Быков Валерий Алексеевич: другие произведения.

Пламенное сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фэнтези от орков каменного века до позднего средневековья.

   Пламенное сердце.
   Аннотация.
   Пламенное сердце это фэнтэзи, про магию, драконов и троллей. Вообще, говорят, фэнтэзи у меня получается плохо, все меня агитируют писать научную фантастику. Но я решил отойти от своей традиционной научной фантастики, и решил написать ещё одну фэнтэзи. Тем не менее, для любителей фантастики скажу следующее, события этой книги происходят в далёком будущем, на далёкой планете, не на Земле. И эту планету иногда посещают пришельцы, люди со звёзд, так что элемент фантастики в книге тоже есть. Размер книги крупный, даже очень. Книга имеет размер чуть меньше 2 мегабайт в формате Word. Крупная книга это по-своему хорошо, потому что я люблю, когда мне удаётся написать по-настоящему большой труд.
   Сюжет книги прост, у молодого человека, который живёт на далёком и отсталом острове Архайт с драконами и горными троллями, злобные работорговцы из внешнего мира похитили его любимую девушку, и поработили всех жителей деревни. Естественно, что главный герой остался на свободе, нашёл себе новых друзей, снюхался со злобной горной ведьмой, вступил в клан орков, и решил освободить своё племя и любимую девушку. Немного подготовившись к путешествию у себя на родине, выковав себе меч из настоящей бронзы, подружившись с орками и убив настоящих драконов, он отправляется в путь. А дальше, чтобы узнать, спасёт ли он всех или нет, читайте книгу.
  
   Пролог.
   Я нырнул поглубже, проплыл под водой как можно дальше от берега, насколько хватило воздуха, вынырнул и вдохнул полной грудью утренний воздух, пропитанный Солнцем. Развернулся и поплыл к берегу, вода была довольно холодной, поэтому плавать долго не хотелось. Я встал на дно и вышел из воды, она стекала с меня ручейками. Уже стоя по щиколотку, развернулся и посмотрел на раннее Солнце, это было красиво, Солнце на фоне безбрежного моря. Постояв так минуты две, я направился к берегу, туда, где лежали вещи, загорать вместе с остальными ребятами.
   -Крис, ложись сюда, - похлопала ладошкой по покрывалу Уна. Я посмотрел на неё, и невольно залюбовался, она была очень красива, стройные ноги, длинные чёрные волосы, мускулистое тело, моя подруга детства, с которой мы выросли вместе. А рядом лежал Рик, мой конкурент, тоже охотник, тоже молодой и сильный, но я знаю, у него нет шансов, потому что Уна любит меня. И если только... А... Не важно... Скоро я сделаю ей предложение руки и сердца, она мне не откажет, я уверен. Я лёг рядом, прикрыл глаза и решил просто полежать. Мы лежали недолго, минут пятнадцать, Солнце стало припекать.
   -Нам пора, - решила Уна, - ты уже обсох, а старейшины деревни послали нас не отдыхать, а охотиться на кабанчиков.
   -Охота, это так скучно...
   -Кушать жареное мясо тебе не скучно?
   -Идём, - решил я.
   Я быстро поднялся, взял вещи, отошёл от песка на ближайший камень, натянул на себя защитные кожаные штаны и куртку, надел лёгкие ботинки. Уна с Риком последовали моему примеру, я взял своё деревянное копьё и пошёл в лес, они шли следом.
   -Ну что, где будем искать кабанчика?
   -У водопоя.
   -У водопоя на животных нападать нельзя. Так гласит охотничий закон.
   -Мы найдём его у водопоя, потом проследим за ним, и когда он отойдёт на порядочное расстояние, то убьём его.
   -Я думаю, он заметит нас, испугается и убежит, давай уж лучше проверим зелёную полянку, там часто гуляют кабанчики. - Предложила Уна.
   -Хорошо, идём на полянку.
   Мы двинули через лес, шли недолго, минут пятнадцать, всё-таки мы недалеко от деревни. И здесь в долине охотников, всё близко, и нет опасных хищных тварей, потому что здесь стоит стелла мира, которая отпугивает всех опасных тварей своим сиянием, защищает наш мирок. Вообще, без стеллы мира жить было бы довольно опасно, потому что за пределами долины охотников живут те ещё твари. Собственно за этим стеллу мира и создали древние шаманы, кстати, люди же. И аналог стеллы мира есть у многих рас Архайта, там, где они живут, и у гоблинов и у орков. Только вот от последних стелла мира не спасает, и если уж решат орки и гоблины напасть, то жди беды. А вот от горных троллей, чёрных волков или прочего опасного зверья стелла мира защищает исправно. Причём в принципе, зайти на территорию долины охотников тролли могут, если уж им очень приспичит, или если они решат это сделать осознанно, но без причины они этого не сделают, потому что стелла мира создаёт у них острое желание развернуться и уйти подальше. Желание чисто подсознательное, и они разворачиваются и уходят. И в принципе, случаи, когда опасные твари забредали сюда можно по пальцам пересчитать, так что стелла мира работает.
   Мы вышли на поляну, я сразу пригнулся к земле, заметив впереди кабанчика, который мирно собирал земляные орехи. Это был небольшой кабанчик, килограмм на шестьдесят, по-видимому, молодой. Его коричневая шкурка отливала на Солнце, и он сам мирно пасся, не замечая нас.
   -Я выстрелю ему в ногу из лука, - решила Уна, - а вы с Риком добьёте его копьями.
   -Хорошо, давай...
   Уна наложила стрелу на тетиву, натянула лук, резко поднялась и всадила кабанчику стрелу точно в переднюю правую ногу, тот аж завизжал от страха. Я выпрыгнул из лесных кустов и быстро побежал к нему, бежать кабанчик даже не пытался, он сразу встал в боевую стойку и бросился на меня. Я прыгнул вправо и всадил своё деревянное копьё ему в холку. Брызнула кровь, кабанчик в страхе отскочил в сторону, но я понимал, что бой ещё не окончен, к нам подбежал Рик, и стал заходить на кабанчика сзади, тот попятился от страха. Но развернуться не успел, и Рик всадил ему свою заострённую палку прямо в спину. Кабанчик дёрнулся и затих. Я почувствовал и увидел, как душа кабанчика покидает тело, а потом капля его силы перепала мне, Рику и Уне. Так происходит всегда, когда убиваешь крупное существо, часть его силы переходит тебе. И чем сильнее будет существо, тем больше силы перейдёт тебе, а ты потом становишься сильнее и шустрее, чем был раньше. Сила, полученная от одного кабанчика ничтожна, но за долгие годы охоты накапливалось довольно много силы, и к концу своей жизни, опытные охотники старожилы обретали ощутимо повышенные способности. В бою они проявляли неистовую силу и ловкость, их раны заживали буквально за считанные минуты, и им нет равных среди молодых. Жаль лишь то, что старость всё равно забирала их к себе, это происходило всегда, рано или поздно.
   -Ну, вот и всё, кабанчик убит, теперь тащить его в деревню.
   -Дотащим, держи моё копьё.
   Я прикинул сколько весит этот кабанчик, он ещё молод, и его вес никак не больше шестидесяти килограммов. Я взял его за ноги и вскинул себе на спину.
   -Ну, как тяжёл?
   -Да тяжёл, но это даже хорошо, значит в нём больше мяса.
   -Двигай...
   Я определился с направлением, и, согнувшись под тяжестью туши, зашагал домой. Но для меня шестьдесят килограмм не так много, я с детства выделялся тигриной силой, многие поражались моей ловкости и тому, как легко мне давалось охотничье ремесло. Мне было всего шестнадцать лет, но я уже сейчас по силе был равен главе наших охотников Тору, самому сильному воину и охотнику среди людей. Хотя, конечно, то, что я равен ему по силе и ловкости это спорно, потому что когда мы с ним сражались на тренировке, он побеждал меня, в основном за счёт своего жизненного опыта. Но я сражался достойно, и проигрывал с трудом, а не как Рик и другие молодые, которых Тор мог заломать одной левой.
   Мы шагали до поселения недолго, минут двадцать. Уна с Риком о чём-то трепались, я шёл молча, и не обращал на них внимания, потому что было тяжело, и я очень быстро устал. Несмотря на всю мою силу, шестьдесят килограмм это много, даже для меня, особенно, если идти относительно далеко. Но вот впереди ворота, а сверху над ними стоит часовой.
   -Опускай частокол, свои! - Крикнул Рик.
   Деревянные ворота открылись, и мы прошли внутрь нашего поселения. Нас встретил староста...
   -Кинь тушу сюда, вот на этот стол...
   -Да староста.
   Я аккуратно положил кабанчика на стол, и к нему сразу подошла пара женщин, они начали его освежевать. Я отошёл в сторону.
   -Крис, что-то вы долго ходили всего за одним кабанчиком.
   -Мы долго искали его староста, и смогли убить не сразу.
   -Да, неужели? А вот Ростик видел, как вы купались на побережье.
   -Дело молодое...
   -Я же запретил вам рисковать, а если бы на вас напали гоблины?
   -Мы купались недолго, ведь надо же иногда приводить себя в порядок, просто, чтобы не пахнуть.
   -Ладно, не важно, но я подумаю, как вас наказать за это... А сейчас есть более важное дело. Один из наших лазутчиков утверждает, что гоблины готовят набег на нас, прямо сейчас, сегодня, Тор собирает воинов, вы должны встретить их на выходе из долины охотников.
   -Гоблины? А сколько их?
   -Не знаю, но вряд ли мерзких тварей много, и всё же надо бросить против них все наши силы. Ты пойдёшь с Тором и другими старшими воинами, Рик и Уна останутся защищать деревню. Иди, возьми у Тора копьё с каменным наконечником, деревянные копья в этом бою не потянут, гоблины это тебе не кабанчик.
   -Да староста.
   Уна подошла ко мне, обняла и поцеловала в щёку. Её короткий поцелуй буквально обжёг меня, я не ожидал, что она поступит так, хотя знал, что тоже нравлюсь ей. В прошлом она никогда не целовала меня, даже так, в щёку. Потому что до свадьбы, никаких отношений, так гласит наш закон.
   -Ну что воин, возвращайся героем, я буду ждать тебя.
   -Я вернусь!
   -А ну быстро к Тору, - прикрикнул на меня староста.
   -Да, иду.
   Я прошёл метров десять в сторону, здесь стоял Тор и ещё пятнадцать наших деревенских воинов, мне сразу выдали деревянное копьё с каменным наконечником. Я знал, такие копья не используют для охоты, потому что их слишком сложно делать, а наконечник рассчитан в лучшем случае на пару тычков по противнику, а потом камень ломается. Но зато, каких тычков, каменное копьё это оружие, а не просто заточенная палка. Наконечник тяжёл и усиливает удар. Каждая атака может быть смертельной, даже против самых живучих соперников. Впрочем, под живучим соперником я имею ввиду не тролля и не дракона, а нечто моих размеров. Потому что шкура тролля столь прочна, что её не взять даже каменным копьём. По мне, так я думаю тролля или дракона вообще убить невозможно.
   -Мы выступаем прямо сейчас, помните, позади вас деревня людей, ваш дом, гоблинов много, они хитры и подлы, но они слабы духом, поэтому мы всегда их побеждаем. Гоблин боится человека, он не осмелится смотреть вам в лицо, сражаться один на один, даже самый сильный гоблин. Гоблины не люди, это просто полу разумные животные, не жалейте их.
   -Да Тор!
   Мы вышли из деревни и направились сразу на северо-восток, другие жители деревни помахали руками нам на прощание, потому что мы шли воевать. Наш отряд скрылся за деревьями, и Тор начал инструктаж.
   -Наш отряд ослаблен, нападение гоблинов произошло неожиданно, многие опытные охотники и воины сейчас за пределами деревни, мы набрали, дай бог половину своей полной военной силы, поэтому бой будет тяжёлым. Приготовьтесь защищать спину товарищу. Гоблины это не шутки, это большая опасность, сейчас они не готовы, у нас есть шанс победить, но к ночи их может набраться большой отряд, и тогда нам не поздоровится, но главное, защитить деревню. Двигай быстрее.
   Мы пошли быстрее, идти было довольно далеко, иногда нам по пути попадались кабанчики и волки, но они разбегались во все стороны, услышав, что мимо идёт большой отряд людей. Наконец мы вышли на большую поляну, здесь сидело на корточках вокруг небольших костров никак не меньше, чем полсотни гоблинов. Они что-то жарили, ели и переговаривались. Гоблины увидели нас и бросились к своему оружию, в основном к палкам с крючками на конце. Я знал, в бою гоблины используют тяжёлые дубовые палки, а также ловко метают во врага камни. Гоблины не умеют делать нормальное оружие, обрабатывать камень или кость и потому воины они неважные, удар палкой не убьёт врага, один камень также. Хотя, главное чтобы в голову не попали. Да и сам гоблин существо не такое уж сильное, чтобы его палка была опасной. Рост гоблина метр сорок, а то и ниже, силёнок не много. Но у них есть одно преимущество перед людьми, гоблины очень быстро размножаются и также быстро взрослеют. Самка гоблина за раз может родить шесть, а то и восемь детёнышей. И взрослеет гоблин быстро, лет за семь. Поэтому гоблины иногда отправляются в поход на людей или на орков, но чаще на людей, потому что мы слабее орков. Причина похода понятна, перенаселение, им нечем кормить молодых воинов. Редкие выжившие в таких походах, возвращаются в родное племя героями, и становятся взрослыми.
   Гоблины выстроились в ряд, мы атаковали, я пошёл в атаку первым, несколько гоблинов бросилось на меня, я воткнул одному из них в грудь своё копьё, брызнула кровь. Враг получил смертельную рану. Один из гоблинов ударил меня, что есть силы, в бок своей палкой, я чуть не упал, удар был на удивление сильным. Я ещё никогда не дрался с воинами гоблинов, и не думал, что их палки столь опасны. Другой гоблин прыгнул на моё копьё. Вцепился в него и повис на древке, копьё пришлось бросить. Я выхватил из-за пояса костяной нож, и схватил левой рукой гоблина за его палку, а правой рукой вогнал нож ему в шею, снова брызнула кровь, гоблин задёргался в конвульсиях, я почувствовал, как его сила течёт в меня. Но бой подходил к концу, остальные воины деревни тоже разбили гоблинов в пух и прах, и те с трусливым воем бросились бежать и быстро скрылись в лесу. Хотя, даже трусливо бежавшие, вернуться в свою деревню героями, потому что они участвовали в настоящем походе на людей. Я осмотрел поле боя, мы убили штук тридцать гоблинов, никто из наших не погиб и даже не пострадал, я подошёл к Тору.
   -На что рассчитывали эти твари, напав на нас? Ведь ясно, что они со своими палками много не навоюют.
   -Мотивы их атаки сложны, но это не только надежда на победу. Просто лидер деревни гоблинов решил избавиться от неугодных ему воинов, от молодняка и от тех, кто его не поддерживает. Их цель нападения на нас, не победа, а, по сути, они хотели сдохнуть.
   -Но они же хотели жить... Они же убежали, когда стало ясно, что шансов на победу нет.
   -Когда они шли сюда, нападать на нас, их молодняк считал, что шансы на победу есть. Они глупы, и не умеют правильно оценивать свои силы. А мы зато вернёмся в деревню героями, и нас всех покроют славой. Кстати, ты теперь можешь просить руки Уны, теперь ты доказал, что воин, потому что пролил кровь за посёлок, и теперь достоин иметь жену. А вообще, ты сражался неплохо...
   -Я понимаю, но крови я пролил немного...
   -Ты пролил гоблинскую кровь. И потом, тебя же ударили по плечу палкой, это тоже, какое никакое ранение, - ухмыльнулся Тор. - Уже можешь внукам рассказывать. Идём в посёлок, и да... Это, соберите-ка все палки, оставшиеся от гоблинов.
   -Зачем?
   -Это очень хорошая древесина, из них хорошо вырезать что-нибудь, а также, они хорошо горят. Гоблины для своих палок используют непростые деревья, они подолгу выбирают лучшие ветки у лучших пород, на их качество можно положиться. Собирай, не задавай вопросов.
   Я пошёл на поляну и собрал штук пять гоблинских палок, остальные уже собрали другие наши воины, кстати, палок было больше, чем убитых гоблинов, потому что эти трусы побросали оружие и бежали с поля боя. После чего мы направились в сторону посёлка, мы шли с победой, прямо как с войны, хотя, сказать по правде, война была очень лёгкой.
   Когда открылись двери деревни, я увидел, что около входа собрались почти все её жители, здесь была и Уна, я прошёл под деревянной аркой входа и остановился перед Уной и её родителями, бросил им под ноги палки гоблинов.
   -Я теперь воин деревни, я был на войне.
   -Да Крис, что ты хочешь?
   -Я скажу вам об этом вечером, как и полагается по традиции, за костром.
   -Хорошо, мы будем ждать, - улыбнулся отец Уны, он знал, чего я хочу, и сейчас уже было самое пора и момент подходящий.
   -Эй, молодой человек, - обратился ко мне Тор, - иди-ка, помой и сдай мне своё каменное копьё, оно пока что не твоё.
   -Сейчас. - Крикнул я ему в ответ, - я скоро, - сказал я Уне. - А палки можете забрать, это подарок, Тор говорит, они из хорошей древесины.
   -Да, оружие гоблинов хороший материал, - подтвердил отец Уны.
   Я развернулся и пошёл к ручью, мыть своё копьё, покинул пределы деревни, сел под деревьями и быстро ополоснул оружие, посмотрел по сторонам, тут было красиво, пели птицы, летали насекомые, у соседней норки пряталась белочка, да жизнь прекрасна. Я посидел минуты три, и услышал сзади чьи-то шаги, это была Уна. Она подошла и села рядом со мной.
   -Теперь ты герой.
   -Да ладно, ерунда, если честно, бой с гоблинами был совсем лёгким. Они слабенькие.
   -Тор говорит, их было никак не меньше, чем полсотни.
   -Я убил двоих.
   -Тор сказал ты молодец.
   -Да наверное... Но гоблины и правда такие слабые, с ними справится даже ребёнок.
   -Чего они хотели от нас? Зачем пришли сюда?
   -Тор говорит, так их старейшины избавляются от неугодных воинов, посылают воевать с людьми, такое бывает почти каждый год, ты же знаешь.
   -И всё равно ты герой.
   Она обняла меня, я подумал секунд пять, и тоже обнял её левой рукой. Так мы и посидели пару минут, я был абсолютно счастлив, потому что в прошлом ещё никогда не обнимался с Уной, она всегда держала себя в руках.
   -Ты позовёшь меня в жёны? - Спросила она.
   -Позову, сегодня вечером, как гласит традиция, у вечернего костра.
   -Это радует меня, очень радует.
   -Теперь всё будет хорошо, нам дадут дом, я буду охотиться, ты будешь воспитывать наших детей. Мы будем счастливы.
   -Эй... Я хочу ещё немного побыть охотницей, я никогда не была в дальних горах, и ещё много где не была.
   -Но подумай, ты уже много где была.
   -Родители никогда не отпускали меня в по-настоящему рискованные предприятия.
   -И поэтому ты жива, а те, кто ходил к горам, нет.
   -Ну... Знаешь, я хочу приключений, странствий, хочу увидеть диковинных созданий.
   -Будут ещё приключения, обязательно будут...
   -Не будут, - печально сказала Уна, - у женщин приключения заканчиваются в шестнадцать, в лучшем случае в восемнадцать. Родишь ребёнка и сиди дома, стирай, шей, готовь ужин... Это ты будешь ходить на охоту в дальние горы, сражаться с гоблинами и орками, добывать шкуры диковинных зверей, бегать от горных троллей. А мне... Сиди дома...
   -Не вешай нос. Дома зато безопаснее, сколько охотников уже погибло так...
   -Какой же ты нудный, знаешь, я иногда думаю, что было бы лучше, если бы я была мужчиной, а ты женщиной. Потому что у тебя все мысли о доме, а я наоборот, мечтаю стать героем!
   -Размечталась, славу героя я лучше оставлю себе, но знаешь, для меня проще рискнуть самому, чем подставить тебя, тем более ты слабая.
   -Я слабая? Да я из лука лучше тебя стреляю.
   -Ладно, ладно... Пошли домой.
   -Хорошо, пошли.
   Она поднялась, я встал вслед за ней, и мы пошли в деревню, мне надо было сдать оружие, а Уне предстоит зажарить кабанчика на вечерний пир.
  
   Я оделся в своё охотничье снаряжение, впрочем, другой одежды у меня и не было, одел на пояс, начищенный до блеска свой костяной нож, и направился с родителями к костру. Центральный костёр деревни сегодня горел необычайно ярко, потому что его топили гоблинскими палками. Его искры улетали высоко в небо, чувствовалась атмосфера праздника. Люди любят отмечать что-либо, был бы повод. Уна и её родители уже были здесь, сегодня они мне не откажут, я собрался с духом подошёл к ним, встал на одно колено.
   -Я Крис, охотник и воин племени, прошу руки вашей дочери.
   -Уна, ты хочешь выйти замуж за этого человека? - Сказал ритуальную фразу отец невесты.
   -Да хочу, очень хочу.
   -Что ж, тогда согласно традиции, назначаю свадьбу через три дня от сего момента. А невеста и её жених, согласно древней традиции, должны отправиться за свадебным цветком в предгорья. Доказать свою силу и хитрость, добыв цветок из ущелья ядовитых цветов.
   -Мы отправимся туда и сделаем это, также, как поступали наши предки.
   -Что ж... Тогда объявляю о вашей помолвке, с этого момента никто не может разлучить вас, кроме как по решению вас самих.
   Я услышал какой-то скрип, и невольно повернул голову налево, увидел Рика, тот был очень зол и держал руку на ножнах своего костяного ножа. Я понимал причину его злобы, но с другой стороны, Рик должен был быть готов к тому, что мы с Уной рано или поздно поженимся, он же видел нас и всё знал. Я нравился Уне, а Уна нравилась мне. Он должен был понимать, что она выберет меня, и ему придётся смириться.
   Я поднялся с колена, и взял Уну за руку, мы прошли с ней круг около костра в ритуальном танце помолвленных. Я знал, завтра нас ждёт суровое испытание, но мы пройдём его.
   -Ты боишься ущелья ядовитых цветов? - Шепнула она мне на ухо.
   -Нет, - ответил я.
   -Почему?
   -Потому что сотни поколений моих предков бывали в том ущелье и вышли оттуда живыми. Я не глупее их, мы добудем свадебный цветок и вернёмся.
   -А вот я боюсь, потому что были случаи, когда супруги не возвращались оттуда, или возвращался лишь один из них. И тогда, им остаток жизни предстояло прожить в одиночестве.
   -Мы вернёмся, не бойся! - Уверенно сказал я. - А сейчас, пошли спать, потому что завтра нам рано вставать, готовиться к походу.
  
   Глава 1: Ущелье ядовитых цветов.
   Я проснулся рано, достал свою куртку и штаны, внимательно проверил их на наличие дыр и разорванных мест, нашёл два отверстия, разрыва. Заштопал их самыми лучшими нитками из тех, что были у моих родителей. Оделся и стал проверять своё оружие, свой костяной нож, он у меня был плохой, и ненадёжный, но лучшего снаряжения у меня не было. Проверил и острую палку, служившую у меня копьём, достал сумку с припасами, наложил туда вяленого мяса из расчёта, чтобы хватило дней на пять, если экономить, вышел из деревни к ручью и налил себе полную флягу воды, всего литра полтора, но без воды никак нельзя. Вернулся в деревню, здесь меня уже ждали родители, староста, Тор и сама Уна.
   -Ну что, ты готов?
   -Я готов. А готова ли Уна?
   -Я подготовилась вчера вечером, оружие, лук, сумка с припасами на пять дней, баклажка полная чистой воды, всё готово.
   -Тогда идите, - сказал староста, - возвращайтесь вдвоём или в одиночку, как велит судьба.
   -Мы вернёмся вдвоём, и только вдвоём, - пообещал я.
   -Идите.
   Мать Уны обняла её, мой отец и Тор пожелали мне удачи, и мы в ранний час покинули деревню.
   -Что ж... Держим курс на восток?
   -Да Уна, на восток, и ничего не бойся, мы справимся с испытаниями.
   -Что ты Крис, я не боюсь, так побаиваюсь, но с другой стороны, это испытание, это и есть приключение, самое настоящее, мы увидим мир, побываем в большой опасности, увидим самые красивые в мире ядовитые цветы.
   -Уна, помни, их нельзя трогать, помни обучение, красивые цветы ущелья ядовитых цветов смертельно опасны, но если их не трогать, можно преодолеть ущелье без проблем и забрать свадебный цветок. Помни свадебный цветок белый и без шипов, растёт в самом конце ущелья, там, где он растёт безопасно, а вот путь к нему лежит мимо ядовитых цветов, они красные и синие, разноцветные, и их нельзя трогать.
   -Я не буду их трогать, срывать и уж тем более нюхать, не волнуйся, всё будет отлично.
   -Всё будет, будет!
   Мы бодро шли на восток, местные животные не трогали нас, пока мы в долине охотников под защитой стелы мира, хищники нам не страшны. Но вот когда выйдем из долины, там дальше, каждая тварь будет желать нас сожрать, и нам предстоит путь через эти земли. Светило Солнце, погода была чудесная, утренняя свежесть ещё не совсем испарилась, люблю такие дни.
   -Говорят твари за пределами долины охотников, магическим образом чуют слабость человека и нападают на самых слабых. Ведут на них охоту, - заметила Уна.
   -Мы с тобой не слабые, мы сильные, они не тронут нас. У нас хорошее оружие, а если что, убежим.
   -Ты очень высокомерен мой дорогой.
   -Уна, мы с тобой самые сильные молодые люди в племени, если не мы то кто? Я понимаю, если бы боялся Рик, или кто-то ещё, но мы с тобой самые сильные и ловкие, мы дойдём.
   -Опыта у нас мало.
   -Не волнуйся, дойдём, не показывай страха, и любая тварь убоится тебя.
   -Я знаю, это основы обучения охоте.
   Мы прошли ещё несколько сотен метров, и вскоре долина охотников кончилась, в принципе, эта территория, где мы жили, была небольшой. Дальше начинался опасный дикий мир, здесь бродят чёрные волки, в реках живут подводные ящеры, в небе летают драконы, и есть множество других опасностей.
   -Ну, вот мы и за пределами долины охотников, будь осторожен дорогой.
   -Всё будет в порядке Уна.
   Мы прошли ещё несколько сотен метров, остановились, я достал компас, сверил направление, мы шли правильно, всё было в порядке, всё нормально, и вдруг я почувствовал опасность.
   -Уна берегись!
   Я только и успел, что выхватить копьё, неожиданно из кустов на нас прыгнуло нечто, я выставил вперёд копьё, и оно напоролось на него, брызнула кровь и тварь упала в судорогах. Я увидел белый туман, поднимающийся от тела, это сила твари, она впиталась в меня, я знал, я убил... Теперь я стал сильнее.
   -Что это? - Спросила Уна.
   -Это рысь, всего лишь рысь, не самый сильный из здешних хищников, но по-своему тоже очень опасный, если пропустить атаку. У рыси мощные челюсти и длинные клыки, если она запрыгнет тебе на спину и укусит за шею, твоя песенка спета, так что её надо опасаться, нам повезло, что я вовремя почувствовал её.
   -В тебе есть дар великого охотника.
   -Пошли, не подлизывайся.
   Мы прошли ещё несколько сотен метров без приключений, хотя те здесь были буквально на каждом шагу, и вышли на берег большого ручья, я осмотрелся.
   -Нам надо перебраться на тот берег, и как можно быстрее, смотри, на берегу греется на солнышке крокодил, как только мы окажемся в воде, он атакует нас.
   -Что же делать? Может быть, убьём крокодила, пока он на суше?
   -Нет, у меня только заострённая деревянная палка, а крокодил весь покрыт защитным панцирем, его палкой не пробить, да что уж говорить, его не пробить даже каменным наконечником. Но мы сделаем так, пройдём метров пятьдесят вниз по течению, и там рискнём быстро перебежать ручей. Он не слишком широк, течение не слишком сильное, думаю, мы успеем, давай, двинули.
   Мы быстро прошли лесом метров пятьдесят вниз по течению ручья. Я скомандовал "на старт" и мы побежали, я увидел, как крокодил быстро заворочался и поплыл к нам, но ручей был неглубок, и мы промчались через него, вылезли с той стороны, и крокодил не стал нас преследовать.
   -Вода холодная, - пожаловалась Уна.
   -Ничего удивительного, ведь вода течёт с горных ледников, здесь она ещё немного согрелась, а в горах, не вода, а лёд. Идём, следуй за мной...
   Мы пошли вверх, к горам, лес постепенно становился всё более редким. Пару раз я слышал вдали вой чёрных волков, но они не взяли наш след, и мы благополучно добрались до предгорий. Мы продолжали идти, как вдруг Уна услышала какой-то звук.
   -Что такое?
   -Я слышу, как будто кто-то зовёт на помощь.
   -Где?
   -Туда, - сказала Уна и быстро пошла, не посовещавшись со мной, мне ничего не оставалось, как последовать за ней. Мы прошли метров пятьдесят, и вышли к большому пню, здесь у корней была яма, в ней лежал измазанный своей зелёной кровью молодой орк.
   -Человек, не убивай! Помоги.
   -Ты кто?
   -Меня зовут Урук, я воин, молодой воин племени, у меня было задание здесь, меня ранили люди из внешнего мира, их корабль пришвартовался в пяти километрах отсюда, я наблюдал, выслеживал их отряд, они обнаружили меня, и попали стрелой, я с трудом убежал, смотри.
   Он показал рану, с виду она не была такой уж страшной, обычный порез.
   -Твоя рана не кажется мне такой уж серьёзной орк.
   -Она очень глубокая, стрела пробила мне живот почти навылет. Помоги мне человек, не убивай.
   -Назови мне хоть одну причину, почему я не должен убить тебя, ты орк из чужого племени, наши племена враждуют.
   -Потому что пришли люди из внешнего мира, а это большая беда для всех нас, надо прятаться.
   -Что за люди из внешнего мира?
   -Кроме Архайта за океаном есть другие земли, там живут другие народы, часто они вооружены лучше нас, стальным и бронзовым оружием, иногда, раз в поколение или реже, они приплывают сюда поохотиться, пограбить, и тогда начинаются беды. Обычно, мы орки, сражаемся с ними и изгоняем их с нашей земли, вы люди... Вы люди, и поэтому пришельцы часто не трогают вас. Но в этот раз к нам приплыли работорговцы, они приплыли за рабами, за орками, гоблинами и людьми, они берут нас в плен, и заставляют работать, или продают кому-то... Великая опасность угрожает нам всем. Мы должны объединиться, мы должны быть готовы. Человек, помоги, я должен доставить донесение в лагерь орков, мы должны быть готовы, это важно для всех.
   -Давай поможем ему? - Предложила Уна.
   -Ладно, только у нас своя миссия, мы идём за свадебным цветком. И мы не лекари, но раны тебе перевяжем.
   -Спасибо человек, ты не пожалеешь.
   -За тобой будет долг передо мной, по рукам?
   -Хорошо, я твой должник, - быстро согласился орк.
   -Уна, ты лучший лекарь, чем я, помоги ему.
   -Да, сейчас.
   Она нагнулась над орком, достала из своей сумки несколько целебных листьев, приложила к ране, и те быстро приросли к ней. Тончайшие нити и крючки приклеились к краям раны, и целебный лист буквально прирос к ней, одновременно останавливая кровотечение.
   -Это всё что мы можем сделать орк, но кровотечение остановлено, скорее всего, ты не умрёшь, я думаю, если ты достаточно силён, завтра утром уже сможешь идти, а сейчас у нас с Уной свои дела.
   -Спасибо человек.
   -Ты мне должен Урук.
   -Да, человек. И вот ещё что, возьми в благодарность от меня вот этот обсидиановый нож, у меня их два, один я отдам тебе в подарок.
   Я осмотрел нож, он был синим, я никогда не видел такого материала. При этом лезвие ножа было очень тонким, и он был как минимум вдвое острее моего костяного оружия.
   -Что это?
   -Это обсидиан, очень дорогой камень, мы добываем его из недр вулкана, иногда ходим в поход за обсидианом, и тащим из недр вулкана целую кучу камней, а потом наши мастера изготавливают из обсидиана оружие. Обсидиан почти вдвое прочее, чем самый лучший обычный камень. Также обсидиан называют вулканическим кремнем. Этот нож будет хорошо служить тебе, не сломай его, лезвие тонко и смертоносно, но плохо работает на изгиб. Но если ударить правильно, строго перпендикулярно плоти, то обсидиановое лезвие может пробить даже шкуру тролля, ни одно каменное или костяное оружие на подобное не способно. Будет тебе памятный подарок от меня. Такое оружие у людей посёлка большая редкость, и его хранят как реликвии. Это мой подарок тебе...
   -И много у вас орков такого оружия? Этого обсидиана?
   -Не так много, как хотелось бы, но на особо важные миссии воинам дают обсидиановое, а не простое каменное оружие. Моя миссия важна. Храни его... И ещё.
   -Что ещё?
   -Этот нож имеет печать моего племени, на лезвии и на ручке, а значит, он имеет ценность не только как оружие, но и как знак. Покажи его любому орку, и орк поможет тебе, ну, или, во всяком случае, сразу не убьёт.
   -Понятно.
   -А теперь иди человек, и пусть тебе в спину всегда дует только попутный ветер.
   Я взял Уну за руку, спрятал нож в сумку, и мы быстро пошли вверх, отсюда до ущелья ядовитых цветов было рукой подать. Мы уже почти дошли до ущелья, как я услышал впереди сопение и тяжёлую поступь, я сразу пригнулся, дал знак Уне остановиться, а сам пополз вперёд, я знал, что это такое, ещё до того как увидел. Я выполз из кустов и убедился, да, это был тролль. Большой чёрный тролль, ростом метра три, массой пару тонн ходил взад вперёд прямо напротив входа в ущелье ядовитых цветов. Я развернулся и пополз обратно к Уне, она всё ещё стояла там, где я её оставил.
   -Что это такое, там что тролль?
   -Да, там большой чёрный тролль.
   -Что будем делать? Ждать?
   -Ждать бесполезно, иногда тролль может оставаться на одном месте месяц.
   -Тогда мы могли бы перенести помолвку на месяц, это же не горит.
   -Ну, уж нет, надо что-то придумать.
   -Что придумать?
   -Я думаю... Возможно, мы как-то сумеем его отвлечь, тролль бегает медленно, если мы приманим его, а потом оббежим.
   -А если он сунется в ущелье за нами? Ты хочешь бежать сломя голову по ущелью ядовитых цветов? Мы ведь так далеко не убежим.
   -Надо что-то придумать. О... Есть идея, мы поймаем животное, дичь, раним его и выбросим из кустов, тролль увидит его, и пойдёт на запах крови, а раненная дичь будет убегать от тролля, и так монстр уйдёт с нашего пути.
   -Какую дичь?
   -Здесь недалеко есть полянка, мы прошли её мимо, но я слышал там клёкот большой птицы, дай-ка мне свой лук и достань верёвку из сумки.
   -Вот возьми.
   -Пошли вслед за мной, поможешь, только иди тихо.
   Мы с Уной пошли на полянку, и вскоре нашли то, что я хотел, большую птицу, ростом метра полтора, она ходила по полянке взад вперёд, клёкотала и не обращала на нас внимания. Я взял лук Уны, прицелился и всадил птице стрелу прямо в ногу. Птица заорала и бросилась бежать. Но из-за раненной ноги, у неё получалось лишь медленно ковылять. Я быстро догнал её, и надел петлю на шею, потом подмял под себя и связал ей клюв, чтобы не клевалась.
   -Помоги мне, - бросил я Уне.
   Мы вместе с Уной на пару насели на птицу, и та успокоилась.
   -Ну что теперь?
   -Волочим к входу в ущелье, где тролль.
   -Хорошо, пошли.
   Тащить птицу было тяжело, она клекотала и упиралась, но мы осилили её, и вскоре оказались на опушке леса, в кустарнике, впереди был тролль, он был сонный, и не видел нас отсюда. Я взял птицу за шею, развязал верёвки, и уколол её в зад ножом, добавив ужаса. Стоило мне её отпустить, как глупая птица, ковыляя, выползла из кустарника, прямо навстречу троллю, тот увидел её, и бросился за добычей, а птица, увидев тролля, бросилась от него в ужасе убегать. Тролль погнался за ней, и вскоре скрылся в кустарнике. Был слышен лишь его победный рёв и громкое топание, тролль преследовал лакомую добычу.
   -Ну, вот и всё моя леди, теперь пошли в ущелье ядовитых цветов.
   -А если тролль вернётся, как мы потом выйдем из ущелья?
   -Мы от него просто убежим, вот и всё, сейчас мы не можем бежать, потому что ущелье ядовитых цветов кончается тупиком, и при этом, опасно бежать по ущелью, когда тебя преследует тролль, но на открытой местности, мы убежим от него и всё.
   -Хорошо идём.
   -Давай бегом.
   Я перешёл на бег, и мы быстро преодолели свободное пространство до входа в ущелье. Перед входом в ущелье я остановился, и выбора то особо не было, потому что красные цветы тут были везде, и пройти мимо них, не наступив, было невозможно. Правда, впереди, дальше, метрах в тридцати, цветы кончались, и начиналась тропинка.
   -И что будем делать? Полетим? - Спросила Уна.
   -Не знаю, сейчас посмотрим, - ответил я.
   Я наступил на один из красных цветков, тот заурчал и недовольно выплюнул в воздух небольшое жёлтое облачко. Я отошёл подальше.
   -Я так думаю, что облачко ядовито, и им дышать нельзя?
   -Да, я тоже так думаю, и нельзя не только дышать, но яд не должен попасть на кожу. Зато у нас плотная одежда, особенно снизу, плотные сапоги и штаны. Есть идея, просто быстро пробежать через красные цветы, это можно сделать не дыша, я уверен, мы не погибнем.
   -Хорошо... Давай так и поступим.
   -Ну, побежали... А то иначе скоро тролль вернётся. Думаю, тут рациональнее идти по принципу дамы вперёд, так безопаснее.
   -Хорошо.
   Уна вдохнула воздух по глубже, задержала дыхание и быстро побежала по красным цветам, из них в воздух сразу стали подниматься целые облачка жёлтого газа. Я последовал вслед за ней, не дыша. Несколько раз, пока бежал, жёлтый газ попадал мне на кожу, обжигая, но вроде бы я преодолел дистанцию без последствий. Мы отбежали от красных цветов по тропинке подальше, и остановились, здесь по бокам было много синих цветов, их тоже не стоило трогать. Но они и не росли на пути.
   -Ну что идём?
   -Идём... Только вот смотри у меня все штаны в жёлтом яде, надо бы помыть.
   -Здесь нет воды поблизости, помоем на обратном пути.
   -А вообще здесь красиво, - мечтательно произнесла Уна, - цветы даже очень красивые.
   -Только их нельзя трогать.
   Мы прошли метров сто по ущелью вверх, тут везде были синие цветы, но мы не обращали на них внимания, потому что они росли по краям тропинки. Впереди послышалось журчание ручья, мы свернули за угол ущелья и обнаружили небольшое озерцо, от него пахло серой, но вроде бы всё было нормально, я подошёл к нему, и осторожно коснулся воды кончиком пальцев. Вода была тёплой, но не обжигала.
   -Я думаю, не стоит трогать здесь воду, - заметила Уна, - она может быть отравлена.
   -Пить эту воду точно не стоит, она пахнет серой, а вот смыть с нас жёлтый яд красных цветов, вот это стоит сделать, потому что мало ли как наша одежда пострадает от яда, пропитается насквозь и отравит нас самих.
   -Хорошо, давай помоемся, но ты первый.
   -Даже не сомневайся.
   Я вздохнул поглубже, зашёл в озеро по пояс, и быстро присел, потом вышел, мокрый, довольный и уже без яда на одежде. Ничего страшного со мной не случилось, и Уна последовала моему примеру. Она вошла в озеро, и быстро искупалась, смыв с себя яд.
   -Идём дальше, я думаю, до свадебных цветов осталось идти не так далеко, не такое уж и опасное место это ущелье. - Заметил я.
   -Ну да... - Удивилась Уна, - мы бегали сначала от крокодила, потом от чёрного тролля, потом через ядовитые цветы, и ты хочешь сказать, что это ничего страшного? Мы были на волосок от гибели трижды.
   -Ерунда, это было легко. Идём.
   -Ну, как скажешь дорогой, чует моё сердце, весело мне будет с тобой.
   -Во мне даже не сомневайся.
   Мы прошли метров сто вверх, и здесь начались какие-то зелёные цветы, они также росли по краям ущелья, и на них можно было не наступать, но у них был какой-то странный запах, и он мне сразу не понравился.
   -Уна, стой! - Скомандовал я.
   -А что?
   -Сдай метров на десять назад.
   Она сделала несколько шагов назад.
   -Что случилось?
   -Дальше я пойду один, могу поспорить, что дышать этим воздухом нельзя, в этот раз, нельзя просто пробежать или не наступать на синие цветы. Здесь надо всё сделать быстро, и не дыша.
   -Но ритуал говорит о том, что муж и жена должны срезать белые свадебные цветы вместе.
   -Ритуал ерунда, а мы и так пришли сюда вместе, этого достаточно. Я могу долго не дышать, ты нет, я успею добежать до белых цветов, срезать их и вернуться, не сделав и вдоха, с тобой нет. Мы не будем рисковать, сиди здесь, считай, что это мой приказ как мужа. Если что случится, разворачивайся и иди домой, не рискуй, не пытайся меня спасти, понятно?
   -Понятно.
   -Точно?
   -Точно.
   -Хорошо, подержи вещи.
   Я снял с себя сумку с провизией, взял в руки два ножа, свой костяной, и орковский обсидиановый, заткнул их за пояс, собрался с духом, вдохнул поглубже, и побежал прямо к концу ущелья. Я промчался как вихрь мимо зелёных цветов, а они, почувствовав меня, словно поползли к моим ногам, выделяя больше яда. Я пробежал мимо них, подбежал к грядке на которой росло десятка три белых свадебных цветка. Схватил свой костяной нож и попытался отрезать один из цветов, но не тут-то было, стебель был очень толстым и прочным. Я в отчаянии схватил из-за пояса обсидиановый нож, и легко перерезал им стебель, отрезал второй цветок, и почувствовал, как сила цветков впитывается в моё тело, с таким ощущением, будто я убил крупную хищную тварь. По-видимому, свадебные цветы и правда были волшебными. После чего заткнул ножи за пояс, и, держа в обеих руках цветы, быстро побежал назад. Я уже задыхался, хотелось вздохнуть, лёгкие буквально разрывались на части. Но я из последних сил добежал до Уны, и только отбежав от зелёных цветом метров на десять, наконец, вздохнул.
   -Тяжело? - Спросила она.
   -Да, тяжело, ты бы не смогла, - ответил я. - Вот держи цветы.
   Уна посмотрела на цветы и изрекла:
   -Красивые... Действительно красивые, очень.
   -Да, возможно, а теперь идём назад.
   Мы быстро пошли назад, добрались до поля красных цветов, и тут я увидел на конце ущелья горб чёрного тролля. Он сидел спиной к нам и мерно посапывал. Вероятно, он уже догнал и съел ту птицу, пока мы сюда ходили.
   -Что будем делать? - Спросила Уна.
   -Я побегу первым, я уверен, я смогу убежать от чёрного тролля, он увяжется за мной, а ты пробежишь ущелье позже, и мы встретимся около раненного орка, договорились?
   -Договорились.
   -Жди.
   Я взял сумку с вещами поудобнее, отдал Уне своё деревянное копьё, и быстро побежал через красные цветы. Тролль услышал моё топание и развернулся на меня. Я громко крикнул: "Пошёл прочь!" Я знал, тролли не любят громкий крик и звереют от него. Тролль бросился на меня, я прошмыгнул мимо него и быстро побежал к ручью, тролль, громко топая, преследовал меня. Кстати, бежал тролль не так уж и медленно, мне с большим трудом удавалось увеличивать расстояние между нами. Я собрался с силами и поднажал, спустя минут пятнадцать бешеной гонки, когда я уже начал уставать, я выбежал на берег ручья, сходу форсировал его и затаился в кустах с той стороны, стараясь успокоить грудную клетку. Чёрный тролль вышел из леса спустя минуты три, остановился около воды, понюхал воздух, разочарованно прорычал и пошёл назад к своему входу в ущелье. Надеюсь, Уна сможет избежать встречи с ним. Я посидел ещё минут десять, отдыхая, и успокаивая лёгкие, потом перелез через ручей, и направился к тому месту, где должен был лежать раненный орк. Путь туда занял у меня около часа, всё-таки с троллем мы убежали довольно далеко, прежде чем тот не решил оставить меня в покое.
   Уна сидела здесь и болтала с орком, с ней всё было в порядке. Увидев меня, она просияла лицом.
   -С тобой всё хорошо? Ты не ранен? Как, убежал от него? Я так волновалась.
   -Всё нормально Уна, идём домой. А ты Урук как себя чувствуешь?
   -Мне уже лучше человек, гораздо лучше, но не мог бы ты дать мне поесть, кусок мяса, и выпить воды, хотя бы пару глотков. Поверь, тот обсидиановый нож, что я подарил тебе, стоит куска мяса и глотка воды. Мне нужны силы, чтобы выздороветь. Если дашь мне еды, то завтра к утру я уже буду здоров.
   Я вспомнил, как сильно помог мне обсидиановый нож орка, и решил его отблагодарить, я открыл свою сумку и положил перед орком три куска мяса, половину своего запаса провизии, потом дал ему свою фляжку, сказав:
   -Можешь выпить половину.
   -Спасибо человек, твоя доброта вернётся к тебе.
   После чего я сказал Уне, что нам пора идти, и мы пошли назад в деревню, я был рад, мы выполнили задание, теперь мы муж и жена, всё, ничто не встанет у нас с ней на пути, и это навсегда. Путь назад не был долгим и тяжёлым, мы без приключения миновал ручей, и уже к вечеру добрались до пределов долины охотников. Мы с Уной были сильными воинами, и быстро передвигались, для нас путь домой не был тяжёлым, даже если это довольно дальний путь.
   Мы шли по вечерней долине охотников как победители, полусумрак спускался с небес, и вот уже стали загораться первые звёзды.
   -Ты счастлив? Мы дошли, и ничего не произошло.
   -Что ж, теперь у тебя были приключения?
   -На целую жизнь хватит, - ответила она.
   -Это радует, поменьше бы нам приключений в будущем.
   -Без приключений скучно...
   -Так уж скучно?
   Мы вышли на расчищенную около частокола землю, и я увидел на вершине частокола дозорного, крикнул ему.
   -Эй, Вилли открывай, мы пришли!
   -Эй, все, Крис с Уной вернулись, живые. - Громко крикнул часовой вниз на всю деревню.
   -Живые и со свадебными цветами!
  
   Глава 2: Вторжение.
   Мы вышли на площадь, встречать нас сюда собрался весь проживавший здесь народец. Всё-таки свадьба не такое уж частое событие в нашем мире, как часто образуются новые пары, ну раз в три в пять лет, не чаще. Всё-таки людей здесь в посёлке не так уж и много. К нам вперёд вышел староста.
   -Ну что? Вы достали свадебные цветы?
   -Да, вот они.
   Уна достала из сумки два цветка. Староста аккуратно взял их в руки, осмотрел, понюхал. Потом поднял вверх на руках над собой, и объявил на всё племя.
   -Теперь Крис и Уна могут сыграть свою свадьбу! Прямо сегодня, ура! Слава великим охотникам.
   -Слава великим охотникам!
   Ко мне подошёл наш старший воин Тор.
   -Позволь мне пожать твою мужественную руку. Теперь ты настоящий мужчина.
   -Спасибо Тор, это так важно для меня, твоё уважение.
   -Быть тебе с годами старшим воином нашей деревни, а то и старостой, попомни мои слова. Как только мы сдадим из-за возраста, ты станешь новым старшим воином или даже старостой.
   -Ну... Это будет ещё не скоро.
   -Да... Не скоро... Но время летит быстро, поверь мне, оглянуться не успеешь и тебе уже сорок, и годы уже не те, что раньше... Пора уступать своё дело молодым, ну да ладно... Давайте веселиться. Пошли к костру, мы как раз зажарили очередного кабанчика, девушки ходили в лес, собирали ягод и диких яблок, так что у нас есть, чем закусить. А староста пока приготовит обряд.
   Он обнял меня за плечи и повёл к костру, я был ужасно горд, что со мной так обращается старший воин деревни. Всё-таки Тор это легенда, сколько он отразил атак гоблинов, не счесть. А ещё он ходил драться с орками, во времена великих противостояний, и да, он настоящий герой. Мы прошли к костру и сели за него, мне в руки дали кусок мяса и я начал жевать.
   -Ну, давай рассказывай, как добрались. Что было интересного у вас в пути?
   -Сейчас, так, ну, во-первых, мы напоролись на орка, он был ранен, и рассказал мне о каких-то людях из внешнего мира, они здесь, он назвал их работорговцами. И, по-моему, орк был ужасно напуган.
   -Люди, из внешнего мира? Ты уверен?
   -Да, я так понял, орк выслеживал их, потом они заметили и ранили его. Но он убежал, мы наложили на рану орка подорожник, я думаю, орк выжил. Но главное, орк подарил мне вот этот обсидиановый нож, он сказал, что это лучшее оружие. И нож и вправду очень острый.
   -Постой, ты сказал люди из внешнего мира? Ты ничего не перепутал? Попробуй мне рассказать поподробнее об эти людях.
   -Ну, орк сказал, что следил за ними, потом они напали на него, и ранили, но орк убежал, ну мы и нашли орка раненным. Тот сказал, что это работорговцы, они берут в плен всех, кого могут поймать, и заставляют работать.
   -Чёрт... Надо срочно бежать в горы, быстро... Эй староста, - громко крикнул Тор, здесь на Архайте люди из внешнего мира, работорговцы, срочно, надо уводить всех в горы, быстрее.
   -Постой Тор, но разве мы не в безопасности здесь, под защитой стеллы мира, за частоколом посёлка?
   -Против этих людей, против их оружия, камень и дерево не препятствие. Мы должны уходить в горы, срочно, все, собираемся, эй...
   Тор куда-то побежал, все вдруг начали бегать туда сюда, большинство людей помладше не понимали, чего так боятся староста и старший воин. Я, немного постояв, пошёл к себе в дом, собирать вещи, сказано в горы, значит надо в горы. Прошёл в свою комнату, быстро собрал в пакет остатки еды, ниток и всё ценное, что у меня было, и вышел на улицу. Здесь беготня не прекращалась, прошло ещё минут двадцать, Тор и староста выстроили всех перед частоколом деревни, и громко вещали всем.
   -Внимание, племени угрожает страшная опасность, мы должны покинуть деревню и уйти в горы минимум на несколько недель, не берите всё своё имущество, берите лишь самое необходимое, и то, что вы сможете унести. Внимание, быстрее, мы должны торопиться. Если вы что-то забыли, потом разведчики вернутся и заберут ваши вещи, а сейчас, быстрее, мы должны уйти в горы. Нам угрожает страшная угроза...
   Я подошёл к Уне, она стояла рядом со своими родителями, я взял её за руку.
   -Чего они так переполошились? Почему они так боятся этих людей?
   -Не знаю, но по мне, уж люди точно не опаснее горного тролля, а Тор боится, просто в панике. Идти в горы сейчас, так, большим отрядом, прямо ночью, это же смертельно опасно, многие погибнут, там же ночные твари... Тролли...
   -Все, строем двинули, - проревел Тор.
   Ко мне подошёл один из наших воинов и сунул мне в руки копьё с каменным наконечником.
   -Теперь ты настоящий воин Крис, ты должен защищать женщин и детей.
   -Да, Элврих, конечно.
   Деревянные ворота нашего посёлка открылись, и мы пошли прямо во тьму, все строем, это был просто какой-то кошмар, ночное бегство из нашего дома. И особенно наводило ужас то, что все три Луны Архайта спрятались за тучами, и вокруг была непролазная тьма. Я видел только спины своих сородичей, и не далее. Но факелы никто не зажёг, старейшина решил, что темнота нам на руку. Мы успели пройти от силы метров сто по долине охотников, как вдруг впереди идущие громко закричали:
   -Засада, засада!
   Где-то впереди метнулись тени, и Тор громко заорал на всю колонну:
   -Всем бежать! Бежать, прорывайтесь в горы! Прорывайтесь в горы! Всем бежать! Вернётесь в деревню через месяц, всем бежать!
   Откуда-то из темноты прилетела стрела, и вонзилась точно в грудь Тору, тот заревел от боли, и упал на землю. Я никогда не видел таких мощных стрел, не знаю, что у неё был за наконечник, но она легко навылет пробила тяжёлые кожаные латы нашего старшего воина, это было невероятно, я уже понял, что дела плохи. Я увидел, как спереди шёл бой, и даже не бой, нет, всего три воина врага легко раскидали всю нашу стражу, я взял копьё и бросился в атаку, метнул копьё почти в упор в одного из воинов, в странных жёстких, сияющих под светом звёзд доспехах. Но копьё лишь отлетело в сторону, не причинив ему никакого урона. Причём каменный наконечник копья от удара просто раскололся в мелкие крошки. Я увидел, как за секунды погибли наши лучшие воины. Я понял, что шансов победить у нас нет, и стал искать Уну. И увидел её, она запуталась в сети, враг вязал её, я бросился в атаку, взяв лучшее оружие, что у меня было, обсидиановый клинок. Я знал, этот клинок орков почти волшебный, он пробьёт что угодно. Я напал на воина врага сзади, и со всего размаху вонзил обсидиановый клинок ему в спину, но ничего не произошло. Обсидиан просто раскололся на мелкие камешки, подобно тому, как раскололся каменный наконечник моего копья. Вражеский воин быстро обернулся и ударил меня прямо по голове большой стальной палкой, брызнула моя кровь... У меня буквально потемнело в глазах и я вырубился.
  
   Мне было нехорошо, я лежал, глаза были закрыты, я не ощущал ничего, как-то очень уж холодно, внизу что-то липкое, на глазах тоже. Я шевельнулся, сел, мне стало дурно, меня чуть не вывернуло наизнанку.
   -Лежи, - скомандовал мне старческий голос. - Лежи, у тебя тяжёлое сотрясение мозга и трещина в черепе, тебе нельзя ходить ещё месяц, лежи... Кстати, эта трещина тебя и спасла, они не взяли тебя, потому что решили, что ты всё равно сдохнешь по пути, и поэтому ты свободен, единственный из племени, кто уцелел, кого не взяли в плен. Все остальные либо мертвы, либо в плену.
   -Что случилось, кто ты?
   -На вашу деревню напали люди из внешнего мира, они взяли всех твоих родичей в рабство, ты один остался. Ещё около десяти воинов погибло, самые сильные... Хотя... Если бы люди из внешнего мира постарались, они могли бы взять всех вас в плен живыми. Но воины никому не нужны, их слишком сложно сломить. А вот дети, это самые лучшие рабы, и за детьми они охотились, их можно вырастить рабами, и они будут рабами всегда. А женщины... Красивые женщины, понятно, зачем они нужны.
   -И что, никто больше не убежал, в такой кутерьме ночью?
   -Нет, воины из внешнего мира использовали магию, чтобы поймать всех, и у них были заклинания ночного видения, они не упустили никого. Все пойманы, все теперь у них в плену на корабле. Вообще все. И даже охотники, все были на тот момент в деревне, готовились к твоей свадьбе, остался ты один.
   -Так кто ты?
   -Меня зовут горная ведьма, я хранительница магии и племени. Я владею магией, и живу в горах уже долгие сто с лишним лет, но я умею бороться со старостью. Увы, жаль, я не успела придти на помощь племени вовремя, и теперь тю-тю, нет больше деревни, и, наверное, уже никогда не будет. Всё, не будет больше людей на Архайте, только орки и гоблины. Как это не печально... Ничего, проживём как-нибудь...
   -Горная ведьма... Никогда не слышал... А нет, пару раз слышал как Тор ругался. Говорил, "горная ведьма всё побери", или "иди ты к горной ведьме".
   -Да, обо мне принято не говорить, меня не любят, потому что есть у людей древнее поверье, чем меньше говоришь о зле, тем меньше шансов его встретить, поэтому обо мне молчат, и знают обо мне лишь староста, старший воин, и ещё пара посвящённых. Впрочем, так же, как и о людях из внешнего мира, а вот если бы о них знали вы с Уной, вы бы тогда, встретив орка, вернулись бы назад, и люди твоей деревни вовремя бежали, и все были бы свободны, но что старое поминать, кабы, да если бы...
   -А почему тебя так не любят?
   -Да потому что я ведьма, я практикую магию. Я такой родилась, просто иногда у людей рождаются дети, обладающие способностью к магии, такое происходит очень редко, но такое произошло. И меня изгнали из деревни, потому что люди боятся магии. А магия, она не бывает ни доброй ни злой, она просто есть и всё, потому что... А не важно... Но я долго жила в горах, иногда помогала людям в твоей деревне, следила, чтобы Архайт не вымер, да вот только не уследила.
   -А почему ты не уследила? Ты ведь можешь видеть будущее, если ты ведьма.
   -Потому что я не самая сильная ведьма на свете, у людей из внешнего мира есть маги и посильнее меня. У них есть специальные обереги, которые не позволяют другим магам предвидеть действия владельца оберега. И главное, они лучше меня обучены, намного лучше, потому что у людей из внешнего мира много магов, и есть специальные школы магов, где опытные маги, много поколений учат себе смену. А я просто самоучка, меня никто никогда не учил, я просто жила и на своём опыте познавала магию. И даже более слабый, маг людей внешнего мира, получается, лучше обучен и подготовлен в магии, чем я. И я не могу, не смогла их увидеть. Я узнала о людях из внешнего мира совсем недавно, когда они высадились, от орка разведчика, я не смогла предвидеть, была не готова, не успела вас предупредить, и вот произошло страшное.
   -И что теперь делать?
   -Что делать? Жить, ничего больше не остаётся. Просто жить и всё. Ты будешь помогать мне по хозяйству, я обучу тебя магии. Кстати, в тебе есть дар, я это чувствую сейчас, только твой дар не такой как мой, совсем другой.
   -А какой?
   -Ты не умеешь лечить, ты не умеешь кидаться молниями как я, ты не видишь будущее. Но ты силён, ты воин, ты быстр и силён. Если бы ты родился где-нибудь в Элийской империи, ты бы сделал грандиозную карьеру, и быть может, стал бы даже стражником самого императора. Точнее, не стражником, нет, гвардейцем, так это называется, гвардеец. Но неважно... Важно, что ты тут лежишь сейчас, и у тебя проломлен череп, поэтому лежи и не дрыгайся, пройдёт ещё много времени, прежде чем ты сможешь ходить. Хотя... Быть может и не так уж много времени, учитывая твои способности к восстановлению. В любом случае, сейчас ты ранен, и ты даже не сможешь пройти самостоятельно двадцать шагов. И сделать ты ничего не можешь, и я не могу.
   -А где я сейчас?
   -Ты в моей горной избушке, или в моём горном дворце, это уж ты называй, как хочешь, но скорее, по меркам Архайта это всё-таки дворец. Если сравнивать с теми избушками в которых вы жили в твоей деревне. Как ты сюда попал, спросишь ты. Отвечу, просто и банально, я попросила пару орков, чтобы они дотащили тебя сюда, и они исполнили мою просьбу, потому что сами нередко прибегают к моей помощи. И у меня с ними добрые отношения, орки умны и дальновидны, умнее людей, я так думаю... Хотя, это спорно, потому что на планете есть крупные государства орков, и крупные государства людей, но люди со звёзд, это люди, а не орки. Орков со звёзд не бывает. Значит, люди дотянулись до звёзд, а орки нет. Выходит, люди всё-таки умнее. Так что, лежи, выздоравливай, у тебя впереди долгая и интересная жизнь, а мне нужно, чтобы хотя бы кто-нибудь был рядом, устала я без людей, а если и дальше буду жить только с орками да гоблинами, то совсем скоро свихнусь.
   -Понятно... А что с Уной?
   -А Уна? Твоя жена, знаю её, ничего с ней страшного, всё тоже самое, что и с другими жителями деревни, её взяли в плен. И сейчас она на корабле, сидит в трюме, но сделать мы ничего не сможем, у них стальные доспехи, стальное оружие и два мага, а я и с одним-то не справлюсь.
   -Что с ней будет?
   -Ну, она красивая, и значит, её, во всяком случае, не убьют, скорее всего, продадут кому-нибудь в наложницы, и она будет рабыней всю жизнь, родит от хозяина детей, обычное дело для рабов. А если она окажется умна, то хозяин достанется богатый, и возможно, её судьба будет не столь печальна. Потому что красивые рабыни нередко живут лучше, чем многие свободные люди.
   -Но я хочу быть с ней!
   -Смирись парень, ты её больше никогда не увидишь. Это воины Элийской империи, второй по мощи империи на планете. Они сильны, хорошо обучены и превосходно вооружены, скоро они уплывут на своём корабле в дальние края, а мы с тобой останемся здесь.
   -На чём, на чём? Что значит слово планета?
   -На планете, так называется наш мир, со всеми островами, континентами и океанами, этот мир в целом, называется планета. Мы живём на планете и наш Архайт это всего лишь один крупный остров в океане, расположенный в умеренных широтах. Кроме Архайта есть и другие земли, и там живёт много людей. И кстати, планет в космосе много, кроме нашей... Все звёзды, что ты видишь на небе, это другие миры, и есть в нашем мире такое место, называется "космопорт". Туда раз в несколько лет или чаще прилетают корабли из других миров, также, как сюда приплыл корабль Элийцев, и там идёт торговля. Пришельцы продают нам удивительные по прочности мечи, луки, топоры и доспехи из звёздных металлов. Это оружие намного прочнее, чем, то, которое умеют делать воранги или элийцы, и поэтому оно очень ценится. А мы продаём им то, что они попросят, часто рабов, зверей и многое другое. И именно благодаря этим доспехам империя Ворангов процветает. У них лучшее оружие, и лучшие доспехи, но у тебя, увы, нет даже простых бронзовых ножей. Так что, не мечтай даже...
   -Но откуда ты всё это знаешь, о далёких мирах? Если ты всю жизнь провела здесь, на Архайте.
   -Я хорошо владею заклинанием ясновидение, я использую его, часто, и я видела Элийскую империю, была и в космопорте, видела, отсюда, не была, конечно, но наблюдала. Так что мир я знаю, и я знаю, сколько в нём смерти и жестокости, в этом плане, мне повезло. Я живу себе в горах, на дальней, всеми забытой земле, меня никто не трогает, мне не надо конкурировать ни с кем, я полностью счастлива. Жаль только, что твою деревню разрушили... Но так происходит часто с отсталыми примитивными племенами, вы слабы, и сильный поработил вас. Так бывает.
   -Ты поможешь мне вернуть Уну? - Собравшись с силами, спросил я в лоб. Потом ещё секунду подумав, добавил. - Вернуть Уну и освободить всех людей племени.
   Ведьма аж поперхнулась, потом рассмеялась, смеялась долго и надрывно, а я терпел, потом, наконец, остановилась, и решила мне ответить.
   -Будь благодарен мне, что я спасла тебя от смерти, а то так бы и умер там с проломленным черепом.
   -Но ведь в моей деревне жил твой народ, ведь ты из племени, из нашей деревни, ты сама сказала. Ты должна помочь.
   -Я не могу, они слишком сильны, и потом... А не важно, лежи, отдыхай, набирайся сил. Потом выздоровеешь, поговорим, и чувствую, что мы обсудим с тобой эту тему ещё ни один раз, прежде чем я смогу объяснить тебе, что это невозможно.
   -Я не хочу лежать, когда мои соплеменники в плену, я хочу...
   Я попытался встать, а она сунула мне под нос какой-то травы, и стоило мне вздохнуть, как я тут же вырубился, я не мог сопротивляться её магии. Хотя, быть может, это была и не магия, а просто трава такая, но я уснул.
  
   Глава 3: В плену.
   Уне больно связали руки за спиной, верёвки врезались в кисти. Они шли куда-то ночью, всем племенем, все были связаны, никаких шансов убежать, только где-то вдали ревели хищники, не смея приблизиться к людям из внешнего мира и их пленным. Ей было очень страшно, она видела, как пали лучшие воины племени, быстро и без шансов, Уну ещё никогда не брали в плен, так. И она не знала, чего ждать. Они брели куда-то во тьме, очень долго, их подгоняли, крайних, кто отставал, били плетями. Те громко звучали на всю округу, мощные удары. От каждого удара девушка содрогалась, понимая, как это больно. Так они и шли почти всю ночь, не видя куда. Несколько раз Уна падала, и тогда её довольно грубо поднимали.
   -Куда нас ведут Рива?
   -Я не знаю Уна.
   -Боже, они убили Тора и других...
   -Что случилось с Крисом?
   -Я видел, как его ударили стальной палкой по голове, я видел, как брызнула кровь, он так и остался лежать там, около деревни. Я думаю, он умер.
   -Не может быть, - заплакала Уна.
   -Крепитесь, впереди нелёгкие времена, нас взяли в плен, и теперь вряд ли отпустят.
   -Надо постараться бежать.
   -Как? У нас связаны руки.
   -Разговоры! Всем заткнуться, - грозно крикнул их надсмотрщик и ударил одного из крайних плетью.
   Надсмотрщики о чём-то переговаривались друг с другом между собой, пока их вели, но Уна не понимала, о чём те говорят. Лишь по интонации было понятно, что они очень довольны уловом. Вскоре, послышался морской прибой, повеяло свежим воздухом с океана, и пленники оказались на побережье, они вышли во тьму, и Уна увидела корабль. Тот большой чёрной тенью стоял метрах в пятидесяти от берега, прямо посреди бухты. Они прошли по песку, и их подвели к большой лодке с вёслами, одну из групп людей посадили в лодку, туда попала и Уна, и четверо гребцов мощно заработали вёслами. Они плыли до корабля недолго, минут пять, и вот ей развязали руки, оставив связанной шею, и громко скомандовали.
   -Лезь наверх, живо.
   Уна, как и другие пленные полезла наверх, она была напугана и у неё была связана шея, а развязаться она не могла. Бежать не получилось бы. Надсмотрщики увидели бы, и тогда бы... Страшно представить, чтобы они с ней сделали. Она, цепляясь за верёвки, залезла наверх, и оказалась на палубе, осмотрелась по сторонам. Она находилась посреди огромной лодки, явно построенной людьми, таких больших лодок никогда ранее ей видеть не приходилось. Палуба огромной лодки мерно покачивалась в такт волнам. Ей снова связали руки за спиной, и повели куда-то вниз, они спустились на этаж ниже, и оказались в большой комнате. Один из конвоиров взял Уну за ногу, и застегнул у неё на ноге какое-то очень прочное металлическое кольцо, так что теперь девушка не смогла бы отойти больше чем на полметра от того места, где была прикована. После чего с неё сняли все верёвки, также, как и с других. Сюда же в эту большую комнату привели и остальных её соплеменников, и их всех приковали кольцами к стене большой лодки. Прошло минут десять, все надсмотрщики куда-то ушли, и Уна осталась со своим племенем.
   -Что будем делать?
   -Надо попытаться бежать.
   -Я не думаю, что это возможно.
   Один из воинов нагнулся, собрался с силами, и, что было дури, дёрнул ногой за кольцо, но ничего не произошло, кольцо выдержало, и он остался в плену.
   -Эти штуки жутко прочные, у меня есть костяной нож, но я не могу им эти кольца даже поцарапать.
   -Что же нам делать?
   -Молиться, и надеяться на судьбу.
   Остальные жители деревни ещё долго обсуждали, что же им теперь делать. Но они были лишены своих лидеров, старосту и главного воина убили у них прямо на глазах, и теперь люди были сломлены и напуганы. А Уна только сидела и плакала, вдруг осознав, что её мужа, Криса, сильного и смелого, тоже убили, прямо у неё на глазах. И она никогда, больше вообще никогда его не увидит, и это было жутко. Она сидела и молча плакала по убитым, а потом сама не заметила, как уснула.
   Во сне ей приснилось, как она с Крисом достала свадебные цветы, как её встретили в деревне, во сне они готовились к свадьбе, они все были живы и счастливы. И была свадьба, и главное, все были живы, во сне она даже не вспомнила о том, что произошло на самом деле, и она была абсолютно и полностью счастлива.
   Уна проснулась от того, что её тормошили за руку, проснулась, вначале не понимая, где она и что происходит, и потом вспомнила всё. Как их пленили, и как убили Криса и других. Было раннее утро, сквозь щели в половицах корабля, сюда в нижнюю комнату их корабля, пробивался свет. Где-то наверху ходили эти страшные люди, что-то кричали на своём страшном непонятном языке.
   -Уна ты должна поесть. - Сказала ей Рива. - Эти лепёшки, они ужасны и отвратительны на вкус, не то что жареное мясо и дикие яблоки, но они больше ничего нам не дают. И, наверное, и не дадут, нельзя терять силы. Ты помнишь, что вчера произошло? Теперь мы все в плену, вся деревня. Все либо в плену, либо мертвы. Твой будущий муж Крис, он мёртв.
   -Я знаю.
   -Поешь, и запей водой.
   Уна взяла из рук Ривы лепёшку, съела и запила противной водой из ведра. Это было противно, очень противно, вода была какая-то несвежая, она не привыкла пить такую, потому что, живя в племени, она привыкла получать всё свежее, ей пришлось заставить себя. Она всегда могла выйти к горному ручью и зачерпнуть из него воды, или добыть себе мяса кабанчика, сорвать свежее яблоко с одной из яблонь, что растут в долине охотников. Неожиданно к ним сверху спустился человек. Уна осмотрела его, это был матрос, на нём был плотный кожаный доспех, на лице жуткий, рубленый шрам, он смотрел на них и противно ухмылялся.
   -Слушайте меня вы, люди с острова Архайт. Меня зовут Даст, я здесь для вас главный, я надсмотрщик за рабами. Теперь вы все рабы господина Михаэля, он капитан этого корабля. Это корабль его величества доблестной элийской империи. Вы все варвары, дикари, вы годитесь только чтобы работать, и когда вы прибудете на вашу новую родину, вы все будете работать за еду. А кто попытается бежать, будет убит. Вы дикари, теперь должны вкусить новой жизни, служа империи. Потому что это высшее благо, служить нашей империи, вы никогда раньше не могли его ощутить. Вы все меня поняли, ты меня поняла тупая дикарка?
   Он посмотрел на Уну, а потом больно пнул её своим кованым сапогом в бедро. Уна непонимающе посмотрела на него, за что они их так ненавидят, за что убивают? Почему обращаются с людьми так, ведь люди её деревни не сделали элийцам ничего плохого.
   -Ты меня поняла тупая корова? - Ещё громче рявкнул Даст.
   -Она поняла, поняла, - ответила за Уну Рива, - не бейте её, она тяжело переживает плен.
   -Ей лучше научиться переживать пленение, потому что она теперь раб, и задача раба работать, делать то, что скажет хозяин, это понятно?
   -Да, нам всем понятно.
   -А ты поняла дикарка?
   -Я поняла, - выдавила из себя Уна.
   -Отлично, видите вон того пацана. Эй, Золфи, иди сюда, Золфи, иди сюда, кому сказал, - громко крикнул мужчина.
   Сверху прибежал какой-то парень лет четырнадцати, только какой-то хилый и забитый. Он был одет в драную майку и такие же драные штаны, обуви у него не было, бегал везде на босу ногу.
   -Это Золфи, он будет учить вас говорить по элийски. А вы все будете прилежно учиться, потому что, если кто-то из вас не выучит элийский к концу пути, я его выброшу за борт, иными словами пущу на корм акулам, убью! Потому что пользы от раба, который не знает элийский, нет, а раз от раба нет пользы, его нельзя продать, а мне не нужны рабы, которых нельзя продать. Вы все должны приносить прибыль. Поняли тупые рабы? Вы все должны слушаться Золфи, он будет учить вас языку. А ты что смеёшься оборванец, если хоть один раб не научится к концу путешествия мямлить по-элийски, я тебя пущу на корм акулам вместе с ними, припугнул Золфи Даст.
   -Я не смеюсь господин, я просто счастлив от того, что вы поручили мне учить их, потому что я никогда раньше никого не учил. И я счастлив служить тебе, о великий надсмотрщик рабов Даст, потому что ты такой великий и страшный, что этого не передать словами.
   -Давай, давай, ещё поостри мне. А сейчас, у меня нет больше на вас времени, несчастные рабы. Золфи, приступай к обучению.
   Важный господин хмыкнул, развернулся и пошёл куда-то наверх, а Золфи подошёл к рабам.
   -Слушайте меня, вы, несчастные создания. Вы все теперь рабы, самый низ нашего общества. Для вас даже я, юнга, и то хозяин. Если я говорю, что кто-то из вас что-то должен делать, он выполняет мой приказ без сомнений и споров, это ясно?
   -Да пошёл ты, - выдавил из себя один из молодых людей.
   -Я прощу тебя в этот раз, потому что я добрый, и если честно мне вас всех жалко, ваша судьба незавидна. Потому что мужчины станут рабами, и в лучшем случае будут работать до конца жизни на полях батраками, у вас не будет ни жён, ни детей, и всё личное имущество, что у вас будет, это солома, чтобы спать и тарелка пресного супа на ужин. Это, не считая того тряпья, в которое вы будете одеты, да и то, если ваш хозяин будет добрым, а такое бывает редко. Тех же, кому повезёт меньше, направят на шахты, добывать уголь и металл, и они никогда не увидят дневного света. На шахтах вы протянете год, может пять, но не дольше, потом умрёте от чахотки и истощения, и то... Чтобы прожить на шахте лет пять, надо быть сильным, очень сильным, а среди вас нет по-настоящему сильных людей, потому что вы тупые дикари. Что касается женщин, им, конечно, повезёт больше, часть женщин попадёт на поля, часть станет служанками. А быть служанкой куда проще, чем вкалывать на шахте. Служанкой можно проработать всю жизнь, долго, и заслужить уважение хозяина. Но больше всего повезёт самым красивым из вас, их продадут в наложницы, и если сеньор будет богатый, то у вас даже будут слуги, а ваши дети получат образование, и станут людьми. Но для этого надо уметь заслужить уважение и любовь господина, а это ой как непросто. Вот ты, например, - он показал пальцем на Уну.
   -Что тебе от меня надо?
   -Ты красива, очень красива, у тебя красивое лицо, хорошее тело и крупная грудь, ты молода и желанна для многих мужчин, если ты будешь умна, ты вполне сможешь извлечь выгоду из своих прелестей. Не отворачивайся, не злись, ты здесь не по моей вине, но выбора у тебя особо нет, либо тебя будут иметь матросы в какой-нибудь портовой ночнушке, ты будешь болеть венерическими болезнями и рано умрёшь. Либо ты поумеришь свой гонор, и у тебя будет один хозяин знатного рода, и если ты понравишься этому хозяину, будешь спать на подушках и ходить в шёлке, есть на золоте, а твои дети станут достойными гражданами элийской империи. Вся жизнь в твоих руках. Решай сама, иметь гонор и умереть в нищете, или жить как королева, умело манипулируя своим хозяином.
   -Я не такая, чтобы спать за роскошь. Я только по любви...
   -По какой любви? Ты теперь рабыня, и тебя имеет право отпялить любой матрос с этой шхуны, и ему ничего за это не будет, если только ты не убедишь сеньора Михаэля, что ты полезная штучка, и он не вступится за тебя. Так что думай головой, вы теперь в цивилизованном обществе. Здесь, чтобы выжить и добиться положения, нужно думать головой, потому что те, кто не думает головой, становятся дешёвыми рабами, а те, кто ведёт себя элегантно, могут жить в роскоши. И, увы, правда нашего сурового мира такова, что раб важного человека порой имеет больше власти, чем свободный человек из ниоткуда. Ну да ладно, вы всё это со временем поймёте. А теперь простые правила, чтобы мне не пришлось за вами убирать. Под себя в туалет не ходить, вон, видите, большая дыра в полу справа, она ведёт прямо в море, точнее в океан, если возникнет нужда, ходить в туалет туда, там есть лючок, его можно открыть, и все ваши фекалии вывалятся наружу. Кто будет ходить под себя, станет моим личным врагом. Я человек добрый, но убирать за вами не люблю, буду сечь виноватого палками. А если виноватых будет много, значит, возьму две палки, и тогда пеняйте на себя, это ясно?
   -Понятно, под себя не ходить, мы всё поняли.
   -Постой, но как же... Здесь же и мужчины и женщины, мы же не можем ходить туда при женщинах, а женщины не могут при мужчинах.
   -Если вам так стыдно, отвернётесь, вы теперь рабы, не забывайте.
   -И долго вы нас будете держать здесь? Когда вы отпустите нас?
   -Мы не отпустим вас никогда, вы ещё порадуетесь спокойной жизни на корабле, когда вас не заставляли работать, сиди себе и отдыхай, праздник. Вы теперь рабы, и это на всю жизнь. Но на вопрос я отвечу, мы отправимся отсюда в плавание на родину, в элийскую империю через день или два, возможно, уже сегодня вечером, как вернутся охотники на троллей и драконов. И будем плыть при попутном ветре около пяти дней, пока не прибудем в большой портовый город Тринидат, там мы с вами и распрощаемся. Вас продадут вашим новым хозяевам, и я о вас навсегда забуду, как сложится ваша судьба после, зависит от вас. Впрочем, вы рабы, и от вас теперь мало что зависит. Но ваша главная задача теперь, найти себе хорошего хозяина, советую поискать на рынке чинушу из города, им часто нужны слуги, и ни в коем случае не попадите на шахты, ну да неважно, а теперь приступим к изучению элийского языка. Этот язык основной на всей территории элийской империи, и зная его, вы сможете общаться с любым, почти любым торговцем, крестьянином или кузнецом. Итак, начнём с простого...
   Он начал с простых фраз, как меня зовут, сколько мне лет, со счёта. Потом научил архайтцев как обращаться к кому-то, объяснил, что такое деньги, и зачем они нужны. Научил договариваться, как сказать, что и сколько стоит, это продолжалось долго, сидеть и слушать его было нудно. Но никто не хотел попасть на корм к акулам, и все учили новый язык, понимая, что с этим придётся жить. А потом, в конце дня он устроил всем экзамен, проверил, кто и как усвоил урок. Вообще, урок усвоили все плохо, только Уна научилась более менее что-то говорить, и, тем не менее, учитель остался доволен.
   Вечером, когда Золфи уже почти закончил свои уроки элийского языка, сверху пришёл какой-то матрос, и что-то сказал Золфи на элийском, но никто толком не понял, что. Пока Золфи не перевёл.
   -Наш капитан, мистер Михаэль желает видеть одну из рабынь, он велел доставить ему самую красивую, это будешь ты Уна.
   -Нет, не надо, почувствовала нехорошее Уна.
   -Сейчас тебя развяжут, после чего, ты выйдешь отсюда наружу, но если ты попробуешь бежать, и это тебе удастся, мы казним твою подругу, её кажется зовут Рива, так? Будь паинькой, и всё с тобой будет хорошо. Не пытайся бежать, впрочем, учти, здесь сильные течения, и вряд ли ты доберёшься до берега, мы вышли в море, и уже отошли довольно далеко от острова Архайт. Если ты прыгнешь за борт, ты не доплывёшь до берега и утонешь обязательно. Вспомни что я тебе сказал, чему тебя учил, будь послушна, верно распорядись своим капиталом, своим варварским телом, и ты сможешь получить особое к себе отношение даже здесь, на борту корабля, уже сейчас. Подумай, хочешь ли ты всё время пути просидеть связанной и избитой в трюме, или ты хочешь получить отдельную каюту и хорошую еду с капитанского стола. Не пытайся бежать, и быть может, ты будешь жить даже лучше, чем у себя на варварском Архайте. А сбежишь, умрёшь сама, и мы убьём твою подругу, думай не о себе, а о своей подруге. Не сопротивляйся, потому что ты уже проиграла.
   Матрос наклонился над кольцом, которым была прикреплена к стене корабля Уна, и маленьким ключиком открыл колодку. Уна встала, её взяли под руку и повели наверх. Она вышла наружу, поднялась на палубу и посмотрела вдаль, был поздний вечер, но Солнце ещё не зашло до конца за горизонт, было довольно светло. Она увидела вдали Архайт, только горы, до него было километров десять не меньше. Уна знала, здесь в море действительно сильные течения, и если даже прыгнуть в море, она знала, не доплывёт, течения унесут её в открытый океан, а это верная смерть, потому что в океане человек без пресной воды может продержаться максимум сутки. Она только тяжело вздохнула, посмотрев на горизонт.
   -Что думаешь улизнуть? - Спросил матрос. - Нет, теперь тебе не бежать, мы вышли в открытый океан, и, кстати говоря, день был исключительно успешный, мы поймали много пленных, вас людей и гоблинов. Но гоблины это ерунда, их отдадут на шахты работать задёшево, там они быстро передохнут, а вот вы, люди, на вас мы заработаем по-настоящему много денег, двести пленных, двести рабов. А ещё мы поохотились на диковинных чудовищ, и добыли много костей и шкур.
   -Что же вы так рано покинули наш богатый край?
   -Далеко в горах живёт горная ведьма, она повелевает орками, так сказал наш маг. Она владеет магией и опасна, она может бросить в бой ночью орды орков, чтобы освободить свой народ, то есть вас. Мы решили не рисковать, мы добыли всё, что хотели, мы не хотим проблем, двести рабов людей, да вы целое состояние, ты просто не представляешь, как ценятся на рынках империи рабы. А не важно, когда-нибудь мы ещё вернёмся на Архайт и поохотимся на драконов. Иди, давай, тебе туда.
   Он несильно толкнул Уну в спину по направлению к пристройке на палубе, и та решила подчиниться, потому что выбора у неё не было. Они вошли в одну из дверей, прошли метров десять и упёрлись в дверь, матрос осторожно постучал в неё, и ему крикнули, "входите". Он ввёл Уну в большую комнату, здесь за шикарным столом сидел мужчина лет сорока в красных одеждах. Матрос кивнул ему и вышел.
   -Давай знакомиться дикарка, меня зовут Михаэль, я капитан этого корабля, я твой новый хозяин до тех пор, пока мы не прибудем в Тринидат, ты будешь радовать и ублажать меня, потому что я устал без женской ласки. Мне сказали, ты самая красивая из пленных женщин, а если ты откажешься, то я убью кого-нибудь из твоих родичей, я думаю, ты все их жизни ценишь, так что не рыпайся. Садись и веди себя приветливо, поешь пока, а потом мы с тобой развлечёмся.
   Она медленно, не сводя с мужчины взгляда села за стол, и сидела, молчала.
   -Ну, давай, расскажи мне, как вы там жили на Архайте без цивилизации, хорошо? Вкусно ли вас кормила ваша родина, много ли...
   -Да на Архайте без вас мы жили просто чудесно, не пойму, зачем вы устроили весь этот ад.
   -Ради денег детка, потому что тот счастливее, у кого денег больше. И тот хозяин положения, кто держит своего соперника в колодках.
   -Я собиралась замуж...
   -Рассказывай. - С интересом потёр руки Михаэль.
   -И вы убили моего мужа прямо в день свадьбы. Он был...
   -Да? То есть я испортил тебе свадебную ночь? Не беспокойся, мы это упущение сегодня ночью наверстаем, и знаешь, ты увидишь, что я куда лучше в постели, чем твой бывший.
   -Мой муж был красивым, умным и сильным, а главное добрым, он любил меня, мы выросли с ним вместе, всё с детства, мы как брат и сестра, я знала его с детства, и вы убили его. Вы сволочи, я сделаю всё, чтобы убить вас всех, и я убью вас...
   -О, детка, ты знаешь, сколько раз я слышал такие угрозы из ротиков куда более симпатичных и ядовитых, чем твой? Но я до сих пор жив, и никто не убил меня, а знаешь почему?
   -Как земля только носит таких людей как вы?
   -Потому что я работорговец, а ты рабыня, и все кто ненавидит меня, они просто рабы.
   -Я не рабыня, я свободная женщина Архайта. И я умру свободной.
   -Никто сегодня не умрёт детка, а вот зубки я твои пообломаю, иди-ка сюда... Ты меня прямо заводишь...
   Он подошёл к ней, и очень быстро и легко справился с ней, потому что был мужчиной, и потому что был очень сильным мужчиной, который много убивал в прошлом, потому что он был работорговцем, а она рабыней, и потому что этот мир несправедлив.
  
   Глава 4: Мой мир.
   Я открыл глаза, голова была ясной, ничего не болело, я поднял руки и снял с лица повязку, мне в глаза ударил яркий свет. Я сразу зажмурился, потом с трудом открыл глаза, узко прищурив веки, немного проморгался, и, наконец, смог увидеть комнату, в которой я лежал. Комната была славная, вокруг стояла резная деревянная мебель. Я лежал на странного вида, очень искусно сделанной кровати, напротив меня было окно, закрытое какой-то стеклянной пластиной, я никогда такого не видел. Вообще, сравнивая с теми хибарами, в которых я жил раньше в нашей деревне, здесь действительно был настоящий дворец, пол также был не земляным, на полу лежали доски, ровные, аккуратные, стены были из серого камня с аккуратной кладкой. Я никогда не видел такой отделки. Я сбросил с себя одеяло, встал, подошёл к окну, заглянул в него, и ужаснулся, внизу было ущелье, глубиной метров сто, никак не меньше. Я оглянулся, у меня за спиной была дверь, я подошёл к ней и открыл её, вышел в просторный холл. Он также был заставлен красивой резной мебелью тончайшей работы. Я никогда раньше не видел такой мебели, когда жил в племени, ведьма действительно жила в настоящем дворце. Дверь напротив меня открылась, и я увидел её, высокую тонкую старуху лет шестидесяти, в серой одежде и с палкой в руке. Рядом с ней стоял высокий, мускулистый орк с обсидиановым топором. Впрочем, все орки высокие и мускулистые.
   -Ну что проснулся? - Спросила меня ведьма.
   -Да, кстати, у тебя здесь очень всё красиво и аккуратно. И на окне удивительная прозрачная пластина.
   -Это называется стекло, обычное дело для цивилизованного мира. Я научила орков делать его, и они отремонтировали мне весь дом. Кстати, мебель, что ты видишь вокруг, тоже изготовили орки, и один столяр из твоей деревни, только, тот столяр уже давно умер. Ну да ладно... Милости прошу тебя в мой дворец.
   -Скажи мне ведьма...
   -Зови меня Гусля, в молодости меня звали Гуслей, потом, всё ведьма, да ведьма, но ведьма это не имя, а название, тебя ведь Крис нельзя всегда называть воином.
   -Хорошо Гусля. Странное имя, для ведьмы. - Заметил я.
   -А что в нём странного? - Удивилась ведьма.
   -Оно, скажем так, недостаточно грозное для великой горной ведьмы.
   -Что верно, то верно, но когда меня назвали так, мои родители не знали, что я вырасту и стану великой горной ведьмой, которую почитает весь Архайт от малых гоблинов до вождя орков. Мои родители назвали Гуслей маленькую девочку, и для маленькой девочки, это имя вполне нормально.
   -Ладно, спасибо, что спасла меня, а теперь дай мне оружие, какое-нибудь обсидиановое копьё, и я пойду, освобожу своих соплеменников, или умру.
   -Смешной ты, как ты думаешь освободить их? Там на корабле, целый отряд воинов, и каждый из них вооружён лучше, чем ты, они сильнее, у них есть волшебные усиливающие обереги, и они лучше подготовлены. Потому что в отличие от тебя, они всю жизнь только и делали, что учились воевать, ты умрёшь глупенький.
   -Я умру с честью, - набычился я.
   -Честь это хорошо, - обратился ко мне орк, - мы орки уважаем честь, только вот есть одно но. Корабль то уже три дня как уплыл. И его тю-тю, теперь уже не найти и не догнать.
   -Как уплыл? - Опешил я.
   -Ну, ты человек, проспал самое интересное, то, как мы орки спасались бегством от людей внешнего мира в горах, и, кстати, почти все спаслись, потому что мы воины и умеем выживать, все, от мала до велика.
   -Я проспал? Ты усыпила меня, зачем?
   -А куда бы ты побежал воевать с проломленным черепом? И потом, у тебя был шанс сразиться с пришельцами, тогда в долине охотников, ты бросил копьё, ударил обсидиановым ножом, и тебе проломили череп, и всё... Вторая попытка была бы не лучше.
   -Но они же люди, а значит, их можно убить, это же не горный тролль, я выслежу их, я...
   -Идём за мной вояка, я покажу тебе кой что, - пригласила ведьма.
   -А я? - Спросил орк.
   -И ты Урук, тоже можешь пойти за мной.
   -Урук? - Переспросил я. - Тот Урук которого мы с Уной тогда спасли?
   -Да, тот самый, улыбнулся орк, странно, что ты не узнал меня сразу.
   -Да для него все орки на одно лицо, - заметила ведьма.
   -Ничего, научится нас различать.
   Урук подошёл ко мне, улыбнулся, и пожал мне руку. Я только удивился крепости рукопожатия, орк был огромен, на пол головы выше меня, и весь покрыт мускулами. Думаю, он был сильнее Тора, и дал бы фору любому лучшему бойцу из людей.
   -Что застыл как пень? Видишь мою силу? Мы орки все такие, поэтому мы свободное племя, никто не может нас покорить, ну или почти никто...
   -Не задавайся, следуй за мной, - сказала старуха. - Если бы вам повезло чуть меньше, люди из внешнего мира вполне могли бы вас всех пленить, и не помогли бы вам ваши обсидиановые ножи, против их стального оружия.
   Мы прошли в одну из комнат, здесь не было окон, и только свечка освещала середину комнаты. В центре на столе была по кругу намазана какая-то коричневая масса. Мы подошли к ней, и встали рядом.
   -Сейчас не болтайте, я покажу вам фильм, - сказала ведьма. - А ты Крис смотри, мотай на ус и осознавай, с кем ты хочешь воевать и как. Если ты даже хочешь спасти своих соплеменников, то вначале надо подготовиться, добыть оружие, и стать сильным и опытным, а не так, умирать дураком с деревянным копьём. Точнее даже не с копьём, а с заострённой палкой. А сейчас смотри и молчи в тряпочку.
   По коричневому блину жижи прошли какие-то волны, потом посыпались искры, и спустя полминуты появилось изображение, огромный чёрный тролль стоял у пещеры, наверное, ростом метра четыре, не меньше. Такой весит тонн пять, семь, зверина, непобедимый монстр, такой даже драконов не боится. А я знал, чем старше и больше тролль, тем прочнее его шкура, и этот тролль настоящий монстр. И он не боится никого. Вдруг тролль грозно заревел, из-за поворота вышло трое воинов, у них в руках были серебристые, отсвечивающие копья.
   -Это стальное оружие, - пояснила ведьма. - А может даже и не только стальное, но и оружие со звёзд. Сейчас, смотри, что будет с троллем.
   -Они его совсем не боятся, - удивился я.
   -Молчи, и наблюдай.
   Я увидел, как маленькая фигурка человека с копьём, поднырнула под лапу тролля и воткнула ему в брюхо копьё по самую рукоятку, копьё легко пробило шкуру тролля, тот взревел от ужаса и боли, и на горную площадку брызнула фонтаном зелёная троллья кровь. Ещё два бойца зашли с боков и тоже нанесли троллю глубокие режущие удары. Тролль взревел от отчаяния, и завалился на спину, ещё несколько раз дернулся и затих. Я увидел, как от тролля поднимается туманная дымка и впитывается в тела победителей, теперь воины людей стали сильнее, намного сильнее, это душа. Победитель поглощает силу и кусочек души побеждённого, становится сильнее. Картина погасла.
   -Ты видел, как легко они победили тролля? Какой это был большой и могучий зверь, и как легко они с ним расправились? Ты представляешь, как много опыта они получили, насколько сильнее они стали? Ты за всю жизнь столько кабанчиков не убил.
   -Видел, - буркнул я.
   -Это ещё не всё, смотри дальше.
   Картинка в луже подёрнулась туманом, и я увидел дракона, большого синего дракона, он летел высоко в небе, над облаками. Монстр был длиной, наверное, никак не меньше, чем метров пятнадцать. Внезапно, дракон сложил крылья и спикировал вниз прямо в утреннюю дымку, что поднимается над горами, внизу было его гнездо, и около гнезда были люди в сверкающих стальных доспехах. Дракон завис над ними и выдохнул пламя, но людей защитил какой-то щит из воздуха.
   -Это их маг, он сотворил заклинание, - пояснила ведьма. - А сейчас смотри дальше. Это оружие называется арбалет.
   Воины подняли какие-то странные штуки, и выстрелили, стальные стрелы, очень быстро рассекая воздух, воткнулись дракону в основания его крыльев. Брызнула зелёная драконья кровь, и крылья ящера сразу же сложились, тот рухнул прямо на скалу, люди схватили из-за спины топоры, а дракон поднялся на задние лапы и приготовился к бою. Один из воинов подбежал к дракону, тот хотел ударить его своей лапой, но по ней попал топор врага, оставив на лапе дракона глубокий рубленный след. Дракон взревел от бешенства, а воин людей из внешнего мира ударил его по ноге, почти перерубив её, и дракон завалился на бок. Прошла секунда, и следующим ударом, другой воин отрубил дракону голову. Я увидел, как из тела дракона поднимается дымка и впитывается в тела воинов из внешнего мира, они получили силу дракона.
   -Воины из Элийской империи пришли сюда не только за рабами, они пришли за нашей силой, за славой, они пришли убивать диковинных чудовищ, добывать тролльи шкуры и драконьи кости. Шкура чёрного тролля ценится на рынке империи, за неё можно получить много золота. Также, как и за кости и шкуру синего дракона.
   -Но зачем им оружие из костей синего дракона? - Удивился я, - если у них есть стальное.
   -Оружие из кости синего дракона, это трофей, к тому же, кости дракона обладают магией, иногда из них также делают рукоятки оружия, чтобы сделать оружие волшебным. А защитная одежда из шкур троллей и драконов куда легче, чем стальные кольчуги, и главное, герметичны. Неважно... Я показала тебе это, не просто, чтобы показать, что они поубивали порядочно наших магических тварей. Я хочу, чтобы ты увидел и понял их силу. Люди из внешнего мира очень сильны, животные, даже сильные и магические не могут противостоять им, они обладают огромной силой. Если ты хочешь спасти свой народ, ты должен стать таким же сильным, как они, не меньше. У тебя должно быть оружие и сила, чтобы убить огромного чёрного тролля. Сейчас у тебя нет силы, чтобы убить чёрного тролля или тем более дракона, если ты сразишься с ними, то ты неизбежно умрёшь и очень быстро.
   -Я понял, - горько сказал я, - но я буду тренироваться, я наращу силу мышц, я буду убивать магических тварей, я стану таким же сильным как они. Люди моего племени никогда не убивали, чтобы стать сильными, мы убивали ради еды, а я буду убивать, чтобы стать сильнее. И тогда я...
   -Ну, вот когда станешь, тогда и поговорим, а сейчас и думать забудь.
   -Человек, хочешь, мы примем тебя в племя, станешь воином орком? - Вдруг неожиданно предложил Урук, - тебе всё равно пойти некуда. Не будешь же ты целыми днями сидеть во дворце с ведьмой. Мы научим тебя охотиться и сражаться, ты станешь сильнее, мы дадим тебе лучшее оружие, научим тебя делать его из обсидиана, будешь охотиться на гигантских змей, а также на чёрных волков. Ты станешь сильнее, и принесёшь славу нашему племени. А взамен, в конце, быть может, ты станешь достаточно сильным, чтобы спасти свою любимую. Мы построим для тебя лодку, мы умеем, и ты отправишься в путь.
   -Нет, - вдруг сказала ведьма, - и думать забудь Урук, он нужен мне здесь, я не хочу остаться совсем без людей.
   -Гусля, а ты помоги ему? Помоги ему спасти его народ, и люди будут век тебе благодарны.
   -Это невозможно.
   -Крис великий воин, я чувствую, мы научим его, он станет сильным, великим бойцом, он отправится во внешний мир, и спасёт всех.
   -Нет.
   -Гусля, но я хочу, - попросил её я. - Помоги мне.
   -А, делай что хочешь, только шею не сверни, и смотри, пока ты не сможешь в одиночку убить чёрного тролля, или синего дракона, нет смысла идти туда.
   -Я знаю. Я всё понял, но я буду тренироваться, я сделаю лучшее оружие из обсидиана, нет, из костей синего дракона, и я смогу...
   -Тогда уж тебе надо делать оружие из костей чёрного дракона, - заметила ведьма. - Причём не из любых костей, а из жала хвоста. Говорят, жало хвоста чёрного дракона по прочности не уступает стали, или уступает, но не намного. Ладно... Не будем больше о печальном, идём обедать, у меня курица стынет.
   -Курица? - Переспросил я.
   -Да, это такая птица, её разводят по моей просьбе орки, она вкуснее, чем просто жирное мясо кабанчика.
   Она погасила свечку, и мы вышли из тёмной комнаты ясновидения, и направились на улицу, здесь на веранде, прямо на фоне гор был накрыт столик, и около него колдовала орчиха, я сел за столик, и Урук с ведьмой поступили также. Я осмотрелся по сторонам, отсюда был чудесный вид, мы находились на высоте метров семиста над уровнем океана, не слишком высоко, но ниже ледников. Там впереди меня была небольшая долина, за ней горный обрыв. Перед домом ведьмы была большая поляна, зачищенная от деревьев. Ещё вдали был виден лес равнины, и где-то совсем далеко, километрах в двадцати от нас, не меньше, я смог увидеть безбрежную гладь океана. Сейчас мы сидели здесь, день был тёплый, и мне на тарелку наложили курицы, какой-то мелкой жареной крупы и дали ломоть странной еды.
   -Что это? - Спросил я.
   -Это хлеб и рис, я выращиваю его в долине, совсем немного, для личных нужд.
   -За тебя работают орки?
   -Это Нива, моя слуга, она орк, как ты видишь, я спасла её давно-давно от смерти. Она работает у меня два дня из трёх. Каждые три дня я отпускаю её на день в племя, там она живёт как обычный орк, а потом возвращается сюда и помогает мне.
   -Гусля, скажи, почему ты поддерживаешь такие тесные контакты с орками, и совсем забросила людей в моей деревне?
   -Потому что люди прогнали меня давным-давно, и ваши лидеры, никогда не хотели ничего знать обо мне. А с орками я наладила партнёрство, без них, у меня не было бы такого роскошного дворца, вкусной еды, и ещё много чего. Это торговля, орки помогают мне, позволяют мне жить в роскоши, взамен я лечу их, обучаю их, рассказываю им о мире, предупреждаю о беде, и оказываю иные услуги.
   -Я уже понял.
   Я закончил есть, было вкусно, даже очень, я никогда раньше не ел такой еды. В деревне у нас не было гурманов, поймали кабанчика, зажарили съели, тоже самое с рыбой. Из фруктов только кислые дикие яблоки и ягоды, ну иногда собирали грибы и щавель. А здесь у ведьмы была настоящая еда.
   -Крис... - Обратился ко мне Урук, - так ты вступишь в наше племя? Мы поможем тебе, и научим тебя многому.
   -Вступлю.
   -Тогда я поговорю со старейшинами. Только, тебе придётся пройти несколько испытаний воина, но я думаю, ты их пройдёшь, хотя это будет нелегко.
   -Я согласен, это справедливо, никто не приглашает никого просто так, вы должны быть уверены, что я настоящий воин.
   -Эх... Урук, Крис... Жили бы себе спокойно, радовались бы жизни. Зачем всё это? - Вздохнула ведьма. - Приведёшь ты последнего человека на Архайте в могилу, что я буду делать?
   -Не вздыхай, всё будет хорошо, мы обучим его, и сделаем настоящим воином. Только человек, чтобы стать воином племени орков, надо тренироваться, ты не станешь им завтра, тебе надо накачать мышцы, стать сильнее. Этого можно достичь двумя способами, либо убивая троллей направо и налево, либо, есть второй более простой способ.
   -Какой?
   -Орки не рождаются такими сильными и натренированными как я, это результат тяжёлых и изнурительных тренировок, спорта, того, чему научила нас великая горная ведьма.
   -Спорт? - Не понял я странного слова.
   -Да, мы тренируем мышцы, и они становятся сильнее, даже без убийства. Хотя убивать тварей тоже приходится.
   -Так что такое спорт?
   -Если мышцы напрягать, то они становятся сильнее. Если напрягать их регулярно и сильно, то их сила может вырасти в несколько раз. Это и называется спорт. Мы бегаем, плаваем, отжимаемся от пола, у нас также есть специальные камни, которые мы используем для того, чтобы тренировать все группы мышц. Мы орки, с детства проходим такую подготовку, и поэтому мы так сильны.
   Урук согнул передо мной руку, и я увидел мощные мышцы, что были минимум вдвое толще, чем мои собственные.
   -Человек, я не родился таким, и это не результат того, что я убивал троллей, я натренировал мышцы, физически.
   -Понятно.
   -Я сделаю тебя таким же, начнём завтра утром. Ты мой друг, ты спас мне жизнь, я вижу, ты хороший человек, я помогу тебе, я научу тебя. Он готов ведьма? Он здоров? Трещина в голове ему не помешает?
   -Нет, не помешает, на нём все зажило очень быстро, как на собаке. Начинайте завтра... А сегодня, пусть отдыхает.
   -Хорошо, тогда можно мне прогуляться? - Спросил я.
   -Только не уходи с моего плато, тут в горах бродят жуткие твари, ты без оружия и доспеха для них уязвимая добыча.
   -А плато защищено стеллой мира?
   -Да.
   Я поднялся из-за стола, и пошёл, куда глаза глядят. Мне надо было отдохнуть и переварить всё, что произошло со мной за последние дни. Итак, я чудом избежал плена, а моя любимая и всё моё племя в плену. Я пересёк поле, и направился туда, где журчала вода, скрылся за деревьями, прошёл метров тридцать и оказался около водопада. Здесь росли цветы, и было очень красиво, я подошёл к воде и дотронулся до неё, она было очень холодной, просто ледяной, и неудивительно, ведь вода течёт с горных ледников. Я сел около небольшого озерца, куда стекала вода с водопада, и стал думать. Тут было красиво, мирно и безопасно, и мне надо было о слишком многом подумать, или погрустить, как сказала бы Уна.
   Сидел около водопада я долго, несколько часов, пока не начало смеркаться, приближалась ночь. Я поднялся на ноги и пошёл к дворцу ведьмы, он был рядом. Я вышел на опушку и осмотрел дворец. Это был просторный двухэтажный дом, стоявший прямо около скалы, на обрыве, я подошёл к нему и постучал в дверь, её открыла Нива. Я вошёл в зал, и направился в гостиную, туда, где горел огонь. Ведьма сидела около него, и время от времени подбрасывала в камин поленья, я сел рядом с ней на корточки.
   -Ну что? Обо всём подумал?
   -Да.
   -И что придумал?
   -Я должен спасти свой народ, это мой долг, я так считаю.
   -Ты прав, ты поступаешь по чести, но если взглянуть с другой стороны, иногда надо отвернуться от чести, и просто жить, жить для себя, понимаешь?
   -Понимаю, но я смогу, я справлюсь.
   -Твои шансы ничтожны, я думаю, скорее всего, ты даже не сможешь стать членом племени орков, у них жёсткий отбор, да это и ненужно. На самом деле, орки и так всему тебя научат, если я попрошу. Зато, пытаясь стать орком, ты можешь погибнуть, и тогда, ты не доберёшься даже до элийской империи. Сгрызёт тебя какой-нибудь вполне местный горный леопард или саблезубый тигр.
   -Я справлюсь.
   -Как пожелаешь. Хотя в принципе, я тебя понимаю, ты молод, и дурь ударила в голову, ты не видел настоящий жизни, и не понимаешь, что иногда надо не плыть против течения, а довериться своей судьбе. Понимаешь?
   -Понимаю, но моя судьба Уна.
   -Не буду тебя отговаривать, но я помогу тебе не сдохнуть тупо и бездарно на первом же твоём шаге. И, в конце концов, должна же я заняться чем-то великим, хотя бы на старости лет. Тем более, те люди, что жили в твоей деревне, это мои дальние родственники, братья и сёстры, и ты мой дальний родственник тоже. Так что... Я помогу тебе вернуть, если не всех, то хотя бы Уну. Только думаю, если ты попадёшь во внешний мир, и не погибнешь там, то вряд ли ты захочешь вернуться сюда на Архайт. Потому что соблазны внешнего мира велики, и там есть многие вещи, которые...
   -Я вернусь на Архайт.
   -Что ж... Посмотрим, а сейчас иди спать, завтра с утра Урук жаждет начать занятия с тобой. Он молод и горяч, и у него большое доброе сердце, хотя он и орк, он хочет помочь тебе. И он будет гонять тебя до посинения, вот увидишь, тебе понадобится много сил... А я знаю способ, как нарастить мышцы быстрее, немного обманув природу с физическими упражнениями, есть специальные отвары, которые тренируют мышцы, и главное, не дают им болеть. Так что я думаю, за год, мы сделаем из тебя очень сильного парня, только вот одни мышцы, без знаний и снаряжения не помогут тебе в элийской империи победить хотя бы простого солдата. А сейчас всё, иди спать, ты знаешь, где твоя комната.
   -Спасибо Гусля, спасибо за всё.
   -Не благодари, ты ведь мой дальний родственник, как и все люди племени, и помочь тебе спасти людей твоей деревни, это мой кровный долг, я помогаю не только тебе, но и им, вы все мои родственники, и я должна это сделать ни капли не меньше, чем ты.
   -Доброй ночи.
   -Доброй ночи.
   Я ещё полминуты посмотрел на пламя огня в камине, потом поднялся и направился в свою комнату, разделся, залез под одеяло и быстро уснул.
  
