Быков Михаил Васильевич: другие произведения.

Сборник детективных рассказов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

   СБОРНИК ДЕТЕКТИВНЫХ РАССКАЗОВ
  
  Все без исключения публицисты ещё литературоведы, аналитики и даже философы пытаются на свой лад объяснить популярность детективного жанра среди миллиардов читателей Земли.
  Всем вроде бы понятно, что любое произведение этого жанра рассказывает о методе борьбы закона с теми, кто нарушил установленные обществом правила.
  Судите сами. В результате детективной истории всегда появляется жертва, подробно описывается преступник и назначается герой распутывающий трагедию, а в конце и судья и палач в роли его, как правило, выступает государство, руки которого почти всегда по локоть в крови.
  Однако в отличие от публичного мнения аналитиков, которые всегда приписывают геройство сотрудникам правопорядка и людям, способствующим торжеству закона, торжеству принятых в том или ином обществе моральных и этических норм, массовый читатель всегда расставляет собственные акценты.
  Читатель берётся прочесть детективное произведение только с одной целью - назначить собственного героя и в половине случаев он выбирает преступника, симпатизирует ему и часто оправдывает перед лицом свершённого поступка. Именно этот фактор притягивает читателя к детективному произведению. Мне кажется, и сам автор детективного произведения руководствуется тем же принципом, что и читатель.
  Почему так происходит?
  По всей видимости, психика людей устроена таким образом, что многие из нас допускают неизбежность преступных деяний, ещё какая-то часть уверена, что законы ограничивающие свободу человека несовершенны и на основании этого не верят в справедливость наказания за их нарушение.
  Не раскрою тайны если скажу, что большая часть людей открыто или тайно готова совершить правонарушение, а то и жестокое преступление и в любом случае постарается оправдать свои действия. Не напрасно существует крылатое выражение, что большинство преступников осуждены незаконно, хотя они и не признают
  закон.
  
  
   ПОДМЕНА
  
  Необъяснимая криминальная и одновременно мистическая история произошла в небольшом поселении, которое своим краем соединяется с городом.
  Раньше, в Советские времена, такие населённые пункты или обособленно стоящие улицы почему-то называли рабочими посёлками? Подобные неопрятные кварталы существовали и существуют до настоящего времени у каждого мало-мальски значимого города.
  Так вот, в том посёлке, о котором пойдёт речь, действительно когда-то жили фабричные рабочие, но предприятие ликвидировали по случаю развала социалистического государства и поэтому в домах населённого пункта остались жить люди по большей части неустроенные, безработные, да пенсионного возраста. Когда Союз распался, то с лёгкой руки реформаторов, вновь испечённые власти стали отправлять рабочий класс на пенсию раньше положенного срока. Пенсия была мизерной и её не платили годами, зачем было жадничать.
  
  Однако вернёмся к изложению истории.
  Необъяснимая замешенная на криминале мистика неожиданно навалилась на жителей выше упомянутого городского квартала. Причём события развивались постепенно в течение длительного времени и замешаны в этом, на мой взгляд, были несколько человек. Жили эти люди - одна женщина сорока лет и мужики того же возраста, в одном доме в разных его половинах.
  С главным героем этой странной истории, мужиком по фамилии Вирясов, я познакомился нечаянно. Мы столкнулись с ним у некой мошенницы-знахарки, приехавшей в наш город из Казахстана. Узкоглазая женщина средних лет, лечила несчастных граждан от всех без исключения болезней. Врачевала казашка своих доверчивых пациентов своеобразно, применяя незамысловатый метод вербального программирования. Ловкая мошенница заставляла несчастных больных спать на полу в снятой по этому случаю избе. Она убедительно втолковывала больным с раздёрганной нервной системой, что приходит к пациентам во время сна и именно в таком психическом состоянии устанавливает диагноз больного, а потом назначает лечение.
  В качестве лечебного средства разбитная бабёнка давала страдальцам заговорённую воду, соль, сахар и даже зубную пасту. Еще она, для снятия обнаруженной порчи, заставляла больных покупать муку и растительное масло, жарить лепёшки и кормить ими друг друга. Короче. Новизна обмана была в том, что знахарка, якобы, определяла причину болезни у пациента ночью, во время сновидения. Именно этот приём и привлекал страдальцев. Глупости людей нет придела, а уж вера в сверхъестественное чудо всегда при нас.
  
  Я напросился к знахарке специально, придумал недуг и прошёл все процедуры, потратив при этом энную сумму денег и ночь на шишковатом грязном матрасе. Колдунья к исходу лечения нашла у меня страшную болезнь, тайно наведённую каким-то недоброжелателем то ли на почве ревности, то ли на почве финансовой неприязни.
   Именно на грязном полу временной лечебницы, в лежачем положении мы и познакомились с Вирясовы.
  Он признался, что его отец когда-то после войны перебрался к нам в город из глухой мордовской деревни. Я заметил, что все присутствующие на лечении страдальцы, познакомившись друг с другом, неудержимо выкладывали собственные истории из жизни. Обычно в такое состояние впадают пассажиры плацкартных вагонов. По всей видимости, совместная ночёвка развязывает языки, притупляет бдительность и стеснение.
  Короче мордвой оказался мой новый знакомый.
  Он сказал, что по настоящему его зовут Питай - имя мордовское, но когда получал паспорт, то назвался Петром. Позже я понял, что все знакомые Вирясова называют его просто Петькой. Такое уж имя. Всех Петров называют или по имени отчеству, или просто Петьками. При знакомстве он так и сказал - Петька я Вирясов.
  
  Вирясов вёл себя вполне адекватно, но любил выговориться и что-то странное в его речах, заставило меня насторожиться.
  После завершения лечебного сеанса, расставаясь, мы, договорились встретиться ещё раз у Петра дома, а жил он как раз в упомянутом выше рабочем посёлке. Он сказал, что мне будет сподручней приехать на машине в посёлок, чем ему тащиться на городском автобусе через весь город.
  Месяц спустя, когда мошенница съехала с арендованной квартиры, я решил навестить Вирясова, чтобы узнать помогла ли ему заговорённая соль, но больше всего меня заинтересовала болезнь моего нового знакомого. Я спрашивал его о недуге, но он промолвил в ответ только одно слово. - Подмена. - Посмотрел на меня косым взглядом и сморщил кислую гримасу. Что ему или у него, если судить о здоровье, могли подменить, для меня осталось загадкой. Может так просто болтанул Пётр, для отвода глаз произнёс загадочное слово.
  
  Я раньше бывал в этом районе города.
  Все дома в поселке были стандартными двухквартирниками с покосившимися, дырявыми заборами из не струганного штакетника, но я без труда отыскал квартиру Вирясова, так как вторая половина его дома на данный момент пустовала, рамы в окнах были выдраны, дверь болталась на одном шарнире. Вирясов ещё при первой встречи рассказал, что в доме был пожар, и половина его пустует.
  Я остановил машину напротив распахнутой калитки и посигналил. Через минуту на крыльце появился Петька. Я попытался вспомнить отчество Вирясова, но память подвела, уж больно непривычно звали родителя. Его звали вроде бы Мотей, но я никак не мог переделать это имя на отчество.
  - Давай, заходи в дом! - Крикнул Вирясов. - Я тебя давно поджидаю. Вижу, портвейна бутылочку прихватил? -
  Бутылки были в пакете. Вирясов услышал, как они брякнули друг о друга.
  Я вошёл за хозяином в грязную полупустую квартиру.
  - Вот живу как-то так неприглядно, но у меня баба есть. -
  Петька смахнул с табурета невидимую пыль и знаком пригласил садиться. Я действительно привёз пару бутылок дешёвого вина и тут же выставил его на пустой стол.
  Я неожиданно вспомнил имя Петькиного отца, его действительно звали Мотей - значит, Матвеем на русский лад и обратился к Вирясову.
  - Что-то не пахнет в твоём жилище женской рукой Пётр Матвеевич?
  - Так мы вроде как сожительствуем, от того Глафира только наведывается сюда. Приходит когда переспать задумает со мной, а так живёт у знакомой на другом конце посёлка. Честно признаться, мужики к ней липнут, а меня она не бросает совсем по иной причине. Когда расскажу, поймёшь. -
  Меня не удивило поведение сожительницы Вирясова, удивило её замысловатое редкое имя. Я подумал, что она может быть тоже мордовка или существует только в больном воображении моего знакомого.
  - Ты не тушуйся, баба-то моя Глафирка наполовину русская, а на другую половину - чувашка. А вот мужиков у неё было два и тот вроде бы покойный и этот, - он ткнул в себя пальцем, - мордва. По большому счёту мы мордовцы как бы близки к русской нации, а такие как я и вовсе обрусели и вера у нас веками одна. Тысячу лет вместе живём. Я бывал на родине моих родителей, там хорошо, благодатное место и Москва рядом. -
  Вирясов наполнил стаканы вином и пододвинул ко мне вазочку с конфетками под названием "Дунькина радость". Я не стал спрашивать, не повредит ли Петьке после лечения спиртное, сразу перешёл к главному вопросу.
  - Ну что скажешь, Пётр Матвеевич, помогла ли тебе хитрая знахарка из солнечного Казахстана? Ты же грозился рассказать о своём недуге, возможно и я тогда приду к каким-то выводам относительно своего заболевания. -
  Я выдержал короткую паузу. Вирясов тоже промолчал, не стал пока отвечать на мой вопрос. Я продолжил.
  - Мне что-то не полегчало от всех её дурацких приёмов врачевания. - Соврал бесцеремонно я.
  Вирясов состроил такую же гримасу, как и в тот раз и шумно выдохнув, хлопнул стакан портвейна.
  - Ты не думай плохо, я не алкаш, пью всегда в меру, а сейчас тяпнул для храбрости. Что-то меня корёжит от решимости рассказать тебе свою жуткую историю. Я ведь не напрасно к знахарке подался, думал, она мне скажет что-то дельное о моём психическом состоянии, однако не вышло ничего. Баба эта действительно мне приснилась, но сказала там во сне, что я не совсем нормальный, что ко мне подсунули что-то страшное. Побоялась сказать, что я вроде бы как псих. Сам себя я не считаю сумасшедшим и это правда. Тут другая напасть приключилась. Я расскажу. -
  Вирясов плеснул в стакан ещё порцию портвейна, но пить не стал.
  - Сказала тётка узкоглазая, что болезнь не смертельная, но вылечить не сможет и богомолы сказала, не помогут. Так я это и без неё знал, что ненормальным стал с каких-то пор. И Глафирка, только поэтому со мной не живёт. Боится меня или нарочно поселилась подальше, чтоб значит иметь какой-нибудь притужальник в мою сторону?
  Она говорит, что я шизонулся и теперь представляю потенциальную опасность для общества. Она меня в психушку хотела сдать, кое-как уговорил этого не делать. - Петька вздохнул тяжело.
  - Но баба не унимается, грозит, что рано или поздно приберут меня санитары в белых халатах.
  - Так что же случилось с тобой Пётр Матвеевич? Почему тебя вдруг стала твоя женщина считать чокнутым, должны же быть веские причины, чтобы в этом заподозрить в прошлом нормального человека. - Спросил я.
  Я почему-то не поверил, что у моего знакомого может быть подруга, но спросил, чтоб раскачать приятеля.
  - И зачем тебе нужна эта жуткая Глафирка? Всё равно один живёшь, так может избавиться от неё, не провоцировать, а то и в правду засадит в заведение?
  - От меня многое не зависит. Я вот сейчас хлебну ещё сотку и расскажу в чём тут дело. ...
  
  Петька как-то долго и неестественно молчал, уставившись в одну точку. Мне показалось, что он внутренне борется с мыслями, но потом, дождавшись чего-то заговорил.
  - Всё произошло два года назад в середине осени. Ты наверно заметил, что вторая половина дома заброшена? Так в той половине как раз и жила Глафирка со своим мужиком. Они не были расписаны, но жили долго.
  - Где Глафира проживает мне понятно, а что же случилось с её мужем? - Спросил я.
  - А. ... Помер он. Звали его по паспорту Москаем, но все обращались как к Мишке. Значит Москаем, мордовцы кличут медведя, вот и переделали имя Старкова на Михаила, а Старков на нашем языке обозначает старший. Да я язык-то мордовский плохо знаю, вот отец, тот да, лопотал на мокшанском диалекте как из пулемёта, и Старков Мишка хорошо знал язык, только эрзянский. Теперь и я знаю этот язык, а почему поймёшь позже, когда расскажу, что со мной случилось.
  - Ты о бывших соседях в основном трещишь, а о себе не слова. - Заметил я.
  - Так с них всё началось. Эта приятель история давняя, лет двадцать тянется.
  - Откуда же в такой дали от Волжских берегов вдруг появились мордовцы? Отец твой приехал зачем-то, а потом и этот Москай вдруг нарисовался. Что-то в этом таится, как я понимаю. -
  Во мне стали зарождаться тревожные сомнения, я вдруг почувствовал, что Вирясов чем-то глубинным совсем не похож на того Петьку, с которым мы коротали ночь в съёмной избе казашки. Мне показалось, что Вирясов не только ведёт себя иначе, но и голос его чем-то уловимо отличается от того звучания голоса, как я его запомнил. Во мне стала подниматься волна подозрения, что Пётр Матвеевич не совсем нормальный человек. Что-то подобное я заподозрил ещё во время дурацкого сеанса оздоровления. Видно правду говорят, что к знахарям да ведьмам на лечение стремятся только люди с расшатанной психикой или совсем шизонутые. Дойдёт человек до ручки и уже не знает, что болит и как болит, после чего прётся к мошенникам, строгающим бабки на отчаявшихся людях.
  
  Вирясов продолжал мурлыкать странным голосом.
  - Так я хочу тебе рассказать, но не знаю с чего начать. Тут дело такое, тонкое и ты исходя из моих слов, можешь решить, что я свихнулся, что разум мой охвачен психозом. Я же чувствую, подозреваешь меня в сумасшествии. Раз ты приехал ко мне на разговор, то должен верить, что я не шизофреник. Нет в моей душе расщепления. Просто в моём теле ютятся два посторонних сознания, но в отличие от одержимых таким недугом, эти сознания не вытесняют друг друга, а каким-то невероятным образом дополняют один одного. -
  Вирясов махнул неопределённо рукой, прочертив в воздухе замысловатую фигуру и добавил, понизив голос.
  - Я об этом никому не говорю и знахарке не сказал, вот меня и не могут назвать шизиком, а то бы давно загребли в местное психоневрологическое отделение.
  Глафирка-то моя ушлая баба посчитай почти пять лет жила со Старковым, - он постучал себя по голове, - от него и поднаторела в понимании психического состояния человека. - Он осекся и глянул на меня испуганно, но дополнил. - И сейчас Глашка похаживает в диспансер. -
  Я пропустил последние слова мимо ушей и спросил.
  - Старков что же врачом был, чтоб от него научиться?
  - Какой врач. ... Он беглый. Из заключения сбежал, из лагеря. Там в Мордовии этих лагерей штук двадцать, если не больше. Посчитай, со всей округи туда заключённых свозят. Что касается моего соседа, тут странная история произошла, мистическая. - Он затравленно посмотрел в тёмный угол комнаты, показывая всем видом, что кто-то может ему помешать выговориться. Стало предельно ясно, что подобным образом ведут себя психически ненормальные люди. Однако Вирясов быстро справился с нервным срывом и продолжил, не отводя взгляда от темноты.
  - Я попробую объяснить, пусть даже мне постараются помешать.
  Я решил. Два года терпел и наконец, решился. Хорошо если Глафира, моя теперешняя подруга ничего не узнает. Хотя от неё невозможно что-то утаить. Пронырливая психопатка. Сам увидишь. -
  Петька поднялся, подошёл к тому месту, куда напряжённо вглядывался, облегчённо выдохнул и вернулся к столу.
  Чтобы разрядить обстановку я заговорил первым.
  - Я вообще запутался с твоим соседом Старковым. Как же ему удалось в наши края после побега добраться? И зачем он вообще сюда подался и как оказался рядом с тобой? Видать связь какая-то существовала с этим человеком или ещё какая-то причина свела вас.
  - Конечно, существовала. Наши отцы с одной деревни родом. Мишка, когда здесь оказался батя ещё жив был. Отец, конечно, не знал Старкова младшего, но с его родителями был знаком с детских лет.
  - А что ж жена его?
  - Так Глафирка вслед за ним приехала, примерно через месяц и на фабрику устроилась работать в пимокатный цех, ей и квартиру сразу дали рядом с нами, отец расстарался. Мой батя на фабрике был в авторитете. Только Глаша на фабрике недолго проработала, вскоре уволилась и устроилась работать медсестрой в местный психоневрологический диспансер. Там в лечебнице в то время основным контингентом алкоголики да начинающие наркоманы были.
  - У неё, что же среднее медицинское образование? - Спросил я.
  - Она не училась в медицинском училище, а диплом ей состряпал один человек ещё в Мордовии. Ты же заешь, какие времена были в девяностых. Любой диплом на рынке можно было купить.
  - Вот собрались мордовцы в Сибирской глухомани. Однако я никак не пойму что же могло такого произойти лично с тобой, что так повлияло на твою психику?
  Как я понял, твоя личность не то чтобы раздвоилась, а невероятным образом приняла в себя сознание Старкова. Это звучит неправдоподобно. Мне конечно известно, что психологи считают, например, что человеческое Я имеет, как минимум пять атрибутов и главный из них это осознание формы и тела. Конечно, по каким-то причинам при душевных расстройствах может расщепляться человеческое сознание, но чтоб внедрить чужеродное - это из области фантастики. -
  Вирясов кивал головой вслед моим размышлениям и мрачно улыбался, казалось, хмель ничуть его не взял. Когда я замолчал, он сказал.
  - Я сам не понимал ничего, пока знания Моская не расшевелили мой ум. После этого шока я даже психопатом себя некоторое время считал. Попервости сильно трухнул, чуть в психушку не побёг, а потом одумался, да и Глафирка кое-что подсказала, она же о психушках много чего знает. Я и остепенился, а к знахарке пошёл ради любопытства, подумал, узнает она во мне две души или нет. - Он понизил голос и проговорил. - Мне кажется Глашки известно о моём походе к болтливой казашке. -
  
  Вирясов вновь налил портвейна и сказал.
  - Не узнала ничего мошенница. Нагнала тумана, а толку-то никакого. Нет, в ней дара увидеть в человеке что-то необычное и на взгляд обывателя странное и жуткое. Вот ты вроде заметил, потому мы и познакомились. Я тебя сразу раскусил. - Похвастался Пётр.
  Я аккуратно перебил его разглагольствования и стал объяснять.
  - Я так думаю, у тебя особый психоз, особый вид шизофрении. Если расскажешь подробно, как всё начиналось, тогда посмотрим и выводы сделаем определённые.
  - Ты что же разбираешься в таких запутанных болезнях? Если врач, то зачем сам ходил к казашке?
  - Я уже говорил, нас таких ради любопытства пришедших, на лечении было много и тётка об этом знает, но ей как-то всё равно, лишь бы деньги платили. Она ведь противозаконного ничего не делает, а люди идут к ней добровольно и бабки платят по собственной инициативе. - Вирясов кивнул соглашаясь.
  - Ты вот, сколько ей отмусолил? - Спросил я, хотя знал, что Вирясов не оплатил своё пребывание в избе казашки. Видно почуяла всё же мошенница опасность и не посмела содрать с сумасшедшего последние штаны.
  - Знахарка не взяла с меня денег. Я только соль купил, но и это было всё напрасно. Я выбросил пачку в воду. Сходил на берег реки и выбросил. Вода она всё растворит. Отец меня научил, что через воду можно от всего избавиться или принять что хочешь, даже душу чью-либо. -
  На первый взгляд из психа лились нормальные мысли, но я вновь аккуратно подцепил его очередным вопросом.
  - Мистика какая-то из тебя прёт? То отец подучивает тебя, то Глафирка. Может, они вообще не существуют и Москай твой сосед виртуальный какой-то. Трудно поверить в такие россказни. -
  Я старался говорить как можно мягче, чтобы не спровоцировать моего сумасшедшего приятеля. Я неожиданно перестал сомневаться в его психической ненормальности. И даже удивился, почему ещё в лечебнице не разглядел в этом человеке страшную болезнь.
  Но ведь не я один? Вирясов без напряжения обводит вокруг пальца всех без исключения. Значит, его сумасшествие имеет какую-то особую форму и он всё ещё не опасен для окружающих. Бывают же маньяки различные по степени одурения. Убивают или ещё многое творят и живут среди нас припеваючи и даже умней нас оказываются, потому что действуют не по привычному порядку человеческой жизни. Мне стало как-то зябко перед лицом этого странного человека, более того я вспомнил ещё парочку индивидуумов из числа пациентов хитрой знахарки. Вспомнил и меня обдало ознобом подкравшегося страха, я подумал о том, что живут люди и не знают, кто их окружает, не знают до тех пор, пока напрямую их не коснутся действия и поступки сумасшедших.
  - Ты я вижу, подозреваешь меня. Думать стал, что не совсем в себе я. - Петька покрутил пальцем у виска. - Были. Все были о ком говорю и есть, а Москай хоть и подох, но и сейчас есть. Во мне он сволочь. Как паразит живёт в моём существе. Словно глист притаился, только не в кишках, а в башке. - Он стукнул пальцами по голове.
  - А Глафира скоро придёт, познакомишься. -
  Я не уловил в его голосе напряжения и сам стал успокаиваться, чтоб не выдать себя, покрутил головой отрицательно и попросил прояснить, как появилась его болезнь.
  - Тогда слушай, как дело было. Тебе одному расскажу, а от остальных таиться приходится. Сам знаешь, какие выводы, как ты давечь сказал, напросятся в глупых головах не только обывателей, но и придурошных психиатров и знахарей наподобие нашей общей знакомой азиатки из-под Алма-Аты.
  Я тебе скажу по секрету, эта баба действительно способна присниться любому человеку и сделать так, чтобы этот сон запомнился пациенту. Там во сне она наговорит сновидцу то, что задумает лично, а больной мгновенно поддаётся на её внушение. Она из тех, кто научился контролировать сновидения. Это есть её приступный метод. Пусть потешается. -
  Вирясов поднялся на ноги и зачем-то спрятал вино за дверку грязного покосившегося шкафчика.
  - Пить больше не буду. Кое-кому не на пользу спиртное, хоть и пойло натуральное. Тебе надо поднапрячься и чётко следить за моим рассказом, предупреждаю сразу, говорить буду от имени Моская. Так будет понятней. Если башка твоя поедет от разговоров, не паникуй, точно известно, стресс опасная штуковина для любой личности. Только дураки на такое не реагируют, им это привычно, нет надобности бояться. -
  
  Я не стал протестовать, догадался, что у одержимого Вирясова в данный момент действует личность именно его соседа Старкова или артист искусно притворяется, старается обвести меня вокруг пальца. Я даже слегка порадовался тому, что разгадал ход психопата.
  Вирясов потянулся ко мне всем телом и выдохнул прямо в лицо.
  - Признаюсь, основная личность моя, ну то есть с рождения, принадлежала Вирясову Петру. Всё испортил Старков. Его история вообще ужасна. Он когда-то ещё, будучи в Чувашии сошёлся с Глафирой Никонуровой. Её отец башкир. Старик и сейчас живой.
  Девка с юных лет в Чебоксарах болталась и хороводила там с одним жутким бандитом неким Куракиным красивым крепким мужиком. У него кличка была громкая - Курок. Видать не только с фамилией созвучна. Этот Куракин вечно с оружием носился и многих убил, в основном из числа своих же бандитов. - Он помолчал что-то припоминая.
  - Что в нём нашла Глафирка? - Пожал плечами Вирясов.
  - Сожительствовали они урывками в редкие затишья бандитских войн. В такие времена уезжали отлежаться в большое село, где с рождения обосновался дальний родственник Куракина. Все считали его колдуном, жутким экстрасенсом, но работал он в психиатрической больнице на должности младшего медицинского персонала, точно так же как и Глафирка в нашей лечебнице, он когда-то наставил её на этот путь.
  Колдуна боялись все в округе, в том числе и обитатели лечебницы, включая врачей. Благодаря ему многие бандиты укрывались в психушке. Бандиты, они все немного вёхнутые на голову, им там как раз и место отсидеться.
  
  - Зачем ты Глафириного хахаля вспомнил? - Перебил я Вирясова.
  - Сейчас узнаешь. Именно Куракин и его родственник замутили все дальнейшие события, которые, в конце концов, коснулись и меня лично. -
  Пётр зыркнул на старенькие, засиженные мухами часы и вздохнул тяжело.
  - Глафира скоро должна прийти. Она всегда к трём часам является, они там, в больнице по пять часов работают не дольше. Ты не опасайся, она любит новых людей и никогда не болтает попусту. Деловая баба и умная.
  - А ты не отвлекайся. - Осторожно посоветовал я Вирясову. - Не перескакивай через тему.
  - Ладно, слушай. Раз ты догадался о моём психическом состоянии, то знаешь, что такие одержимые как я плохо справляются с силой что прячется, живёт внутри человека, в разных местах его тела ютится. Я научился управлять процессом, но сбои всё же бывают. В этом случае мне надо впадать в ступор, и я это делаю, но так чтоб никто не догадался. Я не дурак и все остальные подобные мне психопаты не дураки, но от них, как и от меня, мало что зависит. Поведение конечно изменяется от каких-то психических факторов и порой невозможно совладать с доминирующей личностью и это всегда таит опасность. - Он вновь с опаской окинул взглядом комнату. Возникло чувство, что психованный что-то там видит в тёмных углах, но он справился и продолжил.
  - Ты спросишь, что было дальше? - Пётр осклабился, но улыбка и голос стали не его.
  - Куракина менты загребли как раз на первое мая. Год не помню, в лихие девяностые случилось. Тогда у...ух как лютовали разбойники по городам да весям.
  Его - Куракина сама Глафирка выдала. Она мне рассказывала, что конкуренты поймали её в борделе, повязали и прямо там стали снашать. Вот и не выдержала курва, сказала, где Курка можно найти. Выдала любовничка, а те сразу ментам доложили. Видно среди них осведомитель якшался? Так предполагают. Но Глафира-то сразу догадалась и потом этих мужиков всех постреляли подельнички Курка. Но это уже не помогло, Куракина засадили на пятнадцать лет, а запёрли в одном из мордовских лагерей.
  Оттуда-то всё и началось. Страсти бесовские закрутились между людскими душами, а виноватым во всём родственничек Куракина оказался. Тот самый колдун, что в лечебнице работал, он всё и провернул позже. - Вирясов с остервенением потёр ладони.
  - Ему доложили о том, что Курок в лагере отсиживается, он и задумал вынуть его из заключения. Каким путём научил зека придурком прикинуться неизвестно никому. Но всё получилось складно и быстро как в кино.
  Забузил Куракин года через два, стал заговариваться, по-собачьи лаять и на людей бросаться, словно зверь дикий. Зубами кое-кого порвал, но так понарошку, не смертельно, но правдоподобно. Его тут же в смирительную рубашку нарядили и отправили как раз в ту лечебницу для психов, в которой служил его родственник. - Вирясов хлопнул себя по лбу. - Вот ведь фамилия его из башки вылетела. Кажись, все о нём знают, а я забыл. Вообще-то я ничего не забываю не только о себе, но и обо всех других, которые присоседились ко мне. Этот колдун, до сей поры, жив здоров. Он два года назад весточку Глафире прислал и посылочку небольшую.
  Догадываешься о чем речь шла в письмеце-то? - Петька погрозил кому-то невидимому грязным пальцем.
  
  Я пошевелил отрицательно плечами, но в голове мелькнула мысль о странном пожаре во второй половине дома Вирясова, и на всякий случай спросил совсем о другом.
  - Ты сейчас от чьего имени говоришь? -
  Я уже стал путаться, кто есть кто. Одержимый псих говорил складно, но как мне казалось голос, иногда, выдавал признаки сумасшествия, и от этого чувства становилось жутковато.
  - Я же предупредил что от Старкова. Он сейчас живее всех живых во мне балуется. -
  Он наклонил голову и по-птичьи глянул на меня одним глазом. - Он даже моё личное я, то есть Вирясовское, старается задавить, оттеснить в глубину, но куда не пойму пока. Но ему не удастся достичь цели. Я давечь сказал, что научился с этим управляться. - Вирясов рассмеялся как ненормальный.
  - Видишь приятель? Я вполне здраво рассуждаю.
  - Вижу. ... Только ты сам говорил, что все остальные базирующиеся в тебе тоже умеют прятаться и иногда действуют исподтишка. Я никак не разберусь, ты мне зубы заговариваешь или действительно спектакль разыгрываешь?
  - Да какой спектакль. Это хорошо, что не трусишь. Я ведь тебе первому как на духу. ... Ты мне понравился ещё в лечебнице. -
  Я заметил нахлынувшую тревогу в глазах Петра.
  - То есть не лично мне, ну не Старкову. Я тогда сам собой был. Не возникало повода у моих друзей выпяливаться перед этой чёртовой знахаркой. Хотя она баба нечего и Курку я думаю, наверно понравилась? Я ещё толком не допёр насчёт любви к мошенницам. - Он махнул беззаботно рукой.
  - Ну да ладно. ... К делу друг мой, к делу. - Он хихикнул в кулак.
  - Вишь ли к тому времени, когда Куракина из-за лагерных решёток в дурку поместили, мы с Глафирочкой уж год как в постели крутились. Она в ту пору девка огонь была, да и сейчас с годами не поблекла. Мне кажется, она средством против старения обладает? - Вирясов ухмыльнулся чужой улыбкой.
  - Это я опять от Старковской души глаголю. Но заметь, ничуть не пустословлю. Ты же знаешь у нашего брата шизика, а им, по всей видимости, я всё же являюсь, пустоты в голове бывает целая куча. - Он Громко рассмеялся. - Но это случается только время от времени и причина тому должна быть весомая. -
  
  Я поддержал Петра Матвеевича, чтобы как-то его расположить к себе и тоже хохотнул, а потом спросил беззаботным тоном.
  - Откуда она взялась эта красавица Глашка? Ты наверно так её называл?
  - Не помню, откуда выскочила, это точно. Вроде как в каком-то дурмане пребывал. Видать гипнозом на меня воздействовали. Однажды просыпаюсь, а она сидит на стульчике и смотрит на меня большущими глазами, хлопает ими как корова и чёлкой трясёт. Поразительно было то, что я её знал. Глашка сказала, что приехала, чтобы жить со мной. Я, конечно, обрадовался, кто же не обрадуется такому счастью? Девки на меня в ту пору вообще внимания не обращали, а эта сама явилась, да ещё такая аппетитная. Я тогда не знал, что ради её любовничка Курка всё было задумано. Ход с её стороны был рассчитан до мелочей. -
  Петька засуетился, но суета была весёлой. Можно было не сомневаться, воспоминания грели душу того, кто сейчас властвовал в сознании шизофреника.
  - С самых первых дней совместной жизни с Глафирой, мы как-то прониклись друг к другу, а она время зря не теряла, всё нашёптывает по ночам, что, дескать, брат у неё сводный из лагеря в лечебницу переведён и просит меня сопроводить её на свидание с несчастным родственничком. И отец Глафирин при нашей встрече подтвердил, что и правда его сын от первого брака отбывал срок в лагере и умом тронулся за решёткой.
  Я поверил. В то время мой мозг работал вяло в сторону анализа, я всё больше под любовным дурманом прибывал. - Петька широко улыбнулся.
  - И что ж ты думаешь? ... Поехали мы в эту дьявольскую больничку. Вот где натерпелся я страха, аж сейчас мороз по шкуре полощет, не смотри что сам шизонутый. Думаю, с тех пор как раз и начался мой взлёт по лестнице сумасшествия? -
  
  Приятель задумался на мгновение и продолжил рассказ.
  - Приехали мы в лечебницу рано утром и сразу же встретились с лечащим врачом. Заходим в просторный кабинет, а там сидят двое. Глафира вскрикнула и кинулась на шею здоровенного мужика, весёлой стала. Оказалось, что этот медбрат тоже её родственник. Она мне об этом ничего не говорила. Врач же долго не выяснял у нас, что да почему, сказал медбрату, чтобы на свидание с Куракиным вёл родственников в специальную комнату. -
  Вирясов сцепил руки, с остервенение стал сжимать и разжимать пальцы. Я подумал, что вот-вот в его сознании всплывёт другая личность, но обошлось. Он продолжал мурлыкать словно заведённый, но в голосе появились хитрые добродушные нотки.
  - Шли долго, по каким-то больничным закоулкам пробирались, а навстречу дураки да психи из числа не буйных пациентов шастают, кто язык покажет, кто раскланяется, шизики одним словом, да запойные алкоголики у которых в башке белочки прыгают.
  Пришли, наконец. Сидим мы на жесткой скамейке, ерзаем от нетерпения. Дверь распахивается, и санитары вталкивают в комнату Курка. Я аж подпрыгнул от неожиданности. Куракин действительно был похож чем-то и на Глашку и на медбрата или наоборот они были похожи на дурака. ... - Пётр вновь растерянно глянул на меня. - Может мне с испугу показалось? Вдолбила Глашка стерва, что они её родственники, вот и высматривал схожие черты. Такое происходит с человеком, когда ему внушают о чём-то упорно. - Он плюнул воздух через левое плечо.
  - Тьфу ты. Забыл, как называла Глафира своего родственничка колдуна.
  - Дальше что было?
  - Было, было. ... Сумасшедший тем временем вообще ни на что не реагировал, однако когда медбрат приказал ему лечь на кушетку, со страхом в остановившихся выпученных глазах, но завалился. Растянулся как червяк и глаза расширил до вылупки. Лежит и, кажется, не дышит совсем. Я смотрю, а баба моя отошла в дальний угол, отвернулась мордой к стене и что-то наговаривает чуть слышно, словно заговор бубнит. Я хотел было подняться и к ней подойти, да только не смог, будто прирос к скамейке и в голове какой-то туман появился. Я позже понял, что это дурман меня гипнотический охватил.
  Говорит тогда мне дядька этот с волосатыми руками какие-то слова странные и велит тоже ложиться на лавку. Я не сопротивлялся. Лёг. Ноги торчат, но прямые как струна. Не ноги, а колья какие-то. Медбрат вначале Куракину в рот запихал пилюлю, а потом мне засунул и помог раздавить, саданул из-под низа по челюсти, аж зубы счакали. Сглотнул я что-то сладенькое и поплыл сознанием. Погружаюсь во что-то липкое и понимаю, что яд принял из рук Глафиркиного родственничка, так же понимаю, что и Куракина он траванул до этого, но только жёстче чем меня. Я даже испугаться путём не успел и о смерти почему-то не подумал, только увидел, что какая-то жуткая молния выскочила из бездыханного Курка и вонзилась в меня, прямо в голову саданула в темечко со свистом вошла и потом, всё померкло перед глазами. -
  
  Я даже забыл, что надо бояться сумасшедшего собеседника, скорее я был удивлён фантазиям Петра. Тот, не обращая внимания на меня, продолжал рассказывать.
  - Не знаю, сколько я в отключке пролежал? - Вирясов состроил гримасу. - Очнулся, смотрю, Глафира плачет над своим родственником, братцем сводным, а рядом врачи да санитары стоят. Тот старший психиатр подошел ко мне, расширил мой левый глаз и сказал, что, мол, я окончательно избавился от обморока и ещё сказал, что надо уходить из комнаты свиданий, что не выдержал Глашкин братец встречи. Богу душу отдал Куракин. Я смотрю, а моя красавица палец к губам прижала, призывает незаметно от всех помалкивать о том, что тут произошло.
  - Так может ничего и не происходило в реальности? Может быть, медбрат подсунул тебе какой-нибудь наркотик, и ты погрузился в галлюцинации?
  - Ты бы лучше предположил, что я уже свихнулся к тому времени. Я, например, верю, что вся жизнь человеческая галлюцинации, об этом знают монахи, да сумасшедшие. А знаешь, почему ненормальные догадываются об этом? Потому-что испытывают совсем другие иллюзии, нежели все как им кажется нормально запрограммированные люди. Я когда-то понял, что у нормальных вся жизнь завязана на навыках, а учат их по шаблону, всех одинаково. Говорят что можно, чего нельзя и заставляют смотреть на мир в рамках этого шаблона. Шизонутые видят мир так, как им его способно описать отколотое по какой-то причине от сознания дурацкое подсознание и не только их собственное. Мы можем выходить за рамки навыков и шаблонов. Причина этого явления никому не известна, кроме меня. Я знаю, что в тело можно подсадить любую личность, но прежде надо убить её носителя и ввести в определённый транс будущего хозяина. Что со мной и было проделано. Глафирка решила таким путём своего бывшего сожителя на свободу вытащить, а родственничек помог. В их семействе все колдовством промышляли, но по-тихому. Я тебе говорил об этом. -
  Сумасшедший посмеялся сумрачно и дополнил.
  - Короче. Подох Куракин. Я лично на похоронах присутствовал, но сознание его со всеми плохими и хорошими потрохами этот чёртов медбрат, в меня засадил.
  Как только мы зарыли тело Куракина, так я сразу же превратился в него самого. Это было страшно и удивительно одновременно. Я заговорил чужим голосом, стал крыть матерными словами своего родственника из психбольницы, но Глафире это понравилось. Она чуть ли не на спину мне запрыгнула и Курком назвала от радости.
  - Ты сейчас чьей башкой думаешь? - Спросил я. - Подумай, разве может нормальный человек говорить о том, что можно кому-либо пересадить чужое сознание.
  - Может. - Дурные глаза его сверкнули как-то особенно по-звериному. - Голова-то у меня одна, да сознание в ней от трёх человек. Запомни. Не я один такой. -
  
  Я игнорировал его ответ и спросил.
  - Там в лечебнице ты стал свидетелем убийства или скорей всего самоубийства, если пациент безропотно принял яд.
  - Я думаю для того чтобы пересадить сознание из одного тела в другое, нужно обязательно умертвить человека применив сильнодействующий яд. Методом переноса сознания владеют тибетские монахи и ещё некоторые колдуны из наших краёв. В Мордовии в былые времена чёрте что творилось, да и сейчас существуют практики магических приёмов. Я то знаю. ... Я там жил долго. Сплошная блин мистика в некоторых глухих таёжных поселениях происходит. Вот я и нарвался на таких умельцев. На бабу запал и был использован в качестве расходного материала. Вот любуйся на меня. - Он хитро наклонил набок голову. - И не подумаешь, что я сдурел.
  - Я что-то плохо понимаю тебя. - Запротестовал я. - Неужели ты хочешь сказать, что одержимые совсем не сумасшедшие?
  - Все думают, как и ты. Поверь мне, невозможно сделаться одержимым без переноса в человека чужеродного сознания.
  - Но как же могут ужиться разные личности в одном теле? Даже когда происходит раскол психики и подсознание конструирует виртуальных сущностей, человек мгновенно становиться шизофреником и этого невозможно скрыть от окружающих. -
  Вирясов ехидно улыбнулся, подошёл к часам и постучал пальцем по циферблату.
  - Сейчас узнаешь кое-что о переносе личности. Не люблю заумные слова. -
  Он живо повернулся к двери и загудел радостно, но это был другой голос. Я понял, что в голове Вирясова щёлкнул психический рычажок. Голос теперь принадлежал третьему обитателю его плоти.
  
  - Вот и Глафирочка пришла! -
  Так встретить любимую женщину мог только Куракин.
  Признаться, я не думал, что женщина будет настоящей. К тому времени я успел убедиться в расстройстве психики Петра Матвеевича, но никак не ожидал, что его личность раскололась на несколько фрагментов. Не мог же я, в самом деле, поверить шизофренику, что в его тело подсадили сознание некоего Старкова погибшего во время пожара и что при пересадке в теле Михаила уже, якобы, ютилась личность Куракина. Я не верил в реальность почившего соседа и тем более в существовании когда-то бандита Курка. Такое мог себе вообразить и увидеть иллюзорно, только человек с искорёженной психикой, настоящий шизофреник охваченный синдромом параноидной одержимости. Подобных душевно больных великое множество и некоторые из них способны скрывать от окружающих свой страшный недуг. Самым невероятным для меня оказался факт того, что Вирясов действовал в течение одного двух часов тремя личностями, но при этом у него не существовала амнезия прежних личностей. Это было сверх моего понимания. Я неожиданно подумал, что Петька мог просто разыгрывать спектакль, чтобы убедить меня в своём сумасшествии.
  Между тем в дом вошла женщина. Вирясов хотел обнять её, но Глаша бесцеремонно оттолкнула мужика и уставилась на меня.
  - Опять очередного собутыльника приволок в дом! Каким болтуном был, таким и остался. -
  Женщина была действительно красивой лицом, стройной телом и на вид выглядела не старше сорока лет. Я даже воодушевился, решил, что с помощью материализовавшейся Глафиры без труда выпутаюсь из создавшегося положения. Мне захотелось немедленно покинуть наполненный жуткой психической энергией полуобгоревший дом моего странного знакомого. Мне показалось, что вошедшая баба поможет мне в этом.
  Но всё изменилось в следующую секунду, я встретился с её взглядом и понял, что передо мной глаза истинного маньяка. Но переборов трусость, я поздоровался, вышло это как-то невнятно и расплывчато.
  - Это не собутыльник Глаша. Это тот самый мужик, что у знахарки до меня докапывался и фамилия у него хорошая - Тихий.
  - Да мне хоть Буйный. Опять запалите дом. Вижу, ты хватанул вина и юлишь теперь. -
  Глафира изящно опустилась на стул и подала знак Вирясову.
  - Плесни чуток. Горло надо промочить, а то с вами ругаться начну, связки испорчу. Слабые у меня связки. В юности сорвала.
  - Да. ... Я помню. -
  Петька кинулся к шкафчику, налил граммов сто портвейна в чистый стакан и пододвинул его ближе к женщине. Глафира выпила вино, не касаясь ярко накрашенными губами края посудины.
  - Ты не похож на мента. - Заявила Глашка. - Значит, у тебя есть какой-то другой интерес в нашем околотке. - Она зло посмотрела в сторону Вирясова.
  - Я сазу предупреждала тебя Курок, что дом надо отремонтировать, тогда он не будет привлекать незваных гостей. Сам наверно сболтнул о пожаре? -
  Мне стало неуютно от того, что Глафира назвала Вирясова кликухой своего давно почившего любовника, но я справился со страхом и сказал.
  - Нет у меня никакого особого интереса к дому. Мы вместе с Петром у знахарки лечились. Там договорились встретиться, поговорить о наболевшем. Как ни как были пациентами одного врача.
  - Ты что же наблюдаешься в местном диспансере? - Женщина выпятила полную грудь, стараясь привлечь моё внимание к телу. - Я тебя видела у казашки. Ты там притворялся больным, квёлый ходил, но старался что-то вынюхать. У меня чутьё на таких одержимых разведчиков. -
  Она сама ещё раз плеснула портвейна в стакан и выпила, осторожно облизала пухленькие губки и сказала звонким голоском.
  - Казашка малограмотная, не может ориентироваться в психическом состоянии своих пациентов. Вот если бы она сама была психом, тогда бы разгадала твой манёвр с мнимым лечением. - Она рассмеялась, смех раздался как звук колокольчика. - Шизофреники, они моментально узнают в сумасшедших себе подобных. У этих дураков в кавычках, мысли текут в одном русле и одном тонусе.
  
  - Так ты тоже к ней ходила? - Спросил я.
  У меня вновь заныло под ложечкой, это был признак того, что страх перед одержимыми только усилился.
  Я точно помнил, что мы с этой женщиной там не встречались. Такая красотка в глаза бы бросилась обязательно. Я помнил лица всех пациентов знахарки-мошенницы. По крайне мере тех, которые проходили курс отбора денежных средств во время моего пребывания в грязной лечебнице.
  - Я вас там не встречал. Возможно, вы приходили ночью и тайно. Может быть, об этом было известно вашему соседу, но не мне? В отличие от многих я всё же сумел заснуть и даже видел сон. Ваш сосед мне ничего не говорил о вашем посещении знахарки. -
  Я запнулся. Я не знал, какую личность моего жуткого приятеля огласить, но так чтобы прекрасная маньячка вдруг не взбеленилась и не предложила мне отведать яда.
  - Не нужно входить в ступор уважаемый ... - Она щёлкнула пальцами в воздухе и глянула на Вирясова.
  - Это Юрий Сергеевич! - Выкрикнул Пётр.
  - Юра? ... Он мне начинает нравиться. - Глашка вновь пристально уставилась на меня.
  - Машина новая под домом стоит и кошелёк в его кармане довольно толстый. -
  Боль от пупка дёрнулась в сторону моего сердца. Действительно, перед тем как сюда приехать я снял в банкомате довольно крупную сумму. Кошелёк был пухлым как маленький поросёнок. По всей видимости, у соседки Вирясова глаз намётан на вещи которыми можно поживиться. Однако Петька ни разу не заикнулся о том, что его Глашка промышляет или когда-то промышляла воровским ремеслом.
  - Денег он, конечно, пожалел, два пузыря портвейна купил, но это дело поправимое. Меня разговорить не так просто как этого болтуна Вирясова. - Она погрозила своему другу изящным пальчиком.
  - Ты Юра не пугайся нашего истерика. Как говорят местные придурошные психиатры, все психи истерики, а ещё в эту категорию душевно больных входят талантливые артисты. Те и другие страдают одним и тем же душевным недугом. Все они могут презентировать другие Я и поэтому иногда не способны выявить собственное Я, потом объясню, что это значит. -
  Глашка лучезарно улыбнулась, но не мне, а куда-то в пространство.
  - Может быть, наш общий друг как раз и является талантливым артистом? Ведь эту категорию граждан никто не считает шизофрениками и тем более одержимыми психиками. Ты вот во время своего мнимого лечения тоже уподобился артисту и соврал Вирясову и казашки свою фамилию. - Она подняла вопросительно бровь.
  - Значит, в тебе тоже живёт некий двойник и если кто-то хоть раз его испугается, тогда смирительная рубашка обеспечена. Надо тщательно контролировать этих паршивцев в своей голове. - Она постучала пальцем по виску, прикрытому завитушками крашеных волос.
  
