Быковский Валентин Иванович: другие произведения.

Спасители

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:


   Пытливость ума не говорит о его наличии.
  
   Солнечный лучик коснулся века, но Санька уже давно не спал. Сладко потянувшись, перевернулся на живот, утопив лицо в духмяном сене. Аромат даже прошлогоднего укоса пьянил и кружил голову. Скрипнувшая дверь заставила выглянуть в щель сеновала. Быстрой синичкой от дома к сараю в своем сине-желтом сарафанчике прошмыгнула Аленка.
   Санька тепло улыбнулся. Сегодня они расстались далеко за полночь, вот теперь и утро оккупирует эта озорная девчонка.
   Зарывшись в сено у самого лаза, решил подкараулить проказницу. Прошло не меньше минуты, а Аленка все не появлялась. Не вытерпев, выглянул в люк, и сразу был ошарашен веснушками, блеском огромных васильковых глаз, смехом, визгом и ведром холодной воды.
   - Ага, попался братик! Ура! Попался, попался! - Радости сестры не было предела. Аленка скакала по сараю и хлопала в ладоши - ну как же, обманула не просто старшего брата, а еще аспиранта столичного университета.
   -Ладно. Поймала. Давай полотенце-то.
   Пока вытирался, сестренка успокоилась.
   -Пойдем в дом, Санечка, мамка завтракать зовет.
   -Завтракать? Завтракать это хорошо, это здорово. А папаня дома, или опять умчался?
   -Какой- дома? Ты же его знаешь. Чуть свет уже на страоре, по фермам и полям поехал. Ну, пойдем. Мамка заругается.
   -Пойдем, пойдем.
   На дворе Александр повернул лицо навстречу солнцу, зажмурился и снова с удовольствием, до хруста, потянулся. Аленка с восхищением и гордостью глядела на брата. Метр восемьдесят три, сложение почти как у Апполона, копна густых русых волос, голубые с искорками глаза. Гренадер, одним словом, как называл его папка. А если этот красавец еще твой брат, то можно от гордости лопнуть.
   Есть не очень хотелось, вечером Аленка закормила бутербродами и баранками с молоком, но чтобы не обидеть мать, Санька проглотил пару оладий, запил квасом и отправился на речку. Сегодня последний день его пребывания в Тальменке, и хотелось перед отъездом еще раз окунуться в прохладу вод Чумыша.
   Конечно, Аленка увязалась с ним. На протяжении всего отпуска сестра практически не оставляла Саню одного. Слушала, задавала вопросы и снова слушала, ее интересовало буквально все о жизни в столице. Отец планировал, чтобы "младшенькая" закончила Крестьянскую Академию и была бы его помощницей и преемницей. Но директор гимназии лично приезжал к нему и убедил отдать Аленку в столичный Институт Естественных Наук (ИЕН). Оказалось, что у девчонки большие способности в области физики и техники. В этом сентябре Александр должен встретить сестру в Екатеринбурге и, конечно, присматривать за ней, что сулило непредвиденные затруднения.
   Санька с разбега прыгнул в воду и, изо всех сил работая руками, быстро поплыл к противоположному берегу. Выскочив на сухой песок, торжествующе оглянулся - впервые за весь отпуск обогнал Аленку, но, увидев, что сестра сидит на другой стороне реки, обхватив ноги руками, разочарованно вздохнул и шагнул назад в воду.
   - Я думал, что мы как всегда посоревнуемся, - упрекнул Александр, разлегшись на спине и блаженно подставив лицо утреннему солнцу. - Размечтался, думал - победил. А ты вот здесь осталась. Что случилось-то?
   Аленка как будто не слышала, упершись подбородком в коленки, витала вместе со своими мыслями далеко-далеко. Санька приподнялся на локтях:
   -Эй, сестренка. Ты где?
   -Вот ты уже взрослый, братик. - Спросила как ни в чем ни бывало. - Скажи, почему так странно устроена жизнь? Люди рождаются, растут, учатся и стремятся улететь из родного дома, словно птицы из гнезда. Но птицы всегда возвращаются, чтобы воспитать новое потомство, а вот люди не такие, люди могут и забыть о родном доме. Ты хотя бы каждый год в отпуск приезжаешь. А где старшие? Где, я спрашиваю, Денис с Алексеем? Через пересыльника спросят как дела, денег пришлют, как будто нам не хватает. Но я-то знаю, как мамка и папка их увидеть хотят, на внуков посмотреть, ведь за шесть лет один раз только и приезжали. Или вот Николай? Я понимаю, что он погиб как герой, но старикам от этого не легче, и иногда мне хочется все им рассказать.
   - Да ты что, Ален? - Александр присел рядом, приобняв сестру за плечи. - Что на тебя накатило? Говоришь, я - взрослый, а сама как умудренный жизнью философ рассуждаешь.
