Буша Александр Николаевич: другие произведения.

Третья часть "Книга-2 Проходимцы"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.80*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ещё 100 страниц

  *** 118
  
  
  - Оборонительные рубежи немецких сателлитов с ходу были взломаны. Крымские: Приморская армия генерала Петрова и 51-я особая армия генерала Кузнецова, наступательный порыв усиленной танковой дивизии полковника Ротмистрова, вовремя поддержали.
  - Всего одна дивизия? - Прищурив глаза, как-то с хитрым сомнением в голосе, поинтересовался Верховный.
  У Сталина всегда было "чутьё" на неточности и упущения в документах и докладах. Именно о них, слабых местах, он чаще всего спрашивал или именно это место, он просил уточнить. Имея хорошую память, он отлично запоминал сказанное и почти никогда не упускал возможность отчитать за неточность и некорректность. Зная это, идущие на доклад к Верховному, штабные и прочие документы готовили с особой тщательностью, старанием и прилежностью.
  - Данная дивизия усиленная, ещё Ротмистрову переподчинили два отдельных, усиленных танковых полка "поддержки". По технико-вооружению, со всеми усилениями, она равна корпусу, а по количеству и качеству танков - превосходит всю танковую группу Клейста. После усиления, находившимися в Крыму пехотными и кавалерийскими войсками армейская группа Ротмистрова, стала серьёзной силой на южном направлении.
  Данное уточнение, по всей видимости, Сталина удовлетворило. Он неспешно кивнул, вынул папиросу, постучал ею по столешнице, прикурил. И лишь тогда произнёс:
  - Продолжайте. Мы Вас внимательно слушаем.
  - Быстрое движение армейских колонн с лева на право,- и как бы уточняя,- с запада на восток,- докладчик стал указывать по карте. - Позволило, без особых проблем освободить территорию от Херсона, по Днепру, до Днепропетровска. Немецкая 1-я танковая армия Клейста рассечена и окружена в двух котлах. Первый, "Донбасский", южнее Сталино (Донецк). Там 49-й горный корпус в составе остатков-недобитков 1-й и 4-й горных, лёгких дивизий, 198-й пехотной и 3-й итальянской дивизии. Второй, более мощный в районе Краматорск-Славянск-Артёмовск. В нём блокирована большая часть 1-й танковой армии Клейста. Моторизованный 3-й армейский корпус в составе 13-я и 14-я танковые и 25 моторизованная дивизии. Так же моторизованный 14-й армейский корпус в составе 9-й танковой дивизии и двух элитных моторизованных дивизий СС "Викинг" и "Лейбштандарт Адольф Гитлер". Все дивизии "второго котла", еще на марше, понесли значительные потери от организованных фугасных засад и действий артиллерии. В настоящий момент танковыми и моторизованными числятся лишь номинально. Ни танков, ни артиллерии, ни автомобилей, равно как и горючего с боеприпасами, у них почти нет.
  - А что у нас по другим направлениям.
  - Как и предполагалось, в районе Курска, 4-й танковой армией Гота, в стык 13-й и 40-й армии Брянского фронта, был нанесен главный удар с заданием выйти к Дону. Но своевременно подготовленные три линии оборонительных сооружений, пройти он не смог. Когда враг, увязнув в нашей обороне, выдохся, было нанесено два контрудара. Один, фланговый, с севера на Курск, с целью отсечение 4-й танковой армии Гота, второй - с общим направлении на Гомель. Гот, заметив угрозу своему левому, северному флангу, тут же организовал оборонительные заслоны и, дабы не оказаться в окружении, начал спешно выводить войска. На данный момент, линия фронта проходит Смоленск-Гомель-Конотоп-Сумы-Белгород-Балаклея-Лозовая-левобережье Днепропетровска-Запорожье-Каховка-Херсон с выходом к Николаеву.
  - Когда намерены продолжить наступление?
  - Вначале необходимо решить вопрос с войсками, находящимися в котлах.
  - Сколько Вам потребуется времени, на решение этой проблемы? - Интересовался Верховный.
  - По предварительным подсчётам - две недели.
  Сталин, пристально смотрел на докладчика:
  - Снарядов не жалейте, но и торопиться не следует. Главное - беречь наших воинов. - Слово "наших" Верховный, специально выделил интонацией, как бы подчёркивая, чьи бойцы для него важны и о ком следует заботиться в первую очередь.
  
  
  *** 119
  
  
  - Усиленная танковая дивизия Ротмистрова, наступала в тыл запершим выходы из Крыма, немецким сателлитам. Те, такого не ожидали и были быстро смяты, частично уничтожены, но в основном пленены. Предупреждённые заранее, "крымчаки", мы им специально автобаты выделили, в район сосредоточения прибыли вовремя ими, в виде мотопехоты усилили "Ротмистровцев" и в течении часа направили каждую колонну, в сторону, заранее намеченного, стратегически важного города. Поскольку наступление проводили на обширной территории, войска двигались сразу по трём направлениям. Первое вело к освобождению Херсона с выходом на Николаев. Второе - по Днепру через Запорожье в район Днепропетровска. Третье - Мариуполь-Таганрог. После того, как танки вырвались на оперативный простор, остановить их немцы не смогли, к тому же, в это время начали эмитировать активные боевые действия, противостоящие им по фронту 37, 12, 18 и 56 армии. - Валерий рассказывал Говорову старшему о только что, успешно проведённой войсковой операции:
  - Раз-два и в дамках. - Говорил и весело улыбался. - Кто не играл в Чапая, тот нифига не понимает в стратегии. Дивизия усиленная, на т-55, к ней приданы два "ударных", усиленных танковых полка на т-62. Разведка на БРДМах, мотопехота частично на БТР-70, но в основном на автомобилях. Неудержимое стремление вперед, смелость и напор...
  - Тебе известно, что в 4-й танковой армии Гота и в 6-й армии Паулюса, которых так удачно перемололи, находились подразделения, которые в 40-м вошли в Париж? - Данным вопросом, Александр Николаевич слегка охладил пыл Говорова младшего.
   - Впервые слышу.
   - Но, тем не менее, это так. - Говоров старший, с улыбкой взглянул на Валерия. - Нужно, чтобы об этом, как можно быстрее, узнали во Франции. Продумай. Листовки, радиопередачи и везде сообщения - "русские отомстили за Париж, русские воюют за Францию". Кстати, по радио, совместно с данным сообщением желательно транслировать песни Эдит Пиаф "Paris"(Париж), "Non, je ne regrette rien"(Нет, я ни о чем не жалею), "Où sont ils mes copains?"(Где все мои друзья), L'Accordéoniste(Аккордеонист) и другие.
   - В "Аккордеонисте" поётся об уличной девке...
   - Не имеет значения, о ком там поётся. Пиаф, напрямую не участвовала, но всячески поддерживала "Сопротивление", а эта песня один из её хитов.
   - Тогда еще проблема. Эдит Пиаф в оккупированном Париже. У неё могут возникнуть осложнения.
   - Значить её нужно эвакуировать в СССР и не забыть тех, кто её поддерживает.
   - Мы не можем эвакуировать весь Париж.
   - А весь и ненужно. Предложи основным. В первую очередь нас интересует популярный в то время во Франции радиоведущий Пьер Хигэль, так же нужно "пригласить" еврейского музыканта Мишеля Эмера, он все равно скрывается, а в СССР ему будет спокойней. Прихватить нужно и еврейского пианиста Норберта Гланцберга. Кстати он любовник Пиаф. "Французский творческий коллектив", на время оккупации пребывая в СССР, подымит престиж страны.
   - Где ты намерен их селить?
   - В Арзамасе-941. Обустроим ряд коттеджей, создадим мощный радиоузел, музыкальную и киностудию. Будем приучать французов слушать не Лондон, а Москву.
  
   Забегая наперед, нужно сообщить, что данная идея Сталину понравилась. В скорости в Арзамасе появилась целая "французская" улица, и парк "Маленький Париж" с небольшой Эйфелевой башней, Собором Парижской Богоматери, Лувром, Елисейскими полями, Триумфальной аркой и прочими узнаваемыми местами славного города. Всё это быстро соорудили умельцы под общим управлением Ави. А местную речушку, шутники-балагуры, стали называть Сена. Так же, а Арзамас-941, смонтировали кино и аудио студии, с самой современной, для того времени аппаратурой. Поскольку "французская составляющая" была не велика, к деятельности, в виде музыкантов, актёров и прочего персонала, широко привлекались местные жители.
  
  - Всё это хорошо,- спокойным, монотонным голосом, умерил весёлый пыл сына Александр Николаевич. - Но всё же остаётся ещё одна важная задача. Для СССР, 42-й год - проблемный в плане продовольствия и урожайность около 40% по сравнению с 40-м.
  - Не совсем корректное сравнение. В 40-м считается весь СССР, в 42 - территории, на которых проживает 50% населения - остальные под оккупацией. К тому же, с захваченных областей, успели эвакуировать, более 70% стратегических продовольственных запасов. В это же время увеличили посевы на Урале, в Сибири, Средней Азии. Кроме того, к началу Отечественной войны, были накоплены приличные резервы хлеба и круп, что позволило устойчиво снабжать Красную армию продовольствием, не смотря на трудности военного времени и потерю Украины с Белоруссией. Да, в тыловых войсках были уменьшены нормы, белый хлеб - заменён ржаным. Продовольственные проблемы были у новобранцев в учебных лагерях и запасных частях, но "передок" снабжался первоочерёдно и вовремя. За этим, специально присматривали ГБисты и политотделовцы, а уж карали нерадивых, по всей строгости.
  - Кроме военных, имеется еще масса гражданского населения, которое питание получало по продовольственным карточкам. Были рынки, но цена килограмма мяса, равнялась месячной зарплате лейтенанта-тыловика.
  - Отец, мы ведь не можем накормить всю страну.
  - Всю - не сможем. Но "смягчить" проблему - по силам. У нас имеется Калифорния, торговый бартер и закупки в Техасе, по всем штатам-Конфедератам. Индонезия, с двумя урожая риса в год. Так же можем увеличить закупки в 1855 году.
  - А ещё поработать с Аргентиной. На начало Второй мировой, эта страна являлась одной из крупнейших по производству сельхозпродукции. Пятое место по пшенице, одним из лидеров по кожсырью, шерсти, а по поголовью скота Аргентина, в то время, была первой.
  - И куда же они всё это?
  - В основном торговали со странами Оси. Когда же начались боевые действия, страны антигитлеровской коалиции блокировали вражеские порты. На складах Аргентинских портов начали скапливаться огромные запасы сельхозпродукции, нарушилась торгово-экономическая жизнь страны.
  - И ты желаешь...
  - В основном купить. - При этом Валерий хитро улыбнулся. - Но это еще не всё. Нынче, в Аргентине, за счет германских эмигрантов, сильны "Немецкие симпатии" и приличная, как для Латинской Америки армия - 66 тысяч человек. При грозном, хоть и устаревшем флоте, и авиации. - Вздох "сожаления", с картинным разводом рук. - Но всего 12 устаревших английских танков, модели 1934 года производства "Виккерс". В общем, Аргентинские, про Берлинские настроения не нравилось США. Недолго думая, они стали вооружать Бразилию и подбивать её руководство - оккупировать Аргентину. Между двумя странами возросло напряжение...
  - У-у-у ... достаточно истории. Что конкретно?
  - Конкретно. Аргентинские военные вели переговоры о покупке 160 танков TNHP, более известных по немецкому названию - Pz.Kpfw.38(t). Сделка сорвалась, поскольку вермахт, в тот период, сам нуждался в танках. Потом США ввело эмбарго, на поставку в Аргентину оружия.
  - Другими словами ты хочешь сказать...
  - Что бронетехнику аргентинцы заберут, а если им предложить "с доставкой", да ещё и поменять на сельхозпродукты - тогда оторвут за любую цену, с руками и ногами.
  - Где собираешься набрать столько тридцать восьмых чехов?
  - После обработки колонн Клейста, Ави перетащил себе "всё пригодное на запчасти", остальное - как металлолом. Так вот, из этого всего, на наших, нынешних мощностях, реально можно восстановить штук 50-60. Но это не всё. С "Крымского выхода", в приличном, ремонтнопригодном состоянии, нам так же досталось 68 штук танков данной модели.
  - Откуда такие точные цифры?
  - Все это, в первоначальном состоянии, планировалось передать Федьке Кривому в Калифорнию. Но видать не судьба. К нему пойдут танки других модификаций.
  - Даже если и насобираем 160 танков, на выкуп всего того, что скопилось на складах, в Аргентинских портах, этого будет недостаточно.
  - Мы можем еще предложить хороший, прочный, с 6-тью 12,7 мм пулемётами, американский палубный истребитель "Грумман" F6F "Хеллкэт" с базы Дэвис-Монтан.
  - Почему в СССР его не поставляешь?
  - Ужасный передний обзор, если хвостовое колесо не блокировано, этот самолет, на земле, начинает разворачиваться по воздушному потоку. Кроме того, большая длина хода опоры шасси, вследствии чего, большой воздушный винт ударяется о поверхность аэродрома. Ко всему этому малая скорость горизонтального полёта и плохо набирает высоту. Другими словами - не манёвренный и со слабым двигателем. Против "Мессера" "не пляшет". Впрочем, против японского А6М "Зеро" фирмы "Мицубиси" - тоже.
  - Чего ж аргентинцам предлагаешь?
  - А вот бразильские, устаревшие ВВС, против которых они и будут нацелены, с сильно изношенными самолётами 20-30 годов, он будет рвать как Тузик грелку. К тому же командир базы Дэвис-Монтан, полковник Эвен Чарлсон, отдаёт их дешевле металлолома.
  
  
  
  *** 120
  
  
  Аргентина.
  
  Своё название, страна получило по ошибочным слухам об огромных залежах серебра - аргентума. Почти всё население этой латиноамериканской страны - потомки европейских эмигрантов. Испанцев, в основном каталонцев, басков и французов, по большей части выходцев из Гаскони, разноземельных итальянцев. После Первой мировой, в Аргентину, массово хлынули немцы, а также русские эмигранты и подданные Британской империи - ирландцы. Все они, по образу жизни европейцы. Почти всё население проживает в городах, при этом около 40% - в столице Буэнос-Айресе (Хороший воздух). Столица Аргентины - портовый город колониальной архитектуры и современных зданий, богатых кварталов и бедных трущоб. В общем, латинская Америка во всей красе.
  Дон Хуан Альберто де Сан-Мартин и Бергальо, менее полугода, с присвоением почётного звания коронел майор (старший полковник) аргентинской армии, вышел в отставку. Альберто Бергальо, а именно таким именем он предпочитал пользоваться, как и подавляющее большинство аргентинских военных, был сторонником Германии, что в прочем, не мешало ему, вести некоторые делишки с англичанами и североамериканцами.
  К дону Альберто Бергальо прибыли посетители. Один чех - Вацлав Холек, второй - русский эмигрант Антон Иванович Деникин. Собственно, имена прибывших хозяину дома были совершенно неизвестны и абсолютно ничего не говорили, а вот то, о чём был разговор и то, что предлагали эти двое - его заинтересовало.
  - Перед началом войны, Аргентина, имела прекрасные торговые и деловые взаимоотношения с Берлином, Римом, Токио. - Говорил один из гостей, чех Холек. - Нынче же, порты стран Оси блокированы англо-американским флотом, что сводит на нет Аргентинскую торговлю с Европой. На складах сосредоточилось большое количество сельскохозяйственной продукции, которая никому, в южной Америке не нужна.
  Альберто Бергальо об этом знал не понаслышке. У самого в торговлю были вложены немалые деньги. Нынче же он нес убытки с большой вероятностью потерять всё окончательно.
  - Это ведёт к нарушению торгово-экономической жизни страны, что ощутимо ударит по многим уважаемым гражданам. - Пауза, пристальный взгляд на внимательно слушающего "старшего полковника". - До войны, в порт, ежедневно заходило до 150 судов, нынче же - 25 в неделю.
  - Эти цифры я знаю. - При обсуждении "больной темы" и от волнения сжимая кулаки, произнёс аргентинец. - Полагаю, Вы прибыли ко мне с деловым предложением,- скорее утвердительно, чем вопросительно, произнёс отставной офицер. - Я внимательно слушаю.
  - Аргентинские военные, перед случившимися событиями, желали получить чешские танки TNHP.
  Хозяин дома, в очередной раз, более пристально взглянул на гостей, как бы повторно оценивая:
  - Эти сведения не разглашались широкой общественности.
  - Но, тем не менее, нам об этом известно. - Парировал русский эмигрант, назвавшийся Антоном Деникиным. Подождал, когда аргентинец обратит на него внимание. Продолжил. - Первая партия - 20 штук танков TNHP (немецкое название - Pz.Kpfw.38(t). - Оценивающий взгляд, понял ли отставной офицер. - Два хороших, прочных, новейших американских палубных истребителя "Грумман" F6F "Хеллкэт", вооруженных 6-тью 12,7 мм пулемётами, на пробу. - Небольшая пауза сделана специально, дабы визави успел оценить услышанное. - Всё это, при достижении нами договорённости, инкогнито, будет доставлено в Аргентину.
  В комнате повисла минутная тишина.
  - Эрнесто,- громко произнёс Альберто Бергальо. Гости напряглись. Один сунул руку "в подмышку пиджака", у второго тут же появилось оружие. Хозяин, лукаво, одобрительно улыбнулся, в "дверях" появился слуга. - Три чашечки матэ (тонизирующий напиток с большим содержанием кофеина),- с улыбкой, от произведённого впечатления, произнёс отставной коронел майор (старший полковник), даже не подозревая, насколько был близок к переселению на кладбище Реколета.
  Когда же напряжение, секундой ранее витавшее в комнате, рассеялось, попивая кофеиновый напиток:
  - Расчёт сельскохозяйственной продукцией? - Еще раз уточнил Альберто Бергальо.
  - Да. - Услышал однозначный ответ. - Причем вывозить её, мы так же намерены сами.
  - Но, заявленные Вами цифры, не соответствуют реальному положению дел.
  - Будет несколько партий, остальное деньгами.
  - Мне нужно знать более конкретные цифры.
  - Путь долгий и тернист. По броне - не менее 100 единиц, по самолётам - сколько нужно.
  - Запчасти, боеприпасы?
  - Той же "монетой".
  - Как быстро Вы сможете доставить?
  - Субмарины с грузом, недалеко. - Загадочно произнёс чех. - В течении двух дней, по достижению договорённости, с момента начала отгрузки.
  - Грузиться Вы намерены в порту?
  - Нет. В укромном месте.
  - И все это на подводные лодки? Каких же они размеров?
  - Товар нужно доставлять в арендуемые склады на берегу залива Рио-де-ла-Плата. Адрес - укажем дополнительно. Погрузку произведём собственными силами. - Неспешно, как бы растягивая слова, произнёс Антон Деникин.
  - На Германских субмаринах найдётся достаточно места, чтобы вывезти всю интересующую нас продукцию, которую Вы сможете нам предложить. - С серьёзным выражением лица, дополнил чех - Вацлав Холек.
  
  
  *** 121
  
  
  Невская Дубравка, в "паре километров" дачный посёлок Пески и аэродром с истребителями.
  Война явилась сразу, с первых же мгновений проявив себя "во всей красе". Аэродром бомбили. Причём делали это как на учениях. Немецкие или финские... самолёты образовали "карусель" и по одному, в пикировании сбрасывали свой смертоносный груз. Внезапно прилетели, сделали своё чёрное дело и безнаказанно улетели, оставив после себя уничтоженную советскую военную технику, разрушенные строения, пожарища и горе.
  
  Володин Валентин Петрович. В 40-м окончил ФЗУ (Фабрично-Заводское ученичество, ныне - Профессионально-техническое училище), работал на бумажной фабрике в Невской Дубровке. С началом войны всё оборудование и часть особо ценного персонала, начали эвакуировать куда-то на восток. Сначала демонтировали, потом закрепляли на железнодорожных платформах и поезд ту-ту-у-у. По дороге, от станции домой на них напал немецкий самолёт "рама". Ну как напал. Увидел группу возвращающихся людей - сбросил бомбу с большим перелётом. Никого не задело, но страху было. Поскольку работы "дома" уже не было, Валентин и ещё ребята, собрали вещи и ушли в Ленинград. Там, с товарищем устроился путейцем на железную дорогу. К осени исполнилось 18-ть и Ленинградским, Володарским райвоенкоматом был призван в Красную армию, в лыжный батальон, но сначала в учебный, подготовительный лагерь. Ежедневная, напряжённая боевая подготовка по 10 часов в сутки, Валентина выматывала полностью, к тому же питание... Первое время, порция казалась приличной, но потом, по возрастании нагрузки, пришёл голод, который не оставлял до окончания лагеря.
  Обеденная порция - плохое первое блюдо, ложка второго, чай без сахара. Через день бывало мясо или рыба. В прочем - если суп варили с мясом - тогда хлеба в день, на 50 граммов меньше.
  Командир роты, старший лейтенант Роднянский, любил повторять фразу Суворова - "Тяжело в учении - легко в бою". Бойцы грустно шутили, что питание входит в понятие "тяжело в учении". Успокаивало лишь то, что плохо кормили не только их, но и командирский состав.
  По окончании учёбы - баня, переодевалка в новое х/б и "смертельный медальон", черный пластмассовый футлярчик. Командирам - сапоги, бойцам - ботинки с многокилометровыми "гусеницами". Сменили шлем-громоотвод (будёновку) на шапку. Валентин с детства восхищался головным убором Красноармейцев и лишь в учебном лагере узнал, что "будёновка" пережиток прошлого, что это еще царь, в годы первой мировой, заранее готовясь к параду Победы в Берлине, издал соответствующий указ.
  Финское направление Ленинградского фронта. Хмурое утро, низкие облака, редкий снежок. Редколесье, разрушенная деревня. Возле, чудом уцелевшего, вросшего в землю сарая - раненые.
  Передовая где-то рядом.
  - Идём дальше! Не отвлекаться! Ускорить движение! Ускорить шаг, - то и дело раздаются команды командиров.
  Кратковременный привал. Бойцы, сняв лыжи, "воробьями" умостились на одиноко сваленное дерево, но в основном ложатся в снег, давая ногам возможность, хоть как-то отдохнуть.
  Впереди все время ухают и ахают разрывы.
  С наступлением темноты - меняется, влево, направление движения. Марш становиться "дёрганым". То идём, то стоим, то вперед, то назад... К утру прибыли не место назначения. Очередной привал. "По цепи" передаётся команда:
  - С рассветом, после артподготовки пойдём в бой.
  В животе урчит, но перед боем не кормят. При ранении в живот, если "набитый желудок" редко кто выживает.
  Перед атакой - все возбуждены и стараются накуриться до одурения. Нервы.
  Артподготовка с нашей стороны - не впечатлила. Вышли на опушку. Впереди, метрах в 100, наши передовые позиции, дальше, метрах в 200-300 финские. Ротный прибежал от комбата, второпях сообщил о начале.
  Красная ракета, три танка, из траншеи выскочили бойцы, лыжники из лесочка "по лыжам". Сначала за ними, потом обогнали. В атаку шли молча, кричать "Ура" стали уже во вражеских окопах.
   Фин начало "хода" прозевал, уже когда оставалось чуть-чуть - редко ответила стрелковка.
  - Поздно,- про себя отметил Валентин Володин,- уже во вражеской траншее.
  Первый кто попался, был наш с трёхдневной щетиной боец в грязном обмундировании.
  Увидев Володина сразу же потребовал:
  - Дай закурить.
  Машинально протянул, что требовалось, одновременно, на подсознании соображая:
  - Какой нафиг "закурить", вражеская траншея, вокруг злые фины...
  "Табачный стрелок", как бы прочитал мысли Валентина:
  - Да не боись, уже никого нет, - подбородком кивая на два "свежих", приваленных к стенке окопа в крови трупа, от которых еще шёл пар. - Зарезал я их,- зловеще-буднично произнёс "не бритый", подкуривая самокрутку.
  Воздух пронзил тягучий вой - "Ви-и-и-у-у", заканчивающийся резкими разрывами - "Ба-ба-ба-бах".
  - "Чухонец" проснулся,- авторитетно заявил грязный боец,- по нам целится. - Сам же, сделав еще пару затяжек:
  - Ну что, побежали дальше...- при этом ловко выскочил из окопа, обернулся, глянул на растерявшегося Валентина, криво улыбнулся и убежал вперёд.
  Повторно встретились уже после боя. "Небритый и грязный" оказался старшиной-карелом Фёдором Лембоевым (лембо - черт, леший)
  - Когда пуля "поёт" "Пиу-у, пиу-у" - не страшно. Она свистит далеко. - Поучал он, собравшихся у костра молодых лыжников. - Когда "фьють-фьють" - это ближе. "Чив-чив"- это уже рядом с тобой в землю впиваются, нужно прятаться.
  Старшина Лембоев потёр ладошки и протянул руки к костру.
  - А когда пуля, на излёте впивается в тело, звук похож на всплеск от камешка, брошенного в болотную жижу...
  Повоевал Володин Валентин Петрович еще неделю. Вражеская мина, госпиталь, потеря обеих ног - отчаяние. Два месяца в госпитале. С прибытием молодого протезиста Сергея, парня лет 16-ти, с протезно-конструкторским набором, все мгновенно изменилось. Утром слепок культи, после обеда уже учился ходить "на своих" с ходунками. Причём, когда Валентин, ранее имевший рост 165 сантиметров, попросил Сергея-протезиста, помочь подрасти, тот только поинтересовался:
  - На сколько?
  - Сантиметров на 10-ть.
  В общем, Валентин, став ростом в 175 сантиметров, так же, как и остальные клиенты протезиста, начал, заново учиться ходить. Кстати - в начале, самой большой проблемой была нехватка ходунков, но её, с помощью столяра, дяди Гаврила, быстро решили. Тот вмиг настрогал "козликов". Обучение хождению, у кого был всего один протез, проходило быстрее, Валентину же приходилось прилагать больше усилий, но желание вновь ходить было так велико, что вскорости, по моторике движений, он превзошёл всех, а на медицинской комиссии сразу не поверили в написанный диагноз, пришлось демонстрировать. В общем, его хотели списать, но по настойчивой просьбе признали годным к нестроевой и зачислили в роту охраны НКВД по защите важных, продовольственных и медицинских стратегических складов.
  Подписали строгие бумаги "о неразглашении", потом выдали хорошую, удобную, пятнистую форму и на объект. Жили тут же, во "взводных домиках", по два человека в комнате. Кормили в столовке - сытно с мясом, курицей или рыбой. Единственное, что со временем многих несколько стало огорчать - рис. Утром каша рисовая, в обед - рисовый суп, на ужен - так же рис. Изредка перловка, пшено или гречка.
  Склады, куда их рота была определена... никто даже не знал, что здесь имеется такое. Вокруг лес, деревья. Две, свежепроложенные железнодорожные колеи. Всё под землёй, с наружи бугор и двое ангарных ворот, внутрь каждой - рельсы. Состав - 15 вагонов, входит полностью. Никаких паровозов, работают тепловозы - маскировка на высшем уровне. Одни вагоны затолкали, тут же вывозят другие, уже полные. Они осуществляли охрану самих складов и опечатанных вагонов, "до станции". Там "печать" передавали приёмщикам и с "порожняком" назад.
  
  
  
  *** 122
  
  
  Кремль. Во время войны, когда немецкие войска только напали на СССР, был замаскирован. На стенах изобразили улицы и фасады других зданий, башни перекрасили в черный цвет, а звёзды - зачехлили. На Красной Площади и на Васильевском спуске - ложные городские кварталы в виде макетов небольших домов. В Тайницком саду - брезент с имитацией крыш. Мавзолей спрятали под двухэтажное, бутафорское строение. С воздуха, даже знающему где искать, обнаружить Кремль - проблематично.
  Всё это, после маскировки, проверили командир ГБ Шпигов, с проверкой пролетев на самолёте "Дуглас". После, в рапорте сообщил - "Кремлёвский ансамбль, визуально исчез".
  Но даже после Московского наступления столица продолжает жить по законам прифронтового города. Светомаскировка на окнах, от взрывной волны крест - накрест - бумажные полосы. Комендантский час и красноармейские патрули.
  Немецкие лётчики отмечали, что налёты на Москву совершать гораздо сложнее и опаснее, чем на Лондон. Огонь ПВО был много интенсивней и точнее, нежели у англичан. А ориентироваться "по городу" совершенно невозможно.
  Сообщая это, они даже не подозревали, что почти все Московские зенитные части, которых они так боялись, были женскими от 18 до 25 лет.
  Кстати, женскими были некоторые снайперские подразделения, служили они в артиллерийских, авиационных и полках связи.
  
  Лаврентий Павлович Берия.
  Будучи первым секретарем Закавказского крайкома, на тот момент нищий, промышленно отсталый, голодный регион, в 1931 году приостановил насильственную коллективизацию, которая тогда, счёт по колхозам, составляла 36% захудалых, не рентабельных хозяйств. Это по его указанию там перестали культивировать пшеницу и кукурузу, как малоэффективный продукт, перешли на выращивание чая, цитрусовых, табака, винограда. Дело пошло, колхозы стали стремительно богатеть, и крестьяне сами в них повалили с такой силой, что количество колхозников, без каких-либо принуждений, быстро доросло до 86%. Было бы и больше, но нерадивых в колхоз принимали неохотно. Урожайность, за тот же период, увеличилась в 20 раз. Промышленность, Закавказского края, за период Бериевского руководства в первую пятилетку выросла в 6 раз, во вторую еще в 5. Это при нем стали бурить нефтяные шлейфы Каспийского моря. В этот же период Закавказье стало курортной зоной СССР. Берия не был болтуном, он действительно был эффективным хозяйственником и такую же команду сколачивал вокруг себя, безжалостно отсекая приспособленцев. Сталин, поскольку именно хозяйственников ценил на все золота, Лаврентия заметил и в скорости, без всяких интриг и прочей "волосатой лапы", он, в 1938 оказался в Москве, на ответственной должности, зам Наркома НКВД, руководителем Главного управления госбезопасности, а к декабрю 1938 - Наркомом НКВД. Это при нем начался пересмотр дел и из 30 тысяч, уволенных и репрессированных по политическим мотивам армейцев, 13 тысяч возвращено встрой. Из лагерей и тюрем, после пересмотра дел, освобождено 180 тысяч, из 630 тысяч осуждённых при Ежове. Берии так же принадлежит идея с "шарашками". Среди арестованных было немало "нужных стране людей". Нет не поэтов и прочих писателей, о которых ныне громче всех вопят. Инженеры, учёные, конструкторы, высококлассные специалисты и изобретатели. В то время либералов и диссидентов было ну ничуть не меньше, нежели ныне. Всех их, невзирая на взгляды, привлекли "работать на оборону страны". И еще, при возможности, Берия данных людей старался амнистировать и освобождать.
  
  - Товарищам из "мирового пролетариата" известны наши продовольственные и медицинские проблемы. Для "смягчения ситуации" они предлагают открыть несколько пунктов поставки нужных нам групп товаров. - Делая доклад Сталину, Берия был предельно серьёзен и собран. Проблема действительно была важной и злободневной. - Полностью решить не удастся, но, с реализацией данного проекта, по большинству недостающих видов продуктов минимальные нормы потребления перекрываются, по оставшимся - вплотную приближаемся. Данную акцию предлагается назвать "Закрома Родины".
  Сталин кивнул, всем видом давая понять, что одобряет:
  - Где намерены открывать "Закрома Родины".
  - Вначале под Ленинградом, второй - недалеко от Москвы. А также в районе Куйбышева (Самара) и Челябинска.
  - Нужно рассмотреть возможность открытия пунктов продовольственного и медицинского снабжения, на южном направлении.
  - На данный момент, из-за боевых действий, это сделать невозможно, но мы работаем.
  Сталин, в очередной раз согласительно кивнул.
  - Так же, в посёлке Арзамас-941, товарищи из "мирового пролетариата" начали монтировать линию по производству антибиотиков и цех по выпуску самых современных, сборных протезов. Первую, пробную партию доставили в Ленинградские госпитали. Результаты и отзывы - настолько хорошие, что из желающих вернуться в армию сформировали добровольческий нестроевой полк охраны НКВД, который планируется использовать в акции "Закрома Родины".
  - Это правильное решение. - Медленно выговаривая слова и пристально глядя на Берию, произнёс Сталин. - Хорошие протезы, ныне актуально. Но одного маленького цеха будет недостаточно. - Сделал небольшую паузу. - Лаврентий, подумай над этим.
  - Хорошо товарищ Сталин. - Быстро согласился Берия и тут же. - Товарищ Пронин просит передать ему 100 штук имеющихся у нас трофейных чешских танков TNHP, немецкое название - Pz.Kpfw.38(t) и другое трофейное, особо подчёркнуто, немецкое вооружение. Он его в Аргентине меняют на продовольствие, которое поставляют нам.
  - Сколько у нас таких танков?
  - В разной степени исправности - около 300 штук. - И тут же, в виде справки добавил. - Данный танк устарел, а с учётом имеющихся в войска т-55, устарел безнадёжно. К тому же отзывы наших танкистов о качестве чешской противопульной брони на заклёпках, очень плохие. Любая противотанковая пушка её пробивает. Обломки броневых листов, заклёпок и крепежных болтов экипажу наносят больше вреда, чем сам вражеский снаряд.
  Сталин продолжал молча слушать.
  - Так же нам передали совершенно секретные материалы по будущему СССР.
  Данное извещение, Ио́сифа Виссарио́новича заинтересовало.
  - Здесь не только развитие самой страны до 2000 года, но имена, фамилии и краткая биография функционеров-новаторов.
  - Ты уже ознакомился?
  - Да. Так же, не зная самой сути вопроса, были ознакомлены специалисты следственного отдела. Их мнение: по имеющимся данным можно легко отыскать нужных людей. Более того. По нескольким были сделаны запросы на места. Место пребывания родственников данных личностей подтвердилось. Так же, согласно полученных нами тех же секретных материалов следует, что в целях дальнейшей безопасности назрела острая необходимость пересмотреть административные границы всех республик.
  - Лаврентий, оставь эти документы и списки мне, я с ним ознакомлюсь.
  
  В скорости были пересмотрены границы республик. Области и районы, заселённые русским, или считавшими себя русским населением были возвращены в состав Российской Федерации. Указанные в секретных списках личности отправились на фронт, но по большей части, по партийным и хозяйственным разнарядкам, убыли на усиление в Средне Азиатские республики, с негласным указанием, запрещающим возврат к прежнему месту жительства, а также им и их потомкам занимать руководящие посты как партийные, так и хозяйственные. Так же была выявлена глубоко законспирированная немецкая диверсионная группа, которая к тому моменту успела ликвидировать некоторых советских партийных лидеров из высшего эшелона власти, включая Никиту Сергеевича Хрущева и Георгий Максимилиановича Меленкова. Был организован показательный процесс, немецкие диверсанты-пособники во всём сознались и были приговорены к высшей мере наказания. Это официально. Фактически же, советские и немецкие товарищи после выполнения особо ответственного и совершенно секретного задания, негласно, вместе с семьями были переселены в русское поселение на Суматре.
  
  
  *** 123
  
  
  Операция "Фредерикус", да и весь план "Блау" были провалены. Это нанесло ужасный удар по всем войскам вермахта. Танковые и моторизованные части, а в этом наступлении задействовали лучших, которые и понесли чудовищные потери. Часть из них погибли, кому посчастливилось выжить - на значительное время были выведены из строя. Под большим вопросом, из-за полного отсутствия резервной техники, вооружения и времени на проведения дополнительной мобилизации. Целесообразней было бы эти подразделения, вообще отвести с Восточного фронта для восстановления, но ситуация не позволяла. Красная армия продолжала наступать, причем делала это решительно, умело и настойчиво, что создало множество проблем немецким войскам.
  Все отступающие генералы клятвенно уверяли Берлин, что войск противника намного больше, что вверенные им подразделения обороняются стойко, до последнего патрона. Русские же, их попросту завалили трупами. Фактически, преимущество было лишь в технических средствах, за счёт более лучшего вооружения, по личному составу - немцы и их союзники, имели небольшое численное преимущество.
   О союзниках, итальянцах, румынах, венграх и остальных, в Берлине даже и говорить не желали, полагая, что именно по их вине произошла катастрофа, именно они во всём виноваты. Те же им отвечали схожей монетой, обвиняя немцев в своем недостаточном, в основном трофейном, изношенном и устаревшем, оснащении танками и прочим вооружением, и связью. Так же в недостаточном количестве боеприпасов, ужасной нехватке ГСМ (горюче-смазочных материалов) и плохом авиационном прикрытии.
  По мере того, как неудача следовала за неудачей, Гитлер становился более замкнутым и угрюмым. Ему повсюду мерещился обман и предательство. Он стал все больше полагаться лишь на себя, свои собственные выводы и суждения. Человек, чья воинская карьера закончилась на чине ефрейтора, командовал всеми войсками Германии. При этом, зачастую, совершенно не представляя сложившейся, в данный момент и в конкретном месте, ситуации.
  Вначале Фюрер принимал лишь глобальные стратегические решения, но со временем углубился в мелкие, зачастую незначительные тактические проблемы в маловажных секторах. Гитлер так искренне верил в свою исключительность, правильность и непогрешимость, что случавшиеся неудачи тут же объяснял некомпетентностью и трусостью исполнителей, которых, как правило, наказывали и не всегда отправкой в запас или в отставку. Фюреру даже в голову не могло прийти, что поставленная им задача была совершенно невыполнима и "служака" из кожи лез, пытаясь её выполнить. Через небольшой промежуток времени, таких действий Фюрера, высшее руководство вермахта было напугано, скованно ограничениями и угрозами, старалось не проявлять излишней инициативы и постепенно стали всецело полагаться на "непогрешимый гений Фюрера".
  Был издан специальный, сверхсекретный приказ фюрера:
  "1. На командующих армиями, корпусами и дивизиями возлагается личная ответственность за поступление ко мне всех нижеперечисленных решений или намерений заблаговременно, чтобы я мог повлиять на них и издать при необходимости контрприказ, который своевременно достигнет передовых частей:
  а) любых решений, касающихся боевых действий,
  б) предполагаемой атаки соединения численностью более дивизии, не указанной в директивах штаба главного командования,
  в) любых наступательных действий на стабильном фронте, которые могут привлечь внимание врага к данному сектору, за исключением обычной патрульной деятельности,
  г) любого предполагаемого отступления,
  д) любого предполагаемого оставления позиции, укрепленного города или крепости.
  2. Командующие армиями, корпусами и дивизиями, начальники штабов и все офицеры Генерального и других штабов несут передо мной личную ответственность за то, чтобы любой рапорт, адресованный лично мне или по другим каналам, не содержал ничего, кроме правды. В будущем я буду решительно карать любую попытку скрыть факты, умышленную или по халатности...
  Адольф Гитлер".
  
  В Берлине решили, что необходимо еще раз, более тщательно провести мобилизацию людских и материальных ресурсов. В армию были призваны квалифицированные рабочие и специалисты, их заменили иностранными, в основном французскими, голландскими и бельгийскими рабочими и угнанными Восточными рабами, и военнопленными. Экономика, в срочном порядке переходила на военные рельсы. В прочем она и раньше на них стояла, но это явно не афишировали, надеясь на "быструю войну", но...
  Гудериан был назначен ответственным в решении "танкового вопроса". Вернее, за скорейшее завершение разработок и начало производства новых видов танков "Тигр" и "Пантера", которые, по задумкам, должны были превзойти все имеющиеся у СССР образцы, но до завершения было ой как далеко. По замыслу, производство вооружения предполагалось поднять более чем в два раза, количество дивизий, на Восточном фронте, довести до 232, включая 40 дивизий союзников, но и данная идея, в ближайшее время, была почти нереализуемой.
  
  Гельмут Риске. Один из многих, маленьких, незаметный винтиков Германии, солдат 4-ой танковой армии вермахта. Весна 42-го они наступали. Русские были уже не те, что в 41. Пока вермахт готовился, "иваны" соорудили несколько линий обороны. Сколько точно Гельмут не знал, не по чину ему, они прошли две. От роты наступления осталось чуть больше сорока человек.
  По причине острой нехватки личного состава всё чаще стали использовать перебежчиков. Вначале в виде грузчиков и прочих ремонтников-помощников...
  Вообще-то перебежчики были с обеих сторон и на протяжении всей войны. Основная причина - отступление войск, пораженческие настроения и банальное желание остаться невредимым и в живых. Мало кто перебегал по убеждениям. Данная тенденция увеличивалась вовремя или накануне больших боёв, когда вероятность погибнуть в атаке, была выше и сильнее страха перед противником. В общем, люди хотели жить, а не умереть за чуждые принципы, чужое добро и чужие деньги, надеясь, что после допросов, на которых они непременно всё расскажут сами - отправят в тыл, подальше от фронта. По отношению к немецким военнопленным, по большей части так и происходило. Ну, почти так. В моменты острой необходимости их использовали как водителей броневиков и автомобилей, танковых мехводов и артиллерийскими помощниками, но всё это было кратковременно и эпизодично.
  Советских же перебежчиков, немецкое армейское командование часто использовало как "добровольных помощников" (хиви), постоянно удерживая в частях, а в случаи нехватки, некомплекта солдат - отправляли в атаку, а сзади, для большей уверенности - автоматчики. Так поступили и в этот раз, из боя ни один русский не вернулся. Одних застрелили свои, других... В прочем, в отношении этих - кто свой, кто чужой не ясно.
  Главным оружием в роте были 12-ть пулеметов, у пехотинцев - карабины, но был и взвод автоматчиков - 20 человек. Удачей считалось добыть русский ППШ, который называли "маленький пулемёт". В вермахте русское оружие ценилось за простоту, неприхотливость и надёжность. Но был и недостаток - плохая защищённость от ржавчины и коррозии. В этом плане немецкое было лучше.
  Потом русские ударили во фланг, нависла угроза окружения. Их часть срочно перебросили на другой участок. Прибыли в пустую, безлюдную деревню. Двоих отправили в передовой, дозорный окоп, сами стали оборудовать основные позиции.
  Один из шутников, сажей, на стене строения написал "Юмор - когда смеешься вопреки всем невзгодам". Гельмут смотрел да данное писание с грустью, стараясь отвлечься от тяжёлых мыслей.
  Русские были рядом, но почему-то не наступали, потому ночью, дабы продемонстрировать им, что "мы бдительны", время от времени в их сторону, посылали одну - две пулемётные очереди.
  На следующий день, вначале, прилетели штурмовики "руссише штука" (Ил-2). Бросили бомбы на артиллеристские батареи, потом пустили реактивные снаряды в блиндажи и зенитчиков. На третьем заходе - очень низко летели вдоль траншеи, всё обстреливая из пушек и пулеметов. Все, как сумасшедшие палили по самолёту из винтовок, пулемётов и даже пистолетов. Он шёл настолько низко, что было хорошо видно даже лицо пилота... Особенно злило то, что сбить русский штурмовик, из стрелкового оружия, было почти невозможно.
  Не успели, как следует прийти в себя - стала работать русская артиллерия, точнее был один залп из "шталин органа" ("Катюши"), к счастью не точный, с перелётом, но как потом оказалось, они целились в артиллеристов-танкистов.
  Потом появились два больших, хорошо вооружённых, круглобашенных русских танка. Сначала начали обстреливать из пушек, им ответили. Было хорошо заметно, что противотанкисты попадают, но снаряды упорно не хотели пробивать броню красных. Потом, танкисты "иванов" заметили передовой окоп, один из них просто развернулся на нём, закопав дозорных заживо.
  В общем, боя так и не дождались, "большевики" ударили и прорвались в другом месте.
  Общее состояние дел, непосредственно в войсках вермахта, в боевых подразделениях, на тот момент было не важным. Автомобильный парк порядочно поредел и был изношен. Водители, еще бывших "на ходу" автомобилей проводили за рулём по 15-17 часов, участилась аварийность. Стали больше использовать медленный, малотоннажный и более уязвимый гужевой транспорт. Но этого всё равно было недостаточно. Ощущалась острая нехватка горючего, продовольствия и боеприпасов. Солдаты, по большей части уставшие от постоянных переходов и недосыпания, небритые, немытые, в быстро износившемся обмундировании, обессиленно брели бескрайней русской дорогой.
  Из-за стремительного отступления было "утеряно" множество сломавшегося броне-автотранспорта, артиллерийского и противотанкового вооружения. Участились случаи, когда из-за невозможности вовремя эвакуировать, русским оставляли госпиталя. Обо всём этом Гельмут узнал, случайно подслушав разговор офицеров, после стал замечать, что боится ранения.
  Гельмут Риске и сам многое видел. Если вначале своих убитых они хоронили - каждого в отдельной могиле и гробу, то с началом советского наступления - закапывали кое-как в воронках, завернув в плащ-палатку или брезент. В таких могилах хоронили столько, сколько погибло в данном бою или сколько помещалось. При стремительном отступлении, просто бросали, не до них, самим бы спастись.
  
  
  
  *** 124
  
  
  - При "работе" в Ливии и Ираке были обнаружены МиГ-15, точнее его учебно-тренировочный вариант МиГ-15УТИ.
  - МиГ-15УТИ?
  - Да-да. - С усмешкой подтвердил Валерий.- Он производился в больших количествах. Использовался для базовой подготовки пилотов всех типов истребителей МиГ. В СССР от него отказались лишь в 70-х, остальные страны, приобретавшие советские самолёты эксплуатировали их дольше, потом - поставили на хранение.
  - В каком они состоянии?
  - Всем нужен ремонт. Решили сделать по аналогии с Ла-11. Разобрать - отбраковать, что возможно изготовить и заменить композитами. Авионику, прицелы - установить "Арзамаские". Единственное, что мы отремонтировать не в состоянии - двигатели.
  Александр Николаевич призадумался:
   - В конец 80-х на авиазаводах идёт сокращение госзаказа. С начала 90-х начинается убийственная конверсия и приватизация. - Посмотрел на Валерия.- Есть люди, станки, отраслевые связи, не хватает заказчика и рынка сбыта товаров.
  - И это значит? - Уловив паузу, тут же поинтересовался Говоров младший.
  - Нужно отыскать посредника для этой работы. В дальнейшем, самые "проблемные" и "эксклюзивные" запчасти и детали, до налаживания полного их производства, будем заказывать в 90-х. Так же нужно продолжить эвакуацию заводов из 90-х и 2000-х. Причем эвакуировать оборудование нужно не только из бывшего СССР, но и со всех остальных стран.
  - Как оплачивать?
  - В каждой отдельно взятой ситуации по-разному. С частниками - автомобилями и деньгами. С остальными - через посредников. Для этого выйти на рынок продажи золота и прочих коллекционеров-антикваров. - Совершенно серьезно ответил Александр Николаевич. Сделал небольшую паузу:
  - Кроме МиГов, в СССР нужно передать и несколько экземпляров Ф-86 "Сайбр".
  - Ну, тогда и бомбардировщик Ил-28 поискать.
  
  На аэродром под Куйбышевым (Самара), взлетно-посадочная полоса с твёрдым сборно металлическим, листовым покрытием, прибыла группа лётчиков и более внушительная группа авиационных техников. Все были отобраны на "Арзамаских курсах переподготовки", где сразу, после инструктажей и подписания кучи документов "о неразглашении", их переучивали на "экспериментальные, перспективные реактивные самолёты". Жили, питались и занимались - по совершенно иной, экспериментальной программе. Учились по отдельной, усиленной программе - капитально и основательно, до автоматизма оттачивая движения и действия. Но всё "Арзамаское учение" было теория, сюда же, под Куйбышев, их доставили "на практику", для непосредственного ознакомления с техникой и демонстрации всего, что усвоили и знают.
  Аэродром. Три вида самолётов. "МиГ-15" в версии УТИ, схожий с ним "Су-9"(Ф-86 "Сайбр") и бомбардировщик "Ил-28".
  Первыми к работе с самолётами приступили специалисты обслуживания. Группы РСНО (прибористы), оружейники, двигателисты и всё это под руководством "сильно ругающегося" майора, начальника ТЭЧ отряда и старлеев - старших техников конкретного самолёта, возле которых "крутились" механики-сержанты. Предварительная подготовка. На следующий день, согласно плана "предполётной подготовки", всё повторили "по-новой". Перед вылетом, лётчики-истребители "облачились" в противоперегрузочные костюмы, "в нужный момент" сжимающие икры ног, живот, предплечье рук. В это время сержанты-техники начали "гонять" двигатели. Ну как "гоняли" - сзади, метрах в пяти-семи - отбойные, двухметровые, наклонные плиты, чтобы воздушный поток из сопла "не копал на аэродроме ямы". Если таковое "усовершенствование" отсутствует - самолёт как можно ближе к краю, чтобы воздух выдувался за пределы взлётной полосы. Таким "счастьем" страдают самолёты чей двигатель расположен низко, в данном случаи, оба вида истребителей. На бомбере же, Ил-28, в простонародье называемом "Гончая", более неприхотливом, можно взлетать "с грунта"... В общем, процесс пошёл. Вскорости техники, по кое-где найденной маркировке, определили, что "Сушка" на самом деле, по происхождению американец, а вот МиГ и Ил - это уже наши, советские. Так же установили, что вся авионика и прочие приборы локации и связи на всех самолётах - наши, "арзамасцы".
  Провели первые учебные бои между МиГами и Сушками (Ф-86 "Сайбр").
  Со счётом 5:2 выиграли МиГи.
  Выяснили, что "Сушка" уступает МиГу в скорости набора высоты и по "потолку". У МиГа - более прочная и продуманная конструкция. Шесть - 12.7 мм пулеметов у "Су" (Ф-86 "Сайбр"), по "залпу и наносимому урону" оказались слабее, чем 2-е 20 мм и одна 37 мм пушки у МиГа. Выяснилось, что "Су" при более мощном двигателе, но за счет того, что тяжелее - уступает МиГу по скорости. Горизонтальная скорость у обоих - примерно одинаковая, но "Су" по горизонтальному манёвру обходит МиГа, но уступает по вертикальному, поэтому "пилоты-мигари" работали по "немецкому" способу ведения боя и выигрывали даже при количественном превосходстве "Сушек".
  В общем, при невыгодной позиции, хитрые "мигари", используя преимущество в скорости и вертикальном манёвре, занимая более выгодное положение, начинали бой на своих условиях, не ввязываясь в "горизонтальный", навязывая "вертикальный" бой.
  Обкатали и Ил-28, который оказался непростой целью для обоих видов истребителя. Четыре 23 мм пушки, две впереди, две в хвосте с хорошими углами обстрела. Справиться с реактивным бомбером, истребителям было довольно-таки сложно. Атакуя передние полусферы или "хвост", на большущей скорости сближения, когда уменьшается время и без того "недалёкого" прицеливания, а с учетом "не попасть" под защитные НР-23, задача очень непростая, почти смертельная. К тому же сам бомбер оказался высокоманёвренным и часто использовал "эффект торможения" и уход на "предельно малые высоты".
  Как бы там ни было, пилоты реактивными самолётами были очень довольны. Оба истребителя с "огромным запасом" превосходили любого "немца", а бомбера, Ил-28 ни один "люфтваффе" не мог даже догнать.
  