  Меня вновь подкосил страх, аж в глазах искры замелькали. В воспалённой голове сверкнула страшная мысль, что эта ненормальная женщина следила за мной и каким-то путём узнала настоящую фамилию. Нет, паника ещё не овладела моим разумом, но что-то непонятное уже происходило с моей психикой. Я испуганно подумал, что каким-то невероятным способом Вирясов, а теперь и его странная подруга сумели заразить меня какой-то жуткой психической болезнью. Я помнил, что психическая энергия способна оказывать влияние на любого человека и даже на толпу или даже на общество. Я вспомнил простой пример. Если в обществе в два три человека кто-то зевнёт, то немедленно заражаются все присутствующие. Я только подумал об этом и тут же зевнул.
  Глафира посмотрела на меня внимательно и сказала.
  - Я знаю, о чем ты подумал. Ты боишься, что можно заразиться от психически больного человека. - Она тихонько рассмеялась. - В это верят многие, но среди них только те, кто сам уже поражён в какой-то степени психозом. Все настоящие психиатры и я, в том числе, уверены, что психически здоровому человеку подобная мысль о распространении заразы не может прийти в голову.
  - Она поднялась на ноги и потребовала.
  - Дай Вирясову денег, пусть сбегает в магазин за водкой и закуской. Тут недалеко. Пока он сходит в лавку, мы с тобой поговорим как раз о нём и всех остальных квартирантах в его многострадальной башке. -
  
  Я безропотно достал кошелёк и подал улыбчивому Петьке тысячную купюру. Вирясов сунул деньги в карман и без слов выскочил вон из квартиры. Очевидно, приказ Глафиры на него действовал сильнее, чем тяга к алкоголю.
  - Я поняла, что Пётр Матвеевич многое успел наболтать и, опираясь на его философские разглагольствования, ты пришёл к выводу, что он страдает шизофренией, причём с уклоном раздвоения личности.
  - Да. Он кое-что рассказал и несколько раз упоминал ваше имя.
  - Я за ним наблюдаю. За два прошедших года с тех пор как Вирясов пошатнулся психикой, он придумал или скорее озвучил несколько историй своей жизни и жизни других Я.
  - Я сомневался в подлинности его рассказа и как вы выразились, действительно заподозрил в одержимости. -
  Я решил идти напролом и взять быка за рога.
  - Признаться, я не поверил Вирясову, что вы существуете на самом деле и, тем более что вы, когда-то жили во второй сгоревшей половине дома.
  - Давай без всяких вы. Ты ошибся. - Она движением руки остановила меня. - Вирясов сказал правду.
  - Как это понимать? - Удивился я.
  Мне было известно, что люди с психическим заболеванием всячески скрывают свой недуг и никогда не признаются в своей болезни. Однако спросил.
  - Ты что же считаешь, что Вирясов как артист какого-нибудь погорелого театра дурил мне голову?
  - Я знаю сценарий его болтовни, но, к сожалению, он способен менять его содержание на ходу. -
  Она как-то особенно пристально посмотрела на меня.
  - Но он ничего не придумывает. Что касается пожара и гибели моего дорогого сожителя Михаила Старкова, прокуратура тщательно разобралась в этом деле. Несчастный случай. Если желаешь, я могу посветить тебя в некоторые подробности той раковой ночи. Думаю, Вирясов ещё не успел рассказать о смерти своего соседа, так как его встроенные Я проявляются в строго определённое время и меняют друг друга в соответствии с неким психическим сигналом.
  - Так что же вам известно о заболевании Петра Матвеевича?
  - Да известно. Я была свидетелем начала одержимости этого мужчины. До пожара в соседней квартире и смерти Старкова, Пётр был здоров.
  - Я не исключаю, что пожар может создать для очевидца стрессовую ситуацию, которая в свою очередь откроет путь для психоза, однако пожар не был ужасающим и погиб посторонний для Вирясова человек. Люди ежедневно фиксируют факты несчастных случаев, наблюдают смерть себе подобных и других живых существ, но это никак не отражается на их психическом здоровье.
  
  Глафира кивала в знак согласия.
  - Ты здраво рассуждаешь, но должно быть знаешь, что на психику может повлиять лёгкий испуг или незначительное переживание какого-то события. Всё зависит от устойчивости психики человека в конкретный момент. -
  Я почувствовал раздражение. Что-то подсказывало моему пока ещё адекватному разуму, что Глафира знает о психике больше чем я и почему-то это заставляло думать о её ненормальности. Я был уверен, Глафира выглядит ненормальной и это отпечатывалось на её лице в блеске глаз и даже в интонации голоса. Я подумал, что как-то так ведут себя маньяки. Они могут тщательно скрывать своё психическое состояние и тщательно готовят акты страшного ремесла, но ничего не могут поделать с печатью безумия на своём облике.
  Я решился и спросил.
  - Почему во время пожара погиб твой сожитель, тогда как твоё здоровье не пострадало?
   - В ту ночь я находилась совсем в другом месте. - Ответила женщина. Она даже не напряглась от моего вопроса, только глаза засветились особым блеском.
  - У меня в то время был любовник, позже с ним тоже произошёл несчастный случай. В тот вечер мы встретились в его квартире. Домой я вернулась поздно ночью и уже не застала мужа в живых. Мы пришли сюда вдвоём с любовником, и он подтвердил моё алиби. Я уверена, иначе прокурорские работники отыгрались бы на мне.
  - Да, тебе повезло. - Промямлил я.
  - Конечно, повезло. Помимо любовника, в его квартире меня видели ещё два человека, и это обстоятельство облегчило расследование несчастного случая.
  - Что же такого произошло с вашим соседом и почему, его психика раскололась в мгновения ока? И ещё. Почему следователь прокуратуры не заподозрил Вирясова в убийстве Старкова?
  - Я знаю, что Пётр Матвеевич многое тебе рассказал, у него случаются такие заскоки, но ты так и не понял, каким путём возникают подобные Вирясову или Старкову психи с раздвоенными личностями. Надеюсь, ты догадался, что наш общий приятель страдает одержимостью? Той одержимостью, о которой болтают психиатры и следователи правоохранительных органов.
  - Да, Пётр рассказал мне историю, связанную с самим погибшим, но ничего не сказал о себе.
  - Его личное Я в последнее время зажато другими обитателями тела. Я думаю, придёт время и Вирясов справится с этой проблемой, ведь он в отличие от других одержимых практически не страдает амнезией.
  - Если он не подвержен амнезии, когда проявляются другие психические фрагменты подсознания, тогда его нельзя назвать шизофреником. - Сказал я.
  
  Глафира резко вскочила на ноги и, глядя поверх моей головы заговорила, повысив голос.
  - Никто не считает великих людей, художников, писателей, музыкантов, учёных с мировым именем, психами, шизофрениками или маньяками извращенцами, убийцами! Кроме них на свете жили и живут ещё миллионы людей, которые по каким-то психологическим параметрам не вписываются в так называемое нормальное общество. -
  Я был поражен переменой психического состояния собеседницы, но вместе с тем понимал, что женщина говорит вполне разумные вещи и её никак невозможно назвать психически нездоровой.
  - Ты очевидно в курсе, что мне пришлось прожить большую часть сознательной жизни рядом с мужчинами одержимыми несколькими личностями, но в отличие от многих я не считаю их ненормальными. Мой возлюбленный Куракин в юные годы был бандитом, промышлял преступным способом в суровые девяностые, но когда его душу после смерти пересадил в тело Старкова колдун, он за всё последующие время ни одного раза не попытался спровоцировать убийство человека. Значит, кардинально изменился.
  - Извини, но существует множество примеров, когда одержимые шизофреники превращаются в какой-то момент времени своего существования в жестоких маньяков и убивают многих безвинных людей. - Перебил я женщину.
  - Действительно таких маньяков хватало во все времена, они есть и сейчас. Всё тот же психиатр говорил мне, что маньяками в каких-то психических направлениях, в том числе и убийцами, становятся одержимые, личности которых в прежних жизнях занималась именно этим страшным ремеслом. -
  До встречи с Вирясовым и его загадочной соседкой я считал себя психически устойчивой личностью, но сейчас я вдруг почувствовал, что моё Я начинает неуклонно раздваиваться. От высказываний Глашки, а её я заочно уже отнёс к категории психически ненормальных людей, неожиданно повеяло мистикой. Я испуганно взглянул на часы. Казалось, что Пётр Матвеевич ушёл за спиртным давно и пора бы ему вернуться. Однако стрелка хронометра едва продвинулась на десять минут вперёд.
  
  Глафира заметила мой тревожный взгляд и сказала.
  - Петька будет болтаться по околотку не меньше часа. Нет, он не потеряется, ничего не забудет и не будет дезориентирован во времени и пространстве, насчёт этого можешь не беспокоиться. Все его Я хорошо знакомы с местностью и многими людьми, проживающими в этом посёлке. - Саркастически ухмыльнулась Глафира. - У нас будет достаточно времени поговорить наедине.
  Согласись такая щепетильная тема, не предполагает наличия свидетелей. Это главный закон психика и его лечащего врача. -
  Она рассмеялась и вновь с удовольствием села на своё место и продолжила.
  - В то, что у одержимых проявляются личности воспитанные в их прошлых жизнях, не верят психиатры, священники и большинство всех остальных людей, хотя уже доказано, что реинкарнация духа действительно существует. Однако у нашего одержимого Вирясова все личности из прошлых жизней накрепко закованы в кандалы в подсознании и их может попытаться проявить только умелый колдун-гипнотизёр или врач психиатр обладающий силой гипнотического воздействия на сознание человека.
  - Но ты, как я понимаю, веришь в подобное проявление психики человека? Однако всем давно известно, что гипнотизёр может спровоцировать шизофрению, расколоть личность на несколько фрагментов и навязать им особый тип поведения.
  - Я верю не только в это. Мне известно много чего в дополнение и больше того я была свидетелем переноса сознания умершего или переживающего клиническую смерть человека в подсознание другого. После этой процедуры, тот человек, кто принял в себя постороннюю личность, по мнению психиатров, становиться одержимым навсегда. -
  Глашка красиво оттопырила нижнюю губу.
  
  - Ты говоришь о гипнотическом кодировании. - Прервал я женщину. - Но в этом случае гипнотизёр обязательно отдаёт четкие и ясные команды своему пациенту. Тогда все присутствующие при сеансе в той или иной степени тоже подвергаются его внушению. Ты думаешь, он мог внушить всем вам одержимость?
  - Наверно с точки зрения условно психически нормальных людей этот термин подходит к несчастным, у которых проявляются две или несколько личностей. Одержимыми таких людей уже много веков называет церковь и как может, борется с этим явлением. - Ответила женщина.
  - Церковь уверена, что при одержимости в человека внедряется нечистая сила, то есть различного рода бесы, демоны и другие низшие духи, которые захватывают сознание своих жертв и заставляют человека вести себя неадекватно. - Осторожно заметил я.
  - Священники не могут соглашаться с тем, что после смерти душа человека попадает не в рай или ад, а вновь внедряется в человеческое тело, это противоречит их доктрине божественного суда, наказания или прощения за совершённые человеком грехи. Они считают, что грех совершает телесный человек, а после смерти тела наказанием испытывается его душа. -
  Женщина скептически фыркнула и продолжила.
  - Церковь злонамеренно вводит в заблуждение собственную паству. Религиозные предводители прекрасно осознают, что человеческая душа состоит из набора информаций о тех личностях, в которых существовал человек в череде предыдущих жизней. Им так же известно, что любая прошлая личность в определённых условиях психики человека может проявиться, выплеснуться из подсознания, обрекая его тем самым на одержимость. Можешь не сомневаться, любой церковью правят маги и колдуны, только они маскируются под подданных Бога и поэтому стараются делать вид, что борются с нечистой силой, а на самом деле они такие же колдуны, как и те которых считают чёрными. Они так же зомбируют людей, призывая их служить не только Богу, но и себе. -
  Глафира умолкла и, как и Вирясов совсем недавно, всмотрелась в тёмный угол комнаты.
  - Представь себе одержимого человека, у которого набор из двух десятков прошлых жизней и ещё двух трёх личностей ему подсаженных насильственным путём. Именно такой одержимый может превратиться в маньяка, изощрённого убийцу или даже животное, например собаку, если в одной из жизней он ею был. -
  
  Глафира подошла и приподняла мою голову, коснувшись подбородка нежными пальчиками. Я увидел её зелёные глаза, в них плескалось безумие и в то же время невероятная гипнотическая сила. Я вдруг с ужасом понял, что эта ведьма может без особого труда вырвать из меня сознание или расколоть его на несколько частей, а ещё страшнее того, подсадить в меня чужеродную личность. Я хотел, но почему-то не смог испугаться, что-то невероятно жуткое, липкое стало овладевать мною, корёжа и ломая психику. Мелькнула мысль, что именно так люди сходят с ума.
  Между тем Глафира продолжала дёргать за невидимые болезненные струны моей психики.
  - Ты по тупости своей не знаешь, что все одержимые самые настоящие оборотни.
  Запомни, человек у которого доминируют несколько личностей, способен в них превращаться, более того он способен внушать окружающим образ того кем в тот или иной момент времени является. Одержимый-оборотень может показаться даже животным, волком, собакой или другим зверем, но чаще всего он копирует образ того человека, который доминирует в нём здесь и сейчас.
  - Ты говоришь страшные вещи. - Произнёс я.
  - Я даже не знаю бояться мне или рассмеяться, выслушав такие выводы насчёт оборотней?
  У тебя как-то слишком просто получилось связать тяжелое психическое заболевание и мистическое поверие в оборотней. А так же ещё и в одержимость бесами, в способность психов изменять свою внешность. Это уже что-то из области фантастики. Однако если это так на самом деле, тогда становиться понятным, почему серийные убийцы долгое время могут скрываться от правосудия, остаются неуловимыми даже в том случае если их жертва выживает, и казалось бы, должна помнить внешность преступника. -
  
  Женщина рассмеялась на мои слова, но заговорила совсем на другую тему.
  - Я уверена, сейчас тебе не страшно. Ты пришёл сюда по собственной воле, а значит, хотел узнать что-то от Вирясова. Когда ты уйдешь из этого дома, то многое забудешь и станешь думать, что славно побеседовал со своим новым знакомым Петькой Вирясовым, что вы выпили портвейн и славно посмеялись над казашкой, у которой прошли курс анонимного лечения невесть от чего. Вы ведь там назвались совсем другими именами? -
  Я кивнул автоматически глядя во все глаза на шевелящие губы женщины.
  - Не подозревая того, там, у шарлатанки вы с Вирясовым действовали в иных личностях, Вы раздвоились, превратились в одержимых, но только без амнезии и при полном контроле текущего сознания.
  Если у Петьки в действительности проявляются несколько личностей, то относительно твоей собственной психики другой расклад, ты даже не подозревал подобного, считал себя психически нормальным. Так поступает большинство людей, если пытаются что-то утаить от окружающих и тем более от психологов коей и являлась хитрая казашка. Вот так друг мой. ... Крути собственными шариками в дурной башке и много чего в ней обязательно отыщешь, а возможно и уловишь момент, когда проявиться твоё иное Я.
  - Мне трудно понять то ли ты желаешь оправдать психику больных одержимостью или подводишь к тому, что все люди в той или иной степени поражены этим недугом? - Спросил я.
  Мне было известно, что ни один человек страдающий психозом не считает себя сумасшедшим и, по всей видимости, Глафира сейчас демонстрировала эту особенность мышления людей аномального психического мира.
  И действительно женщина подтвердила мою догадку, но совсем с другой стороны понимания этого психического феномена.
  - Ты же не станешь отрицать, что все люди считают себя психически нормальными, и когда им на душевную болезнь указываю окружающие, они автоматически начинают думать, что ненормальным в этом плане является тот, кто подозревает его в сумасшествии. Согласись, это наилучший способ отстраниться от собственных проблем в психике. -
  Глафира погладила мою лежащую на столе руку и сказала.
  - Все так поступают. - Она стрельнула в меня взглядом.
  - Представь себе, что кто-то вспылил и двинул по морде собеседника, сослуживца, родственника и если ты решишь немедленно докопаться до причин такого поведения, то в этом случае оба оппонента конфликта не признают себя виновными, так как в данный момент они действуют от имени иных личностей. Они не знают об этом, но действуют именно по сценарию не своего текущего сознания. Если такой человек не страдает амнезией при смене личностей, то придя в норму, может критически оценить свой поступок, если же им руководствовала доминирующая личность, тогда он навсегда занесёт возмутителя в список смертельных врагов.
  - Ты забираешься всё глубже в анализ психологии поведения людей. - Прервал я пространное умозаключение собеседницы.
  - Давай вернёмся к нашему общему знакомому Вирясову. Если можешь, то расскажи, что повлияло на раскол его Я. Если даже, другие Я ему были подсажены, то, как могло это произойти? В это невозможно поверить.
  - Действительно в это не верит никто, кроме тех, кто прибывает в "шкуре" одержимого или испытывал когда-нибудь жуткий феномен.
  - Я не так давно прочитал сочинение какого-то североамериканского фантаста выдающего себя за Тибетского Ламу. Однако и он говорит только о том, что личность человека может добровольно покинуть тело, уступить своё место другой личности и это можно сделать, применяя определённую засекреченную технику. Через какое-то время они могут вновь поменяться местами, но прибывать одновременно в одном теле не способны. Ламы и монахи, видя психически больных, так и называют их - одержимыми. -
  
  Наступила тишина. Какое-то время каждый размышлял о своём, потом я решил дополнить, объяснить, как лично понимаю психический недуг человека.
  - Я не знаю, правы ли монахи, но мне кажется, что у человека страдающего подобными расстройствами психики всегда и во всём воображение берёт верх над волей. Именно поэтому случается раскол личности, то есть подсознание вообще уходит из-под контроля воли и разума и это ненормально для всех остальных. -
  Глафира хитро глянула на меня и ответила.
  - Ты во многом заблуждаешься. Дураку понятно, что у одержимого существует воля, но она действует выборочно в соответствии с тем какая личность в данный момент доминирует. Что касается священников. Я уже говорила, монахи не могут выдавать всей тайны этого психического явления. Однако Тибетские Ламы верят в доктрину перевоплощения души и поэтому прекрасно осведомлены, что в ней могут гнездиться такое количество Я, сколько жизней пережила данная душа.
  Насчёт замены личности они тоже осведомлены и широко практикуют этот приём в жизни священнослужителей, а иногда и обычных людей, заставляя их таким образом служить доктрине или вере. Родственник Куракина рассказал мне по секрету, что в своё время в Советском Союзе ламы провели ритуал по пересадки сознания Ленина в глупую башку Сталина. Там всё случилось по обоюдному согласию сторон. Верили же великие люди в этот феномен, и получилось, хотя психиатры не допускают что такое возможно. -
  Женщина не к месту беззаботно рассмеялась и продолжила.
  - Мне известен один приём по пересадке личности. Его в своё время практиковал гипнотизёр, он много лет работал медбратом в закрытой психиатрической лечебнице в Мордовии. Замечательный человек. Я познакомилась с ним через своего друга Куракина. А Вирясов познакомился с личностью Куракина после пожара, когда умер от отравления угарным газом мой сожитель Старков носитель личности Куракина. Ну, ты понял ход моих рассуждений.
  - Да. Вирясов мне рассказал о том фантастическом случае, только как я уяснил из его речи, там добровольцем выступил только тот человек, в которого внедрилась иная личность, другой же потеряв личность, умер на месте во время ритуала.
  - Вирясов действительно общался с тобой от имени Старкова и ничего не придумал. Одержимые в принципе могут фантазировать, но только в рамках знания той личности, которая выступает доминирующей.
  Что касается смерти одного из участников ритуала, то это обычная практика колдунов, однако они перед пересадкой личности уговаривают человека добровольно умереть и внедриться в другого хозяина или будущего одержимого - так бы сказали психиатры ничего не понимающие в природе этого психического явления.
  - Ты относишься к психиатрам с каким-то жутким недоверием? - Сказал я.
  - А ты когда-нибудь встречал вылеченного шизофреника или человека страдающего психозом более лёгкой формы? - Язвительно спросила она.
  - Мне понятно, что обычные люди никогда не обращают внимания на такие вещи, как здоровье психов, если это не касается их близких. -
  Глафира нервно дёрнула головой и сказала, прищурив левый глаз. Я подумал, что она левша.
  - Нет, ты не встречал вылеченных людей от психоза. Психиатры горазды, только выдумать страшный диагноз и нарядить человека в смирительную рубашку, а потом при помощи шоковой терапии вогнать его в бездумный ступор. Всё. Почитай рекомендации всезнающего Фрейда.
  Для сравнения можно сказать, что психиатры в настоящее время лечат своих пациентов точно так же, как пятьсот лет назад эскулапы лечили больного, применяя кровопускание, не задумываясь о причинах недуга. Никто не знал, почему случается чума или холера, лекари предполагали, что язва желудка вызвана жизнью в животе какого-нибудь мистического существа. Примерно на таком же уровне сейчас прибывает психиатрия.
  
  Мне стало неловко за врачей всего мира, но я признался.
  - Фрейд мне не нравится.
  - Вот! - Воскликнула Глашка. - Его мало кто понимает, особенно дурацкие положения о бессознательном, которое располагается, чёрт знает где. Психоанализ Фрейда не назовёшь сумбурным, но он, как и все остальные не объясняет, почему в психике людей существует это самое пресловутое бессознательное. Зачем нужно, чтобы оно существовало отдельно от сознания. Как говорил мой знакомый медбрат из психиатрической клиники, бессознательное прибывает не в теле человека, а за его приделами. Он уверен от этого и случаются все нарушения в психики людей.
  Фрейд утверждает, что мышление душевнобольных сближает их с дикарями. Но откуда Фрейду стало известно, о чём таком размышляли примитивные люди, о чём мы сейчас не думаем или думаем как-то кардинально иначе? - Спросила Глашка.
  - По большому счёту современные люди мечтают о том же самом что и тысячи лет назад, только в более комфортных условиях пялясь в телевизор, в устройстве которого ни черта не смыслят. - Вдохновенно заявила Глафира.
  - Люди, как и в дикие времена, желают хорошо питаться, спать в тепле, развлекаться и так же любят заниматься сексом и войной. Люди и тогда и сейчас любили и любят избранных и ненавидят всех остальных. И в те времена и сейчас среди нас есть тихие и буйные, есть маньяки и, конечно же, одержимые многими Я.
  Нет разницы где произойдёт разбалансировка психики, в углу пещеры или в номере фешенебельного отеля, во время поездки на телеге или на шикарном автомобиле.
  - Но почему же тогда одержимые действительно часто говорят вещи, описывающие именно мрачные времена человечества. - Спросил я.
  - В подобном случае на первый план выступает человеческое Я из какой-то далёкой прошлой жизни.
  - Отчего же подобное происходит?
  - Тот же Фрейд говорит, что психоанализ, это метод лечения нервнобольных. Следовательно, человеческий мозг в купе с общей нервной системой и всеми остальными системами жизнеобеспечения создают специальную цензуру, не пропускающую из подсознания информацию способную изменить психику. Когда по каким-то причинам цензурный фильтр нарушается, происходит прорыв других Я. Но может случиться и так, когда после нарушения в цензурном аппарате, постороннее сознание без труда проникает в подсознание человека и тогда оно способно проявляться и обрекает человека на одержимость. Это может сделать гипнотизёр или какое-нибудь химическое вещество способное разбалансировать психику.
  Человек, о котором я уже говорила, применил сразу оба метода пересадки сознания от одного человека к другому.
  Кстати гипнотизёр за свою жизнь делал это много раз и всегда всё получалось.
  - Вирясов рассказывал, что забрать чьё-то Я можно только после смерти человека. Если твой знакомый колдун, назовём его так, применял этот приём неоднократно, значит, ему пришлось убить многих людей? Выходит он тоже страдает одержимостью и по этой причине превратился в серийного убийцу. -
  
  Глафира вновь загадочно улыбнулась и сказала, подняв глаза к потолку.
   - По большому счету все психиатры, да и врачи некоторых других практик, являются серийными убийцами.
  - Если рассуждать о людях с точки зрения участия их при кончине больных, гибели в несчастных случаях или убийстве во время войны, или задержании преступников, тогда большинство из нас окажутся маньякам, а многие и серийными убийцами к каким ты сейчас причислила врачей.
  - Каждый человек потенциально может стать убийцей и это так. Нет такого человека, кто хоть однажды бы не грозился убить родственника, соседа, сослуживца или обыкновенного попутчика в общественном транспорте. - Женщина вновь весело рассмеялась.
  Всплеск её неуместного веселья заставил меня содрогнуться. Я вдруг осознал, её слова о том, что все люди потенциальные маньяки, вдруг сорвали с лица Глафиры так называемую маску нормального человека, которую она всё это время удерживала. Что-то страшное мелькнуло в её прекрасных чертах. Мне было страшно подумать о том, что женщины тоже могут быть не только одержимыми, но на этой почве психоза убийцами. Я смотрел на Глафиру и лихорадочно пытался припомнить хоть один случай, когда в роли серийных убийц выступали бы женщины. В моей голове крутилась только одна русская фамилия - Салтыкова. Однако я знал, что в других странах и, особенно в Америке таковых было и есть предостаточно.
  Глафира прервала мои размышления.
  - Ты изучаешь мою внешность с таким усердием, что можно подумать выискиваешь какие-то признаки сумасшествия или наоборот, что я тебе понравилась. - Она взмахнула рукой и продолжила вкрадчивым голосом.
  - Ты пришёл к Вирясову, заподозрив в нём психическое отклонение. Я не спрашиваю, как тебе это удалось понять. Простому смертному и даже специалисту по психиатрии не применяя тестовую технологию невозможно определить наличие болезни. Однако когда появилась я, ты почему-то моментально решил, что перед тобой шизик. Или я действительно чем-то тебе понравилась? - Она кокетливо подбоченилась.
  - Да. Ты прекрасно выглядишь, но жаль у меня есть любимая женщина. - Ответил я.
  Я готов был распрощаться с Глафирой, но почему-то не сделал этого, выдержал её коварный взгляд и спросил.
  - Во время смерти твоего бывшего сожителя рядом не было колдуна, о котором вы с Вирясовым рассказывали. Так что же произошло с соседом? Почему он вдруг стал одержимым, приобрёл, так сказать, сознание погибшего во время пожара соседа Старкова?
  - Хочу успокоить тебя, Вирясов не сошёл с ума, он не шизонулся, его подсознание не раскололось на несколько личностей. Ты пришёл к нему в гости как раз в тот момент, когда его личное Я ушло в глубину сознания, а на первый план выплыла личность его соседа, даже можно сказать товарища почившего во время несчастного случая. Старков умер от отравления угарным газом и в тот момент, когда его душа или личность покидала тело, Вирясов оказался рядом. Увидев сквозь дым лежащего на полу человека, он подхватил его, прижал к себе и попытался вытащить за дверь. - Глафира хитро стрельнула глазами, но не задержала на мне взгляд. - По всей видимости, в этот момент Вирясов прибывал в глубоком стрессовом состоянии, он как бы открылся для входа посторонней энергии, распахнул свои объятия для сознания только что умершего человека. Этим и воспользовались души Старкова и Куракина. Тем более что им уже был известен механизм внедрения в чужое тело. В своё время Куракинское Я внедрилось в тело Старкова. Ты об этом уже знаешь.
  
  Глафира умолкла, ожидая ответа.
  - Ты хочешь сказать, что колдун, проведя ритуал переноса сознания, не снял со Старкова печать заговора, так сказать запрограммировал его ещё и на внедрение в тело другого хозяина, если можно так выразиться.
  - Возможно, так и случилось. - Подтвердила Глаша.
  - Тогда не понятно, как мог гипнотизёр ввести такую же программу Вирясову? -
  Женщина нервно вскочила на ноги и прошлась по просторной комнате.
  - В моём доме много лет хранились таинственные пилюли, точно такие же какую в своё время в лечебнице скормил Старкову колдун. Их было две и об этом, знала только я и Куракин. После пожара и смерти моего сожителя я нашла только одну пилюлю.
  - Тогда Вирясов должен помнить, что принял перед смертью Старкова это вещество. - Воскликнул я.
  Было понятно, что всё связанное с моим загадочным сумасшедшим знакомым становиться на свои места и нет причин не верить Глафире, только оставалось неясным, почему Вирясов не рассказал об этом сразу, он же всё это время прибывал в образе Старкова.
  - Я думаю, Вирясову пилюлю подсунул не Старков. Сейчас расскажу. - Глафира подошла к окну и выглянула на улицу.
  - Что-то задержался наш дурачок в магазине? - Она хихикнула чуть слышно.
  - Как бы не пришлось его искать по посёлку. - Она вернулась к столу.
  - В тот вечер я ушла на свидание к своему любовничку, царство ему небесное. - Глафира шутливо наложила на себя крест. - Сожителю, чтоб не скучал, бутылку водки оставила, но как-то не обратила внимания, что в его башке уже щёлкнуло, и Старков превратился в моего бывшего возлюбленного Куракина. Я это поняла, когда не нашла на месте ядовитую таблетку.
  - Что же послужило толчком к такому переходу? - Спросил я. - Может быть ваша неверность в отношении к сожителю?
  - Я никогда не изменяла Куракину и следила за этим очень внимательно.
  - Неужели Куракинское Я не имело возможности наблюдать за вашими любовными похождениями. Помнится, ты сама говорила, что при насильственном переносе сознания человек не страдает потерей памяти.
  - Да, это имеет место. Мне кажется, личность по какой-то причине вспоминает прошлое только тогда, когда доминирует над сознанием одержимого человека. -
  Я заметил, как женщина замерла на мгновение и напряжённо прислушалась, потом повернулась ко мне и маска нормальности и добродушия вновь залила её лицо.
  - У многих людей охваченных психозом проявляются детские черты. Ты наверно замечал, как люди меняются в лице, начинают разговаривать детским голоском и двигаться, словно пятилетние дети. Психика преподносит много сюрпризов. -
  Я не стал говорить Глафире о том, что сохраняя пилюлю с ядом или наркотиком, она могла спровоцировать Старкова пойти на самоубийство. Вернее это могло совершить подсаженное ему Я Куракина. Я сомневался, что это возможно.
  Мне вдруг показалось, что и Вирясов и эта женщина разыгрывают какой-то жуткий спектакль, выбрав в качестве зрителя меня пришедшего на представление по собственной инициативе. Я даже вздрогнул от мысли, что меня могла загипнотизировать Глафира ещё в тот момент, когда мы встретились с ней в лечебнице. Она сказала, что была там, но я этого не помнил. Моя психика стала претерпевать изменения, словно зараза психоза охватила моё сознание. Я поднялся и сказал.
  - Чувствую, что мой приятель где-то задержался надолго. Думаю мне пора уезжать.
  - Ты приходи ещё. Вечером Вирясов почти всегда дома. Я ещё немного подожду и если он не появиться поищу его. -
  
  Глафира проводила меня до настежь распахнутой калитки, махнула на прощание рукой и скрылась в заброшенной половине дома.
  На самом краю посёлка у второго дома с левой стороны собралась небольшая толпа жителей. Рядом стояла милицейская машина, сержант постовой службы торчал на крыльце и никого не пропускал внутрь дома.
  Нехорошее предчувствие заставило меня нажать на тормоз, среди зевак я увидел фигуру Вирясова. Заметив мою машину, Пётр Матвеевич засеменил к ней. Он широко улыбнулся и, не дожидаясь приглашения, плюхнулся на заднее сидение.
  - Что случилось? - Спросил я пересохшими от волнения губами.
  - Я в магазин сбегал, а там замок. Вот решил к Маше на квартиру. Она тут уж лет пять водкой палёной торгует. - Он подвинулся ко мне вплотную и сказал шёпотом.
  - Несколько мужиков в посёлке подохло от этого шмурдюка. Наверно и мой сосед Старков от того же загнулся? Я помню, Глашка тогда у неё спирт покупала.
  - Так ты же в тот раз тоже пил суррогат.
  - Я не пьяница. Я в тот вечер только пригубил чуть, губы помочил, а Старков видать всю бутылку выжрал. Когда я его обнаружил мертвым, бутылка была пустой. Точно помню, пустая поллитровка валялась на полу.
  - А сейчас-то что происходит? - Перебил я воспоминания Вирясова. - Неужели милиция решила прикрыть лавочку?
  - Так говорят, убили Машку. Пришёл кто-то за водкой и снёс полголовы у торговки и деньги, вырученные за шмурдяк забрал.
  - Кто говорит! - Почти вскричал я.
  - Я прихожу, а тут такое? Её соседка Антонина обнаружила.
  - Так может быть соседка и убила.
  - Нет. Я видел, её саму вытаскивали из квартиры полуживой. В обморок хлопнулась. Она Тонька и мухи не убьёт. Тихая бабёнка. Теперь на неё психоз навалится. Насмотрелась несчастная жутиков.-
  
  Вирясов расслабленно откинулся на спинку сидения и спросил.
  - Ты домой навострился?
  Возьми вот деньги твои. У меня вообще-то деньжата есть, это Глашка решила тебя тряхнуть.
  На, возьми. - Он сунул мне в руки скомканные банкноты.
  По моей спине прокатилась холодная волна страха. Деньги были не моими.
  К толпе подкатила машина скорой помощи. Через несколько минут санитары загрузили в неё тело убитой Марии и машина, не включая серены, скрылась за поворотом.
  - Ладно. Я пойду домой. Глашка наверно заждалась? Она не любит ждать. Сердится.
  Ты приезжай ещё. Поговорим. Я недорассказал кое-что из нашей жизни. Приезжай. -
  Он выскользнул из машины и резво зашагал прочь от ракового дома торговки спиртным. Я наблюдал, Вирясов ни разу не оглянулся. Я подумал, если он помнит и знает, кто убил Бочкину, то сейчас ведёт себя как одержимый убийца, обряженный в маску нормальности. Я вспомнил, что только серийные убийцы могут после очередного выплеска подсознательной негативной энергии моментально одевать на себя маску нормальности, вести обыденно и не привлекать к себе ни малейшего внимания окружающих.
  Я ехал и размышлял о своих новых знакомых. Терялся в догадках, зачем они так подробно рассказывали мне о своём сумасшествии, и было ли это правдой. Страшная смерть торговки невероятным образом совпала с отсутствием Вирясова и исповедью его самого и соседки Глафиры. Я не без основания подумал, что Глафира тоже могла убить Бочкину, а потом направить к ней в дом одержимого Вирясова, чтобы подозрения упали именно на него.
  
  Спустя два дня я не выдержал и приехал домой к знакомому офицеру милиции некоему Кочергину. Он работал в отделении по расследованию преступлений на транспорте. Мне хотелось узнать продвинулось ли расследование убийства Бочкиной. Кочергин всегда был в курсе всех расследуемых дел в городе.
  Приехал к знакомому дому. Поболтали том о сём, и я говорю ему, как бы, между прочим, что в рабочем поселке случайно оказался неделю назад и видел, как там месте преступления менты работали. Говорю как есть, что убили там бабу торговку нелегальным алкоголем. Кочергин как-то странно и нервно оживился и рассказал кое-что.
  - Было преступление. - Рыкнул офицер. У него голос такой громкий с хрипцой.
  - В этом захолустном посёлке всегда что-то случается. За последние два года там пять мужиков богу душу отдали, то от водки палёной, то от отравления ещё чем-то непонятным, а один при возгорании дивана от дыма задохнулся. Теперь вот бабу убили, а концов не найти. Все более чем странные случаи. С одной стороны вроде бы криминал, убийства, а с другой как несчастный случай всё выглядит. У этой Бочкиной спирт несколько раз конфисковали и экспертизу проводили, но он всегда оказывался питьевым, и порой даже медицинским. Где доставала так и не дознались?
  - А Бочкину-то как убили? - Спросил я.
  - Да нормально убили. По-настоящему. Двинул преступник её по голове тяжёлым предметом. Говорят следаки, кружком чугунным от печной плиты долбанул Машку преступник. Пол головы снёс. Так мог ударить только очень сильный человек, и он знал, куда и как бить. Ухлопал женщину и сумку с деньгами с неё снял. Сумку Бочкина всегда под халатом на теле держала.
  - Ты с ней знаком?
  - Таких людей все менты знают ещё с буйных девяностых годов. Да и сейчас их крышуют и не только участковые. Я к Марусе ещё старлеем наведывался за горячительной жидкостью, поэтому и знаю, что она отраву никогда не продавала. - Он пожал плечами и добавил. - Она по этой причине из подпольных торговок всех дольше продержалась, но очевидно произошёл какой-то сбой в её деятельности. А ты что вдруг заинтересовался этим преступлением? Может быть, сам что-то разнюхал? Так поделись с органами, звезду не дадут, но знакомства расширишь, а это полезно. -
  Кочергин хотел рассмеяться, но вдруг почувствовал милицейским чутьём, что мне действительно что-то известно или я о чём-то догадываюсь в череде загадочных смертей в рабочем посёлке.
  - Ты зачем туда ездил? Может быть, водки хотел прикупить дешёвой? На тебя не похоже. Ты же не пьёшь.
  - Знакомый у меня там живёт. Я к нему в гост ездил. Он как раз в том доме живёт, в котором при пожаре погиб мужчина. Ты о нём говорил. - Признался я.
  Мне совсем не хотелось выкладывать офицеру милиции подозрения, навеянные разговорами с Вирясовым и его очаровательной соседкой. Я поспешил распрощаться со стражем порядка, сел в машину и уехал.
  
  Я постарался успокоить себя тем фактом, что Кочергин не ведёт следствия об убийстве Марии Бочкиной и ему известно только то, что знает каждый житель посёлка.
  Я себя всячески уговаривал, но мысль о том, что в посёлке живут маньяки, серийные убийцы не давала покоя.
  Спустя ещё неделю я поехал, в этот чёртов анклав и решил поговорить с участковым. Я надеялся, что этот человек должен был знать многое, неизвестное даже прокурорским работникам, копающимся в деле об убийстве Бочкиной и других смертях случившихся за относительно небольшой отрезок времени.
  Встреча с милиционером не состоялась и как не странно помешала этому Глафира.
  Я повернул автомобиль на центральную улицу посёлка, но был вынужден немедленно остановиться. На обочине стояла женщина - это была Глафира, хотя узнать её было не просто. Если бы женщина не подняла руку призывая остановиться, я бы проехал мимо.
  Но я затормозил. Зелёные глаза женщины словно пригвоздили меня к месту, заставили резко нажать на тормоза. Я испытал невероятное смятение, от того факта, что эта женщина не могла просто так оказаться на моём пути. По душе царапнуло чувство, что она ждала именно меня. Я не мог принять, что всё происходящее есть случай, совпадение.
  
  Стоящая на краю тротуара Глафира коренным образом отличалась от той женщины, с которой я разговаривал в квартире Вирясова. На ней была странная рабочая одежда, а на голове красовался роскошный парик рыжего цвета. Парик женщине совсем не подходил и очевидно этот факт неузнаваемо изменил черты лица, на котором невозможно было заметить даже незначительный штрих макияжа. Однако привлекательность женщина не утратила.
  Несмотря на такие перемены в образе моей знакомой, я мгновенно понял, что так она старается выглядеть для всех и всегда, что в прошлый раз Глафира специально изменила свою внешность и этот приём, ей был зачем-то нужен.
  Женщина не подошла к дверке водителя, чтобы поговорить со мной, а сразу села на заднее сидение и, не поприветствовав меня, спросила.
  - Решил Юрий Сергеевич ещё разок посетить квартиру Вирясова? - Её улыбка сразила мою стойкость. - Или может быть захотел увидеться со мной? Я помню, ты пялился на меня в тот день без стеснения. - Она пошевелила плечиками и звонко кокетливо хохотнула.
  
  Без сомнения в моей машине сейчас находилась другая личность, это была не та Глафира, с которой я вёл беседу в течение двух часов. Какая-то странная тревога стала заполнять моё сознание. Я вдруг вспомнил слова Глафиры о том, что одержимые могут превращаться, трансформироваться в другого человека, но такими же способностями обладают и талантливые гипнотизёры. Что-то произошло с моей памятью, промелькнула картина, произошедшая тогда во дворе дома Вирясова, когда я уезжал. Я вновь увидел удаляющуюся женщину в сторону сгоревшей квартиры, со спины она была на сто процентов похожа на Глафиру, только на этот раз в её правой руке я увидел небольшую неестественно раздутую женскую сумочку. В доме я её точно не видел. Женщина за всё время нашего разговора только однажды подходила к окну, но и тогда не покинула моего поля зрения.
  - Ты от радости встречи даже в ступор вошёл. - Вновь хихикнула за моей спиной пассажирка.
  - Да, неожиданная встреча. - Выпалил поспешно я.
  - Действительно хотел узнать у Вирясова, нашли или нет преступника, убийцу Бочкиной.
  - Не найдут. Наш участковый неделю бегал по всем ближайшим дворам, выяснял у соседей Марии, кого они видели перед и после убийства у дома. Зря бегал, глотку рвал, а потом сам потерялся. - Она пискнула как-то испуганно чисто по-женски.
  - Никто ничего не видел. Кому надо наблюдать за теми, кто приходит на точку за очередной поллитровкой. - Она многозначительно хмыкнула и сказала.
  - Можешь в опорный пункт милиции не ходить, и Вирясов толком ничего не знает об убийстве. Ты же с ним виделся в тот день у дома Бочкиной. Он ещё до преступления у Машки был и водки купил у неё же.
  - Так он же мне сказал, что пришёл на точку, когда у дома милицейская машина стояла.
  - Вначале к Бочкиной пришёл Куракин и в магазин он же приходил, а превратившись в настоящего Вирясова он попёрся туда ради любопытства. Все шли, и он решил сходить.
  - Ты Глафира что-то путаешь насчёт похождений Вирясова. Когда я его увидел у дома Бочкиной, то водки при нём не было, и точно сумки никакой я не видел у него в руках. -
  Я попытался вспомнить брал ли Вирясов полиэтиленовый пакет, когда пошёл в магазин, но в глазах стоял эпизод как Петька засовывает в карман деньги и радостно выбегает из квартиры.
  
