Белоус Олег Геннадиевич: другие произведения.

Космонавт с Ковчега 2 (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:

  Середина двадцать второго века. Земляне, отправившиеся на межзвездном транспорте-Ковчеге колонизировать планеты системы Бернарда, по прибытии узнали, что место занято. На одной из планет -Тиадаркерале, развилась собственная разумная жизнь и возникло агрессивное государство туземцев-тиадаров, во главе с элитой-кастой Высших. Уровень технического развития аборигенов приблизительно соответствовал земному, а порядки на планете напоминали самые мрачные времена Средневековья. Обнаружив прибытие землян, аборигены попытались уничтожить межзвездный транспорт, в одной из стычек гибнет несколько человек. Юный космонавт Иван Капитанов вместе со своим другом Алексеем Машерой по заданию Совета Ковчега отправились в рискованную экспедицию на родную планету аборигенов с целью заключить союз между землянами и кланом тиадаров-Наемников. После долгих и опасных приключений это им удалось. Высшие узнали о прибытии посольства ковчеговцев на планету и, чтобы предотвратить намечающийся союз, отправили гвардию уничтожить взбунтовавшийся клан вместе с делегацией людей. Алексей погиб в завязавшемся сражении, а Иван получил тяжелое ранение. В ответ на это и на попытку атаковать Ковчег ракетами с ядерными боеголовками, земляне массированной орбитальной бомбардировкой уничтожили государство Высших. Власть на планете перешла к клану Наемников. Их старейшины передали людям для колонизации планету Арес, напоминающую по природным условиям Марс, и разрешили добычу полезных ископаемых в поясе астероидов. Земляне обосновывались на Аресе в нескольких накрытых герметичными куполами поселках. На второй планете системы, обладающей жизнью-Афродите, остались остатки владычества Высших - чуть больше тысячи тиадаров, верных прежней элите. С тех пор прошло десять лет.
  
  Глава 1
  Планета Афродита, 21 октября полдень.
  Солнце, вечно укрытое белоснежным пологом туч, робко заглядывало через неширокие окна, но не могло осветить дальние уголки помещения. Висящая на тонкой проволоке лампочка пыталась помочь светилу: безуспешно старалась разогнать царивший по углам полумрак. Впрочем, для зрения шестерых разумных из расы тиадаров, сидящих вокруг единственного в комнате стола, света хватало. Этот стол сам по себе был очень необычным предметом мебели. Размером c лодку рыбаков с правого континента Тиадаркерала, массивной столешницей и вычурными изящными ножками творение мастеров далекой эпохи до начала господства на Тиадаркерале Высших могло появиться только с родной планеты тиадаров. Доставка его за десятки миллионов километров делала стоимость артефакта и так очень дорогого просто баснословной. Тишину в зале прерывало лишь тихое шуршание кондиционера, уменьшавшего тропическую жару и влажность, царивших снаружи здания, до комфортных значений. Воздух насыщен запахами неведомых растений до такой степени, что казалось будто они льются вокруг прозрачными струйками.
  Головы разумных, расположившихся за столом, обильно усыпала седина. Двое из них облачились в кроваво-красные одежды, какие носили только представители касты Высших, остальные надели обычные для расы тиадаров костюмы серого цвета. Даже за единственную алую нитку в наряде тиадара, не принадлежащего к Высшей касте, карали по законам и установлением комитета вечных мучительной смертью.
  Впрочем, даже тиадары, не принадлежащие к касте Высших, одели добротную и даже щеголеватую одежду, а за спиной одного из них торчала рукоять меча, намекая на принадлежность его к одному из солдатских кланов. Перед столом на небольшом возвышении размещался пока еще никем не занятый роскошный стул с высокой спинкой, больше похожий на трон. Сзади него, вверху, у самого потолка, висел плакат. На белоснежном фоне алел лозунг: Помни об уничтоженном городе Власти! Тиадары молчали, думая о чем-то своем, только двое Высших время от времени наклонялись, чтобы обменяться негромкими репликами.
  Дверь с пронзительным скрипом распахнулась, в помещение стремительно ворвался довольно молодой тиадар, весь в алом. По крайней мере, на голове, покрытой густой шерстью рыжего цвета не видно не одного седого волоса. Тиадары одновременно вскочили со стульев. Высшие слегка склонили шею, остальные встали на колени и низко нагнулись. На пороге комнаты вошедший обвел присутствующих бешеным взглядом, скупо кивнул в ответ и прошел к месту во главе стола. Аборигены вновь чинно расселись на стулья. Вошедший, привычным движением поправив торчавший из-за за спины меч, присел на незанятое сиденье во главе стола. То, что он носил клинок, стало еще одной странностью. Высшие, а это был, судя по цвету одежды, представитель верховной касты тиадаров, считали, что любые физические действия, в том числе владение оружием их унижают. Их предназначение повелевать, а удел низших каст исполнять приказы. По-видимому, молодой Высший сумел, избавиться от этого предрассудка, по крайней мере, в части владения оружием.
  Первым делом он повернулся вместе с креслом назад. На секунду его взгляд остановился на лозунге. По лицу Высшего пробежала едва заметная непроизвольная судорога. Перед его мысленным взором пробежали картины безмятежного детства, обожаемый отец, всегда строгий, но справедливый. Матери он не знал, она погибла вскоре после его рождения, поэтому отец стал для него единственным родным существом и недосягаемым идеалом. Разноцветные шпили небоскребов, соединенных на головокружительной высоте полупрозрачными путепроводами, вздымающихся посреди великолепного парка к белой вате туч - в них он провел детство. А затем кадры, которые привез посланный на родную планету корабль-разведчик. Холод оставшейся на месте города серой равнины, покрытой толстым слоем слипшегося пепла, с зияющими посредине огромными воронками. Ощущение шока от смерти всех, кого он считал ровней себе.... Ужас от гибели отца.
  Когда он обернулся, то изо всех сил старался выглядеть спокойным и уверенным, но, несмотря на это, на лице отчетливо виделись признаки беспокойства. Размеренным голосом, в котором, впрочем, чувствовалось тщательно скрытое волнение, Высший спросил:
  -Начальник воинов, ты готов?
  Воин легким, кошачьим движением вскочил на ноги. Он был высок и крупен для худосочных тиадаров, по телосложению, пожалуй, мог поспорить с невысоким человеком, регулярно занимающимся тяжелой атлетикой. Небрежным движением он поправил эфес меча, голова его неторопливо наклонилась:
  -Твоя божественность Сэн-фу, воины клана готовы, две сотни бойцов ждут твоих приказов! Мы отомстим за уничтоженный город Власти!
  Сидящий на троне тиадар довольно оскалился и махнул рукой, разрешая присесть. Начальник солдат опустился на место, взгляд его горделиво обежал сидевших за столом.
  Сэн-фу перевел взгляд на Высшего, сидевшего от него по правую руку. Высокий и с давно наметившимся объемистым животом, тот сидел молча. Лицо его не выражало ничего, кроме должного почтения к главе комитета. Приглашающе махнув ему рукой, Сэн-фу спросил:
  -Что скажешь ты, о начальник канцелярии? Слушаю тебя, о Гэо-тоу!
  Тот встал, небрежно кивнул, скрестив руки на груди:
  -О божественный Сэн-фу! Воины всегда склонны к торопливости, их удел неустрашимость, а не мудрость! Ты еще мал годами и опытом, всего полгода, как ты заступил на многотрудную должность Главы комитета вечных после гибели искушенного в трудах и одолении несчастий Рикото! Молю, внемли словам престарелого Гэо-тоу!
  Слова Высшего казались полными почтения, вот только в тоне, которым их высказывали, за нарочитым уважением проступало желание отдергивать и поучать молодого Высшего.
  В зале установилась напряженная тишина, тиадары сидели с каменным выражением лица, тщательно скрывая эмоции, лишь глава солдат чуть оскалил клыки. Сэн-фу несколько секунд безмолвствовал с каменным выражением лица, обдумывая услышанное. Во время непродолжительной войны с землянами, Гэо-тоу вместе с еще тремя Высшими посчастливилось находиться в командировке на колонизируемой тиадарами Афродите. Они оказались единственными из бывших владык Тиадаркерала, кому повезло спастись. Старый комитет вечных погиб, но жизнь продолжается. Новообразованный стал не таким, как на родной планете. Даже совместно со всеми своими вассалами, Высших осталось слишком мало для удержания власти и гарантии порядка во взаимоотношениях сословий. Скрипя сердце, им пришлось изменить традиции и допустить в высший орган власти представителей других каст. Первым главой самозваного комитета вечных на планете избрали старшего брата Гэо-тоу. Доктора, практиковавшие на Афродите, хотя и весьма искушенные в полевой медицине, квалифицированную врачебную помощь, дающую возможность продлевать жизнь почти до бесконечности, оказать не могли. Не хватало ни умений, ни сверхсложной аппаратуры, ни тем более баснословно дорогих лекарств, оставшихся в высокотехнологичных клиниках уничтоженного города Власти. За прошедшие десять лет Высшие постарели, а первый глава комитета умер. На следующий день после этого власть перешла к поддержанному кланом солдату, самому молодому из Высших, сыну последнего главы комитета вечных на материнской планете Сэн-фу.
  Глава комитета вечных крепко сжал подлокотники, глаза его впились в лицо невозмутимо стоявшего Гэо-тоу, по лицу его слегка перекосило. Несколько мгновений помолчав, он спросил:
  -Что ты хочешь этим сказать?
  -И Тиадаркерал, и станции на орбите покорились бунтарям клана Наемников. Пришельцы с Земли сильны, у них два десятка космолетов против наших двух. Мы не знаем, сколько их на поверхности отданной им планеты и на корабле, в котором они прибыли. Но их, безусловно, несколько десятков тысяч! А верных порядку осталось чуть больше тысячи! Боги любят Высших, десять лет после уничтожения города Власти и мятежники, и безволосые не помнили о нас. Но, если вспомнят, то нас уничтожат.
  У Сэн-фу закаменели скулы. Сделав над собой усилие, он вновь сосредоточился на разговоре и спросил обманчиво спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим содержанию речи:
  -Для чести и памяти, даже если гибнет сотня настоящих героев - не важно. Главное - отмщение! Мы - последние гордые воины божественного порядка! Если мы забудем про месть, боги отвернутся от нас! Высшие падут!
  Сэн-фу замолчал, потом повернулся вместе со стулом, вновь уставившись в надпись, пламеневшую на белом фоне плаката. Иероглифы надписи показались ему похожими на огненных пауков, пытающихся без спросу влезть в мозг. Присутствующие вынуждено развернулся в ту же сторону.
  Гэо-тоу невольно почувствовал себя очень неуютно, только сделав над собой усилие, он ответил:
  -Я не меньше тебя, божественный, хочу отомстить, но силы неравны. Мы должны уйти в Лабиринт, отыскать подходящее место, чтобы вернуться потом, в блеске и славе. И месть наша будет ужасна!
  Сэн-фу развернулся назад, лицо его скривилось, как будто он съел что-то кислое. Присутствующие на заседании комитета тиадары, уловив настроение Главы, вытянулись в струнку и, уперев взор в стол, со всем возможным старанием принялись изображать из себя неподвижные статуи. Один только командир солдат жадно разглядывал начальника канцелярии.
   С усмешкой глянув на собеседника, Глава комитета произнес:
  - А безволосые и мятежники не будут развиваться? Не встретим ли мы скоро миллионы безволосых и миллиарды потомков бунтовщиков?
  Начальник канцелярии побагровел и отрицательно покачал головой:
  -Враги слишком разные, безволосые и наемники неизбежно поссоряться, а бунтовщикам не хватит опыта управления планетой. Божественный, желание отомстить за отца прячет от тебя мудрость и застилает свет истины. Ты отклонился от пути Праведности и ведешь народ тиадаров по гибельному пути!
   Сэн-фу мгновенье всматривался в собеседника, его лицо внезапно исказилось в злобной гримасе. Вскочив одним прыжком, он молниеносно прыгнул на стол, на ходу вырывая меч из ножен. Несколько настолько стремительных шагов, что фигура Высшего почти расплылась от быстроты движения. Пронзительно и страшно свистнул разрезаемый воздух. Чуть изогнутый клинок на мгновение хищно блеснул в высшей точке траектории и с быстротой молнии опустился. Перерубленное страшной силой ударом от шеи до паха на две неравные части, тело престарелого Высшего с мягким шлепком упало на пол. От мгновенно натекшей лужи алой, в цвет одежды, крови пахнуло железом и специфической вонью внутренностей. Сэн-фу застыл в финальной фазе удара с опущенным вниз клинком.
   Члены комитета, на одежду, лица, руки которых упали брызги чужой крови, застыли столбом. Глазами, полными ужаса, они уставились на стоящего перед ними на столе Высшего. Глава клана солдат медленно поднял руку, смахнул с лица чужую кровь, но пальцы его остались красными. Поднеся их ко рту, он демонстративно слизал остатки, по губам его едва заметно промелькнула ухмылка, полная торжества и злорадства. Сидящие за столом тиадары содрогнулись. Последний из сидевших за столом Высших промолчал, только в глубине его глаз промелькнула тщательно замаскированная ненависть.
  Лампочка, висевшая на расстоянии вытянутой руки от убийцы, ярко осветила его торжествующее лицо...
   -Отправляйся к Чернобогу, сын и внук падали! - Рявкнул Сэн-фу и огляделся налитыми кровью глазами.
  - Кто еще хочет усомниться в причинах, побудивших меня вести Вас на битву Чести? Еще желающие оспаривать мои решения найдутся?
  Ответом ему послужило общее молчание. Рискнувших противоречить и рисковать жизнью не нашлось. Произошедшее нарушало глубинные устои порядка Высших. По традиции, заведенной на заре их владычества над Тиадаркералом, представители высшей касты подлежали суду равных, и никто не имел права самовольно поднять на них руку и тем более убить. Но слишком многое изменилось с тех пор, как появился этот закон. Раньше никто и предположить не мог, что под владычеством Высших останется всего лишь жалкая кучка тиадаров, прикованных к чужой планете, и члены комитета понимали, что пришло время менять устаревшие обычаи или исчезнуть с лица планеты. К тому же сила оставалась на стороне Сэн-фу. Его безоговорочно поддерживали личные вассалы вместе с кланом солдат.
   Не дождавшись ответа, Сэн-фу повернулся в сторону представителя солдат:
  -Сегодня же перебить вассалов изменника.
  Тот молча встал и, скрывая торжествующую усмешку, низко склонил голову.
   Удовлетворенно и милостиво кивнув, Сэн-фу продолжил голосом, еще не остывшим он гнева:
  - Я не нуждаюсь в обсуждении моих повелений, я жду советов, как их лучше исполнить и помощи! Если Вы поняли, что я от Вас хочу получить, то продолжим.
  Глава комитета легко спрыгнул со стола, махнул мечом, сбрасывая алые брызги на когда-то чистый пол, лезвие блеснуло, отправляясь на законное место. Он еще какое-то время пытался взглядом пробить броню невозмутимости, спешно накинутую на себя многоопытными членами комитета, затем признал бессилие и, тяжело опустившись в кресло, глухо заговорил:
  -Хорошо, кто еще хочет рассказать, как лучше свершить праведное дело?
  Планета Арес, 23 октября, утро.
  Иван толкнул дверь и вошел в залитую лучами утреннего солнца приемную. Секретарь, не вставая из-за неширокого стола, подняла взгляд, лучезарно улыбнулась, став похожа на старинную куклу Барби. Затем поправила и так идеально уложенную прическу и произнесла глубоким, грудным голосом, полным сексуального подтекста:
  -Доброе утро, Иван Александрович! Командор еще не пришел. Все донесения я Вам уже отправила.
  Когда она говорила таким тоном, Иван ее почти ненавидел, не поднимая глаз, он поздоровался в ответ и проскользнул в правую дверь. Левая вела в кабинет шефа-командира отряда легких сил Космофлота. Приемная у них с начальником была общая, как и секретарь-искусственный человек, изготовленный в образе смазливой блондинки со спортивной фигурой и пышными волосами до середины лопаток. Технология создания новейших человекообразных андроидов шесть лет тому назад пришла в очередной радиопередаче с далекой Земли. За годы, прошедшие с момента старта Ковчега, наука на прародине не стояла на месте, и новейших андроидов можно было считать условно разумными. Большая часть их разума физически базировалась на одном из серверов глобальной сети, а уровень интеллекта приближался к человеческому, благодаря чему механические люди вполне могли беседовать на любые, включая отвлеченные, темы. В распоряжении машинного разума находился интернет с огромным багажом знаний, доступно ему стало даже подобие людских чувств. Благодаря заложенной в их разум женской матрице личности, они причисляли себя к женскому полу. Высокие и стройные андроиды обладали кукольной фигурой и идеальными чертами лица, да собственно и скопировали их тела с доисторической куклы Барби. Туловище андроида представляло собой совершенный исполнительный механизм, наполненный множеством искусственных мышц и сенсоров, благодаря чему они владели людской мимикой и мелкой моторикой. Благодаря машинной педантичности и аккуратности они стали идеальными секретарями. На пробу андроидов выпустили довольно ограниченной партией. Командор, не подумав о последствиях, заказал одну из первых выпущенных моделей, в чем вскоре глубоко раскаялся. Женская половина ковчеговцев после первого знакомства с новыми роботами на дух не переносила механических конкуренток. Мало того, что они испытывали чувства по отношению к окружающим их людям, прежде всего мужчинам, роботессы имели наглость еще и демонстрировали это. Присутствовала здесь и банальная ревность к механическим женщинам, идеально сложенным и кукольно-красивым. Немало мужчин получили громкие семейные скандалы из-за одного взгляда на механических красавиц. Когда дело дошло до обсуждения на Совете нравственности Ковчега, те посчитали, что копаться в разуме роботесс, чтобы исключить такое поведение искусственных людей неэтично, они почти разумные существа. А может и без приставки почти, по крайней мере, разбираться с этим вопросам ковчеговцам было некогда. Все ресурсы уходили на освоение Ареса. От греха подальше, последующие модели андроидов изготовляли с внешностью попроще и уменьшенной эмоциональной сферой.
  Иван пару месяцев тому назад имел по поводу секретаря неприятный разговор с женой Настей. Искусственных людей она до этого не встречала, но слышала о них от подруг, и мнение было весьма нелестное. Дескать, они пристают к мужикам, а те и сами рады на них пялиться. Однажды она заехала за мужем на работу, и присутствие в приемной ослепительной красавицы-андроида стало для нее удручающим сюрпризом. Взглядом она разве что не испепелила женщину-робота. Спасло Ивана от серьезных семейных неурядиц то, что секретаря приобрели по инициативе командора, не предвидевшего, какую мороку он берет в отряд. После ссоры с женой Иван разговаривал с механической красавицей с оглядкой и исключительно по служебным вопросам.
  Скромный по размерам кабинет Ивана сверкал безукоризненной чистой и порядком. Летнее солнце уверенно заглядывало в окно, успев так нагреть помещение, что стало душно. Хоть и искусственное, установленное на вершине купола поселка, оно пока заменяло земляном настоящее. Большую часть кабинета занимал длинный стол; за ним изредка, когда Иван оставался за начальника, проводились служебные совещания. Справа от стола висела картина с талантливо нарисованным лунным пейзажем, с нависающим вверху голубым шаром Земли. Такой картины больше ни у кого не было. Иван принес ее из дома, как память об отце, в юности увлекавшегося живописью.
  Иван остановился на пороге, пальцы пробежали по браслету коммуникатора, просыпаясь, тихонько зарычал климатизатор. Он только-только сел за стол и включил компьютер, как коротко пискнул коммуникатор, оповещая о пришедшей смс-ке. Командор писал, что приболел и просил провести за него утреннее совещание. Просьба Ивана не удивила. Начальнику давно уже стукнуло шестьдесят, и он частенько хворал, но все еще храбрился, уверяя, что у него все в порядке, и на пенсию он не собирается. Будучи холериком по натуре, начальник Ивана не представлял жизнь без работы, вне повседневных забот об отряде. Хотя право на отдых он уже заработал. Благодаря успехам геронтологии, позволившей продлить средний срок жизни человека до 120 лет, земляне, как правило, в 60 уходили на пенсию.
  
