Быков Валерий Алексеевич: другие произведения.

Наш мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Наш мир.
  
   От автора.
   Не совсем может быть то, что хотел, не всё получилось раскрыть, в общем-то, как всегда. И возможно, нудновато произведение, кому как. Но я попытался рассмотреть теоретическую реальность, и возможность, такой, насколько позволили мои писательские способности. Также я пытался частично спрогнозировать, что и к чему приведёт.
   В целом, не стоит забывать, это всего лишь книга.
  
   Пролог.
   Я поставил на стол ещё одну бутылку Рамено, поправил разложенные на столе тексты своих прогнозов. Парни должны были подвалить минут через десять, оставалось только ждать. В дверь постучали, я посмотрел в глазок, Лёха, открыл.
   -Привет, заходи.
   -Ну, как там все, собрались?
   -Куда там, никто ещё не подошёл.
   -Будем ждать. А кто должен прийти то? И самое главное, зачем звал?
   -Потом объясню.
   Лёха прошёл на кухню, включил телек, постепенно стали подваливать остальные. Подходившие садились к Лёхе, в основном обсуждали недавний турнир "большая ладья", только некоторые болтали о футболе. Минут через пятнадцать собралась вся наша кампания, всего девять человек.
   -Пройдём в зал, надо кой что важное обсудить.
   -Это уж все слышали, не тяни.
   -Идём, там всё прочитаете.
   Парни прошли в зал, расселись за столом. Моё угощение в виде трёх бутылок минералки с одноразовыми пластиковыми стаканчиками мало в ком вызвало энтузиазм. Тем не менее, все терпеливо расселись.
   -Здесь, так сказать, разложены прогнозы на наше ближайшее будущее.
   -Как у гадалки?
   -Почти, умник. Демография, экономика, современное общество и прочая казалось бы ерунда. То, что вы все вроде бы знаете, но на самом деле не осознаёте. Читайте.
   -Всего два экземпляра...
   -Потеснитесь.
   -За этим ты нас и собрал, я то надеялся пиво попить, а ты...
   -Разочаровал, знаю, переживёшь.
   -Да здесь в принципе всё всем известное. Воруют, население сокращается, бедность, бандитизм.
   -Ну, я и говорил.
   -И что ты предлагаешь? Это всё вообще к чему?
   -Что, что, надо что-то делать.
   -А что мы можем, президентов среди нас нет, депутатов гос. Думы тоже, и олигархов вроде. Разве что может быть еврей олигарх, а Павел? Ты часом не олигарх?
   -Нет, увы, не довелось, но обязательно стану.
   -Значит так, всем заткнуться и внимательно слушать, сейчас речь толкну. Овации обязательно, без них никак, но всё после, а сейчас слушать. "Мы все с вами студенты. Можно сказать, будущее наше не определено. Тем не менее, над ним нависли тучи. Тучи разные, демографические, экологические, рост бандитизма и всеобщий мировой кризис разложения общества. Я предлагаю попытаться для этого что-то сделать. Тем более многие из нас учатся на соответствующих специальностях, и когда-нибудь..."
   -Ну, это мы уже слышали, а что мы можем сделать? Пойти листовки клеить, давайте все будем правильными и пушистыми. Не прокатит.
   -Я предлагаю создать политическую партию, свою собственную, придерживаться своего пути. Взяток не брать, быть правильными и пушистыми, тогда всё от нас зависеть будет. Мы сможем всё изменить.
   -Глупость, их и так сейчас пруд пруди, ну создашь ты её, и что дальше? С девятью людьми на выборы не пойдёшь.
   -Со временем нас станет больше.
   -Ну да, по-моему, тупость, время тратить, да и выглядеть будем глупо, только опозоримся.
   -Все организации, партии, когда-то рождались, и мы не исключение. Да наш путь будет труден, может быть результат будет только через много лет, но если мы это дело не бросим, он обязательно будет.
   -Сейчас этих организаций пруд пруди, и всем плевать, вон в Москве говорят, чтоб демонстрацию собрать, нужно заплатить каждому по сто баксов, иначе никто не придёт.
   -Просто, народ уже ни в кого не верит, вот и всё.
   -А нам поверят, конечно.
   -Это уже от нас зависит. От нас самих всех вместе, будем ли мы что-то делать, или...
   -Кстати, когда там следующие выборы, что толку сейчас то что-то организовывать? Тупость.
   -Следующие выборы, только через два года, как раз сейчас и надо начинать.
   -Ты сейчас по агитируешь, а через два года тебя вспомнят?
   -Сейчас никто агитировать и не будет, мы будем учиться, организовываться, постепенно расширять свою сферу влияния, договариваться с новыми людьми, готовиться к выборам. Это не просто, тем более, чтобы начать кампанию по всей России.
   -И денег надо уйму, Андрей ты вообще прикидываешь, сколько денег надо на партию?
   -И народ сейчас дурной, всем на всё наплевать, никто просто на тебя внимания не обратит. Тем более с твоими десятью наивными пунктами.
   -Глупая затея.
   -Не прокатит, ничего не получится, лучше уж сходить пива попить.
   -Лучше бы ты Андрюха себе девку нашёл, а то никак не успокоишься.
   -По моему, Андрей кстати прав в целом, что-то делать надо, и сделаем ли мы что-то, или так наша страна и потонет в... Это уж от нас самих и зависит. Можно ничего не делать, может быть, другие сумеют, а можно всё взять в свои руки, выложиться по полной, и тогда быть может, у нас что-то и получится. Конечно, многие плюнут и уйдут, но получится ли что-то у Андрея, зависит от числа тех, кто всё же не плюнет. Зависит от решения и усилий каждого, и одновременно не зависит ни от кого в отдельности, всё упирается в общий настрой и готовность. Но нужно понимать, что каждый из вас отказавшийся, забирает горстку с весов Андрея, а каждое усилие тех, кто захочет ему, да и мне, нам, помочь, потому что я его поддержу, добавляет в нашу чашу новый вес. И перевесит ли чаша Андрея или нет, зависит от решения всех как каждого, их общего вклада, который можно делать или нет, и не зависит от решения кого-то в отдельности.
   -Заумно сказал.
   -Идея в том, что если мы все приложим какие-то усилия в пользу Андрея, всё обязательно получится. А если не приложим, отнесёмся ко всему наплевательски, ничего делать не будем, то не получится ничего. И жизнь кстати всего одна, и прожить её надо так, чтобы стыдно не было, а не попивая вечером дешёвое пиво на четыреста пятьсот долларов в месяц.
   -Павел, наивный, ну развесишь ты в Самаре листовки, а дальше, что с другими городами делать? А официальная регистрация. Ты прикинь, сколько надо денег, чтобы партию протолкнуть, чтобы в те же избирательные листки попасть.
   -Кстати, чтобы официально зарегистрироваться, нужно 50 тыс членов и только, денег не надо.
   -Ну да, официально бесплатно.
   -А что касается всех городов, и всего остального, я думаю, мы не единственные интересующиеся. Потом, можно воспользоваться Интернетом...
   * * *
   В трамвае как всегда было очень душно и полно народу, пока ехал до Султанки чуть не задохнулся. Тем более, как назло был час пик, и транспорт плёлся медленно, в час по чайной ложке. Конечно, обычно я предпочитаю ходить пешком, но не так далеко. Наконец, диктор объявил мою остановку, и я кой как вырвался из этой людской топки. Стоило мне сделать шаг с узкой асфальтированной тропки, посреди трассы, игравшей роль остановки. Раздался резкий автомобильный гудок, я вздрогнул и замер, прямо перед моим носом пронёсся здоровенный джип Порше с синими правительственными номерами.
   -Сволочь. - Крикнул в догонку, стоявший слева от меня парень, которого так же чуть не сбили.
   -Вообще оборзели, на транспортных остановках законы не писаны.
   -Пойди, разберись.
   Я тем временем перешёл дорогу и начал искать глазами забегаловку "от Гоши", в которой мы договорились встретиться с Елозиным, и нашим новым членом партии Кубиковым, который специально для этого приехал в город. Сзади послышалось:
   -Здравствуйте Андрей Игоревич.
   Я развернулся, напротив меня стоял коротко стриженный тридцати летний мужик, своим видом сильно напоминавший типичного скинхеда.
   -Вы, надо так думать, Александр Сергеевич Кубиков.
   -Так точно.
   -Я думал вы моложе, и на фотографии выглядели как-то иначе, и по данным вам всего двадцать два.
   -Не важно это, пройдём? Я тут уже приметил, где этот ресторанчик, отсюда не видно, он вон за тем углом. А Елозин придёт, вы порознь?
   -Да подойдёт, у него свои дела. Так вы надолго к нам?
   -Планировал на день, я проездом, просто хотел с вами увидеться, поговорить, посмотреть, что вы за человек. Чтобы быть уверенным, и знать, что от вас можно ожидать.
   -Вот и пришли.
   Я осмотрел ресторанчик, обычная забегаловка с традиционным, сделанным на манер древней Руси модным ремонтом. Покупаешь у стойки, всё чего душа захочет, а дальше полное самообслуживание.
   -Идёмте вон за тот столик, я уже заказал всё что нужно. Приехал на час раньше, перепутал часовой пояс.
   Мы подошли к столику, очень не обычной была сервировка. Посредине графин с водкой, рядом маленькая бутылочка коньяка хеннеси, в остальном пицца, спагетти, кальмары, кола, натуральные соки, фрукты и гамбургеры из макдоналдса. А самое странное, на отдельной тарелочке, прямо как блюдо, пять разных сортов сигар и сигарет.
   -Самый необычно сервированный стол, из всех, которые я когда-либо видел.
   -У меня странный вкус.
   -И наверно в копеечку вылетело? Не пойму зачем, эти деньги можно было потратить иначе. Хотя дело твоё.
   -Я хорошо зарабатываю, угощаю, и потом, не такое уж тут всё и дорогое. Ну что же, приступим?
   -Думаю, Павел не обидится.
   Есть, я не собирался, поэтому решил ограничиться фруктами, чего не скажешь о моём госте, который с видом истинного гурмана налетел на всё здесь стоящее.
   -Не думал я, что ты много зарабатываешь. Хотя... Так сколько вас, вы точно к нам присоединитесь?
   -Нас довольно много, я же говорил, человек пятьсот по всему нашему городу наберётся, ну конечно кто-то активнее, кто-то так, для виду что-то делает, люди разные.
   -У вас в основном молодёжь, так? Я вообще-то слышал много не хорошего о фашистах, там нападают на всех подряд, скажем так, ненавидят южан. Вы же все должны понимать, что жёсткая миграционная политика не означает борьбу с иностранцами в том виде, в котором ведёте её вы?
   -Наши всё понимают. Понимают и то, что, чтобы чего-то добиться надо от чего-то отказаться, объединяться с теми, кто идёт в туже сторону, что и ты. Вы же хотите ограничить въезд, чтобы поменьше черножопых на улицах было, а значит нам по пути. И не важно, какими методами это будет достигнуто. Может быть, ваши мирные методы даже эффективнее будут, потому что их реализовать проще. Потому, мы вас и решили поддержать. Да ты угощайся. Водочки не хочешь?
   -Нет, не пью. Говорил же, а методы вообще-то важны. То есть, если вы вступите в нашу организацию, вам нужно будет не только выполнять мои приказы, но и придётся прекратить любую не законную деятельность, в том числе нападения на всяких там негров. Эти правила касаются всех, кто хочет к нам присоединиться, и демократов, и вас, и коммунистов, всех.
   -Мы знаем. Гуманизм и свобода слова, но без иностранцев, о да. Одну рюмочку, просто так, для поддержания настроения, - и сам Кубиков залпом выпил.
   -Нет. И на то и на другое. Я вот о чём, иностранцы тоже люди, просто нужно строже лимитировать въезд, и только.
   -Я читал программу, от корки до корки. А хеннеси попробовать хочешь? Хороший коньяк между прочим. - Он начал разливать его маленькими порциями в две рюмки для себя и меня, я проигнорировал.
   -Что касается ваших финансовых возможностей, я смотрю, у вас с деньгами проблем не возникнет.
   -С этим вообще никаких проблем не будет, у нас все сознательные и многие ради успеха дела пойдут на значительные расходы, и если прикажут с неграми дружить, будут дружить, до поры до времени. Так что будь уверен, ситуации, когда нужно будет пересылать по триста рублей на бумагу и чернила, как в Ростов и Архангельск, из-за нулевой работоспособности партийных ячеек, не возникнет.
   -Сколько у вас взрослых? Людей старше тридцати?
   -Таких мало, но вообще-то, у нас большинство и так понимает что и зачем мы делаем. Мы периодически распространяем литературу типа заката Запада, и многого другого, чтобы наши члены понимали, почему мы вообще ведём нашу деятельность. А ваша программа многим очень понравилась, именно тем, что она является как бы компромиссом между нужным не достижимым и реализуемым, но не достаточным. Только вот мне лично не нравится то, что запретив въезд, вы планируете оставить тех, кто уже приехал, черножопые они всё ж...
   -Так, иначе у нас в стране полный хаос начнётся, кому это нужно? Развалится страна как государство, въедет ещё больше. И это не только фашистам слово, но и всем прочим.
   -Да ты пей. - Санёк закурил, но я проигнорировал стоявшую перед моими носом рюмку коньяка, налил себе соку. - Я всё понимаю, просто не нравится, говорю же. Другое дело если действительно связать демографию с образованием как вы предлагаете, пусть даже не сразу. Это конечно даст свои плоды, в виде ненасильственного без нацистского очищения страны. Учатся то в основном русские, а уж тем более хорошо учатся. Значит и рождаемость будет выше у русских, тех кто учится. Все южане так, только срут по маленьку, главное только суметь реализовать вашу программу, очень уж она не простая. Не дай бог всё выльется в торговлю сертификатами. Липовых корочек то о высшем образовании, сейчас столько печатается, да все как на подбор, с красными дипломами.
   -В принципе, я как бы не совсем за этим этот пункт вводил, а для того, чтобы отфильтровать всяких там, от тех, кто обществу нужен, но не по национальному признаку, учиться то все одинаково будут.
   -Но русские то обычно чаще лучше учатся, во всех университетах почти только одни русские и сидят. Так что на самом деле, так и выйдет. Главное, чтобы нельзя было купить что-то, не имея реальных знаний. А если даже какие-то отдельные китайцы и чечены в универы и протолкнуться, ну и пусть, основная то масса будет русской, нашей.
   -Может быть. Пусть будет по-твоему.
   -Вот вам и решение демографической проблемы вырождения нации, и безо всякого маргинализма.
   -К вам можно? - подошёл Елозин, - я смотрю тут у вас пир.
   -Вы надо так думать Павел, приятно познакомиться, - Елозин с Кубиковым пожали друг другу руки.
   -Так вот, - как ни в чём не бывало, продолжал бывший фашист, - в принципе я понимаю, что дело не только в чистоте расы. Необходимо ещё научить собственных граждан не быть бандитами, объективно обеспечить зарплатой производителя. Тех, кто на самом деле зарабатывает всё. Но конечно не так, как при коммунизме, а хотя бы в рыночных условиях, в рамках закона. Чтобы богатые, раз уж они такими стали, не важно каким путём, честно платили налоги, но оставались богатыми, всякие отморозки не могли рэкетировать местное население.
   -Собственно за этим, - с ходу включился в разговор Елозин, - мы и планируем поставить ряд граждан чуть выше прочих. Только требуется обеспечить верный механизм выбора тех, кого поставят выше. Жаль только, пока всё пустая болтовня.
   -А она и будет пустой болтовнёй, пока мы не выиграем выборы, и не начнём действовать. Иначе и быть не может. Всегда так, надо понимать, но относиться всё равно серьёзно.
   -Я понимаю.
   Елозин влез немного не логично, всё же он не слышал первой части разговора. И общая тема стала уходить куда-то в сторону, хотя обсуждали вроде то, что нужно. В целом, посидели мы отменно, поели, попили, Павел даже пропустил пару рюмочек коньяка, но дозы были не велики, и остался трезвым, а вот меня Кубикову несмотря на все попытки угостить спиртным не получилось. И не важно какой дорогой коньяк, не понять мне этой ценности, если я вообще не пью. Сам обед особо не затянулся, обсудили самое важное, посидели максимум час, больше и не требовалось.
   -...В принципе, это не восток так уж сильно усиливается. Это запад на слишком многих фундаментальных уровнях типа микросоциального и демографического слабеет. Если мы сможем реализовать эти поправки к современной демократии, то кризис будет преодолён, и проблем не станет.
   -Ладно, - Кубиков посмотрел на свои часы, - спасибо за обед, мне пора, ещё нужно прошвырнуться по городу, кой что сделать, а потом и на поезд. За всё это я расплатился заранее.
   -Идёмте, - моя не выпитая рюмка коньяка так и осталась стоять на столе.
   -Кстати, так и не удалось мне вас ни споить, ни дать прикурить, как не старался. Хотя, вообще, я и сам не курю. И даже особо не зарабатываю, просто мне дали парт задание составить о вас моё, скажем так, заключение.
   -Резонно, есть ли смысл мне верить?
   -Да, именно так.
   -И что, я оправдал все ожидания?
   -Конечно, мы теперь будем настроены на самое решительное сотрудничество. А сейчас, удачи, позвольте раскланяться.
   -Удачи.
   Кубиков быстрым темпом ушёл в направлении пятой улицы, а мы с Елозиным, выйдя из ресторана, отправились по домам. Нам было почти по пути.
   -Протестировал тебя по полной. И даже рассказать о тесте не постеснялся, что называется агрессивные методы.
   -Этим он подтвердил серьёзность их намерений, и доказал то, что наши слова были восприняты всерьёз.
   -Сколько там их, пятьсот человек да? Плюс ещё какие-то по всей России. С одной стороны наша первая громкая победа, столько народу сразу. С другой стороны, а не будут ли они на нас давить, не сделают ли нашу программу слишком уж, как бы сказать этнической, агрессивной... Всё же они бывшие фашисты.
   -Мы с ними обо всём договаривались, они со всем согласились. Я никому ничего извратить не дам, уж поверь, если что, расстанемся, буду стоять на своём жёстко, не волнуйся. И потом, в их рядах в основном молодёжь, люди со временем меняют свою точку зрения, некоторые взрослеют важно только объяснять всё это нормально. И эти люди скоро перестанут быть ярыми фашистами. Главное, не допустить им протащить свои идеи, и всё, но если они и пытаться не будут, как обещали, почему бы их не принять. А нам для того, чтобы что-то изменить, все люди нужны, и под нашими знамёнами.
   -Все нам не нужны допустим... Отморозков и ещё некоторых тоже не надо.
   -Нужна молодёжь, её необходимо воспитывать, нужны умные способные что-то делать люди. Все кто всерьёз занимается политикой, обычно к таким в разной мере относятся.
   -Все ли?
   -Я не имею ввиду некоторых артистов с телевидения.
   * * *
   Павел, наконец, нашёл несчастный шестнадцатый дом, в котором планировалось провести нашу вторую совещательную конференцию. В вестибюле никого не было, только около окна пристроилась какая-то маленькая шатенка, читавшая "войну и мир", до начала оставался минимум час.
   -Дурная привычка выходить слишком рано.
   -Зато не опоздали. Город то чужой, заплутали бы, вот был бы прикол.
   -В Москве я не заблужусь.
   -Ну да.
   -Что теперь тут целый час делать?
   -Иди вон ту девчонку клей, только не нуди.
   -Сам иди.
   -И пойду, мне она нравится.
   -Вот и иди.
   Я поднялся с лавки, прошёл сквозь вестибюль к шатенке, сидевшей напротив нас. Встал напротив, на секунду даже отчего-то запершило в горле. У неё было очень утончённое лицо, странная по Московским меркам, но стильная одежда, офигенные ноги, и ещё много женского...
   -Ну что встал, язык проглотил? Ты на съезд?
   -Здравствуйте, да на съезд.
   -Что хотел?
   -Вот фреску на стене разглядываю.
   -И как? А на меня зачем пялился? Я уж думала маньяк какой-то, встал и стоит смотрит.
   -Ничего, красивая.
   -Ты конечно о фреске.
   -Да.
   -Сделано в советском союзе, действительно раритет, у меня по-моему, бабушка недавно такие же на помойку выбросила, хочешь адрес дам съездишь, подберёшь.
   -Кстати, раз уж вы со мной разговорились, давайте познакомимся, и перейдём на ты, меня Андрей зовут.
   -Я на вы и не обращалась, меня Мария.
   -А вы сюда как кто приехали, - я присел рядом.
   -Мы же, на ты перешли.
   -Привычка.
   -Я от Гульченко, уполномоченный представитель из Калуги, - девица даже немного вздёрнула носик.
   Я невольно залюбовался осанкой. Похоже, очень не простая девчонка, представитель, да в таком возрасте, хотя в нашей то организации...
   -А вам сколько лет? Просто интересно.
   -Вопрос достойный женщины, чувствуется современное влияние общества.
   -Виноват. Просто вы мне показались слишком уж молодой.
   -Скажем так, я достаточно стара, чтобы быть заместителем руководителя города.
   -Надеюсь, вы за ним не замужем?
   -Вот тут мне не повезло, Гульченко это женщина. И вообще, ужас, что за тупые вопросы? И откуда только такие как ты берутся, понаехало всяких там со стороны.
   -Надо срочно сказать что-нибудь умное.
   -Действительно, а то твоя попытка подкатить скоро потерпит окончательное фиаско. А то занудство уже начинает надоедать.
   -Разве я подкатывал?
   -А разве нет? Фреску зачем разглядывал?
   -И успел сказать что-нибудь нудное?
   -В данный момент я уже решаю, прыснуть в тебя из газового баллончика, чтобы не лез, или для начала ещё по прикалываться, а то ни разу ещё не видела такого...
   -Какого? Это оскорбление?
   -Думаю, ты не оскорбишься. - Она секунду косо на меня посмотрела, подумала и оценила, - Лешего.
   -Вроде не похож.
   -Ногти, волосы отрастить, точная копия будет.
   -На самом деле у леших ещё кожа зелёная.
   -Вот именно, прямо как у тебя.
   Разговор мне определённо начинал нравится, девушка хохрилась, но видно моё общество так же было приятным. Только Павел сидел напротив, и с улыбкой наблюдал за тем, как медленно, но верно затягивают на моей несчастной шее аркан. Хорошо, что спустя двадцать минут стали подходить остальные партийцы и меня освободили, только судя по всему поздно, опоздали други. Мы прошли в центральный зал, где собирались зачитать последний, итоговый вариант предвыборной программы, или нашей конституции:
   1.1. Требуется ввести квоты голосов на выборах, соразмерно с научной степенью и иными жёстко регламентированными заслугами избирателя перед обществом.
   2.1 Ввести тотальный безналичный расчёт. С записью, кто кому сколько и за что передал денег. С автоматическими программами сопоставления и отслеживания подозрительных фин. операций.
   2.5 Предельно упростить получение и оформление всех документов, посредством перевода их в электронный вид, в единой государственной базе данных.
   3.2 Полный запрет на поселение на территории гос-ва, жёсткая борьба с миграциями извне.
   3.5 Введение финансовых поощрений, молодым 19-25 лет, будущим социально стабильным парам с детьми. Это особенно касается студенчества.
   4.1 Тотальный контроль телевидения и пропаганда здорового образа жизни и здоровых отношений, борьба с преступностью, в том числе внушением (сведение на нет культа телешоу, крутого парня и звёзд). При сохранении свободы политической печати.
   4.5 Реорганизация системы бесплатного здравоохранения. Введение накопительного медицинского счёта, периодически пополняемого за счёт гос-ва, на средства которого и должна осуществляться оплата мед услуг.
   4.8 Отмена социальных пособий по безработице для всех дееспособных людей (по крайней мере мужчинам в возрасте 19-50 лет, не имеющим инвалидности и заслуженные пенсии). Дееспособный человек может жить на свои деньги не работая, но не на иждивении у гос-ва.
   4.9 Ввести особые ограничения на возвращение в общество людей совершивших уголовные преступления более одного раза, даже при условии окончания срока заключения.
   6.12 Примерное выравнивание в правах всех территориальных областей России. Ликвидация республик и автономий.
   8. Жёсткий контроль за экологией.
   9.5 Реорганизация, усиление пограничных войск.
   11.2 Следует облегчить процедуру сообщения жалобы о правонарушениях со стороны представителей органов правоохранительных дел. Разрешить людям с высшим образованием, высокого статуса (деканы, ректорат, главы КБ) арестовывать нарушающих законы милиционеров.
   Потом было сказано много пылких слов о том, что эта программа должна в корне изменить баланс распределения денег в стране в пользу нужных слоёв населения. Стимулировать рождаемость и повысить как интеллектуальное, так и физическое качество населения. Обеспечить нам преодоление наступающего кризиса западной цивилизации и светлое и счастливое без криминальное, экологически чистое будущее.
   Программу утверждали долго и нудно, практически все были недовольны теми или иными пунктами. Слишком ярым сторонникам мало было просто ограничений на миграцию в страну, другие были против привилегированного статуса людей, исходя из уровня их образования. Но, потеряв процентов десять изначального состава приехавших, не учтя интересов большинства, слишком уж разношёрстная собралась кампания, всё же удалось прийти к единому и важному пути.
   * * *
   Маринка как всегда опаздывала. Я уже основательно замёрз, шагая взад вперёд по аллее, как кто-то подбежал ко мне сзади, обнял и закрыл лицо руками. Старая и избитая женская шутка, но всё равно приятно ощутить у себя на лице её маленькие тёплые ладони.
   -Марин, опять опаздываешь.
   -Это ты слишком рано приходишь, а я вовремя, идём быстрей.
   -Ну что там с Алексеем решили? Или он так и отказался?
   -Да решили, всё нормально, будут листовки на каждом столбе. Всё-таки, думаю, ничего не выйдет, смешно, денег нет совсем, и зря ты от теледебатов с Даниевским отказался, он же сам предлагал оплатить.
   -Не волнуйся, всё нормально будет, листовки то будут висеть на каждом столбе по всей России.
   -На каждом ли? Половина регионов вообще почти никем не проверяется, всё на честном слове.
   -Студенчество великая вещь, да и много ли надо, человек по десять активных в каждом крупном городе и достаточно. Главное, чтобы хоть кто-то действовал. Пройти два раза листовки развесить, не так уж сложно.
   -А если не получиться?
   -Отойдём в сторону, будем ждать следующих выборов. В любом случае, думаю какой-то процент мест в гос. Думе нам обеспечен, значит, будем иметь некоторый вес при принятии решений.
   -А остальные согласятся? И что если устроить революцию?
   -Марин, - я остановился, и чуть не поперхнулся, - я тебя не узнаю.
   -Ну, предположим, если мы же сможем выиграть, у нас же столько народу. Просто попытаться, если?
   -Нет. Гос. аппарат должен быть сохранён. Любая революция, новый передел собственности шаги назад и хаос. Порядок в стране так не наведёшь, и к счастливому будущему не придёшь, потому что снова будет разрушена вертикаль власти, зря погибнут многие люди. Всё придётся строить заново, а это не просто, на складывание нормальных отношений в обществе уходят годы. Потом, тогда все наши огромные средства останутся за границей, олигархи с деньгами сбегут. А угрозы с юга, востока? Та же демографическая проблема, в революцию то народ только гибнет, это вообще бред недопустимый. Прийти к власти можно только законным путём, как-нибудь договорившись с теми, кто против. Если не получится, единственный допустимый вариант, это отойти в сторону, уж лучше без реформ вовсе, чем реформы через революцию. И потом, уровень развития любого государства определяется количеством нормальных образованных работающих людей, а в революцию они обычно все гибнут, не гос. строем, и никакими напечатанными бумажками законов, а именно людьми.
   -Не нуди, всё проехали, хватит болтать о ерунде, сейчас у нас есть дела поважней.
   -Хотя конечно, у людей есть редкие свойства, лень и разгильдяйство, никому ничего не надо, только пива попить. Из-за этого мы можем проиграть, просто из-за того, что всем тяжело свою пятую точку от лавочки оторвать, и кто-то может полениться, что-то намеченное сделать в срок. Большинство ничего не делает, а только соглашается, сами же себя подставляют этим. Да и молодёжь такая...
   Тут же получил удар крохотным кулачком в бок, оставалось только ойкнуть от неожиданности. "Хватит о ерунде, мне тоже ничего не нужно, идём быстрее, я голодная."
  
