Быков Валерий Алексеевич: другие произведения.

Книга власти. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 16: Древний Шумер.
   И я пошёл на следующий, весьма логичный шаг, я решил построить ещё одно могучее государство, на этот раз я решил более серьёзно отнестись к выбору нового места, и я хотел построить такую страну, что просуществует века. Глубоко проанализировав причины падения великой Италии, и те механизмы, что сохранили могущество этого античного государства долгое время, я смог вывести основные закономерности, которые, на мой взгляд, могли сохранить величие государства в веках. Тем более, я полагаю, что если, используя определённые факторы, вытянуть государство на определённый уровень развития, то в какой-то момент оно сможет идти вперёд само, без меня. И медленный регресс можно заменить на вяло текущий прогресс, на движение вперёд. Для этого надо только максимально повысить роль образования в государстве, передачу знаний от предыдущих к последующим поколениям, создать систему школ для всех, а также, необходимо поддерживать свободу граждан, и при этом обеспечить максимальную численность населения. Тогда, при наличии большого количества плодородной земли, можно обеспечить максимальную численность и плотность населения, и тогда в какой-то момент будет преодолена граница регресса. Государство пойдёт вперёд.
   Я хотел совершить этот последний рывок, который вытянул бы цивилизацию на ту планку, после которой она уже не сползёт вниз, и я знаю, что мне для этого нужно. И у меня появилась идея, надо сделать так, чтобы доля моей крови в людях изначально была максимальна, чтобы они жили по восемьдесят или сто лет. Поскольку мои потомки умнее простых кроманьонцев, и при этом, если моих чистокровных потомков будет много, никто из них не решит, что я им не нужен, они будут конкурировать друг меж другом. А чтобы обеспечить у людей максимальную долю моей крови, надо строить новое государство там, где других людей нет или мало, чтобы в мою страну не пришли поселенцы из окрестных земель, не размешали кровь. Как это произошло бы, если бы я решил построить новую державу в Италии, Африке или Европе. И я решил совершить этот последний рывок к будущему, построить супер цивилизацию людей, в которой жили бы миллионы человек с невероятными технологиями, изучали бы науки, пользовались металлами. Я знаю, что знаю далеко не всё, и в принципе, в этом мире возможны невероятные достижения по сравнению с которыми даже стеклянные песочные часы и бронзовые клинки просто прошедшая эпоха.
   Для своих целей я нашёл подходящую землю, это оказался район междуречья рек Тигр и Евфрат или Месопотамия. Примерно на территории современного Ирака. Поиск подходящей территории занял у меня несколько лет, и прежде, чем принять окончательное решение, я тщательно изучил эту местность. Она была практически никем не заселена, здесь было много воды и плодородных земель, которые можно было бы оросить. А самое главное, в соседних горах имелось много меди и железа, металл лежал на поверхности, и его можно было выкопать, он содержался в виде слитков и руды.
   И я прибыл в район Сирии, нашёл там подходящую деревню людей, поселился в этой деревне на правах простого охотника, а потом спустя несколько лет хитростью и мозгами стал вождём деревни. Жестокостью укрепил свою власть, и объявил местным жителям, что мы пойдём на юго-восток через пустыню в лучшие земли. И мы двинулись через пустыню, по пути я подсыпал яда в еду тех людей, которые мне были не нужны, так что до междуречья дошло только двенадцать молодых женщин и пять парней. И эти боялись, но слушались меня, потому что я сохранил жизнь самым покорным и умным.
   Это произошло около 7 тысяч лет назад, за 5 тысяч лет до нашей эры, мы прибыли на территорию современной Месопотамии в район Междуречья рек Тигр и Евфрат.
   Я заставил их всех в течение нескольких лет выучить новый язык, более богатый и сложный, чем их собственный. Я специально создал новый язык на базе старого итальянского, ещё более совершенный и богатый, чем все языки прежде. И мы основали племя, построили первую деревню. Здесь в округе не было камня, но может быть это и к лучшему, я научил их строить кирпичные дома из глины. Мы брали глину, которой в округе было в изобилии, лепили кирпичи, правильной прямоугольной формы, обжигали их в жаркие дни на Солнце, и потом строили из них дома.
   В первые же годы, я приучил всех к сельскому хозяйству и ремёслам, и мы стали добывать медь и железо встречавшиеся в холмах. Построили очень хорошие дома из глины, увы, здесь было мало дерева, но не беда, пока что мне его хватало. Мы растили урожай зерновых, держали скот, и быстро делали много детей. Сильно помогал тот факт, что здесь в районе междуречья не было крупных и опасных хищников, подобно тому, как в Европе, а тех, кто ещё был, мы старательно истребляли. Я берёг детей, и население быстро росло.
   А самое главное, я с самого начала всех начал учить письменности, здесь было много глины, и мы делали из глины в два слоя специальные таблички. Нижний слой твёрдый, как подложка, его обжигали на Солнце. А второй слой тот, на котором надо писать мягкий. В итоге мы ложили на твёрдую подложку мягкой глины, писали, а потом обжигали на Солнце, получалась надпись, что сохранялась долгое время. При этом, в процессе обучения, если требовалось, можно было много раз стирать неудавшуюся надпись и писать её заново на одной и той же глине. Что касается Солнца, то здесь небо было ярким и безоблачным большую часть дней в году, и да иногда было даже слишком жарко. И такие таблички были очень просты в производстве, и их всем хватало, мы использовали специальные клинья из бронзы, с помощью которых писали на глиняных табличках. И с первых же лет, все граждане моего государства умели читать и писать логограммы. Я также учил их основам счёта и математики. И в этот раз, я уделил письменности особое место, логограмм теперь было много, многие сотни, и с помощью грамоты можно было сказать практически всё тоже самое, что можно сказать и голосом. Для того, чтобы развлекать людей, я даже начал писать небольшие выдуманные истории. Так я приучал людей к грамоте и на примере историй обучал чтению.
   Я следил за высокой чистотой крови у первых поколений, и мои дети в следующем поколении уже жили более ста лет, что является выдающимся результатом по сравнению с предыдущими поколениями. Мы построили свой первый город, с населением в несколько сотен человек. И я старался передать людям все свои знания, увы, некоторые вещи, что имели широкую практику в Италии, здесь оказались просто неприменимы, и я это понял, увы, слишком поздно. Так здесь в Междуречье оказалось невозможно построить акведуки, потому что поблизости не было источников воды на большой высоте. И это было большим упущением. Поэтому воду в город таскали водоносы, зато самой воды было множество, здесь были речушки и местами болота. Болота мы сушили, и получалась плодородная земля. Также, я стал широко использовать плотины и искусственные запруды, там, где это было удобно.
   За следующие сто лет численность населения Месопотамии выросла свыше трех тысяч человек. И я построил первый настоящий город, правда, дома в нём были в основном одноэтажными, из-за острой нехватки дерева. Не было возможности строить перекрытия между этажами, и я решил, что раз так, пусть все дома простых граждан станут одноэтажными. Однако, я развивал культуру постройки домов, каждый домик имел сад, небольшую огороженную территорию, а в деревнях загоны для скота и хлев.
   Чтобы сохранить свою власть на будущее, я стал развивать в людях веру в языческих богов, что живут на небе и правят миром. Я подумал, раз люди больше не воспринимают меня как своего бога, потому что я слишком похож на них и также смертен. Почему бы, не придумать нечто, какую-нибудь полную чушь, в которую люди будут верить как в высшие силы. Тем более, люди охотно верят во всякую чушь, особенно, если та близка их менталитету. Так я впервые придумал официальную государственную религию. Мы верили в целый пантеон богов, что живут на небе, то есть в язычество. А чтобы подкрепить веру простых людей, я воздвиг посреди столицы внушительный двух ярусный храм, огромную, красивую и сложную постройку из глины, внутрь которой иногда спускались с небес боги. И несколько человек получили статус жрецов, служили в храме, а я был старшим жрецом.
   При этом, я уделял большое внимание развитию образования, и впервые в истории древнего мира я начал строить библиотеки. Специальные здания внутри которых было множество глиняных табличек, с различными историями, сказаниями, описаниями истории прошлого, религиозными текстами. А также в библиотеках имелся медицинский раздел, в котором подробно описывались все существующие болезни и методы борьбы с ними, имелись разделы о гигиене. В библиотеке были сосредоточены все мои знания максимально подробно, карты близлежащих регионов, как сделать морские корабли, как добывать металл и лить стекло. Искусство готовить пищу, шить, разводить скот и растить урожай. Библиотека превратилась в огромный центр культуры и науки, и он действовал эффективно, каждый день туда приходили граждане и читали.
   Я взял на вооружение все технологии, что у меня когда-то были в Италии. Я строил школы, кузницы, винодельни, первую верфь для постройки морских судов. В морской академии моряков обучали, как правильно ходить по звёздному небу. Шахтёров учили, как добывать металл. И, конечно же, у меня появились серебряные деньги, которые теперь были входу не только между богатыми, но и между всеми слоями населения, как и раньше я использовал серебряные капельки, каждая массой около 0,05 грамма, серебряные шекели. А для крупных сделок мы использовали золотые монеты, но таких было мало, потому что золота вообще было очень мало. Деньги очень эффективно развивали систему обмена, торговли и экономических отношений между людьми, во многом из-за того, что появилась необходимость наёмного труда и большое разнообразие товаров. А чем выше разнообразие товаров, тем более осложнён натуральный обмен, я понял, что для дальнейшего развития социума деньги совершенно необходимы.
   Прошло ещё около ста лет, цивилизация увеличилась в размерах, численность превысила сто тысяч человек, из них двадцать тысяч жили в столичном городе, и я основал ещё около двадцати городов поменьше. И во главе каждого города я поставил своего особо долгоживущего сына или дочку. Я старался слегка децентрализовать власть в царстве, с тем, чтобы никто не претендовал на верховную власть, стремясь свергнуть меня. Но везде и повсеместно мы воздвигали храмы и продвигали религию. Также в моей стране был культ долгой жизни, уважали, прежде всего, тех, кто жил особенно долго. В тот период я впервые в своей жизни сел и написал свою первую настоящую книгу, которая называлась "Сказание о Гильгамеше", это книга повествовала о поисках простыми людьми бессмертия. Надо сказать, что тема бессмертия была очень популярна у знати, поскольку все понимали, что рано или поздно умрут от старости, и при этом все видели рядом с собой моих бессмертных детей и меня. Люди всерьёз задумывались и стремились к вечной жизни, увы, те, кто по рождению не имел моей крови, жили недолго. И в связи с этим, я решил написать об этой популярной теме, заложив в книгу некоторые нужные мне мысли.
   Итак, спустя почти двести лет после своего основания, моё государство достигло расцвета. Мне удалось победить рабство, оставив лишь государственное рабство, необходимое для постройки особо крупных сооружений, таких как храмы или основание новых городов, крупных плотин. Поскольку сложно строить нечто по-настоящему большое и сложное, если платить строителям за их труд по рыночным стандартам. Когда требуется нечто выдающееся и очень дорогое, всё же надо заставлять людей работать бесплатно, и это единственный путь. Существующая модель экономики никогда не потянет платить по стандартизированным правилами и законам, если требуется сделать что-то находящееся за пределами её рамок и ВВП. Надо заставлять людей. А такие проекты бывают и часто необходимы, например, если требуется построить огромный храм, дворец, плотину, или тем более новый город. Такие постройки находятся за гранями возможности традиционной экономики и её системы ценностей, есть лишь один способ их осилить, сделать так, чтобы все люди какое-то время строили это бесплатно. Увы, таков опыт истории и с ним не поспоришь, и да, люди не любят работать бесплатно, и единственное, что их может заставить работать кроме силы, это осознание что они делают это для всех, и все одинаково заняты и гнут спину на этих работах. При наличии государственного рабства, когда требовалось, я создал систему, при которой друг от друга люди всё же были свободны. И на этих достижениях я не остановился, я продолжал наращивать численность населения государства всеми доступными мне способами.
   Также, по сравнению с Древней Италией, мне удалось резко увеличить объём добычи железа и меди, а значит и производство бронзы и других металлических изделий, которые теперь стали доступны не только военным и самым главным ремесленникам, но и многим рядовым гражданам. Прирост добычи металла был достигнут не только наличием достаточно большого количества месторождений, но и ростом качества добычи. Я научил своих людей извлекать металл из богатой руды, и добывать мелкие кусочки металла. В итоге металла стало гораздо больше, чем раньше и это важно, и сильно изменило быт в государстве. Теперь металлический нож мог быть имуществом любого рядового пастуха, и металл перестал быть чем-то особенным и эксклюзивным.
   В этот период я второй раз в истории начал создавать морской флот, мы строили корабли, что плавали по Красному морю, Персидскому заливу, в Восточный Египет, огибая Аравийский полуостров, а также в районы Индии. В этот период мы стали создавать первые государства фактории, что были разбросаны вдоль Индийского океана и по морю. Я старался развивать судоходство и плавание людей в дальние страны. Центр мира и цивилизации переместился из Европы сюда в Междуречье. И не последней причиной создания нового центра культуры людей именно здесь, являлся тот факт, что по моим оценкам, здесь не было никакой угрозы наступления ледника. Я знал, если я построю новую цивилизацию людей здесь в Азии и на Ближнем Востоке, она просуществует тысячи лет. И неудивительно, что я создал морской флот, равного которому не было даже в Италии. Мы строили огромные двухпалубные галеры, у которых было по три мачты, огромные корабли. У нас не было древесины, и мы привозили её с берегов западной Индии. Мои купцы на верблюдах ходили по всей территории Ближнего Востока, добираясь до районов Египта, Малой Азии и Пакистана. И это было ещё только начало...
   Прошло ещё несколько столетий, и численность населения Древнего Шумера возросла ещё в несколько раз и превысила даже численность населения Италии на пике её развития, превысив 700 тысяч человек. Сейчас у меня было несколько крупных городов с населением свыше 50 тысяч человек, и городами правили дети богов, то есть мои дети, вечно живущие, умные, просвещенные люди. А между всеми крупными городами были проложены дороги из кусочков обожженной на солнце глины. Дорога не была монолитной как асфальт, она скорее представляла из себя множество черепков глины по типу щебёнки, по которым было удобнее идти во время дождей, чем просто по обычной грязи. Обычную почву иногда размывало, и формировалась клея, глиняная щебёнка лучше держала дорогу, хотя её и приходилось часто чинить и восстанавливать, но такие дороги насыпного типа имели место лишь между наиболее крупными городами и были достаточно короткими. А на особо важных площадях, я использовал праобраз современного асфальта, здесь по Междуречью местами на поверхность выступал битум, всё-таки это нефтеносный регион. Я использовал битум как цемент для домов наиболее богатых людей, а также, мешая его с глиняными черепками, создавал примитивный праобраз современного асфальта. Таким образом, площади моих столичных городов были весьма и весьма средневековыми, а не просто грязь. Я тогда ещё не знал, что битум на самом деле достаточно вреден, но к счастью, полежав несколько дней на ярком Солнце, он со временем твердел и прекращал вонять, превращаясь в некоторое подобие низкокачественного асфальта. Увы, делать по этой технологи дороги не получилось, слишком тяжело и трудоёмко. Хорошие дороги это здорово, но слишком уж сложно месить битум, таскать на много километров, плавить на костре. Главную площадь города можно так укрепить, но вот дорогу между городами длиной в сорок или сто километров так не построишь.
   В этот период имело место несколько небольших эпидемий, которые мне удалось задушить в самом начале, и я утроил усилия лекарей, по сохранению гигиены и санитарии. Я понимал, для столь огромного государства юга, любая серьёзная эпидемия смерти подобна, но мы держались, и население продолжало расти. А Междуречье превратилось в гигантскую демографическую бомбу древнего мира. Мы разбросали свои поселения по всем регионам, иногда за тысячу и более километров от столичного региона. Часть наших городов факторий продвинулась вплоть до берегов Средиземного моря.
   При этом, цивилизация стала центром науки, культуры, ремёсел и искусств, равной которой не было в древнем мире. У меня и моих детей были огромные роскошные дворцы в несколько этажей на десятки комнат. В комнатах была резная шикарная деревянная мебель, множество слуг. Стеклянные окна с рамами, чистота и порядок, я не жил так роскошно как там вообще никогда в своей жизни ранее. И у меня была мощная государственная система, что следила за всеми. Мы процветали, а я поддерживал науку и библиотеки. Также в тот период я создал в Древнем Шумере высшую школу математики, искусств, мореплавания, строительства, кузнецов и портных. Я собрал подробные карты всего региона мира, куда только доплывали мои моряки. А в приморских городах на побережье стояли огромные башни маяков, высотой по тридцать метров, на вершине которых каждую ночь ярко жгли огонь для проплывающих ночью кораблей. Огни этих маяков горели за пять десять километров от берега, и они позволяли мореплавателям ночью держать курс в порт. Также в Древнем Шумере я уделял большое внимание астрономии, во-первых, астрономия позволяла мореплавателям и путешественникам определять, где и в какой части света они находятся и куда идти. Во-вторых, меня всегда сказочно манили звёзды и планеты, и я с удовольствием наблюдал за ними, мечтая когда-нибудь узнать, что же это такое. А я уже знал о звёздах очень многое, например, я знал, что Земля вращается вокруг Солнца, также, как и многие другие небесные тела. Мне тогда ещё не удалось создать первые телескопы, но мои наблюдения многое дали в плане понимания мира, увы, пока космос был далёк.
   Цивилизация достигла колоссальных размеров и спустя ещё несколько десятилетий превысила по численности населения миллион человек. Никогда раньше у людей не было столь огромных государств, и всё это обеспечивалось плодородной почвой Междуречья, которая на не слишком большой территории, легко могла прокормить миллион человек. И я пошёл дальше, не остановившись на достигнутом.
   Прошло ещё несколько столетий эффективного развития, и древний Шумер уже гремел своим культурным величием на весь древний мир. Гигантское государство превысило по численности населения три миллиона человек. Впервые в истории, мною было построено несколько городов с населением свыше ста тысяч человек, и ещё около двух десятков городов с населением свыше двадцати тысяч человек каждый. Многие люди из дальних земель приходили к нам торговать и увидеть наши чудеса света.
   В тот период очень интенсивно развивалась математика, я создал сложную систему счисления, заложил азы будущей геометрии, и все свои знания я положил на шестидесятеричную систему счисления, 1,10,60,600,3600. Надо сказать, математика уже тогда играла большую роль в строительстве, управлении государством, постройке судов. Так что, не стоит думать, что она была чем-то лишним, придуманным мной. Да многие считали её бесполезной фигнёй, но мне математика сильно помогала править, как и астрономия и многие другие естественные науки.
   Иногда и очень редко, между правителями возникали династические споры, что заканчивались небольшими войнами между городами, но я следил, чтобы такие войны не привели Древний Шумер к гибели и разорению. В большинстве случаев в таких войнах гибли только воины, а города захватывались без разграбления, и, как правило, проигравший город просто платил победителю десятину. Такая десятина не уничтожала город и не разоряла его под корень, но являлась достойной наградой победившим воинам.
   Несколько моих нестареющих потомков, проиграв в династических войнах, бежало куда-то прочь в другие регионы планеты. Так один из моих потомков создал своё собственное новое государство в районе Египта, при мне это государство начало медленный расцвет и свой собственный путь к величию. Я внимательно наблюдал за Египтом, поскольку тот был сравнительно близок от Шумера по расстоянию. Его технологии и образ жизни, а также письмо и математика были заимствованы у меня. Он также использовал логограммы-иероглифы немного изменённого вида, для записи государственной информации. Но если в Шумере большинство населения было грамотным, и уровень жизни был крайне высок, то о Египте такого не скажешь, там процветало рабство и невежество, и только вельможи и сам фараон были носителями уникальной культуры. Зато мой потомок нашёл на своей новой родине много золота, любил и часто использовал золотые украшения, и потому считал себя очень богатым, хотя конечно, не в количестве золота у правителя, измеряется богатство всего народа. Правда, наверное, я буду не справедлив, говоря, что мой потомок измерял своё богатство только золотом, на самом деле он стремился во многом быть похожим на Древний Шумер. Он строил высоченные маяки на берегу своей столицы, а также другие монументальные постройки из камня и глины, которые в последствии стали памятниками архитектуры для всего человечества и достоянием Юнеско. Конечно, он строил эти постройки в разные периоды своего правления, и что уж говорить, к моему стыду, Древний Египет ощутимо пережил по времени своего существования мой Шумер. По времени жизни, но не по величию первой и самой большой в истории предыдущих эпох страны.
   Также, помимо Древнего Египта, ещё одно государство, стало складываться на востоке от Шумера, и видимо, его тоже пестовал один из моих потомков. Это государство в будущем назовут Персидской империей, и оно на многие тысячи лет станет доминатом на Востоке, но не сейчас, а пока что оно только зарождается.
   Надо сказать кой что о моих потомках с точки зрения их психологии. Дело в том, что они сильно отличались от меня по менталитету, не знаю, почему так получилось, может, их отравила власть. Ведь я очень много лет своей жизни прожил один, либо с небольшим кругом людей о которых я часто сам своими руками заботился. Я любил людей и никогда не получал удовольствия издеваясь над ними. Хотя, очень часто и очень многих необходимо было жестоко наказывать, но не пытать просто так. Мои потомки относились к простым людям совсем иначе, часто как к животным, нередко убивали их на свою потеху, и жестоко карали за малейшее непослушание или неуважение. Вообще, жестоко карать подданных за непослушание и неуважение это правильно, но только за серьёзные проступки, а не за мелочи. Подданный должен стоять перед своим властелином на цыпочках и бояться нарушить его приказ или проявить неуважение, это единственный способ сохранить власть. Но нельзя же убивать подданного за то, что тот старался приготовить суп вкуснее, но не сумел или допустил мелкую оплошность или... Мои же потомки были жестокими и кровавыми, испорченными властью и силой, и считали остальных людей недочеловеками в значительно большей степени, чем я сам. Если я делал всё ради всего человечества, будущего и процветания страны, то мои потомки всегда всё делали ради себя и своей власти. И если первые годы я учил их служить народу, то со временем, выпав из-под моего контроля они быстро и резко портились, превращаясь в кровавых извергов. При этом, что хуже всего, будучи существами очень жестокими, они были умны и опасны, и я не мог их полноценно контролировать, защищать простых людей. Всё это совсем меня не радовало, и да мои потомки чистой крови это зло, в последствии я часто приводил аналогию с фильмом "гремлины". Где был добрый и порядочный Гизмо, стремившийся сделать мир лучше, а все его братья, потомки, превращались в кровавых разрушителей, стремившихся сделать мир своей вотчиной. И я с большим трудом, голосом разума и рассудка сдерживал своих детей от кровавых войн, и да единственный стимул, сохранявший мир, это голос разума. Если мы уничтожим Шумер, то мы не будем иметь той роскоши, что имеем сейчас, чтобы жить. И всё равно, мои потомки это рациональное и разумное, но зло и не иначе, такого я о них мнения.
   Прошло ещё несколько столетий невероятно богатой и роскошной жизни, численность населения Древнего Шумера превысила 5 миллионов человек, и подумал о том, что впервые правлю империей столь огромной мощи уже около полутора тысяч лет, и меня до сих пор не свергли. При этом, численность моих детей, из числа тех, что стали вечно живущими, превысила пол сотни. То есть сейчас, в Древнем Шумере проживало более полусотни человек, каждый из которых не старел, как и я. Простые люди считали их детьми богов. Этот огромный конгломерат вечно живущих позволял эффективно удерживать власть, и поддерживать страну в порядке, а если кто-то начинал интриговать против меня, мне всегда было на кого положиться. А ещё, мои дети были очень умными, и некоторым из них было более тысячи лет. Они как и я, знали и многое умели, научившись этому за свою долгую жизнь, благодаря чему дети являлись оплотом стабильности моей империи. И я понял, что ставка на огромное количество вечно живущих была верной в исторической перспективе.
   И да, за эти годы было построено множество гигантских многоярусных храмов, многие города имели в центре гигантский семи ярусный храм. А в моей столице самый большой храм империи был одиннадцати ярусным, жаль, но тот храм не дожил до наших дней, потому что благодарные потомки снесли его до основания и разобрали по кирпичику. Как нередко поступали с крупными постройками люди, считая их бывшего хозяина своим врагом по крови.
  
  absnobalance.ru - стратегия с уникальными возможностями, основной фишкой является тот факт что игрок сам разрабатывает для себя ресурсы (металл) собирает из них здания и космические корабли. Несмотря на плохую графику игра имеет уникальный геймплей, корабли имеют меткость, пробитие, толщину брони, несколько параметров брони и вы можете разработать свой собственный боевой корабль и бросить его в бой, причём это может быть какой угодно корабль вооружённый как угодно. Также в игре имеется рынок оружия позволяющий продавать свои уникальные боевые корабли другим игрокам. Это трудно но интересно, надо только разобраться, заходи не пожалеешь.
  
   * * *
   Но счастье рано или поздно кончается. Это произошло около пяти тысяч лет назад. За три тысячи лет до нашей эры. Один из моих сыновей, почти что самый старший из всех, начал постепенно интриговать против меня, тайно перетягивая на свою сторону своих братьев и сестёр. Я думаю, он считал меня слабым и бесхребетным, за мою мягкотелость. В какой-то момент я понял, что он плетёт против меня заговор, и собирался пойти на него войной, но в его защиту встала половина населения Древнего Шумера. Я побоялся войны, понимая, что эта война будет не такой как предыдущие конфликты, а тотальной. И в ней погибнет слишком много людей. Тем не менее, я послал послов, и мы договорились о мире. Я думал, главное сохранить мир, и я смогу его переинтриговать, перетянуть на свою сторону его союзников. Тем более, под моим контролем самая большая армия в Шумере, сорок тысяч бойцов, и самый большой город населением в 200 тысяч человек. Но другие считали моё миролюбие слабостью, а не разумом и не проявлением силы. Мои потомки сочли меня слабым и глупым правителем, который должен уступить этот мир тем, кто сильнее и умнее. О всём остальном они как-то не думали, полагая себя равными мне, полагая, что я даже хуже и глупее их. Никто из них не думал, что старшему из них едва тысяча лет. И всю эту тысячу лет он прожил в моём царстве на подушках великого правителя, и это я дал ему эти подушки. В то время, как я исходил всю планету вдоль и поперёк на своих двоих и сам своими руками строил великие империи и воевал за будущее всей своей расы с неандертальцами.
   Прошло несколько лет полувоенного мира, мой сын был агрессивен, а я стремился избежать большой войны, в результате в какой-то момент все мои союзники отвернулись от меня. И мои же дети двинули на меня огромную объединённую армию, я остался один и в изоляции. А лучшие и самые верные мои союзники, заявили, что из уважения ко мне, не будут вмешивать в этот конфликт и воевать против меня. Фактически они все меня кинули, ну что ж и поделом.
   Что ж, меня ждала судьба всех тех многих, кого я сам когда-то прогнал прочь из Древнего Шумера. Даже армия, видя моё предстоящее поражение, перед более чем полу миллионной армией врага, решила предать, не желая даже пытаться выдержать осаду врага. Один из особо верных офицеров моих спецслужб, гвардеец поднялся ко мне и сообщил.
   -Ваше величество, простите меня нижайшего, но я должен сообщить вам важную новость. Ваши воины, старшие офицеры не хотят умирать за вас. Они заключили договор с вашим врагом, через три часа вас арестуют и отдадут восставшим. Я советую вам бежать.
   -Спасибо, ты был верным воином.
   Я знал, что так может быть, я предполагал, что так будет, и был готов к этому. В глубине моих покоев был подготовлен особый ладно скроенный костюм из толстой и надёжной кожи. А к нему лучшее снаряжение из бронзы. Я также взял с собой тысячу капель серебра и килограмм золотых монет, чтобы если что, было чем платить в пути. И мало ли, вдруг понадобится дать кому-то взятку, чтобы спасти свою жизнь.
   Я спустился по коридору на задний двор своего дворца, здесь меня уже ждал сильный и выносливый жеребец, я прыгнул в седло, пришпорил его бока, мне открыли ворота, и я быстрой рысью пошёл прочь от дворца и из города. Я покидал дворец инкогнито, я не хотел, чтобы предатели раньше времени обнаружили мой отъезд.
   Спустя двадцать минут я был у западных ворот города, мне открыли их, и я навсегда покинул свою столицу. За день пути быстрой рысью жеребец вывел меня к западным границам Древнего Шумера, и меня никто не преследовал, быть может, они вообще оставят меня в покое. После чего я взял к северу, я знал, мне предстоит преодолеть сухие песчаные земли, несколько сотен километров, но я смогу. Я добрался до истоков реки Тигр, там мой конь последний раз попил, и мы двинулись на север в начале ночи, прямо по полу пустынной местности, почти по пустыни. Я знал, в принципе лошади не под силу преодолеть пустыню без воды, но это днём, а сейчас у нас впереди было семь часов ночи. И я гнал жеребца вперёд быстрой рысью через самое узкое место пустыни. И на следующее утро, уставший и измождённый жеребец, что бежал всю ночь по пескам, вывел меня туда, куда я и планировал, к одной из речушек юго-восточной Сирии. Я подождал, пока жеребец остынет, попоил его, и мы продолжили свой путь. А на следующее утро, я расседлал жеребца и отпустил его в лесу, а сам пошёл на север пешком. Я знал, там дальше к северу много поселений людей и есть даже фактории Шумера. Многие видели, как я покидал дворец на жеребце, мои дети наверняка будут искать меня по всей своей великой империи, не следует одинокому всаднику на чёрном жеребце заходить куда-либо.
   Но я не собирался сдаваться и прятаться от своих детей, наоборот, я был полон решимости, продолжить начатое, я видел, как по миру стали рождаться всё новые и новые государства в великом множестве, и мне надо только подтолкнуть этот мир вперёд, и начнётся новое великое начало.
   Около месяца я шёл на север в давно известный мне регион Греции, где я провёл много лучших лет своей жизни. Я переправился через пролив Босфор, и направился на юго-запад к побережью Эгейского моря. Я не хотел строить свой новый город на проливе Босфор, это слишком заметное место, и мои потомки могли силой великой пойти на меня в поход, узнав обо мне раньше времени. Пролив Босфор важная стратегическая торговая точка, путь с Ближнего Востока в Европу, слишком заметно. Наоборот, я выбрал территорию с райским климатом, но слегка в стороне.
   Надо сказать, прибыв в Грецию, я заметил, что тут стало гораздо теплее, чем раньше, видимо ледник давно ушёл совсем далеко на север, и это возможно к лучшему. Однако, климат и количество ядовитой дряни здесь было гораздо ниже, чем в Африке. И вот на побережье Эгейского моря, в райской зоне тепла и многочисленных островов, я три тысячи лет до нашей эры, пять тысяч лет назад решил основать новое государство, которое в будущем назовут Элладой.
   Я решил взять на вооружение все те знания и навыки, что были получены при создании Шумера, весь опыт, и обеспечить развитие и процветание, совершить ещё один невероятный рывок вверх, к будущему, к цивилизации! Я был абсолютно уверен, что мой курс на знания и культуру абсолютно верен. Надо только суметь дотянуться до небес, хотя бы один раз, и мы достигнем невероятных высот, надо только суметь...
  
   Глава 17: Древняя Эллада.
   Я пошёл по тому же пути развития, по которому двигался вперёд множество раз. Я прибыл в Древнюю Грецию диким человеком, у которого не было ни власти, ни денег, ни людей для продления рода. И особо вариантов у меня не было, я нашёл деревню, стал в ней самым главным. Отравил всех неугодных, захватил абсолютную власть. Вообще, зачем надо было травить неугодных? На самом деле мотив был, многие пытались урвать себе власть, не понимая моих высших целей, а чисто ради тепла своей жопы, и я не мог им это позволить. Слишком сложно заставить людей жить по-новому, часто они сопротивляются, и пытаются отстоять свои права и привилегии, заставить людей делать что-то, бывает очень сложно. Единственный путь, это сразу убить всех неугодных, получить податливый материал, молодых, что боятся и уважают меня, и из них вылепить новую культуру. Просто, одно дело, когда все тебя слушают и бескомпромиссно выполняют любой твой указ, совсем другое, когда начинается бесконечное сопротивление любому начинанию. Единственный способ построить цивилизацию, это сделать так, чтобы люди полностью и безоговорочно приняли мою волю. Поскольку, большинство людей просто слишком тупы, чтобы понять то, что я им говорю, и раз за разом доказывать каждому свою правоту в бесконечных и бессмысленных спорах и уговорах по каждому вопросу просто невозможно. Тем более, люди очень ограниченные интеллектом, в прямом смысле уже через пять минут забывают то, что я им говорил и доказывал, прям вот только что, и всё начинается поновой. Тоже самое касается и обучения любого человека чему-либо. Нельзя научить человека чему-либо сложному, особенно, если ему предстоит усвоить большой и сложный материал, если по каждому слову начинаются: "А докажи? А может не так? А кто это сказал? А где это написано? А ты уверен, что тут так написано, а не по-другому? А чего это ты за всех решаешь? А какое ты имеешь право? А я вот так хочу, а может мне не нравится? А кто ты вообще такой, чтобы говорить мне что делать? А я, между прочим, старейшина этого племени, чай постарше и поумнее тебя желторотого юнца, мне то уже скоро 51 год будет, и всю свою жизнь я провёл на охоте либо тупо пялясь весь вечер на пламя костра, а ты желторотый молокосос... Который ничего не знает и не понимает, и вообще говорит одни глупости. Тебе лет то сколько?". Поэтому единственный способ что-то сделать, это тупо убить тех, кто мешает и не может и не готов полностью и безоговорочно принять мою власть. Другого пути просто нет и быть не может. Да я умнее всех людей вместе взятых в миллион раз, и прожил жизнь в тысячи раз более длинную, чем жизнь любого самого опытного старейшины первобытного племени. Я видел, знаю и понимаю в тысячи раз больше, чем любой другой самый умный простой смертный. То, что я говорю, надо слушать, пытаться понять и исполнять, а не спорить со мной часами, неся откровенные глупости в качестве аргументов. И да очень часто собственный гонор людей не позволяет им услышать и понять то, что я им говорю, и они сами даже не понимают, какой бред несут, споря со мной на элементарные вопросы о том правильно ли строить дом из камня, если есть итак неплохой шалаш из веток. Доказывать по сто раз и объяснять, зачем нам нужно искать в горах металл, чтобы выковать бронзовый клинок, просто не имеет смысла. Тем более, часто всплывают вопросы, которые нарушают интересы каждого члена племени, и он должен работать через не хочу. Делать то, что именно ему в данный момент невыгодно, ради интересов всего племени. И убедить работать сильного и исключительно тупого самца, который всю жизнь привык брать, то, что ему хочется и ничего не делать, практически невозможно. Единственный путь, это сразу убить тех, кто не слушается или не будет слушаться в будущем. Так что не стоит думать, что я тоже бессовестный убийца, что считает людей мясом. Так надо! Иначе великую империю просто не построить с самого начала. Люди должны учиться у меня и слушаться беспрекословно, и ещё раз учиться у меня, а не усираться часами в бессмысленном идиотском споре, и это единственный путь. А если кто-то полагает, что тупой воин первобытного племени может сказать мне в качестве аргумента нечто принципиально новое, до чего я сам не додумался. То этот человек глубоко заблуждается, потому что все эти аргументы, что он только способен придумать, я слышал миллионы раз, и каждый раз одно и тоже, всегда. И это, увы, касается не только тупых воинов первобытного племени, но и многих учёных и государственных деятелей, что я готовил множество раз в своей жизни, это касается любого человека, чей возраст меньше пятисот лет. Поскольку в большинстве случаев тупые спорщики просто не понимают, с кем они спорят о вопросах, о которых сами имеют самое ничтожное представление и понимание.
   Мы основали новую деревню недалеко от берега моря, я назвал её Афины. Почему-то во всех источниках людей принято считать, что Афины были основаны толи 1500, толи 2300 лет до нашей эры, но я пришёл в Грецию более трёх тысяч лет до нашей эры. Причём так забавно, в одних написано, что 1500 лет до нашей эры, а в других идут упоминания о более чем 2300 лет до нашей эры, то есть источники давности противоречат сами себе. Здесь рядом с Афинами были удобные каменные холмы, для начала строительства, а также имелись небольшие запасы меди и железа. А самое главное, здесь было мало ядовитых змей и совсем не было никаких крокодилов. То, что не было крокодилов это, пожалуй, самое главное, потому что кто бы знал, как я на самом деле не люблю крокодилов, попадёшься к нему в челюсти и прощайся с жизнью. Даже я не справлюсь с крупным крокодилом. Мы успешно преодолели первые кризисные двадцать лет развития. Я научил всех граждан своей деревни новому языку, а также новой письменности, которую я продвигал не менее интенсивно, чем в Древнем Шумере. Опираясь на опыт Древнего Шумера, я знал, что письменность в виде логограмм или иероглифов крайне несовершенна, поскольку каждый значок означает одно действие, и в итоге, чтобы записать нечто сложное, требовалось запомнить колоссальное количество значков. В этот тупик упёрлась письменность Древнего Шумера, когда требовалось богатство языка для описания сложных явлений, а богатства не было.
   Новая форма письменности, разработанная мной для Древней Эллады, называлась слогопись. То есть существовало около сотни значков, и каждый значок означал слог из языка, который мы использовали. Значков означающих слоги было гораздо меньше, чем иероглифов в логограммах. Почему-то в тот период я не додумался до алфавита в современной его форме, и вместо отдельных букв использовал целые слоги. Впрочем, по природе своей, что буква, что слог, на самом деле одно и тоже, то есть слогопись к алфавиту очень близка. И тут меня можно простить и оправдать, ведь рождение языков шло не от букв к словам, а наоборот. Сначала появились слова, и их надо было как-то передавать. По сути, слогопись была намного совершеннее иероглифов и логограмм, и была прообразом современной письменности, принятой во всём мире, кроме Китая. Надо сказать, математику я тоже ощутимо переделал, теперь цифры шли по порядку 1,5,10,100,1000. То есть математика и счёт обрели новую форму, более похожую на современную. Правда, при этом я допустил косяк. Я так привык к 60 секундам в минуте, и к 360 градусам на окружности, что эти элементы шумерской системы математики так плавно и перекочевали в математику Древней Эллады. Из-за чего сами числа и расчёты шли по десятичной системе счисления, а вот геометрические расчёты по шестидесятеричной.
   Тем не менее, моё небольшое поселение на берегу моря благополучно развивалось, и спустя сто лет, численность поселения превысила тысячу человек. С этого момента я начал активно заниматься сельским хозяйством, делить общество на правящие и подчинённый классы. А также я начал внедрять в общество новые системы управления, азы демократии. Я решил поставить уникальный для всего мира эксперимент, а именно, в прошлом, правление городом, полисом, как я тогда называл полиса роста, обеспечивалось директивно. Теперь я всё хотел поменять. Я хотел сделать так, чтобы общество не имело центра управления, и развивалось само, чисто за счёт высокого уровня образования населения и самой системы взаимоотношений. А правитель выбирался временно всем народом, пусть так. Я даже решил отказаться от принципа центрального города на самом раннем этапе. Наверное, поэтому Афины и появились на карте мира чуть позже, чем на самом деле, какое-то время, и достаточно долгое, они не были столицей Греции, и оставались просто не слишком крупным городом. В итоге я начал переселение первых поселенцев греков на полуостров Пелопоннес, который, как выяснилось, находится, примерно в ста километрах к западу от Афин. Из материковой Греции на Пелопоннес вёл узенький сухопутный перешеек, и поэтому я сразу в прошлом не обнаружил этот полуостров. Но климат в южной Греции и на Пелопоннесе были просто райскими, просто райскими. В следующие сто лет развития, я основал по территории Пелопоннеса несколько мелких поселений, которые должны были вырасти в города.
   При этом Афины всё-таки выросли до населения в три тысячи человек, и я впервые в жизни построил для них длинный акведук, что вёл с гор и имел длину несколько километров. Таким образом, Афины стали очень развитым городом, потому что в моём Шумерском представлении, акведук для города это очень круто.
   В тот же период я открыл уникальный строительный материал, гораздо более совершенный, чем те камни, что я использовал ранее. А именно, в холмах к северу от Афин я нашёл в больших количествах серо-белый порошок, известь. Если полить кучку извести небольшим количеством воды, бурно протекает химическая реакция с образованием гидратов, и впоследствии материал твердеет. Если прогреть полученный материал во время затвердевания, то при повторном смачивании материал теряет способность растворяться в воде, и особенно хорошо этот процесс протекает, если предварительно смешать известь с песком. По сути, мысль о прогреве материала пришла мне в голову по той же причине, по которой мы обжигали глиняный кирпич в Шумере, и обжиг на огне был закономерен. И мне пришла в голову сумасшедшая мысль, ведь в итоге получается камень нужной формы, и этот камень достаточно прочен и долговечен. Зато такому камню достаточно легко придать нужную форму. А очень часто именно на форме камня погорает первобытная архитектура, потому что придать нужную форму каждому "кирпичу" задача не из лёгких. Так и был открыт первый в истории человечества греческий бетон. Я использовал известь и песок, заливал их в форму водой, тщательно размешивал, потом помещал нужный мне блок в костёр и тот твердел, и в дальнейшем при контакте с водой бетон уже не растворялся совсем, как бы долго он в воде не мок. Наладив в начале производство обычных кирпичей, в последствии я перешёл к блочному производству, и мы лили из бетона сразу целые фрагменты стен, либо перекрытия и целые колонны зараз. В будущем это также позволило производить крупные залы для собраний. И эти залы впечатляли, потолок высотой до десяти метров и сам зал площадью десять на десять метров, это поражало воображение.
   Используя бетон, я развернул колоссальное строительство по все территории Южной Греции и Пелопоннеса. За несколько десятилетий были построены города, равных которым никогда не было в прошлом. Я использовал бетон везде, для строительства зданий, городских крепостных стен, а потом и акведуков. И если раньше строить большие акведуки из камня было практически невозможно, то теперь из бетона были проложены акведуки по десять и более километров. Надо сказать в те времена впервые в домах богатых появился примитивный водопровод, правда, он не получил широкого распространения, но я делал водонапорные башни и трубы из бронзы, и самые настоящие краны с водой, которые можно было открыть или закрыть, это роскошь. С водонапорных башен в дома богатых иногда подавалась и горячая вода, что было очень удобно, иметь самый настоящий кран, из которого текла горячая и холодная вода. Также мы широко использовали бетон для строительства разного рода мостов, в которых тоже была большая потребность, иногда лили особо важные, но обычно короткие дороги. Вообще, в последствии я нашёл источники битума, я мешал его с песком и получал низкокачественный асфальт, а также иногда замешивал битум и известь, получая асфальтобетон. И мы использовали асфальтобетон, асфальт или просто бетон для строительства наиболее важных дорог, а также для покрытия внутри городов. Увы, делать дороги из камня было удовольствием не из дешёвых. Но зато такие дороги не размокали во время дождя и были исключительно надёжны, служили помногу лет. Чаще всего такие дороги прокладывались внутри города, на улицах, либо на несколько километров от города вдоль полей, но не дальше. Я уделял много внимания дорожному строительству, но слишком уж сложно было прокладывать такие дороги между городами. И всё равно, город с асфальтовой дорогой, со зданиями из бетона на много этажей, величественными храмами, это впечатляет. Я ходил по городам Древней Эллады и просто не верил, что смог такое построить. Потому что эти города разительно отличались от тех, что я когда-то строил ещё на заре человечества. Теперь люди строили сами, красиво и сложно, и размер городов резко вырос, и это были именно города.
   К несчастью, вскоре я потерял свою власть в правительстве страны, и не мог всё делать по-своему, но так всё и было задумано изначально. Я всё равно представлял важную партию, впрочем, мне власть была особо и не нужна. У меня было много денег, я умел браться за прибыльные проекты, понимал, что нужно людям, и таким образом, часто зарабатывал ещё больше денег. И даже более, отсутствие власти и необходимости постоянно держать руку на пульсе страны освободило мне массу времени под мои научные и культурные проекты. А я занимался не только строительством храмов отнюдь, но брался за сложные геоинженерные проекты. Я строил огромные акведуки на много километров, что имели минимальный уклон, и доставляли воду самотоком в крупные города за десятки километров. Я строил величественные мосты через пропасти, сокращая дистанции на много километров пути, строил мосты через реки, и это было уникально для древнего мира. В нескольких городах я обустроил гавани, построив в портах огромные волнорезы из камня, за которыми в непогоду прятались корабли торгового флота и рыбацкие лодки. И это только часть того, чем я занимался.
   Прошло несколько столетий, мой новый греческий народ стремительно расползался по всей территории Греции, мы заселили целиком полуостров Пелопоннес, а также всю центральную и Северную Грецию, основав множество новых городов. Мой народ, в силу моих устремлений имел много умелых мореходов, и мы достаточно быстро заселили все острова Эгейского моря, а также остров Крит. У меня у самого в подчинении было несколько островов, населённых гражданами, что подчинялись мне, как правителю. Там на этих средиземноморских островках я провёл лучшие годы своей жизни, никто не собирался свергать или убивать меня, как в Древнем Шумере. Меня все почитали за вечномолодого бога, любили и ценили, женщины Греции умели следить за красотой, и были необычайно красивы. У меня появилась семья, жёны, и много любящих детей. Правда, многие мои дети любили и ценили меня за мои деньги, но это мелочи. Тем не менее, жизнь на Средиземноморских островах, где круглый год лето, и только совсем зимой, немножечко прохладно, но даже без снега, это просто рай.
   Кстати говоря, я опасался, что моё имя может навлечь на молодое, и пока что не слишком сильное государство большую беду от моих вечноживущих потомков из Древнего Шумера. Также они могли нанять и тайных убийц, чтобы убить меня, чего я очень боялся, потому что знал, что многие из моих потомков люто ненавидят меня за то, что им пришлось долгие годы подчиняться мне. Я также понимал, что вечно живущих потомков у меня было около полусотни, то есть людей, которые не старели совсем, ни капли и никогда. Правда, их дети в отличие от меня гены вечной жизни не наследовали никогда, и могли жить долго, лет по триста, но не вечно. За это они меня тоже ненавидели, зависть страшная вещь, особенно зависть человека, который считает именно себя особенным. И поэтому я их очень опасался. Я понимал, что, несмотря на частые убийства друг друга, из моей семейки человек двадцать точно уцелело. И многие из этих людей разбрелись по свету, и кто-то даже мог тайно проживать сейчас в Греции, потому что Эллада это открытое государство. Сюда мог придти любой у кого есть золото или серебро и купить себе дом и дело, мои дети вполне способны на это. В связи с чем, я принял решение больше никогда не использовать своё истинное имя, где бы то ни было. Также смертельно опасно творить любые технологии и продукты культуры от одного имени. Теперь, каждый раз, когда я внедрял технологии или творил чудеса культуры для людей, я совершал это от множества подставных имён, так чтобы мой след в истории терялся. Это было необходимо, потому что супер гениев в природе не бывает, и появление такого гения стало бы заметно, мои дети вышли бы на мой след и убили бы папочку.
   Меж тем, моё государство жило в мире, и это было по-своему плохо, потому что я знал, что для военной безопасности, необходимо физически развивать людей. Воины должны были сильными, и побеждать врага в бою не только оружием, но и собственной силой. И вот тогда я впервые придумал официальный государственный спорт, так называемые олимпийские игры, что проходили в городе под горой Олимп, где якобы официально жили боги. Люди, победившие в олимпийских играх, получали почёт деньги и уважение. Из-за этого многие сильные юноши тренировались с детства, чтобы побеждать, стать сильными воинами. Многие тренировались с детства просто так, они не становились олимпийскими чемпионами, но вырастали сильными и крепкими. Так я смог воспитать многие поколения очень сильных физически людей, которые обеспечивали защиту моего государства от варваров на его границах. А в мире за эти годы многое изменилось, и появились крупные племена, что жили кочевьем и грабежом, особенно на востоке, и военная безопасность стала гораздо важнее, чем раньше, также я понимал, что в других частях света строят свои империи мои дети, которые могут ударить по мне в любой момент. Тем более, я понимал, не смотря на то, что моё истинное имя в Элладе никто не знал, геополитически вычислить меня было несложно. Дело в том, что Древняя Эллада была несомненно самым развитым государством древнего мира. Другое дело, вероятно, моим детям их собственная спесь не позволяла признать, что самое развитое и могущественное государство древности было построено именно мной, глупым и недалёким отцом со слабой мягкотелой душой. Когда они такие умные и хорошие смогли построить лишь небольшие и отсталые мини государства тирании, без технологий и развитой культуры.
   Поскольку я не считал существующий на тот момент язык греков самым лучшим и совершенным из возможных. Я, конечно же, работал над созданием ещё более совершенного языка и алфавита. А язык это не только слова, но и грамматика, падежи, времена, структурное построение слов, корни, окончания и многое другое. И поскольку я понимал, что совершенный язык общения для людей это очень важно, и он многое определяет в культуре. То я много лет работал над самым совершенным языком древнего мира, и, наверное, всех времён и народов. Я очень быстро осознал, что проще разбить слогопись на отдельные звуки, и так короче и требуется меньше букв. А дальше я разработал новые слова, грамматику, в чём-то отдалённо похожую на греческую, но другую. И получился очень красивый, сложный, певучий и совершенный язык, который я назвал латынью. Внедрять этот язык в Греции повсеместно невозможно, это я прекрасно понимаю, люди уже привыкли к своему языку. Поэтому я обратил свой взор на Италию, что лежала к западу от Эллады и не так уж далеко. Я начал внедрять новый язык там, просто в качестве эксперимента. И мне удалось это, поскольку собственный итальянский язык тех лет был крайне примитивен и каркающим. Людям понравилась латынь. И в будущем, этот язык, над которым я думал много лет, создавал его столетиями и прорабатывал каждый нюанс, стал основным языком человечества и пережил века. Именно от латыни пошли такие языки как французский, испанский, итальянский. А буквы языка были позаимствованы немецким и английским. Правда, система времён и окончаний в нормандской группе языков отличалась от латыни. Стоит ли говорить о том, что даже спустя тысячи лет в ведущих университетах планеты люди учили латынь, этот совершеннейший древний язык, который лёг в основу всех названий в медицине и ботанике, и не только. Да латынь был моим любимым творением из языков. И лишь один язык я создал на две с лишним тысячи лет позже, чем латынь, и он был не менее сложен, и по-своему совершенен.
   Хочу отметить, новый строительный материал бетон оказался просто волшебным, с его помощью мы строили огромные здания по нескольку этажей в высоту. А ещё, грекам очень понравился новый подредактированный пантеон богов, и они, используя все современные технологии, построили для своих богов огромные храмы с колоннами высотой иногда по пятнадцать метров и более, и крышей на огромной высоте. Это были невероятные по размеру и масштабу строения, которых не знал древний мир. Также греки строили огромные дворцы своим правителям и мне в том числе. А на берегу многих греческих городов стояли высочайшие маяки, высотой иногда более тридцати метров, таких больших сооружений не знал даже Древний Шумер. Бетон и камни как строительный материал много лучше обожженной глины. К тому же в Греции не было нехватки древесины, и достаточно большие леса покрывали всю территорию полуострова и близлежащих островов. При постройке греки использовали сложные строительные механизмы, для передвижения тяжёлых камней мы использовали бронзовые винты и домкраты, сложные рычажные системы, что позволяли поднимать тяжёлые грузы на большую высоту. В Древнем Шумере я никогда раньше не использовал подобные строительные системы.
   Мы добывали металл в глубоких рудниках, и добыча металла на единицу населения значительно выросла, в сравнении с Древним Шумером. Шахты стали глубокими, мастерство шахтёров выросло, медь, серебро и железо добывались в огромных количествах, не только в слитках, но и из руды. Это позволило вооружить армию сложным металлическим оружием. Если в Древнем Шумере мы преимущественно вооружали простых воинов копьём с наконечником из меди, или стрелами с медными остриями. То теперь в Древней Элладе я вооружал солдат бронзой с ног до головы. Появились первые бронзовые мечи ближнего боя длинной чуть меньше метра, а также щиты из бронзы и доспехи. Теперь голову воина защищал бронзовый шлем, а на теле был доспех из бронзы, эффективно защищавший даже от сильных ударов. В армии появились колесницы, а пехота превратилась в фалангу вооружённую длинными копьями и защищённую мощными щитами в человеческий рост.
   Увы, слишком часто Греки использовали это оружие друг против друга, в мелких пограничных конфликтах между городами государствами, а также ради денег, и всё же, это оружие сослужило свою службу и во внешних конфликтах. Несколько раз к нам на границы приходили армии варваров, иногда насчитывавшие по пять десять тысяч солдат. Армии эллинов успешно громили их, отстояв свою землю и право на цивилизованную жизнь. И, тем не менее, главное, что было теперь и чего не было никогда прежде, это феноменальное изобилие металла и стекла. Помня мои города прошлого, когда металла не хватало даже на наконечники копий для всех воинов, и он был редким элитным веществом. Теперь металл был у каждой домохозяйки, везде и всюду.
   Высочайшего уровня достигло и образование, я постарался удлинить его цикл, и дети учились с раннего детства. А дети вельмож заканчивали образование лишь в возрасте 16-18 лет. В школе учили письму, грамоте. Потом по мере взросления добавлялись более важные предметы история, философия, политология, астрономия и география. Самым большим недостатком, пожалуй, была подготовка молодых людей в области риторики, богатые родители учили их спорить и вести идиотские споры на политических форумах Древней Эллады. Молодых людей, в массе своей не обременённых мозгом учили никогда не соглашаться с собеседником и выворачиваться и нести всякую чушь. "А ты уверен что всё так и есть на самом деле? А где написано, что старик в возрасте 86 лет был старым и слабовольным? Может, он был сильным и бойким, а ходить сам не мог, просто потому что поскользнулся на банановой кожуре? Где доказательства? А ты уверен, что белое это и есть белое, а может оно на самом деле чёрное? А где вообще написано, что белое это белое, а может, там, где написано, на самом деле неправда? Ваш аргумент глубокоуважаемый полная чушь, нелепость и глупость, население того города было 1987 человек, а не две тысячи, если не знаешь, лучше помолчи. И того человека не свергли, он сам по своему желанию отрёкся от престола и навсегда покинул свою страну, оставив всё своё имущество новым политикам.". Логикой эти споры обременены не были, интеллектом тоже, люди учились нести полный бред. Доказывая своё мнение, даже не осознавая и часто не понимая, какую чушь они несут, увы, это стало распространённой практикой ведения споров на политических форумах многих городов Греции. И если кто-то полагает, что восемнадцатилетнего подростка, научив спорить и никогда не соглашаться с чужим мнением, игнорируя и тут же забывая любые аргументы собеседника, можно сделать умнее, то он глубоко ошибается. В споре люди обученные риторике никогда не стремились установить истину, они просто срались и выпендривались, стремясь любым способом доказать свою правоту. Причём, мастера риторики учили сраться и выпендриваться вежливо, чтобы выглядеть солидно, целью спора часто становилось стремление вывести собеседника из себя, и тем выиграть спор. Поскольку именно сохранивший самообладание считался победителем спора, и при этом не важно кто был прав на самом деле. Очень часто, сохранивший самообладание отстаивал точку зрения невероятную по своей глупости и абсурдности. Широко распространился приём ведения спора, когда любые опасные для тебя аргументы собеседника просто игнорировались. А если аргумент был сложным, и спорщик его не понимал, он даже не стремился его понять чисто подсознательно, просто опускал и игнорировал аргумент, продолжая нести откровенную чушь. Напоминаю, целью любого спора на политических форумах Древней Греции было личное самоутверждение собственного эго, власти и влияния, а не установление истины. Эта часть политического процесса, которую я изначально задумал как свободу слова и возможность коллективно принимать верные решения, доказала свою полную несостоятельность. На деле, свобода слова превратилась в театр абсурда, поскольку все участники спора имели свои интересы, и вели спор только в угоду своим интересам, нередко целью спора становилось лишь продвижение собственного эго. При этом, вопросы решаемые на политических форумах были важными для государства, но люди абсолютно не беспокоились о принятии верного решения. Чем-то мне всё это напоминало гвалт безумных обезьян в посудной лавке. В будущем я сделал много выводов из политических форумов Греции, в своих сенатах будущего, уже после Эллады, я сделал возрастные и имущественные цензы, с тем, чтобы сократить число безумных обезьян на форуме и заткнуть им глотку. Либо должности были выборными, и кто угодно уже не мог попасть в учредительный орган. И всё равно, я полагаю, что сенат или парламент не есть тот орган, к которому надо стремиться для создания эффективной политики. На самом деле цель создания этих демократических институтов в последующих государствах после Греции. Это рождение политических отстойников (коллекторов говна), для людей стремящихся во власть, а также сохранение возможности захвата власти извне, в случае её утери. Ни в коем случае я не считаю сенат или парламент в любой форме, эффективным методом управления государства, наоборот, это одна из наименее стабильных, неэффективных, неспособных принимать верные решения систем из всех возможных. В идеале, народные представители, сенаторы, парламентарии и депутаты, должны принимать решения от народа, на деле для таких людей парламент и его фракции или партии, не более чем способ заработка денег и продажи своего голоса, либо способ продвижения собственного я. Конечно, если бы люди были идеальными... Только вот люди не идеальны, и даже совсем не идеальны, полная противоположность идеалу, всегда. Никто и никогда не думает о благе государства, и даже патриоты, это не более, чем люди которые ради собственного продвижения притворяются особями, приносящими пользу, чтобы завоевать голоса. А все истоки в том, что глупые особи в возрасте младше трёхсот лет, просто не понимают, что в долгосрочной перспективе их собственное благополучие, это благополучие всего социума. Более глупые люди, младше трёхсот лет, стремятся только к сиюминутной собственной выгоде во всём, и это источник всех проблем. Возможно, общество полностью укомплектованное вечноживущими моего уровня, смогло бы развиваться лучше. Увы, у вечных свои недостатки, в частности, вечноживущие вообще никогда не смирятся со своим обычным местом в мире, стремясь к невероятной власти и лидерству. Убить в людях стремление быть первым и самым главным, невозможно, ни один человек, даже я сам, никогда не считает себя хуже других, никогда и ни в чём, каким бы глупым и тупым он не был. В идеале, это нормально когда один человек выше, чем другой, но остальные должны признавать лидерство более умного, понимать, что умнее и лучше и слушаться его, учиться у него, увы, такого не бывает никогда. Даже в ситуации, когда я индивидуально помногу лет учил человека годами, и тот сотни раз на своём примере мог убедиться, что я бесконечно умнее его во всём. Даже в такой ситуации, человек получив какие-то знания, собственный небольшой потенциал в какой-то момент, может не сразу, а лет через пять или десять, напрочь забывал кто я, и насколько я выше его, терял ко мне своё прежнее уважение, напоминая тупую неблагодарную макаку. В итоге, лично я не знаю, как решить этот парадокс, разве что быть супер диктатором и всегда править самому, зверски карать за любое неповиновение каждого, но социум людей не признаёт моё супер диктаторство никогда. Современная система власти, это власть над людьми и через людей. И даже подростки двадцатилетнего возраста полагают, себя умнее всех и умнее меня, не осознавая разницы между собой и существом возрастом 200 тысяч лет, знающим если не абсолютно всё, то бесконечно много в сравнении с обычным человеком.
   Что касается образования более бедных слоёв населения, то они учились ремёслам, военному делу и мореходству. И да, эллины были искусными мореходами, значительная часть цивилизации находилась на островах, либо имела в качестве основных транспортных артерий воду. Поэтому сложные гребные галеры стали нормой для всего населения Греции. Нередко морские суда были специализированно военными, оснащались деревянным тараном. И мне нравился этот новый мир Греции, пестрящий большим количеством мелких, но могучих государств, с высокой культурой и наукой. И я старался поддерживать между полисами некоторую ограниченную конкуренцию, с тем, чтобы война не истощала быстро развивающийся народ, но стимулировала конкуренцию.
   Продолжительность жизни в Греции составляла в среднем шестьдесят лет у бедняков и до восьмидесяти лет у богатых людей, что могли позволить себе лекарей и обеспеченную старость. Высокий возраст старения людей был большим плюсом, и позволял лучше обучать людей, поскольку, теперь образование требовало от пяти до двенадцати лет. Однако, я не стремился более рожать вечно живущих, или людей, способных прожить более двухсот лет, поскольку, опасался конкуренции и повторения сценария в Древнем Шумере. Поскольку люди имеющие продолжительность жизни существенно большую, чем другие, начинают мнить себя особенными, а это плохо. И я решил попробовать сохранить в обществе равенство, правда, при этом культ вечной жизни имел место, и многие писатели и философы и даже сама религия задумывались об этом. И я подозреваю, что некоторые из моих детей также тайно жили в Греции, и возможно плодили тех, кто жил по двести и более лет. Поскольку я периодически находил следы людей, что прожили дольше положенного. Но мои потомки успешно скрывались, поскольку вечно живущий вечно живущему враг, как в фильме горец. Конечно, отрубая голову мы не забираем чужую силу, просто так сложились отношения ещё во времена Древнего Шумера, из-за чего наше общество вечных разбилось на группки, жаждущие убить друг друга. И эта ненависть прошла через века и тысячелетия. А я только сожалел что породил этому миру злобных богов, правда, наверное, мои дети всё же сыграли большую историческую роль, создавав множество государств древности, занимаясь наукой, строя великие империи не только древности, но и недалёкой современности.
   Примечательно, что здесь на территории Греции я ставил множество сложных социальных экспериментов по управлению и росту государств. Я создал несколько самых разных государств с самыми невозможными и иногда утопическими системами правления. Одно из них Спарта, прогремело своей уникальностью на весь цивилизованный мир, государство воинов, утопия, в которой детей с детства убивали за дряблость. Вообще, когда я начинал строить Спарту, я планировал построить нечто другое, я полагал построить армейское государство, заточенное на войну, и посмотреть, не отстанет ли оно в развитии от Афин. Получилась в общем фигня, правда, это государство сохранило боеспособность на века и сыграло большую роль в дальнейшей судьбе Греции. Были и другие формы правления, которые я испытывал, тирания, демократия, крайне рыночная коррупционная схема, в которой власти над государством как таковой не было, и всем заправляло золото. Я тщательно изучил все эти структуры все их плюсы, минусы, недостатки и преимущества, и не изолированно как раньше, а на примере конкуренции с другими разными формами правления. Мне было интересно посмотреть не просто на демократию, а на то, как демократия сражается с тиранией, и кто победит. И не просто в одной короткой войне, а за долгие годы развития. Потому что я хотел выбрать ту систему государственности, которая бы обеспечила в будущем прогресс великой империи. В итоге я пришёл к выводу, что оптимальная схема управления это республика вперемешку с диктатурой, которая бы сменялась время от времени с одного на другое. В общем, на примере Греции я сильно продвинул как свои чисто научные знания, так и знания политических систем и понимания психологии людей, а заодно я провёл не худшие годы своей жизни, на этих райских тёплых греческих островах в окружении друзей. Наслаждаясь всеми прелестями цивилизации, такими как райские виды, лучшее вино, еда, изысканная одежда.
   Помимо полезных дел, я длительное время увлекался скульптурой, резьбой по камню, постройкой разного рода статуй, а также рисованием, мне нравилась культура во всех её проявлениях. Не знаю, быть может, я зря терял время, но с другой стороны, разве без моих увлечений скульптурой греческая культура была бы такой, какую мы её знаем?
   Позже примерно в седьмом веке до нашей эры я занялся созданием разного рода красивых историй, стремясь так обогатить мировую культуру. Я потратил много сил и усилий, чтобы создать такие произведения искусства как Одиссея и Орфей и Эвредика. И да я люблю мелодрамы и трагедии. Я знаю, люди любят счастливый конец и всегда любили, но истинные переживания способы подарить людям только трагедии. К тому же я всегда верил, что лучше трагедии в книгах, чем в реальной жизни. А трагедии в книгах заставляют людей задуматься, что они сделали не так, и как изменить жизнь к лучшему. Написал я и много других литературных произведений, часто с прицелом на фантастику и жизнь богов, что так манила к себе людей, "Геракл", "Золотое руно", "Прометей". Я воспевал в этих книгах и историях те качества, которые на мой взгляд могли помочь людям, больше всего я горжусь конечно же историей о Прометее. Поскольку тот положил жизнь ради будущего и процветания своего народа, подарив людям огонь. Многие из моих книг современники почитали за шедевры искусства, другие мои современники поливали эти труды грязью. Да тролли уже тогда появились, только вот в те времена не было анонимности, и тролль нередко рисковал жизнью, поливая грязью произведение искусства. Поэтому тролли были, но мало и недолго. Я презирал таких людей, и презираю до сих пор, попытка прославиться от собственной бесполезности и несостоятельности на поливании грязью лучшей литературы. Нет стремления в человеке более жалкого, низменного и ничтожного, чем те мотивы, что движут троллями. И я много веков оттачивал свои литературные навыки, создавая истинные шедевры своего времени во все времена. Я думаю, всё это было не зря, мои усилия и стремления обогатить культуру прошли через века, и многие написанные мной теории и литературные произведения стали основной обучения и подготовки в университетах всего человечества даже спустя тысячи лет после своего создания. И да, я всегда любил писать красивые истории, таким образом, оставляя свой скромный отпечаток в истории мировой культуры, и вдохновляя на творчество других. Конечно же, были периоды, когда я пробовал рисовать или заниматься скульптурой. Мне нравилось и нравится искусство, правда, я далеко не всё считаю искусством, что было написано или нарисовано. К тому же творчество и искусство это нечто сопутствующее и обучающее, оно не должно становиться самоцелью, но великие произведения способны изменить умы и сердца людей, я в это верю и верил всегда.
   Однако, прошли годы и внешний мир стал гораздо более интересным, чем прежде. Я разослал опытных разведчиков во многие концы Европы и Ближнего Востока и выяснил следующие факты. А именно, Древний Египет процветал и превратился в могучую морскую державу, впрочем, мне это было известно и ранее. Далее, далеко на востоке родилась новая могучая сила, Великая Персидская империя, обладавшая огромной армией и взявшая под свой контроль колоссальные территории, и эта империя процветала, расширялась, приближалась к границам Греции. При этом, численность и мощь Персидской империи была столь огромна, что превосходила мощь Древней Греции в несколько раз, и это вызывало опасения. А в основе Персии лежала тирания и кровь, и это хуже всего. И самое главное, я выяснил, Древний шумер давно пал, территорию Древнего Шумера оккупировала Персидская империя, впрочем, эти данные были неточными. Как я понимаю, все эти великие империи выросли не просто так и не сами по себе, за их культурой оружием и развитием, чётко прослеживался аромат Древне Шумерской технологии. То есть, этими могучими и опасными государствами правили мои дети. Также мои разведчики обнаружили в западной Африке ещё одно поднимающееся с колен, но пока не столь могучее и опасное государство, Карфаген. Что касается Италии, там намечалось объединение народов, но пока всё было глухо. Только латынь заняла доминантные позиции во всём. В северной Европе пока никакого движения не было, также как и в Испании. Таким образом, сейчас в мире по моим оценкам существовало четыре гигантских полиса четырёх разных цивилизаций. Это я с Элладой, Карфаген, Персидская империя и Древний Египет. Причём если Греция была царством мечты, образцом свободы и процветания, прав личности и счастья людей. То остальные три великих империи, были местом крови и тирании. А что касается военных угроз, я достаточно давно имел мирные отношения с Египтом, который откололся от Древнего Шумера очень давно, и его царь по имени Фараон не имел ко мне никакой ненависти. Зато я прекрасно понимал, что куда большую угрозу для меня представляет Персидская империя, учитывая её огромный размер и контроль Междуречья, могу предположить, что во главе Персидской империи стоит минимум несколько моих прямых потомков. Вот только создав мощнейшую и многочисленную, хорошо вооружённую армию древности, они не смогли сделать свой народ счастливым и подарить ему просвещение и образование. И я понимал, что от Персии исходит большая военная угроза, они покоряли одно государство за другим, захватывали новые территории, и совсем скоро выйдут на мои границы. Поэтому надо готовить свои рубежи к решающей войне. И я начал постепенно готовить Грецию к будущему конфликту. И кстати, на момент обнаружения Персии, Греция являлась мощнейшим средиземноморским государством Европы. Мои фактории, представлявшие из себя небольшие городки, островки греческой культуры посреди варварства, были раскиданы по многим территориям далеко за пределами Греции. Я имел фактории на Ближнем Востоке, на Чёрном море в Крыму Италии и многих других районах. И впервые Персидская империя вышла в регионы, контролировавшиеся мной на Ближнем Востоке. Что вызывало особые мои опасения. Впрочем, я знал, мои враги в Персии давно знают о моей стране, потому что их торгово-разведывательные корабли наверняка ни раз заплывали в мои воды. Другое дело, что сейчас Греция свободная страна, и я не могу директивно приказать строить армию и послать её в бой.
   Меж тем шли годы, а ситуация накалялась, и вот около 550г. до н. э. противник уже вышел на рубежи непосредственного соприкосновения с моим государством. Персидские воины подчинили и обложили данью многие мои фактории, лежавшие на восточном побережье. При этом я несколько раз пытался поднять греков на войну, но мне это не удалось, те отказывались идти воевать. Полагая, что платить дань дешевле, чем воевать. Да когда-то давно они собрались большой армией, и единожды сплавали на восток, сожгли один город Трою, но это разве была война. Сейчас на границу с Элладой вышел могучий соперник, под контролем которого было множество городов, огромное население и величайшая армия в мире. Я пытался убедить всех своих союзников организовать поход на восток, но они сказали строгое нет. "Мы не хотим воевать. Персы нас не трогают, нам это не нужно. Успокойся год, приласкай свою жену, всё хорошо, живи и наслаждайся жизнью." И меж тем персы уже вышли на восточные рубежи Греции и захватили территорию современной Болгарии и Румынии. Теперь врагу принадлежала часть наших факторий, и он медленно подбирался к нашим границам. А я, конечно, имел в своём распоряжении несколько тысяч воинов, но разве это вся Греция?
   Ситуация, кстати, была совсем непроста, дело в том, что, во-первых, сами греки не хотели воевать, и это важный момент. А, во-вторых, я выяснил, что персы ещё десятки лет назад, а может даже около сотни лет назад, внедрили в Элладу своих агентов внедрения. Они хотели ослабить государство изнутри, раздробить его накануне войны, лишить власти и единства. И, конечно, за этими агентами внедрения стояли не простые люди, а мои дети. Так то по законам истории слабо развитое государство Персия не смогло бы внедрить в высшие правящие круги Эллады своих людей. Но они сделали это, подкупили многих моих чиновников, и я в долгих и осторожных политических дебатах стал вычислять их, а потом когда вычислил, решил разом всех убить. И вот тут, в самом конце, установив строжайшую слежку, я вдруг наткнулся на золотую рыбку, на молодого юношу лет двадцати не больше, которому все подчинялись. Все ниточки вели к нему. Юноша жил в Греции уже лет двадцать, но не менялся физически и оставался молодым юношей, правда, это заметили только некоторые его соседи. Что ж, сынок, ты попался.
   Я прибыл его арестовывать сам лично. Крупный отряд моих лучших бойцов окружил городок, где проживал мой сын, мы прокрались к его хоромам, и, окружив со всех сторон, с громкими криками бросились в бой. Мои воины выломали дверь, и, пробежав по саду с белыми мраморными статуями, ворвались в дом, завязался бой. Я знал, в этот момент мои люди по всей Греции убивают и арестовывают его людей. И да у меня было больше людей и больше влияния, чем у этих, кто пришёл в мою страну. Меж тем бой закончился, и я вошёл в дом, нашёл беседку, сел на неё, осмотрелся по сторонам. Маленький уютный сад, белые статуи богов, фонтан с водой по центру, настоящий маленький рай.
   -Тащите его ко мне.
   И спустя пол минуты из дома вытащили моего сына, тот был в бешенстве и сопротивлялся, орал всем.
   -Я вас убью, да вам всем конец, как вы посмели, у меня неприкосновенность, да у меня связи в сенате...
   Увидев меня, он обомлел от ужаса, и сразу заткнулся.
   -Садись сынок, напротив меня, давай поговорим.
   -Отец, ты здесь? Сам год.
   -Зови меня теперь Фемистокл.
   -Ты?!
   -А ты думал, кто построил величайшее и самое развитое государство в мире? Или ты считаешь, оно само родилось?
   -Но ты... Мы... Я... Нет мы конечно догадывались, что это с твоей подачи, но...
   -А ведь ты Фин тогда предал меня. Ты одним из первых выступил в поход на мою столицу. Ты жаждал крови и хотел меня убить.
   -Я тогда был под влиянием, я сам бы никогда не решился бы. Ты же знаешь.
   -Да ладно, я всё знаю, никто из моих детей не настолько глуп, все вы прекрасно понимаете что делаете, и отдаёте себе отчёт во всём. Тебе уже несколько тысяч лет, и ты достаточно взросл и всё понимаешь, ты ведь бог, а не человек.
   -Мы... Я уже всё понял и осознал. Когда ты бежал из Шумера, мы очень быстро передрались, и тогда многие бежали и многих убили. А потом вся держава развалилась, и нас захватили персы, и почти все выжившие бежали, а меня взяли в плен. Я долго сидел в персидской тюрьме, а потом Хан пощадил меня, и взял к себе. Я несколько столетий прожил во дворце, который тот мне подарил, и потом, я стал служить ему верой и правдой, но я не против тебя отец.
   -Сколько вас в Персии?
   -Немного, кроме меня всего трое, Хан, Шиза и Дарк. Хан и Шиза пытались рожать детей, полагая, что от двух бессмертных родятся бессмертные. Но у них ничего не получилось, они называли своих детей бессмертными, но те жили не больше трёхсот лет, а в следующем поколении сто пятьдесят. Правда, они сформировали из бессмертных свою личную гвардию. Твои гены бессмертия быстро теряются, и наши потомки живут долго, но не вечно. Мы не можем породить бессмертных никак, ты великий бог мы нет.
   -Что ж, я узнал всё что хотел, значит вас всего трое, и десятки людей разбрелись по свету, и многие из вас не имеют власти и собственных государств, либо правят небольшими варварскими городами. Значит, угроза велика, мне надо быть осторожным. Спасибо сын, я узнал всё что хотел.
   -А что будет со мной? Ты поселишь меня в своём дворце пленником?
   -Нет.
   -Отпустишь?
   -Можно сказать и так.
   Я быстрым движением достал из ножен свой короткий бронзовый меч, и сразу же без замаха ударом полоснул сыну по горлу, брызнула кровь. Мой меч был очень острым, и нанёс глубокий порез на шее. Тот схватился за горло и упал со стула назад, пытаясь руками остановить кровь. Я встал из-за столика, подошёл к нему, и, взяв меч за ручку лезвием вниз, сильным колющим ударом пронзил ему сердце, а потом с размаху рубанул по шее в районе горла ещё раз. Я не смог отрубить сыну голову до конца, но порез на шее теперь был очень глубоким, практически до позвоночника, я перерубил трахею и шейные артерии. Мой сын дёрнулся и замер, руки ослабли. Я знаю по себе, я и мои дети, мы очень живучи, и способны пережить сильные раны. Но выжить после такого удара в сердце и по шее даже я, наверное, не смогу, так что он был мёртв. Тем более, голова у него теперь практически отрублена и держится чисто на позвоночнике.
   -Будут ещё какие-то приказания? - Спросил меня гвардеец.
   -Сожгите здесь всё. И труп этого сожгите, и я хочу, чтобы ты лично проследил, что вот он превратился в пепел. Эта тварь не должна выжить.
   -А может? После таких то ударов, я думаю, он мёртв.
   -Не знаю, может и может, сожгите его, а пепел развейте поветру.
   На этом всё было кончено, все агенты влияния Персии и один из моих потомков были ликвидированы. Теперь никто не сможет и не будет мне мешать организовать достойное сопротивление варварам, нужно только убедить самих греков.
   Я понимал, ждать пока враг организует мощный поход на нас нельзя, лучше устроить диверсию и саботаж, двустороннюю провокацию, чтобы поднять всю Грецию на борьбу с врагом. Для этого я пошёл на хитрость, подкупив значительное число чиновников Афин, настроил их против Спарты, что было высосано из пальца и они в 508 году до н. э. попросили подданства у Персов. Таким образом, Афиняне дефакто обязались платить персам огромные дани, просто из пальца и без причины, признав персов своими владыками. Дальше, спустя несколько лет, началась серия восстаний греческих факторий в Азии, я надеялся, это образумит греков. Поскольку персы жестоко подавили восстание и расправились с восставшими, греки поняли, что ситуация складывается не так как хотелось бы, но война всей Греции против Персии так и не началась. И последней каплей было то, что я потребовал от Афинян выйти из подчинения персам, и те в 500 году до н. э. спустя 8 лет после признания подданства Персии, вышли из состава Персидской империи. Конечно же, персы, сразу, недолго думая, объявили поход на Грецию, они не могли стерпеть подобное, и в 499 году до н. э. персы прислали послов в Грецию потребовали от Эллады земли и воды. И Спарта с Афинами восстали, а вслед за ними все остальные греки, началась война, как раз то, что мне и нужно было. В течение нескольких лет греческая армия успешно теснила персов на восток, откуда они и пришли, освободив все ранее захваченные греческие и около греческие территории. Первоначальные успехи объяснялись тем, что расстояние из Греции до театра военных действий было намного меньшим, чем из Персии. К тому же, персы, как оказалось, не были готовы к войне столь далеко от своего центра, и им потребовалось несколько лет, чтобы сформировать мощную армию и перебросить её на север в районы восточной Греции. Но они сделали это. И в 490году до нашей эры царь Дарий во главе мощнейшей армии прибыл в Восточную Грецию с целью захвата земель Эллады. Численность армии Дария превышала 50 тысяч человек, это огромная армада, а у меня на том фронте было лишь 11 тысяч особо хорошо обученных и подготовленных войск, представленных в основном Афинянами, и около тысячи спартанцев. Состоялась грандиозная битва, буквально до последнего солдата. В результате ожесточённейшего сражения почти все греки, участвовавшие в бою, пали, но армия персов была разбита, а царь Дарий бежал. Этот бой показал, что даже мощная и высокотехнологичная армия, оснащённая лучшим в античном мире оружием, может проиграть натиску многочисленных варваров, и поражение было совсем близко. В течение следующего года мы отбросили персов на восток и продолжили наступление, постепенно захватывая новые территории, но углубиться на территорию персов для окончательного разгрома врага никто не рискнул, потому что слишком далеко. Для победы над Персией нужно было совершить нечто радикальное, подготовиться к дальнему походу. И стало понятно, что новой войны не избежать, скоро персидская империя перебросит огромную армию на север и возьмёт реванш. Однако, для всей Греции эта тяжелейшая Марафонская битва стала сигналом. Люди, наконец, стали понимать, что с востока идёт страшная угроза всей их цивилизации, надо объединяться всем в один народ и одну армию. Враг могуч и силён, и это не просто варвары, как раньше, это варвары с оружием, которое не так уж сильно отличается от нашего собственного.
   Я получил экстренные особые полномочия от всего греческого народа, и начал готовиться к ожесточённейшей войне. Я понимал, там, в Персидской империи колоссальные территории с огромным населением, включая Древний Шумер. Я не знаю, каково население Персидской империи, но это может быть и 5 и 10 миллионов человек, то есть объединённая персидская армия может быть просто огромной, собранной с десятков огромных городов Востока. Я планировал завлечь врага на территорию юго-восточной или центральной Греции, и постараться разбить армию врага, уничтожив лучшие персидские силы, с тем, чтобы потом двинуться на юг и восток, и завоевать всю Персию. Я также знал о планах врага, который планировал построить огромный флот для завоевания Греции. Поскольку вся Греция испещрена мелкими бухтами, а часть её лежит на островах, единственный способ захватить Грецию это морем, и я знал враг пойдёт морем. В связи с чем решил значительно усилить свои военно-морские силы. Была идея уничтожить все персидские силы в море, поскольку сражаться с ними на суше себе дороже, слишком много у персов воинов. А дальше я планировал далеко идущие планы, включавшие в себя ответный удар по Персии и уничтожение своих потомков чистой крови, чтобы никогда больше на востоке не родилась эта ужасная сила.
   В 480 году до нашей эры огромный флот персов вместе с сухопутной армией идущей по суше двинулся на территорию Древней Греции с востока. Моя сухопутная армия, и флот из двухсот триер встретили персов на море. Я навязал персам войну в море в Саламинском проливе, изобилующим подводными рифами и камнями. К тому же многие из моих кораблей оснащались мощным тараном на носу, который мог потопить любой крупный корабль врага. Погода, сильное волнение моря также сыграла мне на руку. Поскольку во время сильного волнения тяжелее управлять кораблями. И мои воины, лучшие мореходы древнего мира, на знакомой им территории успешно топили огромный флот врага. Многие корабли персов погибли просто нелепо, наткнувшись на подводные камни, либо мои триеры таранили их своими носами и корабли врага тонули снова и снова, а вместе с ними и воины персов. Эта битва в Саламинском проливе, где столкнулись варвары и эллины, была величайшей морской битвой Древнего мира. Впервые такое гигантское количество кораблей столкнулось в море в смертельной схватке. Это уже была не битва каменного века, тут сражались машины против машин, управляемые людьми, пусть даже эти машины были деревянными и на вёслах.
   В результате тяжелого морского боя мой флот одержал победу, уничтожив в море армаду из 400 кораблей врага, на борту которых была армия около 200-300 тысяч солдат, все они погибли. Одновременно по суше моя армия совершила манёвр, который обеспечили триста спартанцев и семьсот фемистийцев, заблокировавшие Фермопильский проход. В последствии их героическая оборона Фермопильского прохода легла в основу произведения "Триста спартанцев". Только на самом деле царя Леонида тогда там никто не бросил, и это была часть воины и глобальной стратегии. После чего мои войска вступили в бой с сухопутной армией Ксеркса и наголову разбили её. В итоге крупнейшее нашествие персов на Грецию было отбито. А Персия, потеряв огромные по численности войска, не могла быстро подготовить и обучить им замену. После чего мы совершили несколько ударов, продвинувшись на восток, освобождая от персов значительные территории. Также мои войска совершили ряд морских операций, отбив и уничтожив серию крупных портовых городов персов. В результате персидское владычество в Средиземном море было основательно подорвано, но я знал, что это ещё не победа. Поскольку там, в тылу на востоке у персов огромные территории с невероятной рождаемостью и резервами.
   Увы, остальные греки меня не послушали, они устали от войны, что длилась около шестидесяти лет и стоила жизней двух поколений, и потребовали от меня заключить мир. Что я и сделал, прочертив черту между персами и греками, за которую ни та, ни другая сторона не могли ступить. Однако, этот мир был поражением, я сам так считаю. И, тем не менее, я так сильно подрезал усы персам, и так напугал их, что те не смели больше лезть на рожон, и не хотели больше войны с нами, полагая, что Эллада это великая морская и сухопутная держава. Тем более, если в начале войны персы своей пятой стояли в восточной Греции, и даже Афины платили им дань, и мы полностью уступили им значительную часть побережья Средиземного моря. То спустя шестьдесят лет войн их армии были разбиты, они потеряли огромные территории, много городов и торговых путей, вернулись к себе в Азию. Мы сильно отбросили врага, и он ослаб, но это была далеко не победа. И я сам только и думал, как бы пойти и уничтожить персов и саму колыбель их развития. Тем более, я хотел уничтожить не только самих персов, но и своих потомков, и даже если те сбегут, то, необходимо хотя бы лишить их власти. Я понимал, одно дело быть правителем великой империи, другое дело рядовым гражданином в изгнании. Не каждый вечно живущий обладает достаточным объёмом мозга, чтобы захватить власть в уже существующем государстве, где все важные посты уже заняты. На самом деле, по себе знаю, что захватить власть в государстве, где уже есть свой царь гораздо сложнее, чем основать новое государство. Особенно, если это государство тирания. Из-за чего я очень часто в прошлом создавал государства с нуля, и даже не пытался захватить власть там, где она уже кому-то принадлежит. Захват власти в уже существующем государстве опасный процесс, так можно и голову потерять. И не стоит оно того. Поэтому, если я скину их с Персидского престола, те ещё долго не смогут себя проявить, а может быть уже и никогда.
   * * *
   И все успокоились, но только не я, я стал готовиться к походу на восток, понимая, что только победа принесёт мир моей державе. Потому что в отличие от простых людей, я давно привык мерить не только тем годом, в котором живу сегодня, но и прогнозируя будущее. Ведь очень часто, победа и выгодный мир сегодня, означает неизбежную гибель завтра. Настоящий стратег должен уметь прогнозировать будущее, да в этом поколении мы уничтожили много молодых и сильных мужчин Персии, потопили их флот. Но пройдёт всего одно поколение, и родится новое не менее многочисленное поколение воинов врага, потому что выжили все женщины и дети, и всего через двадцать или тридцать лет враг снова пойдёт в атаку, и возможно, будет даже сильнее, чем в предыдущей войне. Это простая истина глобальной и долговременной стратегии. Поэтому единственный способ победить, это пойти и уничтожить врага на его родине, уничтожить сам источник воинов и культуры.
   В начале я пытался захватить власть в Древней Элладе методом прямых выборов и объединения земель, я долго интриговал, и время от времени мне даже удавалось стать правителем отдельных полисов, но не надолго, лет на десять максимум, и власть моя была зыбка.
   В какой-то момент я даже отчаялся, и на несколько десятилетий полностью ушёл из политики. Занявшись математикой, астрономией, металлургией и ещё рядом бесполезных в данный момент естественных наук. Мне надо было отдохнуть от политики яда и убийств. Тем не менее, я написал ряд произведений литературного содержания, поскольку времени было много и его надо было куда-то тратить. Также в эти годы я положил начало Евклидовой геометрии, я занимался такими вопросами, как расчёт площади окружности и других сложных объёмных фигур, таких как конус и пирамида. Для того, чтобы вычислить объём шара и конуса, я придумал использовать вытеснение телами воды. Это требовалось, чтобы замерить, правильно ли я считаю объём? Надо сказать тогда появилась элементарная теорема Аристотеля о вытеснении воды телом. Каков объём тела, применительно к камню, столько оно и вытеснит из ванны. Я использовал кубики, шарики и конусы из камня, вытеснял ими воду и мерил объём вытесненной воды, чтобы делать расчёты объёма геометрически. Я потратил несколько лет на решение этих задач. И мне методом подбора удалось создать простые базовые уравнения расчёта площадей и объёма фигур. В тот же период появилось так называемое число Пи и радианы. Надо сказать, что всё было сделано очень криво в 60ричной системе счисления, поэтому я просто побоялся пересчитывать все коэффициенты и, прежде всего, число Пи в 10ричную систему счисления. В итоге, так в человеческой математике и осталась 60ричная система счисления. И долгие века никого не смущал тот факт, а почему в греческой науке, где официально принята 10ричная система счисления, вся Евклидова геометрия, построена на 60ричной системе? Впрочем, время тоже, 60 секунд и 60 минут, 3600 секунд в часе. Также в тот период я занялся изучением треугольников и их свойств. Надо сказать, что изучение треугольников являлось частью геометрии, которую я тогда пилил. В тот период появилась легендарная теорема Пифагора, для расчёта гипотенузы и катетов, а также уравнения линейной интерполяции точек. Так что на самом деле все три работы Пифагора, Аристотеля и Евклида, были тесно связаны с собой и переплетались. На самом деле это изучение свойств фигур и геометрии являлось единым целым и происходило безотрывно, поскольку, не имея способа считать объём фигур по Аристотелю, не возможно было бы создать уравнения объёма шара и конуса по Евклиду. Тем не менее, я не рискнул выкладывать весь комплекс работ от одного имени, чтобы не привлекать к себе внимания своих детишек, и разбил весь комплекс исследований на три темы работы Аристотеля, Пифагора и Евклида. В последствии их работы публиковались вместе, как единая часть основ геометрии. Я также уже тогда, работая с треугольниками, смог создать основы современной геометрии с синусами, косинусами и тангенсами. Поскольку, я рассчитывал значения этих величин, чтобы считать катеты и гипотенузы. Я рассматривал весь угол в 360 градусов как окружность поделённую на 4 части, от 0 до 90, и до от 270 до 360 градусов. Исходя из которой, движение проекции линии давало представление о четырёх основных тригонометрических значениях синус, косинус, тангенс и котангенс, а также ещё ряд тригонометрических функций были введены мной для расчёта неучтённых величин. Эти значения, взятые из треугольников и теоремы Пифагора, использовались не только для расчёта треугольников, но и для расчёта расстояний и проекций при строительстве. Но в те времена я решил сложные выводы тригонометрии не публиковать, поскольку они были слишком сложны, уравнения вида sin2+cos2=1 мне показались слишком сложными для людей той эпохи. Тем более, основных тригонометрических тождеств мною было выведено несколько десятков. Да мне нечего было делать, и я сидел, выводил этот тригонометрический бич школьников старших классов будущего. Так что, те тридцать лет, что я провёл в Греции, обиженный на весь мир, не прошли для меня даром, потому что я создал основы всей современной геометрии, что прошла через века. Впрочем, многие учёные современности уже тогда восторгались моими геометрическими открытиями, но, безусловно, основная масса людей тех времён оценить их не могла. И всё же, я внедрил свои знания во многие университеты Греции, и учил им людей, чтобы эти знания никогда не были забыты. И эта наука была по-настоящему передовой по меркам античного мира. Также, надо сказать, я работал над некоторыми простейшими азами сопромата, поскольку совершенно необходимо было считать балки на излом, от прочности материала, при постройке сложных зданий, но это за кадром.
   Также в тот период, я занялся и иными разработками в области технологий, в частности я заметил, что водяной пар в котлах способен двигать предметы, особенно, если как-то обеспечить достаточное давление. Я построил из бронзы несколько экспериментальных машин, в которых пропеллерная система приводилась в движение паром, но такие устройства были несовершенны и давали слишком малое усилие. При этом, имелись значительные затраты на снабжение таких систем топливом. Оптимизировать их я тогда не сумел, и паровой двигатель в античности так и не появился. В связи с чем, предпочтение было отдано разработанным мною гораздо раньше водяным мельницам, что устанавливались в местах проточной воды, и совершали нужную механическую работу. Кстати, водяные мельницы нередко использовались прямо в городе, поскольку вода, подаваемая через акведуки, могла падать с некоторой высоты, и поэтому необязательно было ставить водяные мельницы на берегу водоёмов. Правда, далеко не каждый ремесленник мог позволить себе водяную мельницу в городе. Тем не менее, подаваемая самотоком через акведуки падающая вода играла большую роль в промышленности. И обеспечивала меня достаточным запасом механической энергии, везде, где надо, чисто и экологично. Иногда применялись и ветряные мельницы, но те не отличались стабильностью. В связи с чем крестьянами для создания муки использовались всё же водяные мельницы, тем более, в Греции того периода было множество ручьёв и горных рек с сильным течением. И иногда даже делались специально небольшие плотины, там, где требовалось обеспечить механическую энергию временно, а больших рек поблизости не было. Плотина копила воду в течение суток, а потом вода спускалась за несколько часов, обеспечивая мельницу механической энергией.
   Тем не менее, прошли годы, и Персидская империя снова появилась на наших рубежах, периодические стычки с её войсками в дальних факториях снова стали докатываться до центральной Греции. И я понял, что если не сумею организовать сопротивление Персии, то будет очередная кровавая война, и не факт, что я выйду из неё победителем, зная, что противник многому научился по нашей предыдущей войне.
   В общем, выбора особо не было, я подумал, раз Греция не хочет слушать меня мирно и никогда не склонится к моим ногам. Потому что спорить на политических форумах с безмозглыми болтунами просто бесполезно, они часто спорят чисто спора ради, тупо и бездарно. Только для того, чтобы выставить себя умными, а не ради установления истины и верного решения. Причём стоило доказать им какой-то постулат, спустя десять минут он начисто вылетал из их пустой башки. И его надо было часами доказывать вновь. Причём споры часто велись на уровне доказательств, что чёрное это действительно чёрное, а белое это белое, придираясь к каждому слову, демонстрируя невероятную тупость, люди трепали своим языком. Я невольно пожалел, что создал такую пустую систему, поскольку, люди извратили её до абсурда, полагая, что свобода слова, это право неограниченно трепать языком по любому вопросу. И да изначально форумы были созданы, чтобы обеспечить верное и справедливое решение власти, но со временем выродились в полный абсурд. В связи с чем даже, многие молодые юноши, дети богатых вельмож, специально подолгу учились спорить о полной ерунде. Были учителя риторики, которые учили спорить и стоять на своём. И не стоит думать, что изначально невероятно тупой человек может умно спорить, наоборот, глупость человека тем больше, чем менее он способен понять и разрулить суть ситуации. Поскольку спор ради спора не имеет смысла, тем не менее, политика на форумах Греции протекала именно так, в связи с чем государство просто стало неуправляемым. А объединяться надо было и срочно, так что пора мне стать исчадием зла.
   Я переселился в северо-восточную Грецию в совсем небольшую греческую провинцию, именуемую Македония. Я отправился туда со всеми своими приближёнными верными и наиболее умными людьми приблизительно в 370 году до н. э.. Надо было торопиться, Персия снова поднималась и наступала на пятки. При этом Македония это не совсем Греция, хотя и рядом, и технологии те же. Мне потребовалось около пяти лет, чтобы жестокостью и коварством не просто захватить там власть, но превратиться в жуткого тирана. Я перестроил отношения в Македонии, свернув демократию, превратив страну в маленькую супертиранию. Я ввёл особую сверхжестокую военную подготовку для юношей, такую, что Спарта отдыхает, получив идеальных воинов. В итоге я подготовил мощную и очень опасную армию, сверхвысокой боеспособности. После чего я двинулся на Грецию, и стал медленно захватывать один регион Греции за другим. Используя оружие, армию, коварство, хитрость и подкуп. И это было не так просто, мне надо было не только завоевать Грецию и безоговорочно насадить свои порядки, но и сделать так, чтобы греки не восприняли меня как общего врага, не объединились против меня. Я создавал образ умного и просвещенного правителя и враг медленно сам сдавал мне свои города. В итоге, примерно за тридцать лет войн и хитрости я смог объединить под своей пятой всю Элладу.
   Примерно в 341 году до н. э. я начал подготовку масштабного похода на восток, я собрал и подготовил огромную армию в 70 тысяч лучших бойцов, я знал им придётся идти далеко на юго-восток, а Греция должна стать для меня надёжным тылом. При этом, я широко использовал пропаганду, и моим воинам внушалась мысль о богатствах великого города Вавилон, что находится на территории Междуречья, на другом конце Персии. Я понимал, бывшая территория Древнего Шумера это демографический центр великой Персидской империи. И в 336 году до нашей эры я лично возглавив армию, сам двинулся на восток, первые годы наступления были успешными, и мы в течение пяти лет преодолели Малую Азию, захватив огромные пространства Персии. Несколько раз Персы бросали против нас в бой огромные армии по нескольку десятков тысяч человек, и я успешно разбивал их. У нас на пути были мощные и укреплённые города врага, не всегда их удавалось взять сразу. Но враг был уверен в непобедимости своих каменных стен. Как смешно... Я создал мощные осадные орудия, не только катапульты, но и ударные требучеты. Такое оружие с мощным камнем на конце подгонялось вплотную к стене, и подобно катапульте размахивалось, и било в стену деревянным бревном, на конце которого был камень массой иногда в несколько тонн. Удар был настолько мощным, что стены просто рушились в районе удара. Укреплённые, и казалось, неуязвимые города рушились один за другим. Нередко противник сдавался без боя. И я нёс знания и культуру Греции на Восток, мы глубоко вклинись на юг, с боями захватив территорию современной Турции, Сирии и Палестины, побережье Чёрного моря, и теперь уже продвигались в самое сердце Персии в район Междуречья. Противник понимал, что не сможет разбить мою армию, слишком она велика и могуча, и не только численностью, но и вооружением, обученностью, стратегией. А обо мне уже на весь мир летела слава Александра Македонского Непобедимого. Враг заманивал меня в самый тыл своей империи, так чтобы я оказался максимально удалён от своей метрополии, они надеялись, что моя армия будем мала, уставшая и обескровлена, и они возьмут верх, уничтожат мою элиту. И в 331 году до н. э. в самом сердце персидской империи, в Междуречье состоялась финальная битва при Гавгамеллах. Персы собрали здесь великую армию, все свои силы и армии покорённых ими народов, 400 тысяч пеших солдат и 100 тысяч конницы, собрались против моих 50 тысяч пехоты и 10 тысяч конницы. Казалось, соотношение почти десять к одному. Мои дети решили поймать, зажать меня и навсегда поставить на мне точку, но кой чего они не учли. Да они собрали самую большую армию в истории античности, пол миллиона солдат. Только вот эта армия была плохо подготовлена и обучена, а у меня было 60 тысяч идеально подготовленных бойцов. Состоялась жесточайшая бойня, в которой я проявил выдающийся тактический талант, я заставил армию врага ждать моей атаки целые сутки, из-за чего они были уставшие и не готовы к битве. А моя армия, свежая и подготовленная была брошена в бой. Первая и главная атака Дария пришлась на колесницы, он думал порезать мои войска. Но те подняли громкий крик, и громкими ударами в бронзовые щиты, испугали лошадей, те повернули назад, порезав собственную пехоту, часть колесниц, что всё же атаковала мои войска, полегла от длинных копий фаланг. Началась жестокая сеча в ходе которой, и я и царь Дарий приняли участие в бою лично. Возможно, в иной ситуации, я сам лично никогда не вступил бы в бой, рискуя погибнуть ради какой-то мелкой исторической победы. Но я охотился на Дария, я хотел его втянуть в битву и убить. И мне почти удалось это, я вычислил его нахождение и бросил туда кавалерию, и один из моих бойцов даже убил возничего царя, тот пал. И по войскам персов и их союзников прокатился рокот, царь убит, и они бросились бежать, увы, на самом деле Дарий не был убит, но победа была обеспечена. Враг бежал, мы преследовали и уничтожали его.
   Мы продолжили наступление на юг и вскоре захватили всю территорию Древнего Шумера, увы, здесь сейчас проживало не больше 20% населения, от того, что было раньше. То есть, чуть больше миллиона человек. Великая некогда держава сильно сдала, и сильно откатилась назад в своём развитии. Население резко уменьшилось, система плотин и ирригации сократилась, технологии просели, и а некоторые ремёсла, что процветали ранее, такие как стеклодувы, практически исчезли, став уделом лишь богатых вельмож.
   Тем не менее, захват Междуречья мы праздновали несколько месяцев. Точнее мои войска праздновали его несколько месяцев, а я ждал, пока подойдут подкрепления. А потом я поставил всю армию в линию и приказал:
   -Всё золото и всё награбленное бросить и предать огню, мы идём на восток. Персия ещё не пала, и мы не сможем победить во славу отечества, если вы будете гружены добром. Вашим близким и так заплатят много золота. А сейчас весь лишний груз до последнего золотого кольца должен быть сожжён.
   И они послушались, и вся армия бросила награбленное, и часть отправилась с обозами назад в Грецию, но я старался, чтобы не так много золото ушло назад. Лишь плата воинам за службу и не более. Многие считали золото товаром и теми благами, что они получат. На самом деле всё было не так, золото само по себе не является товаром, и избыток денег на рынке Греции вызовет лишь инфляцию и проблемы в экономике, а также голод бедных слоёв населения. Это мне совсем не нужно, золото лишь металл для чеканки денег, а не сами товары, нет смысла везти его на родину в больших количествах. А что касается покупки иноземных товаров, в этом нет необходимости, большую часть товаров, строительство и еду, греки производят себе сами, и не нужна им эта торговля.
   И мы двинулись на восток далее, и захватили современный Иран, а потом и Пакистан. Дарий и другие мои потомки бежали, растворились на огромной дикой территории, и я понимал, способа найти их нет. И всё же, на востоке лежало ещё одно государство, которое я предполагал, является наследником Древнего Шумера, в смысле, в его главе, очевидно, стоял один из моих потомков, это Индия. И мы пошли дальше на восток, мои воины болели от влажного климата джунглей и ядовитых гадов. Поход был очень тяжёлым, и в самый опасный момент, когда силы мои были наисходе, и я уже думал повернуть назад, враг напал всей своей армией. В тяжелейшем бою мне удалось одержать победу, бой был настолько тяжелым, что я сам, возглавив атаку кавалерии, был ранен. И тогда, оккупировав кусок Индии, я понял, что пора повернуть назад. А ещё я понял, что никогда больше нельзя воевать самому, никакая военная победа, никогда не перевесит риск моей собственной гибели. Все государства и цивилизации, это временное и уходящее, а вот моя жизнь бесценна. Нельзя рисковать своей жизнью ради победы вообще никогда, и даже просто управлять битвой. Тем более, сейчас появилось оружие, которое может легко меня убить, кавалерия, которая может меня догнать. И если в каменном веке я был хозяином своей судьбы и всегда мог на своих ногах убежать от кучи неандертальцев, то теперь всё совсем не так, и военное поражение может означать мою бессмысленную смерть. И даже я не застрахован от военного поражения, особенно, учитывая тот факт, что теперь всегда против меня может воевать не простой человек, а один из моих потомков. И всё же, решив закончить поход, меня смущал Китай, и я знал, что там в Китае существует ещё одна великая держава, ещё более могучая, чем здесь в Индии. Но сил двигаться в Китай у меня не было совсем, и я решил, что это слишком далеко, и отложил вторжение в Китай на неопределённый срок.
   Мы вернулись на Ближний Восток, и я попытался поселиться в географическом центре моей новой супер империи, что простиралась от Индии на Востоке до Греции и Египта на западе. Только вот народ на завоёванных землях был не тот, в основном варвары. Буквально за год моего правления меня несколько раз пытались убить и отравить. Я понял, если останусь на престоле, долго не проживу. Тем более, сейчас моя слава гремела на весь цивилизованный мир, великий полководец и величайший из царей Александр Македонский. Все мои дети теперь знают и понимают, что во главе величайшей империи стоит один из бессмертных, и возможно, сам год. Оставаться здесь, публично, когда каждый может меня найти, смертельно опасно. Невозможно предусмотреть каждого убийцу, и рано или поздно он доберётся до меня. И я решил бежать, я инсценировал смерть, и вернулся в Элладу, а моя империя стала стремительно разваливаться. Слишком велики были культурные различия, слишком слаба политическая связь, и просто средства связи. Такое государство не могло существовать целым. Увы, в Элладе мой лик также стал очень известен, мои черты лица украшали многие статуи и картины. Я считал это слишком опасным, к тому же, я снова потерял власть, и на этот раз особенно злые и хитрые политики не пускали меня назад в управление полисами. А сама империя, даже на территории Греции, стремительно развалилась, погрузив весь восточный мир в хаос.
   Худшее, создавая великую тиранию, я разрушил демократические институты и рыночную экономику самой Греции. Парадокс, но создание великой супер империи, центром которой была Древняя Эллада, за считанные годы разрушило саму Элладу. На пике расцвета империи, огромные богатства ежегодно текли в саму Грецию, разрушая экономику и ремёсла, саму структуру государства, а потом всё в одночасье рухнуло. И даже сам восток после падения империи погрузился в хаос. Я нёс в мир на своём мече знания и просвещение, и тем самым буквально разрушил античный мир. Центры роста культуры и развития Востока были уничтожены. К тому же, высокий уровень развития многих государств держался на моих детях, а моё нашествие свергло их с престолов, и теперь в мире начался хаос, мир постепенно погружался во тьму веков. Исключение составляло единственное государство, лежавшее слишком далеко в стороне, и не подававшее изначально признаков агрессии. Древний Карфаген в западной Африке, на территории современной Ливии. Он стал набирать силу, стремясь взять под свой контроль весь мир, и Греция уже не могла ему противостоять, в том числе, потому что я не имел там больше власти.
   И я сделал новый рывок к свету в Средиземноморье. Я знал, очень часто лучший способ захватить власть, это начать всё заново. И я отправился в Древнюю Италию, географический центр Средиземноморской Европы. Я решил построить на основании всех своих прошлых знаний новую империю, где имперская власть сочеталась бы и дополняла себя республикой. Так, чтобы временная тирания и республика с её сенатом, шли нога в ногу.
   В это время, около 320 года до нашей эры, небольшой город государство к югу от реки Рубикон, стало поднимать свою голову. Этот город государство назывался Рим.
  
