Быков Валерий Алексеевич: другие произведения.

Древние

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Пролог.
   Мы рядами выстроились перед Азалийскими солончаками, техники долили в баки танков керосин. Развернулись и заспешили назад, к своим мустангам, дальше им нельзя, их же не защищает три миллиметра свинца брони. А находится здесь, около марева дольше часа опасно, а дальше тем более. Впереди пятнадцать километров мёртвой земли, а за этой полоской Алкеняне. Сюда не ступит нога ни одного живого существа, а любой мустанг, тут же убежит, только почувствовав синее марево. Но наши новые секретные машины не мустанги, они проедут, ворвутся в тыл Алкенянской укреплённой линии, и мы возьмём эту землю.
   Я чувствовал всеми фибрами марево, оно впереди. И фибр не нужно чтобы почувствовать его огромную мощь, смертельную ядовитость. Достаточно обратить внимание на то, что полоска леса кончилась десять километров назад, и ни одной птицы днём не видно в небе. И что уж там говорить, сейчас, тёмной ночью оно светит над пустыней, своим голубым убийственным светом, как Луна помноженная на три.
   -Закрыть люки, загерметизировать отсеки. Не боятся, вы же проходили инструктаж, броня держит марево десять часов. А нам нужен только один.
   Я и не пошевелился, люк мы закрыли ещё пол часа назад, как и остальные экипажи. Не дышать же полу ядовитым воздухом весь путь. Прозвучала вторая команда, и двести салангских стальных машин рванулись через мёртвую землю в тыл третьей алкенянской армии, окопавшейся на линии несокрушимых в двадцати пяти километрах впереди, которую наше войско не могло сдвинуть вот уже два года. Не помогали ни постоянные химические атаки, ни не прекращающиеся артобстрелы, ни неожиданные массированные атаки мустангов. Хотя, что могли они? Против трёхслойной линии обороны, обмотанной от и до колючей проволокой, окопами ушедшими в глубину на пять метров, рядами минных полей и железобетонными бункерами. Эта линия была не преодолима, всего пятьдесят тысяч жалкой Алкенянской армии, легко сдерживали нашу шестисот тысячную группировку, и ещё умудрялись отдыхать. И так везде, новое время, беда технологий, вся огромная салангская империя населением в 280 миллионов, заселившая пол мира, никак не могла справиться с маленькой, не благополучной полу горной алкенией населением в семь миллионов.
   Машина углубилась в марево, я видел, как запорхали искорки на переднем обзорном стекле. Стало немного не по себе, за бортом настоящее марево, один вдох - три часа мучительной смерти. Но я справился, мои фибры настойчиво дрожали, сообщая мне о радиации, но доза не была столь уж смертельной, хотя мы уже три минуты шли сквозь самую гущу марева.
   -Подумай Клар. Здесь ещё никто никогда не бывал, мы в глубине неведомого.
   Я посмотрел за окно, танки сломали строй, и ехали мимо сотен стоявших рядами разломанных бетонных кубов.
   -Действительно, тут никто не был. Но интересные кубы. Такое ощущение, как будто из них кто-то давно, давно вылупился. Все разломаны по-разному.
   Водитель прильнул к окну, и стал разглядывать стоявшие вокруг, полу занесённые за долгие века пустынным песком кубы.
   -Ты прав. Действительно странные кубики, но что в них интересного?
   -Наверняка есть, и много. Только обидно, нельзя выйти и посмотреть.
   -Всё же ерунда, вулкан какой-нибудь. Хотя это ты у нас археолог, тебе лучше знать. А по мне, лучше бы ты внимательней исполнял обязанности радиста.
   -А я запишу.
   Слишком подозрительным мне показалось расположение кубов. Теперь, становилось очевидно, все они располагались в строгом геометрическом порядке, поэтому танк и ехал прямо, проезжая в равные промежутки времени между кубами. Мне вдруг пришла в голову мысль, а что если это кубические яйца древних существ, и они вдруг в один момент вылупились. Очень, похоже, тем более что лежат они в самой серёдке мёртвой земли, хотя нет, не совсем в серёдке. И бред конечно, никто из них не вылупился, но в них что-то хранили, и это важно для археологии. не понятно только что, и почему все они взорвались. Ни одного целого. Тут танк выехал на другую сторону поля кубов, здесь стоял целый ряд целых. Последний ряд, немного в отдалении, но все целые. А ещё горка песка вокруг каких-то развалин, только камни. У меня глаза загорелись, тут уцелел весь фундамент, ценнейшее место для исследований, но здесь не выйти, снаружи, я посмотрел на датчик 60000 рентген. Когда-нибудь, после долгой войны, кто-нибудь изобретёт костюм, и другой, специальный мирный танк из свинца, чтобы проехать сюда и всё изучить.
   Я лихорадочно зарисовал в блокнот план, записал пару заметок о расположении кубов и формах их раскола, успокоился. Танк мерно ехал дальше, тут, наконец, я почувствовал всё нарастающее дрожание своих фибр, радиационный фон в кабине усиливался. Наука наукой, а мне становилось всё страшнее, никто и никогда ещё не был в самом сердце мёртвых земель, радиологи могли ошибиться, всё неверно рассчитать, тогда мы все умрём.
   Но обошлось, спустя пятнадцать минут уровень радиации за бортом стал уменьшатся, а машины, сбросив скорость с сорока, до тридцати километров в час, чтобы остыть выехали на какое-то подобие иссохшей травы, что свидетельствовало о минимальной пригодности данной местности для особо стойких форм жизни.
   -Ура. Не зря мы всё лето варили этот тростник. Этот спирт, просто чудо, такая мощь, отмахали за двадцать пять минут пятнадцать километров, и ещё больше чем половина запаса энергии осталась.
   -Да, любой аккумулятор бы уже сел, и ещё эта броня. Хорошая идея была прорываться сквозь тыл, это же надо, мы сзади ударим, из мёртвых земель, может быть, даже перелом в войне наступит.
   -Наверняка наступит, у них же все войска по всему фронту рассредоточены, резервов тысяч двадцать, а у нас... Сейчас прорвём линию защиты, всех передавим.
   Танки слегка остыли после максимальной тяги, и немного увеличили скорость, приближаясь к тылам несокрушимой Алкенянской линии обороны. Объехали с западной стороны городок Веллополис, пугая жителей и отдыхавших солдат рокотом своих моторов. Те уже никак не успевали отреагировать на неожиданную ночную атаку. Отмахали ещё пять километров на север, и ровно в три ночи ударили в тыл центрального фронта. Стоило завязаться бою, вперёд неторопливо двинулась вся салангская армия, постепенно, почти без боя занимая многочисленные оборонительные рубежи противника.
  
   Глава 1: Путницы.
   Монорельс медленно подходил к перрону. Раздался гудок, где-то впереди вырвался сноп пара, десяти вагонный пассажирский состав дёрнулся и застыл. Миррим выглянула через люк на перрон, всё спокойно, только вдалеке нарастал какой-то непонятный рокот.
   -Как будто триста паровозов одновременно, и без гудка, да?
   Миррим с умилением посмотрела на свою десятилетнюю помощницу, её жёлтенькое тело выражало такую наивность. Хвостик ритмично подёргивался, изображая смесь интереса и весёлости тому, что наконец приехали.
   -Да Янни, не понятный звук, мне даже страшно. Хотя это с мёртвых земель, думаю, там где-нибудь военные экспериментируют с чем-то опасным. Но идём, нам с тобой пора. И нам совсем в другую сторону.
   Она ловко схватила свой чемоданчик, запихнула в него расписную косынку, покрывавшую стол. И пошла к выходу, Янни в припрыжку догнала.
   -Всё равно интересно, что там так урчит. Вдруг, они прорвали оборону, отсюда до фронта всего пятнадцать километров.
   -Тогда бы было слышно много выстрелов, и не забывай, сам фронт имеет толщину ещё десять, и прорвать его не возможно, ты же знаешь глупышка.
   Янни переключилась на другую тему, семеня рядом, защебетала о древностях. А у Миррим на душе было неспокойно. Рокот перемещался куда-то к фронту, всё же странно было сюда ехать, к границе, тут война, вдруг снаряд из особо дальнобойной пушки долетит до Веллополиса. Договоры договорами, а война с салангами затягивалась, и уступать те не хотели. И как можно не волноваться, когда твоя страна ведёт войну с самой грозной в мире державой, конечно технологический рывок начавшийся в нашей цивилизации в последние триста лет уравнял в шансах сильных и слабых. Но вдруг, мало ли?
   Мы с Янни быстро дошли до придорожной гостиницы, городок был маленький, она стояла прямо напротив вокзала. Не стучась, первыми вошли внутрь, клерк сидел напротив, за небольшой деревянной стойкой, ждал пассажиров с ночного поезда. Убранство гостиницы было довольно роскошным для такой дыры, а то у меня возникали опасения, что сервис будет много ниже столичного. Но деревянная обделка, электроосвещение, паркет, торшеры, чистота, создавали ощущения уюта, и что уж там говорить, я никогда ещё раньше не жила в ВИП зонах, всё время как-то ютилась по студенческим общежитиями, с их пятиярусными койками.
   Я с важным видом поставила свой кожаный саквояж на столик перед портье.
   -Нам заказан номер, Мирим Алеева из Дьяры.
   -Да госпожа я вижу.
   Мне это польстило, госпожой меня ещё никогда не называли, хотя я уже не так уж и молода. А портье тем временем открыл свой желтолистый папирусный журнальчик адресов, и что-то записав там, выдал мне ключ.
   -Тридцать шестой, счастья вам.
   Тут в отдалении, со стороны сместившегося куда-то к линии фронта рокота, раздалась серия взрывов и гул артиллерийского огня. Портье даже выронил от неожиданности из рук ключи. Мне пришлось нагибаться.
   -Что же там творится такое?
   -Не знаю даже, мы сами с Янни гадаем.
   -А у вас красивый хвост, когда вы накл...
   Я тут же отвесила наглецу пощёчину, раздался громкий хлопок. Да как он смеет, отморозок. Дерзкому оставалось только зажать окровавленную мордочку рукой и прикрыть веки. Гордо отвернулась, взяла саквояж, Янни за руку, и пошла наверх.
   Взрывы беспокоили меня, но ничего, утром узнаем, всё равно сейчас ничего не сделаешь, и давно пора спать, двое суток на ногах, а девочка ещё совсем молода, ей необходимо вовремя отдыхать. Тридцать шестая оказалась резной деревянной дверью, за которой находилась огромная спальня с умывальником, отдельным санузлом и двумя кроватями. Я плюхнулась на одну из них, Янни напротив меня.
   -Здорово, две кровати.
   -Да, а почему ты дала ему пощёчину? Ты же в репродуктивном возрасте, а он...
   -Ты что смеёшься, ещё мне всякие клерки такие комплименты будут делать.
   -Сама то недавно...
   -Нет уж, у меня великое будущее, выйду за важного офицера, или даже... А ну давай спать зелёная ты моя.
   -Я жёлтая!
   -От усталости.