   Глава 1: Начало.
   "Клянусь...". Я поднял глаза от бумажного листа клятвы, на секунду замялся, и, наконец, осмотрел аудиторию. Маринка, сидевшая в левом ряду, бодро помахала мне рукой. Зал рассыпался в восторженных аплодисментах, как будто на представлении, ну что ж, всё же инаугурация. Постояв на трибуне ещё минуту, торжественно закрыв книжечку с текстом клятвы, не торопясь, направился к боковому выходу из зала. Пора было приступать к выполнению обещанных мною реформ, всё же именно с этого часа я официально вступил в должность президента. Тут же, прямо из зала, быстрым шагом, пока не прицепилась пресса, отправился в служебные помещения. Того, что я воспользуюсь чёрным ходом в буфете, похоже, не ожидал никто, только повара с растерянными улыбками взирали на мою ломящуюся через кухню охрану.
   -Андрей, мы же договорились, что пойдём через центральный выход, там уже всё расчищено.
   -А тут быстрее, не отставай.
   -Вот подкараулит тебя кто-нибудь...
   -Конечно, как всегда.
   Я открыл последнюю старенькую деревянную дверь, сделанную вероятно ещё в советские времена, и вышел во дворик, куда как раз въезжала моя чёрная волга. Шофёр резко затормозил, и тяжёлый бронированный автомобиль с тонированными стёклами, дёрнувшись, затих прямо передо мной. Я гордо окинул взглядом своё новое средство передвижения, пришедшее на смену моей недавней десятке. Ну, чем хуже немецких мерсов ума не приложу, так же стильно выглядит, только стоит раз в пять дешевле, и поднимает отечественный автопром, что в моих волгах все глупого находят? Брякнулся на заднее сидение, и слегка приоткрыл окно.
   -Куда товарищ президент, на дачу, отмечать?
   -Ага, сейчас... В Кремль.
   -Так на дачу, или в Кремль? Я не понял.
   -В Кремль, в Кремль, работать надо.
   Я посмотрел на часы, было восемь вечера. Ничего, пару часов ещё успею над делами посидеть, вникнуть. В последнее время столько всего навалилось, а это только самое начало.
   -А как же ваша жена, вы без неё?
   -Я её предал.
   -Как же так?
   -Да вот, бросил на растерзание журналистов, а сам позорно бежал.
   -Так...
   -Поехали, всё не отвлекай, мне ещё кой что почитать нужно.
   И погрузился в изучение налогового отчёта по одной из областей. По результатам представленного мне баланса, область, несмотря на располагавшийся на её территории огромный нефтеперерабатывающий завод, выглядела прямо совсем убыточной: "дефицит районного бюджета Рябинска (где такой город находится вопрос философский) за последний квартал этого года составил... В связи с чем нет ни малейшей возможности проиндексировать заработную плату работникам социальной сферы. Годовой доход районного бюджета в 5 миллионов рублей в принципе не позволяет...". Свернул файл, открыл архитектурный гос. план города Рябинска. "За последние два года введено в эксплуатацию три высотных здания в центре города. Вот и гос. план подтверждает здания двадцати четырёх этажные, значит стоят по идее миллионов по сто каждое, если учесть это, то налог только с этих трёх зданий должен был составить миллионов пятьдесят, плюс минус двадцать. А ещё два торговых комплекса. Итого ОАО строй гигант, заплатило в районную казну один миллион двести тысяч рублей, интересно... А вот по балансу, в каждом отдельном документе всё сходится. И вообще, сколько спрашивается должно идти в районный бюджет с нефтеперерабатывающего завода? Столько ли сколько здесь? Хотя с самого завода то, в казну города идёт много, только вот куда? Так... Ремонт школы, три миллиона триста тысяч, вполне возможно, если конечно везде сделать евроремонт, поставить в каждом классе по телевизору, видео магнитофону, компьютеру, и ещё платить рабочим при ремонте тысяч по пятьдесят в месяц, ага, а рабочим платили по двадцать пять, погорячился. Хотя какой у нас прожиточный минимум по стране, две? Что-то много, и не проверишь, и не докажешь". Интересные дела, а это же всё в принципе ерунда, один закуток моей родины.
   Я отвлёкся, поднял голову и осмотрелся, мы наконец приехали в Кремль. Мелькнули на въезде ворота, удивлённые голоса охранников, совершенно не ожидавших проезда президента. Хотя наверно и не такие уж удивлённые на самом деле. Спустя две минуты, моя волга въехала в один из служебных двориков, невдалеке от моего рабочего кабинета.
   -Ну, вот товарищ президент, и никаких журналистов.
   -Да, молодец, с ветерком прокатил.
   -Я вам ещё понадоблюсь сегодня?
   -Конечно, кто ж меня домой то повезёт?
   -Когда, - водитель печально вздохнул.
   -Жди здесь с десяти, возможно я задержусь.
   Я вошёл внутрь, охранник отдал честь. Все напыщенные, всё же я здесь первый день, ничего ещё примелькаюсь. В кабинете меня уже ждал Елозин, словно предугадал что я первым делом после инаугурации сюда. Хотя, он вроде меня и не ждёт, печатает что-то.
   -Павел, ты что тут делаешь?
   -Гос. секреты ворую, пока ты там на всех телеканалах блистаешь.
   -А что именно воруешь?
   -Печатаю от твоего имени указ на начало проекта по безналу, завтра приступлю к подготовке здания, и поеду заключать контракт с "РусПромЭлектроникс", по созданию центрального сервера.
   -А мне хоть прочитать мой указ дашь?
   -Конечно, и даже расписаться, и печать поставить.
   -И сколько я планирую выделить на это средств из гос. бюджета?
   -Для начала немного, думаю пяти миллионов долларов хватит, если не пожадничаешь.
   -Там же вроде электронные кошельки, и сеть должны влететь миллиардов в пять, считали же. Сам кошелёк долларов 25 не меньше, плюс сотовая связь, плюс...
   -Я пока только самим сервером занимаюсь, остальное параллельно.
   -А для сервера не много?
   -Во-первых, - он вздохнул и начал деловито перечислять, - сервер нужен большой и надёжный, здание под него требуется соответствующее, даже минимум три, основное и два дублирующих, а то вдруг если какой теракт, вся система накроется, получим катастрофу финансовой системы обще государственного масштаба. Здания необходимо начать ремонтировать заранее, чтобы через месяц, когда начнём монтаж оборудования, уже всё было готово...
   -Ладно, ладно, уговорил, но отчёт представишь по полной.
   -Конечно, хотя зря ты мне не доверяешь, раньше не воровал, с чего бы сейчас начать?
   -Так положено.
   -Потом, я же не только безналом заниматься планирую, но и виртуальным нотариусом, и ещё кой чем, ты же знаешь программу, сам составлял. Так что 5 миллионов это по минимуму, на самое начало.
   -Ладно, занимайся.
   -Кстати, уже завтра поеду сами договора заключать, так что результат будет в наикратчайшие сроки, не беспокойся, лишь бы деньги были в срок. Да и не так уж их много надо, на самом деле.
   -Будут.
   В принципе за Елозина действительно можно было не беспокоиться. Может он человек не слишком общительный и презентабельный, но как и всех, знал я его довольно давно, удобно когда вот так можно что-нибудь повесть на кого-то, в ком уверен. Сам же я уселся за соседний монитор, и продолжил составлять списки членов нашей партии, которых следовало в ближайшее время ввести в состав моего правительства, и назначить на ряд постов. Для этого мне требовалось напечатать несколько писем и указов, а кроме всего прочего проанализировать деятельность ряда крупных чиновников. Проверить наличие у них и их родных крупных загородных дач, их официальную зарплату и многое другое. Всех сразу увольнять нельзя конечно, а то государство развалиться. Да и просто так на ответственную должность не назначишь, человек же должен обладать не только необходимым для работы образованием, но и какими то минимальными талантами, опытом. Должен, не только знать все учебники по экономике и юриспунденции наизусть, но и понимать психологию других людей, уметь с ними договариваться. Поэтому всё надо делать потихоньку, назначать сначала заместителей, а потом... Только самых не чистых на руку нужно убирать сразу. Конечно, основные предвыборные задачи в основном касались экономики и демографии, но для реализации этих программ и нужно было немножко изменить под себя саму государственную систему, чтобы приказы исполнялись. Для этого, например, требовалось поставить в некоторых местах у власти моих старых добрых, проверенных жизнью друзей, которые не будут мешать, и приложат все усилия для выполнения реформ. Наверняка кто-то будет против, но на то я и лидер организации, нас много, переспорим если что. Этим я и занимался часов до одиннадцати ночи, писал письма, приказы о назначении ряда членов моей бывшей партии в помощники кому-то, или же сразу на место. В принципе обычная для любой политической организации, пришедшей к власти, деятельность.
   Около одиннадцати раздался телефонный звонок и недовольный голос Маринки сообщил, что мне давно пора спать, а покомандовать я ещё успею, четыре года впереди. Пришлось собираться и идти в свою новую Кремлёвскую квартиру. К тому моменту, как я до неё дошёл, Маринка уже успела забраться в постель, и с укоризненным видом делала вид, что давно спит.
   * * *
   "Я спускался в пещеру..." Тут кто-то ударил меня подушкой по голове, сон тут же закончился. Так я и не добрался до дракона. Я открыл глаза, передо мной на кровати, на коленях сидела Марина с подносом.
   -Горячие завтраки в постель, вставай соня, уже семь.
   -А что здесь всегда такой сервис? - я сонно потянулся, прищурившись, рассматривая сидящую рядом жену.
   -Периодически бывает иногда, а вообще то это всё тебе в долг, ещё расплачиваться потом будешь.
   -Чем же?
   -Я ещё подумаю, что с тебя стрясти. Так что смотри у меня.
   -Хорошо, хорошо... Слушай, как вчера прошла твоя пресс конференция.
   -Просто замечательно, поболтала ерунду минут тридцать, и тоже смылась, всё было ужасно нудно. А ты вообще человек бессовестный, так и знай, вот принесла тебе завтрак, между прочим ты его совсем не заслужил, так что отдавай этот апельсин назад.
   Маринка выхватила у меня из рук только что очищенный апельсин, и уселась на противоположную сторону кровати. Пришлось отбирать у нахалки.
   Наконец, спустя двадцать минут, лишившись из-за любимого агрессора минимум четверти завтрака, мне удалось закончить утренние процедуры и одеться. Личная жизнь на сегодня, похоже на этом также заканчивалась. Впереди была гора дел, и тратить своё время и дальше на жену не было ни малейшей возможности, хотя так хотелось бы. Последние годы работа и политика и так съедали море времени, а теперь, у меня, вероятно, его совершенно не будет, цена власти. Но зато, уж те двадцать свободных минут, мы с Маринкой как всегда истратили по полной, не просто так сидели и молча ели, а играли, шутили и как могли, насыщали их жизнью на максимум.
   До своего кабинета я добрался без пятнадцати восемь. Внутри уже сидели Александр Кубиков и Антон Ритмов. Мои старые друзья, поддержавшие меня ещё очень давно, когда наша организация ещё только зарождалась. Оба молчаливые, такие разные, занятые какими-то своими делами, за двумя из моих шести компьютерных рабочих мест.
   -Всем привет, как вы рано то.
   -Сам такой.
   -Андрей, я вот тут набросал список самых берущих личностей в министерстве промышленности и налоговой, а вот эти личности просто за воровались в последнее время. Посмотри, ознакомься, уж не знаю можно ли их трогать, но прими к сведению.
   Я взял листочек, пробежался глазами. Кроме некоторых фигур, в основном все были моими старыми знакомыми по досье, только что толку. Всё лишь примерные выкладки, никаких конкретных счетов, ничего. Да и не заменишь этих людей уже никем. Чтобы справляться с какими-то обязанностями нужны ещё и какие-то связи, знание своих подчинённых, на кого можно и нужно надавить, на кого нет. Чего не может быть у молоденьких юнцов 23х лет, даже если они закончили лучшие ВУЗы страны, получив второе высшее. И вообще начнёшь менять, тут же завоют про репрессии и политический прессинг, и вообще часть из них тут же смоется за границу, где их с такими капиталами тут же с радостью примут.
   -Я всё знаю, только не получится их наказать. Иван, я же тебе объяснял почему, уже много раз. Нужно не тех кто раньше воровал наказывать, а то всю страну придётся в кутузку сажать, а создавать такие условия, чтобы во-первых впредь воровать не получалось, и во-вторых, те кто украл больно много несли некоторую ответственность за народ и украденное. Хлестов этим занимается.
   -Знаю я всё, наши старые пункты программы же, просто на всякий случай составил.
   -Ты скажи лучше, как там с получением гражданства и миграцией у тебя дела обстоят.
   -Ну, как, вчера пока ты назначался на пост президента, открыл центр по набору кадровых инспекторов миграционной службы. Беру, как и обещал, только определённые слои населения, молодёжь сдавшую тесты по истории и психологии, за вчерашний день обратилось 219 человек, тест сдало 11. Думаю, где-то за месяц, сотни три наберём, а больше пока и не нужно.
   -Понятно, это всё что ты хотел?
   -Нет, к тебе да, а тут я ещё минут двадцать пожалуй посижу, доступ у тебя хороший, нужно пару бумаг до оформить.
   -А ты Антон, что хотел?
   -Ты мне не так давно что обещал? Я про стандарт фильтров на авто.
   -Нет, в ближайшие пол года никак, и законопроект не готов. И вообще это не входит и не входило в дела перво степенной срочности.
   -Но ты же сам говорил, экология вопрос номер один.
   -Я также сам говорил, что для того, чтобы им заняться, нужно сначала порядок навести.
   -Его можно вечно наводить, со средних веков наводят.
   -Не будем больше поднимать этот вопрос, сроки были указаны, в них стоит чётко, не раньше, чем через год. Не отвлекай, у меня много дел, а ты иди, и займись системами контроля государственных экзаменов, это сейчас нужнее в десять крат.
   -Эх ты.
   -Значит так, не критиковать, действовать, шагом, марш. Я жду от тебя наискорейших результатов по тестам, уже в следующем году, система должна заработать на все сто, а в этом году, не должно возникнуть никаких накладок с проведение ЕГЕ, оно уже не за горами.
   -Да тестирование уже идёт.
   Я осторожно выпроводил эколога за дверь, и сел за свой компьютер. Кубиков занимался своими делами напротив, совершенно не обращая на меня внимание. Привычка, так уж мы работали раньше, дело прежде всего, а весь коллектив в принципе равен между собой, итоговое решение за мной, но критика допустима любая и в любом виде. И вовсе не обязательно обращаться ко мне как то особенно уважительно, все друзья, хотя это в свою очередь и к другому обязывает.
   Мне надлежало решить, а чем собственно я буду сегодня заниматься. Неотложных дел в принципе на восемь часов утра не предвиделось. Можно конечно было обойти всех министров, побеседовать с каждым, дать им ценные указания, или выдумать что-то ещё. Сам то гос. аппарат был более или менее отлажен ещё до меня, но одно дело отлажен, а совсем другое дело, прибывал ли он в требуемом порядке. У каждого была своя должность, обязанность, но и кормушка, каждый делал своё дело сам по себе и без моего контроля, но многие и реквизировали себе часть фин. оборота в государстве. Всё в целом функционировало без серьёзных сбоев и кризисов, но вот за счёт чего, и с каким выходом на потребителя в лице граждан.
   Посидев пять минут на своём рабочем месте без дела, я решил таки позвонить Хлестову. Оказалось, тот спит, звонок оказался совершенно безрезультатным.
   -Что Андрей, уже делать нечего?
   -Да вот, - я засмеялся, - абсолютно нечего, самому вроде за всё не возьмёшься, а так по руководству дел почти нет, только следи, а следить сейчас с утра тоже не за кем. Гос. Дума сегодня за новые законы только после двенадцати голосовать начнёт, все задания всем нашим розданы, всё просчитали ещё до прихода к власти, как где ситуация и так уже знаю, остаётся только сидеть и думать.
   -Займись текучкой, всё равно рано или поздно придётся и ею мучаться. А потом поедешь в Думу, только ради бога, следи за безопасностью, а то не ровен час, тебя кто-нибудь подловит.
   -Да вот собирался, только проку от неё, как откроешь, всех сразу сажать надо, а так... Сиди себе отбирай самых виноватых. А что касается Думы, съезжу, и не волнуйся, не подловят.
   Как мне не ни хотелось этим заниматься, но пришлось. Сидеть страдать ерундой, перебирая подчас совершенно бесполезные бумажки, рассматривать просьбы о финансировании, и отказывать или наоборот. В несколько мест пришлось отправить и агентов спец служб, чтобы те сами провели своё личное расследование на тему, почему убили того или иного чиновника или предпринимателя. Потом я провёл ряд обследований случаев терроризма на южных границах. В принципе всё было по прежнему, ни лучше ни хуже, чем раньше, кого то убили, кого то поймали и наказали.
   * * *
   К пол двенадцатому, измаявшись от фактического для меня безделья, я, наконец, отправился в гос. Думу, где сегодня должны были начать принимать законы. В принципе это было единственным местом в Москве, где сегодня должно было хоть что-то происходить. И где я мог хоть как то ускорить процесс постепенно начинавшихся, некогда задуманных мною в стране реформ, предусматривающих введение новых систем контроля за финансовыми потоками, централизацию и проведение в жизнь наиамбициознейшей в истории планеты демографической, научной и экологической политик.
   Я прошёл в здание гос. Думы наравне со всеми прибывшими сюда депутатами. В основном все прибывшие были представителями нашей партии. Из-за чего на пути к зданию, и в самой Думе мне постоянно приходилось со всеми здороваться и улыбаться. Только некоторые из представителей прошедших в Думу других политических партий с неподдельной ненавистью смотрели в мой адрес. Уж слишком много мест и денег они из-за нас потеряли, а сколько ещё потеряют... И слишком уж скандальным был наш приход к власти, всё ведь чуть в революцию не вылилось. Лишь в последний момент нам пошли на попятую, слишком уж многие за нас проголосовали. Никакой возможности сдержать нашу победу не было, теперь многие из тех кто раньше были у власти, наверняка попытаются накалить обстановку в стране, понизить уровень жизни, измазать меня грязью, и подорвать доверие ко мне и моей партии. Конечно, не все так к нам относятся, некоторые наоборот увидели во мне великого лидера и примкнули в наши ряды, но всё же врагов с момента победы на выборах у меня прибавилось на порядок. Потому я и здесь, убеждать, доказывать, протаскивать необходимые мне законы как можно быстрее, проследить что всё пройдёт правильно, а не так как обычно бывает в гос. Думе.
   Около дверей, меня поймал председатель гос. Думы, мой одно партиец и тёзка Андрей Гербов.
   -Здорова. Решил составить нам кампанию? В принципе я бы и так справился, тут же 80% наших, а у тебя же дел полно.
   -Дел как раз не так уж и полно, всем один раз сказал что делать, все и делают. А все первичные указы были написаны ещё до выборов. Правительство я сформировал, ну по крайней мере в большинстве своём, теперь жду результатов, и пока их нет делать оказалось абсолютно нечего.
   -А тут, сиди и слушай?
   -Тут сегодня первая полоса, а законы по моим полномочиям, въезду иммигрантов, по безналу и некоторые поправки к конституции необходимо принять просто срочно. Если что, хоть сразу речь толкну.
   -Ну, как хочешь, хотя и так всё готово, у нас же большинство, всё что было обговорено и так примем, а если повезёт, то всего за один день.
   Мы прошли на свои места, до начала оставалось минут пять. Как раз достаточно чтобы пропустить стаканчик фруктового сока и расслабиться. Что и было мною сделано. Наконец к трибуне подошёл один из депутатов и начал чтение одного из законов, признающих введение в стране обязательного безналичного расчёта. Читал он нудно и долго, и уже через пол часа я начал жалеть, что решил потратить свой день на это, хотя именно на сегодняшнюю первую половину дня у меня и не было изначально ничего запланировано. В конце концов, после прочтения, закон был принят моментально, споры о безналичном расчёте велись давно, многие были против, но все присутствующие здесь прекрасно знали его суть. Следующей актуальной темой было обсуждение списка и величин экспортных налогов на ресурсы различного типа. Тоже один из самых жарких и обсуждаемых вопросов, ряд депутатов попросили слова и начали горячо и бурно обсуждать, те возможные убытки которые понесёт нефтяная отрасль страны, из-за введения налога такого размера. Звучали фразы в стиле "мы не имеем право", "такой высокий экспортный налог понизит конкурентно способность нашей нефти", жуткая чушь в общем. Я просмотрел в своём ноутбуке информацию о споривших, на жену одного из депутатов была записана дача под Москвой площадью около 500 квадратных метров. Другой депутат приехал в Думу на чёрном Мерседесе, все они неплохо зарабатывали. Судя по тому, что они лоббировали становилось понятно, кто купил их голоса. Хорошо, что нас было большинство и они не могли реально ничего противопоставить нашим решениям, а вот раньше, всё было совсем не так, потому и нефтяные кампании отстёгивали в федеральный бюджет жалкие крохи, и всё, всё было законно. Отсюда и огромные капиталы наших депутатов, их машины, участие в теле шоу. Наконец, спустя около полу часа бесполезных споров, слово взял председатель гос. Думы А. Гербов, и заявил, что во первых налог идёт на прибыль, во вторых прибыль и так при современных ценах на нефть огромна, и отрасль не загнётся, потому что всё равно останется ультра рентабельна. Следовательно, не имеет смысла просто так дарить частным лицам столь огромные средства, принадлежащие всему русскому народу. А так как большинство уже решило, то продолжать споры и затягивать решение вопроса бесполезно, более никому не будет предоставлено слова по данной теме. Ряд депутатов начали возмущаться, но голосование уже началось, никто не обращал на них внимания, Гербов не дал им не малейшей возможности затянуть споры на срок дольше, чем допустимо.
   В гос. Думе я просидел часов до трёх, время потерял по моим меркам абсолютно бесполезно. С другой стороны убедился, что. Во-первых никакими путями ускорить процесс принятия ряда новых поправок и законов в соответствии с программой, мне не удастся, всё и так шло максимальными темпами, моё участие было бы совершенно лишним. Во-вторых, Гербов и наше большинство были вполне в состоянии целиком держать ситуацию в своих руках, быстро делая всё необходимое, и это радовало, отклонений в программе не предвиделось. Около трёх часов мне на сотовый позвонил Иван, попросил встретится в Кремле, я велел ему быть там, к пол четвёртому. Поэтому я встал и собрался незаметно удалиться, но у меня конечно не получилось.
   -Товарищ президент, вы нас покидаете?
   -Да, я убедился, что у вас и без меня всё идёт наилучшим образом.
   -Совсем или как?
   Я пристально посмотрел в сторону говорившего, один из депутатов демократической партии, прорвавшейся в Думу, тот побледнел. Всё же мой статус пока ещё был таков, что многие боялись того, что я начинал делать, никто не знал, что от меня ожидать. Я перевёл свой взгляд в середину зала.
   -Можете продолжать, я вас покидаю, как я и говорил у меня дела. Всем удачи.
   После чего спокойно вышел. Обсуждения продолжились только после того, как за моей спиной закрылась дверь. Всё же несмотря на мою либеральность все чего-то боялись, боялись того что моя потенциальная власть из-за единства организации и большинства в Думе была много выше, чем у всех предшествующих правителей, боялись не того, что я делал, а того что мог бы в принципе, если бы захотел. По крайней мере все так считали, хотя мог бы или нет, вопрос третий. На самом деле стоило бы мне отойти от выполнения моей программы, и мои одно партийцы перестали бы голосовать за мои решения, и я тут же потерял бы возможность гибко действовать. В том числе изменять бюджет Российской Федерации, решать какие программы будут основными на следующие годы, выделять на них крупные средства без согласования, точнее с запозданием согласования с Думой. Как это было сделано, несколькими днями ранее, когда я раздавал указы и сразу средства всем министерствам, в соответствии с программой моей организации.
   К половине четвёртого я уже без проблем добрался до своего рабочего кабинета в Кремле. Там меня встретил мой новый министр безопасности, Хлестов Иван Александрович, занимавшийся вопросами коррупции и реформирования армии. Стоило мне войти в кабинет, он сразу встал из-за компьютера.
   -Привет Андрей.
   -Здарова.
   -Слушай, я тут подготовил список, вот ознакомься.
   Я быстренько просмотрел листочек, ничего нового, два олигарха вообще не платившие налоги на нефть, несколько десятков крупных правительственных чиновников, проштрафившихся на взятках. Ну все мои бывшие одно партийцы самые умные, каждый своё суёт, думает не вижу, хотят это обычная психология всех людей. Считать, что они одни видят всё, а другие понятия не имеют, что делать, и что происходит.
   -Так, хорошо. Но олигархов мы пока трогать не будем, даже самых виноватых. А что касается вот этих трёх чиновников, - я подчеркнул несколько фамилий гелиевой ручкой, - их замени и под суд, только тихо и без излишков прессы.
   -А почему олигархов то не трогать? Они же сейчас воруют, а не тогда.
   -Я им позвоню, припугну, лично поговорю, и не будут. Знаю, что воруют, налоги не платят, но начинать с первых же дней разбираться с олигархами нельзя. Они же все тут же за рубеж со всеми капиталами, и не шагу назад, не вернутся короче, не зачем им.
   -Так и пусть.
   -Обвал экономики наступит, мы потеряем власть, и всё вернётся на круги своя, нельзя их пока трогать, даже всех этих чиновников и то нельзя, какие бы они стратегические отрасли не занимали. За ними же за каждым свой коллектив людей стоит, наступи на лапу, тут же все заверещят.
   -Ладно, всё я знаю, значит на этих, добро даёшь?
   -Да только, чтобы всё с уликами ну и обосновано, аккуратно, без скандалов.
   -Что там с таможней, армией?
   -Болото полное, гребусь. Может быть что-нибудь сдвинется со временем, да сам знаешь, я пока ещё мало в должности.
   -А что с генералами Авдотьевым, и Топоршкиным? Что они о призыве говорят?
   -Обещают, к этой осени сократить на 20%, только им 350 миллионов долларов на контрактников нужно.
   -Думаешь, разворуют?
   -Думаю, половину точно, но главное, чтоб результат был, я им деньги под личную ответственность, они мне 90 тысяч контрактников.
   -Это всё что ты хотел?
   -На вот ещё, бумажки вот эти прочитай, - Иван протянул мне толстую, страниц в тридцать, папку, - ну пока всё, счастливо.
   -Удачи.
   Я выпроводил его за дверь, открыл папку, пролистал, опять счета и документы, сколько же их, сплошные цифры. Из написанного тут, получалось, что в каждом регионе свой хозяин, строй и уклад. По-своему, хорошо конечно, да в целом не очень. Москва сама по себе, гос-во само по себе, не во всём, но во многом. Я отложил папку, решил позвонить владельцам "ДальСибНефть" и "ДальВостокМеталлы". Позвонил секретарше, приказал ей срочно связаться и назначить время для телефонного разговора с этими важными дядями.
   Снова возник вопрос, а чем мне заняться? Правда, в этот раз себе дело всё же нашёл, решил перекусить. Позвонил другой секретарше, приказал принести себе обед, это было исполнено в течение нескольких минут. Я быстро сжевал всё, принесённое, позвонила первая секретарша, сообщила, что Алексей Дмитриевич Дзержинский, владелец "ДальСибНефти" на связи.
   -Андрей Игоревич, вы хотели со мной поговорить?
   -Да. У меня тут на столе лежит отчёт по деятельности вашей кампании.
   -И что в нём, что-то такое, за что меня следует арестовать?
   -Нет, на первый раз хватит и поругать. У вас фин. оборот, до четырёх миллиардов долларов.
   -О нет, вы ошибаетесь, всего лишь двадцать два миллиона, наша кампания жутко убыточна, из-за того, что нам приходится обеспечивать всем необходимым Северный посёлок, да и добыча последние пять лет на нуле, трубопровод местами течёт.
   -Так вот, сейчас вы имеет возможность совершенно свободно, официально зарабатывать на своей кампании четыре миллиарда долларов в год. И было бы не плохо делиться с государством, отдавая ему законные пятьсот миллионов.
   -Вы же сами сводили баланс, по моему некто Кудрин, работающий в вашем аппарате, всё утвердил.
   -Не вижу смысла продолжать этот разговор, пятьсот миллионов или я вашу лавочку закрываю.
   -В смысле, вам, или как? Не много ли будет?
   -Нет, не мне, в казну, налогов, я проверю.
   -А если нету столько?
   -Я не буду препираться, я видел отчёт о том, сколько нефти у вас купили, хотя и понятия не имею, сколько вы нас самом деле, по вашей отчётности продали.
   -А если, лично вам, пятьдесят, и точка, вы ничего не видели? Не пойдёт?
   -Нет, не пойдёт. Пятьсот миллионов, к концу июня, я проверю.
   Я положил трубку, ответа так и не дождался, да и не ждал. Думаю, товарищ и так всё понял, жди к концу года свои пол миллиарда. Взял сотовый, набрал номер Хлестова.
   -Привет, это опять я.
   -Да, что хотел?
   -Ты мне папочку на Дзержинского давал, ты нашёл того, кто его покрывал, не спроста же четыре миллиарда в год воронили пять лет кряду.
   -Да я и обнаружил то, найдя этого Кудрина, поэтому и тебе сообщил, только тот уже за бугром. ДальСибНефть ему по восемь миллионов в год кидала, ну за пять лет он около тридцати трёх миллионов и скопил, а как с поста его пять дней назад сместили, сразу в Швейцарию слинял, со всей суммой. А теперь и не докажешь, отчётность то вся его была, левенькая, в такую не поверят.
   -Понятно, ладно, хорошо хоть раскололи, считай одной дыркой меньше. Кстати, этот обещал впредь выплачивать, все 13 процентов, там уж сам леди, а сажать его не будем.
   -Одной ли, эта дырка крупная, её вообще грех не заметить, целый район, а вот что с более мелкими делать, ума не приложу. Каждого бухгалтера никогда не проконтролируешь, но именно за этой фирмой я теперь буду следить от и до.
   -Обидно только, этот придурок себе хапнул тридцать с небольшим, а в бюджет не доплатили около двух с половиной миллиардов. Заработок от его мелкой взятки, вообще не сопоставим И посадить сейчас этого Дзержинского не получится, слишком уж таких много. В лучшем случае, можно заставить его впредь примерно вовремя платить.
   -Да я и так всё знаю, ну пока.
   -Удачи, если что ещё найдёшь, сообщай, только смотри просто так не спеши сажать. Пока что...
   С владельцем "ДальВостокМеталла", спустя минут пятнадцать у меня состоялся разговор аналогичный. Закрывать предприятие я не спешил, трясти все старые долги разом тоже, просто предупредил, что слежу за олигархом лично, и в случае чего лавочку прикрою.
   После чего, до шести часов я занимался всякой ерундой. Составлял планы, читал отчёты, разговаривал с некоторыми партийцами по всем многочисленным довольно маловажным вопросам. Типа того, кого назначить ответственным по Краснодарскому краю, а кого в Оренбургской области. Что-то нужно было подписать, куда же без моей подписи, а до того как подписывать прочитать, ознакомиться с вопросом. В шесть я позвонил одному из наблюдателей в гос. Думе, поинтересовался как там идёт принятие новых законов. Мне сообщили, что всё идёт по графику, было принято постановление о централизованной проверке высшего образования, которая должна вступить в действие начиная с ноября 2008года. Введён закон о запрете проституции во всех её формах, правда пока что, кроме не значительного штрафа в двести долларов, и увеличения срока за сутенёрство минимально до шести лет, особых мер не предусматривалось. Зато главное, было закончено обсуждение по экспортным налогам на ресурсы, промышленность и индустрию развлечений.
   Около семи вечера ко мне в кабинет зашёл встревоженный чем-то Елозин. Он прошёл к одному из компьютеров, запустил на нём какую-то программу, и попросил меня подойти.
   -У нас тут проблема возникла.
   -Да, что такое срочное?
   -Ты только посмотри курс рубля, он за последние три часа обвалился на пятьсот пунктов, а за последнюю неделю на все девятьсот. Хотя до этого шло устойчивое укрепление, два три пункта в день.
   -Девятьсот пунктов, это 0,9 процента ко всей стоимости?
   -Да. Но главное, посмотри на линию, устойчивый спад, если так продолжится, то завтра утром наступит глубокий обвал, может быть даже на несколько рублей.
   -То есть рубль подешевел примерно на 32 копейки к евро. Жаль, в чём причина, кто-то уже против нас играет, хотя на игру не похоже, масштабы всё же не те, и всё развивается по экспоненте.
   -Недоверие западных инвесторов, наших собственных олигархов, отток капиталов, судя по всему скорее всего проблема сейчас в наших собственных, просто из-за того, что особенно интенсивный спад начался после увеличения экспортного налога на ресурсы. Все боятся национализации, непредсказуемости действий, а что начнётся завтра утром, после объявления законов гос. Думы.
   -Вот полюбуйся.
   -Думаешь глобальный обвал экономики? Хотя, я предполагал что то подобное, слишком уж не обычна наша позиция.
   -Ну да, спад продолжится, за ночь рубль полегчает ещё копеек на пятьдесят, а потом как объявят про экспортный налог, крах. Все посмотрят на сколько он за ночь обвалился, и... Хотя как сказать конечно, тут же всё только в психологию упирается, большие экспортёры ресурсов на сам налог обидятся, кто-то наоборот. Но вот сам падающий уровень рубля может всех распугать.
   -Вот что, ты прав, большие нефтяные экспортёры сильно обидятся, но вот только остальных это коснётся лишь в том случае, если весь рубль обвалится. А там уж все от рублей избавляться начнут.
   -Это понятно, я вот...
   -Я вот что предлагаю, слушай, подключайся немедленно, начинай скупать на средства стабилизационного фонда акции нефтяных кампаний, это по любому поднимет их стоимость, а следовательно и котировки рубля, быть может мы только этого и ждали.
   -Так тут всё скупать никаких средств не хватит, ну протянем мы неделю, но ты за это время по любому должен что-то исправить.
   -Вообще, ты рубль сильно тоже не укрепляй, покупай потихонечку, небольшое падение нам даже выгодно, только к утру повысь чуток, чтобы всё спокойно выглядело, ну всё действуй иди.
   -Так что с проблемой, решать то надо.
   -Решу, не дрейфь, а пока беги быстрее собирай активную группу, начинай скупать, не тормози, к завтрашнему утру, часам к восьми курс должен быть примерно на прежнем уровне.
   -Ну, тебе видней. Только вот указ напиши, а то меня никто просто так не послушает, и тратить стабилизационный фонд не станет.
   -Давай, - я расписался, выделил на скупку 12 миллиардов долларов, чтобы он не увлекался.
   -Всё, я ушёл.
   -По резвей давай.
   Мне также предстояло немедленно действовать, как то договариваться со всеми, решать проблему начавшегося оттока капиталов. Я написал небольшое послание, пригашавшее явиться всех в Кремль, завтра к десяти утра, или прислать своих уполномоченных представителей, для обсуждения важнейшего вопроса. Потом набрал номер Элеоноры, своей секретарши. Вызвал к себе:
   -Спасибо что захватила кофе.
   -Ерунда, что нужно, смотрю Павел Дмитриевич задал тебе задачку.
   -Слушай, составь список всех нефтяных и газовых русских магнатов, в порядке убывания величины капитала, так чтобы стоимость их кампаний составила порядка семидесяти процентов, общей стоимости всех российских частных.
   -Зачем вам?
   -Сделай это как можно быстрее, разошли им вот это приглашение, пусть срочно явятся сами, или пришлют уполномоченного представителя, способного принимать решения, или хотя бы обсуждать и быстро связаться с хозяином. Понятно?
   -Да, так точно сэр.
   -Удачи, сделай это как можно быстрее, без клоунства, подключи себе кого-нибудь помоложе, и по активней, в помощь, это очень важно.
   -Господин президент, напоминать женщине о возрасте, это через край даже для вас. Всё будет исполнено в срок, не волнуйтесь.
   За то, что всё будет исполнено, я и не волновался, проблема больше упиралась в то, как договориться со всеми, после того как все явятся на встречу. Я попил кофе, отдохнул пять минут, и сел за написание речи на завтрашний день. Саму речь я конечно читать по бумажке не собирался, не Даун же какой-нибудь, но вот набросать отдельные мысли, о которых предстояло говорить стоило заранее.
   Пол десятого зашла Элеонора, сообщила, что почти со всеми связалась, и приглашает всех к десяти утра в Кремль. Я поблагодарил и отпустил домой, потом позвонил на сотовый Елозину.
   -Как там торги?
   -Только приступил, уже потратил два с половиной миллиарда, очень неудачно, потерял на перепродажах около пяти процентов, сто миллионов блин, зелёных. Но зато два процента ЛУКОЙЛа, и ещё ряд кусочков других кампаний перешёл в гос. бюджет, их стоимость подросла, как и рубль. Рынок среагировал с замедлением, вот пожинаю плоды чрезмерного укрепления рубля, но вроде всё приходит в норму, по крайней мере, думаю на ближайшие часов двенадцать, психологический спад от экспортного налога ликвидирован. Я ещё прослежу за всем этим.
   -Ты про безнал в свете всего также не забывай, это приоритет номер один, а твои валютные торги, при всей их важности дело второе.
   -Я всё успею, не волнуйся, всё в порядке будет.
   -И смотри, чтобы там не воровали по 5 процентов у меня.
   -Эх, Андрей, ну ты даёшь блин, не волнуйся, не в воровстве дело, просто перевод и перепродажа валюты штука не бесплатная, да и при покупке сыр бор, и в налогах страны, в банках которых сумма лежала.
   -Всё, в общем аккуратнее, держись.
   -Да продержусь уж, не так уж и много нужно денег на самом деле, чтобы спад рубля держать, по крайней мере до объявления гос. Думы.
   -Да, не так уж и много, по два миллиарда долларов в сутки, слышал бы тебя кто-нибудь.
   -Я имел ввиду, что не так уж и много, по отношению к общей стоимости всего.
   -Ну, удачи, не забывай про все дела в целом.
   Я выключил телефон, посидел, выпил немного апельсинового сока, и отправился к себе домой, на сегодня моя государственная деятельность была закончена.
  
