Быков Михаил Васильевич: другие произведения.

Безвременье Войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   БЕЗВРЕМЕНЬЕ ВОЙНЫ
  
  Я знаком с этим парнем. Он живёт со своей матерью в нашем городе на грязной улице в старом покосившемся доме. Я и отца его знал. Старик умер три года назад, а до этого долго работал ветеринаром в подсобном сельхозпредприятии Министерства Торговли.
  Многим, кто знал и знает эту семью Дорохиных и самого Игната Сергеевича, было известно, что их сын Дмитрий в восемьдесят втором году погиб на войне в Афганистане. В те застойные годы гробы с телами Советских воинов интернационалистов с пугающей регулярностью прибывали из горной азиатской страны. Никто не мог толком объяснить цель войны и причин, почему Советские парни кладут свои головы в мрачных жёлтых провинциях мусульманского государства.
  Военные из городского комиссариата привезли Дорохиным серый цинковый ящик с останками павшего воина и не разрешили его вскрывать. Что там было в железном гробу и остаётся до сегодняшнего дня, никто не узнает.
  - В ящике ваш геройски погибший сын. - Скорбно информировал несчастных родителей военком. - Вы должны знать, что опознать тело парня невозможно, оно обгорело в автомобиле после прямого попадания гранаты выпущенной афганским моджахедом. - Офицер нагнулся и зачем-то пристально посмотрел в тёмное окошечко на гробовой крышке. - Вы можете не сомневаться в подлинности останков, сержант Дорохин погиб на глазах боевых товарищей. - Примерно такую прощальную речь произнёс представитель государства на похоронах павшего бойца.
  Груз номер двести закопали на городском кладбище и установили маленький обелиск со звёздочкой на вершине. Памятник тоже выдали военкоматовские служащие.
  
  Оговорюсь сразу. Дорохиных Игната Сергеевича и его жену Марию я знаю уже двадцать пять лет, а с их сыном Дмитрием познакомился прошлой весной, когда он неожиданно и вопреки похоронке воскрес и вернулся домой из далёкого вечно воюющего Афганистана.
  С тех пор все думают, что Димка Дорохин все эти годы сидел в плену у душманов, но он сам это категорически опровергает. Дорохин утверждает, что в плен не попадал, а отчаявшись выжить в страшной войне, дезертировал из рядов Вооружённых Сил СССР и несколько месяцев добирался до своей родины. Беглец уверял всех, что ему повезло, что он неоднократно уходил от погони моджахедов и пограничников.
  Самым невероятным во всей истории Дорохина остаётся один странный и необъяснимый факт. Когда Дмитрий, спустя двадцать пять лет после страшной гибели, чудесным образом ожил и вернулся, его узнали все без исключения родные и близкие. Солдата узнали даже некоторые ровесники друзья юности, хотя им было предельно ясно, что парень за двадцать пять лет ничуть не изменился, не превратился в зрелого мужчину, не состарился ни на один день. Каким ушёл в восемьдесят первом году на службу, таким и вернулся домой в две тысячи седьмом. И одежда на нем была армейская образца Вооружённых сил СССР, боец даже сапоги не успел стоптать до основания. Этому обстоятельству удивлялись все без исключения, но никто не мог объяснить вразумительно, почему случилось настолько аномальное явление с его личностью. Люди соглашались, что много лет назад, могли по ошибке похоронить не того человека, но они отказывались верить тому, что Дорохин жил все эти годы тайно и при этом остался прежним молодым парнем. Сам же солдат никому ничего не рассказывал о том, что с ним произошло на самом деле. Дорохин упорно настаивал, что совершил преступление, что от страха за жизнь покинул воинскую часть, воюющую в Афганистане.
  Дмитрия долго и нудно допрашивали в военкомате, в милиции, даже проверяли на вменяемость за стенами психушки, но так ничего вразумительного не выяснили. Парню невероятно повезло в том, что той страны, которая послала его на войну, как бы уже не было. Это обстоятельство его ужасало, но давало шанс выжить в новых условиях.
