалась за доктора. Лулик спокойно сделал пару глотков и повернулся в сторону Маноры.
  - С Синой всё будет нормально. Я пришёл сказать, что можешь, если хочешь, конечно, забрать её из бокса к себе.
  - Не говори глупостей, конечно хочу!
  - Как знаешь, - в голосе Лулика сквозило безразличие.
  - Что-то случилось? - Маноре становилось не по себе от непривычного спокойного тона доктора.
  - Отнюдь. Всё просто шикарно! Ты сделала то, что и хотела, я сделал всё, что мог, так что, всё отлично. Следующий корабль привезёт нового смотрителя, ведь они считают тебя погибшей, твой муж возможно уже обзаведётся очередной женой, а Фабула так и будет висеть камнем на шее макки. А мы с тобой, да и все остальные здесь присутствующие, так и останемся отбросами и неудачниками.
  - Не говори ерунду. То, что мне придётся со следующим кораблём покинуть планету, это понятно. Но при чём здесь все остальные? Почему отбросы и неудачники? Что за глупости ты несёшь?
  - Это не глупости, это жизнь, - он снисходительно посмотрел на Манору. - Ты молодая ещё, многого просто не видишь. Почему я здесь? Да потому, что стал стар и ослаб памятью. Ты ведь знаешь, что лечить хока может только хока, а всё, что касается нас, нельзя записывать, всё исключительно по памяти. Так что... На Глори я стал бесполезным врачом хока, а лечить только макки, увы, у меня не хватило мужества и отрешенности, я слишком самолюбив, - Лулик сделал паузу и добавил, - был. Про тебя и говорить нечего, сама знаешь, какой бардак в твоей голове. Теперь возьмём Оги. В самом расцвете сил, не глупый, чего, спрашивается, его понесло сюда? Да всё то же болезненное самолюбие и жажда власти. Крос - панически боится брака, сюда сбежал подальше от родственников и потенциальных невест. Вуди не повезло с внешностью, она пропустила все сроки найти мужа и родить детей, так что ей одна дорога к нам, на Фабулу. Кади - вдова, дети погибли, на Глори её ничего не держало. Брокси, единственная среди всех здесь присутствующих, просто фанатка своего дела, что тоже ненормально. Мурка бросила жена и забрала детей, Сирик вообще сирота, с минимальным образованием, словом, если посмотришь внимательно личные дела каждого, то сама придёшь к такому же выводу. Фабула - место для изгоев. Ненужной планете - ненужные макки. У тебя ещё был шанс вернуться и зажить новой жизнью, если бы не Сина. Так что, и тебя ждёт нелёгкая жизни среди простых макки, будучи хока. А меня там ждёт... Впрочем, не стоит об этом, - отмахнулся он, допил сок и встал, направляясь к выходу. - Уже поздно, устал я что-то. После ужина можешь забрать Сину.
  Он ещё что-то хотел сказать, но махнул рукой и вышел из комнаты. Манора была подавлена. Во многом Лулик прав, она это чувствовала, но так не должно быть! Надо что-то сломать в этом мире, надо что-то делать...Она упала на кровать и уткнулась лицом в одеяло. Слёзы полились по щекам. Надо что-то делать.
  
  Она спустилась на ужин одной из последних. Все уже вовсю гремели посудой и болтали о прошедшем дне. Лулика в столовой не было. Манора без особого аппетита проглотила свою порцию и сразу отправилась в лечебное отделение за дочерью. В её комнате всё давно было готово для ребёнка, и она только ждала разрешения врача перевести дочь из бокса к ней.
  В медицинском отделении привычно пахло лекарствами. Она позвала доктора, но тот не отозвался. Манора заглянула в смотровую, затем в стерильный отсек. Сина спала в боксе, время от времени морща носик или шевеля ручкой. Манора потянулась к ребёнку, но остановилась, решив, что нехорошо вот так забирать её без последних наставлений Лулика. Она заглянула в соседнее помещение, а затем в кабинет врача. Лулик лежал ни диване, неестественно запрокинув голову. Возле него на полу стоял пустой стакан. У Маноры бешено заколотилось сердце, и похолодели ладони. Она опустилась возле него и попробовала нащупать пульс, но, увы, было уже поздно. Она вызвала Оги и осмотрела его стол. Всё аккуратно прибрано, документация в своих ячейках, записи все подписаны, всё чётко и педантично. Только последние слова сияли на экране: 'Я сам'. И всё.
  Едва войдя, Оги всё понял сам. Она только кивнула на записку, и отвернулась к стенке, чтобы начальник охраны не видел набежавших слёз.
  - Уходите, я со своими ребятами обо всём позабочусь. Пожалуй, стоит объявить всем о случившемся, чтобы не сеять слухи.
  Манора кивнула и поспешила выйти из кабинета Лулика.
  
  Станция осталась без врача. Тело Лулика после торжественного прощания и традиционного обрезания стег, отправили в утилизатор. На Глори для умерших существуют специальные утилизаторы, но здесь пришлось использовать обычный бытовой. Всех потрясло самоубийство Лулика, все знали, как он был помешан на эликсире бессмертия, что никто даже и предположить не мог, что он способен на такое. Исследовательская станция гудела ещё не один день. Но всё рано или поздно стихает, всё забывается. Лишь Манора носила тяжесть в своей груди, понимая, что она явилась причиной ухода из жизни старого доктора.
  
  4.
  
  Отшумели встреча и проводы корабля с Земли. Проводили домой пятерых старожилов, встретили новичков. Разгрузили хранилища научных трудов, загрузили складские помещения. Получили весточки от родных и близких, поплакали, поумилялись, погрустили, порадовались и потихоньку отложили всё это на второй план.
  Осень вовсю распоряжалась природным материалом. Всё чаше лили дожди, всё холоднее становился ветер, всё меньше листвы на деревьях. Длительные работы в поле практически свернули. Никому не хотелось торчать в палатке весь день, пережидая очередной дождь. Всё больше народу толкалось в городке.
  Заканчивался ужин. Марина сидела за одним столом с братом, и молча попивала тёплый, невкусный чай.
  - Что-то ты в последнее время мрачная ходишь. Не заболела? - Решился прервать молчание Николай Васильевич, щедро намазывая кусок хлеба вишнёвым джемом и запихивая его в рот.
  - А чему радоваться? Посмотри, как мы здесь живём - тоска. И не мне одной, всем здесь уже давно стало скучно и противно. Каждый вечер кто-нибудь обязательно напивается, возникают ссоры, и, как ты и сам знаешь, не обходится и без драк. Визит корабля и появление новеньких чуть-чуть развеяли это болото, но скоро всё вернётся в ту же колею. Мы деградируем, и ты в их числе.
  - Ну вот, и мне досталось ни за что, ни про что.
  - Не скромничай, твоё браконьерство тому доказательство. И не надо так фальшиво округлять глазки. Думаешь, я не догадалась, что Олег не сам по себе этим занимается, а под твоим чутким руководством. Нет, надо что-то делать, - Марина глотнула чай, поморщилась и отставила кружку в сторону. - Пойдём ко мне, я заварю нормальный чай, посидим, поговорим по-семейному, как в старые добрые времена.
  Начальник городка не стал возражать сестре.
  Чай Марина заваривала мастерски. У неё всегда были нужные травки, добавки и куча разнообразных сортов чая. Пока заварка настаивалась, она достала чашки, конфеты и печенье.
  Николай Васильевич с комфортом развалился в кресле, выудил конфету из вазочки и повертел её в руках, затем решив, что одну конфету он всё ещё может себе позволить, развернул её и опустил всю целиком в рот. Блаженство отразилось на его круглом лице.
  В окно застучали капли дождя. От этого в теплом помещении стало ещё уютнее и по-домашнему. Марина разлила чай по кружкам, и сама опустилась в соседнее кресло.
  - Хорошо, - попробовав горячий напиток, констатировала она. - Теперь в продолжение нашего разговора. Помню, ты сам мне объяснял, что Фабула не нужна землянам, что мы здесь, скорее, из политических соображений. Ведь так?
  - Так. И что?
  - Давай пошлём всех к чёртовой матери и займёмся действительно делом. Ты посмотри на наших учёных - они же изнывают от тупой рутины. Всех уже тошнит от никому не нужных листиков и жучков. Всем интересно изучить тюленоидов, их быт, их социальную систему, если она есть, наладить элементарный контакт, в конце концов. И наши ещё не в курсе про ири. Это же вообще бомба замедленного действия! Макки сами могут не справиться, надо объединить усилия!
  - Стоп, стоп, - остановил он сестру, видя, что та распаляется не на шутку.- Всё это правильно, но у нас запрет на исследование тюленоидов. Наши политики ещё не выработали план совместных исследований и не определили зоны ответственности между нашими расами. Мы не имеем права, это потянет за собой массу неприятностей, причем межрасовых. Ты это понимаешь?
  - Понимаю, - Марина довольно улыбнулась. - Я это и хочу, послать всех наших умников подальше. Но, - Марина жестом остановила уже начавшего возражать брата, - совместно с макки, точнее вместе с Тёплым материком. Понимаешь? Надо объединить усилия и начать нормальную научную работу, а не имитацию бурной деятельности и не отвлекаться на слежку друг за другом.
  - Ты ненормальная.
  - Да, Коль, я сошла с ума. И если что-то не предпринять, то сойду с ума окончательно, а ты попадёшь в тюрьму за свои фокусы.
  - Вот молодец! А за эти твои фокусы, можно подумать, я не попаду в тюрьму?
  ѓ - Всех не посадят, - отмахнулась Марина. - А если что, я буду тебе передачи носить.
  Николай только покачал головой, откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, сцепив ладони на лбу. Марина долила ещё чаю.
  - Хватит мне этой воды, - приоткрыв один глаз, возмутился мужчина. - У тебя нет ничего покрепче?
  Доктор снисходительно хмыкнула и принесла из шкафчика початую бутылку коньяка и бокал.
  - Ну вот, другое дело, - обрадовался начальник, наливая себе коньяк. - А макки как на это смотрят?
  - Пока не знаю, я ни с кем не говорила. Оставила это для тебя. Надеюсь, уговорим.
  - Хм, у нас сейчас зима на носу, так что наши с удовольствием отправятся на Тёплый. Пусть лучшие ботаники займутся ири. Теперь о тюленоидах. На побережье стоит законсервированный катер и пара глубоководных скафандров. Увы, ничего лучшего нет, и это у нас не совсем законно. Если катер нам удалось официально включить в перечень оборудования, то про скафандры макки не знают. Хм, а что, можно попробовать. Всю зиму мы работаем на Тёплом, а в мёртвый сезон все переберёмся к нам. Так, уговорила. Теперь осталось уговорить макки. Без них наша авантюра будет уж совсем авантюрной.
  - Я люблю тебя!
  Марина бросилась брату на шею.
  Не откладывая в долгий ящик, на следующий день Николай Васильевич с Мариной и Стасом вылетели на Тёплый.
  