   Глава 2: Счастливое детство.
   Я прошёл внутрь школы, прошёлся по недавно ремонтируемыми мной, моими друзьями, и другими рабочими коридорам. А неплохо мы везде отремонтировали, сколько краски извели, везде теперь новые ставни и линолеум, даже лестницу отремонтировали. И компьютерный класс из двенадцати машин поставили, только вот старенькие больно, контра и то тормозит, не то что в соседнем "ВормФайре". Жаль только весь ремонт почему-то пришёлся на весну, всё время приходилось бегать из одного кабинета в другой, хотя с другой стороны я теперь весну отколымил, ещё лето подработаю, и точно на универ бабок хватит. Подошёл к кабинету, постучался, приоткрыл массивную железную дверь, Геннадий Фёдорович разговаривал с каким-то мужиком.
   -Подождите, я сейчас.
   -Зарплата пришла?
   -Да Сергей, подожди пять минут, пришла.
   Я уселся около двери, попытался прислушаться о чём шёл разговор, но говорили не достаточно громко, да и изоляция была неплохой, дверь в кабинет директора капитальная, слышен был только сам голос, но разобрать о чём было не возможно, хотя в школе никого не было, вокруг стояла относительная тишина, всё же уже начало июня. Наконец мужик наговорился с директором и вышел.
   -Ну, Павел Игоревич, не волнуйтесь, всё у вас нормально будет.
   -Только нам нужна золотая, а не серебряная, серебряных сами знаете...
   -Вы же занимаетесь с Инной Сергеевной, всё в порядке будет.
   -Ну, удачи.
   -Счастливо вам, - Геннадий Фёдорович задумчиво посмотрел в спину удаляющемуся мужику, потом на меня, - ну заходи, пришла твоя зарплата.
   Я прошёл за ним в кабинет, директор убрал со стола в полку стопочку денег, на вскидку штук десять наверно. Принялся лазить по шкафам, что то искать, наконец нашёл, свёрток с деньгами, я сел напротив. Геннадий положил передо мной отпечатанную на принтере расчётную ведомость.
   -Вот, четыре пятьсот, двадцать две смены по семь часов, одна трёх часовая, распишись.
   -Всё верно. Комариков Витёк просил за себя получить, вот его записка и паспорт, этого хватит?
   -Да без проблем, я ж знаю он твой друг, вот его тысяча четыреста.
   -Отлично, ну я пойду.
   -Удачи тебе на ЕГЕ.
   -Спасибо.
   Я не торопясь засунул деньги в разные карманы и вышел. Только у расписания экзаменов задержался, уточнил, во сколько завтра приходить на Математику. По пути домой заглянул к тёть Нине, занёс ей Витькины деньги, может он меня за это и обложит потом не хорошими словами, зато хоть не прогуляет. Конечно, часть он всё равно потом у родителей выпросит, всё же его, заработал, но зато не сможет их все зря спустить за два дня в какой-нибудь кафешке. Да и потом сам виноват, не надо было меня просить получать, знал же, что родакам отнесу. Пошёл домой, оставил там свои кровные.
   Долго не засиживаясь, отправился в тот супермаркет на углу Вавилоновской, про который тетя Люба рассказывала. Магазин был не далеко, минут десять ходу от дома, нашёл я его довольно быстро. Осмотрелся, ремонт был не плохим, хотя так во всех супермаркетах, на выходе две пропускных стойки, и пара охранников, один в глубине торгового зала, другой у входа. Я обратился к одному из них:
   -Слушай парень, говорят вы тут набор охранников ведёте.
   -Да, - он скептически посмотрел на меня, - а ты не маловат ещё случайно?
   -Не, в самый раз, где тут у вас кабинет директора?
   -Вон там, справа дверь, он кстати тут.
   -Пасиб.
   Я прошёл налево, нашёл белую дверь, постучался, и услышав приглашение вошёл. Кабинетик директора представлял из себя маленькую без оконную комнатушку, с сейфом и каким-то с виду стареньким компьютером. Директор оторвался от героев три меча и магии.
   -Что вы молодой человек хотели обсудить?
   -Вам охрана нужна? Я видел объявление.
   -А тебе лет то сколько? Прописка Рябинская? Ты не маловат случайно, на охранника то?
   -Восемнадцать, кстати я боксом занимаюсь и на стройке работал, так что потяну. Прописка Рябинская.
   -Вредные привычки есть, пьёшь, куришь, шыряешься?
   -Не пью и не курю, ну и не...
   -Как совсем?
   -Совсем не пью и не курю.
   -Эк, ну в общем у нас на рабочем месте нельзя ни пить не курить. Ну и пьяным приходить на работу очень не рекомендуется.
   -Да не, я не пью
   -Эх, молодёжь, развелось дураков. Давай так, первые два дня стажируешься, если всё нормально будет, приступишь к оплачиваемой работе, плачу как всем, триста пятьдесят за смену в двенадцать часов, стоять надо и днём и ночью, как смена выпадет. Один пропуск без предупреждения, штраф пятьсот рублей из зарплаты, два увольняем без выплат, так что работу не пропускать.
   -Хорошо, а когда приступать то?
   -Да в любое время, как тебя Санёк, старший охранник в списки включит, так и приступай.
   Я ещё постоял, потоптался перед дверью минут пять, мы обсудили что и как, потом вышли с директором в торговый зал, он подозвал одного из охранников, познакомил меня с ним, и меня внесли в списки сотрудников, все бумажные дела уладили минут за десять, главное, что паспорт при мне был. Только к моему первому приходу из милиции, мне предстояло принести справку из милиции, что я не бандит, и нигде не числюсь. Стоять мне предстояло в основном ночью, я сам попросил, чтобы не было проблем с пропуском экзаменов, смена начиналась и заканчивалась в семь. Очень удобно, если ты студент, или школьник. Вообще на вскидку, Санёк и директор мне понравились, очень спокойные и мирные люди.
   Договорившись обо всём, я сразу же отправился в милицейский участок, получать несчастную справку. Правда, ближайшее отделение находилось довольно далеко, а денег я с собой не захватил, пришлось прогуляться, минимум час. В участке и проторчал часа полтора, в принципе не так уж и много, хотя если сложить с временем на дорогу пешком туда и обратно, то нормально получается. Долго ли коротко, собрав наконец все три подписи на своей справке, часам к восьми я освободился и отправился домой.
   Где-то на пол пути домой, на пересечении проспекта Мира и Юного Пионера, я пересёкся курсом с неприятного вида толпой из шести подростков двадцатилетнего возраста. Когда я проходил мимо них, двое неожиданно набросились на меня и стали, бить. Я попытался было дать сдачи, но удалось только пнуть одного по ногам и упасть. Повалив меня, и нанеся мне около десяти ударов, со словами "где деньги" и "гони сотик" меня начали обыскивать. Обыскивали не долго, кампанию постигло явное разочарование, они вытащили мой паспорт со справкой, выкинули в пыль рядом со мной, обшманали все карманы, ничего не нашли, и со словами "зря парня побили", "пойдёшь за нами убьём на..." торопливо пошли дальше, в том же направлении что и шли. Я подобрал из пыли паспорт со справкой, они даже почти не пострадали, только чуть помялись, ощупал себе лицо, вроде тоже в норме, и как ни в чём не бывало пошёл дальше. Идти следить за кампанией, или тащиться в участок мне не хотелось, всё равно ничего не отняли, ну побили маленько и всё, в принципе не придерёшься, и ничего не докажешь, даже если их и поймают. Первый раз что ли, в нашей то стране, мелкий гоп стоп без оружия, обычное дело. Главное не так уж и сильно меня побили, и то ладно, наверно даже на лице следов почти не останется, а удары в корпус вообще не считаются.
   Домой я припёрся пол девятого, поели сел за математику. Родителям про происшествие даже рассказывать не стал, всё равно ничего никто не сделает, ну может быть мама по вздыхает.
   На следующее утро я как штык стоял около школы. Наша классная руководительница, Ирина Алексеевна собирала наш класс с левой стороны лестницы, около входа. Я влез внутрь толпы, постоял поболтал.
   -Ну, ты и урод Сергей Валерьевич, нахер ты моей мамке деньги то отдал, я ж себе зарабатывал.
   -А я тебе ничего и не обещал, кстати, мог бы и спасибо сказать, что спас рублей пятьсот от пустого прокуривания и пропивания.
   -Ничего ты в жизни не понимаешь, серая личность, жизнь она одна, курить и пить конечно вредно, и с бабами гулять в моём возрасте не прилично, а умирать здоровым и высокоморальным обидно.
   -Ага, только любители этой поговорки, обычно умирают от печёнок в пятьдесят, а здоровые, нормально себя чувствуют и лет в девяносто.
   -Зато живут полной жизнью, а не занудной мышкой, правда Вить? - и чмокнула Витька в губы это Витькина девушка Юлька, редкостная стерва.
   -Ладно молодожёны, пойду я куда-нибудь.
   К пятнадцати минутам девятого подтянулись все опоздавшие, мы же наговорились и нахвалились друг другу о том, кто как косил от учёбы и родительского присмотра, во время подготовки к экзамену, и шумной, неорганизованной толпой двинулись в соседнюю школу писать ЕГЕ. Многие хвалились шпорами, и тем как они затоварились перед сдачей. Так например Васька Донцов вообще, вчера весь вечер просидел за какими-то тестами, якобы сильно схожими с экзаменационными, которые ему отец где-то купил. Рассказывал про то, какие ужасные задания с производными ему бедному приходилось делать. Хотя не позавидуешь Васе, всё время родители прессуют "учись, учись", если бы меня так, я бы наверно повесился, может быть ему и покупают всё, но жизнь у него в некотором плане совсем не пряник. Неудивительно, что он терпеть не может учёбу, и всё время сидит в компьютерном клубе. Что касается меня, я и так почти не учил, как то не до того было, да и не люблю я учить, что знаю напишу, а что не понятно, и учить бес толку. Да и потом, у меня всегда были четвёрки по математике, даже как-то олимпиаду выигрывал, правда это не считается, школа у нас с английским уклоном, математика никакая, так то мои победы ничего не стоили. Но училка наша хвалила, и расстраивалась, что я учусь на гуманитарном, но в итоге ставила четвёрки из-за того, что домашку совсем не делал, так времени не было, особенно когда ремонтником подрабатывал. Как бывает, придёшь так после семи часовой смены, и делать ничего не хочется. И вообще не пойму, почему нельзя было сразу встретится около 134й школы, мне например к ней идти даже ближе, чем к своей, так же удобнее, всё равно все знают минимум за день, где мы будем писать следующий ЕГЭ.
   У соседней школы нас встретили чужие учителя, наш классный руководитель, и ещё несколько преподавателей нашей школы остались внизу, нас же помешали с параллельными классами, и переписав данные паспортов отправили по разным кабинетам. Мне в общем-то повезло, в мою группку попалось целых три моих одноклассника, в том числе Васька, жаль только ни с кем из них я не дружил, но мы всё равно перемигнулись о том, что будем помогать друг другу. Хотя, Донцов конечно никому из нас ничего скатать не даст. В начале мы уселись как попало, сидели ждали минут тридцать, преподаватели зачем-то бегали, что-то обсуждали. Так продолжалось минут тридцать, сорок, потом нас рассадили в определённом порядке по списку указанному на листочке и объявили: "Списывать нельзя, пользоваться посторонними записями также, кто будет замечен удаляется с экзамена, тест не зачитывается. Если кому-то понадобится в туалет, сообщаете преподавателю, он вас проводит. Если кто хочет сдать тест только на оценку, делайте только часть А, если вы собираетесь поступать в университет А и Б. Мне говорили, что вы все здесь из гуманитарного ВУЗа, так что не советую вам браться за часть Б." Один из двух, присутствовавших в кабинете учителей прошёл между рядами, и раздал запечатанные пакеты с бланками ответов и заданий, мы приступили к их выполнению.
   Первые вопросы из части А показались мне очень лёгкими, почти арифметическими, я быстро и легко решал простые уравнения, считал дроби и всякую ерунду. Вопроса с десятого дело пошло куда медленнее я пыхтел, считал, и пересчитывал задачи, я понимал, сейчас решается моя судьба, многое решалось. Часть А я решил почти полностью. Просмотрел задание дальше. Там, в части Б начинался настоящий кошмар, синусы и косинусы, я конечно помнил, что синус это отношение противолежащего катета к гипотенузе, ещё самое общее, но тут в нескольких вопросах требовалось перевести всё в какие-то радианы. Потом пошли производные, тема, которую мы проходили весной, как раз когда я работал, всё что я о них знал, это то, что они вообще бывают, и с ними надо что-то делать, и ещё какой-то ужас, кажется, это называлось матрицей, что-то слышал по телевизору. Мне оставалось только грустно взглянуть на всё это, я посмотрел на часы, прошло лишь двадцать минут, пятнадцать из них я потратил на часть Б. Одна из подошедших преподавательниц, посмотрела моё имя в списке, подошла, наклонилась и шепнула:
   -Мальчик, если ты всё сделал, сдавай, только не начинай часть Б.
   -Это мне решать.
   -Если ты начнёшь Б, ты всё завалишь, лучше проверь А, и сдай.
   -Я в университет, на авиацию иду.
   -А, ну ладно.
   Я сидел ещё пять минут, напряжённо думал. Думал о том, а делать ли мне Еге дальше, стоит ли? Я явно не смогу. С другой стороны, что мне даст четвёрка или пятёрка, почти ничего, я смогу быть может поступить на экономический, аттестат будет без троек. Впереди кошмар, ад, наверняка ничего не решу, но я хотел пойти в авиационный, это у нас элитный ВУЗ. Я вообще ни черта не смыслю в производных, но тут на них половина задач. А ещё тригонометрия, и линейная алгебра, настоящий бред. С другой стороны, а что я теряю? Жить так по полной, или не жить вовсе, не всю же жизнь мне мелочью гнить, копить деньги на новую квартиру. Хочу в лучший ВУЗ города, жить хочу.
   Первую же задачу на тригонометрию я решал минут десять, проверял и перепроверял, наконец, вписал в клеточку ответ, вроде бы верно. Потом пошла следующая, и опять какой-то жуткий нереальный бред, сидел ломал голову. Посмотрел в сторону, Васька что-то усиленно рассматривал на шпоре, преподаватель как будто специально не смотрела в его сторону. Сидевшая напротив девочка тоже полезла за шпорой под гольфой, но ей тут же сделали замечание и припугнули тем, что выгонят. Я посмотрел за Васькой, тот бледнел и лихорадочно, совершенно ничего не стесняясь, листал шпоры, потом попросился выйти, и его конечно выпустили. "Всё с ним понятно, гад", ну что ж, обычная наша жизнь. Да и не один он такой, вон все в туалет бегают, а возвращаются довольные, как будто неделю терпели.
   Я погрузился в решение этой ерунды глубже. Самая большая проблема пожалуй заключалась в этих радианах и производных, я понятия не имел как с ними работать, переводить одно в другое, а уж что касается одной задачи на интеграл, можно было и не пытаться. Сидел я довольно долго, почти дольше всех, усиленно пытался что-то решить, и похоже здорово злил своими решениями посматривающую на мой листочек училку, судя по всему она уже записала меня в разряд особенно тупых и упёртых. В конце второго часа она даже один раз не выдержала и ткнула пальцем в одну из моих производных, "вот дурень, производная от икс в третей, два икс квадрат, как же ты насчитал". Я и объяснять не стал, что просто в условиях одной из последних задач приводилась ссылка на то, как брали производную от два икс квадрат. Я поменял двойку на тройку, и стал решать дальше, училка успокоилась. Но судя по всему дальше не решалось совсем, я конечно сочинил ответ на каждый пункт, и даже тупое решение на письменное задание С, но подозреваю, что ошибся много где. Оставалось вздохнуть и сдать работу.
   Около крыльца школы все собирались на попойку, даже Витёк Комариков, меня звали и уламывали, мне сегодня первый день предстояло стажёром в охране стоять, на силу вырвался. Я доплёлся до дома, пока шёл думы становились всё тяжелее и тяжелее. Зачем полез в часть Б, похоже завалил ЕГЕ напрочь, если подумать, во второй половине, больше половины наугад поставил, наверняка за самые сложные задания больше всего баллов дают. Дома сразу лёг спать, не ел не пил, как-то так получилось, что в расстроенном виде спиться лучше.
   Первая ночь в магазине прошла легко и быстро. Несмотря на то, что меня первые два часа стояния постоянно пугали страшными драками, бандитами и разборками, происходящими ночью, ничего страшного не случилось. Только уж больно много все постоянно пили и курили, особенно после двенадцати, когда посетители почти кончились. А ещё мне не понравилось, когда мне рассказали, что из зарплаты слишком много вычитают, оказывается иногда из-за не до сдачи, платят не по 350, а по 250 рублей за смену. И уж как только не борется наша доблестная охрана с воровством, а всё равно, всё время не до сдача, разве что, иногда она бывает то больше, то меньше. И вообще я узнал за первую же ночь много интересного из жизни нашего общества. Например, то, что за районом следит смотрящий, он ночью иногда гуляет, и ему на глаза попадаться не стоит. В первый же вечер, к нам отовариваться заезжали самые настоящие бандиты на джипе Алек и Завир. Они мотались с пистолетами, и совершенно не стеснялись расхаживать так магазину, это наша крыша. Хотя они за всё заплатили, и не к кому не лезли, не обижали, мы же как бы все их рабочие, только вот приятного мало. Я тут стою работаю, а какой-то бывший тридцати пятилетний зэк получает больше меня, моей мамы, и отца, вместе взятых, и запросто может позволить себе любой коньяк, на который мне нужно копить с моей зарплатой, целый месяц, и молоденькую девочку. Справедливость блин, и свободный рынок, так и прёт в нашей стране, сказать нечего. Самое обидное только, что такие тридцатилетние крутые, вкладывают все свои деньги, отнятые у тех же владельцев супермаркета, в виде теневого налога, вовсе не в экономику заводы, и не в процветание нашей самой справедливой и лучшей в мире страны, а в поддержку проституции на проспекте Победы. Возвращают так сказать молодым девушкам, моим ровесницам, то, что изъяли в качестве налога, вместо государства. Вот и сейчас с ними таскается какая-то, и наверно всегда так. А сколько таких на проспекте Победы стоит, можно и не упоминать. Лёгкий заработок, обычное дело, в стране, где слово мораль, может вызвать только смех. Так что уже в первую же ночь я всех их возненавидел, хотя ненавидел и раньше, даже при том, что именно вот эти здоровенные мужики никогда гоп стопом на улице промышлять уже и не будут. Зайдут раз в месяц к директору, заберут свои положенные, уж не знаю сколько, и до свидания. Но сама работа в ночь оказалась достаточно спокойной, правда несмотря на отсутствие клиентов, спать у нас не получалось, и категорически запрещалось, даже после трёх утра. Оказывается ночью время от времени, раз в два три дня приезжают проверяющие, которые идут на все мыслимые и не мыслимые ухищрения, чтобы поймать спящего, потому что им за это дают премию, а виноватого либо увольняют, если второй раз, либо штрафуют на сумму премии проверяющего.
   В итоге после первой же ночи я оказался как выжатый лимон, ещё бы простоять, и промотаться целых двенадцать часов. Придя домой, всё что я сумел, это завалиться в постель, и проспать восемь часов кряду.
   Проснувшись, открыл физику, поучил её часа два, просмотрел все правила и определения, попытался разобраться в том, что такой магнитная индукция, но так и не получилось, и не хотелось больно, что тоже не маловажно, не понимал и ладно. И вообще, с электрикой у меня что-то совсем плохо было, знал только что такое сила тока, напряжение и сопротивление. Зато в отличии от всех прочих, ещё с седьмого класса знал как работает газотурбинный двигатель, и какая температура сгорания в камере сгорания ракетного.
   Меж тем приближалось семь часов, мне пора было ужинать и собираться на последний день стажировки. С работы вернулась мать:
   -Сергей, у тебя ж завтра физика, как писать то будешь?
   -Напишу, потом приду высплюсь.
   -После ночи то?
   -Запросто.
   -Ну ты пойми, тебе этот экзамен нужнее работы, тебе же в институт поступать.
   -Мам, вот ты сколько получаешь?
   -Три с половиной, ты же знаешь.
   -А я в охране буду по шесть семь зарабатывать.
   -Но институт нужнее.
   -Да я в него без денег никогда не поступлю, ты пойми.
   -Сейчас говорят новые тесты эти, Еге, просто так принимают по ним без экзаменов, там и взятку не возьмёшь, ВУЗ не имеет права тебя не взять, если у тебя много баллов.
   -Эх, мама, мама, много баллов, ничего ты в жизни не понимаешь.
   -Да куда уж мне, - мать начала кипятиться, - как все училась университет заканчивала...
   -Ну, ну...
   -И между прочим сама поступала, безо всяких денег и связей.
   -У вас времена не те были.
   -У нас точно так же, те же обкомовские и учительские сыновья и сыночки были, их тоже толкали, нас простых резали. А я выучила и сдала, и поступила, те кто учатся проходят, а ты вот на одни тройки учишься.
   -И прямое подтверждение твоего интеллекта, твоя зарплата в три с половиной тысячи в месяц.
   -Да как ты с матерью разговариваешь. И вообще женщина и не должна зарабатывать.
   -Ну да, должен зарабатывать муж, учившийся в таком же институте, что и мать, получающий не три, а шесть тысяч в месяц.
   -Но если ты сдашь тест, ты точно поступишь...
   -Ты сама то там была, писала?
   -Там только простые и общие задачи на производные, я сегодня видела на работе задачи по математике.
   -Ты знаешь, какая у нас математика в школе?
   -Просто вы сами тупое поколение, нет бы учиться.
   -Нет бы зарабатывать, чтобы мне не пришлось в школе всю весну колымить, нет бы государство не разваливать, и вообще, между прочим, всё что мы сейчас видим вокруг, это при вас случилось.
   -При ком при нас, вот скажи, что я могла например, как простой человек сделать? В чём я виновата? Между прочим я тебя воспитала, и вообще ещё посмотрим, что ещё ты у нас делать будешь. Дурак.
   -На худой конец, могла бы ваучер не в ОАО МММ вкладывать, в конце-то концов. Мне тогда, кстати, всего восемь было, и то я уже понимал, что МММ твоё ерунда полная, и даже говорил, а ты и моё, и всё своё просрала. И уж точно, я за три тысячи, как ты работать не буду.
   -А где же ты будешь? И между прочим, ещё посмотрим где ты жить будешь, и как.
   -А что касается жилья, эту квартиру вы тоже не сами купили, её вам подарили при СССР. Сама бы ты со своей зарплатой, разве что на дешёвую ночлежку бы заработала.
   -Между прочим, я работала, всю жизнь.
   -Кем? Сидела бумажки по 6 часов в день в заводской бухгалтерии писала? С подружками болтала. На стипендию жила?
   -И папа твой?
   -Что папа? Жил с родителями, учился до двадцати трёх, пиво по вечерам пил, да в шахматы играл. А потом пошёл работать по распределению, куда послали, там и сейчас работает, старший по цеху, шесть тысяч в месяц с задержками? Конечно, он мог не плохо учится, не то что я, ему то не приходилось смену через день строителем батрачить.
   -Мы тоже работали.
   -Но как? Три часа в день? Для виду? Вот что, мне некогда с тобой спорить, спасибо за нервотрёпку.
   -Да сам виноват. Устроил тут скандал.
   -Конечно, я виноват, кто же ещё. Я тут физику на завтра уже поучил, теперь у меня впереди двенадцати часовая смена, завтра экзамен, потом приду высплюсь, и того где-то восемнадцать часов работы в сутки, примерно как в войну у ваших дедулек было, только тогда по 12 часов все работали, а теперь только молодёжь. Счастливо.
   Я вышел, пошёл в магазин, не скажу что я особо разозлился, маму можно было понять. Обычная глупая старая женщина, привыкшая всё мерить своими примитивными житейскими рамками, в диапазоне дом, работа подружки, съездить навестить бабушку, попить раз в неделю немножко водки, поесть пироги. А если что во всём виновато гос-во в очередной раз не поднявшее, или задержавшее ей зарплату, которую она героически отсидела на своём рабочем месте. Но с другой стороны она тоже в чём-то права, женщины работать не должны, другое дело, что больше семи тысяч у нас заработать действительно трудно, по крайней мере нужно работать, и не так как большинство привыкло. Так что сильно отца винить, тоже не стоит, сильно он не пьёт, меня как бы воспитал, сколько-то зарабатывает...
   * * *
   Тест по физике начинался так же как и по математике. Мы снова очень долго сидели в кабинетах, ждали пока нас всех, соответствующим образом рассадят, потом один из преподавателей прошёл по кабинету, раздавая запечатанные пакеты с бланками заданий и ответов. кто то полез за шпорами, кому-то не утерпелось сходить в туалет, когда шпаргалок не хватило, кто-то просто хорошо решал, и был ко всему готов, потому что этот тест сидели писали не только люди из нашей школы с английским уклоном, но и всякие представители физико-математических лицеев.
   Группу заданий А, я также сделал совершенно без проблем, а потом опять начался этот кошмар. Различные индуктивности, ёмкости, расчёты задач на оптику, и всё то довольно не сложное, с чем мне не посчастливилось столкнуться у себя в школе. И причём, было похоже, что физику я знал куда хуже нежели математику, слишком уж часто мне приходилось ставить ответ наугад, слишком часто я был совершенно не уверен, что делаю правильно. Плюс ко всему, ситуация осложнялась и тем, что я был мягко скажем не выспавшимся, а в таком состоянии решать что-либо трудное, занятие не из приятных.
   Наконец, отведённое на работу время закончилось, у нас собрали листки, и мы вышли во двор школы. Там стояла наш завуч по литературе Галина Тимофеевна, такая толстая сорока летняя тётка, она раздавала результаты по математике, она как бы была одной из ответственных за проведение тестирования. "Результат десятка, пятёрка двадцатка". Она в шутку, да не очень, называла фамилию, оценку, и не говоря балы, размахивая документом продавала билетик за десятку. Сумма была не велика, Галину все давно знали, и тут же раскошеливались. Хотя если прикинуть, её аттракцион был довольно доходным. Нас же писавших, было человек двести не меньше, с немногочисленными отличниками, и теми кто как я зажал, и забыл десятку дома наверно набиралось тысячи две рублей, считай половина учительской зарплаты, не плохо. Что касается меня, я зажал принципиально, как бы там учителя не выставляли на порицание, тех бессовестных, кто зажимает им на подарки, а по моему, любые вымогаемые таким образом взятки, будь то цветы, конфеты, десять рублей за оценку, или сто рублей каждый месяц в фонд класса, это сущее свинство. Не то, чтобы Галина брала в нашей школе больше всех, есть и те кто не берёт вовсе, есть и куда более худшие ничтожества, с длинными языками, загребущими руками, и огромным самомнением о себе хороших, но в данный момент...
   -О Дроздов, четвёрка, десять рублей.
   -Нет, деньги забыл.
   -Займи у Люды.
   Люда, одна тихая скромная не слишком красивая девочка, пользующаяся минимальной популярностью у нашей мужской половины класса. Про её влюблённость в мою, на вид очень скромную персону и так всем давно было известно, даже учителям, только вот поженить нас никак никому не удавалось, из-за чего одно время, даже ходила масса шуток про мою ориентацию. Ну не нужна мне такая, я о себе при всей моей скромной успеваемости и зарплате, довольно высокого мнения, хотя на первый взгляд так не скажешь.
   -Не буду злоупотреблять её добротой.
   -Ну что ж, тогда получишь свой результат в конце, вместе с отстающими.
   -Подожду.
   -Василий Николаевич Донцов, отлично, семьдесят девять баллов.
   -Вау классно, я так боялся, теперь точно в универ поступлю.
   -Да в самый лучший. Ты вообще молодец, лучший результат по всей школе, не ударил в грязь лицом. Доказал, что хоть наша школа и гуманитарная, но на уровне, чтоб им всем зазнайкам.
   Мне в принципе до этого самого лучшего было. Сколько раз ему в морду давал, хотя не много, раза два не больше, но он и так меня как кролик всегда боялся, да и был по жизни кроликом. Не из тех которые слабые, но с достоинством, а из тех, кто нож в спину воткнёт, а потом гадить. Хотя класса с десятого, после очередного мордобоя пришлось маленько свою агрессивность сбавить, ввиду того, что как-то встал вопрос о моём возможном отчислении, или переводе из класса А, на букву пониже. Да и в принципе, не так уж меня Вася доставал, точнее не доставал и не предавал вовсе, боялся, а я просто о нём такого мнения, мелкая подлая душа, хотя и не отморозок. Но зато меня сильно коробило, как все преподаватели любили его за правильных родителей, его собственную правильность, успеваемость, и хорошее ко всем учителям отношение.
   Примерно, через пол часа работа аттракциона закончилась, и я смог получив свой сертификат, пойти спать домой. Оценке я порадовался, сам не ожидал, получил 67 баллов. На фоне того, что я часть просто угадал было довольно не плохо.
   Витёк, заплатив Галине десятку, всё же решил дождаться меня. Уж не знаю, хотел ил он меня переплюнуть и узнать мой результат, или просто домой было одному скучно идти. Но пошли мы вместе, параллельно обсуждая свои перспективы.
   -Ну, ты гад, я то думал, ты четвёрку получил, сдав на 51 бал, ну или на 50, по любому хуже меня, но не на 67 же.
   -Сам дурак, голову надо на плечах иметь, а не бурдюк для пива.
   -Какой ещё бурдюк, он у меня только иногда бурдюк, а вообще мозг, натс, интеллект, улавливаешь ассоциации.
   -Наглядно вижу.
   Витёк сдвинул глаза к носу, как будто хотел рассмотреть свою голову. Приподнял один волосок, подурачился.
   -Так это просто в преддверии выпускного она в бурдюк для пива, или ещё чего, трансформироваться начинает. Вот и сейчас как бурдюк, а у тебя вот, что-то тормозит, хотя дата уже близко.
   -У меня просто этой даты не будет, вот и не меняется ничего.
   -Как так не будет, ты что на выпускной не пойдёшь?
   -Не пойду.
   -Да ты что сдурел? Вот покажи мне хоть кого-нибудь, кто не ходил на выпускной?
   -У меня денег нет, там по две все скидываются, больно круто за одну ночь две штуки отдавать, тем более я не пью, а там одну водку покупают.
   -Не узнаю своего друга, ты что уже всё пропил?
   -Сам ты пропил, ты прикинь сколько бабок надо чтобы в универ поступить?
   -Да не так уж и много, мозгами надо. А если не поступишь, то на кой горбатиться, всё равно работы нет. Куда поступать то собираешься?
   -В авиационный, а что касается мозгов, не поступишь ими пробовали уже. По крайней мере, моими точно не поступишь.
   -Так и не надо, ну вот смотри, ты сейчас в охрану пошёл, сколько тебе там, семь восемь платить будут? А вот станешь крутым охранником, сделают начальником безопасности, будешь все двадцать получать, гуляй себе.
   -Мне двадцать не надо. А что касается гуляний, нагулялся я уже, пора и о будущем подумать.
   -А я вот так думаю, жизнь одна, надо гулять во всю и жить, а не горбатиться, и отдавать бабки за то, чтобы потом преподавателем. За 4,5 тыс рублей в месяц работать, на кой надо?
   -Есть и другие варианты.
   -Ну, ты вот сам подумай, ты отучишься пять лет.
   -Там по шесть учатся.
   -Ещё лучше. Будешь получать где-нибудь, пусть по десять тысяч в месяц, вместо скажем восьми в охране. Через сколько ты окупишь то, что ты пять лет учился, отдавал деньги за универ? Годам к пятидесяти? Тебе тогда уж и деньги не так нужны будут, жить надо сегодня.
   -Живи, только вот ты про армию забываешь.
   -От неё откосить...
   -Откосить можно и иначе, а учиться на платном, это вообще мажорство какое-то, я понимаю у тебя отец, каким-нибудь финансовым директором бы был, но не так же.
   -Не хочу всю жизнь охранником прогорбатиться, образование это конечно не гарантия, но это шанс.
   -На самом деле всё из-за женщин, шёл бы ты взял свою Люду, на худой конец мог бы и на ул. победы смотаться. Жизнь сразу бы стала веселее, и забыл бы ты свою науку.
   -Да пошёл ты, вот дибил. Нельзя же с кем попало.
   -Ну да, ищи свою единственную. А Люда твоя, совсем не кто попало, она только с тобой. Пусть туповата, и чуть толстовата, зато "коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт". У, обиделся...
   -Так если все будут по проституткам шастать, так все бабы ими и будут.
   -Эта профессия древна как мир. Праведник ты наш.
   -А тебе лишь бы о бабах поговорить, всё время на них сворачиваешь, озабоченный. Мы вообще сейчас о образовании говорим...
   Так мы к единому мнению и не пришли, поступать в универ конечно надо, но вот Комариков считал, что только не за деньги. Такие расходы зря, и ради чего? Жизнь и без того прекрасна. Я считал иначе, нужно спину гнуть от и до, но только бы не остаться в низах.
   Последующие дни я провёл в своём магазине, постепенно вживаясь в роль ночного охранника. Стоял себе спокойно, ни с кем никогда не связывался, разборок избегал, и ничего срок шёл, служба тоже. Вскоре пришёл мой результат по физике, он меня очень расстроил, 54 бала, и того в сумме 121. С такими баллами я не смог бы поступить на бесплатное ни в один из университетов, оставалось только платное, или экзамены. А вот Васёк уже отправился греться на солнышке возле чёрного моря, он набрал 73 бала, что в сумме давало 152, гарантированное поступление в авиационный университет.
   В конце июля состоялись вступительные экзамены в авиационный. Я решил идти до конца, учил всё от и до, но конечно пройти не смог, слишком уж высока была требуемая подготовка, и слишком многого я не понимал. Основная проблема заключалась даже не в то, чтобы выучить, а в том, чтобы хотя бы разобраться. Родители подбивали меня пойти учиться в какое-нибудь левенькое заведение, но я так и не согласился.
   Неожиданный сюрприз преподнёс и магазин, в котором я стоял каждый день и целый день. Мы внимательно, как могли следили за каждым покупателем, старались минимизировать воровство как могли, но не до сдача всё равно не уменьшалась. К концу июня, получив очередную зарплату, в шесть с половиной тысяч рублей, вместо восьми, что в общем то тоже очень не плохо, даже больше зарплаты моего отца. А ведь я ещё параллельно готовился к экзаменам, бегал со всякими бумажками по университетам. Я стал постепенно понимать, что руководство водит нас за нос. Уж не знаю был ли то директор, или менеджеры торгового отдела, но кто-то явно воровал порядка 10-20% нашей зарплаты. Идея не плоха, не до сдача, украли, никак не проверишь, не докажешь, все бумаги и фин. оборот на руках того же директора и менеджеров. А если приписать себе в качестве не до сдачи 10-20 процентов зарплаты, обслуживающего персонала в тридцать человек, получается около тридцати сорока тысяч рублей. Если учесть, что наш директор официально получал 20 тыс рублей в месяц, то таким образом он, или какой-то менеджер, или они все вместе, могли без проблем воровать наши деньги, не в ущерб кампании, увеличивая свою зарплату на очень порядочную цифру. И сказать по правде, никто из нас охранников или продавщиц из торгового зала и не вякнул бы, уволить дело пяти минут.
   Всё это было печально, но я продолжал упорно работать, как никак, я получал стабильно, и больше денег, чем многие из взрослых мужиков. Больше чем свой отец, по моим расчётам, этих сумм вполне должно было хватить для того, чтобы не только учиться в университете на платном, но ещё и как-то жить. Но сколько ради этого нужно было работать? Каждый день, смена по двенадцать часов, иногда по две смены, 24 часа на посту, стоишь себе, ходишь из стороны в сторону, и постоянное внимание, не отвлечься. И так изо дня в день, почти без перерывов и выходных. Ночью же приходилось считать и раскладывать товар, выполнять функции грузчика, это тоже входило в функции охранника после двух. А ещё время от времени заваливалась какая-нибудь пьяная кампании, которой делать было нечего. И так изо дня в день, монотонно серо, и скучно. Не удивительно, что все кто со мной работал, во всю пили и курили, отрывались. Но я держался, понимал, начну пить или курить, тратить деньги на ерунду, и всё, всегда так буду, никогда не вырвусь из этого магазина.
   В итоге, получив в середине августа, свою зарплату в семь тысяч, за июль, я скопил, вместе с тем, что заработал весной в школе, двадцать пять тысяч рублей. Огромный деньги, дешёвую машину, типа копейки можно купить, особенно если учесть, что я заработал это всего за пол года, можно сказать не в ущерб своей жизни и образованию. Экзамены то в школе я все сдал, и вообще, как бы вёл нормальный образ жизни, только разве что не гулял.
   Пятнадцатого августа я пошёл в университет, у меня в кармане лежало шестнадцать тысяч. Вышёл из дома, сел на газельку, хотя обычно всегда ходил пешком, но было бы глупо наткнуться на гоп стоп, и подарить им такую кучу денег, почти шестьсот долларов. Когда я входил через центральный вход, даже чувствовал себя большим человеком, но в приёмной оказалась куча народу, пришлось ждать. На всё поступление на платное ушло около двух часов, требовалось только 15,5 тыс рублей платы за семестр, и всего сто баллов по ЕГЕ. С этой минуты я считался официальным студентом лучшего ВУЗа нашего города, всё что требовалось, это учиться, и платить около 32тыс рублей в год. Можно сказать, моё будущее было обеспечено, если не на ближайшие пять шесть лет, то во всяком случае то, которое будет не скоро. А ещё говорят, кто хорошо учиться, занимается научкой, может перевестись с платного на бесплатное.
   * * *
   Я незаметно положил конверт с пятью тысячами на стол, и вышел за дверь. Секретарша выглянула из кабинета, проверила, чтобы никого поблизости от Виктора больше не было, и подала знак рукой, после чего закрыла дверь. Спустя две минуты, дверь открылась вновь, и секретарша велела мне зайти опять. Я вошёл, секретарша выглянула в коридор, и закрыла дверь, кстати очень даже приятная на вид, возбуждающая. Глав врач военкомата сидел и твёрдо смотрел на меня, распечатанный конверт лежал на прежнем месте, около теснённой позолотой таблички "Глав врач Тихонов". Я подошёл, открыл его, проверил все купюры, все деньги были на месте.
   -А что случилось? Они же настоящие.
   -Виктор Андреевич Комариков, вы всё ещё совершенно годны к армии, максимум вторая группа, здоровья, уже не первая, но вторая.
   -Я же заплатил.
   -Молодой человек, это же смешно, я вам даю военный билет на целый год, за это время даже грузчик может заработать тысяч пятьдесят рублей, и принести мне половину.
   -Двадцать пять? Но где я столько возьму?
   -Вообще то я патриот, и с русских, как вы беру по двадцать, всего двадцать, обычных русских тысяч рублей. Одна хорошая зарплата за месяц, преуспевающего молодого человека. Мы не даём отсрочку всем попало и за любые деньги, кто-то и служить же должен, сам понимаешь, пять то кто угодно принесёт.
   -Но у меня нет сейчас. И вообще, за такие деньги в универе на дневном учиться можно. - Мне стало душно, где же я столько раздобуду, за июль, из-за попыток поступить я смог заработать всего две, ну ещё за август три, что-то потратил, что-то родители добавили.
   -Да я понял, первый раз, не знали расценки, всё понятно. Давайте мы пойдём вам на встречу, я пошлю вас переделать, скажем анализ мочи. Срок назначу в две недели, за это время вполне можно занять, или как-то иначе добыть.
   -Так много...
   -Не хочешь, иди служи, а что касается универа. Так там учиться нужно, а здесь ты пришёл, заплатил, и гуляй целый год, где хочешь, никаких проблем.
   В кабинет заглянул какой-то модный парень лет двадцати с причёской аля панк, в джинсовом костюме и чёрных очках, как его только в военкомат пустили.
   -Пап, слушай, у меня тут...
   -Молодой человек, выйдите, подумайте, зайдёте через пять минут. - и уже молодцу. - Сказано же тебе, не приезжай ко мне на работу на тачке.
   Я вышел, посидел на лавочке напротив двери. А что было думать, мне просто так выписывали ещё две недели на поиски денег. Тем временем молодой человек вышел, ну а я зашёл.
   -Да я согласен, значит через две недели, двадцать?
   -Да, так точно, свободны молодой человек.
   Я вышел, прошёл в раздевалку, накинул на себя ветровку и быстрым шагом пошёл к выходу. На крыльце почти догнал того парня. Тот сел в белый Мерседес с тонированными стёклами, когда открылась дверь, из машины послышалась музыка и чьи то стоны. Постеснялись бы хоть здесь, хотя здесь сейчас никого. "Эй, Диман, эта новая шлюшка Давида Анютка, ох...о миньет делает и глотает, а как стонает, и не скажешь что всего семнадцать, только вставь...", "Да и взяла не хило, за девственность, пять штук Ё.". Вот тварь, мои деньги расходует по факту, убил бы этого глав врача, да толку, от армии то косить как-то надо.
   * * *
   Спустя две недели, с одиннадцатью тысячами на руках, опять стоял перед дверью в кабинет глав врача. Ждал, сказали подождать минут двадцать. Постучал, открыла секретарша, сказала входить, сама поправила колготку на ноге.
   -Ну что молодой человек, собрали?
   -У меня только одиннадцать.
   -Мало, не пойдёт.
   -Давайте я позже принесу?
   -Когда позже, молодой человек? Если вы за пол месяца, в долг и иначе смогли взять всего шесть, как ещё девять добудете.
   -Я заработаю.
   -Нет уж, годен.
   -Ну.
   Я постоял минуты две, врач тоже словно чего то ждал, видно он привык, что с ним так торгуются, но его ждало разочарование, больше денег мне собрать не удалось.
   -Что ж, шанс я тебе дал, годен. Пойдёшь служить родине, станешь бравым солдатом, вернёшься, все девки твои будут.
   Ну что ж, сам виноват, зато погулял своё, отметил выпускной, ещё пару праздников, и на улицу Победы заглянул пару раз, хотелось же. Хотя конечно мог бы и как Дроздов, проколымить лето и пойти в авиационный, сам виноват конечно, но всё равно не честно.
   * * *
   Я зашла в университет с парадного входа. Мне здесь сразу понравилось, авиационный, холл такой светлый, просторный, только не понятно куда идти. Подошла спросить к охраннику. Уточнила где мне можно посмотреть результаты экзаменов. Оказалось, что я совсем не в том корпусе, пришлось тащиться по этой жуткой жаре в соседний. Но и там найти плакатик с результатами было не так то просто. Наконец, нашла его на четвёртом этаже, нашла в нём свою фамилию. "А. В. Прутко не сдала 4 и 4, и русский 5". Ну вот, совсем чуть-чуть не хватило, говорили же, так сюда не сдают, надо было с Еге потеть, на проходные сто пятьдесят жать. Очень жаль, две четвёрки, не плохо конечно, но нужно то, как минимум четыре и пять. Позвонила Машке:
   -Привет, это я Аня. Слушай, ты где сейчас?
   -Дома сижу, а что?
   -Помнишь ты говорила, знаешь препода, через которого в авиационный поступить можно?
   -Ты хочешь купить экзамены?
   -Да, помоги а?
   -Я сейчас с ним поговорю и перезвоню.
   Пришлось сидеть, спустя десять минут сотовый зазвонил.
   -Здравствуйте, вы та Аня Прутко, о которой я Марьей разговаривал?
   -Да именно, я по поводу экзаменов.
   -Хорошо, подходите на кафедру высшей математики, моя фамилия Мишуйлов.
   Я прошла обратно в вестибюль около входа, уточнила, где находится кафедра высшей математики, и спустя пять минут, нашла табличку с соответствующей надписью. Заглянула внутрь, там за одним из столов сидел и проверял что-то какой-то мужчина. Ещё один преподаватель сидел около окна. Тот, который что-то проверял, обратился ко мне.
   -Вы та Аня, так?
   -Да я...
   -Фёдор Михайлович, идите займитесь делом. - сидевший около окна преподаватель вышел за дверь, кивнул.
   -Проходите. И так, вы хотите сюда поступить.
   -Так.
   -На какую специальность вы сдавали экзамен до этого?
   -Программирование.
   -Вынужден вас огорчить, туда вы уже не попадёте
   -Но если хотите, можете пойти на любой другой факультет, только пересдать со второй волной не так-то просто. Сами понимаете, это ваш последний шанс поступить, поэтому её и организуют.
   -Понимаю. Я хочу на газотурбинные двигатели, тоже говорят не плохой факультет.
   -Туда могу. И так туда, всего семнадцать, за всё поступление.
   -Тысяч рублей так?
   -Да, совсем не много. Вот программирование ваше стоит сорок например. И то не для всех, а только если кто-нибудь попросит, например как за вас. А так дороже.
   -Я слышала, обычно это стоит от шестидесяти и дороже. Деньги прямо сейчас отдать?
   -Да, только сразу не выходите, а отойдите вон туда и отвернитесь, я спрячу. И потом запишу ваше имя отчество и фамилию.
   -А как с экзаменами?
   -Придёте на них, напишете всё что угодно, но вам поставят пятёрки, и вот вы уже наша ученица.
   Он положил свой сотовый телефон на стол перед собой. Я выложила заранее приготовленные двадцать тысяч, отсчитала семнадцать, передала, отошла и отвернулась. Преподаватель где-то пошебуршал, потом сказал, что я могу идти. Я направилась к двери, открыла. Около неё стоял с сотовым телефоном и кнопкой вызова Фёдор Михайлыч, сзади раздалось "Фёдор, всё в порядке, дело закончено".
  
   Глава 3: Кризис смены курса.
   В это утро завтрак в постель мне не принесли, и разбудил меня обыкновенный будильник. Хорошего по-маленечку, не заслужил ещё. Марина повернулась ко мне спиной, стянула с меня одеяло, замоталась в него и промычала:
   -Теперь твоя очередь завтрак в постель.
   -Так, а кто у нас в семье главный?
   -Женщины правят миром, и вообще я люблю бананы.
   -А если...
   -И поторапливайся давай, а то будет тебе, брошу за несоответствие и всего делов.
   -Какая ты сегодня грозная.
   -У меня настроение плохое, сонное.
   -Сейчас как... Двину подужкой, а потом ещё и до душу, скажу сама виноватая.
   -Принесёшь завтрак, и побыстрее.
   -Женщины...
   -И вообще, ну ка быстро поцеловал меня, и брысь за завтраком.
   -Злобная ты моя.
   Пришлось повиноваться, приготовление завтрака много времени не заняло, Маринка дала прислуге указания ещё вчера. Всё что от меня требовалось, встать, дойти до двери спальни, и принести к кровати готовый сервированный поднос. Самая интересная часть завтрака затянулась всего минут на пятнадцать, поесть я всё же поел, а вот время терять мне никто не позволил, итак вчера целых два часа ерундой занимался. Маринка, он же грозный надсмотрщик и погоняльщик, тратить время на ерунду мне не позволила, пришлось тащиться работать.
   В кабинете меня уже ждала целая горка писем и докладов, я выбрал из них самые важные, принялся читать. Элеонора сообщала, где и когда назначено собрание, похоже, она работала всю ночь, и до сих пор, как я видел проходя мимо, болтала с кем-то по телефону. Но в её записке, лежащей поверх всех, было сказано, что большинство названных в списке на встречу не явится, а пришлют своих заместителей. Елозин отчитывался по курсу валют, я зашёл по его ссылке на биржу, обстановка была не из приятных, рубль не только вырос над отметкой недельной давности, но и превзошёл её аж на одиннадцать копеек. Похоже, те два с половиной миллиарда были слишком велики для нашей экономики, и вызвали чрезмерное укрепление рубля. К слову о том, а можно ли просто так вложить весь наш стабилизационный фонд во что-то. В курсе рубля за сутки в целом, зияло крупное скачкообразное колебание, глубиной до тысячи пунктов, такие волны достойны эпохи кризисов и макро дефолтов, к счастью из-за наличия стабилизационного фонда, этого удалось избежать. Я начал просматривать остальные папки, ничего особо важного в них не было. Снова же, информация о текущей выполняемости проектов, бумаги на роспись.
   В кабинете я просидел до половины десятого, в основном занимаясь административной ерундой, хотя по идее такая работа с бумагами не является делом президента. Раз уж мне хотелось самому контролировать часть отчётности и проверять всё лично, то пришлось.
   В этот раз я вышел через парадный выход, куда как раз подогнали мою служебную волгу. Где-то на заднем дворе послышался резкий громкий хлопок взрыва. Я даже присел от неожиданности, потом стремглав добежал до волги, хотя необходимости не было, вероятно бомба, сработавшая на мой ложный автопоезд, ко мне уже не прискачет и не до взорвётся. Тем не менее я немного паниковал, приказал ехать быстрее. Конечно, Маринка ни за что не допустит моей смерти, и такой прокол ей самой дорогого стоит, даже ругать никого не придётся, но всё же от самого факта, что кому-то как-то удалось заложить здесь, в Кремле бомбу, становилось не по себе. Зазвонил сотовый.
   -Ты точно цел?
   -Вроде как, всё возможно... Там много народу пострадало?
   -Порядочно... Удачи.
   Она повесила трубку. Тем не менее, ни смотря на событие, на встречу владельцев всех крупнейших нефтяных компаний России я не опоздал. Гордо поднялся по ступенькам в зал собрания, кивнул на идущим туда же другим представителям. Само совещание было начато сразу, без задержек на то, чтобы подождать тех, кто не пришёл на пятнадцать минут раньше срока. В конце концов, я верховное лицо в государстве, и если кто-то не явился заранее, значит просто не уважает. Тем более, что настоящих владельцев компаний здесь было лишь двое, остальные удосужились, лишь прислать своих представителей, всего сорок два человека, важнейшие, крупнейшие частные компании России, лицо бизнес элиты. Я вышел на трибуну, осмотрел всех присутствующих, похоже, из сорока двух человек опаздывало лишь трое, да и то не слишком важных персон.
   -Здравствуйте. Я так срочно собрал вас здесь не просто так. И вовсе не затем, чтобы всех арестовать и отослать в Сибирские лагеря, на манер товарища Сталина, как это могло показаться вашему руководству.
   По залу прошёл лёгкий смешок, то ли кто-то решил, что я шучу, и у меня своеобразный юмор. Так же сказалась привычка, к разговору предыдущего президента. Быть может кто-то просто успокоился из-за того, что я начал не с состоявшегося на меня двадцать минут назад покушения. О котором конечно уже большинству стало известно, просто из-за того, что осведомители в Кремле были у всех, другое дело о чём они осведомляли, о взрыве например наверняка уже стало известно всем. В любом случае, я говорил про товарища Сталина не на полном серьёзе, и успокаивал всех немного в шутку, но с намёком и подтекстом. В котором было сказано примерно следующее, я бы мог бы вас и отослать, если захочу, и отошлю, но пока не хочу, и давайте всё мирно обсудим. Я продолжал как ни в чём не бывало, без бумажки, и видимой подготовки, сходу ведя речь:
   -Вы все можете наблюдать устойчивое падение курса рубля, в течение последней недели торгов. Временная стабилизация рубля была связана лишь с выбросом на рынок двух миллиардов долларов из стабилизационного фонда, но этим проблему на долго не решишь. Основная причина, я думаю всем вам известна, это медленное устойчивое падение доверия к новому правительству и ситуации в России. Связанное с тем, что многие беспокоятся по вопросу наших заявлений об экспортных налогах, национализации земли, и бояться резкой смены курса и не выполнения наших обязательств по отношению к крупным частным собственникам. Я же вам заявляю, все обязательства будут выполнены, ни одна из ваших корпораций не будет национализирована иначе, как по вашему собственному желанию, то же самое касается вашей собственности. Вместе с тем мы не позволим вам и в дальнейшем не платить налоги, экспортные налоги на ресурсы будут увеличены, а все предприятия нарушающие закон будут наказаны. Это звучит страшно, но я обещаю вам, это не выльется в принудиловку и грабёж ни в коем случае. Политика будет жёсткой только к компаниям нарушителям. Вопреки всем слухам, я не являюсь сторонником государственной собственности, всеми мерами постараюсь сохранить в России капитализм. Вы должны понимать, дальнейший отток капиталов за границу ни к чему хорошему не приведёт. Я не плохой экономист, должно быть вы слышали, всё понимаю, и абсолютно не собираюсь выбивать у вас из под ног финансовую опору, оставайтесь в России, я гарантирую безопасность вашей собственности. Хотя если вы желаете, вы вольны переводить свои финансовые активы за границу и дальше, - не популярные в народе фразы, но как ещё можно убедить их остаться, доказать, что никто не собирается ничто ни у кого отнимать, - То что было сделано касательно экспортных налогов сохранит ваши прибыли, всё просчитано. Просто государство будет более рационально собирать и перераспределять налоги, в общем, это ваши интересы не заденет. Если у кого есть вопросы можете задавать.
   Тут же поднялся ворох рук, похоже, я их убедил слабо. Хотя сам факт демонстрации интереса доказывал, что за души, ещё можно побороться. Я показал рукой на одного из поднявших руку, и сказал ему "пожалуйста, вы".
   -Как же тогда вы объясните однозначное повышение экспортного налога на нефть? И повышении разных степеней поборов на другие ресурсы? Что значит, не заденет наши интересы, если мы будем получать меньше средств?
   -Добыча нефти остаётся достаточно рентабельной, при всей вашей выгоде, вы же должны понимать, что в России не должна складываться экономика исключительно добычи.
   -Но всё же, вы однозначно повысили экспортные налоги, что приведёт к резкому падению прибылей. Однозначному сокращению наших доходов, перекачки средств в гос. бюджет.
   -Давайте расставим все точки над Й. Вы очень долго, получали абсолютные прибыли на базе добычи нефти, всему есть конец, такое раздаривание ресурсов не может продолжаться вечно. Многие из вас платили мало, либо не платили вовсе, вспомним ту же "ДальСибНефть", другие кампании. Такое не может, и не будет продолжаться вечно. Тем более, что недра, это не ваша собственность, а всей нации в целом. И вы её не произвели, а добыли, а вся рентабельность производства продиктована её ценами, а не вашими заслугами. В моём видении, весь внутренний рынок нефти, это вообще, не более чем механизм организации добычи, и ему не может перепадать львиная часть средств. Я не собираюсь вас всех разорять, вообще не собираюсь никого разорять, но налогообложение должно быть рациональным, не зависимым от мнения налогооблагаемых, которые всегда заинтересованы только в минимуме. Вам бы лучше вообще ничего не платить, но так быть не может.
   -Товарищ... Господин, президент. Экспортный налог и так, уже просто непомерно высок, государственный бюджет получает огромные суммы. Мы вытеснили из этой части рынка, практически все иностранные корпорации, коррупция в этой отрасли, за редким исключением крайне не велика, что же вы ещё хотите?
   Почему-то ещё вчера мне казалось, вот соберу я их всех, объявлю, что их капиталы останутся при них, и всё будет хорошо, но нет же. Им этого мало, нужно всё, давить на правительство, и зарабатывать по максимуму, рынок. И вообще, диалог сводится к глупому, упрямому бесполезному для обеих сторон спору без решения и конца. И становится, похоже, что если принципиально что то не изменится, то я здесь сейчас потерплю фиаско, а там дальше и во всём остальном...
   -Вы все, здесь присутствующие без сомнения являетесь патриотами, даже если не являетесь, все хотели бы жить в самой лучшей и справедливой в мире стране. Стране, в которой не будет ни проституции, ни коррупции, в стране где молодые девушки будут выходить замуж по любви, а не подрабатывать проститутками. В стране, где ваша жизнь, и жизнь ваших детей, будет не только обеспеченной, но и абсолютно безопасной. Где можно будет отпускать ребёнка на улицу, не боясь, что его ограбят, и отнимут сотовый, и не только в центре. Где не будет таких терминов, как "гопстоп" и "разъярённые футбольные фанаты". В стране, где ваш народ, будет не умирать, а развиваться и жить счастливо. Многие из вас хотели бы, чтобы совершенная медицина обеспечила вас абсолютным здоровьем. Многие сейчас жалеют, что в раннем детстве им вовремя не объяснили, что курить и пить вредно, что есть нужно яблоки и апельсины, а не... Жалеют из-за того, что уже к 35годам у них отдышка и брюшко. А чистой воды, и экологии в нашей в общем то богатой стране, становится всё меньше и меньше. На самом деле уже сейчас, вы нигде не найдёте места, которое можно было бы назвать абсолютно чистым. Я говорю не только о выброшенных полиэтиленовых упаковках и алюминиевых банках из под колы и пива. В любом случае, если вы такое место и найдёте, то оно будет доступно не всем, а редкому меньшинству. Многие из вас в детстве мечтали полететь в космос, надеялись на счастливое будущее, но поняли, жизнь не сказка, все надежды на мечту рассыпались в прах. Многие поняли и другое, уроды и бандиты будут всегда, всегда будут проститутки и всё это... Что мы имеем во всё большем количестве, люди никогда не будут идеальными, а будут стремиться только к... Не буду вам рассказывать к чему стремится большинство, вы и сами всё хорошо знаете. И каждый из вас в своё время пришёл к выводу, что он обычный человек, изменить ничего не сможет. А значит надо жить как все, все берут, и я буду, все на всё... И я таким же буду, и ничего меня не интересует. Обычная человеческая позиция... Но посмотрите к чему мы из-за неё идём?
   Неужели никто из вас не понимает, что жизнь только одна. И прожить её надо не просто так. Ведь если ничего не делать, и не менять, ничто и не изменится. Вы можете плюнуть, продолжать жить на себя, воровать, предавать, никого не поддерживать. Вывезти свои деньги из страны, и жить счастливо где-нибудь в Австралии на те деньги, которые вы украли у стареньких пенсионеров, у гибнущей в ночных клубах и за кружками пива нашей молодёжи. Но вы проживёте свою жизнь, всё закончится. А этот мир останется, останется таким, каким он был всегда. Вы проживёте свою жизнь зря, лишь потратив ресурсы и подставив в будущем своих потомков. Но неужели никому не хочется всё изменить? Ведь каждый может, может быть никто из вас в одиночку и не может, но мы все вместе сможем ВСЁ изменить. Я знаю не просто... Но вы же элита, самые богатые, умные люди этой страны, если мы с вами не попытаемся, тогда кто? Когда, и сможет ли вообще? Жизнь же всего одна, неужели нельзя прожить её так, чтобы не было стыдно за каждый её миг. Ведь и в самой жизни можно достичь всего, изменить и удлинить саму жизнь, сделать её лучше. Неужели не стоит хотя бы попытаться? Неужели мир казино, коньяков и проституток. Для кого-то из вас дороже космоса, звёзд, далёких миров, истинной любви, солнечного леса, весенних цветов на лугу, чистого горного ручья и подлинной свободы? Мы ведь всё можем изменить, но для этого менять мы должны вместе, не из-под палки, не каждый сам по себе и для себя. И дело даже не в том, чтобы просто всё именно изменить, дело в том, что мир на самом деле таков, каким мы сами вместе его делаем.
   Я закончил, обвёл всех взглядом, все молчали. Несколько человек робко захлопали, но видно не все разделяли их чувства. Кто-то просто напряжённо переваривал, всё мною сказанное, другие похоже воспринял всё скептически, или не слушали вовсе. Я ещё добавил напоследок:
   -Дело ваше, можете мне не помогать, жить сами по себе.
   Потом спустился с трибуны, и быстренько, пока никто из них меня не окликнул, вышел из аудиенц зала. По-моему так было эффектней, а если бы начался новый спор, выступление бы смазалось. Снова зазвонил сотовый, на этот раз звонила моя секретарша:
   -Здравствуйте Андрей Игоревич, тут Буйков, глава РосАвиаКосмоса хотел бы с вами обсудить кой какие аспекты, назначить ему встречу?
   -Если что-то срочное, может прямо сейчас подъехать в мой Кремлёвский кабинет, на ближайшие полтора часа я свободен.
   Я положил трубку и отправился к своей волге. Мелькнула мысль, Маринка наверно меня убьёт, шастаю по городу, почти без охраны и предупреждения, только три телохранителя, кто захочет, может застрелить прямо из толпы. Прошёл к своей волге, и сев на переднее сидение скомандовал водителю "в Кремль".
   В свою резиденцию удалось добраться быстро и без происшествий. Второй раз уже никто меня подорвать не пытался, хотя все теперь были начеку, с другой стороны, то что меня попытаются убрать было предсказуемо, пытались же раза четыре, ещё до избрания, с чего бы не попытаться теперь? Но добрался я пожалуй даже слишком быстро, в кабинете нашёл только Елозина. Тот как всегда что-то колдовал за одним из моих компьютеров, наверно ждал меня. В принципе все наши могли бы и не пользоваться конечно моими компьютерами, просто если уж приходиться ждать, то грех не поработать, у остальных то работы завались, не то что у меня. Они же все заняты конкретными проектами, нужно контролировать, бегать договариваться делать, и всё как можно быстрее.
   -Привет Павел, что хотел?
   -Вот просмотри, тут отчёт по безналу, - он протянул небольшую папочку бумаг, - а вот это нужно подписать. Кстати, с рублём пока что всё в порядке, но я сейчас еду на биржу, буду готовится к официальным новостям. Хотя с другой стороны, думаю, все крупные дилеры всё что их интересовало уже разузнали, и прореагировали, довольно спокойно, небольшая угроза сохраняется только от мелких трейдеров, они могут запаниковать, но думаю мы их панику легко компенсируем, в случае чего.
   -Ладно, - я бегло просмотрел бумажку с очередным указом о назначении кого-то, на должность и выделении куда-то средств, и расписался, - ну всё?
   -Не совсем, просто хотел напомнить, ты там о дипломатии не забывай, сам знаешь...
   -Всё будет, дня через три четыре, а то и через месяц, как получится, но не забуду, всё по порядку.
   -А речь ты толкнул, даже меня аж... Задело в общем, ну удачи.
   Елозин вышел, спустя пять минут позвонила Элеонора. И очень официальным тоном мне сообщила:
   -Андрей Игоревич, тут вас ожидает Буйков Владислав Антонович, глава Росавиакосмоса, разрешите впустить?
   -Да пусть заходит.
   Спустя две минуты, огромная резная деревянная дверь моего кабинета открылась, и на пороге появился маленький толстый старичок в пиджаке. Хотя, по сути, не такой уж он и старый, лет пятидесяти, не больше.
   -Проходите, садитесь, - я показа рукой на стул напротив.
   -Да спасибо, - он быстренько просеменил к креслу, и не глядя по ребячьи плюхнулся на него. Не слишком презентабельная фигура.
   -Вы мне назначили заместителя Швейникова, прямо комиссар времён Сталина какой-то. Мне это очень не нравится, я хотел с вами обсудить, может его следует убрать?
   -Вообще то, у меня нет времени с вами обсуждать именно это, и что-то подобное, вы хотели обсудить что либо по вашей деятельности? Если нет, уходите, не тратте зря моё время.
   -Он суёт нос во все дела, понятия не имеет что нужно, а что нет, урезоньте его.
   -Во что именно?
   -Ну например, он настаивает на замене нескольких наших конструкторов, ещё ему не нравится, что мы так много тратим на программирование, а не по назначению. Вводит какую-то тупую, совершенно не нужную секретность, не позволяет сотрудничать с зарубежными коллегами, и вообще, последнюю неделю своей работы творит страшные глупости. Никого не слушает, никто для него не авторитет.
   -Ну, какие ещё, вы можете представить что-либо в письменной форме?
   -По финансовой отчётности, по моему он вор и мне страшно не нравится. И если б только так, а ещё бы он хоть каким руководителем был, только ссорится со всеми, язык длинный, а ничего не умеет.
   -А что с воровством?
   -Не знаю, не уверен, мне так кажется, вообще, у него слишком много полномочий и никакой ответственности, особенно убивает его глубокая уверенность в правоте собственных глупостей. Поверьте, это так, оратор я плохой, но то что он вредитель ещё тот, сущая правда. А увольнять тех инженеров, это вообще уже через край, они хорошие инженеры, я же знаю, пол жизни с ними проработал. Борис Иванович так он вообще пятьдесят лет в отрасли. Если всех по увольнять, кто же останется то... И потом, ну и что напился, ну мы бы со временем перевоспитали парня, а так некого.
   -Ладно, идите, я попробую разобраться.
   Старичок встал и вышел. А мне пришлось звонить Кубикову, выяснять, что это за Швейников, откуда он, и что на самом деле делает. Дураков нужно снимать сразу, бывает конечно так, что от них и польза есть, но сразу и не разберёшься. Как раз один из примеров того, почему нельзя раз и заменять всю систему управления государством целиком, даже на самых честных и "политически грамотных" руководителей. Долго ли коротко ли, час потратить пришлось, самому выяснять что за Швейников, и куда бы его послать.
   Открыл на него дело, возраст двадцать четыре, бывший фашист, принципиален, честен, в тюрьме не сидел. Высшее образование, по соответствующей специальности, в общем комар носа почти не подточит, кроме того что бывший скинхед. Хотя с другой стороны бывший, а кто в молодости ошибок не совершает? Открыл я и дело Борис Ивановича, возраст 94 года, причина увольнения, читаю "старческий маразм, откровенная глупость, неспособность выполнять свои функции", примерно тоже самое, и в подобном обидном, оскорбительном стиле о всех остальных инженерах, только о двух уволенных написано прямо противоположное, "Петров Данило двадцать три года, пьянство на рабочем месте, утащил домой рабочий компьютер, хронический бездельник, вор, урод". Видно уволил их Швейников не зря, да и многое другое сделал не зря, только вот другого не понимал честный парень. В кабэ и так работников не хватает, а он ещё и уволил половину, да видно перессорился со всеми. Пришлось связываться с этим Швейниковым давать ценные указания. "Значит так, впредь постарайся ни с кем не ссорится, с Буйковым помирись, кадр он ценный. Цыц, молчать и слушать. Что касается тех двух молодых, вернуть, старички не могут за ними присмотреть, ты смотри, зачем же ещё тебя туда назначили. И смотри мне не воруй, а то с наших партийцев спрос особый, не то что с остальных. Знаю, что не воруешь, но если не дай бог. Порядок наводи, но Буйкова слушай, он работает давно, тоже что-то понимает. Если ужиться с Буйковым не сумеешь, я не его уволю, а тебя. Руки я тебе не связываю, просто не увлекайся, и слушай что другие говорят, всё удачи". Думаю, после такой нотации с моей стороны парень по крайней мере призадумается, всё же я, как глава государства для него авторитет.
   Наконец, вроде бы как-то уладив трения в руководстве РосАвиаКосмоса, я вернулся к делам земным. Проверил курс рубля, он остался примерно на прежнем уровне. Просмотрел информационные сводки своего клиента валютной биржи, сообщения о новых законах привели к пяти минутному падению курса рубля на 200 пунктов сразу. Последующая покупка Елозином акций русских кампаний на фондовом рынке, принадлежащих иностранным инвесторам на сумму в пол миллиарда долларов, привела к стабилизации курса рубля. Тот в итоге даже опять подрос копеек на десять. Что, в общем-то не выгодно с точки зрения общей конкурентно способности наших товаров, но зато окончательно помогло избежать дефолта. Значит, моё выступление всё же было не бесполезным, и заставило кого-то пока что оставить свои деньги в РФ. В конечном счёте, всем участникам рынка нет ни малейшего дела до деятельности русского правительства, их интересует в основном только безопасность капиталов. Я обещал безопасность средств, и никто не запаниковал, предсказуемость. Незначительное укрепление рубля, в краткосрочном промежутке времени почти безвредно, тоже не беда.
   Убедившись, что на финансовом фронте всё спокойно, проверил принятые сегодня гос. Думой законы о морали. "Полный, тотальный государственный контроль государственного, частного телевидения, и рынка видео, аудио кассет и дисков". "Запрет порно в Интернете и везде, жёсткая лимитизация сцен насилия, запрет проституции, всего остального". Не знаю только как пока что всё это реализовывать, в любом случае законопроект подразумевает постепенную лимитизацию, с повременным усилением прессинга. Но главное, что теперь эти законы есть, и постепенно государственный механизм начнёт приводить их в жизнь.
   Но проблемы, конечно, только начинались, часа в четыре мне позвонил министр иностранных дел Чудриков, сообщил о проблемах с Евросоюзом и США. Только что, их послы вручили письма о том, что те не довольны повышением экспортного налога, с вытекающим оттуда повышением цен на энергоносители. Пришлось составлять послание, с обещанием, что такое внутре государственное дело, касающееся только Россию, и только Россию, как налоговое законодательство, не может, и не повлияет на цены на нефть на мировом рынке. Закончив сочинять послание, засел за просмотр накопившихся за день документов, и обзванивание ряда моих подчинённых, с деятельностью которых возникали вопросы, требующие немедленного разъяснения, уточнения, и моих новых веских ценных советов.
   Часам к восьми, валясь с ног от усталости, наконец, вырвался из этой круговерти событий указов бумажных, разговорных, и не только, дел. Единственное, что можно было сказать по итогам дня, в должность я всё же вступил, все поняли надолго, лёд тронулся и делами я занялся. Уже ни о чём не думая, еле доплёлся до своей казённой квартиры, где меня уже заранее поджидала Маринка.
   Закрыл за собой дверь, прошёл в зал. Там было сумрачно, посреди стоял шикарно сервированный стол со свечами. Маринка сидела за местом напротив, ждала моего появления.
   -Добрый вечер замученный ты мой, садись.
   -С вами тут упаришься, - я тяжело сел в полу стул, полу кресло.
   -Кстати, из-за тебя лебедь почти остыл, ты слишком медленно ходишь, в следующий раз иди с работы быстрее.
   -Между прочим, я...
   -И вообще, с девяти до восьми никакой работы. Это мои одиннадцать часов, и мне их тратить.
  