   Мы быстро разделись, прочитали на ночь молитву, улеглись под пушистые одеяла. Только вдалеке пугал непонятный гром, доносился шум боя. Но с другой стороны, что в нём страшного? Граница, саланги в очередной раз пытаются измотать наши силы, убить своей артиллерией ещё пять десять наших солдат, всегда кто-нибудь, да погибнет при артобстреле. Обычная битва, всегда здесь так.
  
   Глава 2: Величайший из реликтов.
   Танки неожиданно ворвались в тыл противника, наши пятидесяти миллиметровые пушки и пулемёты в упор расстреливали повёрнутые на север, не защищённые броне листами орудия противника, личный состав в панике метался, да ещё, спустя несколько минут, по центральному фронту двинулись в атаку наши основные силы. По ним застрочили немногочисленные уцелевшие пулемёты, но мы немедленно, стреляя в спину, подавляли их. Противник был испуган, морально смят и бежал, светящиеся в темноте голубым маревом танки, производили на него шокирующее воздействие. Словно невиданные машины из глубин языческого ада они пугали, давили и извергали из себя огонь. От них отскакивали пули, не помогали и фугасные снаряды наспех развёрнутых вражеских лёгких пушек.
   К утру сопротивление противника было практически подавлено, мы заняли все окопы линии обороны, и в ней стремительно проделывались коридоры. Засыпались рвы, надёжнее разминировались минные поля. К шести часам началось общее наступление, линии фронта уже практически не существовало, только в Веллополисе набилось не менее десяти тысяч солдат противника, и его не удалось взять сходу. Уже к семи утра он был взят в кольцо, а наши силы двинулись вперёд. Но танки пришлось остановить, кончался драгоценный керосин, всё же производить его было сложно, тростника необходимо много.
   Я покинув свой танк, прибился к штабу, и кочуя на одной из повозок командного состава, старательно записывал свои впечатления и заметки про кубы. Часам к восьми, ко мне подошёл полковник Лийя:
   -Клар, вы всё ещё возитесь со своими кубами.
   -Да, это очень важно, столько нового, я даже думаю выпросить танк, ещё раз смотаться к ним сквозь марево.
   -Мы нашли для вас ещё кой что интересное.
   -Что же?
   -К востоку от городка находится целый лагерь археологической экспедиции Алкенян. Они пытались взорвать это, но им не удалось, слишком стремительно и неожиданно мы напали. И поверьте мне, из меня не бог весть какой археолог, но то что нашли Алкеняне это находка века. Там целый небольшой, отлично сохранившийся подземный городок древних. Невиданные машины, целые библиотеки полные книг, там столько...
   -Не может быть, библиотеки книг? Ха, я всё понял, вы меня разыгрываете. Смешно право генерал, очень.
   -Я полковник. И это не шутка, седлайте мустанга, и вперёд за своей карьерой, за технологиями и оружием, вы же знаете, сколь важен для его императорского величества каждый лоскут древности! Лови удачу мальчик, с этой пещерой ты станешь великим, известным на весь мир.
   Полковник отдал мне честь, развернулся и пошёл по своим делам. Я так и стоял какое-то время, всё не мог сообразить, он пошутил про библиотеки? За всю историю цивилизованного мира, за триста лет ново времени прогресса и процветания сапиенсов, было найдено всего пятнадцать относительно целых книг, и фрагменты более трёхсот. Древние хранили информацию как-то иначе, не понятно, книг было мало, да и что могло сохраниться за двенадцать миллионов четыреста тысяч лет прошедшие с момента гибели их цивилизации. Остатки огромных зданий, их фундаменты, вот эти непонятные кубы, обломки закопавшихся в песок машин, шахты, и некоторые разрушения от их старого мира. Самое заметное из которых, пожалуй, непонятно откуда исходящее синие марево, которое может сильно расширяться под действием ветра, или наоборот самопроизвольно маленько ссыхаться в безветренную погоду. Но основным свойством которого, остаётся его вечность, и общая постоянство, марево было всегда и везде, по всему миру, и даже нет ни одного животного у которого не было бы фибр, для определения его присутствия.
   Я пришпорил мустанга, и тот стремительно запрыгал к восточной границе города. Лес горел во многих местах, мне приходилось постоянно лавировать, так же мешало постоянно висевший смог от орудийных залпов, использованного напалма, химического оружия и бушующих вокруг пожаров. Дышать было нечем, и только спустя пару часов мне удалось добраться до окраины города. Там уже началась сдача противника. Враг выходил из-за домов рядами, подняв кверху лапки и хвосты, некоторые дома дымились, но как я радостно отметил, город в основном был целым. И это хорошо, может где-нибудь там, найдётся ванная, или богатый домик, который мне в последствии выделят как временное житьё, при раскопках. В войнах часто так делают, а потом можно даже как-нибудь это на себя оформить. Я подскакал к одному из солдат у блокпоста:
   -Быстро вы управились, с чего они так резво сдались?
   -А, припугнули что используем ХОМП24, там в городе на 15 тыс солдат, ещё 7 тыс жителей, и только 2-3тыс противогазов. Они сами сдались без боя, чтобы не травили.
   -Отлично, без крови. Слушай, не подскажешь, где здесь восточная дорога номер два?
   -Есть такая, вон смотри. Там, а потом, налево, и прямо, если ты к гробнице, то ещё километров пять.
   -Ага, а откуда о гробнице знаешь?
   -Как не знать, тут такое...
   Я двинулся, туда, куда показал мне солдат, вскоре нашёл уходящую на восток неширокую асфальтированную дорожку для мустангов. Проскакал метров пятьсот между ещё тлеющих от недавнего применения в ходе боёв напалма стволов деревьев. Дальше проехать было невозможно, бушевал пожар, от пепла и гари закладывало лёгкие, пришлось немного вернуться назад, и пол часа подождать. Потом, когда пламя ушло в сторону, оставив от себя лишь жаркие угольные остовы папоротников и хвои по обеим сторонам дороги, снова можно было двинуться в путь. Идти было жарко, дышать нечем, четыре часа назад, когда наши гнали отсюда Алкенян, они не жалели боеприпасов, хотя те уже и не могли оказать сопротивления. Только к одиннадцати часам, миновав не один километр прожженного леса, попетляв, чтобы обойти наиопаснейшие участки мне удалось добраться до захваченного лагеря археологов.
   Я выехал на большую, не меньше четверти квадратного километра, зачищенную от леса просеку. Её охраняла рота нашей пехоты, окопавшейся по краям между деревьями и в небольшой бойнице в центре лагеря. Я подъехал к одному из командиров, представился, он кивнул, хотя это и не требовалось, на мне же мундир капитана генштаба. Мог бы делать тут всё что захочу и безо всяких объяснений, но вежливость, её надо чтить.
   Представившись и спешившись с коня, я сразу направился к возвышающемуся посреди просеки холмику, с зияющей с боку дырой огромной пещеры. Но при более близком рассмотрении, пещера оказалась входом в широкий тоннель с толстыми полу развалившимися воротами из непонятного материала, и высоким полу круглым, изъеденным временем потолком. Любопытство съедало меня изнутри, полковник мог и приукрасить, холм мог быть пустым, сколько их осталось этих развалин? Пустых мёртвых камней, хранящих иногда великую, но уже очень давно забытую историю таинственной расы. Да и не столь уж велик холм, обычный, большой засыпанный песком дом. Я схватил фонарь и устремился вглубь, дошёл до таинственных приоткрытых ворот, около них стоял один из солдат.
   -Вы расспрашивали персонал, когда они наткнулись, ворота были открыты?
   -Нет, ворота были закрыты, а наткнулись они на это всего неделю назад. Только начали.
   -Ладно, понял.
   Я махнул рукой и прошёл дальше. Стоило мне сделать шаг вперёд, у меня просто дух захватило, прямо передо мной висела настоящая, целая, стеклянная надпись, вроде бы на Русике. Вдоль стен стояло несколько полуистлевших лавок, наверху, около потолка уцелело несколько предметов сильно похожих на светильники, наверно это они и были. Воистину ценнейшая находка, их же можно разобрать, узнать, как они устроены. Это же новая технология! У меня даже хвост выгнулся от возбуждения. И не было ни завалов, ни разрушений, я взглянул дальше, сердце просто замерло, в конце зала находилась обычная, чуть проржавевшая лестница, уходившая вниз.
   Мне не терпелось всё увидеть, я понимал, что ходить по этим помещениям без специального костюма может быть опасно, и трогать ценнейшие находки присутствующие здесь нельзя, но удержаться не мог. Пошёл вперёд, и начал спуск по стальной лестнице, она скрипела, не хорошо осыпалась подо мной, но совсем не ломалась. Спустившись Метров на десять вниз, я вышел к четырём расходившимся во все стороны туннелям. Тут отвратительно пахло, валялся какой-то мусор, но дышать было можно.
   Я походил с пол часа по этому городку, скорее крупному, очень крупному бомбоубежищу. Обходил почти все помещения, наконец, разобрался что где. Библиотеку так и не нашёл, а жаль, и вообще, вовсе это и не город, судя по всему, здесь было какое-то странное древнее поселение, тысячи на три сапиенсов, может на четыре. Ничего кроме предметов быта я не нашёл, и в основном довольно неожиданно примитивных, ножи, какие-то одежды, подобие печей. Обычные вещи очень примитивной конструкции, плохо вписывавшиеся в обычный список вещей древних, у которых обычно даже сохранившиеся ножи были сделаны целиком из монокристалла, а одежды, из невиданных не понятно как сотканных поливолокн. Несколько дверей были закрыты, и тем сильнее возбуждали мой интерес, я не силён в Русике, но, по-моему, на одной из них и было написано что-то типа библиотеки. Оставалась надежда найти что-то действительно выдающееся, хотя, оно уже отчасти было найдено, многочисленные светильники древних, проводка, одежда, даже ножи, и уж тем более две непонятных, разбитых установки, одна из которых, судя по всему, являлась моделью какого-то электрического генератора. Жаль, я не решился приблизится к ней, мои фибры сообщили мне об исходящем от неё не сильном мареве, я так и не смог преодолеть свой врождённый ужас перед ним. Одно дело в танке, внушив себе, что под защитой, другое дело просто так рискнуть ради науки здоровьем, когда это и не нужно. Но технологии, ими так и кишил весь этот подземный городок. А если за этими дверями найдётся ответ, на вопрос почему? Вот тогда, я действительно стану величайшим из археологов.
  
   Глава 3: Двери.
   Я проснулась от жутких взрывов прогремевших совсем рядом, на соседней улице. Мне стало страшно, Янни тоже проснувшись, бросилась ко мне на шею, обвила меня хвостом. Что же такое? Оборона же была статичной уже два года, а тут за одну ночь. Неужели город обстреливают из дальнобойной артиллерии?
   Я прошептала в голову Янни несколько утешительных слов, высвободилась, оделась, и спустилась на первый этаж. Но до пола не дошла, так и замерла на пол пути, внизу в холле сидел бледный как смерть портье и трое солдат.
   -Что происходит? Объясните мне.