  Я повернулся и посмотрел в упор в зелёные глаза Глафиры.
  - Ты сегодня выглядишь, как заправский моляр, но я заметил парик не подходит к твоим глазам. Если бы не проголосовала, то ни за что не узнал бы тебя. Метаморфоза какая-то?
  - Ты не признал меня по другой причине. Тебе и в голову не могло прийти, что я буду торчать рядом с домом бесславно погибшей Бочкиной. - Усмехнулась Глашка.
  - А парик я надела не для маскировки, а чтобы не забрызгать известью волосы. Мы с бабами сегодня побелку в Маруськиной квартире устроили, чтобы подороже продать её.
  - У Бочкиной нет родственников? - Спросил я.
  - Был сынок. Но он помер уж как полгода. -
  Она легонько ткнула меня в плечо.
  - Ты езжай. Довезёшь меня до дома, там и с Вирясовым увидишься. -
  
  Я подчинился её приказу и тронул машину.
  - Что-то мрут у вас тут в посёлке жители? - Осторожно спросил я.
  - Мне известно, что ты наводил справки у своего приятеля Кочергина. - Сказала в ответ Глафира.
  Это признание пассажирки чуть было не заставили меня вновь остановить машину.
  - Как ты узнала?
  - Он приезжал сегодня в посёлок и заходил в дом Бочкиной в тот время, когда мы белили в квартире потолки. Красивый мент. Он и раньше наведывался в посёлок и к Бочкиной заезжал. Многие думают, что Кочергин много лет снабжал её спиртом. -
  Насчёт сотрудничества милиционера с торговкой, я пропустил мимо ушей и сказал.
  - Он офицер милиции и не мог спрашивать у каких-то баб убирающих квартиру убитой Бочкиной о водителе легковушки, притормозившем у дома, где собралась толпа зевак. -
  Я опять, как и в первую встречу с Глафирой почувствовал невероятное психическое напряжение. Вроде бы зараза психоза вновь стала опутывать моё расслаивающееся сознание.
  - А он спросил именно о твоей машине, и сразу же стало понятно, что Кочергин заподозрил в совершении преступления тебя и узнал именно от тебя, что во время преступления ты был здесь. По крайней мере, я угадала интерес мента. Остальные бабы не видели ни тебя, ни твоего автомобиля.
  - Я действительно разговаривал с Кочергиным об убийстве Бочкиной, но теряюсь в догадках каков его интерес копаться в этом преступлении?
  И ещё.
  Выглядит всё как-то очень странно. Ты вот уже два года не ремонтируешь квартиру бывшего своего сожителя Старкова, а жильё Бочкиной решила привести в порядок, не дожидаясь положенных по закону шести месяцев. Ни один нотариус не возьмётся переоформлять сделку. К тому же, как ты сама сказала, нет наследника. -
  Глафира не стала отвечать на мой вопрос. К этому времени мы уже подъехали к её дому. Я заметил, как лицо Вирясова мелькнуло в окне и вскоре, он появился на крыльце. Мужчина махнул призывно рукой, приглашая нас в квартиру, и скрылся за дверью.
  - Пётр был уверен, что ты скоро приедешь. Давай, иди к нему, потолкуете. Я схожу в квартиру Старкова и присоединюсь к вам.
  - Так эта квартира не может принадлежать тебе? - Я был ошарашен признанием Глафиры.
  - Ты забыл. Я рассказывала тебе о Старкове и Вирясов в курсе всего касающегося этого человека, он же носитель сознания своего несчастного соседа. Помнишь? -
  Я вспомнил, но промолчал.
  Мы вылезли из машины и каждый пошел своей дорогой. Я был уверен, что Глашка скоро вернётся в квартиру Вирясова.
  
  Петька восседал за столом. Тело его было прямым как палка, но напряжения в нём не чувствовалось. В комнате на первый взгляд ничего не изменилось. Единственное, что бросилось в глаза, это сумка. Небольшая чем-то туго набитая сумка была точно такой же, какую я только что видел на боку у Глафирки.
  Я невольно уставился на злосчастный предмет. Вирясов проследил за моим взглядом и сказал спокойно и даже как-то устало.
  - Халтурка подвернулась. Не подвал, а целое бомбоубежище копал у нашего участкового. Ты его наверно знаешь? Леонид Иванович свояком приходится Кочергину. Старшая сестра Кочергина Марина женой приходится нашему славному участковому. Вот живут люди? ... Видишь, сколько денег отвалил за то, что я ему подземелье выкопал. - Он как-то затравлено зыркнул на меня и предупредил.
  - Ты только не проболтайся кому-нибудь. Иваныч просил всё в тайне сохранить. Он в этом подземелье спирт собирается хранить. Короче маленький подпольный водочный заводик они задумали с Кочергиным устроить. -
  Я, наконец, обрёл дар речи и спросил у Вирясова как можно равнодушней.
  - Так это их продавца Бочкину кто-то на тот свет отправил? -
  Я опять невольно взглянул на раздутую якобы от денег сумку, а в воображении всплыло ухмыляющаяся рожа Кочергина, однако в тот момент он уже осознавал, что грохнули продавца торговой точки, которую он курирует.
  - У них таких точек с десяток наберётся. - Буркнул Вирясов. - А денег в сумке много потому-что они с выручки от торговли спиртным. Братцы алкоголики всегда мелкими бумажками, да копейками расчёт ведут. - Он боязливо посмотрел в сторону двери и спросил.
  - Глафира в ту половину ушла. У неё там кое-какие вещички хранятся. Сейчас губы накрасит и забежит поздороваться.
  - Зачем ей надо было в квартире убитой ремонт затевать? - Спросил я, игнорируя разглагольствования Петра, а может он в это время был не совсем Вирясовым.
  - Так это же квартира её бывшего любовничка Борьки Бочкина. -
  Информация для меня была настолько оглушительной, что пришлось облизать вмиг пересохшие губы.
  Вирясов приблизил ко мне голову и сказал заговорческим голосом.
  - Накрылся Борька медным тазом, но предварительно квартиру на Глашку переписал, дарственную составил. Как Глашки удалось уговорить запойного Бочкина неизвестно. Документ никто не видел, но без него Борису незачем было на тот свет отправляться. Мать в квартире живёт, а он дом любовнице подарил. Дурак дураком этот Борька, хуже шизонутого. - Он глянул на меня исподлобья.
  - И сама Маруська когда-то на сынка квартиру отписала, видать достал её отпрыск проклятый. -
  У меня на голове волосы встали дыбом. Сам того не ведая Петр назвал мотив убийства несчастной торговки. Я сдержал эмоции и не выдал себя Вирясову, нарочно повернул голову в сторону окна и посмотрел сквозь грязное стекло. Мимо дома по расхристанной улице пропылила милицейская машина. Пётр тоже увидел легковушку и сказал.
  - Менты икру мечут.
  - Это участковый проехал? - Спросил я осевшим голосом.
  - Нет. Это с городского отдела бригада приехала. Видать в магазин ездили.
  - Что-то опять произошло? -
  Я уже почувствовал, что произошло, но всё равно спросил, хотя запах преступления витал в оседающей пыли поднятой милицейской колымагой.
  - Глафирка тебе ничего не сказала? - Спросил Пётр.
  - Что она должна была сказать? - Страх неведения стал рассыпаться по моему мгновенно вспотевшему телу.
  - Так участковый наш Леонид Иванович куда-то запропастился. -
  Вирясов завёл руку за спинку стула и коснулся набитой деньгами сумки.
  - Со вчерашнего дня ищут всем скопом легавые, но безрезультатно. Как сквозь потолок улетучился Иваныч. Жена уверяет, дома был, а потом куда-то исчез и заметь, уйти мог только через огород. Там у них калитка сделана специальная, чтоб значит, Лёнька мог незаметно уходить из дома. Хитрый ментяра, лишний раз глаза контингенту не мозолит.
  - Ты же сейчас сказал, что он с тобой вчера расчёт произвёл за земляные работы.
  - Нет. Деньги отдала Маринка. Он приготовил сумку, а сам куда-то делся. Вот Маринка и рассчиталась. Мы с ней целый час ждали Леонида Иваныча. Ушёл я домой потом, и сумку забрал. Марина работу приняла, вот и ушёл с расчётом. Она мне сказала что, мол, куда я денусь. Оно так и есть, деваться некуда от нашего участкового, любого достанет. -
  Вирясов сказал об участковом, как о живом человеке, но это меня не успокоило. Страшная энергетика, исходящая от Петра Матвеевича, подсказывала совсем иное, я мгновенно осознал, что милиционеры просто так не исчезают.
  
  Тихо стукнула входная дверь, в комнату вошла Глафира. На женщине как на манекене было одето нарядное платье. Губы Глашка действительно ярко накрасила, а вместо парика на голове красовалась пышная причёска.
  - Что-то приуныли вы тут без меня мужики. - Мелодично протянула красотка.
  От малярши не осталось ни одного штриха. Встреться она мне в таком виде на улице, я бы точно не узнал женщину.
  - Ментов увидели через окно и дыхание спёрло? Это твой Кочергин натравил оперов на наш посёлок. -
  Она стрельнула в мою сторону глазами, лёгкой походкой подошла к столу и уселась на свободный стул.
  - Может, ко мне поедем? Дома самогон классный есть, один абхазец чачи целый литр подарил. Он из этой самогонки какой-то коньяк особый делает, пятидесятиградусный на дубовых опилках настаивает. Где опилки берёт паршивец? В наших краях только на черёмухе можно настаивать.
  - Он бочку дубовую целиком на полоски распилил. - Сказал Вирясов.
  - А чёрт с ним с абхазцем, его всё равно участковый на пятнадцать суток в каталажку упёк и чачу конфисковал. Конкурент его кавказец, вот и избавился ментяра.
  - Так может дружки абхазца припрятали участкового? - Заикнулся я. - Отомстили так сказать по-своему?
  - Эти не посмеют воевать с правоохранительными органами, так как сами на птичьих правах здесь находятся. Их всех зарегистрировала местная крохоборка Анютка Волосяникова, она у нашего участкового на особом положении прибывала. -
  Глашка выверенным движением поправила причёску и сказала.
  - Пора ехать. Мимо дома участкового проскочим, может что-то изменилось? Может быть, объявился наш доблестный милиционер. -
  Глафира насмешливо скосила глаза в сторону Вирясова. Потом поднялась и пошла на выход. Мы потянулись за ней. Я соображал лихорадочно стоит ли мне встречаться с приезжими ментами или на худой конец с самим участковым, если он чудесным образом оказался живым. Признаться мне очень не хотелось встречаться с Кочергиным. Если офицер меня в чём-то заподозрил, то моё пребывание в посёлке только укрепит эту версию. В конце концов, я решил, что довезу мутных пассажиров до Глашкиного дома и сразу же покину посёлок, уеду из него другой дорогой, чтобы не маячить лишний раз по улице. Хотя с другой стороны менты уже засеки мой автомобиль и обязательно будут выяснять у Вирясова, зачем я к нему приезжал.
  
  Мы ехали не спеша вдоль серых двухквартирников, и я с таской рассуждал о том, что веду себя как загнанный преступник. Пришла запоздалая мысль и о том, что не надо было ещё раз приезжать на эту проклятую улицу и тем более встречаться с Глашкой и Вирясовым.
  Дом участкового был заметен издалека, около него стояли две милицейские легковушки. Трое сотрудников городского управления внутренних дел маячили во дворе, было понятно, что офицеры беседовали с Мариной супругой потерявшегося милиционера.
  - Не нашёлся Леонид Иванович. - Констатировала улыбчивая Глафира. - Теперь служивого никто не отыщет. -
  Она легонько ткнула Вирясова локтём. Я уловил её движение в зеркале заднего вида.
  - Сбежал наверно от правосудия участковый? Как только убили Бочкину в его нелегальном бизнесе всё на перекосяк пошло.
  - Не надо было крышевать подпольных торговцев водярой. Допрыгался ментяра продажный. - Ответил вдохновенно Вирясов. - Бабок отбил много Лёнчик, а делился только с Кочергиным. Кара она всегда отыщет негодяя. -
  Слова о каре заставили бухнуть моё сердце. Действительно все смерти в посёлке были так или иначе связаны с незаконной торговлей алкоголем. Если вначале гибли только пьянчуги и нечаянно купившие ядовитую водку люди, то теперь смерть стала прибирать к рукам тех, кто занимался незаконной торговлей горячительной жидкости, но во всём происходящем чувствовалась направляющая рука маньяка-убийцы.
  Глафира показала, где надо остановиться, но я не стал выходить из машины.
   - Пусть отваливает восвояси. - Махнула рукой Женщина. - Он сейчас ментов боится. Кочергин не знает, зачем он приезжал в посёлок. -
  Она посмотрела на меня с нескрываемым злом и сказала.
  - Он к тебе придёт обязательно. Выпытывать будет, что ты тут делал, с кем общался во время убийства. - Глашка вдруг рассмеялась некстати.
  - Говорю, тебе нечего бояться. Мы с Вирясовым подтвердим твоё алиби, но и тебе придётся заверить оперов, что ни я, ни Вирясов не могли расправиться с Бочкиной. -
  Она подтолкнула вдруг помрачневшего Петра Матвеевича к калитке и помахала мне на прощание рукой.
  
  Несколько дней я прибывал в невероятном для сознания состоянии психики. Я прекрасно отдавал отчёт о происходящем, но всё время думал о своём знакомом Вирясове и его сожительнице Глафире. Я не знал её настоящей фамилии и поэтому стал называть Старковой, хотя помнил, что она не меняла своей девичьей фамилии прожив в течение двадцати лет с тремя разными мужчинами двое из которых уже покинули этот мир при загадочных обстоятельствах.
  Больше всего меня мучил вопрос, почему Вирясов и Глафира открылись мне? Если они действительно страдают от аномалий в психики, тогда по всем законам жанра одержимых, ни в коем случае не должны были показывать даже намёка на собственную душевную болезнь. Душевно больные люди, ни при каких условиях не признают собственного сумасшествия, его могут разгадать только окружающие их люди с нормальной устойчивой психикой. Это вроде бы закон?
  Постоянные рассуждения и анализ поведения знакомых из рабочего посёлка, связка их рассказов о самих себе и череда смертей в жилом массиве, каким-то непостижимым образом заставляли меня думать, что я оказался объектом то шантажа изощрённых маньяков, то объектом розыгрыша талантливых мошенников обладающих артистическими натурами.
  Когда я относил новых знакомых к числу мошенников, то не мог понять, какую они преследовали цель. Они у меня ничего не отняли, ничего не украли. Можно сказать, что пострадала только моя психика и виной тому были странные разговоры, прежде всего с Глафирой. Именно это обстоятельство склоняло меня к неприятным пугающим выводам, что симпатичная женщина действительно обладает гипнотическим даром и её слова о том, что одержимыми люди могут становиться именно под воздействием гипноза, заставляли меня хоть и с оговоркой, но принимать эту версию за действительность.
  Может быть, думал я, Глафира или её знакомый работник психиатрического заведения, когда-то зомбировали Вирясова, раскололи его сознание на несколько фрагментов, ввели определённую программу во все его действия и изложения прошлых событий несуществующих личностей. Может быть ни Глафира, ни сам Вирясов никогда и никого не убивали, а мне внушили свою несуществующую историю жизней?
  Думать так было проще, но из памяти никуда не исчезали знания о смерти Бочкиной и исчезновение участкового, который, по словам моих страшных героев, был связан с торговлей спиртным, а значит со всеми смертями в посёлке. Именно этот факт заставлял меня во всём сомневаться и думать, что Вирясов и Глафира знают об убийствах больше, чем рассказали мне во время двух странных встречах.
  И ещё. Я постоянно помнил слова Глафиры о том, что Кочергин, ещё один персонаж жутких событий в посёлке, обязательно меня навестит. И это действительно случилось.
  
  Кочергин подкараулил меня на ближайшем посту ГАИ, когда я по каким-то делам поехал на дачу. Он бесцеремонно забрался ко мне в машину и спросил без предисловий.
  - Ты ещё раз ездил в рабочий посёлок и встречался там с Вирясовым. Что ты хотел у него узнать? -
  У меня от волнения перехватило дыхание. Я понял, что Глафира сказала правду о том, что встречалась с офицером.
  - Я вообще не хотел что-нибудь узнать у Вирясова про убийство, мы просто условились встретиться и поговорить о нашем пребывании на оздоровительном сеансе у одной знахарки. Я помню, мы с тобой говорили на эту тему.
  - Да говорили. - Мрачно сказал офицер. - Однако в тот раз ты поинтересовался об убийстве некой гражданки Бочкиной.
  - Так я просто так спросил. К слову пришлось. Вспомнил про толпу у дома убитой и спросил, думал, что ты в курсе таких происшествий.
  - Ты мне скажи от кого узнал, что убита именно Бочкина? Это важно.
  - Так я, по-моему, в тот раз не говорил её фамилию? - Парировал я вопрос Кочергина.
  Я никак не мог вспомнить упоминал про Бочкину или нет, но мне в то же время не хотелось сообщать заинтересованному в раскрытии убийства офицеру моего странного знакомого Вирясова. Я стал соображать, что мог наговорить Кочергину Вирясов и был уверен, что офицер беседовал с Глафирой ещё раз, так как знает, что она живёт в том же доме и что женщина участвовала в ремонте квартиры Бочкиной.
  - Я не помню, упоминал ли ты фамилию убитой, но ты точно знал, что она торговка нелегальным алкоголем.
  - Там у дома Бочкиной все только об этом и говорили. В следующий раз Вирясов мне сказал, что неожиданно исчез участковый. Как я понимаю, в посёлке все друг друга знают, и скрыть подобный инцидент нет никакой возможности. Я надеюсь, что участковый нашёлся, и следствие определилось с подозреваемым в убийстве Бочкиной.
  - Подозреваемый действительно назначен. - Пробурчал Кочергин. - В этом деле подозревают как раз участкового Леонида Ивановича, мужа моей сестры Марины.
  - Это же полная ерунда, подозревать стража порядка в преступлении, да ещё на собственном участке.
  - Именно факт его внезапного исчезновения подтолкнул следователя к такому решению. - Кочергин мрачно усмехнулся и сказал. - Кроме того нашлось несколько свидетелей утверждающих, что именно мой зять крышевал торговую точку спиртным и более того поставлял Бочкиной алкоголь.
  - Но это же не улики. - Возразил я. - В этом нет никакого указания на убийство.
  - Однако участковый до сих пор не объявился. Его нет ни живого, ни мёртвого, что играет на руку оперативникам. Они считают, что Леонид ушёл из дома по задней дороге чрез пустырь. Он оставил машину у дома, табельное оружие в доме, не взял с собой никаких вещей. Марина утверждает, что и деньги остались нетронутыми, а там накопилась немалая сумма. Следователь считает, что у Лёни был тайник с деньгами. Сейчас он объявлен в розыск. -
  
  До встречи с Кочергиным я ни одного раза не представил себе, что дело об убийстве в посёлке и исчезновении участкового может принять подобный оборот. Я думал, что следователи, скорее всего, заподозрят в преступлении какого-нибудь пьяницу и будут думать, что Леонид Иванович тоже стал жертвой убийцы.
  Я решился и озвучил свою версию Кочергину, прибавив к ней мотив преступления. Я сказал, что участковый мог близко подобраться к раскрытию убийства и поэтому стал очередной жертвой маньяка.
  - Такая версия имеет право на жизнь, но станет основной, если будет найден труп милиционера или орудие убийства. - Согласился Кочергин. - Что касается маньяка, то тут следователи считают, что не существует признаков, указывающих на серийного убийцу. Ты же знаешь, милиция всегда старается не признавать серию убийств, это слишком пугает население и найти маньяка не так-то просто, а то и невозможно до тех пор, пока он сам не совершит роковую ошибку.
  - Вполне может быть, что твоего зятя похитила какая-нибудь криминальная группировка, коих ещё немало орудует в городе и по области. - Не унимался я, выдвигая ещё одну версию исчезновения милиционера.
  - Как его могли похитить? Все автомобили, побывавшие в тот день в посёлке, были проверены и нет ни каких оснований подозревать, что похищение участкового имело место. На подворье Леонида Ивановича в течение нескольких часов присутствовали только три человека, хозяин с женой и наёмный рабочий Вирясов. Я предполагал, что этот человек мог что-то сказать тебе, проговориться или туманно намекнуть на разгадку мотивов совершённого преступления. -
  Я чувствовал, рассказывать Кочергину правды о беседе с Вирясовым и Глафирой ни в коем случае нельзя, так как это сразу же повлечёт за собой необоснованные подозрения к моей причастности в преступлениях.
  Кочергин ничего не добился от меня, попрощался и вылез из машины.
  Я тут же покинул пост ГАИ.
  
  Встреча с офицером милиции вновь взбудоражила моё воображение. Несколько дней подряд, я порывался съездить в посёлок, но каждый раз благоразумие брало верх. Я понимал, что такая поездка ещё больше бы разожгла подозрения Кочергина и других заинтересованных лиц в раскрытии убийства Бочкиной и исчезновения участкового.
  Через две три недели я стал успокаиваться, каким-то путём сумел отгородиться от тех жутких событий и моя жизнь, наконец, вошла в привычное русло.
  Однако в середине зимы всё невероятным образом изменилось.
  Однажды в городе бегая по крупному торговому центру, я лоб в лоб столкнулся с Глафирой. Женщина широко улыбалась, трогала меня за руку и попросила подвезти её до посёлка.
  - Ты же знаешь в наш квартал, маршрутки ходят редко, а иногда вообще отказываются ехать в посёлок, ссылаясь на то, что не могут набрать нужное количество пассажиров. - Сказала она вкрадчивым голосом. -
  Я согласился довезти Глафиру до квартиры, но предупредил, что не располагаю временем и заранее отказываюсь заходить к ней в дом.
  Когда мы ехали, я старался отмалчиваться и тем более не заикался о летних событиях в посёлке.
  Ничего не вышло. Моя неловкая конспирация провалилась.
  Глафира проявила инициативу и сама заговорила об убийстве Бочкиной и исчезновению участкового.
  - Ты забыл нас. - Она по обыкновению рассмеялась невпопад обстановке.
  - Вирясов часто о тебе вспоминал и порывался съездить в гости, но я отговорила его. Вот не дождался встречи. - Она обескураженно развела руками.
  У меня от сообщения Глафиры ёкнуло сердце. Я с испугом подумал, что Пётр Матвеевич умер или убит жутким поселковым маньяком.
  - Что случилось с Петром? - Спросил я осевшим от волнения голосом.
  - На родину своих родителей уехал Вирясов. Сказал, что у него был зов, якобы позвал его кто-то в мордовские леса. Собрался и, не откладывая уехал. Больше месяца прошло, как покинул посёлок. Я с ним по телефону недавно разговаривала, сказал, что пока не собирается возвращаться назад, велел на полгода сдать в аренду его квартиру. -
  Машина въехала в посёлок, и женщина легонько ударила меня по плечу.
  - Остановись у дома Бочкиной. Я теперь здесь живу, а квартиру Старкова продала предпринимателю из Монголии, он давно тут дублёнками торгует. -
  Новости ошеломили меня. Я резко затормозил и, не произнося не слова, стал ждать, когда женщина покинет салон легковушки. Но она не спешила выходить из машины.
  - Сейчас у нас в посёлке новый участковый, он тоже, как в свое время Леонид Иванович, опекает торговую точку нелегальным алкоголем. - Почти пропела Глафира.
  - Так и не нашёлся милиционер и, по всей видимости, его продолжают подозревать в убийстве Бочкиной?
  - Догадываюсь, тебе о такой версии Кочергин сказал.
  - Да, был он у меня. Разговаривали.
  - Я думаю, менты ошибаются. По мнению Вирясова участковый сам стал жертвой убийцы.
  Перед тем как уехать в Мордовию, Петька сказал мне, что тело участкового лежит под цементным полом подвала, который он построил в доме милиционера. -
  Я с испугом глянул в зелёные глаза Глафиры и мгновенно понял, что она говорит правду, но спросил.
  - От кого он узнал о спрятанном трупе?
  - Сказал и всё. Я говорит, там работал и мне известно многое об этом милиционере. Я не стала разглашать эту тайну и тебе не советую. Как только мы кому-нибудь скажем об этом, сразу же превратимся в убийц или соучастников преступления. А если вдруг тело участкового действительно окажется замурованным под полом, тогда нас надолго посадят или хуже того запрут в психушке.
  - Зачем же ты тогда обо всём рассказала мне? - Страшась, спросил я.
  - Потому-что ты остаёшься тем человеком, на которого можно легко свалить все преступления произошедшие в нашем посёлке. Я вижу, ты это хорошо осознаёшь и навсегда останешься хранителем тайны. Такова жизнь Юра. -
  Глафира громко хлопнула дверцей и скрылась за дорогой новенькой дверью квартиры бывшего любовника. Я понял, что теперь жильё по праву, заверенному нотариусом, принадлежит ей.
  
   М.В. Быков.
  
  
  
   КОСА СМЕРТИ
  
  Тракторист лесоучастка Иван Колобов, не вылезая из кабины, ловким движением огромной ручищи отцепил последний волок леса и, дёрнув машину вперёд, сбросил его с металлической спины трактора. Дизель удовлетворённо заурчал, предчувствуя конец тяжёлой работы.
  Иван не спеша тронул агрегат и выехал за пределы лесосеки. Проехав по расхристанной его же трактором и лесовозами дороге с километр до большой таёжной поляны, заглушил двигатель. Иван вылез из кабины трелёвочника, снял с плиты трактора косу и с удовольствием прошел первый коротенький прокос. Двигаясь по стерне, вспомнил под звон отточенного как бритва железа, что когда он был мальчишкой, отец учил проходить первый прокос таким образом, чтобы в дальнейшем волки травы ложились ровно и были удобны для сгребания граблями будущего сена. Колобов печально хмыкнул, предаваясь воспоминаниям, постарался заглушить тревогу, вдруг накатившую откуда-то из глубин сознания, требующую предпринять какие-то действия, потом поспешно шагнул назад и принялся за новый прокос, чиркнув по лезвию орудия производства плоским обломком точильного бруска.
  
  Вчера в конце рабочего дня начальник лесоучастка попросил Колобова выкосить этот небольшой покос.
  Каждый работник участка обязан был, заготовить капну сена для казённых рабочих лошадей, без которых невозможно было вести хозяйство на лесозаготовке. Иван согласился охотно, без пререканий. Наоборот, при разговоре пришло желание поработать косой, как это он делал в детстве и молодости, живя в родительском доме.
  - "Не забыли руки крестьянского труда". - Подумал Иван, чувствуя, как уверенно идёт коса, срезая сочную траву и укладывая её в валок.
  В том году Ивану исполнилось сорок лет, но как-то жизнь не ладилась, шла на перекосяк? Вот уже несколько лет Колобов жил в одиночестве, и это унылое житейское обстоятельство его страшно напрягало, было неуютно и тоскливо на душе. Мир казался враждебным и неустроенным, как и его судьба.
  Жена бросила Ивана, когда он неожиданно запил работая в райцентре на бульдозере.
  Спецтрактор располагал к тому, что тракториста просили выполнить те или иные работы, рассчитываясь бутылкой или хуже того брагой. И пошло поехало. Он приходил домой чумазый пропахший насквозь соляркой и алкоголем.
  Жена недолго боролась с его пьянством, устроила скандал и покинула враз ставший враждебным отцовский дом.
  После этой бытовой встряски Иван перебрался работать в лесоучасток, чтобы хот как-то забыть свою любимую женщину и отвлечься от надоедливых знакомых, требующих за поллитру выполнить на бульдозере различные земляные работы.
  Колобов был видным и крепким мужиком. Женщины его не чурались, но в этот раз почему-то ни одна не подала сигнала, по которому можно было бы завязать отношения и забыться, отодвинуться от былой жизни. Очевидно, виной тому было его непристойное пьянство.
  
  В лесоучастке Колобов стал работать на трелёвочном тракторе и жить в небольшом домике, срубленном на самой окраине поселка в сорок семей лесорубов и плотников. Первые валили лес, вторые работали на пилорамах и рубили срубы домов для райцентра.
  На территории лесоучастка всегда стояло два или три сруба в разной готовности, поэтому поселок называли просто - "Домостроение".
  Иван не вёл никакого домашнего хозяйства и даже еду себе готовил очень редко, а питался в производственной столовой. Из всех развлечений предпочитал рыбалку, но иногда ходил в тайгу поохотиться на пернатую дичь.
  
  Острая коса легко входил в сочную траву и, через полчаса запахло парным сеном, травы стали подсыхать на горячем солнце. Вслушиваясь в жужжание жала, косарь вспомнил искаженное призрением лицо жены бросившей его на произвол судьбы, и где-то в груди закипела обида. В это самое время на поляне появились два всадника.
  Верховые быстро подъехали к Колобову вплотную, отчего он даже почувствовал горячее дыхание лошадей. Один из всадников тот, что выглядел старше своего напарника, замахнулся и ударил Колобова плетью. Ремень обжёг вспотевшую спину косаря, и кровь его вскипела в жилах от какого-то страшного незнакомого ему состояния?
  - Убирайся с поляны вместе со своим трактором! - Прокричал разъяренным голосом всадник, продолжая грозить Ивану плетью. - Или я выбью твои глаза бичом!
  - В чём дело? Какие могут быть претензии насчет моей работы? Я здесь по заданию управляющего. - Процедил сквозь зубы Иван отталкивая свободной рукой морду лошади. Тракторист ничуть не испугался атаковавших его всадников, только весь напрягся от обидного удара по спине. В его голове всплыли давнишние слова отца.
  - "Мужчина сынок должен уметь любить, ненавидеть; уметь заработать и украсть, знать, как защищаться и даже убить человека если на то будет причина. Только из таких отважных людей получаются настоящие мужики, воины и надёжные отцы семейства. Это дано многим, но не всем". -
   Почему он забыл это поучение отца? Как так случилось, что его предала жена и не с того не с сего помыкают посторонние люди?
   Он глянул на второго всадника, который пока не встревал в ссору и узнал его. Это был парень из посёлка лесорубов по имени Темюр.
   - Здесь нельзя косить. - Сказал парень, и в голосе его тоже зазвенела вражда. - Трава нужна будет скоту зимой! - Уточнил он зло.
  - Это моё зимнее пастбище! - Крикнул вновь старший наездник и спрыгнул с лошади на стерню. Бросив повод напарнику, он стал яростно наступать на Колобова, вытягивал шею и выкрикивал обидные слова в сторону твёрдо стоящего среди покоса с косой в руках Ивана.
  
  О произошедшем убийстве пастуха совхоза "Светлый Путь" Николая Каноола глубокой ночью мне следователю районной прокуратуры Найдёнкину Ивану Михайловичу сообщил участковый милиционер лейтенант Ондар. Участковый был назначен на эту должность совсем недавно, но за работу взялся с охотой и довольно грамотно для начинающего блюстителя порядка.
  Телефонной связи с посёлком лесорубов не существовало, а сведения о произошедшем преступлении Ондару привёз из тайги водитель лесовоза, вывозивший лес с участка в райцентр.
  Рано утром на грузовом автомобиле, принадлежащем лесозаготовителям, мы с участковым отправились на место преступления.
  Жители посёлка, забыв о работе, почти в полном составе собрались у конторы лесоучастка и бурно обсуждали страшное убийство пастуха проживавшего со своей семьёй в юрте в нескольких километрах от деревни. К этому времени труп погибшего опознали многие, в том числе и близкие родственники, прибывшие к месту трагедии ещё вчера.
  
  Забрав с собой жену убитого и ещё двух понятых, мы немедленно отправились на злосчастную поляну, многие жители посёлка потянулись вслед за нами. Всё подтвердилось. Жена Каннола была уверена, что на стерне заляпанной кровью лежит именно её супруг Николай - мужчина сорока двух лет от роду. Брат убитого подтвердил показания невестки, опознав старшего брата по одежде и характерным приметам на руках. На отсечённую голову убитого он старался не смотреть, смахивая накатывающие на глаза слёзы.
  Мужчина рассказал, что во время убийства он пас скот и узнал о трагедии только когда вернулся домой и увидел прибежавшего к юрте осёдланного коня Николая.
  Осмотр расчленённого тела пастуха дался мне с трудом.
  Я был шокирован способом убийства и тем, как это выглядело на месте трагедии. Я только подумал, что тело нет необходимости вскрывать с целью судмедэкспертизы, итак было всё ясно насчёт причин кончины пострадавшего.
  Голова Каноола отсечена обычной косой девятого размера, и этот факт подтверждает единственный свидетель преступления, родственник убитого некий Темюр - парень двадцати четырёх лет, рабочий пилорамы лесоучастка.
  Я допросил свидетеля на месте преступления.
  Он рассказал, что в этот день погибший приехал в поселок, чтобы купить продукты в местном магазине. Темюр поехал его проводить до скотоводческой стоянки. Во время движения по дороге, они увидели Ивана Колобова выкашивающего траву на поляне. Когда они подъехали к косарю, Каноол вспылил и ударил тракториста плетью, после чего Колобов безжалостно расправился с обидчиком.
  Мне было известно, что отсечь голову человеку не так-то просто даже специальным приспособлением, а тем более обыкновенной косой. Очевидно, лезвие при ударе по стечению обстоятельств вошло точно между шейными позвонками убитого и это решило исход дела?
   Обезглавленное тело пастуха лежало на стерне с распростёртыми руками. Голова несчастного отлетела от туловища на метр, язык был высунут наружу, а глаза страшно закатились, оставаясь открытыми. Я наклонился и осмотрел место отсечения головы на трупе. Так и есть. Кости позвонков были не задеты страшным орудием убийства.
  - Что говорил тебе о преступлении свидетель? - Спросил я у участкового. - Как описывает события? - Мне надо было сопоставить показания Темюра.
  - Темюр присутствовал на поляне в момент убийства и наблюдал за ссорой фигурантов: тракториста Колобова Ивана Семёновича и пастуха Николая Каноола. - Доложил милиционер. - Он видел все действия убийцы от начала и до конца, потом поспешно уехал, испугавшись, что преступник нападёт и на него. Он говорит, что Каноол первым нанес трактористу удар плетью и через какое-то время получил ответный удар косой. -
  
  Я стал размышлять над случившимся, не понимая, что могло такого случиться между двумя не знающими друг друга людьми, чтобы вынудить одного из них нанести смертельный удар? Мог ли Колобов без колебаний отрубить голову пусть даже обидчику, хлестнувшему его плетью, если между ними раньше не было никаких отношений?
  - Меня больше всего волнует вопрос, куда делся сам преступник. - Сказал участковый. - Вы будете ещё раз допрашивать свидетеля?
   - Буду. - Ответил я. - Надо точно выяснить мотив преступления, а уж потом решить где можно найти самого виновника убийства? Если конечно подобное возможно в условиях тайги? -
  Из повторных показаний свидетеля стало понятно, что ссора между убитым и преступником произошла из-за того, что подозреваемый в убийстве пастуха косил траву на поляне без разрешения Каноола считавшего, что пастбище принадлежит лично ему.
  Я попросил Темюра подробно описать сцену ссоры между фигурантами дела.
  - Каноол напал на косаря, нанёс удар плетью трактористу в тот момент, когда он ничего не подозревая, работал косой? - Спросил я.
  - Да. Колобов косил траву и не сразу увидел, что мы к нему подъезжаем на лошадях. - Рассказывал Темюр. - Я не знаю, что произошло с Каноолом, и почему он так вспылил и стал нападать на Ивана? - Пожал плечами парень. - Он кричал трактористу что-то насчёт зимних выпасов скота, и всё время замахивался плетью, потом спрыгнул с коня и стал яростно наступать на Ивана, угрожал плетью и словами. Он наверно думал, что Колобов его испугается, бросит косу и уйдёт к трактору. Но тот не струсил, а как раз наоборот не бросил косу, а поднял её наизготовку, намереваясь опасным орудием защищаться от бича пастуха. Тогда Каноол вытянул шею, как бы подставляя её под удар, и при этом закричал, что грязный тракторист трус и не сможет поднять на него руку. -
  Свидетель испуганно оглядел всех присутствующих.
  - Николай открыто призывал Колобова нанести ему удар косой, очевидно ничуть не сомневаясь что у того не хватит духу это сделать! Когда Каноол стегнул тракториста ещё раз, произошло ужасное действие со стороны Колобова. Я видел, как Иван резко размахнулся и со всего плеча ударил обидчика косой.
  Голова Каноола слетела с плеч, словно шляпка подсолнуха, таким точным и сильным был удар. - Темюр всхлипнул, словно собирался расплакаться.
  - Несчастный Каноол даже не успел вскрикнуть, его тело рухнуло на последний прокос, сделав судорожный шаг в сторону убийцы.
  - Убийца обладает большой силой. - Констатировал участковый. - Я знаю Ивана. У него руки как клешни. Много лет тракторные рычаги дергал.
  - Почему коса оказалась так далеко от места преступления? - Спросил я у свидетеля.
  - Он её забросил. Сильно так и страшно закинул орудие убийства от себя подальше. Я чуть не умер от страха, подумал, что Иван в меня бросил окровавленную косу. - Признался Темюр.
  - Конь мой шарахнулся от этого жуткого поступка Колобова, а лошадь Каноола вырвала у меня из рук повод и поскакала в сторону дома. - Темюр махнул рукой в сторону лесосеки.
  - Я повернул свою лошадь и помчался во весь опор в деревню, чтобы сообщить людям о случившемся. -
  
  Уставший от напряжения свидетель жуткого убийства опустился на корточки.
  - Я понимал, что Каноолу уже ничем не поможешь, страх меня охватил. Я думал, что Иван может так же безжалостно расправиться со мной. Я даже забыл, что нахожусь верхом на лошади и мне, вроде бы, ничего не угрожает.
  - Почему поехал за помощью не на лесосеку, до которой всего один километр, а в посёлок? - Спросил участковый.
  - Не знаю. В лесосеку надо было ехать мимо тракториста. Я боялся.
  - Но ведь в его руках уже не было орудия убийства?
  - Я об этом не думал. Я испугался. Я видел как Колобов отсёк голову Каноолу, которая страшно отлетела и брызнула во все стороны кровь. Всё лицо Ивана тоже было залито кровью. Я погнал лошадь туда, откуда только что приехал. - Закончил свои показания очевидец жуткого убийства.
  Позже он дополнил свои показания и сказал, что как только убийца забросил косу, тут же повернулся и пошёл в сторону трактора.
  - Колобов не пошел в посёлок, так как понял, что свидетель преступления уехал именно туда. - Сказал участковый. - Пока бы он добрался до населённого пункта, все его жители уже бы знали об убийстве. -
  Участковый посмотрел пронзительно на Темюра.
  - Однако мне кажется, что Колобов всё же окольными путями пробрался к своему дому, взял кое какие вещи и только после этого двинулся в тайгу? Я аккуратно осмотрел его жилище, но ничего не трогал.
  - Его кто-нибудь видел? - Спросил я.
  - В деревне его никто не видел, но я уверен, что Иван не кинулся бы в бега не подготовленным. Не такой он человек. Тайгу знает. После преступления на поляне труп пастуха видел шофер лесовоза Александр Весёлкин, молодой парен двадцати пяти лет. Он проехал на лесовозе мимо трактора и подумал, что на скошенной поляне отдыхает Колобов. Весёлки не остановился, а когда вернулся на поляну обратным рейсом, тут уже были люди, предупреждённые об убийстве Темюром. -
  
  Я был согласен с выводами участкового.
   - В тайгу подался Колобов, и мы его там никогда не найдём. - Принялся я за обсуждение единственной пока версии исчезновения подозреваемого в убийстве Ивана Колобова.
  - Путь в ближайшую деревню и город лежит в одну сторону, но он туда ни за что не пойдёт. Преступник будет выходить с места убийства окружным путём. Сейчас лето и Колобову вполне хватит времени выйти из тайги где-нибудь в стороне от нашего района, там, где его никто не знает. - Предположил я.
  - Выйти из тайги по бездорожью задача не из лёгких. - Участковый кивнул в сторону трактора. - Возможно, у Колобова был небольшой запас продуктов в кабине трелёвочника, была одежда, а может было и оружие или то и другое он взял из дома, тайно туда пробравшись? Это ему поможет. В противном случае ему всё же придётся выходить к людям как можно быстрей. Голод и холод заставит покинуть тайгу.
  - У него было ружьё? - Спросил я у бригадира лесорубов прибывшего забрать осиротевший трактор.
  - Я никогда не видел Ивана с ружьём. В руках у него всегда был ключ или ломик. Откуда он взял косу я тоже ума не приложу? - Ответил мужчина и спросил когда можно забрать трактор.
  Я разрешил забрать трактор и велел участковому узнать у начальника лесоучастка, не выдал ли он Колобову инвентарь для заготовки сена?
  
  Искать преступника в безбрежной тайге было некому, да и не имело смысла, Колобов знал лес очень хорошо и с детства имел навыки в нём выживать.
   В лесу заблудившего человека найти довольно трудно и практически невозможно обнаружить того кто решил в ней скрыться. Здесь не поможет никакая хитрость преследователей, нет возможности обнаружить след беглеца даже опытному следопыту, чтобы определить направление его движения.
  Я вернулся в райцентр и отослал в область данные на подозреваемого в убийстве Колобова Ивана Семёновича, рассчитывая на то, что тракторист не выдержит скитаний по горам и чащобам и вынужден будет выйти к людям или погибнет в тайге от голода, или несчастного случая, тем самым заплатив за страшное убийство человека.
  Я представил в воображении как заросшего бородой тракториста ломает медведь на лёжку которого он нечаянно наткнулся или того хуже ослабшего Колобова в болото загоняют осмелевшие волки почувствовавшие близкую кончину человека. Я так думал представляя жуткий поход преступника и не находил удовлетворения в своих версиях о дальнейшей судьбе простого русского мужика в одну секунду ставшего злодеем.
  Однако сам факт жестокого убийства не давал мне покоя я так и не определил подлинные мотивы заставившие мужчину в расцвете лет совершить такой ужасный поступок.
  Что могло послужить толчком, заставившим уравновешенного человека отсечь голову хоть и скандальному, но вполне безобидному пастуху? Тем более что ранее эти двое вообще не пересекались в своих жизнях друг с другом, и у них не было повода ненавидеть и тем более убивать! Ссора из-за клочка земли покрытой сочной травой казалась смехотворной и не тянула на столь жестокие поступки со стороны обоих фигурантов трагедии.
  
  Что-то случилось с психикой Колобова? Если бы он потерял рассудок, тогда ни при каких условиях не бросился бы в бега. Дураки и умалишённые не способны здраво рассуждать и принимать подобные решения.
  Однако мне представлялась, что у Колобова всё же была причина убить совершенно незнакомого обидчика так беспардонно напавшего на него на цветущей таёжной поляне.
  Иван без сомнения подходит возрастом под статистические данные об убийцах.
  Он одинок, брошен любимой женщиной. У него, конечно же, накопились тяжкие переживания и тревога за самого себя и свою судьбу, тем более что мужчина какое-то время без меры употреблял алкоголь.
  Очевидно, в момент ссоры с Каноолом в душе у Ивана до предела обострился конфликт психологического и социального характера. Известно, что поведение разведённых супругов и особенно мужей склоняют их к агрессии. В психологическом отношении чудовищная жестокость, с какой расправился с обидчиком Колобов, ставит его в ряд с маньяками-убийцами.
  По всей видимости, в момент рокового удара Иван был не в себе, но через мгновение осознал всю тяжесть содеянного и немедленно скрылся, понимая какое наказание его ожидает.
  Побеседовав с бывшей женой Колобова Татьяной Александровной, я понял, что Иван ни за что не объявиться в её доме и что она его тут же сдаст милиции, если вдруг такое произойдёт.
  
  Колобов нигде не появлялся.
  Настала дождливая осень, затем суровая снежная зима, но тракториста так и не смогли задержать. Возможно он всё же вышел из тайги где-нибудь в дальнем районе и поселился жить никем не узнаваемый в глухом таежном месте?
  В верховьях Енисея он мог перезимовать в староверском ските, хотя это тоже было опасно для преступника, староверы контактировали с большими деревнями и могли выдать преступника, если до них дошла молва об убийстве.
  Одно я знал наверняка: Убийца не может воспользоваться своими документами удостоверяющими личность. Документы Колобов забрал с собой или надёжно спрятал. По крайней мере, в доме при обыске не обнаружили ни паспорта, ни свидетельства о рождении, ни каких-либо других документов сопровождающих граждан в их жизни. Участковый милиционер был уверен, что беглец забрал их с собой, возможно, он взял и ружьё? В доме были обнаружены старые патроны шестнадцатого калибра.
  - Рано или поздно убийца всё равно объявиться. - Сказал мне уверенно лейтенант Ондар. - Или кости его обнаружит в своей избушке какой-нибудь охотник, если он задумает перезимовать в ней. -
  
  Дело об убийстве пастуха Каноола в местечке "Домостроение" отправлено в архив, но не закрыто, а отложено и граждане могут считать, что так и не осуждённый Иван Колобов не является убийцей скотовода.
  Об этом преступлении наверняка многое известно только одному свидетелю убийства родственнику погибшего Каноола Темюру, у которого нет положенного в таких случаях алиби. Ведь никто не может поручиться, что Каноола не убил сам свидетель убийства, а Ивана в это время уже не было на поляне, хотя на орудии убийства были обнаружены отпечатки пальцев только Ивана.
  Напрашивалась и ещё одна версия, которая подразумевает, что Иван не ушёл в тайгу, а тоже убит и тело его надёжно спрятано преступником, однако предположить, что с обоими мужчинами справился тщедушный Темюр невозможно, к тому же у него не было веских мотивов совершить двойное убийство. Не было мотива и у Ивана, если не считать разгоревшейся на покосе драки.
  
   М. Быков.
  
  
   ДЕЗЕРТИР.
  