   Глава 5: На корабле.
   Уна спала, ей снилось то, как хорошо они жили на Архайте, вдали от всего. Ей снился Крис, в тот последний день, когда они купались в море, а потом охотились на кабанчика. Крис был такой добрый, смешной, и с ним было так легко. Он искупался в море, вынырнул, и весь мокрый вышел на пляж, подошёл к ней... Совсем молодой, совсем, совсем... И она знала его всю жизнь, с детства, они играли вместе детьми, потому что он был лучшим парнем на деревне. Самым сильным, самым ловким, самым хитрым и удачливым на охоте. Многие говорили что он станет вождём племени или главным воином, потому что он... Но он не стал, пришли эти люди из внешнего мира и теперь его труп доедают падальщики... Уна резко проснулась, осмотрелась, она лежала на кровати в небольшой каюте у борта. Кровать медленно покачивалась, потому что качался на волнах сам корабль. Через щели наверху пробивалось Солнце, поэтому здесь в комнате не было совсем темно. Она села, и расплакалась, вчера она потеряла девственность, этот сэр Михаэль был редкостной сволочью, насиловал её пол ночи, а потом приказал матросам отправить её сюда, потому что боялся тварь, что как уснёт, она сломает ему трахею или перегрызёт глотку, и да, она была готова. Ещё ни одна сволочь не обращалась с ней так, и... И да, она теперь рабыня, и все женщины её племени тоже, неужели их ждёт такая страшная судьба? Всех? За что? Кто послал им такое наказание, чем они провинились? Они же просто жили и никого не трогали, о боже, как они счастливы были в своей деревне, как много они потеряли, как хорошо они жили. Уна заплакала, и слёзы текли долго, минут тридцать не меньше, она просто сидела и плакала. Неожиданно дверь в её каморку открылась, на пороге появился Золфи, у него в руках была миска и кувшин.
   -Доброе утро леди, - пошутил он.
   -Что тебе?
   -Я принёс тебе еды и воды, это конечно не стол капитана, но тоже неплохо.
   -Убирайся мразь...
   -Я не мразь, я юнга на борту этого корабля, юный матрос, когда-нибудь я вырасту, и сам стану капитаном, но это случится ещё не скоро, и тогда у меня будет такая няшка как ты, или много няшек. Но неважно, выпей, поешь, это приказ капитана, он остался доволен тобой этой ночью, его особенно порадовало то, что ты девственница, это великая гордость лишить женщину девственности, потому что быть первым, это удел великих. А сэр Михаэль великий капитан.
   -Я убью эту мразь.
   -Деточка, сэр Михаэль твой хозяин, и он имеет право делать с тобой всё что захочет. Лови удачу за хвост, пока он благоволит тебе, смени гнев на милость, а будешь злить его, вернёшься к своим сородичам, а может и того хуже, пойдёшь на корм рыбам. Сэр Михаэль не худший из мужчин, поверь мне это так. Он не спит со всеми подряд, у него стройное тело, и он не слишком стар, так что радуйся. Тем более, он не слишком зол, и не слишком груб, с ним легко найти общий язык.
   -Да пошёл ты.
   -И со мной тоже легко найти общий язык, у меня уживчивый характер, если не грубить мне, если не посылать меня куда подальше, со мной можно неплохо общаться.
   -Что тебе от меня надо?
   -Поешь, просто поешь, мне велели накормить тебя, и я должен исполнить это поручение, а то получу пару плетей. Потому что тебя сочли ценной рабыней, всё-таки ты красавица, а настоящую красавицу можно по-настоящему дорого продать. Если сэру Михаэлю очень повезёт, возможно, ты составишь треть выручки от всей экспедиции, но это только если очень повезёт. Это если тобой заинтересуется какой-нибудь лорд. Во всяком случае, на это можно надеяться. А так конечно, скорее всего, за тебя заплатят пару тысяч золотых монет, что, в общем-то, тоже неплохо.
   -Две тысячи золотых это много?
   -Ну как... Много или нет суди сама, на сто золотых семья фермера может безбедно прожить год, а полный доспех из стали стоит пятьсот золотых. Правда, мифриловый доспех людей со звёзд, стоит около десяти тысяч золотых.
   -Мифрил?
   -Мифрилом люди со звёзд называют волшебный алюминий, это такой очень лёгкий металл. Мечи из такого алюминия очень прочны, их практически невозможно сломать, можно только расплавить, да и то не в обычной кузне. Маги используют специальное высокотемпературное пламя, чтобы плавить мифрил, но говорят, если мифрил расплавить, он превратится в обычный алюминий и потеряет волшебные свойства. Как люди со звёзд делают мифрил, этого никто не знает, но они продают оружие из мифрила ворангам, а те уже продают его по всей планете, и очень дорого. На торговле мифрилом люди со звёзд зарабатывают много денег, и покупают на эти деньги себе рабов, они вообще очень ценят рабов. К несчастью, рабы это почти единственное, что ценят люди со звёзд.
   -Люди со звёзд? Расскажи мне о них.
   -Да я мало о них знаю, ты ешь пока.
   Уна взяла миску, стала прихлёбывать и слушать.
   -Люди со звёзд появились в нашем мире очень давно, так давно, что уже никто и не помнит когда. Иногда они спускаются с небес на своих кораблях, эти корабли небольшие, примерно как наш корабль, только они железные, из очень прочного мифрила. И эти корабли летают, притом, они летают так высоко, как не летают даже птицы. В среднем, люди со звёзд посещают нас раз в год, и остаются на планете два три дня, иногда дольше. За это время они прилетают сюда на своих кораблях по нескольку раз, а потом улетают, и не возвращаются год или два, иногда дольше. Но садятся люди со звёзд только в одном месте, в империи воранг, там они построили гигантское очень ровное поле из странного камня, и их корабли приземляются только там. Но есть ещё кой что, что также ценят люди со звёзд.
   -Что же?
   -Есть такой металл, уран, они покупают его в слитках, и в больших количествах также. Этот металл бесполезен, он имеет низкую температуру плавления, ниже, чем у стали, он очень тяжёлый и малопрочный, из него нельзя сделать оружие или наконечник для стрелы. А ещё уран ядовит, у него странный яд, люди, которые слишком долго находятся в урановых шахтах, или рядом с его слитками, заболевают и умирают, а дети рождаются уродами. Для добычи и транспортировки урана используют рабов, и такие рабы живут недолго. В урановых шахтах хорошо кормят, и рабы работают в хороших условиях, но всё равно быстро умирают, живут самое долгое полгода. Больше всего урана добывают воранги, и находятся их урановые шахты совсем близко к космопорту людей со звёзд. Возможно даже, люди со звёзд специально построили свой порт поближе к залежам урана. Я не знаю, чем ценен уран, и никто не знает, потому что наши маги не могут заглядывать так далеко, а говорят, люди со звёзд живут так далеко, что даже свет из их родных миров летит сюда к нам сто лет, а свет летит очень быстро. Но люди со звёзд покупают наш уран и рабов, что они делают с рабами и ураном никто не знает, но ни один раб от людей со звёзд никогда к нам не возвращался.
   -Я поняла, ты очень занятно рассказываешь.
   -Я стараюсь, но я рассказываю тебе прописные вещи, их все знают.
   -У нас на Архайте не знают.
   -Вы варвары, вам неведома цивилизация. Только неважно, потому что ты уже поела, и я пошёл. Мне ещё нужно поучить элийский с твоими соплеменниками, они жутко тупые. Кстати, ты в принципе свободна и можешь ходить по кораблю, где захочешь, только не мешайся матросам, а то они тебя могут и ударить, не нарывайся на неприятности.
   -А вдруг я сбегу? Вы не боитесь?
   -Ну, во-первых, ты у всех на виду, так что куда ты сбежишь? А во-вторых, ты на корабле, забыла? Мы плывём посреди океана, куда ты отсюда сбежишь? Бежать тебе некуда, так что можешь ходить, где хочешь, можешь также попросить у кока добавки, если хочешь есть, только тебе не дадут кормить твоих сородичей, им полагается сухая лепёшка в день и всё. Ты на особом положении, потому что ты красивая и понравилась капитану, радуйся жизни, пока есть шанс.
   -Такой вопрос.
   -Спрашивай.
   -Язык... Почему вы знаете язык на котором мы говорим, а мы ваш язык не знаем?
   -Вы говорите на древнем языке, это праязык, на котором говорили все народы нашей планеты в древности, по крайней мере, так гласят легенды. Мы знаем этот язык, мы изучали его со школы, только мы немного по-разному произносим звуки, потому что вы варвары забыли истинный язык. Все моряки знают древний язык, мы учим его, чтобы говорить с другими народами, только многие знают его не очень хорошо, но вы должны уметь говорить на элийском. Потому что ваши будущие хозяева могут не знать древний язык, тоже самое касается фермеров, мастеров, торговцев и кузнецов, а вам надо уметь с ними разговаривать. Ваш язык умер, поэтому, учи элийский.
   -Ты говоришь, в древности все на нём говорили? Может наш народ родня древним?
   -Мы все потомки древних, и да вы им родня. Я думаю, когда-то очень давно люди приплыли на Архайт на корабле, также как и мы, и построили вашу деревню, потому что хотели жить подальше от насилия цивилизации, мирно и спокойно. А потом вы их потомки одичали, и всё забыли, теперь мы вернём вас в лоно цивилизованных народов, хотя сделали мы это весьма грубо. Но мне надо идти.
   С этими словами он вышел и закрыл дверь, а Уна осталась сидеть одна в своей маленькой комнатке. Пол комнатки мерно покачивался, снаружи шумели волны воды, разбивавшиеся о нос корабля, через половицы потолка сверху пробивалось Солнце. Сидеть здесь дольше Уна не видела смысла, ей хотелось пройти по кораблю. Она открыла дверь, осмотрелась, увидела дверь в конце коридора, пошла к ней, открыла и поднялась по лестнице на уровень вверх, оказалась на палубе корабля. Здесь ярко светило Солнце, шумел ветер, и летали брызги волн. Матросы, работавшие с парусом, громко присвистнули ей. А девушка обошла корабль по кругу, и подошла к бортику, посмотрела вниз, внизу были волны океана, сам борт был высоким, до воды было никак не меньше, чем три метра. Она осмотрела снасти, и нашла спуск под палубу, где держали её соплеменников, они увидели и закричали ей:
   -Уна! Уна? Тебя освободили?
   Она подошла к ним.
   -Да, меня освободили, но не совсем, я всё равно всё ещё пленница и рабыня. Они хотят продать меня, как и вас, они говорят, я стою дорого.
   -Уна освободи нас.
   -Я не могу, я не знаю как. И потом, они сказали, что убьют меня, если я попытаюсь бежать, мне кажется, лучше вести себя тихо.
   -Уна, мы должны вырваться отсюда.
   -Я знаю, мы попытаемся, потом.
   -Уна, слушай, ты должна узнать больше о корабле, чтобы понять, как мы можем сбежать отсюда, это очень хорошо, что тебя освободили, теперь ты наше оружие Уна.
   -Вряд ли она сможет вам помочь, - сказал им, стоявший сзади Золфи, - её выпустили именно потому, что она не может никому из вас помочь, она такая же рабыня, как и вы все. Просто капитан не хочет, чтобы она гнила с вами здесь, потому что это снизит её цену, а она может стоить много. Красивые женщины, бывает, стоят очень дорого, стоит не сама женщина, а её красота. Иметь красивую и очень красивую наложницу, мечта каждого богатого мужчины. Но участь твоя Уна завидна, она куда лучше участи любого другого из твоего народа. А теперь уйди отсюда, и дай мне с ними позаниматься. Я должен научить их говорить по элийски, иначе меня могут наказать.
   -Отправить на корм акулам?
   -Это вряд ли, отправить меня на корм акулам может разве что сам капитан, но уж точно не Даст. Да и то, для этого ещё надо провиниться, а вот всыпать мне плетей, если твои соплеменники не начнут шпарить по элийски, вот это возможно. Учти, преподам тебе ещё один урок дикарка. Не всегда люди исполняют свои угрозы, иногда тебя просто пугают, чтобы заставить подчиниться. Приведу пример, Даст может сказать тебе, что изуродует тебя плетью, если ты не выполнишь его желание, но он не сможет этого сделать, потому что ты дорого стоишь, и ты можешь смело игнорировать его. Он никогда не станет портить товар, который потенциально стоит две тысячи золотых, потому что за этот товар сэр Михаэль сам снимет с Даста шкуру. А вот избить плетью кого-то из мужчин твоего племени он может, потому что мужчина битый стоит ровно столько же, сколько и небитый, особенно, если речь идёт о будущем шахтёре. А теперь уйди отсюда, погуляй по палубе, порадуйся Солнцу, мне надо учить твоих соплеменников элийскому, а тебе надо готовиться к тому, чтобы ублажать ночью капитана. Потому что следующую ночь он также захочет поразвлечься с тобой, и будет это делать каждую ночь, пока мы не приплывём в Тринидат и не продадим тебя, а потом, это будет делать твой новый хозяин.
   -Уна? Он насиловал тебя?
   -Какой кошмар Уна, - ужаснулись соплеменники.
   -Да, я лучше бы сидела здесь с вами, - всплакнула она, - это ужасные люди, и мы попали в ужасный мир. Впереди всё будет ещё хуже, чем сейчас.
   -Да куда уж хуже...
  
   Глава 6: Спорт.
   Я проснулся, скинул одеяло, встал на ноги, потом немного подумал и аккуратно застелил кровать, оделся, напялил ботинки и майку, вышел на улицу, было раннее утро, но Урук уже был здесь, он как раз подходил к дому. В руке у него было обсидиановое копьё, а одет он был в мощные шкуры, думаю, это были шкуры леопарда.
   -Доброе утро Крис, - обратился он ко мне. - Ну что готов к тренировкам?
   -На голодный желудок?
   -Конечно, никто не ест перед тренировкой, едят после, да и то не сразу.
   -С чего начнём?
   -Ну, для начала я бы хотел провести с тобой небольшой кулачный бой. Снимай майку, раздевайся по пояс. Вот так, и обувь тоже снимай. Правила кулачного боя знаешь? Можно бить только вот так и вот так, - он показал руками, - и только руками, бить можно только выше пояса, и только того, кто стоит на ногах, но упасть, значит проиграть, это поединок достойных. Сражаются на кулаках лишь те противники, которые уважают друг друга.
   -Понятно.
   Я скинул с себя майку, разулся и вступил на траву перед боем. Урук воткнул копьё в почву и начал мелко прыгать на носках передо мной, я пошёл в атаку, попробовал ударить, промахнулся и получил мощный удар в глаз, да так, что даже искорки из глаз посыпались. Я сделал несколько шагов назад, собрался с духом, и снова попробовал атаковать, и снова получил несколько ударов, да так что упал. Орк двигался быстрее меня и явно имел богатый опыт кулачных боёв, в то время как я был медлителен и неповоротлив. И в принципе, весь мой опыт кулачных боёв ограничивался лишь драками с другими пацанами, которые к тому же часто были слабее меня. Да что уж часто, всегда слабее меня, и я не привык и не умел драться с более сильным бойцом. Я всё никак не мог достать противнику до головы. Потому что когда я замахивался, он делал шаг назад, а после удара атаковал меня, и я ничего не мог поделать, слишком уж ловок был орк. Вскоре я понял, что начинаю уставать, и я порядочно запыхался, а вот мой соперник был свеж и готов к бою. И это притом, что в деревне я считался, чуть ли не самым сильным из людей. И у меня даже мелькнула мысль, что если бы была серьёзная война людей с орками, если бы орки захотели, они бы легко в блин нас раскатали, просто мы люди им не особо досаждали, и поэтому они нас не трогали. Но разница между орком и человеком такая же, как между человеком и вшивым гоблином. Наконец, избиение прекратилось, и я поводил по лицу руками, поняв, что после этого боя у меня будут фингалы под обоими глазами. Но я был уверен, орк побил меня не чтобы поиздеваться, а потому что так надо.
   -Ты должен научиться драться на кулаках, - сказал Урук. - Бой на кулаках развивает физическую подготовку, не только руки и сами кулаки, но и грудь, и ноги, ты видел, как я дрался, как маневрировал, двигался? Всему этому надо научиться, иначе в настоящем бою ты проиграешь, и, кстати, люди из внешнего мира тоже всё это умеют. Бой на кулаках, это также одно из испытаний при вступлении в племя.
   -Я понял, что теперь? Ещё один раунд?
   -Думаю, раунд будет позже, ближе к вечеру, а сейчас надо сделать упражнение на развитие дыхания.
   -Какое же?
   -Мы побегаем. Одевай майку, и обувай свои ботинки. Долина ведьмы невелика, зато безопасна, будем бежать по краю долины по кругу, сделаем кругов пятьдесят, это полезно, твоя задача просто бежать, пробежать как можно больше. Давай, ты сможешь, побежали, побежали...
   И орк не торопясь, припустил к лесу, а я последовал за ним. Мы сделали около трёх кругов по долине ведьмы, а я уже начал задыхаться, хотя в прошлом, по меркам соплеменников бегал не так плохо, а Урук всё продолжал меня гнать вперёд и вперёд, и это было тяжело, я совсем выдохся после четвёртого круга, я не привык бегать долго и без передышки. Хотя понимал, что в принципе в жизни выносливость может очень пригодиться, и я продолжал бег из последних сил, наконец, силы совсем оставили меня, я споткнулся и упал. И больше не смог подняться, потому что ноги были ватными и не слушались. Ко мне подбежал Урук, сел на корточки рядом и улыбнулся.
   -Ты очень слаб человек, ещё слабее, чем я предполагал, ты пробежал всего пять кругов и с таким трудом, это постыдно... И ты ещё собрался спасать своих соплеменников от людей из внешнего мира, а ведь те куда сильнее и опаснее меня.
   -Я знаю.
   -Ладно, вставай, передохни, с бегом пока закончили, потом, как отдохнёшь, побегаешь ещё. И кстати, я хочу, чтобы ты бегал каждый день, не меньше двухсот кругов в день по долине ведьмы, и за раз ты должен пробегать не менее пяти кругов, и темп в котором ты должен бегать, должен быть максимальным. Это называется самоотдача. И я хочу сказать, вот увидишь, пройдёт несколько недель, и пять кругов для тебя больше не будут проблемой, ты сможешь бегать за раз по двадцать кругов. А сейчас, пошли отжиматься, я покажу тебе ещё одно упражнение.
   -Несколько недель... Не годится, ведь мои соплеменники в плену.
   -Я знаю, но мышцы и опыт нельзя получить за один день. Пошли к дому ведьмы, я научу тебя отжиманиям, подтягиваниям и упражнениям на пресс.
   Я поднялся и направился вслед за Уруком, до дома ведьмы отсюда было недалеко, мы остановились на поляне, и орк лёг на руки, потом отжался, и снова лёг грудью на землю и так несколько раз.
   -Это упражнение называется отжимания, оно укрепляет мышцы, отожмись сто раз. Давай, следуй моему примеру.
   Я встал на кулаки, как и орк и сделал несколько отжиманий, первые десять раз мне удались без лишних усилий, но потом руки начали уставать и слабеть, а орк продолжал отжиматься раз за разом. Я сцепил зубы, и продолжал отжиматься тоже, наконец, примерно на тридцатом разе силы совсем оставили меня и я рухнул на пол и так и остался лежать. А Урук подошёл ко мне, и несильно пнул меня в живот, но я не отреагировал, потому что это пинок учителя, а учитель имеет право пинать своего ученика, если тот ленится, глуп или слаб.
   -Ты слаб, ты должен отжиматься больше.
   -Я знаю.
   -Когда я уйду сегодня по делам, я хочу, чтобы ты отжимался так по тысяче раз в день, но в одном подходе должно быть не меньше тридцати отжиманий, ты понял?
   -Да, но зачем?
   -Всё очень просто, если ты будешь делать так, то твои мышцы станут сильнее. Это произойдёт не за один день и не за два, но со временем. Видишь моё тело?
   -Вижу.
   -Видишь сколько в нём мышц, и какие они? Я не родился таким, я стал таким, это результат физических упражнений, долгих, нудных и тяжёлых. Со временем ты тоже станешь таким, хотя ты и просто человек. А сейчас идём за дом, вон туда, поднимайся.
   Я встал на ноги, и мы прошли за дом, здесь рос могучий раскидистый дуб, у него над землёй на высоте двух с небольшим метров была большая горизонтальная ветка. Урук подпрыгнул и ухватился за неё, потом стал подтягиваться, очень быстро и много, так прошло минуты три, за это время он подтянулся раз сто. Я только наблюдал, как работают его могучие мышцы, наконец, он закончил.
   -Повтори. - Сказал он мне, - сделай так много подтягиваний, как можешь.
   Я подпрыгнул и с трудом достал до ветки, и начал подтягиваться, но у меня сил хватило лишь на семь раз, потом руки стали просто каменными и я тупо не смог подтянуться.
   -Я хочу, чтобы ты без меня, подтягивался по двести раз в день, всю следующую неделю, это понятно?
   -Понятно, - согласился я. - Как скажешь.
   -И последнее упражнение, что я покажу тебе, это упражнение на пресс, его делают вот так.
   Орк лёг на спину, завёл руки за голову, и начал садиться и ложиться, я последовал его примеру, мне хватило сил живота раз на двадцать, а Урук легко сделал упражнение сотню раз. После чего он встал, и я поднялся рядом с ним, чувствовал я себя не хорошо, всё тело ломило, а руки были ватными, сейчас я не смог бы и шевельнуться, даже напади на меня чёрный тролль.
   -Видишь все мои мышцы? Я повторюсь, я не родился таким, я стал таким, и я намного сильнее тебя, и ты человек, тоже можешь стать таким, хотя сейчас ты и хлипкий. Но пройдёт всего год, и благодаря тренировкам со мной и отварам ведьмы, ты станешь сильнее, и сможешь бросить вызов даже молодому троллю. Тренируйся.
   -Но Урук.
   -Что?
   -Я должен спасти свой народ сейчас, а не через год.
   -Ну, есть способ стать сильнее быстрее.
   -Какой?
   -Иди в горы и убей голыми руками десять древних чёрных драконов. - Засмеялся Урук. - Другого пути нет, пойми, ты слаб. Всё что я могу тебе дать, это физическую силу, я смогу научить тебя воевать на нашем, орковском уровне, а ведьма научит тебя, как выжить во внешнем мире, расскажет, что и как, но на всё это требуется время. Посмотри правде в глаза, ты не можешь сейчас отправиться туда и спасти кого-то, не всё в этой жизни зависит от нас. Всё что ты можешь сейчас, это тупо сдохнуть, или глупо умереть, выбирай, что тебе больше нравится. Но если ты останешься на свободе, то когда-нибудь у тебя будет шанс. А теперь мне пора, делай физические упражнения каждый день, целый день, через неделю, когда ты окрепнешь, я вернусь, и мы с тобой продолжим обучение.
   -Хорошо, спасибо.
   -Удачи Крис, старайся, всё зависит от тебя и твоих усилий, чем сильнее ты станешь, тем лучше для нас всех.
   Он развернулся и ушёл по своим делам, а я побрёл к входу в домик ведьмы, та уже стояла на веранде, поджидая меня, у неё в руках было какое-то зелёное варево. Я подошёл к ней и задал вопрос:
   -Что это?
   -Какашки ядовитых лягушек, ты должен это выпить.
   -Серьёзно?
   -Нет, но на самом деле это такая дрянь, что лучше бы там были просто какашки ядовитых лягушек. Так что, тебе лучше даже не знать, что там на самом деле.
   -Зачем это?
   -Это специальный отвар, он исцелит боль и усталость в мышцах, подарит тебе выносливость, ты сможешь тренироваться с большей эффективностью, дольше и лучше. Это именно то, что тебе надо, ты же не хочешь потратить на подготовку к спасению людей из твоего племени целый год? А то и всю жизнь, тебе нужно всё и сразу.
   -У меня такое ощущение, что Урук хочет оставить меня здесь, он сказал мне нужно тренироваться год. Он что надеется, что я за это время передумаю, и решу остаться здесь? Ты его подговорила?
   -Нет, не подговорила, и я помогаю тебе, и помогу спасти твоё племя, точнее, попытаюсь помочь, потому что это затея без будущего. Но ты и вправду слаб, и тебе надо много тренироваться, прежде, чем ты сможешь отправиться спасать своё племя, сейчас ты совершенно не готов. Это правда. А теперь пей моё пойло, оно поможет тебе стать сильнее.
   -Да, давай.
   Я взял у неё из рук отвар, и выпил, и скажу честно, это была такая дрянь, что захотелось сразу выплюнуть, и меня чуть не вырвало, но я проглотил всё, и магическое пойло почти сразу стало оказывать эффект, ноги и руки перестали быть ватными, а лёгкие, наконец, успокоились.
   -Ну что стоишь? - Сказала мне ведьма, - побежал, давай, тебе ещё тренироваться и тренироваться, сколько кругов по долине ты должен сегодня пробежать? Двести или триста?
   -Пока что Урук сказал двести...
   -То-то, беги, давай, это единственный способ стать сильнее.
   -А твоё зелье?
   -Моё зелье не сделает тебя сильнее, оно лишь утолит твою боль. Оно даст тебе возможность пробежать эти двести кругов, выложиться пополной, но ты должен их пробежать сам, и тогда ты станешь сильным и выносливым, ты должен тренироваться, много. И чем сильнее ты будешь тренироваться, тем сильнее ты станешь, тем больше у тебя будет шансов победить.
   -Хорошо.
   Я развернулся и побежал, я знал она права, и Урук прав, если я хочу победить, я должен стать таким же сильным как Урук, или ещё сильнее, потому что это единственный способ победить, стать по-настоящему сильным.
   С небольшими перерывами я бегал почти весь день, бегал, отжимался, подтягивался и делал упражнение на пресс. Потом отдыхал, и снова возвращался к упражнениям. Но уже спустя пару часов тренировок зелье Гусли перестало меня спасать, руки и ноги всё слабели и слабели, становились ватными и переставали меня слушаться. Мне не было больно, но руки стали ватными, и я уже не мог двигаться, я так и не смог выполнить программу Урука, разве что наполовину. Это было тяжело, я и не ожидал, и не думал, и не считал себя таким слабым, но оказывается, я слаб, я очень слаб. Просто остальные люди моего племени ещё слабее, и если им не помочь, им будет очень тяжело в плену, очень!
   Я подбежал очередной раз к дому ведьмы, силы совсем оставили меня, она вышла на порог и встретила меня.
   -Ну что, не можешь больше?
   -Не могу, руки и ноги не слушаются меня, совсем не слушаются, я просто весь как из ваты.
   -Это нормально, так бывает, это нормально, поверь мне, на выпей, и идём есть.
   -Что это за зелье?
   -Это не зелье, а всего лишь мясной бульон, зелий тебе на сегодня хватит.
   -Но почему твоё зелье не действует, и силы совсем оставили меня?
   -Потому что когда ты надрываешь мышцы, это повреждает их, каждое действие, и со временем, повреждений в мышцах накапливается слишком много, и поврежденные мышцы слабеют, и никакое зелье, никакая магия, не могут сделать их сильнее. Точнее, такая магия, которая может сделать мышцы сильнее, конечно бывает, но... Это не важно. Моё зелье, лишь заглушает боль, ускоряет регенерацию, но оно не способно заменить собой твои мышцы. Так что... Пошли есть, если ты совсем ослаб, физические тренировки на сегодня закончены, но я могу рассказать тебе многое такое, что ты тоже должен знать, чтобы появиться в элийской империи и не потерять всё. Это понятно?
   -Да.
   -Идём есть, у меня для тебя есть отличное жаркое.
   Я последовал вслед за ведьмой. Здесь внутри дома, на столе нас ждал щедрый ужин, и орчиха Нива колдовала над столом, я сел за стол и сразу начал уплетать мясо. Я знал, что это за мясо, это мясо кабанчиков, мы охотились на таких почти каждый день. Моё домашнее, почти родное мясо, как я по нему соскучился. И ещё, я чувствовал в себе зверский голод, такое ощущение, как будто я неделю не ел, и я ел и ел, понимая, что это мясо отложится мне не в жир, а в мышцы.
  
   Глава 7: Обучение.
   Мы встали из-за стола, и ведьма сделала знак следовать за ней, мы пошли в комнату ясновидения, она зажгла свечку в середине, приготовилась к просмотру картинок, после чего погасила свечку, и я увидел какой-то дом. В этом доме было много народу, и все они что-то ели.
   -Запоминай, этот дом называется харчевня, тут едят, но не бесплатно.
   -В смысле бесплатно?
   -Каждый, кто поел, обязан вместо еды дать хозяину харчевни немного золота или серебра. Это обмен, вы также меняетесь с орками и гоблинами, только тут обмен идёт между людьми. Смотри, вот человек съел мясо, к нему подошла женщина, представительница хозяина харчевни, и он отдал ей серебряную монетку, это плата за еду. Монетка это вещь, её называют деньги. Деньги это очень распространённое явление во внешнем мире. Люди ничего не делают бесплатно. Они зарабатывают деньги разными способами, а потом тратят их, покупают всё необходимое. Здесь, у нас на Архайте денег нет, все делают что-либо по своей воле, бесплатно, во внешнем мире всё не так. Я хочу, чтобы ты понял, что за каждое действие там нужно платить. Если человек оказал тебе услугу, ты должен её оплатить, если ты оказываешь кому-то услугу, то должны заплатить тебе.
   -А если денег нет?
   -Если денег нет, и ты не можешь заплатить, тебя убьют или посадят в рабство. Но неважно. Так вот, у меня нет их денег, когда ты прибудешь в элийскую империю, ты должен будешь их как-то заработать, их можно заработать разными путями.
   -Как?
   -Молчи и слушай.
   -Ты можешь работать на кого-то, выполняя простую работу, и тебе заплатят немного, но ты должен договориться сколько. Есть второй способ, можно продать что-то ценное. У нас на острове много ценных вещей, например, кости синего или чёрного дракона, но ценится только жало в хвосте. Я предполагаю, что ты сможешь продать в элийской империи что-то ценное. Кости дракона, его шкуру или шкуру тролля, слитки золота и многое другое, и тогда ты сможешь выкупить свою Уну за деньги, без боя. И ты сможешь вернуться с ней сюда. Если тебе повезёт, то ты найдёшь и сможешь выкупить несколько жителей твоей деревни. Будет лучше, если это будут молодые люди или дети. Наполовину мальчики и наполовину девочки, это ясно?
   -Да я понял. То есть ты считаешь, что у меня есть шанс?
   -Если в тебе не увидят, что ты дурак, то шанс есть, но чтобы выжить там, надо быть сильным. Кстати, там, в элийской империи, ты можешь купить стальное оружие и стальной доспех. А ещё, тебе нужно научиться торговаться. Так, когда ты будешь выкупать Уну, ты ни в коем случае не должен рассказывать хозяину, что она тебе нравится, или, тем более, что она твоя жена, иначе хозяин Уны потребует с тебя такую высокую цену, что ты не сможешь заплатить.
   -Я понял. Это как обмен с орками, я как-то раз был на обмене, мы меняли мясо на хорошие камни для копий.
   -Но это не совсем обмен, тут всё сложнее, потому что люди внешнего мира обычно хорошо умеют торговаться. И учти, Уна может узнать тебя, и случайно рассказать всё своему хозяину, поэтому будет лучше, если она не узнает тебя, или не увидит, когда ты будешь покупать её. Это понятно?
   -Понятно.
   -Есть ещё одна проблема, и эта проблема велика.
   -Да? Какая же?
   -Я колдунья, ведьма, и я могу отсюда с Архайта увидеть, где сейчас находится Уна, и то лишь примерно, потому что её от моего взора скрывают обереги, и я не могу увидеть корабль, и всё же у меня есть дар ясновидения, а вот у тебя нет. Найти Уну тебе будет непросто, очень непросто.
   -Я понимаю...
   -Учти также и то, что в элийской империи не любят чужаков, а ты будешь чужаком, тебя могут обвинить в том, что ты шпион другого государства, а потом убить и поделить твои вещи. Могут и просто ограбить, поэтому ты не должен привлекать внимания. Не должен показывать, что ты богат и у тебя много золота, это понятно?
   -Понятно.
   -Боюсь, что когда всё дойдёт до практики, тебе будет не очень понятно. Но я постараюсь обучить тебя. Вот сейчас, например, смотри сюда.
   Я посмотрел на её волшебный предмет ясновидения, там был мужчина, он шёл по улице, внезапно из-за угла вынырнуло трое бойцов в стальных доспехах: "Чужак, именем короля остановись, ты объявлен шпионом". "Но я не шпион!". "Сложи оружие или умри!". "Не убивайте, я не буду сопротивляться!". Я увидел, как солдаты скрутили его, потом куда-то потащили, дотащили до какого-то поста, затащили внутрь, потом отняли всё, что у него было, прошло немного времени, и пленника вывели на площадь, объявили шпионом и обезглавили.
   -Что это было?
   -Так солдаты короля наживаются на чужаках. - Пояснила Гусля. - Это нормально, такое бывает часто, и много где, такое может случиться и с тобой, так что смотри. Всё не так просто.
   -Но зачем они убили его?
   -Чтобы забрать себе его вещи, потому что они показались им ценными.
   -И что делать?
   -Ну, во-первых, в такой ситуации нельзя сдаваться и нельзя ложить оружие, надо доставать из-за пояса свой меч и защищаться до конца или сразу пытаться бежать. Истина в том, что если ты сдашься, тебя всё равно убьют и ограбят, в лучшем случае сделают рабом, кстати, так могут поступить и не только солдаты короля, но и просто грабители на дороге. Поэтому, не сдавайся никогда, доставай из ножен меч или копьё, и пытайся защититься, иначе тебя всё равно убьют. Только вот проблема в том, что три латника в стальных доспехах это большая сила, и поэтому даже если ты будешь защищать свою жизнь с мечом в руке, маловероятно, что ты выживешь, в такую ситуацию лучше не попадать.
   -А как её избежать?
   -Без нужды в город лучше не заходить. Кроме того, если уж тебе очень надо зайти в город или просто большое поселение, и если у тебя с собой много денег. Постарайся найти друзей в сельской местности, примкни к какой-нибудь банде, или к какому-нибудь обществу, обрети профессию и социальный статус, хотя бы крестьянина, так, чтобы в городе тебя считали своим, и тогда тебя не тронут. Не заходи в город как чужак, зайди туда как свой, и тогда, может быть, тебе повезёт.
   -Я понял.
   -Эх... Ничего ты не понял... Ладно, я думаю, экскурса в жизнь внешнего мира на сегодня достаточно, в будущем тебе придётся научиться торговаться и на глазок определять стоимость предмета, чтобы ты не отдал всё своё золото первому встречному за кусок хлеба.
   -Я постараюсь...
   -Постараешься, даже не сомневаюсь. Пойдём, выйдем в другую комнату, я тебе покажу один предмет, видно пришло его время.
   -Идём.
   Она открыла дверь, и я последовал за ней, мы поднялись по лестнице на второй этаж, остановились около большой деревянной резной двери. Ведьма зажгла свечку и открыла дверь, мы оказались в небольшой комнатке заставленной странными предметами. Здесь я увидел чудесный доспех из дублёной кожи какого-то неизвестного мне зверя, а также много оружия, склянок, и других неизвестных мне предметов. Но ведьма подошла к деревянному ларцу, стоявшему в конце комнаты, сняла с шеи ключик и открыла ларец, я увидел, что в ларце на подушечке лежит странного вида знак с цепочкой.
   -Слушай и запоминай, - обратилась ко мне ведьма, - это чрезвычайно важная вещь, это оберег. Точнее здесь два оберега, первый и второй, они несут принципиально разную функцию, и один из них одноразовый. Вот этот оберег нужен, чтобы тебя не могли видеть маги, он прост и дёшев по меркам элийской империи, его часто используют люди внешнего мира, но мне раздобыть его было непросто. Если на человеке надет такой оберег, то нельзя увидеть его будущее, и нельзя увидеть его даром ясновидения, и все его поступки слепы магу. Я доступно выражаюсь?
   -Да.
   -У людей, что напали на Архайт, были такие обереги, несколько, и потому я не смогла их почуять. Если хочешь спасти любимую, тебе придётся одеть такой. Иначе любое твоё действие будут предвидеть маги, и ты будешь обречён на неудачу. Хотя, такой оберег может спасти тебя от взора не любого мага, есть великие маги, они служат императорам, или сами правят империями, стоя за спиной властителей, такие маги могут предвидеть твои действия, даже если ты защищён оберегом. Потому что обереги бывают разные, разными бывают и маги. Я имею ввиду глубину силы. Потому что маги бывают очень могущественными, по сравнению со мной, или по сравнению с любым другим обычным деревенским колдуном. Но я надеюсь, что на твоём пути такой великий маг стоять не будет, ты тихонько выкупишь свою Уну и вернёшься сюда на Архайт, счастливо доживать остаток жизни.
   -Я понял, а что второй оберег?
   -Второй научит тебя драться на мечах, на всю жизнь, он одноразовый, вот видишь, горит огонёк, значит, он заряжен.
   -Но как?
   -Магией, магией. Не важно, возьми его себе, возьми в руку, положи палец, вот так, и скажи, я хочу знать, делай!
   Я поступил так, как велела мне ведьма, и амулет укусил меня за палец искоркой, а потом погас.
   -И что?
   -Всё, отдай мне... Этого достаточно, амулет теперь бесполезен, просто украшение, и не более, только ты теперь умеешь драться на мечах, не сомневайся. Но не как профессионал, а как новичок, который что-то умеет. Впрочем, это лучше, чем совсем ничего.
   -Откуда у тебя эти амулеты? Если это амулеты внешнего мира, ты что была там?
   -Пятьдесят лет назад на Архайт приплывали люди из внешнего мира, с помощью гоблинов мне удалось украсть у них два амулета. Много гоблинов тогда погибло, сотни три не меньше, но одному из них тогда удалось украсть два амулета, и он принёс их мне, и с тех пор я храню их. И вот теперь настал час, когда они могут пригодиться, а теперь иди спать, на сегодня ты узнал достаточно, а амулеты я пока уберу, они будут храниться у меня в ларце, а потом, как отправишься в путь, я отдам их тебе.
   -Спасибо.
   -И поверь мне, есть за что. Потому что вряд ли, ты в этом захолустье мира где-то ещё смог бы раздобыть такую ценность, такие знания. Но, смотри, если ты умрёшь где-нибудь тупо и бездарно, - улыбнулась ведьма, - пеняй на себя. Потому что теперь, когда на тебя израсходован амулет, ты просто не имеешь права глупо сдохнуть.
   -Я понимаю.
   -Всё, иди спать.
   -Я хотел бы пробежаться по долине перед сном, ещё раз, размять мышцы.
   -Иди, пробегись, полезное занятие.
   Я воспрял духом, потому что ведьма стала помогать мне, и потому что она сама сказала, что я, возможно, смогу Уну просто выкупить. Я сбежал на нижний этаж, открыл двери и помчался по долине, мне очень хотелось побыстрее стать сильным. Я бегал из последних сил, в несколько подходов, одолел десятка два кругов, и также делал и иные необходимые упражнения на силу, я старался, я верил, что это нужно, чтобы спасти мою любимую.
  
   Глава 8: Охота.
   Проснулся я рано, ни свет, ни заря. Открыл глаза и попытался встать, в руках и во всём теле почувствовалась острая боль, такое ощущение, как будто я вчера весь день брёвна таскал, да в принципе, почти так и было. Я вчера только и делал, что занимался спортом, а сейчас под утро, по-видимому, кончилось действие зелья ведьмы, и теперь вновь всё болело. Но я не стал вставать сразу, а решил немного полежать, послушать, что происходит в доме и снаружи, а там, по-видимому, было тихо, и все спали. Я полежал ещё минут пять, и встал, быстро убрал кровать, одел ботинки и майку, и вышел наружу. Здесь на улице ещё было темно, я посмотрел на восток, там только-только загоралась заря, Солнце ещё только поднялось над океаном, и было розовое, розовое. Так я и сидел на стуле на веранде, смотрел на восходящее Солнце, и здесь всё было прекрасно. Жаль, что я здесь так сижу один, без Уны. Прошло ещё минут пятнадцать, я услышал шаги, и из двери вышла сонная Гусля. У неё в руках был тяжёлый доспех из лучшей дублёной кожи, как раз тот, что я видел на её складе, а также обсидиановое копьё и нож, она положила их рядом со мной, и сняла с пояса фляжку с зельем.
   -Пей, это снимет боль в мышцах, они активно росли всю ночь, и теперь, тебе надо унять боль. Обезболивающее будет действовать часов двенадцать, так что, на сегодня хватит.
   -Спасибо.
   Я взял у неё из рук фляжку и быстрыми глотками выпил эту дрянь. Не хотелось даже знать, что она туда намешала, впрочем, нет, хотелось, интерес к алхимии у меня был, только, кто меня ей обучит? Может быть, позже попросить её научить меня основам зельеварения. Мерзкое пойло подействовало довольно быстро. Боль в мышцах стала очень быстро отступать.
   -А зачем мне кожаные доспехи и обсидиановое оружие?
   -Ты идёшь охотиться на саблезубого тигра, это очень мощная и опасная тварь, обитает в одиночку. Ты должен убить её, чтобы повысить свою силу. Дело в том, что тебе мало натренироваться физически, ты должен получить реальные боевые навыки, а это можно сделать лишь в настоящем бою, убивая монстров. Так что одевайся, прямо поверх лёгкой одежды. Ты идёшь учиться убивать. Впредь, ты будешь совмещать обычные тренировки и убийства тварей.
   -Хорошо.
   Я быстро натянул на себя кожаный доспех, который мне дала ведьма. Он был очень тёплым, жёстким и прочным. В нём я словно почувствовал себя защищённым от всего, что только может быть в этом мире.
   -Он волшебный? - Спросил я.
   -Доспех то? Нет, конечно, - засмеялась ведьма, - это просто хорошая, надёжная вещь и только. И да, он куда лучше тех кожаных одежд, что делали умельцы из твоего племени. Но поверь, от зубов саблезубого тигра он тебя не спасёт, а вот ослабить его когти может, так что в этом бою ты рискуешь погибнуть.
   -А ты сама не боишься, что я погибну?
   -Нет, я думаю, ты справишься, ты силён и хитёр, я верю в тебя. Тем более, что саблезубый тигр, это просто крупное хищное животное, а ты человек, ты умнее его, а если он тебя покусает, так даже лучше, будешь знать, как ошибаться. Потому что только собственные ошибки могут научить тому, как опасно ошибаться. И потом, не такой уж опасный хищник этот тигр, чтобы его бояться, не правда ли?
   -Я знаком с этим животным, он живёт в горах, наши охотники говорят, он опасен, но я слышал, Тор убивал его, правда, тогда он был не один, и они охотились целой командой.
   -Ты справишься, иди.
   -Спасибо Гусля, я вернусь к обеду.
   -Главное вернись живым.
   Я закончил одеваться, взял у ведьмы из рук копьё, заткнул нож в ножны за пояс, и пошёл вниз к выходу из долины, я знал, у меня впереди будет интересный день. Подойдя к опушке, я повернулся, чтобы посмотреть, где ведьма, но она уже ушла, что ж... Мне надо идти. Я прошёл ещё метров сто и оказался у выхода из долины, здесь впереди была дорога, она вела куда-то, впрочем, я знал куда, к оркам, но мне не туда. Я свернул налево и пошёл вглубь ущелья, я предполагал, что саблезубый тигр живёт где-то там. Спустя минут пять я почувствовал опасность, кто-то следил за мной, и мне это совсем не понравилось. Я начал озираться по сторонам. Но никого не увидел, и решил сделать ноги, рванулся и побежал, в надежде на то, что тот, кто следит за мной, выдаст себя. И они выдали себя, гоблины, целая группа, штук двадцать тварей, никак не меньше, они бросились на меня. Я размахнулся копьём и заколол одного, потом второго, их энергия потекла по моим жилам. Один бросился мне под ноги, и я чуть не упал. Я понял, если они меня сомнут, то всё конец, надо двигаться, и я побежал. Ещё две твари бросились в атаку на меня, один бросил мне в голову камень, я почувствовал сильный глухой удар, меня спас кожаный шлем, что дала ведьма. Мы пробежали так метров семьдесят, и я оказался в узкой горной расщелине, здесь они не могли окружить меня, и я принял бой, ударил ещё одного гоблина копьём. Они сгрудились у входа в расщелину и загикали. Один гоблин проворчал:
   -Человек, выходи на честный бой. Выходи жалкий трус.
   Не знаю, на что они рассчитывали, но гоблины были существами туповатыми, было ясно, я не выйду, потому что это верная смерть.
   -Вас целый отряд, а я один, кто из нас трус?
   -Человек, выходи, мы всё равно убьём тебя и заберём твою силу.
   -Вы ждали меня у выхода из долины ведьмы, кто вас послал? Урук?
   -Мы ждали не тебя человек, мы ждали орка, орки часто там ходят, но ты даже лучше орка, ты слаб, мы убьём тебя, заберём твои вещи и силу.
   -Посмотрим, кто кого заберёт.
   -Мы будем ждать тебя здесь до тех пор, пока ты не выйдешь. Но у меня есть предложение человек, отдай нам обсидиановое копьё и свой доспех, и мы отпустим тебя живым. Долина горной ведьмы недалеко отсюда, скорее всего, ты доберёшься туда живым, и горная ведьма приютит тебя, неудачника, потому что ты её соплеменник.
   Конечно, я понимал, отдавать гоблину оружие нельзя, он может и обмануть. Да даже если и не обманет, я не смогу стать великим воином, если снова потерплю неудачу, я не смогу спасти свой народ. А возможно это вообще испытание, которое устроила мне Гусля, специально, чтобы проверить, хватит ли у меня мужества идти дальше. Ведь ведьма сама говорила, что её слушаются и орки и гоблины. Что ж, значит, я должен доказать ей, что не отступлю, чтобы не случилось. И потом, это всего лишь небольшой отряд гоблинов, слабых, ни на что не способных гоблинов. Неужели я с ними не справлюсь? Пусть их много, но никто из них не способен причинить мне серьёзный вред, они слишком слабые и плохо вооружены, их палки не угроза толстой коже моих доспехов.
   Я взял копьё в левую руку, отломил от куска скалы камень потяжелее, размахнулся, и швырнул в одного из гоблинов, тот не успел увернуться и получил тяжёлый ушиб, я отломил ещё несколько камней и стал кидаться во врага, но толку было мало. Гоблины немного сдали назад, и стояли с другой стороны расщелины, ждали, когда я выйду. И позицию они заняли весьма удачно, если я выйду, сразу несколько бойцов сможет напасть на меня со всех сторон. А я должен выйти, иначе... Иначе, всё зря, я должен их победить и получить силу их душ. Только вот, использовать копьё как копьё, как колющее оружие здесь нельзя, иначе я убью одного гоблина, а остальные навалятся со всех сторон, здесь нужно бить по площадям, а значит копьё не копьё, а палка, которой нужно бить плашмя, бить быстро и во все стороны, вращать. Палка это оружие, которое не убивает, её задача в первую очередь сохранить дистанцию между мной и врагом, так чтобы меня не зажали со всех сторон и не отобрали у меня оружие.
   Я собрался с силами сосредоточился, вдохнул поглубже, и быстро выбежал из расщелины. Размахнулся палкой и заехал ей в правого гоблина, потом в левого, потом ещё и ещё... Гоблины запрыгали вокруг меня, но я двигал палкой очень быстро. И они всё никак не могли навалиться на меня всей толпой, потому что я человек, я выше и сильнее гоблина, и на мне мощный кожаный доспех, а значит, их случайный удар по мне неопасен. И в какой-то момент, у меня появилась возможность, и я смог ударить одного из гоблинов острым концом копья, я проткнул его почти насквозь и сразу же переключился на других гоблинов. Только почувствовал, как течёт в меня его сила. Прошла ещё пара минут боя, я убил ещё пару гоблинов, остальные получили от меня множество несмертельных ударов. Гоблины прыгали вокруг меня, гикали, но ничего не могли сделать, потом их лидер струсил и побежал, остальные последовали его примеру, я побежал вслед за ними и заколол ещё троих, прежде чем враг был рассеян. Всего же в ходе боя я перебил примерно половину гоблинов и получил их силу. И я ужасно устал, запыхался, и руки плохо слушались меня. Трусливые гоблины убежали от меня, а я присел на камень. Но главное, я победил, и да, это было не зря, потому что я получил именно те ценные боевые навыки, ради которых меня послала на охоту ведьма. И я получил силу гоблинов, не много силы, но гораздо больше, чем обычный охотник обычно получал за день, убивая простую дичь.
   Я просидел на камне минут пятнадцать, потом собрался, и отправился искать саблезубого тигра, я примерно знал, где его искать. Эта тварь либо охотится на кабанчиков в предгорьях Архайта, либо сейчас спит в своей норе, либо, лежит, греется на солнышке на каком-нибудь высоком уступе, надо только найти. А для этого надо забраться на скалу повыше. И я нашёл такую скалу, она была в километре от меня, я добрался до неё без приключений, лишь разок, увидев в стороне от себя горных волков, но те почему-то не рискнули на меня напасть. Впрочем, я догадываюсь почему, потому что все твари Архайта, кроме людей, гоблинов и орков, умеют определять силу врага и его вооружение инстинктивно. Я добрался до скалы без приключений, и уже полез было наверх, как услышал грозное рычание, и нечто огромное прыгнуло на меня сверху, я дёрнулся в сторону, выхватил кинжал. И мощные когти прошли по моей защитной одежде, исполосовав её в клочья, я в ответ всадил обсидиановый кинжал в эту тушу, потом ещё и ещё. Мы скатились к подножию скалы, и я всадил в тушу кинжал ещё несколько раз, тварь дёрнулась и затихла. Я почувствовал, как довольно большая сила течёт в моё тело, мне полагался кусочек души убитой твари, моя сила возросла. Я с трудом поднялся, осмотрел свою защитную одежду, она порядочно пострадала, следы когтей, изорванная в полосы кожа, восстановить доспех будет сложно, тем более, я не мастер портняжного дела. Но главное, ран почти не было, доспех спас мне жизнь. Я взглянул на ту тварь, что свалилась на меня. И удивился, это был почти взрослый саблезубый тигр. Я выбрал скалу повыше, чтобы найти его, и сам саблезубый тигр, тоже выбрал скалу повыше, чтобы поохотиться на такого незадачливого охотника как я сам. Правда, мне очень повезло, что тигр не смог меня укусить, потому что он промахнулся, и когда я дёрнулся, я оказался у живота, там, где когти. А когти тигра, всё-таки не столь страшное оружие, как его чудовищные клыки. Если бы он укусил меня, мой труп валялся бы здесь, а не тигра, доспех не спас бы.
   Я подобрал копьё, заткнул за пояс свой обсидиановый нож, и попытался взвалить на себя тушу тигра, но это было бесполезно, тварь весила килограмм триста, даже молодой тигр весит много. Я подумал, надо как-то доказать ведьме, что я убил тигра, только вот как. Для начала я решил выдрать у него из пасти его могучие клыки. Я возился с этим полчаса, но те намертво вросли в череп, и отколоть клыки было почти невозможно, наконец, промучившись с клыками. Я решил попробовать снять с тигра шкуру, хотя знал, что это совсем непросто. Но пару раз, я участвовал в снятии шкур с кабанчиков на одежду, правда, тогда, я делал это не совсем сам, в смысле не один, мне тогда помогали, и довольно сильно, точнее помогал я. И всё же в теории, как снять шкуру с тигра мне было известно. Нож у меня был хороший, острый, а это главное. Я воткнул нож в середину живота тигра, и аккуратно сделал неглубокий надрез, потом...
   В общем, снимал шкуру я тоже около часа, порядочно искромсав и испортив её, но кусок шкуры мне всё-таки удалось снять, в конце я плюнул на всё это, и, оторвав кусок шкуры, поплёлся искать ту дорогу, что вела к горной ведьме, засунув кусок шкуры себе в рюкзак.
   Уже было обеденное время, солнце палило нещадно, и мне в моём доспехе было довольно тепло, но я не снимал его, опасаясь, что здесь в предгорьях бродят твари не менее опасные, чем саблезубый тигр. Наконец, спустя полчаса плутаний, я наткнулся на тропу, которая вела вверх в горы. Я прикинул, что это примерно и должна быть дорога, ведущая к ведьме. Я взбодрился и быстро пошёл вверх по тропинке, спустя полчаса ходу начались знакомые места, и я наткнулся на вход в долину ведьмы, прошёл под деревьями и оказался перед её домом. Ведьма вышла из двери, и подошла ко мне.
   -Ну что убил? По изорванному костюму вижу, что убил.
   -Я ещё уничтожил пол отряда гоблинов, они пасли меня, прямо около входа в долину.
   -Молодец, ты что-нибудь взял в трофей от убитого тигра?
   -Да, кусок кожи...
   -Самое то.
   Я достал из рюкзака кусок шкуры тигра, и передал его ведьме, она осмотрела его, и пожаловалась.
   -Ты совсем не умеешь снимать шкуры с животных, испортил весь трофей. Ну да ладно, главное, что убил и живым вернулся, снимай с себя мой доспех.
   Я снял с себя куртку, штаны и шапку шлем, передал их ведьме.
   -Вот только доспех твой безнадёжно испорчен когтями хищника, - пожаловался я.
   -Это, безусловно, плохо, - согласилась ведьма, - но я думаю, я смогу его починить, у меня есть специальная кислота, она растворяет ткани, и потом растворённые ткани можно склеить, и всё будет почти как новенькое. Но главное, ты выжил, получил опыт и выполнил миссию. А сейчас, иди выпей чаю, Нива тебе нальёт, и потом принимайся за физические упражнения, ты должен тренировать свои мышцы, с саблезубым тигром, это была только разминка.
   -Да, чай попью позже, я не так устал.
   -Тогда снимай доспех и беги.
   Я снял доспех, отдал его ведьме и побежал, как можно быстрее, как и учил Урук, пробежал круг, второй, третий, и лишь на четвёртом круге начал уставать, пробежал ещё три круга, и лишь на седьмом выбился из сил, начал задыхаться и ноги перестали меня слушаться. Я почувствовал, что стал сильнее, теперь я мог пробежать больше. Но впереди у меня был целый день физкультуры, я буду подтягиваться, отжиматься, делать упражнения на пресс и снова бегать, и так до изнеможения, или пока не выполню задание Урука, но я должен это делать, ради своего племени, ради своих родственников, потому что иначе, Архайт останется навсегда без людей. А этого я не могу допустить.
  
   К концу вечера, когда тяжёлые физические упражнения кончились, и я почти не мог даже ходить, я подошёл на веранду дворца Гусли, и сел за стол, Нива приготовила нам шикарный ужин. Я взялся за него, и быстро съел всё, что мне полагалось, из-за леса появился Урук, он шёл с каким-то орком, чуть пониже, чем сам Урук, они подошли к дому ведьмы.
   -Приветствую тебя горная ведьма.
   -Что опять случилось? - Спросила Гусля.
   -Это мой друг Вард, месяц назад на охоте он сломал руку, мы наложили шину, это был тяжёлый открытый перелом, но мы решили не беспокоить тебя. Увы, неправильно срослось, помоги?
   -Как тебя, Вард, идём в дом, я сломаю тебе кости и сложу их правильно, у меня есть специальный инструмент, а вы пока поговорите с Уруком, Нива, наложи гостю.
   -Нет, я не хочу есть.
   Урук сел рядом со мной.
   -Ну, как, мышцы, небось, деревянные?
   -Да, двинуться не могу, просто не могу, но зато я сегодня утром ходил на охоту.
   -И как?
   -Попал в засаду к гоблинам, перебил пол отряда.
   -Да, эти мелкие крысёныши нередко ловят нас на дороге к ведьме. Мы ходим по одному, и иногда орки бывают раненые, они нападают, и грабят нас, а мы потом мстим. Они тебя не ранили?
   -Нет, они слабые, главное не давать им навалиться всей кучей. Но это не всё, я охотился на саблезубого тигра.
   -И как?
   -Я убил его.
   -Ты делаешь успехи... Но тебе всё равно надо очень долго тренироваться, прежде, чем ты станешь сильным. Я бы с удовольствием побил бы тебя сейчас в кулачном бою, но думаю, это бессмысленно, потому что ты слишком устал.
   -Да... А вы часто обращаетесь к ведьме?
   -Да, я рассказывал, в племени часто кто-то получает увечья, или болезнь какая, ещё у ведьмы много отваров, мы часто обращаемся к ней, но взамен, у неё служит Нива, и мы приносим ей припасы. Почти всё, что ты ешь тут, пьёшь, это от орков.
   -Понятно.
   -А ладно, вставай в стойку, будем учиться драться, хоть ты и устал. Это развивает волю, когда человек обессилен, если его заставляют делать усилие над собой, от этого будет польза.
   -Хорошо, давай попробуем.
   Я снял с себя майку, встал напротив Урука и попробовал напасть, но повторился вчерашний сценарий, Урук легко преодолел мою защиту и нанёс мне несколько сильных ударов, я упал. Поднялся, снова короткий бой, и я снова упал.
   Из-за двери показалась Гусля с Вардом, тот держался за правую лапу, она была вся замотана.
   -Я всё сделала как надо, - сказала ведьма, - вы можете идти или остаться у меня ночевать.
   -Орки ночной народ, мы не боимся ночи.
   -Как пожелаете. Только лапу не трогать, она связана, палки предотвратят разрыв, не трогайте, он должен спокойно полежать хотя бы неделю.
   -Да ведьма, как скажешь.
   Они повернулись спиной, и не торопясь, пошли прочь из долины. А ведьма повернулась ко мне.
   -Вот так и живём. Они мне еду, а я им лечение, и так день за днём, из года в год, но ничего, без орочьих дел мне было бы скучно, а сейчас пойдём, я буду учить тебя читать.
   -Читать?
   -Да, у меня есть несколько книг, я сама их писала, я обучу тебя основам грамоты. Это пригодится тебе в элийской империи, в конце концов, что тебе ещё делать целый вечер, учись грамоте. Чтение полезно, очень полезно, ты научишься читать. А ещё у меня есть пара книг, написанных своей рукой, они, быть может, бездарные, но это лучше, чем ничего, читая, ты узнаешь то, что, возможно, не смог бы узнать в простой жизни никогда. И тебе надо научиться, не только читать, но и разговаривать на основных языках внешнего мира, я плохой языковед, но если ты хочешь спасти своих, тебе придётся выучить как минимум элийский и ворангский языки.
   -Я выучу эти языки, я сделаю всё, что необходимо, чтобы спасти своих родичей.
   Она пошла в свой дворец, в библиотеку, а я последовал за ней. Мы поднялись на второй этаж, здесь была дверь в небольшую комнату, тут я впервые в жизни увидел перо и чернила. Гусля взяла небольшую жёлтую бумагу и написала на ней несколько слов, я прочитал их. После чего она дала мне книги и сказала:
   -Учись читать, я тебе сейчас всё объясню. На самом деле это очень просто. Вот это называется алфавит, буквы, из них складываются слова, а ещё существуют правила чтения, потому что некоторые буквы иногда не читаются, или образуют другие звуки, это и есть грамота. Как я уже и говорила, грамота очень важна и широко распространена во внешнем мире.
  
   Глава 9: Знакомство с орками.
   Я проснулся ни свет ни заря, как обычно полежал в кровати минут пятнадцать, потом поднялся, убрал постель, оделся и пошёл бегать. Надо сказать, что в последние пару дней я изрядно окреп, мышцы всё также болели, как и раньше, даже сильнее, и я постоянно пил отвары Гусли. Но теперь, главное, я легко мог пробежать десять кругов по долине, я отжимался по сорок раз, и мог подтянуться двадцать раз. И я знал, что чем больше я буду делать эти упражнения, тем сильнее я стану. Я сделал полный комплекс упражнений, устал, подождал минут десять, пока мышцы не придут в норму, и повторил весь комплекс упражнений вновь, остановился, чтобы передохнуть у дома Гусли, и увидел Урука, он шёл ко мне. Я встретил его, пожал руку.
   -Привет Урук, зачем снова к нам наведался?
   -Я смотрю, ты окреп человек, хотя с виду всё такой же дрыщ.
   -Давай кулачный бой, я покажу тебе, кто из нас дрыщ.
   -Тебе со мной не справиться, но я пришёл не чтобы очередной раз побить тебя. Вчера я говорил с вождём, наш вождь, его зовут Курултай. Наш вождь великий воин, сильный и мудрый, ну может быть, сейчас на старости лет он уже не такой сильный, но он всё ещё очень мудр, и именно благодаря его мудрости наше племя процветает. Я рассказал ему о тебе и о том, что ты хочешь плыть спасать свой народ. Наш вождь будет рад, если люди твоей деревни вернуться на Архайт, потому что вы забавные. И потом, это очень плохо, что Архайт теряет одну из своих рас, без вас людей, также как и без гоблинов, наш остров станет совсем другим местом. Я рассказал ему, что ты хочешь попытаться присоединиться к племени, чтобы мы могли обучить тебя, только не сейчас, а потом, когда будешь готов.
   -Да, это ты хотел бы, чтобы я присоединился к вашему племени?
   -Ты испугался испытаний человек? Ты хочешь, чтобы племя помогло тебе стать великим воином? Мы помогаем только своим, а не чужим, если ты хочешь стать воином у нас, если ты хочешь, чтобы мы тебя учили, ты должен стать членом нашего племени. Так что это не я хочу, чтобы ты стал членом племени орков, а ты хочешь этого. Это нужно тебе, а не мне, я только помогаю.
   -Да, да, не кипятись, я хочу стать членом племени орков, чтобы вы научили меня охотничьим премудростям и помогли бы мне стать великим воином, убивать троллей и драконов.
   -То, то. Так вот, я говорил с вождём, и Курултай хочет видеть тебя, это традиция орков. Ты не вступаешь в племя сразу, сначала вождь должен познакомиться с тобой, и поэтому я пришёл за тобой, чтобы познакомить тебя с вождём и со всем племенем. Сегодня ты пойдёшь со мной в племя, увидишь наших женщин, и будешь играть с нашими детьми. Тебе зададут множество вопросов, самых разных и иногда глупых, ты должен достойно ответить на эти вопросы и подружиться с племенем.
   -А я могу не подружиться?
   -Это уж от тебя зависит, понравишься ты нам или нет. Обычно мы не принимаем в племя людей. Но большой плюс в том, что ты друг Гусли, её соплеменник, и у тебя есть честь. Ведьма много помогала нам, это зачтётся, мы ценим её помощь. И скажу даже более, если бы не ведьма, мы бы никогда не приняли тебя в наше племя, поэтому цени её помощь.
   -Умеешь ты Урук подлизаться к старой бабушке, - сказала стоявшая сзади Гусля.
   -О великая ведьма, нет ни капли лжи в моих словах, мы действительно тебя очень ценим, вот как-то так.
   -Вы будете завтракать, пить чай?
   -Не знаю, как скажет Урук, я в принципе не хочу.
   -Завтрак самое важное время утра, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу.
   -Отдавать врагу ужин глупо, особенно, если он не отравлен, лучше самому поесть, но если ты считаешь, что завтрак так полезен, можем позавтракать.
   -Нет, - вдруг решил Урук, - тебя накормят в племени, настоящим жареным мясом горных кабанчиков. Обойдёмся без завтрака, тебе сегодня ещё есть и есть.
   -Мне есть и есть? - Не понял я.
   -Да, - поддакнула Гусля, - орки будут расспрашивать тебя обо всём за обедом, и за ужином, ну и за завтраком, то есть пир растянется на весь день. В этом я даже не сомневаюсь, им интересно, и они любят принимать гостей. Так что жди, что тебя хорошо накормят.
   -А вы так часто принимаете гостей?
   -Ну нет, не часто, не так часто... Но если великий воин возвращается с гор убив тролля, то тогда мы устраиваем пир на весь день. Но мы не только едим, мы дерёмся на кулаках, демонстрируем силу и удаль, а потом снова едим.
   -Я пока ещё не очень хорошо дерусь на кулаках.
   -Я знаю, и это плохо, но вождь настаивает, он хочет видеть тебя, поговорить с тобой, но я думаю, твоя слабость сегодня простится, всё же сегодня не испытания, а смотрины, мы просто посмотрим тебя, а вот на испытаниях придётся биться на кулаках всерьёз и против наших лучших воинов. И придётся не просто стоять как туша, принимая на себя все удары, а побеждать, или хотя бы достойно держаться и давать сдачи.
   -Я понял. Хорошо, пошли.
   -Успехов, и возвращайся к ужину, - пошутила Гусля.
   -Вернусь, - пообещал я.
   Я вернулся в дом ведьмы, одел свой кожаный доспех, после чего вышел наружу и мы быстро пошли вниз по долине ведьмы, миновали камень у выхода и двинули вниз по тропе. Я решил, пока идём, поддержать разговор, а заодно расспросить Урука о жизни.
   -Далеко ли отсюда до племени?
   -Нет, километра три, мы живём довольно близко от ведьмы.
   -Вы живёте в предгорьях?
   -Не сказал бы, мы живём в лесу, как и вы, точнее на границе леса и предгорий, там есть чудесная долина, у неё много выходов и входов. Её сложно оборонять, но и легко бежать если что. Но оборонять свою долину от гоблинов или людей нам ненужно, вы люди не нападаете, а гоблины если и нападают, то только на людей. Потому что они боятся нас. А если придут люди из внешнего мира, то от них можно только бежать, а защищаться бесполезно. Посредине той долины стоит наша стелла мира, и поэтому в долину не заходят всякие бестии типа троллей и ночных волков. Ещё там чудесный ручей, он впадает в озеро, потом снова вытекает из озера и стекает к океану. Озеро тоже у нас в долине, вода в нём не такая холодная и можно купаться и стирать вещи.
   -А правда, что вы и гоблины родня?
   -С чего ты так решил?
   -Ну у вас кровь зелёная, одного цвета, а у большинства тварей и у людей она красная.
   -У рыб вон тоже кровь красная, но это не значит, что вы люди им родня. Гоблины мерзкие создания, они слабые и трусливые, они не родня нам. А если у нас и был родственник в прошлом, то очень, очень давно. И всё равно они нам не родня.
   -Понятно.
   -Гоблины мерзкие создания, мы не любим их, они грабят, воруют, нападают кучей и из-за угла, это бесчестно, мы куда больше уважаем людей, чем гоблинов.
   -Я слышал, у гоблинов бывают шаманы, как и у вас орков. Они умеют колдовать и видят будущее, и шаманы гоблинов куда умнее, чем обычные гоблины.
   -Да, это так, шаманы гоблинов часто жили долго, и успевали поумнеть, но сейчас у гоблинов нет ни одного шамана.
   -Почему?
   -Честно сказать?
   -Ну, скажи честно.
   -Я думаю, всех гоблинских шаманов извела горная ведьма. Подстроила им ловушки или отравила.
   -Гусля?
   -Она самая.
   -Но зачем ей это?
   -Не прикидывайся простачком, Гусля, как и всякая тварь, желает больше власти. Гоблинские шаманы ей мешали, блюли интересы клана, а Гусле не нужны интересы клана гоблинов, ей нужно, чтобы её слушались, вот она и извела всех шаманов, и теперь гоблины ей подчиняются.
   -Не очень то они ей и подчиняются, я вот помню, недавно охотился на саблезубого тигра, и на меня напал целый отряд гоблинов, да и на вас они частенько нападают. И причём буквально у входа в долину Гусли.
   -Вполне возможно, что именно за тем нападением стояла Гусля, не хочет она, чтобы ты уходил с Архайта, боится, что ты не вернёшься, либо тебя убьют, либо просто не вернёшься, потому что жизнь заморская тебе понравится. Понимаешь, ты ведь последний человек на острове, последний родственник, а она не хочет жить тут одна.
   -Да я понимаю, просто ты сам говорил, гоблины нападают и на вас, когда вы идёте к ведьме, зачем?
   -Потому что гоблины как дети, они глупы и не умеют отвечать за свои поступки, поэтому я их и не люблю. Они боятся, уважают и слушаются Гуслю, потому что она для них воплощение силы, но они ни капли не боятся и не уважают тех, кто идёт к ней за помощью, или служит ей.
   -Понятно. А у вас орков есть шаманы, или тоже Гусля всех извела?
   -У нас шаманы есть, их несколько, и, кстати, Курултай тоже шаман. Он стар и мудр.
   -Про то, что он стар и мудр, ты говорил.
   -Мы уважаем старых орков, они многое повидали в жизни, могут многому научить. А главное, старые орки заслужили уважение племени и обеспеченную старость былыми подвигами.
   -Ясно, значит, вы уважаете своих пращуров, как и мы.
   -Да и этим мы отличаемся от гоблинов, потому что гоблины иногда съедают своих стариков, чтобы мясо не пропадало, и боятся и уважают только силу, поэтому у них в голове такой бедлам.
   -Понятно... А ещё хотел спросить...
   -Стой, замри, молчи! - Вдруг тихо проговорил Урук.
   Я остановился как вкопанный и замер, услышал, как жужжат шмели на лугу, как шелестят ветки деревьев, и даже, наверное, как катится Солнце по небосклону. Так мы стояли неподвижно почти минуту, я всё не решился нарушить тишину, потом всё-таки задал вопрос.
   -Что случилось?
   -Слышишь сопение?
   -Нет.
   -Тебе медведь на ухо наступил, все вы люди глухие, потому вас и повязали той ночью.
   -Да говори уже, кто сопит.
   -Метрах в ста от нас к северу, на поляне лежит молодой тролль, он спит, нас он не засёк.
   -Ну, раз не засёк, пошли отсюда быстрее, пока он не проснулся.
   -Нет, ты не понял, это совсем молодой тролль, почти детёныш, и я не слышу рядом мамы.
   -И что? Убьём его?
   -Мы орки не убиваем молодых троллей, хотя люди любят их шкуру, мы берём их в плен, учим и они становятся ручными, такое случается редко, но случается. Это большая удача поймать молодого тролля пока он без мамы. Потому что подросшего уже не приручить, да и мать вступится, её не убьёшь даже обсидианом. Так что давай, пошли-ка, скрутим его, вернёмся в племя как герои, тебе это зачтётся, и смотри, чтобы он тебя не укусил, зубы тролля ядовиты. Хотя, обычно, если взрослый тролль укусит, то там уже неважно ядовиты они или нет, всё равно коньки отбросишь. Пойдём.
   Мы быстро прокрались по лесу и вскоре вышли на полянку, здесь под деревом напротив лежал большой зелёный тролль, ростом он был с меня, только гораздо толще, толстые лапы и ноги, думаю, он весит килограммов пятьсот не меньше.
   -Жирный... Ну и как ты планируешь его тащить в племя? - Спросил я.
   -Да, великоват, но это детёныш, он слабый, для тролля конечно. Сейчас я накину ему на шею верёвку, и вдвоём как-нибудь дотащим, я думаю, он не сможет освободиться, если сдавить ему горло. Давай тихонько, не разбуди раньше времени. Дотащим как-нибудь, смотри только, чтобы не укусил.
   -А его яд смертелен, или просто ядовит? - Усомнился я в успехе операции.
   -Не дрейфь, если что ведьма вылечит.
   Урук подошёл к троллю вплотную и набросил ему на шею верёвку, потом бросил мне конец и сказал:
   -Держи.
   Я схватился за конец верёвки, а Урук вдруг резко сдавил лассо на шее тролля, тот проснулся и заверещал.
   -Тащи! - Громко крикнул мне Урук.
   Я, что есть силы, потянул тролля в лес, Урук тоже помогал, как мог, но мы не смогли даже сдвинуть тролля с места, а тот, наконец, проснулся, пришёл в себя и отреагировал, встал на ноги и заревел. Такое ощущение как будто он вообще не замечал нашей верёвки. Он ещё раз проревел, и испуганно побежал в другую сторону, подальше от нас, меня с Уруком так и потащило следом, тролль протащил нас на себе метров пятьдесят, после чего я выпустил из рук верёвку Урук тоже. Я встал и засмеялся, мне было смешно, как какой-то детёныш тролля протащил нас так далеко, даже почти не обращая внимания на то, как мы упирались.
   -Жесть, ну и силища, махина, по-моему, ему вообще плевать на нас и нашу верёвку, - заметил я.
   -Да, что-то я погорячился с этим троллем, - согласился Урук, - только хорошую верёвку зря потеряли.
   -Ты раньше охотился на молодых троллей? - Спросил я.
   -Нет, конечно, но обычно, на них охотятся толпой, штук по двадцать орков собираются и ловят. А нас с тобой был один орк с половиной.
   -На что же ты рассчитывал?
   -Не знаю, но я понятия не имел, что эта бестия такая сильная, я думал он малость послабее... Всё-таки детёныш. В смысле, я, конечно, понимал, что детёныш тролля силён, но не настолько.
   -Ладно, идём в племя.
   -Только это Крис.
   -Что?
   -Не рассказывай никому, как мы тролля вдвоём ловили, засмеют!
   -Почему?
   -Потому что дураки, а над дураками у нас смеются.
   -Понятно, понятно, но ты мой старший товарищ, а я просто тебя послушался.
   -Молчи говорю, репутация в племени значит много.
   -Я не думаю, что тебя кто-то перестанет уважать.
   -За один раз не перестанут, а если такое повторится несколько раз, может быть, открыто смеяться надо мной никто и не станет, но на важное задание уже не пошлют, и вождём я не стану, потому что растяпа.
   -А ты хочешь стать вождём?
   -Плох тот орк, который не мечтает стать вождём на старости лет. Конечно, я хочу стать вождём когда-нибудь.
   -А у тебя есть шансы?
   -Да, шансы у меня есть, я уважаемый воин племени, я многое сделал, и, кстати, это я предупредил орков о прибытии людей из внешнего мира, и потому мы успели бежать.
   -Что же ты нас не предупредил?
   -Во-первых, вы люди, должны иметь своих лазутчиков и следить за угрозами, а во-вторых, я тебя тогда предупредил, ты мог вернуться сразу в племя, а не идти дальше за свадебными цветами, и тогда бы вы бежали вовремя. И сейчас всё твоё племя было бы свободно.
   -Я знаю, я виноват, но тогда я просто не знал, что такое люди из внешнего мира, я не думал, что они являются какой-то серьёзной угрозой для нас, люди и люди.
   -Ладно, проехали, извини, что напомнил тебе об этом, пошли дальше, не дуйся.
   -Нет, ты прав Урук, если бы тогда мы с Уной прислушались к тебе, сразу вернулись бы и предупредили своих, то вполне возможно, мы успели бы бежать в горы, и люди из внешнего мира не поймали бы нас. Так что да, я виноват, я виноват в том, что моё племя сейчас в плену. И только поэтому уже, я просто обязан их спасти.
   -Пошли, мы уже почти пришли. Не распускай нюни. Всё-таки ты хочешь стать воином, а не девочкой, которую все утешают.
   Мы прошли ещё несколько сотен метров по лесу, и оказались около большой каменной статуи, на ней был знак племени орков, я знал его. Знак означает, что дальше территория орков, и любой человек, который зайдёт сюда без приглашения будет убит. Хотя обычно орки людей просто так не убивали.
   Мы прошли мимо камня, и направились по тропинке вглубь долины, пару раз нам на пути попадались орки, но они не обращали на нас особого внимания, только один из них подошёл к нам и осмотрел меня.
   -Это тот самый человек, который хочет вступить в племя?
   -Да, тот самый.
   -Хиловат, что тут сказать, совсем хиловат.
   -Это только так кажется, - гордо ответил я.
   -Ну да, вполне возможно, что за твоей сутулой фигуркой скрывается сила тролля. Хотя бы молодого, ведь так, Урук?
   -Что? Ты о чём Дик?
   -А... Это ты скоро узнаешь, - улыбнулся орк и направился по своим делам.
   -Чёрт, откуда он знает? - Расстроился Урук.
   -Да не знает он, случайность просто.
   -Да нет, он совершенно прямо намекнул, ну откуда он знает? Это же позор на всю деревню.
   -Да ладно... Идём.
   Мы прошли ещё метров двести и оказались в поле, посреди поля стоял городок, обнесённый деревянным частоколом, в этом плане, стойбище орков было сильно похоже на нашу деревню. Здесь перед частоколом несколько орков работали в поле. Я понял, они выращивают пшеницу, вероятно, для ведьмы. Мы прошли мимо них, они деловито озирались на меня, всё-таки человек не частый гость здесь. Мы вошли в парадные ворота и оказались на площади. Здесь посреди площади стояла толпа орков, штук сорок, не меньше, посреди толпы стояла молодая и стройная орчиха и рассказывала, а все остальные её дружно слушали, развесив уши.
   -...и вот я увидела, как доблестный Урук набросил на шею маленькому троллёнку свою могучую бичеву, маленький тролль проснулся, заверещал, и как пушинку потащил за собой Урука и человека, куда-то в лес, причём у меня создалось ощущение, что Урук каши мало ел.
   Закончила она, посмотрев на нас, пришедших из ворот.
   -А, Урук, а я как раз рассказываю всему народу о твоём сегодняшнем подвиге. Я прям, как увидела, что вы охотились на тролля, сразу побежала сюда, всем рассказывать.
   -Зачем? Инга? Зачем ты меня позоришь?
   -Доблестный Урук, я не позорю тебя, я рассказываю всем о твоём подвиге, все должны знать, что ты в одиночку охотишься на троллей. Правда, тролль был такой маленький и худой...
   -Не такой уж он был и маленький, - защитил друга я, - я бы даже сказал, что он был совсем большой, весил, наверное, с тонну, и да, мы не рассчитали силы, ну и что, зато, если бы мы смогли, то у вас в стойбище был бы ручной тролль.
   -Да, да, конечно, вы два героя, все должны знать, - поддакнула орчиха. - Поэтому я и рассказываю всем, и потом самое главное, это было так смешно, когда тролль потащил вас за собой как две пушинки. Вы бы видели выражение лица Урука...
   -Ладно, Крис, пошли, пусть посмеются, им полезно, чтобы избавиться от лишнего веса, смех помогает, а нас ждёт Курултай.
   Мы отошли от толпы шагов на десять, и я решился спросить.
   -А кто эта Инга?
   -Это дочь вождя, самого Курултая, а ещё она смелая и умелая охотница, я хочу на ней жениться.
   -Но язычок у неё острый, могла бы и не позорить своего будущего мужа.
   -Это вряд ли, потому что она не любит меня, и не хочет за меня замуж, поэтому старается позорить меня везде и всюду, как умеет. Специально, чтобы я не был для неё достойной кандидатурой.
   -Ну, тогда не женись на ней.
   -Она мне нравится, ничего ты не понимаешь человек, она умна, красива, сильна и она дочь вождя.
   -А ты не думал, что у неё есть кто-то ещё кроме тебя? Может быть не такой бравый воин, но она любит его, и потому не хочет за тебя.
   -Нет у неё никого человек, я бы знал. Просто она не хочет замуж вообще, не хочет возиться с орчатами, не хочет рожать и быть женой. Она хочет бегать по лесам Архайта и охотиться на оленей. Но ничего, немного повзрослеет, перебесится, поймёт, что я лучшая пара.
   Мы дошли до большого деревянного дома посреди стойбища орков, и вошли внутрь, двери здесь не было. Посреди комнаты сидел мускулистый орк, но даже я смог увидеть, что он немного стар, хотя в орках разбираюсь плохо.
   -Ну что привёл?
   -Вот он человек, который хочет вступить в племя.
   -Хиловат.
   -Для человека он силён, очень силён.
   -Я был самым сильным воином в деревне, - похвалился я, - ну это, если не считать нашего главного воина Тора.
   -Не считая Тора, я знал его, но уважал не за силу, а за ум и честь. А у тебя есть ум и честь боец?
   -Есть... Я хочу спасти свой народ, это дело чести, мне нужно, чтобы вы орки научили меня драться и охотиться.
   -А ум у тебя есть?
   -Я... Не могу так сказать, об этом должны судить другие.
   -Хорошо, значит, ум у тебя всё-таки есть, раз ты так считаешь, ну дай-ка я встану, и пошли в зал собраний.
   Он поднялся, и мы пошли вслед за ним, свернули за угол, и наткнулись на большой деревянный дом, здесь на полу лежало довольно много разных блюд, вождь громко крикнул на всё племя:
   -Все старшие воины, в зал собраний! Смотрины начинаются.
   Я прошёл вслед за вождём и сел рядом с Уруком, тот только остановил меня:
   -Есть не начинай, пока не придут все, мы начинаем есть одновременно, чтобы ты знал, так принято.
   -Понятно.
   Я сел на пол, и стал просто сидеть. Вождь обратился ко мне:
   -Ты выполняешь сейчас физические упражнения, чтобы стать сильнее?
   -Да, каждый день, помногу раз в день.
   -Ты охотишься на горных тварей?
   -Да, последний раз я убил саблезубого тигра.
   -Ты был один?
   -Да, я был один.
   -Ты не так плох человек, как кажешься со стороны, убить эту тварь непросто, и тигр по-настоящему опасен. Его укус прокусит любые доспехи.
   -Да, это так, но он не смог меня укусить, мне повезло.
   -Удача на стороне сильных.
   Тем временем, воины стойбища орков собрались в этой большой комнате, и сели на землю вокруг разложенной еды. Я только удивился про себя, почему орки ели с пола, из тазов с едой, что лежали на полу, у них совсем не было мебели, хотя бы столов. Мы в деревне людей, конечно тоже не центр цивилизации, но элементарная мебель у нас была, а у орков нет. Хотя, у всех свои традиции. И тем не менее, мы начали есть, я пододвинул к себе тазик с жареным мясом... Один из орков задал мне вопрос.
   -Человек, Крис. Я слышал, всех людей взяли в плен, как ты смог избежать плена? Расскажи нам. И почему ты не пошёл, и не попытался спасти своих людей, пока корабль пришельцев из внешнего мира был ещё здесь? Это ведь дело чести, умереть за свободу своего народа.
   -Дело в том, что когда на нас напали люди из внешнего мира, я наравне со всеми мужчинами своего поселения принял бой с врагом. Я попытался заколоть одного из воинов врага каменным копьём, но наконечник раскололся об его латы. Потом я достал обсидиановый нож, и попытался заколоть врага ножом, но и нож раскололся о латы врага. После чего воин врага атаковал меня, и ударил меня по голове тяжёлой металлической дубиной, и я упал без сознания с трещиной в черепе. Из моей раны текла кровь. После чего, люди из внешнего мира пленили всех моих соплеменников, а меня оставили там, на поле боя, решив, что я умер, или скоро умру, я был бесполезен им. Дальше, Гусля выходила меня, и моя рана заросла всего за несколько дней, но за эти дни, люди из внешнего мира покинули Архайт, их корабль уплыл, и вот теперь я здесь, живой, у вас. Я не могу отправиться вслед за ними, чтобы спасти свой народ, потому что не умею плавать, и потому, что ведьма считает, что я не готов, и зря погибну. Я решил стать сильнее, стать великим воином, и тогда, быть может, у меня будет шанс спасти свой народ. Я прилагаю большие усилия, чтобы стать сильным.
   -Твой ответ достоин и исчерпывающ человек, лично я буду рад помочь тебе. Я рад слышать, что ты принял бой с людьми из внешнего мира, а не струсил, и попытался спасти свой народ. И я знаю, что ты не мог победить в том бою, потому что их доспехи неуязвимы для нашего оружия.
   Мы продолжили пир, и я довольно быстро наелся до пуза, потому что еды было слишком много, и мы всё ели и ели, наконец, один из орков поднялся. Это был, пожалуй, самый хилый и маленький из всех орков, присутствовавших здесь, и я так думаю, что и самый молодой из них. Он обратился ко мне:
   -Человек, я далеко не лучший боец на кулаках в племени, ты пришёл знакомиться с нами. Так давай же, узнаем друг друга получше в нашем с тобой ритуальном поединке. А все члены племени смогут увидеть нашу с тобой удаль и отвагу.
   -Давай, - согласился я, понимая, что не могу отказать, хотя я сыт, и драться мне совсем не хочется, но это традиция, и если я хочу стать членом их племени, должен все традиции соблюдать.
   Мы вышли из дома собраний на главную площадь орковской деревни, все орки выстроились в круг диаметром метров шесть, а мы разделись до пояса и встали в центре круга. Я оценил своего соперника, он был одним из самых хилых орков, что присутствовали здесь, кроме детей. Ростом он был с меня, лишних мышц, как у Урука или других орков у этого воина также не наблюдалось. Думаю, его даже не просто так выбрали для боя со мной, а чтобы посмотреть, как я буду сражаться с равным по силе врагом, потому что с тем же Уруком сражаться бесполезно. В общем, я подумал, что у меня есть шанс, если не победить, то хотя бы не ударить в грязь лицом.
   Бой начался, орк запрыгал вокруг меня на носках, также, как прыгал обычно Урук, я стоял твёрдо, и знал, что по технике боя орков, стоять так неподвижно не принято, надо двигаться, но я не хотел тратить силы, полагая, что бой может затянуться. А от постоянных прыжков быстро убывают силы, и сбивается дыхание. Орк пошёл в атаку, прыгнул, увернулся от моего удара, заехал мне в глаз и отступил, в этой короткой схватке он как бы выиграл меня, ударив, и проявив хорошую скорость. Остальные орки загикали, поддерживая моего соперника. Но вместе с тем, его удар был каким-то слабым, сравнивая с ударами Урука. Потому что я не упал, и он не выбил меня из колеи. Орк был явно намного слабее, чем Урук, я убедился в этом, и это меня порадовало. Что ж, теперь моя очередь действовать, я быстро пошёл на своего противника, тот запрыгал, отступая, постоянно двигаясь, но я продолжал идти и идти, сближаясь, игнорируя всё, этим я явно выбил его из колеи. Потому что атака моя была очень наглой, дилетантской и не по технике. Отступать дальше орку было некуда, сзади был конец круга и строй его соплеменников. Я сблизился и как тролль, начал игнорируя удары противника атаковать. Я заехал ему в глаз справа, потом в скулу слева, потом пробил оборону и заехал куда-то в область печени, потом ещё и ещё, орк закрылся, и я продолжал атаковать, так продолжалось минуты две. Наконец, орк понял, что так продолжаться не может, и он проиграет, он сделал рывок в бок и вырвался из моей зоны атаки, но я продолжал нападение, пёр и пёр на него, как прёт горный тролль на свою жертву. Потому что драться на кулаках по технике я толком не умел, и брал в расчёт лишь силу. Я снова сблизился, и мы обменялись ударами, но для меня важнее было не пропустить удар, а нанести удар самому, и я снова победил, и противник снова отступил, а все остальные орки начали скандировать, поддерживая своего соплеменника. Я атаковал снова и снова, наконец, мой прыгающий соперник начал выдыхаться, и я уже основательно погонял и побил его, прошло ещё несколько минут боя, и к нам подошёл орк судья.
   -Бой окончен! Поздравляю Крис, ты победил.
   -Неожиданно, - сказал подошедший ко мне Урук.
   -Сдаётся мне, я проигрываю тебе, потому что ты на самом деле самый сильный орк племени, а вовсе не потому что я такой слабак.
   -Нет, я не самый сильный орк племени, просто твой соперник, здесь сейчас, Шитик, он мастер по коже, а не воин и не охотник, он делает доспехи, самые лучшие кожаные доспехи на Архайте. Но ты молодец, что победил его, теперь ты сильнее, чем самый слабый из нас, а это уже шанс на то, что тебя примут в племя. И ты вдвойне молодец, потому что Шитик, как и любой другой орк тренируется кулачному бою с детства, а ты всего несколько дней, да и то...
   -Урук, неужели ты считаешь, что никогда до тебя я не дрался? Мы в своей деревне точно также выясняли отношения в детстве, как и вы, дракой на кулаках, так что я дрался не первый раз в жизни. Быть может, у нас были немного другие правила, и взрослые не поощряли такие драки, но я дрался с детства, не так как вы, не профессионально, но дрался.
   -Двигаешься ты отстойно, надо прыгать, а ты как горный тролль, это так, к слову.
   -Я не прыгаю специально, чтобы сэкономить силы, я загонял противника, и он проиграл...
   -Не будем спорить, пошли есть, только следующего соперника тебе уже не победить, так что не ударь в грязь лицом.
   Мы пошли есть, и снова долго сидели и ели, меня расспрашивали обо всякой ерунде, часто никак не относящейся к оркам. Их интересовало всё, мелочи жизни в нашей деревне, наши традиции, что мы едим, как одеваемся, кулинарные секреты и многое другое, часто на самом деле бесполезное для орков. Мы болтали и сидели довольно долго, пока Солнце не прошло зенит, наконец, один из орков поднялся. Это был могучий орк, на пол головы выше меня и мускулистый.
   -Ты победил Шитика, молодец, ты доказал, что ты сильнее, чем самый слабый, это уже хорошо. Но Шитик не воин и не охотник, а теперь докажи, что ты можешь выстоять против настоящего воина.
   Мне совсем не хотелось драться, я наелся как свинья, меня тянуло в сон, и, тем не менее, я понимал, что драться придётся, сейчас, в таком состоянии. Мы снова вышли на площадь и встали в круг, раздевшись до пояса. Было жарко и слепило Солнце, орк запрыгал вокруг меня, я стоял неподвижно и ждал атаку, прошло секунд пять, и орк атаковал, я попытался поймать его и ударить в ответ, но у меня не получилось. Я пропустил несколько неожиданно сильных ударов, я бы даже сказал, что удары были даже сильнее, чем у Урука, но Урук не бил в полную силу, а этот орк бил. Завязался тяжёлый бой, я постоянно пропускал удары и проигрывал, орк бил меня снова и снова. Я пытался поймать его, и несколько раз с большим трудом смог ударить его в ответ, но это было как-то слабо. Остальные орки скандировали, поддерживали меня и кричали в ответ на каждый удачный удар. Такое ощущение, как будто наш бой был для них настоящим зрелищем. Побоище продолжалось долго, но я не сдавался, наконец, вышел судья и провозгласил.
   -Победил Мартан! Человек, ты проиграл, но ты сражался достойно, как неповоротливая туша для битья. Надо двигаться больше человек, а не стоять как кусок мяса.
   -Человек, знай, я не самый сильный боец среди орков, я середина, и ты дрался плохо, но всё равно молодец, бу-га-га.
   Я только недовольно облизал разбитые губы, побили меня в этот раз сильно. Но я сражался достойно, превозмогая боль, я знаю. Мы прекратили бой и направились в комнату для собраний, где продолжили свой пир. Я всё также сидел, отвечал на глупые вопросы, ел и пил. Так продолжалось довольно долго, до самого вечера, больше на бой меня никто не вызывал. Орки победили меня один раз, я проявил стойкость, и они со своими кулачными боями успокоились. Наконец, когда наступил вечер, вождь племени орков Курултай поднялся.
   -Объявляю наше собрание закрытым, а теперь, проголосуйте кто за то, чтобы принять человека в племя, и допустить его до испытаний, если кто желает сказать слово, то пусть скажет его сейчас, до голосования.
   Поднялся один из незнакомых мне орков с бородой, какой-то военный.
   -Хочу сказать, что человек, в меру своих способностей сражался на кулаках достойно и упорно, он проиграл, но проиграл достойно, не сдался до конца, несмотря на боль и тяжесть поражения, нам нужны такие бойцы. Потому что молодой боец, обладающий сильной волей, обязательно рано или поздно станет великим воином. Также человек терпеливо сидел со всеми нами, уважал нас, говорил с нами и отвечал на все вопросы, оцените его терпение, и давайте примем его в наш союз.
   -Да!
   -Примем.
   -А теперь уважаемые орки голосуем, если вы за, поднимите руки.
   Все орки встали, я последовал их примеру, они подняли руки, все как один голосовали за то, чтобы принять меня в орковский клан. После чего вождь орков объявил мне:
   -Теперь ты наравне со всеми орками имеешь право в любой момент приходить и уходить из стойбища. Никто из орков не имеет право напасть на тебя или ограбить, ты кандидат в члены племени, и на тебя распространяются наши законы и наша защита. Но мы не будем учить тебя нашему охотничьему и военному ремеслу до тех пор, пока ты не станешь полноправным членом племени. Ты сможешь пройти испытания на то чтобы стать членом нашего племени, в любой момент, когда посчитаешь, что готов к ним. Твоим учителем и наставником станет Урук, воин и разведчик племени, на этом, считаю сегодняшний день законченным, ты можешь идти назад, домой. Продолжай обучение человек, продолжай готовиться.
   Все стали расходиться, Урук подошёл ко мне.
   -Ну, вот и всё, ты успешно прошёл смотрины, теперь продолжай тренироваться, и когда ты станешь опытным и искусным воином, ты станешь достойным членом племени. Теперь можешь идти домой. Ты запомнил путь?
   -Да.
   -Тогда я пойду спать.
   -До завтра.
   -До завтра.
   Я вышел из ворот орковского стойбища, и невольно подумал, а разумно ли с одним лишь обсидиановым ножом в качестве оружия идти ночью назад к ведьме в горы? Не лучше ли дождаться утра здесь, в безопасности, в долине орков, ведь я не орк, не ночной житель и ночью не вижу. С другой стороны, они могут решить, что это трусость, и тогда все мои усилия насмарку, так что, мне придётся идти.
   Лес орков кончился быстро, я минул защитный камень выхода из долины и направился по тропе через лес в горы. Я шёл быстро и тихо, я понимал, любой громкий, неосторожный звук привлечёт ко мне внимание ночных жителей. А ночью на Архайте куда опаснее, чем днём. Хотя, возможно, этот ночной путь домой тоже часть испытания. Я продолжал идти, где-то совсем рядом завыл чёрный волк, я знал его рёв, потому что был охотником, и я знал, это совсем нехорошо, что он так близко. Тем более, он может не только услышать, но и учуять меня, а со мной только обсидиановый нож, а бегает волк быстро, куда быстрее меня. Я замер на секунду, раздумывая, что делать, и увидел его. Большая чёрная тень вышла из леса, зелёные глаза горели в ночи, тварь килограммов на триста весом. Взрослый матёрый чёрный волк, и он совсем меня не боится, просто ни капли. Я достал нож, приготовился к бою, волк прыгнул в атаку, я выставил ему перед пастью левую руку, он вцепился в неё, я почувствовал боль, кожаные доспехи сдержали его атаку лишь частично. Я размахнулся, и правой рукой всадил обсидиановый нож ему в шею, волк сразу отпустил меня, захаркал и отошёл метров на семь, у него из шеи хлестала кровь, он ошибся, напав на меня. Его ноги подогнулись, и он упал, я почувствовал, как его сила перетекает ко мне, я стал капельку сильнее духом. Взрослый, матёрый чёрный волк, эта тварь за свою жизнь убила многих, и я убил его, что ж... Я развернулся и быстро пошёл по тропе в горы, я знал, быть может, так, что мои приключения на сегодня ещё не кончились. Рука болела, волк слишком сильно её укусил, хотя не думаю, что он прокусил кожу до крови. Я продолжал свой путь. Один раз в ночи я видел раптора, он стоял всего в двадцати метрах от тропы и кого-то ел, мне повезло. Он поднял голову на моё шарканье, наши глаза встретились, монстр отвернулся и продолжил есть, я ему был неинтересен, он уже нашёл жертву.
   Уже подходя к дому ведьмы, я напоролся на взрослого чёрного тролля, тот сидел в засаде, но я услышал его сопение, чёрные тролли не умели сидеть в засаде тихо. Я сразу остановился и замер, сделал пару шагов назад и спрятался за камнем, до чёрного тролля было метров пятьдесят, и он ловил кого-то прямо у тропы. Если я решу пробежать мимо него, он может погнаться за мной, а до долины ведьмы отсюда полкилометра, смогу ли я оторваться от него? И что потом? А если он решит преследовать меня, сунется в долину, сломает дом и убьёт Гуслю, такая тварь запросто может сломать её дом, а стелла мира действует на тварей подсознательно, то есть если тролль будет видеть перед своим носом добычу, то есть меня, то стелла мира может на него и не подействовать. Надо что-то делать, тем более, что тролль может сидеть в засаде долго, до самого утра. Есть конечно и другой вариант, можно попробовать вызвать тролля на себя, потом убежать вниз по тропе, потом обойти его, оторваться и вернуться в долину, но бегать от чёрного тролля по ночному лесу предгорий едва ли менее безопасно, чем... Потому что мало ли какая тварь за мной увяжется. Наконец, я принял решение, засунул обсидиановый нож в ножны и полез вверх по склону, я решил обойти тролля, преодолев скалу, если сделать это тихо, тварь не увяжется за мной. Я залез вверх метров на пятьдесят в гору, потом стал аккуратно лезть вправо, переставляя руки от уступа к уступу, это было тяжело, и надо было делать это тихо, тролль там внизу, он глуховат и туповат. Но нельзя, чтобы он меня засёк. Горные упражнения заняли у меня не меньше часа, наконец, я преодолел опасное место с троллем и спустился с другой стороны, метрах в ста от его засады. Последние полкилометра пути я преодолел без приключений и оказался в долине ведьмы, прошёл под деревьями и вышел к ней на веранду, она ещё не спала, хотя было уже совсем поздно, пила чай.
   -Ну что как сходил?
   Я поднялся по ступенькам, сел напротив неё на стул и налили себе чаю, выпил.
   -Сходил нормально, но вот путь назад был настоящим кошмаром.
   -Я видела.
   -В ущелье устроил засаду чёрный тролль, а ещё по пути на меня напал чёрный волк, я убил его.
   -И стал сильнее?
   -Да, и стал сильнее.
   -Это хорошо.
   -Ты говоришь, ты видела? Ты наблюдала за мной, используя свой дар ясновидения?
   -Да, несколько раз, мне было интересно как у тебя дела, а в доме всё равно нечего делать сейчас. Я читала книгу, смотрела за тем как дела в элийской империи, и следила за тобой.
   -Я хотел тебя спросить.
   -Ну?
   -Если ты через свой коричневый блин можешь видеть миры вдали отсюда, ты много раз мне показывала их. Не могла бы ты показать мне как дела у Уны и моего племени? Я хочу знать, как они? Живы ли?
   -Не могу.
   -Почему?
   -Потому что они плывут на корабле под прикрытием магических оберегов, я могу лишь отслеживать сам корабль, но не его экипаж, показать тебе Уну я не могу. Ещё могу сказать, что завтра утром они прибудут в Тринидат, и возможно тогда, я смогу показать тебе Уну, если только её продадут в какой-нибудь бедный дом за пределами города. Я должна тебе сказать, что сам Тринидат, его центр, защищён магическими оберегами, и мы не сможем наблюдать его жизнь отсюда. И потом, на самом деле, ты не хотел бы увидеть Уну, там, где она сейчас, и что она делает.
   -Почему?
   -Потому что Уна молодая красивая девушка, и она в плену, а на корабле полно мужчин, и у них давно не было женщин. Поэтому девушкам твоего племени не повезло.
   -Не понял?
   -Я думаю, многих из них изнасилуют, потому что таковы законы внешнего мира таковы, что если тебе не могут дать сдачи, пользуйся этим.
   -Скоты. Я убью их.
   -Да, скоты, но такова правда нашего мира, это работорговцы, таких много, и да они сволочи, но убить всех работорговцев ты вряд ли сможешь, также, вряд ли ты сможешь убить всех, кто будет насиловать твою Уну.
   -Почему?
   -Потому что скоро корабль приплывёт в порт, там твою Уну и всё твоё племя продадут, и они станут рабами хозяев Тринидата. Максимум на что ты можешь рассчитывать, это выкупить её и мирно вернуться с ней и другими твоими соплеменниками на Архайт, а дальше забыть этот кошмар и жить здесь в мире и согласии до самой старости.
   -Я... Я!
   -Ты, ты, - передразнила ведьма, - ты просто глупый мальчик и не более чем. Ты не можешь в одиночку изменить весь этот мир, максимум, что ты можешь, это выкупить Уну и вернуться с ней сюда, да и то, это если тебе повезёт, смирись.
   -Не смирюсь.
   -Ну и не смиряйся, но факт в том, что есть вещи, которые ты можешь сделать, а есть вещи, которые ты сделать не сможешь. Приведу пример, ты можешь натренироваться и со временем отправиться в элийскую империю, выкупить Уну и вернуться с ней, это ты можешь сделать, возможно. И есть вещи, которые ты не можешь сделать и не смог. Например, ты не мог остановить работорговцев той ночью около твоей деревни, ты пытался, но тебе проломили череп, и если бы не я, так бы ты и сдох там. Смирись, есть вещи, которые ты можешь сделать, и не можешь. Ты не можешь убить всех работорговцев планеты и всю знать, что покупает у них рабов. Ты не можешь сделать весь этот мир более справедливым, не можешь и всё. Поэтому, смирись и делай то, что ты можешь сделать. А если ты решишь покуситься на невозможное, то ты умрёшь, и второй раз, там, в элийской империи, я уже не смогу тебя спасти. А сейчас успокойся, садись и пей чай, потому что ты пока здесь, живой.
   -Не могу я успокоиться, они там насилуют Уну, твари.
   -Что ж поделать, но ты взрослый мальчик, и должен это понимать, такова участь всех рабынь, особенно красивых и молодых, и не она первая, не она последняя.
   -Твари...
   -Вот видишь, теперь у тебя есть ещё один стимул тренироваться с большими усилиями, у тебя есть стимул жить, и есть стимул победить, потому что если, ты не сможешь победить, никто не освободит Уну и твой народ. А сейчас, успокойся и садись пить чай. Потом иди спать, и завтра тебе надо тренироваться и учиться с двойными усилиями.
  
   Глава 10: Тринидат.
   Уна сладко спала, ей снилось лето на Архайте, яркое тёплое Солнце, зной, и то, как они лежали на тёплом пляжу около океана. Под ними мягкий мелкий песок, тихий прибой, прозрачная вода, нежный бриз, голубое безоблачное небо. Рядом был её любимый Крис, он просто спокойно лежал рядом и молчал, и они все были бесконечно счастливы. Потом, вдруг сон прекратился, её теребили за плечо, она поднялась, это был Золфи. Уна резко проснулась и вернулась в жуткую реальность, после чего ей захотелось плакать.
   -Что тебе? Отстань.
   -Сейчас утро, часа через два мы приплывём в порт Тринидата, это самый большой город на этом побережье, центр торговли и цивилизации, там тебя и твоё племя распродадут разным хозяевам.
   -Ты хочешь, чтобы я попрощалась со своими друзьями?
   -Нет, это никому не нужно. Капитан хочет, чтобы ты помылась в горячей воде с мылом, начисто, чтобы от тебя не пахло, после чего, ты оденешь чистые одежды, специальное платье, тебе сделают макияж, и тебя отправят на специальную ярмарку красивых женщин. Там тебя купит богатый господин, который заплатит за тебя много золота. Это ясно?
   -Да.
   -После чего, нас не будет интересовать твоя судьба, мы получим прибыль.
   -И что со мной будет?
   -Это мне неизвестно, но всё зависит от тебя, скажи спасибо, что тебя продают не как простую рабыню, а как красивую женщину. А это уже значит, что тебя не отправят батрачить на поле, или там... Я думаю, ты поняла.
   -Нет. Не поняла.
   -Иди, мойся быстрее, пока господин Михаэль не разозлился. Двигай за мной.
   Они вышли на палубу корабля, Уна посмотрела на небо, оно было пасмурным, раннее утро, и Солнца не видно, вокруг густой туман, словно кисель в котором корабль плыл непонятно куда. Как всегда мерно покачиваясь и скрипя на волнах. Они прошли в одну из комнат, корабля на корме, здесь был большой деревянный чан, от него поднимался пар. Золфи показал на него.
   -Раздевайся целиком и залазь сюда, от тряпья твоего мы избавимся, давай быстрее, нам ещё краситься. А это долго, а мы уже скоро приплывём.
   -Но я не буду раздеваться при тебе.
   -Ух, она какая, барышня, при капитане можно, а при мне нет.
   -Он меня насилует, я не сама.
   -А здесь сделай сама, я насиловать тебя не собираюсь, только помыть, чтобы ты не воняла.
   -Я не воняю.
   -По меркам матросов с этого корабля ты действительно пахнешь фиалками, но не по меркам высшего общества, а тебя собираются продавать именно высшему обществу.
   -Чем? Чем пахну?
   -Фиалки, это такие цветы, они приятно пахнут. Так вот, те люди, которым мы тебя продадим, у них высокие требования к чистоте, по их меркам ты грязная и воняешь, а ты должна произвести впечатление, чтобы тебя купили как можно дороже. Никакого запаха пота и грязи у женщины в помине быть не должно, даже слабого. Волосы должны быть чистыми и расчёсанными, без насекомых, одежда чистой и с иголочки, на лице хороший макияж.
   -Макияж?
   -Да, это специальные краски, их наносят на лицо, чтобы женщина выглядела более красивой. Хватит препираться, раздевайся уже и полезай в ванну, иначе я сам тебя сейчас отхожу палкой, давай, давай, решается твоя судьба. Чем богаче хозяин, тем легче у него быть рабыней. Умный раб богатого хозяина часто живёт лучше, чем свободный человек без мозгов. Ты сама заинтересована выглядеть хорошо, давай быстро... Давай уже, не стой как корова.
   Уна неуверенно разделась, сняла с себя защитный кожаный костюм, с которым не расставалась с момента пленения, и залезла в воду. Вода была горячая, чистая и приятно пахла, лежать в ней было очень приятно, а Золфи подошёл к ней и приказал.
   -Ну-ка, задержи дыхание и нырни.
   Она послушалась, а Золфи начал намывать ей волосы, ей пришлось терпеть долго, наконец, сил не осталось, и она вынырнула. Быстро задышала.
   -Молодец, я почти закончил, подыши минуту и нырни ещё раз также, я отмою нормально твои волосы. Они все спутанные, и их, наверное, век не мыли.
   -Я мылась.
   -Кто же моется без мыла, у вас варваров мыла то не было. Жди...
   Он намылил ей голову, тщательно прочесав всю поверхность головы, а потом приказал.
   -Ныряй ещё раз.
   Она нырнула, и он разрешил ей вылезти из ванны. Здесь на стуле напротив уже лежал наряд, длинное тонкое белое платье из очень тонкой ткани.
   -Что это?
   -Это платье, обычное женское платье, ну может, не совсем обычное, чуть подороже обычного, но тебе пойдёт, мы же не платье продаём, а тебя.
   -Но ведь такая тонкая ткань, она не защитит ни от когтей зверя, ни от зубов, ни даже от укуса комара.
   -Там где ты будешь жить, зверей не будет, и защита не понадобится больше никогда. В элийской империи нет таких страшных зверей как на диких островах типа Архайта. Одежда не должна выполнять функцию брони и защиты, её носят, чтобы не замёрзнуть, а летом, чтобы правильно и порядочно выглядеть. Учти, в Тринидате женщина должна быть всегда одета, даже летом, даже если жарко, так принято, голой не ходи, это называется мораль и религия. Мораль и религия, устои общества, играют огромную роль в жизни элийцев, их необходимо соблюдать, иначе, ты рискуешь быть сильно наказанной.
   -Понятно.
   Уна одела на себя это платье, и встала посреди комнаты, одежда была удобной, тонкой, через неё легко было почувствовать любой предмет. И вместе с тем, Уна ощутила себя жутко незащищённой, как будто она была голой, в такой одежде, любой волк уже угроза, она не спасёт ни от чего. На родине, даже в долине охотников, Уна всегда была одета в плотный кожаный комбинезон, который мог выдержать и зубы и когти небольшого хищника, защищал шею и другие уязвимые места, здесь же, одежда не спасёт и от зубов волчонка. Как в такой одежде ходить по лесу?
   -Повернись! - Распорядился Золфи, - иди сюда, садись, видишь эту отражающую поверхность? Она называется зеркало, зеркала используют, чтобы увидеть себя, женщинам они нужны, чтобы наводить красоту.
   -Красоту?
   Она посмотрела на зеркало, этот предмет удивительным образом отражал изображение, и она впервые увидела себя, потому что раньше, даже если и смотрела в воду, то никогда не могла видеть всю себя в таких тонкостях и подробностях. А сейчас, она на секунду даже невольно залюбовалась собой, хотя это было плохо. Но идеальное лицо, тонкий стройный нос, изящный изгиб скул, да она была красива, и да, многие мужчины заплатят за неё многое.
   -Всему тебя надо учить... Чтобы завоевать сердце и расположение своего господина, женщина должна выглядеть идеально. Учти, если господин богат, то за его расположение бьётся много женщин, и ты должна быть первой, иначе, ты перестанешь быть любимой наложницей и станешь служанкой на скотном дворе. Тебя будут ценить лишь до тех пор, пока ты красива, или если ты родишь хозяину много детей, и он полюбит их, но это, смотря какой хозяин. В любом случае, ты должна понравиться хозяину, ты должна ублажать его. А для этого все средства хороши, потому и существуют такие вещи, как зеркало, макияж и изящная женская одежда, которая подчёркивает красоту твоей фигуры.
   -Я всё поняла, но я не хочу никому нравиться, я не хочу, чтобы меня насиловали.
   -А ты не сопротивляйся, и никто не будет тебя насиловать, представь себе, что ты всё это делаешь по любви и ты будешь счастлива. Просто пойми и осознай, мир не вращается вокруг тебя, ты должна уметь подстроиться под этот мир. А в этом мире правят сильные и умные, а теперь, давай краситься.
   Он достал кисточку и странного вида краски, и начал очень аккуратно наносить ей на лицо макияж. Сначала тени, потом что-то ещё.
   -Правда, я не профессиональный косметолог, - пожаловался Золфи, - поэтому уж не взыщи, накрашу, как сумею, но в прошлом, мне уже доводилось несколько раз красить рабынь на продажу, так что, я не совсем уж криворучка. Давай, посмотри на себя в зеркало.
   -Если честно, то с этими тенями под глазами я выгляжу не очень.
   Она потянулась рукой, чтобы стереть краску, но Золфи вдруг неожиданно быстро ударил её по руке.
   -Не трогай! Размажешь, хуже будет, я тебя сейчас накрашу, и после этого ты не должна трогать своё лицо, совсем поняла? Не трогай лицо, чтобы не произошло, даже если сядет комар и начнёт кусать, терпи, поняла?
   -Поняла. Но не буду.
   -Ну и дура, для неё стараются, а она неблагодарна.
   -Ты стараешься не для меня, а для себя, чтобы вам скотам больше денег за меня заплатили.
   -Я уже объяснял тебе, что тебе тоже выгодно попасть к богатому хозяину. Говорил почему, много раз, так что не возникай тут, всем выгодно продать тебя подороже богатому господину.
   -Ты закончил?
   -Да, закончил, почти, теперь не трогай, можешь выйти на палубу, а я тут пока всё уберу, только не испачкай платье, и вообще не испачкайся и не потей.
   -Я хочу сходить к своему племени, увидеть их последний раз.
   -Там грязно, не ходи туда.
   -Зулфи, если бы ты мог увидеть своих отца и мать в последний раз, ты бы пошёл на встречу с ними?
   -Эх, и влетит же мне от капитана, ладно иди, только иди быстро, и постарайся не попадаться никому на глаза, а если что, ты пошла туда сама, без моего разрешения, а я сказал тебе быть на палубе.
   -Хорошо.
   Уна быстро вышла из комнаты и направилась вниз, туда, где держали её близких, она спустилась на этаж, и остановилась перед ними в нерешительности.
   -Уна пришла, смотрите Уна, Уна как ты?
   -Друзья, сегодня мы приплываем в Тринидат, вас всех продадут в рабство новым хозяевам, и мы никогда больше друг друга не увидим.
   -Уна, всё будет хорошо, - сказал ей, прикованный к стене отец. - Крепись дочка, я смотрю, они хорошо с тобой обращаются, быть может, ты станешь в этом мире женой вождя и спасёшь нас всех.
   -Это вряд ли, я для них просто объект... - У неё выступили слёзы, так унизительно это было.
   -Крепись...
   -Мы больше никогда не увидимся, Крис погиб, я не хочу так жить.
   -Ты выдержишь, мы все выдержим, я верю...
   -А я нет, за последние дни я много узнала об их страшном мире, и это ужасный мир, я не хочу в нём жить. Я не хочу жить в мире, где каждый подл, и лишь желает заработать на тебе золота.
   -Уна, они все хищники, воспринимай их также, как волков на Архайте, они все просто волки, и с ними надо бороться по их правилам. Этот мир ни капли не хуже Архайта, ведь на Архайте тоже есть тролли и тигры, которые желают сожрать тебя, это такой же мир хищников.
   -На Архайте мы были свободны, а тут хищники держат нас всех на цепи.
   -Иди дочь, всё будет хорошо, всё наладится, быть может, мы больше никогда не увидимся, но не забывай нас, держи в своих мечтах, иди и ничего не бойся, быть может, тебе повезло больше, чем всем нам. Так говорил о тебе Золфи, он говорит, с тобой всё будет хорошо, только не иди на конфликт с этим миром, постарайся выжить в нём и будь счастлива. И не плачь.
   -Прощайте.
   Уна отвернулась и быстро пошла наверх, она поднялась на верхнюю палубу и остановилась. Корабль вошёл в залив, туман спал, и она увидела огромный город, который простирался по всему побережью. Город был очень крупным, и не только по количеству домов, а домов тут было очень много, сотни, если не тысячи. Но многие дома были очень высокими, настоящие башни, по десять и более этажей, каменными, и таких высоких домов было много. Также многие дома были огорожены отдельными заборами, и на их территории находились настоящие парки. Город был очень роскошным, и вероятно, стоил большого труда для его жителей, потому что построить такое было очень сложно. Уна понимала это, потому что сама когда-то участвовала наравне со всеми в строительстве своей деревни. Здесь в порту у причалов стояли десятки таких же кораблей как тот, на котором она приплыла, и некоторые были даже намного больше. К ней подошёл капитан, взял за руку и произнёс:
   -Это Тринидат, колыбель цивилизации, крупнейший портовый город в этой части планеты, здесь совершаются сделки на миллионы монет, целые кампании, корпорации и воротилы рынка. Здесь люди становятся никем, умирают в канаве, а другие становятся настоящими королями бизнеса и получают всё. Кем ты станешь тут, зависит от тебя, но я сильно помогу тебе, и будь мне за это благодарна.
   -Ты тварь, когда-нибудь я убью тебя.
   -В этом мире девочка, будет ещё много мужчин, которые будут пользоваться твоей красотой, так что я всего лишь первый. Не забывай кто ты. И поверь, лучше спать с капитаном корабля, чем со всей командой, ты пока ещё этого не понимаешь. Но потом, когда повзрослеешь, поймёшь.
   Тем временем корабль пришвартовался к одному из причалов. А капитан взял её за руку и показал ей браслет из голубого металла, а потом застегнул его у Уны на левой руке.
   -Эта вещь изящна, воспринимай её как почти украшение, это браслет раба из мифрила, такие браслеты раба одеваются на элитных рабов, чтобы не стеснять их в передвижении в пределах дозволенных хозяином. Это почти украшение, и стоит такой браслет сотню золотых, дорого. Он нужен, чтобы ты не смогла убежать от нас здесь, в Тринидате. Этот браслет очень прочен, куда прочнее стали, и потому его почти невозможно снять, не имея ключа конечно, разве что, ты решишь отрубить себе руку, но я не думаю, что ты пойдёшь на это ради вшивой свободы. Как ты понимаешь, или не понимаешь, этот браслет был сделан людьми со звёзд, а не местными умельцами, и потому это чрезвычайно надёжная вещь, но, увы, дорогая, только ради тебя девочка, мне ничего не жалко. А главное, пока на тебе этот браслет, ты не сможешь сама покинуть Тринидат, потому что за пределами заданной области он будет причинять тебе боль, и чем дальше, тем сильнее. И при этом, по такому браслету мой корабельный маг всегда сможет найти тебя в пределах города и даже планеты. То есть, пока на тебе это украшение, ты не сможешь от нас деться никуда. Так что чувствуй свободу, оставайся на корабле, только не пытайся бежать, а то я разозлюсь, поймаю тебя и сурово накажу. Это понятно? Не слышу?
   -Мне всё понятно.
   -Что тебе понятно, повтори!
   -Это волшебный браслет, он очень прочный и его невозможно снять без ключа, а ключ у вас. Если я сбегу, вы легко сможете найти меня и потом накажете, поэтому, то, что я не прикована к стене корабля как все члены племени, это на самом деле только видимость свободы.
   -Именно, молодец девочка, а сейчас иди, посиди у себя в каюте, мне надо узнать, когда состоится ближайший аукцион элитных рабынь. А заодно, я пока схожу, продам твоих соплеменников, их можно продавать на рынке рабов в любое время суток.
   Уна сделала несколько шагов в сторону, ей захотелось бежать отсюда с этого корабля, раствориться в этом городе, но она понимала, это невозможно. Она не знает порядков в этом месте, а они жестокие, и потом, если бы капитан не был уверен в том, что сможет её найти и поймать в случае побега, он бы приковал её как всех к борту корабля. А значит, этот мифриловый браслет действительно не позволит ей сбежать.
   Она продолжала стоять на палубе, и увидела, как выводят из-под палубы её соплеменников, они все были скованы друг с другом длинной цепью, их вывели на палубу и построили, начали осматривать. Уна подошла к ним, но Даст рявкнул на неё:
   -Пошла отсюда к себе в комнату.
   Уна решила не спорить, развернулась и ушла, ей только было горько, что всё так кончается. Она увидела, как её родственникам что-то приказали, и они пошли все строем куда-то прочь с корабля. А ей оставалось только сидеть, ждать и бояться будущего.
  