   Начало разговора озадачило и даже немного расстроило Саню. Дело в том, что старший брат погиб шесть лет назад вместе со всей Третьей Антарктической Экспедицией. Это сейчас сканирование льда производят до самого скального основания, а тогда лагерь, простоявший несколько лет, за считанные мгновения провалился в трещину. Никто из семидесяти шести человек не выжил. Оставшиеся братья приняли решение ничего не сообщать родителям, да и Аленке рассказали совсем недавно.
   - Не знаю чего это я. Может, из-за того, что учиться уезжаю. Родителей жалко: одни остаются. - И без всякого перехода, - Сань, а у тебя бывало такое, что если бы была возможность, то ты прожил жизнь по-другому? Ну, вернулся бы назад и совсем иначе все сделал? А?
   - Дааа, вопросик. Все иначе, конечно, нет, но за некоторые прошлые поступки мне бывает стыдно. Например, когда тебя дразнил.
   - Опять шутишь. Я серьезно.
   - Серьезно? Не буду лукавить, кое-что я бы изменил, но ведь все равно это невозможно. Так что остается только сожалеть и не совершать одних и тех же ошибок.
   - Я тебе сейчас расскажу свою мечту и открою тайну. Только обещай, что не будешь смеяться. Обещаешь?
   - Обещаю, обещаю.
   - Нет, ты поклянись.- В голосе девушки было столько твердости и в то же время мольбы, что Саня немного смутился.
   - Клянусь! - торжественно произнес Александр и приложил руку к груди.
   - Я тебе верю. Спасибо, братик.- Аленка со слезами на глазах повернулась к нему и поцеловала в щеку. - До нынешнего лета мне казалось, что все в моей судьбе расписано на многие года вперед. Что выучусь на агромеха, заменю папку, выйду замуж, и так далее. К нам в гимназию из Екатеринбурга приехал новый учитель физики. Раньше он преподавал в каком-то столичном вузе.
   - Как его зовут? - Перебил Александр.
   - Мирон Ефимович Черепанов.
   - О, да я его знаю! Мы даже были представлены друг другу. Слышал, что у него проблемы со здоровьем.
   - Да, врачи посоветовали ему сменить климат. В общем, увлеклась я серьезно физикой. Разработала новую теорию, Мирон Ефимович назвал ее теорией относительности. Эти исследования позволили мне сформулировать и развить теорию времени. Из-за моих успехов директор к папе и приезжал. Ты же знаешь, что физику у нас несправедливо относят к второстепенным наукам, буду исправлять это положение. И вот теперь мне предстоит покинуть дом, и наверняка сюда больше не вернусь. Нет, конечно, приезжать буду в отпуск, но мне кажется, что это не совсем честно. А?
   - Да ладно, успокойся и не бери в голову. Многие и многие поступают так, и ничего. Жизнь это такая забавная и грустная штука, что не знаешь хорошо или плохо все то, что в ней происходит. А за родителей не беспокойся, в нашем государстве, сама знаешь, никому не дадут пропасть, да и мы всегда поможем. И кстати, со мной в общежитии живет Петя Северков, аспирант из ИЕН. Вот уж одержим физикой - ты мне его сейчас напомнила. Так и быть, познакомлю.
   - Спасибо. Забавная и грустная штука? Интересно подмечено. А мечта и тайна у меня такая. Мне кажется, что я теоретически решила возможность путешествия во времени. Что ты улыбаешься? Не веришь?
   - Ален, я постоянно путешествую во времени: это моя работа. Так что верю, верю.
   - Санька, ты путешествуешь только в прошлое, да и то виртуально, по старым документам и книгам. А я разработала теорию физического переноса во времени не только в прошлое, но и в будущее, туда, вернее, КОГДА еще никто не был. Вот. Поэтому я решила поехать учиться в Екатеринбург и попробовать воплотить свою теорию в жизнь. - Глаза Аленки горели фанатичным огнем, упрямый подбородок и плотно сжатые губы не вызывали сомнений в твердости намерений.
   - Хорошо, хорошо. Конечно, воплотишь. Конечно, все исполнится. - Александр даже немного испугался. - Ну а мечта-то какая? - Решил чуть изменить направление мыслей.
   - Мечта? Ах да. Используя мое изобретение, я надеюсь улучшить наш мир. Ведь воздействуя на ключевые точки в развитии человечества, можно менять историю.
   - Ух ты!. Дааа. - Саня присвистнул. - А ты понимаешь, что это не такое простое дело, да и очень ответственное?
   - Все я понимаю. Поэтому и не собираюсь торопиться. Можно попробовать с незначительных изменений, проанализировать.... Ой, размечталась, как будто уже умею перемещаться. Хотя уверена в успехе, но торопиться не будем. И у меня, братик, есть к тебе маленькая просьба. Ты можешь определить пару таких ключевых точек? Как историк?