   -Госпожа, ваше... Ночью они прорвали оборону, мы сами не знаем как.
   -Мы местные солдаты, что случилось не знаем, но факт, город в кольце, Саланги ушли на юг, вырваться не возможно, мы окружены.
   -Вам лучше подняться к себе в номер.
   -Может тогда уж, спустится в подвал? Там безопаснее.
   -Госпожа, у вас ВИП апартаменты для важных персон, это сплошной стальной кубик, он хорошо защищён, а подвала в этой гостинице нет. Вам лучше оставаться в своём номере. Он ВИП, если в городе начнётся беспорядки, никто же не знает какие вы важные гости, что у вас за родители. Оставаться в ВИП самое разумное, и оккупанты сразу поймут кто вы, будут обращаться соответственно.
   -Хорошо.
   Я, конечно, не была дочкой важного сеньора, графиней или большой феодалкой, но раз меня заперли в окружённом городе, лучше уж играть роль важной особы. Мало ли, кто знает эти проклятые войны, вдруг нас будут осаждать долго, начнётся голод, надо быть важной, чтоб кормили хорошо.
   Мы с Янни просидели пол дня вместе, никакого массированного артобстрела так и не началось, зато объявили о сдаче. Солдаты, подняв над головой оружие, стали медленно выходить по центральным улицам к войскам противника. Мирным жителям сказали оставаться на своих местах. Вечером в гостиницу пришли вражеские солдаты, противные голубые, мне пришлось спустится:
   -Кто вы такая, ранг, назначение, родственники?
   -Я из небогатой семьи, ранг шестой.
   -Почему вы тогда в люксе?
   -Я переводчик первой категории, с Русика, это такой древний язык, а это моя помощница. Я должна была работать где-то на раскопках около города, мы археологи.
   -Понятно, достаточно, оставайтесь пока в люксе, я передам начальству, возможно вы понадобитесь. Тут как раз недалеко откопали какой-то бесценный клад древних, возможно вы туда и ехали.
   -Да я...
   Офицер проигнорировал меня и ушёл, нам с Янни оставалось только махнуть хвостами, и отправиться в свою комнату. Неуютное наступило время, кругом война, какие-то пожары, вечный запах гари в воздухе. И потом, говорят, что у людей надышавшихся гарью развиваются всякие страшные болезни лёгких, а иногда и другие. Чистого воздуха стало так мало, по настоящего чистого, слишком уж часто и долго применяют ХОМП9, ХОМП24 и напалм. А теперь меня ещё угораздило попасть в это окружение, хотя меня ли... Я испугалась и поняла, прорыв то по всему фронту, остановят ли его наши, как же так проморгали?
   На следующее утро за нами прислали экипаж. Мы погрузили туда вещи, и нас повезли вон из города куда-то на восток. Местность здесь была дотла сожжена напалмом, вокруг остались только головёшки от некогда могучего леса. А я ведь помню, как тут было всего девять лет назад, проезжала здесь с мамой. Совсем не так как сейчас, всё было чисто, спокойно и везде была зелень, а не выжженная пустошь.
   Вскоре мы приехали, я вышла из экипажа. Мы стояли посреди огромного пустыря напротив небольшого холмика с пещерой. Вокруг пустыря расквартировалось роты три салангской пехоты, похоже, это место имело высшую степень важности. К нам подошёл галантный, уродливый, противный, отливающий голубым цветом кожи салангский офицер.
   -Здравствуйте, меня зовут Клар, мы с вами в ближайшее время должны заняться исследованием этого места. Через неделю, когда прибудут наши специалисты, быть может, вас проводят в концентрационный лагерь. Но если вы будете хорошо работать, останетесь.
   -Чтоб вас.
   -Может быть и так, но мне не хотелось бы, чтобы такая красивая девушка как вы, попали в концентрационный лагерь. Мы с вами обязательно сработаемся.
   -Хорошо, а что надо то?
   -А что вы умеете? Переводить с Русика, и много, мы нашли тут несколько библиотек, небольшой, хорошо сохранившийся город сапиенсов. Вот вам и ответ, что от вас требуется.
   -Не может быть, вот зачем... Но это же предательство родной страны, там же могут быть технологии, которые помогут вам...
   -Уже не помогут, фронт прорван, сил у вас немного, ваша страна скоро падёт. Впрочем, как и многие другие, наша империя лучше. Но это не важно, вы спец, и вы нам нужны, если откажетесь, мы достойно вас накажем за то что не пожелали сотрудничать, это понятно?
   -Да.
   -Вы нам нужны, ваша страна всё равно проиграет, это и так понятно, у вас есть реальный шанс занять высокий пост в империи салангов. Пройдёт всего месяц, и за такой пост будет землю грызть любой ваш граф. Это понятно? Вы же слушаете новости, вы разумная женщина, понимаете, фронт прорван на всю глубину, у вашей страны нет сил сражаться. Отсюда до Дьяры 150 километров абсолютно пустой земли, дай бог, если на ней спешно соберут тысяч 20 солдат, против нашей армии смешно. И никто больше не даст им окопаться.
   -Я согласна, я всё понимаю.
   -Самоё позднее, через неделю, мы осадим Дьяру, и если после этого вы не подпишете полную капитуляцию, мы возьмём её штурмом дня за два. У нас войск, только на этом фронте, больше, чем её население.
   -Я согласна, всё знаю.
   -Да, вот и отлично, отдайте вещи солдату, он отнесёт их в вашу палатку, а мы с вами прямо сейчас спустимся вниз, меня интересуют некоторые вещи. Кстати, - он махнул рукой влево - это профессор Эрси, ваш соотечественник.
   -Вижу по цвету кожи, не слепая.
   -Язычёк у вас мадам, островат больно. Так вот, он введёт вас в курс дела, он работает тут уже месяц, это он нашёл, и неделю назад вскрыл город. Кой что уже узнал.
   -Город? - у меня словно в ком в глотке на минуту застрял, я полностью потеряла дар речи.
   -Да город, самый настоящий, древне сапиенский законсервированный город, тут сохранились их останки, ясно видно как были устроены тела, технологии, библиотеки...
   -Город...
   -Скорее всё же большая подземная жилая база, но это нечто большее, чем мы когда-либо...
   -Библиотеки, вы так сказали?...
   -Да и не одна, но пройдёмте, нам как раз срочно необходимо перевести несколько надписей, мы в Русике совсем не варим, даже со словарём.
   Мы, не тратя времени на переодевание, медленно двинулись вперёд. Зашли в пещеру, оказавшуюся коридором, прошли в зал, я прочитала стеклянную надпись "блок проверки". Ничего особенного, спустились вниз, шли куда-то, я читала время от времени попадавшиеся, сохранившиеся на дверях надписи. Не все из них можно было разобрать, но многие, всего лишь названия рабочих помещений, располагавшихся в этом крыле. Наконец мы дошли до одной из дверей, подобной той, что была на входе, но эта была закрыта, опечатана, и похоже заварена, я прочла "хранилище генофонда".
   -Что это?
   -Точно не знаю. Но это не библиотека, тут что-то такое хранится, типа спор растений и животных, живших давно, давно, я встречалась с этим словом раньше, его смысл не до конца ясен. Понятно только, что это связано со старыми организмами, и природой. Там за этой дверью, хранится запас всей их жизни, не знаю только, как.
   -Тогда, пока лучше не открывать, но тут есть и другие важные двери. Обрати внимание на покрытие, именно оно снаружи удержало всё от разрушения временем. Вероятно, всё что за этой дверью, очень хорошо сохранилось, поэтому и нельзя спешить. Здесь, в этом комплексе, таких дверей довольно много, двадцать шесть, большинство из них открыто, за ними находятся важные объекты, установка по производству электричества, ещё какие-то непонятные машины. Но есть ещё несколько закрытых, мне страшно любопытно узнать, что за ними.
   Мы прошли к следующей двери, я прочла:
   -Камера сверх глубокой заморозки. Здесь наверно хранилось что-то, замороженным, что-то очень важное, потому и заварено.
   -Да это и не дверь вовсе, а стенка.
   И снова шагать, к другому концу городка, и снова закрытая дверь, на этот раз именно дверь, а не стенка:
   -Центральный информаторий.
   Другая дверь:
   -Мэрия.
   -Что здесь по вашему?
   -Здесь располагался градоначальник, не знаю что за дверью, либо его личный кабинет, либо весь орган власти и управления. Всё зависит от размеров.
   И последняя дверь:
   -Библиотека, боже мой, наконец-то. Это она, точно.
   -Вот её и будем открывать первой. Но только после того, как изучим всё, что лежит здесь, вынесем отсюда каждый механизм, разберём и осмотрим. Скоро здесь, в этом районе, вырастит целый небольшой научный город, только за тем, чтобы изучить каждого умершего в этом убежище, каждый его механизм, каждый лоскут одежды и тряпки. И только после этого, вынеся и проиндексировав, всё что можно, даже эти волшебные двери выдержавшие натиск миллионов лет, мы приступим к открытию всего остального. А сейчас пусть девушка приведёт себя в порядок, разложится в палатке, и только завтра приступит к работе.
   -А почему бы не открыть двери сразу? И делать всё параллельно?
   -Не спроста они заварены, лучше перестраховаться, довольствоваться тем, что мы имеем. Вдруг девушка ошиблась с переводом, или они сами обманули нас? Откроем дверь, а оттуда на нас выльется волна сверхплотного марева, или просто что-нибудь взорвётся. Это же военный объект, зачем им иначе строить его под землёй?
   -Быть может, здесь где-то даже спрятан ответ на вопрос, что же с ними случилось?...
   -А, что, Клар, да, мне он тоже со школьной скамьи покоя не даёт.
   -Посмотрим, Мирим, быть может, действительно найдём ответ...
   Мы вышли на свежий воздух, я отправилась в свою палатку, куда уже занесли и заботливо разложили все мои личные вещи. И палатка попалась не плохая, не просто кусок полотна развешенный на шпангоутах, а целый небольшой домик. Мир вокруг рушился, армия салангов рвалась к Дьяре, на юге высоким столбом пламени пылали хвойные леса и папоротники, под залпами тысяч химических снарядов, гибли сотни тысяч моих соплеменников. А за мной и моей практиканткой, пытавшейся как и я вызубрить сложный до невозможности русик, на обучение которому требовалось минимум восемь лет, в последние трое суток, с момента погрузки на поезд, ухаживали так, как никогда в жизни.
  
   Глава 4: Библиотека.