  В милиции с сожалением говорили, что вид у Дорохина совершенно не бомжовский, а то бы без помех сошел за этот контингент граждан и документы не понадобились бы. Но документ есть. Военный билет Советского образца в полном порядке и фотография с оригиналом сходится на сто процентов.
  Участковый нервно сказал, что лучше бы Дорохин не показывал документ, а соврал, что паспорт или военный билет утерян. Взял на заметку милиционер бродягу и отстал, не заподозрил в Дорохине бандита, а насчёт возраста сказал, что в документы нередко вкрадываются каверзные ошибки. Мария Дорохина мать Димки тоже помогла сыну, хотя по виду парня выходило, что родила она его в пятьдесят лет. Согласились, что бывает и такое.
  За дезертирство Димку привлечь к ответственности было невозможно, так как на тот момент миновали все сроки давности содеянного преступления. Даже Армии, в которой он когда-то служил, давно не существовало, однако военный билет у него был подлинным, и ни у кого не вызывало сомнения, документ принадлежит именно тому человеку, который его предъявляет для удостоверения личности.
  Парня некоторое время помучили по разным чиновничьим инстанциям, потом плюнули и оставили в покое. Единственное, что всех продолжало смущать - это невероятная молодость и здоровье бывшего бойца Советской Армии.
  Некоторые начальники и чиновники высказывали предположения, что домой из Афганистана вернулся не Дмитрий Дорохин, а его точный двойник, сумевший каким-то невероятным образом, воспользоваться документами погибшего двадцать пять лет назад настоящего сержанта Дорохина. О гибели сержанта подтверждали документы, хранящиеся в архивах военкомата.
  Говорят, что у Дорохина секретно взяли пробу на ДНК и анализ подтвердил, что он приходится сыном Марии Дорохиной, в чём она сама ничуть не сомневалась с первого дня возвращения парня.
  
  Я, как только услышал легенду о возвращение Дмитрия, сразу же пришёл в дом Марии Дорохиной и познакомился с невесть откуда приехавшим парнем. Признаться, я был поражен видом молодого человека, но в то же время где-то в глубине сознания у меня шевельнулось недоверие к версии, якобы, произошедшего с ним во время войны. Я не смог поверить в побег Дмитрия и его скитания в течение многих лет. Мне захотелось немедленно докопаться до истинных причин случившегося, и я приступил к действиям.
  Когда мы остались наедине я без церемоний потребовал рассказать честно обо всём произошедшим с ним, пообещав, что наш разговор останется тайной.
  Вначале мне самому пришлось кое-что рассказать Дмитрию, и он внимательно меня выслушал.
  Я хорошо помнил, как убивались его родители, получив запаянный гроб и свидетельство о гибели единственного сына. Игнат Сергеевич ещё задолго до похорон рассказал мне, что его сын Дмитрий, когда уходил на войну со страхом и горечью сказал, что они с отцом больше никогда не увидятся, что его обязательно убьют на этой никому ненужной войне в далёком пустынном Афганистане. Так и случилось, только убили не сына, а рано умер сражённый горем отец.
  Прежде чем приступить к рассказу о своих мытарствах Дмитрий попросил меня свозить его на городское кладбище. Мы недолго постояли у могилы, где под мраморным обелиском лежали неизвестно чьи останки. Парень равнодушно прочитал посмертную надпись на проржавевшей насквозь табличке и сказал.
  - Нас в машине было восемь человек. Я сидел за рулём, рядом мой друг Жорка Фирсов, а в кузове отделение автоматчиков. Мы сопровождали обычный хозяйственный груз. В колонне было всего три грузовика и одна бронемашина. - Дмитрий осторожно потрогал поблекшую звезду на памятнике. - Везли боеприпасы и провиант на самый спокойный блокпост. Рейс был недлинный по расстоянию, но неожиданно, как это всегда случается на войне, превратился в смертельно опасный.
  Оказалось, что где-то в окрестностях дороги, по которой мы двигались, шалил небольшой отряд моджахедов. На БМП была рация и из расположения батальона сообщили, что разведка засекла передвижение Афганских повстанцев как раз вдоль нашего пути. Начальника колонны встревожило сообщение разведки, и он решил подстраховаться. Мы спустились с невысокого перевальчика в долину и остановились, чтобы сверить дальнейший маршрут движения и выслать вперёд группу разведки. Именно в месте кратковременной остановки случилось то, чего мы больше всего опасались. Противник атаковал нашу колонну из засады, которую устроил в ближайших скалках. -
  Парень потянул меня к выходу с кладбища, а сам продолжал рассказывать.