   Глава 4: Звёздный городок.
   -...Да господин президент. Виноват, так точно, всё исправлю.
   Выключил сотовый, засунул его в карман джинсов, и пошёл дальше в центр подготовки космонавтов звёздного городка. Прошёл дальше вдоль аллеи и наткнулся на бегущую куда-то в том же направлении Сашку, точнее это она выбежала из-за моей спины, обогнала, потом развернулась и остановилась.
   -Александр Викторович, сделайте что-нибудь, даже не знаю к кому обратиться. А это, правда, был президент?
   -Конечно, он самый.
   -И что сказал?
   -Ругал меня, последнего раздолбая, за всё, что только можно припомнить.
   -Ну вы то последний раздолбай, конечно, только вот ссоритесь со всеми.
   -А что случилось то, что сделать? Куда бежишь?
   -Да вот, насос в третьей вакуумной камере перегорел, вообще в хлам. Степан смотрит дым пошёл, раз выключать, а он уже весь горит. Там из трубы газогенератора насоса керосин вылился нагрелся, а потом, раз и вторую оболочку пробило, воздух хлынул, ну и целый небольшой пожар получился, вообще в хлам всё выгорело.
   -Ладно, ладно сейчас схожу, посмотрим, что можно сделать.
   -А что там можно сделать, ничего нельзя, всё в... Теперь только две камеры осталось, первая и пятая.
   -Что тогда суетишься, раз ничего нельзя сделать?
   -Идём, быстрей.
   Мы почти добежали до центра подготовки действий в вакууме. С виду всё было спокойно, ни дыма, ни пожара, ни обгоревших трупов, в общем ничего такого страшного, что должно было соответствовать описанной моей тёзкой катастрофе. Прошли в холл, дядя Вася как всегда дрых на своём посту, перед ним лежала открытая книга, всё же час дня, сморился пьяница. Я взял книжку, посмотрел обложку "Маньяк насильник в переулке фонарей смерти". Шепнул Сашке:
   -Ты смотри, по переулкам тут не ходи.
   -Если что, я сама этого дядю Васю...
   -Грозная какая, да я ж не за тебя пекусь.
   Странно, а вроде дядьке уже лет сорок, серьёзный такой, всё своим богатым жизненным опытом хвалится. Что ему не скажу, а он мне всё младой, младой, вот я в твои годы, нашёл себе пример, он то в мои годы, на себя бы посмотрел, охранник. Я осторожненько подкрался к нему, хлопнул перед носом книжкой, а чтоб не повадно на вахте спать было, зайдёт ещё кто, не проходной двор всё же.
   -А что...
   -Не спать!
   И тут же не давая времени опомниться, пошёл дальше. Всё-таки мы с Санькой как бы торопились к насосным камерам. Хотя ума не приложу, что срочного в том, чтобы просто посмотреть. Вот ремонтировать придётся срочно, но не за пять минут, а за дни. Наконец мы дошли до тренировочного центра, старенький дядя стёпа, залезший по пояс под секцию газогенератора, что-то ожесточённо чинил молотком. Мне даже как-то жалко стало газогенератор, конечно, он не живой, и как бы всё равно сломанный, но всё же.
   -Ну, я пришёл, что делать то?
   Дядя Стёпа, что то ожесточённо ещё пару раз ударив, выполз из-под газогенератора. Сашка же, чумазая девчонка, наоборот тут же полезла под генератор, что-то там высматривать.
   -Да вот посмотрите.
   -Ну что Степан, смотрю выпрямил лопатку? - донёсся из-под установки голос девчонки.
   -Да не совсем, прокрути, увидишь, стучит зараза, кривая ещё, боюсь отвалится.
   -Так, ладно, так починить то можно?
   -Не, это уже не починишь, тут новую ступень турбины нада. Я сейчас стучал, стучал, так и не выпрямил, эту штуку щас запустишь, мигом лопатки поломает. А вообще, остальное вроде можно и подручными средствами починить.
   -А почему погнулось то? Пожар же был, не ты ли молотком?
   -Эх, кузькину мать, да мне то зачем? Так пожар же был во время работы, расплавилось маленька.
   -Хорошо, дайте слазить посмотреть что ли.
   -Ну, лезь.
   Я кой как протиснулся под закопчённый, грязный, металлический агрегат. Подвинул корпусом мешающуюся справа Сашку, и всё таки заглянул в щёль трубы турбинного насоса.
   -Не пихайтесь, по аккуратнее, слон блин.
   -Уж как получится.
   -Там вон, смотрите, можете покрутить.
   Она показала рукой, я кой как залез туда своей, и прокрутил турбину на пару оборотов. Даже не представляю, как туда можно было залезть молотком, да ещё умудриться так громко и сильно стучать. Турбина, на мои проворачивания на одну лопатку заскрипела, за стукалась о стенку. Я присмотрелся по лучше, и впрямь, одна почти прямая, вроде бы нормальная лопатка, словно чуть удлинилась, и теперь задевала обшивку. Наконец отмучавшись, и убедившись, что да, что то длиннее, чем другое, не врёт дядя Стёпа, я вылез из-под установки.
   -А одну лопатку сменить нельзя?
   -Не, их же литыми изготавливают, вообще процесс очень сложный, придётся всю турбину НГР-14 покупать, да и старенькая она, а это на переплавку.
   -Ладно, я схожу распоряжусь, выделю денег. А сколько хоть стоит?
   -Не знаю, раньше в советские времена не считали, а в эти времена не покупали, только вон четвёртая как вышла из строя, давно это было, тогда денег на новую не было, значит дорогая.
   -А со второй снять нельзя?
   -Нельзя.
   -Почему?
   -Сняли уже, там чинили, понадобилось в общем.
   -Понятно, ну ладно, я попробую это уладить. - Я посмотрел на вылизавшую из-под машины совершенно не запачкавшуюся Сашку. - А вот ты мне скажи теперь грязнуля, куда так бежали, и зачем?
   -Сам вы на себя посмотрите, вся рубашка в саже, особенно правый рукав. Ну, дядь Стёп, я пойду.
   -И зайди ко мне вечером, ты ещё по плану тренировок не отчиталась.
   Девушка быстро пошла к дверям, потом развернувшись быстро показала мне язык, и тут же убежала.
   -Чёрт с ней.
   -Намучаетесь ещё. Ох, и поморочит вам голову.
   -Ладно Стёп, я пойду. Мне ещё с Буйковым поругаться надо, Светникова с Ромашкиным вернуть, а то вот сказали...
   -Увольнять не надо было.
   Я вышел из машинного отделения, первым делом направился в хоз. часть, на ходу вынимая из кармана трубку сотового.
   -Василий Андреевич, мне нужно с вами встретиться переговорить.
   -А что случилось.
   -Нужна НГР-14-1, это ступень турбины такой, проверьте по спискам, может на складе найдётся?
   -Это не от газогенератора вакуумных камер случайно?
   -От них.
   -Не, нету таких, уже искали как-то, - ну конечно, чурбан, как будто до и без меня не додумались спросить на складе, - вы не могли бы тогда поискать, где это можно купить? Я выделю средства.
   -Будет сделано.
   Теперь мне можно было на ходу развернуться, и зашагать в кадровый отдел, надлежало решить вопрос с теми двумя раздолбаями, которых надлежало вернуть.
   В отделе кадров меня ждал приятный сюрприз. На лавочке около входа, скромно и тоскливо сидел расстроенный до глубины души худенький Светников. Увидев меня, тут же подскочил и принялся оправдываться:
   -Александр Викторович, примите меня на работу опять, честн слово пить не буду больше, ни капли. Ну не такой уж я никудышный работник, ну всяк бывает...
   -Стой, - я поднял и опустил руку, парень замолчал, - идём.
   -Куда идём?
   -Сейчас увидишь.
   Мы прошли в отдел кадров, я подошёл к одной из чиновниц, взял бланк приёма на работу, заполнил, указал по памяти его прежний оклад 6тыс рублей, расписался, и дал расписаться Светникову.
   -Спасибо, век не забуду...
   -Только смотри у меня, это тебе урок. Чтобы больше не повторялось, а теперь всё иди.
   -У меня дядька недавно с рыбалки вернулся, хотите рыбкой угощу.
   -Всё иди, никакой рыбки, на работу выйдешь завтра, как обычно.
   Парень тут же учесал прочь из проклятого кадрового отдела. Я развернулся на голос к одной из знакомых работниц, Любовь Дмитриевне:
   -Что вы сказали?
   -Зря вы его простили, надо было ещё помучить, чтобы уж точно в следующий раз не рюмки не брал.
   -А, ладно, черт с ним, пусть идёт работает. А мне нужен адрес Ромашкина.
   -Зачем?
   -Да вот, поступил указ вернуть на работу.
   -От кого же?
   -Да с самого верха?
   -От Буйкова?
   -Если б...
   -Сейчас поищем, куда же деваться, только теперь его хрен упросишь вернуться, обиделся наверняка.
   Женщина покопалась где-то в закромах своего письменного стола, достала и полистала какой-то затёртый блокнотик.
   -Вот записывай дом 4, краснозаводчинский переулок, второй этаж, зелёного двухэтажного дома около речки, напротив огорода, квартира 7.
   -А телефон?
   -Может тебе туда ещё и асфальтированную дорогу провести, иди раз приказали. Село Утыркино, в километре от Святыщ. До Святыщ на автобусе доедешь, не далеко, а там пешком.
   -А сотовый?
   -Какой? У тех кто в этом переулке, откуда такие деньги? Это вам три, четыре тысячи за сотовый отвалить, да ещё потом триста в месяц платить не проблема, а им...
   -И иначе связаться никак?
   -Нет, иначе никак. Телефонов, как и всего остального там нет уже лет пятнадцать. Стоят посреди поля четыре двух подъездные двух этажки. Вот и весь переулок, а по сути, небольшой хутор деревня на отшибе.
   -А зачем строили, раз так на отшибе?
   -Так сначала то, начальству строили, чтобы так в стороне, просторные квартиры, на машине то, раньше, туда отсюда десять минут ехать, не больше.
   -Ну ладно, спасибо тёть Люб, пойду.
   В первую очередь, прежде чем отправляться туда, решил всё-таки зайти к себе домой. Выпил воды, взял рублей пятьдесят на автобусный билет туда и обратно. На выходе из подъезда наткнулся на сидящую на лавочке Сашку.
   -Что сидим, коров считаем? Почему не на рабочем посту?
   -А что у меня за пост? Кто сейчас в такую жару тренироваться будет? Да и следующий запуск у моей команды только через пол года, все по домам разбежались.
   -А почему тогда ты баклуши именно здесь бьёшь?
   -Так тёть Люба мне звонила, сказала, ты к Ромашкину пойдёшь, ну я и проводить вызвалась, а то заплутаете ещё в наших болотах то. Был видный жених и не станет, придётся уж мне сходить проследить как-нибудь.
   -Здесь же вокруг сухо, какие болота? Сам не управлюсь?
   -Ну, высохшие, всякие... Заблудитесь ещё... От голода и жажды помрёте, потом с меня спрос господину президенту, почему не проводила. В общем что вам объяснять, решено уж, с вами еду.
   -Конечно, придётся, вот чушь, ладно идём.
   -Нам вон туда, на сорок седьмой.
   Я глубоко вздохнул, и пошёл куда указала рукой девчонка, где находится нужная мне остановка я и так знал, городок не велик, остановок не так уж и много.
   -А вы за меня заплатите?
   -Где, куда?
   -За автобус, а то всё же по служебным нуждам едем, правительство обязано компенсировать.
   -Билет сколько стоит?
   -Рубль пятьдесят, туда, да ещё обратно.
   -Ты что надо мной издеваешься что ли?
   -Нет, как можно, над таким серьёзным человеком и издеваться. А правительство, оно обязано командировочные и на проезд предоставить.
   -А если человек сам в командировку навязался, тогда как?
   -Мы люди бедные, нам зарплату совсем не платят, да ещё и работаешь на государство, а оно потом...
   -Вот попрошу мою рубашку не трогать! А на вашу зарплату, вполне можно и за автобус заплатить, и выдают вам её вовремя.
   -А сколько мне аспирантке выдают-то, знаешь?
   -Нет, и не интересно даже совсем.
   -Вот тебе сколько платят.
   -Не важно, сколько положено. Ну, тут автобус то скоро приедет, сколько можно стоять?
   -А вот ты скажи, сколько платят, я тебе про автобус расскажу.
   -Прилипла, и уже на ты, наглеет на глазах, вот скажи, что мне с тобой сделать?
   -Так сколько платят, то?
   -Ну тридцать мне платят, в месяц.
   -Это только зато, что ты ходишь туда сюда и орёшь на всех?
   -Да, так что с автобусом? Уже двадцать минут стоим, мучаемся, он что, по расписанию ходит? Тут вроде на столбе нет ничего, написано с восьми утра до девяти вечера.
   -Вот поэтому я от тебя и не отстану. У меня зарплата 1,5тысячи ставка, и ещё тысячу так доплачивают. А мужикам местным сам знаешь, по шесть, ну нашим, местным, кто отсюда, слесарям там. А не космонавтам всяким и военным офицерам.
   -В смысле не отстанешь?
   -Ты ж не думаешь, что я пойду вот в такой переулок, к какому-нибудь Ромашину без воды и электричества детей воспитывать, нет уж, когда такие вокруг без присмотра бегают.
   -Короче, хватит чушь нести, идём пешком что ли, тут вроде не очень далеко?
   -Да минут двадцать, двадцать пять пешком.
   -Так скажи мне, не умное ты существо, зачем мы тогда пол часа на остановке стояли? И я всё это терпел.
   -Как ты меня назвал, да я тебе...
   Сашка засмеялась, прыгнула на меня сзади и стала душить, правда, это у неё не очень хорошо получилось, слишком уж не равны были силы. Зато очень хорошо удалось со мной пообниматься. Я взял её за руки, и стараясь сильно не дёргать, чтобы не оставлять синяков освободился, и отстранился. Увидит ещё кто, как я с сотрудницей в командировку хожу, потом засмеют дурни.
   -Да успокойся ты фурия, что на тебя нашло, что прилипла то. То человек, как человек, а сейчас хуже двенадцати летней девчонки себя ведёшь. Вот привязалась.
   -Дурак.
   Она сказала это обиженным голосом, перестала улыбаться и заигрывать, отвернулась и пошла дальше. Потом, бескомпромиссным жестом взяла меня за руку и мы пошли дальше. Руку мою похоже она решила не отпускать во чтобы то ни стало, что называется отвоевала себе кусочек.
   Мы подошли к военной заставе, караульный офицер махнул мне рукой, и мы вышли за пределы тренировочного городка космонавтов. Сашка мою руку отпускать так и не собиралась, даже пара моих робких попыток вырваться успехом не увенчалась, не очень то и хотелось.
   -А ты где учился?
   -В аэрокосмическом, как все. А что? Тут наверно много кто оттуда.
   -Да так, не много, а у меня вот подружка всё бегает ищет, надо бы ей тоже такого присмотреть.
   -А разве нету?
   -Да вот ходит, ходит, нет нигде. Вот и тебя, ну где встретить можно?
   -Ну не знаю, трудный вопрос.
   -У вас ночные клубы в городе были?
   -Были наверное.
   -Понятно, но ты конечно в них не ходил.
   -Не, ну был пару раз, не то чтобы совсем не ходил.
   -А куда ты ходил?
   -На теннис ходил, хм, ну в разные места вообще-то.
   -В библиотеке часто бывал?
   -Да не особо, когда что такое, реферато подобное задавали, ходил. А так не часто.
   -Так в библиотеке тебя встретить можно было?
   -Да не сказал бы.
   -А где ж тебя искать то, куда-то же ты ходил?
   -На теннис ходил, на военную кафедру, в лес, на факультативы там всякие. Регулярно причём.
   -А почему не женат до сих пор?
   -Рано как-то, да и не встречал нигде.
   -А одногрупницы?
   -Так у нас все занятые были.
   -Ужас.
   Спустя двадцать минут ходу по жаркому полю, не имеющему даже намёка на тенёк, показались и зелёные двух этажки с речкой. Они заросли деревьями, и со стороны выглядели диковинными лесными домиками. В принципе, наверно жить в них летом очень даже не плохо, река рядом, хочешь иди купайся, хочешь под деревьями полежи, ближайший лес в полукилометре, и вообще курорт, представляю как тут зимой.
   -Ну и местечко, вот бы в таком с хорошим мужем месяцок пожить.
   -Нет уж.
   -А что, тихо спокойно, лежи себе в жару под деревом, целуйся.
   -Я по делу.
   Мы подошли к дому номер четыре. Пара ребятишек, вяло посматривала на нас с одного из деревьев, на лавочке возле дома сидело несколько бабок. Около подъезда одна из них нас окликнула.
   -Вы куда родненькие?
   -По делам.
   -Вы не местные, куда.
   -Замечательный вывод. - Я не отвечая прошёл мимо в подъезд.
   -Ну ты зачем бабульке нагрубил?
   -Это не её дело.
   -Нашёлся пан, с людьми же живёшь, вечно ты хуже дурака себя ведёшь, сказал бы бабушке зачем, не переломился бы.
   -Так, напросившийся, ну ка следом, шагом марш.
   Мы поднялись по истрёпанному подъезду на второй этаж, к квартире номер семь. Подъезд был уж очень потрёпанный, краска в некоторых местах стен слезла до самого цемента, местами торчали обрезки проводов. Прямо под потолком вырос небольших размеров осиный улей, по непонятно как уцелевшим за годы эксплуатации перилам бегали солдатики и муравьи.
   -Странно, вот живут люди, не понимаю я их. Живут одни, на отшибе, а лампочки все вывернуты, стекло на улицу на лестничной клетке разбито, батареи кто-то срезал.
   -Срезали местные пьяницы, на металлолом, в них же рублей на двести железа.
   -Да я бы сказал, на пол штуки в каждой. Но что им сложно что ли порядок у себя навести, договориться, починить.
   -Тут же одни бездельники живут, сложно, свиньи, я вот тоже в подобном же месте лет до шестнадцати жила.
   Я наконец определил, какая же квартира должна носить цифру семь. Та, дверь которой была самой новой на вид, даже не давно крашенной. Постучался.
   -На самом деле они мы могли бы всё как-то устроить, просто никто из них и не возьмётся даже. Они и раньше при социализме особо не старались, а сейчас... Воспитали их такими, точнее не какими. Да и пенсионеркам не под силу всё здесь в порядок привести. А дом без отопления, и всего за одну зиму, ещё не в такое состояние прийти может.
   -Да знаю.
   -Знаешь, знаешь, а ещё не женился, и удивляешься, почему тебе от меня уже никуда не деться.
   -Ррр... Опять ты за своё, да как же я согласился тебя с собой взять, ума не приложу.
   Дверь открылась на пороге появилась какая-то более менее приличного вида беременная женщина лет двадцати пяти тридцати.
   -Ромашина мы здесь можем найти?
   Я невольно осмотрел интерьер квартиры у неё за спиной. Советские обои, такая же мебель, палас. Всё старое, но в отличие от подъезда почти без дырок, и чистое. Если не считать пары трещин на потолке, вполне жилое помещение. По крайней мере, если сравнить с внешним видом дома с улицы.
   -Да вы проходите, а зачем он вам нужен?
   -По поводу его работы слесарем в звёздном городке, ему можно вернуться.
   -Да, здорово, а я было вот уже совсем запаниковала, думала так и придётся на мои да детские две в месяц жить, а то где он ещё сейчас себе работу найдёт? Кстати, чаю хотите?
   -Да, мы с мужем с удовольствием попьём.
   -Нет, мы торопимся. Где он, я хочу с ним лично поговорить.
   -У соседа, в третьем доме, в первой квартире, они там отмечают в общем, - женщина грустно вздохнула.
   -Что отмечают.
   -Да ничего, просто делать ему нечего.
   -Ладно, мы пойдём, сходим с ним поговорим.
   -Ну, давайте.
   Мы дошли до третьего дома, из окон первого этажа слышалась какая-то ругань нескольких мужиков. Какая то баба громко крикнула, "Убери руки козёл!". Потом послышался громкий хлопок. Зашли в подъезд, постучали в первую квартиру, но никто к нам не вышел, дверь оказалась открытой.
   -Так, стой карауль тылы, а я пройду внутрь.
   -Обязательно.
   Я сделал пару шагов вперёд, мимо меня, не заметив, куда-то пронёсся голый до трусов загорелый тощий пацан лет десяти, я посмотрел в комнату направо. Там за обкуренной дешёвым табаком столом, сидело четверо мужиков и три бабы лет двадцати и двадцати пяти, они распивали без закуски две бутыли водки, стоявшие прямо на постеленной на столе газетке. Одна баба с расстёгнутой рубашкой ревела на краю лавки. Судя по обрывкам разговоров, обсуждали политику, и все были пьяны в стельку. Две бабы, по шлюшачьи над чем-то хихикали, и не пойму что здесь делают, явно не жёны, да и мужикам, кроме Ромашина, самым молодым лет по сорок.
   -Ромашин.
   -А товарищ начальник, какими судьбами, дябя сюд к мне занесло, сукин ты сын.
   -Ты на работу вернёшься.
   -А хаха га, вот смотри какой хлыщ.
   -А нахер мне сдалась ваще твоя работа, пошёл ты.
   Я сделал шаг назад, наткнулся на кого-то, посмотрел, Сашка.
   -Идём, нечего тут делать, - взял её за руку и повёл на улицу.
   Сзади донесся тупой мужицкий хохот:
   -А никак им без настоящего то работника, нукись закуси, не обойдёшься без Ромашина...
   Мы вышли из подъезда, и не торопясь, направились вон из поселения.
   -Как будешь на работу его возвращать?
   -А зачем он такой нам нужен? Что он работать будет? Нет, не будет, да никогда не будет, он даже не понимает зачем. Это же всё по нему видно.
   -А его жена, дети, им то как это всё?
   -Что жена, что дети, она сама за него такого вышла.
   -Да кто ж знал, что так всё будет?
   -А так не видно было, когда замуж выходила? И вообще, что ей мешает уйти.
   -Эх дурак, дети мешают, всё, то что она просто слабая женщина.
   -А вон тем двум, что с мужиками сидели, что мешает? Зачем водку сидеть пить, да потом... Кто кроме них самих виноват?
   -А кому их учить было? Они же здесь выросли, всю жизнь такое видели, для них со старшими местными крутыми мужиками тут так сидеть, это и выглядит нормальным, они же не видели больше ничего.
   -Раз они такие, пусть и остаются, нельзя всех всё время тянуть.
   -Ну и мудак. Дурак.
   -Я мудак и дурак, а те мужики святые, истинно мученики, конечно. А я вот вообще, фашист, урод, вредитель, убивать таких надо, пусть святые везде свои порядки установят.
   -Ты мог бы хотя бы не так к этому отнестись... Навести порядок, объяснить, если так просто пинать, они медведями и останутся, а дети их, те кто рядом, с ними что будет? Может среди этой ребятни будущий Ломоносов бегает.
   -Не думаю.
   -Ну тебя. И вообще, мы не туда идём, - она поймала меня за руку и потянула в сторону речки.
   -Да, что с тобой, неугомонное ты существо?
   -Я решила, мы с тобой идём купаться, и никакой больше ерунды, нечего время терять.
   -Какое купаться? Мы там...
   -Всем по барабану, а мне хочется, значит идём. Тут совсем рядом, я знаю.
   -Ну ладно, раз без этого никак идём, только как без плавок? И ты вроде без купальника.
   -Совсем дурак, так всё и было задумано.
   Она скользнула вперёд, тесно прижалась, и подарила мне не долгий, но очень горячий поцелуй. Я даже не успел никак отреагировать, слишком уж упругим и стройным было её тело.
   -А вот целоваться ты совсем не умеешь, и где такие берутся?
   -Наверно последним ботаником был.
   -Не совсем уж.
   -А теперь купаться.
   До Звёздного городка, после купания мы шли молча, уставшие и счастливые. Отпускать мою руку, она отказалась наотрез, вырываться я и не пытался. Странно, но, похоже, такую девушку я ещё не встречал никогда и нигде, в университете было полно одногрупниц, но они гуляли с классными бездельниками, постоянно их меняли. Ни мне, ни им, не хотелось друг с другом общаться, мне, потому что я бы никогда не нашёл общий язык с теми, кто гулял с кем попало, а им, потому что они никогда бы не обратили внимания на такого нелюдимого, абсолютно хмурого зануду.
   * * *
   Первым делом, придя в Звёздный отправился домой напиться. Потом, посидев пятнадцать минут у себя в комнате, попив чай, позвонил завхозу.
   -Да.
   -Василий Андреевич, это я Александр Швейников, как там с турбиной, узнали?
   -Кой что узнал, прошвырнулся по Интернету, вычитал. Во-первых, такие уже лет сорок не выпускают, во-вторых, подобные штуки, когда-то Резонанс, Рябинский завод делал, ещё где-то... Сейчас уже такого завода, лет пять как нет.
   -Очень жаль.
   -А вообще этому газогенератору с насосом вакуумной камеры, уже лет сорок, пора новые ставить, а стоят они не пять тысяч рублей, и даже не сто. А сколько бы вы подумали?
   -Очень много.
   -Придётся на западе покупать, одна такая камера стоит семь миллионов иностранных евро, можете себе представить?
   -Могу, но не буду, ладно.
   Я так подумал, и решил, что обойдёмся мы лучше двумя тренировочными камерами, чёрт с ними, новыми, а на семь миллионов, сколько же можно таких переулков отремонтировать, или хотя бы людей в порядок привести. Да и деньги эти пойдёт на запад, а не в нашу нуждающуюся, хотя местами же не существующую промышленность.
   Следующей моей целью был Буйков. Я также позвонил ему по сотовому телефону, пол часа пытался доказать что Ромашин человек абсолютно нам не нужный, но тот был упрям, в конце концов удалось свести дело к тому, что если кто и будет договариваться с этим архиважным слесарем о работе, то это буду уже не я. Да и потом, стоит ли мне такими вещами заниматься, как будто я за одним только звёздным городком следить должен, нужно всё же заниматься своим делом, а не по слесарям бегать.
   * * * *
   Реформы в стране, в целом, постепенно набирали темп. В течение июня, июля удалось прикрепить в виде замов, членов моей партии, примерно к половине высших чиновничьих постов страны. Многие поговаривали о вводе институтов комиссаров, и жутком тоталитаризме, но пока как-то с рук всё сходило, хотя, судя по всему, возможности к воровству они по уменьшили, везде совали свой нос, не редко и получали по нему за излишнюю любознательность. В остальном, ничего не изменилось, всё шло своим чередом. Только незначительный экономический спад время от времени напоминал о себе, западным странам жутко не нравилось новое правительство Российской Федерации, и как-то слишком подозрительно, стали относится к нам потенциальные инвесторы. Сильно сказывался и увеличившийся из России отток капиталов. Сами реформы также съедали много денег, временно разросся бюрократический аппарат, с виду деятельность шла неудачно. В принципе, экономического спада как такового на самом деле не было, просто из-за вывоза определёнными людьми средств за рубеж падали котировки акций, что и приходилось компенсировать стабилизационным фондом. Население же, на это особого внимания не обращало, так как любые не значительные падения курса рубля немедленно компенсировались. Как такового, падения спроса и предложения на реальном рынке не происходило, и это главное.
   Разобраться со всеми бандитами, и тут же навести в стране порядок, конечно также не получилось. Слишком уж много их было и везде. Даже поддержка партии, требуемой точки опоры не давала. Оставалось только смириться, главное, чтобы впредь больше никто не воровал. На самом деле в самой структуре управления государством ничего и не изменилось, но были большие надежды на сами глобальные реформы программы, они сами по себе могли решить проблемы слишком многие.
   Елозин преуспевал в разработке систем безналичного расчёта. Успехи в развитии сотовой связи, и их коммуникаций в стране, обусловили и лёгкий переход к электронным кошелькам, которые могли работать буквально отовсюду. Первые модели уже тестировались, вставал вопрос о начале серийного производства. Так что темпы внедрения безналичного расчёта можно было даже ускорить, всё больше упиралось лишь в само распространение системы среди граждан. В принципе эта система должна была решить массу проблем с воровством денег, на всех мелких уровнях. И серьёзно усложнить положение нелегалов, решая тем самым порядочный кусок проблем современной России. Ведь с введением в серию электронных кошельков, станет не возможной любая, тайная ото всех передача денег. Теперь каждая сумма получит свой официальный адрес и хозяина.
   Образование также давало о себе знать, Ритмов сумел быстро подыскать подходящее под новый центр тестирования здание и интенсивно оснащал его всем необходимым. Компьютерами, видеокамерами, почти игрушечными роботами машинками проверяльщиками, охраной и самими тестами, ничего невыполнимого на его пути не возникало. Единственная проблема заключалось в том, что практически всё приходилось закупать за границей, но главное, все технологии, которые для этого требовались, уже давно существовали.
   Таким образом, две первых основных ступеньки реформ, которые должны были обеспечить снижение мелкой коррупции в обществе, и создание платформы для дальнейших преобразований, должны были быть вскоре успешно преодолены.
  