  Уфимский моторный завод Љ28. Всё началось с того, что особисту, сержанту ГБ завода, Юлаеву Булату Ильмановичу присвоили звание - лейтенант ГБ. В тот же день у него появилось сразу три подчинённых. Утром, следующего дня, он явился к Владимиру Яковлевичу Климову, учёному в области авиационного моторостроения, по совместительству руководителю завода Љ28, и поставил того в известность, что у него имеется приказ, согласно которого, на территории завода ему обязаны выделить место для сооружения ангара. Место естественно определили и тут началось... Откуда-то, на огромных машинах привезли человек 100, а может и все 200 китайцев, которыми, в виде инженеров и прорабов руководили пленные немцы, за которыми присматривали три ГБиста во главе с Юлаевым. Китайцы работали как муравьи в три смены и уже, дней через 10 ангар был готов. В это же время, эта или другая бригада, все строители мало того, что на одно лицо, еще и одеты в одинаковые, синие спецовки и оранжевые каски, в городе быстро сооружено с десяток трёхквартирных домиков-красавцев.
  Следующим этапом - установка в новом ангаре всевозможных станков и прочего оборудования, а домики в городе, как раз для специалистов, умеющих на нём работать, и сооружали. Кстати почти все спецы были из, успевших повоевать и получить ранение, фронтовиков. Одним словом, многие были на протезах. Очень хороших таких протезах, сразу, если не знаешь и не определишь.
  После была торжественная передача цеха-ангара заводу Љ28 и в этот же день, Владимир Яковлевич Климов получил задание на создание двигателя ВК-1Ф с центробежным компрессором и форсажной камерой для реактивных самолётов. Пока изучали документы, думали с чего начать и как приступить - прибыли неприметные люди в гражданской одежде. Владимир Яковлевич Климов до этого был наслышан о необычайной расторопности Лаврентий Павловича Берии и работниках иностранного отдела, но, чтобы самому сталкиваться - так впервой. Ему доставили документацию. Много, но не всю. Так же передали два работающих образца двигателя ВК-1Ф, который они, как бы только должны создать. Всё это с указанием "в кротчайшие сроки воспроизвести методом обратной инженерии" и запустить в производство советский аналог, для чего использовать новый цех и имеющееся в нем уникальное оборудование.
  
  Аналогичное задание, получил и Архип Михайлович Люлька, который в то время работал при Челябинском танковом. Точнее, танковый завод использовался как производственная база, на самом же деле он, совместно с М.И. Гудковым, начальником ОКБ-301, работали над проектом самолёта с воздушно реактивным двигателем (ВРД)- Гу-ВРД, но не судьба.
  В пригороде Челябинска, откуда-то взявшиеся китайские бригады под руководством немецких инженеров и охраной из НКВД, быстро соорудили небольшую "жилую улицу" для персонала и три ангара с самым современным оборудованием. Туда-то и перебралось ОКБ-301, уже там ознакомились с совершенно секретной, добытой специалистами иностранного отдела документацией и самим двигателем J47-GE-27, который они и должны скопировать и воспроизвести. В прочем документация, хоть и была не вся, но в основном, к тому же в наличии были сами двигатели и хорошее оборудование с прекрасными специалистами.
  Так же, согласно срочно дополненного и утверждённого плана самолётостроения на 1942 год, приказом МАП ОКБ Микояна, Сухого и Ильюшина поручалось разработать реактивный самолёт, два истребителя и бомбардировщик с определёнными техническими характеристиками. Дополнительные, специфические станки, оборудование, почти полную документацию и уже готовые летающие образцы самолётов, а также пилоты и техники, знающие и умеющие их обслуживать - прилагались.
  Глупых вопросов типа "что" и "где" никто не задавал, а вот "когда" - в декабре 1942 года первые прототипы должны были быть предъявлены на государственные испытания.
  В общем, все работали на благо Великой Родины и были абсолютно уверены в успехе.
  
  
  *** 125
  
  
  Верховный курил трубку и неспешно "вышагивал" по кабинету:
  - Лаврентий, как получилось, что дивизия Ротмистрова,- остановился перед Берией, глядя на него в упор слегка прищурив глаза, протянул руку с люлькой в его сторону, как бы указывая, что вопрос именно к нему, интересовался Вождь народов,- сформированная из бывших наших военнопленных, стала так хорошо воевать. Ты выяснил причину успеха подготовки у товарища Пронина и недоработки, упущения в наших учебных центрах?
  - Да, товарищ Сталин. Выяснил.
  - Каковы результаты?
  - Подготовка в основных чертах одинаковая и проводится по очень схожей методике.
  - В чём же, по твоему мнению причина?
  - Люди, побывавшие в плену, более агрессивно настроены в отношении оккупантов. Пронин же даёт им ещё один шанс с правом реабилитации. Они более старательно и ответственно относятся к исполнению своего долга перед Родиной.
  - Ты полагаешь, что это основная причина?
  - Да товарищ Сталин,- небольшая пауза. - К тому же на базе осназ у товарища Пронина созданы лучшие условия.
  Сталин, в очередной раз, пристально взглянул на Берию, тот ещё сильнее выпрямился, продолжил:
  - Питание, условия проживания, экипировка и воюют они более мобильно, на самой передовой технике.
  - И всего одной дивизией уничтожают весь южный немецкий фланг.
  - Наступающая, усиленная дивизия полковника Ротмистрова по танкам и прочему вооружению - равна всей немецкой 1-й танковой армии. - Небольшая пауза. - По имеющимся у нас документам, у Клейста по полному штату, 450 танков. Чуть более 70% всевозможные "чехи", остальные двоечки - тройки и совсем мало короткоствольных четвёрок.
  Сталин, продолжая на него смотреть, кивнул. Берия, из папки, достав листок-справку, взглянув на неё мельком, убедившись, что это именно тот документ, что требуется, протянул Верховному, сам же продолжил "по памяти":
  - Танковая дивизия полковника Ротмистрова - дивизией называется лишь номинально. По факту, входящие в неё подразделения все усиленные.
  Сталин молчал и пристально смотрел на Берию. Тот заволновался, и чтобы это скрыть продолжил говорить:
   - Усиленная рота 15 танков, 45 - усиленный батальон, 135 - усиленный полк, 405 усиленная танковая дивизия. Плюс два усиленных полка на т-62, это еще 270 танков. Общая численность - 675 единиц т-55 и т-62. Тоже с артиллерией. Средства ПВО частично на самоходном шасси. ЗСУ "Шилка" против низколетящих самолетов на скоростях до 500 - подходит идеально. По отзывам, очень хорошо защищают колонну от вражеских налётов во время движения.
  Верховный продолжал молча слушать:
  - Кроме того в дивизии полковника Ротмистрова много специальных броневиков, БТРов и БРДМов. С пехотой было туго, но с приданием в усиление двух "крымских" армий, группа "Ротмистрова", по вооружению и численности личного состава, стала равна противостоящему ей противнику. К тому же воевали в основном со всевозможными немецкими сателлитами. Венгры, румыны, потом итальянцы и совсем малочисленные или слабо вооруженные немецкие части. У всех врагов и техника похуже и моральное состояние войск слабее.
  - Это мне известно,- перебил его Сталин. - Что дальше.
  - У Таганрога находились итальянцы, две немецкие горные, до 10 тысяч личного состава в каждой. Это лёгкие дивизии в основном с трофейным, французским вооружением, для которых и т-34 великая проблема. К тому же удар в "тыл", а резервов почти нет.
  - Почему же немецкое командование не задействовало свою авиацию?
  - Румынские авиационные части, блокировавшие Крым, были внезапно захвачены нашими наступающими войсками. Лучшее ПВО - наши танки на взлётной полосе противника.
  Сталин вновь, понимающе кивнул:
  - У них, что больше нет авиационных частей?
  - Есть, но все задействованы в операции "Фредерикус" и "Блау". - Небольшая пауза. - К тому моменту нами туда были переброшены две реактивные эскадрильи, которые очень хорошо подчистили небо от птенцов Геринга.
  - Какие типы реактивных самолётов задействовали?
  - В основном "Су-9"(Ф-86 "Сайбр"), их у нас 30 штук. Эпизодически МиГ-15. Их у нас всего шесть и все в двухместной версии УТИ. Так же в боях испытали бомбардировщик "Ил-28". Этих самолётов совсем мало, всего четыре.
  - Каковы результаты?
  - Отзывы самые положительные.
  Верховный удовлетворённо кивнул, но сказал о другом:
  - Информацию о столь значительных успехах наших войск на Юге нужно довести до народа. Люди должны знать, что Красная армия громит врага. Все должны быть уверены, что победа будет за нами. Лаврентий, организуй выступления по радио и статьи в газетах.
  - Да товарищ Сталин.
  - Так и сообщите. Войска, под командованием генерал-лейтенанта Ротмистрова, на Южном направлении окружили и уничтожили противника.
  - Товарищ Сталин, Ротмистров - полковник, очередное воинское звание генерал-майор.
  - А Генерал-лейтенант звучит лучше.
  
  
  
  *** 126
  
  
  
  Весна 42 года. Гитлер настойчиво требует от своих японских союзников начать наступление на Индию, но все безрезультатно. Фюрер даже пригласил японского посла Осиму в "Волчье логово" ("Вольфсшанце" - ставка в лесу Гёрлиц, Восточная Пруссия), где говорил о скором взятии Кавказа, "нефтяных районах Баку" и свободном пути на Персию.
  - Тогда Германия и Япония, гигантским обхватом подчинят себе весь, стонущий под английским гнётом, Ближний Восток...
  Предложение, с точки зрения Фюрера, было очень заманчивым, но японец всё время уклонялся от ответа. Когда же его "прижимали" - отделывался вежливыми, но твёрдыми отказами. Гитлер не знал, что уже в то время Токио подумывало о переговорах с Западом. Именно в это время, император вызвал к себе премьер-министра, он же министр Сухопутных войск, бывший начальник контрразведки, а позже начальник штаба Квантунской армии, генерала Хидэки Тодзио, которому дал указание "не упускать любой возможности для прекращения войны". На следующий день, Тодзио пригласил к себе германского посла Ойгена Отто, которому предложил вступить в тайные переговоры с Англией и США. Он, ради этого, даже выразил готовность прибыть в Берлин, в виде личного представителя императора... ну, если Гитлер пришлёт за ним дальний бомбардировщик. Фюреру, данное предложение не понравилось. Никто не знает, какие потрясения в этот момент он пережил, что думал и какие "волшебные слова, на немецком", про себя произнёс... В общем, под благовидным предлогом, Фюрер, вежливо, почти не срываясь, японскому премьеру отказал.
  
  Вермахт готов к наступлению на Восточном фронте.
  Командование, под давлением Гитлера, было уверено в летнем, успешном наступлении 42 года, кто не был уверен - отправились в отставку.
  Шесть венгерских и семнадцать германских дивизий ринулись вперёд, на Воронеж. С юга их поддерживала шестая армия Паулюса, 18 дивизий и танковая группа Клейста. Всей этой армадой командовал фельдмаршал фон Бок.
  Неприятности начались с первых дней и по всем направлениям. Войска, с ходу не смогли прорвать оборону окопавшейся Красной Армии и увязли. В ставке "Вервольф" ("Волк-оборотень" - под Винницей), куда, ближе к фронту, переместился штаб вермахта и пребывал Гитлер, усилились споры. Русские использовали глубоко эшелонируемую оборону, применили новую, артиллерийскую тактику и реактивные самолёты. Сопротивление резко усилилось. Когда же вермахт, задействовал все резервы - нагло, не соблюдая "цивилизованных правил ведения войны", без предупреждения, с применением новых, "не убиваемых" танков, перешли в успешное контрнаступление. Сначала на юге, вырвались из Крыма, а потом и в Центре.
   Гитлер был взбешен. Участились вспышки раздражённости и гнева. Фельдмаршал фон Бок лишь предложил, чтобы избежать окружения, вернуть 4-ю танковую армию... Гитлер вспылил и незадачливый командующий операцией "Блау" тут же был смещён со своего поста и заменён фельдмаршалом Вильгельмом Листом. Фюрер ещё долго был вне себя, ему нужно было хоть на ком-то излить свою злость. Он маниакально требовал "воевать до последнего солдата"! Кроме того, его возмущало то, что громадные усилия, материальные, технические и человеческие вложенные в данный "поход" не шли ни в какие сравнения с потерями русских. Гитлер каждый день ждал хороших известий и впадал в ярость, не дождавшись. Истощились стратегические резервы, но Фюрер ничего не желал слышать...
   Как-то, генерал артиллерии Альфред Йодль, возглавлявший оперативное управление Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ) заявил:
  - Если у армии не осталось никаких резервов, то борьба до последнего солдата не имеет никакого смысла.
  В этом, его тут же решительно поддержал Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта, генерал-полковник Франц Гальдер...
  - Гальдер! Вы всегда предлагаете мне одно и то же - отход! - Раздражённо заметил Фюрер. - Я требую,- нервно продолжал настаивать он,- чтобы мои командиры были такими же стойкими, как войска на передовой!
  - Мой Фюрер. Войска на передовой погибают тысячами, поскольку их командирам запрещено принимать разумные решения. - Парировал Франц Гальдер. Лучше бы он промолчал.
  Гитлер был ошарашен. Он нервно смерил наглеца уничтожающим взглядом, сделал навстречу два шага и хриплым голосом поинтересовался:
  - Генерал-полковник Гальдер, как вы смеете так разговаривать со мной? Что вы знаете о передовой? Где вы были в первую мировую войну? И вы пытаетесь учить меня?! Я этого не потерплю! Это, это возмутительно!
  Фюрер стоял и молча, пристально смотрел на Франца Гальдера:
  - У меня расшатаны нервы,- Гитлер продолжил в том же тоне,- и это по вашей вине. Это не может больше продолжаться. Сейчас нам нужнее национал-социалистская страсть, чем качества офицера старой школы, которыми Вы обладаете.
  Гальдер молча повернулся и вышел из кабинета.
  Присутствовавшие, при данной беседе военные, в страхе, "по-тихому" так же начали ускользать из помещения. Стало совершенно ясно, что дни Гальдера, на посту Начальника Генерального штаба, окончены.
  Вместо Гальдера, новым начальником генерального штаба назначили молодого генерал-майора Курта Цайцлера, для чего за ним послали специальный самолёт во Францию и присвоили звание генерал-полковника, на две ступени выше.
  Гитлер и до этого редко прислушивался к чужим советам, полагая, что все, от полевого командира и до штабиста, вводят его в заблуждение. Нынче же, подавляемая неудачами, подозрительность Фюрера стала навязчивой. Ему везде мерещились предатели и шпионы. Он демонстративно перестал пожимать руку офицерам, каждое его слово записывали несколько стенографисток, ушли в небытие дружеские трапезы, пищу он стал принимать лишь в присутствии подаренной Борманом, овчарки Блонди. В штабе была напряжённая обстановка, всё время ходили слухи об увольнении и отправке на фронт того или иного неугодного офицера.
  Но на этом "сюрпризы" не окончились. Поражение в Северной Африке, в Египте. Генерал-фельдмаршал Эрвин Ойген Йоханнес Роммель, "Лис пустыни", из-за отказа Фюрера предоставить подкрепления, был вынужден перейти к обороне. Когда же, удерживаемый итальянцами "Южный сектор" обороны, под Эль-Аламейном, был прорван 8-й британской армией... Из британцев там было лишь высшее руководство, под общим управлением английского генерала Монтгомери, остальные части набраны из колоний. Египтяне и прочие арабы, австралийцы, индусы, канадцы, новозеландцы, родезийцы, южноафриканцы, а также бывшие на Ближнем Востоке колониальные войска Франции, европейские беженцы, в основном из Греции и Польши... В общем, Роммель, прекрасно владея ситуацией, попросил разрешения отвести войска. Фюрер ответил:
   - Ни шагу назад! Войска должны победить или погибнуть!
   Но даже столь грозная телеграмма уже не могла изменить ход событий. К тому же в скорости, на пляжах в Марокканской Касабланке и Алжире высадились американские войска под командованием генерала Эйзенхауэра, при штабе которого находился главный Советский советник, дипломат и разведчик, являвшийся штатным сотрудником Главного разведывательного управления штаба Красной Армии, генерал-майор Александр Васильев.
  Генералы Эйзенхауэр и Васильев в рамках военного сотрудничества в борьбе с фашизмом, координировали действия англо-американских экспедиционных войск и Красной армии. Многие военные, и прочие, хорошо знакомы с положением дел, не без основания полагают, что именно благодаря консультациям Советского советника и были достигнуты СевероАфриканские победы над немецко-итальянскими войсками, по результатам которых Эйзенхауэр, Дуайт Дэвид, к началу 1943 года был произведён в чин генерала армии. Кстати, именно Эйзенхауэр, по личному измышлению, инициировал новый класс заключённых, на которых не распространялись условия Женевской Конвенции по правам военнопленных. Назывались они - "Разоружённые Силы Неприятеля". Именно эта формулировка и привела к массовым смертям немецких и итальянских военнопленных, которым отказали даже в самых элементарных условиях содержания в англо-американском плену.
  
  Восточный фронт. Немецкие войска и их союзники отступают.
  
  Вначале Гитлер категорически отказывался строить "Восточную стену" вдоль Днепра. Он даже не желал слушать о каких-то подготовленных оборонительных позициях в тылу войск вермахта, полагая, что боевой дух солдат, знающих об долговременных оборонительных сооружениях у него в тылу, будет подорван, он не станет воевать "до конца".
  В самом начале "Крымского Красного наступления" Фюрер громогласно заявил:
  - Это небольшой рейд отчаяния, который должен быть жестоко наказан за дерзость и бесстыдство! Всем армиям, корпусам, дивизиям оставаться на своих местах! Врага нужно локализовать, окружить и подвергнуть голодному уничтожению в тылу наших войск!
  По хитрому замыслу Гитлера предполагалось, что все эти армейские соединения должны объединиться, заходя с флангов в тыл врагу, закрывать места прорыва. Как в большой сачок, впустить и захлопнуть крышку. В действительности это сделать было невозможно, слишком гигантская дыра, отсутствие подвижных резервов, малое количество боеприпасов и огромное множество вливавшихся в неё "Красных войск". В общем, замкнувшиеся в себе немецкие части, после непродолжительного, вначале, почти героического сопротивления, по окончании продовольствия, боеприпасов, горючего - сдавались или уничтожались. Причем русские не атаковали, как было запланировано в германском генштабе, а держали оборону по периметру, постоянно подвергая окружённые немецкие части массированному артиллерийскому обстрелу.
  Когда же стало ясно, что потеряна вся "группа армий Юг", за Днепром, в срочном порядке началось строительство, одновременно с этим, командование Вермахта, в авральном порядке разработало "План долгосрочной обороны по Днепру" под кодовым названием "Вотан" в котором на бумаге разрисовали долгосрочные сооружения, которые в реальности так и не соорудили. Дивизии в спешке занимавшие оборону до этого понесли значительные потери и были вымотаны "поспешной передислокацией". Их численность и остатки вооружения просто кричали о том, что удержаться они не смогут...
  Геббельс, Рейхсминистр пропаганды стал подготавливать немцев к трудным временам. Везде, где только было возможно, развешивались призывные плакаты: "Колеса должны вращаться только для победы", по радио постоянно передавали обращение к рейхсляйтерам и гауляйтерам с призывом к "тотальной мобилизации населения ради победы".
  В это же время, в срочном порядке был назначен новый командующий группы армий "Юг", Эрих фон Манштейн, который сразу же провёл "ревизию" "своих войск". В его распоряжении оказалось около 20 дивизий, успевших переправиться через Днепр и срочно созданных из тыловых частей, местных полицаев и прочих колобордистов, численностью от одной до трёх тысяч солдат и офицеров в каждой, почти без боеприпасов и тяжёлого вооружения. Каждая из этих дивизий должна была держать фронт шириной более 20 километров, при норме 5 километров на полноценную дивизию, и всё это со слабой авиационно-артиллерийской поддержкой и полным отсутствием подвижных резервов.
  О самолётах. Первые же стычки с "Реактивными Соколами Сталина" выявил ужасный акт трагедии. Самые лучшие немецкие истребители оказались совершенно неспособными "летающими гробами", а производство немецкой реактивной авиации было остановлено еще до войны. Никто даже подумать не мог, что "Красные", в "реактивном направлении" так далеко вырвались вперёд. В общем, после такого, совершенно неожиданного "сюрприза", наступил ужасный крах всей хвалёной немецкой авиации. Господство в воздухе было проиграно окончательно и без каких-либо шансов.
  Войска Центрального, Воронежского, Степного и Крымского фронтов стремительно вышли к Днепру, захватив множество плацдармов на западном берегу реки и почти не встречая сопротивления, ринулись дальше. Немецкое сопротивление на южном и центральном направлениях было сломлено. Вначале враг отступал организованно, потом началось бегство с оставлением госпиталей и техники, не только по причине поломки, но и из-за отсутствия топлива...
  
  
  *** 127
  
  
  - После объединения Германий офицеры ННА (Национально Народная Армия ГДР) и Штази (Министерство государственной безопасности ГДР - Ministerium für Staatssicherheit), кстати, одна из наиболее эффективных спецслужб. Ребята работали наравне с лучшими специалистами КГБ, израильского "Моссада", ЦРУ и британской МИ-6,- неспешно говорил Валерий, Александру Николаевичу. Грустно улыбнулся. - Остались не у дел.
  - Ты что-то задумал.
  - И уже начал осуществлять.
  - Интересно-интересно. Слушаю.
  - Начну с того, что воинские звания офицеров ГДР, бундесвером не признавались.
  - Н-да.
  - Фактически люди были лишены звания, их служба не признана, не пошла в стаж ни как военный, ни как гражданский.
  - Что, "справедливые, толерантные демократы" совсем никого не признали?
  - С понижением в звании и должности, после унизительной проверки на лояльность признали чуток. Все остальные были уволены с волчьим билетом.
  - Это я уже понял. Слушаю твои конкретные предложения.
  - В Калифорнии, у Фёдора Прометеевича большущий некомплект армейских офицеров. О специалистах разведки и контрразведки даже не говорю. Их просто нет. Та же ситуация в Сингапуре, на Суматре, Мальте и в нашем иностранном Легионе.
  - А еще их можно отправить русскими колонистами. В Конго например.
  
  
  Берлин, 1978 год. Томас Вайс, майор "Штази" изучал внезапно, совершенно невероятным образом свалившимися на него бумагами.
  Дело было так: в управление, из ближайшего полицейского участка прибыл посыльный, который их и доставил. При дальнейшем выяснении установили, что к ним явился непримечательный, обычно одетый мужчина и оставил пакет, на котором было указано, куда и конкретно кому его следует передать. Вначале, с посланием были проведены всевозможные экспертизы. Но кроме большого множества "пальчиков" не состоящих в картотеке, всё остальное осталось загадкой. Не смогли определить даже страну, которая выпустила бумагу данного типа, а "буквенная краска" вообще не попадала ни под какую идентификацию. Вопросов было намного больше, нежели вразумительных ответов. Все же, руководствуясь негласному девизу Штази "Неважной информации не существует", данные документы были приняты в разработку, к тому же содержащаяся в них информация была чрезвычайно интересной. Условно её разделили на три группы. В первой - политические силы, лидеры и личности, которые в ближайшее время, с 1978 по 1983 года придут к власти в разных странах. В основном Европа, северная Америка. Во второй - значимые события, которые произойдут в этот же период времени, включая ввод войск в Афганистан, бойкот Московской Олимпиады и Польский кризис. В третьей - перебежчики-предатели, шпионы и прочие неблагонадёжные личности "у руля". Нужно сказать, что в начале, к данному информационному документу отнеслись очень скептически, но по мере того, как описанные в нём события, с поразительной точностью стали сбываться, отношение начало меняться и даже появилось какое-то подобие доверия.
  Следующий пакет с "предсказаниями" был доставлен аналогичным образом, зимой 1982 года, охватывал период с 1983 по 1989 год. Он прошёл такие же проверки с аналогичными результатами, был принят "за основу", после чего приступили к изучению. Первые описанные годы и прогноз будущего, как и в предыдущем послании, были очень правдоподобными и реальными, а вот дальше, чем ближе к 1989 году, тем мрачнее.
  Первая встреча с "предсказателем", по его инициативе, состоялась в 1987 году в пригороде Берлина. Три человека в штатском, 300 бундес марок в кармане с фото-видео аппаратурой, как и договаривались, прибыли в оговорённое время и нужное место. Встречавший был немногословен, сразу предложил "прокатиться в Берлин будущего".
  - Прогуляетесь, осмотритесь, поговорите с сослуживцами, которые остались. Они расскажут больше и лучше.
  - Вы не опасаетесь, что мы не вернёмся?
  - Нет. У Вас ни денег, ни документов. К тому же Вы и в той истории им были не интересны, а уж в этой - тем более.
  - Мы можем встретить самих себя?
  - Исключено. В той истории все Вы выехали в СССР, который в прочем также перестал существовать.
  - Русских завоевали?
  - Нет. Красная Армия так и осталась непобеждённой. Предательство и продажность руководителей погубило великую страну. Подлостью и коварством, маскируясь под благодетелей, одурачили и обобрали народ, ввергнув его в нищету и обрекая на вымирание.
  - Как они могли? Они же коммунисты...
  - Никогда ими небыли. Так, болтуны, приспособленцы-карьеристы. Со временем запретившие Октябрьский парад на 7 ноября. В прочем, это будет потом. Нынче же Вам предлагается уникальная возможность прогуляться по городу будущего. Побольше фото-видео документируйте, запаситесь свежими газетами и журналами, чтобы по возвращении в своё время удостовериться, что не оптический обман и не гипноз.
  
  По возвращении в своё время в специальном, особо секретном отделе Штази тщательно проверяли и анализировали фото-видео, аудио материалы. Было не совсем понятно как, ради чего те, кому они верно служили, те, кто создал ГДР и их службу - предали...
  На очередной встрече с "предсказателем", который представился как товарищ Пронин, "делегация от Штази" была больше и солиднее, да и сама "экскурсия" продлилась неделю. Посетили Калифорнию, Суматру, Сингапур и Мальту, но говорили об Африканской реке Конго и прилегающих территориях.
  
  
  *** 128
  
  
  Василий Спиридонович Бобров, третий сын мелкопоместного помещика Спиридона Яковлевича Боброва, ныне же Мальтийский витязь, наводчик танка "Казак" (М-3 "Стюарт"), согласно действующего контракта, отпущен домой в кратковременную, 45 суток - побывку.
  Уже на "пересылке" всех собрали, прочитали лекцию "О правилах поведения дома" и особо отметили, что за каждого "сагитированного" нового легионера будет выплачиваться премия. Так же всем выдали "бланки контракта для желающих вступить в иностранный легион", в количестве пять штук.
  Два дня, в ожидании отправки особо ничем примечательными не запомнились, за исключением посещения склада-магазина "Рукавичка", где в продаже было всё чего душа желает. Душа пожелала многого. Как будто бы ничего особенного "на подарки" и не набирал... станки бритвенные отцу, дядям да братьям. Матери да сестрам - блузки да всевозможные украшения и "разукрашки лицевые" тени там, румяны да губные помады. "Маечек" с изображением Великого Магистра Мальтийского цесаревича Александра, так же "на всех", да полуботинки шнуровые армейские пару пар. Патефон, механическое устройство для проигрывания пластинок, в переносной версии, в виде небольшого чемоданчика, ручки перьевые да карандаши цветные, в общем, всего по чуток и большую сумку-баул.
  - Вам, господин легионер...- начал было "продавец".
  - Я Мальтийский витязь,- тут же исправил его Вася Бобров,- и впредь, прошу не путать.
  - Прощения просим, господин Мальтийский витязь,- учтиво извинился тот, слегка кивнув. - Вам куда товар доставить?
  - С собой заберу. Завтра на побывку, домой отправляюсь.
  - В таком случаи рекомендую Вам обзавестись велосипедом с лампой для ночной езды, а багаж отправить с нашей почтой-доставкой.
  - Зачем мне еще и велосипед?
  - Вас-то до губернского города доставят, даже не в саму губернию, а в поле, недалеко от города. Дальше своим ходом. Извозчика нанимай, да прочие неудобства. А так, на велосипеде Вы до дому своего сами быстрее доберётесь.
  - От Воронежа до Боброва 100 километров.
  (расстояние и скорость, для лучшего восприятия, подаются в метрических единицах измерения)
  - Велосипед, если не торопясь, а так, "вразвалочку", за полчаса до 10 километров проезжает, а если торопиться, то и больше. С утра выехать, за день доберётесь. Извозчиком все одно медленнее будет и финансово накладней. Да и в обратную сторону, опять же, удобнее.
  В общем, приобрел Вася Бобров велосипед, а сумку-баул - оформил в багаж. Ну как оформил. Написал лист бумаги с адресом: Воронежская губерния, Бобров, Мальтийскому витязю Боброву Василию Спиридоновичу.
  Тут же, в "Рукавичке", встретил земляка, лейтенанта-легионера Дмитрия Аристарховича Дьякова, так же отправлявшегося домой на побывку. Разговорились. Вначале выяснили, что оба с Воронежской губернии, потом оказалось, что городок Бобров на реке Битюг их малая Родина.
  В общем, оба багаж отправили "доставкой", Дьяков так же приобрёл велосипед и домой, в Бобров, они прибыли вместе, а дальше каждый к себе, предварительно договорившись о встрече.
  Дома явлению "блудного сына" на побывку, обрадовались. В "тесном семейном кругу", родственники прибыли не только ближние, но и небольшое количество дальних. Радовались подаркам, рассматривали фотоальбом и попутно отмечали, два дня отмечали.
  - А это что за ящик железный за твоей спиной? - Интересовались многие, рассматривая фото, где Вася Бабров был запечатлён со своим "боевым другом".
  - Эт не "ящик железный", а бронированный кавалерийский танк "Казак" (М-3 "Стюарт") на котором я и гоняю супостата.
  - И не страшно то тебе?
  - Чего бояться? За бронёй я непробиваемой.
  - Это значить он как паровоз, только без рельса и бронированный?
  - Ну, как-то так.
  - Ага. А скажи-ка, где у этого твоего "Казака" бронированного топка, куда дрова, аль уголь кидаете?
  - Какая топка, какие дрова с углём? На солярке он, дизельный.
  Восприняв неизвестное до селя слово "дизельный", как непристойное...
  - Ругаться не по-русски - признак дурного тона,- тут же обиделся "интересующийся" родственник.
  - Так не ругаюсь я. Топливо это такое, жидкость горящая, горючим зовётся. Её в бак заливаешь и поехали.
  - Горящая жидкость, горючее? Это что, на подобии водки?
  - Что-то вроде.
  - Это же, сколько он этого горючего, в смысле водки употребляет?
  - Много, очень много.
  Может и забылся бы столь невинный разговор меж родственниками, да только вскорости вся мужская родственная составляющая были абсолютно уверены, что танк Васькин на водке ездит и употребляет он её немеренно.
  - Ежели бы я столько выпил, то мне и оружия никакого ненадобно, сам бы всех врагов голыми руками удавил бы,- с совершенно серьёзным лицом, ничуть не сомневаясь в сказанном, говорил дядя Никодим и в данном высказывании его дружно поддерживали остальные родственники.
  - А кресты, да медали у тебя по каким заслугам? - Захмелевшим голосом интересовался отец.
  - Это - крест, за освобождение Мальты,- тыкая в награду пальцем, объяснял Василий. - А этот крест за взятие Карса. Крепость такая турецкая была.
  - Что, всю разрушили?
  - Нет, осталось чуток. Теперь она наша, гарнизон крепостной там из казаков.
  - Ага, значить землицей Россия-матушка приросла. Это хорошо.
  - А вот эта медаль,- уже ни на кого не обращая внимания, продолжал "Мальтийский витязь",- за Эрзерумское побоище, которое мы туркам учинили, а вот эта вот, последняя - за освобождение Трапезунда от нехристей бусурманской.
  - Эка оно как. Одни значить за освобождение, другие за взятие. И отчего так-то?
  - Ежели город какой, или местность ранее врагами захваченная и народ там нас за вызволителей почитает - значить "за освобождение", а если крепость, где враг в великом множестве, а мы его "на штык" взяли, тогда "за взятие" награда будет.
  - А вот говорил ты, что двое Вас домой в Бобров прибыли. Второй-то, кто?
  - Так лейтенант-легионер Дмитрий Аристархович Дьяков.
  - Лейтенант-легионер,- тут же протяжно за сыном повторил отец.
  - Ну да. По российско-армейскому прапорщик.
  Но отец, Спиридон Яковлевич, его уже не слышал, мысли его были...:
  - Не сын ли это столоначальника городской управы Аристарха Фомича Дьякова?
  - Может и сын. Не говорили мы об этом. Знаю только, что с Азовской слободы, дом у них там. Отчего интересуешься?
  - Так у Дьякова все писаря городской управы в подчинении. Они за недоимку, ох как лютуют, а так глядишь, послабление какое будет.
  
  С лейтенантом-легионером Дмитрием Аристарховичем Дьяковым удалось свидится через неделю. По провинциальному городку Боброву вышагивали двое подтянутых, до синевы выбритых военных в черных очках с золочёной оправой и кепи. Необычная форма и награды придавали особый шик и блеск, маня взгляды прохожих. Все это непременно обращало на себя всеобщее внимание, хотя, если бы кто-то из неискушённых обывателей повнимательней присмотрелся, заметил бы слегка "помятые" лица, а принухавшись, непременно сделал бы вывод, что никакие черные очки не в состоянии скрыть запаха перегара напитков, кои сии достойные господа, в огромном количестве употребляли в последнее время.
  - За неделю я выпил водки больше, чем за всё время службы. Сил моих больше нет данное зелье созерцать, не то чтобы употреблять внутрь даже при хорошей закуске. - Жаловался лейтенант-легионер Дмитрий Дьяков.
  - Вижу. На твоём лице, прям лица нет. - Пошутил Василий и более серьёзно добавил. - У меня схожие взгляды. Ладно бы было, ежели все сродственники в один день явились, а так тянутся - каждый день по одному-два и никому ведь не откажешь, сразу обида.
  - Вот-вот.
  - Я, что еще поинтересоваться хотел. Остались ли у тебя еще контрактные бланки. Мои-то, уже на второй день закончились.
  - Нет. Ни одного. Отец писарю специальное задание на изготовление дал.
  - И как?
  - Изготовили, заполнили. По прибытию на службу сдам в штаб, а уж они пускай дальше решают.
  - Думаешь - примут?
  - Полной уверенности нет, но шансы завсегда имеются. У нас слушок перед моей "побывкой" гулял, что второй иностранный легион набирать будут.
  - А нам об этом и не ведомо.
  - Так Вы, витязи Мальтийские, только на усиление и пребываете. Мы же, легионеры завсегда первыми везде.
  - И где новый легион дислоцироваться будет?
  - В Африке, на реке Конго. Туда мой второй батальон с Суматры, аккурат перебрасывают. Поговаривают, что мы будем основой для нового подразделения.
  - Как там?
  - Не знаю. Я уже на побывку собрался, когда приказ на перевод батальона пришёл.
  - Понятно. Контрактные бланки...
  - Дам. Один. Остальные пишите от руки.
  
  Время, отпущенное на побывку, все 45-ть суток, пролетело на одном дыхании. Мальтийский витязь Вася Бобров и лейтенант-легионер Дмитрий Дьяков сдружились, в чём им сильно помогали велосипеды, а также внезапно, во множестве появившиеся общие друзья и знакомые.
  Хорошо, что их еще на пересылке проинструктировали и деньги сразу были поделены на "отпускные", и "для дела", а так все были-бы определены к расходованию.
  Гуляли-отдыхали. Оба, поскольку оказались весьма завидными на весь Бобров женихами, несколько раз чуть не женились, но чудом выкрутились, оба же оставив родителям деньги, "для определения в дело", отправились в часть. Прибыв на "пересылку", тут же в канцелярию сдали заполненные "бланки контрактников", после чего были направлены к постоянному месту службы. Вася Бобров на Мальту к танку, лейтенант-легионер Дмитрий Дьяков в Конго.
  
  
  
  *** 129
  
  
  Конго (охотники), иногда баконго (народ охотник) самоназвание одной из народностей в центральной Африке, входящего в этническую группу банту. В дальнейшем, так стали называть одну из крупнейших рек в Африке и страну.
  Местные племена, под общим названием банту, хотя чуть ли ни каждая группа, при, в основном общем языке, имела свое самоназвание: конго, вили, теке, йомбе, заир... уже занималась мотыжным земледелием выращивая сорго, бобовые, ямс. Жизненный уклад, на момент появления первых европейцев, португальских моряков, быт баконго, был первобытнообщинным, с первыми задатками рабовладения.
  В общем, португальцы начали вывозить из прибрежных районов Конго рабов, для своей латиноамериканской колонии Бразилии.
  
  Появление русской колонии прозевали и "продавцы", и "покупатели" "живого товара". В один тёплый день они вдруг обнаружили укреплённый городок из множества полукруглых домиков, а в прибрежных водах - патруль на быстроходных металлических судах, который вмиг прервал работорговлю. К вождям всех прибрежных племён, на невиданных и неслыханных железно-рычащих телегах, прибыли представители "городка" Дальнереченска, которые ненавязчиво предложили заключить союзнические договора о протекторате с Российской Империей. Многие соглашались с радостью, кто не с радостью, тех быстро "заменили" на более лояльных и прозорливых.
   Нужно уточнить, что немецкие товарищи к перемене места жительства отнеслись очень серьёзно. Кроме специально подготовленных подразделений, они обзавелись и переводчиками. Прошлись по общагам иностранных студентов, объявили, кто владеет языком банту в "конфигурации" баконго и желает немножко заработать... из желающих отобрали два десятка, остальных "поставили в резерв".
  Один из местных царьков, даже после демонстрации явного технического превосходства, непременно возжелал остаться самостоятельным. Нет, в начале он, как и все всё подтвердил, пальцы к грамоте приложил и никаких возражений не имел. Потом же, прикрываясь "народными волнениями" начал "бунтовать". На "выяснение" обстоятельств народного недовольства в одном, отдельно взятом племени, были отправлены эмиссары. Поддержку и охрану осуществляло "немецкое" отделение из иностранного легиона. В начале, в селении всё было тихо и спокойно, даже когда шли непростые переговоры с царьком. Когда же договориться не удалось, вождь незаметно дал команду и подвластный ему народ, собравшись в толпу, с криками и шумом, размахивая всевозможными ударно-режущими предметами, двинулся на эмиссарскую охрану. Заметив первые признаки беспорядка, офицер-охранник в сопровождении перепуганного переводчика немного выдвинулся навстречу толпе. Нарисовал мелом черту и объявил, каждый, кто её пересечёт, будет убит. После чего спокойно отошёл к занявшему оборону отделению. Бунтари вплотную приблизились к черте. Воинственно кричали, махали и скакали, но линию не пересекали. Потом появился, по всей вероятности один из руководителей беспорядка. Он грозно накричал на несмелых, те дружно пальцами указывали на белую полоску. Тот еще сильнее возмутился и демонстративно перешагнул линию. Тут же раздался выстрел. "Герой", осмелившийся ослушаться, был убит, толпа в ужасе, невероятно быстро разбежалась в разные стороны, царёк-бунтарь и приспешники, были арестованы.
  Немецкие товарищи из "Штази" работать умеют быстро и эффективно.
  
  Кабинет Говорова старшего.
  
  - После того, как немецкие товарищи из ГДР убедились в правдивости предоставленной информации о будущем, тут же начали проводить подготовительные мероприятия. - Иван Иванович Бауманов докладывал о состоянии текущих дел внимательно слушающему Александру Николаевичу.
  - В первую очередь ГДРовские ребята пообщались с Хайнцем Кесслером.
  - Кто это?
  - Министр обороны ГДР в 1985-89 годах. Бывший офицер вермахта. В июле 1941 года добровольно перешёл на сторону СССР. Впоследствии работал в национальном комитете "Свободная Германия". После сдачи ГДР - власти ФРГ его осудили на пять лет тюрьмы.
  - Н-да. Натворили делов Миша с Борей. Один всех союзников СССР, в мировом масштабе предал, другой - братские республики пропил, которые в лихую годину, грудью, вместе с русскими Москву защищали, да в Сталинграде насмерть стояли. Что самое интересное, ведь никого из них никак не наказали, а Борис Ельцин, даже в Героях-Освободителях России числится, с индивидуальным Ельцин Центром в Екатеринбурге.
  - От кого же он Россию освобождал? Кто ему звание героя присваивал?
  - Неприятен мне разговор этот. Душу на изнанку выворачивает. - Помрачнело лицо Говорова старшего, несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул, внутренне негодуя, помотал головой. - Продолжайте Иван Иванович. Что там, по нашим немецким друзьям.
  - Товарищи из "Штази" организовали встречу Валерия Александровича с Хайнцом Кесслером. Рассказали ему о Конго, каковы планы, что собираемся сделать. Провели "осмотр местности". С его стороны были кое-какие уточнения, незначительные замечания, пожелания и условности. В общем, ему понравилось. - Бауманов сделал паузу...
  - Продолжайте Иван Иванович, я Вас внимательно слушаю.
  - Они согласны на переселение. На данный момент из ГДР в СССР 42 года идет эвакуация боеприпасов и всевозможной, находящейся в пунктах хранения или подлежащей утилизации техники.
  - С боеприпасами ясно, нынче в них остро нуждаются войска ведущие наступление. А подлежащую утилизации технику зачем?
  - Большую часть из того, что там намерены пустить на слом - восстановим. Что ремонту не подлежит, на запчасти. Там много интересного и нужного. Только танков т-55 отправлялись на переплавку 258 штук. Кроме того, БТР-40 около 300, БТР-152 под сотню. Есть и всевозможные артиллерийские системы. В это же время, в войсках ННА ГДР начались масштабные проверки боеготовности техники и вооружения. Всё, что хоть немного подлежащее ремонту тут же отправляется на ремзаводы, восстанавливается, после чего всё отремонтированное "по-тихому" переправляется в Калифорнию. Там для этого создали специальный, хорошо охраняемый периметр. Потом, оттуда, идёт распределение.
  - Сколько техники и прочего вооружения эвакуировали из ГДР?
  - Много. Фактически на танковый батальон в войсках ГДР осталось, самих танков всего на взвод. Такая же ситуация с артиллерией, зенитками, "строевыми автомобилями" и прочим.
  - С "прочим" - поконкретней.
  - Самолёты Ан-2 "Кукурузник", Л-410 Турболёт, Злин Счет-43, Ан-14, Ан-26.
  - Судя по названиям транспортники?
  - Совершенно верно. Часть из них будет перенаправлена в Конго.
  - Ясно. Я так понял, есть информация и по флоту?
  - Да. Три сторожевика типа "Росток" (пр.1159), остальные большие и малые катера. Так же к "походу" подготавливаются всевозможные вспомогательные суда, штук 30-40. Точно неизвестно.
  - Ого.
  - Так же, под разными предлогами "на Армию" были выделены дополнительные средства, на которые закупили оборудование и стройматериалы. Ави уже нанял бригады рабочих в Сингапуре и ударными темпами приступил к оборудованию порта и строительству городка на реке Конго.
  - Где сооружаете?
  - В бухте Пуэнт-Нуар Атлантического океана.
  - С пиратской работорговлей что?
  - Очень сложная и запутанная проблема.
  - Внимательно слушаю.
  - Европейцы, в основном англичане, французы и португальцы заинтересованы в работорговле и делают всё, дабы она процветала.
  - Это мне известно. Меня интересует, что конкретно делается.
  - Суда с "покупателями" - в основном отгоняем, кто не понимает - уничтожаем. Но "хитрованы" сменили тактику. "Заготовительные" корабли стали курсировать вдоль побережья, поджидая лодки с живым товаром в море. При этом не брезгуют нападать на селения, расположенные вдоль берега с целью захвата невольников.
  Александр Николаевич внимательно слушал изредка кивая. Иван Иванович продолжал:
  - Местные суверены, для сохранения своей власти, устранения конкурентов и создания сильного родового образования, дабы защититься от воинственных соседей, которых европейцы же и подговаривают, нужно оружие. Ружья, порох. Представителям родовой знати - европейские товары. Поскольку ничего существенного, кроме пленных или своих подданных, на обмен они предложить не могли...
  - Значить движителями работорговли выступают не только европейцы, но и местные царьки?
  - Совершенно верно. С местными, ребята из "Штази", при активнейшей поддержке легионеров "договорились". Многие царьки и прочие покровители работорговли были арестованы. Поскольку тюрем в Конго пока нет, да и содержать данный контингент накладно...
  - И куда Вы их?
  - Передали европейцам. В виде живого товара. Но окончательно проблема все равно не решена. После того, как от Атлантического побережья отправили европейцев, немного увеличили покупку рабов с другой стороны страны, транс-Сахары - арабы, берберы. Точнее, в основном они меняются. Оружие, лошади... На этом участке контроль, ввиду обширности территории, производить сложнее. Немецкие товарищи предложили организовать небольшие крепости, чтобы хоть как-то приостановить "живую торговлю". - Бауманов сделал небольшую паузу. -
  Одновременно с этим проводятся работы по популяризации "лёгкой" формы коммерции. Среднегодовая температура +26 и обильные осадки позволяет на плантациях выращивать масличные пальмы, каучуконосы, кофе и какао. Так же закупаем лес и лесоматериалы, слоновую кость, специи, растительное масло, ведём заготовки мяса, изделий народного творчества масок, статуэток, барабанов...
  - Это куда?
  - Хорошо покупают в Петербурге, Москве и прочих губернских городах Российской Империи.
  - Неисповедимы пути Господни...
  - В южной части страны,- продолжал Иван Иванович,- занялись добычей полезных ископаемых. Металлов, алмазов. Нашлись залежи угля, нефти и газа. Начали развивать переработку и промышленностью.
  - Откуда специалистов да высокограмотных, знающих и умеющих людей набрали?
  - У немецких товарищей из "Штази" были хорошие отношения с соответствующими службами в других странах социалистического содружества. Венгры, чехи, словаки, поляки, болгары, румыны... Всех их так же коснулась "перестройка", потому, недолго думая, многие приняли судьбоносное для себя решение и перебрались в Конго, попутно сагитировав оказавшихся не у дел специалистов. Да и наших, русских из 90-х набралось немало.
  - Понятно. Как объяснили "годовые изменения"?
  - Всем сообщили, что нынче, по местному времяисчислению, середина 19 века, точнее 1855 год. Все всё восприняли правильно, глупых, лишних вопросов никто не задаёт. Хотя, многие догадываются, но поскольку нынешнее социально-материальное положение их в основном устраивает...
  - Что-то еще и не устраивает?
  - Нарекания в основном на жару, нехватку электроэнергии, из-за чего невозможность установить дополнительные кондиционеры.
  - Трудности данного характера являются временными и решаются. Что там ещё?
  - Не забыли и о неоднократно выручающих друзьях из "Мосфильма" (Середина 80-х, генеральный директор киностудии "Мосфильм" Десятерик Владимир Ильич). Нынче у нас, от них работают съёмочные группы. Снимают фильм "Абрам Петрович Ганнибал, прадед Пушкина - арап Петра Великого".
  - Ух ты и как?
  - Очень неоднозначное произведение. Ведут споры, из какого рода-племени вышел столь достойный представитель рода банту. Вначале местные общины, потом подключилась племенная знать.
  - Так он же, как бы из Эфиопской области Эритреи.
  - Нет-нет, об этом лучше не говорить. Для них он чистокровный банту из знатного рода. Единственное в чем они все соглашаются, что был он с Атлантического побережья, поскольку великие мореходы и морские полководцы проживают именно там. Вот с конкретным селением определиться не могут ни в какую, а остальное чистейшая правда и каждый вождь племени, и староста любой деревни на библии подтвердит, что его деды-прадеды и прочие родственники лично знали Абрама Петровича Ганнибала с детства.
  - Ну и правильно. Кто же это от героической личности откажется. Так что там фильм?
  - У нас сьемки морских сражений. В виде абордажников привлекаем профессионалов - суматровских ланунов.
  - Откуда корабли?
  - Экспроприированные у работорговцев.
  - А ну да.
  - Второй - "Приключения Барона Мюнхгаузена в Африке". Абсолютно приключенческий фильм о поисках древних цивилизаций и сокровищ. Кроме этого снимают научно-популярный фильм о жизни африканских племён. От предоставленных возможностей, да еще и после нашей, компьютерной обработки некоторых эпизодов, киношники в высшей степени восторга.
  - Как всё представили?
  - Сообщили, что все формальности, включая оформление виз и прочих документов, доставку к месту назначения, проживание, питание, реквизит, наём массовки - все в счет шефско-спонсорской помощи. Так же не было ограничений по количественному составу, а особо нужным предложили с собой в командировку взять жен и детей.
  - Могу себе только представить их вытянутые лица и душевную радость.
  - К нам и раньше киношники хорошо относились, а нынче... Так и говорят - обращайтесь, все что сможем и даже чуть-чуть больше.
  
  
  *** 130
  
  
  Одними из первых, к богатствам Африки дорвались португальцы, им же принадлежит и печальное лидерство в работорговле. Живой товар, в Лиссабоне, деликатно называли "черное дерево" или "черная слоновая кость". Вначале спрос на рабов был невелик, но со временем, при нехватке рабочих рук, их стали использовать в строительстве, горном деле, сельском хозяйстве. Дошло до того, что даже крестьяне имели своих "домашних" рабов. Столь прибыльное дело никак не могло пройти мимо внимания, постоянно нуждающегося в деньгах, короля. В общем, в скорости, все желающие заняться "торговлей с побережья" должны были иметь "концессию" (разрешение, грамоту).
  Занимались данным промыслом в основном всевозможные авантюристы и пираты. Они высаживались на побережья Африки и захватывали как можно больше пленников. Риск хоть и был, но незначительный, а вот доход... Со временем торговцы "черным деревом" выяснили, что не обязательно рисковать самому, у местных африканских царьков, ведущих постоянные войны с соседями, есть военнопленных и прочие законо непослушные, которых они с превеликим удовольствием отдавали торговцам за алкоголь, скобяные изделия, ткани, бусы и прочие "колониальные товары". В среднем затраты, на покупку одного "черного дерева" составляли 4 фунта, в Бразилии же его продавали за 20.
  В результате данного деяния количество "черного дерева" на рынке возросло, издержки уменьшились, прибыли - возросли.
  Торговцы, на достигнутом, не остановились и стали применять "треугольную торговлю". Суть такова - из Европы в Африку везли табак, бусы и прочие безделушки которые обменивались на рабов. Тех везли в Бразилию, где за них получали золото, серебро, шкуры, сахар... всё это продавали в Европе.
  Увеличение дохода с "Африканского черного дерева" португальская корона вмиг заметила, оценила и подгребла прибыльное дело под себя, введя дополнительный налог и королевский контроль, впоследствии преобразовавшуюся в "Королевскую монополию".
  Шло время, к "Африканской торговле" стали приобщаться английские, голландские и французские негоцианты. К 1850 году, в данном виде деятельности, на первое место вышли англичане, за ними шли голландцы, третье место делили между собой португальцы и французы, но в данном регионе, средь торговцев "черным деревом" преобладали, конкурировали и всячески мешали-вытесняли одни других - португальцы и французы.
  