   На юге армия салангов продолжала рваться к нашей горячо любимой Дьяре, но встретила ожесточённейшее сопротивление. На защиту столицы, Алкеняне выставили не 20 тыс солдат спустя неделю после прорыва, а гораздо больше. Они спешно мобилизовали всех от мало до велика, объявили набор ополчений. Собрав 70 тыс плохо подготовленных, вооружённых ружьями желторотых голодранцев. Сняли по двадцать тысяч отборных войск с остальных трёх фронтов, приказав оставшимся тридцати тысячным армиям, в случае попыток прорваться, биться насмерть в своих неприступных редутах. Реорганизовали отступавшие 10 тыс войск из под Веллополиса. И таким образом выставили против наступавшей на них 300тыс мобильной группы армии север, 110 тысячную армию, задержав салангов в тридцати пяти километрах от столицы, в то время как остальные 30 тыс, от 140, спешно создавали в двадцати километрах от Дьяры, новый глубокоэшелонированный оборонительный рубеж. Невиданные усилия пришлось приложить алкенянам, чтобы компенсировать последствия этого неожиданного чудовищного поражения под Веллополисом, грозившего скорым поражением и в самой войне. Но фатальный прорыв был ликвидирован, прошло пять дней, вражеская армия завязла в ожесточённых боях на подступах к Дьяре, в которых обе стороны поливали друг друга снарядами с напалмом и всякой химией, использовали дорогостоящие ракеты на керосине. Уничтожали на узком пятачке всё живое, как могли, а тем временем создавался новый рубеж обороны алкенян. Площадь Алкенской империи сократилась на треть, но она продолжала сражаться, и теперь уже возникала надежда, что продержаться ей удастся ещё долго, быть может, месяцы, или даже больше. Но исход войны был предрешён, он зависел только от поступков салангов, алкеняне же задыхались в горящих вокруг, на подступах к столице лесах, чахли их экономика и людские ресурсы.
   Наступил и день подготовки к открытию первой двери в библиотеку, весь мусор свободных этажей мы выгребли на удивление быстро. В основном все лампочки и вещи были типовыми, потому и не возникало проблем с их изучением. Меня как первоклассную переводчицу мало волновали все эти вещички и мусор былых столетий.
   Мы отошли метров на двадцать от двери, и одели герметичные устройства защиты от химии, температуры и марева, с замкнутой системой дыхания. Техник подключил к двери электрические провода высокого напряжения, и начал водить ими в поисках контактов открывающего механизма.
   -Оригинальный способ открытия, а почему бы не вырезать или взорвать? Как вы додумались, что можно открыть так?
   -Честно говоря, в начале мы пытались и резать, и взрывать, и кислотой поливали нещадно, почти никакого эффекта. Только спустя две с половиной недели работ, профессор Айвек, которого ваши войска застрелили той проклятой ночью, предположил на основании имевшихся о древних сапиенсах знаний, что двери электрические, и их можно открыть так.
   -А что это за волшебный материал, переживший миллионы лет, и не поддающийся даже сейчас?
   -Точно не могу сказать, это какой-то единый кристалл сплава золота и титана, невероятно прочен и стоек к коррозии.
   -Вы сможете его повторить, использовать его как броню...
   -Думаю, для нас это не возможно. Вероятно, он был очень сложен в изготовлении даже по меркам древних, и кстати нам очень повезло.
   -Чем?
   -Это говорит о том, что здесь мы застали одно из убежищ конца их эпохи, когда технологии достигли пика своего развития.
   -А как открывать заваренные двери? Если вы эти, только так...
   -Расколем бетон по бокам, и вытащим их целиком. Эти двери мы не откроем никак иначе, ни сваркой ничем.
   Наконец, провод нащупал место расположение моторчика приводившего в действие механизм открытия. Дверь заурчала, и отъехала куда-то вверх. Никакого марева из-за открытых дверей на нас не нахлынуло. Внутри библиотеки даже пыли не оказалось, но фильтрационные установки всё равно заработали, вытягивая старый воздух наружу.
   Я сделала шаг внутрь, этот подземный город не переставал меня удивлять, несколько дальних шкафов были целиком завалены книгами. И какими, в таких странных прозрачных защитных пакетиках, остальных чем-то привлёк стол, а я подошла поближе к книгам, потрогала одну, она не рассыпалась, а полу сдутый, полу прозрачный пакетик, в котором она была запечатана, оказался герметичным. На жёлтой наклейке было написано "Гелий, герметик, время хранения, вечно, запечатано от 12.06.2179". Я прочла сквозь упаковку надпись на русике, сделанную на книге: "Общая Физика, Савельев, электричество". Взяла другую большую зелёную книгу с нарисованными на ней непонятными искажёнными животными и растениями, переплетавшимися в какой-то бессмыслице: "Основы экологии. Экосистемы, биосфера и среда обитания". На третьей, чёрной толстой книге было написано: "Мировая история. От начала до конца. Том Первый.". Я посмотрела дальше, чёрные книги стояли в ряд на целую полку, медленно, сознавая величие и сокрытое в этих книгах древнее, невероятно нужное, подробное знание. Тихо прошла вдоль всего ряда, медленно ведя рукой по полке. Где-то сзади крикнул Клар:
   -Миррим, что там у тебя.
   Но я не обратила внимания. Дошла до конца ряда, взяла последнюю чёрную книгу "Том тридцать четыре", "Гелий, герметик, время хранения, вечно, запечатано от 14.06.2179". Посмотрела обратно на полку, там в самом конце стояла серая, ещё одна толстая книга, в несколько иной, менее толстой и прозрачной упаковке, взяла её с полки, подбежал Клар, посмотрел на меня.
   -Ты что не отзываешься, всё в порядке?
   -Смотри, что я нашла, библиотека. - Я содрала непрозрачную серую упаковку, под ней оказалась серая книга, - это Мировая история, конец. Том тридцать пять, запечатано от 2.11.2354 года.
   -А техническое здесь что-нибудь есть?
   -Есть, много, тут общая литература. Но ты представляешь, тридцать пять томов всей их истории, истории мира, древнего мира, подробно, от и до.
   -Ты только не торопись распаковывать, и трогать тоже, сначала мы подготовим копировальщиков, специальную лабораторию, и там, в специальном отделе, попробуем вскрыть одну книгу, и сначала самую ненужную. Мало ли, сама должна понимать, ты сейчас вскроешь, а она через две минуты истлеет у тебя на руках.
   -Я понимаю, всё древнее.
   Изучив маленько шкаф с книгами, я выбрала одну небольшую книжку по мифологии древней Греции, которая по моему мнению была совершенно бесполезна, отдала её вскрывальщикам, предварительно пояснив, что книга находится в гелии. Те заверили меня, что вскроют реликвию только в ёмкости с гелием, и только предварительно откопировав её, и попробовав как будет вести себя на воздухе маленький клочочек, дадут её древним страницам соприкоснуться с атмосферным воздухом.
   После чего, убедившись, что историки ничего не напортят, я занялась изучением остальных шкафов, заполненных непонятными предметами, среди которых также попадались запечатанные книги, в виде каких-то дисков. Судя по надписям, это были носители информации, по типу наших патифонов, только непонятные, блестящие и очень маленькие. Они содержали в себе такие же книги. И если я правильно перевела, даже фильмы о прошлом. А сама библиотека, представляла собой хранилище информации лишь наполовину, вторая часть предназначалась для прочтения, и аудитории. Только по какой-то неизвестной причине, кто-то, довольно давно, взял да и опечатал её солидный кусок, причём ещё до того, как погиб сам город. Я побродила по библиотеке, по приказывала рабочим что делать, потом вышла на улицу, и стала с нетерпением ждать, когда откроют первую книгу. Ко мне с сигаретой в зубах, подошёл Клар.
   -Работы у вас теперь будет много.
   -Я вижу.
   -От вас требуется следующее, сидеть, и вслух читать эти книги, к вам будет приставлено три писаря и несколько диктофонов.
   -Я сама в нетерпении, когда же?
   -Я вижу вашу склонность к истории, но вы должны понимать, переводить вам придётся не всё подряд, в начале как раз техническую литературу. Работать будете каждый день, по двенадцать часов. Свободное время, можете переводить что захотите. Мы также приставим к вам писарей и диктафоны, но будете выбирать то из книг, что считаете нужным.
   -Хорошо, а как же остальное?
   -Бытует мнение, что там мы найдём менее ценное, чем здесь. Скорее всего, там всё на дисках, не прочтёшь, тот же информаторий, или что-то не касающееся вас и переводов. Механизмы для техников.
   -Понятно.
   -А остальные комнаты мы начнём открывать лишь через несколько дней, когда вывезем всё из библиотеки, двери потенциально опасны, лучше не жадничать и не торопиться.
   -С одной библиотекой можно сидеть пол года.
   -Есть ещё кой что. Возможно, мы сможем просмотреть ряд их фильмов. Там нашлось две плёнки. Город действительно клад.
   Из лаборатории примчался один из химиков, сообщили о том, что опыт по извлечению первой книги успешен. Она содержалась в абсолютно инертном гелии, при не слишком высокой температуре, в абсолютно спокойном, дезинфицированном отделении. Книга сохранилась почти как новая, можно было брать в руки копировать и работать с ней, не боясь её гибели.
  
   Глава 5: Могущество древней расы.
   Над физикой я в первый же день просидела целых восемь часов. Язык был ужасно ломанным и сложным, с большим трудом удалось перевести только треть. После чего мне было разрешено идти отдыхать, то есть переводить те книги, которые мне хотелось. Я взяла том тридцать три, золотой век цивилизации древних 1945-2053год, тридцать четвёртый ещё не успели откопировать. А что касается самого важного, тридцать пятого тома, его вскрывать боялись, из-за того, что он был заклеен хуже и позже, причём не в гелии, а в какой-то аргоно гелиевой смеси. Советом археологов было единогласно решено открыть его только после того, как наши химики доставят сюда аргон, и изготовят соответствующую смесь, тем более, он был основным, самым важным.
   "...Последняя великая война окончилась в 1945 году, была основана ООН, не позволившая в последствии разгореться больше ни одной крупной войне на земле. Поддерживавшая равенство рас и права человека. Но после этой войны, у человечества появилось такое оружие, которое поставило под вопрос сам факт существования жизни на земле, ядерная бомба, способная уничтожить всё живое во всём мире. Оружие судного дня, не позволявшее уже никому выйти победителем ни из одного конфликта, оружие которое никогда более, кроме Хиросимы и Нагасаки не было использовано, являясь абсолютной гарантией полного взаимоуничтожения. Появились невероятные до сих пор реактивные самолёты, способные летать со сверхзвуковой скоростью на высоте до 20 километров. И, тем не менее, мелкие войны не затухали постоянно, человечество длительное время жило под угрозой полного уничтожения. Только в 1991м были достигнуты значительные изменении в мировом устройстве, ликвидировавшие угрозу взаимного уничтожения.