  На Тёплом пришёл самый благодатный сезон: исчез изнуряющий зной, с сухим постоянно дующим ветром, отцвели опасные ири, а на фруктовых деревьях созрели сочные плоды. Полевой сезон на глорийской исследовательской станции был в самом разгаре. Сотрудники исчезали с утра и только к вечеру возвращались домой.
  Манора была рада гостям. Она соскучилась по Марине и просто по другим лицам, пусть и земного образца. То, что прилетает сам начальник, её удивило и немного взволновало. Потом она решила, что это просто жест вежливости после недавних событий. По-хорошему, это она должна была посетить землян и лично ещё раз поблагодарить их за свое спасение. Но, сначала здоровье не позволяло сделать этого, потом забота о Сине и обо всей станции, постоянно вынуждали откладывать протокольный визит. И вот земляне пожаловали сами.
  Огромная по меркам макки фигура Николай Васильевича, первой показалась из кара, за ним легко выскочила стройная Марина с развевающимися на ветру длинными русыми волосами, которые ей постоянно приходилось рукой убирать с глаз. Последним, закрыв за собой кар, показался высокий, загорелый Стас. Он первый раз посещал станцию макки и с любопытством озирался по сторонам. Манора кивнула Мурку, и тот сразу потащил Стаса на экскурсию. Остальных гостей смотритель пригласила к себе. Там она приготовила фрукты и напитки, и там же стояли диваны, на которых землянам более-менее удобно было сидеть. Естественно, первым делом разговор зашёл о здоровье, о дочке, Манора упомянула о смерти Лулика.
  Николай Васильевич не вмешивался в их женский трёп, но и не мешал, понимая, что это всё только на пользу дела. Он пододвинул поближе к себе тарелку с фруктами, залитыми сладким сиропом, пересыпанные то ли орехами, то ли просто пряностями, а может и тем и другим, но это было не важно, так как оказалось очень вкусно. Съев половину тарелки, мужчина усилием воли оторвался от лакомства, краем сознания понимая, что это всё должно быть очень калорийно. Запив сладкий вкус кисловатым напитком, он кашлянул и внушительно посмотрел на сестру. Марина поняла всё с полукашля.
  - Ну ладно, мы об этом ещё поговорим с тобой, - начала она переводить разговор в нужное им русло. - Мы с братом вообще-то по делу прилетели.
  - Догадываюсь, - улыбнулась Манора, - что не только фруктов поесть. Так что у вас?
  Николай Васильевич крякнул, ещё дальше отодвигая манящую тарелку, и повернулся к смотрителю.
  - У нас к макки деловое предложение. Только давай договоримся так, если мы не находим общий язык, то всё останется между нами, - он вопросительно посмотрел на Манору, и та понимающе кивнула. - Хорошо, - продолжил он. - Мы предлагаем объединить наши с вами усилия и начать полномасштабные исследования мест обитания тюленоидов, с выходом на контакт, ну и со всеми вытекающими из этого последствиями. Параллельно, бросаем лучших специалистов на разгадку тайны ири и, возможно, предотвращение смертоносного влияния данного вида на животный мир Фабулы. Если коротко, то это всё. Нужно время на обдумывание или ты готова сразу дать ответ?
  - Сразу, - глаза Маноры сияли, а кончики ушек слегка подрагивали от удовольствия. - Приступим к разработке плана совместных действий?
  Марина рассмеялась и обняла подругу. Николай Васильевич слегка опешил от столь поспешного решения, что не сразу нашёлся что сказать.
  - Манора, ты уверена? Ты понимаешь, что мы идём на нарушения соглашения? Отдаёшь себе в этом отчёт? Мне бы просто не хотелось, чтобы ты принимала поспешное решение.
  - Всё в порядке, Николай Васильевич, я всё понимаю и осознаю всю тяжесть ответственности, которая ляжет на меня. Просто, я сама уже неделю вынашиваю подобный план. Вы просто немного меня опередили.
  - Фух, вот оно как. Опять с Маринкой сговорились и теперь дурачите меня!
  - Да нет, Коль, - Марина невинно захлопала глазками, - честное слово, не сговаривались. Манора, подтверди!
  - Она не при чём, - вступилась девушка, - Это скорее заслуга покойного Лулика, он ткнул меня носом в наше бесполезное здесь существование, сказал, что мы все здесь неудачники и никчемные отбросы общества. Но я не хочу! Я твёрдо убеждена, что начинать что-то ломать в системе надо с себя. А там и другие подтянутся. Не могу с уверенность сказать, что весь состав сотрудников станции пойдёт на нарушение. Но половина будет точно со мной. Нам, здесь живущим, по сути, терять нечего. Так что, не сомневайтесь, Николай Васильевич, мы с вами.
  - Ну, тогда скрепим наш бунтарский союз рукопожатием, - он протянул Маноре руку. - Теперь можно обсудить и план.
  
  Почти целый день земляне провели у макки. Уже поздно вечером, уставшие, но довольные вернулись в городок.
  Марина под впечатлением долго не могла уснуть, ворочаясь с боку на бок, и прокручивая в голове намеченный план совместных работ. Только к утру её мозг, взбунтовавшись на хозяйку, просто отключился, давая ей хоть немного отдохнуть.
  Николай никогда ещё за последние десять, а может и больше дет, не чувствовал себя таким молодым. Он готов был утро начать с пробежки, сесть на диету, углубиться в учебники и научные статьи, составить смету на предполагаемую морскую экспедицию, да мало ли ещё дел, которые он готов с лёгкостью и, главное, с радостью сделать. Сделать, но завтра. Сегодня он уже был не в состоянии, его организм отвык от потрясений и от всплеска адреналина, и бог весть чего ещё. Опустив гудящую голову на мягкую подушку, он тут же погрузился в здоровый сон.
  Манора, проводив землян, пробежалась ещё раз по составленному предварительному плану совместных исследований. Набросала тезисы завтрашнего своего выступления перед всеми сотрудниками станции, оповестила всех о предстоящем совещании, заполнила журнал. Покончив с делами, она наконец-то смогла уделить время Сине. Она с нежностью смотрела на маленькое создание. Первый клочковатый бурый пушок уже полностью сошёл с тела, уступая место шелковистой светлой шёрстке. Стеги ещё не оформились, ушки совсем крохотные и плотно прижаты к головке. Манора погладила дочку по спинке и выключила свет - пора спать и ей.
  
  Глава 4.
  
  1.
  
  Катер не торопясь рассекал волны залива, пытаясь выйти в открытый океан. Водной экспедицией руководил Николай Васильевич, а Манора осталась на Тёплом, организовывать масштабное изучение ири. В помощь людям макки выделили трёх своих сотрудников и, что самое главное, батискаф. Как оказалось, не только у землян, но и у макки имелось запрещённое оборудование. Батискаф был малогабаритный, на двух макки, так что два человека туда уже не поместятся. К тому же он был рассчитан всего на три, максимум четыре часа подводных работ. Но обладал достаточной глубоководностью. Последнее, как утверждали учёные обеих рас, не потребуется, так как, по их наблюдениям и логичным рассуждениям, тюленоиды жили на мелководье.
  Готовясь к экспедиции, составили карту подводного рельефа, нанесли известные места нерестилища тюленоидов, а также места, где были замечены их массовые появления. По полученным данным выходило, что имеется пять подходящих точек, где может селиться местная разумная раса. Отправными точками стали близость к материку и местам нерестилища, а также относительная мелководность. Вот к одной из таких точек на карте и плыл катер с сотрудниками обеих рас.
  Николай Васильевич стоял на верхней палубе, подставляя свое красное лицо ветру. Ему было нехорошо. Это постоянное покачивание неприятно отражалось в животе. Марина дала какую-то таблетку, и ему даже стало легче, но дискомфорт остался и, что самое противное, абсолютно не хотелось есть. А это его раздражало. Он любил с удовольствием время от времени пожевать печенье или какой-никакой бутерброд. А сейчас он стоял и подставлял лицо ветру, не зная, чем занять свободное время.
  Техники возились с приборами, проверяя, смазывая, закручивая, словом, готовили всё к работе. На кухне командовала Марина. При совместном проживании с макками, люди старались больше есть рыбные и овощные блюда, оставляя себе только супы на мясных бульонах, и макароны 'по-флотски'. Впрочем, макки не настаивали на диете людей, но никто не хотел специально дразнить соседей.
  Николай Васильевич всматривался в водную даль. Только волны катились навстречу катеру и больше ничего. На Фабуле по каким-то странным обстоятельствам практически не было островов. Несколько небольших скальных островков стояло в непосредственной близости к материкам и всё. Океан был пуст. Ученые объясняют это тем, что острова когда-то были, и это видно по рельефу дна, но по каким-то причинам, уровень мирового океана поднялся и затопил их, оставив открытыми только два материка. Когда это произошло и по какой причине, предстояло ещё выяснять. Сейчас они плывут к одному из таких затопленных 'островов'.
  - Ну, что там? - Марина так тихо подошла, что он вздрогнул от её слов.
  - Вода, - пожал он плечами.
  - Как самочувствие?
  Он снова пожал плечами и скривился.
  - Не надо было тебе с нами плыть, - она сочувствующе покачала головой. - Мы тут и без тебя бы справились.
  - Нет уж! Если мне потом за всё это отвечать, то я хочу быть к этому и причастен. Ладно, прорвёмся. А вот тебе бы следовала сидеть в городке, как единственному врачу.
  - Да ну, - отмахнулась Марина, - скучно, надоело. Я лучше на кухне поработаю, всё больше от меня пользы.
  Марина облокотилась на перила и вздохнула полной грудью:
  - Хорошо, люблю морской воздух. А здесь он пахнет не только йодом, но и ещё чем-то специфически-пряным. Не чувствуешь?
  Николай повёл носом.
  - А разве это не маккское варево пахнет?
  - Нет, на кухне совсем иной запах. А этот я давно учуяла, только на берегу он смешивается с запахами трав и цветов, поэтому не так заметен. Кира говорит, что это местная морская растительность источает такой аромат в период массового роста.
  - Надеюсь, это не родственники ири? А то, может, меня от них мутит?
  - Не говори ерунду. Скажи лучше, мы скоро на место прибудем?
  Николай Васильевич посмотрел на свои часы.
  - Минут через тридцать. Но ты так спросила, словно мы в порт прибываем. Разницы никакой не будет, вокруг всё та же вода, только катер встанет на якорь.
  - Зато начнутся первые погружения в мир тюленоидов, - улыбнулась Марина. - Ведь интересно, как они нас встретят, пойдут ли на контакт?..
  - Или закидают камнями, - пробурчал начальник. - Иди-ка, подготовь свои инструменты, чтоб если что - всё было под рукой.
  - Пессимист, - вздохнула доктор, но ушла выполнять приказ руководства.
  