  Португальский корабль под управлением капитана Алешандри Тиаго Матеуш Перейра Сальваду ди Фигейреду бросил якорь недалеко от устья одной из самых великих рек Африки - Риу-ди-Сан-Жоржи (Конго). Нужно сообщить, что он уже был осведомлён о русско-прусских пришельцах, запретивших торговлю "черным деревом" с подконтрольного им участка Африканского, Атлантического побережья. Достаточно большого куска, от Гвинейского залива до Намибии. Знать то он знал, но жажда наживы взяла верх над всеми прочими чувствами, к тому же у него были все необходимые документы от короля Португалии.
  В общем, он курсировал вдоль побережья, отправлял на берег сообщения местным суверенам, к которым тайно прибывали караваны "помбейруш". Это доверенные рабы-африканцы или мулаты, специально обученные торговать рабами и вести караваны невольников. Название "помбейруш" пошло от слова Пумбо, искажённого Мпумбу, что означает страна Бавумбу, где проживает одно из племён народа батеке. Кроме живого товара, караваны рабов, несли и ценные товары глубинных районов. Слоновую кость, шкуры диких животных, дорогие ткани, изделия местного ремесленного производства...
  Партии были небольшими, потому после погрузки - переезд на другое место и все повторялось. Он уже почти набрал нужное количество "черной слоновой кости". Поздний вечер, на больших лодках доставили последнюю партию, когда...
  Тишину прервал необычный рёв, издаваемый двумя, невероятно быстро двигавшимися катерами. Два луча света разорвали сумерки, выхватив из темноты португальскую посудину. Вмиг стало необычайно светло, как днём. Пока растерявшаяся команда португальского судна соображала, что, где и почему - абордажники уже на корабле. В прочем никто из матросов сопротивления оказывать и не собирался. Зачем рисковать своим здоровьем и жизнью ради сверхприбылей капитана, гораздо безопаснее сдаться. В общем, вскорости всю команду расставили - лицом к морю, руки с растопыренными пальцами - на борт, ноги - широко. Капитан Алешандри Перейра пытался протестовать, при этом демонстрируя бумаги, выданные португальской короной, но офицер, глянув на него грозным взором, пообещал сунуть их ему "в специально отведённое отверстие... сзади". Причем произнёс он это с таким выражением лица, что у португальского капитана не осталось и капли сомнения, что он это сделает, причем здесь и сейчас, на виду у "черного дерева" и всей команды.
  Корабль был отбуксирован в порт, а сам капитан доставлен в комендатуру.
  - Полное имя,- глянув на него, требовательно спросил офицер.
  - Алешандри Тиаго Матеуш Перейра Сальваду ди Фигейреду.
  - Вот это...,- записывая, бурчал себе под нос, находящийся в кабинете писать. - Родители что, вдвоем не могли справиться, пол деревни созвали, а в конце еще и Офигейру. Пока всех участников перепишешь, сам офигеешь.
  Но как бы там ни было, допрос вел офицер по национальности немец, имя которого на родном языке звучало как Франк Вальтер Хайни Бёллер. По-русски же его именовали - Фёдор Харитонович Бёллер. Он совсем недавно стал служить Российской Империи и еще недостаточно бойко общался, потому комментаторские бурчания писаря ему были совершенно безразличны. Офицеру было интересно другое - имена, пароли, явки. В смысле через кого и как осуществлялась связь, способ доставки, цена и схема оплаты.
  Следствие длилось неделю. Всё это время содержали капитана Алешандри Тиаго Матеуш Перейра Сальваду ди Фигейреду в тюремной камере, где находилось еще семь человек, так же задержанных капитанов 3-х испанских, 2-х французских и 2-х английских судов. За это время в камере, он дважды был свидетелем испано-английского конфликта из-за Гибралтара. Хоть инициаторами драки оба раза выступили испанцы, но русские тюремщики карцером неизменно наказывали и так избитых англичан. Алешандри Перейра было известно, что идёт "Восточная война" (Крымская), к тому же он знал, что именно русские поддержали испанцев в "Гибралтарском вопросе". Было известно это и остальным задержанным, потому все полагали, что больше всего шансов на освобождение именно у испанских капитанов. Первым из их камеры, за осознание вины и оказание помощи в проведении дознания, освободили португальца, чему он был невероятно обрадован, а явившись на свой корабль еще и удивлён, узнав о том, что вчера их загрузили "черным деревом". Из любопытства, он лично решил проверить качество товара, оказалось, что судно загружено именно теми местными царьками и их приближёнными, с которыми он работал... В общем, дабы не терять прибыль, отвез их в Бразилию, где и продал. Ничего личного, только бизнес.
  
  
  *** 131
  
  
  - На предоставленные нашими ГДРовскими товарищами финансы, в офшорах открыли несколько подставных фирм. - Рассказывал Валерий Александрович о текущем положении дел. - В 1973 году, руководство немецкой фирмы "Магирус" не вписалась в рынок. Их дизеля воздушного охлаждения, на которые те сделали основную ставку, не прошли по токсичности очередного Евростандарта. - Небольшая пауза, со вздохом сожаления, кривая улыбка и слегка наивный взгляд, на Говорова старшего. - Они выделили в отдельное, независимое от "Магируса", часть производства, сборку тяжелых самосвалов и грузовиков. Самостоятельность данного предприятия длилась пару месяцев. Потом его, по дешёвке, приобрели "пакистанцы". - Произнесено было с таким тоном, что Александр Николаевич, в том, что это были "истинные пакистанцы" даже не засомневался.
  - И где всё нынче?
  - Сборочная линия уже монтируется в Нижнем у Петлицкого. Производство двигателей, как филиал от ГАЗа - разворачиваем на месте деревни Пестово, которую планируем, согласно нашего желания и повеления Его Императорского Величества, переименовать в Заволжск. Будет "Заволжский моторный завод". Там же сооружаем Нижегородскую ГЭС и тянем железнодорожную ветку.
  - Угу,- кивнул Говоров старший. И тут же,- что за история с часами?
  - Оперативно опередили.
  - Не только "опередили", но и донесли. - Говоря это, Александр Николаевич выложил на стол две коробочки. Открыл. Там находились электронные часы, внешне отличающиеся лишь цветом корпуса.
  - К итальянской компании "Оливетти", выпускавшей пишущие машинки, принтеры, компьютеры, электронные часы и прочую аппаратуру, пришла зебра в своей самой чёрной ипостаси...
  - Жизнь не зебра, а шахматная доска. Все зависит от сделанного хода. - Со скептической улыбкой глядя на Валерия, тут же произнёс Говоров старший. - Какова дальнейшая судьба?
  - Её выкупила доселе малоизвестная компания, зарегистрированная на Кипре.
  - А, нуда.
  - Производство - у нас. Сборка, из наших комплектующих, в Арзамасе-941. Первоначальный вариант часов было решено доработать, оснастив их функцией калькулятора и переводчика. Из-за чего они чуток "выросли" в размерах. - Валерий подошёл к столу, вынул один их экземпляров, повертел рассматривая. - Штамповка. - "Исследованный экземпляр" вновь уложил в коробочку. Продолжил. - Относительная дешевизна, доступность и наличие переводчика с немецкого, венгерского, малазийского, китайского и прочих языков, сделали их необычайно популярными во всех временных периодах, где имеется наше присутствие.
  - Даже не сомневаюсь.
  - Так же часть золота, добытого в Калифорнии, направили на инвестиции в Российскую экономику 19 века. В разных странах и временных периодах, скупаем станки, оборудование, готовые цеха и заводы.
  - И как?
  - Производственные линии, где возможно, разбавляем оборудованием и станками с 90-х. До недавнего времени были проблемы с квалифицированными, грамотными специалистами.
  - Как решили?
  - Прошлись по рынкам 90-х. В прямом смысле слова. В то время в торгаши, от безысходности и постоянной задержки зарплаты, переквалифицировалось много толкового, грамотного народа. В общем, вначале подписывали контракт, потом предлагали переселение. Параллельно, когда нашлись преподаватели и наставники, открыли курсы повышения квалификации.
  
  
  
  *** 132
  
  
  - В столице Австро-Венгерского государства, Вене, нынче большое смятение, граничащее с паникой. Причина - исключительно неудачно, для англо-французов и их союзника Сардинии, продолжающаяся Крымская война, успехи черногорского князя и резко усилившиеся, вследствие всего выше перечисленного, сепаратистские настроения в регионах много лоскутной империи. - Мерно, не спеша, с глубокой уверенностью в каждом произнесённом слове, докладывал Иван Иванович Бауманов Говоровым старшему и младшему.
  - Нынче неспокойно в Богемии и Моравии (Чехия), словацких, итальянских и сербских провинциях. В венгерско-трансильванских и русинских - начались вялотекущие вооружённые столкновения с немногочисленными подразделениями, сохраняющими верность Вене.
  - В Венгрии ведь только отгремело?
  - Тогда было другое. Восставшие венгерские националисты, провозгласившие независимость своего региона, на отрез отказались признать такие же права за Хорватией, Северной Италией и другими желающими. В следствии, Бан Хорватии, граф Йосиф Елачич-Бужимский, североитальянское дворянство, стали их непримиримыми врагами. Позже к ним присоединились и прочие недовольные.
  - Кстати граф Елачич, при своём правлении в Хорватии, упразднил кметство (крепостное право). - Как бы, между прочим, уловив паузу в докладе Бауманова, ни к кому конкретно не обращаясь, произнёс Говоров младший. - Дружил с Людевитом Гаем и другими активистами националистами-"иллирами" (движение южных славян за независимость).
  Александр Николаевич, слушая информацию, мерно кивал:
  - В 1840 году Гай посещал Санкт-Петербург, встречался с графом Уваровым, Бенкендорфом и академиком Погодиным. После данной поездки, в правящих кругах Австрии пошли разговоры о "его сомнительной политической благонадёжности". И еще, именно Гай, на выборах, предложил кандидатуру генерал-майора Йосифа Елачича, на должность Хорватского Бана. Именно он, в 1848 году поддерживал Хорватского Бана Елачича, в вопросе создания Королевства Хорватии.
  - У-у-у, как всё интересно. И что же в этот раз правильно, а в прошлый было неверным?
  - Руководство национально-освободительных комитетов, со всех сторон, совершенно адекватное и сговорчивое, к тому же уже ныне определили и признали границы своих будущих царств-королевств. Так же подписали меморандум о содействии и военной взаимопомощи. - Тут же ответил Бауманов.
  - И пришли они к этому взаимопониманию, совершенно сами, без подсказки из вне. - Со скептической улыбкой, протяжно, произнёс Говоров старший.
  - Отчего же. В некоторых моментах, для лучшего понимания момента, им, со стороны неравнодушных соотечественников, проживающих в других странах, была оказана посильная помощь. Кто сразу не понял важность момента и оказался не столь дальновидными, как того желалось бы, в нынешней, непростой ситуации, от политических дел отошли. - Глубокий вдох-выдох. Многозначительная мимика лица. - Окончательно и навсегда.
  - Н-да-а. Время такое, что быть не мудрым политикам, зациклившимся лишь на собственных, сугубо хуторянских, меркантильных проблемах...- Говоров старший многозначительно помотал головой, как бы говоря "нет".
  - Империя Габсбургов захватила много чужой земли, в её составе более 20 народов. К тому же она изрядно ослабла изнутри. Фактически, после подавления Венгерского восстания, положение в стране только ухудшилось и участие Венского двора, за английские деньги в русско-турецком разногласии - большая ошибка. В общем, пришёл тот момент, когда Австро-Венгрии пора распасться на несколько однородных, унитарных государств. - Хитро улыбнулся и картинно развёл руками. - Давление будет только нарастать до состояния, когда в Вене пройдут бессмысленные мечтания. - Произнёс Говоров младший, глядя на отца. - Правители Австро-Венгрии, несмотря на судорожные попытки удержаться на вершине власти, начинает неудержимый путь вниз.
  - "Путь". Аккуратно сказано. Для них будет хорошо, если только путь, а не стремительное падение. - Уточнил Говоров старший.
  - Мавр сделал свое дело, и для продолжения спектакля необходимы новые фигуры на сцене разыгрываемого трагифарса.
   - Как это понимать?
  - Австрию отдадут на милость победителю, при этом понимая, что Россия, за счёт возросшей славянской составляющей, усилится. Но у них нет выбора, на кону само существование Англии и Франции.
  - В нынешней ситуации, как Вы мне её представляете, так оно и есть, но не сделают ли лимонники хитрый ход конём в виде заключения с Россией сепаратного мирного договора для отдельно взятой страны. Англичане на это, ой как способны.
  - Правило "англичанка вредит" никто не отменял, и оно никогда не подводит. Не бывает у англосаксов ни друзей, ни союзников. Об этом хорошо известно и французам, к тому же, к данному деянию Париж и сам готов. Там ждут удобного случая, дабы "умыть руки" "не потеряв лицо".
  - Это вряд-ли. - Говоров старший задумчиво постучал карандашом по столешнице, чему-то своему мотнул головой, взглянул на присутствующих:
  - Продолжайте Иван Иванович, мы Вас внимательно слушаем.
  - В Австро-Венгерской империи, все заинтересованные получили помощь деньгами и прочим революционным вооружением, в основном из "русских запасов", доставшихся нам при перевооружении Крымских войск и в виде расчетов за поставленное новое вооружение. - Сделал небольшую паузу, как бы дополнил сказанное. - Бан Хорватии, граф Йосиф Елачич-Бужимский уже встречался с Черногорским князем Данилой Негошем.
  - И каковы результаты?
  - Есть незначительные, не принципиальные разногласия по территориальному принципу, но в основном их позиции во многом схожи. Так же, между ними имеется устная договорённость о едином, "правильном" языке и правописании. На этом особо настаивает прибывшие с Баном Хорватии делегаты националисты-"иллирийцы", возглавляемые Людевитом Гаем. Незаурядная личность, ярый сторонник сближения с Россией и создания единой южнославянской державы. Впрочем, они там все такие.
  - Думаешь Югославии уже ныне быть?
  - Судя из того, что мне известно - да.
  - Болгария, Константинополь?
  - Там всё очень сложно, но мы желаем приоритет в данной территории, оставить за Российской империей.
  - Мы это кто?
  - Вы, Валерий Александрович и я ...
  Говоров старший, внимательно, как бы с ленцой, взглянул на Ивана Ивановича, слегка сдвинул плечами, сделал удивлённое лицо:
  - Меня, в известность о моём желании, впредь оповещать заблаговременно.
  Бауманов, чётко, по-армейски, кивнул головой и "щелкнул" каблуками.
  - Следующий вопрос,- продолжил Александр Николаевич. - Сербские князья Обреновичи и Карагеоргиевичи.
  - С ними все очень сложно и неоднозначно. Начать с того, что они не желают видеть кого-либо во главе создаваемого государства, окромя себя лично. Причём Михаил Обренович III, нынче проживает в Вене, - себя, а Алекса́ндр I Карагео́ргиевич - себя. - Небольшая пауза. - Личность Черногорского князя Данило I Петрович-Негоша, как лидера нации, рассматривают лишь в "переходном варианте". В дальнейшем планируют дворцовый переворот и захват власти. К данной мысли они оба пришли независимо друг от друга.
  - Значить Данилу Негоша они рассматривают в качестве добытчика шкуры медведя, делить которую желают сами.
  - Совершенно верно. К тому же князь Михаил Обренович III имеет ярко выраженную проавстрийскую ориентацию. Князь Алекса́ндр I Карагео́ргиевич - народноосвободительные движения в Сербии и Болгарии встречает враждебно. Ныне, в Крымскую войну, во многих своих суждениях и поступках ориентируется на Вену и Берлин.
  - Значить оба...
  - Так точно. Данное действие нам так же подсказывает и история. - Пояснял Иван Иванович. - Правители Сербии всегда беспрекословно выполняли указания, требования и приказы с Вены и Берлина, при этом декларируя себя как союзника России. - Кривая улыбка. - Трижды попадали в ситуацию "ты виноват, потому, что я желаю кушать", подстроенную Веной или Берлином. И в Первую, и во Вторую, и в период "Югославского кризиса" 90-х каждый раз кричат и требуют, чтобы Россия, в момент опасности, их спасала. При этом, лишь только наступит мир и затишье - к России поворачиваются спиной.
  Говоров старший задумчиво слушал.
  - Выходит, что наш выбор - Черногорская династия.
  - Они единственные из всех южных славян, в 1905 году объявили войну Японии, тем самым морально, как смогли, поддержали Россию.
  - С нынешними, что?
  - Поскольку на данный момент, в открытую низвергнуть их мы, без политических рисков, не можем, на данный момент прорабатывается несколько вариантов сценария.
  - Прорабатывайте.
  
  
  *** 133
  
  
  
  Лето 1854 года. Австрия, понукаемая Англией и Францией, собрав у русской границы 330 тысячную армию, потребовала от Петербурга вывести войска с Дунайских княжеств.
  
  Узнав это, Николай I тут же заявил австрийскому послу:
  - Наибольшими глупцами в истории были польский король Ян Собесский, и я сам, поскольку мы оба имели несчастье спасти династию Габсбургов.
  При этом, в гневе повернул лицом к стене, находившийся в его кабинете портрет Франца Иосифа, написав на обороте: "Du Undankbarer" (Ты неблагодарный).
  Именно с сего момента, в Петербурге стали считать Австрию своим основным соперником в Юго-Восточной части Европы и делать все, дабы нанести ей, в данном направлении максимальный ущерб.
  
   Когда русские войска оттуда были выведены, австрийцы их тут же оккупировали. До открытых боевых действий не дошло, но напряжение усилилось, к тому же России пришлось держать на данном направлении до трети всех войск, это несомненно было на руку англичанам, французам и туркам. Кстати Вене, на данную акцию выделили денег и пообещали, лишь пообещали, но не собирались выполнять ни в какую, оказать содействие в установлении протектората над Сербией и Дунайскими княжествами.
  Военные неудачи "мини НАТО", Англии, Франции, Сардинии и Турции от Российской Империи, при поддержке Черногории и неофициально Греции, поражение которое уже явно начало проявляться к лету 1855 года повлекло за собой политическое умирание неоабсолютизма с концом "эры Баха" (Министр внутренних дел, возглавлявший правительство Австро-Венгрии), император Франц Иосиф был вынужден поспешно принять его отставку. Данное деяние, фактически сильно запоздало. Все народы империи уже стали одинаково бесправными и угнетаемыми, особенно венгры с обрушившимся на них гонениями, террором. Но все усилия оказались тщетными и не смогли подавить свободолюбивого духа порабощённых народов. По всей стране, во всех регионах и отдалённых уголках начали возникать тайные группы, ячейки, общества, цель которых была - организация революционного, народно-освободительного восстания. Руководитель венгров, Кошут, наученный горьким опытом убийственной войны с румынами и славянами, в этот раз решил не упорствовать и со всеми договориться, причём со всеми-всеми, к тому же к этому его подталкивали "венгерские спонсоры-патриоты", точнее, это были их основное, безальтернативное требование. Данную уступчивость Кошута, в Пешт-Обуда (именно так тогда назывался Будапешт) не все восприняли однозначно, но череда "убедительных событий", в кои так же вписывались "Гусары Баха" (австрийские чиновники, в основной массе немцы по национальности, имевшие форму, схожую с мундиром гусара). Так вот, данные личности в Венгрии воспринимались как оккупационная администрация. Схожая ситуация была и в Ломбардо-Венеции (итальянских провинциях).
  Кстати, аналогичные требования, от "итальянских спонсоров-патриотов" были выдвинуты и руководителю Миланского, северо-итальянского народно-освободительного движения Джузеппе Мадзини. В прочем и остальные знаковые фигуры Богемии и Моравии (Чехии), Словакии... в общем, всем-всем-всем и совершенно одинаковые, составленные и писаные под копирку подчинёнными Ивана Ивановича Бауманова. Отличия были. Для каждой группы данный документ писался на их родном языке. В остальном же...
  Вкратце: ситуация и так была "на взводе", а при своевременной, руководяще-направляющей военно-финансовой помощи из вне превратилась в "ключ", открывший дверь свободы порабощенным, угнетаемым Веной народам.
   В австрийских войсках, находившимся в Дунайских княжествах начали появляться воззвания и манифесты, призывающие солдат и офицеров прийти на помощь образовывающимся национальным республикам. В прочем, на особый патриотизм никто не надеялся, потому вскорости явились и декреты, в которых каждому явившемуся на помощь своего, молодого, совсем недавно образовавшегося государства защитнику, был обещан надел земли или денежная компенсация. Особо отличившимся, все вышеперечисленное в двойном-тройном размере. Солдаты Австро-Венгрии, быстро всё сосчитав на пальцах, прикинув в уме и ... народ потянулся. В австрийской "Дунайско-княжеской армии" резко увеличилось дезертирство. Потом же офицеры, сообразив, или кто со стороны подсказал, что в данный исторический момент на патриотизме можно сделать неплохую карьеру, а за одно и деньжатами разжиться, стали собирать в отдельные подразделения солдат своей национальности, захватывать военное снаряжение, имущество и организованно выдвигаться к себе на защиту внезапно образовавшейся Родины.
  Процесс вначале пошёл, потом побежал, в дальнейшем стремительно и безостановочно полетел. 330 тысячная Австро-Венгерская "Дунайская" армия, за считанные недели перестала существовать.
  
  
  *** 134
  
  Варна.
  
  Остатки Англо-Французской и присоединившейся к ним Сардинской армии пребывали в удручающем положении. Отсутствие снабжения, а также не выплаченное жалование как-то не способствовало укреплению дисциплины и желанию непременно получить ранение или погибнуть. К тому же неизвестные массово распространяли "ценовые листовки" в которых чётко прописано за что и сколько платят. Винтовка французская - одна цена, английская - чуть дороже, сардинская - совсем мало. Порох, пули и прочая армейская амуниция, за всё можно было получить звонкую монету. Дороже стоили офицеры. Причем, во избежание подлога, офицер на момент "передачи" должен непременно быть живым, дабы лично подтвердить "покупателю" своё происхождение, звание и должность. От этого во многом зависела сумма получаемого вознаграждения. В общем, дисциплина, варненского гарнизона стремительно падала, офицеры перестали доверять солдатам совершенно и передвигались исключительно группами по пять-шесть особей, потому как два-три - гарантированно пропадали безвести. Да и данная команда, постоянно пребывала в готовности "ко всему" - нервы на пределе. Всё это усугубляли слухи. Один страшнее другого...
  Экспедиция, отправленная на разблокирования выхода из Черного моря, она же на Грецию и Мальту - бесславно провалилась, Трапезунд взяли русские, а Австрийская, 330 тысячная армия, бывшая щитом в Дунайских княжествах от русских, начала стремительно разваливаться, самоликвидируясь, впрочем, как и сама Австро-Венгрия.
  Командование франко-англо-сандинской коалиции, наблюдая данную ситуацию и отчётливо осознавая, что без "австрийского щита" обречены... из Варны в Вену, в срочном порядке были направлены эмиссары-переговорщики, дабы получить согласие на беспрепятственный проход коалиционного войска по территории Австро-Венгерской Империи. Но пока собрались, пока доехали, в общем, в Вене говорить уже было не с кем. Вернее, говорить то, с кем было, и много о чём, но никто не гарантировал беспрепятственный проход и вообще ничего не гарантировал, при этом "проходные деньги" и не малые, требовали наперед и в полном объёме.
  Пока коалиционная делегация находилась в Вене, русские, по прошедшему слуху, уже переправились через Дунай. Переговорщики, отправив в Варну посыльного со срочным извещением, сами же решили назад не возвращаться, а продолжить путь, кто в Париж, кто в Лондон. По официальной версии, "добыть деньги, в уплату австрийцам за проход остатков войск по территории империи".
  
  Расположенные в Варне, а также ближайших деревнях и поселениях "коалицианты", с самого начала войны ощущали недружественное отношение к ним местного болгарского населения, в подавляющей своей массе сочувствующего русским. Патриотизм и славянское братство, в сущности, здесь было совершенно не причем. Местное население очень хорошо знало османов и могло быстро себе представить, что с ними случиться, если турки в данной войне победят, а коль к ним, туркам, на помощь прибыли французы, англичане и сардинцы...
  Впрочем, кроме болгаро-сербов (именно таков на тот момент был этнический состав местных жителей. При этом, кто болгарин, а кто серб они не могли определить и сами) в Варне и окрестностях, находилось и малое количество турок, но они так упорно не желали работать, что у колициантов создалось впечатление, что трудиться им запрещает Коран. В общем, союзнички вновь и вновь задерживали "злобных" болгаро-сербов, принуждая их работать на себя. Кроме всего этого портились взаимоотношение и между самими евро-османскими защитниками. Причем не по дням, а по часам. Об этом было известно не только в штабе объединённых войск, но и в Константинополе, Вене, Берлине, по всей Европе и конечно же в Петербурге.
  
  Варна. Небольшой городок с хаотическими постройками жилых домов, минаретов и прочих строений. Все это ограждено крепостной стеной белого цвета, ощетинившейся фортами и бойницами, в основном в сторону моря.
   Главный штаб коалиции. Командующий остатками французских войск маршал Сент-Арно, небольшого роста, тучный мсье, изрядно "сдавший" за период Восточной (Крымской) войны, руки на столе как у ученика за партой, чуть склонив голову, слушал фельдмаршала Фицрой Джеймса Генри Сомерсета, 1-го барона Реглана. Шестьдесят шесть лет, однорукий, грузный, медлительный, туповатый и чересчур прямолинейный сер, 40 лет не воевавший, с детства загнанный в моральные, церковные, аристократические и прочие шаблоны... В общем, на тот момент он возглавлял уже малочисленные английские войска:
  - После взятия русскими Трапезунда, Варна, как порт и перевалочная база теряет всякий смысл. - Неспешно, мерно, говорил лорд Реглан. Сожаление и отчаяние слышалось в каждом произнесённом им слове. - К тому же эпидемия холеры так окончательно и не побеждена. - Француз, безэмоционально, согласительно, несколько раз кивнул головой. Англичанин продолжил. - Местное население. Вы же знаете, как эти славяне к нам относятся, а еще и русские воздушные налёты, листовки и воззвания, задержка с жалованием, удручающее состояние Австро-Венгрии. - Небольшая пауза и более тихо.- Кладбище на пустыре Эни куле табия, у Кровавого сада (Канлы Бахча), возле городской скотобойни (Ныне это Пантеона в Приморском парке (Морском саде), где покоятся наши солдаты, разрослось до совершенно неприличных размеров. К тому же городское население совершенно без почтения относится к захоронению.
  - Да мне известно, что местное, неблагодарное население уже сейчас выносит туда мусор и сливает нечистоты. - Сквозь зубы произнёс Сент-Арно. Человек, который очень бурно провёл свою, во многом приключенческую жизнь. Не было злодеяния, перед которым бы он остановился. Кроме того, что сам он, по натуре был негодяй, так еще не препятствовал быть негодяями другим. Его солдатам было позволено насиловать, грабить и убивать. Единственно, чего не терпел французский маршал - неповиновение ему лично. Коротко из всего вышеизложенного - он был авантюрист и по натуре кондотьер. Отношение к англичанам... Еще в самом начале хитрый француз из мелкобуржуазного сословия решил единолично выдвинуть свою кандидатуру на самого старшего командующего всеми-всеми. Для этого, на первом же собрании союзников предложил, что командовать должен тот, у кого выше чин, ранг и звание. Поскольку, ну совершенно неожиданно и невероятно случайно он оказался единственным маршалом и так далее... но подлая английская мор... личность, сер Реглан тут же продемонстрировал ему инструкцию от британского кабинета, в которой было, лично ему и всем находящимся под его руководством войскам указано, подчинятся исключительно английскому военному министру и никому иному. "Облом" французский маршал не простил, обиду затаил и при любом английском обращении к нему за помощью или содействием, как и ныне, его ответ был:
  - Франции - это ненужно. Если желаете, установите там армейский пост. На нас не надейтесь.
  Сент-Арно чуть не назвал британца "ростбиф" (rostbif) - так обычные, простые французы презрительно обзывают англичан за любовь последних к печеной говядине.
  - Но я желал говорить с Вами о ином. - Ничуть не смутившись, по причине своего тугодумства, продолжил лорд Реглан. - Положение наших войск отчаянное. Турция, так же, как и Австро-Венгрия на грани распада...
  - Ваших войск. - Тут же перебил его бесцеремонный француз.- Положение Ваших войск отчаянное.- С ехидством в голосе, в упор глядя на англичанина уточнил он.- Французские солдаты и офицеры, ныне как никогда собраны и решительны.- Слегка, презрительно хмыкнул.- Что до Турции, то её судьба Франции и мне лично, совершенно безразлична. Если желаете, можете продолжать спасать.
  Французу было хорошо известно, только вчера прибыл посланник из турецкой дипмиссии, что английский посланник в Константинополе, сер Стрэтфорд до сих пор продолжает энергично, всеми доступными и недоступными, подлыми и коварными мерами бороться против французского посла Барагэ д"Илье за власть и влияние в отделяющихся провинциях, уже умершей Турецкой империи. Причем боролся он самоотверженно и с завидным рвением, не желая уступить первенство французам ни в одной из самоопределяющихся территорий.
  К тому же в Варне французских войск было больше и главное - имелся сухопутных путь во Францию через Австро-Венгрию на Сардинию. Да путь в нынешних условиях не безопасный, но у него, маршала Франции Сент-Арно, под началом были смелые и стойкие, закалённые в боях французские солдаты. У британцев же, даже средь рядового состава, самих англичан было не очень, все больше люди без роду и племени, которые, не получив вовремя жалование тут же бросились продавать амуницию, вооружение и английских офицеров. Состав английского воинства - наёмные немцы, ирландцы, шотландцы. О шотландцах. Они здесь продолжали носить свои традиционными юбками, чем, в немалой мере вводили в ступор местное турецкое население, которые отчего-то считали их ну совершенно нетрадиционными мужчинами, в полном смысле данного слова...
   В общем, по имеющимся у француза сведениям, английское войско, находящееся нынче в Варне, таковым числилось лишь на бумаге. Кстати, официальный гарнизон Варны, две тысячи как бы турецких солдат, на самом же деле потурченных славян - так же не представлял интереса и совершенно не внушал доверия ни стойкостью, ни преданностью. Вот сардинцы ему, Сент-Арно, нужны и они пойдут с ними. Впрочем, те то, как раз и совершенно не возражали, видя в французах и лично в маршале Сент-Арно, единственного своего спасителя и избавителя от постигших неудач, и последовавшего за этим ужаса безысходности и обречённости.
  Разногласия в стане вынужденных союзников были и были они серьёзными. На данном этапе, даже офицеры старались между собой не общаться. Потом, независимо одна от другой, из Парижа маршалу и из Лондона лорду Реглану пришли телеграммы, за которыми последовали подтверждающие депеши, обоим вышеуказанным личностям, почти одинакового содержания. Британский военный министр герцог Ньюкаслский и император Наполеон III приказывали своим командующим принять все меры к скорейшему возвращению. Причем к данному решению они пришли в независимости один от другого и о каком-то совместном выходе и согласованности действий в посланиях, не говорилось совершенно.
  Французы, поскольку их организованность была выше, а служба тыла работала лучше, уже через десять дней отправились в путь. Ну как отправились, нахватали местных крестьян с телегами, приставили к ним вооружённых надзирателей и в путь. Непопулярные меры, принятые французским маршалом Сент-Арно, когда по его приказу, для "перевозки" силой было задержано 800 болгар с их волами и телегами. Кстати, их неусыпно, по крайней мере был такой приказ, а на самом деле... в общем, охраняли денно и нощно, да так, что почти 200 человек, бросив свое имущество бежали, пополнив тем самым ряды совершенно случайно оказавшихся неподалёку, сопротивляющихся. Оставшиеся, дядьки в высоких бараньих шапках, сами разбирали-разбивали свои возы и телеги, дабы не служить перевозчиками у османских союзников.
  Как бы там ни было, французы и сардинцы начали свой обратный, нелёгкий и опасный путь.
   Через два дня были замечены люди в английской военной форме, которые вели наблюдение за французской войсковой колонной.
  Об этом доложили маршалу Сент-Арно, который, на данное обстоятельство особого внимания не обратил:
  - Пусть смотрят. Им нас все равно не догнать. - Сурово взглянул на представителя генерал-квартирмейстера. - Мы ведь реквизировали все имевшиеся возле Варны телеги?
  - Почти все.
  - Вот и хорошо. Англичане прикроют наш тыл от русских. Ха-ха-ха,- Радостно-зловеще хохотнул. - Заодно придержат, ели они вознамерятся идти за нами вслед.
  На этом новости не закончились. Полковник Жобен, возглавлявший арьергарда сообщил:
   - После того, как по мосту прошла армейская колонна, там тут же, во множестве появились неизвестные.
  - К чему Вы это говорите?
  - В случаи непредвиденных обстоятельств отступать некуда.
  - Полковник,- с неприкрытым ехидством в голове произнёс Сент-Арно. - Для Вас это будет невероятная новость, но назад возвращаться мы не планируем.
  
  
  *** 135
  
  
  Ситуация, в данный период на Балканах была не простой. В Черногории и примкнувшей к ней Боснией и Герцеговиной, по большей части было ясно. С Хорватией, в делегацию которой входил Людевит Гай и активисты националисты-"иллиристы" (сторонники единого южнославянского государства), возглавлял же Бан, граф Йосиф Елачич-Бужимский, Черногорским князем Данило I Петрович-Негошем, велись непростые, но всё же продуктивные переговоры об объединении. В сущности, поскольку Данило уже был князем - ему и главенствовать, граф Елачич соглашался на Южнославянского канцлера с широкими полномочиями. В основном разговор шёл кто, за что отвечает и какие обязанности исполняет. В "Австрийской Сербии", при распаде "лоскутной империи", тут же образовалось несколько совершенно независимых и суверенных княжеств. Вот правители этих-то княжеств, Обреновичи, Карагеоргиевичи и с ними более мелкие, страдали невероятной "звёздной болезнью", не редко переходящей в "галактическую туманность" с великими желаниями, условиями и требованиями, при минимальных, а зачастую и совершенно никаких обязательствах с их стороны. Другими словами - переговорный процесс, хоть и начался с вручения каждому из князей дорогого "золотого" револьвера со специальной "открытой" кобурой, из которой выглядывала ручка данного изделия, всё же продвигался необычайно туго, постоянно находясь под угрозой срыва. Когда же пришло извещение о приближении к Сербии франко-сардинских войск под общим управлением маршала Сент-Арно... Нельзя сказать, что данное событие было совершеннейшей неожиданностью, о нём было хорошо известно "кому нужно", потому подготовка к встрече велась неспешно, по большей части в тайне, с должным вниманием, толком и предварительной расстановкой "подарков".
  Впрочем, для "суверенных" князей "французская новость" действительно явилась неожиданностью. Узнав об этом, они тут же дружно, под разными предлогами и отговорками собрались и отбыли, по официальной версии "на охоту" в отдалённые угодья, а оставленные ими представители самостоятельно ничего решать, предпринимать, заявлять и подписывать не желали категорически.
  Вскорости, в великой тайне представители князей прибыли к французскому маршалу с намерением сотрудничать. Сент-Арно же, надув щёки и всем видом показывая, что приняв их предложение, тем самым сделал им невероятное одолжение, за которое надо бы доплатить. Поскольку сами князья были "на мели" расчёт договорились произвести продуктами питания, лошадьми и прочими армейскими нужностями, но по большей части за счёт трофеев и после победы.
  На самом же деле дела франко-сардинского воинства были скверными, совсем не до боевых действий, но предложение Маршал Франции, не колеблясь, принял. На то причин было несколько. Первая Сент-Арно на тот момент был серьёзно болен и не желал окончить свою жизнь "поражением на Альме", ему нужна была хоть какая, заключительная победа. Второе - представители от местных, независимых князей сообщили, что противостоит ему 8 тысячное черногорско-боснийское войско, состоящее из ополченцев, к которому в скорости должен примкнуть сборный, двухтысячный хорватский отряд, "из Дунайских княжеств". Этот же отряд, один из тех, которые дезертировали из австро-венгерского войска. Так же к ним направляются два-три эскадрона хорватской конницы, которые только вышли из Загреба. У Сент-Арно, совместно с сардинцами на тот момент было 25 тысяч и до тысячи всевозможных "корабельных экипажей". Третья причина - местные князья, кроме всего прочего, предоставляли помощь в виде "княжеской гвардией", коей, всей вместе, со слов княжеских посланников, насчитывалось 5-6 тысяч солдат умевших очень красиво маршировать на плацу, но ни разу "не нюхавших пороха". Четвертой причиной было то, что впереди шедший "английский отряд" распугивал-разгонял местных крестьян и те, уходя забирали с собой или прятали продовольствие и фураж, другими словами кормить такое количество голодных солдат уже было нечем, а договорные, "княжеские" продовольственные поставки даже не покрывали минимальных норм. Были и еще причины и поводы, но и этого было достаточно, дабы маршал Франции Сент-Арно сделал ставку на генеральное сражение.
  
  
  
  
  *** 136
  
  Гордана Суботич.
  
  
  С появлением французов у канцелярии князя Черногорского Данило Негоша, неожидаемо возникли проблемы военного характера.
  Старосты селений, узнав о том, что "регулярные княжие воёвники" собираются идти во "французский поход", что его возглавит лично князь, а штабным офицером будет Лука Вукалович, сразу же "навострили" уши, а когда разнёсся слух, что уже послали за знаменитой парочкой, священником и муллой... В общем, в том, что поход будет удачно-победоносный уже никто не имел ни малейшего сомнения и они, сразу же решили действовать, в смысле атаковать штаб войска, дабы побыстрее и побольше из своего селения записать желающих в "народные добровольцы", потому как военная слава и трофеи были нужны всем без исключения. Аргументы у каждого были разные, но в основном "нажимали":
  - Здравко Минайлович,- обращался один из старост, Гордана Суботич к писарю штаба,- ты же знаешь, как воёвники нашего селение гнали турков под Никшичем? Их там 100 тысяч было...
  - Не заливай Гога (В Черногории и Сербии - сокращение от Гордана). Всего-то 12-ть с половиной...
  - А хоть и 12-ть! Нас-то пять тысяч было, а как их гнали! Пиши 70 человек, не прогадаешь!
  - Откуда у тебя 70 воёвников? Ты, что всех детей и женщин в добровольцы зачислил? У тебя и так 8-ть человек в контрактных княжих воёвниках, больше чем у остальных. 25-ть и не больше!
  - Совсем сдурел? У меня даже в самое плохое время на войну не меньше 40 человек ходило!
  - Нельзя мне больше записать! И так всё что могу, как для родственника делаю! К тому же другие старосты очень внимательно за списками следят, чтобы упаси Бог, никого лишнего и их не обидел!
  - Да ты сам Бога побойся! 25-ть человек! Как я с такими квотами на "добровольцев" в селение вернусь? Ты же знаешь, живём мы бедно, урожай в этом году будет плохой, животина зиму пережила плохо, только на трофеи и надежда.
  - Что ты мне говоришь? Я что совсем ничего не знаю и не ведаю или не в Черногории живу? Говорю тебе, князь в количестве добровольцев ограничение поставил. Не могу я написать больше! - Обречённо мотнул головой. - Только для тебя, пишу 28-мь и не приставай ко мне больше. Понимаешь не-мо-гу! От добровольцев отбоя нет, с Хорватии, Сербии, Боснии. Даже с Болгарии, все к нам идут. Многим отказать нельзя, потому как идти им назад некуда. - Чуть тише. - Записать не могу, но тебя не ограничиваю. Сколько хочешь столько и отправляй, но на княжем довольствии будет только 28. Остальных сам корми, одевай и вооружай. Этого тебе никто не запрещает. И еще, за своими ранеными и прочими заболевшими - сам смотреть будешь.
  Лицо Гордана Суботича прояснилось. Слова писаря княжей канцелярии Здравко Минайловича ему понравились:
  - Трудно найти настоящего человека, но легко его распознать. - Улыбнулся, весело подмигнул собеседнику. - За своими, кто в бою пострадал, мы и так сами смотрели. Война. - Вздохнул-выдохнул. - Нельзя сидеть у огня и не пропитаться дымом.
  Чуток помолчал:
  - Я знал твоего отца. Был очень хорошим человеком, но чуть хуже своего сына. Спасибо тебе Здравко.
  Когда же дверь за старостой закрылась, писарь канцелярии Здравко Минайлович, ни к кому не обращаясь, потому как никого рядом и не было, ели слышно произнёс:
  - Уважение достигается не громкими словами и быстрым бегом, а медленной ходьбой и здравыми советами. Удачи тебе Гога.
  
  В общем, "добровольное войско" "на французов" набрали вовремя, а то, что было оно в полтора раза больше заявленного, отнесли за счёт излишнего патриотизма и народной любви к своему Отечеству и веру в мудрых правителей...
  Войсковой сборный пункт - фактически это несколько разных, не сильно удалённых друг от друга лагерей. В самом большом пребывали добровольцы-ополченцы. Хотя какие они... с детства с оружием, каждый год в боевых стычках. Дисциплина немножко хромает, причем на обе ноги, но в целом воины хорошие. В другом "регулярные княжие воёвники". В третьем - хорватская подмога, фактически бывшие солдаты-хорваты развалившейся Австро-Венгрии. Дальше всех совместный "русско-мальтийский лагерь" с учебно-тренировочным полем.
  
   Добровольческий батальон, в котором Гордана Суботич был приписан помощником ротмистра, впрочем, командовал он своими же и соседними сельчанами, направили на учебные сборы в русский лагерь. Здесь нужно уточнить, что батальон, по канцелярским бумагам состоял из 450 человек, на самом же деле насчитывал 630.
  Прибыв к месту назначения, Гордана был несколько удивлён, узнав, что в одном русском легионерском полку служат люди по большей части желтолицые да узкоглазые, во втором же - чернокожие да толстогубые. Потом, знающие люди из сербов, кои как-то раз, в детстве бывали в России, ему разъяснили:
   - Узкоглазые, это Суматровский легион. Состоит из Уфимских и Казанских башкир да татар, которые именуют себя булгарами.
  - Это как? Сами уфимцы да казанцы, а легион Суматровский?
  - Так город в России имеется Сумы. - Пояснял знающий серб,- вот там этот легион и формировался. Потому и Суматровский.
  - А булгары почему?
  - Так эти уфимцы и казанцы - сродственники наших болгар, только татарские.
  Ничего не понял Гордана Суботич из данного объяснения, вида не подал, но сделав умное лицо, впредь, о другом легионе решил поинтересоваться у иного человека. Подходящий случай, при выдаче сухих пайков, вскорости подвернулся.
  Продовольственный кладовщик был немногословный унтер, традиционно славянской, курносой наружности, Гавриил Спиридонович Телега, а вот помощник Макар Мисумба Азиконда, хоть и говорил слова понятные, но личность тёмная.
  - Я тебе, по-русски говорю: банок велено выдать по канцелярской численности и не больше, потому как под счёт! - Упирался Макарка.
  - Так кормят то у Вас всех моих, без разбора! - Не сдавался Суботич.
  - Кормить на кухне велели без счёта, а тушёнку - по канцелярскому списку!
  - Макар, ты что жид!
  - Нет, я русский!
  - Ты...,- от удивления округлив глаза и сделав соответствующею моменту мимику лица, ели выдавил из себя Гордана,- русский?
  - Да. Я русский. - Невозмутимо, с чувством гордости и достоинства подтвердил Макар Мисумба Азиконда.
  - А почему черный?
  - Гога (традиционно сербское обращение к Гордана), ты с Черногории?
  - Да, я с Черногории. - Не менее важно ответил Суботич.
  - А почему белый?
  Это потом, когда он с Макаркой познакомился более близко... В смысле, человек, пришедший с литром водки, а именно так, совершенно случайно к Макару, чуть позже явился Гордана, традиционно, по русскому обычаю становится родственником... В общем, Суботич узнал, что отца Макара зовут Мисумба, что в переводе на традиционный русский означает "покупатель", а фамилия его Азиконда - "денег нет".
  - Всё это на русском, но местном наречии,- втирал уже "тёпленький" Макар. - А имя такое, потому как из семьи, хоть и бедных, но торговых купцов-лавочников.
  Так же Макарка сообщил, что живут они у реки Южная Волга, по-местному - Конго, а Александр Сергеевич Пушкин его дальний родственник, по маме.
  О реке Волга, изрядно захмелевший Суботич слышал, а вот Южная она или еще какая Западная, это ему было неизвестно, да и всё равно уже. Так же не ведом ему был Пушкин, но судя по фамилии, знатный артиллерист. Выпили за него трижды...
  Не менее удивительными, для Горданы и всего батальона, были и учебные занятия по новейшей тактике.
  Вначале им показали тачанкомобили и "Мальтийскую броню", позволили самим все осмотреть, потрогать. Потом, смелых, коих насобиралось не очень-то и много - прокатили "верхом". Несколько раз отработали упражнение - "маскировка на местности" и "действие батальона в наступлении, при поддержке танков и тачанкомобилей". После чего, пребывая под большим впечатлением, они убыли к своему лагерю.
  
  
  *** 137
  
  
  С подходящим полем для баталии определились быстро. Произвели всесторонний осмотр местности как "с земли" так и "с воздуха". Определились с вероятными действиями противника. Где надо - отрыли окопы, блиндажи и прочие "пряталки". Местность и дороги, по которым предполагалось наступать с использованием техники, на предмет больших ям и ухабов - подлатали. Явившиеся "мальтийские танкисты" и "тачанководители", на лошадках, секретность никто не отменял, по ним несколько раз проехались, дабы потом, в боевом пылу и угаре много не плутать и слова волшебные, очень схожие с русскими матюками, лишний раз, громко вслух, не произносить. Прибывающие войска так же сразу ознакамливались с полем будущего сражения. Несколько раз, на местности, провели учения - "действия подразделения в обороне" и "действия подразделения в наступлении". В великой тайне, с "бронёй мальтийских витязей" ознакомили подразделения, которые с ними должны будут взаимодействовать. Княжеские гвардейцы, Обреновичией и Карагеоргиевичей, прибыли за два дня до сражения, всем своим видом демонстрируя преданность "Югославской идее" и потребовали разместить их на самом ответственном и важном участке, дабы своим мужеством и беспримерной храбростью... в общем, лили воду из ведра, полагая, что никому ничего не известно. Место им определили на левом фланге, в 7-ми километрах от основного войска, объяснив, что они будут самым, всё сокрушающим, "ударно-засадным полком". Недовольные щёки княжеские генералы дули важно, но уступать им никто не желал и те, явно нехотя, как бы согласились.
  
  
  *** 138
  
  
  Утро, ну почти утро, 9 часов. Французы и сардинцы начали готовиться к битве. В прочем, накануне, Маршал Франции Сент-Арно встречался с представителями "князей-союзников". Те с самого начала, в открытую возжелали присоединиться к франко-сардинцам. Они то возжелали, но Мудрый, Великий и Непобедимый Сент-Арно данное действие не поддержал. "Княжичам" было указано, что они должны прибыть к войску Данилы Негоша, всячески продемонстрировать лояльность, верность и преданность объединительной идее, на самом же деле, в момент битвы, выступить на стороне франко-сардинцев и совместными усилиями способствовать победе. Данное указание - совершенно в духе Сент-Арно, любителя фланговых, обходных действий. Не исключением стала и эта битва, в которой, по замыслу маршала, левый фланг и центр должны были удерживать сардинцы с приданным им небольшим французским контингентом. Поскольку наступление противника, ввиду малочисленности, не предполагалось... В общем, данные подразделения должны были всячески демонстрировать серьёзность наступательных намерений. Грозно маршировать, в основном на месте, трубить в трубы и стучать в барабаны. Замысел - не дать возможность князю Негошу и иже с ним, перебросить оттуда войска на другой фланг. Основной же удар будут наносить французские войска правого фланга. За два часа до "основного, центрально-левофлангового наступления", они, скрытно выдвигаются к лагерю "князей-союзников" и уже совместными усилиями начинают атаку на объединенные югославянские войска, которые, ввиду большого численного превосходства, должны опрокинуть.
  - Хитрость, смелость, напор и верный расчёт - вот основные составляющие победы, которую мы одержим завтра! - Тут же, на собрании франко-сардинских генералов заявил умнейший Маршал Франции Сент-Арно.
  Но толи звезды были не на нужной стороне, толи обширное предательство и извечное коварство славян, не возжелавших воевать по европейским правилам...
  
  Войска правого, французского фланга, движение начали чуть раньше остальных. К времени всеобщего наступления им нужно было добраться к лагерю княжих союзников и уже совместно атаковать югославянские войска. Это по замыслу. Фактически же в пути произошло непредвиденное событие. Передовые французские колонны встретили беспечных и трусливых торговцев, которые завидев смелых французов - разбежались кто куда. Обследовав брошенные телеги, солдаты обнаружили местный алкогольный напиток. Выпили как бы по чуток, даже офицеры, справедливо полагая, что им то уж точно пить нужно в открытую, дабы командиры и прочие начальники были абсолютно уверены, что имеют дело с пьяными профессионалами, а не трезвыми придурками. Толи сил своих богатырских они не рассчитали, толи еще по какой важной причине, только дальнейшее продвижение вперёд было парализовано. Три передовых полка полегли, в прямом смысле данного слова.
  
  Прибыв к месту назначения, французские генералы уже "накрученные" небоевыми потерями, тут же узнали, что и здесь не все в порядке. Вместо заявленных 5-6 тысяч, в наличии "до 3-х". Как им пояснили - часть "потерялась ещё по дороге", но основное дезертирство произошло этой ночью, после того, как солдаты и офицеры узнали, что будут действовать совместно с французами... Оставшиеся так же были частично деморализованы, особенно после того, как чудесным образом узнали, что в югославской армии кормят получше и жалование побольше.
  Как бы там ни было, но атаку начали вовремя.
  Впереди вяло шли княжьи гвардейцы, за ними, как бы прячась, французы генерала Винуа, за которыми, в виде мобильного резерва, следовали африканские конные егерями д'Алонвиля.
  Вначале все шло неплохо. Войска смело шли вперёд не встречая никакого сопротивления и даже противника. Потом, потом по небу, со свистом пролетели "брёвна" и всё взорвалось, причём взорвалось за, впереди идущими "княжими гвардейцами", среди французских войск. Рвануло так... Ладно лошадки боялись, они животина подневольная да малоумная, им простительно, но солдаты то как разбегались от "летающего леса" просто в диком ужасе. В общем, мало совершенно никому не показалось, даже много. Поле заволокло дымом и пылью, появилось множество всяких ям да прочих неровностей и оглушительная, звенящая в ушах тишина, прерываемая треском горящей травы, кустов и остального дерева, а также стонами и криками раненых, увечных и умирающих.
  Кратковременная остановка движения, быстрое осознание, обдумывание создавшегося положения и дальнейших действий... В этот-то момент явил себя противник. Впереди, неспешно пылят самодвижущиеся телеги, за ними колонны пехоты вперемешку с кавалеристскими "квадратами".
  Первыми под удар попали "княжьи гвардейцы". Мерный шум самодвижущегося чуда и необычайно частая стрельба с установленного на ней ружья. Понеся, нужно сказать, мизерные потери, в первую очередь в строевых офицерах, парадные гвардейцы, выученные безупречно маршировать и показывать чудеса отваги на очень редких учениях, в реальном сражении оказались хорошими бегунами в направлении "назад". При этом, оставшиеся в живых бравые офицеры, так эффектно смотревшиеся на балах и прочих приёмах, в ушитых штанишках с закрученными усиками и лихо одетых головных уборах, бежали впереди своих солдат, до этого, в паху, нещадно разодрав штаны с лампасами. Причем бежали самоотверженно, не щадя сапог и себя любимого, держа в одной руке дорогую саблю, в другой пистоль, потеряв кепи, фуражку, кивер и прочие головное покрытие, наплечные накидки, гусарские ментики и иные плащи.
  На этом гвардейское горе не окончилось. После "бревенчатого" удара, приведённые в повышенную бдительность французские полки, по большей части второй линии, поскольку первая перестала существовать, увидев мчащихся на них людей, приняли тех "на остриё штыка", полагая, что это наступающий противник. Завязалась "потасовка", сумятицу в которую внесли подоспевшие самодвижущиеся телеги и русские легионеры, скорострельной ружейной пальбой из безопасного расстояния, поддерживая "боевой порыв" гвардейцев.
  На следующем этапе был выход регуляров и добровольцев-ополченцев. В прочем к этому моменту самодвижущиеся телеги и приданная им хорватская конница, французов в основном уже деморализовали. Первые - нещадно обстреливая уже почти готовые противокаваллерийские "каре", когда же враг начинал беспорядочно отступать, на них налетали хорватские всадники, а уже за ними бежала пехота.
  На другом фланге... Сардинцы честно, ровными, красивыми колоннами, с развёрнутыми знамёнами и барабанным боем начали неспешное выдвижение. Немного пройдя офицеры, с помощью оптических труб, у кого были, осмотрели "вражескую сторону" на предмет - заметили ль их движение. Убедившись, что да, выкатили вперёд несколько пушек - пальнули "наугад", в сторону врага. После чего, продолжая задорно барабанить, немного отошли назад. Через полчаса попытались все повторить. Вышли на безопасное расстояние, выкатили пушки, пальнули, стали отходить, вот в этот-то момент у них и начало рваться, потом выскочили скоростные бронированные монстры с десантом, за которыми едва поспевала пехота. Планомерный отход и так не самых в мире смелых вояк, вмиг превратился в паническое бегство...
  