  Геронтоло́гия (от др.-греч. γέρων - 'старик' и λόγος - 'знание, слово, учение') - наука, изучающая биологические, социальные и психологические аспекты старения человека, его причины и способы борьбы с ним (омоложение).
  
  Иван досадливо поморщился, не любил он совещания как и другие бюрократические процедуры, но деваться некуда. Уже два года он работал заместителем командора, и замена при необходимости командира отряда входила в его служебные обязанности. Когда его предшественник на месте заместителя перешел на должность руководителя отряда средних и тяжелых космолетов, получилось так, что кроме Ивана назначать было некого. Во-первых, опыт он накопил немалый, восемь лет полетного стажа. Его заслуженно считали одним из самых опытных и умелых космонавтов отряда. Во-вторых, таким иконостасом как у Ивана-две звезды Героя Ковчега, похвастаться не мог не только никто из пилотов, но и вообще никто из землян. Вначале он категорически отказывался от щедрого предложения, душа пилота рвалась летать. Тогда командор лично позвонил жене Ивана - это решило вопрос. Настя всегда хотела, чтобы ее муж стал большим начальником, и сумела уговорить Ивана. Напоминание о том, что отец гордился бы успехами сына, все решило. Теперь на работе он занимался организацией учебы космонавтов, составлением графиков полетов и другими малоинтересными делами. Летать получалось редко, и то, как правило, на спарке при получении кем-нибудь из космонавтов допуска на самостоятельное пилотирование, обязательного после длительного перерыва в полетах.
  Иван легко пробежался пальцами по виртуальной клавиатуре, направляя секретарю просьбу оповестить руководство отряда о том, что плановое совещание пройдет в его кабинете. Через несколько секунд в дверь поскреблись, она приоткрылась. Секретарь -андроид, не дожидаясь разрешения, вошла:
  -Сейчас все разошлю, -ангельским голосом промолвила электронная женщина.
  -Спасибо, -сквозь зубы процедил Иван, не отрывая голову от экрана.
  Чарующе улыбнувшись на прощание, роботесса закрыла дверь. Андроид никогда не упускала возможности зайти в кабинет к Ивану, лишний раз поговорить с ним, построить глазки, приняв эффектную позу. Иван сжал губы так крепко, что в уголках рта и на щеках образовались складки. Блин, что там перемкнуло в этом андроиде, что она постоянно пристает ко мне? Тут еще Настя утром пришла с работы злющая -подумал он,- Скоро мужики надо мной смеяться начнут! Почему электронный разум выбрал именно его для оттачивания искусства обольщения, Иван не имел не малейшего представления. Жаловаться командору он не мог, считал это постыдным, но и как поступить в такой ситуации он не понимал. Нда, - произнес он про себя, надеюсь, эта блажь у механической женщины когда-нибудь пройдет. Молодой человек еще несколько минут сохранял на лице недовольную мину, но время шло, и пора было готовиться к совещанию. К его началу он должен хотя бы шапочно ознакомиться со всеми нюансами жизни отряда. Иван включил комп, открыл директорию текущих докладов и погрузился в 'сладостный' мир отчетов, графиков, планов и прочих бумажек.
  Иван уже успел на скорую руку пробежаться по новостям и отчетам, когда в дверь громко постучали. Дождавшись разрешения войти, в кабинет один за другим зашли руководители отряда. Трое из вошедших выглядели гораздо старше Ивана, под пятьдесят, двое - ровесниками. Иван поднялся из-за стола, обошел всех по кругу, поздоровавшись с каждым за руку, пригласил присесть. Шумно переговариваясь, вошедшие присели на раз и навсегда закрепленные места. Не важно, что сейчас совещание проводилось не в кабинете начальника. Порядок рассадки остался неизменным. Дождавшись, пока все рассядутся и замолчат, Иван вернулся на свое место во главе стола. Усевшись, он окинул присутствующих настороженным взглядом и, прокашлявшись, сказал:
  -Итак, начнем. Будем экономить время. Прошу рассказывать только то, что не вошло в утренние рапорта. Алексей Петрович, что у Вас?
  Заместитель по летной службе, среднего росточка человек с пухлыми губами любителя жизни, привычно вскочил.
  Иван чуть смущенно улыбнулся и, махнув рукой, предложил:
  -Да Вы с места, не надо вставать.
  Тот пожал плечами, присел и произнес слегка сиплым голосом:
  -Да у нас все по-старому. Одно плохое известие. Санторо с утра приходил ко мне. Говорит, что устал и хочет писать рапорт на пенсию, как-никак он почти ровесник командора, недавно шестьдесят лет отпраздновал. Тяжело ему уже летать.
  Иван на мгновение зажмурил глаза, от нахлынувших воспоминаний об одной надолго запомнившейся ему встрече со старым космонавтом. ...
  Дело было во время командировки. Крайней до его назначения заместителем начальника отряда.
  
  Пилоты не говорят последний и используют слово крайний, суеверия пилотов.
  
   Это был их первый совместный полет, до этого как-то так получалась, что они вместе ни разу не пилотировали корабль. Экспедиция планировалась довольно продолжительной, так что в командировку отправили сразу двух космонавтов. Иван и его тезка Санторо. Капитаном, несмотря на молодой возраст, назначили Ивана. На третий день экспедиции космолет прибыл в район ожидания, к поясу астероидов, расположившемуся между Аресом и местным аналогом Юпитера. По вычислениям астрономов его вскоре должна будет пересечь подходящая ледяная глыба, из нескольких миллионов тон льда и замерзших газов, слегка припорошенных реголитом.
  
  Реголи́т (от др.-греч. ῥῆγος - одеяло и др.-греч. λίθος - камень) - остаточный грунт, являющийся продуктом космического выветривания породы на месте.
  
   В пилотажном отсеке космолета стоял полумрак, едва разгоняемый отблесками многочисленных приборов панели управления. За лобовым стеклом из сверхпрочного материала, в чернильной пустоте сияла россыпь разноцветных звёзд. А прямо по курсу - полосатый мячик холодного газового гиганта. Иван сидел в ложементе капитана, поджидая добычу. По расчетам астрономов, она с минуты на минуту должна показаться на дисплее локатора. Рядом, прикрыв глаза, в кресле правака дремал Санторо Иван.
  
  правак - второй пилот, слэнг пилотов
  
  Старый космонавт весь первый день полета проторчал в пилотажном отсеке, пристально наблюдая за действиями молодого капитана. Оценив пилотажное мастерство напарника и сделав для себя какие-то выводы, он успокоился, но сегодня опять торчал на боевом посту. Многоопытный, хотя и слегка занудный пилот, когда-то на заре карьеры Ивана встретил молодого пилота довольно недружелюбно, но после того, как тот доказал храбрость и профессионализм, стал считать юного пилота ровней, и, как показалось Ивану, втайне восхищался им. Конечно, разница в возрасте сказывалась, но в целом Санторо оказался весьма кампанейским в общении. Так что подбором второго пилота Иван остался доволен. В кабине тихонько звучала древняя, еще времен первой половины двадцатого века джазовая мелодия-Let My People Go. Густой, с хрипотцой голос просил отпустить его народ.
  
  'Let My People Go'-песня Луи Армстронга.
  
