Carbon: другие произведения.

Кот (7-8 глава)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Кот - 7
  
  Винсент:
  Язык большой кошки был шершавый. В такие моменты начинаешь понимать своих партнерш, что пищали от одного намека на частичную трансформацию. Вам когда-нибудь водили по лицу наждачной бумагой? Ощущения примерно те же, только еще и мокро. Одно хорошо, от тяжелых мыслей такая встряска для кожи отвлекает очень успешно. А уж попытка представить возможный бардак на так тщательно вылизанной голове на некоторое время даже вызывает улыбку. Корова лизнула? Не-е-е, корова раз лизнула и оставила, а вот представители кошачьего семейства делают это со всей возможной тщательностью.
  
  Незаметно куда-то пропал Его Величество, но раз леди не испытывает беспокойства, то и мне излишних телодвижений делать не стоит. Наверняка, пошел обследовать окрестности на предмет затащившихся врагов или возможных средств передвижения, то есть лошадей. Но, окидывая взглядом кровавую мясорубку и вдыхая густой запах крови и смерти, могу с уверенностью сказать, - лошади разбежались полностью. Дворцовые, наверняка, уже на полпути домой, да и личные скакуны всегда убегают подальше от места бойни. Их не в чем упрекнуть - у травоядных это один из основных инстинктов. Именно благодаря ему, они еще выживают.
  А вот хищница, которой сейчас являлась королева, явно, находила в этой картине что-то умиротворяющее. Враги жестоко повержены, союзники проявляют дружелюбие, ну, или в моем случае смирение. Мне слишком тяжело было представить Ее Величество, получающей удовольствие от данной ситуации, так что сейчас ею, явно, больше руководит зверь. Видимо, этот оборот - первый.
  Подтверждая мои предположения, тигрица зевнула, демонстрируя немаленький оскал, и постаралась свернуться вокруг меня поудобнее, засыпая. Нет-нет-нет, вот этого не надо! Если леди сейчас заснёт в своём диком облике, то потом очень трудно будет вернуть изначальный. А по поводу женщин у меня совсем нет никакой информации - возможно, это обернется чем и похуже!
  - Ваше Величество, прошу, не спите! - надеюсь, ее человеческий разум еще в состоянии меня услышать. - Сейчас не время отдыхать, - не хочу пугать королеву возможными последствиями, так что ограничимся этой причиной.
  - Мр-р-р? - тигрица приоткрыла один глаз и потерлась об меня мордой, но тут же опять попыталась пристроить голову мне на колени.
  - Леди?.. - М-да, неужели зверь уже заменил человека? Тогда попробуем так: - Враг, плохой зверь слишком близко, э.... старшая мать, - кажется, так зовется самка вожака. - Слишком опасен чужой зверь, а Его Вели.... вожак ранен, останемся - смерть стае... прайду.
  - Какой зверь? - внезапно раздался голос Ее Величества. Конечно, большая кошка не может произнести человеческие слова, не то строение пасти. Но королева все же не просто тигрица, она трехликая, и мысленный разговор, скорее всего, одно из врожденных умений ее дикой формы. - Нет тут других зверей поблизости. Мур-р-р-р... Котенок голоден?
  - Сейчас никого нет, - не стал спорить я. - Но придут очень быстро. Порталы.... злую магию используют. И... - невольно взглянул на картинно разложенные по земле внутренности одного из нападающих, - я не голоден.
  На удивление, вовремя зашуршали кусты, и я впервые был рад появлению короля. А лицо, скривившееся при виде нас, скорее от зависти, чем от ненависти, было уж совсем как бальзам на душу. На поводу за ним, ожидаемо, аккуратно переступал копытами лишь его конь. Он нервно прял ушами и раздувал ноздри, но, как и любой хорошо обученный боевой жеребец, не смел покинуть хозяина до его смерти. В случае же оной, эти лошадки галопом неслись в конюшню, как последняя посмертная весточка. Рот невольно попытался расплыться в улыбке, но я постарался не светиться, а сделать вид, что вот сейчас чертовки занят попытками растормошить дикую кошку.
  - Ваше Величество! - м-да, а рычать на вашу благоверную я бы сейчас не рекомендовал, а то, судя по мгновенно напрягшейся королеве, может, и драка за лидерство случиться. Ну, просто на инстинктах. - Время обращаться, конь подан, - уже лучше, напор слегка сбавил.
  Большая кошка недовольно прищурилась и даже прижала уши, но потом, что-то явственно ворча себе под нос, встала и отряхнулась, несколько раз нервно лизнув встопорщенную шерсть на боку. Подняла голову и посмотрела сначала на мужа, потом на меня. Вздохнула, шумно и похоже, что демонстративно. И в следующую секунду Ее Величество, в слегка помятом дорожном платье, выпрямилась во весь рост, что-то попыталась сказать, но не успела - покачнулась и стала оседать на землю. Судя по всему, королева собралась упасть в обморок.