  
  
  *** 139
  
  
  - К бою готовились основательно. По нашим подсчётам у франко-сардинцев около 25 тысяч солдат, плюс до тысячи - примкнувшие корабельные команды. Так же к ним посчитали 6 тысяч гвардейцев Обреновичей, Карагеоргиевичей и их сторонников. Всего 32-33 тысячи. Учли, что выучка и стойкость у них лучше, нежели у турецких подразделений.
  - Француз - серьёзный противник.
  - Князь Черногории Данило I Петрович-Негош - 6 тысяч регулярного войска и совместно со славянами-мусульманами Луки Вукаловича 9 тысяч добровольцев-ополченцев. - Начал перечислять Говоров младший:
  - Бан Хорватии, граф Йосиф Елачич-Бужимский - 4 тысячи кавалерии и 6 тысяч пехоты.
  - Так же, руководитель Миланского, северо-итальянского народно-освободительного движения Джузеппе Мадзини, направил отряд в 1000 человек.
  - Маловато будет.
  - Это еще не все. Так же прибыли сербские четники (чета - рота) и болгарские комитаджи. В сущности, националистические повстанческие банды-отряды. Как бойцы слабоваты, поскольку умеют воевать лишь "с наскока" и "засады"...
  - Сколько?
  - Общим числом до 2 тысяч еще тех вояк.
  - Не густо.
  - Остро встал вопрос с нехваткой квалифицированных офицеров. Перекрываем за счёт добровольцев-интернационалистов, в основном из России, а также местных кадров. Для этого специально открыли ускоренные офицерские курсы. Но это до ротного уровня и то мало. Так же имел беседу с генерал-майором Сазоновым, Никанор Сергеевичем на счёт "северного ветра". Имеем принципиальное согласие и негласную поддержку военного министра.
  - Это мне известно. Светлейший князь, Александр Иванович Чернышев, (военный министр) нынче проходит очередной курс лечения у нас в санатории. Рассказывал, что и Его, Императорское Величество Николай I лично проявил необычайный интерес и заинтересованность, с непременной поддержкой и содействием, но всё исключительно на добровольных началах и сугубо инкогнито.
  Валерий понимающе кивнул, продолжил:
  - Понимая, что с данной расстановкой сил победы не видать, усилили "градовскими" прицепами, Мальтийской танковой ротой, Калифорнийскими тачанкомобилями, а также по полку легионеров из Суматры и Конго.
  - Ну, это уже кое-что. - Удовлетворительно произнёс Говоров старший. Криво улыбнулся:
  - Иван Иванович. Прошу Вас дополнить рассказ Валерий Александровича.
  Бауманов поднялся, кивнул головой:
  - Продвижение французско-сардинского войска отслеживали. С самого начала впереди двигался наш отряд, переодетый в английскую форму. Предупреждали крестьян о приближении врага, дабы создать "коалициантам" продовольственную и фуражную проблему. Так же, отлавливали отставших и потерявшихся.
  Говоров старший согласительно кивнул.
  - О том, что Обреновичи и Карагеоргиевичи будут "юлить", было предугадано. Потому, при первой встрече им были дарованы "золотые" револьверы, в ручку которых вмонтировали следяще-подслушивающее устройство. Остальным, которым не досталось "подарка", аналогичные образцы, с сюрпризом - продали.
  - Даже не сомневаюсь в Ваших способностях,- с улыбкой произнёс Говоров старший.
  - Не знаю как, но несколько револьверов "с начинкой", представители князей подарили французу Сент-Арно и его генералам. С этого момента, все действия французского штаба нам известны. После того, как было точно определено с какого фланга и по какому маршруту будут проходить французское наступление, им навстречу направили "местных торговцев" с повозками, груженными 50 градусной водкой, которую предварительно "заправили" снотворным и слабительным. Три полка, совершенно потеряв мотивацию для ведения боевых действий, к месту атаки так и не дошли.
  Александр Николаевич, выслушав данное сообщение удивленно перевёл взгляд с Бауманова на Валерия, тот подтвердительно закивал головой:
  - Их потом вечером после боя, "регуляры" князя Данило, да добровольцы-ополченцы по запаху определили и пленили. Всё это, естественно списали на традиционное предбоевое, совместное православно-мусульманское богослужение, Божье покровительство, заступничество, личную доблесть объединённых сербов и известную трусливость французов.
  - А вот греки, которые по контракту служат в "княжих регулярах", а также числящиеся в добровольцах-ополченцах, от радости начали танцевать свои национальный танец "Сиртаки".
  - Ну и что в этом удивительного?
  - Местные мудрецы-балагуры, поглядывая на валяющихся и дурнопахнущих французов, "Сиртаки" тут же переименовали в "Спиртаки".
  Слушая, Александр Николаевич, вначале с улыбкой, посмеиваясь, мотал головой, потом:
  - Н-да. У меня создалось стойкое впечатление, что забрасывать врага бутылками с водкой гораздо эффективней и намного дешевле, нежели снарядами и гранатами. Ёмкость с водкой, совершенно случайно,- при этом лукаво глянул сначала на Валерия, потом на Бауманова,- оказавшаяся на пути движения войскового соединения, гарантированно выводит его из строя.
  - Минимум на сутки, в нашем случаи - на двое. Пленные французы до сих пор как чумные и многие еще не отстирались. - Произнёс Иван Иванович Бауманов.
  - Да и за теми, которые отстирываются, нужно приглядывать. Так и наровят, утонуть. - Дополнил Валерий.
  - С этим ясно, что дальше?
  - Сардинцев подловили в момент планового отхода. Накрыли миномётами и погнали танками. Они даже сопротивляться желания не имели.
  - Кто поумнее - сразу руки задрал, менее сообразительные - пару километров пробежали, потом все равно сдались.
  - Понятно. Что с князьями и их недвижимостью?
  - Группы захвата были подготовлены. Принадлежащие им дворцы, дома и прочие селения под контроль взяли в день битвы. А вот сами князья, за день до сражения, убыли. Обренович в Вену, Карагеоргиевич укатил в Европу.
  - Иван Иванович, на Вас это не похоже.
  - Виноват, исправлюсь.
  - Да уж, постарайтесь. Как минимум, данные господа должны написать отречение за себя и своих потомков. Если писать откажутся... У князя Данило I Петрович-Негош не должно быть конкурентов.
  
  
  
  *** 140
  
  
  Петербург.
  
  Министр иностранных дел России князь Александр Михайлович Горчаков и военный министр Чернышев Александр Иванович на докладе у Императора России Николая I.
  - Настало время бороться не с турками и их союзниками, но обратить все наши усилия против вероломной Австрии и горько наказать ее за бесстыдќную неблагодарность. - Говорил Николая I.- Если Австрия ставят во главу угла собственные интересы, они должны быть готовы к тому, что Россия поступают аналогичным образом.- Пристальный взгляд на присутствующих.- Насколько я оповещён, Вы господа,- кивок в сторону Чернышева, такой же - Горчакова,- уже начали действовать в данном направлении. И я бы желал услышать более подробный отчёт.
  - Совершенно верно Ваше Императорское Величество. - Тут же подтвердил Чернышев. - Нашими ведомствами, негласно и в строжайшей секретности начата работа над проектом по усилению обороноспособности Балканского союзника, князя Черногории Данило I Петрович-Негоша,- неспешно, в "своей манере" произносить слова, начал Александр Иванович. - Название - "Северный ветер". Суть. Поскольку собственно оружие и прочая амуниция у них присутствует, а вот со знающими командирами проблематично. - Неспешно, как бы ища поддержки, взглянул на Горчакова. Тот безмолвный вопрос понял и тут же закивал головой, подтверждая сказанное. - Мною, по настоятельной рекомендации Александра Михайловича, кивок в сторону Горчакова,- было принято решение направить в отпуск-командировку некоторое количество офицеров. - Сделал специальную паузу, дабы Николай I успел обдумать услышанное. - Нужно Ваше одобрение.
  - Моё принципиальное согласие, поддержку и соответствующее содействие я могу выразить лишь в устной форме. Надеюсь, Вы понимаете, что данное действие может вызвать неверные толки среди монарших дворов Европы?
  Чернышев и Горчаков, в знак согласия и понимания, дружно кивнули.
  - Посему,- продолжил Император,- делом этим должен заниматься человек преданный, знающий и не публичный. - Пристальный взгляд на обоих министров.
  - Такой человек у нас имеется. - Тут же дал ответ Горчаков. - Граф Говоров. Он предан России и престолу, сведущ в военном отношении, хорошо осведомлён в Балканских делах и совершенно не публичен. К тому же именно он и его батюшка были инициаторами и главными вдохновителями "Мальтийского предприятия". Так же с ним связаны и иные события, способствовавшие успеху "Крымской компании".
  Император легко кивнул министру иностранных дел и тут же пытливо перевёл взгляд на военного министра.
  - Кандидатура графа Говорова полностью устраивает и военное министерство. Согласно бумагам, он числится в резерве, к тому же ныне, уж полгода как, официально пребывает в отпуске.
  - Имеется и ещё одно обстоятельство, говорящее в пользу данной личности. Быструю доставку "желающих" к месту назначения и так чтобы совершенно инкогнито, предполагается осуществлять летательными аппаратами Говоровых.
  - Я еще раз желаю напомнить Вам, что данное мероприятие должно происходить в тайне, без афиширования и исключительно на добровольной основе.
  В кабинете наступила минутная тишина, которую нарушил министр иностранных дел России князь Александр Михайлович Горчаков:
  - Ранее, Прусский король, Фридрих Вильгельм IV, в своем послании, предлагал свою помощь в решении Австрийского вопроса. Проанализировав все обстоятельства, пришли к выводу: В данном прошении - отказать.
  - Для этого должны быть веские причины.
  - Осмелюсь напомнить Вашему Величеству, что еще в самом начале, Прусский король, Фридрих Вильгельм IV не хотел принимать чью-либо позицию. С одной стороны, англичанам он сделал заявление, что не желает, чтобы "вместо сражений на Дунае, происходили сражеќния в Восточной Пруссии", с другой бездействовал в "разряжении обстановки" и нам, у границ с Восточной Пруссией, пришлось держать 200-тысячную армию. Это, в целом, играло на руку Англии и Франции, поскольку распыляло наши силы. К тому же, при прусском дворе, нынче очень сильна "английская партия", которая вряд-ли позволит Фридриху Вильгельму выполнить взятые им, перед Вами, обязательства.
  Николай I смотрел на Горчакова, мерно постукивая кистью руки, как бы отбивая музыкальный такт, по столешнице.
  - Говоря более откровенно, он желает получить Ваши заверения в объединении всех германских земель под своим началом. С его же стороны - расплывчатые заверения и совершенно никакой конкретики. К тому же многие вопросы, с неблагодарной Австрией, мы в состоянии решить сами...
  Беседа продолжалась неспешно и величественно. Аккуратно высказывались доводы "за" и "против". В итоге Его, Императорское Величество Николай I отдал приказ о возвращении русских войск в Дунайские княжества.
  
  
  
  *** 141
  
  
  Капитон Антон Андреевич сын плотника, в смысле, у его отца была плотницко-столярная мастерская и несколько наёмных рабочих, среди которых имелся, неизвестно как оказавшийся в России, итальянец Джованни с семьёй, впрочем, все его называли "дядя Жора". Специально никаких иностранных языков Антон не учил, он просто часто, с детства, общался с дядей Жорой и его сыновьями. Шло время, Антон вырос в здорового и крепкого парня, был отправлен родителем учиться в Москву. Ощутив свободу, да при деньгах... В общем, выданные на учёбу деньги, при "хороших друзьях", прокутились в Москве за месяц. Наступил жестокий финансовый кризис и осознание содеянного. От дружка-собутыльника узнал, что в Чудово ведётся наём добровольно желающих в 12 месячные армейские волонтёры с выдачей жалования. В общем, на последние гроши приобрёл билет. Деньги были настолько последние, что ежели бы в приёме отказали, то и возвращаться только пешком и сразу домой, к отцу, который за такое, непременно сдерёт "три шкуры".
  В Чудово, еще на вокзале, первый попавшийся прохожий подробно рассказал, куда нужно обратиться.
  - Я знать не один таков,- тут же сообразил Антон.
  Большой дом, высокий забор, рядом пяток человек "праздношатающихся", у ворот охранники казаки.
  - Стой, куда прёшь!
  - Кто таков! - В два голоса остановили его "вратари".
  - Так это, Антон Капитон я. В волонтёры здесь записывают?
  - Здесь. - Снисходительно ответил один из казаков. - Погодь чуток. У господина приёмного инспектора нынче обед. Вон иди лучше очередь займи,- кивнул на "шатунов", - не один сегодня такой.
  Появившийся приёмный инспектор, всех ожидавших принял сразу, скопом. Осмотрел, записал фамилии, адреса родственников, поинтересовался степенью грамотности, кто какими языками владеет. Вечером в вагон и целую ночь ехали.
  Военный тренировочно-учебный лагерь.
  То, что Антон Капитон хорошо читает и пишет определил еще приемный инспектор в Чудово, потому его сразу же зачислили в "школу волонтёров-прапорщиков пехоты".
  Попал Антон в секретное место высокоинтенсивной подготовки, в короткий промежуток времени, как умственной, так и физической.
  Утренний подъем, зарядка, завтрак. Учёба, в основном боевая, по 10-12 часов. Практическое изучение оружия, тактики боя - окапывание, оборона и наступление, понятие о строевой дисциплине, военные хитрости, уловки и первая медицинская помощь... Кроме этого "школьное начальство" прививало слушателям-кандидатам комплекс традиционных моральных норм дворянина. Учили "правильно" носить форму, говорить, здороваться и содержать себя в опрятности, чистоте и непременная гигиена. Были отдельные занятия "О офицерской чести и долге перед Отечеством". Всё бы ничего, но освоить, выучить и "правильно применять", требовалось в течении месяца.
  Кормили хорошо, даже очень, с "правильными" витаминами и прочими пилюлями, плюс к этому постоянные физические нагрузки за время учёбы невероятным образом укрепили богатырское тело.
  Так же нужно упомянуть, что в лагере том, окромя русских были и иные сербы, и болгары. В их же учебной роте, окромя перечисленных, имелось даже два итальянца из Милана. Вот тут-то Антоша и узнал, что оказывается он неплохо знает итальянский.
  По окончании, после сдачи совершенно не сложных экзаменов, всем им, четыре учебные роты, 240 человек, присвоили воинское звание прапорщик и направили на службу в Югославию... о существовании такой страны Антон Капитон даже не подозревал, а подишь-ты, имеется.
  Поскольку использование данных офицеров предполагалось вдали от России и как-бы инкогнито, все прапорщики были обличены в специальную, полувоенную форму "для путешественников", без знаков различия.
  Югославия. Назначение, ввиду острой нехватки офицеров он получил - командир роты сербов добровольцев-ополченцев. Так же к нему был прикреплён "помощник ротмистра" - местный староста-серб. В прочем, толи подразделение ему попалось толковое, толи староста - "помощник ротмистра" был излишне ответственным и исполнительным, а только, командовал он ротой недолго. Вызвали в штаб и:
  - Прапорщик Капитон Антон. К нам на помощь прибыло подразделение "Молодая Италия". Это наши миланские союзники. Они остро нуждаются в знающих офицерах. Посему Вам надлежит сдать дела и должность командира роты сербов-добровольцев и принять под командование итальянский батальон.
  Ну, принять - так принять. И Капитон Антон Андреевич стал командиром батальона в подразделении "Молодая Италия". Но на этом приключения не окончились.
  Принятие батальона было своеобразным. Он и представитель штаба "Молодая Италия" прибыли в деревню, где собственно данное подразделение, 3-й батальон, квартировался. Престарелый унтер, до этого служивший в Австро-Венгерской армии и списанный по возрасту, Паоло Маркезе, произвел построение. Антона представили, как командира батальона и пока он осматривал вверенное подразделение, с ужасом осознавая, что единственным офицером является он, остальные, включая ротных командиров - избранная на собрании роты идейная молодёжь, совершенно без какой-либо военной подготовки, "штабист", чтоб ему... умчался обратно.
  Недели через две, после столь своеобразного вступления в должность командира батальона, прапорщик ускоренного курса офицерской школы Капитон Антон Андреевич, из штаба подразделения "Молодая Италия" получил приказ, в котором сообщалось, что капитано Антонио Андреасу и вверенному ему 3-му батальону, немедленно следует выдвигаться на сборы в русско-мальтийский лагерь... Антон вначале ничего не мог понять, потом пришло прозрение... Его родовая фамилия, по созвучности схожа с произносимым итальянцами воинскому званию "капитано", имя Антон переиначили и оно зазвучало как Антонио, а отчество Андреевич, итальянский писарь записал как фамилию Андреас... Указать на ошибку некому, потому как пакет передал посыльный, к тому же и сообщить невозможно, нужно немедленно выступать... В общем, звание фамилия и имя у него водночасье изменилось.
  Но и это было еще не всё. Прибыв в русско-мальтийский, по умолчанию считавшийся учебно-тренировочный лагерь, прапорщик Капитон Антон Андреевич с удивлением узнал, что 3-й батальон подразделения "Молодая Италия", под командованием капитано Антонио Андреаса там ждут. Причем ждали не только тренировки и учеба, но и финансист, который выдал жалование, согласно занимаемой должности и звания... "капитано".
  После получения финансового довольствия, ругаться и возмущаться прапорщику Капитон Антону Андреевичу как-то сразу расхотелось, да и само словосочетание "капитано Антонио Андреас" зазвучало совершенно по-иному.
  Здесь нужно уточнить, что в "сербских добровольцах", в отличии от княжих "регуляров", ввиду бедности, платили мало. В итальянском подразделении официальное жалование такое же, но были доплаты от городов Милана, Венеции..., а также отдельно, "от провинции Ломбардии и Венето". Кроме всего вышеперечисленного, кое-что, от себя лично, спонсировали богатые граждане. К тому же денежное содержание капитана выше, нежели прапорщика.
  
   В учебном лагере, перед отработкой упражнения "пехотная поддержка мальтийской брони", Антон встретил "школьных знакомцев" итальянской национальности. Оба так же командовали батальонами, но пребывали в австрийском звании фенрих, что по-русски, приблизительно, соответствует воинскому званию прапорщик (младший лейтенант). Откуда-то узнав, что их сокурсник Антон, "на самом деле капитан Антонио Андреас", при встрече оба приняли строевую стойку и приложив руку "к козырьку" четко, как учили в школе прапорщиков, рапортовали:
  - Командир 1-го батальона подразделения "Молодая Италия" фенрих Просперо Дзани.
  - Командир 2-го батальона подразделения "Молодая Италия" фенрих Джино Сальваторе.
  Развеивать их заблуждения Антон не стал, так же чётко "козырнув":
  - Командир 3-го батальона подразделения "Молодая Италия" капитано Антонио Андреас.
  От них Антон узнал, что дела с офицерами, хоть какими, у них идут так же, совершенно никак. Партийные и прочие республиканские лидеры есть, сколько угодно, а вот настоящих военных, к коим они причисляли себя, раз-два и всё.
  
  Боевой путь 3-го батальона подразделения "Молодая Италия".
  Место определили на правом фланге. Осмотрев диспозицию, Антон приказал отрыть блиндажи и прочие оборонительно-фортификационные сооружение. По окончании все "накопанное" тщательно замаскировать. Вначале солдаты и избранные ими "офицеры" роптали:
  - Друзья мои! Мы добровольно пришли сюда, дабы с оружием в руках отстоять свободу и независимость Северной Италии,- на собрании командиров подразделений говорил Антон. - Нужно быть совершенно слепым, чтобы не видеть приближения грозных мгновений истории, о которых мы много говорили, о которых мечтали, которые с нетерпением ждём! Нынче не то время, чтобы раскачивать лодку страстей. Сегодня время сплочения всех здоровых сил, всех тех людей, которые любят и верят в нашу,- отчего Антон назвал Италию "наша" он и сам не осознал,- возрождающуюся страну. Все мы, в этот непростой исторический момент должны быть вместе. Нынче, когда мы входим в критический период становления нашей Родины.
  Пристально посмотрел на присутствующих и уже более тихо добавил:
  - Приказа отступать не будет! Мы должны вернуться победителями или умереть здесь, где стоим!
  
  Вечером, накануне сражения Антон имел беседу с пленными сардинцами. Точнее это были перебежчики, 63 человека. Все молодые, стройные, красивые. Похожи скорее на гимназистов или вообще, взрослых школьников. В общем, вид у них был ну совершенно не воинственный.
  Кроме катастрофического положения дел во франко-сардинской армии, полное отсутствие мотивации, а также жалования и скудность питания, они дружно, почти в один голос заявляли:
  - Нас обманули! Нам сообщили, что мы идём в поход на Рим, а привезли в Варну.
  Антон и присутствующие при этой беседе, очень удивились данному заявлению. В то же время сделали правильный вывод:
  - Сардинцы воевать, а тем более калечиться и умирать, решительно не имеют никакого желания.
  
  Сардино-французы, разбившись на две колонны, неспешно двинулись в наступление. В прочем наступали, при грозном барабанном бое с развевающимися знамёнами, недолго и не далеко. Прилично не доходя до обороняющихся остановились, выкатили полевые пушки, не прицеливаясь - пальнули и тут же откатились.
  Через полчаса попытку повторили. Так же смело-задорно подошли, с безопасного расстояния пальнули из пушек и уже начали движение назад...
  
  Прапорщик Капитон Антон Андреевич или уже капитано Антонио Андреас...
   О "внезапной атаке мальтийской бронёй на противоходе", которую он и другие, рядом находящиеся подразделения должны всемирно поддержать - знал. К тому же данные действия они как раз и отрабатывали, будучи на сборах в русско-мальтийском лагере.
  Началось все с прибытия подразделения легионеров с пушко-миномётами "Василёк", 20-30 выстрелов в минуту, которые тайно расположили на передней линии.
  Первую сардинскую атаку, дабы уточнить степень решительности противника, было решено проигнорировать...
  - А если они не остановятся, - забеспокоился Антон,- и пойдут дальше?
  - Даихусьними, - был ответ мальтийского витязя, назначенного старшим "за наступление". Глянул на "итальянца", с улыбкой уточнил. - Это волшебное заклинение завсегда помогло русскому человеку одерживать победы в самых невероятных и совершенно не предсказуемых ситуациях. - И более серьёзно,- Если вовремя не остановятся - меньше проживут.
  Остановились вовремя, на месте потоптались, пальнули из пушки и отошли. Через полчаса все повторили. Пришли, потоптались, пальнули из пушки и только собрались возвращаться...
  
  - Ориентир передовая - вражеская пехотная колонна!
  - Есть вражеская колонна!
  - Взрыватель осколочный! Заряд дальнобойный! Прицел 8-50!
  - Готов!
  - Выстрел!
  - Бах, бах, бах, бах,- скорострельно отозвались орудия...
  У врага - зачастили взрывы, поднялась пыль и суматоха. Вот в этот-то момент и выскочили на своей быстроходной броне мальтийские витязи, сзади за которыми, во всю глотку вопя:
  - Ур-р-ра-а-а,- ну не знал Антон итальянского боевого клича, а кричать что-то нужно, дабы не так страшно, вот и научил своих, в общем, в бой мчался 3 батальон подразделения "Молодая Италия", под командованием капитано Антонио Андреаса.
  Ну и другие подразделения тоже бежали, только те орали:
  - Бар-р-ра-а-а (боевой клич римских легионов).
  
  Сардинцам, в столь крупной по их меркам битве пришлось участвовать впервой. Хоть основной задачей у них было "создание видимости наступления",
  офицеры, все равно, как могли осторожничали. И вот, в момент, когда все полагали, что находятся в безопасности, в смысле на безопасном расстоянии, враг массированно применил спрятанную дальнобойную артиллерию. Данное действие произвело ужасное впечатление не только на солдат, но и на офицеров первой линии атаки. Многие вначале впали в ступор, потом в совершеннейшую, безудержную панику, а с массовым появлением невероятно устрашающих, урчаще-мчащихся, со стреляющей пушкой, бронированных телег... Многие стали сдаваться сразу же, остальные - вначале побежали к лагерю, а когда выдохлись - сдались.
  Офицеры второй линии атаки, своими глазами увидев то, что происходит с их однополчанами по несчастью оказавшимися "на острие атаки", тут же потребовали, чтобы их немедленно вывели с позиций, совершенно отказываясь участвовать в самоубийственной битве. Такого приказа, командующий Сардинского корпуса, генерал Альфонсо Ла Мармара отдать никак не мог, тогда полки второй линии сардинского корпуса сами развернулись и в начале "беглым маршем", а по мере того, как их стали настигать бронетелеги, просто бегом, причём каждый сам по себе, помчались в свой лагерь. Фактически сардинский корпус был полностью деморализован и в полном составе, то, что осталось, без каких-либо условий, сдались в плен на милость победителям.
  Была и еще одна особенность. Первым в лагерь сардинцев вошёл 3-й батальон подразделения "Молодая Италия", под командованием капитано Антонио Андреаса, как самый наиболее крепкий в плане физподготовки, остальные "выдохлись" на марше и безнадёжно отстали, вот ему то, как единственному близкодоступному офицеру, и вручил свою саблю генерал Альфонсо Ла Мармара.
  
  В дальнейшем их перебросили на Сицилию, где батальон упорно изображали из себя местных повстанцев. Уже совместно с Гарибальди - битва при Калатафими, где они разогнали неаполитанский отряд генерала Франческо Ланди, осада Палермо, бой при Милаццо, где они разбили отряд полковника Фердинандо Беневентано дель Боско. Высадка в Италии. Под ликующие, восторженные крики и вопли горожан - вошли в Неаполь, откуда предварительно бежал король Франциск II. Поход на Рим. После объявления о создании единого Итальянского государства и прекращении деятельности "боевого крыла "Молодая Италия", ему вручили награды: "За победу под Яблуницами", Антон с удивлением узнал, что так называется "Югославская битва" с франко-сардинскими войсками, вторая награда была - "За освобождение Сицилии", третья "Римский поход". Так же ему, по окончании периода службы, был вручён офицерский патент на чин майора итальянской армии.
  Ещё же он, совершенно случайно, при выплате весьма солидной окончательной финансовой составляющей к всему вышеперечисленному, узнал, что 3-й батальон подразделения "Молодая Италия" считается Венецианским.
   Белград. В военном ведомстве Югославии ему подтвердили "майорский патент" исправив ошибку с фамилией именем и отчеством. Поскольку множество офицерских вакансий было свободно, а "иконостас" боевых наград был внушительный - предложили "отправиться в отпуск" и подумать на счёт продления "югославского контракта".
  Одесса. Российское военное ведомство.
  - Антон Андреевич,- говорил ему немолодой майор. - В Вашем случаи подтвердить патент на майора мы никак не можем. Причин тому несколько. Согласно положению о прохождении службы офицерами, в запас они могут быть направлены лишь после службы по первому разряду (в боевых подразделениях) не менее двух лет. В Вашем же случаи - всего один. Вторая причина. Чин майора Вам был присвоен по увольнению, что в данном случаи, конкретно относящемуся к Вам, является не совсем правильным. Потому подтверждающий патент лишь на капитана с непременным требованием дослужить не менее года в войсках по первому разряду. Пока же, по окончании командировки, Вы направляетесь в отпуск.
  Услышав данное заключение, которое он никак не ждал, Антон пребывал в совершеннейшем приподнятом настроении, но не подавая виду, как-то даже вальяжно с ленцой, поинтересовался:
  - Скажите, служить непременно в российской армии?
  - Сиё мне не ведомо. - Был ответ. Потом, критически осмотрев Антона "с верху донизу". - Не ходите в партикулярном, постройте армейскую форму соответствующего чина.
  - На то, дабы пребывать в нынешней одежде, у меня имеется несколько причин. Служить мне пришлось вдали, где отсвечивать русским мундиром, ввиду секретности миссии, не принято. Вторая же - неясность с чином.
  - Надеюсь, с нынешним извещением, данные причины устранены?
  - Совершенно верно. Построением воинского мундира займусь нынче же.
  В скорости, Капитон Антон Андреевич, получив "погонные" на наём лошадей, "столовые" на пропитание в пути - отбыл. Дома, в прибывшем стройном капитане, да при наградах, Антошу сразу не признали, а признав, отец не мог в одночасье решиться, что же делать. Первой мыслью было - "намылить шею" за то, что прокутив деньги, пропал в безызвестность, но поскольку сынишка за время отсутствия избавился от лишнего жирка, подтянулся и возмужал, к тому же, судя по действиям и речи - набрался ума, с "воспитательным процессом", отец его - Андрей Миронович Капитон решил повременить. Когда же Антоша, возвернул все финансы, выданные ему на обучение, да еще и со словами "На развитие дела", вручил, поверх того приличную сумму... В общем, тут же семейно-единогласно, в лице отца и деда, был признан лучшим продолжителем рода и прочие-прочие.
  Почти месяц Антоша пробыл дома, потом заскучал, собрал вещи и отправился в Чудово к уже знакомому адресу. Там же его встретил знакомый по прошлому разу приемный инспектор, в тот же вечер, на самолёте он был доставлен в Югославию...
  
  
  
  *** 142
  
  Франция.
  
  Война пошла не по тому сценарию, который написали в Париже и Лондоне.
  На Восточную (Крымскую войну) было отправлено более трети всех войск метрополии, а также Иностранный легион и алжирские колониальные подразделения зуавов. Вложено много денег и прочих ресурсов, а результаты, откровенно говоря, лишь удручали. Одесса, Альма, неудачная Пирейская операция в Греции, банковские грабежи и пожары военных складов, судостроительных верфей и мануфактур по всей Франции, блуждающие слухи о "французских деньгах" в Гибралтаре. За все время союзники не достигли совершенно никаких успехов и к 1855 году страны-коалицианты истощив свои ресурсы, фактически утратили возможность продолжать военные действия.
  Несколько смягчало горечь то, что в Англии дела шли ещё хуже.
  
  В общем, Наполеон III считал, что пора побыстрее с войной закончить и даже стал искать случая начать переговоры. Для начала маршалу Сент-Арно был отправлен приказ о возвращении. В Париже осознавали, что Австро-Венгрия распадается, что возвращение будет непростым, но боевая армия, при хорошем командующем и боевыми генералами должны были с этим справиться. К тому же на них надеялись, в них верили и в конце концов, они нужны были не только Франции, но и самопровозглашённому императору Второй империи, Шарлю Луи́ Наполео́ну Бонапа́рту или проще - Наполеону III, поскольку установленный им, фактически полицейский режим стал давать трещину. Одним из факторов был годовой финансовый дефицит Франции, который составил 100 миллионов золотых франков, а совокупный долг государства возрос до 1000 миллионов (1 миллиард) золотых франков.
  Когда же пришло сообщение, что какие-то, совершенно неизвестные югославы, под командованием Черногорского князя Данило I Петрович-Негоша, в сговоре с Баном Хорватии, графом Йосифом Елачич-Бужимским, наголову разгромило франко-сардинское войско. В общем, в Париже данное известие произвело эффект взрыва бомбы повышенной мощности в самом Лувре, крыле Решилье, апартаментах императора.
  Луи Наполеон III, по натуре обычно человек почти добрый, иногда мягкий и кроткий интригант-заговорщик, хотя изредка и излишне вспыльчивый. В этот же раз был несколько расстроен, совершенно не желал говорить вежливо, тактично и тихо. Оратором он и в обычном состоянии был неважным, а нынче... и всё это усугублял лёгкий немецкий акцент, следствие швейцарского образования. К тому же, в виде успокоительной микстуры, Луи Наполеон III немного выпил, всего полторы бутылки, знаменитого коньяка "Курвуазье".
  Еще не старый, 47 лет, мужчина изрядно перенервничал и ...
  С этого момента у Наполеона III начались серьёзные проблемы со здоровьем и в первую очередь "с ясностью ума". В прочем виной тому было не только разгромное поражение в Югославии, но и тюремное, по молодости, заключение в Гаме, а также многочисленные беспорядочные связи, к тому же пагубная привычка курить крепкие сигары.
  Осмотревшие его врачи, консилиум из трех человек, сделали осторожное заключение - "император нервно истощён".
  После данного, малоприятного диагноза, в окружении Наполеона III возникло стойкое мнение, что спасти Францию может только немедленная смена власти - третья республика.
  Зрел переворот. Заговорщики в срочном порядке начали массово увольнять преданных империи офицеров, генералов и прочих служащих. Потом в парламенте, на заседании законодательного корпуса приняли резолюцию о низложении императора Наполеона III и провозглашения республики. В тот же день, в городской мэрии Парижа все депутаты единогласно поддержали решение законодательного корпуса. Одновременно с этим, во всех городах так же была провозглашена республика.
  В скорости, в Париже состоялась встреча между представителями третьей республики, делегацию которой возглавлял граф Александр Флориан Жозеф Колонна-Валевский (внебрачный, польский сын Наполеона I), с русским уполномоченным, графом Орловым Алексеем Фёдоровичем.
  Разговор вёлся о "сепаратном мире" между Россией и Францией. Граф Орлов представил пакет документов, в которых - Дунайские княжества, а также Константинополь с прилегающей землёй, и на Азиатской стороне вдоль пролива, и по всему турецкому побережью Черного моря - отходит к России. Франция признает вновь образовавшиеся государства Чехословакию, Венгрию, Австрию, Югославию и новые границы Греции к которой отходят территории бывшей Османской Империи, заселенные ионическими греками. Кроме этого, почти вся территория бывшей Австро-Венгрии переходит в "зону особых интересов" Российской Империи.
  На такие условия Париж пойти никак не мог, но в этот важный и необычайно ответственный для Франции момент, совершенно некстати пришло сообщение, что "Отряд революционера - сторонника объединения Италии Гарибальди высадился в Сицилии, разбил войска Неаполитанского королевства и нынче осаждает Палермо".
  Граф Александр Флориан Жозеф Колонна-Валевский, глава Французской делегации считать умел. К тому же граф Орлов, как то, в частной беседе, совершенно между прочими делами поинтересовался:
  - Скажите, любезный граф, отчего одна из южных провинций Франции имеет название Руссильон?
  Сердце у графа Александра Колонна-Валевского застучало чаще, в голову полезли зловещие мысли. Никогда не было секретом, что итальянцам нравится Прованс, а теперь и эти, но соседнюю...
  - Лангедок-Руссильон,- стараясь быть максимально спокойным, ответил француз. - Когда-то это было Тулузское графство...
  - Да-да, граф Тулузский Раймунда VII, по-русски Роман. Вы же знаете, фамилия русского императора Романов? - При этом так многозначительно посмотрел на оппонента, понял ли? Доброжелательно улыбнулся, как ни в чём не бывало, продолжил. - Так вот, этот Роман VII передал управление своей дочери Жанне или Снежане, точно не помню, которая была замужем за Альфонсу Пуатье, который был братом французского короля Людовика IX. Умерли они, не оставив потомков и территория, как бы сама-собой перешла под власть королей Франции...
  Граф Александр Флориан Жозеф Колонна-Валевский сказанного русским Орловым не знал и даже не подозревал. Дал команду, "по-тихому", что успели - проверили, ужаснулись, перекрестились. В общем, ввиду открывшихся новых обстоятельств, быстро сложив два плюс два, в скорости все требования графа Орлова, с оговорками, условностями и прочей мелочной дипломатической бюрократией, с первого, неискушённого в большой политике взгляда создающие впечатление неоспоримого французского переговорного успеха, были удовлетворены.
  
  
  *** 142
  
  Предложение Пруссии или байка?
  
  Впрочем, было еще одно, малоизвестное то ли обстоятельство, то ли быль вперемешку с вымыслом, а может и просто небылица, но аккуратно передаваемое из уст в уста среди европейской аристократии и прочего дипломатического корпуса "карманных" государств.
  Как то, русский военный министр, Светлейший Князь Чернышев Александр Иванович, общаясь на каком-то приёме, с хитрой улыбкой пригласил Прусского посланника в Петербурге посетить совершенно секретные военные манёвры. Вначале все было как обычно. Маршировка пехоты стройными, исключительно ровными рядами, бравые повороты, смелые перестраивания, героический взгляд... а вот потом, в рассыпном строю появились "пешие гвардейские казаки", несколько полков, с невероятно скорострельными, короткими ружьями, называемыми "папаша" (жаргонное название автомата ППШ), следом прикатили бронекареты с установленными казёнозарядными пушками и ужасно скорострельными ружьями. Поле вначале обстреляли кошмарно воющими летящими брёвнами, которые дружненько там упали. Все содрогнулось, заволокло пылью, огнём и дымом. Когда же хоть что-то с видимостью прояснилось, поле было вспахано чёрным, все выгорело до земли. Потом по нему "покатили" бронекареты, которые оседлали гвардейские казаки. И вот, в самый разгар событий, когда пруссак уже представлял, что вся эта огненно-бронированная, ужасающе скорострельная лавина-армада неудержимо мчится по Пруссии, когда глаза "выкатились из орбит" и округлились, а нервы прусского представителя напряглись до предела, командир казачков, как бы в шутку поинтересовался:
  - Когда Пруссия вернет оккупированные ею земли полабских славян?
  - Им и в составе Пруссии живётся хорошо,- еще не поняв суть вопроса, ответил прусак.
  Казак был явно светским. Галантно кивнул и негромко продолжил:
  - Есть два типа людей. Одни катят мир, другие же бегут рядом и от беспомощности вопят - "Боже, куда катится этот мир?". Мы Вам предлагаем быть с теми, кто катит. Посему имеется второе предложение...
  Прусский посланник напрягся, стало быть первое предложение было о "полабах". Прусак более внимательно глянул на собеседника. Странный казачий чин, с зачаровывающим оскалом на улыбающемся лице, продолжая в упор на него смотреть и мягким, чарующим голосом, но в то же время утвердительным тоном:
  - Пруссия сама попросит Его Императорское Величие о присоединении к Российской Империи на правах широкой автономии. Подумайте об этом. - Очередная обвораживающе-зачаровывающая улыбка. - Либо Пруссия входит в состав Российской Империи, либо гвардейские казаки входят в Пруссию до её западных границ, но тогда ни о какой автономии и речи быть не может. - После сказанного, в очередной раз галантно кивнул и растворился в группе присутствующих...
  Никто во всей Европе точно не знал правда это, или злой вымысел. Представители же Пруссии ничего не опровергали и не подтверждали, ссылаясь на деликатность темы и свою неопознанность по данному предмету разговора.
  
  
  *** 143
  
  Джузеппе Гарибальди.
  
  
  - Трофеи велики, точнее сказать огромные. Таким же является и количество военнопленных. - Докладывал итоги боестолкновения в Югославии Иван Иванович Бауманов. - С французами ясно. Сначала на строительство дорог, до заключения мира с Парижем, дальнейшая судьба определиться согласно мирного договора. С сардинцами...
  - Хотите ускорить процесс объединения Италии,- толи утверждал, толи интересовался Александр Николаевич. - Гарибальди, я так полагаю, отыскали?
  - В прошлом году он вернулся в Италию. Поселился на маленьком острове Капрера. Недавно его посетили спонсоры-патриоты сторонники единой Италии.
  Говоров старший пристально глянул на Бауманова, как бы спрашивая "кто?".
  - Сильвио Берлускони и Адриано Челентано.
  - И почему я совершенно не удивлён? - Картинно пожимая плечами и делая удивлённую мимику лица, произнёс Говоров старший.
  - Джузеппе Гарибальди предложили набрать волонтёрский отряд для ведения боевых действий и чин генерал-майора в "Молодой Италии" с подтверждением в югославской армии.
  - И-и-и?
  - Он согласился. Прибыл в Милан. В это время, среди пленных сардинцев, по-тихому, распустили слух, что завтра должен прибыть тайный представитель генерал-майора Джузеппе Гарибальди, некто комиссар Коррадо Каттани, который в совершеннейшем секрете будет вести запись волонтёров "для похода на Рим".
  - Как успехи?
  - Лучше бы слух не распускали. Уже на следующий день, с самого утра весь лагерь знал данную, совершенно секретную новость. Ладно бы тихонько, так нет же, с присущим итальянцам эмоциями и темпераментом бурно обсуждалось с маханием руками, криками и мелкими потасовками. Тайное прибытие комиссара Каттани было встречено "живым коридором", бурными аплодисментами и криками "Вива Италия! Вива Гарибальди!". К секретному посланнику Гарибальди тут же выстроилась очередь в три ряда из "тайно желающих", отыскались "добровольные помощники", потому как комиссар Коррадо Каттани и прибывшие с ним люди совершенно не справлялись. Записалось треть сардинского корпуса, включая офицеров. Так же, в виде "вольных волонтёров" записались приличная группа "французов" с иностранного легиона.
  - Во французский иностранный легион граждан Франции не принимают.
  - Среди записавшихся граждан Франции нет. Это бельгийцы, голландцы, немцы и остальные "солдаты удачи", в основном граждане Европы.
  - Так, что там дальше?
  - На Сицилии во множестве стали распространять брошюры и воззвания за единую Италию, потом, тайно перебросили батальон из "Молодой Италии". В регионе началось восстание, которое тут же было поддержано в остальной части "Обеих Сицилий". Позже, на кораблях "уважаемых греков", туда, на помощь восставшему народу, доставили отряд Гарибальди. Уже совместными усилиями "Молодой Италии" и "Гарибальдийцами" были разбиты войска Неаполитанского королевства, после чего они взяли в осаду Палермо...
  - Как на данные действия отреагировали соседи?
  - Франции нынче не до Италии, у них очередная, номерная республика. У себя бы навести хоть какой порядок. В Англии, от бессилия и физической импотенции - резкий взрыв антиитальянской истерии в СМИ, но дальше острова она не пошла. Европа, на данную тему соблюдает стойкое молчание. Более того, немецкие вольные княжества и прочие правители мини держав и карликовых суверенных государств, вдруг вспомнили о своём родстве с русскими императорами, князьями и прочими дворянами. Нашлись и Ваши родственники.
  - У меня, в нынешнем временном периоде, родственников за границей нет.
  - Они явились не к Вам. Вначале прибыли к Нижегородским кузенам, те перенаправили "соискателей" в Тулу.
  - И что?
  - Мама, Афанасий Викторовича, Марфа Кирилловна, на самом деле была баронессой Мартой Анникой Катрин фон Польер. Это Альбертинская линии саксонских герцогов, курфюрстов и королей. Но в данном, конкретном случаи, эти прибыли из Тюрингии, там у них владение. Большой двухэтажный дом и земельный надел. - Небольшая пауза с хитрой улыбочкой. - Вы слышали сказку, о том, что немецкий король-курфюрст или герцог лично бегает открывать дверь гостям, потому как вся прислуга ушла на сенокос. - Говоров старший так же улыбнулся. - Так это именно тот случай. Всё баронство, шесть на девять километров, видно с окна второго этажа. И еще, родственники Вашего кузена из так называемого морганати́ческого, неравного брака и их потомки не могут претендовать на какой-либо высокий статус. К тому же Альбертинская линия, по части "истинных наследников" - угасающая. Основная цель данной миссии - одолжить денег у более богатых родственников с призрачными перспективами возврата.
  - Чем же Вас заинтересовали родственники Афанасий Викторовича?
  - Ничем. Они даже не смогли заинтересовать Вашего тульского кузена. Он очень аккуратно высказывался о немецких родственниках и непременно возжелал сообщить нам, дабы узнать Ваше мнение. Василий Афанасиевич же, на их счёт, с присущим ему откровением, темпераментом и импульсивностью, высказался более задористо и совершенно по-русски.
  
  
  *** 144
  
  Арзамас-941. "Французская улица" - Риволи
  
  
  Капитан ГБ Александр Григорьевич Бондаренко, куратор "товарища Пронина". Вначале были просто командировки в Арзамас-941. Потом они стали частыми и продолжительными, а с появлением "французской улицы" и парка "Маленький Париж", Александр Григорьевич вовсе перебрался в Арзамас. Причин тому было несколько и все достаточно веские:
  Во-первых - он продолжал оставаться куратором товарища Пронина, а здесь встретить его было проще всего.
  Во-вторых - нужен постоянный государственный контроль, за важным производством, а поскольку он был среди очень немногих "посвященных"...
  В-третьих - появление "французской улицы" и "французского творческого коллектива" с кино и аудио студией. Это тем боле нельзя было пускать на "самотёк".
  В-четвёртых - Арзамас-941 за ним закрепили окончательно.
  
  Александр Григорьевич ни у кого ничего не просил, он понимал, что война, потому и жил в Арзамасе-941 один в предоставленной "гостиной комнатушке", изредка, когда бывал в Москве, навещая жену. В прочем длилось всё недолго, до момента, пока об этом не стало известно товарищу Пронину.
  - Как Вы смотрите, чтобы перевезти сюда семью.
  - Здесь и мне-то жить негде, куда жену и детей?
  - В Москве квартира большая?
  - Коммуналка. Мать с отцом, да мы с детьми.
  - Дети взрослые?
  - Девять и двенадцать лет.
  - Жена, где работает?
  - До войны преподаватель музыкальной школы, по классу фортепиано. Сейчас санитарка в госпитале.
  
  В скорости, после данной беседы, капитану ГБ Бондаренко Александру Григорьевичу выделили ведомственное жильё и автомобиль "Нива", на котором он и перевёз семью в Арзамас-941.
  
  Нина Илларионовна, жена капитана ГБ Бондаренко.
  С началом войны привыкшая к частым командировкам мужа, из которых он в последнее время привозил очень удивительные по нынешнему времени "подарки"... Со временем, по долгу службы, командировки стали более длительными. Точнее он больше проживал на "режимном объекте Арзамас-941", в Москву же прибывал лишь "по надобности". Потом, приехал на ведомственном автомобиле "Нива" и забрал её и детей с собой.
  "Режимный объект Арзамас-941". Небольшое селение с аккуратно выложенными цветной, декоративной тротуарной плиткой дорожками и ухоженными, строениями. Нина, увидев жильё, которое им было выделено "ведомством"... В доме, с большими окнами было всё, о чем только можно мечтать. Две спальни, большая гостевая комната с пылесосом и пианино, туалет, ванна, там же установлена автоматическая стиральная машина. Просторная кухня с холодильником и "микроволновкой", о существовании таких нужных бытовых предметов Нина и не знала. Вернее, о холодильнике она была осведомлена, но то, что раньше видела было большими, громоздкими и промышленными.
  Капитан ГБ Александр Григорьевич Бондаренко, как знающий, многоопытный экскурсовод водил жену и детей по дому, рассказывал и показывал как включать, пользоваться и выключать. До перевоза семьи он неделю в новом доме прожил, на все электроприборы прочитал инструкции, всё опробовал в деле, попривык к удобствам. Оказалось, что к хорошему привыкаешь необычайно быстро. Уже к вечеру второго дня Нина и представить себе не могла, как они, вшестером умещались в двухкомнатной коммуналке, как без всего этого нужного она так долго жила. Были и ещё сюрпризы. Александр Григорьевич приберёг двухмесячное жалование и решил показать жене и детям посёлок в целом. Опрометчиво начали с магазина. Не то, чтобы в столице, из которой они только прибыли, совершенно ничего не было, кое-что было, не так как до войны, но всё же. Здесь нужно уточнить, что к моменту Ниныного убытия из Москвы, программа "Закрома Родины" только-только начала работать. В общем, в Арзамасе-941 - магазинные полки радовали невероятным выбором-изобилием, отсутствием очередей и очень приемлемым ценам. С точки зрения Нины, здесь было совершенно всё и даже ещё чуть больше. В сущности, на этом первая "экскурсия" и закончилась, потому как с полными сумками, да минимальным количеством чудом оставшихся денег, дальнейшая прогулка единогласно была признана нецелесообразной. К тому же было много всего интересного, которое непременно сейчас и совершенно срочно нужно было более тщательно осмотреть в домашней обстановке, примерить и испробовать. Это потом уже они посетили местную достопримечательность - парк "Маленький Париж", предварительно пройдя по мосту через местную речушку, которую в шутку величали Сена. Кстати, мост тот носит имя царя "Александра III", о чём извещала имеющаяся на нём табличка.
  К Арзамас-941 у Нины были двойные чувства. С одной стороны, здесь у них большой, уютный дом-мечта, в посёлке отличнейшее снабжение и вообще хорошо, но это пока война, а она не вечна. Данный же населенный пункт глубокая, скучная, унылая провинция, о которой вспоминают только когда нужно. Москва же бурлящая, полная жизни столица, в которой будут происходить все основные события, так было, есть и так будет всегда. Другими словами, пока война, Нина соглашалась жить в Арзамасе-941, но по её окончании - ей хотелось вернуться в Москву. Это было её личное мнение, которое никто не спрашивал, и которым никто не интересовался.
  В посёлке все время что-то строилось. "Китайские рабочие", как их здесь называют, под управлением немецких инженеров и нынче возводили несколько объектов или это один, но большой? В общем, строили днём и ночью, без устали, не жалея сил, быстро и красиво. Материал применяли невиданный по всему нынешнему миру, кроме Арзамас-941. Здесь он был известен и почти все позиции, пока в малых объёмах, уже начали тут же выпускать в "цехах экспериментального комплекса".
  "Французская улица" на самом деле имела официально название - Риволи. Находилась - на правом берегу речушки Сены, а начиналась с маленькой площади "святого Павла". Кроме самих жилых домиков имелись и "вставки" типа небольшого сада Тюильри, башни Сен-Жак, в которой располагалось маленькое уютное кафе, куда, кроме французов хаживали и многие жители посёлка, чтобы выпить горячего шоколада, покушать традиционно французских круасанов. Поскольку само помещение было не очень, основная масса столиков кафе располагались рядом, на улице, под зонтиками. Так же там находился бутафорский дворец Пале-Рояль. Под него была загримирована студия звукозаписи и радиоузел, в котором работал Пьер Хигэль, самый популярный радиоведущий на время оккупации Франции, проживавший в СССР. Кстати Эйфелева башня, рядом, по улице Анатолия Франса, служила антенной. Так же, по Ривели находился и миниатюрный Лувр, под крышей которого смонтировали небольшую киностудию "Союз", фильмы для Франции, эта же киностудия, выпускала под маркой "Лувр синема".
  Самих французов, в Арзамас-941 было мало, человек 40-50, к тому же это Россия. В общем, директорами-распорядителями, главными работниками-специалистами, музыкантами и прочими деятелями культуры были граждане СССР. Французы, с авторитетной точки зрения Александра Николаевича Говорова, могли быть артистами - музыкантами, постановщиками и танцорами-балетмейстерами, советниками - консультантами... Их мнение выслушивалось, учитывалось, со многим соглашались, но окончательное, судьбоносное решение принимали другие.
  Нина еще не знала, где и кем будет работать на новом месте, три дня как прибыла, когда к ним в гости "на новоселье" явилась небольшая делегация во главе с товарищем Прониным.
  Посидели, попили чаю, поговорили ни о чем, Нина, для гостей, сыграла на пианино. После, как бы шутя, её попросили подобрать мелодию мотив которой напел товарищ Пронин. Нина достаточно быстро его уловила и в скорости сыграла как нужную. Потом, когда подборку "положили на ноты", Иван Давыдин и Елизавета Ефимовна Давыдина дуэтом спели на французском из репертуара Джо Дессена "Если б не было тебя". По причине недостаточного вокального мастерства особого шедевра у них не получилось, но на человека, не искушённого и никогда не слышавшего оригинальной версии, данное исполнение производило положительное впечатление.
  - Хорошая песня,- по окончании произнесла Нина. - О любви.
  - Вы знаете французский?
  - Совсем немного. - Как бы чуть смутившись, произнесла она. - Отец был потомственным настройщиком пианино, фортепиано, роялей и прочего сопутствующего. На всём этом неплохо играл. - Небольшая "воспоминающая" пауза. - "Хранитель клавиш", как он называл сам себя. По роду деятельности немного разговаривал на французском и немецком. Долго ждал наследника, чтобы передать секреты мастерства, но,- грустно сдвинула плечом. - Я была очень поздним и единственным ребёнком в семье. - Небольшая пауза. - Кем должна стать, даже не обсуждалось. Но жизнь решила по-иному.
  Поговорили еще немного о разном и ни о чём, потом попросили Нину подобрать ещё один мотив, который так же напел товарищ Пронин. Получившийся результат "положили на ноты", спели "Вечная любовь" под Мирей Матье и Шарля Азнавура. Поулыбались, посмеялись, Нину Илларионовну называли скрытым талантом-композитором...
  - Нина Илларионовна,- как-то уж явно наигранно-официально начал товарищ Пронин. - У нас,- при этом взглядом обвёл всех присутствующих "гостей",- к Вам имеется одна маленькая, но очень ответственная просьба.
  Нина, пребывая в хорошем настроении, воспринимая данный спич, как некое продолжение игры, слегка склонив голову на бок, лукаво улыбаясь, глядя на Пронина:
  - Какая же?
  - Мы просим Вас стать композитором.
  - Вы это серьёзно?
  - Более чем. - Несколько раз, утвердительно, мелко кивая головой, произнёс Валерий. - К тому же данная тема, на текущий момент является актуальной.
  - Но я же не умею сочинять музыку.
  - А сочинять и ненужно. У нас в стране достаточно талантов, которые умеют придумывать прекрасную мелодию, но не знакомы с нотами...
  Посидели еще немного, порассказывали забавные истории из жизни, посмеялись с анекдотов...
  Когда гости ушли, удивили дети:
  - Мама, я умею петь по-французски...
  - А-ну?
  - Мур-р-р, ля мур-р, мур-мур, ля мур - ля мур - ля мур-р-р ...
  - Ты смотри, с улыбкой произнёс Александр Григорьевич,- и не март месяц... Что за песня?
  - Не узнали? Это песенка "Вечная любовь", её дядя Ваня и бабушка Елизавета Ефимовна пели.
  Вскорости Нина Илларионовна Бондаренко стала работать в школе преподавателем музыки, к ней несколько раз являлись Елизавета Ефимовна и Иван Владимирович Давыдины "на распевки". Подготовили три песни, Нина чуток подучила французский, но все же больше полагалась на подаренные товарищем Прониным часы-переводчик.
  На презентации присутствовали Эдит Пиаф, пианист Норберт Гланцберг и музыкант Мишель Эмер. Нина Бондаренко, в качестве композитора-пианиста, а также Елизавета Ефимовна и Иван Владимирович Давыдины как соавторы данного произведения познакомились, творчество оценили... Все, предоставленное на прослушивание французам очень понравилось и новые песни в исполнении Эдит Пиаф, по радио услышала и положительно оценила вся Франция, а поскольку радиоприём хорошим был и на островах, то и Англия. Очередной музыкальный хит от Давыдиных и Нины Бондаренко не заставил себя долго ждать. Потом был еще один и еще. В общем, творческий русско-французский коллектив действовал дружно и слажено, а франко-английская аудитория с нетерпением ждала новые песни. Кстати, в межпесенном перерыве транслировались краткие новости "с фронтов".
  