   Глава 18: Древний Рим.
   Тем не менее, мир в котором я начал создавать свою очередную великую империю теперь разительно отличался от эпохи каменного века. Это я прекрасно понимал. Очень далеко на востоке лежали неизвестные для меня земли Китая, я знал, там за Тибетом, на другом конце света существует несколько могучих государств косоглазых людей. Сразу несколько самых настоящих государств, а не просто дикие племена, и они сами идут вперёд по пути знаний, даже без меня вовсе, а это здорово.
   На дальнем востоке, там, где раньше была Персия, Шумер и Египет, тоже теперь уже не просто племена варваров. Там настоящие города и, несмотря на моё нашествие, они умеют лить бронзу, работать по стеклу, держать скот и строить высокие каменные дома. Это уже оформившиеся и жизнеспособные государства, а не просто дикие племена, и возможно, они смогут идти вперёд сами, без меня. Тем более, что мои дети, возможно, смогут когда-нибудь там вернуться во власть.
   И даже здесь в южной Европе процветал Карфаген и новую силу набирал Египет, да и Грецию рано было списывать со счетов. Теперь мир уже не выглядел как раньше, когда я создавал одну страну, и она являлась единственной страной на земле, и с её падением снова наступал каменный век. Теперь мир стал многополярным, несколько крупных, и множество государств поменьше одновременно уживались на планете. И теперь они могли идти вперёд даже без меня, но это не значит, что я не должен развивать планету сам. Просто теперь отпал принцип центризма, когда я двигал всю цивилизацию вперёд один. Теперь я лишь участвовал в общем движении вперёд, и да моё цивилизационное участие было исключительно важным, но не единственным. И я понял, что стоит мне совершить ещё один рывок к просвещению, и мир превратится в одну единую и могучую империю, что идёт вперёд по пути знаний, именно в то, что я хочу.
   Я прибыл в Древний Рим примерно в 320 году до нашей эры на греческом морском корабле в окружении нескольких десятков верных мне людей, и, имея на борту около тонны золота и серебра, то есть я был очень богатым человеком. При этом, покидая Грецию, я старался заметать следы, никто не знал, куда и как я уплыл. Рим на тот момент не владел всей Италией и представлял из себя небольшой город государство с населением около 10 тысяч человек. Владея территориями в радиусе примерно пятидесяти или ста километров вокруг себя. Причём, периодически вспыхивали войны с другими городами государствами, и поэтому жизнь была весьма опасна. Тем не менее, Рим являлся зоной культурного влияния Греции и здесь умели делать бетон, а также имелся один небольшой акведук, что вёл с гор, снабжая город водой. При этом, несмотря на небольшие размеры, Древний Рим был независимым городом, и я бы сказал это один из самых крупных городов Италии того периода, пожалуй, даже самый крупный.
   Прибыв в город, я купил себе некоторое количество недвижимости, несколько домов, две кузницы, мастерскую по коже и стеклу. Прикупил себе около сотни хороших молодых рабов, женщин и мужчин, чтобы было, кому работать. А также, для получения прибыли я построил здесь баню нового типа. Это была очень роскошная баня с горячей водой, собственным бассейном, отделанным изнутри красивым красным и зелёным мрамором. Эта баня изначально была ориентирована на самых богатых граждан города, беднота меня интересовала мало. Зато, благодаря бане я быстро завёл полезные знакомства, и менее чем за год попал в сенат города, став почётным гражданином. Также, контроль над элитными городскими банями, в которых очень любили проводить время богачи, наполнил мой карман деньгами. Последнее очень важно для быстрого продвижения в сенате.
   Я очень быстро, буквально года за три взял под свой полный контроль сенат, и объявил себя консулом, то есть занял высочайшую выборную должность в государстве. Полномочий для дальнейших действий у меня было достаточно. Правда, при проведении непопулярных реформ всё же пришлось покупать сенаторов и запугивать кого надо. Став консулом, я сразу приступил к формированию мощной и боеспособной армии Рима, и одновременно начал строить торговый и военный флот. К счастью в военном деле я многое понимаю, и уже в 315году до н. э. я приступил к объединению Италии под Римским флагом.
   Поскольку Италия страна небольшая, а серьёзного сопротивления мне никто не оказал, буквально за пару лет я взял всю территорию Италии под свой контроль. С этого момента я развернул бурное строительство по всей территории Италии, а также внедрил свою передовую медицину, чтобы уменьшить детскую смертность. Язык и письменность Древнего Рима латынь, меня полностью устраивали, так случилось, что они были разработаны мной лично ранее, около тысячи лет назад. Поскольку я тогда напортачил с греческой слогописью, и как раз экспериментировал с отдельными буквами. Поэтому Римское письмо изначально было более совершенным, чем греческое, и меня это вполне устраивало. А римский язык, латынь, был венцом моего творения того периода, а может быть и навсегда. То есть эволюция была, в общем-то, на лицо: Древний Шумер логограммы, Греция слогопись, и спустя тысячу с лишним лет был создан более совершенный Римский язык на основе алфавита близкого к современному. В последствии латинский алфавит созданный мной в Греции и внедрённый в Италии ради эксперимента, стал наиболее совершенным и прошёл сквозь века. А многие языки, такие как итальянский, испанский и французский стали прямой производной от латыни. Да и английский язык с немецким, благодаря алфавиту недалеко ушли.
   Буквально за тридцать пять лет последующего развития, к 280 году до н. э. мне удалось увеличить население Древнего Рима в пять раз, при этом численность населения самого Древнего Рима к тому моменту выросла в семь раз и превысила 70 тысяч человек. Всё это время я бессменно правил Римом через его сенат, лишь иногда меняя свой лицо и имя, чтобы не вызывать опасений со стороны. К тому же я не хотел, чтобы мои дети раньше времени узнали о том, что я строю новую великую империю. Понятно, что самый просто способ обнаружить вечноживущего, это когда кто-то правит кем-то по двести лет и более. Что уж говорить про двести лет, если юноша остаётся юношей по тридцать лет, и о его молодости идут слухи по всей стране, это уже резкий повод призадуматься, а кто он? Поэтому я менял имена и лица, но продолжал править Римом.
   Надо сказать, что я внедрял в Риме все те же культурные завоевания, что когда-то в Греции. Я создал сложную систему образования, ремёсел, строил огромные акведуки для снабжения городов водой. Выкопал много шахт и рудников, что снабжали меня металлами от меди до золота. Широко использовал деньги для развития торговли, и сами деньги теперь уже не были просто капельками серебра как раньше, теперь это были печатные монеты со сложным рисунком. Преимущество монет было очевидно, их можно делать не по весу, но и по номиналу, экономя драгоценные металлы, золото и серебро. Также развивалось производство стекла, медицина, сложные оросительные системы для полей. Впервые, я стал широко использовать рабство, сделав его логичной частью государственной системы. Свободных людей тяжело заставить гнуть спину на особо тяжёлых государственных проектах, таскать камни, и умирать от непосильных нагрузок. Рабы были эффективным способом быстро строить огромные города и инфраструктуру для них, смерть отдельных жалких необразованных нищих людей, двигала цивилизацию вперёд. Мне было немного жалко их, и рабство подмывало демократию. Но я сделал так, что граждане Рима не могли быть рабами, и могли попасть в рабство только за большие долги, да и то по решению судьи. Таким образом, в стране было два класса людей, те, кто имел гражданство Рима, и они жили при демократии, и рабы, или люди без гражданства. Граждане сохраняли науку и осуществляли управление страной, а также служили в армии. На граждан распространялись многие законы демократии, относительная свобода слова и свобода выбора своей судьбы. Рыбы работали рабами, со всеми вытекающими. Эта система оказалась гораздо более производительной, чем в Греции, и позволила построить истинно огромные постройки, и не только храмы. Так сенату требовалось огромное здание с крышей для собраний, и мы, используя труд рабов, из бетона построили огромнейшее здание сената, впоследствии, правда, оно несколько раз перестраивалось, и сенатов было построено несколько. Крайне трудоёмким было и сооружение акведуков, конечно, акведуки служили столетиями, но постройка каждого была колоссальным проектом. В итоге, рабство в тот период себя оправдало, тем более, чаще всего рабами становились иностранцы, либо тупые и ленивые особи. Система двух классов общества себя оправдала, тем более, рабы имели возможность себя выкупить, если постараются, а что касается свободных, то они тоже могли стать рабами, если займут слишком много долгов. В итоге трудолюбивые граждане редко становились рабами, а трудолюбивые рабы редко оставались рабами всю жизнь. При этом, раба можно было заставить сдохнуть на работе, если требуется, и никто не будет из-за этого возмущаться.
   Примерно с 280 года до н. э. стали возникать первые проблемы с Карфагеном, тот увеличил своё влияние и территорию невообразимо. Мои торговцы постоянно терпели притеснения в торговле и нечестной конкуренции с Карфагеном, мой отпрыск исправно правил этим великим городом, и могущество и ВВП Карфагена превышало Древний Рим примерно в пять раз. Он много лет наблюдал за тем, как я сам правил года-то Грецией и он совместил свои знания и тиранию с моим стилем правления и строительства. Мои разведчики доносили, что Карфаген представляет из себя огромный город с населением около 250 тысяч человек. Город живёт на торговле, часто на морской, и из всех дальних стран в него везут продовольствие, потому что его собственные окрестности уже не справляются с функцией снабжения едой. Также под контролем Карфагена множество других городов средиземного моря, в том числе в Испании, а также множество прибрежных факторий. Архитектура Карфагена выдающаяся, имеются огромные многоэтажные дома из греческого бетона. Многие жилые дома имеют высоту от шести до девяти этажей, то есть просто огромны. В городе имеется сливная канализация на манер греческих городов. Снабжение города водой осуществляется огромнейшим акведуком, что тянется на десятки километров, и это самый большой акведук, самое масштабное сооружение античного мира. Причём, этот акведук способен качать пол тонны воды в секунду, то есть как целая небольшая река, полностью покрывая потребности города в воде.
   Защита города, две линии стен, внутренняя и внешняя, причём внешняя окружена рвом шириной двадцать метров и глубиной десять, такой ров практически невозможно засыпать и он способен остановить на дальних подходах к стене самый мощный и могучий требучет. Также, на случай длительной осады город обладает сетью гигантских подземных цистерн из водонепроницаемого бетона. Цистерны имеют глубину до десяти метров, и их множество в разных частях города, воды цистерн должно хватить огромному городу на год осады. Мой сын основательно подготовился на случай конфликта со мной, даже к худшему сценарию. Я могу поспорить, у него там есть тайные подземные ходы под землёй километров на двадцать, чтобы если что убежать от меня. И он ведёт тайную и хитрую политику, сложную дипломатию, развивая свою державу, а значит он грозный соперник. Так что, пока об осаде можно и не думать.
   Тем не менее, военный конфликт с Карфагеном был на носу, и я не прекращая развивать Италию по всем направлениям, стремительно наращивая армию и военный флот. К несчастью с военно-морским флотом я пока не успевал, и он сильно уступал Карфагенскому, который строился долгие века, тем не менее, я считал, что имею достаточно кораблей.
   Изначально, в период ранней подготовки Римской империи к войне с 320года до н. э. по 270 год до н. э. с Карфагеном у меня был заключен сердечный союз. Согласно которому Карфаген обязался не лезть на территорию Италии, и не иметь там владений и интересов, а я обязался не высовывать носа и не иметь владений за пределами Италии. На первый взгляд такой договор был выгоден как раз Карфагену, потому что тот изначально резко обрубил мне территорию, но на самом деле на раннем этапе я и не имел возможности иметь заграничные владения, и я стремился навести порядок на территории Италии. Понимая, что территории и ресурсов Италии вполне достаточно на самом деле, чтобы в будущем воевать с кем угодно, если всё правильно организовать.
   Конечно, я действовал стратегически, и выбрал своей мишенью территорию, логически являвшуюся первой целью, так, чтобы захват этой территории значительно усилил меня на будущее. Это был крупный остров на юге Италии, Сицилия. Её площадь и ресурсы на тот момент составляли четверть от Италии, и присоединение этой территории значительно усилили бы меня. Сицилия была развитой областью с достаточно большим населением и рядом крупных городов.
   Первая Пуническая война началась в 264 году до н. э. в результате пограничной провокации с моей стороны, я направил свою эскадру в Мессину, один из городов Сицилии, который формально не считался тогда территорией Италии. Тем не менее, Сицилия находилась в непосредственной близости к Италии, и я решил объявить её своей территорией. В ходе пограничного конфликта мои войска смогли занять этот город, а местное население их поддержало. После чего, Карфагеняне, объявив о нарушении договора, были вынуждены объявить мне войну, тем более, я занял город на территории Сицилии принадлежавший им.
   Тем не менее, Карфаген был не готов к тому моменту к активной войне со мной, его разведка проморгала мою подготовку к войне, и ему требовалось время для вторжений в Италию. Я же заранее перебросил морем на северное побережье Сицилии огромную хорошо организованную армию, и менее чем за год боевых действий оккупировал значительную часть Сицилии, присоединив часть её армии к себе. На следующий год Карфагеняне перебросили значительный сухопутный военный контингент на территорию спорного острова более 50 тысяч человек всяких наёмников и негодяев. Местное население страдало от них, и мои легионы в ряде сражений успешно и легко разбили врага на суше. Тем не менее, я не имел достаточно мощного флота, и Карфагеняне в этот год старательно разоряли южное побережье Италии. Дело в том, что Карфагеняне использовали особо крупные корабли Пентеры, имевшие значительную длину до 45 метров и водоизмещение 200 и более тонн. Как показала практика, создание более крупных кораблей обеспечило им в море несомненное военное преимущество. Я собрался с силами, понимая, что так могу и проиграть войну, если вражеская морская блокада усилится, тем более граждане Рима уже стали втихомолку роптать, что мы начали столь опасную и неудачную войну. Тем не менее, я собрался с силами и в рекордный срок построил флот аналогичный по тоннажу флоту Карфагена, и после нескольких морских боёв, что протекали с переменным успехом. Мне удалось разбить морской флот врага. После чего первый акт первой пунической войны был закончен, и я успешно оккупировал Сицилию, к чему и стремился.
   Прошло несколько лет, я старательно копил силы для нового удара по Карфагену, я знал, враг ослаблен, но мне для победы мало Сицилии и ещё нескольких Средиземноморских островов. Очень скоро враг поднимется, окрепнет, и тогда будет новая серьёзная война, Карфаген почти не ослаб, и да мой Рим усилился. Поэтому, за эти годы я сформировал мощный морской флот из 350 тяжёлых кораблей, посадил на него огромную армию и кратчайшим путём преодолел расстояние от Сицилии до Туниса, высадившись далеко к западу от Карфагена. После чего мои военно-морские силы стали теснить врага, разоряя его территории, и одновременно я стал давать взятки местным царькам, чтобы они бунтовали против Карфагенян. Моё наступление в течение нескольких лет развивалось весьма удачно, я разбил значительные по численности войска врага и продвигался к Карфагену, намереваясь сжечь и уничтожить город. Увы, удача отвернулась от меня, мой отпрыск нанял огромную армию греков, заплатив им вероятно, приличную кучу золота. Профессиональная греческая армия столкнулась на полях сражений с моим военачальником Марком Атилий Регулом, в тяжёлом бою грекам удалось разбить мои сухопутные части и начать контрнаступление на запад. Моя армия была истощена, несла потери и стремительно отступала, это был крах, я решил спасти её и эвакуировать в Рим для перегруппировки, намереваясь после временно заключить выгодный мир. На спасение армии было брошено более 500 военных и транспортных кораблей. Флот Карфагенян пытался мне помешать, но в масштабном морском сражении, мне удалось одержать внушительную морскую победу. После чего сухопутная армия в Тунисе была погружена на борт кораблей, и те двинулись по направлению к Италии. Увы, удача отвернулась от меня, мощнейший флот попал в сильнейшую бурю, и значительная часть людей и кораблей утонули. Всё же корабли тех времён, по своим мореходным качествам это скорее очень большие лодки, и шторм для них опасен. Из-за сильной бури я потерял воинов и моряков практически столько же, сколь за всю войну, более ста тысяч человек отправились на дно морское. Это привело к началу мощнейшего наступления Карфагена на Сицилию, там завязались ожесточённые бои, что продолжались несколько лет, но в финале мне удалось таки выбить врага из Сицилии окончательно. Состоялось несколько масштабнейших морских битв, в ходе которых враг пытался завоевать превосходство на море, я стремился к тому же. В финале противник окончательно сдал позиции и в 241 году до нашей эры был заключен мирный договор.
   Согласно мирному договору между мной и Карфагеном, враг понёс огромные экономические потери, он полностью уступил мне весь крупный остров Сицилия, Сардинию и Корсику, а также ряд более мелких Средиземноморских островов и крепостей. Карфаген также обязался выплатить крупную контрибуцию серебром и золотом, и взамен я позволил ему мирно эвакуировать остатки армии с юга Сицилии. Таким образом, моя первая война с Карфагеном окончилась грандиозной победой, я достиг всех поставленных целей, занял многие острова, главное, включая Сицилию, построил мощный флот и армию. Потеснил врага в торговле, теперь битый Карфаген уже не мог больше угрожать мне военным путём. И, тем не менее, Карфаген всё ещё не пал, и его владения в юго-западной Африке и южной Испании оставались весьма обширными. И враг не собирался уступать, я знал, противник готовиться к реваншу, и если он недооценил меня первый раз, то вторая война будет по-настоящему отчаянной.
   Я тем временем укреплял Италию, старался нарастить население, увеличил Рим, численность которого скоро превысила сто тысяч человек. Государство было обескровлено, многие мужчины погибли, и я решил, что следующий этап войны будет в следующем поколении, лет через двадцать или двадцать пять. Я старался следить за рождаемостью и детьми насколько это возможно, развивал деревни и городки по всей территории Италии, поощрял миграцию граждан из Греции в Италию. К 218 году до н. э. численность населения города Рим превысила 250 тысяч человек, и Рим превратился в самый большой город, каким я когда-либо раньше правил, а общая численность населения Римской империи превысила 12 миллионов человек. Очень велико было аграрное население Италии, множество деревень и мелких городков покрыло страну. Также имелся ряд крупных городов, что сильно уступали Риму, но имели население свыше 60 тысяч человек.
   Я полагал, что в первой войне мне удалось малыми силами значительно подвинуть врага, и теперь, обладая в разы большим ВВП и армией, я уж точно смогу легко победить Карфаген, увы, всё оказалось не так просто и радужно, как я ожидал.
   И новая война не заставила себя долго ждать, началась, как подросло очередное поколение воинов, и к этой войне я был силён как никогда, увы, тоже самое можно сказать про Карфаген. Который очень серьёзно отнёсся к новой Римской угрозе. Формальным поводом к началу войны послужила агрессивная деятельность Карфагена по отношению к Риму в Испании. После взятия одного из городов, который был объявлен моим союзником, была объявлена война Карфагену. Причём, в этот раз, это была война не двух государств, а двух союзов.
   Стратегия Карфагена заключалась в том, чтобы сформировать огромную сухопутную, очень хорошо оснащённую армию и пешим путём из Испании в Италию, через территорию Франции дойти до Рима. Возглавил сухопутную армию Карфагена выдающийся вражеский военачальник Ганнибал. Как выяснилось позже, Ганнибал был действительно выдающимся военным умом своего века, и я его сильно недооценил. В армии Ганнибала, что вышла из Испании, было множество кавалерии, боевых слонов и тяжёлой пехоты, зашитой в эффективные бронзовые доспехи. Враг намеревался взять меня не числом, а умением, что было особенно опасно. Ганнибал успешно преодолел Пиренеи, и легко отбросил мою малочисленную армию в южной Франции дошёл до Альп, а я готовился встретить его на территории Северной Италии. Я знал, армия врага хорошо обучена и подготовлена, и сам я сформировал армию не менее многочисленную, чем враг. Однако, переход через ледяные Альпы задача для крупной армии не из лёгких, видимо Ганнибал не понимал, что слонами по ледяным вершинам не пройти. В итоге, без каких-либо усилий и потерь с моей стороны до Северной Италии дотопала лишь половина армии Ганнибала, она была хорошо вооружена обучена, и истощена до предела. Я также в тот момент насколько возможно, изолировал армию Ганнибала с моря, чтобы довершить разгром врага, не дав ему пополнить припасы. И я уже готовился к лёгкой победе, собираясь добить остатки армии врага, а потом перенести боевые действия на территорию Карфагена. Возможно, я отнёсся ко всему слишком халатно.
   Во время перехода Ганнибала через Альпы, я разделил свои войска, и мой экспедиционный корпус двинулся морем в южную Испанию, таким образом, я планировал поставить Карфагену шах и мат, разбить армию Ганнибала у себя в северной Италии, и одновременно оттяпать всю Испанию, закончив войну очередной грандиозной победой.
   Увы, я переоценил свои силы, полагая, что армия Каннибала ослаблена до предела и обескровлена. Я поймал врага при Тицине, и двинул на врага армию по частям, намереваясь быстро и без потерь одолеть врага, пока тот слаб и истощён. Ганнибал оказался хорошим тактиком, мой генерал не очень, я потерял более десяти тысяч солдат убитыми, войска отступили с большими потерями. А Ганнибал, восполнив силы начал наступление на юг, завоёвывая по пути северную Италию. К следующей битве я также подготовил новую армию, что имела численность не меньше армии Ганнибала, причём сам я не рискнул командовать этим новым сражением. Я вообще после похода в Индию взял себе за правило никогда не воевать самостоятельно, любая империя, даже самая великая это временно, а моя жизнь вечна. Рисковать вечным, чтобы спасти временное не разумно. Мои войска встретили Ганнибала на реке Требии в Северной Италии, стремясь остановить его продвижение на юго-восток к Риму. На тот момент у меня было 18 тысяч хорошо обученных Римских легионеров и 20 тысяч войск союзников, слабо обученных солдат с низкой дисциплиной и плохой физической подготовкой. Я не был на тот момент уверен в силе и гениальности Ганнибала, списав предыдущее поражение на глупость военачальника и на недооценку врага, который не был так истощён, как казалось изначально, увы, я ошибся снова. Повторное сражение было проиграно, мои союзники потерпели тяжёлое поражение и бежали, понеся большие потери, а вот римские легионы, выстроившись в черепаху, смогли строем, с боем выйти из окружения. Всего из окружения вырвалось 10 тысяч солдат, при этом Ганнибал понёс большие потери. Однако, Карфагеняне успешно прорвали морскую блокаду, и в связи с этим жопа только начиналась. С севера и морем к Ганнибалу подошли крупные подкрепления, около шестидесяти тысяч человек. Они были хуже подготовлены и обучены, чем собственные войска Ганнибала, но их было так много. И Ганнибал снова начал наступление на юг.
   Два крупнейших разгрома в Северной Италии вызвало настоящую панику в Риме, потому что останавливать врага было на первый взгляд нечем. Тем не менее, Рим огромный и могучий город, я срочно собрал 20 тысяч пехоты и 5 тысяч конников, пустив на это все резервы, личную гвардию многих великих мужей Рима, часть городского гарнизона, а также гладиаторов, которым пообещал свободу. При этом эти силы объединились с отступавшими 10 тысячами уцелевшей пехоты, и моя армия вновь двинулась на север, стремясь выбить Ганнибала из Италии. Понимая, что если так будет продолжаться, то Рим просто падёт, мне была нужна только победа. Однако, гонец прислал неожиданную весть о поражении, Ганнибал поймал мою армию в засаду у Тразиминского озера, в результате большая часть армии была уничтожена или взята в плен, дорога на Рим окончательно открыта. Всего сто километров отделяло Ганнибала от Рима, и войск, чтобы остановить такую армию у меня не было.
   Снимать силы с испанского фронта я так и не решился, поскольку те вели там более менее успешные боевые действия, и держали значительные силы врага, которые при прекращении боевых действий в Испании, устремились бы сюда в Италию на помощь Ганнибалу. Да и долго это, в Древнем мире перебрасывать войска на расстояния в тысячу и более километров.
   И всё же, я, понимая, что длительная осада Рима это последний шанс на победу, стал готовить город к войне. В принципе, город с населением более двухсот тысяч человек, достойное и длительное препятствие для врага. Да Рим не имел достаточно мощных фортификационных сооружений, подобно Карфагену, но городская стена и ров были, а ещё двести с лишним тысяч граждан, многие из которых вооружены и умеют держать меч в руках. Да враг зальёт Римские площади кровью, но если осада затянется, я сниму войска со всех дальних гарнизонов, и мы снимем осаду. И тогда потом может быть, победим.
   Однако, Ганнибал был не менее искусным стратегом, он тоже рассудил, что осада гигантского города потребует от него колоссального напряжения сил и может затянуться на многие месяцы, да и получится ли вообще взять Рим штурмом, если у него даже нет физической возможности полностью окружить и блокировать столь огромный город. Ганнибал решил пойти другим путём. К тому моменту многие города Италии стали открещиваться от Рима, предавая меня, как союзники. И Ганнибал решил оставить меня наедине с Карфагеном, один Рим без других городов и без союзников не сможет победить в войне. Поэтому он решил двинуться на восток Италии, совершив переход через Апеннины, в неожиданном для меня месте в неожиданный момент. И снова его войска шли через горы в сильнейшую бурю, неся большие потери. В итоге враг переправился в восточную Италию, и стал присоединять к себе одни города за другими, лишая Рим последней надежды на победу. И сейчас уже половина Италии была под контролем врага.
   Я понимал, что армия в 20 или 30 тысяч человек уже не решит исход компании. Нужно было что-то сверхнормальное, чтобы остановить врага, тем более, солдаты напуганы поражениями и непобедимостью Ганнибала и вся римская республика сыпется под его натиском. Я перешёл к решительным мерам, в течение года, из последних сил собрав огромную армию порядка 100 тысяч человек. Многие воины прибыли на помощь столице из дальних гарнизонов и из последних городов контролируемых мной в Италии, а также меч в руки взяли многие римляне.
   На следующий год в 216 году до н. э. состоялась последняя, как мне тогда казалось, решающая битва при Каннах, две огромные армии с двух сторон схлестнулись в жесточайшем бою, и снова Ганнибал переиграл моих военачальников. Армия, на которую я так надеялся, потерпела сокрушительное поражение. В этой битве с моей стороны пало около 50 тысяч солдат, и ещё 5 тысяч попало в плен, остальные отступили, да что уж там бежали. Тяжелейшее поражение сразу отвернуло от меня многих союзников, ряд городов Италии перешёл на сторону Ганнибала, и тот продолжил своё движение на юг вдоль восточного побережья, дойдя практически до пролива с Сицилией на юге. А я уже подумывал о том, чтобы навсегда бежать из Италии, и спрятаться где-нибудь на восточном Урале и по старинке пережить там смутные времена, поскольку, мне становилось очевидно, что война с треском проиграна. И только в Испании мои генералы, наконец, начали побеждать, погнав оттуда Карфагенян, что меня мало радовало, на фоне тотального разгрома всей Италии. И возможно, если бы не победы в Испании, я бы отчаялся.
   К зиме Ганнибал хотел осадить один из последних моих важных городов, портовый Неаполь. Но потом не рискнул, полагая, что зимняя осада может ослабить армию, а быстрой сдачи города не предвидится. Тем более, Ганнибал вообще опасался подолгу осаждать города, опасаясь завязнуть и потерять войска со стратегической инициативой. Я думаю, Ганнибал делал ставку на психологию, полагая, что ещё пара громких побед и города сами откроют ему ворота, а римляне без боя согласятся на позорный мир. Тем более, настроения в Риме были весьма панические. К тому же он понимал, что я неизбежно буду пытаться разбить его в поле, и тогда зачем нужна осада? На зиму он отступил в сдавшийся ему крупный город Капую и решил там перезимовать.
   К этому моменту Ганнибал уже полагал, что военная компания окончена. Рим и несколько подчинённых ему городов, лишенные крупных сил. Просто неспособны, и не смогут создать армию, чтобы выбить врага из Италии. И поэтому всю зиму Ганнибал успешно пировал в Капуе, ни о чём не волнуясь. Я в этот период занялся укреплением всех немногочисленных верных мне городов, намереваясь заставить Ганнибала взять какой-нибудь из этих городов в долговременную осаду, и тем самым связать ему силы. Понимая, что в открытом бою я не смогу противостоять врагу, быть может, я смогу убивать его, хотя бы обороняя крупные города. Я знал Ганнибал ас сухопутных битв, но избегает осад, пусть возьмёт что-нибудь в осаду. Дальше ему деваться некуда, придётся выбрать город, пусть хоть сам Рим, и осадить его. Одновременно, я постепенно начал посылать мелкие карательные партизанские отряды на север и на восток, которые действовали на удалении от армии Ганнибала, наказывая и разоряя тех, кто переметнулся на сторону Карфагенян. В открытом бою моя армия не могла противостоять врагу, но партизаны жгли предавших крестьян, портили снабжение, и подговаривали сопротивляться врагу. Я взывал в Итальянцах к патриотизму, я не мог сражаться открыто, но пусть хоть так.
   Следующей весной Ганнибал снова двинулся на юг и осадил ещё ряд моих городов, но осада не принесла успеха. Одновременно его союзники двинулись на север, пытаясь взять в осаду раннее не сдавшиеся города, но потерпели там поражение, из-за чего Ганнибалу пришлось перебросить силы на север Италии, чтобы сохранять её под своим контролем.
   Одновременно, Карфагеняне начали успешное наступление в Сицилии, беря в осаду, и захватывая один мой город на острове за другим, и продолжала разгораться война в Испании. Я, понимая невозможность противостоять врагу в Италии, решил раздуть пожар войны в других частях света, там где гениальный стратег Каннибал не мог руководить. Началась интенсивная периферийная война, а Ганнибал всё стоял в Италии, и никак не мог решиться штурмовать Рим, тем более, теперь Рим был готов к осаде, а разведчики доносили Ганнибалу, что в столице стоит мощная армия. Следующая пара лет прошла под флагом мелких побед Ганнибала в Италии, он так и не решился двигаться на Рим. А я развязал масштабную партизанскую войну по всей территории Италии, периодически то один, то другой город переходил под мой контроль, и Ганнибал метался, захватывая их, и кровью подавляя бунты, не рискуя осадить ни один мой крупный город. Я думаю, он совершил большую ошибку, так и не решившись двинуться на Рим, был момент, когда он мог это сделать, но не сделал. Впрочем, тогда он мог оказаться в позиции Наполеона занявшем Москву. В общем, Ганнибал был блестящим стратегом, но не таким хорошим как я организатором. И его тылы начинали гореть.
   Достаточно мощное и опасное в такой ситуации для меня государство Македония также попыталось вторгнуться в мои восточные пределы, у меня не было сухопутных сил, чтобы удержать оборону, и, в общем, мне могло бы стать совсем худо. Но мой военно-морской флот успешно помешал десантной операции врага и не допустил в Италию новую партию захватчиков. А меж тем, снабжение Рима было прервано, многие города голодали, страна была до основания разорена войной, мы держались из последних сил. Я растратил всё своё золото и все свои богатства, чтобы удержать всё на плаву. Многие римские граждане, проявив небывалую сознательность и патриотизм, чем могли, помогали мне сражаться с врагом и мы держались, хотя ситуация была хуже некуда.
   Однако, к 213 году до н. э. моя испанская армия, совершив несколько грандиозных побед, стала полностью теснить карфагенян прочь из Испании, и всё больше войск врага уходило на попытку удержать фронт по всему периметру, и вот уже Испания оставлена врагом. И большой ошибкой Карфагена было то, что он пытались распылить войска по всему фронту, не оказывал достойного снабжения Ганнибалу. А мой флот всеми силами блокировал снабжение войск карфагенян в Италии. Хотя если бы Карфаген смог доставить Ганнибалу достаточные резервы, тот двинулся бы на Рим, и тогда конец войне и здравствуй западная Сибирь или Дальний Восток.
   На следующий год, я всё-таки собрал многочисленную армию, и попытался разбить Ганнибала ещё раз, полагая, что его силы всё же на этот раз истощены. В тяжёлом бою я потерял убитыми около 20 тысяч человек, что на самом деле не так уж много, но это опять поставило меня в кризисную ситуацию. Но враг так и не решился на достаточно активные действия, метаясь туда сюда, что, кстати, было весьма безграмотно. Несколько раз Ганнибал пытался осадить разные города, но безуспешно. А меж тем, моим войскам удалось осуществить серию побед в Сицилии, Карфаген потерял там много войск.
   Почему-то после стольких лет побед, Карфаген не верил Ганнибалу, что тот может достичь успеха в Италии, хотя ситуация там была для меня критическая. Больше половины Италии вся её северная, южная и восточная часть, за редким исключением была под контролем Ганнибала. Тем не менее, Карфаген решил окончательно выбить меня из Испании. В 211 году до н. э. мощная армия Карфагена была брошена в Испанию, а не в Италию, и после полу года боёв наголову разбила мою испанскую группировку. После чего уцелевшие Римские войска в Испании также перешли на партизанские действия. Я дал им приказ, удержать врага любой ценой, чтобы предотвратить переход подкреплений из Испании в Италию.
   Меж тем, я, сформировав мощную армию, около пятидесяти тысяч человек двинулся на штурм твердыни Ганнибала Капуи, а сам Ганнибал решил совершить хитрый манёвр, и сымитировал атаку на Рим. Но я не волновался, это было ошибкой, Ганнибалу было бы правильнее пойти и разбить мои войска под Капуей, но видимо, сил на это у него уже не было. Взять Рим Ганнибалу было не по силам, и он, совершив бесполезный манёвр, ушёл на юг Италии. И сейчас, Ганнибал метался по Италии, не зная, что делать, не имея достаточно сил, чтобы взять какой-либо крупный город в осаду, а бывшие союзники постепенно отворачивались от него, я же копил силы, избегая прямых сухопутных боёв, не теряя войска по частям.
   В 209 году до н. э., один из моих военачальников достиг очередного частичного успеха в Испании, не позволив Карфагену в очередной раз перебросить подкрепления Ганнибалу, на которые тот так надеялся. И Ганнибал уже более восьми лет сражался в Италии, подверг мою землю страшному разорению, но Рим начал подниматься с колен, война затянулась, и то было моим спасением. Потери были ужасны, численность населения Италии сократилась более чем вдвое, инфраструктура разрушена, ни мостов, ни дорог, ни акведуков, но мы держались.
   Мы начали побеждать Ганнибала, я перекрыл его снабжение через Альпы, и к нему больше не подходили подкрепления, а мой флот из последних сил удерживал побережье, не позволяя осуществлять полноценное снабжение. А ещё у меня выросло целое поколение мальчишек, что на протяжении более восьми лет росли и слышали, как варвары теснят их родину. Они готовы были воевать и отдать жизнь и последнее за победу Рима. И сами граждане, проявляли небывалый раньше патриотизм, пустив все средства на армию и флот, чтобы удержаться любой ценой. Каждый римлянин верил, если Рим падёт, это будет последний день нашей цивилизации. И в самый тяжёлый час, когда мы снова проиграли битву в Испании, и казалось, теперь то уж ничто не удержит Рим от падения. Мой лучший генерал Сцепион в последствии прозванный Африканским. В 204 году до н. э. с чудом подготовленной резервной 30 тысячной армией высадился в Африке к западу от Карфагена. При нём было много золота, и он не жалея это золото, купил верность многих вождей Африки, создав угрозу самому Карфагену. Численность армии Сцепеона вместе с купленными войсками превысила 60 тысяч человек, и он начал стремительное наступление на Карфаген. Жители Карфагена были просто в панике, война докатилась до них. Как же так? Ещё недавно они побеждали, и казалось истощённый и обескровленный войной Рим вот-вот падёт, а тут совсем рядом с их столицей появилась огромная Римская армия. Ганнибал с частью войск был срочно отозван из Италии, и приготовился выступить навстречу Сцепеону Африканскому.
   Я только этого и ждал, лучше момента не найти, Карфагенских войск в Италии осталось очень мало, и многие когда-то предавшие меня города Италии поняли свою ошибку. Я начал масштабное наступление по всей Италии, и всего за несколько месяцев полностью освободил искалеченную страну от иностранных захватчиков. Заодно призвав в римскую армию многих воинов, что раньше служили врагу. Я массово выписывал амнистии и прощал всех, кто сам по своей воле встанет под римские знамёна. Я знал, второго шанса не будет, надо срочно наладить страну и её тылы. Очень быстро вся страна была взята под контроль, а Сцепеону Африканскому стали приходить щедрые резервы, в войне неожиданно наступил сильнейший перелом. Ещё пол года назад Италия была в огне и на коленях, а теперь наша огромная армия наступала на сам Карфаген. Однако, я боялся, что как и в прошлые годы Ганнибал легко одолеет мои войска. Но не тут-то было, каждый солдат в нашей африканской армии верил, что он это последний шанс Рима, трусость просто исчезла как явление, и даже сам генерал с особой тщательностью готовил атаку.
   В 202 году до н. э. в битве у реки Замы, что недалеко от Карфагена состоялось решающее сражение между огромной усиленной армией Сцепеона Африканского и крупным корпусом Ганнибала. В жесточайшей битве Сцепеон Африканский смог вырвать у врага победу, и в итоге, Карфаген, лишившись большинства своих владений, остался один напротив гигантской армии Рима, что остановилась у его ворот. Но на самом деле я, проанализировав ситуацию, пришёл к выводу, что не смогу взять штурмом огромный город при всём желании, и скоро в Карфаген с востока и из Испании могут придти подкрепления. И если я не заключу позорный для Карфагена мир, то повторится история с не взятым Римом. Тем более, моя собственная страна лежала в руинах, и в любой момент кто-то ещё мог бы попробовать напасть на меня извне. Я решил заключить мир.
   По результатам мирного договора с Карфагеном, тот выплачивал Риму, то есть мне, огромную компенсацию 500 тонн золота, которую Карфаген должен был выплачивать в течение 50 лет, по 10 тонн золота в год. Неслыханная по меркам древнего мира контрибуция. При этом Карфаген терял все свои заморские владения, кроме западной Африки, не имел права иметь морской флот более 10 кораблей, и вести войны иначе как по приказу или с разрешения Рима. При этом, я словом не обмолвился о выдаче своего сына, чтобы не спугнуть птичку. Наоборот, я хотел, чтобы он остался на насиженном месте. Тем более, что теперь у него есть стимул, его собственное небольшое государство и его богатства, зато теперь мои шпионы смогут узнать где все тайные ходы, и потом, в следующий раз он от меня уже не сбежит.
   А меж тем мои войска вернулись в страшно разоренную Италию победителями. И я начал зализывать раны, восстанавливать города, мосты, акведуки, торговлю и морской флот. А также необходимо было восстановить население, не только количественно, но и качественно. Потому что за годы войны резко сократилось число профессиональных ремесленников всех мастей, погибла система образования. А по результатам проведённой переписи выяснилось, что численность населения Древнего Рима за годы войны сократилась в 2,5 раза. Если накануне войны у меня было 12 миллионов подданных, то теперь только пять. И я решил стремительно всё отстроить, пойдя ранее известными мне путями, сокращения детской смертности, что сейчас была на высоте.
   Только через 25 лет мирной жизни, мне удалось восстановить Рим до довоенного уровня, как по численности населения, так и по инфраструктуре, но это были годы мира, и Карфаген не всегда полностью, но исправно платил мне дань. Территория Рима значительно выросла, теперь моё влияние распространилось на всё Средиземноморье, а Рим стал величайшей империей в мире. Многие государства, что когда-то предали меня и поддержали Карфаген, жестоко поплатились за своё вероломство, я нашёл и убил каждого предателя, который запомнился мне в годы войны. В войнах я победил Македонию, ряд других мелких государств, и поставил на колени Египет.
   И наступила новая эпоха расцвета античной культуры, которая никогда не была на столь высокой отметке, как сейчас. Я умело распоряжался сенатом, и, сохраняя отчасти демократию, оставался вечным истинно бессменным консулом великого Рима. Я не знаю, может быть, кто-то из моих детей теперь даже жил в великой римской империи, и я сохранял осторожность, но не было в мире государства, куда бы, не дошла нога моего шпиона. Мои люди даже ходили с торговыми караванами в Китай, и, возвращаясь оттуда, рассказывали мне о великой культуре Поднебесной.
   В 149 году до н. э. найдя формальный повод, я объявил войну Карфагену. Мои шпионы проникли во дворец к моему сыну, и мне даже была известна его внешность, но его так и не смогли убить или как-то отравить. Стражи моего сына тщательно охраняли его жизнь. Карфаген отчаянно пытался избежать войны, готов был предоставить мне подарки и казнить всех, кого я пожелаю, конечно, кроме своего истинного властелина. Я был непреклонен, и моя армия снова двинулась в Африку. Враг, понимая, что пощады не будет, подготовил Карфаген к обороне. Этот город представлял из себя мощнейшую крепость древнего мира, имевшую огромные запасы воды, еды, глубокоэшелонированную оборону, защищавшую от мощных осадных орудий и тысячи хорошо вооружённых воинов.
   Два года шла осада, Карфаген был блокирован с моря и с суши, я выстроил вокруг него целую стену, чтобы избежать прорыва в город или обратно. Мощнейшие осадные орудия и лучшие катапульты древнего мира обстреливали крепость день и ночь. Метательные камни, зажигательные снаряды с нефтью, всё шло в ход. Наконец, спустя два года осады силы врага были на исходе, впрочем, римляне тоже начинали уставать. В результате ожесточённого штурма, моим войскам удалось пробить оборону врага и завязался кровавый бой в городе, который длился 6 дней. После битвы мой сын всё-таки пропал в неизвестном направлении, хотя есть предположение, что он умер при штурме дворца, потому что многие были убиты. Примерно 55 тысяч граждан города были взяты в плен, остальные уничтожены. Мои воины искали среди них человека похожего на моего сына, но так и не нашли. Я предполагал, что, возможно, он спрятался где-то в тайных залах города. Мы снесли Карфаген, разобрав его до основания по камешку, но ничего не нашли, я думаю, что мой сын всё же погиб. И только после того как на месте Карфагена осталось распаханное поле, римские войска вернулись из Африки в Рим.
   Так Рим расправился с Карфагеном, став величайшей империй древнего мира, а я поселился в Риме, и правил им долгие столетия, пока меня постепенно не оттеснили от власти. Но я тогда уже и не особо стремился к сохранению своего влияния. После второй пунической войны население Рима стремительно росло, население города на пике развития составляло около 700 тысяч человек, а самого государства в лучшие годы поднималось до 65 миллионов. При этом, чуть позже, когда я уже был свергнут в 72 году нашей эры, очередной правитель древнего мира, любивший бои людей насмерть на арене. Построил величайший и самый кровавый театр в истории человечества, Римский Колизей. Римский Колизей строился 8 лет с 72года н. э. по 80 год н. э.. Мне не нравилась сама задумка, но он стал одним из величайших архитектурных сооружений человечества, также как Римский сенат и другие великие постройки.
   Отдельно стоит упомянуть появление стали, конечно же, став великим правителем, я натыкался на так называемое метеоритное железо, о котором мне сообщали люди. Метеоритное железо, как я позже установил, это сплав никеля и железа в разных пропорциях, оно отличалось исключительной крепостью, и я быстро нашёл ему применение. Конечно же, то оружие, которым пользовался я сам и мои ближайшие телохранители, было сделано из сплава никеля и железа, или из метеорита. Я не знал, откуда такой металл берётся, но иногда и за большие деньги мне приносили достаточно крупные его порции. Также доходили слухи, что металл падает с неба, что вызывало у меня недоумение. В дальнейшем я много работал над получением различных особенных форм железа и термообработки, но на первых этапах не преуспел. Тем не менее, именно метеоритное железо навело меня на мысль, что железо как-то можно обработать так, что оно перестанет быть мягким железом, а станет сталью. И примерно во втором веке до н. э., уже после войн с Карфагеном. Когда у меня появилось достаточно времени. Я открыл секрет простейшей стали, которую получали методом науглероживания железа. Первые же марки полученной мной стали пошли на вооружение моих ближайших соратников, металл оказался минимум вдвое прочнее бронзы, и имел на четверть меньший вес. Что позволяло делать длинные и тонкие мечи, что практически невозможно для бронзового сплава. Но я решил не внедрять эту технологию в остальную Римскую армию, полагая, что мне от этого выгоды не будет. Людям достаточно и бронзового оружия. Тем не менее, секрет постепенно распространялся по миру, и сталь стала потихоньку поступать как оружие в производство. А я не стал его преднамеренно распространять, как поступал раньше с другими технологиями. Естественно, если бы Риму угрожала какая большая угроза и мне предстояла бы серьёзная война, то я бы использовал сталь. А так утечка этой технологии могла бы пойти только во вред, и мой враг мог в мирное время получить оружие против меня. Тем более, что многие мои технические секреты нередко уплывали в чужие руки. В строительстве сталь также не представлялось возможным использовать, поскольку её большим недостатком перед бронзой являлось ржавение. Со временем металл покрывался ржавчиной, что делало невозможным его использование в строительных конструкциях. В итоге, я стал применять сталь много позже, и, тем не менее, в будущем сталь, несмотря на свои недостатки, быстро вытеснила бронзу как основной оружейный металл. Но это произошло уже после распада Рима.
   Тем не менее, Рим, покоривший колоссальные территории, не оправдал моих надежд. Да он стал центром культуры и влияния на планете, и многие века люди рождались и умирали под Римским стягом. И на пике своего развития численность населения Римской империи достигала 65 миллионов человек, невероятной по тем временам цифры. А Рим с населением более 750 тысяч человек был самым большим и величественным городом в истории. Но, несмотря на все мои усилия, гигантская империя так и не осуществила рывок к тому светлому будущему, на которое я так надеялся. Технический уровень остался в целом прежним, мы не ушли дальше акведуков, водопровода и бронзового оружия. Уровень образования, несмотря на все мои усилия в какой-то момент перестал расти. А развивать одинаково всю огромную империю мне было просто не по силам. Поэтому в какой-то момент, примерно после 250 года н. э. я постепенно стал терять интерес к Риму, желая попробовать какие-то новые политические схемы.
   В дальнейшем это привело к падению Рима в конце четвёртого века нашей эры и начале пятого. Конечно же, процесс падения Рима длился не один день, а несколько поколений. Его общество было растлено и ослабло, коррупцией, подлостью, свинством, высокомерием и глупостью патрициев. А я понял, что построенная мной великая империя не есть идеал мечты. И надо стремиться не только к количеству и масштабу государства, но и к честности и чести его граждан. И да Рим социально умирал, морально развращался, он стал сосредоточием зла, пороков и мелких жуликов, что жирели на чужом труде, не делая ничего полезного для других людей, и даже сам факт рабства мне стал претить. Изначально я стремился лишь обеспечить максимальный производственный потенциал системы, но теперь рабство как средство принуждения к труду перестало себя оправдывать, а жулики лишь набивали карманы, не принося никому пользы, и поэтому я оставил Рим. Меня бесило, когда какой-нибудь мелкий жирный патриций, не сделав за свою жизнь вообще ничего, мнил, что другие ему что-то должны. Я уж молчу про то, что человечество в таких условиях начало самый настоящий процесс вырождения даже на чисто генетическом уровне. Потому что теперь в Риме далеко не всегда самые достойные имели право продления рода, а это главное. Что ж Рим умри за свои пороки.
   И не надо меня винить, в том, что я наложил на Рим, и не стремился сделать его лучше. На самом деле я стремился и даже очень, многие просто не заметили, то, что в начале первого века в мире появились ростки новой религии Христианства. Новая религия Христианство подразумевала единобожие, всего один великий, непогрешимый бог, абсолютно честный и справедливый, истинный образец для подражания, никаких человеческих чёрт. Если боги Греции и Рима походили на людей, имели недостатки, часто были наглы, лицемерны и просто жадны. То новый христианский высший бог был сосредоточием чести и справедливости, образом для подражания лишенным человеческих недостатков, да и как у бога могут быть человеческие недостатки? И окружали бога ангелы, такие же светлые существа полные чести и добра, а ещё в этой новой религии было десять заповедей: не убий, не укради, не обмани, не возжелай жену ближнего своего... И каждый кто их соблюдал в конце жизни попадал в рай, а кто нет в ад. Высший суд в конце жизни, которого не избежит никто. Бог, самый умный и мудрый судит, кто достоин, а кто нет, попасть в рай. И он своей божественной магией способен успеть осудить каждого, взвесить каждый поступок за целую жизнь, плохой и хороший. И кто поступал по чести, попадёт в рай, и будет счастлив, вознаграждён за земную жизнь. А кто вёл себя плохо, конечно же, попадёт в ад, где будет гореть в гиене огненной вечно. При этом, тому кто был плохим раньше, никогда не поздно раскаяться, и если человек вовремя бескорыстно встанет на путь исправления, то тогда, может быть бог простит его. И этот высший суд, заставит людей поступать по совести. Эта новая религия стала сильнейшим социальным стабилизатором в истории человечества. И глупо полагать, что столь умная религия появилась сама собой и просто так с потолка. Конечно же, я её придумал, и думал над ней долго, учитывая многие мелочи и политические аспекты в привязке, прежде всего, к моему жизненному опыту и порокам Римской империи. И эта секта Христиан очень быстро пошла по миру, завоёвывая популярность не сама собой, а её распространяли опытные пиарщики. И, конечно, в религии был образ героя, который совсем недавно, якобы лет пятьдесят назад умер за грехи людей, искупив всё зло. И этот образ героя мученика привлекал многих дурачков и в те годы был популярен, подобно тому, как популярны кино герои 20го века. И да религия сильно окрепла и глубоко укоренилась во многих странах Европы, в начале в Риме, а потом и в завоевавших его варварах, пошла по миру. Поэтому, не стоит думать, что я был так прост и взял и положил на мир, я просто готовился к новому витку, следующему шагу, что вытянет человечество на новый уровень!
  
   Глава 19: Рыцарство.
   После падения Рима я скитался какое-то время, около пятидесяти лет в поисках места для лучшего начала моего нового мира. Мне надоели жаркие страны юга, и я полагал, что теперь если что, вымирание человечеству от нового ледникового периода не грозит. Я предполагал, что суммарное население Земли в данный момент составляет от 70 до 100 миллионов человек, с учётом того, что население Римской империи в последние годы сократилось. И всё равно это колоссальная исполинская цифра, в сравнении с тем, что было в прошлом. Также, по моим расчётам, сейчас в мире шло глобальное лето, и оно было в самом разгаре. У меня вообще в тот момент была забавная идея, я полагал, что есть зима и лето короткие, которые сменяются раз в пол года. А есть глобальные зима и лето, что длятся по 50 тысяч лет или больше. Следуя этой теории, я пришёл к выводу, что следующей зимы ждать ещё не скоро. И вряд ли, созданное мной государство просуществует более тысячи лет, так что нет ничего плохого в том, чтобы основать государство на севере, даже если там совсем опасно из-за великой зимы. Если что, человечеству вымирание сейчас не грозит, оно расселилось повсеместно, а я сам до юга при необходимости один всегда дойду.
   Итак, я, побродив по землям варваров, отправился на дальний север в Британию, где когда-то пролегал северный край Римских владений. Я решил основать там Христианское государство, изначально сделав акцент на честь и достоинство, и посмотреть, как оно будет развиваться.
   Шёл примерно 480ый год нашей эры. Прибыв в Британию, я долго ходил по этой стране, изучая местные обычаи и деревни. Кстати говоря, помимо чисто диких деревень, которых в Британии были сотни, имелись некоторые простейшие зачатки государственности феодального типа. В частности имелись так называемые герцоги, люди которым принадлежало по нескольку деревень, и иногда они назывались королями. Король это человек, которому служит несколько герцогств. Итого, таких королей на территории Британии было человек двадцать не меньше, то есть довольно много. Не считая вольных герцогов и тех земель, которые вовсе никому не принадлежали. Многие герцоги имели достаточно примитивные такие замки, построенные из камня на манер Римских. Только эти замки были достаточно небольшими, и часто вокруг них росли крупные деревни, с населением до 500 человек. Максимальный размер армии герцогов тоже был невелик, редко в Британии можно было найти армию по численности больше 300 человек. Вооружены они обычно были чем попало, и очень редко бронзовым оружием.
   Собственно дальше от меня требовалось весьма банальное действие, а именно захват власти, и желательно так, чтобы все мой захват власти приняли. Что нужно для захвата власти в такой стране как Британия? Конечно же, нужна красивая и душещипательная легенда. Просто прямой захват власти был бы очень сложен, потому что многие уделы уже кому-то принадлежали, и воины постоянно воевали друг с другом за эти наделы, победить в такой войне сразу было бы очень сложно. Для этого нужен отряд верных людей, а у меня его не было. Однако, я придумал красивую историю, что называлась "Меч в камне". И бродя по окрестным сёлам, я рассказывал людям, что тот, кто вытащит своими руками волшебный меч из волшебного камня, по крови призван стать великим королём. А чтобы люди лучше верили мне, я переоделся седовласым волшебником, и скоро слух о волшебном мече в камне пошёл по всему королевству.
   Конечно же, меч в камне был на самом деле, и не простой меч, а метеоритный из железоникелевого сплава. Я специально пробил им в огромном валуне дырку, а потом залил туда не жалеючи бетона, в итоге меч застыл в камне намертво, и чтобы вытянуть его оттуда требовалось усилие в пару тонн. И, конечно же, на лезвии меча было написано "Вытащивший меня, судьбою рождён править." Таким образом, всего за несколько лет вокруг меча вспыхнул небывалый ажиотаж, а меч из хромоникелевого сплава выглядел круто, и многие хотели им обладать, но никто не смог его вытянуть.
   И, конечно же, у меня был ученик, мальчонка, он ходил за мной пару лет и слушал всё, что я ему говорил, он считал меня могучим волшебником и называл Мерлином. Я рассказал всем, что мальчонка этот, случайно выживший наследник древнего рода, особо чистой королевской крови. Кстати, само слово и понятие "чистая кровь" пошло от меня и бессмертных, правда, сейчас оно значило не совсем то, что раньше. Тем не менее, у кого кровь чище, тот ближе к богу, и, следовательно, достойнее править. И, в общем-то, всем было пофиг на рассказы старика с париком из седых волос, тем более, что мальчонка этот не имел прав наследования на что-либо, и потому герцог он или простолюдин, всем было плевать. Просто герцог без наследства и права на престол, ну и что? А над его амбициями править всей Британией люди могли лишь посмеяться.
   И вот настал яркий солнечный день, я сообщил, что скоро великий король вытянет меч из камня. И десятки зевак из соседней крупной деревни собрались на него поглазеть, я подстегнул их интерес, и сюда к камню прибыло несколько солдат из знати соседнего герцога. А незадолго до этого я вбил два деревянных колышка в основание камня и полил их водой, они разбухли и раздвинули щель, а третий колышек мешал мечу свободно выскользнуть. И несколько зевак подошли к камню и несильно подёргали меч, но тот так и остался плотно сидеть в камне. И подошёл мой подопечный, и я осторожно, так чтобы никто не заметил, выдернул колышек фиксации, и трещина расширилась. И король Артур, которому предстояло править всей Британией, легко и непринуждённо выдернул меч из камня, и удивил всех неестественным зеленоватым блеском своего лезвия, настоящего волшебного меча. Конечно же, по всей толпе пронёсся крик подлинного удивления, и воины подскочили к парню, желая отнять клинок, но я хорошо обучил его фехтованию. Парень легко перерубил древко копья и бронзовый кинжал солдат.
   -Поклонитесь мне, или умрёте, я истинный король Британии.
   Конечно же, солдаты не поклонились, а я с парнем пошёл в деревню. Я знал, власть у герцогов не отнять, но зато теперь можно построить свой замок в стороне от остальных, под лозунгом "давайте обеспечим славу и величие туманному Альбиону. Потому что мы святые и богом помазаны, а остальные нет." Итак, мы нашли подходящую долину, недалеко от скалы с большим количеством удобных камней для строительства. И нас уже было несколько десятков человек, и буквально за одно лето мы воздвигли небольшой каменный замок, правда, пришлось основательно поработать, а вокруг замка построили деревню. И назвали мы замок Камелот, что звучит красиво, и по Британски значит "Приходите много!" или если перефразировать на русский "Приходите все".
   Следующие несколько лет мы достраивали замок и городок, одновременно пустив слух по окрестностям, что великий король под десницей бога, строит великий город чести и справедливости. Многие на это купились, особенно простолюдины. И самое забавное, я действительно собирался строить город чести и справедливости. Просто после древнего Рима, я решил, что эти качества у людей наиболее важны. И хотел попробовать посмотреть, а можно ли как-то, кроме религии, обеспечить людям эти качества, быть может, если построить здоровое общество, и внушать это людям с детства, что честь есть высшая ценность, то можно избежать того, что имело место в Риме?
   Тем не менее, я знал, что нужно торопиться, потому что мой новоиспечённый король был простым мальчишкой, и ему сейчас уже было около двадцати лет. А значит, самое позднее лет через сорок он станет старым и умрёт от старости. К этому моменту впрочем, он мог родить покорного мне наследника, но это неважно, я не собирался сидеть здесь слишком долго и строить из Британии великую империю.
   Итак, вначале я решил создать вокруг короля так называемое рыцарство, культ и форма власти, которую в будущем я собирался насадить по всей Европе. Суть рыцарства сводилась к тому, что государством правили рыцари особо честные и справедливые люди. Рыцари должны быть смелыми и могучими воинами, просвещенными философами, быть может, даже учёными, и главное политиками. Рыцари это приближённые короля, что верой и честью служат ему. Основные достоинства рыцарей это честь, верность и справедливость. Всё то, чего так не хватало Риму. Я понимаю, конечно, что даже в самом честном государстве всегда найдутся люди, которые будут лишь прикрываться честью, и не более. Но если сравнить с Римом, то там обман даже не считался грехом, то есть никто не думал, что быть жуликом плохо, а теперь я надеялся наделить людей понятиями добро и зло, более глубоко, чем это было в Риме.
   Для того чтобы воспитать рыцарей, я с первых дней Камелота выбрал двенадцать молодых и сильных людей. И царь посвятил их в рыцари, сделав своими вернейшими вассалами. Всем рыцарям я лично выковал лучшие в истории человечества стальные доспехи и каждому подарил длинный и красивый стальной меч. Стальные доспехи были намного легче и прочнее бронзовых, и позволяли полностью защитить воина, включая лицо, подарив ему исключительную боеспособность. Тяжёлые рыцари на конях стали грозным оружием, один хорошо подготовленный и тренированный воин в бою мог порубить десятки плохо вооруженных пехотинцев. А несколько десятков воинов могли прорубаться через несметные полчища плохо вооружённых людей. Правда, и стоимость полного комплекта доспехов была весьма велика. Ни у кого из соседей такого оружия не было, а самое главное, я посадил всех рыцарей за круглый стол, где они могли говорить с королём и друг с другом наравных, всё что хотели. Что подчёркивало равенство и значимость их рыцарского братства. Но, конечно итоговое решение всё равно принималось королём и мной, тем не менее, круглый стол давал право говорить каждому, что думает, даже в лицо сюзерену. При этом круглый стол был местом чести, и идиотских споров как на греческих форумах никогда не было.
   Опираясь на мой опыт, и несколько лет мира, нам удалось построить замок и небольшой город вокруг него, а потом и расширить круглый стол рыцарей до сорока человек. Многие люди приходили сюда к нам в Камелот издалека, слушая россказни о сильном и справедливом короле. После чего соседи, недовольные рождением у себя под боком нового герцогства и целого небольшого города, куда уходят их люди, заключили союз трёх и пошли на нас войной. Армия у них была небольшой, человек 400 в сумме не больше. В итоге армия Артура, что насчитывала двести человек и сорок рыцарей легко победила. Ключевую роль, конечно, сыграли рыцари, их доспехи оказались практически неуязвимы для оружия врага, а мечи просто всесокрушающими. Ещё бы, сталь против в лучшем случае бронзы. После этой победы рыцари стали примером для подражания всех мальчишек. При этом рыцарем мог стать любой достойный воин, встав на колено, если король решит посвятить его в рыцари. Рыцари были святыми воинами, несущими в мир христианство и его идеалы. Считалось, что сам бог помогает воинам, что свято чтят его заветы добра, и это источник побед, не оружие, а высшие силы.
   После этого акта агрессии со стороны врага и всеобъемлющей победы, мы потребовали от напавших признать нашу власть, и те покорились. Я посадил покорённых за круглый стол, и они стали рыцарями круглого стола, наравне с остальными. Моя щедрость превратила их из врагов в покорных союзников. Впрочем, не стоит думать, что моя доброта что-то изменила в их владениях и отношении к людям тогда, мне в принципе это было и ненужно, потому что их жестокость и единство с королём Артуром, заставляла людей идти в Камелот, и позволяла это.
   В последующие несколько лет я тщательно продвигал идею рыцарства в государстве, мы проводили специальные турниры между рыцарями. Я учил рыцарей совершать подвиги, ради благородных дам и великих дел. Появился устав или скорее кодекс поведения рыцарей короля Артура, согласно которому запрещалось обманывать, грабить, вести себя недостойно. Рыцари имели право владеть крестьянами и требовать от них подчинения, но сам рыцарь отвечал за своих людей кровью.
   В последующие несколько лет был ряд стычек с соседними герцогами, и благодаря моему стальному оружию рыцари короля Артура легко одержали верх. Мы расширили наше влияние на крупную область Британии, о короле пошли настоящие легенды. Увы, я недосмотрел за мальцом. Как-то раз его очень неудачно для меня отравили, и он умер у меня на руках за несколько дней. На престол Камелота посадили другого короля, который также слушался меня во всём. Но я решил переименовать Камелот, решив, что старое название неактуально, а заодно пустил по лесам Англии легенду о великом городе Камелоте и его могучих рыцарях. Теперь Камелот стал просто народной сказкой Англии и недостижимой мечтой. Вообще, причина, почему я решил упразднить Камелот, была достаточно банальна, стратегически этот город не мог быть столицей, находясь в стороне от основных торговых путей. Камелот находился где-то на юго-востоке современного Уэльса в горных долинах, и совершенно не годился на роль столицы крупного королевства. А чтобы пустить корни рыцарства по всей Европе, требовалось, как минимум завоевать большую её часть. Требовалось основать новую столицу, или перенести столицу в другой город, и тут Камелот мог сильно помешать. В итоге я принял решение основать новый город, который назывался Люнденвик, по имени нового короля. Город располагался на реке Темзе в нескольких километрах выше по течению, чем Лондон. И в последствии эти два города объединяться в один, породив столицу Англии, а пока что Люнденвик стал столицей восточных саксов.
   При этом новый король выполнил гораздо более важную историческую задачу, чем более известный из-за народных приданий король Артур. Стоя за спиной нового короля, я объединил порядочный кусок Англии, насадив рыцарские порядки, и продвинув культуру и развитие Англии вперёд на века. Естественно, я обеспечил всё это благодаря демографическому росту. В итоге я правил Англией около ста лет, или даже чуть больше. За это время я вытянул королевство из смутных времён, создал единое царство, основал около десяти городов с населением свыше 3х тысяч человек. Поднял на недосягаемую ранее высоту культуру и ремёсла государства. А самое главное, я старательно насаждал рыцарство по всей территории Англии, правда, потом, я решил переместить свой прицел на Францию. Под моим правлением Англия уже тогда начала свой выход из тёмной эпохи и раннего феодализма. В будущем социальные факторы эволюции, заложенные тогда, частично сыграли роль становления Англии как великого государства.
   В тот же период я стал переносить свою стратегию на юг в Европу, поскольку Англия была лишь изначальным форпостом. Но, покидая эту страну, и готовясь сдать власть, я написал тайную книгу, что называлась "Книга королей." Эта книга стала заветом для английской монархии на тысячу лет. На первой странице книги, с невероятным искусством и точностью был нарисован мой портрет, портрет Мерлина, вечного, истинного великого правителя туманного Альбиона. И всякий монарх Англии должен был хранить эту книгу и передавать её следующему поколению, потому что когда-нибудь я вернусь, и он обязан мне покориться и следовать моим заветам во всём. И не важно какая династия, и кто правит, если он правит Англией он должен мне покориться. Потому что, когда я вернусь, "Туманный Альбион" станет величайшей империей в истории человечества. Я создал эту книгу не просто так, цель создания книги обеспечить себе возможность возвращения в Англию. Если в будущем мне понадобится быстро взять власть, я смогу это сделать.
   Мы с отрядом Англичан начали завоёвывать Францию примерно в 620 году нашей эры. Первое время мы действовали как саксы, от лица Англичан, но со временем это стало вызывать недовольство местного населения. Племена Франции стали объединяться против нас, и мне пришлось сменить тактику. В итоге я основал город на северо-востоке Франции. Мы какое-то время маскировались под Французов, и я заставил всех своих соратников выучить Французский язык. Лично для меня это не представляло проблемы, потому что французский язык был очень похож на латынь. И сейчас французского языка как такого даже не было, был просто сильно отличающийся от латыни диалект, со специфическим произношением слов. Самое сложное, пожалуй, лично для меня, научиться по новому произносить слова.
   В конечном счёте, после нескольких десятков лет не очень успешных попыток внедрения во французскую аристократию, мне удалось там стать своим. Все эти годы не прошли зря, поскольку я старательно распространял христианство и рыцарство по стране. И, наконец, после серии удачный интриг я под весьма банальным именем Карл смог захватить престол государства франков. Я в течение пары лет укреплял свои позиции внутри Франции, и насаждал рыцарство повсеместно, а потом приступил к завоеванию разобщённое Европы. Я не стремился создать империю на века, как бывало раньше с Римской империей, я всего-то хотел оказать культурное влияние на все страны сразу.
   При этом достойных соперников и империй, подобных Карфагену не было, и войны шли быстро и успешно. Даже небольшие армии закованных в сталь рыцарей легко и успешно громили врага. После серии удачных завоеваний под моим контролем оказалась территория от Испании на западе до Польши на востоке, вплоть до всей Италии на юге. Создав очень быстро достаточно большую и великую империю, я начал стремительно проводить в ней реформы. Тем более, что империя, ещё не успев родиться, уже трещала по швам и грозила развалиться в любой момент. Тем не менее, я смог провести много важнейших реформ в обществе, а именно я поставил во главе каждого городка или группы деревень рыцаря. Создав азы феодализма, который станет для Европы переходным периодом, а также обеспечит в будущем возможность крестовых походов на восток. Я также продолжал насаждать рыцарство по всей Европе, и появление стального оружия в массе сильно помогло мне в этом. Правда со временем, я всё больше приходил к мнению, что на самом деле рыцарство не оправдывает себя в полной мере, и многие рыцари только прикрываются кодексом, а на самом деле чести и благородства не так много, как хотелось бы.
   Я также провёл ряд структурных реформ, увеличив многие ранее построенные города. Я не стремился основывать новые города, и не видел смысла ждать, пока они сами вырастут. В Европе было очень много деревень и велика доля аграрного населения, поэтому я просто переманивал крестьян из деревни в город. Так процесс урбанизации и роста городов шёл намного быстрее. Я создавал очаги культуры и объединения вокруг которых в будущем государства средневековой Европы смогли бы создать ряд крупных королевств. В итоге, в какой-то момент города выросли, и начался новый бум ремёсел, тёмные века Европы подходили к концу. Я положил началу раннего средневековья. При этом я полагал, что создание в Европе многополярного мира, состоящего из государств не менее крупных, чем Италия или Эллада целиком, в будущем позволит обеспечить конкуренцию и прогресс. А главное, всё это должно происходить под флагом рыцарства и чести. И всё было хорошо, только трон подо мной зашатался и мне, чтобы не упасть пришлось спрыгнуть.
   И покидая трон великого государства франков я также, как и в Англии написал книгу королей. Книга королей Франции была сильно похожа на Английскую, и суть в ней была та же. Её следовало хранить веками, а человек нарисованный с невероятным искусством на первой странице, это истинный король при котором Францию ждёт великий расцвет. И когда он придёт, даже если это случится через тысячи лет, все короли Франции обязаны ему покориться.
   Тем не менее, мои разведчики обнаружили демографическую бомбу славян на востоке, что были очень агрессивны и нередко ходили в военные походы. А также я обнаружил викингов, что тоже были очень агрессивны. Поскольку власти во Франции я лишился, то ничего не оставалось, как отправиться в Норвегию. Мне хотелось изучить этих викингов. А заодно, возможно, создать там ещё одно мощное европейское государство, также уважающее законы чести.
  
   Глава 20: Древняя Русь.
   И я отправился на север в Норвегию, и присоединился к одному из племён викингов. Те были весёлыми и умелыми бойцами, терпимо относились к новеньким. Меня очень заинтересовал их уникальный менталитет, в них я нашёл все те качества, которые долго искал. Честь, товарищество, поддержку, верность отряду и своим друзьям. Мы часто охотились с ними вместе в лесу на диких животных, я делил с ними кров и давно забытую для меня пищу и ощущения, я провёл с ними не так много времени, как хотелось бы, но чем-то это напомнило мне былые годы. Природа Норвегии была попросту уникально, везде зелень, и холодно как зимой, быстрые холодные реки полные рыбы. Величественные горы, скалы и фиорды, это то место, где мне хотелось жить и жить. Я прибился к ним и жил в своё удовольствие, ни о чём не жалел. Нет, вру, я жалел, что такое не может продолжаться вечно, потому что впереди у меня важные европейские дела.
   И мне удалось снискать там почёт и уважение, правда, пришлось походить с ними в походы, и то было опасно, но мне нравилось у викингов. И спустя несколько десятилетий, одно из крупных племён викингов сделало меня своим конунгом то есть царём. Я взял фамилию Рюрик, и несколько лет правил племенем, прослыв мудрейшим из правителей своей земли. В общем, всё было здорово, и вот тут, одно из племён славян, что обитали к югу в большом городе Новгороде, прослышали обо мне, и о том, что я великий правитель, и примерно в 830ые годы попросили меня придти в их землю и владеть ими. Они сами захотели, чтобы я стал их царём. И я подумал, а чем чёрт не шутит? Это же первый раз в истории человечества, когда люди сами просят меня стать царём или князем, что по сути одно и тоже.
   Я не смог отказать им, вместе со своей дружиной прибыл в Новгород и стал великим князем Новгородским. Новгород на тот момент был весьма небольшим по меркам античного мира городом, располагавшимся в северной земле. Здесь не было возможности построить акведук, или создать какую-то великую цивилизацию, а сам народ управлял городом через весьма примитивную форму собраний, именуемую вече. Но этого для меня было достаточно. И вот там, я решил построить новую страну, в общем, действие достаточно банальное, что я совершал много раз. Первые несколько лет я укреплял Новгород, старался нарастить его население, и обзавестись армией более мощной, чем у соседей. А потом двинул на юг, требовалось объединить Русь в одно единое государство. Мы успешно обманом взяли Киев, убив его правителя, и с этого дня я стал великим князем земли русской. Однако, древняя Русь была крупной и разобщённой страной. Чтобы объединить её, я создал для русских новый уникальный алфавит и письменность, так называемую кириллицу. Русский алфавит чем-то отдалённо напоминал латиницу, но был адаптирован к наиболее распространённому на Древней Руси диалекту. Подобно Древней Месопотамии, в Древней Руси имелись предпосылки к массовому внедрению письменности. Для чего мы использовали деревянную бересту, кору деревьев, на которой удобно было писать небольшие записки. Конечно же, имелись и более серьёзные записи и целые свитки книги. Тем не менее, здесь на Руси я в начале не стремился создавать слишком большие города и возрождать на новом уровне античную культуру. Я понимал, если сделаю всё также как и раньше, будет ещё одна Римская империя, чего мне совсем не нужно. Я хотел качественно изменить людей, их мораль и устремления, а это не требовало постройки великой военной державы, подобно Риму. Наоборот, я стремился изменить самих людей к лучшему, без какого-то колоссального роста ВВП и лютой злобы, презрения к людям и их рабам.
   Итак, я успешно захватил Киев, объявил себя верховным князем и начал объединять все земли русские вокруг их крупнейшего города. Одновременно распространяя письменность и образование, и строя сам Киев.
   Процесс объединения затянулся на пол века, одновременно, на завоёванных землях я развивал науку и ремёсла, перестраивал общество. Я научил русских широко применять сталь, и государство русских стало стремительно богатеть. А в городах их стали происходить коренные изменения. Я также стремился запрещать рабство как явление, и даже иноземцев не брали в рабство. Я хотел построить государство чести, но с рыночной экономикой. Я подумал, что одной из причин падения Рима было рабство, которое позволяло дёшево совершать большую работу, тем самым, нарушая конкурентные условия рыночной экономики. Именно из-за рабства и дешёвой рабочей силы извне началось разложение общества, в результате которого, люди просто разучились работать и перестали уважать труд. Кстати подобный процесс протекал не только в Древнем Риме, но и в другие времена, даже в 20ом и 21ом веке. Правда, там рабство было завуалировано привлечением иностранной рабочей силы, которая чисто экономически также играла форму рабства, и разрушала общество. Ведь для того, чтобы общество процветало в нём необходимо иметь культ работы и труда, который испаряется каждый раз, когда слишком большая часть общества начинает получать материальные блага методом грабежа других. Например, совершенно законно присваивая себе низкоквалифицированный труд незащищённых слоёв населения.
   Приблизительно в 987ом году я начал крещение Руси, которое длилось много лет, и было необычайно кровавым. Люди отчаянно сопротивлялись, не желая признавать Христианство, держались за свою старую религию язычество, только силой огня и меча удалось насадить новую веру в Древней Руси. Одновременно, в процессе крещения Руси я продолжал курс на объединение, и вот спустя примерно двести лет после моего прихода в Древнюю Русь, стало формироваться новое великое государство древности. Древняя Русь занимала огромную территорию суши в несколько раз больше Италии. Правда, на Древней Руси не было таких внешних торговых путей и возможностей к постройке флота, как в Древнем Риме или Элладе. Люди строили достаточно примитивные ладьи, что по своей технологии сильно напоминали гребные галеры, и эти кораблики чаще использовались для хождения по рекам. Правда, несколько морских походов на Царьград имели место. Зато государство было полностью самодостаточным и полностью производило все необходимые для себя товары. В этой стране люди были настолько свободны, насколько это вообще возможно в древнем мире, при этом развивался рынок свободного труда. И Русь была страной городов, более трёхсот крупных городов находилось на территории Древней Руси, а её население достигало трёх миллионов человек и продолжало быстро расти. Конечно, большинство городов Древней Руси имели не слишком крупный размер. Правда, к этому я и стремился, опасаясь, что в слишком больших городах снова появится неравенство, поэтому крупных городов было всего несколько, среди них конечно Киев.
   Я старательно развивал систему образования, и во времена моего правления, каждый, любой, даже самый бедный гражданин любого города Древней Руси умел, как минимум читать и писать. При этом управление страной было смешанным, с одной стороны города управлялись через народное собрание вече. А с другой стороны были князья с дружиной, которые также обладали большой властью.
   Что касается политической карты, государство, подобно Древней Элладе было поделено на множество городов государств, которые были как бы сами по себе, свободны, но при этом подчинялись верховному князю в Киеве, то есть мне. Я не влезал в их вопросы самоуправления, но при необходимости всё же мог собрать всех вместе против очередного нашествия варваров с юга. И кстати, варвары с юга, вначале печенеги, а потом половцы постоянно были большой проблемой. Они нападали на южные рубежи и разоряли их. При этом у конных варваров не было чётко ограниченных городов, они были очень мобильны и постоянно перемещались. Мои рати много раз ходили в их земли, но безуспешно, враг просто сбегал от моих воинов. Степь могла поглотить любую армию без боя. И что хуже всего они разоряли обычно именно мелкие хозяйства крестьян, препятствуя нормальному развитию государства.
   Несколько раз сама Древняя Русь ходила в дальние походы за добычей, я не поощрял такие события, но в это время в Европе тоже гремели Крестовые походы. А заодно, я укрощал Константинополь, чтобы он не притеснял наших купцов. И да, древняя Русь была мощным государством, и её недолюбливали, я заставлял других уважать свою новую страну.
   В общем, всё было успешно, и государство стремительно росло, богатело, пока вдруг как-то с юга не появилось странное воинство, ровно двадцать тысяч человек наступали на наши земли, уничтожая половцев. По сообщениям половцев, которые сами попросили у меня помощи, на них с юга идёт великая рать, две армии, два тумена по десять тысяч человек, неизвестного нам народа. Эти воины сердиты, свирепы, беспощадны и огромная угроза для всех людей.
   Я отреагировал, понимая, что выбора нет и надо помочь своим южным врагам, чтобы потом жить спокойно. Я знал, что на территории Азии множество диких народов, и возможно даже кто-то из моих детей, а значит всё очень серьёзно. Это случилось в 1223 году, я, узнав, что с юга идёт рать, подготовил войско в 30 тысяч своих лучших солдат, огромное по меркам тех времён, и это были не простые солдаты. А целая армия вооружённая стальным оружием и доспехами, почти непобедимая по меркам тех времён. Эти ратники имели на вооружении мечи, а под доспехами новейшее изобретение кольчугу, особую металлическую ткань из стальных колец, что сохраняла подвижность и защищала от меча и стрелы. Впрочем прямое попадание с малой дистанции из достаточного мощного лука, стрелой со стальным наконечником кольчугу или доспех пробивало. Я знал, моё войско, несмотря на видимое малое число, на самом деле почти непобедимо. Впрочем, 30 тысяч солдат, это совсем не малое войско.
   И я бросил своих воинов в бой, на юг, чтобы остановить странных кочевников. Никто не вернулся из той битвы, потом мои разведчики нашли место побоища, вся моя армия была уничтожена. А половцы рассказали, что странные люди пришли издалека, люди с очень мощными луками, очень сильные и страшные воины, и их было немного, всего два тумена по десять тысяч, ровно десять тысяч, один тумен, все на лошадях. Могучие, страшные и невероятно жестокие воины. Они окружили мою армию, обманули, и когда та сдалась, уничтожили всех до последнего солдата, и никто не смог бежать, потому что слишком быстры были неподкованные лошади врага. А потом свирепые воины с юго-востока просто развернулись и ушли, не стремясь никого захватить или оккупировать. И ещё одно рассказали мои разведчики и половцы. У этих воинов были странные раскосые глаза, совсем не такие как у нас.
   Что ж, я понял, что это разведка, и ещё какая, разведка боем. Я знаю, там, на востоке в Китае многие века зрел ещё один полис развития нашего мира. Возможно, туда убежал один из моих потомков, и он подготовил великую армию с невероятным оружием. И видимо, раз он пришёл сюда на разведку, скоро быть великой войне. И я понимал, что армия, которая смогла уничтожить 30 тысяч солдат в стальных доспехах, скоре всего, способна уничтожить и больше войск. А это уже масштаб войн времён античности, когда на полях сражений сходились гигантские армии, управляемые лучшими стратегами, и теперь этот опыт великих войн прошлого предстояло повторить. Я знаю, что Русь не имеет крепостей подобных античности, не имеет и стратегов с кавалерий. Да у русских есть мощная непобедимая стальная пехота, но предстояло нечто грандиозное. Тем более, что сейчас сталь в мире уже не секрет, и многие даже отставшие страны имеют её на вооружении.
   А ещё, как нельзя не кстати, на северо-западе зашевелились рыцари, которых я сам когда-то создал. Крестоносцы, что раньше ходили в походы в землю обетованную, теперь собирались в поход на Древнюю Русь. Я не очень сильно их боялся, зная, что рыцарство, несмотря на хорошее вооружение, по природе своей малочисленно, и у россов есть стальное оружие, и мы ничем не хуже рыцарей. И всё же, не попасть бы мне на войну на два фронта.
   И я стал потихоньку готовиться, снабжая свою армию запасами новейшего оружия, полагаясь больше на тяжёлые и неуязвимые доспехи. А ещё я стал строить лесные крепости, и ловить шпионов, полагая, что в моей стране, вполне можно вычислить человека с косыми глазами. Но шпионов не было, только... Всё это было крайне подозрительно.
   И вот спустя не так много времени, примерно в 1236ом году, мои глаза и уши у половцев, донесли мне, что гигантская армия неизвестного врага движется сюда на Русь, и войск у врага видимо не видимо. Конечно же, этот термин "видимо не видимо" может значить всё что угодно. То есть это может быть 40 тысяч человек, 100 тысяч человек, или даже 500 тысяч человек. Тем не менее, я подумал, что, скорее всего, речь идёт об армии не менее пятидесяти тысяч.
   В связи с чем я стал усиливать армию Рязанского княжества, полагая, что надо бы выйти на разведку боем. Тем более, враг своими конными разъездами успешно ловил всех моих разведчиков, из-за чего я ослеп, не зная сколько у врага войск и где они. Численность Рязанской дружины была доведена до десяти тысяч солдат, и это были отборные войска, оснащённые стальным оружием, мечами, щитами и длинными копьями. Также на вооружении имелись неплохие луки для дальнего боя, и некоторое количество кавалерии. Весной 1239го года Рязанская дружина, видя приближение врага, вышла к нему навстречу. Состоялась битва в ходе которой два тумена врага, ловко окружив Рязанское войско, расправились с ним. Я не смог получить подробные данные об армии нашествия. Но мои разведчики стали сообщать о том, что противник движется широким фронтом, большим количеством туменов, и у врага очень много лошадей, очень. При этом численность армии врага явно больше 200 тысяч конных лучников. Луки врага очень мощные, длинные и дальнобойные, все вражеские воины искусные стрелки, и в бою избегая рукопашного боя, эффективно расстреливают моих солдат из мощных луков, которые способны пробить даже доспех, кольчугу и щиты. В связи с чем, я вооружён не слишком хорошо для войны с новым врагом.
   Я понял, что враг является опытным воином в полевых битвах, а значит, не стоит даже и пытаться выйти за стены городов, лучше статично держать оборону. Города Руси мощные, и далеко не все деревянные, так что мы сможем сопротивляться врагу. Также, Русь, это лесная страна, и передвижению кавалерии могут сильно навредить лесные засеки. И самое главное, у меня возник хитрый план, сравнительно лёгкой победы. Мои разведчики сообщили мне, что враг легко одет, и лошади его южные, а значит, ему тяжело будет напасть на меня зимой, и я решил специально затянуть время, тем более, сейчас было начало осени.
   Спустя некоторое время враг осадил Рязань, и завязался жестокий штурм этого города. Мои разведчики сообщили мне, что противник использует специализированные осадные орудия, прежде всего, сверхтяжёлые катапульты. У врага нет под рукой достаточного количества камня, и он пуляется тяжеленными древесными стволами, вымоченными в воде. Тем не менее, такие катапульты эффективно разрушают крепостные стены моих городов. Рязань пала всего за шесть дней ожесточённого штурма, враг убил всех, не щадил женщин и детей, и лишь небольшая группа воинов чудом спаслась оттуда.
   А тем временем, события развивались по-нарастающей. Наступила зима, и враг на своих лошадях совершил мощные марш-броски к городам южной и восточной Руси, сжигая всё на своём пути. При этом, враг требовал от моих горожан вынести ключи от города, и дать десятину во всём, в людях, конях и даже женщинах. Мои воины не соглашались отдавать своих жён и дочерей, и отчаянно сражались.
   К середине зимы стало понятно, что ситуация складывается просто критическая, десятки крупнейших городов, таких как Суздаль, Владимир и Рязань, были взяты и пылали. Враг не тратил много времени на осаду городов, его крупные силы с осадными орудиями могли захватить мой город за считанные дни. В связи с чем я понял, что старая тактика не действует, и требуется создать армию, и отбросить врага. В течение нескольких месяцев, на севере Владимирской области князем Владимиром собиралась армия, общей численностью 40 тысяч человек, увы, враг узнал о ней, и несколько туменов врага в жесточайшей битве полностью уничтожили мою армию. К концу зимы, враг одержав множество побед, сжёг почти сто городов Древней Руси и продвинулся на север до самого Новгорода, но, потом, не рискнув завязнуть в летних болотах с оттепелью решил отступить.
   Ситуация осложнялась, немецкие рыцари двинулись на восток в районе Прибалтики и великого Новгорода, им было сообщено о начале нашествия дикого народа на Русь, и её ослаблении, и они почуяв нашу слабость, жаждали новых территорий, осадили многие города северо-западной Руси. Я, понимая, что моей жизни в Киеве угрожает опасность, потому что следующей зимой враг пойдёт на западную Русь, решил сменить своё местожительство, и отправился в путь в Новгород.
   Чуйка меня не обманула, и на следующий год армия врага двинулась на юго-западную Русь и на штурм Киева, я, в общем-то, вовремя оттуда смылся. Киев пал, сражался отчаянно, и враг уничтожил практически всех его жителей, а немногих выживших угнал в рабство. Тем временем, развернулись жесточайшие бои с крестоносцами на севере страны, те наступали несколькими мощными армиями, и я принял с ними бой. Один из моих полководцев князь Александр Невский, совершив выдающийся манёвр, смог победить основную армию врага, заманив тяжёлых рыцарей на тонкий лёд Ладожского озера. И немецкие рыцари, убив в этой войне много русских воинов, отступили. А тем временем, остальная Русь захлёбывалась в крови, враг быстро перемещался зимой между городами, оперативно брал их в осаду, и буквально истреблял русский народ. Невозможно было перебрасывать подкрепления или же просто вовремя отступать, мои силы были парализованы. Враг был многочисленнен, мобилен и предпочитал дальний бой с использованием особо мощных луков, из которых воины врага стреляли крайне метко и умело. Моя армия была более высокотехнологична сама по себе, но наше оружие в навязанной войне не годилось и оказалось слабым. Новгород был могучим городом сам по себе и имел могучую рать, но вся она полегла под ударами немецких крестоносцев. Ничего не оставалось, как попросить у монголов мира, и мы дали им одну десятину во всём. Мы сражались достойно, и здесь на Руси при штурме множества крепостей враг понёс огромные потери. Шансов на победу не было, сама история отвернулась от русских, что ж это моё поражение и мой недочёт, я оказался не готов к войне. Тем более, армия врага была просто огромна. Впрочем, ещё тысячу лет назад в эпоху античности я побеждал и более могущественных врагов, но тогда была сыгранность и макро стратегия, а вот государство небольших городков и маленьких честных дружин оказалось небоеспособно.
   По итогам войны с монголотатарами большая часть Руси попала под ордынское иго. Западная Русь, современные районы Белоруссии и западной Украины также была оккупирована Европейскими державами, и попала в многовековое рабство. И не стоит думать, что регионам Белоруссии и Западной Украины хорошо жилось в Европе, там к ним относились как к покорённым восточным рабам и не более. Многие века Белорусы и Украинцы изнывали от рабства своих западных завоевателей, лишь мечтая вернуться в состав Российской империи, что им удалось сделать только в конце 18го века.
   Увы, последствия нашествия монголов на Русь для русского народа были просто ошеломительными и испепеляющими. Большая часть городов Древней Руси была разрушена и превратилась в пепел, погибло более половины населения, культура, ремёсла, всё было брошено. А выжившие были обложены непосильной данью, и несколько раз в год монгольские баскаки приезжали в нашу страну и брали всё что хотели, включая женщин и детей. И если в 1236ом году на Древней Руси была поголовная грамотность, и каждый умел читать и писать, а люди не знали что такое голод. То в последующие века лишь немногие избранные умели писать и читать, а большинство населения превратилось в тёмных и невежественных крестьян. И долгие столетия страна не могла оправиться от этого ужасного удара судьбы. Я сам быстро покинул оккупированную Древнюю Русь, понимая, что всё погибло. При этом, лично меня убивают споры людей в 20ом и 21ом веках, когда безмозглые идиоты, не понимающие и не знающие истории, начинают говорить, что мол монгольского Ига то и не было вовсе, а был просто союз русских князей с монголами. Какая чушь, чистой воды идиотизм, какой союз, была ужасная война в которой погибли миллионы, лучшие самые смелые и честные миллионы. До монголо-татарского нашествия Древняя Русь была самым развитым государством своей эпохи, с самым высоким уровнем жизни. Высокий уровень образования, низкий уровень коррупции, свобода и отсутствие рабства. Мои дети бросили на неё свои варварские орды, подготовили это нашествие, вычислив меня, ввергнув в хаос и крах весь этот процветающий край. Не союз русских князей с монголами был, а великая и кровавая война насмерть, самая кровавая война из всех, в которых участвовал русский народ. Если во второй мировой войне погибло 20% населения России, то во время монголо-татарского нашествия погибло более 50% всего населения, и ещё часть погибла потом, уже после поражения. И многие поколения позже Русь была ввергнута в хаос нищеты, невежества и рабства, были разрушены все культурные институты. Это была худшая из войн намного отбросившая Древнюю Русь назад. Процветающее древнее государство, самое передовое на планете, погрузилось в хаос, невежество и мрак. Какой безмозглый идиот придумал, что был союз русских и монголов? До какой степени у людей поддерживающих эту теорию должен отсутствовать мозг?
   Меж тем, сильно ослабленные части монголов двинулись на запад в Европу. Там местные феодалы объединились, и совместно решили отразить атаку монголов. На европейском театре военных действий дела тоже складывались не очень хорошо. Несколько армий Европы на территории Румынии и Венгрии были разбиты. И европейцы потеряли много воинов, подчас сражаясь намного хуже русских. Однако, у европейцев было оружие, которое я прошляпил, переносные арбалеты, которые долго перезаряжались, но зато далеко и метко стреляли, во многом превосходя переносные луки, и благодаря этому оружию европейцам удалось сдержать наступление врага. Надо сказать, что изобретение не мной столь совершенной военной технологии стало поводом для расстройства. Впрочем, первые арбалеты вообще, были изобретены во времена античности, просто они тогда были крупными, а не переносными. И всё же мои дети успешно творили военные технологии без меня, и нередко опережали меня и намного. Вообще, если честно, арбалетов в европейской армии было мало, но они были. И надо сказать, продемонстрировали свою эффективность, как единственное оружие, способное остановить монголов. Впрочем, я думаю, истоки наших поражений лежали в недостаточной обученности и оснащённости средневековых армий. На самом деле античные армии, несмотря на более примитивное бронзовое оружие, тяжёлым вооружением были оснащены гораздо лучше, и, наверное, если бы с монголами столкнулась римская армия или греческая былых времён, такого разгрома не было бы. Даже, возможно, греческая армия времён Александра Македонского разогнала бы татаро-монгольскую рать, как глупых и назойливых безумных варваров.
   И, тем не менее, даже европейская армия несла большие потери и отступала. Но с других районов подходили всё новые и новые войска, а Римский папа объявил святой поход против неверных, в защиту всех католических стран. Его действия и реакция были невероятно организованные. Я увидел, как один единственный духовный правитель, Римский папа, через религию организованно управляет всей Европой, как он перебрасывает резервы и бросает их в бой ни чуть не хуже светского лидера. И его власть была даже выше власти любого царя или короля, воины шли за него в бой и умирали, не за человека, а за бога и за веру. Потому что каждое слово Римского папы это приказ свыше от самого бога. И да, простой человек не мог иметь таких связей, и такой организации, не успел бы со всеми договориться, это один из моих потомков, достигнув больших высот, сражался с другим. Восток и запад, две совершенных военных системы и обе были нацелены на завоевание. И не стоит думать, что запад был моим союзником, потому что это именно Римский папа организовал на меня нашествие с запада в самый важный переломный момент истории Древней Руси. Мою цивилизацию успешно разобрали на половинки две другие, а потом восток и запад сцепились в смертельной схватке, закованные в сталь рыцари против быстрых и мобильных лучников. Российская официальная история, традиционно умалчивает, кто и как на самом деле остановил тогда монголов, хотя, безусловно, заслуги нашего народа тоже были весьма велики. И ещё неизвестно кто был сильнее в этом бою, рыцари, защищённые неуязвимой стальной бронёй или лёгкая кавалерия с мощными дальнобойными луками. За несколько лет ожесточённых боёв Европейцы смогли отстоять свою территорию, и монголы, понеся большие потери, ушли восвояси, не завоевав ни пяди европейской земли. Тем не менее, орда заняла огромную территорию, в которую входила и Древняя Русь, южные степи и обширные территории Азии. Монгольский правитель создал гигантскую империю, что простиралась от Китая на востоке, через всю Азии до западных границ Древней Руси на западе. В то время, как Римский папа под своим религиозным венцом объединил всю Европу и часть святой земли. Только, конечно же, степень социальной организации запада и востока были несопоставимы. В Азии сложилась примитивная варварская тирания, ещё более примитивная, чем когда-то персидская. А вот на западе сложилась сложнейшая политическая система, в которой духовная власть тесно переплеталась со светской. Европа была раздроблена на ряд довольно крупных государств, что конкурировали между собой и воевали, продвигая прогресс, и при этом все эти государства, Италия, Франция, Англия, Священная Римская империя, Польша, Венгрия, Норвегия и Швеция, подчинялись духовной власти. В каждом государстве везде и всегда был свой кардинал или епископ, который, несомненно, подчинялся папе буквально во всём, и с ним советовались короли и королевы. Таким образом, Европа была раздроблена для внутренних конфликтов между собой и едина против любой внешней агрессии. При этом теперь, после гибели Древней Руси, Европа, несомненно, была самой развитой частью света. И сказать по правде, да мне удалось построить на Древней Руси государство без рабства со сказочно высоким уровнем жизни, это повод для гордости. Только, по уровню технологий и разнообразию Европа была неизмеримо богаче, впитав в себя многие античные ценности и науки, которых не было на Руси. И родилось как раз то, к чему я всегда стремился, область земли, где было много государств, что сами шли вперёд и успешно сохраняли прений уровень, достигая нового. Впрочем, быть может я слишком высокого мнения о средневековой Европе феодального типа. И, тем не менее, феодализм пустил корни не по всей Европе, и много где сохранялась светская торговля и прогресс, просто одно соседствовало с другим. А вот моя держава рухнула, и теперь была покорена варварами, и я знал, Древняя Русь быстро деградирует, и возрождать её некому. И это первое в моей жизни крупнейшее поражение в войне государств, даже во второй войне с Карфагеном не было такого разгрома. Ничего, это будет мне уроком по жизни, и я смогу построить новый лучший мир в другом месте. Так что мне нечего было больше делать, и я отправился в Европу, чтобы начать там всё заново. Потому что здесь в России осталось лишь пепелище, а страну из-под контроля безумных варваров не поднять.
   И стало очевидно ещё одно, теперь уже нельзя как раньше свободно экспериментировать с политикой, ничего не опасаясь, как было когда-то в Шумере и Древней Греции, когда на границах моих империй просто не было врагов, что стремятся меня разорвать. Мир изменился, теперь единственный способ выжить любому государству, это иметь клыки и когти. И теперь нельзя просто экспериментировать с одной лишь политической системой. Теперь, чтобы выжить, государство всегда должно иметь самую передовую армию, должно быть собранным и готовым отразить любую агрессию, задействовав самые совершенные технологии. Мир изменился, теперь изменилось всё. Раньше я создавал государство, и развивался ничего не опасаясь, зная, что других равных мне государств просто нет. Теперь же мир это сплошная карта масштабных войн военных суперблоков, за каждым из которых стоят другие вечноживушие. И даже если сохраняется видимость, что мир разбит на мелкие государства, на самом деле это не так, потому что все эти государства формируют группы, что подчиняются суперцентру весьма хитрым образом.
   И всё равно, мне было больно и обидно, я потерпел величайшее поражение в своей жизни, я начал строить великую страну и проиграл, мои дети оказались более влиятельными и могущественными, чем я сам. Они построили величайшие державы, что схлестнулись друг с другом в масштабном бою, а я в этой войне оказался просто кратковременным эпизодом. Что ж, быть может, мне стоит прекратить мнить себя центром вселенной, потому что я больше не центр вселенной? И быть может, стоит просто поселиться где-то?
  
  absnobalance.ru - стратегия с уникальными возможностями, основной фишкой является тот факт что игрок сам разрабатывает для себя ресурсы (металл) собирает из них здания и космические корабли. Несмотря на плохую графику игра имеет уникальный геймплей, корабли имеют меткость, пробитие, толщину брони, несколько параметров брони и вы можете разработать свой собственный боевой корабль и бросить его в бой, причём это может быть какой угодно корабль вооружённый как угодно. Также в игре имеется рынок оружия позволяющий продавать свои уникальные боевые корабли другим игрокам. Это трудно но интересно, надо только разобраться, заходи не пожалеешь.
  