   Глава 11: Рива.
   Рива впервые за долгие дни пути вышла из тёмного помещения под палубой, защурилась от яркого Солнца, от чего-то болели ноги, они плохо сгибались и разгибались.
   -Слушайте меня внимательно, - начал Даст. - Сейчас я вас всех поведу на рынок, там вы будете вести себя вежливо, и улыбаться вашим новым хозяевам. А ещё вы проявите максимум покорности, и если вас спросят, будете отвечать на элийском. Всем понятно? Не слышу скот!
   -Понятно.
   Они все повернули направо, и пошли, прямо под палящим утренним Солнцем, здесь в городе, где они шли, была каменная мостовая, и идти было легко, но только тем, у кого были кожаные ботинки, а они были не у всех, потому что часть племени потеряла их тогда ночью. А у некоторых отняли обувь матросы с корабля, которым нравились добротные сапоги из шкур диковинных зверей, ведь люди Архайта делали себе обувь на совесть. Надёжную, непромокаемую, способную защитить от холода, от воды и даже от зубов дикого зверя. Поэтому, сейчас они расплачивались за своё трудолюбие, шагая по мостовой босиком, особенно мужчины. Но идти пришлось недалеко, не больше километра. Их привели на большой рынок, здесь было много павильонов, и в них томились связанные и в кандалах различные люди с несчастными лицами.
   Здесь на этом рынке были не только люди, но и гоблины привезённые с Архайта. Риве не было жалко гоблинов, просто совсем, она знала какие это мерзкие существа. И всё же, они вызывали сочувствие, они жались в кучу и дико пугливо верещали. Их периодически били, просто так, чтобы заткнулись, но тупые гоблины всё равно верещали.
   Людей Архайта остановили около больших клеток, разделили по половому составу и по возрасту, и загнали в эти клетки. И после чего они встали, потому что сидеть было негде, и просто стояли и плакали, здесь, в грязи и под Солнцем, в чужом жестоком городе. Иногда к ним подходили люди, о чём-то спрашивали Даста, тот вежливо улыбался им и что-то отвечал. Показывал свой товар и нахваливал.
   Неожиданно к Дасту подошёл какой-то рослый мускулистый мужчина в шкурах, и показал на мужчин племени, Даст быстро закивал. Они о чём-то поговорили, и мужчина отдал Дасту увесистый мешок с деньгами. Даст громко крикнул людям Архайта:
   -Вам повезло скот, вас купили, вы отправитесь на урановые рудники, и славно послужите империи воранг, им нужны такие рабочие как вы. Тупые и без мозгов, - засмеялся своей шутке Даст.
   Он открыл клетку с мужчинами и выгнал всех молодых и самых сильных, их снова сковали цепью и куда-то увели прочь с рынка. Рива знала, что значит урановые рудники, они скоро там все умрут, и это было дико, она всё ещё не верила, что всё сложится так плохо. Она надеялась, что их всех купит добрый и хороший хозяин, освободит их, и они будут жить всей деревней, вместе, не зная горя и работая на полях, но всё рушилось у неё прямо на глазах.
   Вскоре к Дасту подошёл очередной покупатель, он не был одет богато, просто обычный фермер, Даст в начале даже как-то не обратил на него внимания, но потом покупатель что-то сказал ему и Даст заулыбался ему как и всем. Продолжая улыбаться, и что-то рассказывая, Даст подвёл его к клетке с девушками, туда, где стояла Рива. И работорговец обратился к ним грубо и как обычно, но на их родном языке:
   -Кто из вас варварские шлюхи ещё ни разу в жизни не спал с мужчиной? Отвечать честно, если соврёте, убью, живо я сказал.
   Рива вышла вперёд и подняла руку.
   -Я ни разу в жизни не спала с мужчиной.
   Ещё несколько девушек сообщили работорговцу тоже самое. В принципе, все шлюхи с Архайта, кто был помоложе и не замужем, ни разу в жизни не спали с мужчиной, потому что нравы на острове были крепкие. Семья, один муж и на всю жизнь, без измен, по любви и по взаимному согласию, даже родители не имели права влиять на выбор молодых людей, и только так, сказывалась и традиция свадебных цветов, согласно которой, молодые ещё должны были доказать, что достойны иметь возвышенные отношения. Мужчина, с которым разговаривал работорговец, обрадовался, и начал тщательно осматривать всех девушек, выбирать, потом ткнул пальцем на Риву. И Даст открыл клетку, приказал ей выйти. Снаружи он одел ей на руки металлические наручники, и отдал конец верёвки, привязанный к ним, её новому хозяину, а тот передал Дасту небольшой мешочек с деньгами. Работорговец достал деньги из мешочка и тщательно пересчитал, потом улыбнулся и сказал новому хозяину Ривы, что тот может идти.
   Они отошли на некоторое расстояние от работорговца, и новый хозяин обратился к Риве на её родном языке.
   -Я видел, вы говорили на древнем, откуда вы?
   -Мы с Архайта, это остров в пяти днях пути отсюда, при попутном ветре.
   -Это правда, что у тебя никогда не было мужчины?
   -Да. А зачем вам это?
   -Много ещё на Архайте таких как ты?
   -Нет, мы жили одной деревней, пока не пришли работорговцы, мы жили счастливо много поколений и никого не трогали, а потом пришли эти звери, убили часть наших мужчин, а остальных взяли в плен. Они напали на нас безо всякой причины, эти скоты... Они заплатят за всё...
   -Это вряд ли, дело в том, что я выкупил тебя тоже не потому, что я добрый самаритянин, ты нужна мне как рабыня, или не совсем рабыня.
   -Зачем?
   -Я фермер, не слишком богатый, но фермер, и у меня нет денег, чтобы купить сыну достойную жену, а более достойные не хотят выходить замуж за него без денег. Мой сын хороший человек, добрый и работящий, поэтому я скопил денег и решил купить ему жену из рабов. Если ты будешь вести себя хорошо, и не будешь пытаться бежать, ты станешь ему достойной женой, ты станешь свободной.
   -Я... Я не хочу так.
   -У тебя нет выбора, ты можешь стать его женой по своей воле, родить ему детей, и умереть свободной, достойной женщиной, либо ты можешь родить ему детей как рабыня, жить рабыней, быть рабыней и умереть рабыней, думай. Мой сын хороший человек, он будет заботиться о тебе, уважать твоё мнение, покупать тебе подарки, ты станешь вольной крестьянкой, у меня приличная ферма.
   -Почему же твой сын не женился на другой крестьянке? Почему? Чем он плох?
   -Так сложилось, они все шлюхи, спят со всеми подряд, они стали бы изменять ему, и ему никто не нравится, мы подумали и так решили. Ты будешь рабыней, не совсем рабыней, но и выбора у тебя не будет. Мы не дадим тебе изменять ему, в остальном, живи, как хочешь, работай в поле как все, отдыхай в воскресенье. Ешь с нашего стола наравне со всеми, одевайся в чистую одежду, как свободная женщина, а не как раб, подумай. Это гораздо лучше, чем жизнь обычной рабыни и ежедневная работа на полях. Ты будешь спать на постели, а не в хлеву, тебя никто не сможет изнасиловать, соседи даже не будут знать, что ты бывшая рабыня, у тебя будут права, всё как положено, ты станешь гражданином элийской империи, всё как положено, но только после брака. Как только ты станешь женой моего сына, тебе дадут гражданство.
   -А я смогу выкупить каких-то рабов? Я смогу выкупить кого-то из соплеменников?
   -В принципе сможешь, если заработаешь достаточно денег, но рабы стоят относительно дорого, а я не самый богатый землевладелец в округе, учти это.
   -Многие мои соплеменники, их продадут как рабов, я хочу, чтобы вы дали мне возможность их выкупить, хоть кого-то, они будут работать у вас на ферме, но не как рабы, а как рабочие. Поможете мне? И я выйду замуж за вашего сына.
   -Я не знаю... Я попробую, я уже говорил, рабы стоят дорого, даже на тебя мы копили больше года, тут все сбережения моей семьи, ты пойми, я не богатый фермер. Я рад, если мой сын будет иметь работящую жену, но покупать рабов, много рабов, чтобы освободить, у меня нет таких денег, я не богат, хотя у меня есть своя ферма и немного земли, я не богат.
   -Понятно...
   Я сниму с тебя оковы, если ты обещаешь, что не будешь пытаться бежать. Подумай, куда ты побежишь? Кто примет тебя здесь в этом мире без гроша в кармане и без гражданства? Поверь, тебе будет хорошо на моей ферме, ты станешь достойной женщиной, тебе будет лучше, чем даже дома на твоём Архайте.
   -Да что ты знаешь об Архайте? Ты даже не представляешь, как мы все были счастливы там, и как плохо у вас здесь.
   -Архайт это варварский удалённый остров, а здесь центр цивилизации, большой город, торговля, деньги, культура, здесь есть много вещей, из-за которых жить здесь лучше, чем на твоём Архайте, ты просто о них не знаешь. Да жить здесь тяжело и нужно постоянно бороться за своё будущее, надо быть начеку и держать ухо востро, но жить здесь лучше, чем где бы то ни было. А если... То и безопаснее. Так что, ты согласна? Подумай, у тебя всё равно нет выбора.
   -Я подумаю.
   -Хорошо, тогда, просто пообещай, что ты не убежишь, и я развяжу тебя. Учти, тебя всё равно поймают, просто для меня твоя поимка будет связана с дополнительными расходами, а у меня лишних денег нет, и за это мне придётся тебя сурово наказать. Тебе ведь это не нужно верно?
   -Хорошо, я обещаю, что не буду пытаться убежать, доволен?
   -Это меня вполне устраивает, попробуем построить с тобой отношения, основанные на доверии.
   -Доверии? Какое может быть доверие, ты же хочешь против моей воли отдать меня за своего сына, я не хочу, у меня, может, был любимый среди моего племени.
   -Ты не будешь убегать?
   -Не буду.
   Он снял наручники, Рива потёрла руки и осмотрелась, они шли по широкой улице, по краям улицы стояли каменные пятиэтажные дома, но без лишних наворотов, здесь не было ни резьбы, ни украшений. Туда сюда сновали какие-то люди, здесь было много людей, и многие из них были плохо одеты, иногда проходили какие-то вьючные животные, смахивающие на лошадей с Архайта. Здесь почти не было зелени и было очень пыльно, жалкая картина для тех, кто родился, жил и любил лес.
   -Это бедный квартал, - пояснил ей её новый хозяин, - кстати, если что, меня зовут Джон, а моего сына зовут Фил, можешь называть меня по имени.
   -Меня зовут Рива. Долго нам ещё идти?
   -Да, моя ферма довольно далеко отсюда, ещё километров пять пути не меньше, сейчас мы покинем город, и дальше пойдём по дороге, но не бойся, бандитов в этом районе нет, мы всё же живём довольно близко к городу, здесь много стражи, нас не тронут мы свои.
   -Бандиты... Хоть бы они напали и убили тебя.
   -Бандиты зло, а я твоя новая семья, и именно семья, а не простой рабовладелец, последнее гораздо хуже. А убить меня ты можешь и сама, ты теперь свободна, только куда ты пойдёшь, без документов и гражданства? Что с тобой будет? Первый же встречный возьмёт тебя в рабство.
   -Без чего?
   -Всё-таки ты из дикой и отсталой земли, есть такие понятия как документы и гражданство. Я подданный элийской империи, империя берёт на себя обязательства по моей защите, а я взамен плачу налоги, я плачу каждый год деньги за защиту. Зато, если кто-то захочет поработить меня, то империя встанет на мою защиту, меня нельзя ограбить и сделать рабом, тот, кто попытается сделать меня рабом, станет преступником и его убьёт стража, а меня освободит. Это называется гражданство, я гражданин, а ты нет. Меня защищает закон, а тебя пока нет. Но если ты выйдешь за моего сына, ты станешь гражданином тоже, со всеми вытекающими последствиями. Пока ты не гражданин, любой имеет право сделать с тобой всё что угодно, например, снова сделать тебя рабыней, по праву сильного. Аналогично поступили работорговцы с твоей деревней, так как вы не граждане, то вас можно взять в рабство. Тебе понятно? Это называется цивилизация, государство, закон. Только сейчас, в данный момент ты моя собственность и поэтому никто не может тебя тронуть, ты же собственность гражданина.
   -Да? А если я выйду за него, а потом решу свалить от вас?
   -Чтобы развестись с моим сыном тебе придётся заплатить огромный штраф государству, тысячу золотых монет, у тебя нет таких денег и у меня нет, и, скорее всего, никогда и не будет. В случае если ты останешься женой, то муж будет иметь на тебя права, так что, после того, как вы поженитесь, он получит на тебя законные права, и ты будешь обязана ему подчиняться, как жена, хотя при этом ты и станешь свободной гражданкой. Так что тут всё хитро...
   -Я уже поняла. Я всё про вас поняла, каждый, кто живёт в вашей империи, бандит и преступник, потому что вы считаете, что имеете право грабить и неволить других людей, которые на самом деле вам не принадлежат. Вы настоящие свиньи, а что по вашим законам, тогда граждане Архайта имеют право взять вас всех в рабство тоже да? Ведь никто из вас не является гражданином Архайта, значит вы все наши рабы.
   -Насмешила меня девочка, твоя деревня на Архайте, это просто дикое племя, а элийская империя, великая держава, вы просто варвары, а мы цивилизованные люди, вы не имеете права, мы имеем, и да... Повторю ещё раз, мы имеем право, и я предложил тебе достойную жизнь, будь мне за это благодарна, никто больше в этом мире не предложит тебе больше.
   -Когда-нибудь, кто-нибудь придёт и убьёт за это всех вас, потому что вы элийцы, все заслуживаете смерти.
   -Потише, не распыляйся, а то нас может оштрафовать местный патруль, не стоит орать подобное на всю улицу девочка. Жизнь несправедлива, надо терпеть, а я не худший рабовладелец на свете, раз хочу освободить тебя. Подумай, что я подарю тебе дурочка, свободу.
   -До вас, я и была свободной, я родилась свободной, и никто не имеет права меня неволить, выдавать замуж против моей воли, бить и насиловать меня. Вы все сволочи.
   Она замолчала, Рива знала, выбора нет, и пока ещё она рабыня, а потом, как выйдет замуж, она останется рабыней, потому что сейчас она рабыня для всех, а после свадьбы станет рабыней своего мужа. И да это так, но деваться было некуда. И она молча шла рядом со своим хозяином, потому что бежать некуда, и даже если она убежит, ей никогда в одиночку не доплыть до Архайта. А город тем временем кончился, они преодолели крепостную стену, и вышли на поля, здесь было много людей, крестьян. Они обрабатывали землю, другие тащили свой урожай куда-то на телегах, третьи гнали коров, город кончился, началась деревня. Потом кончились и деревни, и начались поля, они прошли куда-то лесом, и, наконец, вышли на опушку большого поля, посреди поля стоял дом, один единственный, рядом с домом располагались какие-то пристройки, и они направились к нему. Дом был красивым, белым, из какого-то камня, когда они приблизились к нему, дверь открылась, и на пороге появился юноша. Рива осмотрела его, парень был очень худым, хилым и каким-то немного не от мира сего. Он ей совсем не понравился, хотя и не был последним уродом.
   -Знакомься это мой сын Фил. Неплохой парень, не правда ли?
   -Не правда.
   Парень подошёл к девушке, и начал её беззастенчиво разглядывать.
   -Как тебя зовут?
   -Рива...
   -Пошли в дом, я приготовил сегодня торжественный пир в честь твоей покупки, кстати, теперь ты почти свободна.
   -Я знаю.
   -Проходи, посмотри, как мы живём, правда, здорово? Всё это может стать твоим.
   -Не правда, не здорово.
   Они вошли в дом, и парень начал показывать комнаты, их было немного, всего несколько, но отделаны они были хорошо, в принципе дом был не меньше и не хуже тех хижин, в которых люди Ривы жили на Архайте. Только здесь было чисто, пол был не земляным, а выложен каким-то плоским камнем. А ещё здесь была мебель, в каждой комнате, но не такая мебель как в деревне на Архайте, здесь мебель была очень аккуратной, изящной, без заноз, с узорами, и покрытая аккуратной краской. Рива достаточно быстро обошла весь дом, и состроила кислую мину, но юноша действительно был немного дурачок, он с таким энтузиазмом показывал ей всё, расхваливал то, как они хорошо здесь живут, и был уверен, что Рива очень захочет здесь остаться.
   -Ну а теперь, давайте поедим, - предложил Фил.
   -Давай.
   Рива села за стол, он не был богатым, обычный обед, кусок жареного мяса, причём кусок совсем небольшой, хлеб, ещё несколько растительных блюд и всё. Но она не могла удержаться, ей хотелось есть и пить, потому что последние дни работорговцы не особо хорошо кормили и поили её, одна пресная лепёшка в день, да глоток воды, это всё на что она могла рассчитывать на корабле. А здесь, какой никакой был всё-таки стол.
   -Ты откуда, рассказывай, я ничего не знаю о тебе, но хочу многое узнать, - начал расспросы Фил.
   -Я с земли, которая называется Архайт, я свободный охотник, нас взяли в рабство люди вашей империи неделю назад, они подло напали на нас ночью и пленили всех, а часть мужчин зверски убили. Вы все твари, когда-нибудь я убью вас всех...
   -Я не хочу с тобой ссориться, я хочу, чтобы ты полюбила меня, постарайся понять, твоя прошлая жизнь ушла и стала воспоминанием, а здесь, у тебя есть шанс начать новую жизнь, и она не такая уж плохая.
   -Да что ты знаешь о моей прошлой жизни, в моей прошлой жизни, меня никто никогда не стал бы насиловать, и я вышла бы замуж только по любви.
   -Если для тебя это так важно, мы можем не торопиться, и я постараюсь понравиться тебе, я тоже не хочу, чтобы моя жена мечтала ночью перерезать мне глотку. Мы можем подождать месяц или больше, это не горит. Но и верёвки вить я из себя не позволю.
   -Хорошо, тогда не будем торопиться, - решила Рива, которая, совсем не торопилась выходить замуж непонятно за кого.
  
   Глава 12: Элита Тринидата.
   Уна просидела у себя в комнате на корабле долго, почти весь день, никто её не трогал, хотя её соплеменников давно угнали на рынок, продавать, и они так и не вернулись. Вечером, когда начало смеркаться к ней в комнату пришёл капитан Михаэль. Он был одет довольно красиво, куда аккуратнее, чем обычно, на его новом камзоле не было и пятнышка, ботинки были начищены до блеска, как будто он собирался на парад. Капитан остановился на пороге, ухмыльнулся и сказал:
   -Ну, вот и пришла твоя очередь моя дорогая.
   -Куда вы меня поведёте?
   -Тебе повезло, сегодня вечером состоится продажа женщин высшего сорта, говорят, на торгах будет сам губернатор, прошёл слушок, что он подбирает наложницу для своего младшего сына, первую наложницу. Ты понимаешь, о чём я?
   -Да, меня снова будут насиловать каждую ночь.
   -Нет, я о другом, это младший сын губернатора, молодой спортивный очень богатый человек, а не старый жирный ублюдок. Тебе повезло, а если ты станешь его первой наложницей, то я получу много денег, а твоя судьба будет устроена. Не подведи меня цветочек...
   -Обязательно подведу.
   Он подошёл к ней замахнулся, но не ударил.
   -Не буду портить твою мордочку сейчас, пока я могу тебя продать, но если ты выкинешь что-нибудь на торгах, и тебя из-за этого не купят, я продам тебя в портовый бордель, и тебя до конца жизни будут трахать пьяные матросы, каждую ночь и помногу раз, поняла? Я спрашиваю, поняла? - Рявкнул он.
   -Поняла. Ты не хочешь терять много денег.
   -Вот именно, а теперь пошли.
   Он взял её за руку и буквально выволок из комнаты на палубу, хотя мог сказать, чтобы она просто шла за ним, но видимо эта грубость была нужна, чтобы сбить с неё спесь. Они сошли с корабля и куда-то пошли по вечерним улицам, Уна шла вслед за капитаном, тот шёл быстро, но, по-видимому, не потому что торопился, а просто он привык ходить быстро. Михаэль был высоким, стройным и у него были длинные ноги, всё это объясняло его любовь к быстрой ходьбе. Они прошли пару кварталов, довольно далеко, ушли вглубь материка и натолкнулись на ворота в верхний город, здесь стояло двое караульных. Уна осмотрела их, дорогие, начищенные до блеска стальные доспехи, безукоризненный внешний вид, только вот какие они воины на самом деле, или это просто декорация? Капитан подошёл к ним и показал какую-то золотую карточку.
   -Вы можете пройти, - сказал караульный. - А эта женщина нет.
   -Она со мной, это моя рабыня, я веду её на продажу, видишь браслет раба у неё на левой руке? Согласно закону она не гражданин, а просто собственность, и я могу её провести, потому что она моя собственность, а я допущен в верхний город.
   -Ладно, проходи, - разрешил караульный, - но только чтобы без проблем, понятно?
   -Конечно господин стражник, проблем не будет, какие проблемы? Это хорошо обученная элитная рабыня, она даже не кусается, ведь ты Уна не кусаешься, правда?
   -Не кусаюсь, - буркнула Уна на своём родном языке.
   Они прошли в верхний город, Уна осмотрела местность за стеной, здесь было красиво, всё хорошо убрано, по бокам улицы стояли двух и трёхэтажные особняки, у каждого особняка был небольшой садик. Все люди, ходившие здесь туда-сюда, были одеты в чистое, даже слуги, это было очень красивое место. И если бы Уна не знала подноготную этого места, рабство и зверства, царившие в этом мире, ей возможно здесь даже понравилось бы. Они прошли метров двести дальше по улице, свернули в переулок и остановились около небольшого двухэтажного особнячка. Михаэль подошёл к слуге, стоявшему у входа, и показал приглашение, слуга сказал:
   -Если у вас с собой нет оружия. Можете войти.
   -Оружия у меня с собой нет, только красота моей спутницы.
   Они вошли в дом, свернули направо и поднялись по лестнице на второй этаж. Было видно, что капитан Михаэль здесь уже не первый раз и хорошо знает, что где, это было заметно по уверенности, с которой он ориентировался в этом доме. Они вошли в большую комнату, здесь горели свечи, и стояло довольно много людей, также здесь было штук десять девушек, таких же, как Уна, с браслетами рабынь на левой руке, все они были очень красивы. Все они были стройными, с длинными волосами и молодые, или как минимум, выглядели молодыми. Люди в большой комнате ходили туда-сюда, разговаривали друг с другом, пили какую-то красную жидкость в стеклянных кубках и все весело проводили время, даже рабыни. Капитан Михаэль подошёл к одному из людей в синем пиджаке и обратился к нему. С его слов на элийском Уна поняла только, что он хочет засвидетельствовать своё почтение. После чего Михаэль объяснил Уне на её родном языке.
   -Это главный казначей города, постарайся ему понравиться, у него много денег.
   -Но как я могу ему понравиться, я не знаю.
   -Эх... Тупая варварка.
   Тем временем казначей обратился к ней на её родном языке.
   -Вы леди ещё недавно были свободны?
   -В каком смысле.
   -Вы ведь не были рабыней, а это значит, гордый нрав и высокое мнение о себе.
   -Да, ещё недавно я не была рабыней.
   -Нравится вам тут у нас?
   -Нет.
   -У нас цивилизация, дома, каменная мостовая, красота, могу поспорить, на вашей родине такого не было.
   -На моей родине был лес и чистые ручьи, там мы были свободны, а всё, что построено здесь у вас, построено руками рабов, и стоит на крови.
   -О... Я обязательно куплю вас, если вас не купит кто-то другой и сэр Михаэль сделает мне скидку, скажем, я готов купить вас за тысячу золотых.
   -Тысячу золотых господин казначей, что вы, такая жемчужина стоит две с половиной тысячи.
   -Позвольте Михаэль, она же совсем дикая и даже не знает избранный элийский язык.
   -То, что она дикая, это по-своему плюс.
   -Дикость, это на любителя, а такого любителя надо ещё поискать.
   -А что касается элийского языка, алфавит и письмо, всё это можно выучить. И не так дорого.
   -Нанимать для неё учителя элийского, тратить время, это дополнительные расходы.
   -Это обойдётся вам в пятьдесят золотых, а она стоит две с половиной.
   -Если учить её элийскому так дёшево и просто, то почему же вы господин капитан не обучите её сами? Чтобы потом продать её за полную стоимость?
   -Потому что я тороплюсь, и если все мои дела сложатся хорошо, то завтра утром мы поднимем якорь и покинем порт Тринидата.
   -Куда же вы так торопитесь, куда держите путь? Почему бы, не задержаться в нашем городе подольше, и не потратить свои золотые? У нас лучшие развлечения на сотни километров вокруг, не зря наш город самый крупный.
   -Я хочу отправиться к себе на родину, в маленький городок Зулис, это на юге, там тепло и райский климат, там живут мои лучшие друзья, и мэр Зулиса мой ценнейший друг и дальний родственник, там я и пробуду около месяца или дольше. Там я освобожусь от своих запасов золотых.
   -Я слышал, из последнего рейса на этот варварский Архайт, вы заработали баснословные прибыли, захватив множество рабов и иных ценных трофеев, теперь даже многие мореплаватели желают тоже посетить Архайт, в погоне за удачей. Не желаете ли вы где-нибудь осесть, купить виллу в верхнем городе и прожить остаток жизни, наслаждаясь шикарными женщинами?
   -На Архайте рабов больше нет. Там была одна деревня людей, и мы её забрали подчистую. Зато там живёт злая ведьма и целое племя злобных, военизированных орков. Соваться сейчас на Архайт я бы не стал, ведьма в бешенстве, после того, как мы умыкнули её сородичей.
   -Орки тоже могут быть рабами, даже такие лютые, как вы рассказываете.
   -Взять в плен тех орков сложно, они куда злее людей, а когда мы появились, они все бежали в горы, впрочем, если кто-то пожелает, что ж, желаю ему удачи, но я сам больше на Архайт не сунусь. Тем более плыть на Архайт долго и сложно, оттуда постоянно дуют ветры, плыть оттуда просто, ветер попутный, плыть туда тяжело и долго.
   -Вы знаете другие земли, где можно поживиться?
   -Это секрет, хороший рыбак бережёт свои рыбьи места.
   -А вот и губернатор.
   Все повернулись и захлопали, в комнату вошёл довольно старый человек лет шестидесяти, в синем сюртуке с белым воротником и длинной шпагой на ремне. Уна не хлопала, она просто стояла, пялилась на старика, и тихо ненавидела их всех, не понимая, зачем они его так уважают, на доблестного вождя он совсем не похож. У него нет ни шрамов на лице, ни силы, ни наледи былой славы. Этот человек всю жизнь провёл в верхнем городе, ни разу не участвовав в бою, это уж она чувствовала, за что его уважать? Тем временем старик объявил что-то, а Михаэль перевёл ей сказанное им.
   -Он говорит что торопится, собирается купить всего одну женщину для сына, слухи подтвердились, сейчас он быстренько посмотрит вас всех, выберет женщину и уйдёт, постарайся ему понравиться. Если он тебя сейчас купит, обо мне можешь навсегда забыть.
   -А если не купит?
   -Тогда постараюсь сбагрить тебя кому-то ещё, здесь много потенциальных покупателей. Но будет лучше, если тебя купит губернатор, потому что он единственный здесь, кто не считает деньги. К тому же, иметь у себя в клиентах самого губернатора, для меня много престижнее, чем продавать товар каким-нибудь рядовым казначеям.
   Губернатор обошёл всех женщин подряд, беспардонно осматривая их и щупая грудь и за другие места. Наконец подошёл к Уне, та пугливо сделала шаг назад, но губернатор не стал её трогать, а остановился и стал рассматривать с расстояния метра три.
   -Варварка? - Спросил губернатор. - Любопытно.
   -Да, пленили шесть дней назад на дальней земле, носящей имя Архайт.
   -Мужчина у неё был?
   -Был.
   -Всё равно, я смотрю, экзотика, сколько ты за неё просишь?
   -Две с половиной тысячи золотых.
   -Не жирно ли?
   -Нет ваше сиятельство, лучший образец, сильная, тренированная, посмотрите на эти мышцы, настоящая амазонка, крупная грудь, вольный характер.
   -И по-элийски говорить не умеет.
   -Пару слов она знает, а остальному вы её научите. Она вполне обучаема и главное молода, ей всего шестнадцать лет.
   -Шестнадцать лет это хорошо... Оптимальный возраст для женщины. Но дело ведь не только в языке, а в манерах, умении вести себя, быть дамой. Она ничего не умеет, поэтому я дам тебе за неё тысячу золотых.
   -Как, всего тысячу?
   -Либо тысячу, либо проваливай из моего города.
   -Да ваша светлость, тысячу, так тысячу, - расстроился капитан.
   А Уна только обрадовалась, потому что смогла так досадить своему насильнику и этой скотине. Тем временем, губернатор что-то сказал, один из его слуг достал мешок с золотом и передал его Михаэлю, после чего другой слуга подошёл к Уне, снял с неё браслет раба Михаэля и потом отдал его капитану. После чего надел на неё другой такой же браслет, но этот был красивее, на нём были какие-то прозрачные камни, и сам браслет отливал золотом.
   -Следуй за мной. - Распорядился один из слуг.
   Они быстро спустились вниз, на первый этаж, и губернатор куда-то ушёл, а слуга взял её за руку и потащил к большому дворцу, стоявшему с другой стороны улицы. Им открыли ворота, и они прошли через сад. Но сад был странный, все растения были строго подрезаны и имели заданную форму, насекомых здесь практически не было, комаров не было совсем ни одного, хотя уже вечер и им пора появиться.
   -Слушай меня ты варварка, - обратился к ней ведший её слуга. - Ты теперь рабыня младшего сына губернатора, его зовут Стик. Это молодой и глупый человек. Ты теперь собственность самого влиятельного гражданина Тринидата, не вздумай бежать. Не вздумай кусаться и драться. Если ты хоть раз ударишь сына губернатора, или просто откажешь ему, тебя за это могут казнить особо болезненным способом. Имей мозги, ты служишь очень важному господину, поняла?
   -Да...
   -Сейчас мы пойдём к придворному магу, он даст тебе специальные таблетки, если ты беременна от кого-то, будет выкидыш. Дальше он осмотрит тебя на наличие венерических и иных болезней, если такие будут, он вылечит тебя. Ты не должна ничем заразить сына самого губернатора. Это понятно?
   -Да я поняла.
   -Слушайся и будь покорна. Мы пришли.
  
   После того, как лекарь губернатора тщательно осмотрел её и выдал все таблетки, слуга отвёл её в комнату внизу дома, и сказал пару слов напутствия:
   -Завтра я за тобой приду, и ты познакомишься со своим новым хозяином, а сейчас спи, и не делай глупостей. Если что-то надо, туалет вон за той дверью, прямо в комнате, там, если что дёрнешь за ручку, спустишь воду. Если хочешь есть и пить, потерпи, завтра утром тебя накормят, а сейчас не трать больше моё время.
   С этими словами слуга куда-то ушёл, закрыв на ключ мощную дубовую дверь, а Уна осмотрела свою комнату, это было небольшое помещение три на четыре метра, здесь было несколько свечей в люстре у потолка. В комнате было очень чисто, и совсем не было насекомых. Напротив было зеркало искусной работы, несколько предметов мебели и кровать, окна на улицу не было, но на люстре был зелёный камушек, который светился зелёным, тускло освещая комнату, по-видимому, выключить его нельзя. Уна посмотрела на кровать, она была мягкой и чистой, покрыта какими-то белыми тонкими одеялами. Но девушка не стала разбирать их, и не стала даже разуваться, легла на кровать и стала думать об Архайте и о Крисе, вспоминать былое. Ей было так жаль, что Крис умер, так жаль... И ещё она жалела, что они тогда, увидев раненого орка, не вернулись назад в деревню и не сообщили об опасности, тогда бы они все успели бежать, и сейчас были бы свободны, ходили бы по вольной земле Архайта. Она заплакала, и сама не заметила, как уснула.
   Ночь пролетела мгновенно и без снов, вот уже утро, кто-то открыл дверь, и стоял на пороге, Уна открыла глаза, там была старая служанка.
   -Ты кто? - Спросила девушка.
   -Что ж ты в обуви и на кровать... Дикарка одним словом, что с тебя взять.
   -Я просто не знала, как тут принято, я...
   -Ладно, куда же деваться, я постираю. А в следующий раз, прежде чем ложиться спать, снимай обувь и раздевайся.
   -Я поняла.
   -Следуй за мной, я покормлю тебя, а после, ты отправишься знакомиться со своим господином.
   -Как тебя зовут?
   -Меня зовут Фалия, я главная служанка его святейшества. А тебя Уна так?
   -Так.
   -Иди за мной.
   Уна поднялась и направилась вслед за служанкой, они вышли в коридор, прошли по нему метров пятьдесят и оказались в большой кухне. Здесь было несколько служанок, они бегали из конца в конец кухни, что-то резали, готовили и постоянно трещали на элийском. Фалия посадила Уну за грязный стол и налила ей какого-то варева, Уна лишь мерзко поводила ложкой, туда было намешано столько неизвестных ей растений, что она не могла определить качество пищи.
   -Это борщ, что нос воротишь, отличный борщ, ешь давай.
   -А вы все здесь знаете мой язык?
   -Нет, на древнем говорят не все, но многие, его учат в школе, но не все хорошо его выучат, и не всем повезло ходить в школу, но древний знают многие и молодой господин знает его на отлично, ешь давай, и побыстрее, нам ещё идти знакомиться с мистером Стиком. А молодой господин не станет тебя ждать.
   Уна вздохнула и быстро съела всё, что ей наложили, потом запила компотом. Что касается вкуса этого варева, она даже не знала, стоит ли ей плеваться после этого, или попросить добавки, настолько необычен и непривычен для неё этот вкус.
   -Всё съела? Молодец, идём за мной.
   Фалия взяла её за руку и потащила её на улицу, они прошли коридорами дворца, поднялись в элитную часть для хозяев, отделанную деревом и камнями, и вышли через дверь наружу в сад. Уна увидела молодого человека, он упражнялся с луком. Внешность у юноши была противная, он был очень хилым, практически без следов мышц на руках, кожа была белая, и очень лелеянная, недостойная настоящего мужчины. Сама внешность в целом вызывала отвращение. Он обратился к ней каким-то писклявым голоском.
   -Мне сказали, ты дикарка, ты кроме секса что-нибудь умеешь? Выстрели из лука, я посмотрю.
   -Умею.
   Уна взяла лук, осмотрела его, взяла стрелу, и ей вдруг остро захотелось убить этого юношу, а она могла, на нём была только лёгкая одежда, такая от стрелы не спасёт, а у неё был настоящий лук со стрелой со стальным наконечником, и стреляла Уна очень хорошо. Но она переборола желание убить, понимая, что этим она не победит систему, и её тоже потом жестоко убьют, а может и не только её, но и её родственников найдут и убьют тоже. А Криса этим уже не вернуть, и потом, она хочет убить не этого юношу, а эту сволочь Михаэля, капитана, который разрушил её родной мир. Она взяла лук, натянула тетиву, навела его на юношу, тот побледнел от ужаса. После чего она повернула вправо, и легко всадила стрелу в самый центр мишени.
   -Я думал... Ты выстрелишь в меня, - пробормотал парень.
   -Хотелось бы... Но не из-за тебя я здесь, эта стрела не для тебя, а для капитана Михаэля, который убил моего жениха и разрушил мой мир.
   Уна взяла ещё три стрелы и всадила их точно в цель, а юноша всё стоял бледный как смерть и дрожал, потом он взял слово.
   -Ты мне нравишься, и я не расскажу отцу, что ты сделала, иначе они убьют тебя, а мне нужен хороший стрелок, и ты моя первая женщина. Но в следующий раз думай, что делаешь.
   -А что я сделала?
   -Ты навела на меня заряженное оружие, а если бы стрела случайно сорвалась с твоих пальцев? Я бы умер!
   -Тебе показалось...
   -Научи меня стрелять так метко.
   -Я стреляю с детства, с самого раннего, это моё основное оружие, этому нельзя научиться за день, просто берёшь и стреляешь. Если будешь учиться долго и упорно, научишься стрелять хорошо, главное, это практика.
   -Я хочу быть воином, и воевать, но отец говорит, я не стану им никогда, потому что я...
   -Ты хиляк, слабак, любой воин сразу убьёт тебя, и дело не только в умении, но и потому что ты физически слаб.
   -Замолчи, заткнись, как ты смеешь?
   -Я говорю правду, и я выросла в мире, где говорить правду можно в лицо даже вождю, а ты далеко не вождь.
   -Я будущий вождь всего Тринидата, если говорить на твоём варварском языке, я любимый сын, я подаю надежды, и я прилежно учусь.
   -Что ж...
   -И ты будешь вежлива со мной, иначе я прикажу выпороть тебя, понятно?
   -У тебя были когда-нибудь друзья?
   -Да, у меня есть друзья, сын старшего судьи и мой старший брат, а также...
   -Ты хочешь, чтобы я была твоим другом, а не заклятым врагом?
   -Нет, ты рабыня, тебя купили, чтобы ты спала со мной, знай своё место, а то...
   -Всё с тобой понятно, ты такой же, как все.
   -Я не такой как все, я будущий губернатор Тринидата и если ты думаешь, что сможешь манипулировать мной, то, как же ты ошибаешься рабыня. Я молод, но я за свою жизнь перевидал больше рабов, чем ты выпустила стрел из своего лука. Ты рабыня, и ты будешь слушаться меня, иначе, я прикажу наказать тебя, а если ты ещё раз наведёшь на меня свой лук, я сам убью тебя.
   Уна наложила тетиву на лук и подумала, что с таким луком и полным колчаном стальных стрел она перебьёт половину верхнего города, прежде, чем её смогут остановить, и не стоит ли пустить стрелу в глотку этому маленькому уроду? Но что тогда будет с ней дальше? И это разве спасёт её погибшего возлюбленного Криса, спасёт её племя? Но здесь, в доме губернатора, вождя Тринидата, она сможет стать важной и влиятельной рабыней, Золфи много раз говорил об этом, и тогда она освободит хотя бы часть своего племени, выкупит их и сделает свободными. Уна посмотрела вокруг, райский пейзаж чудесного сада, великолепная солнечная погода, идеальный день, чтобы жить, и она опустила лук.
   -Ладно, давай постреляем в мишень.
   -То-то рабыня, - сказал заносчивый подросток.
  
   Глава 13: Охотник Архайта.
   Я осторожно выглянул из-за уступа, саблезубый тигр не замечал меня и увлечённо поглощал добычу, быка, которого я убил специально для него, и разложил его тушу здесь. Чтобы привлечь его внимание и отвлечь от себя, укротить в нём способность и желание драться, сытый тигр, медленный и слабый зверь. А силы за его убийство я получу столько же, и неважно, готов он сражаться со мной или нет. Впрочем, мозг саблезубого тигра невелик, и он не понимает, что бесплатным сыр бывает только в мышеловке. Поэтому, валявшаяся без присмотра туша свежеубитого мною быка не вызвала у тупого животного никаких сомнений. Я собрался с духом, выглянул из-за угла, и пустил в саблезубого тигра несколько стрел, они не смертельны, но ранят тварь перед боем. Стрелы с обсидиановым наконечником, отравленным парализующим ядом вонзились в тело взрослого и матёрого хищника. Тот взревел от бешенства, развернулся и прыгнул на меня, я бросил лук и схватил копьё. Тигр бросился на меня, я выставил копьё, но тварь не напоролась на него, вовремя затормозив. Мозг у тигра маленький, но он сообразил, что если напорется на лезвие, то вряд ли отомстит обидчику. Он ударил по копью лапой, я сделал финт, и постарался заколоть тварь, но тигр отпрыгнул, подняв в воздух много пыли. Я решился, ухватил копьё по-другому, размахнулся, и что было силы, метнул его в тварь. Саблезубый монстр был совсем близко от меня, и я не промахнулся, копьё глубоко вошло ему в грудь, он рефлекторно сдал назад, отпрыгнул, но было поздно, я достал из ножен своё последнее оружие, крупный обсидиановый кинжал, и выставил вперёд левую руку, хотя это опасно. Тварь тяжело пошла по кругу, не решаясь напасть, кровь струилась из ран сделанных моими стрелами и из груди, монстр быстро терял силы, я понимал, время на моей стороне, если он не нападёт на меня хотя бы ещё пару минут, мне останется только добить зверя. Зверь понял, что силы оставляют его, и пошёл в атаку, прыгнул на меня, и постарался достать лапой, я отбежал назад, и он погнался за мной, я ударил его в лапу ножом, оставил глубокий порез, тварь сдала назад. Она боялась, была ранена, и совсем не умела найти выход из подобной ситуации. Но силы уже оставляли тигра, кровь продолжала хлестать из ран, он задыхался, двигался плохо, и должен был вот-вот потерять сознание. Я подождал ещё секунд тридцать, потом подошёл к нему, взглянул в его злобные глаза почти в упор, но сил для последнего рывка у зверя уже не было. Тот лишь смотрел мне в глаза и тихо по-звериному ненавидел меня. Я перехватил нож поудобнее, в обе руки, лезвием вниз, и вогнал его в шею снизу вверх, тигр дёрнулся и затих. Я почувствовал, как сила убитого мною зверя течёт в меня, это был сильный, взрослый, матёрый зверь. За свою жизнь этот монстр убил много жертв, и не только кабанчиков, но и тварей куда более могучих, потому что его клыки, грозное оружие. И сейчас его сила, часть его силы, текла в меня, как награда за победу. И я знал, теперь я стану чуточку быстрее, сильнее и живучее, чем раньше. Я стану более выносливым, мои раны будут заживать быстрее, и всё это, в конечном счёте, поможет мне победить и вернуть Уну. Именно ради этого и был убит саблезубый тигр, чтобы я получил силу.
   Но бой был окончен, и пора было собираться, я подошёл к туше, аккуратно вытащил из неё свои обсидиановые стрелы, убрал их в колчан, потом достал из его груди своё копьё, и лишь скривился с досады. У тигра мощная грудь, крепкие кости, даже для обсидиана. Моё копьё нанесло ему страшную рану, и это именно оно убило чудовище, но острие сломалось, и его не починить и не приклеить, придётся просить у Гусли новое, а это не так просто, изготовить такое копьё, и орки берегут это оружие. А значит, Гусле придётся тратить кредит своего доверия, чтобы выкупить ещё один наконечник, и боюсь, что это не последний мой сломанный клинок, а делать такие клинки совсем не просто, я знал. Потому что нужно идти к вулкану, тащить оттуда обсидиан, и лишь часть обсидиана будет использована. У меня конечно в сумке есть запасное острие, чтобы не прерывать охоту, и я смогу его сменить тут, прямо сейчас, но как дорого оно досталось Гусле. Впрочем, та не экономила на моём оружии, орков много, а я один, они притащат нам ещё готовых наконечников это факт. Просто мне жаль это оружие, очень жаль, оно такое хорошее, а я умею ценить хорошее оружие, потому что сам в деревне много раз пытался изготовить каменный клинок, и скажу честно, у меня не очень-то получалось, потому что руки кривые, и я сам не умею работать по камню. Всегда ударю чуть сильнее, чем нужно, и у меня сквозь камень идёт трещина, и всё, клинок уже ни на что не годен, так было всегда, или почти всегда. А настоящий воин должен уметь сам делать своё оружие, это мне говорили много раз. Причин на то много, в том числе и та, что только если ты сделал оружие сам, только тогда ты полностью понимаешь его возможности, все слабые и сильные места, когда можно надавить и ударить сильнее, а когда клинок сломается. А это важно, уметь чувствовать своё оружие, знать, на что оно способно.
   Сзади, у меня за спиной раздался крик и гикание, я обернулся, там стояло с десяток гоблинов. Я ненавидел этих мерзких созданий, потому что они падальщики и грабители, потому что у них нет совести, нет и чести, а разум, у которого нет чести, это не разум, это животное. Его не стоит уважать, не стоит ценить как равного, а тот, кто не достоин уважения, должен быть убит.
   -Человек, твоё оружие сломано, отдай нам мясо тигра, и мы не тронем тебя. Уходи человек, отдай нам мясо, или мы убьём тебя.
   А ещё, гоблины это опыт, за каждого из них, я получу не так много силы, но немного получу, и я здесь именно за тем, и раз уж они как обычно сами нарываются, угрожают мне своим оружием. Хотя какое это оружие, их палки? То пусть они как обычно ответят за свои поступки. Я очень быстро достал лук из-за спины, наложил стрелу и выстрелил в вожака, тот стоял неподвижно, и даже не успел испугаться, стрела прошила ему грудь, и он прямо так назад и завалился. Гоблины бросились в атаку. Я выстрелил ещё и ещё, очень быстро застрелив двух, те развернулись и дали дёру, гоблины трусливы и любят жизнь, не смотря на свою глупость. Если уж бежать от лучника так сразу, а если ты почти добежал до лучника, то не надо разворачиваться к нему спиной, надо атаковать дальше. Но капля разума, это нечто чуждое для скромного мозга гоблина. Я выстрелил ещё три раза, ещё три трупа гоблинов упало на землю. Остальные скрылись за камнями, выжило немного, ну и ладно, мне не жалко, убежали и ладно, в следующий раз будут думать, хотя чем гоблину думать, мозга то нет. Я почувствовал, как их сила, едва заметной дымкой поднимается от их тел и втекает в меня, что ж... Я стал ещё сильнее, и скоро, если так и будет продолжаться дальше, я стану совсем сильным. Правда, этого возможно мало, чтобы спасти моё племя, потому что надо быть не только сильным, но и умным. И потом, сила силой, а от удара стальным клинком, никакая сила не спасёт. Тем более, что мне предстоит биться с врагами не один на один, а брать хитростью, и если я не смогу перехитрить, то против меня может быть брошен десяток воинов. И тогда я проиграю, и никакое мастерство не спасёт меня. Тем более, что у некоторых элийцев есть мифрил, и если я попадусь им на пути, то тогда никакая сталь мне не поможет, а добыть мифрил сложно, на это способны только самые хитрые и изворотливые из элийцев, а я далеко не такой.
   Я подошёл к трупам гоблинов, осмотрел их. Жалкие создания, тело испещрено шрамами и следами от укусов, так они борются друг с другом за лидерство, зубами. И тот для них важнее, у кого крепче зубы. Но у них нет ничего ценного для меня, даже их палки, поэтому они бесполезны.
   Я отошёл от туши, метров на двадцать, не люблю запах мяса на Солнце, достал из заплечной сумки клинок копья. Мне надо было починить своё основное оружие, потому что охота на сегодня ещё не окончена, мне надо убить кого-то ещё, чтобы стать сильнее, думаю, это будет горный грифон, опасная летающая тварь, Гусля сказала мне, что есть пещера в километре к северу отсюда. Там одна из этих тварей свила себе гнездо. Сейчас день и тварь мирно спит в своей берлоге, а значит, я смогу зажать её в пещере, и она не сможет улететь. Я отломил клинок, чтобы он не мешался, стал развязывать верёвки, которыми остатки клинка были привязаны к древку, но это у меня не получилось, потому что верёвки были плотно затянуты на три узла. Пришлось срезать и их. Наконец, я отрезал верёвки, приложил к древку новый клинок, так, чтобы он надёжно закрепился в пазе. И со всей силы затягивая верёвку, замотал клинок. Потом точно также завязал на три узла и затянул, что было силы. Всё копьё было готово к дальнейшему использованию.
   Я собрал свои вещи и пошёл на север, был день, и ни одна хищная тварь не смела напасть на меня, все ощущали во мне истинного убийцу, поэтому я добрался до пещеры грифона без особых проблем. Я остановился под скалой, и посмотрел наверх. Пещера находилась на высоте никак не меньше тридцати метров над поверхностью. Пришлось лезть, я засунул копьё в специальный кожаный зажим на спине, так чтобы оно не мешалось, устроил поудобнее лук, и расположил свой обсидиановый кинжал так, чтобы если что, его можно было быстро выхватить. Я знал, скорее всего, грифон спит, и он не проснётся и не нападёт на меня до тех пор, пока я не окажусь в его гнезде, потому что мало ли что происходит тут снаружи. Сейчас ночная тварь спит, и не отвлекается на тех, кто шуршит снаружи. И всё равно, надо было немного предупредить опасность, мало ли.
   Что ж, теперь всё готово к подъёму. Я поставил ногу на первый уступ, зацепился, поднялся и полез вверх. Последние дни мне частенько приходилось лазить по скалам, это даже хорошо, потому что развивает физическую подготовку. Но главное, я научился лазить, и весьма неплохо. Так что я быстро преодолел эти тридцать метров, что отделяли меня от гнезда грифона.
   И вот, я последний раз подтянулся и оказался на уступе, впереди была пещера, не такая уж и большая, но из неё дико воняло. По-видимому, тварь приносила сюда части своей добычи, и её кусочки, упав на пол, разлагались. Но впереди темно, хоть глаз выколи, а мне лезть туда, и я опасаюсь, что тварь неплохо видит в темноте. Тем более, я лезу со стороны света, а она будет атаковать из тьмы. Я немного подумал, и решил не лезть туда к грифону, вместо этого поднял несколько камней и бросил их вглубь пещеры, и начал шуметь, стоя насвету на уступе.
   -Эй ты тварь, выходи, - громко кричал. - Ну что же ты трусишь, давай, я знаю, ты там.
   Наконец, после десяти минут моих усилий, из пещеры послышался недовольный клекот, тварь проснулась. Я бросил туда ещё один камень, чтобы уж наверняка, и приготовил к бою копьё. Тварь полезла наружу, я выставил копьё вперёд, и увидел её. Грифон был велик, я как-то думал раньше, что он меньше, потому что не видел его вблизи. У него был мощный огромный клюв, бронированная голова и шея. На лапах были мощные когти, думаю сантиметров по семь, не меньше, неудивительно, что Гусля сказала мне, что эта тварь куда опаснее саблезубого тигра. Но если я не выпущу его из пещеры, то, скорее всего, я смогу его победить, что ж... Я размахнулся и ткнул тварь копьём в область пониже шеи. Клинок скользнул по шейной броне, и оставил глубокий порез на груди твари. Та взревела, опустила броню ниже, и бросилась на меня, я выставил копьё, спустил его как можно ниже, и тварь напоролась на него, но это её не остановило, я держал древко очень прочно, но удержать не смог. Тварь рвалась на свободу из своей пещеры, понимая, что в зажатом состоянии она уязвимая мишень. Она вырвалась, вцепилась в меня когтями, я почувствовал боль, потому что когти пробили мой доспех. Тварь по инерции вывалилась наружу, расправила крылья и полетела прямо вместе со мной. Но вместе мы пролетели недолго, метров семь, после чего тварь разжала когти и я начал падать спиной вниз, эти секунды падения были ужасны, потому что я понимал, что падаю с высоты никак не меньше тридцати метров.
   Но мне повезло, жутко, дико повезло. Отпусти меня грифон на секунду раньше, и я упал бы на камни, и тогда мои кишки соскребали бы с камней грифы. Но грифон пронёс меня чуть дальше, потому что боялся и ненавидел, и я рухнул прямо на деревья. Ветки захлестали моё тело, тормозя падение, было больно, и, наконец, я тяжело грохнулся на спину прямо посреди рощи. С трудом поднялся, осмотрел тело. Всё было печально, когти грифона пробили мой доспех во многих местах, и на теле были очень глубокие порезы. Я собрался с силами, поднялся и пошёл к скале, на которую приземлился грифон, потому что всё ещё не было окончено, и грифон был жив и ждал меня. Но он тоже был ранен, копьё глубоко вошло в его тело, и тот пытался откусить его клювом, но у него не получалось. Я вышел из леса, взял в руки лук, наложил стрелу, и выпустил, целясь грифону в крыло. И я попал, потому что был метким лучником, и много практиковался. Я стрелял вновь и вновь, грифон взбесился, и прямо на четырёх ногах помчался навстречу ко мне. Когда нас разделяло метра два, я отбросил в сторону бесполезный лук, схватил свой обсидиановый нож и принял бой.
   Чтобы клюв грифона не перебил мне голову, я подставил под его удар свою левую руку. Туда, чтобы отбивать атаки врага был приделан специальный, костяной щиток, обмотанный особо толстой кожей. И этот щиток выдержал удар клюва, а я поднырнул под грифона и вогнал ему несколько раз в незащищённое брюхо свой нож, полилась чёрная грифонья кровь. Он начал рвать меня когтями и бить клювом, я нанёс ему ещё несколько ударов ножом, потом с большим трудом отпихнул его от себя обеими ногами, отталкиваясь спиной от Земли. Грифон отлетел от меня метра на два, и пополз прочь, я нанёс ему сильные повреждения, он умирал. И я знал, скоро тварь умрёт, только вот быть может, умру и я, потому что всё моё тело тоже было исполосовано его когтями, на голове было две тяжёлых раны, оставшихся от ударов его клюва, и если бы не шлем из дублёной кожи, я вообще был бы мёртв. Время терять было нельзя, я, теряя сознание от боли, развязал свой рюкзачок и достал листья подорожника, стал прикладывать их к своим ранам. Подорожник буквально прирастал к ним, почти сразу останавливая кровь. Я лёг, из последних сил, но все наиболее тяжёлые раны были обработаны, мне хватило силы воли, быть может, я теперь выживу. Впрочем, резаные раны, из-за которых я потерял много крови, не были такими уж страшными, я думаю, с отварами ведьмы они затянутся в рубцы через пару дней. Самое главное то, что тварь не сломала мне кости, я думаю, на мне даже не было трещин, слишком уж прочным и надёжным был мой, теперь безнадёжно испорченный доспех. Впрочем, быть может, кислоты Гусли, растворяющие кожу, помогут вновь починить его? Этого я не знаю, возможно, мои потери не столь велики, главное, я победил тварь, а не она меня, главное я выжил. А ведь всё могло сложиться и иначе, если бы я упал на камни.
   Так мы и лежали рядом с ним минут десять, я и грифон, и между нами было всего три метра расстояния, но тварь не решалась подползти ко мне и добить меня, потому что я сам искромсал её просто душевно. Прошло ещё минут пять, и, наконец, тварь испустила дух, я увидел белую дымку её души, она вошла в моё тело, придав сил. Я почувствовал, что стал сильнее, грифон был грозной тварью, за его убийство я получил много силы, теперь я воин. Впрочем, до настоящего воина мне ещё далеко. А сейчас надо отдохнуть и идти домой.
   Я попытался подняться на ноги, и на меня накатила волна дури и слабости, идти домой я не мог, я слишком слаб, но и ночевать здесь в одиночку, на камнях в горах, со столь сильными ранами нельзя. Тем более, я пахну ранами и кровью, а значит, ночью за мной придут волки, а я слишком слаб. Неужели я умру? Я решил пока не паниковать, а полежать хотя бы час, собраться с силами.
   Захотелось пить, я достал из рюкзака фляжку с водой, но меня ждал облом, она была пуста. Потому что когда я падал на рюкзак, я придавил её всем телом, и она лопнула, влага выплеснулась в мой рюкзак, и теперь её не было, так что даже воды у меня не было, а ползти к ближайшему ручью слишком далеко. Я продолжал лежать, пытаясь только не потерять сознание и не уснуть, понимая, что надо терпеть. Меж тем Солнце уже преодолело почти весь свой ежедневный путь по небу, и клонилось к закату. Что ж... Скоро здесь появятся ночные волки, и другие бестии, что охотятся ночью, и тогда они убьют меня, надо идти, или хотя бы ползти. До дома ведьмы отсюда не так далеко, километра три, я смогу, я знаю, главное доползти. И я пополз, но уже метров через двести силы оставили меня, и я брякнулся в омут небытия.
   Я открыл глаза, потому что кто-то меня трогал, я осмотрелся, была ночь, но под светом звёзд узнал Урука. Тот осматривал моё тело.
   -Я ещё жив, - сказал я.
   -Вижу, поэтому и не стал вырезать твоё сердце, чтобы съесть, - пошутил орк. - Ты как тяжело ранен или не очень? Сломано что-нибудь?
   -Да нет, вроде ничего не сломал, но я потерял очень много крови, потому что грифон изрезал мне всё тело своими когтями вдоль и поперёк, меня мутит, и я постоянно теряю сознание, я пытался ползти, но прополз двести метров и отрубился.
   -Я смотрю у тебя на голове рассечения, это клюв?
   -Да, он ударил меня по голове дважды, очень сильные удары.
   -Дай-ка посмотрю твои зрачки, ба, да у тебя опять сотрясение мозга, совсем не жалеешь ты свою голову дружок.
   -И что?
   -Пару дней придётся пролежать на кровати у ведьмы. Но главное, ты убил эту тварь, сам, один, молодец, я расскажу про твои успехи Курултаю.
   -А что с копьём?
   -С копьём ничего. От него почти ничего не осталось, клинок разломился в щебень, древко изломано клювом грифона, копья нет. Но не переживай, Гусля выторгует у нас новое, на самом деле жизнь дороже копья.
   -А как ты меня нашёл? В смысле зачем?
   -Как зачем, во-первых, ты мой друг, во-вторых, Гусля послала, а то, что я спасу твою жизнь, это ещё не значит, что ты получишь меньше опыта за убитого грифона. Ты же охотишься один, не потому что это испытание, которое ты должен пройти в одиночку. Просто ты должен тренироваться, а у меня нет времени страховать тебя постоянно, но не переживай, всё хорошо, а лучше спи, я сейчас дотащу тебя до ведьмы, там она тебя вылечит.
   Он поднял меня на своё могучее плечо и быстро пошёл куда-то вверх, я не смог вытерпеть это и постоянную тряску, и снова вырубился. Но я был рад, охота закончилась успешно, я всё-таки убил горного грифона, жуткую тварь. Впереди были тренировки, и подготовка к убийству ещё более мощных тварей, не знаю вот только, как я буду убивать троллей, когда придёт время.
  
   Я очнулся от того, что меня теребили, открыл глаза, блеснуло Солнце, было уже утро, я резко сел, в голове немного стрельнуло дурнотой, но уже не так сильно, и я не потерял сознание.
   -Эй, эй, спокойнее, тебя только вчера ко мне притащили, - сказала Гусля.
   -Да я ничего, всё нормально.
   -Да я смотрю, опять сотрясение мозга, но твои раны теперь заживают намного быстрее. К тому же, я немного поколдовала вчера ночью, так что надеюсь, что ты сможешь продолжить тренировки к обеду. Но в горы охотиться ты сегодня не пойдёшь.
   -Я убил грифона Гусля, убил!
   -Да, я даже видела, как ты его убивал.
   -Ты наблюдала за мной?
   -Да, мне было любопытно, только вот я подумала.
   -О чём?
   -Убивать тварей дальше каменным оружием слишком опасно, да и накладно, каждый раз выторговывать у орков их лучший обсидиан для тебя, а не охотиться нельзя. Надо найти лучшее решение. Я подумаю, как добыть, или изготовить тебе лучшее оружие.
   -Быть может, оружие из кости дракона? - Предположил я.
   -Чтобы сделать оружие из кости дракона, надо ещё убить дракона, а чтобы убить дракона, надо иметь оружие получше твоего.
   -Да, но мы могли бы отравить дракона? - Предположил я. - Ведь ты великая ведьма, и знаешь толк в ядах.
   -Дракона отравить нельзя, он магическое создание высокого уровня, даже если я изготовлю яд, а ты заставишь его съесть, хитростью, подлостью или как-то иначе, дракон не отравится, потому что яда против дракона нет. Или, во всяком случае, я не способна такой сделать, и не знаю о нём. Надо найти иной путь.
   -Скинуть на дракона со скалы камень? - Сделал ещё одно нелепое предположение я.
   -Я подумаю, - пообещала ведьма, - но вопрос с оружием надо решить, не можешь же ты отправиться в Тринидат с деревянной пикой с нелепым камнем на конце, тебя же там просто засмеют. И чем раньше, ты раздобудешь хорошее оружие, тем проще тебе будет убивать горных тварей, а иначе, очередной горный грифон может отправить тебя в могилу, потому что ты не сможешь пробить его защитную кожу. Тем более, обсидиановое копьё ненадёжно, и оно может сломаться ещё в начале боя, до того, как ты сможешь тяжело ранить тварь, если удача отвернётся от тебя, и тогда ты умрёшь. Нужен более надёжный клинок.
   -А почему мы не можем сделать стальной меч? Как это делают люди внешнего мира? Ты можешь с помощью своего ясновидения увидеть, что они делают, и мы повторим процесс.
   -Потому что стальное оружие делают кузнецы, а это зажиточные люди, и у всех кузнецов есть обереги, защитную магию которых я не способна преодолеть. Я не могу увидеть, что они делают в кузнице, чтобы изготовить сталь. Даже если мы добудем руду, даже если... Я не знаю, как сделать сталь, и там мало просто расплавить железо, нужно что-то ещё, я не знаю что.
   -А изготовить клинок из железа? Это же тоже металл.
   -Нужна руда... У меня нет руды, но можно послать тебя поискать. Но у сырого железа есть свои недостатки, это слишком мягкий металл, он немногим надёжнее обсидиана, хоть и не ломается, но, уткнувшись в кость твари или слишком прочную шкуру, сомнётся, это ненадёжно. Сырое железо плохой металл для оружия, увы. Хотя, есть вариант, попробовать сделать не меч, а топор, железный топор, это может сработать, надо подумать, но надо бы ещё раздобыть это железо. Я никогда раньше не думала об этом, потому что оружие мне было ненужно, я же не охотилась на троллей, а как и с чем бегают по Архайту орки, меня мало волнует.
   -Тогда надо...
   -Лежи, не мучайся, я ещё подумаю, как решить вопрос с оружием для тебя. Я придумаю что-нибудь, чтобы тебе не пришлось больше бегать по горам с каменным копьём. Мне надо приложить усилия, я полазаю по миру, быть может, поговорю с кем-нибудь из внешнего мира, используя свою магию, я найду решение. Секрет стали держат в тайне, но не все тайны можно надёжно сокрыть. Эту тайну знают слишком многие, а значит, кто-то передаст мне её, надо только копать. А сейчас спи, в обед, твои силы восстановятся почти целиком, и ты сможешь продолжить свои тренировки, а я буду думать, как сделать твоё снаряжение лучше, а оружие более надёжным и смертоносным. В конце концов, даже охота с хорошим оружием, это большой риск. Кроме того, имея хотя бы железный топор, ты сможешь пойти поохотиться на тварей покрупнее, на тех же троллей хотя бы, если выбрать тварь послабее и помоложе, железным топором её можно убить. А это значит, ты быстрее станешь сильнее. Мне это выгодно, потому что... В общем спи, я правда хочу помочь тебе.
   Я знал, да она хочет помочь мне, да она будет искать решение, но ещё больше, она хочет, чтобы я остался, и прожил остаток жизни здесь с ней. Потому что вдруг? Вдруг я не вернусь на Архайт? Но я знаю, я вернусь, мне бы только спасти Уну и остальных, с этими мыслями я закрыл глаза. Сегодня после обеда мне надо тренироваться. А я последнее время стал сильнее, гораздо сильнее, чем был. Я думаю, сейчас я бы даже смог легко победить Тора в любом состязании. Потому что раньше, никто из нашей деревни, не тренировался так с таким упорством, никто не ставил перед собой задачу прыгнуть выше головы, и стать самым могучим воином. Так, как поставил эту задачу перед собой я. С этими мыслями я и уснул.
  
   Глава 14: Вступление в клан орков.
   Последнее время бег давался мне необычайно легко, и я мог на одном дыхании в быстром темпе пробежать сорок и даже пятьдесят кругов по долине ведьмы. Я мог бежать и бежать, и отдыхал буквально на бегу, это всё был результат извращённых тренировок, которыми я насиловал себя каждый день. Моё тело обросло мускулами, и становилось всё сильнее и сильнее, и это даже без охоты на горных тварей. Благодаря тренировкам и отварам ведьмы. Но я занимался не только спортом, каждый день, или почти каждый день, я посвящал тому, что ходил охотиться, убивал горных тигров, рысей, иногда просто кабанчиков, или ловил гоблинов. Впрочем, против особо опасных тварей Гусля меня больше не посылала, опасаясь, что я могу не вернуться. И я, однажды, поцапавшись с грифоном, больше и не рвался, понимая, что каждая такая охота может стать для меня последней. А если это произойдёт, то кто же тогда спасёт моих соплеменников?
   Я пробежал ещё один круг, и направился к левому крылу дома Гусли, там с другой стороны рос дуб с горизонтальной веткой, и я частенько на нёй подтягивался. Я подпрыгнул, уцепился за ветку, и легко подтянулся раз тридцать. И я не остановился бы, и сделал бы больше подтягиваний, но сзади раздались хлопки.
   -Молодец, молодец, ты стал куда сильнее.
   Я отпустил ветку, приземлился на ноги, развернулся, и увидел Урука, он стоял недалеко от меня и улыбался.
   -Зачем пришёл?
   -Проведать тебя, и намекнуть.
   -Намекнуть на что?
   -Ты давно тренируешься, много охотишься, ты стал ловок и силён. Никто не может заставить тебя пройти или провалить испытание, на вступление в племя орков, пока ты сам не решишь это сделать. Но я считаю, что ты давно уже готов.
   -Что же ты тогда молчал?
   -Я ждал, пока ты сам решишься. Учти, даже если ты станешь членом племени орков, это не означает, что ты сразу всему научишься, на это понадобится время, а тебе ещё надо идти спасать своё племя. Ты умеешь охотиться, но учил ли кто тебя сражаться против другого такого же бойца как ты сам с оружием? Не против зверя, но против человека, нет, тебя никто не учил. А там мало просто быть сильным и ловким, надо ещё уметь. И мы научим тебя, и на это потребуется время.
   -То есть ты считаешь, что я готов к испытанию?
   -Нет, к этому нельзя быть готовым, но ты можешь попытаться. Я считаю, что ты готов попытаться.
   -А если я облажаюсь?
   -А если ветер не будет дуть тебе в паруса всегда в попутном направлении? А если ты поскользнешься на ровном месте и сломаешь ногу, получишь открытый перелом, и в небе над тобой в этот момент будет пролетать чёрный дракон, который почует твою кровь и решит тобой полакомиться. Что тогда?
   -Но если я не справлюсь, будет ли вторая попытка?
   -Будет, но не раньше, чем через три года, для тебя срок неприемлемо долгий. И скажу тебе больше, есть орки в нашем племени, которые так и не смогли пройти испытание. Прожили всю жизнь, но так и не стали полноценными орками. Таких немного, но они есть. Только я считаю, ты всё равно должен попытаться, и лучше не ждать долго, ведь ты торопишься, и ты должен спасти свою семью. Ты силён и ловок, у тебя есть шанс пройти испытание, и только после этого, ты станешь полноценным орком. Но даже если ты не справишься, потому что в самый опасный момент у тебя трусливо задрожат коленки, тебе необязательно ждать три года, и ты всё равно сможешь отправиться в Тринидат и попытаться спасти своих любимых, даже если ты не станешь орком, ты останешься нашим другом, и мы поможем тебе.
   -Я понимаю, что ж... Тогда я хочу попытаться.
   -Давай для начала проведём наш с тобой обычный тест, а потом ты пойдёшь в племя к Курултаю, и сам заявишь ему о том, что хочешь стать орком, и сделаешь это прямо сегодня, прямо сейчас, пока коленки не начали дрожать.
   -У меня коленки не дрожат, это вы орки...
   -Ну, иди сюда, попробуй, докажи мне.
   Урук уже снял с себя свою защитную куртку, а я быстро стянул с себя майку. Я знал, Урук не самый сильный боец на кулаках в племени, но он один из самых сильных. Лучше чем он, дерётся на кулаках орков пять, да и то, не столько за счёт своей силы, сколько за счёт опыта. Урук опытный, сильный молодой боец, победить его нелегко, поэтому он часто бьёт меня, но последние наши с ним поединки проходят для меня уже не так позорно как раньше. Я всё чаще показываю ему зубы, даю сдачи.
   Он атаковал, сразу нанося несколько ложных ударов, и целясь мне в глаз, обычная атака орков. Я сделал быстро несколько прыжков назад, он атаковал снова, я отступил, но это был не трусливый побег, а тактический отход, экономящий силы.
   -Ты дерёшься как девчонка, иди и побей меня. - Подбодрил меня Урук.
   -Сейчас, безусловно.
   Побить его было сложно, у Урука было серьёзное преимущество передо мной, по меркам кулачных боёв, а именно, у него руки были длиннее моих на пол ладони как минимум, а это большой плюс. Но глупо жаловаться на то, что я родился таким, надо быть благодарным матери природе, что я не родился зябликом.
   Я контратаковал, двигался предельно быстро, как мог, заблокировал удар Урука и в результате короткого комбо нанёс ему около семи быстрых, но недостаточно мощных ударов по его наглой орковской роже. Да так, что Урук даже отступил.
   -Не так плохо, короткоручка, - заметил Урук.
   Я продолжил атаку, и тут нарвался на его дальний и очень быстрый, слишком сильный удар, да так, что у меня из глаз звёздочки посыпались. Я быстро отступил, перегруппировался и продолжил бой. Так мы и прыгали минут двадцать, думаю, по сумме очков Урук всё же победил меня, но я сражался достойно, весьма достойно, почти на равных. А значит, если он не поддаётся, я уж точно достоин того, чтобы стать членом племени орков, потому что наверняка в племени есть орки, которые дерутся и похуже меня.
   -Довольно, молодец... Главное, ты даже не запыхался, значит, подготовка у тебя отменная, последние недели ты времени зря не терял, только не задирай нос, но я думаю, из тебя выйдет отличный воин.
   -Я скажу более Урук, я знаю это.
   Из-за угла дома вышла Гусля, я знал, она наблюдала за нами. Она остановилась напротив Урука с немного хмурым лицом.
   -Что? Я слышала, ты думаешь Крис готов к испытанию?
   -Да, всё зависит от него, но тренироваться дальше физически, смысла нет. Теперь всё зависит больше от его головы и воли, а не столько от мускулов.
   -Тогда идите?
   -Гусля, чем ты недовольна?
   -Ничем, идите, одень свой доспех, и можешь отправляться к Курултаю прямо сейчас, тогда уже завтра ты сможешь пройти испытания, только вернись к ужину. Тебе ещё надо лучше изучить традиции, язык и культуру элийской империи, потому что...
   -Я знаю. Потому что от боевой подготовки спасение моего племени зависит лишь наполовину, на вторую половину оно зависит от моей головы, от того, смогу ли я верно выбрать людей, купить, или обхитрить их.
   -Именно.
   Из-за угла дома вышла Нива, у неё в руках был мой защитный костюм и обсидиановый нож, с которым я никогда не расставался, выходя за границы владений ведьмы. Я взял у неё их из рук, быстро оделся, Урук махнул мне рукой, и мы быстро пошли вниз, к выходу из долины.
   -Удачи!
   -Да Гусля. Я вернусь к вечеру, как ты и сказала.
   Мы спустились вниз метров на двести, покинули пределы её долины, и я решил спросить Урука.
   -Чем всё-таки она была так недовольна? Я совершенно точно уловил нотки недовольства в её голосе.
   -Я думаю, она считала, что ты будешь тренироваться намного медленнее, и будешь готов к испытанию через год не раньше, а ты готов уже сейчас. Я думаю, она надеялась на то, что ты провалишь испытание, разочаруешься в себе и останешься на Архайте, но сейчас видно, что решимость твоя крепка и несокрушима, несмотря на все ранения и неудачи, что у тебя были. Даже тот случай с грифоном, когда ты был на волосок от смерти, и то не сокрушил в тебе твою решимость. А значит, ты отправишься во внешний мир. Я не думаю, что ты вернёшься оттуда, но то, что ты отправишься туда, это уже точно, и ведьма понимает это, и недовольна, ведь ты последний человек, кроме неё самой, на Архайте. Я думаю, она привязалась к тебе, и не хочет терять. Это понятно. И возможно, ей хотелось бы, хотя бы, раз уж так сложились дела, чтобы ты отправился туда как можно позже, но, по-видимому, это произойдёт уже скоро, возможно через три месяца, возможно через шесть, но не через год и не через три года, а скоро. И это злит её.
   -Она много раз говорила мне, что хотела бы, чтобы я спас своё племя, и о том, что это не только мой долг, но и её.
   -Это верно, она хочет, чтобы ты спас своё племя и вернул людей на Архайт, но она не верит в успех твоего дела. Потому что, скорее всего, тебя убьют, и даже если ты выкупишь Уну, ты всё равно можешь не вернуться сюда. Ты можешь решить остаться там, кроме того, попасть на Архайт куда сложнее, чем уплыть с него, именно поэтому люди из внешнего мира бывали здесь так редко, хотя остров относительно недалеко от Тринидата.
   -Это почему?
   -Всё дело в ветре и течении, на море очень важен ветер, куда он дует, и какой он силы. Потому что люди и орки, чтобы плавать по морю используют паруса, которые ловят ветер, куда дует ветер, туда и плывёт корабль с парусом. Так вот, все ветра почти всегда дуют от Архайта, и только опытный мореплаватель, да и то если ему повезёт, и не с первой попытки, может привести свой корабль на Архайт. Одна ошибка, или каприз погоды, и ты попал под ветер, который дует прочь от Архайта, и мощное океаническое течение уже несёт тебя в сторону. Именно поэтому люди из внешнего мира так редко здесь бывают, именно поэтому люди Архайт так долго и спокойно жили здесь. Всё дело в ветре, погоде и морских течениях. Ты сможешь уплыть отсюда, и мощный попутный ветер быстро домчит тебя до Тринидата, но сможешь ли ты вернуться? Вот в чём вопрос. А между тем, вряд ли тебя можно назвать опытным моряком, и на Архайте нет никого, кто мог бы обучить тебя этому. Мы орки можем построить тебе небольшой корабль, или большую лодку, это уж ты называй как хочешь. Мы также научим тебя управлять этой лодкой, и возможно, если тебе повезёт и не будет шторма, ты даже в одиночку сможешь доплыть до Тринидата. Я бы даже сказал, что не если, а ты сможешь почти наверняка. И возможно даже, там ты сможешь выкупить Уну и кого-то из своего племени. Но как ты поплывёшь на этой лодке назад? Никак. И денег нанять крупный корабль с опытным экипажем, у тебя тоже нет, и не будет, это слишком дорого. И как я уже и говорил, не каждый экипаж сможет приплыть сюда.
   -Гусля не говорила мне ничего про ветра, что дуют прочь от Архайта.
   -А смысл? Ты ведь плывёшь в Тринидат, не чтобы вернуться сюда, а ради того, чтобы спасти Уну и быть с ней. И даже если ты не сможешь вернуться на Архайт, ты всё равно поплывёшь спасать её, чтобы быть с ней. Ты всё равно уплывёшь, всё ради Уны, а так... Возможно ведьма сможет приберечь этот аргумент на последний день твоего отбытия. Правда, толку мало, ты всё равно поплывёшь, ты любишь Уну, и сказать по правде, я бы поплыл бы за Ингой тоже. Впрочем, возможно уже нет, не поплыл бы. Поэтому я знаю, я понимаю тебя.
   -Ты прав, я плыву не спасать людей Архайта, и не для того, чтобы вернуть их назад, я плыву, чтобы быть с Уной. И да, даже если мы не сможем вернуться, я всё равно уплыву, потому что лучше жить с Уной во внешнем мире, чем с Гуслей здесь на Архайте. Я не хочу обидеть этим Гуслю, я уважаю её, но она для меня как добрая бабушка, а Уна моя любимая. И мой выбор однозначен. Но я скажу одно, если я спасу Уну, я выйду в море, и, во всяком случае, попытаюсь вернуться на Архайт. Потому что я хочу вернуться сюда, потому что здесь мой дом, и я знаю, что здесь ещё очень долго будут жить мои дети, и они будут счастливы здесь, и я хочу, чтобы люди вернулись сюда.
   -Ну что ж, это радует.
   Мы уже почти покинули предгорья и шли вдоль ручья, он весело журчал, и я мог увидеть в его глубине мелких рыбок, которые сновали туда-сюда и питались мелкими водорослями, а также насекомыми, что иногда попадали в ручей. Я шёл, дышал полной грудью и наслаждался природой. Да, я любил эту землю, любил лес, охоту, тишину и спокойствие, и я хочу вернуться сюда. Мы прошли ещё немного вперёд, ручей убежал куда-то вправо от тропы, и мы оказались перед каменной стелой, ведшей в деревню орков. Прошли мимо, и начались владения орков, пару раз нам по пути попадались другие орки, которые шли куда-то по своим делам. Пока мы не вышли к их городку, обнесённому частоколом. Здесь, как и в прошлый раз, несколько орчих работало в поле, убирая пшеницу. Мы прошли мимо них, и оказались у входа в городок орков, прямо у ворот, и тут нас встретила Инга, заслонив собой проход.
   -Слушай, Урук, а у меня есть идея.
   -Какая?- Остановился он.
   -Ты так много возишься с этим человеком. Ты, наверное, очень любишь людей, давай ты уплывёшь вместе с ним во внешний мир, и тогда все мы будем довольны, и я и ты. Потому что во внешнем мире много людей, и ты будешь счастлив там с ними, среди людей, а я буду счастлива здесь, потому что тут не будет тебя.
   -Не говори ерунды. И я общаюсь с Крисом не так уж часто, и я не единственный, кто с ним общается, он будущий достойный член племени, Курултай, твой отец уважает его, а ты должна уважать меня, потому что я воин племени, и это я спас всё племя, когда пришли люди из внешнего мира. Это я с пробитым стрелой животом шёл ночью через лес, чтобы предупредить и спасти вас всех. И ты...
   -Ой, ой, ой, он один раз в жизни совершил один единственный героический поступок на благо племени, и теперь всю жизнь будет припоминать это.
   -Я! Во всяком случае, хотя бы совершил его. Я принёс пользу племени, и я продолжаю приносить пользу, я хожу в дозор и на охоту, я приношу пользу.
   -Шитик, мастер по коже, он тоже приносит пользу, и куда больше, чем ты, он умеет обрабатывать кожу лучше, чем любой другой орк, а вот ходить на охоту может каждый дурак, я и сама нередко охочусь.
   -Ну и выходи тогда за Шитика, он достойный воин.
   С этими словами Урук прошёл мимо неё, я последовал за ним, а орчиха просто взбесилась...
   -Ну и иди... Ну и выйду, за того, за кого хочу, понял? Я сама выберу себе мужа, а ты... Ты просто так... Ты вообще простой разведчик... И ты вовсе не герой, и ты... Да я... Да ты...
   Мы прошли мимо неё и направились к дому Курултая. А я решил быстренько разузнать, что к чему.
   -Чего она бесится?
   -Да потому что не знает чего хочет и гонора у неё слишком много, одна лишь спесь, себялюбие и высокомерие.
   -За что же ты её тогда так любишь?
   -Да не так уж и сильно я её люблю. Особенно с недавних пор.
   -А что она сделала?
   -Не важно.
   -Вот потому и бесится, - уточнил я.
   Мы прошли в дом к Курултаю, он сидел в комнате напротив нас, и ел из чаника, что стоял перед ним, сырое мясо. Я остановился напротив него, и он сделал мне знак, чтобы я сел, и мы с Уруком сели.
   -Зачем пожаловал человек?
   -Я хочу стать членом вашего племени.
   -Все хотят.
   -Я хочу пройти испытание и стать полноправным членом вашего племени.
   -Да я понял, и когда ты готов пройти испытание?
   -Можно завтра?
   -Отчего же нельзя, приходи с утра, мы подготовим для тебя задания.
   -А какие будут задания, нельзя ли узнать?
   -Их будет несколько, какие именно, я сказать тебе не могу, потому что надо посовещаться со старейшинами, и что они предложат, я не знаю, могу лишь сказать, что среди этих заданий будет убийство крупного хищника, причём возможно морского, любым способом, но ты должен это сделать. И также, бой с орком на палках, которые сделаны в виде оружия, ты должен будешь победить, или проиграть достойно. И, конечно же, будет кулачный бой, с кем из нас мы тоже решим позже, но это будет не Урук, потому что он твой друг. Даже если ты не пройдёшь какое-то из испытаний, ты всё равно можешь стать членом племени, если судьи решат, что ты сражался достойно. Всё зависит от суммы твоих успехов и неудач. Испытания сложные, но пройти их можно, помни, что почти все орки, возмужав, проходят эти испытания и становятся воинами. В них нет ничего невозможного, и если ты постараешься человек, я уверен, у тебя есть шанс всё преодолеть. В этом плане, твои планы отправиться во внешний мир, и вернуться на Архайт с освобождёнными людьми, куда менее реалистичны.
   -Я понял.
   -Ну, всё, теперь ты свободен! Можешь идти, готовиться к завтрашнему дню, заявка сделана. Только учти, если ты завтра не явишься, это будет означать, что испытания провалены, и в следующий раз ты сможешь повторить попытку лишь через три года.
   -Это справедливо.
   -Ну что ж, тогда до завтра, Урук, ты останешься здесь?
   -Да, мне надо поговорить с вождём по одному важному делу, а ты иди домой, к ведьме, готовься как обычно, только не ходи сегодня на охоту, и не перетруждайся, чтобы мышцы не болели. А лучше вообще дай мышцам роздых. Не делай ничего физического. Позанимайся с Гуслей чем-нибудь интеллектуальным, поучи элийский, или что-то ещё из культуры людей внешнего мира.
   -Хорошо. Удачи.
   -До завтра человек.
   Я развернулся, и пошёл прочь, около ворот, ведших из деревни орков, я встретил Ингу, она всё ещё стояла там, кого-то поджидала, когда я проходил мимо неё, она остановила меня, встав на пути.
   -Ну что человек, напрашиваешься к нам в племя?
   -Я не напрашиваюсь, не больше, чем все остальные. Я просто хочу стать воином орков.
   -Напрашиваешься, напрашиваешься, потому что ты не орк. И тебе никогда не стать орком, потому что ты человек, а вы люди слишком слабы. И ты слаб, и тебе даже не хватит сил убить чёрного волка.
   -Уйди, дай дорогу.
   -Лучше бы ты уплыл во внешний мир, чтобы там с тебя сняли живьём твою тонкую, мерзкую белую, человеческую кожу.
   Я молча обошёл её и пошёл дальше по своим делам, не знаю, почему она так ненавидела и меня тоже. Хотя в принципе знаю, я хороший друг Урука, а она бесится от самого факта его существования, вопрос лишь почему? Что такое между ними, не любовь, не ненависть. Точнее, Урук раньше понимал, это любовь, сейчас, по-видимому, он изменил своё отношение к ней на противоположное, или собирается изменить. А вот Инга не может решить, что это, думаю, она просто слишком сильно избалована, дочь вождя и всё такое... Понятно, почему она себя так ведёт, всё не по её. Она привыкла, что всё, что она хочет, ей преподносят на блюдечке, а сейчас она как капризная девочка, даже не может понять, что же она хочет, притом, что Урук уже не хочет.
   Я миновал лес орков, вышел на территорию предгорий, и пошёл вверх по тропе, приключений не было до самого дома ведьмы. Я просто шёл и прогуливался, никто меня не трогал, даже гоблины. Да что уж там гоблины, на меня не нападали даже комары, хотя они-то уж всегда готовы испортить картину.
   Впереди показалась стела, ведшая в долину ведьмы, я миновал её и теперь оказался в полной безопасности, здесь в этой роще ведьмы, я могу не бояться никого, сюда никто не придёт. Роща кончилась, и я оказался перед домом ведьмы, та пила на веранде чай, я подошёл к ней.
   -Присоединяйся, - предложила Гусля.
   Я сел напротив и налил себе кипятка заварки и сладкого сока. Выпил пару глотков.
   -Так значит, ты завтра пройдёшь испытание орков?
   -Ты недовольна?
   -Подсознательно я недовольна, разочарованна, но что я могу сделать? Ты прав. И чем быстрее ты отправишься во внешний мир, тем меньше невзгод переживут твои соплеменники, тем быстрее ты их спасёшь.
   -Спасу и вернусь.
   -Не вернёшься, ведь Урук рассказал тебе про ветра, дующие от острова, всегда!
   -Я не думаю, что это такое уж большое и непреодолимое препятствие, потому что люди из внешнего мира иногда заплывали к нам как-то раньше и в этот раз.
   -Такое происходит редко, а попыток было много, каждый год минимум несколько экипажей пытались приплыть сюда, и лишь раз в несколько десятилетий, а то и раз в столетие кому-то удавалось прорваться. Но вовсе не потому что они были лучшими мореходами, чем другие. Они были не лучше, они были удачливее, потому что поймали момент, когда ветер был не таким сильным, и течения слабели, и тогда им удавалось. Но это удача, а не свершившийся факт, им просто повезло, что выпал момент, когда к острову приплыть вообще можно. Ты не сможешь поймать такой момент, и не сможешь вернуться на остров, потому что это возможно лишь в теории.
   -Ты подслушивала наш разговор с Уруком? Зачем? Это неправильно, ты можешь спросить меня, и я расскажу, но зачем подслушивать? У меня нет от тебя тайн, но шпионить, это неуважение.
   -Я была уверена, что ты всё мне расскажешь, и потому ты не против, не так ли? - Она улыбнулась шутке, - и потом, я не шпионю за тобой, а мне просто иногда нечего делать и хочется отвлечься, я привыкла сканировать остров, кто, где, что говорит. Вот так, и это всё. И потом, если бы я не следила за тобой, ты бы уже как минимум дважды умер, первый раз тогда ночью, когда напали работорговцы, и второй раз на той охоте на грифона. Да, я слежу за тобой, но не всегда, а когда мне нечего делать, или если это нужно. Ты получил от меня всё, что у тебя сейчас есть, за это ты мог бы простить мои маленькие недостатки и мой длинный вездесущий нос. И обрати внимание, я могла бы сделать так, чтобы ты остался здесь на острове, и ты бы ещё и был бы благодарен мне за это. Вместо этого, я дала тебе свободу выбора, и сейчас помогаю тебе спасти своё племя, и это несмотря на то, что я абсолютно уверена, что вы не сможете вернуться на Архайт. Я поступаю против своих интересов, я поступаю справедливо. Я всегда поступаю справедливо, потому что у меня есть совесть и честь и я берегу их. И справедливость в том, чтобы дать тебе выбор и помочь тебе, и я помогаю. И я абсолютно уверена, что ты не сможешь вернуться сюда, а значит, будешь потерян для меня навсегда. В лучшем случае, ты сможешь спасти свою Уну и прожить почти счастливую жизнь рядом с ней, работая крестьянином в поле, или стражником Тринидата. Потому что ты станешь хорошим воином, и тебя наверняка возьмут в стражники. Но твоя жизнь пройдёт не здесь...
   -Не сердись Гусля, я верю, что ты подслушиваешь не со зла, просто это некрасиво, ты бы могла спросить, но зачем подслушивать.
   -А вот хочу и подслушиваю, могу и подслушиваю. Живёшь на шее у старой бабушки, терпи её старческие выходки и маразм.
   -Гусля, ты не такая уж и старая.
   -Ой ли... Да правда, я писанная красавица, стесняюсь своего возраста, говорю всем, что мне всего сто лет.
   -А тебе больше?
   -Конечно мне больше молодой человек, и я стара, и очень стара, и если я не буду питать тебя своими отварами, то ещё тебя и переживу. Ты успеешь поседеть, и у тебя выпадут все зубы, а я буду всё также выглядеть, как и выгляжу сейчас.
   -Понятно... Впрочем, я догадывался, что ты старше, потому что у тебя дома столько штучек из внешнего мира, а за эти сто лет, люди из внешнего мира приплывали дай бог пару раз, да и то, мне кажется, что реже. А ты сама часом не оттуда?
   -Нет, я родилась на Архайте в твоей деревне, и родилась давно, и с тех пор живу здесь, и мне нравится жить здесь, у меня нет возвышенной цели, нет высшей задачи, и жизнь моя относительно бесцельна и бессмысленна, зато проста. Но я считаю, смысл жизни не в том, чтобы достичь огромных высот в магии или править могучей империей, страшась за своё место, смысл жизни в том, чтобы жить, и я живу. И я счастлива тем, что у меня есть, а у меня есть не мало, хотя здесь и не двор его величества императора элийской империи, гвоздь ему в гроб.
   -А за что ты его так ненавидишь?
   -Ну, подумай сам, он построил империю рабов, империю, где в том или ином смысле, процентов девяносто населения это рабы, и да, даже многие граждане элийской империи по сути рабы тоже, потому что они не могут изменить свою жизнь, никак. Это, не считая тех рабов, кого называют рабами. И кстати, именно эта империя рабов, коснулась и тебя, потому что именно работорговля в элийской империи привела к тому, что поработили твоих близких и увезли Уну. А жизнь её в рабстве не сахар, уж поверь мне. Правда, сказать по правде, я не знаю ни одной великой империи, где не было бы рабов. Только кланы варваров свободны, такие как Архайт, но есть и другие, в других землях. И все великие империи построены на рабах, и даже люди со звёзд прилетают за рабами и ураном. А значит, рабы есть и там.
   Она ткнула пальцем куда-то неопределённо вверх и перевела дух, а я отхлебнул из своего бокала ещё чаю. Странно, что она разразилась этой тирадой, впрочем, её часто бывает интересно послушать.
   -А раз рабы есть и там, значит, действительно смысл человеческой жизни в рабстве. Как это не прискорбно, - закончила ведьма.
   -Смысл жизни не в рабстве, нет... Ты не права, просто они другие, не умеют жить как мы.
   -Да что ты знаешь, мальчик... Ты не видел и сотой доли того, что видела я. Потому что я сотни лет живу здесь в горах, и каждый день только и делаю, что наблюдаю за внешним миром.
   -Через свой блин грязи, но не настоящими глазами.
   -А какая разница? Этот блин грязи и есть мои глаза. И через него всё видно ничуть не хуже, чем через твои. И кстати, чтобы мотивировать тебя, у меня есть дурная новость, впрочем, в некотором смысле она и хорошая. Уж не знаю, стоило ли говорить тебе её сегодня, или лучше следовало бы подождать до завтра, чтобы не мутить душу, и сказать после того, как ты пройдёшь испытания орков.
   -Ой, не испытывай мою душу, говори уже. Что за новость?
   -Я последние дни следила за твоими соплеменниками, точнее пыталась следить, и вот что узнала.
   -Что же?
   -Я смогла найти и увидеть Риву и ещё несколько твоих соплеменников, их распродали по фермам Тринидата, но участь их незавидна. Так, например, Риву вынуждают выйти замуж за крестьянина, отец которого её выкупил. Но если она выйдет замуж, то станет гражданкой элийской империи, но её муж бедный крестьянин и это мало что изменит. Тем не менее, её судьба относительно успешна.
   -Ты что? Её же насилуют.
   -Это обычная практика в империи, я говорила тебе о таких случаях раньше, так что будь готов, помочь ей сейчас мы отсюда никак не сможем. Но ей повезло, её хорошо кормят, за ней ухаживают, она попала в хорошую семью. Ещё несколько Архайтцев стали батраками на фермах, им повезло меньше, в основном это женщины и молодые юноши. Также, крупная партия ваших мужчин движется в сторону империи Воранга со скоростью пешехода, но по многу километров в день. Я не могу их наблюдать напрямую, потому что у их хозяина магический оберег, который скрывает их от моего магического взора. Я думаю, их купили воранги, и гонят работать на урановые шахты. Эти люди уже ушли далеко, и на шахтах они проживут недолго, спасти их ты не сможешь, не успеешь, я сожалею, скоро все ваши мужчины умрут.
   -А Уна, что с Уной?
   -С Уной ситуация не лучше.
   -Что с ней?
   -Хотя это как посмотреть, возможно, ей повезло больше всех, но спасти её будет сложно. Я не смогла пробиться к ней, из-за мощной магической защиты над городом. Но я использовала особый одноразовый ингредиент, это дорого и сложно, и я смогла узнать, где её держат, хотя бы примерно.
   -Ну? Где?
   -Молчи и слушай. Держат её в верхнем квартале, где именно не знаю, но в элитной части Тринидата. Её аура остаётся там, на довольно маленьком пятачке. Простых путников туда не пускают, и чтобы просто попасть в верхний квартал, надо ещё заслужить, и это ух как не просто, потому что многие хотят получить право попасть туда, но не многим его дают. Зная, что твоя Уна была красавицей, и не только по меркам Архайта, могу предположить, что её держат элитной наложницей при одном из высоких чиновников Тринидата. А это значит, что выкупить её будет очень сложно, проникнуть в верхний квартал тайно, тоже очень непросто. Тебе придётся стать уважаемым гражданином Тринидата, или добыть золотую карту, это как минимум. И чтобы выкупить Уну, понадобится минимум несколько тысяч золотых, а это много, и возможно, если хозяин ценит её, то он вообще может отказаться от продажи за обычную стоимость, и денег, нужных для того, чтобы выкупить её, у тебя не будет.
   -Тогда я заберу её силой?
   -Против армии Тринидата в одиночку ты много не навоюешь, учитывая то, что верхние кварталы защищают гвардейцы губернатора в мифриловых доспехах. Что уж говорить в одиночку, чтобы взять штурмом Тринидат нужна хорошая армия, я уж молчу про то, что Тринидат часть элийской империи, одной из самых могущественных империй на планете, против которой могут выступить разве что воранги, да и то... Так что про силу можешь забыть. Тут надо что-то придумать, и я пока не знаю что, потому что ситуация почти безвыходная, ведь Уна собственность не простого гражданина, а элиты, и у этой элиты есть свои маги, стража, и они следят за своей собственностью очень пристально. Так что с Уной дела плохи.
   -А что с остальными? Я так понял, ты рассказала мне не про всех, сказав, что часть работает на полях батраками, и что мужчины идут в воранг.
   -Остальные устроились постольку поскольку, где-то в городе, я не могу наблюдать их напрямую, как, например, Риву, потому что город защищён охранными заклинаниями, да это и не нужно, они где-то в городе, скорее всего, их купили как слуг, они станут обычными рабами. Многих из них в будущем ты сможешь выкупить, у них обычные хозяева, и простые слуги стоят относительно дёшево. Проблема только с теми, кого угнали в воранг, потому что ты уже не успеешь их спасти, даже если поплывёшь спасать прямо сейчас. Урановые шахты хорошо охраняются... И проблема с Уной, потому что её купил богатый хозяин, по-настоящему богатый. Хотя с другой стороны, Уне повезло, потому что о ней будут заботиться как о дорогой игрушке, а, учитывая то, что она молода, то заботиться о ней будут ещё долго, и возможно до самой смерти, если она родит хозяину много сыновей и дочерей. Впрочем, смотря какой хозяин...
   -Родит хозяину? Я убью их! Твари.
   -Ты это должен понимать, не маленький уже, я рассказывала тебе про повадки и нравы в элийской империи, да там рабов не спрашивают от кого они хотят рожать или не хотят. Ты должен это понимать, и раз Уна рабыня, то и для неё никто исключения делать не будет. Поэтому ты должен быть готов, не только физически, но и морально. Но главное, что я хочу тебе сказать, она жива, и многие соплеменники твои пока живы, и многих ты сможешь спасти. И Уна сейчас в Тринидате, и, по-видимому, там и останется ещё надолго. Так что мы хотя бы не будем искать её по всей планете, и тебе не придётся бегать туда-сюда, собирая с мира по нитке своих соплеменников.
   -Хорошо Гусля, я понял, спасибо тебе, я пойду сегодня спать пораньше.
   -Куда намылился хлопец, ещё почти что день. У нас с тобой впереди занятия по элийскому языку, ты должен им владеть великолепно, а ещё математика, литература, история, философия и много других замечательных вещей, которые ты должен знать, потому что их изучают в школах элийской империи. Как я уже и говорила, чтобы победить, тебе мало быть просто могучим варваром, ты должен знать Тринидат, его правила, законы и все лазейки. Так что вперёд, заниматься.
   -Хорошо, как скажешь Гусля.
   Мы поднялись с ней, Нива стала убирать с веранды посуду, и направились в библиотеку, там она будет учить меня, долго и упорно всему, что я должен знать, чтобы спасти свой народ. Потому что мало быть просто хорошим бойцом, я должен стать умным, я должен знать этот мир. Моя операция по спасению близких лишь наполовину зависит от моей силы, а в остальном она зависит от моей хитрости и умения принять верное решение. И возможно даже, за всё время похода, если я буду достаточно умён, меч ни разу не покинет моих ножен, и я спасу их одними мозгами, без применения оружия и силы, а вот спасти их одним лишь своим мечом, мне вряд ли удастся. Так говорит Гусля, человек привыкший думать головой, а не махать палкой, но она древняя ведьма, а не добрая бабушка, и она многое повидала в этом мире.
  