  Подплывали. В воде пару раз мелькнули тёмные силуэты, а в остальном всё вокруг было спокойно, в том числе и океан. Ардо перешагнуло через зенит, но до сумерек времени оставалось предостаточно. В первый день решено было сделать пару пробных погружений в скафандрах, осмотреться, а уже по итогам решать, оставаться на этом месте или пройти ещё дальше.
  Стас и Марат облачались в неповоротливые скафандры. Остальные крутились вокруг них, пытаясь помочь, но количество помощников не превращалось в качество.
  Марат пошёл первым, за ним спустился в воду Стас. Кира поспешила к мониторам, а остальные ещё какое-то время всматривались в воду, пытаясь рассмотреть людей.
  Передаваемое подводными камерами изображение не отличалось повышенной чёткостью. Ребята опускались вниз и одновременно поворачивали направо, делая круг. В объектив попала стайка мелких колючих рыбок. Мелькнула чья-то тень, но сам объект остался за кадром. Потом Стас засмотрелся на тёмный шар, который неподвижно висел в воде, слегка пульсируя. Что это такое, растение или животное, пока было непонятно. Стас протянул к нему руку, но передумал и оставил странный шар в покое.
  Водолазы по спирали прочесали всё под катером, но ничего интересного не заметили. Погружение закончилось без потрясений к огорчению многих, но к радости руководства. После ужина опять засели за карты, решать, куда плыть утром. Спорили много. Кира предлагала ещё задержаться в этом районе, кто-то говорил, что надо идти дальше на юг, а Крос утверждал, что надо искать тюленоидов западнее, в районе подводной гряды. Он утверждал, что если раса действительно разумная, то у них должны быть убежища, а это легче всего сделать в изрезанном рельефе или в зарослях подводной растительности, следовательно, на мелководье.
  - Чушь! - возмущалась Кира. - Они крупные животные, им нужен простор, в том числе и глубина. А норы, как раз таки и не обязательны. Мы ничего не знаем про их образ жизни, кроме того, что они два раза в год приходят на побережье откладывать яйца и потом пару недель, после появления мальков, охраняют их. И всё! А если у них период жизни - одна кладка? Им тогда просто не до строительства.
  - Позвольте теперь мне возвратить вам ваше 'чушь', - Крос стоял вплотную к Кире и огромными глазами смотрел на неё снизу вверх, заложив руки за спину. - Раса, живущая всего год, а то и меньше по вашему предположению, не успела бы придумать оружие и сигнальные трубы. Согласен, у них может и не быть дома, но склад, мастерская, и какое-то подобие школы должно быть. Разве не так, коллега?
  Кира фыркнула, но не нашла что возразить глорийскому ученому.
  - Хорошо, - подытожил Николай Васильевич, - идём на запад к вашей гряде. Предлагаю идти малым ходом, спустив параллельно батискаф. Крос, вы готовы к спуску?
  - Конечно! Только нам пока не удалось перевести получаемые записи с наших камер на ваши мониторы, формат не тот. Поэтому всю полученную нами информацию можно будет просмотреть только после нашего возвращения. А вот аварийный сигнал мы со Стасом сделали. Так что готов включиться в работу.
  - Договорились. Всем отдыхать, но не забываем каждый про своё дежурство.
  Николай Васильевич, вздохнув, поднялся с жесткого пластикового стула, прислушался к своему животу, и, прихватив со стола бутерброд с сыром, ушёл к себе в каюту. Его дежурство начнётся в четыре утра, есть время немного поспать.
  
  2.
  
  Утро встретило просыпающихся ласковыми лучами Ардо и лёгким теплым ветерком. Катер мерно покачивался на волнах, голубое безоблачное небо обещало приятный день. Николай Васильевич только сдал своё дежурство, но спать не хотелось. Он спустился в кают-компанию выпить кофе, а если удастся, то и позавтракать.
  Марина уже хозяйничала на кухне, загружая продукты и выбирая меню на завтрак. Она кивнула брату и продолжила свои манипуляции. Он не стал её отвлекать, так как его взгляд наткнулся на открытую пачку пряников, да и чайник пискнул, извещая о готовности напитка. Промурлыкав что-то себе под нос, мужчина с аппетитом откусил половину засахаренного пряника и запил глотком горячего кофе. Утро сразу показалось ещё приятнее и веселей.
  Постепенно в кают-компанию заходили сотрудники экспедиции. Кто-то сонный и всклокоченный, кто-то явно после бодрящей зарядки и холодного душа. Комната наполнилась голосами и звоном посуды. Начался второй день плавания.
  
  Спуск батискафа прошёл штатно. Вуди и Крос мелькнули в иллюминаторах подводного аппарата и плавно исчезли в волнах. Cтраховочный, а скорее информационный, трос потихоньку разматывался, возвещая о спуске батискафа, а катер малым ходом двинулся на запад. Что там происходит внизу, люди узнают только после возвращения макки на поверхность. Сейчас они могли только следить за водной гладью и ждать.
  Николай Васильевич нервно ходил по палубе. Его напрягала неизвестность и ответственность за чужих учёных. Один несчастный случай и всё, скандал обеспечен. Измерив шагами не один раз весь катер, начальник решился уйти с палубы и в каюте подождать новостей.
  Впрочем, новости не заставили себя долго ждать. Едва он успел задремать, как его разбудил сигнал подъема батискафа. Их немногочисленная команда высыпала на палубу.
  Вуди и Крос, явно довольные, выбирались из батискафа.
  - Ну, что там? Как всё прошло? Тюленоидов видели? Есть запись?.. - Неслось со всех сторон.
  Вуди в растерянности вертела головой, не зная, на что и кому отвечать.
  - Спокойно! - вмешалась Марина. - Дайте им хотя бы перевести дух. Идите в кают-компанию, - она решительно подтолкнула Вуди к двери. - А ребята достанут всё оборудование, и мы все вместе просмотрим запись, а вы с Кросом нам прокомментируете, если есть что, конечно.
  - Есть немного, - улыбнулся Крос, помогая ставить на подзарядку подводный аппарат. - Сейчас, одну минутку.
  
  В кают-компании стало тесно. Катер землян был маловат для пяти землян и трёх макки, но никто не жаловался. Марина, не спрашивая, плюхнулась брату на колени, на что тот стал ворчать.
  - Терпи. Сам виноват, что занимаешь двойной объем, - зашипела она ему в ухо в ответ на его незаметные щипки в бок.
  Мурк повозился ещё немного у экрана и наконец-то пошла запись.
  - В первые минут двадцать ничего интересного вокруг не было, - начал рассказ Крос, - так что я перемотаю дальше. Ага, ну тут появились рыбки, вон там видите, один очень любопытный экземпляр, и теперь внимание на левый край экрана, так мы заметили первого тюленоида. Чтобы не спугнуть, мы лишь немного приблизились к нему.
  Марина во все глаза всматривалась в тёмную фигуру аборигена. Его грациозные движения завораживали, а вот костяной нарост вдоль спины выглядел угрожающе. Абориген явно заметил неизвестный объект и остановился, рассматривая его. Затем он поднёс ко рту рог и очевидно издал звук.
  - К сожалению, снимали без звука, - объяснила Вуди, - шум двигателя всё равно всё заглушает. Но в следующий раз надо попробовать просто выдвинуть микрофон подальше от аппарата и сделать запись, а потом посторонние шумы убрать.
  Тюленоид покружил вокруг батискафа, не подплывая ближе. Он двигался всем телом, только руки прижимал к груди. Марине он не понравился. Что-то неприятное было в его облике, даже злое. Она постаралась отогнать это ощущение, внушая себе, что и люди для тюленоидов тоже не красавцы.
  Скоро к первому морскому обитателю присоединились ещё трое. Причем у двоих приплывших в руках были заострённые палки, или что-то на них очень похожее. Они то переглядывались между собой, то осматривали подводный аппарат. Потом трое начали подплывать ближе, выставив копья. Чем ближе они подплывали, тем трудней становилось понять, что там происходило.
  - Здесь аборигены подплыли практически вплотную, - пояснил Крос, - и я услышал сильный удар по обшивке. Вуди следила за ними через монитор, а я непосредственно в иллюминатор. Так скажу честно, мне стало не по себе. Я понимал, что батискаф копьём не пробьешь, но их мускульная сила впечатлила. Не знаю, как люди, а макки для них будут, как для нас кукси. Так что не хотелось бы мне иметь в их лице врагов. Но я отвлёкся. Когда мужская особь в очередной раз проплыла мимо нас, я встретился с ним взглядом. Возможно, я себе и нафантазировал, но в его взгляде было и удивление, и ненависть. Мне показалось, что он не ожидал увидеть здесь именно нас. Хотя, это всё мои домыслы, рано еще о чем-то говорить. Лучше смотрите сами.
  Тюленоиды ещё какое-то время покружили вокруг, снова попробовав обшивку аппарата на прочность, и уплыли, причём именно в том направлении, куда двигался их катер.
  На экране воцарилась водная пустота, изредка прерываемая косяком синих рыб или проплывающими водорослями. Пару раз мелькнули тёмные тени, и вырывались пузырьки воздуха. Батискаф начал подъем. Больше ничего интересного в записи не было.
  - Мне показалось, что они общались между собой, - Марина обвела всех взглядом.- Жалко, звука нет.
  - Конечно, общались, - кивнула Вуди. - Раз они разумны, следовательно, должны как-то передавать друг другу информацию. Вот насчет звукового общения - сомневаюсь. Скорее это жесты и мимика. Рёв ракушки только сигнал сбора или опасности, то есть на тот случай, когда надо оповестить всех, кто есть поблизости. И мне кажется, что они его даже и не слышат, а улавливают колебания.
   - Ну, это спорный вопрос, - вмешался Крос, - требующий ряда наблюдений и экспериментов.
  - Понятно, - подытожил Николай Васильевич. - Будем считать, что мы движемся в правильном направлении и надо продолжать погружения, с целью сбора первичной информации. Кто следующий?
  - Предлагаю пройти ещё немного в сторону подводной гряды и спуститься в скафандрах,ѓ- Стас даже вскочил со стула, намереваясь запрыгнуть в скафандр прямо сейчас. - Можно попробовать наладить первый визуальный контакт и показать, что мы с миром пришли. Кто со мной? - он посмотрел на Марата, а потом на Киру, те в свою очередь подняли руки. Марина тоже было подняла, но Стас только отмахнулся от неё.
  -Значит Стас и Кира, - утвердил начальник. - Пока катер подходит на нужную точку, всем обедать и проверять снаряжение. Всё, разошлись по делам.
  