  - Я нарушил дисциплину и как только остановил машину, тут же выскочил из кабины, чтобы отлить. Понимаешь, приспичило меня до рези в глазах, хоть в штаны фурь. Вот я и не выдержал. Кто ж знал, что духи в этом самом месте нас поджидали? Не надо было командиру колонну останавливать, может быть тогда все бойцы нашего отделения остались живы. - Он посмотрел на меня как-то протяжно тоскливо и добавил. - А может быть и наоборот, меня бы убило со всеми вместе. -
  Уже сидя в легковушке Дмитрий сказал.
  - Нет в том ящике под обелиском моих костей. Я не знаю, почему все решили, что я погиб вместе с остальными? Меня, отбежавшего от машины, точно должны были заметить из кабины третьего грузовика, но почему-то не увидели. Может быть виной тому является некая аномалия вдруг произошедшая непосредственно со мной? - Спросил сам себя Дорохин и замолчал надолго.
  
  Когда мы вернулись домой, Дмитрий неожиданно предложил мне выпить водки. Парень налили граммов по сто пятьдесят и мы, молча, не чокаясь, осушили стаканы. Я понял, что бывший солдат таким действием помянул погибших в Афганистане товарищей.
  Дорохин осушив стакан, тяжело выдохнул пары алкоголя и сказал, не глядя в мою сторону.
  - Раз вы настаиваете, что должны услышать правдивую историю о моих приключениях на войне, решусь и кое-что расскажу. Раньше я отказывал всем без исключения, выдвигал одну единственную версию случившегося, которая, на мой взгляд, помогла адаптироваться в обществе после длительного перерыва.
  Предупреждаю заранее. Нет, я точно не знаю, что случилось со мной и не уверен, что кто-нибудь сможет когда-то объяснить произошедшее. Объяснить мне внятно и логически, куда я делся во время очередного боя гремевшего на перевале афганских гор, и по какой причине, вновь оказался на том же самом месте, забыв при этом, двадцать пять лет жизни.
  Я не могу сказать, как могло случиться, что две афганские войны соединились для меня в одном месте с разницей в секунды, тогда как для всех остальных их разделяют годы.
  С тех пор я строю различные предположения на этот счёт, но все мои рассуждения упираются в непонимание того факта, что кто-то виноват в проявлении такого страшного феномена охватившего лично меня и никого другого.
  На самом деле случившееся не поддаётся никакому объяснению. Надо признаться, события, которые произошли со мной, ещё свежи и я до сих пор корчусь в муках по ночам от страшных снов и фантазий воображения, ставших частью моей несчастной жизни. Мне кажется что я не могу поручиться за точную достоверность того о чём решился рассказать, но в то же время я уверен, что помню всё до мельчайших подробностей.
  Теперь, когда выяснилось, что всё случившееся не является плодом моего контуженого воображения, я не находился в странной форме амнезии и общество благосклонно приняло меня в своё лоно, я могу кое-что открыть, но с условием, что моя тайна не примет широкую огласку. -
  Он махнул рукой. Наступило тягостное молчание. Я напряжённо ожидал.
  Некоторое время спустя, когда хмель ударил в голову парня, Дорохин действительно решился и рассказал мне о том, что же на самом деле произошло в тот роковой день для него и бойцов армейского отделения, в котором он проходил действительную службу на просторах Афганистана.
  Я помнил, на кладбище он заикнулся о какой-то аномалии произошедшей на месте трагедии и поэтому с большим вниманием воспринимал каждое его слово.
  - Моё образование, мировоззрение и воспитание не дают возможности внятно объяснить произошедшее со мной двадцать пять лет назад в том проклятом месте на северо-западе Афганистана. Повторяю, осознавая это, я до сегодняшнего дня никому ничего не рассказывал. И надо признаться, что до сей поры я в полной мере не понимаю механизма произошедшего. Однако, как я уже говорил, когда в какой-то мере всё осознал, то для окружающих без колебаний выдумал более-менее правдоподобную версию своего исчезновения и отсутствия в течение длительного времени. - Он помедлил, обдумывая следующие слова.