  Преддверие весенних школьных каникул, между 3 и 4 четвертями, которые по школьному графику с 24 марта по 1 апреля, вызвали в поселке небольшой ажиотаж.
  Дети, точнее родители собирали своих чад "на тёплое море". Не все собирали, некоторые не верили в "теплое море", но и мероприятие то было совершенно бесплатное и абсолютно добровольное. В общем, назад все вернулись, на невероятную зависть отказников, "белоголовыми неграми" с фотографиями и невероятным количеством воспоминаний о шуме моря, криках чаек, теплом, местами даже горячем песке под ногами и разноцветных ракушках, выброшенных прибоем, коллекцию которых привёз домой каждый ребёнок. Были так же воспоминания о огромных порциях рисово-рыбного питания и салатов из морепродуктов, густо разбавленных креветко-кальмарами.
  Здесь нужно уточнить, что первыми "к тёплому морю" отправили группу особо отличившихся работников посёлка, но ко времени школьной отправки, они еще не вернулись.
  
  
  
  *** 145
  
  Кабинет Сталина.
  
  - Арзамас-941, за это время превратился в ведущее предприятие по опробованию и мелкосерийному производству всевозможных новейших технологий. В данном плане большую помощь оказывает товарищ Пронин и "товарищи с мирового пролетариата". - Докладывал Берия.
  - Лаврентий,- слегка недовольно перебил его Сталин. - Ты мне можешь сказать более конкретно, что там нового начали выпускать?
  - Из значительного, открыли цех по изготовлению синтетических алмазов. - При этом аккуратно, из небольшого мешочка на стол высыпал горсть камней.
  Сталин сначала оценивающе взглянул на Берию, потом взял один из алмазов, покрутил в руках, посмотрел "на свет".
  - Что говорят специалисты?
  - Имеются незначительные отличия по совокупным признакам. В нынешнее время,- Лаврентий Павлович специально произнёс именно так,- определить их сможет лишь очень хороший специалист при наличии соответствующей аппаратуры и то не всегда.
  - Сколько у нас времени?
  - Первые появятся в декабре 54-го года.
  Сталин кивнул:
  - Мы должны максимально эффективно и правильно использовать полученные знания. - При этом очень внимательно посмотрел на Берию, немного помолчал, продолжая рассматривать алмаз и лишь насмотревшись, добавил. - Подумай об этом.
  - Хорошо товарищ Сталин.
  - Что еще?
  - От "мирового пролетариата" прибыли шесть мобильных госпиталей и аппаратура восстановления конечностей.
  Сталин в это время прохаживавшийся по кабинету, остановился. Медленно повернулся к Берии:
  - Испытали?
  - Пока нет, идёт наладка. Результат будут через неделю.
  - Как собираетесь проверить?
  - В Арзамас-941 дислоцируется нестроевой охранный батальон НКВД, состоящий из военнослужащих потерявших на фронте конечности.
  - Лаврентий, люди должны соглашаться на данный шаг, только
  на добровольной основе.
  - Хорошо товарищ Сталин.
  - О результатах. - Суровый взгляд на Лаврентия,- сразу же сообщи. - Берия тут же кивнул. Сталин продолжил "ход по кабинету":
  - Что там ещё?
  - Продолжаем получать самолёты как винтовые, так и реактивные. Здесь сложности с подготовленными лётчиками и квалифицированным техническим персоналом. Над проблемой работаем. Так же нам передали еще около двух с половиной тысяч танков т-55, разных артиллерийских систем, боеприпасы.
  Берия сделал небольшую паузу:
  - Товарищ Пронин предлагает оказать помощь в организации народно-освободительного движения в Греции.
  Сталин вопросительно взглянул на Берию:
  - Что для этого нужно товарищу Пронину?
  - В первую очередь стрелковое оружие. С его слов подойдёт японская винтовка "Арисака", но лучше венгерские и румынские трофеи. Так же нужны средства связи для координации действий с нашим, Московским штабом партизанского движения. Ещё нужны разные специалисты.
  Сталин согласительно кивнул.
  - Товарищ Пронин просит, чтобы с нашей стороны Грецию контролировал Павел Судоплатов. - Небольшая пауза. - Он о нем, как о специалисте, высокого мнения. Нынче Судоплатов возглавляет 4-е управление НКВД СССР.
  - Хорошо. Мы подумаем над этим предложением. Что еще?
  - Народный комиссар ВМФ СССР, адмирал Кузнецов просит оказать помощь кораблями.
  - Что говорит товарищ Пронин?
  - Данная возможность имеется, но ему нужны самоходные баржи и буксиры.
  Сталин в очередной раз посмотрел на Берию.
  - Построить баржу, даже самоходную, гораздо проще чем корабль. Буксиры, нам передают океанские, хоть и не новые, но технически более совершенные, взамен же просят отремонтированные старые, да еще и на угольном ходу. Данный обмен нам очень выгоден.
  Сталин молча слушал...
  - Так же, по программе "Закрома Родины" передаём всё, предварительно отремонтированное трофейное тяжёлое вооружение.
  Вождь кивнул, Берия продолжил доклад:
   - Кроме этого поставляются современные станки и прочее оборудование, позволяющее нам, в техническом плане, значительно опередить всех конкурентов.
  Поговорили ещё об разных особенностях и открывающихся перспективах.
  Потом пригласили, ожидавшего в приёмной руководителя ГосКино Большакова.
  Сталин мерно ходил по кабинету с потушенной трубкой:
  - Товарищ Большаков,- глядя на Ивана Григорьевича говорил негромко. - В Арзамасе-941 мы построили новую киностудию,- произнося данные слова взглянул на Берию, тот утвердительно кивнул, Большаков нервно, скорее даже неосознанно, так же кивнул. - Вам нужно туда отправиться и все внимательно посмотреть. - Сталин перестал ходить, пристально взглянул на Большакова. - Мы нанесли немцам удар огромной силы, они не выдержали и покатились назад. Так вот нужно сделать хороший фильм о нашей победе.
  Большаков еще раз кивнул.
  - Настроение от просмотра данной картины должно быть боевое,- продолжал Вождь Народов. - У каждого советского человека и у людей остального мира, у всех, кто посмотрит снятый Вами фильм,- при этом "тыкнул" потухшей трубкой в сторону Ивана Григорьевича, от чего тот еще раз кивнул,- не должно возникнуть ни малейшего сомнения в нашей героической победе. - Еще раз пристально посмотрел на Большакова. - Нужно снять моменты ада и все это превратить в произведение искусства.
  Руководитель ГосКино не на шутку волновался, Сталин продолжал:
  - Один, а лучше два хороших фильма стоят нескольких дивизий. Это не только художественная ценность, но и политическая целесообразность. У всего мира не должно быть сомнения в мощи военной машины Страны Советов. - Сделал паузу, прикурил трубку. - Мы полагаем,- снова взглянул на Берию,- что полтора месяца, на первую картину Вам будет достаточно.
  - Товарищ Сталин,- попытался протестовать Большаков, но Вождь, не дослушав, его перебил.
  - Товарищ Берия окажет Вам помощь. У него имеются хорошие специалисты и знающие, умелые люди.
  В общем, Большакову, со смыслом и значением картины, качеством и сроками стало все предельно ясно и понятно до дрожи в коленках.
  
  В Арзамас-941 прибыла солидная группа киношников. В прочем встретили их еще на железнодорожной станции, два автомобиля ГАЗ 3902 "Вепрь", на которых было написано "Киностудия Союз". Но на этом "удивления" не закончились.
  - Хорошие у Вас машины, удобные.
  - Им цены нет,- тут же поддержал беседу водитель,- особенно в весенне-осенний период. Настоящие проходимцы.
  Прибыв на место - были расселены в комнатушки с невероятными удобствами, по два человека, "на французской стороне".
  - Настоящая заграница. - Был единогласный вердикт киношников.
  - Умеет Лаврентий Павлович работать. - Мотая головой говорил, не менее прочих удивлённый Большаков.
  Но и это еще было не все. Киностудия "Союз". После подписания бумаг "о неразглашении", прибывших ознакомили с новейшим оборудованием, и его возможностями. От открывшихся перспектив "московские гости" пришли в полнейший восторг. Они еще не до конца вернулись в себя, когда им продемонстрировали имеющийся материал интересующий "московских товарищей", которого оказалось необычайно много. К тому же все было систематизировано и в цвете. В общем, выбор киностудии в которой будут работать, был определён окончательно и бесповоротно. Сюда, было решено немедленно командировать лучших специалистов, хотя, лично Большакову казалось, что и имеющихся, арзамаских, с лихвой хватит. Смущало Ивана Григорьевича лишь одно обстоятельство. Местные, "Бериевские", как их между собой величали "москвичи", работники искусства, умеющие так невероятно виртуозно обращаться с новейшим оборудованием, были очень уж молоды. Фактически мальчишки и девчонки лет 15-17 и все поголовно с Ленинграда или пригорода.
  Работа над фильмом двигалась семимильными шагами. Этому способствовало большое количество отснятого материала, небольшое количество игровых эпизодов и изумительная работа специалистов киномонтажоров. С самого начала, перед всем-всем монтажеры, а их было несколько, сели за стол с режиссером и долго, кропотливо изучали окончательную версию сценария, уточняя спорные моменты и расписывая план общей концепции будущего фильма. Работали они самоотверженно и со знанием дела. Фильм, со всеми спецэффектами, монтировали "в один присест". В общем, вскорости черновая сборка полностью отвечала высоким требованиям сценаристов-режиссёров и была предоставлена на суд высочайшей комиссии во главе с Большаковым. Кстати, в одном из эпизодов, со спины, был игровой момент со Сталиным... Позже фильм посмотрел Вождь:
  - Товарищ Большаков,- уже после просмотра картины произнёс Иосиф Виссарионович. - Товарищ Сталин тоже любит сниматься в кино. Учтите это в будущем.
  Вскорости появился документальный фильм о товарище Сталине...
  
  
  *** 146
  
  Рывок.
  
  
  На фронте шли кровопролитные бои. Части вермахта из последних сил сдерживали оборону, все время отступлением "выравнивая линию фронта", занимая "лучшие позиции" для "решающего наступления". Все уже понимали, что скоро Советские войска вытеснят противника за пределы границ СССР и война пойдет по территории восточной Европы. Фюрер рвал и метал. Рвал бумагу, метал молнии. Боевой дух, еще недавно непобедимого вермахта сломлен, а солдаты и офицеры начали ротами и батальонами сдаваться в плен.
  Мотопехотный батальон с приданной танковой ротой выскочил на шоссе. В авангарде два т-55 и БТР-70 с десантом. Задача - выявлять и подавлять огневые точки противника.
  По дороге нагоняют немецкую колонну с бронетехникой и пехотой. Немцы, заметив преследование разворачивают орудия и начинают "заградительно-отсекающий" бой. С ходу подбивают один танк. Ну как подбивают - "сбили гуслю", танк на скорости, его разворачивает, он сползает в кювет. В это время вторая т-55 резко "даёт газу". В неё попали, раза три. Из серьёзного - вышла из строя рация, но машина "на ходу". Вот они уже среди "заслона" и начинает "утюжить", оставленную, "заградительную" противотанковую батарею, БТР за танком, не отстаёт. Здесь нужно сделать уточнение, на БТРе рация барахлила с самого начала "похода", потом же совсем замолчала.
  Разобравшись с противотанковым заслоном, не снижая скорости "на пару" вламывается в деревню, где начинает бой с остальной немецкой колонны. Обстреляли вражеские танки, раздавили три грузовика и проредив разбегающуюся пехоту лихо пролетев по деревне, выскочили на дорогу и дальше в "немецкую глубинку".
  В это время остальная колонна, следовавшая за авангардом, попадает под "юнкерсовский" авианалёт. Колонна уменьшила скорость, заработали "Шилки". От немцев отбились, но темп сбился, время потерялось.
  Оставшийся, передовой танк и БТР авангарда о том, что они намного опережают основные силы, не знают и продолжает "рвать вперед". Навстречу - колонна немецких мотоциклистов, штук восемь, которую, с зашкаливающим адреналином, не снижая скорости, сходу "в расход". Проехав ещё чуток - справа обнаруживается немецкий бомбардировочный аэродром, на котором аккурат, с двух бензовозов "на поле" началась заправка самолётов Ю-87... т-55 первым же выстрелом попадает в автозаправщик. Фейерверк, обслуга в панике бежит на все четыре стороны, БТР "из кустиков" стреляет по второй "бочке". Танк с ходу проехался по самолётным "хвостам". Их заметили, начинают стрелять из всего-всего... винтовок, пистолетов, автоматов. Зениток нет, их забрали закрывать прорыв.
  - Где же наши?
  - Должны бы уже догнать.
  - Гена, ты с какой скоростью летел?
  - Откуда я знаю, газ "до полика" и вперед...
  - Радио молчит, связи нет...
  - У БТРа спроси.
  - Спрашивал. У них рация отказала.
  - Может наши где в засаду попали?
  - Откуда я знаю? Сейчас главное этот аэродром "раскатать"! Давай "безбашенный", "крутись"...- это он к мехводу Гене Вербицкому.
  
  Лихо маневрируя, уходя в "мертвые зоны" т-55 "танцевала", при этом больно огрызаясь и кусаясь на все стороны. У немцев, от наглости произошёл разрыв шаблонов. Как одним танком, с минимальной пехотной поддержкой можно атаковать аэродром? Вероятнее всего сзади еще танки, но чуток отстали. В общем, недолго думая, "летуны" и обслуга, кто успел, вскочили на транспорт и умчались. Кто не успел - разбежались.
  В это же время, экипаж т-54 и десант БТР, осознавая насколько их мало, а подмоги всё нет и нет, решили выйти из боя. Промчавшись в очередной раз "по полю", лихо развернувшись, вновь в паре с БэТээРом пошли обратно, но промахнулись с поворотом и "нагнали" убегающую на автомашинах "группу с аэродрома". Три грузовика с теми, кто уже считал себя спасшимися, от метких попаданий снаряда с танковой пушки, разлетались в дребезги, что не разлетелось, раздавили гусеницы и прошил БэТээРовский "Владимиров" и автоматы десантников.
  - Вперёд, не останавливайся!
  На полной скорости в какой-то городок. Навстречу немецкая колонна, с десяток грузовиков - сходу на неё. Трек, скрежет, крики перепуганных, раздавленных немецких солдат. Танковый и БэТээРоский пулемёт работают по полной. Не останавливаясь дальше.
  - Гена, давай в центр!
  - Откуда я знаю где здесь центр?
  - Вперед давай!
  Выскочили к зданию "под охраной", при входе - флаги со свастикой. Три фугасных выстрела, БэТээР - пулемётно-автоматный огонь. Караул в ужасе разбегается, в помещении - взрывы и пожар. Перепуганные штабисты выскакивают под пулемёты.
  - Не стоим, давай дальше, пока не опомнились.
  Гена "давит по газам" - вперед. Навстречу немецкий танк, точнее трофейный "француз", разлетелся с первого попадания.
  - Дальше-дальше не снижая темпа!
  Нарвались на замаскированную артиллерийскую батарею, три орудия...
  - Стволы "смотрят" не на нас! Генка, мни их!
  Раздавив пушки, на полном ходу вылетели из города с обратной стороны. Проехали немного, на обочине встретили "случайных прохожих". Остановились, чем сильно тех испугали:
  - Эй, селяне, это мы где сейчас? - Высунувшись из люка, прокричал командир танка, старшина Фомичёв.
  Испуганные колхозники, еще не совсем понимая кто с ними говорит, русский или немец, но "башенные звёзды" помогли правильно определиться.
  - Так Вы русские?
  - Ну да!
  В общем, местный парнишка напросился в проводники, он то и вывел к лагерю советских военнопленных. Охрана бежала быстро, как могла, изо всех сил, ну очень старалась, некоторым даже повезло.
  Усилившись освобожденными, по большей части вооружёнными дрекольем, отошли к ближайшему лесочку, заняли оборону. Ночью прошла тревожно, чинили рацию на БТРе и тихонько, не нарушая маскировки ругались, а утром появилась "затерявшаяся" колонна.
  
  
  *** 147
  
  
  - Открыли окно в будущее, нашли антикваров,- рассказывал Валерий, Говорову старшему,- с их помощью вышли на военно-медицинские склады хранения с устаревшим, но ни разу не использовавшимся оборудованием, подлежащим списанию.
  - Я так понимаю, отыскал что-то интересное.
  - Два ПЭТ-сканера (Позитро́нно-эмиссио́нная томогра́фия), пять хирургических медманипуляторов, пять протезных и двадцать восстанавливающих капсул.
  - Что же они восстанавливают?
  - Основное направление конечности, но также могут регенерировать глаза, кожу и прочие внутренние органы процентов на 80-90. Сначала в сканер для определения повреждений. Устройство позволяет мгновенно получать изображение всего тела, поражённых участков, точно определить, как органы человека взаимодействуют друг с другом, в комплексе. Так же определяется выбор более эффективных, совместимых с конкретным человеком, безопасных препаратов и материалов.
  - Угу,- кивнул Александр Николаевич.
  - При отсутствии конечности, идёт команда "манипуляторам-протезистам" на изготовление "обратной" копии по отсканированному образцу. Потом человек попадает в блок с хирургическим манипулятором, где ему, изготовленную конечность "приживляют". После в восстанавливающую капсулу. Если, при сканировании, внутри выявили инородное тело или повреждения внутренних органов - в хирургический манипулятор "на извлечение" или напрямую в капсулу на восстановление. Весь процесс, по времени, занимает около часа. Пропускная способность одной медкапсулы за сутки - 24-28 человека.
  - Хорошо.
  - У нас 20 капсул и имеется возможность увеличить. Пропускная способность сейчас, где-то 500 человек в сутки. После они должны три-пять дней, в зависимости от тяжести "болезни", "отлежаться". Для этого развернули мобильные госпиталя на две с половиной тысячи человек. В среднем, полноценно функционировать, с момента прохождения сканера, человек начинает через десять-двенадцать дней.
  - И всё это под Арзамасом-941. - Протяжно произнёс Говоров старший. - Не далеко ль от основного места событий?
  - Далеко, но ничего поделать не можем. Настройка ПЭТ-сканера и капсул сложная. Учитывается магнитное поле земли и прочие, непонятно какие параметры. К тому же оборудование, по нынешним временам, уникальное и неповторимое. Но основная причина - жрёт уйму электроэнергии, а также снабжение расходными материалами и медикаментами, всё "оттуда",- при этом кивнул головой себе за спину.
  - Что еще?
  - В 42 год продолжаем поставлять самолёты из американской базы резерва, танки, артиллерию, боеприпасы и много иного армейского снаряжения из ГДР, Ливии, Ирака. Так же наладили поставки станков, оборудования и готовых производственных линий из 90-х.
  - Об этом мне известно. Что по заявке от товарища адмирала Кузнецова?
  - В настоящий момент разрабатывается план эвакуации и передачи в СССР около 50-ти судов.
  - Однако.
  - Это в разработке. Сколько будет на самом деле - неизвестно. Сложность в том, что они рассредоточены, к тому же некоторые мы хотим оставить себе.
  - Более конкретно, что и где.
  - 12-ть на Гавайях, 27-мь в Филадельфии, 8-мь в Бремертоне, оставшиеся 3 - в Бомонте. Все суда постройки середины 50-х, начало 70-х. Данные корабли уже выведенных из состава ВМС США, но еще пригодных для эксплуатации. В данный момент они законсервированы, с периодом расконсервации 7-мь дней. Часть из них готовится к продаже третьим странам.
  - Что-то интересное?
  - Двадцать один фрегат, шесть эсминцев, три крейсера, три танкодесантных и океанографическое судно, названное нами "Садко", которое кроме географических исследований способное эффективно обнаруживать подводные лодки. Еще будет авианосец USS John F. Kennedy (CV-67) уже переименованный нами в "Варяг". Его выбрали, поскольку он с паротурбиной энергетической установкой. Кроме этого два океанских буксира. Остальные - вспомогательные суда. Так же "отыскались" артиллерийские катера различных типов. Все сначала переправляем на Суматру. Там замена средств связи на "Арзамаские системы", ревизия машины, пополнение боекомплекта, перекраска и переименование. Потом в Конго для передачи советским экипажам. По задумке дальше они идут на Исландию и уже оттуда, как ненумерной, дополнительный конвой от "мирового пролетариата" - в Мурманск.
  - Они себя защитить смогут?
  - На "Варяге" 70 самолетов. Шесть разведчиков, остальные штурмовики, бомбардировщики и 20-ть истребителей Як-38м, в девичестве Grumman F9F Panther вооруженный четырьмя пушками диаметром 20 мм (0,79 дюйма), к тому же может нести широкий ассортимент боеприпасов "воздух-земля". Совместно с "Садко" они станут убийственно неприятным сюрпризом для опрометчиво оказавшихся рядом врагов.
  - Яковлев о своем "детище" извещен?
  - Частично. Люди Лаврентий Павловича передали им чертежи и два рабочих экземпляра.
  - Лётчики...- глянув на Валерия, спросил Говоров старший.
  - Под Арзамас-941 организовали взлетно-посадочный полигон системы "Нитка" для обучения лётного и технического состава палубной авиации.
  - Землю крестьянам, воду матросам. - Тихонько, но, чтобы было слышно, произнес Александр Николаевич.
  
  
   *** 148
  
  
  
   Майор Пилипов Виктор Сергеевич, до войны с немцами успел повоевать на Халхин-Голе с японо-баргутами, где был награжден орденом "Красной Звезды", участвовал в Московском наступлении. В день, когда ранили - ехал на трёхтонке, ЗИС-5, в кабине с водителем. В кузове - бочка бензина на всякий случай и трое солдат. Неожиданно появился немецкий стервятник... Очнулся в госпитале без руки и ноги, левая сторона обгорела, глаз повреждён - отчаяние. Два месяца по госпиталям, изготовили конструкт-протез ноги. Медкомиссия комиссовала вчистую. Потом к нему подошёл НКВДшник:
  - У нас сейчас формируется нестроевой батальон охраны. Учитывая Ваш боевой опыт и награды...
  Уговаривать не пришлось. А куда? Кем работать в народном хозяйстве - калека. Приняли его на должность командира батальона НКВД, с громким названием нестроевой. По факту же - все командиры, старшины и бойцы - увечные инвалиды.
  Арзамас-941. К командиру нестроевого батальона охраны майору Пилипову Виктору Сергеевичу прибыло двое. Капитан ГБ Бондаренко и товарищ Пронин, в форме полковника РККА.
  - Нужны добровольцы для тестирования оборудования по восстановлению утерянных по травме конечностей и регенерации прочих увечий.
  - Как это понять?
  - У Вас обожженное лицо, повреждён глаз и отсутствует рука. Это все можно восстановить.
  - У меня еще и ноги нет.
  - Тогда и ногу восстановим.
  - В смысле - протез?
  - Ну, можно и так назвать. Но фактически все оно будет функционировать как родное. Даже глазом будете видеть.
  - Тогда один доброволец у Вас уже имеется,- скептически, криво улыбнулся комбат. - Как долго и насколько срочно они Вам нужны?
  - Ещё вчера. А вот со временем возврата пока не ясно. По имеющимся расчётам - три дня, плюс пять для полного восстановления. В особо сложных случаях,- при этом многозначительно кивнул в сторону Пилипова,- пять, плюс восстановительная неделя.
  - Вы хотите сказать, что через две недели я избавлюсь от всех своих недостатков?
  - Даже чуть раньше.
  На следующий день прибыла группа из 10-ти добровольцев. На самом деле добровольно-желающих было гораздо больше, точнее все без исключения, но нынче нужно лишь 10-ть...
  Перед процедурой тщательный осмотр с обмерами и прочими медицинскими обследованиями и все под фото-видео регистрацию. Лишь после этого в томограф...
  Пробуждение. Рядом, вся в солнечном свете, словно ангел с небес, красавица - медицинская сестричка:
  - Вам нужно пересесть,- тихим, чарующим голосом произнесла она, рукой указывая на кресло-каталку.
  Уже прибыв "на место" и сидя на своей койке, внезапно пришло осознание, что:
  - А ведь сам перебрался. - При этом сначала глянул на ноги. Обе целые, босые. Пошевелил пальцами... Потом посмотрел на руку. На месте, все движется. Провёл ладонью по голове и бороде. До этого у Пилипова Виктора Сергеевича, была быстропрогрессирующая, усугубившаяся ожогом лысина, нынче и на голове, и на щеках жёсткая щетина.
  - Глаз,- подсказало сознание. Закрыл сначала правый, потом левый. Оба видят... К горлу подступил ком, по небритым щекам потекли слёзы умиления. Он даже во сне представить себе не мог, что... Нахлынули глубоко патриотические чувства, в первую очередь гордость за свою Советскую Родину, за самую передовую медицину, за всё-всё... и лютая ненависть к немецко-фашистским захватчикам.
  Семь дней Виктор Сергеевич Пилипов еще пробыл в госпитале. Возвращение в родной батальон. На построении половина личного состава, другая "в госпитале на излечении". Служба - только из наряда и сразу подготовка в наряд... Никакого возмущения или прочего недовольства, все сознательные, знают, какой приз ждёт.
  Через день после выписки, прибыли "научные светила" медицинские и прочие, техническо-электрические. Выбрали с десяток прошедших восстановление, в данный список попал и он. Осматривали, измеряли, брали всевозможные пробы и анализы, тщательно фото и кино документировали. В общем, изо всех сил мешали нормально работать. Потом прибыла "рота ротации" и до тысячи человек "на восстановление". В этот же период треть батальона написали заявление с просьбой отправить их на передовую, поскольку они уже здоровые, а неоплаченный счёт к фашистам у них имеется и его непременно нужно отдать, чем раньше - тем скорее, с процентами. Остальные так же пребывали "на низком старте", но им, по новым медицинским меркам, нужно еще недельку на восстановление.
  
  Николаев 90-е. Сокращение производства и рабочих. Судостроителей много, заказов нет. По городу "гуляет" слух:
  - Одна заграничная фирма, для работы в далёкой азиатской стране, набирает специалистов-судостроителей для ремонта судов на плавучем доке. Все как бы правильно. Прививки-экзоты, основной контракт, почему-то взяли расписку "о неразглашении". Никто не интересовался загранпаспортами, было достаточно общесоюзного и на допотопном, трехмоторном самолёте доставили на остров. После Николаева - жара несусветная. Пот ручьём, зад в мыле. Поселили в домиках с кондиционерами по два человека, переодели в синюю робу, инструмент - сказка. В помощь каждому придали четыре-пять азиатов не то помощников, не то "принеси-подай...", но их нужно обучить и с ними придётся работать и отвечать "как бригадир", за это прилично доплачивали сверх оговоренного контрактом. Пять большущих плавучих доков, в которых уже находились суда. Работа с утра до вечера с перерывом на второй завтрак, обед и ужин. Суббота-воскресение выходной с морем, пивом, омарами, шашлыками...
  
  Мурманск. Прибытие ненумерного конвоя. Тусклое полярное солнце, из-за горизонта показалась группа судов под охраной боевого ордера, над которыми барражируют две пары самолётов. Всё это медленно вплывает в Кольский залив, заполняя его, как бы до краёв.
  Нужно сообщить, что данный конвой, хоть и был внеплановый, но встречать его прибыл лично народный комиссар ВМФ СССР, адмирал Кузнецов. Еще бы не прибыть. Всё корабли конвоя, включая боевое охранение - это "подарок Советскому Союзу от мирового пролетариата" к тому же организованный по его личной просьбе. Была и еще причина. Кроме крейсеров, эсминцев, кораблей сопровождения, всех вместе 50 штук, был и тяжёлый авианосец "Варяг", с 70-тью самолётами, среди которых 20-ть реактивных истребителей Як-38м (Grumman F9F Panther).
  
  
  
   *** 149
  
  Греция.
  
  
  Поздней осенью 1940 года итальянская армия, рассчитывая на быстрое поражение греческих вооружённых сил, начала вторжение в Грецию. Бонусом шло то, что итальянцы предварительно подкупили ряд высших офицеров. Но не тут-то было. Смелые греки грудью встали на защиту своей Родины, тем более, что больная часть офицеров и генералов остались верны присяге. Как бы там ни было, но итальянское численное превосходство оказалось слабее эллинского духа. Третья альпийская дивизия "Джулия", 11 тысяч отборных фашистов вначале увязли в обороне двух тысячной греческой бригады полковника Давакиса. Итальянцы сражались как львы, по крайней мере так писали в рапортах высшему начальству, потом же, выравнивая линию обороны, смело отступили. Сначала с территории Греции, а потом и с части Албании. Все это время 2-х тысячный отряд полковника Давакиса трусливо, подло и коварно наступал, используя значительное численное меньшинство, горный ландшафт местности и фанатический порыв "обречённых безысходностью" греков. В общем, подошли они к албанскому порту Влёра. Но долго так продолжаться не могло. Бенито Муссолинни лично связался с австрийским вождём всех немцев. Долго говорил ему о итальянской миссии в возрождении Римской Империи. Так прямо и:
   - Мы хотим быть аристократами и демократами, консерваторами и либералами, реакционерами и революционерами, легалистами и антилегалистами - в зависимости от обстоятельств времени, места и обстановки. - Сделал необычайно мужественное лицо, слегка повернул голову набок и "раскатал губу". - Фашизм отвергает в демократии абсурдную ложь политического равенства, привычку коллективной безответственности, миф счастья и неограниченного прогресса!
   Небольшая пауза с глубоким вдохом, как на митинге своих самых ярых сторонников:
  - Чернорубашечники революции! мужчины и женщины! Этап нашего пути будет достигнут. Мы по-прежнему готовы идти в мир задач, стоящих перед нами завтра, и они столкнутся с нашей смелостью, нашей верой, нашей волей. Всё это плуг, которым распахивают борозду, и этот меч, который защищает его. И плуг, и лезвие оба сделаны из закаленной стали, как и вера наших сердец...
   Гитлер прилагал невероятные усилия и делал вид, что очень внимательно слушает лидера итальянских фашистов, но, когда, в окончании длинной тирады Дуче заговорил о военной помощи в решении Греческого вопроса. Молчанию Фюрера наступил конец. Он так же говорил долго задорно и зажигательно, иногда создавалось впечатление, что австрийский Фюрер германской нации перейдет на русский...
   - Удача способствует лишь смелым и решительным! Соплежуям и нахернаступателям остаётся только плакаться на свою горькую долю, топать ножками и очень грозно грозить, при этом неистово вопя о помощи.
  Потом Адольф немного пофилософствовал:
  - Прежде чем встать на длинный путь, нужно определить его длину и последовательность шагов, а также верно распределить свои силы и возможности! Одной смелости мало, нужна еще отвага, находчивость, холодный расчёт, наглость и сопутствующая всему этому удача.
  Закончил же:
  - Германская нация делает добро, точно знает кому с расчётом на благодарность за свои благодеяния.
  В общем, войска, для спасения итальянцев, Фюрер выделил. Тридцать две немецкие и восемь венгерских дивизий.
  Англичане, видя, как упорно сражаются греки, все 15 дивизий против 40 итальянских, так же проявили заинтересованность и даже направили на помощь войска - две дивизии. Новозеландскую и австралийскую, при поддержке бронетанковой бригады и одной авиаэскадрилии. Всем этим командовал более чем посредственная личность - генерал Вильсон. Говоря конкретней помощь никакая, лишь для галочки и в дальнейшем, в случаи успеха, возможность заявить о решающей поддержке. Но и здесь, по обыкновению, "англичанка соврала". Не успев высадится и узнав о том, что к итальянцам на помощь идут немцы и венгры, англичане тут же решили, что пора эвакуироваться. В этот же день Король Греции Георг II, с правительством и свитой улетели на Крит, фактически бросив на произвол свою, еще сражающуюся армию. Англичане так же, под прикрытием 6 крейсеров и 19-ти эсминцев, на 11 транспортах убыли...
  Немцы оккупировали северную часть Греции, некоторые ключевые острова и территории. Болгарам позволили аннексировать кусок северной Греции. Остальное - большую часть для итальянцев. В мае 1941 германские десантники, при незначительной поддержке итальянцев, захватили остров Крит.
  
  Павел Анатольевич Судоплатов, уроженец Мелитополя Запорожской области. Подготовка к работе в Греции. Первые проблемы - нехватка квалифицированных сотрудников. Обратился к Берии с просьбой вернуть в строй уволенных и бывших в заключении разведчиков. Лаврентий Павлович отреагировал оперативно. Даже очень оперативно. Сегодня рапорт с фамилиями, завтра большая часть запрашиваемых людей предоставлены. Причём отмытые, в новой форме с наградами и что самое странное, "отозвали" их и стали готовить еще дней пять тому, выходит Берия все предусмотрел заранее... По недостающим сообщили, что в пути и не успели добраться.
   Необычность началась с экипировки. Камуфлированная форма, вместо пилотки - кепи с длинным козырьком и "тактические" очки, высокие ботинки - "берцы", индивидуальные, взводные средства связи и часы-переводчик, приборы ночного видения и глушители. Основное оружие - пистолет-пулемёт Судаева под немецкий, 9 мм патрон, 4-ре рожка, с возможностью подсоединения специального барабана, 2-а штуки на 100 патронов, переделка от американского Томпсона. О таком никто никогда и не слышал, но оказывается у ОСНАЗа имеется и с успехом используется. Так же получили удивительную по комплектации медаптечка с инструкцией, что для чего - без комментариев. Мыльно-пузырные с хитрым бритвенным станком, к которому еще четыре запасные кассеты.
   - Одной штуки,- пояснял старшина, выдавая,- по инструкции на три месяца, но по опыту - на полгода точно.
  
  Группа капитана Василия Константиновича Марантиди. Инструктором к ним был назначен парень в камуфляжной форме без знаков различия и с ним группа "демонстраторов":
  - Зовут меня Илья. Буду рассказывать, показывать и учить, как пользоваться новинками, а также полезными для здоровья уловками и хитростями.
  Вначале он рассказывал, потом его группа пару раз демонстрировала и лишь тогда "ученики" воспроизводили.
  - При длительном переходе оружие нужно нести, сложив руки крест-накрест, так проще, к тому же, в нужный момент оно уже в руках и его легко и быстро снять с предохранителя. - Тут же показал, как держать - левой рукой снять с предохранителя и с протяжкой "вдоль" - готовность к неожиданностям.
  - При организации засады или в секрете - используйте предварительно собранные сухие ветки. - Подошёл к сухому дереву, наломал веточек, хаотически их замаскировал на тропе. С хитрой улыбкой глянул на "учеников". - Даже если враг крадётся, треск веток под ногами его выдаст. - И более серьёзно,- но и сам, когда идёшь, смотри под ноги. Не только ты такой умный.
  - При остановке, бывалый солдат не стоит во весь рост. Остановившись, тут же присядь на колено или ложись на землю. - Показал, как нужно. - Продолжая стоять, ты становишься хорошей ростовой мишенью.
  - А если в туалет?
  - Дело святое, но исправлять нужду, так же лучше стоя на коленях. - Покивал головой. - Хоть и выглядит смешно и комично, но уберегает от внезапной пули.
  - Следующим идёт зарядке магазина. Последние шесть патронов забивать - через один трассерами. Это покажет, когда нужно вовремя поменять магазин.
  - Растяжки и мины. Их нужно ставить, начиная с самой дальней, постепенно отходя назад. В ином случаи сам можешь залезть в собственную ловушку.
  - При окончании использования прибора ночного видения, сначала закрывай глаза и лишь потом, выключай прибор. Через 5-7 секунд глаза можно открыть. Если этого не сделать, белки глаз будут светиться ярким зеленоватым светом, и ты станешь мишенью для снайпера.
  - Стрельба ночью по вспышкам. Брать нужно немного левее. Если попадешь - гарантированно в голову. Это если противник не левша.
  - Курение. Запах табака можно учуять от 70-ти до 100 метров. Поэтому если враг недалеко или ты в засаде - курение очень вредно для здоровья.
  - Правило 7+9. Когда в пистолетном магазине остался последний патрон, загони его в патронник и вставь новый магазин. У тебя к выстрелу будет готово 9-ть патронов, а это возможно, на один больше, чем у врага.
  - В помещении гранаты нужно не кидать, а закатывать по полу. Иначе имеется большой шанс, что она отскочит от какого-либо предмета и прилетит обратно. И еще, чеку выдёргивать нужно руками, зубами это проделывают только в кино.
  - Если нужно создать лагерь. Возьми банку жира, пробейте дырочку. Оторви кант от тряпки, скрути, сделав из него примитивный фитиль, засунь его в банку. Подожги фитиль и поставь подальше от своего места расположения. Обманка так себе, но по опыту, вначале обстреливать начинают именно её. Обычной банки жира в 5 кг, хватает на одну ночь.
  Так же Илья оказался силён и в рукопашном бою, стрельбе со всевозможных положений и оружия, знал толк во взятии языка...
  На последок, при расставании:
  - В любых условиях нужно оставайся человеком думающим, сдержанным и хладнокровным.
  Изначально группа Марантиди готовилась для работы на острове Крит. Изучались всю информацию, которая была, а было её необычайно много. В первую очередь карты местности, фотографии селений, места нахождения немцев и итальянцев, потом оказалось, что у ОСНАЗовцем имеется совершенно секретная аппаратура. Группа одевала шлемы и ходила по Криту... Очень реально. В общем, готовились серьёзно и основательно.
  
  
  
  *** 150
  
  
  Северная Африка, Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель - лис пустыни.
  На период описуемых событий, генерал-фельдмаршал, командующий танковой армией "Африка".
  Молниеносное взятие Тобрука и сразу начавшееся стремительное наступление на превосходящие силы англичан, операция "Аида". К июлю 1942 года Африканская армия Роммеля была в 100 километрах от Александрии, у Эль-Аламейна. Но дальше дело, из-за нехватки резервов, потерях в живой силе и материальной части, нехватке топлива - остановилось. Неоднократные рапорты оставались без ответа. Положение усугубилось и болезнь самого Роммеля. Дизентерия.
  Периодически начала пропадать связь с верховным командованием в Берлине. Потом прилетела "Железная Анни" - пассажирский Ю-52 со светилами немецкой медицины и представителем штаба. Первые передали медикаменты, второй, в быстрой, неофициальной беседе устно пообещал, что друзья и сторонники не бросят своего Эрвина. В тот же день самолёт убыл. В общем, присланные лекарства от дизентерии излечили, запчасти, в виде сломанных автомобилей и битых танков поступили. Лом был настолько хорош, что кроме того, что восстановили всё своё, из него собрали еще полтора десятка танков и пушек, четыре десятка мотоциклов и автомобилей, два самолёта. Так же прибыло подкрепление из Греции. Более 20 тысяч человек и совершенно непонятно как освобождённые и доставленные в Африку, почти 6 тысяч из русского плена. Горючего - танкер. Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель по прозвищу "Лис пустыни" рад. Всё хорошо, всё нужное и вовремя. Неясно лишь кто эти загадочные друзья и у Берлина о них не спросишь, действовали явно "в обход". Как бы там ни было, но сражение под Эль-Аламейном всё же произошло. У англичан больше, 220 тысяч против 115, по танкам 1100 и 250 в резерве, против 560, артиллерии 908 и около 1000 в резерве, против 550, а вот по самолётам у итало-немцев поболее 900 против 750. Так же у британцев огромные запасы горючего, боеприпасов и продовольствия. Но боевой дух разношёрстных солдат - слаб, им чужды и очень далеки идеи капиталистов, да еще и англо-бритов. Роммелю же удалось невозможное. Он заставил, под своим командованием воевать итальянцев и те сражались и не плохо так сражались. С немцами не сравниться, но все же получше разного сброда, который им противостоял, да еще и под бездарным командованием английских генералов.
  У Эль-Аламейна британцы заранее подготовили оборонительные позиции от Средиземного моря, 64 километра, до впадины Каттара. Четыре укреппункта, между которыми расположили отступившие из Киренаики, потрёпанные подразделения. В прочем положение, с точки зрения Лондона, сбродной 8-й Африканской англо-армии было тревожным. В Каир срочно прилетел взмыленный премьер-министр Уинстон Черчилль и перепуганный начальник имперского генерального штаба Алан Брук. Мгновенно был отстранён от должности командующий войсками на Ближнем Востоке нерасторопный тугодум Клод Окинлек. Назначенный на освободившуюся должность Ха́рольд Ру́перт Леофрик Джордж Алекса́ндер - знатный и богатый "Буратино", потомственный военный. До назначения занимал всевозможные военно-политические должности, при этом проваливая почти все возложенные на него миссии, но как красиво и правдоподобно мог оправдываться... Главнокомандующим 8-й армией, так же назначили лондонского хлыща Уильяма Готта, но тут немцам не повезло. Эта, во всем многопосредственная личность, умудрилась героически погибнуть при перелёте в Египет. Его самолёт сбил немецкий истребитель. Лётчика бы расстрелять за это, так нет же, одарили "Железным Крестом". В общем, назначили не менее бездарного тупицу, валийца по происхождению, задиру и плоского шутника Бернарда Монтгомери. Человека, ради шутки могшего подложить на стул кнопку или вылить на него стакан воды, потом предложить подчиненному сесть... еще тот джентльмен. Управлял армией он с фешенебельного отеля в центре Каира и всего пару раз появился в войсках, когда на этом уж очень сильно настояли киношники-документалисты.
  
  Противостояние:
  
  Немецко-итальянские армия.
  Первая линия 5-ть итальянских дивизии, вперемешку с одной немецкой дивизией усиленной парашютной бригадой.
  Вторая линия. На юге немецкая и итальянская танковые дивизии, на севере две немецкие и две итальянские танковые. Так же там находились две моторизованные дивизии, которые предполагалось использовать для локализации прорыва.
  По задумке Роммеля, он всегда так поступал, резервы находились довольно близко к войскам первой линии, что, как правило, позволяло Лису Пустыни, который по обыкновению руководил сражением находясь непосредственно в войсках, зачастую между первой и второй линиями, вводить их в бой ещё до того, как противник усиливал прорыв свежими подкреплениями.
  Было и еще одно обстоятельство, повлиявшее на выбор данного построения войск. Вторично прибывший представитель генерального штаба, штандартенфюрер СС (полковник) Макс О́тто фон Шти́рлиц предоставил в распоряжение Лиса пустыни документы, в которых было подробно описано боевое расположение и состояние войск противника, вооружение, моральный дух, сильные и слабые места. Так же прилагался подробный план операции "Лайтфут", таково было кодовое название английского наступления, с указанием точного места, даты, времени. У Эрвина Роммеля были серьёзные подозрения, что фон Штирлиц действует не от имени Берлинского штаба, а по поручению некой группы лиц, которые причисляют его к своим друзьям и сторонникам. Потому, когда Отто фон Штирлиц попросил Эрвина передать, имеющихся у него военнопленных греков, коих по документам оказалось около 2-х тысяч, а фактически немножко больше, тот с лёгкостью, ничуть не колеблясь, согласился. К тому же пароход "Умбрия", забиравший пленённых, доставил большое количество боеприпасов, а также английские грузовики "Бедфорд", "Форд" и "Моррис".
   Как и было указано в переданных фон Штирлицем документах, в 23 часа после 20-минутной артподготовки из 1000 орудий на северном фланге, 13-й и 30-й корпуса ринулись в атаку. Не встречая сопротивления, ворвались на позиции противника, которого там не оказалось, от слова вовсе. Решив, что враг в панике бежал, командиры передовых частей быстренько доложили, что пробили брешь и вышли на оперативный простор. Услышав радостную весть английское командование для развития успеха бросило в прорыв 10-й корпус, две бронетанковые дивизии. На юге, в это же время в бой пошла индийская, 4-я дивизия и две дивизии 13-го корпуса, одна из которых танковая. Удар был вспомогательным, дабы не дать противнику оттуда снять войска.
  В штаб корпуса "Африка" посыпались доклады о действиях англичан.
  Здесь нужно уточнить, что Роммель не размазал свою артиллерию по войскам. Он держал ее вместе, в едином кулаке. Так же, в его личном резерве было 60 длинноствольных танков т-4 и 50 штурмовых САУ. Этот резерв в случаи необходимости, выдвигался на самое танкоопасное направление и танки англичан горели десятками. Кстати, зенитных орудий 88-мь у него было около 50. В общем, Эрвин Роммель воевал не числом, а умением. Быстро, временами даже рискованно, смело, решительно и всегда побеждал нерасторопных, медленно соображающих англичан.
  Пока командиры передовых английских подразделений сообщили о взятии первой линии обороны, пока штабы сообщили об этом Монтгомери, который управлял войсками из роскошного отеля в Каире, в это время главнокомандующий 8-й армией аккурат пил ранний кофе и тревожить его, за столь важным событием всякими мелочами, адъютант не решился... Пока штабы 10-го корпуса, дождавшись указания с выше "раздуплялись", немецкая авиация нанесла сокрушительный удар по артиллерийским позициям англичан, почти полностью их уничтожив, к тому же где те находятся было известно заранее. Вызванная английская авиация была встречена германскими ассами, которые наглядно продемонстрировали, что "Мессер" лучше, чем "Супермарин Спитфайр" и "Хаукер Харрикейн".
   В это же время, собранная в единый кулак немецко-итальянская артиллерия отработала по передовым английским частям. Те, как и планировалось, спрятались в только что захваченных ими окопах и блиндажах. Откуда им было знать, что они радиоуправляемо фугасо-заминированы...
  Командиры 10-го, бронетанкового корпуса медленно начали движение
  Танк М-3 Грант. Цельно литой спонсон с 75-мм мощным, но "кривым" орудием установлен с правой стороны, угол поворота 14 градусов (очень мало), прикреплен к корпусу танка заклёпками, эффектно вылетавшими при попадании вражеского снаряда. Была и еще особенность. Ввиду переутяжеления ходовой, данный танк, при неровностях поверхности "любил разуваться", а поставить "гуслю" в полевых условиях у данной модели было, ух как проблематично. Подлые же враги, в виде итальянцев Роммеля, понакапывали неглубоких, но длинно-коварных рвов, а попадая одной стороной в него, М-3 Грант "разувался" гарантированно.
  Проезжая мимо "распаханных" вражеских позиций первой линии танкисты радовались за точность и сокрушительную мощь своих артиллеристов. Они не знали, даже не подозревали, что их артиллерии уже нет, а то, что они созерцают, результат немецко-итальянского фугасного минирования. Проехав еще немного, они упёрлись в минное поле. Когда же в растерянности остановились, подлый враг взорвал фугасы, установленные заранее перед минными полями, после чего, по остаткам английских, невероятно грозных танковых колонн прошлись штурмовики, а за ними промчалась ударные танковые немецко-итальянские дивизии, которым осталось лишь добить немногочисленных сопротивляющихся, пленить добровольно сдающихся, собрать и включить в состав своего подразделения уцелевшую технику. Подчинённые Роммелю итало-германские войска всё время ощущали недостаток в личном составе, вооружении, боеприпасах и особенно горючего. Всё недостающее и всё, в чём нуждались его подразделения - отнимали у англичан, которые против Лиса пустыни воевали столь "успешно", что верховному командованию в Берлине и Риме не особо-то приходилось тратиться на содержание своих африканских войск. Практически они почти всё время были на самообеспечении. Нынче же, при поддержке "друзей Роммеля" особой нехватки личного состава и прочих боеприпасно-материально-технических благ, включая горючее, не ощущалось совершенно. Всё было. Не то, чтобы "полным-полно", но, чтобы безостановочно рвануть вперёд "далеко" - хватит.
  Утеря ударных бронетанковых частей, резкий, в духе Роммеля рывок к Нилу, удручающе подействовал на и так не самых смелых бойцов-защитников интересов Лондона. Многие части, бросив всё лишнее, а лишним оказалось почти всё, что само не смогло быстро вскочить в грузовик, поспешно отступали. Итало-немецкая Африканская армия пошла бы и дальше, взятие под контроль Египта и перекрытие Суэцкого канала, выход к Ближневосточной нефти манила Берлин и Рим одинаково. Англичане так же осознавали всю сложность сложившегося положения и важность предстоящего сражения. Еще до битвы при Эль-Аламейне они разработали и даже начали осуществлять кое-какие "предусмотрительные" мероприятия. В частности, был готовый план отвода войск в Палестину и даже Ирак. Английский флот был заблаговременно, ещё до начала сражения отведён от Александрии и встал на защиту нильского рубежа. Но крейсеры и линкоры не совсем то средство, чтобы передвигаться по суше, а в канале они становились чудной мишенью для вражеской авиации. В общем, Роммель у берегов Нила и лишь отсутствие переправочных средств и извещение, что в Тунисе высадились американцы, его остановило.
  Рим ликует, Берлин как бы тоже. Там сложнее. Русские безудержно, безостановочно наступают и ещё совсем чуть-чуть, и выйдут "на свою новую, довоенную границу".
  