   - Ален, хватит. Шутки, шутками, но.... Я уважаю твои устремления, верю в твои способности, но даже если то, о чем ты говоришь - правда, вмешательство в историю может привести к катастрофе.
   - Говорю же: не будем спешить. Все сто раз проверим-перепроверим. Пойдем домой, а то тебе пора ехать.
  
  
  
   Прошел год. Александр закончил аспирантуру и остался преподавать в университете. Петр и Аленка, как говорят, нашли друг друга. После того, как Саня их познакомил, кажется, что эти два фанатика никогда не расставались. Огромный меланхоличный Петр с шевелюрой цвета крыла ворона и маленькая непоседливая Аленка, похожая своей прической на желтый одуванчик, представляли самую колоритную пару студенческого городка. Правда, последнее время они почти все время проводили в лаборатории. Александру даже иногда приходилось носить туда продукты, потому что ребята, увлеченные своими экспериментами, порой забывали поесть.
   Лето прошло в каких-то малозначительных хлопотах. В августе Санька и Аленка собрались в Тальменку к родителям, с ними напросился Петр, чему Александр был очень рад.
   Первую неделю ребята во всю предавались отдыху, но потом "физики" стали под разными предлогами оставлять Саню одного, что его не особенно расстроило. А тут еще приехали Денис и Алексей со своими семействами, и за радостной суматохой никто не замечал отсутствия Алены с Петром. Потом пришла телеграмма от Николая, он предупреждал о своем приезде в двадцатых числах августа. Таким образом, впервые за шесть лет семья собиралась в полном составе, и ожидание этого события поддерживало всеобщую эйфорию.
   Как-то ближе к вечеру Саня отдыхал в саду, покачиваясь в гамаке. Солнышко еще ощутимо припекало, и незаметно дрема накрыла его своим невесомым покрывалом. Странное состояние: вроде спишь, и в тоже время ощущаешь все, что происходит вокруг, поэтому, когда Аленка подкралась к нему, Александр уже был готов к любым неожиданностям. Схватив сестру, привлек ее к себе, гамак перевернулся, и оба с хохотом упали на траву.
   - Эй, вы, поосторожнее. Шею сломаете, - Петр, улыбаясь в черные, как смоль усы, подошел к ним. - Потом придется головы под мышкой носить.
   -А чью шею тебе больше жалко-мою или его? - Задала провокационный вопрос Аленка, указывая на брата.
   Петя будто наткнулся на невидимую стену, мгновенно покраснел и стал похож на томат, побитый фитофторой.
   "Эко парня проняло. И чего он в ней нашел? Егоза рыжая".
   - Да ладно, Петечка, я знаю, что моя, - продолжала ехидничать Аленка. - Но и его тоже нам понадобится сегодня. Давай, говори. - И подмигнула с хитрым видом.
   - Говорить? Ага. Сейчас. - Петру понадобилось некоторое время, чтобы прийти в себя. - Саш, мы хотели обратиться к тебе с одной деликатной просьбой. Видишь ли, ты как человек образованный, стремящийся к познанию нового, неизведанного, - краем глаза Саня видел, что сестра от нетерпения вот-вот взорвется, - не откажешь помочь нам в одном щекотливом деле, и ...
   - Что, жениться надумали, перед родителями похлопотать? - Перебил Александр.
   - Еще чего! - взвилась Аленка, покраснев не меньше Петра. - Вот ведь придет же в голову. А еще аспирантуру закончил. Как маленький, право.
   - Тогда говорите что надо. А то тянут кота за хвост.
   - Дай я. - Алена выступила вперед. - Братик, помнишь, я просила тебя подобрать ключевые точки истории? Помнишь? - Удовлетворившись Саниным кивком, продолжила. - Вот и настало время отчитаться о проделанной работе.
   - О какой работе? - Не понял Александр.
   - Ты что ли глупый? - Год учебы в институте никак не отразился на манерах Алены. - Точки, точки давай.
   - Отстань, а. - Саня покрутил пальцем у виска. - Со своей идеей фикс скоро совсем чокнетесь.
   - Саша! - Аленка в упор смотрела на него. - Саша! Нам нужны ключевые точки. Действительно нужны. У нас все получилось.
   - Что получилось? - Верить не хотелось, но холодок предчувствия пробежал по спине. - Как это может получиться? Это вообще не может получиться. Хватит меня разыгрывать. Идите вон лучше... искупайтесь, что ли. Охолоните немного.
   - Сань. Ты это. Ну, действительно. Ну, в общем. - Никак не мог родить Петр.
   - Докажите! - Решил быстрее закончить затянувшуюся шутку Александр.
   Аленка протянула руку, и Петя вложил в нее коробочку с пересыльником.