  Сержант Варенов, начальник радиостанции Р-110 отдельного батальона связи Дальневосточного Военного Округа, внимательно слушал взволнованный доклад линейного телефониста рядового Товкайло.
  Молодой солдат первый раз за время своей пока не продолжительной службы участвовал на общевойсковых учениях армейского корпуса.
  Развернувшиеся на огромной площади масштабные военные события подействовали на не устоявшуюся психику солдата одновременно положительно, взбудораживая и отрицательно приводя в растерянность, а самое последнее происшествие, случившееся при развёртывании подразделения в котором он проходил службу, окончательно выбило его из колеи.
  
  Армейская жизнь и об этом многим известно не понаслышке, протекает по своим собственным законам, отличным от законов общества не связанного с оружием.
  Именно оружие, как раз и создаёт некое замкнутое пространство вокруг военнослужащих, ибо обладает потенциальной угрозой для окружающих.
  Жизнь человека в пагонах всегда связана с невыносимыми ограничениями свободы, проявлением различного рода дискриминациями личного состава со стороны старших начальников и командиров.
  На молодых представителей мужского пола попавших в армейскую среду огромным комом наваливаются тяготы службы: непосильная работа, подчинение, отрыв от привычной вольной жизни на гражданке. Некоторые неустойчивые личности, особенно из числа вновь призванных на службу молодых парней, не выдерживают упомянутого воздействия не только физически, но и психически. Такие несчастные срываются, совершают разного рода неприглядные проступки, а то и преступления.
  
  Как и в другом любом сообществе людей, в армии случаются странные необъяснимые происшествия, во время которых ломается техника, гибнут или вообще бесследно исчезают люди. В армейской среде всегда есть место подвигу и преступлению. Командование, руководствуясь армейским уставом, проводит всевозможные проверки и расследования подобных инцидентов, но старается не выносить сор из избы и по большей части умалчивает об истинных причинах произошедшего.
  Рядовой Товкайло, стоящий на вытяжку перед своим непосредственным начальником, об этом ещё не знал. Он только что вернулся с учебного задания. Ему и его напарнику Тюжанкину было приказано протянуть телефонный кабель от приемника к передатчику радиостанции.
  
  Боец сбивчиво докладывал сержанту Варенову о том, что произошло на маршруте с ним и рядовым Тюжанкиным.
  Солдат исчез по непонятной для Товкайло причине и неизвестно куда?
  Телефонист Товкайло взволнованно рассказывал начальнику радиостанции о сложностях местности, по которой им пришлось тянуть кабель, о невероятном и логически необъяснимом исчезновении рядового Тюжанкина, огромной жуткой собаке, которая якобы напала на него среди холмов и трясин старой городской свалки.
  Ещё он путано рассказывал о каких-то странных для слушателей вещах, произошедших за последние два часа службы в начале первых в его армейской жизни войсковых учений.
   Дело в том, что рядовому Товкайло и его потерявшемуся напарнику Тюжанкину, только что выполнявшим учебно-боевую задачу по развертыванию средства связи, пришлось пересечь упомянутую выше городскую свалку. Как раз в самом её центре, через лога и бугры мусора они прокладывали телефонную линию призванную связать приёмник и передатчик радиостанции. По инструкции расстояние между этими боевыми средствами связи должно быть не менее трёх километров.
  
   Сержант Варенов внимательно слушал бойца, а сам брезгливо морщился, чувствуя исходящую от телефониста свалочную вонь. Сапоги стоящего перед ним солдата были обляпаны рыжей грязью, такая же жижа успела засохнуть на его шинели и пустых катушках из-под кабеля.
  Боец Товкайло потерял где-то на маршруте поясной ремень, а на его головном уборе отсутствовала звездочка. Сержант заметил, что звёздочка выдрана из шапки вместе с мехом. Личный автомат Товкайло болтался у бойца за спиной, а оружие рядового Тюжанкина стояло у ног сержанта.
  - Смотрите товарищ сержант, огромная псина сбила с моей головы шапку и выцарапала зубами звезду! - Докладывал Товкайло. Его не соответствующий армейской выправке вид вызывал у начальника и личного состава станции смех и тревогу одновременно.
  - Где Тюжанкин? - Мрачно перебил взволнованного солдата сержант.
  Внутри у Варенова всё сжалось от нехорошего предчувствия беды. Учения начинались с чрезвычайного происшествия в подразделении.
  - Тюжанкин? - Переспросил уже в который раз телефонист, и опять принялся объяснять начальнику.
   - Так я вам докладывал товарищ сержант. Потерялся Тюжанкин. Как сквозь свалочную жижу провалился. Там этого говна, целые озера. -
  Рядовой Товкайло грязной рукой провел по испачканному лицу и шмыгнул замызганным носом вроде бы собираясь заплакать от волнения.
  - Я уже говорил вам, что он шел первым, потом перевалил за бугор и исчез....
  - Подожди. - Остановил солдата взмахом руки Варенов и поднял трубку полевого телефона. На другом конце провода немедленно ответил дежурный по передатчику радиостанции.
  - Тюжанкин не появлялся. - Спросил глухим тревожным голосом сержант. Внимательно выслушал доклад и промолвил сурово.
  - Понял. Если появиться доложить немедленно! - Приказал он и опять уставился на стоящего перед ним бойца не по уставу одетого, без ремня и головного убора.
  - Тюжанкина нет на передатчике. Слышал? -
  Товкайло кивнул утвердительно головой.
   - Говоришь, в жиже утонул? -
  В голосе начальника появились грозные нотки, хотя он в это время мучительно решал докладывать или пока не докладывать вышестоящему начальству о случившемся?
  - Я не знаю? Это я так сказал. Куда ж он мог тогда деться? -
  Товкайло развел руки, голос его дрогнул от напряжения.
   - Всё началось с того времени, когда Тюжанкин спустился с очередной мусорной кучи вниз, а я ещё несколько минут кабель прикапывал. Маскировал провод. - Боец помолчал, соображая, чтобы еще добавить, опять шмыгнул носом.
  - Когда поднялся через пару минут наверх, смотрю, а его и след простыл. Я ведь сначала подумал, что он за следующим бугром скрылся? Только потом, когда собаку увидел, сообразил что это не так. -
  Товкайло посмотрел на сержанта, призывая начальника радиостанции верить его словам. Однако чувствовалось, что сам боец по-прежнему не может найти объяснения странному исчезновению товарища.
  
  Через тридцать минут так и не дождавшись Тюжанкина, начальник радиостанции сержант Варенов доложил о происшествии командиру роты.
  Спустя ещё двадцать минут в расположение развернутого боевого средства связи, прибыла группа военных во главе с капитаном Мологиным офицером из штаба батальона. Пока для капитана готовили чай, он как старший группы удобно расположился в радиостанции на рундуке и приступил к опросу бойцов подразделения.
  
  Исчезнувший Тюжанкин был широко известен личному составу воинской части, в которой проходил службу, а так же и всем офицерам корпуса.
  Популярным солдат стал из-за своей способности вести нескончаемые диалоги в сонном состоянии. Ему можно было задавать любые вопросы и всегда получить лаконичный ответ.
  Участвовать в подобных шоу в казарму приезжали офицеры со всех близлежащих соседних частей и подразделений.
  О способности Тюжанкина вести разговоры во сне его сослуживцы узнали ещё во время движения эшелона с новобранцами к месту прохождения службы, но почему-то ни медики, ни командиры не предприняли никаких мер по лечению бойца от такого нервного заболевания? Лунатик очень опасен в Армии, но Тюжанкина допустили до службы.
  Солдат был вполне вменяемым и дисциплинированным, поэтому единственно, что придумал командир роты, это не назначать рядового в караул, хотя Тюжанкин толково управлялся с оружием и на стрельбах всегда показывал хороший результат.
  Вместо караула связанного с оружием, воина направляли в наряд на кухню, где он чувствовал себя как рыба в воде и его однополчане были довольны тем, что он дежурит постоянно в этом подразделении. Тюжанкин умудрялся организовывать дополнительное питание своим товарищам, за что его уважали.
  
  Незадолго до описываемых событий, однажды после отбоя, связисты с интересом обсуждали очередное предсказание Тюжанкина, выданное армейским пророком старшине роты Медякову. Сонный оракул на вопрос старшины, что его ожидает после дембеля, сказал гнусавым голосом, простуженным на недавних стрельбах.
  - "В тюрягу тебя посадят паршивца" -
  Обычно многие смеялись над словами Тюжанкина, казалось, никто не обижался на его предсказания и прямые ответы. Бойцы верили и не верили в пророчества лунатика, а если что-то сбывалось, то относили это на сообразительность и аналитический ум засони-ясновидца.
  К тому же сонный прорицатель давал точные и полные ответы только касательно более-менее отдаленного будущего вопрошающего и в большинстве случаях говорил расплывчато и зашифровано, как небезызвестный Нострадамус.
  В тот памятный вечер старшина Медяков только хмыкнул и надолго задумался. Необходимо отметить, что все оригинальные предсказания Тюжанкина наводили на раздумья и особенно тех, кто его просил высказаться. Неестественное поведение сонного человека всегда заставляет окружающих людей думать о каких-то его мистических способностях.
  
  Во время очередного опроса, стоя навытяжку теперь уже перед капитаном Мологиным, рядовой Товкайло неожиданно вспомнил именно тот злосчастный для старшины роты вечер, когда исчезнувший пророк, предсказывал Медякову заключение в тюрьму.
  Боец Товкайло тогда съязвил что-то по поводу тюремной перспективы строгого старшины, на что Тюжанкин скривив в усмешке сонное лицо, пробурчал.
  - А ты Товкайло, вообще помалкивай, а то утонешь в говнянной жиже и никто не сможет тебя вытащить из дерма за твой рваный телефонный кабель. -
  Тюжанкин после этих слов немного помолчал, ожидая обычного наводящего вопроса, потом предсказатель, неожиданно для всех, разъяснил свои способности вести подобные беседы в сонном состоянии. Его признание прогремело как гром среди ясного дня.
  - Вообще-то, - сказал он, - если вы меня спрашиваете о чем-то, то должны знать, что я не несу ответственность за точность ответа. Я ведь сплю самым натуральным образом. - Он хихикнул и продолжил. - Я сонный и поэтому я могу сболтнуть во сне такое, о чём неведомо ни мне, никому-то из вас. Это неизвестно даже ангелу или чёрту, потому что я их не вижу рядом с собой. Я сплю без задних ног. -
  Зачем пророк упомянул божественную и нечистую силу никто не понял.
  Такое откровение "лунатика" привело в тот вечер всех присутствующих к подозрению, что Тюжанкин не спит по настоящему, а талантливо претворяется.
  Такое необычное для предсказателя предупреждение товарищам, постоянно проводившим с ним подобные эксперименты, очевидно и вызвало подозрение в применении им хитрости.
  Тюжанкин тем временем продолжал.
   - Лучше меня вообще не спрашивайте ни о чем, когда я сплю, о то наживете приключений на свою жопу. -
  Затем он повернулся на бок и сладко захрапел.
  В тот раз его больше никто не осмелился потревожить.
  
  Вспомнив этот странный диалог с исчезнувшим пророком, Товкайло неизвестно почему, вдруг перевел предсказание оракула на него самого и выпалил о своей догадке дознавателю.
  - Он, наверное, утонул, товарищ капитан. Говорил мне, что я потону, а вышло наоборот. Сам исчез среди говна. Там, - Товкайло махнул рукой в сторону свалки, - этой дряни из городских септиков целые озера налиты. -
   - Говорил, говорил. - Перебил его Мологин. - Он сонный, что хочешь, мог наговорить. Дурил вас глупцов, а вы и уши развесили. -
  Мологин передразнил солдата, а сам вспомнил о том, как лично приходил в роту связистов, чтобы задать пару вопросов сонному бойцу.
  Эти воспоминания заставили офицера вздрогнуть.
  Он ясно увидел тогдашнее лицо пророка. Тюжанкин отвечая на его вопрос, осклабился и во всём его облике, появилось что-то дикое, волчье. Улыбка получилась у лунатика звериная. Теперь и собака, о которой рассказывает Товкайло, вписалась в сюжет с исчезновением Тюжанкина, в голове офицера возникла пугающая мысль об оборотне.
  Мологин плюнул в сердцах, отгоняя свирепый образ предсказателя и вновь, переключил внимание на телефониста.
  - Так точно, сонный был Тюжанкин. - Продолжал свидетель. - Он в тот раз нашему старшине тюрягу наворожил, а мне за моё зубоскальство по злу сказал, что я утону в говнянной жиже. Откуда-то узнал про эту свалку? - Удивленно вытаращил глаза Товкайло. - Одним словом - пророк. ... Точно пророк! В то время никому не было известно, что здесь развернем радиостанцию, а он выходит, знал об этом. - Уточнил с удовлетворением рядовой. - Может быть, и собака его рук дело? Он способен на всё. Я помню, он говорил, что собаки умеют понимать мысли людей, а он якобы в собачьих мозгах разбирается.
  - Хватит про жижу! Ты мне рассказывай, как все было? - Грозно потребовал капитан.
  Он сидел на рундуке, напряженно набычившись и в который раз пересчитывал патроны, вынутые из рожка Товкайловского автомата.
  - Два патрона не хватает? -
  Мологин посмотрел на солдата, указывая ему на кучку боеприпасов.
  - Ты случайно не "грохнул" Тюжанкина? Наверное, шлепнул сослуживца и утопил в свалочном болоте? - Спросил офицер просто так, для того чтобы выдвинуть первую попавшую на ум версию исчезновения военнослужащего, у самого же на уме крутилось совсем другое предположение, он думал о побеге бойца, но ни хотел пока в это верить и потому медлил, не высказывал в слух самую плохую для командования версию. Капитан с радостью бы поверил в оборотня, но не желал верить в дезертирство старослужащего воина Советской Армии. За многолетнюю службу Мологин только один раз сталкивался с побегом, и тогда всё завершилось поимкой дезертира, которого потом осудили на три года штрафбата.
  
  Предположение о том, что Товкайло мог убить товарища и притащить его автомат в расположение радиостанции, не вязалось с психологией предполагаемого убийцы.
  Если бы Товкайло действительно убил Тюжанкина, то он наверняка почистил бы автомат и добавил бы патроны в свой рожок, взяв их из рожка жертвы.
  - Я в собаку стрелял. - Жалобным голосом оправдывался Товкайло. - Я докладывал товарищу сержанту, рапорт подал насчет патронов. - Телефонист снова потер чумазый нос, забыл, что стоит перед офицером по стойке смирно.
   - Мазила! - Не выдержал нервного напряжения и заорал в сердцах на бойца Мологин. - Лучше бы ты ту проклятую собаку убил! Сейчас не надо было бы подсчитывать патроны и отправлять оружие на экспертизу! Для тебя было бы ох как хорошо в сложившейся ситуации, если бы собака была мертва и, можно было бы посмотреть на труп псины, тебе бы можно было поверить на слово. -
  - Так точно лучше бы было товарищ капитан, только испугался я. Рука дрогнула. Собачина здоровенная, с теленка, прыгнула на меня и с ног сбила. Шапку вот испортила. Автомат у меня за спиной был в это время, я ведь кабель маскировал. - Оправдывался телефонист. - Пока я сдернул оружие, пес далеко убежал. Прыжки делал скотина метра по три не меньше. Там след есть, сами увидите. - Замер опять по стойке смирно Товкайло, чувствуя, куда клонит следователь.
  Рядовой и сам думал о такой перспективе, но насчет патронов не догадался. Мологин угрюмо молчал, соображая, что предпринять в сложившейся ситуации.
   - Может, это был волк? - Товкайло спросил об этом не столько капитана, сколько сам себя и испугался своих слов, посмотрел тревожно на присутствующих.
   - Уж больно крупный был пёс, свирепый на вид и покрыт лохматой шерстью. От него воняло хуже, чем от лужи, через которую он перебежал, кинувшись в мою сторону. - Солдат пожал плечами и, нарушая раздумья офицера, сказал.
  - Не пойму, зачем он на меня прыгнул? Не испугался человека с оружием волчара.
  - Какой волк? - Сморщился Мологин. - Город рядом. К тому же волки поодиночке не живут. Стаей ходят. Ты видел других животных? - Спросил он связиста, а у самого в голове вновь застучала пугающая мысль об оборотне, в воображении поплыли сцены странных жутких диалогов Тюжанкина.
  - Не было там больше собак. - Уверенно сказал допрашиваемый боец, поспешно отказываясь от своей идеи насчет волка.
  - Может они убежали в другую сторону? - Продолжал допытываться офицер. - Загрызли Тюжанкина, а когда ты выстрелил, рванули в противоположную сторону? Поди, валяется там, посреди свалки этот чертов соня? -
   Жуткая версия капитана вернула, улетучившийся было страх в раздерганное последними событиями сознание телефониста. Рядовой Товкайло представил растерзанное собаками тело товарища и от охватившего ужаса не мог какое-то время говорить. Смотрел в никуда, очевидно обдумывал детали случившегося, но не вспомнил хоть что-то подтверждающее страшное предположение следователя.
  В голове бойца мгновенно прокрутились все последние события, связанные с пропавшим напарником и там не нашлось места смерти Тюжанкина.
  - Нет, не рвали его ни волки, ни собаки. Потерялся он тихо и необъяснимо в тот момент пока я находился за мусорным бугром. -
  
  Накануне описываемых событий, выпал небольшой снег. Он едва прикрывал землю, сверкал в лучах утреннего солнца, искрился радостно. От снега исходил весенний запах перебивающий всполохи въедливой свалочной вони. Сержант Варенов показал связистам, в какую сторону тянуть телефонный кабель и назначил приблизительное время выполнения задания.
  - Дойдете до тех высоток, увидите антенну передатчика. - Объяснил он старшему связисту наряда - Тюжанкину. - На неё и тяните связь. Старайтесь двигаться прямо к радиостанции, не вихляйте среди куч, - предупредил начальник, - а то телефонного кабеля не хватит. -
  Ещё велел взять с собой полевой телефон, но бойцы игнорировали этот приказ, не пошли за аппаратом не желая тащить на себе дополнительный груз.
  Шли легко, изредка переговаривались, и первый километр маршрута преодолели минут за двадцать. Дальше настроение бойцов резко испортилось.
  С началом второго километра путь пролегал через старую городскую свалку.
  Кругом стоял густой неприятный запах, приходилось взбираться на кучи мусора, обходить стороной ямы наполненные рыжей грязью и пузырящейся вонючей жидкостью, которая не замерзала на морозе.
  
  Минут через десять Тюжанкин зачем-то прибавил ход.
  Он ловко перебирался с кучи на кучу и, казалось, без особого труда разматывал и тянул за собой зелёный провод.
  Рядовой Товкайло стал отставать от напарника. Ему надо было маскировать кабель, снега для этих целей было маловато, и бойцу приходилось забрасывать жесткий провод мусором, да клочками прошлогодней травы.
  - Вот попали "земеля"? - Ныл Товкайло, обращаясь к товарищу. - Это же свалочное дермо. Что отцы-командиры места лучше не могли подобрать для развёртывания средств связи, поперлись зачем-то на свалку? У них, что карт местности нет? Носом их бы в эту вонь ткнуть. -
  Тюжанкин в ответ сплюнул брезгливо и продолжал, остервенело и молча разматывать кабель, взбираясь на огромную кучу мусора, прикрытую весенним снежком.
  Не глядя в его сторону, Товкайло сел отдохнуть на ящик из-под бутылок и рассматривая свои измазанные сапоги, продолжал громко говорить не видимому товарищу.
   - После учений, придется отмывать кабель в стиральном порошке! Смотри "старый", сапоги испортил. - Солдат покрутил ногами, пытаясь рассмотреть подошвы кирзачей. - Представляешь, как мы провоняем? - Предположил он уныло.
  Тюжанкин повернулся к напарнику, глянул на него и злорадно посоветовал.
  - Ты бы лучше думал о том, как не застрять в этом мусоре навсегда! Здесь не только утонуть можно, но и сгореть не долго. Кучи видишь, дымятся? Значит горят. Провалишься в такую преисподнюю, не понадобятся тебе тогда сапоги. -
  Он махнул рукой, указывая на струйки пара и дыма поднимающиеся над мусорными холмами и, продолжил ещё более угрожающе.
  - Зверья здесь к тому же полно! Видишь следы кругом то ли волчьи, то ли собачьи? -
  После этих слов Тюжанкин скрылся за вершиной огромного холма, яростно дернув за кабель, который, зацепившись за ящик, чуть было не свалил рядового Товкайло на землю. -
  - Псих долбанный. - Пробормотал телефонист вдогонку Тюжанкину. - Если тут свалюсь, то точно спать придется на улице. Кто меня пустит вонючего на станцию? -
  Рядовой поднялся и с остервенением принялся закидывать снегом зеленого цвета кабель, думая о том, что будь провод белым, его не потребовалось бы маскировать.
  Оказавшись на вершине мусорного холма, Товкайло всё ещё продолжал громко жаловаться Тюжанкину, теперь уже на старшину Медякова, который, якобы не хочет выдать ему другие сапоги, пусть бэушные, но более-менее подходящие, его собственные за полгода службы совсем износились, приобрели не пристойный вид. Новые сапоги у него отобрали ещё в карантине дембеля.
  - На сапогах гуталина больше, чем кирзухи. - Сетовал боец. - Если я на них не смажу банку мастики, они протекают, а высохнув, становятся твердыми как железо! Ноги мои их бы не носили! -
  Товкайло выпрямился, отыскивая глазами напарника, но был напуган и поражен, увидев вместо Тюжанкина огромную лохматую собаку прыжками мчащуюся к нему навстречу. Следом за зверюгой, подскакивая на колдобинах, волочилась катушка с телефонным проводом.
  
  - Я пригнулся от страха. - Признался Мологину допрашиваемый свидетель происшествия. - Пёс с разгона перепрыгнул через меня. -
  Товкайло махнул рукой, показывая, как зверь перемахнул через него.
  - Эта тварь зацепила когтями мою шапку. Я её потом нашел метрах в десяти рваную и грязную. Звездочку выдрал с корнями зверюга. -
  Он показал головной убор офицеру. Тот осмотрел внимательно поврежденное имущество и вернул со словами.
  - Не потеряй. Вещьдок это теперь. - Сказал телефонисту Мологин, а сам подумал о том, что на шапке возможно следы борьбы сослуживцев, к тому же и ремня нет на бойце, замызганный весь рядовой Товкайло, как после драки?
  - Я стрелять стал, когда собака поднималась уже на другую высотку, - рассказывал дальше допрашиваемый, - она убегала вглубь свалки в сторону города.
  Стрелял два раза, одиночными, видел, как пес обернулся на звук, оскалился и взвизгнул, потом скрылся за дальней кучей. От волнения и страха меня всего трясло, но я сразу же стал звать Тюжанкина. Его нигде не было, и на выстрелы никто не среагировал. Я подумал, что может быть, он уже скрылся за следующей высотой? - Товкайло посмотрел испуганно на капитана.
  - Зачем я стрелял в собаку, сам не пойму. - Боец тяжело вздохнул. - С перепуга пальнул, подобрал шапку и пошёл дальше.
  Когда спустился по кабелю вниз, то нашел автомат Тюжанкина и вторую катушку с проводом, еще не начатую. Я видел, он нес ее за плечом, когда поднимался на бугор. Автомат лежал на том месте, где прерывался след, как раз перед огромной лужей.
  Было понятно, что Тюжанкин топтался здесь какое-то время. Поверх его следов были видны отпечатки лап огромной собаки. -
  Товкайло посмотрел с опаской на офицера, и закончил свой рассказ. - А может волка?
  - Волк бы не промазал. - Мрачно сказал Мологин и спросил требовательно.
  - Почему сразу не связался по телефону и не доложил начальнику станции о происшествии? -
  - Виноват товарищ капитан, аппарат с собой не взял. Мы с Тюжанкиным подумали, что быстро проложим кабель и опробуем связь со станции.
  - Это нарушение. Ты сержант, почему не проследил за телефонистом? - Спросил Мологин у Варенова, тут же давая знак, чтобы тот не отвечал, и так было всё ясно.
  - Виноват, виноват! Я вам не только лычки, я вам головы поотрываю, если Тюжанкин не найдется. -
  Капитан помолчал, успокаивая свои мысли и спросил, вновь обращаясь к начальнику станции Варенову.
  - Дезертир? В бега подался твой боец сержант?
  - Никак нет, товарищ капитан! Не мог "пророк", - сержант осекся, - виноват, рядовой Тюжанкин в бега податься. Да и не зачем ему? Меньше ста дней до дембеля осталось. -
  Мологин и сам понимал, что побег Тюжанкина не выписывается в то положение, в котором находился исчезнувший, старослужащий солдат. Но, как говориться, и "на старуху, бывает проруха".
  
  Вука Забродин не был настоящим бомжем. У него есть дом совсем маленькая квартирка. Находиться она в старой деревянной двухэтажке, почти в центре городка. В этом доме он родился, женился, овдовел и теперь несколько лет живет один.
  Вука нигде не работал и очевидно поэтому, его многие называли бомжарой. Он не обижался, жил себе неприметно перебиваясь случайными заработками, да нехитрым промыслом на городских свалках.
  Последний месяц Вука почти каждый день ходил на старые мусорные отвалы, что на восточной стороне города. Здесь было тихо, а Забродин любил тишину. К тому же не мешали конкуренты такие же, как он добытчики, они копались в основном на новом полигоне бытовых отходов.
  Не так давно бомжу удалось найти курган с "залежами" стеклянной посуды, раскопки которого приносили не плохой доход. За день он выкапывал десятка два банок и бутылок, которые выгодно продавал торговкам на местном рынке.
  Вырученных денег хватало на еду, курево, а иногда и на выпивку.
  
  В день исчезновения Тюжанкина, несмотря на выпавший снег, Вука пришел к отвалу раньше обычного. Работал с вдохновением и за пару часов заполнил мешок стеклотарой. Немного перекусив, он сидел на куче теплого мусора и докуривал сигарету.
  Вчера копатель позволил себе расслабиться и купил дорогую пачку, теперь заметил, что от хорошего табака меньше донимает кашель.
  Смакуя дымом, Вука размышлял на разные темы связанные с бытом, как вдруг до слуха долетел незнакомый шум. Кто-то торопливо бежал в его сторону. Он оглянулся и увидел несущегося прямо на него огромного серого пса с вывалившимся из пасти красным языком и горящими глазами. Вука едва успел отпрянуть с пути жуткой грязной твари. Собака в прыжке пролетела мимо растерявшегося мужика и бухнулась на мешок с банками. Стекло хрустнуло, а пес в несколько скачков скрылся за мусорной кучей.
  Всё произошло настолько быстро, что бомж не успел испугаться. Он только ахнул, жалея разбитую посуду.
  
  - Вот гад паршивый! - Плюнул Вука вслед страшному псу. - Теперь придется еще рыться в мусоре. Откуда он тут взялся? Сколько хожу, ни одного раза не встречал здесь собак. - Подумал обескураженный копатель, поднялся и пошел зачем-то наверх по следу животного.
  С вершины холма Вука внимательно осмотрел окрестности. Ему было интересно узнать, что так напугало собаку, и откуда она взялась на старом мусорном полигоне?
  Вдалеке он увидел автомашины, это военные разворачивали боевую технику, начались полевые учения и об этом знал каждый житель городка.
  - Видать солдаты пуганули собаку? - Предположил Забродин.
  Он вспомнил, что когда заканчивал раскопки, послышались далекие хлопки и теперь не сомневался, это были выстрелы - два или три? Вука увлечённый работой не придал звукам значения, сейчас стало понятно, что стреляли в собаку. Забродин успокоился
   и со вздохом приступил к работе рассчитывая заменить разбитые банки к обеду.
  
  Рядовой Товкайло страшно торопился.
  Под грузом двух автоматов и катушки с кабелем он бежал через свалку, не обходил лужи, которые порой оказывались глубокими и с вязким дном. Взобравшись на очередной отвал, он осматривал внимательно окрестности все ещё надеясь увидеть исчезнувшего Тюжанкина, громко кричал, призывая товарища. Но все его старания не приносили результата.
  - Скотина сонная! - Разговаривал боец сам с собой, смахивая грязными рукавицами пот с лица. - Куда подевался, пророк несчастный? Заснул где-нибудь? - Предположил связист, памятуя, что товарищ способен был засыпать без труда в любое время дня и ночи, в любой, самой не подходящей для этого обстановке.
  До Товкайло еще не доходило одно не маловажное обстоятельство во всем случившемся, он не задумывался, почему его напарник бросил не только катушки, но и автомат?
  Позже на эту ошибку ему указал начальник передатчика, когда он, наконец, дотянул кабель до пункта назначения.
  Сержант осмотрел грязный автомат пропавшего странным образом Тюжанкина и изрек угрюмо.
  - Вовремя сообразил Тюжанкин и сбежал без оружия. Меньше в штрафбате колотиться будет. -
  
  Последним капитан Мологин опрашивал сержанта Варенова - начальника радиостанции обслуживающей связью ракетные войска и артиллерию корпуса.
  Вытянувшись перед офицером штаба, сержант пытался припомнить хоть что-нибудь, что могло бы указывать на неизбежность тех событий, которые случились в его подразделении.
   Сержант отвечал на вопросы Мологина четко, без запинки, но чувствовал обострившимся внутренним чутьем, что некое звено в цепочке событий выпало из его памяти и только, когда капитан назвал Тюжанкина оракулом, вспомнил, как сонный предсказатель не так давно в диалоге с прапорщиком из хозвзвода сказал нечто, не касающееся хозяйственника.
  - У сержанта потеряется собака, которую будут долго искать, но не найдут. - Заявил предсказатель.
  Тогда Варенов не обратил особого внимания на эту фразу, к тому же Тюжанкин не называл имен или фамилий, а как обычно говорил отвлеченно.
  Сейчас неожиданно вспомнив диалог солдата с прапорщиком, начальник исчезнувшего подчиненного просто потерял дар речи от того факта, что все случившееся необъяснимо сходилось с предсказанием ясновидца. Сержант - это он и есть, а собака появилась на свалке, где исчез сам Тюжанкин.
  У сержанта не хватило смелости доложить офицеру о разговоре Тюжанкина с прапорщиком, но в то же время рассказ Товкайло о происшествии на телефонной линии приобрел совершенно другой оттенок и он выпалил, ничего не объясняя Мологину.
  - Собаку искать надо! -
  От этих странных и до конца непонятных мыслей и слов Варенов покрылся холодным потом, зубы его застучали и мурашки побежали по всему телу. Какой-то мистический страх сжал мужественное сердце сержанта.
  - Спятили вы все с этими волками! - Рявкнул Мологин. - Тюжанкина надо искать, а не волка или свалочную собаку! -
  Капитан вставил в свою речь какое-то нехорошее слово и сказал.
  - Если через час не найдем Тюжанкина, то придется начальству докладывать...
  Строй свободных от дежурства бойцов, - приказал капитан начальнику станции, - я командиру роты позвоню, пусть с другой стороны группу отправляет на поиски исчезнувшего бойца! -
  Мологин отрывисто поговорил по рации с командиром первой роты и подал команду к началу поисков.
  
  Поисковая группа бойцов быстро двигалась вдоль телефонной линии. Первым шел рядовой Товкайло, за ним капитан и отделение солдат, замыкал отряд ещё один боец вооруженный автоматом. Товкайло нес противопожарный багор, который ему велел взять Мологин для того, чтобы проверять лужи на предмет обнаружения трупа Тюжанкина.
  Вторая группа быстрым темпом двигалась навстречу отряду Мологина.
  Отряды соединились как раз в центре заброшенной свалки в том месте, где потерялся Тюжанкин.
  Первым к луже спустился ефрейтор Фозулин из хозвзвода.
  Ефрейтор был высоким, под два метра, поэтому без труда перепрыгнул через лужу в самом узком месте и застыл как вкопанный, вперив взгляд в землю. Через секунду опомнившись, Фозулин позвал остальных бойцов и указал на предмет, лежащий в грязи.
  Вскоре все собрались вокруг татарина и молча, рассматривали солдатский сапог, который был грязный только снаружи. Было хорошо видно, что внутри сапог чист и свеж, будто его только что сняли с ноги.
  Второй сапог нашли немного в стороне, он лежал в луже, и черная жижа наполнила его до половины.
  Фозулин, привычным движением каптёрщика поднял солдатскую обувь, связал сапоги за уши тесемкой и протянул капитану Мологину.
  - Это Тюжанкина сапоги, - сказал он, тыкая пальцем в каблуки. - Я ему подбил подковки на прошлой неделе. -
  
  Ефрейтор вспомнил тот вечер с невероятной ясностью, как будто всё произошло только сейчас. Тогда Тюжанкин зашел в каптёрку хозвзвода, не спрашивая разрешения, очевидно, знал, что там нет старшины.
  Лунатик выглядел веселым и добродушным, сразу же попросил Фозулина прибить к его сапогам подковки, которые положил на рабочий стол сапожника.
  Наблюдая за работой мастера, солдат заговорил о войне, анализируя недавние события на Китайской границе в районе острова Даманский, почему-то вспомнил, что обгоревший труп Гитлера опознали по зубам и что он Фозулин, наверно узнал бы любой труп бойца из их роты, будь он хоть без головы, по сапогам?
  - Например, - разглагольствовал Тюжанкин, - ты бы смог вот по этим подковам узнать, что это я лежу без башки, но в сапогах лично тобою отремонтированных? -
  Он пытливо посмотрел на удивленного подобным разговором ефрейтора.
  - Подковы хоть и не бывают одинаковыми, но на этих твоих я сделаю заметку. - Сказал тогда в ответ предсказателю Фозулин и немного загнул края изделий вокруг каблуков. - Теперь точно твои сапоги никто не присвоит, до дембеля доносишь! -
  И загоготал весело ефрейтор, удовлетворенный остроумным ответом старослужащему бойцу.
  
  Капитан Мологин испытывал непривычное недоумение, его ум некоторое время был не в состоянии найти приемлемое объяснение словам ефрейтора Фозулина. Офицер машинально взял в руки солдатские сапоги и уставился на новенькие подковы, блеснувшие сквозь свалочную грязь, напрягся до судороги и его состояние, передалось всему личному составу поискового отряда. Бойцы вместе со своим командиром впали в безмолвие, разглядывали находку, от которой веяло не только вонью септиковой жижи, но чем-то зловещим, не понятным, как само исчезновение Тюжанкина.
  Первым подал голос все тот же здоровяк-ефрейтор, не отдавая себе отчета, он с силой потянул сапоги из рук капитана и когда тот, наконец, их выпустил, сказал.
  - Тюжанкин говорил, что я обязательно узнаю его сапоги, - он снова ткнул пальцем в подкову, - когда ему оторвут голову. -
  За последний час это было не первое странное и не понятное для капитана изречение из уст сослуживцев исчезнувшего солдата. Мологин, молча, отстранил рукой Фозулина, отошел несколько шагов от группы и сел на кучу мусора. Версия о том, что Тюжанкин подался в бега, зашаталась по невероятно простой причине. Было понятно, что солдат наверняка, не осмелился бы идти по снегу босиком, тем более, вокруг была свалка мусора, а до города не меньше пяти километров.
  Подсказку высказал один из бойцов, предположив, что беглец, наверное, переобулся. На что Товкайло тут же возразил, уточнив, что у его напарника ничего не было, кроме автомата и катушек с кабелем.
  
  - Искать! - Приказал капитан.
  Бойцы зашевелились, рассыпаясь в разные стороны.
  - Искать остальное обмундирование! - Крикнул офицер, еще не понимая, откуда пришла уверенность в том, что вещи исчезнувшего Тюжанкина скоро найдутся? Однако слова Фозулина об обезглавленном сослуживце не покидали его голову.
  - Через десять минут, всем собраться здесь! Докладывать немедленно, если что-то удастся обнаружить! -
  Он топнул ногой, и принялся нервно закуривать. - "Может все же взять под стражу рядового Товкайло" - размышлял капитан, наблюдая за солдатом, который обшаривал лужу багром. - "В рожке его автомата не хватает двух патронов. Убил, по какой-то причине Тюжанкина и зарыл где-нибудь в мусор?
  Вполне вероятно, что произошла ссора, между старослужащим и молодым солдатом или случился нечаянный выстрел? Опять же автомат исчезнувшего сослуживца, боец принес с полным боезапасом? Мог бы добавить себе патроны или вообще спрятать оружие Тюжанкина. Нет, тут что-то произошло без участия телефониста. Искать надо следы. Про собаку не соврал, значит, говорит правду, что в неё стрелял, а не в напарника", сделал окончательный вывод офицер.
  
  Рваное, грязное обмундирование Тюжанкина нашли быстро. Всем было ясно, что солдатскую форму исчезнувшего бойца растерзала собака. Вещи были в полном комплекте, отсутствовали только отдельные мелкие детали.
  Вывод напрашивался сам собой: солдат полностью переоделся в другую одежду или ушел совершенно голый, что, конечно же, было невероятно в такое время года. К тому же голый человек не сможет находиться незамеченным даже непродолжительное время, тем более не сунется в населенный пункт. Если предположить, что беглец переоделся в другую одежду то тогда давно ушел в город или уехал на попутной машине, которую легко мог остановить на трассе, она проходит в паре километров восточней места происшествия.
  Капитан, выдвигал всё новые и новые, малоубедительные версии исчезновения рядового Тюжанкина, но все они были несостоятельными и рассыпались от логических размышлений.
  Можно было предположить, что беглеца кто-то поджидал на маршруте прокладки связи или, возможно, одежда была заранее спрятана в нужном месте? И то, и другое было не просто объяснить с точки зрения трудности планирования побега.
  Если у Тюжанкина действительно существовал сообщник, то каким способом он узнал время и место встречи с беглецом?
  Точно так же дезертир не мог заранее предположить, где будет развернута радиостанция, и заранее в нужном месте спрятать гражданскую одежду. Ко всему, беглецу было хорошо известно, что он пойдет прокладывать кабель связи в составе группы, а это в любом случаи усложнит или сделает невозможным побег, тем более с переодеванием, если конечно его не поддержат сослуживцы, что не редко случается при дезертирстве.
  Размышляя о случившемся, капитан Мологин одновременно ясно осознавал, что Тюжанкину, задумай он сбежать, проще было бы сделать это прямо из казармы или, находясь в увольнении, такой способ выбирают почти все беглецы и офицер за свою службу не помнил ни одного случая дезертирства во время учений.
  В увольнении у беглеца есть достаточно время для маневра, он может незаметно достать одежду из тайника, переодеться и уехать на транспорте за то время пока его хватятся на внушительное расстояние.
  Исчезновение Тюжанкина приобретало какой-то необъяснимый, а в связи с его способностью к предсказаниям, мистический характер.
  В мистику капитан Мологин, находясь на должности борца с дезертирством из рядов Армии, не имел права верить.
  
  Вскоре бойцы поисковой группы привели на допрос мужчину оказавшегося в это время на свалке. Мужик назвался Забродиным и уверял, что с раннего утра собирает здесь стеклотару и видел только огромного пса, который, очевидно, был напуган выстрелами и, выскочив из-за бугра на копателя, разбил добытые тяжёлым трудом банки.
  В подтверждение своих слов мужик показал разбитую посуду и крупные собачьи следы, идентичные тем, которые были всюду на месте исчезновения Тюжанкина. Забродин явно не врал. Капитан предупредил его о возможном дополнительном допросе и отпустил продолжать работу.
  Свалку прочесали вдоль и поперек.
  Обшарили все лужи, раскопали подозрительные места, в которых можно было спрятать труп человека, однако больше не было обнаружено хоть каких-нибудь следов пропавшего солдата.
  Вызвали милицейскую группу с собакой, но и это не принесло результата.
  
  Военная прокуратура взяла дело об исчезновении рядового Тюжанкина в свое производство. Исчезнувшего бойца искали несколько дней, но так и не обнаружили ни живым, ни мертвым. Беглец не появился в родном доме, у других родственников или знакомых.
  Тюжанкин вообще нигде не появился. Исчез бесследно и, по всей видимости, последним кто его видел, был тот самый пес, в которого стрелял рядовой Товкайло.
  Следователи квалифицировали случай с Тюжанкиным, как изощрённый побег.
  Они пришли к выводу, что сбежавший солдат специально перед побегом устраивал привычные диалоги с военнослужащими, в которых всячески настраивал сознание окружающих на мистическое мышление.
  Следователи не отбрасывало версию и о том, что беглецу помогал сообщник и какое-то время, подозревали в этом рядового Товкайло. Однако прямых доказательств тому не было найдено и, солдата оставили в покое.
  Мологин дотошно пытался узнать у сослуживцев дезертира, не было ли у того спортивного костюма, в котором он мог бы легко добраться до дороги где его, возможно, поджидал сообщник на автомобиле. В роте об этом никто ничего не знал.
  Необходимо уточнить, что никаких следов беглеца кроме тех, которые он оставил, дотянув кабель до места исчезновения, так и не обнаружили, хотя работали поисковые овчарки.
  След страшной свалочной собаки, в которую стрелял Товкайло и видел городской житель Забродин, уходил в сторону населенного пункта и терялся на его окраине.
  Предположили, что пес в это место пришел привлеченный движением военной техники. Возможно после того как Тюжанкин переоделся и ушел в сторону трассы, собака успела растерзать его одежду, пытаясь отыскать в ней что-нибудь съестное? Когда её спугнул Товкайло, то животное в ужасе кинулось в сторону города и, нечаянно пробежало мимо Забродина, разбив его стеклотару.
  Единственное, чему следствие не нашло хоть какого-нибудь вразумительного объяснения - был мотив странного побега Тюжанкина? Старослужащему, дисциплинированному воину до конца срока службы оставалось меньше ста дней, и ему незачем было совершать побег!
  Через пять лет после этого события ничего не изменилось.
  Тюжанкин так и не объявился ни в родном доме, ни в поле зрения правоохранительных органов. Несмотря на это, его предсказания старшине Медякову сбылось. Медяков был осужден за гибель человека в автомобильной катастрофе и провел в заключении больше года.
  
   М. Быков.
  
  
  
   ВЗРЫВ.
  
  Валерий Ананьев, его все называли коротко - Вэл, превратился в террориста.
  Сознание парня, подточенное обстоятельствами жизни, ужасающей информацией из "ящика", всевозможных криминальных журналов и газет, было уже готово к страшному перевоплощению. В первую очередь об изменениях в психики свидетельствовали постоянно всплывающие воинственные мысли, некая безотчётная бравада, призывающая кого-нибудь напугать, обидеть или высмеять.
  Основным толчком к завершению жуткого перерождения Вэла в бандита, стали действия его работодателя, предпринимателя мелкого пошиба, Зозулина Н.В.
  До этого злополучного дня, Ананьев не имел претензий к коммерсанту, но случай сработал как детонатор и взорвал подточенную психику молодого человека, заставил его совершать ужасающие поступки не совместимые с жизнью обычного человека.
  
  Парень, работал у коммерсанта Зазулина электриком, однако главным его занятием во все остальное свободное время, был просмотр видеопродукции.
  С каких-то пор Ананьев не пропускал ни одного фильма, а в стране давно наступили времена, когда почти во всех картинах с завидной регулярностью велась пропаганда насилия. Информация о криминале заполнила все доступные гражданам средства массовой информации.
  Как и все его знакомые и не знакомые, он с упоением восхищался подвигами героев телевизионных сериалов, а в боевиках крутыми парнями с автоматами в руках и гранатами в карманах. Порой ему казалось, что он сам, вместе с братками, борется за справедливость в окружающей их и его самого суровой действительности.
  
  В фильмах, как и наяву, повсюду заправляли разбогатевшие новые хозяева жизни, чиновники всех рангов и мастей, их пособники: боевики, силовики, бандиты да мошенники. Простой человек в море криминала и мошенничества выглядел невзрачной букашкой, ничего не стоящим индивидуумом.
  Основными героями виртуального пространства были бандиты или милиционеры.
  Первые с завидной лёгкостью убивали граждан Великой страны, вторые, каждый вечер, геройски расправлялись с бандитами, но на место преступников приходили все новые и новые враги и такое положение дел на экране, только укрепляло веру парня в справедливость битвы.
  Мысленно он готов был прийти на помощь всеобщим кумирам обездоленного народа. Ему в красках киношного мира представлялось, как он расправляется с обезумевшими от денег бизнесменами, оборотнями в пагонах, холеными чиновниками, которые все время лапают на экране красивых девочек, или развлекаются с разодетыми по петушиному "звездами" телеэкрана.
  
  Ночные виртуальные бои на какое-то время превращали Валерку в одного из боевиков, в воображении ему без всякого труда удавалось поместить себя в сюжет картины и геройски действовать среди иллюзорного безбашенного криминала.
  Утрами, когда Вэл шел на работу, он вроде бы успокаивался, но и тогда не забывал про ночные "бои" и постоянно примеривал на себя маски особенно понравившихся персонажей и не замечал, что его разрушенное сознание постепенно сдвигается в омут бандитизма.
  