  
  *** 151
  
  
  - В Москве заинтересовались аппаратом по восстановлению конечностей. - Валерий рассказывал Говорову старшему последние новости и пикантные подробности.
  - И?
  - Приезжал "всесоюзный староста" Михаил Иванович Калинин с группой товарищей. Дедушке 67 лет с огромным букетом болезней и болячек, включая рак кишечника на первой-второй стадии.
  - Никто не вечен. Так чего приезжал?
  - По официальной версии они были в командировке в Горьком (Нижний Новгород), где присутствовали на каком-то мероприятии и производили награждение особо отличившихся товарищей. На обратном пути проехались по области с посещением Арзамас-941. Все осмотрели, поверхностно ознакомились с производством, в части им дозволенного. С магазина эту комиссию ели выперли, в приказном порядке ограничив количество приобретаемых ими товаров. Бондаренко даже продемонстрировал свою бумагу, что является порученцем товарища Берии...
  - Да уж...
  - Михаил Иванович выступил на собрании, на котором за самоотверженный труд на благо Родины награждал рабочих и служащих.
  - Угу.
  - Посетил и медицинский восстановительный центр с личной проверкой эффективности работы. В смысле его "пропустили" через аппарат.
  Говоров старший понимающе кивнул. Валерий улыбнулся:
  - Болезней у него хоть и много, но все, для данной аппаратуры, не критические - "возрастные изменения".
  - Ожидаемо.
  - В медблоке пробыл два дня.
  - Его свита?
  - Пытались качать права, но капитан ГБ Бондаренко, под роспись, ознакомил их с приказом за подписью Сталина, в котором чётко указывалось, что все, прошедшие восстановление в данном аппарате должны направлять на фронт, в действующие войска, на передний край. После ознакомления желающих не оказалось.
  - Ну да,- сдержано улыбнулся Говоров старший.
  - У меня создалось такое впечатление, что к нам Калинина отправили не для проверки и срочного награждения лучших работников, а в виде подопытного кролика. - Посмотрел на отца. - Если, после лечения в Арзамас-941 у него пройдут или хотя бы "отступят" болезни, значить и Сталину можно "посмотреть" на данную установку.
  - Я это тоже так понял. Так каково твоё мнение?
  - Всё, что возможно ему подлечили, но болячки ведь возрастные. Полагаю, что данного действия ему хватит лет на 5-7-мь от силы. Дальше снова в установку, но уже хватит на 3-5-ть лет.
  - С этим вопросом ясно. Теперь хочу узнать, как обстоят дела в Греции.
  - В которой?
  - Образца 1942 года.
  - Данный период нужно рассматривать в комплексе с событиями, происходящими в Северной Африке и связанные с действиями Э́рвина О́йгена Йоха́ннеса Ро́ммелья по прозвищу Лис пустыни. - Авторитетно заявил Иван Иванович Бауманов.
  - Слушаю...
  - Когда мы ознакомились с количеством войск итальянцев, немцев и болгар, находящихся в Греции, оно нам показалось излишне избыточным. Потому было принято решение часть из них переправить в Северную Африку в помощь Роммелю. Для этого, командирам находящихся в Греции частей направлена секретная депеша с приказом о передислокации. Так же к Лису пустыни неофициально прибыл порученец из Берлина.
  - Штирлиц? - С совершенно безразличным выражением лица, как-бы между прочим, произнёс Говоров старший.
  - Макс Отто фон Штирлиц. - Тут же, без тени иронии догадку Александра Николаевича подтвердил Иван Иванович Бауманов и замолчал.
  Говоров старший кивнул и лукаво, с кривой ухмылкой взглянул на присутствующих:
  - Так, что же этот фон Штирлиц? - Ирония в интонации звучала в каждой букве.
  - Предложил Роммелю неофициальную помощь "от друзей и сторонников". Так же передал очень актуальные на тот момент для всей Африканской армии медикаменты от дизентерии.
  - Что ещё?
  - Роммель просил "друзей" оказать помощь с запчастями, пополнением и всем чем возможно.
  - И как?
  - "Друзья" сообщили, что их возможности ограничены, но они попытаются неофициально кое-что сделать. - Говоров старший понимающе кивнул, Иван Иванович после короткой паузы продолжил. - Переправили битые трофейные танки, автомобили и прочее, совершенно ненужное, по мелочам...
  - А вот Ави мне сообщил, что забрали много того, с чем можно было ещё работать.
  - Отец, ты же знаешь уважаемого Ави. Ему всё нужно и всё пригодится, если не сегодня, тогда непременно завтра или послезавтра. К тому же Ави всё компенсировали автомобилями и мотоциклами с перехваченных транспортов, английского "Тистельгорм" и с итальянской "Умбрии".
  - Мне что-то неизвестно?
  - Да там никакого секрета. В сентябре 41 в Суэцком канале столкнулись два судна и на две недели перекрыли движение.
  Говоров старший, слегка прищурив глаза, глянул на Валерия.
  - Нет-нет, мы,- кивок в сторону Бауманова,- совершенно не причём, они сами.
  - И что дальше?
  - Английский военный конвой в который входило судно "Тистельгорм" груженный военным грузом для 8-й английской армии, стал в проливе на якорную стоянку. Об этом узнали немцы и в одну из тёмных ночей, базировавшиеся на Крите хенкели-111 его атаковали. Место пробомбили основательно. По официальной версии в 4-й трюм попало две авиабомбы большого калибра, детонировал груз боеприпасов, в результате чего корабль скоропостижно затонул.
  - А на самом деле?
  - Как стемнело, судно было взято "под контроль" и переведено к нам. На его место, предварительно заминировав, установили муляж. В темноте всё выглядело ну очень правдоподобно.
  - Что там было?
  - Колониальное обмундирование и прочая армейская амуниция. Палатки, полевые генераторы, винтовки, боеприпасы - патроны, гранаты, снаряды и мины. Так же грузовики с неправильным рулём, мотоциклы, гусеничные транспортёры и два паровоза. Кроме этого авиационные и автомобильные запчасти.
  - А по итальянскому судну?
  - "Умбрия" - грузопассажирское судно, оказавшееся в опасное время в неправильном месте. Корабль вёз различные военные грузы для итальянских колониальных войск в Абиссинию. Другими словами, когда началась война данное водоплавающее приближалось к контролируемому англичанами египетскому городу Порт-Саид, а за ним уже следовал военный корабль "Гримсби".
  - Надеюсь с "англичанином" ничего не случилось?
  - Нет, с ним все в порядке, просто ночью он потерял "Умбрию", вернее, она от него ускользнула.
  - Ясно. Что с экипажами данных посудин?
  - Обе команды высажены на вполне пригодные для жилья малоцивилизованные острова, на которых проживали вымирающие местные племена состоявшие, на тот момент в основном из женщин. Вот они обрадовались...
  - Кто?
  - И первые и вторые. Местные даже больше. Всех прибывших мужчин тут же расхватали и ... в общем, на данный момент, у каждого дееспособного "переселенца" несколько официальных жён, не считая периодов, когда к ним в селение на случку приезжают гостьи с других островов...
  - Вот повезло-то им ...
  - В начале и они так думали. Нынче же мнение у некоторых из них несколько изменилось.
  - Ладно, Бог с ними. - Пауза. - По грузу с судов. - Взгляд на Валерия,- всё отдали Роммелю?
  - Боеприпасы, часть автомобилей с неправильным рулём, от которых Ави отказался и прочее, очень нужное "Африканской армии". Так же "перекинули" танкер с горючим и подкрепление. 24-ре тысячи с Греции и 6-ть тысяч освобожденных из советских лагерей.
  - Ух ты. С "советских лагерей" поточнее.
  - В каждом лагере военнопленных имеется категория людей - нарушителей дисциплины, возмутителей спокойствия, не желающих работать и так далее. Вот о таких и договорились с компетентными товарищами. Их собрали и на эшелонах начали отправлять. По пути следования, на безлюдном перегоне - "освободили" действовавшие в данном районе немецкие диверсионные группы, роль которых выполняли переодетые товарищи из спецслужбы ГДР "Штази". Освобожденных немецких военнопленных, предварительно отобрав лётчиков, "тайными тропами" переправили сначала к Чёрному морю, сообщив им, что уже в Палестине, потом на корабли и вот они уже в Африке, у Роммеля.
  - Зачем тебе немецкие лётчики?
  - В Аргентине проблема с квалифицированными пилотами-асами, по-немецки "экспертами люфтваффе". Ситуация же на Бразильской границе тревожная. Американцы встревожены "непрозрачной коммерцией" и подбивают бразильцев на необдуманные действия и ходы. Люди, с которыми мы работаем в данной стране, встревожены и очень просили о помощи. С их просьбой ознакомили руководство СССР. Там сочли вопрос жизненно важным и достойным внимания, поскольку продовольствие нужно, а менять его на устаревшую трофейную технику выгодно. В лагерях военнопленных специально отбирали действительно стоящих пилотов из первых, с немалым боевым опытом.
  - Хорошо, согласен. Тогда второй вопрос. - Пристальный взгляд на присутствующих. - Не слишком ли Вы усиливаете "Африканскую группировку"?
  - Вряд-ли наша помощь сильно повлияет на общее положение дел. - Начал Иван Иванович. - Основные боевые действия происходят в СССР, там Советская Армия к окончанию 42 года уже выйдет на государственную границу, попутно разгромив, рассеяв и пленив войска вермахта и их союзников. На Африканском театре военных действий Роммель, с большой долей вероятности выиграет в битве при Эль-Аламейне и выйдет к Нилу, попутно уничтожив английские и поддерживающие их войсковые формирования иных держав. Но вот дальше. Без достаточного количества переправочных средств, а их у него нет, Нил ему не перейти. К тому же высадку американцев в Тунисе никто не отменял. Если к этому добавить прекращение поставок ГСМ, материального и людского подкрепления. Другими словами, как не крути, а поражение "Африканской армии" - всего лишь вопрос времени. Благодаря помощи "друзей", Роммель сумеет нанести англосаксам более существенный урон. К тому же мы, под благовидным предлогом уменьшаем количество оккупирующих Грецию войск, что благоприятно скажется на действиях подконтрольных Москве партизанских отрядов, к тому же ими руководит непревзойдённый специалист в данной области, Павел Анатолиевич Судоплатов. Фактически, если контролировать Грецию, это ставит под негласный надзор вход со Средиземного моря в Черное и обратно. В послевоенный период - возможность прорыть альтернативный Босфору канал, через Болгарию - Грецию, более качественно, в независимости от Турции, контролировать всю акваторию восточного Средиземноморья.
  - Сил у греческих партизан, даже при поддержке разведгрупп - маловато.
  - Для начала мы "выменяли" у Роммеля около 2-х тысяч имевшихся у него пленных греков, переправили в учебный центр на Суматре и объявили, что их освобождение результат гениально проведённой совместной операции греков-коммунистов и советских разведчиков. После проверки на лояльность и ознакомления с офицерами инструкторами-кураторами - переподготовка, дообучение и переправка на Крит.
  - Что за офицеры инструктора-кураторы?
  - Получая от Роммеля пленных греков, мы целенаправленно отказались от греческих старших офицеров. Самое большее на что согласились - лейтенант, в исключительных случаях - капитан. - И как бы поясняя данное решение. - Нам-то их дальнейшая судьба и совершаемые ими поступки известны.
  - Я догадался, что не просто так.
  - О назначении офицеров инструкторов-кураторов настоял Судоплатов. Мы, собственно и не возражали. По Красной армии собрали знающих командиров, владеющих греческим языком, переодели в "греческую форму", звание - на шаг выше, на всякий случай - снабдили часами-переводчиками.
  - Ясно.
  - Начали с Крита. Переправили разведчиков, те подтвердили, что гарнизон уменьшился до 1000 человек, включая 212 учебный танковый батальон. Всего танков разных французов, чехов и немцев - 10, но на ходу один Т-2 и один Т-3. Всё это располагается в районе Малеме - Кания - бухта Суда. Так же на аэродроме базируются немецкие самолёты разных модификаций - 23 штуки. Из них летает один FW-200, три He-111, два Ju-52, три "Мессера" и четыре Ju 87 "Штука". По всему транспорту - жуткая нехватка запчастей, горючего. Ещё разведка подтвердила, что комендант гарнизона полковник Бентхаком данным обстоятельством сильно возмущён, но ничего поделать не в силах.
  - Угу. - Дважды кивнув головой Говоров старший. - Так Крит освободили или до сих пор играете в разведчиков?
  Сделав театральную паузу, Валерий улыбнулся:
  - К немецкому Критскому командованию прибыл инспектор из Берлина.
  - Снова Штирлиц?
  - Нет. Штирлиц летал в Африку, к этим явился представитель начальника внешней разведки службы безопасности бригаденфюрера СС (генерал-майор) Вальтера Шеленберга - Штандантенфюрер СС (полковник) Рихард Зорге.
  - Н-да. И что он?
  - Встречался с лётным и армейским командованием гарнизона. Побеседовали.
  - Анекдоты потравили,- дополнил Говоров старший в шутку и хмыкнул.
  - Нет, анекдоты не рассказывал, а вот то, что советские войска вышли на свою старую границу, а к окончанию 42-го будут на новой границе - сказал. Что немецкие вновь создаваемые дивизии в стадии формирования и у них проблемы с тяжёлым вооружением. Кроме того, дефицит горючего на все виды транспорта. Так же рассказал, что с Греции немецкие и прочие оккупационные войска выводятся, а вот их, с Крита, эвакуировать проблематично, почти невозможно. Но командование не может бросить своих солдат, потому разработана специальная операция "Швейцария".
  - И в чем суть?
  - Важно, чтобы остров не достался англичанам. Поэтому поддерживается критское народно-освободительное движение, в руководстве которого имеются наши тайные агенты. Суть - греки захватывают остров. Гарнизон как-бы сопротивляется, потом являются "швейцарские" представители Красного Креста и всех эвакуируют в Аргентину, где они продолжат служить Германии. К этому моменту у них должны быть собрано и упаковано имущество. Так же им сообщили, что есть возможность туда же, в Аргентину, эвакуировать семьи старших офицеров.
  - Каков результат?
  - Согласились. У них просто нет выбора. Альтернатива, после "курортного" Крита - передовая Восточного фронте с огромной вероятностью быть убитым.
  - А что с их семьями.
  - Пожелали 12-ть самых старших по возрасту. - Хитрая улыбка. - Остальные отказались, полагая, что там заведут себе новую семью, а если не понравиться, после войны всегда можно вернуться назад.
  - Кому и когда сдаваться оговорили?
  - Да. Они получили чёткие указания, что накануне будет радиограмма. Лётчики должны сдаться сразу, армейцы, дабы создать видимость боёв, без рвения и излишнего энтузиазма пару дней по сопротивляются, а когда к ним явятся представители Красного Креста, сдадутся. К этому моменту они уже должны быть собраны. Перевозить их будут специальным судном под Аргентинским флагом.
  Александр Николаевич внимательно слушал, изредка кивая.
  - Особо указали, что рядовые греки не в курсе, потому вести себя максимально осторожно.
  - Как полагаешь?
  - Должно получится. Аргентино-Бразильские отношения всё ухудшаются...
  - Надеюсь, у аргентинцев есть хороший командующий?
  - Сомневаюсь, но мы предусмотрели план "Б".
  - И кто же это?
  - Э́рвин Ро́ммель по прозвищу Лис пустыни. Идеальная фигура. Грамотный, энергичный, инициативный. В своё время, в той истории, участвовал в заговоре против Гитлера. К тому же никогда не воевал против русских. Нынче, в Северной Африке он в ловушке. Как только ситуация там станет ещё более безвыходной, а судя по всему скоро, предложим эвакуацию в Аргентину.
  - Одному ему?
  - Нет. Планируем захватить и ... В общем, кого сможем, того и эвакуируем. В Аргентине люди с боевым опытом скоро понадобятся.
  
  
  
  *** 152
  
  
  Группа капитана Василия Константиновича Марантиди, позывной "Тесей", Крит.
  
  Из снаряжения - только то, что на себе, хотя собирали ведь и немало насобирали.
  - Не парься. Остальное, к моменту заброски, уже будет там,- авторитетно заявил отвечавший за их отправку командир. При этом с хитрой улыбочкой, подмигнул.
  Так же удивляло, что не было пред прыжковой подготовки.
  - Ненужно. - Отмахнулся всё тот же командир. - Вас "посадочным способом" к месту назначения доставят.
  Были и еще странности и непонятки, но о них капитан "Тесей" даже не спрашивал.
  Самолёт - полёт, посадка. На месте встретил проводник "из наших". Вел минут 15.
  - Дальше сами. Вам во-он в ту сторону,- указал рукой. - А мне пора. Наша группа Вашим самолётом убывает. Удачи ребята.
  Марш-бросок, местность знакома по "шлемовым" тренировкам на базе подготовки осназа. Место "закладки" нашли без труда, развернули лагерь.
  Вскорости встретились с представителем местных партизан из отрядов ЭЛАС (Народно-освободительная армия Греции под управлением левых сил, возглавляемых коммунистами).
  - Всего у нас около 150 человек, плюс городское подполье и прячущиеся по горам остатки солдат, не пожелавших сдаваться в плен. - Рассказывал грек, представившийся как Николаос Зервидис. - Официально,- при этом улыбнулся,- о создании отрядов сопротивления не объявляли. Но с началом активных действий, желающих поучаствовать станет больше.
  "Тесей" понимающе кивнул, Зервидис продолжил:
  - Организованы в отряды по 20-30-ть человек. С оружием и боеприпасами плохо. В основном охотничьи ружья. Немного армейского, найденного в местах боев...
  - Самих немцев, по всему Криту осталось мало, но в каждой деревне староста - их ставленник. Есть еще и полицаи с коллаборационистами. Встречаются и греческие нацисты-националисты...
  Грек ещё рассказывал о трудностях, сложностях и подводных камнях первоначального становления отряда сопротивления оккупантам. Аккуратно, ненавязчиво, и как бы между строк надеялся на содействие и помощь.
  Здесь нужно уточнить. Отряд "Тесея", впрочем, как и остальные прибывшие в Грецию, в основном были укомплектованы советскими этническими греками, и все неплохо разговаривали на эллинском... В то время единого, эталонного греческого не существовало, и в каждой области было своё, индивидуальное произношение, потому Николаос Зервидис был совершенно уверен, что разговаривает с командиром отряда греков-соотечественников, которые после поражения перебрались в Советскую Россию, а нынче прибыли на историческую родину, для оказания помощи в борьбе с врагом.
  Уверенности в правильности его догадки придавало и то, что все прибывшие очень хорошо ориентировались "по Криту", знали многие тропы и казусы местности, но в то же время разговаривали "не по-Критски" и "ошибались" в особенностях сугубо местных традиций.
  Вскорости, по "заявке Тесея" на Крит, странным образом прибыло оружие и боеприпасы. Необычность доставки заключалась в том, что на очередном сеансе связи ему сообщили куда направить "приёмщиков", отдельно указав, что с представителем "передающей стороны" он знаком лично, но пароль 9-ть. Прибыв на место, встретили "своего" инструктора осназа Илью, на всякий случай:
  - Пять,- здороваясь за руку, произнёс капитан Марантиди.
  - Четыре,- ответил Илья.
  Друг-другу улыбнулись, Марантиди даже подмигнул.
  - Каким ветром?
  - Северным. Северным ветром. - Задорно ответил Илья. - Ружьишки велено тебе передать.
  - Много?
  - 2 тысячи венгерских Манлихеров М-95 и 250 автоматов 39.М. Это пистолет-пулемет Кирали.
  - Знаешь Илья,- с сомнением начал капитан, рассматривая "прибывший груз", - я видел греческие Манлихеры, они отличаются от этих.
  - Только внешне. Начнём с того, что венгры перешли на карабин, укороченный и перестволенный под остропульный патрон. У греков же на вооружении та же система, но времен первой войны.
  - Возможно...
  - Вот посмотри сам. Все характерные особенности австро-венгерской оружейной концепции соблюдены. Прямой, тугой ход затвора, без проворачивания и выпадающая, при досылке последнего патрона, обойма. Так же присутствует "манлихерское счастье" - невозможность дозарядить оружие. Но при всем этом, винтовка, хоть и капризная, но точная.
  - А автомат?
  - Пистолет-пулемёт Кирали,- уточнил Илья и слегка "хмыкнул". - Емкость магазина - 40 штук. Патрон мощный, ствол длинный, сам тяжёлый. - Скривил лицо, выражая своё отношение к "венгру". - Трясёт его чрезмерно.
  - Намного хуже нашего?
  - Если стрелять одиночными или короткими очередями, тогда очень даже ничего. - Сделал паузу и тут же дополнил. - При долгой и интенсивной "работе" перегревается и начинает "плеваться".
  Марантиди понимающе кивнул:
  - Гранаты?
  - Венгерско-румынские системы. Две тысячи.
  - Чем отличаются?
  - Почти ничем. Родитель у них один и тот же, Австро-венгерский.
  - Слушай, а почему все с австро-венгерским запахом?
  - Этим оружием вооружена Греческая армия.
  - Здесь, на Крите народ в подавляющей массе в армии не служил. Говорю к тому, что все равно их обучать, а уж какой системы - это оружие будет...- и картинно сдвинул плечами.
  - Нет не все рано. В данном случаи будет создаваться видимость, что нас здесь нет и всё происходящее, это личная инициатива греков-критиотов.
  - А от кого нам прятаться?
  - Да имеются у нас длинноносые, заклятые друзья-союзники, которые непременно захотят взять Грецию под контроль. Причем делать это будут в самый неудобный для нас момент, с высадкой подконтрольных им греческих подразделений монархистов-националистов, да еще и прикрываясь лозунгом "Мы же союзники".
  - Ясно.
  - Так вот. Находящиеся здесь, на Крите подразделения ЭЛАС (Народно-освободительная армия Греции под управлением левых сил, возглавляемых коммунистами), должны быть готовы дать достойный отпор.
  
  Как бы там ни было, но главной задачей группы капитана Марантиди, позывной "Тесей", была разведка. В кратчайшие сроки, с помощью критского подполья удалось установить численность гарнизона, его точное расположение и вооружение.
  Передача осуществлялась с помощью "связного самолётика". С виду игрушечная модель загримированная "под чайку" и схожих размеров, при трёх винтах, шесть положений выбора маршрута траектории полета. Если же запускать каждый раз из разных площадок, тогда место передачи определить совершенно невозможно.
  О винтах. Два "тянущих" спереди, один "толкающий" сзади. Вообще-то он прекрасно летает и на одном, второй "помогает" при сильном ветре, а третий на случай отказа, дабы гарантированно вернулся к месту запуска.
  Собранную информацию надиктовывали в специальное устройство, которое вставляли в самолётик. Запуск - 10 минут полёта с ускоренной передачей сжатых данных в Главный штаб партизанского движения - возврат в точку запуска.
  Немецкие связисты всё же засекли "лишнее в эфире" но их сильно смущала "краткость" передачи, они полагали, что за столь короткое время нахождения в эфире что-либо передать - ну совершенно не реально. Кроме этого, источник сигнала хаотически движется по воздуху, причём каждый раз по новому маршруту. В общем, решили, что "эффект создает неизвестный или мало изученный вид птицы".
  Операция по взятию под контроль Крита началась с определения, где у немцев находится узел дальней связи. Оказалось - два. Один у армейцев, второй у летунов на аэродроме.
  С "летуновским" было проще, тот находился на аэродроме, а вот армейский был в одном из штабных зданий, на втором этаже, на территории, где располагался основной немецкий гарнизон. О проблеме сообщили в Центр. На следующий день вновь объявился Илья.
  - Снова ты?
  - Да, это я.
  - И почему, когда вижу тебя, уже не удивляюсь?
  - Часто встречаемся.
  - Вот никак не могу понять, зачем меня сюда отправили?
  - Мы с другого ведомства.
  - Не уж-то.
  - Разведка не наш профиль и не наша спецификация. Мы специализируемся по силовому решению вопроса.
  - А я подумал, что приглядываешь за нами.
  - Есть немножко. Крит то ключевая точка. Начальству здесь проколоться никак нельзя.
  - И это значить?
  - Велено оказать помощь.
  
  Критский аэродром Малеме группа Ильи взяли под контроль утром. Причём взяли, совершенно не напрягаясь, так показалось неискушённому обывателю, греческим ополченцам, приданным группе на усиление. Их расставили "в секрет" небольшими группами по периметру, чтобы исключить возможность побега и преждевременного оповещения остальных оккупантов о начале операции по освобождению острова. Греки до рези в глазах всматривались в предрассветный аэродром, надеясь, хоть что-то увидеть, но вокруг "тишь да благодать, ничего толком не видать". Затем поступила команда:
  - Скрытно занять позиции ближе к аэродромным строениям.
  Перебрались, начали осматриваться, а там немцы строятся, присмотрелись - вокруг русские с автоматами "на изготовь", но как-то "без усердия". Отдельной группой стоят, безмятежно болтают между собой немцы-офицеры. Греки всех приняли под охрану, русские ушли, но предварительно их командир что-то настойчиво объяснял старшему греку-ополченцу. В общем, тот слушал, делал возмущенное лицо, дул щёки, возмущался, но согласился.
  Суть беседы:
  - Над немцами не издеваться, не грабить, не бить. Позволить немцам-поварам приготовить завтрак, обед и ужин. Проследить, чтобы связисты собрали аппаратуру. Всем остальным - собрать свои вещи. Охранять до особого распоряжения.
  В прочем долго охранять не пришлось, до вечера. Потом всех, с вещами, демонтированным оборудованием, полевыми кухнями и частью провианта - отконвоировали на прибывший корабль.
  
  С "городскими" гарнизонами было иначе. Накануне ночью высадилась "регулярная греческая бригада", две тысячи человек, к ним присоединилось столько же ополченцев. Совместными усилиями они блокировали гарнизоны. Потом, в бухту, к "главному гарнизону" вошли два катера, один из которых дважды выстрелил. Два попадания в штабное здание, помещение, где находился узел дальней связи.
  Два дня немецкие гарнизоны в Малеме - Кания и бухте Суда находились в осаде без дальней связи, воды, подвоза продовольствия, с ограниченным запасом боеприпасов. Кроме того, ежедневные вялотекущие перестрелки не позволяли свободно перемещаться и увеличивали количество раненых. Потом к ним направились, прибывшие на корабле представители "Красного креста". Переговоры бели недолгими, уже к вечеру, все три немецкие гарнизона организовано сдались. Впрочем, в плену они так и не побывали, потому как сразу были направлены в порт, где погрузились на судно, на котором находилась группа ранее "освобождённых" из советского плена лётчиков, туда же, были конвоированы немцы с аэродрома. Ночью корабль отчалил.
  
  
  *** 153
  
  
  Бразилия
  
  
  С началом войны в Европе, Аргентино-Бразильские отношения, которые и до этого были не очень, начали стремительно ухудшатся, а с началом широкомасштабной "торговли" с Германией, хоть официально и не афишировали с кем конкретно, но все и так знали "покупателя", испортились окончательно. В прочем виновны в том были не лично бразильцы, а англичане и североамериканцы. Толи из зависти, толи для создания трудностей аргентинской торговле, в общем, они настойчиво подговаривали бразильское правительство Варгаса, начать с Аргентиной войну. Если не полномасштабную, к которой Бразилия была совершенно не готова, то хоть локально-конфликтную на самом важном участке.
  В общем, суть - Бразилию планировали использовать для морской изоляции Аргентины от внешней торговли. Основная проблема в том, что, имея номинальное военно-морское превосходство, Бразилия была очень слаба своими сухопутными и военно-воздушными силами. Причина тому - непомерно огромная территории страны, при небольшом количестве населения, так же, из-за малого количества дорог - невозможностью оперативной переброски и маневрирование войсками.
   Это то и довели до ведома "настойчивых просителей". Тогда англо-североамериканцы стали упорно настаивать начать "хоть локальную войнушку", но непременно охватывавшую залив Рио-де-ла-Плата. "Настойчивых просителей" не интересовало, что данный залив - граница между Аргентиной и Уругваем. Им нужен повод, дабы "официально" заминировать вход-выход в залив Рио-де-ла-Плата, что должно повлечь, по их мнению, прекращение "незаконной", с их точки зрения, "контрабандной" торговли, потому как шла она с Германией и главное - "мимо" их контроля и кармана.
  Так же необходимо сообщить, что после начала Второй мировой войны Бразилия длительное время поддерживала тесные и дружественные связи с Германией, впрочем, и с ее противниками, а Бразильская армия, еще до войны, получала вооружение в основном из Германии.
  Всё началось в ноябре 1941 года, с момента совместного участия бразильцев и североамериканцев по захвату Нидерландской Гвианы, Арубы и Кюрасао. Позже последовало вхождение Бразилии в состав "Межамериканского совета обороны", что окончательно определило выбранную сторону. 22-го августа 1942 года Бразилия объявила войну странам Оси.
  В скорости к берегам Бразилии прибыли корабли США, впоследствии названные 4-м флотом. На тот момент флот Бразилии, большой по меркам Латинской Америки, состоял из устаревших кораблей, поэтому американцы приняли участие, в его дооснащении и реорганизации, приводя в более-менее боеспособное состояние.
   Так же правительство Варгаса получило небольшой военный кредит, в основном морально и материально устаревшими, изношенными самолётами. Так же, к имеющимся у Бразилии 12-ти танкам Рено FT-17, которые классифицировались как carros de assalto (штурмовые повозки), 23-м танкеткам CV-3/33, которые назывались autometralhadoras (повозка для пулемета) и 2-м бронеавтомобилям, добавилось 7-мь разведывательных бронеавтомобилей M3A1 и 22-а американских легких танка М-3 Стюарт, которых только пообещали продать аж 427 штук, но с реализацией не спешили.
  Вся эта, невероятно грозная броня базировалась в двух штатах - Рио-де-Жанейро и граничащим с Аргентиной, Рио-Гранде-ду-Сул.
  Кроме этого были срочно созданы ВВС Бразилии. Древние бипланы Vought V-65B Corsair - 36 штук, легкие бомбардировщики Vultee V-11GB2 - 14 штук и штурмовики North American NA-72 - 13 штук. Все эти машины были одномоторными, имели слабое вооружение, недостаточный радиус действия и плохо подготовленных пилотов. Другими словами, над океаном, где их намеривались использовать, им делать было нечего.
  Так же имелись многоцелевые самолёты Focke-Wulf Fw 58 Weihe - 26 штук.
  Военное руководство САСШ и Бразилии понимали "самолётную проблему", потому в 1942 году, по ленд-лизу прибыли 10 устаревших истребителей Curtiss Р-36А Hawk, 2 старых бомбардировщика Douglas В-18 Воlo и шесть современных, противолодочных North American В-25В Mitchell. Прибыть то они прибыли, а вот обслуживать и летать на них, тем более использовать в боевых условиях никто из бразильцев не умел. Срочно, на северо-восточном побережье, в Форталеза, создали "Авиационную подготовительную группу" (Agrupamento de Avixes de Adaptazgo).
  Осенью 1942 года совместными бразильско-североамериканскими ВМФ и ВВС началась "пассивная" блокировка залива Рио-де-ла-Плата (Серебряная река).
  В первую очередь, дабы существенным образом осложнить задачу немецким подводникам, потому как именно они, по мнению североамериканцев, осуществляют вывоз продовольствия и стратегического сырья из Аргентины. В общем, были взяты под контроль все входы-выходы из устья Рио-де-ла-Платы. Ну как контролировались - по периметру расставили военные суда или переоборудование под таковые из гражданских, с возможностью уничтожения подводных лодок. Так же постоянно, в поиске противника, туда-сюда шастали самолеты. В прочем никакой уверенности в том, что данные, в основной массе переоборудованные кораблики и приданные им лёгкие самолёты с плохо обученными экипажами станут настоящей грозой немецких субмарин, не приходилось и мечтать, от слова совершенно. В прочем, как доносила аргентинская агентура, "покупатели", как и прежде, продолжали производить закупки, ничуть не уменьшая объёмы.
  Следующим этапом, поскольку расположение "закупочных" складов вблизи залива известно, но условие - не бомбить сухопутную территорию Аргентины, потому как-то ночью, "неизвестная" группа самолетов произвела бомбардировку одного из мест предполагаемого нахождения субмарин в заливе. На закупках это так же не отразилось, но зашевелились аргентинские военные. У аргентинского берега залива, появились зенитные установки, с прожекторами. Три штуки, на 300 километров побережья. Так же залив начали патрулировать аргентинские ВМС.
  
  
  *** 154
  
  Аргентина.
  
  
  Дон Хуан Альберто де Сан-Мартин и Бергальо, отставной коронел майор (старший полковник) аргентинской армии с момента, "торговли с Германией" стал самым популярным и невероятно уважаемым человеком, за короткое время сумевший немножко улучшить материальное положение, своё, кто рядом и в целом Аргентины. О нем как-то сразу вспомнили все, позабывшие было сослуживцы и родственники, не только ближние, но и дальние. С его участием Аргентина с успехом начала торговать продовольствием, которого в Латинской Америке было более чем вдосталь, а по причине отсутствия реализации - навалом и оно уже как бы начало терять в цене. При нынешней же ситуации, с появлением "реализации" ситуация стабилизировалась и даже стала проявляться тенденция "к небольшому росту". Все были довольны. Армия стала получать самые современные танки, самолёты, запчасти, боеприпасы, а землевладельческий и скотоводческий секторы экономики, наконец-то смогли нормально работать.
  Дела шли настолько прилично, что прибывали представители, в основном с немецкими корнями, из Парагвая, Уругвая и Чили с просьбой и их "подключить" но непременно "по-тихому". Было много и бразильских немцев, но те предпочитали работать контрабандой и через посредников.
  В дополнение к основным складам "у залива", открыли несколько дополнительных. Вначале у "тройной границы" (стык границ Аргентины, Парагвая и Бразилии) в Пуэрто-Игуасу, а позже и в остальных "перспективных и посещаемых" местах. Для их охраны, в основном наняли немцев из экипажа, потопленного "карманного линкора" "Адмирал Граф Шпее", которых с Уругвая, в 40-м году интернировали в Буэнос-Айрес.
  В прочем со складами, для посвящённых аргентинцев, было много непонятного. Они почему-то находились не ближе чем в километре-двух от берега Рио-де-ла-Плата, что было как бы далековато. Никаких наезженных дорог в сторону залива, что так же было странным. Приходящие пути есть, а исходящих нет. Первый склады наполняются, когда заполнили, рабочие покидали территорию, склад закрыли, опечатали, сдавали под охрану. Переходили к заполнению второго. Никто ничего с первого склада не вывозил, охрана службу несёт исправно. Заполнили второй, проделали все операции со сдачей под охрану, открыли первый склад, а он пустой... Чертовщина какая-то. Потом поползли невероятные слухи, что к складам этим подземный тоннель от залива имеется, что его еще индейцы гуарани зачем-то, в свою бытность прорыли. Ну, тоннель так тоннель, но не уж-то по нему огромные немецкие субмарины, в которые все с большого склада вмещается, незаметно пройти могут, а по всему получается, что могут.
  В общем, слухи ходят невероятные и разные, пополняясь новыми вымыслами и подробностями, склады регулярно наполняются и таинственным образом пустеют, а вот вход в тот тоннель, со стороны залива никто отыскать не может. Есть несколько подозрительных мест между Буэнос-Айресом и островом Ойярвиде, но там 320 километров, а вход, по слухам, тщательно замаскирован и охраняется...
  22 августа 1942 года Бразилия вступила в войну на стороне Антигитлеровской коалиции. Эта новость, для Аргентинских власть держателей, в основной массе ориентированных на Германию стала невероятным потрясением. В стране, среди политиков и военных преобладала уверенность, что скоро грянет Аргентино-Бразильская война.
  Прибывшая техника - 180 танков TNHP (немецкое название - Pz.Kpfw.38(t), истребители "Грумман" F6F "Хеллкэт"(Адский кот) - 30, пикирующий бомбардировщик А-36А "Инвейдер"(Захватчик) - 25, истребитель-бомбардировщик P-47 "Тандерболт"(Раскат грома) с рекомендацией использовать как штурмовик - 30, учебно-тренировочный T-6 Texan - 8. Запасные двигатели, боеприпасы и прочее военное снаряжение. Всё это частично успокаивало и внушало надежду на то, что, узнав о приготовлениях Буэнос-Айреса, враг откажется от своих захватнических намерений.
  Оптимизм и невероятную уверенность в непременной победе над врагом демонстрировали военные. В общем, Аргентинские армейцы, от новых образцов вооружения, пребывали в совершеннейшей эйфории. Чуть попозже, ввиду новизны современной техники, полного отсутствия специалистов - умудрились перевернуть два танка и разбить четыре самолёта... В общем, им срочно нужны знающие пилоты и танкисты, а также умелые техники и ремонтники, а для полного счастья неплохо бы и удачливого боевого генерала. С данной проблемой тут же обратились к "знакомым".
  В кабинете находилось трое мужчин. Альберто Бергальо, командующий ВМС Аргентины, ярый националист по свои убеждениям, Марио Финкати и немец.
  - В начале я хочу огласить просьбу властей нашей страны,- начал Марио Финкати. - Мы просим немедленно поставить в Аргентину немецкие боевые подводные лодки. - Пристальный взгляд на немца, в прочем лицо последнего никаких эмоций не выражало.
  - Так же мы просим направить к нам больше боевых самолётов, зенитных орудий и прочего вооружения. Рассчитываться за дополнительную военную технику мы намерены сельскохозяйственными продуктами и полезными ископаемыми.
  - Уважаемый дон Марио, дон Альберто, - говорил представитель "закупающей" стороны, высокий, спортивного вида гер Гельмут Йозеф Михааль Коль, по крайней мере, под таким именем он был известен в определённых кругах аргентинского общества. - Вы же знаете, какое нынешнее положение на фронтах.
  - Да нам известны основные события, происходящие в Европе. Но Аргентине не к кому обратиться со столь деликатной просьбой. Вам же хорошо известно бразильско-североамериканские мнение и косой взгляд на наши совместные положительные успехи в торговле. Они уже нынче начали проверять суда, выходящие из залива, а что будет дальше? А эти инциденты с задержанием и арестом наших рыбаков? Мы же с Вами прекрасно знаем, кто всё это организовывает и по чьему приказу осуществляет. Неужели в Берлине не отреагируют?
  - Уже имел беседу на данную тему. - Гер Гельмут Коль сделал небольшую паузу. - Мне ясно дали понять, что нас здесь нет и это не наше дело. - Пауза. - Я уверен, что после войны Германия будет покупать у Аргентины всю сельскохозяйственную продукцию, которую она производит. Германия признает суверенитет Аргентины над островами Мальвинас. Но всё это произойдёт только при условии, что до самого конца войны Аргентина будет поддерживать свой нейтралитет.
  - Неужели ничего сейчас нельзя сделать?
  - Я этого не говорил. - Медленно произнёс немец и пристально взглянул на оппонента.
  Дон Марио Финкати и дон Альберто Бергальо напряглись, это было заметно по их пытливому, не мигающему, напряжённому взгляду и общему напряжению осанки.
  - Имел беседу с друзьями, которым небезразлична судьба Аргентины. - Пауза. - Официально однозначно нет. - Повторная пауза. - Так же обещали сделать всё, что возможно и даже чуть больше, но это, повторяю, неофициально и тайно, даже от Берлинского руководства.
  Пристальный взгляд на коронел майора и командующего ВМС Аргентины, как бы спрашивая, понятно ли. По отсутствии интеллекта на вопросительно-пытливых лицах определил, что непонятно:
  - Умеющих специалистов с передовых частей Восточного фронта нам никто не даст,- помотал головой, подтверждая, что "нет". - Их будут искать в других местах. - Пауза. - Толковые люди над данным вопросом уже работают. - Очередной взгляд на аргентинцев. - Вы же понимаете, это лично наша, не афишируемая помощь.- "Просители" понимающе переглянулись-улыбнулись и дружно кивнули, гер Коль продолжил:
  - Ваша задача будет всех, широко не афишируя, дружелюбно принять, быстро переодеть в аргентинскую форму, обеспечить жильём и создать условия для плодотворной работы.
  - Сколько их будет?
  - Достаточно, чтобы присмирить неугомонных и достойно ответить на недружелюбные выходки непонятливых.
  - В первую очередь нас интересуют опытные лётчики, авиатехники и танкисты-инструктора. Не откажемся и от грамотных людей с боевым опытом. Нужен хоть один боевой генерал, в идеале с компетентными штабными офицерами.
  Гельмут Коль криво улыбнулся и в знак согласия несколько раз кивнул.
  Через неделю, после разговора прибыл корабль, привёзший "младших" специалистов. "Мастеров более высокого класса", обещали доставить позже.
  
  
   *** 155
  
  
  Свен Штефан Райтер Зоммер - пилот Ю-87
  
  Боевой путь начал добровольцем. Испания, легион "Кондор". Вначале на трёхмоторном бомбардировщике Ю-52, впоследствии на Ю-87 нулевой серии, который фактически проходил испытание на пригодность. После была Польша.
  Ранним утром 1 сентября 1939 года они бомбили аэродром под Краковом. Точнее бомбили пустые ангары, потому как поляки, к моменту их прилёта свои самолёты успели рассредоточить и хорошо замаскировать. После обеда разведка обнаружила большое скопление кавалерии под Велюньем. Полетели всем составом, 30 "Штук" Ю-87В. Разбомбили штаб и всю Велюньскую кавалерийскую бригаду. В результате налета поляки понесшую значительные потери, их разогнали-рассеяли. Гонялись за всадниками, было необычайно весело.
  Уже 2-го сентября, без особых усилий VI армейский корпус город Велюнь занял.
  Часть постоянно продвигались вслед за наступающими войсками, перебазировались на другие аэродромы, ближе к передовой. Часто, по ночам подвергались обстрелам отступающими, окруженными группами польских войск. Но всё как-то обходилось без серьёзных последствий, как для лётчиков, так и для самолётов.
  В дальнейшем была боевая работа по крепости Модлин и мосты через Вислу.
  Ю-87В, управляемый лейтенантом Свеном Зоммером пикировал, сваливаясь с высоты на вражеских солдат. На не убираемых стойках шасси, с земли похожих на когти коршуна, у пикировщика предусмотрены специальные крыльчатки, вращающие воздушную сирену, и та устрашающе воет, действуя на нервы врага, парализуя волю к сопротивлению, придавая атаке мистичность и неотвратимость гибели. В следующий миг от самолёта отделяется бомба, на которой так же закреплён специальный свисток психологического воздействия. У подвергающихся воздушному налёту создаётся впечатление, что время затормозилось, и бомба нереально медленно приближается к земле неся разрушения и смерть. Летит-свистит в унисон с завыванием "Штуки" - жуть.
  Лейтенант Свен Зоммер не единожды видел, как вражеские солдаты, забыв обо всем, бежали в поисках укрытия, куда глаза глядят, зачастую бросая технику и тяжёлое вооружение, теряя даже стрелковое оружие. В прочем, проекция "Штуки" в момент атаки наименьшая и попасть в неё с земли - ой как непросто.
  У Ю-87 небольшой радиус действий, потому они работали по врагу вблизи, на виду своих передовых позиций, вызывая бурные овации и прилив боевого духа у своих солдат, и уныние у вражеских. Ведь метание бомб, у пикировщика достаточно точное и опытный пилот, без особого труда может попасть в танк, паровоз, мост, здание или отдельную огневую точку.
  Вот, в одно из таких демонстративно-показательных "выступлений" самолёт уже лейтенанта Свена Штефана Райтер Зоммера впервые за все время, включая Испанию, на выходе из пике сбили зениткой. Свен все же дотянул до своих. Камрады на передовой видели, как он воевал, потому встретили как героя...
  Французский блицкриг для него начался с налёта на порт Антверпена. В тот день фламандско-бельгийские зенитки сбили 12 самолётов...
  На следующий день, восточнее Брюсселя, их группа, 60-т Ю-87, была атакована 6-ю "Харрикейнами". В этом столкновении лейтенант Зоммер впервые заметил недостатки "Штуки". Маленькая скорость, слабое оборонительное вооружение и плохое бронирование. Враг сбил шесть пикировщиков, 12-ть основательно повредил.
  В дальнейшем они удачно бомбили укрепления Маастриха, Льежа и эшелоны с войсками в Суассоне. Досталось и французским танкам возле Флиппвилля, кораблям в Дюнкерке, Гавре и Ла-Рошеле.
  Пикировщики расчищали путь передовым наступающими войскам, те стремительно, безостановочно рвались вперёд.
  С 20-го по 26-е мая англичане, не поставив в известность союзников, "по-тихому" эвакуировали 60 тысяч своих войск. Лишь после этого, вечером 26 мая официально была начата операция "Домино" - общая по эвакуации с Дюнкерка.
  В прочем это не удивительно, ведь эвакуацией войск из Дюнкерка руководил будущий, в 1942 году, командующий войсками на Ближнем Востоке Ха́рольд Ру́перт Леофрик Джордж Алекса́ндер - знатный и богатый, потомственный военный, который систематически "заваливал" всё, что ему поручали, но умел красиво и правдоподобно оправдываться.
  Под стать руководителю Дюнкеркской эвакуации был и исполняющий обязанности командира II-го корпуса, действовавшего в арьергарде - Бе́рнард Ло́у Монтго́мери - будущий, в 1942 году, Главнокомандующим 8-й армией (Египет).
  Оба этих "защитнико-эвакуатора Дюнкерка" переправились на английский берег в самую первую очередь и всем творимым на французской стороне безобразием, руководили с английской стороны пролива, по радио.
  Но мы о лейтенанте Свене Штефане Райтер Зоммере.
  После пары дней нелётной погоды Ю-87 набросились на эвакуируемых. Нужно сообщить, что еще до этого они успели утопить 31 корабль и 11 сильно повредить. "Штуки" круглосуточно висели над проливом, дополнительно потопив 9-ть английских и 7-мь французских эсминцев, а также около 250 прочих, мелких судов. В Дюнкерке немецкие войска взяли в плен 50 тысяч брошенных французов и бельгийцев. Так же, кроме французского, все снаряжение и вооружение (кроме винтовок) 9-ти английских дивизий.
  По итогам Французской компании Свенеу Штефану Райтер Зоммеру присвоили очередное звание - оберлейтенант (старший лейтенант)
  
  Операция Барбаросса, СССР.
  
  Первое время, месяц-полтора, Ю-87 использовались по польско-французскому образцу. Они расчищали путь передовым войскам и активно подавляли очаги сопротивления войск, находящихся в окружении. Хладнокровно расстреливали двигавшихся по дорогам беженцев и армейские подкрепления, бомбили мосты и переправы.
  Безнаказанность продолжалась до момента начала активной деятельности советских истребителей. И вот тогда, вдруг оказалось, что "Юнкерс-лапоть" - самолёт "чистого неба", когда в небе неоспоримое немецкое преимущество. В остальных случаях русскими истребителями и ПВО он сбивается на раз-два.
  Середина осени 1941 года. Группа из 4-х "87-х Юнкерсов", на крейсерской скорости, около 300 километров в час "идут" на задание - бомбить очередную переправу. Неожиданно на них, со стороны солнца сваливаются два русских истребителя. Короткая, точная очередь по самолёту Зоммера, потом еще одна. "Штука" вначале, от попадания как бы подпрыгнула, потом, "клюнула носом" и с дымом пошёла к земле. Из падающего самолеты, на Ю-87 экипаж два человека, пилот и стрелок, выпрыгнул лишь один. На земле его "тепло" встретили те, кого он намеревался бомбить. Скверная история. В общем, оберлейтенант Свен Штефан Райтер Зоммер попал в плен.
  Год, целый год русского плена. Суровая атмосфера, постоянная между особная борьба за выживание, нехватка провианта, теплой одежды в суровые российские зимы, вагоны без печек...
  Конец лета или начало осени, сбился со счёта, 42-го их в очередной раз погрузили в вагоны. Куда-то везли. Остановка, открылась дверь вагона:
  - Выходите! Быстро-быстро! - По-немецки прокричал кто-то.
  Построили в колонны - шли с короткими остановками долго. На одном из привалов - построили, вызывали по фамилиям. Назвали и его. Всего человек 60-70 и все связанные с авиацией - лётчики, механики, авиатехники, связисты... Отделили от основной колонны - повели. Потом появились машины, долго везли. Прибыли к морю, на катерах переправили на корабль и лишь на судне сообщили, что за их освобождение, заинтересованные люди заплатили немалые деньги и от них ждут "результатов". Так же, что освобождением занималась специально подготовленная диверсионная группа, действующая в глубоком русском тылу, что они будут направлены в Аргентину и им срочно нужна переподготовка. Недвусмысленно намекнули, все кто не согласен, недоволен или не пожелает переподготовиться... Всем всё сразу стало ясно и понятно, отказников, недовольных и ропщущих не было.
   На корабле, для переобучения на "аргентинские самолёты" имеется специальная каюта. Восемь пилотских мест, шлемы. Обучение попарное или в группе. Переучивали на американские самолёты. Пилоты в группе опытные, к тому же новое, интенсивное "электрическо-гипнотическое", как им сказали, обучение. Всё, взлет-посадка, пилотирование, бомбометание и воздушный бой - воспринимается как реально-настоящее. В общем, процесс обучения был понятный, интенсивный и интересный.
  Корабль зашёл на Крит, там добавилось "пассажиров". Были средь них и летчики с авиатехниками, которые тут же влились в ряды обучающихся. Впрочем, учились и остальные, которые не лётчики. Утром, в обед и вечером, по часу, группам по 40-50 человек надиктовывали испанские слова, которые все дружно, хором повторяли. В общем, пока приплыли, все без исключения, с горем пополам, чуть-чуть понимали по-испански.
  В Аргентину прибыли ночью. Катерами доставили к берегу, погрузка на автомобили, ехали до утра. Остановка - палаточный городок. К обеду прибыли аргентинцы. Первыми "забрали" танкистов из бывшего 212 учебного танкового батальона, потом их, лётчиков.
  Взлётное поле, офицерские домики, казармы. Переодели в "аргентинскую форму" почти неотличимую от родной немецкой. Выдали аргентинские толи документы, толи удостоверение личности, по ним оберлейтенант (старший лейтенант) Свен Штефан Райтер Зоммер стал пример тененте (старший лейтенант ВВС) Сильвио Эстебан Рамиро Зоммер, потом поселили в домиках, распределили по самолётам, проверили степень лётного мастерства. То, что продемонстрировали немецкие авиаторы, аргентинцев повергло в радостный экстаз. У них лётчиков такого класса не было совершенно, а те, которые были, так не умели, но искренне обещали научиться.
  Сначала Свен Зоммер полагал, что только у них в эскадрильи так много лётчиков и техников из местных немцев, но оказалось, что в Аргентинских ВВС три четверти - это прибывшие немцы, а среди одной четверти аргентинцев, еще 20% аргентинцев немецкого происхождения. Среди офицерского состава всех Вооружённых Сил Аргентины, граждан аргентины немецкого происхождения чуть более 30%.
  Месяц практического переучивания с Ю-87 на А-36А. Хоть первый и второй относились к отряду пикирующий бомбардировщик, но принцип работы на них был разный. Ю-87 - неубирающиеся шасси, маленькая скорость, слабое оборонительное вооружение и бронирование. Фактически он был хорош при полном отсутствии вражеских истребителей и ПВО противника. "Штука" - строй движения - "два гуся", боевая работа - "карусель", углы атаки от 60 до 90 градусов, плохо маневрировала. С 450 метров - довольно точный бомбовый бросок.
  А-36А - Заходили на цель четверками. Хорошая живучесть, мощное вооружение - шести 12,7-мм пулеметов. Четыре по крыльям, два - в фюзеляже. Прекрасная аэродинамика, но чрезмерно быстрый разгон при пикировании, до 800 км/ч. Угол атаки 60 градусов. Высота очень быстро изменяется, не хватает времени прицелиться. Не точный сброс бомбы на 1000 метров и огромные перегрузки при выходе из пике.
  Ещё одной особенность А-36А, что его можно использовать как самолёт сопровождения и прикрытия для транспортников и бомбардировщиков, а также как истребитель против бомберов и прочих самолётов старого образца, таких, как нынче были в ВВС Бразилии.
  С самого утра по аэродрому разнеслась новость, что ночью бомбили залив Рио-де-ла-Плата, у самого берега Аргентины. Об этом они узнали первыми, благодаря прибывшей вместе с ними радиолокационным станциям дальнего и среднего обнаружения, вывезенными с Крита. Командир эскадрильи, майор Ганс-Иоахим Ринке, сначала долго "сидел" на телефоне, потом за ним прибыла машина. По возвращении всем было объявлено, что отныне эскадрилья заступает на боевое дежурство.
  К воздушным схваткам начали готовиться сразу. Отработали действия по тревоге, дежурная смена - на казарменном положении, на взлётной полосе в "маскировке" при заправке и с полным боекомплектом, в постоянной готовности к вылету - самолёты, причем не только истребители "Грумман" F6F "Хеллкэт", но и штурмовики А-36А.
  