  
   Глава 21: Римский папа.
   Надо сказать, что я прибыл в Священную Римскую империю летом 1243его года, я прибыл туда совершенно один, имея в кармане лишь горсть золота и серебра. Впрочем, горсть золота в кармане была не такой уж маленькой, всё-таки я был когда-то правителем целого государства. Я не имел лишних денег, покидая Древнюю Русь, на мои капиталы вряд ли можно было осуществить государственный переворот, но всё же я не был и бедным, увы, многие князья заклеймили меня как предателя. Поскольку, я просто предал Россию и бежал. Впрочем, обвиняя меня в предательстве, следует помнить, что это я построил и возвысил Русь как государство, объединив варварские племена и насадив там развитую культуру. Если бы я в 9ом веке не придумал единый алфавит, не насадил бы единый язык, культуру и веру, не объединил бы страну, развивая торговлю и политическую систему, ничего бы и не было. И я ничего не должен русским, которые получили от меня гораздо больше, чем дали мне взамен. При этом сам я русским никогда не был, и скорее, европеец по происхождению и образованию.
   Итак, моей первой точкой прибытия стала Венеция, я просто приехал туда на коне, остановился на постоялом дворе и несколько дней ходил по городу, рассуждая как мне быть. Надо сказать, я собирался устроить себе какой-то бизнес, который дал бы мне свободу, деньги, небольшую власть и развязал бы руки. Поскольку очень тяжело быть странником без всего. Я по данным своих шпионов и торговцев знал, что Венеция это один из торговых центров Средиземноморья, здесь пересекаются все торговые пути, торговцы Священной Римской империи и Византийской империй имеют свой важный бизнес. Я сам лично, зная опыт истории, в начале решил, что если это не торговый центр всего современного мира, то, как минимум один из центров. Правда, выяснилось, что это не совсем так, и хотя сюда действительно часто заплывают торговцы, никакой политической власти, и влияния за Венецией замечено не было. И я оставался там, но эти дни я изучал не только Венецию, но расспрашивал в портовом кабаке о дальних странах местных моряков. Я думал, куда мне ехать дальше, в Грецию, в Англию, или может податься в Италию? А быть может, напроситься на аудиенцию к римскому папе, познакомиться с тем правителем, что так лихо сражался с монголами и видимо сейчас правил всей Европой? Впрочем, напрашиваться на аудиенцию к одному из своих потомков, это смертельно опасно, он мог сделать меня своим добрым союзником, а мог по старой памяти просто сразу убить. Тем более, что в этот раз я буду полностью в его власти, а это крайне опасно. Так что я думал, как мне сейчас поступить, где добыть власть, и куда пойти? При этом, я понимал, что создать государства с нуля в быстро растущем современном мире мне уже не удастся. Потому что, чтобы родить государство нужно минимум лет триста спокойной жизни, чтобы соседи не трогали и приличную территорию с ресурсами, а сейчас весь мир вообще везде был поделён, а значит, власть можно только захватить. Впрочем, безопасных сценариев захвата власти в человеческом обществе существует великое множество. Глупо полагать, что это только революция, наоборот, революция это последнее дело. Самый безопасный способ захватить власть в мире, это стать лучшим другом какого-нибудь влиятельного политика, царя, короля или императора. Я был достаточно умён, и вполне могу поразить своим интеллектом любого царя прошлого, настоящего и будущего, он быстро сделает меня своим главным тайным советником, а там до власти рукой подать. И стать тайным советником царя, куда безопаснее, чем захватывать власть самому. Основной мишенью всегда является царь, редко кто метит в тайного советника, и если даже что вдруг, убьют то царя, а советник всегда сможет бежать. Впрочем, как там она карта ляжет, это конечно неизвестно, и гарантию никто не даст. Конечно же, кроме дружбы с царём есть и другие способы постепенного захвата власти, такие как подлог, тайное убийство действующего царя и его замена собой, или история со старшим наследником, что всё детство провёл в деревне, а теперь вдруг появился из ниоткуда. Можно и просто стать очень богатым человеком, успешно ведя дела, и это тоже способ захвата власти. Поэтому захват власти это искусство, и возможностей тут миллион, и далеко не всегда это вооруженный переворот. Революцию совершает безмозглый народ, или противник извне, а истинный гений действует тонко, никто и не заметит, что власть в стране сменилась. Вроде бы тот же царь, тот же строй, те же лорды на своих местах, а власть уже на самом деле полностью сменилась. И вот ранее спящий на троне глупый правитель проводит хитроумные реформы общества и...
   Тем не менее, пожив несколько дней в Венеции я пришёл к выводу, что, скорее всего, Священная Римская империя находится под пятой у моего отпрыска, и ловить мне здесь нечего. Да и большой власти и влияния у Венеции нет, и став её правителем, я смогу лишь набить свой кошелёк и не более. А в самой Священной Римской империи мой отпрыск появился раньше меня, имел власть, шпионов и спецслужбы, а мне погорельцу неудачнику лучше поискать себе страну, свободную от влияния чужих. В связи с чем, я отправился во Францию. Полагая, что быть может, хоть там найду свободный никем не занятый уголок.
   Путь на коне во Францию оказался для меня счастливой прогулкой, я, не торопясь, трусцой двигался по Европе, наслаждаясь пейзажами и зажиточными крестьянами. Да с тех пор как я покинул Европу триста лет тому назад, та сильно продвинулась вперёд, и возможно, я зря сделал ставку на Древнюю Русь. Во многом Европа культурой и развитием сделала большие шаги вперёд, и я думаю, она по уровню технологий не сильно уступала Древнему Риму. Да здесь не было могучих акведуков и титанических построек, но мелкий быт сильно продвинулся вперёд. Правда, кой что не укрылось от моего зоркого взгляда, в Европе не было хороших лекарей и системы карантина, из-за чего периодически возникали эпидемии бурбонной чумы или чёрной смерти. В прошлом, когда я строил свои великие империи, я всегда опасался эпидемий, и в каждом крупном городе всегда была мощная медицинская служба, и служба карантина. Видимо, действующий правитель не сталкивался с жуткими эпидемиями прошлого, когда за неделю вымирало целое государство, и пренебрегал медициной и санитарией. Впрочем, по-настоящему больших городов в Европе просто не было, и чёрная смерть, собирая свою дань, не становилась угрозой вымирания всей Европе. При этом люди мёрли то там, то здесь, но даже заражённые города, лишённые гигиены и санитарии, всё равно не вымирали полностью. Люди боялись чумы и называли её чёрной смертью, но та не была абсолютно смертельной, некоторые люди имели от неё иммунитет и не заражались ею вовсе, а другие не успевали заразиться, потому что чума не была настолько заразна, как эпидемии прошлого. Поэтому очень часто, придя в город, чума уничтожала треть населения, или даже две трети, но не больше и далеко не всех, и затухала. Это было страшно, но не фатально для общества. Думаю, не последнюю роль во всём этом сыграла моя кровь, люди современного века все были моими потомками и имели высокую долю моей крови, а мой иммунитет намного стойче ко всем болезням, знаю по себе. Думаю, мои потомки тоже попали под это правило, да они болели, но те болезни, которые для людей каменного века означали неизбежную смерть, для людей средневековья были просто тяжёлыми и опасными, и человек вполне мог их пережить. И всё равно, считаю, что медицина средневековой Европы, точнее её почти полное отсутствие, в сравнении с античной, была большим упущением. Всё-таки низкий уровень образования, грамотности и технологий, в сравнении с античным миром бросался в глаза. Многие мелкие предметы обихода, такие как стальное оружие, арбалеты, зеркала, стали совершеннее, а вот постройки, требовавшие организованных коллективных усилий, отсутствовали. То есть политическая организация общества античности была выше.
   И я прибыл во Францию в Париж, огромный по меркам Европы, но не античности город. Остановился в одном из дешёвых трактиров, душевно выспался на белом белье, поел, и отправился бродить по городу. Этот город сильно по духу отличался от Древней Руси, был каким-то грязным, но вместе с тем, здесь было много каменных построек. А вот что больше всего ударило мне в лицо, так это католицизм. Все граждане были набожными и верили в бога и папу Римского, и каждое воскресенье и бедные и богатые ходили в церковь. Здесь же в Париже, я смог найти купцов и расспросить их о землях, что меня интересовали. Выяснилось, что идти мне, по сути, было дальше некуда. К северу от Парижа лежало государство Англия, с которым франки часто воевали, и оно тоже было католическим, подчинялось Римскому папе, а к западу лежала Испания, которая отчасти была оккупирована каким-то Африканским государством, и отчасти подчинялось Римскому папе. На востоке была Священная Римская империя, само название говорило само за себя, и кому она подчинялась. На самом деле, Священная Римская империя была раздроблена между феодалами, особенно районы Германии, но строить там что-либо я думаю, бесполезно. Норвегия и Швеция, в общем-то, тоже не вариант, так что мышеловка захлопнулась, вся Европа принадлежала папе Римскому, огромная территория. Оставалось только плыть в Америку, но этого мне не хотелось, также мне не хотелось мигрировать в Африку. В общем-то, мне вообще не хотелось плыть в варварские земли и начинать всё заново, здесь в Европе хотя бы рыночная экономика и высокие технологии. И я решил просто пожить здесь в своё удовольствие. Я знал, скоро карта истории ляжет по-новому, и у меня появится исторический шанс сыграть свою партию снова. Мне уже не первый раз приходилось просто жить в своё удовольствие, и в этом нет ничего плохого. Даже наоборот, если мир успешно развивается, можно и отдохнуть. Гораздо хуже, если мир деградирует, а какой-нибудь злобный народ типа неандертальцев желает под корень искоренить homo sapiens. Так что европейские времена мне даже нравились и устраивали меня.
   Чтобы заработать на жизнь и иметь возможность мастерить всё, что мне захочется, я открыл лавку кузнеца на окраине Парижа, и начал делать оружие для двора его величества. Точнее, оружие не для короля, отделанное золотом и бриллиантами, а я делал оружие для дворцовой и городской стражи. В ходу были длинные и тонкие мечи с острым лезвием, а также я научился делать неплохие, лёгкие и опасные арбалеты. Иногда занимаясь производством всяких безделушек. Я очень увлёкся часами, и открыл такие устройства как пружинки. Я сгибал проволочку, закалял, и она выполняла функцию источника энергии непродолжительное время. Мои первые механические часы были достаточно маленькими, ходили плохо и показывали время с погрешностью три минуты за один час, причём заводить их надо было каждый час. Но в те времена и такие часы были чудом, а острой потребности планировать время до минуты ни у кого не было. И, тем не менее, это были первые в истории человечества механические часы на пружинке. Мои достижения быстро дошли до богатых людей, и мне стали платить большие деньги за это чудо природы, и потом достижение дошло до короля, а потом, увы, и до местного кардинала...
   Они пришли ко мне ночью, целый отряд элитной гвардии кардинала, пробили дверь, вызвали переполох в доме, завизжали женщины и служанки, я вскочил с постели и выхватил лежащий рядом меч. Ко мне в комнату ворвалось несколько гвардейцев, и на меня навели несколько сделанных мной же арбалетов.
   -Не глупи Жак. Мы не собираемся убивать тебя, тебя хочет видеть кардинал. Мы пришли сюда не убивать тебя, хотя нам это по силам, если ты окажешь сопротивление.
   Я лихорадочно соображал, что ж, делать, но потом решил, что, быть может, кардинал меня отпустит, просто проверит, не колдун ли я, ох и попал. Знал же, что не стоит делать ничего за пределами обычного, и потянуло меня на эти часы.
   -Одевайся и пошли с нами.
   Я быстро оделся, натянул сапоги, решив, что, возможно, смогу сбежать по пути. Но не тут тот было, на меня надели мощные стальные колодки, на руки и на ноги.
   -Это зачем?
   -Таков указ кардинала, он сказал, ты очень силён и опасен кузнец, ты то, воробышек, - посмеялся страж. - Он сказал, ты можешь убить и сбежать. Хотя лично моё мнение, посылать за тобой кузнецом целый батальон стражи это глупость, но не мне судить самого кардинала.
   -Кардинал глас самого бога, - поддакнул я.
   И они вывели меня из моего дома, посадили в карету, и та быстро поехала во дворец кардинала в центре Парижа, а я лишь успокаивал себя, что всё пронесёт, и кардинал просто хочет что-то от меня узнать, выкручусь как-нибудь, впрочем, всё не так хорошо, иначе бы не эти колодки. Если бы кардинал просто хотел меня видеть, он вызвал бы к себе и всё, а тут что-то пугающе необычное. Меж тем, мы доехали по ночным улочкам до дворца кардинала и меня повели наверх в его покои. Здесь была глухая комната, и в ней на диване сидел кардинал, меня не развязывая, посадили напротив и все воины вышли.
   -Вы хотели меня видеть отче?
   -Мы с тобой наедине, - сообщил кардинал. - Можешь рассказать мне всё, никто не узнает.
   -Что всё?
   -Про те магические вещи, что ты делаешь. Ты колдун!
   Он показал мне часы, которые я когда-то сделал для одного вельможи, те негромко тикали, и стрелки медленно ползли вперёд.
   -Это не магия, а механизм.
   -Да, да, внутри есть пружинка, её заводишь, и они ходят целый час на этой пружинке, подобно песочным часам. Я всё это знаю. - Перебил меня кардинал. - Иначе бы давно казнил тебя как колдуна.
   -Тогда в чём дело?
   -В тебе, ты приехал в Париж несколько лет назад, имея много денег в кармане, по моим расчётам тебе должно быть минимум двадцать пять лет. Только ты не изменился и выглядишь как юноша, ты не стареешь! И это колдовство.
   -Отче, мне не так уж много лет, я жил в деревне, и лет семь назад приехал сюда, сейчас мне действительно двадцать четыре года, и я выгляжу чуть моложе, так бывает, колдовства тут нет. Отпусти меня, и я буду дальше делать часы и другие побрякушки для граждан Парижа, я кузнец, зажиточный мастер, я вхожу в гильдию кузнецов, и я не колдун.
   -Я бы поверил тебе, и даже отпустил бы, если бы не одно но.
   -Какое?
   -У меня есть особый приказ на счёт таких как ты от самого Римского папы.
   -Да ладно, какое Римскому папе дело до простого кузнеца?
   -Римский папа сказал мне, что по свету бродят великие колдуны древности, что умеют делать чудесные вещи, и этим колдунам по тысяче и более лет. Они родились ещё до рождения Иисуса Христа и сами видели его смерть на Кресте. Скажи мне колдун, ты видел смерть Иисуса, ты был там?
   -Нет, я родился совсем недавно, - сделал испуганное лицо я.
   -И Римский папа сказал мне, вычислить этих колдунов сложно, они хорошо маскируются, но иногда они совершают оплошность. Чтобы заработать деньги начинают делать вещи, которых ни у кого нет, и люди покупают их за большие деньги. Такие вещи, как твои часы, волшебные вещи. И вычислить этих колдунов можно по двум признакам, они делают эти вещички, а ещё они никогда не стареют, сохраняя свой возраст и лицо неизменными! - И с последним словом его глаза блеснули.
   -Но я же не колдун, я просто кузнец, - заплакал я. - Не казните меня, я не занимался колдовством никогда, я всё для вас сделаю. Хотите, буду год снабжать вас лучшими арбалетами, я умею их делать, это дорогое и сложное оружие.
   -А ещё Римский папа сказал мне, - продолжал кардинал, - что эти колдуны, прожив тысячи лет, стали очень умны и хитры, и нельзя верить твоим словам не единожды. И нельзя снимать ни на миг, ни под каким предлогом эти особые стальные колодки, и даже в них нельзя спускать с тебя глаз, ты очень опасен.
   -Вы сожжёте меня на костре?
   -О нет, не сожгу. Хотя, хотел бы избавить мир от твоего зла. Потому что ты не такой как другие, а значит ты зло. Наоборот, папа сказал мне, что твоя жизнь бесценна, и если тебя удастся поймать, надо доставить тебя к нему в Ватикан, чтобы он смог допросить тебя. Я только хочу сначала узнать у тебя, зачем ты так нужен Римскому папе?
   -Я не знаю.
   -Не ври мне, иначе я прикажу пытать тебя, мне сказали доставить тебя живым, но никто не запрещал немного пожечь тебя калёным железом и ломать пальцы.
   -Ладно, я скажу, да я колдун, хотя колдовать не умею, именно меня, тысячу лет назад заклял сам Иисус, подарив мне вечную жизнь за умение делать волшебные вещи.
   -И какие же волшебные вещи ты умеешь делать? - Оживился кардинал.
   -Ну, например, вот эти часы, никто больше не умеет делать такие часы. И это не самые лучшие из сделанных мною часов. Ещё я умею делать часы с гирями, впрочем, их вы тоже видели. Также вы могли видеть искусный компас, сделанный мной, в нём, правда, тоже нет никакого волшебства, просто очень красивая и аккуратно сделанная вещь. Только другие люди не умеют делать вещи столь совершенными, как это делаю я, и только в этом моя сила.
   -А что ещё ты умеешь делать?
   -Я умею ковать оружие из метеорита, это особый волшебный металл, падающий с неба, клинки из такого металла прочнее стальных и никогда не ржавеют, но для этого нужен метеорит. И я кузнец, в широком смысле этого слова, я знаю многие металлы, способы их обработки, и умею делать чудесные доспехи и клинки. И это всё что я умею.
   -И всё? - Удивился кардинал. - Это всё?
   -Да.
   -Делать клинки умеют и обычные кузнецы, в том числе и из стали, за что же Иисус подарил тебе вечную жизнь, неужели только за часы?
   -В те времена, мои клинки и те вещи, что я делал, были лучшими в Древнем мире. Но я не колдун, и не умею ничего из магии, я просто делаю вещи из железа и других металлов, очень искусные вещи, и это всё что я умею, одна из таких вещиц сейчас у вас в руках. Моё бессмертие не более чем желание Иисуса сохранить жизнь искусному мастеру в котором нуждаются люди. Я не совершал зла никогда и никому.
   -А есть ли колдуны? Есть ли другие, такие как ты, кто живёт вечно?
   -Есть.
   -Расскажи мне.
   -Я мало знаю о них, некоторые из них действительно колдуны, но не все. Я однажды встретил девушку, искуснейшего лекаря, которая могла вылечить любую болезнь, и даже воскресить мёртвого, если он умер недавно. Можно ли считать её ведьмой? Думаю, да, она ведьма, но ничего кроме добра она не совершала никогда, излечивая людей.
   -Может, она лечила злых и плохих людей? - Сделал идиотское предположение кардинал. И, кстати, да, он поверил мне, в ту нелепую чушь, что я сочинил для него. Едва ли он поверил бы в правду, но всё, что было близко его невежественному и убогому мозгу, тому он поверил наслово. А самое главное в этой игре притворяться глупым, ничто так не влияет на человека, как его собственное осознание, что он сам видит стоящего перед ним насквозь.
   -Любую вещь можно использовать во зло и во благо. Мои часы могут принадлежать любому человеку, и королю и бандиту. Я умею делать часы, и только это, она умела лечить, и могла вылечить кого угодно и от чего угодно. Это дар, а как им дальше распоряжаются люди, это уже другой вопрос.
   -Тогда понятно, зачем вас собирает Римский папа, и почему он приказал не убивать тебя. Значит, от тебя есть польза святому миру. И последний вопрос, скажи мне, сколько таких как ты?
   -Я точно не знаю, думаю, человек пятьдесят не больше. Нас изначально было больше, но иногда нас убивают, поэтому наше число в мире сокращается.
   -Хорошо, я узнал всё, что захотел, стража, отправьте его в Ватикан.
   В комнату вошли стражники, вывели меня под руки из дворца кардинала, засунули меня в карету с охраной из нескольких всадников, и я прямо ночью начал свой путь на юг в Рим. Мы ехали надо сказать достаточно долго, хотя и гнали коней, которые сменялись каждые несколько часов. Тем не менее, путь на юг занял более недели. Всё это время с меня не снимали колодки, и я никак не мог убежать, хотя хотелось бы, потому что я понимал, быть пленником, это даже хуже, чем самому придти. Да и сам факт целой недели в колодках, мало приятного, особенно, когда надо сходить в туалет. В итоге, через неделю с небольшим, меня всё-таки довезли до Ватикана.
   * * *
   Я дожидался встречи с Римским папой где-то сутки, всё это время я в колодках пролежал на соломе в каком-то тёмном и мрачном подземелье, которое, видимо, было построено ещё во времена Древнего Рима. Меня никто не кормил, и я даже не мог нормально помочиться, пришлось сходить под себя. А моя стража, потеряла интерес ко мне, сразу, как только передали гвардейцам Римского папы.
   Наконец, меня выволокли из подземелья и поволокли наверх, в одну из зал, я, наконец, узнал это место. Мой собственный дворец, я строил его сам для себя, много сотен лет тому назад. И да это был один из лучших и самых изысканных дворцов Древнего Рима и современности, а ещё здесь было много тайных ходов, и тайники с оружием золотом и инструментом, и это внушало большой оптимизм. Я понял, у меня появится шанс бежать, как только стражники освободят меня от колодок. И, конечно, я понимал, что тот Римский папа, к которому меня тащат, может убить меня сразу, как только узнает.
   Наконец меня втащили в огромную комнату, здесь на троне сидел какой-то старик, и больше никого не было, только на входе и на балконе снаружи дежурили воины. Я всё гадал, где же мой вечноживущий потомок, или мне повезло, и меня реально притащили на приём к самому папе, старому безмозглому старику?
   -Можете снять с него колодки, - сказал на латыни старик. - Ты же будешь себя хорошо вести? И не бойся, я не собираюсь тебя убивать или неволить, тебе нет смысла бежать, поговори со мной. Всё-таки я Римский папа, и быть может, ты даже будешь вознаграждён.
   Меня освободили, и я встал перед ним, осмотрел старика, я никогда не видел этого человека раньше, а вот он меня явно узнал и замер.
   -О боже мой, сам год попал в мои сети, не может быть, я не видел тебя столько тысяч лет. Где ты был всё это время? - Проговорил Римский папа.
   -Ты не похож на вечноживущего, слишком стар, - с усмешкой заметил я, одновременно потирая руки, которые долгое время были в неудобных стальных колодках.
   -Ты, охотник на вечных, истинное зло, должен знать кой что, думаю, тебе это неизвестно.
   -Что же?
   -Впрочем, давай я начну издалека, нам с тобой предстоит долгий разговор. И что я мучаю гостя, давай сядем к столу, ты, наверное, давно не ел и не пил, ведь доставили тебя сюда варварски в колодках. Мне известно, ты знаешь, этот дворец как свои пять пальцев, и можешь попытаться бежать. Здесь много тайных ходов, ведь этот дворец был твоим домом долгие столетия и ты сам его построил, ведь так о великий консул Древнего Рима? Но ты должен знать, я не собираюсь тебя убивать или неволить, и после того, как мы с тобой поговорим, а разговор наш с тобой мой великий отец будет долгим и дружеским, ты можешь встать и уйти. Я отдам тебе золото, снаряжение, и всё что ты попросишь, ибо богатства мои велики. Но если ты только пожелаешь, можешь остаться здесь при мне, и наследовать мою власть и богатства, потому что я скоро умру, и у меня нет на примете наследника более достойного, чем сам год. Поэтому не спеши убегать, подари мне старцу один единственный разговор с богом, потому что я стар, и сравнительно скоро умру.
   Это было странно и неожиданно с его стороны, что ж, видимо, здесь была какая-то тайна. И мне самому стало любопытно, тем более, этот человек узнал меня, а я его нет, а очень немногие из смертных могли узнать моё лицо, и все они остались в Древней Руси, и уж точно, даже в Древней Руси никто не знал моё истинное имя, что ж, поговорим. А ещё он назвал меня своим отцом, было ли это сказано в прямом смысле или переносным. И сколько лет этому человеку, лет триста? Быть может, он потомок моих детей чистой крови? Он явно знает больше, чем положено простому смертному. Впрочем, где великая власть, там всегда след моих детей. И действительно ли он собирается отпустить меня, либо это просто стратегия, чтобы узнать у меня побольше, а потом отравить? Впрочем, сыграю пока в его игру, мне тоже надо многое узнать.
   -Хорошо, мы поговорим, мне только надо в туалет, а то я пролежал в колодках с руками за спиной целые сутки.
   -Принято, - улыбнулся старик. - И извини, мне просто не сразу сообщили о тебе, иначе бы я встретил тебя сразу. Поверь, таких как ты, мне привозят каждую неделю со всех концов империи. Иди, и возвращайся, я много интересного тебе хочу о себе поведать. И ничего не бойся, поверь, я не желаю тебе зла.
   Я вышел в туалет, и никто меня не пас, и, наверное, я мог даже бежать, но не решился, понимая, что там за тайной дверью может притаиться взвод стражи, и это просто обман. Поэтому я вернулся к старику, а там уже накрыли богатый стол с жареным мясом, фруктами и дорогим вином. Что ж, во всяком случае, я наслажусь вкусным обедом напоследок, если меня собираются убить.
   -Начнём? - Спросил я.
   -Ты можешь есть, - улыбнулся старик, - я ждал тебя пять тысяч лет, подожду и ещё немного. Я, конечно, уже стар, но думаю, проживу ещё пару сотен лет, чтобы составить тебе компанию.
   Я разломал мясо и стал быстро есть, да я был очень голоден, и да я люблю жареную курицу, и здесь на столе было много всего, и я минут пятнадцать быстро ел, не обращая внимания на старика, и всё ждал, когда тот начнёт. А заодно я надеялся притвориться обычным гражданином, а не годом, быть может, тогда шанс выскользнуть из его объятий будет больше.
   -Итак, начнём разговор? - Вопросом разрешил говорить Римскому папе я.
   -Конечно, начнём. Меня зовут Вилл, ты, должно быть, помнишь меня, я твой тридцать седьмой сын из рода вечных.
   Для меня надо сказать это был как гром среди ясного неба, значит, он всё же вечноживущий, один из самых древних, то есть, я сейчас... Впрочем, а почему он так стар?
   -Я родился около пяти тысяч лет назад в Древнем Шумере, и спустя триста лет правления, ты прогнал меня, потому что я был молод, глуп и непослушен, - вдохнул старик. - Позже ты стал убивать вечноживущих, считая нас злом, и мне это было известно, и потому я скрывался от тебя, и да, это я правил Карфагеном и построил самую просвещённую из всех стран мира, кроме твоих стран. Когда ты уничтожил Карфаген, что я строил с таким трудом столько лет, я едва избежал смерти, и люто ненавидел тебя. И ещё тысячу или две тысячи лет назад, я убил бы тебя, не задумываясь. Я убил бы тебя тогда, но не сейчас.
   -Почему?
   -Посмотри на меня, я стар, а ты всё также юн. И скажу более, за последние пять тысяч лет я сотни раз общался с бессмертными, и ещё больше раз я общался в последние 500 лет. А я правлю Священной римской империей с 500 года нашей эры, вот уже 750лет. и я многое узнал о мире, и построил великое государство. Я много веков учился у тебя, не стесняясь воровать твои знания, потому что всегда считал тебя умнейшим из людей, и я считал и считаю тебя злом. Потому что ты разрушаешь и убиваешь, не умеешь прощать, и всегда был врагом бессмертных. И ты не понимаешь главного, да мы воюем друг с другом, но мы же строим будущее и цивилизацию, и этому миру нужны новые бессмертные. И я ненавидел тебя за это и готов был убить. Но сейчас всё иначе. Сейчас я понимаю, без тебя не может быть будущего нашему миру. Я ненавижу тебя всё также, но никогда не причиню зла. Твоя жизнь это самое ценное, что только может быть у человечества, и ты не только источник знаний, ты же источник жизни.
   -Вопрос, если ты Вилл, почему ты так стар, ведь Вилл был бессмертным и не старел никогда?
   -Ты мой отец задал правильный вопрос. Ты единственный бессмертный носитель истинно вечной жизни. Ты, наверное, знаешь, что даже союз самой чистой крови, твоих прямых детей, не способен родить вечноживущих. Мы все пытались и не единожды, союз самой чистой крови порождал людей, что умирали через 500 лет после рождения, не более. И не все мы бессмертные одинаковы, кому-то повезло больше, а кто-то уже успел умереть от старости. Посмотри на меня, я стар, ты думал, что я рождён бессмертным, но ты ошибался, я просто старел очень медленно, и сейчас мне примерно 65 лет по меркам людей и я уже на пороге смерти. После того как я достиг восемнадцати лет, а старел на год за сто двадцать лет, хотя это сравнение человеческой жизни и моей очень приблизительно и поверхностно. И первые три тысячи лет моей жизни я был молод, а потом начал постепенно сдавать, и вот сейчас я стар и очень стар. Я не знаю, сколько мне осталось, если за мной будут хорошо ухаживать, может, я проживу ещё двести лет или пятьсот, но не больше. Этого достаточно, чтобы успеть сделать многое, но не жить вечно.
   -А другие?
   -Есть те, кому повезло больше и кому меньше. Ты знаешь, Юань, что на китайском сейчас значит "яркий мир". Ей повезло больше всех, признаков старости нет, и ей больше 5 тысяч лет, она выглядит как не слишком молодая женщина, лет двадцати пяти не более. Я думаю, она проживёт ещё много тысяч лет, её кровь в сравнении с другими необычайно чиста. Но, как и я, рано или поздно она умрёт от старости, а вместе с ней закончится и кровь бессмертных. И даже Юань, даже от чистейшей крови не способна породить ребёнка, что прожил бы более пятисот лет. А это слишком мало для истории, ты сам знаешь. Я прожил тысячи лет, и только сейчас на склоне лет стал мудр и понимаю этот мир. Не важно умён ты год или нет, я знаю, что во многом умён, умнее меня, но местами глуп. И всё же твоя ценность даже не в твоих знаниях, твои знания могут перенять любые из твоих потомков, прожив несколько столетий или тысячу лет. Даже простые смертные могут узнать всё, что ведомо тебе, и мы это доказали, построив современную Европу без тебя. Твоя жизнь бесценна, потому что ты и есть источник бессмертия, ты чистая кровь, способная порождать новых вечноживущих. Твоя жизнь бесценна, только вечноживущие способны править миром и вести его к будущему, если умрёшь ты, пройдёт несколько тысяч лет и умрёт последний вечноживущий. После этого мир вернётся в хаос каменного века, потому что смертные люди не могут вести мир к свету, ты сам знаешь это, нужна мудрость веков. Человека, великого правителя нужно долго учить, много сотен лет, прежде, чем он научится всему и поймёт как правильно править, жизнь смертного слишком коротка для этого.
   -Знаю.
   -Поэтому не бойся, я никогда не убью тебя, и я даже хотел попросить тебя найти Юань, и родить с ней новых вечноживущих, либо используй женщин Рима. Ты должен найти Юань и дать миру новую партию вечноживущих для его дальнейшего развития. Кровь Юань необычайно чиста, если ты родишь с ней детей, я уверен, они будут жить долго, дольше, чем сама Юань. И возможно, следующее поколение всё-таки будет вечным. Миру нужно...
   -Я долгие века, тысячи лет искал и находил вас, чтобы уничтожить, потому что вы ведёте мир к смерти и разрушению, вы...
   -Не все, не все... Ты обвиняешь нас всех в тех поступках, что совершил Хан. Да Хан всегда был тираном, глупым амбициозным варваром, и это его орды обрушили Древнюю Русь, и я воевал с ним. Но посмотри на Карфаген, посмотри на мир сегодня. Я не варвар, я строил просвещённые государства много поколений, я веду мир к свету и образованию, как и ты. Мне нужен мир, а не война, а некоторые из бессмертных, покинув Древний Шумер, вовсе никогда более не правили, являясь искуснейшими мастерами и учёными нашего мира. Сколько пользы они принесли людям? Подумай! Помоги мне, у меня нет наследника, и не будет никогда, я уже не могу спать с женщинами, а мои потомки от обычных женщин живут не более двухсот лет. Да и сам я не самой чистой крови.
   -А что с Ханом?
   -Он великий воин и полководец, он много поколений воевал с тобой и рушил построенное всеми нами.
   -Ты тоже напал на Древнюю Русь, подло, в тот момент, когда напали с востока враги.
   -Ничего личного, просто политика... Да, и может быть, то был неверный ход. Признаю, я зря напал на Русь, только я не знал истинную мощь армии Хана, и полагал, что ты то уж точно не проиграешь. Поскольку я очень хорошо помню, как воевал с тобой, твой гениальный тактический и макро стратегический талант, умение делать оружие, и понимание войны, что намного выше понимания любого другого человека и даже бессмертного. Я был уверен, ты устоишь, но хотел отбросить тебя назад в развитии, чтобы мой проект Европа стал победителем, предотвращая войны в будущем. Увы, непобедимых не бывает. Но поверь, я восторгался Древней Русью и их свободой, и даже здесь в Европе, я, оглядываясь на тебя, боролся с рабством. И как ты видишь, в Европе сейчас много свободных людей, а в основе труда лежит уже не рабство, хотя полностью победить невольный труд я просто не сумел, феодалы всегда захватывают власть над слабыми людьми.
   -Так что с Ханом?
   -Хан стар, как и я. Это его нашествие на Европу, последняя попытка объединить весь мир под одной властью. Не знаю, к чему он вообще стремится, захватывая территории, обычно его власть порождает лишь хаос тиранию и регресс, впрочем, думаю, он сам о себе так не думает. Я слышал он построил новые великие города в Азии, вот только ремесленники этих городов рабы и умрут уже в следующем поколении, не имея детей, и мир снова погрузится в хаос, он глуп и жесток как человек. Хотя опытный и опасный воин. Хан стал настоящим проклятием нашего мира, единственное, что согревает мне душу, он скоро умрёт от старости, как и я. Но не приписывай его злодеяний остальным бессмертным, люди разные, бывают плохие как Хан, бывают хорошие как Юань. Сейчас Хан взял имя Чингисхан, построил великую Монголию, завоевал большую часть Китая, сбросив Юань с престола, та окопалась на юге, но силы её тают. А потом пошёл завоёвывать Азию с прицелом на Европу. Хан тысячи лет прожил в Азии, стремясь построить великую империю. И иногда ему это удавалось, ты помнишь свой великий поход в Персию? А сейчас он создал орду. Но он стареет, как и я, и уже совсем стар, тебе не придётся идти на восток и уничтожать его великую страну, не бойся, Хан скоро умрёт от старости, сам и без нашего участия, его участь неизбежна, как и моя. А после его смерти орда быстро развалится, мне ли тебе про это рассказывать. И тогда на востоке останется только Юань, что мирно строила свою Китайскую державу много лет и добилась огромных успехов. И возможно, мир, построенный ею, превзойдёт своей культурой и развитием всё ранее созданное. Она мирный человек, не любит войн и очень хорошо умеет строить, заниматься наукой. Твоей ошибкой было то, что ты воевал с такими, как она, а мог бы дружить.
   -Сколько вечноживущих осталось в мире?
   -А ты сам не знаешь? А да, все так боялись тебя, убийцу, что никто не шёл с тобой на контакт, ты изгой отец, - усмехнулся Вилл. - Вот видишь, я оказался мудрее тебя, я никогда не стремился убивать братьев и сестёр, уничтожая лишь их государства, сохраняя их жизни ради будущих поколений. Даже жизнь Хана. И я имел влияние на них, следил за ними, не позволял мешать себе. И да, моя цивилизационная и культурная деятельность не уступает твоей, и даже превосходит.
   -Так сколько вас осталось?
   -Скажу так, скоро останется только пять, а сейчас нас двенадцать. Семеро умирают от старости в ужасных мучениях, как и я. И мы скоро освободим этот мир. Думаю из семи старцев, ни один не протянет и пятиста лет, а может кто-то умрёт совсем скоро. Из молодых осталась только Юань, остальные четверо выглядят как пятидесятилетние, и проживут не более пары тысяч лет. Фактически, скоро этот мир потеряет всех вечноживущих, кроме Юань. Считай, что ты победил, вечноживущие покидают этот мир, и скоро нас совсем не останется, только вот победа ли это?
   -Где они? Америка, Индонезия? Где остальные?
   -Где Хан, я думаю, ты знаешь, он правит ордой на востоке. Юань сражается с ним в южном Китае, её цивилизация достигла огромных высот, но она настоящая женщина и никогда не умела воевать. Ей бы дом строить и детей растить. Впрочем, она держится против орд Хана, находясь в непосредственной от него близости гораздо дольше, чем продержалась Древняя Русь. И я даже не уверен, что Хан победит в этой войне.
   -А где остальные?
   -Где остальные я тебе не скажу, скажу одно, никто больше из нас сейчас не правит великими империями, остальные живут мелкой и незаметной жизнью, не оставляя заметных исторических следов в этом мире. Поэтому, можешь за ними не гоняться, они не смогли удержать власть, и не умеют её нормально захватывать, это просто люди, которые просто живут. Многие живут в Европе под моим крылом, они занимаются наукой и культурой. Тебя это устраивает?
   -Да, устраивает.
   -Я бы хотел взять с тебя обещание, просто устное обещание и не более.
   -Какое?
   -Не убивай больше никого кроме Хана, пообещай мне. Пойми, эти люди приносят только пользу, все они стары, и никто из них, возможно, уже никогда не получит большую власть, они отживут своё. Просто не убивай их просто так. Я знаю, ты многие века охотился на нас своих детей, так хоть последние годы будь с нами и построй светлый мир, я знаю, твой совет был бы очень полезен. Моя империя страдает от эпидемий чёрной чумы, оспы и других болезней, это настоящее бедствие народа. В античности ты успешно боролся с болезнями, у меня сейчас не получается. Помоги мне, ведь ты хочешь строить мир, а не рушить.
   -А Юань?
   -Её тоже не трогай, она гений, и она добро, она никогда не совалась в Европу, зато породила много чудес в своей стране.
   -Каких?
   Он сунул руку под стол, достал оттуда бумагу и сунул мне в руку.
   -Это бумага, она из дерева, видишь какой чудесный материал? Ты много лет писал на глиняных табличках, потом на бересте и пергаменте, а это бумага из дерева, её можно производить много и в больших количествах. А вот это перо и чернила, это придумала Юань, видишь, мы тоже движем образование.
   -Что-нибудь ещё?
   -Ещё кой что, ещё один подарок мне от Юань, взрывчатка, я называю её порох.
   Он снова сунул руку под стол, выложил на стол немного чёрного порошка, и потом поджёг, порошок с громким шипением и небольшим хлопком сгорел.
   -Это порох, его тоже придумала Юань, я пока не придумал, как его использовать, но он горит без воздуха даже в замкнутом пространстве, и большая куча пороха может эффективно взорваться, разрушить каменную стену при осаде.
   -А как этот чёрный порошок использует Юань?
   -Она сделала аналог арбалета, только похуже. Этот аналог стреляет каменными пулями на большие расстояния, очень метко, и со страшным грохотом. Увы, я не могу тебе показать такое оружие, потому что оно одноразовое, и всё что прислала Юань полностью израсходовано на эксперименты ещё год назад. Но принцип своеобразный, это трубка, внутрь ложится порох и снаряд. Подожженный порох быстро расширяется и швыряет снаряд с огромной силой. Сила снаряда может быть намного больше, чем у катапульты или арбалета. Я хотел бы, чтобы ты занялся этим новым оружием.
   -Зачем?
   -Хан, его армия на востоке просто огромна, он вторгся на территорию Руси армией в 200 или 300 тысяч конных лучников. А всего перед нашествием на Русь у него было не менее 400 тысяч коников, он бросил часть на запад, на нас, и я с большим трудом смог его остановить. Его войска опасны, и он может повторить нашествие, когда вырастит новое поколение мужчин и лошадей, а это произойдёт скоро. Русь уже покорена, и в следующую войну он пустит на Европу все свои силы, уничтожит цивилизацию, нам нужно новое оружие. Мы строим на восточном рубеже защиту от варваров, сеть крепостей из камня, у меня много воинов, но если нашествие повториться, многие погибнут. Моя армия велика и боеспособна, и Византийская империя также поможет нам, но я опасаюсь врага на востоке. В следующей войне погибнут миллионы, защити цивилизацию, помоги мне.
   -А что взамен?
   -Откуда столько корысти? Впрочем, я дам тебе взамен нечто достойное.
   -Что же?
   -Я дам тебе то, что ты всегда хотел получить, великую власть над великой империей. Я научу тебя всем своим секретам правления. Всё что от тебя требуется, смени политический курс, не убивай своих детей, и береги Юань.
   -Откуда в тебе столько нежности к Юань?
   -Она чудо, потому что я видел, как она правит. Пока мы все рвали друг другу глотки, она построила весьма развитое и справедливое государство, и да я любил её одно время, и прожил с ней на востоке сто лет, после того, как ты разрушил Карфаген, и это были лучшие годы моей жизни. И ты не представляешь, как красива культура Китая, какие там чудесные дома, праздники, и как красиво там живут люди. Это то, чего тебе и мне всегда не хватало. Мир Китая совсем не такой как здесь в Европе.
   -Почему же ты вернулся на запад?
   -Мы с ней поссорились, не важно почему, но это произошло. С тех пор нашей любви был положен конец, но я дружил с ней сотни лет. Мы обменивались секретами власти и технологиями, наш союз был вечен. И я бы очень хотел передать её дружбу тебе, тем более, скоро я уйду из этого мира, а она останется одна на тысячи лет.
   -Не важно, меня не интересует лирика.
   -Всё-таки, ты жесток отец, тебе надо быть больше похожим на людей, ты любил когда-нибудь? Не простую бабу, не ради секса, а настоящая любовь к достойной? К женщине умной, утончённой, к равной тебе? Нет, не любил, да я прав? - Я решил промолчать. - Что ж, значит ты не жил. Наверстай упущенное, постарайся познакомиться с Юань, может, что-то промелькнёт между вами, она настоящая...
   -Меня это не интересовало никогда, не завлекай. И я согласен с тобой, я подарю тебе новое оружие, и ты остановишь Хана, я верю в то, что ты идёшь по пути цивилизации, готов помогать тебе, и обучаться твоим знаниям. И да, я могу пообещать тебе, не убивать без веских причин других бессмертных и сохранить жизнь твоей Юань, если та действительно такая хорошая и положительная во всём.
   -Знаешь в чём ты не прав отец?
   -В чём?
   -В том что ты всегда был один. Нет, у тебя было много учеников и людей, что тебя обожали, но у тебя никогда не было рядом равных. И даже в Древнем Шумере ты правил нами не как своими друзьями, а как подданными. И в этом большая ошибка твоей жизни, нет, не в политике, не в дипломатии, и ошибка не в науке. Ошибка в том, что у тебя не было друзей. И если ты сделаешь себя единственным вечным, то друзей, которых у тебя никогда не было, никогда уже и не будет.
   -Я расскажу тебе про своё детство.
   -Расскажи, - улыбнулся мне Вилл. - Быть может, мы сможем так лучше понять друг друга.
   -Я родился двести тысяч лет назад, это ты и так знаешь. Когда я родился, на Земле не было ни одного государства, и я родился в дикой семье численностью 50 человек. Люди тех времён были не похожи на меня, все люди были как обезьяны, и покрыты шерстью, представляешь? Так вот, когда я родился, всё племя назвало меня уродцем, в нашем племени, слово "год" означало уродец. И меня травили все, кому не лень, и фактически у меня даже не было родителей. В возрасте четырёх лет я ходил по лесу один, умирая от голода и спасаясь от диких хищников в поисках еды. И ел всё подряд, чтобы выжить, а старшие члены племени, били меня и кидались в меня камнями, называя уродцем, то есть годом. Таково было моё детство. А потом я тысячи лет бродил один по лесам Африки и Европы. И лишь потом спустя десятки тысяч лет, постепенно появился род людской, похожий на современных людей, после того, как я имел много детей и моя кровь теперь течёт в жилах вообще каждого человека на земле. Я рассказал тебе всё что хотел. Как ты думаешь, было ли моей ошибкой, то, что я всегда был один? Если первые 120 или 150 тысяч лет моей жизни, меня окружали люди, что отчасти напоминали обезьян, а не людей? И эти люди в возрасте 25 лет умирали от старости, и то, что сейчас люди живут по 60 или даже 80 лет, это невероятно много по сравнению с тем, что было раньше. Когда ты родился, у тебя был я, твой отец, тебя вовремя кормили, тебя учили, а меня моё племя с детства считало уродцем. И даже моё имя год, значило на языке уродец, всё то мерзкое и противное, что только может быть. И это было не имя, а прозвище, потому что имени у меня нет. Не суди то, о чём не имеешь представления. Одиночество это не мой недостаток и не моя ошибка, одиночество это моя судьба. И да, прожив в полном одиночестве предыдущие 190 тысяч лет до эпохи Древнего Шумера, я привык к такой жизни. И я научился считать людьми простых людей, а не только вечных, вот так.
   -Ясно, прости. А до Шумера вечных не было?
   -Не было.
   -Но ведь ты мог несколько раз подряд рожать от одной и той же ветви женщин.
   -Нет, не мог, иметь детей от родной дочери нельзя. Приходится ждать два поколения после каждого рождения. Так что это не так просто, породить бессмертных. И я смог сделать это лишь спустя много поколений, когда доля моей крови стала велика во всех людях. И да, моё имя "год" на моём родном языке значит уродец, а вовсе не бог. Всего лишь уродец. Вот так.
   -Спасибо, что рассказал мне это.
   -Не вижу причин для благодарности.
   -Так ты останешься здесь со мной?
   -Да останусь, и я подумаю о том, как подарить тебе более совершенное оружие. Я обещаю, что не буду больше охотиться на вечноживущих и убивать вас без веских на то причин, за исключением Хана, что повинен в многочисленных убийствах и зверствах, что превратили всю Азию в источник тирании, гнёта и врага просвещения.
  
   Глава 22: Огнестрельное оружие.
   Надо сказать, меня очень заинтересовал изобретение Юань, взрывающийся порошок. Порох оказался достаточно простой смесью, селитра, которую можно было добыть в готовом виде, мешалась с мелкой древесной пылью, и получался быстро сгорающий состав. Узнав, достаточно простой секрет древесного пороха Юань, я смог быстро его усовершенствовать, поскольку я знал подходящее вещество, много лучшее, чем древесная пыль. Я использовал раздробленный в пыль каменный уголь, и впервые получил высококачественный порох, состоящий из селитры, серы и пыли каменного угля. Получив столь совершенную взрывчатку, я начал экспериментировать со стрелковым и метательным оружием. Первым делом я изготовил несколько небольших катапульт, и, зарядив небольшие порции пороха в глиняные шары с фитилём, опытным путём разработал катапульты, стреляющие примитивными фугасными снарядами. Попав в цель, порох громко хлопал, но толку было мало, и против каменных стен такой снаряд был даже менее эффективен, чем обычный камень.
   Потерпев фиаско с разработкой артиллерии катапультного типа. Я попробовал взять на вооружение задумку самой Юань. Для начала я изготовил мощный древесный ствол, выпилил внутри желоб и попробовал выстрелить камнем. Деревянные желоба часто разрывало от избытка пороховых газов, но на небольшую дистанцию, камень деревянные пушки всё же метали. Камень летел по прямой и был не менее опасен, чем камень катапульты аналогичного размера. Только вот, увеличить калибр деревянного оружия было совершенно невозможно, его тут же разрывало. Я понял, требуется радикально усовершенствовать ствол. В итоге я отлил первую в истории небольшую пушку. Что представляла из себя трубу длинной чуть больше метра, с внешним диаметром около 30 сантиметров и калибром ствола порядка 15 сантиметров. Один конец трубы был литым, и имел лишь маленькое отверстие для поджигания снаряда, другой конец имел диаметр в полный калибр. В итоге стальная пушка меня устроила, только вот она была слишком тяжёлой, весила более ста килограмм, и здоровые мужики с большим трудом ворочали её с места на место. Излишний вес орудия был большим недостатком. Для прицеливания мне пришлось изготовить мощный деревянный лафет. И я насыпал внутрь пушки для проверки около килограмма пороха, а засунул каменный снаряд, выточенный по форме орудия. Снаряд имел массу около двух килограмм, то есть вдвое больше чем масса пороха, но я очень опасался, что пушку, которая стоила больших трудов и была очень дорогой, может просто разорвать первым же выстрелом. Я очень примерно представлял себе мощь взрыва пороха и способность стали его выдержать, при этом знал, что даже небольшой порции пороха, хватало, чтобы разрывать в клочья деревянные стволы. Также многое зависело и от массы снаряда.
   И мы прицелились, и выстрелили, чудовищная отдача дёрнула ствол, мощнейшим ударом сломав руку человеку, что выполнял поджигание пороха. Чудовищный грохот разлетелся по окрестностям, каменный снаряд мелькнул с невероятной для катапульты скоростью, и с расстояния в сто метров врезался в стену, разлетевшись на множество мелких осколков, пробив отверстие в стене толщиной в 30 сантиметров. Это был успех, орудие эффективно бросало камни на огромные дистанции, правда, было слишком тяжёлым, чтобы его могли таскать люди.
   Я повторил эксперимент с более толстой стенкой, только в этот раз для поджигания пороха мы использовали короткий фитиль, так чтобы человек поджигавший порох успел отбежать от пушки подальше. При выстреле по более толстой стене снаряд раскололся на мелкие осколки, не нанеся ей ущерба. Я понял, что основная проблема орудия в недостаточно прочном снаряде. Камень явно не годился для разрушения стен. При этом, стальной ствол легко выдерживал давление газов внутри, и я решил рискнуть. Мы отлили стальной снаряд калибром 15 сантиметров и весом около двадцати килограмм. Я заложил внутрь два килограмма пороха, опасаясь, что это много, и мы подорвали порох. Ствол орудия выдержал, и стальное ядро, с гораздо меньшей скоростью, чем у камня пролетело навесом, и ударилось в толстую каменную стену. Надо сказать, последствия были просто тотальными, стальное ядро не раскалывалось, летело достаточно быстро, и было крайне тяжёлым, оно пробило толстую крепостную стену на глубину два метра. Ущерб был такой же, как от тяжёлой осадной катапульты. То есть такая артиллерия была крайне эффективна для обстрела укреплений врага, практически на уровне лучших катапульт, только орудие массой сто килограмм было гораздо более метким, и намного легче по весу. Конечно, стрелять по врагу стальными снарядами это очень дорого, зато крайне эффективно. А значит за этим оружием будущее осады замков и крепостей. А сейчас замки феодалов, что прятались по непроходимым лесам Европы, были крепким камешкам, с использованием артиллерии мы сможем их брать штурмом безо всяких усилий.
   Увеличение количества пороха должно было увеличить скорость пробивную мощь снаряда в разы, поскольку я видел, что стальной снаряд вылетал значительно медленнее, чем каменный из-за своей массы, видимо не хватало заряда. Я заложил около шести килограмм пороха, и на всякий случай приказал всем людям отойти. Выстрел должен был быть невероятно мощным. Я думал, сталь выдержит. Человек поджёг фитиль, и произошёл чудовищный взрыв, осколки разлетелись в разные стороны, ранив двух людей, пушку разорвало на части, и она превратилась в двойную ромашку. Хорошо, что никто не погиб. Впрочем, я опасался, что орудие не выдержит, и его разорвёт. Стало понятно, что слишком большое давление ствол не выдержит.
   Следующий отлитый ствол имел калибр семь сантиметров, при этом масса пушки уменьшилась вдвое, но она всё равно была слишком тяжёлой, чтобы её мог поднять человек, да и отдача от выстрела огромная. Однако, теперь пушка была достаточно мелкой и компактной, чтобы её можно было возить на телеге запряженной лошадью даже на большие дистанции. При этом соотношение калибра ствола и толщины стенки уменьшилось. То есть стенка ствола стала больше. Я загрузил пороха впрок, и мы повторили залп. Снаряд вылетел из ствола с невероятной скоростью, его даже не было видно, и также легко пробил каменную стену толщиной около двух метров, доказав, что никакие стены замка не выдержат обстрел из таких пушек, особенно, если выстрелов будет много. Впрочем, камень камню рознь, одно дело именно камень, совсем другое какой-нибудь кирпич из обожженной глины, как тот, что мы сейчас бомбили.
   После чего, я провёл ряд экспериментов на расстояние огня, и выяснилось, что пушка может необычайно метко стрелять на недостижимые для катапульт дистанции, выстрел на триста метров вообще не был проблемой. При стрельбе навесом, можно и гораздо дальше. То есть артиллерией можно обстреливать замки врага с огромной дистанции. Находясь в недосягаемости от противника, при этом, я бы не сказал, что пушка так уж проста в изготовлении, и её вряд ли сможет изготовить всякий деревенский кузнец. Поскольку её нельзя ковать и надо лить сразу целиком, соблюдая прямой ствол и параллельность стенок. Диаметр ствола должен быть одинаковым по всей длине, с таким расчётом, чтобы ядро проникало в него с минимальным зазором.
   Я позвал Вилла посмотреть на новое чудо оружие, пора было показать, что я не зря трачу время и деньги. Я знал, тот наблюдал за мной итак, наверняка здесь полно шпионов и они докладывают Римскому папе о каждом моём шаге. Тем не менее, одно дело шпионы, другое дело, когда я сам всё ему покажу. Вилл прибыл под вечер с кортежем из своей свиты и солдат, аккуратно спустился с кареты, и я, взяв его за руку, повёл к орудию, здесь была небольшая амбразура, и оружие лежало на деревянном лафете. Он нагнулся и потрогал.
   -Вот значит это страшное огнедышащее орудие?
   -Да, посмотри, оно совсем небольшое, весит всего пятьдесят килограмм, но это новое страшное оружие нашего мира, самое мощное, какое только может быть.
   -Оно слишком тяжелое, чтобы его мог нести пехотинец, тем более, конница врага подвижна и мобильна. Оружие не должно весить больше десяти килограмм. Я надеялся, ты сделаешь нечто, что можно было бы использовать как арбалет.
   -Я знаю, но на телеге такую пушку вполне можно возить, и это лучшее осадной орудие, которое только может быть. Сейчас мы зарядим его, а ты лучше иди вон в ту защитную траншею, и скажи, чтобы твои люди отошли подальше, потому что оружие опасно.
   -Да я слышал, первую пушку разорвало, и поранились люди, а могли и погибнуть.
   -Да могли, но я сильно уменьшил диаметр ядра, практически в два раза, теперь снаряд в шесть раз легче и весит чуть более двух килограмм. Орудие надёжно и его можно поставить в армию, мы стреляли сегодня много раз. Просто, нельзя закладывать слишком много пороха. Сейчас я тебе всё покажу, иди в траншею. Видишь стену вон там, в двухстах метрах? А на ней небольшая мишень.
   -Вижу.
   -Это осадное орудие не только мощное, но и невероятно меткое, катапультам такая меткость и не снилась.
   -Насколько метко это орудие?
   -Практически как лук или арбалет, только снаряд бьёт как самая мощная осадная катапульта Древнего Рима. И при этом, размер пушки совсем невелик. Таких можно сделать несколько десятков и снести любой самый мощный замок врага за двадцать минут. Никакие стены не спасут от этого оружия.
   Мы спрятались в убежище, наводчик навёл орудие, поджёг фитиль и спрятался, раздался дикий грохот, Римский папа аж трусливо вздрогнул, и артиллерия успешно поразила цель. Вилл поднялся из укрытия, дошёл до поражённой стены и осмотрел её.
   -Да, это страшное оружие, ты был прав. Я бы хотел, чтобы ты изготовил мне несколько десятков таких пушек. Мы часто воюем против непокорных феодалов и предателей, они прячутся в своих крепостях, и мы подолгу не можем их оттуда выбить. Я уверен, такое страшное оружие поможет нам навести единую власть по всей католической пастве.
   -И кстати, это орудие может быть использовано не только для осады, но и для обороны. Особенно, если враг атакует плотной колонной. Оружие очень меткое, и если навести его на толпу людей, то по линии полёта снаряда все враги будут уничтожены. Представь себе, что вон та стена не стена, а римская черепаха или легион? Я не думаю, что сейчас стоит проверять на людях, но такое орудие вполне может нанести большой урон врагу, причём на большой дистанции. А представь, что мы обстреляем с большой дистанции крупное войско врага из нескольких таких пушек одновременно.
   -Да ты прав, это оружие можно использовать в сухопутном или морском бою, и очень эффективно. И ещё, это оружие порождает такой дикий грохот, я думаю, враг будет деморализован и очень сильно, если против него применят это оружие. Я помню как ты в прошлом пугал лошадей и слонов мощными ударами о бронзовые щиты солдат. Я уверен, неразумные животные, любая кавалерия испугаются до безумия, стоит хоть раз выстрелить. Смотри, как отреагировали лошади моей кареты, они бросились бежать прочь, возница едва смог с ними совладать. Это оружие наведёт настоящую панику на животных, и на неподготовленных людей. Особенно, если враг не знает, что против него применили. Так что, ты друг мой подарил мне страшное оружие, единственное, надо использовать его аккуратно, чтобы оно раньше времени не попало врагу. Сделай мне несколько десятков таких стволов в ближайшее время, а потом объясни моим людям как их делать, я хочу иметь это оружие в своём арсенале.
   -Я понимаю твоё желание.
   -И быть может, ты сделаешь мне переносной вариант для людей? Почему бы, не уменьшить калибр оружия до одного сантиметра. Я уверен, что очень маленькая пушечка будет не менее опасна, чем арбалет. И кстати, грохот от неё посильнее, чем от арбалета также. Сделай, пожалуйста, мне мини пушку для людей. Понимаешь, прошло 12 лет с момента нашествия на Русь, Хан растит новое поколение воинов. Его крупные отряды уже появлялись на границах католической державы, мы принимали бой, я думаю, это была разведка. Он может организовать повторное нашествие, мне нужно иметь козырь в рукаве, чтобы Хан побоялся пойти на меня войной. От этого зависят жизни слишком многих людей, наличие супероружия решит наш с ним конфликт дипломатически и без крови.
   -А ты не планируешь сам устроить крестовый поход в Азию, подобно тому, как ты ходил в землю обетованную?
   -Этот разговор о большой политике не для ушей простых людей, лучше обсудить это подробно там, где никто не сможет подслушать. Но вкратце, а зачем? Азия не угроза для меня и Хан скоро сам умрёт от старости, говорят, он уже плох. Главное продержаться сто или двести лет, и мой враг в Азии сам исчезнет раз и навсегда. А что значит, пойти и убить Хана в Азии? У меня нет столько кавалерии как у моего врага, война на огромных территориях, где нужно совершить марш броски на тысячи километров, и ловить кочевников по безводным землям, что могут легко сменить положение любого своего города. И эта их мобильность, тоже совершенная военная технология, которой у нас нет. Воевать с кочевниками тяжело, тебе ли не знать. Нельзя пойти и снести город, враг может, перемещаясь с места на место, месяцами избегать сражений. Европа к этому просто не готова, мы не готовы гоняться по огромным территориям за нашим врагом, тем более, это ослабит наши тылы и государственность, неужели поход Александра Македонского в Азию тебя ничему не научил? Ведь у тебя было процветающее государство, ты победил в войне, и оно рухнуло. Не стоит совершать историческую ошибку дважды, поход в Азию сегодня невозможен. Мы можем выдвинуться на 200 километров вглубь территории врага или на 500, но не более. А столица Хана где-то далеко на востоке, за тысячи километров безводных сухих земель и степей. Современная европейская армия просто неспособна на такой поход, да и нет у нас пока тотального преимущества в армии, даже с твоим стреляющим оружием. Если мы выступим в поход, мы проиграем, и это будет крах, и варвары двинутся в Европу. Разграбят и сожгут всё то, что я с таким трудом построил. Это как раз тот случай, когда надо сидеть от обороны. А что касается святой земли, это небольшая территория, и даже её мы не смогли толком занять, и это стоило больших жертв. Сейчас Европа процветает, мы идём вперёд и развиваемся куда быстрее любого нашего врага. Поверь, давай просто дотянемся до небес вместе, и потом враг сам падёт под нашим супероружием. Смотри сам, сколь совершенно твоё новое оружие, и это не предел. Ты умён и должен это понимать, нам не нужна война, нам нужно лишь оружие, которое сможет надёжно защитить наши границы. А чтобы враг не прорвался к Европе, я уже сейчас выстроил сеть мелких крепостей и блокпостов на восточных границах, мы вооружим их твоим оружием, и враг не пройдёт.
   -А демографическое давление? Ты не боишься, что в какой-то момент сюда придёт миллионная армия? Ведь если не мешать врагу плодиться, то миллионы и миллионы новых воинов...
   -Нет, друг мой, не боюсь, сейчас под флагом Риской католической церкви рождается и умирает сто миллионов человек. Мы можем выставить двух и более миллионную армию, если дела будут идти совсем худо. Враг просто не имеет на подступах к нашей империи земель достаточно плодородных, что могли бы прокормить столь большое население. Единственное место, где враг может иметь достаточно населения это северный Китай, он далеко отсюда. Эти степи и пустыни, безводные земли, защищают от нас не только Хана, но и Хана от нас. Чтобы преодолеть их нужно иметь страшно много коней и ресурсов. Враг просто не имеет потенциала, чтобы победить Европу сегодня, даже силами целой Азии, сохрани мир, и мы станем победителями. Отправь войска на восток, и они все погибнут в тысячекилометровых, безводных пустынях, так и не вступив в бой. А враг потом придёт сюда и сожжёт наш мир. Нашествие варваров сегодня это проблема, а не угроза, дай мне новое оружие, против лука Хана, и можешь ни о чём не беспокоиться. Наш с тобой союз нерушим.
   -Хорошо, я дам тебе оружие, скоро, у меня есть идеи, как сделать его эффективным против пехоты.
   -Спасибо друг мой. И ещё, мне нужно от тебя не только оружие, помоги советом, если знаешь что можно улучшить, сделай это, нас заедают эпидемии. Я не знаю, что с ними делать.
   -Я подумаю.
   -Спасибо.
   Что ж, значит, он не собирается нападать на Хана, быть может, он и прав. Атака на врага потребует от Европы небывалого культурного потрясения, которое не пройдёт без последствий. Да и потом существующая политическая система эффективна для роста людей. К тому же, даже имея совершенное оружие, всегда можно утонуть в песках степей и пустынь. А у Хана сотни тысяч лошадей, он продемонстрировал это на Древней Руси, и это не просто лошади, а лошади привыкшие жить в пустынях, чего у нас нет. Наши требуют много воды и быстро устают, хотя и способны нести тяжёлых рыцарей. В общем, так то он прав, но я расспрашивал его не только, чтобы заставить пойти на Хана, и не потому что не понимаю прописных истин. Мне просто надо было знать планы Вилла, чтобы лучше понимать его, контролировать, чтобы в будущем он передал мне всю свою власть и систему.
   На следующий день я занялся созданием оружия боя против пехоты. Причём начал я не с создания компактного оружия, а наоборот, я подумал, что главное добиться решающего преимущества в генеральном бою, и пушки для этого самое то. Просто ими надо правильно распорядиться, крупный снаряд летит попрямой, убивая всех на своём пути, но этом нам и не нужно. Как раз было бы лучше, если бы снаряд разлетался по максимальной площади, но сохраняя убийственную мощь, достаточную для поражения живой силы. Я взял ранее изготовленную пушку калибра 7 сантиметров, и отлил множество шариков, каждый калибром в сантиметр. А потом запаковал их в вязаный мешочек, чтобы не выкатились, получилось около сотни мелких шариков, каждый из которых, если его достаточно быстро разогнать может убить человека. Я выстроил небольшой глиняный домик для эксперимента, с таким расчётом, чтобы стены домика имитировали человека. И мне показалось этого мало, я повесил на домик сверху несколько кольчуг, чтобы быть уверенным, что убойной силы шариков хватит для убийства человека в доспехе. Потом зарядил пушку и с расстояния в сто метров выстрелил по домику картечью. Эффект оказался потрясающим, шарики разлетелись по большой площади, поразив врага во многих местах, легко пробив и кольчугу. Я думаю, такой выстрел в упор в толпу солдат врага уничтожил бы пол сотни бойцов за один раз. После чего эксперимент с выстрелом картечью был повторён несколько раз, чтобы полнее понять результат. Картечь на поверку оказалась страшным оружием.
   Также я провёл эксперимент с созданием лёгкой пушки, с калибром снаряда один сантиметр. Эта пушка имела длинный ствол, и ложилась на плечо двух бойцов, её вес не превышал двадцати килограммов, и мог бы быть и меньше, но я подумал, что чем меньше размер орудия, тем сильнее ощущается отдача. У первой стрелковой версии оружия убойная дальность стрельбы составила двести метров. Оружие с двухсот метров легко пробивало щит или доспех и было способно уничтожить врага. Я подумал, что оружие найдёт применение в пехоте взамен луков. Конечно, самостоятельную роль в бою такие стрелки не смогут иметь, но если стоять позади основного строя солдат, то весьма неплохо. Ключевое преимущество мини пушки на двух человек перед луками и арбалетами заключалось в том, что переносная мини пушка легко пробивала любые щиты и доспехи, то есть от неё ничем нельзя было закрыться. А если у врага не было доспехов, то по моим оценкам она могла пробить двух человек подряд навылет. То есть такое орудие стало очень опасным для врага. Заряжалось оружие методом поджигания пороха через мелкую дырочку, часто горящим фитилём.
   Также я сразу испытал оружие сверхлёгкого класса, в простонародье пистолет. Пистолет имел калибр около одного сантиметра, и короткий ствол, это было жутко косое оружие с малой скоростью пули. Пистолет не мог пробить ни доспехи, ни толстую кольчугу, разве что если только совсем в упор. А технология поджигания пороха в стволе через фитиль делала пистолет негодным для ближнего боя. В итоге, я, изготовив несколько образцов, отказался от пистолетов как оружия. Но уже тогда, изготавливая первые партии оружия, я понимал, что в принципе, поджигать порох можно и сложнее, чем сейчас, например ударом кремня о кремень, высекая искру непосредственно внутри ствола, чтобы защитить глаза стреляющего от ответного выхлопа через дырочку и от ожогов. К тому же целесообразно, чтобы дырочка для поджога пороха имела минимальный размер, либо вообще отсутствовала, поскольку через неё выходит большое количество пороховых газов и падает давление в стволе. И тогда в будущем такое оружие как пистолет станет компактным и мощным. А так пока, сойдёт итак, я был уверен, что новое стрелковое огнестрельное оружие сможет обезопасить Европу от варваров. А, не имея высокой культуры труда, сложно будет изготовить подобное оружие. Таким образом, сразу же, первое же стрелковое оружие, особенно пушки, себя очень хорошо зарекомендовали, и я понял что это оружие будущих сухопутных боёв, осад крепостей, обороны, и главное морского боя. Потому что в прошлом я пытался ставить небольшие катапульты на морские корабли, и вообще катапульты себя хорошо зарекомендовали как оружие морского боя. Корабли с мини катапультами и требучетами на борту были крайне эффективны в морском бою, но из-за больших габаритов и веса, такие корабли имели плохие мореходные качества и быстро тонули во время шторма. Пушка по размеру была намного меньше любой катапульты, а по убойной мощи гораздо опаснее. Я понимал, не составит никакого труда поставить сразу несколько пушек на крупный морской корабль. И такие пушки, дав мощный залп по врагу, особенно попав ниже ватерлинии, нанесут кораблю врага страшный урон. Я полагаю, что корабль, оснащённый хотя бы тремя четырьмя пушками, скорее всего, сможет в морском бою потопить несколько других кораблей своего тоннажа практически без потерь.
   После постройки первой малой партии стрелкового оружия, я пригласил Вилла посмотреть на всё моё новое оружие в действии. И мы устроили длинный тест, с подробной демонстрацией боевой мощи всех видов разработанного мной стрелкового оружия, Вилл был просто в восторге. Как и я, он прожил многие тысячи лет, и прекрасно понимал, что значит на поле боя новое оружие. А это было оружие нового поколения, особенно для морских боёв. И да, это было просто невероятное, невозможное оружие.
   -Год.
   -Да.
   -Я очень рад, мне понравилось твоё оружие, но оно сложно для производства, особенно артиллерия, но действие картечи поразительно и невероятно эффективно, можно положить сотню воинов врага одним выстрелом.
   -Я понимаю.
   -Я бы хотел наладить производство стрелкового оружия по всей Европе как можно быстрее, особенно для осады замков непокорных феодалов, а также для восточного фронта. Я заключил с Ханом мир, но провокации на границах всё чаще, орда постоянно нарушает обязательства. Я бы хотел, чтобы ты лично обучил несколько десятков мастеров, как делать такое оружие. Я понимаю, это займёт много времени, но ты не мог бы изготовить мне хотя бы тысячу тяжёлых ружей сам? Мне очень нужно это новое оружие. Если ты сделаешь достаточно ружей, я смогу поставить где-то по пять ружей в каждый восточный гарнизон, и враг не осмелится даже рыпнуться.
   -Хорошо, мне потребуется несколько месяцев. Но я думаю, в будущем, огнестрельное оружие быстро разойдётся по Европе, не настолько уж оно сложно.
   -А я думаю, понадобится лет тридцать не меньше, но ты прав. Пройдёт не так много времени.
   Итак, я потратил несколько месяцев своей жизни, чтобы наладить производство тяжёлых ружей и некоторого небольшого количества пушек, стреляющих картечью. И мы поставили их в восточные гарнизоны. По сути, появление стрелкового оружия предотвратило войну. Несколько раз крупные отряды орды переходили в наступление, но когда против них был применён гром небес, те в панике разбегались, и не осмеливались даже приближаться к новому оружию европейцев. Стрелковое оружие, во многом благодаря грому, вселяло настоящий ужас в сердца вражеских воинов, и те больше не двигались на запад. А скоро стали доходить слухи, что Хан умер от старости, видимо он уже во время нашествия на Русь был очень плох, и империя его развалилась на несколько крупных кусков, улусов, которые правда пока что были опасны. Но мы с Виллом понимали, что это ненадолго, без вечноживущего империя быстро развалится, и чем крупнее империя, тем быстрее наступит её конец.
   Я же, наконец, был допущен до управления страной и Вилл мне полностью доверял, может быть даже зря. Впрочем, может быть, не так уж он мне и доверял. Тем не менее, я занялся поиском причины эпидемий чёрной чумы в Европейских городах, и после непродолжительных поисков выяснил, что большую роль играют грызуны, чёрные крысы. Мы почти сразу же с ними начали бороться, но всё было безуспешно. На протяжении нескольких лет я отрабатывал методы борьбы с грызунами, яды и ловушки, но они не годились, чтобы очистить огромные пространства Европы от этой заразы. Поскольку культура быта европейцев была низкой, и всегда было множество помоев, которыми питались крысы. Я стал её повышать, проводя разные реформы, приводившие к росту городов и благосостояния. Я стремился постепенно увеличивать города, развивать ремёсла и систему образования, и мне это удавалось. А вот крысы оставались большой проблемой. Пока я не нашёл новую породу рыжих крыс, что обитали на Ближнем Востоке, в последствии этот вид крыс был назван рыжий пасюк, и стал новым типовым паразитом людских поселений. В отличие от чёрных крыс, рыжие не переносили чёрную чуму, и сами от неё погибали. В то время как чёрные крысы имели иммунитет, и часто становились разносчиками. Однако, рыжие крысы были крупнее и физически сильнее чем чёрные, невольно приходила на ум ассоциация между людьми и неандертальцами. В общем, я понял, что основная проблема чёрных крыс в том что они есть, в том что они не умирают от чёрной чумы, но при этом разносят эту заразу через укусы людей, либо заражая пищу. А также опасны фекалии чёрных крыс, что были разбросаны по всем городам Европы. Поскольку крысы стали верным спутником всех людей. Итак, я начал расселять по Европе рыжих крыс, что нередко встречало серьёзные протесты местного населения. Люди говорили: "У нас есть чёрные крысы, зачем нам ещё более крупные рыжие?" Но на деле рыжие крысы быстро выживали чёрных. Рыжие крысы были крупнее и злее, и просто загрызали насмерть чёрных. В течение нескольких лет мне удалось распространить рыжих крыс по всей территории Европы. В итоге популяция чёрных крыс резко сократилась, а потом все чёрные крысы просто канули в лету, и рыжие крысы распространились повсеместно, заняв нишу чёрных. Практически сразу после воцарения рыжих крыс, эпидемия чёрной чумы пошла на спад и прекратилась. Хотя, конечно, я боролся с эпидемией не только крысами. Я учил лекарей вовремя обнаруживать зараженных и изолировать их от других людей. А умерших от чумы людей сразу сжигали на костре вместе со всеми вещами. Особенно тяжело было заставить людей сжигать все вещи покойного, что умер от болезни, они никак не хотели портить добро. Но я переломил ситуацию, и концу 13го века, эпидемия резко пошла на спад. Правда, иногда эпидемии чёрной чумы, оспы, тифа и других болезней всё же заявляли о себе, но их стало гораздо меньше, чем раньше. Я думаю, причина, почему эти болезни не пропали совсем, заключается в том, что споры этих болезней могут столетиями лежать в почве, ожидая пока не попадут в пищу к людям или домашнему скоту. Хочу особо подчеркнуть, что в античную эпоху таких больших проблем с эпидемиями как в Европе 11-13ых веков никогда не было. Я думаю, тут дело было ещё и в иммунитете, поскольку видимо южные народы привыкли к эпидемиям, а вот за период с 4го по 11ый века эпидемий практически не было, и люди потеряли иммунитет. После крестовых походов на Ближний Восток все эти болезни вернулись обратно в Европу вместе с крестоносцами и упали на благодатную почву местной антисанитарии и необразованности лекарей. В общем, причины были комплексными, антисанитария, плохой иммунитет, чёрные крысы, я боролся с этими причинами, и вскоре эпидемии пошли на спад. И хотя иногда очень редко всё равно имели место вспышки этих болезней, никаких глобальных эпидемий, выкашивавших до трети от целого поколения Европейцев, больше не было. Я же продолжал развивать торговлю Европы, увеличивать города и сельское население, образование, в том числе высшее и духовное.
   В конце 13го века, решив многие проблемы гигиены и политики, я много времени уделял созданию морских судов. Меня очень интересовало судостроение, которое позволяло править морями, безопасно совершать дальние плавания, доставлять грузы. К тому же доминирование католического мира на море, могло предотвратить будущие возможные угрозы, в том числе от Византии. По своему опыту я знал, что морской флот, это вообще-то очень важно. В этот период я создал первые крупных многопалубные корабли, обычно корабли имели до трёх палуб, две основные и третью в начале и конце корабля. Новые корабли имели до трёх мачт, совершенную рулевую систему, а также сложную верёвочную оснастку. Впереди корабля имелся косой парус, что повышал рулевую эффективность судна. Тоннаж таких кораблей резко вырос, и эти корабли превысили по своим размерам античные суда. Самые большие корабли имели водоизмещение до 500 и более тонн. А чтобы избежать опасности перевернуться, я стал делать мощный утяжелённый киль, иногда в него накладывали десятки тонн камней, гораздо ниже ватерлинии, в самом низу. Корпус корабля был двух или трёхслойным, и каждый слой древесины покрывался толстым слоем смолы. Это предотвращало возможность затопления корабля при авариях, и уменьшало течи. Судоходные качества кораблей резко выросли, и теперь корабль идущий по ветру мог развивать скорость до двадцати километров в час. Иногда я использовал вёсла, для того чтобы рулить кораблями внутри бухт при причаливании к берегу. Однако, численность команд стала сокращаться, корабли стали плавать дальше, и вёсла стали изживать себя, побеждала наука управления парусами. Тем более, как показала практика, верно совмещая рулевые функции и угол поворота парусов, на таких кораблях можно было идти не только по ветру, но и под некоторым углом. Дальнейшее совершенствование снастей и большее внедрение косых парусов, позволило кораблям двигаться вперёд даже при боковом ветре, правда, при этом надо было правильно маневрировать. И самое главное, эти новые крупные корабли теперь оснащались артиллерийскими орудиями для ведения морского боя, которые зарекомендовали себя как невероятно эффективное оружие морского боя.
   Знаковым стал пограничный конфликт Священной Римской империи и эскадры Византии. В котором приняло бой три моих новейших корабля, под флагами Венеции, и семь старых кораблей Византии. При этом, мои корабли были вооружены артиллерией, по пять небольших переносных пушек, на каждом судне. Мои корабли, избегая абордажа и греческого огня, открыли огонь из всех орудий с дистанции в триста метров, меткий огонь посеял страх и панику в рядах врага. Бой продолжался около часа, всё это время мои корабли маневрировали по ветру, не подпуская к себе врага и близко, ведя по противнику артиллерийский огонь. В итоге вражеская эскадра выбросила белый флаг в бою, имея изначальное, сильное преимущество. При этом один вражеский корабль был потоплен, а остальные полностью потеряли мореходные качества, понеся большие потери в экипаже от огня картечи и ядер. Стало очевидно, что артиллерия это страшное оружие морского боя.
   Правда, не стоит забывать, что постройка каждого крупного морского судна это долгий процесс. Как и обучение корабельному делу мастеров. Тем более, эти новые мои корабли были невероятно сложными, в сравнении с первыми античными судами. В начале 14го века я впервые приступил к созданию первых боевых морских кораблей, которые были заточены, специализированно на морской бой. Я полагал, что такие корабли в будущем могут понадобится, дело в том, что многие другие государства, видя невероятный технологический и военный рост Европы, стали всерьёз опасаться нового оружия. Византия предпринимала отчаянные политические и экономические шаги, чтобы найти и выкупить новые виды огнестрельного оружия у Европейцев. Всех очень интересовали пушки, правда в первой половине четырнадцатого века, пока ещё, артиллерия шагала по миру достаточно медленно, и всё же всё чаще и чаще встречалась на вооружении многих стран мира. И я понимал, что не за горами тот день, когда мощная артиллерия и совершенный флот появятся у многих государств и станут решающим фактором в победе в войне на море. Тем не менее, до истинного расцвета парусного флота было ещё очень далеко. И, тем не менее, это была первая ласточка великого ветра перемен. Мои первые боевые корабли, представляли из себя достаточно крупные корабли, вдоль каждого борта которых шёл один ряд пушек, иногда количество орудий в ряду было довольно велико, и корабль, встав бортом к врагу мог дать опустошающий залп из более, чем десятка орудий. Всего один такой залп мог потопить среднего размера вражеский корабль на расстоянии иногда до четырёхсот метров. Тем более, далеко не все корабли отсталых стран того времени, имели надёжные водонепроницаемые переборки в нижней части корпуса, и две три сильных течи часто приводили к затоплению. Конечно же, лучшие модели моих кораблей были выстроены с таким расчётом, чтобы одна или две сильных течи не приводили к полному потоплению корабля, для чего в нижней части корпуса имелись деревянные переборки.
   Также, наконец, в море стали появляться сложные навигационные приборы, такие как компас и астролябия. Мореходы учились определять широту и долготу, составили подробные карты Европы и рядом лежащих земель. Конечно, первый компас появился очень давно, ещё тысячи лет назад, скажут мне, но речь о том, что впервые морская навигация шагнула на новый горизонт, когда капитан корабля мог из любой части света определить своё точное местоположение с точностью до ста километров, что в прошлом было совершенно невозможным.
   Многие страны мира, Франция, Англия, Испания, Швеция и Голландия, начали великую морскую гонку по созданию морского флота. Пока что, век великих морских открытий и дальних мореплаваний был только впереди. Но сейчас впервые началась постройка первых кораблей, которые в будущем приведут к тому, что люди смогут доплыть до Америки и Китая. Ведь для века великих географических открытий было очень важно создать инструмент, судно, на котором можно было совершить по-настоящему дальнее плавание.
   Увы, у всё большего количества государств Европы стали появляться первые аналоги пушек, и огнестрельного оружия, даже у таких государств как Россия, стали появляться первые пищали. Нередко князья и феодалы тратили большие деньги на перекупку новейшего оружия за границей, и потом учились им пользоваться, покрывая золотом тех, кто продал им этот секрет. Таким образом, теперь стоило где-либо появиться новому оружию, и уже спустя несколько десятков лет, аналог в небольших количествах появлялся даже у слаборазвитых стран. Мне оставалось только шагать впереди всех. Правда, Хан и орда о себе больше даже не напоминали, терроризируя свои территории, и не смея даже сунуть носа в Европу. А я хотел погнать их дальше, и начал потихоньку подпольно и за деньги самих русских вооружать армию славян, чтобы они отбросили на юг азиатские народы, с тем, чтобы те, более никогда не вернулись в Европу.
   К началу 14го века наша артиллерия стала поистине смертоносной, и стала самой разнообразной. Тяжёлые и уродливые кособокие ружья на двух человек были заменены двуствольными или одноствольными мушкетами с фитилями. Для компенсации отдачи появились мощные деревянные приклады, что позволяли в том числе лучше целиться, фиксируя во время выстрела ружьё. Теперь стрелковое оружие стало уделом одного бойца, а не группы как раньше. Тем не менее, пока ещё основной технологий воспламенения пороха были фитили, правда, теперь, для выстрела надо было нажать на курок, в результате фитиль подносился к стволу и воспламенял порох. Спусковой крючок позволял в бою выстрелить в нужный момент, и был намного удобнее.
   Ряд конфликтов с применением огнестрельного оружия в Европе и за её пределами продемонстрировали невероятную эффективность пороха во всех его модификациях от ружей до артиллерии. Стала уходить в прошлое рукопашная составляющая боя, конечно, битвы на рапирах и мечах имели место, но впервые, всё большую роль стали играть вооружения удалённого боя. Теперь складывались ситуации, когда армии не вступали в рукопашную вовсе, либо основные потери имели место до начала боя, от картечи артиллерии.
   Помимо военных технологий, я старался развивать направление сложных механизмов. Пока что редкие мастера брались за создание часов с пружинами, которые я научился искусно изготавливать. Но, тем не менее, я полагал, что в будущем такие устройства приживутся. Так я впервые смог изготовить простейшую машину для механического счёта, очень примитивный аналог калькулятора. Практической пользы от этого первого устройства было мало, но я полагал, что создание сложных механизмов в будущем позволит выйти на новый этап. И лично я продолжал наращивать свои скромные таланты в области создания высокотехнологичных механических устройств. Я полагал, что со временем сложные устройства в основе которых часы, смогут используя механическую энергию водяных мельниц, управлять ткацкими станками, либо какими-то процессами, исключив из управления людей. Таким образом, мы смогли бы в будущем создать машинную цивилизацию, гораздо более высокого уровня, чем сейчас. Просто именно в данный момент, это пока невозможно. Но в будущем...
   И медленно и незаметно к истории средневековой Европы стала подкрадываться эпоха Возрождения, проторенессанс, а вместе с ним, культура, образования, знания. Первая эпоха, ознаменовавшая начало новой эры, эры знаний, великих географических открытий и расцвета всей земной цивилизации.
   А уже в середине 14го века я начал работы над первым замковым оружием. В котором был курок, приводящий в движение кремень, что выбивал искру. При этом искра выбивалась в замкнутой полости внутри ствола, и таким образом, оружие при выстреле не отдавало пламенем в лицо стрелявшего. Хотя в более ранних аналогах стрелкового оружия, сколь бы не была мала дырочка для поджога пороха, из неё часто вылетали искры и прочая гадость, что осложняло прицеливание. Это новое оружие с кремнёвым замком я презентовал римскому папе в середине 14го века.
   -Да, оружие, стреляющее без фитиля это невероятно, фактически, теперь по эффективности зарядки ружья превзошли арбалеты.
   -И обрати внимание на дальность и точность, стрелковое оружие бьёт на триста метров, пробивая любой доспех, а артиллерия способна поразить цель на расстоянии до семисот метров, на что не способна ни одна катапульта.
   -Твои действия год, вытянули нашу цивилизацию на невероятный новый уровень развития. Фактически, сейчас мы по уровню развития намного обошли Древний Рим. Ты создал огромное количество мастеров, ремесленников, которые живут в городах, и двигают прогресс на новые высоты. Только вот, многие механизмы, созданные тобой, крайне сложны, в связи с чем, я не уверен, что мы сможем внедрить замковые ружья с кремнёвым зажиганием массово в ближайшем будущем, как и многие другие твои задумки.
   -Сложны, но все они существуют. Сами технологии существуют в природе и это не выдумки. Я думаю, в будущем, мы сможем создать цивилизацию машин. Цивилизацию, принципиально более высокую, чем сейчас. Я полагаю, что многие процессы, которыми сейчас управляют люди, могут быть автоматизированы. Например, ткацкие станки, которые требуют больших усилий и много рабочих рук.
   -Я думаю, ты должен сосредоточиться на науке, и я бы не хотел начинать новую эпоху завоеваний.
   -Я думаю, со временем, все мои знания растекутся по миру, люди с большим удовольствием воруют моё оружие, ты знаешь. Поэтому, хочешь ты или нет, но мир надо завоевать, причём весь целиком, до последней деревни.
   -Не факт что все. Да простейшая схема огнестрельного оружия может быть украдена. Но кто сможет украсть твои механические часы на пружинке? Никто! Кто сможет украсть твои морские суда? Никто! Вряд ли варвары смогут построить столь сложный корабль, как те, что строишь ты. Ты подготовил сотни корабельных мастеров, что знают все нюансы, сложности постройки. Варвары никогда не смогут построить такое. Ты же сам знаешь, мало просто знать, как устроено, надо уметь сделать, и самое сложное, научить большую массу людей делать это и передавать знания последующим поколениям, это самое сложное. Варвары могут украсть твоё оружие, но смогут ли они сделать, и создать систему подобную нашей? А если смогут, то это будут уже не варвары.
   -Нам надо освободить крестьян. Мне не нравится утрата свободы, складывается рабство, или его упрощённый аналог.
   -Что?
   -Возможно, освободить крестьян не удастся, феодалы будут против и не поймут. Но хотя бы те люди, кто живёт в городе, должны быть более свободными в выборе труда. Рабство и закрепощённость процветает в Европе, а рыцарство себя не оправдало в полной мере. Мне нужны свободные руки, и не рабы, а те, кто будет хорошо работать на себя. Мне нужны люди, которые будут стараться в работе, у которых будет стимул работать лучше ради прогресса. Складывающееся сейчас рабство это плохо.
   -Я понимаю, я подумаю, чем тебе помочь.
   -Не мне, а себе, это интересы государства, скоро нам понадобится множество рабочих рук. И не просто рабы, а мастера и ремесленники, если мы будем внедрять сложную механику в жизнь, надо будет всё поменять. Рабы не стараются, не стремятся к развитию, также как и рабовладельцы, свободные люди при рыночной экономике стремятся развиваться и работать лучше, нам нужен свободный рынок для развития культуры и ремёсел. Мы можем сохранить королей и дворян, но они не должны владеть крестьянами, понимаешь? Мы можем обложить общество сколь угодно высокими налогами, но не должно быть рабства, владения одних людей другими.
   -Может, не стоит менять всё слишком быстро, иначе вдруг всё рухнет?
   -Возможно. Только я заранее предупреждаю сейчас, чтобы потом это не стало проблемой. Нам понадобится больше профессиональных рабочих рук, и люди, живущие в городах хотя бы, уж точно не должны принадлежать феодалам.
   -Хорошо.
   -И ещё, твоя церковь, она мешает.
   -В смысле?
   -Глупые верования людей, библия по своей природе и основе.
   -Но церковь это источник нашей власти, моей и твоей, не копай под неё, иначе мы лишимся всего.
   -Я знаю, как работает твоя политическая система, светская власть подчинена религии через веру, а ты наместник бога на Земле.
   -Да, а ты наш бог год.
   -Мы живём в великую эпоху перемен, и перемены уже начали вступать в силу. Проблема в том, что церковь лезет в образование и пытается убедить людей в несуществующих вещах, не даёт двигаться вперёд, и скоро мы сделаем ещё больший шаг вперёд. И церковь будет мешать нам.
   -Например?
   -Например, ты Вилл, совсем не разбирался в географии и астрономии, когда писал свою библию. Проблема в том, что мир устроен совсем не так, как ты думаешь, и что ещё хуже, совсем не так, как написано в Библии.
   -Поменять Библию будет тяжело, на её мудрости основана вся наша власть, если с моей стороны пойдут какие-то перемены, мы потеряем всю власть. Религия и вера это нечто, что сложнее всего изменить, глупые необразованные фанатики бездумно цепляются за старое. И что ты имеешь ввиду под иным устройством мира, я тебя не совсем понимаю.
   -Звёзды и планеты.
   -Что?
   -Я тысячи лет наблюдаю за небом. Десятки, сотни тысяч лет. Солнце не движется вокруг Земли, всё наоборот. Мы живём в огромном мире, Солнце гигантская звезда вокруг которой, Земля делает один оборот за год.
   -Но почему день тогда длится не год? - Засмеялся Вилл.
   -Потому что Земля вращается вокруг своей оси с частотой один оборот раз в сутки. А сама земля в форме шара, и на другом его конце находится континент Америка, и звёздное небо там, в южном полушарии на другом конце мира, в Южной Америке выглядит совсем не так как у нас здесь. Там другие звёзды, и они смотрят в плоскости мироздания вниз, а мы смотрим вверх. И Земля наша шар, что вращается вокруг гигантского Солнца, а Марс, Венера и Юпитер это такие же планеты, такие как наша. А сила притяжения Земли направлена не вниз, а к центру нашей планеты, что имеет форму шара. При этом, я думаю, что у Солнца и других небесных тел своя сила притяжения, направленная к их центру.
   -Бред. Ты был там, на другом конце Земли?
   -Конечно, был, и видел всё своими глазами.
   -А ты можешь показать мне Марс или Венеру ближе? Через лупу? Ты же делал лупы и подзорные трубы.
   -Хорошо, я покажу тебе, но ты должен подумать, как изменить библию, потому что всего через сто лет, её надо будет менять.
   -Я подумаю, как изменить Библию так, чтобы это не лишило нас власти, только учти, моя духовная власть уже слабеет, а ты хочешь, чтобы она ослабла ещё сильнее. В конце концов, какая разница, как выглядит мир? Я понимаю, когда речь идёт о ружье или часах, но какая разница...
   -Потому что законы природы это то, что мы используем, чтобы идти вперёд и их нельзя игнорировать. Ты решил, что люди высшие существа, но мы произошли от обезьян и мы обезьяны, такие же, как любое другое животное, мы умнее скажешь ты, но даже собаку можно чему-то обучить, и она ничем не хуже нас. И мы меняемся по законам эволюции, и будем меняться и дальше, и этого нельзя отрицать. И если сейчас мы строим морские суда, чтобы плавать по средиземному морю и в Англию или Швецию. То завтра наши суда поплывут в Америку на другой конец Земли, либо к твоей Юань в Китай. И это неизбежно, потому что наши суда стали лучше, чем раньше, а моряки должны понимать, что земля это не лепёшка на трёх китах, а шар. Потому что наступит день, когда моряк сможет поплыть далеко на запад и приплывёт на восток. А потом когда-нибудь, мы построим летающие корабли, которые полетят не просто за далёкие моря, а в космос, к другим планетам.
   -И как же они полетят в космос? - Посмеялся Вилл.
   -Ты видел, как летает ракета на порохе, тот салют, что мы запускаем ради потехи?
   -Видел... Я всё понял, принято.
   -Мы построим мощные ракеты, и не на порохе, а на иной более могущественной взрывчатке. Я уверен, что такая существует. И мы сможем полететь так далеко, как не можем сейчас и мечтать. И это произойдёт не через тысячу лет, если мне не будут мешать, это произойдёт через триста лет, либо раньше.
   -Я понял, я всё понял, я подумаю, как сделать так, чтобы всех устроили реформы. Ты прав, я не прав. Только помни, что надо ещё сохранить власть, иначе ничего не будет, но я подумаю. Ты говоришь, у нас есть ещё время, значит можно не торопиться.
   -Время есть, но тебе надо подумать и сделать. И ещё, пора бы уже передать мне часть своей власти. Ты стар и в любой момент можешь умереть. Представь, какой хаос наступит в Европе с твоей смертью, если я не успею и не смогу подхватить папский венец.
   -За власть не бойся, я много думал о вариантах своей смерти и создал несколько тайных орденов, они будут защищать тебя и твою власть во все времена, не только сейчас, но и позже. Даже если я умру, даже если я потеряю власть, они считают тебя потомком Иисуса, сыном бога на Земле и не предадут никогда. Новый Римский папа будет также верно служить тебе, как служу я.
   -А ты служишь мне? - Усмехнулся я.
   -А ты считаешь, что нет? Я оплачиваю все твои исследования, слежу, чтобы у тебя было много свободного времени, выполняю всё, что ты хочешь. Я служу тебе, и да я получаю оружие взамен, и многие ценные знания. Но моя собственная жизнь скоро кончится, а всё ранее созданное передадут тебе.
   -Сколько ты ещё планируешь прожить?
   -Не знаю, я полагаю, что сейчас моё здоровье сильно пошатнулось, я могу умереть в любой момент, но если повезёт, могу прожить ещё лет триста. Сам понимаешь, у нас с тобой нет статистики по продолжительности жизни вечноживущих, впрочем, совсем уж и не вечно. Трудно сказать, сколько я буду умирать. Сейчас я свободно передвигаюсь сам, ем, правда, я уже на диете и не позволяю себе лишнего. Думаю, пока я хожу сам, я буду жить, и потом ещё какое-то время уже после того как не смогу передвигаться, я думаю, буду ещё жить. Хочется увидеть все эти твои чудеса. Особенно полёт в космос.
   -А что с Юань?
   -О, она всё ещё жива.
   -А почему ты уверен, что ордена, что думают, будто я сын Иисуса, не забудут через сто лет, когда дважды или трижды сменятся поколения, что именно я сын Иисуса, а не кто-то другой?
   -Причин много, хотя бы, потому что один из наблюдателей этих орденов, вечно живущий, здоровье которого до сих пор в тонусе, и я думаю, он проживёт ещё пару тысяч лет. Так что, нас становится всё меньше и меньше, и, кстати, нас уже десять, а не двенадцать, недавно умер Хан, и ещё один мой подопечный. Подумай о вечности, быть может, стоит попытаться построить ещё один Древний Шумер, и пустить по свету тысячу своих вечноживущих потомков. Я несколько раз подсовывал тебе красивых женщин, но ты не обращаешь на них никакого внимания. Хотя, я уверен, любой твой потомок даже от женщины простой крови получит необычно долгую жизнь.
   -Я тоже в этом уверен, кровь людей из поколения в поколение становится всё чище, играет роль и ваше потомство бессмертные, и мои прошлые случайные связи. Да, любой мой ребёнок станет если не бессмертным, то долгоживущим, а второе поколение уже... Но только я боюсь вы разнесёте планету. Особенно если вас будет много.
   -Едва ли, не все мы жаждем власти, и не всех можно делать королями, а кого-то, быть может, стоит просто вовремя убить? Зато пойми, люди не смогут прожить без бессмертных и создать великую державу. И потом, плохие и хорошие бывают и у обычных людей, это извечная борьба добра и зла в человеческих сердцах, ты создавая бессмертных создаёшь не только хаос и разрушение, но и порядок с цивилизацией.
   -Быть может, просто надо научить людей жить без нас?
   -Пробуй. Только, моё мнение ты знаешь, и я надеюсь, если в какой-то момент мир станет рушиться без таких как я. Ты родишь новое многочисленное поколение богов, как это было в Древнем Шумере. Тех, кто сможет жить не триста лет и не пятьсот.
   Спустя две недели я построил мощную подзорную трубу, что увеличивала объекты в 50 раз, и в удобные для наблюдений ночи показал Виллу Марс и Луну. Надо сказать, Марс рассмотреть так толком и не удалось, он так и остался пятнышком, правда чуть побольше, зато Луна была существенно увеличена, и мы смогли рассмотреть на ней овраги, кратеры и озёра. Я даже пожалел сам, что не додумался увидеть Луну в мощную подзорную трубу раньше. Луна действительно выглядела как планета, только покрытая странным серо белым песком. И я подумал, что, возможно, если постараться, достигнуть Луны это реально. Конечно, не сейчас, быть может, через много лет, но почему бы и нет? Что если действительно построить гигантскую ракету, с огромным запасом пороха, посадить на неё людей и отправить туда?
   Заодно я прикинул расстояние от Луны до Земли, зная, что Земля имеет диаметр около десяти тысяч километров, точный диаметр Земли я, кстати, тогда не знал. Можно было оценить, что расстояние от Земли до Луны примерно десять диаметров Земли, или может быть, двадцать, то есть сто или двести тысяч километров, учитывая тот факт, что Луна существенно меньше Земли, и всё равно, это целый мир. Да долететь туда можно. Только вот, я подумал, что Луна, скорее всего, пустыня, причём, на ней нет ни одного озера с водой. Возможно, воды там нет вовсе, а погода ясная круглый год, потому что нет облаков. И очевидно, судя по отражению, этот серый песок, это не снег и не лёд, скорее всего это серый песок или известь, а значит там тепло. Только, имеет ли смысл туда лететь? Что мы там найдём? Впрочем, чтобы лучше изучить этот мир, слетать туда надо, хоть разок. Что касается Венеры и Марса, то, судя по моим наблюдениям, явно полноценные планеты, такие же, как Земля, и на обеих этих планетах есть облака, а значит и вода. Я подумал, что, быть может, на Венере, из-за того, что она ближе к жаркому Солнцу жарче, чем на Земле. И, наверное, нормально жить можно только на Северном и Южном полюсах, где холодно, а на Марсе наоборот только на экваторе. И всё же, для меня стало очевидно, что минимум до трёх небесных тел космоса можно долететь. То есть до Луны, где, скорее всего, температура как на Земле, но ничего нет. А также до двух планет Марса и Венеры, там похолоднее, и потеплее, но явно есть жизнь. Что касается Юпитера, то он дальше всех и под вопросом, а про Сатурн я вовсе был не уверен, что это планета. Так что, когда-нибудь мы точно туда слетаем. Это лишь вопрос времени, что ж, теперь у меня была великая цель в жизни.
  