  Мы бросились к ней вдвоем с Его Величеством, но я все же находился ближе, так что успел первым. Глухой рык ознаменовал проигрыш и неудовольствие соперника... Хотя, какой я там соперник её мужу и по совместительству - главе государства, даже подумать смешно. Правда, еще чуть-чуть, и глава государства вполне может стать бывшим.
  - Надо торопиться, - тихо произнес я, глядя во взбешенные глаза короля. Его Величество отмер и, оценивающе, прошелся по представленной глазу картине, явно, что-то прикидывая.
  - Ты легче, так что поедешь в седле с королевой. Я побегу зверем рядом, заодно отбиваться будет проще.
  Я мельком взглянул на мощного конягу, и про себя подумал - что этот и троих бы вынес, но скорость все же потерял бы. Решение короля было вполне обосновано, так что я попытался подхватить поудобнее Ее Величество и уже примеривался, как же с такой ношей взобраться на сверкающего глазами недовольного коня. Не поперек же седла класть? Или на плечо пока положить, может так влезть получится? Тьфу, юбки же. Чувствую, нам еще не раз аукнется этот заветный кринолин, что раньше служил мне убежищем.
  Ладонь короля, сжавшая плечо, заставила вздрогнуть, но его намеренья я понял практически сразу. Так скоро, вообще, друг друга без слов начнём понимать, во всяком случае, в том, что касается нашей королевы. Нашей... дико звучит.
  Я передал женщину Его Величеству и как можно быстрее запрыгнул в седло. Конь подо мной недовольно заржал и демонстративно сделал "крысу", но при хозяине сбрасывать не решился.
  - Отвечаешь головой, - жестко произнёс король, передавая мне на руки бесчувственное тело. Я со всей возможной серьезностью кивнул - сам это понимаю.
  Жеребец, кося взглядом на льва, самовольно пошел сначала в рысь, на удивление мягкую, а затем, подражая хозяину, сорвался в галоп. Я недовольно прошипел сквозь зубы ругательства, мотаясь в седле, как мешок сена. А учитывая то, что одной рукой я крепко удерживал королеву - неприятно, вернее неустойчиво, было вдвойне. Скотина, явно, над нами издевалась, то делая вид, что шуганулась тени от кустов, то внезапно начиная козлить, будто отбиваясь от невидимого противника.
  Когда вконец обнаглевшая животина разошлась так, что практически встала на дыбы на очередном повороте, я не выдержал и резко дернул на себя поводья, стараясь хоть болью добиться послушания. И это было ошибкой. Как будто только и ожидая повода, Гнедой, не обращая внимания на предупреждающий королевский рык, взбрыкнул особо затейливо - резко и в бок, намеренно сбрасывая седоков. В моих руках испуганно пискнула очнувшаяся от такой тряски королева, а по мне прокатилась нежданная волна оборота, - тело решило быстрее мозга, стараясь выжить. И тут я проклял всех богов за то, что моя вторая форма такая маленькая - даже падения не смягчу своей тушкой, а остановить оборот - времени не хватало.
  Теперь меня либо прибьет король, за покалеченную королеву, либо сама королева просто расплющит меня своим... кринолином, да! И что из этого хуже, я пока не понял.
  Для кошачьей формы падение оказалось, на удивление... тяжелым. К тому же, вместо того, чтобы как приличный кот, приземлиться на лапы, я неудобно завалился на бок. Одно хорошо - невредимая королева ошарашено уселась сверху. Что ж, во всяком случае, Его Величество не свернет мне шею за покалеченную жену.
  - Скотина копытная! - проорал я вслед веселящемуся куску колбасы. И чуть не получил инфаркт, когда королевский скакун резко остановился и ответил:
  - На себя посмотри!
  Ну, как ответил, скорее, это был некий набор образов в голове, составленный из движений тела - от вполне явных, таких, как прижатые уши и битьё копытом, до микроскопических, а так же возмущенного разнотонального фырканья. Я бы этого и не понял, если бы не имел подобного опыта с дикими котами, не имеющими человеческой формы.
  Только вот с какого перепугу, я начал понимать травоядных? Осознание аккуратно подкралось к мозгу, и я медленно скосил взгляд на свои конечности. Вернее, его даже и скашивать-то не пришлось, у меня был практически круговой обзор!
  Быстроногий жеребец, да, мама? Так должно было звучать моё имя? Что ж, похоже, гордая степнячка заранее знала, в кого будет обращаться ее сын. И, возможно, если бы не безумное желание при первом перевоплощении стать как можно меньше и незаметнее, то, скорее всего, именно жеребец был бы моим первым обликом. Но всё равно, как же много противоречий! Ведь лошади травоядные!!! А случаи, чтобы у одного многоликого были столь противоположные ипостаси, большая редкость.
  Но даже не это главное... Два облика! Это же автоматическое дворянство!
  Голова от всего кругом, и от мыслей, и от способа восприятия мира. Так еще и Ее Величество, кажется, сейчас заснет на моём крупе....
  