   "Или вот Николай? Я понимаю, что он погиб как герой, но старикам от этого не легче, и иногда мне хочется все им рассказать".
   - Голос узнаешь? У тебя слух музыкальный, видно, что узнал. Эта запись сделана год назад. Я решила, что в случае успеха первое, что сделаю, это спасу Николая. Ты, наверное, помнишь из газет, как шесть лет назад спасли лагерь Третьей Антарктической Экспедиции? В той реальности, где сделана запись, они все погибли.
   - Да, я помню разговор. Мы на Чумыше с тобой были, но о Коле не упоминали даже. Значит, ты..., вы, сделали... как это?
   - Ага! Наконец поверил! Да, братик, на основе моей теории мы с Петечкой сделали аппарат, позволяющий путешествовать во времени. И первым делом отправились на шесть лет назад. Просто предупредили соответствующие органы о предстоящей подвижке ледника, и все. Все! Нужно было совсем немного, чтобы спасти семьдесят шесть жизней.
   - А вы подумали о последствиях? - Не совсем уверенно спросил Александр.
   - Мы рискнули. И риск оправдал себя. Три дня я проверяла, нет ли каких глобальных, серьезных изменений в истории. Так вот - их нет! Понимаешь, Саня, нет! Зато Коля жив, и жена его. А еще у нас есть уже кое-какая статистика. И при помощи этого материала можно предсказывать изменения, происходящие после вмешательства. Данные будут накапливаться, и со временем воздействие на историю станет таким же обычным делом как построить дом.
   - Это же очень сложно!? - непроизвольно вырвалось у Александра.
   - Было сложно, - Аленка снисходительно посмотрела на Саньку, - до тех пор, пока я не придумала все это. Ну что, есть у тебя на примете ключевые точки?
   - Специально я не занимался, думал, что это ты шутила тогда. Хотя.... Дайте мне пару дней, есть у меня одна задумка.
   - Хорошо, два дня у тебя есть.
  
  
   Только через неделю "заговорщики" смогли собраться снова.
   - Ален, - сразу начал Александр. - Как точно ты можешь настроить свой прибор или, не знаю, что там у тебя? Меня интересует время, куда мы можем переместиться.
   - Не куда, а где, - веско поправила Аленка. - Все зависит от удаленности во времени, но погрешность небольшая. Плюс, минус несколько часов.
   - Ага, так. А как с местом перемещения?
   - С этим пока сложнее. Мы окажемся там же, откуда отправлялись. А так бы это было еще одно изобретение - мгновенное перемещение в пространстве. Но я над этим работаю...
   - Ладно, ладно, - нетерпеливо перебил сестру Саня. - Тогда скажи, какую массу можно переместить?
   - Дело не в массе, а в объеме, - ответил за Аленку Петр. - Темпограф, так мы назвали наш прибор, можно настроить на любую конфигурацию и объем темпополя.
   - Это уже лучше, - довольно потер ладони Александр. - А как обстоят дела с возвращением?
   - Все, что отправлялось, возвращается в мгновение старта, то есть никто не заметит нашего отсутствия.
   - Сегодня двадцать восьмое. Перемещаемся завтра. Нам к первому сентября нужно вернуться в Екатеринбург. - Саня достал листок бумаги. - А это цель нашего путешествия.
   - Вот это да! - Воскликнула Алена, Петя только присвистнул. - Догадываюсь, братик, что ты задумал, мы с тобой. Да, Петь?
   - В Московское Герцогство въезд свободный, туда со всей Европы игроки едут. А доберемся на страоре, возьмем у отца. Главное рассчитать, в какое число попасть. Петь, как быстро домчимся до места?
   - Дня за два.
   - Ты сейчас сходи на почту. На мое имя должна прийти посылка, там одежда для экспедиции.
   Ночью Аленка и Петя долго не могли заснуть. Александр же спал словно младенец. И вообще, слишком легко и естественно он захватил лидерство, как будто сам все придумал. Костюмы, присланные из столичного музея, оказались в самый раз. Аленка удивлялась, где нашлись такие мундиры, что бы были в пору Саньке, не говоря уж о Петре. Но ей объяснили, что в той эпохе, куда они собрались, люди такой комплекции были не редкостью, а скорее нормой. В конце концов, усталость взяла свое: сон сморил всех, и только негромкое посапывание выдавало присутствие людей.
  
   После обеда друзья собрались на заднем дворе. Александр привел трехместного страора, генетически выведенного транспортника. Петр и Алена пришли с двумя рюкзаками продуктов и небольшим желтым ящиком.
   - Это и есть ваш темпограф? - Спросил Саня. - Почему желтый?
   - Чтобы не потерять, - ответила Аленка, гладя страора. - Он же здесь остается, а мы автоматически сами вернемся.
   - Ну, чего тянуть? Поехали?
   - Поехали.