   Глава 23: Ранний ренессанс.
   Я знал, на пороховой ракете до Луны не долететь никак, слишком велика высота, да и потом, как приземляться? И, тем не менее, увиденное в мой первый в истории телескоп не давало мне покоя. Я решил дать себе пол года отдыха от государственных дел и стал делать первые ракеты. Я подумал, чем чёрт не шутит? Всё равно рано или поздно придётся развивать ракетную технику. И тогда примерно в середине 14го века, я занялся созданием первой в истории человечества космической ракеты на порохе. Увы, других ракетных топлив, и конструкций у меня тогда не было, в связи с чем, в общем-то, мои космические амбиции были заведомо обречены на неудачу. Правда, я умел делать разные смеси хорошего чёрного пороха, так что...
   Самая первая ракета, была размером чуть больше человеческого роста и никакой полезной нагрузки не имела, при массе около восьмидесяти килограммов. Я учёл опыт конструирования ракет для фейерверков, и сделал ракете киль. После запуска ракета полетела высоко вверх, но, несмотря на достаточно большой размер и большое стартовое ускорение взлетела она на высоту метров триста не больше, и с таким же успехом я мог бы просто влезть на холм повыше, и тем самым, оказаться ближе к Луне.
   Только это меня не остановило. Я сделал ряд важных выводов в плане скорости и особенностей горения топлива, и следующая моя ещё более крупная ракета взлетела, наверное, никак не меньше, чем на километр, потом кончилось топливо, и она шлёпнулась в воду. В течение следующего месяца я сжёг много пороха, и достиг высоты примерно в 1200 или 1500 метров. Я стал подозревать, что лететь выше даже на самой большой пороховой ракете невозможно, и даже самый лучший порох не обеспечит космический полёт. Впрочем, мне очень быстро пришла в голову мысль, что сильно мешает оболочка корпуса ракеты. И я, недолго думая, соорудил первую в истории человечества трёхступенчатую пороховую ракету, эта ракета была огромна, высотой никак не меньше пяти метров. И, наверное, все люди, работавшие со мной, посчитали бы меня безумцем, только никто не считал мои глупости глупостями. Поскольку все они знали, что я ранее подарил человечеству артиллерию, морские корабли и механические часы весьма большой сложности, которые стали достоянием главных площадей многих европейских городов. В итоге трёхступенчатая ракета полетела на высоту где-то, наверное, километра два, и потом кончилось топливо, и она грохнулась на землю, но это уже было ощутимо высоко. То есть, человек замерявший угломером высоту полёта ракеты со стороны, отметил, что она полетела на высоту более двух километров.
   В общем, отбросив все мои неудачные пуски, которых тоже было много, скажу лишь, что самый последний финальный вариант ракеты полетел на высоту 3400 метров, и это было высоко, после чего ко мне пришёл сам Вилл. И сказал: "Хватит, довольно, займись полезными делами, твоя ракета до Луны не долетит никогда, а порох стоит больших денег. Может быть, когда-нибудь потом, возможно, но не в наше время. К тому же ты сам знаешь, на Луне ничего нет, только один серый пепел везде. У нас на Земле есть много мест, в которые было бы неплохо сплавать." "Ладно, ты прав." - Сказал я и бросил свои безумные затеи, тем более, моя жажда действий была удовлетворена, и я понял, что ракета, взлетевшая на высоту три километра, преодолела лишь одну десятитысячную расстояния до Луны. А, значит, на порохе до Луны действительно не долететь никак и никогда. Хотя... Некоторые замечания по пороховым ракетным двигателям я тогда сделал, нет я не придумал сопло Лавалля, но я понял, что один и тот же порох с большим давлением расширяется лучше, и подъёмная сила у него значительно больше. К тому же разные виды пороха давали немного разную тягу, и некоторые марки пороха для ракет подходят чуточку лучше других.
   Надо сказать, зато опыты с ракетами, дали мне идею о создании реактивных снарядов, правда, те себя не оправдали, но попутно я поэкспериментировал с ними. В основе лежал принцип, называвшийся "засунь ракету в ствол пушки". Сначала пушка стреляла ракетой, потом уже в полёте, ракета включала двигатель, и ещё какое-то время летела к цели. Ракеты такого типа стреляли на очень большую дистанцию, недостижимую для обычных артиллерийских орудий, более двух километров. Однако, я заметил, что для достижения эффекта необходимо, чтобы масса пороха в ракете была сопоставима с массой боеголовки, а то и больше. Что требовало резко облегчить сам снаряд, из-за чего убойная сила сильно падала. В итоге, пушечные ракеты не прижились, поскольку значение играет не только дальность выстрела пушки, но и её способность нанести врагу хоть какой-то вред. К тому же, моя корабельная артиллерия того времени итак была лучшей в мире, в связи с чем острой потребности в её улучшении не было. Зато не хватало самих кораблей и пушек для них. Дело в том, что мои огнестрельные амбиции требовали очень много металла, стали, и её сложно было обрабатывать в достаточно больших количествах. В прошлом, когда сталь шла только на обмундирование рыцарей, обычно складывалась такая система, когда одного рыцаря снаряжала целая деревня. И то на этом рыцаре металла было не больше 50 килограмм, если с лошадью, то иногда 100 килограмм, но это максимум, чаще меньше. И даже 100 килограмм стали это достаточно дорого, когда надо вооружить, например, 500 рыцарей. Поэтому, оружие в средние века производилось в прошлом штучно, и больших потребностей в металле не возникало. Появление огнестрельного оружия, сразу сделало само огнестрельное оружие, пушки и ружья острым дефицитом, именно потому, что не хватало металла и пороха. В итоге массовое внедрение этого оружия тормозилось, прежде всего, нехваткой индустриальной мощи. И начиная примерно с 1255го года, когда первые огнестрельные единицы оружия стали поступать в войска, сразу начался их острый дефицит. И всё это время постоянно шло увеличение выработки металла. Сначала пришлось искать много новых рудников, и бросать средства на разработку старых, потом мы перешли к более совершенным методам обработки руды, но даже этого было мало. Так что во многом, огнестрельный прогресс Европы зависел от выработки металла, которого остро не хватало. Доходило до того, что после боя или штурма замка какого-нибудь феодала, крестьяне потом подолгу выковыривали отовсюду израсходованные снаряды, потому что металл был очень дорог. И высокая стоимость металла объяснялась как высокой стоимостью добычи, так и дефицитом, который взвинчивал на него цены. Как известно, по законам рыночной экономики 10% нехватка ресурса на рынке порождает 100% рост цен, а оружия в средневековой Европе не хватало всем. Добыча металла росла по экспоненте, и не только из-за количества шахт, но и качественно. И всё равно, металла, чтобы вооружить многочисленные стрелковые армии не хватало. А многие пушки отправляли в бой, захватив к ним не более 20 снарядов. Дефицит подогревался желанием всех, у кого были деньги, иметь новейшее стрелковое оружие, что взвинчивало цены, и даже через столетие шествия по миру стрелкового оружия, дефицит не только не угас, но даже вырос. Единственное, что изменилось, если в 1300ом году, король гордился, когда у него в армии была на вооружении всего одна пушка калибра 75 миллиметров и 25 снарядов к ней. То спустя 50 лет, в 1350ом году, король того же масштаба гордился, что у него в армии теперь 10 пушек и по 25 снарядов к каждой. Логично, что любой король желает иметь в своей армии как можно больше современного оружия, но потребность что во второй пушке, что в одиннадцатой всё равно была максимальна. В связи с чем, Римский папа был величайшим торговцем оружием своего времени, при этом, торговля оружием церковью тщательно скрывалась, потому что, негоже это Римскому папе торговать смертью, всё-таки он святой, а не делец убийца. Кстати говоря, также торговля оружием имела и политический интерес. И была эффективным способом усиления власти Римского папы, из-за чего Вилл смог одеть Европу в ежовые рукавицы, а заодно нанести мощнейший удар по феодализму, который сковывал развитие Европы. Экспорт оружия покорным королевствам, позволял королям быстро и эффективно раскулачивать феодалов. В прошлом, крупные замки феодалов были неприступными крепостями, из-за чего те, не боялись дерзить королю, который был вынужден чтить их интересы. Теперь же королю было выгодно раскулачить феодалов, а значит, и освободить их крестьян. И теперь, благодаря огнестрельному оружию удалось свести на нет все достоинства рыцарей. В прошлом, рыцарь, закованный в стальную броню, был грозным воином, что мог победить десятки простых пехотинцев. Теперь же любой пехотинец из ружья мог убить любого рыцаря. Мы экспортировали и иногда дарили огнестрельное оружие кому надо, и тем стимулировали объединение государств, которые полностью зависели и подчинялись Римскому папе. Благодаря чему, эпоха феодализма в Европе стала подходить к концу, и ещё спустя столетие кончилась.
   И только к концу 14го века острая потребность в огнестрельном оружии стала постепенно падать, и покупатель нашего оружия стал более разборчивым, выбирая оружие получше, а не всё подряд. И иногда торгуясь, если предложенная цена была слишком высокой. Правда, спрос всегда превышал предложение, особенно учитывая тот факт, что огнестрельное оружие конца 14го века было куда более совершенным, чем ранние образцы, с точки зрения бронебойности, скорости перезарядки, дальности стрельбы, надёжности и меткости. Почему я так много уделяю внимание огнестрельному оружию, да просто вокруг него вертелась вся политика тех лет. Оружие означает власть, у кого лучшее оружие, тот всегда победитель, а тот, кто распределяет оружие, решает, кому иметь власть, а кому нет, и значит у производителя оружия ещё больше власти. До этого в древнем мире никогда не было такой масштабной торговли оружием как тогда, и никто не побежал бы покупать у иностранцев новый меч втридорога, только потому, что он чуть острее или чуть длиннее. Небольшая разница в качестве всегда может покрыться стратегией на поле боя или физическими, индивидуальными особенностями бойцов. Огнестрельное оружие, это качественный рывок, от наличия которого стопроцентно решается исход боя, победа или поражение. Появление на поле боя хотя бы одной пушки с картечью, при прочих равных условиях это гарантия победы, потому что каждый залп это десятки трупов и раненых в рядах вражеской армии. Я молчу про невероятное психологическое преимущество, когда у тебя есть три пушки, а у врага ни одной. И если сильный и умный военный ещё может сдержать свой страх перед могучим оружием врага, то рядовой солдат просто бросает всё и бежит с поля боя, увидев последствия первого же залпа артиллерии. Что уж говорить о лошадях, которых грохот артиллерии приводил в ужас.
   Тем не менее, перед современным обществом, помимо военных, встали новые задачи, которые необходимо было решать, и я уже бросил свой разум на их решение. Задача номер один, образование, а это всеобъемлющая задача. Дело в том, что образование подразумевает умение всех читать и писать. И да я научил читать и писать многих, у нас была бумага, и её умели производить в достаточных количествах, если не для бедных, то хотя бы для среднего класса. Чернила тоже не являлись большой проблемой, проблема упёрлась в книги. Дело в том, что книг то и не было. Нет, нет, книги, конечно же, были, только вот в прошлом книги всегда писались от руки писарями. Писарь очень медленно и аккуратно, разборчивым почерком писал книгу, создание одной книги одним писарем, особенно если книга большая, занимало около года, это если без картинок. На практике, многие феодалы любили, чтобы в книгах была красивая роспись, цветные картинки, различные примочки, как, то, драгоценные камни в переплёт и золотые украшения. В итоге настоящая книга превращалась в нечто элитное, и могла стоить примерно столько же, сколько деревня крестьян вместе со всем хозяйством и землёй, и даже гораздо дороже. То есть, книг было мало, это не создавало проблемы, когда не было такой потребности в образовании как сейчас, и когда книги были прерогативой богатых вельмож. Но стоило мне начать в Европе Ренессанс, и ввести массовое высшее образование, и выяснилось, что нередко на один университет приходится по десять книг. И далеко не все эти десять книг нужные мне учебники естественных наук, чаще просто выборка всего подряд оп принципу как повезёт. Первые десятилетия, я, осознавая глубокий дефицит, просто посадил множество не очень искусных писарей писать книги, без картинок и лишних примочек. И кстати, писарей было не так уж много, тем более хороших, так что по-настоящему много писарей за создание книг тоже не посадишь. И эти люди, на скору руку, быстренько за три месяца или за полгода, смотря какого размера труд, сидели и переписывали на белую бумагу без лишних картинок и всякой фигни побыстрому книги. В итоге, количество книг выросло, почерк написанных книг стал неразборчивым, а книги всё равно остались уделом богатых. К тому же, беда не приходит одна, книг не только было мало, но я, чтобы стимулировать людей учиться, разжёг в них интерес к книгам. Уметь читать, иметь книгу, стало модно и даже престижно, и в итоге спрос на книги вырос настолько, что даже мои экстренные меры по резкому увеличению числа рукописных книг не смогли решить вопрос их нехватки. И особенно в таких условиях я ненавидел библиотеки великих лордов и королей. Поскольку короли целых государств, имея много денег, собирали огромные библиотеки на сотни и даже тысячи книг, и потом просто хранили их, не давая никому, как своё собственное личное богатство. Причём, часто даже не читали, а иногда и не умели читать. Труды древних греческих писателей, такие как Одиссея, Персей и Странствия Геракла с Золотым руном, стали недосягаемы, а мне требовалось ещё снабдить запасом книг библиотеки университетов. А в библиотеке университета даже в читальном зале надо иметь не один экземпляр каждой книги, а несколько. На первый взгляд, острейший дефицит книг современному человеку кажется глупым и нелепым, но вот в те времена он был, и многие книги стоили очень дорого. И дорого стоили не просто какие-то редкие коллекционные антикварные образцы, а обычные, свежее написанные на скору руку произведения и учебники. Сколько стоил учебник греческой геометрии по Евклиду и Пифагору без всякой росписи и драгоценных камней? Он стоил килограмм золота, можно целую конюшню с жеребцами купить. А эта книга лишь одна из многих, которую нужно прочесть и выучить, чтобы подготовить обычного архитектора или конструктора кораблей. Тем более, я стремился не только к количеству обученных в университетах, но и к качеству образования. Это в наши дни при Путине, чиновники президента под лозунгом повышения качества образования в стране приступили к печатанию корочек о высшем образовании для всего населения. Полагая, что чем больше напечатано корочек и дипломов, тем выше общий уровень образования. Я обучал людей, чтобы иметь грамотных специалистов разных направлений, для того, чтобы делать конкретное дело, и мне не хватало книг, очень не хватало.
   И вот тогда я впервые придумал, что для массового производства книг, их надо печатать, также, как мы ставили печать на важных документах. Я начал с простого, вырубил большую деревянную печать, нарезал на ней несколько слов, и попробовал отпечатать, мне достаточно успешно удалось напечатать ей несколько десятков раз одно и тоже, и я понял, что печатать печатью можно хоть 500, хоть 1000 раз. Логично, что проще всего вырезать книги из дерева огромными печатями, а потом пытаться печатать. Именно этим в начале 1400ых годов я и занялся. Я нанял несколько десятков опытных резцов по дереву, и они за год с лишним усилий смогли вырезать мне из дерева полностью весь учебник геометрии на 96 страниц. После чего я взял эти деревянные печати, и смог отпечатать около 500 экземпляров книги. В итоге, каждый отдельно взятый экземпляр книги получился примерно в десять раз дешевле, чем, если бы его писали писари. И технология печати показалась мне интересной и перспективной. Увы, после примерно пятисот экземпляров печати, несмотря на всю осторожность, буквы стали ломаться и расплываться, и я распорядился выкинуть доски с текстами. На самом деле, 500 книг, что я напечатал тогда за год с лишним работы, учитывая время, затраченное на вырезание букв это много, это примерно 33% всех книг изданных в том году по всей Европе. Да, в те времена писари создавали примерно 1000 книг в год, и это несмотря на жесточайший дефицит, а в прошлые века итого меньше. Так в 1260ом году, до начала моей книжной деятельности, по всей Европе ежегодно писалось примерно 100 новых книг в год. То есть, книг было мало, и даже если мы и пользовались ими и их было более менее много, то в основном за счёт старых запасов. И библиотека могла стоить целое состояние, поэтому даже самые расточительные варвары не жгли книги целыми библиотеками, подобно тому, как нередко поступали просвещенные лидеры 20го века. Правда, мы говорим о книгах, а так вообще, помимо книг было множество отдельных свитков и небольших рукописей, по которым не очень богатые люди и учились обычно грамоте.
   И всё же, я решил, что деревянная резьба и печать книг методом штампования это очень эффективно. За следующие несколько лет, под моей командой вырезали и отпечатали на деревянных штампах около десяти наименований книг, общим тиражом порядка 4500 экземпляров, всего за несколько лет. То есть, используя деревянный штамп, я с не очень большой группой профессиональных резцов по дереву смог выпускать книг столько же, сколько вся остальная Европа целиком вместе взятая.
   И, тем не менее, закончив множить очередную книгу, я осознал, что деревянный штамп это хорошо, но надо бы использовать металл, что гораздо сложнее, просто потому что дерево слишком быстро выходит из строя. Реально, даже очень аккуратный процесс печати, всё равно полностью выводит из строя сложнейшую деревянную резьбу максимум после 600 копий, а на практике, чаще итого меньше. Требовался металл, лить целиком всю металлическую плату было практически невозможно. И тут меня осенила логичная мысль, уровня "да кэп" (да капитан очевидность), но до этой мысли я дошёл далеко не сразу и за годы бессмысленных и бездумных мучений. Надо лить все буквы алфавита отдельно, по одной, но в большом количестве. Тогда одной единственной пресс формы буквы, хватит, чтобы отлить букву в нескольких экземплярах, и так небольшим количеством пресс форм, можно отлить несколько тысяч букв, по двести букв каждого типа, двести букв "А", двести букв "Б" и так далее. Я отлил достаточное количество букв из Бронзы, чтобы не ржавели менее чем за месяц. Потом мы просто набрали буквально за час целую страницу книги и отпечатали её столько раз, сколько нужно, и бронзовые буквы, в отличие от деревянных не изнашивались. В итоге, мы смогли отпечатать целую книгу в 1000 экземпляров всего за неделю. На первый взгляд ерунда, но когда Вилл узнал об изобретении печатного пресса, а было это в конце 1430ых годов, он был просто очень рад, поскольку с книжной проблемой мы столкнулись и весьма тесно.
   За следующие несколько лет, мы буквально наводнили рынок дешёвыми книгами. А Римская католическая церковь сказочно обогатилась. Увы, люди, которые работали со мной, быстро разбежались по миру, и продали моё изобретение за бесценок, уже спустя несколько лет, и моя монополия на книги была нарушена. Книжное дело быстро пошло по всему миру, острый дефицит книг в Европе был решён, и уже к концу 15го века, никаких проблем с книгопечатанием не было, просто совсем никаких. Причём сложность набора одной книги на печатном прессе была даже ниже, чем создание книги писарем, который вырисовывал гусиным пером каждую закорючку. Даже самые большие и сложные книги, теперь можно было издать всего за месяц, или даже быстрее. И книгопечатание стало стремительно развиваться, и в самых развитых регионах Европы уже в пятнадцатом веке привело к появлению первых газет.
   И главное, не важно, что я не смог полноценно нажиться на книгах, я итак имел достаточно денег и не в золоте счастье. Главное, мы решили вопрос образования, теперь во многих университетах Европы появились мощные библиотеки с огромным количеством книг, и каждая книга лежала во множестве экземпляров. А студенты могли изучать не пресловутые догмы одного единственного доступного им учебника, а множество изданий.
   И этого общего благополучия не смог даже омрачить тот факт, что в 1453ем году, под натиском варваров османов пала великая Византийская империя, или Восточная Римская империя. С этого момента, сюда в Европу пришла новая варварская религия, ислам. Ислам был очень похож на Христианство, я бы даже сказал, что его бездумно и неумело скатали под копирку. Ислам появился на шестьсот лет позже Христианства, также имел единобожие, понятие о рае и аде, а также святых пророков прошлого, таких как Магомет, что по сути своей были плагиатом с Христа и матери его. В чём нельзя обвинить, например, конфуцианство или Буддизм, которые имели собственные уникальные, религиозные основы. История развития ислама и Христианства в целом подобны, изначально была крупная секта, которую мощные политические лидеры древности усиленно пиарили, в результате чего секта превратилась в официальную государственную религию. Я бы даже сказал, что с раскруткой Христианства я возился гораздо дольше, чем Хан с исламом. Аналогично Христианству в исламе были свои заповеди о том, как должен жить правоверный. Некоторые из заповедей ислама я считаю верными и даже поддерживаю, в частности, мне нравился запрет правоверным на употребление наркотиков и алкоголя, и это правильно. А вот молиться пять раз в день, наверное, всё же лишнее, хотя с какой стороны посмотреть, всё-таки веру надо постоянно вколачивать в людей, иначе она спадает. Только человек создававший ислам всё-таки пошёл навстречу низменным желаниям людей, таким как гурии в раю и многожёнство, и я считаю это ключевой ошибкой. Думаю, ислам появившийся в начале 7го века, спустя шестьсот с лишним лет после Христианства, в основном был плагиатом Хана на мою религию. Ислам тех времён не уважал женщин, снизвёл их до положения бесправных животных, с неограниченной властью мужчин, лишив мужское сословие всякой ответственности за женский пол, подарив буквально право собственности над женщинами. Это проявляется не только в официальном праве мужчины владеть четырьмя жёнами, но и в огромных гаремах многих восточных правителей древности и современности. И лишь позже в новое время у мусульманских женщин появились какие-то птичьи права, а у мужчин нормы ответственности за женщин, да и то не везде и не всегда. Христианский мир тоже страдал бесправием женщин, но не в такой степени, там исповедовался принцип одна женщина одному мужчине, на всю жизнь и без обоюдных измен. Вероятно, создатель ислама в те времена, изначально полагал, что нет никакого смысла уважать права женщин, тех, кто итак не имел никаких прав в Азии и ничего не решал. Хан, создавая ислам, завлекал в него, прежде всего, мужчин, пошёл наповоду у желаний грубых и примитивных варваров. Не смог понять и оценить многие из духовных ценностей Христианства, стремления к возвышенному, культуре, чести и личному духовному совершенству. Либо, он просто пренебрёг ими, не понимая, зачем эти ненужные мелочи. Я думаю, тот, кто в 7ом веке плагиатил ислам с Христианства просто не понимал всю глубину, идею и стратегию этой религии, украв лишь отдельные ценные идеи, такие как десять заповедей, единобожие и учение о рае и аде, а также пророках, таких как Иисус и другие. Правда, такой яркий момент как распятие Иисуса на кресте, который глубоко засел в сердцах верующих, конечно, повторить не удалось. Не хватило мозгов и воображения, чтобы придумать столь же яркое событие. А учение о рае и аде это самая главная часть Христианства, мотивирующая человека на всю жизнь. И рай в исламе был совсем не таким как в Христианстве. Ислам с его гуриями в раю играл на животных началах человека, мечте иметь много самок, и чтобы все девственницы, а христианство на чести и разуме. Рай по исламу, это удовлетворение всех плотских мечтаний бытия человека в конце жизни, воплощение всех его низменных инстинктов и желаний. Рай по Христианству, это новый этап более возвышенного и достойного бытия, переход на следующий моральный уровень, более высокий, чем мирская жизнь, движение вперёд, но не конец, принципиальное отличие. Христианский рай это путь в совершенство, следующий более высокий мир, исламский рай, это конец жизни и банальная плотская награда в виде множества вечно девственных самок, гурий, плата за верную службу своему феодалу в течение жизни. Поэтому рай мусульманина, это стремление к наживе и личному благополучию в следующей жизни, удовлетворение собственной жадности и похоти. Бесконечный секс с идеальными женщинами гуриями, то чего мужчины в мире многожёнства часто бывают лишены, поскольку много жён у одних означает нехватку женщин для других, и это плохо. А рай по Христианству это стремление к высшему, новому уровню бытия, духовное совершенство, стремление быть лучше и честнее, чем сейчас. Причём, как для мужчин, так и для женщин, рай по христианству не делает различий для мужчин и женщин. Поскольку согласно Христианству мужчины и женщины равны во всём и бог судит их одинаково, а в исламе нет. В исламе рай удел только мужчин, а женщины это так, как бы и не совсем люди вовсе. Рай мусульман - корыстная материальная плата за службу. Рай Христиан - путь в лучший мир для достойных и раскаявшихся, для тех, кто морально дорос до требуемого уровня и стал людьми. Отличие в психологии принципиальнейшее, а значит и в целях и мотивации всей религии в целом, этого создатель ислама не понял. Цель ислама завоевать как можно больше варваров, наобещав им в следующей жизни несбыточное, подчинить и повести за собой. Цель Христианства это улучшение и совершенство всего существующего мира. Право попасть в рай не просто заслуга, когда тебе заплатили за то, что ты был хорошим в течение жизни и слушался имама, право попасть в рай это оценка того, каким ты стал морально. Большое отличие в фундаменте и принципах веры, а главное в результате. Поэтому я не уважал ислам, считая его жалким плагиатом на Христианство, слишком много ислам украл у моей веры, а истинная мировая религия не имеет права воровать идеи у других, надо иметь свои. И да, несмотря на вечную вражду, ислам и Христианство на самом деле религии слегка родственные, и по природе своей гораздо ближе друг к другу, чем любые другие направления, такие как буддизм, язычество во всём его многообразии или конфуцианство. И всё же моральный фундамент и ключевое разделение в положении женщин и мужчин Христианства и ислама очень велико. Однако, Византийская империя не принадлежала римской католической церкви изначально. И даже являлась нашим конкурентом, поэтому её падение мало озаботило Вилла, хотя я пытался объяснить ему, что это очень плохо, варвар под боком, но он меня не стал слушать, считая, что я плохой макро стратег. С чего начались наши с ним противоречия на видение мира и внешней политики Европы.
   -Слушай, Византийская империя это не Европа, она нам не подчиняется.
   -Да, но как же это не Европа, если это буквально на наших границах?
   -Слушай год, ты не прав, это не наши границы, не надо расширять нашу империю за пределы контролируемых нами территорий. Прогресс идёт восьмимильными шагами, нам не нужна война в Азии, зачем?
   -Чтобы их не было, чтобы они не угрожали нам.
   -Они нам итак ничем не угрожают, Османская империя ничто против твоей армии.
   -Они собираются наступать дальше.
   -Мы легко решим этот вопрос.
   Мы послали несколько своих эскадр, и сухопутную армию с новейшим стрелковым вооружением и артиллерией, и быстро объяснили османам, кто здесь в Европе хозяин. Наши корабли легко потопили их большие лодки, даже не вступая с ними в бой, а армия расстреляла картечью целые орды дикарей. Османы быстро поняли кто в этом мире настоящий хозяин, и больше не смели нарушать наши границы. В будущем был ряд мелких провокаций, вонизм, но связываться с европейскими державами они не решились. И каждый раз, когда Римский папа грозно смотрел на восток, тот тут же трусливо сдавал назад. Лично меня гнобила их мелкая подлость и трусость, но Вилл терпел. Он наоборот полагал, что такая большая и агрессивная держава на востоке как османская империя это надёжный щит Европы от Азии. Увы, эта османская империя, не жалела золота, чтобы покупать моё могучее оружие. И да они как щенок махали хвостиком перед европейскими державами, а потом норовили откусить кусок побольше, пока мы решали другие проблемы. И очень скоро у османов появилось много моего огнестрельного оружия. Правда, их оружие всегда отставало от нашего, а если даже те пытались догнать нас. Производили оружие сами, то оно было плохим, и им постоянно не хватало металла. Османская империя наводнила Европу шпионами, что воровали и скупали технологии, но те были слишком глупы, чтобы понять истинные причины роста Католической империи. Дело было не только в технологиях, которыми пользовалось общество, но и в самой структуре самого общества. А вообще, я подозревал, что Османы это тоже не просто дикий народ, и стоит за ними один из моих потомков, но Вилл не слушал меня, а жаль. Лучше было бы разбить их в прах и построить на востоке Европейскую державу до самого Междуречья. Впрочем, не стоит думать, что Вилл пренебрегает моим мнением, он очень часто слушал, просто он полагал, что его пацифизм должен балансировать мою агрессию. И возможно в чём-то Вилл был прав, чем воевать с востоком самому, лучше иметь от него барьер, и пусть этот барьер будет всегда достаточно сильным, чтобы остановить Азию, и слишком слабым, чтобы лезть в Европу дальше дозволенного. И барьером этим сейчас на востоке стали Россия и Османская империя. А что касается юга, там теперь была пустыня Сахара и дикие племена, что нас мало волновали. Таким образом, весь Европейский политический театр был защищён и надёжно изолирован. Впрочем, от кого? Кто в целом мире мог бы победить нашу военную машину?
   Также в 1480ом году случилось ещё одно знаковое событие, которое стоило отпраздновать. Я воспринимал Русь как дальнего союзника Европы, поскольку, те исповедовали христианство. И на протяжении более ста лет посылал туда своих военных специалистов и советников русским князьям. Мне было стратегически выгодно малыми затратами избавить Русь от влияния орлы. И сам Вилл тоже был согласен с моей политикой на северо-востоке. Русь как христианская, независимая и цивилизованная страна более надёжный союзник, чем золотая орда. И вот после нескольких десятилетий снабжения русских князей нашим огнестрельным оружием, в результате стояния на реке Угре, где русские массово применяли огнестрельное оружие, именуемое пищалями. Русская армия успешно сбросила ордынское иго. Надо сказать, что в принципе огнестрельное оружие на Руси было новинкой, и я боялся массово поставлять им наши новейшие образцы, опасаясь, что русские могут проиграть войну, и тогда моё оружие в больших количествах попадёт к орде. В связи с чем было разработано особое, сверхпримитивное ружьё эконом класса, специально для русских, которое в случае попадания к орде, не создало бы нам больших проблем. Но с нашей тайной помощью братья христиане, и ничего что православные, победили и сбросили с себя ненавистное иго востока. С этого момента на востоке Европы родилось новое государство, оно не было могучим и опасным, но наравне с Османской империей стало частью нашей стены от Азии. При этом, русские были цивилизованны, и быстро научились сами производить простые ружья и свою первую артиллерию. Тем не менее, в моём видении это был грандиозный успех, мы сильно подвинули Азию, и то, что от неё осталось, и теперь периметр безопасности пролегал гораздо восточнее, чем раньше. И если со степей Азии когда-нибудь придёт новая угроза, то мощное государство русских снова примет на себя её удар. Правда, современная Россия конца 15го века, это уже не та Россия что раньше, русские забыли, что такое поголовная грамотность, письменность, равенство и свобода, превратившись в весьма посредственное и отсталое государство диктатуру, существующее на самых задворках Европы. И, тем не менее, в отличие от Вилла, я считал Русь Европой, а не Азией, и не просто стеной от Азии, а государством Европы. А значит, люди, населявшие те места, наши дальние братья по крови и союзники, а не соперники, не враги и не просто стена от Азии как Османы.
   Что касается Юань на дальнем востоке, та наконец расправилась с последствиями нашествия Хана, и сейчас строила новую китайскую цивилизацию, но у неё не получалось это делать также хорошо как у нас здесь в Европе. Несколько раз Вилл предлагал ей приехать сюда в Европу, бросить Китай, либо приехать хотя бы, чтобы попробовать родить ребёнка от меня. Но этого не хотели ни я, ни она. К тому же Юань боялась, что Вилл не отпустит её на родину, а ещё она любила свою страну и не могла оставить её на целый год. Меня же Вилл не отпустил бы из Европы никогда, он считал меня своим лучшим учёным, равных которому никогда нет, не было и не будет. А если что, я должен был наследовать власть после его смерти, потому что я единственный, кому он доверял как бессмертному, а смерть величайшего из Римских пап медленно и неотступно приближалась.
   * * *
   А меж тем, я помнил о том, что на западе от Европы лежит континент Америка, славный континент, где много земли и, наверное, совсем нет населения. Я подумывал о пользе колоний и факторий, не забывая про угрозу ледникового периода, ведь, большая часть Европы лежала слишком сильно к северу. Вилл был сильно против, он не хотел иноземных колоний, полагая, что варварство обратит прогресс вспять. Мы с ним много спорили, я доказывал, что нам нужны новые земли и рынки. Вилл выступал за изоляционизм Европы. Считая достаточным тот факт, что мы продвинули свои границы на восток. Особенно, ему не хотелось связываться с народами среднего уровня развития, которые могли бы размешать нашу культуру и цивилизацию.
   Тем не менее, Вилл в силу своего здоровья, уже не мог следить за мной постоянно. И многие дела, что я вёл, я мог вести тайно от него, прикрывая другими не столь заметными проектами. По крайней мере, он доверял мне достаточно, чтобы я мог что-то делать какое-то время сам. Естественно, это не касалось развязывания войн между державами. Так, в данный момент, я занимался созданием полных карт иноземных земель. И это важное дело, несмотря на изоляцию Европы, Вилл стремился к тому, чтобы иметь самое полное представление о нашей географии. Так в 14ом и 15ом веках, наши морские миссии, с мореплавателями на борту, совершили плавание вокруг Африки, доплыв до самого Китая на востоке. Совершив картографирование всего побережья Африки, Красного моря, Персидского залива, Индии, части Индонезии и Китая. Естественно, наши картографы плавали вокруг Европы, до территории современного Архангельска на севере, открыли остров Исландию, впрочем, наверное, заново открыли. А также исследователи с торговыми караванами ходили в Индию и Китай. Таким образом, значительные территории мира были картографированы, не желая расширять зону обитания Европейцев, Вилл всё-таки позволил мне за эти столетия создать подробную карту Земли. Только вот не всей, на западе осталось ещё два континента, где я не был никогда, точнее я был, только очень давно.
   Поэтому в 1492ом году, из Испании, я отправил исследовательскую миссию на запад под предводительством Христофора Колумба. Это был особый, очень хороший, даже не транспортный, а скорее, исследовательский корабль, рассчитанный на длительное морское путешествие. Задача Христофора Колумба найти новую землю и провести первичное картографирование. Забавно, что все моряки экспедиции почему-то верили, что плывут за золотом в Индию. И они отправились в путь летом 1492го года, а вернулись следующей весной с первыми картами новой территории. В Америке Христофор Колумб обнаружил примитивное коренное население, по его первым рассказам, я пришёл к выводу, что уровень развития индейцев находится на уровне раннего каменного века, они жили небольшими племенами. Тем не менее, Колумб привёз обратно ценные карты, и это было важно, я даже отчитался перед Виллом, и тот похвалил меня.
   В последствии, поскольку первый заплыв был удачным, Христофор Колумб плавал туда ещё три раза. Потом я пришёл к выводу, что заплывы были не столь удачными, я изучал карты Христофора Колумба и не мог понять, где и какую часть Америки он открыл. Поскольку на картах Колумба были какие-то крупные острова с райским климатом и туземцами, а не континент Америка. Я даже стал подозревать, что мои представления о Земле неверны и западнее находятся ещё какие-то острова и дальше Америка. Я попросил Колумба проплыть четвёртый раз дальше, и он, наконец, составил карту побережья континента, я, наконец, узнал в очертаниях экваториальную часть Северной и Южной Америки. При этом, Вилл терпеливо относился к морским экспедициям Колумба, признавая, что они необходимы для составления верных карт мира.
   После четвёртого своего путешествия Колумб впервые сообщил мне о наличии развитых Индейцев, что проживают на континенте. Те обладали городами, храмами и развитой культурой, при этом уровень развития Индейцев по описаниям Колумба напоминал Европу уровня позднего каменного века. У них не было бронзы, металла, который когда-то был изобретён мной, однако, они пользовались самородной медью. Естественно, медь более мягкий и податливый металл. Всё это говорило, что их уровень развития был эквивалентен Европе 9 или 10 тыс лет назад, то есть был не таким уж низким. Существовали даже первые государства, а не просто их зачатки. У индейцев были крупные города, без серьёзных сооружений снабжения, форма организации труда была видимо директивной, то есть они сильно уступали Риму или Древней Греции, и возможно даже Древнему Шумеру.
   Я знал, что Вилл никогда не позволит колонизировать эти земли, и уничтожить либо взять под контроль местный народ, но вместе с тем, он, являясь религиозным лидером, последнее время, несмотря на большие деньги церкви, не имел светской власти, и в этом большая ловушка его правления. Христофор Колумб вернувшись из своего четвёртого похода, по моей просьбе, рассказал всех, что нашёл в Америке много золота и жемчуга. Впрочем, более точное название Эспаньола, как её тогда называли. А название Америка появилось позже, когда было доказано, что это отдельный континент. После этого, ничто на свете не могло уже остановить толпы исследователей и завоевателей, всяких авантюристов Европы в погоне за золотом и богатствами нового континента. К тому времени, мореходное дело и совершенство кораблей, уже позволяло любому серьёзному морскому судну без специальной подготовки доплыть до берегов Америки, и все двинулись туда, за золотом и грабежом. А Вилл вызвал меня к себе на ковёр.
   -Ты что творишь? Безумец?
   -Ничего, я просто открыл новый континент, и мои люди провели картографирование.
   -Зачем ты пустил слухи о том, что в Америке полно золота и жемчуга?
   -Ну, это не я, это сделал Колумб. А он не знал о твоих макро стратегических интересах и глобальной стратегии, так что его можно простить.
   -Ты понимаешь, что ты натворил? Ты понимаешь, что всю эту толпу людей теперь не остановить, они ещё десятилетие будут, как мухи на мёд слетаться на эту Америку, тысячи людей. И не дай бог, они действительно найдут там золото.
   -А оно там действительно есть, - улыбнулся я. - Колумб не врал, золото там есть и много.
   -Тебе ли не знать, как вредно золото, пришедшее со стороны. Ведь золото это не товар, а всего лишь металл чтобы чеканить монеты! Зачем ты это сделал? Ты ведь сделал это специально!
   -Расслабься, всё нормально.
   -Что нормально? Это гигантский континент, и да жители этого континента, люди каменного века, слабы и беззащитны и у них полно золота. Это создаст прецедент на века, мы будем...
   -Мы построим там фактории, а необходимость плавать очень далеко, станет мощнейшим стимулом к созданию мощного морского флота. В конечном счёте, дальние и прибыльные колонии создадут двигатель прогресса, прежде всего мореходства. А что до золота дикарей? Подумай сам, сколько его там? Ведь эти люди собрали его просто так с гор, также как мы собирали своё первое серебро. Сколько там золота? Пять тонн на всю Америку? Да оно там есть, но в сравнении с золотом Европы это капля в море. Никакой инфляции не будет, золото Америки не более чем миф для авантюристов и первопроходцев, оно очень быстро кончится. Зато под флагом завоевания Америки мы получим огромные территории для заселения и развития. А ещё мы получим полную карту территорий.
   -Да сдались тебе эти территории? Тебе что в Европе плохо? Зачем тебе эта жажда гегемонии над всем миром?
   -А зачем ты держишь контакты с Китаем? Ради знаний, ради чего ещё?
   -Боже, зачем я с тобой связался. Зачем ты так поступаешь? Я просто не понимаю. Я же окружил тебя всем, всеми возможностями, только попроси, зачем ты лезешь в большую политику, ты же в ней как слон в посудной лавке. Ты совершенно не понимаешь историю, и не способен осознать последствия своих действий. Что толку от колонизации Америки, если в самой Европе наступит хаос, и с таким трудом выстроенные социальные и политические связи между людьми уйдут в никуда? Ты неужели не понимаешь, что существует множество механизмов, что, удерживают крестьян и феодалов у земли, заставляя год за годом выращивать урожай? Что будет, если каждый крестьянин сорвётся, и поплывёт за моря в поисках лучшей жизни, ты подумал?
   -Не сорвётся и не поплывёт. Примерно по той же причине, почему крестьяне не плывут в Индию или Китай. Хотя всем известно, что Индия и Китай существуют и туда можно доплыть. Это дорого и сложно, и не факт, что там легче жить, чем здесь, а те немногие кто поплывёт, ты правильно заметил, это авантюристы, и им нечего делать здесь в Европе. И большинство этих авантюристов сложат там на чужбине голову, либо навсегда там останутся. Ты заблуждаешься, полагая, что золотая лихорадка в Америке обрушит всю Европу и её ценности. К тому же людям нужно стремиться к чему-то, а не тухнуть в самоизоляции.
   -Бог мой, ты меня не слушаешь, я только-только, только всё стало налаживаться, всё устаканилось, и бац. Америка, новый континент, неужели история тебя ничему не учит? Ведь это уже было в Греции.
   -Всего один раз, тебе как никому другому следует знать, что один раз это не правило и не закономерность.
   -Что мне с тобой делать, скажи?
   -Слушать и учиться у меня, в кои то веки, я умнее тебя, старше, я строил великие царства, и ты заблуждаешься, что правишь Европой, потому что ты лишь исполняешь мою волю. И да, та заведуешь всеми спецслужбами, и вроде как держишь руль правления, но Европа давно уже строится по моей указке.
   -Ты даёшь технологии, а я тку политику и сохраняю власть. Твой вклад велик, но не заблуждайся, правлю я, а не ты. Ты всего лишь великий учёный на службе у церкви, то есть у меня.
   -Видимо, твой старческий маразм берёт над тобой верх.
   -Убирайся, ты прожил тысячи лет, и так и остался вздорным мальчишкой.
   -И что ты сделаешь?
   -Я буду учить тебя, как править, пока я жив, и я не дам тебе никакой власти, как я сказал, так и будешь делать, ясно? И теперь каждое своё слово, и каждый свой шаг будешь со мной согласовывать. А чтобы твои люди не мешали, я их всех арестую и сошлю в ссылки, подальше от тебя.
   И он с этими словами вышел вон, и да, началась моя ссылка, или арест, или как это ещё назвать. Конечно, я после этой ссоры не попал в тюрьму, но был отлучён от церкви и от папы Римского, который, кстати, уже доживал свои последние годы. Он сослал меня на северо-западное побережье Италии, и я там с удовольствием прожигал время, наблюдая за тем, как Османская империя втаптывает в грязь все культурные достижения Древней Эллады. И злорадствовал, следя за тем, как неудачно борется Вилл с Испанскими королями, что почувствовали жажду денег и золота, и теперь тайно и против согласия папы Римского шлют полчища авантюристов и даже регулярную армию в райские районы бассейна Карибского моря. А ещё я выяснил, что в Карибском море, уже тогда в самом начале, стало подниматься пиратство, там, на краю света имелась тотальная безнаказанность. А вот золота из нового света в Европу текло всё больше и больше, по нескольку тонн в год, и Испанские короли сильно богатели на нём. Но были и положительные моменты, учёные и первопроходцы обошли оба континента, и флорентийский мореплаватель Америго Веспуччи доказал, что Америка это не просто острова, а два отдельных крупных континента, он же составил подробную карту нового континента, тех его зон, которые ещё были не открыты. Началась эпоха великих географических открытий. И мне так нравились рассказы об этом райском тёплом месте, что иногда самому хотелось отправиться в морской поход на океанском корабле. Меж тем, несмотря на мою ссылку и опалу, Европа всё равно продолжала быстро развиваться, постепенно вступая в свой поздний ренессанс.
   А ещё в той ссылке мне, откровенно говоря, нечем было заняться, не считая тех красивых женщин, что меня окружали, и которыми я остерегался пользоваться. Понимая, что каждая из них может быть дочерью вечноживущего, и иметь продолжительность жизни триста лет, а такая женщина плюс мои гены, это новый вечноживущий, то, что надо Виллу. И я впервые в своей истории в период с 1504го по 1514ые годы занялся исследованием статического электричества. Явление статического электричества и магнетизма было поверхностно изучено до меня. На том уровне, что люди знали, статическое электричество вообще существует, и также существует магнитный железняк. Поскольку мне для моих научных игрушек Вилл собирал все вещички со всего света. То я заказал у него магнитный железняк, и решил изучить природу возникновения магнетизма. Я описал само явление магнетизма, и впервые двигая магнитный железняк вдоль проводника из стали, открыл явление возникновения электрического тока. По возникновению электрического тока в проводнике и магнитным линиям постоянно и электрического магнита, которые я исследовал с помощью опилок железа, был написан ряд работ, которые я просто благополучно сдал куда-то в архивы Ватикана, и дальше Вилл распорядился ими как хотел. Не стоит думать, что Вилл был таким уж глупым и закостеневшим попом священником. Помимо меня у него был комплекс своих научно исследовательских лабораторий и мастерских, которые занимались внедрением и разработкой многих удивительных вещей. Правда, всё же я думаю, чтобы он там не говорил, хвастая, уже тогда многие разработки были украдены у меня. И каждое моё слово и каждая запись, касающиеся научных вопросов, шли в дело. Тем не менее, в тот период я не нашёл практического применения электричеству в данный момент. Возможность военного применения, бить кого-то током не выглядела захватывающей, едва ли электрический ток мог убить, по крайней мере, не тот, который я умел генерировать тогда. Я изучал действие электрических токов на ткани, в частности, они заставляли недавно умершие ткани двигаться. Но я быстро понял, что это не более, чем остаточные рефлексы и с воскрешением никак не связано, реакция тела на электрический ток после смерти быстро пропадает. Тем не менее, я пришёл к выводу, что управление нашим телом изнутри, видимо, имеет электрическую природу. Как использовать этот медицинский факт я пока не знал. Зато я какое-то время посвятил себя медицине и вскрытию мертвецов, и мне нередко доставляли трупы, специально для моих исследований мёртвой ткани электричеством, и делал эти ужасные вещи сам Римский папа, всё происходило по его личному приказу. Конечно же, церковь чтила мораль и традиции, лишь, если ей это было выгодно. Если же ради блага всего человечества и процветания медицины требовалось вскрыть труп, что ж, я вскрывал, и ни один самый жестокий инквизитор не показал и тени возмущения. Римский папа прекрасно понимал, что если на одной чаше весов пресловутая мораль, а на другой жизнь и будущее миллионов, то логика и здравый смысл должны возобладать. Человечеству для развития медицины и биологии необходимо знать, что находится внутри людей, и каким законам подчиняются процессы жизни.
   Была у меня задумка использовать электричество как средство связи, но с этим тоже не срослось, потребовалось бы провести гигантские сети проводов, и тогда возможно можно было бы как-то закодировать сигнал, импульсами определённой длинны. Но тут был большой недостаток, дело в том, что очень часто проходили утечки тока, часто из-за влаги, предупредить их на большой дистанции было бы сложно. И в принципе, поскольку медицинское применение тока ничего не дало, то я рассмотрел ток чисто как средство связи, как единственное полезное его свойство, оставив главу применимости пока открытой. И, тем не менее, Вилл заинтересовался электрическим током как средством мгновенной связи на малые и средние дистанции. В тот период, однако, я не верил, что возможна электрическая связь на гигантские расстояния, полагая, что неизбежная утечка тока обязательно заглушит сигнал. Также, я чисто про себя подумал, что возможно создание электрических устройств на магнитиках, использующих электрический ток, но пока непонятно как конкретно это использовать. В целом для себя сделал вывод, что ток всё же имеет большие перспективы, но они пока туманны.
  
   Глава 24: Свобода.
   Меж тем мне надоело сидеть под замком, и я стал думать, как бы мне выйти из-под контроля папы, точнее, сына, который продолжал на меня усиленно дуться. Поскольку тот считал меня политически безответственным человеком, как же, я сделал нечто без его разрешения, вопреки воле его святейшества. У, какой безбожник, не послушал самого Римского папу. Впрочем, режим моего ареста не был столь уж суровым. Я занимался, чем хотел, мог ходить, куда хотел в пределах города, покупал себе что хотел, и никто меня особо не контролировал. А некоторые вообще на моём месте были бы очень счастливы, имея рядом с собой столько утончённых дам, готовых по первому требованию заняться совсем не церковными развлечениями. Но после стольких лет распутной жизни, как у меня, избегать лишних контактов с женщинами было несложно. Я столько сил положил на то, чтобы уменьшить численность бессмертных, и меня совсем не прельщала породить второго Хана, который бы не старел тридцать тысяч лет кряду.
   И я улучил момент, и весной 1517го года, выскользнул из лап своих охранников. Нанял лошадей, и быстро как ветер понёсся на север, в Англию. Я понимал, в средние века нет связи более быстрой, чем лошади, и пока я скачу быстрее всех, весть о необходимости моего ареста, меня не обгонит. Тем более, у меня была пара дней форы, пока там все разберутся, куда я пропал, и начнут искать. Я думаю, Вилл играя на своей скорой смерти и передаче власти, был полностью уверен, что я не сбегу от него никогда, и предпочту дождаться его конца. Но я не хотел ждать, тем более, Вилл, быть может, будет умирать ещё лет пятьсот, откуда я знаю? Да ещё не сразу сообразят, что я бежал. Собственно, почему же Англия? Да всё достаточно просто, насколько мне известно, правящий там в данный момент монарх ГенрихVIII Тюдор взошёл в 1509ом году на престол без согласия Римского папы, и у него с Виллом были постоянные и серьёзные конфликты. При этом, Римская католическая церковь всё же имела своё представительство в Англии, но король её не слушал, считая оппозицией, но не решаясь открыто свергнуть. И таким образом, две власти открыто правили в одном государстве, церковь и король. Вилл не шёл на Англию войной, понимая, что всё это временное явление. Потому что Генрих восьмой это фигура в истории Европы приходящая и уходящая, рано или поздно, в любом случае умрёт от старости, безо всякой войны. А так у королевства Англии приличная армия и небольшой флот, зачем ссориться?
   И вот, я, успешно совершив марш-бросок через всю Европу, уже на берегу пролива Ла-Манш, сел в первую попавшуюся лодку, и уже плыву на север в Лондон, столицу Англии. Добравшись до столицы Англии, я пошёл не к королю, да и кто же меня пустил бы к королю то? Я пошёл к кардиналу Англии, высшему лицу церкви, которое пока ещё не знало, что я бежал от самого Римского папы, и узнает об этом кардинал лишь через несколько дней, а то и через неделю. На входе во владения кардинала, я показал его страже особый знак, тайную печать ближайшего приближённого папы Римского. Знак, который даёт мне неограниченные полномочия церкви в любом государстве Европы. По своей доверчивости, и просто так на всякий случай, Вилл не стал у меня его изымать. А может, он просто подумал, что отнимать у меня знак, который я когда-то создал сам, и могу сделать заново за пару часов в любой кузнице, просто не имеет смысла.
   И уже спустя пятнадцать минут, я вхожу в покои кардинала и сажусь за стол напротив него.
   -Вы знаете кто я?
   -Да, о вас ходят легенды, вы ближайший советник самого папы, доверенное лицо, и у вас неограниченные полномочия во всём, особый статус, по рангу вы выше меня, и в случае смерти Римского папы, вы станете наследником его титула. Вы второе лицо в священной империи.
   -Отлично, значит, вы знаете кто я, и на что способен.
   -Вам нужна моя помощь?
   -Конечно.
   -Всё что угодно, весь мир к вашим ногам.
   -Хорошо, я хочу, чтобы вы, не теряя времени, прямо сейчас, сейчас же, вечером, отвели бы меня к королю Англии Генриху восьмому Тюдору, я хочу с ним кой что обсудить.
   -Что именно?
   -Простите, это секретное дело особой важности, вас я не могу в него посвятить.
   -Простите вы меня, я всё понимаю. Есть дела, которые меня не касаются. Но есть одна проблема, Тюдор не уважает церковь, ситуация в королевстве сложная, вы должно быть знаете, мы балансируем на грани войны. Я не имею влияния на короля, чтобы организовать вам срочную аудиенцию, тем более, прямо сейчас, вечером. Дай бог, чтобы он вообще согласился вас принять хотя бы завтра.
   -Скажите ему всё как есть, посол от самого папы, скажите ему, что Римский папа стар, умирает, и я стану следующим Римским папой, и я хочу обсудить с ним важную вещь.
   -О боже, Римский папа умирает?
   -Не волнуйтесь, он будет умирать ещё долго, просто мне надо поговорить с королём наедине, срочно, есть одно дело военно-дипломатического характера, которое не может решить церковь, и вмешательство Тюдора требуется немедленно.
   -Хорошо, я попробую, вы можете пока остаться здесь. Поесть, отдохнуть с дороги, я вижу вы устали.
   -Не беспокойтесь, я потерплю, пойду с вами.
   -Как скажите. Отсюда до замка короля примерно три километра пути, я велю подать карету.
   Спустя уже полчаса мы подъезжали к замку Генриха восьмого. Его замок, надо сказать, далеко не самый большой и не самый роскошный в Европе, обычный замок не очень крупного феодала на задворках Европы. Я подумал даже, что, возможно, зря я сунулся сюда в Англию, здесь нет ни нормальной армии, ни больших финансовых ресурсов, и даже если дело выгорит и король примет меня, тяжело будет отстоять туманный Альбион. Впрочем, больше податься было некуда, к тому же, моё маленькое приключение на самом деле весьма безопасно, поскольку вряд ли Вилл казнит меня за мой бунт. Скорее, запрёт под замок лет на двадцать, и то не в тюрьме, а на какой-нибудь райской Средиземноморской вилле. Так что в принципе можно и рискнуть, а если что, небольшое кровопускание империи и конфликт с современным оружием, империи может даже и полезен. Ворота открылись, и нас пустили внутрь, охрана о чём-то шепталась, кардинал вышел из дверей кареты и направился вверх по ступеням. Нас хотели было остановить, и стражник приказал:
   -Этот должен остаться здесь.
   -Это важный посланник от самого Римского папы, вступился кардинал.
   -Меня не волнует.
   -Я должен встретиться с королём сейчас же, судьба всей Англии зависит от этого.
   -Хорошо, - сдрейфил стражник. - Но вы должны оставить снаружи всё своё оружие.
   -Я согласен.
   Охранник достал из моего кармана изысканный пистолет, новейшее оружие нашего мира, и длинную тонкую шпагу с необычайным жёлто-зелёным лезвием из метеорита. Оружие было очень тонким и изящным, я думаю, оно провело на охранника впечатление, сюда в Англию такая цивилизация ещё не докатилась. Здесь в основном времена рыцарей и тяжёлых одноручных мечей. Мы прошли дальше в покои короля. Дверь открылась, и мы вошли в большую залу, здесь в кресле у камина сидел король Генрих Восьмой. Он неторопливо обернулся к нам.
   -Что ты хотел кардинал? Говорил ли я тебе, чтобы ты не беспокоил меня по пустякам? Столь поздний очередной бессмысленный визит... Кто это?
   -Это человек чрезвычайной важности, обладает полномочиями невероятными, он второе лицо церкви по важности после Римского папы.
   -Я особый посланник Римского папы, прошу вас выслушать, дело особой важности, касается всей Англии и её будущего, прошу вас быть терпеливым.
   -Это похоже на объявление войны, - улыбнулся король.
   -Нет, почти, я бы хотел, чтобы кардинал вышел, и мы с вами остались наедине. У меня важный разговор к вам лично. Я прошу быть терпеливым, и я не знаю, сойдёмся ли мы во мнениях.
   -Это мне нравится, я не люблю кардиналов. Они всегда как дамоклов меч над моей шеей, запрещающий всё что угодно. Кардинал выйди. - Распорядился король.
   -Вы можете вернуться к себе в поместье, - распорядился я. - Я задержусь у короля надолго, и если он позволит, останусь на ночь, хорошо сир?
   -Пусть будет так, вы меня заинтриговали.
   И кардинал вышел, я подождал минуту, пока не стихнут его шаги по лестнице.
   -Я думаю, мы могли бы начать разговор, садитесь на кресло рядом, - тактично предположил король. А я подумал, что мне повезло, и у него хорошее сегодня настроение, потому что, оно далеко не всегда хорошее.
   -Спасибо, - я пододвинул себе кресло и сел рядом с королём у камина.
   -Что ж начинайте, с дурными ли вы вестями или с хорошим, я думаю я прощу вам и те и другие.
   -Начну издалека, будете ли вы терпеливы?
   -Да, я всё равно хотел провести этот вечер с интересным собеседником.
   -Так вот я учёный и оружейник, первый и самый лучший в Европе. Это я изобрёл огнестрельное оружие, артиллерию, а также я сам лично спроектировал большинство самых совершенных военных кораблей, что мы сегодня используем. Я обладаю колоссальными знаниями в области военных технологий, и мог бы передать все эти технологии Англии. Именно за мои знания Римский папа приблизил меня к себе и наделил высочайшими знаками отличия.
   -И что же ты тогда тут делаешь? Ты такой молодой парень? У тебя ведь такая карьера впереди, в Италии тебя, наверное, скоро будут боготворить.
   -Я не молод, не обманывайтесь сир, мне уже более тысячи лет, я просто не старею.
   -То есть тебе ведом секрет бессмертия?
   -Нет, не ведом, я стал таким по рождению, и это нельзя передать другим людям. Я просто не старею и всё, с юношества, это не магия, просто так сложилось. Иногда и очень редко на Земле рождаются люди со странной болезнью, иногда эта болезнь удлиняет жизнь на двести лет, иногда на пятьсот, а иногда навсегда. Не знаю, проклятие это или высшая награда, жить вечно и всю жизнь быть молодым. Мне неведомо происхождение этой болезни, но я рад, что болен ею. С тех пор как мне исполнилось шестнадцать, я прекратил процесс старения. Правда, не все и не всегда полностью останавливают старение, часто люди просто стареют очень медленно. Я не могу подарить вам бессмертие, сир, и не собираюсь. Единственное что я могу подарить вам, это могучую армию и флот, а также величие туманного Альбиона, и ради этого я здесь.
   -Туманный Альбион, странное название в устах выходца из Италии. Зачем же ты прибыл сюда, и зачем ты хочешь дать мне армию? Что ты хочешь взамен?
   -Вы единственный король Европы, что готов перечить папе. И чтобы вернуть меня он пойдёт на что угодно, кроме войны, и даже отлучит вас от церкви. Впрочем, про войну я не уверен. Но если вы устоите, а со мной вы устоите, я превращу Англию в величайшее государство Европы, и ваши враги склонятся перед вами на колени. Я могу дать вам такие технологии и оружие, которых нет даже у самого Римского папы.
   -О, у Римского папы есть очень многое, он торгует оружием и держит в ежовых рукавицах всю Европу. Только, зачем ты здесь, почему ты здесь, а не у своего покровителя?
   -Потому что между мной и Римским папой произошёл разрыв политического характера, и я не могу больше плыть с ним в одной лодке, последние пятнадцать лет я провёл в опале, он держал меня на роскошной вилле в Италии, я занимался созданием оружия, но не имел свободы. Меня хорошо кормили, и у меня было много красивых женщин, но это не то, что мне нужно. Я хочу свободы, прежде всего, политической. Я хочу править и влиять на важные события в мире, а не быть собачкой на коротком поводке у могучего хозяина.
   -Тогда просто дождись смерти папы, я думаю, старик проживёт года три не больше, и тебе дадут власть. Насколько я понял, ты наследник его престола, или же всё не так просто, и он готовит на престол твоего конкурента? А теперь ты надеешься заручиться моей тайной поддержкой, чтобы всё-таки стать следующим Римским папой?
   -Увы, сир, всё не так просто, и вы не знаете одной мелочи.
   -Какой же?
   -Римский папа тоже гораздо старше своих лет, его возраст тысячи лет, и он великий маг древности. И да он стар и умирает, он очень стар, но он стар и умирает уже тысячу лет, и быть может, будет умирать ещё тысячу. Поэтому я вечный помощник у его престола.
   -Бред, Римские папы меняются каждые десять двадцать лет.
   -Нет, меняются только лица и те, кого показывают народу, истинный Римский папа неизменен.
   -Жесть, - рассмеялся король Англии, - сам Римский папа колдун, рассказать бы это Испанским инквизиторам, что жгут ведьм, они бы очень долго смеялись. Да если придать это огласке, если бы кто поверил, смеялась бы вся Европа. Нами сотни лет правит величайший колдун древности, и он и есть Римский папа.
   -Очень часто зло и добро скрываются под странными масками, но Римский папа не зло и не добро, он великий политик и движет Европу вперёд, а вместе с ним и я. Но ждать его смерти долго и бесполезно, да он умирает от старости и очень стар, но стареет он гораздо медленнее простых людей. И возможно, умирать будет ещё лет триста, а то и дольше. Точную дату его смерти сложно предсказать.
   -Тогда что ты хочешь от меня? И постой, может это ловушка, и Римский папа хочет официально развязать войну с Англией, чтобы свергнуть меня?
   -Войны так не развязываются, я тёмная фигура и меня не знают в Европе. Папа нашёл бы иной более известный и понятный всем повод, чем начинать войну раде своего тайного слуги. Я пришёл сюда по другой причине, сам. Я хочу реализовать своё право книги королей.
   -Что прости?
   -Разве ты не знаешь, что такое книга королей?
   -Знаю... Но как бы, откуда знаешь ты? Где-то в Ватиканских записях, где хранятся все секреты? Думаю... Просто эта книга, о ней не знает никто в мире, и её передают из поколения в поколение членам королевского рода, тайно, пока не придёт великий Мерлин, чтобы...
   -Сир, я могу вас попросить? Принесите сюда книгу и загляните на первую страницу, здесь, при мне.
   -Хорошо, сиди здесь, ты меня заинтриговал, чёрт возьми, и если ты всё равно знаешь о книге, значит, всё серьёзно.
   -Конечно, серьёзно сир, ведь "я пришёл сюда исполнить пророчество величия туманного Альбиона". - Сказал я на древнеанглийском. - По-моему, как-то так написано на первой странице книги, слово в слово, не так ли?
   -Ты читал её? Не может быть, она же десятилетия пролежала в нашем семейном тайнике... А впрочем, если тебе действительно тысяча лет, да и быть может, книгу издали не в единственном экземпляре? Мы просто об этом не знаем, и где-нибудь в папской библиотеке лежит ещё один экземпляр?
   -Идите, сир, и принесите книгу, вы сразу всё поймёте.
   Он подёргал какие-то рычажки, и с силой оттащил дальний кусок стены в сторону, и пошёл вниз по лестнице тайного хода, а я остался в комнате. Сидел и смотрел на огонь в камине. Король вернулся через три минуты, и закрыл тайную дверь, а я поднялся и встал прямо перед ним, положив руку туда, где должен быть эфес меча.
   -Ну вот, книга, - улыбнулся король. - Немногие смертные видели её, впрочем, я не так верю в древние традиции и мистику, как остальные мои...
   -Откройте книгу на первой странице, сир, и посмотрите на картинку изображающую Мерлина, этой картинке почти тысяча лет. Я думаю, вы видели её с раннего детства, и заметите все изменения, если такие есть.
   Он поднёс её к огню, чтобы лучше видеть, и увидел моё чёткое изображение, молодого юноши с белой кожей и короткими чёрными волосами.
   -Сходство невероятно.
   -Да неужели сир?
   -Но ты... Не можешь быть... Такого просто не может быть, чертовщина, неужели ты и есть Мерлин?!
   -Должно быть, вы читали книгу королей от начала до конца, вас заставили это сделать, не так ли?
   -Да так. Значит, ты и есть Мерлин, истинный владыка туманного Альбиона, и с тобой наше царство станет великой империей, что будет править всей Европой и морями. И это происходит при мне, сейчас, в моё правление...
   -Всё так сир.
   -Не может быть, ты так молод.
   -Ты видел картинку Генри. На самом деле я старше тебя в тридцать раз. И Римский папа знает это, и он придёт, чтобы забрать меня и моё искусство обратно в Рим. И именно я тот Грааль, что обеспечивал величие Англии в прошлом, а сейчас моя сила служит Священной Римской империи, и поэтому ты наблюдаешь в мире новый расцвет Рима. И если ты отдашь меня ему, туманный Альбион никогда не будет великим. А сейчас я здесь, пришёл к тебе сам, и у тебя есть единственный исторический шанс сделать свою империю величайшей в истории человечества. Если ты упустишь этот шанс, возможно, у твоего народа не будет такой второй попытки никогда!
   -То есть, ты хочешь, чтобы я отдал тебе власть?
   -Ты знаешь легенду о короле Артуре?
   -Да.
   -Король Артур правил Британией и при нём я объединил страну в одно единое государство, король Артур был королём, а я волшебником при нём. Он слушал всё, что я говорю ему, и ценил каждый мой совет, в итоге добился величия и славы. В глазах своих людей он Артур всегда был величайшим королём Англии, а я был королём настоящим, правящим из-за его спины. И народ сложил легенды об Артуре, а не обо мне, полагая, будто я был его слугой, а не он моим. Мне не нужны деньги, слава и историческое признание, и я не собираюсь занимать власть официально, смысл книги в другом, ты должен подчиняться мне и моим приказам и тогда ты Тюдор станешь великим королём. Понимаешь?
   -А что с книгой?
   -Положи её туда же, откуда сейчас взял, и передай по наследству следующему правителю, или пусть те люди, которые должны это сделать, передадут её ему. Возможно, через тысячу лет мне предстоит вернуться сюда также, и мне понадобится помощь и власть Англии. Книга должна быть на своём месте, а новый король должен вновь принять мою власть. А сейчас, мы должны обсудить наши с тобой действия, потому что сначала Римский папа пришлёт послов, а потом, когда он не получит то что хотел, сюда может прибыть армия. Я думаю, понадобится минимум месяц, прежде, чем сюда прибудет хорошо вооружённая эскадра Римского папы, и мы должны быть готовы. Возможно, у нас даже больше времени, но Англия отсталое государство на окраине Европы, тяжело будет сражаться против современного оружия.
   -Мы дадим им бой, чёрт возьми! У меня есть собственный флот и береговая батарея артиллерии.
   -Я знаю, что у тебя есть несколько полу боевых морских кораблей устаревшей конструкции, и мне известно, что тебе довольно давно было продано около десятка устаревших пушек. Только вряд ли это оружие по меткости и дальности боя можно считать современным. Пойми, у Римского папы сейчас моё лучшее оружие, оно на столетие совершеннее твоего. Едва ли во всей Англии найдётся два или три десятка старых орудий. А это обычная армия любого мелкого провинциального короля Европы. Также, я думаю, у тебя есть около сотни очень старых ружей. Всё остальное оружие наверняка представлено рыцарями в доспехах, мечами и в лучшем случае арбалетами.
   -Да но...
   -Ты представляешь, что такое флот Флоренции или Италии, или хотя бы Испанский флот?
   -Имею общее представление, и ты не прав, у меня на флоте и на суше 32 орудия, это огромная силища, меня боятся даже Франки и Норвежцы.
   -Сколько где чего?
   -У меня четыре корабля, закупленные в Голландии самый старый около сорока лет назад. Самый новый, ему двадцать лет, и на нём пять орудий, на остальных по три пушки на носу. Но эти корабли в хорошем состоянии, их вовремя покрывали смолой и корпуса почти не прогнили, они ещё послужат своё. Хотя, я не спорю, на момент покупки это были не самые лучшие и не самые дорогие корабли из имевшихся в наличии. Но ты знаешь сам, Англия, не ведущая морская держава Европы, куда нам до Голландского или Испанского флота? Также у меня есть около десятка собственных небольших кораблей, но они лишены артиллерии, и если честно это большие лодки, а не корабли.
   -Итого 14 пушек в море и 18 на суше, да могу поспорить, что сухопутные орудия все подряд какие попало для войны с феодалами, полевая артиллерия с дальностью боя триста метров. С таким арсеналом можно смело выдвигаться на войну с каким-нибудь мелким герцогом, но едва ли можно бросить вызов ведущим морским и военным державам Европы.
   -Возможно, как-то так, ты прав.
   -Слушай меня друг мой. Римский папа способен привести сюда флот в 50 кораблей, новых боевых кораблей, на каждом из них по 24, а то и по 36 орудий. В новейших кораблях артиллерия установлена в два этажа, а залп такого корабля способен потопить крупный корабль или разрушить целую крепость. Эта артиллерия гораздо новее, мощнее и совершеннее, чем твоя. А значит, эти орудия более меткие, и самое главное имеют большую дальность боя. Враг сможет расстрелять твои батареи с запредельного для них расстояния. Он также сможет высадить здесь армию 20 тысяч человек или больше, где каждый солдат вооружён новейшим мушкетом.
   -Мои рыцари... У меня где-то пять тысяч воинов я думаю, и большинство вооружены мечами и превосходными луками. Их сердца полны отваги, но я не готовился к серьёзной войне, задача моей армии держать в повиновении Герцогов. И я бы не сказал, что моя армия успешно с этим справляется, реально я имею полную власть лишь в предместьях Лондона, и ещё пара герцогств не очень регулярно платит мне дань, остальные чисто формально подчиняются короне, но живут сами по себе. Да ты прав, мы не потянем войну с ними, но что же делать?
   -Сначала будут переговоры, Римский папа пришлёт сюда переговорщиков, и постарается договориться, он не воюет просто так, не льёт зря кровь людей. Переговоры можно затянуть на месяц или больше, я сделаю вид что сомневаюсь, и лишь потом мы откажем. Так что, флот врага будет здесь через несколько месяцев, за это время мы должны успеть подготовиться. Я думаю, мы успешно избежим войны, если докажем папе, что можем дать его армии по зубам, и если я проявлю покорность. Он уступит мне право править Англией, если поверит, что война будет стоить ему больших жертв, при условии, что мы частично сохраним мир и подчинение Риму.
   -Как ты планируешь подготовиться за несколько месяцев против такой армады?
   -Очень просто, я отолью для твоей армии сотню лучших в Европе орудий или больше, мы построим в Лондоне, с обеих сторон реки мощные батареи, и враг не сможет зайти в устье для обстрела города. Тем более, часть орудий можно замаскировать и открыть огонь в упор, когда корабли войдут в устье. Но я надеюсь сделать так, чтобы они даже не осмелились сделать это. А также, я изготовлю для твоей пехоты несколько тысяч мушкетов, и они потренируются, как ими пользоваться. Скорее всего, не сумев войти в устье Темзы, враг высадит десант, и если мы уничтожим его, можно будет попытаться заключить мир. Если же повезёт, боевые действия не потребуются вовсе и папа отпустит меня с миром. Я также надеюсь, что папа недооценит мою угрозу, впрочем, последнее вряд ли. И всё равно, думаю, что он просто не верит, что можно подготовить армию из ничего за месяц, а также он не верит, что ты будешь меня слушаться, потому что Римский папа не знает про книгу королей.
   -Но где взять столько пороха и пуль для победы? Порох то мы обычно покупаем.
   -О боже... Я сделаю всё, ведь всё это оружие, которым пользуется Римский папа, сделал для него я, я сделаю его и для тебя, самое лучшее и современное оружие в мире. Когда Римский папа будет готов напасть, мы будем готовы, у тебя будет армия и артиллерия. И даже если вдруг мы проиграем, ты всё равно будешь в выигрыше, у тебя останется армия и артиллерия, а также мастера, которых я обучу лично. А порох я изготовлю сам в больших количествах, и научу твоих людей делать его. Дай мне завтра своих людей, и я за пару дней сделаю тебе достаточно пороха.
   -Слушай, мне надо подумать, наверное, несколько дней, то, что ты предлагаешь, я могу потерять не только корону, но и голову.
   -Время на вес золота, думай прямо сейчас.
   -Слушай, мы могли бы арестовать кардинала, тогда он не сможет рассказать папе о твоём прибытии сюда. Мы могли бы найти благовидный предлог, например, я собирался развестись с женой, а кардинал не принял мой развод. Это уже второй мой развод, так что это будет выглядеть правдоподобно.
   -Боюсь, в тот момент, когда я впервые прибыл к кардиналу, тот сразу послал папе депешу о моём прибытии. Дело в том, что кардинал обязан выполнить любой мой приказ, но отчитаться папе о факте моего прибытия. В связи с чем, курьер кардинала уже пересекает Ла-Манш, и мы его никак не остановим. Я старался быть в пути тайно, и покупал лошадей за обычное золото, не пользуясь знаками отличия и услугами церкви, чтобы не оставить следов. Но единственный способ для меня попасть на аудиенцию к вам, сир, через кардинала.
   -Ничего, я распоряжусь пока что арестовать кардинала и всех его людей. Возможно, он не успел отправить депешу и сделает это завтра утром. К тому же, есть шанс, что мы выследим гонца, поскольку я в напряжённых отношениях с римской церковью, за домом кардинала установлена круглосуточная слежка. Несколько моих верных людей контролируют, кто приходит туда, и покидает его. Гонец отправился недавно, быть может, они смогут его арестовать. Мерлин, сидите пока здесь, я прикажу, чтобы вам приготовили ужин. А я попытаюсь поймать гонца кардинала, и если это удастся. Официально объявлю причину ареста наместника папы, за отказ развода с моей женой. Только вот как без церкви, люди меня... Потом... Но ничего, не верится что я это делаю, но я чувствую, ты правда Мерлин, в конце концов, в книге королей написано, что ты придёшь и я должен помочь тебе, чтобы ты не потребовал.
   -А что касается церкви сир, люди не могут без церкви и отвергнут любую религию, кроме Христианства. Но сейчас в Европе есть малочисленное направление, мы называем их протестанты, они выступают за ограничение светской власти церкви, и при этом служат богу. Мы могли бы заменить Римскую католическую церковь, на другую ветвь Христианства, свою собственную, доморощенную. При этом если католики подчиняются папе, то протестанты будут подчиняться королю Англии.
   -Это идея, а сейчас Мерлин, я должен вас покинуть, я считаю, необходимо перехватить кардинала, быть может, мне удастся, я распоряжусь, мои люди позаботятся о вас, вы останетесь в моих покоях, но только учти!
   -Что?
   -Если выяснится что это какой-то обман, и ты обманул меня, толкнув на конфликт с самим Ватиканом, и ты не Мерлин, я тебя казню первым! Чего бы мне это не стоило.
   -Не волнуйтесь, сир, я уже завтра послезавтра подарю вам первую партию пороха. Здесь в Англии есть месторождение селитры, я специально нашёл его, прежде, чем двинуться сюда, каменный уголь и сера у вас также есть, мы изготовим порох, это не проблема. Идите же.
   И он вышел, а спустя минут пятнадцать ко мне в комнату постучалась женщина, служанка, у неё в руках был поднос с едой. Она поставила его на стол и сообщила мне.
   -Вы ляжете здесь, сир, велел нам о вас позаботиться, если вы пожелаете выпить, у нас есть фруктовый компот и вода, он сказал, вы можете, есть и пить что угодно, кроме алкоголя. Вы завтра с утра будете нужны ему на ясную голову.
   -Я знаю, спасибо, вы можете идти.
   Она вышла, а я стал есть, всё же я давно не ел, после чего, разделся и развалился на койке, мне нужно было выспаться. Ночью я дважды просыпался, слуги тихонько заходили в комнату, и подкладывали дрова в камин, на улице было прохладно, а огонь в королевском камине должен гореть всю ночь.
   Утром меня разбудили рано, в комнату зашёл сам король, уже одетый, я быстро подскочил и стал одеваться. А тот сообщил мне радостную вещь:
   -Мы смогли догнать гонца кардинала, он только договорился и собирался отплывать во Францию, как я и рассчитывал, ему потребовалось время, чтобы разбудить моряков и капитана лодки. Пока те готовились, королевская стража успела арестовать его, также я арестовал всех людей кардинала, включая слуг. Сейчас они находятся у себя дома, им запрещено покидать дворец кардинала.
   -Ты не боишься, что у кардинала есть тайный ход наружу.
   -Все тайники кардинала мне известны, в прошлом этот дворец принадлежал одному из наследников Английского престола, королевской семье. Поэтому я и поселил кардинала там, мне известны все ходы, а что касается аббатства, я не пущу людей кардинала туда. Так что я выиграл нам время. Правда, арест кардинала, ставленника Римского папы это серьёзно, очень серьёзно, за это меня могут и обезглавить. Так что, у тебя есть несколько дней, чтобы доказать мне что ты Мерлин, а потом мне придётся решить отпущу я кардинала и его людей, или пойду на дальнейший конфликт с Римским папой. Кардинал уже сейчас негодует, но пока не обещал меня обезглавить. Официальный повод для ареста, отказ моего развода с женой. Думаю, если ты докажешь мне, что ты действительно Мерлин, я смогу динамить кардинала и папу Римского ещё пару недель, так что какое-то время мы выиграем.
   -Хорошо, дай мне людей, десять стражников и двадцать носильщиков с кирками и лопатами. Потребуется три кирки, три лопаты и тридцать больших и надёжных мешков без дыр, а также нам понадобятся лошади на каждого. И пять лошадей, чтобы нести груз. Мне надо пойти в горы и добыть компонентов для пороха, я примерно знаю, где искать селитру, и мне потребуется день или два, чтобы найти их. И мне нужны иные компоненты уголь и сера. Я хочу, чтобы ты арестовал всех алхимиков Лондона и изъял у них всю селитру уголь и серу, какие найдёшь, но алхимики это временная мера, мне необходимо найти месторождение селитры здесь рядом с Лондоном, потому что нам потребуется много пороха.
   -Что такое селитра?
   -Это основной и наиболее редкий компонент пороха, официально добычи селитры в Англии сейчас нет, но я знаю, здесь были её месторождения, я разведал их ещё тысячу лет назад. И ещё, пока я буду искать селитру, мне нужно, чтобы ты подготовил запас металла, не меньше десяти тонн железа. К тому моменту как я изготовлю нам достаточно пороха, у меня должен быть металл на создание артиллерии. И чем больше железа ты сможешь найти, тем лучше. Арестуй или выкупи весь металл у всех кузнецов, а если не хватит, собери весь ненужный хлам, и пусть кузнец переплавят его в слитки по пять килограмм, квадратной формы. Также, чтобы не терять зря времени, пошли гонцов с деньгами во все соседние герцогства, там могут быть алхимики. Купи всю селитру, серу и уголь, что найдёшь там, уголь и сера не такая большая проблема, ищи, прежде всего, селитру. Также скупи у соседних герцогов весь лишний металл что найдёшь. В шахтах Уэльса добывают железо, пошли туда людей. Ты должен в ближайшие недели подготовить все компоненты для производства оружия. И приготовь всех мастеров, столяров, мастеров по дереву и кузнецов. Они все должны быть готовы начать работать, когда я вернусь. И скажи, сколько пороха у тебя сейчас, я знаю что мало, но сколько?
   -Ты отдаёшь приказы, мне королю, - опешил Тюдор, - но ладно, теперь как бы ты король. Пороха у меня мало, в прошлом я никогда не интересовался армией, если честно делал ставку на рыцарей и дипломатию. Пороха у меня 350 килограмм, и хранится он в трёх погребах.
   -Я хочу, чтобы охрана пороха была утроена, ясно? 350 килограмм это очень мало, очень мало, на один бой всего.
   -Но он дорогой, очень дорогой, в прошлом мы покупали килограмм пороха за пятьдесят грамм золота. Это считай почти двадцать килограмм золота.
   -А каков доход твоей казны, не в монетах, они мало что значат, сколько золота в год доход твоей казны?
   -Примерно сто килограмм, может чуть больше. Не так уж много, этого хватает, чтобы содержать дворец, стражу и небольшую армию.
   -Сколько золота у тебя сейчас в казне?
   -Я думаю, килограмм пятьдесят, казна пуста, правда, если очень надо, можно продать украшения королевы и придворных дам. Так то Англия никогда не была богатой страной, к тому же не забывай, я король Англии, но правят ею мои феодалы, и редко кто платит мне налоги. Так что на самом деле я правлю только Лондоном и его окрестностями. Остальные герцоги формально в моём подчинении, но только на бумаге.
   -Понятно, приступай. Мне нужны люди, надо найти селитру, а ты пока сделай всё, что я сказал.
   -Хорошо, я понял, действуем. И думаю, это будет чертовски интересно. Не сносить мне головы.
   Спустя час, я с отрядом людей двинулся на север к холмам, я знал, там есть некоторый запас нужных мне веществ. Людям было приказано слушаться меня во всём беспрекословно, как своего короля. И те слушались, но весело расспрашивали меня, зачем и почему, куда они идут, но я молчал, им не следовало раньше времени знать, что происходит в стране, иначе шпионы церкви могли донести папе. Наконец, мы добрались до холмов, и я стал лазить туда сюда по ним, подбирая небольшие жёлтые камни, заставляя людей собирать их.
   -Чистите, ничего лишнего, только жёлтые камни.
   -Что это?
   -Это селитра, в этих холмах есть селитра, нам нужно собрать её как можно больше, значит так, вы трое, обойдёте холмы до обеда и не филонить, вы должны собрать как можно больше таких камней, и не все жёлтые камни, а только такие, ясно?
   -Зачем они?
   -Это компонент нашего нового оружия, ясно?
   -Ясно.
   -А вы копайте здесь, кирками, я уверен, там глубже много селитры.
   И люди под моим присмотром начали вовсю орудовать кирками, периодически сменяя друг друга. Мы перебирали вылетевшие из-под кирок камни, и отбирали селитру. Рабочие периодически начинали филонить, не желая работать, и я приказал стражникам погонять их. К вечеру мы набрали больше тонны камня, нагрузили на лошадей и двинулись обратно в Лондон, я был доволен, это большой запас селитры. Уже поздно ночью добрались до дворца короля, здесь было оживлённо, туда сюда бегали люди, Генрих сам встретил нас лично.
   -Ты нашёл то, что искал?
   -Да, один из трёх компонентов пороха, селитра, добыта в количестве тонны, думаю, даже немного больше. Видишь, загруженный лошадей? В каждом из мешков нужное нам вещество, мы копали целый день и собирали её по холмам, за тысячу лет ничего не изменилась, селитра была там же. Скажи своим людям, что были сегодня со мной, пусть притащат завтра после завтра ещё пару тонн селитры. Ты нашёл то, что я просил?
   -За день я смог собрать около тонны железа, это много, и почти всё лишнее железо Лондона, думаю, новые запасы сложно будет найти. А также, я пробежался по лавкам алхимиков, их в городе всего трое, я добыл у них несколько килограмм селитры, как ты просил, но это ерунда, а также два килограмма серы, с углём ситуация гораздо лучше.
   Я взял с одной из лошадей небольшой мешок жёлтого камня, и взвалил себе на плечо.
   -У тебя есть во дворце мастерская?
   -Есть, правда одна, но какой же дворец без мастерской.
   -Идём туда, и пусть принесут серы и каменного угля.
   -Сколько?
   -Всю серу и пять килограмм угля.
   Мы пришли в мастерскую, я разложил селитру, серу и уголь, взял деревянную доску, нож, посадил напротив себя короля, дал ему в руки нож и ещё одну доску и приказал.
   -Берёшь кусочки вот так, и потом мелко нарезаешь, порошок должен быть мелким, не больше миллиметра, а лучше меньше, вот так. Чем меньше порошок, тем качественнее будет порох и его легче воспламенить, выше полнота горения.
   -Сюда бы дробилку или мельницу.
   -Завтра я сделаю специальную, стальную дробилку, а сейчас пока поработаем руками. И ещё, завтра пошли людей, пусть найдут серы, её нужно килограмм двести не меньше. Двух килограмм слишком мало.
   -А что мы сейчас делаем?
   -Мы превращаем камень в порошок. Сейчас изготовим порошок, как можно мельче, потом смешаем в нужной пропорции, где большую часть составит селитра, и получим порох. Давай, работай король, король должен всё уметь делать своими руками, только такой король станет великим.
   Прошло минут пятнадцать, мы нарезали достаточное количество порошка, я смешал его, получилось несколько сотен грамм пороха, я взял щепотку порошка, положил на стол, велел королю отойти, а потом поднёс к нему лучину, произошёл несильный взрыв.
   -Вот видишь? Порох готов.
   -Ты и вправду оружейник папы Римского, знал бы ты, как мы дорого покупали порох в прошлом.
   -Зря покупали, на самом деле найти все компоненты не так уж сложно, и многие народы Европы давно делают порох сами, впрочем, далеко не все. Короче, я думаю, ты знаешь, что делать дальше, посади человек десять, пусть режут камни стальными ножами мелко-мелко, мешают пыль в заданной пропорции и будет тебе порох, только осторожнее. И проверяйте каждую партию, порох должен иметь правильную пропорцию и быть качественным, иначе наши пушки не будут стрелять, а я очень устал и мне пора спать. Главную задачу мы выполнили, теперь у тебя есть порох. Я думаю, твои люди наделают к завтрашнему дню достаточно пороха.
   -Да, только надо найти побольше серы, но не волнуйся, серу мы умеем добывать, я завтра решу этот вопрос, так что спасибо тебе, теперь у нас есть порох.
   -А как там поживает кардинал?
   -Грозится, что не сносить мне головы, как-то так, не слишком радостно, он говорит, его хватятся через пару дней и сюда прибудет флот его величества папы Римского, и тогда мне безбожнику...
   -А что с протестантами?
   -Я связался с несколькими их священниками, и они готовы заменить религию в Лондоне, остальная знать напугана, но согласилась выйти из-под контроля Рима, многие недовольны, но смолчали. Не волнуйся, моя власть здесь в Лондоне крепка. Главное, ты дай мне новое оружие.
   И я пошёл спать, отдыхать, потому что очень устал. А король Англии впервые поверил в меня, для него порох был настоящим чудом, то, к чему он долгое время стремился. На следующее утро Генрих добыл крупную партию серы, килограмм двести, как я и просил, видимо, он вдохновлённый успехом погнал людей за серой ещё ночью. А по его приказу мне подготовили кузнецов, и я за утро отлил в глине несколько стальных деталей, и создал примитивную дробилку для селитры, серы и угля. В дробилке можно было быстро и эффективно измельчать камень, и работа закипела, уже к вечеру у нас был огромный запас пороха, я лично контролировал работу с ним. В итоге, новый запас пороха вместе со старым составил две тонны, что против 350 килограмм очень много, и даже с избытком. Опасаясь диверсий, я приказал королю разделить запас пороха на десять частей, и расположить их далеко друг от друга, при этом я запретил держать порох во дворце, понимая, что случайный взрыв двухсот килограмм в подвале может стать катастрофой.
   На следующий день я занял самую большую и продвинутую кузницу Лондона. Мы вылепили из глины внутренний макет огромной пушки, и успешно отлили огромное орудие. И я не просто лил пушки, как попало, я лил такие орудия, чтобы обеспечить победу над испанским флотом, предполагая, что именно Испанский флот двинет против меня папа Римский. Просто флот Флоренции и Италии был слишком далеко от Англии. Первое же отлитое мною орудие было просто огромным по меркам обычной артиллерии, оно весило около пятисот килограмм, и имело длину два метра, имя огромное соотношение между калибром и толщиной стенки.
   -Какое-то странное орудие ты отлил Мерлин. Я никогда не видел такие, и как им ворочать, оно такое тяжёлое.
   -Я изготовлю для него особый тяжёлый лафет, и ты прав, это необычное орудие. Лучшие пушки папы стреляют на четыреста метров, а это орудие вдвое дальше. Я думаю, будет лучше, если мы сможем открыто огонь по флоту врага первыми, сделав первый залп. Калибр этого орудия невелик, восемь сантиметров. Но скорость полёта снаряда просто огромна, и орудие не разорвёт даже большой заряд пороха.
   -Опробуем?
   -Конечно, только надо сначала изготовить лафет.
   Надо сказать, что изготовить лафет и опоры для стрельбы для столь тяжёлой и мощной пушки оказалось крайне сложно, я понимал, отдача будет велика, и лафет не должен развалиться после первого же выстрела. Но орудие было закончено, мы вывели лодку на середину Темзы, и с расстояния 700 метров, с третьего выстрела попали по ней. Орудие стреляло совсем не так как другие обычные пушки, а с чудовищным грохотом, и звук был каким-то более рокочущим, мощным. Чувствовалась огромная мощь, снаряд орудия летел, наверное, на треть быстрее, чем в других моих орудиях, что я подарил в своё время Виллу.
   -Что ты думаешь об этом орудии?
   -Отличное орудие, просто невероятное, - похвалил меня главный пушкарь его величества. - Это самое лучшее артиллерийское орудие из всех, из которых я когда-либо стрелял. Те орудия, которые были в вашей армии раньше, даже отдалённо с ними не сравнятся. Оно стреляет вдвое дальше пушек Римского папы, и в четыре раза дальше наших. Я думаю, с такой пушкой мы можем надёжно остановить флот врага в Темзе.
   -Только таких пушек надо с десяток не меньше, - вставил своё слово я. - И они требуют очень много металла. Нам придётся переплавить всю остальную артиллерию, все пушки одного класса должны быть одного калибра, и я планирую иметь всего три класса орудий. Это тяжёлые для обороны побережья, такие как эта. Обычные, калибра поменьше, и лёгкие для полевых действий. Одинаковый калибр большое отличие современных пушек от твоих, это намного удобнее в бою.
   -Я верю, но, сколько у нас будет пушек, если мы переплавим все остальные? И потом, другие мои пушки гораздо меньше размером. А эта чудовищная пушка остановит что угодно. Зачем таких много? А как быть с десантом врага?
   -После того как переплавим, пушек будет не много, но тяжёлых пушек должно быть не меньше десятка, или хотя бы штук пять. Одна пушка не остановит корабль, он на полном ходу приблизится и даст залп. Одна пушка корабль не потопит, даже мощная. Крупный боевой корабль с герметичными переборками днища способен выдержать несколько десятков попадания по себе. Пока он будет приближаться, мы сможем выстрелить раза три не больше. И после каждого третьего выстрела ствол ещё надо почистить. Я подготовлю специальные мешочки, с тем, чтобы заряжать пушки быстрее. Но одной пушки для обороны Темзы нам всё равно не хватит. Если же флот Римского папы войдёт в Темзу, он разбомбит город за пять минут, ты не представляешь даже, какой жуткой разрушительной мощью обладают его корабли. И что такое залп сотен орудий в минуту. Надо сделать так, чтобы он даже не рискнул плыть сюда. Для этого тяжёлых пушек нужно иметь с десяток, и я уверен, что первая волна атаки будет морем, если мы достойно встретим врага на Темзе, второй атаки может, не последует вовсе.
   -Хорошо, ты лучше меня понимаешь стратегию.
   -И ещё, в прошлом ты экономил боеприпасы и порох и имел по 25 снарядов на одно орудие, это неправильная позиция. Пушка должна быть расположена в специальном каменном укрытие, я покажу, как оно должно выглядеть, в этом укрытии должно быть четыре ямы боеприпасов, выстроенные с таким расчётом, чтобы подрыв одной ямы не задел другие три. И общий боекомплект всех четырёх ям на орудие должен составлять сто выстрелов. То есть, это ещё примерно 250 килограмм металла. Бой с кораблями врага может затянуться, и боеприпасов должно хватить, чтобы потопить несколько фрегатов врага.
   -А что с моим флотом?
   -Я не вижу смысла выводить его в море вовсе, флот Испании моментально потопит твои корабли. На первый этап компании, мы полностью разоружим его, и переправим корабли вверх по течению Темзы, выше Лондона. Враг не доберётся до него, а корабли мы вооружим потом, когда у тебя будет больше металла.
   -А металла нет.
   -Ничего страшного, мы победим, не беспокойся. И ещё, в Лондоне несколько ненужных нам сейчас церквей, их колокола сделаны из бронзы, правда, колокола небольших размеров, но их довольно много. Потенциально, церковные колокола это триста или пятьсот килограмм бронзы. Я не сторонник делать артиллерию из бронзы, и предпочитаю сталь или хотя бы чугун. Но отделить железо от бронзы достаточно сложно и трудоёмко, я думаю, мы могли бы изготовить с десяток полевых пушек, стреляющих картечью из бронзы Римских колоколов.
   -Пустить колокола католической церкви на войну против Римского папы, - вся Европа будет смеяться над ним, он этого не простит никогда. - Нет, я думаю это безумие.
   -Слушай, на войне все средства хороши, колокола Лондонских церквей это десяток полевых пушек для твоей сухопутной армии, а это не мало. Суди сам...
   -Хорошо, ты прав, и всё же ты безбожник, как до такого можно додуматься? Потомки тебе этого никогда не простят.
   -Мы победим, потом объединим Англию, сделаем её великой Морской державой, колонизируем дальние земли, и потомки будут петь тебе славные песни, поняв необходимость переплавки колоколов в пушки в самый тяжёлый час. И даже сам бог поймёт целесообразность и необходимость этого действия, потому что бог мудр.
   Спустя две недели интенсивной подготовки к войне. Я отлил для Генриха Тюдора 6 тяжёлых орудий для блокады устья реки Темзы от кораблей флота Римского папы. Эти тяжёлые орудия были лучшими в истории Европы тех лет. Мы на скору руку, но очень старательно отстроили из лучшего камня шесть позиций, по одной позиции для каждого орудия, три с одного берега и три с другого берега, с таким расчётом, чтобы орудия приняли бой с врагом одновременно. Увы, тяжёлые орудия потребовали множество, очень много металла. Также, я изготовил ещё 10 обычных полевых орудий, с массой ствола около 150 килограммов, калибра 7 сантиметров, эти орудия стреляли на 400 метров и могли быть использованы как против морского флота, так и в сухопутном бою. Они были снабжены специальным лафетом на колёсах, как лучшие орудия современности и имели упоры от отдачи. Благодаря чему, несмотря на большую массу, были достаточно мобильны. Также было изготовлено 40 единиц особой лёгкой полевой артиллерии, часть которой была сделана из бронзы. Цель лёгкой полевой артиллерии бои с пехотой и стрельба картечью. Ствол лёгкой полевой артиллерии весил 50 килограмм и помещался на специальной телеге, мог быть быстро переброшен с места на место, и огонь открывался буквально в течение полуминуты после остановки. Я также следил за тем, чтобы на каждое орудие приходилось не менее пятидесяти зарядов боекомплекта, на случай, если боевые действия немного затянутся. И всё равно пол сотни снарядов это очень мало для артиллерии, но я надеялся, что сразу масштабной войны с Римским папой не начнётся. Все эти две недели, я лично работал своими руками очень много, создавая эффективную и современную армию, равной которой никогда раньше не было у Англии. И эта новая армия была малочисленна по новейшему вооружению, но вполне могла противостоять обычной эскадре с десантом самых лучших войск папы. Я также много времени уделил учебным стрельбам, пороза у нас было, хоть отбавляй. А использованные на учениях снаряды мои ученики старательно подбирали и использовали повторно. Так что я не только вооружил армию, но и слегка обучил. Конечно, двухнедельное обучение это ерунда, но обучаемые были лучшими кадровыми военными короля, и я надеялся, что армия папы также обучена не столь хорошо.
   На ручное огнестрельное оружие металла у нас не хватило, я смог изготовить лишь двести мушкетов, которые были лучшими мушкетами своего времени, но это слишком мало. Остальную часть вооружения составили луки и арбалеты. И да, самое главное потрясение средневековой Англии, мне дико не хватало металла на создание армии, поэтому я решил, что рыцари, в каждом из которых по пятьдесят, а то и по сто килограмм металла и их доспехи, тоже должны быть пущены на металлолом. И именно рыцари снабдили меня не менее, чем двумя тоннами столь необходимой стали. Которые, позволили мне доукомплектовать армию. Многие были против переплавки фамильных доспехов, но они знали эффективность и мощь того оружия, которое я создавал, обо мне оружейнике уже ходили легенды. И они, видя, как хорошо я работаю, поверили мне, и пошли на это, многие ненужные, тяжёлые стальные доспехи были переплавлены, и армия была готова к бою.
   Общая численность войск в Лондоне также сильно возросла, я принял в армию много гражданских, дав им в руки луки, а также несколько мелких герцогов из предместий Лондона прислали свои дружины. В итоге общая численность моей армии возросла до 12 тысяч человек. Большую часть войск и всю артиллерию мы разместили на востоке, решив, что именно там, в устье Темзы мы примем главный бой и остановим десант врага. Сам Лондон находился в шестидесяти километрах выше по течению. Я учил солдат сражаться с врагом на большой дистанции, избегая открытого боя. Если враг высаживал большой десант и целился в тебя из пушек, солдаты должны не каменеть, а маневрировать и прятаться за деревья и другие рельефы местности. И каждый воин моей армии, минимум три раза слышал выстрел пушки, и её грохот вблизи, это обязательная часть подготовки. Люди не должны бояться грома выстрелов. Я понимал, нет никакого смысла воевать мечами и копьями, но луки с арбалетами как оружие пехоты, тоже стреляют на большое расстояние. Впрочем, я боялся, что действующие военные силы, всё равно не смогут подарить мне победу. Всё, в общем-то, упиралось в то, насколько большую войну готов потянуть со мной Вилл? Готов ли он бросить против Англии всю армию Европы или нет? Я думаю, что на самом деле не готов. Тем более, что мир и спокойствие Европы уже начинали рушиться, в том числе потому что Испанские короли игнорируя запреты папы, начали свою экспансию в Америку, одновременно Османская империя вела себя крайне агрессивно, купив некоторое количество огнестрельного оружия, и трон то на самом деле шатался под папой Римским, готов ли он к большой войне со мной на Севере? Вполне возможно, он сам захочет найти со мной мирное решение.
   И да, тогда в 1517ом году король Англии Генрих VIII Тюдор объявил об отказе от Римской Католической Церкви, и объявил Протестантство, как основную религию Англии. Сделав новую религию, подчинённую королю Англии, а не Римскому папе официальной. При этом, Протестантство, отлученное от основной Церкви, позиционировало себя как часть Христианства. А Римский папа, объявил неверность и измену короля Англии своей жене, как официальную причину раскола Римской Католической Церкви и короля Англии. Вилл успешно использовал каждую сиюминутную выгоду и ситуацию, надеясь, таким образом, заведомо отпугнуть любых союзников. Но я этого не боялся, понимая, что наш современный мир слишком сложен, чтобы из-за одной женщины или брачного конфликта целые Светские империи объявили бы войну Британии. Возможно, я просто лучше понимал современный мир, чем Вилл, поскольку наш современный мир стал сложнее, и умнее, чем раньше. Ради чести одной женщины, пусть даже королевы Англии, никто уже не будет объявлять войну. Потому что сегодня, война это конфликт интересов государств, а не личные амбиции мелких правителей. И возможно, если бы Римский папа объявил, что у него украли его лучшего оружейника, тогда бы реакция Европейских королей и то была бы сильнее, чем на поруганную честь чужой королевы, но Вилл не мог такое заявить.
  