  Умиротворяющую картину разрушил отдаленный, но хорошо слышимый для моих новых ушей, топот копыт. Он раздавался в моей голове, отдаваясь в ней глухим эхом. Жеребец, что постепенно захватывал мой разум, как всегда бывает при первом обороте, издал воинственное ржание. Для него чужие лошади были, скорее, соперниками, чем опасностью. Положение лёжа причиняло огромные неудобства, и я непроизвольно засучил копытами, пытаясь встать. Это окончательно разбудило королеву, и она немного ошарашенная, чуть покачиваясь от усталости, встала на ноги, немного затуманенным взглядом осматривая мою новую сущность.
  Я торопливо вскочил, отряхиваясь от дорожной пыли и пытаясь понять, как управлять собственным телом. Восхищенный вздох, раздавшийся со стороны моей женщины, как будто сорвал все засовы, которыми я пытался отгородиться от влияния нового зверя. Самовлюбленное копытное опалило меня невероятным желанием, покрасоваться перед столь вожделенной самкой. Так что я сам не заметил, как стал рыть землю копытом и громко ржать, задрав хвост и гарцуя перед завороженной королевой.
  Сбоку раздалось недовольное фырканье королевского скакуна. Что? Чужой! Конкурент! Прогнать! Я тебе сейчас голову копытом размножу, старая скотина!!! Вон с моей территории!
  
  Ривриен:
  Резко затормозив и повернувшись на странный шум, я увидел, как мой Сэт скидывает с себя эту шлюх... Винсента и мою жену. Рванул обратно к ним, сделал два прыжка и замер, потому что происходило что-то странное. Хотя, что может быть удивительнее королевы, обернувшейся в тигрицу? Разве что обернувшийся в жеребца парень, до этого упорно меняющий свой облик только на кошачий.
  Степняки превращаются в копытных, мы - в грызунов и хищников, порой имея среди своих ликов сразу два этих вида. Но чтобы непарнокопытный грызун или хищник, даже такой мелкий, как кот? О таком чуде я не слышал. Хотя мальчишка же полукровка, так что ничего неожиданного.
  Но жеребец из него получился красивый, не похожий на обычных низеньких степных лошадок.
  Длинная холка, мускулистый мощный круп, широкая грудь, голова с прямым профилем и слегка выпуклым лбом. Утонченно-удлиненная морда. Широко расставленные длинные и тонкие уши. Выразительные глаза, удлиненной раскосой формы. Очень высоко поставленная шея, тоже тонкая и длинная.
  Больше всего этот высокий угольно-черный красавец напоминал борзую или... гепарда. Во всём его облике преобладали длинные тонкие линии, он просто был создан, как олицетворение скорости.
  