   Глава 5: Со скрипом.
   В это утро Маринка решила обойтись очень быстрым и скучным завтраком, жаль, а то я уже привык с ней побаловаться, так сильно разгружает, настоящий отдых. Её куда, то вызвали, кого-то там поймали, по делу о покушении на мою персону. Так что моя ненаглядная на скору руку перекусила какими-то бутербродами с мясом и коктейлем, положила нечто аналогичное мне на тарелку и убежала, оставив меня наедине с подносом, йогуртами и какой-то дребеденью. С другой стороны, а заслужил ли я большего, на фоне всё продолжающегося в последние три месяца экономического спада и наращивания снежного комка внешне политических проблем, связанных с моим неумелым руководством государства, и как показал временной опыт кривой политикой. Можно конечно надеяться, что с началом осени всё как-то измениться в лучшую сторону, с другой стороны, политика, экономика и времена года, вещи мало взаимосвязанные. Хотя слишком уж серьёзных проблем вроде бы и нет, обычный кризис смены курса. Поймал себя на тяжёлых мыслях, постарался минуту ни о чём не думать, выпил ещё фруктового сока, и как обычно направился в свой кабинет.
   В кабинете меня, уже как обычно ждала целая делегация реформаторов и моих мучителей, последнее время работать приходилось всё больше и больше. Придя, я первым делом сделал жест рукой, сообщив, чтобы все немного подождали, залез в компьютер, просмотрел курс рубля. Упал за сутки ещё на три копейки, ничего хорошего, конечно можно снова покрывать прорехи стабилизационным фондом, только вот правильно ли. Сейчас конечно он без особых проблем латает дыры в экономике, но стоит вспомнить, что и Хрущёв не слишком дрожал, впервые закупая в СССР зерно. А во что это потом вылилось? Наконец, я разобрался с компьютером и подозвал первого из стоявших на очереди. Подошёл с каким-то досье Ритмов.
   -Что здесь?
   -Это по центру тестирования дипломников, сегодня, наконец, закончили монтировать систему видео контроля. Это отчёт, к третьему сентября центр уже сможет принимать на проверку выпускников ВУЗов, в принципе он готов. Вопрос только в совершенстве и проработанности тестовых программ, да в размещении тестируемых по местам ночлега, но тех, кто будет защищать свой диплом этой зимой, уже можно обязать сдавать экзамен там.
   -А ты уверен, что центр справится с наплывом выпускников со всей России?
   -Почти, но зимой диплом защищает меньше народу, чем весной и летом.
   -Ладно, ну что ж, тогда с двадцатого числа вводим обязательное тестирование выпускников. - Я взял подготовленный ещё вчера указ, и начал подписывать.
   -Ты помнишь, я говорил о двухстах миллионах на временное проживание?
   -Да, здесь всё написано, читай. Ждал только твоего отчёта, что всё готово.
   -Кстати, тебе наверно надо приехать на открытие, проверить.
   -Да я собирался, подъеду где-то к двум.
   -То есть как, сегодня? Может хотя бы завтра, там же к твоему приезду ничего не готово.
   -Вот и хорошо, посмотрю всё как есть. Не волнуйся, я не официально, не при прессе, так подъеду, посмотрю и уеду.
   Антону больше ничего не требовалось. Он собрал свои листочки и ушёл готовиться к моему визиту. В порядке очереди, по вопросам назначений подошло несколько сотрудников внутренних дел, требовалось утвердить должности. Потом ко мне прорвался Елозин:
   -Вот притащил показать тебе первый прототип сотового кошелька для безналичного расчёта. Можешь взять посмотреть.
   Он протянул мне небольшой, тёмный пластиковый сотовый телефон, с чёрно белым дисплеем и необычным расположением кнопок. Я внимательно рассматривал его примерно пол минуты, положил себе на стол.
   -Обычный телефон?
   -По сути так, почти обычный, упрощённый сотовый телефон, производиться у нас же, своими силами, стоит 400 рублей штука, примерно 15 долларов. Можно раздать такие всему населению, прикрепить каждый к каждому человеку. Их даже воровать смысла не будет, его же не продашь, не купишь, никак иначе не используешь. Очень удобно, одновременно и паспорт с фотографией, и всей мед картой, и блокнот, и свой счёт можно в любой момент просмотреть и проконтролировать. Можно выполнить любую операцию с ценными бумагами.
   -Если кто-то всё же попытается кого-нибудь ограбить?
   -А смысл? Все операции идут через центральный сервер, конкретные счета. И деньги необходимо перевести конкретным людям, это всё пишется, а потом легко и быстро отслеживается, тоже самое и с ценными бумагами, и всем прочим. Преступник может заставить человека перевести деньги на свой счёт, но куда и кому были переведены деньги, будет записано, и фамилия, и все реквизиты бандита будут известны.
   -Он противоударный?
   -Не очень, зато не промокаемый. Заряда батарейки хватает на три недели, в нём же нет никаких современных примочек. Обычный переносной кошелёк, работает везде и всегда, только любое управление личным счётом контролируется.
   -Но требуется сеть сотовых станций. Как продвигается её создание? Я вообще последние две недели этим не интересовался.
   -Да всё готово, осталось только произвести 150 миллионов таких аппаратов, и ещё в некоторых районах открыть некоторые станции сотовой связи. И по сути всё, даже сервер почти готов, в принципе никаких принципиально новых технологий не понадобилось.
   -А станции во сколько выльются?
   -Не так уж и дорого, поток информации то невелик, кошельки же не голосовые команды отсылают, а простейшие цифры, да и не слишком часто.
   -А подделать такой прибор можно?
   -Подделать можно всё, но именно такой кошелёк почти не возможно. Всё программирование и фундаментальная настройка чипсета на владельца, происходит на стадии сборки. Чтобы перепрограммировать, его необходимо правильно разобрать, что непросто, учитывая системы защиты. Потом, этого мало, нужно же ещё зарегистрировать систему и индивидуальный, очень длинный код на сервере.
   -А для этого нужно взломать центральный сервер.
   -Именно.
   -А если вирус?
   -Ерунда. Во-первых, всё пишется на жёсткие не стираемые диски, во-вторых, сама система не имеет ничего общего со стандартной виндой. В-третьих, характер принимаемых от телефонов команд очень узок, способа переслать вирус не существует, как и самого вируса способного повлиять на систему.
   -Если просто сбой?
   -Я же говорил, серверов три, все дублируют центральный, имеют собственные электрические генераторы. Линий запасной связи вообще несколько десятков. Конечно, может что-то случится в локальном секторе, но вся финансовая система в целом не рухнет.
   -Тогда вот что, мы всё это дело ускорим. Скажем, переход на обязательный безналичный расчёт будет осуществлён через четыре месяца, а пока начнётся кампания по его рекламе, распространение таких кошельков. А в течение трёх месяцев кошельки будут функционировать наряду с обычными деньгами. Только траты, ох, сколько тебе нужно-то?
   -Ну, 150 миллионов кошельков выльются в 2,3 миллиарда долларов, плюс рекламная кампания, регистрация обучение населения. Итого, я думаю, пяти миллиардов в ближайшие три месяца хватит.
   -Да запросы у тебя конечно.
   -Нормальные запросы, сам же знал, всё считали. Кстати, нужно понимать, что в последствии, с введением системы в действие, сократятся траты на многое, это нужно учитывать. На инкассацию там, налоги, даже просто, не нужно будет тратиться на замочки в кассе продуктового магазина, снизятся расходы во всём, что требуется сейчас для хранения и защиты денег.
   -Я всё знаю, это всё что ты хотел?
   -В общем-то, да, всё.
   Мой первый помощник свернулся и тоже куда-то ушёл, следующим посетителем оказался один из профессоров Бауманского университета, некогда поддержавший мою программу, и сейчас работавший параллельно депутатом гос. Думы. Он был недоволен тем, что до сих пор не рассматривался вопрос о квотах при голосовании на выборах. Не пойму как его сюда с такой темой только пропустили. Пришлось мне лично, тратить десять минут на то, чтобы объяснить, что пока сертификаты о высшем образовании, по всей стране выдаются чуть ли не кому попало, не может быть и речи о разделении людей в каких-либо правах по образовательному критерию.
   После профессора навалились проблемы с реформами Минздрава, забастовками на этой почве. Старенькие бабушки конечно, никак не соглашались с тем, что объём предоставляемых им услуг резко сократился до трёхсот рублей в месяц. Врачи также были недовольны тем, что у них напрочь отрезали малейшую возможность подзаработать слева, там где они раньше получали львиную часть доходов. Не все конечно, но многие. Правда был и плюс, расходы на Минздрав сократились.
   Просидев с делами до обеда, немного разгрёб всё, и смог отправиться на проверку центра тестирования, так хоть немного можно было отдохнуть, хотя бы вовремя пути, тем более день сегодня был солнечный, тёплый. Чем я и занялся, просто сидел на переднем сидении, и пил фруктовый сок пока не приехали.
   Центр тестирования располагался в огромном прямоугольном железобетонном здании, высотой двенадцать этажей. На входе были ступеньки высотой метра два, и сам широкий вход был обрамлён колоннами, величественно, только непонятно зачем. Хотя само здание не строили, раньше здесь вроде бы сначала собирались открывать какой-то ВУЗ, но в последний момент решили отдать под центр тестирования. Ритмов встретил меня у порога. Я прошёл вперёд, поднялся к нему по ступенькам, пожал руку.
   -Здорово, да виделись же сегодня. Ладно, пойдём.
   Он сделал приглашающий жест рукой. Мы прошли через многоярусные двери в центральный трёхэтажный коридор здания, от которого на каждом ярусе отходило множество других ответвлений. Я невольно заметил, что коридор просматривался всего тремя или четырьмя маленьким видеокамерами.
   -Почему так мало камер?
   -А зачем они тут, тем более, лишние? Только лишнюю пару глаз, следить за ними нужно. Всё и так просматривается не плохо, в том числе и в самих коридорах, а главное это оснащение классов тестирования.
   -А сколько их, все будем смотреть?
   -Нет, я тебя по паре тройке проведу и достаточно, в принципе они все однотипные, но здесь 400 классов по 30 компьютеров в каждом, все не обойдёшь.
   -И в каждом классе, если не ошибаюсь, по две работающих видеокамеры с человеческим наблюдением, одна с машинным анализом действий и два двигающихся по потолку и полу робота наблюдателя со своим собственным взглядом и мнением?
   -Да и это всё вылилось всего в 12 миллионов долларов, по тридцать на каждый класс. В принципе не дорого. Если считать только стоимость оборудования и его установки.
   Перед входом в каждый из коридоров стоял прибор для чистки обуви трёх типов, летней, зимней, осенней. Я тут же испытал летний на практике, сухие щёточки смахнули с ботинок пыль. Потом, мы зашли в один из классов, там ровными рядами по пять, стояли 30 новеньких компьютеров с жидкокристаллическими дисплеями. Размещались они очень открыто, в полу прозрачных столиках, так чтобы все сдающие экзамены хорошо просматривали друг друга, и всё это ещё лучше просматривалось ездящими между рядами по полу и потолку четырьмя машинками с камерами. Сама комната производила впечатление чего-то космического, слишком уж не привычно для меня лично, смотрелись все эти белые пластмассовые панели на стенах смешанные с направляющими монорельсов машинок, по которым те перемещались. Также помещение поразило своей чистотой.
   -Я так понял, сам ремонт и компьютеры, в эти двенадцать миллионов не вошли.
   -Сам же подписывал бумаги, знаешь, не вошли, всего за здание пришлось отвалить 70 миллионов, только компьютеры со столиками в 14 вылились. А ещё проводка, коридоры, все, все помещения, много чего.
   -И за сколько можно провести один тест?
   -Планируется проводить тест одной партии людей за два дня, по 12 часов в день, с перерывом в пол часа на отдых. Тесты очень большие, включают в себя в сумме 600-700 простых и сложных заданий, если тестируемому, понадобятся какие-либо таблицы, или калькулятор, для ответа на вопрос, это предусматривается тестируемой программой.
   -А сами то программы готовы?
   -Откровенно говоря, многие, но не все и не по всем специальностям.
   -А зачем вокруг столько техники, уж на приборах очистки обуви можно было бы сэкономить.
   -Минимизировано число сотрудников, на самом деле это необходимо, по крайней мере лучше так, чем постоянно проверять каждую из заходящих сюда горничных. Кстати, тут даже полы моются роботами. И так обслуживающий персонал слишком уж многочисленным получился.
   -А ездящие роботы не жужжат?
   -Нет, абсолютно незаметно и бесшумно, этот вопрос специально рассматривался, разговаривать кстати тоже нельзя, звук записывается сразу несколькими микрофонами. Если кто-то начинает вести себя не подобающим образом. Его сначала несколько раз предупреждают, штрафуя балы, потом выгоняют, экзамен засчитывается проваленным, ну и пересдавать можно потом только платно.
   -А не дорого так всё на роботов вешать.
   -Не так уж и дорого, на самом деле они все серийные и дешёвые, пластик, аккумулятор, да две микросхемки, сам робот - машинка на колёсиках, не дорого. Особенно если их такими партиями закупать.
   -И сколько стоит пересдать?
   -Смотря что, но в целом от ста, до тысячи долларов, дороговато, но не слишком.
   -А кто удаляет бунтаря?
   -В каждом коридоре, насчитывающем десять классов, во время тестирования присутствует четыре охранника ФСБ.
   -Сотрудников.
   -Ну, сотрудников, в принципе не думаю, что им придётся так уж часто кого-то выгонять, всё же люди, сдающие на сертификат о полном высшем образовании, обычно уже взрослые, скажем так.
   -А сколько всего человек персонала?
   -Дежурят по 160 охранников, плюс 100 техников и около десяти различных управляющих, всего в двух сменах 530 человек. Все нижние посты постоянно меняют своё место дежурства, кстати, как и сдающие экзамен, все сидящие в одном классе обычно даже если и не из разных городов, то должны будут сдавать разные предметы. Один сдаёт экзамен на экономиста, другой на географа.
   -Понятно.
   -В общем, все 400 классов одинаковы, поэтому кроме моего личного штата в 10 человек управляющих, все остальные, постоянно меняют своё место.
   -Воскресенье не работаем?
   -Да, в воскресенье тех обслуживание.
   -Ну что Антон, нашёл своё призвание?
   -Трудно сказать, но надо, так надо, кто-то же должен следить, чтобы и тут взятки не брали.
   -Главное, чтобы ты не брал.
   -Я и не буду, у меня зарплата 200 тысяч долларов в месяц. Сам же мне назначил, помнишь? Не знаю теперь, куда и тратить, зачем?
   -Сотрудникам много платишь?
   -От трёх до пяти рядовым, как ты и сказал, и по 20 в месяц своим управленцам. Миллиона два в месяц на это уходит, но в рамках всей страны совсем мало.
   -Я просто напоминаю, сам должен понимать, ты теперь на страже самых ценных в стране сертификатов, никакой коррупции быть не должно, ни одной взятки, никому, никак. Если кто попробует давить, сразу беги ко мне жалуйся.
   -Да знаю.
   -Базу данных на всех людей с высшим образованием создал?
   -Да. Только она ещё не заполнена, полная перепись и проверка потребует ещё минимум три месяца, но до декабря точно управимся.
   -Её нужно ещё строже охранять, там то данные изменить проще, и никаких случайностей быть не должно, жёсткая запись, кто, где когда, и всё остальное, при заполнении тоже. Помни, здесь можно сказать ворота ко всему, если здесь что-нибудь такое мутное начнётся, вся наша система полетит к чёрту, здесь основа, тут идёт сам отбор.
   -Всё сделано, сделаю, знаю.
   -Ну, всё, центр я твой посетил, всё увидел, удачи.
   -Удачи.
   Центом я остался доволен, главное теперь, чтобы в будущем не распустились. За центром тестирования нужен глаз да глаз, не дай бог когда-нибудь начнут торговать сертификатами о высшем образовании. Тогда в нашей стране уже будет не демократия, не научная никакая, расслоение может обеспечить справедливость, лишь пока оно обоснованное, а не из-за денег и связей. Значит нужно следить, и постоянно совершенствовать системы защиты и контроля. А скоро должны были начать действовать и другие электронные системы контроля бюрократии, главное чтобы не было самой возможности действовать в обход закона, чтобы все решения по справкам выдавались для людей не людьми, а машинами на уровне программ.
   Добравшись до Кремля, я распорядился с сегодняшнего дня регулярно объявлять в новостях, что отныне, тестирование по экзаменам будет вестись не на местах, а в Москве. И этой зимой, впервые, все получающие диплом, за пять с половиной лет обучения, должны будут отправиться получать его в столицу. С другой стороны это подстегнёт многих учиться, просто потому что исчезнут безоблачные мечты получить красный диплом на халяву, или отвалив десять, двадцать тысяч деканату. Теперь сама система уже усложнит процедуру покупки диплома, если даже когда-нибудь таковая станет возможной, далеко не каждый сможет съездить в Москву, заблаговременно подкупить ряд высших чинов ФСБ, чтобы сдать какой-то экзамен на бал более высокий, чем остальные. Никто и не станет.
   Часам к трём я уже прибыл в свой кабинет. Тут же позвонил Хлестов, опять у него какие-то проблемы:
   -Привет. Есть две новости, плохая и хорошая, с какой начнёшь?
   -А плохая хуже хорошей?
   -Да, плохая хуже хорошей.
   -Давай начнём с хорошей.
   -Мы с Маринкой арестовали заказчика того взрыва в Кремле, при покушении на тебя, это Чуприн, у него небольшой пакетик акций в РосНефти, видно мы ему прибыли сильно занизили, вот и озверел. Кстати, он сейчас уже здесь, арестованный. Мы планируем прилепить ему лет двадцать, устроить показательный процесс.
   -Лет двадцать прилепите, сошлите куда подальше, но шумихи особой поднимать не надо, так, поясните в честь чего мельком и всё. Дело серьёзное, но в раздувать не стоит.
   -Да сейчас особенно, кстати, о плохой новости. В Казани бунтуют.
   -Кто?
   -Все кому не лень, там не довольны новой политикой, лишающей прав регионы. Татарстан же вроде как республика у нас, а мы им... Ну вот и бесятся черножопые.
   -Так, стоп, ты с черножопыми не торопись, а то сейчас устроишь нам международный скандал. Ты сам вообще сейчас где?
   -Далеко, как раз в одной дивизии под Казанью.
   -Блин, тебя как туда занесло? Что там твориться?
   -Пока ничего, только планирую на всякий случай военную операцию. Занимаюсь этим вот уже четыре часа.
   -А раньше, почему со мной не связался, ты что сдурел в центре России? Такое?
   -Да мы нападать не будем, просто, если что, ты на переговорах припугнёшь. А раньше не связался, связи потому что не было, да и не всё сразу понятно стало. В общем, их президент, Казанский, он с тобой связаться хочет, ты как?
   -Назначь встречу на какой-нибудь военной базе.
   -Ну, вот на семнадцатой, здесь, где я сейчас, часа через два успеешь? Проведём очную ставку, переговорите.
   -Чтоб тебя, обрадовал успею.
   Я бросил трубку, выругался, события развивались уж больно неожиданно. Всё было спокойно, нормально и на тебе. В принципе понятно, слишком уж мы разогнались с реформами, да ещё эта централизация не кстати. А сейчас сведения о беспорядках в Казани просочатся, и начнётся. Решать нужно быстро, и миром. Я позвонил Элеоноре, сказал, чтобы она связалась с аэропортом, подготовила к вылету мой самолёт, потом Маринке.
   -Привет, ты про Казань слышала?
   -Слышу только что, плохо.
   -Что делать, лететь мириться?
   -Лети, только давай уж не на своём корыте.
   -А как?
   -Ты пошли корыто, туда куда посылают, пошли к корыту свои Волги, а сам садись в БМВ, я подгоню к шестой точке выезда, и езжай в Орехово 3, а оттуда лети на истребителе, как раз за два часа успеешь.
   -Ладно, пока, так и будет, действуй.
   Я не переодеваясь, быстрым шагом отправился к шестой точке. Уже открывая дверь во дворик услышал скрип тормозов, из остановившейся около входа БМВ вылетел молодой парень и сунул мне в руки ключи. Ехать видно мне предстояло самому, зато безопасно, никто же ещё об иномарке не узнал, наверняка Маринка придумала план спонтанно, а лететь на борте 1 в Казань не хотелось. Мало ли что.
   Час пик ещё не начался, я выжал из автомашины всё, летел по улицам Москвы как гонщик. Подарила же мне жёнушка приключение. Путь до Ореховского военного аэропорта занял всего час, там уже мне приготовили двух местный миг 29. Раньше летать мне не приходилось, но здоровье у меня было отменное, а пилот не усердствовал, проблем не возникло, полёт на большой высоте на сверхзвуке, занял всего двадцать пять минут. Сам полёт даже оставил массу приятных впечатлений, не то чтобы я всегда мечтал полетать на истребителе, но это было довольно интересно, и вообще, я раньше редко летал. Всегда нравилось.
   В итоге спустя полтора часа после неожиданного звонка Хлестова и сообщении о беспорядках, я уже был на семнадцатой военной базе. Иван встретил меня прямо у трапа самолёта, и на ходу стал объяснять ситуацию:
   -Казанский президент Дармир Мухратов прибудет через сорок минут. Так что есть время всё обсудить и подготовиться.
   -Как сама ситуация?
   -Ждём, пока ничего не происходит, боевых действий не ведём. Но у нас уже несколько боевых колонн на позициях, мы можем атаковать в любой момент, или по крайней мере пугать этим.
   -А с чего вообще всё началось то?
   -С объявления в новостях, о ликвидации автономии республики Татарстан, и превращении её в субъект федерации с обыкновенными правами.
   -Так прямо с одних новостей и началось?
   -Трудно сказать, эти новости впервые показали вчера вечером в десять, потом вероятно все кипели пол ночи, а теперь вот восстали.
   -Насколько восстали то?
   -Не подчиняются властям, требуют автономии, местные участки милиции тоже нам уже не подчиняются. А вот расквартированные в городе военные части не восстали, приведены в полную боеготовность, но блокированы местными, хотя блокированы плохо. Но их закидывают камнями и всякой дребеденью, а они в ответ не стреляют.
   -А что остальное руководство?
   -Молчит и всё отрицает, хотя пятьдесят на пятьдесят это их рук дело, президента и его друзей, скажем так. Пустили слух, связались с местной братвой, ну и вывели на улицы тысяч двадцать всяких там, не то чтобы всё население, но довольно много.
   -Ладно, тут не только Казань уже бунтует, вообще мы с централизацией поторопились, так просто все эти мелкие местные, от власти не откажутся. От чего-то добровольно отказываться, это вообще, для большинства людей противоестественно, вот и началось. Правы мы или нет, а придётся мириться делать Мухрату уступки.
   -Так и спустим?
   -Спустим, всего важнее сейчас стабильность в стране поддержать, это гораздо важнее любых реформ, не будет войн, всё будет в порядке. А с Мухрата, мы потом, постепенно своё получим, медленно шаг за шагом, всех врознь.
   -Медленно уже много раз пытались.
   -А быстрые пути, знаешь куда ведут? Вот и поразмышляй на досуге.
   -Ну что ж, ладно, пойдём, выпьем чаю?
   -Пойдём, выпьем.
   Я похлопал его по плечу, и мы направились в здание администрации военной базы, городка. Присели в столовой, выгнав из неё часть спасавшейся в ней от жары личного состава, взяли обыкновенный сладкий чай с травой лимонницей, которую солдаты использовали вместо цитруса. Столовая была старой, обычной, ещё с советским ремонтом, только мебель была относительно недавно лакированная, в принципе ничего особенного, привычная картина. Даже как-то чуть более естественно выглядит для солдатской части, чем холл с евроремонтом.
   -А помнишь Саныча, ну того, который тогда первый раздел критиковал, а потом разобиделся, что его не слушали, и ушёл?
   -Помню, а что с ним?
   -Да ничего, просто недавно навещал его, ещё за неделю до выборов было. Как раз в Тулу надо было смотаться с одним Славиком поговорить, ну ты его не знаешь, скромная персона. Вот и заехал.
   -И как он там?
   -Сидит дома, спивается. Обидно, а вроде сам виноват, был же шанс что-то сделать?
   -Он сейчас не в партии?
   -А что теперь толку? Высокий пост он уже не получит, на будущее своей страны повлиять не сможет, а зарплата у него и так не плохая, сидит себе дома спивается потихоньку, дела стоящего в жизни нет.
   -Кто ж виноват, а инициативных у нас и так хватает.
   -Ерунда всё. Как у вас там с Маринкой, ребёнка не собираетесь заводить?
   -Вовремя ты вспомнил, нечего сказать, тут такое на носу, сейчас вот не договоримся с Мухратом если...
   -Договоримся, а это никогда не поздно.
   -Увидим ещё...
   -Товарищ президент, - я посмотрел на подбежавшего солдата, тот дрожал как осиновый лист, рядовой, - разрешите обратиться.
   -Разрешаю.
   -Дармир Мухратов на переговоры прибыл. Его конвой стоит на площади около центральных ворот.
   -Ну вот Андрей, не дали нам чайку попить.
   -Идём.
   Мы встали, прошли мимо замеревшего как дерево по стойке смирно солдата. Вышли во двор, и пошли к выходу, минут через пять подошли к окружённой тремя бронемашинами и ротой пехоты центральной площади. Я осмотрел колонну Мухратова, даже присвистнул, не хило, четыре хаммера, телохранители с автоматами в престижного вида пиджаках. Прямо местный гранд мафиози какой-то. И сами дяди в пиджаках вели себя очень круто, не стеснялись наводить автоматы, и брать на прицел солдат Российской армии, хотя с автотранспортом они конечно сглупили. Боевые машины пехоты, или бронетранспортёры может быть и не такие стильные, но в данной ситуации выглядели круче. Хлестов взял рупор и громко проговорил из-за спин солдат.
   -Всем немедленно опустить оружие, всё же вы на военной базе, а не на стрелке вашу мать. Переговоры пройдут в первом корпусе, туда с Дармиром Рустановым может проследовать только двое охранников, и только без оружия и после досмотра.
   Охранники в пиджаках о чём-то посовещались, потом из третьего хаммера вышел какой-то бородатый дядька, судя по всему, сам Муратов. Всю направившуюся в сторону первого корпуса тщательно обыскали, даже самого Казанского президента, а мы тем временем их немного обогнали. Так что в приёмной мы разместились раньше. Они вошли.
   -Здравствуйте, уважаемый Андрей Игоревич, я удивлён, что вы всё же явились на моё приглашение.
   -Нам о многом важном нужно с вами поговорить.
   -Ещё бы, тут же целая небольшая война назревает.
   -Может быть, и если она назреет, ваш родной город будет немедленно превращён тяжёлой артиллерией в руины. Причём в первую очередь, ракетный удар будет нанесён вот по этой даче. - Я протянул ему фотографию небольшого двухэтажного дома за пределами кольца наших войск, окружавших город, в котором по сведениям спец. службы находились жёны Мухратова, но тот лишь слегка удивился.
   -Но раз вы здесь, она же не назреет верно?
   -Это зависит от слишком многих факторов, и мы сегодня их обсудим.
   -Но ведь тогда восстанут остальные регионы, я слышал не всё и везде спокойно. Вы получите целых двенадцать горячих на территории страны, настоящий развал, и это спустя всего три с не большим месяца после вступления в должность. Не круто ли?
   -Поэтому мы с тобой сегодня и обсудим ряд пунктов, будет приведён ряд уступок, с которыми ты согласишься и отзовёшь своих...
   -Судя по интонации, вы мне угрожаете?
   -Да угрожаю. - Я сказал с таким напором и злостью, что Дармир даже поперхнулся. - Поэтому нужное мне соглашение, - я сделал упор на словах "нужное мне" и "будет", - будет подписано, здесь и сегодня.
   -Это же беспредел, мы же договаривались, и в конце концов, это же официальная встреча. И мы можем ответить адекватно.
   -Скажите Дармир, вы счастливо и спокойно жили в своих хоромах последние годы?
   -Да, но вы, мы ведь также можем ответить. Вы какой-то ненормальный. Я тоже могу на вас давить...
   -Хотите, чтобы началась война, всё рухнуло в один момент, погибло море ваших сограждан, чтобы ваш город бомбили кассетными бомбами, а ваших жён отымели, а потом прирезали призывники?
   -Нет. Вас выпиннут, тут же свергнут.
   -И я тоже не хочу, чтобы такое произошло. И мне тоже хочется, чтобы всё закончилось мирно, чтобы вы жили в своём дворце и дальше, и именно поэтому, вы сегодня не будете от меня требовать ничего чрезмерного, просто потому, что если я уступлю вам, мне придётся уступать ещё одиннадцати областям, а это не допустимо. Поэтому мы сейчас с вами обсудим ряд принципиальных вопросов. Вот скажи мне Дармир, ты же патриот своей страны?
   -Да, естественно.
   -Значит ты должен понимать, что сила в единстве. Должен понимать и то, что не может быть в демократической стране законов, которые позволяли бы каким-то избранным слоям населения иметь четырёх жён.
   -Это же традиции.
   -Иметь другой язык, отличный от официального, иметь какую-то особенную веру, привилегии над остальными. Иметь собственную политическую систему, отдельного президента как ты, отдельные финансы, уникальную, отличную от остальных систему налогообложения. Почему ты считаешь, что граждане Татарстана могут иметь пенсию, которую выплачивают налогоплательщики всей страны своим стариками, и не выплачивать в полной мере все налоги? Это ведь ненормально, никто не должен на вас работать.
   -Мы автономия.
   -Но вас защищает наша армия, вы покупаете по общим ценам газ и нефть, вы часть нашего государства. Да я понимаю, раньше, во времена смуты девяностых, чтобы удержать вас вам ввели целый длинный ряд поблажек, но справедливы ли они?
   -Да.
   -Нет. Вам бы хотелось, никто сам не откажется от льгот, но это не значит, что всё это справедливо.
   -Вы так и будете мне нотации читать, я вообще-то уже взрослый человек, поживший дольше вас, может обсудим то, зачем мы с вами встретились.
   -Обсудим...
   Обсуждали мы долго, несколько часов, приходилось то давить на Мухратова, то соглашаться с его требованиями. Но в конечном счёте, я своей цели добился. Было совершено максимальное количество уступок в пользу личных богатств этого человека, ему оставили все его личные льготы и владения, лишили налогов, и даже подбросили целый ряд новых пряников. Было совершено минимальное количество уступок по всем поправкам, касающимся централизации государства. Отныне в Казани был не президент, а губернатор Мухратов, избираемый в соответствии с федеральными законами, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В том числе с отменой конституции республики Татарстан, и введения на его территории единого Российского законодательства во всех сферах. Был окончательно урегулирован вопрос о многожёнстве, в пользу единожёнства, и вопрос о свободе вероисповедания. Казанский бюджет получил статус обычного регионального, с той лишь разницей, что я лично пообещал новому губернатору, что никто долгое время, не будет совать нос в его финансовые дела. Ну и пусть, поворует пару лет, зато потом уже у его приемника такой возможности не будет. Да и уже в ближайший год многое может измениться, главное чтобы сейчас конфликт не начался. А те суммы, которые он наворует, даже близко не сопоставимы с теми, в какие вылился бы ущерб от военных операций. Мир в стране просто необходим.
   Когда наконец, измождённый от ожесточённых споров, расстроенный до нельзя Мухратов, подписав все требуемые бумаги, покинул наш импровизированный конференцзал. Хлестов просто устроил восторженные овации из одной персоны:
   -Зная тебя раньше, даже и не подумал бы, что ты можешь так давить на людей.
   -Могу вот, ох...
   -Я то думал, сейчас начнётся многочасовое занудство, а ты. Раз по этому пункту, раз по другому, как только умудрился не начать войну при всём этом. И родственникам его угрожал, вообще беспредельщик. И вроде бы Дармирка во всём с тобой в конце согласился, тоже просто диво.
   -Главное, чтобы с ним потом так же во всём все его люди согласились. А его личные интересы я учёл, значит, он постарается выполнить всё так, как мы и договорились. С завтрашнего утра, если всё будет в порядке, можно снимать блокаду, хотя войска к городу всё равно временно следует подтянуть, вдруг опять всё начнётся. Но рискованной будет только первая неделя, если сейчас ничего не случится, значит, огонёк потушен.
   -А не много ли ты ему силы теперь дал? Хотели же ослабить, а получилось наоборот.
   -Ему дал, у его соратников маленько забрал, у них внутри возникнут противоречия, в итоге они все ослабнут. А старичок старенький, потом мы с ним быстро справимся.
   -В смысле, посадим?
   -Да не, зачем? Посадим, нового главного искать будут, ещё хуже с ним работать будет. Нам нужен старый, только покорный и спокойный, чтобы не мешал делами заниматься.
   -А всё же впредь надо бы тебе Андрей по аккуратнее, сегодня считай пронесло, да и старичка ты верно на этакой, глубоко запрятанной трусости поймал. Сам он войны, и всё терять не хотел, а если бы наоборот, попали бы...
   -Ладно, попьём чай на дорожку, переночевать хочу с Маринкой.
   -А то ревновать будет?
   -Не, не будет, она свою цену знает. Потому и хочу переночевать как всегда с ней.
   -Везёт вам, счастливые...
   С базы вылетело три самолёта, все почти одновременно, потом ещё столько же. Я летел на пятом, но попыток сбить не было, всё же никто не хотел войны.
  
   Глава 6: Университет.
   Вставать после тяжёлой ночи было тяжело, слишком уж поздно вчера легла. Дурная привычка, и не засыпалось особо. Но сегодня был особенный день, мой первый в университете, придётся вставать, и ничего что пол седьмого, надо, учёба не работа. Вот выучусь, а то и просто замуж удачно выйду, и ничего не будет, всё закончится, и этого сортира не будет. Специально же в авиационный поступала. Я умылась, села завтракать бутербродами. Включила телевизор, там показывали какую-то лобуду про культуру, сменила канал, исторический фильм, опять ерунда, а всё эта новая политика правительства, и по всем центральным каналам. Переключила на местный кабельный канал, протянутый через наш дом, клип Агилеры, ничего нормалёк, можно послушать. Встала мать, проплюхала ногами в кухню.
   -Анют, ты куда так рано?
   -В университет, мам как ты можешь такое забыть. Вчера же пол дня с тёть Варей обсуждали, то что я туда поступила.
   -То вчера было. А есть чем горло промочить?
   -Не знаю, там немного минералки осталось. Можешь допить.
   -А чего-нибудь...
   -Я не покупала.
   Мама пошла куда-то к себе в комнату, долго копалась в своих вещах. Тем временем мне удалось закончить завтрак, вымыть посуду, и собраться. Я вышла к двери, уже успела обуться. Подошла мать:
   -Слушай дочь, не одолжишь рубликов двадцать.
   -Зачем тебе? У тебя же своя зарплата.
   -А ты зато в моей квартире живёшь. И потом, ты же знаешь, мне всего две платят. Не хватает ни на что.
   -Какая же ты, да ты и не работаешь, вот и платят. Пила бы поменьше.
   -Я же не много, рублей семьсот в месяц не больше, ты же сама считала. Можно мне на старости лет напоследок погулять, уважь уж старушку. Всего двадцать, тебе то совсем не деньги.
   -Пошла ты, если бы ты работала нормально, мне бы и не пришлось, а ты скотина. Жри свои.
   Я кинула ей в рожу полтинник и ушла, не забыв закрыть дверь снаружи своим ключом. Найдёт свой ключ, отопрётся, а нет, так сама виновата, что такая. Вот что ей мешало зарабатывать? Образование есть, всё есть, пошла бы, устроилась каким-нибудь менеджером, уж точно бы больше тех своих двух тысяч в центре занятости населения. Но нет же, там бы ей пришлось работать, бросить пить, пойти худеть, куда уж ей толстой свинье теперь. Всегда ненавидела свою мать, за её тупость и извечную отговорку "я слабая женщина, что я могу". Слабая, значит нечего было спать с кем попало, гулять надо меньше было, нашла бы себе мужа, а то из-за этой, я даже не знаю, кто мой настоящий. Папой назвать, язык не повернётся.
   Вышла во двор, поздоровалась с неизвестно что делавшим в такую рань на лавочке Витькой. Тот повернулся и как всегда начал непрофессионально разводить. Куда ему коряге.
   -Ань, хочешь пивом угощу? Ты куда так рано намылилась.
   -Не твоё дело.
   -И что ты как ненормальная, ни с кем не гуляешь. Чем я не парень?
   Я быстро прошла мимо, чтоб не лип дальше. Наивный, нужен он такой, чтобы как мать что ли потом всю жизнь мучаться? Нет уж. Ясен же пень, погулять то он погуляет, а вот жениться хрен разведёшь, зачем тогда он такой нужен? Были бы деньги, да уверенность что универ кончу, может быть, и погуляла бы, а так...
   До самого университета на газельке добралась быстро и без приключений. Прошла к расписанию около деканата, там уже толпились многие. Раздолбаи, зачем-то по десять раз смотрели расписание, впрочем, как и я, чтобы не ошибиться аудиторией.
   Я, наконец, протолкнулась вперёд, конечно же будучи многократно случайно задетой всеми стоявшими около расписания парнями, убедилась, что занятия будут всё так же в 310ом кабинете третьего корпуса, прошла туда. Села на вторую парту среднего ряда. В класс стали подваливать ребята, как я и ожидала, большинство были мальчики. Все естественно тут же начали друг с другом знакомиться, я уже начала гадать по сотовому телефону и одежде, кого легче всего подцепить, и кто из присутствующих здесь имеет самого богатого папу, такого, чтобы покончить с моим прошлым и финансовыми проблемами раз и навсегда. Подсчитала, что в нашей группе как минимум двадцать два мальчика, и вместе со мной три девочки, не плохой выбор. Не то что у меня во дворе, где не каждый на меня посмотрит, а если и посмотрит... Ну, может быть ещё конечно кто-нибудь опоздает. Но даже сейчас становится понятно, здесь есть где развернуться, можно выбрать самого достойного из богатых, можно сказать, жизнь моя удалась.
   И вот тут, случилось неожиданное, в класс вошёл один высокий красивый мальчик. Он сразу привлёк моё внимание, как-то выделялся из всех и почему то запыхался, бежал наверно, потом присмотрелась, и тут до меня дошло, как гром среди ясного неба, это был охранник из магазинчика на Вавилоновской. Я туда заходила пару раз в своё "рабочее время", с разными. Совершенно точно, я даже как-то минут пять с ним болтала. Он посмотрел на меня, от скользнувшей по его лицу нотки удивления мне стало дурно. Стоило ему только обмолвится о моём ремесле, и хорошего мужа я в этом университете уже не найду ни какими методами. Не дай бог, будет пользоваться или шантажировать, это же надо так попасть. Вот об этом я и не подумала, теперь придётся выходя на работу, гримироваться, и следить за клиентами, наверняка кто-нибудь из здесь присутствующих шастает по таким как я. Денег то у них много. А сейчас мне оставалось только достать свой купленный позавчера сотовый телефон, и временно притвориться, что я это не я и тень вовсе не моя.
   * * *
   Смена кончалась в восемь, но я договорился с Никиткой, чтобы он подошёл без десяти. И вот смотрю на часы, а там уже без пяти, а его всё нет, и нет. Было б здорово опоздать в самый первый день занятий. Наконец он показался из-за угла, тут же бросаюсь в раздевалку, и стремительно срываю с себя форму, натягиваю джинсы и рубашку. Вылетаю из двери.
   -Ты что опоздал, я же просил.
   -Да я ничего, вроде вовремя, эй, ты куда, а сдать.
   -Там всё в порядке, поверь на слово. Всё я опаздываю дико.
   -Ну, лети.
   Пришлось бежать спринтом, хорошо хоть с работой мне повезло. Университет не далеко, минутах в двадцати ходьбы, только вот осталось всего пятнадцать минут, а мне ещё нужно забежать в деканат, узнать где будет занятие, а то забыл взять тетрадку с расписанием на работу. Наконец, добежал до универа, лёгкие просто разрываются, посмотрел на часы, семь минут бега изо всей силы, кашмар. А внутри бегать нельзя, придётся шагом. Спешно дошёл до деканата, посмотрел, ага, аудитория триста десять, третий корпус. Это вроде не далеко, быстро нашёл требуемый мне кабинет. Вошёл, все уже сидели, но преподаватель ещё не подошёл. Осмотрел аудиторию, увидел знакомое лицо, даже удивился, вроде та шлюха, что как-то ко мне минут пять клеилась, всмотрелся повнимательнее. Девчонка посмотрела на меня, дёрнулась, и тут же уставилась в свой сотик. Неужели действительно та, хотя и одета как-то слишком цивилизованно, и болтала ещё минуту назад со всеми, и совсем не как проститутка. Но всё же она, иначе бы не дёрнулась, не перестала бы болтать, вот так фишка.
   Я сел один, на первую парту среднего ряда, нигде больше места не оказалось, все задние парты были заняты. Тут же вошёл преподаватель и все встали, не оставалось времени что-то сказать этой, как же её звать, вроде Анюта, если "Анюта" то точно та шлюха.
   Первым делом преподаватель решил со всеми ознакомиться, как выяснилось, ту девушку действительно звали Анюта. Всё ясно с нашей группой, набилось чёрте кого, только видимость, что все нормальные. Хотя наверно кто-то и нормальный, только эта вот, паршивая овца. Все рассказали кто где учился, я был неприятно удивлён, узнав что большая часть здесь присутствующих, поступала из элитных гимназий. Половина группы, вообще училась в физико-математическом лицее при университете. Чего не скажешь обо мне, Анюте, и ещё нескольких попавших в нашу группу людях. Потом, после знакомства, была проведена небольшая, но очень сложная контрольная работа, включавшая в себя десять заданий. Преподаватель обещал, что она ни на что не повлияет, и мы пишем её исключительно для того, чтобы определить степень нашей подготовленности. В общем первая же пара прошла крайне напряжённо.
   Когда мы выходили из кабинета, девчонка вдруг на что-то решилась, стремительно подошла ко мне, взяла под локоть, и со словами "Нам с тобой необходимо поговорить", оттащила в сторону, где никого не было. Я этому особо и не сопротивлялся, сам собирался с ней поговорить. Мы подошли к окну, она встала лицом к лицу на расстоянии сантиметров семь, и очень тихо зашипела:
   -Слушай, ты меня узнал так, и я тебя узнала. Чтобы не было с тобой никаких проблем, ты понял? Иначе я тебе устрою, понятно?
   -Так девочка. Кхм, извини, баба, чтобы никаких угроз в мой адрес не было, это понятно?
   -Если расскажешь кому-нибудь, или шантажировать будешь, я тебе.
   -Да нужна ты мне, тьфу. Я что, про тебя рассказывал что ли кому-то? Что кипятишься то, дело твоё. А я рассказывать и не собирался, живи себе, пихайся с кем хошь, мне по барабану. Ко мне только не подходи, а то противно.
   -Смотри! Никому не рассказывай, понял?!
   -Всё успокойся. Никому ничего не расскажу, репутация проститутки должна быть не запятнанной, всё понятно. Успехов.
   Я не обращая внимания, на её дальнейшее шипение, отвернулся и пошёл на оставшиеся две пары лекций. В этот раз занятия проходили в большой аудитории, рассчитанной на весь поток. Наша группа пришла чуть по раньше остальных, так уж отпустили, и я сразу решил пойти знакомиться со своими будущими коллегами. Подсел к одному из парней, который сидел сам по себе и читал какую-то книгу. Вообще, многие как-то не торопились друг с другом знакомиться, странно, не то что у нас в магазине.
   -Привет. Меня Сергей зовут, Дроздов.
   -Филатов Стас, приятно познакомиться.
   -Что читаешь?
   -А это, Перловкин "Ржавый меч, Не умный меч"".
   -Ни разу не читал. - Парень пожал плечами. - А как контрольную написал?
   -Да вроде всё, там же ерунда была.
   -Ничего себе ерунда. Я наверно и половины не написал.
   -Ну, так вот.
   -А ты где учился?
   -В лицее, при авиационном.
   -И хорошо учился?
   -Да, я на отлично все выпускные сдал, меня сюда без экзаменов зачислили, по результатам рейтинга.
   -А Еге писал?
   -Сто восемьдесят восемь баллов, а ты?
   -Ну, у меня поменьше будет. Сто двадцать один в сумме.
   -Как же ты сюда прошёл?
   -А я платник.
   -Вау.
   Тут в аудиторию зашёл, я даже не ожидал его тут увидеть, Васёк. Он не заметив меня прошагал к первому ряду, но я его окрикнул.
   -Эй, Донцов, иди сюда, здорова. - Он не решительно направился ко мне.
   -Привет, а ты как сдал, у тебя же мало было.
   -А я платник, заплатил.
   -Понятно, а я вот на бесплатное протолкнулся, у меня сто пятьдесят четыре бала было, брали как раз всех, начиная со ста пятидесяти одного.
   -И что, без денег взяли?
   -Без денег.
   Мой сосед и ещё пара мальчишек сзади так недоумённо на меня посмотрели, как будто я сказал святотатство.
   -Да тут вроде взяток не берут, и мы без взяток сдали, просто сдали тесты по Еге и всё.
   -Понятно.
   Мне пришлось какое-то время помолчать, чтобы не развивать неудачную в рамках местного общества тему о взятках. Тем более, люди тут были честные, умные, цвет интеллигенции. Мне даже приятно было в их обществе находиться. Только жаль, слишком уж далеки были их проблемы от моих, развлечения, фэнтэзи, компьютерные игрушки и только.
   "-А я вот сейчас кольчугу на ноги делаю. Не так уж и сложно, ты зря Диман её готовую купил. Из колечек сделать, стоит всего восемьсот рублей.
   -Ну, подумаешь, сэкономил пятихатник, ерунда."
   "-Ну, как, ходил вчера в "Тростник"?
   -Не, я предпочитаю "Скалу", там интерьер лучше, и обычно девчонок больше, там же специально им вход бесплатный делают.
   -Дурацкий клуб, для мажоров, три сотни за входной билет, тупость.
   -Зато одни бабы, я там за неделю четырёх подцепил.
   -И что дали?
   -Джип, папкин домик, ни одна не устояла. Да они и ходят туда все, чтобы таких ловить."
   "-Мы вчера в варик, в двоём четверых зарубили, только так.
   -Нашёл чем хвалиться. То ламаки были.
   -Да не, они такие нормальные, просто там игра обалденная была.
   -Варкрафт всё равно отстой, контра, или солдат удачи лучше."
   Вот такие у меня оказались одногрупники, в принципе такие же, как и в школе, обычные дети, и ничего что ботаники, просто их вовремя научили и всё. Конечно, такими были не все.
   * * *
   Первым делом я прошёл в деканат, требовалось получить журнал со списком учившихся у меня студентов. В деканате в такую рань никого не было, только секретарша, но она сообщила, что Виктория Андреевна должна вот-вот подойти. Пришлось ждать, в принципе было ещё рано, и нет ничего удивительного в том, что никого не было. Чтобы скоротать время, принялся читать вчерашний выпуск "Грозы", издаваемой внутри университета газеты. Материал был абсолютной ерундой, кто-то куда-то поехал, потом описывался чей-то поход в филармонию. Я даже не знаю, возможно, я бы из-за неё вовсе уснул, но тут подошёл второй зам декана.
   -Доброе утро Антон Константинович, что вы хотели?
   -Утро доброе. Выдайте мне журнал 216ой группы. Вчера меня не было, вот и не забежал.
   -Сейчас, - она открыла какой-то шкафчик, - вот тут, берите.
   -Спасибо.
   Встал, встряхнулся, избавился от остатков сна, взял протянутый Викторией журнальчик и вышел. Прежде чем идти в кабинет, зашёл в туалет, выкурил сигарету, никак не могу без них жить. Потом, наконец, дошёл до кабинета, там уже все меня ждали, только какой-то студент с первой парты почему-то вовремя не разложил вещи. Я открыл свой журнал, и предложил всем представиться. Пока все сообщали свою фамилию, я старался изо всех сил запомнить своих будущих учеников, и одновременно подмечал, то из них учиться на платном, эти сведения имелись в выданном мне в деканате журнальчике. Платники обозначались буквой П, рядом с фамилией. Особенно чётко мне запомнилось, что тот нерадивый студент с первой парты, также был платником. Сразу видно, кандидат на дополнительные занятия, интересно, как он напишет контрольную? Много я таких видел, отсеиваются после первого же, в лучшем случае второго семестра. Так же я приметил и спрятавшуюся за ним девочку, эта платила мне семь штук тогда, чтобы я ей за экзамен на вступительных пять поставил. Она тогда за оба экзамена по семь отвалила, ещё три за русский, зато бесплатница теперь. Со второго семестра стипендию будет получать, оптимистка, не будет. Знания из ниоткуда не берутся. С неё тоже наверняка что-нибудь стрясти удастся, наверняка не сможет сессию сдать. Всегда так бывает, те кто сюда за деньги проходит, потом ещё больше тратит, всё же в авиационном можно учиться только головой. Глупые студенты с богатыми родителями, пусть вернут мне в зарплату то, что украли сверху их папы и мамы.
   На второй половине первой пол пары, я раздал стандартные билеты, которые каждый раз раздавал год за годом, каждому первому курсу. Все принялись интенсивно что-то писать. Прошло двадцать минут, студент сидевший на первой парте, похоже, уже закончил, по написал то сколько. Такое ощущение, как будто пока писал, вообще не думал, сходу, не останавливаясь, четыре страницы текста. Но вот сидит, старательно проверяет, неужели я ошибся? Посмотрим. А вон парень закончил и теперь читает какую-то книжку, на обложке написано что-то про Перловкина.
   -Студент с книжкой, ваша фамилия?
   -Филатов.
   -Проверьте лучше свою работу, не надо читать.
   -Я во всём уверен.
   Мне ничего не оставалось, как поверить и промолчать, в принципе его дело, напишет плохо, сам виноват. Наконец, к концу пары, не задолго до звонка все сдали, сдавших я сразу отпускал, к чему задерживать? Следующей парой у меня было окно, как раз время проверять работы, чем и занялся, помешал листочки, и отправился на кафедру. Первым мне попался листок этого читателя, работа у него была просто шедевр, всё верно. В принципе, задания действительно были простыми, обыкновенные производные, один примитивный интеграл, интерполяция, тригонометрия. Следующими, я проверял работы этих двух сомнительных личностей, которых по идее можно было растрясти на деньги. Работа Прутковой оказалась довольно неплохой, я без зазрения совести влепил её тройку, шесть заданий из десяти, а вот работа парня с первой парты меня действительно позабавила. Полный бездарь, такое ощущение, как будто он про производные и математику и не слышал никогда. Решил правильно только два задания, и то не рационально, очень длинными и глупыми способами, не понятно только, как он не ошибся в арифметике, с его то почерком. Я даже улыбнулся, первая золотая рыбка поймана, сам в конце семестра за дополнительными занятиями придёт, а иначе и не сдаст ничего, знаю таких. Хотя жаль, его наверняка сразу же отсеют. А вот большинство остальных работ меня как преподавателя порадовали, а как коммерсанта огорчили. Все были как на подбор, решили по девять десять заданий. Класс в целом попался очень сильный, ну да верно, все из лицея, говорили же в деканате, сильные ребята. Только семь платников, все как по единому закону, сделали по три пять заданий из десяти и всё, как обычно с ними бывает. Ну что ж, всего семь, тоже в принципе не плохо.
   * * *
   Зайти домой после работы, уже не успевал, договорились же, встретится в восемь, опять бежать, вот всю жизнь так, не дай бог, без меня уйдут. Потом ищи их свищи. Наконец, я добежал до оговорённого ларька, все уже собрались и двинулись куда-то в противоположную от набережной сторону. Я сделал последнее усилие и преодолел отделявшие меня от кампании одногрупников сто метров.
   -Ну, вот и Серёга, говорил же, надо просто ещё чуть подождать.
   -Здорово народ, смотрите, без меня никуда.
   -Обязательно.
   -А вы куда направляетесь, мы ж вроде на набережную отдохнуть собирались.
   -Планы изменились, у Витька родаки съехали, лучше уж на хате.
   -Блин, ну вы даёте, собирались то цивилизованно на пляж сходить.
   -Мы, цивилизованно, не бывать этому. Не дрейфь, всё отлично будет.
   Я какое-то время шёл со всеми, слушал разговоры, потом подумал и решил. Нет уж, пойду ка я лучше домой, всё же планировал то на пляж, а не спиваться. Тут меня неожиданно поддержали Стас с липнувшей к нему Анюткой, которая, естественно, по вполне понятным причинам, всегда во всём с ним соглашалась.
   -Я тоже в принципе предпочёл бы сходить на набережную, чем сидеть весь вечер у Витька, пиво пить. Может лучше, туда идём, а то душно.
   -Раскольники, предатели, идёмте вместе, не тупите.
   -Я тоже думаю, мальчики правы, всё идём на набережую. Собирались же туда.
   -И эта ещё. Ань, уж на тебя то мы с Петьком рассчитывали, как же так?
   -А вот так, хочу со Стасом.
   -Ну, Верка то с Юлькой уже ко мне на квартиру отправились.
   -А они не из нашей группы, даже не из нашего универа. И я их не звала, так что не приплетай их, а то позвал, теперь использует как аргумент и лишние голоса, я вот сразу была против квартиры.
   -И вообще твои конкурентки, всё это мы уже слышали.
   -Так что им можно позвонить, и сказать, что мы пошли на набережную, они не обидятся.
   -Серёг, ну что ты начал, решили уже, а там в "бутылочку" поиграем.
   -Любишь ты Дашь, со всеми подряд целоваться.
   -Ты зато, за всех не любишь. Идём, не пожалеешь.
   -Оо. От чего ты отказываешься Серёг?
   -Ты кстати также, могла бы примкнуть к нам в походе на набережную.
   -Миленький, я тебя не люблю, но не настолько, чтобы отказываться от "бутылочки".
   Мы ещё какое-то время постояли по спорили, но к единому мнению так и не пришли, и наш коллективчик раскололся. Мы втроём отправились гулять на набережную, остальные шестеро предпочли попить пива на квартире. В принципе, их предпочтения понятны, там можно сыграть в бутылочку, по обниматься с девчонками, всё чего не сделаешь на набережной.
   -Ну вот, я чувствую себя предателем.
   -Ничего Стас, так даже лучше, честно. А то когда много народу только мешаются.
   -Хотя теперь нас как-то маловато стало.
   -Всё равно, нас ещё слишком много.
   -Анюточка, думаю без Стаса, нам с тобой будет скучно.
   -Ты уж разреши мне, как лучшему другу Сергея остаться. Ну, хоть ненадолго.
   -Ладно, но не на долго, - она выразительно на меня посмотрела.
   -Я подумаю.
   Тем временем мы дошли до набережной, и потихоньку начали ходить по ней взад вперёд, обсуждая все важнейшие вопросы, какие только могли вспомнить, начиная с глобальной мировой политики, и кончая повышением цен в столовой на любимые Анькины шоколадки, а заодно и подыскивая свободное кафе, чтобы сесть. А то сегодня воскресенье, и сравнительно узкая полоска речного берега приспособленного под гулянки, была забита до отказа. Но в целом, вечер проходил не плохо, мне было над чем потрещать. Анька постоянно капризничала, и заставляла Стаса всё время греть себя теплом собственного тела, а то куртки ей уже явно не хватало. Балбес, похоже, верил, что она замерзает, и подумывал, а не стоит ли нам пойти домой. Проходив так взад вперёд пол часа, мы всё же нашли себе неплохое место вблизи от воды. Здесь играла тихая спокойная музыка, не было орущих пьяных кампаний, и всё выглядело как-то по человечески, чисто.
   -Что будем заказывать? Кто что планирует?
   -Я планировала шашлыки поесть, выпить тинькофф, но вот деньги я к несчастью забыла дома.
   -Без проблем.
   -И ещё я салат из крабов люблю. - тут же сделала невинные глазки.
   -Блин, да я за такие деньги как тут, уж лучше, один бокальчик колы выпью, и хватит мне.
   -Ладно, кто пойдёт покупать? Очередь там...
   Стас указал в строну столпившейся около кассы толпы народа.
   -Сейчас соломку вытянем.
   Я взял из стоявших в центре каждого стола держалок, три трубки. На виду у всех, сломал у одной из них кончик, спрятал за спину, и перемешал, потом вытянул перед собой в одной руке так, чтобы нельзя было увидеть, конец какой из них сломан.
   -Тяните.
   Стас тянул первым, и сразу же достал целую. Осталось две, моя и Анюткина. Та думала минут пять, потом спросила у Стаса какую тянуть, тот указал на правую. Она тут же вытянула левую. Стасу, увидевшему в руках своей возлюбленной сломанный уголок, оставалось только горько вздохнуть.
   -Ну что ж... Значит идти мне.
   -Иди мой рыцарь, я тебя жду, возвращайся скорей.
   Парень отвесил ей за это воздушный поцелуй и с геройским видом пошёл к стойке.
   -А ты чего сидишь, иди домой давай, вот привязался.
   -А как же моя кока кола?
   -Я тебе эти двадцать рублей, прям сейчас, в одно место засуну.
   -А ты вообще ничего фурия, стройные ноги, фигурка, зачем же мне уходить, и так не плохо, посидеть в обществе красивой женщины полюбоваться. При иных обстоятельствах я даже женился бы.
   -Это не для всяких там нищих охранников.
   -Жаль только внутри грязь одна. От всяких там... Крутых. Не охранников с деньгами.
   -Да иди ты козёл. Нищим был, таким всегда и останешься, пойдёшь, как папа, всю жизнь на заводе за гроши вкалывать.
   -Эй, проституточка, не забывайся, я твоё счастье, в любой момент нарушить могу. И твой богатый отличник парень, с самыми ветвистыми на земле рогами, очень быстро тебя бросит, хотя сейчас и готов ноги целовать.
   -Иди а... Пожалуйста, оставь нас в покое, уйди отсюда. Никому ты не нужен, вали а?
   -Стас вроде как мой друг, я с ним пообщаться собирался, не с тобой подстилкой.
   - И не поверит он тебе, даже если скажешь. Не поверит... И вообще, он ещё совсем ребёнок, такой хороший, у него только единороги да драконы с компьютерными игрушками на уме, а ты всё испортить хочешь. Всё так хорошо...
   -А чёрт с тобой, только без слёз. Клей свою счастливую звезду дальше. Наедине оно так конечно лучше. Мне, сказать по правде, по боку. Жаль только, ты мне весь вечер испоганила, собирался же погулять нормально посидеть.
   -Уйди.
   -И кстати, ты сама ссориться начала, я и не собирался, и не рассказывал никому ни о чём, что сложно просто вежливо себя вести, другим не мешать, коль они тебе не мешают?
   Я встал и со злостью быстрым шагом пошёл домой. Вот блин, собирался погулять, и не дали. Метров через двадцать развернулся, посмотрел назад. Стас подбежал к разревевшейся Аньке, собирался было, бежать ко мне, вероятно морду бить, оптимист, мне-то, ночной охране. Но та поймала его за руку, обняла, и ему пришлось обнять и утешать её. Я только плюнул, наверняка у меня теперь из-за этой, отношения с ним вконец испортятся.
   * * *
   -...они тебе мешают?
   Встал, развернулся и зашагал дальше, и лицо у него было злое, как у собаки. Тут же подбежал, заметивший, что, что-то неладное творится Стас.
   -Что он тебе сделал урод? Сейчас я ему.
   -Ничего.
   Еле успела поймать за руку, обнять. Чтобы не побежал за ним, а то не хватало только, чтобы догнал и этот урод рассказал ему со злости, кто я. Да и просто не хотелось, чтобы они подрались, почему-то очень не хотелось, такие хорошие оба, зря я всё.
   -Ничего...
   Прижалась, потом совсем заревела, очень уж обидно было. А вообще, нужно впредь быть по осторожнее с этим. А то он сегодня мою выходку благородно стерпел, всё понимает, не маленький, а я пользуюсь. Не ровен час, доведу, выболтает, потом всю жизнь с клеймом ходить буду, все в университете узнают. Надо быть по осторожней с ним, а то слёзы, как я сама себя до них так быстро довела, сама не пойму, как маленькая девочка раз и заревела, так обидно из-за его слов стало, а вроде ерунду сказал, урод. И как в начале хамил, улыбался... Скотина, такого мнения обо мне, "с ним... не с тобой подстилкой", хуже тех с улицы Победы, как я его ненавижу.
  