  Прерывая песню, раздался негромкий вой сирены, замигала красная лампочка сканера, и на дисплее нарисовалась долгожданная ледяная глыба.
  Санторо моментально проснулся, с силой провел ладонью по глазам, прогоняя сон, и внимательно рассмотрел показания приборов, оценивая будущую добычу.
  -Подходящий кусочек - обрадовался он, - двести метров в диаметре!
  Иван обернулся к напарнику, на его лице зажглась широкая улыбка:
  -Не ошиблись астрономы, точно вывели на цель.
  Санторо широко зевнул, провел рукой по седой шевелюре и повернулся к Ивану:
  -Командир, ты поведешь?
  Иван молча кивнул, руки космонавта шустро забегали по пульту, включая ручное управление. Взревели в корме маршевые двигатели, ускорение ненадолго вжало космонавтов в ложементы, чтобы через несколько минут уступить свое место невесомости. Следующие минут пятнадцать космонавты наблюдали, как в лобовом стекле сначала появилась крохотная точка астероида, отсвечивающая серебром в свете далекого солнца. Постепенно она увеличивалась в размерах, пока не превратилась в серую громадину, закрывавшую половину горизонта. Неправильной формы астероид летел, медленно кувыркаясь. Издали он походил на сплюснутый шар, густо изборожденный множеством мелких кратеров. Санторо, не обращая внимания на давно примелькавшиеся виды, работал с компьютером, закладывая в устройство данные для посадки космического корабля.
  Напряженно вглядываясь в показания приборов, капитан старательно орудовал джойстиком управления полетом корабля. Зашипели тормозные двигатели, слегка вдавливая в ложемент. Космолет постепенно сбрасывал скорость, уравнивая ее с ледяной глыбой. За километр до добычи, тормозной двигатель взревел на полную мощность, корпус космолета завибрировал мелкой дрожью, перегрузка каменной плитой надавила сверху, вминая в ложемент.
  -Переворачиваемся, готовность 5 секунд, -предупредил Иван правака.
  Зашумели двигатели ориентации, нос корабля величественно и неторопливо
  развернулся прочь от астероида, ложементы автоматически провернулись
  перпендикулярно к стенам. Ракету мелко трясло, далекое солнце ворвалось в боковой иллюминатор. Усыпанная серым реголитом поверхность ледяной глыбы медленно приближалась. По монитору поплыли показания посадочного радара. Когда расстояние до цели уменьшилось до нескольких десятков метров, вновь сработали тормозные двигатели. Ослепительные плазменные струи ударили в грунт, сдувая реголит разлетевшийся плоским полупрозрачным конусом. На обнажившейся поверхности засверкали ледяные внутренности астероида. Корабль 'заплясал' на конце плазменной струи на минимальной высоте над добычей.
  -Пора! - решился Иван, нажимая кнопку на пульте. В корме космолета гулко бамкнуло, шесть якорей вылетели навстречу астероиду. Беззвучно ударившись в поверхность ледяной глыбы, они продолжили путь, прожигая ее внутренности. В районе ядра сработали вышибные заряды, выбрасывая в стороны крючья из сверхпрочного материала, скрепляя корабль и его добычу в одно целое. Тихо зашуршала лебедка, тросы из высокопрочных нитей натянулись, подтягивая корабль к поверхности. Прилунение прошло мягко и беззвучно, так тряхнуло чуть-чуть при соприкосновении с астероидом.
  Иван с довольным видом уставился на Санторо, ожидая реакции. Тот пожал плечами:
  -Ну что тут скажешь, поймал ты эту малютку,-он кивнул в сторону лобового стекла, за которым серела пыльная поверхность астероида. - Идеально. Подумал и одобрительно поднял большой палец:
  -Помню, летел я ловить астероид с Бей-Ли, так что скажешь, молодежь, она и есть молодежь, чуть не врезались! Пришлось выручать.
  Иван хмыкнул и насмешливо покосился на старого космонавта:
  -Санторо, так я тоже по сравнению с тобой молодежь!
   По лицу Санторо пробежало выражение недоумения, потом он конфузливо крякнул:
  -Ты...Не та молодежь, ты по опыту и мастерству многих стариков за пояс заткнешь.
  Иван не стал отвечать, только по губам его пробежала немного ироничная улыбка.
  Последующие тридцать дней прошли скучно, как у извозчика, каждый день проезжающего один и тот же маршрут. Управление космолетом они передали центральному мозгу Ковчега, направившему корабль вместе с ледяным пленником к Аресу. Но все когда-то заканчивается. На подлете к планете корабль отстрелил анкера, развернувшись в сторону космопорта, поспешил домой, а астероид вошел в атмосферу в районе южного полюса Ареса и вонзился в планету в районе полярной шапки. На поверхности планеты расцвел колоссальный огненный цветок, выбросивший в атмосферу новые сотни тысяч тонн льда и замерзших газов...
  Заместитель по летной службе громко повторил:
  -Так что, начинаем обкатывать?
  Иван досадливо поморщился, отвлекаясь от нахлынувших воспоминаний. Несколько мгновений вглядывался в лицо докладчика, пытаясь поймать нить разговора, но, так и не сумев ее уловить, сконфуженно поморщился.
  Заместитель по летной службе вопросительно уставился на Ивана. Потом как-то гаденько улыбнулся и повторил:
  -Ну так что, будем Тимофеева обкатывать? На замену Санторо?
  Иван, сознавая оплошность, досадливо поморщился. Теперь начнет командору зудеть, что я не слушаю доклады на совещании, для чего такой заместитель нужен! От досады он слегка прикусил губу и бросил испытующий взгляд на собеседника. Но на лице того можно было прочитать лишь крайнее внимание. Чуть усмехнувшись, Иван спросил:
  - Как у него с зачетами?
  -Все сдал, готов к полетам на допуск к самостоятельным пилотированию.
  -Тогда готовьте спарку на завтра, проверять буду лично. Сдаст - подпишу допуск на самостоятельные полеты.
  На должности заместителя Ивану не часто удавалось сесть в ложемент пилота, и чаще всего именно вот так, при допуске или различных тренировочных полетах, так что известие его порадовало.
  Алексей Петрович пожевал губами, кивнул и, присев на место, произнес:
   -Готовим на завтра на десять часов. - Потом многозначительно глянул на Иннокентия, зама по технической службе. Увидев взгляд, тот досадливо поморщился и принялся набивать на коммуникаторе задания подчиненным.
  В кабинете на несколько мгновений установилась напряженная тишина, затем Иван спросил:
  -Алексей Петрович, возьмете к себе моего тезку Санторо, если он захочет еще немного поработать на нелетной должности?
  Взгляд зама по летной службе вильнул, молчание затягивалось.
  Фэе-Бянь, руководители ЦУП, поправил шляпу. Он ее никогда не снимал-стеснялся намечающейся лысины, затем поднял руку:
  
  ЦУП-центр управления перелетами
  
  - Если он согласится, я его возьму к себе.
  Иван удовлетворенно кивнул, взгляд его пробежался по подчиненным. Кашлянув в кулак, продолжил совещание:
  -Так, что там по тыловой части. Пожалуйста, Александр Евгеньевич:
  Вскочивший заместитель по тылу, вытащив платок, вначале протер обширную лысину и жизнерадостно заявил:
  -А что у нас, у нас все по плану!
  Иван досадливо поморщился и движением руки предложил ему сесть. Тот суетливо кивнул и плюхнулся на место.
  Затем он долго и многословно рассказывал, как тяжело ладить с космофлотовскими снабженцами, но они, служба тыла, все равно обеспечивают отряд всем необходимым на 98 процентов, какие добросовестные и трудолюбивые люди работают в тылу, и о том, что им нужно уделять больше внимания, а не только летной службе.
  Присутствующие заметно погрустнели, заместитель по летной запыхтел, но прерывать выступающего не решился. Джон Хоггарт, глава инспекции, бросил недовольный взгляд на говорливого зампотыла.
  
  Зампотыл-заместитель по тылу.
  
  Иван нервно заерзал на кресле. Довольно пожилой и опытный человек, а информативности в выступлении -ноль. Вроде бы и надо прервать, а неудобно. Неожиданно раздавшееся гудение, одновременное у всех присутствующих, заставило его вздрогнуть и вытащить коммуникатор. На торце прибора тревожно мигал красным светодиод. Он загорался, когда поступившее сообщение в высшей степени срочное и важное. В глазах Ивана мелькнуло легкое недоумение, нахмурившись, движением пальца по виртуальному экрану разблокировал письмо. По мере того как он читал, его лицо бледнело а глаза распахивались все шире и шире. Сообщение уведомляло:
   'Поселок Колония захвачен тиадарами. В настоящее время связь с ним утеряна, судьба людей неизвестна. Всем прошедшим курс космодесантника срочно собраться у наружного шлюза 11 купола, в здании корпуса'.
  