   Глава 15: Испытания орков.
   Я проснулся, было раннее утро, и я не стал вставать сразу, а решил полежать и подумать, потому что сегодня у меня будет испытание, одно из важнейших испытаний в моей жизни. По крайней мере, если не в будущей жизни, то в прошлой, сегодня я буду сдавать экзамен на право быть орком. Это не простой экзамен, и меня слегка пугает неизвестность, потому что мало ли какие задания придумает для меня хитрый Курултай. Но я не думаю, что задания будут невыполнимыми, потому что Урук сказал мне, что вождь орков уважает меня, и хочет принять в своё племя, и неудивительно. Ведь если я погибну в своей миссии, то я погибну как герой, а если вернусь, и спасу своих сородичей, то я также стану величайшим героем Архайта, а значит, моё вступление однозначно принесёт клану орков славу. Вопрос лишь, славу перед кем? Перед гоблинами и Гуслей? Хотя возможно, для орков важно сознавать себя достойным, перед самим собой.
   Полежав ещё минут пять, я поднялся, оделся и вышел на веранду дома, Гусля уже была здесь, как будто и не уходила отсюда вчера вечером.
   -Садись, - скомандовала она, - съешь маленький кусочек мяса и выпей небольшой стакан сока, и больше ничего. Тебе пригодятся силы, и быть голодным нельзя, но и есть много нельзя тоже.
   -Здесь какое-то зелье?
   -Нет, принимать зелья на испытаниях это нарушение правил. Там будут шаманы орков, они могут узнать. Я могла бы дать тебе зелье, и возможно прокатило бы, но ведь у нас с тобой есть честь, и потому мы не должны обманывать наших друзей. Верно?
   -Да, мы не будем обманывать.
   -И потом, испытания орков, это в основном испытание головы, а не только тела. Тело у тебя достаточно сильно, и делать его ещё сильнее бессмысленно, сейчас, пройдёшь ли ты испытания или нет, зависит не от твоих физических качеств, а от головы. А зелья для головы я делать не умею.
   -Я знаю. Ну? Я поел, я пойду?
   -Удачи воин, возвращайся на столе или под столом.
   -Что? - Не понял я.
   -Так шутят элийские женщины, когда их мужья отправляются на попойку с друзьями. Потому что есть выражение, возвращайся с войны со щитом или на щите, что значит, возвращайся живым или мёртвым, только возвращайся. А это, пародия, сатира, возвращайся трезвым или пьяным, под столом, значит пьяным вдрызг.
   -Я понял... Но я вернусь со щитом Гусля.
   -Это вряд ли, - улыбнулась она, - после того как ты вступишь в племя орков, будет обязательный пир, который продлится всю ночь, вы будете пить медовуху орков, и много, и тебе придётся пить, ведь пир будет в твою честь, потому что ты новый воин племени. Так что вернёшься ты не раньше, чем завтра вечером, потому что завтрашний день проспишь, как пьяный кусок... Сказала бы я чего, да неприлично.
   -А я вступлю в племя орков? Скажи, ты же видела будущее. Ты же можешь видеть будущее, иногда и недалеко, ты сама говорила, но моё ты видела? Это же, как раз недалеко.
   -Нет, я не видела твоего будущего, и не вижу смысла смотреть его, я просто предполагаю, что, скорее всего, ты всё-таки вступишь в племя, это и так понятно. Потому что испытания существуют не ради того, чтобы их провалить, а ради того, чтобы их преодолеть. Иди, не трусь вояка, это не самый страшный экзамен в твоей жизни.
   -Спасибо Гусля, ну я пошёл.
   Я одел свою защитную куртку, сунул обсидиановый кинжал в ножны и быстро пошёл прочь от дома ведьмы. Что ж, она права, это не самый страшный экзамен в моей жизни, и я его обязательно сдам. Я почти сбежал вниз по горной тропе, добрался до ручья, прошёл мимо него, почти не смотря на рыбок, что в нём плещутся. И вскоре уже был около стелы у входа в долину орков. Здесь, меня, как ни странно, поджидала Инга, она как обычно встала у меня на пути, и мне пришлось остановиться.
   -Что тебе? - Бросил я.
   -Поговори с Уруком, скажи, я невиновата.
   -В чём ты невиновата?
   -Он знает, поговори, ведь он твой друг. И он любит меня, сделай для него хорошее.
   -А что для него хорошее? Жениться на глупой девчонке, которая сама не может решить, что и ради чего она делает?
   -Ты дурак человек, ты ничего не понимаешь.
   -Я смотрю, ты зато больно много понимаешь и поэтому у тебя в жизни всё идеально.
   -Я достойный охотник племени, в моей жизни всё идеально! - Крикливо ответила она и смешно топнула ножкой.
   Я только хмыкнул в ответ и прошёл мимо, она крикнула мне в спину.
   -Если ты не поговоришь с ним, знай, ты мой враг на всю жизнь.
   Я второй раз даже хмыкать не стал, просто пошёл дальше в стойбище, меня мало волновали их отношения с Уруком. И я верю, что если даже это и важно, то Урук сам разберётся со своими делами, потому что он как минимум не дурак, а глупых маленьких девочек надо учить и учить, даже если они дочки вождя, в это я сам верю. Я миновал лесок, вышел в поле и прошёл ворота, вскоре оказался перед домом вождя, немного подождал, постоял, подумал, и вошёл внутрь. Курултай ещё спал, потому что сейчас было ранее утро, меня встретила орчиха, вероятно его жена, она тяжко вздохнула и громко крикнула.
   -Дорогой, к тебе пришли, человек уже здесь.
   Курултай поднялся, вскочил, и сонными ничего непонимающими глазами посмотрел на меня.
   -А это ты... Да ты... Мы ещё не готовы. Приходи к воротам у входа в стойбище через час, я соберу туда всех старейшин, и всех, кто будет проверять тебя. Сейчас слишком рано, приходи чуть позже, а пока что можешь сходить поговорить с Уруком.
   -Хорошо, я приду через час, - терпеливо ответил ему я.
   Я вышел из дома вождя, и тут вдруг осознал, что не знаю, где дом семьи Урука, потому что ни разу не был у него дома, он всегда сам приходил ко мне в долину ведьмы. Я немного побродил мимо хижин орков, надеясь, что смогу увидеть Урука через окно или дверной проём, дверей то у них в домах нет, просто проёмы в стенах и всё. Но Урука так и не нашёл, тогда я вышел на площадь, здесь у ворот стоял часовой.
   -Слушай воин, а где дом Урука?
   -Урука нет в деревне, сегодня рано утром, очень рано, он покинул стойбище, он взял своё лучшее обсидиановое копьё и был в полном облачении, я думаю, он направился в горы на охоту на крупную дичь.
   -Странно, у меня ведь сегодня испытание, я думал, он будет присутствовать на нём.
   -Да, мне тоже это показалось странным, но Урук охотник, и он любит охотиться, возможно, он хочет получить немного силы, убив крупного хищника, так что всё объяснимо. Жди, я уверен, он вернётся самое позднее к вечеру.
   -У меня сегодня испытание.
   -Да я знаю человек, об этом знает вся деревня, такие зрелища никто не пропускает. Жди... Что тебе сказал вождь?
   -Я должен вернуться к воротам через час.
   -Иди к пруду, там сейчас чудесно, тень деревьев, прохлада, посиди там, не пожалеешь, соберись с мыслями, настройся на подвиг.
   -Хорошо, я пойду.
   Я последовал совету часового и направился к озеру, я знал, где оно, это было недалеко. Я прошёл метров пятьдесят и вышел на опушку озера, и увидел Ингу, она сидела у озера, обняв свои ноги, прижав колени к груди, и ревела. Я ещё не видел ревущих орчиц, зрелище надо сказать весьма противное, вся в каком-то масле, постоянно хрюкает как свинья, приятного мало. Я сделал шаг назад, ветка хрустнула и Инга увидела меня, громко крикнула:
   -Убирайся человек, убирайся, и никому не рассказывал что видел, иначе я убью тебя, и не посмотрю, что ты друг отца.
   Я промолчал, развернулся и пошёл по своим делам, долина орков невелика на самом деле, и пойти здесь можно мало куда. Так что я решил просто прогуляться по лесу, пройти по кругу, время было, я хотел расслабиться. Я бродил так не очень долго, иногда натыкаясь на других орков, спешащих по своим делам. Вскоре мне дорогу снова перегородила Инга, она стояла посреди дороги, у неё в руках был лук, она натянула тетиву до предела, и навела его на меня.
   -Ты будешь молчать! Ты понял меня? Я... Я не плачу, ты понял? Я воин, мне плевать на всех, ты!
   -Да пошла ты, мне нет дела до тебя и до твоих комплексов к Уруку, мне плевать на тебя, видеть тебя не хочу, убирайся девочка, живи своей жизнью, проваливай, кому ты нужна такая.
   -Я нужна, я дочь вождя!
   -Да мне плевать. Решай свои дела с Уруком сама, они меня не касаются, просто совсем, мне нет до тебя дела, никакого.
   Я развернулся на сто восемьдесят градусов, и пошёл прочь от неё, психованная, как она меня за сегодня достала, а мне ещё надо пройти испытания. Я дошёл до стойбища орков и остановился около ворот, тут уже начали собираться другие орки. Я подошёл к ним.
   -О человек? Ты готов к испытаниям?
   -Я готов в принципе
   -Жди человек, совсем скоро испытания начнутся, это будет та ещё потеха.
   -А вы устраиваете испытания только ради потехи?
   -Для тебя это важный экзамен, для нас орков наблюдать за тобой потеха и она будет продолжаться весь день. Жди человек, всё будет хорошо.
   -Что ж... А где Урук?
   -Он ушёл утром охотиться.
   -Это мне известно, только на кого?
   -Этого он никому не сказал. Но уж точно не на тролля, и могу сказать, что и не на чёрного дракона, не переживай человек, он вернётся, просто он сейчас зол на всех, и он хочет убить кого-то поопаснее, но он опытный и сильный воин, с ним ничего не случится.
   Из ворот вышел Курултай, и остановился напротив меня, и сказал громко, так чтобы все слышали, не только я.
   -Что ж, ты человек пришёл, ты и все судьи здесь, ждать дальше не вижу смысла, давай начнём, первое моё тебе задание. Готов принять?
   -Готов, - сказал я, - если нужно, убью ради вас и тролля.
   -Ну, пока убивать никого не надо, даже наоборот, проверим, готов ли ты на нечто созидательное? Ты часто таскаешь наше обсидиановое оружие, постоянно ломаешь его на охоте, и Гусля требует с нас новые и новые клинки, мы не можем ей отказать. А ты их ломаешь снова и снова, наших мастеров это донельзя расстраивает, и вот поэтому мы решили тебя проучить. Первое твоё задание, вот тебе камень, кусок обсидиана, вот тебе инструменты, скребки, изготовь-ка мне клинок для копья, даю тебе времени два часа. Изготовишь, молодец, не изготовишь не молодец.
   -Сломать клинок о горную бестию легко, а вот сделать! - Сказал мне другой орк, и все остальные орки радостно загикали.
   -Хорошо, я попробую, мне делать прямо здесь?
   -Да, прямо здесь. И не пробуй, возьми и сделай, хоть криво, но сделай, закрепи на древке и преподнеси нам копьё, которым можно ударить.
   Из толпы вышло два орка, у них в руках были небольшая табуреточка и столик, они поставили столик прямо здесь, посреди толпы, и положили на него инструменты, кусок обсидиана и древко копья.
   -Что ж...
   Я тяжело вздохнул, сел за столик и приступил к работе. Мастером по камню я никогда не был, хотя теорию знал, и я понимал, что сделать копьё совсем не просто, а у меня ещё и лимит по времени. Я взял инструмент, и стал обтачивать камень. Тот был небольшим, и потому ошибиться я не имел права, самое главное, чтобы он не треснул посередине, потому что тогда кирдык моему клинку. А я не уверен, что мне дадут второй камень для второй попытки. Поэтому я работал медленно и аккуратно, обтачивая камень, придавая ему форму довольно тупого и примитивного клинка. А вся толпа орков с интересом наблюдала за моими неуклюжими действиями. И да, с испытанием мне не повезло, очень не повезло. Тут не нужна была ловкость, не нужна моя сила, только умение работать, как раз то, чего я не умею, и то чему я последние месяцы не учился. Я ходил охотиться, убивал, тренировался, но ничто из этого не поможет мне сделать клинок. А я ни разу в жизни не работал с обсидианом, мне только было известно, что он твёрже и хрупче, чем обычный камень, а это, значит, работать с ним сложнее, чем с камнем. Я работал очень медленно и аккуратно, молился только о том, чтобы камень не треснул, потому что если ударить чуть сильнее, если не рассчитать, то всё конец моей работе, и неизвестно, допустят ли меня до следующего испытания. Я продолжал аккуратно работать, вдруг один из орков перебил меня.
   -Эй, человек, время подходит к концу, поторопись, два часа на исходе, мы, конечно, дадим тебе ещё немного времени, но это будет тебе в минус.
   Я сейчас закончу. Я собрался с духом и заработал быстрее, потом плюнул и решил не обтачивать клинок, и так сойдёт, напялил его на древко, и крепко накрепко привязал, после чего заявил:
   -Копьё готово.
   -Да, копьё то знатное, - осмотрел мою кривую и тупую поделку Курултай, - не копьё, а камень странной формы, привязанный к палке... Что скажите судьи?
   -Выглядит не очень, но у человека ещё есть шанс оправдать себя, Крис возьми это копьё, и иди, убей им медведя на охоте. Если ты сделаешь это, то считай, с первым и вторым испытаниями ты справился. Два наших воина охотника, как судьи, тенью пойдут за тобой и проследят за тем, чтобы ты убил медведя именно этим копьём и ничем больше. Причём, это может быть любой медведь, даже бурый с побережья, одно условие, это должен быть взрослый здоровый медведь, а не больной и не раненый зверь, и не детёныш. И ты должен убить его либо этим копьём, либо голыми руками, и ничем больше. Всё ясно?
   Я скептически осмотрел свою поделку, понимая, что она тупа как валенок, и убить ей кого-либо будет весьма сложно. Хотя острие и имеет форму клинка, в общем и целом. И да, было бы у меня нормальное обсидиановое копьё, убийство обычного медведя не было бы для меня большой проблемой, но у меня собственная кривая поделка в руках. Хотя в принципе, это справедливо, если мне дали задание изготовить копьё, если я справился с заданием, значит, я смогу им убить медведя, если же это не копьё, а так палка с камнем, то значит, я не справился с заданием и у меня кривые руки.
   -Ты должен убить медведя сегодня, до вечера, до того как Солнце коснётся своим нижним краем горизонта. Это понятно?
   -Понятно.
   -Ты можешь ещё отказаться от испытания, и пойти домой к ведьме, если считаешь, что убить медведя таким копьём нельзя. Но осмелюсь тебе напомнить великий воин, что это копьё ты сделал своими руками, а медведь не самый грозный противник на Архайте. И времени, чтобы сделать клинок тебе дали примерно столько же, сколько его тратит обычный орк, притом, что инструменты тебе дали отменные, лучшие, а это тоже не мало. И камень тебе дали хороший, без трещин, и тебе не пришлось за ним самому идти к вулкану, а это тоже немало времени и усилий занимает.
   -Я согласен, всё справедливо, инструменты были хорошими, и камень тоже, и времени мне дали достаточно, больше двух часов, я постараюсь убить этим копьём медведя, я знаю, я сделал плохое копьё, и убить зверя будет тяжело, оно слишком тупое, зато не сломается, если нажать на него посильнее. А это тоже, какой никакой плюс. Я думаю, у меня есть шанс.
   -С тобой пойдёт два вооружённых воина, они опытные охотники и вмешаются в бой с медведем, если он сложится для тебя неудачно, и вырвут тебя из лап хищника, но в этом случае ты завалишь оба испытания, и мы не будем тестировать тебя дальше. Учти это... И кстати, до вечера у тебя есть время выбрать медведя послабее. Это тоже требует охотничьего таланта и допускается. Если же раненый медведь убежит от тебя, а ты сломаешь об него своё копьё, это также будет означать провал испытания.
   -Я сделаю всё, что должен. Испытание справедливо, я приму его.
   Я взял копьё, засунул свой нож подальше в ножны, чтобы не доставать его, и быстро побежал на запад, к побережью, туда, где живут медведи послабее, а два орка воина последовали за мной. Я бежал быстро и долго, но они не отставали, наконец, мы покинули долину орков и углубились в лес. Я начал искать медведя, я не собирался выбирать долго, я знал медведь опасный зверь, и у него толстая шкура, что осложняет процесс убийства тупым копьём, но это далеко не самый крупный и опасный хищник на Архайте, и достаточно сильный боец может в принципе справиться с мишкой даже без оружия. Убить вряд ли, это сложно, но вот оторвать от себя его челюсти, это возможно. К тому же на мне прочный кожаный доспех, если что, мне не запретили его использовать, и я уверен, он выдержит и зубы, и когти медведя.
   Я двигался по лесу, теперь медленно и тихо, внимательно смотря на землю, и я напал на след, это был взрослый медведь, но насколько здоровый, сложно определить, я в мишках слабо разбираюсь, потому что никогда не охотился на них, считая слишком слабым противником, ведь раньше у меня всегда было лучшее снаряжение. И если уж я ходил на кого, то только на сильную тварь.
   Вдруг один из орков обратился ко мне.
   -Слушай человек, твоя задача невыполнима, с таким копьём медведя не убить.
   -Я не откажусь, мне нужно стать членом племени орков.
   -Мы друзья Урука, хорошие друзья, твоя затея безнадёжна, давай поступим иначе. Я дам тебе своё копьё, у меня хорошее острое обсидиановое копьё, ты убьёшь им медведя, а твоё копьё мы сломаем в щепки о дерево. И скажем, что ты убил медведя своим копьём. Так будет лучше всем, мы хотим, чтобы ты стал орком, испытание лишь формальность, я помогу тебе, ты потом когда-нибудь поможешь нам, в любом случае, Урук наш друг, а друг моего друга, мой друг также. Возьми моё копьё человек и убей медведя, это незначительный обман, ведь медведь будет убит тобой, и ты докажешь всем, что ты искусный охотник, все будут довольны, даже Курултай. Давай человек, не трусь, хитрость правит миром.
   -Это наглый обман воин, я ценю свою честь, я не хочу обманывать орков, если обман вскроется, я навсегда потеряю уважение племени орков. А если я не стану воином орков, ну и что? Я всё равно смогу построить деревянную лодку, и всё равно отправлюсь спасать людей Архайта, честь для меня важнее. Вы сделали для меня много хорошего, я не имею морального права обманывать вас, и попрекать ваши традиции. И потом, я думаю, смогу убить медведя своим оружием, хотя это и будет сложно.
   -Как знаешь человек, как знаешь, но если передумаешь, обратись ко мне, я помогу.
   Мы прошли лесом по следу зверя, и он вывел нас на опушку небольшой полянки, я увидел его. Это был молодой и крупный мишка, килограмм, наверное, на двести. Сейчас он залез под куст с ягодами и мирно жевал их, срывая одну за другой. Мишка заметил нас и неодобрительно заворчал, но решил продолжить есть ягоды, он не боялся, потому что молодой и глупый. Я быстро пошёл в атаку, мишка оторвался от ягод, я разогнался и с разгону ткнул медведя в бок своим тупым копьём. Я ткнул очень сильно, но чуда не произошло, копьё не пробило его шкуру, а медведь взбесился и попёр на меня. Я отступил, и ещё несколько раз сильно ткнул в него копьём, но бесполезно, медведь встал на дыбы, и прыгнул на меня, я выронил копьё, и двинул ему в морду несколько раз кулаком. Медведь попытался укусить меня, но я вцепился ему в морду, и удерживал её на удалении от себя, не давая укусить, но положение моё стало тяжёлым, я боролся с медведем, использовать нож не мог, причинить мишке вред у меня не хватало сил также. Вдруг медведь истошно заревел и отпустил меня, я поднялся и увидел, что один из воинов орков воткнул медведю в бок своё копьё, потом ещё и ещё раз, и вот уже мишка бьётся в конвульсиях. Туманная дымка души, поднялась от его тела и впиталась в тело убийцы, в тело орка.
   -Ты не справился, - сказал мне воин судья. - Мне придётся сказать, что ты не смог убить медведя, это значит, ты провалил испытание, но ты достойно боролся с ним, не каждый воин орк смог бы так вручную. Поэтому, я предлагаю тебе последний раз, давай соврём, мы расскажем в племени, что это ты, а не я убил медведя, нам поверят, ты не справился. У тебя нет выбора, другого способа попасть в племя, у тебя нет.
   -Зачем ты его убил? Медведь не справился бы со мной, я держал его на расстоянии, мало ли как сложился бы дальше ход боя.
   -Ты ударил его своим копьём несколько раз, но оно слишком тупое, и не пробило шкуру зверя, и не пробило бы и дальше. Зверь повалил тебя, он бы уже не дал бы тебе вырваться, а у тебя нет клыков, чтобы победить, ты проиграл, я спас тебя. Я предлагаю тебе, давай соврём в деревне, мы скажем, ты убил медведя, и всё будет хорошо, и все будут довольны.
   -Нет, я не буду врать тем, кто уважает меня, это недостойно, да я не прошёл испытание орков, возможно, я не стану воином вашего племени, но так я хотя бы сохраню своё лицо и дружбу Урука, а это для меня важнее. Я всё равно сам научусь сражаться, и отправлюсь в Тринидат, и честь важнее, чем стать членом племени.
   -Что ж, человек, твой выбор, это высокопарные слова, они часто в жизни не значат ничего, и часто в жизни надо обмануть, ради общего блага, возможно, ты поймёшь это после. Но ты можешь передумать в любой момент, пока мы будем идти назад в стойбище. Только когда ты скажешь вождю, что проиграл, будет поздно что-либо менять. И уже завтра, после этого, ты не сможешь передумать и всё вернуть назад.
   -Я знаю. - Горько сказал я. - Но для меня честь и ваше уважение важнее, чем право обманом стать равным, мне дали шанс, я не заслужил, всё справедливо.
   -Тогда идём в племя.
   Я подобрал своё тупое копьё, и мы пошли, довольно быстро, и ни капли не сомневаясь, а я шёл и думал. Потому что "Быть может орк прав? И все будут рады и довольны, если я стану членом племени, даже так? Может это и есть общее благо?" Но с другой стороны есть такие вещи как честь и уважение. И одно дело обманывать врага, а другое дело обманывать друга, а орки мои друзья, это факт, и я не имею права их обманывать. Они принимают меня в свою семью. И я не могу быть лжецом, не смогу смотреть в глаза этим воинам и Уруку, которые будут знать, что я на самом деле лжец. Наконец появилась долина орков, мы вернулись, вышли в поле перед стойбищем, прошли ворота и направились в дом к вождю. Внезапно, орк сопровождавший меня, остановился.
   -Ты подумал? У тебя последний шанс, ещё две минуты, и передумать будет поздно.
   -Я уже решил для себя воин, спасибо, для меня честь важнее.
   -Да будет так.
   Мы вошли в дом вождя, я увидел Курултая и других старейшин, которые сидели здесь и ели, я подошёл к вождю, собрался с духом.
   -Ну, человек? Что же ты молчишь, ты убил зверя?
   -Нет, я проиграл, мне помогли, я боролся с медведем, но не смог убить его, я не прошёл испытание.
   -Прошёл ты испытание или нет, судить нам человек, ты не убил медведя, мы все знали, что таким самодельным копьём ты не сможешь его убить. Но испытание было не в убийстве медведя, как ты думал, мы хотели узнать, уважаешь ли ты племя орков и его традиции, а это главное для чужака, и теперь мы знаем, да ты уважаешь нас, а значит мы твои друзья. Мы принимаем в племя в первую очередь не воинов, мы принимаем друзей, а то, что ты умеешь воевать, это нам и так известно, это не требует проверки.
   -Значит я теперь член вашего племени?
   -И да обычно мы проверяем своих юношей на силу и ловкость, и это главное, но в этих юношах мы уверены, потому что они члены нашего племени, а ты нет, ты чужой, поэтому тебе была устроена иная проверка, на верность племени, и ты её прошёл. Но нет, пока ещё ты не член племени, по традиции, юноше должно быть предложено минимум три испытания, или более, как решит совет племени. Но ты пока прошёл всего два, ты сделал копьё, и прошёл испытание на честность. Осталось ещё одно испытание, кулачный бой, потеха! - Громко закричал и засмеялся вождь. - Все на площадь, быстрее, все вперёд! На площадь.
   Я улыбнулся и пошёл вслед за орками на площадь, я знал, кулачный бой это не испытание, просто орки хотят позабавиться, фактически все испытания я уже прошёл. И да, я сейчас могу даже проиграть, и меня всё равно возьмут в племя. По-видимому, для орков на самом деле было главное лишь моё уважение. Неважно, как я сделаю копьё, потому что копьё я сделал негодное, неважно как я сейчас буду драться на кулаках, важно лишь то, что я сказал правду. По сути, испытание было всего одно, но оно было сложным, и я мог не сдать, потому что я был очень близок к тому, чтобы соврать, очень близок, я сам знаю это.
   Мы вышли на площадь, тут собралось всё племя, только не было Урука и Инги, не знаю, куда они делись, но неважно. Для меня сейчас важно победить, и тут против меня на ринг вышел Гнорх. Я знаю его, это лучший кулачный боец племени, он невысок ростом, по меркам орков, с меня, но у него непропорционально длинные руки. И это не простые руки, это зверски сильные руки, Гнорх лучший боец племени, и не только на кулаках, я песчинка рядом с ним, что ж делать? Получать по морде, мне не впервой.
   -Давай человек, не трусь, - поманил меня к себе орк.
   -Счас посмотрим, кто из нас трусит, - грозно сказал я, и это вызвало волну хохота у орков.
   Я быстро пошёл в атаку, и сам не успел заметить, как уже получил по морде, и оказался на земле. Судья орков стоял надо мной и считал, я даже не сразу разобрал, что он говорит.
   -...семь, восемь, девять...
   Я среагировал мгновенно, вскочил за долю секунды, судья так и не успел сказать десять. Вскочил, и упрыгал в конец ринга, а судья сказал:
   -Бой.
   И бой продолжился, но в этот раз я был аккуратен, и не позволял противнику бить меня с размаху, со всей силы, но он всё равно поймал меня, и двинул меня, и снова и снова. Я продолжал прыгать вокруг врага, и защищался в основном пассивно, наконец, мне это надоело, и я решил рискнуть, побаловать толпу, и ударить Гнорха хотя бы один раз. Я стремительно поднырнул под его атаку, приняв её на бок, и со всей силы заехал орку в глаз правой рукой, потом левой, и потом снова правой, орк даже не додумался отступить от такой наглости, махнул в меня левой и промахнулся! Я нанёс ещё минимум несколько сильных ударов в лицо орку, а я силён физически, особенно последнее время, и вкладывал в каждый свой удар максимум усилий, и произошло невозможное. Гнорх упал на спину, и судья подошёл к нему и начал считать, а по толпе орков аж пронёсся возглас изумления. Прошло пять секунд, и только после этого Гнорх очухался. Он поднялся на ноги и произнёс:
   -Силён человек, силён, надо же, как подловил, но сейчас я тебе покажу, ох так покажу, мало не покажется.
   Он атаковал как разъярённая фурия, я не успел отступить, и несколько сильнейших ударов пришлись мне в разные районы тела, я упал, и теперь уже судья начал считать мне, у меня болело всё, сперло дыхание, я плохо себя чувствовал, но на цифре девять, я всё-таки сумел подняться и приготовился к бою. Противник этим только раззадорился, и провёл серию быстрых атак, я их с трудом на половину отбил, наполовину пропустил, и можно сказать убежал, упрыгал. Прошло ещё несколько минут боя, и они были тяжёлыми, повторить свою выходку с наглой атакой на Гнорха мне не удалось, всё-таки он был мастером, а я не очень. Наконец, Курултай вышел на середину ринга и объявил:
   -Бой окончен! Объявляю победу Гнорха, кто бы сомневался, но человек сражался достойной и показал зубки, он прошёл испытание, а теперь идём все праздновать!
   Ко мне подошла какая-то орчиха, у неё в руках был большой половник зелёной гадости со странным запахом. Но отказываться было неприлично, я взял половник и хлебнул, горячий напиток обжёг горло и кишечник.
   -Как тебе наша медовуха человек? Неплохо, правда?
   -Я никогда раньше не пил, хотя ведьма и рассказывала мне, что алкоголь бывает, и он популярен во внешнем мире.
   -Внешний мир! Да у нас самая лучшая медовуха на Архайте, даже не сомневайся. Идём праздновать новый член племени.
   Меня взяли за руки и потащили прямо в дом вождя, я знал, что последует дальше, здесь стояло множество чаников с едой, с медовухой, и когда я смог съесть всё, что было около моего места, мне поднесли больше еды и хмеля. Пир продолжался дальше, но чем больше я пил медовухи, тем страннее себя чувствовал, мне постоянно было смешно, и я куда-то плыл, такое ощущение, как будто у меня выросли крылья, но вместе с тем, я всё хуже и хуже воспринимал реальность. Последнее что я помню, это слова вождя:
   -Смотрите, как напился наш новый воин...
   -Слабачок...
  
   Я открыл глаза, голова гудела, как будто в ней поселился рой ос. Я лежал в одной из хижин орков на толстых медвежьих шкурах, рядом со мной сопело ещё несколько спящих орков. Я быстро проверил вещи, всё было при мне, и кинжал и ножны и защитная куртка. Впрочем, едва ли у орков принято воровать, воровство это нечто распространённое во внешнем мире, но не у нас на Архайте. Потому что здесь даже в голову никому не придёт украсть, и не только потому что все свои, а потому что мозг и мышление вообще по-другому устроены. И проверил я своё оружие не потому что боялся, что меня обкрадут, а просто могли забыть что-то в комнате, где проходило пиршество, или выронить, пока несли меня сюда. Так что я поднялся, и, пошатываясь, вышел из хижины, меня как будто не заметили, деревня жила своей обычной жизнью, но многие воины спали у себя в жилищах. Я, пошатываясь, пошёл к дому вождя, и тут наткнулся на Урука, он стоял прямо передо мной и улыбался. Только на его теле были следы мощных когтей какого-то зверя. Все раны были заботливо залеплены листами подорожника, я знал, сейчас подорожник буквально врос в рану, но через денёк другой листок умрёт, отдав всю свою жизненную силу пациенту, и буквально истлеет, отвалившись от исцелённой раны.
   -Ты? - Спросил я. - Ты где был?
   -Пока ты проходил испытания, и пока вы пировали, я был на охоте, вернулся вчера поздно вечером, но ты был уже вдрызг пьян и спал на заднем дворе, я решил тебя не будить, потому что это бесполезно.
   -Но что случилось?
   -Инга очередной раз выбесила меня, и я отправился на охоту на горного грифона, и я убил его, хотя тварь основательно подрала меня. Представляешь, я в одиночку убил горного грифона, почти как ты, это ведь настоящий подвиг, который останется в веках. Я убил грифона, и вернулся сюда сам, на своих ногах, с его головой, так что... Я теперь герой.
   -Понятно, и ты можешь просить руки дочери вождя?
   -Нет, я не буду просить её руки, я лучше выберу себе другую жену, поумнее, поспокойнее, да посноровистее.
   -Инга будет в бешенстве.
   -В том то и вся соль.
   -Я думал, ты любишь её.
   -Да нет, уже нет, пошла она лесом и ещё дальше, не нужна мне такая жена, найду другую.
   -О боже, моя голова, в ней словно поселился рой ос, наверное, я заболел, не знаю, отчасти похоже на простуду, давно я не болел.
   -Нет, друг, это не простуда, а похмелье, ты же упился медовухи вчера вдрызг, а вы люди из деревни не пили раньше никогда, вот теперь привыкай.
   -О моя голова, припоминаю, мне Гусля рассказывала что-то такое. Да, это алкоголь, пиво, эль, вино, водка, шнапс и что там ещё бывает. У богатых это коньяк и ликёр с шампанским, да, я только не думал, что медовуха это алкоголь, потому что...
   -Потому что это наше местное, но пошли ко мне в дом, я знаю верное средство от твоей головной боли. Пошли, пошли...
   Я направился вслед за ним, к счастью, дом его был совсем недалеко, мы вошли в комнату, и он взял с земли какую-то бутыль и налил мне кружку. Я взял её из рук и осторожно понюхал.
   -Это что опять медовуха?
   -Выпей кружку и больше не пей, от похмелья спасает. Когда сильно пропьёшься, проспишь, потом встаёшь, голова болит, выпей ещё немного и голова пройдёт, только больше не пей. А вообще, я советую тебе пить поменьше, в конце концов, это вредно для здоровья, только по большим праздникам можно, а так лучше не пить вообще.
   -Хорошо, не буду, просто я не знал, что это и есть алкоголь, я не думал, что здесь на Архайте он есть.
   -У орков всё есть, мы продвинутый народ, не то, что вы деревня.
   Я допил кружку, и поставил на пол, туда, где и стояла.
   -Ладно, я пойду к ведьме в горы, мне надо тренироваться, я сегодня ещё не бегал.
   -Завтра приходи к нам в стойбище, мы будем тренировать тебя быть воином, сражаться с оружием против других воинов, это тоже целое искусство, и совсем не простое. А тебе придётся овладеть этим искусством гораздо лучше, чем боем на кулаках, тем более, люди внешнего мира совершенные воины. И в бою они используют не только свои навыки, которые развиты у них весьма и весьма, но и различную магию, которая усиливает их способности. Здесь Гнорху ты можешь проиграть, и он не убьёт тебя, но если ты проиграешь там, во внешнем мире, то пощады не жди. Одна ошибка и ты труп, стальной клинок перережет тебя пополам, поэтому тебе придётся ещё долго учиться.
   -Я знаю, я всё понимаю. Кстати, Инга хотела перед тобой за что-то извиниться.
   -А забудь, это тебя не касается.
   -Хорошо, ну я пошёл.
   -Иди.
  
   Я дошёл до долины ведьмы достаточно быстро и без приключений, тем более, я уже привык к этой тропе, ведшей от городка орков к долине ведьмы, мне здесь каждый камешек был знаком, потому что я ходил по ней много раз. Я как всегда преодолел стеллу мира на входе в долину, и направился к дому ведьмы, она, конечно же, как всегда сидела на веранде и пила чай. Я не думаю, что она пила чай слишком часто, и поэтому я напарывался на неё, нет, просто она пила чай каждый раз, когда хотела поговорить. Так она могла усадить меня перед собой и в спокойной обстановке устроить любой разговор. А так как она была колдуньей со стажем, то она всегда могла рассчитать момент, когда я появлюсь. Я остановился перед ней, и она задала традиционный вопрос:
   -Хочешь чаю?
   -Да не откажусь. Ты же знаешь мой ответ.
   -Знаю, это формальное предложение. Но ты вчера впервые напился, это не похвально.
   -У меня не было выбора, и я не знал, что меня опоят. Я не знал вкус алкоголя, и не знал...
   -Я всё понимаю, но теперь знаешь. Учти также, что не всегда, тот, кто хочет тебя по-дружески напоить, не всегда он тебе друг. Очень часто, человек, которого напоили до поросячьего визга, как тебя, просыпается в канаве без денег и без всего, что у него было.
   -Я понял, так грабят.
   -Да, именно, поэтому, запах алкоголя ты должен уметь узнавать, и это несложно, вкус алкоголя одинаков, но лучше, никогда не пей из чужих рук, потому что алкоголь это меньшее, что может произойти, тебя также могут и банально отравить. Причём, отраву в твою воду могут подсыпать, даже в твою фляжку, в ближайшем будущем я научу тебя распознавать некоторые основные наиболее примитивные яды, если они подмешены в воду, фруктовый сок или вино. Здесь у орков, тебя никто не стал и не станет грабить, тут все свои, во внешнем мире любой пьяный одинокий мужчина, это потенциальная нажива. Тебя может ограбить даже не тот, кто тебя напоил, и не тот, кто напился вместе с тобой. А человек со стороны, потому что пока ты мертвецки пьян, ты не способен соображать. Поэтому не пей никогда, даже здесь на Архайте, привыкай не пить.
   -Я понял Гусля, если ты говоришь, я больше не буду пить никогда.
   -Хорошо. Итак, тебя приняли в клан орков?
   -Да, я теперь полноправный орк, и теперь они будут учить меня как драться с другими воинами, используя оружие.
   -Учись достойно, потому что ты должен стать самым лучшим воином на Архайте, лучше Гнорха.
   -Но, это невозможно, мы же в разных весовых категориях.
   -Что ж, тогда ты умрёшь в первом же бою в Тринидате, потому что все воины, всегда тренированы по максимуму, и тебе придётся сражаться только с самыми сильными. Ты должен стать лучше Урука, лучше Гнорха, лучше всех. А сейчас даже Урук сильнее тебя, вчера он убил горного грифона один, и никто не пришёл ему на помощь, он сам выследил его, залез на скалы в пещеру и убил, и вернулся живой.
   -Я знаю.
   -Урук сильнее тебя и физически, и умом и волей.
   -Это не так. Зачем ты так Гусля?
   -Учись лучше воин, детство закончено, ты больше не можешь позволить себе проигрывать, даже сильным, даже Гнорху, если ты падаешь и у тебя нет сил, если ситуация безвыходная, если противник сильнее и быстрее тебя, представь, что это последний бой, настоящий бой и ты во внешнем мире. Представь, что если ты проиграешь, то ты умрёшь, и быть может, тогда ты не позволишь себе проиграть даже Гнорху.
   -Я постараюсь.
   -Не старайся, а возьми и сделай. Победи.
   -Хорошо, с завтрашнего дня начну побеждать, а сейчас...
   -А сейчас у тебя тренировки впереди, а вечером я снова буду учить тебя.
  
   Глава 16: Воины орков.
   Я стоял перед Уруком, нас здесь было пятеро, все молодые воины орки, у меня в руке была длинная палка с тупыми концами, я держал её так, как показал Урук. А тот вышел на середину нашей тренировочной площадки и приказал:
   -Повторяйте за мной.
   Он нанёс удар в воздух, остальные орки скопировали его, но я так и остался стоять.
   -Новобранец Крис, тебе что нужно особое приглашение?
   -Я не понял что делать, зачем бить в воздух?
   -А тебе и не надо понимать, выполняй приказ, это называется воинская дисциплина. Ещё удар.
   Остальные орки яростно скопировали удар Урука, а я так, лишь бы отвязались.
   -Ты что сонная тетеря? Совсем обленился? Шевелиться не умеешь?
   -Я не пойму, зачем бить воздух?
   -Чтобы отточить движение, чтобы иметь мастерство, чтобы твои мышцы запомнили, как бить!
   -Не лучше ли устроить реальный бой на палках?
   -Счас я тебя проучу, конечно, лучше, и мы прямо сейчас его с тобой устроим, вставай в позицию. Представь, что конец моей палки это копьё, острый клинок, если я ударю тебя, ты труп. Защищайся.
   -Я готов.
   Он сделал быстрый выпад и ткнул меня в грудь, я не успел собраться.
   -Что ж ты труп новобранец, отжиматься.
   -Что? - Не понял я.
   -В реальном бою, если бы это было острое копьё, а не тупая палка, ты был бы уже мёртв. Я сказал тебе отжиматься, - прокричал Урук, - я твой командир, ты должен подчиниться, быстро!
   -Я думал, мы собрались тут, чтобы научиться драться с настоящим оружием.
   -Это называется основы воинской дисциплины, выполнять! Я учитель, я твой командир, ты мой подчинённый, я говорю, ты подчиняешься.
   -Ладно, только успокойся.
   Я принял упор лёжа, а Урук поставил на меня свою ногу и надавил, так отжиматься было гораздо тяжелее, но я подумал, что, наверное, это необходимо и развивает физическую подготовку. Отжиматься пришлось довольно долго, пока Урук не успокоился, чем-то я его взбесил, и, отжимаясь, я порядочно устал, а остальные орки посмеивались надо мной почему-то.
   -Повторить упражнение с палкой. Готовьсь, удар! Удар! Резко, удар!
   Он посмотрел на меня, я двигался как сонная муха.
   -Твою мать, Крис, ты что издеваешься чтоли? Ты почему совсем не выкладываешься? Ты что дурак? Я тебе что сказал, а ну быстро в стойку, бой на палках, защищайся.
   Он атаковал меня, и начал бить, причём сильно, это было даже больнее, чем кулачный поединок, но на кулаках я умею драться, и могу дать ему сдачи, а вот на палках нет. Правда, я хороший охотник, сильный и ловкий, но на палках из меня боец не очень, просто опыта нет, и, тем не менее, я защищался как мог, и Урук продолжал атаковать и атаковать меня, такое ощущение, как будто ему доставляло удовольствие избивать меня, но я силён и вынослив, куда сильнее остальных орков, которых обучали вместе со мной, я дам ему сдачи. Я представил, что это не Урук бьёт меня, не друг, а враг, человек из элийской империи, и это придало мне сил, я несколько раз заехал Уруку в рёбра, и тот, наконец, успокоился. Правда, я всё равно пострадал куда сильнее.
   -Всё хватит, достаточно.
   -Урук, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку, мы всё-таки друзья.
   -Крис, мы друзья с тобой, но не сейчас, сейчас я учитель, а ты мой ученик, ты солдат, а я твой командир, вы, что в деревне людей совсем не знали что такое воинская дисциплина? Ты должен подчиняться мне, ты должен научиться выполнять приказы, я говорю, а ты делаешь с максимальной самоотдачей, это основа воинского искусства, учиться быть воином значит не драться на кулаках, это, прежде всего дисциплина, а у тебя дисциплины нет, совсем никакой. Ты пришёл сюда учиться, ты пришёл сюда стать солдатом, я твой командир, ты исполняешь любой мой приказ, не задумываясь, а если не сможешь, я тебя наказываю, ты понял? На время обучения мы с тобой не друзья, это понятно?
   -Понятно, понятно, мы с тобой враги, если что я перегрызу тебе глотку.
   -А теперь, отрабатываем удар, точно так, как я показал.
   В этот раз я решил не злить Урука и стал махать палкой так, как он показал, с полной самоотдачей, и тот вроде от меня отстал, но я всё равно не совсем понимаю, зачем вот так махать палкой, не лучше ли устроить поединок один на один, или стенка на стенку. Наконец Уруку надоело смотреть, как мы махаем палками, и он дал нам роздых.
   -Хватит, достаточно, а сейчас вы разобьётесь на пары, и будете сражаться, но не на палках, представьте, что у вас в руках обоюдно острые копья, как будто на каждом конце палки острый клинок. Если ты Юнг ткнёшь Криса, - показал он на одного из орков, - то Крис умрёт. Ваша задача сейчас, в спарринге один на один не нанести по противнику как можно больше ударов, ваша задача ударить всего один раз, но удар должен быть первым. Тот, кто первым ударил, тот и победил, это понятно?
   -Да сэр! - Ответили орки.
   -Да Урук, - ответил я, но тот пропустил мой ответ мимо ушей.
   -Вы встанете в пары, и будете тыкать друг друга, а также вы будете считать, кому удалось ударить первым, после каждого смертельного удара вы будете отходить на три метра друг от друга и начинать заново. Тот, кто нанесёт первым десять смертельных ударов, тот и победил. Юнг ты сражаешься с человеком, постарайся не ударить в грязь лицом, Крис куда лучше подготовлен, чем ты, и он убил много хищных тварей, потому что племя щедро снабжает его обсидиановыми клинками, которые тот постоянно ломает.
   Мы встали с Юнгом в боевую позицию, я встал напротив него, и приготовился атаковать, Юнг двигался быстро, хотя и не слишком. Он сделал ложный выпад, я поверил ему, он подтянул копьё назад, и вдруг резко ударил меня с другой стороны, я не ожидал такой подлости, и получилось так, что он меня как бы победил.
   -Чёрт, - выругался я.
   -Ты не с тигром сражаешься, - сказал мне Юнг, - а с разумным существом, ожидай подвига, я не буду атаковать тебя глупо и прямолинейно, в бою я буду обманывать тебя, я быстр и ловок, а твоя звериная сила не поможет тебе ткнуть меня первым.
   -В настоящем бою сила удара имеет решающее значение, - возразил я, - потому что бойцы одеты в доспехи, и слишком слабый тычок, такой как твой, просто не пробьёт броню противника.
   -Тут ты прав, но это упражнение, и ты проигрываешь.
   Он неожиданно атаковал, закрутил палкой, ударил справа, потом слева, потом ещё и ещё, и все удары были плашмя, в реальной жизни так копьём конечно не помахаешь, и потом он всё-таки заехал мне концом своей палки куда-то в район живота.
   -Ты снова убит человек, ты сильнее и быстрее меня, вопрос, почему ты проигрываешь?
   -Я не умею пользоваться этим оружием, я никогда раньше не дрался на палках с такими дурацкими условиями победы как у нас сейчас.
   -Эй, Крис, - обратился ко мне Урук, - ты считаешь условия победы тычком дурацкими?
   -Ну, в принципе да.
   -Тебе следует знать, что бой на палках это начало обучения, и так учат всех новичков, не только у нас на Архайте, так учат молодых бойцов и в элийской империи и в империи воранг и во многих других землях. Бою на палках, и основам воинской дисциплины научила нас горная ведьма, также как и многому другому. Бой на палках развивает реакцию, чувство расстояния до вражеского бойца, а также чувство противника, учит обращаться с оружием, защищаться и нападать. Тот, кто владеет этими базовыми навыками, сможет достойно держать в руках любое оружие ближнего боя, не только палку, но и меч, топор, копьё или молот. Это понятно?
   -А ты будешь учить нас владеть мечом?
   -Конечно.
   -Но ведь на Архайте не бывает мечей.
   -Безусловно, но что мешает тебе взять в руки тяжёлую палку, и представить себе, что это меч? Сражаться, держась за конец палки.
   -Но зачем нам учиться драться на мечах, если у нас нет мечей? - Задал неуместный вопрос Юнг.
   -Всё очень просто, у нас нет мечей, но мечи есть у людей из внешнего мира. Ты воин должен уметь владеть оружием, чтобы понимать его слабости. Если ты будешь уметь владеть мечом, ты сможешь сражаться против воина с мечом, потому что ты будешь понимать, что он может, а чего нет, где его сильные и слабые стороны. Меч очень распространённое оружие во внешнем мире, наверное, половина воинов людей внешнего мира, а то и больше, использует в бою это смертоносное оружие. К тому же, наш с вами общий друг собирается отправиться во внешний мир, и ему уж точно придётся подержать в руках это оружие, для него жизненно важно научиться пользоваться им хоть немного. Эй, Крис, возьми вон ту палку покороче, и представь что это меч, мы сейчас будем сражаться с тобой на мечах. Учти, клинок обоюдно острый, и отбить его атаку можно лишь другим клинком. Давай...
   Мы встали в стойку, и Урук попытался напасть на меня, но он был каким-то слишком неуклюжим, и атака была дилетантской. Я прекрасно понимал, куда и как он ударит в следующий момент, поэтому я легко отбил несколько его выпадов, и рубанул его сначала по руке, а потом и отбив очередной удар, ткнул его в грудь.
   -Блин, давай попробуем ещё раз, - разозлился Урук.
   Он снова пошёл в атаку, и история повторилась, я легко победил его, я умело обращался с палкой. Мы повторили наш поединок ещё несколько раз, и каждый раз я легко побеждал Урука, тот совсем не владел техникой боя на мечах, делал всё неправильно, не так и не туда двигался, не умел парировать удары, не знал элементарных вещей, я легко побеждал его.
   -Что за мистика? - Выругался орк. - Я в отличие от тебя упражняюсь так с палкой уже несколько лет, может не так часто, но ты-то вообще первый раз в жизни.
   -Не знаю, но, по-видимому, владение мечами у меня в крови.
   -Да, с тобой не поспоришь. Ладно, солдаты, вернёмся к поединку на палках, ваша задача научиться побеждать, держать дистанцию, следить за врагом и его оружием, предвидеть удары. Итак, разбейтесь по парам, и вперёд к победе.
   Мы снова встали в пары, я приготовился к бою, собрал в себе всю свою целеустремлённость, но, по-моему, такая собранность мне только мешала, и я опять пропустил несколько ударов копьём. Потом собрался, и один раз всё-таки заколол Юнга. Так мы и тренировались довольно долго, не знаю, многому ли я научился за это время, но драться на палках научился точно.
   -Довольно палок, следующий этап подготовки, стрельба из лука. Крис, иди сюда, ты хорошо стреляешь.
   Я подошёл, взял лук, навёл на мишень и выстрелил, мой выстрел был метким, с расстояния в тридцать шагов, прямо в центр мишени. Урук только недовольно повёл носом.
   -Хорошо, а теперь реальная боевая ситуация, расстояние не тридцать шагов, а максимально, скажем сто метров, иди в конец поляны.
   -Со ста метров в мишень не попасть...
   -Давай, давай...
   Я отошёл на край поляны, прицелился, учёл все мыслимые и немыслимые мелочи, и выстрелил, точно в центр мишени я не попал, но в саму мишень стрела всё-таки вонзилась. Я вернулся к Уруку, тот явно был чем-то недоволен.
   -Ладно, Крис, стреляешь ты хорошо, всё же ты охотник стрелок с детства, с этим не поспоришь, посмотрим как остальные. Юнг, ты следующий, иди и попади в цель.
   Молодой орк отбежал на край поляны, прицелился, и промахнулся, потом выстрелил ещё несколько раз, но стрела прошла мимо цели.
   -Да, остальные не блещут, и это плохо, что ж Крис, ты на сегодня можешь идти, приходи завтра, будем тренироваться бою на топорах, а также с мечом и щитом.
   -Хорошо, я тогда сегодня позже схожу на охоту.
   -Лучше потренируйся физически, форма быстро теряется, мы сейчас много готовимся бою, ты тренируешься мало.
   -Хорошо.
   Я отдал ему лук и стрелы, потому что они были не мои, и направился назад к ведьме. Я знал, я молодец, стреляю лучше всех, и с этим Урук не поспорит, попасть в цель со ста пятидесяти метров не каждый сможет, и пусть, что не в середину, главное попал. Но в стрельбе не так важно, в кого ты стреляешь, в человека или в волка, а вот бою с оружием, я сам бы не выучился.
   Я прошёл вверх по тропе, как обычно, миновал ручей и тут услышал впереди сопение, опять этот тролль, и опять охотится на путников, да сколько можно... Надо будет потом подумать, как отвадить тролля от тропы. Пришлось лезть на скалу, и по уже знакомому маршруту перебираться через позицию тролля.
   В этот раз, когда я подходил к дому, Гусля не пила чай, но она вышла меня встретить, вероятно, она что-то хотела сказать.
   -Ты победил Урука в бою на палках, когда вы имитировали меч, ты даже не представляешь, как это плохо.
   -Почему? Это ведь означает, что я блестяще владею мечом, у меня настоящий дар к этому.
   -Это не дар, тебя научил оберег людей из внешнего мира, помнишь, ты его активировал?
   -Да...
   -Так вот, это не твои способности победили Урука, а магия оберега, точнее, твои способности, которые ты получил от магии навсегда, но это тренировочный амулет, для новичков. И это значит, что подготовка орков не дотягивает до стандартов элийской империи, сильно не дотягивает. Тебя убьёт любой воин внешнего мира, даже в одиночку, даже если у тебя в руках будет хорошее оружие.
   -И что делать?
   -Тренироваться, ты должен стать лучше всех.
   -Я хорошо стреляю из лука.
   -Да, это правда, потому что мы охотники Архайта часто стреляем по трудным мишеням, по убегающим зверям, но одного лука мало, ты должен хорошо владеть всеми видами оружия, и главное мечом. А у тебя нет соперника, чтобы учиться.
   -Сегодня был первый день, я научу драться на мечах Урука, и он станет моим соперником.
   -Крис, я хочу тебе сказать, на всякий случай, лучше не говори оркам, как ты научился драться на мечах. Так ты заслужишь больше их уважения, это пригодится в дальнейшем, и я не хочу, чтобы они знали, какая у меня магия.
   -Хорошо... Но я думаю, Урук быстро научится фехтовать со мной.
   -Посмотрим... - С этими словами ведьма развернулась и ушла по своим делам, а я решил тренироваться.
  
   Было раннее утро, чудесная погода, светило солнышко после ночного дождя. На траве было много влаги, и от того она была предательски скользкая. Мы стояли с Уруком друг напротив друга, у меня в руках был тупой деревянный топор, у моего противника тоже. Он пошёл в атаку, размахнулся своим топором, и обрушил его на меня, я ушёл в сторону, он, продолжая движение, атаковал меня, я отбил атаку своим топором, потом движением, слегка задел руку Урука.
   -Продолжаем, в реальном бою моя рука была бы защищена доспехом, и ты не смог бы ранить меня. Слишком слабый удар.
   -А мне бы ты зачёл поражение.
   -Ты ученик, а я учитель и судья, мне можно.
   Он снова атаковал меня, но я изменил тактику, я неожиданно резко сильным ударом отбил деревянный топор Урука и двинул лезвием в его живот, да так, что тот аж упал, несмотря на то, что топор был игрушечный, деревянный. Я встал рядом, Урук от чего-то недовольный поднялся.
   -Всё... Не вижу смысла тренировать тебя как учитель.
   -Почему?
   -Если ученик регулярно побеждает учителя, то тот не имеет больше права считаться учителем. Теперь мы с тобой равные бойцы, и будем тренироваться дальше как равные.
   -То есть никто меня больше учить не будет?
   -Я заявляю, ты прошёл первый этап обучения, ты больше не молодняк, и это неожиданно быстро. Но последний этап у тебя впереди, у нас есть учитель, который намного сильнее меня, это Гнорх. Ты его знаешь, он великий воин, Гнорх самый опытный и опасный боец среди всех орков, он учит взрослых, будет учить и тебя. Пошли к нему прямо сейчас, пока я не передумал.
   -А ты можешь передумать?
   -Да, могу, но недолго, я твой бывший учитель. Я выпускаю тебя, а значит, признаю, что научил всему, что сам умею, это ответственность. Если ты ударишь в грязь лицом, это опозорит не только тебя, но и меня. Так что будь добр, не ударь в грязь лицом.
   Мы пошли в стойбище орков, быстро нашли хижину Гнорха, тот спал, но Урук беспардонно подошёл к нему и похлопал по плечу. Я даже подумал, не вмажет ли Гнорх за это Уруку, нечего будить спящего по пустякам.
   -Что? Что случилось?
   -Я решился, сегодня Крис победил меня в бою на топорах, очередной раз. Он сражается не лучше меня, но и не хуже, мы с ним равны, а значит, я не имею права больше учить его. Он закончил курс обучения молодого бойца, и скажу больше, он настоящий зверь в бою на мечах, я ни разу не смог победить его, он виртуоз, это пугает и радует меня.
   -Ох, Урук, это могло бы подождать и до вечера, я так сладко спал, а ты ко мне со своей ерундой.
   -Ты же знаешь устав, если учитель решил, что ученик равен ему, он должен сообщить об этом немедленно, не сомневаясь, не затягивая.
   -Урук, не надо это понимать так прямо, сразу, значит, не ждать неделю или месяц, ты мог бы подождать до вечера. И кстати, так ли ты хорошо сражаешься на мечах человек? Раз уж я проснулся, давай посмотрим. Возьми палку.
   Он кинул мне палку поменьше, а сам взял себе в руки палку, что была в полтора раза длиннее моей, что было не совсем честно, и мы пошли на площадь, там было больше места.
   Вокруг нас собралось довольно многу народу, орки любили поглазеть на различные бои, а уж если в бою участвовали мастера своего дела, то тем более. Мы встали друг напротив друга, я сосредоточился, Гнорх быстро пошёл в атаку, нанёс несколько ударов, я отбил их. Он двигался быстро, но я успевал, я отбил очередной удар, крутанул своей палкой в ложном замахе, и обманул его, продемонстрировал, что хочу сделать длинный выпад в живот, тот закрылся, а я наотмашь рубанул его по правой руке и довольно сильно, а не просто задел. Гнорх отступил в удивлении.
   -Ты отрубил мне руку с оружием, в бою это явная победа, не может быть! Ещё раунд! - Орк был так поражён моей победой, что мне самому стало неловко, и даже другие орки, смотревшие на наш поединок, были в шоке. Я победил самого Гнорха, лучшего бойца стойбища, в первом же тренировочном бою, я новобранец.
   Начался второй раунд, в этот раз Гнорх был осторожен, двигался очень быстро и не вёлся на мои обманки, часто отступал, если ему угрожала явная опасность, и почти не рисковал. Мы сходились уже несколько раз, удары сыпались с немыслимой скоростью, и не простые удары, а продуманные, хитрые, в расчёте подловить противника. Но ни я, ни он, пока ещё не победили, мы сражались на равных, и Гнорх удивлялся всё больше и больше. Я атаковал очередной раз, нанёс несколько ударов, и вдруг мой меч отлетел в сторону, и Гнорх всё-таки ткнул меня в грудь своим, и сильно.
   -Победа... Уф... Заставил же ты меня подрожать. Я уже несколько раз в этом втором бою думал, что опять проиграю. Но не пойму, откуда в тебе такое мастерство, я понимаю, ты мог побить Урука, но между мной и Уруком настоящая пропасть, я мастер. Мы сражались с тобой наравных, и если будет ещё один бой, я далеко не уверен, что смогу тебя победить. Я быстрее, я сильнее тебя, у меня длиннее руки, и даже та палка, которой я уколол тебя, она длиннее твоей, как и откуда такое мастерство?
   -Это секрет, но, увы, я хорошо умею сражаться лишь на мечах, и неплохо стреляю из лука, остальные виды оружия у меня не идут. И воин из меня пока что не очень...
   -У тебя не должно быть секретов от племени.
   -Это Гусля, её секрет, она сказала лучше не говорить.
   -Чужой секрет надо уважать, хорошо, не говори, мы сами потом у неё спросим, если она посчитает нужным, скажет нам, как ты научился так драться на мечах, может тоже нас научит. Только вот мечей на Архайте всё равно нет, надо тебе его раздобыть, как-нибудь... Если у тебя настоящий дар сражаться на мечах, ты должен использовать его.
   -Хорошо, итак я твой ученик?
   -Да, только воины орков тренируются ночью, раз в три дня, сегодня как раз такая ночь.
   -Но люди не видят ночью, я...
   -Ты должен суметь, для тебя не будет исключения, ты должен тренироваться ночью, как и все. Мы орки, тоже плохо видим ночью, хотя вы люди и считаете нас ночными жителями, но до зрения совы нам далеко. Мы тренируемся, учимся сражаться ночью, так сложнее, чем сложнее, тем больше силы, итак, сегодня ночью, приходи к воротам деревни в полночь, мы все соберёмся тут и пойдём тренироваться в ночь.
   -Я приду.
  
   Я бежал по ночному лесу, за мной гналась стая серых волков, у меня не было с собой даже ножа. Серые всегда охотятся стаей, и потому особо опасны, они слабы физически, и даже человек без ножа может справиться с одним серым волком. Но их много, целая стая, а моя задача не убить их, я должен оторваться и выжить, так тренируются воины орков, лучшие воины. Воин должен уметь всё, не только убивать, но и выживать, убегать, когда нет сил победить. Вот один волк забежал вперёд, обогнал меня и прыгнул в атаку, я ударил его плечом, и волчок покатился кубарем в соседние кусты. Я продолжил бег, волки начали уставать, они гнали меня уже долго, целый час, и всё никак не могли поймать, хотя бегали почти также быстро, как и я сам. Но я решил поступить иначе, где-то впереди я услышал сопение тролля, большая чёрная громадина охотилась в ночи. Я выбежал на поляну, и побежал к троллю, его резкий запах собьёт с моего следа волков, а приблизиться к нему те не осмелятся. Я подбежал к троллю, тот увидел меня, и опешил от подобной наглости. Я легко подпрыгнул, схватился за его правую лапу, использовал тролля как точку опоры и приземлился с другой стороны. Тролль пытался поймать меня, но он слишком неуклюж. Я быстро убежал от него и скрылся во тьме леса, нашёл здесь ручей, и пошёл вниз по течению. Где-то вдали я услышал разочарованный вой волков, они потеряли след. Я выполнил задание, оторвался от них без оружия, и, не убивая, не залезая на дерево или скалу.
   Теперь мне предстояло вернуться в лагерь тренировок, а сейчас ночь, и у меня нет даже ножа, при этом лагерь далеко. Надо двигаться тихо, так чтобы меня никто не смог услышать. Где-то впереди послышался подозрительный треск, я замер не дыша, это чёрный волк, он совсем рядом. Я не двигаюсь, дышу медленно, мелко и редко. Проходит минута, и волк уходит, он не заметил меня. Но так больше рисковать нельзя, мне рано или поздно придётся выйти из ручья, и тогда я начну пахнуть, а для ночных созданий, мой запах настоящая дорога к моему горлу. Я подошёл к дереву, обычное дерево, обычная листва, я срываю несколько листочков и начинаю натирать ими себя. Выдавливаю из них все соки, также, как меня учил Гнорх. Всё, теперь запаха нет, я пахну деревом, лесом, но хищники не охотятся на деревья. Я собираюсь с силами, и быстро и очень тихо бегу в ночи назад в тренировочный лагерь. Я бегу бесшумно, почти скольжу сквозь лес, такое движение завораживает. Но бежать мне предстоит ещё долго, около часа. Я слышу впереди и позади себя шорохи леса, это хищники выходят на охоту, но я часть леса, для них я почти бесшумная невидимка. Я опытный охотник, я умею жить в лесу так, чтобы на меня не охотились.
   И вот всё благополучно, передо мной стелла долины орков, я преодолеваю её, и всё, теперь я в безопасности, здесь нет ни волков, ни рысей, ни медведей, и уж тем более нет троллей. Спустя ещё пять минут я выхожу на большую поляну, здесь тренируются орки.
   -Ну, как убежал от волков? - Спрашивает меня Гнорх.
   -Раз здесь живой, значит убежал.
   -Долго ты.
   -Искал подходящего тролля, чтобы запутать следы.
   -Бери свой меч, мечник, против тебя пять бойцов, я, Урук и другие молодые орки. На тебе нет оружия, ты голый, если кто дотронется до тебя своим деревянным оружием, ты убит.
   -Мне можно бежать?
   -Нет, сражайся, только в пределах поляны.
   Я взял свой меч, палка в форме меча с тупыми лезвиями, я сам вырезал её из каменного дуба для тренировок, это не простая палка, с виду как настоящий меч, по форме, и такая же тяжёлая, или почти такая же тяжёлая. Это лучше, чем простая палка с сучками. Орки атакуют меня со всех сторон, я быстро двигаюсь, не даю себя окружить, и вначале убиваю самого слабого из них, потом ещё одного, стараюсь держать дистанцию от Урука и Гнорха. Наконец, остаётся всего два противника, Урук и Гнорх, они атакуют синхронно, отбивать их атаки тяжело, но я быстро двигаюсь, очень быстро, в маневренности моё спасение. Я бью Урука по руке, да так сильно, что он роняет свой деревянный топор, потом сразу бью его по шее, это значит, я условно убил его. Остаётся только Гнорх, у него в руках палка, он прекрасно умеет ей орудовать. Я атакую, делаю ложные выпады, тот отступает, я знаю, я сильнее его, я идеальный мечник, быстрый, подвижный. Мы кружимся, Гнорх отступает, с трудом избегая моего фатального удара, я продолжаю атаковать, я быстр, подвижен, это мой мир, а Гнорх, он просто очередная жертва, я верю в это, ему не победить, я в цейтноте своей жизни, я самый лучший воин на Земле. С этими мыслями на подсознательном уровне я продолжаю бой, и я ничего не боюсь. Вот молниеносная атака, ложный выпад, я отбиваю оружие Гнорха и бью очень быстро ему в грудь, отступаю, всё он условно убит.
   -Молодец, - хвалит меня Гнорх, - ты победил, ты победил нас всех, а нас здесь пятеро, ты победил один, последнее время ты сделал колоссальные успехи, и ты знаешь, твоё обучение закончено.
   -Как?
   -Так, всё просто. Мы не можем тебя больше ничему научить. Ты стал великим охотником и воином, стал очень быстро, и мы все гордимся тобой, потому что слава воина, это слава и его племени. Но я не могу тебя больше ничему научить, ты сражаешься лучше меня на самом главном оружии внешнего мира, на мечах. Теперь, мы поможем построить тебе лодку, и ты отправишься во внешний мир. Только не забывай поддерживать свои мышцы в форме, они нуждаются в нагрузках, а в остальном, всё, теперь ты воин. Лучший воин орков, возвращайся с победой. Теперь можешь идти, твоя подготовка закончена, приходи завтра в стойбище, будем решать, как строить твой корабль.
   -Не торопись Гнорх, ещё рано строить мне корабль.
   -Почему?
   -Ведьма говорила мне... Сначала я убью несколько чудовищ, троллей и драконов, сначала я раздобуду себе оружие из кости дракона, потом мы построим мне корабль, но это займёт ещё месяц, или больше.
   -Как скажешь Крис, твоё решение.
   -Ну, я пошёл спать.
   -Иди.
   Я взял свой доспех, одел его, заткнул себе за пояс обсидиановый кинжал, и пошёл по ночному Архайту назад к дому ведьмы, но я ничего не боялся теперь, потому что я настоящий ночной житель, я не боюсь ночи. Не боюсь хищников, потому что те не видят и не слышат меня, это мой мир, я лучший воин орков, а это чего-то да стоит.
   До долины ведьмы я добрался без приключений, прокрался в дом, закрыл дверь, и тут зажглась свечка, ведьма стояла в ночном халате, набросив на себя плащ.
   -Ну что?
   -Я стал воином орков, Гнорх сказал, что моё обучение закончено, и можно строить корабль, чтобы покинуть Архайт.
   -А что сказал ему ты?
   -Я сказал ему, что строить корабль пока рано, надо поубивать троллей и других чудищ, я должен стать сильнее не только телом, но и духом.
   -Ты правильно сказал ему, но есть ещё кой что.
   -Что?
   -Я много думала последнее время, как помочь тебе, и нашла несколько решений. Мы сделаем тебе бронзовый меч, копьё и топор, я знаю, как изготовить бронзу, с их помощью ты убьёшь и дракона и троллей, и во внешнем мире бронзовое оружие не так стрёмно смотрится как каменное. Но давай поговорим об этом завтра, а сейчас слишком поздно, или уже рано... И я хочу спать.
   -Хорошо, тогда до завтра.
  
   Глава 17: Жизнь в верхнем квартале.
   Уна проснулась, открыла глаза, посмотрела влево, рядом лежал Стик, сын губернатора, он ещё спал. Ей было мерзко припоминать подробности прошедшей ночи. Она развлекала его, как могла, и у неё особо не было выбора, ей хотелось убить его, но она знала, это ничего не изменит. Все люди элийской империи такие, и от того, что она убьёт одного крысёныша в мире мало что изменится. Она встала, быстро оделась, и вышла вон из покоев младшего сына губернатора. Ей хотелось есть, она прошла на кухню, здесь хлопотала Фалия, было раннее утро, но служанки уже готовили очередной пир для губернатора и его гостей.
   -Дай мне чего-нибудь.
   -Доброе утро, - укоризненно произнесла служанка.
   -Какое же оно доброе Фалия, ничего доброго в нём нет, прошла очередная ночь, очередной кошмар, я не знаю, что делать.
   -Убей его, - пошутила Фалия, - чтобы не мучаться, а потом сразу убей себя.
   -Да, это имеет смысл, только вряд ли от этого мир станет лучше.
   -Тем не менее, одним избалованным сынком губернатора станет меньше.
   -Да меньше, но кто тогда спасёт моих соплеменников?
   -Ты их тоже не сможешь спасти, ты собственность, а по законам элийской империи, предмет не может принадлежать предмету. Расслабься, и ни о чём не парься, просто развлекайся пока молода. Твоя жизнь легка, работать не надо, знай себе, ешь, пей, смейся, ходи в театр. Живи для себя.
   -Я и так развлекаюсь каждый день.
   -Так это же хорошо, я вот каждый день, стираю, убираю, готовлю, потом снова стираю, убираю, готовлю, и так по кругу. Каждый день и целый день, знаешь, сомнительное счастье в жизни.
   -Зато тебя никто не заставляет спать с мерзостью по ночам.
   -Да я бы поспала в своё удовольствие, а то, знаешь ли, со мной вот вообще никто не спит, знаешь, а давай поменяемся, я буду спать с хозяином и развлекаться, а ты работать.
   -Я бы поменялась, только как...
   -Да, старовата я... Хозяин не поймёт, - вздохнула Фалия. - А ты ешь, не отвлекайся, я сегодня хорошо сготовила, вот попробуй мяса птицы.
   -Неплохое, а ты не боишься, что на стол к губернатору не хватит, всё-таки я...
   -Если что, я прямо так и скажу, ты съела, но не переживай, тебе можно, ты у нас почти член семьи, вот родишь губернатору внука, тогда будешь вообще в шоколаде.
   -К счастью этот упырь пока не хочет детей, и придворный маг даёт мне раз в неделю соответствующие таблетки, так что я свободна.
   -А ты намекни Стику, мол, хочу ребёночка. Может он тебя послушает.
   -Я не хочу от него, и рада, что всё впустую. И даже очень рада, я дикарка, они не хотят детей от дикарки, я рада этому.
   -Смотри, молодость пролетит незаметно, а с возрастом всё сложнее и сложнее очаровать мужчину, уж я-то знаю, а без детей, ты на старости лет станешь служанкой и будешь мыть полы, стирать сраную одежду и готовить всякую дрянь. И снова, мыть стирать, готовить, мыть, стирать, готовить, и так каждый день.
   -Быстрее бы уж эта старость.
   -Поверь, молодость превыше всего, я вот стою на пороге старости, и скоро умру, и поверь, ничего хорошего в этом нет. Говорят даже, лучше быть молодой рабыней, чем старой госпожой.
   -Врут... Госпожой быть лучше.
   -Тогда стань госпожой, роди ему.
   -Не хочу я ему рожать, я скорее умру, чем рожу им отпрыска.
   -Родишь, никуда не денешься, родишь. Пройдёт годик другой, привыкнешь к нашей жизни, и будешь счастлива родить.
   -Я не буду, никогда.
   -Ты поела?
   -Да.
   -Иди, а то у меня дел по горло, погуляй в садик, там чудесная погода.
   -Пойду и погуляю.
   Уна вышла из душной кухни, и оказалась перед парадным входом в поместье губернатора, прошла вперёд, свернула налево, прошла ещё метров тридцать и оказалась в дальней части сада. Она любила бывать здесь, потому что здесь была скамейка на двоих, и вокруг только зелень, и не видно этого мерзкого дворца, который стал для неё тюрьмой, и даже почти не слышно звуки с улицы. Здесь хорошо, тишина и покой, и иногда даже летают бабочки. Уна села на свою любимую скамейку, и стала сидеть думать. А почему бы, не убить эту свинью Стика? Действительно, она же учит его стрелять из лука, имеет доступ к оружию, она может убить его, а потом проложить стрелами дорогу к свободе. Всё так легко в теории, но на практике, она успеет убить человек пять, да и то рабов, которые выбегут остановить её, а они этого не заслуживают, а потом... Потом подоспеют арбалетчики в мифриловых доспехах и их не убить стрелами из стали. Она знает. И они даже не убьют её, они выстрелят ей в ноги и в руки, возьмут в плен, и дальше её будут дико пытать, вызнавая, кто поручил ей убить сына самого губернатора Тринидата. Потому что никто не поверит ей, что она сама решила его убить, променяв роскошную жизнь на смерть. И даже если поверят, потому что она дикарка, всё равно будут пытать и убьют, потому что это Стик, сын самого губернатора Тринидата. И в принципе, сейчас уже становится понятно, что её песенка спета, и ей не вырваться отсюда никогда. Потому что пока на её руке мифриловый браслет её найдут где угодно, даже если она убежит, и очень быстро. Но пока что она терпела, потому что покончить жизнь самоубийством она всегда успеет. И если уж умирать, то захватить с собой не только Стика, но и губернатора Тринидата и ещё пару мерзких рож, местных чиновников. Потому что вся эта похотливая мерзость заслуживает смерти.
   Но погода чудесная и слышно как порхает одна единственная бабочка, залетевшая сюда сквозь защитные заклинания магов. Она посмотрела на соседний цветок, он очень красив, такие цветы растут на Архайте, чем-то он похож на тот свадебный цветок, что они сорвали в долине ядовитых цветов с Крисом. Но как давно это было, целую вечность назад, тогда она была свободна, счастлива, и даже не осознавала своё счастье, а сейчас осталась только память. И та страшная картина той ночью, когда воин работорговец разбивает голову её любимому стальной дубиной.
   Она взяла и сорвала листочек, подержала его в руках, потрогала, хотя слугам в саду категорически запрещается такое делать, и за это даже могут всыпать разок плетью. Хотя, это касается Фалии и другой прислуги, а ей можно, потому что Уна почти член семьи, ей даже регулярно дарят дорогие подарки, то платье, то украшение. И господа считают, что так балуют её, хотя на самом деле, они покупают эти украшения для себя, потому что если её решат продать, то все её вещи останутся у губернатора. А она должна в этих вещах хорошо выглядеть не для себя, а для других, для того же Стика. Но глупые слуги, живущие в доме, всё равно завидуют ей чёрной завистью, потому что у неё всё это есть, и она может одеть на себя такую красоту, а они нет. Она положила листочек на лавочку, как будто он сам туда упал под порывом ветра, а такое вполне возможно, и потрогала цветок, он такой красивый. Впрочем, нет, свадебные цветы Архайта красивее, именно потому, что они свадебные.
   -Уна, - раздалось издалека, - куда ты запропастилась? Уна, иди сюда быстро.
   Она знала этот голос, это орёт Стик, что-то ему опять понадобилось, она нехотя поднялась и пошла к своему хозяину. Тот стоял у входа во дворец и злобно вращал глазами.
   -Где ты вечно пропадаешь? Почему тебя всегда нет под рукой? Тупая дикарка.
   -Я была в саду, просто сидела, сейчас утро, а вы спали мой господин, я думала, вы ещё долго будете спать.
   -Иди, одевайся, быстро, надень красное платье, мы идем в гости, у моего друга день рождения, он пригласил меня придти пораньше, мы постреляем из лука, и его лучшая певица споёт нам романс. Давай, одевайся, бегом я сказал!
   -Иду...
   Уна быстро пошла в свою комнату, в ту же самую, куда её привели в первые несколько месяцев назад, маленькую опрятную комнатушку без окон, где она спала, когда не была нужна своему хозяину. Там же она хранила все свои вещи и подарки. Она быстро нашла красное платье, оно не нравилось ей, потому что слишком облегало фигуру. С одной стороны это мешало свободно двигаться, что нормально для женщины, но плохо для охотницы, с другой стороны, Уне было стыдно, что любой мужчина мог увидеть её фигуру, которую так плотно обтягивала ткань. Но её хозяин, по глупости, и по молодости гордился, когда Уна была выставлена напоказ, он словно хвалился её красотой и телом, перед своими многочисленными товарищами. Потому что рабыня это красивая вещь, и ей хвалятся точно также, как дорогим кинжалом или вечно ходящими золотыми часами, что продают люди со звёзд. Когда у Уны был выбор, она предпочитала одевать платья попроще, многие она заказала сама у местного портного, и даже подшивала сама, чтобы было удобнее. Но её хозяин Стик называл такие платья деревенскими и безвкусными, он любил, когда платье подчёркивает женские прелести Уны, а её платья их никогда не подчёркивали. Хотя была и другая сторона медали, потому что отец Стика наоборот считал, что скромность и чистота Уне очень к лицу, и только поэтому она могла довольно часто носить те платья, что нравились ей самой. Но не сейчас, когда её хозяин идёт к другу в гости. Сейчас ей придётся одеться как проститутка.
   Она быстро натянула на себя красное платье, привела себя в порядок, одела туфли с высоким каблуком. Уна предпочла бы тапочки, но она знала, что по этикету нужны туфли на каблуках, и если одеть тапочки, её всё равно заставят переобуться, да ещё и поругают. Макияж она обычно не наносила, и в принципе, всех мужчин это устраивало, хотя другие наложницы богатых персон часто тратили на него много времени, и считали Уну дурочкой. Но те хотели понравиться своим хозяевам, а Уна нет. И парадокс был в том, что Уна нравилась многим мужчинам, а хорошенькие дурочки нет. В основном это происходило из-за её хорошей фигуры, у Уны были мощные мышцы и на ногах и на теле, а похвастаться такими мышцами другие наложницы не могли. Тем более, что большинство наложниц выросли здесь, в домах Тринидата, начиная как служанки, и с годами став любимицами хозяев. И в этом они сильно обогнали Уну, потому что знали нормы этикета, а Уна нет. Большинство же жителей Тринидата очень сильно смотрели на то, как женщина знает этикет, и поэтому у Уны даже был учитель, который почти каждый день учил её, как вести себя в обществе, но дикарка не преуспела в этом. Да и не хотела преуспеть, и её всё равно любили и ценили и желали получить многие мужчины. А ей это совсем не нужно.
   Уна вышла к парадному входу во дворец, спустя минуту Стик также появился здесь, он тоже приоделся, надел кожаный жилет, сделанный по-военному, и взял с собой мифриловый кинжал с большим количеством узоров и украшений. Но этот кинжал не оружие, а всего лишь украшение, как серёжки у женщины, на самом деле сражаться на кинжалах Стик не умеет, хотя и пытался учиться. И особой разницы, между серебряным и мифриловым кинжалом для него нет. Но здесь в верхнем квартале ему ничто не угрожает, и всё равно от дверей его поместья, до поместья его друга, его будут провожать телохранители, хорошо подготовленные опытные воины, за спинами которых много боёв и побед, которые будут зорко смотреть за каждым подозрительным движением прохожих.
   -Идём за мной.
   -К кому мы идём в гости?
   -Мой друг, единственный сын старшего городского интенданта финансов, зовут его Томми. Когда его отец умрёт, он станет заправлять всеми финансами города, а это огромные средства, таких людей уважают. Здесь в городе много филиалов крупных корпораций и большой бизнес, который простирает свои руки далеко за пределы Тринидата, и потому речь идёт о больших деньгах. Тебе моя дикарочка, даже не осознать, сколь велики эти средства, потому что это масштаб империи.
   -Я понимаю, речь идёт о крупных сделках, о продаже целых кораблей, портовых районах, о налогах, которые платят многие тысячи жителей города. Я понимаю...
   -Томми важный человек, потому что он станет важным человеком, от него зависит то, сколь успешным губернатором я буду, не вздумай обидеть его, а то язык у тебя паршивый.
   -А если он как многие будет домогаться меня?
   -Если будет домогаться, говори мне, я сам решу, как исправить ситуацию, в любом случае, я не хочу с ним ссориться из-за такой пешки как ты. Он мой друг, и, как и у меня, у него большое будущее. Он единственный признанный сын своего отца, а это говорит о многом. Его отец стар, и сыновей у него больше не будет. Пройдёт всего лет десять и Томми станет большим человеком в этом городе.
   -Я всё понимаю.
   -Что ж, вот мы и пришли. Прогулка не была долгой, не правда ли?
   -Правда.
   Молодые люди остановились около золотых ворот, к ним подошёл швейцар и открыл дверь, они вошли внутрь, навстречу вышел молодой хозяин дома. Рядом с ним была какая-то разукрашенная брюнетка в белой одежде.
   -Добрый день Стик.
   -День то добрый Томми.
   Они пожали друг другу руки, и пошли по направлению к фонтану, Уна с женщиной Томми последовали за ними.
   -Ты давно живёшь в доме губернатора? Я тебя раньше здесь не видела.
   -А ты в доме интенданта?
   -Отвечать вопросом на вопрос невежливо, но я скажу тебе, я его первая наложница уже год.
   -А есть вторая и третья?
   -Третьей нет, но недавно появилась вторая, но она глупа, и её легко задвинуть. Сегодня она наказана, её на целый день посадили на замок в подвал, она разбила любимую вазу хозяина.
   -Да не повезло.
   -Да нет, как раз очень повезло, за такое могли и плетей всыпать, ваза то дорогая. А так, считай, отделается лёгким испугом, так ты давно у Стика?
   -Нет, несколько месяцев, но он мне порядком надоел.
   -Мой тоже. Ты откуда?
   -Я с Архайта.
   -Где это?
   -Это остров в океане.
   -Это территория элийской империи?
   -Нет, мы были свободным народом.
   -А понятно, варвары, любопытно... Я смотрю у тебя сильные мышцы, ты, наверное, была воином?
   -Почти, я была охотником, но все наши женщины очень сильны.
   -Тебе повезло, тут о тебе будут заботиться.
   -Я бы так не сказала, на Архайте я была счастлива, и у меня был муж, я его любила, а здесь я рабыня.
   -Здесь цивилизация, культура, здорово, я сама из дыры, и так рада, что смогла пробиться сюда.
   -А я вот не рада.
   -Ты шутишь? Ты первая наложница сына губернатора, лови удачу за хвост.
   -Сомнительная удача.
   -Девочки, идите сюда, у нас для вас есть развлечение. - Позвал Томми.
   Они подошли к ним, а тот приготовил столик.
   -Стик утверждает, что меня победит и женщина, это правда Уна?
   -Не знаю, смотря в чём.
   -Это называется бой на руках, видишь столик? Мы поставим на него руки, вот так, и твоя задача положить меня на бок, притом, что твоя рука в локте должна оставаться вот в этой ямке, и моя тоже. Если рука уедет из ямки, это поражение. Давай, я поставил на себя сто золотых, победи меня.
   -Уна, не подведи меня, - сказал Стик, - я верю, ты лучший атлет из нас.
   -Я попробую.
   -Если выиграешь, я тебе на эти сто золотых чего-нибудь куплю.
   -Купи мне раба. Он будет прислуживать мне, и помогать по дому.
   -Ещё одного раба? Быть может лучше украшение?
   -Мне нужен раб, я сама выберу, я хочу, чтобы это был раб из моей деревни.
   -Я подумаю, быть может, это будет раб, а может украшение, ты главное не проиграй.
   Уна поставила локоть в ямку, как и положено, ей очень хотелось выиграть, потому что это шанс спасти кого-то из её деревни. Она приготовилась, взяла за кисть руку соперника, и когда Стик громко крикнул "бой", что было силы, нажала на кисть соперника в бок. Физически Томми был не очень развит, но сопротивление оказал, и всё-таки Уна секунд за пять смогла его одолеть.
   -Да она у тебя просто тигрица, держи сто золотых, но смотри, как бы она тебе ночью в кровати шею не сломала.
   -Не волнуйся, она у меня спокойная, если я скажу. А ещё она, кстати, офигенно стреляет из лука, если хочешь, можем поспорить на сто золотых, что лучше тебя.
   -Нет уж, я верю, давай лучше выпьем по рюмке вина, у меня есть лучшее вино, сейчас слуга принесёт, эй, Кварти, принеси нам вина по рюмке, грамм по пятьдесят.
   Почти сразу из-за угла вышел слуга с подносом, у него на руках было четыре рюмки с вином, тот поставил поднос перед молодыми людьми, и остановился.
   -Чего встал как столб? Иди отсюда.
   -Да мой повелитель, - смиренно сказал слуга и ушёл.
   Уна взяла рюмку с красной жидкостью и понюхала, она знала это алкоголь, и ей не стоит напиваться, иначе она попьяни может и убить эту мерзость Стика. Или сболтнуть чего-то лишнего. Старые обиды возьмут верх, и тогда она за себя не отвечает. Но и не пить нельзя, всё же, как же тяжела судьба рабыни в Тринидате... Она выпила рюмку также, как пила компот, в голову почти сразу ударил слабый дурман.
   -Что ж... Теперь давай сыграем в карты. - Предложил Томми.
   -На что играть будем?
   -Я думаю на желания, но играть будем в дамский покер, там можно будет поставить желание на карту или не ставить.
   -А если всегда пасовать?
   -Всегда не получится, кто-то один будет постоянно блайндом, так что хоть одно желание, но придётся исполнить. Загадывает желание победитель, исполняют все проигравшие.
   -Только неприличное не загадывать. Максимум, что позволено, это поцелуй.
   -Поцелуй в губы я надеюсь?
   -Пусть будет в губы, так и быть, жалкий развратник. - Согласился с Томми Стик.
   -И ещё... Желание должно быть смешным, и возможно глупым, даже очень глупым, но не опасным для жизни, а также желание не должно предусматривать денежных расходов, то есть, например, твоя наложница, выиграв, не может потребовать, чтобы ей купили новое платье или дорогие украшения.
   -Согласен.
   -Уна, ты умеешь играть в дамский покер? - Поинтересовался Томми.
   -Нет, совсем нет, меня не учили...
   -Да так даже лучше, в игре будет интрига, смотри, вот это набор комбинаций карт, чем выше комбинация, тем больше шансов на победу, побеждает игрок со старшей комбинацией. Тебе на руки дают по две карты, потом открывают ещё две для всех, и ты решаешь, ставить желание или нет, потом открывают ещё три, и все вскрываются, победитель со старшей комбинацией загадывает желание, всё просто. Тот, кто пасовал, тот пас, и на него желания не распространяются.
   -Я ничего не поняла, - призналась Уна, - я раньше никогда не играла в карты.
   -Ничего, научишься, начинаем первую партию. Итак, раздаём карты, большой блайнд Уна. Уна, ты не можешь пасовать. Играй до конца, я ставлю своё желание, я тоже в игре, - решил Томми. - А остальные?
   -Нет, я пас.
   -И я, пожалуй, тоже пас.
   -Отлично, вскрываемся.
   Уна посмотрела на свои карты, там было два туза, она знала, это очень хорошие карты, хотя и не умела играть нормально, но пару раз общие правила игр в карты ей объясняли. Хотя тогда ей сказали, что она не должна играть в карты ни с кем, только если ей прикажет хозяин.
   -Так, у меня две дамы и два вальта, две пары, а у Уны, жесть, три туза, я проиграл. Уна, вы загадываете желание.
   -Учти Уна, оно должно быть глупым, и не должно нести материальные затраты, - сказал Стик, - так что не загадывай, чтобы тебе выкупили твоего соплеменника. Ты должна пошутить...
   -Я не знаю, ну пусть будет так. Ты должен выпить рюмку вина.
   -Ох, какая подлая рассчитанная вдаль стратегия, - улыбнулся Томми, - сейчас она меня споит, я потеряю разум, и проиграюсь в конец.
   -Да, так и будет, - улыбнулся Стик, - но я думаю, желание адекватное, так что пей.
   -Сейчас, эй, Кварти, вина сюда, и тащи всю бутылку, следующий блайнд у Стика, сейчас я его напою.
   Они играли так полдня, причём и Томми, и его наложница, да и сам Стик явно получали от игры большое удовольствие, они играли, загадывали глупые желания, чаще даже не столько глупые, сколько пошлые. Смеялись сами над своей глупостью, и снова играли или пили. Но на определённом этапе, выпив около двух бутылок вина, ввели новое правило, больше не пить до вечера. Уне играть совсем не нравилось, но ей приходилось смеяться вместе со всеми и выдумывать глупости, в качестве наказания проигравшему. И да, её жизнь здесь не была тяжёлой, она не работала, но ей совсем не нравилось это терпеть. Развлечения высшего общества Тринидата были далеки от её интересов.
   Ближе к вечеру стали приходить гости, Уна уже немного пьяная отошла в сторону, и сидела в беседке с цветами. Стик куда-то потерялся, вместе со своим другом Томми. Уна же просто сидела, и ждала, пока сегодняшний вечер кончится. Ей было грустно, потому что она знала, Стик забудет про своё обещание выкупить для неё раба из её племени, для него это мелочь, а для неё совсем не мелочь. Неожиданно к ней подсел юноша лет пятнадцати, на нём был нелепый голубой фрак и чистая белая рубашка.
   -Здрасти, а вы кто?
   -Меня зовут Уна, а что вам надо?
   -Вы так интересно сидите здесь, грустите, одна, я думаю, что такая красивая девушка здесь делает одна? Дай, думаю, познакомлюсь, хотите, принесу вам вина, чтобы скучно не было.
   -Я не люблю пить, лучше оставьте меня в покое, я собственность губернатора Тринидата.
   -Да ладно, ваш хозяин Стик уже мертвецки пьян, он начал квасить ещё в обед, посмотрите сами, неужели вам не хочется отомстить ему, изменить, например?
   -Оставьте меня в покое, вы мне противны.
   -Ну, как знаешь, недотрога, но я бы на твоём месте за всё бы ему отомстил, предавшись порыву страсти с незнакомцем.
   -Почему вы здесь все такие?
   -Какие?
   -Мерзкие и подлые.
   Уна встала и пошла к гостям, чтобы незнакомец от неё отвязался, и тот, увидев, что она идёт к толпе, решил отстать от неё. Уна подошла к фонтану, посмотрела в воду на своё отражение, и заплакала. Здесь в этом мире, где всем вроде бы было хорошо и весело, в этом мире богатых людей и их любимых игрушек, прислуги, ей было очень плохо, потому что она не умела так вести себя, как от неё требовали. Она не хотела всю жизнь быть игрушкой, куклой и развлекаться, развлекать других, ей не хотелось быть с ними. И она понимала, что эти люди сильные мира сего, и их охраняет целая армия стражи, а значит, никто не придёт сюда, и не спасёт её.
  
   Глава 18: Бронза.
   Я проснулся рано, я давно уже привык вставать на рассвете, с первыми лучами Солнца, потому что я настоящий охотник, а такие не должны спать долго. Время терять нельзя. Я поднялся, убрал кровать и одел свой доспех, вышел на улицу, Гусли ещё не было, она спала, что ж... Я посмотрел на горы. Было раннее утро, их скрывала чудесная дымка тумана, там внизу и вдали было столько зелени, свежести, столько жизни. Вдали был океан, Солнце блестело на его воде, отражалось, и создавало радужные разводы. Этот океан, преграда на моём пути, и её надо преодолеть.
   И я побежал, в полном доспехе, чтобы не расслабляться, чтобы быть готовым, я успел сделать кругов десять, прежде чем проснулась ведьма. Она вышла на веранду, и стала заваривать чай, я знал, надо составить ей компанию. Я подбежал к ней, и она ритуально предложила мне:
   -Хочешь чаю?
   -Хочу, - предсказуемо ответил я.
   -Присаживайся.
   Я сел, налил себе чаю, положил в него варенья из диких ягод, и стал пить, я знал, Гусля сама начнёт разговор, если ей нужно, а я подожду. Если ей нечего сказать, то я сам позже найду, что у неё спросить.
   -У нас остро стоит вопрос оружия, - начала она. - Обсидиановые клинки не годятся, чтобы отправиться во внешний мир, засмеют, а самое главное, в тебе сразу увидят примитивного варвара, а это хуже всего. Потому что примитивный варвар это мишень, которую можно ограбить безнаказанно. Обсидианом также будет практически невозможно убить чёрных троллей и драконов, они легко ломаются, а у этих тварей мощная шкура. А убить этих тварей придётся, чтобы добыть тебе трофеи на продажу, а также, чтобы сделать тебя сильнее, потому что их сила души велика, и ты должен получить её. И, тем не менее, я нашла решение проблемы.
   -Ты украла способ изготовления стального оружия?
   -Нет, я украла другой способ изготовления металлического оружия, потому что его не держат в секрете и не ценят. Есть такой материал, называется бронза. Этот металл не столь прочен как сталь, и всё же это металл, а не камень, если изготовить из него короткий меч с широким лезвием, длиной меньше метра, то таким мечом вполне можно сражаться против стального оружия, если приложить немного умения. Я знаю многие отставшие варварские государства, там входу такое оружие. А ещё в древности на планете были целые великие империи, которые оснащали свои армии бронзовым оружием. Ту эпоху называли античность, или по иному бронзовый век, но это было очень давно. Также из бронзы можно изготовить топор, наконечники для стрел и копий. Бронза плохой материал, сравнивая со сталью, или тем более с мифрилом, но он значительно лучше и надёжнее обсидиана. А главное, бронза долговечнее, и не ломается от первого удара. Она обладает некоторой вязкостью, и поэтому при сильном ударе, в отличие от обсидиана не крошится и не так сильно трескается, она намного прочнее и надёжнее камня. Также, бронзой при некоторой доле везения можно проткнуть стальной доспех или кольчугу. Причём, я бы сказала, что даже без везения можно проткнуть, сильный удар бронзовым оружием, стальной доспех не выдержит также, особенно, если это будет удар в слабое место.
   -А что касается шлема и брони? Я думаю, можно будет изготовить из бронзы доспехи, аналогичные тем, которыми были защищены воины внешнего мира.
   -Нет, на доспех бронза не сгодится, даже на шлем, потому что доспех из бронзы может спасти лишь от бронзового или каменного оружия, да и то не всегда. Стальной клинок легко пробьёт бронзу. При этом бронза тяжелее стали, а из-за малой прочности, пластины её доспехов надо делать толще. Одевать на себя тяжёлый доспех, который всё равно не спасёт от прямого удара, смысла не вижу, потому что в таком доспехе ты будешь медлителен и неповоротлив, он стеснит твои движения, да и изготовить такой доспех сложнее, чем просто оружие. Я предполагаю, что в бою ты будешь сражаться, не позволяя врагу ударить себя, за счёт мастерства. А чтобы отбить атаку вражеского клинка, лучше изготовить мощные щитки на руках. Я думаю, бронзовое оружие не принесёт тебе гарантированной победы в бою, но ты хотя бы сможешь пробить доспех противника, если только он будет не мифриловым.
   -А как пробить мифриловый доспех?
   -Никак, мифриловые доспехи делают люди со звёзд, специально для того, чтобы их нельзя было пробить, люди со звёзд опережают элийцев и ворангов технологически ещё больше, чем элийская империя опережает вас детей Архайта. Поэтому даже стальное оружие не может пробить мифриловый доспех. Мифриловые доспехи намного легче стальных, и обладают необычайной прочностью. На самом деле, убить в бою воина в мифриловом доспехе нашим оружием невозможно, в том то и вся прелесть мифрила. Хотя, безусловно, если задавить воина мясом, если на одного вражеского бойца будет сто твоих, и воин врага будет слаб и неловок, то можно вырвать у него из рук оружие, и убить его, его же клинком. Или можно сжечь противника закованного в доспех на костре, доспех имеет теплопроводность, можно также утопить воина в воде, не дав ему дышать, можно и заляпать грязью дыхательные отверстия, и враг задохнётся. Но стальным оружием, в бою не пробить мифрил. Прочность мифрила в десятки и сотни раз выше прочности стали.
   -А как же щели для глаз?
   -Щели для глаз, наивный... Военные доспехи из мифрила, которые воранги одевают на войну, почти герметичны, за исключением мельчайших, специально защищённых отверстий для дыхания. Глаза и лицо воина защищены прозрачным металлом, это не стекло, это такой же мифрил, не менее прочный, только прозрачный, поэтому воин может видеть врага, но враг не сможет поразить его стрелой. Всё это делает воинов облачённых в мифрил почти неуязвимыми в бою для обычного оружия. И именно этот факт заставляет все ведущие мировые державы сотрудничать с людьми со звёзд. Но война между державами не допускается, потому что у всех есть сокровенный запас мифрилового оружия на чёрный день. Этот запас оружия копится долгие годы. А покупать его для нападения очень дорого, и никакие военные трофеи не окупят ворангам захват элийских земель, в случае если с обеих сторон будут задействованы воины вооружённые мифрилом. Хотя конечно, иногда дипломатия терпит неудачу, и войны всё-таки начинаются, но такое случается не часто. И да, войны на планете с массовым использованием оружия из мифрила бывали в прошлом, и это выходило в копеечку воюющим державам, а потом люди со звёзд зашибали баснословные прибыли, продавая империям увеличенные партии оружия. Только такие войны бывают не часто, они никому невыгодны, впрочем, общество развитых держав устроено так, что им невыгодны большие войны в принципе, их прибыли падают, уровень жизни, и доходы знати снижаются, это невыгодно никому. Выгоден лишь захват тех, кто не может дать сдачи, например, варваров, у которых нет даже стального оружия, таких как вы. Кстати тех, у кого есть хотя бы стальное оружие, а такие варварские кланы бывают, работорговцы уже стараются не трогать. Потому что никому не хочется умирать в бою за деньги, когда существуют пути заработать их более безопасно. На самом деле люди внешнего мира трусливы, они смело нападают, когда чувствуют свою безнаказанность, они бесстрашно посылают на смерть других, но стоит на горизонте появиться серьёзной угрозе их собственной жизни, и они трусливо пасуют. У них нет чести, нет совести, и это их слабость, используй её разумно.
   -Тогда, ворангам следовало бы изолировать космопорт, так чтобы люди со звёзд продавали мифриловое оружие только им. В этом случае, они накопили бы много оружия, и смогли бы поставить на колени всю планету.
   -Воранги без сомнения думают об этом, но это только мечты. Люди со звёзд не дураки, и им не нужно, чтобы кто-то доминировал на этой планете, торговался с ними от лица всех, как монополист, те же воранги. Поэтому пришельцы тщательно следят за тем, чтобы у них могли купить оружие все, кто может и хочет заплатить, по крайней мере, купить оружие могут все ведущие державы. Безусловно, воранги получают больше оружия, чем другие, обкладывают иностранных купцов пошлинами, я рассказывала тебе, но ограниченный источник мифрилового оружия имеют все ведущие державы, и элийцы не исключение. Поэтому все великие империи имеют гвардию, оснащённую лучшим оружием, и тебе их не победить. А заполучить себе боевой мифрильный доспех сложно и очень дорого. Так что пойти, и мечом освободить любимую из плена Тринидата это не вариант, ты не сможешь, сколь бы ты не был хорошо подготовлен, сколь бы не был хорош клинок в твоих руках, тебя быстро остановят. Из мифрилового арбалета слишком просто подстрелить одинокого бойца. Но вернёмся к меди, или вернее к бронзе, мы сможем изготовить её и это сейчас главное.
   -Постой... А как воюют люди со звёзд? У них есть мифриловые доспехи, или их оружие лучше?
   -Мифриловые доспехи, ха-ха... Как наивно, мальчик... Люди со звёзд воюют огнём с летающих машин. У них есть огонь, который может уничтожить врага за километры от тебя, и никакой мифриловый доспех не спасёт, не спасут и стены крепостей. Как-то давно, воранги совершили глупость, они поспорили на переговорах с людьми со звёзд, им не понравилась цена, и они решили надавить силой. Воранги часто так поступают, ведя переговоры со слабыми, именно потому, что у них совсем нет чести. Они подлостью взяли в плен мирного торговца людей со звёзд и потребовали выкуп... Они взялись за оружие и приставили к шее торговца клинок. И вот в тот момент, торговец взбесился, из-под его плаща появился огонь, и он убил на расстоянии всех воинов ворангов в один миг, потом торговец вернулся к себе на корабль и улетел. Прошла минута, корабль торговца развернулся, и сделал один заход над городом, из него полился огонь, и корабль за секунды сжёг пол города, деревянные дома превратились в пепел, а каменные в горы щебня, и там где прошёл корабль человека со звёзд, никто не выжил. И никакая магия не смогла спасти людей от этой атаки. Тысячи погибли в один миг, десятки тысяч... И всё из-за глупости одного воранга, который решил, что может угрожать людям со звёзд.
   -И что было потом?
   -Воранги осознали мощь людей со звёзд и склонили голову, и никогда более не смели им угрожать. И люди со звёзд продолжили торговлю с ними, как будто ничего не произошло.
   -А зачем людям со звёзд торговать с нами? Почему бы, им не пригрозить всем своим оружием? Чтобы все снабжали их ураном и рабами под страхом смерти?
   -Не знаю, но думаю, что, торгуя с нами мифрилом, они поддерживают мир между державами, и так развивают нашу экономику, делают нас богаче. А пышных овец прибыльнее стричь. Они поддерживают нашу цивилизацию, развивают искусства и ремёсла, предотвращая войны и революции, удерживая власть в руках знати. И в итоге, численность населения растёт, больше рабочих, которые лучше делают своё дело, общество богатеет во много раз, и мы можем предоставить людям со звёзд больше товара. Больше урана и больше рабов по более высокой для нас цене. Если бы планету раздирала анархия, если бы правители держались за свою власть, с опаской поглядывая на народ, если бы народ мог их свергнуть, если бы брат шёл на брата войной, если бы воевали друг с другом державы. Если бы крупные державы, такие как элийская империя, распались на мелкие земли, которые враждовали бы друг с другом. То война разорила бы наш мир и очень быстро, потому что я видела, сколь разорительны войны, которые сдерживаются дорогим, но неуязвимым оружием. А так, войны нет, на всех землях поддерживается закон, люди богатеют, экономика процветает, больше рабочих, меньше воинов. И, в конечном счёте, мы можем дать людям со звёзд гораздо больше товара, чем те могли бы получить с планеты подверженной анархии. Я не думаю, что для людей со звёзд так уж сложно и накладно продавать нам это оружие, им куда выгоднее получить с нас больше урана. Он почему-то ценен для них, не пойму только почему... Может, потому что он ядовит и убивает своим излучением?
   -Я понял, тогда выходит, люди со звёзд это благо для нашего мира?
   -Они не благо, люди со звёзд всё делают в своих корыстных интересах, и если бы им было выгодно опустить нашу планету в хаос крови и анархии, они бы сделали это. Потому что люди со звёзд жестоки, и относятся к нам как к животным, и они считают нас животными. Хотя они ничем не отличаются от нас, если бы не их оружие. У них такая же голова, два глаза, рот, нос, две руки, и в их груди бьются такие же сердца, у них красная кровь, и они такие же люди, просто это люди с оружием. Они не благо, и они ничем не лучше нас, они такие же люди как мы, просто это люди с оружием. Но давай вернёмся к нашему с тобой оружию, потому что я не вижу смысла обсуждать людей со звёзд, ты не столкнёшься с ними никогда, и это к лучшему. Потому что наша с тобой цель всего лишь Тринидат, добраться туда, выкупить кого можно, и постараться вернуться, или на худой конец осесть там свободной общиной, и эта цель не столь далеко от нас.
   -Хорошо...
   -Заканчиваем пить чай, и пошли в мою комнату магии, я покажу тебе, как выглядит то, что ты должен добыть.
   Она поднялась, и я последовал за ней, мы поднялись на второй этаж, и вошли в её комнату магии, она выключила свет и активировала свой блин, я увидел изображение местности, но я не знал где это.
   -Это восточный склон нашего великого Архайтского вулкана. - Пояснила ведьма.
   -Понятно...
   -Ничего тебе пока не понятно, так вот слушай. Обычно, нужные нам минералы, железо и медь добывают из-под земли шахтёры, они роят глубокие норы, находят руду, выделяют из неё железо и медь, дальше плавят, и получают то, что им нужно. Пойти по этому пути мы с тобой не можем, потому что для этого нужна целая промышленность. Сделать это в одиночку, или даже с помощью орков, не имея никаких специальных знаний, мы здесь не сможем, или на это потребуется слишком много времени и сил. Возможно, много лет. И это один из основных тупиков, на который я напоролась, решая вопрос, где взять медь и железо для твоего оружия? Но нам очень повезло, оказывается, железо и медь встречается в виде небольших слитков здесь, на дальнем от нас восточном склоне вулкана Архайта. Эти металлы просто так валяются на поверхности, сразу в виде вот таких камней. Смотри, видишь какой он оранжевый? Это слиток железа.
   Я увидел на её магическом блине изображение немного странного оранжевого камешка. Потом она перевела изображение на другой камень похожего цвета, но иного оттенка.
   -А это небольшой слиток меди. Чтобы изготовить оружие для тебя, нужно набрать железа и меди, килограмм на тридцать сорок. Я думаю, сорока килограмм нам вполне хватит. В пропорции два к одному, на два килограмма меди, один килограмм железа. И мы получим сплав, который называется железная бронза. Ты отправишься туда и соберёшь для нас слитки железа и меди, как можно больше, но не менее сорока килограмм. Мне кажется это не слишком сложно, по крайней мере, орки нередко ходят к вулкану за обсидианом, и гибнут там не так уж часто. Ты вернёшься с металлом сюда, в мою долину, и дальше мы решим, что с ним делать. Я думаю, мы сможем расплавить этот металл на костре из каменного угля, и дальше зальём в формы, которые ты выдолбишь в камне, получится криво, но это лучше, чем обсидиан.
   -Хорошо, я отправлюсь туда прямо сейчас?
   -Возьми у Нивы три мощных мешка из шкур, будет обидно, если мешок с металлом порвётся по пути назад. И нагружай металл не всю добычу в один мешок, а потом ещё в два, а распредели груз на три части. А потом сходи в стойбище орков за Уруком, он не откажется помочь тебе в походе к вулкану. Я не думаю, что путь туда будет столь опасен, но около вулкана живут элементали магмы, обойти их не так просто, и за этим тебе пригодится Урук. Он ходил туда в прошлом за обсидианом и не раз, и умеет их обойти стороной.
   -Элементали магмы, что они из себя представляют?
   -Это большие каменные вулканические големы, они живут рядом с лавой, температура их тела очень высока, убить их каменным оружием нельзя, потому что они сами очень прочный камень. Они также очень сильны физически, и очень тяжелы. Размером элементаль с тебя, только толстый, а по силе он как взрослый чёрный тролль и весит несколько тонн. С ними лучше не встречаться. Двигается он довольно быстро, но налегке убежать от него можно. Если вы наберёте много металла, и по пути домой за вами увяжется элементаль магмы, просто бросай весь металл и беги, потому что с тяжёлым мешком за плечами тебе не убежать. А сражаться бесполезно. Тварь быстро отстанет от вас, они не любят удаляться далеко от своих зон обитания, потом лучше вернуться и подобрать груз, мешок с металлом элементалю будет не интересен. А теперь в путь.
   -Спасибо Гусля, я тебе век буду обязан.
   -Век... Всего век он будет мне обязан. Два века, а то и все три, иди уже.
   Я спустился вниз, решив не отвлекать Ниву, открыл дверь склада, и быстро подобрал себе три лучших, самых подходящих для миссии мешка рюкзака. Эти рюкзаки имели удобные ручки сзади, так что их можно было повесить себе за плечи, чтобы не мешались. Потом взял своё обсидиановое копьё, заткнул за пояс кинжал, набрал на всякий случай фляжку воды, взял три куска вяленого мяса, запас на два дня пути, и пошёл вниз, в стойбище орков, искать Урука. А тот, кстати, сейчас мог быть где угодно, например, на охоте, и тогда его поиски затянутся, и это совсем не хорошо. Но сейчас ещё утро, и если мне повезёт, то Урук спит у себя в хижине. Чтобы не упустить момент, я решил пробежаться, задал темп и побежал прямо вниз по тропе, это было несложно, бежать с горки легко и приятно. Утро, свежий воздух, вокруг роса, и я бегу, сказка, а не жизнь. Впереди показался лес, я вбежал в него, пробежал ещё несколько сотен метров, и вот она стелла мира орков, и я уже в долине орков, почти дома, потому что теперь племя орков мой второй дом. Я добежал до самого городка орков, и прямо в воротах столкнулся с Уруком, тот в полном облачении и с копьём шёл куда-то. Я затормозил перед ним.
   -Ты куда?
   -Я на охоту, а что ещё делать в такой чудесный день?
   -Сходить на восточный склон вулкана за медью и железом.
   -На восточный склон вулкана, а нельзя найти твои медь и железо где-то ещё?
   -Нет, ведьма сказала, надо идти туда, и мне нужна твоя помощь как проводника, вы же ходите за обсидианом.
   -Восточный склон говоришь... - Задумчиво повторил Урук. - Понимаешь, ведьма слукавила тебе, что для неё нормально... Она прекрасно знает, что мы ходим за обсидианом на ближний к нам западный склон вулкана, там куда спокойнее и безопаснее. А на восточном склоне живут вулканические големы, или их ещё называют элементали магмы, это жутко опасные существа. Их нельзя победить, правда, от них легко убежать, если налегке, но если такая тварь поймает тебя, то тебе конец, мало того, что эти бестии отличаются силой взрослых троллей, так они ещё очень горячие, они буквально сжигают всё живое своим прикосновением. Их лучше обойти стороной, и если можно найти твоё железо и медь в другом месте, то на восточный склон вулкана лучше не ходить.
   -Ведьма не послала бы меня на верную смерть, ты же знаешь, она сказала, что долго думала, и это всё что она смогла придумать.
   -Зачем тебе нужны железо и медь я догадываюсь в принципе. Наверное, ты хочешь изготовить какое-то оружие против троллей и людей из внешнего мира, и это оружие будет лучше обсидиана.
   -Да. Именно так, железо и медь позволят мне изготовить себе меч из бронзы, почти равный по качествам стальному, но главное, этот клинок сможет пробить стальной доспех людей из внешнего мира. А значит, я смогу отправиться во внешний мир во всеоружии. А также, с этим оружием, я смогу убить много опасных тварей здесь, прежде, чем отправляться туда, и стану сильнее, потому что этим оружием можно будет убить даже дракона.
   -Хорошо, я понимаю как это важно для тебя, я рискну сходить с тобой, и мы возьмём с собой также Варда и Гнорха, они хорошие бойцы, пойдём вчетвером, больше воинов брать опасно, крупный отряд привлекает к себе внимание. Только надо поговорить с Курултаем, чтобы он отпустил их с нами, потому что я пока не вождь и могу решить только за себя. Но у меня есть одно условие.
   -Какое?
   -Ты член племени орков, и я член племени орков, наш долг не просто жить на шее у племени, хотя племя обязано всегда придти на помощь своему сородичу. Наш долг приносить племени пользу, и это твой долг тоже, раз ты считаешь себя одним из нас, потому что мы обучаем тебя, снабжаем всем необходимым, оружием, едой...
   -Я понял, говори.
   -Для племени очень важно получить лучшее оружие, чем, то, что есть у нас сейчас. Это безопасность племени, возможность убивать чудовищ, троллей и других тварей, которых мы сейчас убить не можем. А также это оружие позволит нам отбивать атаки людей из внешнего мира, сейчас мы спасаемся от них бегством, но если бы у нас было твоё бронзовое оружие, мы могли бы дать им сдачи. Тем более, ты говоришь, что это оружие может пробить стальной доспех. Мы поможем тебе добыть это оружие, но после того, как мы вернёмся сюда с запасом меди и железа, и ты изготовишь оружие для себя, ты должен будешь изготовить оружие и для племени. Пусть немного, хотя бы несколько клинков, но в племени должно появиться такое оружие.
   -Твои требования справедливы. И я обещаю тебе, после того, как мы изготовим оружие для меня, я не знаю, сколько понадобится металла, но весь оставшийся металл я потрачу на то, чтобы изготовить оружие для племени орков.
   -Хорошо, пошли к Курултаю, это взаимовыгодная сделка, он не будет против. Тем более, племени нужны герои, а те, кто вернётся с восточного склона вулкана, станут героями. И я стану героем.
   Мы направились прямо к хижине Курултая, вошли без стука, но так уж у орков принято, если ты понадобился другому орку, даже если ты вождь, ты обязан поговорить с ним, не заставляя себя ждать. Курултай спал, пришлось его будить, тот просыпался неохотно, и сладко похрюкивал после сна, но, наконец, он пришёл в себя.
   -Что вам молодые герои?
   -Крис хочет отправиться на восточный склон великого вулкана, я хочу взять туда Варда и Гнорха, если те не будут против. Это дело ведьмы.
   -Это опасное занятие, я не могу отпустить туда на смерть своих лучших воинов, не зная, чего ради? Если это не дело жизни и смерти конечно.
   -Это будет великий подвиг, и велики дары его, мы идём за металлом, из которого можно изготовить оружие, почти равное оружию людей из внешнего мира. Гусля научит нас, как сделать бронзовое оружие, и племя станет сильнее, и наши воины даже смогут убивать троллей и драконов. И если снова придут люди из внешнего мира, мы сможем дать им сдачи. Племени нужно это оружие, мы должны помочь Крису. Мы наберём так много меди и железа, сколько сможем унести, вернёмся сюда, и изготовим оружие, которое сделает наше племя непобедимым.
   -Говоришь, это серьёзное оружие, и оно способно пробить латы людей из внешнего мира?
   -Да, оно сможет. - Подтвердил я. - Отпусти со мной Гнорха, Урука и Варда, мы вернёмся, и племя станет великим. А тем оружием, что мы изготовим, смогут пользоваться ваши внуки и правнуки.
   -В этом я не уверен, обсидиан тоже хороший камень, куда лучше, чем обычный, но он быстро ломается в бою, и оружие не служит долго.
   -Бронзовое оружие прослужит дольше обсидиана, оно не ломается, это металл. К тому же, если я не ошибаюсь, металл можно переплавить, сломанное оружие можно расплавить, и отлить из него клинок снова, и так можно чинить вещь сколько угодно раз. Поэтому такое оружие прослужит племени долго, куда дольше обсидиана.
   -Металл говоришь, надо подумать... - Курултай замер на секунду, размышляя. - Это опасное мероприятие, мои лучшие воины могут не вернуться оттуда, и от этого похода не зависит выживание племени, а значит, смертельный риск не оправдан, но оно покроет нас славой, и возможно даст нам оружие, которого раньше не было. Я решил так, вы можете спросить Варда и Гнорха отправиться с вами, и только их, и никого более, но они могут отказаться, и если они откажутся, никто не должен назвать их трусами и тогда вы отправитесь вдвоём. Никого более, вы подбивать на это опасное мероприятие не будете. Я не хочу терять воинов зря. Я уважаю Крис твоё желание спасти свой родное племя, но не ценой жизни орков.
   -Хорошо, мы спросим Гнорха.
   -Не волнуйся, Гнорх почти наверняка согласится. Он опытный и смелый воин.
   -Но Вард ведь не самый лучший воин деревни, зачем мы берём его?
   -Вард пойдёт не как воин, он лучший проводник деревни, часто ходит за обсидианом, хорошо ориентируется в местности вулкана, без него нам сложно будет миновать вулканических големов. Так что, ты иди к Гнорху, он спит в дальнем доме, у стены, вчера ночью была тренировка воинов, он устал, но думаю, часов пять он поспал, ему хватит, а я поищу Варда, надеюсь, он хотя бы в долине орков сейчас, встречаемся около ворот в стойбище. Скорее всего, Гнорх согласится на эту авантюру с тобой, он уже в летах, и считает, что в его жизни было мало настоящих приключений, он любит подвиги. А вот Вард может банально струсить, он не самый смелый боец стойбища. Хотя проводник чертовски хороший, и всегда чувствует самый безопасный путь.
   -Хорошо.
   Мы разминулись, и я пошёл искать хижину Гнорха, потому что имел самое примерное представление о том, где она находится. Я прошёл между хижинами орков, остановился у забора, и решил, что, скорее всего, нужная мне хижина справа, подошёл к ней, посмотрел в окно и увидел спящего Гнорха. Вздохнул поглубже, и вошёл в дом, столкнувшись, нос к носу, с его женой, злобной орчихой. А, о её характере ходят легенды, какая она злая и вредная, и непонятно, как и почему Гнорх её терпит.
   -Ты куда тонкокожий?
   -Мне нужно поговорить с Гнорхом.
   -Он спит.
   -Я вижу.
   -Заходи позже, ближе к обеду.
   -У меня важное дело.
   -Да какое у тебя бездельника может быть важное дело? Что тролли на стойбище напали, и вы дохляки не можете без моего...
   -Курултай сказал, - кротко бросил я, и прошёл мимо неё в дом. И это может быть невежливо по меркам людей, так входить в чужой дом, игнорируя хозяина или хозяйку, но у орков все дома часть стойбища, и кто хочет тот и входит, можно даже спать в чужом доме, всё общее. Только брать чужие вещи без спросу не стоит. Хотя, конечно, так поступают не часто, потому что хозяин дома будет недоволен, на то он и хозяин. И всё же Гнорх мой боевой товарищ и друг, и я имею право его разбудить, когда захочу, он должен выслушать меня.
   -Гнорх, просыпайся.
   -Что?! Где? Драконы напали?
   -Это я, Крис.
   -А человек... Что тебе меченосец без меча?
   -Мы с Уруком отправляемся на восточный склон великого вулкана.
   -А да? Я с вами, - сразу объявил Гнорх.
   -В общем-то, я даже не сомневался, пришёл за тобой, собирайся, бери лучшее оружие, доспех и запас еды и воды на два дня.
   -А Курултай нас отпустит? Кто ещё идёт? Зачем мы туда идём? Охотимся на вулканических големов?
   -Курултай сказал, что отпустит тебя и Варда, я пошёл к тебе, а Урук ушёл искать Варда.
   -Да, Вард может струсить, я лучше сам с ним поговорю, припугну малость.
   -Курултай сказал, если Вард откажется, никто не имеет право назвать его трусом. Так что пойдём втроем. Так вот, идём туда мы не на охоту, мне нужно добыть несколько слитков железа и меди, из них мы потом изготовим бронзовое оружие. Это оружие, почти как стальное, немного похуже, им можно пробить стальной доспех людей из внешнего мира, часть этого оружия возьму себе я, остальное отдам племени, и у вас появится такое оружие. Вы сможете ходить на троллей, и воевать с людьми из внешнего мира, если они опять приплывут сюда. Да и потом, с таким оружием, люди из внешнего мира не посмеют напасть на вас.
   -Да, я только за, но Варда всё равно надо припугнуть, идём.
   -Дорогой ты куда? Это опасно?
   -Я иду на войну жена, приготовь мне три куска вяленого мяса, аптечку, фляжку для воды, всё как положено. И не переживай, я вернусь живым или мёртвым и стану героем.
   С этими словами он лихо покинул свою избу, и я последовал за ним, мы направились к воротам в стойбище, где и договорились встретиться с Уруком. Пришли туда, но там ещё никого не было.
   -Ладно, ты стой тут, а я вернусь за своим снаряжением, жена должна уже его приготовить. Я сейчас.
   Гнорх снова ушёл к себе в хижину, а я остался стоять, но Урука не было, наконец, из-за угла появился Гнорх, у него в руках был тяжёлый молот, на нём был доспех из толстой кожи, за плечами мотался большой рюкзак.
   -Я решил взять рюкзак побольше, чтобы тащить твоё железо. - Сообщил он. - Пошли, что здесь стоять, я знаю, где Вард бывает по утрам, и раз Урук ещё не вернулся сюда, значит, они там спорят.
   -А где он?
   -Вард часто живёт в шалаше у озера, это раздражает орчих, что любят там купаться голыми, но Варду пофиг, он любит природу, видите ли. Я думаю, он трусит, потому что если кто придёт сюда в племя войной, то нападут на стойбище, а Вард будет в сторонке, и смотает удочки.
   -Вряд ли он трусит, люди из внешнего мира бывают здесь раз в пятьдесят лет, а больше никто на орков не посмеет напасть, скорее уж, ему действительно нравится природа.
   -Пойдём, поможем Уруку уговорить Варда стать героем всего племени.
   Мы вышли из стойбища и направились в лес к озеру. Гнорх шёл быстро и уверенно, я не отставал, вскоре я увидел и Варда, он стоял около озера и ожесточённо спорил с Уруком.
   -...нет, я не пойду, идти на восточный склон самоубийство, ты знаешь, сколько там големов? Да там вообще одни големы сидят, на западном то склоне и то опасно, а ты хочешь отправиться на восточный.
   -Ты нам нужен, ты умён и хитёр, с тобой мы пройдём, не потревожив ни одной твари, - увещевал Урук. - Ты же сам знаешь, ты столько раз ходил на западный склон и ничего, а это такой же склон, просто с востока. И да, там по слухам дедов много големов, ну и что? Да может это вообще сказки, и ни одного голема там нет, зато мы вернёмся, наврём, как все, с три короба, и всё равно станем героями племени до конца наших дней.
   -Какие сказки? Там големы и их много. И с восточного склона гораздо сложнее убежать, чем с западного, там магмы больше, и местность хуже. И вообще, с восточного склона сначала надо попасть на западный, а бежать от големов, через земли големов это занятие...
   -Враньё это всё, ну Вард, ну не будь трусом.
   -Значит так Вард, - начал подошедший к нему Гнорх, - Курултай сказал, ты должен нам помочь. Если ты откажешься, я сам лично тебя высеку, а потом мы растрезвоним на всю деревню какой ты трус, и ни одна орчиха не выйдет за тебя замуж вообще никогда. И потом, я ещё раз тебя побью. И мы снова растрезвоним какой ты трус, и я опять тебя побью.
   -Да иди ты! Не пойду и всё.
   -Идти туда без тебя, верная смерть, мне это прекрасно известно, учти, нам терять нечего, мы должны выполнить приказ великой горной ведьмы, сам знаешь. Если ты не пойдёшь с нами, я прямо сейчас и здесь сам тебя убью, - пригрозил Гнорх. - Так что решай, либо ты идёшь с нами, и мы возвращаемся в стойбище героями, нагруженные железной и медной рудой, становимся героями, и все орчихи твои, либо мы все умрём.
   -Ты меня не убьёшь.
   -Ну, давай трус проверим? - Гнорх грозно замахнулся на него своим молотом, я даже сам поверил бы в то, что Гнорх убьёт его, если бы совершено точно не знал, что это тупой развод. Но Вард, похоже, был простая душа.
   -Ладно, я пойду с вами, но только после того, как поговорю с Курултаем, и услышу из его уст о том, что я должен пойти, даже если против.
   -Нет, у нас нет времени, бери свои пожитки, ты сам знаешь что нужно, полная фляга воды и три куска мяса.
   -У меня нет здесь вяленого мяса, я не держу еду. Надо сходить в стойбище...
   -Не волнуйся, я взял для тебя запас, держи, - Гнорх протянул ему мясо, а сам наклонился у озера и зачерпнул в фляжку свежей воды.
   Вард отчаялся, тяжело вздохнул и тоже наполнил свою фляжку водой, потом быстро собрался. Несмотря на своё малодушие, он был воином орков, имел понятие о дисциплине, и собирался быстро. А также, если уж он отправился с нами в бой, то он не предаст, в спину не ударит, и с поля боя не сбежит, это мы все понимали. Да, он может трусить и не хотеть идти с нами, но если уж пошёл в поход, то товарищей своих он в беде не бросит, нам это хорошо известно, иначе бы мы не уламывали его так пойти с нами. И за это мы его уважаем, хотя он и трус. Спустя три минуты, мы уже шагали вверх по тропе, по направлению в горы. Поговорить с Курултаем Варду есно не дали, и в деревню орков мы больше не заходили.
   Вскоре мы покинули долину орков и направились вверх и на восток по тропе, прямо в горы, потому что вулкан растёт высоко в горах на востоке Архайта. Я знал, идти туда довольно далеко, где-то день. Дело даже не в том, что это так уж далеко, Архайт в принципе не так уж велик, просто придётся лезть по скалам и горам, туда ведь не протоптанная дорога с мостами ведёт. Но Вард хорошо ориентировался в местных камнях, и мы быстро и оптимально находили путь туда, куда нам надо.
  