   * * * *
   К концу сентября, началось массовое внедрение систем безналичного расчёта в общество. Электронные кошельки, сильно напоминавшие по дизайну и технологическому исполнению дешёвые сотовые телефоны, раздавались бесплатно, но в специальных центрах. Каждый, перед активацией проходил индивидуальное программирование, вводились данные по владельцу и его личный код. Хотя в принципе код был атрибутом не обязательным, перевести деньги с такого кошелька, можно было только на счёт официальной организации, или кошелёк другого человека, с уведомления и согласия получателя. В любом случае каждый денежный перевод сразу фиксировался, записывался отсылающий и получатель. Даже если кто-то и заставил бы другого человека рассказать свой личный код. Украл бы прибор, то всё равно не смог бы перевести себе на счёт чужие деньги так чтобы не раскрывать свою личность. Имелись у безналичного расчёта и иные плюсы. Например, уходили в историю современные налоговые службы, монетные дворы и инкассация. Теперь налоги отчислялись сразу с покупки, как и положено, без утайки, со всех, но в меньшем объёме. Зато не требовалось больше куда-то ходить, ломать голову, и тратить время, заполняя налоговую декларацию. Резко упрощались все расчёты за коммунальные услуги, теперь за них можно было заплатить в любое время, не выходя из дома. Так же высвобождались огромнейшие средства на иную деятельность, те средства, которые раньше шли на охрану и перевозку самого дорогого, что только было у человечества во все времена, "Денег". В конечном счёте, издержки стоимости внедрения системы, многократно покрывались огромным количеством высвободившихся рабочих рук. Правда сказать, теперь совершенно безработных людей.
   Само внедрение также планировалось осуществлять постепенно. Первые два месяца, кошельки можно было получить, но не пользоваться ими, разве что из удобства. Наличные деньги можно было переводить через любое отделение сбербанка себе на счёт и обратно. Начиная с первого декабря, всё население должно было уже получить кошельки. По всей стране официальным организациям запрещалось выплачивать что-либо наличными деньгами. Все переведённые на электронный счёт деньги, не могли быть возвращены в осязаемый вид.
   Центр тестирования также готовился принять первую партию своих студентов, но до них ещё было далеко. Первые государственные экзамены и защиту дипломов планировалось проводить только начиная с декабря. И то это должны были быть первые экспериментальные волны студентов, остальная масса приходилась на конец января и февраль. И только потом уже, в мае июне, планировалось тестировать тех, кто учился целое количество лет.
   С самим центром тестирования никаких проблем не возникало. Попыток давления на сотрудников также не наблюдалось, пока ещё никто так не ценил образование, пока ещё... Но вместе с тем, возникали серьёзные опасения за бесперебойное и надёжное обеспечение тестируемых транспортом и местом жительства. Вот за этой частью расходов проследить было сложнее всего. И она была при том наиболее актуальной, особенно в условиях зимы. В конечном счёте, так и не сумев надёжно решить эту проблему, было решено выделить всем тестируемым средства в размере стоимости приезда в Москву, стоимости проживания в гостинице и питания. Пусть сами тратят по своему усмотрению, и качество услуг обеспечивалось. И никто из студентов не пустит эти деньги не по назначению, просто из-за того, что это по факту диплом. В целом всё получалось в копеечку, порядка десяти миллионов долларов на первую волну, в среднем по двести пятьдесят долларов на человека, и так каждый раз, но я полагал, что такая сумма для проекта такой важности, как сто процентный контроль качества образования, допустима.
  
   Глава 7: Всё своим чередом.
   Чашечка кофе остывала на столе, я внимательно просматривал очередной расчётный лист Елозина, по тратам на производство и выдачу электронных кошельков. Зазвонил мой личный сотовый, я посмотрел на номер, Маринка, потом на часы, там семь, значит, к семейному ужину не опаздываю. Из-за чего ещё такого важного она может мне звонить? Обычно, она о себе в течение дня вообще не напоминает, хотя её служба безопасности следит за мной непрерывно.
   -Привет Марин, что случилось. Что днём то звонишь?
   -Может, просто голос твой захотела услышать осёл. Как будто это ненормально.
   -Виноват, перефразируем, что такого страшного случилось, что ты мне звонишь, обычно ты этим не занимаешься.
   -Хлестова нет, вот и звоню. Включи телевизор на первый канал.
   Я включил, там шла прямая трансляция забастовки работников социальной сферы. Они требовали отставки президента, на том основании, что мой курс повышал социальную напряжённость в стране и якобы приводил к снижению заработной платы. Старенькие и не очень, но очень матёрые и здоровые женщины, стояли с рупорами прямо под холодным дождём и сильным ветром, громко осуждали бездарственность и недальновидность моей политики. Как будто, хоть кто-то из них, хоть чуть-чуть сам в ней разбирался.
   -Ай, яй, как не хорошо.
   -Что делать будем? Прикроем лавочку или как, что со СМИ, послать на ОРТ кого-нибудь?
   -А в честь чего они взбунтовались?
   -Рогозин организовал, один злобный олигарх, но там их на самом деле не много, всего тысячи две человек, просто раздувают.
   -Немного тогда пусть бастуют, если присоединиться к ним некому, все играют этот спектакль за деньги, чёрт с ними.
   -А ситуация в стране, стабильность?
   -По бастуют денёк, никто к ним не присоединится и успокоятся. Они же машины не жгут, никого не калечат, просто выражают своё недовольство мной.
   -А что касается ОРТ, по-моему, именно ко всему, что касается политики, у нас полная свобода печати. Тут лучше подождать, думаю, к вечеру им всем захочется спать, и разойдутся по домам.
   -Их акция не санкционирована, в принципе по закону мы имеем право их разогнать.
   -Но не будем. Представляешь, что о нас скажут, воюем с бабушками.
   -Как знаешь.
   Это была единственная ночь, когда мы с Маринкой сильно отошли от своего обычного графика работы и отдыха. Обычно, с девяти часов, и до утра, нас ни о чём никогда не беспокоили. Бабульки совсем обнаглели, собирались было даже идти на красную площадь, но там на их пути выросла колонна неподвижно стоявших омоновцев со щитами, перелезть через которую им не удалось. И успокоились все только к двенадцати. Разгонять мы их так и не стали, ходили туда сюда бабушки с плакатами, выступали против, и никто им ничего не сделал. Хотя по закону должны были...
   А вот Рогозина за эту демонстрацию мы в судебном порядке оштрафовали на десять миллионов долларов, растрезвонив потом на всю страну о том, как за неделю до события, его сотрудники ходили по квартирам одиноких преподавателей до пенсионного возраста и уговаривали, платили за то, чтобы те провели длительную, направленную против меня, демонстрацию.
   * * *
   Я открыл глаза, Маринка ещё спала. Посмотрел на будильник, вставать ещё только через пол часа. Прислушался, за окном вьюга, обнял жену, та шевельнулась, но не проснулась. Немного полежал с ней спящей в обнимку, уютно, тепло, и не хочется на работу. Иногда хочется взять отгул, хотя бы выходной, но куда там. Президент - самая важная в мире должность, шанс изменить судьбу целой страны, разве можно подвести? Что моя усталость до судьбы народа, ничего. Хотя на судьбу жаловаться и не стоит, чистая, тёплая постель, вкусный завтрак, кстати, ждать до него осталось всего пятнадцать минут. Да ещё вот самое главное счастье, вот эта под боком.
   Полежал ещё, вставать совершенно не хотелось, но как быстро бежит время, зазвонил будильник. Маринка тут же дёрнулась, проснулась и стукнула по кнопке, чтобы не звенел.
   -Пора вставать. Что-то ты сегодня больно бодрый, обычно, когда звенит будильник, ты ещё как сонный цыплёнок.
   -Сама ты у меня цыплёнок.
   -Значит, мало тебя вчера ребята гоняли, позвоню им, скажу, чтоб не жалели.
   -А я отдам приказ...
   -Тут вообще-то я командую.
   -В общем, я уже готов к нескончаемым трудовым будням.
   -Будень ещё не начался, пошли завтракать и зарядку делать.
   -Может последнее не надо. Надо, а то я тебя совсем распустила, за последние три месяца пять кило набрал, зачем мне такой муж нужен.
   -Так. Подруга дней моих суровых... Ладно, всё молчу, не смотри на меня так, иду есть и заниматься. Спорт вообще штука полезная, всё знаю.
   Мы как обычно провели наш очередной чудесный семейный завтрак. Маринка погоняла меня на тренажёрах. В принципе она была права, мой семейный сторож охранник и доктор в одном лице. Режим у меня такой, что если я не буду подвергать себя минимальным физическим нагрузкам, то очень скоро стану толстый как... И вторые выборы после этого с такой фигурой не выиграю, а главное это отразится на работоспособности. И не слишком уж грузили эти тренажёры, всего двадцать минут, с таким то тренером.
   Таким образом, как обычно бывает в последние пол месяца, опоздав на работу ровно на пол часа, я всё же добрался до своего кабинета. Как всегда уже и бывает в последнее время, на приём ко мне ещё с утра прибыло сразу несколько человек. Первым на очереди стоял министр демографической политики. Пришлось обсуждать с ним недофинансирование и торможение программы, по его мнению, я явно не уделял ей достаточного внимания. Хотя прошло уже почти пол года с момента начала моего президентствования, и я должен был держаться за неё обеими руками. Пришлось со всем соглашаться и обещать что всё будет выполнено, "только вот отчётность придётся ещё ужесточить, все выплаты напрямую на электронные счета женщин, и тогда даже финансирование увеличим". Следующим на очереди шёл Елозин со своими выкладками по безналу:
   -Привет.
   -Привет, ну как там твой обещанный отчёт.
   -Ну, вот читай. Всё идёт нормально, кстати, завтра в двенадцать дня вступает в силу запрет на снятие денег с электронного счёта, и перевод их в осязаемый вариант.
   -Я чего то не понимаю, или суммы, которые держат граждане в электронном виде явно маловаты, гораздо ниже запланированных.
   -Да не совсем так. На самом деле, это просто стереотип, а тут трёх ноликов не хватает, так уж вышло. Так что на самом деле это одиннадцать процентов от всего оборота денег. Гораздо выше прогнозов.
   -Удачно.
   -Не совсем. Просто граждане наши быстро раскусили все прелести, то, что ходить платить за штрафы в сбербанк не надо, и процент при переводе не снимают. И все оплаты за коммунальные услуги, в любое время и без очереди. Все эти факторы резко подняли популярность безналички в народе, дело даже не в рекламе по телевидению.
   -Но я смотрю, предприятия и магазины не торопятся.
   -Да им проще по наличному расчёту расплачиваться, так все их операции не проследишь, но идут последние денёчки отмывки денег, и уменьшения прибылей.
   -Боюсь не последние. Придётся ещё подрать уши собственной милиции. А то не дай бог начнутся стихийные поборы по всей стране, все, всё будут знать, и опять сажать будет некого.
   -Тут ещё иная проблема распространяется.
   -Какая?
   -Не конвертируем то, только рубль. А вот доллар начнёт ходить по стране массово, и в осязаемом варианте. Уже началось, его же в любом банке всегда можно обменять, ну, правда с некоторыми сложностями, и мы таких меняльщиков ловить будем, но...
   -Тут просто нужно отслеживать тех, кто меняет электронные рубли на доллары и потом не меняет их обратно. А чтобы усложнить разовые сделки, можно объявить, что в местных отделениях сбербанка наличных долларов нет, все переводы только в электронном виде. Конечно, кто захочет тот обменяет, добудет наличку и взятку даст, но это уже станет дополнительной проблемой и препятствием к взятке. Так что всё нормально. Лучше скажи, всем новые кошельки то раздал?
   -Там написано, всем. Всё нормально идёт, не парься.
   -Ну, тогда зачем заходил, отчитался бы по почте.
   -Для порядка, пока.
   -Да и ещё, ты там не забывай, тебе не только безналичным расчётом нужно заняться. Но и ещё созданием номерков штрих кодов на любой товар долговременного пользования, чтобы можно было записывать, что кому принадлежит. На тебе также и все государственные базы данных документов: паспорта, данные о статусе человека, прописки, призывники, вся бюрократия должна быть переведена в электронный вид. В общую единую систему, чтобы никогда и никому не приходилось бегать по разным инстанциям, собирать какие-либо бумажки для совершения сделок.
   -Я всё знаю. Пока, над этим уже ведутся работы, вот закончим с безналом, и весной всем остальным займёмся.
   -Удачи.
   Больше интересных посетителей не наблюдалось, снова навалилась текучка, расследование фактов показа не законных телепередач, содержавших в дневное время намёки на различные развратные стороны жизни людей, дедовщина в армии, недовольство пенсионеров реформами здравоохранения, да ещё как назло, как раз началось первое глобальное тестирование дипломников.
   В обед позвонил генералу Андропову, узнал, как у него шли дела по расследованию убийства в подмосковной части призывника, тем более что дело велось уже неделю, и реального выхода от его деятельности не было никакого. Тот сообщил, что никак, самое обидное, если бы я лично ему не позвонил, возможно, он сам бы мне о себе и не напомнил. Пришлось ехать самому, выяснять, тем более что это дело выливалось в очередную сенсацию СМИ, и не могло быть проконтролировано, не являясь аморальным. Зато в очередной раз било по моей и без того не высокой репутации. Хотя с введением безналичного расчёта, в последний месяц она сильно подросла, слишком уж сильно она всё упростила. Путь до части на вертолёте, у меня занял минут сорок.
   Андропов встретил меня сразу, как только вертолёт приземлился. Сразу, не теряя времени, повёл в место, где вели беседу с солдатами.
   -Все запуганы до смерти, сидят молчат, отказываются что-либо нам говорить. Никто ничего не видел, и не слышал, обычная картина.
   Мы вошли в просторную, светлую комнату, в ней на стульчиках сидело человек двадцать пять солдат, один взвод. Что мне сразу бросилось в глаза, сидели все вместе. Ну конечно, кто же так расскажет, всем же потом служить где-то.
   -Ну, здорово вы их посадили. Так они, конечно, всё расскажут.
   -А что не так, тут с ними ничего не может случиться? - наивно удивился старенький генерал.
   -Значит так, говорить с ними всеми буду я, по очереди, по одному, один на один, это понятно? Раз уж приехал, потрачу часок на то, чтобы наверняка узнать виноватого. В изолированной от всех комнате, мне много времени и не нужно.
   Пискнул зуммер, ко мне подошёл один из моих телохранителей, и сообщил, что мне запрещают оставаться с кем-либо один на один, всегда будет присутствовать кто-либо из телохранителей, слишком уж подозрительно. Я не стал уточнять, кто мне запрещает, и так понятно, кто может запретить, вообще мысль была здравая. Кто-то вполне мог подстроить убийство, а потом и очную ставку, поэтому я приказал тщательнее проверять перед разговором со мной всех солдат, а один из охранников постоянно стоял рядом. Мне отвели отдельную комнату.
   "-Здравствуй солдат.
   -Здравствуйте господин президент.
   -Ты на этого сзади внимания не обращай, это моя личная охрана, он ничего не знает и не видит, даже если я жене изменяю, а сейчас и подавно. Просто так стоит, чтобы ничего не случилось. И вообще он глухой, у него видишь штуки специальные в ушах, это чтобы только видеть.
   -Да эт понятно.
   -Мне нужно знать, кто и за что Комарикова убил. Я некому не расскажу, честное президентское, даже если директор ФСБ будет, всё равно у меня никто не выведает, просто скажи, а я уж потом всё как нужно сделаю.
   -Это...
   -Спасибо солдат, теперь иди, другого позови."
   Вот так они кололись, сразу и без проблем, хотя до этого неделю молчали как рыбы. И дело было даже не только в том, что я президент, и мне как батюшке царю все чудесным образом верили. Точно также, они поверили бы и обыкновенному генералу. Дело было в конфиденциальности, когда их спрашивали вместе, открыто, официально делали свидетелями, их ставили под удар, но не кому не хотелось ради призрачной справедливости попадать под прицел чьей-то мести. Стоило дать им гарантию, особенно в моём лице, что никто ни о чём не узнает, и они с удовольствием рассказывали про своих мучителей и все свои подозрения. Только гарантия должна была быть действующей, надёжной, а не липовой для виду.
   Разобравшись с убийством Комарикова, я решил совершить неожиданный визит в компьютерный центр безналичного расчёта Елозина. Само решение было принято спонтанно, но мне уже давно хотелось нагрянуть к нему без предупреждения, узнать, что да как. Слишком уж оптимистичными были его сообщения. Приземлился прямо на вертолётную площадку на крыше, и сразу минуя охрану, направился внутрь с проверкой. Сам Павел в это время отсутствовал, может оно и к лучшему, я поговорил с персоналом, проверил насколько мог бухгалтерию. Вроде всё было чисто, хотя конечно не все отчётные бумаги были в порядке, да никто их к моему прилёту и не готовил. После осмотра, я всё же пришёл к выводу, что мой старый друг, похоже, не ворует, и это главное. Позвонил ему на сотовый, извинился за вторжение, тот помянул меня не хорошим словом, но сказал, что всё понимает.
   Остатки дня я провёл в своём кабинете, проверяя отчётность спец служб, по слежению за разными нефтяными кампаниями, и их налоговым обложением. Опять несколько раз пришлось звонить их руководителям, уже привычно пугать, указывать на конкретные попытки уклонения от налогов. Отслеживать попытки иностранных фирм внедриться на рынок нефтедобычи в России.
   * * *
   Следующий день начался с проблем с размещением студентов. Я как всегда пришёл в свой кабинет и там меня ждал сам Хлестов, собственной персоной. Последнее время редкая личность в моих кулуарах. Всё же если что, он предпочитал звонить мне на сотовый, а не тратить время на личный визит. Слишком уж сильно он был загружен проверкой и перепроверкой хода основных программ.
   -Вчера на вокзалах и по городу, арестовали триста человек, все приезжие, мотались ночью, спали на лавочках, экономили. Что с ними делать, ума не приложу.
   -Во-первых, здравствуй. А что с ними делать, пока что отпустить, пусть идут тесты пишут, им же всем к восьми, а уже пол девятого. Потом, этот экзамен, жутко важная в их жизни вещь, пропускать нельзя, ничего уголовного не совершили и ладно.
   -Здравствуй, уже отпустили, только выписали по пятьсот рублей штрафа за бродяжничество и всё.
   -Жаль, наверное, многие из них не выспались.
   -Ещё бы.
   -Этой ночью больше никого не арестовывайте, мотаются по городу и ладно. В следующий раз не будем им деньгами выдавать.
   -А с остальными что делать, эта экзаменовка то, будет минимум две недели длиться.
   -Их не так уж и много, и они довольно порядочные. Эти две недели придётся потерпеть, не срывать же тестирование. Я предвидел, что подобные проблемы возникнут.
   -Ладно, только...
   -В следующий раз будем не деньги выдавать, а сразу билеты в гостиницы, с конкретными номерами, и всё будет в порядке.
   -Тут ещё пятерых студентов избили и ограбили, что с ними делать?
   -Документы при них?
   -Нет.
   -Установи личности, потом выплати им по 10 тысяч рублей, вот приказ, - я быстренько набрал на компьютере пару предложений, распечатал, подписался и поставил печать, - пусть отправляются по домам документы восстанавливать. Как восстановят, пусть проходят пере тестирование.
   -Что если дальше грабить будут?
   -Поступай также, человек пятьдесят сто можно записать в исключения, в следующий раз всё лучше организуем. Сейчас нельзя тестирование останавливать, и так с его организацией целая гора проблем возникла, главное основную массу народу протолкнуть. А у Ритмова и так проблем хватает, но я ему всё после выскажу, как эти две недели закончатся.
   -Эх, они только начались.
   -Терпи.
   -Мне можно идти?
   -Иди.
   Хлестов засунул к себе в карман мой указ и ушёл. Я ещё раз просмотрел отчётность по балансу наличного доллара в стране, курс рубля, процент наличности, переведённой в электронный вид. Потом занялся прочтением и утверждением соображений касающихся внешней политики, присланных министром иностранных дел.
   Намучавшись с бумажками, к двум часам дня, отправился на совещание, проводимое Скворцовым по вопросам жилищной политики. Ни к чему важному на том совещании не пришли, в целом, решили работать как и раньше. После совещания и вовсе занялся ерундой, подготовкой к праздникам, всё же до нового года оставалось меньше месяца, и в этом году я решил жёстко ограничить продажу пиротехники, и обеспечить безопасность граждан в течение самих трёх дней обязательных выходных.
   * * *
   Ритмов зашёл с докладом в десять, как и договаривались. Поздоровался, положил мне на стол папку, прошёл и уселся в кресло напротив.
   -Ну, как тестирование?
   -Катастрофа какая-то, не знаю, что со всеми этими делать. Из сорока двух тысяч сдававших, сдало только 8100, все остальные набрали на тестах меньше 50%. Но обнулять данные думаю не стоит, просто необходимо упростить и переработать тесты, слишком много формул наизусть, и...
   -Нет, упрощать тесты мы тоже не будем. Просто сделаем так, будем выдавать сертификат о высшем образовании, всем у кого больше 20% и проставим всем проценты сдачи. В зависимости от которых, в последствии и будем всё рассчитывать. А в народе очень быстро укоренится мнение, что учиться всё же придётся.
   -Кстати, 7,5 тысяч сдало хуже, чем нижняя отметка в 20%, хотя в основном это экономисты, историки, студенты педагогических, философских ВУЗов. А вот многие технари в нашей стране, до сих пор очень не плохих специалистов поставляют.
   -Тем лучше, это создаст у людей страх перед экзаменом. Сложность получения сертификата.
   -Вызовет массовые подделки дат сдачи.
   -Значит, к концу декабря необходимо закончить всеобщую перепись сертификатов. Очень важно, чтобы никто не мог получить сертификат не законно, без знаний. А единые государственные тесты, должны быть гарантией качества выпускника. Надёжной гарантией.
   -Тогда, тесты не упрощаем? Развернём массовую пугательную кампанию, кто не готов, да не сдаст, и так даже будет лучше.
   -Именно. Нужно сделать так, чтобы возможностей набирать бал выше и выше, было как можно больше, чтобы каждое дополнительное очко на тесте ценилось сдающими, чтобы они готовились, учились, подтверждали свои знания за много лет. Тогда наши специалисты будут лучшими в мире.
   -Они и так лучшие.
   -Этот уровень можно, и нужно повышать бесконечно.
   -Согласен.
   -А что там с психологией, много заваливших?
   -Нет, как раз с этим серьёзных проблем нет. Общий не высокий уровень культуры и ответственности конечно наблюдается, многие подорвались на скрытых вопросах на честность, на практике, имея возможность жульничали, но психов всего трое.
   -То есть, трое, это те, кто заработал меньше 20%?
   -Странно, что вообще кто-то не смог сдать. В целом у большинства хоть этот процент и низок, но выше 40%. И, кстати, что касается степени культурности в обществе, обрати внимание, очень высока степень дифференциации людей по доходам и месту обучения. Богатые, и студенты элитных ВУЗов иногда имеют в среднем до 70-80% культурности, а вот некоторые, как вот этот ВУЗ, почти целиком балансируют на 30-35%.
   -Хороший показатель района, там и над остальным стоит подумать, а не только над образованием.
   -Верно. Но, я думаю, главное мы обсудили. А всё остальное скорее касается Хлестова, а не меня.
   -Да. И ещё, ты там поддерживай неподкупность на уровне впредь, как и в этот раз.
   -Есть.
   Он поднялся и вышел, а я налил себе кофе и сел на кресло, пять минут отдохнуть и обдумать результаты тестирования. Главное, по ним можно было судить о человеке достаточно глубоко. А вместе с тем и о самом обществе, оно оказалось местами не таким уж и плохим, местами наоборот. Но главное, была бы точка опоры.
   Допив кофе, я посмотрел на оставленную на столе Ритмовым папку. В её верхней части как раз лежал один из таких тестов, я заинтересовавшись, бегло просмотрел.
   Первые десять вопросов касались механики жидкости и газов. Некоторые вопросы требовали написать форму, другие что-то посчитать, третьи выбрать обоснование физического явления. Потом, шли логические вопросы принципиально разного рода "Сколько времени, по вашему мнению, нормально ухаживать за девушкой?", "Как вы отреагируете, если вы идёте по улице, и парень идущий на встречу неожиданно плюнет вам в лицо? Изобьёте? Ударите один раз? Тоже плюнете? Обложите матом? Пройдёте мимо, сказав ему, что он больной? Вызовите милицию, попытаетесь его задержать? Не пытаясь задержать, вызовите милицию?...", "Что вы думаете о людях, которые помогают переходить дорогу бабушкам? Помогаете ли вы сами им?", "Что вы думаете о не пьющих, не курящих людях?", "Какие ассоциации у вас вызывает человек, навязывающий всем здоровый образ жизни?". Но самый главный отбор вёлся в нескольких коротеньких десяти минутных интеллектуальных играх, связанных с предметом и специальностью. Где программистами, умышленно оставались завуалированные подлые лазейки для обмана, и набора максимального числа очков, в условиях нарушения правил, при их двусмысленной трактовке в свою пользу. Игра сообщала о всех попытках правонарушений, яркой табличкой бандит, но некоторые простые нарушения допускала. В то же время, по правилам, необходимо было делать расчёты в рамках своего предмета. Я не стал глубоко углубляться в сущность тестов, ими должны были заниматься психологи и составители, только отметил для себя, что кроме основного учёта знаний, непосредственно по образованию, имелось ещё около десяти иных параметров, тестирующих студента на целый ряд других качеств. Выявляющих склонности к воровству, интересу к современной политике, пренебрежению мнением других людей, явной не воспитанности, что также на многое указывало, пессимизму и наоборот, стремлению к справедливости, и ещё нескольким основным жизненным качествам. Все эти дополнения, создавали определённую картину человека, и влияли на качество получаемого им сертификата, создавая на будущее запас информации о том, кому из сдавших, что ещё, кроме науки можно позволить.
  
   Глава 8: Первые сюрпризы.
   Часа в три ночи опять подвалила Анютка со своими постоянными клиентами. Моими давними знакомыми, которые работали на фирму "Док", людьми огня и меча так сказать, и получали за свой труд не меньше, чем все рабочие в цехе моего отца вместе взятые. Кстати, подшипниковый завод где работал мой отец, также принадлежал этой фирме "Док". Или группе предприятий, как они себя называли. Анютка прошла мимо, прямо как королева, как она ненавидела меня в последнее время. Было бы за что, секрет то её я так и не рассказал никому, дело её, а со Стасом я всё равно уже не дружил. Слишком уж он высоко свой нос задирал, подумаешь, отец пятьдесят тысяч в месяц получает, как будто это его Стаса заслуга, да и не было смысла с ним разговаривать с тех пор, как мы тогда сходили втроём на набережную. Анька встала, постояла рядом, ждала когда её затоварятся, и не слова, для всех здешних, мы были даже не знакомы. Её вторая жизнь меня совершенно не касалась, а в первой, я был с ней просто вежлив, как и со всеми. Тем временем, её обожатели купили три бутылки водки и пачку презервативов.
   -Не завидуй Серёг, и ты вырастишь, заработаешь, также круто гулять будешь.
   -Обязательно, вот ещё лет пять в охране постою, по коплю, а там...
   -Ну бывай.
   Да, эти меня уважали, за то что такой маленький, а стою в ночной охране, и по больше некоторых одногрупников, хотя я наверно единственный в нашем магазине, кто не гордился тем, что такие крутые парни мне руку жали, каждый раз, когда заходили что-нибудь купить. Бандиты они и есть, и не важно как они ко мне относятся, они и мой кусок отчасти, тоже отбирают, жаль только, слишком мало, кто это понимает. Все наоборот считают, хорошо относятся, значит, никто буянить и жизнь портить не станет. Наконец, братва вышла, за ними и Анютка. Тут же ко мне как обычно подвалила Надька.
   -Ну, как, идёшь ко мне на день рождения?
   -Я же говорю, экзамены, и потом, что я там делать буду, там все пьют, а я не пьющий.
   -Кто пьёт? Там будет моя мама, папа и пара подружек с двоюродным братом.
   -У брата пара подружек? Не слабый брат.
   -Нет, моих подружек, какой ты, вечно всё каверкаешь, так идёшь?
   -Нет, извини, у меня сессия.
   -Ну, это ведь мой день рождения.
   -Ты же завтра работаешь, и я тоже, я тебя тут поздравлю.
   -Но почему ты никуда не ходишь, а как же личная жизнь? Ты что голубой?
   -Так, сейчас в нос дам.
   -Дай, стою, жду. - Девушка вытянулась передо мной как солдатик и закрыла глаза.
   -У меня сессия, и потом, я же говорил, что ты мне не нравишься.
   -Ну ты...
   И вот так каждую ночь, то одна прилипнет, то другая, и ни одна не хранит постоянство больше двух недель, зато стоять не скучно.
   В остальном, сегодняшняя ночь прошла не интересно, ничего не случалось. Утром было холодно как никогда, минус десять градусов. Я порядочно замёрз, ещё пока ночью стоял в магазине, выйдя на улицу, просто окоченел. Но пока, как всегда бежал до университета немного всё-таки согрелся.
   В холе встретил не выспавшуюся Аньку, та злобно зыркнула глазами и ушла, одежду она уже сдала, пришла раньше меня. А я встал в очередь. Но ей то в чём-то везло, работала не больше пяти раз в месяц не то что я. Хотя я ей совершенно не завидовал, по моему, чем так работать как она, уж лучше день и ночь стоять смены охранником. Сзади подвалила Дашка.
   -Можно я с тобой сдам.
   -Можно.
   -Ты, почему такой не выспавшийся, опять в компьютер играл всю ночь?
   -Нет, учился, что тебе ещё надо?
   -А ты что делаешь на Кристмасс?
   -Это что такое?
   -Двадцать пятого декабря, рождество у европейцев.
   -Зачёты сдаю, расчётки. Пытаюсь разобраться с математикой и инженерной графикой.
   -А может быть, сходишь ко мне в гости. У нас индейка будет. Один вечер.
   -А как же Иван, Валерка, Санёк.
   -Я уже месяц с ними ни ни, ты же знаешь.
   И почему эта Надька из магазина и Дашка никак не отлипнут? Достали, сами же то с одним, то с другим, и меня ещё подавай, сколько можно.
   -Мы же всё обсудили, не нравишься ты мне. И друзей у тебя и так слишком много. Да и потом, дела у меня двадцать пятого, если хочешь, может быть первого, во второй половине дня куда-нибудь сходим.
   -Ой, здорово, сходим.
   Я сдал свою куртку, получил жетон и быстро убежал от приставучей особы сдавать инженерную графику. Но вот с учёбой в целом, у меня не ладилось. Последнюю эпюру я так и не сделал, а купленная мной в общаге работа, не отличалась особым качеством. Да и преподаватель что-то опаздывал. Я сел за стол, стоявший прямо в коридоре около кафедры графики и занялся расчёткой по математике. Для этого пришлось позвать стоявшего около окна Мишку, и очень долго, рассказывая анекдоты, и болтая всякую ерунду, спрашивать у него как сделать то или другое. Наконец, спустя полтора часа мучений мне удалось доделать три задания, хотя я их не в зуб ногой не понимал. Просто спрашивал, чему равна та ли иная производная в уравнении, и писал ответ. Мне ещё повезло, что Мишка как и я торчал здесь, и никак не мог поймать, исчезшего куда-то с началом зачётной недели преподавателя.
   Наконец, часам к десяти подошёл тот, кого мы ждали. К этому моменту, на кафедре уже скопилась целая толпа отставших студентов. Все естественно ринулись к нему, мне с большим трудом удалось доказать кому-то, что я на самом деле третий в очереди, а не пятидесятый. Подсунул свою работу, но проклятый профессор, не торопясь, просмотрев свои бумажки с записями, объявил мне, что мой срок уже истёк, потому что чтобы он мог работать со мной бесплатно я должен был хотя бы раз показать ему эпюру до начала зачётной недели. Теперь я должен, чтобы допуститься по крайней мере сходить заплатить за один час занятий в кассу. Я выругался про себя, и отошёл. Не то чтобы один час занятий по инженерной графике стоил так уж дорого, всего сто рублей. Но, теперь я автоматически попадал в конец очереди, а значит, мог ещё раз дорваться до преподавателя не раньше, чем во второй половине дня, и то это если сидеть, и старательно всех распихивать. А можно и вовсе не попасть.
   Чтобы оплатить дополнительное занятие мне пришлось идти узнавать счёт в деканате. Раньше все оплаты производились через кассу, но теперь началась неразбериха, перевести деньги можно было только электронным способом. В деканате мне пришлось ещё полчаса простоять, ожидая, когда пойдет секретарша, потом когда она поговорит со всеми, кто ждал её раньше меня. В общем, только часам к трём, мне удалось вторично попасть на инженерку, и сдать свою несчастную работу, которая конечно оказалась идеально правильной. На математику мне попасть уже не удалось. Я еле доплёлся до дома, и проспав четыре часа, отправился опять на работу, не забыв захватить все принадлежности для сдачи математики.
   На следующий день, аналогичным образом пытался сдать математику, только в этот раз я был умнее и заранее оплатил два часа занятий. Дождался своей очереди, протянул преподавателю работу. Преподаватель долго, минут двадцать проверял, нашёл в ней целую кучу ошибок.
   -Нет, товарищ Дроздов, не годится, всё не правильно, ну кто же вас учил так производные считать, а что это за формула? Где вы её взяли, посмотрите в лекциях внимательно.
   -Сейчас.
   Я открыл тетрадку с лекциями, полистал, нашёл, там была точь в точь такая же запись.
   -Дайте, посмотрю. Здесь у вас минуса не хватает, не внимательно пишем, вот и результат. И всё равно не в минусе дело, очень, очень слабо. Заниматься нужно дополнительно, сами не можете разобраться, пусть вам кто-нибудь поможет.
   -Ну, может, поставите троечку, что-то я всё же сделал.
   -Ладно, в этот раз лучше, чем в прошлый. Но экзамен вы с таким знаниями, конечно не сдадите. Занимайтесь лучше и больше. Весь семестр на уроках проспали, теперь чем-то недовольны.
   Я прослушал от Мишуйлова краткую нотацию про то, как плохо не работать на уроке, и довольно радостный вышел из кабинета с допуском к сессии.
   * * *
   На последний для всех экзамен я шёл как на первый бой. Два предыдущих из трёх я уже благополучно завалил. Но к математике я был совершенно не готов, и был как не странно абсолютно уверен, что Мишуйлов меня завалит. В коридоре попался идущий туда же Петька.
   -Ну, как сессия?
   -Один косяк, плюс вышка, но её я наверно после сдам.
   -Каким образом?
   -Просто заходишь на кафедру высшей математики, и суёшь Мишуйлову деньги, только наличные.
   -С ними сейчас проблема.
   -Закрома потряси, может, где найдёшь. Положить то в банк ещё можно, главное их иметь.
   -Знаю, но я сначала так ещё попытаюсь сдать.
   Так сдать конечно не получилось, и наличных денег у меня нашлось всего две тысячи, вместо тех трёх, которые стоил экзамен. Пришлось идти к Мишуйлову с пустыми руками. Я дождался конца экзаменов, и поймал его на лестнице около окна.
   -За сколько вы мне поставите?
   -А, ты о чём?
   -Об экзамене.
   -Стандартный вопрос.
   -У меня есть только две, наличные вообще сейчас нигде не найдёшь.
   -Давай так, завтра на кафедре в час. Купишь один хеннеси 0,3 и принесёшь две.
   -Это же больше трёх получается.
   -Так ты и учился хуже всех.
   -Ладно.
   На следующий день всё удалось быстро и без проблем провернуть. В результате в зачётке появилась ещё одна тройка за экзамен. Но вот с остальными экзаменами расквитаться таким же путём у меня не получилось. Люди попались принципиальные, не берущие. Пришлось брать дополнительные занятия на курсах у знакомых тех преподавателей, которым предстояло сдавать. Сидеть на них, а потом идти пересдавать экзамены. В итоге в моей пустой голове стало потихоньку проясняться.
   Неожиданным сюрпризом оказалась непомерная прибавка к моей зарплате, которая состоялась в конце января. Наш менеджер потерял возможность списывать часть товаров на воровство. В январе получилась до смешного мизерная не до сдача, что то около двухсот рублей, против тех десятков тысяч, которые мы обычно имели раньше, и покрывали из своего кармана. И самое интересное, даже саму ставку заработной платы неожиданно подняли с 350, до 500 рублей за смену. Всё только из-за того, что те деньги, которые официально выделялись на охрану руководством нашей сети магазинов, наконец, стали в полном объёме доходить до персонала. В то время как раньше каждый начальник отщипывал себе кусочек к зарплате на каждом из уровней.
   А вот у Аньки, похоже, начались перебои с клиентами, об этом можно судить хотя бы по тому, что она вдруг резко начала экономить даже на самом малом. Да и за последние три недели, в магазине она в своём обычном прикиде появлялась только раз. Перечислять на счёт деньги в электроном виде она боялась, вдруг арестуют, других то ловили, а наличных уже почти ни у кого не было, её маленький бизнес стремительно накрывался. Сильно осложнялись и её отношения со Стасом, Ромео никак не хотел брать свою возлюбленную замуж. В его планах состояло гулять с ней как минимум курса до пятого, а потом можно уже было посмотреть, и подумать дальше. И вообще, по его мнению, жениться раньше тридцати было просто глупо. Я уже не раз видел как Анька устраивала ему истинно Шекспировские сцены, но, увы, всё было безрезультатно, бросать он её и не собирался, а со всем остальным, не судьба.
   Но главное, сессию я всё же сдал, Анька тоже, чего не скажешь о наших остальных пяти двоечниках, которые были такими же тупыми как мы, только ещё постоянно прогуливали, в то время как мы с Анькой отличались просто образцовой дисциплиной.
   * * *
   Я подрулил к своему магазину на Вавилоновской, и оставил свою девятку возле окна. В последний момент проклятая машина нехорошо дёрнулась, видно провалилась в какой-то сугроб, придётся потом выталкивать. Вылез, посмотрел, действительно переднее колесо целиком утонуло в снегу. Зашёл в магазин, первым делом, не раздеваясь, прошёл по всем залам, проверил на месте ли персонал. Все конечно были на месте, всё же я каждый день приезжаю ровно в десять, и всегда каждый раз, согласно своим обязанностям вот так прохожу. Подошёл к Ваське, стоявшему на посту около входа.
   -Здорово, ну как, ничего за ночь не случилось, Серёга не рассказывал?
   -Всё спокойно прошло. Никто не буянил, не угрожал.
   -Ладно.
   Теперь можно было пройти в свой кабинет и заняться делами. Открыл дверь, снял с сигнализации, потом закрыл, чтобы кто попало не заглядывал, если надо, постучат. Уселся за свой столик, и первым делом приготовил себе кофе, выпил, не проснулся ещё с утра. Сегодня предстояло составить отчёт, и рассчитать зарплаты за февраль. Денег прислали на это дело не мало, только вот беда, всё в электронном виде, и переводы через компьютер, вводишь количество смен, которое отстоял каждый человек и всё, все данные на людей есть, им тут же перечисляется зарплата, даже заходить ко мне не нужно. Постучалась тётя Даша, наш главный продавец. Пришлось вставать открывать.
   -Заходи.
   -Здравствуй Толь, слушай, ну как там?
   -Никак, сама посмотри, - я повернул к ней экран монитора, - вот сводки по товарам. Вот...
   -Ты уж что-нибудь там придумай, всё же это у тебя борова оклад тридцатник, а мне считай в четыре раза скостили. Я теперь меньше пацанёнка Серёжи получаю, ты может представить.
   -А в чём проблема, он охранник, ему положено пятьсот за смену, ты продавщица, тебе 250 плюс надбавка за то, что главная ещё 25 и всё.
   -Ну, ты сделай что-нибудь?
   -Что? Я ж не профессиональный хакер, а деньги и не через меня как бы идут даже. Это раньше я брал сумму, покупал меньше, оформлял как не до сдачу. Но расплачивался я с поставщиками по договорённости сам, живыми деньгами, платил меньше, они поставляли меньше, а оформляли по полной. Теперь каждая моя операция прослеживается, уть и сразу чек генеральному, и всё, нельзя никак не передавать деньги так, чтобы не смогли это проконтролировать. Закрыли нашу лавочку.
   -Ну, сделай что-нибудь по старой дружбе, у меня два болвана подрастают, семья. Что я теперь буду на пять тысяч в месяц жить?
   -А как же другие живут? Хочешь больше, работай вон как Серёжа, по тридцать смен в месяц, дерись на выходе с пьяными мужиками, будет тебе пятнадцать. Если хочешь, могу написать прошение, чтобы тебе ставку до трёхсот повысили.
   -Смех, ещё двадцать пять. Это вместо пятнадцати тысяч в месяц. Так не пойдёт.
   -Что ты от меня хочешь? Пойти пожаловаться генеральному директору, что охрана больно много получает, и ты больше заслуживаешь? Не поможет. Есть устав, главному продавцу платить на 25 рублей за смену больше, чем обычным, и только. Всё Даша, иди работай.
   Главная продавщица злобно выругалась про себя, и наконец упёрлась куда то в торговый зал. Мне же оставалось только не торопясь допивать своё кофе. Мои двадцать пять, у меня конечно теперь тоже никто уже не отнимет, но и ремонт мамкиной дачи тоже теперь затянется, а то и вовсе накроется. А вот и не знал даже, что мне двадцать пять положено, всегда свято верил, что моя зарплата двадцать.
  