  Работал парень без энтузиазма, но и не грустно; двигался от одной торговой точки к другой, исправлял ветхую проводку, устанавливал электроприборы, подключал оборудование. В обеденный перерыв бегал в столовку и подолгу торчал у Танькиного ларька.
  Возможно, привычное течение жизни Ананьева могло бы и не исказиться психически до критической точки, продолжалось бы дальше в том же духе, как у миллионов сограждан, если бы не один нехороший случай, выбивший парня из колеи?
  Чашу терпения или безрассудства навеянного нескончаемыми сюжетами боевиков, переполнило событие, которое как по сценарию фильма, разыгралось в его обыденности, как оказалось не такой далекой от жутких выдуманных сценаристами историй, с которыми он знакомился каждый вечер у экрана телевизора.
  
   Накануне событий, изменивших течение его незатейливого бытия, электрик по привычке просмотрел новый фильм, в котором умно и слаженно действовала группа террористов. Киношники постарались на славу. Зритель в очередной раз восхищался, с какой легкостью герои картины обводят вокруг пальца сотрудников спецслужб, подкупают ответственных лиц, приводят в действие взрывные устройства, отправляют на тот Свет конкурентов, продажных чиновников; причем простой народ при этом совершенно не страдает, а как бы даже радуется за мстителей, поддерживает их и даже помогает.
  Всю ночь, ему снилась страшная человеческая бойня - мелькали взрывы, трупы, искореженные машины, развалины зданий. Отказавшись от завтрака, в нервно-напряженном состоянии, Валерка пришел на работу, и первое о чем узнал, переместило его, как бы в продолжение вечернего сериала.
  Утренняя весть оказалась страшной для его расшатанной психики.
  
  Толчком, породившим сбой в уме Валерки, выступил сам работодатель.
  Ночью сгорел ларек, принадлежащий торговому предприятию Зозулина. Больше того, хозяин ларька был уверен, что он, то есть В. Ананьев, электрик этого предприятия, является виновником случившегося и уже уволен с работы за то, что, якобы, пожар произошел от короткого замыкания электропроводки. Эти два страшных известия, взбудоражили болезненное воображение киномана.
  Хозяин тряс актом выполненных работ перед лицом Валерки, орал на него выплёскивая бранные выражения и из этих криков можно было понять, что торговая точка воспламенилась от безобразно сделанной проводки.
  Н.В. не только уволил Валерку с работы, но также запретил выдать ему зарплату за прошедший месяц, заявив, что товара сгорело на десять окладов, не считая стоимости самого помещения.
  Возможно, будь в словах хозяина хотя бы доля правды, не проявилось бы жуткое террористическое мышление в обиженном разуме электрика?
  На самом деле все было не так, как вообразил себе бизнесмен.
  Ананьев вообще не проводил замену электропроводки в сгоревшем ларьке, он просто договорился обо всем с продавцом, и она подписала акт выполненных работ. За это Валера подарил Татьяне миниатюрный кипятильник, чтобы женщина могла быстро нагреть воды на чай и на мытье посуды. Они договорились, что электропроводку Валерка реставрирует в выходной день, а подпись на акте нужна была бухгалтеру для начисления зарплаты.
  
  В пылу ссоры с хозяином, парень чуть было не признался в своем проступке, но потом сообразил, что подставит под удар не только себя, но и Хромоножку и тогда женщине придётся разделить с ним вину за сгоревшую торговую точку.
  Таню - продавщицу называли Хромоножкой только за глаза. У нее с рождения одна нога была чуть короче другой. Отчего симпатичная веселая женщина, слегка прихрамывала. По мнению Валерки, этот изъян, ничуть не портил её, Таня ему нравилась. Электрик делал попытки завязать с ней более близкие отношения, и все уже начало складываться в их сближении, но надо же было случиться такому, когда сгорел именно ее ларек. Теперь он безработный, да и сама Таня, неизвестно когда получит новую торговую должность?
  
  Ананьев не стал задерживаться в офисе, распаленный скандалом вернулся домой. Мрачные мысли бродили в искореженном уме Вэла униженного поведением шефа и чтобы отвлечься, он запустил для просмотра очередной боевик.
  В фильме одни бандиты, убивали других, причем все убийства преступники осуществляли при помощи самодельных бомб. Террористы изготовляли взрывные устройства, в которых применяли батарейки, аккумуляторы, мобильные телефоны.
  Сумки, коробки, разноцветные провода, всё замелькало в глазах искусного электрика, уволенного самодуром - работодателем. Наконец в сознании что-то сработало нервное и необъяснимое или наоборот, не сработало, а попалось на крючок ужасающей пропаганды насилия, последних нервных событий на работе и потянуло куда-то в сторону во тьму преступного мира.
  Вэл представил себе, как обидевший его богач в своём же офисе, разлетается от взрыва бомбы на куски. Он подобное видел много раз в фильмах.
  Электрика бросило в жар, от яростных бандитских мыслей, но он не отогнал их, а с несвойственной ему озабоченностью подумал о том, что самым трудным в этом предприятии, будет раздобыть взрывчатку.
  Он знал, изготовить бомбу ему не составить труда.
  - Я же электрик! - Кричал беззвучно Валерка. - Мне устроить так, чтобы в цепи произошла вспышка короткого замыкания, проще простого! -
  У него в глазах само собой возникло видение готового взрывного устройства, с проводками и кнопочками, очевидно, что-то такое он только что видел в сцене очередного телевизионного боевика.
  
  Стрессовая ситуация, возникшая по поводу пожара и скоропалительного увольнения, искорежила сознание парня.
  Расшатанное страшными фильмами, в которых чередуются преступления, убийства, взрывы, его личное "Я", вдруг отодвинулось, уступив место другому неизвестному человеку с искривлённой психикой и затемнённым сознанием.
  Валерка стал иным.
  В голове появилась мысль, утверждающая, что он всегда был боевиком, террористом, и что он только теперь решился на битву и поступит единственно правильно, накажет угнетателя, хозяина этих чертовых ларьков, от которого исходят одни беды.
  Толчок дан. Психика нарушена и дальше всё стало происходить независимо от его ума. Валерий Ананьев под действием материальных и психологических факторов из безобидного в прошлом человека, любившего смотреть боевики, выпить стаканчик портвейна, проводить с работы домой Таню-Хромоножку и не помышлявшего обидеть даже бездомную собачонку, постоянно толкавшуюся у сгоревшего теперь ларька, превратился в террориста.
  Если бы сейчас его кто-нибудь спросил, зачем ему нужно совершать акт террора, против бывшего работодателя он, не задумываясь, ответил бы, что зажравшихся хозяев жизни надо уничтожать, что на них нет управы, что нет другого способа призвать их к ответу за несправедливое отношение к таким как он обычным людям.
  Ананьев был уверен, с ними надо расправляться так же безжалостно, как они расправляются с теми, кто на них работает не покладая рук.
  
  - Кто может справиться с мерзким бизнесменом? - Спрашивал себя Валерий, и сам себе давал яростный ответ, что только он лично способен на этот акт возмездия.
  - Нет на них суда. - Все больше распалялся электрик, слоняясь по своей квартире.
  - Их надо давить насмерть. И чем меньше будет таких мерзавцев, тем быстрее наладиться жизнь других, которые по другую сторону баррикад! -
  Всплывшее сравнение о баррикадах прибавило ему силы, воодушевило его на "подвиг" и парень в течение нескольких секунд начертил схему взрывного устройства.
  Очевидно, он знал схему, а сейчас воспаленный агрессией ум выудил её из тайников подсознания, заставил решительно действовать.
  
  С этого момента его мышление было занято только одним, как бы изощренней рвануть ненавистного торгаша. О том, какие могут быть последствия от задуманного и ещё не прогремевшего взрыва, его совсем не интересовало.
  Воспаленное воображение имело в виду только смерть одного человека, мерзкого врага, все же остальные, кто его окружает, казались какими-то нереальными персонажами, далекими от коварного плана охваченного психозом электрика. Вэл был уверен, что грядущая террористическая акция не коснётся других людей, а будет совершена во имя их и восстановит справедливость.
  Он, как и раньше, по-прежнему любил Танюшу, жалел собачонку у сгоревшего ларька, уважал других торговок, и даже работников офиса: секретаря и бухгалтера Галину Сергеевну, ведь они очень сокрушались, когда получили распоряжение не выдавать ему зарплату. Валерка не допускал, что женщины могут пострадать от его действий. Ему казалось, что все произойдет именно так, как всегда удачно складывается у героев его любимых фильмов-боевиков.
  
   Ананьев не задумался о том, почему так легко сумел достать взрывчатку?
  Конечно, ему было известно, что на рынке её продают, но он понятие не имел к кому обратиться за смертоносным веществом?
   Очевидно, что-то изменилось в его облике, во всем его поведении, в движениях и разговоре. Произошедшая метаморфоза позволила без труда выйти на торговца оружием, и тот через пять минут сунул в карман электрика кусок тротила.
  Взрывчатку на рынок поставляли "черные копатели", они выплавляли ее из снарядов времен войны, фасовали в куски по пятьсот граммов и продавали по доступным ценам местным баньдюганам.
  До этого дня Ананьев никогда не видел, ничего подобного и теперь кусок взрывчатого вещества, с надписью "0,5 кг" не произвел на него особого впечатления. Он наверняка, купил бы больше, у торговца в наличии был целый ящик заготовок, но закончились деньги, к тому же продавец заверил его, что одной шашки больше чем достаточно для осуществления задуманного им плана. Торговец равнодушно оценил силу будущего взрыва и усмехнулся, как будто на самом деле знал, для чего Валерий берет смертоносное вещество. Тот же торгаш не дожидаясь просьбы электрика, продал по дешёвке пару капсюлей и радостно сообщил, что изделия надежны.
  
  В тот же вечер Ананьев изготовил первое пробное изделие, только начинил его не тротилом, а порохом вытряхнув его из старых ружейных патронов от охотничьего ружья. Ни от кого, не таясь, спустился в подвал дома и подорвал бомбу. Капсюль громыхнул, поджигая порох. Все получилось. Многие жильцы дома слышали хлопок, только кому придет в голову, что их сосед по подъезду готовит террористический акт?
  
  Следующие двое суток Валерка мастерил настоящую бомбу.
  Причуды психики, поместили его раздёрганный разум в узенький коридор осознанности смертельного, но важного предприятия и по какой-то причине парню нельзя было от него отказаться, а нужно было выполнить как строгий приказ.
  Валерка играючи спаял устройство и добавил в него старый мобильный телефон.
  Этот телефон совсем недавно ему подарила Хромоножка. Когда-то пьяный мужик выменял у неё в ларьке, на этот потрёпанный мобильник пару поллитровок водки, да так и не выкупил позже, очевидно забыл, где и зачем его оставил?
  
  Вэл подготовил бомбу, оставил её в квартире и пошел в офис.
  Для чего он предпринял этот поход, затруднялся определить сам для себя.
  Очевидно, это была разведка?
  Хотя, что можно разведать в известном до мелочей месте?
  Лучше бы он туда не ходил.
  Галина Сергеевна встретила его радостным возгласом, зато хозяин выглянул из своего кабинета и велел секретарю гнать в шею вредителя, из-за которого его предприятие понесло убытки и оставило всех тружеников без премиальных.
  - Еще раз придешь, - кричал начальник, - я на тебя в суд подам! Будешь всю жизнь расплачиваться за причиненный ущерб! -
  
  Мрачный и безмолвный электрик вышел на воздух и сжал кулаки.
  Ему стало известно, что пожарники не подтвердили версию возгорания в ларьке от электропроводки, но это уже не могло что-то изменить.
  Несмотря на инцидент, Ананьев ни на мгновение не забывал о наличии смертоносного устройства и сейчас самым важным для его помутившегося рассудка, было чувство готовности взорвать офис вместе с владельцем.
  Валерий внутренне превратился в оружие, как бы слился с взрывным изделием, но в тоже время совершенно не понимал, что этому способствовало или кто сумел и каким необъяснимым способом вложил в его руки жуткую бомбу?
  Психика электрика приняла жуткую форму, при которой нет места рациональному уму, посредством которого можно было бы докопаться до причины одержимости в выполнении своего страшного преступного замысла. Мысль о том, что им кто-то руководит, направляет его, не приходила ему в голову.
  Ананьев не догадывался и о том, что возможно жуткие сцены из бесконечных фильмов, подействовали на его сознание, вначале превратили в участника виртуальных битв, а затем перенесли в реальную действительность. Ведь именно такие сцены он с упоением просматривал по телику, шаг за шагом искажая сознание.
  Откуда ему было знать, что тяга к террору заложена в самой природе человека и проявляется постоянно в семейных отношениях, в молодежных группировках, наконец, в коллективах и в противостояниях государств, когда развязываются страшные войны, под прикрытием идей борьбы с врагом, посягающим на какие-то ценности, которые ставятся выше человеческой жизни.
  Парень подхватил заразу, которая развила в нем истерический психоз. Под воздействием этой "инфекции" он почувствовал себя героем, мстителем, одним из персонажей страшной киношной "реальности".
  Только из таких как он - зараженных психозом, получаются бесстрашные, готовые действовать по любому сценарию, исполнители террористических актов.
  Ананьев понял, что внутренне радуется случившемуся пожару, ему теперь казалось, что он произошел не случайно, что это первое звено в цепи его действий по наведению справедливости, а дальше будет взрыв и смерть противника.
  Действительно, Валерке пришла в голову мысль о том, что пожар дело его рук и чтобы утвердить и развить такое начинание в борьбе, надо ещё взорвать своего врага, покончить с ним навсегда. Парень понял, что вступил в войну за справедливость.
  
  Валерка не чувствовал страха, он не знал что это такое.
  Ему не надо было чего-то опасаться. Он прекрасно помнил, что так всегда поступают герои картин, которые электрик с упоением продолжал смотреть каждый вечер.
  Шагая по улице, вспомнил, что заложив бомбу, террористы всегда беззаботно веселиться с друзьями на природе, а все страшное происходит без них, анонимно, на расстоянии и это обстоятельство уменьшало чувство вины, или совсем избавляло от неё.
  Возникало такое состояние оценки реальности, когда казалось, что стоит выключить тумблер и всё прекратится, исчезнет с экрана до следующего фильма.
  
  Наметив акцию возмездия на утро, Валера неожиданно для себя пошел в гости к Татьяне.
  - Скажи мне,- обратился он к продавщице, - почему все мстители, террористы и обиженные как я, не всегда могут заплатить за пачку сигарет? Почему такая несправедливость? -
  Он прекрасно помнил и об этом факте расслоения общества, знал, что в кино и в новостях, постоянно поднимался этот имущественный вопрос и почти всегда не в пользу исполнителя теракта.
  - Ты, что говоришь?! - Испуганно воскликнула женщина. - Зачем тебе думать о террористах?- Она уставилась на него тревожным взглядом.
  - У тебя есть руки, пассатижи и ты всегда сможешь себе заработать на пиво. -
  - Предлагаешь пахать на мерзавцев, как наш хозяин? А он за мой и твой счет будет в барах, да ресторанах коньяк жрать? -
  Женщина тревожно перебила его.
  - Я рассказала шефу, что ты не делал проводки и, попросила разделить вину за пожар между нами. - Она погладила его по руке и стала рассказывать.
  - Я безответственно оставила ящики да коробки под дверью. Наверное, кто-то бросил окурок или нарочно подпалил мусор? Мало ли хулиганов болтается ночами. -
  Таня старалась говорить убедительно, но Валерка не придал значения ее словам. Психическое состояние непостижимым образом сжало внутренний мир вновь испеченного "боевика" до микроскопических размеров, которые не смогли вместить уговоров подружки.
  Он не понимал, зачем пришел к Хромоножке?
  Может быть, в помутневшем разуме мелькнула мысль о возможной гибели и, подчиняясь ей, он решил проститься, нанести последний визит к своей возлюбленной?
  А может его вопросы о социальном статусе террористов требовали ответа, в котором он надеялся услышать подтверждение правоте своего решения взорвать обидчика? Случись это, он бы ещё больше утвердился психически и не смог бы изменить своему плану, не поддался бы накатывающему страху.
  После восклицаний Татьяны, террорист почувствовал тревогу, явную угрозу своему решению и заспешил домой. Женщина попробовала его остановить, но он отмахнулся от неё, словно от назойливой мухи, хотя и не собирался обижать женщину.
  
  По пути к дому Вэлу встретился давний знакомый, который уже знал о его увольнении и поэтому спросил Ананьева, что он собирается предпринять в теперешнем положении безработного?
  - Я его взорву!- Не скрывая страшной задумки, сказал парень.
  На эти слова приятель неожиданно рассмеялся и похлопал его одобрительно по плечу и то ли в шутку, то ли в серьез, посоветовал Валерке установить бомбу за батареей в кабинете жертвы. Мужчина убеждённым голосом заверил террориста, что если в этом месте подорвать бомбу, то чугунные осколки обязательно расквасят врага насмерть. На прощание мужик рассмеялся удовлетворенно и ушел, предоставив парню обдумывать страшное и смертельное предложение.
  Неожиданная подсказка знакомого человека, подействовала, расслабила, избавляя от напряжения, прояснила мысли заговорщика. Он удовлетворённо отметил, что предложенный план хорош, и не надо дальше ломать голову над вопросом, куда пристроить заряд.
  - Будет много лучше и эффективней,- подумал Ананьев, - если взрыв убьет паразита в его логове. - В этом он видел какой-то символ, и планируемое преступление приобрело твердое очертание, в котором до сих пор не хватало важного звена.
  
  Террорист едва дождался рассвета. Он пока не знал, как пронесёт заряд в офис, как установит его за батареей в кабинете бизнесмена, но был наполнен решимости и храбрости.
  Мысль, что он, возможно, не сможет проникнуть на объект, не останавливала преступника, его уверенность была беспредельной.
  Валерка взвел бомбу в боевое положение, уложил ее в целлофановый пакет с надписью "Будьте здоровы" и пошел воевать, он именно так выразился - воевать.
  
  При выходе из дома, в дверях подъезда, столкнулся с Татьяной.
  Женщина, очевидно, что-то почувствовала угрожающее во вчерашнем поведении парня и сейчас тревожно посмотрела ему в глаза, попыталась понять психическое состояние парня и как-то воздействовать на него, заставить изменить поведение и мысли.
  - Я тебя поджидаю. - Сказала она, беря его за руку. - Ты куда-то собрался? -
  Ананьев сразу не нашелся что ответить, мучительно думал, как поступить с пакетом, чтобы не раскрыть Хромоножке свой план. При виде подружки, в отличие от вчерашнего состояния у него неизвестно почему, мгновенно прошел боевой настрой, он отвел глаза и соврал. -
  - Я работу хочу поискать. - Сказал он и удивился сам себе, что за все последние дни не подумал о новой работе ни одного раза. Он даже забыл, что именно новая работа может расставить всё на привычные места и избавить его от выполнения преступного плана.
  - Работу? - Обрадовалась женщина. - Так давай вместе пойдем? Я думаю надо начать с Торгового центра? - Предложила она, и перевела взгляд на его ношу.
  - Хорошо. - Поспешно согласился Валерий. - Только забегу домой. Сигареты оставил. - Он похлопал для вида по карманам, нащупывая полную пачку. Женщина вздохнула облегченно и кивнула в знак согласия. Террорист забежал вверх по лестнице, бросил пакет с бомбой на тумбочку у телевизора, взял для отвода глаз из стола ещё одну пачку сигарет и захлопнул дверь.
  
  Несколько часов Валерий с Татьяной толкались по территории Торгового центра, спрашивали, не найдется ли у кого-нибудь работа. Им не везло, на свою просьбу они получали только отказ. Когда стало одолевать отчаяние, в длинном коридоре административного помещения безработные нос к носу столкнулись со своим бывшим работодателем Зозулиным.
  Увидев их коммерсант, неожиданно для уволенного со скандалом Валерия, широко и приветливо улыбнулся. Весь его облик говорил террористу, что злость бывшего хозяина прошла, исчезла по какой-то неведомой причине.
  - Работу ищете? - Спросил он, обращаясь к обеим сразу, хотя знал, что продавец, потеряв свое место, не лишилась должности и её ждёт новая торговая площадь.
  - Ходим, узнаем. - Сказала Таня. Потом запоздало поздоровалась и сказала, что все хлопоты пока безрезультатны. Она толкнула локтем Валерку, призывая его что-нибудь сказать бизнесмену, однако у того хватило силы только кивнуть в знак согласия со словами своей спутницы.
  Н.В. неожиданно повернулся и скомандовал.
   - Пойдёмте, я знаю, кто возьмет тебя Ананьев на работу. -
  Он толкнул дверь с табличкой "производственный отдел" и с порога предложил хозяину кабинета, назначить Валерия дежурным электриком по торговому комплексу.
  - Прекрасный специалист! - Хвалил Зозулин террориста. - Он у меня несколько лет работал на торговых точках, да зарплата теперь для него маловата. Сам понимаешь, я не могу платить такую сумму как у вас? Бери, не пожалеешь. Любую схему с закрытыми глазами смастерит! -
  После слов своего лютого врага, Ананьев уже не мог больше не о чем думать, как только о бомбе, с помощью которой чуть не отправил на тот свет, в принципе хорошего, веселого человека, а вместе с ним возможно и других. Он представил себе изуродованное тело Галины Сергеевны, окровавленное лицо секретарши и ужаснулся от такого видения. В первый раз за последние дни, он вдруг осознал, что готов был сотворить ужасную вещь с людьми, которых уважал и может даже любил.
  
  Валера не смог зафиксировать в своей памяти, когда ушел из центра уволивший его бизнесмен? Он очнулся от страшных мыслей, когда новый начальник уже объяснил ему и Татьяне, что на работу надо выходить с завтрашнего утра.
  - Я сейчас. - Выдохнул террорист и выбежал из кабинета.
  Завхоз предприятия и Татьяна онемели от выходки Ананьева, не понимая, что заставило Валерку не довести дело до конца.
  
  Выйдя из торгового центра, Валера на ватных ногах двинулся к своему дому. Голова парня раскалывалась от жутких мыслей, которые невозможно было упорядочить и поймать одну, главную, способную всё расставит на свои места. В ушах стоял звон, как перед бурей.
  Он не понимал, какая сила погнала его прочь от тех людей, которые только что, определили дальнейшую его судьбу. Однако в душе не было радости, как не было прежней ярости.
  Ему уже не хотелось взрывать хозяина офиса, его слова и мысли насчет терроризма и задержка зарплаты, остались где-то не в этой жизни.
  Он еще не прозрел, но уже не был бандитом, готовым заложить бомбу за батарею кабинета обидчика.
  Как только пришла мысль о бомбе, его окатил страх чуждый ему в эти сумасшедшие дни, и причиной тому было его взрывное устройство, хотя он никак не мог понять, в чем же на самом деле причина его прозрения?
  Вэл ещё не понимал, что произошло в момент изменившее его отношение ко всему содеянному в последние дни, но точно знал, что может случиться что-то страшное и не поправимое?
  
  Ананьев не помнил, как дошел до своего квартала.
  Вот он сворачивает во двор, идет по пыльной дорожке, тупо переставляя ноги, с ним здоровается маленькая соседская девочка, протягивает ему слепленный из песка пирожок и просит попробовать. Он гладит по головке улыбающуюся девчушку, хвалит за красивую стряпню и скрывается в темном подъезде.
  Нужная мысль приходит к нему у входной двери в квартиру, обжигает безысходной ясностью о неотвратимости беды.
  Валерка с содроганием вспоминает утреннее возвращение домой. Он вспоминает, что унес страшный пакет подальше от своей возлюбленной, но забыл отключить ток в сети взрывного устройства и все это время, бомба находилась на взводе, ожидая его звонка. Ананьев автоматически сунул руки в карманы, чтобы найти свой телефон, с которого намеривался падать команду на взрыв, но не обнаружил его.
  Ему стало понятно, что и второй мобильник тоже остался в квартире или на столе, или в куртке.
  Террористу показалось, что секунды растянулись в часы, он удивился тому, что так долго не может попасть ключом в замочную скважину.
  Войдя в квартиру, он плотно закрыл за собой дверь и шагнул к тумбочке, потянулся к мобильнику. В следующий миг страшный грохот и огонь навсегда отрезали его от Мира.
  
  Выйдя из кабинета завхоза торгового центра, Татьяна в недоумении прошлась по коридору. Не обнаружив парня, постояла какое-то время у туалета, надеясь, что Ананьев там, потом пошла на выход.
  Сбежавшего мужчины, нигде не было.
  Она с грустью подумала о том, что Валерка всё ещё злится на бывшего хозяина, достала мобильник и набрала нужный номер. Вызов не нашел требуемого абонента, телефон приятеля оказался отключенным.
  Хромоножка покачала печально головой и предположила, что Валера, очевидно, нарочно отключил телефон, подумала и сказала сама себе, что разыщет его сейчас же и объяснит глупцу, что теперь у них есть хорошая работа, пожурит психанувшего приятеля за его выходку, перед новым начальником.
  Женщина шла не торопясь, радуясь удачному дню, веселым приветливым прохожим, тому, что теперь у неё и у Валеры всё будет ещё лучше, чем было.
  Когда женщина достигла площадки, на которой раньше стоял её ларек, тут же вспомнила про старый телефон, который отдала электрику за кипятильник и предположила, что парень может пользоваться сейчас им. В следующую минуту она радостно набрала нужный номер.
  Таня поднесла телефон к уху, смотрела на знакомый дом, на окна Валеркиной квартиры, услышала, как пошел вызов и мгновенно, следом за ним, всё перекрыл громкий взрыв. Её обдало волной воздуха, посыпалось битое стекло, сработала сигнализация припаркованных автомобилей, из окна Валеркиной квартиры вырвалось пламя.
  
  Террориста Ананьева Валерия, нашли мертвым в собственной квартире.
  Эксперты пришли к однозначному выводу: бывший электрик торгового предприятия изготовил взрывное устройство, мощностью до 500гр в тротиловом эквиваленте, однако бомба по какой-то причине сработала самопроизвольно, возможно из-за ошибки преступника, который погиб на месте.
  Больше от взрыва, никто не пострадал.
  
   М. Быков.
  
  
  
   МИЛИЦЕЙСКИЙ ВИСЯК
  
  Страшное, совершенно необъяснимое преступление произошло в Сибирском селе Старая Речка. В середине зимы, перед самым православным новым годом, нашли убитой обычным кухонным ножом пожилую женщину - Марию.
   Прокуратура открыла уголовное дело.
  Велось следствие, но не участковому милиционеру, ни сыщиком районного масштаба так и не удалось найти и задержать преступника. Следователь недоуменно разводил руками уверенный в том, что убийство было совершено, но в его основе, возможно, лежал такой мотив, по которому можно было заподозрить каждого второго жителя села из числа любителей побаловаться дешёвым спиртным. В те времена так называемой "палёным" алкоголем торговали по всей необъятной стране, в том числе и в этом крупном населённом пункте.
  Однако нужно оговориться, большинство селян в отличие от облеченных властью милиционеров и работников прокуратуры; призванных руководствоваться в расследуемых делах только фактами и законом, были совершенно определенно уверены, что в гибели семидесятилетней Марии замешана нечистая сила. Жители села не сомневались, что незаконная торговля опасным для здоровья спиртосодержащим продуктом явилась только приманкой для страшного демона, совершившего жуткое преступление.
   Хотя с другой стороны все произошедшее смахивало на обычное бытовое преступление, но в то же время, в убийстве женщины действительно просматривался налет жуткой мистики. Когда невозможно что-то логически объяснить и разгадать мотива случившегося, люди всегда переводят стрелки в сторону сверхъестественного.
  
  Погибшая Мария, слыла общительным человеком. В поселке ее знали многие, но как уверяют жители Старой Речки, сама Мария точно знала всех от маленького ребенка до глубокого старика. Отношения с окружающими у неё были ровными и благожелательными. По этой причине ни у кого из местных жителей, казалось бы, не было сколько-нибудь веской причины расправиться с ней столь жестоким и коварным способом.
  
   Проводя дознание, следствие установило, что убитая женщина много лет жила в семье своей старшей дочери, в большом совхозном доме. Напротив дома дочери убитой, на другой стороне улицы, находилась усадьба ещё одной одинокой, такой же бойкой и говорливой бабёнки. Эта соседка Марии по показаниям свидетелей уголовного дела, занималась темными делами ворожеи и параллельно незаконной торговлей некачественным спиртным. Половина жителей поселка покупала у неё водку, которую гадалка готовила собственноручно из дешевого спирта "технаря".
  Ещё задолго до этого страшного случая некоторые жители поселкового околотка поговаривали, что торговка алкоголем, пронырливая Фенька Косолапова, связана с бесом, хотя и не является непосредственно ведьмой. Мол, служит чёрту ради прибыльной торговли водкой и успехов в гадании.
  Следователь так и отметил в деле, что подобные слухи среди односельчан появились в поселке именно в силу удачливой торговли Косолаповой пьяным зельем. Некоторые же особенно суеверные жители поселка заявляли при беседах и допросах сотрудникам прокуратуры что, мол, именно только связью с нечистым и объясняется успех торговки в столь неприглядном деле. Однако, помимо всего, был запротоколирован и тот факт, что Косолапова умеет не только удачно торговать спиртным и гадать, но даже наводит определенным способом на людей чары.
  Эти сведения тоже были занесены в дело.
   В ходе расследования так же выяснилось, что местное население общалось с хозяйкой злополучного дома в основном только по поводу приобретения выпивки, тогда как из других деревень и из города в Косолаповский дом довольно часто приезжали иногородние клиенты. В большинстве своем это были представительницы женского пола. Они обращались к Фене на предмет гадания или с целью получить рекомендации о том, как "присушить" или отвадить от соперниц, своих мужей или возлюбленных.
  И ещё. Все без исключения деревенские жители, были в курсе того факта, что почти весь декабрь предшествующий трагедии, хозяйка злополучного дома в котором произошло убийство, занималась разного рода гаданиями. Некоторые суеверные свидетели уверяли сотрудников следственных органов, что так называемые святочные гадания именно в предновогодний период были особенно популярными у большинства клиенток Косолаповой. В эти дни к ней приезжало особенно много одиноких женщин и девушек из окрестных населённых пунктов.
  Несмотря на всеобщую грамотность и прогресс, у гадалки не было дефицита на желающих поворожить о своем будущем или на предмет выявления врагов или друзей личного счастья.
  Психологам известно, что все действия ворожеек и предсказателей оставляют неизгладимый след в нервной системе и душевном состоянии гадальщиц. Воображение людей, верящих в ворожбу, рисует страшные картины, наговоренные гадалкой или вычитанные в специальных наставлениях по этим мистическим практикам. Такое настроение легко внушаемых людей поддерживается не только процедурой самого гадания, но и страшными рассказами о приключениях якобы случающихся с гадальщиками.
  Рассказывая о случившемся после гадания, очевидцы приукрашивают настоящую действительность, надуманными жуткими подробностями, а то и откровенно фантазируют, придумывая всевозможные неправдоподобные события, связанные с темой их ворожбы, тем самым притягивают их к себе. Если же вдруг в срок гадания случается какое-то невероятное событие, такое, какое случилось с Марией или подобное, то его сразу же относят к проискам нечистой силы. По мнению многих суеверных людей, мистическая нечисть всегда участвует в гадании и эту версию всячески поддерживают ворожеи. Это происходит даже в том случае, если все кончается благополучно и счастливо для участников гадания и их окружения. Если же оно окажется жутким и хоть каким-то краем коснется темы гадания или места где проводился обряд, тогда оно безоговорочно входит в разряд действительного проявления упомянутой силы.
  
  В описываемом случае, события развивались следующим образом:
  В конце святочных недель, перед православным новым годом, хозяйка торговой точки, ворожея Косолапова, срочно засобиралась на несколько дней в город. Чтобы не прерывать свой бизнес, она уговорила соседку Марию в дни её отсутствия заняться продажей спиртного, пообещав ей, что всю прибыль от выручки та заберёт себе, лишь бы постоянные клиенты продолжали ходить в её отсутствие на торговую точку. Мария, после не долгих уговоров, согласилась. Предприятие было довольно выгодным для пожилой пенсионерки, тем более её дом стоит напротив своеобразного торгового ларька и она раньше уже несколько раз подменяла торговку, когда та уезжала по делам из поселка. Живя по соседству, Мария наперечет знала, кто в основном посещает злачное торговое место, знала поименно каждого злостного выпивоху и тех, кто приходил за спиртным по случаю. Прикинув, что контингент потенциальных покупателей известен, и бояться ей вроде бы не было оснований, она согласилась. К тому же Мария помнила, что бизнес соседки процветает и за всё время наблюдений не случилось ничего такого, что насторожило бы пенсионерку. Дочь убитой, во время допроса сказала следователю, что пыталась отговорить мать от торговли. Не хотела, чтобы та ввязывалась в это дело, но не проявила настойчивости и не помешала ей.
  
  Ближе к вечеру Косолапова уехала в город, а Мария немедленно приступила к своим новым обязанностям. Необходимо отметить, что в прошлые ночевки в доме соседки, таковые уже случались, Мария никогда не торговала спиртным в ночное время. По словам дочери, она заверила её, что и в этот раз не нарушит своего правила.
  После трагедии, хозяйка дома Косолапова, во время допроса заявила, что Мария в тот вечер успела продать только две бутылки водки. Её показания не расходились с суммой денег, какую нашли милиционеры в карманах убитой.
   События в страшный вечер и ночь для родственников Марии и самой несчастной, развивалось по следующему сценарию:
  Утром Мария не пришла завтракать, поэтому дочь пошла в соседский дом, чтобы разбудить её, удивляясь тому, что пожилая женщина могла проспать до этого часа. Она стучала во входную дверь дома, во все окна, но ей никто не открывал. Несмотря на поднятый шум Мария так и не появилась на крыльце. Заподозрив, что с матерью случилось что-то неладное, дочь позвала на помощь своего мужа. Мужчина с помощью лома выдрал огромный крюк, на который была заперта дверь.
  Осмотрев весь дом, родственники не нашли старуху. Спустившись в подвал, вход в который был устроен прямо из сеней квартиры, зять к своему ужасу, обнаружил там бездыханную тещу. Тело Марии лежало на земляном полу. Из груди жертвы торчала ручка большого кухонного ножа. В руке мертвая женщина сжимала бутылку водки, которую, по всей видимости, взяла из ближнего ящика перед самой смертью? Несколько других коробок заполненных спиртным стояли вдоль стены подвала. Вызвали участкового милиционера. Тот вызвал сотрудников прокуратуры. Началось следствие.
   В первую очередь судмедэксперт заявил, что старуха не смогла бы таким путем совершить самоубийство. Ему было известно, что входная дверь оказалась запертой изнутри. Эксперт настаивал, что у погибшей просто не хватило бы силы и умения вонзить себе нож в сердце, причем левой рукой, так как правой она держала бутылку с водкой. Больше того, проанализировав характер ранения жертвы, он не сомневался, что убийца был левшой. Экспертиза так же установила, что женщина была убита в районе девяти часов вечера. Злоумышленник нанёс пенсионерке единственный смертельный удар ножом, точно в сердце. Позже при допросе, хозяйка дома не отрицала, что нож принадлежит ей, но утверждала, что не пользовалась им с тех пор как овдовела. Действительно на ручке орудия убийства не было ничьих отпечатков пальцев, даже погибшей Марии.
  
   Прибывший из района следователь в первую очередь допросил дочь и зятя Марии, какое-то время, подозревая их в убийстве, однако вскоре нашлись свидетели, подтвердившие их алиби. Дочь в слезах рассказала сотрудникам прокуратуры, что они с мужем вырвали дверной запор только по одной причине, боясь, что с пожилой матерью случился болезненный приступ, и она не в силах отпереть дверь. Допросив всех соседей и предполагаемых покупателей алкогольного товара, милиционеры пришли к выводу: Женщина была убита в подвале в тот момент, когда спустилась в него за очередной бутылкой водки. При этом дверь в дом была запертой на мощный крюк изнутри. Все надежно зарешеченные окна оставались не тронутыми. Не было обнаружено никакого взлома стен, потолков или полов. Проверили даже печные дымоходы и предполагаемые подкопы в сторону подпольного помещения. Выходило, что преступник, убив жертву, сумел каким-то невероятным способом покинуть дом, не оставив следа? При этом он ничего не вынес из квартиры, никаких ценностей. Будь это один из покупателей спиртного, в этом случае исчезла бы водка и вырученные деньги, но владелица товара клялась, что спиртное все на месте. Она, передовая товар Марии, записала в специальной тетради его количество. Действительное наличие водки, совпадало с этими записями в журнале учёта.
  
   Участковый уполномоченный, пытаясь отыскать хоть какую-то зацепку, решил выяснять у хозяйки дома, какие события предшествовали трагедии и кто посещал ее торговую точку в последнее время? Особенно в тот день, когда она уехала из села. Женщина была вынуждена признаться, что за день до отъезда, в полночь, гадала одной приезжей женщине. Заказчица не так давно развелась с мужем и решила выяснить, кто виновен в смене настроения её бывшего супруга. Как стало понятно во время допроса, Косолапова ворожила ей, применив страшный способ, так называемое гадание с зеркалом. Причем заказчица перед началом мистерии настояла и надела на себя специальную маску, чтобы с её помощью надежней вызвать демона, который и должен был поведать о дальнейшей судьбе, как гадальщицы, так и её бывшего мужа с новой пассией. Маску она привезла с собой и после обряда не захотела оставить её в доме ворожейки. Косолапова уверяла следствие, что обряд не был доведен до логического завершения. Заказчица ворожбы в самый ответственный момент, якобы испугалась некоего образа, появившегося в зеркале и, выскочила из подпола в сени. Сыщики видели это зеркало и внесли о нем сведения в протокол. Зеркало висело на дальней стене подвала, внизу под ним на земляном полу, лежала плотная черного цвета тряпка. Хозяйка дома сказала участковому уполномоченному, что никогда не выносит гадального зеркала в комнаты, но уточнила, что всегда закрывает его плотной занавеской. Почему во время гибели Марии оно оказалось открытым, ей неизвестно. Возможно, предположила ворожейка, убитая, проявив любопытство, сдернула с зеркала тряпку и взглянула в него? Возможно, она в нём увидела то же самое, что и предыдущая клиентка. Милиционеры, проявляя любопытство, тоже неоднократно заглядывали в зеркало. Пытались рассмотреть что-то иное кроме жутковатых отражений своих лиц, но так ничего интересного или страшного не увидели в мутных разводах потемневшего серебра. Не веря в мистическое предназначение старинного предмета, сыщики всё же закрыли его темной занавеской от греха подальше.
   При допросе нервы Косолаповой не выдержали и она, в конце концов, призналась участковому в том, что уехала из дома как раз по той самой причине, что её клиентка сильно испугалась зеркального привидения и прекратила обряд гадания в самый кульминационный его период. Гадалка созналась милиционеру в том, что она опасалась последствий неудавшейся ворожбы. Паника заказчицы подействовала на неё как страшная угроза. Ей было известно из прошлого опыта, какие могут быть последствия после того как вызываемый демон обнаружит что его обманули с обязательным в таких случаях подарком.
   Такое странное признание Косолаповой, вызвало у милиционеров смех и раздражение. Стражам порядка не верилось, что воображаемая мифическая сила, может действительно проявиться при исполнении какого-то бутафорского мошеннического обряда торговки спиртным. Всё же они спросили Косолапову, почему она, в таком случае, оставила в доме свою соседку? Ворожейка сказала, что Мария не участвовала в обряде гадания, поэтому ей ничего не угрожало со стороны, вызываемой для беседы нечисти.
   Фенька подтвердила, что и раньше, неоднократно, поступала точно так же, оставляя за себя Марию, когда чувствовала, что необходимо удалиться из дома на какое-то время.
  
   Все известные мистические факты никак не объясняли совершенного преступления. Милиционеры, проверяя все версии и помня о выводах эксперта, установили, что среди тех, кто посещал дом Косолаповой, не было ни одного левши, кроме самой хозяйки. Оказалось, что Феня с одинаковой легкостью пользуется обеими руками.
   Нашли покупателя, который в вечер убийства приобрел у погибшей две полулитры водки. Он рассказал, что приходил на точку часов в семь вечера, и Мария без опаски продала ему товар. Покупатель вспомнил, что женщина сразу же предупредила его, что если он придет ещё раз среди ночи, ни за какие деньги не откроет дверь и посоветовала взять две поллитры. Он так и поступил. Попросил у товарища дополнительную сумму. Выяснилось, что этот единственный покупатель приходил на торговую точку в компании со своим собутыльником. Мужчины синхронно утверждали, что Мария их не пустила даже во двор, а вынесла водку на улицу. В дальнейшем свидетели подтвердили сыщикам, что эти двое в момент убийства находились в шумной компании на другом краю села.
   Возможно, решили милиционеры, был ещё один покупатель? Убийца должен был прийти не позже девяти часов? Очевидно, женщина хорошо его знала и поэтому не побоялась впустить в дом. Но почему преступник, убив старуху, не взял спиртное? Других мотивов расправиться с пожилой женщиной, не было ни у одного человека, ни в селе, ни за его пределами. Оставался еще один не поддающийся объяснению момент. Как преступник сумел не оставить следов и выйти из дома или хитроумно закрыть за собой дверь? Чтобы проверить, мог, или нет на самом деле убийца, накинуть крюк, на петлю находясь на крыльце, восстановили входную дверь и провели эксперимент. Пытались "насторожить" крючок в таком положении, когда бы он от удара дверного полотна о притвор, упал бы самостоятельно в петлю. Ничего не вышло. Эксперимент показал, что таким способом закрыть дверь на крючок невозможно.
  
   Следствие склонялось к ещё одной версии. В ней предполагалось, что Мария погибла случайно, при неосторожном обращении с ножом. Пошла в погреб за очередной бутылкой для позднего покупателя, при этом яко бы для смелости, женщина взяла из стола тот самый роковой нож. Когда спустилась в подвал, то по какой-то причине упала? Проверяя версию, установили, что помещение было хорошо освещено и нигде не было предмета, за который могла бы зацепиться нога погибшей. По версии старуха могла упасть прямо на лезвие ножа, и умереть почти мгновенно, так как клинок пробил ей сердце. Однако такому объяснению, категорически воспрепятствовал эксперт, заявив, что после такого ранения старуха не имела бы никакой возможности самостоятельно повернуться на спину. Он настаивал, что удар был нанесен пострадавшей спереди, когда жертва стояла, а не лежала. После удара женщина рухнула замертво на спину. Причем убийца, по мнению эксперта, обладал неимоверной силой и был своего рода профессионалом.
   В доме обнаружили только отпечатки пальцев самой хозяйки и погибшей Марии. В кармане трупа имелись деньги, ровно за две бутылки водки. Мужчина, купивший накануне вечером спиртное, рассказал, какими купюрами оплатил покупку и узнал свои денежные знаки, предъявленные на опознании.
   Всё! Если не считать ещё одного жуткого факта, связанного с этим домом. Жители Старой Речки, бурно и долго обсуждали страшную гибель Марии, но напрочь забыли о том, что в Косолаповской семье уже случалась не объяснимая, чем-то подобная этой, трагедия. Вспомнил и рассказал о ней следователю замшелый старик, старожил поселка.
  
  Оказывается муж Фени - Егор Косолапов, много лет назад погиб во время косьбы сена. Ушел однажды рано утром на покос, и не вернулся домой. На другой день Фенька с отцом мужа, своим свекром, нашли его среди выкошенной поляны мертвым. Смерть Егора выглядела страшной. Грудь Косолапова была насквозь пробита косой. В тот раз милиционеры, так же как и теперь, не могли понять, как мог произойти подобный несчастный случай? Им было известно, что косарь никогда не ставит косу жалом кверху, отчего упасть грудью на опасное орудие, практически не возможно. Следствие решило, что мужчину кто-то убил. Но мотив убийства не был найден, заподозрить в преступлении и тем более доказать вину кого-либо, так и не смогли. О заказном убийстве простого безобидного человека, вообще никто не заикался. Некоторые предполагали что, дескать, Егор покончил с собой на почве ревности, нарочно упал на острее орудия убийства. Следствие отработало эту версию. Все знали, что Феня была моложе своего мужа на двадцать лет. Было так же известно, что достигнув совершеннолетия, она по какой-то непонятной односельчанам причине увела Егора от законной жены, очень красивой, но мрачной и бездетной женщины. После этого бывшая супруга Егора не развилась с ним официально, а как-то тихо и незаметно исчезла из поселка. Следователи, надеясь на удачу, собрали сведения, касающиеся этой стороны дела, но у сожительницы Егора Косолаповой, оказалось железное алиби. Ко всему, не было у молодой женщины ни воздыхателя, ни тем более любовника. Нужно отметить, что эту версию причастности Фени к смерти Егора, опровергла вся её дальнейшая жизнь. Вдова так и не вышла больше замуж и не была замечена в любовной связи хотя бы с одним мужчиной. Из дела Егора Косолапова было понятно, что его бывшей супруги к моменту трагедии, уже год как не было в живых. Она погибла по месту своего проживания, упав с лестницы на бетонный пол подвала.
  