   Петр нагнулся к ящику, банально нажал кнопку....
  
  
   Старый фельдмаршал устал. Очень хотелось снять сапоги, погрузить ноги в горячую воду и чуть- чуть вздремнуть. Время было, Кутузов позвал Голицына.
   - Голубчик, распорядись воды нагреть, ноги больно устали.
   - Слушаюсь, ваше сиятельство, - князь немного замешкался.
   - Что еще? Кто-то из генералов с докладом? Зови.
   - Никак нет. Но... тут... Я им говорю, отдыхает, мол, командующий...
   - Говори, не тяни. Сейчас любые новости важны.
   - Ваше сиятельство, к вам егерский капитан просится, и девица с ним. Говорят, от Давыдова пакет.
   - Что же ты? Зови скорее! И чаю организуй курьерам.
   В горницу вошли двое. Первой была девушка, за ней - пригибаясь, капитан в егерской форме.
   - Жду, жду с нетерпением вестей от друга моего, Дениса Васильевича. - Приветствовал гостей фельдмаршал. - Наслышан об успехах его. За пять дней уже такого натворил в тылах французских. Давайте скорее пакет. А вы пока чаю попейте, потом непременно вас расспрошу.
   Санька подал пакет Кутузову и вслед за Аленкой сел за стол. Крепкий горячий чай был как нельзя кстати. Двухсуточная дорога сильно утомила, накатывала расслабленность, хотелось спать, но оставалось самое главное - разговор с полководцем.
   - Ну, попили? - Кутузов отложил бумагу. - Не обессудьте, еды не предлагаю. После вас покормят, я распоряжусь. Ничего на словах не передавал Денис Васильевич?
   - Ваше сиятельство, - Санька откашлялся от волнения, - Мы не совсем от Давыдова.
   - В каком смысле не совсем? - Командующий удивился. - Вот же доклад. Я его руку знаю. Он писал.
   - Посмотрите дату, ваше сиятельство.
   - Дату, дату. Ну и что? Тридцатое августа.
   - Сегодня двадцать восьмое.
   - Ошибся, что ли подполковник?
   - Нет, не ошибся. Мы из будущего, и этот документ мы взяли в музее. Очень прошу, Михаил Илларионович, выслушайте нас. - Выпалила Аленка.
   - .... - Кутузов даже подпрыгнул на лавке от звонкого девичьего голоса.
   - Вы нас выслушайте, а если послезавтра принесут точно такое же донесение, примете решение, верить нашему рассказу или нет. Ну, пожалуйста, дедушка! - Столько мольбы и слез, и еще чего-то необъяснимого было в голосе Аленки, что князь сдался.
   - Ладно. Только коротко, а то устал я очень. - После небольшой паузы, добавил. - Стар стал. - А глаза смеются, блестят молодостью, знают что-то.
   - Мы живем в будущем, через сто двадцать лет, в тысяча девятьсот тридцать втором году. Я придумала прибор, чтобы путешествовать во времени. Я давно хотела путешествовать во времени, но нужно было сначала разработать теорию, и я..., - затараторила Аленка.
   - Постой, сорока, - поморщился фельдмаршал. - Не так быстро. Не успеваю за тобой.
   - Дай я, сестренка, - попросил Санька. - Михаил Илларионович, меня зовут Александр, это моя сестра Алена. Фамилия наша Давыдовы, и мы являемся потомками Дениса Васильевича. Но не это главное. Мы хотим с вашей помощью изменить ход истории.
   Кутузов молча сидел на лавке, опустив ноги в кадушку с теплой водой. На первый взгляд можно было подумать, что полководец дремлет, но огонек лучины нет-нет да отражался в его глазах.
   - А зачем? Зачем нужно что-то менять? Вы там, в будущем, плохо живете? - после продолжительной паузы спросил фельдмаршал.
   - В том-то и дело, что неплохо. Можно даже сказать - хорошо. - Саня как будто ждал именно этого вопроса. - Наше государство, Русская Сибирь, сейчас, ой, то есть через сто двадцать лет, самое влиятельное в мире. У нас нет бедности, продолжительность жизни намного больше, чем в других странах. Почти все наиболее значимые открытия сделаны нашими учеными.
   - А как у вас дела в военной области? Какая армия? - Поинтересовался Кутузов.
   - Армии у нас нет.
   - Как это...? - Видно было, что такой ответ озадачил фельдмаршала.
   - Видите ли, после поражения в этой войне.... Да, мы проиграли, - с сожалением повторил Санька, в ответ на взметнувшиеся вверх брови Кутузова. - Территория страны уменьшилась почти в три раза. Западная граница постепенно сдвигалась на восток, но в течение десяти лет окончательно определилась и сейчас проходит по Уральскому Камню. Оставшиеся в живых офицеры и дворяне сформировали новое государство, Русская Сибирь со столицей в Екатеринбурге. Первым указом правительства стало отмена крепостного права, тем более что и так основное население состояло из вольных поселенцев и казаков. Наполеону было не до нас - огромная территория, завоеванная им, требовала распыления как военных, так и политических сил.