   Глава 25: Расцвет туманного Альбиона.
   Я проснулся на заре, меня будили за плечо. Сам король пришёл в мои покои, впрочем, я уже не считал короля столь важным как раньше, и тот видел во мне равного, друга, а не подданного, понимая, что я Мерлин, истинный правитель Британии, и сейчас король доверял мне во всём. Потому что Генрих своими собственными глазами видел, как я, распорядившись его скудными ресурсами, всего за две недели подарил его королевству армию, которой у него не было раньше никогда. А Генрих Тюдор был умным и просвещенным правителем, понимающим, что происходит в мире, королям тех эпох давали достойное образование, и он мог вести страну к будущему. И он понял, что будущее и величие Англии в моих руках, и был готов драться за меня и уважать меня. Поэтому последние недели мы с ним дружили, а сейчас надо было торопиться. Я быстро вскочил и стал одеваться.
   -Что случилось?
   -Десять минут назад пришла весть от моих дозорных, на маяке более часа назад, увидели на горизонте большой военный флот, это крупные корабли, пока, правда, неизвестно под чьим они флагом. Всего двенадцать судов, надо собираться, они здесь, война началась. Я не думал, что они успеют отреагировать так быстро, тем более, мы успешно арестовали кардинала и его людей.
   -У Римского папы наверняка были и другие шпионы в Лондоне, в том числе те, в задачу которых входило следить за самим кардиналом. Ты, конечно, запретил судам покидать Лондон. Но для разведчиков папы не составило бы труда отправиться в Дувр, или иной портовый город, где твоя власть слаба, и переправиться во Францию. Тем более, помимо крупных судов существует множество рыбаков и мелких рыбацких лодок, а тайно переплыть Ла-Манш ночью не так уж и сложно. Проследить за всеми просто невозможно. То, что Римский папа узнает обо мне, было неизбежностью. Тем более, я единственный человек к Европе, который мог бы столь быстро подготовить Англию к войне. Моя деятельность здесь крайне заметна. Только я бы начал рыскать по холмам в поисках селитры и лить новые пушки взамен старых. Связать три факта воедино, мой побег из Италии, арест кардинала и тот кипеж, что я поднял здесь, не составило труда. Думаю, Римский папа узнал о нас на пятый день моего побега и восстания. Потом он отправил спешную весть в Голландию, ближайший морской порт к Англии, ещё через пять дней Голландские корабли были в море и прибыли сюда.
   -Они прибыли сюда так быстро...
   -Также, я думаю, Римский папа просто угадал, куда я направлюсь, и заранее отправил эскадры везде, куда я мог бежать, и Англия была логичной целью моего маршрута, а сейчас он уже знает это точно. Ведь он начал искать меня, не тогда, когда я прибыл к тебе сюда, а ещё в тот момент, как я сбежал со своей виллы в Италии. Так что, путь из Испании сюда, как раз неделя с лишним при попутном ветре для хорошего корабля. А если это корабли Голландского флота, то три дня. Так что две недели это нормально. И он сейчас прекрасно понимает, что арест кардинала и всех его людей продиктован не стремлением получить развод с женой, а я истинная причина. Фактически, успешный арест кардинала дал нам пару дней форы не больше. Зато теперь вся Европа знает про твои скандалы с жёнами и похоть.
   -Это всё ерунда, скандалы с жёнами и похоть не повод к войне, а Англия теперь вся за моей спиной. Что будем делать?
   -Воевать, если кораблей всего двенадцать, даже пусть больших, это значит, там десант на 5 тысяч человек не больше, это совсем мало. Он подготовился к войне с тобой, с королём Лондона и его плохо вооружённой армией, не веря, что я так быстро создам тебе артиллерию. Мы вполне можем победить. Если дела пойдут удачно, если мы потопим часть кораблей, если даже они высадят десант, мы победим. А победа в этом бою, скорее всего, позволит заключить нам долговременный и крепкий мир. И даст гораздо больше времени на подготовку к новой войне.
   -Хорошо, действуем по плану, а сейчас на лошадей и бегом на побережье.
   И мы быстро спустились вниз, там нас уже ждали лошади и эскорт. После чего, мы быстро поскакали к побережью моря, путь туда был неблизкий, наверное, километров шестьдесят, возможно, я зря не перебазировал свою ставку восточнее сразу. Ясно же, что флот врага придёт с моря и необходимо иметь максимум времени на подготовку и оповещение. Однако, с другой стороны надо было готовить оружие в Лондоне, заниматься организацией и здесь проще это делать. И сейчас мы пустили лошадей в галоп и скакали на пределе их возможностей, я знал, что лошадь не может скакать максимально быстро целый час. Но выяснилось, что нас ждало целых четыре пункта смены лошадей, в итоге мы добрались до устья Темзы чуть более, чем за час скачки. Когда мы прибыли в ставку войск, один из генералов короля сразу встретил нас с докладом.
   -Ваше величество, корабли врага встали на якорь в трёх километрах от берега. Корабли прибыли сюда под флагами Голландии и Священной Римской империи. Их шлюпка, размахивая белым флагом, приблизилась к берегу, и мы разрешили им ступить на землю Англии, они просят аудиенции с вами. Я же, не дожидаясь вашего прибытия, подготовил береговые батареи к бою. Как вы знаете, артиллерия находится в километре выше по течению от устья реки, враг не знает о ней, но, скорее всего, увидит ещё на подходе, наши форты слишком заметны. Пока что враг желает провести переговоры под белым флагом.
   -Хорошо, мы встретим их. Ведите нас.
   Мы прошли около километра и очутились в небольшом домике в лесу, здесь было много солдат, и я увидел голландских парламентёров, они сидели за столом перед домиком. Мы подошли к ним, и они встали, отдавая честь королю Англии.
   -Приветствую вас, мы здесь, чтобы решить наш конфликт миром. Как вы знаете, некоторое время назад, пленник папы Римского бежал из Италии сюда в Англию. Мы, представители папы Римского, хотели бы арестовать вас и направить для священного суда в Ватикан. В случае если вы король Англии пойдёте нам навстречу и выдадите беглеца, мы закроем глаза на ваше преступление и арест самого кардинала, священного представителя Англии. А также, мы обязуемся выплатить вам за пленника сто килограмм золота. Таково наше предложение.
   -А если я не сдам своего нового друга? - Поинтересовался у парламентёров король Англии.
   -Увы, на этот счёт у меня есть приказания от самого папы Римского начать с вами баталию. Позже же сюда прибудет подкрепление, ещё значительное число судов из Голландии и Испании. Мы поплывём вверх по реке Темзе, и снесём до основания всю вашу столицу Лондон, потом высадим многочисленный и хорошо вооружённый десант, и будем воевать с вами до тех пор, пока ваш новый друг не окажется в наших колодках. А лично вас король, по приказу папы Римского лишат короны и головы.
   -Да как ты смеешь угрожать королю?
   -Простите меня за мою дерзость, но я говорю, как будет. Это дипломатические переговоры, и я выставляю вам свои условия. Смерть или золото. Вы же умный политик сир. Вы должны понимать, что сейчас не вы представляете силу, а флот Голландии и Испании, ваше оружие ничто против нашего. При этом, вы итак уже получили очень многое от нашего беглеца, и ваша армия усилилась в несколько раз, получив новейшее оружие, остановитесь на достигнутом, и вы станете великим королём своего времени. Подумайте о своих подданных, оцените политическую тонкость ситуации и пойдите на компромисс. Мы понимаем, беглец запудрил вам мозги, он умеет это делать, и подарил вам много новейшего оружия и военных технологий, и я думаю, вы понимаете, что не сможете противостоять нашим кораблям. Осмелюсь сообщить вам, что на борту двенадцати голландских кораблей находится 396 пушек. Это примерно в десять раз больше, чем во всей Англии. Будьте благоразумны, сир, не начинайте войну, которую не сможете выиграть. Силы католического мира бездонны, у нас сотни кораблей, таких как эти, и многие сотни тысяч воинов, и всех их Римский папа готов бросить против непокорных. Восстановите власть Римской католической церкви в своей стране и будьте покорны, подумайте о себе и своих близких.
   -Ну что ж, отвечу вам так, раз вы так уверены в своих силах, давайте повоюем, а сдаться на вашу милость я всегда успею. Когда вы докажите силу своего оружия, тогда я и сдамся, а сейчас мне как-то не верится, что на борту всего двенадцати кораблей столько пушек.
   Да король блефовал, он специально заманивал корабли врага под перекрёстный огонь своих береговых батарей, что в километре выше по течению. Враг будет идти нагло и напролом, мы потопим его корабли, и он запоёт иначе.
   -Что ж, раз так. У меня есть послание от Вилла лично вам, так называемый Мерлин.
   -Да я слушаю, говори при всех.
   -Меня настоятельно просили передать вам его лично.
   -Я послушаю его при всех своих друзьях, либо не услышу вовсе.
   -Что ж. Тогда я прочту его, позвольте?
   -Читай.
   -Друг мой, будь благоразумен. Не устраивай масштабной войны на севере Европы, ты проиграешь, твоё варварское королевство не выстоит против моих огромных армий, тебе ли этого не знать. Я не понимаю, зачем ты вообще бежал от меня, ведь после моей смерти ты наследовал бы всю мою власть. Но после того, что ты начал вытворять, я не могу относиться к тебе как прежде. Если ты мирно вернёшься ко мне, я подумаю, и быть может, прощу тебе твою выходку. Если ты развяжешь масштабную войну, погибнет много людей, мне сложнее будет простить тебя. И моё отношение к тебе никогда не будет таким как прежде. Не начинай новую ссору севера и юга, как уже было когда-то, погибнет слишком много людей, повод не стоит того. Задумайся, что ты творишь и зачем. Я готов вести с тобой диалог. Сейчас ситуация в Европе не такая как раньше, власть церкви слабеет, на востоке ворочается Османская империя, и мне требуются большие силы, чтобы держать её в узде. Я также никак не могу решить вопрос неповиновения Испанских королей и начало экспансии в Америку. Не разрушай тот мир, что мы с тобой построили с таким трудом за долгие столетия. Давай помиримся. Твой друг Вилл.
   -Передай ему так. Записывай. Если ты Вилл хочешь мира, я согласен на мир, оставь мне Англию, и я готов простить тебе своё порабощение. Я не твоя шавка, и не твоя домашняя собачка, которой можно помыкать, и наказывать каждый раз, когда я не слушаюсь, а потом загладить ссору очередной дешёвой косточкой. Ты решил меня неволить, ты решил воевать со мной, что же, если ты начнёшь войну, я тебя убью, а Юань твою живьём скормлю собакам, попомни мои слова. Убирайся из Англии и оставь это королевство мне, и тогда, может быть, я буду относиться к тебе хорошо и не начну снова убивать бессмертных. Ты друг мой, сидя на папском престоле, слишком возгордился в последние столетия, верно забыл, и не понимаешь даже, с какой древней и могучей силой связался. Не тебе ребёнку мной помыкать. Если начнётся война, видит бог, ты проиграешь. Потому что когда надо, я умею воевать. За последние годы я сильно продвинулся на почве науки и технология, никогда раньше я не понимал природу этого мира как сейчас, чего не сказать о тебе с твоими политическими, но вовсе не научными амбициями. Сегодня технология правит миром, и я источник технологии. Я могу создать такое оружие, подобного которому никогда не было в нашем мире. И это оружие наделит мои армии невероятной смертоносностью. Остановись пока не поздно. Остановись, это мой мир, а не твой. Я хозяин этого мира, а не ты. Ты понял меня сынок?
   -Всё? - Странными глазами посмотрел на меня писарь.
   -Да всё.
   -Я не понимаю вашего диалога.
   -Вам и не нужно понимать, это мой разговор с папой Римским, он всё поймёт, каждое моё слово.
   -Тогда война, - ответил голландский посол. - Позвольте мне вернуться на свой корабль. Переговоры окончены.
   -Возвращайся, и постарайся передать письмо этому высокомерному и спесивому глупцу.
   Голландские послы ушли, а мы с королём отошли в сторону, нам предстояло вернуться в штаб, чтобы возглавить командование войсками. Я планировал лично командовать армией, рискуя, но понимая, сколь важно отбить Англию именно в этом бою. Поскольку успешная оборона сейчас, могла означать мир завтра.
   -Почему ты говорил с Римским папой так странно? - Спросил меня король. - Я в принципе понял твои слова о собачке, да ты не хочешь быть его собачкой. Но что за Юань? И почему ты убивал бессмертных? Зачем ты вызывающе оскорблял папу, назвав ребёнком?
   -Всё очень просто друг мой. Юань это его возлюбленная, молодая девушка, что не стареет, как и я. Юань правит Китаем также, как Римский папа Европой. А в прошлом, я убивал бессмертных, и был период, когда мы с Римским папой насмерть воевали друг с другом, одним государством правил я, а другим Римский папа.
   -И кто же тогда победил?
   -В той войне победил я.
   -А что это были за государства и когда?
   -То были Древний Рим и Карфаген, и война эта была две тысячи лет тому назад, в те времена мой сын был ещё молод, и мы сражались с ним насмерть.
   -Твой сын?
   -Да, Римский папа, что правит Европой восемьсот лет, это мой сын Вилл, такой же вечноживущий, как и я.
   -То есть твои дети бессмертны? Но ты говорил, это не передаётся никак. То есть я могу стать бессмертным?
   -Нет, ты не можешь стать бессмертным, потому что тебя нельзя родить второй раз. И да, некоторые из моих детей иногда и очень редко рождаются бессмертными. Много тысяч лет назад у меня было много и очень много женщин, целый гарем, и все они от меня рожали, и некоторые из моих детей рождались бессмертными. Только они не бессмертны, Римский папа не бессмертен, он просто очень медленно стареет, но он всё равно стареет и когда-нибудь умрёт. Я единственный кто подлинно бессмертен. И я гораздо старше, чем Римский папа или любой другой бессмертный современности. Потому что я родился ещё до того, как в мире появились люди.
   -И как тебя зовут на самом деле?
   -Моё истинное имя "год", что по-английски и на латыни значит "бог" и это древнее имя, которое за многие века стало нарицательным.
   -Шутишь, ну и юмор у тебя.
   -Да, мой юмор забавен, не правда ли?
   -Ты не шутишь, твоё имя действительно бог? Но как ты сюда? И почему?
   -Не задавай слишком много вопросов, наша задача сейчас потопить голландскую эскадру, и после этого я обещаю, твоя страна станет великой, это всё что тебе нужно знать. И да, не папа Римский сейчас идёт под флагом господнем, а ты и вся Англия. И поэтому папа Римский, зная с кем воюет, трусит и уже сейчас обещает всех простить, лишь бы я прекратил конфликт и вернулся под его контроль. Поэтому не бойся, у нас есть шанс на победу и сам папа Римский это знает.
   -Я не боюсь, я давно понял, что происходит нечто необычное. Сама великая история творится вокруг меня, в маленьком королевстве на краю Европы столкнулись интересы самого Римского папы и Мерлина из народных сказок и легенд.
   Мы вышли на берег моря, и я рассмотрел корабли врага, их было двенадцать, из них десять линейных кораблей и два мощных быстрых фрегата. Все корабли последней модели, самые совершенные, которые только есть у Римского папы. Большие, мощные корабли, в сравнении с которыми корабли древности просто нелепые утята. И, конечно же, весь флот Англии не справился бы с любым из этих кораблей. И сейчас, когда посол поднялся на борт кораблей, те пришли в движение, строясь в кильватерную колону, двинулись по ветру вверх устья Темзы к Лондону. Однако, у меня был план как их остановить. Мы с королём сменили позицию, передвинувшись на пол километра выше по течению от нашей артиллерии, с тем, чтобы видеть бой, и если что иметь возможность быстро отступить вглубь континента, не подвергая свою жизнь опасности.
   -Они не высаживают десант, странно. Ведь в артиллерийской дуэли пехота на кораблях может пострадать.
   -Они не верят в то, что наша артиллерия сможет сделать хоть что-то. Они знают, у нас крайне мало пушек. - Ответил я. - Понимаешь, любой из этих кораблей может подавить любое наше укрепление одним залпом, их пушки самые дальнобойные, они так считают. А кораблей много, и поэтому они способны буквально снести своим огнём что угодно на берегу. Скорее всего, они высадят десант у Лондона, чтобы избежать долгих сухопутных боёв и засад. Они надеются решить исход войны одним днём, а высадка десанта на берегу моря, длинный пеший марш к Лондону затянет войну.
   -Понятно.
   Линейные корабли Голландцев, шли вверх по реке Темзе на парусах и на вёслах, очень быстро, в построении кильватерная колонна, один корабль за другим на дистанции в пятьдесят метров. И вот корабли врага приблизились к моим фортам на дистанцию 700 метров, запредельно большую для стрельбы артиллерии тех времён. Мы услышали мощный почти синхронный залп двух береговых батарей. Артиллеристы целились в капитанский мостик первого корабля кильватерной колонны. Конечно, стрелять с такой дистанции прицельно, по капитанскому мостику, что сзади корабля достаточно сложно, и всё же угол позволял. И артиллеристы Англии всё поставили на этот выстрел, целясь с необычайным упорством, и каждый снаряд особо мощной пушки попал в район капитанского мостика. А я научил их куда целиться, зная самое слабое место своих кораблей. Треснули рулевые колонки, и огромный корабль вдруг стал стремительно заворачивать направо по ветру. Матросы забегали по мостику, и кильватерная колонна стала рушиться. Враг не ожидал, что береговая артиллерия начнёт свой огонь с такой дистанции. В итоге, южный берег продолжил огонь по мостику второго корабля. А северная батарея стала бить прямо в середину корпуса первого линейного корабля, стремясь попасть чуть ниже ватерлинии, правда на таком расстоянии это сложно. Меж тем огонь моих орудий продолжался с частотой один выстрел каждые двадцать секунд, это не так много. Но корабли врага были слишком далеко и их буквально расстреливали. Прошло несколько минут ожесточённых обстрелов, да орудий у Англичан было мало, но они имели невероятную убойную силу, прошивая корабли врага навылет. И вот уже второй корабль голландцев тоже потерял управление, а враг всё приближался. Но из-за разрушения колонны и поворота второго корабля, остальным кораблям пришлось затормозить в неудобной позе. Прошло ещё две минуты постоянной пальбы, корабли врага покрылись мощными рваными ранами от тяжёлых орудий, бьющих с берега, множество трупов матросов и пехоты врага пролили свою кровь в Темзу. Увы, пороховые бочки кораблей находятся внизу, на самой нижней палубе в трюме, ниже ватерлинии и подорвать их не так то просто. Наконец, враг реорганизовался, и несколько линейных кораблей на вёслах и уже не в кильватерной колонне взяли курс на мои береговые батареи, а те отчаянно стреляли по приближающимся кораблям. И ни один вражеский корабль не был потоплен, хотя многие из них получили заметные повреждения.
   -Чёрт побери, - выругался король. - Эти гиганты просто непотопляемы.
   -И тут одна из батарей, наконец, успешно сделала несколько дыр в корпусе ниже ватерлинии, и вода хлынула в трюмы одного из судов, но он продолжал плыть, пуская на борт пузыри. И вот линейный корабль сблизился на расстояние выстрела с батареей, всего на триста метров. И ещё пять орудий замаскированных по бокам также открыли огонь по врагу. Они всадили синхронный залп прямо в бок, и куча щепок поднялась в воздух во все стороны, но линейный корабль всё же развернулся, и начал прицеливание. Ещё несколько беглых выстрелов в бок разорвало корпус линкора. И после этого последовал синхронный залп по береговой батарее. Надо сказать, смогла выстрелить лишь половина орудий врага, штук десять. И выстрел был неудачным, лишь одна из наших полевых пушек была уничтожена, а основные орудия морского боя были сохранены. Огромный корабль от постоянно получаемых попаданий начал крениться на бок и тонуть. И выжившие корабли голландцев стали разворачиваться и уходить в море. Бой был выигран, они сделали несколько безуспешных залпов по береговой обороне, убив с десяток бомбардиров Англии, и теперь в устье осталось только три голландских неуправляемых корабля. Корабли врага тонули, люди снимали доспехи и прыгали с палуб в воду, а артиллерия, не смолкая, добивала корабли.
   -Поздравляю тебя с морской победой Генри, мы потопили три корабля, и ещё два получили повреждения, остальные позорно бежали, а значит, враг потеряет полторы тысячи солдат и матросов. Теперь Англия доказала, что она способна отразить атаку с моря современным флотом, а это важно.
   -Я до последнего момента не верил в победу. Я думал, они подойдут к берегу и сомнут наши крепости.
   -Повреждённые корабли помешали остальным подойти к берегу и открыть огонь по батареям. К тому же у берега мелко и линейные корабли ограничены в манёврах. Победить тут, имея их оружие, было крайне нелегко. Правда, если бы не удалось повредить систему рулей корабля, или если бы матросы сидевшие на вёслах были бы готовы к тому, чтобы рулить кораблём вёслами. Тогда бы, наверное, они успели бы прорваться к батареям, подавить их своим огнём. А дальше, выше по течению у нас нет обороны против морских сил, только враг этого не знал. Но смотри-ка, мощные каменные укрепления всё же спасли батарею от вражеского огня.
   -Да, тут ты прав. Победа!
   Меж тем, основная свистопляска ещё только начиналось, мы подвели много войск к морю, и ловили выплывавших из него голландских матросов и солдат. А корабли врага пошли, наконец, ко дну, увы, пришлось потратить все боеприпасы, чтобы пустить врага на дно морское. И иначе нельзя, если бы враг заподозрил только, что мы ограничены в снарядах, он бы пошёл на штурм и дожал бы нас. Всего же за день нам удалось потопить три корабля врага и взять в плен 1300 солдат Римского папы, а это целая небольшая армия, ещё около семисот вражеских бойцов и матросов погибли на корабле от огня артиллерии. Армия Англия собиралась по такому поводу тут же напиться, но я категорически запретил, и приказал вешать солдат, что нарушат мой приказ. Вояки помолчали, но приняли мою команду.
   -Слушайте меня. Мы ещё не победили, основная битва будет завтра, возможно, враг совершит повторную попытку прорыва через устье Темзы, и все должны быть к этому готовы. А также они могут высадить десант. Мы все должны быть трезвы, бой ещё не выигран, война только начинается, это лишь первая наша, не окончательная победа. Если вы напьётесь, завтра враг победит и снесёт Лондон.
   Ночью корабли врага не предпринимали никаких действий, видимо, адмирал эскадры был в шоке, за этот провал его могла ждать рея и позор. Он потерял три корабля и около двух тысяч человек экипажа, включая десант. Тем не менее, на следующее утро эскадра не уплыла восвояси, и не рискнула больше двигаться через устье Темзы. Они сделали марш бросок на юг, и стали готовиться к высадке в десяти километрах от устья реки. При этом, высадка с моря прикрывалась пушками кораблей. Я насчитал примерно 3 тысячи бойцов врага. Я приказал срочно перебрасывать всю армию на юг, у меня в наличии было 6 тысяч бойцов 40 лёгких полевых орудий и 10 тяжёлых. Там на полях сражений, я принял бой с численно превосходящим врагом. Мы окопались на большом поле и враг, построившись, двинулся в атаку, в самый последний момент мы открыли убийственный огонь картечью. Более пятидесяти артиллерийских орудий открыло огонь по вражеской пехоте, со стороны врага по нам тоже был открыт убийственный огонь. Надо сказать, то была двойная ошибка, моя и врага. Мы выставили пехоту под артиллерию, правда, я выставил не всю армию. Зато воины врага были защищены тяжёлыми стальными кирасами, которые снижали ущерб картечи. И я невольно прикинул, что его армия для меня это не меньше 50 тонн стали, а значит, в случае победы я получу ценный для меня ресурс. Тем не менее, в результате артиллерийского побоища, больше половины моих и вражеских войск полегла. Зато у противника не было лошадей, а наша кавалерия в триста конников с мечами и в лёгких кольчугах, напала с фланга, обошла лесом вражескую артиллерию, и прекратила артиллерийский огонь врага. Выжившие голландцы в усиленной рубке сильно потеснили наш центр и мои воины побежали, учитывая тот факт, что у врага было множество ружей, наши потери были велики, и луки с трудом могли им противостоять. Враг прорвался до артиллерии, и освободил свою. Сорок мобильных пушек на лошадях смогли отступить, десять тяжёлых остались врагу. В этой битве враг потерял убитыми свыше 1500 человек, у него осталось лишь 500 раненых и 1000 здоровых бойцов, и всё-таки бой мы проиграли. Враг на ночь укрепился, и зализывал раны. Снабжение с морем у голландцев было заблокировано несколькими моими отрядами, армия врага, победив в бою, попала в окружение.
   Ночью я расположил свою артиллерию выше вражеского лагеря, правда, снарядов у меня осталось по одному выстрелу картечи и по два выстрела ядрами на каждую из уцелевших 37 пушек. Мы открыли ночью огонь с холмов, во вражеском лагере началась паника. А потом три тысячи моих бойцов, вся кавалерия и мушкетёры пошли на штурм. В тяжёлом ночном бою, я понёс большие потери, и враг побежал. Мы разогнали голландцев по лесам, и весь остаток ночи ловили их и брали в плен. К обеду следующего дня всё было кончено, десант был уничтожен, это стоило жизни более 3500 английских солдат. Зато я взял в плен всю свою и Голландскую артиллерию. Также на поле боя осталось очень много металла, я велел быстрее собирать его и отправлять в Лондон на переплавку, моей армии нужны были ружья и пушки. Причём, доспехи пошли на переплавку и новые снаряды, а ружьями и артиллерией я вооружил свои сухопутные войска.
   К вечеру следующего дня мы вывели на побережье моря, напротив эскадры голландцев, 900 пленных воинов врага, продемонстрировав свою победу. Хорошо, что враг не знал какой дорогой ценой далась эта победа, ведь Англичане потеряли половину своей армии. И главное, враг не знал о наших тяжёлых потерях, это самое главное, они видели лишь своё поражение на море и на суше. Спустя десять минут, с одного из кораблей врага спустили шлюпку, и несколько офицеров под белым флагом переговоров поплыли к берегу. Я встретил их в лесном домике, там же, где началась вся эта компания.
   -Что вы хотели?
   -У меня есть инструкция к действию от папы Римского на случай военного поражения. Правда, это весьма неожиданно, и видит бог, невозможна была ваша военная победа.
   -Поговори мне ещё.
   -Так вот, если вы победите, я уполномочен папой, заключить с вами мир. Римский папа хотел бы, чтобы вы были его союзником. Вы можете остаться в Англии и развивать её как хотите, в обмен на обещание не воевать с Европой и остаться частью Европы.
   -Если под фразой остаться частью Европы вы подразумеваете католичество, то этого не будет больше никогда. Мне не нужны здесь в Англии ваши глаза и уши, а также влияние чужой церкви, у меня теперь своя церковь. А что касается мира, да я согласен поддерживать мир, и я не собираюсь строить флот и плыть завоёвывать другие страны. И да, сообщи папе, у меня есть оружие нового поколения, любая военная агрессия будет отбита. И если вы захотите взять штурмом Лондон, вам придётся в начале построить большое кладбище для своих павших воинов. Ясно?
   -Итак, мы заключим мир?
   -Да.
   -Тогда я бы хотел вернуть своих бойцов, у вас около тысячи пленных. В качестве жеста доброй воли, верните их.
   -У вас на корабле есть минимум 100 килограмм золота. Вы пришли в мою страну с оружием, и в результате боя с вашим десантом пало много моих солдат. В качестве платы жёнам и матерям убитых, я хочу получить это золото, и тогда я верну вам ваших солдат. Если же вы откажитесь заплатить мне контрибуцию, ваша армия будет повешена на Английских деревьях.
   -Да как ты смеешь! - Вспылил один из переговорщиков.
   -Молчи! - Поднял руку их главный. - Хорошо, мы согласны отдать тебе золото. И папа хочет получить от тебя заверения, что ты не будешь убивать бессмертных, и не тронешь Юань. Он сказал, что бессмертные желают соблюдать с тобой мир, ты уникальное оружие, и очень опасен, пусть будет мир, и забудем старые обиды. Если тебе так нужна свобода и власть в собственном отдельно взятом небольшом государстве, ты получишь и свободу и власть. Только соблюдай мир.
   -По рукам.
   Заключив мир с Ватиканом, я сразу же преступил к реорганизации армии, я взял в качестве трофеев много вражеского металла, и я совсем не доверял Виллу. Я знал, он мог и обмануть, чтобы я не готовился к новому нашествию, через пол года к берегам Англии вполне могла приплыть армада на сто кораблей с полумиллионным войском на борту, чтобы выкурить меня из Англии. Но теперь у меня было много металла, и я мог обеспечить оборону. Я отлил ещё 14 сверхтяжёлых береговых орудий, и оборудовал под них форты. Теперь вход в Темзу был защищён двадцатью особо мощными морскими орудиями, которые гарантированно не пустят врага к Лондону. Также я отлил ещё 60 единиц полевой артиллерии и 20 единиц обычной тяжёлой артиллерии и сосредоточился на вооружении армии хорошим стрелковым оружием. В течение месяца я поставил в армию 1000 новейших мушкетов. В итоге король Генри VIII Тюдор получил лучшую в Европе армию, она не была многочисленной, но по своему оснащению могла бы бросить вызов слишком многим. Правда, в итоге металл снова кончился. Но я послал многих крестьян на освоение новых месторождений. А те сто килограмм золота, что подарил мне мой враг, сильно пригодились.
   Однако, следующим шагом было объединение Англии, я наметил несколько непокорных феодалов, и потребовал от них открыть военное представительство и платить налоги в казну. Я предполагал, что если феодал пустит войска короля на свою территорию, и отдаст в подчинение Генри всех своих воинов, то тогда он автоматически попадёт под мой полный контроль. Конечно же, феодалы отказались, и я по очереди пошёл в поход на каждого из них. Те были слишком тупы, и не смогли организовать единого сопротивления, каждый герцог сражался за свою свободу в одиночку. Все феодалы пытались спрятаться от мощных армий короля в стенах своих замков, но те быстро пали под артиллерийским огнём моих орудий. В итоге очень быстро, за считанные месяцы вся Восточная и Центральная Англия оказались под контролем короля, с этого момента численность доступных мне людских резервов значительно возросла, а также в казну потекли налоги золотом. Причём деньги и золото я стал получать не только с налогов, но и с продажи пороха, также каждый феодал платил небольшой налог слитками железа. Не теряя времени, я отправил весь небогатый торговый флот Англии в круиз по Франции и Норвегии, начав торговлю оружием, пока, правда, в небольших масштабах, чтобы не злить папу, перебивая ему бизнес. К тому же кораблей у меня было мало. Дальше я двинулся в Уэльс и в северные районы Англии, которые мне удалось объединить спустя пару лет. В итоге вся Англия оказалась объединена под пятой нового правителя. Конечно, формально эти территории и раньше были частью Англии, но в прошлом значительная часть Англии была поражена феодализмом, и феодалы и герцоги редко слушались короля, никогда не платили ему дань и не посылали рекрутов в армию. Я стремился изменить это, говоря, что я завоевал эти территории, речь идёт об их прямом и безоговорочном подчинении королю, чего раньше никогда не было.
   Объединив Англию и установив везде свою власть. Я начал обычные реформы, стремясь развивать города, торговлю, образование и ремёсла. Насколько возможно, боролся с детской смертностью, увеличивая население, правда в этом нашем современном мире численность населения уже не была решающим фактором победы в войне. Теперь оружие и его качество, а также промышленность, выпускающая это оружие, играли важнейшую роль. И всё равно, больше людей, больше армия, больше рабочих для промышленности. Отсталое, северное королевство стало стремительно изменяться, приобретая черты и качество государства. Я строил многоэтажные жилые дома для бедняков и среднего рабочего класса, начал постройку первых мануфактур. Срочно требовалось начать постройку торгового флота, для своей дальнейшей экспансии в Европу. Несколько раз я переписывался с Виллом, тот звал меня назад к себе, просил одуматься, но терпел мои северные дела. А я пока не искал повода для ссоры, и наоборот вёл хитрую дипломатию, сохраняя мир на ближайшие годы. По большому счёту, больших успехов и угроз Европе с моей стороны тогда не было. И да, Вилл надеялся вернуть меня и без войны, на самом деле на склоне лет стал достаточно миролюбивым и чаще предпочитал дипломатию войне. Я думаю, он верил, что со временем он задобрит меня и без кровавой войны вернёт к себе. Тем более, он считал меня лучшим наследником на свой престол, чем любой другой из бессмертных, что жили под его пятой.
   А меж тем в 1523ем году до меня дошли вести о Португальском мореплавателе Фернане Магеллане, тот совершил первое в истории человечества кругосветное путешествие, доказав что Земля шар, обогнул Южную Америку и приплыл в Тихий океан, добравшись потом до Филиппинских остров. В результате его путешествий и ещё ряда плаваний его менее именитых современников, было доказано что Земля шар, и были составлены карты почти всех территорий планеты. Стало очевидно, начался век великих морских путешествий, теперь любой хорошо подготовленный корабль мог доплыть куда угодно, даже до Китая. И я буквально изнывал от бездействия, мне хотелось присоединиться к этим открытиям и дальним плаваниям, и даже сам Римский папа прибывал в смятении, понимая, что теперь его морской флот может плыть как угодно далеко. И стало понятно, от судьбы не уйти, Европейцам предстояло править всем миром. А наш мир, развивался стихийно, и не только вширь, увеличивая население, а качественно, появились науки, которых раньше вообще никогда не было. Изменилась сама структура общество, даже мои механические часы, и ещё ряд приборов, что отличались повышенной сложностью, теперь изготавливались массово мастерами простых людей. Появились технологии, о которых я сам в древние времена мог только мечтать, и стало ясно, что этот рост в ближайшее время не остановится, не было никаких кризисных тенденций и ни одна держава в мире сейчас не могла угрожать Европе и её могуществу.
   А мне, чтобы урвать своё место в мире предстояло построить для Англии самый мощный флот в её истории. Когда к 1525ому году Англия была в целом объединена в единое государство, а армия полностью реорганизована, с этого момента Англия получила самую совершенную сухопутную армию в Европе. При этом политическая система и система взаимоотношений в обществе Англии стала наиболее совершенной из всех возможных в Европе, что обеспечило быстрый промышленный рост. Добыча металла за менее, чем десять лет выросла в 20 раз, производство пороха достигло величины полного насыщения. И я преступил к постройке великого морского флота Великой Англии. Я знал, мне с моим ВВП сложно перегнать Испанию и Голландию, что строили гигантские корабли и галеоны для плаваний в дальние концы света. А моя цель номер один, это захватить торговое лидерство в Европейском регионе. Поэтому мои корабли должны быть несколько меньше голландских и испанских, дешевле, но лучше. При этом, я знал, что на верфях Испании и Голландии уже сейчас строятся корабли гиганты массой до 6 тысяч тонн. Подобного флота нет ни у одной морской державы современности, и сам корабль размером с крепость, длиной в сто с лишним метров и массой в 6 тысяч тонн, на пять палуб и множество орудий, кажется чем-то колоссально чудовищным. Тем более, строители таких кораблей заранее и подолгу готовят для них лучший корабельный лес, особые породы, что подолгу сушатся перед использованием, а мне нужен качественный флот сейчас, и как можно дешевле.
   И я начал его постройку, создав сразу несколько верфей прямо на территории Лондона, который в последние десять лет вырос по населению почти в два раза, в то время как в остальной Англии снижалась детская смертность, при сохранении традиционной рождаемости и росте культуры быта. К 1530ому году я смог построить несколько десятков кораблей. Самые большие из которых имели водоизмещение до 4х тысяч тонн. При этом я уделял большое внимание тактике своих моряков, и скорости моих судов. Понимая, что мои корабли не могут в линейном бою противостоять объединённому флоту Европы, я стремился к тому, чтобы мой флот всегда был быстрее и мог навязать своё поле боя врагу. Но большими были только мои военные корабли, торговые и исследовательские корабли дальнего плавания были меньше. И, тем не менее, на каждом моём судне, всегда было от 18 и более пушек, и каждый корабль в море мог постоять за себя. При этом, меня расстраивал тот факт, что Испания уже заняла себе все самые шоколадные районы Центральной Америки и Карибского моря. И тогда впервые я создал корпус пиратов. Эти люди, часто при поддержке короны Англии занимались каперством и грабежом испанских золотоносных галеонов, что плыли назад из Испании в Англию. При этом пираты не считались подданными Английской короны, и я открестился от них почти сразу. В пираты обычно шёл всякий сброд, и только капитанами пиратских кораблей были мои тайные офицеры. При этом пираты грабили все корабли, кроме английских, таким образом, нарушая судоходство и мешая торговле моих конкурентов. Первое время никто не предал им значения, а потом никто не понимал, как с ними бороться. Корабли пиратов были венцом моего строительного искусства, быстрые, гораздо быстрее и мобильнее кораблей папы, мощные. Периодически обвиняли меня, Англию, но я говорил, что я здесь нипричём. В этот же период я начал масштабно приторговывать оружием. Обладая совершенной наукой, я стал распространять огнестрельное оружие, артиллерию и другие товары военного назначения по всему миру. Причём в прошлом Вилл торговал оружием не только с целью набивания кармана, но и с политическими целями, выстраивая на торговле оружием всю свою хитрую политику, а значит и власть. Я быстро порушил все его хитрые ходы и планы, торгуя оружием, как макака, по принципу кто больше заплатит тот и молодец, поднимая огромные прибыли, что потекли в Английский бюджет. Также я стимулировал миграцию граждан Голландии, Испании и Франции в Англии. В итоге малое северное государство спустя всего 20 лет превратилось в шило в жопе у Римского папы, подрывая его рынки сбыта и власть. Я набрал огромное влияние, имел флот и деньги.
   В 1540ом году Римский папа, разозленный до предела моими проделками, двинул на меня несколько эскадр Голландии и Испании. Меня надо сказать это тоже разозлило. Вилл сам играл на мировой арене нечестно, полагая, что он имеет право иметь свои интересы, а другие, то есть я, нет. То есть я не считал Вилла великим помазанником свыше на право править Европой, и естественно имел свои интересы, и полагал, что имею право тоже строить свою великую супердержаву. В итоге нашего непонимания и конфликта интересов, состоялась масштабная битва, и мой флот, в море, наголову разбил объединённую испано-голландскую армаду. В результате этой морской битвы я потопил около 40 крупных кораблей Вилла вместе со всем экипажем, при этом сам я потерял лишь несколько кораблей. Естественно, после потопления вражеского флота мои грабежи усилились, парализуя судоходство конкурентов, а я продолжал утверждать, что не контролирую пиратов и я нипричём. И Вилл объявил меня безумцем и сумасшедшим, забывая как бы, что это он, а не я первым полез в драку. В связи с этим, в 1541ом году Римский папа официально отлучил короля Англии и всю Англию от церкви. Впрочем, всё это ерунда и формальности, потому что на самом деле мы давно уже жили при Протестантизме.
   В 1547ом году мой друг Генрих VIII умер от старости, поскольку подошёл его срок, но он был счастлив, при нём Англия стала величайшей морской державой. После этого было десятилетие королевской путаницы, новые правители Англии никак не хотели признавать меня истинным королём, а себя просто политическим лицом государства. В итоге, каждого из них по разным надуманным предлогам я довольно быстро убивал, в среднем ни один не правил более трёх лет. Правда, на внешней политики Англии это никак не отразилось, да во дворце королей Англии был хаос. Но я то сохранял свою власть, пока на трон в 1558ом году не поднялась королева Елизавета первая. С ней мне удалось наладить тесный контакт, она была умна и обучаема, и мы с ней с многократным усилиями начали прессовать Испанию и её галеоны, из-за чего Испания несколько раз посылала военные рейды на Англию, но всё безуспешно. Отношения с Ватиканом и всем разумным миром стремительно накалялись, и в 1560ые годы Римский папа развернул строительство гигантского флота, а в тот период Испания и Голландия переживали лучшие времена пика своего кораблестроения.
   И в 1588году Испания, построив великую армаду, более сотни гигантских кораблей, по самому совершенному слову техники, из доступных Виллу, двинулась на Англию. Увы, руки создателя великой армады были кривыми. Вся флотилия попала в мощный шторм, в котором большая часть судов потонула или была повреждена. Вместе с великой армадой погиб и огромный десант, целая сухопутная армия, просто так и без боя. Что ж, политикам стоило прислушаться капитанов своих кораблей, и переждать непогоду. Я двинул свои флот на великую армаду, и потопил все выжившие после шторма корабли. Огромный флот Римского папы прекратил своё существование навсегда, и более тот никогда не рисковал ходить на Англию. При этом, после столь масштабнейшего и опаснейшего военно-морского похода Римского папы на меня. Наша холодная, и я бы даже сказал полу горячая война с Католическим миром, вступила в новую особо агрессивную фазу, стремясь победить в этой гонке, я мобилизовал все резервы для увеличения своего могущества и захвата всей остальной планеты под свой контроль.
   В конце 16го века я также какое-то время, полюбил писать лирические и красивые рассказы, творя настоящую культуру. Я вообще во все времена любил писать великие произведения, и, взяв псевдоним, Шекспир, в течение нескольких лет подарил миру Ромео и Джульетту, Гамлета, Отелло, Короля Лира, Макбета и ряд других произведений. Я надеялся, что сильные душевные переживания героев, смогут повлиять на простых людей, сделать их лучше. Я знаю, что великая литература способна менять мир, умы и сердца людей ни чуть не слабее, чем высшая политическая власть государства и церковь. А такие произведения как "Ромео и Джульетта", вообще могли заставить людей по-новому взглянуть на мир и такие чувства как любовь. Стоит ли говорить про то, что многие произведения Шекспира были про власть и одиночество с которыми я знаком не понаслышке. Многие мои произведения прошлого, настоящего и будущего были про власть, науку и одиночество, такова моя судьба. И да, я во все времена любил писать про власть, в том числе про власть над миром.
   Также в конце 1580ых годов я занялся созданием первого в мире электрического телеграфа. Тайная линия связи вела от устья Темзы во дворец короля в Лондоне. Основная задача линии связи, быстро предупредить центральную власть о морском нападении. Причина была, я знал, что, несмотря на шпионов, не всегда можно предугадать посыл на Англию мощного морского флота. И я понимал, что построить огромный флот, расстрелять им береговые батареи Темзы и подняться вверх по течению по Темзе, снести артиллерий до основания весь Лондон, это мечта Римского папы и его окружения. Электронный телеграф, в основе которого лежал электрический провод, проложенный под землёй, оказался успешным, но очень дорогим устройством мгновенной связи. Я выяснил, что электрический сигнал распространяется на любое расстояние практически мгновенно, а утечку электричества я смог ликвидировать, покрыв медный провод на всём его протяжении толстым слоем смолы.
   В те годы, я создал при дворе Елизаветы первой академию наук Англии, и ещё ряд огромных научных университетов по всей стране. Эти университеты готовили не просто мастеров ремесленников и гуманитариев, как раньше. Теперь появилась такая форма образования, как высшее техническое образование. Были созданы мощные научно исследовательские лаборатории на манер тех, что были при папе Римском. Мы исследовали электромагнетизм, термодинамику, теплопередачу, горение пороховых газов, мореходное искусство, астрономию, высшую математику. И в тот период я создал мощнейшую научную школу, пустив в Англию все свои знания в области геометрии, что веками копились, начиная с Древней Эллады. Появились такие науки как сопротивление материалов, и металлургия. Причём металлургия расширилась с железа, меди, серебра, золота и их сплавов бронзы, на несколько десятков металлов, такие как свинец, алюминий, никель, кобальт, вольфрам и многие другие. И, конечно же, я создал мощнейшую систему занимавшуюся совершенствованием такой науки как химия, и химия была поставлена во главе многих наук. Уже в тот период были созданы мощнейшие микроскопы, имевшие степень увеличения в 500 и более раз, с помощью которых я старался изучить структуру металлов, их зернистость. А также микроскопы помогли изучить биологию, ботанику, и сам факт того, что всё живое состоит из клеток. Многие крупнейший достижения в моей фундаментальной науке были рассекречены и применены мной массово, лишь через сотню лет и более. И, тем не менее, я, стремясь иметь военное превосходство над Виллом, в научной конкуренции двигался вперёд всё далее и далее. Я понимал, даже самые вроде бы мирные технологии на самом деле являются фундаментом для создания мощной промышленности и прологом к созданию нового более мощного оружия.
   С 1580ых годов начался период рождения колониальной Великобритании, я, стремясь победить в конкуренции Испанию, и выиграть холодную войну с Виллом, отправил своих поселенцев в Северную Америку. Эти регионы были изначально менее интересны Испании из-за сравнительно холодного климата, и отсутствия золота у индейцев. В Северной Америке не было таких мощных государств индейцев как в Южной и центральной, в связи с чем Испанская корона пренебрегла этими территориями, зато там было много природных ресурсов и леса, чего не понимал мой соперник. И я начал колонизировать Северную Америку, первые мои корабли с поселенцами прибыли туда, и построили деревянные форты. В последующие годы я наращивал поток поселенцев, что переселялись в Северную Америку. Территория этого континента превосходила Европу в несколько раз, и его ресурсы были просто огромны. А я нуждался в ресурсах, стремясь построить величайшую империю в мире.
   В 1600ом году в Англии моим указом была создана мощнейшая в мире торговая корпорация, подчинённая короне Великобритании, Ост-Индская компания. Целью Ост-Индской компании была коммерческая деятельность, колонизация, завоевание и взятие под свой контроль государств и территорий, лежащих за пределами Англии. Мишенями деятельности Ост-Индской компании стали все страны Африки, включая такие государства как Египет, Ливия, а также другие государства мира. В том числе торговля с Китаем, Индией, и всеми странами Тихоокеанского бассейна. На тот момент, несмотря на наличие современнейшего оружия и мощной промышленности, Англия не обладала резервами для военного захвата всех государств планеты, включая отсталые. Но Ост-Индская компания проводила агрессивную торговую политику, взяток, подкупа, создания сфер влияния по всему миру, там, где не мог проложить дорогу порох, в дело шли золото и шантаж. В последствии Ост-Индская компания полностью оправдала себя как эффективнейшее средство завоевания власти над миром и обеспечения Британской короны колоссальнейшими финансовыми резервами. Не всегда мои завоевания имели успех, многие регионы планеты, например, Индонезия, попали под влияние других морских империй, таких как Франция и Голландия. И, тем не менее, в этой борьбе я стал побеждать, отвоёвывая самые лакомые и прибыльные куски, задвигая всех остальных на второй план.
   В тот период в Англии шёл быстрый процесс роста производства и требовалось много механической энергии, равно как когда-то и в Древнем Риме с Элладой. Но в горных или полугорных районах Древнего Рима и Эллады источником механической энергии были гигантские водяные акведуки, что были построены трудом рабов, тянулись на десятки и иногда сотни километров. Доставляя воду в города, с некоторым перепадом высот. Разница перепадов высот являлась источником огромной механической энергии, которую можно было использовать как угодно, в том числе и для перекачки воды. Увы, в Англии в районе Лондона создание акведука не представлялось возможным.
   Поэтому в тот период, я впервые занялся созданием и доработкой своего парового двигателя, что был впервые создан мной на Древней Элладе. Однако, самый первый мой двигатель в основе имел попытку вращения турбины, по сути водяной мельницы паром, и это было крайне неэффективно. Поскольку я так и не смог создать требуемое давление. В прошлом я использовал большой чан с водой, под которым разводился сильный огонь, и вода быстро испаряясь, улетучивалась через тоненькую трубку, создавая давление и вращая турбину. Этот поток пара небольшого давления вращал турбинку, но затраты горючего топлива были столь велики, что практически невозможно было использовать этот принцип на практике.
   Приблизительно в 1600ые-1610ые годы мне пришла в голову мысль, как переделать паровой двигатель, с таким расчётом, чтобы он работал по иному вакуумному принципу. Я знал, что давление атмосферы на самом деле очень велико, просто оно везде, снаружи и внутри нас. Также велика и сила вакуума, и я поставил первый в истории эксперимент, я запомнил ёмкость паром, и потом остудил его, пар внутри превратился в воду, и образовался вакуум. Дальше я приделал к ёмкости снизу поршень, который был присоединён к валу, который надо было вращать. Закачал пар внутрь повторно, и после остужения, огромная сила давления атмосферного воздуха стала двигать поршень. Я замерил усилие, оно было огромным, чтобы компенсировать его, надо было четыре тяжёлых тягловых лошади и эти лошади должны тянуть с максимальным усилием. Таким образом, была создана первая вакуумная паровая машина. Позже я понял, что движение поршня можно осуществлять не только вакуумом, но и, нагревая воду внутри цилиндра поршня, это несложное решение, и так давление было даже большим. Вода нагревалась внутри цилиндра, превращалась в пар, деваться ей некуда и рождалось огромное давление, приводящее в движение всю систему. В итоге, я в какой-то момент приостановил работы над новой машиной, оставив её на недалёкое будущее, когда моя механика и металлургия достигнут большего уровня. Сильно мешал тот факт, что пар постоянно вытекал из движущегося поршня, стоит ли говорить, что слишком старательно сделанное герметичное уплотнение быстро изнашивалось. Проблема в том, что внутри поршня всегда есть щель, и она сильно мешает. К тому же сам металл машины, контактируя с нагретым паром, быстро ржавел. Тем не менее, я посчитал, что когда-нибудь в будущем это станет возможным. И все работы по паровым машинам были тщательно запротоколированы королевскими учёными. Однако, практического применения моя конструкция не имела. Основная причина заключалась в том, что достаточно сложно было обеспечить необходимое давление пара, и каждый цикл заправки поршня был долгим и трудоёмким, а переключать краники пара требовалось вручную. При этом, шёл износ поршня и уплотнения. Паровая машина не прижилась, но работы по ней велись, и были признаны мной перспективными и даже секретными, как и многие другие разделы наук, которые я создавал для того, чтобы обеспечить величие Англии в будущем.
   Мы правили с Елизаветой долго, и она умерла от старости в 1603ем году, при этом Англия была на пике своего могущества. Сменялись короли, а я продолжал править Англией. В тот период с 1590ых по 1640ые годы шёл процесс постепенного подчинения Англией сопредельных государств самой Британии. Мои интересы нередко лежали на другом конце света, но я не мог упустить и те соседние государства, что лежали на Британских островах в моей сфере влияния. Я занялся захватом Ирландии на востоке и Шотландии на Севере. С переменным успехом, мои войска взяли под контроль эти непокорные государства, и они стали платить мне дань, создав Великую Британию. Правда, полного единства удалось добиться лишь спустя 60 лет актом об унии, единстве, но не мне.
   И, конечно же, Вилл был просто в бешенстве, его политика была сломлена, я вынудил его бороться за контроль над миром, изоляция Европы была полностью нарушена. Теперь Европейские государства сражались и соперничали друг с другом по всей планете, а я стал его главным конкурентом. План Римского папы закончился провалом, за столетие конкуренции он так и не смог поставить меня на колени и заставить вернуться к себе. Наоборот, родилась величайшая морская держава, которой никто не мог бросить вызов. И эта морская держава технически и научно превосходила прочие и продолжала расти, он не мог это стерпеть...
  
   Глава 26: Пётр первый.
   Начиная с 1640го года, Римский папа, лишившись возможности контролировать Английский народ, тем не менее, начал новую стратегию. Он понял, что открытое вторжение и победа надо мной простой невозможны. У Англии имелся огромный флот, союзники в Европе, и масштабный конфликт с ней означал бы кровавую и жесточайшую войну, и ещё неизвестно кто в такой победит. А исторически, пол начал уплывать из-под ног Римского папы, тот проигрывал. Новая стратегия Вилла заключалась в том, что тот решил свергнуть меня без войны. Он начал создавать в Лондоне и многих других городах Лондона тайные общества недовольных королевской властью. Эти люди верили, что будущее и процветание Англии в свободе и республике, старое как мир верование, кстати говоря. Эти люди, получая деньги из Ватикана и от других спонсоров, но от лица Римского папы, что проникали на территорию Англии вместе с простыми торговцами, продвигали в Английской элите и в низах населения веру в свободу. Откровенно говоря, я пренебрёг этим, и уже со второй половины 1640ых годов началось сильнейшее брожение в обществе, что переросло в гражданскую войну и военный переворот, я не смог уследить за ситуацией. Возможно, мне стоило более внимательно следить за своими спецслужбами. В итоге королевский дворец пал, а король Англии Карл первый был схвачен и казнён. Я решил бежать из страны, понимая, что восставшие могут казнить и меня, они захватили контроль над моими спецслужбами, и теперь находили и казнили всех сторонников королевской династии. Вся моя власть и империя рухнули в один миг. И я понимал, теперь папа доберётся до всех моих учёных и технологий, то чего он так долго хотел. Что ж я опять проиграл Виллу, но думаю, это в последний раз.
   На обычной рыбацкой лодке, имея лишь килограмм золота в своём рюкзаке, я переплыл через Ла-Манш во Францию. Там меня уже ждала засада, около четырёх агентов спецслужб папы Римского.
   -Нам приказано доставить вас живым, не сопротивляйтесь, именем Ватикана.
   Я посмотрел по сторонам, обычное туманное облачное утро, холодно и неприятно, чтобы умирать, а что сделает со мной Вилл за полтора века позора? Да ничего хорошего. В лучшем случае посадит на замок лет на двадцать. В худшем... Лучше и не думать.
   -Я сдаюсь, - сообщил им я.
   -Мы наденем на вас эти колодки.
   Когда один из агентов спецслужб подошёл ко мне, и заслонил собой от остальных, я выхватил из-за пояса два многозарядных пистолета, каждый на два выстрела, с замковым кремневым механизмом зажигания, поджигать фитиль не надо, лишь бы не было осечки, а она бывает. Я выстрелил подходившему ко мне агенту прямо в сердце, потом прямо из-за него всадил пулю в голову другому, и третьему, четвёртый выстрелил по мне тоже, но попал в агента, которым я закрылся, и последним выстрелом я убил его тоже. В итоге на поляне осталось лишь несколько трупов, и рыбаки с которыми я приплыл. Я вскочил на лошадь, взял другую под уздцы и быстро погнал прочь отсюда, понимая, что здесь поблизости могут быть и другие штурмовые группы.
   Спустя пол дня скачки я остановился в одном из лесков Франции, привязал лошадей и зажёг костёр, теперь я был далеко от своих преследователей, но я понимал, что куда бы я не пошёл, меня всё равно арестуют или убьют. Надо было решить, куда в этом огромном мире, на всей планете, где не осталось ни одного государства без влияния папы, я мог направиться. Я знал карту Европы, вариантов было немного, Османская империя с её исламом и Россия. Думаю, Вилл решит, что я двинусь в Османскую империю, но там слишком сложно взять власть в свои руки. Что ж, остаётся только Россия. Впрочем, если посмотреть дальше, мыслить шире, есть много других мест, куда я мог бы бежать, это Америка, острова Тихого океана или даже Индия, некоторые страны Африки. Но только Россия и Османская империя обладают армией, чтобы дать сдачи отрядам Европейцев и при этом, не находятся под контролем Римского папы. Что ж, выбор очевиден.
   В принципе, как вариант, можно было бы сдаться на милость Виллу, пообещать ему золотые горы в науке. Возможно, он пощадит меня, и запрёт не в тюрьму, а в какую-нибудь виллу в Италии, но это не вариант, он проследит, чтобы я не имел никакой власти. А я хочу иметь власть и свободу. Потому что мир Вилла это тупик, это не мой мир, я не хочу жить так, я хочу построить великую империю на всю планету и идти дальше.
   Я пустился в долгий и осторожный путь на восток, избегая больших дорог и крупных городов, где меня могут ловить агенты церкви. Лишь иногда я заходил в мелкие деревенские харчевни, чтобы пополнить припасы. Спустя несколько месяцев, я преодолел территорию Польши и оказался на территории Руси. Шёл 1650ый год, и надо сказать, страна эта представляла из себя жалкое зрелище. В отличие от Европы, здесь царило рабство, крепостничество, хаос, низкий уровень технологий. После Англии Москва виделась мне настоящей дырой.
   Помня как погорел прошлый раз, я решил в этот раз первое время не выпендриваться с какими-то уникальными высокотехнологичными вещицами. Поскольку понимал, даже здесь могут быть агенты Церкви, и даже не просто могут быть, они здесь есть совершенно точно. Любой необычный человек будет схвачен, допрошен и отправлен в Ватикан. И я купил себе обычную лавку пекаря, и вместо выпуска элитной еды для царского двора, я занялся выпечкой обычного высококачественного хлеба для дворян средней руки. А также я занимался настойкой вин и пива, которые также были в ходу. Первые несколько лет дела шли не очень бурно, и я не стремился даже расширять свой бизнес, зарабатывая себе на хлеб, еду и место где спать. И лишь потом, спустя лет пять, познакомившись с соседями, и став среди всех своим, а также искусственно состарив своё лицо, я преступил к увеличению ареала бизнеса, с целью будущего захвата власти. Кстати, впервые за много лет я решил потолстеть и очень сильно, поскольку, заметил, что в потолстевшем состоянии я выгляжу на все 24 года, а не на 16, то есть кажусь взрослым, что очень важно, потому что агенты папы ищут 16 летнего парня. Да и вообще для ведения бизнеса плохо иметь слишком молодое лицо, люди изначально подсознательно ориентированы на неуважение. Жир вообще очень старит, а пекарю и человеку, что варит пиво, к лицу быть толстым, это логично и естественно.
   Начиная с 1657ого года, я стал постепенно расширять свой бизнес, купив ещё несколько пекарен, а также увеличив долю в продаже алкоголя. Я купил несколько мельниц в Подмосковных деревнях, начал варить пиво и готовить хлеб из собственного зерна, став крупным торговцем. Мне также удалось купить боярский титул, и уже к 1670ому году у меня было несколько десятков деревень крепостных крестьян. Правда, имея доход до тридцати килограммов золота в год, я так и не был представлен царю, и все мои попытки пролезть наверх в управление государством потерпели неудачу. Тем не менее, я не торопился, я привык и умел ждать удобного для возвышения момента. Но и увеличивать своё богатство я опасался, понимая, что любой по-настоящему крупный и успешный делец, обладавший высоким интеллектом и знаниями, будет слишком заметно смотреться на фоне современной России. И хотя Римский папа уже совсем стар и умирает, тем не менее, всё это ещё крайне опасно для меня. И вот, в 1679ом году судьба снова улыбнулась мне, до меня дошли слухи, что к великому цесаревичу набираются потешные войска. Я, узнав об этом, приложил всю свою небольшую власть и денежно богатое влияние, чтобы попасть в потешный полк к этому семилетнему мальчику, которому предстояло стать царём России, или, во всяком случае, он имел право на престол, чего для меня интригана вполне достаточно.
   Я быстро похудел, став молодым, и меня, человека напоминавшего шестнадцатилетнего подростка приняли в потешный полк к Петру первому. Нас здесь, кстати, было немного, всего пара сотен мальчишек, мы играли с царём, строили крепости и брали их штурмом. Я был умнее и ловчее всех собранных здесь мальчишек, ловко придумывал разного рода соревнования, и уже спустя полгода сблизился с маленьким царём и тот стал слушать меня. Я провёл несколько чудесных лет, строя с ним потешные замки и развлекаясь, ни за что не отвечая. Родителей у царя не было, и многим, по сути, было плевать, чем там развлекается ребёнок, лишь бы не мешал править. А я завлекал царя морем, зная, и рассказывая сотни занимательных историй про мореплавания, кончилось это тем, что нам разрешили построить свой собственный шлюп, на котором мы плавали по озеру. И царь развесил уши про мои рассказы о дальних морях, про мореплавания, торговлю и великие морские державы. Я привил к нему интерес к просвещению, образованию, заграничному образу жизни и культуре Голландии, Англии и Италии. Я, нередко привирая, рассказывал ребёнку как хорошо и здорово в этих иноземных странах, и он всё более садился на крючок. И в этом потешном полку, я не просто развлекался, я получил возможность с детства подготовить несколько сотен мальчишек, включая самого царя, будущую элиту для правления Россией. А я умею учить людей, и знаю, что им нужно. Я не только игрался с ними, но учил их грамоте, мореходному делу и естественным наукам. Пётр взрослел на моих глазах, и всё более прислушивался ко мне. Я уже не был просто солдатом его потешной армии, я стал его ближайшим советником, учителем, и влияние моё на молодого царя было несомненным. А меж тем в государстве молодого царя всё было не так спокойно, как казалось, его старшая сестра Софья захватила власть, и сейчас готовилась окончательно избавиться от своего конкурента Петра. Я понимал, Софья без боя не отдаст власть Петру, а меж тем мой семнадцатилетний друг уже был готов править под моей великой рукой. И сейчас у царя было два первоклассных полка Европейского типа, Семёновский и Преображенский, и я готов был захватить власть в любой момент.
   Мы устроили провокацию в один из религиозных праздников в июле 1689го года, согласно которому, во время крестного хода из Кремля в Казанский собор, только мужчины имели право нести иконы и хоругви, но не женщины. Пётр прямо так и заявил в лицо Софье, та разозлилась и пошла вместе с мужчинами. Полагая себя царицей, и потому наиболее достойной из всех, что вызвало недовольство народа и явилось официальной причиной для ссоры, в которой Пётр был как бы прав. Также, в течение последних двух лет, князь Голицын, ставленник Софьи участвовал в двух походах на Турцию, что кончились поражением и большими бедами, для ходивших туда воинов. Эти походы преподносились царицей как исключительно успешные, мы распустили слух о том, что это было тяжёлое поражение. В результате этого не слишком уж случайного удачного стечения обстоятельств, народ начал относиться к царице всё хуже. А вместе с ним войска и бояре. Мы поймали момент, и уже в августе началось некоторое подобие мирной гражданской войны. Пётр первый приказал всем стрелецким войскам прислать в его Преображенский и Семёновский полк по десять человек подкрепления, Софья запретила, под страхом смерти. Но войска стали стекаться в ставку Петра первого, в итоге мы получили крупную и хорошо вооружённую армию. Естественно, что два потешных полка Петра, оснащённых современнейшим оружием, включая боевую полевую артиллерию, были большой силой, и абсолютно верны царю. Все понимали, у Софьи ничего нет, а у царя армия, всё это сыграло роль, и Софья лишилась власти и военной силы. После чего была арестована и отправлена в монастырь как монахиня, навсегда. Я решил не убивать её, понимая, что это может разозлить народ. В итоге Пётр первый успешно захватил власть над Россией.
   После воцарения Петра я начал стремительные реформы в армии, по всей стране стали создаваться промышленные мануфактуры, в Архангельске по моим чертежам было заложено несколько шлюпов. Однако, Россия не имела выхода к морю, и для начала, я захотел получить выход в Азовское море, а для этого требовалось создать сухопутную армию нового образца, которая бы могла подвинуть Османскую, что в общем-то не так просто. Впрочем, выбирая между войной с современной европейской армией или со средневековой Османской, но большей численности, я предпочитал Османскую, понимая какая выучка войск у северных соседей, и какое у них оружие. В итоге я начал готовиться к войне с Османской империей.
   При этом, стоит особо уточнить, что на протяжении всего правления, Петр первый старательно скрывал мою личность, ещё в юном возрасте я сообщил ему, что являюсь кровным врагом Римской католической церкви, и если обо мне узнают, то у меня и у России будут большие проблемы. Мой детский товарищ по оружию заверил меня, что скроет факт существования моей личности от всех. На том и порешили. У Петра было много друзей, Лефорт, Сашка Меньшиков и многие другие, но обо мне не писали никогда, и никто не говорил, хотя моя власть и влияние на наследника были огромны.
   Утром 1693его года, ко мне в покои пришёл странный человек, он сказал, что желает видеть именно меня, офицера армии Петра, он сообщил, что он из особо ордена Римского папы. Когда мне донесли о нём, я минут десять не мог решить, принять его или нет, но потом подумал, что раз этот человек выследил меня, значит, они знают обо мне, и наоборот если я притворюсь дурачком, то узнаю у него всё, и правильно решу как действовать. Итак, высокий человек в чёрном костюме Европейского типа и в плаще вошёл в мои покои.
   -Здравствуйте, кто вы?
   -Я старший офицер ордена иезуитов, одного из рыцарств созданных защищать великий Грааль источник жизни и знаний на Земле, потомка самого Иисуса.
   -Звучит интересно, но мне хотелось бы узнать, причём здесь я?
   -Я пришёл сказать вам, что шесть лет назад, в 1687ом году умер ваш вечный друг и товарищ Вилл, истинный великий правитель Священной Римской империи.
   -Не знаю никакого Вилла, - что вам нужно, притворился я, при этом ни один мускул не дрогнул на моём лице.
   -После захвата власти мы выследили вас, и вы год, это, несомненно. Когда я шёл сюда, мои люди уже проверили и перепроверили всё много раз, вы наследили с подготовкой наследника России. Ваш новый царь нетипично талантлив и на этом вы промахнулись. На самом деле по таким казусам и аномалиям очень легко вычислить деятельность вечноживущих, а лично у вас год, есть характерный почерк.
   -И что теперь? Вы хотите, чтобы я вернулся в Ватикан и стал новым правителем Европы?
   -Нет, я пришёл сюда с одной целью, сообщить, что ваш друг умер, и он всегда последние столетия был вашим другом, а не врагом. И да Вилл завещал вам престол Церкви, но если вы вернётесь в Ватикан, вас убьют. Мой орден создан служить вам и защищать вас, никто в Ватикане не знает и не узнает что вы здесь. Как вы знаете, при Вилле было создано несколько тайных орденов обладающих высокой организацией и технологией, в задачу которых входило обеспечить безопасность вашей жизни любой ценой, мы сохраним эти приказы в сердце на века, верьте мне, мы защитим вас.
   -Почему мне нельзя вернуться в Ватикан?
   -Римский папа умер шесть лет назад в 1687ом году. Он очень сожалел, что не смог помириться с вами. И, если бы вы вернулись в Ватикан в 1687ом, вы, несомненно, получили бы свою законную власть. Однако, вас не было, и с тех пор прошло шесть лет, спец ордена, что были созданы для контроля за империей, в том числе орден иезуитов... Было принято решение обеспечить стабильность Священной империи любой ценой, вас не было, и мы посадили на престол другого бессмертного, его биологический возраст сейчас около 50 лет, по меркам часов простых смертных, и он проживёт ещё тысячу лет и более. Это один из четырёх. Если вы вернётесь в Ватикан сейчас, вы можете быть убиты в борьбе за власть. Мы опасаемся вашего возвращения в Европу, однако, мы надеемся, что со временем подготовим для вас то место, где вам всегда было хорошо и безопасно. Вы желали править Англией? Подождите лет десять двадцать, мы используем книгу королей, и вы станете её правителем вновь. А сейчас, у вас есть государство, я уверен, вы сможете сделать Россию лучшей страной на свете, или вернитесь в Англию, если пожелаете, но не сейчас. Это всё что я хотел вам сказать, извините, если сказанное мной чем-то расстроило вас.
   -Значит, Вилл умер от старости, да мне жаль, я не увидел его в последний раз, я боролся с Ватиканом и продвигал флаг Британской империи, но я последние столетия не считал его своим заклятым врагом, как, то было во времена Карфагена. Я считал его игроком на мировой арене, с которым интересно конкурировать и играть в войну ради общего блага, да мне жаль, спасибо что сообщили.
   -Вилл сказал, что у него есть пожелания для вас. Личная просьба, быть может, вам будет претить её повторение, потому что она банальна, но он просил последний раз повторить её вам.
   -Да, говори, я выслушаю.
   -Сохрани жизнь Юань, позаботься о ней, потому что она слабая и некому больше её защитить.
   -Она то слабая, она выжила Хана и его монголов, она сильная, древняя, и да, я прослежу за ней, что-то ещё?
   -Пожалуйста, имей детей, твои гены бесценны, построй мир вечноживущих, ты против, но это нужно сделать. Скоро последние вечноживущие прекратят свой путь, ты не должен завязывать весь мир на себе. Любая твоя ошибка, смерть и конец человечества.
   -Эта просьба отклоняется, что ещё?
   -Будь справедлив, и приведи планету к светлому будущему. Никогда не проигрывай, а главное не умирай, сохрани свою жизнь любой ценой.
   -Могу пообещать, что постараюсь.
   -На этом всё.
   -Как я могу найти твой орден рыцарь?
   -Вот свиток, здесь точки встречи по всей Европе, а также, мы всегда будем рядом и следить за тобой. Только скажи или сделай знак. Если мы будем живы, придём на помощь, и поможем чем сможем. Но сам понимаешь, мы живём недолго, не больше двухсот лет, и настанет день, когда наши потомки будут умирать в девяносто. Рано или поздно история разрушит наш орден, это неизбежно, но до тех пор, мы будем хранить тебя любой ценой.
   -Спасибо.
   Он ушёл, а я сел и задумался, что ж, видимо Вилл умер, и мне действительно жаль, что это произошло, а что касается Англии, я хотел бы туда вернуться. Здесь в России мне тяжело постоянно находить общий язык и контролировать Петра, тот буйный, испорченный, любит курить и много пить. Я воспитал его, но я не имею прямой власти над ним и не могу запрещать, он мнит себя царём, а меня лишь своим умным помощником и не более. И если бы не я, думаю, избалованный с детства мальчик вырос бы в царя алкоголика, и не отнял бы власть у Софьи вообще никогда.
   И в 1695ом году мы вышли в поход на Азов. Достаточно мощная и современная армия, оснащённая артиллерией и стрелковым оружием, совершив тяжёлый переход, отбросила турецкий корпус, и мы осадили Азов. Надо сказать, что этот момент разгрома крупной османской армии, почему-то остался в истории за кадром. Во многих учебниках истории современности написано: "русские войска пошли и осадили Азов." Как будто у великой Османской империи, что в те времена переживала свой расцвет, не было собственной мощной сухопутной армии, чтобы побить Петра. А ведь на самом деле Османская империя обладала огромной армией, и часть её имела на вооружении огнестрельное европейское оружие. И да, у нас была современная и мощная армия, и недалеко от Азова, до начала осады состоялось сражение двух мощных армий, и мы разбили крупный Турецкий корпус. И мой лучший генерал, которого я готовил с детства, лично командовал этой армией, моя артиллерия косила турецкие войска картечью тысячами. И мы победили, опираясь на лучшие войска и военачальников, что я подготовил лично за долгие годы. Победили своей организацией и подготовкой, железной дисциплиной и совершенной стратегией, а также некоторой долей удачи. Глупо полагать, что мы раз так и без боя осадили Азов. Увы, в самой крепости противник имел поддержку с моря, и её не удалось блокировать. При этом Азов был современной крепостью, рассчитанной на наличие у противника мощной осадной артиллерии, это крепость современных войн. Там глубокие пороховые подвалы, толстые и низкие, непробиваемые артиллерией стены, и множество безопасных подземных укреплений. После осады, длившейся несколько месяцев, моим войскам пришлось отступить, крепость была крепким орешком, и она рассчитана на то, что у врага может быть много артиллерии. Это не просто замок средневекового феодала со стенами высотой десять метров и толщиной максимум полтора метра. Я сделал выводы.
   На следующий год мы построили несколько гребных кораблей, и один крупный почти современный 36ти пушечный линейный корабль. Я буквально, строил эти корабли своими руками. Мы вновь осадили Азов, на этот раз, своим флотом блокировав его с моря. Однако, крепость была сильна, и её сложно было подавить артиллерией, в связи с чем, я использовал новую тактику штурма, называвшуюся штурмовой рубеж. Мы насыпали напротив крепости вал, и стали медленно продвигать его к Азову, враг отчаянно пытался его обстреливать, но это было бесполезно, вал земли не пробьёшь. Только зря тратить порох и снаряды. Мы сблизились с крепостью вплотную, и в какой-то момент просто смогли начать штурм наравных. В итоге крепость врага пала.
   По итогам Азовской компании я заключил с Турцией выгодный мне мир. Сама Турция, погрязшая в переделе сфер влияния Европы, который начался со смертью Вилла, тоже не желала отвлекаться на свои дальние восточные рубежи, понимая, что истинные богатства лежат на западе. Согласно нашему договору, я обязался прекратить продвижение на запад на Османском направлении, а Турция разрешила моим торговым кораблям проходить проливы Босфор и Дарданеллы, благодаря чему, я получил в районе Азова свой первый черноморский порт, из которого потенциально можно было доплыть до Европы. Правда, в дальнейшем Турция быстро прикрыла эту лавочку, обложив мои торговые суда пошлиной за проход проливов, а то и вовсе блокируя мою торговлю. Из-за чего полноценный выход в Европу обломился. При этом, я понимал, что хотя я и могу подвинуть Османскую империю на двадцать или даже на двести километров, этого всё равно недостаточно, чтобы взять под контроль Черноморские проливы. Поскольку для их захвата мои войска должны преодолеть тысячи километров, и разбить основную сухопутную армию Турции, с которой я пока не столкнулся, разбив лишь один её крупный корпус. Стоит ли упоминать тот факт, что во многом успех компании объяснялся тем, что Турция просто не задействовала против меня свою основную армию и флот тех лет, рассматривая мой поход на Азов как пограничный конфликт, а не как полноценную войну. В будущем гораздо более мощная и совершенная армия России потерпит от Османской поражение. Так что я понимал, войну и дальний поход вглубь турецкой территории Россия не потянет, а торговать надо. И я стал смотреть на запад и север, там имелись крупные территории Прибалтики, населённые в прошлом русскими народами. Для того чтобы выйти в Средиземное море, надо было преодолеть две тысячи километров вражеской земли, а в Прибалтике местами километров сто или чуть больше. Новой моей целью стала Шведская империя. Надо сказать, шведская империя тех лет была опасным соперником, обладала мощным морским флотом и современной армией, что уступала по своей мощи лишь паре Европейских держав. А ещё Петр стал сильно досаждать мне, молодой своевольный мальчишка, и я придумал, как от него избавиться на пару лет, чтобы его отсутствие было с пользой, а я мог провести нужные мне реформы. Я организовал великое посольство, и мой друг Пётр покинул страну на пару лет, полностью передав мне власть, тайная задача великого посольства, создание союза против Швеции, или хотя бы обеспечить невмешательство Европейских держав в эту войну. А для Петра истиной причиной был туризм, он очень хотел взглянуть своими глазами на всю Европу. Ведь я много лет рассказывал ему про неё сотни баек, что ж, пусть мальчишка увидит своими глазами мечту юности, голландские верфи и другие Европейские твердыни.
   Пока не было Петра первого, я провёл ряд жесточайших реформ царской власти, боярства и армии, от чего меня все буквально возненавидели. Но в эти годы я действительно подготовил страну к войне с Швецией, подготовив кадры и армию. Я ввёл в России институты правления, которых никогда не было в Европе эпохи Возрождения. В частности, я упразднил дворянство и систему боярских титулов. Я создал табель о рангах, который заключался в том, что в России создавалось 14 чиновничьих рангов, которые люди занимали в зависимости от своего образования. Фактически, табель о рангах, который позволял образованным людям иметь больше прав, чем необразованные, а также обеспечить карьерный рост достойных, был первым прообразом меритократии, которую в реальности я смогу реализовать лишь позже в 21ом веке. Увы, из-за коррупции и банальной подделки документов, новая сверхэффективная политическая система не смогла полностью сыграть свою роль. Тем не менее, созданная мной новая государственная система, на века сделала Россию одной из великих держав Европы. Что имела высокую культуру, науку, прогресс и победила во многих войнах.
   Спустя два года, когда Пётр вернулся в Россию, и полностью поддержал мои реформы, помог мне провести многие задумки в России. Он сильно поумнел, и стал ещё больше меня уважать. Эти годы ранних реформ, и их доводки до ума, стали переломными в истории России. Мы строили на Урале мануфактуры по созданию оружия, брили бороды боярам. И, кстати, Урал России чудесное место в плане ресурсов, даже западная Англия и её Уэльс с ним не сравнятся. Там невысокие горы, через которые легко проложить коммуникации, и много ресурсов, в частности столь нужного металла, и не только железо.
   Итак, всё прошло успешно, накануне войны за северные территории Петр первый создал северный союз, в который вошёл ряд европейских государств, Дания, Саксония и Речь Посполитая. При этом с Турцией был подписан ещё более надёжный мирный договор на тридцать лет, чтобы обеспечить безопасность наших Южных границ. По моим оценкам к войне мы были готовы, чисто дипломатически я одержал победу ещё до начала всей войны. И все мои союзники жаждали Шведских территорий. Увы, Швеция обладала хорошо подготовленной Европейской армией. В первый же год войны она подвергла своим морским флотом морской бомбардировке столицу Дании, и та срочно вышла из войны, подписав капитуляцию. Хотя изначально накануне войны, я рассматривал Данию как своего наиболее могущественного Европейского союзника, обладавшего самой сильной и организованной армией из всех. Увы Дания сдулась в первые же месяцы войны, Шведы также считали Данию наиболее опасный и ударили по ней в первую очередь. Мои собственные войска тем временем засели под Нарвой. Король Швеции поспешил туда с первоклассно обученной Европейской армией, оснащённой по последнему слову техники. Надо сказать, я так и не смог за какие-то пятнадцать лет полностью обучить и подготовить армию России к войне с Европейской державой, для этого требуется больше времени. Семёновский и Преображенский полки сражались очень достойно, остальные части хуже, но тоже смогли удержать армию Швеции. В итоге была подписана капитуляция, я солгал королю Швеции, что готов сдаться, он отпустил мои войска, и те, отдав Швеции всю артиллерию и часть стрелкового оружия, вернулись в Россию. Таким образом, мою армию разоружили и принудили к миру. А король Швеции, не желая продолжать войну с вонючими варварами, двинулся на запад в Речь Посполитую, которую он считал теперь своей угрозой номер один. Вернувшись в Москву, Пётр был растерян и напуган, он проиграл войну и лишился армии. Но где наша не пропадала? Главное что люди целы, а оружие найдётся и лучше прежнего.
   Менее чем за пол года, я пустил все колокола России на пушки. А колоколов в России тех лет было множество. И, кстати, большое отличие православных колоколов от католических в том, что католические колокола маленькие. И для удара в католический колокол обычно колеблют весь колокол. Православные колокола большие, и сам колокол неподвижен, а удары наносят язычком. В связи с чем, многие колокола русских церквей огромны и весят сотни килограмм, а иногда и тонны. В связи с чем, каждый колокол это пушка, или несколько пушек. В Европе переплавка колоколов нескольких соборов даёт одну пушку, в России переплавка колоколов одного собора даёт несколько пушек. Хотя конечно, колокола чаще делают из бронзы, потому что она лучше звучит, а бронза как металл для пушки хуже стали, и давление в стволе меньше и масса больше, но куда деваться.
   Новая созданная мной армия и артиллерия была ещё более европейского образца, чем предыдущая. Я стандартизировал калибр орудий под единый стандарт боеприпасов, а также наделил армию большим количеством стрелкового оружия нового образца. Сами ружья стали более совершенными, дальнобойными, они проще и быстрее перезаряжались. Уже на следующий год мы вновь разорвали договор о прекращении огня со Швецией и двинулись под Нарву. После долгой и тяжёлой осады под Нарвой, та была взята, а король Швеции в то время завяз в Польше. Мы начали развивать наступление на север и Запад, но на пути встали мощные крепости с большими гарнизонами, пришлось потратить много лет на их осаду и бои с войсками врага. Оружия и боеприпасов не хватало, наша артиллерия и подводы вязли на грунтовых дорогах. Война приняла вялый текущий характер, тем не менее, мы наступали.
   А в 1707ом году моя армия выдвинулась на Украину, на помощь союзнику королю Польши, это была новая русская армия следующего поколения, обученная, организованная. И там, в 1709ом году мне удалось разбить под Полтавой основной корпус Шведов, после чего началась война по освобождению Польши и захвату других областей Прибалтики. Ближе к концу Северной войны, Англия, не желавшая появления нового игрока на мировой арене, под тайной указкой Римского папы, по плану которого Россия это восточный щит Европы, а не великая держава, стала помогать Швеции. Северная война затягивалась, и в итоге в 1721ом году был подписан мирный договор. Согласно которому был заключен Ништадский мир, а России были отданы огромные территории, вся Прибалтика, а также Карелия. В итоге Россия получила надёжный выход в Балтийское море, построив на его берегу ряд городов, в том числе свою новую столицу Петергоф или Санкт-Петербург, с её мощной артиллерийской крепостью Кронштадт. В итоге Россия стала мощной и независимой морской страной. Тем не менее, русским дорого обошлось величие Петра первого, в результате разорительных войн, Россия потеряла значительную часть своего населения, которое, несмотря на все мои усилия, не только не увеличилось, но даже сократилось. Зато Российская империя получила мощную промышленность на Урале, научилась в больших количествах производить современное огнестрельное оружие всех типов, чем могли похвастаться лишь наиболее развитые Европейские страны. И также у России появился свой собственный мощный морской флот, причём Россия умела строить эти корабли сама. А в тот период лишь несколько наиболее крупных и развитых государств Европы были на это способны, Англия, Франция, Голландия, Испания, Швеция и Италия, и только. И самое главное, Россия, потеряв в конце Азов, получила более важный стабильный выход к Балтийскому морю, для торговли с западными странами. И при этом, теперь уже никто и никак не мог ставить преграды нашим силам, как раньше.
  
   Глава 27: Возвращение в Англию.
   Весной 1722ого года, ко мне с тайной миссией прибыл посол Англии, проведя тайные переговоры с самим Петром первым, позже напросился на аудиенцию со мной. Я не знал, откуда он знает обо мне, и, тем не менее, согласился встретиться с ним в одном из своих Подмосковных домов. Впрочем, этот человек не знал моего истинного имени, просто откуда-то он узнал мой позывной в дворцовых кругах. Я предположил, что мне предстоит ещё одна серия тайных государственных переговоров, и вот он вошёл ко мне в комнату, и совершил низкий поклон, что было весьма необычно.
   -Итак, о чём вы хотите поговорить со мной, так чтобы это не узнал великий Царь всея Руси? Вам следует знать, что любые решения по внешней политике я согласую с царём. И он всё равно узнает о чём мы с вами говорим.
   -Полноте Мерлин, не узнает.
   -Что? Меня зовут не так. Вы ошиблись.
   -Я знаю кто вы, и разведка его величества Георга Первого установила вашу личность доподлинно. Мы подкупили ряд ближайших людей царя и узнали о вас, вы пришли к царю подростком, сейчас, несмотря на некоторые фальшивые пряди ваших волос, вы выглядите слишком молодо.
   -И что?
   -Мы знаем, кто вы, в записях древности хранится подробное описание вашего правления Англией, на протяжении почти полутора веков. Это вы сделали Англию Великой Морской державой, а сейчас чудом поднялось из пепла это варварское княжество на востоке. За тридцать лет, или сколько вы правили Россией. Жалкое отсталое княжество на востоке Европы получило современный, пока ещё не слишком крупный морской флот. Нечто подобное произошло с Англией двести лет назад. В книге королей сказано, что двести лет назад Англия была жалким королевством на Севере Европы, а потом стала величайшей морской державой современности.
   -Что вам нужно? И да, я знаю про книгу королей.
   -Вы Мерлин истинный правитель туманного Альбиона, я хочу вам сделать предложение, от которого вы не можете отказаться во всех смыслах.
   -Какое же?
   -Ни один смертный не обладает вашими знаниями и талантами в области управления страной, наш современный король это понимает, он глуп и слаб, часто пьёт, от него мало толку. Вы истинный король, так написано в книге королей. Вернитесь в Англию, у нас великая наука, мы на столетие опережаем Россию, мы будем верно служить и слушаться вас. Я знаю, Петр первый борется с вами, и не считает вас правителем своей страны, он полагается на вас, но в России вы второй и это мешает вам, и оно никогда не изменится, а возможно, когда-нибудь вы станете третьим или четвёртым, а может быть, вас убьют при очередных династических спорах. Вряд ли вы выживете, если вам отрубят голову русские варвары. В Англии вы будете первым, абсолютным королём, вся мощь нашей империи будет пущена на сохранение вашей власти и безопасности. Мы не русские варвары, мы чтим историю и знаем кто вы. Вы Мерлин бежали из Англии полвека назад, это наша вина, мы не повторим своей ошибки. Если вы пойдёте со мной, вам никогда не придётся больше ни от кого бежать.
   -Неужели король Англии готов вернуть мне мою власть и отказаться от своей?
   -Лучше быть великим королём в тени, чем жалким при свете дня. Мы воочию убедились в вашей мощи как правителя. Ради величия туманного Альбиона мы подарим вам любую власть. Прошу, пойдёмте со мной. Я не хочу вам угрожать, но Англия не позволит России стать великой державой, есть много государств на границах с вашей страной, в том числе Османская империя. Эти государства обладают большой армией и по указке Англии будут брошены в бой против вас. Вы не бессмертны, но мы не допустим величия России. Подумайте, мы верим в вас, будьте нашим королём.
   -Вы не хотите мне угрожать, но угрожаете, что говорит о том, что вряд ли я получу истинную власть в Англии.
   -Я угрожаю не вам, а вашему политическому творению России. Вы же опытный и умный дипломат, должны понимать, разрушить Россию ещё не значит убить вас. Мы готовы пойти далеко, Англия не уступит свою власть и лидерство никому в мире. Ошибкой папы Римского было то, что он не уничтожил Англию тогда, в самом начале 16го века, пока мог. Мы не повторим ошибку прошлого. Мы хотим обладать святым Граалем, мы готовы служить святому Граалю, но недопустим, чтобы святой Грааль находился в варварских руках тёмных и невежественных русских. Подумайте. Мы не считаем вас человеком, вы навсегда превыше всех, в Англии к вам будут относиться как к носителю вечного величия нашей страны, и...
   -Хорошо, я согласен.
   -Что? Спасибо, вы не пожалеете. Мы можем отправляться прямо сейчас.
   -Седлайте коней, мы отправляемся.
   -Вы не боитесь, что Пётр первый остановит вас, быть может, стоит покинуть страну тайно?
   -Если честно, Пётр не понимает мою ценность, так как вы. Последние годы он много раз пренебрегал моими советами, для него я всегда был умным и назойливым занудливым слугой и не более. Если я куда-то соберусь и поеду, он этого первое время даже не заметит. Наоборот, ему претит моё общество, и он рад моим отъездам, которые нередко случаются, и да, в России у меня нет будущего. Последние годы я всё более стал это понимать. В Англию!
   -Мой корабль стоит на причале в Петербурге, это средних размеров торговый корабль массой в 2500тонн, его название "Новая Надежда". Я настаиваю, чтобы вы прибыли туда тайно без меня. Тогда мы сможем безопасно отплыть из России, я уверен, Петра не удивит ваша поездка в Питер. Придумайте себе повод и отправляйтесь. Давайте не будем рисковать. В России любят отрубать головы предателям, я не хотел бы вас потерять.
   -Хорошо...
   * * *
   Спустя три недели я стоял на капитанском мостике английского корабля "Новая Надежда" и смотрел на устье реки Темзы, был лёгкий туман, даже не туман, а утренняя дымка, что бывает около воды. Сюда в устье Темзы шло множество торговых судов со всего мира. И наш корабль лёг на курс, и потом, не торопясь, поплыл вверх по течению, матросы сели на вёсла, потому что плыть вверх по течению при слабом ветре слишком долго. Рядом со мной стоял посол Англии.
   -Вы не пожалеете за свой выбор, я вам обещаю.
   -Я и не жалею, я всегда хотел вернуться в Англию, с ней у меня связано множество воспоминаний, а что касается России, её ещё долго пришлось бы возрождать, я люблю высокую культуру и свободу, Россия страна крепостных крестьян и рабства.
   -Увы, я должен вас разочаровать, быть может, вы слышали. Но в современной Европе рабство также пустило свои глубокие корни. Как вы знаете, для многих иноземных колоний в Америке Европейские державы нередко завозят множество рабов из Африки. В этом возникла сильная экономическая необходимость, в связи с особенностью климата и... Но здесь в Европе рабства практически нет, лишь изредка некоторые богатые вельможи завозят совсем малое количество рабов для своих вилл.
   -Я слышал про это. И да, нередко рабство необходимо, но оно не должно стоять на пути прогресса. И обычные граждане государства не должны лишаться своей работы, не должны сами становиться рабами.
   -Я думал, вы плохо относитесь к рабам? Судя по первой вашей фразе про Россию.
   -Мне не нравится русская форма рабства, при которой рабами являются сами граждане государства, и рабы являются единственной и основной формой трудовых отношений. В условиях тяжёлых реформ и внешней агрессии, отсутствия денег, мне самому пришлось пойти на усиление рабства в России, чтобы иметь множество рабочих рук для создания армии. Однако, мне не нравится такая форма трудовых отношений, она низкопроизводительна, а произвол недалёких варваров, что используют рабов ради своих глупых и мелочных амбиций ещё более снижает эффективность такой системы. Тем не менее, я прожил очень долгую жизнь, и знаю, что рабство или любая другая зависимость, это естественная часть человеческих отношений и власти. Не бывает власти без рабства, власть сама по себе и есть рабство одних от других. Другое дело, что очень важно для развития любого государства, чтобы достойные не попадали в зависимость от недостойных. Рабами должны быть жалкие и необразованные люди, а талант должен быть свободен. Правда, парадокс власти в том, что редко складывается ситуация, когда рабами становятся люди второго сорта, и правителями лучшие представители общества. Увы, очень часто рабами становятся лучшие из людей, а рабовладельцами обычные свиньи. Поэтому свобода имеет своё конкурентное преимущество, но я не против рабства, если оно просвещенное и адекватное. Увы, в Петровской России всё не совсем так, и хотя я пытался это удержать, сам царь нередко золотил своих друзей, только зато что они были его собутыльниками, и пренебрегая теми, кто достоин.
   -Я понял вас. Не желаете ли выпить соку? Я знаю, вы не пьёте вина, но нам ещё долго плыть до Лондона вверх по течению, часа четыре не меньше.
   -Нет спасибо, я постою здесь, хочу посмотреть, как изменилась моя страна, прошло более шестидесяти лет с момента моего бегства отсюда, пейзаж изменился не так сильно, и всё же он другой.
   -Хорошо, не буду нарушать ваше одиночество.
   Он ушёл, а я лишь подумал про себя, что не так уж плохо человеку, когда есть, кому вовремя нарушить его одиночество. Я сам никогда одиноким не был, мне всегда было с кем поговорить, но вот людей понимающих меня, людей чести рядом со мной практически никогда не было. И даже Вилл, который был моим приятелем несколько столетий, великий и умный правитель, даже он не был моим другом, мы всегда пользовались друг другом. Да у нас были хорошие отношения, и мы понимали друг друга, но был ли он именно другом? Или тем, кто просто хочет получить от меня что-то взамен за мои качества, нет, думаю, именно другом он не был никогда. Друг это нечто большее, чем союзник. Да, друг должен быть одновременно союзником, друг должен быть равным мне, каким был Вилл. Нужно иметь с другом общее дело и общее видение мира, тупое животное или верная собака другом быть не может, только равный. И всё же друг это не только союзник, который дружит с тобой, лишь пока союз выгоден. Друг это тот, кто протянет руку помощи даже тогда, когда мне нечего дать ему взамен, и вот таких друзей у меня нет, и никогда не было. Были те верные гвардейцы, что готовы были отдать за меня своего царя жизнь, но они были слишком тупыми, как домашниё пёс, что любит своего хозяина за то, что он хозяин и только за это. Вилл же не дружил со мной, я был просто его маленьким собственным Граалем жизни и науки. Я был нужен ему ради будущего империи, а не потому, что я был его другом. Это радикальное отличие. Так что, увы, настоящих друзей у меня нет, и не было, и думаю, что и не будет никогда. Большинство моих друзей это те, кому нужны мои знания и моя вечная жизнь, ради будущего всего человечества, а не ради меня самого. Просто так уж сложилось, что я и есть, то самое будущее человечества воплоти, по крайней мере, многие так считают. Конечно, без самого человечества, моя бесценность неактуальна и не имеет смысла.
   Мы подплыли к пирсу, матросы стали сбрасывать канаты и трап, я спустился с корабля на каменный помост и пошёл к берегу, здесь в порту меня уже ждала карета и целый отряд воинов, гвардейцев его королевского величества. Я сел в роскошную карету, и та быстро покатила по Лондонским мостовым. А я смотрел на огромные Лондонские жилые дома, имевшие высоту по три и пять этажей. Я давно здесь не был, и да Лондон разительно отличается от Москвы, и вскоре мы прикатили во дворец, я остановился на его ступенях и осмотрел всё вокруг. Необычайно чисто и торжественно, каждый гвардеец в чистых белых перчатках, все ждали меня. И когда я подошёл к входу во дворец, двери открылись, и сам король Георг первый встретил меня. Он подошёл ко мне, осмотрел меня, и тихо сказал, так чтобы не слышали остальные.
   -Приветствую вас мой повелитель. Пройдёмте за мной в зал для обедов, там для вас уже приготовили самую лучшую еду. Мне сообщили о вашем прибытии через телеграф, мы разработали простую систему передачи некоторых слов и событий, а не только приближение вражеской эскадры как раньше. Ваше изобретение и сейчас нам служит.
   -Я рад.
   -Вы, должно быть, хотите узнать все новости об Англии? Я думаю, мне есть, что вам рассказать, за эти годы произошло много интересного.
   -Да хотел бы, а что с книгой королей, когда вы её нашли?
   -Откровенно говоря, мы её никогда и не теряли. Просто во время революции и правления Кромвелей в неё никто не верил. А потом я и мои предки знали про вас, просто ситуация была неудобной для вашего возвращения, власть королей ненадёжна. К тому же вы сами, после революции и смерти Карла первого, потерялись в этом мире и мои спецслужбы не знали где вас искать. Но когда в начале 1710ых годов на мировой арене появилась Россия, и мы увидели её возрождение, быстрый расцвет её флота, и необоснованное стремление царя Петра к знаниям, его аномальное поведение и навыки несвойственные восточным варварам. Мы поняли, что вы нашли своё место и власть где-то в России. После этого мы сразу начали программу по вашему возвращению на родину. Правда, потребовалось время, чтобы найти вас, вычислить и послать посла. Внедрение наушников в ближайшее окружение царя непростая задача, тайная полиция созданная вами сильно мешала, действовать гласно при ваших поисках мы также не могли. В итоге нам пришлось подкупить многих, и только после значительных усилий мой посол вышел на ваш след. После чего вам сразу было сделано предложение вернуться, и вы не отказались.
   -Да, увы, моё положение в России не устраивало меня. Оно было шатким и в этом велика доля вины самого Петра первого, многие люди постоянно норовились оттеснить меня от царя, лишить власти. Сам царь пьяница и любитель погулять, я вырастил и воспитал его, но я никогда не имел возможности наказывать его. Чтобы сохранить и удержать своё влияние над ним, мне приходилось потворствовать его недостаткам, он не уважал меня, так как следовало бы, и не понимал, что величие России обусловлено моим влиянием, а не его собственными достоинствами и заслугами. Я думаю, в будущем флот России, построенный мной, сгниёт на причалах, и страна утратит былое величие. При этом данный в начале 18го века мною ей импульс всё же превратит Россию в рядовую полу европейскую державу уровня Османской империи, с многочисленной и сильной армией, но невысокими технологиями и низким уровнем организации труда общества.
   -Ваше положение было шатко, я понимаю. Мы англичане лучше знаем историю и вашу жизнь. Мерлин прошу простить меня и мой народ, что вам пришлось бежать отсюда, опасаясь за свою жизнь, мы загладим свою вину. А вот и наш обед, вы, должно быть, любите изысканную кухню?
   -Знаете, я люблю дичь, тушёную или жареную утку под соусом, мясо. Я никогда не отличался изысканным вкусом, но люблю поесть. Мне не нужно сложных и дорогих блюд, я просто люблю вкусно поесть. Простая еда часто вкуснее сложных названий.
   -Я знаю, вы не любите вина, почему? У нас есть очень дорогое и изысканное вино. Англия стала великой империей и сильно богатела в те годы, что вас не было. Ост-Индская компания на службе у короны принесла огромную власть над многими регионами мира и огромные богатства. И это не только золото.
   -Я всё это знаю. Но мне хватит утки, она, кстати, просто чудесна. А что до вина, я не употребляю наркотики и наркотические вещества, и вам не советую. Вино дурманит рассудок, для меня весьма сомнительное удовольствие, к тому же пьяный человек очень уязвим для убийцы. А это плохой залог для того, чтобы жить сотни и тысячи лет.
   -Как и спящий? Во сне ведь тоже могут убить, но от этого не убежать. Вы спите каждый день, как и другие нормальные люди.
   -Чтобы проснуться нужно три секунды, и для этого достаточно любого подозрительного звука в спальне. Чтобы протрезветь надо несколько часов, и всё это время человек уязвим.
   -В книге королей написано, что ваша чувствительность во сне просто аномальна, любой малейший звук, и вы мгновенно просыпаетесь. Даже самый тихий звук, самого опытного убийцы, даже шум лап кошек может вас пробудить.
   -Да, это так. Я обладаю невероятной чувствительностью, на которую не способны простые люди. Любая малейшая вибрация, любой звук, я способен услышать или почувствовать вибрацию, движение, даже если я не вижу объект. Если я сплю, я настраиваю себя на окружающий мир даже во сне. Я почувствую любое движение любого объекта, которое может представлять для меня опасность. Я также чувствую всех людей поблизости и их движения, все предметы, даже если не вижу их. Это много раз спасало мне жизнь.
   -Это магия?
   -Нет, скорее это навык великого охотника, но он столько раз спасал мне жизнь, кто бы знал. Особенно в далёком прошлом, когда я охотился в лесах с крупными хищниками.
   -Вы рассказываете мне это, не боитесь, что кто-то может использовать против вас во зло?
   -Я рассказываю вам только то, что итак написано в книге королей Англии. Я правил Англией долго, и несколько раз меня пытались убить. В книге королей сказано про это, и про те качества, которыми я обладаю.
   -Да, вы невероятно живучи, вы болеете, но ни одна болезнь не способна вас убить. Те раны, что для обычных людей смертельны, для вас нет. Вас можно отравить, но яды не могут вас убить. А отрубленные кусочки вашего тела или вырванные зубы всегда вырастают вновь спустя несколько лет.
   -Насчёт ядов я не уверен, меня никогда не травили большими порциями по-настоящему сильных ядов, и я вовсе не бессмертен, так что утройте вокруг меня охрану. Убить меня можно, просто сложнее, чем других людей. И да, если бы мои пальцы не имели бы способность отрастать заново, я давно был бы беззубым и беспалым уродцем. Ведь за столь долгую жизнь как моя, рано или поздно всегда происходит событие, приводящее к утере конечности. Да и зубы мои подвержены кариесу.
   -Да, про всё это написано в книге королей.
   -Меня интересуют другие вопросы, чисто практического характера, я бы хотел о них поговорить.
   -Да?
   -Насколько велика ваша власть Георг?
   -Моя власть не абсолютна, даже частично ограничена советом лордов и Британским парламентом. Я не являюсь самодержцем, и мне приходится учитывать интересы лордов и Ост-Индской компании, её крупные акционеры имеют большое на меня влияние и оказывают давление, но не часто. Поэтому, на самом деле ваше появление даже укрепит мою власть, и я давно привык к тому, что корона не имеет абсолютной власти над страной, это нормально, и поэтому меня ни капли не смущает ваше появление и необходимость подчиняться вам. Поэтому, не смущайтесь командовать, вы уже сейчас являетесь новым абсолютным правителем туманного Альбиона, и любой ваш приказ, кроме самых абсурдных будет выполнен. Некоторых наиболее влиятельных лордов, а также руководителя Ост-Индской компании уже известили о вашем появлении. Высшие военные руководители Англии и её спецслужбы, разведка, в полном вашем подчинении.
   -Насколько изменилось ваше влияние в мире?
   -Мы присоединили к Англии Шотландию и Ирландию, уровень сопротивления там резко снизился, и они вместе с Уэльсом являются почти равноправной частью Великобритании, которая готова вам полностью подчиниться. При этом, вместе с этими территориями, численность населения ваших прямых подданных на архипелаге выросла в три раза. Уровень промышленного производства за последние шестьдесят лет вырос в четыре раза. Мы построили мощные и многочисленные колонии на востоке северной Америки. Они имеют большое население, некоторый уровень промышленного производства и напрямую подчиняются Англии. Также сильно расширилось наше влияние в других регионах планеты, мы оккупировали ряд мелких государств, а многие другие находятся под нашим частичным контролем благодаря торговле.
   -А что со Священной Римской империей?
   -После смерти Римского папы, которая произошла 36 лет назад, так называемого Вилла, что фигурирует в книге королей, Священная Римская империя стала слабеть, Испания и Голландия вышли из-под её контроля, остальные территории Священной Римской империи теряют статус, и большую угрозу для неё теперь представляет Османская империя. При этом сама Османская империя находится под частичной зависимостью от Англии, поскольку они покупают наше оружие. Эта зависимость невелика, но мы не пустим их в Европу дальше Балкан и Румынии. При этом, последние двадцать лет своей жизни Вилл болел и терял свою хватку. Революция в Англии устроенная им в 1649ом году, была последним его крупным успехом. Если бы вы удержались тогда, мы бы легко одолели Рим. Так что сегодня остальные государства Европы не представляют для вас и для нас угрозы. Стоит также подчеркнуть, что Европа задыхается в своих феодальных пережитках, идёт закрепощение крестьян, что сдерживает её рост, я уверен, что в ближайшие годы Европу ждёт постепенный спад во всём.
   -Спад это плохо.
   -Но тогда мы станем величайшей державой в мире, и никто не будет нам угрожать.
   -Прогресс всего человечества требует конкуренции, если останется одна великая держава, через недолгий срок её ждёт падение крах и хаос.
   -Не волнуйтесь, пока что государства Европы к краху и хаосу не идут.
   -А что с наукой?
   -Мы сохранили вашу систему лабораторий и развиваем университеты, всё согласно вашим заветам. Правда, первые тридцать лет после свержения Карла первого всё было не так гладко, и многие институты пришли в упадок, но мы по возможности их возродили. Увы, наши научные достижения сегодня не столь велики как раньше, правда, мы рассекретили многие из ваших работ. В частности, вы, должно быть, будете рады услышать, что все постулаты классической механики, что были сформулированы вами в начале 16го века, сейчас стали достоянием гласности. Мы преподаём их в университетах, всю фундаментальную науку, кроме самых важных военных технологий, таких как электрический телеграф, который мы решили отложить на потом.
   -Вы разместили законы классической механики от моего имени?
   -Нет, мы использовали псевдоним Исаак Ньютон. Как вы заметили, мы использовали кричащую фамилию, Ньютон по-английски значит "новый тон", "новый звук", или "новое веяние". Мы знаем, что вы считали законы классической динамики, описывающие мир, наиболее важной частью законов о движении, необходимые для верного понимания мира и конструирования механизмов. Ваши приложения, именуемые теоретическая механика машин и механизмов, также изучается в наших университетах, мы ставим целью общее процветание и рост образования в мире.
   -Хорошо.
   -Вы недовольны? Вы хотели бы, чтобы мы оставили это секретным?
   -Нет, отчего же, я думаю, меня это вполне устраивает. Жаль, конечно, не моим именем названы все эти открытия, но это не важно. В конце концов, я за свою жизнь создал столько технологий, что сложно об этом говорить, вряд ли кто поверит. И многие из моих открытий, что совершили революцию в нашем обществе ещё в каменные века, едва ли можно считать изобретением в нашем современном мире, где создание стекла и использование металла стало обыденностью.
   -Ничего, не расстраивайтесь, ваша эпоха только впереди, взамен Британия, а вместе с ней и всё человечество будут вечно служить вам. Это справедливая плата, которую мы можем вам дать за всё, и это теперь никто и никогда не нарушит. И вам не придётся пресмыкаться перед жалкими правителями типа Петра первого, чтобы доказать свою правоту.
   -Пётр первый не жалкий правитель, не обманывайтесь. Несмотря на некоторые погрешности его воспитания, любовь выпить и неуёмное стремление курить, по меркам многих правителей Европы, он весьма умён и просвещён. Я дал ему хорошее образование, правда, я почему-то сомневаюсь, что он способен передать своему наследнику хоть часть своих знаний. Он привык, что за ним присматривают, а сам на это не способен. И да, его собственное образование неплохое. Другое дело, что любой даже самый умный человек, проживший тридцать или даже пятьдесят лет... Ладно не важно. Хорошо, я узнал всё что хотел.
   -У вас будут какие-то конкретные указания, или вы желаете отдохнуть?
   -Я бы хотел побыстрее заняться делами, мне интересно это, и я не хочу отдыхать. Я уверен, я смогу ещё многое совершить в политике и экономике.
   И буквально с первого же вечера прибытия в Англию я стал вникать в дела государства. Мне хотелось заняться тем, что интересно, я хотел править, правда, это всё было крайне сложно. И мне потребовалось несколько недель на то, чтобы войти в курс дела. А меж тем, я заметил, что страна задыхается по многим направлениям. Так население Англии достигло пикового критического для такой маленькой площади значения около шести миллионов человек, что вообще достаточно много для такого малого острова. При этом Англия превратилась в страну больших городов, где для развития промышленности требовались значительные грузоперевозки, телеги и лошади с трудом справлялись с этим. А ещё большим упущением стали Английские дороги, или скорее бездорожье.
   И вот тут озаботившись бездорожьем в Англии, я наткнулся на доклад о разработках академией наук Англии, что при дворе короля первой в мире паровой машины. На самом деле, самую первую паровую машину я создал когда-то очень давно в Древней Элладе, а потом сделал несколько описаний проекта, часть из которых хранилась и в академии наук королей. Также в начале 17го века я вёл интенсивные исследования в этой области и достиг устойчивых успехов. Однако, первые паровые машины созданные тогда, так и не прижились в связи с высокой трудоёмкостью изделия и его малой работой выхода. Все описания хранились в так называемом "Royal research centre" Англии. В этом научном центре созданном ещё при Генрихе Тюдоре хранились практически все мои секреты, что были разработаны мной при моей жизни в Англии. Люди, работавшие со мной в моих лабораториях, считали меня величайшим учёным всех времён и народов, и тщательно записывали и протоколировали каждое моё слово, каким бы неважным и второстепенным оно им не казалось. Полагая, что, то, что непонятно сегодня и сейчас, станет достоянием Англии завтра. Там я описал устройство и принцип работы такой машины, а также основные идеи по этой теме, в том числе на будущее, были созданы не очень эффективные работающие экземпляры. И вот, Англичане, начав с 1650ых годов вновь исследовать мои научные проекты, и пытаться реализовать их в жизнь, начали пытаться вновь создать в металле и мои наработки в области паровых машин. Самые первые паровые машины использовались чаще для того, чтобы приводить в движение насосы, выкачивавшие воду из шахт, либо для водонапорных башен водопровода. Английская корона в 1702ом году, вложив большие деньги, приступила к созданию первого работающего парового двигателя. И что удивительно, кузнец имел фамилию Ньюкомент, эта фамилия также была говорящий и по-английски подобно фамилии Ньютон "Новое веяние", Ньюкомент значило "новое слово" или "новый комментарий". Первый образец машины созданный Ньюкомент был очень дорогим и мощным, и всех поразил, но не пошёл в серию по причине высокой стоимости и ненужности большой механической работы за такие деньги. Но всё скоро будет изменено. Я начал возрождать английскую академию наук, и своё новое правление в Англии.
   * * *
   Следующие годы я возобновил политическую деятельность, и управление империей, у меня появились собственные интересы во многих странах востока, а новая эпоха пошла под знаком великих открытий. Примерно в 1725ом году, я, понимая необходимость и высокую потребность в большой механической энергии для наших мануфактур начал искать решение. Дело в том, что в Англии было много шахт металла и угля, что использовался для отопления. Эти шахты постоянно затапливало и воду приходилось откачивать, для людей и лошадей это было крайне тяжело. Также необходимо было снабжать города питьевой водой. Счастье что они часто находились на берегу рек, но богатые любили водопровод из водонапорных башен. А ещё в Англии было много мануфактур, в оружейных часто плавили металл, надо было нагнетать кузнечные мехи. Также широко стала применяться резка по металлу, с помощью специальных металлорежущих станков, что чаще приводились в движение лошадьми или людьми. В тканных мастерских движение специальных станков также требовало мышечных усилий. В итоге, я понял, мне потребуется новая сила, и решения я так и не нашёл. Водяных мельниц с Темзы на весь Лондон не напасёшься, а что касается ветряных устройств, от них толку мало. Оставался только паровой двигатель. Я потратил около года, на создание ещё нескольких гораздо более совершенных образцов двигателя, и впервые представил его королю и промышленникам, они были в восторге от невероятно мощной машины, что приводилась в движение огнём и могла совершать колоссальную работу. Теперь металл поршней стал лучше, я добавил в него никеля, и получилась прочная нержавейка. В прошлом, с никелем было худо и это было невозможно. Новые двигатели работали много тысяч циклов срабатывания, и даже десятки тысяч срабатываний. При этом система переключения цикла впрыска и выхода пара была автоматизирована в привязке к движению поршня самой машины сложным механизмом. Впрочем, не таким уж и сложным. Первые двигатели были поставлены в качестве насосов в водонапорные башни и для откачки воды из шахт.
   В начале 1730ых готов появилась идея сделать первый самодвижущийся механизм на основе паровой тяги. В итоге был создан примитивный еле ползающий трактор, требовавший постоянной подпитки углём. Трактор был дорогой как целая батарея пушек, но зато ездил сам на расстояния в несколько километров, и был довольно мощным, весил несколько тонн и тянул, как пять крупных лошадей. Тем не менее, трактор не прижился, я сам без чужих подсказок понял, что он слишком дорогой и ненадёжный. Тем не менее, я не свернул работы, понимая, что всё упирается только в механику. При этом, первые паровые машины всё чаще стали поставляться в качестве приводящей силы мощных насосов. Тем более, мощность машин составляла десятки лошадиных сил, и в отличие от лошадей и людей машины не уставали, и как выяснилось, иногда, там, где требуется очень много тяжёлой работы, ремонтировать их и поддерживать пламя гораздо дешевле, чем содержать табун лошадей. Всё чаще паровые машины попадали в крупные кузницы и иные мануфактуры. Впервые, в истории нашего вида, медленно, в начале только в Англии, стали появляться новые, невероятно мощные машины, и труд стал не только человеческим, но и машинным. К 1750ым годам паровых машин стало так много, что в Англии уже было никого ими не удивить. При этом они чаще использовались в стационарных устройствах, где требовалось качать воду либо крутить вал.
   Впервые в тот период я создал первый очень примитивный пароход, который плавал во время экспериментов вверх и вниз по Темзе. Этот пароход был небольшим, и плавал от нагнетания котлов огнём и водяным паром. При этом, увы, первый пароход плавал медленнее, чем аналогичное судно на вёслах, а дальность его заплыва составляла всего несколько десятков километров, также его двигатель был крайне ненадёжен, быстро ломался, а тягловая часть представляла из себя две водяных мельницы, стоявших по бортам в центре. Однако, несмотря на крах испытаний из-за низких ходовых качеств, я подумал, что за пароходами будущее. Наш не слишком большой и хороший пароход легко мог плыть несколько десятков километров, люди на такое не всегда способны.
   Параллельно я вёл и иные исследования в области электричества и многих других естественных наук, в том числе металлургии, которой оказывал большое значение. При мне в Англии была создана мощнейшая сеть университетов и научных центров, целью которых было создание новых технологий. При этом, всё это время королевская власть и власть всех промышленников и лордов Англии стояла за моей спиной. Моё имя было строжайше засекречено, сам факт моего существования, чтобы никто не узнал причины расцвета Великобритании. Англичане ужасно боялись, что обо мне узнают их враги, и меня убьют или похитят. Однако, я жил в невероятной роскоши, меня окружали всем, что я только мог желать и попросить, и меня всегда внимательно охраняли. И было из-за чего, ведь паровые машины были не единственным моим изобретением тех лет. Я резко усовершенствовал сам процесс изготовления огнестрельного оружия, теперь дуло стволов оружия было высококачественным, зазор между пулей и стволом был очень мал. Я отказался от фитилей и повсеместно внедрил замковые ружья, которые стреляли по нажатию курка, и могли выстрелить, даже будучи влажными и под дождём, главное, чтобы не отсырел сам порох. Точнее, если промокал сам ударный механизм, ружьё, конечно, не стреляло, просто культура производства замковых ружей достигла столь высокого уровня, что сам механизм имел частичную герметичность, что позволяло применять его во время дождя, что немаловажно. Теперь, применение огнестрельного оружия на поле боя было упрощено. Огнестрельное оружие стреляло на огромные дистанции до 500 метров, артиллерия морских судов могла бить на километр, а специальные тяжёлые пушки береговой обороны могли стрелять на три километра, то есть практически к самой линии горизонта.
   Сам морской флот достиг пика своего величия, корабли, конечно, были парусными, но зато какими. Косые паруса позволяли ходить в море, лавируя даже против ветра. Суда стали большими и безопасными, а Англия получила несравнимое преимущество в море над всеми другими странами в мире. Мощность военного флота Англии тех лет превосходила мощность всего морского флота всех остальных стран в мире вместе взятых в несколько раз. Да и не было ни у кого кроме Англии больше такого флота, отдельные страны, такие как Голландия, имевшие развитое кораблестроение, всё равно очень сильно уступали Альбиону.
   Англия росла и усложнялась, её величие и власть гремели за далёкими морями. И со временем, всё менее и менее у неё оставалось конкурентов, мне это совсем не нравилось, и я стал думать, как сделать так, чтобы государство нашло себе достойных противников. Дело в том, что современная армия почти не воевала, я не считаю её колонизационные войны. А значит, армия и государство скоро впадут в полосу застоя и коррупции, как это было в Древнем Риме, и тогда великая держава падёт. Чтобы этого не произошло, надо срочно найти Англии конкурентов и врагов.
  