   Выслушав старика, следователь понял, что история повторяется с одной лишь разницей. Теперь рядом с гадалкой погиб совсем посторонний человек. Вновь образовался самый классический "висяк", вдогонку тем, случившемся много лет назад в семье Косолаповых. Дело закрыли и отправили в архив.
   Такой исход следствия не принёс успокоения только сельскому участковому. Он по-прежнему не верил в мистику. Сыщик местного масштаба не верил ни и в Бога, ни в чёрта. Постоянно возвращался в своих рассуждениях к этому вопросу и всегда приходил к выводу, что если нет Создателя и его воскресшего Сына, тогда нет и других, ни плохих, ни хороших потусторонних сил.
  "Человек может убить сам себя, или его может убить другой человек" - размышлял участковый. - "Люди могут пострадать от животных, от каких-нибудь механизмов, в конце концов, от стихии, но только не от рук бестелесной силы. У неё и рук нет. Вообще ничего нет. Где она, покажите мне её? Я поверю в мистического преступника, если надену на него наручники, запишу его показания в протокол. Если нельзя этого сделать, значит, нет её этой нечисти и быть не может".
   Милиционер ходил по поселку, всматривался в лица подвыпивших мужиков и разгульных баб, и никак не мог решить, кого же заподозрить в совершенном злодеянии? Он знал поименно всех, кто ходил за водкой на злосчастную торговую точку, запомнил фамилию каждого должника Косолаповой. Тетрадку с кредиторами, сыщики нашли вовремя обыска дома, но суммы в ней указанные не тянули на мотив убийства. К тому же было понятно, убей преступник Марию ради этой тетрадки, он бы обязательно её нашел и уничтожил. Для милиционера самым необъяснимым в действиях убийцы было то, что злоумышленнику удалось замести следы каким-то ухищрённым способом, и направить расследование по ложному пути. После его необъяснимых действий, подозрения ложатся на некоего мистического демона, якобы выскочившего из старого колдовского зеркала. Но даже если бы было так на самом деле, остается неясным, какой мотив двигал нечистой силой?
  "Причём здесь воображаемые бесы да демоны, вызванные ворожбой впечатлительных женщин? - Думал участковый. - Зачем им убивать несчастную старуху? Нельзя верить в Бога и его мифические создания и бороться с преступностью. Спросите любого сыщика или прокурора, и он вам скажет, что Бог ни одного раза не оказал помощи в разоблачении зла, не выдал негодяя". - Участковый сплёвывает досадливо и рассуждает дальше. - "Алкаш мог бы пырнуть Марию. Но именно пырнуть, пусть даже лишить её жизни нанеся множество ранений. Но среди любителей спиртного нет такого, который был бы в состоянии убить старуху единственным страшным и смертельным ударом. От этого удара женщина не смогла даже вскрикнуть. Опять же у пьяницы цель одна, совершенно узнаваемая. Он пришел за спиртным без денег, поэтому и убивает жертву. Избавившись от хозяина злачного напитка, обязательно забрал бы его. Схватил бы ящик и унёс к себе в дом и неминуемо попался бы с такой уликой. Пьяница убив, даже впрок не возьмет. Ему надо именно столько, сколько можно распихать по карманам".
  
   Участковый решает, что убийство дело рук изощренного злодея и вспоминает рассказ старика о том, что такое уже случалось вблизи Косолаповой. Пусть и много лет назад, но было. Однако у торговки алиби, причем, тщательно проверенное следователем. Не могла же она заказать не в чем неповинную старуху? В случае же с каким-либо ритуальным жертвоприношением, зачем ей надо было убивать в собственном доме?
  Сопоставляя два страшных убийства, в которых неизвестны мотивы, участковый всё больше склонялся к тому, что Мария была убита по ошибке, даже если с помощью нечистой силы. Такие выводы не успокаивали стража порядка, они не давали ему навсегда отключиться от нераскрытого преступления. Всё новые и новые версии выдвигал для себя милиционер и впустую отрабатывал их. Назначал "подозреваемых" в убийстве Марии и убеждался в их непричастности. Наконец, поддавшись мистическому настроению, не утерпел и поехал в дальнее село, чтобы встретиться с той заказчицей гадания, что сбежала из Косолаповского подполья. Приехал, вновь представился. Покривил душой, сказал, что следствие ещё не закрыто и попросил поговорить без протокола о предшествующих преступлению событиях. Женщина колебалась некоторое время и никак не хотела выдавать подробности о той злополучной ночи. Наконец, сдалась, однако ещё раз предупредила офицера, что не подпишется не под какими бумагами и рассказала о том, чего так испугалась в подвале Косолаповой, перед жутким гадальным зеркалом:
   - Закрыла я лицо маской, чтобы не узнал меня демон, если появится на серебре, - рассказывала гадалка, - потом присела, чтобы закопать своё колечко прямо под зеркалом. Капнула землю, а сама думаю: "Обмануть меня хочет Фенька". Наговорила мне разных обещаний, настращала, и кольцо золотое потребовала. Побрякушка хоть и не дорогая, но жаль мне её стало. Мой бывший подарил мне перстенёк, когда я ещё в девках ходила. Я когда опускалась на корточки, кольцо тайком от ворожейки в сапог свой спустила, а сама делаю вид, что закапываю его. Косолапова не догадалась о моей хитрости, продолжает заговор читать, а мне велит в зеркало смотреть. Чуть в сторону меня поставила, чтобы отражение моё не маячило в нём. Говорит, как появиться демон, так спрашивай у него, что надо делать, чтобы отомстить своей сопернице. Проси совета, как наказать разлучницу? Я повторяю за ней слова, а сама чувствую, что не верю в ворожбу. Сомневаюсь в том, что кто-то может появиться в мутном зеркале. Страха у меня нет на душе. Только разочарование о никчемной задумке поворожить, заполняет моё сознание. О кольце опять подумала, оно в сапоге неловко лежит, ногу давит. Только вспомнила о колечке, вижу, образ на стекле появился. Я обомлела. Зеркало вроде как в дверь превратилось и демон за ней. Демон одновременно жуткий и удивительный. Женщина там стояла очень красивая с горящими глазами. В руках у неё толи коса, толи кинжал блестит. Ну, чистая смерть, только красивая. Страх меня охватил. Я не помню, как из подполья выскочила. Фенька или ничего не видела, или не испугалась знакомого демона? Ругает меня. Шипит так зло. Укоряет за то, что всю ворожбу я скомкала. Весь настрой говорит, исчез и теперь ничего не получиться. Не вызвать демона второй раз за одну ночь. Я же рада не рада, что всё так вышло. Собралась и уехала. Денег Феньке не дала и про кольцо от страха забыла. Я его только дома из сапога вытряхнула. - Рассказчица помолчала, унимая волнение.
   - Я вам первому о демоне рассказала. - Призналась участковому оробевшая гадальщица. - Больше никогда никому ничего не скажу, и вы меня не выдавайте. Помните о нашем уговоре. - На том и расстались. Милиционер верил и не верил в рассказ очевидца гадания, спросил на прощание:
   - Может всё это вам почудилось в полумраке подвала? Или отражение ворожеи появилось в зеркале, а вы его приняли за демона?
   - Конечно, почудилось. - Согласилась торопливо свидетельница. - Я так же думала, пока вы сами мне не рассказали, что Марию убили большим ножом. Наверное, тем самым, который я видела в руках у демона? Он готов был убить кого-то. Я это почувствовала, когда увидела его глаза. А старушка, я думаю, оказалась в подвале случайно и сделала что-то такое, что его привлекло вновь. Случилось, всё ровно через сутки после нашей с ним встречи. Мы же ритуал не довели до конца? - Она умолкла, испуганно решая сказать или нет милиционеру о своих подозрениях, об ужасных намерениях приведения из зеркала. Наконец осмелившись, прошептала ему на ухо:
   - Демон хотел убить Косолапову. Я ведь всё время была в маске, и он не видел кто перед ним. Он пришел ещё раз. Он не знал, что Фенька уехала, оставив за себя торговать водкой Марию. Я думаю, демоны тоже ошибаются? -
  
   После прекращения следствия, хозяйка злополучного дома неожиданно для всех очевидцев трагедии, выставила его на продажу и уехала из села. Дом никто не решался купить. Молва о страшном убийстве Марии, отбивала охоту приобрести усадьбу у всех потенциальных покупателей.
  Время движется, дом стоит с заколоченными окнами. Его владелица, задумав, избавится от жилья, тем не менее, ни одного раза за эти годы не появилась в родном селе.
  Её дальний родственник, которому Косолапова поручила следить за недвижимостью, наблюдает за домом издалека. Смотрит на заколоченные окна только с улицы и никогда не заходит во двор, или вовнутрь дома. Рассказывает всем, что в избе живет кто-то призрачный и что в темное время суток он всегда видит за стеклами блики огней и слышит странные звуки. По его словам, в доме кто-то хлопает дверьми и кричит откуда-то из подземелья. Родственник хозяйки всем сообщает по секрету, что Косолапова оставила злополучное зеркало на прежнем месте, не осмелившись поднять его в избу. В поселке все думают, что душа Марии, после такой жестокой расправы над её телом, превратилась в лярву и мечется с той роковой ночи по заброшенной усадьбе. Особенно осведомленные в таких делах сельчане уверены, что теперь убитая старуха постоянно встречает в покинутом доме своего убийцу - приведение. Не сомневаются, что демон выходит в этот мир через зеркальные ворота и несчастная покойная убегает от него, старается укрыться, спрятаться то в холодных сенях, то винном подвале, а то и в комнатах. Там лярва стучит мебелью и сверкает своим холодным призрачным телом. С таким объяснением судьбы убитой и покинутого дома, согласны многие жители улицы, и если спросить их об этом, то ни сколько не сомневаются, что это на самом деле так.
   Милиционер в силу своих служебных обязанностей, размышляет в противоположном направлении. Его мысль занята поиском чего-то материального. Интуиция и служебный опыт ему подсказывают, что мистика всегда рассыпается в прах, как только сложатся обстоятельства, которые поставят людей верящих в неё, перед фактом, противоречащим этой вере. Участкового милиционера беспокоит именно такие материальные проявления. Со времени убийства, кто-то уже дважды пытался поджечь "мистический" дом, однако по неизвестным причинам пожар не занялся, в обоих случаях погас сам собой. Обгорела только пакля с углов избы, хотя в протоколе было указано, что строение было облито соляркой. Родственник Косолаповай приписывает охрану дома потусторонним силам. Участковый так же не может смириться с мыслью, что на вверенной ему территории преспокойно живет безжалостный убийца. Он уверен, что рано или поздно разоблачит преступника, как только поймет, какой мотив двигал им. Не мог же жестокий убийца покончить с пожилой женщиной без всякого на то основания? Милиционер иногда думает и о том, что в селе завелся маньяк и с содроганием ожидает новой жертвы. Пока его такие предположения не сбываются.
  
   М. Быков.
  
  
  
  
  
   ЗАЛОГ
  
  Виктор Гоголев, охотник, легко скользил на широких самодельных лыжах подбитых добротным камусом из лосинных шкур. Лыжня была новой, её проложил товарищ два дня назад, когда ходил на разведку к медвежьей берлоге.
  Друг детства Андрон Сажин бежал следом за охотником.
   Гоголев оглянулся и понял, что Андрон не передвигает ноги, а только размашисто упирается палками и почти наступает ему на пятки.
   - Четвёртый след. - Подумал о лыжне Виктор и с тоской вспомнил, что накануне вечером выпив хмельной медовухи по случаю прибытия на медвежью охоту, обнимал в холодных сенях жаркую Катерину - жену Сажина. Прижал женщину к себе с такой силой, что отлетели с её кофточки пуговицы. Пышная грудь молодухи вырвалась призывно на простор, обдав Виктора дурманящим запахом желания.
  
  К Андрошке Сажину ещё в ранней молодости прилипло прозвище Банифаций.
  Прозвище появилось не само собой, а с того времени, когда парень достигнув совершеннолетия в охотничьем урочище отца нашёл огромный кедр, спилил его на трехметровой высоте и изваял из пня страшного истукана.
  Искусно вырубив идола, Андрошка заявил, что деревянная скульптура есть точная копия территориального духа правителя таёжного урочища и дал ему имя Велиал.
  Подвигло парня дать такое название истукану Святое писание о мученичестве Исайи, которое он изучил тайно от своих родителей.
  Андрон упорно вчитывался в каждое слово священной книги и, в конце концов, понял из сочинения пророка, что демон Велиал обладает способностью подбивать людей на греховные поступки и, особенно на сексуальные извращения, похоть и прелюбодеяние. Парню по какой-то мистической причине пришло понимание, что все духи в округе подвластные Велиалу и они не что иное, как его добровольные помощники - чёрные ангелы разрушения. Андрон уяснил безоговорочно, что чаще всего Велиал выступает как обольститель человека, как заговорщик, совращающий людей к преступлению, что демон есть предводитель злых духов любой местности на Земле.
  
   В тот период жизни Андрона никто из родственников и окружающих не обратил внимания на переживания парня по поводу его тайной любви к деревенской девушке Катерине, которая в свою очередь была влюблена в его друга детства - Гоголева Виктора. Это как раз и послужило основной причиной и дало толчок к созданию страшного мистического истукана.
   Отец, не понимая замыслов сана, порывался сжечь скульптуру, превратить копию демона в сажу, как бы руководствуясь своей громкой фамилией.
  Однако в какой-то момент неожиданно для себя испугался возражений сына утверждающего, что демон обрушиться на их семейство всей своей мощью и главное, как уверял окружающих Андрон, не даст больше охотиться на подведомственной ему территории.
  То, что демон существует на самом деле, в семье Сажиных не сомневались. Параллельно с верой в Бога, верили и в нечистую силу.
   Стоит с тех пор копия языческого духа и зорко наблюдает за каждым, кто минует её по тропе, ведущей в лесные владения Сажиных.
  
   - Истукана должен срубить и сжечь только ты. - Иногда шепотом, чтобы не услышал настоящий демон, наставлял сына Сажин - старший. - Бери пример со святого Банифация, который в древние времена именем Бога повалил языческий дуб. Он только вознамерился надрубить растение, а далее Всевышний помог ему, послал ветер, который и свалил жуткое дерево, пристанище злых духов.
  Учись сынок у святых! - Восклицал старый охотник, а всем другим говорил, что сын сможет уничтожить статую демона только после того, как осмыслит и примет Евангелие - Новый Завет Иисусов.
  - Придет время и Андрошка лично превратит истукана в пепел! - Уверял он окружающих. - Никто другой не сможет взять на себя эту миссию, чтобы не накликать месть злого духа тайги! Сам породил, сам и расправиться! -
   Обсуждая эту тему с Андроном, старик всегда ставил ему в пример борьбу библейского героя Банифация с языческими деревами. Парня с тех пор все стали звать Банифацием. Ждали кто с нетерпением, кто со злорадством, когда Сажин младший постигнет Святое писание, наберётся силы и уничтожит собственное антибожественное произведение.
  Мы ж не какие-нибудь басурмане, а чисто православный народ и Андрошка нашего семени человек, поговаривали жители деревни и не сомневались, что придёт час расправы с нечистой силой.
  
  Преодолев очередной пригорок, Гоголев увидел языческую скульптуру.
  Истукан, будто оживший на мгновение, посмотрел на охотника тёмными зрачками деревянных глаз и ухмыльнулся.
  У Виктора мелькнуло в голове, что демон сумел прочитать его мысли пронизанные греховными воспоминаниями о прелюбодеянии с женой товарища.
  Только одну секунду Гоголев - вор и пакостник в глазах друга и демона смог выдержать взгляд грозного Велиала и подумал злорадно, что лично изрежет когда-нибудь на дрова эту чёртову деревяшку. Решил так, а сам почувствовал как холодная испарина то ли страха, то ли нетерпения покрыла спину.
  - Испугался глаз - сучков деревянной куклы. - Подумал Виктор и вспомнил, что глаза Велиалу Сажин изготовил из внутренних сучков кедра. Один естественный сук оказался как раз на месте правого глаза скульптуры, а другой сучок в левую глазницу истукана Банифаций вколотил при помощи деревянного молотка, предварительно просверлив плотницкой центровкой дырку.
  Возможно, Андрон специально поместил левый глаз чуть ниже правого и это предавало морде демона загадочный и устрашающий вид. Велиал смотрел на белый Свет высокомерно и как бы с прищуром.
  Зубы демону парень выстругал из коричневых корней черёмухи и вставил их в специальные гнёзда, после чего залил лиственничной смолой.
  Сажин не поленился и обработал смолой всё изваяние, промазал истукана вплоть до корня и тот стоит уже десять лет и даже не почернел от дождей и ветров. Блестит всегда как новый, отражая свет Солнца, луны и холодных снегов. Дождевая вода с него стекает, словно с гуся.
  - Он как живой и тлен его не берёт. - Говорил боязливо и уважительно об истукане отец Андрона. - Сила в нём неимоверная! К нему надо обращаться трепетно с любовью, хотя конечно придёт однажды время Банифация, и сын непременно покончит со своей скульптурой!
  
  - Догадался или не догадался Андрон о нашем с Катериной грехе? - Наивно спросил сам себя Гоголев и не нашел ответа на тяжелый как смерть вопрос. Волна стыда и любовной бравады плеснулась в голове, он припомнил сладостные подробности любовной близости.
  Из сеней после утехи Виктор ушёл в избу первым. Катерина зашла следом через минуту. На её плечи была накинута мужская безрукавка.
  Андрон взглянул на жену и изменился в лице. Сажина пронзила догадка, что его лучший друг и любимая жена предали его, разбив тем самым жизнь на две половины - до и после этого рокового вечера. В голове мелькнула мысль о поворотной точке собственного существования, мысль о смерти и не чьей-то конкретно, а сразу всех фигурантов страшного и постыдного события.
  Андрон ужаснувшись, постарался отогнать кровавую думу, но этого никак не удавалось сделать.
  
   - Надо попросить прощения у Банифация. - Приближаясь к статуе, размышлял запоздало Гоголев, называя в уме друга юношеским прозвищем. Нервно оглянулся и, скрывая стыд, изображая веселье, крикнул товарищу.
   - Я у твоего демона Велиала разрешение на охоту попросил! Но ты не обижайся Андрон, когда-нибудь доберусь и распилю его на дрова! Хотя, кажется, он только что подмигнул мне лукаво и ухмыльнулся в ответ на мои мысли, вроде бы прочитал их!?
   "Теперь нет смысла что-то скрывать от духа" - про себя додумал Виктор.
  Он по неизвестной причине вдруг поверил в существование демона, и это обстоятельство напугало его больше чем подозрения друга об измене.
  Пробегая мимо статуи, Виктор стукнул голой ладонью по гладким ногам Велиала и почувствовал, как загорела рука, как побежала по ней жгучая энергия к плечу и распространилась мгновенно по всему телу, зазвенела в голове предчувствием чего-то страшного и безвозвратного в его отношениях с товарищем.
  Сквозь это смятение Гоголев услышал, как загудел радостно и приветственно истукан от удара по нему лыжной палкой Сажина.
   - Демон любит скульптора! - Подумал Виктор и ещё яростней принялся работать лыжами, стараясь поскорее уйти от страшного изваяния лесного духа. Андрон гукнул зычно и устремился за ним вдогонку, запыхтел в двух трех метрах за спиной, потом крикнул.
   - До берлоги полкилометра! Спускайся книзу и руби шест! -
  
  Три года спустя после описанных событий в начале августа в мой сельский магазин зашел Андрон Сажин.
   - Под запись водки дашь? - Спросил он мрачным голосом.
  Охотник был явно хмельным, а на крыльце его поджидали приятели не из местных жителей.
   - Под запись отпускаю только своим мужикам односельчанам. - Сказал я, показывая всем видом, что не могу нарушить раз и навсегда установленное правило тайной торговли алкоголем.
  Сажин потолкался нерешительно у прилавка и отстегнул от пояса охотничий нож.
  Мне известно, что настоящий охотник, а Андрон относился именно к таким, никогда и ни при каких обстоятельствах не отдаёт в чужие руки своё холодное оружие. Очевидно, что-то заставило Банифация перешагнуть через упомянутое суеверие и сделать свой нож заложником.
   - Возьми нож в залог за две поллитры водки. - Протянул он мне оружие, крепко сидящее в ножнах и, мрачным голосом попросил надёжно спрятать вещь до его очередного приезда.
   - Вернусь, выкуплю. - Пообещал твердо Сажин.
   Нож стоил двух ведер водки, а может и больше? Тот факт, что Банифаций за него потребовал только две бутылки, говорил о том, что охотник обязательно вернётся за кинжалом.
   - Грешно оружие отдавать, - сменив тон, пожаловался Андрон. - Ну да ладно, попрошу Велиала, он поможет. Снимет вину, загладит проступок.
  Я в тот момент не знал, что означает фраза о мифическом демоне, и кивнул в знак согласия, спрятал кинжал в стол для денег и выдал охотнику две бутылки спиртного. Я не посмел предложить Андрону за залог больше товара, знал наперёд, что Банифаций откажется. Или возможно заподозрит, что я готов не возвращать ему холодное оружие.
  
   Вечером по окончании работы унёс нож из магазина домой. Жена, разбирая хозяйственную сумку, ойкнула, увидев на дне грозное оружие.
   - Что это такое? - Спросила удивлённо женщина, не притрагиваясь к вещи.
   - Откуда у тебя охотничий кинжал?
   - Залог. - Сказал я. - Мужик с верховьев Андрон Сажин за водку отдал на хранение. Осенью приедет орех кедровый сдавать, выкупит назад. - Информировал я супругу и спрятал нож в ящик с инструментами.
  - С каких это пор охотники оружие на водку менять стали? - С недоверием проворчала женщина и покачала осуждающе головой - Это ж грех-то, какой?! Теперь с этим ножом на кабана не замахнёшься, на паршивого козлишка пойти страшно будет. Одним словом, пропил свой кинжал Андрошка. - Она махнула рукой, обескуражено, как бы сглаживая чувства суеверия, и спросила.
   - Вернёшь?
   - Верну обязательно. Он мне не нужен, - пообещал я.
  Жена знала, что у меня имеется собственный кинжал, который я использовал в основном для забоя и разделки домашних животных и успокоилась.
  Позже мне захотелось внимательно рассмотреть залоговое оружие. Я вынул кинжал из ножен и положил его на ладонь. Холодное лезвие блеснуло угрожающе жалом. Именно в этот момент с моим сознанием произошло нечто, что никогда раньше не случалось. Энергетика кинжала подействовала на меня невероятным образом. Подсознание по не понятной причине открылось информации записанной на предмете связанном с убийствами. Картины прошлого ножа хлынули в мой мозг.
   Случилось необъяснимо странное, невозможно было понять, где находился я теперь?
  Я как на экране огромного телевизора увидел зимнею тайгу, двух охотников суетящихся у кучи валежника накрытого снежной шапкой. Один из них втыкает длинный шест в широкую дыру среди снега и пытается шуровать им внутри ямы. Другой охотник выхватывает нож, кричит что-то напарнику. Тот оборачивается на зов и получает удар яростно блеснувшим кинжалом в область шеи. Оружие входит в грудную клетку несчастного чуть ниже кадыка у основания грудины. Пораженный мужчина падает от страшного удара в глубокую яму, летит головой вниз.
  
  Я был сражен проявлением психометрии вызвавшей в моей голове настолько жуткое и ясное визуальное изображение преступления. Мне стало ясно, что в этот самый момент произошла некая энергетическая связь меня и хозяина кинжала.
  Сажин, находясь за десятки километров от меня, по всей видимости, глубоко переживал по поводу заложенного ножа и вспомнил страшные события, связанные с его применением. Душевные переживания владельца кинжала по мысленному каналу передались мне в виде образов, рисуя в моем воображении картины событий?
  Как бы то ни было, удерживая нож в руках и глядя на него, я превратился в своего рода ясновидящего мага, прикоснулся к тайне вещи и того кто ею владел, узнал судьбу лежащего на моей руке оружия и людей связанных с этим предметом.
  В страшном волнении я воткнул кинжал обратно в ножны и бросил его на дно ящика.
  До сей поры неизвестно, по какой причине во мне открылись такие способности? Возможно, с моей психикой произошло нечто, под воздействием подсознания?
  Очевидно, когда я увидел Сажина в магазине, принял в залог от него нож и в тот же момент, подсознание напомнило, что когда-то во время охоты на глазах этого человека произошел трагический случай, в котором погиб его товарищ.
  Признаться, я владел информацией об этом происшествии и кинжал в данный момент только спровоцировал воображение, которое связало применение данного оружия со смертельным исходом на охоте.
  Наличие такого предмета как кинжал, всегда пробуждает в нашем сознании и подсознание давние внушения, что эта вещь связана с убийством. Это может быть истиной о предмете, а может быть, и нет! Воображение способно привнести в эту истину собственную фантазию и всё складно увязать воедино.
  
   Нож, вызвав в сознании невероятное видение, взбудоражил мою память. Я вспомнил о случае трехлетней давности, произошедшем на охоте, участником которого были как раз Сажин, отдавший мне в залог свой кинжал и его погибший от несчастного случая товарищ - секретарь районного комитета комсомола Гоголев Виктор.
  Я под действием необъяснимой мистической силы вызвавшей жуткую психическую атаку, мгновенно превратился в сыщика. Интуиция подхлестнула воображение. Видение натолкнуло меня на мысль, что Сажин именно этим залоговым ножом совершил страшное преступление и позже выдал его за несчастный случай на охоте.
   Мне, конечно, было известно, что Виктор по версии Сажина, а позже и официального следствия, погиб случайно. Андрон описывал в подробностях сыщикам и всем любопытствующим как во время охоты его товарищ нечаянно свалился в пустую медвежью берлогу. Из его показаний выходило, что падая в яму Гоголев, якобы, шеей наткнулся на острый еловый сук, торчащий в глубине берлоги, который проткнул несчастному лёгкое и вошел на сантиметр в сердце.
  Сажин вынес труп напарника из тайги в деревню и рассказал односельчанам, а позже следствию именно такую собственную историю о несчастном случае, повлёкшем смерть товарища.
  Его версия так и осталась основной в деле о гибели охотника!
  
   Нож не давал мне покоя. Я маялся дома и на работе, постоянно прокручивал в памяти жуткие картины видения и, наконец, выбрав момент, поговорил с участковым милиционером о том давнем происшествии на охоте, во время которого погиб секретарь райкома комсомола Гоголев.
   - Ты же тогда работал на участке и, по всей видимости, принимал участие в расследовании нашумевшего на весь район дела? - Спросил я старшего лейтенанта.
   - Понимаю, почему ты о погибшем секретаре Гоголеве вспомнил. Он даже мёртвый помотал нервы правоохранительным органам. - Ответил участковый.
  Милиционер казалось, был рад поговорить о своей нелёгкой работе.
   - Страшный случай. - Продолжал офицер. - Свалился комсомольский работник в пустую медвежью берлогу и погиб нелепо, наткнувшись при падении шеей на еловый сучок. Вещьдок вошел ему через глотку в грудную полость и достал до сердца. Сук и сейчас храниться в кабинете районного следователя. - Милиционер взглянул на меня с неподдельной важностью.
   - Больно уж хитроумная улика получилась из этой деревяшки. Признаюсь, следствию трудно было поверить в то, что пострадавший таким невероятным способом отдал концы. - Изрёк участковый, опрокидывая в себя очередную стопку портвейна.
   - Может напарник нарочно столкнул Гоголева в берлогу? - Осторожно спросил я. - Он же не знал, что в ней нет медведя, а значит, мог столкнуть в надежде, что зверь разорвет охотника насмерть? Или всё же был в курсе, что берлога пуста и заранее подстроил смертельную ловушку своему напарнику?
  - Ну, ты скажешь! - Возмутился участковый. - Это же надо такую смерть придумать для комсомольского функционера. Вот что я тебе доложу. Незачем было Сажину убивать своего друга. Они в детстве росли в одной деревне и крепко дружили, были товарищами, не разлей вода. Позже взрослым им тем более делить было нечего, если конечно не считать Катерины, с которой Гоголев дружил в юности, но женился на ней Сажин? -
  У меня ёкнуло под ложечкой, но я не перебивал рассказчика.
  
  - Только на охоте и встречались мужики. В разных населённых пунктах проживали. Интересы разные, ну и всё такое? - Развивал свою версию милиционер.
  Я не стал рассказывать собеседнику о жутком видении, посетившем меня, о ноже, оставленном в магазине возможным убийцей. Мало ли что может пригрезиться человеку при виде настоящего кинжала, подумал я. На невиновного свидетеля трагедии легко можно навлечь беду, оговорив его понапрасну.
  Следователи, размышлял я, по всей видимости, прорабатывали ни одну версию убийства или случайной гибели пострадавшего и всё же решили, что на охоте действительно произошел несчастный случай. Словно в подтверждение моих размышлений, милиционер продолжал вспоминать прошлое кровавое дело.
  - Следствие прошло - не подкопаешься! - Похвалил коллег расследовавших дело участковый, в его голосе появились снисходительные нотки.
   - Сыщики из районного управления МВД и прокуратуры отработали несколько версий. Мотив постарались нарисовать подходящий - ревность к женщине, однако для полноценного доказательства вины Сажина не хватало главного - улик. Точнее их вообще не было кроме одной еловой палки умертвившей секретаря. На теле погибшего была единственная рана, но какая? Орудие убийства, а в случае с Гоголевым обыкновенный еловый сучок, пробил ему самое уязвимое место в области шеи. При своём движении деревянное копьё разорвало щитовидную железу и, скользнув вдоль трахеи в лёгкое, пробило его, затем развернувшись влево острым, как шило концом вонзилось в сердце несчастного охотника на глубину двух сантиметров. Как утверждал эксперт, от такого ранения жертва погибла почти мгновенно, захлебнувшись кровью хлынувшей в лёгкие. - Милиционер покачал в сомнении головой.
  - Я понимаю, районный патологоанатом не такой уж и дока в разгадывании подобных причин смерти, но отличить рану, полученную от пули, кинжала или топора, от рваной раны проделанной острым суком, он вполне способен. -
  Участковый глянул на меня с неподдельным интересом, стараясь угадать, не специально ли я завёл разговор об этом деле.
  - Я думаю, почти каждый из нас если поразмыслит, то определит наверняка характер ранения? - Заявил он уверенно.
  
   - Да это, пожалуй, так. - Подыграл я участковому. - Однако в данном случае произошло невероятное сочетание обстоятельств, что бывает крайне редко, если вообще случается. Берлога оказалась пустой, это раз. Сук торчал над ямой именно в том месте и на той высоте, на которой возможно на него напороться при нечаянном падении и главное, само неожиданное падение опытного охотника, намерившегося ни за что не падать в берлогу предполагая, что в ней находится опасный зверь.
  Есть и ещё одно невероятное совпадение. Сучок поразил у убитого те самые органы, которые в первую очередь отвечают за жизнь организма. - Сказал я.
   - Следователи рассуждали точно так же как и ты. Но! - Милиционер развёл руками.
   - Любые рассуждения это ещё не полноценное доказательство. Из всех обсуждаемых причин возможного убийства вырисовывался только один единственный мотив - измена Катерины. Сажин, возможно, мог бы убить соперника на почве ревности. Однако женщина твердила, что между ней и погибшим не существовало любовных отношений. Сажина соглашалась, что Виктор постоянно пялился на неё, иногда притрагивался тайно от мужа и всё! Призналась, что в юности она дружила одно время с Гоголевым и даже целовалась, но после замужества прекратила подавать Виктору хоть какую-то надежду на любовные и тем более сексуальные отношения и ко всему прочему виделись они довольно редко.
  
   Андрон во время допросов и вообще при разговоре с окружающими, категорически отрицал, что у него существовали подозрения о любовной связи между женой и погибшим другом. Доводы обеих супругов были убедительными. Гоголев, по словам Сажиных, наведывался к ним в деревню исключительно ради охоты или рыбной ловли. Присутствуя в их доме, никогда не оставался наедине с Катериной.
  Женщина подтвердила, что Виктор приезжал несколько раз в деревню во время отсутствия Сажина, но в таких случаях всегда останавливался в доме дальних родственников и никому из деревенских жителей неизвестно встречался он или нет в это время с Катериной? По крайней мере, свидетелей таких встреч не нашлось. -
  Участковый усмехнулся, подразумевая тайну подобного рода дел, и сказал с сожалением в голосе.
   - Никто из деревенских жителей не осмелился обвинить парочку в прелюбодеянии. Версия убийства соперника на почве ревности отпадала сама собой. - Заключил милиционер.
   - Понимаешь. - Осмелился сказать я, обращаясь к стражу порядка и прокручивая в это время в голове охватившие меня во время контакта с ножом Сажина видения. - Из всех возможных причин какого-нибудь следствия и даже гибели человека, самой вероятной, в конце - концов, всегда оказывается простейшая причина! Сыщики же в деле Гоголева пришли к выводу, что случилось как раз наоборот, самое сложное. На тысячи падений людей просто так или по ошибке не происходит ничего подобного, и сучья не убивают падающих, причем, таким как в нашем случае изощренным и очень действенным способом.
  Есть ещё один важный фактор во всём этом происшествии, - развивал я свою версию гибели охотника. - У Сажина нет алиби и ярко выраженного мотива преступления. Я полагаю, что отсутствие алиби самым непредсказуемым образом повлияло на выводы сыщиков. Следователи предполагали, что преступник должен был бы с целью укрытия преступления постараться создать безупречное алиби, а он этого не сделал. Я уверен, что расчетливый и безжалостный убийца поступил так специально, талантливо спрограммировал ложную закономерность с целью скрыть, замаскировать преступление! Однако известно, злоумышленник всегда оставляет следы характерные только ему лично, а в случае с гибелью Гоголева, убийца постарался установить такую закономерность, которая бы не противоречила всему остальному, подогнал свои действия и действия жертвы под естественный ход событий, но все они были связаны с опасной охотой.
  Если рассуждать в предложенном мной ключе, убить своего приятеля Сажин задумал давно и применил именно это правило, о котором я только что упомянул. -
  Милиционер, выслушав меня, разволновался, поднялся на ноги и пробежал вдоль прилавка магазина.
   - Выходит, простейшим приемом в том случае было нанести жертве удар еловым суком и потом столкнуть его в яму!
   - Да это так.
   - Сыщики думали об этом, мыслили примерно так же и следственно экспериментировали на месте гибели Гоголева, - согласился милиционер. - Доказать эту версию было невозможно! Сучок, пробивший органы грудной клетки пострадавшего принадлежал именно той елки, которая лежала на берлоге. Значит, Сажин должен был предварительно заранее приготовить оружие? - Спросил у меня с иронией участковый.
   - Сажин мог его отломить позже и ввести в рану, а убить совсем другим оружием. - Настаивал я, вспоминая подробности своего видения. - Как я понял с твоих слов, следствию было известно, что подозреваемый накануне гибели напарника, ходил на разведку к берлоге один и вполне мог подготовить убийство.
   - Вполне мог. Но доказательств тому нет! Если это было действительно намеренное убийство, тогда преступник выполнил его настолько расчетливо и гениально, что ему нужно отдать должное! - Воскликнул милиционер. - Ни один охотник не рискнёт обломить сук на лесине прикрывающей берлогу, в которой находиться её хозяин, это может спровоцировать выход зверя. Андрон уверял сыщиков, что во время разведки не подходил к берлоге близко, а осмотрел её с расстояния пятнадцати шагов. Экспертиза лыжни подтвердила его слова, охотник действительно остановился в десяти метрах от ямы, потом развернулся и пошёл в обратную сторону. Сажин не мог заранее отломить сук с дерева прикрывающего берлогу, как не мог точно определить есть в ней зверь или нет. К тому же эксперт заявил, что сук был отломлен от ствола именно в день смерти Гоголева. - Милиционер задумался и сказал неуверенно. - Он мог это сделать только поздней осенью, когда нашел берлогу. Но я не думаю, что уже тогда охотник задумал расправиться таким коварным и изощрённым способом со своим приятелем?
  
  После разговора с участковым, я совсем потерял покой. В моем разуме с яростной силой вспыхнул дар сыщика.
  - Надо ехать в деревню в гости к Сажину. - Принял решение я. - Увезу ему нож и потребую за залог копчёной рыбы. - Это был прекрасный повод для поездки. Ехать надо в конце недели, пока мужики не ушли в тайгу на заготовку кедрового ореха.
   Далее действовал решительно, уговорил жену поработать в магазине без меня и, не откладывая, отправился в Сажинскую деревню.
  
  Андрон очень удивился и встревожился, узнав о моем приезде.
  В это время года в тайгу приезжает много народа. Кто-то едет за ягодами, кто-то за орехом, но чтобы приезжать специально за копченой рыбой, случилось впервые.
  Рыбу обычно коптят весной, а морозят глубокой осенью.
  Сажин с явным волнением принял свой нож и посмотрел пристально мне в глаза, стараясь угадать мои мысли. Его жена Катерина взглянув на злополучное оружие, изменилась в лице. У меня мелькнула догадка, что женщине многое известно о той трагедии, которая произошла рядом с пустой медвежьей берлогой, в которой как уверяет Сажин, нечаянно погиб его друг Виктор Гоголев. Возможно, она давно догадалась, как и я, о случившемся на раковой охоте, и просто не подает вида, что ей известна страшная тайна гибели друга детства.
  Увидев нож в моих руках, Катерина без сомнения вспомнила события трехлетней давности.
  Я сказал Сажиным, что заночую у них, чтобы сходить на рыбалку.
  Вечером Катерина приготовила уху из свежевыловленной рыбы, и мы сели за стол. Постепенно я перевёл разговор на интересующую меня тему, чем вызвал тревогу супругов. Женщина вспыхнула, проверяя, на все ли пуговицы застёгнута её блузка. Стало понятно, что в тот памятный вечер, Катерина позволила Виктору дотронуться до своего тела, и это повлекло за собой страшные события стоящие последнему жизни. Сажин не стал скрывать своего неудовольствия воспоминаниями, но всё же сказал.
   - Когда мы с Витькой шли к берлоге, он поиздевался над моим истуканом и напрасно так поступил. Нельзя шутить по поводу духов местности и в особенности их предводителя. Меня охватила тревога из-за бесшабашного поведения приятеля. Позже, когда всё случилось, когда Гоголев уже был мертв, я понял, что Велиал наказал его за издевательства и угрозы в свой адрес. Больше того, когда собирались на охоту, Виктор постоянно поминал медведя, называя его прямо. Я сделал ему замечание, говорю что, мол, нельзя "косолапого" громко по имени называть, да ещё при этом грозить, что убить его собрался. Медведя надо перед охотой называть зверем или как-то иначе по-другому, чтобы он не знал о ком идёт речь. Узнает, подготовится к встрече или вообще избежит её. - Заключил суеверно Сажин. В его голосе не улавливались нотки фальши или он прекрасно играл мистически настроенного человека?
  В другое время я вообще бы не смог серьёзно отнестись к подобному заявлению о существовании чего-то невидимого. Поверить в то, что есть некая сила в лице выдуманного Андроном духа - страшного демона способного физически воздействовать на человека. Я бы не поверил этому дремучему суеверию, если бы не испытал на себе видения вызванные ножом. А раз они случились, я уже не мог далее скептически относиться к убеждениям Сажина и напрочь отрицать существование невидимых существ. Ведь что-то же способствовало проявлению психометрии, вынудило мою психику заглянуть в страшное прошлое кинжала и его хозяина?
  
   - Что заставило упасть в берлогу твоего приятеля? - Спросил я у Андрона. - Почему в ней не оказалось медведя? Если, как ты говоришь, дух местности наказал Виктора за словесные и мысленные издевательства, тогда ему легче всего было сбросить охотника на зверя, который растерзал бы Гоголева в два счёта и подозрения об убийстве вообще бы обошли тебя стороной. -
   Сажин взглянул на меня мрачно и сказал сквозь зубы.
  - Человеку неизвестны методы демонов. Велиал мог бы уронить Гоголева на лыжне и сломать ему ногу и тогда не будь меня рядом, пострадавший неминуемо бы замерз в тайге. Дух местности устраивает так, что нежелательный для него человек блудит по лесу, срывается со скалы или гибнет под упавшим деревом. - Андрон махнул досадливо рукой и зыркнул строго на Катерину, призывая её выйти из комнаты. Женщина подчинилась и скользнула в другую половину избы. Сажин приблизился ко мне и заговорил приглушенно вполголоса.
  - Катя до сей поры тайно переживает, вспоминая трагические события той зимы и гибель нашего товарища. -
  Сажин мельком прислушался к движениям в соседней комнате и прошептал.
  - Я точно знаю она, как и сыщики, подозревала меня в убийстве Виктора, хотя экспертиза по характеру ранения и за отсутствием прямых улик пришла к выводу, что это был несчастный случай на охоте. - Он отвёл заблестевшие глаза.
  - Гоголев погиб от невероятного стечения обстоятельств, сложившихся во время пребывания у медвежьей берлоги. -
  Банифаций поднялся из-за стола и прошёлся по избе пытаясь скрыть нервное напряжение.
  - Всё произошло очень быстро и нелепо с точки зрения охотника. Виктор, выполняющий обязанности травщика зверя, что есть мочи, воткнул лиственный шест вовнутрь берлоги. Его рукавицы, заледеневшие на морозе, скользнули по отесанной от коры жердине и Гоголев, не удержав равновесие, свалился вниз головой в медвежью яму. -
  Сажин скривился от воспоминаний, как от зубной боли и выдохнул напряженно.
   - Я говорил ему, что кору на шесте надо оставить, это бы усилило цепкость рук. Не послушал меня охотник, сказал, что толстоватая жердь и её необходимо освободить от коры. - Андрон напряжённо помолчал.
   - Медведь, готовя берлогу, притащил на яму два еловых ствола и уложил их крест - накрест, при этом торчащие кверху ветви оставил на месте, только немного обломал самые длинные и крепкие. Над берлогой получилось ограждение наподобие защитного ежа. Разумно готовил зимовку зверюга. - Заключил Андрон.
  - При падении Гоголев наткнулся именно на такой острый еловый сук, направленный концом точно в его сторону. Это странное оружие, установленное диким зверем, вошло в тело охотника через основание шеи и достало до сердца.
  Всем известно, что еловые сучья очень крепкие эластичные и упругие как проволока. Конец сучка, как я уже говорил, медведь обломил, превратив его в подобие шила или металлического штыря. - Банифаций приблизился ко мне, прищурился и сообщил с призрением в голосе, вроде бы как испытывал меня.
   - Мой дед на медведя с деревянным копьём ходил. Трёх матёрых зверей таким способом положил. - Он резко отшатнулся на спинку стула и сказал ещё тише.
  - Меня научил ремеслу изготавливать такое оружие. Ментам я об этом не докладывал, они бы тут же связали моё мастерство с несчастным случаем на охоте. -
  Андрон усмехнулся в пшеничные усы и, чуть было не сплюнул, от нервного напряжения у него дернулась щека.
  - Убить человека заострённым по всем правилам колом, так же легко, как убить зайца острой палочкой, сунув её в ноздрю зверька! -
  От слов Сажина у меня побежали по телу мурашки, куда-то улетучилось рвение детектива. Я даже засомневался в том, что в видение в руках у убийцы был нож? Информация об охоте с деревянным копьём, меняла всю картину происшествия у берлоги.
  