   После 1945 началась золотая эра человечества. Были получены невероятные ранее технологии, люди родившиеся в эпоху лошадей и железных сок, к старости могли запечатлеть полёт в космос человека, расцвет космической программы... В 1961м, совершил первый космический полёт Гагарин. В 1970х первые люди высадились на Луну, оставили там свой флаг, автоматические станции облетели всю солнечную систему, выяснили, что на Марсе и иных планетах нет жизни. Жизнь вообще редкое, уникальное явление во вселенной. В 1980х годах Советский союз создал первую постоянную космическую станцию на орбите нашей планеты, в 1990х была построена ещё более крупная международная космическая станция. Фундаментальные исследования в области электроники, медицины, биологии, атомной физики... В 1980х годах появилась глобальная информационная сеть Интернет. Расцвет человечества шёл много мильными шагами, ничто не предвещало бед. В двадцать первом веке повсеместно резко вырос уровень жизни, демократия распространилась по всему миру. Население планеты перевалило за шесть миллиардов человек..." Я подняла глаза от середины книги, выходит, высшая форма власти не монархия, а что-то подобное Ерской республике. И что это за атомная бомба, фигурировавшая в первой половине книги? Там сказано, абсолютное оружие, уничтожившее Хиросиму и Нагасаки, города, размером в половину нашей Дьяры каждый. Я посмотрела на часы, прошло уже пять часов, пора было спать, совсем чуть-чуть оставалось. Завтра надо поговорить с Кларом, до начала рабочего дня. Срочно поговорить.
   Я встала ни свет ни заря, черепушка раскалывалась, спала всего три часа, тут же побежала будить капитана. Без спросу вломилась к нему спящему прямо в палатку:
   -Просыпайся быстрей, поговорить надо.
   -Что ещё, всё встаю, - он мгновенно проснулся и начал быстро одеваться.
   -Извини, что так рано. Слушай, надо историю читать, ты знаешь, что я там вычитала?
   -Только за это стоило проснуться в шесть утра, выкладывай. Серьёзно, мне очень интересно.
   -В общем, у этих людей, у них золотая эпоха пришлась на 1945-2053 год по их летоисчислению, а потом, что-то случилось, я так и не поняла что, но узнаю. До конца я не дочитала.
   -Ну, не тяни.
   -Так вот, у них уже в 1945году было оружие способное уничтожить весь мир. Какие-то атомные бомбы, и сделать их было очень, очень сложно. Это оружие могло уничтожать целые города, если наткнётесь, обязательно обрати внимание в первую очередь.
   -Как ты говоришь? Атомные бомбы?
   -На русике это вот так пишется, - я написала, а потом нарисовала знак, - но использовать в войнах их нельзя, иначе можно уничтожить весь мир. А ещё, у них было очень много керосина, и другого бензина, они гнали его из какой-то нефти, которой тогда на земле было в изобилии, и у них были полчища закованных в броню машин, танков. На гусеницах, и с пушкой сверху, в башне.
   -Постой, мы на таких машинах взламывали у вас оборону, у нас их было двести, и они также ездили на керосине. Я думал, у древних такого оружия не был. Вроде, мы встречали только... Хотя всё может быть.
   -В этот золотой век, у них были машины, которые летали по небу со скоростью 3000 километров в час, на высоте в 20 километров. Быстрее звука. Я записала, этот текст, прочтёшь потом.
   -И...
   -А ещё, они летали в космос, на Луну, и по всей солнечной системе, в космос понимаешь? К другим планетам, далеко.
   -Как?
   -На ракетах, на марс, юпитер, и там упоминаются неизвестные нам планеты. Надо срочно переводить их историю.
   -Нет, постой, история историей, но физика тоже важна, ты вот не понимаешь, но ты знаешь какие важные, и сколько вещей ты нашла вчера?
   -Но истории много, если я буду переводить всё подряд, на это уйдут многие месяцы!
   -И тем не менее.
   -Значит так, если ты найдёшь, что-нибудь про атомные бомбы... Или космос, сразу меня зови.
   -Ладно.
   Мы какое-то время с ним ещё поболтали, после чего мне пришлось идти переводить длинный и нудный человеческий учебник по Физике, хотя как мне хотелось сесть за их историю. Почитать снова про космос, их открытия, действительно, познавать эту расу можно всю жизнь, сколького же они достигли.
  
   Глав 6: Глазами солдата.
   Мы отступали ночью через лес, нас поливали тяжёлыми боеприпасами с напалмом. Всё вокруг горело, товарищи гибли десятками, а вскоре я уже и потерял свой взвод, только старался не повредить свой противогаз, всё куда не кинь было заражено поганым ХОМП9, или 10, не знаю, но вся живность вокруг, валялась и дёргалась кверху лапками. Проклятые саланги применили новое страшное оружие, как-то прорвали в трёх километрах к западу от нас оборону и теперь жестоко гнали всех на юг, истребляя оружием массового поражения и артиллерией как могли.
   К утру битва была закончена, практически все мои товарищи погибли, только я, и другие, одиноко бредущие на юг люди, составляли остатки нашей гордой армии. Мне оставалось только собраться с силами и постараться как можно быстрее выйти к нашим. Я брёл весь день, преодолев наверно километров сорок, и только после этого вышел к одному из наших городков.
   Первым делом сразу сообщил коменданту о прорыве, но тот уже знал, и отправил меня вместе с моим старым обмундированием в местное ополчение, сформированное по приказу императора. Мы с отрядом, в количестве пятисот человек выдвинулись на северный рубеж, в километре от города, окопались и заняли рассеянную оборону. Специальным редким расположением окопов, защищавшим от огня тяжёлой артиллерии и интенсивного химического оружия типа кислот и зажигательного напалма.
   На следующее утро, в трёх километрах на севере появились первые войска противника, они сходу ударили кавалерийским отрядом в шестьсот всадников. У нас не было пулемётов, только ружья, гранаты и ножи, битва завязалась тяжёлая, мне сравнительно повезло, я находился в заднем ряду, и ко мне конники не прорвались, зато я подстрелил из своей винтовки минимум пятерых синекожих. Мустангеры отступили, по нам заработала тяжёлая артиллерия, лучше бы наоборот, сначала бы обстреляли, а потом напали, дураки, но нам так сподручнее. Вторичной атаки кавалерии не последовало, видно резервов у противника не было, но к обеду к опушке леса на север стали стягиваться мощные пехотные силы, я решил дезертировать, выстоять у нас шансов явно не было. И погибать во имя правящей династии мне совсем не хотелось, сами дураки, подумаешь концессия, уступили бы им рудные шахты и всё, нет, воевать как будто дешевле.
   Я первым быстро пополз в направлении города. Но не один я был такой умный, драпало ещё человек десять, но от меня они отстали, столько же дураков осталось и в окопах. Я услышал выстрелы, оглянулся, драпавшие за мной быстро прыгали назад в окопы, вражеская пехота пошла на штурм. Я встал во весь рост и быстро побежал к городу, по мне кто-то стрелял, но пули врага уже не долетали, били по голове как камешки. Вовремя я ползти начал, удачно, остальные сейчас принимают последний бой во славу его величества.
   В городе оставался лишь небольшой заград отряд, человек двести, остальные жители эвакуировались. Ко мне, несмотря на дезертирство, никто не придрался, я же, как бы, был добровольным ополчением, и все наблюдавшие из города видели, как я принял первый бой, потом вытерпел артобстрел. Я пробежал через город, тщательно избегая начальства, чтобы не запихнули в этот отряд смертников, оставшихся не сдаваться без боя, и направился дальше на юг, куда днём раньше уходили местные жители и администрация города.
   Стоило мне покинуть город, тот окутала дымка жёлтого ядовитого тумана химической атаки, а потом раздались многочисленные взрывы, по городу заработал тяжёлая артиллерия. Некоторые снаряды перелетали через город, и взрывались около меня, так что в первый момент я даже бросился на землю, и пролежал на ней около полу часа всего в километре от городка, и в трёх от противника. Потом, у меня за спиной послышались выстрелы менее крупных калибров, противник стремительно брал город штурмом, я вскочил на ноги, и побежал к лесу, пока не шмальнули. На опушке повернулся, посмотрел на наши войска, те уже сдались, город пал минут за тридцать, все здания были в огне, чадили чёрным дымом. А несколько вражеских разведчиков уже шли по дороге в мою сторону.
   Я побежал дальше на юг, спустя час наткнулся на ещё один заград отряд, человек сто, но в этот раз предпочёл обойти, не попадаясь на глаза. Умирать не хотелось, а эти наверняка загребут в свои ряды, чтобы ещё на тридцать минут задержать противника. Хотя конечно, не на тридцать, дольше, уничтожать их будут минут десять, но салангам придётся остановить продвижение, построится в колонны для атаки. Потом, после боя, оказать помощь раненым, реорганизоваться, на самом деле, каждая такая засада задерживает противника примерно часа на три. А если их много, они дадут неделю, или как минимум несколько дней, нашему правительству, чтобы собраться с силами и создать новую линию фронта. Но мне умирать безызвестным героем всё равно не хотелось. Я обошёл отряд лесом, и двинулся дальше на юг. В последствии, на протяжении двух дней пути до Дьяры, избегал собственные части и города, чтобы не загребли в какое-нибудь ополчение. Отмазка у меня была, мой фронт разбили, по пути я никого не встретил, я не дезертир. А в Дьяре был шанс попасть в часть, которая не погибнет в первом же бою, а если и погибнет, то только в случае гибели всей нашей страны, например в битве за столицу. Так погибнуть, я бы ещё согласился, но не в сто процентно обречённом на гибель заград отряде, на пути вражеской армии. Тем более, я понимал, дальнейшая трусость будет бесполезна, я же не учёный какой-нибудь, не важный ремесленник и не красивая девушка, если мы проиграем, синие, всех, таких как я, вырежут. По коже ведь сразу видно, что ты не саланг, а даже тех, кого они не убьют, ждёт печальная рабская участь низшей касты. Я смогу жить, и быть сапиенсом, только в своей стране. Поэтому мне придётся биться, хоть мне и чуждо наше правительство и император.
   В Дьяру я прибыл голодный как волк, спустя четверо суток после прорыва вражеской армии северного фронта. Столицу уже коснулась война, сейчас она была совсем не такой, какой я её видел, когда приезжал сюда с отцом четыре года назад. Она всё также суетилась, но теперь в ней поубавилось торговцев и бездельников, только военные сновали взад вперёд по улицам. А ещё многие покидали свои дома, и сами строения уже стояли пустыми. Все боялись штурма, того, что он будет. Как выжить обычному, мирному человеку, когда армии в битвах начинают использовать напалм и извращённые газы? Никак. Оставалось только мигрировать на юг, в зелёный прямоугольник ещё плодородных крестьянских земель, 50 на 70 километров, между южными горами, проклятыми восточными землями и западным фронтом. И там ждать исхода, туда сейчас и набивались все женщины дети, а почти вся северная половина нашей земли, уже была оккупирована после того страшного необъяснимого ночного прорыва.
   Я погулял пол дня по её улицам, отдохнул, сходил поесть в ресторан, на в ещё давние времена заныканные в мундир деньги, проев последнее. Насладился воздухом и деревьями центрального парка, никто из полиции ко мне так и не привязался, мало ли кто ходит по своим делам? Потому, отдохнув под деревьями с детства знакомого столичного центрального парка, получив последнее, как мне кажется в жизни удовольствие, запомнив как смог этот день, и пока ещё наш алкенянский город, отправился в мобилизационный пункт. Я понимал, впереди тяжёлая битва, в которой мы скорее всего проиграем. В лучшем случае она затянется, может быть даже на месяц, но у меня всё равно ничего в жизни больше не будет, только эта война. А после неё, даже если я чудом выживу, мне придётся влачить жалкое, возможно, полу рабское существование, гражданина оккупированной страны. Ведь после этого прорыва стало понятно, мы проиграем, и скоро, вопрос времени. Пока держались линии обороны, мы могли заключить достойный мир, заставить салангов отказаться от претензий, но теперь это стало не возможным.