   Глава 28: Конкуренты.
   Первой ласточкой создания будущего конкурента Англии я решил сделать Северную Америку. Для чего я, специально, и не раскрывая никому своих планов, начиная с 1740ых годов, усилил миграцию Англичан и представителей других культур в Восточные 13 original states Америки. На тот момент Америка была под полным контролем Англии, и это было сложно. Причём я поощрял миграцию туда не только у англичан, но и со всей Европы. Каждый год в Америку приезжали десятки тысяч людей. При этом я создавал на восточном побережье Северной Америки сеть городов, что имели свою независимую политику и даже собственную армию. Причём, многие американцы с детства учились держать оружие в руках, в том числе из-за их постоянных войн с индейцами, которых американцы давно вытеснили военным путём из восточной Америки, и сейчас продолжали теснить на запад. При этом американцы, имея армию и независимость, платили дань Англии, и весьма большую, но мы не давали им ничего взамен. И вот уже к 1760ому году численность Американских колоний в Англии значительно возросла, и я продолжал снабжать их поселенцами и ресурсами, и в итоге получилось достаточно развитое государство европейского уровня. Также, я позаботился о том, чтобы вывести все войска из Америки, приучив их жить подальше от Англии.
   Потом, когда фронт борьбы с Англией был создан, я начал серьёзно щемить Америку. Так был введён налог на гербовый сбор, а также повышенные налоги при любых коммерческих сделках. Но этого оказалось недостаточно, после этого, я, понимая, что терпение Американцев уже кончается, издал новый указ. Я потребовал разместить в Америке 10 тысяч английских солдат. Причём в моём указе говорилось, что солдаты должны быть обеспечены едой, денежным довольствием, домами, мебелью и всем необходимым для достойной жизни, и всё за счёт американцев. Всё это вызвало бурю негодования, а я продолжал наращивать давление на Америку, понимая, что рано или поздно те начнут войну со мной за независимость от Англии, при этом я держал войска в таком состоянии, чтобы Англия не могла быстро отреагировать и высадить в Америке большие силы. Вся тонкость ситуации заключалась в том, что я в этот момент правил Англией, и, по мнению большинства, такие мои действия были бы настоящей государственной изменой, если бы кто-то только заподозрил, что все эти мои действия совершаются ради цели отколоть колонии от метрополии. Поэтому я действовал тонко, никого не посвящая в свои планы. Но я уверен, что никто в Английском правительстве не догадывался, какие на самом деле цели насчёт Америки я преследую. Потому что у меня не было шпионов, предателей, и я не вёл переписку с повстанцами, я просто вёл против них специфическую политику, толкая на бунт. При этом в самой метрополии этого не ощущалось. И сами англичане воспринимали новые налоги в колониях как само собой нечто разумеющееся.
   И вот под нажимом моей политики в 1774ом году в Филадельфии состоялся подпольный конгресс 12 колоний. На этом конгрессе представители местного правительства пришли к выводу, что жить под пятой Англичан, нет никаких сил и возможностей. Поскольку Британское правительство в моём лице это верх несправедливости и неадекватности. После чего все колонии Америки провозгласили акт о независимости, при этом государство распалось на две части, на лоялистов, что поддерживали Англию, и на восставших. Началась война за независимость США от Англии. Англия, конечно, собиралась послать войска, вот только выяснилось, что в данный момент и именно сейчас готово к заграничному походу лишь несколько тысяч солдат, и они были посланы в составе эскадры в Америку, но этого было мало. При этом, я стремился поддерживать в обществе позицию уровня "А оно нам надо война в Америке то? Чёрт бы с ними, пускай отделяются, если так хотят!".
   В тот же период я осознал, что одной Америки будет мало, чтобы противостоять Англии. И необходимо чтобы вся Европа сделала рывок к светлому будущему. Но Европе мешал её феодальный уклад, и я начал внедрять агентов влияния в правительство Франции, решив устроить там революцию с нужными мне последствиями. При этом, внедрение в правительство соседней страны велось официально и силами спецслужб, никого не смущало моё желание устроить бунт в соседнем государстве конкуренте, надо так надо. Поскольку, это же не тоже самое, что отколоть от Англии свои собственные колонии. Франция она как бы враг. В этот же период я стал тайно готовить для Франции нового правителя, я учил его лично, он должен был придти в правительство Франции после революции. Это тоже укладывалось в рамки дозволенного и спецслужбы помогали мне. Я не учил Наполеона науке, по крайней мере, я не учил Наполеона естественным наукам достаточно глубоко. Зато я учил его риторике, ораторскому искусству, а ещё я научил его, какие изменения в государстве должен провести правитель, чтобы оно стало великим. А именно, необходимо насадить рыночную экономику и главное освободить крестьян, лишив страну феодальных пережитков, которых в Европе было великое множество. И именно феодальные пережитки, рабство крестьян, тормозили её развитие. Также, по моему плану требовалось развалить Священную Римскую империю, что тормозила развитие всей Европы своими церковными пережитками и верованиями. Поскольку те сильно изменились с момента смерти Вилла. Если Вилл был оплотом науки и просвещения, то теперь Церковное государство стало оплотом религии, веры и глупости.
   А меж тем в Северной Америке набирала обороты война, и повстанцы сражались с лоялистами и немногочисленными английскими войсками с всё возрастающим ожесточением. Я меж тем в этот период много занимался наукой, и отвлекал себя и двор событиями чисто научного характера. Я желал, чтобы появились конкуренты Англии, но при этом продвигал её собственные технологии, чтобы к моменту кризиса Англия получила максимальный научный приоритет над своими конкурентами, чтобы был стимул развивать технологии дальше.
   И вот спустя несколько лет у повстанцев оформилась мощная и закалённая в боях армия, они погнали англичан и лоялистов прочь, и вскоре все английские войска покинули США. И мне пришлось заключить мир с новым развитым регионом мира, с США. Почему я так стремился создать это государство, да просто США стали единственным государством на планете, кроме самой Англии, где полностью отсутствовали феодальные пережитки, и люди не владели людьми. Я имею ввиду, белые не владели белыми, так то рабство негров никто не отменял. В 1783ем году война за независимость США была закончена, и в мире появилось государство, обладавшее свободой, большими землями для заселения и потенциально огромными природными ресурсами, причём это государство, обладая мощной армией, находилось в стороне от остальных Европейских держав. Я понимал, сегодня США не конкурент Англии, но они будут развиваться и идти вперёд, и это абсолютно неизбежно. Скоро Америка поднимется даже без власти бессмертных, потому что прошедшие годы доказали, что люди умеют развиваться и без меня, теперь умеют, надо только правильно организовать политическую систему. И США начали своё развитие.
   А я уже готовил следующего конкурента Англии, в будущем не менее мощного, чем сама Англия. Летом 1789го года, я начал революцию во Франции, в начале я начал нагнетание напряжённости вокруг царского двора. Которое после серии интриг привело к восстанию толпы, и примерно через месяц после этого состоялось известное на весь мир взятие Бастилии, 14го июля 1789го года. В результате которого началась серия недовольств, люди требовали учредительного собрания, и лишение власти короля. Денег в государстве не хватало, в столицу не завезли хлеб, начался лёгкий голод. Всё это привело к тому, что к осени состоялся поход на Версаль, в результате которого король был свергнут, а знать начала волну эмиграцию прочь из Франции, подальше от бунта и революций. Заработали гильотины, и наступил хаос. Всё это привело к рождению военизированного государства, которое в 1792ом году пошло войной на Италию и Голландию. В Европе началась эпоха войн, однако натиск Франции того периода удалось остановить, и отбросить её назад. Как выяснилось чуть позже, уже после начала мятежа, Франция очень крупное государство в центре Европы с огромным населением, и при необходимости она может поставить под ружьё свыше миллиона человек. И вот в этот революционный хаос и прибыл Наполеон, став успешным молодым генералом, влился в политическое руководство Франции благодаря серии успешных военных побед. И в ноябре 1799го года совершив государственный переворот, провозгласил себя консулом Франции, то есть высочайшим политическим руководителем на пример Древнего Рима. После чего началась серия войн в Европе, я старался не задействовать в них большие силы английской армии, чтобы не терять зря солдат, понимая, что Наполеон фигура знаковая, как Александр Македонский, мальчик правитель на один час. Сегодня он есть, завтра его нет, всё развалится. Нет никакого смысла терять людей и войска, сражаясь на полях с его чисто военной гениальностью. Мой флот никогда не допустит высадки французских войск в Лондоне. А у Франции флот не сопоставим с английским. Начались войны анти Наполеоновских коалиций во главе с Италией, Пруссией, Австро-Венгрией, Россией и Англией. В тяжёлых боях Наполеон завоевал всю Европу, свергнув везде все монархии, кроме русской. И лишь Австрийская монархия пала в 1809ом году. С 1806го года началась континентальная блокада Англии, но это было не более чем лёгкое кровопускание Британской империи, я знал, это даже полезно для общества, получить такую стрессовую встряску. На самом деле всё основное и самое ценное Англия производит на своей территории, и что там происходит в Европе меня, мало волновало, потому что война с Наполеоном это денежные потери, а не угроза стране.
   Однако, конфликт нарастал, а из всех стран Европы осталась только Россия, и Наполеон собрав со всей Европы огромную армию в 450 тысяч человек, двинул её на Россию, рассчитывая позже двинуться на захват Индии, что была жемчужиной в короне Британской империи. Тем не менее, я когда-то лично готовил Наполеона как стратега, обучал его всему и знал его слабости. Да он хороший тактик на поле боя, но плохой макро стратег, судьба его армии была предрешена, ещё в тот момент как он вышел в поход на восток. Русские были моими союзниками, и я проконсультировал их, как действовать и как победить армию Наполеона, мы планировали заманить зимой как можно глубже, остановить в Подмосковье, и заставить зимовать без фуража, таков был план. Я знаю, Наполеон не понимает, как опасна русская зима, и что целая армия может погибнуть всего за месяц от голода и холода. Мальчик на один час выполнил свою боевую задачу, феодальные пережитки были искоренены по всей Европе, королевские династии пали, крестьяне были свободны, теперь Наполеона надо было остановить, пока моя собственная английская власть не пала. Мы успешно заманили Наполеона вглубь России, даже несколько глубже, чем я планировал изначально, тот успешно перезимовал в Москве, потеряв всю армию. И да, я когда-то уже уничтожил также армию Ганнибала, в России это оказалось сделать даже проще.
   Наполеон с жалкими остатками войск бежал назад в Европу, а русская армия начала свой заграничный поход. Я задействовал всю агентуру, и очень быстро в результате наступления русских, серии восстаний и высадки английских армий, практически все государства Европы вышли из-под его контроля. Франция осталась одна против всего мира, и весь мир был основательно разозлён. Мы двинулись во Францию и разбили Наполеона. В прошлом его победы достигались умелыми офицерами и опытными войсками, все они погибли в России. Наполеон в 1813ом году смог собрать более 200 тысяч резервных войск по всей Франции, но этого было недостаточно, чтобы остановить нас. Мы легко разбили его армию новобранцев, и сам наполеон был сослан на Эльбу, потом за повторный бунт на остров Святой Елены, где его чуть позже на всякий случай отравили. Так закончилась моя авантюра по освобождению Европы и насаждению новых экономических отношений, что обеспечат в будущем прогресс. Все крестьяне по всей Европе были освобождены от феодалов, и начался век капиталов и Буржуазии. Конечно же, это произошло везде, кроме России. Русским не повезло, в России крепостное право отменили спустя пол века и не полностью. Крестьяне России отчаянно сражались за своё право быть рабами феодалов. Парадокс, но жестокому завоевателю извне провести нужные реформы в стране гораздо проще, чем родному правителю. Если родной правитель прёт против течения, его убьют свои же, а завоеванная страна завоёвана, и сопротивления никто не оказывает, опасаясь, как бы хуже не стало. Наполеон быстро и эффективно провёл политические и экономические реформы в своих странах, отдав землю и свободу крестьянам. А феодалы, вернувшись к себе на родину, не посмели отнять свободу у людей, что уже успели распробовать её на вкус. С этого момента я получил в Европе много мощных конкурентов для Англии, с которыми можно было драться и идти вперёд наперегонки, это сама Россия, Франция и Германия, но самый главный научный и технический конкурент конечно Франция. Одновременно, далеко на западе родилось такое государство как США.
   И не стоит думать, что я хоть каплю боялся Наполеона когда-либо, он был гением в своём узком пределе тактики, но не был великим государственным дельцом никогда, всегда пел под мою дудку, и я дёргал его за ниточки как куклу. А когда мне понадобилось, он скоропостижно всего за несколько лет сошёл со сцены истории, выполнив все те задачи, которые Англия своими руками просто не смогла бы совершить, освободив Европу от рабства феодальных пережитков. С этого момента у Англии на сотни лет найдётся множество достойных технических конкурентов, а сама Англия не проиграет никогда, потому что я сражаюсь под её флагом.
   * * *
   И даже во времена самых тяжёлых Наполеоновских войн, я не прекращал заниматься наукой, в эти годы я совершил ряд чудных открытий, не только математического характера. К концу 18го века мне впервые удалось создать эффективный работающий несколько цилиндровый паровой двигатель не только высокого давления, но и большой скорости работы. Этот новый паровой двигатель обладал в несколько раз более высоким КПД и огромной мощностью, при не слишком уж большой массе. Этот двигатель впервые был поставлен на крупный пароход, который в последствии применялся для плаваний. Испытания прошли успешно, превыше всяких похвал. Спустя несколько лет началась эпоха пара, всего за несколько лет с 1805 по 1815ый годы, было построено несколько первых военных кораблей. Это были крупные, в основном деревянные корабли, с бортами обшитыми листами цинка, меди, бронзы и другими нержавеющими металлами. В их недрах находился мощный паровой котёл мощностью в сотни лошадиных сил, и эти корабли развивали скорость на море до 20 километров в час, ни капли не завися от ветра. В итоге с 1810ых годов я практически полностью прекратил создание обычных парусных кораблей. Теперь я совмещал паруса и паровой двигатель. Мои корабли 1810ых годов могли двигаться под парусом, при попутном ветре, либо плыть к цели на паровом двигателе. Дальность хода этих кораблей на паровой тяге уже измерялась сотнями километров. И они могли в бою длительное время маневрировать, выполняя самые сложные манёвры, будучи вовсе не привязаны к ветру. Я понимал, в морской битве очень важно иметь корабль, что не зависит от ветра вовсе, это понимали многие адмиралы флота по всему миру. Поэтому паровые корабли Британии навели ужас на жителей других стран. И очень быстро, вслед за Англией пароходы стали появляться по всему миру, в США, Франции и других развитых странах. При этом самые лучшие большие и совершенные пароходы были достижением Англии. Прочие страны часто просто не решались на проекты максимум. Я понял, началась новая эра, столь совершенных машин у нас не было никогда. При этом в начале 19го века было множество старых отсталых парусных судов, поскольку в прошлом корабли служили десятилетиями, и все эти суда, особенно военные я начал списывать, либо переделывать в торговые и грузовые.
   В те же годы я провёл электрические провода телеграфа по всей территории Великобритании, и они играли чисто военную роль на случай высадки неприятеля, телеграф мог мгновенно сообщить о любой угрозе. Правда, телеграф до сих пор оставался секретной военной технологией, в которой использовалось несколько десятков простых сигналов, такие, как, "враг, морем, на 10 кораблях, высадился, обстрелял и тд.". Наука снова двинулась вперёд невероятными темпами. Я помимо пороха изобрёл целую серию взрывчатых веществ, и ещё ряд веществ был изобретён другими людьми, даже не мной. Многие изобретения теперь патентовались, и нередко по межгосударственным соглашениям использовались в последствии другими людьми за плату. Появилось понятие интеллектуальная собственность, и, конечно же, Британская корона стала обладателем большей части всех патентов в мире.
   Я всё больше стал задумываться о паровой силе, как способе доставки грузов. Поскольку в Англии тех лет, да и не только в Англии ребром встал вопрос доставки больших грузов. Даже война с Наполеоном в Европе показала, что старый тип коммуникаций "просёлочная грунтовая дорога и телега", крайне неэффективен. Гораздо быстрее войска передвигались в тех частях света, где имелся асфальт или иное покрытие. А ещё лучше, если бы был мощный тяжёлый тягач, за которым бы двигались сотни тонн грузов. И такой экспериментальный паровой тягач появился в начале 1810ых годов. Он представлял из себя поезд на колёсах, только без рельс, и двигался плохо. Я пришёл к выводу, что для быстрого перемещения тяжёлых грузов нужны рельсы, по типу вагонеток, что давно использовались в наиболее глубоких шахтах, только больше. Я впервые начал экспериментировать с рельсами. В 1810ые годы было построено несколько коротких экспериментальных железных дорог длиной по километру. Рельсы доказали своё несомненное преимущество перед обычными дорогами, по ровным рельсам, состав, сжигая топливо той же массы, мог проехать в три раза дальше, и тащить за собой вдвое больший груз. При этом если скорость автомобильных составов составляла 5 километров в час, то у железнодорожных могла легко достигать 15 километров в час. Был сделан вывод о несомненном преимуществе железных дорог перед асфальтированными.
   Была начата постройка первой экспериментальной железной дороги, но ещё до её окончания, было начато ещё несколько проектов железных дорог, я решил покрыть железнодорожными путями всю Англию. Первая в истории человечества железная дорога была построена в 1825ом году между городами Стоктон и Дарлингтон, и имела длину 40 километров. Состав из четырёх пассажирских или грузовых вагонов, двигаясь со скоростью 20 километров в час, преодолевал это расстояние в рекордно короткий срок за 2,5 часа, несколько раз делая по пути остановки. При этом состав мог тащить за собой просто невероятный по лошадиным меркам груз.
   В следующие несколько лет по всей Англии было построено ещё несколько сотен километров железнодорожного полотна, и я наращивал темпы строительства. Купив у меня патент, Франция также приступила к постройке первых железных дорог. Также начинались строиться железные дороги во многих моих колониях по всему миру. К 1840ому году, все наиболее развитые страны на Земле создали первую примитивную железнодорожную сеть. При этом за 15 лет сменилось несколько поколений паровозов, мощность тягачей возросла во много раз. Теперь длина состава могла превышать десять вагонов, а скорость движения поезда составила 40 километров в час и более. Самые быстрые железнодорожные составы двигались со скоростями 70 и более километров в час, с невероятной, недосягаемой ранее скоростью доставляя пассажиров из одной части Европы в другую. Огромные грузы и не только пассажирского характера, но и сырьё, битум для асфальта, уголь и металл, могли быть транспортированы за считанные сутки на гигантские дистанции. Тоже самое касается и армий на случай войны. Наиболее густой и совершенной стала железнодорожная сеть Англии, которая соединила все развитые города Англии единой системой железнодорожного сообщения. После того как это произошло, на территории Англии начался промышленный бум небывалых масштабов. Поскольку теперь тысячи тонн полезных грузов быстро перебрасывались по всей стране туда сюда, что было совершенно невозможно сделать на лошадях, весь мир вступил в эру угля и пара. Конечно, на фоне быстрого развития запада, всё более очевидным стало отставание стран третьего мира, таких как Османская империя, Российская империя и многие страны востока и Африки. Прибыв в Англию можно было увидеть в любом её городе торжество промышленности, железные дороги, паровые устройства на фабриках, уличное газовое освещение, а также керосиновые фонари, что светят весь вечер. В то время как в России до сих пор был 18ый век, и никто даже не понимал, как сильно они русские теперь отстают от запада.
   Чудовищных размахов достигло строительство пароходов. Я впервые задумался о создании кораблей целиком состоящих из стали. И я создал первые броненосцы, линкоры, что плавали чисто на паровом двигателе и не имели парусов вовсе, при этом их корпус был цельнометаллическим, а не деревянным как раньше. Я использовал хромоникелевую сталь, чтобы сократить ущерб от ржавления. Корабли имели множество водонепроницаемых отсеков и переборок. А за счёт своих огромных размеров и массы, низкого сопротивления воды и обтекаемого корпуса, такие пароходы могли без дозаправки самостоятельно преодолеть расстояние в несколько тысяч километров, двигаясь на пару без парусов, с огромной скоростью свыше тридцати километров в час. Это были первые настоящие линкоры, масса самых больших кораблей превысила десять тысяч тонн. Страшно представить себе, сколько металла было израсходовано на их создание, а ведь совсем недавно, лет двести назад вся Англия добывала по тонне или по две тонны железа в год.
   Начиная с конца 1830ых годов, в мире стало появляться принципиально новое поколение связи, электрический телеграф, который до этого я использовал только для связи между Лондоном и побережьем. Электрический телеграф был оснащён модернизированной азбукой Морзе, которая позволяла передавать любой текст на неограниченно большие расстояния практически мгновенно. Вся Европа очень быстро была опутана электрическими проводами связи, благодаря которым я мог поговорить с любой частью света, практически не выходя из собственного кабинета. Что имело колоссальные политические и военные последствия для мира. Если раньше на транспортировку депеши с приказом требовалось много дней, то теперь я мог воспользоваться электрическим кабелем, что проложен по дну пролива Ла-Манш, через всю Францию до самой Италии, и отдать приказ на другой конец Европы за 5 секунд! В скором будущем планировалось опутать кабелями весь мир, проложить их по дну морей до самых США, с тем, чтобы я получил свой полный контроль над всем и всеми. Считаю электрический телеграф не менее выдающимся изобретением, чем паровой двигатель. Тем более, в будущем он выродится в телефон.
   Я также вёл опыты по созданию электрических ламп накаливания, увы, в тот период была достигнута недостаточная температура нити, и даже самые тугоплавкие металлы, такие как вольфрам, пока не давали требуемого эффекта. Тем не менее, я верил, что в скором будущем, мои работы закончатся созданием нити накаливания, которая обеспечит города электрическим освещением. Пока же повсеместно применялись газовые и керосиновые фонари.
   Серьёзного прогресса достигло огнестрельное оружие. Я использовал капсюли, что подрывались от удара. Теперь, любой пистолет мог выстрелить несколько раз, вращая барабан револьвера. Сами пули видоизменились, теперь в составе пули была сама пуля конусного вида, гильза с порохом, и да такому оружию не страшна влага. Перезарядка оружия достигла рекордной скорости, теперь солдат мог выстрелить свыше десяти раз за минуту, также выросла скорострельность артиллерии. Впервые, появилось в войсках нарезное оружие, когда пуля раскручивалась в стволе, и тем самым дальность боя резко возрастала. Многие слаборазвитые страны пренебрегали таким оружием из-за высокой стоимости с трудоёмкости изготовления. А я использовал его с невероятной эффективностью.
   В 1853ем году началась очередная война между Османской империей и Россией. Примечательно, что обе эти страны были технически слаборазвитыми. Тем не менее, военная компания разгорелась не на шутку, мощнейшая и многочисленная армия Русской империи теснила османов. И в какой-то момент Османы потекли, и стали сильнейшим образом проигрывать, я понимал, это угрожает всей стабильности региона, и если Русских не остановить, то эта варварская страна вторгнется в Европу. И тогда я, заручившись поддержкой Франции, которая очень послушно исполняла мою волю, объявил Российской империи войну. Я не собирался уничтожать Российскую империю, и не собирался идти до Москвы. Но мой паровой флот в нескольких коротких боях разбил все военно-морские силы в Чёрном море. И это было даже как-то смешно, атаки деревянных русских парусников водоизмещением до 5 тысяч тонн, так нелепо смотрелись против тяжёлых стальных броненосцев на паровой тяге водоизмещением по 10тысяч тонн и больше. Короткие и смертоносные бои для русских. Мы отбросили их от Турции и завязали бои в Крыму, стягивая туда войска русских и истощая их. Я не стремился завоевать всю Россию, просто побивал там их войска. Я хотел дать Николаю первому почувствовать каково это воевать против развитой Англии, в кои то веки, быть может, он решится на реформы и освободит крестьянство. Я также, буквально назло ему построил в Крыму небольшую железную дорогу, и это было эффективно для транспортировки грузов и завидно восточному варвару. Очень хорошо в этой войне зарекомендовало себя стрелковое нарезное оружие, раскрученная вокруг своей оси цилиндрическая пуля летела почти вдвое дальше, чем пули русских гладкоствольных винтовок. Из-за чего войска Англии и Франции расстреливали плохо вооружённых русских с запредельного расстояния. Также мои корабли совершили несколько рейдов по дальнему востоку и другим портам России, разоряя их, с тем, чтобы русские почувствовали мощь моей новой крупнокалиберной артиллерии, а также блокировали торговое судоходство. Всё это нужно было, чтобы побить Россию и снизить её агрессию и амбиции, мне не нужна большая война, а Россия, стремящаяся к новым завоеваниям и выходу в Средиземное море, этого не понимала. Крымская война была удобным поводом надолго её проучить, лишить агрессивных амбиций и побряцать оружием в назидание остальному миру. В итоге мы заставили русских подписать мирный договор, те практически не теряли никаких территорий, но теперь русский царь вряд ли отважится лезть своей варварской рукой в Европу. Мне было немного жалко русских, да обидно, конечно, но что делать, ведь если бы Англия пустила русских в Европу, то спустя лет двадцать, им мало было бы спасения братьев славян на Балканах, там и до Италии недалеко. Чтобы там русские о себе не считали, и каким бы мирным народом себя не называли, вряд ли стоит отрицать тот факт, что Россия в 18ом и 19ом веке завоевала гигантские территории в Азии, на дальнем Востоке и в Европе. А так после Крымской войны Россия осталась могучей державой, пусть варварской, но зато теперь почти что мирной. К тому же, в результате Крымской войны новый царь России Александр второй глубоко осознал техническое и культурное отставание собственной страны, и вместо новых завоеваний и расширения своей варварской экспансии на цивилизованные страны. Решил провести важные реформы внутри самой страны, разработав систему постепенной отмены крепостного права, начиная с 1861го года. Всё это в дальнейшем позволило России технически и научно немного нагнать запад и обеспечило её расцвет в не меньшей степени, чем территориальные завоевания.
   Колоссальный расцвет пережила наука астрономия, мало того, что все официально убедились, что Земля не центр вселенной. Но было совершенно точно установлено, что Марс, Венера, Юпитер, Сатурн и другие планеты Солнечной системы, это такие же планеты, как и Земля, а значит там находятся тоже свои уникальные миры подобные нашему. Стало доподлинно известно, что Венера имеет примерно одинаковые с Землёй размеры, а такие планеты как Юпитер и Сатурн гораздо крупнее. При этом была примерно посчитана масса планет и Солнца, и выяснилось, что масса Солнца просто огромна. Появились первые невероятные фантастические способы полёта в космос на пороховых ракетах, либо через постройку гигантской супер пушки, и дальнейшего разгона на пороховых ракетах. Правда, мои вычисления показали, что даже супер пушки с пороховыми ракетами не обеспечат снаряду достаточную скорость для выхода на орбиту Земли. И самое главное и фантастическое, произошёл главный коренной переворот в астрономии. Я осознал, что все звёзды это не просто светлячки на небесной сфере, что располагается вокруг Солнечной системы. Я понял, что все звёзды это такие же Солнца как наше, и находятся они бесконечно далеко от Земли. А значит, Солнц подобных нашему, в космосе миллиарды, и все те удаленные галактики, что можно увидеть в сверхмощный телескоп, это тоже гигантские скопления других звёзд. То есть мир, в котором мы живём, невероятно огромен, и, наверное, когда-нибудь очень нескоро мы научимся путешествовать меж звёзд. И я понял, что в будущем нас ждёт революция в астрономии и дальние космические путешествия, до этого только надо дожить. И это коренной переворот в сознании людей и в моём сознании, которое многие тысячи лет воспринимало Солнечную систему как весь мир. И если для других людей развитие астрономии произошло как-то незаметно, то для меня это был очень важный радикальный переворот мироздания.
   Впервые в 1839ом году ко мне приплыла на пароходе Юань из Китая, я никогда не видел её раньше, но принял её просьбу увидеться, она побывала в Лондоне, и её провели с экскурсией по нашим заводам, показали мои технологии, и несколько тяжёлых военных паровых кораблей. После чего состоялся наш с ней ужин. Её пригласили в мой дворец, для обсуждения важной политики Китая в будущем.
   -Приветствую, вы и есть Юань? Наслышан.
   -Спасибо.
   -Вы действительно очень красивы, Вилл не врал.
   Я посмотрел на неё, она была сказочно красива, и её восточный тип лица только усиливал эту красоту, но я знал, крутить с ней роман нельзя, потому что мы не можем иметь детей и любить друг друга. Иначе родятся бессмертные, а скажу более того, я слишком стар, чтобы крутить роман только из-за красивого лица. И пусть даже она невероятно красиво выглядит, мне это неважно. Хотя, судя по всему, она сейчас стремится понравиться мне, что ж, ей нужен наш с ней союз, её собственное государство в плачевном состоянии, и она могла бы многое выиграть, соблазнив меня. Но это не любовь, наоборот, нечто меркантильное и жалкое.
   -Он много говорил обо мне?
   -Да он очень любил вас, зря вы его бросили.
   -Я не могла... Моя страна, а так бы...
   -Вы как вечноживущая отличаетесь странным патриотизмом.
   -В Китае живёт множество моих детей. Они отличаются от вас европейцев, как и я. Я не могла и не могу их бросить.
   -Зачем же вы сюда приплыли?
   -Я приплыла к вам ненадолго. Я хотела встретиться с вами, познакомиться и просить за свой народ.
   -На самом деле мы с вами были знакомы, просто очень давно в Древнем Шумере.
   -Я была знакома с вами недолго, и это было так давно, более 5,5 тысяч лет назад, можно считать, что мы тогда не были знакомы. Я был молода и ветрена, не понимала мира и сути вещей и уже не помню ни вас, ни вашего лица. К тому же, я достаточно рано и быстро сбежала в Китай, меня вытеснили наглые и агрессивные интриганы. Мне не нравился Древний Шумер. Но я прибыла сюда не просто так, я хотела бы, чтобы вы сделали мне особый знак внимания, как последней великой правительнице мира, кроме вас, и хочу кой что попросить.
   -Что именно?
   -Англия легализовала торговлю наркотиками в Китае, это ужасно, я не могу запретить. Я прошу вас прекратить, я знаю, вы можете. Пожалуйста.
   -Торговлю наркотиками легализовала не Англия, а я сам лично.
   -Но зачем?
   -Вас слишком много и у вас слишком высокая рождаемость, - спокойно и прямо сказал я. - Убивая ваших детей сегодня, я дарю мир и будущее своему народу завтра. Я не против китайцев как нации, отношусь к ним всяко, не хуже, чем к неграм. А я гораздо лучше отношусь к людям, даже к рабам, чем можно было бы подумать, смотря на меня со стороны. Я не люблю рабство, и жалею людей, просто мир жесток и слишком мягкие поступки делают его только хуже, принося в мир не добро, а зло. Управляя великой империей надо думать о всех людях сразу и их взаимодействии, невозможно учесть интересы и пожалеть каждого ребёнка. Вы умны и трудолюбивы, Китай добрая страна, но слишком высока у вас рождаемость, и вас слишком много.
   -А вы видели когда-нибудь ребёнка наркомана? Как он мучается умирая?
   -Нет, и не хочу видеть.
   -Вы нелюдь, Вилл был прав.
   -Вы видели Лондон? Уровень его развития не впечатляет?
   -Что толку, если это обитель зла?
   -Процветание целого мира это сложная задача, очень часто путь к счастью одних лежит через смерть других. Вам ли не знать об этом? Я стараюсь удерживать в этом мире баланс. Я не против китайского народа, вы достойные люди, только я не могу позволить, чтобы весь наш мир был заселён одними лишь китайцами, поскольку есть не менее достойные народы, те же англичане и французы.
   -Но можно ведь делать это не так жестоко!
   -А как? Сказать рассчитайся на первый второй, и каждый второй пусть умрёт? Или устроить войну насмерть между Китаем и Японией, как ещё? Как можно менее жестоко сократить население огромной страны? Или вы считаете менее жестоко, это убивать через виселицу? Как вы предлагаете сократить население менее жестоко?
   -Мы могли бы сократить рождаемость. Если запретить женщинам часто рожать...
   -Да ладно? А это, возможно вообще, запретить в средневековой стране женщинам, часто рожать? Как по вашему?
   -Я думаю что да, если постараться.
   -Юань, посмотрите на меня, да я молодо выгляжу, но мне же не шестнадцать лет, чтобы поверить в такую чушь. Я правлю государствами этого мира многие тысячи лет, нет задачи более сложной, чем запретить женщине часто рожать в средневековой стране. Потому что для этого надо запретить мужчинам часто спать с женщинами, что сделать практически невозможно, особенно по отношению к нищете. Ското-быдло пойдёт на что угодно, чтобы отвоевать своё право пихать в дырку. Да здесь у меня в Англии многие женщины знатного рода имеют по нескольку детей, не больше трёх четырёх. Но такую рождаемость имеет лишь элита общества, в бедных кварталах всё совсем не так, и рост населения сдерживается во многом высокой детской смертностью.
   -Вы очень жестокий прагматик, иногда надо просто проявить человечность.
   -Вы ошибаетесь. На самом деле наркотики это и есть человечность, во-первых, смерть безболезненна и человек умирая счастлив, во-вторых, каждый сам решает жить или умереть, сильный волей не будет принимать их, умрёт слабый недостойный.
   -Вы год просто не понимаете, как это плохо, быть в рабстве, быть женщиной, у вас нет жалости сочувствия и сострадания.
   -А вы Юань понимаете?
   -Да понимаю, когда-то давно, ещё около четырёх с половиной тысяч лет назад меня взяли в рабство. Один великий и злой военачальник Китая разбил наголову мою армию и сделал меня своей наложницей. Я триста лет была рабыней у нескольких поколений его семьи, и я была красивой рабыней, сначала меня насиловал каждую ночь сам военачальник. А два поколения спустя, позже, меня отдали его солдатам, и я была молода и красива. Несколько десятилетий подряд меня насиловали каждую ночь и каждый день по несколько раз в сутки несколько мужчин сразу. Ты представляешь как это? Я знаю, что значит быть рабыней, что значит плохо, и что значит сострадание. И да, я в те времена рожала каждый год, каждый год неизвестно от кого, и часто мои дети умирали у меня на глазах. Ты представляешь, что это такое? Как больно?
   -Вы зря придумали эту историю, чтобы разжалобить меня, моё решение будет неизменно, я не прекращу торговлю опиумом в Китае, у вас слишком большое население и высокая рождаемость.
   -Я не выдумала, так было, будь ты проклят зверь, я буду воевать с тобой и твоей империей до конца дней своих.
   -Ты главное не погибни в этой войне, в наш век артиллерии одна шальная пуля или шарик картечи и даже бессмертный уже труп.
   -Ты чудовище.
   -Я не чудовище, просто ради выживания своей расы иногда требуется принимать жестокие решения. Большая политика и стратегия, обеспечивают стабильность, если действовать по сердцу, государство развалится и погибнет ещё больше людей. Этот мир ограничен и не может терпеть бесконтрольную рождаемость густонаселенных стран, если страна не может ограничить свой рост, значит надо поступать жестоко ради общего благополучия. И даже ради благополучия самого Китая, поскольку тот не сможет существовать, имея население миллиард или два миллиарда, людям просто нечего будет есть. На этом я считаю наш с тобой диалог оконченным, я отдам своим военным приказ, они проследят, чтобы ты не погибла зря. Не лезь в петлю сама, и всё будет хорошо.
   -Будь ты проклят.
   Я поднялся и вышел прочь из зала, она толи косила под дурочку, толи действительно была неадекватна. Крупный политик должен понимать, что не всегда требуемые меры могут быть мягкими. Я не желаю уничтожать Китай, но он сам стал выходить за рамки.
   Итак, в 1840ом году началась первая опиумная война с Китаем, в которой Англия и Франция выступили в защиту своего права бесконтрольно торговать наркотиками на территории этой страны. Китайцы сопротивлялись отчаянно и даже обзавелись несколькими устаревшими пушками. Силы были неравны, новейшие корабли Англии легко подавили сопротивление с моря, а потом хорошо обученная пехота вытеснила правительственные войска из других районов страны, и возобновила торговлю белой смертью.
   Спустя четырнадцать лет после окончания первой войны, в 1856ом году, после долгой и тщательной подготовки Юань повторила войну, и попытку ликвидировать свободную торговлю наркотиками на территории своей страны. Вторая опиумная война длилась четыре года, и была достаточно ожесточённой и отчаянной для китайцев. Для меня же это была типичная колонизационная война, сравнительно малыми силами, когда мои силы победно шествовали от одного города к другому. При этом значительная часть войны имела партизанский характер.
   Итогом окончания второй опиумной войны стал Пекинский мир, согласно которому я стряс с Юань крупную денежную компенсацию, получил право использовать её народ в качестве рабочей силы, практически как полу рабов. При этом Англия и Франция получили право неограниченно продавать и распространять наркотики по всей территории Китая. В дальнейшем масштабная продажа наркотиков вызвала массовое вымирание населения этой страны, которое уже тогда в 19ом веке было слишком большим, и да, я планировал сократить население Китая и я сократил его. Решив многие проблемы и конфликты будущего.
   В тот же период, на фоне моих зверств в Китае. Я занялся созданием литературы фантастического характера, желая повторить свои литературные подвиги времён Шекспира, время от времени создавая произведения научно фантастического характера о новых изобретениях и путешествиях по миру. Произведения Жюль Верна были интересными, завлекали людей дальними странствиями и новыми технологиями. Я полагал, они изменят мир и насадят специфический менталитет. Возможно, я был прав, и этот псевдоним сыграл свою роль. Я писал произведения время от времени, по одной две книги и публиковал их на территории своей империи. При этом своей империей я считал не только Англию, но и Францию.
   Однако, Франции в 1870ом году досталось, в тот период стала усиливаться Германская империя, сложившаяся вокруг Пруссии. Союз трёх императоров Германии, Австро-Венгрии и России, стал большой проблемой для меня в Европе. Которая закончилась войной между Францией и Германией. К моему удивлению немецкая армия быстро и эффективно одолела Французскую. Результатом войны была потеря Эльзаса и Лотарингии Франции, что перешли к Германии. И только вмешательство Англии в моём лице предотвратило полный крах Франции. Германия, даже чувствуя за своей спиной поддержку Австро-Венгерской империи и России, не рискнула начинать против меня войну. Тем не менее, в Европе сложился мощный военный прецедент.
   В дальнейшем я отыгрался на России в Русско-Турецкой войне 1877-1878 годов, а вообще дела с военной точки зрения в Европе стали складываться не очень. Несмотря на бурный рост, и великие научные открытия, такие как электрическая лампа накаливания и радио. Вся Европа стала постепенно превращаться в конкурентный пороховой погреб для войны. Я выяснил, что в Германию бежало несколько бессмертных, им удалось захватить там власть, и теперь они строили против меня козни. Они начали строить флот, в том числе броненосцы, наряду с другими державами мира. И теперь, Английский флот, бывший некогда сильнейшим, испытывал сильную конкуренцию с США, Японией, Германией и рядом государств поменьше. Францию не считаю конкурентом, она была моим ближайшим союзником. При этом Франция обладала вторыми в мире по площади и населению колониальными владениями после Великобритании. Итак, государства Европы на востоке покрылись густыми сетками железных дорог, стремительно развивали экономику и промышленное производство. Массово внедряли электричество и паровые двигатели в промышленность. И даже я сам в 1880ые годы уже впервые работал над паровыми воздушными машинами, над созданием первых экспериментальных самолётов. А меж тем оружие воюющих держав стало по-настоящему смертоносным, появились скорострельные пушки, ранние аналоги пулемётов.
   Ближе к концу 1880ых годов я смог усовершенствовать двигатель внутреннего сгорания, понимая, что на паровой тяге не полетаешь. И впервые в небо над Англией поднялось моё новое секретное оружие, самолёт тяжелее воздуха. Первые самолёты могли летать на дистанции до ста километров на высоте до двух километров, развивая скорость до 90 километров час. При этом я предполагал уже тогда, что пилот самолёта может лететь на недосягаемой для врага высоте и прицельно кидать вниз бомбы массой до ста килограмм. К несчастью, я не подумал, что летающая машина слишком заметна с земли. Шпионы моих врагов доложили о моей новой разработке и в Германии и других странах конкурентах преступили к симметричной разработке оружия. И спустя всего десять лет мои разведчики сообщили, что сначала в Германии, а потом и в России появились первые собственные самолёты. А потом, что ещё хуже, я впервые открыл химическое оружие, удушливые газы на базе хлора, эту технологию я решил просто засекретить. А мир меж тем шёл к большой войне, и в Европе накапливались противоречия.
   Вместе с колоссальными военными проблемами и конфликтами между державами. Мир впервые смог получить плоды прогресса невиданные по своим масштабам. Развитый железнодорожный транспорт, телеграфы, самолёты, подводные лодки, первые автомобили на улицах городов, строительные устройства, высотные дома, электростанции, кино, радио и свет!
   И вот, как-то однажды, в самом закате Викторианской эпохи. Сразу после смерти королевы, что правила Англией с 1837го по 1901ый годы, я, чтобы развеяться решил сам прогуляться по улицам города, тайно и инкогнито, я давно этого не совершал, весь погруженный в заботы и дела. Я вышел из подворотни дворца и направился к центру города, здесь везде на улицах горели яркие фонари ночного освещения, лампы выглядели так необычно. Было ещё не слишком поздно, и я увидел, как мимо меня проезжают автомобили, это совершенно невероятное зрелище, улица с ночным электрическим освещением и автомобилями, я никогда раньше такого не видел. А там впереди играла музыка, я дошёл до большого театра, здесь было много огней и ярких ламп, я зашёл внутрь, прошёл в театр и сел в помещение смотреть фильм. И тут в темноте груз веков нахлынул и тысячелетние воспоминания, каждый шаг, когда я строил великую империю и науку. Ведь ещё не так давно, было смутное время, средние века, а ещё недавно я убивал неандертальцев, впрочем, вру, это было так давно. И вот каменный век позади и средние века тоже, и я сижу здесь в кинозале и смотрю чёрно-белый, но уже фильм. Это совершенно невероятное ощущение, прожить мою жизнь, увидеть древности и чудеса современности. Я невольно подумал сидя здесь, жаль, что Вилл не видит всего этого, он прошёл жизнь длинной в 6 тысяч лет, и совсем немного не дожил до этих светлых дней, каких-то двести лет. Потому что общество и мир изменились невероятно в сравнении с теми эпохами, когда на всю землю существовал один единственный город поселение людей на 2 тысячи человек, и всё, больше нигде никаких ростков цивилизации. А теперь цивилизация и продукты её труда были везде. Когда-то я считал цивилизацию Древнего Рима по-настоящему великой, но эта наша современная цивилизация дотянулась до неба, в прямом смысле этого слова. Потому что некоторые мои лучшие самолёты уже взлетали на высоту до 3000 метров. И это ещё только начало, там в моей тайной лаборатории уже лежит два куска, один из них радий, а другой обедненный уран. И я чувствую, что, то, что они излучают опасно, и боюсь подходить к ним сам, и это только начало.
  
   Глава 29: Первая мировая война.
   И вот 9го февраля 1904го года началась репетиция первой великой войны в истории человечества. Япония объявила войну Российской империи. Противоречия копились долго, и два этих государства претендовавших на власть в Маньчжурии на севере Китая и в Корее, столкнулись лбами. Российская империя обладала огромными ресурсами, и все они были на западе. Япония обладала мощным флотом и совершеннейшим вооружением, а также жёсткой дисциплиной и порядком в войсках. Война началась с ряда крупных морских битв, в которых впервые в истории не на шутку сошлись современные броненосцы. Продемонстрировав всю сокрушающую мощь современного оружия. А дальше начался этот ад на суше, в котором использовалась скорострельная артиллерия, а также орудия больших калибров. Штурм порт Артура, что затянулся на долгие месяцы, Цусима, крупнейшее морское сражение начала века, всё это продемонстрировало, сколь важно иметь совершенные боевые технологии в нашем современном мире, и сколь смертоносными они могут быть. И в конце, капитуляция и поражение огромного могучего русского медведя. И итог, малое государство Япония, обладавшее современной армией и флотом, побило могучую суперимперию, что протянулась на половину Азии и на половину Европы. С того момента все впервые осознали, сколь важны военные технологии и уровень их развития, сколь важна промышленность государства и железные дороги, а не только территория. И да, это был опасный и переломный момент в истории России и Европы. Потому что некогда могучие сдерживающие державы, такие как Русская империя и Османская империя продемонстрировали свою несостоятельность, все помнили, как лихо Россия в 1878 году побила Турцию, а теперь Япония также лихо побила Россию, имея гораздо меньше резервов. Впрочем, не стоит недооценивать Японию, она в те времена тоже стала превращаться в могучую морскую державу. И посреди всего этого флот Англии удручающе быстро слабел относительно других держав, если в начале века я имел полное тотальное преимущество над врагом, то теперь оно значительно сократилось. Я владел технологиями и деньгами, но мне не хватало ресурсов клепать броненосцы сотнями, сдерживая развитие противника. Теперь множество государств по всему миру, обладая мощной индустрией, строили свои флоты, и я вновь пожалел, что не послушал когда-то Вилла, зарождая новый порядок в пост Наполеоновской Европе. И всё равно, пока ещё Англия оставалась номером один, захватив многие территории и иноземные колонии. Единственное, я пожалел, что отдал на свободное плавание Северную Америку, потому что теперь США превращались в мощную державу.
   И наступил 1910ый год, и это был год, когда авиация уже имелась на вооружении всех развитых стран мира и стремительно совершенствовалась. Когда у каждой самой отсталой страны появились пулемёты, способные в один ствол остановить наступление целого пехотного батальона. И весь мир затаил дыхание в ожидании, Европа готовилась к очередной войне бессмертных. К войне, которой ещё никогда не было в истории человечества по масштабу, численности армий и мощи задействованных технологий. Там в Германии сосредоточилась гигантская промышленность, а рядом с ней Турция и Австро-Венгрия, и это один блок, полис мира, контролировавшийся бессмертными. А тут с другой стороны создал свой великий союз я, и в нём состояла Англия, Франция и Россия. США и Япония пока воздержались от вступления в альянсы. Но Японию интересовал Китай, и только там лежали её интересы, и я знал, стоит начаться войне, я отдам Юань на растерзание Японцев, а что до США они выступят за меня. И французы, обладая самой большой по численности армией в Европе, готовились принять на себя основной удар немцев.
   И вот настал день, и все страны нашли для себя повод. 28го июня, боснийский серб, студент, член националистической организации убивает в Сараево наследника Австрийского престола, эрцгерцога Франца Фердинанда. Спустя месяц переговоров, в результате которых Сербия не представляет нужных доказательств невиновности, Австро-Венгрия объявляет ей ультиматум. В котором требует провести расследование силами Австрийцев на территории Сербии, а также разрешить полиции Австрии проводить чистки в рядах Сербии, замеченных в анти австрийской пропаганде. На выполнение ультиматума отводится 48 часов. 28го июля, Австро-Венгрия заявляя, что требования ультиматума так и не были выполнены объявляет войну Сербии, а вслед Россия объявляет войну Австро-Венгрии, Германия объявляет войну России. И Франция с Англией, следуя союзным обязательствам, объявляют войну против Германии и Австро-Венгрии, в результате чего в первые же дни войны складывается гигантский геостратегический альянс, затронувший всю Европу. Поскольку все остальные более мелкие страны Европы также объявляют войну друг другу, и лишь немногие сохранили нейтралитет. При этом, все участники войны собирались закончить её одним решительным ударом, никто не верил, что война затянется на много лет. Лично я, понимая, что под моим контролем находится самая многочисленная в Европе французская армия, и, взяв в союз огромную Россию, полагал, что смогу быстро победить врага. Я был доволен тем, что наш клубок противоречий с бессмертными развязался столь выгодным для меня образом. Себе, как Англии, я поставил задачу полной морской блокады врага, я знал, что Германия обладает мощным флотом, но он малочисленнее моего. В итоге в нескольких морских сражениях мне полностью удалось блокировать флот Германии в портах. У себя во дворце я отпраздновал, и поздравил всех членов королевской семьи со скорой победой.
   Однако, события стали развиваться неожиданным для меня путём. Германская армия начала мощное наступление через территорию Бельгии на Францию, в обход её основных сил на востоке. При этом восточные силы Франции также завязли в тяжёлых боях. Первые же дни войны показали, что Германия обладает мощной и дальнобойной артиллерией, необычайно больших для суши калибров. А также некоторым количеством артиллерийских или бронепоездов, которые успешно маневрировали вдоль фронта, нанося артиллерийские удары на расстояние до двадцати километров вглубь позиций Французов. При этом отдельные лучшие немецкие орудия способны наносить удар на расстоянии до 40 километров. В итоге немцы перешли в наступление, в Бельгии, а французы недолго думая, решили начать наступление в Эльзасе и Лотарингии, надеясь, во-первых, вернуть себе эти области, а, во-вторых, сломить сопротивление немцев и вынудить их прекратить наступление в Бельгии. В то время как немцы буквально уничтожали Бельгийскую армию, даже не объявив ей войны.
   Тем не менее, наступление Франции не имело успеха, а вот немцы прорывались к французской границе. И французам пришлось в спешке перебрасывать туда силы, сложилась угрожающая ситуация. Противник в Бельгии вышел на линию соприкосновения с Францией, и начал массированное наступление, в результате которого всего за несколько дней 250 тысячная армия Франции была взята в гигантские клещи, и уничтожена или взята в плен. Немцы начали развивать наступление на Париж, и сложилась критическая ситуация, когда возник риск взятия Парижа, потому что крупных соединений французских войск между немцами и Парижем уже не существовало. Огромная, хорошо организованная, невероятно высоко оснащённая армия наступала на Париж.
   Однако, я, чувствуя скорое поражение на основном театре боевых действий, торопил Россию вступить в войну. И та вступила, начав мощное наступление в восточной Пруссии, ни чуть не менее опасное для немцев, чем наступление на Париж, тем более от восточной Пруссии до Берлина не так уж далеко. Немцы начали в спешке перебрасывать все свои армии с запада на восток, используя железные дороги. А меж тем Германия дошла практически до Парижа, и там в предместьях Парижа завязалась ожесточённая битва на Марне, в результате которой французским войскам удалось победить врага и отбросить его на 50-100 километров по фронту от Парижа. После чего французская армия снова перешла в наступление, намереваясь окружить германскую, и та отступала пока не упёрлась в море. После чего фронт стабилизировался примерно по линии восточной границы Франции, и война приняла затяжной характер.
   Меж тем на восточном фронте начались жесточайшие бои. В результате которых русская армия в восточной Пруссии была полностью разгромлена, и угрожающая ситуация стабилизировалась, наступление на Германию было прекращено Россия начал медленное отступление, но ей было куда отступать. Теперь война приняла длительный затяжной характер. Ни одна из сторон не имела сил, чтобы начинать активное наступление на врага. На западном фронте вдоль всей линии фронта протянулись многокилометровые траншеи пехоты и глубокоэшелонированной обороны, нашпигованной колючей проволокой, минами, пулемётами и артиллерией. Теперь ВВП Европы был велик как никогда, и единый, огромный фронт простирался с юга на север.
   Вскоре в войну на стороне Антанты вступила Япония, я смог убедить её, и той это было выгодно. Правда, участие Японии свелось к захвату японцами немецких колоний в Тихом океане. А самое главное, вступив в союз с Англией и Россией, Япония обезопасила от своей агрессии дальний восток России, что позволило русским перебросить оттуда силы и резервы на западный фронт.
   К зиме 1915го года, стало совершенно очевидно, что война приобрела затяжной характер, на что никто не рассчитывал, как и я. Два могучих союза были скованы своими огромными силами, и никто не собирался уступать, и каждый верил в победу, особенно я. Со стороны стран Антанты было мобилизовано под ружьё 10 миллионов человек, а со стороны стран оси 6,6 миллиона человек, из которых 3,8 миллиона были немецкими, при этом по средней боеспособности я оценивал одного немца как 1,5 свои бойца. Также пять миллионов из десяти приходилось на Россию, притом боеспособность русского бойца оценивалась как 0,5 моего. Такое обидное ущемление имело свою объективную причину и определялось не только обученностью, но качеством и количеством вооружения, которым оснащались армии. Русская армия несмотря на свою многочисленность имела острый дефицит многих видов вооружений. Меньше всех войск мобилизовала Англия, всего один миллион солдат. Тем не менее, в худшей ситуации оказалась Россия, поскольку та не имела больших запасов амуниции, и значительная часть вооружения была покупной. В дальнейшем, перерасход снарядов привёл к началу артиллерийского голода в Российской армии из-за которого огромная и многочисленная армия имела совсем невысокую боеспособность. Парадокс любой современной войны, кстати, чтобы иметь мощную армию глупо и бесполезно во время войны мобилизовывать всё без исключения мужское население. Очень многие молодые мужчины в силу своих качеств и образования, на войне могут быть гораздо полезнее в тылу, снабжая тех, кто воюет более совершенным и качественным вооружением. Ведь высококвалифицированный рабочий может снабдить оружием десять человек, и лучше иметь десять хорошо вооружённых бойцов, чем одиннадцать и три патрона на весь отряд. Далеко не все правители современности понимают такие простые вещи, стремясь во время войны мобилизовать в армию всех подряд, включая учёных, что трудятся над созданием нового оружия и рабочих военных заводов. В итоге русским остро не хватало любого оружия даже банальных патронов с винтовками. И многочисленная пятимиллионная армия была вооружена в основном штыком к винтовке, то есть по факту копьями времён 10го века нашей эры, и даже не луками. Таким образом, самой неготовой и небоеспособной страной оказалась самая большая, Россия. Тем не менее, с началом снарядного голода, Россия очень грамотно и стратегически осторожно, начала великое отступление, медленно сдавая позиции на тех направлениях, где Германия сосредотачивала перевес сил. При этом, боевые действия на западном фронте утихли, поскольку возникла система глубокоэшелонированной обороны с обеих сторон. И только под Верденом начались попытки неудачного наступления, которое продолжалось длительное время. Также весна 1915го года ознаменовалась первым в истории человечества военным применением боевых отравляющих веществ. Увы, мои войска были к ним не готовы, я сам не развивал военную химию, надеясь, что враг не догадается, не помогло. Деваться было некуда, я стал готовиться к химической войне, поставляя в армию противогазы и своё собственное химическое оружие. Всё же в этот период Германия сосредоточила свои усилия на России.
   Летом 1915го года было предпринято несколько долговременных наступлений на Германию со стороны французских и английских войск. Я пытался прорвать фронт, поливая его из тысяч орудий чудовищным количеством снарядов. Фронт врага представлял из себя сплошную линию окопов и огневых точек, с долговременными укреплениями на глубину десять километров, и так по обе стороны фронта на всём протяжении линии боёв. За всё лето, на многих участках фронта удалось продвинуться не более, чем на десять километров. Оборона имела преимущество перед нападением, больше всего при наступлении мешала уязвимость пехоты от любого огня. Требовалось создать мощную ударную бронированную единицу. Требования к такой тактической единице сложились очень быстро, и я ещё весной 1915го года приступил к их разработке, но задача была непростой, потому что паровой двигатель не годился, требовалось создать мощную подвижную крепость дзот для атаки врага на двигателе внутреннего сгорания большой мощности. Требовалось создать такую машину, которая бы имела на вооружении артиллерию и пулемёты. Обладала бы бронёй не менее 8-12 миллиметров стали, и могла бы двигаться по изрытой сильно пересечённой местности со скоростью не менее 5 километров в час. Инженерная задача непростая, но мне кажется вполне посильная. И мне надо было торопиться, потому что на востоке русские отступают. И да, мои корабли иногда плавали туда, продавали боеприпасы, но этого было мало. Итого, я приступил к разработке двух моделей танков. Тяжёлые танки разрабатывались в самой Британии модели Mark или кратко Mk. Они были крупного размера, обладали повышенной проходимостью, и двумя пушкам среднего калибра по бокам, а также имели на вооружении несколько пулемётов. Лёгкие танки FT-17 разрабатывались во Франции. Французские танки были гораздо меньше, подвижнее, имели на вооружении слабое мелкокалиберное орудие в башне и пулемёт, но толщина их брони практически не уступала моим танкам. Вообще броня танков того периода от 8, максимум до 20мм брони, рассчитана на защиту от фугасных боеприпасов и пуль, а также осколков. Более тяжёлую броню просто не был способен тащить слишком слабый двигатель.
   Однако, не стоит думать, что я все эти годы, до создания танков бездействовал. В Европе было много фронтов, Балканский, греческий, мы захватили все колонии Германии и Австро-Венгрии по всему миру. Не стоит думать, что на западном фронте напротив Франции Германия держала одного солдата на километр фронта, там было много военных частей, и более 50% всей армии Германии сидело в окопах по всей линии соприкосновения напротив французов. И эти части периодически постреливали. Гигантская многокилометровая линия обороны растянулась на всём протяжении линии соприкосновения, окопы в сотни рядов, соединённые небольшими подземными туннелями и блиндажами из брёвен. Ряды колючей проволоки, и каждое направление простреливалось пулемётами. Только долговременный обстрел позиций из тяжёлой артиллерии мог выдавить из них врага, посыл солдат в бой без артиллерийской подготовки это верная и бессмысленная смерть. Тем не менее, при титанических артобстрелах в которых участвовали сотни и тысячи орудий, солдаты врага гибли сотнями и даже тысячами, а обстрелянные позиции надо было снова занимать живым, иначе их займёт враг.
   Я установил морскую блокаду и состоялось несколько крупных морских битв в которых флот Британии сыграл свою решающую роль. Также в Германии было много портовых городов, которые простреливались тяжёлыми пушками моих линкоров на глубину до 25 километров. И да, многие города были, а после того как к их берегам удачно сплавал мой флот, некоторых больше не было. Бомбардировка побережья Германии морским флотом Англии стало обычным делом, хотя немцы огрызались, и эвакуировали многих жителей из опасных прибрежных областей. Также у немцев имелся собственный флот, который часто тонул в боях, и он тоже стоил больших резервов и ресурсов.
   В феврале 1916го года немцы начали масштабное наступление под Верденом, также называемое Верденской мясорубкой. Немцы массово применяли тяжёлую артиллерию и боевые отравляющие вещества. В тяжелейших боях за несколько месяцев им удалось сдвинуть фронт на несколько километров, но не более. К декабрю 1916го года, не достигнув успехов, наступление немцев захлебнулось, при этом они потеряли около 500 тыс человек, а англичане и французы 700 тысяч человек. В небе над Верденом впервые начались воздушные бои, немцы применяли новейшую авиацию, в которых пулемёты синхронно стреляли сквозь пропеллер, не задевая лопастей. Я располагал пулемёты позади самолётов и на крыльях. Впервые действия авиации было по-настоящему массовыми, правда, хорошо, что бомбардировщики тех лет не могли поднимать тяжёлых бомб, иначе, мне пришлось бы жарко. А так фанерные самолёты по типу кукурузников сражались друг с другом в небе. И это уже было очень круто и невероятно. Люди сражались в небе над полем боя, расскажи такое кому в средние века, в лучшем случае назовут дураком и фантазёром.
   В тот период я сосредоточился на танках, считая их оружием победы, и разрабатывал всё новые и новые модели. А также занимался их внедрением в производство, танк это очень сложное технологическое устройство. В нём есть весьма сложный для изготовления мощный двигатель с большим количеством точных деталей, а также сам корпус танка и различные системы торможения, поворота и управления, орудия и шасси. Каждый танк стоил как 50 пушек, и был крайне сложен в производстве. И предстояло не только спроектировать танк и изготовить, но решить и экономические задачи по текущему снабжению боеприпасами действующей армии. Поскольку все военные заводы были загружены под завязку. И мне приходилось решать множество сложнейших задач макростратегии, управления и снабжения армии, а также планы по созданию оружия на последующие годы войны. У меня не было ни одной свободной минуты, и я работал целыми днями, иногда невольно завидуя солдатам, что спокойно сидели себе в окопе.
   Надо сказать, что Россия и Германия тех лет также разрабатывали танки, но Россия так и не запустила в серию ни одну из своих сверхтяжёлых моделей. Германия за всю войну изготовила лишь несколько десятков машин, чем-то похожих на мой танк Mk, только гусеницы были снизу. И немецкие танки за всю войну видели лишь пару раз мелкими группами, в связи с чем, они не сыграли большой роли и можно считать, что танков у Германии не было. Всё это определялось даже не технической невозможностью создания танков, а просто тем фактом, что Германия не имея ресурсов, была напряжена в войну гораздо сильнее, и у неё не было возможности тратить труд большого числа инженеров и рабочих, на создание столь дорогостоящего устройства как танк. Вот если бы кто был умнее, и создал танки до войны, применил сразу ещё в 1914ом, тот стал бы победителем. Так что верное умение угадать оружие будущего очень важно, и я взял это на заметку, стараясь в будущем сделать свой ум более гибким и рациональным, увы, не смотря на все свои знания и возраст, я не всегда бываю достаточно умён и потому часто проигрываю.
   Летом 1916го года впервые в истории человечества были применены танки. В Битве на Сомме англичане двинули танки в наступление, и, применив столь неожиданное оружие, смогли достичь заметных успехов. По сравнению с другими фронтами результат был просто впечатляющим, оборона была продавлена на 10 километров, практически на то расстояние, на которое танки смогли проехать без дозаправки и техобслуживания. Мощные машины рвали колючую проволоку, подавляли огневые точки и защищали собственных бойцов от атак, выдерживая огонь вражеских фугасных орудий и пулемётов. Надо сказать, хотя броня танков тех лет была очень тонкой, на тот момент бронебойных снарядов у немцев не было, и остановить танки было нечем. Но, конечно, успех на реке Сомме объяснялся не только применением танков, в этом районе было накоплено свыше 1500 артиллерийских орудий и около 300 самолётов. Наступление велось всеми силами, и да враг слегка отступил. Тем не менее, можно сделать вывод, что весь западный фронт в 1915-1916ых годах был глубоко позиционным, и любое наступление заканчивалось ничем. Потому что вряд ли можно считать масштабным и хорошо спланированным наступление, в котором фронт продвигался на десять километров за три месяца боевых действий. Тем не менее, любые попытки наступления и мощных артобстрелов истощали человеческие резервы врага. Не стоит думать, что враг терял в этих боях мало сил, каждая битва уносила тысячи жизней. Никогда раньше не гибло так много людей в течение столь длительного времени. Основная причина неподвижности фронта была в том, что подготовка наступления и само наступление требовало слишком много времени. И к тому моменту как наступление начиналось, противник уже успевал построить ещё одну линию обороны в тылу и подтянуть войска. Тем не менее, потери по количеству убитых в таких войнах были велики, и военные операции шли наизнос.
   В общем, успехи русской армии на восточном фронте на границе с Австро-Венгерской империей единственное, что поднимало дух. Там весной 1916ого года состоялся грандиозный успех российского оружия, Россия совершила Брусиловский прорыв, последствия которого враг расхлёбывал несколько месяцев, бросая туда крупные резервы. В результате Брусиловского прорыва было уничтожено и взято в плен полтора миллиона солдат и офицеров Австро-Венгрии, после чего людские резервы стран оси стали истощаться.
   Однако в феврале 1917ого года начались столь неудачные волнения в Петрограде, что закончились отставкой царя, и появлением в России временного переходного правительства. Меня пугала эта смута и назревающая революция, полный хаос. Потому что с развитием революции в Петрограде пропорциональна слабела русская армия на восточном фронте. В итоге Россия стала постепенно выходить из войны, всё менее участвуя в самой войне, не проводя никаких крупных наступлений. Солдат снимали с фронта, и тот к концу года полностью развалился, к власти пришли большевики, они заключили мир с Германией и подарили ей огромные территории. Конечно, во всей этой истории не обошлось без бессмертных, что ж, Россия была слабым звеном в этой войне с самого начала.
   Но и для стран оси, Германии и Австро-Венгрии положение стало просто катастрофическим, в Германии начался голод, не хватало припасов, топлива, наступила полнейшая транспортная разруха. Враг не имел больше человеческих резервов, чтобы продолжать боевые действия и держался из последних сил. Зато в Европу на помощь мне пришли Американские войска и товары, я понял, что выигрываю войну. К 1917ому году также в мою армию было поставлено в больших количествах много тяжёлых и лёгких танков, которые прошли за 1916ый год обкатку, были модернизированы, получили более мощные и надёжные двигатели и чуть более толстую броню. Вся эта танковая армия, которая теперь вместе с французскими танками насчитывала более тысячи машин только в прифронтовой зоне. Позволила мне начать наступление по многим направлениям, танки медленно, но упорно сдвигали границу на восток, уничтожая Германских солдат, последние резервы врага. И если резервы врага были истощены, то ко мне приходили подкрепления со всех концов света, из Америки, моих иноземных колоний и других стран мира, таких как Австралия и Канада. Противник отступал, 1917ый год стал переломным, и если бы не русская революция, мы закончили бы войну победой ещё в 1917ом году. Но, увы, зимой 1917-1918ого фронт русских окончательно рухнул. По условиям мирного договора русские передали странам оси огромные территории, а также выплатили контрибуции, и не золотом, которое уже никому не было нужно, а оружием, техникой, зерном и топливом. Впрочем, это не могло уже дать немецкому народу хоть какой-то роздых, немцы задыхались от моего натиска с запада. Усталость войной даже в моей стране была чудовищной, что уж говорить про Германию.
   Весной и летом 1918го года немцы начали последнее отчаянное наступление во Фландрии на своём западном фронте. К тому моменту общая численность армии держав оси составляла 3,6 миллиона человек, против 6,6 на начало войны, и брать молодых и сильных мужчин для армии было просто неоткуда. Единственное, что спасло Германию от краха, это закрытие восточного фронта. При этом, мои людские резервы до сих пор были велики, ко мне на помощь подходили резервы с иноземных колоний и других стран вступающих в войну, прежде всего со стороны США, враг начал быстро проигрывать. Видимо, немцы надеялись переломить ход войны последним отчаянным наступлением, и за несколько месяцев преодолели от 40 до 70 километров, так и не сумев прорвать фронт. Положение Германии становилось просто отчаянным и критическим, больше всего били по Германии заканчивающиеся людские военные резервы. 14го октября при поддержке более двух тысяч танков началось общее наступление Антанты на западном фронте. В результате враг начал масштабное отступление и сдачу позиций, Германия оказалась в катастрофической ситуации. Высшее политическое руководство Германии почувствовало надвигающуюся катастрофу, собираясь сбросить действующее правительство. А меж тем союзники пошли на прорыв, и 6го ноября с восстания матросов в Киле началась немецкая революция.
   Итак, 8го ноября в Компьенский лес прибыли делегация Германии и Антанты принимать полную и безоговорочную капитуляцию Германии. Враг был повержен, Германия обязалась в четырнадцатидневный срок освободить все оккупированные территории, включая Эльзас и Лотарингию. Вернуть на родину всех военнопленных. С этого момента Германия не имела права иметь силы более 80 тысяч человек, ей запрещалось иметь собственную авиацию и танковые войска. Германия обязалась передать союзникам огромное количество промышленного оборудования, значительную часть военно-морского флота и вооружений. Фактически после Компьенского перемирия, Германия почти полностью лишалась армии, поскольку, теперь дозволенная армия была настолько слаба, что не смогла бы вести войну ни с кем, и иметь любые интересы. Несмотря на это, перемирие было гуманным и цивилизованным, Германское государство сохранило большую часть своих изначальных территорий, и не было превращено в чью-либо колонию. В этом плане Австро-Венгерской империи повезло меньше, поскольку она распалась на ряд мелких и независимых друг от друга государств. Сходная судьба ждала и Османскую империю, та по результатам войны развалилась на ряд государств поменьше. Великая Османская империя навсегда превратилась в банальную Турцию, небольшое государство регионального значения. Увы, печальная судьба постигла и моего союзника Российскую империю. Та подобно проигравшим странам развалилась на территории поменьше, из её состава вышла Прибалтика, отвалились Финляндия с Польшей. Причём к власти на территории СССР пришли какие-то странные люди, исповедовавшие утопию, называвшуюся коммунизм. В начале они пытались строить этот коммунизм, но потом перешли к НЭПу, то есть к примитивной форме полугосударственной рыночной экономики, контролировавшейся сверху банальной диктатурой. Сама же Россия на долгие годы погрузилась в анархию гражданской войны, уже после того как в Европе наступил мир. Я хотел было отправить туда войска и навести в России свой Английский порядок, но в войсках был столь высокий уровень усталости от войны, что меня хватило только на спонсирование и снабжение белого движения. А потом, когда я был готов воевать, гражданская война в СССР закончилась и появилась своя собственная какая никакая армия. И вторжение туда, в достаточно большую страну означало бы крупную войну, и я снова к ней был не готов, потому смирился с самим фактом существования коммунизма в мире. Хотя на деле там был не коммунизм, а очень примитивная диктатура под красивыми лозунгами. Больше всего меня расстроил тот факт, что Россия национализировала огромное количество имущества Англии и Франции, а потом отказалась платить по долгам, объявив, что не является ответственной за долги старого правительства. Хитрожопый ход, кстати, до такого за всю историю человечества додумалось разве что правительство Украины в 2015ом году. В общем, в итоге после всего этого беспредела я отказался признавать государство СССР и ввёл против него торговое эмбарго, аналогичным образом вместе со мной поступило всё остальное человечество. Я решил, что если нельзя воевать, то объявлю неадекватам хотя бы бойкот. В конце концов, есть какие-то правила торговли, совместного проживания на планете, понятия собственности, и их нельзя нарушать. Если взял в долг верни, если не хочешь быть правопреемником предыдущего хозяина, не занимаю чужую жилплощадь.
   Вообще же, подводя глобальные итоги первой мировой войны можно сделать вывод, что войну я выиграл и проиграл. Я выиграл войну, потому что обезоружил Германию и все государства оси зла Европы. Теперь новая политическая система в Европе должна была предотвратить войну в будущем. При этом, самое главное, я сверг с пьедестала власти всех бессмертных, что на самом деле очень важно. Однако, я опасаюсь что они теперь окопались где-то в СССР, что возможно ещё хуже, но пока что СССР слабая и отсталая страна. И пройдёт ещё много лет, прежде чем Россия поднимется, а я за это время наращу технологии. Также, после первой мировой войны в целом мир стал более безопасным, уцелели наиболее мирные государства, прекратила существование Османская империя, родилось много мирных маленьких государств, я утвердил своё оружие и его превосходство в мире. Временно прекратились все крупные войны. И сейчас Великобритания встала во главе гигантского союза государств, где я являлся политическим лидером, это Франция, Англия и США. Три мировых супер гиганта, причём в годы войны отношения с США вступили в новую доверительную фазу, мы стали тесными союзниками. Я продал им много своих военных технологий, наши военные сотрудничали и... И, увы, я проиграл. В довоенном мире, несмотря на все угрозы, единственным доминатом планеты была Великобритания, теперь всё было не так. Моя экономика и торговля ослабли, ослабло моё влияние в колониях, утихла торговля. И новым мировым и промышленным лидером стали США, теперь я даже отставал от них. В годы войны США находились вдали от театра военных действий и присоединились лишь к концу войны. За эти годы Американский бизнес сильно поднялся, скупил многие активы в мире, вывез к себе специалистов и оборудование, и теперь мой ближайший союзник в мире был таким же лидером, как и я. Фактически первую мировую войну выиграли США, в том смысле, что все плюшки достались им. Поэтому я проиграл, уступил первенство, и теперь Уолт Стрит задавала всю игру экономик мира, а не Лондонская фондовая биржа как раньше, и этим всё сказано.
   Мы с королевской семьёй Англии отмечали победу над Германией во дворце Лондона. Королевская семья Англии никогда не была моей кровной роднёй, но они считали меня своей частью, и нередко я подолгу общался с ними. Они пытались подарить мне нечто человеческое. Все праздновали, я встал с вином в руке и сказал тост.
   -За нашу победу, спасибо всем.
   -Теперь нас ждёт век процветания и богатства.
   -Да будет так.
   -Нас ждёт светлое будущее.
   -К новым научным высотам.
   Мы сели и стали пить и есть, я теперь свободен, могу немного отдохнуть, хотя бы пару дней, а потом возвращать лидерство. Я знаю, сейчас США ушли вперёд, но это ещё не поздно исправить. И вместе с тем в те времена я стал подозревать, что что-то неправильное происходит с США, слишком уж те стремились задобрить Англию, наладить со мной и именно со мной доверительные отношения, вместо того, чтобы ослабить конкурента, быть может, они что-то подозревают? Может, они знают обо мне? Я решил отогнать эти мысли прочь.
  
   Глава 30: Предвоенный мир.
   А меж тем, экономика Англии нуждалась в немедленной помощи, и я приступил к её вытягиванию из нехорошего места. Я тянул все отрасли сельское хозяйство, чтобы уменьшить импорт продуктов, который временно возник после войны. Металлургию Уэльса, с той же целью, и надеялся выпускать большие и дорогие вещи, чтобы заработать денег. Мне предстояло уменьшить дефицит Сальдо торгового баланса империи и начать зарабатывать деньги в казну. И вот тогда, не всё пошло успешно, например мой крупнейший теплоход Титаник, выйдя в первый же свой рейс, так неудачно потонул, несколько сотен миллионов фунтов стерлингов пошли на дно Атлантического океана, были и другие мелкие неудачи. Но чтобы погасить их, я начал экспорт военных технологий в разные страны мира. После войны было налажено производство танков, что на много поколений стали совершеннее предыдущих. Новые танки могли быстро ездить на большие дистанции, имели мощное пушечное вооружение и гораздо более толстую броню. Наиболее успешной была принята модель танка FT-17¸то есть подвижный танк с одной единственной башней наверху и максимально мощным орудием в ней. При этом серия моделей танков Mk была признана негодной. Хотя конечно, новые модели танков были значительно крупнее, мощнее и подвижнее чем FT-17. Правда, выяснилось, что экспортировать своё оружие мне теперь некуда. Франция и США сами могли произвести себе оружие, в Германию нельзя, Японии не нужно, да и тоже сама, в СССР тоже нельзя. Осталось несколько отсталых стран типа Испании, а также колонии, с которых итак деньги можно стрясти, экспортировать танки было некуда. Тем не менее, экономика стала подниматься, но теперь условия игры в мире стали сложнее, заработать деньги на экспорте особого оружия тяжелее.
   Война оставила в наследство Британской империи невероятный промышленный потенциал, после конверсии он проявил себя. Я наладил массовый выпуск автомобилей, часть которых пошла на Американский рынок, правда, взамен американцы экспортировали свои, но на улицах городов появилось множество машин. И они были совсем не такие как довоенные, теперь машины ездили со скоростями до 70 километров в час. Небывалых успехов достигла послевоенная авиация, самолёты стали значительно легче, дерево прочнее, а мощность двигателей самолётов резко возросла, как и их экономичность. Появились первые пассажирские авиаперевозки для богатых, преимущество пассажирских самолётов в скорости перед любыми другими видами транспорта было несомненным. Новое поколение боевых самолётов обладало колоссальной скоростью полёта до 250 километров в час, при высоте полёта 7 километров и дальности свыше 600 километров. Появились первые тяжёлые бомбардировщики, самолёты способные сбросить на врага более 500 килограммов бомб. Это уже было серьёзно, учитывая высоту стрельбы зенитных пушек не более 2000 метров. Я понимал, крупная орава бомбардировщиков, двигаясь под прикрытием истребителей способна вторгнуться на территорию врага на сотни километров разбомбить в тылу врага целый город и что особенно серьёзно, важные промышленные предприятия или электростанции. Если в прошлом угроза тылу начиналась только при прорыве фронта, то теперь этот фронт можно было перелететь на высоте 7 или даже 8 километров, и ударить по любому разведанному объекту в тылу врага. Также огромную роль играла авиаразведка, поскольку быстро летящий высотный самолёт мог выведать любые перемещения вражеских войск, не буду упоминать тот факт, что в современном мире появилась совершенная фотоаппаратура, так что теперь разведка идёт не только со слов пилота, но можно получить настоящие, подробные фотографии, которые можно изучить в штабе. А значит, доминирование в воздухе стало важнейшей боевой задачей любой войны ближайшего будущего, и роль воздуха в войне будет стремительно возрастать. И теперь чтобы обеспечить безопасность Альбиона мало иметь морской флот, надо иметь и мощные ВВС, недалёк тот день, когда появятся самолёты способные взлететь с пролива Ла-Манш долететь до Лондона и вернуться, это уже сейчас в один конец возможно.
   Военно-морские силы постепенно начали отказываться от паровых турбин, заменяя корабельные силовые установки двигателями внутреннего сгорания, в результате скорость моих новейших эсминцев возросла до 35 километров в час. Правда, морские корабли строятся подолгу, и в связи с этим, возможно эпоха пара ещё не совсем окончена.
   Американцы всё больший интерес проявляли к моим технологиям, и я открыл для них новые отрасли приборостроения, которыми раньше пренебрегал. Впервые мной были сконструированы радиопередающие станции большой дальности, по которым можно передавать сигнал на сотни километров. Быстро вперёд шла новейшая область промышленности радиоэлектроника, которая теперь затрагивала не только сами антенны и провода, но и простейшие микроэлектронные компоненты. Также я впервые сконструировал первый работающий серийный радиолокатор, его создание, и проектирование экрана радара потребовало применения новых устройств лампового типа и диодов. Впервые были положены примитивные основы современной микроэлектроники, приборы были необычайно сложны. И если в средние века я предполагал, что управляющие элементы будут сложными механическими, то теперь я понял, что их надо делать электрическими. Впрочем, механические управляющей устройства, в том числе для металлорежущих станков промышленности тоже получили широкое развитие. Впервые многие особо точные промышленные операции выполнялись устройствами автоматически, по программе, но без труда людей. И я верил, что эта отрасль получит в будущем широкое развитие, и даже написал несколько книг, главными героями которых стали роботы, механические люди разных размеров. Я понимал, что в будущем глубоко развитие электроники и малых управляющих механических устройств обеспечит наш мир технологиями нового полу разумного типа, и я сам предпринимал невероятные усилия в области создания микро устройств. Могу не без гордости объявить себя в этой области гением планеты номер один. При этом, я теперь далеко не всегда делился своими навыками и идеями с другими людьми, осторожнее обращаясь к возможности предательства, и создавая для себя задел на будущее, который я смогу реализовать для утверждения своей власти над миром нового типа. Работал я и над другими важными наукоёмкими устройствами. В тот период работал и над сонаром, как средством обнаружения подводных лодок противника. С развитием электротехники, электродвигателей и устройств электропитания длительного типа, появились субмарины способные на длительные подводные атаки и подводные передвижения на десятки километров. При этом лучшие боевые подводные корабли способны были плавать на глубине до ста метров, и я в тот период стал понимать, что все совершенные корабли будущего должны быть подводными. Ведь обнаружить подводный корабль гораздо сложнее, чем надводный, учитывая тот факт, что стальные батискафы опускались на дно Марианской впадины, можно понять, что совершенный подводный корабль будущего сможет плавать в Атлантике около океанического дна и даже прятаться там. А значит, будущее за подводными кораблями, и если оно наступит не сегодня, то через полвека или чуть больше точно. Жечь под водой топливо нельзя, углекислый газ и расширенные газы некуда девать, но плыть на электрогенераторах можно и очень далеко. Я понимал, что возможно с развитием ядерных технологий подводные корабли смогут преодолевать под водой тысячи километров, не всплывая на поверхность никогда. При этом, уже в тот период я столкнулся с двумя химико-механическими пределами вещества, которые сдерживали прогресс всего. Первый химико-механический предел горения химического топлива, которое заключалось в том, что теплотворная способность всех элементов в природе, включая даже водород, составляла 35-70 мегаДжоулей, и только чистый водород, который очень трудно хранить 120-140 мегаДжоулей в зависимости от давления. Этот предел приводил к тому, что невозможно изготовить аппарат на горении, принципиально более совершенный, чем существующие, тоже самое касается и бомб с артиллерией, поскольку именно горение лежит в основе любой взрывчатки любого назначения. Я знал обойти химический предел очень тяжело, и сами люди ещё долго будут на это неспособны, поэтому я уже тогда с особым вниманием относился к накоплению собственных тайных знаний о химии. Однако, я предполагал, что возможно химический предел будет обойдён с помощью ядерных реакций деления. При этом, я понимал что оседлать атом очень сложно, и возможно, люди долго не смогут это сделать, поэтому я в какой-то момент смогу получить уникальную военную технологию, которой ни у кого не будет. Второй и самый важный предел, механической прочности вещества, он заключался в том, что все металлы, которые мы используем сегодня, имеют потолком своим сталь, с прочностью на разрыв 1,1ГПа и не более, а обычная сталь это 0,7ГПа на разрыв. При этом некоторые дорогие редкоземельные металлы слегка опережали сталь, но очень незначительно, не более чем на 5-10%. При этом сложные методы термообработки стали способны повысить её прочность до 2ГПа за счёт роста числа дислокаций, но такой материал быстро стареет, покрываясь трещинами и использовать его постоянно невозможно. Таким образом, всё будущее материаловедения будет прыгать около предела в 1,1ГПа, при этом второй составляющей механического предела вещества, является температура плавления, для стали это 1750К, для самых тугоплавких металлов 3700К, с ней я столкнулся, работая над лампочкой накаливания. И он является наиболее сложным, поскольку если в природе существуют синтетические волокна, которые потенциально могут немного повысить прочностной предел стали, за счёт создания композита, то температура плавления выше 3700К не растёт никак. И это очень важные пределы. Логично, что, увеличивая прочность металла во много раз, легко необычайно повысить боеспособность любого оружия, как мощности брони, так и многие другие параметры оружия. При этом, уже в тот период я стал искать сложные способы обойти механический предел, и открыл монокристаллы, которые в будущем теоретически можно использовать для повышения прочностных свойств металла в несколько раз, но не более. Даже монокристалл способен увеличить прочность стали раз в пять и не более. Таким образом, впереди человеческой науки находилось два важных предела, предел прочности и температуры плавления вещества, самый сложный и непреодолимый, он же самый главный предел. Поскольку даже монокристаллы и синтетика имеют близкий и весьма конечный предел прочности и температуры плавления вещества, и очевидно, что наша техника скоро упрётся в него, если не сейчас, то лет через пятьдесят точно. Второй предел, это энергетический предел химических реакций, но его можно обойти через ядерную физику, по крайней мере, я надеялся на это. И третья задача, но не предел, это создание сверхсовершенных нано устройств сложного управления предметами. С этой задачей человечеств очевидно справится, может через пятьдесят лет, а может и через сто. И я исследовал эти прицелы не просто так, не ради того, чтобы создать лучшее оружие, у меня были более сложные планы, уже тогда я задумал великую космическую экспансию человечества. Я изучал эти знания и пределы веществ, необычайно глубоко разбирался в химии и материаловедении, на недоступном никому из простых людей уровне, ради того, чтобы в будущем двинуться заселять космос, и возможно воевать там с другими развитыми расами. Мои расчёты показывали, что для того, чтобы разогнать в сопле Лавалля газы до требуемой величины, требуется металл более прочный и тугоплавкий чем сталь, и вещество рабочего тела, способное развить в сопле скорость свыше 12 километров в секунду, а это как минимум водород при температуре 3800 кельвин, до порога диссоциации. А для дальних космических полётов к другим звёздам и этого будет мало, нужно достигать температуры в миллионы и миллиарды градусов при огромных давлениях, и для этого потребуется невероятная наука, и я должен стать её носителем. Потому что простите меня за мою спесь, я умнее, чем всё остальное человечество, включая всех моих бессмертных детей, вместе взятых. И если не я, то кто прорубит это окно в космос и обеспечит великое космическое будущее человечества. И я проводил важные исследования, и результаты многих опытов и выводы уже тогда запоминал сам, для себя, а даже не записывал, зная и понимая в науке гораздо больше, чем все другие люди. И отрыв моей научной мысли, от мыслей людей уже тогда был очень велик. Не стоит забывать, что мой мозг учился создавать технологии и понимать законы природы сотни тысяч лет, я обладаю опытом и знаниями во много раз превосходящими, чем любое другое существо на Земле, и я использую эти знания для своего обучения много лет. Те выводы, которые способен сделать любой человек на Земле не сравнятся с выводами, которые способен сделать я.
   К 1925ому году экономические последствия войны для Англии и Франции в основном были преодолены и начался райский этап развития государств, уровень жизни простого населения превысил все ранее достигнутые показатели во многих государствах Европы. Послевоенная ситуация в колониях стабилизировалась, волнения прекратились. Я сосредоточился не на военных проектах как раньше, а на развитии гражданской промышленности, сейчас следовало нарастить массовое производство. Я старался не внедрять новые изобретения в производство, зная, что их могут украсть Американцы, которые сразу же старательно перекупали любые мои военные и гражданские технологии и моих учёных. Тем не менее, я далеко продвинулся в физике частиц, выяснил, что такое радио излучение элементов, расщепление и радиация, а также установил её смертельную опасность. Я узнал о вселенной много нового, были открыты космические лучи, что проникают сквозь нашу планету, специальные ионные трубки фиксировали их. Был создан и внедрён рентген и написан ряд фундаментальных работ по проникающим излучениям. Также появились первые научные работы о том, что ядерную энергию можно поставить на службу людям, в том числе для космических полётов, правда, пока никто не знал, как ею управлять. Лично для себя я впервые провёл серию тайных опытов со сверхвысоким давлением и реакциями протекающими при них, получив выдающиеся результаты, опасаясь что они будут украдены, я прекратил опыты, сообщив, что исследования были неудачными. Впервые были созданы простейшие небольшие по современным меркам электрические ускорители частиц, и было совершено столкновение атомов на скоростях в тысячи километров в секунду. Опыты доказали, что ядра атомов, и особенно протоны это очень прочные и стабильные частицы, однако при столкновениях происходят важные процессы, которые можно использовать сложным образом. Увы, мои опыты сильно сдерживались страхом, что слишком рано сделанные открытия, могут быть украдены. В связи с чем, многие выводы я оставлял сам для себя.
   В этот период впервые открыто и в СМИ стали обсуждаться возможности космических полётов с помощью ракет. Я, тем не менее, пользуясь уравнениями удельного импульса, понимал, что современных топлив недостаточно для космических полётов, поэтому не стремился пока идти в космос. Но многие люди всерьёз обсуждали возможность жизни на Марсе, и мне понравилась книга тех лет, написанная Гербертом Уэльсом "Война миров". Учёный предположил, что если построить в коре планеты вертикальную шахту на много километров, и заполнить её водородом, то можно выстрелить космическим кораблём с огромной скоростью и тот отправится в космос. Правда, его вполне разумная и заслуживающая уважения теория имела ряд слабых мест, но в принципе, возможно в будущем её можно реализовать, если найти способ быстро нагревать водород. К тому же, я знал, что на скорости свыше трёх километров в секунду обшивка любого аппарата нагревается до огромных температур, а атмосфера имеет сильный, тормозящий эффект. Для полёта в космос нужно преодолеть толстую земную атмосферу толщиной около 90 километров, при этом для выхода на орбиту аппарат должен развить скорость около 8 километров в секунду. Для чего на старте потребуются огромные перегрузки и возможно, признаю, в будущем такое станет возможно, но не сейчас.
   Многих занимал вопрос возможности жизни на Марсе и Венере. Люди фантазировали, писали книги о том, что на Венере живут венерианцы, и это облачный мир с большим числом океанов, а Марс пустыня. Мощные телескопы были устремлены в небо. Я знал, хотя люди очень хотят увидеть Марсиан крайне маловероятно, что они там есть, даже если Марс действительно обитаем и там есть жизнь. Скорее всего, жизнь там неразумна. Просто потому что я знал, что наша планета существует миллиарды лет, и за эти долгие годы человечество было первым и единственным, разумным видом в истории. И мне ли не знать, как и каким способом, человечество достигло своего пьедестала царя природы. А я знал точно и достоверно, я единственный в своём роде мутант, и да иногда и очень редко природа создаёт мутантов, и большинство мутаций неудачны. Человечеству сильно повезло, что все мои мутации были столь удачны. Потому что за всю историю нашего вида, ни разу более, не родилось мутанта, обладавшего качествами близкими к моим в плане вечной жизни, интеллекта и успешной физиологии. Я понимал, что чисто случайно может родиться существо подобное мне, и это произошло, но вероятность события запредельно низка. Изучая генетику я понял, что при слиянии людей, новый геном берётся из родительских, плюс небольшое абсолютно случайное отличие, которое делается организмом ради эволюции. И это отличие, оно абсолютно случайно непредсказуемо, делается наобум, бесцельно, а потом оценивается эволюцией. Так я в те времена представлял себе генетику. Хотя мутанты в обществе рождаются и часто, но основная масса мутаций идёт во зло. Большинство же успешных мутантов, при этом обладают всего одним положительным признаком. И мне вообще очень повезло, что я до сих пор жив, это просто случайное стечение обстоятельств на самом деле, поскольку чисто исторически люди очень часто умирают насильственной смертью, даже бессмертные, а я прожил слишком долго. Поэтому, анализируя все факторы, могу сказать следующее. В космосе миллиарды и триллионы звёзд, и да за миллиарды лет истории, около некоторых из них иногда могли сформироваться цивилизации подобные нашей или превосходящие нашу, и я уверен, они там есть. Но таких цивилизаций мало, и маловероятно, чтобы в одной звёздной системе помимо землян жили одновременно марсиане и венерианцы. Поэтому ни на Марсе, ни на Венере, разумной жизни нет и это практически точно, но фантазировать на эту тему можно, интересно и полезно для общества.
   Однако, широко обсуждалась физика природы тех лет. Никто не мог объяснить уникальные свойства света, который сохранял свою скорость одинаковой на любой дистанции. Лично я считал, что свет не сохраняет скорость на любой дистанции, просто я не видел смысла спорить об этом с теми лжеучёными, которые своими глупыми и физически неграмотными экспериментами доказали чисто для себя эту глупость. Интересную теорию толкнул Альберт Эйнштейн, лично мне она уже тогда показалась глупостью, просто набор постулатов по проведённым неточным опытам, но что поделать? Его теория прижилась и широко освещалась в прессе, в итоге человечество официально приняло липовую теорию физики. А я уже тогда подумал, что неверная теория помешает моим противникам верно проводить свои научные изыскания, и развяжет мне руки для будущего превосходства, тем более, я понимал, грядёт век технологической конкуренции, и я уже не в состоянии один двигать науку вперёд как раньше. Конкурентов у меня много, и будет хорошо, если те же Американцы начнут гонения на лженауку, что противоречит святым догмам Альберта Эйнштейна. Сейчас в мире появились новые центры науки, возможно бессмертные, скрытые от меня, шагают вперёд. А значит, надо ограничить эмиссию технологий и своих знаний в мир до поры до времени. И возможно даже, многие мои лаборатории королевства имеют иностранных шпионов в своих рядах. Не секрет, что многие государства понимают ценность науки в нашем современном мире, а Англия, ведущая научная держава планеты, в итоге это вызывает у всех интерес к моим знаниям, и стремление украсть чужое. Так что лучше думать, и не рассказывать даже, мир стал слишком открытым, и теперь после первой мировой войны, слишком многие страны мира интересовались моими технологиями. Вполне возможно, их научный успех и успех США объясняется не родными гениальными учёными, а всего лишь доступом к моей библиотеке знаний. Так что надо быть осторожнее и наводнить мир лишними вещами. Возможно, потом ситуация изменится, впрочем, я сейчас даже сам не готов к изоляции Англии и не владею технологиями, не готов идти вперёд всем миром. Надо подготовиться к новому рывку, и так, чтобы им не смогли воспользоваться другие. А пока надо обеспечить безопасность Англии, с этой целью я продолжал усиливать морской флот Англии, а ещё создал самую совершенную в мире авиацию и самолёт speedfire. Причём я сконструировал его сам лично, поскольку мои конструктора часто сильно уступали иностранным, и единственный способ получить хорошее оружие, это сделать его самостоятельно. Обычно, я не занимался прямым конструированием боевой техники, поскольку это долгий и трудоёмкий процесс из-за чего оружие самой технически развитой страны мира далеко не всегда было самым лучшим. Многие государства бессмертных имели по нескольку бессмертных в своих рядах. И они создавали лучшее оружие, на что мои инженеры были не всегда способны, чем и объясняется тот факт, что не всегда мои танки, артиллерия и авиация были лучшими в мире. Я многое вложил в этот самолет, технологическое совершенство его невероятно мощного двигателя, что обеспечил этой линейке самолётов выдающуюся скорость. Я знал, истребители главный элемент защиты английских островов от любой угрозы будущего.
   А меж тем на востоке успешно возился с армией СССР, тоже создавая танки, артиллерию, свой морской флот и авиацию. Я знал, СССР тесно сотрудничает с поствоенными предприятиями Германии. Германии запрещено было создавать на своей территории боевые самолёты и танки. Её предприятия отрабатывали реваншистские технологии втихую на территории СССР, легендарной была деятельность таких концернов как Крупп. Тем не менее, это меня тогда не пугало, я понимал, объёмы их взаимодействия просто мизерны по сравнению с остальным миром. Нельзя победить в современной войне, имея десять старых танков и десять самолётов. Новая военная техника стала дорогой и трудоёмкой, для победы нужна экономика и масштаб.
   И вот однажды ко мне на аудиенцию напросился посол США, я не знаю и не представляю даже, как он обо мне узнал, видимо, США действительно внедрили множество кротов в моё государство.
   -Здравствуйте, спасибо, что согласились встретиться.
   -Я должен представиться, чрезвычайный посол США Джон Хьюго, меня прислал сам президент.
   -Хорошо.
   -Мне поручили разыскать вас и поговорить с вами. Мы на протяжении долгих лет выявляли факт вашего существования, и мне стало известно, что вы нестареющий человек, что правит Англией долгие тысячи лет, вы же являетесь вечным источником технологий, ваши люди считают вас Граалем.
   -Что за чушь?
   -Ведь я прав, не обманывайте меня.
   -Что вы хотите?
   -Мы долгое время налаживали с вами союзнические отношения, Англия всегда правила миром через технологии, это Англия является центром цивилизации уже многие сотни лет. И именно технологии опережают этап развития нашего общества.
   -Допустим.
   -К делу, США в эти годы создали мощнейшую научную сеть, у нас есть много технологий, которых нет даже в Англии у вас. Мы знаем, наша разведка работает хорошо, лучше вашей, я думаю, вы понимаете, мы внедрили кротов в ваши самые тайные службы.
   -И?
   -Вы уникум, в одиночку как сотня лучших Нобелевских лаурятов. Мы не можем потерять потенциал такого человека, мы могли бы помочь вам раскрыться.
   -А что взамен?
   -Свободный обмен технологиями. Мы подарим вашей стране все наши совместные изобретения. Подумайте, звучит заманчиво, две величайших державы обеспечат себе превосходство над остальным миром.
   -В Англии мне когда-то заплатили абсолютной властью над Великобританией в качестве платы за моё восшествие на престол.
   -Нет, нет, ничего подобного США не предлагает, мы ценим свою свободу и не потерпим иностранца на своём престоле. У нас демократия и мы...
   -Что же вы тогда предложите мне взамен, что у вас есть такого, чего у меня нет? Если всё что вы имеете, украдено отсюда из Англии?
   -Я не уполномочен говорить. Простите.
   -Странный разговор, вы неужели считаете меня таким глупым и наивным, что я буду работать на вас просто так бесплатно ради пресловутого будущего всего мира.
   -Тайный союз двух великих государств мог бы...
   -Тайный союз мы итак можем заключить, а продать вам свои технологии я всегда успею. К тому же, как мне показывает мой личный опыт, купить вашу помощь можно не только за бесценные знания, но и за банальное золото. А сами вы редко делаете что-либо бесплатно ради своих союзников.
   -Хорошо, но...
   -Уходите, и учите на будущее, если вы хотите что-то получить от меня, взамен предложите адекватную плату, а не разводите меня как тупую козявку на рынке. В этом мире нет ничего более ценного, чем важные научные знания, и они имеют высочайшую ценность. И да предположения ваших аналитиков о том, что я больше не сливаю свои знания в основную сеть наших лабораторий, верны, я имею собственный независимый проект, который у меня не украсть. Если вы хотите получить от меня что-либо, предложите адекватную плату, у нас рынок, в этом суть и справедливость нашего мира. И прекратите воровать, не унижайте себя, не смейте меня обманывать.
   -Что же такого предложила вам Британия, что вы ей так верны?
   -Я думаю, это очевидно, Британии нечем было расплатиться со мной, и она предложила всё, вся Британия принадлежит мне и я её правитель. Не меньшую цену я прощу и у других стран. Я готов продавать свои знания вашему народу, взамен я хочу получить всё.
   -Вы не будете править США никогда, мы свободная страна, ничто не стоит свободы, но мы готовы на равноправное сотрудничество.
   -Равноправное сотрудничество, это когда обе стороны получают столько же, сколько дают друг другу, а не игра в одни ворота, вам нечего предложить мне, уходите.
   -Вы ещё передумайте.
   Я подошёл к нему, нежно взял посла за шкирку, дотащил до двери и около входа тихо сказал:
   -Приходите когда будете готовы заплатить за то, что желаете купить, и не тратьте моё время на пустяки. Союз одно, на него я согласен, но бесплатной передачи знаний больше не будет, извольте платить за то, что пользуетесь моей интеллектуальной собственностью.
   Он вышел, а я позвал директора тайной службы, и пока тот не подойдёт, стоял у окна и пил чай, смотря на Лондон. Наконец директор секретной службы вошёл ко мне в зал.
   -Вы звали повелитель?
   -У нас куча кротов в секретной научно исследовательской сети лабораторий. Они знают о нас так много, что даже узнали о моём возрасте, и их человек только что приходил ко мне, просил о научном сотрудничестве.
   -И?
   -Я даю вам три месяца, если после этого выяснится что кроты США, остались в нашей сети лабораторий, я повешу вас на рее. Делайте что хотите, удаляйте учёных из проектов, установите слежку за всеми, но кротов США в сети лабораторий больше не должно быть ни одного, вам всё ясно?
   -Да.
   -У вас три месяца, и потом рея.
   -Я понял сэр.
   * * *
   Однако, самое тяжёлое было ещё впереди, и эти недолгие годы мира и благополучия подходили к концу. В 1929ом году вследствие нелепой глупости и недоработки экономистов, в один прекрасный день, не предвещавший беды, обвалились акции Dow Jones. Это событие даже невоенного характера устроило такую встряску нашему современному миру, что многие государства оказались в разрухе такого масштаба, как будто по ним прокатился каток войны. Люди теряли работу миллионами, инфляция достигала сотен процентов в месяц. Вслед за падением основной фондовой биржи США рухнули все ценные бумаги по всему миру, наша экономическая система посыпалась как карточный домик, и начались годы кошмара, рыночная экономика никак не желала налаживаться. Я долго ждал, пока она сама по рыночным законам выплывет из этого отстойника, но этого не происходило, пока я, печатая деньги, не пошёл на государственные расходы. Аналогично из экономического кошмара выходили и США. Я как-то не думал, не гадал и не ожидал даже, что выстроенная нами финансовая система способна на такие глобальные сбои. Увы, когда мы вышли из денежного кризиса, в мире начались процессы, к которым я готовился, но не был готов.
   СССР начал тотальную индустриализацию, распродавая все свои культурные богатства и золото, закупал военное и промышленное оборудование, а также учителей и военных специалистов. Его новый лидер Сталин, в 1929ом году придя к власти, поднял страну на дыбы. В СССР стремительно создавалась армия, и я к своему стыду убедился, что не могу знать насколько мощная, единственное что было, это фотки с военных парадов, несколько штук. На них я увидел советские танки БТ, сделанные на базе американского лёгкого танка Кристи. Это уже далеко не МС-1 периода первой мировой войны. В моём представлении танк модели БТ это быстрый подвижный и опасный танк, развивавший скорость движения до 50 километров в час, с противопульной бронёй и приличной пушкой. А в небе на одном из парадов я увидел несколько фотографий огромных советских бомбардировщиков, таких машин и такой техники не может быть у слаборазвитого государства. Я понял, назревает очередная война в Европе, и в этот раз мы будем воевать с коммунизмом. Причём во главе СССР не простой человек, а бессмертный, либо группа бессмертных. И ещё я невольно подумал, что царская Россия обладает огромным населением и чудовищными ресурсами, которых никогда не было у Германии. И возможно, туда утёк даже тот, кто воевал со мной в Германии. И что хуже всего, сама Германия тоже возрождалась, новый лидер Гитлер начал шествие раннего фашизма по миру, тоже создавая армию, но куда ему до Советского союза с его гигантскими ресурсами. Я понимал, скоро может начаться сильнейшая война, и у меня нет сухопутной армии, чтобы идти в СССР, тем более, что Франции пришлось бы пройти через территорию Германии и Польши. Не считая того факта, что я не уверен, что Франция вообще смогла бы победить СССР.
   Я начал готовиться, приводить в состояние боеготовности армию Англии и Франции, а также усиливать Польшу. Увы, Польша оказалась слабым аграрным государством, создавать её армию пришлось буквально на деньги Англии, а их итак осталось немного, при этом США заняли выжидательную позицию. Они шантажировали меня, и у них был свой интерес, они хотели единого научного пространства, и полагали, что угроза войны в Европе вынудит меня пойти на мировую с США. Поэтому США официально заявили о своей позиции невмешательства в новой войне с Европой. Я начал стремительно приводить в порядок свою сухопутную армию Франции, но на это требовалось годы. Разработка новых танков, бомбардировщиков, работа конструкторов, всё по рыночным законам. И вдруг в Европе появился не только СССР, но и Гитлеровская Германия, что сложила с себя обязательства по демилитаризации своей промышленности. Я наблюдал, как Германия экстренно создаёт войска, первые свои танковые роты, и вот уже время упущено, армия Франции не готова, у меня всё из рук сыпется, и Германия готова к войне, а я нет. Рыночная экономика имеет массу недостатков в сравнении с просвещенной диктатурой, конечно, рынок развязывал мне руки и освобождал время под иные проекты, но вместе с тем его самоуправление на пороге глобальных задач не может быть эффективно. Если требуется быстро и эффективно выполнить титанический объём задач, лучше рабства и диктатуры строя не найти, это я знал ещё чуть ли не со времён Древней Эллады и Древнего Рима. Тем более, я полагаю, под флагами СССР и Германии трудилось по нескольку бессмертных сразу, а я в Англо-Французском союзе был одинок, меня боялись, несмотря на мою временную лояльности Виллу, по миру шла молва обо мне, как об убийце бессмертных ещё с древних времён. А меж тем, там, на востоке ворочается титанический сосед, и моя разведка не ведает, что творится в СССР, потому что туда не пускают иностранцев, а каждый иностранец под контролем спецслужб, и никого не подкупишь. Единственное что мне было известно, СССР неимоверно нарастил армию, но, сколько и какую, этого я не знал. Мои разведчики ездили туда в качестве технических консультантов, но не знали количеств.
   Я прибывал в панике, и стремительно милитаризовывал Европу, только вот, увы, у меня всего два государства Франция и Англия, и оба рыночные, как-то я упустил момент, и экономика сильно просела после первой Мировой войны, я оказался не готов ко второй. А США не желают помогать, требуя от меня единства. И всё же, из последних сил я создал для Франции новый танк Somua S35, самый лучший танк своих лет. Высокая подвижность 40км/час, лобовая броня до 51мм, и 47мм калибр длинноствольной пушки, мощный танк, способный бросить любому в мире, но не ладится их производство. Французская экономика и уклад жизни буксует, люди и промышленность мерит цифрами первой мировой. А мои разведчики фотографируют на параде в Москве тяжёлые танки, десятки и сотни и целые воздушные армии современных боевых самолётов.
   И вот грянула гражданская война в Испании, я не стал туда лезть, чтобы не ссориться с СССР и Германией, а там развернулось действо. Фашисты и коммунисты сошлись в яростной схватке за передел нового мира, я увидел их танки и авиацию. И я подумал, быть может, стравить Германию и СССР, и чем чёрт не шутит? Сыграть партию США в первой мировой, а потом на пепелище придти победителем и оккупировать к чёрту Европу до Урала свежими силами Французской армии к концу войны?
   Меж тем Гитлер окреп и жаждал территорий, и я решил задобрить его. В итоге весной 1938ого года я пошёл на аншлюс Германии с Австрией. Я полагал, что хорошие отношения с третьим рейхом позволят избежать войны и даже сделать его своим союзником, тем более, интересы и территории для рейха лежали на востоке. А на всякий случай отгорожусь от него морем. Эти годы я стремительно наращивал выпуск лучших истребителей, учил лётчиков воевать, и конечно, мой флот был на высоте.
   Однако, прошёл год и Гитлер захотел большего, весной 1939ого мне пришлось закрыть глаза на аннексию Чехословакии, впрочем, у нас с Гитлером была тайная договорённость, я создаю для него великую Германию, а он в ответ воюет с коммунизмом. И кстати, в те годы, я не боялся Гитлера совсем, дело в том, что в 1938ом году мне была известна численность танковых войск Германии, и на суше, на море и в воздухе я вполне мог его победить. Французская армия на всякий случай выстроила линию Мажино, а если Гитлер опять подобно как во второй мировой впутает в войну Бельгию, то даже хорошо, силами Голландии я достигну победы. А ещё, у меня был козырной туз в рукаве, моя стратегическая бомбардировочная авиация, что могла долететь до территории Германии и разбомбить её северо-западные промышленные города. Так что Гитлера я не боялся, а боялся Советский союза. Тем более, в Германии у меня было много успешно действовавших шпионов, и я так примерно знал, как там обстоят дела, а в СССР нет. Конечно, у меня были свои шпионы в рядах тех промышленников, что помогали Сталину проводить индустриализацию, но их действия тщательно контролировались НКВД, и они не знали какие именно военные машины и в каких количествах имеет на вооружении СССР. Однако, в тот период я наблюдал конфликт СССР с Японией на Халхин-Голе, там элитные лётчики и войска СССР сцепились с японцами, и хотя в начале в воздухе Япония одержала верх, потом сухопутные войска СССР проявили невероятную боеспособность, быстро разгромив японцев. И я надеялся, оно случится и СССР объявит войну с Японией, но этого я так и не дождался. Меж тем ситуация накалялась, в Европе всё дело также шло к войне Германии и СССР. Я планировал предоставить Германии проход через территорию Польши на СССР, а если СССР при этом нападёт на Польшу объявить его агрессором и объявить против СССР войну всей Европой.
   И вдруг произошло неожиданное, как гром среди ясного неба, 23 августа 1939ого года Германия и СССР заключили пакт о ненападении Риббентропа-Молотова. Моя разведка с территории Германии также донесла, что этот пакт содержит секретное приложение о разграничении сфер влияния в Европе. Я понял, если они поделят всю Европу пополам, я получу две супердержавы в Европе, каждая из которых даже превосходят по мощи союз Англии и Франции. Позволять усиливаться Германии дальше нельзя, нужно разбить её любой ценой. Быть может, война на три фронта сломит Германию, тогда я объединю Европу и двинусь против СССР? Мне срочно требовалось встретиться с послом США.
   -Вы видите, какие процессы происходят в Европе?
   -Да, вы накануне новой большой войны, и ваша ситуация в ней много хуже, чем двадцать лет назад. Но мы можем остановить врага, всё, что вам нужно сделать, согласиться.
   -Вы тоже накануне войны, у вас Япония.
   -Японии нужен Китай, к тому же Японский флот втрое слабее нашего и ограничен в запасах нефти. Япония никогда не начнёт войну против США. У них нет ни малейшего шанса победить, и они зависят от наших поставок нефти, ни Японии, ни Германии не нужно вовлечение нашей страны в конфликт. Это вам нужно, чтобы мы помогли, но вы знаете, что мне нужно взамен.
   -Вы рискуете поджечь весь мир.
   -А вы его потушите, заключите союз всех времён и народов, Англия и США, и мы вмешаемся, и Гитлер не рискнёт напасть на вас.
   -Мы победим его, у нас в союзе Польша, Франция, Голландия, и армия Гитлера не больше одной лишь Франции. Я знаю по танкам.
   -Как пожелаете.
   -Но я вам этого не прощу никогда. Это предательство.
   -Отчего же вы не хотите работать с нами?
   -Вы подло жулили, крали мои технологии, и хотите и дальше получать их бесплатно, сегодня у нас с вами мир, а что будет завтра?
   -Ваш выбор, но учтите, если Германия начнёт с вами войну, и ввяжется СССР, и вы начнёте проигрывать, мы не пойдём на жертвы и большую кровь, чтобы спасти вас. Решайте сейчас, пока война не началась, и её можно остановить. Я думаю, у вас есть где-то неделя.
   Я знаю, они давили на меня, это как покер, в самый последний момент США меня поддержат, они не хотят войны в Европе тоже, особенно большой войны. Тем более, США понимают, если война состоится, и я выиграю глупого Гитлера, союзным отношениям конец. Я знаю, США вступятся в последний момент. Просто янки обнаглели и хотят получить весь наш мир и всё лучшее от Европы, чтобы самим стать великой державой и поиметь всех, но так не пойдёт. Если придётся воевать, что ж я буду воевать. Отныне за меня Польша, Голландия, Франция и сама Британия, этого довольно для победы.
  