  Два человека по очереди ушли под воду, оставляя за собой только круги на воде и пузырьки воздуха. Камеры показывали всё, что делается в пределах объективов, установленных на шлемах скафандров. Глубина под катером составляла не больше двадцати метров - они вплотную приблизились к подводной гряде. Яркое Ардо хорошо освещало прозрачные воды океана, позволяя камерам делать довольно качественную съемку.
  Практически сразу после спуска промелькнуло несколько фигур тюленоидов. Кира и Стас держались вместе, и не торопясь отплывали от катера, постоянно вертя головой во все стороны, давая возможность оставшимся наверху людям и макки осмотреться вместе с ними. Всё дно покрывал толстый ковёр шевелящихся бурых, зелёных и жёлтых водорослей, плавно покачивающихся под струями подводного течения. То и дело мелькали рыбёшки разных размеров и цветов, кто-то кого-то хватал, кто-то от кого-то прятался, словом, вокруг бурлила обычная жизнь.
  Кира попыталась потрогать одно ромбовидное мохнатое создание, смотревшее на них любопытным глазом. Загадочное существо вздрогнуло и резко перевернулось на сто восемьдесят градусов, демонстрируя людям ещё два широко раскрытых глаза и внушительную челюсть с кривыми зубами. Женщина тут же отдёрнула руку и поторопилась удалиться от инопланетной рыбки.
  Стас замедлил движение - им навстречу плыли три тюленоида. Впрочем, за этими тремя уже спешили другие, причём половина из них были вооружены. Кира подняла руки и развела их в стороны, Стас последовал её примеру. Они оба улыбались за стёклами шлемов, но было непонятно, видят и понимают ли это морские обитатели. Тюленоиды окружили их. Неизвестно, как Стасу с Кирой, но всем находящимся на катере стало страшно. Средний рост тюленоидов приблизительно два метра, а у особо выдающихся доходит и до двух с половиной. Костяной гребень, внушительная мускулатура и ненависть в глазах, всё вместе внушало ужас. Стас попробовал приблизиться к аборигенам, жестами всячески пытаясь высказать свои мирные намерения, но, увы, язык его жестов явно отличался от языка подводных жителей. Два копья с разных сторон метнулись в его сторону. Кира успела оттолкнуть Стаса, и одно пролетело мимо, но второе всё же задело его в плечо. Он схватился за торчащее копьё, а Кира схватила его за пояс и устремилась вверх.
   Николай Васильевич со скоростью, с которой он давненько не бегал, выскочил на палубу и включил срочный подъем водолазов, загудел мотор, натянулись тросы. Вслед за ним выбежала Марина с чемоданчиком в руках. Крос и Марат спускали лодку и спешили на подбор появившихся людей. Несколько спин тюленоидов мелькнуло у самой поверхности воды, лодку тряхнуло, но современный сплав не поддался примитивным копьям. Стаса вытащили первым, за ним подняли Киру. Копьё во время подъема выпало из плеча парня, и из раны хлестала кровь. Кире тоже досталось - копьё задело ей ногу. Осмотрев бегло её рану, Марина, только отмахнулась: 'До свадьбы заживёт!' и велела ребятам наложить повязку, пока она занимается Стасом.
  - До какой свадьбы?! - криво, сквозь боль, усмехнулась Кира, - Я уже девять лет как замужем.
  - Значит, до розовой свадьбы, - успокоил её Николай Васильевич, - накладывая повязку на рану.- Теперь в каюту - постельный режим. Да, Вуди, принеси, пожалуйста, ей что-нибудь вашего, тонизирующего.
  Марат отнес женщину в каюту, Вуди исчезла на кухне, а Николай Васильевич с макками остался на палубе. Он был собран и расстроен одновременно. Крос и Мурк по-хозяйски стали собирать разбросанное снаряжение и приводить палубу в порядок, смывая водоросли и кровь за борт. Катер несколько раз тряхнуло, и по обшивке застучали копья. Вокруг то и дело мелькали спинные наросты тюленоидов.
  - Надо уходить отсюда от греха подальше, - вздохнул начальник экспедиции и, поймав одобрительный кивок Кроса, поднялся в рубку.
  Заурчал мотор, и земляне поспешили покинуть негостеприимных подводных жителей.
  За ужином стояла гнетущая тишина. Марина прооперировала Стаса и пообещала, что с ним всё будет в порядке. На его счастье копьё выпало не сразу и задержало кровотечение. И главное, аборигены не применяли или не применили никаких ядов. Кира тоже выпала из работников. Рана хоть и не серьёзная, но и ей надо время на заживление. Николай Васильевич посмотрел на оставшийся и без того немногочисленный состав сотрудников морской экспедиции.
  - Какие будут предложения, коллеги? - он в основном обращался к макки, так как понимал, что ни он, ни Марина особой пользы в научном исследовании не принесут. Остаётся только Марат и они, макки.
  - Увы, - начал Крос, - подводный мир интересен, но мы ему не интересны. Могу предположить, что нас и дальше ждёт точно такой же приём. То есть мы рискуем жизнями и теряем технику. Батискаф трудней испортить, но и он уязвим. Думаю, надо подходить к тюленоидам по-другому, но как - пока не знаю. Надо думать, анализировать, обрабатывать имеющиеся данные...
  - Да нечего обрабатывать, - разозлился Марат, - только ведь начали, и что, возвращаться ни с чем? Я считаю, надо продолжить. Предлагаю завтра спустить батискаф у самой гряды и заснять всё, что только можно. Ведь нас засмеют, если узнают, что мы убежали, даже толком не попробовав.
  - Нас проклянут, если мы потеряем людей или макки! - осадил его Николай Васильевич. - Между прочим, в батискафе будут они, а не ты.
  - Могу и я, - щёки Марата раскраснелись, а руки непроизвольно сжались в кулаки.
  - Тихо, спокойно, без глупых подвигов, - улыбнулась маленькая мохнатая Вуди, ласково погладив парня по руке. - Мне тоже жаль, что так всё произошло, жаль ваших людей, и обидно, что так ничего толкового мы и не узнали. Но идти второй раз вот так напролом считаю глупым. Они не понимают наш язык жестов, поэтому надо найти иной подход к ним. Возможно подарки или, наоборот, демонстрация нашей силы. Надо подумать.
  - Это хорошая мысль, о подарках, - подхватил Николай Васильевич. - Что мы им можем дать?
  Все задумались. Марина как обычно уставилась в чашку, пытаясь там найти ответ, Марат откинулся на спинку стула и просто ушёл в себя, Крос сморщил нос, а Мурк наоборот приподнял уши и тяжело задышал. Все прокручивали в голове, что же у них есть. Продукты - не подходит, техника, оборудование - не работает в водных условиях, одежда - вообще бред. Тогда что? Знания, но его вот так просто не покажешь, не продемонстрируешь.
  - А если не подарок, а помощь? - Марина наконец-то оторвала взгляд со дна кружки. - Ну, если мы для них что-то сделаем? Вот только что...
  - Марина, ты умница, - обрадовался Крос. - И не страшно, что сейчас мы с вами не придумаем точных действий, это можно сделать и потом, сообща, проанализировав всю имеющуюся у нас информацию о тюленоидах. Главное сейчас - выработать стратегию поведения, найти нужный подход. Поэтому, считаю, что нам надо возвращаться. Но, - поднял он руку, останавливая возмущения Марата, - предлагаю пожертвовать одной камерой и запустить её на ремонтном роботе в сторону предполагаемого места обитания аборигенов. Как вам такое предложение, коллеги? С утра запустим, запишем всё и тронемся домой. А?
  Все переглянулись.
  - Вот и договорились, - подытожил довольные взгляды и улыбки своих подчинённых Николай Васильевич.
  
  На следующий день, потеряв камеру и ремонтный робот, но записав ещё с час информации о тюленоидах, катер поспешил на Тёплый материк к исследовательской станции макки.
  
  3.
  