   Из мобилизационного пункта, меня, как я и рассчитывал, отправили строить линию обороны внутреннего круга, в 20 километрах от столицы, в то время как все оставшиеся силы ополчения и регулярной армии, стягивались к ожесточённому бою с мобильной группой, всего в пятнадцати километрах впереди от нас.
   Ста десяти тысячная армия под лозунгом "ни шагу назад", ожесточённо билась, и таяла где-то километрах в десяти впереди от нас, а мы целыми днями вкалывали, строя линию укреплений. Спустя неделю титанических усилий, нам всё же удалось отстроить три линии обороны, систему бетонных дотов, защищённых от артобстрела, уложить несколько рядов редких минных полей. И в одну из ночей, сорок тысяч остатков войск, державших оборону по всему северному фронту отступили за внешний пояс обороны, на отдых и реорганизацию в Дьяру.
   Противник бесился, он атаковал раз за разом, обстреливал город и всю местность на глубину в тридцать километров ракетами с ХОМП24. Но всё было бесполезно, мы укрепились, и были готовы стоять здесь до конца. Наша восточная часть обороны слилась воедино с армией прикрывавшей восточный фланг и путь через болота, на западе мы снова упёрлись в великие мёртвые земли, небольшой участок которых теперь был надёжно заминирован и наблюдался. Но бороться с ракетами было тяжело, они залетали на глубину до сорока километров, и уже ко второй неделе боёв превратили почти семьдесят процентов южных земель в полумёртвую пустыню. Насколько хватало глаз, во все стороны от линий фронта, тянулись лишь только выжженные, мёртвые остовы деревьев. Мы всё стояли, не сдавались и не отступали. Дышать становилось почти нечем, даже между химическими атаками, противогазы старались больше не снимать вовсе, но не хватало патронов для них, и некоторые солдаты жутко страдали, задыхаясь. Я пытался бороться, отмывая грязные, использованные патроны фильтров. Но нам приходилось очень тяжело, шли дни, и ничего не менялось. Только Дьяра в последнее время перестала гореть, и больше не освещала ночью наши позиции своим заревом.
  
   Глава 7: Закат золотого века древних.
   Наконец, я отмучалась на сегодня с физикой, и мне было позволено заняться историей. То место, где я закончила прошлый раз читать тридцать третий том, нашлось довольно быстро: "Но с ростом демократии, появились сильнейшие проблемы разложения общества, выросшие в непоправимые демографические катаклизмы. Европа начала стремительное вымирание, весь мир косили такие социальные болезни как СПИД, наркомания, компьютерные игры, растление малолетних, и вольные отношения. В начале двадцать первого века впервые дали о себе знать экологические проблемы, поднялся уровень мирового океана, началось глобальное потепление. Длительное время и усилия были потрачены государствами на преодоление этих проблем. Хотя, всё также, быстрыми темпами осваивался космос, в 2005 году на Марс приземлился первый крупный марсоход. Появились не виданные ранее композитные материалы, информационные сети, не бывалого уровня достиг уровень жизни, пик которого пришёлся на 2010-2025е годы. Но человечество сё сильнее и сильнее начинало задумываться над постепенно ухудшавшейся экологией. Однако, общее разложение общества, свобода, высокий уровень коррупции, и интересы транс национальных компаний, ещё не позволяли всерьёз ей заняться.
   Со временем, ближе к 2025 году была выработана основная часть ресурсов земли. Однако их нехватку удалось компенсировать, за счёт перехода на новые принципы создания тепловых двигателей на водороде. Что одновременно снизило выделения в атмосферу углекислого газа, и ряда примесей, содержавшихся обычно в продуктах распада нефти. Но навалились новые проблемы, биологические заражения, вызванные генетически изменёнными животными и растениями, поставили под угрозу глобальный мировой баланс экосистемы. В атмосфере не бывалыми темпами продолжало накапливаться содержание канцерогенов и ряда иных токсинов, использовавшихся в химических производствах, топливах космических кораблей, синтетической промышленности, шлаки рудного дела, и даже просто порошки металлов содержавшиеся повсюду. Кроме того, несмотря на жёсткие нормы выбросов, некоторые страны отказывались соблюдать международные договора, в других коррупция и мафия не позволяли проследить за реальными размерами загрязнений.
   Нагрузка на природу никак не хотела падать, продовольствия требовалось всё больше, коррозия почв давала о себе знать всё сильнее, население росло, как и промышленный потенциал. Замена двигателей, материалов более новыми, улучшение очистных сооружений часто давало некоторый экологический выигрыш, но меры были явно не достаточными. К 2030му году почти четверть населения земли умирала от, вызванного накоплением канцерогенов в организме рака, в возрасте до пятидесяти лет.
   Правительство отчаянно пыталось привести в порядок планетарную экологию, на выборах в 2030-2040х годах почти во всех странах пришли к власти экологи. Они начали интенсивно сокращать промышленное производство, улучшать качество очистных сооружений, увеличились площади искусственно выращенных лесов. Из сделанных ещё в начале 21го века генетических фондов, в лабораториях выращивались новые дикие животные. К концу 30х годов, в медицине зазвучали страшные слова о евгенике и генетически не здоровых людях. Убирались и уплотнялись разросшиеся до невиданных ранее размеров свалки и захоронения отходов. Некоторые из них удавалось частично перерабатывать, промышленно технологический потенциал планеты всё ещё был просто огромен. С 40х годов в связи с окончательным ухудшением атмосферы, многие страны приступили к созданию замкнутых вентиляционных систем, благо богатый опыт очистки и вентилирования воздуха уже имелся. Но принципиальных переломов в планетарной экологии добиться так и не удалось. Ударили новые кризисы, стало почти невозможной добыча металлов, резко закончился ещё целый ряд ресурсов, никак не хотели сокращаться всё разраставшиеся свалки, и огромные площади мегаполисов и расселения людей.
   В 2045ом году ударил первый в истории всепланетный продовольственный кризис, связанный с невозможностью выращивания и добычи продовольствия в достаточных количествах под открытым небом. В 2046ом году, голод обострился, привёл к гибели 200 миллионов человек, однако к 2047мому году, его частично за счёт строительства серии оранжерей, рыбных хозяйств бассейного типа, и новаций в химической промышленности, удалось сократить. К 2048му году голод ушёл в прошлое, хотя качество питания 9 миллиардов человек оставляло желать лучшего.
   В 2049ом году, несмотря на бурное развитие электроники и других отраслей промышленности, ООН зафиксировал начала спада общего объёма ВВП планеты. На следующий год в 2050ом году, начался стабильный спад населения, которое до этого, кроме 2046го года всегда в целом по планете росло.
   Всё дороже обходилось содержание отходов от ядерных электростанций, которых за сто лет, на планете скопилось 2,9 миллиона тонн. Снова начался рост, затянувшейся было к 2010му году озоновой дыры. К 2050му году, средняя температура на планете повысилась до +21 цельсио, что на 6,1 градуса превысило аналогичный показатель столетней давности 1950го года, в +15 градусов цельсио.
   В 2050м году, талантливый русский учёный открыл принципиально новый космический изонизидно водородный двигатель, который мог позволить начать массированное освоение солнечной системы. Это внушило некоторый оптимист научному сообществу планеты, и дало толчок ещё одному этапу космической программы, новому рывку к звёздам. Мировое сообщество выделило на неё 5 миллиардов долларов.
   В 2051 году было принято решение о перебазировании ряда запасов ядерных отходов, в более удобное для технического обслуживания место. В 2052 году ударил новый голод, связанный с усложнением добычи компонентов для производства химической промышленности. К власти в Европе Америке и России, через выборы, пришли народные партии агрокомплекса, ратовавшие за возрождение народничества и крестьянства. Президентом США стал человек от народа, в прошлом пожарник, ставший первоклассным баскетболистом, и выигравший чемпионат мира по баскетболу в 2052м году." Вот этого Мирим не совсем поняла, как посреди такого кризиса, к власти в стране мог прийти человек от народа? Хотя почему-то, в истории людей такое бывало и раньше, но не в США, мировом гегемоне того времени. Вообще, совершенно непонятно, как можно избрать на должность президента, или властелина области, штата, актёра снимавшегося в популярном молодёжном фильме, великого футболиста, баскетболиста. "В 2052м году первый человек высадился на Плутоне, самой удалённой планете солнечной системы, русский учёный пообещал, что он смог бы создать и звездолёт, для этого ему требовалось бы всего 15 миллиардов долларов и три года, но ему было отказано в средствах.
   Тем временем человеком от народа, и для народа, было приказано повысить уровень жизни до докризисного уровня. Для этого, первое, требовалось привести в порядок экологию, второе, поднять промышленность, третье, дать рабочие места людям. Четвёртое, улучшить медицину, пятое, развивать спорт, шестое, воссоздать все почвы и сельское хозяйство, седьмое, отменить нарушение прав человек и грубые вмешательства в дела семьи и детей, т. е. евгенику. Восьмое, ликвидировать все свалки, девятое, начать добычу полезных ископаемых в Антарктиде, десятое, активизировать все силы человечества и общими усилиями вывести планету к светлому и счастливому будущему. Для достижения всех этих высоких идей было приказано активировать все гос резервы, дать людям работу.
   В 2053ем году, совершил свой последний полёт на Луну, единственный планетолёт земли, дальнего радиуса действия Плутон1. Программу закрыли, в мире стремительно снижался уровень жизни, и из 110 триллионов долларов планетарного ВВП, не могли найти 50миллионов долларов в год, требуемых на продолжение пустых исследований. Президенту надо было держать обещанные им рамки, 12тыс долларов в год, дохода на душу населения.".
   Я посмотрела на часы, спать мне оставалось всего два с половиной часа, но не дочитать я не могла. А сколько ещё всего впереди, и я так и не открыла тайну их гибели. Но надо бежать спать.
  
   Глава 8: Атомное оружие.
  http://absnobalance.ru/index.php - отличная игра
   Янни настойчиво трясла меня за плечо, просыпаться мне никак не хотелось. Наконец, всё же удалось проснуться и пойти одеваться. К рабочему месту я всё же опаздывала, но около выхода из палатки меня поймал Клар, и сообщил, что хочет показать нечто интересное.
   Мы с ним прошли, в одно из наскоро возведённых зданий, рядом со входом в подземный город. Там в одной из комнат был сооружён очень симпатичный и аккуратный кинозал.
   -Сейчас я тебе кой что покажу.
   -Что?
   -Сейчас увидишь, но это важно. Нам необходимо углубить изыскание в этом направлении.