  Глава 2
  
  Планета Арес, тот же день, раннее утро.
   Утреннее солнце успело приподняться над горизонтом, ярко осветив Колонию, первый из возведенных землянами поселков на планете. Светило не часто заглядывало на дно титанического разлома Победы, в глубинах которого притаились колонии ковчеговцев, освещая их только утром, и то лишь на пару часов. Уголок земной жизни резко выделялся на фоне начинающейся за пределами герметического купола суровой красной пустыни, с обеих сторон от поселка переходившей в вертикальные стены гигантского каньона. Поселок казался красочной игрушкой, уроненной ребенком на поверхность далекой безжизненной планеты. Невысокие, раскрашенные в яркие летние цвета, одно-двухэтажные аккуратные здания стояли ровной линией вдоль словно выверенной по линейке улицы. Угольно-черные тени от них падали на многочисленные теплицы и бассейны, приткнувшиеся позади коттеджей. Молчали огромные калориферы, расположенные у стены купола и дающие тепло поселку во время долгих морозных ночей даже днем, когда солнце не освещало колонию. Раннее утро: светило обогревало оазис земной жизни без их помощи. Земная фауна и флора внутри защищенного куполом пространства, просыпаясь, шумела и буйствовала: звонко пели беспечные соловьи, легкий ветерок пробегал по зеленым кронам раскидистых деревьев, посаженных вдоль центральной и единственной улицы, трудолюбивые пчелы с жужжанием вились над роскошными благоухающими цветниками, разбитыми почти перед каждым коттеджем. Поселок просыпался вслед за природой, когда Настя поднялось на крыльцо своего дома.
  Она остановилась на крыльце, с раздражением потерла покрасневшие глаза, в которые как будто песок насыпали. Вытащила из сумочки коммуникатор и приложила к дружелюбно мигнувшему в знак опознавания сенсору замка. Тихо щелкнула, отпираясь, дверь и с черепашьей скоростью начала открываться. От злости на эту медлительность она повернулась спиной и, что есть силы, её лягнула. Зря это она так. По отбитой ноге прокатилась волна жгучей боли, от пальцев ног до самого бедра. Шипя сквозь зубы, плюхнулась на крылечке на пятую точку, промокнула платком непроизвольную слезу, пережидая, пока пройдет нога. Всю ночь она, как дура, проторчала на работе в пункте управления дронами, запущенными на Афродиту. Опять все без толку. Под утро связь с аппаратом вновь исчезла. А кадры, переданные дроном, запечатлели то же самое, что и в прошлых попытках. В общем, опять все насмарку! Как тут не расстроишься? Еще и ногу отшибла. Через минуту боль почти слегка утихла, Настя поднялась. Хромая, зашла в обширную, но слегка захламленную прихожую, на полу валялись коньки, санки, на стене висели теплые куртки, все никак руки не доходили убрать в кладовую.
  Когда она открыла дверь в коридор, на звук вышел Иван, а за ним выглянули из детской оба сына. Сандро, крепыш девяти лет от роду, похожий на отца и младшенький, шестилетний, Мишаня, такой же рыжий огонек как Настя. В кулачке его лежала большая шоколадная конфеты, в фантике такого же красного цвета как его волосы. При виде мамы он тут же спрятал руку за спину, знал, что она ругается, когда детям натощак дают шоколад.
  Настя выглядела бледной и усталой, нос заострился, под одним глазом тонкой струйкой потекла тушь. Мужская часть семейства поняла, что произошло что-то не то, и настроение у мамы ниже плинтуса. Они не стали как обычно бросаться к ней беззаботной ватагой. Притормозив и помявшись, чинно подошли. Первым был Мишаня. Плутишка знал, что уж ему, самому любимому, достанется в последнюю очередь. Сначала самый младший, за ним остальные мужчины поцеловали ее в подставленную щеку. Мальчишки, жизнерадостно галдя и смеясь, умчались в детскую. Иван, испытывающее глядя на жену, подозрительно сощурился. Дождавшись, когда сыновья уйдут, поинтересовался неуверенным голосом:
   -Что-то случилось?
   Лицо Насти скривилось как от обиды. Но она сумела не заплакать, наоборот, поджала губы и обвинила мужа тоном, полным недовольства и злости:
   -Ну, еще ты будешь меня доставать. Вы сговорились что ли?
  В глазах Ивана мелькнуло недоумение и обида. Оскорбленно поджав губы, он отвернулся, намереваясь выйти. Настя пару мгновений боролась с искушением закатить семейству скандал, но сделав над собой усилие, выдохнула сквозь силу:
  -Стой! Поцелуй меня, -и, вытянув сухие губы трубочкой, прикрыла веки.
  Иван несколько мгновений сохранял на лице недовольную мину, затем, перестав изображать обиду, наклонился, поцеловал и дал волю любопытству:
  -Тебя кто-то достал?
  -Да нет,-Настя поморщилась и досадливо взмахнула рукой.- Опять с дроном под утро пропала связь. Накрывается моя кандидатская медным тазом, -горестно вздохнула девушка, чувствуя, как снова начали душить слезы:
  - Словно заколдованная эта Афродита! На меня уже руководитель лаборатории косится, пять дронов подряд, и все выходят из строя самое позднее через половину суток!
  Иван молча погладил ее по руке. Спросил тоном, полным неподдельного участия:
  -Кушать будешь?
  -Нет, устала, еще и кофе обпилась за ночь, спать. Мальчишек в школу и детский сад отведешь?
  -Да, и покормлю.
  -Я пошла отсыпаться! До вечера! -она торопливо ткнулась пересохшими губами во вкусно пахнущую одеколоном щеку и бросила сумку на кресло в прихожей. Поднявшись по скрипучей лестнице на второй этаж, она зашла в спальню. Яркое ослепительное солнце заглядывало в приоткрытые для проветривания окна и резало усталые глаза. Настя, сморщившись, прикрыла их ладошками.
  Одним судорожным движением девушка задернула шторы. Комната погрузилась в мягкий полумрак, только одинокий лучик света пробивался с края окна, освещая кровать, аккуратно застеленную мягким, любимым белоснежным пледом. Рядышком на тумбочке лежал ее талисман- плюшевый мишка с слежавшейся от старости шерсткой. Несколько секунд она раздумывала: раздеваться или лечь так, по-свински, не снимая одежду. Мысленно махнув рукой и простив себе неряшество, она плашмя упала на кровать поверх пледа, лицом вниз, ногой торопливо сбросила балетки на пол. Затем развернулась и подхватила мишку. Муж смеялся над Настиной любовью к старой игрушке, ее ровесницей по возрасту, но сейчас его не было рядом, и она, как в детстве, уложила ее рядом и обняла. Глубоко вздохнув, тихо сказала:
  -Глупая ты, Настя, на работе ты ноль, еще и ухитряешься мужа обидеть.
   Жалела себя она недолго, через пару минут из комнаты слышалось только ровное дыхание спокойно спящего человека....
  Проснулась Настя от громкого, пронзительного воя сирены. Первая мысль-я проспала на работу? Она вскочила с кровати, очумело потрясла головой. Сердце заполошно билось в груди так, что едва не выпрыгивало. Пару мгновений она еще не понимала, что с ней, где она? Сновидение? Явь? И почему она одетая? Завывание сирен продолжало стоять в ушах. Чуть позже пришло осознание произошедшего, она вспомнила все. Сработал сигнал 'Внимание Всем'. Немного успокоившись, Настя спросила все еще хриплым после сна голосом:
  -Домовой, - так звали домашний компьютер,-что случилось?
  -Настя, я пока выясняю подробности, но зарегистрирована разгерметизация купола, дом я уже изолировал от внешней среды. Наличных запасов хватит на двое суток. Прибытие аварийной службы ожидается через двадцать минут. Причин для паники нет. Рекомендуется получить дыхательный прибор.
   Молодая женщина несколько мгновений круглыми от удивления глазами недоуменно смотрела в направлении стола, на котором лежал терминал компьютера.
  Она не сразу поняла смысл сказанного, но спустя несколько мгновений до нее дошло, что в поселке произошла катастрофа. Сонливость ушла, уступив место возбуждению и жажде деятельности. Судорожным движением она вскинула руки ко рту:
  - Что?!
  Ошарашенно оглядевшись вокруг, бросилась к окну. Одним рывком отдернула штору и с тревогой выглянула на улицу. На первый взгляд все как обычно, поселок ярко освещали мощные фонари, укрепленные под куполом, все также зеленели трава и деревья. Ее взгляд опустился ниже: на бетонных плитках дорожки, ведущей к ее дому, лежал темно-серый крупный скворец и бился в предсмертной конвульсии. Несколько секунд, пока птица не перестала биться, Настя, как завороженная, наблюдала за агонией. Значит все правда, комп не ошибся, поняла Настя. Стремительным движением повернулась к терминалу и произнесла решительным голосом, в котором, впрочем, чувствовался затаенный страх:
  -Домовой, где дети?
  -Иван утром забрал их, они еще не возвращались.
  Настя ощутила заметное облегчение и позволила себе выдохнуть воздух, хотя бы дети в безопасности!
  -Ой, -она с размаху шлепнула себя по лбу, -что я стою, комп же сказал, надеть дыхательный аппарат!
  Настя стремительно метнулась в прихожую, там, во встроенном шкафу, лежал обязательный для всех проживающих в поселках под куполом ящик аварийного комплекта на семью. Дыхательные аппараты, рассчитанные на двое суток пребывания в бескислородной среде, лежали поверх большой коробки с неприкосновенным запасом. Арес станет по-настоящему дружелюбной к земной жизни планетой только по прошествии многие десятков, если не сотен лет терраформирования. Поэтому НЗ на случай чрезвычайных обстоятельств лежал в каждом доме. Накинув коробку с аппаратом через плечо, вернулась в спальню. А Иван? Мелькнула у нее беспокойная мысль. Он знает, что пробило купол? А аварийщики в курсе? Выехали на помощь? Выскочив в прихожую, схватила с кресла сумку, вытащила коммуникатор. Но сколько не пыталась связаться хоть с кем-нибудь, на дисплее высвечивалось только: интернет-соединение отсутствует.
  Настя, досадливо поморщившись, бросила бесполезный прибор на кресло, взгляд случайно упал на окно. Глаза ее округлились, а брови удивлённо поползли кверху. Посередине проезжей части осторожно вышагивали два вооруженных тиадара в легких скафандрах, один чуть впереди, другой позади. Они часто останавливались, вертелись во все стороны, опасливо поводя оружием по темным провалам окон. Ей показалось, что она встретились взглядами с идущим впереди инопланетянином. Глаза Насти непроизвольно расширились, она проворно нагнулась. Не разгибаясь, перебежала в глубину прихожей, где тиадары не могли ее увидеть. Откуда в поселке вооруженные тиадары? Настя ощутила, как противно затряслись колени. Ужас сковал ее. Откуда вообще на Аресе тиадары? Раз вначале кто-то пробил купол, а потом появились вооруженные аборигены, значит, это нападение на землян! Это нападение Высших, поняла она. Кровожадные Высшие хотят всех убить? Что делать!? Эта мысль билась в голове, как бабочка о пыльное стекло, загораживающее ей путь на волю. Выхода она не видела. Она заперта в доме, а на улице бродят солдаты Высших. В изнеможении Настя стекла на пол, Страх превратился в панику с моментально вспотевшими ладонями и испариной по всему телу. Несколько минут она сидела, бездумно глядя в пространство, изо всех сил стараясь унять предательскую дрожь в коленках. Страшное предчувствие беды сковывало, лишало желаний и сил.
  Как же дети, Иван без меня? -подумала молодая женщина. Эта мысль неожиданно успокоила ее и придала сил. Настя почувствовала, что ужас как-то отошел на второй план, она может двигаться. Нет, она не сдастся без боя. Настя начала действовать. Секунду подумав, энергично вытерла ладошки об ткань брюк. По спальне пронесся судорожный вздох. Она поднялась и решительной походкой зашла в гостиную. Там, в платяном шкафу, лежал ящик, в нем муж хранил инструмент. Вытащив коробку на пол, начала лихорадочно перебирать его содержимое. Попадалась все что угодно: разнообразные отвертки, пассатижи и непонятный хлам, все, кроме того, что могло послужить оружием. Только в самом низу она нашла подходящую вещицу. Настя выбрала большой разводной ключ, килограмма на два. Крепко ухватив его за середину, молодая женщина примерила его в руке, юркнула в прихожую, спрятавшись сбоку от входных дверей. Теперь оставалось только ждать, кто придет первым: муж и спасатели или Высшие. Минут двадцать ничего не происходило, только где-то в отдалении пару раз слышались выстрелы, заставляя ее в испуге вжиматься в стену. Да еще дурак-домашний комп, пару раз включался, вещая козлиным тенором (за который Настя была готова его немедленно разбить), что нет интернет соединения, и что у него отсутствует информация, когда придет помощь. Как будто Настя сама этого не знала! Она успела даже пообещать себе, что, если все кончится благополучно, первым делом поменяет ему тембр голоса на менее противный.
  Время шло, а враги не появлялись. Настя уже принялась тешить себя надеждой, что все обойдётся, как за дверью послышалась приглушенная возня. Настя судорожным движением одела дыхательный прибор и замерла, изо всех сил напрягая слух. Кто там, на улице? Люди или тиадары? Но если бы там стояли спасатели, то, наверное, домашний комп предупредил бы ее? Мысли с бешеной скоростью, одна за другой, мчались по извилинам. Неужели и правда, в дом рвутся Высшие? Губы Насти побледнели, на лбу проступила холодная испарина, но не от страха, нет, а от решимости дать пусть последний, но решительный бой! Пусть она погибнет, но ждать безропотной курицей, пока враги будут решать ее участь, она не станет! Высоко подняв над головой гаечный ключ, она ждала. Вскоре в замке что-то хрустнуло, и дверь медленно приоткрылась. Затем со страшной силой в дверь ударили чем-то тяжёлым. С чудовищным грохотом она распахнулась настежь. Сердце испуганно забилось, и по всему телу побежала лихорадочная дрожь.
  В проеме показался ствол оружия. Черный зрачок дула покачался из стороны в сторону, словно змея, гипнотизирующая жертву. Когда появилась голова тиадара в прозрачном шлеме, Настя, отчаянно завизжав, со всей силы обрушила на пришельца справа сверху незамысловатое оружие. Тиадар снесло как кеглю, на которую обрушился шар для боулинга. Молодая женщина протянула было руку, чтобы захлопнуть дверь, но не успела. Перед глазами промелькнуло что-то огненное, похожее на молнию, Настю с силой ударило в грудь, отбросив на пару метров. Мгновенная жгучая боль, сознание милосердно оставило ее.
  Очнулась Настя от боли в боку. Кто-то от души лупил ее по ребрам. Помимо ребер дико саднило чуть ниже груди, справа. Настя мучительно застонала и, заскрежетав зубами, с трудом приоткрыла глаза. Над ней низко склонился густо заросший коричневой шерстью тиадар в прозрачном шлеме.
  Инопланетянин, увидев, что девушка открыла глаза, прекратил ее пинать и довольно ощерил клыки. Из коробки, закрепленной у него на поясе, послышался вполне понимаемая речь:
  -Ты лежать, моя убить, ты встать, идти-жить.
  Настя несколько мгновений смотрела на тиадара взглядом, полным ужаса и отчаяния, потом судорожно сглотнула, цепляясь за стены, с трудом поднялась. Враг, ростом Насте всего лишь по плечо, молча толкнул ее стволом на выход из дома. Обреченно вздохнув и поминутно спотыкаясь и придерживаясь за стены, она пошла на выход.
  Планета Арес, 23 октября, утро, штаб отряда средних космолетов.
  Заместитель по летной в растерянности хлопнул глазами и громким голосом выкрикнул:
  -Не может быть!
   В руке у него сухо треснула, ломаясь пополам, ручка. Несколько секунд он непонимающе глядел на обломки, потом кинул их в стоящую рядом со столом урну. В кабинете властвовала оглушительная тишина. Присутствующие на совещании с ошарашенным видом переглядывались между собой, не в силах понять, как реагировать. На их лицах нарисовалась смесь замешательства, удивления и облегчения от того, что не их близкие попали в беду. Известие было на грани фантастики. Планету прикрывала густая сеть спутников, контролировавших поверхность и особенно тщательно космическое пространство над Аресом. Мышь не проскочит без разрешения землян. И первыми о попытке проникнуть на планету узнали бы космонавты. В конечном счете, они и выводили на орбиты спутники и контролировали их.