  Под утро, как-то даже очень громко зазвонил телефон у дежурного.
  - Эскадрилье подъём! Инструктаж дежурных экипажей! Обер-федфебель, отвечающий за наземный персонал - ко мне!
  Казарма проснулась, из кубриков выскакивали солдаты, разбегаясь по своим, прописанным по боевой тревоге местам.
  Короткий предвзлётный инструктаж, пожелание удачи, у штаба урчит мотоцикл с коляской - развезли по самолётам.
  - Машина уже готова к взлёту,- стал докладывать старший механик,- колодки убраны, двигатель прогрет. Счастливой посадки гер обер-лейтенант.
  - Пример тененте,- улыбнувшись, шутя исправил его Свен Зоммер.
  Пристегнул парашютные ремни, вскарабкался на борт, по привычке проверил наличие топлива и готовность вооружения, включил рацию.
  После того, как позади остались посадочные огни, прибавил обороты двигателю, проверил, не потерялся ль "качмарек" (немецкое жаргонное название ведомого), обер-фельдфебель (старший сержант) Гельмут Фишер. Он должен быть на 100 метров сбоку и сзади метрах в 50. Тот был на своём месте, а вот истребителей, "Грумман" F6F "Хеллкэт", не видать.
  - Они должны взлетать за нами,- сам себе разъяснял Свен, за одно и успокаивал. Общее напряжение и нервы. Всё же первый вылет в качестве истребителя,- догонят, но не скоро. Скорость А-36А 600 км, у F6F - 610.
  Медленно светало. В голове промелькнула мысль:
  - Первый боевой вылет после длительного перерыва,- и сам себе улыбнулся.
  Вражеские самолёты, шесть штук обнаружили быстро, внизу справа. Определил как легкие бомбардировщики Vultee V-11GB2. Бразильские пилоты были сильно заняты бомбардировкой "воды", гостей не ждали и прибывших явно не замечали. Память подсказала:
  - Экипаж три человека, сзади турельный пулемет, в крыльях еще четыре. Все калибра 7,62.
  По рации же:
  - Впереди и ниже справа шесть штук. Видиш?
  - Да,- ответил обер-фельдфебель Фишер.
  - Сокращайте дистанция, мы атакуем.
   Зашёл со стороны солнца, сделал переворот через крыло и начал пикировать вниз, на врага. Вначале вражеские самолёты были крошечными, но по мере приближения стремительно росли. Метров за 150 открыл огонь. Первых две короткие очереди мимо, толи с перепугу, толи с просоня, как-то дергано и совсем не туда ожил турельный пулемет бразильца. Третья очередь достигла цели. Бомбер дёрнулся, от него полетели щепки, вспыхнула левая сторона. Второго атаковал снизу, длинной очереди прошёлся от хвоста до головы. Гельмут так же сбил, Свен заметил, как враг падал. Появились четыре "Груммана". Короткий бой и три оставшихся бомбера, с дымами пошли к земле или воде? Уже улетая Свен в последний раз осмотрел "поле битвы", заметил купола и приближающиеся к месту приводнения пилотов аргентинские катера и парусные яхты.
  
  Первыми широкой публике об инциденте сообщили СМИ. Разные газеты и радиопередачи изобиловали статьями и выступлениями появившихся в великом множестве "знающих специалистов", "компетентных аналитиков", предсказателей, вещателей, шаманов, медиумов и чёрт его знает кого ещё. Все они особо искусно самоотверженно и изощрённо ругали на все лады, предсказывали и запугивали обывателя. Причем бразильцы, во всём обвиняли аргентинцев, те, в свою очередь обвинения бразильцев. Обе СМИ стороны, обильно финансируемые североамериканскими долларами и английскими фунтами, трубно призывали правительства своих стран жёстко ответить на недружелюбные выходки соседей, а лучше - примерно покарать, дабы неповадно впредь было. В воздухе отчетливо повеяло войной, при этом каждая из сторон искренне верила в свою правоту, силу своей армии и в непременный успех на поле брани.
  
  
  *** 156
  
  Рио-де-Жанейро. Столица республики Соединённых штатов Бразилии.
  
  "На ковёр" был вызван представитель Аргентины в Бразилии - Сальвадор Педро Хорхе Салинас Кастельянос, которому в ультимативной форме выразили протест за "сбитые". Ну, типа бразильские лётчики, выполняя учебно-тренировочный полёт в ночное время, сбились с курса, совершенно случайно оказались над заливом у аргентинского берега, где их, мирно-беззащитных, подло, почти пиратском способом сбили.
  В общем, суть разговора - виновных примерно наказать, пленённых немедленно вернуть. Причём всех - бразильских лётчиков и американских инструкторов. Так же предусматривалась денежная компенсация морального и материального ущерба и требование - допуск представителей САСШ и Бразилии на все аэродромы и прочие военные и морские объекты Аргентины, и еще много-много чего разного, совершенно неприемлемого и явно провокационного.
  
  Буэнос-Айрес. Столица Аргентинской республики.
  
  Через день представителю Бразилии в Аргентине, Аугушту Роберту Перейра Рамиреш так же вручили ноту протеста. Кроме этого ознакомили с показаниями пленных бразильцев и американцев, из которых следовало, что совершенно они не заблудились, их, это уже второй раз, специально отправляли бомбить подозрительные места... и так далее, всё как на исповеди перед священником.
  Бразильский посланник предъявленным аргументам и документам не поверил. Точнее, он может и поверил, да только указание-пожелание у него было совершенно противоположное. Причём наставление от правительства Бразилии было - пожурить, настращать силой и мощью Бразильско-САСШвско-Английской дружбой, указать на безысходность Аргентинского положение, добиться покорности и повиновения.
  От друзей-союзников, представителей САСШ и Англии у него было совершенно другое указание-пожелание, щедро аргументированное долларами и фунтами. В общем, от него, за нескромную плату, требовалось обстановку накалять - мирные переговоры пресекать.
  Не то, чтобы в Вашингтоне или Лондоне не знали о поставках "немецкого" вооружения в Аргентину - разведка, резидентура-агентура, шпионаж от всевозможных осведомителей на финансовом содержании ЦРУ и Ми-6 давала массу разного материала, но сведения по "немецкому вооружению, поставляемому субмаринами", предоставляемые ими, уж очень походили на масштабную дезинформацию. В это никто из высокопоставленных представителей разведки данных держав не верил и даже не желал верить.
  
  
  *** 157
  
  
  Бразильско-Аргентинский инцидент:
  
  Бразилия. Прежде, чем начать "миротворческую миссию", набрали новобранцев, проведя принудительный призыв в армию. Страна, в которой в середине 30-х прошли массовые протестные акции не редко перераставшие в вооружённые столкновения с нешуточными требованиями свергнуть правителей-тиранов, отделиться и разделиться. Кстати, усмирение недовольных, несогласных и инакомыслящих, проводилось самыми радикальными и абсолютно безжалостными методами. В общем, сплочённость в бразильском обществе-нации и желание непременно умереть за диктатуру - была под огромнейшим сомнением.
   Призывников и прочих бразильских военных, на тот момент совершенно не подготовленных к какой бы то ни было войне, тренировали, естественно за предварительно предоставленный Бразилии кредит в долларах САСШ, не менее далёкие от особенностей современной войны, североамериканские инструктора. Три недели обучали премудростям ведения боевых действий и умению выжить в непростой ситуации. Так же нужно уточнить, что команды и прочие наставления американские инструктора отдавали, разъясняли и демонстрировали очень тщательно и доходчиво на английским языке, с американскими обвораживающими улыбками, оборотами и особенностями речи. Потом, те, кто хоть что-то из всего сказанного и продемонстрированного понял, пытались "уяснённое" перевести остальным бравым бразильским воякам. В прочем данное обстоятельство было эпизодическим, потому как переводчики были далеко не во всех обучаемых группах, еще меньшим было желание что-либо рассказывать сослуживцам, которые данные деяния воспринимали совершенно неоднозначно, по большей части даже враждебно, уличая добровольных переводчиков в заискивании перед иностранцами-инородцами.
  Как бы там ни было, но первоначально планировали создать три-четыре толи бригады, толи дивизии вторжения, но из-за трудностей с вооружением, оснащением, транспортными средствами и финансированием, решили остановиться на одной, в 26 тысяч человек. Уже в процессе выдвижения к ней добавили две лёгкие бригады, несколько кавалерийских подразделений и прочего по мелочи, доведя общую численность "освободительных" войск до 40 тысяч.
  После двадцати одного дня обучения, бразильский экспедиционный корпус был признан готовым к ведению боевых действий против коварных и подлых аргентинцев.
  Пересечение границы и собственно сам инцидент, начался с духового оркестра, который задорно играл бразильские песенные и танцевальные мелодии для продвигающихся мимо войск, тем самым как бы создавая хорошее, праздничное настроение. В общем, бразильские генералы полагали, что хорошая, задорная музыка поможет солдатам легче перенести военные тяготы и невзгоды.
  "Освободительно-карательный поход", первый этап вторжения немногочисленных, но по уверениям Бразильских и прочих союзных им СМИ, невероятно смелых и решительных бразильских войсковых колонн в районе "тройной границы". Данный выступ предполагалось взять под контроль, создать плацдарм для дальнейшего продвижения и основное - "захватить незаконно-контрабандные пункты приёма продовольствия и сырья".
  Сопротивление захватчикам, в первый, да и во второй день отсутствовало совершенно. Население в том районе было малочисленно-небольшим, контроль за границей осуществлялся "Хранителем границы" и его помощниками от двух до шести человек, в зависимости от протяжённости и важности участка. Проживали "хранители" в приграничных городках, контроль осуществляли конными разъездами, частота которых зависела от погоды, желания, настроения и прочих немало важных и объективных причин. Так же, помощь в надзоре за границей оказывало местное население, с немалым, даже можно сказать великим рвением, за определённую плату, сообщавшем хранителю и его помощникам обо всех замеченных незнакомцах или подозрительных событиях.
  Другими словами, граница была под надёжной охраной и на прочном замке.
  В первоначальном состоянии бразильцы шли одной "длинной" колонной, позже - разбились на несколько поменьше. Порядок построения - впереди конно-разведывательный отряд, за ним, с отставанием в 3-4-ре километра основная группа с танками и шагающей пехотой. Следом двигались машины с ГСМ и боеприпасами, штабной и госпитально-аптечный транспорт. Замыкали шествие тыловики на крытых обозно-войсковых телегах. Схожее построение было и во втором эшелоне, только без конно-разведывательных отрядов. Скорость передвижения была не велика, но никто из бразильцев вверху, тем более - внизу совершенно не торопился.
  
  
  *** 158
  
  Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель - Лис пустыни.
  
  
  Северная Африка. Командующий танковой армией "Африка" генерал-фельдмаршал Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель по прозвищу Лис пустыни.
  К Нилу, возглавляемые им войска вышли, попутно рассеяв, разгромив и разогнав всемирный сброд, под общим названием 8-я Британская Африканская армия. Всё, что от неё осталось, по большей части тыловые подразделения и части, по каким-либо причинам не участвовавшие в сражении, нынче на той стороне широкой реки, форсировать которую, без соответствующей подготовки, не имея спецсредств - невозможно. К тому же ситуация усугублялась положением немецких войск на Европейском Восточном фронте, где русские дошли до своей новой границы. Румыния, Болгария и Финляндия находятся в шаге от заключения сепаратного мира. Словакия - на грани предательства. Выведены войска из Греции и Югославии. Управляемому Роммелем Африканскому корпусу помощи никакой совершенно, в то же время в Тунисе, угрожая тылам "африканцев" - высадились американцы.
  Роммель прекрасно понимал, что положение управляемых им войск безнадёжно. Он начал засыпать Берлин просьбами об эвакуации Африканского корпуса, потом лично посетил Берлин, но все попытки были совершенно безуспешными. Точнее, в Берлине всё громче зазвучали голоса с призывом отстранить Роммеля от командования армии "Африка", с формулировкой "нервный срыв".
  В скорости, по возвращении генерал-фельдмаршал Э́рвина Ро́ммеля в Северную Африку к нему, как и ранее, без предварительного предупреждения, прибыл "представитель от друзей" - Отто фон Штирлиц.
   На этот раз говорили об Аргентине, Роммель о эвакуации "Африканского корпуса".
  Вскорости, в порты Северной Африки прибыли корабли, на которые, прямо с марша грузились войска, а вечером суда отчаливали, утром следующего дня - выгрузка в Италию.
  Сам же Роммель и часть его штаба вылетели в Италию на самолёте.
  
  В Берлине, узнав об этом, впали в ступор. Согласно их гениального плана, "Африканский корпус" должен был оставаться в Африке. Так же он просто обязан нанести сокрушительное поражение в Тунисе высадившимся американцам и примкнувшим к ним французским колониальным войскам.
  По "Берлинским соображениям" и исключительно авторитетному мнению фюрера всех немцев, Тунис - ключевая точка, которая, при небольших усилиях может самостоятельно оборонятся от англосаксов в течение многих месяцев, а при минимальной поддержке - несколько лет. В общем, Роммелю и его "Африканской армии" следовало неотступно находиться в Тунисе, максимально отвлекая англо-американцев от активных действий в Европе. Но не судьба, облом по полной программе.
   Виновного в отступничестве, своеволии и неповиновении определили сразу. Тут же был выпущен приказ за подписью Гитлера, в котором Э́рвина Ро́ммеля сняли с занимаемой должности. Вторым пунктом приказа "Лиса пустыни" следует арестовать и предать суду военного трибунала. Но реализовать данное деяние в полной мере было невозможно. Самолёт, на котором из Африки вылетел генерал-фельдмаршал Э́рвин Ро́ммель и несколько офицеров его штаба, в Италию так и не прилетел. Так же, при более тщательной ревизии прибывших войск, не досчитались только немцев около 7 тысяч, и множество итальянцев, впрочем, их вообще не считали. Определили и способ, с помощью которого Роммелю удалось переправить войска. Хитрый "Лис пустыни" переправил в Италию и Вишистскую Францию специально подготовленные группы, которые незаметно пробирались на корабли и угрожая оружием заставляли капитанов следовать в Северную Африку, где их грузили войсками. В общем, операция была в духе австрийца польского происхождения Отто Скорцени (Скожены), которого в первую очередь и заподозрили "в пособничестве". Хоть Бешенный (перевод на русский фамилии Скаженый) и имел "железное" алиби, ему все равно никто не верил, так чтобы до самого конца. Тому была причина. Семьи Роммеля и бывших с ним офицеров, так же пропали. Такой "трюк", без серьёзной поддержки в самой Германии, Роммель осуществить никак не мог. У него явно были скрытые сообщники на самом верху. Следственная группа единогласно пришла к выводу, что в данном деле сильно торчат англо-американские "уши". Другими словами, об Аргентине никто и не вспомнил, к тому же связи с ней не было никакой. Немецкая шпионско-агентурная сеть, в начале 42 года одномоментно была тайно уничтожена, и по дошедшим слухам повинны в том англичане и американцы, а также продажные аргентинские силовики, политики и высокопоставленные чиновники.
  
  
  *** 158
  
  - Роммель согласился перебраться в Аргентину, при условии эвакуации немецких войск с Африки.
  - Валерий, зачем нам это надо?
  - Здесь другое. В той, иной истории англичане и американцы, в концлагерях целенаправленно уничтожали немецко-итальянскую "Африканскую армию", чтобы памяти об их позорных поражениях не осталось. Здесь же будет наоборот. Данные люди хорошо знают, что они громили англичан. Помять о итальянско-немецких победах над англосаксами в Африке будет жить долго.
  - Убедил. - Согласительно кивая, произнёс Говоров старший. - Так как с просьбой Роммеля.
  - В итальянских и французских портах присмотрели подходящие суда. - Небольшая пауза. - Задействовали немецких товарищей, специалистов ШТАЗИ из Конго. На корабли прибыли "призовые команды", судно взяли под контроль. Утром в Северной Африке под погрузкой. Вечером отправка, разгрузка в Италии.
  - Три вопроса. Количество кораблей, сколько вывезли и не попадут ли эти вояки на Восточный фронт.
  - На корабль, который в мирное время перевозит до 2-х тысяч пассажиров, в военное входит до 6-ти тысяч солдат.
  - Ого.
  - Все прекрасно понимают, что альтернатива оставшимся - плен. Солдаты загружаются на суда "по полной".
  - Это понятно.
  - Эвакуировали почти 70 тысяч немцев и итальянцев. Войсковые колонны прибывали в порт назначения, передавали приемщикам всю технику боеприпасы и амуницию. С собой - стрелковое оружие, немного личных вещей. Так же полевые кухни и продукты питания. В это же время немецкая колонна, около 5 тысяч из самых боеспособных подразделений, через французские африканские колонии, направилась к Конго. Там на транспортные суда и в Аргентину.
  - Пока доберутся, вся техника выйдет из строя.
  - Они налегке и с нашими проводниками. Им сообщили, что танки, пушки, боеприпасы и прочие нужности в Аргентину доставят подводными лодками.
  - И много "доставят"?
  - "Личный резерв Роммеля", точнее все, что от него осталось - 12-ть длинноствольных танков т-4, только прибывший 501-й батальон тяжелых танков - 14-ть Pz.Kpfw.VI "Тигр" и 17-ть т-3 с короткоствольной 75 мм пушкой и по гаубичной артиллерии немножко.
  - Что с принятой техникой и вооружением?
  - Сильно изношено, но Ави говорит, что все ремонтируется.
  - И это значить...
  - Кое-что оставили себе, но в основном передали в РККА.
  - Хорошо. Так, что на счёт использования данных войск на Восточном фронте?
  - Никак не получится. Сейчас американцы и англичане активно готовят высадку своих войск на Сицилию. В Италии, кроме "африканцев" боеспособных войск нет. К тому же напряжённая ситуация в Риме, шаткое положение Муссолини. Другими словами, данные войсковые подразделения, с немалым боевым опытом сильно попортят нервы англо-американским захватчикам.
  
  
  *** 159
  
  
  Аргентина:
  
  Бразильские колонны, не встречая никакого сопротивления, два дня шли вперед с максимально доступной скоростью неспешно шагающего человека, делающего остановки на обед, ранний ужин и поздний завтрак. За это время прошли они немало, километров 80-сят, но и этого было достаточно. На третий день начались частые и массовые поломки подвижного конно-тележного состава, в обед - сначала проблемы со снабжением, а потом явились аргентинские самолёты. Так как многие бразильцы были в расстроенных чувствах из-за отсутствия обеда, эффективное прикрытие войск от воздушного налёта организовать не получилось. Мало того, что зенитчики отстали, две лошадки расковались и у подводы с боеприпасами "повело" колесо, так они, при виде вражеских самолётов, вместо подготовки к отражению атаки, бросив всё, начали разбегаться во все стороны едва ли не самыми первыми.
  Аргентинских самолётов было два. Пользуясь безнаказанностью - сбросили несколько "жутко свистящих" бомб, потом, всё и всех обстреливая с пулемётов прошлись над "обеденным" скоплением бразильцев. Повреждений нанесли минимум, но паника была жуткая. В этот день колона вперёд так и не двинулась. Пока собрались, определили урон в основном бывший - лошадь испугалась, рванула в сторону, перевернула телегу. Коняка сломала ногу, у телеги повреждены оглобли, отлетело колесо, вывернуло из креплений ось. Сгорели все бензовозы, рвануло несколько подвод и транспортов с боеприпасами, повреждены почти все штабные и связные машины. Много солдат и офицеров, при забеге, повредили ноги, обувь, форму же нужно было не только латать, но и застирывать. Появились раненые и пострадавшие. Были и убитые. Как лошади, так и люди. Стало ясно и понятно, что прогулка закончилась, началась война.
  На следующий день, передовой конно-разведывательный дозор обнаружил противника.
  Узнав столь неприятную новость, руководство колонны, ввиду непригодной для обороны местности и возможностью обойти с флангов, решили отступить. Ходко, намного быстрее, нежели наступали, отошли на 15-ть километров. Встретили колонну второго эшелона. Совместно начали занимать оборону. Было решено напасть на аргентинцев, когда те, ничего не подозревая, будут спокойно идти по дороге.
  Окопов не рыли, лёгкие неглубокие пулемётные ячейки, остальные расположились за деревьями, камнями, в кустиках, естественных ямках и за природными бугорками. Противотанковую артиллерию, пушка 37 мм, примитивно замаскировав ветками, рассредоточили по всей линии обороны. Танки - в небольшой роще-кустарнике. Предполагалось врага остановить и танковой атакой раздавить. Благо в наличии имелось 20 новейших американских танка М-3 Стюарт и 7 бронеавтомобилей M3A1.
  Кроме этого им пообещали сильную авиационную поддержку и даже недавно прибывшие по ленд-лизу "замечательные американские истребители "Curtiss Р-36А Hawk", которые аргентинскую авиацию, если таковая появится, разорвут в клочья".
  Нужно сообщить, что это была основная, главная колонна с самым лучшим и передовым вооружением. Иные шли по второстепенным маршрутам, и им, на всех досталось 12-ть танков Рено FT-17, 23-и танкетки CV-3/33 и два голландских бронеавтомобиля.
  В общем, основания в безоговорочной, уверенной победе были на самом высоком уровне. Смущало лишь недостаточное количество ГСМ и автомобильного транспорта, чтобы гнать противника до самого Буэнос-Айреса, ну и не критично, но всё же ограниченное количество боеприпасов.
  Аргентинская колонна показалась на следующий день в 8 утра. Большущие танки, 6-ть Pz.Kpfw.VI "Тигр", при поддержке 8-ми т-3 с короткоствольной 75 мм пушкой, попарно двигались по дороге. Передние - стволы вперёд, задние - стволы "ёлочкой". За ними, с таким же "ёлочным" поворотом башни, ехали танки поменьше и лишь потом - автомобили с солдатами.
  Подпустив врага на уверенно-попадаемое расстояние, метров 100, бразильцы недружно дали залп из всего противотанкового по первым двум парам танков. Результат - шок и растерянность. Многие, причем по несколько раз попали, расстояние то небольшое, но снаряды противотанковых пушек дружно отскакивали от брони, совершенно не нанося хоть какого видимого повреждения вражеским машинам.
  Аргентинцы усилия бразильцев оценили, поразительно быстро дав меткий ответ, в одно мгновение лишив обороняющихся большей части противотанковой артиллерии и выдавших себя пулемётных гнёзд. В это же время поспешно разгружалась аргентинская пехота, а меньшие танки начали разворачиваться в цепь.
  Выскочившие "засадные" М-3 Стюарт онни уже встретили стройными боевыми рядами. Впереди т-3, сзади "Тигры". Попадание что 75 мм т-3, что 88 мм "Тигра" были для бразильско-американских танков роковым. От снаряда с "короткоствола" танк останавливался, часто дымил. От попадания "Тигрового длинноствола" - разлетался на куски.
  Танкисты М-3 увидев, что их ожидает, начали лихо разворачивать свои машины и со всей поспешностью "отступать", за ними, потеряв всё мужество, отвагу и управляемость - поспешила пехота.
  Перепуганные бразильские генералы тут же вызвали авиацию, но аргентинские самолёты появились чуть раньше. Причина - подлётное время. Аргентинский аэродром базирования гораздо ближе.
  Восемь бразильских бипланы Vought V-65B Corsair в варианте штурмовик, сопровождали 6-ть истребителей Curtiss Р-36А Hawk. Аргентинские "адские коты", "Грумман" F6F "Хеллкэт", скорость 610, шесть 12,7 мм пулеметов или две 20 мм пушки и четыре 12,7 мм пулемета, против Кортисса Р-36А Хок, скорость 500, один пулемёт 7,62 мм, второй 12,7 мм синхронизированные через лопастные. К тому же в кабинах аргентинских самолётов находились немецкие истребители-эксперты люфтваффе (асы) с немалым опытом боевых вылетов и сбитых. Бразильцы же были вчерашними выпускниками "Авиационной подготовительной группы" с Форталеза, фактически ускоренные лётно-переучивающие курсы повышения квалификации, без каких-либо навыков реальных воздушных боестолкновений. Исход сражения - бипланы сбили все, играючи. С Кортиссами чуток повозились. Один Р-36, плотно прижавшись к земле всё же ускользнул.
  Во время сражения "аргентинские" пилоты применяли невиданную, для данного театра военных действий тактику и манеру ведения боя, при этом выделывали такие связки из фигур высшего пилотажа, о которых в Бразильских ВВС только слышали и то не все.
  Кстати, данное воздушное сражение наблюдали обе стороны. Одни с восхищением и гордостью, другие с унынием и жутким разочарованием.
  Основная часть "земного" боя уже закончилась, воздушный ещё шёл. Аргентинцы, воодушевлённые лёгкой победой стремительно, наступали, причём по всем направлениям. Бразильцы панически отступали. Точнее бросив всё - разбежались кто куда. Из первоначального танкового кулака в 20 машин из западни вырвалось 8-мь, а поскольку топлива у них было лишь то, что в баках... К вечеру наступающие, передовые части пополнились 8-мю танками М-3 Стюарт, которые лишь заправили горючим и поспешно нанесли аргентинские знаки - три полоски. По бокам синие, в центре белая с желтим солнцем.
  Схожие боестолкновения, с аналогичным результатом, произошли и на других участках движения бразильских колон.
   Бразильские экспедиционно-"освободительно-карательный поход", по сообщениям СМИ, героически оборонялся от нападок коварного врага, нанося противнику ощутимый урон в технике и живой силе. Но врагов слишком много, перегреваются пулемёты, а горы трупов перед линией обороны мешают воевать. Узрев такое неподобство, заботливые генерали и общее командование выдало приказ на "выравнивание линии фронта".
  На самом же деле дела бразильских вояк обстояли ужасно. Одна, самая большая группа, сразу же попала в плен. Другая, не менее значительная, бросив все снаряжение бежала без оглядки, точнее, рассеялась небольшими, перепуганными группками, заблудившись, бесцельно бродила пытаясь попасть назад в Бразилию, но как правило так же оказывалась в плену. Третья же часть, самая меньшая, в основном состоящая из охраны обоза и обозников, постоянно подвергаемая налётам штурмовой авиации, более-менее организовано вернулась. Но не тут-то было. Аргентинские войска не остановились на границе, как полагали в Бразильском Генеральном Штабе, они подло и коварно, не спрашивая разрешения и без визы, пошли дальше на территорию суверенной Бразилии. Была и ещё одна особенность. Территории, откуда уходили бразильские военные, тут же объявляли о своём суверенитете от Рио-де-Жанейро...
  
  
   *** 160
  
  
  Бразилия. Рио-де-Жанейро.
  
  Экстренное собрание кабинета министров, прям с утра в субботу. Перед собравшимися появилось озабоченное лицо президента-диктатора Жетулиу Дорнелиса Варгаса. Выглядел он просто ужасно. Осунулся, глаза выкатились из орбит больше обычного, он даже как будто почернел и постарел. Встал, в облик добавил уверенности, получилось плохо. Лик талантливого корпоративистского движения "Эстадо Ново" (Новое Государство) излучает озабочено-растерянную улыбку, однако слова, произносимые ртом, вызвали настоящий шок. Премьер-диктатор не стал тянуть, а четко изложил текущую диспозицию:
  - В стране начался масштабный кризис, спровоцированный неудачной войной с Аргентиной. Недовольство среднего класса и военных подогреваемое поспешным отступлением и провокаторами. - Аккуратно, платочком вытер пот, обильно появившейся на лице:
  - Так же хочу обратить внимание на следующий аспект. Диктатура имеет для нации сакральное значение. Никто не знает и не понимает её "священное" значения и благо для Бразилии в целом. В последнее время судьба самой большой Латиноамериканской страны, имеющей благоприятный климат, приличные природные ресурсы и находящейся в стратегическом месте, не раз волновала пытливые умы предприимчивых людей из других стран. Что нам только не пророчили, предрекали и предсказывали. В общем, именно это все, благодаря "правильным советам" из-за границы, которая в таком святом дела как раздеребан, естественно поможет... такой момент нынче наступил. - Оценивающе осмотрел собравшихся, тяжело вдохнул-выдохнул:
   - Ситуация такова, что или мы объявляем "новую эру свободы", включая амнистию для политзаключенных революционеров-народников и прочих сепаратистов, так же возврат президентских выборов и легализуем, разрешим политические партии, или подписываем капитуляцию. - Повторно обвёл взглядом собравшихся:
   - В любом из перечисленных вариантов "нам песец".
  Смурное выражение лица президента-диктатора, объявляющего о начале "непростых испытаний", объяснялось вовсе не заботой о ближнем, в смысле народе Бразилии. Жетулиу Дорнелис Варгас чихать на подобные мелочи. Мрачность его лица была от того, что он хоронил не только свою политическую карьеру, но и всех, кто с ним. Он отчётливо понимал, что выборы в парламент, после сокрушительного поражения и утери части территории, ему ни при каких обстоятельствах не выиграть, а проиграв - становится "токсичным" для любой политической партии. Предчувствие, что все "нажитое непосильным трудом" у него отымут, при этом вряд-ли позволят жить. Хотя, жить, после того как всего лишат и всё отымут, в общем, жизнью это назвать уже никак нельзя.
   Следующим выступил Главнокомандующий экспедиционно-"освободительно-карательной" миссией маршал Бразилии Дутра, Эурику Гаспар. Он очень убедительно и доходчиво объяснял, что солдаты дерутся как львы, выбивая для всех патриотически настроенных бразильцев победу, но враг оказался много сильнее ожидаемого, а Германия более ответственным и надёжным союзником, нежели САСШ и Англия. Другими словами, он пустил в ход весь свой политический опыт, умение и хитрость. Он умолял, угрожал, рассказывал пошлые анекдоты про германо-испано-аргентинцев и даже пытался сплясать народный бразильский танец "самба". Но все его попытки не были оценены и оказались тщетными. Но жить как-то же нужно.
   На следующий день многие бразильцы, из газет узнали: "Осознав, что контроль над ситуацией потерян, президент-диктатор Жетулиу Варгес, во дворце Катете застрелился, из револьвера выстрелив себе в сердце... "
  Процесс развала Бразилии, невероятными усилиями остановленный в середине 30-х, на отдельные, независимые страны-государства, подогреваемый стремительным аргентинским наступлением, многократно усилился.
  
  
   *** 161
  
  Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель или Энрике Хеньо Хуан Ромирес?
  
  
  По Берлинской, официальной версии, командующий "Африканской Армией", генерал-фельдмаршал Э́рвин О́йген Йоха́ннес Ро́ммель по прозвищу Лис пустыни погиб. Самолёт, в котором он находился, сбили английские истребители.
  В это же время, в Аргентине объявился, толи гражданский, толи военный - Энрике Хеньо Хуан Ромирес. Поговаривали, что прибыл откуда-то из-за границы, но конкретно никто ничего не знал. Лицом, статью, манерами поведения и общения, он очень напоминал "безвременно усопшего" генерал-фельдмаршала Роммеля. Была и другая особенность. По документам он был чистокровным аргентинцем, но испанским языком не владел, зато очень хорошо разговаривал на немецком. Впрочем, о нем знали лишь немногие из высших военных и избранных политиков.
  Прибыв в Аргентину, Эрвин Роммель, по сути своей неудержимой натуры тут же начал вникать в дела армейские. Впрочем, прибыл он не один, а с "группой поддержки". Хоть она и была не такой, какой бы он желал её видеть. Одни были хороши, но не подходили по причине болтливости или излишней веры в Германскую победу над Советской Россией, другие в нужный момент оказались далеко, третьих он сам не желал брать с собой. В общем, выбрал лучшее из того, что было и кому можно довериться. Приятным сюрпризом для "командированных в Аргентину" стало и прибытие семей.
  "Суть проблемы" - грядущее Бразильско-Аргентинское военное противостояние.
  Быстро установили, что и бразильская, и аргентинская армии отличаются низким уровнем боеспособности, ни одна из сторон длительное время не сможет одержать верх над противником. Нужны радикальные меры по усилению боеспособности. В каждое подразделение командировали группу "советников" - офицеров, унтеров и рядовых помощников, из "африканских" немцев, имеющих боевой опыт. Поскольку среди местных, аргентинских офицеров 20% с немецкими корнями, прикомандированных "африканцев" сразу же отнесли к разряду привилегированных, в общем, боеготовность армии они подняли, а если ещё учесть танковые и авиационные подразделения, в которых немцы были в подавляющем большинстве...
  Несмотря на то, что благодаря Э́рвину О́йгену Йоха́ннесу Ро́ммелю или уже Энрике Хеньо Хуану Ромиресу? На сухопутном направлении, ситуация складывалась в пользу Аргентины, море контролировал бразильско-североамериканский флот, но на состояние аргентинской экономики, как все вокруг клятвенно заверили, это не отразится, поскольку вся торговля - "подводная". В смысле вывозилось в Германию и другие страны оси субмаринами, которые кроме огромного количества продовольствия не редко возвращались с грузом промышленных алмазов, платины, кристаллическим инсулином, вытяжкой из акульей печени, которая помогала улучшить зрение пилотам ВВС и многими другими нужностями.
  Встретился Эрвин Роммель и с Гельмутом Йозефом Михаалем Колем, представителем "закупочной" организации.
  Вначале Эрвин Роммель был слегка "напряжённым", но после того как:
  - Наш общий знакомый, Отто фон Штирлиц просил узнать, как Вы устроились на новом месте.
  - Спасибо, все очень хорошо,- живо ответил "Лис пустыни", а его криво улыбающийся лицо со слегка прищуренным правым глазом, наглядно говорили, что "лёд недоверия растаял".
  Уже в непринуждённой и доверчивой атмосфере поговорили, как наиболее эффективно противостоять "Бразильской проблеме".
  - Самое слабое место это провашингтонское правительство Парагвая. - Со свойственной ему лёгкой импульсивностью, говорил Эрвин Роммель. - Вот,- начал водить карандашом по карте,- бразильцы могут наступать только вот здесь, дальше их колонны должны расходиться по вот этим направлениям. По сообщениям разведки у них будет не более 50 тысяч войск. При их уровне механизации, к "месту встречи" они выйдут на 3-4-й день пути. - Быстрый взгляд на Гельмута, как бы спрашивая, понял ли тот смысл его задумки.
  - Я так полагаю, что именно в этих местах их будут ждать с нетерпением.
  - Совершенно верно. В этих местах нужно сосредоточить ударные подразделения. Противотанковая артиллерия у них из 37 мм пушек. Если первыми пойдут "Тигры", которым данный калибр не страшен.
  Гельмут Коль понимающе кивнул. "Лис пустыни", столь же задорно продолжил:
  - Авиация. Её нужно переместить поближе, вот где-то здесь. Вначале она поможет в обороне, потом в наступлении и разгроме врага. Но всё это. - Эрвин пальцем, многозначительно постучал по столу, на котором была разложена карта. - При Парагвайском нейтралитете, что весьма сомнительно с нынешним, провашингтонским правительством. - Снова быстрый взгляд на Гельмута.- Данную проблемы нужно незамедлительно решить, в противном случаи она может обернутся нашим сокрушительным поражением.
  
  Капитан ГРУ, командир группы осназ - Сергей Иванович Беляев.
  
  В "отступательных" боях первоначального периода войны потерял правую руку по локоть. Был комиссован. Точнее - направлен "опером" в Омск. После того, как советские медицинские светила научились возвращать "утерянные конечности", после прохождения необходимых процедур по "регенерации" и восстановления нормального функционирования руки, вернули в родное ГРУ на прежнюю должность - командир группы особого назначения.
  Вызвали к руководству.
  - Серёжа, - при этом подполковник Старовойт внимательно так на него посмотрел. - Ты же в Испании был?
  - Да. От звонка до звонка.
  - И на Финской возглавляемый тобой отряд отметился.
  - Было дело.
  - И в Польском походе участвовал.
  - Да.
  - Выходит, что на сегодняшний день ты у нас один из самых опытных. - Небольшая пауза. - Нужно выполнить особо ответственное и невероятно секретное задание партии и правительства.
  - Я готов. - Совершенно не по-уставному ответил капитан Беляев.
  - Ты даже не интересуешься, какое задание и насколько опасно?
  - Нет, не интересуюсь. Я коммунист. Если партия говорит "нужно, я всегда отвечу "Есть".
  - Ну, ты как юный пионер. - Улыбнувшись, произнёс подполковник.
  - Всегда готов,- в шутку ответил капитан.
  - Групп будет несколько. У каждой своя задача с индивидуальными особенностями, но согласованность и общее командование будет на тебе.
  - Справлюсь, не впервой.
  - Это задание особенное, пожалуй, самое ответственное. И твоя кандидатура, кстати сказать, выбрана не просто так. Впрочем, сам всё увидишь и поймёшь.
  
  Уже на второй день после беседы началась переукомплектация отряда, численность которого "подняли" до 150 человек. Одних убирали, других присылали. Причём присылали не только "ГРУшников", были и из воюющих частей, но основная масса из восстановленных после утери конечностей. Постоянно работали над слаженностью действия. Все люди были опытные, смелые, находчивые и по большей части науку осназа освоили в бою, так что учить их было в основном нечему, ну так, мелочи всякие данного задания. К особенностям как раз и относилось - "взятие - удержание здания" и "поддержка штурмовиков".
  Все, кроме автомата были вооружены двумя пистолетами и "хитрыми", "светошумовыми" и "газовыми" гранатами. Экипировка - темная спецовка, высокие ботинка-берцы. На груди "бронированная пластина" черного цвета с нарисованными рёбрами "грудной клетки". Спецназовский кевларовый шлем с вмонтированной взводной, для командиров - ротной, батальонной связью и "переводчиком", на лицо "балаклава" с "получерепом", тактические очки, на рукавах белые опознавательные повязки. В общем, вид получился еще тот.
  "Штурмовики" - высокие, невероятно подвижные и выносливые, при этом одеты в камуфлированную, совершенно не пробиваемую из стрелкового оружия броню. Всю голову и лицо закрывает шлем. Общаться в процессе "работы" только по рации. Если бы кто из более позднего периода их увидел, сразу же определил, как "штурмовики империи из Звёздных войн".
  Вначале полагали, что это механические автоматы, но нет, одетые в броню, специально подготовленные люди.
  Перед отправкой выдали задание, ознакомившись с которым, у Серёжи Беляева глаза полезли на лоб. Латинская Америка, Асунсьон, Парагвай.
  Самолёт с дозаправками где-то в Африке отвёз в Аргентину. Пересадка на тентованные грузовики - в путь. Местность, по которой они катили, в основном безлюдная. Так же нет единой, прямой дороги. Полевые "нитки" то сходятся, то расходятся. Немного поплутав, или показалось? Выехали на паромную переправу. На другой стороне встретили "сопровождающие" из местных офицеров. Впрочем, все они отлично говорят по-русски. К каждой группе - индивидуальный "поводырь".
  - Ротмистр Победоносцев,- козырнув, представился старший группы.
  - Капитан Беляев.
  Ротмистр Победоносцев, как бы оценивающим взглядом, ещё раз, более внимательно посмотрел на Сергея:
  - Похож-то как,- мотнул головой, улыбнулся. Продолжил:
  - С каждой машиной поедет сопровождающий,- стал быстро говорить ротмистр. - Уже там, на месте ждёт подмога, в основном из наших, с русской общины и неравнодушных парагвайских офицеров. Плюс Кадеты Военной академии.
  Чуток хода и Асунсьон, нужное им здание.
  - К машине, начинаем работать.
  Тут же к ним присоединились офицеры и кадеты-парагвайцы, которые и указывали путь по зданию. Кстати, русских, среди парагвайцев, легко отличить. Даже загоревшие, они выправкой и статью отличались от малорослых абборигенов.
  Впереди, расчищая путь отряд из 4-х штурмовиков. Как только кого увидели:
  - Спецоперация! Всем стоять! Не сопротивляться! Лицом к стене! - Не громко, но, чтобы было слышно, приказывает повелительным тоном старший штурмовик. Если команда выполнена и сопротивления нет - проходят мимо, "пленными" занимаются уже они, следующие сзади "массовкой". Впрочем, стрелять решались очень немногие.
  Вся операция по времени около часа.
  Капитан ГРУ Сергей Иванович Беляев расположился в одном из кабинетов, принимал сообщения о взятии под контроль того или иного объекта, когда:
  - Товарищ капитан,- вошедший запнулся, как-то необычайно внимательно, как будто бы никогда раньше не видел, посмотрел на капитана ГБ, сделал удивлённое лицо, правой рукой провел по подбородку, оценивая степень выбритости. Продолжил. - К Вам генерал парагвайский. - Слегка удивлённо-смущённо дополнил. - Говорит, что "дон Хуан", но я же вижу, что русский и похож на Вас.
  - Пусть войдёт.
  Вошедший был одет в парагвайскую военную форму, с тремя "русскими крестами" - Станислава и Анны - 3-й степени и Георгия - 4-й.
  - Бывший Начальник Генерального Штаба Парагвайской Армии, Дивизионный генерал Беляев Иван Тимофеевич. - Чинно, в военном приветствии приложив руку к головному убору, размеренно произнёс вошедший, при этом с любопытством стал внимательно, как-то даже оценивающе рассматривать капитана.
  - Капитан Беляев, Сергей Иванович. - Козырнув, произнёс "хозяин" кабинета и так же внимательно начал присматриваться к вошедшему.
  Нужно сообщить, что сходство между ними было поразительное. Причём не только в лице, но и во всём остальном, даже в жестах присутствовало неуловимое единообразие. Различие - возраст, очки, "ленинская бородка" и выбритая голова.
  
  
  *** 162
  
  
  Иван Тимофеевич Беляев.
  
  Из потомственных военных, рано остался без матери. Окончил 2-й кадетский корпус Санкт-Петербурга - артиллерист. Самостоятельно изучал испанский. Ещё в детстве прочитав Фенимора Купера " бредил гуронами, ирокезами и всего, что только могло их коснуться". Был дважды женат. Второй раз скоропоспешно. С Алей познакомился на почтамте в Петербурге и уже через три дня сделал предложение.
  В жизни он был тихий, ответственный и интеллигентный, жена Аля часто называла его "заинька", в то же время это отважный, рассудительный и умный человек, способный на неординарные, смелые до безумия поступки.
  Первая мировая война. Юго-Западный фронт, тяжёлые бои, атака с шашкой наголо - Георгиевский крест и ранение. Госпиталь. Знакомство и роман с сестрой милосердия Катенькой...
  Снова фронт, редкие письма от жены и Катеньки. Узнал, что от "госпитальной любви" появился сын Серёжа...
  Семнадцатый год. Страна погружается в хаос революции, армия разваливается на глазах. Как русский дворянин он должен был выбрать "свою сторону". И свой выбор он сделал - вступает в Добровольческую армию Белого движения.
  Гражданская война, поражение. Родины не осталось даже на карте. Новороссийская эвакуация в неизвестное.
  Четыре года скитаний по Европе.
  Его принимали, внимательно выслушивали, многозначительно кивали, но его идея, проект "Русского очага", создание единой общины, популярностью не пользовался.
  Позже, об этом периоде он писал:
  "В море продажного разврата и растления я надеялся найти горсть героев, способных сохранить и взрастить те качества, которыми создалась и стояла Россия. Я верил, что эта закваска, когда совершится полнота времен, когда успокоится взбаламученное море революции, сохранит в себе здоровые начала для будущего. Если нельзя было спасти Россию, можно было спасти ее честь".
  В общем, сдаваться он не желал и потому покинул Старый свет. Сначала Аргентина, потом Парагвай.
  В то время в стране парагвайской был всего один город - Асунсьон, по сути, большое село с прижавшимися к нему деревеньками. Столица тихого, глухого и бедного государства.
  Захолустье.
  Потомственный русский генерал владеющего русским, испанским и французским языками, с немалым боевым опытом, обширными знаниями по артиллерии, стал преподавателем строительства и французского в военной школе Парагвая.
  Вскорости ему, Ивану Тимофеевичу Беляеву, дону Хуану, как его здесь стали называть, предложили возглавить экспедицию в малоизученную и еще меньше заселённую область Чако-Бореаль (Северный Чако), пообещав осуществить его мечту о "Русском очаге".
  Энтузиаст Беляев стал зазывать земляков-геодезистов из Европы. К нему приехало 12-ть человек, позже прибыли еще несколько десятков в основном из казаков, уже те начали приглашать родственников, однополчан, друзей и знакомых.
  Несколько экспедиций и эксперты всего лишь предположили, что там могут быть большие залежи нефти. Кстати нефть в том районе не найдена до сих пор.
  Вскорости в тех же краях было обнаружено пресное озеро Питиантута. Для засушливого района, к северу от столицы, это было не менее грандиозное открытие с перспективой развития. Понимая это Парагвайское правительство немедленно поставило там крепость с громко-кричащим названием "Фортин имени Карлоса Антонио Лопеса"... пять глинобитных хижин и пять человек гарнизона. Все понимали, что этого недостаточно, но у Парагвая просто не было свободных армейских сил.
  Там, где есть нефть, непременно нужна демократия. Так решили в Англии и САСШ. Запах "черного золота" вскружил головы капиталистам. Северо американские нефтяные магнаты, из "Стандарт ойл" поддержали Боливию, британские олигархи из "Бритиш петролеум" - Парагвай.
  Война двух нищих, банановых, слаборазвитых стран стала неизбежной.
   Ни у первых, ни у вторых денег на войну не было, но вдруг став невероятно щедрыми, североамериканцы и англичане тут же выделили военные кредиты.
  Так же следует упомянуть, что после Первой мировой в Боливию, в основном приехали немцы-эмигранты, в Парагвай, после гражданской, на постоянное место жительства прибыли русские.
  Вскорости боливийская разведка обнаружила на территории Северного Чако озеро и крепость. Подтянули взвод солдат и выбили неприятеля. Боя как такового не было. Боливийцы в округе пошумели, бурно обозначив своё присутствие, для острастки постреляли, в основном вверх. Парагвайцы на стрельбу ответили, пальнули в сторону "куда-то туда", потом "по-тихому" убежали.
  Через месяц парагвайцы, собрав силы, крепость, схожим способом "отбили". Через пару дней боливийцы подтянули артиллерию, провели пару малоприцельных, 10 минутных артналётов и парагвайцы вновь убежали. Недалеко, нужно сказать убежали. Вновь поднакопили силы и заявились в крепость. Теперь уже бежали боливийцы.
  Боливийскому командованию данная игра надоела и в следующий раз они атаковали сразу несколько парагвайских фортов, точнее напугали гарнизоны, те убежали, где не испугались и остались обороняться - взяли в осаду. Вот с такого инцидента, в 1932 году и началась трёхлетняя война.
  Нужно уточнить, что армия Боливии к войне готовилась и была сильнее Парагвайской по количеству солдат - в пять раз, самолётам и артиллерии раза в три, к тому же у них было 5 танков "Виккерс".
  Начальником Генерального Штаба Боливии был немецкий генерал с Восточного фронта Ганс Кундт. Так же, на всевозможных командных должностях пребывали немцы, 150 человек, прошедшие Первую мировую. Фактически же они полностью контролировали и руководили Боливийской армией перестроив её по прусскому образцу. Среди них был и Эрнст Юлиус Гюнтер Рём, в 1934 году ставший одним из лидеров национал-социалистического движения Германии и руководитель СА. В описуемое время, 1932 год, подполковник Боливийской армии.
  В общем, преимущество Боливийской армии было более чем подавляющим, вот только парагвайцы сдаваться не собирались. Не остались в стороне и русские граждане Парагвая.
  На начало боевых действий Иван Тимофеевич Беляев был генерал-инспектором парагвайской артиллерии. Всего же во флоте, армии и авиации Парагвая было до 80-ти русских эмигрантов.
  На собрании русской общины князь Туманов заявил:
  - Парагвай - одна из немногих, если не единственная страна, где нет и не было "русских беженцев". Здесь были и есть русские. Эта маленькая и бедная страна нас приняла с самого начала так, как принимает представителей любой страны, и никогда не отводила нам свои задворки. Русская колония уже много лет живет здесь так, как, наверное, она жила бы у себя на родине: русские доктора здесь лечат, а не играют на гитарах в ресторанах, русские инженеры строят дороги и мосты, а не вышивают крестиком, русские профессора читают лекции, а не натирают полы. Здесь, в Парагвае, никто из русских не слышит упрёков в том, что он ест парагвайский хлеб. Его не допекают никакими паспортами, никто не неволит делаться парагвайцем. Русские глубоко привязались к этой маленькой и бедной стране и её народу".
  После этого, почти 90-то человек одели мундиры и стали в строй на защиту своей новой Родины.
  "Босоногая армия". Многие солдатым - вчерашние крестьяне индейской наружности, о ботинках, сапогах и прочей обуви имели весьма смутное представление. Против 125-ти тысяч уже отмобилизованных и вооружённых боливийцев, 60 тысяч необученных, плохо вооружённых рекрутов. Винтовок всего на 8 тысяч.
  Срочно, в Аргентине дозакупили оружия, а вместо пушек, по рекомендации Беляева, приобрели "артиллерию для бедных" лёгкие и средние минометы, идеальное оружие для войны в южноамериканском лесу.
  Война, без объявления войны, как это по-германски.
  Подразделения Боливийских войск углубились в территорию Парагвая, наивная немецкая простота, они забыли, что имеют дело с русскими. Парагвайские партизаны тут же перекрыли пути снабжения, оставив оккупантов без продуктов питания и воды. Жара и голод. Попытка наладить "воздушный мост" успешно пресекалась Парагвайским ПВО, которым командовал капитан Сергей Щетинин. В скорости в Боливии совершенно не осталось самолётов.
  Немецкое командование боливийских войск от отчаяния решилось на штурм селения Нанава. Но Начальник Генерального Штаба Парагвайской Армии, Дивизионный генерал Беляев Иван Тимофеевич легко просчитал данное действие. К моменту атаки Нанаву окружили минными полями, обрыли окопами с ДОТами в три линии, установили колючую проволоку, пристреляли пулемётные и минометные сектора.
  Уставшие, голодные, с лимитированной выдачей воды боливийские батальоны, германским командованием, были брошены в лобовую атаку. Впереди пошли танки и броневики под командованием Ахима фон Криса, но обученные русскими братьями Оранжереевыми спецгруппы парагвайцев из "охотников" быстренько сожгли их из засады. Кстати, от "охотников" не было отбоя. За каждую подбитую единицу бронетехники группе выплачивали солидное вознаграждения. По меркам парагвайских босоногих крестьян - целое состояние, потому выбирали самых лучших. Так же, премиальные платили за сбитый самолёт. Когда боливийские самолёты и бронетехника закончились, читай закончились "дармовые" премии, парагвайские "охотники" были очень недовольны на непредусмотрительность немецкого командования Боливийской армии, по преступной халатности лишившего их "законной прибыли".
  За неделю боёв боливийская армия потеряла более 2 тысяч только убитыми, парагвайцы же всего 249 человек. Повторный штурм был таким же убийственным. Ганса Кундта, до этого занимавшего должность Начальника Генерального Штаба Боливии, с позором отправили в отставку.
  Парагвайцы же пошли в наступление.
  Заиграл марш "Прощание славянки" и под него, с пением данного, бессмертного произведения по-испански, парагвайские босоногие солдаты пошли в атаку.
  https://www.youtube.com/watch?v=5tPSyXe5rd4
  Потом, в декабре 1933 года, была битва у Кампо-Виа. 10 тысяч боливийцев были окружены и под "Прощание славянки" разбиты наголову, и пленены. Германские офицеры Боливийской армии пребывали в глубоком шоке.
  Третья битва произошла у селения Эль-Кармен с аналогичным музыкальным сопровождением и результатами. Хотя нет. Услышав первые звуки победоносного марша, немецкие офицеры, дружно бросив свои подразделения, в панике бежали.
  К началу 1935 года, Боливийская армия, как боевая единица, перестала существовать.
  Все военные операции разработал Начальник Генерального Штаба Парагвайской Армии, Дивизионный генерал Беляев Иван Тимофеевич.
  