   Фильм начался, жаль только, он был беззвучен. Посреди огромного моря находился небольшой остров, вокруг него находилось множество разных крупных и больших судов, было видно, что снимают с огромного расстояния. В правом нижнем углу экрана счётчик отсчитывал назад время, три, два, один, ноль. Живописный пейзаж был очень тихим и спокойным, мерно покачивались на далёком островке пальмочки. Вспышка была яркой короткой и жёсткой, и вот уже посреди островка вырос гигантский гриб, а за ним и островка видно не стало. Гигантская волна раскидала во все сторону всю флотилию, ближайшие к взрыву корабли просто разорвало на части. И сейчас, спустя пять секунд после взрыва, волна медленно продолжала расширяться, увлекая за собой огромное число обломков и воды, а в небо взметнулся высоченный гриб.
   -Это ядерное оружие.
   -Я читала о нём. Но его нельзя использовать, древние писали о нём, у них оно было, но они его никогда не использовали.
   -Но здесь оно используется.
   -Оно несколько раз тестировалось, но в войне его использовали всего два раза, и оба раза последствия были ужасными. Поверь мне, я много о нём читала, если вы даже приобретёте, его нельзя использовать.
   -Нам это нужно. Мы сейчас ведём многие войны, а если у нас будет такое оружие, никто не осмелится против нас воевать.
   -Вы очень опасная агрессивная раса, вам его давать, это конец нашему миру.
   -Был отдан приказ, достать его любой ценой. Исходя из того, что ты перевела используя ученик, мы можем предположить, что оружие делается на базе маревных генераторов.
   -Маревных генераторов?
   -Да у нас есть такие, две штуки под Моской. Был отдан приказ, ты не можешь отказаться.
   -Маревных генераторов... Нельзя вести атомные исследования, древние ещё писали, они сами столкнулись с этой проблемой, но не сразу, а когда ядерных отходов от маревных генераторов скопилось слишком много.
   -Но нам приказали.
   -А если откажусь?
   -Ты всё равно переведёшь, ты всего лишь девушка, а не герой. Но я тебя прошу, не заставляй меня делать это. Я не хочу.
   -Вы будете его применять, вы уничтожите планету, боже мой, у вас уже есть маревные генераторы, какой кошмар. Я помогу, всё равно это не поможет, но мне нужно поговорить тет-а-тет с вашим императором. Я понимаю, глупо не возможно, но это важно.
   -Ха, ты что смеёшься?
   -Послушай Клар, это очень важно и опасно, поверь мне, древние не просто так боялись его использования.
   -И именно поэтому их уничтожил другой народ, а нас никто не уничтожит.
   -Нет, древних не уничтожал другой народ.
   -А из-за чего же они вымерли тогда? Ты сама подумай? Почему они вымерли все до последнего и прятались по самым глубоким щелям планеты?
   -А куда тогда делся другой народ?
   -Улетел, может это были инопланетяне.
   О таком варианте я не задумывалась, хотя вспомнила, что пару раз встречала в книгах упоминания о каких-то инопланетных существах. Надо прочитать что случилось с ними дальше, быстрее.
   -В общем, я уговорил тебя? Ты поняла, что нужно искать?
   -Да.
   -Том ядерной физики. И побыстрее, а то...
   -Что а то...?
   -В общем нам нужно это оружие, разок по кой кому долбануть, а то войну с одной стороной Ника не закончим.
   -Уж, не с нами ли?
   -Что ты, что ты, с вами давно закончили, уже мир. Мы же прорвали оборону, помнишь? Такую атаку нельзя остановить, вашим нечем.
   -Помню. Я пойду.
   И я пошла в лабораторию, искать и переводить учебник по проклятой атомной физике. За чем я и провела почти весь день, так и не найдя то что нужно. Хотя в целом по физике было много полезного, но не про атомное оружие. А единственная строчка про получение какого-то плутония, ничего не могла по этому вопросу объяснить.
   Почитать историю мне так и не удалось, зато меня заинтересовала другая книжка, на которую я наткнулась в поисках значках с атомом. Такой значок был на томике со словом экология.
   "Когда землю поливают горящим напалмом, сушат или взрывают, в том числе нейтронной бомбой или ядерным зарядом, или просто травят токсинами и кислотой, живые организмы её населяющие гибнут, и почва превращается в бесполезную мёртвую безжизненную пыль. Этот процесс необратим и невосстановим, новую почву можно создать лишь опираясь на эти живые организмы и органику. Плодородная почва, по сути, и есть эти живые микроорганизмы, если их нет, нет и почвы, не растут растения. Из-за гибели микроорганизмов происходит сильнейшая эрозия почв, земли превращаются в пустыни. Потому и начался великий голод, живых земель на планете сегодня почти не осталось, мир мёртв, и ничего уже не растёт, и огромные усилия наших правительств идут на то, чтобы содержать хотя бы крошечные плодородные пятачки земли."
   Не хорошее предчувствие зародилось у меня где-то в глубине сердца и на конце хвоста. Я вышла на улицу, отошла чуть в сторону от входа в городок, взяла в руку и помяла чуть земли. Подбросила её, она превратилась в сухую безжизненную пыль и разлетелась по ветру. В этой войне, много как никогда мы использовали напалм, я посмотрела во все стороны. Куда не глянь, до самого горизонта был мёртвый, неподвижный, выжженный напалмом лес. Только вдалеке ещё что-то иногда бухало, шёл бой. Клар, конечно, врал, даже отсюда было слышно, что наши до сих пор воюют.
   Подошла Янни:
   -Ты что в земле нашла?
   -А они уже используют два маревных генератора...
   -Что, что?
   Мне очень нужно было кой что дочитать.
  
   Глава 9: Последний день людей.
   Я прошла в библиотеку, смело взяла предпоследний том, тридцать четвёртый. Сегодня я решила не спать, этот вопрос архи важен, возможно, если я переведу всё это до завтра, я смогу что-то изменить, хотя бы уговорю Клара. Он конечно уродливый синий саланг, но глаза у него такие... Он обязательно поймёт:
   "Курс правителя из народа не отличался особой успешностью, но несмотря на это, опираясь на силу СМИ, он смог остаться на второй срок, научившись лихо танцевать рэп, и повысив за месяц перед выборами пособия по безработице на 25 процентов. Что дало ему дополнительную поддержку среди преобладающего по численности чёрного населения США, которое обожало рэп и баскетболистов. Научная общественность и студенчество возмущались, но их попытки объяснить, что эмиссия денег в экономику только подстегнет инфляцию, и не решит, ни экологическую проблему, ни нехватку ресурсов. Осталась безуспешна, слишком уж хорошо получалось у президента танцевать рэп, свой человек, не то что червяки в очках. В общем, победила демократия, большинство.
   Но в 2060ом году власть всё же сменилась, правда снова не очень удачно. Один из крупнейших мафиозных кланов страны сумел протолкнуть своих кандидатов не только в парламент, но и на кресло президента. Ведущие учёные планеты предрекли дальнейшее ухудшение состояния природы, и правительство взяло курс на изоляционизм от остальных стран планеты. США отказались от общемировой власти и ответственности, и опираясь на свой огромный промышленный потенциал начали постройку на своей территории золотых городов для всего населения. Которые должны были представлять из себя гигантские комплексы, обладавшие полным замкнутым рециркуляционным циклом, способные обеспечить существование нации вне зависимости от планетарной экологии.
   Тем временем, во многих остальных странах, ситуация ухудшилась катастрофически. Что привело к революциям в Иране, России, Франции и Китае, окончательному развалу социальной системы, и стремительной гибели многих. Другие страны, такие как Московия, восточная Англия и Аргентина, пошли по пути США.
   К 2068 году в США удалось закончить создание первого золотого города, рассчитанного на 800 тыс жителей. Проект несколько раз грозил развалится, промышленные возможности США трещали по швам, но корпорации и мафиозные кланы упорно шли к своей цели, строили всеми силами, и город был завершён. Всё его население составили мафиозные кланы и олигархи поддерживавшие проект. Таким образом, эти люди обеспечили своё будущее на сотни лет вперёд, как им тогда казалось, и после этого они занялись созданием ряда мелких городков, в стратегически важных местах по всей стране. Аналогичные проекты были успешно завершены ещё в ряде стран, и продолжали набирать силу, пока ещё оставались люди, жившие под открытым небом.
   По проведённой в 2080 году переписи население земного шара составляло 4,3 миллиарда человек, причём из них 44 миллиона жили в золотых городах. Остальные... Жители золотых городов пользовались всеми благами цивилизации, у них были машины, сады, оранжереи и даже искусственные курортные зоны. Уровень жизни в золотых городах был запредельно высок, от 200тыс долларов на душу населения и выше, слуг не было, их заменили роботы.
   Постепенно, курс на сооружение золотых городов пошёл на нет. На планете окончательно, до предела истощились ресурсы, стала не возможна добыча и переработка металлов, инфраструктура и связь разрушились окончательно. Последний золотой город, рассчитанный на 25 тысяч человек, был построен в 2102 году. Население земли составляло 200-300 миллионов человек, из них 67 миллионов 954 тысячи жило в золотых городах.
   К 2110му году казалось, что кризис преодолён, население выросло до 70 миллионов человек, ВВП за десять лет подросло на 5%. Элите казалось, что человечество вступило в свой золотой век. Не было ни войн, ни болезней, ни голода и бандитизма с нищетой, сопутствовавших человечеству тысячи лет его эволюции. Города поддерживали друг с другом связь, между ними летали самолёты, в космос для лучшей связи запустили несколько дешёвых летательных аппаратов. И не важно, что учёные в 2115 году пришли к выводу, что жить за пределами городов стало просто не возможно, а природа, должна полностью восстановиться, примерно через 300 тысяч лет. Всё было хорошо, все были счастливы и купались в роскоши, а это конечно главное.
   Начиная с 2120 года, стало понятно, этим обещаниям не суждено было сбыться. По всей планете резко нарастал фон загрязнений, гнили старые заводы, взрывались никем не обслуживаемые контейнеры с отходами АЭС, протекали хранилища токсинов и захоронения жидких отходов шлаков выплавки и химической обработки тяжёлых металлов. Совсем вымерли последние из тех, кому не нашлось места в золотых городах. Они, конечно, пытались сделать так, чтобы им нашлось там место, но уж слишком хорошо были вооружены жильцы тех благополучных мест.
   Тридцать лет на планете ничего не менялось, богатые справляли бесконечный праздник в глубине своих золотых муравейников с супер совершенными системами климат и эколог контроля. Единицы уцелевших за пределами благополучных зон, рыскали по мёртвому миру в поисках ещё одной, двух батареек для своих стареньких систем очистки воздуха, чтобы на год два продлить агонию. Звёзды всё также горели на небесах, а мелкие молчаливые бактерии уже принялись в очередной раз приводить планету в порядок.