   Глава 19: Вулкан Архайта.
   Однажды, уже высоко в горах, мы натолкнулись на целую семью троллей, их было штук восемь, во главе семьи стоял древний чёрный тролль ростом метров шесть, у него было несколько самок и дети. Совсем маленький троллёнок пока ещё был зелёным, остальные отливали синим. Вард сразу скомандовал нам.
   -Все в укрытие, тихо.
   Мы шмыгнули за ближайший крупный камень, пока тролли нас не заметили, и начали свой совет.
   -Их можно как-то обойти? - Спросил Гнорх.
   -Нет, точнее можно, но придётся идти по совсем другой дороге, а это день пути, и у нас не так уж много припасов.
   -Да ладно припасы... Воин орков может обходиться без воды неделю, а без еды месяц. То, что мы взяли с собой на два дня, это так, чтобы не мучаться от голода и жажды. А то, что у нас есть с собой, фляжка воды, этого хватит на пару недель не меньше, если экономить.
   -Всё не так просто Гнорх, я выбрал этот путь не просто так, он самый короткий и безопасный, и я предполагаю, что, идя по этой дороге, у нас меньше всего шансов столкнуться с големами или троллями. Так что, если мы пойдём по другому пути, то шанс дойти до цели, не встретив новую преграду, будет ещё меньше. И потом Урук, не забывай, что на земле вулкана много испарений серы и очень жарко, там надо пить чаще, чем в лесу. Мы не можем плутать там слишком долго.
   -Ты что предлагаешь? Убить этих милых созданий, что встали у нас на пути? Я бы конечно с удовольствием, но ты представляешь толщину шкуры вон той шести метровой дылды?
   -Гнорх, ты считаешь себя храбрецом?
   -Да, кто бы усомнился.
   Вард только улыбнулся.
   -Тогда нам придётся поступить так, как мы проводники нередко делаем в горах, в походах за обсидианом, тем более, мы сейчас налегке.
   -Что ты хочешь?
   -Мы пробежим мимо троллей, и очень быстро, эти гиганты медлительны и неповоротливы, имея некоторую ловкость это вполне можно сделать. Тем более, когда мы проходили курс молодого воина, мы делали это и не раз. Мы не можем идти по другому пути, придётся рискнуть.
   -Как всё просто, пробежать мимо троллей, - заворчал Гнорх.
   -Он прав, - сказал я, - нам придётся пробежать, тем более, я сам бегал мимо них и ни раз, а то, что их там восемь штук, что ж, так будет даже интереснее. Главное двигайтесь, не останавливайтесь, не давайте им зацепить себя своими лапами. Тролль, несмотря на свою огромную силу, двигается медленно и неповоротлив, мы не сможем победить или ранить его, но пробежать мимо реально.
   -Вард, главное, ты уверен, что в итоге они не загонят нас в тупиковое ущелье? Ведь они погонятся за нами. И нам придётся убегать, и...
   -Я уверен, я хорошо знаю эту землю, пока что хорошо знаю, мы пробежим, я побегу первым, вы побежите за мной. Мы оторвёмся от них быстро, главное, чтобы неуклюжий и неповоротливый Гнорх с его тяжёлым молотом, просунул свою жирную задницу между троллей, и не застрял по пути.
   -За меня не волнуйся крысёныш, я и не в такие щели пролазил, и не такую джигу танцевал.
   -Ну, тогда погнали... Все за мной!
   Вард выпрыгнул из-за камня, и быстро побежал навстречу к троллям, те увидели его и грозно зарычали, перестраиваясь для атаки. Мы с Уруком выпрыгнули вслед за Вардом и быстро побежали, Гнорх бежал за нами, ворча, последним. Вард поравнялся с одним из троллей и быстро запрыгал перед ним, тот полез к нему своей лапой, и конечно промахнулся, Вард преодолел его, и также ловко пролетел мимо оставшихся двух троллей у него на пути, оказавшись, таким образом, с другой стороны стана троллей. Но диспозиция изменилась, и тролли теперь стояли по-другому, я сдвинулся критически влево, быстро вскарабкался на высокий камень и перепрыгнул через тролля папу, тот погнался за мной, но я обогнал ещё одну троллиху, и эти неуклюжие создания столкнулись и упали, чем сильно облегчили Уруку преодоление препятствия. Зелёный тролль детёныш, хотел было напасть на Гнорха, и я подумал, что он наиболее опасен, потому что куда подвижнее своих взрослых родителей, но орк вмазал ему по башке своим каменным молотом, и я впервые в жизни увидел, как тролль заплакал. Заревел просто как ребёнок, от боли и обиды, и остальные тролли заревели ещё громче, их дитятю обидели, но мы уже пробежали мимо них. И очень быстро погнали вверх по тропе вслед за Вардом, а тот знал куда бежать. Тролли гнались за нами, но недолго, они слишком большие и неповоротливые, и не умеют лазить по камням, они быстро решили отстать, мы забрались на очередное плато, и остановились, поджидая немного отставшего Гнорха. Тот хоть и был славным воином, но из-за своего невысокого по орковским меркам роста, а также коренастой фигуры, не мог бегать достаточно быстро. Зато Вард сделал бы здесь нас всех, разве что я мог бы посоревноваться с ним, но я вообще отдельная история.
   -Вот видите мои дорогие товарищи, - наставительно произнёс Вард. - В походах к вулкану мало быть накачанным бизоном, тут очень важны ловкость, скорость, умение лазить и быстро верно находить путь. Здесь не всегда можно победить противника, часто его нельзя победить вовсе, можно только перехитрить или убежать. Так что Гнорх тут не лучший вояка.
   -Пусть так, куда пойдём дальше? Я так понимаю, это плато и есть то место, откуда начинается вулкан?
   -Да, и ещё, хочу сказать нашему новичку, который ни разу не ходил за обсидианом. Крис, здесь много источников воды, и очень жарко, тебе быстро захочется выпить всю воду из фляжки и дальше, пополнить её запас из местных родников. Так вот, делать этого категорически нельзя. Воду в фляжке экономь до последнего, пей редко и маленькими глотками. Пить ту воду, что ты можешь найти здесь у вулкана, нельзя категорически, она ядовита, вся. Того запаса воды, что у тебя сейчас с собой, тебе должно хватить на весь наш поход. В лучшем случае, та вода, которую ты найдёшь здесь, будет пахнуть и отдавать серой, и ты не сможешь её выпить, такой у неё мерзкий вкус. В худшем случае, та вода, на которую ты наткнёшься здесь, покажется тебе свежей и пригодной для питья, это хуже всего. Потому что в такой воде может содержаться вулканический яд, я не могу сказать тебе, что он из себя представляет, но если выпить такой воды, то ты орк или человек скоро умрёт, и его уже ничто не спасёт, поэтому пить здесь нельзя. Ты можешь увидеть, как многие животные, живущие здесь, например драконы, пьют эту воду, но у драконов врождённый иммунитет, им пить можно, а тебе нельзя, это понятно? Это очень важно, многие орки ходившие за обсидианом, израсходовав весь свой запас воды, что принесли с собой, из-за жары, пили чистую на первый взгляд воду из вулкана, и быстро умирали в ужасных мучениях. Запомни, здесь пить нельзя! Как бы не было тебе плохо, как бы не мучила жажда, не пей, пока не спустишься с гор.
   -Я понял.
   -Все орки знают это, но даже те, кто знал, что пить нельзя, потеряв свою флягу с водой, из-за сильной жажды пили из местных ручьёв и гейзеров и потом умирали. Береги свою флягу, она не должна лопнуть или протечь, нам далеко идти, куда дальше, чем когда мы обычно ходим за обсидианом. Я предполагаю, что мы поднимемся на западный склон вулкана, и потом обойдём вулкан, двигаясь по часовой стрелке, по кругу вокруг главного кратера. Этот путь займёт у нас всю ночь. Завтра к утру, мы будем на восточном склоне, и там ты сможешь собрать своё железо и медь. Ни в коем случае не шуми, наступай осторожно, мягко, старайся не ударять камнем о камень. Очень опасно ронять камни, или вызвать искусственный оползень. Вулканические элементали слепые, я не знаю, видят ли они вообще, возможно, что они видят очень плохо, а возможно, не видят ничего. Но они реагируют на вибрации, и к ним они очень чувствительны. Если увидишь элементаля магмы, и он не увидит тебя, стой не двигайся. Элементали очень плохо различают неподвижные предметы, то есть они вообще не видят их, по сути, к несчастью вблизи, они чувствуют удары нашего сердца и дыхание, и тогда есть лишь один способ спастись, бежать и быстро. Я думаю, элементали также не чувствуют запаха, именно поэтому они быстро отстают от своей жертвы, они оставят тебя в покое, сразу как перестанут ощущать вибрации твоего тела. Вулканические элементали не питаются людьми или орками, они не едят мясо, и у них даже нет рта. Основной их пищей является текущая здесь магма, они питаются её теплом, и когда им нужно, магма нарастает на их тело, и так они поглощают материю. Поэтому, на самом деле ты им не интересен. Единственная причина, почему они нападают, это защита территории и их врождённая ярость, не зли их, не попадайся им на глаза, не шуми, и они не тронут тебя.
   -А как же драконы? Я слышал у них здесь гнёзда.
   -Драконов не бойся, они гнездятся высоко на пиках гор и в самом кратере вулкана, когда тот спит, но здесь из-за гейзеров постоянно поднимается дымка, которая скрывает тех, кто на земле от взора тех, кто летит высоко. Драконы здесь у вулкана не спускаются к земле и не охотятся, потому что здесь редко бывают живые. Учуять тебя они уж точно не смогут, из-за постоянной вони, что исходит от вулкана и гейзеров, запах серы надёжно забивает любой другой запах, и это плохо и, по-своему, хорошо.
   -Я понял.
   -В общем, делай как мы, не тупи, и не подведи всю команду, если повезёт, мы за ночь доберёмся до восточного склона, а завтра днём выйдем с территории вулкана вовсе. И когда мы наберём твоего железа, выходить с грузом с вулкана будем именно днём, так безопаснее.
   -И ещё Крис, - обратился ко мне Урук, - если потеряешься, отстанешь от нас, не кричи, и не иди дальше один, возвращайся назад. Если ты не встретишь нас по пути назад, возвращайся в племя. Это лучше, чем, если ты пойдёшь один и погибнешь, мы повторим попытку, и сходим сюда ещё раз.
   -И не спи, не ложись спать, пока не спустишься с гор, - добавил Гнорх, - даже если то место, где ты ложишься спать, покажется тебе безопасным, этого лучше не делать, не рискуй. Особенно на территории вулкана спать категорически нельзя, здесь есть зоны, где особые испарения тянут тебя ко сну, побороть эту тягу и выйти из такой зоны можно. Но если уснуть на такой земле, то потом уже никогда не проснёшься. Если потеряешься, не спи, не отдыхай, иди в племя один.
   -А я могу потеряться?
   -Легко, такое бывало и не раз, когда на отряд неожиданно нападали големы, орки оказывались разделёнными и бежали от них в разные стороны. После этого члены отряда теряли из вида друг друга, и приходилось возвращаться в одиночку, но я надеюсь, такое не случиться. Потому что это будет крах нашей миссии, второй раз Курултай вряд ли отпустит с нами Варда, сам понимаешь. Да и, мы не знаем, какие камни надо собирать на восточном склоне, я лично, никогда не видел слиток меди или железа, да и Урук с Вардом не видели тоже.
   -Они оранжевые и тяжёлые, выглядят как камень, но их поверхности гладкие. Они отливают металлом.
   -Это мало о чём нам говорит, там будет полно оранжевых камней, лично я никогда не видел металл, пока ты мне не покажешь, какой камень нужен, я ничем не смогу тебе помочь.
   -Не важно, я думаю, мы дойдём туда вместе.
   -Конечно, дойдём.
   -Ну, вперёд. Впереди плато вулкана, постарайтесь вести себя тихо.
   И мы двинули, Вард пошёл вперёд, я вслед за ним, он поднялся на очередной уступ, и впереди показалось большое плато, здесь было множество невысоких камней и скал, местами текли языки лавы, и лежали какие-то странные камни. Вард как опытный проводник быстро и тихо пошёл вперёд, я постарался также тихо пойти вслед за ним. И это у нас получалось, так как наши сапоги были сделаны из специальной кожи, для бесшумной ходьбы по лесу. Мы быстро и незаметно крались по плато. Вскоре стало очень жарко, в воздухе запахло серой, это было неприятно, и у меня резало глаза. Постоянно хотелось кашлять, но я понимал, что не стоит, и терпел, пока приключений не было, и никакие вулканические големы нашему взору не появлялись. Остальные орки переносили этот вулканический воздух явно лучше меня, хотя возможно, они тоже просто терпели. Мы продолжали углубляться на территорию вулкана. Сама гора вулкана возвышалась впереди нас, но я знал, мы туда не пойдём и не полезем. Вскоре, мы стали заворачивать влево, как и предупреждал Вард, мы будем двигаться по часовой стрелке, пока что ничего не происходило. Мы шли так уже около часа, и я уже начал надеяться, что ни с какими угрозами мы не столкнёмся.
   Вдруг Вард остановился и замер, махнул мне рукой, я тоже остановился и замер, также поступили Урук с Гнорхом. Я в начале не понял, почему и зачем, и решил просто довериться Варду, но тут вдали послышались методичные удары, я понял, что это чьи-то тяжёлые шаги, то есть чьи понятно, магматического элементаля. Топот вначале шёл где-то сбоку, и мы неподвижно стояли, потом начал приближаться, мы продолжали стоять. Наконец, из-за камня появился он, вулканический голем. Внешне как человек, голова, две ноги и две руки, каменная статуя, только руки и ноги очень толстые. Сам камень отливает синевой, а брюхо раскалено докрасна. Голем подошёл к соседнему камню, остановился, потом сел, по-видимому, он так и не заметил нас, хотя был всего метрах в двадцати, мы продолжали стоять неподвижно. Видимо, действительно эти твари слепые и тупые, и если стоять неподвижно, то мы мало отличаемся от камней, что нас окружают. Но элементаль надёжно и надолго обосновался совсем близко от нас, и явно не собирался никуда уходить, а стоять так вечно здесь мы не могли. Ситуация стала неприятной, мы простояли уже минут пятнадцать, а голем, по-видимому, уснул под камнем.
   -Бежим, все за мной, - вдруг крикнул Вард. И быстро побежал вперёд, я этого не ожидал, и среагировал с запозданием лишь на секунду, меня толкнул в спину Урук, и мы все побежали. Голем заревел и начал просыпаться, но мы бежали быстро. Я услышал сзади тяжёлый топот, тварь проснулась и преследовала нас, но топот быстро отстал, мы пробежали ещё метров двести, и Вард резко остановился, и замер, я последовал его примеру, так мы и стояли минуту или две, пока Вард не изрёк:
   -Я не слышу его, думаю, он отстал от нас, и больше не преследует, других вулканических големов поблизости я не слышу. Мы можем идти дальше. Идём также тихо, не разговариваем без веских причин, внимания не привлекаем.
   -Хорошо, - сказал я.
   -Тсс... - Прижал палец к губам Урук. - Здесь лишнее слово враг жизни, молча, тихо, следуй за Вардом, делай как он.
   Мы снова двинули, шли не очень быстро, и внимательно смотря себе под ноги, чтобы не шуметь и не пинать случайно камни. Потому что если случайно пнуть камень, то он произведёт куда больше громких вибраций, чем наша поступь. Так продолжалось довольно долго, около двух часов, за это время мы основательно удалились влево от пика вулкана. Несколько раз я видел в небе пролетавшие над нами тени гигантских драконов, но те не обращали внимания на маленьких людей, шедших через каменистое поле вулкана. Пару раз мы по требованию Варда останавливались, и тогда я слышал вдали топот големов, шедших по своим делам, но те не замечали нас и не приближались к нам. Всё было спокойно, я только убедился в том, что у Варда очень тонкий слух, а у меня почти такой же. Идти было тяжело, в воздухе противно пахло серой, было жарко и хотелось пить. Я даже пожалел, что на меня одет толстый кожаный доспех, обязательная защита жителей Архайта, было бы куда лучше, если бы на мне была тонкая майка и шорты. Мне постоянно очень хотелось пить, но я видел, что другие не пьют, и не тратил воду тоже. Солнце давно зашло, и теперь мы двигались ночью, к счастью для нас на небе были все три полных Луны, которые освещали нам дорогу. Мир вокруг под их светом был странен, Луны висели в разных частях неба, и светили так, что у предметов не было теней, это очень необычно. Мы продолжали идти, всё было в порядке.
   Вдруг Вард неожиданно остановился, и знаком подал сигнал, что надо пошептаться, мы подошли к нему и встали в круг.
   -Если хотите, можете выпить немного воды, один глоток не больше. Значительная часть пути по западному склону вулкана позади, впереди восточный склон, уже совсем скоро, близко. Идите тихо, я не знаю, где именно можно найти твои железные камни Крис, но нам придётся поискать. Учтите, земли впереди куда опаснее, чем те, что остались позади, и самое главное, я их не знаю. Потому что я никогда в прошлом не ходил сюда, на восточный склон. Да и вообще, обычно мы не углубляемся в земли вулкана, мы заходим на плато с краю, собираем обсидиан и незаметно уходим. Мы никогда не ходим через вулкан так, как идём сейчас с вами.
   -Я не могу различать цвета ночью, мы не сможем найти нужные мне слитки руды сейчас, - пожаловался я.
   -Рассвет через два часа, я думаю, через три часа, ты сможешь увидеть всё. За это время, мы как раз доберёмся до самой середины восточного склона, оттуда и начнём поиски, но помните это опасно, надо быть очень осторожными. Сколько железа ты планируешь набрать Крис?
   -Ведьма сказала надо сорок килограмм в сумме, а ещё надо набрать для племени.
   -Хорошо, тогда наберём килограмм девяносто не больше, по двадцать килограмм на нос и Гнорх понесёт тридцать.
   -Но мы можем больше, - возмутился Гнорх.
   -Поверь мне, - вкрадчиво произнёс Вард, - не стоит.
   -Но почему?
   -Потому что с двадцатью килограммами за плечами, я смогу, если что, убежать от вулканического голема, а если у меня за плечами будет пятьдесят килограмм, то уже нет. Всё просто, если мы возьмём много металла, то груз придётся бросить, а идти назад далеко и опасно, гораздо дальше и опаснее, чем когда мы ходим за обсидианом. И вспомни, в наших походах за обсидианом нам не нужно заходить так глубоко на территорию вулкана, и всё равно груз часто приходится бросать. Если ты бросишь груз здесь, убегая от голема, скорее всего, мы не сможем за ним вернуться, и мы потеряем всё, я не хочу идти сюда второй раз. Лучше синица в рукаве, чем журавль в небе.
   -Ты конечно по-своему прав мать твою, - выругался Гнорх, - ладно, ты проводник, тебе решать, будем считать, что ты меня уговорил.
   -Идём дальше, и не рискуйте, не шумите.
   Мы двинули, шли долго и медленно, две Луны Архайта уже зашли за горизонт, и осталась одна, но она освещала слабо, надо мной было огромное звёздное небо. У меня не было особо много времени разглядывать его, но здесь у вулкана, на большой высоте небо было необычайно чистым, и звёзд на нём было много, и это было красиво. Потому что я никогда не видел столько звёзд на небе, чтобы они так ярко горели, освещая своим тусклым светом ночь. И я подумал, сколько же миров в космосе? Ведь Гусля рассказывала, что каждая звезда это другой мир, такой же, как наш, и их там бесчисленное количество, увижу ли я когда-нибудь эти диковинные миры, или проведу всю свою жизнь здесь на Архайте. А я очень хочу там побывать, в космосе, увидеть каждый из этих миров. Почему я не могу этого сделать? Почему жизнь так ограниченна и не интересна. Ведь мир так огромен и многообразен, мне очень хочется увидеть всё это, узнать, побывать там. И я могу поспорить, существует множество людей, которые также хотят побывать там, увидеть звёзды, но почему это доступно столь немногим? Могу ли я что-то изменить, в теории могу. Я могу построить здесь на Архайте настоящую цивилизацию, и быть может, мы сможем когда-нибудь увидеть звёзды. А если упросить Гуслю, чтобы она дала мне своих отваров, продляющих жизнь, то да это возможно. А почему нет? Почему мы не можем построить такие же корабли как у людей со звёзд, они ведь тоже когда-то начинали с нуля и смогли дотянуться до звёзд. Впрочем, что-то я размечтался, мне бы дожить до Тринидата.
   Наш отряд продолжал идти, я всё думал о своём, отвлекшись от окружающего мира, но ничего не происходило, вулканические големы словно забыли о нашем существовании. Мы продолжали идти вперёд и вперёд, медленно, тихо и упорно. Вскоре, в небе заструились первые лучи рассвета, и звёзды стали нехотя пропадать с небосвода. Я знаю, Гусля рассказывала мне, звёзды никуда не пропадают, они всё также светят там, в небе, просто лучи Солнца не дают мне их увидеть.
   Вард остановился, мы подошли к нему и встали в кружок, начали шептать.
   -Вот мы и пришли. Сейчас мы в самой середине зоны восточного склона вулкана, наш металловед может приступать к поискам. Рассвет тоже начался, стало светлее, я надеюсь, ты теперь можешь различать цвета?
   -Да я смогу.
   -Тогда смотри под ноги, а не на небо, а то всю дорогу, вместо того, чтобы искать металл, любовался звёздами. - Поругал меня, шедший за моей спиной Урук.
   -Так точно, - ответил я по уставу.
   -Тогда приступай.
   Я вышел из круга, и медленно обошёл по кругу ту каменную полянку, на которой мы находились, и нашёл три камня, как раз то, что надо, два куска меди и один железа, но кусочки были небольшими. Я подошёл к отдыхавшим оркам и показал им добычу.
   -Всё в порядке, мы нашли то, что надо, вот это железо, а это медь, ищите такие же. И помните, на два куска меди, один кусок железа, это важно.
   Орки внимательно осмотрели найденные мной слитки, запомнили их внешность, и после разбрелись в разные стороны в поисках металла. Я продолжил собирать металл, бродя по полянке. Потом отошёл дальше и дальше, и вскоре, довольно быстро, всего за полчаса поисков набрал себе килограмм двадцать, двадцать пять металла, как раз в пропорции один к двум, как и заказывала ведьма. Я вернулся на каменную полянку, сел и стал ждать, но ждать пришлось недолго, через пять минут появился Вард, несший свой груз слитков, вскоре появился и Урук.
   -Ну что набрали?
   -Да, вроде. Ждём Гнорха и можно идти.
   -Старый упрямец решил набрать больше всех, - проворчал Вард.
   -Он самый сильный из нас, для него эти тридцать килограмм, как для тебя десять, - вступился за товарища Урук, - ничего дойдём.
   -Лишний вес за плечами, здесь у вулкана риск смерти.
   -Дай-ка я посмотрю, сколько ты набрал железа?
   -Не лезь.
   -Да ладно тебе, я только посмеюсь.
   Урук подошёл к мешку Варда, взвесил его, и с досады покряхтел.
   -Да, ты набрал меньше всех, килограмм пятнадцать не больше.
   -Здесь двадцать, и я не хочу рисковать, я понимаю, что нам ещё идти назад, и я доставлю этот груз в племя, а вот донесёшь ли ты свои двадцать пять, это вопрос.
   -Ладно, племя покроет тебя позором за трусость и слабость, не мне тебя судить, верно Крис?
   -Верно, - поддакнул я, невольно подумав, что нам ещё влетит от Курултая, когда выяснится, что мы заставили Варда идти с собой, да и сам Вард будет в бешенстве. Впрочем, говорят, победителям прощают всё, главное вернуться с грузом.
   Вскоре из-за камня появился и Гнорх, у него за спиной был приличный мешок с камнями, я навскидку определил, что там килограмм сорок не меньше, всё-таки самый сильный воин орков пожадничал, и решил унести как можно больше. А Вард только наставительно произнёс ему:
   -Гнорх, если почувствуешь, что не можешь убежать от вулканического голема со своими мешками, бросай груз. Жизнь дороже презренного металла.
   -Не волнуйся, я убегу, и потом, я набрал металл в два мешка, если что я один мешок брошу, тот, что потяжелее, и убегу с малым грузом. Вы кстати, могли бы сделать также. Тогда будет шанс, что до племени доберётся больше металла.
   -Я так не буду делать, это плохая практика, многие проводники погибали также, полагая, что если что они бросят лишний обсидиан, но пока они собирались спихнуть рюкзак со своих плеч, за эти секунды големы настигали их, и они погибали. Тут важна каждая секунда, мой тебе совет Гнорх, совет друга, брось лишнее пока не поздно, мало ли что. Жизнь дороже презренного металла.
   -Это для тебя твоя жизнь дороже племени, а я понимаю как важно, чтобы у племени было много хорошего оружия. Я донесу.
   -Что ж, твоя жизнь, тебе за неё и отвечать, но я опытный проводник, и тебе следовало бы послушать меня здесь.
   -Для меня сорок килограмм не груз, я убегу и с ними.
   -Идём.
   Мы двинулись, я знал, Гнорх лукавит и храбрится, на самом деле сорок килограмм это много даже для него, если потребуется бежать далеко и максимально быстро, эти килограммы сильно замедлят его. Тем более, у него в руках ещё тяжёлый каменный молот, не знаю, сколько он весит, но, наверное, килограмм тридцать не меньше. Если сложить с массой доспеха и рюкзаком, то сейчас Гнорх тащит на себе никак не меньше девяноста килограмм груза. А бежать быстро и далеко, когда на тебе лишние девяносто килограмм сложно даже для Гнорха. Впрочем, если сильно приспичит, от молота Гнорх может быстро избавиться, он всё-таки у него в руках, а не на привязи, как рюкзак, и тогда он сможет убежать от врага. К тому же, даже без молота, у Гнорха останется его обсидиановый нож, обязательный спутник любого орка отправившегося в опасный поход.
   Мы шли довольно долго и без приключений, Вард вёл нас очень осторожно, и мы уже почти без приключений покинули восточный склон вулкана, и всё же, нам не повезло. Мы не заметили его, потому что голем спал под камнем, не двигаясь и не создавая шума, с другой стороны камня от нас, а мы шли довольно громко, если смотреть на дальность пять метров, и металл в наших мешках предательски постукивал. И от этого стука Вард дрожал от ужаса, так как он привлекал големов, и это произошло.
   Голем неожиданно поднялся из-за камня и бросился на нас, Гнорх среагировал мгновенно и с размаху ударил его своим молотом по голове, чудовище остановилось и сделало шаг назад. Правда, молот Гнорха от столь сильного удара раскололся в щебень. Я думаю, вообще, молот это идеальное оружие против элементалей, это нас и спасло, колющее или режущие оружие им не страшно, а вот удар тяжёлого молота может либо расколоть их, либо приостановить. Я думаю, если бы молот был стальным, то Гнорх вполне мог бы расколоть и убить элементаля, не такие уж эти твари неуязвимые, как говорят орки.
   -Бежать, вперёд, за мной! - Быстро скомандовал Вард.
   И мы побежали, уговаривать нас не стоило, а голем погнался за нами. Я почувствовал, что бежать было очень тяжело, потому что лишние двадцать пять килограмм это серьёзно, а что ещё хуже, стоило нам побежать, как металл в наших рюкзаках предательски забренчал на всю округу. Слитки руды, подпрыгивая вместе со мной, сталкивались друг о друга, и от этого возникал громкий звук, разносившийся по всей долине вулкана, который привлекал к нам новых элементалей. Мы продолжали бежать, и я вдруг осознал, что теперь за нами гонится уже не один голем, а много и со всех сторон. Топот их тяжёлых ног раздавался со всех сторон и сотрясал землю, они преследовали нас, и вулканических големов становилось всё больше и больше.
   -Не останавливайтесь, - громко крикнул Вард, - я вас выведу, не отставайте. Гнорх, бросай лишний мешок.
   -Ну, уж нет, я донесу.
   -Гнорх, нам придётся бежать до конца плато, это километров пять не меньше, если ты устанешь, придётся бросить всё. Гнорх, ты и так плохо бегаешь, хуже всех из нас.
   -Я избавился от своего тяжелого молота, теперь бежать проще, я добегу. А металл я никогда не брошу, потому что это племя. Ради племени я готов выдержать всё, что угодно.
   Спереди показался голем, он бежал прямо на нас, Вард мотнулся в сторону, голем увязался за ним, показался ещё один голем, и я вдруг понял, что не смогу побежать за Вардом, потому что тогда напорюсь на второго голема, и я не могу остановиться, потому что за мной по пятам бегут другие. В этой свалке выбора у меня не было. Мне пришлось свернуть вправо, и Вард побежал где-то слева от меня. Остальные орки бросились врассыпную, и я услышал издали голос Урука, тот кричал мне.
   -Крис, за нас не беспокойся, мы убежим, ориентируйся по Солнцу и на вулкан, спуститься с плато можно в любом месте, беги.
   -Удачи Урук! - Крикнул я.
   -Удачи! - Крикнул Гнорх, - увидимся в племени.
   Я продолжал бежать, за мной гналось штуки три элементаля, но они уже порядочно под отстали, и с этим мне повезло. Я резко остановился, и медленно, не создавая вибраций, сделал двенадцать аккуратных шагов влево, так чтобы металл в моём рюкзаке не бренчал, и замер. Два элементаля догнали меня, добежали до того места, где я остановился, и замерли, я не двигался, я знал, они не почувствуют меня, даже биение сердца, они могут ощутить на расстоянии в три шага, не ближе. Если они подойдут вплотную ко мне, мне придётся бежать, но сейчас они не видят меня, и не чувствуют, главное сдержать дыхание, дышать тихо и аккуратно, а это сложно после длительного бега, и всё же я справился с собой. Элементали магмы раздражённо прорычали, развернулись и пошли куда-то назад, они не учуяли и не смогли почувствовать меня, я стоял достаточно тихо и неподвижно. Лишних мозгов, чтобы поискать меня, обойти площадку по кругу у вулканических големов не было, стоило им потерять мишень, и они забыли обо мне. Что ж, выходит, я успешно убежал, а где теперь остальные я не знаю, я один. Но я слышал от орков рассказы об их походах за обсидианом, такие ситуации, когда оркам приходилось разделиться, возникали часто, и тогда они просто возвращались в племя порознь. Но, увы, я не опытный ходок за обсидианом, и это плохо, потому что я не знал традиций этого места, я не знал, как и куда мне идти.
   Чтобы сосредоточиться, я достал фляжку и сделал один большой глоток, потом обратил внимание на то, сколько воды у меня осталось. А осталось у меня ещё довольно много воды, примерно половина. Вард говорил, что до спуска с плато нам осталось километров пять. То есть, не так уж и далеко. Големы погнались за нами где-то на перешейке между западным и восточным склонами, и мы пробежали порядочно большую дистанцию. Пять километров, это не долго, если повезёт, я преодолею их часа за два, главное, снова не попасть в историю. Тем более, я теперь уже не на восточном склоне, а на западном, а здесь безопаснее. Правда, я в самой глубине вулканического плато, а не с краю и тут опасно. Что ж... Что долго размышлять? Вперёд. Я посмотрел на жерло вулкана, возвышающееся над плато, и пошёл прочь от него, полагая, что где-нибудь уж я спущусь.
   В этот раз я боялся, и шёл очень медленно, не вызывая никаких опасений големов. Я шёл очень медленно и аккуратно, Солнце было уже в зените и очень сильно припекало, на такой жаре сильно хотелось пить, но я крепился и экономил воду, вдруг я заплутаю, и спуск потребует больше времени? Ведь мало просто прийти к краю плато, надо ещё найти тропу, чтобы спуститься отсюда, а потом идти через горы. А я не знаю этих мест, и с той тропы, по которой нас вёл сюда Вард я сошёл, и уже не найду её, даже если очень захочу.
   Я продолжал медленно идти, вдали послышался топот очередного голема. Я остановился, замер, тварь вышла на площадку, по которой я шёл, бесцеремонно прошла мимо меня, и ушла куда-то по своим делам. Я двинул дальше, Солнце палило, было жарко, и только жерло вулкана указывало мне путь и не давало заблудиться. Я, наконец, решился выпить ещё воды, потому что по идее, я уже близок к тому, чтобы спуститься с плато. Я сделал ещё пару глотков, не смог сдержаться и глотки получились большие, от фляги осталась только четверть, а то и меньше. Я смогу нормально попить ещё один раз, не больше. Я продолжал идти, медленно и не торопясь, но плато всё не кончалось и не кончалось, я начал волноваться, впереди были только горы, а конца плато не было. И вот, когда надежда совсем оставила меня, я вышел к ущелью, оно спускалось вниз с плато, и там уже были не вулканические камень и пепел, а обычные камни и лёд. Я понял, я вырвался, да здесь, на краю уже было не так жарко, и даже более, ветерок доносил до меня ледяной горный воздух. Что ж... Теперь надо было подумать как спуститься вниз, но здесь был почти отвесный обрыв, и я понял, что спуститься здесь не получится. У меня хорошо получается лазить по скалам, но не настолько. Пришлось развернуться и двинуться вдоль плато в поисках спуска, я понимал, здесь всё ещё нельзя пить. Я шёл довольно долго, и Солнце уже начало клониться к закату. Несколько раз я выходил на такие же ущелья и обрывы, но по ним всё ещё нельзя было спуститься. Я очень устал, двадцать с лишком килограмм металла сильно давили на плечи, хорошо хоть здесь на окраине плато почти не было големов. Но это сомнительная радость, мне очень хочется пить, здесь в воздухе всё также есть эта проклятая сера, она раздражает горло и от неё хочется пить ещё больше, а воды у меня осталось мало. К тому же, я не спал всю прошлую ночь, уже почти двое суток, и голова начинает жужжать. Если я не найду спуск отсюда в ближайшие три часа, начнётся ночь, и ситуация моя осложнится, надо что-то делать.
   Я продолжал брести из последних сил, наконец, я набрёл на скалу, мимо неё подозрительно уходил вниз какой-то спуск, и я вдруг осознал, это и есть путь вниз. Я обрадовался и быстро полез вниз, спустился в узкое ущелье, здесь была тропа, она вела вниз, а ещё здесь было холодно и почти не пахло серой. Я на радостях выпил остатки воды и быстро пошёл вниз, металл в моём рюкзаке бренчал на всю округу, но я больше не волновался, потому что здесь нет каменных големов. А идти медленнее, следя за шагом, чтобы не было лишних звуков, я не мог и не хотел, потому что слишком устал и желал быстрее выбраться отсюда. Добраться до своей постели в доме Гусли и уснуть. Я продолжал идти всё дальше вниз, удаляясь от ненавистного мне плато, уже пообещав себе, что никогда более сюда не вернусь, и вообще теперь буду держаться подальше от вулканов.
  
   Глава 20: Бронзовый меч.
   Неожиданно на меня спикировало сверху что-то большое, сильно ударило по голове, я покатился вниз и выронил копьё, развернулся, и по мне полоснули мощные когти, это был горный грифон, я привлёк его внимание громкими звуками, исходившими из моего рюкзака. Всё-таки звук ударов металла о металл слишком силён. И меня, наверное, было слышно за километр, а так шуметь на Архайте категорически нельзя. На Архайте вообще нельзя шуметь нигде, если по близости нет стеллы мира и ты не у себя дома. Я выхватил из-за пояса обсидиановый нож, и несколько раз ткнул твари в живот, но это только разозлило грифона, и он ещё несколько раз очень сильно ткнул меня своим клювом, я собрался с силами, понимая, что смерть рядом. Но я был уже не тот Крис, который охотился на горного грифона тогда, я стал воином орков, я научился драться и смогу постоять за свою жизнь. Клинок в моей руке буквально запел, и ловким движением перерезал сухожилие на лапе бестии. Потом я оттолкнул грифона от себя, что было силы, пнув его обеими ногами, отталкиваясь спиной от скалы. Это дало мне две секунды, чтобы собраться. Грифон стоял напротив меня, зализывая тяжёлые раны, но он по своей глупости, и, чуя мою кровь, не собирался отступать. Я для него жертва, кусок мяса, и он хочет съесть меня. Грифон атаковал, я подставил под его клюв свою левую руку, и безжалостно вонзил свой обсидиановый нож ему в район живота. Развернул лезвие, и поддев снизу надавил и дотянулся до сердца твари, потом сдал назад. Грифон издал предсмертный стон, дёрнулся и свалился в ущелье, туда же, куда улетело и моё копьё. Я почувствовал его силу, горный грифон погиб, я получил кусок его души по праву победителя. Что ж, о нём теперь можно не волноваться.
   Но я ранен, и тяжело, из моих ран на боку, из руки, хлещет кровь, много крови, и у меня совсем нет сил. Я собрался с мыслями, успокоился, сосредоточился, полез в свой рюкзак и достал оттуда весь запас подорожника, что у меня с собой был, обклеил свои раны, растение приросло к ним, и лёг. Глаза сами собой закрылись, была уже ночь, я два дня не спал, я был тяжело ранен, я не мог сопротивляться.
   Я проснулся почти днём, думаю, было уже часов одиннадцать утра. Голова болела, чувствовал я себя дурно, хотелось пить и очень хотелось есть, воды поблизости не было, я всё ещё был недалеко от вулкана, пить здесь уже можно, но это риск, и вообще не стоит. К несчастью, на той тропе, где я лежал, нигде поблизости не было льда или даже снега, потому что она продувалась всеми ветрами. Я не мог попить, а есть сухое вяленое мясо, когда в горле так пересохло, я не мог. Осмотрев свои раны, я вдруг осознал, что помимо глубоких порезов и тяжёлых ушибов, у меня как минимум сломана кисть левой руки, и это плохо, потому что пальцы почти не шевелятся. Клюв грифона опасная вещь. Даже если я вернусь, со всеми магическими отварами Гусли, понадобится минимум неделя, чтобы кости срослись. А что делать со сломанной кистью здесь сейчас? Что будет, если мне придётся принять бой? Я осторожно вправил кости, так чтобы всё правильно срослось, достал из рюкзака специальные палочки, верёвку, наложил палочки на кисть и обмотал верёвкой. Теперь кисть немного зафиксирована, и если мне повезёт, я смогу дойти до стойбища орков, а вот лазить по скалам будет очень сложно, всего на одной руке. Не знаю, что касается моей головы, грифон несколько раз клюнул меня в шлем и сильно, а кожаный шлем ненадёжная защита от его мощного клюва, но в этот раз вроде бы трещин и сотрясения мозга нет. А может и есть, но не сильное. Я должен всё это вынести.
   Мне с трудом удалось подняться, копьё я не стал даже искать, оно безнадёжно пропало, свалившись куда-то вниз, и я медленно пошёл вниз, очень медленно, и теперь тихо, второй бой с грифоном я не переживу. Но я не бросил мешок с металлом, хотя он и давил мне на плечи сильнее, чем прежде. Потому что если бросить этот металл, то значит, всё совершённое ранее было зря, все усилия, время, риск и жертвы. И вдруг остальные орки тоже не смогли донести до цели металл? Тогда я единственный кто дойдёт, потому что я должен спасти своё племя.
   Я продолжал идти вниз, мне повезло, и эта тропа действительно вела вниз, прочь с плато, только вот боюсь, что никто меня здесь не найдёт, разве что Гусля вновь пошлёт мне помощь? Да такое возможно, но рассчитывать на это не стоит. Вскоре, мне повезло ещё больше, я уже спустился на пару километров вниз с гор, и здесь совсем не пахло серой, и было куда теплее, и я наткнулся на ручеёк с водой, я подошёл к нему, осторожно опустился на колени и стал жадно пить. Потом достал флягу с водой, хотел её наполнить, но не судьба, фляга была продырявлена когтями грифона. Тогда я убрал её в рюкзак, потом ведьма починит, может быть. Достал весь свой запас мяса и жадно съел. Я испытывал жуткий голод, потому что я не ел три дня, и потому что из меня вытекло много крови, а подорожник, исцеляя раны, высосал много сил из моего организма. Мясо пришлось очень кстати, я лёг около ручейка и полежал около часа. Потом поднялся и пошёл вниз, я понимал, мне надо добраться до стойбища раньше, чем наступит ночь, потому что ночью на охоту выйдут хищники, и я израненный, неспособный бежать или дать сдачи стану хорошей добычей.
   Мой путь продолжался, я шёл вниз, и вскоре я вышел в долину и узнал это место, я добрался до верхних предгорий, здесь я охотился и ни раз, начались знакомые места. Я прикинул, что проще всего отсюда мне добраться не до орков, а до ведьмы, отсюда до неё от силы километров пять, далеко, но в моём состоянии их можно преодолеть часа за два три, главное не встретить у себя на пути тролля или тварь покруче. Главное, чтобы хватило сил, потому что чувствую я себя плохо, и каждый шаг даётся мне с трудом. Я двигаюсь, иду вперёд и не знаю, дойду я или нет, что будет со мной за следующим поворотом.
   Я продолжал идти и идти. Вот появилась очередная знакомая роща, вот ещё один ручей, а здесь растут дикие яблоки, я знал эти места. И ещё мне не нравилось то, что здесь часто промышляют гоблины, причём иногда целой оравой. Двигался я очень медленно, время текло, но я не волновался, до вечера успею. Главное, чтобы сил хватило, потому что они на исходе, чувствую я себя плохо, и того и гляди, снова потеряю сознание. Я шёл вверх, впереди показалась стелла мира в долину ведьмы, я поднялся, совершил последнее усилие, прошёл несколько метров за стеллу мира, и упал прямо на траву долины ведьмы. Глаза сами собой закрылись, и я на минуту вырубился.
   Когда я в следующий раз открыл глаза, передо мной стояла Нива, орчиха. Она взяла меня за руку, взвалила на плечо и понесла в дом к ведьме, вместе со всеми моими вещами и заплечным рюкзаком. Всё-таки орки очень сильны физически, даже самки. Я не уверен, что любая женщина из нашей деревни смогла бы так меня поднять и на себе отнести хотя бы метров на двести.
   Нива втащила меня в дом ведьмы, я увидел Гуслю, она подошла ко мне, осмотрела раны и распорядилась.
   -Положи его вон туда, сейчас я схожу за лекарствами.
   Нива положила меня на большой диван посреди центральной комнаты дома, и ушла куда-то по своим делам, вскоре появилась Гусля, у неё в руках было множество склянок и бинтов.
   -Ну, рассказывай.
   -Что рассказывать? - Спросил я, почти теряя сознание. - В общем, в рюкзаке у меня килограммов двадцать, двадцать пять железа и меди. Левая рука сломана, а так всё нормально.
   -Двадцать килограммов маловато, но думаю, если не делать топор, то хватит. Впрочем, ты же ходил не один.
   -Да, нас было четверо, и все взяли немного руды, а как они?
   -В отличие от тебя, все остальные орки целы и без проблем добрались до стойбища вместе с грузом, Урук был у меня сегодня утром, собирался идти тебя спасать, но я сказала, сам придёшь. И ты пришёл.
   -Гусля, могла бы, и послать его, помочь мне. Я, между прочим, ранен и сильно.
   -Но ты же дошёл? В чём проблема? Усилия над собой развивают волю, а воля нужна тебе, чтобы победить. Ведь не всегда Урук сможет придти к тебе на помощь. Ты должен привыкнуть к тому, что могут возникнуть ситуации, когда никто не придёт к тебе на помощь, и тогда ты должен иметь силы преодолеть себя и сложившийся ход вещей и победить или выжить.
   -У меня есть силы, я могу...
   -Ну и отлично. Теперь можешь спать, а рука твоя скоро заживёт, не волнуйся, у меня есть хороший отвар, чтобы сращивать кости, оркам я его обычно не даю, экономлю, но тебя так и быть вылечу за пару дней. Можешь спать...
   Я закрыл глаза, я знал, здесь в доме ведьмы я в безопасности, я дошёл и это главное, скоро мои раны исцелятся, и я смогу изготовить себе лучшее бронзовое оружие, и тогда ни один грифон или голем будет мне не страшен.
  
   Проснулся я утром следующего дня, но было уже позднее утро. Осмотрел себя, вроде всё в порядке, раны превратились в глубокие шрамы, зелья ведьмы работали хорошо. Левая рука в районе кисти была замотана в специальную шину, но опухоль почти спала. Впрочем, раньше времени шину лучше не снимать, сломанные кости легко сломать вновь, лучше подождать хотя бы дня три.
   Я поднялся и вышел из своей комнаты, направился на веранду, там сидела Гусля и как обычно пила чай, а рядом с ней сидели Урук и Гнорх и также пили чай.
   -Ну, вот и наш герой вернулся, - возвестил Гнорх.
   -А что вы тут делаете?
   -Ждём тебя, хотели поговорить, увидеть тебя живым, а то ведьма говорит, тебя потрепало.
   -Да на меня напал горный грифон, я убил его, но он напал сзади и успел основательно меня расцарапать.
   -А нас Курултай прогнал, он был в бешенстве, сказал, что не хочет нас видеть больше в племени.
   -То есть как, - опешил я, - вас что, исключили из племени?
   -Нет, не исключили, если орк ссорится с вождём, это ещё не значит, что его исключили из племени, просто будет лучше неделю или две не попадаться больше на глаза к Курултаю, и тебе кстати тоже.
   -Это из-за того, что мы заставили Варда идти с нами?
   -Да, именно поэтому, Курултай был в бешенстве, потому что мы не выполнили его приказ, мы не только назвали Варда трусом, но и силой заставили идти с нами. А этот гадёныш, ещё и в красках описал, как мы его силой тащили на подвиг. Рассказал, как там было опасно, и как все мы много раз чуть не погибли, и только чудом остались в живых. В общем, обычный геройский рассказ про былые подвиги. Так что, в итоге, Вард вернулся в племя героем, а на нас все шишки.
   -Мне жаль.
   -Ничего, это было ожидаемо, когда мы заставляли Варда идти с нами, мы прекрасно понимали что потом будет. Только без него, мы действительно могли туда просто не дойти, ни я, ни Урук, мы не являемся профессиональными ходоками за обсидианом и тропинок не знаем, Прогулка туда была лёгкой, но только благодаря Варду. Он был нужен нам как опытный проводник. Когда идти, когда остановиться, когда шуметь или не шуметь, Вард знает все эти тонкости, мы нет. Только я думаю, Курултай заранее знал, что Вард откажется, и надеялся, что мы без него просто не пойдём на восточный склон. Курултай не может запретить орку рисковать собственной жизнью, и он знал, мы поможем тебе, но он может запретить нам тащить с собой Варда, другого орка. Он надеялся, мы не пойдём, а мы пошли, и потому он зол.
   -Так что теперь с вами будет?
   -Да ничего, Курултай побесится неделю или две и забудет, он отходчивый, тем более, что никто не погиб, и все мы принесли руду, а это оружие для племени. И кстати, тебя Курултай тоже не хочет видеть, пока что, так что лишний раз в племени не появляйся, живи у ведьмы. Возможно потом, недели через две, или через месяц, всё изменится.
   -А вы где будете жить?
   -Мы тоже пока что будем жить у ведьмы, только не в доме, а в шалаше в её долине. Но не волнуйся, мы выплавим вождю оружие, он испробует его и поймёт, что мы сделали большое добро для племени, он простит нас, это неизбежно. Вопрос времени, просто не может же он обойтись совсем без репрессий, всё же мы ослушались его слова.
   -А в прошлом он прощал вас?
   -Да, пару раз, так что это не впервые. Всегда кто-то косячит, не выгонять же орка из племени за каждую ошибку насовсем, иначе так пол племени из стойбища уйдёт, и на Архайте будет два племени, ну поругают, ну посидишь в опале вдали от стойбища, потом простят.
   -Хорошо раз так...
   -Давай, садись пить чай.
   Я сел, и отхлебнул чаю, какое это всё же блаженство сидеть вот так и пить, есть. Я взял кусок мяса и с наслаждением стал рвать его зубами, обгладывать косточки. Потом потянулся к хлебу и кислым яблокам...
   -Насчёт оружия, - начала ведьма. - Его нельзя выплавить на обычной древесине, понадобится каменный уголь, или, если не удастся выплавить на угле, придётся плавить в магме вулкана.
   -Опять идти к вулкану? Нет.
   -Чтобы не ходить к вулкану, вам придётся постараться. Температура плавления железа тысяча восемьсот градусов, у меди тысяча триста, чтобы расплавить их, придётся раздобыть очень жаркое пламя. Обычная древесина горит при температуре примерно тысяча сто градусов, палки гоблинов могут дать тысячу триста, но надо расплавить железо. Это можно сделать, только используя каменный уголь.
   -У нас есть каменный уголь, это не проблема.
   -Каменный уголь горит при температуре около двух тысяч градусов, в принципе, это может позволить расплавить железо. Но я никогда не плавила железо на открытом пламени, не уверена, получится ли. Люди из внешнего мира используют такое устройство, называется кузнечная печь и кузнечные мехи. Это специальные печи, в которых температура выше, чем просто на костре, как сделать такую печь я не знаю.
   -То есть, может не получиться, - подытожил я.
   -Нет, у нас всё получится, - ответила мне ведьма, - но возможно, не с первого раза, и вам придётся сходить на шахту орков и добыть оттуда каменного угля, много угля.
   -Такой вопрос, Урук, Гнорх, а где ваша слитки меди и железа? Они здесь или в стойбище?
   -Курултай выгнал нас из долины орков вместе со всеми нашими пожитками, так что весь наш металл при нас. Только Вард отдал свой металл племени. Так что весь наш металл, что мы принесли у нас, и мы сможем изготовить много оружия.
   -Хорошо, тогда орки, Урук, Гнорх, идите за каменным углём, - распорядилась ведьма.
   -Что сейчас?
   -Ну, вы отдохнули, поели, мы с вами поговорили, вы можете идти, идите сейчас, и принесите как можно больше, я думаю, чтобы переплавить бронзу, нам понадобится десять килограмм угля на килограмм меди и железа. То есть, на ваши сто килограмм металла, надо где-то тысячу угля, это много, и вам придётся сделать рейсов пять или шесть. На этой уйдёт весь день, а то и больше. Но если вы хорошо поработаете, то к ночи можно будет начать плавить металл. И тогда этой ночью вы уже сможете выплавить первые клинки для ваших копий и завтра утром преподнесёте их в дар Курултаю, и тогда племя, возможно, простит вас.
   -Хорошо Урук, ну пошли за каменным углём.
   -Может я с вами? - Вызвался я. - У меня конечно, рука сломана, но вы можете нагрузить углём мне рюкзак.
   -Тебе сегодня рано нагружаться, это может плохо кончиться, - остановила меня ведьма, - раньше завтрашнего дня не рискуй. Я найду тебе другое дело, снова будем учиться грамоте, арифметике, грамматике, подучим язык ворангов, так, на всякий случай. Мало ли куда занесёт тебя судьба, а язык ворангов, это главный язык планеты, об этом не следует забывать. Так что не думай, что ты будешь отдыхать, говорят интеллектуальный труд сложнее, чем физический...
   -Кто сказал такую глупость, - возмутился Гнорх, - разбираться во всяких значках сложнее, чем таскать на своём горбу каменный уголь?
   -Сложнее, поверь мне, - подтвердил слова ведьмы Урук, - я пробовал, ничего не понял, пошли, грамота ворангов это не для нас. Пусть Крис учится, ему ещё надо спасать своих, а для этого нужна хитрость не меньшая, чем умение слабака Варда ходить по вулкану.
   Мы поднялись из-за стола, и Нива почти сразу стала убирать посуду, а мы с ведьмой направились в одну из её научных комнат, я знал, всё дальнейшее будет очень нужным для меня. Хотя, кого я обманываю, мне определённо нравится учиться, не всегда, но часто. Многое из того, что рассказывает мне ведьма очень интересно и полезно. Где, что, когда, почему и на каком языке. Как сказать, как объяснить, как понять, что мне говорят, как самому сказать так, чтобы мой акцент и неправильное произношение не выдали бы во мне полного неуча. Потому что это очень важно мне, сойти там во внешнем мире за умелого торговца, потому что умного не тронут, а дурака зарежут в спину, или ночью, когда он спит. Люди внешнего мира уважают силу, а боятся ума.
  
   Вечером, когда мы закончили свои особенно длительные занятия, мы вышли на полянку перед домом ведьмы. Там Урук с Гнорхом натаскали уже довольно крупную кучу угля, я не знаю, сколько они сделали рейсов за день, но думаю, притащили сюда никак не меньше, чем полтонны. Это было не просто, так как уголь надо было не только притащить, но и наковырять в шахте, а это тоже совсем не легко, ведь металлических кирок, как у людей из внешнего мира у нас не было. Да и шахта, не шахта, а просто пещера в горе, где этот уголь встречается. Так что я представляю, как они намаялись за сегодняшний день, пока я учился у ведьмы в чистоте и уюте. Но они работали ради своего племени, и производство оружия всегда совпадало с риском и тяжёлым трудом, за обсидианом тоже приходилось ходить невесть куда.
   Я увидел орков, они шли к нам навстречу, склонившись под тяжестью двух очень тяжёлых мешков с каменным углём. А ещё, они все были вымазаны в чём-то чёрном, словно покрылись толстым слоем сажи, я даже засмеялся, увидев их.
   -Чего ты радуешься друже, - угрожающе прорычал мне Урук, - сейчас начнём жечь уголь, сам будешь таким же чёрным и грязным.
   Урук с Гнорхом подтащили мешки с углём, и высыпали уголь в кучу, и она изрядно выросла в размерах, думаю, они совершили не так уж много рейсов, значит, таскать уголь дело непростое.
   -Идите, мойтесь, - распорядилась ведьма, - вы знаете, где у меня водопад. Будем ужинать, и ложиться спать.
   -А как же плавить оружие?
   -Не сегодня.
   -Но мы могли бы ночью... Ты говорила... Мы весь день горбатились, чтобы...
   -Ночью я буду спать, а вас нельзя оставить наедине с этой кучей, мне ещё надо контролировать погром в моей долине, чтобы весь мой дом не покрылся толстым слоем сажи от вашего каменного угля. К тому же, как вы будете лить металл без инструментов?
   -Каких инструментов? - Не понял Гнорх.
   -Ну, во-первых, - начала ведьма, - как минимум нам нужен ковшик, выточенный из камня, в котором вы будете плавить металл, у вас пока нет такого ковшика, а изготовить его не так просто. Во-вторых, нужна форма, куда вы будете лить бронзу, её тоже надо выточить из камня, и нужны каменные палочки из обсидиана, чтобы мешать медь и железо. Правда, вместо палочек сойдут ваши обсидиановые ножи. Тем не менее, у нас нет главного, каменного сосуда в котором вы будете плавить металл, и пока у нас этого нет, плавить металл не получится. Поэтому, предлагаю всем лечь спать, а Уруку, как лучшему из нас каменщику, я предлагаю потратить часа три, и изготовить из камня нужный нам сосуд.
   -Хорошо, я подыщу подходящий камень и изготовлю, только на это уйдёт не три часа, а вся ночь, выточить из камня сосуд не так уж просто.
   -Постой Урук, ведьма, - вмешался Гнорх, - зачем точить ковш из камня, это же очень сложно, можно сделать всё проще.
   -Ну, если ты знаешь способ проще, я готова выслушать, только учти, ковш не может быть сделан из дерева или кожи, он просто сгорит, поэтому кроме камня вряд ли можно что-то использовать. Во всяком случае, я не смогла ничего придумать.
   Орк только улыбнулся.
   -Сразу видно, ты никогда сама не готовила пищу. Мы в деревне используем глину, ведьма, неужели ты не знаешь? Глина не плавится и не горит, мы используем глину, с помощью которой делаем посуду, чтобы готовить еду, в ней варят...
   -Да я поняла... Просто, я подумала, глиняный ковш, скорее всего, лопнет.
   -Не лопнет. Не глупи Гусля, мы вылепим ковш из глины, и из неё же вылепим форму для заливки оружия.
   -Хорошо, глина так глина, решила ведьма. Только, я надеюсь, форма будет готова быстро?
   -Мы с Уруком прямо сейчас пойдём за глиной, и вылепим тебе твой ковшик и форму для оружия, это займёт от силы час, но чтобы обжечь глину, нам понадобится развести костёр, и желательно не тратить на это каменный уголь.
   -Рубить деревья в моей долине я вам не позволю, - возмутилась ведьма. - Скажите спасибо...
   -Мы только соберём сухие ветки, не вредничай Гусля, мы ничего тебе не испортим, мы идём за глиной... Здесь недалеко. Через пару часов ковшик и всё необходимое будут готовы, и мы сможем выплавить первое оружие уже этой ночью.
   Они развернулись и пошли искать свою глину, впрочем, думаю, искать долго не придётся, они знают, где её найти и как с ней работать.
   -А мы пока будем есть, - распорядилась Гусля. - Эй, Нива, тащи сюда своё варево.
   Мы сели за стол, вскоре появилась Нива, и положила перед нами тарелки и ложки. Я взял тарелку в руки, внимательно осмотрел, да, она была из глины, всё-таки как же ступила ведьма, далёкая от повседневного быта.
   -Что, будешь смеяться над моей глупостью? Подумаешь, не учла глину, да этому есть разумное объяснение.
   -Какое же? - Улыбнулся я.
   -Всё очень просто, я использовала свои заклинания, чтобы смотреть за тем, как люди льют бронзу, так вот, я видела, как они льют клинки в камень. И я подумала, раз они льют клинки в камень, значит, их надо лить в камень, и поэтому я так сказала Гнорху. В конце концов, я же не вселенский оракул, который должен всё знать и никогда не ошибается. Я бабушка старая, специалист по магии и ясновидению, а как уж сделать клинок из бронзы, это меня раньше никогда не интересовало. Так что я имею самое общее представление о том, как лить клинки в камни, и поэтому мы всё будем делать методом эксперимента.
   -Это понятно.
   -Могу только сказать совершенно точно, что бронзовый клинок меча должен быть коротким и толстым, и да он будет тяжёлым, что по-своему даже хорошо. Потому что, чем тяжелее оружие, тем сильнее удар. Хотя им и сложнее сражаться. И всё же, сражаться бронзовым клинком возможно, и целые армии многих отсталых стран вооружены таким бронзовым оружием.
   -Ничего страшного Гусля, не переживай, никто не посмеет открыто смеяться над тобой, ты очень много сделала для всех нас, и мы живём в твоём доме, в твоей долине. Так что не переживай...
   -Посмотрим...
   Нива принесла еды, и стала раскладывать по тарелкам, я взял себе кусок мяса, пирог с ягодой и стал есть, я был голоден, раны заживали быстро.
   -Вот смотрю я на тебя и думаю, - начала Гусля.
   -Думаешь о чём?
   -Ты так быстро учишься, такой сильный, у тебя настоящий дар воевать, откуда?
   -Не знаю, но моими родителями явно были не гром и молния, - пошутил я.
   -Я знаю, моими родителями тоже были простые люди. Но как сделать так, чтобы родился ребёнок герой?
   -Я пока ещё не герой.
   -Ты убивал монстров, ты вернулся с восточного склона вулкана, ты уже сделал много, и сделаешь ещё. Ты имеешь шанс спасти свой народ, как будто сама судьба дала тебя мне в руки как меч. Только не сдавайся, и когда приплывёшь в Тринидат и спасёшь всех, обязательно возвращайся на Архайт.
   -Но как вернуться Гусля? Если и вправду течения и ветер дуют прочь от острова.
   -Способ есть, и я тебе открою его.
   -Какой же?
   -Прочь от острова дуют лишь ветры, которые находятся в нижних слоях атмосферы. Те ветры, что дуют высоко, там, где летают птицы, дуют на Архайт.
   -Но как достичь этих ветров?
   -Есть такой предмет, называется воздушный змей. Это парус, который можно запустить высоко, высоко, и он будет тянуть вас к острову. Есть и другой способ, подводные течения, но с ними сложнее, потому что можно напороться на подводный риф, и всё же глубинные подводные течения текут к острову, и их тоже можно использовать. Так что попасть назад на Архайт всё-таки можно, но ты должен сберечь эту тайну от людей внешнего мира, иначе они будут плавать на Архайт по пять раз в год. И быстро уничтожат этот мирок свободный от ужасов внешнего мира.
   -То есть высоко в небе ветры дуют к Архайту, и глубоко под водой течения тоже плывут на Архайт?
   -Конечно, подумай сам... Если бы все ветры всегда дули только на Архайт, куда бы девался весь воздух? Тоже самое касается воды.
   -Я понял, значит, вернуться можно.
   -Можно, только держи это в секрете от всех, даже от Урука, а если не сможешь вернуться или тебя возьмут в плен, унеси этот секрет в могилу, не ради людей Архайта, а ради орков. Потому что орки тоже имеют право на то, чтобы жить здесь спокойно, и если люди из внешнего мира научатся, как попасть на Архайт в любое время, то они разорят этот край, как они разорили множество других земель.
   -Я всё понял Гусля, значит, я отправлюсь на Тринидат и вернусь сюда с людьми моего племени.
   -Да, ты вернёшься, если сумеешь, но я сомневаюсь... И ещё. Возможно, я расскажу Уруку, как попасть на Архайт из внешнего мира, он орк, и ради своего племени никогда не продаст этот секрет никому. Но будет лучше, если эту тайну будут знать только трое, я, ты и Урук и больше никто. И я расскажу ему сама, а ты молчи, и никогда даже не обсуждай это с ним. Мы изготовим специальные снасти для вашего корабля, разберём их на части, чтобы никто не мог собрать и понять, зачем они. И только когда вы поплывёте назад, вы соберёте из них воздушный змей или подводный парус и вернётесь на Архайт. Учти, в Тринидате вас могут взять в плен, и возможно вернётся лишь один из вас, или никто не вернётся, в этом случае никто не должен знать, что вы знаете, как попасть на Архайт. Люди внешнего мира должны думать, что вы не можете вернуться, или хотите вернуться как все. Это очень важно. Поэтому никто кроме вас двоих не должен знать, даже Уна.
   -Я понял, мы сохраним всё в тайне. Но я думал, я поплыву в Тринидат один.
   -Нет, один, ты, скорее всего, не доплывёшь, даже опытный моряк не может управлять даже маленьким судном в одиночку. Должно плыть два, или даже три моряка. Поэтому ты поплывёшь с Уруком, или быть может, вы возьмёте с собой ещё и Гнорха, он не откажется. Но орки останутся на корабле, потому что им нельзя появляться в Тринидате, они орки, и человеческая стража сразу убьёт их, или возьмёт в плен.
   -Но орки торговцы бывают в Тринидате, мы же с тобой видели.
   -Шансы орка безнаказанно пройти по городу куда ниже, чем у человека. Орки торговцы обладают специальными защитными документами, разрешением посетить элийскую империю, у тебя таких не будет. И Уруку с Гнорхом незачем рисковать ради твоего племени, они останутся на корабле, и если что уплывут на Архайт без тебя. Они и так сделали и сделают для тебя достаточно. Если бы это было возможно, я бы отправила тебя в путь одного, но один ты не справишься с управлением кораблём.
   -Я понял Гусля. А ты уверена, что Курултай отпустит их со мной?
   -Ты знаешь закон орков, орк сам решает, где и за что ему умирать, вождь может приказать отправиться на смерть, но остановить не имеет права. Они твои друзья, и я уверена, они помогут тебе по своей воле, если ты попросишь их, если я попрошу их. Для них это не самое опасное приключение, выйти в море, доплыть до Тринидата, и, не сходя на берег, ждать тебя, а потом вернуться, с тобой и твоим племенем, или без тебя.
   -Да, это так...
   -Сегодня мы выплавим бронзовое оружие, завтра утром вы преподнесёте несколько клинков для копий Курултаю, он оценит этот жест, и вы будете прощены.
   -А если нет?
   -Курултай уже не нужен нам, чтобы закончить дело, вы втроём вполне можете построить корабль и отправиться на нём в Тринидат. Вы сможете и вернуться. И твои друзья будут с тобой, но старый орк отходчив, сейчас он злится, но через неделю или две простит всех. Орки прощают своим соплеменникам практически всё, кроме разве что преднамеренного убийства другого члена племени.
   -Да я понял.
   -Смотри в будущее с оптимизмом, только учти, я должна попросить тебя ещё кой о чём.
   -Да?
   -Учти, я помогаю не тебе лично и не Уне, я помогаю племени людей Архайта, и ты их представитель. Может сложиться так, что ты не сможешь спасти Уну, потому что она теперь живёт за высокими заборами верхнего квартала. Не испытывай судьбу, возвращайся без неё, спаси других своих соплеменников.
   -Я не вернусь без Уны, я умру, но не брошу её в беде.
   -Я знаю, тогда, хотя бы не рискуй другими людьми Архайта и их будущим, Урук и Гнорх поплывут с тобой, выкупи всех кого сможешь, посади к ним на корабль, отправь их на родину, и лишь после этого спасай свою Уну. Спасти людей Архайта твоя основная задача, хотя бы часть племени, спасти Уну твоё личное желание, лично я не вижу разницы между Уной и любым другим членом твоего племени, не рискуй всеми ради Уны, верни людей на Архайт, и только после этого ты можешь умереть героем.
   -Хорошо, если сложится так... - Тяжело начал своё обещание я. - Что я не смогу вдруг спасти Уну, потому что её запрут в верхнем городе. Тогда я выкуплю всех людей Архайта, кого смогу, и отправлю их на родину. И только после этого я буду рисковать, спасая Уну.
   -Такого обещания достаточно. - Решила ведьма.
   Больше мы не разговаривали, я ел, думая о своём, ведьма же решила дать мне подумать, она знала, я тяжело переживаю это. И скоро, очень скоро, я отправлюсь прочь отсюда, я буду рисковать по-настоящему, не так как здесь на Архайте, потому что, всё, что было здесь, лишь детская игра. И я знаю, спасти Уну очень сложно, но я найду решение.
   Тем временем, наступил поздний вечер, и над долиной ведьмы поднялись две из трёх Лун нашего мира. Я увидел две тени, узнал в них Урука и Гнорха, они возвращались с грузом глины, мне стало немного жалко своих друзей, они весь день работали, пока я учился и ничего не делал. Я бы помог им, да ведьма запретила мне из-за моих ран.
   Они подошли к нам, поприветствовали ведьму, оба грязные, в какой-то пыли и копоти. Та зашугала на них:
   -Идите мыться быстро оба, давайте, ещё успеете испачкаться снова.
   -Хорошо, мы идём, вернёмся минут через пять.
   -Всё готово Крис! У нас будет бронзовое оружие.
   -Да, я знаю, вы друзья мои молодцы.
   -Мы идём мыться, но спать ложиться мы не будем, мы хотим лить металл прямо сейчас, сегодня ночью.
   -Хорошо, я схожу с вами.
   Я последовал за ними, мы отошли от домика ведьмы, и приблизились к чудесному водопаду, настоящему символу долины ведьмы. Орки прыгнули под него и стали мыться в холодной воде. А я начал свою речь.
   -Ребята, я должен попросить вас ещё об одной услуге.
   -Да? Что нужно?
   -Ведьма нашла способ вернуться на Архайт на корабле, она расскажет вам потом, но вы должны молчать о том, что это вообще возможно. Чтобы люди внешнего мира не узнали об этом, вы не должны рассказывать никому даже своему племени.
   -Понятно, мы будем молчать.
   -Гусля считает, что я один не смогу управлять кораблём. Она хочет, чтобы вы плыли со мной. Я решил попросить вас о помощи сам. Я знаю, это опасное путешествие, возможно, даже более опасное, чем поход на восточный склон вулкана, но вам не придётся сходить на берег Тринидата, я всё сделаю без вас. А если я погибну, вы просто уплывёте на родину без меня. Помогите мне, вас двоих будет достаточно.
   -Хорошо, мы поможем, но надо будет поговорить с Курултаем... А ладно... Каждый орк сам выбирает свою судьбу, не волнуйся, если ты не можешь плыть один, мы поплывём с тобой. - Решил за обоих Гнорх.
   -В принципе, я ожидал такой просьбы, - изрёк Урук. - Потому что я знаю, что в одиночку управлять кораблём сложно, в том числе и потому, что матрос должен иногда спать. Да и просто управиться с парусами в одиночку ты не сможешь, я уже думал, поплыву ли я с тобой. И решил, поплыву, но при одном условии, я должен знать способ, как вернуться на Архайт если что.
   -Я расскажу вам потом, на самом деле это просто.
   -Да, я не сомневаюсь, но мы помылись, идём лить металл.
   Они прекратили плескаться под водопадом и быстро зашагали к дому ведьмы, я последовал за ними. Мы дошли до дома ведьмы, Урук и Гнорх стали доставать из своих рюкзаков глину, её они принесли довольно много. Они размочили её в воде, и стали лепить ковшики и специальные формы для оружия. Гусля стояла рядом и постоянно советовала под руку, причём нередко советы у неё были глупыми, но все терпели. Орки работали быстро, и вскоре уже вылепили всё необходимое. Развели прямо перед домом ведьмы в специальной яме большой костёр из сухих веток и стали обжигать свои глиняные поделки, это заняло около часа. Ковшики и формочки для клинков получились весьма неплохие, думаю, мы сможем с ними изготовить то, что планировали.
   Потом орки стали раскладывать каменный уголь в новой яме, подальше от дома. А мы стали подбирать слитки железа и меди. Вскоре всё было готово, Гусля велела, помимо оружия изготовить сначала также небольшой медный молот. Она пояснила, что Урук на камне должен будет ковать клинок, пока тот горячий, чтобы придать форму сделать его более острым и аккуратным.
   Вскоре Гнорх распалил огонь на каменном угле и смог отлить первый бронзовый молоточек, у него получилось неплохо. Он сразу наложил в ковшики ещё железа и меди, и они стали плавить их, помешивая палочками, потом вылили в форму, и выплавили первые клинки для копий. Урук подождал, пока они застынут, потом расколол глину, достал ещё красные от жара клинки для копий и начал ковать. Главное было придать им остроту, пока они горячие. В начале у него получалось не очень хорошо, но потом он навострился, и изготовил для нас первые несколько клинков. Их остудили в воде, и я взял первый клинок в руки, посмотреть, клинок был острым и тяжёлым.
   -Если он не колется, то это страшное оружие, - заметил я, - он даже тяжелее камня.
   -Да, - подтвердила ведьма, - но продолжайте работу, вы должны изготовить себе три двух лезвийных топора, три меча, три кинжала, три копья, а также три пластинки на левую руку, чтобы отбивать атаки врага. Вам также понадобятся наконечники для стрел, не меньше сотни на троих, я думаю, металла хватит.
   -На три топора металла не хватит, - заметил я.
   -Не хватит, - подтвердил Гнорх, - особенно если делать нормальный топор, хватит максимум на один. Топор тяжёлое большое оружие, на него потребуется минимум килограмм сорок металла, а то и больше, а у нас меньше ста килограмм, а нужны ещё кинжалы и всё остальное. Так что три топора сделать не получится.
   -Я думаю, мне топор не нужен, - решил я, - я пользуюсь только мечом, а Уруку с Гнорхом не нужны мечи. Любимое оружие Урука копьё, наконечник для него не потребует много бронзы, Гнорху лучше сделать топор, ну и кинжалов надо сделать побольше, штук десять. Кинжал ценное оружие, лишние пригодятся как дар Курултаю. Так что, на это бронзы хватит, а три боевых топора нам не нужны.
   -Хорошо, делайте, - одобрила ведьма. - Но мечей лучше сделать два, оба для Криса, одинаковые, просто мало ли что случится и вдруг он потеряет свой меч. А меч Крису совершенно необходим. Идти ещё раз к вулкану за металлом, потом снова плавить бронзу, чтобы сделать Крису ещё один меч это слишком накладно. Проще сразу сделать два.
   Урук вылил раскалённый металл в форму для моего меча, подождал, пока металл застынет, взял деревянными щипцами за ручку, положил на камень наковальню и стал ударами придавать ему форму. Прошло несколько минут, и лезвие получило форму. Короткое и очень мощное, такое как сказала ведьма, длинный кинжал, а не меч, и всё же этим оружием можно убить тролля, я это прекрасно понимал, это грозный клинок, сравнивая с теми каменными клинками, с которыми я привык иметь дело. Вот Урук сунул оружие в воду, та зашипела, и над небольшой деревянной бадьёй поднялся пар. После чего прошла ещё минута, и Урук протянул мне клинок рукояткой вперёд, я взял его за ручку правой рукой, потому что левая была недавно сломана, и, несмотря на отвары ведьмы, брать ей что-то не следовало. Оружие было ещё горячим, но не настолько, чтобы его нельзя было держать в руке.
   Я сделал несколько финтов мечом, сделал выпад воображаемому сопернику, другой третий. Упражнялся с мечом и так и по-другому. Ручка очень плохо держалась в руке, её придется замотать прессованной кожей, но это не проблема сейчас. Главное это динамика, и у меня в руке настоящий меч, почти такой же, как у людей из внешнего мира. Я махал им как ребёнок, ощущая небывалую мощь в руке, настоящее, истинное оружие убийства, а не просто палку, на которой мы фехтовали с Гнорхом. Это оружие может убить одним ударом, и никакая кожаная броня его не остановит. И всё же этот меч был коротким и тяжёлым, и от того непривычным, я понимал, настоящий меч должен быть длинным, тонким и лёгким, а этот совсем не такой. И всё же это меч! Меч! Меч! У меня в руке оружие, которым можно пробить даже доспех людей из внешнего мира. И я громко крикнул на все горы:
   -Меч! Настоящий меч!
   -Ух, смотрите, как его распёрло, - заметил Урук, - у него в руках впервые в жизни появилось настоящее оружие и он рад как пацан.
   -Да, я рад, потому что у меня в руке настоящее оружие, и теперь я уверен, я спасу Уну, и мы победим. Мы столько сделали, столько преодолели, и теперь у нас даже есть настоящее оружие, почти волшебное.
   -Кстати, Крис, тебе ещё придётся заточить твой клинок, я знаю, тебе кажется, что твой меч остр, и да это так, если сравнивать с обычным каменным оружием, которое может проткнуть кожу лишь при довольно большом усилии. Но настоящий металлический клинок должен резать кожу человеку, если им несильно повести, одним прикосновением. Настоящий заострённый меч легко проткнёт толстую кожу тролля, вот увидишь.
   -Увижу, всё будет так.
   -А вы, давайте, не спите, продолжайте лить оружие дальше, чего встали, уголь ведь прогорит, - заметила ведьма, - давайте, давайте, работать, работать.
   -Да госпожа. - Услужливо ответил ей Урук и продолжил свою работу по отливке и обработке очередного кинжала.
   Они с Гнорхом работали на пару быстро и эффективно, мне было даже завидно то, что они работают, а я со сломанной рукой стою в сторонке. Мне тоже хотелось лить металл, и ковать клинки. А так вся слава достанется оркам, а я тоже хочу славы. И они делали это быстро, один клинок за другим, как будто всю жизнь только и занимались, что ковали металлическое оружие. Хотя, конечно, по меркам внешнего мира, наши кривые поделки из бронзы едва ли можно назвать настоящим оружием. И всё же такая заточенная палка как мой меч может ранить тролля, и она гораздо круче, чем всё то, что у нас было раньше.
   Работа кипела ещё часа три не меньше, а мы с Гуслей стояли и пялились, как орки ожесточённо орудуют ковшиками из глины и единственным медным молоточком придают оружию форму, делают его острым. Наконец, всё кончилось, последним изготовленным нами оружием был топор для Гнорха, на него ушло килограмм тридцать оставшегося металла, и он получился каким-то маленьким, ну хоть так. Надеюсь, во внешнем мире Гнорху не придётся его использовать по назначению, а здесь, такой топор против тролля сгодится. Всего же мы изготовили два меча для меня, с десяток небольших ножей кинжалов разных размеров, с десяток клинков для копий, на них ушло меньше всего металла. Около сотни наконечников для стрел и топор для Гнорха, но всё это надо было доработать. На ручки кинжалов и мечей надо было намотать кожу или древесину, топор Гнорха требовал древка, тоже самое касается и копий.
   -Ну вот и всё... Как же я устал, - сказал Урук, и они с Гнорхом просто сели, привалившись друг к другу спинами. Грязные, чумазые, все в саже и белом пепле, уставшие за день до невозможности.
   -Так, - сказала ведьма. - Два кинжала мне, они пригодятся мне по хозяйству.
   -Хорошо...
   -Если так подумать, не так уж и много оружия мы изготовили, - заметил я.
   -Мы изготовили друг мой, - поправил меня с улыбкой Гнорх, - мы с Уруком изготовили, а вы с ведьмой стояли и смотрели. И поверь мне, это был каторжный труд. Никогда в жизни так не вкалывал. Тело ломит, мышцы болят, Гусля, не дашь ли ты нам какого-нибудь отварчику, чтобы снять ломоту в мышцах и усталость?
   -Ну ведь не в три часа ночи, - возмутилась в шутку ведьма, - я иду спать, беру два своих бронзовых ножа и иду спать, а вы идите мойтесь и тоже спать.
   -Это значит нет... Ладно, потерпим не впервой.
   -Я думаю, оружие лучше спрятать в какой-нибудь дальний чулан, - заметил я. - Не то чтобы я боюсь, что его украдут какие-нибудь гоблины, но будет обидно, если после всего оно пропадёт, и придётся делать всё заново.
   -Здравая мысль человек, покараульте пока, а мы пойдём мыться... Вернёмся минут через пятнадцать и ведьма покажет нам, куда его спрятать, вы не против Гусля?
   -Идите, мойтесь.
   Они с трудом поднялись и медленно побрели в сторону водопада, а мы остались одни. Я поднял глаза в небо, по нему плыли все три Луны нашего мира, ночь обещала быть ясной. И на небе было очень много звёзд.
   -Хочешь побывать там? - Показала пальцем вверх Гусля.
   -Да.
   -Я тоже в молодости хотела, даже не побывать там, а хотя бы дотянуться туда своим даром и увидеть, как живут люди со звёзд, но так и не смогла. Сил не хватило, слишком далеко от нас эти миры.
   -Я думаю, хоть я и хочу там побывать, но этого никогда не произойдёт, я никогда не окажусь там, и поэтому я завидую людям со звёзд. Везёт им, они летают с планеты на планету, а представляешь, какие непохожие эти миры?
   -Да, я думала об этом.
   Мы постояли, помолчали, наблюдая за звёздным небом, оно было красивым здесь в горах поздней ночью, звёзды было видно очень хорошо и ярко, и вскоре вернулись орки. Уже немного посвежевшие и отдохнувшие, они подошли к оружию, сгребли его в кучу, засыпали мелкое оружие в мешки и сказали:
   -Показывай куда нести Гусля.
   -Сюда...
   А я развернулся и пошёл спать, завтра будет интересный день. Нет, мы не пойдём сразу на охоту за драконами. Потому что надо сделать мечам и кинжалам нормальные ручки, приготовить для них специальные ножны из толстой кожи. Для копий и топора надо подобрать древки, также надо вырезать около сотни стрел, а это тоже работа. Так что завтра будет интересный день, мы будем много работать, доводить оружие до ума. Точить его о камни, потому что мой меч пока ещё тупой, но скоро, оружие будет готово к большой охоте на чудовищ. И вот тогда начнётся самое интересное в моей жизни. Я буду убивать троллей и драконов.
  
   Глава 21: Большая охота.
   Я осторожно выглянул из-за камня, небольшой тролль купался в озере, он ничего не боялся. Чего бояться почти взрослому троллю на Архайте? Волка? Тигра? Человека или орка? Смешно. Тролли ничего не боятся, даже драконов, потому что у них такая толстая шкура, что драконье пламя может разве что слегка обжечь, но уж точно не убить, и победить тролля дракон не сможет, потому и не нападёт. Так что тролли не боятся никого, и потому он даже не будет пытаться убежать от меня.
   Урук и Гнорх, вооружённые копьём и топором, остались стоять в сторонке на подстраховке, если что-то пойдёт не так, они вмешаются и помогут мне, а я сказав:
   -Ну я пошёл... Наш первый тролль.
   -Иди.
   Полез в атаку со своим мечом. Я вышел из-за камня на полянку перед озером, помахивая своим мечом, тролль увидел меня и радостно заревел. Полез на сушу, большие волны пошли в стороны под напором тела тролля, я терпеливо ждал. Я понимал, атаковать бестию в озере не стоит, тролль купается там, где глубина метра два, там я могу разве что плавать, и он легко победит меня из-за маленькой манёвренности.
   Тролль вылез на сушу и остановился в недоумении. В недоумение его привело то, что такое маленькое и хлипкое существо как я не собирается от него убегать, а нагло стоит напротив, готовится к бою. Тролль немного подумал и радостно заревел, вероятно, в его пустой голове сложилась схема, что раз жертва не убегает, то это даже хорошо. Он бросился в атаку, неказисто переступая вперевалочку лапами. Я сосредоточился и бросился под лапу к троллю, к его животу, защищённому толстой кожей, тролль потянулся ко мне лапами. Сделал кувырок, перекатился, стараясь быть как можно ближе к земле, чтобы тварь не достала меня руками, и наискосок со всей силы полоснул тролля по брюху и сразу отскочил в сторону, тролль пролетел мимо, так и не поймав меня. У него на брюхе осталась глубокая царапина, из неё медленно лилась зелёная вязкая троллья кровь. Монстр заревел от боли и обиды, его шкура оказалась слишком тонкой для моего оружия! Но рана была, далеко мягко скажем не смертельной, так царапина и не более, а мне надо было убить его, а не просто поцарапать. Тролль развернулся и злобно бросился на меня, наклонившись вперёд, так чтобы я не смог перекатиться у него под ногами снова. Ко мне потянулись его лапы, я отпрыгнул в сторону, и несколько раз сильно полоснул мечом по его лапам, на них остались глубокие царапины, тролль взревел ещё сильнее. Его привело в ярость то, что он не может достать меня, и то, что я, такой маленький, смею нападать на него и делаю ему больно. Он продолжал атаковать, я бегал от него по полянке почти по кругу, и изредка царапал его своим мечом. Вообще, урон от меча оказался меньше, чем я ожидал, поскольку я предполагал, что мои удары будут для твари почти смертельными. Но на практике, я лишь наносил ему глубокие порезы на шкуре, это лучше, чем, если бы я бился обсидиановым оружием, от него бы вообще не было проку. Но тролль никак не давал мне ударить себя в полную силу. По-хорошему, чтобы убить тролля, надо было бы бить его не режущим ударом, а колющим и со всей силы, так, чтобы меч ушёл в его тушу по рукоятку, такой удар нанёс бы ему тяжёлое ранение. Но я не мог ударить так, тролль мне не давал, а также я опасался, что если ударю так, то не смогу вытащить меч обратно, тролль то двигается. И тогда раненный тролль, испугавшись моего сильного удара, с моим мечом в брюхе мог куда-нибудь убежать от меня, и тогда мой меч будет потерян, а у меня их всего два. Не возвращаться же с первой охоты без меча. Я прокатился мимо тролля ещё раз, очередной раз царапнув тварь по лапе, и подумал, было бы здорово, если бы тролль хоть ненадолго повернулся ко мне спиной, но он не даёт мне ударить себя. Я всё время вынужден держать от него дистанцию, чтобы его чудовищные лапы не дотянулись до меня и не порвали на части.
   На полянку вышли Гнорх с Уруком, и стали заходить на тролля с разных сторон, тролль испуганно заревел.
   -Эй, ребята, вы куда?
   -Ты не справляешься, твой меч лишь царапает его, надо решать всерьёз, а так он уйдёт, лучше убить тролля втроём, чем не убивать вовсе.
   -Я справлюсь.
   -Как? За всё время ты не нанёс ему ни одного серьёзного удара, ты только злишь его, он рано или поздно настигнет тебя и убьёт, мы убьём его втроём.
   Тролль забыл меня, и бросился на Гнорха, тот взял обеими руками за древко своего топора, и что было силы, ударил его навстречу по лапе, и почти перерубил лапу тролля в районе кисти. Урук среагировал мгновенно, навалился всем телом на копьё, и ударил сбоку, копьё глубоко вошло в бок тролля, наверное, на полметра. Тролль дико взревел от ужаса и боли, схватился за копьё Урука, резко дёрнулся в бок, крутанулся, и Урук выпустил копьё. С ужасом подвывая, тролль сдал назад, и тут, наконец, мне представился шанс напасть сзади, я прыгнул как можно выше, и, держась обеими руками за меч, вогнал его троллю в спину колющим ударом почти по рукоятку и повис на нём. Тролль начал крутиться на месте, я из-за центробежного момента улетел в сторону, мой меч, как и копьё Урука, остался в теле тролля, а тот испуганно ревел, у него из пасти булькала зелёная кровь, по-видимому, я пробил ему лёгкое, а значит, его песенка скоро будет спета. Но с нормальным оружием остался только Гнорх и его топор. Тот бросился под ноги троллю, и что было силы, рубанул его под коленку, чтобы монстр не смог убежать с нашим оружием в теле, топор увяз в ноге тролля, а тот ударил Гнорха по морде лапой, и орк отлетел в сторону. Но держаться на ногах с полу перерубленной лапой тролль не мог, он брякнулся на спину, и испуганно заревел, ползая по полянке. Мы отошли немного в сторону, чтобы он не дотянулся. А тролль тем временем обломил древко копья Урука, и наконечник остался у него глубоко в теле, топор выпал из тела бестии и сейчас лежал под спиной тролля.
   -Ну что как добивать будем? - Поинтересовался Урук. - Моё копьё сломано, меч Криса по рукоятку в спине твари, и его не достать, потому что тролль лежит на спине, тоже самое касается и топора Гнорха.
   -Да что его добивать, сам подохнет скоро, - заметил я.
   -Нет, может и не подохнуть, - отметил Гнорх, - у троллей очень сильна регенерация, сейчас пройдёт минут десять, и из ран перестанет литься кровь, а ещё через пару часов тварь придёт в себя. Надо достать мой топор у него из-под спины, и добить его, пока он в ауте. Это можно сделать, тролль постоянно ворочается, и если он немного отползёт в сторону, я схвачусь за ручку топора.
   -А как заставить его отползти?
   -У нас есть три довольно длинных бронзовых кинжала, они всего-то в два раза короче, чем меч Криса, представим, что у нас в руках небольшие мечи, и будем резать тролля. Тот от боли сам уползёт.
   -Тогда начинаем.
   -Заходим с трёх сторон.
   Я достал свой кинжал и начал заходить на тролля с головы, тот повернулся ко мне и в ужасе захрюкал. Эта тварь ещё никогда в жизни не попадала в такую ситуацию, когда враг был так близок к победе, а нога не слушалась, и можно было только ползти. Гнорх с Уруком зашли сзади, тварь постаралась переключиться на них, я сделал быстрый шаг вперёд, и колющим ударом вогнал свой кинжал троллю в шею по самую рукоятку. Тот рыпнулся, я выдернул кинжал и сразу отошёл, теперь была очередь Урука, потому что тролль отвернулся от него. Тот также как и я, быстро подошёл к троллю, и также сильно уколол его в верхнюю часть правой лапы.
   -Хороший удар.
   -Я знаю.
   -Моя очередь.
   Гнорх атаковал тролля, но тот развернулся и ударил его наотмашь левой лапой, Гнорх отлетел в сторону и выронил кинжал, быстро в ярости вскочил на ноги, поднял кинжал с земли.
   -А у тебя не получилось.
   -Сейчас я ему!
   Тролль снова повернулся ко мне спиной, наблюдая за разъярённым, кричащим Гнорхом. Я снова сделал к нему шаг на сближение и методично вколол ему кинжалом в череп, но кинжал только хрустнул, оставив неглубокую царапину, у тролля мощные кости, я сделал шаг назад, тролль снова повернулся ко мне. Урук решил нанести ему фатальный урон, он подошёл к троллю сбоку, пока тот смотрел на меня, и ударил его сразу несколько раз в мягкие места шеи и потом отошёл. Тварь из последних сил мотнулась к Уруку но не достала, у неё из ран на шее толчками хлестала кровь, сознание стало покидать монстра. Он вихлялся, как кусок древесины на ветру, хаотично и глупо. Мы нанесли по очереди ещё несколько ударов, и тролль испустил дух. Дымка его души поднялась над ним и впиталась в наши тела. Я почувствовал прилив сил, мощный прилив сил, я никогда такого не испытывал, потому что никогда раньше не убивал столь могучую тварь. Но полученная нами сила была поделена на троих, пропорционально нанесённому троллю урону, а значит, я получил не больше всех.
   -Вот и всё, тролль мёртв, - констатировал Урук.
   -И Крис, один ты бы с ним не справился, так бы и прыгал сейчас вокруг него со своими царапающими ударами. Даже твой удар ему в спину, когда меч ушёл в тролля по самую рукоятку, и то не был для твари смертельным.
   -Значит, придётся бить тварей втроём, - тяжело вздохнул я. - Учитывая то, что это был не самый большой, и не самый мощный тролль на Архайте.
   -Главное, что мы убили его.
   -Куда пойдём дальше?
   -Говорят, в северных районах Архайта живут саблезубые медведи, они послабее троллей будут, но не менее опасны, можно попробовать убить такого.
   -Только вначале надо выковырять из тролля наконечник моего копья, он глубоко засел, а потом сходить к ведьме, вставить новое древко. Не стоит ходить вам на медведя без меня, неполным составом, случай с троллем показал, что твари могут оказаться опаснее, и живучее, чем мы ожидаем, тем более, что никто из нас не имеет опыта охоты на них.
   -Как достать мой меч? Тролль лежит на спине, меч я всадил ему в спину, весит эта тварь тонны две не меньше, перевернуть его вряд ли получится.
   -Ничего парни, мой топор при мне, подождите минут пять, я разрублю эту тушу, и вы достанете своё оружие.
  
   Мы с трудом втащили три туши кабанчиков на площадку высоко в горах, где обитают драконы, я бухнулся в тень небольшого дерева, что росло тут, и бросил свою тушу. Также поступили и Гнорх с Уруком.
   -Устал?
   -Да есть немного, тащить кабанчиков в горы, что за извращение?
   -Надо же как-то привлечь к нам дракона, тем более, мы должны напасть первыми, неожиданно, а здесь идеальная площадка для атаки. Мы обстреляем дракона из луков, и тот не сможет улететь, мы примем бой на своей земле, а не в воздухе, как предпочёл бы дракон. Он будет сидеть на земле, и мы убьём его, а если он сможет улететь, нам его не поймать, он сожжёт нас своим пламенем.
   -Отдохнули?
   -Нет.
   -Приступаем, тут нельзя долго сидеть, слишком близко гнездо дракона.
   Я положил свою тушу кабанчика прямо в середину полянки, и стал её резать своим ножом, стараясь, чтобы на камнях было как можно больше крови, дракон почувствует эту кровь и приземлится здесь. Потому что драконы чувствуют запах крови на много сотен метров, и тут позиция в самый раз. Аналогично поступили и Урук с Гнорхом, они выпотрошили туши своих кабанчиков на камни, и мы спрятались по периметру каменной площадки, так чтобы напасть на приземлившегося дракона с трёх сторон. Один из нас будет отвлекать дракона на себя, остальные будут стрелять в него из луков, или атакуют своим оружием. В этот раз, против дракона, кроме основного оружия, мы захватили по копью, а также луки со стрелами. Мы уже заметили, на примере нашей охоты на троллей, которых мы убили уже множество, что копьями куда удобнее охотиться на тварей, чем мечом.
   -Сидим в засаде, не высовываемся, на Солнце не загораем, - громко крикнул Гнорх.
   -Сидим, - подтвердил я.
   Мы сидели так около двадцати минут, за это время я подумал о том, сколько же тварей Архайта мы успели истребить втроём, какими сильными мы стали. Я сейчас во много раз сильнее, чем тот я, который принял когда-то бой с работорговцами. Не знаю, возможно, если бы я сейчас попал в ту роковую ночь, и принял бы бой за своё племя, вполне возможно, что я бы убил пару работорговцев. А если бы нас было трое, то мы могли бы спасти моих друзей, ну почему тогда мы не смогли?
   Вскоре появился дракон, он сделал круг над приманкой, сложил крылья и сел, начал есть. Это был крупный взрослый чёрный дракон, возрастом, наверное, никак не меньше тридцати лет. Длиной метров пятнадцать, весом тонн пять десять. У него была мощная, защитная, чёрная шкура, длинные когти и гигантская пасть, которая могла сожрать Гнорха целиком. Я натянул тетиву лука, наложил стрелу, и прицелился. Гнорх уже выстрелил дракону точно в основание крыла, чтобы тот не смог взлететь. Дракон взревел и плюнул огнём в Гнорха, тот спрятался за камнем. Потому что у нас с собой не было мага из внешнего мира, чтобы отвести пламя дракона. Но зато, здесь на этом плато были такие удобные камни. Мы с Уруком выскочили из укрытий. Я прицелился и пустил ещё одну стрелу прямо в основание крыла дракона, потом достал из колчана ещё стрелу и ещё, и выстрелил ещё несколько раз. Дракон ревел, и перевёл своё пламя на Урука, теперь была его очередь прятаться за камни. Мы продолжали стрелять в дракона. Мы знали, стрелами его не убить, но они не позволят твари улететь, ранив крылья, и быть может, ослабят в бою. А его надо максимально ослабить. Также сейчас дракон тратит не жалея своё опасное пламя, а у него ограниченный запас огня, и скоро летающий огнедышащий дракон превратится в большую и уже не огнедышащую неуклюже ползающую по земле ящерицу. И вот тогда мы выйдем из укрытий, и наши копья покажут ему кто истинный хозяин в этом мире.
   Дракон развернулся ко мне, я увидел, как поворачивается его голова, немного подумал, и решил рискнуть, прицелился, и всадил дракону стрелу точно в глаз, и сразу юрк за камень. По месту, где я стоял, прошлось адово пламя, но дракон остался без глаза. Урук решил повторить мой подвиг, он тоже стрелял очень хорошо, и я увидел, как вторая стрела вошла в последний глаз дракона, и тот ослеп. Но дракон всё равно чует нас и слышит, хотя уже не так хорошо. И пламя дракона слабеет, он выдыхает его из своей пасти еле-еле.
   Гнорх выпрыгнул из своего убежища, подбежал к дракону сбоку, и, размахнувшись, что было силы, воткнул своё копьё твари в брюхо, оно ушло глубоко, на полметра, не меньше, брызнула зелёная драконья кровь. А тварь развернулась, и двинула Гнорха хвостом, да так, что тот улетел метров на десять. Хвост у дракона мощный, не поспоришь, я только опасался, как бы дракон не сломал Гнорху ребра, да и жив ли вообще Гнорх. Жив, всё в порядке, вижу, как ползёт в укрытие за камни.
   Теперь наша с Уруком очередь, я выбегаю из-за камня, подбегаю к ослепшему дракону, тот слышит меня, но не видит, это мешает ему, навести свою мощную пасть точно на меня. Я бью дракона копьём что есть силы, тоже глубоко, целюсь в сердце, но не дотягиваюсь. Слишком высоко у дракона сердце, а тот стоит на задних лапах вертикально. Урук точно также как и я выбегает на дракона снизу и точно бьёт копьём ему в брюхо. Причём бьёт несколько раз, дракон опускается вниз, и мощным ударом отбрасывает меня в сторону, а другой лапой бьёт Урука, но тому повезло меньше, по нему прошлись когтями, я вижу у орка кровь, тот ползёт за камни. Но к этому моменту приходит в себя грозный Гнорх, он берёт свой топор, подбегает к дракону сзади, и мощным ударом отрубает тому треть хвоста, из него хлыщет кровь. Дракон ревёт в бешенстве, да так, что слышат все горы. Теперь монстр лишился своего грозного оружия, жала в кончике хвоста, он так и не успел им воспользоваться, и это хорошо, потому что удар этим жалом для человека или орка смертелен. Но Гнорх ещё не прекратил свою атаку, он прыгает в бок, и ударом снизу бьёт по лапе дракона, снова хлыщет кровь и дракон падает, Гнорх наносит ему ещё несколько ударов в брюхо. Я тоже подключаюсь, достаю свой меч, прыгаю дракону на шею, к самой пасти, и мощным колющим ударом перебиваю ему артерии, зелёная кровь, много зелёной крови хлыщет на камни. Я выдёргиваю меч, и наношу ещё несколько ударов, мы неистово рубим тварь, спустя минуту дракон умирает. Я чувствую приток его могучей силы в свой организм, я становлюсь сильнее. Но ощущение уже не то, как когда я убил первого в своей жизни тролля. Конечно, дракон гораздо сильнее тролля, и за него я получу больше силы, но за свою короткую жизнь я уже получил много силы, и стал опытным могучим воином, так что эта сила дракона не так сильно действует на меня.
   -Тварь убита, - объявляет Гнорх. - Надо вырезать из неё наконечники копий, собрать стрелы. И самое ценное, жало в хвосте на продажу в Тринидате.
   -Урук, Урук, ты живой?
   Я подошёл к нему, он лежит, дышит, потом смотри на меня и поднимается. Я вижу у него тяжёлые царапины, но смертельных ран вроде нет.
   -Ничего особо страшного нет, приложим подорожники, завтра к утру всё пройдёт. С тех пор как мы перебили целое полчище троллей, раны на нас заживают необычайно быстро, один день и ран нет, надо только пить и есть.
   -Я думаю, у тебя в рюкзаке найдётся фляга с водой, и пять кусочков вяленого мяса.
   -Даже не сомневайся.
   -Я пока помогу Гнорху, надо достать наконечники стрел и копий, они слишком ценны.
   -Помоги, вроде ни одной стрелы мы не потеряли.
  
   Был поздний вечер, одна из наших трёх лун появилась на небосклоне. Мы шли обратно в долину ведьмы, у меня в рюкзаке болталось три жала взрослых драконов. Да, целых три, потому что мы сегодня, всего за один день смогли убить целых три твари, и это было большим достижением. Причём никто из нашей троицы не был серьёзно ранен, только Гнорху немного не повезло, и его слегка оцарапал последний из убитых нами сегодня драконов. Но это ерунда, он переживёт, я знаю, потому что он настоящий герой, как и я.
   Неожиданно к нам на дорогу выбежало три молодых гоблина, совсем дети, они как обычно были вооружены своими палками, и главный гоблин грозно пропищал:
   -Трусливые орки, отдавайте нам всё, что у вас есть, и мы отпустим вас живыми. - Потом немного подумал и добавил, - вы окружены!
   Я даже не обратил на гоблина внимания, просто прошёл мимо, и пошёл дальше в долину ведьмы, аналогично поступили и Урук с Гнорхом. Гоблин немного опешил от такой наглости, потом пропищал:
   -Вы ещё пожалеете о своей наглости, мы поймаем вас и жестоко отомстим.
   Мы продолжали удаляться, только Урук подал голос:
   -Может всё-таки шлёпнуть его? Хороший гоблин мёртвый гоблин, а мало ли кто ещё из наших пойдёт по этой тропинке, вдруг раненому придётся ползти?
   -Да чёрт с ним с этим гоблином, такого дурака обязательно кто-нибудь да шлёпнет. А так, даже как-то жалко, маленький совсем, глупый как пробка.
   Мы дошли до стеллы мира на входе в долину ведьмы, прошли мимо и оказались дома, под сенью её дерев. Здесь было темно, и я почти ничего не видел, мы прошли через рощу и оказались перед домом ведьмы, та сидела и пила чай, ждала, когда мы вернёмся, но она вообще часто пьёт чай утром и вечером, такая уж у Гусли традиция.
   -Ну что охотнички вернулись? Всю дичь на Архайте перебили?
   -Сегодня мы убили трёх драконов, - похвалился я. - И никто из нас почти не пострадал.
   -Идите мойтесь к водопаду и садитесь, будем чай пить и совет держать.
   -Хорошо.
   -Бросьте свои рюкзаки прямо здесь, Нива уберёт их.
   Я бросил рюкзак и быстро побежал к водопаду, Урук с Гнорхом побежали за мной, кто первый искупается, тот молодец, а кто последний, тот не молодец, правило орков. Но я начал бег первым, у меня была фора, и потому я искупался первым, а что касается Гнорха, он бегает медленнее всех, и потому не молодец. В водопаде я купался прямо в одежде, чтобы смыть с себя всю пыль и кровь убитых драконов, это вместо стирки, а иначе буду вонять, а я не люблю вонять, как и остальные.
   Мы сели за стол к Гусле, и я сразу принялся пить чай, я люблю чай со сладким сахаром и эти обеды и ужины у Гусли, она хорошо готовит. И, наверное, я буду скучать по её стряпне там, на большой земле.
   -Что ты хотела нам сказать?
   -Я считаю, вы истребили достаточно много тварей за последние недели. Каждый день вы охотились, каждый день вы убивали кого-то. Но я считаю достаточно, иначе ваша охота слишком затянется. А вы уже стали сильными, ловкими и опасными бойцами. Да и фауна Архайта ограничена, если вы убьёте слишком много троллей и драконов, популяции острова будет нанесён непоправимый ущерб, а этого надо избегать.
   -Гусля, но разве не лучше истребить всех троллей и драконов на острове? Сама подумай.
   -Нет, не лучше, мы должны беречь свой дом Архайт в первозданном виде, а если ты истребишь всех троллей и драконов. Вдруг кому-то из твоих потомков в будущем, как и тебе, понадобится стать сильнее? Как без этих существ он сможет это сделать? Если ты перебьёшь всех драконов и троллей? Поэтому я говорю довольно, достаточно, вы убили достаточно.
   -Хорошо великая ведьма, раз ты говоришь, хватит, значит хватит.
   -Вы должны начать строить корабль, это займёт время, несколько недель, и вы можете отправляться в Тринидат, втроём, как и собирались. Вы убили много драконов. Я посчитала, вы набрали трофеев примерно на три четыре тысячи золотых, если ты Крис сможешь их нормально продать. Этих денег должно хватить тебе, чтобы купить себе стальной доспех, а также выкупить Уну и многих твоих соплеменников. Это в том случае, если хозяин Уны вообще согласится продать тебе её за нормальную цену. Но доспех, ты можешь себе и не покупать, он не очень то нужен. Если же денег не хватит, ты можешь участвовать в гладиаторских боях насмерть в Тринидате, я думаю, там ты сможешь победить, но это, в крайнем случае, если не будет выбора. Если денег не хватит, и если очень надо будет выкупить кого-то ещё. В принципе, ваших трофеев должно хватить. Но если денег всё же не хватит, чтобы выкупить всех, если не получится победить в боях гладиаторов, тогда не рискуй, возвращайся. Лучше вернуть часть жителей Архайта, чем не вернуть никого, и лучше, если ты вернёшь молодых, и в основном девушек.
   -Гусля, ты говорила, мы можем продавать слитки золота, они имеют большую ценность.
   -Я говорила, но найти слитки золота на Архайте я не смогла. Так что придётся обойтись костьми дракона. Но я думаю, вам должно хватить ваших денег, вы вернётесь. Поэтому, приступайте к постройке корабля, и ещё, завтра утром, сходите в стойбище орков, подарите Курултаю лишнее оружие, он уже ждёт вашего возвращения, помиритесь с ним, и сообщите ему, что поплывёте с Крисом.
   -Хорошо.
   -И начинайте строить лодку! Это должна быть большая лодка, длинной не менее двадцати метров, шириной пять метров, глубиной полтора метра, внизу лодки должен быть тяжёлый киль из камня внутри древесины, чтобы в случае чего не откололся. Пол лодки должен быть выстелен пробковым деревом, оно в пять раз легче воды, и с ним ваша лодка не потонет, даже если наберёт много воды во время шторма. У лодки должно быть три мачты высотой не менее десяти метров, и три паруса, паруса должны быть сделаны так, чтобы их можно было убрать в случае шторма. Также на лодке должны быть запасные паруса, на случай, если парус порвётся. На лодке должен быть запас чистой воды не менее десяти бочек, они должны храниться в специальном углублении по центру, чтобы с водой ничего не случилось, также должен быть запас еды. А также должно быть два воздушных змея и два подводных паруса в разобранном состоянии, чтобы вернуться. Вдоль днища лодки должны быть углубления, за которые много людей может держаться во время шторма.
   -Ведьма, ведьма, но зачем нам такая большая и сложная лодка, мы же будем строить её целый год. Обычно, мы строим лодки...
   -Обычно, вы не строите лодки вовсе. А здесь в море должно выйти не три человека. Возможно, что Крис спасёт пятьдесят или даже сто человек в Тринидате. И плыть назад вы будете долго, не меньше десяти дней. Это в лучшем случае. Лодка должна быть достаточно большой, чтобы на ней могли плыть сто человек в течение десяти дней. Если вы построите свою обычную лодку, длинной метров семь, десять, как вы обычно делаете, то на неё не поместится столько народу. Поэтому вы должны построить не лодку, а целый корабль.
   -Но мы будем строить такой корабль целый год!
   -Поэтому, чтобы не строить корабль целый год, строить его вы будете не втроём, всё племя орков должно взяться за дело. И вы все, построите корабль за месяц, а то и быстрее. Тем более, у вас теперь есть бронзовый топор, а он позволяет многое, при обработке дерева, на что не способны топоры каменные.
   -Но Курултай...
   -Поэтому, вы идёте завтра к нему мириться. Вы подарите ему своё лишнее бронзовое оружие, покажите, насколько оно хорошо, расскажите, как охотились на троллей и драконов, Курултай оценит ваш бесценный подарок и поможет вам. Тем более, вождь уже сам хочет простить вас. Я наблюдала за ним, используя свой дар, он говорил об этом с одним из старейшин.
   -Да ведьма...
  