   Глава 9: Успех.
   Министров финансов Кривоусов явно запаздывал, вот засранец, распустился, ко мне, и уже на семь минут. Наконец он вбежал, запыхавшийся и вспотевший.
   -Извините, Андрей Игоревич, в пробку попал, так уж вышло, никак не получалось вовремя, даже с мигалками.
   -Хорошо, хорошо, приступайте к отчёту. Что вы там хотели сообщить.
   -Так... За февраль, 14,2 миллиарда рублей, что примерно втрое больше, аналогичного показателя за прошлый месяц, и всё через виртуальную налоговую службу безналичного расчёта, хотя сама величина налога на добавочную стоимость уменьшилась вдвое. Да и по остальным видам налогов, на землю, экологию, и остальное, ожидаются крайне высокие показатели.
   -Так мало? По-моему бюджет РФ много больше.
   -Но в основном он формируется из нефтегазовых поступлений, начисляемых вашими горячо не любимыми олигархами. А это, сумма берущаяся непосредственно с граждан и предприятий, кстати, мизерный по сравнению со всем западным миром процент, особенно сейчас.
   -Что соответствует утроению ВВП по сравнению с официальными данными?
   -Нет, до утроения тут далеко, но задуматься стоит. По крайней мере, старые данные были не верны, это точно. ВВП России много больше 450 миллиардов долларов в год. Вероятно, судя по этим данным, на уровне 700-800. Очень уж велик был теневой оборот, даже в мелочах, покупках самих граждан, зарплаты в конвертиках. Далее, обнаружены крупные проплешины в области начисления денег населению. Сильнейшее несоответствие выплат, и итогово полученных денег, правда, за февраль всё это было устранено. Но главное, придётся перерабатывать бюджет, иначе уже к концу весны наступит диспропорция собираемых и выплачиваемых средств.
   -Проработаем.
   -В целом программа развивается крайне успешно, никаких отклонений не наблюдается. По всей стране идёт колоссальная ломка сложившейся финансовой системы, перераспределяются зарплаты, неожиданно находятся как в колодец уходившие средства. Например, в той же теперь упраздняющейся налоговой службе, особенно на местах и в мелочах. В принципе, более точно вы можете со всем познакомиться здесь. Основные тенденции уже изложил.
   -Хорошо, вы свободны, впредь постарайтесь не опаздывать, а то ваш доклад наполовину получился из опоздания. Удачи.
   -Есть всё. До свидания.
   Министр, не торопясь, выложил часть бумаг из своего портфеля мне на стол и вышел. Сразу же за ним вошёл, дожидавшийся в дверях, Хлестов.
   -Тут вот какое дело, хотел с тобой посоветоваться. Системой наблюдается огромное количество не законно распространяемых и циркулирующих средств. За три дня зарегистрировано порядка ста тысяч незаконных операций. Из них около девяноста тысяч идут с попыткой маскировки обмена, используются смена доллара, ложные кошельки, когда, например, пытаются для сделок применять кошельки случайных граждан, явно не имеющих, и никогда не имевших протекающих через их счета средств. И причём, всё это идёт по нарастающей. Что делать?
   -Лови всех, поголовно. Никого не щадить, всеми методами. Надо доказать нашим не чистым на руку гражданам, система безналичного расчёта неуязвима.
   -А не повторится Казань, только по всей стране. Это же целая небольшая война начнётся, если начать всех сажать.
   -Будем надеяться, что нет. Но сейчас у нас есть шанс раз и навсегда ликвидировать в нашей стране коррупцию и воровство. Если мы не сумеем проявить твёрдости, и взять ситуацию под контроль, вторично такого шанса не представится. Сейчас ещё очень многие свято верят в неподкупность и все видимость электронного сторожа. Каждый случай не наказанной махинации с деньгами, удачного обмана, приведёт к тому, что системы перестанут бояться, и злоупотреблять ею начнут не только слишком смелые, но и все подряд, тогда бороться станет не возможно.
   -Значит, арестовываем всех. Хотя, может некоторых стоит предупреждать? Там, мы де видим, больше так не делай.
   -Тогда никто не будит бояться, людям вообще-то наплевать на не строгого милиционера. Нет уж, сажать пойманных за руку нужно, на то они и преступники, и не важно жалко или нет, сколько людей за решёткой. Единственный способ избежать преступления, гарантировать, что оно будет наказано.
   -А места в тюрьмах? Сама исполнительная система?
   -Тебе ли не знать, что мы только недавно восемь новых в строй ввели? Сажай всех, никаких поблажек. Как-нибудь, хотя бы основную массу.
   -А если бунтовать будут?
   -Против чего, того, что их за руку поймали? Тогда в Казани, молодёжь, отмороженную дикую поднимали, из-за того, что права республики ущемили. Права воров никто защищать не будет. Саботаж деятельности милиции - быть может. Но беспорядков не будет, точно тебе говорю, даже, несмотря на то, что мы сто, или сто пятьдесят тысяч человек за решётку засадим.
   -Ну, смотри, сажать, так сажать.
   -Ты главное лично уж поусердствуй. Пойми Иван, это сейчас очень важно, переломный момент, с воровством необходимо покончить.
   -Ну ладно удачи.
   -Ты уж постарайся, счастливо.
   Хлестов вышел, я занялся делами насущными, проверкой счетов и отчётов, присылаемых мне сотрудниками ФСБ и моими доверенными лицами. То есть моей обычной ежедневной деятельностью, в которую входила отдача сотен команд и принятие ещё не меньшего числа множества мелких решений, касающихся самого разного круга вопросов, по реформам, переназначению на должности, премиям, и просто функционированию государственных институтов в стране.
   * * *
   Весь март шла ожесточённая борьба со взяточничеством и отчаянными попытками народонаселения как-то обойти ненавистную многими систему безналичного расчёта. Средствами массовой информации всеми силами вдалбливалось, что обойти систему логической защиты не возможно. Но люди всё равно пытались осуществить какие-то наивные махинации с золотом, долларами и бартером. Никто так и не понял простой вещи, при такой системе, никакими способами не возможно перечислить себе на счёт крупные средства из ниоткуда, или перевести их в никуда, так чтобы это осталось не замеченным. Хотя чаще всего люди попадались на прямых взятках, попытках перевода не принадлежащих им средств на те или иные счета. Или просто на цикличном циркулировании средств, какие, например, бываю при любой регулярной финансовой деятельности, проституции торговле на рынке, которая тут же всплывала наружу, если уж не имела лицензии.
   Жёсткая позиция ко всем берущим лицам, также выливалась в серьёзнейшие проблемы, по всей стране началась целая небольшая война, между теми, кто слишком сильно втянулся в теневую экономику, и людьми, пытавшимися какой-то порядок навести. Милиции постоянно приходилось давать целые небольшие сражения местным бандам и авторитетам, не желавшим отдавать свои позиции, и отказываться от ставшего привычным жизненного уклада. Тут сильно пригодилось созданное за предыдущие годы какое-то подобие правоохранительной системы. Дополнительным рычагом борьбы, явилась сама система безналичного расчёта, позволявшая отключать не согласных с законом граждан от финансовой системы, позволявшая замораживать средства на их счетах, лишая их возможности что-либо приобрести и заплатить, отключив сам именной электронный счёт. Появилось, вместе с повышением зарплат, осознание всеми гражданами того, что вся грязь имеющаяся в государстве сейчас, может уйти в прошлое навсегда. Потому что уже слишком значительная часть населения основательно ненавидела всех этих крутых, не желающих перестраиваться на законную жизнь парней с рынков, разъезжающих на джипах, и ставших хозяевами жизни. Чего не было, например, в начале девяностых. Там же где недовольства граждан и местной милиции всё же не хватало, против местных, не желавших соблюдать законы, открыто действовали спец службы, ликвидируя всех "хозяев жизни" и не достаточно хорошо справляющихся со своей работой милиционеров. А выявление таких районов также было предельно упрощено, с помощью всё той же системы. Если из района приходили сведения, что всё спокойно и виноватые наказаны, а системы безналичного расчёта продолжала фиксировать многочисленные несанкционированные крупные передачи денег от одних людей другим, сразу всё становилось понятно.
   Большую помощь в борьбе с криминалом, оказал и ввод в строй новых милицейских баз данных, в которые немедленно заносились все арестованные или выпущенные из тюрем личности. Работали они всё по тому же принципу, хотя не всегда эффективно, но лучше чем ничего. Автоматические системы анализировали, какие люди, из совершивших экономические преступления арестовывались, а какие нет. В случае выявления подозрительных случаев, вся информация, отсеянная компьютерным мозгом, поступала на рассмотрение людей, находившихся слишком далеко от мест событий, чтобы быть как-либо заинтересованными в их исходе. А эти люди уже принимали определённое решение или действовали.
   Серьёзнейший удар был нанесён и по незаконной торговле. Постоянно штрафовались челноки и все те, кто пытался торговать, не имея на то законных прав, например на тех же рынках. И уже никакая местная братва не могла таких прикрыть. Да и у самой братвы возникали серьёзные проблемы с незаметным изъятием денег у своих подданных. Тем более, что пойманные с поличным счета, арестовывались и подлежали закрытию, ещё до ареста самого владельца. Таким образом, сильно уменьшая возможности человека укрыться от правосудия, или залечь на дно.
   Сразу, и буквально за бортом жизни, оказались все незаконные иммигранты, с которыми так давно и безуспешно боролись все правоохранительные органы. Выдача электронных кошельков производилась на личность, и у них не было электронных денег, а значит, и возможности хоть как-то, где-то рассчитываться в нашей стране. Конечно, те, кто жил и работал на своих хозяев отдельными крупными рабочими дружинами, не испытывали особых неудобств, но такие иммигранты и не создавали особой демографической угрозы. А иммигрантам дичкам, желавшим остаться и жить в нашей стране, доставалось по полной.
   Очень сильно сократилась в стране проституция и наркомания. Поскольку эти слои населения, как показала практика, скорее являются пострадавшими, чем виноватыми, и особой способностью отстаивать свои интересы не обладают. Большинству женщин сомнительного ремесла, просто пришлось оставить в прошлом свою профессию, поскольку принимать хоть каким-то образом от клиентов плату за услуги, стало просто не возможно. Сходные проблемы с заработком и покупкой, возникли и не у слишком прытких от природы наркоманов.
   Самое главное, даже без ввода особых дополнительных поправок, предусмотренных программой научной демократии, произошло глобальное перераспределение средств среди населения, в пользу тех, кто что-то делает, а не занимает удобный пост для воровства. Что уже само по себе, должно было повысить и рождаемость, и уровень жизни, и оптимизм населения в стране. Средств в целом, не стало больше, просто они стали верно и легитимно распределяться. Теперь деньги, выделенные, мэрией ли, просто государством, или каким-то инвестором, частным лицом, действительно шли на зарплаты рабочих, госслужащих, учёных, других людей, а не на новый джип Мерседес для братвы контролирующей эту кормушку. И не мог теперь, любой директор магазина, депутат, простой чиновник, забирать себе в качестве прибавки к зарплате 10-20% тех средств, что должны были выплатить персоналу, пойти на ремонт ЖКХ или поддержку какой-то программы.
   Резко сократились и сами расходы на поддержание в стране финансовой системы. Отпала необходимость во всех средствах хранения и транспортировки средств. Инкассаторских службах например, элементарных кассовых аппаратах в каждой магазине, каждого города страны, которые также съедали на своё содержание огромные суммы. Не нужно было больше бороться с фальшивомонетчеством, и распечатывать всё новые купюры, тратясь на средства их производства и защиту от подделок. Сократилась сеть банковских филиалов. В целом резко уменьшились все трансакционные издержки поддержания финансовой системы.
   Постепенно волнения в стране, и попытки сомнительных личностей бороться с системой честного расчёта пошли на нет. Только, арестованные за разные финансовые махинации, неугомонные сто двадцать тысяч человек продолжали сидеть в тюрьме, и, увы, простить их хоть и хотелось, чтобы они умные активные шли работать, но нельзя было никак. Чтобы все твёрдо были уверены, наказание последует...
   Теперь, достигнув первых успехов в преобразовании страны на новый путь, можно было развернуть более широко и дальнейшие реформы. Ведь безналичный расчёт, хоть и в состоянии почти полностью ликвидировать коррупцию, решить массу бумажных проблем, что уже не мало, всё же волшебной палочкой выручалочкой на всё про всё не является. Просто потому, что он не заставит работать ленивого Ромашина. Старательно учиться каждого двоечника и студента. Не снизит уровень подростковой преступности. Не решит колоссальных экологических проблем встающих перед человечеством. Не поможет проследить за качеством выполняемой гос. служащим работы. Не даст его семье новую квартиру, не наладит наш ржавеющий авиапром, не создаст успехов в биологии, электронике, и не построит новые, ещё более лучшие космические корабли для покорения космоса.
   * * *
   С мая, наконец, началась реализация всех остальных программ предусматривающих модернизацию страны, согласно оглашённой нами программе. Теперь, когда, наконец, появилась возможность просто выделять деньги на тот или иной проект, и быть уверенным, что они будут именно на него потрачены, сразу многое стало гораздо проще. Начался ввод стипендий, стимулировавший обучение в школе, и их незначительное увеличение в ВУЗах. Эти меры должны были повысить само желание молодёжи учиться, как-то отдалить их от улицы. Создать стимул, для получения более высоких оценок. На это было направлено всё, скучное, но пристойное телевидение, запреты людям до восемнадцати на посещение ночных заведений с 21 до 8-00, борьба с распространявшим всякую ерунду видео и аудио пиратством. Была сформирована целая команда высококлассных программистов, для того, чтобы надёжно изолировать российскую часть всемирной паутинки, от слишком интересной для мужской части населения сети сайтов.
   Отдельные средства выделялись на развитие государственных предприятий, в том числе и тех, которые в будущем должны были обеспечить независимость России от иностранных производителей электроники. Хотя в некоторых из государственных отраслей, наблюдались значительные проблемы с наличием самих специалистов и какой-либо базы в требуемой области. Возникли проблемы и со штатом самих организаторов, которых явно не хватало. Но тут очень сильно пригодились, выявленные в результате зимнего тестирования 8100 ботаников, набравших более 50% по тестам, возможности к работе которых, были гарантированно проверены полным комплексом тестов. Как на уровне их сугубо научных знаний, так и психологической составляющей. Все они, получили очень высокую по сравнению с обычными специалистами зарплату. Это рекламировалось, и было отчасти возведено средствами массовой информации в культ. Получите высший бал по тестированию, и ваша жизнь гарантированно сложится. Более быстрыми темпами пошла реанимация старых, уже существующих предприятий тяжёлой промышленности, выпускавшей авиацию, морской и речной транспорт, сельскохозяйственную технику, всё то, что в последние годы по не совсем понятным причинам приходилось ввозить из-за границы.
   Возник целый ряд тлеющих, вроде бы не объяснимых претензий к России со стороны других государств. Всё более не довольных закрытием и лимитизацией внутренних рынков РФ, и взятием под контроль Россией экспорта своих ресурсов. Тем более, что по некоторым направлениям удалось достигнуть очень неприятных для соседей успехов. Например, резко усложнился вывоз леса в Китай, просто из-за того, что теперь стало много сложнее купить каждого из пограничников. И если незаконный вывоз и сохранялся, то уже в меньших размерах, и только за счёт запугивания, но не подкупом, что снижало возможности иностранцев действовать на территории России.
   Постепенно набирала обороты экологическая программа, вызывавшая массу недовольства у значительной части промышленников. Она во многом шла в разрез с основными направлениями экономической политики, вставляла палки в колёса реанимации старых предприятий. Но пока ещё, в полной мере она себя не оправдывала, в связи с отсутствием достаточно мощной правительственной организации, по контролю за окружающей средой, способной наблюдать за деятельностью каждой дымящей трубы, и сточной канавы, в каждом уголке России.
   Перевод армии на контрактную основу также сильно задерживался, в связи с нежеланием большинства служить за какие-то восемь тысяч в месяц. И тут, похоже, дело даже было не только в зарплате, но и в собственной психологи людей, желавших иметь свободную жизнь, нормированный рабочий день, семью и все блага цивилизации. Чего, конечно же, не мог предоставить ни один военный барак. И чтобы затащить туда достаточное количество солдат, способное ликвидировать потребность в призыве, требовалась либо непомерно большая по меркам современного бюджета зарплата, всем, даже простым солдатам, либо другое чудо. Остальные реформы в армии, также не торопились, слишком уж сложно было провести полный переучёт всего, что-то преобразовать в глобальном масштабе, да так, чтобы это не снизило высокий военный потенциал страны, необходимый для защиты огромных территорий и ресурсов, от возможных посягательств, всех, даже не только сопредельных государств.
   Никакой речи об изменении прав людей с различным уровнем образования, пока ещё также не могло быть. Хотя кой кто уже время от времени об этом начинал напоминать, слишком уж не терпелось некоторым эти привилегии получить. Но ни к чему хорошему, это пока бы не привело.
   Мне приходилось работать всё больше и интенсивней, слишком уж широким начал становится весь список затронутых проблем. Необходимо было постоянно договариваться с кем-то, лично проверять, бороться с хроническим не выполнением команд. Многие из бывших членов партии, пристроившиеся в гос. аппарате, явно не соответствовали по своей квалификации занимаемым должностям. Хорошо, что это хотя бы не перерастало в правило.
  
   Глава 10:
   Освободился я как всегда в восемь, уставший поплёлся в университет. Эту сессию я уже сдал, но требовалось подписать кой какие бумажки, решить ряд мелких проблем, чтобы устроится на второе высшее образование. Утро выдалось пасмурное, на небе не было ни облачка, и всё обещало чудесную летнюю погоду, но на западе, там где всходило солнце, всё было затянуто плотным ковром облаков. Из-за чего создавалось ощущение серости и тусклости дня.
   Я посмотрел на кошелёк, сегодня в восемь ноль пять мне должны были начислить на счёт зарплату. Ровно, как по часам мой бюджет увеличился на одиннадцать тысяч рублей. Всего лишь, жаль, в этом месяце ставка охранника резко сократилась, в связи с наплывом новых желающих работать на моём месте, хорошо хоть меня самого не выпиннули.
   Сегодня я не торопился, не то что обычно, до университета добрался уже к пол девятому. Первым делом зашёл в деканат, узнал реквизиты перевода денег для оплаты своего образования. Со вздохом перевёл на счёт университета восемнадцать тысяч рублей, потом отправился в кабинет 461, договариваться о специальности.
   Около кабинета толпилась небольшая очередь человек из шести. Третье место в ней занимала Анька, она как всегда в последнее время весело улыбнулась мне навстречу. Накрашенная, уже загоревшая, сильная, стройная, красивая, да только вот...
   -Сергей, иди сюда. Я заняла.
   -Кто тут последний?
   -Ну, я.
   -Я за вами.
   Она бросила своё место в очереди, заняла за мной. Постояла, подумала, ничего путного ей в голову минут пять не приходило, решила спросить об учёбе.
   -Ты как сдал физику?
   -Начинается. На четыре. Ты же знаешь.
   -Я тогда не слушала.
   -А как там твой Стас, почему его здесь нет?
   -Он не мой, и не идёт на второе высшее, он эту сессию завалил, ты же знаешь, одно фэнтэзи и игры на уме.
   -Ну, как же, не только фэнтэзи и игры, он в "скалу" по чаще некоторых ходит, девушки... И там, вообще знаешь, сколько крутых парней, уу.
   -Здесь парни, совсем не тоже самое, что в "скале". Тут у всех великое будущее, образование, все умеют работать и ценить женщин. Даже самый последний зануда ботаник и то...
   -А чем я провинился, что из всех, - я обвёл рукой универ, - тебе вдруг ударило в голову бегать именно за мной, не за любым другим.
   -Ты благородный, никому не рассказал, умный, красивый...
   -Но ты же знаешь, что я знаю.
   -Неужели нельзя никак простить?
   -Нет никак.
   -Но я же уже этим пол года не занимаюсь, и не буду никогда, какая разница? - я молчал, она сменила пластинку, - А я тебе яблоко подарю, хочешь? Или схожу в столовую, куплю что-нибудь, ты же голодный после ночи, я же знаю. - Я продолжал молчать, так и будет доставать. - Ну почему нет?
   -Ты веришь в бога?
   -Верю, каждую неделю в церковь хожу свечку ставить.
   -А я вот не верю. Ты православная?
   -Ну, православная, конечно, как все.
   -Я тоже крещённый, хотя и не верю, но знаешь что?
   -Нет, не знаю.
   -Я вот верю, что девушка должна быть на свадьбе в белой фате, и только так, и только одна на всю жизнь, это понятно?
   -Так хочешь? Я операцию сделаю, не дорого, всего четыре тысячи, как будто и не было ничего. Снова девственница.
   -А ещё говоришь верующая. Ничего ты так и не поняла.
   -Ты таких и не найдёшь нигде больше сейчас.
   -Это моё дело. Не ходи за мной.
   На Анькинах глазах появились первые мокрые дорожки, ну сейчас начнётся. Вот прицепилась то, что называется, не привыкла, нет, в ответ получать. Я разозлился и вышел из очереди, хотя был уже вторым, быстро ушёл в соседний коридор. А она осталась там, только громко судорожно шмыгнула мне в спину носом. Простоял минут тридцать без толку, какое-то время даже продрожал от злости. Вот неугомонная девица, неужели она и вправду думает, что можно так прогулять пол жизни, а потом побегать подуть губки пару месяцев и всё простится? Нет уж, сама выбрала свою судьбу, неси теперь крест. Вернулся к 461ому кабинету. Анька уже оформилась, и ушла, я смог спокойно отстоять новую очередь из десяти человек, и заключить контракт на получение второго высшего образования. Конечно, не легко мне теперь будет, но всё же я надеюсь, что сумею. Отмучаюсь ещё три года, а после всю жизнь буду больше всех зарабатывать, главное продержаться, быть лучше всех, учиться лучше всех. Сейчас же всё закладывается, как все эти дети не понимают, какой уж тут может быть "варкрафт" и "фэнтэзи клуб" Стаса.
   Оформив и заплатив за контракт, я зашёл в медпункт, занёс данные по флюорографии, отнёс пару книжек в библиотеку, и таким образом окончательно освободил себе от университета всё лето.
   * * *
   Я сел в поезд, разложился, и тут же принял учить детали конструкций дальше. Остальные парни поставили на стол бутылочку мартини, и начали разливать, никак не могли утерпеть, дурачьё, основной экзамен же на носу.
   -Серёг, присоединяйся, Андрей, разливай аккуратнее.
   -Ну, хватит ботанить, я на тебя посмотрю, мне стыдно становится.
   -Знаешь основной тезис?
   -Нет. Что-нибудь заумное?
   -Ботанить не поздно никогда.
   -Так там речь о всяких сомнительных личностях, а ты то и так всё знаешь, сто пудов.
   -Местами я всё ещё не помню.
   -Я и то помню, целую неделю сидел, готовился, и ты сидел, даже в магазин свой любимый не ходил, куда уж тебе учить.
   -Ты всё помнишь?
   -Так точно ваше ботанство.
   -А вот расскажи мне, теорему шреддингера. Подсказываю, это на первом курсе было.
   -Не помню, хотя вот, это вот эта формула. - Он написал на листочке нечто похожее на правду. Я даже удивился.
   -Хм.. Не ожидал. А что такое токи Холла.
   -Холла? М... Было такое точно было, где-то там, истина где-то рядом.
   -Это явление возникновения разности потенциалов, на пластинке проходящей через электромагнитное поле, обусловлено вот этой формулой.
   -Ну не важно, у нас же сейчас праздник, а перед смертью не надышишься. Всё равно, спрос считай за всю твою школьную и студенческую жизнь идти будет, если всегда учился то и сейчас сдашь, а нет, увы. Наоборот, нужно не учить, а чуть оттянуться перед экзаменом, успокоится.
   -Кстати, это мнение ложное, нужно учить и учить, чтобы сдать на все сто.
   -Тьфу сто. Сто не бывает, даже девяносто пять не бывает. Даже Анька дура и то на девяносто не сдаст. Зачем они тебе? Хочешь в альфа группу попасть? Не сумеешь, на неё наш универ не тянет.
   -Богатым быть каждый хочет, а девяносто два процента на альфа группу, набрать возможно. И работа у них, не то что у всяких там. Исследование нового неизвестного, безудержный прогресс. Гении опора и могущества нашей державы, её гордость.
   -Ну, ну, романтик, восемьдесят хотя бы, на бэту набери. Сколько там у нас Альф, всего двадцать четыре?
   -Наберу, тридцать шесть с прошлого года. И темпы их прироста растут, по мере роста общего интеллектуального уровня. Просто учить надо не как вы, а на себя. Наберу.
   -Я тоже на себя учил, но не до такой же степени. А... Чёрт с тобой, переубедить не возможно, единственное, на что можно надеяться, что скоро ты наберёшь свои заслуженные сорок процентов и успокоишься.
   -Нет уж, пусть только в альфа группу идёт.
   -Не пройдёт, уровень нашей подготовки в ВУЗе не протянет, там же маньяки из Бауманского будут, их не переплюнешь. Сколько там наши в прошлом году по максимуму набирали.
   -Куньков какой-то, год назад 76,324 процента, и не тысячной больше. А самое интересное, сложность тестов в этом году возрастёт на двадцать процентов, тесты будут беспрецедентной сложности, таких ещё не было.
   -Не пугай. Умный больно.
   -Человек способный набрать в прошлом году 80%, в этом году сможет набрать только 64%.
   -Не пугай, заикой сделаешь. Я планировал хотя бы 50% набрать.
   -Наберёшь.
   -И поверь мне Серёг, уж ты то точно свои 50%, на полный высший статус гражданина наберёшь. И на дискотеку сходишь, и в "Скалу" пустят, сразу и бесплатно.
   -Не то, что некоторых, - мы улыбнулись, сам Никитка, как-то целый год не могут туда попасть. Чуть из университета за неуспеваемость не отчислили, но потом пожалели, а любимого развлечения лишили. Как он расстраивался и ботанил, кто бы знал.
   -Вот, поэтому давай пить.
   -Нет, не уговорил.
   Остальные так и сидели весь день, болтали, потихоньку употребляли. Что называется, дети вырвались из дома, из под родительской опеки. Всё же нет ничего хуже, чем заставлять людей учиться. Они должны сами понимать, хотя бы по-простому, учиться на стипендию, на свою, ту которую они на мороженое могут потратить, или не получить. Вечером все предпочли перебраться в купе к девчонкам, я остался сидеть учить. Спустя минут десять после ухода последнего шумящего, в купе вошла Анька.
   -Привет, я вот поучить, а то там такая толчень, шумят дико, ты конечно не против. - Потом неожиданно осмелела. - А если даже и против, то я сяду на место Андрея, и вообще до конца вечера три четвёртых этого помещения по закону принадлежит мне. Если что, претензии соседней кабинке. - Завершив эту тираду, она робко вошла.
   -Садись подстилка.
   Она прошла, и конечно задев коленками, села напротив. Потом, с энтузиазмом началась учить, уткнувшись носом в тетрадку. Наконец не выдержала:
   -Вот сдадим и не увидимся.
   -Чего, чего ты там пищишь?
   -Сдадим и не увидимся больше, может быть хватит тупить, куда уж дальше? Ну что мне ещё можно сделать?
   -Что можно было не делать? Вопрос философский.
   -Я уже почти четыре года, как монахиня хожу. А ты знаешь, у меня между прочим, совсем нет денег, мамку уволили у неё пенсия тысячу шестьсот, стипендия у меня две двести. Это очень тяжело. Ты вот...
   -Монахи ещё самобичеванием занимаются, постятся там, а самое главное никаких мужиков. А с финансами меня почти тоже самое, никаких богатых родителей, девять зарплата, две восемьсот стипендия. И ты могла бы пойти поработать продавщицей, уборщицей. И у тебя была бы стипендия и зарплата. Мажоркой стала бы, нашла бы себе какого-нибудь маленького лысенького, меня бы в покое оставила.
   -Женщине идти работать не то же самое, тем более мне красивой, знаешь, как лезть будут. Во всяких ночных то сменах, научная демократия то ещё не наступила.
   -Знаю. Но как ты объяснишь свои дикие загулы на втором курсе? Тогда то, кто тебя гнал? Ты вроде меня уже любила, а что...
   -А ты сам виноват, неужели не мог...
   -Вот и ответ. Хорошо, пусть я сам виноват, это вообще моё дело, выбор моё право, это понятно?
   -Нет.
   -Ты можешь гулять, где и сколько угодно, это твоё право, моё право, потом вот так тебя послать, это понятно? Полная свобода. Моё право, твоё.
   -Ну, кому же так лучше, у тебя же нет никого?
   -У охранника нет, потом будет. Обязательно будет. Вот стану бэтой, найду себе бэту. И не такую загульную как некоторые. В любом случае, даже если и не стану, всё равно, мой статус позволит.
   -Ну, я же маленькой была, ты же должен понимать, всего восемнадцать. Я всё теперь поняла.
   -И я был маленьким, но со всеми подряд не пихался.
   -Ты дурак. Хуже дитя.
   -Ну и пусть, тебе какое дело? Раз дурак, то и лезть нехрена. Не сплю я с проститутками, даже с бывшими, отвали.
   -А если я, например, стану Альфой? Я очень сильно занималась, очень сильно.
   -Ты альфой, ха, ты больше семидесяти... - Меня как-то даже рассмешило, конечно, она хорошо училась, но не настолько. Альфами простые студенты не становились, чтобы им стать, нужно было учиться по спец программе, с самого первого курса, тет-а-тет с преподавателями, по уникальной программе, как второе высшее, только по специальности. - Возможно, чисто из-за денег, быть может, и был бы с тобой. Хотя... Нет, всё же, пожалуй, даже альфой, ты всё равно останешься кем была.
   -А если?
   -Если, ну ладно, будет тебе если. Тут говорят 95% набрать нереал, ты набери 96.
   -Да ты что, в этом году говорят тесты...
   -Они усложнились для Даунов, а вот в топке рейтинга, там как были нереальные вещи, так и остались. Всё возможно под луной дарагая.
   Она открыла брошюрку статистики в сотовом кошельке, и развернув ко мне экранчик, ткнула пальцем в одну из цифер.
   -Самый высокий, рекордный результат, был два года назад 93,741, а в прошлом году 93,019, это абсолютный максимум. Все альфы обычно набирают чуть больше 92 и всё. Больше набрать не возможно, ну ты хоть чуть чуть...
   -Ну, вот видишь, ты сама ответила на вопрос, больше, не возможно.
   -А если...
   -Никаких если.
   -Если наберу, простишь?
   -Тут два условия, если наберёшь, и если до оглашения результатов не скажешь мне ни слова.
   -Смотри потом, не отказывайся.
   -Клянусь всем, всем, всем, и даже вот этим бокальчиком.
   Я щёлкнул по остаткам йогурта пальцем. Она больше не ответила, уселась за лекции и стала неотрывно заучивать фрагменты формул наизусть. Теорию то мы все знали, но вот чтобы так. Я же выпил чай, отдохнул, посидев десять минут около окна, и принялся учить дальше. В руках у Ани, уже был учебник теории обтекания какого-то даже мне неизвестного автора. Я только усмехнулся.
   -Как дела, не разговариваем дальше? Ну, ну. Вот избавился. Чаю не хотите? А поболтать? Жаль... Чтобы тебе такое сделать... Если насиловать буду тоже молчать будешь? Хотя нет, это не вариант, ты сама хочешь. А вот если тебя дёрнуть за пятку, - она только презрительно посмотрев, подтянула ногу, - выпить не хотите? Вы не пьёте? Сколько уже три года? Скажи что-нибудь и я тебя поцелую. В щеку конечно, а ты куда подумала. Ну и чёрт с тобой.
   Я вволю натрещался над ней, очень уж смешно и серьёзно она со мной не разговаривала. Потом, продолжил учить, конечно, не так сосредоточенно и упорно как некоторые, но всё же гораздо интенсивнее, чем кампания за стеной. Часам к одиннадцати вечера, мне опять основательно надоело учить, попробовал по приставать к зануде опять, но не судьба, молчит как мёртвый партизан, вот дурочка. Она только молчаливо планомерно продолжала листать очередной неизвестный мне учебник, по странице в минуту, и куда она столько бумаги набрала? Взяла бы штук пять лекция как я, и достаточно.
   * * *
   -Конечно, я ожидала чего-то от него подобного, почти нереального, сама же специально завела разговор про альф. Но не 96 баллов же? Я планировала сдать на альфу, попытаться хотя бы, но 96.
   -Он идиот. Брось его, что ты время зря тратишь, Анют, поверь мне.
   -Он не идиот, я очень сильно перед ним виновата.
   -Да чем? Что у вас за секрет такой? Тем, что ты второй курс гуляла? Так он сам кретин, виноват. А за его, "ты с одним переспала ну и катись" я бы сама удавила, он баран, та которую он ищет, таких нет.
   -Нет, не важно, но я виновата, я знаю, он знает. Поверь мне это так.
   -Может он и так согласится, сдашь на 85, 88, кто от такой откажется?
   -Он откажется.
   -Очнись, Альфами становятся только... И с какой попытки, с пятой, или десятой? Даже не знаю, что нужно быть за существом. И то там удача нужна, а ты хочешь с первого раза, ты же просто дурочка, обычная студентка.
   -Смотря как во всё вникать.
   -Дурочка влюблённая. Это же надо так залететь, три года за кретином бегать.
   -Всё мне учить нужно.
   -Ну и ботань.
   Аня опять открыла учебник по теории вязкости средств, стала рассчитывать задачи на вязкость при разном равновесном составе различных газов. Не только атмосферы, но всех...
   * * *
   В основном тест показался мне не сложным, даже каким-то приятным. Я словно освобождался в нём от всех тех знаний, что я накопил за долгие годы обучения в школе. Только последние задания отличались феноменальной сложностью, но все эти данные вопросы и ответы я встречал и раньше, читая для себя познавательную литературу по авиации. Лишь несколько заданий не были решены мной вовсе, и несколько десятков выглядели какими-то неправильными.
   Очень тяжело было сидеть в компьютерных классах много часов на пролёт. Эти одинаковые парты, белые кабинеты, и ездящие всюду проверяющие роботы действовали на меня угнетающе. Но что мне нравилось, здесь даже и не пахло жульничеством. Вокруг меня сидели абсолютно чужие люди, многие из них очень плохо разбирались в своём предмете, у них на руках были дорогие часы, в карманах дорогих пиджаков не менее дорогие сотовые телефоны, и они ничего не могли написать. Хватались за голову, одного, пытавшегося по глупости использовать шпаргалку даже выкинули. Не представляю как она вообще тут могла пригодится, в такой то массе вопросов. Были и другие люди, те которые быстро и эффективно отвечали на всё, что им только попадалось.
   Наконец, последний вопрос сегодняшнего теста был решён. Я медленно встал из-за своего места, вышел, и не торопясь, отправился к выходу. Закончил я минут на тридцать раньше основной массы сдающих, и у меня была возможность, не торопясь и не толкаясь пройти к выходу. Выйдя на улицу, увидел с противоположной стороны дороги ресторанчик, в принципе их там было несколько, но тут есть не стоило, слишком дорого, тем более именно сегодня. Я прошёл к станции метро, миновал фотоэлемент платной линии входа, мой кошелёк пискнул подтверждение платной зоны пребывания. Я посмотрел на цену, три рубля в час, Московское метро, всё за деньги, буржуи. Зато работает хорошо, и никаких попрошаек с продающими семечки бабушками. Никто же кроме персонала не может в нём находится бесплатно, кошелёк автоматически снимает со счёта 3 рубля в час. А человек без кошелька спалится ещё на входном фотоэлементе, или турникете.
   Поезд пришлось ждать минимум минут пять. Зато я смог осмотреть станцию, все Московские станции метро как бы произведения искусства, мне новоиспечённому туристу как бы в диковинку. Жаль только все станции просто так уже не объедешь, стоимость пути от одной к другой составляет минимум три четыре рубля, в зависимости от расстояния. И никуда не денешься, оплата за проезд взимается также автоматически, по нахождению в вагоне между станциями. А электронный кошелёк в принципе не отключается, разве что сломать его, чтобы система не засекла и не прочла код, но потом чинить дорого, или можно рассчитать время, когда сядет батарейка аккумулятора, но и это не просто, она рассчитана недели на две. Никаких лишних то потребляющих электричество наворотов, на кошельке нет.
   Минут через двадцать я еле двигая ногами добрался до своей станции, где располагалась моя гостиница. Весь проезд обошёлся мне в 10,34 рубля. Три остановки, плюс 98 копеек за пребывание на территории метрополитена. Ну и цены в этом городе, в Рябинске проезд на три остановки метро стоит рубля четыре, не больше, а каково здесь куда-нибудь далеко ехать? Надо быть либо инвалидом войны, чтобы вместо тебя государство 90% начислений осуществляло, либо пенсионером, чтобы компенсировалось процентов 60. А иначе один дальний проезд из конца в конец, выльется рублей в сорок шестьдесят, не то, что раньше.
   Закусочную искать не пришлось, она оказалась прямо в холле гостиницы. Платить пришлось вперёд, я заказал себе спагетти с сосиской, перевёл на номер счёт организации 34 рубля, и кой как давясь, съел то сухое, постное, что называлось здесь ужином. К несчастью, никакие электронные системы учёта не проследят за качеством услуг и работы. Надо было идти куда-нибудь в частное заведение, может там, и дороже было бы, но денег у меня на эту поездку было предостаточно, мог бы и не экономить по привычке.
   После мини ужина у меня уже ни на что не оставалось сил, кроме как завалится спать. На следующий день, пришлось рано, рано вставать и идти до сдавать вторую половину тестов. Хорошо хоть министерство образования всего в два дня укладывалось, а то иначе бы вообще все от усталости на местах по умирали бы, это же надо, столько вопросов и заданий задать, ради одного единственного экзамена, пусть и самого важного в жизни.
   Наконец, жуткие тесты были решены. Я нажал на ввод последнего ответа. Мой компьютер подумал минут пять, и выдал результат проверки. Я совершенно обалдел, у меня было 87 с лишним баллов. Совершенно запредельный, неожиданный результат. Преподы тоже порадуются, считай по сто пятьдесят рублей каждому, да ещё по штуке всем кто учил меня на последнем курсе, в качестве награды за хорошую работу. К несчастью сил, сразу идти праздновать не было, первым делом отправился в свой номер отсыпаться. Кой как доплёлся до своей комнатки, которую делил ещё с тремя одногрупниками. Голова после двух суток напряжённой сдачи была просто чугунной. Плюхнулся в постель, и тут же накрепко уснул.
   Кто-то ожесточённо тряс меня за плечо "Вставай соня, всё счастье проспишь". Я еле-еле нехотя открыл один глаз, потом другой. Вставать абсолютно не хотелось, похоже, было ещё совсем рано, осмотрел комнату. Андрей с Данилкой и Никиткой столпились вокруг стоявшей напротив меня шлюхи.
   -Что тебе?
   -Я на альфу сдала.
   -И что? Девяносто шесть есть?
   -Нет, девяносто два, и пять сотых.
   -А я при чём?
   -Ну, как, - она помялась, - я теперь альфа. Можно же и простить небольшой недобор.
   -Поздравляю, - я посмотрел на часы, там было без пяти пять утра, - а ты по раньше ещё не могла явиться?
   -Извини, не утерпела. А ты мог бы и не сразу спать лечь, узнать как другие. И потом, у нас поезд в восемь, всё равно вставать пора. Так как, всё, мир?
   -Нет не мир, дай я встану, оденусь.
   -Так, ты меня простил?
   -Нет, не простил.
   -Да ладно тебе, Серёг, всё равно у тебя девки нету. Как не нормальный какой-то. А Анька...
   -Это моё дело, и потом нету, потому что не нашёл, найду будет. Не нормальность тут не при чём, и потом, я же гулял с Дашкой.
   -Ха, так она...
   -Вот потому мы с ней и расстались, у меня свои принципы есть.
   -У меня вот они тоже есть, но это не значит, что нужно гнать взашей каждую, которая с кем-то погуляла.
   -А если не гнать, они так и будут гулять.
   -Ну, Серёж, ну прости, ну что же ещё то я могу сделать? Я уже всё поняла.
   -А если гнать, то и детей не будет.
   -Да мне как-то, ты уже свой выбор сделала, за свои поступки нужно отвечать. А если не отвечать, то так все девки и будут всегда гулять с кем попало. Типа, погуляла, а потом вышла за правильного умного мужа ботаника, которому до этого, пять лет подряд рога наставляла и мимо проходила, нос воротила. Типа урод, а классный не урод, что-то не разбегается больно всех своих оприходованных содержать.
   -Вот дурак.
   -Ну прости.
   -Короче, потаскушка, иди вон отсюдова, достала. Мне плевать на деньги, на то что ты теперь у нас альфа и всё остальное, как человек ты мне в пару не годишься, сама знаешь почему. За всё надо платить, и выбор ты свой уже давно сделала. Тебе хотелось гулять с крутыми иди, и гуляй, можешь попросить чтобы твоих бывших с зоны отпустили, ты у нас теперь альфа, твоему муженьку и амнистию выпишут если скажешь.
   Она закусила руку и со слезами на глазах выбежала наружу, не забыв на последок очень громко хлопнуть дверью.
   -Вот идиот, лучше неё, ты теперь точно себе никого не найдёшь. Я вот не знаю, с кем она раньше гуляла, но сейчас то она точно тебе изменять не стала бы.
   -Лучше, не лучше, измеряется не только знаниями. А у нас теперь несколько иное время, чем раньше, по причинам многим, найду уж где-нибудь.
   -Я не знаю, где и с кем она гуляла, но и моя Юлька, тоже сам знаешь, много чего натворила в своё время, да я и сам погулял. И ничего, живём.
   -А я вот не гулял, и не нужно мне погулявшую. И вообще, у тебя своя мораль, у меня своя, не нравится? А я её, никому и не насаждаю.
   -Может ты в чём-то и прав, прощать шлюх не надо, но и так вот тоже не годится, а что если все шлюхи? Что нормальным парням всем вымереть? Пусть одни уроды плодятся? Если выпинывать всех дальше на улицу, пинать, всё так и останется. Ну, гноил бы ты её, припоминал бы каждый день обо всех её прегрешениях, но так то зачем? Другое дело, не допустимо создавать такую ситуацию, когда идеал это футболист и крутой накачанный бандит - предел женских мечтаний, а учёный крыса. Но раз уж сложилось так, нужно как-то всё менять, а не просто пинать всех шлюх направо и налево. Даже если они того заслуживают.
   * * *
   В последствии Анютка в моей жизни никогда больше не появлялась. Даже не писала, хотя если бы и писала, я бы не ответил, она знала, всегда так было. Только иногда, я видел её по телевидению, и слышал доходившие до меня слухи, о её достижениях в области аэродинамики орбитальных челноков. Она так и не вышла ни за кого, и детей у неё не было. Подходящую себе девушку, я так и не нашёл, сказался возраст, потерянные в охране юношеские годы, и мои же глупые принципы. Какая-то хотела бы, но не нравилась, другие соответствовали моим вкусам, но уже давно были замужем. Не всегда за теми мужьями, за кем им хотелось бы, что поделаешь, так жизнь сложилась. Но кто же виноват в бедах моего поколения, и виноват ли, конечно никто не виноват, я ведь мог, как все пойти в ночной клуб, и клеить там кого-то. Доказывать в ночном клубе девчонкам, что не тот крутой парень у кого джип или бмв, а... Конечно я сам виноват, что не ходил зажигать в ночные клубы, не бил направо и налево морды, не вёл себя так, как принято было вести крутым парням. Виноват, и в том, что мне не хотелось иметь никаких отношений с теми особями женского пола, которые развлекали этих классных парней. В то время как я учился и работал, чтобы обеспечить своё будущее, и будущее своей страны.
   После экзамена, меня отправили работать над проектом гражданского авиалайнера с обратной стреловидностью крыла, которая обеспечивала ему огромную, по сравнению с другими машинами грузоподъёмность. Эта машина, как и все технологии, разработанные нашими лучшими в мире учёными, многократно превосходила всё то, что имелось на западе. Сказывались особенности строя, интенсивное обучение целого поколения, всё нарастающий уровень подготовки кадров и их знаний. И то, что детям с пелёнок начинали вдалбливать, тот достигнет успехов в жизни, у кого лучше уровень образования.
   Со временем меня сделали главным инженером, работу я свою любил, строить самолёты всегда было моей мечтой. А теперь мне предоставили эту возможность на полную катушку.
  