  В центре западного материка раскинулся полевой лагерь биологов. Яркая высокая палатка землян стояла бок о бок с низеньким зелёным шарообразным походным домом глорийского происхождения. Среди кустарников и зарослей ири примостились землеройная машина, лёгкий кар и свин. Под непромокаемым навесом раскинулась кухня, чуть поодаль блестели солнечные батареи, собирая щедрые лучи ардо и направляя их на нужды пришельцев.
  Заканчивался очередной день раскопок, поисков и сборов информации. Потихоньку возвращались уставшие и запылённые люди и макки. Дежурные по кухне суетились у плит, накрывали столы. Как ни странно, но здесь не было никаких споров и разногласий. Так получилось, что из землян согласились поработать на Тёплом Катерина и Света, которые особо не заморачивались по поводу меню и могли неделями жить на овощной пище, а сопровождавший их единственный мужчина Семён, когда совсем надоедали рагу и салаты, молча открывал мясные консервы и, не привередничая, проглатывал их вперемешку всё с теми же овощами. А вот что касается работы, то по вечерам частенько возникали споры и жаркие дискуссии.
  Семён вышел из палатки, потягиваясь и разминая затёкшие мышцы спины. В свои тридцать с большим хвостиком лет, кандидат биолого-технических наук успел обзавестись дряблыми мышцами, скособоченной спиной и впридачу лысиной на макушке. От постоянного сидения за компьютером раздалась попа, и раз в год приходилось корректировать зрение. Но он не обращал на все эти мелочи внимания, сейчас его интересовали только загадочные ири. Весь день Семён просидел у приборов, не отвлекаясь на обед и отдых. Сейчас в животе бурчало так, что слышно было не только ему, а и всем вокруг. Глаза покраснели и слезились, но он был явно доволен.
  За общим столом тут же под навесом уже сидели Катя, Брокси и Манора. Ветер тёплым лёгким дуновением изредка залетал в импровизированную столовую, принося аромат местных трав и унося аппетитный запах приготовленной пищи.
  Семён, навалив полную тарелку тушеных овощей, стал интенсивно работать ложкой, не отвлекаясь от приятного для него процесса. Катя хмыкнула, но не стала вредничать и привычно подначивать его.
  - А знаете, - утолив первый голод, Семён довольным взглядом окинул присутствующих, - мне кажется, что я нашёл, где спрятан ключик к этим созданиям. Только я вам пока не скажу, сырое всё ещё.
  - Ой, какие мы важные, - фыркнула Катя. - Нечего тогда и начинать говорить, если результата нет.
  - Есть, но не до конца убедительный, а я не хочу зря сеять надежду.
  - Ага, а сейчас ты что делаешь? - Катя от возмущения развела руки в сторону и захлопала глазами. - А! Поняла - выпендриваешься. Ну-ну...
  - Я не выпендриваюсь...
  - Тихо, - вмешалась Манора, - спокойно. Катя, я считаю, что Семён имеет право сомневаться, от этого и недоговаривает. Однако со своей стороны предложу поделиться своими идеями с другими специалистами. Как у вас говорят: одна голова - хорошо, а две - лучше. Так?
  Семён утвердительно кивнул в ответ, но продолжать разговор не стал. Брокси посмотрела на Катю, но та только пожала плечами.
  - Вот чем дольше я изучаю ири, - решилась продолжить тему Брокси, - тем больше восхищаюсь. Какими знаниями надо обладать, чтобы создать такое чудо? Если две достаточно цивилизованных, вышедших в космос расы не могут понять, как это получено и как теперь это остановить. Ни облучение и ни химикаты его не берут. Нет, наверняка, на ранних стадиях созревания, когда эта зараза только попала на планету, можно было что-то сделать, но сейчас, когда его корневая система опутала весь материк, это просто нереально. Система воспроизведения, защиты и перераспределения просто уникальна.
  - Теперь представь себе ту расу, которая создала ири, - Манора отставила пустую тарелку и серьёзно посмотрела на биолога.
  Брокси округлила глаза и навострила ушки.
  - Они гении биологии, - прошептала она.
  - Угу, - кивнул Семён, - причем достаточно высокотехнологичные, если смогли прилететь сюда, да ещё и заразить планету, точнее материк.
  - А зачем им это? - удивилась Катя. - Для колонизации? Тогда где они?
  - Кто ж знает? - улыбнулась Манора, - Но я бы не хотела с ними встретиться. Так что, Семён, ты уж постарайся, нам нужно научиться бороться с их творениями, и чем быстрей - тем лучше.
  - Да я и так стараюсь, - примирительно улыбнулся он. - Завтра сядем с Кади вместе, покажу ей свои наработки, подумаем. Она приличный генетик, так что сработаемся.
  Катерина презрительно скривила губы, самомнение Семёна её всегда раздражало. Манора, наоборот, довольно улыбнулась, и одобрительно кивнула ему. Она надеялась, что рано или поздно им удастся обуздать чужеродное растение. До очередного цветения остаётся не так много времени, а её дочка ещё мала, и влияние отравляющего вещества в воздухе неизвестно как отразится на её неокрепшем организме.
  
  4.
  
  На Тёплом начался сезон дождей. С неба лились потоки воды, заполняя все трещины и углубления, разливаясь реками, образуя озёра и болота. На Большом бушевала зима. Впрочем, для землян снег и морозы не столь страшны, как для теплолюбивых представителей Глори. Полевые работы отошли на второй план.
  Марина с Николаем Васильевичем собрались на совместное совещание к макки. Можно, конечно, всё обсудить и по рации, но личное общение всегда приятней и плодотворней. Марина суетилась на кухне, выбирая гостинец Сине. Малышку уже оторвали от груди, и она с удовольствием ела фруктовые пюре и соки. Николай Васильевич чинно, не торопясь доедал свой абсолютно не диетический завтрак. Перед посещением соседей он всегда старался наесться впрок свежего, сочного, пряного бифштекса, невзирая на время суток. Марина только покачала головой на обжорство брата, и, прихватив пару баночек пюре и несколько свежих фруктов, вышла из кухни. Запихнув в себя три бифштекса и запив всё это чашкой кофе, начальник, пыхтя и сытно икая, поспешил к кару.
  Лёгкий снежок кружил в воздухе, покрывая дорожку свежим ковром. Следы рифлёных зимних ботинок оставляли чёткий грубый след на белоснежном покрытии. Начальник шумно вдохнул морозный воздух, потом зябко поёжился, потянулся за лежащей в кармане шапкой, но передумал и полез в машину. Вскоре туда же запорхнула Марина. Стряхнув с себя немногочисленные снежинки, она плюхнулась в кресло и пристегнула ремни. Кар медленно начал набирать высоту.
  Над океаном их немного покачало, и пришлось делать крюк, огибая грозовой фронт. Из-за чего немного опоздали, но это было неважно, так как они всё равно планировали остаться у макки на ночь. Сейчас на исследовательской станции из людей был только Семён. Они с Кади так увлеклись странными ири, что он не пожелал возвращаться в земной городок.
  После быстрого, и уже ставшего традиционным, приветствия, люди и макки собрались в кабинете Маноры. Семён, довольный и важный, сидел напротив Николая Васильевича, пытаясь хоть немного выправить свою скособоченную спину и придать своему виду солидность. Марина украдкой улыбалась на его тщетные попытки.
  - Рассказывай уже, не томи ни нас, ни себя, - кивнула ему она. - Или дадим слово Кади?
  - Ну, особо пока и рассказывать нечего, - Семён попытался придать выражению своего лица безразличный вид. - Так, есть небольшие подвижки...
  - Ну-ну, не скромничайте, - перебила его Кади. - Семёну наконец-то удалось пробить защиту иммунной системы ири, а это, знаете ли, было очень непросто. Благодаря этому мы сейчас внедрили модифицированный ген, и вот пока биосистема ири не отвергла его, и даже приняла как своего. Теперь наша задача - ускорить распространение и проверить, не пойдет ли отторжение в целом по всей системе. Не буду вас загружать подробностями и тонкостями, но пока всё довольно оптимистично.
  - Тьфу-тьфу-тьфу, - сплюнул Семён и постучал по своему лбу, на что макки удивлённо переглянулись. - Суеверие, - смущенно отмахнулся он. - Не обращайте внимания.
  - И что вы планируете увидеть в итоге? - Николай Васильевич серьёзно посмотрел на довольного Семёна.
  - В наши планы, прежде всего, входило избавиться от смертоносной пыльцы. Мы сейчас внедряем в систему биоробота 'ири' программу, которая прекратит формирование и выброс пыльцы. Это цель на первом этапе, а уже второй - прекращение обновления системы, что приведёт к постепенному вымиранию ири.
  - Дело в том, - вмешалась Кади, - что уничтожать сразу все ири нельзя, это спровоцирует провал в экосистеме. Они достаточно долго находились на этой планете, что ряд насекомых стал от них зависим. Ну и надо дать время и возможность другим растениям занять освободившееся место. По моим подсчетам, если нам удастся сломать функцию восстановления, то ири спокойно выдержат лет пятнадцать. За это время насекомые найдут себе другие места обитания, и флора материка восстановится если не в изначальном виде, то очень к ней приближённом.
  - Когда будет результат? Я имею в виду, когда не будет смертоносной пыльцы? - Маноре было плевать на флору материка, но не плевать на опасные галлюциногены.
  - Боюсь что-то обещать, но по нашим с Семёном подсчетам, в ближайшем сезоне пыльца ещё будет, однпко в слабой концентрации.
  - Спасибо, Кади, - кивнула Манора, стараясь не показать своего разочарования. - С ири понятно, теперь о тюленоидах. Николай Васильевич, вам слово.
  -Пф, - выдохнул он, подбирая слова, - наши и ваши специалисты пришли к выводу, что подводные обитатели очень агрессивны и сейчас на контакт не идут. Мы потеряли три подводные камеры, были ранены люди, получил значительные повреждения батискаф. Рисковать больше ни техникой, ни людьми, смысла не вижу. Надо искать к ним подход. Вот у Марины появилась мысль. Собственно, с ней мы к вам и прилетели. Пф, это я про мысль, - он насупил брови, понимая, что опять запутался, - ну, и Марину тоже прихватили. Чего молчишь, - он пихнул сестру локтем в бок, - твоя идея, вот сама и рассказывай.
  - Ты так всё пафосно преподнёс, что я и сама растерялась, - улыбнулась она. - Просто мне кажется, что надо показать тюленоидам, что мы с ними хотим дружить и готовы им помогать. Для этого можно начать с их мест кладки яиц. Помните, они всячески пытаются огородить песок ветками, камнями и прочим мусором. А что, если мы сами сделаем ограждение, причем надёжное, чтобы ни один трубач, ни одна чахотка не прошли к месту кладки тюленоидов. А песок, наоборот, очистить от камней и веток. Нам это не сложно, а для тюленоидов строительство преград отнимает массу сил и требует огромной сноровки. Как вы на это смотрите?
  - Неплохо, - кивнул Крос. - Предлагаю начать у вас на Тихой заводи. Туда раньше всего приплывают тюленоиды, как раз где-то дней через пять.
  - Я дам указания Олегу, чтоб продумал систему ограждения, привязал её на местности, - согласился Николай Васильевич. - Макки будут наблюдать за процессом?
  Манора утвердительно кивнул:
  - Да, конечно, у нас много желающих, но пока ещё точно не скажу, кто из них. Трое или четверо прибудут. Выдержите?
  - Куда мы денемся? - улыбнулась Марина. - Вон Семён у вас здесь уже как родной.
  - Это точно, - подтвердила Манора. - Я порой и не замечаю, что он без шерсти, вот только рост ещё выдаёт в нем чужака.
  - Сём, ты хоть пригибайся тогда, - Марина хихикнула, глядя на довольную рожицу парня.
  - Я думаю, - продолжил Николай Васильевич, - вам проще будет и быстрее лететь сразу к Тихой заводи, там разбивать временный лагерь. Так что через четыре дня наши специалисты встретят вас у вас на материке. Манора, мы потом с тобой оговорим список оборудования и материалов, чтоб не пересекались. У нас всё. А у вас?
  - Да, я думаю, можно расходиться, - подтвердила Манора, но многозначительно посмотрела на землянина. - А вас приглашаю ко мне на чашку чая.
  Когда все разошлись, а чай дымился в кружках, смотритель станции опустилась в своё кресло и откинулась на спинку. Она улыбнулась, глядя на возившуюся с Синой Марину, вздохнула одной ей ведомым мыслям и повернулась к землянину.
  - Николай Васильевич, как вы думаете, что нас всех ждёт впереди? У вас есть какие-нибудь сведения о том, до чего наше руководство договорилось? Я имею в виду Фабулу, конечно.
  Мужчина поёрзал на низеньком, но вполне удобном диване, глотнул травяной чай, поморщился и поставил кружку на стол.
  - Что я могу сказать... Да ничего, собственно. У меня нет ни данных, ни слухов. Могу только предполагать. А предположения мои не перспективные. Не знаю как у вас, а нам Фабула в данной сложившейся ситуации не выгодна, и сейчас это ещё политический шаг, но вот-вот, наши с вами отношения выйдут на более высокий уровень, в смысле торговли, и уже надобность в Фабуле отпадёт совсем. Так что, если уж совсем честно, то я ждал предписания сворачивать экспедиции с этим кораблём. Пронесло. Однако следующий прилёт транспортника с вероятностью в девяносто девять процентов привезёт такое предписание. Сомневаюсь, что правительство и дальше будет нас финансировать. Так что, мы почти уже на чемоданах. И всё, что мы тут с вами сейчас 'наисследуем', нужно только нам, да и то, чтоб совсем не опуститься.
  - Да, я это понимаю. У меня если не схожая, то подобная ситуация. Мало того, очередной корабль привезёт сюда нового смотрителя, следовательно, мне нужно будет возвращаться на Глори. Так что я с вами ещё два месяца. Успеем подружиться с тюленоидами? - Манора грустно усмехнулась.- А то неизвестно, как на всю нашу самодеятельность посмотрит новый смотритель.
  -Ну да, понимаю. Мне искренне жаль будет с тобой расставаться, да и Маринка тебя любит. Ладно, чего раньше времени грустить? У нас ещё есть время впереди. А есть что-нибудь кроме вашего чая? - взгляд Николая Васильевича выражал страдание и надежду одновременно.
  Манора понимающе кивнула и принесла бутылку глорийского коньяка, фрукты и печенье. Вскоре к ним присоединилась и Марина, уложившая свою крестницу спать.
  