  
   - Как тебе уже известно, наша колонна, двигаясь к назначенному пункту, была вынуждена остановиться. Именно эта остановка вызвала ряд событий, которые не поддаются объяснению. - Заговорил вновь Дмитрий.
  - Совсем недавно я вдруг с невероятной ясностью вспомнил, что в тот роковой для меня день, командир армейской колонны не давал прямой команды остановиться. Я помню, он только сказал кому-то по рации, что надо бы сверить маршрут и послать разведчиков вперёд по курсу движения. До меня долетели эти слова и тут же, моя машина заглохла, просто тупо остановилась заторможенная двигателем. В тот момент я почему-то не придал этому факту особого значения. Мне на тот момент надо было немедленно выскочить из кабины, чтобы освободить мочевой пузырь. Очевидно, именно это состояние повлияло на мою психику и притупило внимание, не позволило в полной мере оценить произошедшее, но одновременно инстинктивные бездумные действия спасли мне жизнь. Сейчас вы поймёте, в чём тут дело. - Опередил мой вопрос Дмитрий.
  - После остановке, спрыгнув с подножки кабины, я отбежал от машины самое большее на пятнадцать двадцать метров и расстегнул штаны. - Дорохин хмыкнул и покачал сокрушённо головой.
  - Я стал мочиться и как это всегда бывает с долго терпевшим человеком, задрал голову кверху. Совсем неподалёку в небе я увидел нечто поразившее меня. Над небольшой возвышенностью в стороне от колонны в воздухе висело серое облако. Эта штуковина имела более-менее чёткие округлые формы и его внутреннее содержание, крутилось против часовой стрелки с сумасшедшей скоростью. Вначале я подумал, что это дым от костра или пожара и перевёл взгляд на землю. От того что я увидел по моему телу побежал озноб смертельного страха.
  Прямо под странным мерцающим облаком в промежутке между камнями во весь рост стоял классический афганский душман, на его плече лежал заряженный гранатомёт, направленный прямиком на нашу колонну.
  Я видел, как повстанец дёрнулся от выстрела, граната медленно отделилась от трубы оружия и полетела в сторону моего вездехода. Я оглянулся и увидел через открытую дверку автомобиля беззаботное лицо Жорки Фирсова. Он смотрел на меня и смеялся. Это была последняя радость моего друга.
  Дальше случилось вообще невероятное и совершенно необъяснимое.
  Меня в мгновение ока накрыл какой-то прозрачный купол, в котором как светлячки сверкали электрические искры. Это покрывало моментально отсекло от моего восприятия все звуки. Наступила жуткая глухая тишина, будто у меня заткнуло уши, но я продолжал с ужасом наблюдать за полётом гранаты, видел, как она с невероятной точностью шлёпнулась в кузов моего автомобиля и разорвала его на клочки, поднимая в воздух тела моих товарищей. Я так и не узнал, расстреляли или нет моджахеды другие машины. -
  
  Дмитрий плеснул в стакан водки и повертел его в руках.
  - Следующая секунда вновь всё изменила. - Сказал он. - Только теперь я с содроганием осознал, что подвержен какому-то обширному изменению восприятия земного мира. Впервые секунды нахождения меня под колпаком всё окружающее как бы замедлилось, а потом помчалось со скоростью летательного аппарата. Очевидно, во всём виноват странный колокол, накрывший меня после выстрела из гранатомёта. В какой-то момент я почувствовал, что тело пронзили тысячи слабых электрических разрядов.