   Я проснулся ни свет ни заря, но я выспался, хотя спал часов пять, этого достаточно для воина. Я одел майку и штаны, убрал кровать, и выбежал наружу в утренний воздух. Осмотрелся, сегодня было свежо, приближалась зима, листья деревьев в нашем краю не облетают, это из-за близости океана. Он приносит в наши широты тепло даже зимой, да и не так уж сильно к северу мы находимся. Но утром, ранним утром, сейчас, воздух с гор был холодным, почти ледяным, а на траве лежал иней, редкость в наших местах, но сегодняшнее утро было холодным. Хотя, скоро я уплыву в Тринидат на юг, там зимы как таковой тоже нет. Но Гусля рассказывала мне, что далеко на севере живут варвары, и там зима вступает в свои права. Вся вода там замерзает в виде снега, это как лёд, только снег мягкий. Растения сбрасывают свои листья и стоят как мертвые почти полгода. И там холодно, очень холодно, человек или орк без одежды может замёрзнуть насмерть. К счастью, у нас здесь на Архайте такой зимы не бывает. У нас зимой просто прохладно, дни становятся короче, ну и утром может выпасть иней, но не больше. Только выше в горах Архайта наступает зима и лежит снег, но туда мы люди Архайта ходим редко, и ведьма живёт не так уж высоко. Я быстро побежал по кругу долины ведьмы, чтобы согреться, успел сделать, наверное, кругов тридцать не меньше. Ко мне присоединились Урук с Гнорхом, только они были одеты теплее меня, но они тоже сейчас бегали здесь по кругу, разгоняя морозный воздух. Я добежал до своего любимого дерева и начал подтягиваться, сделал несколько подходов и ко мне подошёл Урук.
   -Хватит, достаточно, иди, одевай свой доспех. Мы идём к Курултаю.
   -Мы не будем ждать ведьму?
   -Зачем? Мы и без неё знаем, что сказать вождю, она вчера всё нам сказала, пусть спит.
   -Ну, тогда пошли.
   Я зашёл к себе в комнату, взял доспех, оружие, и вскоре мы уже шагали прочь от дома ведьмы по направлению к стойбищу орков. По пути нам встретился вчерашний гоблин, он выглядел каким-то жалким и замёрзшим. Он выскочил на дорогу вместе с двумя товарищами и громко крикнул:
   -Отдавайте всё своё, иначе мы вас...
   Гнорх показал ему свой топор.
   -Ты знаешь, что это такое?
   -Нет! Но выглядит грозно.
   -Это топор из настоящей бронзы, им можно убить даже тролля или дракона. Ты представляешь, что будет с тобой, если я ударю тебя им?
   -У меня есть моя палка! - Грозно крикнул гоблин.
   Гнорх подошёл к нему, вырвал у гоблина палку, тот даже почти не сопротивлялся. Положил палку на камень, и ударил её топором, перерубив пополам.
   -Вот видишь, что было бы с тобой, если бы я ударил тебя топором? А теперь мелкий воришка, чеши отсюда, чтобы я тебя больше не видел на этой тропе, понятно?
   -Но я не могу... Грозный вождь Чучбек, который стал вождём месяц назад, сказал мне идти за трофеями и без них не возвращаться. Грозные воины, научите меня драться. Я буду вам служить, нас трое, мы смелые воины. Мы вернёмся к себе в племя, станем вождями, и гоблины...
   -Иди давай отсюда. Нам воришки, на Архайте не нужны, проваливай.
   Мы прошли мимо, и направились дальше к стойбищу, а Гнорх ещё и дал гоблину пинка под зад.
   -Да, жалкое создание, рука не поднимается такого прибить, хотя стоило бы... А то мало ли на кого они нападут.
   -Да стоило бы, но больно уж жалко он выглядит, даже для гоблина. Их в этот раз всего трое, а они отрядами меньше, чем по десять не нападают. Это отщепенцы, их можно только пожалеть, скоро они погибнут и так.
   Мы продолжили путь, миновали ручей, и вскоре вдали появилась стелла мира на входе в долину орков. Мы преодолели её и направились почему-то не в само стойбище, а к озеру. Я даже как-то сразу и не понял зачем. Здесь как обычно стоял шалаш Варда, тот сладко спал. Гнорх бесцеремонно откинул шкуру, которой тот закрывал проход, и пнул Варда по ногам. Я заметил, что Вард спал не один, а с орчихой. Он быстро вылез из шалаша и запричитал.
   -Я не виноват, я не виноват, вы сами обнаглели, вы не имели права меня туда тащить... Да тут Стулха, она всё подтвердит.
   -Мы пришли не бить тебя и не убивать, а я хочу сказать тебе, что я думаю о тебе. - Начал Гнорх. - Так вот ты трус. И ты мог бы прикрыть нас перед Курултаем, сказать, что пошёл с нами по своей воле, ты поступил не по-товарищески.
   -Вы не имеете права находиться здесь в долине орков, вас выгнали из племени, Курултай сказал. Вы сами виноваты, вы не имели права меня тащить туда, угрожать мне, заставлять меня. Курултай сказал, что я волен сам решать, идти или нет, а вы заставили, вы угрожали.
   -Ты вернулся героем, мог бы сказать спасибо.
   -Каким героем? Мы притащили в племя бесполезные камни, они никому не нужны и лежат в хижине Курултая в ожидании непонятно чего.
   -Видишь это оружие? Этот топор? Это топор из металла, он сделан из тех камней, я убивал им троллей и драконов. Таким топором можно убить даже воина из внешнего мира.
   -А уж как им легко отрубить твою голову, - поддержал Гнорха Урук, - можно прям одним ударом.
   -Вы снова угрожаете мне, да что вам надо от меня? Оставьте меня в покое, я больше не верю вам врунам и никогда никуда с вами не пойду, и вообще, Курултай не простит вас никогда, и вы больше не из племени, убирайтесь отсюда вон.
   -Ладно, Крис, пошли, пока этот трус не обделался, но мы с тобой ещё поговорим, сразу, как снова станем частью племени.
   -Не станете! Вас не примут в племя никогда!
   Мы отошли от его шалаша, а Вард снова залез к своей орчихе.
   -Зачем мы к нему подходили? - Спросил я.
   -Да так, чисто его нервишки потрепать, чтобы жизнь ему мёдом не казалась, надо же навестить старого товарища. Всё-таки мы с ним вместе от вулканических големов по восточному склону драпали. А он нас так... Что мы его силой, да угрозами заставили на подвиг... Нет, это не по-товарищески, ну да ладно, валим к Курултаю.
   Мы дошли до стойбища, без проблем миновали ворота, часовые орков даже не шелохнулись нас остановить, хотя конечно, по закону нам путь в стойбище заказан. Но орки живут не по закону, а по дружбе, а если по дружбе, то нас уже давно все простили. Да большинство на нас и не обижалось, даже наоборот, мы в их глазах герои, потому что ходили далеко, туда, где опасно, и только поэтому. А то, что нас вождь поругал, так это мелочь, этим можно даже гордиться. Мы подошли к дому Курултая, не стучась вошли, тот как раз кушал. Вождь злобно посмотрел на нас, и изрёк:
   -Садитесь напротив, буду слушать ваши неумелые оправдания.
   -А что оправдываться то? Мы принесли тебе подарки, три бронзовых кинжала и пять наконечников для копий. Это настоящий металл, прочный, не ломающийся, не трескающийся. Смотри, какой прочный и надёжный. Это подарок всему племени. Таким наконечником, если одеть его на копьё, можно пробить шкуру тролля, дракона, или даже латы людей из внешнего мира. С таким оружием племя станет сильным, великим и могучим.
   -Значит, вы всё-таки выплавили оружие из бронзы?
   -Курултай, не лукавь, я много раз видел твоих разведчиков, которые наблюдали, как мы охотимся на драконов и троллей, ты всё знаешь. Это оружие, тебе наш подарок, а из того металла, что принёс Вард, мы можем выплавить тебе ещё штук двадцать бронзовых кинжалов для нужд племени, они куда надёжнее обсидиана. Мы научим тебя плавить бронзу, и это подарок ведьмы, щедрый подарок, подумай сам. Но есть условие. Ты должен простить нас и принять в племя. В конце концов, мы все герои, и Вард тоже герой, потому что...
   -Вы нарушили слово вождя. Я сказал вам, а вы...
   -И за это мы понесли тяжёлое наказание, порицание племени и опалу, мы почти три недели жили вне племени, одни, без своих друзей и подруг. Мы достаточно наказаны, и мы приносим племени этот щедрый дар.
   -Вы могли погибнуть в том походе.
   -Орк имеет право рисковать своей жизнью, если желает, таков закон племени.
   -Своей жизнью, но не жизнью Варда, своей жизнью, но не жизнью другого орка. Вы силой и угрозами, а также обманом заставили Варда пойти с собой, и тот чуть не погиб в том походе. Он рассказал нам, как за вами много раз гнались вулканические големы. И как ваша жизнь была на волосок от смерти.
   -Да кому ты веришь Курултай, это же Вард, трус.
   -Вард лучший проводник племени, и я знаю и без него, как опасно на восточном склоне. Он мог погибнуть, и только чудом никто не погиб. Вы не имеете права так рисковать жизнью других орков, потому что это почти убийство. А такое я простить...
   -А как же подарки? Смотри какой замечательный бронзовый нож. Просто шедевр, а не оружие. Подумай, скольким оркам он может спасти жизнь. Это же настоящий шедевр, а не оружие, неужели ты не простишь нашу маленькую оплошность никогда?
   -Ладно... Я подумаю...
   -Что прости?
   -Вас конечно можно понять и простить, Вард действительно трус и слюнтяй.
   -Итак?
   -Ладно, парни, прощены, только больше так не делайте. Давайте сюда ваше оружие. Я знаю, вы герои, и всё же на будущее, орки должны уважать законы орков, и орки должны уважать слово вождя, и орки должны уважать права других орков на безопасность. Вы не имеете права заставлять кого-то даже Варда рисковать своей жизнью, если это вне интересов племени, только вождь может решать, кому рисковать, а кому нет.
   -То есть мы теперь снова в племени?
   -Да.
   -И ещё одна мелочь Курултай.
   -Какая?
   -Ты не думай, что мы пришли только за этим. Только ведьма хочет, чтобы мы построили для Криса корабль. Длинной двадцать метров, шириной пять, глубиной полтора метра, с надёжным каменным килем, чтобы корабль не перевернулся во время шторма. С тремя мачтами и большими парусами, такой корабль, на котором можно переплыть океан.
   -Корабль? А она не слишком многого хочет?
   -Без такого корабля Крис не сможет отправиться спасать своих родичей.
   -А как он будет управлять им?
   -Мы отправимся вместе с ним, итого нас на корабле будет трое, этого более чем достаточно, чтобы управлять таким кораблём. Но корабль должен быть большим, потому что иначе, мы не сможем увести всех соплеменников Криса на родину, их же может быть будет пятьдесят или даже сто человек.
   -Это уже явно за пределами интересов орков.
   -Курултай, но с другой стороны, при постройке такого корабля никто и не рискует жизнью, это просто труд. Всё равно большая часть орков большую часть времени ничего не делает, дрыхнут у себя в хижинах или гуляют по лесу. А так хотя бы все при деле будут. Ты же сам говорил, мы должны помочь Крису спасти своих соплеменников, это наш долг, вернуть Архайту его первоначальный облик. И потом, это не только наше дело, это ещё и просьба ведьмы. А мы должны уважать великую ведьму, она не так уж часто просит от нас что-то большое и ценное.
   -Ладно, я подумаю, посовещаюсь со старейшинами.
   -Надо начинать строить корабль прямо сейчас. Нельзя терять время.
   -Я сказал, я подумаю. А сейчас идите вон с глаз моих долой, от вас у племени одни проблемы, а они никому не нужны.
   Мы поднялись, улыбнулись напоследок и вышли вон, я только подумал, не слишком ли мы нагло себя вели, нас только простили, а мы уже требуем, чтобы всё племя строило корабль. Уже на улице, я всё-таки решил спросить Гнорха:
   -Ну что? Как думаешь? Он будет строить нам корабль?
   -Будет. А если даже и нет, мы просто попросим племя, и все желающие смогут поучаствовать в этом. Поверь, многие будут помогать по своей воле, даже без слова вождя, и никто не станет запрещать таким помощникам. Тем более, это интересно, строить настоящий корабль, а большинству орков действительно нечего делать.
   -Спасибо, вы многое сделали для меня, правда... Вы учили меня, спасали, снабжали оружием, помогали, ходили вместе со мной на восточный склон вулкана, нарушая слово вождя.
   -Крис, мы помогаем не только тебе, а всему твоему племени, и потом, мы многое получили взамен, лично мы с Уруком стали великими воинами, настоящими героями, и у нас появилось чудо оружие. Мы многое узнали об окружающем мире. Мы многое получили взамен, очень многое, и потом, всё это было чертовски интересно, а в жизни главное, прожить свой отпущенный срок не зря, а так, чтобы было, что внукам рассказать. А так без тебя, что я им рассказал бы? Пошёл на охоту, убил кабанчика, пошёл на охоту, убил кабанчика, снова пошёл на охоту и снова убил кабанчика... Скука.
   -Всё равно спасибо.
   -Скажешь спасибо, когда привезёшь свой народ обратно на Архайт. И я думаю, после тебя, отношения между орками и людьми никогда не будут прежними, потому что ты нам, как брат.
  
   Глава 22: Проигрыш в карты.
   Уне снилось, как хорошо ей жить на Архайте, вот она бегает по полю, рядом с ней её друзья, здесь и Крис и не только он. Вот они лежат на Солнце, отдыхают... Чудесный пляж около моря, они разговаривают и им так хорошо вместе, это настоящий рай, все её друзья живы и рядом, они все счастливы, никто никого не обижает, все любят друг друга, потому что они друзья с детства. Это её дом, её близкие...
   Только реальность бывает хуже снов, ей пора вставать, Уна открыла глаза и резко проснулась, рядом с ней Фалия, старшая служанка дома, её лучшая подруга здесь, в этом мире, такая же рабыня, как и она сама. Не самого низшего уровня, не простая уборщица, и у неё здесь даже есть своя маленькая комната, собственная комната, как и у Уны. Место, в которое она может придти вечером, разложить свои вещи и сказать, это моё, это мой дом, я здесь свободна... Конечно, если хозяева не позовут.
   -Вставай лежебока, пора уже.
   -Что Стик зовёт?
   -Нет, просто уже девять утра, тебе пора просыпаться, скоро придёт твой учитель элийского, будешь заниматься, а перед этим поешь.
   -Хорошо, я встаю...
   -Надо убраться у тебя в комнате, пылища...
   -Я сама уберусь, я собиралась вчера.
   -Уберёшься ты, а влетит мне, нет уж... Ты не должна убираться в своей комнате, ты наложница, а не служанка, таков порядок. У тебя одна работа, ты должна выглядеть красиво, вести себя элегантно и радовать господина. Ты должна выглядеть так, чтобы другие, увидев тебя рядом со Стиком, завидовали ему, и за это тебя кормят, поэтому ты живёшь лучше всех нас.
   -Я знаю...
   -Пошли, я распоряжусь, чтобы у тебя убрали.
   -Ты уже завтракала Фалия? Составишь мне компанию?
   -Нет, не составлю, да завтракала, в отличие от некоторых я встаю в пять утра, мне надо следить за домом постоянно, и свободного времени у меня нет.
   -Да ладно тебе, а как же поздний завтрак? Или второй завтрак? Ты могла бы составить мне компанию, пришла же разбудить, значит, есть свободная минутка.
   -Ох, цветочек... Пошли, составлю тебе компанию, со вчерашнего ужина хозяина остался чудесный салат, всё равно пропадёт, а губернатору надо готовить только свежее.
   -Идём.
   Уна закончила собираться, и они вышли из комнаты, закрыв дверь на ключ. Нет, здесь в доме губернатора не воровали, слишком серьёзное наказание за такой проступок. Но комнату Уны всё равно сказано запирать, потому что это почти что настоящая сокровищница, и сокровища принадлежат не Уне, а её хозяину. И многие подарки, украшения стоят солидную сумму, потому что у Уны были украшения, колье, серьги, кольца, диадемы, из настоящего золота, серебра, украшенного бриллиантами и изумрудами. Эти украшения хозяин дарил Уне, но, по сути, сам себе, они были нужны не потому что Уна любила их, а просто наложница губернатора, его спутница, должна блистать на всех праздниках, выходить в свет. И она не может быть одета в дешёвые побрякушки, потому что она лицо семьи, и она не может носить одно и тоже, по тем же самым причинам. Уна вещь, и эта вещь должна демонстрировать богатство дома губернатора. Поэтому у неё много ценных украшений, которые стоят больших денег, поэтому все слуги завидуют ей, потому что эти вещи вроде бы принадлежат Уне, и её считают богатой. Девушка никогда ничего не просила у своих хозяев, но она знала, если она попросит платье, или любую другую игрушку, чтобы выглядеть лучше, ей обязательно подарят, и не только потому, что её любят. Стоит также учесть, что для губернатора тысяча или две тысячи золотых это не деньги, потому что он воротит миллионами, обкладывая налогами всю торговлю Тринидата и всех смежных с ним областей. Для него, или членов семьи, побрякушки Уны ничего не стоят.
   Они прошли на кухню, и Фалия наложила Уне салата, добавила фруктов и кусок мяса, налила фруктового сока и села напротив.
   -Вы планируете заводить детей? Пора бы уж.
   -К счастью нет, придворный маг даёт мне специальные таблетки, чтобы я не могла забеременеть, я думаю, это решение самого губернатора, он не хочет, чтобы я, первая игрушка сына, укоренилась здесь.
   -Это плохо, ведь твоя молодость и красота рано или поздно сойдут на нет, а ты привыкла к роскоши, тебе тяжело будет доживать век простой служанкой. Мыть полы, питаться помоями. Я ем со стола губернатора, но я главная служанка, остальная прислуга не может так.
   -Это хорошо, я не хочу иметь от него детей, они насильники и звери, я не хочу им рожать.
   -Глупая, они самые главные люди здесь. Губернатор - должность, приближенная к самому императору. Ты могла бы...
   -Я сказала, нет, не хочу, и я рада, что они считают меня дикаркой, и я рада, что губернатор не хочет, чтобы я надолго задержалась здесь.
   -Ну, куда ты потом пойдёшь? Тебя ведь не отпустят, ты всё равно останешься рабыней, и ничего не изменится, просто следующий хозяин будет ниже рангом, у него будет меньше денег, а значит, тебе будет хуже жить.
   -Чем хуже? Мне будут дарить более дешёвые украшения? Я буду пить не такое дорогое вино на приёмах? Мне не нужны ни украшения, ни вино.
   -Цветочек, ладно... Иди погуляй по саду, а я пойду, у меня дела.
   -Удачи Фалия.
   -Она мне здесь вряд ли пригодится. Мы же не на твоём Архайте, и не на охоту идём. У меня всего лишь простые, обычные безопасные повседневные дела.
   Фалия вышла, а Уна быстро доела, и, оставив тарелки на столе, пошла в сад. Она знала, кухонная прислуга уберёт их и помоет. Это их работа, и они сами привыкли исполнять её, нет смысла им помогать, потому что прислуга боится того, что станет бесполезной, потому что тогда их накажут, а ещё хуже, продадут в другой дом. А местные рабы, очень боятся попасть к бедному хозяину. Уна в принципе понимала почему, потому что бедный гоняет раба до посинения, заставляет делать много дел, и у бедного хозяина еда ещё хуже, чем здесь. А ещё болезни, это тоже распространённая беда Тринидата. Здесь в верхнем квартале за болезнями следят маги, они хорошие лекари, и прислуга должна быть здоровой, чтобы не заразить хозяев, поэтому маги лечат их лучшими лекарствами. В нижнем городе всё не так, там полно больных и заразных людей, и рабы постоянно чем-то болеют, и от того часто умирают, но об этом лучше не думать.
   Уна дошла до своего любимого места в саду, уселась на скамейку и затихла. Здесь хорошо, можно посидеть, и представить, что ты вновь среди лесов Архайта. Только растения здесь другие, но это всё же растения. Правда, с улицы доносятся посторонние шумы, там ходят лошади, люди, гремят кареты богатых господ, что спешат по своим делам, но что поделаешь, это город. И хуже всего то, что она Уна живёт здесь как в четырёх стенах, она уже обходила вдоль и поперёк всё имение губернатора, и оно оказалось не таким уж большим. Но за его пределы её никто никогда не отпускал, если только сам Стик шёл на какие-то приёмы. А она не привыкла жить в такой ограниченной зоне. Уна любила свободу, путешествия, возможность... Здесь возможностей не было.
   -Эй, Уна иди сюда, - громко крикнул с центральной просеки её хозяин Стик, младший сын губернатора.
   Она хотела бы притвориться, что не слышит его, но за это её могут наказать. Тем более, глупо отпираться, он знает её любимое место и если ему нужно, быстро найдёт. Уна поднялась и пошла ему навстречу, спустя минуту была уже около центрального фонтана.
   -Оденься поприличней, все твои дела на сегодня отменяются, мы идём играть в карты. Мне нужна компания, мой друг Томми, сын интенданта финансов города, ну ты его знаешь, мы у него были пару раз. Он устраивает сегодня покерный турнир, точнее не турнир, а не важно, ты в карты играть не умеешь и не будешь. Там сойдутся в эпической схватке опытные шулера, там будет вся городская молодёжь. Все мои друзья из верхнего квартала, мы будем там играть на желания, и на солидные суммы, возможно на реликтовые вещи. Такие, как мой мифриловый кинжал, например. Поэтому тебе играть никто не даст, будешь иногда подходить ко мне, а остальное время делай что хочешь. Там будет много других наложниц, у тебя будет время поболтать с ними и познакомиться. Только не подведи меня, там будет слишком много моих друзей, чтобы...
   -А ты не бери меня, иди тогда один.
   -Я не могу идти туда один, там все будут со своими женщинами. Это официальный выход в свет, такие события, когда собираются все, случаются не часто раз в неделю или даже реже. На таких встречах заводятся знакомства, поддерживаются связи, престиж, репутация. Ты должна быть там со мной, и ты должна выглядеть блестяще. Одень своё синее платье, одень лучшие украшения, бриллиантовое колье и изумрудные серьги. Ты должна выглядеть так, чтобы другие завидовали мне. Это понятно?
   -Да, сколько у меня времени?
   -Мы должны быть там в десять, опаздывать сильно не стоит, приходить раньше тоже, всё-таки я сын губернатора, это обязывает, все должны меня немного подождать. Идти туда недолго, минут пятнадцать, так что у тебя есть минут сорок, я думаю, ты успеешь, давай вперёд, и не подведи меня. Ты должна стоять около центральных ворот через полчаса.
   -Да господин.
   Уна развернулась и быстро пошла в свою комнату, сейчас на ней было простое платье, чтобы ходить по дому, но на приём надо надеть что-то хорошее, необязательно то, что сказал господин, но лучше послушать его. Она зашла в свою комнату, быстро нашла платье и все украшения, переоделась, и села на кровать, прошло всего пять минут, она переодевалась быстро. Что ж... Она идёт на встречу, будет их там всех радовать, этих зверей, и они будут веселиться и пить дорогое вино, а где её племя? В рабстве или мертвы. И в этом виноваты эти люди, которым она служит, их отцы. И она не может выкупить никого из своего племени, как не обманывай себя. Не правильнее ли будет покончить собой, и унести с собой на тот свет так много людей, как она сможет? Убить этих скотов? Но это должно быть не спонтанное решение, надо подготовиться, не сегодня. Надо найти лук, колчан со стрелами, и как-нибудь поздно ночью, когда все будут спать, убить спящего Стика, потом прокрасться в покои к губернатору, убить и его, а потом пойти по улицам, убивая всех, кого встретит на своём пути. Да, так и будет... Всё, решено, она будет мстить, она не будет больше это терпеть, час отмщенья близок, она убьёт столько врагов, сколько сможет. Она больше не будет терпеть этих насильников.
   Но ждать больше не имеет смысла, Уна собралась, вышла из своей комнаты, закрыла её на ключ и направилась к центральным воротам. Вышла из дома, прошла мимо фонтана и остановилась около них, но без хозяина, стража не выпустит её. Два воина у входа, обычная охрана губернатора, это не просто молодёжь. Это опытные воины, побывавшие во многих реальных сражениях, на войне. Стражи в лучших в мире мифриловых доспехах, основная преграда на пути к свободе Уны. Девушка знала, их не убить из лука стальными стрелами никак, поэтому, её бунт здесь в доме губернатора обречён на неудачу, она убьёт Стика, убьёт губернатора, но потом придут эти с арбалетами, и убьют её... Что ж... Такова её судьба, но она обязана мстить за племя, Уна вдруг это осознала.
   Сзади подошёл Стик, как всегда наглый и самодовольный, скептически осмотрел её.
   -Выглядишь, как будто на кладбище собралась. Не дёргайся, я имею ввиду не платье с украшениями, они в норме. Мина у тебя кислая, как будто тебя собираются продать работать на плантации, рубить сахарный тростник. А мы идём веселиться, и ты должна выглядеть весёлой и счастливой.
   -Я такая, какая я есть. - Сквозь зубы ответила Уна.
   -А вот плохо, надо быть такой, чтобы тобой был доволен твой хозяин. Пошли... Стража, пропустить.
   Они вышли из поместья губернатора, перешли улицу, и оказались напротив золотых ворот поместья отца Томми, им открыли, и они вошли внутрь. Здесь уже собрались молодые люди со всего Тринидата, и Томми вышел встретить дорогого гостя.
   -Итак, к нам пожаловал сам будущий губернатор Тринидата! - Громогласно заявил он. - Поприветствуем моего друга.
   -Гиб, гиб, - прокричали остальные.
   -Что ж тогда начнём игру, прямо сейчас. Только у меня есть ещё один гость, которого ты не знаешь Стик.
   К ним навстречу вышел незнакомец в чёрных одеждах с длинным мифриловым мечом на привязи. Но одежды не были длинными, наоборот, они напоминали кожу и тесно облегали тело, это сразу выдавало в человеке умелого воина.
   -Кто же он?
   -Это достопочтенный торговец из ворангов. Он прибыл в наш город за рабами, и он здесь проездом, его зовут Робин, и он из уважаемого дворянского рода.
   Человек в чёрном подошёл к Стику и протянул руку для рукопожатия.
   -А он точно из знатного рода? Он же простой торговец.
   -Мой род не столь знатен в элийской империи как ваш, господин будущий губернатор, но я торгую напрямую с людьми со звёзд, а этим может похвастаться не каждый. Я заключаю с ними элитные сделки, продаю им лучшие вещи, что только может предложить наш мир, оружие, женщин, камни и уран. И взамен люди со звёзд щедро платят мне, не каждый может подобным похвастаться.
   -Господин Робин, а какова цель вашего визита в Тринидат? - Протянул ему руку Стик.
   -Всё очень просто и банально, я ищу товар для своих друзей со звёзд, лучший товар, в частности, меня интересует уникальная красота.
   -Что? Какая ещё уникальная красота?
   -Ну, вот, например, ваша подруга дикарка, как её зовут?
   -Уна.
   -Её внешность выдаёт в ней дикость и непокорность, злобный нрав, но она красива, иной красотой, не так, как обычные барышни Тринидата. Такую дикую красоту сложно найти в нашем мире. Я считаю, она ценный товар, и люди со звёзд могли бы за неё щедро заплатить. Она представляет для меня интерес, не продадите ли вы её мне? Скажем за три тысячи золотых, или быть может в обмен на хорошую вещь из мифрила?
   -Нет, она не продаётся, это подарок отца, и потом, я ещё не наигрался с ней, быть может, я продам её вам позже, через пару лет, если она мне надоест. У меня много денег, и три тысячи золотых, это не та сумма, ради которой я расстанусь с любимой игрушкой. Как вы понимаете, я не торгуюсь, и три тысячи золотых, или даже пять тысяч, вряд ли изменят моё решение.
   -Занятно, но, быть может, ваше мнение ещё изменится и сегодня же. Я слышал, в картах вы азартный игрок.
   -Да азартный, быть может, но и очень хороший, так что вряд ли вы сумеете выиграть её у меня.
   -Но вы поставите? Если вдруг вас припрёт к стенке?
   -Возможно. - Он обернулся к своей наложнице. - Уна, иди, поболтай с другими женщинами, ты свободна, пока я тебя не позову.
   Уна отошла в сторону, подошла к официанту, разносившему вина. Тот вежливо обернулся к ней.
   -Вы не могли бы принести мне большой кубок, наполненный доверху фруктовым соком, я не люблю алкоголь, и не хочу, чтобы вы бегали по моей просьбе весь вечер. Принесите мне большой кубок с фруктовым соком, мне хватит его надолго.
   -Какой именно сок вы хотели бы?
   -Самый простой, если есть, яблочный.
   -Хорошо, я вернусь минут через десять.
   Уна отошла в сторону к одной из лавочек, и села, она не любила такие вечеринки, и всегда старалась держаться в стороне от высшего общества, но ей редко удавалось. К ней подошла её подруга Крина, рабыня одного из чиновников верхнего города, с которой Уна нередко проводила время на подобных вечеринках. Весёлая и добрая девушка, лишённая спеси, совсем не акула высшего общества. Почти такая же, как и сама Уна. Рождённая свободной крестьянкой, ставшая рабыней из-за преступной наглости дворян.
   Она рассказывала свою историю, она была свободной гражданкой элийской империи, и её отец не был богат. Как-то на неё положил глаз торговец элитными рабами, у того были связи, он выкрал её ночью из родного дома, и объявил, что она теперь рабыня, подделал какие-то документы, и так Крина утратила свою свободу. Так что и граждане империи, не всегда были защищены от бандитов. Рождённая свободной, стала элитной рабыней, и была продана за две тысячи золотых монет. И никто не хочет слушать её, и не хочет услышать о том, что её сделали рабыней преступным путём, потому что никто не слушает рабынь, даже если они наложницы господ из высшего общества.
   -Что тоскуешь подруга?
   -Хочу убить их всех. - В лоб ответила Уна.
   -Да, я тоже хочу, но придётся потерпеть до лучших времён.
   -Лучшие времена никогда не наступят.
   -Ну, рано или поздно ты постареешь и умрёшь, и тогда после смерти будешь свободна.
   -Мне иногда кажется, они достанут меня и после смерти.
   -Мир не справедлив, надо терпеть, надо жить и уметь устраиваться в нём. На самом деле, ты можешь быть счастливой, ну, например, ты можешь притвориться сама для себя, что ты любишь своего Стика, и тогда тебе будет легче с ним. А в идеале, ты можешь полюбить его.
   -Ты любишь своего хозяина?
   -Нет, но я принимаю его таким, каков он есть. И за это он немного уважает меня, и даёт мне свободу, ну, например, я могу ходить по верхнему городу, где захочу.
   -Ты даже ко мне в гости придти не можешь.
   -Это потому что меня не пустят просто так в гости к губернатору, а тебе твои хозяева не доверяют и не выпускают тебя наружу, а иначе мы могли бы встать с тобой рано утром, выйти поседеть в ресторане, попить чай и поболтать как добрые подруги. Попробуй, уговори Стика, может он разрешит тебе покидать дворец своего папы, и ты сможешь гулять хотя бы в пределах верхнего квартала. А тут есть много мест, которые стоит посетить. Здесь несколько очень роскошных ресторанов, здесь также есть большой сад. Там много деревьев и других растений, этот сад как минимум крупнее, чем сад губернатора. На свободе ты сможешь общаться с любыми людьми...
   -Губернатор боится, что его убьют в спину, и он не выпускает никого, даже свою старую наложницу, с которой он провёл почти два десятка лет. Он боится, что меня завербуют, пообещают снять с меня браслет раба, и я в обмен на свободу и за деньги, перережу ему ночью глотку. Он не доверяет прислуге, и поэтому меня никто не выпустит, как и других. Тебе больше повезло с хозяином.
   -Да это так... Мой хозяин чудо, он даже даёт мне деньги на расходы, по десять золотых в день, на эти деньги я могу ходить в ресторан, заказывать там кофе со сливками, это чудесный напиток.
   -Я знаю, я пробовала.
   -Пошли к остальным дамам, что мы здесь сидим одни?
   -Не хочу, мне и так хорошо.
   -Уна, нельзя быть такой вредной, чем хуже ты относишься к этому миру, тем хуже мир относится к тебе. И если мир твоё плохое отношение ещё переживёт, то вот ты плохое отношение к себе всего мира переживёшь вряд ли.
   -У меня нет больше мира, все враги.
   -Даже я? Твоя подруга.
   -У меня уничтожили всю мою жизнь, мой любимый погиб, многие погибли, других продали в рабство.
   -Уна, просто живи и получай те радости, которые тебе доступны, ты ничего не можешь изменить.
   -Я могу, я просто раньше трусила, но я знаю, как я должна поступить.
   -Как же?
   -Я не скажу тебе.
   -Ну и не говори, пошли пить вино, или что ты там хочешь пить?
   К ним подошёл официант, с огромным кубком, полным до краёв яблочным соком. Уна взяла у него кубок из рук.
   -Вот, свежевыжатый, я взял на себя смелость добавить в него немного сахару, чтобы сок не был таким кислым.
   -Спасибо.
   Крина отошла к другим своим подружкам, а Уна стала медленно пить сок, и чем дольше она пила и думала, тем больше ярость закипала в её сердце. Ярость и ненависть, и она понимала, что если бы она была смелее, она должна была поступить так раньше, иначе. Застрелить из лука стальными стрелами Стика, и так много людей Тринидата, как только сможет. Она же трусила, как пугливая лань, жалкой смерти. Но смерти бояться не надо, врагам надо мстить любой ценой и это правильно и справедливо. Насильников и бандитов надо убивать любой ценой, и неважно, как это аукнется в ответ.
   Она выпила сок наполовину, поднялась, и решила сходить к Крине и её подругам, она знала, этот день затянется надолго, потому что играть в карты хозяева будут долго, часа четыре минимум. А если их поразит азарт, то до позднего вечера. И всё это время Уне надо будет что-то делать, как-то самостоятельно развлекать себя, не сидеть же всё время в стороне на лавочке.
   Так Уна и провела следующие несколько часов, болтая со своими почти подругами, и попивая яблочный сок. А меж тем, дуэль в карты затянулась, хозяев взял азарт, и они сидели за карточным столом, не отрываясь, спуская свои деньги. Хотя, кто-то спускал, а другие зарабатывали. Уна знала, сын губернатора деньги спускал, он всегда проигрывал их, потому что был дураком, и не умел остановиться. И он проигрывал много, иногда по пять, и даже по пятнадцать тысяч золотых за раз. Но для его отца это не было большой суммой. А вот зарабатывать и работать он нормально не умел, и надеялся, что всё само придёт с годами. Хотя, другие сыновья губернатора в этом плане были ещё хуже Стика, потому что тот, хотя бы учился лучше остальных.
   Неожиданно, уже ближе к вечеру, к ней подошёл слуга.
   -Вас зовёт ваш хозяин, прямо сейчас, быстро.
   -Иду, иду...
   -Уна, возвращайся к нам, - обратилась к ней Крина, - мы ещё не закончили наш разговор.
   -Я вернусь.
   Уна прошла через сад, вошла в дом, и поднялась на второй этаж, туда, где играли за большим зелёным столом в карты дворяне.
   -Вот моя вещь, - объявил пьяный в стельку Стик. - Вот ключ от неё, ключ мне тоже принесли, уберу пока что. Ты говоришь, не интересно ставить деньги. Говоришь, не интересен мой мифриловый кинжал, потому что, видите ли, в империи ворангов такого добра навалом. Что ж... Я отыграюсь, я отыграю все свои деньги, олл ин. Я ставлю на карту Уну, а ты ставь все мои деньги, что я проиграл тебе, пятнадцать тысяч.
   -Меня на карту? - Испугалась Уна, осознав, что пьяный идиот сейчас проиграет её неизвестно кому.
   -Да, тебя на карту, ты моя собственность и я делаю с тобой всё что хочу. Да ты знаешь, какие деньги сейчас стоят на кону? Да против тебя ставят пятнадцать тысяч, ты и половины не стоишь дорогая. Но если я выиграю детка, я куплю тебе новое платье. Ставлю её.
   -Ставлю пятнадцать тысяч, - сообщил Робин.
   -Я пас, - сообщил Томми.
   -И я пас, - сообщил ещё один неизвестный Уне дворянин.
   -Ещё рюмку ликёра, быть может? - Предложил Робин.
   -Давай, ещё рюмку... - И без того пьяный вдрызг Стик выпил рюмку, в которой, наверное, было грамм двести не меньше, а незнакомец позаботился, чтобы в рюмке было как можно больше спиртного.
   -Ну что вскрываем карты? - Спросил, ухмыляясь, таинственный человек в чёрном.
   -Вскрываем, - сообщил сын губернатора. - У меня три вальта, слышал? Три вальта, два в руках и ещё один на столе. Это сет.
   -А у меня стрит флэш, пять карт подряд и все одинаковой масти, моя комбинация старше, я победил, теперь Уна моя.
   -Стой, ты жульничал.
   -Мы договорились, это последний раунд, ты проиграл, всё проиграл, верни мне мои вещи, и я ухожу.
   -Стоять я сказал! - Крикнул яростно Стик и схватился за мифриловый кинжал, который всегда был при нём. - Ты жульничал! Ты всё время выигрываешь, так невозможно, ты жульничал! Я убью тебя.
   -Успокойся пьяная мразь, - воранг достал свой длинный меч и ткнул его кончиком в горло Стику. И было ясно, что в отличие от Стика, он в совершенстве владеет оружием и опытный боец. - Ключ от браслета рабыни, она теперь моя, я выиграл, честно, все видели. Ты напился как свинья, у тебя мозги плывут, ты сам виноват. Все видели, я выиграл все деньги и Уну честно.
   -Ты шулер, - заорал разъярённый Стик, который, по-видимому, проиграл сегодня всё что можно. - Я не отдам тебе Уну.
   -Стик, он играл честно, - вступился Томми, - было ясно, что у него хорошая карта, ты должен был пасовать, а не повышать ставку, ты сам поставил Уну, ты проиграл, теперь смирись, у тебя будет шанс отыграться в следующий раз на трезвую голову. Ты пьян как свинья.
   -Предлагаю всем ещё раз выпить, и тогда мы сможем сыграть последнюю завершающую партию, - предложил Робин. - Только пить по-взрослому. Принесите сюда рома, да покрепче, самый крепкий.
   -Выпьем, и играем последний раунд, - объявил Стик. - Я ставлю мифриловый кинжал, последняя ценность, что у меня есть. Ты Робин ставишь Уну и пятнадцать тысяч монет. И не сметь мне перечить, потому что этот кинжал из настоящего мифрила. Я отыграюсь, и мы разойдёмся с миром.
   -Ни один кинжал не стоит таких денег, - раздалось перешёптывание сзади.
   -Только сначала мы выпьем за здоровье Уны. - Уточнил незнакомец.
   -Да, выпьем, - поддержал блестящую идею Стик.
   Прибежал официант, у него в руках была литровая стеклянная бутыль полная рома. Робин взял её из рук, открыл крышку и понюхал.
   -Да, ром достаточно крепкий, но, чур, пить до дна.
   -До дна!
   Робин взял бутылку, взял два больших кубка и налил в один из кубков больше половины бутыли, а во второй остатки. Тот кубок, в котором была львиная доля всего рома, он отдал пьяному вдрызг Стику, и громко крикнул:
   -Пей до дна!
   И Стик, будучи пьяным в стельку, и совсем без мозгов, взял и залпом выпил весь кубок, хотя это было совсем нелегко, прошло полминуты, он пошатнулся, и бухнулся на стол. Робин, никого не смущаясь, подошёл к Стику и обыскал его карманы. В левом нашёлся ключ от браслета раба Уны. Он достал его и открыл браслет Уны, снял его и бросил на стол, потом достал из своего кармана свой собственный браслет раба и одел Уне на руку.
   -Всё, теперь ты моя рабыня, следуй за мной.
   -Куда? - Испугалась Уна.
   -Я сказал, следуй за мной, ты теперь моя, я остановился в гостинице в верхнем квартале, сейчас мы идём туда. Ты будешь следовать за мной, поняла? Твой хозяин проиграл тебя, теперь ты моя.
   -Куда мы направимся?
   -Я расскажу тебе позже, надо уходить, пока это пьяное быдло не протрезвело.
   Он взял её за руку, и они быстро покинули дом интенданта финансов Тринидата, вышли на улицу. Было уже поздно, смеркалось, рабы зажигали на улице ночные фонари. Уна подумала, что Стик совсем недолго не дотянул, ещё бы немного, и она бы... Впрочем, быть может, новый хозяин это и к лучшему? Если он не сын губернатора, а просто торговец, от него будет легче сбежать. Этого можно зарезать ночью ножом, вытащить из кармана ключ от браслета и сбежать навсегда. И никакие стражники в мифриловых доспехах за него не вступятся.
   Они прошли куда-то в верхнюю часть элитного квартала Тринидата, Уна прочла надпись на доме в который они вошли "Гостиница, роскошь императора". Здесь у столика стоял человек, Робин кивнул ему, и они поднялись наверх, на третий этаж. Тут он открыл большую деревянную дверь, и они оказались в покоях из нескольких роскошных комнат. Незнакомец закрыл дверь, подошёл к кровати, и пнул спавшего на ней человека.
   -Эдвард, мы уезжаем прямо сейчас. Иди, подготовь караван, к утру мы должны быть в двадцати километрах от Тринидата, а к обеду уже должны покинуть границу губернии.
   -Что так срочно?
   -Я выиграл у сына губернатора слишком много денег. Да и не только у него.
   -Сколько?
   Робин бросил рюкзак на стол. Судя по звуку падения рюкзака, Уна поняла, что он очень тяжёлый и полон денег.
   -Здесь около тридцати тысяч золотом, и плюс эта рабыня.
   -Целое состояние?
   -Да.
   -Всё было честно?
   -В общем и целом всё было честно, я напоил в стельку сынка губернатора, раззадорил его, и он сам сдул мне всё. Только к утру он протрезвеет, к обеду проснётся, и бросится в погоню за нами, чтобы пересмотреть результаты нашей сегодняшней игры, к этому моменту, мы должны быть далеко от Тринидата. Поэтому, сейчас же, иди, поднимай караван, через час мы должны покинуть этот город.
   -Навсегда?
   -Да, думаю, что навсегда. Но тридцать тысяч стоят того, верно?
   -Стоят... Тридцать штук... Ты великий игрок Робин.
   -Да Эдвард, а теперь поторопись.
   Его слуга быстро оделся, обул высокие кожаные сапоги, взял оружие и ушёл, а Робин подошёл к какому-то мешку, достал из него кожаные штаны куртку с майкой, достал ботинки, и приказал.
   -Переодевайся в это, и побыстрее, а платье твоё и украшения, я потом кому-нибудь сам продам. Давай, поторапливайся.
   Уна замерла на минуту, раздумывая. Этот человек явно ведёт бродячий образ жизни, и неизвестно кому он продаст её, и как Уна будет жить дальше. Если она сейчас убежит от этого господина, он не будет преследовать её, потому что ему нужно срочно покинуть Тринидат. И она может вернуться к этой сволочи Стику, тот снимет с неё чужой браслет, и снова оденет свой, и что потом? Нет, лучше рискнуть с Робином. Уна взяла вещи и начала переодеваться.
   -Я знаю, о чём ты сейчас думаешь Уна, ты думаешь сбежать от меня и вернуться к сынку губернатора, потому что с ним жить лучше. Но это не так, потому что я продам тебя не простым людям, а людям со звёзд. И что с тобой будет потом никому неизвестно, возможно, люди со звёзд освободят тебя, и ты станешь свободной, подумай об этом. Потому что никто никогда не видел у людей со звёзд рабов. Я дам тебе шанс в жизни, держись меня, и ты достигнешь звёзд. А та жизнь, которой ты жила здесь, это дыра, и Тринидат это дыра мира, здесь живут варвары, настоящая цивилизация там, где люди со звёзд, в империи Ворангов. Я дам тебе лучшую жизнь, не убегай, и ты не пожалеешь.
   -Откровенно говоря, я ненавижу Стика и губернатора Тринидата. Их люди, они убили моих близких, моего мужа, а моё племя продали в рабство в Тринидате. Они насиловали меня почти каждую ночь, я ненавижу их. И я рада, что смогу от них избавиться, даже так.
   -Хорошо, тогда переодевайся быстрее и пошли отсюда прочь.
   Уна закончила одеваться, натянула сапоги, Робин взял какие-то мешки, покидал в них вещи, засунул их себе в рюкзак, и они вышли из комнаты. Робин закрыл дверь на замок, и они спустились вниз, подошли к портье, стоявшему тут.
   -Я больше не вернусь, можешь сдать номер кому хочешь.
   -Да господин Робин.
   -Всё прощай.
   Они вышли на ночную улицу верхнего квартала, но здесь было светло, и ярко горели фонари, и пошли вниз по улице. Спустились к воротам, что вели в верхний квартал, миновали стражу и оказались на свободе. Потому что, здесь в обычном городе, это почти что свобода. И Уна была рада, что она покинула этот жуткий мир роскоши, лести и подлости, который так быстро разлагает души. На ней была толстая кожаная одежда, почти доспех, почти такой же, как она носила на Архайте, в нём Уна чувствовала себя защищённой. Не просто тонкое платье, нелепый наряд женщин внешнего мира, а настоящее походное снаряжение, чтобы ходить по лесу и быть свободной.
   Они прошли вниз по улочке, свернули за угол, прошли ещё метров пятьсот и оказались на большом постоялом дворе, здесь было несколько повозок и лошади. Одна из повозок была бронированной, металлической. Весь караван готовился покинуть Тринидат, бегали взад вперёд какие-то люди. Уна встала в сторонке, пока они готовились, а Робин тем временем кинул свой рюкзак с деньгами в бронированную повозку и переоделся из своего кожаного костюма в самый настоящий мифриловый доспех.
   -Зачем это мой господин?
   -Вдруг нас догонят люди Тринидата? Я хочу быть во всеоружии. Эй, рабыня, как тебя зовут, ах да, Уна, полезай в бронированную повозку, да сюда, мы отправляемся.
   Уна залезла в металлическую повозку, села на единственное место, и спустя минут пять, караван тронулся, она поняла, что навсегда покидает Тринидат. Дверь в её повозку закрыли снаружи. И Уна успокоилась, сделать она ничего больше не могла, и они ехали так, медленно покачиваясь, довольно долго. Снаружи Робин и другие члены каравана периодически что-то покрикивали. Скорость движения Уна тоже толком определить не могла, но ехали не быстро, может немного быстрее идущего пешком человека. Вскоре, снаружи пошёл дождь, Уна слушала, как капли стучат по повозке, и наслаждалась этим звуком. Но здесь внутри было сухо. Так прошло час или два пути, из повозки Уну никто выпускать и не собирался, сейчас уже была глухая ночь, в самой повозке было так темно, что девушка не могла ничего увидеть. Она мерно покачивалась на неровностях дороги, и вскоре, Уна уснула.
   Ей снился Архайт, как всегда, и она снова была там счастлива. Был день, и они охотились на кабанчика, у неё в руках был её любимый лук, и она была готова...
   Уна проснулась, в повозку проникал солнечный свет, они остановились, дверь была открыта, и сюда залез Эдварда, Уна с трудом узнала его.
   -Вылезай, привал. Первый привал за всю ночь и утро, подыши свежим воздухом. Тебя не укачивает? Не хотелось бы соскребать с пола повозки твою блевотину. Впрочем, если тебя вывернет наизнанку, сама будешь соскребать и мыть, здесь ты не элитная наложница, а просто рабыня, как и все остальные.
   -Я спала, и я не из нежных, блевать не буду.
   -Вылезай, сходи в туалет, съешь мяса.
   Уна вылезла, осмотрелась. Караван стоял посреди большого поля. Поля простирались во все стороны, насколько хватало глаз, иногда, местами вдали было видно дома, это хутора местных фермеров. Деревья располагались то тут, то там, полосками. Сильно припекало солнце. Уна смогла, наконец, осмотреть сам караван, всего три повозки, одна бронированная, в которой она ехала и две открытых с шатрами из ткани. Все повозки были запряжены лошадьми, по две лошади на повозку, вероятно, повозки были тяжёлыми, гружённые товарами, но какими Уна не поняла, они все были в ящиках. Кроме повозок было три осёдланных лошади, это для конвоиров, таких как хозяин каравана Робин. Но Уна, из рассказов своих учителей знала, караван в три повозки, это маленький караван. Потому что бывало, караваны ходили и по сорок повозок. Но это вовсе не значит, что караван перевозит дешёвые товары, потому что часто элитные караваны имели небольшой размер, чтобы не привлекать внимания и быстрее перемещаться. Тем более, что под простым плащом командира каравана скрывались мифриловые доспехи. Уна присмотрелась внимательно, и обнаружила, что ещё двое мужчин в караване, кроме Робина были оснащены мифриловыми латами и оружием. А это уже грозная сила. Разбойники с большой дороги с таким отрядом не справятся, они могут напасть внезапно, но убить воина в мифриле им вряд ли удастся. Остальные бойцы каравана также носили плотную одежду из шкур зверей, которые могли защитить от незадачливого клинка. Значит караван боевой, и в случае чего готов постаять за себя даже в опасных землях. Людей в караване было человек десять, помимо мужчин было две женщины. Почти все они сейчас сидели полукругом около одной из повозок. Уна подошла к ним.
   -Возьми кусок мяса, это максимум что тебе полагается. Когда мы в походе, то питаемся ограниченно, будешь терпеть. Как доберёмся до следующей харчевни, там поедим вволю.
   -Хорошо, я поняла.
   Уна взяла кусок мяса и присела с ними, она быстро съела свою порцию, у неё были крепкие зубы, и ей протянули фляжку с водой.
   -Пить немного, нам ещё далеко идти, следующий город будет только через три дня пути, нам надо покинуть элийскую империю, избегая от греха подальше крупные города и поселения.
   -Вы опасаетесь мести губернатора?
   -Формально, мы закон не нарушали, так сказал Робин, да ты и сама всё видела, ты была с сэром Робином. Но на практике, губернатор, потеряв слишком много своей собственности, может решить объявить нас вне закона. Чтобы вернуть себе наше честно нажитое. Губернатор на то и губернатор, что закон всегда на его стороне, чтобы он не делал. Тем более, что за деньгами по нашему следу он может послать не только городскую стражу, но и бандитов наёмников, которым закон не писан.
   -Да, Стик будет преследовать нас, мы убежали той ночью в спешке, он был в доску пьян, но он не хотел отпускать нас. Только сам Стик слабак, у него духу не хватит выйти за пределы верхнего города.
   -Твой Стик может и слабак, а вот воины губернатора, увы, нет. И если им прикажут, они нас догонят, но только на своей земле. Дальше, в империю ворангов они не сунутся. Поэтому, надо быстрее смыться как можно дальше.
   -Было бы разумнее оставить меня Стику.
   -Брось, - сказал Эдвард, - дело не в тебе, ты стоишь максимум пару тысяч. Это много, но это не вся сумма. Дело в тех тридцати тысячах золотых, что выгреб наш босс из кармана сынков чинуш верхнего квартала. Да, возможно, сынок губернатора и поставил тебя по пьяни как ставку, может, он и не хотел тебя терять, но первопричина его жадность и та гора денег, которую он может у нас отнять.
   -Тридцать тысяч золотых, для губернатора Тринидата это не такая уж и большая сумма, чтобы нарушать закон.
   -Возможно, но мы, как видишь, не стали испытывать судьбу, и текали оттуда побыстрее и подальше. Возможно, когда мы через пару лет снова намылимся сюда, о нас уже забудут, но пока что, пока у нас в карманах бренчат деньги, лучше не испытывать судьбу.
   -Эй, Эдвард, возьми-ка бинокль, залезь на нашу главную повозку, мне что-то не нравится та пыль на горизонте со стороны Тринидата.
   -Да сир.
   Эдвард взял в руки странную стеклянную штуку и быстро вскарабкался на главную повозку, посмотрел вдаль. И быстро спустился.
   -Что там?
   -Всадники, до них километра три, скачут к нам, их человек десять не больше. Думаю, это по нашу душу, что будем делать господин? Нам от них не уйти, может все врассыпную? По коням и скакать прочь? Бросим товар?
   -Нет, мы устроим засаду. Латники, на коней, а вы все прячьтесь в поле, пригнитесь к Земле, они вас не увидят за пшеницей. Зауль и Фридх, вы прячьтесь в повозки, берите стрелы с мифриловыми наконечниками.
   -Если это рыцари, их стрелами не пробить.
   -Сдаваться нельзя, они обберут нас до нитки, а что ещё хуже, продадут нас в рабство. Да и бежать от них... Мы потеряем весь товар, это же целое состояние.
   -Они скачут быстро, это не рыцари, скорее всего, они одеты в лёгкую мифриловую кольчугу, это будет богатый трофей для нас. Стреляйте им в голову. Мы справимся, я отвлеку их на себя, давайте, железные нервы!
   -Железные нервы!
   -Железные нервы! - Подхватили клич остальные.
   -Уна, прячься в повозку, ложись на дно, и лежи, не вставай, из повозки во время боя носа не высовывай, и главное лежи на дне и не вставай, если у них арбалеты, кто-нибудь может выстрелить в повозку, и если ты не будешь лежать, ты погибнешь. Быстро.
   -Будет лучше, если я спрячусь в поле, в стороне от всех, я не убегу, мне некуда бежать, на мне браслет.
   -Хорошо иди в поле, только под ноги не попадайся.
   Уна убежала в поле метров на пятьдесят и присела так, чтобы растения были на уровне её головы, теперь её сложно увидеть, а она видела всю дорогу. И то, как солдаты Робина готовят ловушку воинам Тринидата. Она сидела тихо и наблюдала, спустя минут пять показались всадники, тоже человек десять, все в цветах Тринидата, в лёгких доспехах, вооружены мечами, щитами и арбалетами.
   -Именем императора сдавайтесь, и мы пощадим вас.
   -Давай смелый мальчик, иди ко мне поближе! - Крикнул, закрываясь щитом, Робин.
   Те навели на него на скаку свои арбалеты и выстрелили. Щит закрыл тело Робина от стрел, болты арбалетов лишь оставили на нём глубокие царапины, но коню повезло меньше, две стрелы попали ему в шею, почти пробив её на вылет. Конь встал на дыбы и захрапел, падая в предсмертной агонии. Тем временем, всадники поравнялись с упавшим Робином, и уже хотели его зарубить, как из пшеницы поднялись воины с лукам. И защёлкали, стреляя из луков по уязвимым местам, лучников было много, и они вели близкий перекрёстный огонь, спустя полминуты всё было кончено, стрелы пробили ноги и руки воинов Тринидата, убили под ними коней, и они лежали раненные в пыли, не способные подняться. Робин схватил свой меч и побежал добивать раненых, бой был коротким, раз, и одни трупы.
   Уна вышла из своего убежища, и увидела, как торговцы обирают трупы павших, они брали буквально всё, кольчуги, кинжалы, оружие.
   -Богатый улов, - заметил Робин, - очень богатый. Столько оружия, хорошего, мифрилового оружия, да этот отряд стоит ещё больше, чем тридцать тысяч золотых, мы обогатились просто сказочно. Воистину Тринидат щедрый город.
   -Тебя могли убить арбалетчики.
   -Ерунда, я не рисковал, и мы победили.
   -Только надо быстрее убираться отсюда, и не просто из Тринидата, а вообще за пределы элийской империи, потому что, одно дело умыкнуть у губернаторского сынка наложницу и тридцать тысяч золота, совсем другое дело перебить отряд гвардейцев. Это уже официальное преступление, за которое полагается смертная казнь. Надо убираться отсюда.
   -Ерунда, нам не впервой такие неприятности. Держим путь на территорию ворангов, ещё три дня пути, и мы покинем эту страну, и дальше, на родине, нас уже никто не тронет. У нас есть время, всадники достигли нас сейчас, они должны вернуться с победой в Тринидат не раньше позднего вечера. Хватятся их не раньше завтрашнего утра, потому что эти дураки не верят, что такой отряд можно перебить. А у нас лучшее оружие, мы элита, они не знают об этом. Пока найдут убитых, и поймут, что отряд мёртв, пройдёт ещё время. За это время мы уйдём с главной дороги, и будем уже далеко, пока они снарядят новый крупный отряд, пока догонят нас, пройдёт ещё день, за это время, мы уйдём километров на триста, а то и на все пятьсот. А там ещё пойди, узнай, в какую сторону мы пошли. А там мы уже и вовсе покинем пределы их варварской империи. И тогда им уже нас не поймать. А если вернёмся сюда для торговли ещё раз, когда-нибудь, то сменим имена и документы. Так что, всё будет нормально.
   -Придётся идти всю следующую ночь, и идти быстро. Мы не должны медлить.
   -Да Эдвард, мы не будем медлить, все по коням и вперёд, а трупы... Нет, трупы надо оттащить в сторону от дороги, хотя бы метров на пять.
   Они подошли к трупам, и стали быстро перетаскивать их подальше от дороги, причём даже лошадей, это заняло у них минут пятнадцать не больше. После чего Робин скомандовал:
   -А теперь все по коням, а ты Филдон, уступи-ка мне лошадку. Поедешь на повозке.
   -Робин, позвольте мне ехать снаружи, - попросилась Уна. - В защищённой повозке слишком жарко, я всё равно никуда не убегу.
   -Хорошо, поедешь в первой повозке, забирайся.
   Уна залезла в первую повозку, и отряд быстро двинулся вперёд. Теперь они шли быстрее, чем прошлый раз, наверное, как медленно бегущий человек, лошадей не особо жалели, несмотря на жару, им предстояло пройти ещё много километров, а Уна решила расспросить одну из женщин, что ехала с ней рядом на повозке.
   -Что с нами будет?
   -Ничего, мы уйдём от воинов элийской империи, потом продадим богатый улов в воранге, сменим документы, положим деньги в банк, будем праздновать неделю, а потом пойдём на следующее дело.
   -А что будет со мной?
   -У тебя хорошая мордашка и тело. Ты рабыня, я думаю, Робин продаст тебя людям со звёзд в обмен на мифриловое оружие, а это оружие мы потом продадим за золото, за большие деньги.
   -И что со мной будет дальше? Когда вы продадите меня людям со звёзд?
   -Этого никто не знает, потому что никто не знает, что делают люди со звёзд с нашими рабами. Они забирают их куда-то, и рабы больше никогда не возвращаются на нашу планету. Но это никого не интересует, что будет с рабами, проданный раб уже не мой товар.
   -Совсем никто не знает?
   -Никто, никто и ничего не знает о людях со звёзд и их делах. Так что, что с тобой будет там, куда они заберут тебя, одному богу известно. Возможно, они сварят тебя живьём, а потом скушают на обед, возможно, ты будешь служить у них рабыней. А возможно, они сделают тебя свободной, и ты будешь путешествовать меж звёзд вместе с ними, но последнее, маловероятно. Одно скажу, рабы, проданные людям со звёзд, сюда в наш мир не возвращались больше никогда, и это путь в один конец.
   -Тогда, лучше бы я осталась в Тринидате...
   -Выбора у тебя особо нет. Мы хорошие воины, следопыты, мы не дадим тебе сбежать.
   -И скоро вы продадите меня им?
   -Этого никто не знает, люди со звёзд посещают нас в среднем раз в год, но когда они прилетят в следующий раз, неизвестно. Это может случиться через три месяца или через полтора года, они прилетают нерегулярно. Тебя доставят в космопорт, и будут держать там до тех пор, пока не прилетят люди со звёзд, когда это произойдёт, никто не знает, даже маги. Если же ты надеешься сбежать... Не стоит об этом даже и думать, тысячи, десятки тысяч рабов вынашивали такие планы много поколений, и никому из них не удавалось сбежать, хотя пытались многие. Но сбежавших ловят и сурово наказывают. Не нарывайся на неприятности, потому что, пока на тебе вот этот браслет, ты от нас никуда не денешься. Его можно снять лишь двумя способами, первый, это открыть ключом хозяина, и второй, можно отрубить тебе руку. Но если сделать второе, ты умрёшь от потери крови. Так что, живи себе в удовольствие. Надейся на лучшее, плыви по течению, как жизнь сложится, поверь, так легче.
  
   Глава 23: Каменные цветы.
   Бухта, в которой мы строили наш корабль, не была большой, просто небольшой заливчик на Архайте, здесь было много деревьев и удобный песчаный пляж, прямо на котором мы и строили корабль. Это было чудесное место, деревья, птицы, только наслаждайся природой. Но здесь каждый день теперь слышался стук каменных топоров и окрики орков.
   Я тащил бревно вниз к бухте вместе с Уруком и Гнорхом, бревно было очень тяжёлым, просто очень, длинной оно метров двенадцать, но толстое и очень прочное. Это будущая центральная мачта нашего корабля. Мы дострогаем её уже в бухте, установим в середину корпуса нашего судна в специальный паз, зальём специальным клеящим составом из смолы, который научила нас делать Гусля, и крепко накрепко привяжем. Это необходимо, потому что мы строим корабль без гвоздей, в отличие от всех тех кораблей, что строятся в других частях планеты. А корабль у нас крупный, и потому мы идём на различные хитрости, заранее вырубаем пазы нужной формы, ну и клеим всё составом ведьмы. Вообще, без клея Гусли, постройка корабля сильно осложнилась бы, а так, мы скоро закончим. В строительстве принимают участие почти все орки, и это несмотря на то, что Курултай не стал приказывать племени помогать нам. Все уважают Урука и Гнорха, и только поэтому, большинство племени работает на стройке добровольно, почти целыми днями. Ну, вторая причина, быть может, в том, что это интересно, строить своими руками будущий корабль. И поэтому каждый орк желает поучаствовать. Но вот мы и почти пришли, дотащили бревно до нашей произвольной верфи.
   -Давай Крис, поднажми, ещё чуть-чуть.
   -Даю, как могу.
   Мы протащили бревно и бросили его прямо около корабля. Гнорх сразу взял свой бронзовый топор и начал обрабатывать его, убирая последние неровности.
   -Чтобы вы делали без моего топора?
   -Ну, возможно, мы бы работали каменными топорами. - Тактично предположил Урук. - И в принципе, от этого мало что изменилось бы.
   -Каменные топоры быстро ломаются, и не способны вгрызаться в дерево так глубоко.
   -Ну, тогда, чтобы мы делали без Гусли, если бы она не придумала, как нам изготовить бронзу.
   -Эх вы, совсем не умеете похвалить товарища.
   Гнорх продолжал обрабатывать бревно, а я поднялся на корпус корабля, он был почти готов, сейчас орки клеили второй ряд досок. Я подошёл к деревяшке, посмотрел на неё. Пять орков залили её специальным составом из смолы, и сейчас прижали, что есть силы, пока не приклеится.
   -Скоро будет готово?
   -Ещё пятнадцать минут подержать.
   -Это хорошо, это радует.
   -Иди, помоги Гнорху.
   Я вернулся к главному воину орков, тот уже заканчивал обрубать бревно своим топором.
   -Ну, думаю, можно ставить, - изрёк он.
   -Нет, не торопись, - поправил его Урук, - ты забыл обработать бревно смолой, если поставить его сейчас, сгниёт, надо покрасить, и подождать полдня пока высохнет.
   -Ладно, тащи сюда смолу.
   Добывать смолу, кстати, тоже было не просто, но Гусля нашла специальную породу деревьев, из которых можно было за раз надоить сразу небольшое деревянное ведёрко, а так иначе со смолой были бы проблемы. И теперь орки бегали по острову искали такие деревья и доили их. Смола у этих деревьев была вязкая, хорошая, тёмно жёлтая и приятно пахла.
   Тем временем, я взял одно из стоявших здесь ведёрок со смолой, взял кисточку из тонких веточек, и начал красить будущую мачту моего корабля. Красил я тщательно, со всех сторон, так, чтобы не сгнила, а то иначе, на солёном морском воздухе, необработанная древесина быстро сдаст свои позиции. А ничто не должно подвести нас, в нашем путешествии, ведь случись что, построить второй такой корабль, во внешнем мире, без помощи племени орков, мы сами не сможем. Да и купить новый корабль тоже вряд ли удастся, потому что корабль вещь дорогая, даже очень.
   Я почти закончил красить мачту, когда к нам подошла Нива, служанка ведьмы.
   -Крис, ведьма зовёт тебя, у неё важное дело, оно займёт пару дней. Тебе придётся сдать дела друзьям, это дело касается тебя и Уны, а также, конечно, твоего путешествия.
   -Она не сказала, что это за дело?
   -Нет... Просто, велела передать оркам, что тебя не будет несколько дней, но ты вернёшься.
   -Хорошо я иду. Слышал Урук? Гнорх?
   -Да, тебя не будет несколько дней, мы как раз закончим без тебя.
   -И уплывём без тебя... - Пошутил Гнорх.
   -Я пойду...
   Я подошёл к дереву, у которого лежали наши вещи, поднял свой рюкзак и быстро побежал назад к ведьме, я не знал, что ей нужно, но раз она сказала явиться сейчас, не сказала утром и не стала ждать до вечера, прислала Ниву, значит, что-то срочное и неожиданное. Мне было интересно, и поэтому я бежал быстрее.
   Добрался до долины ведьмы я без лишних проблем, тем более, что того тролля, который имел обыкновение иногда охотиться на тропе, я давно убил. И теперь ни одна тварь Архайта, чувствуя мою ауру убийцы драконов, не смела попадаться мне на пути. Интересно, передастся ли хотя бы часть моей силы детям? Говорят, часть передаётся.
   Ведьмы на веранде не было, я открыл дверь и вошёл в центральную комнату её дома. Громко крикнул:
   -Гусля ты где?
   -Здесь! - Донеслось сверху. - Поднимайся ко мне в комнату ясновидения.
   Я поднялся по лестнице на второй этаж, и открыл дверь, вошёл в полумрак комнаты. Перед ведьмой светился её блин коричневой грязи, через который она наблюдала за всем миром.
   -Что случилось Гусля?
   -Беда, наши планы меняются.
   -Какая беда?
   -Теперь ты плывёшь за своим племенем, спасаешь их, отправляешь с орками на Архайт, и только после этого идёшь спасать Уну.
   -А что случилось?
   -По-видимому, Уну продали новому хозяину. Я не могу её видеть, потому что её хозяин тоже носит амулет, скрывающий его от глаз магов, но я чувствую её примерное местоположение, и сейчас она уже третий день движется на юг, юго-запад по направлению к империи ворангов, я думаю, её везут в космопорт, чтобы продать людям со звёзд. Она будет там, примерно через неделю, если сохранит прежний темп движения.
   -Чтоб тебя, - выругался я. - Мы не успеем её спасти, плыть до Тринидата пять дней, а потом ещё надо добраться до космопорта, мы не успеем, и её продадут звёздным людям! Гусля, зачем ты так тянула с моей подготовкой!?
   -Не кипятись, успокойся, думай холодной головой. Самое страшное ещё не произошло, её ещё не продали, а выкупить её в космопорте быть может, будет даже проще, чем спасти из верхнего квартала Тринидата. Потому что тот, кто везёт её туда, это простой торговец, и он хочет получить за неё денег.
   -Но если её продадут людям со звёзд, как я спасу её? Ведь люди со звёзд, это не просто там чиновник с Тринидата, ты же сама рассказывала.
   -Её ещё им не продали, последний раз, люди со звёзд были на нашей планете примерно три месяца назад, я отслеживаю их прилёты. Это значит, что при известной доле везения, их не будет здесь ещё месяца три, а то и полгода. За это время можно успеть добраться до космопорта и выкупить или похитить оттуда Уну, главное не глупи.
   -Ты позвала меня за этим?
   -Не совсем, планы меняются. Ты не сможешь найти Уну сам, космопорт большой город, и неизвестно ещё кому её продадут там. Бывает и так, что раба везут в космопорт, потом его там кто-то покупает, и дальше везёт неизвестно куда, так что не факт, что Уну продадут именно звёздным людям. И найти её сам ты не сможешь, сложно выследить судьбу раба в нашем мире. А я не смогу с тобой связаться там, когда ты будешь далеко. Поэтому, нам с тобой надо изготовить средство связи, лучше два. Специальные медальоны, через один ты сможешь иногда говорить со мной на расстоянии, а через другой, ты сможешь наблюдать за Уной, где она и куда идёт. Изготовить такие медальоны непросто, и у меня нет нужного мне материала, специального кристалла. Тем более, что пользоваться этими медальонами должен не опытный маг, а ты, обычный человек. Если бы ты был опытным магом, как я, всё было бы, конечно же, проще. Ты бы сам мог отслеживать Уну, даже через блин обычной грязи, и мы могли бы говорить с тобой. Но ты не маг, и тебе нужны спецсредства. Найти такие кристаллы можно в пещерах Архайта. Они называются каменные цветы. Это сердце каменного цветка.
   -Я найду эти каменные цветы.
   -Корабль скоро будет готов, вам пора плыть, так что, поторопись. А сейчас смотри, как выглядит каменный цветок, запоминай.
   Я подошёл к блину грязи, через который ведьма наблюдала наш мир, и стал рассматривать цветок. Он был красив, зелёные гранёные листья, красный бутон с лепестками, и всё из камня. Очень тонко красиво и изящно.
   -В пещерах Архайта растёт лишь один тип каменных цветов, так что не ошибёшься. Сердце цветка в самом бутоне, в середине, но ты принеси цветок целиком, и осторожно не разбей, к тому моменту как ты принесёшь его сюда ко мне, он должен быть ещё живым. Мне нужно два таких цветка для двух амулетов. Если ты принесёшь мне эти цветы, то мы сможем наблюдать за Уной, и ты спасёшь её. Но без амулетов, шансы найти Уну будут низки.
   -Там, в этих пещерах опасно?
   -Не очень, главное не заблудиться и не ходить глубоко.
   -Орки смогут помочь?
   -Нет, орки никогда не ходили в эти пещеры, и потом, пещеры такое место, куда лучше идти одному. Я думаю, особых проблем с добычей цветков не возникнет, главное не заблудись.
   -Может, позвать хотя бы Урука?
   -Эти пещеры прокляты, и оркам туда ход заказан, но на людей это проклятье не распространяется, потому что древний маг... А в общем неважно. Да и не понадобятся тебе орки там, и не понадобится ничья помощь, ты просто сходишь туда, и заберёшь цветы, никто не будет тебе там мешать. Это займёт всего несколько дней.
   -Ну, расскажи.
   -Древний маг выращивал в пещерах для себя каменные цветы, а орки воровали их, чего тут непонятного? Ну и проклял древний маг любого орка, что ступит на землю этой пещеры, и с тех пор у орков есть поверье, что ходить, туда не стоит. Любой орк ступивший туда заболеет и умрёт. Это так вкратце. Кстати, каменные цветы были созданы именно этим древним магом, звали его Завулон. Когда маг умер, его похоронили в тех пещерах, и говорят, его дух витает там... Но это так, осколок древней легенды, в которую я не верю. В любом случае, если встретишь этот дух, можешь у него чего-нибудь попросить, возможно, он исполнит твоё желание, если только оно будет осуществимо, и если ты будешь просить не для себя. И так как ты не орк, то бояться тебе нечего. С тех пор, кстати, много лет уже прошло, так много, что даже привидение и то умрёт от старости.
   -А этот маг, он с Архайта? Из моего племени?
   -Да, он с Архайта, в принципе, можешь его не особо бояться, потому что он был чудаком по типу меня. Такой же маг как я, жил на Архайте, наблюдал за миром, не дружил с орками, и растил каменные цветы. Каменные цветы ему нужны были как раз для того, чтобы наблюдать за миром. Жил он давно...
   -Гусля, ты чего-то недоговариваешь.
   -Я всё сказала, даже если встретишь там его дух, я не думаю, что он тебе что-нибудь сделает. Так как ты не орк, то бояться тебе нечего. Придёшь в пещеру, сорвёшь цветочек, два цветочка, ну можешь три, может лишний каменный цветок и мне в хозяйстве сгодится, и вернёшься, всё иди... Ну и... Меч свой возьми на всякий случай, мало ли какую тварь по пути туда встретишь, и не ходи глубоко в пещеры, сорвёшь цветы и сразу назад. Цветов там должно быть много, так что...
   -А где сами пещеры то? Где вход в пещеры мага?
   -Недалеко отсюда, смотри на мой блин. - На её блине грязи появилось изображение, я наблюдал. Там были знакомые мне места. - Вот здесь, спустишься с тропы, свернёшь налево, и два километра вверх, тут будет долина, там иногда бывают тролли, но сейчас нету. В конце долины вход в большую пещеру, зайдёшь, и прямо, прямо, метров триста, может чуть глубже, и вот тут должны расти цветы, сорвёшь три штуки, нет четыре... И принесёшь мне, на этом всё, иди прямо сейчас. Завтра к утру вернёшься точно.
   -Хорошо.
   Я вышел из комнаты ведьмы, всё необходимое снаряжение у меня было при себе, и пошёл, как указала ведьма, покинул её долину, свернул с тропы, и пошёл сначала вниз, а потом нашёл нужное мне ущелье и пошёл вверх.
   Нужную мне пещеру я нашёл быстро, она была в самом конце ущелья, троллей на своём пути я не встретил, и то ладно, а то бы пришлось их разогнать. А к акробатике и погоням я готов не был. Я вскарабкался на уступ и оказался в пещере, осмотрелся. Пещера была странной, слишком правильной и аккуратной, у неё был высокий ровный потолок. А ещё здесь было множество кристаллов, и они светились. У меня даже мурашки по коже забегали от такой мистики. Я на минуту остановился у входа и замер, прислушиваясь, но ничего не услышал, никаких опасных тварей там внутри. Наоборот, снаружи доносились обычные звуки Архайта. И всё равно на душе было неспокойно, слишком уж необычно было это место. Я ощущал, что внутри, там дальше, живёт что-то такое, мистическое, магическое и древнее, и потому я ощущал, что идти туда не стоит. Но ведьма сказала мне, что цветок нужен, и без него Уну не найти, а если она сделает мне амулет, я найду её, спасу, и мы вместе вернёмся на Архайт, или будем жить во внешнем мире. Подогревая себя такими смелыми и позитивными мыслями, я двинулся вперёд. Шёл медленно, тщательно прислушиваясь, но никаких тварей и угроз слышно не было.
   Пещера давала боковые ответвления, но я не углублялся туда, чтобы не заблудиться. А вообще, здесь было красиво. Тут росло много разноцветных кристаллов, и они все тускло светились. Пугало другое, по мере того, как я шёл всё глубже, я стал осознавать, что здесь совсем нет жизни, ни червей, ни насекомых, ни растений, только голый камень и эти кристаллы. А, по моему мнению, в таких пещерах должен жить хоть кто-то. Поэтому я продолжал идти очень тихо, чтобы если кто здесь и живёт, так, чтобы хозяин меня не услышал. Я не знаю, сколько я прошёл вниз, думаю метров двести не меньше, но цветы так и не появились. Вдруг из-за угла пещеры вылетел рой голубых огоньков, это напоминало жизнь, я замер. Рой подлетел ко мне, остановился и тоже почти замер, я смотрел на него, рой огоньков смотрел на меня. После чего рой испустил тонкий писк, развернулся и улетел прочь. Я перевёл дух, потому что сам не знал, что ожидать от такой формы жизни, вдруг она кусается, или вообще питается плотью, тем более как справиться с таким роем? У него же нет единого тела, и что будет, если он нападёт? Куда бить?
   Я продолжал идти вниз, немного осмелев, и тут, наконец, увидел их, каменные цветы, росли на пригорке, штук пять, одной грядкой. Я подошёл к ним, и осторожно потрогал, холодные. Присел на корточки, достал бронзовый кинжал и начал резать под корень, успел отрезать лишь один и...
   -Молодой человек, что вы делаете в моей пещере? Цветы воруете? - Услышал я.
   Быстро обернулся, между мной и выходом стоял высокий старец, высотой метра два, почти до потолка пещеры. Руки у него были сложены на груди, лицо хмурое и недовольное, а главное, он светился тусклым голубым светом, и был почти прозрачен.
   -Вы дух Завулона?
   -Отвечать вопросом на вопрос невежливо, если вас не учили вежливости родители, то поучу я.
   -Да, я ворую цветы, только не думаю, что они кому-то принадлежат, они просто растут тут и всё. Меня послала горная ведьма...
   -Это мои цветы, и много глупых орков погибло, пытаясь украсть их для своих шаманьих нужд.
   -Мне нужны эти цветы, чтобы спасти своё племя из рабства. Я человек с Архайта, ваш далёкий потомок, наш народ попал в большую беду. Вы должны помочь мне.
   -Я никому ничего не должен, оставь мои цветы и уходи. Я не хочу тебя здесь видеть, это моя пещера и мои цветы.
   -Мне очень нужны эти цветы.
   -Тогда заплати, в этом мире никому и ничто не должно доставаться бесплатно.
   -Чем?
   -Жизнью.
   -Я должен принести тебе жертву?
   -Да, свою жизнь.
   Я улыбнулся и приготовил меч.
   -Нет, дух, умирать я тут не намерен.
   -А умирать тебя никто и не просит, отдай мне свою жизнь, небольшую часть. Тебе нужны цветы? Бери, за каждый цветок один день жизни. Сколько тебе нужно?
   -Четыре цветка. - Ответил я, не задумываясь.
   -Четыре цветка, четыре дня жизни.
   -По рукам, - согласился я. - Только зачем тебе четыре дня моей жизни дух? И как ты их заберёшь у меня, я умру раньше?
   -Глупый вопрос, зачем мёртвому четыре дня жизни, чтобы жить, конечно, побродить по лесам Архайта, искупаться в океане, полежать на пляже, вкусить плоть животных, съесть кислое яблоко. Ощутить вкус. Я хочу жить.
   -Ведьма сказала, ты можешь исполнить простое желание.
   -Да, смотря какое, не каждое, если простое, то исполню, но это будет стоить тебе ещё один день твоей жизни.
   -Тогда не нужно, договоримся на четыре цветка. И всё же... Как ты заберёшь дни моей жизни?
   -Всё очень просто, ты срежешь четыре цветка, потом подойдёшь к каменному алтарю, я покажу тебе, где он, разрежешь своим бронзовым ножом себе руку, небольшой порез, и капнешь кровью на алтарь. Потом ты уснёшь на четыре дня, но это будет не простой сон, ты превратишься в камень. И на пятый день я разбужу тебя, и ты покинешь мою пещеру живым и с цветами. Но пока ты будешь спать, твоя жизнь будет идти вперёд, и я буду жить твоей жизнью.
   -А если ты обманешь меня?
   -Человек... Я не обманываю, у меня есть честь, это раз. И есть вторая причина пойти на сделку со мной.
   -Какая же?
   -Я итак могу превратить тебя в камень прямо сейчас, за воровство, и ты погибнешь, и никуда отсюда не уйдёшь, просто мне это не нужно. Четыре дня твоей жизни, это справедливая плата за всё.
   -Я согласен, но я придумал желание.
   -Говори...
   -Я не маг, но силу мага желаю приобрести. Я хочу, чтобы ты дал мне зачатки способностей мага, мне это нужно, чтобы спасти свой народ.
   -Чтобы дать тебе силу магии, мне нужно оторвать от себя хотя бы небольшой кусок своей души. Потому что магия, это великий дар. И это дорогого стоит, на один день жизни, такое не обменяешь, это будет стоить тебе три года твоей жизни.
   -Три года? Это слишком долго.
   -Сила магии - великий дар, и дорогого стоит. Подумай, ты станешь магом, а маги живут долго, эти три года, ты сможешь отыграть. А ещё, ты увидишь далёкие горизонты, познаешь то, что неведомо другим, магия великий дар.
   -Нет, я не могу. Три года, это слишком долго, моё племя и Уна, не могут так долго ждать.
   -Ты прям как та девочка... Ну та, что забрела ко мне лет триста назад. Как же её звали... А вспомнил, её звали Гусля... Она тоже сомневалась, и ей магия тоже нужна была срочно, потому что её любимый любил другую. А потом выяснилось, что не так уж ей это нужно было и срочно.
   -И что Гусля, согласилась?
   -Да, Гусля отдала мне три года жизни, и я дал ей дар магии. И я уверен, она не пожалела. Да, её возлюбленный за эти три года женился на другой, и другая родила ему детей. Но девочка зато стала великой ведьмой, и возможно, жива до сих пор, пройдя сквозь столетия.
   -Понятно, я знаю Гуслю, это она прислала меня сюда, и да она жива до сих пор, правда, я не уверен, что она счастлива. Но мне надо спасти своих близких, и не ради себя, я не могу сейчас отдать тебе три года.
   -Раз так, то забирай цветы, и уходи.
   -Где твой алтарь?
   -Следуй за мной, - приказал дух.
   И я пошёл за ним, но идти пришлось недалеко. Всего метров тридцать, свернув за пару поворотов. Я увидел большой камень в форме статуи, а под статуей капище.
   -Капни кровью туда, и потом можешь забирать четыре цветка и уходить.
   Я подошёл к капищу у статуи и достал с пояса нож.
   -И человек...
   -Что?
   -У тебя чистая душа. Если ты передумаешь, пожалуй, я сделаю для тебя исключение. Приходи ко мне, и я сделаю тебя магом, за три года, как и договаривались, приходи потом, если спасёшь своё племя, если сможешь. Три года, это на самом деле не так много. Не всем я предлагаю этот дар. Не всем...
   -Я приду, если спасу своё племя, если вернусь сюда. Если смогу вернуться. Я знаю, что такое магия, я умею её ценить.
   -И ещё, я хочу, чтобы ты знал.
   -Что?
   -Капелька странной магии в тебе есть, это не такая магия как та, которую я подарил Гусле, но это тоже по-своему магия, и, по-видимому, ты родился таким. В тебе есть магия, немного, слабая, но это тоже магия, и ты можешь научиться ей пользоваться, лечить свои раны, побеждать врагов, выживать после страшных ран, это магия воина.
   -Я знаю, мне говорили.
   -Но моя магия тебе тоже нужна, приходи, когда решишься отдать три года.
   -Я приду.
   С этими словами, я порезал свою ладонь, и капелька моей крови упала на капище. И почти в тот же миг, мои ноги окаменели, и я стал превращаться в камень, в глазах у меня потемнело...
   Я пришёл в себя спустя несколько секунд, лёжа на земле, среди светящихся кристаллов. Рядом со мной лежал мой рюкзак и четыре аккуратно свежесрезанных каменных цветка.
   -Вот и всё человек, четыре дня пролетели как один миг, вот твои цветы, приходи ещё, если решишь заключить со мной сделку снова.
   -Спасибо.
   -Спасибо говорят, когда тебе делают что-то бесплатно, мы же с тобой заключили взаимовыгодную сделку. Эти четыре дня твоей жизни я был жив, я ходил по лесам Архайта, пил родниковую воду, ел яблоки и дикую вишню, охотился на кабанчиков и потом питался их жареным мясом. Загорал на пляже и плавал в океане. Я неплохо провёл время человек. Эти дни были куда интереснее моего обычного заточения здесь, и ради трёх лет жизни, я готов сделать тебя магом, отдав тебе часть своей души, но деньги вперёд.
   -Почему ты не можешь своей магией сделать себя живым? Ведь, например, Гусля поддерживает в себе жизнь столетиями.
   -Потому что мне не повезло, я умер, и во мне осталась только сила. Теперь я могу вернуться в этот мир, лишь заключив сделку с живыми. Да и то не со всеми. Другой путь мне неведом, хотя, безусловно, великие некроманты способны на это, но я не некромант. А, учитывая то, как далеко от центра мира находится моя пещера, возможность заключить сделку у меня возникает не часто. Так что приходи.
   -Если выживу, я приду.
   -Прощай человек, я думаю, ты найдёшь выход из моей пещеры сам, просто иди на свежий воздух.
   -Прощай.
   Я собрал каменные цветы в свой рюкзак, и пошёл к выходу. Я хорошо ориентировался в этой пещере и тщательно запомнил путь, я быстро нашёл центральную ветку и пошёл к выходу. Спустя пять минут я уже был снаружи и вдыхал воздух Архайта полными лёгкими. Я спустился с уступа, и направился к дому ведьмы, он не так далеко от меня.
   Миновал ущелье, ручей, прошёл немного через лес, и нашёл тропу, что вела к долине ведьмы. Пошёл вверх, и мне на глаза снова попался тот самый незадачливый гоблин грабитель, которого мы уже пощадили дважды. Три гоблина боязливо выпрыгнули на дорогу, и гоблин проговорил:
   -Сдавайся человек, рюкзак или жизнь.
   -Хочешь попробовать справиться со мной? - Я достал бронзовый меч и показал ему. - Представляешь, какая эта штука острая? Что если я ткну ей тебя в живот?
   -У меня нет выбора, я должен убить тебя, или умру с голода.
   -Охх... - Тяжко вздохнул я, открыл рюкзак и кинул гоблину кусок вяленого мяса. - На, только не умирай.
   -Он что отравлен?
   -Проваливай.
   Я пихнул гоблина и прошёл мимо, достал болван, всё бросается угрозами, но у самого даже не хватило смелости напасть ни разу.
   Вскоре, показалась стелла мира долины ведьмы, и я оказался в рощице, преодолел её, и оказался на полянке перед домом ведьмы, та сидела на веранде, и как обычно пила чай. Я думаю, она знала, когда я появлюсь, и поэтому приготовилась пить чай заранее, так чтобы поймать меня. Я подошёл к ней, и положил на стол рюкзак.
   -Здесь, четыре цветка, как ты и заказывала.
   -Ты будешь рад услышать, что орки закончили строить корабль, и завтра утром ты сможешь отплыть.
   -Значит, ты ведьма не по рождению, и силу тебе подарил Завулон.
   -Не подарил, а продал мне её за три года жизни. И три года жизни, это дорого. Потому что мой любимый за это время женился на другой и она родила ему детей, но такова цена... Но если бы не сила, я бы умерла от старости много лет назад. Так что, я обменяла три года своей жизни на вечность, вполне успешно. Но давай, это будет наш с тобой маленький секрет. В моей сделке нет ничего плохого, но не стоит оркам знать, что силу мне дал их заклятый враг.
   -Хорошо... Я сохраню твой секрет. Но ты знала, что меня ждёт там?
   -Ничего страшного тебя там не ждало, и как видишь, помощь Урука не понадобилась. Когда-нибудь, если ты вернёшься на Архайт, ты сможешь стать магом, теперь ты знаешь как.
   -Да, теперь знаю. Итак, завтра утром мы уплываем. Ты успеешь изготовить волшебные амулеты?
   -Думаю да, это не займёт много времени. Я пошлю Ниву, она сообщит твоим друзьям, что завтра утром вы уплываете, так что, ешь и иди, спи, тебе надо выспаться и понадобится много сил, потому что впереди тебя ждёт самое тяжёлое.
  
   Глава 24: Плавание.
   Я проснулся, было раннее утро, полежал в кровати минут пять, подумал о будущем и поднялся. Убрал в последний раз свою постель, одел на себя свой кожаный доспех, взял рюкзак и оружие, сунул туда свой запасной меч и вышел на веранду, Гусля завтракала.
   -Доброе утро.
   -Ну что, последний раз составишь компанию бабушке?
   -Составлю...
   -Подумать только, впереди у меня годы, которые я проведу одна, с орками, а я уже так привыкла к тебе.
   -Мы вернёмся Гусля.
   -Возможно.
   -И когда мы вернёмся, люди всегда будут рядом с тобой, мы никогда не забудем того, что ты для нас сделала. Ведь если бы не ты, у нас бы не было и шанса на то, чтобы вернуть племя на Архайт.
   -Знал бы ты, как коротка человеческая память, и как недолго люди обычно помнят тех, кто делал для них хорошее. Люди помнят кровожадных тиранов, люди помнят тех, кого они боялись, перед кем они дрожали от ужаса. Люди помнят убийц, которые убивали миллионами, но люди никогда не помнят и не ценят тех, кто делал для них добро. Особенно, если это добро им досталось почти бесплатно. Потому что, всё, что люди получили бесплатно, за что они не платили своей кровью, всё это для людей не имеет никакой ценности. Именно потому я и дружу с орками.
   -Это неправда Гусля.
   -На самом деле это правда, люди не ценят того, что им подарили бесплатно. Это опыт истории, не спорь, об этом знают вообще все. Сейчас ты ценишь меня, но пройдёт лет пять, ты спасёшь своё племя, и вы будете жить здесь как раньше, ругая злую ведьму за то, что она злая.
   -Не будем Гусля, о тебе будут помнить века. Как о спасителе всего Архайта.
   -Ты поел?
   -В принципе нет ещё.
   -Ешь быстрее, мне ещё надо научить тебя, как пользоваться амулетами.
   Я быстро проглотил всё, что лежало на столе, и ведьма достала лежавшие рядом с ней амулеты, положила передо мной. Я осмотрел их, они напоминали крупную медную монетку из бронзы, в центр которой был вплавлен тускло мерцающий кристаллик. С одной стороны монетки была небольшая дырочка, через неё была просунута толстая нитка, чтобы можно было одеть себе на шею.
   -Вот этот амулет нужен, чтобы разговаривать со мной. Пользоваться им очень просто, берёшь в руку и просто думаешь, я хочу поговорить с Гуслей, и говоришь, только не вслух, а мысленно. Я могу разговаривать с тобой почти на любой дистанции в пределах планеты. Если я не отвечаю тебе сразу, значит, занята, потому что мне тоже нужно сосредоточиться. Видишь, у меня на груди такой же амулет? Пока он у меня, и пока твой амулет у тебя, между нами связь. Если амулет дрожит, вибрирует и колется, значит, я хочу с тобой поговорить. Давай попробуем. Отойди так к роще.
   Я поднялся со стула и быстро отошёл к роще, уселся под деревья, взял амулет в руку, закрыл глаза и услышал Гуслю.
   -Этот амулет нужен нам, чтобы я могла направлять тебя и советовать тебе, что делать, он будет работать примерно год, этого достаточно. Через год, ты либо вернёшься на Архайт победителем вместе с Уной, либо тебя уже убьют, если ты потерпишь неудачу.
   -А почему год?
   -Потому что магическая энергия кристалла, сердца каменного цветка не вечна. Но года, вполне хватит. Только не рискуй всем племенем, спасая Уну, сначала выкупи всех, и отправь с орками на родину, а потом уже иди спасать свою Уну. Если тебе удастся спасти Уну, и ты доберёшься с ней до Тринидата живым, я скажу Уруку, они приплывут за тобой ещё раз и заберут тебя на Архайт. Всё просто, орки сделают два рейса, первый раз спасут твоё племя, второй раз заберут вас с Уной. Мы с тобой будем постоянно поддерживать связь, я буду говорить с тобой каждый день. Ты будешь рассказывать мне, как идут твои дела, а я буду советовать тебе, что делать. Только учти, не потеряй и не разбей амулет! Он довольно прочный, и если хорошо следить за ним, то ты не потеряешь и не разобьёшь его, главное, не рискуй и никогда не снимай его с шеи. Следи, чтобы не украли.
   -Хорошо, я понял. Как пользоваться вторым амулетом?
   -Второй амулет позволит тебе найти не только Уну, но и любого другого члена твоего племени. Возьми его в руку, и подумай об Уне, или о том, кого хочешь найти. Ты почувствуешь, в каком она направлении от тебя и как далеко. Если Уна будет близко, и если её не будет защищать заклинание, препятствующее ясновидению, то ты увидишь её и даже сможешь поговорить с ней, это касается и всех членов твоего племени. С помощью этого амулета ты сможешь найти всех своих родичей, кто ещё остался в Тринидате, поговорить с ними, выкупить их. Только, когда будешь выкупать, сначала скажи им, чтобы они не радовались и молчали, их хозяева не должны знать, что ты спасаешь их, иначе они заломят цену в десять раз выше, и ты не сможешь выкупить всех, не хватит денег.
   -Я знаю Гусля.
   -Ну, вот и всё, теперь можешь взять свой рюкзак и идти.
   Я подошёл к ней на веранду и взял свой рюкзак и оружие.
   -Ты не хочешь проводить меня? Выйти к морю? Увидеть корабль?
   -Помилуй, я сто раз видела его через блин грязи.
   -Но это не тоже самое, что увидеть его своими глазами.
   -Мне это не нужно, и потом, я старая бабушка, слаба физически и у меня тонкие кости, ходить по лесу для меня просто опасно. Я не смогу защитить себя, если на меня неожиданно бросится волк или рысь. Здесь, у себя в долине, я под охраной стеллы мира, я в безопасности.
   -Но ты могла бы сотворить заклинание и испепелить рысь, я знаю, ты умеешь.
   -Да умею, но на заклинание нужно время, а рысь может напасть неожиданно, спрыгнув на меня сверху с ветвей, она убьёт меня одним укусом. Я стара, и кости у меня хрупкие, я не буду рисковать. Да и ходить по лесу бесшумно как орки я тоже не умею. Я целитель и ясновидящая, но не воин и не охотник. Леса Архайта это не для меня, даже если меня будут защищать орки. Иди... Мы с тобой, ещё поговорим через амулет, и не раз. Кстати, чуть не забыла.
   -Что ещё?
   -Амулет, скрывающий хозяина от взора провидца, защита от ясновидения, оберег, который носят многие богатые жители внешнего мира, одень его и никогда не снимай. Пока этот амулет на тебе, никто, даже я, не сможет наблюдать за тобой. Хотя... Нет, именно я смогу за тобой наблюдать, из-за амулета связи, но другие нет. Если ты его снимешь, может случиться беда, потому что маг сможет изучить всё что при тебе, и тогда тебя могут убить и ограбить, не снимай его до самого возвращения на Архайт.
   -Хорошо, не буду. - Я одел оберег. - Прощай Гусля, спасибо тебе за всё.
   -Главное, возвращайся живым и со своей Уной, я не люблю трагедий, я знаю, как это больно, когда твой любимый человек навсегда потерян для тебя.
   -Да, больно... Прощай Гусля.
   -Прощай, я чувствую, ты не вернёшься.
   Я повернулся к ней спиной и быстро зашагал к бухте, где орки построили для меня корабль. Я покинул её рощу, последний раз прошёл мимо стеллы мира, и пошёл вниз к бухте. Вскоре преодолел ручей, прошёл мимо леса, спустился с холма, и оказался на просеке, где мы ещё месяц назад орудовали топорами, срубая деревья для нашего будущего корабля. Конечно, деревья для корабля должны быть сухими, и Гусля говорила нам об этом, их сушат иногда по пять лет и дольше, прежде, чем древесину можно будет использовать в корабельном деле. Но сушить деревья никакой возможности у нас не было, поэтому мы строили корабль из сырых стволов, это плохо. Однако, Гусля сказала, что древесина Архайта очень высокого качества, и это может компенсировать многое. Во всяком случае, сплавать в Тринидат хотя бы один раз мы точно сможем, и это самое главное. А все дефекты и недостатки мокрой древесины частично компенсирует особая смола, которой мы покрыли весь корабль.
   Просека кончилась, и я оказался в бухте, прямо около корабля, здесь уже собралась целая толпа орков, они что-то громко и радостно кричали, похоже, здесь вообще собралось всё племя, включая Курултая и даже Варда. Я увидел Урука с Гнорхом, они были уже в корабле. Что-то делали и готовились к отплытию. Здесь в сторонке стояла даже Инга, и она почти плакала, что было странно, она ведь так ненавидела Урука, особенно последнее время. Ведь из-за меня и моих проблем, тот практически перестал ухаживать за ней, и вообще не обращал на неё внимания. То надо на восточный склон вулкана сходить, то оружие выплавить, потом на троллей и драконов охотиться, а последний месяц он вообще целыми днями строил корабль, конечно же, ему было не до Инги. А теперь он вообще уплывает за океан на неизвестно длительный срок, и непонятно, вернётся ли вообще такой перспективный, как оказалось жених.
   -Крис! - Крикнул мне довольный Гнорх. - А я думал ты уже не появишься. На свой праздник и опоздаешь! А мы тут опять без тебя закончили корабль строить, и уже хотели уплывать без тебя. Спасать твоё племя.
   -Ты же знаешь, у ведьмы было важное задание для меня. Я выполнил его, и теперь готов плыть с вами.
   -Какое задание?
   -Надо было изготовить волшебные амулеты, которые помогут мне найти моё племя, а также, эти штучки позволят мне говорить с ведьмой на расстоянии, и она сможет дать мне совет, если что.
   -Понятно, но раз ведьма сказала, что надо, значит надо. Забирайся на корабль, и поплыли уже.
   Я подпрыгнул, подтянулся на руках, и забрался на борт судна, спрыгнул с другой стороны борта и оказался на палубе своего корабля, на котором я настоящий капитан. Орки радостно закричали, и Гнорх крикнул им:
   -А ну давай навались!
   Вся толпа навалилась и столкнула корабль в бухту, тот так разогнался, что по инерции выплыл на середину нашей бухточки.
   -На вёсла!
   Вёсел у нас, кстати, было всего два, два основных и столько же запасных, это, мягко говоря, мало, для корабля длиной двадцать метров, кой кто вообще сомневался, что эти вёсла нужны, так как сдвинуть корабль такого размера двумя, даже довольно большими вёслами сложно. И всё же в полный штиль, активно работая этими вёслами, сдвинуть корабль с места можно было. И мы с Гнорхом, как самые сильные, именно этим сейчас и были заняты. А физически мы были очень сильны, из-за постоянных тренировок, а также из-за убийства монстров, мы получили феноменальную силу. И сейчас медленно развернули корабль носом в океан, и потом поплыли прочь от Архайта со скоростью километра три в час. А Урук тем временем поднял один передний парус, и пытался поймать ветер, но ветра пока что почти не было.
   -Ничего, сейчас поймаем течение, и поплывём! - Бодро сказал Гнорх.
   -Сейчас поймаем... - Подтвердил Урук, - но вы пока гребите, хотя бы минут десять ещё, надо отойти подальше от берега.
   Корабль медленно удалялся от Архайта, и вот мы уже вышли из бухты, и я подумал, что отсюда до берега, наверное, метров двести не меньше, я ещё никогда так далеко не уплывал от родного острова, и здесь сейчас мы поймаем океаническое течение. Наконец, мы перестали грести, потому что корабль начал движение прочь от Архайта и без нас. Урук поднял все три паруса, и подошёл к большой штуке, что была в центре корабля прямо под центральной мачтой. Я раньше не видел этот предмет, и потому подошёл к нему тоже. Это была стрелка, она показывала вроде бы на север.
   -Что это такое?
   -Это подарок ведьмы, она дала нам его, пока ты был на её задании, называется компас. На конце стрелки кусочек железа, который Вард притащил с вулкана. Поэтому, магическим образом, эта стрелка всегда показывает на север. А вот эта вторая стрелка, под первой, заколдована, она всегда показывает на Архайт. Точнее, на вулкан Архайта, я не знаю почему, но с её помощью мы найдём дорогу домой. А сейчас нам надо плыть строго на юг, и тогда мы будем в Тринидате через пять дней.
   -Я знаю, но Тринидат мы и так найдём.
   -Как? Мы ведь можем и промахнуться, - заметил Урук, - и тогда придётся его искать. Плыть вдоль побережья.
   -У меня с собой амулет, с его помощью я чувствую всех своих сородичей, я знаю в какой они стороне, а большинство из них осело прислугой в Тринидате, так что, я чую куда плыть.
   -Значит, с навигацией у нас всё в порядке.
   Неожиданно, подул сильный попутный ветер и наполнил наши паруса. Скорость судна резко увеличилась, и я подошёл на нос корабля. Мы плыли быстро, нос рассекал воду, создавая небольшой бурунчик, мы вышли в открытое море. Я прошёл через весь корабль в хвост, и посмотрел на Архайт, тот быстро удалялся прочь от нас. Ветер и течения, уносившие нас прочь от Архайта, были очень сильными. Я вдруг понял, что противостоять им будет очень сложно. Но корабль плыл и очень быстро, а Архайт уменьшался на глазах, и вот уже я даже не вижу провожавших нас на берегу орков, а зрение у меня хорошее. Вижу только леса и горы Архайта, своей родины, и я понимаю, что, скорее всего, я сюда никогда уже не вернусь.
   -Правда, красиво? - Спросил меня, подошедший Гнорх.
   -Да, красиво. - Ответил ему я.
   -Вернуться будет тяжело, я лично и не ожидал, что течение будет столь сильным.
   -Течение сильно только около острова, на расстоянии километров десять не больше. Дальше в океане течения ослабнут.
   -Но как пройти эти десять километров?
   -Очень просто Гнорх, ночью, на рассвете, без солнца, ветер и течения слабеют, и в это время проще всего приплыть на Архайт.
   -Откуда ты знаешь?
   -Простая логика друг мой, простая логика, ветер образуется из-за того, что Солнце неравномерно нагревает поверхности, нет Солнца, нет ветра. Нет ветра, слабеет течение, оно не пропадает, оно именно слабеет. Утром вы сможете вернуться на Архайт.
   -А ты?
   -А я когда-нибудь потом, не скоро, ты же знаешь, я отпущу вас домой с Тринидата, а сам отправлюсь спасать Уну.
   -Мы приплывём за тобой.
   -Я знаю, но Уну собираются продать людям со звёзд, спасти её будет тяжело. Я не уверен, что смогу.
   -Я бы отправился с тобой, друг мой... Да вот только, воранг это империя людей, и там орков не любят, меня убьют на первой же заставе.
   -Да, я знаю, и потому пойду один.
   -И всё-таки здесь красиво, наблюдать нашу родину издалека?
   -Да, красиво.
   Мы стояли так, на борту, довольно долго, потому что Урук один неплохо управлялся с парусами, и ему это даже нравилось, рулить настоящей лодкой. А Архайт всё уменьшался и уменьшался, плыли мы быстро, и уже спустя минут сорок, от Архайта остались только горы, которые возвышались где-то над горизонтом. После чего я перешёл в середину корабля и сел под мачтой, Солнце припекало сильно, а у нас не был предусмотрен навес, и это было плохо. Но ничего, я отдохну от Солнца ночью. Зато я мог сесть за мачту, так что её тень прикрыла меня, даже без навеса. Управлять парусами особо не нужно было, они были привязаны правильно, и корабль просто плыл. Руль на нашем корабле предусмотрен не был, потому что Гусля пришла к выводу, что если делать его из дерева, то он получится слишком непрочным, и если уж понадобится рулить, то для этой роли сгодятся паруса и вёсла.
   Я немного подумал, наверное, мне придётся дежурить ночью, и лёг спать, привалившись спиной к мачте, хотя глаза и не закрывались, но я заставил себя уснуть.
   Во сне мне приснилась Уна, она бежала от кого-то, громко в страхе кричала. Я всё никак не мог понять от кого же она так бежит. Но я был бесплотным духом и не мог ей никак помочь. Вдруг, неизвестно откуда вылетела стрела и попала ей в ногу, прямо под коленку. Уна упала на бегу, из леса вышел мужчина в стальном доспехе и с тяжёлой стальной палкой. Моя Уна пыталась от него уползти, но не смогла, он догнал её и размозжил череп.
   Я проснулся в холодном поту. Был ранний вечер, солнце клонилось к закату, я поднялся, рядом никого не было, осмотрелся, но орков на корабле не было, я невольно подумал, куда же они подевались, метнулся было... Потом испуганно крикнул:
   -Урук, Гнорх, вы где?
   -Здесь мой друг, спокойно. - Отозвались сверху.
   Я поднял голову, они стояли на мачтах, на самом верху, на высоте метров двенадцати над палубой корабля. Стояли там молча, и смотрели вдаль.
   -Я уж думал...
   -Что мы прыгнули за борт и уплыли? Я бы рад, конечно, только куда плыть?
   -Что вы там делаете?
   -Урук видел вдали парус, сейчас он скрылся за горизонтом.
   -Другой корабль?
   -Да, люди из внешнего мира, я думаю, с ними лучше не пересекаться. Я думаю, они опасны только днём, ночью люди плохо видят, ну кроме тебя конечно. Надо будет дежурить на парусе, смотреть за ними. Нас всего трое, у нас плохое оружие, мы для них хорошая мишень.
   -И если что, мы даже уплыть от них не сможем. А здесь нейтральные воды, и они могут нас смело грабить, тем более, мы плывём без флага.
   -Без флага? - переспросил Гнорх. - Что значит без флага?
   -Обычно суда людей имеют флаг, обозначающий принадлежность к государству, флаг это такая цветная тряпка на главной мачте. А у нас флага нет. Это плохо, но ведьма сказала, что лучше плыть без флага, чем под липовым флагом. Потому что плавать без флага, это не нарушение закона, и хоть нас и могут ограбить, но солдаты нас не тронут. А фальшивый флаг это нарушение, за которое могут и должны повесить на рее. А бандитам мы по идее можем дать сдачи. Хотя, грабить людей, плывущих без флага, это не нарушение закона, и потому мы должны быть осторожны. Но в море, особенно далеко от берега, закон соблюдается плохо. Так что да, нам лучше держаться подальше от других кораблей.
   -А что мы будем делать в Тринидате?
   -В сам порт Тринидата плыть без флага нельзя, нас может ограбить или убить кто угодно. Да и солдаты Тринидата, увидев судно без флага, да ещё и управляемое орками, сразу же захотят убить нас. По плану ведьмы, мы остановимся в маленькой бухте в пятнадцати километрах к западу от Тринидата. Это необитаемая, скалистая бухта, там, на берегу нет ни поселений людей, ни каких-либо построек. Люди редко бывают там, и даже если кто-то увидит корабль, вряд ли он сразу побежит стучать страже. Вы останетесь на корабле, посреди бухты, в пятидесяти метрах от берега, и не будете высовывать носа, чтобы люди на берегу не увидели, что вы орки. Я надеюсь, что за пару дней, вы не привлечёте к себе внимания. А я пойду как можно быстрее спасать и выкупать своих сородичей. Я буду доставлять их по одному к вам на корабль, и потом, не задерживаясь в Тринидате надолго, вы отчалите обратно на Архайт. А я отправлюсь дальше, спасать Уну.
   -Понятно. Ты сам как думаешь, всё получится?
   -Я думаю, как повезёт, но всё определённо может получиться. Тем более, после того как я доставлю к вам на корабль первых людей, те смогут делать вид, что это их корабль, и тогда ваши орочьи фигуры не привлекут внимания. Главное, не задерживаться в бухте надолго. Ведьма сказала, что допустимо оставаться в Тринидате около трёх дней, дольше, уже рискованно. Я считаю, за три дня я спасу достаточно много соплеменников.
   -И всё же, как повезёт. Может быть, тогда нам лучше выйти в море? Мы высадим тебя, и вернёмся в бухту спустя три дня, а твои соплеменники всё это время будут прятаться в какой-нибудь пещерке на берегу.
   -Нет, не лучше. Рядом с Тринидатом активное судоходство, а в море нет укрытия, чтобы спрятаться. Вас быстро обнаружат другие корабли, увидят, что у вас нет флага, и попытаются ограбить. Плыть к бухте придётся ночью, когда люди слепы. И это лучшее место, чтобы спрятаться. Но не волнуйся, Гусля много раз наблюдала за этой бухтой, люди редко заходят туда. Скорее всего, всё будет нормально.
   -Ладно, человек... Думаю, нас как-нибудь пронесёт, я родился под счастливым небом, и ты тоже.
   -Под небом Архайта, - добавил Урук.
   Я повернулся на восток, там Солнце только что коснулось океана, это было красиво. Сейчас оно приняло розовый цвет, а его верхний кончик был жёлтым. И на океане разлеглась длинная светлая дорожка от лучей светила, которая вела прямо к нашему кораблю, это было очень красиво. Я вообще люблю закаты и восходы, но в океане я это ещё никогда не видел. Заход продолжался недолго, минут двадцать, и вот уже Солнце почти скрылось за горизонтом, наступила ночь. А орки спустились с мачт вниз, на корабль и стали готовиться ко сну.
   -Крис... Ты дежуришь первую ночь, главное, следи, чтобы ветер не стал слишком сильным или порывистым, иначе он может порвать паруса. Плыви по стрелке, если ветер переменится, дёрни вот за этот канат, он позволяет управлять судном, конечно, это не очень надёжно, но всё же. Вот эта стрелка на компасе, всегда должна показывать на хвост корабля, это значит, мы плывём на юг, туда, куда и нужно. Если вдруг что-то пойдёт не так, и стрелка отклонится в сторону слишком сильно, то буди нас. Учти, плыть в сторону слишком сильно нельзя. Расстояние отсюда до Тринидата велико, и если ты отклонишься хотя бы на одну двадцатую угла компаса, это значит, мы промахнёмся мимо Тринидата на десятки, а то и сотни километров, если мы заблудимся, это будет плохо. Потому что опытными мореходами нас назвать никак нельзя.
   -Я знаю... Не волнуйся Гнорх, в морском деле мой опыт путешествий не уступает твоему. Как и у тебя, это моё первое плавание.
   -Меня учили наши мореходы. Мы орки бережно храним наше умение строить лодки и ходить по океану. Наши далёкие предки приплыли на Архайт на корабле, они были моряками.
   -Мои как ни странно, вероятно, тоже. Не волнуйся, если что пойдёт не так, я разбужу вас.
   -Кто бы сомневался.
   Гнорх отошёл в конец нашей большой лодки, потянулся и лёг на дно, смотря в небо и на первые, появившиеся звёзды, а я повернулся лицом вперёд, и стал править кораблём. Всё было хорошо, я плыву спасать своих, я всё сумею. Ещё месяца четыре назад, это показалось бы мне настоящей сказкой, что я вот так буду плыть через океан на настоящем корабле. Но сейчас я здесь, и плыву.
   Я посмотрел в небо, оно было звёздным, множество звёзд, ночь ясная, как никогда, и я посреди океана в маленькой лодочке. Интересно, люди со звёзд также плавают меж звёзд? Через безбрежный океан пустоты, через чёрный космос. Только Гусля говорит, космос это пустота без воздуха, и лететь через него, наверное, настоящее испытание.
   Тем временем, ветер крепчал, и корабль плыл всё быстрее. Я не волновался, потому что он дул в правильном направлении. Я наслаждался морем, и невольно думал, что, наверное, судьба родила меня для таких путешествий, и почему я не родился в портовом городе и не стал моряком, а ещё лучше капитаном настоящего большого корабля? Это же так здорово, плыть через океан, слушать шум ветра и качку волн. Так я и плыл всю ночь, наслаждаясь чудесной погодой, ветром, волнами, качкой, свободой.
   К утру ветер стал ещё сильнее, и я стал опасаться приближения шторма. Я не моряк, и не могу сказать, когда море волнуется, а когда нет. Возможно, для моря этот ветер и нормален, но... С другой стороны, мы конечно под таким ветром плыли гораздо быстрее, чем планировала Гусля, и весьма вероятно, за одну ночь гонки, мы покрыли такое же расстояние, что должны были покрыть за весь день. Только, главное, в шторм не попасть.
   Я стоял в центре корабля, держал канат, управлявший парусом, и смотрел на то, как на горизонте всходит Солнце. Вначале небо стало розовым, потом фронт розового неба расширился. Я видел, как появилась канавка света, что вела прямо к нам. Потом Солнце медленно оторвалось от воды, и стало подниматься. А вот ветер всё крепчал и крепчал, и становился порывистым, от чего наш парус, сшитый из прочных шкур и кож начал трусливо потрескивать. Я понял, что испытывать его на прочность и дальше не стоит. Подошёл у Гнорху и потряс его за плечо.
   -Просыпайся соня, надо убирать парус.
   -Что случилось?
   -Ветер крепчает, я думаю, приближается шторм.
   -Шторм, чтоб его... Мы надеялись, что доплывём без шторма, я не умею управлять кораблём во время шторма. А если?... Мы хоть много проплыли за ночь?
   -Да, всю ночь дул сильный попутный ветер, парус едва держал его, но за ночь мы прошли огромное расстояние, я думаю, мы плыли со скоростью километров двадцать в час всю ночь, а то и быстрее, учитывая то, что течение тоже придало скорости.
   -Надо убирать парус, давай, срочно, убирай задний, я центральный. Эй, Урук, просыпайся, будешь убирать передний парус, ветер крепчает, слишком сильно.
   -Сейчас, уберу! - Проснулся Урук.
   Я бросился убирать свой парус, быстро отвязал нижние канаты, забрался на мачту, и стал подтягивать ткань наверх, я боялся. Волны стали сильнее, мачта сильно раскачивалась из стороны в сторону. Мне всё время казалось, что я вот-вот упаду, и тогда, улечу сильно в бок, за пределы корабля, а купаться мне совсем не хотелось. Я с большим трудом свернул дёргавшийся под ветром парус и завязал его крепко накрепко, потом прицелился, поймал момент и спрыгнул вниз на палубу, покатился по ней, схватился за одно из штормовых креплений. И понял, что корабль ходит ходуном, и не только на высоте мачты, под нами сильные волны, океан разыгрался не на шутку.
   Орки тем временем, тоже справились с уборкой парусов, и тоже спустились вниз, теперь держались за штормовые крепления. Волны становились всё сильнее и выше, и вот уже первые стали заливать на палубу. К счастью, корабль был сделан так, чтобы не тонуть в любых условиях. Вся вода и еда были размещены в герметичных бочках, которые были надёжно закреплены в специальных углублениях посередине палубы.
   -Как бы нас не перевернуло, - прокричал Урук, через шум волн.
   -У нас же надёжный каменный киль массой несколько тонн, - заметил я. - Гусля говорит, даже если волны перевернут корабль вверх ногами, он всё равно вернётся в исходное положение.
   -Киль да, тонн пять, но это не так уж много для такого большого корабля. Люди внешнего мира лучшие корабельщики, чем мы, они тоже делают своим кораблям киль, и всё равно умудряются тонуть во время шторма.
   -Не дрейфь, наш фрегат непотопляем! - Гордо прокричал Гнорх. - Я сам его делал. Он всё выдержит!
   -Проблема не только в том, чтобы тонуть, но шторм может унести нас сильно в сторону с пути к Тринидату, а мы никудышные моряки, и у нас нет хороших штурманов. Мы заблудимся, а как потом искать Тринидат? Тем более у нас нет флага.
   -Найдём... А корабль не потонет, не волнуйся, у него мощный киль, и всё днище выложено лёгким деревом, сколько бы мы не набрали воды, мы не утонем, этот корабль легче воды.
   -Сильные волны могут разломить корпус.
   -Выдержит!
   Тем временем, Солнце пропало с горизонта за тучами, и начался мелкий дождь, противный ветер. Я понял, что мы попали в шторм, и это меня совсем не радовало. Мы ничего не могли поделать, не могли управлять кораблём без парусов, поэтому, мы просто сидели втроём в разных частях палубы, держась за крепления днища, и ждали. Время текло, мы не тонули и волны так и не разломили наш неуправляемый корабль на части, ветер перестал крепчать, и к вечеру океан успокоился, это был не шторм и не ураган, а просто море немного волновалось, вот и всё, нам повезло.
   -Ну что Гнорх? Ставим парус и вперёд?
   -Ладно... Ставим парус.
   Я залез на свою заднюю мачту, развязал парус, аккуратно спрыгнул, и привязал нижнюю часть паруса к несущей рее верёвками. После чего, парус был надёжно закреплён, и наш кораблик с новыми силами рванулся у Тринидату. Вдруг, я почувствовал, что амулет на моей груди слегка кусается, я взял его в руку, сосредоточился и услышал Гуслю.
   -Вы плывёте неправильно, буря сильно снесла вас к востоку, хотя вы этого и не заметили, берите западнее, примерно градусов на десять.
   -Да Гусля.
   -Как переносишь своё первое морское путешествие?
   -Да, в общем-то, нормально.
   -Тебе следует знать, что Уна уже совсем близко от космопорта. Я советую тебе в Тринидате купить ездовую лошадь, и не идти пешком. Лошадь двигается намного быстрее, чем пешеход, ты должен торопиться, промедление это риск, что её успеют продать людям со звёзд, и тогда, тебе её не спасти.
   -Да. Я знаю Гусля.
   -Это всё, что я хотела тебе сказать, не будем разряжать амулет.
   Я убрал амулет к себе за пазуху и подошёл к Гнорху.
   -Я говорил с ведьмой, она говорит, буря сильно снесла нас к востоку, нам надо взять западнее градусов на десять. Иначе, промахнёмся мимо цели.
   -Хорошо, надо, значит возьмём.
   -А я пойду спать...
   Я взял большую тряпку из нашего запаса и стал черпать воду из одного из углублений для сна, потом когда место было вычерпано почти насухо, лёг спать и почти сразу уснул. Орки, тем временем, также сушили корабль, черпая вёдрами и тряпками воду из центральной полости, откуда она не могла вытечь сама.
   Дальнейшее наше путешествие в Тринидат заняло три дня, и не имело особых приключений. Несколько раз вдали появлялись чьи-то корабли, но они не приближались к нам. В остальном, путь был довольно скучным. Потому что на корабле было жутко нечего делать целый день. А продукты и воду мы тщательно экономили. Впрочем, припасов у нас было с запасом, из расчёта на то, чтобы кормить целую ораву моих соплеменников полмесяца, по пути домой.
  