   Но терялись в беспечной пустой жизни технологии, кадры, знания. Не было больше шахт, чтобы главы городов добывали себе металлы, из которых можно было бы сделать запчасти. Медленно дряхлели не рассчитанные на вечную работу роботы, атомные реакторы, электрогенераторы, проводка. Источались под действием коррозии, и кислотной атмосферы сами стены городов. И никто из их жителей даже не помышлял выйти наружу, и починить что-то, сделанное сто лет назад, великими учёными, на гигантских заводах, которые не смогли поместиться под купола и своды потолков золотых городов. Шло время, выходили из строя энергетические установки, имевшие сложность такую, что с отвёрткой не починишь. Ломалось оборудование в цехах ремонта роботов. И никто не мог добыть в земле руду, чтобы выплавить детали, требовавшиеся для замены систем обеспечения городов. Потому что не было всего промышленного комплекса, миллионов людей, что трудились там снаружи в 2060-2100х годах, тратя последние крохи ресурсов, собираемые по всей планете, на то, чтобы построить для сильных мира сего дом, в котором те смогут припеваючи прожить ещё пол века.
   А выйти наружу было делом невозможным, к 2150му году, были разрушены почти все места хранения разных нехороших веществ, произведённых людьми для разных целей раньше. И всё это не хорошее, вместе с тем не хорошим, что когда-то выбрасывалось из заводских труб, сливалось в сточные воды, выплывало наружу со ржавчиной всего того, что везде валялось, и даже простых свалок, стоит ли перечислять? Всё это теперь было везде, в воздухе, воде, вообще везде.
   К 2170му году золотые города начали вымирать. Работавшие в них установки жизнеобеспечения старели, выходили из строя от времени, чинить их было всё сложнее, а жить без них не возможно. Терялась связь между отдельными поселениями людей.
   Те, кто имеет лучшие установки, замыкаются, живут сами по себе, так или иначе, ясно одно. Скорее всего, почти все мы погибнем. Не думаю, что человечество совсем вымрет, но скоро наступит совсем чёрное время, и пережить его, дано считанным единицам. Даже у нас в Нью-Йорке и то уже начались перебои с чистой водой и продовольствием. А природа восстановится очень не скоро, слишком уж велики загрязнения, особенно те, что были совершены в двадцать втором веке из-за разрушения старого мира и его грязной индустрии. Думаю, нам надо как-то продержаться ещё тысяч двадцать лет, только тогда можно будет выйти, и снова дышать свободно полными лёгкими. Но я это время, увы уже не застану.
   И почему мы такие? Как могли потерять свой чудесный мир, нам ведь всё было дано, море солнце, ветер, деревья и птицы с чистейшими горными ручьями. Где это? Почему? Зачем мы сами себя убили? Без войны, необходимости, почему не смогли, что сделали не так? Знали же, понимали, наши учёные говорили нам об этом, но мы не слушали. Мы играли в футбол, делали президентом человека из народа и терпеть не могли этих очкастых червяков.
   от двенадцатого апреля две тысячи сто семьдесят третьего года."
   Я утерла слёзы с глаз, велика и трагична их история, боже мой, они почти дотянулись до звёзд, прошла к полке, взяла серую книгу, полистала. "Последний город с которым мы могли поддерживать связь, Ландскверк, перестал сегодня нам отвечать 13.04.2214. Не знаю из-за чего, ещё вчера я легко болтал с их мэром, а сегодня они просто не вышли на связь. Правда со спутника видно, что с ними всё в порядке, в помещениях горит свет, бегают люди, у них просто сломался передатчик. Что ж, на земле уже 32 города без связи, но держатся, живут, все как в каменном веке, но оболочки городов строили настоящие гении. А нам остаётся только ходить на своё третье хранилище ядерных отходов, и каждый день охлаждать их, не дай бог оно рванёт, слишком уж близко от нас.
   Вот и последний спутник сети глоназ три сдох. Теперь я даже не могу регулярно осматривать поверхность. Что ж, аппараты не вечны, и так служили больше ста лет. На планете на сегодня, шестое мая 2269 года, остаётся семь городов. Но все остальные кроме нас влачат жалкое, полу пещерное существование. Жизнь теплится в виде небольших общин, занявших лишь отдельные секции городов, и я уверен, долго они не продержаться. Вся надежда на нас, ну может быть на пару неизвестных мне очень малых городков, которых я возможно просто мог не заметить со спутника. Ведь человеческая цивилизация в двадцать первом веке построила миллионы убежищ, но печально сознавать, что мы одни из последних. Хотя в постройку нашей станции вложили невероятные средства, строили специально на века, чтобы мы могли без проблем следить за отходами. Быть может именно нам дано богом пережить всех, год за годом ходить на тяжёлую работу охлаждать эти отходы. Дождаться тех времён, когда мир восстановится. Да, третье хранилище, это большой груз, но работа там, труд, заставляет нас оставаться людьми, не впасть в праздность. И у нас нет выбора, что порождает ответственность, стоит нам забыть, и никакой монокристалл титана, не спасёт нас от гигаБэлл радиации заключённых в этих кубах, и идти нам некуда. Единственный путь, следить за этими проклятыми отходами всегда.
   Боже мой, как мы сегодня перепугались, когда сгорел центральный насос. Никогда ещё в истории нашего мира избранных не посылал господь такого тяжкого испытания. Адовы кубы так нагрелись, почти взорвались. Но Андрей, царство ему божие, всё же сумел вовремя выплавить новый поршень, и какой точный. От 29.07.2351.
   Всё же поршень Андрея стоило заменить, это конец. Кубы взрывались двое суток подряд. Мы их уже не могли охлаждать, ядерные отходы самопроизвольно грелись, всё быстрее и быстрее, и бетонная оболочка не выдерживала нарастающего давления, взрывалась, происходил тепловой взрыв. Теперь вся округа заражена чудовищным уровнем радиации, всё ж находившееся в девяти километрах от нас третье хранилище было одним из самых больших в древнем мире. Я читал в древних книгах, справится с радиацией никак нельзя, она смертельна, единственный способ убежать, древние так и поступали, но куда нам бежать? Мир вокруг мёртв. Я останусь, а Константин с молодыми пусть уходит. Здесь нельзя оставаться 6 кило рентген в час, я умру самое позднее через сутки. А они пусть идут, может быть проживут дольше, ходя где в этом мире теперь можно прожить, кроме как здесь? Но и здесь теперь тоже нельзя. Боже помоги им. Почему так закончилось, боже, как ты не понимаешь, мы же последние, хватит нас испытывать. Мы просто хотим жить и быть счастливыми, чем провинилась моя дочь Марина и Александр? Они такие молодые, счастливые, им бы...
   Со смирением, великий хранитель от 1.11.2354."
   Я медленно поднялась, мои руки дрожали. Один из писарей писавших историю плакал.
   -Госпожа, а что, с нами также будет?
   -Не знаю.
   -Я слышал, под Моской работает уже целых два маревных генератора. Это же от них такие отходы. А воду, мы её сбрасываем без чистки прямо в реки.
   -Не знаю...
   -Древние хоть понимали что это плохо, пытались всё исправить, и всё равно не смогли научиться жить так, чтобы мир остался живым.
   -И химическое оружие мы постоянно используем, а там столько о нём написано было, неужели мы тоже умрём?
   В кабинет ввалился Клар, он только что встал, и судя по всему, за что-то был довольно зол на меня.
   -Ты что вообще не спала, вот дура. Ну, я просто отошлю тебя сейчас спать, пытать, конечно, не буду, а потом просто не дам тебе сидеть читать твои исторические книжки и всё.
   -Вот, прочти это, я сделала перевод. - И передала ему дрожащей рукой записи одного из писарей.
   -Что здесь?
   -Ответ на вопрос, почему они погибли.
   -И почему же?
   -Они как и мы, разрушили свой мир. Только они были умнее, и трепыхались дольше.
   -Ты о чём?
   -О маревных генераторах, атомных бомбах и ХОМП24.
   Я пошла спать, слишком устала, не знаю, получится ли нам что-то изменить. Учиться на их ошибках, пока важно хотя бы то, что я, и другие теперь будут знать, почему и как делать нельзя. Жаль, что когда-то за это прозрение заплатила такую цену, такая великая раса.
  
   Эпилог.
   Основные экологически постулаты Барри Каммонера, признанные фундаментальными, гласят:
   1) Всё связано со всеми.
   2) Всё должно куда-нибудь деваться.
   3) Природа знает лучше.
   4) За всё надо платить.
   Первое значит, убери один вид, пострадает и другой, тот которым им питается, или наоборот. Исчезнут лисы, кролики расплодятся, съедят весь корм, и вымрут от голода, исчезнут и кролики, и та трава которую они съедят.
   Второе значит, любой выброс, отход, даже если он удовлетворяет нормам ПДК (концентрация, которую разрешается выбрасывать), должен куда-то деться. Кто-то должен его переработать. И нельзя просто так закапывать на пустыре бетонные кубы с ядерными отходами или гидратами тяжёлых металлов. Потому что если год за годом их там закапывать, никаких пустырей не хватит.
   Третье не нуждается в пояснении.
   Четвёртое означает, что бы мы не брали у природы (землю, металл, еду, чистую воду, место под помойку), не выбрасывали, всё это наносит ей ущерб разной величины.
   И самое главное, если мы будем создавать нагрузку на природу многократно превышающую ту, что та может выдерживать, а такая нагрузка не столь уж и велика. Мы все неизбежно погибнем. Погибнем не мы, и не сегодня, погибнут наши потомки, через сто лет, или двести. А положение уже сейчас катастрофическое.
   Большинство этого просто не осознают, они слышат, но не понимают, что это значит, не хотят задумываться, это же так далеко от них. Люди смотрят футбол, выбирают в губернаторы штата калифорния кино героя Арнольда Шварцнеггера, который вообще ухом не слышал про науку и экологию в том числе. А кто-то в своё время голосовал за Бориса Ельцина, неплохо танцующего на сцене, во время переизбрания на второй срок. Любят человеки голосовать и за людей от народа. И вообще чаще всего власть захватывают сильные люди мира сего. Очень редко те, кто смог бы верно ей распорядится. И сама современная социальная система совсем не располагает к тому, чтобы превзойти этот кризис. Стоит задуматься, ведь пройдёт не так уж много времени, и всё то, что сейчас в огромных количествах исторгается в... Из недр химических заводов, те ядерные отходы, что ввозят на территорию России... Деньги всему не решение, их нельзя есть и дышать, но этого пока не понимают. Проблема общая, её нельзя решить, если хоть кто-то не захочет, не станет.
   Да экологический кризис выглядит довольно блекло на фоне проблем с демографией, моральным разложением общества, на фоне внешне политических угроз, Китая, проблем ядерного оружия в Иране, цены на нефть, складывания в мире общества потребления. Но экологический кризис есть, идёт, и единственный способ его остановить, это потреблять столько, сколько природа может дать. А научится так себя вести очень сложно, потому что она может дать, очень мало. И этого никто не понимает. Остальные проблемы нужно срочно решать, и срочно, чтобы решить основную. А решить эту основную проблему, кто попало не сможет, нужны большие усилия, и власть должна быть не у вчерашних... В общем у людей со вторым высшим хотя бы, и не у лингвистов, актёров.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Дашковская "Пропуск в Эдем. Пробуждение"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Я.Ясная "Муж мой - враг мой"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"