  Я не помню, как распластался на земле. Мозгом я по-прежнему осознавал происходящее, но со страхом понимал, что тело парализовано. Меня мгновенно сковала какая-то неведомая сила. Кажется мой вес с того момента, как я увидел облако, увеличился в несколько раз. Тяжесть навалилась с невероятной силой, Что-то незримое пыталось расплющить меня, вдавить в землю и я даже почувствовал, что проваливаюсь в грунт, но боли не было, и дышал я свободно или вовсе обходился без воздуха. Да, я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, даже глаза приходилось удерживать открытыми с невероятным трудом. В какой-то момент я всеми клетками тела почувствовал сотрясение почвы. Может быть это было землетрясение, но оно было гораздо мощнее тех, которые до того мне пришлось пережить в Афганистане. Там эта стихия проявляется часто и почти повсеместно. -
  Дмитрий с прищуром, как-то особенно пронзительно глянул на меня и я понял, что он говорит правду, что он вновь переживает то странное состояние под электрическим куполом.
  - Мне казалось, что сердце в груди перестало биться, но я по-прежнему оставался живым. Только потом, когда я усиленно размышлял над этим происшествием, я понял, что жизнь во мне необъяснимым образом остановилась или сказать точнее она стала протекать настолько медленно, что невозможно было зафиксировать сокращение сердечной мышцы и даже вдоха. Я сейчас понимаю, что мои чувства не способны воспринимать такую скорость течения жизненных процессов. Я сделал такой вывод и с тех пор придерживаюсь этой версии.
   Находясь в необъяснимом округлом пространстве, я всё понимал и знал точно, что не ранен, не убит, что вокруг помимо разрыва гранат и выстрелов из стрелкового оружия происходит ещё что-то ужасное, совершенно не объяснимое и что это происходит только со мной и не касается остальных участников боя.
  Я невероятным и совершенно безопасным образов наблюдал за перестрелкой, видел полёт гранат и пуль, всполохи огня и клубы дыма, но всё это происходило в глухой тишине. Было такое чувство, что под моим укрытием отсутствует воздух.
  Мне было предельно ясно, что все остальные участники боя воюют самым обычным образом, убивают друг друга и при этом не обращают на меня никакого внимания. Я думаю, что сослуживцы меня просто не видели или подумали, что я куда-то спрятался, заметив выстрелившего гранатомётчика. - Дмитрий отхлебнул водки, и кисло поморщился. - Правда, спрятаться было негде, но в пылу сражения об этом не думаешь, да и товарищи мои к тому времени уже погибли.
  Дальше произошло нечто невероятное, во что совершенно невозможно поверить, поэтому я никому об этом не рассказывал, чтобы не попасть в разряд сумасшедших или не прослыть наивным болтуном-фантазёром.
  Буквально в следующую минуту после того как моя боевая машина разлетелась на кусочки, вдруг всё окружающее застыло, замерло на мгновение, будто кто-то остановил стоп-кадр, затем так же как до этого стало беззвучно раскручиваться против часовой стрелки, примерно так же как кружилось содержимое загадочного яйцеобразного облака висевшего над позициями Афганских моджахедов. Раскручивались с чудовищной скоростью вещи, люди, скалы, боевые машины и вообще всё, что меня окружало. Содержимое окружающего пространства всё ускорялось и ускорялось в своём движении и устремлялось в разные стороны, даже земля из-под меня куда-то стремительно улетела. Появился жуткий звон в ушах, он был похожим на звук неизвестного механизма работающего на предельных оборотах и потом, внезапно, всё померкло, я действительно провалился во что-то необъяснимое и плавно лишился сознания. -
  
  Дмитрий замолчал. Весь облик парня выдавал печать трагедии охватившей его в момент провала во времени или одновременно и во времени и в пространстве.
  - Я отчётливо помню, - продолжал он, - самую последнюю мысль, промелькнувшую у меня в том месте, где должна была быть голова. Я вдруг осознал, что всё происходящее не иллюзия. Ещё я подумал, что вся предыдущая этому моменту на страшной войне моя жизнь, была чем-то не реальным. Я осознал, что в пространстве есть что-то такое, что невозможно понять, когда ты существуешь в обычном мире, где властвует другой ритм и иное время, которое мы способны осознавать здесь, но не чувствуем его там в параллельном измерении.
  Мысль оказалась настолько жуткой, что в тот момент её невозможно было воспринимать как нечто реальное.