   Мне снился сон, чудесный сон, мы с Уной ночью под светом всех трёх Лун идём по чудесному песчаному пляжу на берегу океана, дорожка от одной из Лун освещает нам путь, мы болтаем. Уна обнимает меня и счастливо целует меня в щёку. Ничего плохого не случалось, и я даже не вспоминаю о том, что её похитили, и что она в рабстве, это рай, мы снова на Архайте. Все счастливы, все довольны, мир идеален...
   Я открыл глаза, был вечер, у меня за спиной качалась под порывами слабого ветерка мачта нашего корабля. Гнорх с Уруком о чём-то болтали на носу корабля. Я поднялся, потянулся и подошёл к ним.
   -Добрый вечер.
   -Вечер добрый.
   -Сегодня ночью мы будем в Тринидате, это опасная зона, потому что тут зона активного судоходства, вы зря сидите на палубе, надо бы, чтобы кто-то залез наверх и следил за кораблями.
   -Я минут пять назад был наверху, - ответил мне Урук, - а сейчас уже закат, люди не увидят нас в сумраке, всё в порядке.
   -Хорошо.
   -Крис скажи, где относительно нас Тринидат?
   -Сейчас.
   Я взял в руки амулет, сосредоточился, сориентировался и почувствовал прямо перед носом судна большой город.
   -Мы плывём правильно, до города километров пятьдесят, мы проплывём их за два три часа. Но думаю, надо взять курс немного к западу, чтобы найти нужную нам бухту. Нам же нужен не сам город, а бухта рядом с ним.
   -Хорошо, сейчас возьмём западнее.
   Урук подошёл к верёвке, управляющей парусами, и развернул их так, что корабль начал двигаться немного в бок.
   -Так сойдёт?
   -Да. И всё же, на душе у меня тревожно, надо забраться на мачту.
   -Ну, тогда, забирайся, кто тебе мешает?
   Я подошёл к центральной мачте и полез наверх, осторожно поднялся на рею, встал на неё, и посмотрел по сторонам. Поблизости от нас кораблей не было, но в разных направлениях на горизонте я увидел паруса сразу нескольких судов.
   -Что, успокоился? - Спросил меня снизу Гнорх.
   -Откровенно говоря, не совсем, я вижу паруса сразу нескольких судов.
   -Но они далеко?
   -Да, далеко.
   -Тогда не стоит переживать.
   Я постоял ещё с полчаса наверху, пока Солнце совсем не село за океан, и не наступила ночь, и спустился вниз, орки шли прежним курсом, всё было в порядке, мои инстинкты и мой страх обманули меня. Ни одно судно людей не напало на нас, не заинтересовалось нами, даже, не смотря на то, что у нас не было флага.
   Прошло ещё около часа пути, вскоре, впереди мы увидели землю, мы шли под углом к ней, она была далеко на горизонте, вдоль побережья в разные стороны плыло множество кораблей, я думаю, крупных было штук двенадцать не меньше. Также я наблюдал издали множество рыбацких лодок, что сновали вдоль побережья.
   -Мы совсем близко от Тринидата. - Заметил Гнорх.
   -Да. Но всё обойдётся.
   -Скоро ты увидишь своих близких.
   -В начале, мне надо будет продать те товары, что мы захватили с собой, и только после этого я смогу выкупить их. Я не уверен, что всё будет удачно.
   -Ты продашь их, всё будет хорошо, мы ведь не просто так забрались так далеко, мы пережили с тобой так много приключений на пути сюда, это не может произойти просто так.
   -На самом деле, в мире многое происходит просто так. Случайно, и мы не можем управлять этим.
   -Тут ты прав, но... Всё сложится хорошо.
   -Нам пора повернуть к побережью, сейчас ночь и нас не видят...
   -Вот-вот взойдут Луны нашего мира, мы должны торопиться, - заметил Урук.
   -Поворачивай к побережью.
   Мы приближались к заветной бухте, но вскоре, взошли Луны нашего мира, все три, и они ярко осветили всю водную гладь, наш кораблик был сейчас как на ладони. Мы приближались к побережью, а вместе с тем и к судам, что плавали вдоль него. Вот одно судно показалось совсем близко от нас, и мы не могли отвернуть. Расстояние до судна упало почти до километра, я даже мог различить фигурки экипажа, что бегали по палубе корабля.
   -Они слишком близко, - пожаловался Гнорх, - они увидят, что мы орки.
   -Не волнуйся Гнорх, километр, это не так близко, чтобы разглядеть орка, и сейчас ночь, слишком темно, они увидят лишь фигуру, а твоя фигура вполне похожа издалека на человечью.
   -Плывём дальше.
   -А что ещё делать?
   Корабль прошёл мимо нас, они не стали нас атаковать. Возможно, они просто не обратили внимания на то, что у нас нет флага, или это был мирный торговец, или просто они не собирались нападать, но мы проплыли мимо них без проблем. И вскоре оказались совсем близко от бухты, я увидел каменный берег и волны, что разбиваются об него.
   -Гнорх, Крис на вёсла, - скомандовал Урук.
   -Да капитан, - пошутил Гнорх.
   Мы взяли вёсла, и я заработал одним на своём фланге. Гнорх также активно грёб на своём. Плыть было тяжело, нас постоянно сносило на камни, корабль был тяжёл и почти неуправляем, я работал своим веслом изо всех сил. Мы с трудом обогнули скалу и вошли в бухту, здесь прибой сошёл почти на нет и не было ни ветра, ни течений, вокруг были только скалы. Корабль аккуратно выплыл в середину бухты и Урук бросил вниз тяжёлый каменный якорь.
   -Всё, вот и приплыли.
   Я осмотрел бухту, в которую мы заплыли, это была та самая бухта, мы попали туда, куда и целились. Вокруг нас были высокие каменные скалы, которые скрывали нас от случайных глаз, вход в бухту тоже был закрыт скалой, которая скрывала нас от взора кораблей, проплывавших снаружи.
   -Здесь вас долго никто не найдёт, а я пойду.
   Я взял рюкзак, завязал его за спиной, и достал небольшое плавательное бревно, на котором я доберусь до берега.
   -Ты куда? Сейчас ведь ночь на дворе.
   -До города два три часа ходу пешком быстрым темпом, я прибуду туда с рассветом, потом пойду на рынок. Я не вижу смысла тут ждать с вами. Я хочу действовать. Ещё увидимся.
   -Позавтракай хотя бы на дорожку, - протянул мне небольшой кусок вяленого мяса Гнорх. Я взял кусок у него из рук, и быстро всё сжевал. Запил небольшим ковшиком воды.
   -Иди товарищ, мы верим в тебя.
   -Спасибо друзья, я вернусь, скоро, сегодня вечером со своими соплеменниками.
   Я собрал все вещи, привязал себе к поясу свой меч, скинул с корабля плавательное бревно, аккуратно спустился на него, и, гребя руками, быстро поплыл к берегу. Причалил у скалы, втащил бревно на высоту трёх метров, чтобы не смыло приливом, и полез наверх. Приливы у нас бывают не часто, и они не столь высокие, но рисковать не стоит, мало ли как встанут Луны. Говорят, в среднем раз в год, когда все три Луны выстроятся на одной линии, прилив может достигать высоты десяти метров, но такое бывает не часто. И в этот раз со мной такого не произойдёт.
   Я аккуратно лез вверх, спустя пару минут уже был наверху, на скалах, перелез через один из пиков и спустился вниз, здесь был лес. Но не такой лес как у нас на Архайте. Здесь в этом лесу было тихо, и почти не было животных. Не было ночного воя волков и грозного рёва горных тигров, что поймали свою добычу. Здесь под Тринидатом был пустой лес. Я прошёл через лес, осматривая незнакомые породы деревьев, и вышел на просёлочную дорогу, что вела в город. Двинулся по ней и вскоре вышел на огромное поле, которое простиралось насколько хватало глаз, и двинулся по полю к городу. Через амулет я чувствовал души моих близких, и они звали меня к себе. Надо мной было небо, но ночь теперь была тёмной, её заволокли тучи, через которые не было видно ни звёзд, ни Лун. Зато очень хорошо были видны вдали, впереди меня огни Тринидата. Там есть высокие и очень высокие здания, по десять этажей и больше, и в ночи они светятся огнями, потому что в них даже ночью кипит торговая и ночная жизнь. А ещё, впереди, где-то слева, я смог увидеть большой маяк Тринидата, башню высотой больше ста метров, на её пике всегда горел огонь. Я продолжал идти, мне на пути почти никто не попадался.
   Вскоре я приблизился к воротам Тринидата, они были открыты, даже ночью, но около входа дежурило два стража, я попытался пройти мимо них. Один страж окрикнул меня:
   -Эй, путник, куда идёшь?
   -Я иду в город торговать.
   -У тебя есть документы гражданина империи?
   -Нет, я вольный торговец с диких земель.
   -Тогда ты должен заплатить сбор за вход в город, он невелик, пять золотых, его платят все чужие. Вход в город бесплатен только для граждан элийской империи.
   -Я знаю о сборе, но денег у меня нет.
   -Тогда вали отсюда.
   -Постойте стражи, я же говорю, я знаю о сборе, и денег у меня нет, но у меня есть альтернатива, вещь, бронзовый нож украшенный неведомыми кристаллами горной слюды. Это красивый нож, он стоит пяти золотых. Возьмите его себе как плату за мой вход.
   -Покажи.
   Я достал из кармана заранее приготовленный нож и передал стражу, тот взял из моих рук и стал рассматривать. На самом деле, нож был довольно кривой и ювелирную ценность имел малую, в связи с плохой отделкой. И всё же кристаллики, вделанные в его ручку, выглядели красиво, и привлекали внимание. И я надеялся, стражу, этого в качестве платы хватит.
   -Меня устраивает, на кухне сгодится, - сообщил страж. - Заходи, только учти, не воруй ничего, иначе... Будет хуже. Незваных гостей здесь за воровство убивают. Ты здесь гость, веди себя как гость, торгуй, это свободный город, мы любим торговцев, даже если они варвары. Возьми этот чек...
   Страж протянул мне бумажку.
   -Это разрешение на пребывание в городе в течение трёх месяцев. Хотя ты и не гражданин, но ты, как заплативший сбор торговец будешь находиться под защитой городской стражи. Если тебя ограбят, или попытаются убить, городская стража придёт к тебе на помощь. Тринидат торговый город, и мы ценим и бережём торговцев, даже таких жалких как ты, даже тех, кто пришёл пешком с одним лишь рюкзаком за плечами.
   -Спасибо.
   -Как тебя записать.
   -Меня зовут Крис с Архайта, я прибыл сюда к вам торговать редкостями.
   Страж записал что-то на моём чеке и у себя в книжке пришедших.
   -Чем именно ты будешь торговать?
   -У меня есть кость дракона, я слышал, она может стоить до трёхсот золотых, я хочу продать её и купить себе нескольких рабов.
   -Кость дракона... Это ценность, но вряд ли ты продаж её дороже, чем за сотню, впрочем, этого хватит тебе, чтобы купить хотя бы одного дешёвого раба.
   -Это, смотря, как сложатся торги, быть может, я смогу набить цену.
   -Что ж, желаю тебе успешного пути. Проходи.
  
   Глава 25: Тринидат.
   Я вошёл в город, и медленно пошёл на рынок, я знал, сейчас ещё поздно, или слишком рано, чтобы торговать. Точнее, многие вещи в Тринидате можно купить даже ночью, город живёт своей ночной жизнью. Но продавать кость дракона лучше всё же днём, в это время больше покупателей и скупщики заплатят мне большую цену. Я знал, всё зависит от скупщиков, потому что я не имею права продавать в городе сам, у меня нет торговой лицензии. Я имею право лишь продать свой товар скупщику по сходной цене. Но в Тринидате много скупщиков, и многие захотят купить кость дракона, так что, я смогу получить достаточно денег. И потом, у меня нет торгового места на рынке, нет и своего магазина, и я не могу стоять на рынке неделю, ожидая, пока мой товар купят. Скупщики ценностей, это единственное, на что я могу рассчитывать.
   Идя по улицам Тринидата, я наблюдал его ночную жизнь. Здесь было много компаний людей, которые шли по улицам, размахивая кружками с алкоголем, многие были в стельку пьяны. Здесь, я впервые увидел и проституток, одна из них подошла ко мне.
   -Варвар, не хочешь ли ты провести со мной незабываемую ночь?
   -Нет отвали.
   -Всего за десять золотых, целую ночь, ты же должен где-то переночевать?
   Я посмотрел на женщину, она была противна, большая грудь, обвисший живот, слабое тело, я не любил таких. Даже у нас на Архайте таких ничтожных созданий не было ни одной на всю деревню. А здесь в Тринидате, таких было полно.
   -Отвали.
   -Ну, как знаешь варвар. Не умеете вы варвары ценить истинную женскую красоту.
   Я прошёл дальше, ближе к рынку, я знал, мне предстоит изучить этот город, и сейчас самое лучшее время. И я не буду зря терять это время. Я нашёл дом, который я искал, здесь держали в прислуге двух девушек моей деревни. Молодые девушки, пожалуй, даже слишком молодые, именно то, что нужно для продления рода моему племени, их я выкуплю в первую очередь, они цель номер один, кроме Уны. Я аккуратно достал амулет, взял его в руки, сосредоточился, настроился и тихо шепнул.
   -Жавва и Крива проснитесь, тихо, тихо...
   -Кто это? - Услышал я громкий голос в своей голове.
   -Тихо, только ради бога тихо, это Крис с Архайта, воин вашей деревни, я сейчас рядом с вами, стою на улице. Слушайте внимательно. Возможно, сегодня днём или вечером, самое позднее завтра, я приду за вами, я выкуплю вас. Ни в коем случае...
   -Ты жив?
   -Да я жив, и я пришёл, чтобы вас спасти. Слушайте внимательно, скоро я приду, чтобы выкупить вас. Возможно, вы узнаете меня, возможно нет. Но никто не должен знать, что вы знаете меня, для вас я чужой человек, это понятно? Если ваш хозяин узнает, что я пришёл, чтобы вас спасти, он заломит цену за вас в десять раз, и у меня не будет денег, чтобы заплатить. Вы должны молчать, не подавайте виду, что вы меня знаете, это понятно? Я для вас чужой человек, не радуйтесь, не улыбайтесь, держите себя в руках. Я постараюсь выкупить всех, кого найду, кто ещё здесь в Тринидате, но денег у меня немного, поэтому я для вас чужак, всё ясно?
   -Мы всё поняли Крис, мы будем молчать, мы уже не дурочки.
   -Хорошо... Я приду сегодня днём, во второй половине с деньгами, а возможно, ближе к вечеру. Если у меня не получится сегодня, самое позднее, приду послезавтра, ждите. И не подавайте вида, никто не должен знать.
   -Да Крис. Кстати, Андерсена и Виту, их держат на улице вязов. Мы видели их несколько раз, и даже разговаривали. А вот Уну выкупил какой-то важный сэр из верхнего квартала, и теперь её...
   -Я всё знаю, не волнуйтесь, я чувствую каждого из вас, у меня есть волшебный амулет, с помощью которого я могу найти любого из вас и даже Уну. Сейчас, мне надо кой что продать, заработать денег, и я смогу выкупить многих из вас, всех, на кого у меня хватит денег. Молчите, и не подавайте виду, это всё что пока что от вас требуется.
   Я отошёл от их дома, и в течение ночи обошёл ещё с десяток мест, где держали моих соплеменников. Я предупредил всех, как вести себя при мне. Говорил им, что приду выкупать их в ближайшее время, и предупреждал, что они должны молчать и не подавать вида. Самое главное сейчас было сохранить тайну, чтобы их хозяева не просекли, что я готов заплатить больше.
   К утру я вышел на главную торговую площадь Тринидата, и пошёл к тому торговцу, который, по мнению ведьмы, должен был предложить мне максимум денег за мои драконьи кости. Гусля потратила много времени, тщательно изучая обстановку на рынке, каждого торговца, слухи, чтобы узнать, кто не обманет. А сделать это было непросто, потому что она не могла напрямую наблюдать город. И это было сложно и важно, потому что момент с продажей костей дракона и ценностей, был очень важен для нас. Ведь от того, сколько я смогу заработать денег, зависит наличие проблем с выкупом моих соплеменников. Я подошёл к лавке торговца, открыл дверь пинком, и оказался в небольшой комнате. Передо мной предстал старый человек в шёлковой одежде.
   -Молодой варвар, вы могли бы зайти ко мне и повежливее, я уважаемый человек города.
   -Я хочу продать вам кости дракона, у меня есть информация, что вы скупаете такие вещи по достойной цене, если вы предложите мне достаточно денег, сделка состоится.
   Я посмотрел на него пренебрежительным взглядом, демонстрируя полное отсутствие интереса. Старик тоже оценивающе посмотрел на меня.
   -Да я скупаю кости дракона, но только жало из хвоста, самую ценную кость, обычные кости меня не интересуют.
   -У меня есть пять жал дракона. Это хорошие жала взрослых, и я бы даже сказал, древних тварей. Я оцениваю их в полторы тысячи золотых.
   Я достал из рюкзака пять своих лучших костей, я знал, я назвал справедливую цену. И старик это тоже понимает, если продавец назначает правильную цену, значит, он не дурак. Значит, попытка обмана приведёт к срыву сделки, а торговец редкостями хочет купить мои кости.
   Старик начал тщательный осмотр костей, он поднёс их к окну, и посмотрел на солнце, проверил на наличие трещин, гнилостей и прочих дефектов. Потом немного подумал и изрёк:
   -Я не знаю, где ты взял столько жал драконов, и могу поспорить, это жала свежеубитых чудовищ, а найти дракона в наше время сложно. Ещё сложнее найти и убить сразу пять драконов. И эти жала, они очень высокого качества. Я думаю, у тебя могут быть ещё такие же кости, и потому ты мне интересен. Давай поступим так, я заплачу тебе тысячу шестьсот золотых, на сто золотых больше.
   -А что взамен? - Напрягся я. Потому что ведьма советовала мне продавать кости разным торговцам, и такой неожиданный ход поставил меня в тупик, потому что ни один покупатель, не будет по своей воле повышать цену. Это ненормально. Зачем ему платить мне лишние сто золотых, в ситуации, когда он вполне может скинуть цену, и заплатить мне тысячу четыреста, а не тысячу шестьсот. Тем более, старик понимает, что я всё равно продам ему кости даже за меньшую цену.
   -Ничего взамен мне не нужно, я не ставлю условий, тысяча шестьсот золотых это справедливая цена за столь хорошие кости. Это свежие кости взрослых, я бы даже сказал древних, но недавно убитых драконов, это ценные кости. Я просто хочу, чтобы эта сделка не была последней. Мне нужны свежие кости драконов, и я хочу, чтобы в следующий раз ты пришёл опять ко мне, а не к другим торговцам. Это называется долгосрочные отношения, если они взаимовыгодны, их имеет смысл поддерживать, мне выгодно, чтобы ты продавал мне кости снова и снова. Даже по достойной цене. Если ты вернёшься в Тринидат в будущем, быть может через год или два, я хочу, чтобы ты пришёл ко мне, зная, что я заплачу справедливую цену и не обману тебя. Варвар, если у тебя есть ещё кости драконов, приходи ко мне. Я куплю у тебя хороший товар по достойной цене. Обмана нет, никакого подвоха, просто я хочу, чтобы ты продавал свой товар мне. Подумай сам, тебе тоже выгодно иметь постоянный рынок сбыта, а мне выгодно иметь постоянный источник кости дракона.
   -Значит, никакого обмана, в наше время это редкость, чтобы без обмана.
   -Варвар, я опытный торговец, я торгую уже много лет, и мне хорошо известна простая истина. Один раз обманешь, потеряешь клиента навсегда. Прибыльнее честно продавать постоянному клиенту товар каждый день, много лет, чем один раз обмануть. Я всегда строю долгосрочные отношения, с теми, с кем выгодно иметь дело, и это не глупость, это сложная и умная стратегия.
   -Я понял, по рукам. И вот ещё что... У меня найдутся ещё кости, довольно много костей, я не могу сейчас сказать тебе сколько, но на моём корабле есть ещё кости дракона, около десяти штук, но пониже качеством, чем эти, я продам тебе их, также честно. Я тоже ищу взаимовыгодные сделки и долгосрочные отношения, через год я снова вернусь в Тринидат с новым грузом костей драконов, и мне снова нужен будет постоянный покупатель. И я ещё много лет буду посещать Тринидат и продавать кости драконов, так что, если ты не обманешь меня, мы сможем наладить долгосрочные отношения.
   -Значит, те кости, что при тебе, это не всё?
   -Да, на моём торговом корабле есть ещё кости, их охраняют мои воины. Немного костей, около десяти штук, такие же жала дракона, и они пониже качеством, я не стал брать все, потому что они не помещаются в мой рюкзак. Я готов продать их тебе по договорной цене.
   -Хорошо варвар, я куплю их у тебя, все кости, приноси.
   -Я приду завтра... Только вот ещё что, один момент.
   -Да варвар?
   -У меня просьба, не рассказывай никому, что я заработал у тебя так много золота, если меня попытаются ограбить из-за тебя, я сам лично приду сюда и убью тебя. Мы мирные торговцы, но постоять за себя сможем. Не стоит нас подставлять, у нас с собой ценные товары и много золота...
   -Не беспокойся варвар, по моим меркам три или даже пять тысяч золота, это не так много, чтобы нарушать закон, я провожу и более крупные сделки, я продаю лучшие ценности по-настоящему богатым клиентам, даже таким, как сам губернатор Тринидата. Не в моих правилах грабить своих поставщиков.
   -Значит, мы договорились.
   -Но мой тебе совет варвар.
   -Да я слушаю.
   -Если не хочешь, чтобы тебя ограбили или убили. Пока у тебя есть деньги, купи себе более достойную одежду, твоё одеяние выдаёт в тебе глупого варвара, даже не гражданина империи, хотя манеры и не уступают манерам рядового элийца из низов общества. Необязательно покупать себе стальной доспех, у моего друга Лотара можно купить неплохое кожаное обмундирование для дальних прогулок, скажем так. Это обмундирование, сшитое опытным портным, может быть, мало отличается по своей сути от твоего неказистого кожаного доспеха, но внешне, оно отличается сильно, очень сильно. Эта кожаная одежда Лотара сойдёт и для дальней прогулки по лесу, и для того, чтобы появиться в верхнем квартале, она не только удобна, но и цивилизованно выглядит. В твоей же одежде сейчас видно, что делал её обычный варвар, сам. Нужно, чтобы ты выглядел как цивилизованный торговец, так тебе будет проще иметь дело с другими людьми, и дешевле достанутся все товары, никто не будет пытаться тебя обмануть или ограбить. Все норовят обмануть глупого варвара с окраин империи, никто не будет обманывать опытного торговца.
   -Хорошо, я последую твоему совету, и сменю одежду.
   -И смени не только одежду, но и оружие. Я вижу, твой меч слишком короткий и широкий. Дай-ка я угадаю, он из бронзы?
   -Да, это бронзовый меч.
   -Это не меч, а просто длинный нож. Им можно убить хищное животное или заколоть кого-то со спины, но в бою с хорошо вооружённым соперником он неудобен и плох. Купи себе стальной меч, рапиру, или что-то более изящное. Твоё бронзовое оружие также выдаёт в тебе отсталого варвара. Не скупись, новое оружие пригодится тебе не только в торговле, но и в бою, стальной клинок прочнее, легче и длиннее, чем твой бронзовый большой нож.
   -Я знаю, я собираюсь купить стальное оружие, и последую твоему совету. А теперь, позволь я посчитаю деньги.
   -Конечно, как вас зовут варвар?
   -Меня зовут Крис.
   -А меня зовут Сведен.
   -Будем знакомы.
   Старик ушёл во внутреннюю комнату своего магазина, и спустя пару минут вернулся с большим мешком, наполненным монетами, открыл его, и я увидел в мешке золото, тот был полон монет номиналом по десять, пятьдесят и двадцать пять золотых. Монеты по пятьдесят золотых были довольно крупными, остальные пропорционально номиналу.
   -Тебе как, лучше крупными или мелкими?
   -Мне вперемешку.
   -По рукам.
   Он быстро отсчитал мне тысячу шестьсот монет, я убрал их в свой рюкзак, это была довольно большая и тяжёлая сумма.
   -Ну, удачи.
   -Удачи варвар.
   -Я приду к тебе снова завтра утром, принесу ещё пять жал драконов.
   -Приходи.
   Я вышел из магазинчика торговца редкостями и направился к его другу Лотару, я знал, где он живёт, потому что мы с ведьмой рассматривали его как место, где я должен купить себе снаряжение.
   У Лотара я за триста золотых купил себе хороший кожаный костюм, новый длинный тонкий меч и несколько стальных ножей для орков, а заодно избавился от своего старого снаряжения, продав его торговцу за сорок монет. Так что, теперь я выглядел, как и подобает выглядеть солидному торговцу Тринидата, или как капитан крупного торгового корабля. Шикарно и по-джентельменски. К несчастью, здесь в Тринидате, как и во всей элийской империи, внешний вид, это очень важно. Если ты правильно и хорошо выглядишь, с тобой желают иметь дело, если одет не по местному фасону, то тебя все считают варваром и норовят обмануть. Тоже самое касается манер и речи, из-за чего Гусля, меня очень долго тренировала выглядеть и вести себя, как и полагается солидному торговцу.
   Первым делом, я собирался выкупить тех, с кем по моим ожиданиям не должно было быть проблем. Позже, в последнюю очередь я буду спасать тех, кого сложнее и дороже выкупить. Тех, кого не удастся выкупить за деньги, я спасу в самом конце силой своего оружия. А такие случаи будут, мы с ведьмой тщательно проработали все варианты, и пришли к выводу, что не всех удастся спасти мирно. К обеду я подошёл к посудной лавке, где жили Жавва и Крива, посмотрел на дом со стороны и вошёл в комнату магазина. Хозяин, сразу, улыбаясь, устремился ко мне навстречу. Я придирчиво осмотрел его, это был маленький лысый мужичок, коренастый и нелепо одетый, что не совсем нормально для хозяина лавки.
   -Что вам нужно о великий господин? У меня лучшие товары, тарелки, вилки, кувшины... Правда увы, я не торгую дорогой посудой для таких важных господ как вы.
   Я понял, что он по внешности, манерам и хорошей одежде, узнал во мне серьёзного торговца из высшего общества. Я ещё раз брезгливо осмотрел его и начал спектакль.
   -Я слышал, у вас в доме работают две хорошенькие девчушки с какой-то варварской земли.
   -Да мой господин, их зовут Жавва и Крива. Они с далёкого северного острова Архайт.
   -Я слышал они молодые, красивые, здоровые и вменяемые...
   -Вменяемые? Я бы так не сказал, они тупые и несносные, у них кривые руки, и они даже толком не знают элийский.
   -Тем не менее, они хорошенькие, а мне нужны служанки в дом, и две девушки по дешёвке, это как раз то, что мне нужно. Я не готов и не собираюсь платить за них дорого. Две варварских девушки не должны стоить дорого, вот я и подумал, что они мне подходят, как домработницы. Моим гостям, необязательно знать, что мои служанки варварки, зато, они будут хорошо выглядеть, если их помыть, ещё раз постирать, и нормально одеть. А вот нормальные профессиональные работницы в их возрасте стоят дорого, двести золотых и более, варварки, самый подходящий вариант для меня.
   -Да, но они нужны мне для помощи в лавке, - протянул хозяин.
   -Я готов отдать за них по сто десять золотых за каждую. Нормальная цена раба рабочего сотня, так что я даже переплачиваю.
   -Это молодые и красивые девушки, сто двадцать, за каждую. - Решил набить цену хозяин.
   -Хорошо, сто двадцать. - Согласился я, хотя мог бы и сэкономить десять золотых, но дело ведь не в деньгах, главное, я выкуплю своих сородичей из плена, впервые. И всё идёт успешно. - Только сто двадцать, это с одеждой, что сейчас на них. Я не хочу вести их голыми по улице, я буду выглядеть как жалкий скряга.
   -Согласен, пусть с одеждой, они всё равно одеты в рваньё.
   Я снял рюкзак и отсчитал хозяину двести сорок золотых монет. А у того, аж глаза полезли на лоб, когда он увидел в моём рюкзаке целую кучу золота. Я лишь ухмыльнулся, и произнёс фразу, после которой он никогда не рискнёт попытаться меня ограбить.
   -Я довольно влиятельный человек в этом городе, и у меня хороший дом в квартале на главной улице.
   -Да верю господин. Эй, Жавва, Крива, идите сюда, живо я сказал.
   Из-за угла комнаты вышло две девушки, я узнал их, мы выросли вместе, они были ещё детьми, одной четырнадцать, другой пятнадцать. Только сейчас они были какие-то забитые и похудевшие, у одной под глазом был недавно поставленный фингал, у другой на шее появился неизвестный мне раньше шрам. Одеты они были в рваньё, иначе это и не назвать, ну что ж...
   -Я давал им таблетки, чтобы они не забеременели, - похвалился хозяин. - Так что, по этому поводу можете не волноваться, мне не нужны лишние проблемы с детьми рабов. От них только расходы, хотя ребёнка и можно продать по дешёвке на ферму.
   -Ты спал с ними? - Спокойно спросил я.
   -Да, конечно, с обеими, жены то у меня нет. А тут две рабыни под боком, за тем и покупал.
   -Они же маленькие.
   -Да не такие уж они и маленькие, особенно для рабов.
   -Понятно.
   Мне захотелось убить эту мразь, но я убью его потом, когда отправлю всех своих на родину, а если убить его сейчас, прибежит стража, и тогда вся моя миссия окажется под угрозой. Сначала спасти своих, потом месть, только так. Я подавил в себе приступ ярости и спокойно сказал:
   -Девочки, теперь вы мои рабыни, будете работать в моём доме, я живу на главной улице, сейчас мы с вами пройдём по городу, у меня есть дела, я хочу купить ещё пару рабов. И потом, для вас начнётся новая жизнь, главное, не бойтесь, и не пытайтесь бежать, со мной вам будет хорошо, обещаю.
   -Мы верим о наш новый господин, пошли.
   Мы вышли из посудной лавки, и направились в соседнюю часть города выкупать остальных. А девочки почти сразу зашептали.
   -Крис, Крис, мы думали, ты умер, а ты выжил, Крис... Мы видели, как тебе разбили голову стальной дубиной, как ты выжил?
   -Горная ведьма спасла меня. Та рана тогда, не была смертельной, я отделался трещиной в черепе, ведьма подобрала меня и выходила в своём горном дворце.
   -Ты такой серьёзный, на тебе такой дорогой костюм, ты что, стал дворянином?
   -Нет, я просто купил этот костюм за двести золотых, в нём проще и безопаснее выкупать рабов. Я прибыл сюда на корабле с орками, мы увезём вас отсюда обратно на Архайт. Сразу, как только я выкуплю всех, кого можно выкупить.
   -Крис, мужчин увезли куда-то в воранг, мы не знаем, но никого нет в городе. Что с ними будет?
   -Спасти их я не смогу, я выкуплю только тех, кто живёт в Тринидате и его окрестностях. Да и то, возможно, не всех, у меня не так много денег. Но постараюсь спасти всех. После чего, я отправлю вас всех на родину, а сам отправлюсь спасать Уну.
   -Уну купили в верхний квартал, и дорого. Выкупить её будет очень сложно.
   -Я знаю, но сейчас она уже не в Тринидате, её выкупили и увезли в воранг в космопорт на продажу. Я поеду за ней, но не сейчас.
   -Крис, какой ты хороший, но откуда ты? Как ты сможешь спасти нас всех?
   -Мы с орками приплыли с Архайта, наш корабль ждёт в бухте, вдали от города. Я убил много чудовищ, чтобы стать сильнее, троллей, драконов. Теперь я могу спасти вас. А теперь не болтайте, просто следуйте за мной. У меня ещё осталась тысяча золотых, я смогу выкупить около десяти человек, после чего, мы вместе с вами отправимся на корабль. А теперь молчите, иначе это вызовет подозрения, наболтаетесь на корабле. Сейчас молча, как и полагается несчастным рабам, просто следуйте за мной. Всё будет хорошо, но никто не должен видеть, что я варвар, который прибыл сюда, чтобы выкупить своих сородичей. Я для вас важный господин, а вы мои рабы.
   -Крис, я не верю, что это происходит, мы думали, нас уже никто никогда не спасёт, а теперь ты жив и ты здесь...
   -Да, я жив и я здесь, вам это не снится. Я верну вас на Архайт, и мы построим новую деревню, лучше прежней, а сейчас молчите.
   Мы дошли до домика, где держали Таврика, маленького мальчика лет восьми, которого я помнил, как глупого и озорного шалуна. Удивительно, что он здесь выжил, один... Его я собирался выкупить следующим. Я знал, квартал здесь не очень, и его держат как прислугу, как рабочую силу широкого профиля, его собираются вырастить, и потом продать подороже, но не успеют.
   -Девочки, постойте здесь, вот у этой двери, я вернусь через минуту, если что, кричите.
   -Да Крис.
   Я открыл дверь и быстро поднялся на третий этаж. Невольно осмотрел дом, где жил мальчик, здесь было грязно и воняло... Я постучал в дверь, громко и нагло, спустя минуту мне открыл какой-то мужик, пьяный и противный.
   -Что тебе торговец? Что ты делаешь в такой дыре?
   -Я скупаю рабов по дешёвке, мне нужны дети, у меня есть информация, что в твоём доме живёт мальчик. Ему около десяти лет, он с какого-то варварского острова. Я думаю, он тебе не нужен, дети вообще дёшево стоят.
   -Тридцать золотых. - Сразу обрубил меня мужик.
   Я залез в карман, и отсчитал ему деньги, тот подозрительно посмотрел на них, потом громко крикнул.
   -Эй, как там тебя, Таврик, иди сюда живо, я тебя продал, теперь у тебя новый хозяин.
   Спустя минуту, на пороге появился мальчик, он был маленький, худой и избитый. Я знал, ему всего восемь лет, ну почти девять. К счастью, он даже не узнал меня, а то, что я разговаривал с ним вчера ночью, просто забыл, потому что ребёнок.
   -Пойдёшь со мной, - строго сказал ему я.
   -Я не хочу.
   -Будешь капризничать, я сурово накажу тебя, - пригрозил я.
   -Ты слышал своего нового хозяина дерьмо? - Обратился к нему мужик. - Будешь слушаться его, а иначе я тебя так выдеру, что неделю зад болеть будет, понял?
   -Понял мистер Двински. - Пролепетал мальчик.
   Я взял его за руку, и мы пошли вниз... Мальчик шёл неохотно, но когда закрылась дверь, я спросил его.
   -Ты меня не помнишь Таврик? Меня зовут Крис, я с Архайта, из твоего племени, я пришёл, чтобы спасти тебя.
   -Я не помню никакого Криса господин.
   -Возможно... Я мало общался с тобой, точнее, вообще почти не общался. Идём... Возможно, ты вспомнишь других.
   Мы спустились вниз, и Таврик, сразу увидев девушек, бросился к ним, стал обниматься и заплакал. Я почти сразу наорал на них, так чтобы все случайные прохожие услышали.
   -Будете обниматься на корабле ленивые твари. А сейчас марш за мной. Быстро я сказал.
   -Да Крис, только не кричи.
   -Для тебя рабыня, сэр Крис, ясно?
   -Да сэр Крис.
   Мы пошли выкупать следующих моих соплеменников, всего я планировал выкупить ещё восемь, десять человек, пока не кончатся деньги. Мы ходили по городу полдня, потому что все рабы жили в разных концах города, и иногда их хозяева ждали, пока те не вернутся с поручениями. За полдня я выкупил всех, кого планировал, и они ходили за мной радостной толпой, я подумал, что ходить так дальше рискованно, одно дело по лесу, другое дело, будет за границей города.
   Когда был куплен последний раб, и всего набралось одиннадцать человек, у меня в кармане осталось чуть больше сотни золотых. Я достал из рюкзака длинную верёвку, и обошёл всех рабов, тщательно их всех связав.
   -Зачем это Крис?
   -Мы так слишком подозрительно выглядим. Я развяжу вас сразу, как мы покинем город.
   -Ладно, Крис, как скажешь.
   Мы дошли до городских ворот, и я, на глазах у стражи сильно дёрнув за верёвку, потащил рабов прочь из Тринидата, но около входа меня всё равно окрикнул один из стражей.
   -Вы остановились за городом господин торговец?
   -Да, мы встали в лесу, так дешевле и безопаснее.
   -Подозрительно...
   -Возможно, но стоянка в лесу стоит ноль золотых, а на любом постоялом дворе для крупного каравана минимум сотню за ночь.
   -У вас есть чек разрешающий?...
   -Да, сегодня утром я заплатил обязательный сбор.
   -Тогда всё законно, вы можете идти.
   Мы прошли через ворота города, и быстро пошли по полю, по направлению к бухте, вскоре, спустя полчаса ходу, когда мы удалились от города достаточно далеко, я остановил их, и стал развязывать.
   -Крис, о боже, мы вырвались, мы свободны...
   -Крис герой!
   -Тихо, мы ещё не свободны. Чтобы выкупить всех, мне понадобится около двух дней, и на всех у меня не хватит денег, главный риск ещё впереди. Вас только одиннадцать человек, это первый рейд, вас не хватит, чтобы восстановить нашу деревню.
   -Крис, а ты выкупишь моих папу и маму?
   -Крис, а моих родителей?
   -А моих?
   -Не знаю, наверное, нет, в первую очередь я буду выкупать только молодых. Мы не можем оставаться в Тринидате слишком долго, чтобы выкупить всех, это рискованно, и так мы рискуем не вернуться вовсе. Ведьма сказала мне, что я должен выкупить лишь молодых, только тех, кто сможет иметь детей в будущем. Я планирую выкупить человек сорок пятьдесят, тем более, многие уже погибли. Я один не могу выкупить и спасти всех, никак.
   -Но мои родители живут в городе, я даже знаю где.
   -Я не могу рисковать успехом всей миссии, чтобы спасти всех. Мы это много раз обсуждали с ведьмой.
   -С кем, с горной ведьмой? Да она же ведьма. Нашёл кого слушать.
   Мои соплеменники недовольно зароптали, они не понимали, что я не могу спасти всех, что всё посчитано, у меня не хватит времени и денег, а стоять в бухте слишком долго корабль не может. Потому что существует риск, что нас обнаружат, а мои регулярные походы с рабами за пределы города, могут привлечь чьё-то внимание. Даже не властей, а хотя бы местных бандитов.
   -Слушайте меня вы. Ведьма умнейшая женщина на Земле. Это она спасла меня той ночью, когда работорговцы напали на деревню! Это она разработала план по вашему спасенью, она обучила меня, и это её орки построили для нас корабль, чтобы мы могли отправиться сюда за вами. Это ведьма спасла вас, а не я. Это понятно?
   -Да, понятно... Ведьма. Ты служишь ведьме.
   -Я не служу ведьме, - повысил голос я. - Но ведьма, сказала, что можно и что нужно сделать, чтобы миссия по спасению людей Архайта была успешной. Она умнейший человек на Земле. Если я нарушу её инструкции, мы все погибнем, никто не вернётся домой. Я не могу спасти всех, мне не хватит времени и денег, и мы с ней даже не планировали спасать всех. Потому что это привлечёт внимание местных бандитов. А ещё сам корабль, на котором мы приплыли сюда, имеет ограниченные размеры и ограниченные запасы еды и воды. Выкупить всех жителей деревни сейчас просто невозможно. Мы так планировали, радуйтесь, что вас спасли. Я выкупаю только тех, кого можно безопасно выкупить. И ещё несколько человек я спасу силой оружия. Спасённых хватит, чтобы отстроить нашу деревню на Архайте и начать всё заново. Это главное, моя цель не спасти всех, моя цель спасти будущее всего племени.
   -Да иди ты Крис, ты хуже этих работорговцев, твои близкие там... В этом жутком городе, над ними издеваются, их насилуют, а ты говоришь, что спасти всех не можешь, только потому что это опасно. Но ты можешь! Можешь, и не хочешь ради них рисковать.
   -Заткнись Крива, ты знаешь, через что я прошёл, чтобы стоять здесь с тобой? Ты понятия не имеешь, через что я прошёл.
   -А ты знаешь, с кем я спала много ночей подряд?
   -Так вот, меня не интересуют ваши сопли, я спасу кого можно, кого смогу, и на третий день, корабль уплывёт отсюда с вами или без вас. Я не буду рисковать всем, что мне пришлось пройти, ради того, чтобы спасти ещё одного соплеменника. Потому что у меня простой выбор, либо я спасу часть, либо не спасу никого. Вам понятно? Понятно? Я спрашиваю понятно?
   -Понятно, не ори.
   -Вот какой ты стал, бесчеловечный, это всё горная ведьма.
   -Ведьма спасла вас всех. Если бы не ведьма, вы бы все так и остались рабами. Вы должны быть ей благодарны до конца ваших дней, это понятно? Я через многое прошёл, я много знаю, умею, я знаю ценность жизни, и я знаю, что если мы задержимся здесь на неделю, чтобы спасти всех, отсюда не спасётся никто, потому что наш корабль, спрятанный в скалах, найдут. Потому что вы, сейчас, до сих пор ещё не спасены. Никто из вас не спасён, понятно? Вы будете спасены лишь после того, как вступите на землю Архайта, а сейчас, мы просто на этапе спасения, и этот этап ещё не пройден. И сейчас вы все заткнётесь, и молча послушно пойдёте за мной, считайте, что я ваш хозяин, а вы мои рабы. Тем более, что по законам элийской империи всё так и есть. А возмущаться и свинячить будете потом, когда мы достигнем Архайта, но не раньше, это понятно? Потому что сейчас, я не могу нянчиться с каждым из вас, и если кто-то из вас решит ослушаться, он подставит всех, и тогда погибнут все, никто из вас не имеет права подставлять всё племя. И если кто-то из вас решит ослушаться и бежать, я сам его убью, потому что этот человек подставит всё племя.
   -Каким же ты стал?
   -Наглым.
   -Бесчеловечным.
   -Вы сами-то кем стали, рабы в обносках? Заткнитесь и следуйте за мной, у меня нет ни времени, ни желания, ни возможности вам всем сейчас здесь подтирать сопли. Если вы не умеете быть благодарны мне и ведьме, за то, что мы спасли вас из этого ада, хотя бы некоторых, тогда ведите себя так, как и полагается вести себя послушным рабам, до тех пор, пока ваши ноги не ступят на землю Архайта, а потом убирайтесь и живите, как хотите. Потому что я не могу спасти всех, и я не буду этого делать, я исполню свой долг, и не более того. Я не подставлю будущее всего нашего племени, ради того, чтобы спасти всех. А вы все, неблагодарные свиньи, видно мало вас в рабстве держали, рано я вас всех спас.
   -Мы благодарны тебе Крис, хотя и не согласны с тобой. Мы не будем убегать, и не будем нарушать твои приказы, ты знаешь, как нас спасти. Спасай кого можешь, но потом, когда мы достигнем Архайта, никто не будет считать тебя героем, потому что ты мог спасти всех, но не стал этого делать. Ты стал злобным и жестоким.
   -Да мне плевать, думайте что хотите, а я свой долг исполню. И потом живите, как хотите, только знайте, я мог и не спасать вас, я мог жить с горной ведьмой в её дворце, ничем не рискуя, а вы все неблагодарные свиньи. Потому что вы не умеете ценить того, что для вас делают. А сейчас, у меня нет времени и желания нянчится с каждым из вас, живо за мной, до корабля далеко идти.
   С этими словами я повернулся, и быстро пошёл по направлению к бухте с кораблём, а остальные, шурша и жалуясь на меня, шли за мной следом. Никто не ослушался, никто не стал больше скандалить и пытаться убежать. Но они были недовольны, их злило то, что я заявил, что не буду пытаться спасти всех, потому что они жили по принципу, сделай всё, чтобы спасти всех. И они не понимали, как можно пытаться спасти лишь часть своего народа, а не всех. Как можно выбирать, кого спасти, а кого нет? Как можно выбирать? На самом деле, иногда выбирать надо, кого спасти, а кого нет. И сейчас как раз такая ситуация, мы долго думали, долго планировали этот поход. И Гусля пришла к выводу, что моё путешествие очень рискованное, и есть большая угроза того, что у меня не получится спасти даже часть. Поэтому, чтобы повысить шансы на успех, мы с ней выбрали, кого спасать, а кого нет. Потому что лучше, если на Архайт вернётся сорок человек, чем, если не вернётся никто. Жестокая логика стратега, полководца, чтобы выиграть войну, кем-то надо пожертвовать, а если не жертвовать никем, то война будет проиграна. Тем более, после того как я отправлюсь за Уной, если мы с ней вернёмся сюда живыми. Урук с Гнорхом приплывут за нами, это будет второй рейс, и возможно, я спасу тех, кто здесь останется.
   Мы продолжали идти, Солнце стало прятаться за горизонт, и вскоре наступили сумерки, мы дошли до леса, я уверенно свернул направо, и мы пошли к побережью, вскоре показались скалы, я закинул верёвку и полез наверх, с этой стороны скалы бухты были невысокими. Ребята легко вскарабкались за мной. Потом я скинул верёвку вниз, и они стали спускаться, я страховал, как мог, и вскоре все оказались внизу у кромки воды.
   Крикнул оркам.
   -Гнорх, Урук вы там?
   -Мы тут Крис.
   Я увидел фигуры орков, что поднялись с настила корабля, и помахал им рукой.
   -Принимай товар, одиннадцать человек, всё идёт по плану.
   -Давайте, плывите сюда, мы вас вытянем.
   -Плывите ребята. Вперёд.
   Я взял своё плавательное бревно и поплыл, остальные последовали за мной сами, без брёвен. Все жители моей деревни умели хорошо плавать, потому что все ходили на побережье океана, и все плавали там в детстве. Они доплыли до корабля, и орки по очереди вытянули всех нас на палубу.
   -Нас спасли орки?
   -Какой ужас, здесь орки.
   -Такие мерзкие.
   Запричитали дети, увидев тех, кто вытаскивает их из воды.
   -Молчать! - Крикнул я. - Они наши друзья, вам понятно? Это они построили корабль, и без них, мы бы никогда не приплыли сюда, вы должны быть им благодарны, что они спасли вас, потому что их заслуга в вашем спасении, ничуть не меньше, чем моя. Только они чужие вам, и они спасают ваши глупые жизни просто по доброте душевной. Понятно? Всем сказать им спасибо, быстро! Я сказал, скажите спасибо.
   -Спасибо... - Нехотя протянули остальные.
   -Их зовут Гнорх и Урук, они будут защищать вас, пока вы не отправитесь на Архайт, они также будут управлять кораблём. Они мои лучшие друзья, с ними вы будете в безопасности, и потом, когда вы вернётесь на родину, они не бросят вас. Потому что взрослых будет мало, а всех наших воинов и охотников угнали в воранг. Вы должны дружить с ними, и вы должны быть им благодарны.
   -Мы всем должны быть благодарны, и злой горной ведьме и оркам.
   -Именно, потому что, все они здесь спасают ваши жизни, и жизни ваших близких. И без них, вы все, так и остались бы рабами. И это не важно, кто они, потому что имеет значение лишь то, что они для вас делают.
   -Я смотрю бунт на корабле? - Пошутил Урук.
   -Мы ещё не успели спасти твоих соплеменников, а они уже нами недовольны? - Добавил Гнорх. - Люди, что с них взять, глупые и без законов чести. Надо уметь быть благодарным тому, кто освободил тебя из рабства, или просто спас от смерти. И не важно, орк это или злая горная ведьма. Потому что, если злая ведьма спасает тебя, значит, не такая уж она и злая.
   -Просто здесь, одни только дети, а дети глупы, жестоки, и не умеют быть благодарными тому, кто спасает их. Но они вырастут Гнорх, и всё поймут, со временем, со временем.
   -Ладно, кто будет есть? - Громко сказал Урук, - раздаю вяленое мясо и воду, только учтите... Один момент.
   -Все слушайте Урука. - Громко сказал я.
   -Так вот, плыть на родину нам далеко и долго, и припасов мало. Поэтому, никто, под угрозой серьёзной порки не должен брать еду и пить воду без нашего разрешения, это ясно? Внимание всем, никто не должен брать еду и пить воду без спросу, потому что припасы надо экономить. Я буду решать, кому пить и есть, когда и сколько. Есть и пить будем один раз в день, вечером. Если вы нарушите распорядок, мы просто не доплывём до Архайта и все умрём от жажды, потому что еды и воды не хватит!
   -Все поняли?
   -Поняли, чего же тут непонятного, когда идёшь на охоту, особенно далеко, надо экономить воду и еду, иначе не хватит.
   -Хорошо. А сейчас, можете ходить по кораблю как хотите, за пределы корабля ни ногой. Надеюсь, проблем с вами не будет.
   -Проблем не будет.
   Урук раздал еду и воду, дети набросились на неё, как стая голодных волков, да тут в Тринидате их кормили плохо, они все были худые и уставшие. Я отошёл в сторону к оркам, и сел рядом с ними.
   -Ну, как ты? - Спросил Гнорх.
   -Спать хочу, не спал всю ночь и весь день.
   -Я смотрю, ты прикупил себе костюмчик.
   -Да, он необходим, чтобы вести торговлю, люди Тринидата очень сильно обращают внимание на внешность, для них твоя одежда, это всё впечатление о тебе. И хорошая одежда нужна мне, чтобы быстро и без проблем выкупать рабов, а также, чтобы покинуть город. Никто не пристанет к опытному, хорошо выглядящему торговцу с расспросами, а вот варвар напротив выглядит подозрительно.
   -Мы понимаем Крис. Это план ведьмы.
   Я посмотрел в сторону на своих ребят, они собрались в кучку, и веселились не на шутку, от них постоянно был слышен смех, они были счастливы, и постоянно что-то быстро шептали друг другу. Что ж, я рад видеть их такими, и пусть мы поссорились, пусть они не одобряют горную ведьму и помощь орков, главное, я сделал это, и почти спас их. И даже если, я не вернусь завтра, одиннадцать человек, четыре мальчика и семь девочек, все маленькие, в оптимальном возрасте, они смогут восстановить популяцию... Жесть, какими словами я теперь их обзываю, "популяция", как будто они животные, а не люди. Но главное, они вырастут, и у них будут дети.
   -Крис... Ты что задумался?
   -Да так ничего, завтра пойду спасать очередную партию. Только сам знаешь, если я не вернусь до послезавтрашнего утра, отчаливайте и плывите на Архайт, никаких спасательных миссий, и не ждите долго.
   -Мы знаем, обсуждали...
   -Сегодня, когда я выводил их через центральные ворота Тринидата, страж заинтересовался нами, ему показалось подозрительным то, что я один веду куда-то так много рабов, и в основном детей. Я думаю...
   -Ты не думай, всё будет хорошо, ведьма сказала, до трёх дней мы можем оставаться тут в этой бухте, дольше уже рискованно. У тебя есть ещё два дня и десять жал дракона, а если не хватит...
   -Я вот всё думаю, мы убили пятнадцать драконов, но могли ведь убить и больше, штук двадцать хотя бы, рабы оказались дороже, чем я ожидал, сегодня я потратил почти все деньги, а у меня остались не лучшие десять жал. Мы могли бы убить больше драконов, чтобы у меня было больше денег, тогда я бы выкупил больше людей, даже за три дня.
   -Но, остались ведь рабы подешевле, и потом, человек десять, тех, что работают на фермах, ты освободишь силой оружия, или они просто сбегут с тобой без боя и оплаты. Итого, мы спасём около сорока человек, этого достаточно. А остальных, ты сможешь спасти со второго захода, когда вернёшься с Уной. А что касается драконьих жал... Не так уж и просто убивать драконов, это раз, и потом, если бы ты продал слишком много жал драконов, это вызвало бы опасения и сомнения местных торговцев, это два. Так что, мы всё делаем правильно, придерживайся плана.
   -Я придерживаюсь плана, всё будет хорошо, а как вы провели день? Не было ли подозрительных людей здесь?
   -Если честно, то день мы провели хреново, а лазутчиков тоже не было. Мы просто и очень скучно, целый день лежали на дне корабля и считали альбатросов, летавших по небу.
   -Хорошо, тогда я пойду спать, я устал, а завтра будет трудный день, я должен выкупить с десяток сородичей, а то и больше. Опять пойду к торговцу, продам жала, а потом снова ходить по городу, договариваться, а вставать завтра рано, в четыре утра.
   -Иди, спи. Я не буду спать, и разбужу тебя ночью, в четыре утра. - Пообещал Гнорх.
   Я поднялся, отошёл в конец лодки, подальше от всех, и брякнулся спать. Меня больше не интересовал никто, ни орки, ни дети, мне просто хотелось спать. Стоило закрыть глаза, и я увидел Уну, ощутил её запах, красоту, её идеальное тело и добрые глаза. И я был почти счастлив, потому что знал, я спасу её...
   Всё было хорошо, мы спали с Уной, я ощущал себя таким счастливым, и вдруг кто-то начал трясти меня за плечо. Я проснулся, была ночь, вокруг темнота, даже света от трёх Лун не было, ни одной Луны или звезды на небе. Вероятно, весь небосвод был затянут тучами. Я осмотрелся, рядом со мной, в темноте с трудом узнал Гнорха.
   -Уже четыре утра?
   -Не могу сказать точно, я не вижу небо, но да, примерно четыре, я не спал долго, внимательно следил за временем и за скалами, чтобы нас не накрыли спящими, если вдруг кто...
   -Спасибо, я пойду.
   -Давай, иди, удачи тебе, как сегодня друг.
   -Спасибо.
   Я взял свой рюкзак, аккуратно затолкал туда сразу десять драконьих жал и собрался плыть, но Гнорх заметил, что я взял слишком много.
   -Куда тебе десять жал друг мой?
   -Я подумал, если связать верёвкой всех пленных, это не бросится в глаза, даже если их будет много. К тому же, я имею надёжного покупателя жал, так что я продам их быстро, за раз и по достойной цене. Вчера же, я потратил не так много времени, выкупая рабов. Я считаю, смогу выполнить двухдневный план за день, это несложно. А потом, я освобожу остальных, и вы уберётесь отсюда уже завтра ночью.
   -Зачем ты торопишься? Что случилось? Вчера ты был спокоен.
   -Мне не даёт покоя тот страж ворот. Он явно заинтересовался мною, хуже всего то, что в городе орудует мафия, они убивают и грабят чужих торговцев, что не могут постоять за себя. А я один и это видно, потому что никто не будет покупать десять или двенадцать рабов в одиночку. Любой торговец всегда возьмёт на такую сделку двух трёх помощников, хотя бы, чтобы рабы не убежали. Страж ворот может рассказать обо мне другим бандитам, потому что он получит за это деньги, как осведомитель, и они попытаются найти и ограбить нас. Я не хочу рисковать, оставаясь здесь ещё на день. Постарайся быть более внимательным.
   -Поэтому ты хочешь, чтобы мы уплыли на день раньше?
   -Да, я хочу, чтобы вы уплыли на день раньше. Чем быстрее вы уплывёте, тем меньше шансов, что вас найдут. Я сделаю всё завтра за один день, а если не успею, что ж... Тогда рискнём и я останусь здесь ещё на день. Но я думаю, успею, я быстро продам кости дракона, потому что у меня есть покупатель, и после этого куплю всех, кого успею, и ночью пойду спасать остальных, и к утру вы уплывёте.
   -Удачи друг мой.
   Я взял рюкзак, спустился с борта корабля, и быстро поплыл к скалам. Утро было холодным, зябкий туман покрывал берег, но до восхода Солнца ещё далеко. Я быстро вскарабкался на скалы и пошёл по направлению к городу, я не торопился, пока шёл по полям, потому что Сведен работает примерно с восьми. А раньше, чем я продам ему кости, я не смогу выкупать рабов.
   Вскоре я добрался до города, без приключений миновал стражу, дождался Сведена в его лавке, тот купил у меня кости за две тысячи золота и я начал обходить город, постепенно выкупая своих сородичей, которых не успел выкупить вчера. За день, их накопилось довольно много, двадцать человек, и они очень подозрительно ходили за мной всей толпой. Мне это не нравилось, потому что люди на улицах посматривали на толпу рабов, что таскается за своим хозяином. Но мои соплеменники радовались, и не разделяли моих опасений, они были рады тому, что я пришёл за ними, и спас их.
   Несколько раз я наблюдал подозрительных людей, они ходили за нами, и за толпой рабов, что следовала за мной. Я понял, что попал на крючок, и единственное, на что я надеялся, это то, что они не нападут здесь в городе. Потому что здесь, в городе, к ним на помощь придёт стража, такой сценарий вполне возможен, даже, несмотря на то, что они бандиты, потому что они местные, а значит свои бандиты, а я хоть и торговец, но чужой. Я понял, что попал в переплёт, и оторваться от них, имея целую толпу рабов, в основном детей, мне будет сложно. И всё же, если их не будет слишком много, я справлюсь с ними, сейчас главное завершить дела и выкупить всех, но ещё раз вернуться так в город и выкупить кучу рабов я уже не смогу, это очевидно. Потому что сейчас их немного, но если городская мафия увидит, что один раз ей не удалось убить меня, она вернётся в большем числе, и будет преследовать меня не только ради денег, но и ради мести за убитых товарищей. Так что я следил за ними и готовился, а ещё обдумывал, какой бы шаг мне предпринять, чтобы скрыться от них. Но понятно было одно, скрыться от них здесь, на улицах города не удастся, потому что нас слишком много. И приказать всем идти врассыпную я тоже опасался, потому что тогда многих недосчитаюсь на новой точке встречи. И это мало что даст, они всё равно отследят детей, и, в крайнем случае, поймают нас около ворот. Мафия действовала хитро, выбирая именно ту жертву, которая не может дать сдачи. Потому что я далеко не первый торговец чужак, что прибыл в Тринидат, и которого собираются убить и ограбить.
   Только, пока я опасался за свою жизнь и за свободу своих близких, мои близкие и в ус не дули. Они радовались, и было видно, что они счастливы, из-за того, что их купил новый хозяин. Они переговаривались друг с другом, несмотря на мой запрет, улыбались. В основном дети, что с них взять, я ведь выкупил лишь двоих взрослых, и только женщин, а женщины в нашем племени, это обычно не воины и не охотники. Они хранители очага, и потому глупы и наивны. Я один понимал, что если всё сложится плохо, не увидеть им родной земли.
   Наконец, уже ближе к вечеру, все мои соплеменники были куплены и мы пошли к воротам города, нас выпустили без проблем, стражи только как-то подозрительно посмотрели мне в след. Я же, едва мы отошли на пятьдесят метров от ворот, собрал всех бывших рабов в кружок перед собой.
  
   Глава 26: Бегство.
   -Крис, Крис, ты спас нас...
   -Спасибо Крис, как такое возможно? Ты жив!
   -Слушайте меня внимательно, мои дорогие друзья, все замолчите и слушайте.
   -Мы слушаем Крис.
   -За нами хвост, я видел, что какие-то люди наблюдали за нами, пока мы ходили по городу. Я думаю, это мафия, местные бандиты. Они приметили меня ещё вчера, они видели, что у меня много денег, и я хожу скупаю рабов, и не кого попало, а только молодых, это подозрительно. Я считаю, они попытаются напасть на нас, когда мы отойдём подальше от города, или они проследят за нами, а потом нападут. Они хотят убить меня, отнять мои деньги, забрать мои вещи, и снова взять вас в рабство.
   -И что же нам делать?
   -Сейчас, когда я прикажу, мы побежим, а вы все побежите за мной. И мы будем бежать быстро и долго, так быстро и так долго, как вы только сможете.
   -Но если они на лошадях, они догонят нас.
   -Если мы пойдём пешком, они догонят нас тем более. Поэтому мы побежим. А сейчас, все за мной, быстро.
   И я побежал, а остальные бежали за мной, правда, из-за того, что у нас в группе было много детей, бежали мы медленно. К счастью, или к несчастью, все дети младше семи лет, что были пленены тогда на Архайте, уже погибли. Они просто не вынесли тех условий, в которых их поместили здесь в Тринидате, иначе, бежать с ними, было бы совсем сложно. И, тем не менее, мы бежали, так быстро как могли, и так долго, как смогли. Но бегуны из моих соплеменников были неважные, мы смогли убежать всего на пару километров, а потом дети устали настолько, что едва могли волочить ноги. Тем более, они не тренировались никогда бегать на дальние дистанции, так, как это делал я. И вскоре, я увидел колонну всадников, они догоняли нас, их было немного, человек пять, но они все были на лошадях, а значит, они догонят нас быстро. Я понял это за нами. А за пределами города, стражу на помощь не позовёшь, так что...
   Внезапно, у меня на груди закололся медальон Гусли, это было очень не вовремя, но я подумал, что Гусля не стала бы меня отвлекать просто так, без причины. Если она вызывает меня, значит, она видит, что происходит и хочет сказать что-то важное. Но до всадников ещё пара минут, я успею сказать ей пару слов. Я схватил медальон и остановился.
   -Что тебе? Ты видишь, я немного занят.
   -Крис, бросай соплеменников и беги, быстро, возможно ты успеешь, ты быстро бегаешь, они не будут преследовать тебя, если им достанутся рабы.
   -Это не рабы, это мои родственники.
   -Крис, их пятеро и у них два заряженных арбалета, ты не справишься с ними, они убьют тебя на расстоянии. У тебя с собой даже лука нет, был бы у тебя с собой хотя бы лук, ты мог бы попытаться застрелить их, ты не справишься беги!
   -Я знаю, но отстань ведьма, я не брошу детей Архайта этим тварям. И я не проиграю им второй раз. В худшем случае, Гнорх и Урук уплывут без меня и без нас. Одиннадцать человек, это тоже будущее для Архайта.
   -Крис, я не хочу, чтобы ты умирал.
   -Прощай Гусля, если выживу, я с тобой свяжусь...
   Я бросил амулет, достал меч и приказал детям.
   -Так, быстро, все врассыпную, отбегите на двадцать метров от меня, и ложитесь в траву, все быстро. Быстро! Даже ты Твиг.
   -Но мне четырнадцать, я помогу тебе, дай мне нож!
   -Я сказал всем, быстро по кустам и носа не высовывать! Если они меня убьют, бегите.
   Я взял Твига за шею, и швырнул его, что было силы, в сторону, тот грохнулся в придорожную пшеницу, что росла тут. Остальные разбежались в стороны и без моего пинка. После чего я достал меч и приготовился, я знал, они будут стрелять из арбалетов, но не факт, что попадут, потому что попасть в меня с седла быстро скачущей лошади не так-то просто, особенно, если стрелять не в упор. А арбалет плохое оружие, его главная слабость в том, что его нельзя быстро перезарядить, и если уж ты промахнулся, то второй раз не выстрелишь. И я почему-то был уверен, что смогу победить их в бою на мечах, даже, несмотря на то, что их пятеро.
   И вот я увидел свою смерть, посмотрел ей в глаза, и улыбнулся про себя. Он скакал на меня с большой скоростью, достал из седла арбалет и прицелился на вытянутой руке, я только усмехнулся, он целился слишком явно, я видел арбалет и мог оценить, куда он направлен, я быстро дёрнулся в сторону, тот среагировал с запозданием и спустил курок. Стрела прошла мимо меня, совсем рядом, я слышал, как она рассекает воздух. Человек, скакавший впереди всех, скривился лицом и затормозил лошадь метрах в десяти от меня, достал меч. Я не стал долго раздумывать, сейчас его силуэт закрывает меня от второго стрелка, и это главное, а остальные всадники тоже затормозили, и второй стрелок стал ловить меня на прицел. Я быстро подбежал к первому, склонился, и подрубил передние ноги лошади, конь упал, прижимая бойца, остальные бросились в атаку, один спешился. Я махнул мечом, чтобы напугать, потом сделал шаг вперёд, и добил ударом меча упавшего с коня. Рана не была смертельной, но он не сможет продолжать бой. Также я оценил их инвентарь, бандиты были вооружены плохо, и одеты плохо. Никаких доспехов или хотя бы кольчуги, дешёвая самодельная одежда, такую шьют рабы и одевают крестьяне. Лошади тоже были не видные скакуны. Меня догнала городская шваль, опасность представлял лишь второй арбалетчик. Я быстро обошёл по кругу их раненого товарища, и двинулся к всадникам, те попытались меня достать своими клинками, но не учли, что лошадь не может защитить своё горло. Два взмаха мечом, и напуганные до безумия лошади, с разрубленным горлом, уже сбрасывают своих седоков.
   -Сволочь, ты знаешь, сколько стоят эти лошади? Я убью тебя.
   -Мелкие бандиты, вы даже не представляете, во что ввязались. И потом, это вы на меня напали, не надо было ввязываться.
   Спешившийся боец пошёл на меня в атаку, умело махая мечом, пока приходят в себя остальные его товарищи. Но это был не конец, я быстро двигался, и всё время прятался за седоками, но арбалетчик всё выцеливал меня, и я о нём не забывал. Болт арбалета летит быстро, и его укол в грудь смертелен, даже стальные латы не выдержат попадание из арбалета, а на мне только кожаный костюм. Но я быстро двигался, наконец, второй арбалетчик поймал момент, я оказался у него на прицеле, щелчок, выстрел из арбалета. Я не знаю, что меня спасло, возможно, меня вёл мой магический дар, Гусля рассказывала мне о нём, и пыталась учить меня им пользоваться. Но я вдруг понял, что должен сделать, чтобы спасти себе жизнь, где и как должна находиться моя левая рука с бронзовым щитком, который я так и не снял. Это просто какая-то магия, воинская магия, которой я владел, с которой я был рождён, мой талант воевать и убивать. Я выбросил руку вперёд, и щиток левой руки оказался точно на траектории движения стрелы. Та бзынкнула с сухим металлическим звуком и срикошетила в сторону. Воины врага издали возглас удивления, увидев мою реакцию, потому что это невозможно, так заслониться от стрелы арбалета, ведь та летит невероятно быстро, а я пошёл в атаку. Я был опытным фехтовальщиком на мечах, я очень много упражнялся с Гнорхом. Я быстро ударил воина врага по мечу, тот отлетел в сторону, и я легко отрубил ему руку, а вторым движением перерубил глотку, брызнула кровь, я почувствовал, как его сила течёт в меня, но он был слаб, и я получил мало духовной силы. Последний боец врага быстро спрыгнул с лошади, достав клинок из ножен, остальные выжившие поднялись на ноги, и тоже оголили клинки, но медлили.
   -Стой, - крикнул мне второй арбалетчик. - Мы не хотим больше драться, отпусти нас, и мы не будем преследовать тебя, мы сражаемся за деньги, за выгоду, мы не сражаемся с теми, с кем сражаться невыгодно. Ты силён, ты можешь постоять за себя, ты доказал, можешь забирать своих рабов и идти с ними куда хочешь, мы больше не тронем тебя.
   -Нет, ребята, проблема в том, что, такие как вы, напали на мою деревню и убили многих моих друзей, такие как вы, держите людей в рабстве, продаёте их как вещи. Я не отпущу вас, вы все здесь, прямо сейчас умрёте.
   -Жизнь такая, сильный берёт в плен слабого. Сильный заставляет слабого работать, или убивает его и берёт его силу.
   -Что ж, вот именно поэтому, я здесь и сейчас вас убью. Ваша логика, я сильный, вы все слабые.
   Двое бросились в атаку, я легко отбил их оружие, и отрубил одному руку, другого полоснул по животу, а третий, по-видимому, главный, вскочил на лошадь и попытался ускакать, я достал из-за пояса бронзовый метательный нож, размахнулся, и аккуратно всадил ему клинок как раз промеж лопаток. Вояка вывалился из седла, но запутался в стременах, и лошадь поволокла его труп, потом, он окончательно отвалился от лошади, и так и остался лежать в пыли с моим ножом в спине, я знал, он мёртв, и его сила уже текла в меня. Я наступил на руку человека, что лежал с распоротым животом.
   -Пожалуйста, не убивай, - взмолился тот.
   -Ты сам встал на дорогу убийств и грабежа, и за это, ты должен заплатить жизнью.
   Я рубанул с плеча, и отрубил голову от тела, второй с отрубленной рукой попытался бежать, но спотыкнулся о труп убитой мною лошади, я догнал его, и всадил ему клинок в спину, промеж лопаток, перебив заодно позвоночник, я знаю, теперь его ни один маг не выходит. После чего я прошёл метров сто до трупа главаря, вытащил из его спины свой нож, взял его оружие, и вернулся на поле боя. Дети уже вышли из кустов, и теперь стояли, пялились на трупы. К счастью, дети на Архайте нередко видели внутренности убитых кабанчиков и прочей живности, поэтому вид побоища они переносили спокойно.
   -Ты убил их всех! Ты великий воин Крис, даже Тор не сравнится с тобой.
   -Да, я знаю, а сейчас, соберите оружие, кинжалы, мечи и арбалеты, а также все их стрелы, это оружие пригодится нам потом на Архайте, чтобы защищаться от таких людей в будущем. Чтобы никогда больше работорговцы не смели приходить в наш мир.
   Ребята разбрелись по трупам, и стали тщательно их обыскивать, а меня вызывала ведьма, я взял амулет в руку и ответил ей.
   -Молодец, ты справился с ними, ты действительно молодец, все тренировки на Архайте, всё, что ты прошёл и преодолел, это позволило тебе победить. Но это было глупо, очень глупо, они могли убить тебя, но ты герой, спору нет. Я начинаю верить, что ты спасёшь Уну.
   -Спасу, кто бы сомневался.
   -А теперь слушай меня, берите их оружие, и уходите как можно скорее, скоро местные бандиты найдут трупы своих товарищей, и они захотят вам отомстить, уходите как можно скорее, и сразу уплывайте. Мафия Архайта сильна, в ней сотни бойцов и убийц, второй раз тебе так не повезёт, что будет, если арбалетчиков будет десять?
   -Нет Гусля, не бойся, этот вечер и эта ночь у меня впереди, это моё время. Бандиты не найдут наш корабль сегодня ночью, не успеют, мои родичи смогут уплыть. Я пройдусь по фермам местных крестьян и спасу батраков. Фермеры не смогут обратиться к городской страже раньше завтрашнего утра, а завтра утром корабль будет уже в море. После чего я возьму лошадь и поскачу в космопорт.
   -Крис, не рискуй, ради спасения лишних десяти рабов не стоит рисковать будущим всего племени.
   -Гусля, не волнуйся, всё будет хорошо, используй свой дар, следи за местом битвы, если нас начнут искать, сообщи мне, только не обманывай, и я обещаю, мы обязательно уплывём. Но эти десять, или двенадцать, те, кого я собираюсь спасти, это не просто рабы, это мои соплеменники. Я многих из них знал, они мои друзья и это дети моих друзей, они практически мои родственники, все. Я итак оставил слишком много наших в самом Тринидате, только потому что у меня не хватило денег, а также, чтобы не привлекать внимания, я должен спасти их, пойми меня.
   -Не рискуй.
   -Гусля, используй свой дар, сообщи, если друзья бандитов будут нас искать. Сообщи... Это всё о чём я прошу, потрать на меня ещё одну ночь своего времени. Ты ведь можешь наблюдать за местностью за пределами Тринидата, я знаю. Просто дай мне их спасти, всех...
   -Хорошо, ты убедил меня, собирайте оружие, и уходите, и быстрее. Вы не так далеко от города, воины врага могли наблюдать твой бой с ними с крепостной стены или с башен, используя бинокли и подзорные трубы. И скоро за вами вышлют ещё один отряд, который будет крупнее и лучше вооружён. Так что, вы должны торопиться. А сейчас иди, я свяжусь с тобой через час и сообщу, как идут дела.
   -Давай Гусля, не подведи.
   Я убрал амулет к себе за пазуху, осмотрел поле боя, ребята уже собрали всё оружие, и нашли в карманах у одного из головорезов мешочек с деньгами.
   -А теперь, все, быстро, бегом за мной. - Скомандовал я.
   -Крис, тут мешочек с золотом, я думаю, в нём золотых пятьдесят, возьми, тебе пригодится.
   Я взял мешочек с деньгами, сунул к себе в рюкзак, и мы все быстро побежали по дороге ведущей к бухте. Потому что за время боя, и пока я говорил с Гуслей, они успели немного отдохнуть, тем более, теперь мы могли передвигаться быстрее, у нас появилась лошадь, я посадил на неё трёх самых маленьких, нагрузил их оружием, и они больше не задерживали нас, а лошадь я сам тянул под уздцы.
   Мы пробежали снова километра два, никто за нами не гнался, но ребята вконец выдохлись, и мы сбавили темп, а потом и вовсе пошли пешком. Они все устали, были истощены, и не умели бегать долго и далеко, как умею я.
   -Крис, далеко ещё?
   -Далеко, километров десять, два часа пути пешком, к ночи вы будете на корабле, там вы отдохнёте, и вас накормят.
   -Крис, у меня колет в боку, я не могу.
   -Иди Тина, иди, ты должна идти, до свободы осталось всего два часа, если мы сейчас остановимся, нас могут догнать, и тогда худо будет всем.
   Мы продолжали идти в быстром темпе, я постоянно подгонял детей, те жаловались, но продолжали идти. Возможно, если бы мы не бежали два забега на износ, они шли бы быстрее, и не так устали бы. Но я не мог рисковать, наконец, мы дошли до леса, я свернул с дороги, и привязал лошадь к одному из деревьев. Дети пошли за мной, я шёл последним, и насколько это, возможно, заметал за толпой следы, но я понимал, любой опытный следопыт сможет найти нас без труда. Правда, до этого, мы пятнадцать километров отмотали по дороге, а на ней полно следов, и где мы сошли с дороги, преследователи могут и не найти. Главное же, на что я надеялся, это то, что нас не начнут преследовать раньше завтрашнего утра. Потому что, скорее всего, за нами увязались все, или почти все, кто нас пас в городе, и даже если кто-то один и видел с крепостной стены или с высоты оборонительной башни в подзорную трубу, как я расправился с отрядом. То для того, чтобы набрать новых воинов, крупный отряд, надо время, много времени, тем более под вечер, когда многие вояки ходят по улицам города пьяные в стельку.
   Дети добрались до скал, и я приказал им лезть вверх, мы поднялись на скалы быстро, я скинул верёвку, и все спустились к воде, увидев в темноте силуэт нашего корабля посреди бухты.
   -Ребята, плывите к кораблю сами, все умеют плавать?
   -Доплывём...
   Они быстро заработали руками и ногами, я же доплыл до корабля на плавательном бревне. Поднялся на борт, Гнорх и Урук ждали меня.
   -Всё в порядке?
   -Нет, нас выследили местные бандиты, они напали на нас за городом, я всех их убил, но думаю, вслед за нами могут послать погоню их друзья, скорее всего, не раньше утра. Но будьте готовы к атаке в любой момент, будьте готовы уплыть прочь отсюда, я иду спасать тех, кто остался на фермах, денег у меня больше нет, может быть, сотня золотых не больше, выкупить никого больше не смогу, батраков придётся освобождать силой оружия, или бежать. Но на фермах нет солдат, и раньше утра стража искать сбежавших рабов не начнёт, у меня есть часов шесть, здесь поблизости есть с десяток мест, где держат Архайтцев, быть может, я обойду их за одну ночь. Примерно в пять утра можете уплывать, чтобы не произошло, но, скорее всего, рабы будут приплывать по одному, будьте начеку. Я пошёл, вот трофейное оружие, я притащил его вам, много трофейного оружия, здесь мечи, два арбалета, стрелы к ним и стальные кинжалы. Всё я пошёл.
   -Стой Крис, ты кой что забыл.
   -Что же?
   -Мы видим тебя в последний раз, тебе надо взять с собой припасы, ведь ты едешь спасать Уну, и еды у тебя с собой нет, я подготовил тебе пакет, здесь фляга с водой и запас мяса на неделю.
   -Спасибо Урук. Всё прощайте, спасибо вам за всё, может сложиться так, что мы никогда больше не увидимся.
   -Когда спасёшь свою Уну, приходи на это же место, в эту же бухту, свяжись с горной ведьмой, и она пришлёт нас за вами. И я верю, мы с тобой ещё поохотимся в горах Архайта на горных кабанчиков.
   -Всё я пошёл.
   -Ты забыл ещё одну мелочь.
   -Какую?
   Урук протянул мне руку, и я крепко пожал её. Потом пожал и широкую лапу Гнорха, развернулся, и поплыл к берегу, я прощался со своими друзьями, быть может, навсегда. У орков нет традиций и ритуалов прощания навсегда, потому что на Архайте таких случаев никогда не возникало, они просто жмут своим друзьям руки, этим они оказывают уважение, так они прощаются.
   Я доплыл до берега, быстро вскарабкался на скалу, спустился с той стороны под сень леса, и побежал. Я торопился, у меня всего шесть часов, чтобы спасти десять человек, надо обежать довольно большую площадь. Тем более, я не знаю, как называются местные деревеньки и посёлки, что разбросаны вокруг Тринидата. А значит, придётся ориентироваться на амулет, которым я ощущаю своих близких, а тот указывает лишь направление. Я добежал до лошади, отвязал её от дерева, прыгнул в седло и поехал, та поскакала, куда мне нужно, довольно послушно. Ближайшая ферма, это ферма Ривы, она живёт совсем близко отсюда.
   Пока лошадь шла в нужном мне направлении, я достал свой амулет связи, и связался с ней, впервые за всё время пребывания здесь в Тринидате.
   -Рива, ты спишь? Проснись.
   -Кто это?
   -Не говори вслух, просто думай, это Крис, я пришёл спасти тебя. Я использую магию, чтобы говорить с тобой, я рядом. Всё что от тебя требуется сейчас, это одеться, выйти в поле, и я заберу тебя, ты уплывёшь на корабле отсюда навсегда. Обратно, на родину, на Архайт. Я пришёл за всеми.
   -Крис? Ты жив?
   -Да, я жив, выходи, не сомневайся.
   -Я сейчас... Правда, я теперь замужем, но меня заставили выйти замуж, я не знаю, хочу ли я остаться... Нет, не хочу. Я ухожу, сейчас оденусь и выйду тебя встречать. Забери меня Крис. Забери меня из этого места, я ненавижу их всех.
   Конь доскакал до большого белого дома, стоявшего посреди большой полянки в лесу, вокруг была рожь, росла пшеница, это фермерское хозяйство. Я увидел Риву, она вышла из дома, и побежала мне навстречу. Вдруг, из дома, вслед за ней выбежал мужчина, фермер, потом появился второй, их было двое, они бежали вслед за Ривой. Я оголил меч, и проскакал между Ривой и мужчинами, сверкнула сталь, всего один момент, и оба фермера рухнули на землю с рассечёнными ранами.
   -Ты убил их...
   -Да, убил... Я знаю, они купили тебя и сделали свободной, но ты ведь не любила их, и они насиловали тебя.
   -Да, секунду...
   Рива подошла к одному из фермеров, тот ещё дышал, но угасал на глазах.
   -Вот видишь Джон, за мной пришли, и ты насильник ответишь за всё перед своим богом.
   -За что?... Тебе же было хорошо с нами, мы заботились о тебе.
   -Ты мразь не спросил меня, хочу ли я спать с твоим сыном, ты ответишь за всё, и твой род прервётся, потому что я пила таблетки, чтобы не забеременеть. Те же таблетки, что дают рабам, я не брезгала ими, ты умрёшь тварь.
   -Откуда такая ненависть Рива? Я же сделал тебя свободной... Мы же заботились...
   Он замер навсегда, а Рива прыгнула мне за спину, со словами, "скачи", и мы поскакали к следующему хозяйству.
   За ночь, часов за пять, мы обошли десять ферм, как я и планировал, спасли десять человек, в основном молодых девушек и молодых парней. Они все были счастливы, они пошли за мной, не сомневаясь, они все помнили меня, и каждый из них хотел вернуться в рай на Архайт. Даже Рива, хотя я сомневался в ней, но как выяснилось, ничего кроме ненависти к своему мужу она не испытывала. Потому что, женившись на ней, против её воли, он не освободил её, а сделал своей личной рабыней. Она не хотела быть матерью его детей.
   Фермеров, что держали рабов, я не щадил, если возникала ситуация, что надо было убить, и люди мешались мне под ногами, я убивал их, не сомневаясь. Это чужие люди, они держали в рабстве моих соплеменников, они все твари, насильники и работорговцы, я не жалел даже их детей, если те случайно попадались под руку. И мои сородичи испытывали к ним такую же ненависть, как и я сам.
   Всё прошло без сучка и задоринки, близкие убитых фермеров и другие селяне не преследовали нас. Я знал, завтра утром они обратятся по поводу убийств к стражам Тринидата, и те начнут нас искать не раньше завтрашнего утра, не раньше девяти часов, к этому часу, корабль с архайтцами будет уже далеко в открытом море, а я на своей лошади ускачу от Тринидата километров на шестьдесят. Нас не поймают, нас не догонят. Ближе к утру мы добрались до скалы, за которой находилась бухта, все быстро вскарабкались на неё, и я увидел корабль, орки стояли за мачтами, держа наготове луки, я крикнул им.
   -Гнорх, Урук, принимайте людей и прощайте...
   -Крис, мы слышим тебя...
   -Ну, Рива, остальные, спускайтесь... Быстрее... Спускайтесь и плывите.
   -Спасибо Крис... Не верится, что ты пришёл и спас нас всех, не верится, что мы снова свободны.
   -Прощайте...
   Они быстро спустились вниз, доплыли до корабля, а я смотрел и наблюдал, как они мокрые вылазят на палубу, как их встречают другие мои соплеменники, целая толпа, сколько я спас? Около сорока человек, в общем-то, неплохо, за два дня сорок спасённых. Я увидел, как Урук с Гнорхом взяли мощные вёсла, и стали грести, корабль медленно вышел из бухты и взял курс в открытое море, потом поднялся парус. А я стоял и наблюдал за ними, как они плывут назад на Архайт, строить там новую жизнь. Жизнь, в которой орки, горная ведьма и люди, уже не будут враждовать, и будут жить почти что вместе. Может, это продлится недолго, но хотя бы наше поколение уж точно. Потому что даже наши правнуки будут рассказывать своим детям о том, как орки плавали в Тринидат спасать людей Архайта из рабства, и да, это сделали именно орки, а не только люди. Мерзкие орки, что решили спасти людей, а значит, они не такие уж и мерзкие. И злая ведьма, которая оказалась не такой уж и злой.
   Корабль всё удалялся в ночной тьме, пока я не увидел, что он отошёл от берега километров на пять, и не скрылся за горизонтом. Тем временем, забрезжил рассвет, и я с высоты скал увидел поднимающееся над горизонтом Солнце. Я почувствовал, что меня вызывает ведьма, взял её браслет и сосредоточился.
   -Я слушаю Гусля.
   -Ты отправил своих сородичей домой, ты молодец, я поздравляю тебя, ты герой, я думаю, скорее всего, они доплывут до Архайта без приключений. Точнее, морское путешествие на Архайт это уже само по себе приключение, и всё же, я думаю, они доплывут. Самый опасный момент преодолён, ты выкупил всех рабов, и они вышли в море. Поверь, ты настоящий герой, ты сделал больше, чем я ожидала. Потому что всё время, что ты был на берегу, я только и делала, что боялась, как бы всё не сорвалось. А теперь, тебе пора спускаться со скалы, и делать ноги.
   -Я сейчас как раз собирался этим заняться, я вернусь в Тринидат, и завтра ночью убью всех, кого смогу, из тех, кто держал у себя наших детей и насиловал их...
   -Нет, ты не должен возвращаться в Тринидат, скачи быстрее в империю ворангов, и не жалей коня.
   -Почему, я же собирался мстить.
   -Ты привлёк внимание властей, убийством бандитов и фермеров. Уже сейчас в Тринидате создан поисковый отряд, они только что выехали за ворота города и движутся по направлению к тебе, вас разделяет всего пятнадцать километров. Они отреагировали быстрее, в основном из-за бандитов, у мафии есть свои связи, они подняли на ноги стражей ещё ночью и начали готовить преследование. В Тринидате разосланы объявления о поимке странного варвара с севера в кожаном костюме от Лотара. Они знают, как ты одет, и как ты выглядишь. Если ты вернёшься в Тринидат, чтобы мстить, тебя поймают и убьют очень быстро. Поэтому, уезжай прочь из элийской империи, за ночь ты убил полсотни человек. Среди них не было больших шишек, и поэтому тебя не будут преследовать слишком долго, но полсотни это много. Самое последнее, что стоит сейчас делать, это пытаться возвращаться в Тринидат и мстить. Даже стража ворот, банально не пропустит тебя в город, потому что они уже знают о тебе. Ты погибнешь и не спасёшь Уну, а сейчас всё сложилось удачно и у тебя есть все шансы спасти её. Подумай сам, что для тебя важнее, свобода Уны или месть?
   -Я понял... Хорошо, я не буду мстить, но это только из-за Уны.
   -Будь умным, твоя месть не спасёт твоих близких и не сделает их жизнь лучше, скачи в воранг, спасай Уну. Я буду информировать тебя о преследователях, они не взяли с собой мага, так что я могу видеть их, это очень глупо с их стороны. Я думаю, если ты поторопишься, они не догонят тебя и потеряют след. Беги, не трать время.
   -Спасибо Гусля, чтобы я без тебя делал бы?
   -Умер бы ещё той ночью, когда напали на твою деревню работорговцы. Только люди Архайта, это и мои соплеменники тоже, так что не благодари, я делаю то, что должна сделать ради своего народа.
   -Спасибо, я бегу.
   Я убрал медальон назад за пазуху, быстро спрыгнул со скалы, пробежал через лес до того места, где был привязан конь, отвязал его, запрыгнул в седло, и пустил его быстрой рысью на юго-запад, в направлении империи воранг. В направлении противоположном от Тринидата. Я знаю, меня преследую по пятам, но мои враги тоже не будут загонять насмерть лошадей, потому что хорошая лошадь может и пробежит пять километров галопом, но не больше. И они не знают, как далеко я оторвался от них, они просто идут по следу, а может быть, даже не идут по следу, а просто скачут в том направлении, куда я ушёл с рабами, надеясь наткнуться на меня, потому что мы пешком не могли уйти далеко. Так что их шансы догнать и найти меня, невелики. Да и не так уж теперь важна моя жизнь, потому что я сделал главное, я спас племя. И теперь я спасаю Уну чисто для себя, теперь, если что я имею право на ошибку, я могу умереть или пожертвовать своей жизнью. Раньше, я такого права не имел.
  
   Глава 27: Путь в воранг.
   Светало, медленно всходило на небо Солнце, я скакал по большому полю на юго-запад в направлении империи воранг. Иногда на пути мне попадались крестьяне, которые шли по своим делам на работы в поля. Я не обращал на них особо внимания, я не знал как далеко мои преследователи, но я наслаждался ездой. Конь мне попался неплохой, точнее, я не знаю толк в лошадях, но если бы я пробежал также много как он на своих двоих, я бы, наверное, устал, а конь вот уже несколько часов поддерживал довольно быстрый темп. Мне начинало нравиться путешествовать на лошадях, сидишь себе в седле, держишься за поводья, и двигаешься куда быстрее, чем можно двигаться на своих двоих.
   Иногда, по пути, я скакал мимо деревушек и отдельных ферм, там, на полях мирно работали люди. Время от времени мне попадались путники, которые спешили по своим делам. Некоторые из них шли куда-то в одиночку пешком, другие на телегах, но везде вокруг была жизнь, и везде были люди, много людей. Только вот всадников, которые бы путешествовали верхом на коне как я, было совсем мало. Потому что я двигался просёлочной дорогой, и здесь не ходили караваны, и не было людей, которые держали бы дальний путь.
   Меня несильно кольнул браслет ведьмы, она вызывала меня, хотела поговорить. Я взял его, сосредоточился и ответил.
   -Я слушаю Гусля.
   -Ты можешь сбавить темп, преследователи отстали, они свернули на другую дорогу, и теперь удаляются от тебя, не загони коня, он тебе ещё пригодится.
   -Хорошо, я сбавлю темп.
   -Ты будешь рад услышать, что Урук с Гнорхом благополучно миновали зону активного судоходства рядом с Тринидатом, и никто на них не напал. Хотя несколько раз чужие корабли проходили вблизи от них, всего за километр, но никто их не тронул. Сейчас они уплыли примерно на полсотни километров от побережья, им в паруса дул попутный ветер всё это время, и продолжает дуть, теперь они в безопасности. Там где они плывут теперь, корабли редкость, а значит, им ничто не угрожает. Через полторы две недели они будут на Архайте, а ты торопись в воранг.
   -Спасибо Гусля, ты спасла нас.
   -Тебе спасибо, ты у нас главный герой, если бы ты не проявил сознательность и настойчивость, никто не был бы спасён, а сам ты, жил бы сейчас у меня во дворце, растил бы пшеницу и не тужил бы.
   -Да, всё так...
   -Ещё кой что... Я думаю, твоего коня надо напоить, и дать ему отдохнуть хотя бы минут двадцать, ты всё утро гнал его, а это не лучший из скакунов. Впереди километрах в пяти от тебя по дороге, будет большой ручей. Сбавь темп заранее, сейчас, пусти его медленной рысью, сильно уставшего, перегретого коня нельзя сразу поить, это убьёт его. И следи, чтобы конь не пил много, максимум, сколько можно позволить ему выпить, это два литра.
   -Спасибо Гусля...
   -Я буду следить за тобой, если что случится, я постараюсь предупредить, но и сам будь начеку, на одинокого путника могут напасть бандиты, ты уязвимая мишень, на тебе даже нет доспехов, может произойти многое. И постарайся избегать общественных мест, различных трактиров и гостиниц, пока не покинешь элийскую империю, там тебя могут ограбить и убить, а также, тебя могут арестовать по подозрению в преступлениях в окрестностях Тринидата. Ты всё-таки похож на того варвара, что орудовал в окрестностях Тринидата, хотя преследователи и не знают, что вы разделились. У тебя с собой есть запас еды на две недели, даже больше, если экономить. Что касается коня, то он вообще может питаться травой, листьями деревьев, или пшеницей с придорожных полей. И экономь деньги, они ещё пригодятся тебе, не трать их на еду и прочую ерунду. Поесть можно и подстрелив зайца в поле. По моим подсчётам, у тебя осталось около двухсот золотых, это достаточно большая сумма, чтобы купить себе что-нибудь необходимое, если вдруг что-то потребуется. Деньги также могут понадобиться, чтобы заплатить сбор и попасть на территорию космопорта, это тоже не бесплатно.
   -Но этого явно не хватит, чтобы выкупить Уну.
   -Да, этого не хватит, чтобы выкупить её. Сейчас в космопорте она будет стоить минимум два полных комплекта доспехов из мифрила, а это двадцать тысяч золотых. Такую сумму тебе сложно где-то раздобыть достаточно быстро. Единственный способ её спасти, это силой меча или хитростью. Как именно ты будешь действовать, станет понятно на месте. Но имущество стоимостью двадцать тысяч золотых обычно надёжно охраняют.
   -Я знаю.
   -Я думаю, на этом наш разговор окончен, не стоит тебя отвлекать. Я буду следить за тобой, и всё равно будь осторожен.
   -Я буду осторожен Гусля, до связи.
   -Пока.
   Я убрал разговорный амулет себе за пазуху и сбавил темп коня, тот действительно уже начал уставать, я скакал на нём часов пять, а мой конь не самый лучший скакун на свете. Обычная лошадь бандитов, выращенная для коротких прогулок по окрестностям Тринидата. Он конечно, как бегун лучше любого человека, и даже лучше меня, но его силы весьма конечны.
   Конь резко сбавил темп, и медленно пошёл тяжело дыша. Мы продолжали так идти около получаса, пока впереди не показался ручей, вначале я услышал его шелест, и уже потом увидел. Это был крупный ручей, почти небольшая река, он довольно быстро тёк поперёк дороги. Через него был переброшен небольшой и очень цивилизованного вида каменный мост. Да, здесь часто ходили телеги, и люди благоустроили эту дорогу.
   Я пустил коня немного побыстрее, и вскоре тот остановился около воды, наклонился и сразу стал жадно пить. Всё-таки, этого коня не поили, наверное, со вчерашнего вечера, а ему пришлось побегать. Я спрыгнул с седла и тоже опустился к ручью, сделал несколько глотков, а потом остановил коня, ему нельзя было позволять пить много. Тот недовольно повёл мордой, но послушался меня, нового хозяина. Я привязал коня к бортику моста короткой привязью, так, чтобы тот не мог ни есть, ни пить без моего позволения, а сам отошёл в поле нарвал два пучка пшеницы побольше, и поднёс к коню, тот жадно съел. В принципе, думаю этих двух пучков пшеницы коню более чем достаточно, чтобы утолить голод, но не переедать, мне ещё скакать и далеко. После чего, я сел под мост, и стал сидеть и ждать, я хотел дать коню отдохнуть, хотя бы минут десять.
   Мимо проходил путник, он остановился у ручья, выпил воды и спросил меня.
   -Куда путь держишь дворянин? Не в Холмс ли часом?
   -Нет, не в Холмс.
   -Но это дорога в Холмс, это крупный город, самый крупный в этом районе, до него отсюда километров десять.
   -Понятно, спасибо, но я еду мимо Холмса, у меня другие дела.
   -Не в воранг ли часом?
   -Возможно, но это тебя не касается.
   -Я просто хотел предупредить, на границе элийской империи и воранга хозяйничают бандиты, это в дне пути отсюда. Я советую тебе прибиться к крупному каравану, и не ехать в одиночку, а то стрела арбалета быстро продырявит твой изящный кожаный жакет.
   -Что же этих бандитов не убьёт местная стража?
   -Там высокие холмы, почти горы, и лес, а ещё там граница двух государств, а стража не может переходить границу с ворангом, преследуя их. Бандиты умело использую особенности той местности, и грабят и убивают всех, и это продолжается уже почти год. Поэтому путник, если желаешь безопасно преодолеть то место, не скупись, купи себе место в специальном караване с охраной.
   -А там ходят специальные караваны?
   -Да, раз в день, одно место стоит двадцать пять золотых, надёжная охрана с хорошими арбалетами защищает караваны весь опасный участок пути. Впрочем, цена места в караване договорная, она может быть и дороже и дешевле, смотря для кого. Но воины зарабатывают на этих бандитах, и все довольны. Как говорится, и волки сыты и овцы целы.
   -У меня хороший лук за плечами, и опыт ведения войн, я справлюсь с местными бандитами.
   -Как пожелаешь дворянин, но моё дело предупредить. Ты выглядишь состоятельным человеком, вряд ли бандиты пропустят тебя по своей земле.
   -И много там этих бандитов?
   -Говорят много, человек с полторы сотни наберётся, их главарь щедро платит своим воинам и регулярно набирает новых. Причём набор идёт в основном среди опытных воинов ветеранов и городской стражи, так что оснащены и обучены бандиты очень хорошо, также бандиты имеют тесные связи с городской мафией, поэтому местный губернатор боится с ними бороться, так что, южный район от города Холмс, это их территория, и уже давно. Не стоит испытывать судьбу путник.
   -Спасибо... Я поеду.
   Я поднялся, отвязал коня, потому что тот уже отдохнул, запрыгнул в седло, и медленной рысью пустил его дальше на юго-запад. Я уже слышал о бандитах, но нельзя же по каждому опасному участку скакать платно, так никаких денег не хватит. А мне надо добраться до космопорта с деньгами. А если бандиты решат напасть на меня, что ж... Я думаю, я смогу взять себе богатый трофей.
   Я скакал на юго-запад ещё около часа, в достаточно быстром темпе, пока не увидел впереди себя большой город, это и был Холмс. Здесь в его пригородах было много крестьян, караванов и других людей, и все они спешили по своим делам. Я остановился около городских ворот, и, решив не платить сбор, обязательный для торговцев каждого крупного города, пустил коня по кругу вдоль крепостной стены. Вскоре, я нашёл нужную дорогу, она вела на юг, на ней была большая табличка "В воранг, осторожно, на дороге хозяйничают бандиты, путник, не иди туда один, умрёшь."
   Самое то, я развернул коня и поскакал по дороге на юг один, я не боялся, только лук приготовил к бою... Но я не был дураком, как возможно, могли подумать те, кто видел, как я скачу на юг один, прямо в лапы бандитам. Я решил идти ночью. Я прикинул так, люди плохо видят ночью, а я обучен орками, я увижу засаду и убью их из своего лука, к тому же, они не ожидают, что кто-то рискнёт идти через их земли ночью. Так что я тормознул коня в ближайшей роще, привязал его к дереву и сам лёг спать, намереваясь, поспать часов пять до вечера. Потому что и я, и конь, мы оба не спали всю прошлую ночь. Главное теперь, не проспать слишком долго, к счастью, орки научили меня как не спать слишком долго. Они научили меня охотничьему приёму, который позволял просыпаться хотя бы каждые несколько часов. Я проснулся дважды, пока после очередного подъёма не увидел, что уже почти ночь, и совсем смеркается. Мой конь, всё это время также проспал, он устал, и я разбудил его, когда стал отвязывать. Тот проснулся, что-то недовольно проржал мне, и я двинул его на юг через лес. Я хорошо видел всю территорию впереди себя, но знал, что бандиты прячутся там дальше на юг, километрах в пяти десяти от города, не ближе. К несчастью, что плохо, когда путешествуешь на коне, это то, что конь громко топает, и всё равно, я внимательно всматривался в темноту и надеялся, что смогу увидеть и почувствовать их раньше, чем они меня засекут, или хотя бы раньше, чем они нападут.
   Возможно, идти по главной дороге было глупо. Потому что бандиты совершенно обязательно оставят на ней на ночь заставу. И возможно, умнее было бы двинуться через лес, параллельно дороге, и обойти бандитов за километр, но я не хотел терять время, и к тому же, я совершенно уверен, что смогу убить бандитов первым. Тем более, если я избавлю мир от десятка уродцев и грабителей, всем от этого будет только лучше.
   Я продолжал движение на юг по главной дороге, только достал лук и стрелы. Так чтобы лук был под рукой, и его можно было схватить в любой момент. А стрелял я очень хорошо, и стрелы у меня теперь со стальными наконечниками, такими можно убить и тролля. На самом деле, лук из-за скорострельности, в умелых руках куда опаснее арбалета. Потому что, арбалет щёлк, и его перезаряжать минуты две минимум, а лук в умелых руках, щёлк, щёлк, щёлк... Сколько угодно раз, и перезарядка секунды две. Главное, чтобы конь шёл медленно, и не топал, и также главное заметить врага первым. Я прикинул, что если скорость движения коня составит пять километров в час, то за ночь, я пройду весь опасный участок. К тому же, я не думаю, что бандиты на ночь выставили больше одной заставы на дороге, и после того как я постреляю их, можно смело пускать коня в быструю рысь, и текать отсюда.
   Тем не менее, конь шёл раздражающе медленно, уже спустилась тьма, и видимость была плохая, я был единственным путником на дороге. И всё же конь топал по дороге очень тихо, медленно перебирая ногами, я думаю, его было слышно метров за тридцать не больше. Впрочем, это было объяснимо, потому что дорога здесь была грунтовой, а не мостовой, как в городе, и конь даже в подковах, ступает по земле не так громко как по камню.
   Вдруг где-то спереди какой-то мужик пропел издали громкую трель, вероятно, пытаясь сымитировать неизвестную мне лесную птицу. Но я опытный охотник, и хорошо отличаю человеческий голос от птицы, я резко остановился, спрыгнул с коня, внимательно осмотрел то направление, откуда была фальшивая трель, и увидел уплотнение в ветвях. Кстати, замаскировался этот гад хорошо, и я ночью не увидел его первым. К счастью, этот человек сидел в дозоре, и не собирался нападать на меня, потому что меня атакуют дальше по дороге. А он только предупредил своих о моём появлении. Я быстро наложил стрелу, натянул тетиву, прицелился и всадил в уплотнение в ветвях стрелу. Мужик громко крикнул: "ААа... Меня ранили..." И свалился с дерева прямо на дорогу, с высоты метров семь, потом попытался уползти, и я всадил в него ещё одну стрелу, на этот раз в шею.
   Потом я взял коня под уздцы, и быстро привязал его к ближайшему кусту, а сам сошёл с дороги и пошёл по лесу, в семи метрах от дороги, дальше по пути. А там впереди уже начался кипеж, кто-то кричал.
   -Эй, Ганс, ответь, ты живой? Кто там выходи!
   -Ганс, ответь, кто здесь? - Услышал я второй голос.
   Я увидел первого из них, потом второго и третьего, они шли небольшой толпой навстречу своему убитому товарищу. Они не видели меня, потому что я притаился в лесу. Вояки они были не очень умные, учитывая то, как легко они оставили свои позиции. Впрочем, возможно, кто-то до сих пор продолжал сидеть в засаде. А также, они считали себя настолько хорошими ночными охотниками, что просто не верили в то, что их могли засечь.
   Я наложил стрелу на тетиву, прицелился, и начал стрелять, я целился в лицо, потому что оно, скорее всего не защищено. По крикам я понял, что угадал, несколько бандитов упали на мостовую, заливая всё своей кровью, около трёх успели добежать до леса, и спрятаться за деревьями, теперь я не мог их убить. Я не стал гнаться за ними. Вместо этого, внимательно осмотрел чащу и деревья наверху, но здесь было так темно, что я почти ничего не смог разглядеть. Я потратил семь стрел, но подбирать их под позицией врага смертельно опасно. Я думал недолго, секунду, быстро развернулся, и вернулся к коню, отвязал его поводья от деревьев, и пошёл с ним вглубь леса. Потом, когда расстояние до дороги превысило сто метров, я двинулся в нужном мне направлении, но вдоль дороги, я шёл не очень быстро, таща за поводья коня. Возможно, умнее было бы его бросить, потому что он слишком громко топал и иногда ржал на пол леса, но без коня я слишком долго буду добираться до космопорта. Мне нужен этот конь, а что касается бандитов, то те, кто сидит в засаде, за мной не погонятся, и те трое, что убежали тоже. Конечно, скоро они вернутся, и приведут своих. Но чтобы ночью найти своих товарищей, разбудить их, объяснить им, что надо куда-то бежать сражаться требуется время. По моим оценкам, как минимум полчаса, так что я успею обойти позиции снайперов с арбалетами, сесть в седло и дать лошади галоп.
   Мы шли в нормальном темпе вдоль дороги, вот уже минут пятнадцать, на меня никто не нападал, за это время, мы с моим скакуном прошли около километра. Я вернулся на дорогу, вскочил в седло и пришпорил скакуна, он почти сразу перешёл на галоп. Возможно, скакать так быстро в такой темноте слишком опасно, и я рисковал, но я видел достаточно хорошо, чтобы если что успеть остановить лошадь, а сейчас они могут броситься за мной в погоню. Скачка продолжалась минут пятнадцать, пока конь не начал уставать, за это время он отмахал километров семь восемь и никто меня не преследовал, но теперь жеребец был в мыле, и продолжать быстро скакать не мог. Я сбавил темп до медленной рыси, прислушался, посмотрел назад, но никто меня не преследовал. Впрочем, это нормально, бандиты опасаются ловушек со стороны стражей, и они не видели, кто напал на них, кто убивал. Преследовать меня, опытного охотника по ночному лесу, это смертельно опасно, и главное невыгодно.
   Но я продолжал немного погонять коня, вскоре тот немного отдохнул и прибавил ходу. Я двигался через лес всю ночь, но никто больше на меня не напал, к утру лес и холмы кончились, и я оказался на территории империи воранг. Что ж, дальше мой путь лежит на юг к космопорту.
   Впереди показались люди, большой караван с охраной, они шли мне навстречу, на север. Несколько всадников каравана пришпорили своих лошадей и поскакали мне навстречу, навели на меня арбалеты, а я навёл на них свой лук.
   -Что вам от меня надо? - Спросил я.
   -Ты бандит шайки краснолицего?
   -Нет, с чего вы взяли.
   -Ты шёл ночью через их лес, один, и до сих пор жив.
   -Вот именно, я шёл ночью, один, и шёл я не по дороге, а именно через лес. Глупо идти по дороге, но лес большой, и засаду врага легко обойти. Я опытный охотник.
   -Ты пойдёшь с нами.
   -Я тороплюсь и у меня дела в космопорте. - Спокойно ответил я.
   -Я сказал, ты пойдёшь с нами. Наши маги допросят тебя, и мы установим, принадлежишь ли ты к шайке. И потом, если к тебе не будет претензий, мы отпустим тебя.
   -Ты хочешь умереть солдат? - В лоб спросил его я. - Я сейчас спущу тетиву, и стрела попадёт тебе точно в правый глаз.
   -Ты угрожаешь мне путник?
   -Ты сам угрожаешь мне, ты первым навёл на меня свой арбалет, и не я требую от тебя, чтобы ты пошёл со мной. У меня дела, я тороплюсь, я не собираюсь тащиться с вами через лес назад, терять целый день, а потом повторять свой подвиг и снова идти через лес ночью в одиночку. Я также не собираюсь никому платить за то, чтобы меня охраняли. Я прошёл через лес ночью один, я шёл вдали от дороги, медленно, так, чтобы мой конь не топал и не ржал, бандиты не слышали меня и не знают обо мне. Любой опытный охотник может пройти лес ночью, вдали от дороги, и его не поймают. Потому что большая часть бандитов ночью спит, а не патрулирует весь лес. Я не из банды краснолицего. На этом всё, а если ты солдат хочешь умереть героем, я не буду тратить своё время, и пушу тебе в глаз стрелу прямо сейчас, а потом перещёлкаю твоих товарищей и ускачу, так что решай, хочешь ты умереть прямо здесь и сейчас или нет.
   -У меня арбалет. И нас четверо.
   -А у меня лук, и стреляю я очень хорошо, а под моим дорогим кожаным костюмом, не менее дорогая мифриловая кольчуга, - соврал я. - И если ты даже сможешь убить меня, то мои знатные родственники, узнав о твоём преступлении, повесят и тебя, и всю твою семью. Ты готов пожертвовать жизнью своих близких солдат?
   -Тард, давай отпустим его, не похож он на бандита, смотри какая на нём одежда, бандиты такую не носят, это одежда дворянина или богатого торговца, но уж точно не бандита. Да и потом, он шёл через лес один, ночью, если бы он был бандитом, он бы не посмел приблизиться к нашему каравану, а...
   -Ладно, иди, допустим, я верю тебе, ты действительно не похож на бандита, ни одеждой, ни манерами. Но назови свой род, если ты дворянин.
   -Зовут меня Крис, этого достаточно, я путешествую транзитом и держу курс в космопорт, у меня там важные дела с людьми со звёзд. Меня не интересуют ваши проблемы и дрязги здесь, с вашими мелкими местными бандитами. И кстати, я не шёл через лес. Я ехал по дороге, и быть может, вы увидите на дороге шесть трупов, возможно, их ещё не убрали, эти дураки, такие же, как и ты, полагали, что могут задержать меня, и естественно, что они поплатились за это жизнями. Глупо нападать на всех путников подряд, рано или поздно, можно совершенно случайно напороться на того, кто даст тебе по шее, такова судьба любого бандита, рано или поздно, он ошибается, и нападает на того, кто сильнее его. Я сейчас уеду, а если кто-то из вас хочет остановить меня, что ж попытайтесь, я просто докажу, что сказанное мной правда, но вы этого уже никогда не узнаете.
   -Ты опять угрожаешь нам?
   -Ты сам угрожаешь мне, и логично, что я имею полное право угрожать в ответ тебе. Тебе солдат кажется, что ты контролируешь ситуацию, точно также казалось и тем бандитам, что напали на меня ночью, но ты заблуждаешься, потому что это я контролирую ситуацию и могу убить любого из вас в любой момент. Не испытывай судьбу, я предлагаю тебе последний раз, давай разойдёмся по-хорошему. Потому что я в любом случае поеду дальше своей дорогой, просто я не хочу, осложнять отношения с местными властями убивая солдат.
   -Ладно, езжай дальше сорвиголова, я отпускаю тебя, но не потому что боюсь, просто ты действительно не бандит, это видно, потому что бандит вёл бы себя иначе. Ты нарываешься и жаждешь драки, это глупо, но бандит никогда не стал бы вести себя так.
   -Кто кого отпускает, это вопрос на миллион, прощай солдат, и желаю тебе... А не важно.
   Я ухмыльнулся, нагло убрал лук, и пустил своего коня быстрой рысью на юг, вдоль каравана. А караван, кстати, был большой, несколько десятков повозок, не меньше полусотни воинов, да, они действительно боялись этих бандитов. Только вот, перебить в лесу из арбалетов караван, растянутый на полкилометра, проще пареной репы, и если бы бандиты были капельку умнее, они бы сделали это. Впрочем, весьма вероятно, что хозяева этих вояк, что охраняют караван, просто платят бандитам мзду, за свободный проезд по лесу.
   Тем не менее, спустя десять минут, я уже свободно шёл дальше на юг, а караван остался позади. Неожиданно, заколол амулет ведьмы, я взял его в руки и ответил.
   -Я слушаю Гусля.
   -Ты очень нагло и не умно разговаривал с тем солдатом, а что было бы, если бы он оказался менее терпимым, и пустил бы в тебя стрелу?
   -Я бы пустил бы стрелу в него тоже, и мы оба взаимно умерли бы.
   -Ты мог не рисковать.
   -Я просто устал от этой беспардонной наглости людей внешнего мира. Они, не стесняясь грабят других, они считают, что если они сильнее, то могут нагло приказывать другим людям, как себя вести, куда идти, что делать. И это типа законно, законно всё, что делают они, и не законно то, что делают другие. Это форменное свинство объявлять себя законом, а всех остальных преступниками или варварами и на этом основании грабить их. Я ничего не должен этому солдату, просто совсем ничего, я для него совершенно чужой человек, какое он имеет право угрожать мне? Наводить на меня арбалет и приказывать мне что делать, куда идти? Этот солдат на самом деле просто оборзел, и проучить скотину, пустить ей стрелу в глаз, это святое дело.
   -С такой позицией, ты далеко не уйдёшь и Уну не спасёшь.
   -Это справедливая позиция, и отныне я буду жить только по справедливости, если кто-то угрожает мне, значит, я буду угрожать ему. Если кто-то пытается ограбить меня или убить, я сам буду убивать этого человека. И это справедливо. Потому что никто не имеет права насиловать других людей, грабить их, объявлять всех остальных варварами, а себя истинным светочем цивилизации, и на этом основании снова грабить и насиловать других. Мне это надоело, эта наглость, это свинство.
   -Ух, как тебя разнесло. А теперь запомни, мир несправедлив, и справедливости в мире нет и быть не может. И если ты хочешь победить, то иногда, с его несправедливостью надо мириться.
   -Я уже сказал свою позицию, я спасу Уну и убью всех, кто посягнёт на нашу свободу.
   -Удачи, я свяжусь с тобой позже, и всё же, постарайся не нарываться, потому что следующий воин, с которым ты встретишься, может оказаться менее терпеливым, и он застрелит тебя. И только после этого будет разбираться кто ты, и откуда.
   -Пока Гусля.
   Я выключил амулет, и немного подогнал коня, потому что тот сбавил темп. Теперь я был на земле ворангов, и мне осталось всего несколько дней пути до космопорта, скоро я увижу Уну, скоро я спасу её. Всё же, одинокий всадник без груза движется очень быстро, и до космопорта отсюда не так уж и далеко. Несколько дней быстрой скачки. Возможно, пешком я бы добирался туда недели три или месяц, но на лошади преодолею это расстояние всего за несколько дней, проходя по двести километров в день, а то и больше. Главное, чтобы меня никто не задержал.
  