  Айриш, застыв, тоже откровенно любовалась, и, если честно, я ее прекрасно понимал. Будь он обычным конем, обязательно захотел бы заполучить такого к себе под седло. Но он был любовником моей жены, шлюхой и возможным предателем. Надо быть полным идиотом, чтобы не свести воедино столько странных совпадений, главным из которых было то, что этот копытный кошак является любовником графини Шарлотты Гайел, а на нас напали именно волки и гиены.
  Хотя поскакать на нем, я бы все равно не отказался, причем с такой смазливой мордашкой и привлекательной фигурой, мальчишка вызывал у меня интерес и в человеческом облике тоже. Но жеребцом он меня привлекал больше.
  
  Интересно, выделываться и бить копытом на моего Сэта, он начал просто так, или чтобы отвлечь нас от шума погони?
  Своему коню я доверяю, но он уже достаточно устал, а этот - длинноногий, свеженький, но непредсказуемый и неуправляемый. Судя по шальному взгляду, у него, явно, первый оборот. Но, главное, я практически уверен, что он один из предателей, который почему-то потом взял и предал своих. Или не предал, а, на самом деле, все именно так и задумано? Раз не удалось убить меня и королеву, значит, надо влезть к нам в доверие, даже ценой гибели сообщников?
  Однако времени на раздумья уже не оставалось. То, что этот парень - любовник моей жены, было сейчас для него плюсом. Буду надеяться, что он о ней позаботится, раз уже начал.
  Быстро обернувшись, я успел подхватить пошатнувшуюся Айриш, и, рыкнув от усилий, резко дернул и выдрал все эти навороченные кринолинные юбки. На королеве остался туго затянутый лиф, снимать который сейчас уже было некогда, а также разной длины и толщины лоскутки ткани, прикрывающие ноги почти до икр.
  Собственноручно закинув ее на любовника, я из валяющихся на земле обрывков соорудил подобие веревки, обвязал жену за талию и потом привязал ее к коню, как можно крепче.
  - Гони к порталу! Быстро! - приказал и хлопнул черного по крупу, придавая ускорение. Зыркнул он на меня так, как будто обдумывал, лягнуть копытом или нет, но все же послушался и помчался вперед. Не знаю, предаст или не предаст, но я сделал все возможное, чтобы спасти Айриш.
  
  Драться с преследователями у меня в планах не было. Их, наверняка, толпа, а я один. Так что единственное, что можно сделать - сбить их со следа. Жаль, что не подумал об этом раньше, наивно надеясь на лучшее.
  Запрыгнув на Сэта, я устроил большую пыльную бурю, затаптывая следы нашей возни и неожиданного появления второго жеребца, а потом поскакал, взяв слегка левее от дороги на портал, отвлекая погоню на себя. Пусть думают, что мы выбрали не самый прямой и короткий путь. Но я точно знал, куда мне надо, ведь часто охотясь здесь, изучил этот лес вдоль и поперек.
  
  Сэт гнал из последних сил, но старался, мой умница, ведь у него тоже отличный звериный слух. Ветки лупили меня по лицу, ветер свистел в ушах, но все это не отвлекало от главного - приближающегося топота множества копыт.
  Наконец, впереди показалась широкая голубая полоса. Река! Мы у цели!
  Спрыгнув с коня, я, не раздеваясь и даже не поморщившись, нырнул и ушел глубоко под воду. Мне не надо было на другой берег, как Сэту, которому я приказал переплыть и мчаться домой, во дворец. Я, упорно борясь с подводным течением, плыл вперед, лишь изредка выныривая, чтобы глотнуть воздуха. Надеюсь, мне удалось выиграть для жены и ее парня немного времени. Теперь неплохо было бы спастись самому.
  
  Но когда я, путаясь в лапах от усталости, даже в львином облике, добежал, наконец, до портала, заодно подсохнув на солнце, эти двое вместо того, чтобы поджидать меня во дворце, крутились вокруг.
  Ну конечно, одна еще не совсем пришла в себя, смотрит вокруг непонимающим взглядом, а у второго - первый оборот, тем более в лошадь. Никогда не водил знакомства со степняками, так что даже не представляю, как они должны себя правильно вести в такой день. Ходили легенды о том, что эти существа умеют превращаться в кентавров - наполовину коня, наполовину человека. Само собой такое происходит, или ритуалы какие-то особые надо проводить?
  Судя по приближающемуся топоту копыт, многоликим псинам хватило ума перестать рыскать вдоль реки, и они решили доскакать до портала. Хорошо, что я успел раньше них!
  