   Глава 11: Новое время.
   Двигатель продули, потом была подана команда "включение". Чудовищная конструкция грозно заревела, и из неё вырвался длинный столб ярко белого светящегося пламени. Шли минуты, чудовище продолжало жутко реветь, наконец, спустя 550 секунд после включения подача топлива была прекращена, и монстр успокоился. Шестой пуск нового многоразового кобальтоникелевого двигателя на фторо пентаборане прошёл успешно.
   -Всё в порядке товарищ Швейников.
   -Меряй.
   -Температура в камере 6500 кельвин, стенки камеры 2200, струи на выходе 2950 кельвин. Удельный импульс 7400 метров в секунду, тяга 185 тонн.
   -Ну, как, стоит купить, не правда ли? Идеальный вариант для вашей марсианской программы.
   Судя по всему, испытания пентоборанового движка заставили Американского атташе призадуматься, таких ракетных двигателей ни у кого в мире не было. Лучший западный, экспериментальный образец на фторо водороде давал удельный импульс максимум 5100, при том был жутко опасным, токсичным, дорогим, и самое главное одноразовым, плавился после первого запуска.
   -Да, мы купим, я убедился, чудовищная машина.
   -Всего 60 миллионов долларов за единицу. Идеальный вариант для многоразовых челноков и дальнего космоса. Если оснастить ими марс 4, то они доставят к орбите красной планеты вчетверо больший груз, чем ваш фтор 3.
   -Я знаю, мы заключим контракт. Я во всём убедился. Спасибо вам большое Александр, что вы лично меня встретили и продемонстрировали работу.
   -Я рад работе с нашими американскими коллегами.
   -Скоро вы совсем поставите на колени наш космос и авиапром. Ваши машины творят чудеса. Откуда только вы берёте таких учёных?
   -Что поделаешь. Зато нам не прожить без Макдоналдса и ваших компьютеров. А происхождение наших учёных вам известно.
   -Хотя мне очень жаль, что данные реформы потерпели фиаско в моей стране.
   Атташе оставалось только печально вздохнуть, в Америке победили права человека. А американские школьники, никак не хотели учиться ради стипендий, имевших в десятки раз меньший размер, чем выделяемые родителями карманные деньги. И образование в США было целиком платным, и чисто государственного сектора экономики не было, чтобы концентрировать в требуемых научных областях такие средства. Все попытки провести реформы, окончились неудачей, их не хотели и сами избиратели.
   -Ну, я должен идти.
   -Удачи вам.
   С экспортным вариантом пора было завязывать, и так потерял на него пол дня. Зато заработал для своей страны контракт на поставку 36 двигателей в год, что примерно должно составить 1,3 миллиарда долларов прибыли, и отнюдь не нефтью. Кто сказал, что космос убыточен?
   Я пошёл в шестнадцатый ангар, к месту испытания двигателей на рекомбинации водорода. На пол пути, на сотовый позвонила Сашка:
   -Привет.
   -Привет милый. Как всё прошло? Ты почему не позвонил?
   -Только сейчас закончил.
   -Хорошо, не забудь только сегодня в семь. Смотри не задерживайся!
   -Что сегодня в семь? Никак не могу вспомнить.
   -Я тебя прямо сейчас убью.
   -Ах да точно, день рождения Коли. Как же я мог забыть.
   -Вообще-то, день рождения собственного сына не повод для шуток.
   -Ты целую неделю до двенадцати сидишь на работе.
   -Я не сижу, а езжу, не волнуйся, всё буду, удачи.
   Действительно, нужно было освободиться пораньше, а то с этим ГД-1, всё непомерно затягивалось. В ангаре всё уже было готово, первые испытания экспериментального образца назначались на сегодня, их как раз пришлось отложить на трое суток, из-за визита американца. Но деньги и благополучие нашей страны, в данном случае важнее испытаний. Я осмотрел секцию старта, все вроде расположились по своим местам. Сам занял место в соседнем бункере. Хотя двигатель был совсем маленький, пол метра длины вместе с соплом и сам размещался внутри небольшого стеклянного котла для испытаний.
   -Всё готово?
   -Да, первый двадцати секундный запуск. Отсчёт пошёл.
   -Три, два, один, ноль пуск.
   Я видел, как под тягой двигателя выгнулась стальная балка датчика тяги, через затемненное стекло купола двигателя, бункера и мои собственные тёмные очки пробился нестерпимо яркий белый свет. В ушах послышался грозный шум, но камера держалась, ничего не происходило, двигатель работал на своих рассчитанных нагрузках. Спустя двадцать секунд произошло выключение.
   -Меряй.
   -Температура в камере 70тыс кельвин, стенки камеры 3900, струи на выходе 56тыс кельвин. Удельный импульс 63-65 км в секунду, тяга 112 тонн.
   -Как там внутренности?
   -Сейчас, остынет, увидим, пять минут. Но в принципе, главное, что в этот раз всё же не разорвало.
   -Расход надо ещё сильнее уменьшить.
   -Да надо, уменьшим.
   -Так, что с внутренностями?
   -Коэффициент разрушения после одного пуска 63%, всё оплавилось, ни в какую не годится, ещё бы три секунды работы на расчётном режиме и всё, разорвало бы, сто пудов. А то и просто бы шланг какой порвался.
   -По барабану, главное, что можно доложить, испытания прошли успешно. Лет через пять эта штука полетит.
   Какое-то время я работал с остальными, анализировал данные, потом отправился в свой кабинет, писать докладную президенту. Можно бы, конечно и так просто позвонить, но всё должно быть официально, всё-таки событие.
   * * *
   Всегда плохо переношу посадку, вот и сейчас, когда самолёт коснулся земли, внутри от этого толчка всё словно сжалось. Хотя вроде бы борт номер один, и ничего не должно случиться. Только рука Маринки продолжала надёжно поддерживать мой боевой дух. Прошла минута торможения, и вот всё, самолёт медленно выруливает на своё место в аэропорту Нью-йорка. Маринка налила полный бокал фруктового сока, поднесла к моему уже пришедшему в норму лицу. Я кивнул и выпил.
   -Ну, вот и прилетели.
   -Да всё нормально, зато покажем американцам, что такое самолёт с обратной стреловидностью крыла.
   -Как будто за этим летели.
   -Ничего, мы их всех сделаем, пойдём.
   Я встал с кресла и бодрым шагом, быстро прошёл к выходу. Сам, не дождавшись персонала, отдал компьютерной системе команду на открытие люка. Хотя это было не сложно, дело с которым справится и ребёнок, три кнопки нажать. Самолёт выдвинул из себя раздвижную лестницу, сформировал ступеньки, перила, и открыл люк. Я вышел на свежий воздух, задержался на секунду на входе, посмотрел на чистое небо, вдохнул полной грудью, день был солнечным и чудесным. Начал спускаться. Тут же подъехали машины встречающих, несколько чёрных фордовских лимузинов последней модели. Затормозили около трапа. Мне на встречу вышел сенатор Рамсфилд, я пожал ему руку. Обратился ко мне на английском, я им великолепно владел, пожал мне руку.
   -Приветствую.
   -Здравствуйте.
   -Это и есть ваш новый лайнер?
   Он посмотрел на светло-серый вытянутый триплан самолёта. Машина действительно выглядела впечатляюще, обратная стреловидность очень коротких крыльев, довольно узкий, очень длинный корпус сверхзвукового самолёта, четыре огромных двигателя сзади.
   -Нет, конечно нет, это борт номер один. Он сверхзвуковой, потребляет много топлива, и не имеет ничего общего с лайнером. Лайнер, это очень тяжёлый дозвуковой самолёт, с малой обтекаемостью и огромной грузоподъёмностью.
   -Этот самолёт я смотрю тоже чудо техники, и обратная стреловидность крыла на сверхзвуке...
   -Это необходимо, для того чтобы повысить максимальную высоту полёта с обычных 18, до 25 километров. Ну и скорость на большей высоте...
   -Ну что ж, приветствую вас на нашей земле, пройдёмте.
   До начала всемирной экологической конференции оставалось всего час, этого как раз хватало, чтобы добраться до здания ООН. Путь не был долгим, и мы прибыли даже немного раньше. Мы с Маринкой прошли на отведённое нам место, сели, стали ждать, спустя пять минут ко мне подсел довольный донельзя Ритмов. Который всегда мечтал навести порядок на нашей грязной планете.
   -Смотрю, твои предварительные переговоры удались?
   -Да, все согласны, и всё понимают, Европа вообще готова поддержать самый жёсткий вариант.
   -Не забывай, не всё что они тебе наобещали, они будут готовы реализовать на самом деле. Вопрос ведь не только в том, чтобы договориться, но и в том, чтобы проследить.
   -Главное официально принять, а потом уж можно требовать соблюдения договорённостей.
   Я посмотрел на часы, до начала конференции оставалось ещё три минуты, вроде бы все в зале заканчивали рассаживаться. Глотнул ещё фруктового сока, встал, поднёс к губам микрофон, поглубже вздохнул, и на чистом английском:
   -Дамы и господа, объявляю всемирную экологическую конференцию открытой, попрошу всех хранить тишину. Сегодня мы должны будем с вами обсудить важнейшие проблемы мировой безопасности. Всем вам, давно уже известно, что экологический вопрос существует, но возможно не все вы понимаете, насколько же он на самом деле глубок. То есть, на самом деле это не просто проблема, это вопрос самого выживания человеческой расы как таковой, почему же всё так серьёзно, мало кто из вас задавался этим вопросом. Для того, чтобы это понять, нужно задать другой вопрос, что нужно, чтобы человечество существовало долгий срок? Необходимо, чтобы давление на окружающую природу, было соразмерно с её способностью к самовосстановлению. Это один из важнейших постулатов экологической теории, который абсолютно не соблюдается. То есть, природа должна перерабатывать столько загрязнений, сколько мы выбрасываем, иначе она гибнет. Если выбросы превышают способности природы к самоочищению, мы все с вами все идём к краю пропасти. И тут уже не важно, кто совершает эти выбросы, США, Канада, Европа, Австралия, Бангладеш, Пакистан, Ирак или Нигерия. В настоящий момент, человечество по самым оптимистичным прикидкам, превышает нормы выбросов и потребления в сотни раз. Цель проводимой мной конференции, разработать программу, и ввести в действие все её основные тезисы, так, чтобы в течение двадцати лет, наша раса смогла прийти к гармонии с окружающей средой, во избежание собственной гибели. Я понимаю, у многих из вас имеются серьёзные, экономические, демографические и иные проблемы, связанные со многими причинами. Но их надлежит решить, поставить экологические беды выше. Необходимо создать глобальную мировую организацию, пользующуюся полномочиями более высокими, чем правительства отдельных стран, способную призвать к порядку всех. Такую организацию, которая возьмёт под контроль деятельность во всех регионах планеты. Наша страна готова принять самое широкое участие в этом, финансировать деятельность этой структуры, поддерживать её во всём, бросить на это значительную часть нашего финансового, и самое главное научного потенциала. Организовать определённую помощь другим государствам не способным решить собственные экологические проблемы, конечно, только при условии, что эти государства сами пойдёт нам навстречу, возьмут на себя определённые обязательства. Говоря простым языком, мы готовы убрать мусор, если больше никто не будет мусорить. А теперь я предоставляю слово экспертам.
   Я замолчал сел на своё место, сделал ещё глоток. Маринка тихонько ко мне обратилась:
   -Язык не отсох?
   -Не, самое то. Зато быть может, хоть к моим словам прислушаются.
   -Поздравляю, овации.
   Мы просидели весь день, время от времени мне ещё приходилось брать слово, призывать зал к порядку. Обсуждали многое:
   "...Так, например, на Украине существуют целые районы, площадью во много квадратных километров заполненных горами шлаков и пустых пород. Во многих других странах имеются аналогичные, пусть и меньшие по площади районы. Добыча металлов таким способом, и темпами убийственна. С другой стороны, как можно иначе добывать металлы без руды? Значит необходимо ввести жесточайшие квоты добычи, и нормы очистки, обработки. ... В биосфере рассеяны миллиарды тонн многих других металлов, которые были добыты, но не присутствуют сейчас в строениях и механизмах, они находятся в виде порошков и отдельных атомов в почве, воде, самих живых организмах... Один космический корабль, взлетая, выбрасывает в атмосферу столько осадков, что переводя это на загрязнения автотранспортом... С другой стороны на земле сейчас такое количество легковых машин, что их использование влечёт за собой... К теме об энергетических ресурсах, но даже если сжечь всё, кроме угля и торфа, что припасено в недрах, на планете наступит не только энергетический кризис, это будет настоящий экологический ад... Кроме радиоактивного заражения и углекислого газа, существуют например химические отходы предприятий, которые в сточном виде, для биосферы в целом, и людей, могут быть гораздо опасней, чем глобальное потепление. Хотя бы потому, что при изменении климата, сохраняется чистой окружающая среда, и жизнь как таковая, в то время как от ядерных и токсичных загрязнений, гибнет даже большинство бактерий, что уж говорить о развитых формах жизни... Что касается времени, уже сейчас всё настолько запущено. Лет через тридцать сорок начнётся настоящий комар, и тогда уже будет поздно. То что мы наблюдаем сейчас, лишь первые отголоски огромного шторма... Мы задаёмся вопросом, что мы имеем сейчас, вы говорите, через тридцать лет ад не наступит, просто будет хуже. Может быть, но если через тридцать лет будет так, через сорок так. А что будет через сто лет, а через тысячу? Неужели, вы хотите сказать, что, то что мы уничтожим планету не через 30 лет, а лишь через 60, как утверждают ваши учёные, может являться поводом для безделья сегодня?... Последующее после нас поколение уже не сможет всё исправить, вы говорите о глобальном демографическом, политическом и экономическом кризисе, который необходимо преодолеть, до экологической программы, но последние пуговицы можно пришивать бесконечно. В определённый момент, наши потери, вызванные плохой экологией вырастут сто кратно, и вот тогда уже, вы точно не найдёте средств на то, чтобы не затягивая на себе поясок до самого позвоночника, восстановить окружающую среду... Я понимаю, США не хотят и не будут сокращать производство углекислого газа в двести раз, к 2015му году. Франция не может полностью выключить все атомные электростанции, государства не могут существовать без армий... Кто-нибудь считал сколько керосина сжигает обыкновенный танк на учениях, за один день? А два танка? А сто танков? А если считать вместе с БМП, вертолётами, и авиацией? А газы от выстрела, разве кому-нибудь пришло в голову их очищать, или проверять, например, тротил на экологическую безопасность? Да возьмём хотя бы обычный сигаретный дым, а сколько сейчас людей на земле курят, сколько сигарет в день?... Это должно быть шутка, квота в 800тыс легковых автомобилей в год? Мы не будем сокращать производство в четыре раза, это попросту уничтожит нашу экономику, ну возможно 5 миллионов нас бы устроили, можно постепенно переводить количество в качество, снижать количество на два процента в год, но не в шесть раз за 18 месяцев... Вы должны понять, сколько загрязняем, столько очищаем, сколько производим, столько утилизируем, иначе никак, это единственный путь, никак иначе нельзя. То, что человечество привыкло выбрасывать всё ненужное на улицу, за точку отсчёта принимать не возможно, это временной стереотип, как мы можем не отказаться от этого? У нас нет другого выбора... Но вы же должны понимать, мы просто не можем снизить выбросы **** в сто двадцать пять раз. Давайте ограничимся нормой в 24миллиона тонн, будем снижать по пять процентов в год, но 200тысяч, это не реально... Да, мы согласны, должны быть квоты выбросов на население... Мы не согласны, квоты выбросов должны быть на территорию, и только... Морскую границу по квотам нужно рассчитывать в двести миль потому что... Морскую границу по квотам нужно рассчитывать в двадцать миль потому что... Эрозию почв победить такими методами невозможно, каждое государство обязано иметь... Хотя с другой стороны, если считать всё это по экологическим сообществам и широте, получится что у одних будет гораздо больше обязательств, чем у... Если вы сведёте пошлины к нулю, мы можем заменить ваши АЭС на угольные электростанции, без инвестиций с вашей стороны, но естественно это будет уже наша собственность и... При последних войнах в Ираке, снаряды с сердечниками из обеднённого урана... Это не выполнимо... Как никто из вас не понимает, если мы этого не сделаем, наши потомки просто все умрут, а исправить свою экологические ошибки завтра, будет много сложнее чем сегодня, возможно даже и не получится вовсе..." .
   Трения продолжались долго, все искали свои интересы. Промышленно развитые страны стояли на более худших экологических требования. Демократические страны Евросоюза, давно уже столкнувшиеся с экологическими бедами, зубами держались за жёсткую экологическую политику. Страны третьего мира с крупным населением, также жали в пользу нереально низких квот. А вот девственно чистая южная Америка, с её трёхсот миллионным населением, категорически отказывалась от любых ограничений на свою промышленность. К единому мнению так и не пришли, хотя большинство считало, сделали очень много. Были установлены жёсткие потолки роста объёмов выбросов, разработана программа на 0,3-2ух процентное снижение объёмов выбросов всего впредь в год. Но по моему, главную проблему мы так и не решили, основную сточную трубу так никто и не тронул. Ритмов также бесился, по его мнению, даже страны Евросоюза его просто предали, хотя с политической точки зрения акция всё же удалась. Путь труден, просто необходимо и в дальнейшем жать в том же направлении.
   * * *
  http://absnobalance.ru/ -советую поиграть, стратегия очень сложная, с массой возможности, создана для думающих людей и настоящих ценителей космических стратегий.
   Мы подвалили к школе без пятнадцати девять, наши ещё только начинали подходить. Я тут же выделил глазами Серёгу, опять клеившегося к моей Настьке.
   -Вот ..., опять Серёгу клеит.
   -Да, не этот лось сам к ней лезет, сейчас я ему навешаю.
   Я внимательно осмотрел местность, Светлана Викторовна ещё не подошла, ну сейчас задам козлу. Быстро побежал к ним, придурок заметил меня слишком поздно и попытался было удрать, но я бегал гораздо быстрее, да он ещё был со своим кретинским портфелем. Догнал его, когда тот успел отбежать метров на пять. Схватил за портфель, тут же с разворота двинул в ухо, дёрнул за ручку, тот спотыкнулся и как мешок с дерьмом грохнулся.
   -Слышь ты ... я те говорил, не лезь? Ещё раз увижу, убью ваще.
   Пнул его в печёнки, но сопля уже валялась и ревела, только ещё выгнулась от пинка. Потом, плюнул на него сверху.
   -Тупой баран, думал не увижу.
   Походкой победителя направился к Настьке. Та стояла гордая, опять ломаться будет, потом видно что-то передумала.
   -На кой ты его так? Чё поговорить нельзя?
   -Будет знать своё место придурок, ему нельзя.
   -На себя посмотри.
   -Цыц курва. Я так решил, смотри у меня.
   Какое-то время постояли, потрепались, выслушали рассказ Коляна о том, как он с плеером учил математику. Я рассказал, какой у меня крутой братан, с которым мы купили вчера пол ящика пива, ему то уже двадцать, уже можно. Брат, кстати, не то что у некоторых, и про сигареты не расскажет, не чмо какое-нибудь. Конечно, рассказ про брата и пиво, пацанам понравился больше. Хотя сказать по правде, моей мамке как-то плевать пью я или нет, мне ж уже пятнадцать, ну по орет маленько и всё, тут же успокоится. Чё сделаешь? Так что, что касается моего мнения, особого геройства в этом не было. Отец ваще к этому нормально относится, пью я или курю, ваще моё дело. В итоге договорились с пацанами сегодня отметить тестирование на хате, пригласили пару тёлок. Настька поломалась, но куда ей деваться, тоже обещала пойти, больше то не с кем. Потом, подошла наша училка по матике, и мы отправились писать этот грёбанный тест.
   Рассадили нас по разным классам, я вообще попал в какой-то идиотский кабинет, где в основном были бэшки, или какие-то чуваки из другой школы, почти не спишешь, да ещё две училки сидели, смотрели во все глаза, чтобы не разговаривали. Потом, правда, одна начала читать какую-то лажу, а вторая толи заснула, толи ей просто надоело следить, хотя время от времени посматривала, совсем не разговоришься. Да и робот с видеокамерой туда сюда ездит, тупой такой, машинка, да блин, запросто может какой-нибудь дядька из Москвы аннулировать результаты твоего теста, и заставить переписывать. Хотя может и не заставит, смотря как напишешь, смотря что он увидит, и увидит ли. Сами компы были тупые, древние, короче на таких даже контра тормозит, и прогу не свернёшь, не поиграешь, отстой.
   Задачи попались какие-то идиотские донельзя, да ещё я и не учил особо. Домашку то не делал, и вообще, как-то и незачем даже, можно у Юрика скатать. В принципе по барабану. Мне уже порядком надоело здесь сидеть, я проставил чё знал, чё не знал поставил наугад, авось повезёт, один раз из восьми, нормалёк. Всё равно нам целый месяц втирали, главное набрать двадцать процентов, ну лучше двадцать пять, а в остальном, по барабану. Ответил на все вопросы, задолбался, хотя из всех вроде первый. Машина выплюнула 24 процента, обидно, тупая группа, хотя в принципе по барабану.
   Тест окончился, наш класс собрали в одном из кабинетов, училка зачитала приговор, то есть кто дебил, а кто не очень. Хотя в принципе, тест не первый, девятый класс всё же, ну и чё?
   -... Явичкин 46 баллов из ста, пятая категория, без стипендии и бонусов. Но особо выделились Сёвочкин Сергей, набравший восемьдесят три бала, вторая категория, что является абсолютным рекордом для нашей школы. Если он пожелает остаться учиться у нас, то будет получать стипендию в шестьсот рублей в месяц, но с такими баллами конечно можно отправиться и в лицей при университете. А второй выделившийся Кураков Дима, увы, набравший всего 24 процента, восьмая категория. К счастью в спец школу он не направится, хотя честно сказать, я за него боялась, но некоторые вещи для него будут недоступны минимум год.
   Она ещё что-то там полепетала, но мне в принципе было по барабану. На школьную дискотеку мне и так, ходить особо не хотелось, и потом, не так уж много мест, где всё это всерьёз проверяют. В принципе, в основном можно и так пройти, или попросить, чтобы кто ещё заплатил, а я вместо этого обеспечу выпивку, или ещё что.
   Но вечером на дискотеку мне всё же пришлось отправиться, у Коляна сорвалась хата, а так сидеть никому не хотелось, и потом, плата за вход, вообще смешная, пять рублей. Мы с Коляном и Дроном встретились около школы, как и договаривались, поймали идущую на диско Настьку.
   -Привет Настюх, как сдала?
   -На 53, так что гуляйте мальчики.
   -Ха, Дрон вон на 54 сдал, а умнее выглядеть не стал. Тоже мне курва.
   -Вообще, чтобы сдать на 24 надо быть тупым как Серёга, только с другого конца.
   -Сам ты из неправильного зада.
   -Да не, там на тридцатник сдать, палец о палец не ударить, больше уже надо хоть что-то открывать. Ну а после сорока вообще жопа.
   -Плевать, не в цифрах счастье.
   -А в чём счастье брат?
   -В пиве брат счастье.
   Мы поднялись к актовому залу, там уже стоял засранец, но к его счастью подойти мы не успели, он юркнул внутрь. На входе стоял какой-то незнакомый охранник. Все купили себе билеты, прошли внутрь. Я подождал пока отойдут преподаватели, подошёл к охраннику почти вплотную.
   -Слушай парень, пусти внутрь, всё равно всем по барабану. Я тебе вот дам, - и продемонстрировал бутылочку тинькофф.
   -Не, я смотрю, только по билетам, а ты восьмой, - он просмотрел рабочие опции своего кошелька, - тебя тут все наверняка знают. И преподы тож, не, я это уже проходил, не пойдёт. Иди на улице погуляй.
   -Да ладно те, всем по барабану.
   -Мальчик, иди погуляй, понятно тебе?
   -Да ты...
   -Что? Пасть заткни и топай отсюда.
   -Вот лох.
   И быстро отбежал от урода метров на двадцать. Парень в натуре олень, и сам без пива остался, и мне праздник испортил, поставили барана.
   Я уже пришёл домой, когда мне на сотовый позвонил Колян:
   -Слушай, тут Серёга с твоей Настькой танцуют, как они обнимаются.
   -Ну ... ему. Чё тупишь?
   -Не нафига, меня ещё выгонят отсюда за драку, вечер портить, твоя шлюха, ты и ... ему.
   -А ... ты за друг тогда?
   -А где спасибо? Я хоть сообщил. Сам ты ... - и повесил трубку.
   Я взбесился, в пять минут добежал до школы. Подлетел к актовому залу, хорошо хоть охранник остыл и не навешал мне?
   -Ты чё очумел придурок, куда ломишься? А ну назад олень. - Он пнул меня под зад, я полез было драться, но получив в глаз отошёл.
   -Да мне надо, там девушка.
   -Чё девушка? Изменяет да? Да такому оленю как ты и надо, - я хотел было ещё ему двинуть качнулся вперёд, но второй глаз было жалко, всё же в свои пятнадцать, я с двадцатилетним уродом справиться не мог.
   Пришлось ждать, около входа, охранник стоял напротив, ему моё присутствие явно не нравилось, и он меня отогнал. Пришлось стоять ждать дальше за углом. Стоять было скучно и нудно, дискотека была в самом разгаре, и до конца оставалось ещё много времени, обычно школьные дискотеки идут не меньше трёх часов. Наконец всё закончилось, все стали расходиться, я ждал своего.
   Тут из-за угла появилась Настька с Сергеем, они шли под руку. Я бросился вперёд, червяк даже начать убегать не успел.
   -Ах ты сопляк, ты шлюха с ним.
   -Пошёл на, это моё дело. Не с тобой же бараном.
   Двинул ему в морду, потом ещё раз, он как обычно грохнулся. Я пнул ему ещё и поддых ... чтобы не повадно было. Тут, неожиданно, на меня кто-то налетел сбоку, двинул мне в ухо, да так, что искры из глаз посыпались, потом ещё и ещё. Это был тот сраный охранник, вот урод. Потом, загнул мне руки за спину, и куда-то повёл. Одел наручники, и куда-то позвонил.
   Я некоторое время стоял, чего-то ждал, прикованный к батарее, потом приехала милиция. Охранник, что-то им сказал, и эти уроды, посмотрев у себя мои данные, забрали меня с собой. Мы доехали на милицейском уазике до участка, там меня провели к какому-то мужику.
   -Здравствуй Кураков Дима. Что ж ты творишь, нападаешь, бьёшь всех подряд.
   -Да он сам урод, пустите меня, я ему.
   -Ты, почему напал?
   -Он с моей девчонкой...
   -Но она, та Анастасия сказала тем милиционерам, что она не твоя вовсе.
   -Да я ей ... такое устрою.
   -Ты побил некоего Сергея, ты вообще понимаешь, что это противозаконно?
   -И что? Я ж ему ничего не сломал, он с моей ... гулял.
   -Ну во-первых, не с твоей, а со свободной девушкой, которая сама может выбирать, кого захочет, понял мудак? Во-вторых, она не ... а девушка, не то что ты. В-третьих, драка это преступление, ты вообще это понимаешь? Не могут люди, просто так нападать и избивать других.
   -Все дерутся, и что? Никого же не сажают, и вообще мне даже шестнадцати нет. Ну хулиганство может быть, виноват, знаю, не надо было его там ... .
   -Не всё так просто. Тот мальчик, и та девчонка на тебя заяву накатали, девчонка за оскорблении, а парень, за то что ты его избил.
   -Выйду, убью обоих.
   -Ты поменьше пёрышками махай. Птенчик.
   -Я вообще то, ещё не совершеннолетний, законы знаю, где мои родители, хочу чтобы отпустили. И вообще, я ничего не сделал, ничего не сломал.
   -Ты поднял на него руку, это главное.
   -Ну, так причина была, девчонка изменила. Ничего не будет, и ни один суд меня за эту ерунду не посадит.
   -Суда и не будет. Ты восьмая категория, не человек даже. Не девятая конечно, их вообще от общества сразу изолируют, но восьмая. Заруби это на носу. На тебя подала жалобу за фиксированное оскорбление четвёртая категория, по разделу, женщина на мужчину. Это для тебя, год тюремного заключения. С поправкой на возраст, год изоляции в отделении для трудно воспитываемых детей. Всё же ты всего лишь ребёнок, а значит, тебя действительно за это не накажут.
   -Из-за такой херни?
   -Да, за слова.
   -Всех так, чё за чушь?
   -Нет, только избранных, только восьмую ущербную категорию. И безо всякого суда. Это стандартный закон. Никаких доказательств не надо, пятая категория тебя посадить не смогла бы, а четвёртая может, только за то, что ты её чем-то не устроил.
   -Всегда так будет?
   -Нет, но я ещё не закончил.
   -А что?
   -Ты поднял руку на вторую категорию, для взрослых это уже подсудное дело. За это, вторая категория имеет право, посадить тебя в тюрьму на двадцать пять лет. Конечно по постановлению суда, на разный срок, и если вина будет доказана. В любом случае, он мог бы безо всякой драки потребовать твоей изоляции минимум на три года. Знаешь, что такое город для бывших заключённых?
   -Знаю.
   Конечно, я знал. Печально известное место, всякий, кто отсидел слишком долгий срок, или несколько раз чем-то провинился, попадал после тюрьмы туда. Это был нормальный город, жить в него мог приехать любой человек, коммерсанты могли вести на этой территории любую деятельность, если бы захотели. Но те, кто был осуждён, покинуть эту зону не могли. Им не было места среди нормальных людей. Они могли жить по человечески, но только в этом городе, к ним могли приехать их близкие, они могли иметь квартиру, машину семью, если заработают, но не имели права покинуть город бывших заключенных, никогда. Точнее могли, но это было очень сложно, большинство этого права не добивались, для него требовалось получить научную степень, доказать, что ты стал нормальным человеком, это было сложно. Конституция гласила чётко, любой человек, в любое время может повысить свой статус. Скопи 40тыс рублей на экзамен, выучись, сдай тест, но уже минимум на 50 процентов, и если ты был просто девятой категорией, но за тобой не числится уголовных дел, уезжай и живи свободно полной жизнью, где хочешь, пользуйся равными со всеми человеческими правами. Некоторые так и поступали, но не все, всё зависело от самого человека, его стремлений, те кто просто ленился, ломали себя, те же, кто никогда ничем кроме грабежей заниматься не хотел, так и оставались в среди бандитов.
   Город не был местом заключения, он был местом, где власти держали сомнительных на их взгляд людей. Таких как я, не обучаемую девятую и восьмую категорию. Только, восьмая категория имела право жить с ограниченными правами везде, если на неё не было жалоб от людей выше пятой, а девятая только в таких городах, хотя эти города, тюрьмами не были. Обычно они жили нормальной жизнью, с той лишь разницей, что в них, ни одна, даже не слишком красивая женщина, не осмелится пройти одной по улице ночью. Конечно, в таких местах жили в основном уголовники, жили по своим воровским законам, и никто к ним приезжать не стремился, поэтому жить там было похуже, чем в остальных районах страны, но это был их выбор.
   -Это что, меня этот червяк посадит?
   -Нет, он ещё слишком маленький, и ты маленький. За тобой ещё восьмая категория не закреплена. За ним не закреплена вторая, у вас детские категории. Вы как бы играете, учитесь, привыкаете, репетируете взрослую жизнь. Вот если бы тебе, скажем, было двадцать лет. То тогда бы ты сейчас схлопотал двадцати пяти летний срок. А так, тебя накажут по максимально строгой мере наказания, и только. Три года детского интерната, без права помилования. Учись в нём, дерись, делай что хочешь.
   -И никак?
   -Если у тебя будет хорошее поведение, если ты хорошо выучишься. У тебя будут такие же шансы вернуться к нормальной жизни, и поступить в университет, как и у всех.
   -Но всем до университета осталось учиться два года.
   -Верно подметил. Ты в университет будешь поступать через два года, как и все. И если не поступишь, останешься в интернате ещё на год. А потом вернёшься, и получишь ту минимальную гражданскую категорию, которую заслужил в одиннадцатом классе. Если же поступишь в университет, тогда, тебе придётся сидеть в той дыре лишь два года.
   -Но почему так строго?
   -Философский вопрос. Должно быть, такая система предотвращает возможность складывания криминальных сообществ в обществе. Из таких вот крутых уродов как ты. Правительство просто сразу же ликвидирует вас из социума. Удаляет, пока вы молоды, не организованны, и не способны кусаться. Устраивайте свои мафиозные кланы, но не среди нормальных людей, а в городе бандитов.
   -Ха, а если бы я был умным уродом?
   -Ты нашёл бы себе работу. Ты смог бы работать. Не факт, что ты был бы идеальным, правильным, но факт, что без образования, и каких бы то ни было стремлений в жизни, а ещё учитывая твоё поведение раньше, факт, что ты скорее всего станешь бандитом, и тебе среди людей места нет. Тебя конечно ещё попытаются перевоспитать, сделать так, чтобы ты понял, что вести себя так не стоит, но я думаю... А не важно, у тебя ведь высшая мера, по не совершеннолетним...
   Меня проводили в камеру предварительного заключения, где в это время сидели какие-то бомжи. А на следующий день отправили в ужасный интернат, где никто ничего не делал, было не принято учиться, и все постоянно били друг другу морды, часто издевались друг над другом, паханы захватывали власть и лидерство над пацанами. А ещё там постоянно было холодно и грязно, вообще не было личных вещей, не давали соков и фруктов, кормили плохо, часто били, и мы сами тут же отнимали всё друг у друга, если кому-то, что-то присылали родители. А ещё совсем не было девчонок, и каких бы то ни было развлечений, только по телевизору крутили тупые боевики про мафию и какие-то разборки. Зато в столовой вместо чая выдавали пиво, и даже водку. Хотя, не пьющие, могли обойтись обычной водой. И единственным способом вырваться из этого ада, было поступить в университет, что при таких условиях подготовки было делом не простым, ну для меня ещё, можно было не нахватать новых судимостей. Сдать тест на 50 процентов. И то и другое, так же было сделать очень сложно, просто из-за того, что учиться мне постоянно не давали, а судимости припаивали за сущие мелочи, сломанный нос, руку, секс с мальчиком и всё остальное. Никто даже толком не знал, за что именно, просто у нас были телекамеры, и вероятно кто-то время от времени просматривал их записи, решая по мало понимаемым нами принципам, кого из нас можно помиловать, а кого нет. Хотя на самом пребывании в интернате, мелкие проступки вроде бы и не сказывались. Никто никого не наказывал за сломанные носы и драки, просто нам говорили, драться нельзя, защищать себя можно, но в меру, остальное нет, и только. Кого-то, иногда, очень редко, отпускали.
  
   Эпилог.
   Верно построенная система образования, совместно с системой глубокого стимулирования обучения, позволила воспитать более сильное, умное спокойное и трудолюбивое поколение. В котором большинство, с детства старательно училось, чего нельзя было сказать о западных странах, в которых основным стремлениями молодёжи были развлечения. Верная, хоть и жутко нудная политика СМИ, в течение нескольких лет мучавшая население страны культурными передачами, прошедшими жёсткую цензуру на предмет морали, также дала ряд свои результаты. Хотя, сама программа повышения морали в обществе была комплексной, на неё повлияла и сеть бесплатных спортивных секций для подрастающего поколения, и культ учёбы, со школьными стипендиями, и закрытие части ночных клубов, запрет проституции, и даже ввод безналичного расчёта, поставивший крест на солидной части теневой экономики.
   Некоторые страны запада, также пытались совершить подобные реформы, но увы они не имели такого успеха, во всяком случае не везде, в связи с недостаточно жёсткой борьбой с коррупцией во время внедрения безналичного расчёта, коррупции в самих высших эшелонах власти, не заинтересованных в реформах. Всё же, подобные реформы, должны быть не популистскими для вида, а фактическими, совершёнными сверху, кругом людей, заинтересованных в могуществе собственной страны.
   С экономической стороной вопроса также серьёзных проблем не возникло. Этому способствовали, во-первых, крупные суммы, полученные от продажи нефти. Во-вторых, общее оздоровление общества и финансовой системы, связанное с введением в действие основных поправок президентской программы, которые боролись с разложением в обществе, и возвратили уважение к нормальным, умным, работающим парням, развенчав культ крутизны, долгое время культивируемый самой уличной средой, и популярным телевидением. То есть, здорово, умное поколение, лишённое бандитов, и всех административных тормозов, способно было само обеспечить технологический и экономический прогресс страны в рыночной гонке, и безо всякой помощи со стороны государства. Хотя лишней, такая помощь никогда не была.
   Государственный сектор, также был сохранён, всё же, не всегда частный капитал исследует, и занимается тем, что действительно нужно человечеству, он же стремится к выгоде, а не технологическому прогрессу и порядку в экологии. Кроме того, гос. сектор является великолепным местом аккумулирования сверх высоких технологий, требующих огромной концентрации средств, как космос и авиационная промышленность. А во-вторых, это великолепное место, для обеспечения работой и достойной зарплатой, великих учёных, не всегда обладающих предпринимательской жилкой. Одновременно, гос. сектор является и надёжным пряником для потенциальных альф и Бэт, будущих гениев.
   Различное распределение квот голосов при голосовании, обеспечило более объективный выбор руководства государства и достойную смену власти. Потому что теперь, избиратели стали много более иммунными к воздействию СМИ, и популярных способов ведения агитации.
   Само сформировавшееся расслоение общества, также не нанесло серьёзного ущерба свободе, и не привело к закабалению общества. Во-первых, большие права одних, не означали какую-то зависимость других, не слишком уж тупых. А во-вторых, каждый при этой системе, как и при демократии, мог достигнуть всего что хотел. Глупость и низкая правовая категория угнетали, но не были пожизненными. Любой человек, всегда мог приложить усилия, и занять достойное место в обществе. Выучить, любой, какой-то определённый предмет, будь то экономика, авиастроение, биология или философия, и получить по нему определённую степень. Конечно, не совсем любой, спрос то, на разные специальности разный, а значит и сложность сдачи варьируется, но каждый мог. В любое время.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"