  
  5.
  
  Сезон дождей в районе Тёплой заводи на южном побережье восточного материка подходил к концу. Время от времени набегали грозовые тучи, и проливались потоками воды, но всё чаще светило Ардо, всё меньше ручьёв стекало к морю. Земляне и макки разбили свой палаточный городок на первой возвышенности у Тихой заводи. Спуститься ниже пока не было возможности - береговая линия всё ещё была подтоплена, и во время дождя потоки воды смывали всё на своём пути.
  Наблюдатели доложили, что разведчики тюленоидов уже несколько раз приплывали к заводи. Их спинные костяные наросты то и дело мелькали в волнах. Руководствуясь данными предыдущих наблюдений, не сегодня-завтра должны приплыть самки для откладывания яиц. Было принято решение, что постройку заграждения надо начать делать на глазах у тюленоидов, чтоб они могли понять и оценить вклад пришельцев. Основная опасность от сухопутных хищников для морских обитателей наступает тогда, когда малыши начинают появляться на свет. К тому времени и планировалось закончить возведение ограды.
  Два дня Тихая заводь кишела тёмными силуэтами и костяными плавниками. Макки и люди старались лишний раз не показываться на берегу, чтобы не вспугнуть тюленоидов. Когда самки покинули побережье, закипела работа. Вскоре ни одно животное крупнее земной кошки не смогло бы проникнуть на песчаный берег. Марина с гордостью смотрела на возведённый периметр. Теперь осталось ждать результата. Наблюдатели отмечали, что их деятельность не осталась незамеченной тюленоидами. Вооружённые своими палками, они то и дело проплывали на мелководье и осматривались.
  Крос запретил кому-либо подходить к кладкам. Они просто смотрели со стороны, но и особо не прятались, давая понять морским обитателям, что готовы идти на контакт.
  На Тёплом наступала пора цветения. Всё вокруг стало ярким и красочным, а воздух наполнился пряным ароматом. Стрекотали, пищали и жужжали многочисленные насекомые, а под ногами шныряли смешные хвостатые полёвки. На побережье остались только наблюдатели, остальные на время покинули палаточный городок и вернулись в городок землян.
  Марина гостила у Маноры. Не имея своих детей, она при малейшей возможности с удовольствием возилась с Синой. Малышка подросла и уже начинала сама ходить ножками. Хотя больше всего она любила лазить по деревьям. Правда, ручки ещё не набрали силы, и её приходилось то и дело ловить, но Сина с упорством возвращалась на свою любимую игрушку.
  - Ваши дети растут быстрей наших, - восхищалась Марина. - Смотри, какая она уже ловкая!
  - Это да, - умилялась в унисон Манора. - Только и живем мы поменьше вашего. Так что неизвестно, что лучше. Хотя, я не жалуюсь, мне достаточно того, что нам отмерила жизнь. Ведь главное как прожить, а не сколько. Ведь так?
  - Да кто же спорит? Вот родила ты это чудо, - Марина кивнула на резвящуюся Сину, - считай, уже жизнь не зря прожила. А лучше ещё парочку таких. А, Манора? - она толкнула её в бок, макки в ответ только улыбнулась и махнула рукой.- Эх, вернусь на Землю и подам заявку на ребёнка. Ну и что, что старая! Ничего, выращу, не хуже других. Ведь так?
  - Да откуда я знаю, как у вас растят и воспитывают детей?- возмутилась макки. - Это уж будь добра без меня решай, я здесь не советчица.
  - Жаль. Давай, после Фабулы, прилетай к нам в гости. Я тебе всё покажу, расскажу. А что? Думаю, что через годик-другой наладят регулярные рейсы, так что, если есть деньги, то можно и слетать в гости.
  - Ладно, - Манора прижалась щекой к плечу Марины, - уговорила, прилечу с твоей крестницей.
  ѓ- Девчонки, я вас люблю!- и она, подхватив одной рукой пробегающую мимо Сину, другой обняла Манору. Сина только радостно хрюкнула и запихнула от удовольствия палец в рот.
  Марина первая увидела спешащего к ним Оги. Он не бежал, но явно торопился. Она поднялась с травы, за ней встала и Манора, не спуская с рук дочь. Начальник охраны что-то быстро доложил Маноре и поспешил дальше. Женщина вернулась к подруге.
  - Пришли новости с побережья, там появились первые вылупленцы, однако тюленоиды в заводь не пришли. Крос обеспокоен. Давай слетаем туда?
  Марина встревожено кивнула в знак согласия, и они поспешили: одна оставить дочь кому-нибудь на попечение, а вторая снять легкое летнее платье и переодеться в походный вариант одежды. Бросив в рюкзак личные вещи и кое-какие мелочи, Марина вышла к стоянке свинов. Олег уже сидел внутри аппарата. Манора заскочила последней. Свин, весело посвистывая, взмыл вверх, улетая к морю.
  Они сделали несколько кругов над заводью на низкой высоте, всматриваясь в прибрежные воды. Но ничего и никого видно не было. Оги высадил женщин у палаток, вернулся на станцию. Крос ждал их в тени под полотняным навесом. На шее у него висел большой бинокль, а вся поясная сумка была забита записывающими и сканирующими приборчиками.
  - Рассказывай, - кивнула смотритель своему начальнику биологического отдела.
  - А что докладывать, посмотрите сами, - он сделал жест, приглашающий пройти всех ближе к морю и, сняв с шеи бинокль, протянул его Маноре.
  Вдоль ограждения, выстроенного людьми и макки, стояли сотрудники, наблюдая, записывая и просто беседуя друг с другом. Практически весь берег был изрыт, и то тут, то там из яиц выползали тёмные фигурки маленьких тюленоидов. Они спешили к воде, перебирая своими маленькими слабыми лапками-руками и помогая плохо сформировавшимся хвостом. Гребня на их спинах ещё не было. Благодаря ограждению, ни один хищник не потревожил малышей. Тёплая волна накатывала на песок и подбирала самых шустрых, унося их с собой и возвращаясь за другими. Всё мелководье кишело маленькими тюленоидами. Обычно в такие дни вход в бухту с моря прикрывали взрослые вооруженные самцы, а мамочки принимали малышей у берега, помогая на первых порах им освоиться и прокормиться. И только после двухнедельного откорма в непосредственной близости от берега, взрослые тюленоиды уводили своих детей в глубину. Так было все эти годы, пока пришельцы только наблюдали за ними издалека. Но не сейчас. Сейчас бухта была пуста. Взрослые особи не вернулись за своими детьми, они просто бросили их. Маленькие беспомощные создания, спасённые пришельцами от сухопутных хищников, становились лёгкой добычей морских охотников или попросту умирали от голода. Возможно, самый сильный и способный и выживет, но сможет ли он самостоятельно найти своих собратьев в просторах океана, оставалось и останется вопросом.
  У Марины покатились по щекам слёзы. Она не могла больше смотреть на это, отдав бинокль Кросу, доктор поспешила к палаткам. Ей было больно, ведь это её идея, значит, и вина за смерть стольких невинных созданий лежит на ней. Забившись в угол, она тихо рыдала, давая эмоциям выход. Когда слёзы закончились, а на душе всё так же лежал камень, Марина вышла из своего убежища.
  Ардо уже спустилось со своего пьедестала, потихоньку собираясь уйти на покой. Марина сощурилась, глядя на оранжевое светило, вдохнула уже привычный аромат весенней Фабулы и подсела за стол к другим макки и людям. Есть не хотелось, а вот горячий чай был весьма кстати.
  Все обсуждали произошедшее. Некоторые рвались помочь тюленоидам, предлагали самим выставить ограждения на море и защитить мальков.
  - А кормить их тоже сам будешь? - в ответ возражала Вуди.
  - Ладно, надо просто успокоиться и забыть про этот, будем считать, несчастный случай, - попытался успокоить накалившиеся страсти Стас.
  Крос вздохнул и покачал головой:
  - Увы, это уже не совсем несчастный случай. Дело в том, что наблюдатели докладывают, что и на других местах кладки тюленоидов отмечаются подобные случаи.
  - То есть? - удивилась Марина, - Ведь мы только здесь стали делать ограждение, ведь так?
  - Так, - кивнул взлохмаченной головой Крос и сморщил нос. - Но те пляжи, где у нас велось активное наблюдение, так же остались брошенными на произвол судьбы. Мы облетели все известные нам места нерестилища тюленоидов, и только отдалённые и неудобные для нас места остались прежними. Там же, где появлялись люди или макки, морские обитатели либо вообще не пришли откладывать яйца, либо бросили своё потомство.
  - Но это ужасно! - У Марины опять заблестели глаза от слёз. - Это же варварство! Как можно бросить своих детей? Не понимаю...
  - Вот и я не понимаю, - подтвердил Крос. - Из чего делаю вывод, что они не так разумны, как мы о них думаем.
  - Или у них совсем иное мировоззрение, - возразил Семён.
  - Не нравится мне всё это, - вздохнула Вуди. - Если они сейчас потеряли столько молодняка, то это какой удар по всему виду! Они должны это понимать. И всё равно пошли на такие жертвы. Зачем ставить под угрозу вымирания всю расу, только для того, чтобы показать нам, что не нуждаются в нашей помощи.
  - А возможно они считают эти места теперь зараженными, или испорченными, - предположил Стас. - Вот и ушли от заразы подальше, устроили что-то типа карантина.
  - Всё может быть, - согласился Крос, - только боюсь, что мы с вами этого уже не узнаем.
  - Почему? - одновременно спросили Вуди и Марина.
  Крос сморщил нос, пригладил шерсть за ушами и, обведя взглядом всех присутствующих, тихо, но твёрдо произнёс:
  - Я, как начальник биологического отдела, отвечающий за исследование животного мира Фабулы, заявляю, а точнее настаиваю на полном прекращении какого-либо вмешательства в жизнь тюленоидов, и даже в течение как минимум года не вести никаких явных наблюдений. В противном случае мы рискуем нарушить естественный ход развития разумных представителей планеты, вплоть до их полного исчезновения. А это противоречит нашим с землянами соглашениям и вообще всем законам космического сообщества.
  Взволнованный Крос не заметил, как перешёл с земного языка на глорийский, а затем снова закончил на земном.
  - Вы всё ещё считаете их разумными? - Марина, прищурив глаз, смотрела на Кроса. - Нет, я уже склоняюсь к мысли, что это просто хорошо организованные животные, не более того. Никто из мыслящих никогда не жертвует детьми, своим будущим. Ладно, если бы это был один, два ребёнка, но в таких масштабах... Они звери, точнее обычные глупые рыбы, действующие исключительно по воле инстинкта. У нас на Земле есть нечто похожее, где есть различные особи, выполняющие строго определённые функции в общей семье, но это не сделало их мыслящими наравне с человеком. Я думаю, мы ошиблись, приняв их за разумных.
  - Марин, ты спешишь с выводами, - остановила её Манора. - Предлагаю всем хорошо ещё раз подумать, и всё взвесить. А пока поддерживаю предложение Кроса и объявляю запрет на все исследование тюленоидов и их мест обитания. С данным предложением я сегодня же выйду на связь с руководством землян и потребую у них аналогичного запрета. Всем отдыхать, а завтра с утра сворачиваем лагерь, убираем все следы нашего здесь присутствия и возвращаемся на станцию.
  Манора, не дожидаясь возражений или вопросов, встала из-за стола и скрылась в своей палатке. Спорить с хока у макки не принято, особенно когда вам дали понять, что это приказ. Крос глубоко задумался, уткнувшись взглядом в стол. Марина вопросительно кивнула Стасу и Семёну. Семён безразлично отмахнулся и ушёл к разведённому неподалёку костру, а Стас только пожал плечами. Марина поёрзала ещё какое-то время на жестком пластиком стуле, пытаясь что-то придумать, но в голове, как и в душе, осталась полная пустота.
  Незаметно стемнело, небо осветилось мириадами звёзд. Весело горел костёр, освещая примостившихся вокруг него молодых сотрудников. Семён выделялся среди макки не только ростом, но и отблесками огня на своих гладковыбритых щеках. Он уже неплохо говорил с макками на их языке и легко влился в их коллектив. Марина не стала им мешать и последовала вслед за Манорой в палатку.
  Весь следующий день разбирали ограждение, собирали оборудование и вещи. За землянами прибыл кар, и они улетели сразу к себе в экспедиционный городок. А вскоре уже ничто не говорило о том, что у Тихой заводи были пришельцы. Только одинокий черный кружок от костра, да примятая трава вокруг.
  