  Айриш:
  Я приходила в себя рывками, мир вокруг то прояснялся, то снова уплывал в сонный дурман. Где-то далеко другая я понимала, что это нормально - первый оборот нового зверя всегда дается тяжело, и после него надо обязательно отдыхать. Но отдыхать мне не давали, все время дергали, тянули куда-то, несли, роняли. Тигрица во мне недовольно взрыкивала сквозь сон и отказывалась принимать участие во всем этом безобразии, а вот человеческое сознание постепенно выплывало из мутного омута первого превращения.
  Окончательно я пришла в себя уже возле портала. Сил все равно не было, но сознание прояснилось, и память вернулась. А вместе с ней и тревога. Я тут же вцепилась в гриву мечущегося подо мной коня и резко дернула:
  - Стой!
  Черный жеребец, нервно перебирая длинными стройными ногами, метался из стороны в сторону, но, услышав меня, послушно застыл. Странный какой-то конь, да еще и пахнет не правильно... Котенком!
  - Винс?! - гладкая шкура подо мной пошла волнами, жеребец, согласно, заржал и мотнул головой, словно кивнул. - Арраш фек! Твою... и через... - я сама изумилась, откуда мне известно столько звучных, емких и очень неприличных слов. Королевам не положено. Но я же не глухая, и не зря с четырнадцати лет подглядывала за собственным мужем, когда он упражнялся на плацу. Какая у меня, оказывается, хорошая память!
  А где он, кстати, этот самый муж?! Где этот драный кошак, ради которого я пустила по ветру все, что хранили мои проматери в течение нескольких веков?
  Вспомнить короля добрым словом вслух я не успела, потому что мокрый шатающийся лев с обвисшей гривой вывалился из ближайших кустов и сразу зарычал. Еще и недоволен!
  - В портал! Быстро!
  Да, он прав, следует поторопиться. Я даже в человеческом облике слышу конский топот - погоня! Хорошо, что над каменной площадкой уже дрожит радужное марево открывающегося прохода. Оглянувшись и убедившись, что король на всех четырех лапах спешит за нами, я сжала колени, наклонилась вперед, почти легла коню на шею и прошептала:
  - Вперед, мой хороший!
  И Винсент с места прыгнул сквозь тонкую пленку разорванного пространства. Мы успели вовремя, потому что, уже в прыжке, я услышала резкий свист и, обернувшись, увидела стрелу, впившуюся в то самое место, где только что промелькнул лев. Прямо в один из древних знаков, высеченных на камне.
  Портал как-то непривычно мигнул, но мы уже летели сквозь него.
  
  Я ждала теплого воздуха, запахов зелени, цветов и птичьего гомона, всего того, что встречает нас в южном поместье. Ветер, хлестнувший по лицу, как пощечиной, действительно, был горячим и пах приятно, но... море колышущейся травы, пологие холмы, выцветшее до бледной голубизны небо - это было совсем не похоже на летний дворец! Куда нас выкинуло?!
  - Мы что, в степи? - муж, уже в человеческом облике, с изумлением оглядывался по сторонам. И, потом, продолжая настороженно изучать местность, процедил:
  - Если не хочешь, чтобы твой красавчик навсегда остался конем, неплохо было бы уговорить его обернуться. Хотя таким мне он нравится больше!
  Жеребец подо мной недовольно заржал и топнул копытом на соперника. Ну вот, только разборок мне и не хватало... Я подергала веревку, которой Ривриен примотал меня к Винсу, и посмотрела на своего льва вопросительно. Он тут же взялся распутывать узлы, а потом бережно снял мое все еще непослушное и слабое тело с широкой конской спины.
  Кажется, Винсу это не понравилось, но сделать он ничего не успел, потому что все три зверя внутри меня вдруг мгновенно взревели об опасности, а через секунду ближайшие холмы взорвались лавиной всадников, которые с диким улюлюканьем помчались на нас, потрясая копьями.
  Винсент взвился на дыбы и попытался рвануть им навстречу, явно, настроенный биться до последнего вздоха. Но мой испуганный вскрик и громкий рык короля, словно остановили его в воздухе, а в следующее мгновение на землю упало человеческое тело моего котенка.
  Странное дело, но и кочевников это тоже остановило. Они придержали коней в нескольких прыжках от нас, опустили копья, и, медленно расходясь веером вокруг нашей группы, о чем-то гортанно переговаривались между собой.
  Муж рывком притянул меня к себе за спину. Почувствовав, как я дернулась в сторону лежавшего в обмороке парня, он нагнулся и, приподняв котенка за шиворот, попытался поставить его рядом со мной. Винсент покачнулся и едва не завалился на моего мужа, а когда я попыталась его поддержать - гордо отказался. Хотя у него по лицу было видно, что пытается устоять на чистом упрямстве.
  