  7 сентября 1940 года, при таинственной, во многом загадочной авиакатастрофе погиб президент Парагвая Хосе Феликс Эстигаррибия. Его место на два месяца, до очередных выборов, занял Ихинио Мориниго Мартинес, ставленник САСШ. Нужно ль говорить, что выборы не состоялись, они были перенесены на два года. Потом было объявлено о "политике дисциплины" с заключением под стражу всех недовольных.
  Перемены начались не сразу, постепенно и безвозвратно напористо. Русских, да и вообще всех здравомыслящих под разными предлогами и причинами, постепенно начали "выживать" из учреждений, армии и флота. Потом пошло реформирование и "улучшение".
  В стране распространялось недовольство, начались массовые забастовки и акты неповиновения. Ширились идеи мятежа.
  
  К Беляеву Ивану Тимофеевичу прибыл "русский" посетитель. Они долго беседовали за закрытыми дверями, позже, по уходу гостя, Иван Тимофеевич был молчалив, долго сидел один предавшись своим мыслям. Ему скоро 68 лет, есть, о чем подумать и что вспомнить.
  
  
  *** 163
  
  Нейросети, биоэкзоскелеты и космобронекомплекты
  
  
  - Из будущего доставили "устаревшие", но ни разу нигде не устанавливавшиеся нейросети, биоэкзоскелеты и капсулу для их установки. Так же 18 космобронекомплектов класса "Штурмовик".
  - Внимательно слушаю.
  - Да в принципе и рассказывать то нечего.
  - Вкратце и основное. Начни с капсулы. У нас ведь они имеются.
  - У нас лечебно-восстановительные. Здесь же нужна инициализирующая, установочная.
  - Ясно.
  - Нейросети, биоэкзоскелеты и космобронекомплекты в основном "солдатские", но есть несколько штук и "офицерских".
  - Очень интересно. - Говоров старший внимательно, посмотрел на Валерия. - Я так полагаю, что один из "офицерских" ты уже протестировал?
  - Ну, в общем - да.
  - И?
  - Еще не полностью установилась, но уже сейчас могу общаться на всех основных человеческих языках. С установкой биоэкзоскелета,- пауза. Тут же уточнил. - Еще в процессе установки,- улыбнулся. - Немного изменилось восприятие окружающего мира. Улучшилось внимание, самоконтроль, выносливость. В спарке с нейросетью,- пожал плечами, как бы говоря, "и это установил",- даже не знаю, как объяснить. В общем, повысилась восстановительные функции организма, возросла скорость восприятия, быстрота, точность и сила удара. Проявляется умение более верно предугадывать действия "другой стороны". Стал ещё лучше и точно стрелять, бросать в цель всевозможные предметы. Владею всеми видами холодного оружия и боевыми единоборствами. Пока на уровне кандидата в мастера спорта, но согласно заявленным установочным параметрам, будет много выше. Так же должны появиться умение паропсихологического характера. Типа телекинез, перемещение предметов на небольшом удалении, гипноз и прочие свойства "убедительного" воздействие на оппонента.
  - Это как?
  - Очень схоже с "джедайскими штучками".
  - Какой ужас. - Задумчиво помолчал Говоров старший, двумя пальцами обеих рук потирая виски и лоб в районе "третьего глаза". - Полагаю, возрастных ограничений на данные приспособления отсутствуют? - С совершенно невозмутимым видом произнёс Александр Николаевич, глядя прищуренными глазами в упор на Говорова младшего.
  - Желаешь себе установить?
  - Почему бы и нет?
  Валерий хитро улыбнулся:
  - Совершенно никаких ограничений по возрасту, но перед установкой желательно посетить медицинскую капсулу. Это те, которых у нас две, а остальные в "Арзамасе".
  - Если нужно, значить посетим. Скажем так - сегодня, во второй половине дня. Что за бронекомплекты?
  - Космобронекомплекты класса "Штурмовик". 18-ть штук. По внешнему виду очень схожи на то, как были одеты солдаты-клоны "Звёздных войн", но в цифровом камуфляже и со встроенным экзоскелетом. Мощная штука. В нынешних условиях совершенно не пробиваемая из стрелкового оружия калибром до 12,7 включительно. Кроме этого хорошая подвижность, в шлеме "обручная" боевая нейросеть, убыстряющая расчёт комбинаций и быстроту реакции, причём она тесно связана с экзоскелетом. Нейросеть просчитала степень угрозы или параметры выполнения задания, даёт команду на экзоскелет и моментальная "реакция противодействия угрозе или лучшие варианты исполнения". Получается, что работаешь как бы "по интуиции", на подсознании.
  Александр Николаевич медленно покивал, перевёл взгляд на Бауманова:
  - Иван Иванович, как обстоят дела в Латинской Америке? Начните с Парагвая.
  - Осенью 40-го года, при таинственной авиакатастрофе погиб президент Парагвая. Его место, как бы временно, до выборов занял ставленник САСШ некто Ихинио Мориниго Мартинес.
  - В мире давно создана жесткая система производства, и ведущие страны, естественно, совершенно не жаждут конкуренции со стороны латиноамериканцев. И как только условная Аргентина или Парагвай пытается как-то выбраться из-под заботливой, но очень увесистой руки североамериканского куратора, так сразу в дело вступают различные невидимые, но крайне действенные методы: интриги, лоббизм, политические убийства, искусственно создаваемые проблемы и все прочее. - Дополнил Валерий.
  Александр Николаевич согласительно кивал.
   - Ихинио Мориниго Мартинес выборы отменил,- тут же продолжил Бауманов,- и стал правителем-диктатором. Естественно появилось много недовольных. Так же нужно сообщить, что в Парагвае сильная русская, белоэмигрантская община. Причём русские, до прихода Ихинио Мориниго Мартинес, как правило, были первыми заместителями министров, по сути "серыми кардиналами" и занимали ключевые государственные посты.
  - И этот ставленник всех их сместил.
  - Так точно. Но кроме этого запретил политические партии, профсоюзы и общественные движения. Под предлогом "политика дисциплины" начались репрессии. В стране назрела революционная обстановка.
  Вздох-выдох:
  - Они, несомненно желали сделать всё как лучше, но не рассчитали своих скромных сил. Теперь другие силы всё будут более тщательно рассчитывать, но уже без них.
  Картинно пожал плечами:
  - Зазвенел колокольчик. Вначале тихо, но со временем колокольчик рос, звон усилился и в результате превратился в большой колокол, громко оповестивший "набат".
  - Вы, с Валерием Александровичем. - Многозначительно подмигнул-кивнул Говоров старший.
  - Парагвайские войска, по приказу из Вашингтона, могли ударить в тыл наступающим аргентинцам. Отрезать их от тылового снабжения. Создалась бы неприемлемая, в первую очередь для нас и руководства Советской России обстановка. Начались перебои с поставками в СССР продуктов питания и стратегического сырья. Мы,- кивок в сторону Говорова младшего,- посчитали, что нам это не выгодно. Решили ситуацию, пока не поздно, взять под контроль.
  - И?
  - Посетили бывшего Начальника Генерального Штаба Парагвайской Армии, Дивизионного генерала Беляева Ивана Тимофеевича. Поговорили с ним о том, о сём. По его рекомендации посетили "русское собрание". Помогли современным оружием и деньгами. Оказали посильную военную помощь "волонтёрами". Так же среди белоэмигрантских общин Болгарии, Югославии, Греции, предварительно снабдив небольшой суммой денег, начали проводить набор желающих переехать в Парагвай.
  - И как?
  - На фоне побед Красной Армии у эмигрантов увеличиваются симпатии к Советской России. Эмигранты помнят о своём русском происхождении, русские радуются победам Красной армии даже тогда, когда боятся большевизма. А бояться им действительно есть что. У многих руки, по колена в крови и не только русской, но и болгарской, греческой, югославской.
  - Этой то откуда?
  - В 30-х в выше озвученных странах были сильны коммунистические настроения, вот эти "казачки", с помощью шашек их и придушили. Нынче же, на фоне громких побед и изгнания немцев из СССР, они все больше говорят - не красный, не белый, а русский.
  - Понятно. Много насобиралось желающих?
  - Все ведь подпольно, без широкой огласки. Но мы, пошли иным путём.
  - Интересно.
  - В Болгарии были раскрыты подпольные "русские казачьи" антифашистские группы. Более 200 человек арестовано. Договорились с "кем нужно", дали "сколько надо". По официальной версии - бунтарей расстреляли, семьи репрессировали. Фактически всех их в самолёты и в Парагвай. Аналогично по Греции, Югославии и немножко Франции. Всех общим числом около 11-ти тысяч. Сколько добираются самостоятельно - неизвестно. На всякий случай огласили, что всем по прибытии в Парагвай, кроме обещанного земельного участка и прочее, будет "погонная" (дорожная) денежная компенсация.
  - А что за история с Иваном и Сергеем Беляевыми?
  - Случайность чистой воды. Началось с того, что Давыдин старший был в Деникинской Добровольческой армии и генерала Беляева знает в лицо, к тому же он вместе с ним, на одном пароходе эвакуировался.
  - Ну и причём здесь это?
  - В мастерских произошёл скверный случай, авария. Трое рабочих, бросившихся смело устранять неполадки получили серьёзные увечья. Испросив разрешение у Валерий Александровича,- кивок в сторону Говорова младшего,- данных смельчаков переправили в Арзамас-941 на излечение. С ними, в качестве сопровождающего был Давыдин. Вот там он и увидел молодого человека, очень схожего с генералом Беляевым. Навели справки. Оказалось, это его внебрачный сын, да еще и командир ГРУ с немалым опытом. Решили воспользоваться ситуацией и привлечь к Парагвайской операции. Получилось удачно.
  - Как же он увернулся от репрессий 37-го?
  - Удивительный случай. Именно в этот период он был "добровольцем" от ГРУ в Испании. Группа под его командованием успешно выполняла особо пикантные задания.
  - Так что там в Парагвае?
  - Влияние русской общины, которая подросла, стало неоспоримой. Кстати, флаг Парагвая и так похож на русский коммерческий "флаг доброфлота", так они перенесли красную полоску вниз.
  - И по цветовой гамме они стали совершенно идентичны.
  - По цветовой да, но на Парагвайском посередине изображён герб страны.
  - С Парагваем ясно, что там дальше.
  - На данный момент можно с большой уверенностью заявить, что Аргентинская армия, в противостоянии с Бразилией одержала убедительную победу. Уже нынче, в результате стремительного контрнаступления образовалось четыре независимые от правительства в Рио-де-Жанейро, самостоятельные державы-государства. Риу-Гранди-Ду-Сул, Санта-Катарина, Парана и Сан-Паулу. - Иван Иванович указкой водил по карте. - Но процесс распада, после смерти президент-диктатора Жетулиу Варгеса, усилился.
  - Н-да. Война это, не только кто кого первый застрелит, но и кто кого тактически переиграет. - Философски произнес Говоров старший.
  
  
  *** 164
  
  
  Оберлейтенант (старший лейтенант) Свен Штефан Райтер Зоммер, но его всё чаще называют на аргентинский манер пример тененте Сильвио Эстебан Рамиро Зоммер. Началом боевых действий стало поддержка "обороняющихся аргентинских войск". Фактически же авиация три дня громила всё и вся, захватывая господство в воздухе и нанося бомбовые удары по врагу. Самолеты заходили на цель по четыре. На высоте две с половиной тысячи метров выпускали тормозные щитки и с полупереворота входя в пикирование. Скорость пытались удержать в пределах 500 км/ч. Сброс бомб - выход из пикирования. После того, как вражеские войска, вторгшиеся в Аргентину, были частично уничтожены и еще больше рассеяны, авиацию привлекли к "хитрому наступлению". Аргентинские передовые войска шли "на легке" с минимумом боеприпасов, ГСМ, продовольствия, медикаментов. Все остальное доставляла авиация. Кроме этого все самолёты истребители, штурмовики, пикирующие бомбардировщики выполняли роль "зоркого глаза" и "длинных пушек". В смысле производя разведку, для чего на А-36А установили фотоаппаратуру, а "длинными пушками" называли, потому, что они расчищали путь перед движущимися войсками. Их вызывали по радио впередиидущие разведчики и они первыми начинали атаковать-штурмовать вражеские подразделения. Более точно цели им указывали уже на месте, при помощи рации и сигнальных ракет.
  Всё это время у Зоммера была лишь одна задача: штурмовка с малой высоты. Быстро вспомнилось старое умение, появились новые способности, о которых он даже не подозревал. Иногда спускался до 10 метров, в то время как другие начинали вывод с 50 и даже 100 метров. Лучше всего у Свена получалось атаковать грузовики. Расстреливал и поджигал целую колонн. Как-то раз, обстрелянный им груз взорвался, самолёт пролетал сквозь огневой шар. После второго аналогичного случая как-то сразу осознал, что это очень опасно, а попадать второй раз в плен, это если ещё останешься жив - не хочется.
  На аэродроме пилоты и техники жили и питались отдельно. Лётчики в столовой, техники у полевой кухни. В жизни же, не смотря на разделение, было иначе. Лётчик нуждался в технике, поскольку он играл очень важную роль в его жизни и судьбе, причём напрямую. Любой ас бессилен, если двигатель его самолёта работает неправильно или отказало оружие. В общем, у пилотов была традиция, делиться со своим механиком лётными и прочими специальными пайками, получаемыми за каждый удачный вылет.
  Где заканчивается Аргентина и начинается Бразилия никто из пилотов не знал. На карте ясно, на местности - совершенно "темно". В общем, вражеские зенитки не беспокоили, на крейсерской скорости летели вперёд, когда заметили, ниже слева двух бразильцев, определили, как Кертисс Р-36 Хок. Устаревший истребитель с одним 12,7 и одним 7,62 пулемётами, при скорости 501.
  - Держись ближе,- кинул по рации ведомому,- атакуем.
  Вышли на позицию атаки, со стороны солнца, спикировали. В этот момент бразильцы разлетелись в разные стороны: один вправо, другой влево.
  Свен атаковал правый самолёт. Пулемётно-пушечные трассы точно попали в цель. Бразильский Р-36 взорвался в воздухе. Горящие обломки медленно кружась, полетели к земле. Зоммер тут же вновь набрал высоту и занял исходное положение со стороны солнца. Тем временем второй бразильский Р-36, выполнив пологий разворот, появился перед ним. Свен тут же "ухватил его за хвост", но тот, активно маневрируя, постоянно сбивал прицел. Скорость у А-36А больше, расстояние сократилось до 200 метров. Началось интенсивное, обоюдное маневрирование. Усилие на ручке управления возросло. На очередном вираже, целясь в точку перед носом Р-36, открыл огонь. Трассу враг заметил, даже попытался отвернуть, но было слишком поздно - вся очередь угодила в цель. Кертисс Р-36 Хок вошёл в штопор и начал падать. Достиг земли - взорвался. Купола не было, Свен догадался, что попал в пилота.
  По возвращении на аэродром, согласно неписаным правилам, Зоммер сделал два круг, покачивая крыльями, по одному за каждый сбитый, тем самым сообщая о двух победах.
  В следующий раз, "на свободной охоте" случайно обнаружили вражеский аэродром. Сделали над ним круг, заметили несколько самолётов совершенно без какой-либо маскировки.
  - Будем атаковать,- скомандовал ведомому по радиосвязи. - Держись ближе и стреляй по целям.
  Полубочка, пикирование на стоящие вражеские самолёты. Первый загорелся, ведомый поджег второй. После набора высоты - по второму кругу, ещё две вражеские машины подбиты.
  Лишь на третьем заходе аэродром ожил. Заметушились забегали люди, в сторону самолёта Свена пролетела длиннющая "красная трасса". Еще два подбитых, горящих врага. На выходе по ним уже палили все, со всех концов и со всего, что стреляет, включая пистолеты. Четвертый заход решил не делать.
  - Гельмут,- по рации ведомому,- не будем дразнить удачу, уходим.
  
  
  *** 165
  
  
  Лейтенант Хайнц Аксель Шредер, командир парашютно-десантной роты.
  
  Официально же в Германии они принадлежали к ВВС (Luftwaffe) и числились парашютно-егерскими (Fallschirmjager) частями.
  Первая парашютно-десантная операция, в которой он принимал участие - Норвегия, их усиленная рота десантировалась в районе маленького населённого пункта, 2000 человек проживающих, под названием Домбоса, чтобы перекрыть дорогу с Юга на Север. Была ужасная погода и вялотекущие бои с многочисленным, но нерешительным противником. Они выстояли, они дождались прибытия основных сил. По окончании Норвежской компании, через месяц участвовали, группа "Зюд", в захвате аэродрома Валгавен близ Роттердама, потом с прибывшим подкреплением заняли и город.
  Второе задание, в котором ему довелось участвовать - северо-западнее Льежа взяли под контроль переправу через канал Альберта.
  Затем была Греция, Крит, операция под кодовым названием "Меркурий". Четыре полка с разных направлений, при поддержке авиации атаковали остров. Их же штурмовой полк вначале взял под контроль аэродром Малемес, потом повел наступление на Ираклион.
  После теплого, курортного Крита - Советская Россия.
  О России Хайнц Шредер вспоминать не любил. Бесконечные дороги, злобные и неприветливые люди. Летом жара и пыль, осенью бездорожье и ужасная слякоть, зимой кошмарные снега и натурально убийственные морозы. За неделю до русского "Московского" наступления попал в госпиталь, потому и остался жив. Из батальона в начале компании, к концу года, после русского наступления, осталось 28 человек. Переформирование, доукомплектование, реорганизация.
  Следующим этапом для Хайнца Шредера была Северная Африка, бригада Рамке. Четыре усиленных батальона, именуемых "боевыми группами".
  Африка запомнилась ужасной жарой, всюду проникающей пылью, нехваткой ГСМ, боеприпасов, не очень хорошей водой и питанием, но больше всего - постоянными переездами. Даже периодически случавшиеся боестолкновения с вражескими войсками были не такими тягостными, скорее их ждали, чтобы отвести душу на ненавистных англичанах. Но, попадавшиеся вражеские подразделения, почему-то называемые английскими войсками, на самом деле были укомплектованы новозеландцами, индийцами, африканерами, австралийцами, греками, поляками и прочими арабо-египтянами...
  Армию, управляемую англичанами, загнали за Нил. Потом, что-то произошло "в верхах", поспешный возврат в Ливию. Доукомплектование и трёхдневный "тур по Африке" до Конго, посадка на корабли - Аргентина.
  Сразу же попали в учебный центр. Первое - сдали своё старое, изрядно поношенное "колониальное" обмундирование, получили новое, как бы аргентинское, но по сути, мало чем отличающееся от традиционно немецкого. Второе - их перевооружили на МП-40, выдали портативные огнемёты и гранаты "яйцо".
  Началась подготовка к старту десантной операции. Планеры-парашюты, быстрый сбор после приземления, оценка местности, организация обороны и взаимодействие. Фактически они всё это знали и умели, но командование решило, что нужно повторить, вспомнить, закрепить, к тому же их натаскивали на взятие под контроль мест постоянной дислокации войсковых подразделений.
  Сначала по карте, а соорудив макеты, у каждого подразделения были свои, стали изучать объекты атаки "на местности".
  Накануне "событий" прибыли на аэродром, в Ю-52 погрузили "багаж", занялись укладкой парашютов. Обед был тут же, с полевых кухонь. Фельдфебели раздали "НЗ".
  Ночная погрузка, кто в планеры, кто в Ю-шки - взлёт.
  Ранним утром, около 5-ти, парашютная рота лейтенанта Хайнца Шредера, приземлились на территории бразильской части-батальона. Десантники быстро собрались, моментально обезвредили солдат находящихся вне помещений, остальных заблокировали в казармах. На КПП устроили засаду, в которую попались почти все офицеры данного подразделения, включая командира и начальника штаба.
  Необычайно смелые бразильские воины, не подходя к окнам и дверям, даже не пытаясь делать попытку прорыва, героически продержались до 11-ти часов дня, потом выбросили белый флаг и без каких-либо условий сдались на милость победителям.
  Позже с ним связалось командование, в сопровождении "аргентинцев" прибыли местные представители "переходной власти". Всех пленённых бразильских военнослужащих построили на плацу, зачитали петицию, спустили флаг Бразилии, подняли какой-то свой. Тут же офицеры и солдаты, под фото-видео документирование и почти безразличные взгляды через пулемётные прицелы "аргентинских" десантников, необычайно бодро и задорно приняли присягу на верность нового, только что образовавшегося государства...
  Еще раз лейтенант Хайнц Аксель Шредер и его парашютно-десантная рота участвовали в схожей операции с таким же успехом и аналогичным представлением, но уже в другом штате, в срочном порядке ставшим очередным, совершенно независимым новым государством Латинской Америки.
  
  
  *** 166
   Закрытое территориальное образование Арзамас-941, так же именуемое База-900 или Горький-2000.
  
  Арзамас-941 потихоньку разрастался и в ближайшее время из посёлка "обещал" превратиться в небольшой, очень ухоженный и невероятно прогрессивно-современный городок. Уже организовались три, пока ещё поселковых района. Индустриальный "Центр" с градообразующим предприятием, сопутствующими цехами-переростками и коммунально-коммуникационными службами. "Аэродром" с центром переподготовки, летно-техническим училищем, "хитрым" авиационно-ремонтным цехом, казармами, домиками офицерского и технического состава. "Медгородок" всесоюзного значения с реабилитационными пока палатками, но госпитально-больничные корпуса и жильё для персонала уже начали интенсивно возводить.
  Очередное посещение закрытого территориального образования Арзамас-941, так же именуемого База-900 или Горький-2000, председателем проверочного комитета "по быту культуре и досугу"
  Татьяной Ивановной Говоровой... здесь нужно уточнить, что в момент прибытия высокой инспекции руководитель градообразующего предприятия "Арзамас-941", Крутилин Вячеслав Тимофеевич, никого не предупредив, по мелочной причине убыл в соседний городок. По возвращении был "награждён" укоризненными взглядами "инспекторов" и небольшой, но действенной нотацией от Татьяны Ивановны.
  - Дорога до райцентра плохая, да и автомобили, которые у нас не новые, часто ломаются, вот и ...- оправдывался "опоздавший".
  В общем, обернулось всё строительством самой современной двухполосной дорогой с дренажной системой, разметкой, освещением, дорожными знаками и установкой светодиодных, комбинированных трехстворчатых светофоров. Сначала только по посёлку, потом дорогу продлили к ближайшему райцентру до железнодорожного вокзала, точнее чуть дальше - к крытой платформе "Сортировка".
  Все предприятия, включая медицинский центр и аэродром, получили новые до селе с невиданным комфортом и уютом, иностранные легковые, полу грузовые, грузовые автомобили и спецтехнику марки "Ниссан" и "Тойота".
  Преобразования коснулись и швейного цеха, моментально преобразованного и расширенного до размеров небольшой фабрики с модельным отделом и экспериментальным производством. В прочем название "экспериментальное производство" было не совсем верным. По факту - в модельный отдел поступал уже готовый образец по виду имевший все основания стать брендом, который аккуратно раскраивали, делали "ростовку" и запускали в производство. После "модернизации" фабрика легко обшивала весь Арзамас-941, ближайший райцентр, еще и на вывоз хватало. Выпускали же всевозможный трикотаж, по меркам того времени невероятного удобства, красоты и отличнейшего, много лучше заграничного качества.
  В Арзамасе-941 так же открылся автомагазин по продаже "лёгких мотоциклов" (мопедов). Были там и запчасти к ним, а также всевозможные мотоциклетные шлемы, куртки, ботинки, комбинезоны, щитки и всякая дребедень. Открылся и центр по ремонту данной техники, поскольку "мотики" резко стали необычайно популярным видом транспорта. Тут же появились две "коммерческие" ремонтные мастерские и один магазинчик с услугой "под заказ" и сразу три мини заправки.
  На "градообразующем" предприятии открылся "экспериментальный" цех по сборке цветных телевизоров, портативных телефонов и прочего по мелочи, в единичном исполнении. Главное в этом было то, что имелись КБ с умелыми, знающими и заинтересованными специалистами.
  Пока, до получения и установки на градообразующем предприятии нового оборудования, основная масса запчастей были "привозной", а самой продукции мало, но в плане отработки нюансов и насыщения отдельно взятого посёлка Арзамас-941, и "окресностей" - достаточно.
  Было и ещё одно нововведение, точнее два. На "Эйфелеву башню" установили тарелки-антенны, в посёлке начало работать локальное, в пределах данного населенного пункта телевидение и беспроводная телефонная связь.
  Телеканал был один, трансляция начиналась после обеда, лишь в субботу, воскресенье и праздничные дни с утра до вечера, в понедельник - выходной. Но канал был и пользовался невероятной популярностью. Во время вечернего показа художественных фильмов улицы становились почти безлюдными.
  Не меньшим успехом пользовались и переносные, портативные телефоны размером с ладонь, которые можно носить в кармане или в специальной кобуре на поясе брюк, в женской сумочке или на "шейном шнурке", да где угодно. Несмотря на довольно высокую цену, чуть больше половины зарплаты, спрос на них был ошеломляющим. В течении месяца, почти все взрослые жители стали "мобильно телефонизированы". Жизнь без мобильников, в отдельно взятом населённом пункте, ушла в прошлое.
  
  Руководитель градообразующего предприятия "Арзамас-941", Крутилин Вячеслав Тимофеевич скептически рассматривал свой новый портативный, переносной телефон с необычным названием "Банан". За время нахождения в Арзамасе-941 он уже привык ко всяким невероятным новшествам с фантастическими возможностями, но данное "телефонное чудо", заряда батареи на три дня, запоминает и распознаёт сотню номеров и всё это размерами с ладонь. Необычно.
  Уже к вечеру третьего дня пользования Вячеслав Тимофеевич в полной мере смог оценить сильные стороны данного новшества - быстро находился нужный человек, оперативное реагирование на возникающие вопросы и всевозможные проблемы. К слабым моментам - ограниченный радиус действия - режимный объект Арзамас-941 и еще чуть-чуть, его так же в любой момент могли отыскать и начать "загружать" мелочными проблемами, о существовании которых раньше он и не догадывался. В общем, он быстро сообразил, что портативных телефонов должно быть два. Общеизвестный служебный, чтобы по окончании рабочего дня "забыть" в кабинете и домашний, для семьи и очень экстренных случаев, который всегда нужно иметь при себе.
  
  Французы от Арзамаского телевидения, портативных телефонов, "мотиков", дорог, массового, не прекращающегося строительства вначале пребывали в постоянном шоке, потом же пообвыкли и смотрели на все быстрые изменения более спокойно и обыденно, хотя мобилки их всё же потрясли. Кроме этого, они почти все приобрели "мотики", телевизоры и имели часы-переводчики.
  
  - Я в восторге от этого русского телефонного нововведения. Очень легко отыскать кого нужно.
  - К тому же он приятная на ощупь, удобно сидящая в руке "звонилка", радующий глаз корпус, как мне сказали это пластик-поликарбонат, а не металлическая фольга, на которой, при неосторожном сильном нажатии остаются вмятины.
  - Мне ещё нравиться удобный, яркий экран с "большими, читаемыми цифрами и буквами", кстати, кроме русского можно установить французский язык.
  - Это мне еще при покупке показали.
  - Маленький, удобный. Этот телефон приятно держать в руках, не скользит, а при определённых навыках и ловкости, можно довольно шустро управляться одной рукой.
  - У меня так не получается.
  - Ничего, научитесь. Кстати, заметили насколько приятно живучий источник питания. Мне его гарантированно хватает на один день, даже при самых интенсивных переговорах.
  - Не только Вам.
  - Мне ещё эти небольшие мотоциклы очень нравятся. По портативной связи созвонился, а если под рукой "мотик", тогда и быстро встретиться.
  - Вот и я говорю - удобно и практично.
  
  Капитан ГБ Бондаренко так же оценил "телефонное" нововведение. Если раньше он, по своей инициативе связаться с товарищем Прониным не имел никакой возможности, то с новым телефоном - прозвонил, услышал сообщение, что тот "временно недоступен". Через час-полтора, от силы к вечеру - звонок от Пронина. Красота.
  По неусыпной бдительности телефонизированных граждан произошёл и "боевой" случай. Прозвонили в "дежурку", сообщили о двух подозрительных личностях. Спасибо лёгким мотоциклам, сработали более чем оперативно. Нарушителей задержали. Оказались спекулянтами-фарцовщиками. Через КПП, ввиду режимности посёлка, "туристов" не пропускали, вот эти и решили пробраться "полями", но не судьба.
  Изловили и ненавязчиво так:
   - Вам предлагаются два варианта. Первый - написать чистосердечное или всё тоже, но по собственному желанию...
   Кстати, данные инциденты случались с постоянной периодичностью. Один завмаг уже отправился в Сибирь убирать снег и пилить дрова.
  Ещё одним новшеством - при школе, под кураторством местного отдела ГБ и лично товарища Бондаренко, открыли курсы-класс обучения мастерству программирования. Установили созданные на градообразующем предприятии экспериментальные компьютеры, собрали лучших учеников с разных классов. Обучение - на большом экране специалист из самого секретного производства читает лекцию и наглядно демонстрирует, что и как делать. Ребята оказались толковыми и вскорости не только освоили новую технику, но и сами стали писать примитивные программы.
  Первыми, предварительно пройдя курсы подготовки, новейшую компьютерную технику и прочие диковинные образцы опробовали работники местного ГБ. Наличие в отделе экспериментальных экземпляров, которые очень маленькой, единично-поштучной партией выпустили на градообразующем предприятии - трёх компьютеров, принтера и ксерокопирующего аппарата, настолько облегчало повседневную работу "госбезопасникам", что уже через месяц они и представить себе не могли, как раньше обходились без столь удобной технической поддержки.
  Сообщили в Москву - Берии. Лаврентий Павлович пообещал приехать с группой знающих специалистов и лично ознакомиться с инициативой Арзамасских ГеБешников.
  
  Жена же капитана ГБ, Нина и дети пребывали в восторге не только от портативной связи, но и от телевидения и "мотиков", которых в семье было два. Семейно-официально они считались "папин" и "мамин", но поскольку Бондаренко отец постоянно находился на работе, к тому же у него имелась "служебная Нива", в общем, его двухколёсного "коня" во всю эксплуатировали дети.
  В канун нового, 1943 года Александр Григорьевич Бондаренко из "Московской командировки" домой, в Арзамас-941, в гости привез своих родителей.
  Бондаренко Григорий Даниловича и Марфу Семёновну. Еще в Москве те порывались купить внукам гостинцы:
  - Не беспокойтесь, всё приобретём там, на месте. У нас и цены ниже и выбор больше. - Успокаивал-уговаривал их сын, капитан ГБ Бондаренко.
  Арзамас-941 гостей встретил стройными рядами аккуратных домиков, осветлёнными, расчищенными от снега дорогой и пешеходными дорожками-тротуарами, а также весело перемигивающимися светофорами.
  - Ух ты. - Удивился Бондаренко-дед,- да у Вас здесь как в Москве. Дороги чищены, кругом светло, светофоры везде. Красота. - Удивлённым голосом восхищался Григорий Данилович.
  - Это объект закрытого территориального образования государственного значения. Здесь всё самое передовое и найлучшее. - С гордостью в голосе ответил капитан ГБ.
  В общем, прибыв в Арзамас-941, единогластно решили, что первым делом "гостинцы".
  Магазин оказался волшебной рукавичкой, встретив посетителей широким разнообразием всевозможной продовольственно-промышленной продукции. Куда не глянь - за всё глаза цепляется, и чего только нет - неизвестно. Есть всё чего душа желает, даже чуток больше. Причём много и совершенно не дефицит. Так и хочется взять всего-всего понемножку.
  Впечатление москвичей:
  Вначале Бондаренко дед замысловато почесал лоб, потом протёр глаза:
  - Это точно не музей, а прод-пром маг?
  - Что не так?
  - Здесь, даже просто погулять приятно. - При этом глянув на ближайший ценник, в очередной раз удивленно мотнул головой, при этом пожимая плечами:
  - Цены не зашкаливают. Вполне доступно. И что тут повседневно отовариваются жильцы этого вашего территориального образования государственного значения?
  - Это основной магазин. Есть еще и другие. Так же, на той стороне, через мост - коммерческий павильон. Там под одной крышей разместились многочисленные артельные будочки, ларечки, бытовые мастерские. Там можно купить или отремонтировать одежду, обувь, приобрести домашнего молока, масла, брынзы. Но здесь удобнее и ассортимент поболее. К тому же павильон открывается после 10 часов.
  - Ясно. Стоит и туда сходить пусть даже на экскурсию, просто чтобы полюбоваться на изобилие.
  Очередным изумлением родителей был "ведомственный дом" с большими окнами и просторными комнатами. Особый восторг у Марфы Семёновны вызвала автоматическая стиральная машина.
  - Современной женщине просто необходима машина. В идеале - стиральная. Ну, там мужа отжать, аль хозяйство помыть...- пошутил Григорий Данилович, за что тут же, от Марфы Семеновны получил "тычок локтем".
  Самому же деду Григорию больше понравился холодильник, а телевизор, для четы старших Бондаренко сразу же стал общим любимцем.
  Экскурсию по Арзамас-941, поскольку родители были заняты, для дедушки и бабушки проводили внуки.
  Начали с "французской улицы". Прошлись по заснеженному саду Тюильри, прогулялись по площади "святого Павла" до башни Сен-Жак, посетили расположенное там кафе. Потом посмотрели на дворец Пале-Рояль, Эйфелеву башню и Лувр.
  Здесь нужно уточнить, что в Арзамас-941, как в каждом приличном и цивилизованном населённом пункте соорудили стадион, а для придания ему особого колорита и эксклюзивности, снаружи он был стилизован под Римский Колизей, с лёгкими недостройками для придания схожести с оригиналом.
  - Это что за развалины? - Спросил дед у внука-экскурсовода.
  - А, это стадион. Колизей называется. А вон там,- внук махнул рукой, указывая направление где,- падающая итальянская Пизанская башня.
  Посмотрели и её.
  - Ясно мне, отчего она так называется. - Потихоньку, дабы не услышал внук, пробубнил сам себе Бондаренко-дед. - Потому, что пиза ей скоро настанет. - При этом сочувственно-сокрушительно покачал головой. В слух же:
  - Кто так строит? Одно слово - итальянцы. У нас за такие "фокусы" вмиг бы на Север откомандировали белых медведей да северных оленей пересчитывать.
  Гостили в Арзамасе до Старого Нового Года, потом отправились домой, в Москву.
  
  Было и еще одно Арзамасское обстоятельство. Под Новый, 1943 год была провозглашена очередная поездка передовиков производства и школьников "на море". В смысле сбор у школы, посадка в автобусы - аэродром - самолёт - море.
  Нужно сообщить, что в этот раз неверующих отказников не нашлось, а сами "поездки на море" стали регулярными.
  
  
  *** 167
  
  В Финляндии.
  
  Начало 1943 года. Советская Армия частично пересекла новую границу СССР и начала освободительный поход по странам Восточной Европы. Первыми из всех Германских сателлитов, сразу же после выхода Красной Армии из Крыма и разгрома Немецкой Группы Армий "Юг" о мире начали думать финны. В Лиссабоне представители Хельсинки несколько раз встречались с дипломатами Англии и САСШ, намереваясь лишь с ними заключить сепаратный мир, а уж они пусть "надавят" на СССР... Но из данного роя не вышло ничего. Ни то, чтобы в Лондоне или Вашингтоне были против, там то как раз все были "за", но повлиять на Советскую Россию они никак не могли. Если в самом начале войны Москва проявила интерес к поставкам вооружения по ленд-лизу, то потом, к лету 1942 года, ввиду затягивания процесса западными союзниками, по большей части от поставок отказалась, изыскав немалые "внутренние резервы". В общем, ни Лондон, ни Вашингтон повлиять на Москву никак не мог, потому они ни о чем так и не договорились, к тому же о переговорах узнали в Берлине. В Хельсинки прибыл особо уполномоченный правительства Германии Шнуре. Жестко, на грани фола переговорив с финнами, ему удалось добиться новых заверений со стороны правительства Финляндии о готовности продолжать войну, но дальнейшие поражения германских войск на Восточном фронте и начавшиеся масштабные бомбардировки Хельсинки, на всём поставило самый жирный крест, для пущей важности разбавленный нулями.
  В Финляндии сменилось правительство. Кабинет министров возглавил Эдвин Линкомиес, который тут же заявил о начале процесса "вывода Финляндии из войны". В скорости к советскому посланнику в Швеции Александре Михайловне Коллонтай прибыла финская делегация. Поговорили. Финны выставили множество "предложений, пожеланий и требований", при этом граница должна остаться той, которая была до 1939 года. У Москвы на заявления финнов имелось радикально иное мнение. В прочем, боевые действия на Советско-Финском фронте продолжались. Солдаты, по большей части сидели в окопах, артиллерия стреляла, иногда в бой вступали танки.
   Советская авиация дальнего действия (АДД) готовилась нанести массированный удар по финским портам Котка и Турку. Об этом советский посланник заблаговременно, за три дня предупредил союзников, англичан и американцев, мало ль чего вдруг в это время именно по припортовой набережной несчётными толпами будут гулять беспечные подданные данных союзнических государств.
  В тот же день, третий атташе английского посольства в Швеции, за чашечкой кофе, в беседе с представителем шведского МИД случайно проговорился. Дело то житейское, с кем не бывает? Данного работника английского МИД в Стокгольме, центральный МИД в Лондоне уже потом, по завершении совершенно всего-всего примерно наказал, выразив самую огромную озабоченность с предупреждением, чтобы впредь ни-ни. Ну, в общем, уже подлые шведы всю данную, совершенно конфиденциальную и секретную информацию к вечеру того же дня донесли финнам. Те же, в срочном порядке, со всей поспешностью горячих финских парней, начали организовывать оборону.
  В самом секретном и срочном порядке, оставив на месте прежней дислокации "муляжи", из-под Хельсинки перебросили полк ПВО под командованием опытного лейтенант-полковника Пекка Ёкипалтио. Весь сектор обороны был разделён по сторонам света на четыре основных и четыре дополнительных участка. Передовыми батареями, в самых вероятных местах появления противника командовали наиболее опытные офицеры - майор Пентти Паатеро и майор Рейно Оксанен. Во второй линии капитан Аксель Марте и майор Каарло Сеппяля. Общее управление осуществилось с центра воздушной разведки, скала Коркеавуори, кодовое название Башня.
  Вооружение - 70 тяжёлых орудий, из них 9-ть новейших немецких 88 мм "Ахт-Ахт", остальные 76 мм "Шкода", "Канет", "Бофорсы" и купленные у Германии трофейные советские 52-К., впрочем, "Шкоды" и 52-К в "работе" постоянно давали отказы. Кроме этого было еще 40 средних орудий. Также задействовали, ранее проданные немцами радары раннего обнаружения "Фрейя" (m/39 Raijaa(Freya) и радары наведения "Ирья Вюрсбург" (Irjaa (Würzburg). На тот период они были одни из лучших. Радиоразведка обнаруживала движение самолётов, начиная от взлёта, следила за их перемещением, потом передавала цели радарам наведения "Вюрсбург" с которым был совмещен калькулятор Лямбда, для быстрого пересчёта данных для артиллерии и управления прожекторами. Ещё были и устаревшие, акустические локаторы - 13 установок, но их оставили возле столицы.
  Кроме батарей ПВО поближе были передислоцированы авиачасти. В срочном порядке из Таллинна прибыла оснащённая радарами эскадрилья ночных истребителей на Юнкерс Ю-88. В помощь из Германии - 12-ть ночных истребителей с опытными летчиками на 109-х "Мессерах" с оборудованием для ночных полётов, но без радара.
  Капитанам находящихся в портах кораблей, не настойчиво, но всё же порекомендовали удалиться.
  В дополнение ко всему перечисленному, в наивысшую степень боеготовности были приведены медицинские, пожарные и спасательные службы и команды максимально усиленные добровольными помощниками.
  В Хельсинки не безосновательно полагали, что "Советы ждёт неприятный сюрприз и сокрушительный разгром".
  Начало. РЛС раннего обнаружения русские тихоходные самолёты-бомберы засекла вовремя. Поскольку это было 3 часа утра, им тут же на перехват были направленны ночные истребители.
  Вначале пропала связь, причем не только с самолётами, отправленными на дальних подступах встретить русских, но и вся наземная радиосвязь. Потом, "ослепли" радары, затем к ним прилетели "летающие бомбы" или наоборот? В тонкостях, нюансах и прочих особенностях никто конкретно не разбирался, элементарно не хватило ни времени, ни сил, ни возможностей. Начался массированный авианалёт периодически перерастая в ад земной.
   Не работают радары обнаружения и наведения, калькулятору Лямбда нечего пересчитывать, без данных артиллерии неясно даже куда, в какую сторону, высоту и с каким упреждением стрелять, но батареи огонь всё же открыли, но стреляли недолго, всего по пару залпов. Русские в зону активного, эффективного действия ПВО категорически не вторгались. Финны же стреляли в сторону туда, лишь приблизительно угадывая высоту, скорость, в общем, стреляли очень неточно.
   Определив места расположения батарей ПВО, к ним тут же "отправились" несколько русских "летающих бомб", по две-три штуки к каждой батарее. Вот они-то, невероятным образом и уговорили финских солдат ПВО отказаться от своей пагубной и смертоносной, в первую очередь для них затеи.
  Не обошли вниманием и аэродромы.
  Тихий, полусонный предрассветный финский военный аэродром. Техники неспешно готовили самолёты к вылету. Ну, там заправили под завязку, боекомплект, то-да сё, лётчики и ПВОшники на завтраке. Потом в небе были замечены странные линии, никто и подумать не мог, что это белые конденсационные следы состоящие из капель воды, которые обычно, на малых высотах быстро испаряются, и след исчезает. А вот когда реактивный самолет идет на большой высоте, где температура воздуха ниже -40№С, пар сразу конденсируется в ледяные кристаллы, которые испаряются гораздо медленнее... В общем, налёт коварных русских реактивных самолётов, на почти мирный военный финский аэродром был нежданным и быстрым. Всего три массированных захода и на земле более 60 догорающих финских самолёта, взорванные запасы ГСМ, склады боеприпасов. На месте казарм, столовой и полевых кухонь - ужасный бардак. Так же повреждения не совместимые с дальнейшей эксплуатацией получил личный легковой автомобиль, почти новый DKW F8 только прибывшего инспектора ВВС по боевой подготовке полковника Урхо Суикканена, отчего у того чуть не случился обширный инфаркт в самом сердце. Пистолет всё же пришлось отобрать, а то бы непременно застрелился.
  
  Схожее, демонстративно пролетев над Хельсинки, сотворили и со вторым портом - Турку. Потом, отчего-то посчитав, что этого мало, через день деяние с налётом на порты повторили, добив то, что еще уцелело.
  Авианалёты были невероятно эффективными и мощными, наглядно убедив финнов, что продолжение войны на стороне Германии совершенно не соответствует их национальным интересам. Следующая финская делегация уже только просила, чтобы Советский Союз не ставил требования о полной безоговорочной капитуляции и подтвердил договор о независимости Финляндии, в пределах предлагаемой СССР "новой границы". Данные предложение были взяты как бы за основу, а к окончательному варианту договора очень сильно изменились в пользу СССР.
   С Румынией было по-иному. Пока в Бухаресте думали и гадали, советские войска на 200-300 километров вошли в Румынию. Армия либо сдавалась в плен, но по большей части поспешно разбегалась на все четыре стороны. Правитель национал-легионерского государства Румыния Ион Антонеску и прочие сторонники войны с СССР быстро бежали как бы в Венгрию, но в основном "в никуда". Власть, в срочном порядке брала в свои руки, находившаяся в подполье коммунистическая Партия Румынии.
  Пока же это происходило, Красная армия заняла Добруджу, образовав прямой проход вдоль Черного моря к Болгарии с "перешиванием" железнодорожной колеи под стандарт СССР. Кстати, это-то и породило слухи у местного населения, по большей части состоявшего из болгар, что данный район, в виде компенсации за нанесенный ущерб будет передан Советской России. Так же в срочном порядке началось восстановление нефтедобывающей промышленности Румынии. Так же в стране начались масштабные продовольственные закупки, во многом обрадовав сельхозпроизводителей.
  Схожая ситуация произошла и в Болгарии. Прогерманские политики, во главе с князем Кириллом (брат умершего царя Бориса Ш) были арестованы, к власти пришло правительство Отечественного фронта во главе с Кимоном Георгиевым.
  В Словакии - на одном из вокзалов словацкие солдаты убили 22-х проезжающих немецких офицеров. В это же время в центральной части страны вспыхнуло антигитлеровское восстание, был взят под контроль важный перевал Дукле, через который беспрепятственно прошли Советские войска, в авангарде которых двигалась 1-я Чехословацкая отдельная пехотная бригада Людвика Свободы, по большей части состоящая из закарпатских русинов.
   Венгрия начала тайные переговоры с Англией и САСШ. Договорились, что англо-американская авиация не будет их бомбить, в случаи открытия союзниками Балканского фронта Будапешт, не таясь, выступит против Германии. Советские войска к венгерской границе вышли раньше. Перепуганный Миклош Хорти сам придумал и поспешно объявил о перемирии с Советским Союзом. Немецкие подразделения СС, дислоцировавшиеся на территории Венгрии были начеку и быстренько всё взяли под свой контроль. В общем, венгерские части, хоть и без былого упорства, но продолжали сражаться на стороне Германии. Участились случаи дезертирства и перехода на сторону СССР. Из перебежчиков была сформирована 1-я Венгерская железнодорожно-строительная бригада.
  
  
  *** 168
  
  
  Лейтенант Сергей Васильевич Костюк.
  
  До войны и в её первоначальном этапе - стрелок-радист на СБ (Скоростной Бомбардировщик). Плен, освобождение, база осназ, знакомство с Иваном Давыдиным, переучивание на лётчика-истребителя. Потом еще одно переучивание на истребителя-реактивщика.
  К "финскому вылету" готовились основательно. Ежедневные многочасовые тренировки и отработки всевозможных вариантов, как за себя, так и за врага. Действия доводили до автоматизма сначала на симуляторе, потом то же, но в воздухе на "реактивах".
  Всё как обычно, если учебным процессом руководит Иван Давыдин. Ну, в смысле в учёбе много сложнее и труднее, нежели в реальном бою.
  Перед отправкой на фронт, точнее на задание, Иван Владимирович Давыдин собрал всех "учеников", долго рассказывал о всяких особенностях и нюансах реактивных самолётов и конкретно данного задания, по окончании удивил анекдотом:
  - Разговаривают две мыши:
  - Ой, ты представляешь, я вчера такого мыша встретила! Весь в коже, блестящие глаза и обвораживающие усы, а на спине два крыла!
  - Так это же нетопырь!
  - Да-а-а? А мне говорил, что лётчик...
  
  Группа Советских реактивных истребителей, в плотном строю по четыре штуки, не торопясь упорно изображали из себя жирную мишень, стаю тихоходных бомберов. Выше по сторонам, как бы сами по себе летели тактические самолеты-постановщики радиоэлектронных помех Як-28ПП.
  Во второй волне шли истребители, вооружённые управляемыми ракетами класса "воздух-земля", которым предписывалось поразить средства обнаружения, наблюдения и наведения, а также батареи ПВО, не входя в зону их активного действия.
  В третьей волной была основная ударная сила - обычные винтовые бомберы Ту-4 (в девичестве Б-29), по самые никуда гружённые смертоносным грузом.
  
  О появлении финско-немецких ночных истребителей, сколько где, при какой скорости и высоте, предупредили заранее. Ну, куда им лишённым связи и ослеплённым постановщиками помех Як-28ПП, тягаться с "видящими и слышащими" реактивными?
  
  Лейтенант Костюк рассчитал всё верно - вышел со спины к ведомому и длинненькой очередью прошёлся от хвоста до втулки винта. А вот ведущий фриц успел отвернуть. Добавил газку и попробовал набрать высоту в пологой спирали. Наивный "худой" (одно из жаргонных названий Мессера 109) мечтал оторваться в надежде на... а фиг его знает, на что он надеялся.
  - Куда! Стоять Казбек! - В сердцах выругался Серёжа, про себя же подумал:
  - Мой "Мигарь" лучше по скороподъемности и поманёвренней будет.
  Совсем чуть-чуть сбросил скорость и повторный заход снизу, где не видит:
  - Вот гад, хвостом виляет, не дает нормально прицелиться. Рукоятку газу чуток подтянул, подошёл ближе и ... вражина нежданно уходит вверх и назад, пропадая из видимости...
  - Закрылки выпустил. Надо же, переиграл меня. Догадливый летун попался. Это уже выходит, что я у него сейчас в прицеле!
  Резкий правый вираж и лихорадочный поиск пропажи, в надежде быстро отыскать этого явно опытного пилота.
  - Не вижу! - Бросило в холодный пот, - сейчас разделает меня.
  На долю секунды все померкло - тень вражеского самолётного крыла появилась и тут же исчезла.
  - Ага, на встречном левом вираже был.
  Что за пилотажная фигура получилась, когда с перегрузкой, спасибо спецкостюму, вздыбив машину, сменил направление вращения "Мигаря" - пришлось обеими руками тянуть ручку...
  По выходе из замысловатого виража - вражеский самолёт оказался рядышком, метрах в шестидесяти и расстояние стремительно уменьшалось. Чуток приподнял передок и по интуиции, не прицеливаясь, врезал из всех стволов. Враг, в последовавшей вспышке развалился на глазах.
  - Два ноль,- с нежным оскалом на лице тихонько произнёс лейтенант Костюк.
  Общего боя, с "собачей свалкой", как такового и не было. Избиение было, а боя - нет.
  По окончании "разборок" их сразу же перенаправили "в гости" на финский аэродром, где по данным разведки были сосредоточена истребительная авиагруппа в 3-4 флайта, с американскими "Брюстерами" В.239, итальянскими "Фиатами" G.50, французскими "Моран-Солнье" MS.406 и "Кертисс" H.75, а также британскими "Харрикейнами". Всё это, по количеству самолётов - приблизительно советский авиаполк в 3-4 эскадрильи. Так же там базировался флайт взаимодействия и разведки на переданных Германией трофейных советских И-153 и британских "Гладиаторах".
   В общем, финны "гостей" не ждали, орудия ПВО даже не стреляли. Для уничтожения всего, что находилось на аэродроме - три захода. Вот на третьем лейтенант Костюк, из хулиганских побуждений и обстрелял из авиапушки примеченный им еще по первому заходу жёлтую по бокам, с черным верхом легковушку...
  
Оценка: 6.80*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-1 Поврежденный мир"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"