   - А что же наш император? Что с ним стало? - Спросил Кутузов, было видно, что ему интересно.
   - Александр I после поражения на Воробьевых горах, а потом и разгрома армии Витгенштейна, прикрывающей Санкт-Петербург, был вынужден подписать капитуляцию. Наполеон оставил его королем Северных Земель. С русским флотом и людскими ресурсами легко была завоевана Англия, а потом и вся Европа. Император Франции жаловал герцогства, княжества и королевства своим приближенным, естественно начались неизбежные заговоры и интриги, Империя распалась на мелкие куски. В наше время на Европейском континенте насчитывается шестьдесят три государства, треть из которых карликовые. Вы же, к сожалению, были убиты шальной пулей в злополучном последнем сражении. Французы похоронят вас на Поклонной горе с подобающими почестями.
   Александр отхлебнул уже остывший чай. Кутузов молчал, хитро улыбаясь одними глазами.
   - Сначала Русской Сибирью управлял комитет, состоящий из боевых офицеров. Опираясь на воинские части и гарнизоны, оставшиеся почти нетронутыми в городах, им достаточно быстро удалось установить порядок и наладить управление. Как я уже говорил, все крепостные были отпущены на волю, крестьянам безвозмездно раздали землю. В декабре тысяча восемьсот двадцать пятого года произошло поворотное, можно сказать, основополагающее событие в судьбе страны, оказавшее огромное влияние на весь ход истории Земли. За два года до этого из бушующей Франции приехал молодой политик Ипполит Лазар Карно, сын известного политического деятеля Великой Французской революции Лазара Карно, сподвижника, а затем противника Бонапарта. Этот еще совсем молодой человек разработал и убедил тогдашнее правительство принять новую систему управления государством. Уникальность ее была в том, что на должности президента и советников-министров назначались люди, отказывающиеся от всех гражданских прав, у них были только обязанности, они не получали зарплат, не владели никаким имуществом, а только занимались управлением государства.
   - И что же, находились такие? - Вскинул брови Кутузов.
   - Да, и не мало. Приходилось даже выборы проводить. Гордость, честь, патриотизм ведь не чужд вам. Отдали бы вы, Михаил Илларионович, жизнь за Россию? Да что я спрашиваю - отдали же.
   - Ну не знаю, не знаю. Одно дело пасть в бою, а другое - как монах, отречься от всего. Без бокала вина я себе жизнь не представляю.
  
   - Дедушка, - Аленка упорно не видела в этом старом усталом человеке в засученных до колен рейтузах великого полководца. - Они не монахи. Вы что? Они - как все. У них просто нет имущества никакого, значит, воровать смысла не имеет. А раз сами не воруют, то и другим не дают.
   - Ну, если по-простому, то примерно так, - засмеялся Саня.- Все, конечно, сложнее, но в эти футурологические дебри нет смысла углубляться. Я вам быстренько главные моменты нашей жизни расскажу.
   Основным направлением политики было создание аграрного государства, а приоритетными науками стали биология, химия, ботаника, позже - микробиология, генетика, цитология. Развитие этих направлений позволило за относительно короткий, пятьдесят-сорок лет, срок, Русской Сибири выйти на ведущие роли в мире по производству продовольствия. Наши ученые вывели новые и улучшили старые сельскохозяйственные культуры, генетические мутации позволили поднять животноводство на такую высоту, что проблема голода давно решена у нас в стране. Мы на обоюдно выгодных условиях делимся своими технологиями с другими, поэтому скоро у всех на Земле будет вдоволь пищи. Я не специалист, не могу всего объяснить, но у нас не нужно писать писем: достаточно наговорить почтовой птице, и она доставит послание по нужному адресу. Перед самым нашим путешествием открыли какие-то волны, испускаемые растениями, так что скоро передача данных будет мгновенной. Для быстроты передвижения тоже выведены специальные животные, например, в Москву мы добирались на страоре. Еще в начале исследований пытались скрестить страуса и орла, и с тех пор всех животных, предназначенных для передвижения, называют страорами. Так же мы умеем выращивать дома, пока только стандартные, но скоро обещают и по индивидуальному проекту создать. Вместо армии, если нужно, используются специально выведенные насекомые, так что последняя попытка напасть на нас закончилась очень быстро и совершенно без жертв. Вот в основном и все, ваше сиятельство, если у вас есть вопросы, то я с удовольствием отвечу.
   Кутузов молчал, он уже обулся и сидел за столом. Аленка, намаявшись за день, уснула, Голицин перенес ее на сундук и накрыл тулупом. Санька ждал вопросов фельдмаршала.