   Глава 31: Вторая мировая.
   А меж тем моя разведка уже наблюдала перемещение войск Германии к границам Польши, я знал, они нападут в любой момент, и наши войска тоже перемещались на исходные рубежи, я планировал устроить позиционную войну, разбомбить всю Германию, а потом пойти и оккупировать. Я знал, у меня сильнейшая авиация в мире, моя воздушная армия плюс французская, и мы победим. К тому же, у меня были данные по войскам Польши и Германии, я был уверен, что Германия не потянет войну против Польши и Франции на два фронта, и даже если Польша не начнёт наступление, вряд ли Германия победит в этой компании. Откровенно говоря, не знаю, на что надеялся Гитлер.
   События тем временем накалялись, Германия 26го августа объявила тайную мобилизацию, я узнал о ней лишь спустя 4 дня, и приказал начать срочную мобилизацию армии во Франции и Польше. Увы, правительство Польши замешкалось, будучи неуверенным, что война всё же начнётся, никто не верил, что Германия нападёт. 30го августа в Польше была начата мобилизация, 30го же отменена, и потом вечером 31го начата вновь. Франция не начала мобилизацию вовсе, её военные видя как накаляется ситуация в Европе, вдруг начали спорить со мной и качать права, и даже потребовали 30го августа от Польши прекратить мобилизацию, чтобы избежать новой большой войны. Дело в том, что Гитлер выдвинул претензию вернуть ему западную Пруссию, что была отторгнута в пользу Польши по результатам первой мировой войны. И многие сомневались, что Германия нападёт, возможно, это просто попытка очередного аншлюса, от которой можно откупиться. Тем более, Гитлер намекал на оборонительный союз против Востока, и на территориальные подарки Польше на востоке, за счёт СССР. На самом деле это был обман и двойная игра, увы, война была неизбежна.
   На следующий день 1го сентября 1939го года в 4часа 45минут Германия объявила войну Польше и сразу перешла в наступление. Польша, надо сказать, была не очень готова, но не до такой степени как СССР, приказ привести войска в состояние полной боеготовности накануне вечером всё же поступил. На тот момент Германия имела на вооружении 1,6 миллиона человек 2000 самолётов и 2800 танков, что не так уж много, учитывая тот факт, что Германия воевала на два фронта. Притом что Польша имела 1 миллион человек, 400 самолётов и 900 танков. Стоит подчеркнуть, что большинство танков Германии были лёгкими и мобильными, обладали устаревшими характеристиками. Значительная часть танков Германии Pzkpfv I и Pzkpfv II имели на вооружение лишь пулемёты. Анализируя эти данные статистики, чисто по цифрам, можно понять, что Польша имела возможности к сопротивлению, если бы только распорядилась этими силами грамотно, и если бы я вовремя пришёл ей на помощь. Хотя конечно, характер компании вынужден был быть оборонительным. Тем не менее, большие надежды возлагались на второй фронт. Если бы Франция начала мощное наступление сразу же, то тогда блицкриг на Польшу сорвался бы.
   Я с момента начала войны начал приводить свою армию в состояние боеготовности и звонить в США, я надеялся, они объявят войну Германии вместе со мной. Но Американцы сказали "Вы себя переоценили, теперь расхлёбывайте всё сами."
   Меж тем события в Польше развивались исключительно скверно, в первый же день войны немецкая авиация уничтожила на земле большую часть авиации Польши и та осталась без средств ПВО и контрудара. Превосходство немцев в воздухе стало решающим, зенитная артиллерия Польши оказалась никуда не годной. С этого момента немцы захватили бесконтрольное превосходство в воздухе и подвергли массированным бомбёжкам многие военные объекты Польши. И да, как выяснилось, у Гитлера также имелась превосходная разведка, и она превосходно разведала расположение польских войск.
   Увы, я допустил ошибку, полагая, что у меня есть время, и Польша протянет хотя бы месяц, в начале направил в Германию ультиматум, и лишь 2го сентября Франция начала мобилизацию. При этом 3его сентября Франция и Англия объявили войну Гитлеровской Германии, к этому моменту его армия уже далеко продвинулась на восток, эффективно уничтожая как баранов Польскую.
   5го сентября США, рассмотрев развитие ситуации, объявило всему миру о своём нейтралитете. Поскольку, я так и не пошёл с ними на соглашение о научном сотрудничестве.
   При этом к 5ому сентября Немецкая армия уже вышла к Варшаве, а 12ого сентября завершила окружение столицы Польши, президент страны бежал на восток в Брест. И откровенно говоря, Французская армия на деле была не готова сейчас наступать на Германию, я недооценил слабый мобилизационный потенциал, а Польша пала слишком быстро. Моя разведка и донесения командования Польши сообщили об исключительно высокой боеспособности и обученности Германских частей. Я понимал, если сейчас двинусь на восток, то тогда французские войска продвинутся на 50 или 100 километров, и там их настигнет контрудар Германии. Поэтому, я выбрал тактику сидеть за линией Мажино, полагая, что война затянется. Я понял, что объявлять войну Германии было ошибкой, и иначе нельзя, и надо было соглашаться на предложение США.
   В первые же дни войны, мои самолёты стратегической авиации пытались бомбить Германию, однако выяснилось, что истребители не могли действовать столь же далеко и сопровождать стратегическую авиацию. А тяжёлые и медленные бомбардировщики дальнего радиуса действия оказались лёгкой мишенью для врага. И я предпочёл забыть потерю своей дальней авиации, которая слилась достаточно бестолково, не разбомбив ни одного города Германии и не сбросив ни одной бомбы. Тем более, как выяснилось, в небе над Германией на западном побережье постоянно и круглосуточно висело несколько истребителей Германии, с тем, чтобы вовремя предупредить и перехватить любую мою атаку с воздуха. Также было совершено несколько авиа налётов на территорию Германии с территории Франции, но они были безуспешны, и ситуация затихла. Истребительная авиация Германии проявила высокую эффективность, и вражеские самолёты тоже были сделаны на пределе совершенства, и практически не уступали моим лучшим истребителям, а по некоторым параметрам даже слегка превосходили. Я решил пока больше не тратить самолёты, поскольку, быть может, Германия не будет нападать. Я всё ещё надеялся избежать войны, тем более Германия проявляла на западе исключительную пассивность и даже миролюбие. Гитлер пытался дать мне понять, что ему нужны территории и ресурсы, но он не желает масштабной войны.
   Многие стратегические аналитики говорили мне, что необходимо укрепить линию Мажино, провести её на Север, потому что вдруг враг ударит по территории Голландии и пойдёт через Бельгию как в первой мировой войне. Но я был хорошим макро стратегом и политиком, и специально заманивал немцев ударить по Бельгии. Дело в том, что сейчас Голландия заявила о своём нейтралитете в войне с Германией, а если немцы ударят по Бельгии, то автоматом ещё одна держава, обладающая армией и заморскими колониями, объявит войну Германии, и тогда в моём союзе прибудет, а отбить северную часть Франции мы уж как-нибудь сумеем. И да мы не воевали, но готовились к войне, я знал, что сражаться на своей земле проще, чем на вражеской, и намеревался заманить армию Германии на территорию северной Франции, лишить коммуникаций, и там принять генеральный бой. При этом, я полагал что моя группировка войск мощнее вражеской, в том числе благодаря мощной авиации и совершенным танкам. Если я разобью в Северной Франции основную ударную армию немцев, вовлеку в войну Бельгию и Нидерланды, карта Германии будет бита, и я смогу начать наступление на восток, и быстро возьму Берлин. Затяжная же война это верная смерть, потому что Сталин, обладающий колоссальными ресурсами и огромной армией, также планирует освободительный поход в Европу, с целью освободить от буржуазии Европу до самой Португалии на западе, и до Сицилии на юге, подарив её народам желанный для всех коммунизм. А коммунизм, как известно это лучшая в мире политическая система, надо только отнять и поделить, землю крестьянам заводы рабочим.
   Меж тем положение Польши стало катастрофическим, но она продолжала сражаться. С неба сыпались бесконечные бомбы бомбардировщиков, по суше наступала мощная группировка танков. Польша сдавала, и 17го сентября с востока на территорию Польши вошёл советский союз, занимая восточные области страны согласно секретным протоколам с Германией о разграничении территорий. Одновременно, СССР начал оккупацию других стран восточной Европы, в том числе Прибалтики. Таким образом, советский союз кроме Финляндии и западных районов Польши восстановил большую часть территорий, ранее принадлежавших Российской империи, и сделал это почти без войны. Я надеялся, что советский союз, выйдя к восточным рубежам Германии, через несколько дней объявит ей войну, чтобы вынудить немцев воевать на два фронта, тем самым, обеспечив себе гарантированную победу, но этого не произошло. Видимо правитель СССР переоценил мои силы, и полагал, что война Германии со мной будет долгой тяжёлой и кровавой, как и первая мировая война, и оба блока истощат свои силы до предела. Германия же понимала, что воевать со мной долго и на истощение для неё смерти подобно.
   После 17го сентября ситуация Польши стала катастрофической, но она сопротивлялась ещё две недели, в итоге Германия успешно оккупировала Польшу, но не двинулась на запад. Гитлер начал разведывать обстановку и копить силы. Он расположил армию на западной границе, и началось западной стояние, войны практически не было, я даже подумал было, что немцы и не собираются воевать с Францией. Тем более, я понимал, в условиях угрозы СССР, Гитлеру смертельно опасно воевать со мной и терять большие силы, а разведка сообщала ему, что напротив границ Германии стоит огромная армия, совсем не польского уровня оснащения. У меня было много танков и мощная авиация. И я принял решение избегать военных провокаций, тем более, быть может, тогда всё кончится войной Германии и СССР, я понимал, время работает на меня, решимость СССР напасть растёт. Я решил избегать провокаций.
   СССР, тем временем, намеревался провести с Финляндией размен территориями, с тем, чтобы удалить свою границу от Ленинграда. Поскольку расстояние до Ленинграда было слишком маленьким, и это создавало военную опасность. Финляндия наотрез отказалась отдавать свои территории, даже взамен на обещание получить более крупный кусок земли в худшем районе. Тем более, по этим территориям пролегала хорошо оборудованная линия обороны от СССР, и отдав её СССР, пришлось бы оголить границу. И тут велась опасная политическая игра, поскольку оголение границы и сдача СССР своей линии обороны, линии Маннергейма, что по-английски переводится как линия "честной игры", означало бы начало войны с СССР, но уже без обороны, а это быстрое поражение. Так что, Финляндия не могла уступить СССР свои оборонительные рубежи, поскольку после этого она стала бы уязвима, а гарантий миролюбия Сталина не было. Не получив своего 26ого ноября 1939ого года СССР провёл военную провокацию на границе и 30го ноября объявил Финляндии войну. Мощная и хорошо вооружённая группировка армий СССР, при значительном количестве танков и авиации сразу забуксовала на маленькой Финляндии. Я рассматривал возможные варианты помощи Финляндии, однако, не решился объявлять войну СССР, итак находясь в неприятной ситуации по отношению к Гитлеру. Воевать одновременно против Германии и СССР было бы совершенно невозможно, даже учитывая тот факт, что СССР не имел сухопутных участков границы в Европе, зато мог насолить в Индии. К тому же, я уже думал, как победить хотя бы Германию, не встряв в новую войну.
   Тем не менее, первые месяцы войны с СССР были успешными для Финляндии, и только с февраля, когда СССР подтянул резервы, та начала проигрывать. При этом, многие говорили, что армия СССР опозорилась на Финляндии. Однако, деваться Финляндии было некуда, воевать против СССР невозможно. В марте с Финляндией был подписан мирный договор, Выборг перешёл к СССР. Вероятно, Советский союз мог пойти дальше и захватить всю Финляндию, но Сталин не решился на это, возможно, если бы сопротивление Финляндии было менее достойным, она была бы оккупирована.
   Тем временем миновала зима, и всё было гладко, и Германия занявшая кусок восточной Европы, не собиралась нападать. Однако, на самом деле Гитлер готовился к блицкригу. Он сосредоточил на направлении главного удара мощную группировку войск в 2,5 миллиона человек, 2900 танков, включая более новые и тяжёлые танки, чем раньше. Утром 10го мая Гитлер неожиданно начал мощное наступление на Бельгию, таким образом, я добился своего, Гитлер объявил войну Бельгии и Нидерландам, это крупный политический успех, мне в союз плюс два достаточно мощных государства. Я понимал, если война затянется, партизанское движение в этих странах, а также иноземные колонии Голландии и их людские резервы сыграют большую роль. Успех сопутствовал армиям Гитлера, он быстро прорвался через Бельгию обошёл с севера линию Мажино, и на территории северной Франции завязались жестокие бои. С обеих сторон массово применялись танки и авиация. Причём против 2,5 миллионной армии немцев была выставлена 2 миллионная объединённая армия Англичан, при этом я обладал 3100 танками, 470 из которых были самыми совершенными машинами своего времени Somua S35, эти танки намного превосходили немецкие. Моя авиация численно также превосходила немецкую, но тактическое применение сильно хромало. И вот тогда на этом пятачке Северной Франции развязалась одна из самых масштабных битв второй Мировой войны, увы, английские генералы проиграли. Наши потери были тотальны, более чем 1,6 миллиона человек были уничтожены либо взяты в плен. Огромная армия, что должна была решить судьбу свободной Европы, была уничтожена. При этом немцы в ходе битвы потеряли всего 45 тысяч человек убитыми, совсем мизер по сравнению с моими потерями, моя армия была позорно на голову разбита. Враг слишком хорошо наладил управление войсками и взаимодействие с авиацией. Компания в Польше не только не ослабила, но наоборот укрепила Германскую армию, подарив офицерам практический опыт и боевую подготовку огнём. Я снова потерпел поражение, видимо я сдаю. Армия Франции была разбита, а мощнейшая Английская группировка была окружена под Дюнкерком. Я, понимая, что войска долго не протянут, начал экстренную эвакуацию, к счастью до Англии отсюда было не так далеко плыть, и всего за неделю я вывез в Англию 338тысяч войск союзников, из которых только 200тыс были англичанами и 90тыс французских военнослужащих, а также некоторое количество Бельгийских войск.
   Огромная армия Германии бросилась на запад, сминая уцелевшие немногочисленные войска Франции. И уже 22го июня 1940ого года в Компьенском лесу, в том же вагончике, где 22 года назад подписывала капитуляцию Германия. Теперь подписала капитуляцию Франция. По результатам капитуляции Франция должна была отдать на оккупацию Германией 3/5 своей территории, и содержание оккупационных войск ложилось на плечи французского народа. Италия получила кусочек Южного побережья Франции. И также весь флот Франции был разоружён и передан в пользование Германии и Италии. Таким образом, возникло безвольное слабое и пронемецкое руководство Виши. Франция попала в полную зависимость к Германии, я так в прошлом даже с колониями в Африке не всегда поступал. Германии в первой мировой войне дали проиграть достойно, ограничившись разоружением, сама же Германия буквально ограбила Францию.
   Итак, Франция вышла из войны, и я остался один на один с Германией и её союзниками, практически со всей Европой. При этом у меня был флот, который был несколько больше объединённого Итало-немецкого, но я не был уверен в его силах. И самое главное в сложившейся ситуации не допустить высадку немецких войск на Побережье Англии, я понимал, если немцы перебросят хотя бы тысяч двести на юг Англии это конец, впрочем, перебросить тысяч двести войск это не так то просто, а на острове войска можно и расстрелять с моря. Тем не менее, где моя не пропадала, когда-то великая Испанская армада плыла к Англии и не доплыла. Я мастер морских баталий в значительно большей степени, чем сухопутных. И, тем не менее, люди были в панике, мне пришлось их успокаивать их. И, увы, было от чего паниковать, в век технологий и военной авиации решающее значение имел не только морской флот, но и самолёты. И вот беда, истребители Германии вполне долетали до южных окраин Лондона и могли вернуться, а значит, они могли защищать и бомбардировщики.
   Я понимал, враг, возможно, уступает мне в чисто морских силах и не решится на генеральное сражение, зная исключительно высокую выучку английских моряков. Но одно дело бой около пролива Ла-Манш одними лишь морскими силами, совсем другое, если в небе будет куча вражеской авиации. Я понимал, тяжёлые бомбардировщики Германии могут поднять в воздух бомбы массой до тонны. Падение такой бомбы сверху вниз на любой крупный корабль, включая даже линкоров весьма печально, два три успешных бомбометания и даже дредноут потонет. Тем более многие мои корабли имели весьма слабую защиту палубы, и удар сверху для таких кораблей как мой флагман принц Ойген, был бы весьма опасен, да что уж там, фатален. А значит, исход боя решат даже не мои бомбардировщики, а истребители, если я проиграю воздушную битву над Англией, я проиграю всё. И я знал, враг обязательно попытается победить нас в воздухе. К счастью, я основательно вложился, и накануне войны построил для Англии множество лучших в мире на тот момент истребителей Speedfire.
   А меж тем в Атлантике уже началась охота на мои конвои. Там действовали немецкие рейдеры и субмарины, правда, пока ещё судоходство не было нарушено. Тем не менее, подводные лодки представляли опасность.
   И как-то вечером, спустя всего неделю после моего поражения, ко мне в бомбоубежище прибыл сам король Англии, вместе с какими-то подозрительными странно настроенными ко мне людьми.
   -Что вам нужно? - Прямо и открыто спросил их я.
   -Ты проиграл войну на континенте, и что уж говорить, в этом полностью твоя вина. Скоро на Англию обрушится свинцовый дождь с небес, величайшая битва в воздухе начнётся за нашу страну, мы готовим множество истребителей.
   -Что вам надо? Это мятеж?
   -Ты пойдёшь с нами.
   -А если не пойду?
   -Ты долго верой и правдой служил нашей стране, и что уж говорить, с тобой Англия была великой, и мы выиграли первую мировую войну, но сейчас можем и проиграть.
   -И?
   -Считай, что ты арестован, и это не обсуждается. Ты должен покинуть Англию.
   -Почему?
   -Сейчас враг готовиться к масштабной воздушной битве за Англию, если он победит... Когда сотни самолётов Германии будут день и ночь бомбить нашу страну, а воздушное пространство над Англией будет захвачено врагом, твоя безопасная эвакуация станет невозможна, любая авиационная бомба оборвёт твою жизнь, мы не сможем эвакуировать тебя ни воздухом, ни по суше. Тебе придётся остаться в бомбоубежище, и в случае сдачи Англии, тебя возьмут в плен или убьют. Ты не можешь оставаться здесь.
   -А если я хочу остаться, я уверен, мы выстоим.
   -А мы не уверены, это не обсуждается, мы знаем, кто ты и что ты, с нами связался орден иезуитов, они предупредили нас. Мы должны эвакуировать тебя в США, в последнее, безопасное место, до того как начнётся штурм Англии.
   -Но морские пути простреливаются врагом.
   -Враг охотится за медленными торговыми судами, но едва ли атакует три быстрых военных эсминца, что на полном ходу идут через Атлантику. Ни одна подводная лодка не догонит эсминец. Генеральный штаб считает эвакуировать тебя морем безопаснее, чем оставить здесь, собирайся, времени нет. Мы улетаем прямо сейчас, транспортный самолёт вылетит с северного полевого аэродрома Лондона с тобой на борту через час, и ещё через полтора часа американский эсминец с тобой на борту отправится в безопасность в США. Мы также вывезем все твои научные записи и наработки, ты сможешь начать новую достойную жизнь в Америке. США обещали о тебе позаботиться, не волнуйся, всё будет хорошо, не сопротивляйся, иди с ними. Никто ничего тебе не сделает, всё кончено, ты уходишь. Современное оружие слишком опасно, ты не останешься здесь.
   -Хорошо, идём. И прости меня, если что, видит бог, это я виноват в поражении.
   Мы вышли на улицу, здесь меня ждал бронеавтомобиль, мы сели в него и под охраной ещё трёх машин быстро поехали на север Лондона, и да через сорок минут я был на полевом аэродроме. Там меня ждал самолёт, который вылетел в Северную Шотландию, как только я прибыл туда, меня погрузили на огромный эсминец ВМС США и три корабля, целая эскадра отплыли в США, так я покинул Англию.
   В США меня разместили на горной особо охраняемой правительственной вилле, вилла находилась в Аппалачах на расстоянии около семисот километров к западу от восточного побережья. Я думаю, американцы тоже опасались начала войны, и хотели разместить меня так, чтобы в случае чего меня всегда можно было эвакуировать в безопасное место. А неожиданный вражеский удар, никогда и ни при каких обстоятельствах не настиг бы меня. И когда мой самолёт прибыл туда, меня встретила молодая девушка приятной наружности с крашенными жёлто-белыми, длинными волосами и ярко накрашенными губами.
   -Ну, вот вы и дома.
   -Простите, мой дом в Англии.
   -Теперь здесь ваш новый дом, смиритесь, в Англию вы не вернётесь никогда, даже если война успешно кончится.
   -Почему, какое вы имеете право? У нас был договор.
   -Мы не хотим обманывать вас и давать вам ложных надежд, мы не выпустим вас из США теперь больше вообще никогда, ясно? А что до Англии, теперь она получит нашу посильную военную помощь до конца войны. Вы ведь этого хотели?
   Девушка ярко улыбнулась своей очаровательной улыбкой, а потом бодро подмигнула.
   -Но вы не волнуйтесь, я уверена, вы не пожалеете, что остановились в нашей стране. Здесь всегда к вашим услугам будет любая еда, девушки, одежда, предметы роскоши и отдых. Только вот власть мы вам больше не доверим, у нас есть свои правители. Но это не мешает вам остаться ценнейшим достоянием США на века. А то, что вдали льётся кровь и идёт война, об этом, пожалуйста, забудьте.
   -Я надеюсь, я смогу хотя бы получать новости из Англии?
   -Конечно, сможете, а сейчас пройдёмте в дом. Здесь чудесные места, чистый горный воздух реки, мы надеемся, вам здесь понравится. И простите, ближайшие годы вам придётся безвылазно провести здесь, наше правительство считает эту резиденцию наиболее безопасным местом в Америке. Понимаете, дело в том, что в США живёт очень много немцев, и они попытаются добраться до вас, среди них всегда есть шпионы и предатели. Поэтому мы решили, что будет лучше на период войны оставить вас здесь. В этой горной резиденции также есть бомбоубежище глубиной 45 метров, оно защитит вас от любой угрозы. После войны мы постараемся снизить ограничения к вашему перемещению, и вы сможете путешествовать где угодно в пределах нашей страны, при условии, что это не подвергнет вашу жизнь опасности.
   -Пойдёмте, посмотрим дом.
   -Хорошо пойдёмте. А да, я хотела вас познакомить, тут живёт ещё одна девушка, её эвакуировали около полу года назад, ей тоже угрожала смертельная опасность, я думаю, вам интересно будет с ней пообщаться. Она политический пленник почётный гость, как и вы.
   -Почему вы считаете, что мне интересны девушки вообще?
   -Ну, про это нам известно, поэтому не отказывайте себе в удовольствии, Америке нужны ваши дети, тем более, говорят, ваши дети имеют чудесную наследственность и очень долго живут.
   -Вот за это я и не люблю девушек.
   -Ни в чём себе не отказывайте, отдыхайте, ЦРУ обо всём позаботится. А если что я устрою вам чудесный ужин.
   Мы прошли в дом, я осмотрел интерьер, здесь были деревянные полы, кафель, плитка, в целом светло и тепло, большие стеклянные окна, достаточно неплохо. Мы прошли в зал, и я увидел Юань, та сидела, читала книгу, но, услышав меня, повернулась.
   -Ты! Тварь!
   Я думал, она меня растерзает, но ничего, она сдержала себя, и мне не пришлось бить ей в лицо кулаком, чтобы успокоилась.
   -Как ты посмел сюда явиться после такого?
   -А вы знакомы... Да это Юань, вы знакомы я знаю, её эвакуировали полгода назад из Китая, там шла война и ей угрожала опасность. Японцы охотились за ней и хотели убить. Спецназ США взял её в плен, и доставил на борт Американского военного эсминца, теперь вы с ней будете работать вместе и вам лучше помириться.
   -Ты тварь, ты убивал мой народ миллионами. Я бы убила тебя, да мне здесь не позволят. Я никогда, никогда не буду твоей и не буду с тобой работать, ясно? И я сделаю всё, чтобы навредить тебе и твоему курсу, чтобы ты не делал.
   -Да я как-то и сам не собирался.
   -Напоминаю, у нас всех с вами сегодня ужин при свечах, вам лучше расслабиться.
   -Сдался вам этот ужин, и ещё Юань, нам лучше не сориться. В конце концов, мы с тобой взрослые люди, подумай, мы в одинаковой ситуации, не сказать, чтобы в плену, но почти что.
   -Ты знаешь, есть вещи, которые нельзя простить. Ты мог оставить мою страну в покое, она стала бы великой, но тебе надо было всех нас унизить.
   -Не важно, ладно, как остынешь, поговорим.
   Я собирался уйти, но Юань вдруг изменила поведение, подошла и взяла за руку, сказав:
   -Не надо, слушай, да я изображаю злобу, и да меня переполняет злоба. Ты должен знать, ничто не забыто и никогда не будет прощено, но это не значит, что я буду вредить всей нашей расе. И ты, верно, когда-то подметил, я не девочка и мне не двадцать лет, и даже не две тысячи. Да, я понимаю понятие государственная необходимость, только твоя государственная необходимость была ослабить Китай, а моя сделать его великим. А сейчас да, мы в общей лодке. И я бы убила бы тебя, да знаю, что нельзя и не убью никогда не бойся. В общем, как хочешь, если пожелаешь, будем работать вместе. Злиться на тебя, всё равно, что злиться на погоду, да ты такой и тебя не переделаешь, ты артефакт, а не человек, ты предсказуем, и с тобой можно и нужно сотрудничать. Если ты захочешь взять меня и родить детей, я готова любить тебя вечно и рожать тебе столько детей, сколько ты пожелаешь. Я готова быть не единственной, если тебе понравятся другие женщины, я знаю, чем больше от тебя детей, тем лучше. Так что только скажи. Я многое повидала в жизни, и многое понимаю, не считай меня девчонкой, это всё. И да, учти год, у нас с тобой теперь новая государственная необходимость, я не служу больше Китаю и долго не смогу служить, пока эти люди не отпустят. Ты не служишь больше Англии, мы здесь как бы пленники, но мы можем служить человечеству дальше. Правительство США не бандиты, и как и ты преследуют цель мировой власти и свободы общества. Им можно служить. И да у них есть технологии, и это уже не средние века.
   -Твоя точка зрения понятна, но скажи, почему все хотят иметь от меня детей, неужели никто не понимает, что могут родиться чудовища? А бессмертные всегда считают себя выше других людей, наглы, лицемерны, эгоистичны, опасны, потому что жаждут власти и денег. И они втройне опасны, потому что возраст наделяет их выдающимся умом и способностями.
   -Всё так. Но мы готовы пойти на риск, человечество без бессмертных не может существовать. Всё просто. К тому же, долгая жизнь это мечта людей, и ты не имеешь права держать её только для себя. Твои гены не только порождают бессметных, но и удлиняют жизнь. Приготовься к сегодняшнему вечеру, всё будет отлично.
   Она вдруг обняла меня, да так, чтобы я почувствовал её грудь, и поцеловала в щёку, потом постояла так секунд десять не меньше, и спросила:
   -Хочешь меня? Такой как я у тебя никогда не было.
   -Прекрати.
   Я оттолкнул её и пошёл наверх, мне совсем не нравилось происходящее, они слишком настойчивы, и я не могу бежать, надо было отдохнуть. Их цель мне в общем понятна, но я не хочу порождать новых вечноживущих, это будет весьма неприятно для нашего мира. Они просто не понимают к чему приведёт рождение хотя бы сотни таких как я. Сейчас в Европе идёт жестокая война, и единственная причина, почему это происходит, там выясняют свои амбиции и жажду власти не менее двух вечноживущих, один в Германии, другой в СССР. А, скорее всего, целые группы вечно или долго живущих. Я знаю, те вечноживущие, что ещё не совсем задряхлели, часто в военных целях рожают сотни долгоживущих детей, многие сотни людей с продолжительностью жизни до двухсот или трёхсот лет, гораздо более умные и сильные, чем обычные люди, и именно так Германия достигла своих военных побед, а СССР промышленной и научной мощи. И даже один вечноживущий, расширяя свои амбиции, может за несколько лет породить сотни долгоживущих, что будут служить ему. Единственное, что спасает человечество от этого сегодня, это малое число тех, кто может плодить долгоживущих детей. И если мои дети пойдут по свету, возникнет эффект гремлинов.
   Я поднялся на ужин, там был какой-то китайский столик, обе женщины стояли на коленках в чём-то полупрозрачном и обтягивающем, я мог видеть их грудь, просвечивающую сквозь одежду. Они предложили мне поесть, я знал, ничем хорошим это не кончится, решил развернуться и уйти, вдруг мне в спину кольнуло, я обернулся, это был дротик. Практически сразу же я потерял сознание, когда проснулся, я сидел на кровати голый, руки и ноги были привязаны, так что особо не пошевелишься. Прямо передо мной сидела Юань, она тоже была голой. Меня невольно притянула её совершенная фигура и груди. Она села передо мной и не торопясь, изящно провела своей грудью по моему лицу.
   -Наслаждайся, - сказала она. - И не сопротивляйся, получай удовольствие.
   Она нагнулась и стала быстро работать языком, обрабатывая мне половое место, я не мог удержаться, половой орган отвердел. После чего Юань спокойно села на меня, вогнала мой половой орган себе во влагалище и спокойно занялась со мной сексом.
   -То, что ты делаешь это беспредел.
   Она продолжала поступательные движения своего тела вперёд назад, пока я в неё не кончил.
   -Вот и всё, а ты боялся. А как ты хотел друг мой? Что тебя столетиями будут уговаривать сделать мне ребёнка? Не хочешь по-хорошему, значит, будет так. К тому же ты пойми в Англии ты был королём, и твоя стратегия по уничтожению бессмертных была принята к исполнению, а здесь ты не король, и другие считают, что нам нужны твои дети. И ты должен подчиниться, исполнить волю большинства. Пойми, тут ты не король, ты ценный инструмент, который должен подчиниться тем, кто правит. Привыкай. Поверь, то, что я сделала, далеко не так неприятно и мерзко, как бывает с женщинами. Джейн иди сюда, твоя очередь.
   Она ушла, появилась та девушка, с которой Юань была там, около столика, и тоже занялась со мной сексом, на второй раз меня хватило.
   -Ты тоже вечноживущая?
   -Я? Нет, просто мой отец вечноживущий, и мне уже сорок семь лет, а я всё ещё молода. Я думаю, я проживу лет двести. И да нас с Юань тут всего двое таких. Сейчас я уйду, и Юань тоже уйдёт, чтобы ты не мог сделать глупостей, например, ударить её в живот. И потом сюда придут другие женщины и развяжут тебя, не бойся, они не будут с тобой заниматься сексом пару дней. Мы не хотим тебя напрягать, но раз в два дня, будь добр, выполни норму. И если будешь делать это сам, всё будет нормально, если нет, то значит всё будет происходить так как сейчас, весьма позорным для тебя образом. Решай сам.
   -Вы даже не представляете, какое зло выпустили, если Юань забеременеет, её ребёнок будет жить даже не десять тысяч лет, а чуть ли не вечно.
   -И его дети, подобно тебе, смогут иметь долгоживущих детей, которые смогут жить по тысяче лет. Потому что Юань самая вечноживущая из всех женщин людей всех времён и народов. Мы знаем, на то и расчёт. Но наша цель, когда-нибудь сделать всё человечество, такими как ты.
   -Я так долго ждал, когда все вечноживущие уйдут из этого мира, и вы снова начинаете.
   -Год, ты тоже пойми людишек маленько. Мир ведь не только вокруг тебя и твоих интересов вращается. Задайся вопросом, а что будет, если ты умрёшь? Просто упадёт самолёт на котором ты куда-то летишь, или допустим террорист тебя подстрелит? Вот допустим, ты не успеешь породить расу вечноживущих и умрёшь, что дальше? Через пять тысяч лет умрёт от старости последняя из вечных Юань. Сможет ли человечество само гарантированно сохранить свою бытность и технологии, или через 20 тысяч лет мы все оскотинимся и вернёмся к пещерному образу жизни? Вот так, немного подумав, начинаешь понимать. Лучше уж рискнуть с армией бессмертных, которые тоже люди и с ними можно договориться, чем лишаться тебя. И да, бывают плохие и хорошие бессмертные. А каким бы ты не был везучим, пойми, смерть тебя рано или поздно настигнет и это неизбежность. И к этому моменту ты совершенно обязательно должен породить таких людей, которые бы сами надёжно могли бы иметь потомство способное выживать тысячи лет и более. Так что не обижайся, ты сам виноват, ведь ты сам себе не принадлежишь, и да Вилл столетиями жевал с тобой сопли, а зря. Надо было сразу поступить с тобой как мы. И смирись, ближайшие тысячи лет у тебя будет много красивых, самых лучших женщин в мире, и они будут помногу рожать от тебя, и это неизбежно. Любой другой мужчина на свете был бы бесконечно счастлив на твоём месте.
   -Бессмертные порвут ваш мир в клочья как только подрастут. Их невозможно контролировать в долгосрочной перспективе, особенно если бессмертных много. Пройдёт триста или пятьсот лет, и ваш мир станет бесконечным полем боя. Вы уничтожаете своё будущее.
   -Мы считаем иначе. Бессмертные сильнее и умнее людей и в этом их опасность, тут не поспоришь. Но вот содержание добра и зла в них такое же, как в нас, и их тоже можно воспитать хорошими людьми, и наши лучшие психологи займутся этим. А когда бессмертных будет много, они уравновесят друг друга вот и всё. Добро и зло будут прибывать в балансе. При этом, если все люди станут бессмертными, это будет просто замечательно.
   -А вы не боитесь, что все смертные станут их рабами? Ты, твои дети, и всё то серое большинство.
   -Не боимся. Скажу честно, меня совершенно устраивает быть твоей рабыней. Гораздо приятнее быть рабыней самого бога, чем вертеть жопой перед весьма тупым и необразованным спесивым начальником из простых людей. Так что мы ещё наделаем с тобой детей. А теперь пока милый, мне пора идти, встретимся через год. Я рожу от тебя ребёнка, и он будет бессмертным, а потом через год вернусь, и мы с тобой сделаем ещё одного.
   Она улыбнулась, поцеловала меня в губы, и убежала куда-то, а я так и остался сидеть на том месте, где был привязан, прошло минут пять, и появилось две красивых полуголых молодых женщины, они развязали меня, и стали хихикать, пока я одевался. Да, этим дурам всем конкретно промыли мозги, они спали с человеком которого совсем не знали, то есть со мной, и были этому счастливы, все те ценности, что я долгое время продвигал в мире были обращены в ничто. Только они зря радуются, они ещё не победили, мои дети станут бессмертными через сотни лет, не раньше, а я, опираясь на совершенную науку и генетику, успею найти и всех их убить, до того как они окрепнут и поумнеют. Наука стремительно развивается, мир не тот, что раньше, спецслужбы могут проконтролировать всю планету, у меня есть время, чтобы обратить процесс вспять, и да мне придётся спать с женщинами, но я ещё не проиграл. Только теперь я должен успеть захватить власть до того момента как гремлины начнут плодиться.
   -Я должен поговорить с вашим главным, вы могли бы передать?
   -Хорошо, передадим.
   Я вышел из дома прогуляться, а потом, немного побродив по лесу в пределах ограды, пошёл спать. На следующее утро сам президент США позвонил мне на телефон. И состоялся разговор следующего содержания:
   -Что вы творите?
   -А, вы пока не радуйтесь раньше времени, быть может, женщины не беременны, надо подождать пару недель, и если что мы повторим, не всегда получается с первого раза, если же всё удачно мы поздравим вас с отцовством, как только так сразу.
   -Вы понимаете, какую силу хотите выпустить в мир?
   -Если вам не нравятся девушки, что ж закажите любых на свой вкус. Мы могли бы подобрать таких, какие вам нравятся, или же может дело в макияже? - Неудачно пошутил президент США.
   -Вы издеваетесь, но вы просто не понимаете, чем это кончится.
   -Мы взвесили все риски, за и против. Решение было тщательно проработано нашими лучшими аналитиками, которые рассмотрели опыт истории и всю вашу жизнь. Поверьте, вам не о чем волноваться. А если ваши дети будут рождаться злыми и опасными, мы просто убьём тех, кто имеет менталитет Хана, обычно психология и наклонности ребёнка проявляются с детства, и дети не умеют скрывать это с детства. Так что нужно просто иметь тонкого психолога, который сумеет оценить ребёнка. Не волнуйтесь, мы умеем отбирать людей. И поймите, дети рождаются разными, одни становятся такими как Хан, а другие, такими как Вилл и Юань. И нам нужны такие как Вилл и ещё больше нужны Юани. Нельзя ставить крест на Юань из-за таких людей как Хан. И мы ставим своей задачей превратить весь мир в людей подобных вам, которые не стареют и не умирают естественной смертью никогда, мы полагаем это необычайно повысит потенциал человечества. Так что вам придётся иметь много детей, и от этого никуда не деться. Ваши гены и наследственность идеальны во всех смыслах, вы не болеете, имеете идеальное спортивное тело, отличный иммунитет, высочайший интеллект. Ваши дети умнее простых людей сами по себе, мы знаем, вы проходили развёрнутое медицинское обследование в Англии. И многие поколения врачей Англии наблюдали за вами. Никто не сомневается в вашей идеальной наследственности, не спроста в древние времена, тысячи лет подряд люди называли вашу кровь чистой. Никто не сомневается в вас год, и возможно, мы бы даже допустили вас до управления государством, если бы были уверены, что это не приведёт к гибели всех людей чистой крови, и политике подобной Английской. Увы, мы понимаем, пускать вас во власть нельзя, тогда жизни сотен людей, которых мы с таким трудом собрали по всему миру в последние пятьдесят лет, окажутся под угрозой. А именно такие люди являются причиной расцвета нашей страны. И их высокое содержание в правительстве США не только не привело нашу страну к рабству и упадку, наоборот, права человека в нашей стране соблюдаются, как нигде и никогда раньше. И кстати, Англия, которая продала вас нам за военную помощь, как часть сделки, пожелала получить первого из сыновей Юань к себе на трон вместо вас. Всё будет хорошо, смиритесь, мы всё делаем правильно, мы хотим, чтобы людей чистой крови, ваших детей в мире стало больше. И ещё, если вам скучно и нечего делать, займитесь наукой. У наших учёных найдётся для вас много вопросов, либо вы можете сами выбрать себе занятие. В конечном счёте, вы нужны нам для размножения лишь на 50%, вторые 50% это потребность в ваших невероятных знаниях. На этом всё, думаю, вы понимаете, что вам нас не убедить, спасибо, что пожелали поговорить со мной, я почитаю это за честь.
   И я нашёл себе занятие, и занялся наукой, а заодно стал следить за тем, как ведёт войну Германия против Англии. 10го июля началась битва за Англию, немцы реорганизовали свой воздушный флот в несколько воздушных армий и начали масштабнейшие налёты на объединённое королевство. В небе над Англией начались жесточайшие бои истребителей. Машины невероятного уровня совершенства, на огромных скоростях до 450 километров в час сражались над небом. Пилоты Англии сражались отчаянно, покрыли себя славой и день за днём останавливали военную машину Геринга. Суда военно-морских сил Германии приняли бой в Атлантике, стремясь отрезать конвои с припасами из США, англичане отчаянно защищались. И хотя США формально объявили свой нейтралитет, теперь после того, как Англия продала меня Америке, они усиленно помогали Англии, организуя для неё конвои и защиту для них. Подводные лодки и рейдеры Германии стремились перехватить каждый конвой и организовать блокаду Англии. И нередко им удавалось топить корабли с бесценным грузом, и началась война за тоннаж, США и Англия стремились строить каждый месяц больше кораблей, чем топила Германия. А я продолжал следить за этой борьбой Англии против Германии, ведь теперь моя страна осталась один на один со всей Европой, и теперь лётчики сражались отчаянно, умирали, но не сдавались. А меж тем время текло, каждые два дня мне присылали по две красивых молодых женщины, и я исполнял с ними свой супружеский долг, надеясь хотя бы на то, что это простые женщины. Я не привередничал, но тот, кто обеспечивал мою спокойную жизнь здесь, на самках не экономил. Наоборот, они полагали, чем шикарнее спортивнее и умнее женщина, тем лучше. А я выяснил, что ко мне сюда присылали не только спортсменок и красавиц, но нередко отличниц, учёных и тех самок, что за свою жизнь чем-то выделились. Женщины рассказали мне, что прежде чем отправиться ко мне, каждая проходила полное медобследование, и потом их около двух месяцев держали в специальном спортивном лагере, чтобы они набрали форму и выглядели красиво. При этом, после рождения каждая женщина должна была отдать ребёнка государству, а ей за это платили по 100 тысяч долларов.
   Как-то вечером ко мне в гости пришёл человек в сером костюме, он разулся, прошёл в мой дом, и предложил сесть за стол выпить кофе, я поздоровался и пригласил его к столу. Человек выглядел лет на шестьдесят, высокий сильный старик в очках, с умным и волевым лицом.
   -Я, как и вы, секретный военный учёный США, мне 224года, зовите меня Эдвард, я не бессмертный как вы, но живу долго. И да, как вы понимаете, США давно собирает и копит всех долгоживущих по всему миру, каждого кому бог или ваши гены отмеряли больше 120 лет жизни. В зависимости от возраста и пола, всем долгожителям назначается демографический приоритет, мне, например, уже не положено его иметь, я слишком стар. Но мне сказали, у вас этот параметр максимален, вам многие тысяч лет, а вы выглядите как ребёнок. При этом мы внимательно изучали историю, и полагаем, что вообще все долгоживущие нашей планеты это ваши прямые потомки, что делает вашу жизнь невероятно ценной. Мечта миллиардов иметь вечную жизнь и не стареть и ничем не болеть вообще никогда, природа не обделила вас.
   -Но вы сюда пришли не за тем, чтобы сказать мне это.
   -Нет, не совсем. Как вы понимаете, стремление Америки и её правительства максимизировать численность вечноживущих в стране, и в перспективе создать общество нестареющих. В этом США видят успех и процветание своей страны. Вы когда-то в одиночку обеспечили величие и прогресс Великобритании. Представляете что может сделать с миром миллион таких как вы? Так что не упрямьтесь, ловите момент. Я же сюда пришёл по иной причине, дело в том, что я ядерный физик и занимаюсь цепной реакцией деления ядер. Я уверен, вы знаете, что это такое.
   -Несомненно. Наибольший интерес представляют ядра урана.
   -Правительство США ведёт работы по двум направлениям, это использование цепной реакции как источника энергии, и как бомбы. Причём, я думаю, вы понимаете, что использование цепной реакции как источника энергии тоже носит военное применение, поскольку можно создать корабли, танки и самолёты с огромным запасом хода. В частности речь идёт о самолётах огромной мощности, которые могли бы взлететь, например, из окрестностей Вашингтона, и долететь до Германии, сбросить бомбы и вернуться, на что не способен ни один бензиновый или керосиновый двигатель. Также вы, должно быть, знаете, что ядерная бомба имеет огромную разрушительную мощь, если бы её удалось создать, а это теоретически возможно. Мы могли бы создать бомбу весом, например, сто килограмм, которая своим взрывом могла бы уничтожить целый город.
   -Всё это мне известно.
   -Нам нужны ваши мысли и наработки по обоим направлениям. Как вы знаете, внешне политическая обстановка в мире крайне опасна, есть небольшой риск войны с Японией и в будущем конфликт с СССР или Германией. Когда Англия падёт, а это неизбежно, спустя какое-то время Германия может переключиться на нас или СССР. Также война между этими супер державами также может закончиться созданием супер Германии либо супер СССР. Не важно кто победит Германия или СССР, но на карте появится суперимперия воевать с которой будет крайне сложно, поскольку Европа обладает огромной индустриальной мощью, а СССР колоссальными ресурсами, контроль над этим районом позволит создать величайшую и опаснейшую из империей. В исторической перспективе, всего через двадцать или тридцать лет, такая империя поставит себе задачу взять под контроль всю планету, и осуществит вашу мечту. Если у нас не будет по-настоящему мощного оружия, наше государство и наш образ жизни попадут в серьёзный переплёт.
   -Чтобы подсказать вам что-либо, мне нужно изучить все научные материалы, что у вас имеются. Очень сложно говорить мысли теоретически, не зная, на каком этапе работ вы находитесь. Я могу стократно повысить результативность своей работы, если смогу работать с вашими материалами напрямую. В дальнейшем я бы хотел, чтобы вы дали мне возможность работать своими руками, это гораздо производительнее поверхностных слов.
   -Я сложил всё в этот кейс, тут вообще все наши мысли и результаты опытов. Результаты пока не обнадёживают. Пока что мы не знаем, как запустить реакцию и сделать её цепной. При сильном обогащении урана стержни разрушаются от перегрева, а при слабом реакция идёт слишком вяло, но взрыва всё равно нет. Мы не умеем регулировать скорость реакции, задача номер один всё-таки бомба, но как включить и выключить реактор? На ум приходит лишь создание нескольких маленьких блоков ажурной формы и их последующая мгновенная сборка в шарик с критической массой в одной зоне, так ещё можно включить или выключить реактор, но уж точно нельзя ничего взорвать. В любом случае, мы смогли осуществить несколько тепловых ядерных взрывов, мгновенно собирая бомбу из сегментов в шарик, но их мощность составила лишь несколько сотен килограмм пороха, и это никуда не годится. Ядерное топливо быстро греется, испаряется, и разрывает оболочку, превратившись в газ, и не успев выделить много энергии, разлетается во все стороны, теряя плотность, реакция прекращается. Как взорвать атомную бомбу большой мощности? Как заставить всё ядерное топливо выгореть мгновенно? Любая ваша помощь была бы очень к месту.
   -Мне понадобится день, чтобы изучить это.
   -Хорошо, я могу пока погулять по лесу, тут чудесный климат. Если возникнут вопросы, я вас проконсультирую, и ещё.
   -Да?
   -Здесь в этом кейсе содержится информация чрезвычайной важности и секретности, не раскрывайте её никому. Я понимаю, что вы здесь итак под полным колпаком, но не рассказывайте никому даже сам факт того, что мы вообще работаем над ядерной бомбой в принципе. Сюда к вам привозят женщин для размножения, многие из них не являются секретными работниками, и после рождения от вас ребёнка получат свободу, имея длинный язык. Прошу держите всё в тайне.
   -Я вас понял.
   -Учтите, в Германии блестящие физики и они тоже работают над созданием ядерного оружия. И Германия имеет в США множество шпионов. Наша разведка полагает, что есть риск, что Гитлер создаст атомную бомбу через 3-4 года, или чуть позже. В пессимистичном сценарии, он создаст ядерное оружие через год или два. Мы не знаем точно, на каком уровне находится секретная ядерная физика Германии, тут как лотерея. Но я думаю, вы понимаете, если немцы создадут ядерное оружие первыми, нас ждёт катастрофа.
   -Я всё это понимаю.
   Он ушёл, а я сел за изучение всей информации о проекте, здесь было много ценных мыслей и результатов опытов, но я понял, американцы бесконечно далеки от создания ядерного оружия. В их разработках не было ничего такого, чего я сам бы не знал. Они знали, что при обогащении урана-235 тот самопроизвольно начинал ядерную реакцию, при этом, чем выше степень обогащения, и чем крупнее шар обогащенной смеси, тем интенсивнее идёт реакция. Всё это я итак давно знал, увы, они понятия не имели, как сделать ядерную бомбу. Понятно, что подрыв химической взрывчатки и давление или температура никак не влияют на стабильность ядер. Бесконечно обогащать уран нельзя, и даже сильно обогащённый уран, быстро собранный в шарик не мог обеспечить мощность взрыва больше нескольких сотен килограмм в тротиловом эквиваленте. При этом, любой сильно обогащённый уран быстро выгорал, и поэтому слишком уж сильно его не обогатишь и до зоны взрыва не доставишь. Впрочем, малые порции сильно обогащённого урана греются не так быстро и их можно некоторое время хранить. Итак, я закончил изучение материалов часа за три, и позвал Эдварда на чай. Мы сидели с ним внутри дома, перед большой стеклянной дверью, за которой открывался вид на большое горное озеро и осенний лес. Здесь было красиво.
   -Ну, как? Что вы может мне сказать? Самый главный мой вопрос, который мучает правительство США, возможно ли вообще создать ядерную бомбу, как вы считаете?
   -Я ознакомился с вашими материалами и не нашёл в них ничего нового, всё это я делал в Британии.
   -Нет, вы врёте, правительство Британии передало нам всю информацию своих секретных разработок, там не было никаких сведений о наших опытах, всё это наше.
   -Правительство Британии передало вам всю информацию своих лабораторий, то верно, поскольку в Британии существует официальный комплекс тайных научных лаборатории при королевском дворе, и мне было известно, что вы имеете в нём своего крота, ещё до войны в начале 1930ых годов. В связи с чем, многие наиболее важные опыты я проводил сам в своей собственной лаборатории, нигде их не отображал и даже не записывал, они все здесь и только здесь. - Я постучал пальцем по своему виску. - И здесь технологии, касающиеся не только ядерного синтеза, но и многое другое, о чём вы не имеете ни малейшего представления.
   -Я понял, простите, мне следовало догадаться.
   -Так вот, теперь отвечаю на ваш вопрос, нет, тем способом, которым вы пытаетесь создать ядерное оружие, создать его невозможно. Чтобы вы не делали, но собирать урановый шарик критической массы из фрагментов шара, и ждать пока он взорвётся бесполезно. Даже если обеспечить взрывом дополнительное давление, чтобы удержать уран нужной плотности на лишние 10 микросекунд. Уран всё равно быстро перегреется, нагреется до температуры 5-7тысяч кельвин, мгновенно испарится и произойдёт тепловой взрыв, в результате которого уран неизбежно расшириться и реакция затухнет. Максимальная мощность такого взрыва составит несколько тонн в тротилом эквиваленте и не более. Это много, но недостаточно, чтобы окупить бомбу, и основной ущерб при этом будет в радиоактивном заражении местности и токсичности урана-235, а не поражающие факторы огненной волны и давления взрыва.
   -То есть создать атомную бомбу невозможно? Таково ваше мнение.
   -Эдвард. Я сказал, её невозможно создать тем способом, которым пытаетесь её создать вы, но я не сказал, что создать её невозможно. Я считаю, что причина недостаточной мощности взрыва бомбы в нехватке нейтронов для начала ядерной реакции. Для того, чтобы совершить ядерный взрыв, в момент подрыва бомбы необходимо внутри шарика ядерного топлива осуществить мощный выброс нейтронов, и он должен длиться доли секунды, сам уран-235 на это не способен. К тому же уран-235 при расщеплении образует быстрые нейтроны, что разлетаются вокруг с огромными скоростями, и не способствуют реакции деления. А, как известно, атомы это пустота, и диаметр ядра атома ничтожно мал в сравнении с диаметром самого атома. При расщеплении урана-235 большая часть нейтронов теряется впустую, и взрыва нет. А именно нейтроны, попадая в ядра атомов урана, являются причиной начала их распада. Для того, чтобы ядра атомов урана смогли поймать нейтроны, те должны двигаться медленнее и их должно быть больше, поэтому, чтобы осуществить атомный взрыв и полное или почти полное выгорание уранового топлива, необходимо создать вспышку большого числа медленных нейронов, и да, вы до этого не додумались.
   -Мы да... Нет мы не понимаем процесс ядерной реакции так глубоко как вы. Вы необычайно просто и логично мне сейчас всё разжевали, видит бог наш с вами интеллект и понимание науки не сопоставимы. Я занимаюсь ядерной физикой последние пятьдесят лет, с самого момента её появления, и не достиг десятой доли глубины вашего понимания процессов.
   -Не льстите мне, слушайте дальше.
   -Так вот, чтобы осуществить взрыв, необходимо поместить источник нейтронов в центр бомбы, и это должен быть не уран-235, а другой изотоп. Такие изотопы бывают, как вариант, это может быть радий, или любой другой изотоп, при расщеплении которого выделяется мало энергии и много нейтронов. Пожалуй, радий на самом деле не самый удачный вариант, при его распаде образуется слишком много быстрых нейтронов и энергия его велика. Но вы могли бы подобрать такой изотоп, который при цепной реакции образует множество нейтронов, но не выделяет энергию, либо выделяет мало энергии. В этом случае, вы сможете начать цепную реакцию распада ядер в таком нейтронном изотопе за сотую долю секунды до самого взрыва атомной бомбы. А потом, спустя 0,01 секунды, мы взрывом собираем уран в шарик вокруг изотопа источника энергии, и он насыщается нейтронами, мы получаем атомный взрыв, в котором выгорит от 5 до 25% урана. Я думаю, в этом случае бомба, в которой имеется около пятидесяти килограмм урана, сможет взорваться с мощностью в несколько килотонн в тротиловом эквиваленте. Такая бомба будет достаточно мощной, чтобы уничтожить целый город врага, если вы сможете её доставить.
   -Вы гений! Точно, решение лежало на поверхности, надо было просто увеличить число нейтронов, вы просто гений! - Он был невероятно рад, я увидел блеск в его глазах, Эдвард, несмотря на возраст, был крайне возбуждён, он понял с полу слова, всё же он полвека занимался ядерной физикой.
   -Постойте, не торопитесь. Дело в том, что для создания атомной бомбы необходимо очень точно вычислить момент и количество нейтронов в поджигающем снаряде. То есть, необходимо провести расчёты невероятной точности, все процессы, протекающие в бомбе, момент накачки нейтронов в детонаторе, схлопывание фрагментов урана в шар вокруг нейтронного детонатора, все эти моменты должны иметь невероятную точность до тысячных долей секунды, это не так просто. Если вы сделаете конструкцию грубо, то мощность взрыва не превысит нескольких тонн. Поэтому, да, вы можете взорвать уран-235 так как я сказал, но взрыв будет слабым. В лучшем случае несколько десятков тонн тротила, это тоже круто, но город так не уничтожишь. Мы должны рассчитать процесс с точностью до нано секунды, это сложный расчёт, надо точно знать скорость рождения нейтронов в детонаторе и момент их максимальной плотности. Надо понимать, неправильно взорванная бомба, просрёт как намокшая новогодняя шутиха и уничтожит всё в радиусе двадцати метров, при этом выгорит лишь сотая доля процента ядерного топлива. Правильно взорванная бомба в зависимости от её успешности, может взорваться на 10 или даже 30 килотонн. В правильно взорванной бомбе выгорит от 5 до 25% ядерного топлива, или даже больше, если всё будет сделано идеально правильно.
   -Я понимаю, да, вы правы, расчёты будут очень и очень сложными, и для каждого устройства отдельно, для каждого изотопа каждого вещества, их надо провести индивидуально. Но мы могли бы часть значений получить методом эксперимента, а потом стандартизировать заряд, создав типовой разрушитель городов на одну килотонну.
   -Чтобы получить значения методом эксперимента понадобятся годы, и расчёты необычайно длинны и сложны, надо не много ни мало симулировать поведение нейтронов в бомбе. Существует лишь один способ это сделать.
   -Мы возьмём сотни лучших математиков...
   -И они с ошибками будут считать это десять лет? Нет, мы должны создать компьютер, специальный компьютер.
   -Что? Простите, я не силён в электронике.
   -В прошлом в Англии я создавал простые вычислительные и управляющие системы, они выполняли функцию калькулятора, либо контролировали движение инструмента на станке, когда требовалось получить деталь сложной формы. Я часто использовал для этого механические устройства, но сейчас бурно развивается такая отрасль как радиоэлектроника. Используя радио детали, если очень основательно доработать их, можно создать гигантское и очень мощное электрическое вычислительное устройство, способное совершать сотни тысяч операций в секунду. При этом создание такого мощного вычислительного устройства будет стоить миллионы долларов. Зато станет локомотивом науки и позволит нам в будущем совершить выдающиеся открытия, буквально перестроить весь наш мир. Если составить для такого устройства программу, оно сможет вычислить все параметры необходимые для создания ядерной бомбы за несколько дней. Считать все эти цифры вручную слишком сложно, и почти невозможно. Тем более, программу необходимо оптимизировать, а сами расчёты много раз пересчитывать, по результатам экспериментов. Создавать ядерную бомбу вручную пустое, дохлое дело. Мы десять лет будем считать, проведём одно испытание, бомба взорвётся на сто тонн тротила, придётся ещё десять лет всё пересчитывать, и так каждый раз? Это невозможно. Единственный способ создать атомную бомбу, это построить гигантский суперкомпьютер, чтобы провести все вычисления. И эта машина умеющая считать с невероятной для человека скоростью, сможет выполнить поставленную задачу. И её скорость должна измеряться минимум сотнями тысяч операций в секунду.
   -Вы сможете построить такую машину?
   -Не знаю, насколько она будет мощной или слабой. А так, да, смогу и это точно.
   -Что вам для этого понадобится?
   -Мне понадобится двести человек в помощь, миллиард долларов, совершенная лаборатория микроэлектроники, микроскопы и инструменты для ручной работы с особо малыми объектами, возможность оперативно размещать заказы на все нужные мне детали, и два года времени. И я обещаю вам, я смогу создать такую машину. Я не знаю, какова будет скорость её работы. Быть может она сможет обрабатывать 10 тысяч операций в секунду и иметь память на 1 тысячу бит, а может я смогу создать процессор на 200 килогерц и память на 10 килобайт. Я не знаю сколь быстро или медленно она будет работать, но я уверен я смогу за два или за пять лет создать её, и эта машина будет работать во много раз быстрее целого города учёных. При этом, после создания такой машины, и выполнения её миссии, создания ядерного оружия, мы сможем использовать такую мощную вычислительную машину для других важных государственных и научных задач.
   -Например?
   -Создание единого центра управления всеми радарами США и предотвращения нападений. Шифрование данных или другие научные исследования, требующие большого числа расчётов. Моделирование конструкций кораблей, машин и механизмов, расчёты деталей сложной формы на прочность, и многое другое, что ускорит наш научный прогресс. Я уверен, в будущем мощные вычислительные машины будут востребованы везде и во всём, так что эти деньги не пойдут впустую. Также, создав одну такую машину, я в будущем смогу создать и другие, более совершенные её аналоги, которые будут меньше, дешевле и быстрее, эти машины пойдут по стране, и будут решать важные задачи во всех областях, включая навигацию, управление светофорами, расчёт времени и многое другое.
   -Я вас понял, я понимаю всё, что вы говорите, вы просто гений, спасибо. Извините.
   -Хорошо, действуйте, не надо лести.
   -Я свяжусь с президентом, мне надо всё ему объяснить, и я расскажу совету его стратегических аналитиков, я уверен, он предоставит вам под ваш проект все необходимые средства. Вы необычайно важны для нас. Мы ещё увидимся и не раз.
   -Да Эдвард.
   Он ушёл от меня в возбуждении, а я уже посмеялся про себя. Что ж, я уверен, я смогу остановить других бессмертных. Я создам суперкомпьютер и ядерное оружие для США. Электронно-вычислительная техника будет развиваться, а вместе с ней и программы для ЭВМ, и я стану лучшим в мире учёным по ЭВМ, и буду сам писать сложнейшие программы, и никто меня не превзойдёт. И в какой-то момент все устройства на Земле будут подчиняться электронному мозгу, объединённому единой системой связи через электрические кабели и радио. И тогда я безвоенным путём возьму власть над миром, и там уж я решу, стоит ли оставить жизни другим бессмертным, или это слишком опасно для человеческого будущего, и никто меня не остановит, а эти даже не поймут мой план. И сами приложат все усилия, чтобы создать эффективный электронный мозг, управляющий всеми, и в будущем наделить меня такой властью над миром, какой у меня не было никогда раньше.
  
   Глава 32: Начало эры компьютеров.
   Мой самолёт приземлился в Вашингтоне спустя пять дней после визита Эдварда. Я вышел из самолёта под прикрытием целого батальона спецслужб, который сидел везде вокруг, чтобы даже птица случайно ко мне не подлетела. Американцы учились понимать мою ценность. Я прошёл по короткой красной дорожке, показывающей чрезвычайное уважение к моей персоне, и сел в бронированный лимузин. Я никогда не был в Вашингтоне, и мне было интересно посмотреть на него, но моя машина сразу направилась в Белый дом, однако, я с интересом наблюдал, что там снаружи. Город был огромен, везде многочисленные пятиэтажные здания и выше, множество машин, но перед моим кортежем все расступались, а впереди и позади кортежа ехали спецмашины с охраной. Наконец, мы добрались до Белого дома, двери открылись и мы въехали во двор Белого дома, я вышел из своего лимузина и сразу направился в зал заседаний. Здесь меня уже ждали стратегические аналитики и президент США, а также ряд учёных, включая Эдварда. Я впервые лично увидел президента США, тот был на коляске и не мог ходить сам, я подошёл к нему и пожал руку.
   -Какая честь для меня увидеться с вами лично.
   -Взаимно господин президент.
   -Самый умный и самый старый человек на Земле, не могу поверить. Если верить историческим записям англичан, вы же основатель всей нашей цивилизации.
   -Спасибо, но не думайте о моём возрасте, это лишнее.
   -Я должен сообщить вам две новости вещи, одну маленькую, другую большую.
   -Обычно говорят хорошая и плохая.
   -В данном случае обе новости хорошие, и одна маленькая, другая большая.
   -Начните с маленькой.
   -В следующем году будет начато строительство спездания, которое будет названо Пентагон. Сейчас идёт создание фундамента, и ведутся проектные работы. Оно станет центром управления министерства обороны США. Это высокотехнологичное здание для управления всеми военными силами страны. В перспективе мы получим самый совершенный специализированный центр управления обороны страной в мире. Учитывая всё возрастающую угрозу глобальной войны, мы считаем, в таком есть большая потребность. Даже перефразирую, мы считаем, что участие США в тотальной войне в ближайшие годы неизбежно, либо против Германии, либо против СССР, либо против того, что получится в результате победы одной из сторон, и мы очень серьёзно относимся к этой угрозе. Пентагон не единственное наше направление военной подготовки, мы переоснащаем армию, делая ставку на военно-морской флот, авиацию и высокие технологии, современные системы дальней связи, радиолокаторы. В Пентагоне надо сказать назрела большая потребность. Это будет огромнейших размеров пятиэтажное здание, и под ним построят несколько подземных этажей и бункеров для особо важных военных. Сам центр управления армией США разместят на одном из подземных этажей Пентагона. Я полагаю, что Пентагон станет самым большим и современным центром управления армией в мире.
   -Я рад.
   -А теперь большая новость, я хотел бы сообщить вам её лично, хотя быть может, стоило доверить это Эдварду, он же её инициатор и владелец.
   -Я слушаю вас господин президент.
   -Два дня назад 15го сентября в пустыне прошло первое успешное испытание вашей ядерной бомбы. И оно прошло трижды, ни одно из устройств не совершило полноценного ядерного взрыва. Каждый раз заряд урана был одинаков, но самым мощным был второй взрыв, его мощность достигла рекордной величины 37 тонн в тротиловом эквиваленте, взрыв огромной мощности уничтожил всё в радиусе ста метров, основательно заразив территорию вокруг ураном и радиацией. Конечно же, этот взрыв нельзя считать ядерным, тем не менее, это оружие является самой мощной из существующих сегодня бомб, и способно уничтожить любой крупный морской корабль врага. Поздравляю, вы были правы, ваш принцип оправдал себя, и мы смогли достичь чудовищного увеличения мощности взрыва ядерного заряда. Доказывая, что создать и использовать ядерное оружие можно, и оно может быть необычайно мощным. Мне сообщили, что в результате такого взрыва выгорело не более одной десятой доли процента урана-235 бомбы, а значит, взрыв может быть гораздо мощнее. И этот взрыв не способен уничтожить целый город, правда, мощность поражает, и бомба рванула как два гружённых под завязку железнодорожных вагона взрывчатки.
   -Это впечатляет.
   -Да, и Эдвард сказал мне, что этот принцип придумали вы, и вы настоящий гений, он также считает, что мало кто способен разгадать вашу технологию, и это резко осложняет создание ядерной бомбы. В связи с чем, скорее всего, Германия не сможет в ближайшее время её создать. Я получал секретные шифровки немецких учёных, они тоже работали над ядерной бомбой и пришли к выводу, что взорвать её невозможно, уран можно использовать лишь как источник энергии для двигателя или реактора электростанции. А вы сделали это, поздравляю. И ещё, теперь мы все в очередной раз поняли, что обладание вашим интеллектом бесценно и стоит любых жертв, Америка у ваших ног, в научном отношении конечно.
   -Но всё это вы могли сказать и по телефону господин президент.
   -Я хотел бы наградить вас медалью, орденом первой степени за заслуги перед США, вот он. Несмотря на то, что полноценная ядерная бомба ещё не создана, вы уже совершили решающий вклад в её создание. Нам же надлежит позаботиться о том, чтобы никто и никогда не узнал секрет тонкостей её изготовления.
   Президент достал из-под полы пиджака медаль и торжественно вручил её мне, все присутствующие, почти никого из которых я не знал, похлопали мне.
   -Американский народ вас никогда не забудет.
   -Спасибо.
   -Но перейдём к делу, на самом деле я понимаю, что медаль для вас полная ерунда, а собрал вас я здесь по другой причине. Эдвард объяснил мне, что для увеличения мощности ядерного заряда нужно увеличить выработку нейтронов в эпицентре бомбы, и это крайне сложно сделать. Точнее, сложно подгадать момент для подрыва заряда, чтобы осуществить это, нужны колоссальные по сложности расчёты, которые надо повторить много раз, попутно ставя опыты. По заверениям Эдварда, люди будут проводить эти расчёты минимум несколько лет, каждый раз пересчитывая значения согласно новому эксперименту. Из-за чего создание ядерной бомбы затянется на десятки лет, а у нас, откровенно говоря, на это есть лет пять не больше.
   -Да, это так.
   -Вы предложили создать гигантскую сверхмощную вычислительную машину, и сказали, что на её создание понадобится около миллиарда долларов. Вы не могли бы рассказать поподробнее, мы готовы доверить вам проект, раз надо, так надо, но я бы хотел услышать, на что пойдут деньги налогоплательщиков из ваших уст. Я верю, что создание такой машины возможно, раз сам год сказал об этом. Но Эдвард плохой электронщик и не сказал мне, как она работает. К тому же мои эксперты очень заинтересовались, как сделать гигантскую считающую машину.
   -Насчёт миллиарда долларов я загнул, дело в том, что на самом деле я не знаю, сколько для этого понадобится денег, может, хватит и десяти миллионов долларов. Однако, это очень сложный проект с непредсказуемыми затратами и тупиками, никто и никогда такую машину даже не пробовал создать. Хотя её крайне примитивные прототипы в виде устройств управления или механических калькуляторов широко используются. Мне понадобится в больших количествах производить уникальные новые детали. К тому же я полагаю, что не смогу сделать машину нужного качества сразу. Мне придётся сделать несколько прототипов, идти от простого к сложному. И испытать каждый из образцов, и лишь потом я смогу сделать финальную быструю машину с большим количеством памяти. Я сделал прикидки и понял, что итоговая версия машины будет огромной, и в её составе будут сотни тысяч деталей размером с ушко иголки. Эта вычислительная машина по сложности своей будет во много раз сложнее, чем любой танк или самолёт. Также понадобится много людей, первоклассных специалистов, и мне придётся их обучать, а весь труд будет ручным и единичным. Несерийное производство больших количеств особо малых высокоточных деталей, многие из которых придётся собирать пинцетами под микроскопом, обойдётся недёшево. В связи с этим, я не могу спрогнозировать, как долго будет длиться проект, и сколько он будет стоить. Но вам следует знать, что в современных радарах для микроэлектроники часто помногу используется золото, платина и серебро. Могу лишь обещать одно, проект будет закончен, и каждый из прототипов будет рабочим, единственное, я не уверен сколь велика будет вычислительная мощь финальной версии машины. Но в любом случае эта машина будет считать гораздо быстрее, чем люди.
   -Простите, что настаиваю, так как же будет работать эта машина? Мне просто интересно, вы так расхваливаете её. Каков принцип её работы?
   -О, это будет самая сложная из всех машин, которую когда-либо делали люди, объяснить, как она работает сложно, но я попытаюсь на пальцах, поскольку здесь наверняка есть ваши стратегические аналитики большого ума и технического образования, я надеюсь, они поймут меня.
   -Спасибо.
   -Смотрите, вот перед вами простейшая контактная схема, у неё есть две позиции, включено и выключено, то есть, открыто или закрыто, а мини магнит может переключать этот контакт из одного состояние в другое автоматически, назовём один элемент такой схемы микрочипом. Поток данных через такую схему можно контролировать лампами или диодами, но это не важно, лампы здесь на самом деле играют вторичную роль, главное сам мини контакт, микрочип. Таким образом, схема из одного контакта может хранить объём информации, единицу или ноль. Теперь представим, что у нас восемь микрочипов, и каждый из них может хранить единицу информации один или ноль, вопрос, сколько позиций имеет восемь микрочипов? Ваше мнение?
   -Восемь?
   -Нет, восемь микрочипов может хранить 256 позиций. Поскольку это двойка в восьмой степени.
   -Ясно, а почему именно 256, а не семь микрочипов и 128, или не шесть и 64.
   -Во-первых, озвучим, что отныне ноль и единица будет называться битом, а восемь позиций, восемь бит, байтом. Я подобрал оптимальное на мой взгляд число позиций, чтобы перечислить все нужные мне действия под каждой позицией, и ещё осталось некоторое достаточно большое свободное количество знаков про запас. А также я учёл тот факт, что каждая лишняя цифра в байте увеличивает число позиций вдвое, и на одну восьмую, девятую или десятую, пропорционально снижает скорость работы машины. Я пришёл к выводу, что 256 вариантов от 8 позиций это золотая середина. 128 вариантов при 7 позициях в будущем может не хватить, а целиком переделывать всю машину, чтобы увеличить число бит в байте это крайне сложно, в то время как 512 вариантов слишком много, и не имеет смысла тратиться. В итоге у меня будет восемь бит в байте этого должно хватить на все типы нужных нам команд в будущем. В эти 256 позиций входят все буквы английского алфавита, а также все цифры и арифметические действия над ними совершаемые, включая операции команды для самой машины, такие как пробел, ввод, отмена, копировать и переместить данные.
   -Тогда ясно. И всё же, как это работает?
   -Итак, у нас с вами есть один микрочип, и он сохраняет один бит, мы взяли восемь чипов и получили байт. В одном байте у нас может быть закодирована одна цифра или операция. Представим, что нам требуется сложить два больших числа по 15 знаков в каждом, при условии, что полученное число тоже будет длинной не более 15 знаков. Для того чтобы это осуществить, нужно запомнить три числа, то есть 45 байт, или 360 микрочипов. А также нам понадобится ещё один чип на действие сложения, и один на знак равно, это означает 47 байт. Также, если машина будет складывать столбиком, на сами действия сложения, которые изначально обеспечены процессором механически, нам потребуется ещё около десяти чипов, при условии, что действия сложения будут сохраняться и сразу стираться, сохраняя число в ответ. Уточняю, сам процессор устроен так, что он знает простейшие команды, сложение, вычитание, умножение, деление и приравнивание, его структура при команде на сложение начинает выполнять строго определённую операцию с битами. То есть сама механика процессора устроена так, что при определённом знаке действия, умножения или деления будет запускаться та или иная операция с числами. В будущем набор операций процессора целесообразно будет расширить, чтобы повысить его производительность, однако, более сложные операции и команды могут быть разбиты и посчитаны через более простые. Для начала нам хватит четырёх функций простейшей алгебры. Процессор устроен так, что в одном случае число будет всегда вычитаться, в другом умножаться, а выбирать команду он будет через знак, заложенный программой. При этом компьютер не понимает, что он делает, просто в одной позиции срабатывает один триггер, а в другой ситуации другой. Также компьютер будет уметь логически работать с переменными, задавая порядок действий с ними через скобки. Таким образом, он сможет в верном порядке считать длинные и сложные уравнения. Итого для работы процессора потребуется около 57 бит или 456 микрочипов, и я думаю, лучше округлить это число до ближайшего кратного, чтобы память в процессоре совпадала с байтами. Это ближайшее кратное 64 байта и 512 микрочипов. Таким образом, устройство на 64 байта или знака, может выполнять простые арифметические действия по сложению и вычитанию, а также умножение и деление столбиком, используя для этого 512 чипов. Такое устройство сможет выполнять простые арифметические операции и делать это очень быстро. Хочу особо подчеркнуть, что для операций внутри процессора числа надо хранить по знакам, иначе невозможно обработать их, сложить, разделить уголком или умножить столбиком, а вот для хранения чисел на оперативной памяти, можно сохранять их как двойку в степени и остаток. Тогда даже самые большие числа в постоянной памяти, будут весить от 2 до 6 байт, чем больше число, тем больше нужно байт, чтобы его хранить. Логично, что бесконечно большое и сложное число компьютер хранить не в состоянии, но 6 байт хватит, чтобы запомнить число на 18 знаков, я думаю, более высокая точность нигде не требуется. При вытягивании чисел в процессор каждый раз потребуется их перекодировать, что займёт от 16 до 48 операций. Однако, я считаю перекодирование целесообразным, поскольку этот принцип резко увеличит объём запасаемых в оперативной и постоянной памяти данных.
   -Но нам же требуется выполнить сложнейшие расчёты на много сотен листов бумаги, а вы рассмотрели арифметику...
   -Я рассмотрел краткий пример, сам базовый принцип работы простейшего процессора, как он устроен. На самом деле вычислительная машина может быть гораздо сложнее, количество микрочипов может быть больше, как и скорость их работы, в неё могут быть заложены таблицы Брадиса для тригонометрических расчётов и другие сложные математические действия. Так вот эти 64 байта процессора называются кэш памятью процессора. Вся информация на процессор будет поступать с оперативной памяти с других микрочипов, при этом объём оперативной памяти может быть больше и составлять порядка 512 байт, для чего понадобится 4096 микрочипов. Правда, я планирую, что оперативная память будет проще процессора, поскольку в ней чип выполняет одну единственную задачу помнить, принимать и отдавать данные. То есть не требуется никакой особенной архитектуры связи между микрочипами, и тогда в самой оперативной памяти чипы могут быть маленькими, простыми и будут объединены в конгломераты по 64 или по 128 единиц памяти в одном элементе. Так что 4096 микрочипов это ещё не предел, правда, чтобы собрать большое количество чипов, понадобится ручная работа сотен людей под микроскопами. Однако, я полагаю, что мы сможем создать память на десятки килобайт. И на саму оперативную память информация будет закачиваться с магнитных лент, а вычисленная информация будет сохраняться на такую же ленту, также, как мы сейчас сохраняем кино на киноплёнке. Таким образом, единожды забив через систему интерфейса всю информацию в компьютер, мы сможем в последствии заставить его быстро рассчитать всё это.
   -Насколько быстро?
   -Если каждый чип процессора будет работать со скоростью 100 действий в секунду, то тогда процессор будет делать сложение двух крупных чисел примерно за 30-40 операций. Конечно, операция умножения потребует больше действий. В итоге компьютер сможет складывать или умножать два три крупных числа в секунду, а с мелкими числами будет работать ещё быстрее. Ни один человек не способен считать так быстро, несколько крупных чисел в секунду, точно и без ошибки, не требуя проверки. Хочу особо подчеркнуть, что я планирую в итоге создать компьютер, процессор которого будет работать со скоростью хотя бы 100 тысяч операций в секунду, такое возможно, если конструкция будет сильно оптимизирована. То есть частота работы составит 100 килогерц. При этом, хочу подчеркнуть, что любой процессор со скоростью работы более 50 действий в секунду выполняет операции расчёта немного быстрее человека. А компьютер со скоростью работы в 100 тысяч операций в секунду, будет работать минимум в тысячу раз быстрее человека. Таким образом, те вычисления, которые люди будут делать несколько лет, компьютер сможет произвести за один день.
   -И насколько сложные вычисления способен делать компьютер?
   -Всё зависит от рук его создателя, потенциально компьютер можно научить сколь угодно сложному счёту, правда, чем больше функций у компьютера, тем сложнее его построить. И на самом деле, я подозреваю, что, создавая компьютер, мы столкнёмся со многими сложностями логического характера, это весьма непросто. В связи с чем, я не думаю, что он сможет сравниться с человеком. Функция компьютера работать по заданной программе и только, заменяя простые ручные операции счёта. Вся его работа будет контролироваться человеком постоянно, фактически компьютер это крайне усовершенствованная версия механического калькулятора. Я думаю, вы все видели механические калькуляторы, и это весьма тупые машины.
   -Перед вашим приходом Эдвард расписал нам радужные перспективы, касательно навигации, сложных расчётов, а также он считает, что в будущем технология будет оптимизирована, и мы сможем получить компьютеры, на которых можно будет проектировать сложные машины и механизмы, быстро проводить расчёты конструкций, реально ли это?
   -Я не знаю точно, что сказал вам Эдвард, но да эра сложных вычислительных систем позволит нам очень многое, и эта эра будет не менее важна для человечества, чем внедрение в жизнь парового двигателя. Я считаю, что создание всё более сложных систем управления и автопилотов неизбежна, и вопрос лишь в том, кто будет доминировать в этой гонке. Как вы знаете, попытки создавать механически самоуправляющиеся устройства ведутся давно, и компьютер это просто ещё один шаг в этом направлении. При этом, я полагаю, что за такими системами будущее, что несёт их военное применение, а также это способ повышения производительности труда. Через столетия, крайне совершенные и мощные компьютеры смогут самостоятельно считать геометрию сложных машин и механизмов будущего, управлять некоторыми элементами производства. И то, что я описал вам сейчас, это всего лишь начало новой эры совершенных вычислительных устройств самого широкого применения. Эта технология, в чём-то подобна радио, ещё тридцать лет назад мы восторгались тем, что радиостанции позволяют по воздуху передавать сигнал на огромное настояние в пять километров. А сейчас никого не удивишь тем, что мощные радио башни передают сигнал на сотни километров. И при этом, все мы понимаем, что появление и развитие радио это неизбежность. И если первый компьютер будет стоить 100 миллионов долларов, то через двадцать лет, в сто раз более мощная машина будет стоить 100 тысяч долларов. Впрочем, скорее всего, прогресс компьютеров будет идти медленно, но очевидно, что мой компьютер будет первым и далеко не последним. В будущем новые более мощные компьютеры будут создаваться снова и снова, всё чаще и чаще, и потребность в них будет расти. Потому что они смогут выполнять такие задачи, на которые люди не способны. Вопрос лишь в том, кто станет лидером этой электронной гонки, если вы сейчас обеспечите меня всем необходимым, я сделаю огромный рывок в этом направлении, на который у других государств уйдут годы, и они отстанут от нас. И да, эра компьютеров неизбежна, вопрос лишь в том, кто будет в ней первым, мы, Германия или Советский союз?
   -Не опасно ли это? Создавать умные машины?
   -До нашего ума компьютеру ещё долго будет очень далеко, ведь он умеет выполнять лишь простые операции счёта, пусть даже очень быстро. Опасен ли калькулятор? Лучше задайтесь вопросом, не опасно ли создавать атомную бомбу как оружие массового убийства? Мы вступаем в новый век страшной разрушительной силы, опасно ли любое современное оружие? Опасен ли паровой двигатель, паровой броненосец или железная дорога, что соединила наши города? Это технология, которая никогда не заменит человека, и приход её в мир неизбежен, а влияние колоссально, но да, кой что она может, с её помощью труд людей станет гораздо более производителен, и это единственное что мне полностью очевидно.
   -Мы создадим компьютер и окажем вам любое финансирование, - вдруг принял решение президент. - И да, поскольку вам нужны люди, мы доставим их к вам в вашу резиденцию, и любые материалы с инструментами. Составьте на бумаге подробный список всего, что вам нужно, и мы доставим вам это. Мы хотим, чтобы вы начали работы в ближайшие три дня. Мы очень надеемся на вас год. И даже если компьютер не станет дорогой к созданию ядерной бомбы, мы верим, что от него будет много пользы.
   -Спасибо.
   -Если желаете, вы можете остаться в Белом доме на пару дней. Я знаю, вам было скучно в вашей горной резиденции, мы пытались вас развлечь, но смена окружения полезна. Поверьте, такая неволя вынужденная, нам приходится прилагать большие усилия, чтобы обеспечить вашу безопасность. Наши спецслужбы уже фиксировали неоднократные попытки Германии и СССР узнать о вас побольше, и о месте вашего пребывания. Но если война будет окончена, мы обещаем сделать вашу жизнь более свободной, вы не правите нашей страной, но любые безопасные развлечения будут вам доступны.
   -Вам следует знать, я не против иногда развеяться, но развлечения в вашем понимании, давно претят мне, куда интереснее лично для меня, заняться чем-то важным и полезным, например, созданием компьютера. Я думаю, работа над компьютерами будет продолжаться даже после завершения всех испытаний ядерного оружия, так что, дайте мне интересную работу и возможность делать нечто своими руками, и этого мне достаточно. Хотя я и не отказываюсь от роскоши.
   -Спасибо год, мы не сомневались в вас. И кстати, есть хорошие новости из Англии.
   -Да?
   -Битва за Англию идёт полным ходом уже два месяца, гигантские силы задействованы Германией, тысячи самолётов, бомбардировщиков. Ваши самолёты speedfire демонстрируют в небе Германии невероятную эффективность, я знаю, вы лично принимали участие в их создании, и это лучшие самолёты в мире. Однако, немецкие истребители тоже оказались крепким орешком. Но самое главное, Англия не пала, она держится, и враг так и не решился на десантную операцию, сейчас мы уверены, долгая битва ещё впереди, но Англия устоит. Несмотря на ваши поражения на суше и невероятную сухопутную армию Германии, ваш морской флот превосходит немецкий, а авиация не уступает. И, тем не менее, Англия теряет людей, но держится, и мы будем помогать ей, пока не одержим победу над Германией.
   -А что с Советским союзом, он передумал нападать на Германию?
   -Военные аналитики СССР, вероятно, напуганы высокой боеспособностью немецкой армии, и не решились напасть. Но нам известно, что танковые войска СССР сильно превосходят немецкие, в СССР множество тяжёлых танков, массой иногда свыше 50 тонн, с мощной бронёй и орудиями больших калибров. Авиация СССР уступает немецкой, однако она многочисленна, и в СССР множество заводов по производству боевых самолётов разного типа. При этом в отличие от Франции СССР есть куда отступать, и его военные резервы огромны. Мы полагаем, что численность армии СССР в данный момент составляет не менее 3х миллионов человек, и он способен за два месяца поставить под ружьё ещё 7 миллионов человек. При этом, очевидно, что в отличие от царской России СССР не будет испытывать нехватку боеприпасов, его промышленный потенциал огромен, и вероятно, даже превосходит немецкий. Единственное на что может сделать ставку Германия, это на превосходство в воздухе, воздушный флот Германии совершеннее Советского, это, несомненно. При этом, мы не думаем, что Германия сможет захватить полное тотальное превосходство в воздухе. Опыт боёв в воздухе на Халхин-Голе показал, что авиация СССР радикально отличается от польской, и может дать отпор врагу. Поэтому, война между СССР и Германией, скорее всего, сильно затянется. При этом нужно помнить, что Англия обладает некоторым количеством бомбардировщиков и, следовательно, Германии всегда придётся держать часть своей авиации на западном фронте, пока стоит Англия. И ещё, мы кой что придумали, чтобы бомбить Германию, да, истребители не могут далеко лететь за стратегическими бомбардировщиками, прикрывая их. Однако, можно вооружить стратегическую авиацию зубами и когтями, мощными пулемётами спереди и сзади, тогда авиация сможет атаковать Германию на большую глубину, даже без сопровождения истребителей. Мы сейчас работаем над новыми тяжёлыми бомбардировщиками и начнём поставлять их в Англию примерно через год. Как только СССР ударит по Германии, и та перебросит свои авиационные армии на восток, мы начнём бомбардировки её северо-западных областей и всех промышленных зон, до которых только сможем дотянуться. При этом мы уверены, что война между СССР и Германией неизбежно начнётся в течение года. Если Германия не решится напасть, СССР нападёт сам, однако, результат войны неизбежен и непредсказуем.
   -Что вы будете делать, в случае атаки СССР на Германию?
   -Мы постараемся заключить союзные отношения с СССР, выразим ему всю нашу поддержку. Германия, откровенно говоря, видимо, технологически всё же опережает СССР. Сталин сделал ставку на танки, и это правильно, но он не развивает высокие технологии, и это ошибка. Впрочем, вероятно, он желает любой ценой опрокинуть Германию, а потом уже подумать о дальнейших войнах. И возможно, это верная стратегия в его ситуации. Зато СССР сейчас дальше от создания ядерного оружия, чем любая другая крупная держава. Но вместе с вами мы их остановим. И главное, мы отстоим вашу Англию, обязательно отстоим.
   -Хорошо. Тогда я пойду, набросаю на бумаге список того, что мне понадобится в ближайшее время.
   -Идите, спасибо вам.
   Я вышел из кабинета, и решил пройтись по Белому дому США, мне запретили выходить на улицу, потому что там могут быть снайперы врага, но я прогулялся по всему зданию, и потратил на это примерно час. Да Белый дом был роскошен, но не слишком, и мне показали все его секреты, включая небольшой бункер внизу. Я знал, отсюда по всему Вашингтону идут многочисленные тайные подземные ходы, и именно так на встречу сюда прибыли многие участники, но меня предпочли везти официально, полагая, что в бронемобиле мне ничего не угрожает, а вот в подземельях тоже есть своя опасность, если туда проникнут агенты врага, их тяжелее там остановить. Впрочем, пока что в столице США всё было спокойно. И вот я нашёл себе удобный кабинет, сел за стол, и стал писать, список был длинный и я постарался его составить как можно быстрее. После чего мне принесли ужин, и я лёг спать, завтра с утра лететь в свою горную резиденцию. И главное, Англия держится, а значит, война ещё не проиграна, впрочем, я даже не представляю, как сейчас можно было бы отбить Европу? Да вообще никак, что толку, от того, что они смогут бомбить Германию? Одними бомбардировками столь огромную территорию не сломить, к тому же, я полагаю, что если Германия сейчас штурмует Англию в воздухе, то вряд ли через год или два воздушный флот Германии ослабнет, скорее, та только нарастит свои силы. А что до танков СССР, не уверен я, что эти тяжёлые танки гарантировано лучше, опыт подсказывает мне, что большой и тяжёлый танк не всегда лучше быстрого маленького, так что, время покажет. А сейчас, сейчас надо просто жить и радоваться тому, что я не в каменном веке. И что уж говорить, такого как сейчас на Земле никогда не было, а войны были всегда. И главное, наша раса идёт вперёд, и что готовит мне будущее? Этого я не знаю.
   * * *
   Я прибыл в свою горную резиденцию, и практически сразу там, на территории моей резиденции начали строить сразу несколько крупных производственных цехов из дерева, а также домики для учёных, которые будут вместе со мной работать. Я знал, каждого из них сто раз проверили ЦРУ, и всё равно администрация президента очень опасалась увеличивать количество рабочих на объекте выше ста человек, понимая, что среди них может быть шпион, который пожелает меня убить. Тем не менее, на третий день всех проверили и завезли сюда, очень плотно разместив в нескольких гостевых строениях моей горной резиденции. При этом подвинуть меня никому в голову не пришло, и я так и занимал в одиночку самый большой и шикарный дом. Впрочем, я не против, своё личное эго я люблю. И вот тогда, почти сразу, я начал читать им лекции, в специальной аудитории набилось сто с лишним человек, и я стал рассказывать принципы построения компьютера, я пересказал им всё, что рассказал в своё время аналитикам президента. А ещё я пытался рисовать им чертежи, но думаю, они не поняли. Поскольку я рисовал хаотично и в общих чертах, а вот рисовать сложные подробные чертежи, прорисовывая каждую деталь, это слишком долго. К тому же, я пока не проводил никаких расчётов, и сам не знал точную геометрию требуемых деталей. В итоге, мы несколько дней пытались начать работать, и я как-то раз пришёл в мастерскую посмотреть, что они делают, и ходил между рядами рассматривал.
   Один из микрочипов, был просто огромен, объёмом, наверное, литр, человек делавший его был просто неадекватен, я плюнул и бросил его на пол.
   -Что такое? Зачем вы его сломали? Вы представляете, какой он хрупкий?
   -Так не годится, микрочип должен быть маленьким, размером не больше кубического сантиметра, я говорил вам.
   -Но это прототип. И потом, попробуйте сами сделать такое, главное то он работает, и способен три такта за секунду выдать. Вы вообще представляете, как сложно разместить магниты, чтобы они правильно передвигали эти ваши проводки?
   -Послушайте, мы стараемся, у нас просто не получается мельче, это итак сделать непросто, а вы хотите, чтобы мы работали под микроскопом с увеличением десять.
   -То, что вы требуете от нас просто невозможно, попробуйте сделать сами такое сложное устройство размером меньше кубического дециметра.
   -Если делать компьютер из таких микрочипов как ваш, то получится машина с десятиэтажное здание высотой, размером в стадион, и работать она будет в пять раз медленнее, чем простой человек, это ясно?
   -Сами то вы ничего не делаете... Только разглагольствуете, да умничаете...
   -Хорошо, я сделаю сам, раз вы не можете. А вы потом разберите машину, изучите, и попробуйте собрать обратно, чтобы при этом лишних деталей не осталось. Криворукие дебилы спорщики. Учитесь работать, и учитесь учиться, а не спорить и усираться со мной.
   -Посмотрим.
   Да они были тупые, спорили, не верили, и не хотели и не умели делать работу сами. Мне надо показать им. Впрочем, я сам тоже в одиночку не способен построить слишком сложный компьютер. Но я решил удивить их малыми размерами, и я взял микроскоп и начал паять первый свой микрочип, и да после шести часов работы мне удалось успешно изготовить один микрочип объёмом кубический сантиметр. И он получился больше, чем я планировал, я работал с деталями мелко, но не смог под микроскопом. Однако, практика показывала, что если я буду работать так медленно, создание нормального опытного образца займёт месяц. Поэтому я заготовил деталей серийно и в течение недели изготовил 128 микрочипов для 16 байтного процессора и потом разместил их на подложке, получив в итоге первый микропроцессор в истории человечества рекордно малых габаритов 20 на 10 сантиметров. Впрочем, слово микро тут, наверное, не очень адекватно. Да я предполагал, что в будущем надо делать микрочипы микронных размеров, чтобы сделать наиболее мощный компьютер. Потому что уменьшение размера микрочипа, позволяет с меньшими энергозатратами получать большую скорость. К тому же сам факт уменьшения объекта уже заставляет его быстрее работать. Однако на деле кривые руки не позволили мне пинцетом под микроскопом спаять достаточно мелкие чипы. В итоге, слово микро неактуально, самая маленькая деталь моего процессора имело габариты в миллиметр, и пришлось создать достаточно сложный и надёжный электронно-магнитный механизм переключения. Да про полупроводники я тогда не знал, и в моём первом компьютере магнитики малых габаритов двигали контакт вправо влево, таким образом, включая, и выключая соединение, замыкая и размыкая цепь по принципу выключателя света. Устройство получилось громоздким, и один микрочип имел габариты в кубический сантиметр, и это притом, что я был золотых рук мастер, и многие тысячелетия учился собирать сложные устройства, включая механические часы. И опыт сборки малых механических часов пинцетами мне очень пригодился. Всё это время трое учёных постоянно наблюдали и записывали, как и что я делаю, я разрешил им молча смотреть, как я работаю. Иногда, когда я собирал одно и тоже, они менялись местами, чтобы большее число увидело, как я работаю. И в принципе, я бы мог попросить их повторить мои действия, и создать побольше чипов, но я желал проучить их, чтобы они видели, что я могу собрать простейший компьютер сам один и без их помощи. И да их ошибкой было то, что никто из них не умел есть китайскими палочками и работать пинцетом, они просто не могли работать пинцетом, и потому созданные ими микрочипы были слишком крупными, ведь их паяли руками и пальцами, а палец человека это слишком крупный для микроэлектроники инструмент. И столкнувшись с трудностями, они решили, не слушая меня, сделать по-своему огромный агрегат, не понимая, что таких чипов в компьютере должны быть многие тысячи. Итак, я примерно за неделю собрал свой первый процессор на 16 байт, или на 16 знаков вычислений, то есть это был процессор с кэшем памяти на 16 байт. Впрочем, его сложно сравнить с современными, поскольку мой процессор был супер примитивным, и такие параметры как объём кэш памяти и битность были весьма условны, поскольку его в силу архитектуры нельзя сравнить с современным. И всё же это был первый процессор в истории человечества. И да это был именно процессор, компьютер, и структура, и особенности, заложенные в него, это ничто иное, как праобораз всех современных компьютеров. И моя модель созданная тогда, это именно первый современный компьютер, и сама идея и принцип, реализованный в ней, лежит в основе всех современных компьютеров. Другое дело, что современные компьютеры используют для замыкания и размыкания цепи неподвижный кремневый полупроводник, или другой аналог полупроводника, а также современные микрочипы имеют нано размеры. В то время как мой самый первый микрочип в истории человечества имел миллиметровые размеры деталей.
   Однако, создание компьютера было ещё впереди, потому что пока что я создал только 16 байтный процессор. И из-за крайне малого количества чипов, эта машина могла только складывать и вычитать трёхзначные числа, а также умножать и делить нацело числа из одного знака. На что способен любой человек, зато тактовая частота микрочипа была 20 действий в секунду, и умножение или сложение числа занимало у компьютера от пол секунды до двух секунд, в зависимости от сложности операции. По крайней мере, с такой скоростью по моим расчётам он должен был работать. Конечно, чтобы работать с большими числами, понадобится увеличить число микрочипов на подложке в сотни раз. А теперь, предстояла не менее эпичная задача, сделать оперативную память, на её создание я также потратил около недели, и оперативная память моего компьютера составила 64 байта и была размером 8 на 8 сантиметров при толщине платы 1 сантиметр. И ещё два дня я потратил на то, чтобы создать устройство записи знаков на магнитную ленту, при этом запись шла по 20 знаков в секунду, при плотности 20 знаков на 1 сантиметр плёнки. Скорость считывания была аналогичной. Далее требовалось создать интерфейс, он представлял из себя десять кнопок цифр, кнопки сложения, вычитания, деления и умножения, а также кнопку ввод и отмена. Экран представлял из себя небольшой мониторчик из светодиодов, лампочки формировали цифры, и зажигались попеременно, в зависимости от требуемой выводимой информации. Получился, по сути, гигантский супер примитивный калькулятор. Питался калькулятор от источника с напряжением 20 вольт при мощности тока 10 Ватт. Размер корпуса устройства составил 25 на 25 сантиметров при высоте пять сантиметров. То есть получился компактный калькулятор, на создание которого у меня ушло около двух с половиной недель.
   И я представил его всем.
   -Ну вот, вы все видели все этапы создания вычислительной машины, как видите, она получилась совсем небольшого размера, и способна складывать и вычитать числа до трёх знаков, и умножать и делить числа в один знак нацело. Несмотря на то, что вычислительные способности этой машины крайне ограничены, учтите, что я создавал её один всего пол месяца. При этом, архитектура машины такова, что её можно использовать для создания мощной и крупной вычислительной машины, всё упирается лишь в количество микрочипов, что мы в ней используем. Как я уже говорил ранее, микрочипы должны быть маленькими, не больше сантиметра и их должно быть много.
   Я осмотрел их лица, но ни капли презрения и спеси с высокомерием на них не было. Возможно, создав столь примитивную вычислительную машину, я бы опозорился в глазах более глупых людей. Но все присутствующие здесь уже успели поработать своими собственными руками, и они прекрасно понимали, что значит сделать самому чип на двадцать герц, с учётом того, что их собственные поделки были в тысячу раз больше и работали в среднем в семь раз медленнее. Ничего кроме радости и восторга не было на их лицах.
   -Простите сэр, что мы сразу так нагло отвечали вам. Мы понимаем, вы требуете возможное, правда, я не уверен, что мы сами сможем делать столь искусные чипы, как вы. Многие из нас тренировались работать с мелкими предметами и достигли больших успехов, но самые умелые из нас не смогли сделать пинцетом микрочип размером меньше, чем два на два сантиметра. И я думаю, нам потребуется ещё долго тренировать ловкость рук, чтобы достичь ваших высот. Работать со сверхмалыми детальками можно, но это требует серьёзной сноровки. Быть может, мы будем делать чипы хотя бы размеров три на три сантиметра? Просто, чипы должны быть надёжны, и не ломаться даже после тысяч срабатываний, а вот с надёжностью у особо малых чипов всё совсем скверно. Я провёл расчёты сэр, не ругайтесь.
   -Да я слушаю, говори, - подбодрил я неуверенного парня. А тот был весьма неуверен, опасаясь опозориться и вызвать вспышку злости, которая лично ему могла дорого стоить, ведь любого из них я легко мог выкинуть из проекта. Но я понимал, то, что сейчас говорит этот парень, это мнение всего коллектива.
   -Так вот если делать чипы в три кубических сантиметра, то в принципе плата, в которой 32 на 32 чипа, то есть 1024 чипа на 128 байт будет иметь размер всего лишь метр на метр, а это не столь уж гигантские размеры, согласитесь, тем более, мы планируем строить суперкомпьютер огромных размеров. При этом, 128 знаков будет более чем достаточно для расчёта любых даже самых длинных чисел, даже для деления и умножения. Насколько я понимаю, кэш памяти на 128 байт для нашего процессора более чем достаточно для обсчёта любых самых длинных вычислений. Также в два раза большая по размеру плата оперативной памяти, с учётом того, что оперативная память проще процессорной, будет иметь размер порядка 512 байт, и этого более чем достаточно для любых вычислений. И мы могли бы сделать вам такой компьютер за пару недель. Поэтому, размер в один сантиметр или в 27 раз больше по объёму не играет роли. Зато никто из нас не сможет нормально изготовить микрочип вашей конструкции на 1 сантиметр, но практически все смогут сделать его 3 на 3 на 3 сантиметра. Но нам это и неважно, и тут главное, это не размер микрочипа, а его скорость, мы работали над этим, пока вы были заняты, создавая свою машину, и мы смогли достичь частоты микрочипа в 30 действий в секунду, что для начала весьма не мало. Поэтому не обижайтесь, но давайте будем делать чипы крупнее, хорошо? Поймите, мы просто физически не можем собрать пинцетом более мелкое устройство.
   -Хорошо парень, принимаю твой проект, будем делать микрочипы 3 на 3 сантиметра, на 30 действий в секунду, процессор на 128 байт и 512 байт оперативной памяти. Я уверен, такая машина сможет вести сложные вычисления, и это будет следующий наш шаг к созданию суперкомпьютера, следующий, но не последний.
   На середину комнаты вышел военный в форме, и обратился ко мне.
   -Простите сэр, насколько я понимаю, вам больше не нужен ваш калькулятор, все люди присутствующие здесь, видели процесс его создания и знают наизусть каждую его детальку.
   -Да, так и есть.
   -Тем не менее, несмотря на простоту устройства, сделанный вашими руками высокотехнологичный аппарат является продуктом высочайшей технологии, которой нет ни у кого в мире, и поэтому вычислительное устройство и его архитектура представляют необычайную важность для военных. Также я понял, что конструкция микрочипов, сделанных вашими руками совершеннее, чем у других работников. Поэтому устройство представляет для нас колоссальную научную ценность, мы считаем это устройство, несмотря на свою малую функциональную стоимость, в силу своей уникальности стоит миллионы долларов. Я бы хотел забрать его у вас, и отправить в исследовательский центр министерства обороны США. Там мы посмотрим, как он работает, потом разберём его и составим чертежи, для того, чтобы в будущем попытаться вести аналогичные работы по микроэлектронике параллельно с вами. Так мы сможем подготовить для вас специалистов и базу для дальнейшего расширения работ. Вы же понимаете, что устройство, изготовленное вами, в будущем должно быть принято на вооружение и использовано массово. Вы изготавливаете первый опытный образец, а мы думаем, стоит ли выпускать его серийно и как это осуществить.
   -Хорошо, забирайте, только реальная стоимость такого устройства не превышает двух трёх тысяч долларов на самом деле. И, безусловно, конструкторские решения, примененные к его созданию, бесценны.
   Он ушёл, а мы приступили к созданию второго прототипа, гораздо более совершенной машины. Основной сложностью было создание достаточно большого количества надёжных микрочипов. И как я заметил, микрочипы, изготовленные моими подчинёнными, часто были ненадёжны, и иногда ломались, выводя из строя всю схему. Однако, количество байт процессора имело значительный запас, поскольку реально для вычисления крупных чисел требовалось не более 80-90 байт кэш памяти, то есть часть процессора постоянно простаивала. В связи с чем, собирая второй прототип, я наделил его устройством проверки срабатывания всех микрочипов, которая осуществлялась за долю секунды. Неработающие микрочипы обладали взаимозаменяемостью, и вместо сгоревшего микрочипа, можно было, не меняя всю плату быстро активировать другие ранее пассивные чипы. Я полагал, что это будет очень актуально, учитывая увеличение числа чипов, и отсутствие гарантии их стопроцентной надёжности. В будущем, я всегда и на всех компьютерах сохранил возможность выключения неработающих чипов.
   И вот спустя менее месяца работ, создание второго опытного образца было успешно окончено. Новая модель была способна считать, складывать, вычитать, делить и умножать любые сложные числа, длинной до 21 знака, при этом числа могли быть дробными с плавающей запятой. При этом, новый компьютер умел не только вычислять цифры, но работая на оперативной памяти задавать порядок действий и скобки. Также благодаря большому количеству оперативной памяти в 512 байт, компьютер умел запоминать целые уравнения длинной в несколько строчек, и вычислять их. Также лишняя часть свободного процессора использовалась для предварительной перекодировки цифр из 6 байтного сжатого состояния в знаковое. Что сильно ускоряло работу, и стало понятно, что на самом деле 128 байт для процессора даже мало, и в идеале для совершений максимально быстрых последовательных вычислений надо иметь минимум 256 байтовый процессор. А если предположить, что в сложном уравнении есть несколько независимых действий, которые можно выполнять параллельно. То понятно, что хороший процессор, обеспечивающий максимальную скорость работы, должен иметь кэш память на килобайт, не меньше, то есть количество микрочипов на процессоре должно составлять порядка 8 тысяч. Увы, в текущей системе оказался ряд других огромных недостатков. Самым большим из которых являлась малая скорость работы каждого отдельного микрочипа, она составляла всего 30 герц, а увеличение скорости работы чипа приводило к его быстрому выходу из строя. Механизм магнитиков итак работал на пределе возможностей, некоторые его элементы двигались с частотой до 90 движений в секунду. Правда, я всё же полагал, что предел лежит существенно выше, и если очень постараться, наверное, можно увеличить частоты за 100 герц.
   Итак, морозным ноябрьским утром, на аэродром нашей горной базы приземлился самолёт самого президента США, я узнал об этом первым и вышел его встречать. Надо сказать, меня не предупредили заранее о его прибытии, и этот сюрприз стал большой неожиданностью.
   -Здравствуйте господин Рузвельт. С чем пожаловали?
   -Здравствуйте год, - он крепко пожал мне руку, сидя в своём кресле каталке. - Я прилетел увидеть ваше новое чудо техники. Надо сказать, что когда мои военные увидели первый образец, сделанный вами лично, и протестировали его вычислительные возможности, многие просто посмеялись над машиной, что считает в тысячу раз хуже, чем человек, и только простые числа. Однако, после того как они разобрали его, и увидели внутренности, а потом попытались и первое время даже не смогли скопировать, мне сообщили, что созданная вами машина имеет невероятную сложность.
   -Эту машину, первый прототип, я собрал лично, чтобы утереть нос моим спесивым студентам, и не более того.
   -Я слышал, вы работали без отдыха и выходных целый месяц. Это похвально.
   -Да.
   -А ещё я слышал, что вчера вы закончили создание вашего нового суперкомпьютера, он имеет размеры с крупный шкаф, и в отличие от первого прототипа способен считать длинные и сложные математические уравнения. И главное, он работает.
   -Не слишком длинные и не слишком сложные, но да, в его оперативной памяти помещается несколько строк информации, и он считает её, правда, увы, довольно медленно.
   -Со скоростью человека и без ошибок, не так уж медленно.
   -Ошибки на самом деле возникают, иногда ломаются или не срабатывают микрочипы, это приводит к сбоям и ошибкам. Я думаю, в более поздних моделях я сделаю систему проверки работоспособности микрочипа после каждого вычисления, это снизит скорость работы компьютера на треть, и даст гарантию отсутствия ошибок. Мы поработаем над надёжностью и создадим эффективную защиту от сбоев. Я думаю, со временем, с учётом систем проверки, надёжность работы процессора будет абсолютно стопроцентной. И да, компьютер работает очень медленно, но он работает, и его функциональность гораздо выше, чем у предыдущей машины. Правда, сейчас я уже не уверен, что смогу сделать процессор на 100 килогерц. Дай бог дотянуть в ближайшие годы хотя бы до килогерца.
   Тем временем, мы с президентом не торопясь, шли по дорожке к нашему центральному научно производственному корпусу и люди окружали нас. Я дышал свежим осенним воздухом, а под ногами шелестели опавшие жёлтые листья, предвещая зиму. Мне нравилась эта прогулка, я был доволен, я достиг чего-то необычайно нового.
   -Я думаю, вы работаете над компьютером очень недолго, всего полтора месяца, и создали невероятную умную машину. Мои военные были просто в шоке от первой машины, я понимаю, что вторая гораздо сложнее первой, и её способности как раз близки к тем, которые были заявлены вами перед началом проекта, разве что мала скорость работы. Я абсолютно уверен, что пройдёт полгода или год, и вы создадите машину, которая будет считать гораздо быстрее человека.
   -Да так и есть.
   -Я думаю, вы будете рады узнать, что мы отстояли битву за воздух над Англией, немцы потеряли множество своих самолётов и лучших пилотов. Нам битва за Англию тоже дорого стоила, мне пришлось послать в Англию пять тысяч своих лучших американских асов, в качестве добровольцев. Тем не менее, враг в последние дни прекратил масштабные атаки, я думаю, немцы поняли, что не смогут бомбить вашу страну и дальше. Мы одержали первую победу в этой войне, я уверен, они не смогут совершить высадку в Англии, так что война затянулась, и теперь мы ждём вступления в войну СССР.
   -Я рад.
   -Чертежи вашей чудо машины и один микрочип в качестве материального примера мы передали англичанам на изучение. Поскольку вы как бы гражданин Англии, мы считаем Англию близким союзником, практически частью своего народа, мы не бросим их в этой войне. Правда, немцы увеличили число и эффективность своих подводных лодок, морские конвои несут большие потери, преодолевая путь из США в Англию. Но самое главное, началась война на истощение, и в ней Германия может проиграть также, как когда-то проиграла первую мировую. За нас вся Голландия, а также французские колонии. Правда, немцы уже начали борьбу за эти колонии и планируют начать действия в Африке. Увы, сейчас на стороне Германии стоит вся Европа, не только Италия, но и такие страны как Австрия, Венгрия, Румыния и многие другие, так что война будет долгой и тяжёлой, а первую победу мы одержали, отстояв Англию, и это важная победа.
   -Понятно, а как с ядерной бомбой?
   -Эдвард провёл часть расчётов вручную, и они очень примерны, считать ядерные реакции оказалось очень сложно, и он возлагает большие надежды на ваш компьютер. Он провёл ещё одно испытание бомбы, согласно новым расчётам, и они оказались неверны, мощность заряда достигла 24х тонн в тротиловом эквиваленте. То есть сила взрыва даже уменьшилась. Уран не выгорает полностью и не желает выгорать, это большая проблема. Теперь, получив результаты эксперимента, ему придётся многое пересчитать. Я ограничиваю его опыты и запрещаю ему взрывать бомбы постоянно, хотя желание взрывать и постоянно в нём велико. Мои экологи считают, что ядерные бомбы наносят чудовищный вред экологии, а уран, разбросанный по пустыне на многие километры, станет проклятием будущих поколений. В связи с чем, мы постарались собрать почву в районе испытания его грязных бомб и закопали её глубоко под землёй в особом захоронении, залив бетоном. Я думаю, заморозить исследования в области создания ядерных бомб на год, что вы думаете?
   -Вы хотите подождать, пока у Эдварда появятся более точные результаты расчётов, и создание моей считающей машины?
   -Да, я полагаю, что слишком большое количество экспериментов с ядерным оружием угрожает моей стране. Я хочу проводить взрывы не вслепую, как сейчас, а когда появятся результаты расчётов и возможность считать. Быстрый прогресс вашей считающей машины, доказал мне, что вы способны выполнить задачу хотя бы частично. Я разрешу Эдварду возобновить испытания через год, но не больше одного взрыва раз в три месяца. Когда он будет взрывать, подбирая изотопы не вслепую, а всё рассчитав. Тем более, искать подходящие изотопы источники нейтронов для детонатора ядерной бомбы можно и без ядерных взрывов, ведь так?
   -Возможно, год запрета испытаний даже мало. Я бы на вашем месте отсрочил всё до 1943его года. А там мы подготовим базу, и потом быстро за пару лет создадим вам бомбу. А сейчас, добывайте уран впрок и ищите изотопы для детонатора. Я уверен, сейчас мы не имеем возможности для создания ядерной бомбы. Через два года, они появятся, к тому же, я думаю, будет лучше поручить проект ядерной бомбы лично мне. Через два года я создам базу и обучу специалистов, и потребность в моём участии по созданию более мощных компьютеров значительно снизится. В этом случае, будет лучше доверить ядерную бомбу мне.
   -Эдвард будет в бешенстве. Для него это возможность, на старости лет стать великим.
   -Я умнее его, и лучше понимаю процессы ядерного синтеза, лишние ядерные взрывы в процессе создания ядерного оружия большая беда для будущих поколений. Эдвард всё поймёт.
   -Вы считаете, что будете работать над созданием компьютера столь долго? Учитывая ваши успехи, у меня создаётся впечатление, что вы закончите уже через полгода.
   -Извините, Франклин, ваши впечатления ошибочны. Мы создали первый и второй компьютеры столь быстро, потому что в них использовано малое количество достаточно крупных и грубо сделанных чипов. Дальнейшее создание вычислительных систем потребует создавать огромное количество особо малых устройств ручной работы, а люди не могут работать быстрее, создание машин следующего поколения потребует больше времени и настоящего искусства. Если в процессоре второго компьютера мы использовали 1024 микрочипа, и сто человек сделали их довольно быстро, то в будущем количество потребных микрочипов вырастит, они будут сложнее, и мне лично придётся все их вручную собирать. Это потребует значительного времени.
   -Так автоматизируйте процесс. У вас самое совершенное в Америке оборудование.
   -Когда придёт время, я автоматизирую процесс производства микрочипов насколько это возможно, но данное устройство сложно, и пока на этапе проектных работ и изменений, я не вижу возможностей по автоматизации.
   -Вам следует помнить ещё один момент.
   -Да?
   -Я не думаю, что кто-нибудь задвинет вас после моей смерти. Ваше влияние в обществе и на военных, гораздо выше, чем вы могли бы подумать. И я не единственный, кто оказывает вам любую поддержку. Тем не менее, здоровье моё слабо, и я не проживу и пяти лет, так говорят доктора. Я не знаю, сколько я ещё протяну, но я не бессмертный и даже не долгоживущий. Сейчас мне 59 лет, и я чувствую себя очень старым. Тем не менее, я был бы очень рад увидеть победу США в этой войне до своей смерти, простите меня за странную просьбу, она чисто человеческая. Я думаю, вам, кто не думает даже о старости и смерти от неё, трудно будет меня до конца понять, даже, несмотря на весь ваш колоссальный разум.
   -Я понимаю, и, кстати, наша прогулка закончена, мы пришли, вот этот шкаф и есть наш компьютер, он работает от нескольких блоков питания, каждый напряжением по 25 вольт, суммарное потребление энергии, тем не менее, не слишком велико и на пике составляет 400 Ватт. Правда, потребление энергии сильно меняется в зависимости от разных этапов работы компьютера.
   -Покажите мне это чудо техники.
   -Вы могли бы понажимать на клавиши сами, я думаю, вам это будет интересно, вот это клавиатура, тут цифры, знаки, кнопка ввода и пробел, управление очень простое.
   Франклин Делано Рузвельт подошёл к первому в истории человечества устройству, которое уже являлось почти компьютером, и стал нажимать на кнопки. Я знал, лишние операции вредны для машины, каждый микрочип в среднем рассчитан на 2-3 тысячи срабатываний, не больше, потом истираются микросхемы, и его приходится менять. Правда, замена микрочипа не составляет труда, как новую лампочку в патрон ввинтить. И всё же, микрочипы весьма дороги. Но мне нужно было дать президенту побаловаться. Тот нажимал на кнопки, и потом ждал, пока чудо машина всё рассчитает.
   -Спасибо, я убедился в этом чуде, я думаю, лишний раз лучше её не напрягать, мне говорили, она быстро ломается.
   -Да, это большой недостаток, но мы создали систему замены чипов, и заменить чип, не сложнее, чем ввинтить лампочку, при этом один микрочип стоит около двадцати долларов, если не считать стоимость труда специалиста, которые его изготавливает. Ремонт испорченных чипов не слишком сложен и обходится в доллар. Мы наделали около сотни запасных чипов под эту модель, так что она рабочая, и вы можете её даже не разбирать и использовать по назначению. Мои инженеры в этот раз начертили подробные чертежи каждого узла.
   -Боюсь, что для использования по назначению эта машина слишком долго думает, и слишком дорого каждое её действие, потому что требуется часто менять чипы. И всё же, я очень рад, что увидел машину своими глазами, сегодня вечером её у вас заберут, вы не против? Ведь она вам не нужна.
   -Забирайте. И кстати, эта машина может не только считать.
   -А что ещё она может?
   -Я сделал её так, что она может управлять устройствами, например движением резца инструмента на станке. Правда, у неё мало памяти, и эту функцию она выполняет крайне неэффективно. Тем не менее, я разрабатываю её так, чтобы в будущем система была многофункциональна. Когда-нибудь мы наладим серийное производство особо мелких микрочипов, а те с уменьшением размера работают быстрее и тратят гораздо меньше энергии. И более сложные модификации машины смогут управлять некоторыми простыми операциями на производстве, вместо людей, или помогая людям. В Англии мы широко использовали механические управляющие устройства для нарезания точной резьбы, или сложных кривых поверхностей. Человек не всегда может точно повторить контур сложной формы, например, для винта морского судна, а вот машина может.
   -Я понимаю, пойдёмте, выпьем чаю, говорят из окна вашего основанного коттеджа классный вид, и вы расскажите мне много интересного. Давайте посидим как старые приятели, и завтра я улечу обратно в Вашингтон. Я уверен, вы можете мне многое рассказать, и не только о компьютерах, быть может, у вас есть какие-то ещё планы?
   -Идёмте.
   Мы провели с ним интересный вечер, несмотря на короткую жизнь и некоторую наивность, Франклин Делано Рузвельт оказался интересным человеком, не просто так он стал правителем целой страны, что по своему развитию обогнала многих. Я узнал также, что тот всю жизнь стремился к тому, чтобы создать государство бессмертных, и подарить всему человечеству секрет вечной или невероятно длинной жизни. А я рассказал ему вкратце о своих космических амбициях далёкого будущего, и про дальние звёзды и планеты. А также высказал предположение, что в космосе, скорее всего, есть другие цивилизации, такие же, как наша, и возможно, многие из них находятся на более высоком этапе технического развития, чем наша раса. Военное столкновение с такими расами может быть весьма опасно, и я надеюсь, что они нас пока ещё не нашли. Эта тема заставила Рузвельта задуматься, и он сказал мне, что тогда особенно важно проявить успех в создании ракетного и ядерного оружия, для защиты земли. Я же уверил его, что современные ракеты не годятся для космического боя или полётов в космос, поскольку для космических полётов скорость истечения из сопла ракетного двигателя должна быть в несколько раз выше существующей и составлять не менее 10 километров в секунду. Современные же даже самые большие ракеты, могут вывезти лишь малый груз на нижнюю орбиту. А на следующее утро Рузвельт уехал к себе в Вашингтон. И, тем не менее, я полагаю, что наша беседа была не просто дружеской, Рузвельт специально расспрашивал о моём видении мира, в том числе космоса, это был не просто частный интерес, он хотел увидеть мир моими глазами, и глубже по-новому понять его. Ведь уже сейчас в правительстве США ходили легенды об уровне моего интеллекта.
  