  Тем временем, приняв воображаемую позу стрелка, Андрон продолжал рассказывать.
  - После падения товарища в яму, опасаясь наличия в берлоге зверя, я продолжал держать наизготовку карабин, и вынужден был выждать некоторое время, а когда спустился за пострадавшим, он был уже мёртв. Сук обломился у самого основания и торчал из шеи несчастного, создавая жуткую картину смерти. -
  Сажин тяжело вздохнул и долго молчал, обдумывая рассказанные события и наконец, промолвил.
   - Мне неизвестно, почему медведь не залёг в берлогу на зимнюю спячку? Я нашел эту яму еще до снега и был уверен, что зверь устроиться именно в ней. Возможно, хозяина тайги что-то спугнуло или его убили браконьеры незадолго до спячки?
   Я решился и спросил у Андрона, не убивал ли он сам той осенью медведя. Сажин посмотрел на меня тревожно и кивнул утвердительно.
   - В начале октября я добыл жирного пестуна - молодого самца, но это случилось в другом месте. Заказ мне был на медвежье сало и желчь. Без лицензии отстрелял зверя, поэтому ничего не сказал следствию о незаконной охоте. Сыщики в первое время подозревали, что мне было известно об отсутствии в берлоге зверя. Однако эта версия не имела шансов на дальнейшее развитие. -
   Наш разговор прервала вошедшая Катерина. Я был уверен, что женщина слышала, о чем шла речь, но всеми силами старалась скрыть свою осведомленность, и заговорила совсем на другую тему.
  Перед Сажиными я постарался ничем не обнаружить, что мне известна истинная причина гибели их товарища, украдкой разглядел Катерину.
  Женщина находилась в расцвете сил. Сексуальная привлекательность так и пёрла из её статного красивого тела. Гоголев, по всей видимости, не устоял перед чарами этого ангела деревенской красоты. Катерина, несомненно, была способна завлечь в свои объятия любого мужчину. К тому же её и Виктора связывали юношеские отношения.
  Во времена юности они симпатизировали друг другу, встречались на вечеринках молодёжи. Позже Гоголев уехал учиться в город, а Катя, повременив, вышла замуж за его товарища. Об этом мне рассказал при беседе участковый. Однако, как я уже говорил, следствие тщательно проработало версию убийства на почве ревности и у сыщиков не осталось никаких оснований подозревать Андрона в совершении преступления.
  Я больше не брал в руки злополучного кинжала, но моё разыгравшееся воображение рисовало картины, одну страшней другой. Я как заправский сыщик догадался о мотивах убийства. Мне в отличие от прокурора и судьи не надо было собирать бесспорные улики и проводить экспертизы. Я понял, как всё произошло на самом деле.
  
  Истукан скрылся за поворотом и охотники остановились.
   - Руби шест не меньше четырёх метров. - Не посоветовал, а приказал товарищу Сажин. - Чтобы прямой был и без сучков. Вон листвяжка стоит подходящая её и вали. - Сказал Гоголеву напарник, а сам стал готовить к охоте карабин, украдкой наблюдая за действиями друга. Увидел, что тот стал снимать кору с жерди и заметил без всяких эмоций.
   - Шкуру оставь на шесте, не трогай, - и в тот же момент понял, каким способом убьёт охотника.
   - Надо обтесать кору. - Парировал Виктор, - а то толстоват будет шест для рук. -
  Достигнув берлоги, друзья распределили обязанности и приступили к подъёму зверя. Сажин как лучший стрелок спрятался за ближайшим деревом с оружием наизготовку. Утоптанный на тропе и сияющий белизной не тронутый вокруг, снег едва слышно хрустнул под ногами друга; Гоголев подошел к яме и умело сунул гладко отёсанный шест в широкую дыру. Он запоздало удивился, что отверстие в берлогу слишком большое, обычно снег заваливает вход в медвежье жилище полностью, часто остаётся только едва заметная щель, через которую происходит обмен воздуха. Виктор успел ткнуть в берлогу шестом с большой силой только один раз, потом услышал возглас товарища и обернулся, что делать не должен был на медвежьей охоте не при каких обстоятельствах. Гоголев не успел даже сообразить, что произошло. Боль пронзила всё его существо, кровь хлынула через рот и нос, перехватывая дыхание. В следующий миг от страшного удара кинжалом, он свалился в яму головой вниз. Тьма навсегда накрыла его сознание.
  Сажин тщательно вытер нож, собрал с поверхности снега даже самые малейшие следы крови и сбросил всё в берлогу, затем ударом ноги сломал толстый еловый сук, торчащий прямо над входом в яму и спустился вниз. Стараясь не испачкаться кровью, твёрдой рукой, всадил сук в бездыханное тело товарища, направив его точно в рану нанесённую клинком. Ударил со страшной силой под наклоном и почувствовал, как остриё деревянного оружия прокалывает легкие и вонзается в сердечную мышцу.
   Спустя час, соорудив из лыж убитого охотника сани, уложил на них окоченевший труп товарища и двинулся обратно в деревню.
  Никакой мистики! Никакого участия пресловутого демона - Велиала. Он без каких-либо происшествий миновал знаменитую статую духа и благополучно спустился на зимнюю дорогу.
  
  Когда по времени уже было пора укладываться на ночлег, Сажин хитро зыркнув глазами в мою сторону неожиданно предложил вкрадчиво.
   - Если желаешь посмотреть на Велиала, можешь завтра пойти со мной в урочище. Я повезу на лошади в кедрачи вьюки с продовольствием и инструментами. -
  Он злорадно усмехнулся и сказал голосом, не терпящим возражения.
  - Меня с тех пор как Виктор погиб многие стали опасаться. Те, кто подозревает, что это я Витьку порешил у берлоги, ошибаются. Они, как и ты думают, что Гоголев водил дружбу с нашей семьей только ради Катерины, за что и поплатился, разбудив во мне ревность. Людей понять можно. - Сказал Андрон, тяжело, вздохнув. - Каждый думает так, как поступил бы сам. -
  Высказавшись, Андрон долго и тяжело молчал. Я ничуть не сомневался в том, что Сажин действительно разгадал истинную причину моего появления в его доме. Неизвестно, корил или нет, он себя за то, что опрометчиво оставил свой нож, которым убил друга у меня в магазине? Я так и не решился задать напрямую вопрос о страшном преступлении и о его причастности к гибели Гоголева. Сажин неожиданно облегчил мою задачу и сказал с интонацией зла в голосе.
   - Люди вокруг, да и ты в том числе, не зря подозревают меня в убийстве. Но если я сейчас возьму на себя ношу преступника, это по большому счёту ничего не изменит, потому что я лично уверен, что Гоголева лишил жизни оскорблённый демон. Однако это как не странно тоже ничего не меняет в раскладе происшествия, так как в демонов кроме меня никто не верит. Ведь демон создан только моим воображением, и его копия вырублена моими руками. - Андрон вновь жутким взором пронзил меня. - Он полностью подчиняется мне, каждой моей мысли направленной в его сторону.
   - Ты действительно веришь, что твой Велиал может исполнить то, что ты пожелаешь? - Спросил я. - Демон не имеет физической оболочки и невозможно представить его в роли убийцы.
   - Не всегда, не всегда! Он очень разборчив в выборе своих действий, но злые вещи делает с большей охотой, чем ангельские подвиги. Ему создать трудности и направить человека на нехорошие дела на много легче, чем пожалеть или выручить из трудного положения. Но мне он любит помогать. - Без какого-либо пафоса заявил Сажин. Было чудно слышать из уст матёрого охотника подобную речь, однако голос его звучал искренне.
  - Задумай тогда я не убивать Витьку, а наоборот уважать его или даже любить, Велиал сделал бы так, что в берлоге оказался бы зверь и мы бы добыли прекрасный охотничий трофей. -
  Андрон провёл ладонью по лицу, снимая напряжение.
  - Я тогда думал о смерти друга и это, в конце концов, стало реальностью. Я не сталкивал его в яму, не наносил ему раны острым сучком, но я ясно представил это в воображении. Я убил его, мысленно призвав себе на помощь коварного демона. Признаться, я до сих пор не знаю, горюю ли о его смерти или рад гибели товарища?
  Во мне что-то живёт противоречивое, способное оправдать гибель Гоголева и поддерживает это противоречие моя жена Катерина. - Признался мой подозреваемый, выставляя напоказ мотив преступления.
  Мне стало очевидно, что кинжал посредством психометрии поведал страшную правду, однако этот факт не мог ничего изменить - как говорил только что убийца. Ведь в демонов и психометрию никто не верит.
  
   М. Быков.
  
  
  
  
  
  
   ОШИБКА ЗЕКА
  
  Этот случай произошёл во время Отечественной Войны в Сибири, в Артёмовске - небольшом таёжном городишке в ту пору районного значения.
  В течение всей своей истории Артёмовск жил добычей золота. Когда-то в восемнадцатом веке на реке Ольховке появилось поселение с одноимённым названием, а с 1840 года в его окрестностях старательские артели стали добывать благородный металл. Рудник просуществовал более ста пятидесяти лет. Золото мыли не только по реке Ольховка, но и по Чибижеку.
  Ещё до войны Ольховку переименовали в рабочий посёлок Артёмовск, который разросся, увеличив население в шесть раз и ему, присвоили статус города.
  
  Ниже описанный случай произошёл в окрестностях населённого пункта Артёмовск в период Отечественной войны, когда там был создан лагерь для содержания осуждённых, в который на принудительные работы сгоняли людей за различные нарушения жёстких законов социализма. Лагерь, как и положено, был ограждён высоким крепким забором. Заключённые жили в тёмных, холодных бараках, конвой стоял на вышках, охранники располагались в казарме. В исправительном учреждении существовал определённый установленный законом режим, соблюдался строгий контроль над жизнью осуждённых. Заключённые мужчины и женщины выполняли работы по заготовке леса, трудились на полях местного совхоза, а так же некоторых расконвоированных из числа бывших мастеровых допускали на рудник.
  Вспыхнувшая Отечественная война накладывала свой жуткий отпечаток на содержание заключённых. Времена были суровые и безжалостные, очевидно, поэтому из лагеря практически не было побегов.
  Однако в 1943 году невероятное происшествие всё же произошло, из лагеря совершил побег политический узник по фамилии Солонцов Пётр Данилович уроженец города Абакана. Никто в лагере не мог понять, что толкнуло Солонцова тихого человека совершить такой отчаянный поступок. В заключении ему оставалось отбывать наказание всего один год. Освобождённые от конвоя поселенцы говорили, что его младший брат Дмитрий пропал безвести на войне и будто бы Пётр сказал кому-то, что уйдёт из лагеря прямо на фронт и обязательно отыщет парня, что не верит в его гибель. Мол, так и сказал Солонцов, что в их семье никто не умирает преждевременной смертью. Мистика какая-то проскальзывала во всех этих разговорах о бессмертии Солонцовых.
  Вот такой факт из биографии сгинувшего заключённого Солонцова, стал известен лагерному начальству после его побега. Всё было запротоколировано не только из показаний сокамерников тихого и совсем неприметного человека, но и некоторых военнослужащих лагеря.
  В ходе дознания, неожиданно для следствия дело беглеца пополнилось ещё некоторыми мистическими показаниями. Один из опрашиваемых свидетелей прошлой жизни и отсидки беглеца сказал следователю, что Петр Солонцов обладал какой-то непонятной никому силой, что в его поведении проскальзывала глухая тёмная мистика, которую он старался не афишировать, а наоборот тщательно скрывал от заключённых и охранников. Ещё приятель Солонцова заявил следствию, что Пётр вроде бы оказался в лагере по собственной воле, что ему в застенках нужно было дождаться какого-то таинственного срока, по истечению которого он станет неуязвимым от многих напастей, а так же настоящих и будущих врагов. Так и сказал приятель, что судили Солонцова за преступление, которое он, якобы, совершил умышленно, чтобы обязательно оказаться за решёткой. Дознаватели на первых порах предполагали, что Солонцов мог скрыться в лагере от призыва на фронт, но позже отказались от этой версии.
  Проверить в необычные россказни заключённого было невозможно, да собственно никто и не стремился что-то узнать в подтверждение показаниям ненадёжного свидетеля. Решили, что приятель Солонцова по какой-то ему одному известной причине выдумал полумистическую версию о побеге беглеца, возможно у сообщников была договорённость о дачи ложной информации.
  Страшную историю о странном побеге загадочного заключённого Солонцова ещё в юности мне рассказал мой крёстный отец Андросов Иван.
  В те годы, когда всё произошло, Андросов был молодым парнем, но уже, как и многие его сверстники во время войны, работал возчиком в местном совхозе, а его старший брат нёс службу по охране того самого лагеря из которого совершил побег Солонцов и двое других фигурантов дела.
  
  - Заключённый Солонцов подался в бега в начале лета сорок третьего года. - Приступил к изложению истории Иван. - Те места моя малая родина и отец там родился и дед мой появился на свет в Ольховке - так называлось наше поселение раньше. Хороший городок, богатый, на золоте раздобрел. Вокруг города лес вырубили старатели, а дальше на восток и в южном направлении стоит сплошная дремучая тайга. На тысячи километров нет ни одного населённого пункта, если не считать редких староверских скитов расположенных друг от друга через десятки километров. Беглец - если таковой вдруг решиться обрести свободу радикальным способом, семь раз прикинет куда податься, как добраться до крупного населённого пункта, в котором можно будет укрыться от погони и потом не спеша перебраться в нужное место, раствориться в жилом массиве в пёстром народе.
  Нет сомнения, и Солонцов тщательно обдумал будущий маршрут к вожделенному шумному городу. Уходить на Север к крупным населённым пунктам по одной единственной дороге нельзя, долго не продержишься, поймают охранники. Один путь уходить тайгой опять же на север в сторону Минусинска и Абакана. Этот маршрут был единственно правильным и давал хоть какую-то надежду на благополучный исход дела. Дорога не так далёкая для беглеца, но первая её половина очень сложная и опасная особенно в одиночку. Можно заблудиться, не пережить несчастный случай, без оружия пострадать от голода или хищника. Много препятствий поджидает беглеца в жутких таёжных дебрях, раскинувшихся на отрогах Саян. Однако побеги всё же случались и до Солонцова, но об их исходе практически ничего неизвестно. По всей видимости, мало кто из заключённых, рискнувших покинуть лагерь навсегда, благополучно добирался до цели. Если беглецы не выдерживали тягот движения по тайге и выходили к единственной дороге, то их немедленно задерживала охрана лагеря, судьба же тех, кто уходил тайгой, неизвестна. Можно предположить, что они в большинстве своём погибали в дремучих непроходимых лесах перерезанных горными перевалами и реками. Тайга поддаётся только опытному и крепкому силой и духом таёжнику или специально подготовленному к путешествию по ней человеку, но и такие отважные люди тоже гибли. Например, в тех местах погибли геологи ведущие разведку по строительству будущей железной дороги, теперь их именами названы небольшие станции по железнодорожной магистрали Абакан-Тайшет.
  
  В тот день, когда из зоны исчез Солонцов, в наряде по охране лагеря вместе с другими нёс караул мой брат Михаил, он был командиром отделения. - Рассказывал дальше Иван. - Ты его не знаешь, так как родился после войны. Мишка погиб на фронте. Позже, когда всё случилось, я узнал от брата Михаила некоторые подробности странного побега Солонцова, да и сам оказался свидетелем последствий происшествия. -
  Иван пригорюнился, вспомнив о своём погибшем на фронте в самом конце войны брате.
  - Мы вдвоём с Михаилом, а позже с другом Василием, долго ломали головы, почему этого тихого зека Солонцова не смогли догнать опытные прожжённые в таких делах охранники и почему вместе с ним бесследно исчез наш земляк старшина Абрамов первым отправившейся в погоню за беглецом? Старшина точно хорошо знал местный ландшафт, но ведь пропал в тайге вместе с беглецом. Может погиб, а может и ушёл добровольно, так сказать дезертировал, чтобы не оказаться на фронте.
  Михаил рассказывал, что Солонцова в тот момент, когда он покидал зону, заметил некий стукач из среды заключённых, и точно указал охранникам в какую сторону ушёл беглец. Для преследователей эта была фора, но погоня всё равно не удалась. - Иван задумчиво покачал кудрявой головой, рисуя в воображении глухой лес.
  - Тайга это особое место для того чтобы знающему лес человеку раствориться в её теле без следа. Спасаясь от собак, можно воспользоваться водой или каким-нибудь сильно пахнущим растением. Может так и поступил беглец. Люди болтали и об этом.
  Позже, когда следствие сделало выводы, всем любопытным и заинтересованным лицам, стало понятно, что Солонцов прекрасно умел использовать преимущества диких дебрей Саянских хребтов. Из всего случившегося напрашивался вывод, что заключённый ушёл в дремучий лес по заранее намеченному плану и по этой причине, поисковые группы не покидало чувство, что он тщательно подготовил побег и, по всей видимости, точно знал будущий маршрут движения к вожделенной свободе. Дознаватели предполагали, что Солонцову помогал знающий местность сообщник и им вполне мог быть исчезнувший Абрамов или ещё кто-то, может быть не выявленный следствием местный житель. Солонцов был знаком с некоторыми жителями города и совхоза.
  В результате расследования происшествия вскрылся и ещё один немаловажный факт из жизни сбежавшего заключённого и как я уже говорил, бесследно пропавшего военнослужащего отправившегося его преследовать. Версий было несколько и военные без особого рвения начали докапываться до мотивов побега.
  Следователи выяснили, что за две недели до побега Солонцов участвовал в погребении умершего заключённого по фамилии Бережков. Интересные и страшные события развернулись вокруг упомянутого лагерного мертвеца. До сих пор ничего определённого невозможно сказать об этом человеке. По документам медсанчасти и по записям в деле заключенного Бережкова было выявлено, что мужчина умер после тяжёлой болезни прямо в медпункте лагеря. На третий день из небольшого морга, двое заключённых, одним из которых был Солонцов, под охраной старшины Абрамова, унесли в нестроганом гробу тело Бережкова на кладбище и зарыли его там, в заранее подготовленной яме. За день до похорон могилу копал тоже Солонцов и охранял его фигурант по делу старшина Абрамов. После анализа этих фактов у следствия стала вырисовываться ещё одна версия происшествия. Разбирательство решено было продлить и не напрасно.
  Следственная группа продолжала находить различные странности и необъяснимые совпадения в деле о побеге загадочного и тихого заключённого Солонцова.
  
  Именно знакомым путём через кладбище ушёл из зоны Солонцов. Первыми в погоню за ним кинулись два бойца роты охраны: старшина Абрамов и вожатый служебной собаки Литвинов. Литвинов и Абрамов были местными жителями, и хорошо знали окрестную тайгу. Другие поисковые группы ушли в тайгу преследовать Солонцова тридцать минут или час спустя, каждая по своему тщательно обдуманному маршруту. План поиска предполагаемых беглецов разработали заранее и всегда выполняли его неукоснительно.
  Однако на этот раз погоня не принесла успеха. Поисковые группы возвращались одна за другой и рапортовали о провале операции по поимке Солонцова. На следующий день контрольные посты остались только на дороге да в населённых пунктах. Больше суток известий не было от старшины Абрамова и вожатого Литвинова.
  Наконец, на исходе следующего дня, на базу прибежала служебная собака Литвинова. Пёс выглядел удручающе. Овчарка повредила лапы и с нок до головы была заляпана пихтовым маслом. Примерно через час вслед за псом пришёл и сам боец Литвинов. Старшина Абрамов не появился. Его искали несколько дней в том районе, где военнослужащий загадочно исчез из поля зрения своего напарника вожатого служебной собаки, но так и не нашли ни самого старшину, ни его следов.
  
  Литвинова допросили. Он подробно описал ход погони.
  Вот какими словами начинался его рапорт, так и не объяснивший исчезновение Абрамова.
   - Информатор показал старшине направление куда, по его словам, скрылся беглец. Мы сразу же доложили о побеге офицеру караула и, получив приказ на поиски, немедленно бросились в погоню. Собака быстро взяла след и поэтому мы уверенно стали преследовать заключённого Солонцова. Через какое-то время нам пришлось пересечь кладбище. Пёс, лавируя между крестами, вывел нас точно к свежей могиле, в которой был похоронен последний лагерный мертвец Бережков. Пробегая мимо могильного холмика, собака каким-то невероятным образом опрокинула на себя железную банку, наполненную еловым маслом. Кажется, банка висела на могильном столбике. Абрамов тут же сказал мне, что Бережков в последнее время работал мастером по добыче хвойного масла.
  - Теперь сержант всё, теперь ни одна ищейка следа не возьмёт. - Выкрикнул на ходу Абрамов. - Я брат знаю толк в пихтовых маслах, собаки не любят этот запах. -
  Я был удивлён радостному тону Абрамовского возгласа. Можно было подумать, что старшина совсем не собирается ловить сбежавшего Солонцова. Я вначале не придал этому сообщению особого значения, но потом понял, что пёс действительно страдает от запаха еловой хвои и поэтому отказывается работать.
  Дальше мы бежали по инерции в ту сторону, куда мог уйти Солонцов. Собака вскоре вообще перестала брать след. Абрамов предположил, что овчарка не может учуять запах беглеца, так как Солонцов пропитал свои сапоги пихтовым или еловым маслом и пёс тоже измазан этим же веществом. Однако мы ещё некоторое время видели между могилами отпечатки сапог Солонцова, а в лесу они исчезли окончательно.
  Несмотря на то, что след беглеца был потерян, мы продолжили поиск Солонцова, двигаясь в сторону Лысой горы, нам казалось, что только в той стороне он может укрыться от погони.
  Километра три собака тянула нас вглубь тайги, кидаясь то в одну, то в другую сторону, а по ту сторону Лысой горы в логу окончательно потеряла след. Мы со старшиной посоветовались и отдалились друг от друга на расстояние видимости и стали прочёсывать разложину, хотя понимали, что этот приём не даст нужного результата. Без собаки найти Солонцова было невозможно. Однако какое-то время спустя, уже в сумерках, пёс вроде бы вновь наткнулся на след беглеца. Собака рванулась и вырвала поводок из моих рук. Какое-то время я слышался лай, но потом всё затихло. Через десять или пятнадцать минут, я с испугом понял, что Абрамова тоже нет в поле зрения, и принялся кричать, звать старшину, но он необъяснимо исчез. Никто не откликался на мой крик.
  События непредсказуемо скатывались в угрожающую моей жизни мистику. Я не вытерпел и выстрелил из винтовки, но Абрамов не пришёл и на выстрел. Меня охватил страх. В голову лезли мысли о том, что Абрамова мог убить Солонцов, забрать у него винтовку, а тело спрятать. Тем временем стемнело и мне пришлось разложить костёр и устроиться на ночлег.
  Я всю ночь поддерживал огонь, надеялся, что на свет придёт старшина или вернётся служебная собака, но этого не случилось. Мне по-настоящему было страшно. Необъяснимость случившегося жутким образом действовала на мою психику. - Признался следствию вожатый служебной собаки.
  - Костёр устроил метрах в трёх от толстого кедра. Я не видел звёзд на тёмном небе, боялся, что может начаться дождь и поэтому выбрал густое дерево. Тучная широкая вершина кедра как-то пугающе глухо шумела и поскрипывала, заставляла нервничать. В какой-то момент, когда уже стало совсем темно, на меня навалились мистические видения. Я просто трясся весь от мельканий и шумов, долетающих из кромешной темноты. Одна из чёрных теней вдруг вихрем прошлась вокруг моего лагеря и улетела вверх во мглу и скрылась за ветвями кедра. Я услышал странный пугающий звук, о дерево что-то глухо стукнуло. От страха я чуть в штаны не наложил и по какой-то необъяснимой причине, сотрясаемый волнением решил, что это человек с невероятной скоростью забрался на кедр. Может быть, еле уловимая человеческая фигура мелькнула перед моими глазами? Но если это было так, то произошло всё очень быстро. С перепуга я даже порывался выстрелить в ту сторону, но в последний момент удержался, не стал тратить патрон и, не выпуская из рук винтовку, подбросил в огонь сухих веток.
  Некоторое время спустя я вновь услышал странный шум, и страх с новой силой горячей волной накрыл моё дрожащее тело. Звук, как и в первый раз, был глухим, словно ударили по стволу дерева, но теперь не возможно было точно определить, с которой стороны он исходит. Мистика какая-то творилась вокруг моего ночного лагеря. Раньше со мной в тайге никогда не случалось такого страха. Я понимал, что жуть нагоняет исчезновение Абрамова и моей собаки, однако надеялся, что беглец всё же ушёл в сопки, даже если сумел убить Абрамова и завладеть его оружием. Я боялся, что Солонцов мог разделаться и с моим псом, но радовался, что по какой-то причине он не тронул меня.
  Когда рассвело, я несколько часов лазил по тайге в поисках старшины и запропастившегося куда-то пса, но мои труды вновь не увенчались успехом. Измученный и голодный я, наконец, принял решение вернуться на базу. Тайга знакомая и мне без труда удалось выйти к населённому пункту той же дорогой, по которой мы с Абрамовым преследовали Солонцова.
  
  - Поисковые группы так и не обнаружили Абрамова ни живым, ни мёртвым. Сгинул старшина навсегда. Население городка не сомневалось в том, что Абрамова убил сбежавший заключённый и сумел надёжно спрятать труп.
  Солонцова тоже не поймали. Этот факт сыграл свою роль в дальнейшей судьбе вожатого служебной собаки Литвинова. - Продолжал рассказывать Андросов. - Боец, участвующий в преследовании беглеца вышел из тайги один, и это было подозрительным. С тех пор Литвинова больше тоже никто не видел в городе. Его родственники побоялись что-либо узнать о судьбе неудачливого мужика. Время было такое - военное и хорошо, что никого из близких людей бойца Литвинова, не стали допрашивать по этому инциденту. Во время войны слово предатель, диверсант и пособник врагу звучало настолько часто, что его боялись все и стремились находиться как можно дальше от любых нестандартных происшествий.
  Неизвестно почему правоохранительные органы не заподозрили родственников Литвинова в пособничестве сбежавшему заключённому Солонцову? Ходили слухи, что собачник месяц пробыл под стражей в районном отделении НКВД, а потом его вместе с группой заключённых отправили на фонт в штрафной батальон, где он вскоре и погиб. Похоронка на Литвинова пришла в Артёмовск в первый месяц после войны.
  Если бы не Литвинов и исчезновение Абрамова, о побеге заключённого Солонцова забыли бы сразу же после того, как были прекращены его поиски в окрестной тайге. Лагерное начальство отчиталось перед вышестоящим руководством незамысловато, как поступало всегда в таких случаях. Погиб, мол, беглец, напоровшись в тайге на зверя и на это, по их мнению, указывала какая-то вещь, принадлежащая Солонцову и найденная якобы в десяти километрах от лагеря. Вещь, как и положено, приобщили к делу.
  Как в воду глядели сочинители доклада о судьбе Солонцова. Осенью того же года кое что новенькое о странном побеге открылось. И это кое-что, как ни странно, коснулось лично меня и моего товарища. Произошло какое-то мистическое стечение обстоятельств, соединивших тот побег и наш с Васькой поход в тайгу. - Возбуждённо поднялся на ноги рассказчик, было понятно, что в нём проснулся дух аналитика.
  
  - В сентябре директор совхоза отпустил меня и моего друга Ваську в тайгу, предоставив два дня выходных. - Рассказывал дальше Иван. - Мы, не мешкая отправились в знакомые кедрачи, что за Лысой горой, чтобы заготовить на зиму кедрового ореха. В тот год выдался хороший урожай кедровых шишек, ягод и грибов. Повторяю, по какому-то невероятному стечению обстоятельств разбили лагерь под высоким кедром с двумя густыми вершинами. Весь день колотили шишку и стаскивали её под этот самый кедр с развилкой на вершине и только, когда стало смеркаться, Васька стукнул по злополучной лесине колотом и весело сообщил мне, что этим ударом завершает тяжелую работу.
  То, что произошло дальше, повергло нас в шок и заставило, невзирая на надвигающуюся ночь бежать в город. С кедра вместе с шишками на наши головы посыпались человеческие останки. Было невозможно представить, каким способом труп человека мог удерживаться в целости и сохранности на такой высоте.
  Вспоминаю и покрываюсь мурашками. - Почти прокричал Андросов. - Стыдно признаться, но мы с Васькой тогда под злосчастным кедром здорово трухнули. Опять же если подумать, то не часто на твою голову посреди тайги с деревьев человеческие запчасти сваливаются. Короче мистика необъяснимая нас обуяла по самое не балуй. А тут ещё ночь припёрла, тьма вокруг кромешная сгущается и звуки разные потусторонние чудятся, воображение разыгралось, жуть окаянная просто в гроб готова загнать. Бежим мы по тайге, руки в кровь изодрали, пересекая багульники да малинники под Лысой горой. Мчимся по лесу, а у самих в глазах череп обтянутый чёрной кожей с пустыми глазницами стоит. Так и добежали до районного отделения милиции, заявили о находке дежурному, а он и ухом не ведёт, не торопиться докладывать начальству и, пришлось нам там, в обезьяннике, всю ночь трястись от страха и холода. Утром нас покормили служивые, чем придётся и в обратный путь настроили, к месту предполагаемого преступления.
  Короче. На другой день, мы привели к месту обнаружения мертвеца, целую бригаду милиционеров и военных из лагеря.
  Офицеры быстро организовали отряд и вернулись мы к тому жуткому дереву уже целой командой. Отыскали место легко, куча кедровых шишак из далека виднелась. Подошли. Рядом с шишками страшные останки мертвеца валяются. Мумия, когда падала с кедра, развалилась на части, но всё равно видно, что это мужик на дереве висел. Оно и понятно. Как баба на дереве окажется. А тут череп страшный, но точно мужской и шапочка рядом лежит, но не зековская, не арестантская, пошитая из рогожины.
  Фельдшер из лагерного лазарета с нами пришёл к жуткому месту. Вот он и собрал мертвеца по запчастям. Сложил части трупа эскулап на брезентовые носилки, а когда собирал, то сказал старшему офицеру что, дескать, останки эти, судя по одежде, наверняка принадлежат заключённому. Ещё сказал, что надо лезть на дерево и сбросить недостающие кости и одежду. Не хватало некоторых кусков для цельности трупа.
  На кедр вскарабкался молоденький следователь из вновь назначенных этим летом в райотдел и сбросил на землю остатки костей и одежды. Спустившись вниз, лейтенант доложил главному, что человек, забравшийся на дерево несколько месяцев назад, по какой-то причине не удержался и свалился прямо в развилку вершины, что и послужило причиной его кончины.
  - Его зажало между двумя отростками вершины с такой силой, что не было никакой возможности освободиться от тисков дерева. - Уверенно констатировал офицер. - Очевидно, у него спёрло дыхание, и он не мог кричать. Да и кого тут было звать на помощь? По всей видимости, он был в тайге один и поэтому быстро умер на тридцатиметровой высоте. Нет никакого объяснения, зачем он туда забрался в начале лета? Не за шишками же на самом деле он туда полез? - Искренне удивился милиционер. - Возможно, решил от кого-то спрятаться несчастный? Может зверь его гнал по тайге и ему пришлось спасаться на дереве? -
  В отличие от молоденького лейтенанта, всем остальным из состава следственной группы включая и нас с Васькой было известно, что именно в этом месте три месяца назад ловили беглеца Солонцова и именно где-то здесь бесследно исчез наш земляк старшина Абрамов. Сразу же возникло подозрение, что кости могут принадлежать одному из них.
  
  Разрушенный труп перенесли в город и произвели опознание. Именно с этого момента мистика с ещё большей силой стала захватывать не только нас с Васькой, но и всех остальных участников операции по доставке останков неизвестного пострадавшего.
  Лагерное начальство и заключённые из отряда номер три без труда опознали одежду сбежавшего в начале лета Петра Солонцова. Опознать самого человека по обезображенному временем черепу не было никакой возможности.
  Вот что сказал эксперт районного масштаба после того, как долго и сосредоточенно копался в высохших кусках обезвоженного донельзя тела, свалившегося на нас с Васькой с вершины злополучного кедра.
  
  - Начну с одежды, обнаруженной на останках. - Фельдшер многозначительно поверх очков посмотрел на старшего следователя. - Одежда, по всей видимости, действительно когда-то принадлежала совершившему побег в июне месяце Солонцову Петру. Шмотки беглеца узнали многие из числа заключённых, более того на поясе штанов найденных под кедрой ляписным камнем выведена фамилия - Солонцов. - Эксперт показал надпись. - Старый автограф, но читается легко. Что касается развалившегося трупа, вернее сказать останков погибшего человека, то данная одежда ему совершенно не подходит по размеру и вообще все физические параметры останков указывают на то, что с дерева упали кости человека, который при жизни был гораздо крупнее Солонцова. -
  Доклад захватил внимание следственной группы.
  - Далее, - продолжал медик. - Можно смело сделать вывод, что застряв по какой-то неизвестной причине в развилке на вершине дерева, тело пострадавшего опять же по какой-то необъяснимой причине не подверглось гниению, а превратилось в своеобразную мумию. Сделаю предположение. - Эксперт поднял к потолку указательный палец. - Мне кажется, что тело было ещё при жизни обезвожено невероятным способом. В нём практически отсутствует вода. - Он многозначительно поправил очки. - То есть кровь, и все соки из тела были удалены хитроумным путём, отчего труп с большой скоростью высох в мумию, и это произошло в считанные дни или даже часы. - Эксперт обвёл присутствующих умным строгим взглядом. Всем было ясно, что лагерный эскулап вдохновлён неожиданно свалившейся на него должностью эксперта. - Прошу не думать, что погибший подвергся нападению пресловутого вампира, которого, как нам известно, не существует на Земле. Если отправить образцы тканей в областную лабораторию, то там смогут определить характер обезвоживания и возможно определят какое-нибудь химическое вещество способствующее этому процессу? Несчастного могли отравить неизвестным ядом или особым химическим веществом. - Эксперт любовно погладил волосатой рукой чёрный череп лесного мертвеца, лежащий перед ним на столе, и сказал таинственным голосом.
   - Однако ж, откуда взяться химическому веществу в нашей глуши? Повторяю для непонятливых присутствующих на данном опознании мертвеца, - продолжал очкарик. - Я первым делом тщательно измерил линейкой все найденные останки мумии и могу определённо заявить, что кости, включая череп в первую очередь, не принадлежат сбежавшему из лагеря в начале лета Петру Солонцову. Можно предположить, что останки, скорее всего, подошли бы безвести пропавшему старшине Абрамову. Здесь присутствующие, за исключением молодого человека, - он кивнул в сторону лейтенанта, - все его помнят. Однако многочисленные родственники сгинувшего старшины отказываются признавать в этой черепушке своего сына и мужа. - Эксперт вновь кивнул теперь уже в сторону испуганных Абрамовых кучкой стоящих в углу морга, где и проводилась визуальная экспертиза человеческих останков принесённых из тайги.
  - Не Солонцов это. - Твёрдо заявил фельдшер. - Вернее не его кости, хотя одежда для отвода выводов будущего следствия была когда-то снята именно с упомянутого беглеца. Очевидно, преступник предполагал, что рано или поздно труп обнаружат, и следствие необходимо пустить по ложному следу. - После этих слов все присутствующие посмотрели в сторону Андросова и его дружка Василия.
  Лагерный фельдшер, выступающий в роли эксперта, вновь невероятным образом вдохновился от своих же слов и обременённый неожиданно свалившейся ответственностью, обошёл вокруг стола, задевая штанинами галифе суровых офицеров и, остановился напротив начальника лагеря.
  - Не могли бы вы товарищ майор отправить отсюда всех посторонних, не связанных с расследованием дела. - Обратился фельдшер к офицеру.
  Не дожидаясь команды, все штатские вышли вон из морга, остались только члены следственной бригады. Эксперт продолжил докладывать собственные выводы по загадочному делу.
  - Мне не хочется подрывать основы социалистической идеологии товарищ майор, но я вынужден на основе своих исследований констатировать, что данные кости с определённой долей достоверности, могут принадлежать и заключённому Бережкову Ивану Григорьевичу, умершему у нас в лагерном лазарете в начале нынешнего лета. -
  После этого невероятного сообщения вся следственная группа поднялась на ноги и устремила взоры, на чёрные останки, разложенные на широком металлическом столе. Было очевидно, сообщение фельдшера привело офицеров в ещё большее смятение, чем недавнее предположение о принадлежности костей сгинувшему старшине Абрамову.
  - Видите ли, товарищ майор, год назад, я лично лечил сломанную голень правой ноги этого пациента и поэтому не могу ошибиться в характере раны указанной кости. - Он подошёл к столу, взял в руки кость и показал всем то место, где она когда-то была сломана. - Утверждаю, что характер раны этой кости на сто процентов совпадает с тем, что я наблюдал у больного Бережкова. - Он достал из портфеля больничную карточку пациента, открыл её и подал старшему следователю.
  - Можете убедиться.... Здесь всё подробно описано. Всё соответствует оригиналу. - Фельдшер вновь поднял кость и затем бросил её в общую кучу останков.
  - Этого не может быть. - Сказал громовым командным голосом майор. - Вы же знаете, что Бережков похоронен на лагерном кладбище. Как его труп мог оказаться на дереве?
  - Придётся раскопать могилу и убедиться действительно ли в гробу лежит Бережков или может быть, там покоится труп совсем другого человека. - Понизив тон, посоветовал начальству эксперт, поправил очки и заторопился заискивающе поясняя. - Только проведя эксгумацию, мы сможем понять, кто есть кто? - Он скорчил унылую гримасу и повысил голос, как бы жалуясь на сложившиеся обстоятельства.
  - Что за жизнь пошла? Война гремит, а тут в нашей-то глуши твориться всякая чертовщина. Отчего такое твориться товарищи офицеры? Вроде при социализме живём и отмели успешно все религиозные и колдовские заблуждения. Видать война вносит коррективы. Люд обозлённый, голодный люд, вот и бесчинствует нечистая сила. - Фельдшер теперь уставился на следователя, как бы ожидая от офицера комментария на свои выводы по поводу необъяснимого происшествия.
  - Вот ты скажи капитан, как прикажешь нам понимать подобные этой криминальные загадки? Люди исчезли, а труп, который и был трупом изначально, на дерево сумел забраться. - Он вновь пошевелил останки мертвеца. - Мы можем сомневаться в моих выводах, думать о невероятном совпадении, но только до тех пор, пока не раскопаем могилу Бережкова и расставим все точки над i. - Вновь потребовал осуществить эксгумацию покойного Бережкова эксперт.
  Майор хотел что-то спросить или возразить, но фельдшер опередил его.
  - Я товарищ майор уже спрашивал у родственников, старшина Абрамов был с целыми ногами. Что касается Солонцова, я не в курсе переломов костей на его теле. В лазарете на него даже медицинской карточки не заведено. Не обращался он в лазарет. Одно могу сказать точно, эти кости, как я уже докладывал, великоваты для низкорослова сбежавшего из мест заключения Солонцова. Во время отбывания наказания его рост зафиксирован дважды. Повторяю, надо выкапывать гроб с покойным Бережковым и тогда всё встанет на свои места. -
  
  Могилу, в которой якобы покоился заключённый Бережков, раскопали утром следующего дня. Когда могильщики вытаскивали гроб из ямы, всем стало ясно, что он пуст, это обстоятельство привело в шок всех членов следственной группы, но взбодрило фельдшера, так как его прогноз невероятным образом сбывался.
  - Могилу не закапывать. - Распорядился следователь и предложил офицерам переместиться в лагерь и приступить к допросу тех свидетелей, которые занимались похоронами заключённого Бережкова.
  Первым допросили фельдшера, того самого эксперта, который натолкнул дознавателей на идею раскопать злополучное захоронение.
  - Тут нечего гадать, - сказал с каким-то сарказмом опрашиваемый работник лагерной медицины. - У меня всё зарегистрировано в журнале. Бережкова хоронили второго июня и занимались этим делом заключённые Солонцов и Мельников под охраной старшины Абрамова... - Фельдшер гмыкнул многозначительно и сказал глядя куда-то в потолок.
  - Мельников освобождён в августе и сразу же из лагеря отправлен на фронт и в тот же месяц пришло сообщение, что он безвести пропал где-то под Ленинградом. -
  В кабинете повисла гробовая тишина, всем присутствующим стало ясно, что допрашивать по этому делу больше некого. Солонцов и Абрамов тоже бесследно исчезли в тайге две недели спустя после смерти Бережкова.
  Однако следователь не успокоился и принял решение допросить всех заключённых из отряда, к которому был приписан Мельников, остальные члены бригады вели опрос всех, с кем общались Солонцов и Абрамов.
  В результате кропотливой работы было выяснено, что Бережков несколько месяцев работал на таёжной точке по производству пихтового масла и дёгтя. Выяснить, кто на могилу принёс ведёрко с маслом, не удалось, но стало понятно, что его использовал беглец, чтобы сбить со следа собак. Эта версия разрабатывалась ещё летом сразу после побега Солонцова и не дала ничего нового в понимание сложившейся ситуации.
  Офицеры сошлись во мнении, что труп Бережкова по сговору всей похоронной команды унесли в тайгу, но как его могли затащить на высокое дерево и зажать в развилке, объяснить было невозможно. Если бы его поднимали с помощью верёвки, то на дереве остались бы следы подъёма. Более того следствие не смогло придумать зачем нужно было таким разным мужикам проделывать странную жуткую работу с телом мертвеца? Не было и объяснения тому факту, что на теле Бережкова оказалась одежда Солонцова, так как одежда покойника не могла подойти по размеру беглецу.
  
  Одну из версий криминальных событий с мистическим подтекстом предоставил группе старший следователь. Вот как он объяснил странные события, развернувшиеся в начале лета в лагере и его окрестностях. Офицер предположил, что побег задумал не Солонцов, которому оставалось отсидеть меньше года и ему, не было резона пускаться в смертельно опасное путешествие. Следователь выяснил, что в июле месяце подходил срок отправки на фронт старшины Абрамова. Кто-то из сотрудников райвоенкомата рассказал Абрамову, что он попал в мобилизационный список и это, послужило толчком к дезертирству с тёплого места службы.
  - Чтобы как-то прикрыть своё исчезновение, Абрамов разработал план побега для себя и Солонцова, введя в группу ещё два персонажа: больного заключённого Бережкова и сослуживца Литвинова, которого было решено ликвидировать во время погони. - Излагал свою версию следователь. - Составив подробный план побега, преступники ждали кончины Бережкова и его похорон. Примерную дату смерти тяжелобольного заключённого Абрамову сообщили вы товарищ фельдшер, так как старшина постоянно охранял лазарет и вёл с вами разговоры о больных и вообще, о пациентах посещающих медпункт.
  - Да. Действительно Абрамов всегда охотно болтал о болячках узников и делал различные непрофессиональные прогнозы о том, когда кто из них выздоровеет или отдаст богу душу. Возможно, я когда-то действительно проговорился и сказал ему, сколько ещё может протянуть Бережков. Я признаться не помню, когда это случилось, но хочу сказать, что и без меня Абрамов мог безошибочно определить точную дату кончины этого больного. К тому времени он уже два года служил при лазарете и насмотрелся на потенциальных мертвецов.
  - План Абрамова был вполне осуществим и с ним согласился Солонцов, так как понимал, что только в паре с местным жителем можно преодолеть тайгу и что только Абрамов может создать по будущему маршруту тайники с продовольствием оружием и необходимой одеждой и обувью, что и было подготовлено старшиной. Вот был главный мотив побега заключённого Солонцова. - Продолжал развивать версию следователь. - Риск был минимальным и, по всей видимости, план удался почти на сто процентов. Беглецы беспрепятственно ушли от погони и им, даже не потребовалось ликвидировать несчастного Литвинова, которого позже обвинили чёрт знает в чём? и отправили на фронт в штрафной батальон, где он обязательно погибнет. Для того чтобы отвлечь внимание и пустить по ложному следу компетентные органы, Абрамов придумал приём с трупом Бережкова, натянув на него одежду Солонцова. Я думаю, что шмотки Абрамов подменил заранее и Солонцов совершил побег в одежде, которую ему любезно предоставил напарник. - Вот какую версию озвучил следователь, но не принял её как официальную.
  
  Дело с обнаруженным в тайге трупом необходимо было как-то закрывать и начальник специального заведения, нажал на офицеров группы.
  - Нужно, избавится от костей лесного человека. - Начальник лагеря грозно оглядел офицеров. - Не вяжется этот труп на вершине кедра с побегом Солонцова, и именно он может повлиять на дальнейшую судьбу нас всех. Давно закрыто дело о побеге Солонцова и смерти Бережкова, пусть всё так и остаётся. Нечего ворошить необъяснимое. Вот так. Закопаем кости в могилу и конец тайне лесного человека. Мало ли что происходит за пределами социалистической действительности? Всевозможная мистика так и прёт из гущи масс трудового народа, невзирая на революционную действительность, связанную с победой пролетариата. Война всё спишет, а если дальше пытаться расследовать это дело, то можно накликать беду, хотя мы и не верим в чертовщину. Протокол о том, что на дереве яко бы висел труп Бережкова уничтожить, написать в бумагах, что повесился неизвестный человек и попытаться найти кандидата на эту должность, чтоб и комар носа не подточил. Не хватало нам, чтоб этим делом сотрудники специального отдела ГПУ заинтересовались. - Начальник обошел всех членов следственной группы и огласил приказ.
  - Поручаю завершить дело в течение суток и точка! Приступайте к выполнению задания немедленно. Ищите подходящего человека, когда-то исчезнувшего необъяснимо со сцены нашей действительности, таковых я думаю, найдётся немало. На прииске наведите справки, там воришек благородного металла немало сгинуло за последний военный год. Всё тащат и тащат из государственного кармана и на нечистую силу стараются списать преступление. Кому война, кому мать родна. - Он вновь грозно осмотрел присутствующих. - Повторяю. Чтобы комар носа не подточил. Дело должно быть складным и реально объяснимым. Нечего развешивать мертвецов по деревьям. За любую чертовщину немедленно трибунал и штрафной батальон.
  Всё! Действуйте! Старшему доложить о результатах завтра в это же время. -
  После того как все члены следственной группы покинули кабинет, начальник обратился к фельдшеру.
  - Поручаю тебе отдельно от всех докопаться до истины произошедшего в лагере и тайге в период побега Солонцова. Особенно разберись с этим Бережковым. Я его вспомнил, странный был заключённый. Опишешь всё подробно, обоснуешь свои предположения, но сохранишь в тайне. Кроме меня, никому не слова. К работе привлекать только гражданских лиц из города, но не посвящать для чего. - Начальник вдруг преобразился и спросил язвительно у медика, нагоняя на него страх.
  - Может быть, ты тоже приложил руку к побегу Солонцова? Я вот тут прикинул и понял, что похороны этих проклятых костей, которые ты относишь к небезызвестному больному заключённому Бережкову, без твоего участия никак не могли состояться. Твоя вотчина медицина, вот и мозгуй порасторопней, да смотри язык за зубами держи, откинь к чёртовой матери любую мистику.
  - Свидетельство о смерти на Бережкова товарищ майор было составлено по форме и смерть зафиксирована по всем правилам и при свидетелях. Я не знаю мотива поведения похоронной команды, неизвестно зачем было старшине Абрамову закапывать пустой гроб? - Залепетал фельдшер. - Возможно, тело выкопали позже или кости принадлежат совсем другому человеку. Я выясню, кого на самом деле нашли парни на дереве. Наши места не так уж многолюдны и тайна всегда откроется. - Заверил он начальника.
  