   - Не пойму, если у вас там, в будущем, все так, как вы рассказали, зачем тогда менять что-то? Раз вас все устраивает, для чего огород-то городить?
   - Я знал, что вы зададите мне этот вопрос, ваше сиятельство. Всех все устраивать не может. Сестра, например, никак не смирится с тем, что ее любимая физика не является приоритетной наукой. Мне не нравится, что у нас, если тебе определили профессию, то до конца дней будешь этим заниматься. Но главное, я думаю, что раз мы достигли таких успехов, проиграв войну, то каких высот можно было достичь в случае победы! И мы берем на себя смелость посоветовать вам не давать еще одного сражения, а сдать Москву без боя, сохранив армию. Отступить по Рязанской дороге, пополнить припасы и живую силу, а потом обрушиться на французов, тем более что зима в этом году будет ранняя и холодная, а у неприятеля нет теплого обмундирования. За сто лет было проиграно множество вариантов, но этот оказался самым перспективным.
   - Молодой человек, а вам не кажется странным, что в самый критический момент войны командующий принимает у себя и выслушивает бредовые рассказы двух юнцов? Почему не велел сразу арестовать как французских лазутчиков? Предлагать оставить Москву без боя, отдать сердце России иноземцу ненавистному может только враг Отчизны нашей. Как думаете, почему я вас выслушал, а не велел допросу пристрастному подвергнуть?
   - Михаил Илларионович, - Саня ничуть не смутился. - Я могу только догадываться, но думаю, что из-за метеорита, то есть камня, упавшего с неба перед Бородинским боем, вы нас приняли и выслушали.
   - А про камень как узнал?
   - Прошу мне поверить, я знаю вещи, известные только вам. Сколько солдат осталось, сколько пушек, зарядов, ядер, коней. Ваше сиятельство, я знаю, что должно состояться совещание в этой избе, и на нем будет принято решение о сражении на Воробьевых горах. Но я осмелюсь еще раз посоветовать последовать моим рекомендациям. Вы сами обдумайте этот вариант и убедитесь в его целесообразности. В конце концов, Москва всего лишь населенный пункт, такой же, как и множество оставленных нашими войсками до этого. Москву можно вернуть, а вот армию разбитую уже не восстановить, и Россию потерянную не возвратить.
   - Не горячитесь, юноша. Я не первый день занимаюсь этим ремеслом - войной. Неужели вы думаете, что все возможные варианты развития событий мной не рассматривались. Эх, молодой человек, если вы на самом деле историк, то понимаете, что только мое желание не решит всех проблем. Есть генералитет армии, есть Император, наконец. Я знаю, что от него послан курьер с приказом о невозможности оставления Москвы.
   - Два курьера.
   - Что?
   - Из Санкт-Петербурга было отправлено два курьера с таким приказом. Один перехвачен французами, а вот второй действительно прибудет к вам.
   - Ну вот. А вы говорите Москву оставить. Как я могу?
   - Ваше сиятельство, я все предусмотрел, нужно только ваше согласие, и курьер не доберется во время.
   - Как так? Александр, вы волшебник?
   - Да нет, все гораздо проще. Мы прибыли сюда втроем. И сейчас наш товарищ ждет моего сигнала, чтобы перехватить гонца. - Заметив реакцию Кутузова, успокоил: - Нет, нет, ничего плохого не случится, просто Петр задержит служивого на некоторое время, а когда вы отдадите приказ об отступлении, отпустит.
   - Но, повторюсь, есть еще Совет армии. Я хоть и командующий, но должен уважать мнение моих офицеров, боюсь, никто не поддержит меня.
   - А вот тут вы ошибаетесь, ваше сиятельство. У вас будут союзники, и первым выскажется за отступление тот, от кого вы этого меньше всего ожидаете.
   -Генерал Барклай? Один или еще кто-то?
   - Нет, не один. Но ваше слово решит все. Если, конечно, гонец не явится.
   - Ну, допустим, соглашусь я, что мне нужно сделать?
   - Вот эта птичка, мы ее называем пересыльник, - Санька достал из-за пазухи пташку величиной с грецкий орех, - донесет условный сигнал нашему другу, курьер не приедет, главного козыря у ваших противников не будет.
   - Ладно, отправляй своего соловья, хоть без давления сверху решение примем. А вас пока под надзор посажу - спокойней будет мне. Чувствую, что не врешь, но время военное. Буди свою пигалицу.
   - Михаил Илларионович, хочу предупредить, вы не удивляйтесь, если мы внезапно исчезнем. Наше возвращение произойдет автоматически - так прибор настроен.
   - Исчезните, как же. Я распоряжусь лучших охранников к вам приставить, так что советую даже не пытаться убежать.