  Однако последняя мысль, о которой я говорю, не успела опрокинуть мой разум в сумасшествие и шок. Разум просто захлопнулся, отгораживая меня от понимания происходящего. -
  Дорохин нервно поднялся на ноги, подошёл ко мне так близко, что я ощутил кожей его волнение.
  - Правда, на этом ещё ничего не закончилось. - Сообщил он глухим голосом. - Этот странный эффект или атмосферный феномен, называй его как захочешь, с потерей сознания длился для меня всего лишь какое-то мгновение. Я как был с открытыми глазами, так вновь осознал реальность происходящего, ясно понял, что сознание вернулось. Вновь увидел и осознал реальность, бушующую вокруг, и ужаснулся с новой силой её необъяснимости.
  Моё сознание работало чётко, можно было подумать, что я вообще не терял его. Теперь я почувствовал, что мой вес наоборот куда-то стремительно улетучивается. Я пошевелился и вроде бы оторвался от рыжего грунта, который стал горячим, словно на нём только что горел костёр.
  Я вспомнил это ощущение, когда в детстве спал на месте костра прикрытого еловыми ветками. Однако мне было недосуг придаваться воспоминаниям.
  Вокруг меня всё завертелось с чудовищной скоростью, только теперь в обратную сторону и я стал замечать появление вещей. Вначале появилась дорога, на которой один за другим стали возникать боевые машины пехоты и бронированные грузовики, но уже не Советские, на каких сюда прибыло наше подразделение, а Вражеские Американские. Я без труда узнал эту технику и от страха, чуть было, вновь не провалился в забытьё.
  Но в следующую минуту произошло ещё более страшное событие. Я увидел, как со стороны скал бородатый моджахед выстрелил из гранатомёта в среднюю машину, и она перевернулась от взрыва. В следующий момент гранаты стали рваться сзади и впереди вдоль всей колонны. Американцы не выдержали, струсили и, не принимая боя стали в спешке объезжать подбитый грузовик. Когда последний выкрашенный в желтый цвет "Хаммер" скрылся за не невысокими скалками, в мои уши резко прорвался звук, который принёс чувство тяжести. Я больно ударился о землю и понял, что что-то сдёрнуло с меня прозрачное покрывало.
  Я вновь увидел странное туманное Яйцо, только теперь оно раздулось до жутких размеров и напоминало грозовую тучу.
  Облако всё так же лихорадочно вращалось и его содержимое сверкало огнями в виде молний и всполохов, какие обычно сопровождают грозовой фронт. -
  
  Дмитрий в раздумье задрал голову к потолку и после некоторого молчания снова заговорил.
   - Я был сражен происходящим и побеждён страхом. Лежал на том же месте, прижимаясь к земле и обречённо, ждал своей участи. Со стороны нагромождения камней в мою сторону бежал бородатый Афганец с автоматом в руках. Подскочив ко мне, он увидел, что я без оружия и не стал стрелять, а заорал на хорошем русском языке.
  - Ты русский? - Кричал душман. - Откуда ты взялся? Как оказался в американской колонне? - Он наклонился надо мной и постарался разглядеть знаки различия на мундире.
  Я сел перед ним и долго ничего не мог объяснить бородачу, трясся от страха и непонимания происходящего.
  Вскоре около меня и перевёрнутого американского "Хаммера" собрался весь немногочисленный отряд повстанцев. Боевики внимательно осмотрели подбитый вездеход, погибшего американского пехотинца и только тогда с интересом окружили меня. Я же, наконец, овладел собой и со страхом показывал в сторону жуткого облака, спрашивал у того первого владеющего русским языком афганца, что это может быть?
  Между тем облако стало прямо на глазах стремительно уменьшаться в размерах. Я и сейчас уверен, что оно не рассевалось, а улетало в пространство, причём двигалось не вверх, а вдоль горизонта обозначенного склоном горы и постепенно совсем исчезло из вида.
  Не было сомнения моджахеды устроившие засаду американской колонне, тоже видели страшное облако, а мужик, обнаруживший меня первым, сказал, что сверкающая огнями туча предвестник бури, что надо торопиться и немедленно уходить с этого места, иначе не миновать беды и победа над злым противником покажется ненужным предприятием.