  Кочевники, тем временем, закончили свое совещание, и вперед выехал один из них, еще не старый, но уже полуседой мужчина в богато расшитой кожаной одежде.
  - Многоликий вождь идти за нами со своей женщиной и с нашим братом! - предложил он. - Мы поможем вам.
  
  Ривриен:
  Степняки очень дипломатично не оставили мне выбора, подхватив и посадив на своих кобылок мою жену и сопровождающее нас тело. Я, от чести скакать с кем-то из них, отказался и, обернувшись, побежал рядом. Но, если в ближайшее время события будут продолжать развиваться так же стремительно, я просто где-нибудь свалюсь от усталости.
  Достойная кончина для идиота-рогоносца королевских кровей, утомившего и своих поданных, и свою жену.
  Главное, мог бы и на коне проехаться, но глупая гордость не позволила сесть чужому вожаку за спину. Хотя разумный воин должен был бы не о гордости думать, а о том, чтобы сберечь силы для возможного боя. Только эпитет 'разумный' не очень применим ко мне последнее время. Я постоянно ошибаюсь, хотя и пытаюсь предусмотреть все.
  Возможно, нас сейчас привезут и сдадут нашим врагам. Но сомневаюсь. Вряд ли они смогли бы точно рассчитать, куда нас выкинет поврежденный портал. Более вероятно, что угроза будет исходить от местных, а они вроде бы настроены вполне миролюбиво. О каннибализме среди степняков никто не упоминал, и кровавых жертвоприношений их боги вроде бы никогда не требовали.
  Но все это - знания, полученные из книг и поэтому не совсем достойные доверия.
  Даже то, что повторяется постоянно, может лишь означать, что остальные просто придерживаются версии первого придумавшего, потому что не нашли опровержения.
  Тут ветер залепил мне в морду песком с такой силой, что все мысли вынесло и развеяло по степи. Так что дальше я бежал, матерился и отплевывался, болезненно жмурясь и стараясь не потерять из виду отряд местных жителей.
  
  Что ж, о том, что степняки живут в невысоких круглых домиках, обтянутых толстым слоем войлока - ткани из валяной шерсти, использующейся и у нас, но не в таком большом количестве, книги не соврали. Стены, потолок и пол местных жилищ были из этой странной шерсти и пахли дичью. Мне пришлось обратиться в человека, когда поселение только показалось вдали, чтобы легче было себя контролировать.
  Сначала нам позволили умыться, прямо из ведра у колодца, стоявшего в центре расположенных по кругу домиков. Потом пригласили внутрь одного из них. Точнее, выстроились в две шеренги и не оставили нам выбора, как пройти от колодца до приоткрытого полога этого их странного жилища.
  Там не было практически никакой мебели, только полы застелены войлочными коврами и свалка подушек на них, но меня уже не могли смутить такие мелочи. Я улегся и вытянулся во весь рост, слегка отодвинув бедром уже валяющееся у стены тело кошака. Тот приоткрыл глаза и посмотрел вокруг, уже более-менее осознанно.
  Айриш тоже уселась неподалеку и поглядывала на нас двоих с какой-то загадочной полуулыбкой. Уж не знаю, что там в ее целомудренной голове за мысли роились, а я вот обдумывал, стоит ли поиметь этого черного жеребца, перед тем как выдать ему графский титул, или просто честно сразу послать как раз в приграничные со степями земли?
  