   Глава 33: Чудеса электроники.
   Надо сказать, что прежде чем создавать третий компьютер, я собрал всех своих учеников микроэлектронщиков в аудиторию, где мы проводили встречи, и начал заранее заготовленную речь, а они все внимательно слушали, стремясь уловить и понять каждое слово. Речь имела достаточно общеповерхностное, но важное значение.
   -Дорогие друзья. Все вы хотите создать третью ещё более мощную вычислительную машину, и многим это покажется новым достижением, и она будет работать быстрее и в многозадачном режиме. Это, конечно, будет огромным шагом вперёд, и машина получит исполинско циклопические размеры, колоссальный объём памяти. Все мы должны понимать, что без совершенствования устройства самого микрочипа, любое движение вперёд невозможно, устройство микрочипа должно обеспечивать ему новый качественный рывок в скорости. Скорость нашего нового процессора должна составлять минимум сто герц, и не меньше, иначе, просто не имеет смысла начинать очередной проект. Мы с вами должны качественно проработать принцип процессора, и только так его скорость может быть повышена. Возможно, необходимо изменить структуру магнитиков в самом микрочипе. Изменить его конструкцию, так, чтобы цепь могла замыкаться и размыкаться, но при этом скорость работы составляла бы не менее ста герц. Я знаю, что улучшить микрочип можно.
   -Может как-то применить в конструкции компьютера радиолампу?
   -Нет, слушайте меня, вы может думать о чём угодно и предложить любой способ, но это должна быть не общая фраза, вы не на научной конференции. Вы должны сделать новый микрочип. Каждый из вас знает и понимает, как он работает, у каждого есть своя лаборатория, рабочее место и все необходимые инструменты, при этом любые нужные вам материалы вы можете заказать за счёт государства. Я даю вам месяц времени, вы должны усовершенствовать структуру чипа, мы должны увеличить скорость работы. Я даже готов пойти на увеличение размера, при условии, что чип будет работать быстрее.
   -На какое увеличение размера? Насколько?
   -До одного литра, то есть максимальный размер чипа кубический дециметр. Тот, кто создаст самый быстрый чип, получит премию сто тысяч долларов, ясно? Только премия будет выплачена не за теорию, а за самый быстрый чип в металле. Мне не важен способ, которым вы добьётесь такой скорости, будь то дорогой металл, синтетическое вещество, высокое напряжение, переменный ток или критическое уменьшение размеров микрочипа. Победит тот, у кого будет создан самый быстрый микрочип. При этом стоимость созданной модели чипа должна быть не более десяти тысяч долларов, и это очень высокий порог стоимости. Размер чипа не более одного кубического дециметра. А количество срабатываний чипа не менее двух тысяч, и это важно, новое устройство не должно сразу ломаться и перегорать. Также речь идёт об одном чипе, а не группе чипов, что, помещаясь в кубическом дециметре, в сумме дают сумму действий. В остальном мне не важна сложность, количество деталей и конструкция. Но чип должен управляться электрически, и мы должны суметь поместить его внутрь процессора. Не важно, каково будет преимущество победителя конкурса, быть может, вы не достигнете даже ста герц, но тот, чей чип будет работать быстрее всех и обеспечит все вышеназванные мной условия функциональности, получит этот огромный приз. Ясно?
   -Ясно сэр.
   -И ещё, чтобы никто не сомневался, я не буду участвовать в этом конкурсе, я создам свой собственный чип сам, в течение месяца. И победитель конкурса среди вас получит сто тысяч долларов, даже если его чип будет медленнее моего, это ясно? То есть, при любом раскладе кто-то из вас выиграет. И я разрешаю участвовать в соревновании командами, если кто-то из вас хочет работать в группе, пожалуйста. Зато тот, кто создаст более быстрый чип, чем мой, получит не сто тысяч долларов, а миллион. Все слышали? Тот, кто создаст самый быстрый чип среди вас, получит сто тысяч долларов, а тот, кто создаст чип быстрее моего, станет миллионером!
   -Спасибо сэр, но побороться с вами будет непростой задачей. Я уверен, ваш микрочип будет размером два на два миллиметра, и работать на триста герц.
   -Не подлизывайся Тоби, у тебя тоже есть пинцет и микроскоп. И ещё ребята, я надеюсь, вы серьёзно отнесётесь к условиям конкурса. Лучший и самый подходящий из ваших микрочипов пойдёт на создание нашего третьего компьютера. И вы сами понимаете, что критериев ценности такого чипа много, не только скорость работы, но и размеры, энергопотребление, стоимость, сложность, и главное надёжность. Лично для меня, надёжность и возможность микрочипа совершить 50 тысяч срабатываний и не перегореть, тоже колоссальное преимущество. Поэтому, тот, кто создаст микрочип, который без серьёзной доработки можно будет поставить на наш третий компьютер, получит от меня три миллиона долларов. - По всему залу пронёсся возглас неподдельного удивления и восторга, озвученная сумма была огромной, и любой получивший её, мог бы в богатстве окончить свою жизнь, ни в чём себе не отказывая никогда. - Если только, этот микрочип по всей сумме качеств устроит меня и без серьёзной доработки станет основой нашего третьего компьютера, всем ясно? Только учтите, понравиться мне будет сложно. А теперь дерзайте.
   -Спасибо сэр, вы величайший организатор, спасибо, мы всё сделаем.
   -И ребята, мой вам совет, сосредоточьтесь не только на самом чипе, но и на способе изготовления, быть может, стоит создать устройство механические руки, мы обсуждали его с вами. Которое уменьшает масштаб движений, и тогда вы под микроскопом сможете создать во много раз меньшее устройство, которое за счёт малости возьмёт качество. Любой способ годится для победы.
   -Мы знаем сэр.
   -И не торопись, если кто-то из вас сможет создать лучше устройство, и не успеет по времени, вы можете подойти ко мне с ним позже. Я щедро награжу любого из вас, мне денег не жалко, лишь бы был результат. Помните, это не спортивное соревнование, наша цель результат, мы не можем идти вперёд, не создав более быстрый микрочип.
   -Да сэр.
   -И проигравшие, не отчаивайтесь, это не последний наш такой конкурс, я уверен, в будущем мы повторим этот опыт, когда возникнет необходимость.
   -Да сэр.
   -И советую, изготовьте свой микрочип хотя бы в трёх экземплярах, чтобы не случилось форс-мажора, вдруг какой дефект и чип перегорит на сотом срабатывании, у каждого будет три попытки. В зачёт пойдёт самая удачная попытка. И ещё, никакой грязной игры, если узнаю, что кто-то ворует, или ломает чужое, это будет серьёзное уголовное преступление, ясно?
   -Да сэр, обижаете сэр.
   И мои учёные разбрелись по углам, уже создавая союзы и группы, одни предлагали свой мозг и идеи, другие брали тем, что имеют самые тонкие и искусные золотые руки, умея работать с особо малыми предметами. Третьи полагались только на себя, но таких было немного, четвёртые вовсе никому не были нужны, и я держал их здесь у себя только потому что мне нужны были грамотные и ответственные работники. А тонкие и изящные руки это, кстати, тоже ценное качество, не менее важное, чем мозги, потому что все знали, уменьшая размер микрочипа можно повысить его скорость. Чем меньше механическая система по размеру, тем слабее у неё износ и быстрее и с меньшими энергозатратами она работает. В связи с чем, победить в моём соревновании, можно было, только лишь изготовив самый мелкий из процессоров, один лишь размер мог сыграть решающую роль. При прочих равных факторах, уменьшение размера вдвое повышало скорость работы в 1,4 раза, правда, по мере уменьшения размера всё сложнее было изготовить устройство достаточно качественно.
   Тем не менее, я понимал, что мне самому предстоит придумать нечто радикально новое, и старая схема механического микрочипа, работавшего на перемещении проводка магнитиками из положения открыто закрыто не годилась. Мыслей было много, так я полагал изменить саму схему переключателя, сделав её по-новому и таким образом увеличив скорость, или возможно, есть иной путь? Итак, вечером этого дня я вышел на берег озера, и стал кидать в воду камни. Я долго думал, и ряд интересных мыслей пришли мне в голову. Тем не менее, чтобы не дать возможности моим ребятам влёгкую заработать миллионы долларов, если мои идеи потерпят фиаско, я начал с простой версии традиционного чипа особо малого размера.
   На следующее утро я сел в своей мастерской и за три часа, просто и по привычке изготовил два особо малых процессора с величиной ребра 0,7 сантиметра. Это был самый малый из всех изготовленных мною микрочипов, а также самый аккуратный. К тому моменту я уже знал, как изготовить наиболее качественный и быстрый образец, и изготовил обычный микропроцессор на пределе своего искусства, скорость его работы составила 117 герц, очень даже нехило. Правда, я понимал, никто из моих подчинённых не сможет повторить такое. У меня как ни странно очень зоркий глаз и тонкие руки, а ещё мои руки необычайно чувствительны к малейшей вибрации, из-за отклонений в теменной части мозга. Теменная часть моего мозга, как и лобные доли, значительно крупнее, чем у других людей. Благодаря чему мои руки обладают сильным чувством осязания и невероятным мастерством в сравнении с другими людьми.
   Что ж, задача была выполнена, и я убрал в сейф свой шедевр микро технологий, микропроцессор был необычайно мал, и я знал, он надежен, двух экземпляров хватит. Теперь, лёгкой победы ребятам невидать, полагаю, большинство изготовит процессоры на 50 герц, и может какой рекордсмен дотянет до 70 герц, так что... Зато они поломают голову, многому научатся, а я сделав лучшее решение, достигну всеобщего уважения. И всё же, микропроцессоры и их архитектура, это творчество, тонкое, аккуратное и совершенное. И я снова пошёл на озеро и думал несколько часов, а под вечер вернулся и стал экспериментировать с новой конструкцией чипа, я сделал чип большим, и стал думать, как изменить положение магнитиков. Уже поздно ночью, переделывая чип помногу раз, мне пришла идея, как улучшить его. Я поменял положение магнитов, изменил форму канавок, изменив саму методику движения проводка, который теперь замыкался с двух сторон, теперь появление замков на чипе с двух сторон, увеличило скорость работы в полтора раза, потому что само смещение проводка осуществлялось быстрее. Потом я подумал, и вообще заменил стальной проводок на магнитик, и теперь скорость работы выросла ещё больше. Было уже раннее утро, когда я сел за создание финальной машинки, к обеду устройство необычайной тонкости было готово в трёх экземплярах. Микрочип имел грань 0,5 сантиметра и скорость работы 239 герц, отдельные его элементы имели линейные размеры 0,3мм. Это был абсолютный рекорд, я понимал, его никто не побьёт, но столь быстрое устройство означало саму возможность создания суперкомпьютеров. Я знал, что процессор с чипами такой огромной скорости способен выполнять сложные вычисления в несколько раз быстрее людей. Я запустил один из микрочипов, и тот практически без следов износа отработал 3000 циклов срабатывания. После чего я убрал чипы в сейф, ключи от которого были только у меня и президента США. Но Рузвельт туда просто так без веской причины не полезет, это я точно знаю. И спокойно пошёл спать, глаза были красные, чувствовал я себя не очень. Вообще, в принципе, я могу не спать и очень долго, и всё равно после более 24х часов бодрствования поспать неплохо.
   Также я открыл в себе ещё одно качество, которым не обладали другие люди, кончики волосков моих рук в районе чуть выше локтя оказались электрогиперчувствительными, такой же эффект наблюдался на ногах, но там это менее важно. Да, некоторые люди могут чувствовать электростатическое поле кончиками волосков, за счёт их смятия. У меня всё было не совсем так, я чувствовал волосками рук электричество, что течёт по проводам. И это было совершенно невероятно, такое ощущение, как будто у меня на руках появились глаза. Я видел постоянный и переменный ток, и каждый элемент цепи, чувствовал форму проводов. Невероятный электрический глаз появился в моём теле, и это было так необычно, как будто я прозрел. Я думаю, нечто подобное, такой же механизм имеется у акул, я знал, что те реагируют на электричество. Но для меня это новое быстро развивающееся во мне качество было совершенно невероятным. Тем более, чем больше я возился с микросхемами сейчас, и больше использовал эту свою новую способность, тем сильнее она проявлялась. Я впервые познакомился с электричеством много сотен лет назад, но заметил в себе это в такой степени только сейчас, и чем больше я возился с микросхемами, тем сильнее открывался во мне этот электронный глаз. Как будто много тысяч лет спящий орган моего организма пробуждался ото сна. По исследования рентгена головного мозга, проведённым ещё в конце 1940ых в Великобритании, я знал, что мой мозг сильно отличается от человеческого. У меня необычайно развита лобная доля и теменная часть. Биологи пока только начинали исследования мозга человека, но были предположения, что лобная часть отвечает за логику и интеллект, а теменная за ощущения. Таким образом, выяснилось две невероятных особенности моего мозга, я был невероятно умён в сравнении с другими людьми, и не только за счёт возраста. И если в социальной жизни людей те иногда вытягивали по сравнению со мной, то в науке никто и никогда. От природы у меня был истинный дар понимать законы нашего мира, как учёный я превзошёл кого-либо в бесконечное количество раз. Как будто мой мозг был создан специально, чтобы заниматься наукой, как мозг лучшего учёного из возможных. При этом невероятная чувствительность мозга подарила мне способность чувствовать движение вокруг меня, на что другие люди не способны, малейшие вибрации, электричество и это также подарило мне невероятную моторику пальцев. Всё вместе позволяло мне быстро двигаться и собирать сложнейшие электронные схемы мельчайших размеров. Стоит ли говорить, что развитая чувствительность много раз спасала мне жизнь в прошлом даже во времена каменного века, но то качество, что открывалось во мне сейчас, было просто невероятным.
   Я проснулся вечером от того, что мне позвонил президент США, меня позвала одна из женщин, что занимались уборкой в доме, я быстро собрался и поднял трубку.
   -Простите за настойчивость год.
   -Да ничего, я всё равно скоро встал бы сам.
   -Мои шпионы сообщили мне, что вы о чём-то думали на берегу озера. А потом всю ночь просидели у себя в мастерской, что-то сделали и испытали. А до этого вы объявили месячный конкурс мастерства для своих сотрудников с огромными денежными призами. Но ничего, деньги это не проблема, если вы считаете, что приз три миллиона за лучший микрочип необходим, пусть будет так. Однако, мне стало интересно, и не только мне, и меня попросили спросить вас. Вы так сильно задержались вчера в своей мастерской, сидели, работали всю ночь и всё утро, не спали. Вы совершили какой-то прорыв в области создания сверхбыстрого микрочипа?
   -Да, я вчера создал два микрочипа, две модели, первый имеет скорость 117 герц, а второй 239. Причём, второй микрочип отличается феноменальной надёжностью и долговечностью, имеет скорость 239 герц, и это очень много. В ходе теста микрочип осуществил 3000 срабатываний, а это в полтора раза больше заявленной мною нормы для вычислительных машин. Причём, следов износа под микроскопом я почти не обнаружил, я думаю, новый микрочип сможет осуществить несколько десятков тысяч срабатываний, это много, гораздо выше любого нашего предыдущего результата. Этого достаточно, чтобы создать компьютер, работающий в несколько раз быстрее человека. Я имею ввиду простые вычисления. И этот микрочип имеет иную архитектуру, чем чипы старого поколения, что позволяет ему работать столь быстро. Вместе с тем, я пришёл к выводу, что действующая технология в целом не способна обеспечить высокий рост скорости, если что-то радикально не поменять. Остаётся также путь радикального уменьшения размеров микрочипа. Я полагаю, если уменьшить размер деталей до микронных значений, скорость достигнет нескольких килогерц. Я ещё подумаю, как всё изменить, но если конкурс потерпит фиаско, нам придётся всерьёз заняться уменьшением устройств, и собирать ещё более маленькие микрочипы вручную, совершенно невозможно. Придётся заняться созданием устройств микросборки, минуя человеческие руки, и это будет долго и сложно. Я имею ввиду, даже не производство микрочипов такими устройствами, оно, возможно, будет даже эффективнее ручной сборки. А вот сам процесс создания столь сложных сборочных механизмов станет долгой и непростой задачей, что растянется на много лет.
   -Послушайте год, вы всё равно молодец, процессор на 239 герц это невероятно. Мы гордимся вами, и вы найдёте решение. Никто не понимает устройство и работу компьютеров так хорошо и глубоко, как понимаете вы, их создатель. Что уж говорить, многие из моих лучших умов, понимают устройство микрочипа, но не самого процессора в целом, и не понимают до конца даже, как ваша байтная и битовая система совершает вычисления и получает решение. Вы лучший ум современности и я уверен, вы не дошли до своего предела. Верьте и работайте, и мы победим благодаря вам, надёжный микрочип на 239 герц это невероятно.
   -Если честно, я ещё не достиг дна, тут вы правы. А что касается миниатюризации, я думаю, это неизбежный путь для отрасли микроэлектроники, нам придётся создавать устройства всё меньше и меньше, каким бы путём мы не пошли. И да, самые малые нано устройства, что могут иметь размеры ограниченные лишь размерами атомов, смогут функционировать со скоростями во многие мегагерцы, такие компьютеры смогут решать сложнейшие задачи, и я уверен, мы когда-нибудь к этому придём.
   -И ещё, год, внешнеполитическая обстановка накаляется. Наш конфликт с Японией обостряется, мы не уверены, мы думаем о том, чтобы ограничить экспансию Японии в Китае, возможно, в будущем это может привести к войне. Мы думаем о возобновлении ядерных испытаний.
   -Подождите Франклин, не торопитесь, нам не нужны новые взрывы урана, пусть Эдвард сосредоточиться на поиске изотопов для детонатора, испытать их можно и без уранового взрыва. Поиск изотопов выделяющих много нейтронов малой энергии гораздо важнее, чем испытание бомбы целиком.
   -Я понимаю, просто имейте ввиду, дело идёт к большой войне. Я надеюсь, флот США сможет победить Японский.
   -Не потеряйте корабли и военные базы в начале войны. Учтите, морской флот восстановить сложнее всего, сухопутную армию можно полностью отстроить за полгода, а вот морские линкоры и тяжёлые авианосцы строятся по нескольку лет. Если Япония устроит на США неожиданную атаку и уничтожит значительную часть вашего флота, вы проиграете войну на море. Тем более, Япония имеет множество авианосцев и пилотов асов. Если возникнут малейшие подозрения, скорее приводите флот в состояние полной боеготовности.
   -Подозрения уже возникли, Япония радикально увеличила военно-морской бюджет, они строят авианосцы и линкоры, и воевать такими морскими силами, им не с кем, разве что с нами или СССР. Но СССР не имеет больших интересов на дальнем востоке, и Японский флот мощнее советского итак. В том числе, потому что в ВМС СССР нет авианосцев.
   -Сколько у вас времени?
   -Я не думаю, что Япония нападёт в ближайшие полгода, но дальше, будущее окутано мраком. Тем более, Германия построила ряд мощных линкоров, очень мощные и опасные корабли, мы также фиксируем, что достраиваются такие корабли как Бисмарк, и скоро линкор Бисмарк выйдет в море.
   -Что это за линкор?
   -Самое мощное и совершенное судно в мире, предположительное водоизмещение около 50 тысяч тонн, мощное бронирование, орудия калибром по 380мм, точная система наведения и большая скорость этого корабля около 60 километров в час делает его настоящей грозой для наших конвоев. Когда он выйдет в море, мы запляшем, особенно если это состоится в Северной Атлантике, за пределами зоны прикрытия нашей авиации. Этот корабль способен потопить целую эскадру, и у нас нет ни одного крупного корабля, способного его догнать. Бисмарк создан, чтобы ловить конвои, расправляться с эсминцами и крейсерами и убегать от наших крупных сил. Вот думайте, что делать. Нам нужна ядерная бомба и ваш компьютер. И кстати, ваш компьютер ещё не гарантирует нам создание бомбы, как бы вы не хвалили его, 239 герц это мало, а гражданские технологии нам сейчас нужны куда меньше, чем военные. Было бы лучше, если бы вы придумали для нас электрическую пушку большой мощности.
   -Я понимаю. Я делаю всё что могу.
   -Всё равно спасибо.
   -И кстати, электрическую пушку сделать можно, вот только, я не думаю, что она будет иметь большую мощность, чем орудие калибра 380мм.
   -Я знаю, мне мои стратегические аналитики говорили, у меня много светлых умов, спасибо год, продолжайте свои работы над компьютером. И не бойтесь, вы важный, но неединственный козырь в нашем рукаве. Несколько лет мы продержимся, у вас есть время создать компьютер, и вы уже полностью оправдали все свои усилия. Удачи, я в ближайшее время буду занят, и не смогу с вами говорить. Но мы ещё встретимся с вами позже и попьём чаю, беседы с вами интересны.
   -До свидания господин президент.
   -Стойте, я забыл сказать, самое важное, ради чего звонил.
   -Да?
   -Юань беременна, она на пятом месяце, её долгоживущая ассистентка тоже, можно вас поздравить. Мы всё время как-то забывали вам сказать, что скоро она родит бессмертного, и ещё. Юань возглавляет второй центр по созданию компьютеров, её группа также представила свой калькулятор первого поколения, он не уступает вашему второму компьютеру ни в чём, зато скорость работы его чипов 50 герц, правда, Юань создала свою машину на неделю позже вас и она украла ряд ваших идей при создании машины. Её центр больше, там больше рабочих рук, и созданная ею машина гораздо крупнее. Зато она работает над созданием сонара для поиска подводных лодок, и ещё она чудесный химик. Так что держитесь за эту девушку, она богиня.
   -Спасибо, я вас понял.
   -Когда она родит, вы снова сможете с ней пообщаться. А что касается пушек, компьютер это важно и мы уделяем большое внимание, но нам нужны самолёты, танки и корабли. Не волнуйтесь, над ними тоже работают светлые головы, до свидания.
   Я не знаю, что он хотел мне сказать, быть может, его разговор был очень тонкой попыткой намекнуть, что вся Америка не вращается вокруг проекта по созданию компьютеров? А я не единственный, кто может создать для США компьютер? И быть может, мне было бы неплохо создать ему президенту новую пушку или самолёт? Или хотя бы преуспеть со своим проектом, а жалкие 239 герц на опытном единичном образце, то не достижение? И мне также стоит помириться и дружить с Юань? Потому что она образец порядочности и трудолюбия в этом неспокойном мире. Одно он сказал чётко, скоро война и дела во внешней политике плохи, а Япония может сыграть на стороне Гитлера. И значит, я должен преуспеть, и да они хвалят меня, но если я хочу, чтобы мне давали зелёный свет и дальше, я как минимум должен перегнать других. Потому что мой компьютер был на 30 герц, а у Юань на 50. Обещания обещаниями, но пока мой компьютер дал лишь жалкие тридцать герц, зато я разбрасываюсь миллионами долларов для своих людей. Возможно, мне стоит поубавить своё эго, и понять, что кроме меня звезды есть ещё кто-то? Что ж, посмотрим, останусь ли я звездой, и да мне нужно решение.
   Я снова вышел на озеро, и стал думать, я прорабатывал не просто действующее устройство микрочипа, а все возможные варианты. И долго думая, я стал понимать, что на самом деле вся проблема микрочипов в необходимости движения. Сколь бы не было совершенно устройство, но мной изначально был выбран ошибочный путь, поскольку ни один аппарат нормальных размеров не может двигаться больше ста раз за секунду, хоть как его делай. И тут единственный путь это миниатюризация, а идти по пути бесконечного уменьшения схем невозможно. И да я достиг переключателя на 239 герц за счёт рекордной малости, но меньше без специального оборудования, которого даже в зачатке нет, никто уже и никак не сделает. Нужно отказаться от движения, и тут есть простой и логичный путь, нужно изменять структуру вещества, так, чтобы изменялась проводимость, чтобы, когда нужно, элемент становился проводящим, а когда нет непроводящим. Тут мне на ум пришлись все исследования в области кристаллических решёток, алотропных модификаций вещества и полупроводников.
   В общем, всего существует четыре пути, которые приходят на вскидку. Первый менять проводимость температурой, при росте температуры у любого элемента сопротивление растёт, а при падении температуры, сопротивление падает. Использовать это достаточно сложно и нереально, потому что само управляющее устройство будет ещё сложнее микрочипа в сто раз. Второй способ, это изменение алотропной структуры металла, который происходит при сильном изменении давления или опять же температуры. В принципе, вещество способно менять свою алотропную структуру в малом объёме и очень быстро. Это вариант заставляющий призадуматься, потому что по логике, так можно обеспечить частоту в сотни килогерц. Третий вариант это опыт с поляризацией, поляризация материала заставляет его изменить сопротивление, но на каждый цикл срабатывания такого устройства, нужно много энергии, и это энергозатратно. Тем не менее, поляризация это тоже эффективный путь создания микрочипов, и скорость поляризации вещества может быть крайне велика. Самый простой и логичный путь четвёртый, вот его я и попробую реализовать, используя полупроводники, и токи двух уровней, впрочем, этот путь близок к поляризации по своей природе. Что если использовать токи включения и выключения проводимости полупроводника? Как известно полупроводник можно перевести сильным импульсом тока одного направления в проводящее состояние, и тогда ток малой силы, на котором работает сам компьютер, сможет течь по нему в любом направлении. А сильный импульс тока в другом направлении, выключает полупроводник, переводя его в непроводящее состояние. Таким образом, если сам микрочип будет работать на токе в 1,5вольта при 0,1ампера, то этот ток сможет спокойно течь через полупроводник, создавая работу. В случае если необходимо заблокировать течение тока, то мощный краткий импульс тока на 15вольт и 1ампер, в обратную сторону, сможет заблокировать полупроводник сильным током, создав в нём сильное сопротивление даже после выключения блокирующего тока. Так можно включать и выключать все части микропроцессора. И тогда сама работа процессора будет цикличной, первый такт будет блокировать все микрочипы переключатели, следующий такт будет разблокировать те из них, которые должны получить проводимость. Дальше идёт вычисление, дальше снова блокировка разблокировка. А управлять процедурой блокировки и разблокировки будет само реле от слабого такта. Таким образом, система за два цикла будет совершать одно действие по вычислению. То есть слабый такт через реле усиливающее ток, решает в каком порядке должно произойти переключение полупроводников, а сам процесс включения полупроводника либо его блокировки подчиняется моменту вычисления. Итак, я смогу отказаться от механических переключателей и заменить их на полупроводник. Значит, надо сделать микрочип на полупроводнике, и он будет работать быстрее всех.
   Я вернулся к себе в лабораторию, сейчас снова был вечер, но я уже выспался и горел желанием провести эксперимент, мне срочно нужен был полупроводник. Я отправился в отдел химиков, нашёл там свинец и серу, я полагал, что более тяжёлый полупроводник больших энергий связи будет оптимален для работы моего нового процессора. Я забрал несколько сотен грамм свинца и серы, отправился в свою мастерскую, и с помощью электролиза провёл в инертном газе между серой и свинцом химическую реакцию. После чего изготовил пластинку полупроводника p-n типа, правильно расположив её внутри микрочипа. Потом потратил некоторое время на то, чтобы настроить всё оборудование, и запустил микрочип, имевший из-за отсутствия магнитов габариты по ребру 0,4см, то есть он был меньше любого другого моего ранее созданного устройства. Новый микрочип на полупроводнике сульфида серы работал необычайно быстро, даже в самом грубом варианте легко достигая скорости в 50 килогерц. При этом, устройство примерно в 200 раз превзошло по своей скорости, созданный мною ранее революционный микрочип.
   Я думаю, я бы вышел и закурил, если бы я вообще курил, я знал, до конца моего конкурса ещё 28 дней. И у меня есть время оптимизировать систему и подобрать наилучший полупроводник. Я пошёл в библиотеку микроэлектроники и стал листать учебники, я знал, диоды и транзисторы изобрели уже довольно давно, и там широко используются полупроводники. Поработав с литературой, я отправился в химическую лабораторию и сгрёб оттуда целую кучу химических веществ, включая кремний и многие другие редкоземельные элементы. Я знал, для создания идеального полупроводника нужен сверхчистый кристаллический материал. На протяжении нескольких дней я не ел и спал по два часа в сутки, перебирая один полупроводник за другим, ища тот, который работает быстрее всех.
   Лучшие результаты показали два наиболее дешёвых и распространённых вещества, это чистый кристаллический кремний и сульфид свинца. Ряд других полупроводников, такие как сульфат олова, фосфид цинка, продемонстрировали худшие качества. Наилучший и самый быстрый энергоэффективный полупроводник на основе сульфида свинца, оказалось, сложно получить и опасно хранить, потому что выяснилось, что он при контакте с воздухом со временем теряет свой химический состав и полупроводниковые свойства. Возможно, в будущем, я вернусь к сульфиду свинца PbS2 как лучшему полупроводнику для процессоров и микрочипов, когда культура труда и производства будут выше и не составит труда получать это вещество в инертном газе и хранить его. Тем более, что сера и свинец имеют большое количество электронов, а, следовательно, сохраняют свои полупроводниковые свойства под большим давлением, увеличивая скорость p-n перехода, в сравнении с кремнием в несколько раз. В итоге финальным вариантом вещества под микрочип стало два химических состава кремния, которые совмещались в двухслойную пластинку, создавая p-n переход. Доработка микрочипа этого типа, весьма небольшого размера позволила мне остановиться на скорости работы в 120килогерц. Эта скорость превысила все разумные пределы, но я понимал, скорость процессора может быть ещё выше. И, тем не менее, до конца моего конкурса оставалось ещё 27 дней, в связи с чем я решил, а чем чёрт не шутит? Не могу же я заниматься ничего не деланием в течение почти четырёх недель, и отменить конкурс тоже не могу, пусть все разобьют свои лбы, зато потом будут больше меня уважать, что тоже крайне важно.
   Я пошёл в соседний корпус, где спали ребята, разбудил шесть девушек и объявил им, что они больше не участвуют в конкурсе, те повозмущались, обиделись, и я посадил их за работу. При этом, я строго настрого запретил им говорить кому-либо над чем они работают. Я понимал, мне в одиночку никогда не сделать достаточное количество микрочипов для создания первого полупроводникового компьютера.
   * * *
   Было раннее утро, одна из девушек разбудила меня. Я нехотя проснулся, я так устал в последние дни, и только вчера мне в невероятном напряжении сил удалось закончить свой проект.
   -К вам посмотреть на результаты вашего конкурса прибыл сам президент США, его самолёт только что приземлился, встречайте его.
   Я быстро поднялся, собрался и хотел уже выйти, но на пороге моего дома стоял Франклин. А рядом с ним стояла какая-то незнакомая мне стройная девушка.
   -Ты не успел меня встретить друг мой. И кстати, вот эта молодая леди представит на нашем конкурсе работу Юань, которая тоже пожелала принять участие в твоём состязании. Девушку зовут Китти, она ассистент Юань и подаёт большие надежды в электронике. Китти обычный человек. Ты же не против её участия?
   -Нет, не против, так будет даже интереснее. Пройдёмте, выпьем кофе, я не очень хорошо себя чувствую, я работал как проклятый вчера до поздней ночи, чтобы успеть закончить к сегодняшнему дню.
   -И чем же ты так отчаянно был занят? Неужели делал один единственный микрочип?
   -Почти.
   -Мы, откровенно говоря, плохо себе представляем, что ты делал, ты запретил своим сотрудницам рассказывать что-либо, и мы подумали и решили, ну пусть для нас будет сюрприз.
   -Мой сюрприз стоит под брезентом в зале соревнований, я покажу его всем в самом конце.
   -Хорошо, кстати, Китти, расскажите году, что вы привезли?
   -Вот видите коробочку, она маленькая как будто я собираюсь делать вам предложение руки и сердца, там наш микрочип, это самое совершенное творение Юань, она работала над ним целую неделю. Тут три экземпляра, и это тоже наш большой сюрприз. Венец творения нашего конструкторского бюро НИИ Электроники США.
   -Хорошо. Посмотрим.
   -Я уверена, наш микрочип будет настоящей сенсацией, мы в последние месяцы достигли больших успехов. - Похвалилась девушка. - И я уверена, мы вас перегнали уже на целый год, пока весь ваш коллектив готовился к конкурсу, мы создали новый более быстрый суперкомпьютер следующего поколения, и это серийный образец. Его уже приняли на вооружение министерства обороны, и нам дали заказ на первые три образца.
   -Да, а Эдвард уже использует первый серийный суперкомпьютер Юань для своих расчётов.
   Я понимал смысл их игры, и причину, почему мне так преподносили Юань, и почему та занялась микроэлектроникой, чтобы перегнать меня. Они хотели женить меня на Юань, полагая, что та образец терпимости и подарит человечеству много вечноживущих, это просто вопрос крови. США стремились породить новую расу людей, и их стремления были куда разумнее и логичнее, чем стремления Гитлера уничтожить евреев. В США тоже был свой фашизм и учение о высшей расе, просто оно шло под другим углом. Гитлер создавал арийцев из обычных людей и уничтожал слаборазвитые народы. США создавали расу сверхлюдей из моей крови. И я полагаю, что Гитлер тоже имел минимум одного вечноживущего, что уже много лет назад, возможно ещё при Бисмарке наплодил целое поколение долгоживущих, что стали гениальными офицерами армии и учёными и обеспечили его стране победу надо мной. Да я не смог сопротивляться сотням и тысячам долгоживущих и проиграл. А значит, сегодня в 20ом веке начинался новый супер передел мира между вечноживущими, равного которому не было никогда раньше в древние времена, и это худший вид фашизма, и, увы, я в нём невольное знамя и образец чистоты крови. Худшее из всего, что могло только произойти.
   -Ладно, скажите мне его параметры.
   -Это мощнейший суперкомпьютер в истории, я имею ввиду, из всех ранее созданных. - Поправилась девушка, но на самом деле она несла глупость, потому что технологии нашей было меньше трёх месяцев, и решать о том какой компьютер мощнейший в истории было слишком рано. - Он имеет 1024 байтный многозадачный процессор, 2048 байт оперативной памяти и тактовую частоту работы процессора 75герц, представляете. И если изготовить просто большой процессор и много оперативной памяти может кто угодно, то вот обеспечить такую огромную скорость работы, вот это достижение. А вот то, что лежит в моей коробочке, это истинное чудо.
   -Хорошо, и каких размеров ваш компьютер?
   -Увы, наши микрочипы получились крупнее ваших, и компьютер имеет размер с небольшую комнату. При потреблении энергии на пике работы 3 килоВатта. Но мы стремились к созданию серийного образца, который мог бы вступить в строй и выполнять задачи военных уже сейчас. И очень быстро выяснилось, что военным на самом деле очень нужны компьютеры для выполнения различных инженерных задач. Поэтому ваше изобретение оказалось очень к месту, и не обижайтесь на нас, что мы так сильно вас перегнали.
   -Да я и не обижаюсь.
   -А где ваш чип, который вы сделали?
   -Я делал не чип, я делал компьютер, он невелик, размером с табуретку, и при работе потребляет всего триста Ватт энергии. Я стремился сделать компьютер не только мощным, но и экономным, и компактным.
   -Кстати, я забыла сказать, наш новый компьютер с микрочипами на 75 герц, имеет рекордное число срабатываний микрочипов, оно в среднем достигает 50 тысяч раз. И это главное отличие нашего компьютера, он может работать очень долго.
   -Ну да, полчаса работы на максимальном режиме.
   -Это ещё только начало.
   -Пройдёмте на конкурс. Насколько я понимаю, ваш процессор сделанный Юань крайне мощный, и будет лучше приберечь его напоследок, чтобы поддержать ажиотаж и надежду на победу среди моих сотрудников.
   -Конечно.
   Мы вышли из здания, и по морозной улице быстро перебежали в самую крупную аудиторию моей резиденции, все уже собрались здесь. Я быстро обошёл всех участников, всего микрочипов было 29. Я поспрашивал их мощность, и на финальную экспозицию решил отобрать первые три.
   -Итак, начнём, первым выступит Тоби, его микрочип занял третье место по скорости, и работает с тактовой частотой 56 герц. Позор всем остальным, чьи микрочипы даже медленнее этой величины.
   Микрочип тоби с ребром кубика 2,5 сантиметра был запущен, и начал отработку положенных действий. Меж тем мы выбрали второй микрочип, его создательница совершила революцию малости, микрочип с ребром кубика в 1,3 сантиметра работал со скоростью 67 герц, и это было революционное достижение, я включил его на проверку срабатываемости.
   -Итак, наш победитель, в случае если микрочип обеспечит должное число срабатываний конечно. Микрочип с ребром 1,5 сантиметра и скоростью работы 81герц, рекордная величина, поздравляю.
   -Спасибо.
   -А теперь ждём.
   Прошло около пяти минут, и микрочип Тоби сдох на 3400 срабатываниях, что ощутимо превысило требуемый минимальный лимит. Чуть позже сломался микрочип первого места, отработав 4000 операций. И дольше всех работал микрочип второго места, сработав 7500 раз. Все похлопали, 7500 срабатываний, по нашему прошлому опыту это рекордно много.
   -Всех поздравляю, а теперь я бы хотел узнать тактико-технические характеристики микрочипа нашей гостьи, что работает в конструкторском бюро нашего конкурента.
   Китти аккуратно извлекла малюсенький чип и вставила его в тестовую плату, все испустили возглас удивления.
   -Итак, микрочип с величиной ребра 0,32 сантиметра, практически субмиллиметровая технология, скорость работы 269 герц. Поздравляю, вы несомненный победитель, если наберетё нужное число срабатываний, итак обкатываем до предела.
   По залу прокатился возглас зависти и удивления, столь совершенный чип, ещё бы, подумать только, Юань обогнала нас на год, точнее не нас, а моих подчиненных. И я включил микрочип в сеть, и она начал работать. Мы ждали долго, очень долго около десяти минут, и вот на десятой минуте микрочип Юань сгорел.
   -Отлично 160 тысяч срабатываний, поздравляю, среди сотрудников конкурса, кроме меня вы являетесь победителем. Ваша работа невероятна и необычна.
   -А теперь вашу работу год? Давайте, вы просто должны отстоять честь нашего центра.
   -Что ж, для меня месяц это слишком долго, поэтому я за этот месяц сделал не микрочип, а целый компьютер.
   Я поднял и положил на стол табуретку своего компьютера, что весила около двадцати килограмм, и включил её в сеть.
   -Итак, я создал компьютер, этот компьютер как вы видите, совсем мал, и размером своим он не сравнится с компьютерами Юань, тем не менее, я прошу вас всех внимательно выслушать, итак. Поскольку внутри этого компьютера использован мой новый микрочип. Итак, начнём с интерфейса управления, как видите, он претерпел ряд серьёзнейших изменений. Как видите, на клавиатуре появилось несколько новых кнопок, стрелочки, скобки и некоторые новые знаки, всё это сделано, чтобы обеспечить функциональность и удобство. Теперь смотрим на экран, этот экран способен вывести восемь строк букв и цифр, длинной по 70 знаков в каждой строке, это сильный ход вперёд по сравнению с компьютерами прошлого, где экран был в одну строку. Обратите внимание, я двигаю стрелочки и ввожу цифры. Потребление энергии кстати у этой машины на пике составляет 300Ватт, то есть не столь велико.
   -Цифры год, не тяните, цифры микрочипа, неужели ваша машина ещё мощнее, чем микропроцессор Юань?
   -Не перебивайте. Итак, я разработал для компьютера специальный жёсткий диск, постоянной памяти и съёмное устройство. Съёмное устройство вот этот диск с плёнкой диаметром 20 сантиметров имеет высокую плотность записи и высокую скорость считывания. Объём хранимой на нём информации составляет 84 килобайта, да вы не ослышались. Скорость считывания 2 килобайта в секунду, а скорость записи 640 байт в секунду, при необходимости таких устройств к компьютеру может быть подключено четыре штуки, чтобы обеспечить большую скорость работы. Само же устройство постоянной памяти находится в герметичном контейнере и осуществляет запись со скоростью 1 килобайт в секунду, и считывание со скоростью 2 килобайта в секунду.
   -Зачем такие огромные цифры?
   -Имейте терпение, такие цифры нужны, чтобы обеспечить более высокую скорость работы. Итак, объём оперативной памяти этого компьютера составляет 8 килобайт, я использовал новую технологию, которая позволила записывать информацию в конденсатор, по сути, устройство оперативной памяти это 64 тысяч особо малых конденсатора. Этот тип памяти обладает высочайшей скоростью обмена данных до 300 килогерц, и позволяет в малом устройстве хранить большую информацию. И, тем не менее, большая часть табуретки корпуса, что вы видите, большую часть размера компьютера составляет оперативная память. И именно оперативная память, что представлена восемью большими блоками по килобайту в каждом, по 8 тысяч ячеек это самая трудоёмкая часть данной машины. Каждая плата оперативной памяти имеет толщину сантиметр и площадь 32 на 32 сантиметра. При этом они размещены друг относительно друга с зазором, чтобы обеспечить воздушное охлаждение.
   -Не может быть, воскликнула Китти. Восемь килобайт в такой маленькой табуретке? Да мы 2 килобайта впихнули в два огромных шкафа.
   -Терпение, поскольку у нас конкурс процессоров, а не компьютеров. Итак, движет этой машиной 256 байтный процессор. Размер процессора 16 на 16 сантиметров, и толщина чуть менее сантиметра. То есть машина весьма компактна и имеет скорость работы 120 килогерц в секунду. То есть 120 тысяч операций в секунду. Да, вы не ослышались, именно столько.
   В зале стремительно поднялся настоящий гвалт, мини буря, здесь собрались дельцы микроэлектроники со всей Америки, и все они понимали, что значит 120 килогерц. Тем более, все эти люди уже своими руками ткнулись в этот механический предел, и долгое время боролись за каждый герц эффективности процессора.
   -Не может такого быть!
   -Не бывает!
   -Невозможно, невероятно!
   -120 действий да, 120 тысяч, как?
   -Включаем, ждём десять минут, итак, за десять минут компьютер совершит примерно 72 миллиона срабатываний, что вместе с предыдущей наработкой составит 100 миллионов циклов срабатываний. Всё нормально, ни один микрочип не вышел из строя, и это далеко не предел. Таким образом, данная машина может быть успешно использована для колоссального по количеству действий расчётов не меняя микрочипы. Фактически, видимо машина может работать без ремонта на своей максимальной скорости многие часы или даже дни. На что не способен ни один из существующих сегодня компьютеров. Вот так. Итак, мой компьютер минимум в тысячу раз мощнее компьютера наших конкурентов и при этом он способен выполнить серию сложнейших вычислений, длинных уравнений буквально за долю секунды и работать многие часы на невероятной скорости. Длинное уравнение на 6 строк из длинных цифр вычисляется менее чем за одну десятую долю секунды. Я планирую использовать этот компьютер для ядерных испытаний Эдварда. Что Эдвард пойдёт тебе такая моя игрушка?
   -Не может быть, как? Конечно, пойдёт.
   -Подойди и проверь, если не веришь.
   -Невероятно, 120 килогерц, не может такого быть, это же невозможно.
   Меж тем я увидел, как президент США выехал на своей каталке на середину аудитории, а остальные охранники из ЦРУ заняли места у дверей.
   -Внимание всем! Я не могу вас отсюда выпустить, никто не должен узнать, что год создал революционный суперкомпьютер невообразимой мощи, способный рассчитать ядерный взрыв. Это вопрос национальной безопасности невообразимой важности. Мы повышаем уровень секретности. Сейчас ты, пойдёшь и позвонишь домой, скажешь, что выиграл сто тысяч долларов и твой микрочип на 81 герц был лучшей из работ этого конструкторского бюро, кроме бюро Юань. После чего ты, ты и ты, пойдёте и позвоните домой, и скажите родственникам, что общий победитель конкурса Юань и её микрочип на 269 герц. В то время как лучший из микрочипов года работал со скоростью 239 герц, год отдай свой микрочип на 239 герц вон тому офицеру, он растрезвонит о нём на всю страну. Никто из вас под страхом смерти, не должен никому рассказывать, что он здесь видел. Ты Китти остаёшься здесь, таков мой приказ, будешь помогать году, никто из вас не покинет эту резиденцию в ближайший год, всем ясно? Я запрещаю вам общаться с родственниками, иначе как под контролем спецслужб, каждого слова. Ясно? Никто в мире за этими стенами не должен узнать, что год создал компьютер далёкого будущего! Это ясно? Сейчас вы пойдёте и сделаете, как я сказал, а мы изолируем эту резиденцию по красному коду. И год, большое вам спасибо, что вы только что выиграли нам вторую мировую войну.
   -Я её ещё не выиграл Франклин.
   -Я в последние месяцы внимательно следил за расцветом нашей микроэлектроники, и я прекрасно понимаю, что значит процессор на 120 килогерц. Вы продолжите свои работы и создадите для нас суперкомпьютер неописуемой мощи. Все здесь присутствующие будут вам помогать. А эту машину ЦРУ заберёт для исследования, и вы Эдвард начнёте на ней считать свой ядерный взрыв. Ясно? Большое вам спасибо год, я уверен, с вами мы победим кого угодно, а сейчас ЦРУ займутся секретностью, вы можете вернуться к себе в дом. Подготовьте проект нового компьютера особой мощности. Официально я закрываю вашу резиденцию, и вся официальная компьютерная программа Соединённых штатов отныне будет сосредоточена в руках Юань, и та должна думать, что она и именно она является центром микроэлектроники номер один. Всем ясно?
   -Вы должны понимать, что только что здесь произошло, оружие будущего и оружие превосходства было создано, никто не должен узнать, что у США есть такое оружие. Всем спасибо, я верю в ваш патриотизм.
   Я вышел из аудитории и направился в свой домик. Я не знал, что Рузвельт так отреагирует на создание моего суперкомпьютера, хотя и предполагал, что он может повысить строгость моего содержания, но не до такой степени. Что ж, теперь возможно моё влияние повысится ещё более, особенно в высших военных кругах и ЦРУ. Тем временем, я дошёл до дома, и сделал себе кофе с молоком, а спустя двадцать минут Франклин Делано Рузвельт прикатил сюда в окружении своей охраны на своём кресле, охрана осталась снаружи, и я предложил ему чаю:
   -Вы не хотите чаю господин президент?
   -Вы просто чудо год. Я ожидал увидеть всё что угодно, и даже процессор на триста герц, но не компьютер далёкого будущего из нелепого фантастического романа. Как вам удалось такое?
   -Я использовал новый принцип в создании самого микрочипа, и придумать его было нелегко, а конкретно полупроводники из кремния, а также это потребовало создать новый более быстрый тип оперативной памяти, и логично было сделать её на основе конденсатора особо малых размеров. Изменилась и сама архитектура процессора, теперь он работает несколько иначе. Я не уверен, что наш враг не сможет повторить такой компьютер, на самом деле, зная как, сделать его не так уж сложно. И чисто технологически процесс изготовления столь быстрых микрочипов даже проще механического переключателя Юань на 269 герц. И кстати, этот новый принцип говорит о том, что компьютеры будущего могут быть невероятно мощными, и скорость работы их процессора может измеряться сотнями мегагерц. Так что имейте ввиду, при дальнейшей миниатюризации откроется настоящий ящик Пандоры электроники. И теперь мы сможем приступить к вычислениям, и через несколько лет создадим ядерную бомбу.
   -Вы просто молодец, знали бы вы, до какой степени вы молодец. Вы перегнали всех просто неописуемо.
   -Учтите, этот компьютер имеет очень примитивное программное обеспечение. По сути, это просто сложный калькулятор. На самом деле, прежде чем считать ядерный взрыв, надо написать более сложную программу, и увеличить объём оперативной памяти до 128 килобайт минимум, 8 килобайт оперативной памяти на самом деле для суперкомпьютера это очень мало. Также в будущем для более достойного применения компьютеров придётся писать для них сложные программы под каждый вид деятельности и задачи.
   -Вы создадите гигантский компьютер неописуемой мощности, мы спонсируем вас. И я уверен, если в столь малом аппарате у вас поместилось 8 килобайт, то в большом 128 поместится точно. Вы бы видели, какие машины делает Юань, они размером с комнату. Она так старается, стремится перегнать вас любым способом, не умом так количеством и размерами. И я думаю, мы сделаем побольше таких больших машин, чтобы враг не догадался, что у нас есть маленькие и мощные. Это называется ложное направление в науке, вы год, наверное, это знаете. Дать утечки особо важной секретной информации, о том, что мы работаем на компьютерах в 100 или 200 герц, чтобы враг даже не думал о более совершенных машинах. Я думаю, это будет выглядеть правдоподобно, работа над компьютерами в 200 герц, первые компьютеры на Земле. Любой, кто случайно напорется на ваш проект, даже не поверит, и враг сосредоточит усилие всех своих шпионов на бесполезных машинах Юань. А вы не обижайтесь, но вас придётся надолго засекретить, и не переживайте, в будущем Америка вас не забудет. Вы станете частью истории нашего мира не менее великой, чем в Англии. Поверьте, величайший учёный всех времён и народов может оказать влияние на мир даже большее, чем любой политик. Вашу жизнь отныне будут защищать превыше моей, меня можно заменить, вас нет.
   -Мне понадобится ещё год или полтора, чтобы сделать итоговый вариант машины для расчёта ядерной реакции. Мне надо провести серию опытов, она займёт несколько недель, а главное, надо не только создать процессор и много оперативной памяти, надо написать программное обеспечение. Тот компьютер, что мы используем сейчас по существу калькулятор и не более. Для расчёта взрыва нужна программа, и надо создать язык программирования. Мне понадобится год, чтобы создать сам суперкомпьютер и лучше минимум в трёх экземплярах. И ещё полгода чтобы запрограммировать его.
   -Я понял. Я вас понимаю, честно, просто я теперь верю, что вы способны на что угодно. С вашими знаниями наша страна будет великой. Спасибо вам большое, а сейчас простите, мне нужно предпринять меры, чтобы никто не узнал про нашу информационную мощь.
   * * *
   Я занялся набросками финального суперкомпьютера будущего для расчёта ядерного взрыва уже спустя два дня, получив более подробные сведения по полупроводникам, и убедившись, что два типа кристаллического кремния p и n типа, с примесями являются оптимальным в природе материалом для микрочипа. Мой новый проект компьютера имел макро масштабы, и я сразу собирался создать невероятно мощную машину размером с комнату, максимальной мощи, поскольку я понимал, что работа Эдварда потребует всех ресурсов компьютера и максимума возможностей. Однако, меня прервали, на третий день ко мне пришёл гость, это был взрослый мужчина в летах в пиджаке и с кейсом, он терпеливо ждал меня на кухне.
   -Здравствуйте, вы ко мне?
   -Конечно.
   -Что вы хотели?
   -Я от ЦРУ и от Рузвельта одновременно, он против, и поэтому не позвонил вам сам. Мы долго спорили, и решили доверить вам решить самому.
   -Что именно?
   -Рузвельт настаивает на максимально быстром создании компьютера под ядерный проект, а вот нам нужно кой что другое.
   -Что же?
   -Как я уже сказал, я представитель ЦРУ и мы занимаемся военной разведкой. Как вы знаете, многие радиопередачи сегодня, особенно по особо важной правительственной связи шифруются. И разгадать такой шифр вручную практически невозможно, а вот перехватывать передачи врага для стратегического командования крайне важно. Точнее, перехватить радиосигнал не составляет проблемы, мы слушаем постоянно, а расшифровать не можем.
   -Ближе к делу.
   -Германия для особо важных радиопередач использует семейство роторных шифровальных машин именуемых Энигма. Они на протяжении более десяти лет совершенствуют эту линейку шифровальных машин, дорабатывая тайные коды. Взломать эту систему вручную невозможно, понадобятся миллионы операций, а каждые полгода или каждый год Германия генерирует новое поколение ключей, к тому же ключей несколько. И взлом одного из ключей не даст полной ясности картины. Теоретически расшифровать один из ключей Энигмы вручную можно за пару лет. Для этого понадобится труд многих математиков, и у нас есть такие математики, с алгоритмами вычислений мы знакомы. Тем более, мы можем ловить радиопередачи немцев в огромных количествах, и статистический материал имеется. Но люди не способны сверить столько огромное количество ключей, хотя математический механизм, алгоритм дешифровки у нас имеется. Я полагаю, ваш компьютер большой мощности смог бы выполнить эту задачу за пару дней. И таким образом, вы могли бы открыть нам код Энигмы, и тогда мы будем в курсе всех тайных военных операций Германии, что особенно важно для победы в войне. Вы представляете, сколь важно для разведки знать о чём говорит враг?
   -Представляю.
   -Тем не менее, созданный вами супер калькулятор не годится для этой задачи и не умеет ничего, кроме расчётов простых алгебраических уравнений. Хотя для вскрытия кода Энигмы тоже нужно считать такие алгебраические системы. Так вот, я хотел попросить вас, не могли бы вы, прежде, чем заняться проектом суперкомпьютера для создания ядерной бомбы, сначала побыстрее создать компьютер поменьше для взлома всех ключей Энигмы? Я уверен вам это по силам, только вы понимаете структуру компьютера столь глубоко и умеете программировать их. Я не знаю, сколько вам понадобится времени на эту задачу. Но это было бы особенно важно для ЦРУ и текущего хода войны. Я прошу вас, взломайте нам Энигму. Тем более, взлом Энигмы это более короткая задача, чем создание ядерной бомбы, но не менее важная.
   -Да компьютер может выполнить такую задачу, но мне придётся разобраться в вашем алгоритме дешифрования, мне нужен ваш человек, который будет объяснять мне всё, и я могу заняться проектом параллельно. Я полагаю, мне не потребуется столь уж мощная вычислительная машина для данной задачи.
   -Мы дадим вам трёх наших лучших гениев дешифрования, они будут помогать вам всеми силами. Спасибо, ЦРУ на вас очень полагается.
   -А что Юань?
   -Мы уже дали её центру микроэлектроники задачу на создание такого компьютера, она работает над ним уже неделю. Однако, её аналитики изучив алгоритм шифрования, пришли к выводу, что для его расшифровки нужен процессор невероятной мощности и гигантское количество операций микрочипов. Как вы знаете, лучшие серийные микрочипы Юань работают со скоростями около ста операций в секунду и способы совершить лишь 100 тысяч срабатываний, что делает практически невозможным выполнение задачи. Процессор Юань способен работать на своём предельном режиме около 20 минут, и потом требует полной замены, а для выполнения текущей задачи требуются месяцы работы на скорости 100герц. Юань, правда обещала в будущем создать медленный процессор на 60 герц, способный осуществить более миллиона срабатываний, но вы же понимаете этого мало. Она в принципе физически не может выполнить эту задачу, а её центр микроэлектроники это пока что исследовательская структура перспективного направления, но не серии. При этом меня поставили в известность, что процессоры созданные вами работают в сотни раз быстрее, чем у Юань, и способны выполнить многие сотни миллиардов циклов срабатываний. Если вы выполните эту задачу, мы обеспечим тройной уровень секретности, официально тайно будет объявлено, что код Энигмы расшифровали вообще в Англии, и сделал это великий, гениальный математик вручную. Следующий уровень секретности будет ссылаться на центр Юань и её компьютеры, и никто не узнает про вас.
   -Я рад, что никто и никогда не узнает, что это я расшифровал Энигму, что я могу сказать. Я всё сделаю, раз надо так надо. Дайте мне ваших шифровальщиков, и сообщите президенту, что это на пару месяцев отсрочит создание ядерной бомбы, но не более. Зато, возможно, я получу ценный практический опыт. Я думаю, расшифровка Энигмы в ближайшие месяцы важнее, чем создание ядерной бомбы через много лет. И учтите, для расшифровки потребуется не только компьютер средней мощности, но и создание самой компьютерной программы, в прошлом программы моих компьютеров были очень примитивны, потребуется время, чтобы создать первый машинный язык, так что...
   -Сколько времени?
   -Я не могу спрогнозировать, не менее трёх месяцев и не более года, везите сюда своих дешифровщиков, пусть всё мне объяснят, а я спроектирую нужной мощности компьютер.
   -Спасибо, свободное человечество никогда вас не забудет.
   -Потому что никогда обо мне и не узнает.
   -Что вы, я уверен после войны все ваши военные и научные подвиги станут наследием учебников истории, и вся планета будет знать, что вы год лучший из учёных всех времён и народов.
   Он ушёл, а я занялся текущими делами, мне предстояло проработать устройство нового монитора для компьютеров. Дело в том, что в прошлом я использовал светящиеся диоды, собирающиеся в цифры в заданной точке экрана, включая попеременно диоды можно было получить цифры, и этого в будущем явно будет недостаточно. В связи с чем, я разработал монитор принципиально нового типа, тот имел 200 на 160 точек, где каждая точка была представлена маленьким квадратным светодиодом, пикселем. Светодиоды имели два цвета, белый включенный и чёрный выключенный, и имели чёткую непрозрачную границу друг между другом. Это позволяло формировать на экране изображение любой формы из пикселей, и в любой точке экрана. Также каждая буква имела восемь пикселей в высоту и от четырёх до шести в ширину, что позволяло выводить на экран порядка 32 знаков в ширину и 16 знаков в высоту. Это мало, но зато их можно двигать по экрану. А работа всей этой системы обеспечивалась видеокартой. Отдельным компьютером с собственной оперативной памятью и процессором. Информация на видеокарту подавалась знаками, а её единственная функция была трансформация цифр и букв в изображение. Если в цифре содержалось порядка 15 пикселей, то та весила два байта, и на её обработку с частотой 4 кадра в секунду требовалось 60 действий. Таким образом, имея на экране около 500 цифр, в среднем по 15 пикселей, для их анализа требовалась видеокарта на 16 килобайт оперативной памяти и субпроцессор видеокарты на 4 килогерца, то есть много, но не слишком. В дальнейшем я понял, что можно обновлять экран не целиком, а фрагментно, по 16 раз, в итоге объём оперативной памяти видеокарты сократился до 1го килобайта, а потребная скорость выросла до 60 килогерц. Это было важно, поскольку нарастить килобайты оперативной памяти сложнее, чем скорость 16 байтного процессора. Видеокарте не обязательно помнить все точки на мониторе, она должна лишь отдавать команду на их включение и выключение, и срабатывала видеокарта лишь после изменений изображения на экране. Стирая все точки, а потом в течение 0,25 секунды включая всё как надо. Таким образом, первая видеокарта для монитора имела объём оперативной памяти 1 килобайт и скорость работы процессора 60 килогерц, и этого было более чем достаточно для обеспечения изображения на двухцветном мониторе разрешением 200 на 160 пикселей.
   На следующий день ко мне прибыли шифровальщики из ЦРУ, и мне пришлось потратить несколько дней на то чтобы понять азы создания алгоритма поиска зависимостей, для того чтобы дешифровать код Энигмы. И да без компьютера тут не обойтись, потому что на самом деле ключей было несколько, и они часто менялись, при этом заведомо невозможно было определить в каком ключе тот или иной сигнал без дешифровки. Поэтому дешифровать ключи можно только все вместе, и для этого нужен мощный компьютер. Однако, правильно написанная программа на хорошем компьютере способна была выполнить эту задачу за несколько часов или дней, а ключи менялись в Германии в среднем раз в год. И видимо, даже если бы немцы узнали, что мы ломаем их за пару дней, им сложно было бы нормально их поменять на нечто более сложное.
   Спустя неделю я приступил к созданию машины дешифрования Энигмы. Я понял, что средненького компьютера тут не хватит. Для полноценной работы нужен мощный компьютер с большим количеством чипов, чтобы работать в многозадачном режиме, при этом необходимо иметь очень много оперативной памяти. Однако, нет ничего невозможного, только вот создание большого количества оперативной памяти станет проблемой. Итак, я потратил два дня на создание чертежей всех серийных устройств, микрочипов и памяти, и провёл пресс конференцию со своими людьми. Собрал их в аудитории и начал вводную:
   -Как вы знаете, мы работаем над созданием мощного компьютера, и я почти на три недели затянул создание машины следующего поколения, решая каким должен быть заказ. Тем не менее, мы не теряли зря времени и создали монитор нового поколения. Итак, наш новый компьютер для секретных нужд Пентагона должен иметь следующие параметры. Два монитора и два пульта управления разрешением 400 на 320 пикселей, с двумя видеокартами, каждая с объёмом памяти на 2 килобайта и скоростью 32 байтного процессора на 90 килогерц. Восемь жёстких дисков объёмом памяти на 5 мегабайт каждый. То есть огромный объём информации на 40 мегабайт, при скорости загрузки каждого диска 4 килобайта в секунду, скоростью записи 1 килобайт в секунду. При этом должны быть съёмные устройства памяти на дисках до 1го мегабайта каждый. Информация будет храниться на магнитной плёнке. Сам компьютер должен иметь феноменальные параметры. Процессор на 2048 байт памяти мощностью 150 килогерц, и самое главное оперативная память нового типа объёмом не менее 256 килобайт, для чего потребуется создать для оперативной памяти два миллиона ячеек. Всё это вам предстоит сделать вручную и без ошибок. Я подготовил чертежи, и я полагаю, что, работая очень быстро, вы все справитесь с заказом в течение трёх месяцев. При этом, мы подключим к работе ещё двести обученных специалистов, что снимут с фирмы Юань. Я понимаю, объём оперативной памяти кажется колоссальным, но учтите, вы будете лепить конденсаторы оперативной памяти сразу по 8 байт. Лично у меня, если всё нужное под рукой, производство такого конденсатора занимает полчаса. Я уверен, имея все материалы под руками, вы справитесь.
   -Но зачем такой мощный компьютер так быстро?
   -Эй, мы накануне войны, так надо. Приступаем к работе прямо сегодня, не теряем и минуты, заканчивайте свои дела, и принимайте руководство новенькими. И ребята, это будет наш первый компьютер размером с небольшую комнату, ясно? Он будет стоить миллионы долларов и станет особо важен для США, постарайтесь на славу.
   Мы ушли с аудитории, и несколько консультантов по дешифровке задал мне вопрос.
   -Зачем столь мощный процессор и такая большая оперативная память? Я полагал, что для дешифровки потребуется малый компьютер. Нам нужно расшифровать Энигму как можно быстрее, нам не нужна такая супермашина, было бы достаточно варианта мини, что вы делаете за пару недель.
   -Создать процессор здесь будет не так сложно, это неделя работы. Но вы заблуждаетесь, количество операций, что потребуется для дешифровки Энигмы очень велико, и оперативной памяти будет остро не хватать. Вы неверно оцениваете требуемое количество операций и памяти для дешифровки, на самом деле 256 килобайт будет очень мало. Из всех параметров, лишь скорость процессора является достаточной для данного вида работ. Менее мощный в плане памяти компьютер просто не сможет работать над задачей вовсе. Придётся выполнять множество операций в многозадачном режиме, и главное препятствие тут это нехватка оперативной памяти. Увы, до сих пор работы с особо малыми чипами ведутся почти вручную, с использованием крайне простой оснастки, так что всё не так радужно. А что касается сорока мегабайт постоянно памяти, то их может даже и не хватить. Но сделать восемь крупных устройств памяти не так сложно, самым большим препятствием является оперативная память. Одно могу сказать, я заложил в проект самый мощный компьютер из того, что мы сможем создать за три четыре месяца. К весне 1941ого года компьютер будет готов, и мне потребуется ещё около трёх месяцев на то, чтобы запрограммировать его и наладить систему взаимодействия данных, последнее не менее важно.
   -Поясните?
   -Калькуляторы прошлого не умеют находить нужную информацию кратким путём. Они обычно просто сканируют весь диск, пока не найдут то что надо, или вовсе считывают данные подряд с магнитной ленты. Работая с большими объёмами памяти в многозадачном режиме, нельзя пролистывать всю информацию целиком, требуется уметь находить нужную информацию, и в этой области я сильно продвинулся, но пока чисто теоретически.
   -И как же вы решите этот вопрос?
   -Я разбил каждый диск объёмом в 5 мегабайт на кластеры по 2 килобайта каждый. Итого на диске 2500 кластеров. А саму информацию я разбил на файлы, и разные файлы могут занимать разный объём, в том числе несколько кластеров. В заглавии диска находится контрольный кластер объёмом 8 килобайт, в нём имеется полный список файлов и кластеров. Программа не может в режиме онлайн отслеживать, где лежит каждый файл, но чётко может определить по номеру положение любого кластера. Это новая форма работы с массивом информации, без которой функционирование компьютера было бы невозможно. При этом, немного похожая система используется и для поиска информации в оперативной памяти, но там кластеры намного меньше, и объём одного кластера составляет восемь байт. В заглавии кэш памяти компьютера имеется 4х битный список всех ячеек оперативной памяти, и он настраивается заново при каждом включении компьютера. И этот процессор четырёхбитный. Недостатком данной системы является тот факт, что сколь бы не был мал размер операций, компьютер может работать только с ячейкой памяти не менее 8ми байт, обрабатывая её полностью, на что тратится лишняя оперативная память компьютера и операции. Это большой математический недостаток моей системы, избавиться от которого я не смог. Опираясь на этот список кластеров оперативной памяти, процессор ищет свободные ячейки, и знает где что происходит. При этом, заглавие оперативной памяти у процессора это очень сложное устройство и на работу с ним уходит от 5% до 75% мощности процессора, смотря какой тип операций выполняется. То есть четверть всей работы процессора это поиск где чего происходит, а не сама полезная работа, но без этого никак. При этом, данный конкретный процессор который я создам в принципе не способен увидеть более 256 килобайт оперативной памяти. В связи с чем, позже добавить оперативную память в этот компьютер будет нельзя, меньше 256 килобайт оперативной памяти можно, больше нельзя. Хотя если поменять размер ячейки оперативной памяти, увеличив её, например, до 16 байт и перенастроив процессор, тогда тот сможет увидеть 512 килобайт, но тогда придётся выбросить остальную оперативную память, что составляет 80% стоимости компьютера. При этом если бы процессор был сделан изначально как 8ми битный, он тратил бы больше системных ресурсов на поиск того же количества ячеек, из-за чего я постарался найти золотую середину между мощностью процессора, объёмом оперативной памяти, битами процессора и размером ячейки памяти. В будущем для обеспечения взаимозаменяемости компонентов надо будет стандартизировать размер ячейки оперативной памяти и структуру заглавия каждого процессора по поколениям, 4бит, 8бит и 16бит.
   -А как можно повысить количество доступной оперативной памяти на будущих компьютерах?
   -Для этого нужно увеличить минимальную ячейку с которой работает процессор с 8 байт до 16 байт, в этом случае количество доступной оперативной памяти вырастит вдвое, а увеличение битности процессора может увеличить видимую оперативную память до 4х или 8ми мегабайт, поскольку увеличение бит процессора позволит в 16 или в 64 раза увеличить список кластерного заглавия. Однако, если 8 битный процессор увидит больше оперативной памяти, то он будет тратить в два раза больше процессорной скорости на поиск ячеек, и его производительность в работе с маленькими файлами и короткими операциями сильно упадёт. В связи чем, надо стремиться к тому, чтобы битность процессора была минимальна, как и размер кластера оперативной памяти. Однако, в будущем, увеличивая объёмы оперативной памяти, нам неизбежно придётся увеличивать число бит процессора и объём минимально используемой ячейки. При этом процессор уровня 64х бит, сможет видеть порядка 8, 16, 64, 128 или даже 192 гигабайт оперативной памяти. В зависимости от структуры его кластерного заглавия и величины ячейки, при этом я бы не стал расширять кластерное заглавие оперативной памяти и размер ячейки до предела, поскольку это также снизит скорость работы, поскольку процессор будет перебирать слишком много вариантов ячеек в поиске нужной ему ячейки памяти. Ведь чем длиннее список кластеров памяти, тем дольше компьютер ищет там нужный ему кластер. А эти задержки на поиск длительностью в миллионные доли секунд, на каждый такт, часто неимоверно снижают производительность работы компьютера, особенно если речь идёт о работе с большим количеством мелких цифр. Я думаю, при превышении количества бит процессора выше 32х, или при работе более чем с 256 мегабайтами оперативной памяти, было бы разумно в будущем перейти к двухступенчатой или двухэтажной системе обработки данных ячеек оперативной памяти. Когда имеется заглавие списков кластеров, дальше осуществляется переход к отдельному списку кластеров, внутри которого ещё раз ищется нужный кластер. С тем чтобы не пришлось и дальше увеличивать минимальный объём ячейки оперативной памяти, организовать кластерную систему так, чтобы вся система была разбита на крупные кластеры, внутри каждого из которых будет собственное заглавие и список мелких кластеров. Однако, такая система удел далёкого будущего, и станет актуальна лишь после того как процессоры шагнут за 16 бит, а объём рабочей оперативной памяти превысит 64 мегабайта и тогда я изменю архитектуру работы с данными. Двухэтажная система хранения данных позволила бы 16 битному процессору видеть тысячи гигабайт оперативной памяти и работать с большими массивами данных, включая мелкие цифры в тысячи раз быстрее. Так можно радикально не меняя конструкцию компьютера и не увеличивая скорость микрочипов достичь стократного прироста производительности. Поскольку в неэффективной системе работы с большими массивами данных до 95% работы процессора может расходоваться на поиск нужной ячейки данных, а не на совершение операции. К тому же реализовать такую двухэтажную систему сложно, и для этого надо глубоко понимать, как и почему работает компьютер, как в нём осуществляется поток данных. На практике, я стал замечать, что многие мои сотрудники, понимая в целом устройство отдельных микрочипов, назначение видеокарты и оперативной памяти, тем не менее, не понимают достаточно глубоко, как осуществляются процессы в архитектуре данных. И это непонимание проявляется с самых разных сторон. Из-за чего в частности страдает многозадачный режим, поскольку многие потоки данных пускаются по очереди, когда можно сначала выполнить действия по отдельности, ну, например, складывая х*х+у*у, логично, что можно умножить иксы и игреки отдельно, а потом уже сложить, при этом умножение иксов и игреков будет выполняться разными микрочипами одного процессора одновременно. Имея в ядре процессора множество микрочипов, несложно раскладывать любые уравнения на составляющие операций, и выполнять их покусочно, а потом складывать, но так сложнее. Итого при правильной организации работы процессора, по времени получится две логических операции одно умножение и одно сложение. На деле криворукие люди, пытаясь программировать компьютер, часто делают три логических операции, два умножения последовательно, потом сложение. Хотя даже один процессор с кэш памятью на 256 байт, вполне может сначала параллельно выполнить два умножения на разных микрочипах, а потом сложить. В длинных уравнениях влияние этого фактора становится ещё важнее. Другое дело, что такой вариант задачи чуть сложнее, и люди идут по простому пути, заставляя компьютер считать всё последовательно в однозадачном режиме, я стараюсь бороться с такими отклонениями.
   -Ну, вы великий разработчик компьютеров, предтеча, логично, что простые люди не способны понять глубоко ваш труд. Вы много времени работали над ним, и придумали эти механизмы сами. А, как известно, придумать и разработать самому гораздо проще, чем понять чужой сложный математический бред.
   -Да, со сложной математикой это действительно так. Но, тем не менее, факт остаётся фактом, архитектура обмена данными внутри компьютера сильнейшим образом влияет на его производительность, и, увы, часто поиск информации занимает больше половины самих расчётов компьютера, и бороться с этим сложно. Что и накладывает пределы для компьютеров разных модификаций, в том числе по объёму видимой памяти. Однако, очевидно одно, при одинаковой скорости работы процессора, производительность может различаться во много раз, и не только за счёт расширения базовых функций работы процессора, но и за счёт архитектуры построения данных. Впрочем, система построения данных в работе компьютера это одна из наиболее сложных для понимания составляющих.
   -Спасибо, я малое понял, но мне интересно было вас послушать год, только вот я думал, что количество бит процессора это наоборот количество ячеек оперативной памяти, что тот видит.
   -Тут как бы и количество, и объём ячеек. Я так и сказал. Ведь вы можете взять блок оперативной памяти на 64 килобайта и разбить его на максимально дозволенное количество кластеров, а может взять 128, будет всё тоже самое, но ячейка вырастит вдвое. Увеличение битности процессора и увеличение размера ячейки позволяет видеть процессору больше оперативной памяти. Но оба параметра снижают производительность, для её повышения необходимо понижать и биты процессора, и размер ячейки, для чего нужно увеличить число ступеней кластеров, разбивать не всю систему на одинаковые кластеры. А делать ступенчато, внутри большого кластера маленькие, это не так трудно для понимания. А так вообще, процессор должен быть заранее настроен на размер кластера оперативной памяти, иначе он просто не сможет работать. Как вариант решения проблемы высокой битности процессора и более быстрого поиска данных в заглавии процессора может являться создание многоядерных процессоров, где у каждого ядра каждого процессора собственный список для работы с оперативной памятью. При этом, возможно два варианта многоядерности, первый когда каждое ядро процессора работает с собственным куском оперативной памяти, и второй когда списков четыре, но оба касаются всего объёма оперативной памяти.
   -То есть многоядерный процессор, это когда несколько процессоров? Которые способны решать задачи параллельно?
   -Нет, не совсем, количество задач, которое одновременно способен решать процессор обеспечивается количеством микрочипов и оно может быть любым. В принципе количество микрочипов в одноядерном процессоре может быть даже большим, чем, например в 4х ядерном. Хотя по логике развития отрасли, многоядерные процессоры, конечно, должны иметь больше микрочипов на четыре ядра, чем одноядерные, но это необязательно. По факту, количество одновременно выполняемых процессором операций обусловлено лишь количеством микрочипов, если захотеть, даже одноядерный процессор можно сделать из куда большего количества микрочипов, чем 4х ядерный. Например, если вы сделаете один одноядерный процессор из 2048 микрочипов, а другой четырёхядерный 64х4 микрочипа, то есть 256, логично, что в данной ситуации одноядерный сможет выполнять гораздо большее число задач одновременно. Количество одновременно выполняемых процессором операций обусловлено его кэш памятью первого уровня и числом микрочипов в ядре, а не количеством ядер. Поэтому в принципе, с точки зрения нагрузки, при идентичной скорости ядер, чисто гипотетически, одноядерный процессор, может выполнять во много раз больше операций, чем даже 128 ядерный, если только количество микрочипов в одноядерном будет больше, чем в 128 ядрах в сумме. Однако, увеличение количества ядер процессора может быть продиктовано попыткой повысить производительность работы процессора с большим объёмом оперативной памяти, ускорить поиск ячеек, в случае если тех станет слишком много и электронная отрасль упрётся в тупик. Поскольку, дальнейшее повышение бит в процессоре выше 64х тоже начинает вызывать проблемы. Правда в принципе, достаточно мощный и быстрый процессор супер далёкого будущего чисто гипотетически может поддерживать и 4096 бит, просто при этом, 95% его вычислений будет теряться на поиск ячеек, но такое понадобилось бы, если бы кто-то решил создать суперкомпьютер на миллиарды гигабайт оперативной памяти. А столь мощный компьютер может потребоваться для симуляции чего-либо очень сложного. Но повышение битности процессора выше 64х это глупость и тупик. Я бы сделал всё иначе, гораздо более верный шаг, повышение производительности кластерной системы, создание второго уровня кластеров или даже третьего, а не многоядерность процессора, и я бы не стал повышать количество бит процессора выше 16ти. И всё же многоядерность процессора, это тоже, какой никакой вариант, способ повышения производительности работы с потоками данных, правда, я думаю на него можно пойти лишь от глупости и бессилия.
   -То есть, главное я понял, многоядерный процессор не выполняет больше задач одновременно, он создаёт четыре системы кластеров оперативной памяти вместо одной. При этом количество одновременно выполняемых задач процессором определяется количеством его микрочипов, а не количеством ядер. А количество микрочипов в любом ядре может быть любым и это лишь вопрос создателя компьютера. Правда, слишком сильное увеличение числа микрочипов одного ядра процессора тоже станет проблемой для одноуровневой системы. В связи с чем надо просто переходить к многоуровневой кластерной системе и не париться, это было бы наиболее разумно. Тем более, что двухуровневая система даёт число кластеров в квадрате.
   -Да, если только работники не накосячат с системой одновременных вычислений, и не превратят процессор в однозадачную систему, что выполняет все расчёты тупо последовательно, и это простой, но неверный путь. Но тут уж, надо просто следить и вовремя включать голову. А вообще, слишком большое число вычисляющих микрочипов процессора тоже хорошо, безусловно, необходимо, чтобы процессор мог одновременно выполнять хотя бы 20 задач вычислений, но дальше, требуется повышать скорость процессора и каждого его чипа, а не их количество. Поэтому, если бы у меня было бесконечно много ресурсов, то, создавая компьютер под одну конкретную математическую задачу, я бы остановился на числе микрочипов в процессоре не более 16 тысяч, больше просто не требуется. Хотя возможно, для работы со сложной графикой понадобится гораздо больше микрочипов, чем я сейчас заявил. И конечно, потребное число микрочипов зависит от характера задачи, и всё равно для многих рядовых задач вычислительного характера, слишком большое количество микрочипов в процессоре не требуется. Например, если человек использует компьютер просто как интерфейс информационной базы данных, либо для того, чтобы печатать текст.
   -Спасибо, за подробное введение, надеюсь, это будет не зря, давайте лучше займёмся дешифровкой.
   В принципе, возможно, я зря загружал шифровальщиков этой информацией, а может, и нет, всё-таки они математики, работающие с теоретическими алгоритмами и обработкой данных, возможно, в будущем их запрягут в мой проект, и нам ещё с ними программировать. Создавать самый первый в истории людей язык программирования и операционную систему. Мощный компьютер должен иметь нечто более совершенное, чем просто функции калькулятора. И эта операционная система должна быть изначально стандартизирована под множество задач.
   Надо сказать, загрузив всех своих работников работой по созданию микрочипов. Я сам занялся разработкой устройства, которое могло бы производить оперативную память автоматически. Я подумал, что в будущем самой большой проблемой станет нехватка самой оперативной памяти, и автоматическая линия сборки хотя бы элементарных микрочипов на 8 байт была бы очень к месту. Поскольку одно дело паять микросхемку вручную, другое дело иметь готовую деталь, и прикреплять её к плате. Вообще, по плану было изготовление микросхемы из куска материала. Увы, первые же тесты и попытки продемонстрировали, что изготовление деталей из кусков невозможно. Даже если их как-то резать, надо иметь минимум манипуляторы аналоги человеческих рук. И, тем не менее, я всерьёз занялся созданием такого устройства, широко применяя микроэлектронику для контроля процесса. В итоге, за два с лишним месяца работ финалом стало незаконченное устройство, что на стадии производства контролировалось микрочипами, и способно было из заготовок правильной квадратной формы, изготавливать оперативную память блоками по 8 байт. Но зато со скоростью один чип памяти раз в две секунды, при этом устройство так и не было закончено.
   На меня навалились новые работы, за два с лишним месяца работ мои рабочие подготовили значительное количество микрочипов, и теперь их надо было собрать воедино. Мне пришлось заниматься этим своими руками, люди плохо понимали, куда что девать. А создавать под каждое несерийное устройство чертёж это слишком долго, проще самому сделать, итак я просидел две недели. К концу трёх недель работы первый компьютер был создан, и в его архитектуре было изначально заложено много инновационных решений. Я впервые создал очень простой и примитивный язык, этот машинный язык был механическим и позволял кодировать не только сами программы, но и взаимодействия между процессором и памятью. Однако, чтобы работать на нём надо было глубоко понимать само устройство компьютера. Зато, я постарался сделать язык универсальным, с тем, чтобы поставить его на машины следующих поколений. И уже спустя две недели я приступил к созданию первой операционной системы. По сути, написанное мной тогда было очень примитивной версией DOS. В этой операционной системе все участки информации разделялись на файлы, которые хранились на восьми дисках, каждый из которых можно было выбрать. При этом скорость переключения диска была рекордно высокой и занимала две секунды. Причём две секунды занимал процесс скачивания заглавия диска и кластеров на оперативную память, после чего можно было увидеть все файлы и их размер на диске. При этом, все файлы диска, конечно же, имели дискретную величину, и минимальный размер одного файла один кластер. Но я подумал, что сохранение в одном кластере более одного файла, увеличит строчку загрузки и снизит производительность системы. В этом плане, скорость работы была важнее, чем экономия места. Поскольку, уже тогда я понимал, что создать жёсткий диск, что на пять, что на 50 мегабайт, в будущем будет не проблема, тем более, когда требуется больше памяти, целесообразно просто взять несколько дисков сразу. Гораздо важнее скорость работы считывающей либо пишущей головки. И я уже тогда предполагал, хранить крупные файлы на нескольких дисках сразу через рэйд массив, если понадобится высокая скорость загрузки. В связи с чем, скорость головки превыше всего, а не объём, вот такая политика. После выбора диска, спустя две секунды, пользователь мог увидеть все файлы лежащие там. И вот тогда я впервые создал несколько типов файлов и расширения к ним, чтобы было видно с чем ты работаешь. Первый файл txt для запоминания текста, второй файл exe для запуска программ, и третье расширение eng, что значило вовсе не английский, а энигма, язык то в моих компьютерах был только английским. Также система была устроена так, что в будущем можно будет ввести и другие расширения под нужные типы файлов. По расширению файла система решала, какую среду использовать для запуска данного конкретного файла, и это было важное с точки зрения интерфейса изобретение. Файлы с расширением eng создавались программой, что запускалась с exe, причём я предположил уже тогда, что расширение ехе может иметь не одна программа, а разные, но они должны были иметь одинаковые пусковые настройки. Уже сейчас с ехе запускался прообраз программы расчёта энигмы и мой компьютерный язык, который назывался АА, то есть дубль А версии 1,00. Итак, на этом моя работа по созданию операционной системы была закончена, и компьютер был полностью готов.
   Я презентовал его офицеру ЦРУ, который занимался проектом расшифровки энигма, тот был доволен, также прилетел посмотреть на чудо техники и сам Рузвельт, а заодно рассказал про ситуацию на фронте. Сейчас была весна 1941ого года, и шла отчаянная битва на море между Англией и Германией. Причём, Германия стремилась полностью отрезать снабжение Англии морем, нередко топила американские суда, что шли под английским флагом, но Рузвельт так и не решился объявить войну Германии, заявляя о нейтралитете. Хотя огромные средства текли из государственного бюджета США на снабжение Англии, правда, очень часто, Англия получала помощь не бесплатно, а за ранее накопленные деньги или долговые облигации, но не вся помощь оплачивалась. Часть помощи поставляли в Англию бесплатно, поскольку та уже задыхалась. К тому же, я сам имел много денег за свои работы, и частично спонсировал войну с Германией из своего кармана.
   В общем, все прибывшие остались крайне довольны моим компьютером, и это была невероятная машина, мощностью 4х битного процессора в 150 килогерц при 2048 байтах кэш памяти и заявленным ранее объёмом оперативной памяти в 256 килобайт. Я показал всем удивительный новый монитор, интерфейс управления был просто фантастическим, космическим. Никогда и никто раньше не видел таких устройств.
   А позже, не отпуская с базы, дал месячный отпуск всем рабочим, которые работали наизнос предыдущие два месяца. Теперь они отдыхали, играли в бильярд, теннис, смотрели кино и имели доступ к другим развлечениям, кроме сигарет и алкоголя. Моя база к тому моменту уже основательно отстроилась, и места отдыха персонала имелись в достаточном количестве. И жили люди уже не в бараках, а в очень неплохих и комфортных многоквартирных двухэтажных домиках, где имелись все удобства, включая бани и бассейны.
   Сам же я в начале апреля я приступил к программированию самой Энигмы, а также научил шифровальщиков работать с моей супермашиной. Увы, работать над программированием на языке АА мог только я. Во-первых, никто его не знал и не понимал как и что работает внутри машины, во-вторых, работа была последовательной, то есть я не мог перейти к следующей части, не закончив предыдущую, в итоге пришлось работать одному. Шифровальщики ЦРУ консультировали меня по математическим аспектам алгоритма, а я переводил их в код так, как считал нужным. Мы работали с утра до ночи более месяца и в финале я создал программный код, который мог универсально обсчитывать ключ Энигмы всего за несколько часов работы. Созданная мной программа позволяла буквально за 5-6 часов расшифровать один из ключей, а менее, чем за неделю, мы расшифровали все остальные ключи. Поскольку те были типовыми, в будущем сотрудники ЦРУ смогут работать над ключами Энигмы без моего участия. В итоге разведка Англии и США получили ключ от великой машины шифрования нацистской Германии, и теперь знали обо всех её планах. И даже смена ключей была не страшна, теперь можно было расшифровать любой новый алгоритм шифрования немцев, всего лишь запустив программу, настроив несколько сотен цифр, которые дальше компьютер расшифровывал сам, сравнивая сигнал, переводя его из аналогового состояния в цифровое. Увы, с японцами работать также полностью не получилось, часть их шифровок удалось расшифровать машиной, но не все, поскольку японцы часто использовали чисто человеческие приёмы шифрования, что математической логике поддавались не до конца. Немецкая же система шифрования вообще оказалась очень слабой и ненадёжной, и легко и быстро расшифровывалась машиной, что сопоставляла знаки и делала выводы на основе статистики.
   В конце апреля, когда моя работа была окончена, ко мне на базу прилетел поздравить меня сам Рузвельт, а вместе с ним была Юань, они вошли ко мне в комнату рано утром. Я даже не успел выйти их встретить, только оделся, я увидел Франклина и её, она была красива.
   -Как дела? - Поинтересовался Рузвельт.
   -Вы знаете, мы расшифровали код.
   -Поздравляю, и, кстати, Юань родила девочку около недели назад. Это немного тяжело для неё, но я решил захватить её с собой, она не знает, чем ты занимался. Мы сказали, что ты занимался шифрованием Энигмы. Я думаю, ей интересно будет посмотреть на твои работы. А что касается второго ребёнка, давай пока подождём, сейчас начинается тяжёлый период, а беременность нашего ведущего специалиста по многим направлениям, не позволяет осуществлять на неё достаточную нагрузку.
   -Да я вообще-то только за, чтобы подождать и не плодить бессмертных.
   -А чем он занимался? Наверное, пока я лежала, рожала ему, идеальному папе, замечательную и любимую бессмертную дочку, он пытался догнать мою корпорацию микроэлектроники? Осваивал создание процессоров на 50 герц? - Попыталась пошутить и подколоть меня она. При этом, я не думаю, что она Юань была на меня в сильной обиде за моё отношение к её ребёнку, она всё прекрасно понимала. Да и не демонстрировал я открыто злости или ярости, и всё же её ребёнка решили мне не показывать.
   -Да, тебе, наверное, говорили, что я на вторых ролях и занимаюсь выпуском вспомогательных вычислительных машин.
   -А разве нет? Я думала отрасль суперкомпьютеров надёжно закрепилась за мной.
   -Пошли, покажем ей, - сказал Рузвельт. - Я долго этого ждал, думаю теперь можно, ей будет интересно.
   -Ты хочешь объединить наш труд?
   -Нет, и не рассказывай ей даже ничего про устройство твоих калькуляторов, мы просто покажем ей, а она будет пытаться работать и дальше, сама, в своей корпорации. В кои то веки, я заметил, что в ваших семейных отношениях компьютеры являются единственным объединяющим фактором.
   -Вы меня пугаете мальчики, - улыбнулась Юань.
   -Пошли.
   -Быть может, вы освоили выпуск серийных процессоров на 300 герц? Просто мой последний проект, серийная машина на 140 герц, я считала её пиком совершенства. Как никак 140 герц на 300 тысяч срабатываний, рекордная стойкость и долговечность, 16 килобайт оперативной памяти, и...
   -Безусловно, ты молодец. Пошли.
   Мы отправились в тот домик, где находился наш суперкомпьютер, спустя пять минут Юань увидела интерфейс работы компьютера, мой монитор, правда он был выключен.
   -Странный монитор, почему ты отказался от светодиодных цифр?
   -Потому что одних цифр уже недостаточно. Этот монитор имеет разрешение 400 на 320 пикселей, и изображение на экране строится видеокартой с частотой обновления экрана 8 герц.
   -Постой, чтобы обновлять такое количество точек с частотой 8 герц не хватит никакого процессора, разве что только если он будет иметь 8 килобайт кэш памяти или более.
   Я молча включил компьютер, и тот спустя пять секунд загрузился, она увиделся диск С1, первый из жёстких дисков, я пару раз поменял на диски С2 и С5, показывая ей, что дисков несколько.
   -Эта машина использовалась, чтобы расшифровать код Энигмы, когда её программа была завершена, она смогла расшифровать код Энигмы за шесть часов, а каждый последующий новый ключ расшифровывает за два часа.
   -Это диски, С1, С2, и С8, всего дисков восемь, каждый диск имеет объём пять мегабайт. Скорость загрузки диска до 4х килобайт в секунду, при этом головка может скачивать файл из любой точки диска. Общий объём оперативной памяти машины составляет 256 килобайт, и это не предел.
   -Но постой, как же ты организовал потоки данных столь больших объёмов, ведь процессоры не могут работать так быстро, или ты всё распараллелил на огромное число микрочипов?
   И да она до сих пор не поняла, а я продолжил.
   -Вот здесь в файле txt можно печатать текст и он может быть достаточно большим, сюда помещается несколько сотен гигантских книжек в текстовом формате. Я даже создал на этой машине небольшую техническую библиотеку, а вот это графический файл, я закончил работать на нём вчера. В нём можно рисовать, правда, излишне примитивно. Обрати внимание, мы можем мгновенно получить доступ к любому файлу на диске, и это очень важное отличие от магнитных плёнок, что наматывались на катушку раньше.
   -Постой, то, что ты показываешь, это совершенно невозможно, даже машина на 16 килобайт кэш памяти, даже при оперативной памяти 256 килобайт, такое совершенно невозможно, и она должна быть размером с десятиэтажное здание.
   -Эта машина имеет размер маленькой комнаты с невысоким потолком. Мы наладили выпуск особо малой оперативной памяти. Она гораздо меньше большинства твоих суперкомпьютеров Юань. Правда, мы создали её в единственном экземпляре и создавали её полгода, вместе с программным обеспечением конечно. Причём программный код и работа с ним заняла минимум треть времени создания машины. Сложная система кодов позволяет управлять большими потоками данных.
   -Я вижу, ты разбил систему на файлы, и как-то быстро находишь их, имея доступ к любому файлу. Программа выполняет любые действия мгновенно, за доли секунды, постой, тут есть уравнение, крупное, можно я заставлю её посчитать?
   -Конечно, забивай на здоровье.
   Она забила длинные и очень длинные цифры, умножение деление и корень. И да, у меня впервые появился корень числа, а также синусы и косинусы. В итоге уравнение Юань достигло пяти строчек, и она нажала ввод, и прошло чуть более секунды, да и то, так долго только потому что таблицы Брадиса для тригонометрических функций хранились в постоянной памяти, а не на оперативке. И расчёт был окончен, очень быстро.
   -Не может быть, даже тригонометрические функции за секунду, а простые уравнения считает вообще мгновенно, при последовательных вычислениях, кадр на экране не успевает смениться, какова же скорость процессора, - она была поражена, - неужели десять килогерц? Неужели больше? Как ты смог?
   -В этой машине использован 2048 байтных процессор, то есть около 16 тысяч микрочипов, и каждый развивает скорость 150 килогерц.
   -Невозможно, 150 килогерц? А мне сказали меньше, чем полгода назад, что самый лучший твой процессор работал на 239герц, сделанный тобой лично в единственном экземпляре?
   -Да, этот компьютер Юань работает со скоростью выше, чем твой более, чем в тысячу раз. А то, что сказали тебе тогда, это была дезинформация, чтобы запутать наших врагов.
   -И сколько же циклов срабатываний у этой машины?
   -Нисколько.
   -В каком смысле? Ведь столь быстрый процессор должен изнашиваться за считанные секунды работы.
   -Этот процессор уже отработал на максимальной скорости несколько суток, я бы даже сказал более двух недель. За это время каждый микрочип совершил порядка 150 или 200 миллиардов операций, и ни один микрочип не сгорел, и ни разу не было даже сбоя, и возможно, процессор сможет работать многие месяцы. Эта машина создана, чтобы невероятно быстро рассчитывать огромное количество данных, и Эдвард уже использует аналогичную более простую модель компьютера с процессором на 120 килогерц уже пол года, рассчитывая и ведя поиски нужных источников нейтронов. При этом машина Эдварда, что работает уже полгода, также сохранила работоспособность, без какого-либо ремонта.
   -Зачем же тогда весь этот цирк со мной? Зачем вы потратили столько денег на мой центр микроэлектроники Америки, я не понимаю, зачем столько усилий впустую, когда здесь в глуши стоит машина что в сотни раз мощнее всех моих суперкомпьютеров вместе взятых.
   -Я думаю, ты понимаешь зачем.
   -Я приманка, я просто масштабная акция дезинформации, почему же вы не сказали раньше?
   -Так было надо, и я надеюсь, ты продолжишь свою работу, тебе ещё долгие годы предстоит напрягать свой мозг, осваивая новые высоты микроэлектроники. Впереди у тебя высота, механический процессор на 400 герц, потом на 500 герц и выше. Враг не должен знать, что у нас имеется столь совершенная технология. Благодаря этому мы создадим ядерную бомбу уже через несколько лет, а заодно мы уже сейчас можем слушать все переговоры врага.
   -Я поняла, простите, но вы могли бы сказать мне раньше, и если не сказали сразу, то зачем говорите сейчас?
   -Ты должна знать, так тебе будет спокойнее. Сколь бы не были велики твои неудачи, США не потерпит поражения на компьютерном фронте. А теперь, мы позволим году работать дальше.
   -Но как, расскажите мне? Как был сделан столь мощный процессор? Это же невозможно, или это какая-то микронная технология особо малых устройств?
   -Мы расскажем тебе потом, но не сейчас, через несколько лет. Мы хотим, чтобы ты знала, такое возможно, и стремилась к этому сама. Если ты будешь знать секрет, твоя работа не будет выглядеть натурально. Тем более, мы теперь знаем.
   -Что?
   -В Германии уже более трёх лет ведутся работы над компьютерами. Причём, в особо интенсивную фазу они вступили три месяца назад, когда разведданные про твой центр микроэлектроники Юань легли на стол Гитлеру. И немцы тоже создают компьютеры, и скорость их чипов достигает 90 герц в секунду. И самое главное, они соревнуются в скорости с тобой, а не с годом, а значит, они даже не подозревают, каких высот мы достигли, и они никогда не победят.
  
  absnobalance.ru - стратегия с уникальными возможностями, основной фишкой является тот факт что игрок сам разрабатывает для себя ресурсы (металл) собирает из них здания и космические корабли. Несмотря на плохую графику игра имеет уникальный геймплей, корабли имеют меткость, пробитие, толщину брони, несколько параметров брони и вы можете разработать свой собственный боевой корабль и бросить его в бой, причём это может быть какой угодно корабль вооружённый как угодно. Также в игре имеется рынок оружия позволяющий продавать свои уникальные боевые корабли другим игрокам. Это трудно но интересно, надо только разобраться, заходи не пожалеешь.
  
   * * *
   И я продолжил свои работы по созданию нового поколения компьютеров. И самое главное, я потратил несколько месяцев, и создал инструменты особой малости, которые позволили моим сотрудникам изготавливать под микроскопом, почти что уже и не вручную, отдельные устройства, имеющие размеры проводков до 0,1мм. А самое главное, после нескольких месяцев усилий, мне удалось создать устройство, производящее микрочипы оперативной памяти, каждый по 8 байт, и объединять их сразу в каскады по 64 байта. В итоге теперь мои люди производили эти чипы на сложном устройстве почти автоматически, по 64 байта зараз. Правда, устройство было сложным, и его работу обеспечивало несколько человек сразу, но оно работало. К июню первая партия памяти с 8 байтным кластером сошла с конвейера. И это устройство могло производить чипы по 64 байта, по 100-200 единиц в сутки. Я приступил к проектированию первого суперкомпьютера для расчёта ядерного взрыва, к тому моменту я уже понимал, что придётся задействовать весь технологический потенциал. Потому что для расчёта ядерного взрыва понадобится супермощный компьютер. Опыт работы с Энигмой на самом деле был бесценен. Он продемонстрировал, что для расчёта по-настоящему сложных алгоритмов надо писать специальные программы, а потребное количество операций в секунду и памяти может превышать все допустимые пределы. Так трёхмерная симуляция какого-либо процесса масштаба на 100 на 100 на 100 отрезков в 100 изменений времени, это уже 500 миллионов операций или более, а это минимум, что необходимо для вычисления прогрессии нейтронов в детонаторе.
   Длительные работы Эдварда и попытки посчитать ядерный взрыв доказали, что впереди во много раз более сложная задача, чем мы думали раньше. Если год назад мы полагали, что нужна просто машина чуть быстрее и умнее людей, то теперь стало ясно, нужна сложнейшая симуляция процесса в трёхмерном пространстве. И многочисленные бесконечные расчёты, которые просто невозможно выполнить вручную. И для взятия этой высоты я планировал создать компьютер во много раз более мощный, чем тот, что взламывал код Энигмы. И я не торопился, потому что понимал, что если заложу в проект недостаточно мощную вычислительную машину, то потом в какой-то момент сами работы над ядерной бомбой затянутся неимоверно, и возможно придётся просто заново делать ещё более мощный компьютер.
   Я сильно продвинулся и в создании языка программирования, теперь у меня был язык программирования АА версии 1,53, хотя раньше был 1,00. Его возможности сильно расширились, так я впервые ввёл в язык одномерные массивы длинной до 256 значений, а также широкий набор формата переменных string, char, integer, byte и real, которые позволяли задавать буквы и цифры разных размеров. Я понимал, в будущем оптимизация программы играет большую роль, в связи с чем нужно иметь возможность брать как малые цифры, занимающие 1 байт, так и крупные на 6 байт. Впервые в язык была введена метка, переводящая программу в любую её часть, и самое главное логический оператор if, а также procedure, которая позволяла вставлять фрагменты программ написанных ранее в других местах. Всё это позволило мне создать примитивный язык почти современного уровня и типа. Который позволял быстро писать сложные программы для расчётов сложных данных.
   22го июня 1941го года Германия объявила войну СССР, подло напав ночью, войска СССР не были приведены в состояние полной боеготовности, и уже вечером 22го июня премьер Великобритании Уинстон Черчилль объявил о полной поддержке Англией героического советского народа. А значит, мы выиграли, началась война в Европе между двумя сильнейшими военными блоками СССР и Гитлеровской Германии. Первые несколько дней не было никаких данных о развитии хода боевых действий. И только к 30ому июня стало известно из донесений немцев и русских, о тяжёлых поражениях советского союза в этой войне. Армия СССР была полностью разбита в приграничных сражениях всего за неделю. Также СССР потерял большую часть своей авиации, распоряжаясь ею весьма неумело, и теряя её в огромных количествах на земле.
   К началу июля стало ясно, что Германия стремительно наступает на восток и остановить её советский союз не может. Тяжёлые танки СССР и их многочисленные когорты, на которые мы так надеялись, быстро сдулись и к началу войны оказались не на ходу. Генералы Германии сообщали о полной победе и обещали взять Москву за шесть недель. Однако, правительство США понимало, что возможно Москва протянет несколько месяцев. Территория СССР велика и русским было куда отступать. К тому же, потеряв огромные армии в начале войны, СССР рекордно быстро провёл мобилизацию, поставив под ружьё несколько миллионов солдат. При этом, мы полагали, что мобилизация займёт несколько месяцев, но жители СССР сами на следующий день войны пришли в военкоматы, и первые армии призывников были сформированы очень быстро, и брошены в бой. Я думаю, если бы не высочайшая сознательность, или страх репрессий, жителей СССР начального периода войны, СССР проиграл бы войну ещё в августе 1941ого года. А значит, невероятно важно для общей победы, чтобы каждый гражданин государства сделал всё возможное для победы. Эта решительность и готовность пожертвовать собой повышает шанс на победу в войне во много раз. Увы, не все государства и не всегда готовы к такой войне, очень часто бывает и наоборот, стоит войне начаться, а все воины уже бегут за границу в соседнюю страну, лишь бы их не призвали в армию. И враг наступает на всех направлениях, а мобилизация гаснет, и в итоге проходит всего месяц, а твою страну уже оккупировали, и сил нет никаких. Так что это очень важно, чтобы люди имели честь и достоинство, либо боялись наказания. Не важно, что заставит их пойти на фронт, но все должный пойти на фронт, и каждый рабочий на военном заводе должен встать к станку, а каждый учёный должен создать оружие победы, а не выдаивать накануне войны из государственного бюджета многие миллионы на изучение липовых свойств параллельных вселенных. В итоге, несмотря на чудовищные потери и жуткие поражения, снова и снова СССР бросал в бой свои армии, и его резервы не кончались, зато падал наступательный дух в армии Гитлера. И лёгкие победы первых недель войны сменились тяжёлыми боями. А мне как-то позвонил по телефону Рузвельт:
   -Год, вы должны поторопиться, в прошлом, я говорил, что у нас есть несколько лет, возможно, у нас нет этих нескольких лет на создание ядерной бомбы. Видимо, советский союз падёт в ближайшие несколько месяцев. СССР успешно начал мобилизацию, и у него есть армия, но он отступает, и помочь ему некому, а резервы германской армии бездонны, за Гитлером вся Европа. Его падение это вопрос времени, потери в боях с немцами 1 к 20, при таком раскладе наступит момент и в СССР просто не останется взрослых мужчин призывного возраста.
   -Я постараюсь работать быстрее, но не торопите меня, создав слишком слабый компьютер сейчас, потом придётся полностью переделывать, и начинать всё с нуля.
   -Я понимаю, просто вы стратег, и должны знать. Если СССР падёт через три месяца, то через шесть месяцев Германия обладая огромными трудовыми и природными ресурсами, начнёт постройку гигантского флота, и ещё через два года высадит свой десант сначала в Англии, а потом и на восточном побережье США. И если к тому моменту у нас не будет ядерной бомбы в нескольких десятках рабочих экземплярах, годных к военному применению, это будет конец.
   -Понимаю Франклин, я всё понимаю.
   А 25го июля 1941ого года, США, понимая неизбежность войны с Японией, объявили той нефтяное эмбарго. Причин было несколько, не последнюю роль сыграло и военное вторжение Японии во французский Индокитай, который являлся нашим союзником. А меж тем, Япония всё более и более смотрела на Германию, которая обещала той огромные территории, в том числе и в СССР. При этом сама Япония сейчас вела кровавую войну в Китае и оккупировала Корею, желая расширить себе жизненное пространство и ресурсы. И форма правления в Японии империя фанатиков, также не располагала к миру, я понимал, объявление Японией войны США это вопрос времени. В связи с чем США усиливали до предела свой флот на востоке, а моряки роптали, что их заставляют посылать эсминцы в Атлантику, в помощь погибающей Англии.
   И, тем не менее, после начала войны с СССР, Германия перебазировала свои авиационные армии на восток, разрывая СССР. А Черчилль в июле 1941ого года, впервые за всю войну, смог прорваться несколькими бомбардировщиками и нанести бомбовый удар по одному из городов Германии. Укус комариный, на фоне опустошительных нашествий авиации Геринга на территорию Англии, но это был наш первый ответный укус. И это символично, меж тем, дела СССР становились всё хуже и хуже. Вскоре Немцы взяли Минск и Киев, захватили огромные территории, лишив СССР части промышленности и людских ресурсов, и готовились к осени начать наступление на Москву. И всё же, не смотря на обещания немецких генералов, сейчас уже прошло шесть недель войны, а Москва так и не пала. Русские развернули мощную пропаганду, и трусость в войсках СССР начала войны, сменилась на стойкость и непоколебимый дух. Наступление Вермахта захлёбывалось, и стало ясно, если СССР вытянет до зимы, то война затянется. А Сталин не собирался сдаваться, эвакуируя промышленность далеко на восток, в глубокий тыл. Значит, если понадобится, русские будут отступать до Урала, но не сдадутся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com O.Vel "C176345c"(Антиутопия) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Е.Кариди "Змеиная невеста"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"