  Несмотря на всю невероятность известия, Иван поверил в него сразу. Какое-то время Иван сидел молча, уперев немигающий взгляд в стол.
  Потом торопливо вытащив коммуникатор, пробормотал:
  -Извините.
  Пальцы пробежали по появившейся виртуальной клавиатуре, потом снова и снова но, сколько он не звонил, Настя не отвечала. Иван нажал на кнопку отбой связи.
  На лицах заместителей легко читалось сочувствие, но прервать молчание никто не решился. Во взгляде Ивана мелькнула тень растерянности, быстро сменившаяся гневом. Пауза затягивалась. Голова стала кристально-ясной, только где-то глубоко внутри, разгоралось пламя неукротимой ярости. Вначале прошиб мелкий холодный пот. Раньше он никогда не испытывал ничего подобного! Ярость - да, сколько угодно. Но такого чувства, которое больше чем ярость, много больше-никогда!... Рот пересох, сердце бешено колотилось о ребра, по всему телу прошло нечто вроде судороги, оставившей после себя покрытую мурашками кожу. Продолжая сидеть на месте, он судорожно сжимал и разгибал пальцы в кулаки. В голове билась только одна мысль. Как тиадары могли оказаться на планете? Космическое пространство космофлот землян контролировал плотно, этого не может быть! Но факты вещь упрямая, не доверять сообщению у него не было оснований. Значит нужно принять реальность, что они каким-то способом проникли на Арес и захватили землян, в том числе его жену.
  Иван, яростно крутанув желваками, сумел взять себя в руки. В полной тишине, снова поднял коммуникатор, и набрал знакомый номер командора. Тот отозвался на втором гудке, словно ждал вызова.
  -Да.
  -Иван Сергеевич, поступила информация... -но командор прервал его. Взволнованным и полным нетерпения голосом, он почти крикнул:
  -Я в курсе всего, уже выезжаю, бери пока руководство отрядом на себя, -и прервал связь.
  Иван, кивнув каким-то своим мыслям, поднял пылающий бешенством и болью взгляд:
  -Какие будут предложения?- разлепил Иван искривленные судорогой губы. Из всех заместителей только у него семья проживала в поселке Колония. Известие никого не оставило равнодушным, земляне всегда переживали друг за друга, но в реакции сидевших перед ним людей пока больше преобладало изумление.
  Фэе-Бянь опомнился первым. Пытаться ободрить Ивана он не решился, посчитав, что это сейчас было бы бестактным. Участливо посмотрев на Ивана, задумчиво потеребил мочку уха и заговорил тоном, полным нескрываемого сочувствия:
  -Без нас, думаю, никак не справятся. Предлагаю связаться с дежурным центральной диспетчерской и получить инструкции по нашим дальнейшим действиям.
  Помолчал, раздумывая, снова потер кончик мочки и добавил, покосившись на заместителя по летной:
  -Какой из космолетов сейчас находится ближе всех к Аресу?
  Тот вздрогнул от неожиданности и старательно наморщил лоб, прикидывая что-то в уме. Откликнулся все еще ошеломленным тоном:
  -Ближе всех находится космолет 5/гамма. Его Сергей Орлов пилотирует.
  Все также, не разжимая сведенных будто судорогой кулаков, Иван обвел взглядом присутствующих и спросил голосом, полным затаенной боли и изо всех сил сдерживаемой ярости:
  -На корабле оружие есть?
  Заместитель по летной молча кивнул.
  Иван снова спросил:
  -Я так понимаю, предложений больше не будет?
  Ответом ему стало молчание. Во-первых, действительно, что тут еще предложишь, их дело при нештатных ситуациях исполнять приказы руководства колонии землян. Во-вторых, отряд привык, что молодой заместитель вел себя всегда тактично и вежливо, а сейчас его лицо напоминало маску ненависти и жажды отмщения. В таком состоянии молодого заместителя раньше никогда не видели. Сейчас он даже слегка пугал заместителей командора.
  Иван перевел дух. Схватив стоящую на столе полупустую бутылку с минералкой, в один присест опустошил ее. Положив ее на стол, процедил сквозь зубы, развернувшись к заму по летной:
   - Алексей Петрович,- тот помимо воли вскочил,- Пять/ гамма на орбите напротив поселка Колония. Все борта, находящиеся поблизости, немедленно подтянуть к планете и сгруппировать на орбите. По выполнении доложить!
  Секунду Иван еще буравил взглядом густо покрасневшего старого пилота. Согласно наклонив голову, тот ответил:
  -Выполняю.- Он присел и принялся что-то набирать в коммуникаторе.
  Иван перевел неистовый взгляд на руководителя ЦУП, от чего тот невольно поежился и взлетел с места:
  -Отряд поднять по тревоге, связаться с дежурным центральной диспетчерской, уточнить инструкции по нашим действиям. Доложить по выполнению.
  Молча склонив голову, тот уселся и принялся набирать сообщение на коммуникаторе. Так, в тишине, прерываемой только тонким писком нажимаемых клавиш и короткими переговорами по коммуникаторам заместителей, они просидели минут пять.
  Люди начали потихоньку отходить от первоначального шока, переглядываться и перешептываться, искоса бросая сочувственные взгляды на Ивана. Он их не замечал, уставясь невидящим взглядом в пространство перед собой.
  Первый поднял голову руководитель ЦУП, он порывался встать, но Иван удержал его слабым взмахом руки. Прокашлявшись, Фэе-Бянь отрапортовал:
  -Отряд поднят по тревоге. С диспетчерской связались, ждем указаний.
  Сразу за ним поднял руку заместитель по летной. Дождавшись разрешающего кивка, он встал и доложил:
  - Космолет пять/ гамма движется на орбиту напротив поселка Колония. И да... -он запнулся, подбирая слова и глухо закончил, -на нем четыре торпеды класса Космос-космос.
  Неожиданно поднял голову Фэе-Бянь, подняв руку вверх, словно школьник у которого возникло желание ответить на вопрос учителя. Дождавшись вопросительного взгляда Ивана, он сообщил:
  -От диспетчеров пришло сообщение, что поселок захватили ориентировочно до сотни тиадаров, купол пробит, а жителей вывели на поверхность и гонят куда-то на север.
  Иван до боли сжал зубы и безмолвно кивнул в ответ. В этот момент дверь широко распахнулась, в кабинет, держась за грудь, влетел, одетый в домашний спортивный костюм, очень взъерошенный командор. Лица заместителей посветлели, они вскочили, приветствуя командира. Наконец он с ними, теперь попроще будет управляться!
  Поздоровавшись вялым взмахом руки и проигнорировав попытку Ивана уступить кресло во главе стола, командор присел на свободное место. Отдышавшись, он достал из кармана брюк платок, вытер испарину с побагровевшего лица и спросил:
  -Что выполнено по захвату поселка тиадарами?
  Выслушав доклад, задумчиво покивал, уточнил по срокам сбора космонавтов отряда и подлета космических кораблей на орбиту планеты. Посетовал брюзгливо, что, когда его нет, так обязательно какое-нибудь происшествие случается, даже поболеть нет возможности.
  Иван сидел как на иголках, разрываясь между служебным долгом и желанием немедленно броситься на выручку жены. С трудом дождавшись, пока командор ознакомиться с обстановкой, поднялся с места. Бросив на начальника исподлобья внимательный взгляд, спросил:
  -У меня осталась жена в захваченной Колонии, -Иван слегка запнулся, бросил умоляющий взгляд в сторону начальника, тут же поймал себя на этом и закончил твердым тоном:
  -Разрешите убыть к космодесантникам, у меня единственного среди землян есть опыт реальной войны, да и им наблюдатель для связи с отрядом не помешает.
  Дожидаясь ответа, затаил дыхание.
  Командор пожевал губами, искоса поглядывая на Ивана, потом решительно махнул рукой:
  - Ну хорошо... Разрешаю, и если дашь себя подстрелить, не показывайся мне на глаза!
  Иван сжал губы в тонкую ниточку:
  -Спасибо, -кивнул, повернулся и вышел из кабинета твердым шагом.
  Робот-секретарь во все глаза смотрела на Ивана. Информацию о нападении на поселение землян, в котором проживал Иван, она получала из сети. Кукольное лицо исказилось в гримасе жалости и сострадания. Совершенно человеческим жестом она прижала руку к губам, как будто хотела заглушить плач. Иван, скользнув по ней равнодушным взглядом, выскочил в коридор. Роботесса проводила его долгим пристальным взглядом.
  Выскочив из здания, торопливо вытащил коммуникатор и набрал на виртуальной клавиатуре срочный вызов такси. Машина подъехала через пару минут, благо их парк размещался рядышком, в соседнем жилом куполе. Иван сел на переднее сидение, автомобиль с места рванул на полной скорости. В ранний час улицы пустовали. Мимо стремительно проплывали разноцветные коттеджи жилых зон. Мало кого из землян устроил стандартный серый цвет, оставшийся после строителей, и большинство предпочли перекрасить дома. Шлюзовые камеры между куполами по случаю чрезвычайной ситуации закрыли. Подъезжая к ним, машина сбрасывала скорость, дожидаясь открытия ворот, а когда проскакивала их, наверстывала свое. Иван невидящим взглядом уставился в переднее стекло, на скулах вздувались тугие желваки. Он вспоминал события десятилетней давности, когда ему пришлось вступить в бой против гвардии Высших. Тогда Иван отделался тяжелым ранением, а его напарник и друг Алексей погиб. Глухая ярость клокотала в нем, подобно раскаленной лаве в глубине вулкана. Иван не на шутку разъярился! Высшие лишили его друга, почти брата, но отнять жену он им не даст!
  Дзинь, -звякнул внезапно пробудившийся коммуникатор. Иван взглянул на дисплей-звонила мама. После его женитьбы она недолго скучала в одиночку. К удивлению сына и немногочисленных подруг, всего через полгода она познакомилась со своим одногодкой. Уже лысоватом, но веселым и компанейским, и тут же вышла за него замуж. Спустя год у них родилась дочь, а еще через два они усыновили двух детей, мальчика и девочку, зачатых с помощью генетического материала, взятого ковчеговцами с Земли и выношенных в искусственной матке. При подготовке экспедиции ученые спрогнозировали: чтобы предупредить генетическое вырождение колонистов, необходимо взять с собой донорские сперму и яйцеклетки. Мать регулярно навещала Ивана и обожаемых внуков, но каждый раз ненадолго. Она так и не сумела преодолеть боязнь открытых пространств и осталась жить на Ковчеге. Яростно катанув желваками, Иван нажал на кнопку активации связи.
  Когда изображение мамы вспыхнуло на виртуальном экране, она обеспокоенно глянула в глаза Ивану. Глянув на его пылающее гневом лицо, она вполголоса охнула и, даже не поздоровавшись, тут же спросила:
  -Сынок, а где Настя? Где Сандро и Мишаня?
  -Настя спала дома после ночной смены, когда появились тиадары, Сандро в школе, а Мишка в детском саду.
  -Ой, -мать в испуге прижала руки ко рту,-Сынок, Настя в плену Высших? Что же делать?
  -Мама, забери детей к себе, я буду занят, не звони мне пока, хорошо?
  -Да-да, Сергей Владиславовичу я сейчас позвоню, он тут же вылетит на Арес. Я....,- но натолкнувшись на яростный взгляд Ивана, умолкла и пробормотав 'Все, все' -выключила связь, изображение рассыпалось множеством разноцветных искр.
  Поселок Столичный состоял всего из сорока двух куполов жилого и сельскохозяйственного назначения, и машина проскочила его стремительно. Через какие-то десять минут автомобиль плавно притормозил у двухэтажного бетонного здания корпуса космодесантников, чем-то неуловимым напоминавшим земные форты начала двадцатого века.
  Когда Иван, распахнув тугую дверь, забежал на первый этаж, формирование отряда, который должен идти на выручку жителям Колонии, уже заканчивалось. Громко хлопнула, закрываясь, дверь, заставив бойцов покоситься на Ивана, а затем разочарованно отвернуться, продолжив вполголоса переговариваться между собой. У дальней стены в неровном строю замерло почти четыре десятка человек, мужчин и женщин, в полной боевой экипировке космодесантника и с автоматами АК-386 за плечами. Высокие и низенькие, совсем молодые и постарше, их объединяло выражение лиц: с трудом сдерживаемый гнев и готовность совершить по приказу командира все, что угодно. Трое припоздавших торопливо переодевались у открытых настежь шкафов со снаряжением.
  Впереди строя будущих бойцов стоял, покачиваясь на каблуках, широкоплечий субъект в форме, возрастом лет под тридцать, невысокого роста, с приплюснутым носом боксера. Издали он смахивал на обритого бабуина, почему-то вставшего на задние лапы. Одноклассник Ивана- Генри Уокер, в мирное время оператор минизавода, в случае чрезвычайных обстоятельств становился командиром космодесантников. Еще в школе они не очень-то ладили, Иван был классический маменькин сынок, а Генри грозой учителей и зачинателем доброй половины школьных шалостей. После экспедиции на Тиадаркерал, которую Иван совершил без сопровождения космодесантников, Генри вбил себе в голову, что это унижение всей их братии. С тех пор, хотя и прошло уже десять лет, при случайных встречах он отворачивался, делая вид, что не заметил одноклассника.
  Иван быстрым решительным шагом пересёк заполненный людьми квадратный вестибюль и подошел к Генри. Тот медленно, будто нехотя, повернулся к нему.
  Иван несколько мгновений вглядывался в лицо командира космодесантников, потом произнес:
  -Здравствуй. Я пойду с Вами.
  Генри равнодушно отвернулся, буркнув в пространство:
  -Нет.
  Иван побагровел, схватил командира космодесантников за плечо, рванул, разворачивая к себе:
  -В поселке осталась моя жена, я должен идти с Вами!
  -Не мешай, пойдет только десант, необученные гражданские нам не нужны!- Недовольным тоном прогудел Генри, движением плеча сбрасывая руку с плеча.
  Бойцы удивленно подняли головы, прислушиваясь к разгорающемуся скандалу. Генри начал оборачиваться к подчиненным, но не успел.
  С фиолетово-синим от ярости лицом, Иван схватил его за грудки, притянул к себе:
  -Только я имею боевой опыт, только я сражался в реальном бою, понял ты, теоретик! Без авиаподдержки Вы не справитесь, их слишком много. Лучше меня наводчика космолетов ты не найдешь!
  Генри перехватил руки, попытался отпихнуть Ивана прочь. Несколько секунд мужчины мерялись яростными взглядами и без особых успехов толкали друг друга, потом в глазах десантника появилось что-то вроде понимания. Генри медленно убрал руки и, нехотя отводя взгляд, буркнул:
  - Ладно, в виде исключения, свободное снаряжение в шестом шкафу, как надевать знаешь?
  Иван отпустил командира десантников. Слегка успокоившись, прорычал все еще подрагивающим от ярости голосом:
  -Да. Глава 3 Планета Арес, 23 октября, раннее утро, район поселка Колония. Когда Настя, получив удар приклада между лопаток, выскочила, почти выпав из шлюзовых ворот поселка, то невольно остановилась в двух шагах от дверей, не представляя, что делать дальше. Ее взгляду предстала совершенно фантасмагорическая картина. В первые мгновения глаза увидели только то, что отвоевывала у окружающей тьмы аварийная лампочка, висевшая над шлюзами. На едва освещенном пятачке шумела и волновалась толпа перепуганных обитателей поселка, состоящая в основном из женщин, детей и подростков. Люди были одеты в основном лишь в домашние наряды, но все с аварийными дыхательными аппаратами на лицах. Все происходящее показалось настолько ненатуральным, киношным, что походило на какой-то кошмар или дурацкий ужастик из двадцатого века. Проснешься, и он исчезнет, развеется как дурной сон. По краям освещенного участка, угрожающе направив на людей оружие, безмолвно стояли тиадары. Зябко поежившись, Настя на секунду обернулась. Бронепластик купола, прикрывавший поселок, исчез во тьме ночи, а в тусклом свете аварийных лампочек, мерцавших на крыше, можно было разглядеть только шлюз. Конвоировавший ее тиадар рявкнул: -Идти!- и тут же снова сильно ударил прикладом оружия в спину. Пролетев несколько шагов, она со всего размаха влетела в толпу землян, чуть-чуть не упав. В последний момент ее подхватил Иван Петрович, пенсионер, проживавший в соседнем коттедже. Настя благодарно кивнула и спрятала руки в карманы куртки, так хоть чуть-чуть, но теплее. Оглянулась: несколько мужчин, в основном преклонного возраста, кучковались рядом с соседом. Потом она ощутила пронизывающий холод. По меркам Ареса немного, не больше минус двадцати, но если учитывать, что выгнали ее в домашней одежде, то и это чересчур много. По дороге она едва успела схватить в прихожей с вешалки зимнюю куртку. Так что телу тепло, а ноги, одетые в легкие кроссовки, моментально задубели. Первая волна морозной дрожи пробежала вверх по бедру, защищенному от холода лишь старенькими джинсами, неопровержимо доказывая, что все вокруг-страшная реальность. - Иван Петрович, миленький!- умоляюще прижав руки к груди, воскликнула Настя, -Откуда появились тиадары? Что они хотят с нами сделать? Мужчина растерянно развел руками: -Если бы я знал! Я еще завтракал, когда раздался вой аварийных сирен, и едва успел надеть дыхательный аппарат. Потом тиадары выбили входную дверь и выгнали меня сюда. Слава богу, что моя Марья с утра уехала в Столичный! Состав атмосферы даже на дне разлома еще сильно отличался от земной, голос пожилого мужчины звучал глухо, как будто он набрал полный рот каши. -Молчать! -раздалось со стороны оцепивших людей тиадаров. В подкрепление приказу, один из них направил оружие на толпу. Дуло автомата расцвело цветком огня. Фью-фью, пролетели пули над толпой. Женщины и дети от испуга и неожиданности пригнулись к земле; наступило молчание, прерываемое только тяжелым дыханием испуганных людей. Через несколько минут ноги, прикрытые одними джинсами, промерзли насквозь и почти не чувствовались. Приплясывая на месте от холода, как и остальные земляне, Настя вжалась в толпу поплотнее, так теплее. Вдобавок начало сосать под ложечкой- завтракать она утром не захотела, и как оказалось зря. Похоже, повторяется история десятилетней давности, когда она едва не замерзла насмерть после аварии исследовательского вездехода, подумала Настя. Тогда Иван ее спас в самый последний момент. Потом пришлось две недели восстанавливаться в больнице. Муж, конечно, уже знает о нападении тиадаров и спасет ее! Где же он? Еще через десять минут со стороны тиадаров раздался громкий голос: - Идти! Кто стоять смерть! Кто бежать смерть! Захватчики включили мощные фонари, осветившие дорогу на добрый десяток метров. Подталкивая отстающих людей ударами прикладов, они погнали их куда-то прочь от поселка. Огни аварийного освещения купола почти скрылись из глаз, когда Иван Петрович, шедший перед Настей, решительно остановился. -Я никуда не пойду, -закричал он, потрясая перевитыми старческими венами кулаками. Глаза его засверкали от гнева. -Пусть дадут нам одеться, иначе мы все вымерзнем от холода! Тут женщины и дети! Люди начали переглядываться, останавливаясь. Настя открыла рот, чтобы крикнуть в поддержку соседа, когда послышался негромкий хлопок выстрела. На груди мужчины расцвел кровавый цветок. В последний раз всплеснув руками, он упал на покрытую бесчисленными трещинами промерзшую почву. Женщины в панике закричали, запричитали, но длинная очередь над головами заставила их испуганно умолкнуть. Тиадары вновь набросились на людей, криками и ударами прикладов заставили продолжить путь. Пройдя несколько шагов, Настя на мгновенье оглянулась, под тело погибшего мужчины успела натечь кровавая лужа, слабо парившая на морозе, на спине расплывалась алая клякса. Настя из всех сил сжала веки, лицо ее исказилось, как от боли. Ее не покидала мысль, что все это бред, дурной сон, который должен вот-вот закончиться. Скоро холод начал пробираться к сердцу. Мир сузился до ползущей навстречу дороги и мерзкого резинового запаха маски дыхательного аппарата. Она шла, механически передвигая совершенно замерзшие и ставшие деревянными ноги, борясь с охватившей ее паникой и страхом. В попытке удержаться и не заорать от ужаса она до боли прикусила губу. Только надежда на помощь - земляне своих не сдают!- давала ей силы идти, а не упасть на промерзшую почву планеты, и будь, что будет. Планета Арес, 23 октября, полчаса спустя. Водитель нажал на кнопку- впереди загорелись два световых конуса фар, отжал 'газ'. Вездеход, еле слышно урча электромотором, осторожно выехал из ворот внешнего шлюза. За пределами купола простирался чернильный мрак, господствовавший на дне каньона большую часть суток. В небе холодно сверкали, заглядывая вниз на землю, разноцветные искорки звезд. Вокруг царила абсолютная тьма. Только гигантские сверкающие изнутри множеством огней сферы, накрывающие поселки землян, и светильники на столбах вокруг отбирали у тьмы немного пространства. Фары выхватывали небрежно пробитую грейдером дорогу. Здесь проходил самый удобный и близкий путь между поселениями землян. Их всего-то построили пока только два на всю планету. Когда-то здесь мчалась, клокоча и размывая коренные породы, широкая река, оставив после себя на бывшем дне глину. Прошли тысячи, если не миллионы лет после ухода воды, сухое русло завалило обломками, засыпало песком. Затем пришли люди и пробили по бывшему дну дорогу. Конечно не шоссе, но колеи заметны, а вездеходам без разницы, по какой поверхности ехать. Машина проехала немного вперед, остановилась, тихо шурша двигателем. Как только место освободилось, из ворот бесшумно вылетели два небольших дрона на электрическом ходу. Ворота шлюза за ними гулко захлопнулись. Поблескивая полупрозрачным кругами винтов, летающие аппараты стремительно взмыли ввысь и пропали во мраке ночи. Их отправили вперед узнать, где находятся враги и разведать путь к ним. Выехавший первым вездеход считался самым мощным сухопутным оружием землян. Пару лет тому назад его на всякий случай дооборудовали на машиностроительном заводе. Помимо вполне приличной брони, защищающей корпус, сверху на кабину смонтировали спаренную ракетную установку. Получилось очень даже прилично для противостояния с легко вооруженными тиадарами. Но не он стал главной надеждой людей в намечающемся противостоянии. Корабль землян, вооруженный полутора десятками торпед, класса космос-земля, уже завис на позиции у границы атмосферы, напротив захваченного поселка. Ивана, как наводчика и связного с отрядом космолетов, командир десантников взял с собой, определив место в пассажирском отсеке передовой машины. За прозрачной стенкой в водительском отделении расположился механик-водитель, он же оператор ракетной установки, напротив - Генри. С озабоченным видом командир десантников вглядывался в планшет, на него поступала информация и с дронов, и из космоса. Они не успели дождаться остальных машин, когда в районе захваченного поселка распустился огненный цветок, ясно видимый несмотря на расстояние добрых три десятка километров от эпицентра взрыва. Через двадцать секунд послышалось басовитое 'бамм'. На дне разлома атмосфера стала достаточно густой, примерно соответствуя земной где-нибудь в высокогорном районе, поэтому звук взрыва получился громкий и достаточно убедительный. Иван злобно усмехнулся: это он предложил использовать космолет. Намекнуть тиадарам, что здесь хозяева земляне, и Высшим тут не рады. Зависший над районом корабль выпустил торпеду, поразившую склон канона недалеко от поселка. Через пару минут из шлюза один за другим выехали четыре пассажирских вездехода с тридцатью космодесантниками на борту, выстроились в колонну и остановились, ожидая команду. Всего в поход отправилось чуть меньше четырех десятков бойцов. Силы можно считать неравными, если не принимать во внимание один очень весомый нюанс-космический корабль землян, зависший над захваченным тиадарами колонией. Так что ковчеговцы не без основания считали, что преимущество на их стороне. Генри обернулся, проверяя все ли выехали, затем, убедившись, что все нормально, наклонился к микрофону и скомандовал тихим голосом: -Поехали. Колонна помчалась в кромешной тьме к захваченному поселку. Тускло мерцали звезды на небе. В глубине расщелины, на расстоянии десяти километров они были видны почти всегда, за исключением пары часов утром, когда солнце все-таки заглядывало вниз. Первым, шаря по грунтовой дороге косыми скрещивающимися лучами фар, ехал 'броневик' землян, за ним колонной на расстоянии с десяток метров друг от друга, мчались с включенными фарами и габаритами остальные машины. С каждой минутой сверкающие пузыри земной колонии уменьшались, вскоре внутри куполов отдельные здания и деревья стали неразличимы, через десяток минут и купола поселков пропали из вида. Подпрыгивая на неровностях, машина стремительно неслась по дороге, только изредка фары выхватывали на обочине, то тускло-красные камни, покрытые желто-зелеными пятнами лишайника, то лежащие на песчаном грунте плоские маты сине-зеленых водорослей. Терраформирование планеты шло полным ходом. Местные и привезенные землянами растения потихоньку захватывали сушу не только на дне разлома, но и на поверхности Ареса. Царящий в машине полумрак едва разгоняла слабенькая лампочка красного цвета на потолке. Когда машина подпрыгивала на ухабах, лампа бросала причудливые тени то на лицо водителя, то на сосредоточенно вглядывающегося в тактический планшет Генри. В автомобиле стояло угрюмое молчание, прерываемое лишь тихим шелестом электродвигателя. Иван, устало откинувшись на спинку кресла, исподлобья рассматривал мчащуюся под гусеницы дорогу, думая о чем-то сокровенном. Время от времени он до боли сжимал челюсть, а в глазах его появлялось выражение собачьей тоски. Грядущий бой страшил Ивана, за свою недолгую жизнь ему пришлось однажды пройти через пот, кровь, грязь и утраты войны. Повторять это опыт ему не хотелось, но жизнь повернулась так, что от его желания ничего не зависело. Командир десантников все сильнее хмурился, изредка бросая пару фраз в микрофон. Когда слева от дороги мелькнул указатель: 'Пос. Колония-2 километра', Генри, повернувшись к водителю, приказал: -Останавливаемся. Тот согласно кивнул и пошевелил джойстиком. Машина, вильнув чуть вправо от дороги, остановилась, взметнув вверх столб медленно оседающей пыли, и выключила фары. Генри благодарно кивнул и продолжил вглядываться в тактические знаки на планшете, время от времени движением пальцев увеличивая или уменьшая изображение. Наконец, поднял голову, обернулся к бойцам - глаза его блеснули торжеством. Хищно улыбнувшись, Генри объявил: -Высшие отступают! Большая часть, голов сто, окружила людей и уходит на северо-восток по каньону. Голов двадцать выдвигаются в нашем направлении. А устроим-ка им засаду. Движением пальца по планшету отправив боевые задания бойцам, скомандовал в микрофон: -Выходим! К бою! Первыми съехали по пандусу на грунт пять автоматических охранников и разъехались по местам, указанным десантниками-операторами. Переделанные из роботов- уборщиков они напоминали маленькие, по колено человеку гусеничные платформы с смонтированными в кузове блоками сенсоров и крупнокалиберными пулеметами. Вообще-то по нормам на каждого десантника их должно быть не менее двух, вот только к бою на поверхности Ареса никто не готовился, поэтому военных роботов оказалось всего пять. Иван опустил забрало боевого шлема. На его поверхности тут же вспыхнула тактическая карта с обозначением мест, куда должны выдвинуться десантники, нарезанными им секторами обстрела и схематичным изображением врага. Большая часть тиадаров с пленниками медленно отступала вглубь каньона. Меньшая неторопливо приближалась к землянам. Выхватив автомат из креплений в стене, Иван открыл дверь крохотной шлюзовой и уже через минуту бежал к указанному ему месту. Территория, на которой он примет бой, несмотря на то что машины выключили фары и царившую вокруг тьму, была хорошо различима. На тактический шлем передавалось изображение не только с инфракрасной камеры костюма десантника, но и с дронов вместе с орбитальными спутниками, а также от радара командирского вездехода. Компьютер объединял информацию, транслируя картину непосредственно на забрало. В наушниках послышался негромкий голос командира: -Парни, покажем этим, чьи в лесу шишки! Иван на бегу покосился на рукав с шевроном, на котором была эмблема отряда. Там здоровенный разъяренный русский медведь скалил на неведомого врага острые клыки. Краем сознания проскочила мысль: 'десантуре все бы шутить'. Промелькнула и исчезла, везде собственные традиции, хочет их командир именно так подбодрить перед боем бойцов-его право. Переждав довольный хохот и нестройные крики бойцов, Генри добавил серьезным тоном: - Так, и чтобы у всех связь - на маскирующий режим! 'Вот это правильно, - подумал Иван. - Не хватало еще, чтобы нас Высшие слушали. Узнают что мы здесь, какая тогда засада?!' Ивану досталась крайнее левое место на боевой позиции землян. Добежав до небольшой ямы, с разбегу в нее запрыгнул. Костюм десантника медленно покраснел, слившись с цветом окружающего грунта и разбросанных вокруг камней. Привычно повозившись, упер локти в землю, снял автомат с предохранителя и изготовился к стрельбе. Любил он побаловаться в страйкбол в свободное время, так что стрелковые навыки не утратил. Страйкбол (от англ. strike - удар, ball - шар) - некоммерческая, командная, военно-спортивная игра. Российский аналог командной игры, более известной как эйрсофт (англ. Airsoft) с использованием так называемой 'мягкой пневматики' (разрешенная дульная энергия в России не более 3 Дж), использующей пластиковые шарики калибром 6 мм (изредка 8 мм), не содержащие цветных пигментов. Бойцы шустро разбежались по предписанным местам, затаились, образовав неровную линию, перегораживавшую дорогу к поселку Столичный. Одна за другой их фигурки на тактической карте загорались зеленым, сигнализируя о готовности к бою. Сектор стрельбы справа частично перекрывало странное растение, подобного он еще не встречал. Абсолютно непохожее на привычный лишайник, за последние годы так широко распространившийся не только на дне разлома, но и на поверхности планеты, что его можно было встретить на каждом шагу. На коротком, чуть ниже колена, стебле не щетинились многочисленные длинные, сантиметра по четыре каждый, темно-зеленые колючки. А ниже (можно в этом не сомневаться, так как по-иному в пустыне не выживешь) впивается в каменистую почву многометровая корневая система. Внешне этакая миниатюрная колючая ель, подлинная вершина эволюции жизни на планете, если не считать пришельцев-людей. С первого взгляда даже не разберешь: туземное растение или продукт генной инженерии, способный выдерживать дикие перепады температуры на поверхности и отсутствие кислорода в атмосфере. Жизнь, принесенная на планету землянами, представляла слишком большую ценность, чтобы из-за каких-то тиадаров походя ее уничтожать. В конечном счете, люди и поселились на планете, чтобы распространить на ней жизнь, в том числе разумную. Иван попробовал растение осторожно, чтобы не уколоться, отклонить, но неожиданно прочный стебель не поддался, заставив призадуматься, как его убрать. Вырывать не хотелось. 'Вдруг это растение единственное в своем роде? И уничтожив его, я уничтожу уникальный биологический вид. Постараюсь его сберечь',- решил Иван. Привстав, он аккуратно передвинулся немного левее, туда, где растение не мешало. Стрелять в тиадаров, убивать их не хотелось. Десять лет тому назад он вдосталь навоевался во время экспедиции на Тиадаркерал. С тех пор многое изменилось. Теперь он знал, что местные аборигены не безжалостные монстры, как он думал когда-то. Да, суровы, да, у них крепкие воинские традиции. Зато если подружиться, нет их вернее и преданнее. Тем более что с тех пор среди тиадаров у него появились верный друг, Ойе из рода Келлай, клана наемников. Вместе с Настей они несколько раз летали к нему в гости, да и Ойе вдвоем с женой несколько раз навещал их на Аресе. Не считал он аборигенов врагами. Высших-ненавидел, а простых бойцов, сейчас идущих навстречу землянам, считал всего лишь жертвами традиций и пропаганды. Между тем на экране шлема нестройная толпа приблизилась. 