  Глава 5. Заключительная.
  
  На этот раз общее совещание двух рас собралось на Большом континенте в экспедиционном городке землян. Весна уже вовсю поработала, растапливая снег и прогревая землю, и, как результат, молодая поросль приятно радовала глаз яркой зеленью. Для макки воздух был еще прохладный, а для людей погода стояла вполне комфортная.
  Николай Васильевич, довольный и немного печальный, вышел с колобковой фермы. Его радовали растущие и здоровые животные, но он понимал, что скоро придётся отпускать всех на волю. Он шёл по двору, обходя работающего уборщика и кивая проходившим мимо сотрудникам, помахал рукой Марине, которая возилась на своей цветочной клумбе у медблока. Никаких цветов пока и в помине не было, только чёрная сырая земля, да грязная сестра на ней.
  - Марин, - окликнул он её, - через час свин прибудет, ты бы заканчивала со своим хозяйством, да привела бы себя в порядок.
  - Успею, - отмахнулась она, яростно врываясь в землю маленькой лопаткой.- А ты не знаешь, флоки раньше цветут или олилы?
  - Полгородка биологов, а она у меня спрашивает!
  Николай Васильевич, ещё немного потоптался возле неё, вздохнул и, заложив руки за спину, потихоньку направился к себе в кабинет, где и планировал встречать представителей Глори.
  