   Саня поднялся, взял под руку еще не совсем проснувшуюся сестру и, почтительно поклонившись Кутузову, направился к двери. На пороге Аленка остановилась, уже осмысленным взглядом посмотрела на старого фельдмаршала и тихо произнесла:
   - Удачи, дедушка.
  
  
   Входная дверь открылась, впустив в дом клубы морозного воздуха и Аленку, закутанную в огромный пуховый платок. Отряхнув веником валенки, девушка молча разделась, вымыла руки и прошла за стол. Санька терпеливо ждал, когда сестра не выдержит и сама начнет разговор. По необычному поведению было видно, что-то тревожит ее.
   - Санечка,- после пятиминутного молчания сказала Аленка, - последнее время меня все время беспокоит одна и та же мысль, что, может, мы зря все затеяли. Мне сначала понравилось здесь. Развитие цивилизации пошло технологическим путем, что особенно радовало. Общество справедливое строят всей огромной страной. Россия цела и даже больше, чем нам представлялось. Но порой я думаю.... Не знаю даже, как выразить....
   - Что, опять Петр задерживается? Письмо прислал?
   - Ну да. На, почитай. - Аленка бросила на стол конверт. - Надо закончить стройку! Не могу бросить друзей! Главное дело жизни! А я? Я, значит, уже не главная для него?
   - Успокойся, успокойся. - Саня обнял сестру. - Не плачь, вернется твой Петечка, достроит новый мир и вернется.
   - Ыыы. - В голос зарыдала Аленка, отталкивая брата. - Опять твои глупые шуточки. Мы что, будем ждать его?
   - Куда ждать? - Теперь уже точно глупо, спросил Саня.
   - Как куда? Мы что, тут навсегда останемся?
   - Где?
   - Александр, - Аленка строго взглянула на брата, - ты же образованный человек, аспирант. У нас есть машина времени, как в этой реальности называют мой темпограф, и мы можем отправиться в любое время, какое захотим.
   -Во-первых: что стоит моя ученость здесь? История-то совсем другая. А во-вторых: именно поэтому полностью согласен с твоим предложением. Что-то я себя здесь чувствую неуютно.
   - Вот-вот, у меня такое же состояние. Думаешь, легко на рабфаке прикидываться дурой?
   - Но я боюсь, Петра твоего убедить будет нелегко - уж очень идеями проникся коммунистическими. Легче заманить его сюда и переместиться. А еще и страора нужно с заимки забрать, не оставлять же здесь.
   Санькины рассуждения прервали скрип открывающейся двери и шум ворвавшейся в дом вьюги.
   - Хозяева, гостей встречаете? - Бас Павла Владимировича заполнил помещение, словно густая сметана банку.
   - Проходите, - Аленка вскочила с табурета и поставила на стол чистую чашку. - Чай горячий, а если подождете, то скоро и ужином накормлю.
   - Нет, я на минутку. Благоверной моей нет у вас?
   Не снимая милицейской шинели, сосед прошел в комнату, пожал руку Александру и только потом сел на предложенный табурет.
   - Вот, приехал из тайги, а Марина гуляет где-то. Думал, здесь может. Не заходила?
   - Нет, дядя Паша, - Аленка все-таки налила чаю и подвинула чашку ближе к участковому. - Не заходила.
   - Ага. Ну ладно, пойду тогда. А то тут третьего дня из ОГПУ прислали за мной, сопроводил их на Дальнюю заимку, сигнал проверить. - Санька с Аленкой тревожно переглянулись.
   - Не знаю, чего они там увидели, я в сарай не заходил, но по разговорам понял, что какое-то невиданное животное нашли. - Продолжал Павел Владимирович, нервно теребя шапку. - Пока там оставили, под охраной. А хозяина в Тальменку привезли, завтра пойдут по дворам искать, чья это животина. Ладно, пошел я, может, вернулась Маринка уже. - Сосед встал и, кивнув, быстро вышел.
   - Сань, а Марина дома сейчас. Я, прежде чем домой прийти, к ней заходила.
   - Вышла, может, куда?.
   - Куда? В такую погоду? Павел Владимирович нас зашел предупредить.
   - Не зря, говорят: делай добро, и оно к тебе вернется.
   - Кто тогда думал, вернется добро или нет? Ребенок болел, и нужно было помочь, вот и помогли. Саня, давай вызывай страора и Петру отправь пересыльника, пусть будет готов к нашему прибытию. Думаю, пора ноги уносить. Ты согласен?
   - Конечно. Как бы страор не покалечил ОГПУшников.
   - Нашел о чем беспокоиться. Подумай лучше, куда направимся. Я пошла собираться.
   Санька вздохнул, наговорил пересыльнику послание для Петра, выпустил в форточку вместе с сигнальником для страора и с грустью вспомнил родительский сеновал, первые солнечные лучики и запах прошлогоднего сена.
  

Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"