  Выполняя его команду, я с большим трудом поднялся на ноги. Всё тело нещадно болело, будто меня били увесистыми кулаками в том месте, где я оказался по воле жуткого облака.
  Отряд повстанцев спешно уходил от места происшествия, а я был в очередной раз поражён, когда в стороне от дороги увидел ржавый остов Советского грузовика. До меня моментально дошло, что это мая машина, её несколько минут назад разбомбил из гранатомёта молодой душман.
  Но было очевидно, автомобиль когда-то давно столкнули с дороги или стянули в сторону и чуть вниз по склону и тем самым освободили проезжую часть от подбитой техники. -
  Дмитрий загадочно хмыкнул, и мне показалось, что он лукавит, рассказывая о фантастических вещах. Я вновь подумал, что парень мог выдумать эту историю, чтобы скрыть что-то невероятное и необъяснимое случившееся с ним на самом деле. Прохоров, заметив моё замешательство, заговорил о факте своих похорон в далёком восемьдесят втором году.
  - Наверно именно в тот раз мои сослуживцы решили разложить по цинковым ящикам останки погибших товарищей? Сейчас я уверен, они разбросали фрагменты тел в восемь гробов, по числу разорванных и потом обгоревших солдат нашего отделения. Можно догадаться, почему моим родителям привезли запаянный ящик. Поступить иначе командиры просто не могли. Когда эта чёртова туча меня накрыла, то товарищи поняли, что меня нигде нет. Может быть, они подумали, что в меня попала граната и от тела остались только одни ошмётки. Колонна покидала место засады под огнём противника и возможно убитые были и на других единицах боевой техники. Потом они, конечно, вернулись, может даже вызвали вертушку, чтобы забрать тела погибших и раненых, но меня в тот момент не было на поле боя. - Дмитрий покачал головой и сказал.
  - Где я был двадцать пять лет неизвестно. Не мог же я рехнуться и всё забыть? Мне кажется, я помню до мельчайших подробностей ход тех событий и терял сознание только на мгновение. Очевидно, в это самое мгновение произошло то, что заставило меня переместиться во времени или ещё что-то такое, что послужило факту моего появления на поле боя через невероятное истечение времени. Вроде бы ничего не изменилось в физическом смысле, за исключением времени. -
  
  - Как же ты объясняешь случившееся? - Спросил я.
  - Я долго не мог ничего понять, но когда, в конце концов, до меня дошло, что именно в те мгновения, когда длились два скоротечных боя, минуло много лет, для меня же эти годы, как ни странно длились всего лишь жалкие мгновения и ещё краткосрочный момент бессознательного состояния. Если быть точным, то мне неизвестно как пролетело это время, и что я делал, как жил и где находился. Не мог же я все эти годы валяться у дороги? - Сказал сокрушённо Дорохин.
  - Самым невероятным и необъяснимым остаётся факт того, что для меня время как бы, не существовало совсем.
  Главным во всём является и то, что я перенёс ужасающие события двух боёв, куда-то проваливался, потом вновь был выкинут неведомой силой на поверхность бытия, на театр окружающих меня событий и при этом не изменился внешне. Однако в голове появилась некая мудрость не свойственная мне до этих событий, появились из неоткуда знания и мне кажется, что они всегда присутствовали в глубинах моего подсознания. Но главное появились новые отношения к жизни, говорят, что такое случается с теми, кто умирал, но остался жив.
  Вы и все остальные воспринимают меня как юного солдата Афганской войны, но внутри я чувствую себя зрелым человеком, испытавшим нечто, что заставляет усомниться в моей молодости.
  Повторяю, я совершенно не изменился внешне и к моей памяти, ничего не добавилось и ничего из неё не улетучилось. Так как произошедшее невозможно объяснить, я стараюсь уговорить себя, что бой был один, а меня просто контузило, и я всё же что-то забыл или в моём сознании вся предыдущая и последующая жизни невероятным образом перемешались, переставляя даты событий, выбрасывая из памяти одно и заостряя её на каких-то других моментах. - Он поёжился от волнения. - Наверно так себя чувствуют по настоящему сошедшие с ума люди.