  Олег проследил за посадкой свина. Макки прилетели чуть раньше запланированного. Вуди, щурясь на Ардо, выпрыгнула на забетонированную площадку, за ней появилась Манора и Крос.
  - Добрый день, - кивнула Манора Николай Васильевичу. - А Марина где?
  - Да, - отмахнулся он, - решает проблему века: что раньше сажать - флоки или олилы.
  - Да они не растут вместе, - вплеснула руками Вуди и поспешила к медблоку.
  - Не задерживайтесь там, - крикнул ей вдогонку начальник городка, - ждем вас в кабинете. А мы с вами как,- он повернулся к оставшимся макки, - сразу в кабинет или хотите чего-нибудь перекусить, выпить?
   Манора переглянулась с Кросом, тот сморщился и махнул рукой.
  - Нет, спасибо, ничего не хочется пока. И в кабинет не хочется, - Манора вздохнула тёплый насыщенный весной воздух. - Такая погода сегодня чудесная, предлагаю пройтись, хотя бы к пещерам, я там так давно не была и, думаю, вряд ли ещё смогу сюда попасть.
  - Потянуло на места боевой славы? - хмыкнул он.
  - Скорее уж лихой молодости, - грустно вздохнула Манора.
  Николай Васильевичу было лениво тащиться к пещерам, но он решил, что не стоит спорить с соседями, да и прогулка пешком полезна для его здоровья. Он вопросительно кивнул подошедшей к ним Кире, та не имела ничего против.
  Идти было легко, трава и прочая растительность еще не набрала той силы, чтобы цепляться за ноги путникам. Звонко стрекотали и пищали насекомые, периодически запрыгивая на макки и людей. Речка, по-весеннему полноводная, весело журчала, поблескивая в лучах Ардо. У подножия традиционно задержались у памятной таблички, впаянной в камень, с именами всех погибших на Фабуле людей. Три почерневших креста так и стояли рядом, напоминая о случившемся десять лет назад.
  По выдолбленным ступенькам легко поднялись наверх. На когда-то общей площадке у входа в пещеры всё ещё лежали полукругом камни и полусгнившие брёвна. Кроме остатков былого быта, на краю склона стояли две крепкие, пластиковые скамейки. Молодежь частенько приходила сюда, на вечерние посиделки у костра. Отличный вид на долину делал это место романтичным.
  Николай Васильевич, присмотрев плоский большой камень, плюхнулся на него и вытер ладонью вспотевший лоб. Да, его тело не создано для прогулок в горы. Манора заглянула в одну из пещер, но вскоре вышла оттуда и села рядом с землянином.
  - Я жду со дня на день корабль.
  - Мы тоже ждем ваш корабль, - усмехнулся мужчина.
  - Давай решать, что будем докладывать руководству, - Манора посмотрела ему в глаза.
  Когда-то от её взгляда у Николая Васильевича пробегали мурашки, и портилось настроение. Сейчас он уже привык к этим большим и очень живым глазам, привык к Маноре, и вообще, с некоторых пор они стали близки по духу.
  - Ты ведь знаешь, - продолжила она, - что мне придётся улететь. Сюда либо прибудет новый смотритель, либо они решат, что Лулик сам справится. Но его уже нет, а меня нет для моих родных, там на Глори. Я должна улететь, иначе всё будет ещё хуже. Впрочем, неважно кто встанет во главе станции после меня, главное, что и Крос, и Вуди, и Кари, и другие специалисты будут с вами заодно. Но... надо в принципе решить, что мы здесь делаем.
  - Хм, что мы здесь делаем... Я прихожу к выводу, что уже пакуем чемоданы. Наши точно свернут программу никому не нужных исследований. Вернее всего, оставят на орбите пару спутников слежения, и раз в пятилетку будут получать информацию: а не нарушили макки запрет, не начали колонизацию общей планеты и притеснять местных аборигенов? Хотя, - мужчина махнул рукой, - все понимают, что никто ничего нарушать не будет, никому межрасовая война не нужна. Так что, я потихоньку сворачиваю деятельность. Теперь по поводу доклада. Насколько я понимаю, главный вопрос - это тюленоиды. Есть ли смысл продолжать попытки налаживания с ними контакта?
  - Вот тут я хочу, чтобы Крос высказался, да и ваша Кира, насколько я знаю, имеет своё мнение.
  - Ладно, подождем их. Кстати, вон и Маринка с Вуди идут. Ну что, огородница, - встретил он сестру, - не все цветы успела загубить?
  - Тебе бы только издеваться надо мной, - возмутилась Марина. - Я, между прочим, для всех стараюсь, чтоб у нас в городке красиво было.
  - Тихо, шучу я, - Николай Васильевич по-братски обнял её за плечи. - Мы вот тут решаем, что нам дальше делать. А?
  Марина огляделась, присматривая для себя подходящий для сидения камень, но передумала и выбрала для себя скамейку. К ним, возвращаясь из пещер, присоединились Кира и Крос. Макки восторженно размахивал руками и что-то объяснял Кире. Внезапно он 'ойкнул' и схватился за поясницу. Женщина удивлённо оглянулась. Впрочем, все тоже увидели, как убегала вверх, прыгая по камням, обезьяна, иногда оборачиваясь и кидая в них камни. Кира погрозила хулиганке кулаком и бросила в ответ пару камней.
  - Как вы с ними здесь живёте? - Крос, потирая ушибленное место, присел рядом с Мариной на скамейку. - Это же беспредел просто!
  - Да ничего, они сейчас не так часто нас беспокоят. Побаиваются. А вообще они забавные и не глупые. Жаль, что не обезьяны здесь разумный вид, - вздохнула она. - Было бы всё гораздо проще.
  - Хм, по поводу 'разумного вида', - глорийский ученый почесал себя за ухом. -У меня есть сомнения на счёт тюленоидов. Словом, я считаю, что мы ошиблись, приняв их за разумный вид. Проанализировав ещё раз все записи, сделанные непосредственно под водой, все имеющиеся у нас данные с мест нерестилища, архивные описания первых наших встреч с тюленоидами, я вынужден признать, что они - животные. Организованные, странные, обладающие навыками использования копий, но не более того. Вон обезьяна тоже берёт в руки и камень, и палку, но мы не причисляем их к существам мыслящим. Кстати, копья у тюленоидов не самодельные, а обычная кость крупного морского обитателя, слегка заострённая о камень.
   - Я не во всём согласна с коллегой, - присоединилась к обсуждению Кира, - но и я однозначно не могу классифицировать расу тюленоидов, как мыслящих обитателей планеты. Возможно, просто ещё не пришло их время, возможно, мы не всё знаем.
  - Но ведь это означает, что Фабула свободна, - Марина от возбуждения стала ходить вдоль скамейки. - То есть мы можем начать полноценную колонизацию? Ведь так? - Она посмотрела счастливым взглядом на брата.
  Николай Васильевич крякнул, задумчиво посмотрел на Манору, та в ответ мрачно покачала головой, опуская взгляд.
  - Значит так, - начальник земного городка откашлялся, придавая своему голосу командные нотки. - Я глубоко уважаю и Кросса, и Киру Ивановну, но вынужден заявить, что впредь я, как руководитель группы землян, и Манора, как смотритель от Глори, будем пресекать все разговоры о том, что тюленоиды не являются разумной расой. То есть, мы категорически настаиваем на этом.
  - Почему, Коль? - Марина выглядела растерянной и обиженной, словно у ребёнка отобрали любимую игрушку.
  - Потому, что надо хоть иногда включать мозги! - взревел он. - Ты хочешь, чтоб здесь начались разборки: где чей кусок и кому что принадлежит? Эти чёртовы политики растащат всё по кусочкам, не думая о планете, а думая исключительно о своих амбициях и очередном выигранном споре с поставленной галочкой в своём послужном списке. Подумай, что будет с Фабулой и местными обитателями? Что люди, что макки будут поскорей выгребать из планеты выгоду, лишь бы не оставить ничего конкурентам, не заботясь о будущем, ибо будущего здесь уже не будет. Ведь так, Манора? Я не преувеличиваю?
  - Увы, всё так, - Манора кивнула Марине, а потом окинула взглядом притихших ученых. - Мне дорога Фабула, и я хочу сохранить её в том виде, в каком мы её нашли. Давайте дадим ей шанс вырастить свою цивилизацию. Тем более, что с одной инопланетной заразой мы уже помогли ей справиться, так не надо теперь сажать сюда другую.
  - Я не против, - пожала плечами Кира, - тем более, что по поводу тюленоидов я сама толком не определилась. Пусть развиваются. А про инопланетную заразу, это про ири? Обеззараживание идет успешно?
  - Вполне, - подтвердила Вуди. - В следующий сезон мы прогнозируем полное отсутствие галлюциногенной пыльцы. Так что, если не мешать, то Тёплый материк вскоре снова будет заселён разными видами животных.
  - Вот это здорово! Так может нам стоит помочь в переселении некоторых видов с нашего материка? - глаза Марины снова засияли.
  - Не стоит, - Вуди сморщила нос, задумавшись. - Мы точно не знаем, какие конкретно виды жили там до ири. Можно наломать дров. Пусть лучше всё идёт естественно.
  - Кстати, про ири, - не унималась Марина, - ведь кто-то запустил эту заразу. Мы не можем что-то предпринять на случай возвращения этих э-э-э... диверсантов?
  - Маринка, я тебе удивляюсь! Бабе хрен знает сколько лет, а она всё как ребёнок! Что ты хочешь, чтоб мы предприняли? Выставить здесь военный кордон? Или прочёсывать всё вокруг в поисках этих зверененавистников? Смешно, ей-богу.
  - Знаешь что?! Если ты мой брат, это не даёт тебе право смеяться надо мной в присутствии посторонних!
  - Извини, был неправ, - примирительно согласился он. - Только здесь все свои, я так считаю. А что касается этих таинственных пришельцев, думаю, что нам так и не удастся выяснить, кто они и зачем запустили своё оружие.
  - Ох, - вздохнул Крос, - по мне, так и не встречаться бы с ними вообще. Страшновато как-то.
  - И мне, - Вуди с Манорой в один голос поддержали его.
  - Ладно, - подытожила Манора, - оставляем всё, как есть, и сворачиваем свою деятельность. А будут пришельцы или нет - покажет время. Вот тогда и будем решать вновь поступившую проблему.
  - Поддерживаю, - кивнул Николай Васильевич, вставая с камня. - Что-то я проголодался от прогулки. Предлагаю возвращаться в городок, тем более время ужина пришло.
  
  Через шесть дней Манора с дочкой, в сопровождении ещё нескольких сотрудников покинула Фабулу. Оставшийся за главного Оги начал сбор оборудования и постепенный разбор станционных построек.
  
  В земной городок очередной транспортный корабль привёз распоряжение о возврате на землю половины сотрудников, а оставшимся пришло предписание сворачивать все исследовательские работы. Марина улетела домой, так и не увидев максимального цветения своей клумбы.
  
  Сто лет назад.
  
  Разведчик дальнего космоса Уииа плавно уводил свой небольшой корабль от чужой планеты. Он был горд собой и счастлив: не каждому разведчику удавалось найти пригодную для жизни планету. А эта просто создана для иииа: звезда, несущая в своих лучах тепло, свет и колоссальную энергию, питательный покров суши и вода, много влаги и в хорошем качестве. Что ещё нужно для жизни!
   Родной мир Уииа совсем исчерпал себя, в нем трудно стало выживать бедным иииа. Молодая поросль всё чаще появляется с дефектами и слабая, порой не доживающая до возраста почкования. А чего ещё ждать, если питание с каждым годом всё скудней, а вода по лимиту. Искусственные удобрения уже никого не спасают, а скорее наоборот, почва уже перенасыщена ими, отравляя молодые, неокрепшие ростки.
  Уииа уныло качнул веткой, вспоминая свою родную планету. Ничего, новый, только что открытый им мир подарит его соплеменникам новую жизнь. Они вырастят много больших кораблей, пересадят туда самых крепких и здоровых, и начнётся новый виток развития цивилизации иииа. Молодой разведчик был счастлив, предвкушая тот миг, когда он вернётся домой с радостной вестью. Единственное, что его огорчало, это то, что найденный мир заражён паразитами. Их много, очень много, но нет такого паразита, с которым бы не справился разумный иииа! На его счастье в корабельной аптечке нашёлся стандартный универсальный спрей от этой заразы. Уииа пустил его в действие, надеясь на то, что пока он вернётся домой, пока иииа вырастят большие корабли и совершат перелёт, их новый, прекрасный мир очистится от ненужных, вредных и вездесущих тварей.
  Он с любовью погладил выращенный по всем правилам науки свой чудо-корабль, и, перебирая корнями в синтетической питательной вязкой субстанции, поплыл в энергетический отдел. И именно в это мгновение некий космический объект, летевший своей орбитой, врезался в чудо иииаской селекции. На этот раз космос одержал победу над разумом, и остатки так некстати подвернувшегося корабля разлетелись в космическом вакууме.
  
  2010 - 2012г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"