'Сейчас начнётся',- понял Иван. Сердце в груди забилось часто-часто, лицо бросило в жар. -Высшие первые напали на людей, у них в плену Настя! Или они или мы!-Накачивая себя гневом, прошептал Иван но, это не помогло успокоиться. Мысли судорожно скакали с одного на другое. Боялся ли он предстоящего боя? Разумеется, как любой человек с нормальной психикой, но жизнь научила его подчинять себя одной цели, забывая эмоции, даже страх. В этом, наверное, и заключается истинная храбрость. Иван знал, что когда начнётся, он будет действовать абсолютно хладнокровно. А как там ребята, подумал Иван, скосив глаза на соседей. Рядом, справа, судорожно вцепившись в автомат, готовился к бою незнакомый десантник. Остальных землян ему из ямы было не видно. Не обстрелянному новичку еще хуже, чем мне, понял Иван. Для него это первый бой. Мысль о том, что кому-то тяжелее, чем ему, почему-то его успокоила. Сердце перестало биться загнанной птицей. Десантники лежали неподвижно. Иногда Иван поглядывал на соседа, пытаясь разглядеть, чем он занимается, иногда - на быстро приближающихся врагов. Кто победит: мы или Высшие? В любом случае к Столице их не пропустят, один залп с космолета и здесь останется только оплавленная земля. Фигуры врагов приблизились на расстояние, на которое уже можно ударить ракетами. До врагов оставалось метров пятьсот, руки тиадаров ритмично двигались. Они размахивали ими при беге совсем как люди. Впрочем, это и неудивительно. Строение их скелета очень походило на людское. Ну давай же, давай... что Генри медлит? Неожиданно над головой послышалось пронзительное Фух-фух-фух. И через мгновенье опять Фух-фух! Иван от неожиданности чуть не подскочил. С крыши бронемашины землян с яростными всполохами ракетного пламени стартовали снаряды, и через пару секунд распустились впереди огненными цветками, разметав толпу тиадаров. До ушей докатился раскатистый звук нескольких взрывов, слившихся в один. Несколько силуэтов врагов на тактической карте перечеркнула красная линия, они погибли. Остальные, шустро развернувшись в неровную линию, побежали навстречу землянам. Время тянулось медленно, словно резиновое. Наконец, в наушниках послышалось азартный крик: -Огонь! Иван прицелился по крайней левой фигуре. 'Так-так-так-так-так!..' тихонько затрясся в руках автомат, отдача больно ударила в плечо. Справа раздавался негромкий шелест, больше похожий на шум нескольких одновременно работающих швейных машинок - десантники открыли огонь. 'Надо поплотнее прижать оружие к плечу'-сообразил Иван. Сказывалось отсутствие тренировок по стрельбе. Несколько раз он ловил фигуру тиадара в прицел, попадал, врага отбрасывало назад, но он упрямо поднимался и снова бросался вперед. Наконец, подобно сломанному пластмассовому манекену, упал на землю и перестал шевелиться. Между тем, тиадары приблизились на расстояние, с которого их оружие стало представлять опасность для землян. Фью! Фью! - пропели над головой пули. Левее ямы почву с тупым стуком прошила цепочка пуль, взметнув фонтанчики пыли. Краем глаза Иван увидел, как взорвалось осколками древесины спасенное им растение. 'Меня обстреливают',- понял Иван, инстинктивно вжимаясь поглубже в яму. Переждав обстрел, осторожно приподнял голову, огляделся. Фигурки двух космодесантников на тактической карте перечеркнула зеленая полоса, сигнализируя о ранении. 'Ничего' - подумал Иван. Главное ребята живы, а медицина поднимет их на ноги. Потом стало не до рассуждений. Тиадары паля на ходу из ручного оружия, что-то типа автоматов и, уменьшаясь в числе с каждым шагом, продолжили, как сумасшедшие, переть на позиции землян. Иван стрелял, как автомат, едва успевая менять магазины. Когда тиадарам осталось до позиции землян метров сто, внезапно над ухом снова раздалось Фух-фух-фух. И через секунду опять Фух-фух! Огненные стрелы ракет вонзились в землю за десяток метров до линии тиадаров, встав стеной сплошных разрывов. Звук взрывов больно ударил по барабанным перепонкам. Когда стена пламени опала, только один тиадар, неуверенно поднялся с земли и, шатаясь словно пьяный, заковыляла туда, откуда он пришел. -Взять живьем, вперед! -Раздался в наушниках азартный крик. Иван вскочил, почва, разрыхленная пулями, тотчас осыпалась под бронированным ботинком. Пошатнувшись, взмахнул руками. С трудом удержал равновесие и бросился вперед. Сзади разгоралось нестройное: -Ура! Бойцы пошли в атаку с древним русским боевым кличем, только кто-то, видимо фанат морской пехоты, заполошно заорал: -Полундра. Голоса хотя и звучали чуть приглушенно(сказывался неземной состав атмосферы), но не менее грозно, чем на материнской планете. Впереди неслись автоматические охранники, за ними бежали бойцы. Никто не стрелял, надеясь взять тиадара в плен. Только от живого можно узнать тайну Высших на планете. Охота на врага, тем более, когда в этой роли разумное существо -что может быть азартнее? Оставшийся в живых абориген упорно продолжал с черепашьей скоростью убегать назад. Пошатываясь на ходу, то ли от ранения, то ли от контузии, время от времени он оборачивался к людям и давал в их сторону неприцельную очередь, заставляя бойцов или залегать в первую попавшуюся ямку или мчаться зигзагами и лавировать. На что он надеялся, в соревновании по бегу с несколькими десятками здоровых землян-было непонятно. Погоня длилась недолго. Когда расстояние до солдата Высших уменьшилось до тридцати метров, тот остановился. Повернувшись в сторону землян, гордо выпрямился и крикнул на тиадарском: -Вы никогда не узнаете тайну Лабиринта! Иван как мог ускорился, но не успел. Абориген, ощерив пасть, поднес к прозрачному шлему оружие. Дуло расцвело огненным цветком, разнося прозрачный пластик шлема, а вместе с ним и голову безумца в клочья. Труп упал назад, заливая почву ярко светившейся в инфракрасных лучах жидкостью. Когда тяжело дышащие земляне подбежали, тело еще содрогалось в предсмертных конвульсиях, но спасать там уже было некого. Иван подбежал один из первых. По профессиональной привычке космонавта, он вначале оглядел окрестности. У ног тиадара, в паре метров от тела самоубийцы, лежал предмет, больше всего напоминавший охотничий рог. Видимо тиадар выбросил его на бегу, чтобы рог не достался людям, сообразил Иван. Машинально наклонившись, он поднял его с земли и начал вертеть, осматривая. В оправе из серебристого материал, украшенный по всему корпусу причудливой геометрической резьбой, он лежал в руке очень удобно. Материал, из которого его изготовили, пожелтел от времени, его густо покрыли многочисленные, но мелкие трещины, из-за чего вещица казалась весьма древней. Что это, что за чушь?! На каких животных собирался промышлять с охотничьим рогом тиадар? Тут их пока вообще нет! Или собрался охотиться на людей? Странный, нелогичный выбор. И что означают его предсмертные слова? Что за лабиринт, тайну которого мы никогда не узнаем? Здесь земная логика буксовала, и, спрятав в карман артефакт, Иван присоединился к десантникам, молча разглядывавшим тело так неудачно загнанного врага. Один из бойцов с вытянутым худощавым лицом (Иван его пару раз как-то видел), повернулся и спросил: -Что он сказал? -Да что-то, про какой-то лабиринт, непонятное что-то! Пошли назад,-махнул рукой десантникам Иван, первым направляясь обратно на позицию. По пути бойцы останавливались у мертвых тел, беспорядочно валявшихся по всей долине, начиная с позиций землян. Их осторожно переворачивали, выискивая признаки жизни. Пленник нужен был позарез, чтобы узнать, как тиадары сумели попасть на планету, обманув расположенные на орбите спутники! Но все тщетно. Слишком большой калибр использовали в автоматах земляне. Ранения оружие наносило просто чудовищные, встретиться конечность, оторвет ее, попадет в тело, кулак свободно пройдет в раневой канал. Нескольких тиадаров, судя по характеру ранений, достреляли их товарищи или они покончили счеты с жизнью самостоятельно. Раневым каналом называют путь, который предпулевой воздух, снаряд и пороховые газы проходят в теле. В зависимости от дистанции выстрела его образуют те или иные факторы выстрела (предпулевой воздух, газы, пуля). Вездеходы включили фары, залившие стоянку ослепительным светом. У разбитых прямым попаданием останков автоматического охранника стоял на коленях Генри. Зачем-то засунув руку в входное отверстие, величиной с кулак, осмотрел выходное, сантиметров сорок в диаметре, досадливо махнул рукой и поднялся с земли. Робот ремонту не подлежит, только в переплавку. Двоих десантников, бледных после ранения, но передвигающихся самостоятельно, водители, осторожно поддерживая за плечи, вели в дальний вездеход. Возвращающихся подчиненных уже ждал, нетерпеливо переминаясь, Генри. Когда радостно галдящие десантники подошли, он пересчитал их, на лице его расплылась довольная улыбка; Генри гаркнул во весь голос: -Молодцы, расшвыряли Высших классно. Все по коням, последний вездеход не занимать, он идет в госпиталь. Пока бойцы, один за другим, ныряли в шлюзы и устраивались по машинам, командир поторапливал их 'добрыми' словами, говоря, что движутся они как беременные тараканы и другими 'приятными' эпитетами. Но десантники не обижались. Что поделаешь, таковы традиции взаимоотношений в их среде. Дождавшись, когда все разместятся, а автоматические охранники загрузятся в грузовые отделения, Генри последний нырнул в люк. Двигатели тихо засвистели, командирская машина помчалась по разбитой дороге, за ней остальные. Через десяток минут вдали показались тусклые огни аварийного освещения поселка Колония. Иван придвинулся к иллюминатору, жадно и с долей страха разглядывая открывшуюся картину. Поселок разительно изменился. Исчезли накрывавшие поселение титанические, ярко освещенные изнутри множеством огней, лампадки куполов. Лишь несколько неярких огоньков аварийного освещения, укрепленные на вершине куполов, отмечали место, на котором земляне построили первый поселок на Аресе. Тусклый свет фонарей не добивал до поверхности и, понять, что твориться на земле, не представлялось возможным. Внутренности куполов тонули в чернильном мраке. Иван молча смотрел, в глазах его плескался с трудом контролируемый гнев. Колонна обогнула поселок, не заезжая туда, проскочив между куполом и лежавшем рядом замерзшим озером. Лучи фар на несколько секунд высветили отсвечивающий голубым лед, а машины помчались дальше. Замерзший водоем, единственный на планете, образовался из влаги, просачивающейся из-под толщи льда и тут же замерзавший, считался единственным на планете. На экране дисплея в двухстах метрах от поселка и в десяти от берега появилось бесформенное пятно, остаточно светящееся в инфракрасном спектре. Когда машина подъехала поближе, свет фар осветил скрюченную фигуру мужчины, лежащего на дороге в пробитой машинами колее, лицом вниз. Надетая на него одежда никак не подходила для путешествия за пределы теплого купола, джинсы и легкая светлая курточка, уже успевшие покрыться на морозе корочкой серебристого инея. Термометр за бортом показывал под минус двадцать. Но погиб человек не от холода, слева на спине у него багровела чудовищная клякса застывшей на морозе крови. Вездеходы осторожно объехали погибшего и прибавили скорости, продолжая погоню. Останавливаться не стали: мертвому уже не поможешь. Информация с камер вездехода автоматически ушла в центральную диспетчерскую. Там позаботятся о последних почестях погибшему. Бойцы в машинах молча проводили глазами первую, но возможно не последнюю жертву нападения Высших, пока тело не скрылось во тьме. Двигающиеся черепашьим ходом фигурки Высших и их пленников на экране тактического дисплея медленно приблизились к вертикальной стене каньона, скрывшись от наблюдения в узком, словно тоннель, ущелье. -Б...ь! Спрятались от наблюдения, -громко и нецензурно выругался Генри, тут же сконфуженно огляделся, нет ли вокруг женщин. Успокоившись на этот счет, выпалил голосом, полным предвкушения скорой драки: -Придется дроны отправить поближе. Роботы долетели до узкого-машина уже не сможет заехать- входа в расщелину, где исчезли тиадары и их пленники, неподвижно зависли перед ним в воздухе. Затем один из роботов отправился на разведку. На полной скорости он влетел в угольно-черную щель в титаническом разломе, остальные разлетелись обследовать окрестности. Но сколько дрон не метался по ущелью и близлежащим окрестностям, приборы не фиксировали ни малейших следов присутствия живых существ. Взметнув мутные столбы пыли, вездеходы остановились у входа в ущелье. Двери распахнулись, десантники молча выгрузились, встали цепью, включили мощные фонари, пробивающие на пару десятков метров. Когда в ущелье нырнули автоматические охранники, они осторожно вошли вслед за ними. Взгляду открылась узкое, десяток метров шириной ущелье, ограниченное с обеих сторон крутыми, черно-серыми стенами, вздымающимися вертикально и исчезающими там во тьме, горы осыпавшихся красноватого цвета камней, самых разных размеров, и пустота. Почти сразу бойцы обнаружили следы ног, стронутые с места камни. Обрадованные находками, они поспешили вперед, но, пройдя пару сотен метров, остановились. Ущелье заканчивалось глухой стеной и ни малейшего намека на пещеру, по которой могли уйти беглецы. Почти сотня тиадаров и неизвестное количество пленников людей исчезли бесследно. Когда по приказу из командного вездехода бойцы вернулись, Иван почти сумел справиться с удивлением и растерянностью, только глаза продолжали полыхать сдержанной яростью, а губы побледнели и сжались в тонкую линию. Когда Иван залез в машину, Генри, привычно хмуря белесые брови, кому-то докладывал голосом, полным досады: -Да прочесали, следы там проходили, есть, но ни людей, ни тиадаров не обнаружили. Собеседник что-то спросил. Генри ответил: -Что? Да куда уж тщательнее, прошли цепью, вплоть до стены каньона. Видимо с другой стороны сказали что-то неприятное, Генри побагровел, тихонько выпустил воздух меж зубов, потом рявкнул: -Да Вы понимаете, что говорите? Ни пустот, ни пещер в стене приборы не показывают, там вообще ничего нет. И выбраться из ущелья они не могли, космолет висит над районом! С другой стороны какое-то время молчали, потом сказали что-то неслышное Ивану. Генри, пробуравив Ивана злобным взглядом, ответил: -Хорошо, возвращаемся, -затем наклонившись к микрофону скомандовал, - парни, возвращаемся! На обратном пути бойцы ехали с выражениями лиц мрачнее тучи. Не было ни обычных шуток, ни разговоров- бойцы разглядывали бегущую под лучами фар пыльную дорогу и подавлено молчали. Иван ехал в полной прострации, он не представлял, что дальше делать, где искать пропавшую жену? Отправляться на Тиадаркерал? Глупо: планета слишком велика, шансы найти заложников, если тиадары сами не наведут на след, равны нулю. От этих мыслей голова шла кругом, кололо где-то в области сердца, и Иван решил сосредоточиться на действиях, а не на рефлексиях. У поврежденного купола поселка Колония, ослепительно ярко освещая место катастрофы, тихонько покачался на несильном ветру длинный столб аварийной световой установки. Какие-то длинные черные пластиковые пакеты грузили машины медицинской службы, спасатели и аварийщики наоборот только разгружали ящики со снаряжением и выгружали ремонтных роботов. -Генри! Я выйду здесь!