  Я думаю иногда об этих вещах, но всегда точно знаю, что моё приключение невозможно объяснить, но это случилось на самом деле и виной тому, было жуткое загадочное облако, внезапно возникшее над местом боя, и вновь исчезнувшее уже спустя двадцать пять лет, во время второго боя гремевшего на перевале Афганских гор. -
  Дорохин умолк, что-то мучительно обдумывая и, добавил к рассказу.
  - Дальше, после того как отряд моджахедов ушёл в сторону от дороги, первое время я был сбит с толку и мало что соображал. Однако надо отдать должное Афганцам, они мне помогли. Их ничуть не удивляло моё поведение и чудесное появление на месте боя. Повстанцы теперь воевали с американцами, а русских считали своими друзьями, это и стало определяющим в моём спасении.
  Спустя несколько дней меня переправили через границу в Таджикистан. Причём талибы дали мне приличную сумму денег и я благополучно сумел добраться до России. Документы у меня были подлинными и поэтому я не вызывал подозрений у окружающих. Если честно признаться, я за всё время путешествия ни одного раза никому не показывал свой военный билет. Я старался не встречаться с правоохранительными органами.
  Оказалось, таджики сейчас тысячами едут в Россию, и мне удалось примкнуть к одной такой группе, так я и оказался на родине, сошёл за таджика в старой армейской форме Советского Союза. У них там этого добра до сей поры полно.
  Я сумел добраться до своего родного города за неполных два месяца.
  За двадцать лет много что изменилось, но основные знаки отличия мест, где я родился, оставались незыблемыми. В городе появились кое-какие сложности, но я сумел всё объяснить и меня оставили в покое, считая немного вёхнутым на голову, но не опасным для общества. - Дорохин рассмеялся невесело.
   - Как я понял, ты ещё не успел попасть в поле зрения парапсихологов и других разного рода активистов интересующихся подобными происшествиями? - Спросил я.
  - Кроме тебя я больше никому не рассказывал о том, что со мной произошло в Афганистане. Кто мне поверит? Вот и ты сомневаешься в правдивости истории. Случись подобное не со мной, я бы тоже не поверил. - Признался Дмитрий.
  
  Мы ещё долго беседовали. Поговорили о будущих планах Дорохина, о работе, которую ветерану афганской войны надо бы найти, о будущей семейной жизни.
  Оказалось, девушка, с которой он дружил до войны, уже сала бабушкой и теперь Дмитрию надо искать новую невесту.
  - Здесь в нашем городе, за меня ни одна женщина не рискнёт выйти замуж. - Обречённо сказал Дорохин. - Всем станет известно, что я вроде бы совсем не тот за кого себя выдаю. Это же невозможно скрыть. Молва расползается с быстротой какого-то испорченного телефона. -
  Когда я собрался уходить Дорохин неожиданно дополнил фантастическую историю о беспамятном блуждании во времени.
  - Афганец, тот, что говорит по-русски, рассказал мне, что место, где произошли ужасные события, с давних времён считается дурным и очень опасным.
  Он сказал, что там, на дороге постоянно что-нибудь происходит необъяснимое и страшное. Сказал, что там часто гибнуть люди от удара молнии или от страшных бурь неожиданно налетающих из-за скал. Афганец сказал, что их совсем не удивило неожиданное появление русского солдата на склоне этого загадочного перевала. Война в Афганистане никогда не заканчивается и на том жутком месте много раз устраивались засады на отряды противника.
  Афганцы почему-то поверили безоговорочно в мой рассказ о давнем бое и страшном яйцеобразном облаке, которое таким невероятным образом спасло мне жизнь. Да они и сами видели это облако. -
  Дмитрий, молча, посмотрел вдаль поверх моей головы и сказал.
  - В разговоре и поведении храбрых афганцев я не уловил суеверия или какого-либо страха. Я понял, что они просто верят, что в том месте может случиться всё что угодно и эта вера остаётся нормой для их сознания. Возможно, они знают, что там уже происходили подобные вещи. -
  Вот такая фантастическая история случилась с Советским воином в суровых горах Афганистана.
  
   М. Быков.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Драконий подарок. Королевская академия Драко ??"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) З.Иван "Славия: Офицер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"