   Глава 28: Космопорт.
   Уна проснулась, было раннее утро, повозка шла через поля всю ночь, они торопились, сегодня к утру Робин планировал быть в космопорте. И он не просто так выбрал это время, потому что ранним утром дешевле всего, и проще всего попасть в город. Девушка поднялась и посмотрела вперёд, вокруг была дымка утреннего тумана, из-за которого было очень зябко. Впереди, километрах в пяти рос город, но какой это был город, Уна никогда не видела ничего подобного. Это просто огромный город, а в центре города высокие башни метров по сто, этажей по тридцать, они возвышались над остальным городом, и, наверное, их было видно намного километров вокруг. Девушка, прямо как села на повозке, так и уставилась на эти высоченные сооружения, сделанные простыми людьми.
   И здесь вокруг шумела жизнь, город не просто так стоял в центре всего... Туда постоянно шли сотни повозок и огромное количество людей, из города также шли повозки и караваны, куда-то вдаль. И дорога здесь у города была не простая, не утоптанный грунт, а какой-то сплошной твёрдый серый камень, так что лошади по нему шли очень легко.
   -Это воранг, космопорт, столица мира, через те башни в центре города протекают все деньги мира, там заключаются контракты на миллионы золотых монет. Потому что, самое главное, что есть в мире это оружие, и главнее всего, лучшее оружие. А всё лучшее оружие в мире, изначально покупают здесь в космопорте. - Пояснила Алия, ставшая в последние дни почти подругой Уны. - Тем более, здесь в космопорте, продаётся оружие не просто отдельным бойцам, а целым армиям, таким как армия элийской империи, или армия самой империи воранг. И речь идёт не о покупке отдельных доспехов из мифрила, здесь продаётся оружие сотнями, тысячами комплектов, и каждый комплект может стоить около десяти тысяч золотых монет. Сама считай, сколько стоит укомплектовать целый полк солдат.
   -Я понимаю...
   -Эх, девочка, ничего ты не понимаешь, то, что перед тобой сейчас, это столица нашего мира. И это столица не только империи воранг, это столица всей нашей планеты. И не важно, что император империи воранг построил свою столицу в сторонке от космопорта, чтобы в случае чего, люди со звёзд не сожгли его дворец, и его самого вместе с ним. Настоящая столица мира именно здесь, здесь продается лучшее в мире оружие, здесь решаются вопросы войны и мира, тут живут экономические правители нашей планеты. Те, кто живут здесь, решают, сколько будет стоить хлеб на южных рубежах элийской империи, они решают, куда продавать оружие, зачем поплывут корабли в восточном море, они устанавливают налоги и сборы, акцизы на товар и многое другое. И губернаторы, и даже императоры целых империй слушаются тех, кто живёт здесь, потому что от них зависит, получат ли эти люди деньги и оружие, чтобы поддерживать свою власть. Здесь находятся головные офисы крупнейших на планете торговых корпораций, и здесь принимаются все важнейшие решения. Поэтому, космопорт это столица мира, без этого города...
   -Алия, а что будет, если люди со звёзд вдруг перестанут прилетать сюда?
   -Тогда, конечно, космопорт утратит свою власть, правда не сразу, потому что всё управляется деньгами, а деньги у людей космопорта в один миг не исчезнут. Но править будет тот, с кем торгуют люди со звёзд.
   -А если люди со звёзд перестанут посещать наш мир?
   -Этого не случится.
   -Почему?
   -Не задавай глупых вопросов.
   -И всё же? Вдруг, люди со звёзд проиграют в космосе кому-нибудь войну, и им сожгут все их корабли, ведь такое может быть. Перестанут ли тогда люди продавать рабов? Может быть, рабство исчезнет?
   -Во-первых, такого не произойдёт, потому что к нам прилетают разные люди со звёзд, с разных миров. Если одна из их стран перестанет летать к нам, а возможно, такое и происходило в прошлом, то к нам всё равно будут летать остальные. Это первая причина. И второе, рабство никуда не исчезнет, потому что рабство насадили в нашем мире не люди со звёзд. Рабство это явление, которое поддерживается самими людьми, потому что богатым и сильным нужны рабы, чтобы не работать самим. Люди со звёзд, это не источник рабства, его истоки в нас самих, даже если у нас не будет мифрилового оружия, рабы всё равно будут.
   -Я родилась и выросла на Архайте, там я жила в деревне, у нас не было рабства, мы были счастливы.
   -Это потому что у вас была всего одна маленькая деревня. Если бы ваше поселение было больше размером, если бы вы могли ходить в другие страны в походы за рабами, если бы другие страны регулярно нападали бы на вас, то тогда, рабство в вашем мире очень быстро появилось бы. Потому что те, или иные формы рабства всегда и везде возникают, если образуется крупное государство, если численность людей превышает определённый предел. Если в той или иной области проживает, например, больше тридцати тысяч человек. Обязательно, вначале появятся богатые и бедные, великие воины и простые крестьяне, что выращивают хлеб. Бедные начнут работать на богатых, в начале за деньги, и даже если по своей воле, это уже зачаток формы рабства.
   -Но у нас же не было рабства, и всем было хорошо, все работали на себя и иногда на племя. У нас тоже были великие охотники, и те, у кого из рук всё валилось. У нас тоже был главный воин, его звали Тор, он был сильнее всех, но никто не работал на него. И если бы он захотел заставить кого-то работать на себя, племя не позволило бы ему. Почему другие...
   -Я знаю, на планете есть много племён, часто это племена севера, варварские племена, небольшие городки, или крупные деревни. Эти племена живут в частичной изоляции от остального мира, и редко торгуют, да, в таких племенах часто нет рабства. Но такое бывает, только если племя небольшое, тысяча человек, может три тысячи человек. В таком племени все знают друг друга, и вождь выбирается всем племенем. В таком племени нет денег, и все услуги оказываются методом обмена, а потому нет и богатых. В нашем мире, в больших городах, для существования экономики нужны деньги, золото, просто обменом уже не обойтись. А где золото, там возникают богатые и бедные, а где есть богатые, там появляются со временем и рабы.
   -Алия?
   -Что.
   -Возьмите меня к себе в племя, в ваш караван, вы же можете. Поговори с Робином, не продавайте меня людям со звёзд, я вам пригожусь, я умею драться, я хорошо стреляю из лука, возьмите меня к себе, вы ведь хорошие люди.
   -Девочка... Ты стоишь двадцать тысяч золотых монет, эти деньги, мы поделим меж собой, когда продадим тебя. Наш караван, это не племя Архайта, мы существуем вместе по коммерческому договору, чтобы зарабатывать деньги на таких как ты. Нам не нужны новые участники договора, особенно те, на которых мы зарабатываем деньги.
   -Но вы ведь...
   -Нет, не надейся даже. Да, мы хорошо обращались с тобой, но не обманывай себя, это не потому что мы ценим тебя как человека, просто, нам не нужно издеваться над тобой и унижать тебя. В унижениях нет необходимости, также, как нет необходимости связывать тебя по рукам и ногам, пока ты ведёшь себя послушно. У тебя на руке браслет раба, ты не сможешь сбежать и этого достаточно. Мы хорошо относимся к тебе, кормим тебя и защищаем, потому что ты наша собственность. И всё равно ты раб, рабыня, которую мы продадим и получим деньги. Не думай, что ты стала частью нашего общества только потому, что посидела несколько вечеров рядом с нами у костра. До тебя было много женщин, которые шли куда-то с нами, некоторые нравились нам. С двумя или тремя Робин даже крутил роман шутки ради, но мы расстались с ними навсегда.
   -Я поняла, вы продадите меня.
   -Да, мы продадим тебя, потому что ты не член команды, а в команду не принимают бывших рабов. Мы все свободные люди, граждане, и нас взяли по свободному найму, по коммерческому договору, на равных и справедливых условиях. А ты раб, помни об этом всегда.
   -Но я родилась свободной. Меня захватили в плен силой, я ничем не хуже вас.
   -Это ты так считаешь, что не хуже. Но мы все граждане великих империй, воранга и элийской империи, а ты не гражданин империи, и никогда им не станешь. Помни об этом девочка, шагая по жизни... Впрочем, для тебя, сейчас уже, наши мелкие планетарные дрязги не играют роли на самом деле, потому что скоро, ты покинешь наш мир навсегда, а для людей со звёзд гражданство в элийской империи ценится не больше, чем в элийской империи ценится гражданство острова Архайт. Пожалуй, я расскажу тебе историю, чтобы ты поняла, сколь этот мир жесток, и как развитые расы поступают с варварами. И такое было всегда.
   -Какую историю?
   -Историю о губернаторе космопорта. Давно, давно, жил да был губернатор космопорта, неважно как его звали. Важно другое, у него была дочь, девушка невиданной красоты. И эта девушка, являясь дочерью губернатора, посещала все балы и вечеринки высшего общества космопорта, как и полагается. И, в общем-то, вела райскую жизнь, её все любили, молодые люди ухаживали за ней. И всё было хорошо, и все были довольны, и она радовалась жизни, пока как-то на торгах, дочь губернатора не увидел человек со звёзд. А ты знаешь, пришельцы коллекционируют красавиц. И пришелец сказал, я хочу купить её, я готов отдать за неё три комплекта доспехов. Три комплекта доспехов это дорого, потому что обычно, за одну по-настоящему красивую женщину дают лишь один комплект доспехов. И губернатор рассмеялся и сказал, что девушка не продаётся, потому что она его дочь. И тогда пришелец сказал, что убьёт губернатора, если тот не продаст ему девушку, потому что, его не интересует мнение варвара, ему нужна именно эта красивая девушка, и не важно, чья она дочь. Он пришелец, прилетел сюда, чтобы забрать самых красивых девушек в свой мир, а чьи они и откуда, его мало интересует.
   -И что произошло? - Спросила Уна.
   -Губернатор отказался продавать свою дочь, потому что это всё-таки его дочь. Тогда пришелец убил губернатора, и всё равно забрал девушку в свой мир, никому ничего не заплатив, и никто не посмел его остановить.
   -А что правительство воранга?
   -А что может сделать правительство воранга людям со звёзд? Мы принесли им свои извинения, подарили трёх девушек бесплатно, а вместе с девушками партию урана, и инцидент замяли, на место убитого губернатора, назначили другого, нового, который был умнее и сговорчивее. И мы точно также, продолжаем отдавать им своих женщин, только теперь, те богатые люди, у которых есть красивые дочери, опасаются показывать их пришельцам из других миров. А всё потому, что люди со звёзд считают нас такими же варварами, как и мы считаем варварами людей острова Архайт, и если им что-то нужно от нас, они получат это любой ценой. И если мы хотим выжить, нам придётся отдать им всё, что они пожелают. И такова правда жизни, сильный угнетает слабого, а слабый, если желает выжить, должен подчиниться.
   -И мораль истории в том, что мир жесток? Даже по отношению к вам?
   -Да, мир жесток даже по отношению к нам. Но скоро, ты станешь рабыней людей со звёзд, а значит, мы все, станем для тебя просто варварами. Сегодня, мы считаем тебя варваркой, завтра, уже ты будешь называть нас всех варварами, и мы будем поклоняться тебе и таким как ты, молча сцепив зубы. Поэтому, твоя судьба не самая печальная из всех, не жалуйся на неё. Тебе повезло родиться красивой, тебе повезло куда больше, чем другим выходцам с острова Архайт, которые окончат свои жизни жалкими рабами в грязном квартале города среди нищеты.
   -Но никто не знает, что люди со звёзд делают с теми людьми, которых им продают.
   -Никто не знает, конечно, что тебя ждёт, это так. Только едва ли, они покупают самых красивых женщин, чтобы съесть их, потому что, если бы они хотели съесть раба, они бы купили не самого красивого раба, а самого вкусного. А тебя выберут как красивую, а не как вкусную, а значит, ты им нужна не как еда, а как красота. А красота нужна, чтобы любоваться ей, обладать ею, красота не работает, она развлекает хозяина, точно также, как ты развлекала сынка губернатора. Поверь мне это так, ты нужна людям со звёзд точно для той же цели, для которой тебя использовал сынок губернатора. Они не собираются съесть тебя, и ты нужна им не для того, чтобы махать киркой на шахте, и не для того, чтобы работать гребцом на космическом корабле. Красивая женщина нужна, чтобы развлекаться с ней, иногда, чтобы рожать детей своему господину. Так что, не бойся, ничего страшного впереди тебя не ждёт. Твоя жизнь, принципиально вряд ли изменится, ты точно также будет развлекаться со своим господином, и только за этим ты им нужна. Просто теперь, ты будешь развлекать не сынка губернатора, а человека со звёзд.
   -Обрадовала ты меня, что уж тут сказать...
   -Просто думай головой и не бойся, как боятся другие. Простой факт, если бы пришельцы хотели зажарить съесть тебя, они бы купили не самую красивую женщину, а самую вкусную. Если бы им нужны были рабочие для шахт, они бы вообще покупали мужчин. Не бойся, ничего страшного тебя впереди не ждёт.
   -Я не боюсь...
   -Ну конечно, совсем не боишься, поэтому только и думаешь всё время, что с тобой будет.
   Уна замолчала, за время разговора, они совсем приблизились к городу, и девушка невольно отметила то, что стена вокруг космопорта была не такой толстой и высокой, как полагается такому большому городу. Впрочем, это понятно, этот город не видел больших войн, потому что в его оружейных арсеналах хранятся самые лучшие доспехи на свете. И если кто-то и решится взять его в осаду, то его ожидает самый неожиданный сюрприз. Тем более, что все боялись людей со звёзд, а те могли отомстить людям, которые решили взять в осаду их центр торговли, и это большая угроза. Мало кто в здравом уме рискнёт перейти им дорогу. Так что, стены города, это формальность, его никто и никогда не тронет, и стены нужны лишь, чтобы отделить границу города от сельской местности, чтобы собирать сбор за вход в город, но не для войны.
   Они приблизились к воротам, и их караван остановился, навстречу вышел страж, и передал Робину бумагу, позволяющую ему оставаться в городе две недели, а тот взамен отсыпал стражу несоразмерную сумму в триста золотых. Наконец, все бумажные действия были закончены, и караван двинулся вперёд. Они двигались по улицам города, которые были очень похожи на улицы нижнего города Тринидата. Здесь также было очень много людей, много нищеты, рабов, они все куда-то спешили по своим делам. Только архитектура зданий была иной, цвет камня, а также высота рядовых домов, которые местами достигали десяти этажей в высоту. Город был очень тесным. Вскоре они добрались до крупной гостиницы, здесь было много уровней для стоянок каравана, высотой около тридцати метров. Караван Робина вошёл в специальный подъём, ведший наверх, и они поднялись на третий уровень и остановились здесь у стены. К ним сразу подошёл какой-то человек и объявил им.
   -Стоянка каравана, за один день, здесь, стоит семьдесят золотых.
   -Хорошо, лови, я плачу за три дня.
   Робин передал ему двести золотых, и человек, отдав Робину какую-то бумагу, ушёл. А Робин, не сходя с коня, распорядился:
   -Обживайтесь тут пока что, а я поеду по своим делам, мне надо устроить дела на бирже, и найти покупателя для Уны.
   -Да Робин.
   Тот пришпорил коня, и тот медленной рысью поскакал прочь, а Уна спрыгнула с повозки, и стала помогать остальным разбирать вещи, они провозились здесь около часа. После чего Алия приготовила всем ужин, и они уселись около специального углубления в полу, в котором развели небольшой костёр.
   -Ну что? Вы продадите меня сегодня?
   -Да, скорее всего, мы не задержимся в космпорте надолго, потому что пребывание здесь, надо щедро оплачивать.
   -Но я думала, вам выгоднее продать меня в руки людей со звёзд лично.
   -Да, выгоднее, но тут существует система перекупщиков, особая система. Робин отдаст тебя специальным людям, те продадут тебя людям со звёзд, заберут себе десять процентов выручки, а остальные деньги отдадут потом нам. Они не обманут, и не могут продать тебя людям со звёзд подешевле, потому что те никогда не торгуются, они просто устанавливают цену на товар сами. Мы же не будем ждать, когда сюда в следующий раз прилетят люди со звёзд, это слишком долго, и мы не знаем, когда они снова посетят наш мир. Тебя поселят в специальной крепости в центре города в небольшой комнатке, вместе с сотнями других кандидаток, будут кормить и иногда давать гулять во дворе, там ты будешь ждать прилёта торговцев. Это может потребовать времени, несколько месяцев, и даже больше, чем полгода, но система отлажена. В космопорт каждый день прибывает множество торговцев, и они все не могут ждать следующего прилёта пришельцев. Если же люди со звёзд решат не покупать тебя, если ты им не подходишь, то тебя продадут в рабство на местном рынке красивых наложниц за куда меньшую сумму. Но главное, крепость хорошо охраняется, ведь в ней живут сотни женщин, и каждая из этих женщин потенциально стоит десятки тысяч золотых монет, и ты оттуда никуда не денешься, и никто не сможет похитить тебя или украсть.
   -А попытки были?
   -Конечно, были, любой богатый банк рано или поздно привлекает внимание грабителей, и нередко на крепость нападали целые хорошо подготовленные отряды грабителей, но им не удавалось захватить товар, потому что крепость охраняет сотня хорошо обученных и вооружённых бойцов. Там ты будешь в безопасности, и после того, как ты попадёшь туда, твоя судьба будет предопределена. Люди со звёзд прилетят, чтобы купить тебя, прямо в эту крепость.
   -Я поняла.
   Уна взяла свою порцию еды, села в уголок и стала есть, деваться некуда, весь мир давно уже перестал быть для неё надеждой, сейчас, ей всё меньше и меньше хотелось жить. Потому что все люди, которых она так любила, теперь либо погибли, либо были очень далеко. И она, теперь уже ничего не могла сделать, и надеяться ей было особо не на что. Этот мир сломал её, и не только её, но и всех, кто жил с ней. Впрочем, этот мир сломал её давно, ещё тогда, когда был убит Крис. Тот парень из её деревни, который хотел жениться на ней, она уже начала забывать его, потому что казалось, он был из совсем другой жизни, не из этой. А ведь они с Крисом даже нормально не целовались ни разу в жизни.
   Она закончила есть, и подошла к краю той площадки, на которой остановился их караван. Посмотрела вниз, здесь было не так высоко, метров восемь, но если спрыгнуть головой вниз на каменный асфальт, то можно и умереть. Умереть? Зачем? Просто, чтобы никто больше не смог заработать денег на её жизни, вот зачем, назло всем этим работорговцам. Но Уна не сделала этого, потому что, что-то остановило, возможно, кусочек надежды. Надежды на то, что мир людей со звёзд станет для неё новым началом, в котором она найдёт смысл жизни. Возможно, нечто другое.
   Робин прискакал на своём коне, спешился и привязал коня к повозке.
   -Ну, как? - Спросила его Алия.
   -Я договорился о продаже Уны, её содержание будет стоить четыреста золотых, плюс десять процентов от её продажи в карман посредника, меня устраивает.
   -Ешь пока горячее.
   Робин уселся и стал быстро есть, а Уна продолжала стоять около края площадки, посматривая вниз и опираясь на перила.
   Спустя пару минут Робин закончил есть, и подошёл к Уне, взял её за руку.
   -Прощайся со всеми, даю тебе три минуты, я договорился о твоей судьбе, мы уходим сейчас.
   -Робин, возьмите меня в свой караван, я умею стрелять из лука, я буду ездить с вами бесплатно, за еду.
   -Нет, - ухмыльнулся тот, - даже не думай, мы хорошо обращались с тобой, но мы не совсем твои друзья, ты наша собственность.
   -Алия, спасибо за всё, за интересные истории. Эдвард, остальные... Прощайте.
   -Прощай Уна, и не поминай лихом.
   -Прощай Уна, у тебя всё наладится, и не бери в сердце ничего, этот мир тебе ещё покорится когда-нибудь, не стесняйся, лови удачу за хвост.
   -Ловлю.
   -Пошли.
   Робин взял её за руку, и повёл её прочь. Они спустились вниз с гостиницы караванов, и пошли по улице по направлению, куда-то к центру города.
   -Мы не поедим на лошади? - Спросила Уна.
   -Как видишь, нет. Мы идём пешком. У меня есть другие дела, после того, как я пристрою тебя.
   -Хорошо, я поняла.
   Уна замолчала, и продолжала просто идти по улице, ей было грустно, потому что, скоро они покинут этот мир. Впрочем, что грустить. Здесь вокруг столько людей, они все спешат куда-то, но, сколько из них настоящих людей? Все эти люди подлы и корыстны, их интересуют только деньги и личное благополучие, можно ли назвать их людьми?
   Они шли долго, минут сорок, и довольно быстро, город был велик, несколько раз они проходили посты охраны, стража не пускала внутрь всех, Робин показывал стражникам какие-то бумаги, и те пропускали их. Вскоре, бедные кварталы кончились, и они пришли к большой крепости. И это была именно крепость, с большим рвом по периметру, и высокими каменными стенами. Наверху крепости ходили часовые в доспехах и с арбалетами. Ров имел глубину метров семь, и на дне были большие деревянные колья, ширину метров шесть, не так уж и мало. Правда в стене крепости было множество мелких окошек, через такое окошко внутрь проникает свет, но вылезти через него человек не сможет, слишком маленькое, а ещё мешает решётка.
   Они прошли через опущенные ворота крепости, у входа Робин показал страже какие-то документы, и они, миновав два ряда стражей, и ещё двое ворот, вошли внутрь, здесь был небольшой квадратный дворик. Они свернули направо, и вошли в комнату, здесь сидел какой-то человек, Робин остановился напротив него.
   -Вы Робин Колосски? Торговец воранга? - Уточнил человек.
   -Да, я привёз товар на продажу.
   -Эта? - Скептически осмотрел Уну человек.
   -Да, эта.
   -Хорошо, вы ознакомлены с условиями контракта? Стандартный контракт, нам десять процентов, и четыреста золотых сразу.
   -Да, ознакомлен.
   Робин бросил на столик мешочек с деньгами. Человек открыл его, и тщательно пересчитал.
   -Всё правильно. Вы можете идти, мы продадим ваш товар по той цене, которую укажут люди со звёзд.
   -Да.
   Робин развернулся и ушёл, быстро и не оборачиваясь, а человек позвал своего слугу, и приказал Уне.
   -Следуй за ним, он отведёт тебя в твоё новое место жительства. Не пытайся бежать или буянить, за это тебя здесь сурово накажут, потому что ты не единственный постоялец здесь, таких, как ты много. Следить за каждой барышней и обеспечивать особые условия накладно. Кормят два раза в день, не очень вкусно, но и не помои, прогулка во дворике раз в два дня. Это место почти тюрьма, но так проще обеспечить безопасность особо ценного груза, то есть вас, женщин. Потому что слишком много желающих украсть вас, ведь это место, где собраны самые лучшие женщины планеты, и не одна, а целый рынок.
   -Я поняла, я буду послушна.
   -Иди.
   Слуга взял Уну за руку, и куда-то повёл её по коридорам, внутри крепость была довольно большой, а ещё здесь было много железных дверей, многие из которых охранялись солдатами и запирались на ключ. Уну провели внутрь, они поднялись на несколько этажей вверх, и оказались в неплохо отделанном коридоре, вдоль которого на одинаковом расстоянии друг от друга было множество дверей. На каждой из дверей была цифра. Слуга нашёл нужную ему дверь, и открыл её ключом, Уна вошла внутрь, и дверь закрылась на ключ за её спиной.
   Уна оказалась в небольшой, но хорошо обставленной комнате, здесь на полу и на одной из стен был ковёр и две кровати, небольшая дверка вела в уборную, а также, здесь был небольшой шкаф с книгами, и маленькое оконце, ведшее наружу, через оконце сюда просачивался свет. На одной из кроватей сидела красивая молодая девушка. У неё было изящное утончённое лицо и длинные чёрные волосы. Девушка была одета в нарядное белое платье, на очень тонкую и хилую фигурку. Она что-то сказала Уне на ворангском, но та не поняла, и ответила ей на элийском.
   -Я знаю только элийский.
   -Я плохо говорю по-элийски, и всё же, немного умею. Быть может, лучше говорить на древнем? Ты учила древний?
   -Да, древний мой родной язык.
   -Вот и замечательно, будет с кем поболтать, а то уже вторую неделю сижу здесь целыми днями одна, а ты откуда?
   -Я с Архайта. Это такой большой остров к северу от Тринидата.
   -Архайт, Тринидат, нет, я там никогда не была. Я сама с юга, ты не смотри что я такая беленькая, это просто хозяин долго держал меня в доме, и не разрешал загорать, потому что его возбуждала тонкая нежная кожа.
   -Я поняла.
   Уна села на кровать, и замолчала. Но девушке, явно было скучно, и она хотела поддержать разговор.
   -Меня зовут Ява, а тебя?
   -Меня Уна.
   -Уна, ты не бойся, что нас собираются продать людям со звёзд, говорят, они добры и щедры к своим дамам.
   -Да я не боюсь.
   -А что же ты такая грустная?
   -Потому что я не рабыня, и никогда рабыней раньше не была, я родилась свободной, а в рабство меня захватили работорговцы недавно, они напали на мою деревню и убили всех воинов, а выживших пленили.
   -Ты из деревни? Фи!
   -Да, из деревни, а что?
   -Нет, я не из деревни, я из высшего общества, мой отец был крупный дворянин, голубая кровь, а мать наложница. Правда, мой отец, не освободил её, а решил продать своих детей, так было выгоднее.
   -Продать своих детей, какой кошмар, - заметила Уна.
   -А что такого? У моего отца, кроме моей матери было много других наложниц, и у всех было много детей. И что с ними делать, нельзя же всех освободить, вот он и продал нас. Это же целая куча рабов, а освобождать раба или нет, это право решать его владельцу, а ребёнок рабыни, раб, и принадлежит он тому, кому принадлежит и рабыня. Всё по закону.
   -Замечательные у вас законы, - заметила Уна.
   -Конечно, на моей родине самые справедливые в мире законы. - Гордо сказала Ява, не уловив в словах Уны и капли сарказма.
   -Даже люди Тринидата, торгаши и работорговцы освобождают своих детей из рабства, потому что так принято, это же твой ребёнок.
   -Ну, я же объясняю, что у моего отца было много рабынь, штук двадцать, и он время от времени покупал для своих утех новых рабынь, а старых продавал, и детей было много, ну не может же он всех освободить. Это же нелогично, подумай сама. К тому же, у моего отца была законная жена, и у неё были дети, и эти дети были законными официальными детьми, и они унаследуют дворянский титул, продлят род.
   -А ты гордишься своим отцом?
   -Конечно, горжусь, ведь он настоящий дворянин, и не мелкий какой-нибудь, а высокого рода.
   -Но он же продал тебя в рабство, свою дочь, и относился как к рабыне, и считал рабыней.
   -Так я же дочь рабыни. А ты что считаешь, лучше иметь в качестве отца фермера из деревни, который свиней пасёт и пшеницу растит?
   -Чем иметь отца, который продал свою дочь в рабство, уж лучше иметь отца фермера.
   -Какая ты глупая и наивная Уна, отца фермера, ха-ха-ха, ой насмешила, лучше иметь отца фермера, а не дворянина высокого рода. Смешная шутка.
   -Боюсь, что это не шутка.
   -Ничего ты в жизни не понимаешь, глупая девочка ещё, эх ты, вроде взрослая, а не понимаешь элементарных вещей.
   -А ты считаешь, что ты понимаешь?
   -Конечно, понимаю, и по мне уж лучше быть рабыней человека со звёзд, и иметь отца дворянина, чем быть дочерью фермера и...
   -Только дочь фермера имеет гражданство, и она свободна, а твой великий отец так и оставил тебя рабыней, хотя легко мог сделать дворянкой. Он мог не давать тебе образование, если у него так много детей, потому что образование стоит денег, он мог не давать тебе наследство, но минимум что он обязан был дать тебе, это свободу. А ты дура, гордишься своим отцом, хотя он просто мразь.
   -Да мой отец дворянин, да он знаешь кто... А вот кто был твоим отцом, свинопас?
   -Мой отец был уважаемым гражданином племени, он был свободным, этого мне достаточно, и мой отец, не продавал меня как рабыню, он любил и уважал меня, заботился обо мне, и он дал мне свободу и гражданство. И только поэтому, он достоин большего уважения и гордости чем твой.
   -А мой зато высокородный дворянин, и в жилах моих течёт кровь дворян. И что толку иметь такого отца, всё равно ты рабыня.
   -И ты рабыня тоже, а я хотя бы полжизни прожила свободной, пока не пришли работорговцы, а ты была рабыней всегда, с рождения. Мой отец родил меня свободной, и я была свободной.
   -А мой отец самый лучший, потому что он дворянин, а твой нет. А ты глупая и наивная, и вообще ничего в жизни не понимаешь, потому что ты варварка.
   Уна не стала спорить, потому что это бесполезно доказывать человеку, который всю жизнь прожил в царстве рабов, что рабство не есть самый лучший и справедливый строй в мире. Потому что этот человек, просто не понимает, что бывает иначе. Когда ты можешь принимать решения сам, сам выбирать себе любимого, работу, друзей, идти куда хочешь, делать что хочешь, отвечать сам за себя.
   Они больше не разговаривали, а умная девушка, у которой отец был настоящим дворянином, только дулась на глупую варварку. Вечером дверь открылась, и в комнату вошла служанка, у неё на подносе была еда, она положила её на столик перед окном и сказала.
   -Я вернусь через двадцать минут за посудой.
   -Спасибо. - Сказала Уна, и принялась за еду. Она никогда не ела ничего подобного, то, что лежало здесь на подносе, не было вкусным. Но и это блюдо не встречалось ей раньше, это были какие-то длинные фиговины из варёного теста, к ним также прилагался кусочек мяса и кувшин, наполненный фруктовым соком. Только кувшин был один на двоих. Уна довольно быстро и с аппетитом съела всё, что лежало на подносе, и выпила свою половину кувшина. Она ненавидела этих работорговцев, что привезли её сюда, но есть надо, чтобы сохранять силы, потому что силы нужны, чтобы жить и когда-нибудь вырваться отсюда. А вот Ява недовольно выбирала всё, что лежало на тарелке, и конфузилась.
   -Ешь, что нос воротишь?
   -Не учи меня варварка, это еда бедных, макароны.
   -Не таких уж и бедных.
   -Не бедных, но и не богатых, в отличие от тебя, я всегда была любимой рабыней богатого хозяина, и меня всегда хорошо кормили, а не такой дешёвой ерундой.
   -Не хочешь, не ешь.
   -Не хочу и не буду.
   Уна отвернулась к Яве спиной, и закрыла глаза, уже вечер, и пора было спать, а делать здесь было нечего. Лучше уйти в мир грёз, туда, где она может снова увидеть Архайт весной, распускающиеся цветы, тёплый океан, и главное Криса, живого Криса, доброго, весёлого и любимого парня, который так хорошо умеет плавать. И во сне она может представить себе, что Крис всё ещё жив, и с ним всё в порядке. Увидеть его, поговорить с ним... Пусть это доступно ей хотя бы только во сне, это лучше, чем ничего.
  
   Глава 29: Крепость элитных рабынь.
   Был вечер, мой уставший конь шёл медленной рысью через лес, я знал, отсюда не так далеко до космопорта. Лес кончился, и я увидел бескрайние поля, а там, вдали, километрах в десяти от меня рос из-под земли огромный город. Так я впервые увидел космопорт, его высокие башни и то место, где совершались все самые крупные сделки мира. Здесь, вокруг было множество людей, повозок и караванов, они все шли в город, и прочь от него. Я поторопил коня, тот обогнал очередную повозку, и я заспешил дальше по направлению к городу. Неожиданно заколол медальон, меня вызывала ведьма, я достал его из-за пазухи и взял в руку, сосредоточился и ответил.
   -Привет Гусля.
   -Крис, мы разговариваем с тобой последний раз, в следующий раз, ты сможешь поговорить со мной лишь после того, как покинешь космопорт. Над городом могучая защита, великие маги следят за тем, чтобы никто не мог шпионить, так что, когда ты войдёшь в город, мы больше не сможем с тобой разговаривать.
   -Да, я понимаю.
   -Я ничего не могу посоветовать тебе, ты всё знаешь, просто хочу пожелать тебе удачи, и сказать, не делай глупостей, если вдруг обстоятельства сложатся плохо, и станет понятно, что ты не сможешь спасти Уну никак, не рискуй, просто уходи, твоя смерть не сделает её жизнь лучше, не сделает её счастливой. Не рискуй, возвращайся живым на Архайт, ты итак уже герой.
   -Я не брошу её.
   -Я не могу видеть, где спрятана Уна, только могу сказать очень примерно, где-то в центре города, там есть крепость, в эту крепость торговцы свозят свой товар, скорее всего, Уна уже там. Говорят, эта крепость неприступна, люди со звёзд прилетают за товаром сразу туда, в эту крепость.
   -Да, я знаю, ты рассказывала мне раньше.
   -Просто, может сложиться так, что ты в принципе не сможешь попасть в эту крепость, потому что она хорошо охраняется, причём она охраняется людьми в мифриловых доспехах, не умирай глупо.
   -У меня есть план, он довольно хитёр, продуман и может сработать. Я думаю, я смогу проникнуть в крепость...
   -Какой план?
   -Я скажу им, что хочу продать рабыню, и они пустят меня внутрь, они не будут опасаться одного воина, а дальше, я быстро и вероломно убью стражников в комнате, вряд ли они опустят свои защитные забрала, не ожидая нападения. После чего, я заберу их оружие и латы, и пробью мечом путь к Уне.
   -Крис, это глупый план!
   -А что мне остаётся? Денег у меня нет, выкупить я её не могу, армии, чтобы взять крепость извне, у меня тоже нет, я один. А так, в тесных коридорах крепости, против меня не может быть брошено в бой множество бойцов. Я перебью их, спасу Уну, и мы покинем крепость, если повезёт, тем более, я не думаю, что в крепости так уж много воинов.
   -Там лучшие воины Крис!
   -Я знаю.
   -Не делай этого, мы придумаем что-то другое, у нас ещё есть время. По моим расчётам, люди со звёзд в следующий раз вернуться не скоро. Быть может, ты подкупишь стражу, или её выведут на прогулку, или...
   -Хорошо, я не буду торопиться, похожу по городу. Только Гусля, ты же должна понимать, из крепости её не выпустят. Так что, выбора у меня просто нет, и потом, я верю в свою счастливую звезду. Мы убежим с ней, сядем на коня... И... Нам бы только вырваться из космопорта.
   -Не делай глупостей.
   -Прощай Гусля, и поставь за меня свечку.
   Я выключил амулет и убрал его за пазуху, я приближался к городу, и теперь мог видеть его высокие башни. Здесь было очень много людей, я никогда не видел так много людей, целые караваны, и все спешили попасть туда. А вот крепостная стена города была невысокой, и я сразу это заметил.
   Прошло ещё минут тридцать пути, и мой конь остановился в длинной очереди перед центральными воротами, здесь все стояли и ждали, пока не появится возможность заплатить стражам за вход. Я стоял тоже, передо мной располагался караван, в нём сидели женщины, часть из них была связана, мне было жалко их, это рабыни, их везли на продажу. Этих не звёздным людям, нет, это простые люди, они станут слугами в домах у богатых и не очень, хозяев. И всё равно, их судьба незавидна, если бы была моя воля, я освободил бы их, но, увы, я не способен на это, их слишком много, и их хозяев тоже слишком много.
   Тем временем, мой конь продвигался вперёд в очереди, и вскоре я остановился около стража, тот подошёл ко мне и задал вопрос.
   -Вы надолго?
   -Я первый раз в космпорте, у меня дела, и я не знаю, как оплатить минимальный сбор, я сюда буквально на пару дней.
   -Минимальный сбор на неделю пребывания в городе, можете продлить в любой момент, одному всаднику это будет стоить пятьдесят золотых, не так уж много, вы я вижу состоятельный господин, так что...
   Я достал пакетик с деньгами и отсчитал две монетки по двадцать пять золотых, положил на руку стражу, а тот сунул мне свёрток бумаги.
   -Это ваши документы, они действительны неделю.
   -Спасибо.
   Я пустил лошадь вперёд, и прошёл мимо поста охраны, вступив в ночной город, и медленно двинулся по улицам города вперёд. А город жил своей ночной жизнью, на улицах горели фонари, люди спешили по своим делам, кто-то просто гулял и напивался. Я пропустил лошадь вперёд, и начал искать ту крепость, в которую я завтра пойду, чтобы умереть, или спасти Уну. Вдруг я услышал голос мальчика, тот стоял посреди улицы и громко кричал:
   -Газета, газета, вечерняя газета, свежие новости, не дорого, всего за пятьдесят Серебрянников, свежие новости, люди со звёзд прибыли в наш мир сегодня вечером, завтра утром они начнут торговать.
   Я пустил своего коня к мальчику, подъехал к нему, и, достав из кармана золотой, протянул пареньку. Тот со словами "спасибо добрый господин" отсчитал мне сдачу и протянул мне бумагу. Я взял её, и начал читать, я немного знал ворангский, и ведьма учила меня читать на нём. На первом же заголовке было объявление:
   "Сегодня вечером прибыл корабль людей со звёзд, раньше запланированного срока, с завтрашнего утра, они начнут торговлю, и пробудут в нашем мире неделю, в ходе которой будет заключено множество выгодных сделок."
   -Чёрт, - выругался я, - чёрт, - действовать надо срочно, надо найти крепость, и спасти Уну прямо сейчас. Иначе потом будет поздно, потому что спасти её отсюда, пока она здесь в космопорте ещё возможно, но потом, если её продадут людям со звёзд, уже ничего не поделаешь.
   Я знал, крепость где-то в центре города, надо торопиться, найти крепость, и действовать буквально сегодня. Я пришпорил коня и двинулся в центр, слишком быстро двигаться по улицам города не получалось, слишком много народу, наконец, я решил, что так могу заблудиться, остановился, и спросил у одного из местных:
   -Эй, добрый человек, а где здесь та крепость, в которой держат элитных наложниц для продажи людям со звёзд?
   -Прямо, один квартал, в конце свернёте направо, на главную улицу, и ещё один квартал, дорога упрётся прямо в крепость.
   -Спасибо.
   -Эх... Спасибом сыт не будешь...
   -Зато на душе станет тепло и ясно, - пошутил я, не желая давать ему денег. Тем более, у людей внешнего мира не принято давать деньги, если есть возможность их не давать.
   Я проскакал квартал, остановился, нашёл большую дорогу, это, по-видимому, была центральная дорога города, свернул направо, и проехал ещё один квартал, увидел крепость, она была в принципе не такой уж большой, но вдоль её стен шёл ров. Я остановил коня около рва, в стороне от ворот, и печально посмотрел на горящие окошки, что были встроены в стену, слишком маленькие, через такие внутрь не залезешь, а наверху, вдоль каменных зубцов ходят солдаты с арбалетами. Но Уна была близко, совсем близко, до неё метров двадцать не больше, а значит, я смогу с ней поговорить, если повезёт и крепость не имеет особой защиты. Хотя крепость, конечно, имеет защиту, но амулет и магия Гусли очень сильны, быть может, мне повезёт, а я так хочу услышать голос Уны, хотя бы мысленно. Я так давно с ней не говорил, я так люблю её, потому что только в разлуке познаётся истинная любовь. И необходимо её предупредить, всё объяснить, чтобы она была готова, потому что, скорее всего, Уна считает меня мёртвым, и она может не узнать меня, когда я приду спасать её. А действовать надо быстро и решительно. Я слез с коня, достал амулет связи, взял его в руку, сосредоточился и мысленно шепнул.
   -Уна, пожалуйста, где бы ты не находилась, и чтобы не делала, только не кричи, делай вид, что ничего не происходит. Я говорю с тобой мысленно, не говори вслух, просто думай и я услышу твой ответ.
   -Кто это? - Услышал я её сдавленный мысленный голос.
   -Только не кричи и не удивляйся, это Крис, твой наречённый муж, прости меня, что я шёл сюда так долго.
   -Крис? Но ты же мёртв!
   -Только не говори вслух, никто не должен видеть, что ты разговариваешь со мной, я говорю с тобой мысленно... Я пришёл за тобой, я спасу тебя также, как спас многих других сородичей в Тринидате. К несчастью, тебя продали сюда, и я не смог выручить тебя, не успел.
   -Крис, но ты мёртв, я сама видела, я думала...
   -Я жив, я здесь, и стою за стеной в двадцати метрах от тебя, совсем рядом. Тогда ночью, работорговцы не убили меня, они тяжело ранили, но не убили. Горная ведьма подобрала меня после боя и вылечила, я долго тренировался, готовился, потом построил корабль, и мы с орками приплыли в Тринидат, и я выкупил многих наших, но не всех. И сейчас они уже на пути в Архайт, среди них Рива и другие.
   -Крис... Ты жив... Ты не снишься мне?
   -Нет Уна, это не сон, я здесь, и я пришёл за тобой, и если всё сложится удачно, я выведу тебя отсюда. И сделаю это сегодня ночью или завтра утром, потому что надо торопиться, люди со звёзд уже здесь, и уже завтра, они могут купить тебя.
   Уна повернулась лицом к стене и спиной к Яве, и молча лежала на кровати, она не издала и всхлипа, но из её глаз текли обильные слёзы, она не верила, что это происходит с ней, что Крис жив, и что он рядом, и вот-вот спасёт её. Но самое главное то, что её любимый, которого она давно похоронила, жив и рядом.
   -Я приду за тобой Уна, не бойся, ты можешь меня не узнать, но это буду я. Только скажи где ты? Как тебя найти в крепости?
   -Я на третьем этаже, здесь есть коридоры, вдоль них двери в комнаты, нас закрывают на ключ, и двери прочные. Я не могу выйти, я где-то на третьем этаже, больше не могу тебе сказать ничего, потому что номера на дверях на ворангском, а я его не знаю.
   -Хорошо, я понял, не волнуйся Уна, у меня есть магический амулет, с его помощью я смогу найти тебя в любом случае, это просто потребует времени, но главное, не бойся. Я буду убивать людей на своём пути, ты услышишь звуки боя, и ты можешь не узнать меня, потому что я сильно изменился за последнее время. Но ты должна подготовиться, ты должна быть готова, потому что это я иду за тобой. Когда я приду, в крепости будет идти бой, и ты должна сразу последовать за мной, без лишних вопросов, без слёз. Ты должна быть сильной и решительной, иначе мы с тобой попадём в беду. Ты поняла Уна? Ты должна быть готова действовать, не обнимай меня, не целуй, ты должна быть готова бежать, сразу, без вопросов, не теряя времени, и только после того, как мы покинем космопорт, можешь дать волю чувствам. Это важно, потому что если мы будем зря терять время, нас убьют.
   -Я всё поняла Крис, я не дурочка, я понимаю, что мы должны быть готовы бежать, сразу и без вопросов, потому что будет идти бой, и солдаты будут реагировать на нас. Когда ты придёшь, я буду готова, но поговори со мной ещё хотя бы пять минут, ты же можешь. Расскажи, как ты прожил последние полгода. Я так ждала тебя, я думала, ты умер, а сейчас ты жив, я не могу поверить.
   -Поверь. Уна, всё будет хорошо, мы ещё наговоримся с тобой, главное, будь готова.
   -Я люблю тебя, и только тебя, со мной во внешнем мире произошло множество ужасных вещей, меня насиловали и... И я всё равно люблю только тебя.
   -Уна, я всё понимаю, я тоже люблю тебя, будь готова, и конец связи, я приду за тобой, скоро, будь готова!
   Я выключил амулет. Мне тоже очень хотелось поговорить с ней, рассказать обо всём, но не стоит рисковать, вдруг нас прослушивает какой-нибудь местный маг? Чем короче разговор, тем лучше. А время разговоров ещё придёт, если мы выживем, я спасу её, мы ускачем далеко-далеко отсюда и будем свободны, и тогда придёт время для разговоров и для нашей любви. А сейчас главное спасти её. Я взял коня под уздцы и повёл его к ближайшему трактиру, здесь была специальная деревянная перекладина, и стоял человек, он охранял лошадей. Привязав лошадь, я подошёл к нему.
   -Слушай, мне нужно отлучиться на несколько часов, когда я вернусь, моя лошадь должна быть здесь, это понятно?
   -Да господин, вы можете оставить лошадь на ночь за десять золотых, я присмотрю за ней, для этого я здесь и стою, заплатите деньги и получите купон.
   Я достал из кошелька деньги, и сунул их охраннику, а тот дал мне бумажку, доказывающую, что это действительно мой конь, и я убрал её в карман, а потом быстрым темпом направился прямо к центральным воротам крепости, до них было недалеко. Я остановился около первого поста охраны. Выглядел я даже после дороги, довольно презентабельно, костюм на мне был дорогой и изящный, так что я имел небольшую фору на разговор, и мне могли поверить.
   -Что вам господин? - Обратился ко мне страж.
   -Я хочу продать несколько красивых женщин в крепость, я слышал, что люди со звёзд прибудут сюда завтра утром, чтобы купить наложниц.
   -Мы не работаем ночью, сейчас крепость закрыта, часы приёма с восьми утра до девяти вечера. Извините, господин торговец, таков порядок, я не могу ничем помочь.
   -Страж, сходи к своему начальству, будь мне другом. Видишь ли, как я уже и говорил, люди со звёзд прибудут за женщинами завтра утром, и тогда уже всем точно будет не до меня, а ждать их следующего прилёта год. Не может же мой товар ждать их целый год взаперти здесь, потому что за год женщины потолстеют, обленятся, и утратят ценность. Это понятно? Речь идёт о сделке на сто тысяч золотых монет. Сейчас последний шанс заключить сделку, это выгодно и твоим хозяевам и мне, поработать сейчас чуть больше, чтобы завтра всё прошло без проблем и выгодно для всех. Сам подумай, завтра я уже не смогу продать своих женщин. Сегодня уникальный день, и именно сегодня, можно поработать побольше.
   -Хорошо, я позову капитана Дрима, он решит, как с вами поступить. Эй, Трис, смени меня, мне надо отойти.
   Стальная дверь в воротах крепости открылась, и из неё вышел страж, а тот страж с которым говорил я, пошёл искать капитана, мне пришлось ждать недолго. Спустя минут пять, появился капитан.
   -Эй, скажите там, что торговец может войти, для него сделано исключение, но это за отдельную плату, мистер Тревис примет его.
   -Спасибо ребята.
   Я прошёл мимо стражи, и меня впустили внутрь, здесь было несколько уровней ворот, так что я смог их преодолеть не сразу, потому что, одни ворота не открывались, пока не закроют предыдущие. Наконец, последняя решётка отъехала в сторону, и я оказался в небольшом дворике, свернул направо. У меня даже никто не подумал забрать мой меч, так стражи были уверены в себе, и не боялись меня, всего одного человека. Мы вошли в комнату, здесь был толстый старичок лет шестидесяти, у него в руках была бумага, и он сидел, читая её.
   -Я решил сделать вам одолжение, - сообщил мне Тревис. - Я понимаю, что завтра будет не до торговли, потому что прилетят люди со звёзд, и товар залежится, а женщины не могут ждать целый год, вы верно подметили, они потеряют в цене, но моя услуга будет стоить вам отдельной платы. Всё же для вас сделали такое исключение, и я перерабатываю, о каком количестве женщин идёт речь? Вы что-то говорили про сто тысяч золота?
   -На самом деле я пришёл всего за одной женщиной.
   -Всего за одной? - Не понял меня Тревис. - Вы пришли за женщиной? Вы хотите выкупить её?
   -Почти, только денег у меня нет.
   Я осмотрелся, сзади стояло двое стражей, оба в мифриловых доспехах, но забрала не опущены, руки на мечах, но они всё ещё не ожидают от меня нападения. Они считают, это рядовая сделка, а я обычный клиент, потому что кто рискнёт придти сюда один, чтобы напасть на них? Это же верная смерть, а оружие они у меня не забрали, как глупо... Я действовал быстро, доставать меч из ножен долго, я резко схватил кинжал, и с разворота вогнал его в глаз первому стражу, тот даже не успел отреагировать, брызнула кровь. Второй страж потянулся за мечом, но это было ошибкой, потому что лучше бы он опустил забрало, защитил лицо, пока он доставал меч, я точно также вогнал кинжал ему прямо в глаз. И не важно, что оружие у меня стальное, а на них мифриловые доспехи, я действовал быстро, и не дал им времени отреагировать, я бросил на пол свой меч, и быстро достал мифриловый меч из ножен убитого мною бойца, а потом приставил его к глотке орущего Тревиса, и сказал:
   -Не ори! А то прирежу.
   Тревис сразу заткнулся, а я быстро закрыл дверь на улицу на засов, дверь была надежная, стальная, такую не сразу прорубят, даже мифриловыми мечами.
   -Слушай меня, и останешься жив, к вам несколько дней назад привезли пленницу. Варварку с острова Архайт, высокая загорелая девушка с большой грудью, её зовут Уна, я пришёл за ней, помоги мне быстро найти её, и я отпущу тебя живым.
   -Хорошо, хорошо, я понятия не имею, где она, и я не знаю никакой Уны, где она, мне неизвестно, хотя может быть, где-то и есть... Не убивайте меня, я могу вам показать, где лежат ключи от всех камер.
   -Где?
   -Вот здесь, тут есть большой шкаф и в нём много ключей, если вы знаете номер её комнаты, я дам вам ключ...
   -То есть ты не знаешь где Уна?
   -Нет, не знаю, рабынь в крепости слишком много, несколько сотен, я не помню их имён и внешность.
   -Тогда ты мне не нужен.
   Я услышал, как в дверь, ведшую на улицу, посыпался град ударов, её активно рубили, крик Тревиса о помощи услышали. Я перехватил меч поудобнее, и ловким ударом, аккуратно срубил старому работорговцу голову, его незачем оставлять в живых, он сам меня потом не пощадит, если меня поймают. Я вошёл в дверь напротив, что вела внутрь крепости, и, ориентируясь на сигнал амулета, стал искать лестницу на третий этаж. Неожиданно на меня выбежал боец в доспехах, он достал меч и бросился в атаку. Состоялся короткий бой, боец оказался слишком слаб, и я вогнал ему свой меч в сердце. Всё-таки, я за свою жизнь много тренировался, и убивал монстров, а этот воин просто стоял всё время в дозоре. И даже если он тренировался, ему никогда не приходилось убивать троллей и драконов. После чего, я нашёл лестницу, и поднялся на третий этаж, здесь было множество дверей, я пошёл вдоль них, внимательно следя за амулетом, и нашёл нужную мне дверь, у меня не было ключа, но зато у меня в руках был надёжный и мощный мифриловый меч. Я обрушил на дверь град ударов невиданной ярости, и спустя пару минут дверь подалась и сломалась, я последний раз пнул её посильнее, и она рухнула. И увидел Уну и ещё какую-то женщину. Женщина дико заорала, а Уна, протянула мне руку.
   -Идём. Быстро.
   -Ты действительно жив, Крис?
   Я взял её за руку, и потянул. Да, у меня тоже защемило от волнения сердце, я впервые увидел её живой, и она была рядом, так близко, жива и здорова, любовь всей моей жизни. Но мы успели пройти вместе метра четыре, дверь напротив, ведшая в коридор неожиданно открылась, и там появилось несколько человек, я хотел было их атаковать, но щёлкнуло несколько арбалетов, и я с трудом успел оттолкнуть Уну с траектории стрел. Три стрелы вонзились мне в тело, отбросив меня на полметра назад, я почувствовал боль, стрелы вошли глубоко в тело, и одна прямо в сердце. Уна дико закричала, но я перестал уже слышать её, у меня в глазах потемнело, я выронил меч и упал. Я знал, стрела из арбалета в сердце, это смертельно. Мир и сознание, стремительно уплывали от меня, я только услышал ругань подбежавших ко мне бойцов.
   -Сдохни мразь.
   -Он зарубил двоих наших и мистера Тревиса.
   -Сволочь.
   -Сдохни грабитель.
   Уна второй раз в жизни увидела, как убили Криса, и это было дико, он лежал здесь, в коридоре, со стрелами из арбалета глубоко в груди, хлестала кровь, и она понимала, он мёртв. А он был так близко, столько прошёл и преодолел, чтобы спасти её, и вот он явился живой. И его убили опять! Её взяли за руки, и силой затолкали в одну из пустых комнат, она легла на кровать, и дико заорала, её состояние было ужасным. Она орала и билась об стену, он умер, воскрес, и снова умер. Что эти твари сделали с ним? Она так любила Криса, ей так тяжело было узнать, что он умер, и вот он связался с ней, и оказалось, что он жив. И её сердце уже было полным надежд, и вот его снова убили, в этот раз наверняка.
   Так прошла вся ночь, она думала, бесилась и орала, ей так и не довелось уснуть. А утром пришли люди, открыли дверь в темницу, она пыталась сопротивляться, но они связали Уне руки, и вывели в коридор. На месте смерти Криса, Уна увидела лишь засохшие пятна крови.
   -Что у тебя любимого убили? Герой, пришёл спасать ночью, зарубил четверых наших, сволочь, а тебя всё равно продадут людям со звёзд.
   -Что с ним?
   -Его труп выбросили в навозную кучу за пределами крепости, как и полагается умирать вору и грабителю, три стрелы, одна в сердце, каждый выстрел смертелен.
   -Он мёртв?
   -Да, умер очень быстро, лекарь даже не стал его осматривать, его труп просто выбросили и всё... Ужасная ночь, четверо погибших, и как его только впустили сюда? Кстати, откуда он припёрся, ты хоть знаешь?
   -Это мой муж.
   -Понятно, как трогательно, варвар решил спасти свою жену из плена, да кончай реветь уже.
   Уну вытащили на площадку на крыше крепости, здесь стоял большой, неизвестный ей аппарат из металла, а перед ним строем стояли рабыни. И какой-то человек в странных одеждах ходил перед ними, выбирая. Уну толкнули к нему, он подошёл к ней, осмотрел её измотанный вид, слёзы.
   -Что с ней? - Спросил человек на ворангском.
   -Её пытался освободить этой ночью какой-то бандит, мы убили его, а наложница в шоке.
   -Хорошо, я беру её, плачу за неё один комплект доспехов из мифрила. Только свяжите ей руки за спиной, чтобы не дралась.
   -Да о великий господин.
   Ей грубо и жёстко связали руки, а потом толкнули в странный аппарат, здесь на скамьях уже сидели другие девушки, Уна попыталась вырваться, драться, но человек со звёзд подошёл к ней со странным пистолетом с иглой на конце, и несильно уколол её в шею. И мир сразу поплыл перед глазами, после чего Уна сразу забыла обо всём плохом, дверь в корабль закрылась, и она ощутила перегрузки, аппарат взлетал в космос, Уну продали людям со звёзд, пути назад не было.
  
   Глава 30: Архайт, прибытие.
   Рива открыла глаза, она лежала на палубе вместе со всеми. Палуба корабля мерно покачивалась под волнами, что разбивались о нос судна. Девушка поднялась и посмотрела на восток, там был красивый восход нового дня, а на севере вдали виднелся остров, и орки, соорудив странный парус на канате, который болтался высоко в воздухе, плыли к нему. И Рива поняла, что та земля впереди, это и есть Архайт, но она решила уточнить, она подошла к Уруку, и спросила его:
   -Мы скоро приплывём? Эта земля впереди, это и есть Архайт?
   -Да, Рива, это Архайт, - улыбнулся орк, - мы почти приплыли, через два три часа, а то и раньше, ты ступишь на землю своих предков.
   -Невероятно, мы доплыли, мы свободны... Мы снова свободны! Все поднимайтесь! - Громко крикнула Рива, и дети на корабле стали просыпаться. И даже спавший после ночной вахты Гнорх, тоже проснулся и посмотрел на север, туда, где перед носом корабля была их родная земля.
   Рива встала на нос, и стала смотреть, остальные тоже стопились на носу, отчего корабль сильно накренился вперёд, и Урук закричал.
   -А ну половина быстро назад, а то сейчас потонем.
   Часть детей переместилась в середину корабля, но и оттуда было хорошо видно землю. Они продолжали медленно плыть навстречу, прошло несколько часов, и вот уже остров стал совсем большим, они приближались к нему, медленно и неотвратимо, прошло ещё около двух часов. Всё это время дети не отводили взора от острова. И вот уже стали видны отдельные деревья и до берега рукой подать, Урук с Гнорхом сняли парус воздушный змей, и сели на вёсла и корабль вошёл в бухту. Неожиданно на берег вывалилась целая толпа орков, они громко кричали и гикали, корабль вернулся на Архайт. Прошла ещё минута, и киль корабля ткнулся в песчаное дно, всего в пяти метрах от берега. После чего орки бросили якорь, и радостно бросились плыть к пляжу. Урук вынырнул у самого берега, пробежал навстречу, и к нему на шею бросилась Инга, дочь вождя.
   -Я так ждала тебя, я правда люблю тебя, прости меня за всё.
   -Да ничего...
   Гнорх тоже обнимался со своей женой, которая ругала его за то, что тот отправился в столь долгое и опасное путешествие, остальные орки, сгрудились вокруг Урука и Гнорха, и хвалили их наперебой. Ребята с корабля сами доплыли до берега, и легли на тёплый и родной песок.
   Рива лежала на песке и плакала от счастья, они приплыли на Архайт, благополучно и без проблем преодолев весь путь по океану, теперь, больше, никто никогда их не похитит. Потому что теперь, они будут внимательны, и установят постоянную слежку, не плывёт ли по морю к ним корабль. И если вдруг... Они вовремя убегут.
   Неожиданно к Риве подошёл старый вождь орков, он взял её за руку и поднял. Рива посмотрела на него и сказала:
   -Здравствуйте.
   -Привет, тебя ведь зовут Рива, так? Ведьма сказала, ты самая старшая.
   -Да, меня зовут Рива.
   -А я Курултай, вождь племени орков, впрочем, недолго мне осталось быть вождём, потому что скоро им станет Урук, настоящий герой, спасший твой народ, умелый воин и мореход.
   -Да, наверное...
   -Мы орки, восстановили к вашему возвращению вашу деревню, обновили частокол, и свезли небольшие запасы еды и воды. Вы сможете вернуться и жить. А ты Рива, ты теперь вождь своего племени, так сказала ведьма, и неважно, что ты молода, ты всё равно самая старшая из людей, и на твои плечи возлагается большая ответственность, правь мудро, и чти тех, кто спас тебя. Не только нас орков, но и великую горную ведьму, потому что без неё ничего этого не было бы.
   -Да, я знаю, спасибо, Урук с Гнорхом рассказывали мне.
   -Мы, помним и уважаем вашего героя Криса, он многое сделал для орков, хотя и не понимает этого, он подружил нас с вами, с людьми, он дал нам чудесное оружие из бронзы, он сделал Урука и Гнорха великими героями, теперь племя орков с большим оптимизмом смотрит в будущее. Мы чтим Криса и очень уважаем, а вместе с ним и вас, людей. Тех, за кого он отдал всё.
   -Спасибо, сейчас я не могу отблагодарить вас, но...
   -Да, когда-нибудь отблагодаришь, но помощь племени орков людям на этом не заканчивается, я знаю, у вас много детей, и среди них нет опытных охотников. Вряд ли вам будет так легко охотиться и добывать еду, мы поможем вам. А главное, наши охотники научат ваших детей охотиться. Мы научим вас делать хорошее оружие, ходить за обсидианом и не погибать на охоте. Всё будет хорошо, а теперь, идите в свою деревню, мы там приготовили вам пир, скоро, орки придут к вам в гости, будьте щедрыми и радушными хозяевами. И чтите, чтите горную ведьму. Потому что я знаю, в прошлом, вы не любили её, но теперь, вы люди, должны регулярно навещать старушку, потому что она соскучилась по людям. Я видел, как она ценила Криса, и даже скажу больше, она любила его.
   -Но ведь Крис вернётся?
   -Не знаю, горная ведьма говорит, что есть такая надежда... И тогда, вернувшись на Архайт со своей Уной, он станет великим вождём людей. А теперь идите.
   Рива подняла детей, и они дружной компанией пошли по направлению к своей деревне, они все были счастливы, они вернулись, и теперь они снова свободны, и никто и никогда больше не назовёт их рабами.
   Они вошли в деревню и осмотрели её, это была их родная деревня, и орки лишь слегка подлатали её, здесь всё было по-старому. Ярко светило солнце и ранняя весна говорила о том, что на Архайт вновь вернулись люди, и это начало новой жизни. Уна прошла в родительский дом, в котором больше не было её родителей, потому что Крис не смог и не стал выкупать их, потому что они старые. Зашла в свою комнату и легла на то место, где привыкла спать с раннего детства. Она была дома, впервые за долгое время, её мечта исполнилась, этот ад кончился, она снова в раю, в мире, где все свои. Где никто не тронет и не изнасилует её, потому что это дом, родина это Архайт.
   Вечером в деревню стали приходить орки, они приносили с собой еду, много разной еды. В центре, на главное площади деревни развели большой костёр, и там жарили нескольких свежеубитых жирных кабанчиков. Всё было по старому, и все были рады, что всё закончилось и началась новая жизнь, и почти все забыли про Криса и Уну, потому что главное произошло, они вернулись и были дома.
  
   Глава 31: Гладиатор.
   Я открыл глаза, здесь было темно и плохо пахло, попытался шевельнуться, но сразу почувствовал, что тяжело ранен, и рана едва-едва зарубцевалась. Мне не стоило лишний раз двигаться. Я осмотрелся по сторонам и увидел, что напротив меня спит какая-то женщина, но в темноте я не смог разглядеть её лицо, и понять какого она возраста. Я аккуратно стал проверять карманы, но выяснилось, что я раздет, и одежда моя неизвестно где. Мне ничего не оставалось, как закрыть глаза и снова уснуть, потому что была ночь, я лежал раненый, но главное, живой. Да, я был жив, я выжил, хотя в меня почти в упор всадили целых три стрелы из арбалета. Вероятно, меня спас мой дар, а отчасти та сила, которую я приобрёл на Архайте, убивая чудовищ, ведьма говорила мне о ней и ни раз, да я обладаю талантом выживать и сражаться, и те раны, что смертельны для других людей, для меня не раны.
   Я снова открыл глаза, был день, и увидел свою спасительницу, это была старушка лет пятидесяти, она копалась с вещами у окна, я негромко сказал ей:
   -Здравствуйте, а вы кто?
   -Я хозяйка этого дома, известно кто, а вот кто ты?
   -А что вам обо мне известно?
   -Тебя тяжело раненного выбросили солдаты из крепости, они бросили тебя умирать в помойной яме. А я смотрю, костюм на тебе хороший, ну думаю, спасу дворянина, авось отблагодарит меня. Позвала мужика, он вытащил тебя из ямы, принёс сюда, я протёрла тебя тряпочкой, чтобы какая инфекция не началась, перевязала раны. И вот ты здесь, живой, оклемался.
   -Сколько прошло времени?
   -Три дня.
   -А где мои вещи?
   -При тебе была только одежда и амулеты, всё остальное солдаты забрали у тебя. Амулеты я сохранила, а одежду продала за двести золотых, чтобы покрыть расходы на твоё лечение. Но если ты решишь наградить меня чем-то ещё, я буду благодарна.
   -Дай мне амулеты. Я хочу связаться со своими людьми.
   -Они придут за тобой и заплатят мне? - Поинтересовалась бабулька.
   -Нет, не имеет смысла... Ведь мы до сих пор в космопорте?
   -Да, мы в городе.
   -Над ним весит заклятье, из города нельзя связаться с моими людьми. Так что...
   -Ничего касатик... Я вылечу тебя, потом расплатишься, ты же великий дворянин, ведь так, я сразу вижу богатого человека, отблагодари бедную старушку...
   -Да, я заплачу тебе, как выздоровею, через пару дней...
   -На тебе раны заживают как на собаке, очень быстро, да на собаке так быстро и не заживают. Это чудо.
   -Да, возможно, потому что я отчасти маг.
   -Маг?
   -Да, отчасти, так говорила моя знакомая ведьма.
   -Я уважаю магов. У них всегда водятся деньжата. А сейчас спи, набирайся сил, и цени мою помощь.
   -Хорошо, спасибо, что вы меня спасли. И всё равно, дайте мне амулеты, я хочу проверить кой что ещё.
   Бабулька подошла ко мне, и отдала мои амулеты. Я одел их себе на шею, а потом взял в руку амулет своего племени, и попытался найти Уну. И вдруг почувствовал, что её рядом не было, Уна была очень далеко отсюда, я еле ощущал её присутствие там. Её не было в космопорте, она была где-то за горизонтом, но очень далеко, возможно не на планете вовсе. А это могло означать лишь одно, её всё-таки продали людям со звёзд, а значит, её уже не спасти. Какой ужас, внутри пустота, я столько прошёл и преодолел, и всё ради её спасения, и её нет... Я не смог, не сумел, я был так близко к своей цели... Эти проклятые арбалетчики... С этими мыслями я уснул.
   Когда я встал, то понял, что рана совсем зажила, и теперь на месте раны, под сердцем у меня был просто рубец, ко мне снова подошла бабулька, спасшая меня.
   -Касатик, давай деньги.
   -Я раздобуду деньги Файя, не волнуйся. Сейчас у меня с собой денег нет, ты же понимаешь, что солдаты ограбили меня.
   -Как? Откуда ты возьмёшь деньги? - Не унималась бабка.
   -Я пойду в Колизей, там устраиваются бои гладиаторов, любой желающий может записаться на них, за один бой платят до ста золотых, а если бой насмерть, то триста. Я заработаю денег и тебе, и себе, мне надо купить нормальную одежду и лошадь, чтобы отправиться в путь.
   -Тебя убьют, там, на арене сражаются опытные воины.
   -Не волнуйся, я опытный воин. Только вот голоден, и...
   -Я старушка бедная, у меня денег на еду едва хватает, я тебя кормить не буду, ты вон какой чурбан...
   -Всё это понятно. Я пойду.
   -Иди, иди, и возвращайся с деньгами, я старушка бедная.
   Я вышел из комнатушки, где она жила, спустился вниз, и осмотрелся. Это был район трущоб, здесь жили самые бедные люди космопорта, и я сейчас ничем не выделялся из них, был одет в рваньё. Правда, я знал, как можно быстро и много заработать, это бои гладиаторов, мы с Гуслей рассматривали бои на арене как последнее средство. Но сейчас, без снаряжения, не имея даже ножа в кармане, одетый в рваньё, я не мог заработать иначе, только бой на арене, моё последнее спасение. Я знаю правила, сражаются один на один или двое надвое, иногда трое натрое, деньги платят только победителю, а побеждённого хоронят. Так сделали специально, чтобы всякие оборванцы с улицы не шли на арену в поисках лёгкой добычи. Любой мог выйти на арену, но не любой может победить. Поэтому только опытные воины, попав в тяжёлую жизненную ситуацию с деньгами, осмеливались выйти на арену Колизея. А толпе не интересно наблюдать бои тех, кто не умеет сражаться.
   Я быстро определил, где находится Колизей, и отправился туда, я не собирался больше возвращаться к этой бабке, потому что её интересуют только деньги, и спасла она меня в надежде заработать денег. И она мне больше не нужна, теперь, когда я выздоровел, она мне совсем не нужна. А за мой костюм, который она продала без моего разрешения, она получила достойную плату. И она недостойный человек, чтобы платить ей больше. Главное, что она не продала мои амулеты, потому что без них, я не смогу вернуться на Архайт. Но думаю, она не продала их не потому что хотела сберечь их для меня, а просто те не имели ювелирной ценности, а торговцы не готовы платить достойные деньги, за непонятно как изготовленные кривые самодельные бронзовые пластинки. А мои амулеты, как раз и были просто кривыми самодельными бронзовыми пластинками, и не более чем. К тому же, они работали только в моих руках, а значит, их магическая ценность для любого владельца равна нулю. Возможно, опытный маг и заинтересовался бы ими, только вот выхода на опытного мага у бедной старушки из трущоб нищеты не было. Поэтому, ей не оставалось ничего, кроме как вернуть мне мои амулеты.
   Я дошёл до Колизея, немного побродил взад вперёд, вынюхивая, и остановился около задней двери, постучал, мне открыли. За дверью сидел какой-то толстяк в хорошей одежде.
   -Тебе что оборванец?
   -Я хочу участвовать в бою, один на один, на победителя.
   -Проходи, садись, ты как раз по адресу.
   Я сел напротив него, внимательно осмотрел владельца гладиаторов.
   -Ты знаешь правила?
   -Знаю, платят только победителю, побеждённый имеет право лишь на бесплатные похороны. Его труп бросят в навозную яму, если только толпа не пощадит его, но проигравший всё равно не получит денег.
   -Это хорошо, тогда ты понимаешь, что если ты выйдешь и просто умрёшь, ты не получишь и монетки?
   -Понимаю.
   -Хорошо, каким оружием ты владеешь? И держал ли ты хоть раз в жизни оружие?
   -Я владею мечом, луком и арбалетом, но предпочитаю биться на мечах, или стрелять из лука.
   -Луки и арбалеты у нас не особо практикуются, а вот бой на мечах обеспечить тебе я могу. У тебя есть с собой оружие или латы?
   -Нет. У меня нет ни оружия, ни лат, меня ограбили воры, и я остался здесь без документов, без денег, в одном рванье. Поэтому, арена для меня последний способ заработать денег, чтобы вернуться на родину.
   -Если у тебя с собой ничего нет, то за победу, я дам тебе пятьдесят золотых.
   -Пятьдесят золотых это мало.
   -Хорошо, есть альтернатива, три боя в режиме чемпионата, восемь бойцов соревнуются между собой в течение одного дня. Лучший выживает и получает триста золотых, все остальные гибнут, если только их не пощадит толпа. Каждый боец сам выбирает себе любое стальное оружие, но бои ведутся без доспехов. И лишь один победитель из восьми. Сам понимаешь, доспехи штука дорогая, чинить их после боя невыгодно, поэтому мы практикуем бои без доспехов.
   -Я согласен, триста золотых меня устраивает, только покормите сегодня... Я давно не ел, и могу обессилить.
   -Хорошо, - радостно потёр руки торговец, - только учти, я ещё не заплатил тебе денег, ты должен их ещё выиграть, а это совсем не просто.
   -Я согласен. Запиши меня как Крис. Таково моё имя.
   -Ещё одно условие.
   -Да?
   -Бой завтра, и на бой должно выйти восемь бойцов, это обязательно. Чтобы ты не мог струсить и передумать, я запру тебя на ночь у нас с другими гладиаторами, не как раба, а как гладиатора. У нас есть специальная клетка, для не рабов...
   -Нет, никаких клеток, я приду завтра, как свободный человек. Я не верю вам господин торговец рабами, и я не дурак. И я не хочу провести остаток жизни, сражаясь рабом на арене.
   -Ладно, не дурак, приходи завтра, сюда же, я буду ждать... Ты должен быть здесь в восемь утра. Но кормить я тебя бесплатно не буду. Не думай, что ты можешь меня так легко обмануть. Я покормлю тебя, а ты не придёшь, и что тогда?
   -Я приду завтра в восемь.
   -По рукам.
   Я вышел из гладиаторской, и направился, куда глаза глядят, я знал, ограбить за ночь меня всё равно никто не сможет, просто потому, что у меня с собой ничего нет. Неожиданно, дверь открылась, и торговец смертью окрикнул меня.
   -Что ещё? - Обернулся я.
   -Слушай, оборванец, чемпионат гладиаторов будет завтра, но если тебе срочно нужны деньги, ты можешь выйти на одиночный бой сегодня вечером, за этот бой, в случае победы, ты получишь пятьдесят золотых. На них ты сможешь привести себя в порядок и поесть, а заодно и переночевать. Конечно, если выиграешь. А завтра, приходи снова.
   -Хорошо, я согласен.
   -Тогда иди сюда.
   Я подошёл к двери, и вошёл внутрь, торговец провёл меня внутрь здания, мы прошли по переходам, несколько раз напарывались на стражей, они закрывали за нашей спиной дверь, и после чего мы вышли в оружейную. Я прошёлся вдоль стеллажей, осмотрел всё, что здесь было. Простое и надёжное стальное оружие, мечи, копья, топоры, деревянные щиты, снаружи дерево, а внутри металл, так что, такой щит выдержит удар топора или копья. Я выбрал меч, длинный двуручный меч, таким удобно орудовать одной или двумя руками. После чего мы прошли в большую комнату, здесь сидело несколько человек.
   -Оборванец, жди здесь, пока не позовут, будешь биться один на один, пока ещё неизвестно с кем, за победу получишь пятьдесят золотых, и сразу после победы можешь идти куда угодно. Доступно?
   -Да, всё понятно.
   -Бой будет через несколько часов, точнее сказать не могу, тебе придётся подождать.
   -До вечера ещё часов восемь не меньше.
   -Да, тебе придётся посидеть здесь долго, но если желаешь, тут есть вода... Всё, бывай, увидимся после боя.
   Он похлопал меня рукой по плечу и ушёл, а я сел на лавку, и стал ждать, делать было особо нечего, но здесь главное не спать. Потому что если уснёшь, быстро оденут оковы и отведут к остальным рабам гладиаторам, и прощай свобода, ведь я оборванец без денег документов и родины, если что никто меня искать не будет. Единственный мой гарант свободы в этом мире, это мои собственные способности вести бой. Так что я сидел, ждал и думал... Как же так меня угораздило, проиграть в одном метре от цели, неужели судьба и вправду играет не на моей стороне? И как теперь спасти Уну, ведь она у людей со звёзд? Стать магом? Стать умнее и сильнее, чем Гусля, возможно ли это? Завулон, тот маг из пещеры каменных цветов, говорил, что может дать мне дар магии, но спасу ли я Уну? В любом случае, сейчас мне надо вернуться на Архайт, вернуться живым и здоровым, и там дальше, я что-нибудь придумаю. Потому что ничего более сделать уже не могу. И да, возможно, это было глупо идти в ту крепость так, спасать Уну, нагло и в лоб, и всё же я почти спас её, или хотя бы увиделся с ней, хотя бы на минуту. И что я мог сделать? Я в чужом городе, один, и её должны были купить на следующий день, у меня не было выбора, я просто не сумел.
   Дверь открылась, и в нашу комнату вошёл глашатай и громко назвал чьи-то имена. Гладиаторы, сидевшие здесь поднялись и пошли на бой, а я остался сидеть. Прошло минут пятнадцать, вероятно, тот бой уже кончился, и кто-то погиб. Я не мог наблюдать этот бой, но слышал отсюда рёв толпы на стадионе, и глашатай снова зашёл в комнату, и объявил моё имя. Я поднялся, а вместе со мной поднялся рослый мужчина, вооружённый одноручным топором и щитом. Мы вышли на поле боя, на арену, я осмотрелся. Здесь было большое поле, огороженное стеной высотой около четырёх метров, вокруг сидело множество людей, они все ликовали и смотрели на нас.
   -Гладиаторы, встаньте на свои позиции, - объявил судья.
   Я подошёл к специальной метке и встал на неё, напротив своего соперника, нас разделяло расстояние около десяти метров. Я знал, мы начнём бой лишь после того, как прикажет судья, а сейчас я слышал, что он объявляет, и мне это не очень нравилось, но особого страха это в меня не вселило.
   -Наш заслуженный ветеран арены Витас Райненхуд, великий воин, победивший десятки врагов. Воин, служивший легионером в армии самого императора, да здравствует Витас Райненхуд, великий гладиатор.
   Толпа заликовала в его честь, что ж... Я менее известен, не спорю.
   -А в правом углу, - начал судья, - глупая замарашка, оборванец с улицы, выскочка, которая решила, что может так свободно придти с улицы и стать гладиатором, что ж, сейчас эта выскочка умрёт.
   -Смерть замарашке, смерть оборванцу, - загремела толпа.
   Что ж, они меня любили, слов нет, да, вероятно, я чем-то не понравился торговцу гладиаторами, ну да, меня его антипатии и симпатии не касаются. Я приготовил меч к бою. Я знал, я настоящий ас боя на мечах, а топор, не лучшее оружие для такого боя, топор слишком медленен и тяжёл. И не важно, что у меня нет щита, он мне и не нужен, я не привык закрываться, я просто не дам противнику себя ударить и всё, потому что я ударю первым. Тот кто выставил меня драться сюда, почему-то высокомерно решил, что я не умею драться совсем, что ж... Это их право, думать обо мне всё, что им взбредёт в голову.
   -А теперь, битва, в атаку! - Громко крикнул судья.
   Мужик с топором быстро пошёл навстречу мне, а я стоял неподвижно, лишь улыбаясь про себя. И вот, он, закрываясь щитом, замахнулся, я сделал быстрый шаг вправо, и дотянулся мечом до его левой руки, в которой тот держал топор, брызнула кровь, клинок не так уж и сильно рубанул по руке, но он остр и перерубил сухожилия, мой противник выронил топор, правда не до конца. Потому что на ручке топора была верёвка, которая надёжно привязала к его руке оружие, и тот не мог отпустить его совсем, но теперь мой противник ранен. Тот сделал шаг назад, а я стоял, рассматривая его. В принципе, его шансы на победу были минимальны, я не зря выбрал самый длинный двуручный меч. Моё оружие действует на куда большем расстоянии, чем его топор, а в опытных руках это важно. И Витас уже очевидно понял, что с раненой рукой и перебитой кистью не может продолжать бой, потому что рука его банально не слушалась. Он закричал, размахнулся всей рукой, и стал вращать топор над своей головой, вращая всей рукой, даже будучи не способным, держаться за рукоять. Кисть его не слушалась, но рука в целом ещё работала. Вокруг полетели кровавые брызги, я сделал шаг назад, противник атаковал. Я поймал момент, и рубанул по верёвке, связывающий топор и руку. Отрубленный топор отлетел в сторону, и мой противник закрылся щитом, мне не было его жаль, я подошёл вплотную, нажал плечом на щит, и сбоку вогнал свой меч в аккурат ему в сердце, потом сделал несколько шагов назад, а мой противник рухнул, заливая арену кровью.
   Всё, бой был окончен, из дверей Колизея выбежало несколько мужчин, и унесли труп Витаса куда-то внутрь, а на площадку вышел судья, подошёл ко мне, и громко объявил:
   -Ты честно победил в этом бою вольный гладиатор, теперь ты свободен, получи свои деньги, и приходи развлекать толпу снова.
   -Я приду завтра, - сообщил я.
   Я увидел того толстого мужика, с которым договаривался о бое, он похоже был вне себя от ярости, потому что я убил его лучшего бойца, вероятно, он имел какие-то надежды на Витаса, что ж... Не стоит недооценивать первого встречного, только потому что он первый встречный и одет в дешёвую одежду.
   Судья передал мне мешочек с деньгами, я положил его в карман и спокойно покинул поле боя, отдав на выходе меч местным гладиаторам. После чего покинул Колизей, и сразу направился в ближайшую оружейную лавку, я неловко себя чувствовал совсем без оружия. Я хотел купить себе хотя бы кинжал, потому что за свою жизнь я привык, что хотя бы кинжал, но должен быть у меня на поясе.
   Я быстро нашёл оружейную лавку, и купил себе дешёвый стальной кинжал без украшений и резьбы, или большой нож, а также кожаный пояс для него и ножны. Потратив на всё тридцать золотых, не так уж и мало. Кстати, пояс стоил не меньше, чем сам кинжал. Теперь я был при оружии, и чувствовал себя намного увереннее. Я нашёл по вывескам небольшую харчевню, остановился у входа, занял столик, и ко мне подошла грязная толстая женщина.
   -Что тебе оборванец?
   -У меня есть пять золотых, я готов их потратить полностью, но не больше, я хочу поесть, нормально вкусно поесть, что предложишь за пять золотых?
   -Пять золотых не так уж и мало, но и не много, я предлагаю тебе хорошую пшённую кашу, крупную порцию, хороший кусок мяса, и добротный ломоть хлеба, а также стакан вина. Устроит?
   -Как-то больно дорого... Я помню, за три золотых имел хороший ужин в Тринидате.
   -Деньги вперёд, и оборванец, это космопорт, а не какой-то Тринидат, здесь всё намного дороже, чем в других городах, потому что это город денег.
   -Ладно, лови деньги... Я плачу.
   Я сунул ей пять золотых, и она, спустя десять минут, вернулась ко мне с порцией каши, мяса и хлебом. Одно надо отдать ей должное, порции были довольно крупными, и я впервые за долгое время нормально поел. После чего поднялся, и направился искать себе место для сна. Я быстро нашёл себе самую дешёвую ночнушку, и снял себе комнату на ночь за десять золотых монет. Итого, у меня осталось ещё пять золотых монет про запас, если что. Я знал, комната будет позорная, это ночнушка для бедных, и всё же, это лучше, чем ничего. Я смогу нормально выспаться, а завтра куплю себе коня, кожаную одежду и отправлюсь на север в Тринидат. Я поднялся наверх, открыл дверь и вошёл в комнатку, это была комната минимальных размеров, два метра длинной и полтора шириной. Практически вся комната была занята кроватью, вместо матраса просто солома и не более чем, что ж... Мне хватит, чтобы выспаться, я закрыл дверь, и оставил ключ в замке, так чтобы, если кто попытается открыть, я хотя бы услышу, а сплю я чутко. Я спокойно лёг и уснул.
   Ночью как ни странно, никто ни разу не пришёл меня грабить, потому что это была ночнушка для бедных, и никто не грабил тех, у кого итак за душой ни гроша, и кто привык драться за своё. Я спокойно выспался до утра, поднялся и пошёл биться на арену, сегодня у меня будет тяжёлый день.
  
   Я стоял напротив бойца вооружённого копьём и щитом, судья дал приказ биться. Мой противник резко отбросил в бок свой щит, размахнулся, и чётко метнул в меня копьё, я с большим трудом смог увернуться от него, он выругался, быстро подобрал щит и достал из-за пояса короткий меч. Вообще, это было довольно опасно для меня, и думаю, именно поэтому все бойцы здесь сражавшиеся брали с собой в бой щит. Щитом легко прикрыться от такого брошенного копья, а я об этом не подумал, и чуть не поплатился жизнью, что ж... Я действительно впервые на арене. Только в этом плане, он был вооружён не совсем честно, потому что ему дали два оружия, копьё и меч. Но здесь в Колизее не было правил, и я не мог в случае чего качать права, потому что я кто? Жалкий оборванец. И, тем не менее, сейчас у противника лишь короткий меч, а я хороший фехтовальщик. Конечно, на первый взгляд щит в таком бою это серьёзное преимущество, потому что им можно быстро и надёжно заблокировать почти любой мой удар, только вот почти. Потому что я, не имея щита, взяв длинный меч в обе руки, могу значительно лучше махать им, чем мой противник. Одно дело одноручный короткий меч, даже со щитом, совсем другое длинный двуручный. Разные дистанции боя, и сократить эти дистанции совсем не просто. Я сосредоточился на лезвии и на том, как достать им врага. Бой был коротким, после нескольких ложных выпадов и ударов по щиту, я подрубил противнику ногу и тот упал, дальше, заколоть его было делом несложным. Я не жалел жизни гладиаторов, понимая, что все они продукт местной системы, и если что, меня тоже не пощадят.
   Второй боец сражался со мной на двух мечах, он был так называемым берсеркером, у него тоже не было щита, и да он тоже ступил, выбирая оружие, отказавшись от щита, но предыдущего соперника он как-то заколол, а значит, не совсем уж слабак. Уже после первых минут боя я понял, что парень знает толк в фехтовании и представляет опасность. Да и мечи у него были какие-то странные, не длинные прямые, а изогнутые, и он постоянно махал ими в двух направлениях, а у меня был всего один клинок, пусть и более длинный. Противник постоянно норовил отбить мой меч своим, а вторым лезвием дотянуться до меня, но ему конечно не удавалось. Наконец, мне надоело с ним бодаться, я просто взял свой меч в обе руки, сосредоточился, и сделал длинный выпад вперёд. Моё лезвие было куда длиннее, чем мечи моего противника, и тот не смог вовремя уйти и отбить удар. Клинок вошёл ему в живот на глубину сантиметров шесть не больше, но после этого, исход боя был предрешён. Мой противник ещё пытался как-то сражаться какое-то время, но с вскрытым брюхом много не навоюешь. Из брюха постоянно вытекает кровь, и норовят вывалиться кишки. Так что он быстро слабел, и вскоре я нанёс ему ещё несколько резаных ран, после чего мне осталось только добить его, что я и сделал не испытывая ни малейших угрызений совести. Колизей же пытался сохранить жизнь достойному бойцу, болельщики кричали мне витте, витте, но я убил его быстрым ударом ещё до того, как мой противник решил сдаться. Бой был окончен победой, судья велел унести труп.
   На площадку напротив меня вышел высокий и сильный боец, я знал, это фаворит состязаний, и вот незадача, он снова был вооружён копьём, и я понимал, что он его обязательно бросит в меня. Это было нечестно, потому что мне никто не дал взять в руки щит. А этому гладиатору дали сменить оружие, и, причём ему дали именно то оружие, которое наиболее эффективно против меня, то есть копьё. Впрочем, оно понятно, я то кто? Залётный воробушек, его бы грохнуть, и дело замято, а он кто, старый гладиатор, у которого здесь все свои. Может быть, он даже в гвардии служил или в армии. Никому не нужна его смерть, потому что он любимец толпы и постоянный боец.
   Эта сволочь посмотрела на меня, нагло отбросила щит, размахнулась, и стала выцеливать меня. Он не торопился, он боялся промазать, и вместе с тем надеялся, что почти в упор то, он в меня не промажет. Я невольно заметил его второе оружие. Я не знал его названия, и никогда не сталкивался с таким, вероятно, какая-то экзотика. Это была длинная дубинка, на конце цепь длинной метр, и на конце цепи шарик с острыми шипами, если заехать таким врагу по башке, то сразу смерть. Вероятно, второе оружие выбрано также специально против меча, ну да, я не дам им ему воспользоваться.
   Я стал отступать, я двигался, быстро и непредсказуемо, а ещё я начал прыгать, как в бою на кулаках с орками. Вот когда пригодились навыки. Урук учил меня, как уходить от ударов, теперь я уходил от лезвия копья. А противник всё выцеливал меня, норовя подойти поближе. Я понял, он очень боится промазать, потому что не уверен, что справится со мной своим вторым оружием, он рассчитывал победить нечестно, бросив в меня копьё, потому что мечом от копья сложно закрыться, особенно если оно брошено с малой дистанции, достаточно сильным и опытным бойцом. Меж тем, зрители уже начали недовольно выть, потому что я не приближался к врагу, прыгая вокруг него на порядочном расстоянии, они считали, я трушу. Наконец, настал момент истины, противник резко бросил копьё, я среагировал мгновенно, потому что не так уж быстро двигалась его рука, и не так уж быстро летело само копьё. Я выгнулся и одновременно рубанул по древку копья. И чудо, или нет. Наконечник копья не попал в меня, я был жив и даже не ранен. Противник начал доставать из-за пояса свою палку с металлическим шаром на конце, но не судьба. Я быстро бегаю, и стою слишком близко, он так и не успел достать своё второе оружие, я вогнал ему меч глубоко в солнечное сплетение, пробив его тело насквозь, и перебив позвоночный столб. Я не стал доставать меч из его тела, а так и оставил его в трупе врага, лишь рукоятка торчала на виду у всех. Зрители были вне себя от восторга, я победил быстро и эффективно. На арену вышел судья и объявил о моей победе, а потом неуважительно бросил мне под ноги мешочек с золотом. Я наклонился, подобрал его, открыл мешочек, там было золото мелкими монетками, но считать не стал. Полагая, что даже если и обманут, то сделать я ничего не смогу, а мне не важно, сколько денег в мешочке двести пятьдесят золотых или триста, мне этих денег хватит, чтобы добраться до Тринидата в любом случае. А что касается того, что деньги мне бросили в пыль под ноги, что ж, я не гордый. Да и потом, я надеюсь, что больше никогда не увижу этих людей здесь.
   Я спокойно покинул арену, вышел из Колизея, отошёл в переулок и пересчитал деньги. Да, они обманули меня и сильно, в мешочке было всего двести золотых монет, а вовсе не триста. Глупо с их стороны, я же сильный воин, а вдруг я захочу отомстить за обман? Но мстить я не буду, просто потому что мне это теперь не нужно.
   Я пошёл на рынок, и купил себе огниво, чтобы разводить огонь и самый дешёвый лук, из тех, что продавались здесь, а также колчан на двадцать стрел, на большее, мне жалко было тратить деньги, я итак потратил на лук и стрелы пятьдесят золотых. Здесь в космопорте цены были в среднем вдвое выше, чем в остальных частях планеты. Но я подумал, что если экономить и подбирать израсходованные стрелы, то двадцати стрел мне хватит на путешествие назад. Ведь лук мне нужен лишь, чтобы держать бандитов на расстоянии, на крайний случай, а также, чтобы добывать себе охотой дичь.
   Денег на то, чтобы купить себе одежду получше у меня и вовсе не было, пришлось смириться с тем, что я отправлюсь назад в том рванье, что на мне сейчас. Также пришлось сэкономить и на оружии, потому что хороший стальной меч здесь стоит сто пятьдесят золотых, а мне нужна была лошадь. Потому что без лошади, идти пешком назад было слишком долго. В принципе, если что у меня есть кинжал.
   Понятно, что лошадь на рынке я купил тоже не самую дорогую, купил себе простую старую клячу, даже не скакуна, но на большее, у меня денег не хватило, пришлось смириться с тем, что поскачу на этом. Да и то, торговец вначале требовал за лошадь двести золотых, и с большим трудом согласился на сто пятьдесят. Тем не менее, ближе к вечеру, я навсегда покинул космпорт, лишь с досадой посмотрев на этот проклятый город, где вершились судьбы мира.
   Вскоре, отдалившись от города достаточно далеко, я связался с Гуслей.
   -Привет.
   -А я уже думала, ты умер.
   -Нет, но меня ранили, и я потерял всё, а Уну всё-таки продали людям со звёзд.
   -Про Уну мне известно, она уже за пределами планеты, и её не спасти, возвращайся.
   -Я скачу домой, только кляча у меня так себе, так что, пусть Гнорх с Уруком выплывают в Тринидат не раньше, чем через три дня, лучше я их подожду лишнее время, чем они будут светиться с кораблём. Я думаю, через неделю я уже буду в Тринидате.
   -Как ты уже понял, корабль с людьми Архайта благополучно достиг острова.
   -Спасибо, я верил, что они смогут.
   -Так что, теперь всё хорошо.
   -Спасибо, только всё не так хорошо, потому что я возвращаюсь без Уны.
   -Главное, возвращайся.
  http://absnobalance.ru/ крайне рекомендую поиграть.
  
   Эпилог.
   Я увидел их корабль ранним утром, они вошли в скалистую бухту под Тринидатом, Урук с Гнорхом сидели на вёслах, и со всей силы старались не врезаться в скалы, я громко крикнул им и помахал рукой. Орки увидели меня, и закричали в ответ, но продолжали грести. Я стал быстро спускаться со скалы, легко соскользнул с очередного уступа и прыгнул в море, поплыл к ним, доплыл до корабля буквально за минуту, и, держась за выступы, вскарабкался на борт. Подошёл к друзьям, пожал им руки.
   -Ну, как ты?
   -Да, на самом деле плохо, я потерял Уну, сейчас корабль с ней на борту уже улетел прочь от нашего мира и его не остановить и не догнать.
   -Ничего, построишь ещё свою жизнь. А я женился на Инге, дочери вождя, так что я теперь сам почти вождь.
   -Понимаю...
   -Сейчас, проведём день здесь, и ночью отправимся в путь.
   -Да, я тоже так собираюсь... А ты Гнорх как?
   -А что я? Со мной всё нормально, жена поругала, конечно, что второй раз плыву сюда, но с неё станется, ну и что с того, у меня всё хорошо, сожалею, что ты не смог спасти Уну, но не переживай, главное, твоё племя в безопасности.
   -Как они там?
   -Да ничего, обжились маленько, уже думают детей заводить, некоторые, ничего, у нас всё в порядке. А мы ночью выйдем в море, и дней через десять ты увидишь свой родной Архайт. Попьёшь чаю у Гусли. И мы заживём новой счастливой жизнью, без приключений, и я даже буду немного скучать по этой жизни.
   -Да, всё так... Всё так.
   Мы провели с друзьями весь день, сидели, болтали и хохотали и ничего не боялись, а ночью двинулись на север, на Архайт, плыть до него десять дней. Но главное, я возвращаюсь домой, без Уны. Для других Уна просто девушка, такая же, как и все, для меня вся моя жизнь, и спасти её цель моей жизни. Остальные легко переживают то, что её нет, но я не такой, я не смирюсь, и сделаю всё возможное, чтобы выручить её из этого ада. Это произойдёт, я верю, и у меня есть план, этот план, быть может, не столь надёжен, но это какой никакой план. Потому что... Потому что всё в этом мире ограничено лишь нашей силой воли, и способностью превозмочь себя в самый важный момент. Я знаю это, хотя я дважды не смог выдержать, не смог победить и защитить её. Первый раз тогда ночью, когда на нас впервые напали работорговцы, второй раз там, в крепости, когда меня подстрелили из арбалетов. Но я знаю, что всегда есть шанс на победу, надо только сделать усилие. И даже люди со звёзд не смогут остановить меня, и пусть мы не умеем строить звёздные корабли, зато люди владеют магией. И великий маг способен на многое, он может найти кого угодно, даже в космосе, хватило бы только сил дотянуться. Поэтому у меня есть план, я стану магом, великим магом, таким великим, что земля ещё не видела такого, и тогда, я спасу её...
  
   Наш корабль прибыл на Архайт рано утром, я вышел на берег, и пожал руку своим сородичам, они все высыпали на пляж встречать меня, героя, который спас их всех от работорговцев из внешнего мира.
   -Крис... Мы знаем, ты не смог спасти её, но ты всё равно настоящий герой, и любая из девушек согласится быть с тобой. - Сказала мне Рива.
   -Я знаю, но ещё не всё потеряно.
   -Крис, оставайся с нами, и просто живи, ты же знаешь, Уну не вернуть, её забрали люди со звёзд.
   -Её можно вернуть, просто это очень сложно, спасибо вам всем...
   Я прошёл мимо них и быстро направился в лес.
   -Куда ты Крис? Мы приготовили пир, чтобы встретить тебя.
   -Я знаю, но я хочу поговорить с Гуслей.
   -Крис... Мы ждали тебя.
   -Я вернусь, идите в деревню, а у меня есть ещё одно дело.
   -Крис... - Донеслось мне вслед.
   Я миновал лес, и двинулся на восток, к тропе, что вела в предгорья, к горной ведьме. Вскоре, я нашёл её, прошёл мимо знакомого ручья, и наткнулся на гоблинов, они ждали меня в засаде. Три маленьких жалких гоблина, я вспомнил их, потому что столько раз оставлял им жизнь.
   -Кошелёк или жизнь! - Заорал гоблин, громко размахивая своей тупой палкой.
   Я только усмехнулся, и прошёл мимо, не обращая на них внимания, и вдруг, мне сзади по голове заехали палкой, нагло и агрессивно. Я развернулся, вырвал у гоблина палку из лап, и с размаху заехал ему по темечку, гоблин отлетел в сторону, смешно брякнулся наземь, я бросил в него палкой и пошёл дальше. Я знал, что не убил его, потому что не получил ни капли силы, в следующий раз подумает, прежде, чем нападать. Я быстро дошёл до знакомого ущелья, поднялся вверх по тропе, и увидел давно знакомую мне и почти родную стеллу мира. Прошёл мимо неё, преодолел рощу и вышел к домику ведьмы, теперь, после городов Тринидата и космопорта, домик ведьмы уже не казался мне таким уж большим и роскошным. Просто обычный двухэтажный дом на восемь комнат, не более того, самый обычный дом, а вовсе не дворец.
   Гусля сидела на веранде и пила чай, я подошёл к ней, и она традиционно пригласила меня:
   -Не желает ли великий воин и будущий маг отпить со мной чаю?
   -Желаю, отчего же нет.
   -Значит, ты решился отправиться в пещеру к Завулону?
   -А ты считаешь это верным решением? Ведь я потеряю целых три года, и кто знает, что случиться с Уной, пока я буду лежать камнем в пещере каменных цветов.
   -Я считаю, другого способа стать великим магом у тебя нет, ты проведёшь там три года. И советую, отправляйся туда прямо сейчас, пока не угасла решимость, три года большой срок, не каждый готов их отдать. Но если ты это сделаешь, то впереди у тебя будет длинная и насыщенная жизнь. Например я, ни капли не жалею сегодня, что пожертвовала тремя годами жизни ради магии. Я прожила дольше, гораздо дольше, а жизнь мага, она богаче и насыщеннее, чем жизнь простого человека. Ты увидишь новые горизонты, ощущения, которые не испытывают обычные люди, это имеет смысл, попытайся. А что касается Уны... Другим способом её всё равно уже не спасти, и вряд ли ты сможешь приобрести магический дар где-либо ещё, так быстро, всего за три года, кроме как у Завулона.
   -Хорошо... Я просто хотел увидеть тебя, и спросить твоего мнения, у тебя лично.
   -Я понимаю, ты не вернёшься в деревню? Твоё племя тебя ждёт.
   -Нет, не вернусь... Передай им, что я ушёл в горы на три года, этого достаточно. И потом, если даже я не смогу спасти Уну, став магом, я смогу защищать своё племя сотни лет, так что, я должен это сделать.
   -Я не отговариваю тебя Крис, я тоже считаю, что если ты станешь магом, это будет благо для племени. Иди, пока не угасла решимость, ты знаешь, где и как найти Завулона.
   -Спасибо Гусля, спасибо за всё...
   -Тебе спасибо, ты не только вернул людей на Архайт, но и помирил меня с ними, ко мне уже даже несколько раз приходили в гости, Рива и другие, живые люди, и придут ещё.
   -До свидания Гусля, я вернусь через три года.
   -Удачи.
   Я развернулся, и быстро пошёл прочь от домика ведьмы, я увидел её, получил благословение, этого достаточно. Быстро спустился по тропе вниз, свернул налево и пошёл к пещере Завулона, она недалеко отсюда и добраться до неё просто.
   Я шёл и думал, и решимость моя крепла. Думал о том, как смогу стать магом, дотянусь ли до звёзд, и увижу ли Уну? Потому что Гусля вон тоже маг, но она сама говорила мне, что не может наблюдать далёкие миры, с другой стороны я сильнее Гусли, я знаю, потому что я убил множество монстров и тварей, я столько преодолел.
   А вот и пещера Завулона, я подтянулся на уступ и вошёл внутрь, прошёл метров десять вглубь, на минуту остановился, чтобы глаза привыкли к тьме. Потом, когда начал разбирать очертания камней, двинулся вглубь, вскоре начались светящиеся кристаллы, они освещали пещеру, я дошёл до первого каменного цветка и остановился, громко позвал:
   -Завулон, ты где? Я пришёл к тебе.
   Через минуту появился бесплотный дух, мерцающий и полупрозрачный. Он остановился напротив меня и спросил.
   -Воин, ты пришёл, чтобы получить от меня силу магии?
   -Да.
   -Это будет стоить тебе три года твоей жизни, в течение которых я буду бродить по лесам Архайта, загорать на пляже и купаться в океане, как живой человек.
   -Я знаю.
   -Что ж... - Обрадовался дух. - Следуй за мной.
   Он медленно поплыл в одно из ответвлений пещеры, я двинулся за ним. Мы прошли не так уж и далеко, я увидел знакомый алтарь, подошёл к нему, достал из ножен кинжал, и слегка порезал руку, капнув на алтарь кровью. Прошла секунда, и у меня в глазах потемнело, я упал на пол пещеры и застыл.
  
   Я открыл глаза, дух стоял передо мной, бодрый и весёлый. Я с трудом поднялся на ноги, руки от чего-то дрожали. Посмотрел на пол пещеры, сосредоточился и пришёл в себя. Прошло не так уж и много времени, всего пара минут, с того момента, как я капнул кровью на алтарь. Но я посмотрел на жертвенный камень, и не увидел там своей крови.
   -Прошло уже три года? - Спросил я Завулона.
   -Да, прошло три года, ровно три года, которые я наслаждался твоей земной жизнью. Только не волнуйся, я жил не в твоём теле, а в своём собственном.
   -И теперь я маг?
   -Да, теперь ты маг, только колдовать не умеешь. В тебе есть магический талант, но он не развит, ты не умеешь им пользоваться, совсем, а это сложно, развить его тебе поможет горная ведьма, иди к ней в ученики.
   -Да... Я понимаю, спасибо Завулон.
   -Тебе спасибо, я ведь дал тебе дар не бесплатно, три года полноценной жизни, для мертвеца это не мало.
   -Проводи меня до выхода из пещеры, не хочу тут плутать.
   -Легко... Следуй за мной.
   Дух полетел куда-то, а я пошёл за ним, вскоре, минут через пять я уже стоял на уступе, с которого было видно пол Архайта. Я попрощался с духом, спустился с уступа и пошёл в деревню, к своим людям, а к Гусле заглянуть ещё успею.
   Я прошёл через лес, увидел знакомую, родную с детства стеллу мира, и вошёл на территорию своей деревни, где родился и вырос. Меня увидели дети, и побежали вперёд меня домой с криками, "Крис вернулся!". Я последовал за ними, и спустя минут десять добрался до частокола деревни, ворота были открыты, здесь всё было такое родное, и я так давно не видел свою деревню, наполненную людьми, даже защемило сердце, меня встречала целая толпа.
   -Крис, где ты был так долго? Мы ждали тебя...
   -У меня было важное дело, но теперь я буду с вами, всегда...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) И.Борн "Удар. Книга 4. Основной Лифт"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"