-разжал стиснутые в ниточку губы Иван. Тот перевел насупленный взгляд на Ивана, не сразу отойдя от невеселых мыслей. Вникнув в просьбу, закусил губу, хмуро глянув на Иван, но ответил почти вежливым тоном: -Как добираться будешь в Столичный? Иван удивленно глянул в ответ: -Да с кем-нибудь из аварийщиков. -Ах, да, у тебя там семья,-Генри конфузливо отвел взгляд в сторону, положив руку водителю на плечу, приказал: -Притормози на минуту. Когда Иван встал и, повернувшись к шлюзу, уже собирался выйти из машины, бросил в спину: -Снарягу не забудь сдать. Иван обернулся, молча кивнул и минуту спустя уже стоял на берегу замерзшего озера, напротив аварийного входа в поселок. Погибшего мужчину уже унесли, на почве осталось лишь алое пятно замерзшей крови. Дверь аварийного выхода, едва Иван на нее надавил, бесшумно распахнулась. Под куполом царила полутьма, было мрачно и непривычно безмолвно. Свет аварийных лампочек, установленных на вершине купола, лишь едва освещал дома и лужайки между ними, большая часть поселка оставалась во тьме. Даже слабое дуновение ветерка, вечно носившегося по поселку, не пробегало по безлюдной улице. Листья деревьев уже покрыла корочка льда, свет преломлялся на ней, бросая разноцветные тени на сверкающую изморозью, чуть увядшую траву и настежь открытые двери коттеджей. Напротив выхода на земле лежал мертвый скворец. В предсмертном, отчаянном желании глотнуть кислорода, птица широко раскрыла желтый клюв, так и застыла навечно. До дома Иван дошел за какую-то минуту, там идти всего ничего-сотня метров. У входа стояла тележка медицинского робота, рядом суетился незнакомый человек с эмблемой медика на груди. На широких носилках, смонтированных поверх механизма, лежало тело погибшего, сплошь укрытое темной пленкой. Ноги у Ивана похолодели, а спина покрылась липким, ледяным потом. Неужели это Настя?-подумал он, -неужели все кончено? Пересилив себя, Иван шел, механически передвигая ставшие деревянными ноги и борясь с охватившей разум растерянностью и паникой. В последней, отчаянной попытке удержаться и не заорать он до боли сжал кулаки. Медик искоса бросил внимательный взгляд на Ивана и продолжил заниматься своим делом. -Скажите, кто там? -враз севшим голосом обратился Иван к медику. Тот выпрямился и ответил каким-то неживым, бесстрастным голосом: -Пока не знаем, какой-то мужчина, по виду за шестьдесят. Иван ощутил, как у него отлегло от сердца, а губы едва самостоятельно не расплылись в глупой улыбке. Ну и сволочь ты, Иван, подумал он с раскаянием. Тут столько человек погибло, а ты радуешься. До боли прикусив губу, нахмурился. Медик продолжал терпеливо ждать, вопросительно глядя на Ивана. -Скажите, сколько....-он немного замялся, - погибло человек? -Пока мы обнаружили уже одиннадцать человек, -несколько секунд врач еще выжидательное смотрел на Ивана, потом отвернулся и отправился вслед за покатившем к аварийному выходу роботу. Дверь коттеджа, выбитая чудовищной силы ударом вместе с куском коробки и петлями, лежала внутри дома в прихожей. Иван забежал в дом, вихрем промчался по комнатам. Чистота, безмолвие и порядок, такие же, как утром, когда он забрал сыновей и уехал на работу: каждая вещь лежит на привычном месте, любимая игрушка младшего-коричневый медвежонок, валяется посредине детской, на стене привычно мерцает зеленым огонек домашнего компьютера. Лишь неубранная супружеская постель в их комнате и разбитая прихожая свидетельствовали, что произошла трагедия, но никаких следов, говорящих о судьбе жены, он не нашел. Иван спустился вниз. -Домовой, - обратился он к домашнему компу Иван,-где Настя? -Прокрутить запись? -Да, -проронил Иван, устало присел на стул, на секунду закрыв глаза. То, что он должен узнать, и притягивало и страшило, но отступать было некуда. Над полом заплясали разноцветные искры, складываясь в объемную картину утренних событий. Молча просмотрев запись похищения тиадарами жены, Иван поправил на плече автомат и, плотно прикрыв входную дверь, вышел на улицу. Три часа спустя, зал заседаний Совета Ковчега, планета Арес. Капитан Ковчега Сергей Авакянц устало откинулся на спинку кресла, его тяжелый и тусклый взгляд по очереди оббежал собравшихся за столом членов Совета Ковчега. Такие разные лица, молодые и в возрасте, сейчас их объединяли сосредоточенность и скорбь. Вроде все на месте. День выдался тяжелым. Нападение тиадаров-Высших, гибель двенадцати человек и похищение ста шести, такого кризиса никогда не случалось. Пожалуй, со времен короткой войны с Высшими, после которой прошло десять, сравнительно спокойных лет. Старый космонавт поступил на службу сорок девять лет тому назад, сразу после старта Ковчега и прошел путь от лейтенанта, до руководителя исполнительной власти Ковчега-Капитана и служил на этой беспокойной должности уже пятнадцать лет. Не пора ли на отдых?, -подумал он, машинально побарабанив по лежащей перед ним папке. Но не сейчас, сначала нужно как-то разрешить кризис. Старый космолетчик вздохнул и, сделав над собой усилие, сосредоточился на совещании. Он окинул присутствующих орлиным взором и, придав лицу солидно-озабоченное выражение, начал: - Начнем. Сколько погибло людей и сколько попало в руки тиадаров? Начальник канцелярии? Тот встал, поправил старомодные очки, выглядевшие нелепо в эпоху высоких биотехнологий и зачем-то заглянул в лежащую перед ним на столе папку. -Всего погибло двенадцать человек, в основном люди пожилого возраста и дети. Пропали сто шесть. -Понятно, -капитан вздохнул и махнул старческой ладонью, -Садитесь. -Не вырвали корни, оставили в покое орбитальные поселения Высших вокруг Тиадаркерала и на Афродите, вот и получили! Он горько поморщился и пожевал губами. -Как могли так случиться, что Высшие без нашего ведома высадились на Арес? - он вопросительно посмотрел на космонавтов.-Кто будет докладывать от отряда легких сил? Командор отряда, наклонился к уху Ивана и прошептал: -Давай ты, отвечай. А когда Иван к нему повернулся, он ободряюще улыбнулся. Иван встал и начал отвечать спокойным, размеренным голосом, так не соответствующим содержанию речи: -Сообщение о появлении Высших на планете поступило в штаб отряда в 9.23. Сеть спутников на орбите позволяет полностью контролировать все пространство вокруг планеты. Приближения кораблей Высших они не зафиксировали. На случай программного сбоя все фотографии за последний месяц просмотрены в ручном режиме. Теперь мы можем утверждать на сто процентов, что космолеты Высших к Аресу не приближались. У меня все. Иван замолчал, отработанным многолетней практикой тщательно выверенным жестом склонил голову и опустился на кресло. В зале приглушенно зашумели, обсуждая невероятную новость. Капитан Ковчега вопросительно покосился на руководителя безопасников. Тот в подтверждение слов Ивана немного прикрыл глаза. Капитан недоверчиво покачал головой, посеребренной благородной сединой и произнес голосом, полным недоумения: -Ну, допустим. Тогда я поручаю главе службы безопасности провести расследование по поводу того, как Высшие появились на Аресе! Глава безопасников на секунду привстал с кресла, коротко кивнув в знак согласия. Капитан Ковчега задумался, потом повернулся вместе с креслом, пробежался пальцами по коммуникатору. Свет в громадном зале медленно погас, а на фоне дальней стены вспыхнули съемки сегодняшних боев с Высшими. Собравшиеся молча рассматривали картину, пока фильм не закончился и вновь не вспыхнул свет. Глава землян, поморщившись от внезапно появившегося света, с некоторым усилием выпрямился, затем глухо произнес: -Четверо раненых, слава богу, не тяжело. Конечно лучше бы совсем без потерь, но так не бывает. Считаю, космодесантники сделали, все, что было в их силах. Какие будут мнения по этому поводу? В зале на несколько мгновений установилась напряженная тишина, затем дружный гул собравшихся подтвердил что, по общему мнению, десант сработал на отлично. Капитан Ковчега еще несколько мгновений внимательно разглядывал членов Совета Ковчега, сохраняя прежнюю позу, потом неторопливо продолжил: -Хорошо, принимается! Теперь давайте разберемся с нашими дальнейшими действиями. Вначале сообщаю Вам, что час тому назад с Афродиты пришла радиограмма. Он достал из кармана платок приглушенно откашлялся. Затем открыл лежащую на столе папку и, нервно в нее вцепившись, медленно прочитал: Инопланетным низшим! Многие Ваши преступления переполнили чашу нашего терпения! Настал час Вам искупить их! Доблестными воинами нашими отловлено сто шесть особей безволосых. Любовь к своим детенышам, присуща всему живому, надеюсь и Вам безволосые. Если Вы хотите их получить обратно, то повелеваю Вам уничтожить город преступников бывшего клана Наемников. Время Вам на выполнение нашего приказа десять суток! Глава комитета вечных Сэн-фу писано в новом городе Власти 22 дня десятого месяца, 222 года от возникновения Вечного порядка. Люди негодующе закричали, что никаких выкупов, что Высшие ответят за нападение на землян, а Иван почувствовал лишь раздражение и злобу. Капитан Ковчега откинулся в кресле, пережидая возмущенный гул, а когда он ослабел, он встал с кресла, сверкнул глазами. -Все рассчитали мерзавцы, даже то, что лететь до Тиадаркерала восемь суток. Времени дали только на организацию экспедиции и полет.... Он, сверкая от возбуждения глазами, громогласно произнес длинное и витиеватое армянское ругательство, тут же опомнился и виновато взглянул на людей. Присутствующие хотя и не поняли произнесенного по-армянски, но уяснили суть сказанного. Наткнувшись на их осуждающие взгляды, капитан присел обратно за стол, снова пожевал сухими губами, налил из стоявшего на столе графина стакан воды. Шумно выпил, и произнес, не глядя на присутствующих: -Извините, не смог удержаться. Тут же экспансивно махнув рукой, предложил: -Предлагаю высказываться по одному! Кто первый? Первым поднял руку глава службы безопасности. Встал, опираясь руками о край стола и, заговорил уверенным и невольно вызывающим доверие, голосом: -Нет никаких гарантий, что если мы выполним требования Высших, они вернут нам похищенных людей. А если мы атакуем клан Наемников, то в лучшем случае получим хаос на Тиадаркерале, а в худшем - полноценную войну с уцелевшими наемниками а то и всей планетой. Не надо забывать, что там проживают сотни миллионов тиадаров и при желании они смогут через пару лет печь космолеты как пирожки, десятками. Сравните с нашим населением: тридцать тысяч проживает на Аресе и еще десять осталось на Ковчеге. Цифры не сопоставимы! Да и с моральной точки зрения напасть на союзников-не приемлемо. Я предлагаю попытаться освободить заложников. Бой показал оставшиеся Высшие-слабые бойцы, да и мало их осталось. На Афродите нас может ждать в худшем случае под сотню бойцов. При условии внезапного нападения десантники имеет все шансы на успех! Времени, десять суток должно хватить, при условии если экспедиция вылетит завтра утром. До Афродиты не восемь суток, а четверо. Так что на поиск и освобождение людей остается шесть суток. Капитан Ковчега сделал паузу и негромко спросил: -Что посоветуете сделать, чтобы не допустить впредь атак наших поселений? Не секунды не раздумывая тот ответил: -Предлагаю вывести на орбиты Тиадаркерала и Афродиты вооруженные спутники. С них в постоянном режиме наблюдать за Высшими. Выявим старты кораблей к Аресу, -он на мгновенье остановился и, решительно махнув рукой, энергично закончил, -Сбивать без разговоров! В зале сначала одобрительно загалдели, но тут же закрыли рты. Капитан несколько мгновений молчал, обдумывая предложение, затем одобрительно кивнул и, полуобернувшись в сторону начальника секретариата, негромко спросил: -Так, начальник секретариата что скажет? Что мы знаем по Высшим на Афродите, где предположительно могут держать заложников? Тот неторопливо поднялся, сняв громоздкие старомодные очки, аккуратно протер платком линзы. -Средствами космической разведки с использованием фотографической, инфракрасной, радиолокационной аппаратуры а также сканеров рентгеновского, гамма-, нейтронного и светового излучений несколько раз проводилось обследование Афродиты. Источники техногенных излучений на планете сконцентрированы на месте основанной Высшими, тридцать лет тому назад, колонии. За ее пределами техногенную активность фиксировали лишь периодически. К сожалению, обеспечить работу на планете наземных ботов не удалось не нам, не научному департаменту. Каждый раз после приземления связь с роботом по невыясненным причинам терялась. На мгновение докладчик остановился и отыскал глазами руководителя научников. Тот, поймав вопросительный взгляд, слегка привстал и согласно наклонил голову. Начальник секретариата отвернулся и поколдовал над ручным коммуникатором. Жалюзи на окнах упали, в зале потемнело. На стене позади Капитана Ковчега вспыхнула голограмма с картой Афродиты. -Колония расположена,- продолжил он. Одновременно с этими словами на окна упали жалюзи, затемняя помещение. Послышался шорох отодвигаемых кресел, присутствующие полуобернулись к экрану, Капитану Ковчега пришлось полностью развернуть кресло. В районе экватора планеты, посредине небольшого континента, загорелась черная звезда и надпись-город Высших. Картинка исчезла через несколько секунд, сменившись снятой из космоса фотографией небольшого поселка, обнесенного отвесной каменной стеной. -По нашим оценкам проживает в колонии примерно тысяча тиадаров. Число бойцов, около сотни-подтверждаю. По предположениям аналитиков, заложников могут содержать только где-то поблизости. Мы тоже считаем, что единственно возможный для нас выход, попытаться силой освободить заложников. В противном случае вероятность получить людей обратно живыми, стремиться к нулю. Капитан медленно кивнул и, отведя взгляд, задумчиво уставился на крохотные огоньки, разбросанные по интерактивной карты планеты Афродита. Несколько мгновений в кабинете стояла полная тишина, потом он повернулся и негромко спросил: -Что будем делать потом с поселением Высших? Тот вдруг поднял голову и, повернув к собеседнику отчаянный взгляд, произнес: -Или мы, или они! Нам вместе не существовать! Послать следом космолет с полным боезапасом ракет космос-земля и снести с лица земли последнее прибежище Высших! Начальник секретариата присел обратно в кресло, голограмма на стене медленно растаяла, а в зале посветлело. Капитан Ковчега задумчиво смотрел на то место, где секунду назад еще сияло изображение планеты, затем слегка поджал губы и решительно вскинул голову. - Значит, предлагается отправить экспедицию на Афродиту и вывести на орбиты Тиадаркерала и Афродиты вооруженные спутники, для наблюдения за поселениями Высших. Следом направить для возмездия два малых космолета. Есть другие мнения? Ответом ему стало молчание. Удовлетворенно кивнув, Глава Ковчега заявил: -Значит, без голосования предложение принимается. Отправляем спасательную экспедицию, старт завтра с утра. Ответственные за организацию Вы, он кивнул командору отряда легких сил и Вы Генри, он обратился к руководителю космодесантников. Возглавит экспедицию, -начал Глава Ковчега, но договорить не успел. Иван подскочил с места, будто ужаленный и, уставился на Капитана Ковчега, взглядом, полным мольбы: -Разрешите возглавить мне! Опыт общения с тиадарами у меня есть! Несколько мгновений Капитан с непонятным выражением-то ли осуждения, то ли восхищения, рассматривал Ивана. Задумчиво пожевав губами, перевел взгляд на командора отряда легких сил: -Вы не против? Тот встал и, коротко глянув на Ивана, заявил: -Я присоединяюсь к просьбе моего заместителя. Иван благодарно глянул на начальника, украдкой пожав ему под столом руку. -Ну что же, -резюмировал Глава Ковчега,-принимается: -Прошу задействованных в подготовке экспедиции, приступить к работе немедленно, а мы продолжим обсуждение. Иван первый встал и, задвинув кресло, вышел из зала. Сегодня ему предстояла бессонная ночь, и работа по подготовке экспедиции, а завтра старт на чужую планету.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"