  Выполняя приказ майора, лагерный фельдшер начал своё расследование нестандартно, совсем не так, как бы это делали служивые. В тот же день он отправился в тайгу, предварительно ещё раз осмотрев кости и обследовав раскопанную следователями могилу Бережкова. Его терзали противоречия. С одной стороны медик вроде бы был уверен, что кости принадлежат Бережкову, но замечание начальника колонии зародили в его душе неуверенность и порой эксперт корил себя за опрометчивые выводы. Он подумал, что можно было скрыть собственную догадку о том, что на дереве висел труп Бережкова.
  Ещё раз, проанализировав произошедшее событие в лагере, лекарь пошёл в тайгу, в расположение бригады рабочих по производству пихтового масла. Именно в этой бригаде в начале лета чаще всего работал покойный Бережков, так как до заключения слыл большим мастером по производству дёгтя, скипидара и различных хвойных масел.
  Фельдшер хорошо помнил, да и документы медпункта подтверждали, что заключённый Бережков оказался в лазарете сразу после возвращения из тайги. В карточке было записано, что он заболел, находясь на месте работы, и был доставлен в медицинское учреждение лагеря на конной телеге. В медсанчасти он оставался до самой смерти в течение десяти дней и затем был похоронен на лагерном кладбище. У Бережкова было явное нарушение кровообращения, но точный диагноз поставить фельдшер не смог, а сам больной хранил по этому поводу упорное молчание, жаловался, что ему неизвестно какая болезнь скрутила его прямо на работе.
  О том, что произошло с заключённым, рассказал фельдшеру бригадир артели масловаров.
  - В тот раз Бережков попросил разрешения на изготовление чистого елового масла, сослался на то, что в лагере у многих заключённых появились фурункулы. Я разрешил ему выгнать масло ночью, но удивился, памятуя, что от чирьев лучше помогает пихтовое, к тому же его и гнать легче. Работал Бережков часа три, а помогал ему Колька Востриков, он тоже из заключённых, сейчас говорят, освободился Николай. - Уточнил бригадир.
  - Под утро слышим, орёт Колька благим матом, нас зовёт. Я выскочил из барака и к котлу. Смотрю, сидит Бережков, навалившись на поленницу дров и не дышит. Колька кричит, что подох мастер, что не дышит он, и сердце у мужика не бьётся. Пошёл, говорит за дровами и помер. Я наклонился к мастеру, чтобы пульс проверить, коснулся его, а тело тёплое, живое тело, только сердце действительно не бьётся, и точно не определишь, дышит или уже всё, конец приходит бедолаги. Вся бригада поднялась на ноги, лошадь в телегу запрягать стали, чтоб вести покойника, а он вдруг открыл глаза и смотрит на нас как на дураков. Ещё больше все перетрусили, слили масло еловое в ведёрко, посадили горемыку в повозку и увезли прямо в лагерь в медсанчасть. -
  Бригадир испуганно огляделся и, понизив голос, признался фельдшеру.
  - До сих пор никто не понимает, как Бережкову удалось вновь ожить и посчитай ещё две недели протянуть до настоящей смерти. Говорят, вы засвидетельствовали, как он Богу душу отдал?
  - Да уж, засвидетельствовал. Только действительно много непонятного в его болезни, вот и пришёл поговорить, что да как случилось с Бережковым. Начальство потребовало. Родственники вроде бы поинтересовались его болезнью. - Соврал фельдшер и сразу же покинул бригаду маслобойщиков. Прежде чем уехать в город он успел поговорить с тем человеком, который увозил Бережкова на конной повозке в медсанбат и тот рассказал, что Абрамов лично принимал у него больного и что старшина расспросил подробно и дотошно, что с ним произошло.
  Вспомнил эксперт и о том, что после смерти в лазарете, Бережков тоже оставался подозрительно тёплым, но он тогда списал всё на жаркую погоду. Вернувшись в лагерь, медик решил вообще не заикаться о своей догадке начальнику колонии. Если следствие узнает, что с Бережковым случился необъяснимый приступ во время работы и что очевидцы признали его мёртвым, тогда все заподозрят Фельдшера в том, что он отправил заключённого на кладбище живым. И ещё дознаватель понял что, по всей видимости, о способности Бережкова прикидываться мёртвым знали Абрамов, Литвинов и беглец Солонцов, иначе они бы его обязательно закопали.
  На следующее утро фельдшер доложил начальнику, что не смог подтвердить действительно ли на дереве висел труп Бережкова, а с раной на ноге, очевидно, произошла ошибка. Как не странно начальник колонии остался доволен такому повороту дела и приказал немедленно захоронить останки "лесного человека" теперь по молчаливому согласию так стали называть найденные деревенскими пацанами человеческие кости.
  
  Старший следователь грамотно сочинил дело о найденном на дереве трупе, признав в нём сгинувшего прошлым летом в тайге пожилого мужика жителя совхозного посёлка. Его кости, как не странно, опознали родственники. Было решено, что мужчина забрался на кедр, чтобы сбить шишки, не удержался за сучья по причине слабости рук и упал в развилку, где и умер, не дождавшись помощи. Тем летом его искали, но так и не нашли.
  В тайге вообще трудно отыскать труп человека и тем более, если он висит на дереве, на высоте двадцать метров. Часть костей упавших с дерева закопали в могилу Бережкова и поставили на ней деревянную пирамидку с надписью о том, кто здесь покоится. Надпись сделали для того, чтобы никто не сомневался в смерти Бережкова. Череп и несколько рёбер в заколоченном гробу и под бдительным присмотром лагерной охраны захоронили родственники того самого мужика, который потерялся в тайге прошлым летом.
  Фельдшер же в отличие от своих коллег по следственной группе сконструировал собственную версию побега фигурантов дела Солонцова и их мистического помощника покойного Бережкова.
  - Во всём деле замешаны четыре персонажа, а мотивчик для побега только у одного Абрамова вырисовывается безошибочно. - Бормотал эксперт, напрягая аналитический ум.
  Фельдшер постоянно стремился докопаться до мотивов заставивших таких разных людей объединиться и совершить побег. Его рассуждения всегда сползали в одну и ту же сторону. "У Абрамова единственного из всех исчезнувших был железный повод дезертировать, чтобы избежать мобилизации на фронт, у всех остальных фигурантов дела не существовало даже маломальского намёка на побег. Ни одному из них включая Литвинова, не было надобности покидать лагерь, так как у зеков заканчивались сроки, а боец собаковод вроде бы подавал рапорт, в котором требовал отправить его добровольцем на фронт. Возможно, Литвинова смог уговорить Абрамов и это довело бойца до штрафного батальона"
  Что касается Солонцова и Бережкова, то тут воображение эксперта не могло продвинуться ни на шаг, мотив их побега никак не вырисовывался.
  По мнению медика, всё связанное с бесследным исчезновением четырёх людей так или иначе связанных с лагерем, происходило на глазах начальства заведения и не вызвало никаких подозрений. Разработал план побега старшина Абрамов, который досконально изучил биографии и психологию будущих фигурантов дела. Задумав дезертировать из воинской части, чтобы избежать мобилизации на фронт, он привлёк для осуществления своего плана побега Солонцова у которого к этому времени якобы на войне погиб младший брат. Абрамов распустил слух о том, что Солонцов намеривается отправиться на фронт и разыскать там брата - это как бы послужило мотивом побега для заключённого.
  После разговора с возничим, доставившим Бережкова в лазарет, Абрамов понял, что у больного случались редкие приступы атеросклероза, при которых кровообращение в организме способно питать тело не через основные кровеносные сосуды, а через периферийные. В этом случае наступает ложная смерть - то есть невозможно традиционным путём определить пульс больного и трудно уловить его дыхание.
  Смог ли Абрамов договориться с Бережковым о побеге, можно только гадать? Возможно, они (группа заговорщиков) только вынесли обездвиженное тело на кладбище, вынули из гроба и перенесли в лес в подготовленное место. Живой или мёртвый Бережков понадобился беглецам для того, чтобы пустить по ложному следу поисковые группы. Именно с того момента, когда Бережков очнулся от приступа, что-то пошло не так и он по неизвестной причине вынужден был забраться на дерево, где и нашёл свою настоящую смерть. Всё остальное беглецы осуществили строго по задуманному плану. Каждый участник расследования побега понимал, что ушедших в тайгу Солонцова и Абрамова преследовать было некому, поэтому они беспрепятственно ушли по уже проложенному старшиной маршруту.
  
  "Очевидно, всё случившееся с Бережковым не обошлось без мистики" Размышлял фельдшер, он вспомнил, с каким испуганным лицом прибежал однажды из морга санитар. Санинструктор производил уборку в страшном заведении как раз перед похоронами умершего заключённого. Заскочив в кабинет фельдшера, перепуганный мужчина, заявил, что труп Бережкова в это самое время парит над гробом и смотрит на белый свет стеклянными глазами. Фельдшер не верил в потусторонние силы, однако сходил в морг, но ничего такого сверхъестественного не обнаружил. Тогда он решил, что санитар попросту испугался мертвеца и ему пригрезился полёт трупа. Такое изредка случается с теми, кто боится смерти и тогда, находясь наедине в обществе с мертвецами, впадает в такое психическое состояние, когда им кажется, что трупы оживают, издают звуки и даже разговаривают с присутствующими.
  Временный психоз неустойчивых натур, оценил тогда фельдшер поведение своего подчинённого. Ничто не могло его заставить поверить испуганному, впечатлительному санитару, хотя если признаться честно в душе шевельнулось нечто эдакое, в чём он боялся признаться даже себе. Сейчас же всё проанализировав, медик почему-то не сомневался в том, что находясь в особом состоянии во время приступа, Бережков умел левитировать. Он поднатужился, отмёл какую-либо чертовщину и, не забывая, что является врачом, воспитанным на социалистическом материализме, представил себе картину происшедшего с загадочным бойцом Бережковым.
  По его мнению, случилось вот что!
  По всей видимости, Абрамов наблюдал за больным и в какой-то момент увидел странный пугающий полёт Бережкова. Пересилив страх, старшина с пристрастием побеседовал с мастером масляных дел и уговорил его помочь ему и его товарищу совершить побег. Тот посоветовал беглецам применить еловое масло для того чтобы сбить с толку служебных собак, а за это попросил старшину вынести его в тайгу, а в могилу закопать пустой гроб. В этой просьбе не было ничего невыполнимого, и риск был минимальный. Беглецы так и поступили.
  Чтобы укрепить свою версию о мистических способностях Бережкова, фельдшер навёл справки у местного лесника и узнал, что в районе лысой горы, как раз в том месте, где обнаружили на дереве мертвеца, есть старая избушка принадлежащая староверам из ближнего скита, что стоит на Джепе, небольшой речке впадающей в Кизир. Очевидно, именно в эту избушку перенесли полумёртвого Бережкова фигуранты будущего побега. Какую роль во всём этом предприятии сыграл боец Литвинов медик так и не смог догадаться. Возможно, он работал с беглецами вслепую и при допросе рассказал правду. Но мог и оказать помощь Абрамову дружок Литвинов, а оказавшись на фронте, тоже совершил побег и если это так то, конечно же, теперь сообщники давно встретились в условленном месте.
  Почему Бережков залетел на вершину дерева в километре от избушки и как раз в тот момент, когда Литвинов разложил костёр, фельдшер так и не догадался. Ясно было одно, Бережков мог левитировать и в нормальном состоянии своего тела и сознания или умел в считанные секунды вводить кровообращение в нужный ему для левитации режим. Как бы то ни было, Бережков совершил ошибку, поднявшись на кедр с раздвоенной вершиной. По всей видимости, что-то выбило его из необходимого для левитации транса, и он резко упал в развилку, где и скончался.
  
  - Фельдшер попросил меня сходить к той самой кедре. - Сказал в конце своего рассказа Андросов. - Мы с Васькой отвели его за Лысую гору и показали злополучное место. Он забрался на кедр и всё там долго осматривал. Спустившись вниз, показал нам с Васькой какой-то клочок материи и сказал задумчиво.
  - Каким путём оказался на кедре Бережков мне ясно, но почему его тело оказалось обезвоженным и превратилось в мумию понять моим материалистическим умом невозможно. Всё-таки есть во всём этом какая-то чертовщина? - Он сделал затёс на стволе кедра и добавил. - Однако не простым человеком был Бережков и о маслах хвойных деревьев знал много таинственного. -
  Мы с Васькой больше никогда не ходили в то страшное место, нам казалось, что вокруг старой избушки постоянно бродит страшный леший. Васька говорил, что это дух мёртвого Бережкова никак не может успокоиться и покинуть злополучную тайгу. Мистика дорогой крестник, она и при социализме периодически проявляется в самых страшных и изощрённых формах. -
  
   М. Быков.
  
  
   РАСПРАВА
  
  Первый день октября. Ещё не середина осени, но холода резво опережают календарь. Лист с деревьев осыпался за несколько дней. Сумерки уже окутали грязные, расхристанные колёсами транспорта деревенские улицы. Накрапывает нудный осенний дождь, такой бывает только в подтаёжных районах Сибири. Говорили, что такого холодного начала осени ещё не было, старый плотник тоже не припоминал.
  Степан Жуланов, сторожил деревни Данилово, только-только управился по хозяйству. Нарубил на утро тоненько дров для печи и, воткнув острый топор в чурку, собрался было уйти в дом, в тепло и уют. Неожиданно с глухим урчание к воротам бросился кобель по кличке Соболь. Охотничья собака никогда не подавала голос на человека, скупо лаяла только на животное или другую собаку, если те посмеют приблизиться к калитке.
   - "Никак Тонька Пирогова за молоком пришла? - Подумал Степан. Он уже перестал ждать запоздавшую покупательницу. - Видно опять загуляла со своим хахалем". - Решил старик. Жуланов вспомнил, что встретился с любовником Пироговой днём у магазина. Мужик прибывал в весёлом хмельном настроении и дополнительно к своему состоянию купил ещё бутылку водки.
   - Степан Иванович! - Крикнула с улицы Тонька. - Это я! Тоня! По молоко пришла! Уберите Соболя!
  После пронзительного крика женщины, дождь как по команде усилился. Жуланов проворчал себе под нос что-то о запоздалом визите клиентки, приказал не строго Соболю отойти от калитки и крикнул в ответ.
  - Заходи! Не заперто! - Сам в сердцах подумал о том, что чуть было не ушел со двора, не заперев ворота на замок. Тонька боком прошмыгнула в калитку и протянула старику пустую банку.
   - Постой здесь. - Велел покупательнице Степан и почувствовал сквозь дождь стойкий запах спиртного и табака исходивший от женщины. - "Так и есть гуляет с любовником". - Подумал в сердцах старик и пошёл в сени, чтобы вынести вечернее парное молоко.
  
  Дождь быстро сгущал вечерние сумерки. Степан долго шарил руками в сенях, отыскивая тёплую банку с молоком. Когда вышел во двор, Тонька стояла у калитки.
   - Соболя боюсь. - Сказала она, тихонечко хихикнув навстречу Жуланову. Приняла покупку и опять бочком выскользнула на улицу.
   - Не хрена ты не боишься. - Проворчал ей вслед Степан.
   - "С Митькой связалась. У самой двое детей и у того трое. Что творят? Беда, да и только. - Он даже вздрогнул от понимания того, что назревает, наваливается беда на две семьи. - Баба бедная пластается на двух работах, - подумал он уже про жену Дмитрия, - а мужик пьёт да шухарит налево и направо. Эх... х.. жизнь человеческая! Никакого лада нет между людьми". - Размышлял старый плотник уже про себя.
  
  В этот самый момент, когда сцена купли продажи молока разворачивалась во дворе Степана Жуланова, жена пакостливого Дмитрия - любовника Пироговой, Зоя Чудова притаилась неподалёку в узеньком переулке, который выходил одним концом к дому Жуланова, и напряжённо прислушивалась к разговору старика с покупательницей. Зоя была уверена, что её мужик Митька в этот момент поджидает Антонину в доме развратницы на другом конце посёлка. Снедаемая ревностью, отчаявшаяся дожидаться, когда Дмитрий остепениться, женщина решила сегодня же раз и навсегда покончить с изменами мужа, отвадить его от коварной соперницы. Наблюдая за вышедшей из ворот Жулановых Антониной, Зоя терпеливо выжидала, когда подвыпившая любовница мужа повернёт на свою улицу. Измены мужа породили в ней страшную для её самой решительность и отчаянную храбрость. Женщина решила выяснить отношения с Дмитрием именно в доме соперницы в присутствии её самой. Светлая курточка Пироговой едва просматривалась сквозь холодную осеннюю тьму. Зоя дождалась, когда женщина отойдёт на приличное расстояние и тенью мелькнула из своего укрытия к воротам старика Жуланова. Соболь не поленился, вылез из будки и снова молча, подбежал к воротам. Почуяв знакомый запах, вильнул хвостом и приоткрыл носом незапертую калитку. Кобель, как обычно, не нарушил привычки не тявкать попусту на людей, тем более знакомых, каковой была Чудова. Пёс был прирождённым охотником.
  
  В те же самые минуты местный участковый сын Степана Жуланова Андрей возвращался из соседней деревни на милицейском вездеходе домой. На его участке располагалось три населённых пункта. Миновав небольшой мостик через канаву, милиционер повернул в сторону отцовского дома. Фары автомобиля выхватили из темноты женскую фигуру с банкой молока в руках. Женщина остановилась на обочине, пережидая, когда машина пройдет мимо.
  " Вроде Пирогова Антонина?". - Подумал старший лейтенант милиции и немного сбавил скорость, чтобы не забрызгать дорожной грязью пешехода.
  Собака встретила его в створе распахнутой калитки, Соболь радостно крутил мокрым хвостом. С крыльца навстречу спускался отец.
   - Тонька Пирогова за молоком приходила. - Заговорил Степан Иванович. - Ворота не закрыла и у меня из головы вылетело. Сегодня опять под хмельком прибывает бабёнка и глаза блудливые. Ты сынок хотя бы меры, какие-нибудь строгие применил к нарушителям морали. Никак власть на селе. Представитель государства. - Пожаловался Степан сыну на потерявшего совесть и страх в любовных похождениях Дмитрия Чудова и сердито захлопнул калитку, но не стал замыкать замок, понимая, что сын надолго не задержится. Андрей напился парного молока, поговорил о холодной и мозглой погоде и уехал, сказав на прощание старику, что не имеет права вмешиваться в личную жизнь граждан, пока в их отношениях нет состава преступления. Дождь явно зарядил надолго. Его глухой монотонный шелест изредка прерывался деревенскими звуками: вздохами скотины или лаем нервной собачонки на другом конце улицы. Жулановский пёс стряхнул воду со шкуры, и казалось, теперь уже до утра забрался в будку. Дождь как в насмешку над собакой перешёл в новую фазу - посыпал нудно и едва ощутимо мельчайшими каплями.
  
  Три часа спустя участковый милиционер Ильинского участка старший лейтенант Жуланов Андрей Степанович в сопровождении вопящей на всю деревню Пироговой Тони пришел в её дом, в котором, по словам последней, произошло страшное преступление.
  Перед тем как появилась окровавленная с сумасшедшими глазами Пирогова, Милиционер уже успел забраться в тёплую пастель и сейчас, его потряхивало от холода и волнения, какое привнесли вопли якобы пострадавшей от рук убийцы женщины.
   Прибежав к дому участкового, Тонька орала во всю глотку. Стучала что есть силы в крепкий забор, переполошив всех собак и жителей центральной улицы.
  - Убила! ... Скорей! ... Убила ..а.! - Вопила она, заламывая руки.
  Подхваченный криками Андрей Степанович выскочил на мокрое крыльцо в одних трусах и прикрикнул на обезумевшую Тоньку.
   - Перестань орать, будто тебя режут! Кто кого убил? - Милиционер еще не понимал, что ему предстоит провести тяжелую жуткую ночь, однако шестым чувством осознал, вспомнив недавние слова отца об Антонине и её любовнике, что на вверенном ему участке разыгралась страшная трагедия.
   - Чудова Зойка убила!
  Продолжала визжать Пирогова. Милиционер только сейчас узнал её по голосу.
   - Насмерть порешила..а..! Топором голову отсекла Митеньке!
  Услышав про Тонькиного любовника и топор, лейтенант смачно выругался и кинулся в избу, чтобы одеться.
  
  У дома Пироговой в мрачной темноте улицы небольшой группкой стояли Тонькины соседи человек пять или шесть, поднятые с постелей воплями женщины. Её отец Федор Матвеевич стоял у самого крыльца и со страхом смотрел в распахнутую настежь дверь в сени дома дочери. Руки старика сотрясала мелкая дрожь, посиневшими от страха и холода губами он не мог произнести ни слова. Узнав милиционера, Пирогов испустил нечленораздельный звук и пропустил участкового на крыльцо, нервно махнув рукой в сторону освещённых сеней, он опустился в изнеможении на корточки.
  То, что предстало глазам Жуланова, привело его в шок, ужас шевельнулся в огрубевшей от вида преступлений душе стража порядка. Как только он шагнул через порог, в нос ударил жуткий запах. Запах чудовищной смерти и это нельзя было назвать иначе. Под едва приоткрытой дверью в дом лежало женское тело. Яркая электролампа, свисающая с потолка, освещала раскроенную почти пополам голову несчастной, которая превратилась в бордовый сгусток от запёкшейся крови. Жуланов судорожно сжимая в руке оружие, подошёл к телу вплотную. Вглядевшись в изуродованное раной лицо женщины, Андрей понял, что человек мёртв. Ему не было необходимости проверять пульс у трупа. Врождённый страх перед умершим человеком не позволял ему немедленно прикоснуться к мертвецу, по крайней мере, сейчас в первый момент встречи с покойником. Он с трудом опознал убитую - это была Зоя Чудова, о которой почему-то ничего не сказала прибежавшая к нему домой Тоня Пирогова? Чуть в стороне от трупа валялся окровавленный топор. Глянув на оружие убийства, Андрей Степанович почувствовал, как по спине пробежал холодок страха. Ноги подкосились, и милиционер чуть было не опустился на корточки рядом с изуродованным телом Зои. Он узнал топор. Это был любимый плотницкий инструмент его отца. Андрей переборол безотчётное желание схватить топор и немедленно спрятать его, утопить в реке и тогда никто и никогда не узнает, что он принадлежит Жуланову - старшему, его родителю. Но он этого не сделал. Разум твердил, что не мог старик пойти на такое чудовищное преступление, мотив которого вообще отсутствовал. Участковый ещё раз всмотрелся в орудие убийства, надеясь, что ошибся и топор не принадлежит отцу. Но нет, топор был слишком приметный. Только отец делал такие красивые берёзовые топорища и так искусно оттачивал лезвие. Трясясь всем телом, Жуланов на ватных ногах протиснулся в дом, пересёк кухню и испытал вторичный психологический удар. Он остолбенел от страшной картины. На широкой разобранной кровати среди окровавленных тряпок и подушек лежал муж убитой Зои Чудовой - Дмитрий. Голова мужчины, отсечённая плотницким топором, едва держалась на тяжах шеи. Кровь после страшного удара забрызгала пастель, стены и даже потолок.
   - Кто ж вас так? - Выдавил сквозь зубы милиционер, представляя отца размахивающего сверкающим как меч топором.
   - Не..ет! - Промычал болезненно Андрей и перевёл взгляд на стул стоящий между кроватью и столом, он был весь в крови, с его спинки свисала бечева. Очевидно, преступник выдернул крепкий шнур из шторы, которая валялась тут же на полу заляпанная кровью и грязью. Убийца топтался по ней, когда покончил с Чудовым. От всех предметов в доме исходили волны смерти. Находясь между двумя трупами, Жуланов ощущал эти волны, похолодевшей мгновенно кожей, психическое напряжение готово было вырубить сознание милиционера, борясь с минутной слабостью, он стал действовать автоматически. Молча, вышел из дома и без предупреждения и объяснений пристегнул окровавленную Антонину Пирогову наручниками к трубе летнего водопровода. Ничего не понимая в действиях участкового, Тонька жалобно скулила повторяя, что насмерть зарубили её возлюбленного. К арестованной подошел отец и набросил на плечи дочери пальтишко.
   - Кто убил? - Почти выкрикнул Андрей Степанович, обращаясь к вздрагивающей всем телом Пироговой.
   - Я же говорила. Зойка убила мужика. Топором зарубила с одного удара, откромсала голову как курёнку! - Заикаясь, пропищала Тонька, слабо дергая рукой в наручнике.
  - А её кто зарубил тем же топором? - Жуланов зло сверкнул глазами и не стал дожидаться ответа, зная его наперед, приказал стоящему у ворот крепкому мужчине не пускать никого к месту преступления, бросился в темноту. Через несколько минут он подъехал к отцовскому дому.
  Степан Жуланов долго ничего не мог понять сбитый с толку требованиями сына показать топор. Искал его по всем закоулкам двора, хотя прекрасно помнил, что как обычно воткнул его вечером в чурку. Когда до него, наконец, дошло, о чём говорит сын, он опустился устало на ступеньки крыльца и сказал, переходя на шёпот.
   - Это Тонька украла топор сынок. Перед твоим приездом как раз и украла. - Он рассказал Андрею, что когда уходил в дом по банку с молоком, Пирогова оставалась во дворе одна.
   - Именно в это время она могла взять топор и выставить его на улицу, чтобы я не видел его в руках у воровки. - Предположил старик. - Больше некому было украсть топор. Я им вчера уже по темну работал, дрова рубил на утро.
  Однако Андрей был уверен, в руках Тоньки, когда она встретилась ему у моста, был только пакет, в котором угадывались формы трёхлитровой банки. Хотя женщина вполне могла бросить орудие убийства на землю, увидев его машину. Он запомнил, что Пирогова стояла без движения и ждала, когда её минует автомобиль участкового. Мать Андрея поняв о чем идёт речь подтвердила, что Степан ни разу не выходил на улицу, после того как сын уехал от них к себе домой.
   - Про топор никому ни слова! - предупредил участковый отца. - Даже матери не говори, что инструмент исчез. - Старик кивнул понимающе головой. - К Пироговым тоже не ходи и матери запрети. Всё! - Он сел в машину и уехал на место преступления.
  
  Следователь районной прокуратуры приехал в деревню, когда рассвело. Жуланов подробно рассказал о происшествие и вместе с ним обошел усадьбу и дом Пироговой. Следственная бригада, тем временем, осматривала каждый сантиметр во всех комнатах, собирала улики и снимала отпечатки пальцев. Эксперт тут же сверил их с отпечатками всех фигурантов дела и подал заключение следователю. На топорище, были только отпечатки пальцев Антонины и еще неизвестного мужчины, оставленные им раньше, они были забрызганы кровью жертв или покрыты отпечатками подозреваемой в убийстве Пироговой. Отпечатков пальцев убитой Зои Чудовой эксперты не обнаружили не только на топоре, но и нигде в доме. Дмитрий наследил кругом, но его пальцы не касались орудия убийства.
   Следователь тем временем гадал, стараясь докопаться до мотивов преступления, почему Пирогова убила не только свою соперницу, но и возлюбленного? Почему она совершила убийство в своём доме и не сделала самого простого, не стёрла отпечатки пальцев с топора? Не может хладнокровный убийца в считанные секунды расправиться с двумя жертвами и не предусмотреть железного алиби, отработать пути отхода. Или двойное убийство было совершено спонтанно?
   Обратившись к участковому, следователь приказал.
   - Нужно срочно выяснить, кому принадлежит топор и как он попал в руки убийцы? Отец подозреваемой утверждает, что в доме дочери никогда не было такого плотницкого инструмента. То же самое говорят и родственники Чудовых. - Офицер помолчал, что-то обдумывая, и добавил. - Узнайте, у кого в деревне пропал топор, хотя убийца вполне мог раздобыть его далеко от места преступления. А сейчас проводи меня на своё рабочее место. Первый допрос Пироговой проведу здесь в участке. Возможно, её придётся отпустить. Как-то не вериться, что женщина могла расправиться с убитыми, нанеся им всего по одному удару? На такое не способны даже матёрые убийцы. Здесь что-то не так? Разберёмся.
  - По горячим следам. - Понимающе кивнул Жуланов, а у самого заныло в желудке, он вспомнил поникший профиль отца, уныло сидящего на ступеньках крыльца.
   Следователь прокуратуры распорядился грузить трупы и в сопровождении Андрея отправился в участок.
  Арестованная по подозрению в убийстве Антонина Пирогова провела остаток жуткой ночи в специальной комнате с толстыми решетками на двери и окнах. Смазливая бабёнка, сумевшая отбить мужика у односельчанки, и оставшаяся в живых после страшного преступления, прикованная наручниками к железной кровати отрешённо ждала своей участи.
  
  После страшной ночи, созерцания смерти, воя и слез, Антонина вошла в жуткий ступор, и разговорить её стоило больших усилий. Через какое-то время ум подозреваемой зацепился за события прошедшего страшного дня и адской ночи, и женщина стала подробно рассказывать следователю о преступлении, которое по её словам совершила жена её любовника Дмитрия Чудова. Лицо следователя показалось Тоньки приятным, хотя в силу своей должности он напускал на себя суровость, однако это не помешало расположить подозреваемую к себе. Пирогова вдруг поверила, что именно этот человек сможет во всём разобраться и освободит её от кандалов - так она называла наручники.
   Следователь вначале задавал короткие наводящие вопросы, с целью выяснить, чем занималась подозреваемая непосредственно накануне трагедии, и направлял рассказ в нужное ему русло. Описав сбивчиво умилительную встречу с погибшим любовником, Пирогова рассказала, что оставив Дмитрия в своём доме, увела детей к родителям и оттуда по пути зашла к старику Жуланову Степану Ивановичу, чтобы забрать молоко.
   - Жуланов подтвердит. За окнами свет позажигали к тому времени. - Всхлипнула Антонина. - Дождь начался. Я быстро бежала, чтобы не намокнуть.
  Следователь мгновенно напрягся, и плохо слушая арестованную, позвонил по мобильнику оперуполномоченному обходящему деревенские дворы, приказал немедленно отправляться к Жуланову Степану и выяснить на месте ли у него топор. Теперь у правоохранителя не было сомнений, что орудия убийства принадлежит старому плотнику.
   Старик не выдержал напора милиционера и рассказал, что топор исчез вечером, после посещения его дома Пироговой Антониной. О том, что сыну известно о пропаже, Степан Иванович умолчал, боясь нарушить наказ Андрея. Оперативник проверил его алиби и доложил следователю, что хозяин топора найден и нет никаких сомнений, его украла у старика Жуланова подозреваемая в убийстве Пирогова, когда приходила по молоко. Отпечатки пальцев на топорище и на самом топоре совпали с отпечатками Степана Ивановича. Допрос продолжился.
   - Мы с Димой сидели за столом не меньше двух часов, пока он окончательно не захмелел и, скинув с себя одежду, прямо на кухне ушёл в комнату и завалился спать. - Рассказывала почти шёпотом Тонька, не глядя на милиционера.
   - Через некоторое время я последовала за ним, только проверила, заперта ли дверь. - Она бросила испуганный взгляд на следователя и выдохнула. - Дверь была на крючке. - Было понятно, что только сейчас Пирогова вспомнила эту немаловажную деталь. Если дверь была заперта изнутри, значит, убить мог только человек находящийся в помещении. Это мгновенно понял и следователь, но не стал перебивать женщину.
  
  И вот настала роковая ночь. Безумно счастливая от присутствия пусть и пьяного ни на что не способного любовника, Пирогова нырнула под одеяло и томно задремала, чувствуя тепло мужчины. Тонька могла бы поклясться в том, что ещё не успела заснуть. Она находилась в туманном промежуточном состоянии, на границы сна и яви и поэтому вздрогнула всем телом от глухого звука, долетевшего из прихожей. Разлепила глаза и со стоном отстранилась от потного воняющего алкоголем тела Чудова. Мужик при этом всхрапнул как усталая лошадь и откинул голову, выставляя подёргивающийся кадык. По телу Пироговой пробежал жуткий озноб. Рядом с кроватью, освещённый боковым светом, падающим из прихожей, стоял человек. В первую секунду Антонине показалось, что это страшный демон в темном плаще с капюшоном, из-под которого высовывался крючковатый нос, и блестели яростью глаза. Она даже провела механически ладонью по глазам и наконец, поняла, что это женщина. В руках у ночной гостьи зловеще блеснул топор. У Пироговой где-то в низу в области половых органов дёрнулась пронзительная боль. Горло любовницы сдавил сухой колющий ком, сердце подпрыгнуло нагоняя мгновенный жар к голове и заставляя похолодеть от страха конечности, во рту мгновенно пересохло, язык одеревенел. Липкий страх отнял у Тоньки речь и сковал движения. Она проследила немигающим взором за движением топора. Безжалостная сталь оружия блеснула, производя свистящий звук, который слился с чваканьем расчлененного тела любовника. Только когда горячая струя крови брызнула ей на лицо и обнажённую грудь, она закричала не своим голосом, будто это в неё воткнулось лезвие топора.
   - Будешь орать и тебе башку отсеку. - Проговорила сквозь зубы убийца. Тонька только сейчас узнала в демоне жену Чудова и пропищала, выдавливая из себя спёртый спазмами голос.
   - Зоя! За..а..чем? Прости..и..
   - Быстро на стул. - Приказала Чудова. - Попробуй только рыпнуться, раскрою на запчасти.
  Тонька, придерживая болтающуюся заляпанную кровью убитого грудь, переползла через обезглавленное тело Дмитрия и тихонечко поскуливая, уселась на стул. Убийца одним движением сорвала с окна штору и, выдернув из неё шнур, ловко привязала Пирогову к сидению, оставив болтаться один конец бечевы у самых ступней соперницы.
  - Что произошло дальше? - Спросил следователь. - Если вы были связаны, то кто же убил Чудову?
   - Зойка меня связала быстро. - Пирогова затравленно взглянула на следователя. - Одной рукой связывала, а в другой топор держала. Я до сих пор не пойму как она могла повязать меня, не выпуская из рук топора? ... Не била. Только кровью мазанула тут. - Антонина показала рукой выше колен. - Ляпнула кровищей и сказала. - "На всю жизнь наснашалась с моим мужиком" - Сказала и засмеялась страшно. Дико засмеялась как сумасшедшая. Потом повернулась, зачем-то сдёрнула с убитого одеяло и пошла вон из избы. Я не живая, ни мёртвая сижу, вся вслух превратилась. Слышу, что-то глухо так ударило в сенях, вскрикнула Чудова и упала под дверь. Я сразу тогда поняла, что конец ей пришёл. Только не могу сообразить, кто ж это с убийцей сумел расправиться? Жду. Сижу, привязана голая и вою, а мой спаситель всё не заходит. Я ногами верёвку зажала и потянула, узел вмиг развязался. Знаете, такие узлы есть? Их для скорости вяжут и быстрого избавления. Чудова на зерновом складе много лет проработала, с детства умела вязать узлы. Когда я освободилась, то первым делом дверь на крючок запёрла, а потом одежду на себя натянула. Понимаю, что бежать надо. Звать на помощь, а у самой сил нет и страх, как гвоздь пришпиливает, спрятаться хочется в доме, а тут покойник без головы. Я кое-как приоткрыла дверь, смотрю, топор мешает ей дальше отойти. - Тонька опять испуганно взглянула на милиционера. - Я топор-то взяла и в сторону откинула, а он весь в кровище. Потом протиснулась в дверь и к отцу побежала, а уж только потом к участковому Андрею Степановичу. Я от страха и всего случившегося стала какой-то не нормальной. Отцу ничего не могла толком объяснить, только сказала, что Дмитрий убит и чтобы он народ собрал и к дому шёл. С Жулановым и вовсе не смогла объясниться, а когда он меня арестовал, совсем в панику ударилась. Я ведь жертва, а не убийца. Зойка убила! - Выкрикнула Пирогова и замолкла, уставилась в одну точку.
   - Кто третий? - Размышлял про себя следователь. - На топоре только отпечатки пальцев Чудовой и старика Жуланова. Значит, если был третий, то он действовал в перчатках или стёр отпечатки? Но тогда исчезли бы и отпечатки первых двоих? - Ничего не сходилось. Следователь, оставив Пирогову, пошел к эксперту, работающему в соседнем кабинете.
  
  - Убила Женщина. - Согласился эксперт. - Удар был не такой мощный, как если бы рубил мужик среднего телосложения. Убийце помог невероятно остро отточенный топор и точное попадание между шейными позвонками. Острое лезвие мгновенно отсекло голову Чудова. Или преступник является профессиональным убийцей, или произошло совершенно случайное попадание? Одно из двух. -
   Следователь кивнул, соглашаясь с такими выводами, и спросил.
  - Что со вторым убийством?
   - Топор действительно принадлежит Жуланову Степану Ивановичу. Старик наточил его накануне убийства. Старый плотник признался, что в его доме все инструменты заточены таким же образом. У самого хозяина топора железное алиби. - Махнул рукой докладчик и продолжил.
   - Второй труп - женщина. Известно точно, жена зарубленного Чудова Зоя Александровна. Убита женщина ударом того же орудия убийства. Удар пришёлся точно в середину лба, между глазами. - Взяв в руки топор, эксперт поднял его резко на уровень головы. - Эта вещь только в руках искусного плотника смотрится как прекрасное орудие производства, а в руках убийцы превращается в грозное оружие. Она страшна и отвратительна, когда ей замахиваются чтобы отрубить человеку голову. Этим топором отрубили, по крайней мере, две головы. Во втором случае топор в руках злоумышленника летел снизу вверх. - Эксперт повернул лезвие в сторону своего лица. - Или убийца ударил лежащего человека, как и в первом случае. Как бы ни произвел удар преступник, он следов не оставил.
   - Могла убитая нанести удар сама себе? - Спросил следователь.
   - Самоубийство? Возможно. Только в каком же состоянии могла находиться убитая, чтобы нанести себе смертельный удар топором, причём в лицо. Женщины самоубийцы всегда берегут свою красоту. - Заявил твёрдо эксперт. - Я согласен с твоей версией, только хочу заметить, что в случае самоубийства жертве всё равно кто-то помог, ударил дополнительно по обуху, чтобы наверняка, или самоубийца обладала невероятной силой и одним ударом снизу вверх раскроила себе череп?
   - Известно, что в состоянии аффекта человек обретает сверхспособности. - Не сдавался следователь, защищая свою версию преступления. - Возможно, убив своего мужа таким жестоким способом, Чудова решила покончить с собой и в состоянии безумия нанесла страшный удар по своёй голове, помня при этом, как перерубила мужу шею с одного взмаха? Второй удар ей так же удался.
   - Действительно, Чудова умерла мгновенно, так как лезвие достигло важных отделов мозга. - Эксперт задумался ненадолго и напомнил. - Недаром средневековые воины носили металлические шлемы, оберегая свой череп от ударов мечами и секирами. Если это на самом деле самоубийство, тогда жертва точно знала, куда следует бить и продумала этот способ покончить с собой заранее. Следователь, удовлетворенный результатами экспертизы поднялся и промолвил.
   - Все материалы и анализ преступления говорят о том, что убийца Чудова и что она тщательно готовила расправу с неверным мужем и собой! - Эксперт кивнул в знак согласия и крикнул в след сыщику.
   - Я подготовлю результаты экспертизы и передам вам как можно быстрее! - Эксперт знал, что по закону его выводы не являются основанием для выводов следователя, но суд, чаще всего их учитывает.
  
  Очевидно у представителей органов правопорядка, да и у всех остальных людей есть теория, с её помощью можно доказать что не существует совпадений или наоборот совпадения появляются именно там где их меньше всего ожидают аналитики призванные объяснять причины таких якобы совпадений. За совпадения согласно вышеупомянутой теории, чаще всего принимают ложное представление о тех или иных обстоятельствах произошедшего. В вышеописанном преступлении можно вполне согласиться с тем, что злоумышленник, совершив преступление, испугался и покончил с собой? Но так же можно усомниться в том, что человек исполнив такое страшное убийство, раскаялся и покончил с собой ещё более жестоким способом? Можно сослаться на совпадение, не зная как его объяснить и придумать правдоподобную причину свершившегося злодеяния. Очевидно, существует некая связь всего того, что порождает предположения и различные версии при отсутствии или непонимании фактов способных всё расставить на свои места? При этом уровень человеческих знаний чаще всего усугубляет выстраивание домыслов.
  
  Вечером участковый освободил Пирогову из-под стражи, взяв с неё подписку о невыезде. Тонька долго отказывалась покидать участок, требуя её охранять. Обдумав до мелочей происшествие, женщина не верила в то, что Чудова расправившись ужасным путём с мужем, убила себя таким чудовищным способом, о котором говорили эксперт и следователь.
   - Убийца может прийти этой же ночью и прикончить меня. - Сказала она Андрею Степановичу, дрожа от страха и холода всем телом. - Он ведь не знает, что я его не видела и не знаю, кто он. Убийца постарается избавиться от меня как от свидетеля способного его выдать правосудию.
  - Что ты несёшь Антонина?! - Вспылил Жуланов. - Если бы он существовал на самом деле и хотел с тобой покончить, он бы сделал это, не отходя от трупов Чудовых. Отправляйся домой. Следователь хоть и отпустил тебя, но дело о двойном убийстве не закрыл. Жди? - Неопределённо сказал участковый, замкнул дверь участка на огромный амбарный замок и поехал к отцу.
  Степан Иванович только что закончил уборку во дворе и сидел на ступеньках крыльца глядел на напряженно сидящего, на хвосте Соболя.
   - Вот ведь какая штука сынок, Соболь медведя не боится, по рысьему следу идёт, а человека не трогает, даже голос не подаёт, хоть весь дом выноси. - Обратился старик к Андрею. - Тонька мне вчера сказала, что боится кобеля, а сама топор спёрла.
   - Не она спёрла. - Мрачно сказал Андрей Степанович. Следователь уверен, что топор украла Чудова. Она, видать, следила за соперницей и улучила момент, когда развратница ушла из твоего двора, спокойно зашла и взяла оружие. Тем более что твой Соболь родился когда-то в её дворе и жил там щенком три месяца. Собаки ничего не забывают. Пёс помнит, что Чудова когда-то была его хозяйкой.
  
  Страшное убийство четы Чудовых помнят жители всех деревень входящих в милицейский участок. Однако из всех сельчан только два человека: Антонина Пирогова - свидетельница убийства своего любовника и ушедший в отставку участковый Жуланов Андрей Степанович до сей поры ломают головы над вопросом, был ли ещё один преступник? Уж больно неправдоподобным, по их мнению, выглядит самоубийство Зои Чудовой в пылу ревности безжалостно зарубившей своего неверного мужа.
  Тонька уверена, что соперницу убил кто-то неизвестный.
  Жуланов в свою очередь нет-нет да подумает, что убийство женщины дело рук самой Антонины Пироговой, ведь это её пальчики остались на топорище, тогда как пальцев Зои не было вообще, а на руках трупа "самоубийцы" отсутствовали пресловутые перчатки атрибут закоренелых преступников.
  
   М, Быков.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Невест 2" (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Ю.Риа "Я не твоя игрушка, демон!" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Юмористическое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 3" (Любовная фантастика) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"