  Графство Тагхафар было небольшим, к тому же там до сих пор хозяйничал средний из сыновей графа. Сам старик и его старший отпрыск как-то совершенно внезапно скончались несколько лет назад и, сдается мне, не без помощи нынешнего графа Тагхафара.
  Можно было бы стравить этого малолетку с матерым котом-убийцей, но парень спас мне жизнь... Мало того, он спас жизнь моей жене, домчав ее до портала в целости и сохранности. Так что я могу себе позволить немного сентиментальной снисходительности, прежде чем выставлю эту шлюху прочь из дворца. Лучше всего выделить ему заброшенные земли другого графа, Майгерского. Это обширное тигриное логово тоже граничило со степью, но было раз в десять больше, чем жалкое поместье Тагхафаров. Однако если я выдам мальчишке право на титул графа...
  
  Полог откинулся, и к нам зашли два плечистых аборигена. Перешагнув через меня, один из них подхватил Винсента, небрежно перекинул его через плечо и направился обратно, на выход. Второй, сурово, посмотрел на вздрогнувшую Айриш, потом на меня, и пояснил: 'С ним хочет поговорить наш шаман!'. Понятно, намечается выяснение, откуда у парня лошадиный облик в коллекции. Дождавшись, когда полог снова завесят, я опять прилег на пол и закрыл глаза.
  
  Да, размышлять, как я поступлю с малолетним новоявленным многоликим, было гораздо приятнее, чем в панике искать выход из сложившейся ситуации. Ненавижу, когда от меня ничего не зависит. Злит, что по земле до сих пор передвигаются шавки, посмевшие восстать против меня и убившие моих самых преданных поданных. Кому я теперь могу доверять?
  Конечно, я могу попробовать добраться до своего герцогства... И снова начнется гражданская война. Резня... Нет, не этого я хотел бы для своих подданных!
  
  Приподняв голову, я посмотрел на сидящую неподалеку задумчивую Айриш. Ее, скорее всего, не тронут. Наши попытки продолжить королевский род, похоже, успехом не увенчались, значит, она будет нужна новому претенденту, как подтверждение права на престол. С ее то любовью к псовым, стать женой герцога Борени, волка и гиены в одном флаконе? Бедная девочка...
  Тут я вспомнил, как эта бедняжка была неотразима в облике тигрицы, и усмехнулся. У Борени будет очень запоминающаяся брачная ночь. Первая и последняя.
  - Как вы себя чувствуете, Ваше Величество? - с легким ехидством поинтересовался я у жены.
  - Великолепно, - ясно и радостно улыбнулась она в ответ, а потом пересела ко мне поближе, потерлась щекой о мое плечо и довольно промурлыкала: - Мой лев жив, мой кот жив, я жива. Все хорошо.
  - А то, что королевство сейчас в лапах у гиен, вас не беспокоит, моя королева? - я приобнял ее за талию и посадил к себе на ноги, боком. Прижал покрепче и уткнулся лицом в ее растрепавшиеся и покрытые песком и пылью волосы. Никогда не позволял себе подобного, даже с любовницами, а тут такие нежности, да еще и с собственной женой. Старею, наверное.
  - Нет, мой король, не беспокоит, - Айриш потерлась об меня, как большая кошка, и совершенно натурально начала мурлыкать, словно вновь обернулась. - Ты же со мной.
  Похоже, не только у меня что-то сместилось в голове. Никогда раньше не слышал от своей жены обращения на 'ты', но в нем было столько интимной близости, что у меня неожиданно сжалось сердце. А уж от смысла всей фразы... Захотелось, одновременно, пойти свернуть горы, загрызть пару драконов и... разнести от злости на себя всю эту юрту. Оказывается, десять лет мы могли быть счастливы в браке, если бы только я чуть-чуть напрягся и приложил немного усилий. Что ж, надеюсь, еще не поздно...
  Я только потянулся поцеловать жену за ушком, маленьким, аккуратным, с небольшой сережкой-капелькой... Как к нам завалились сразу трое местных, чтобы вернуть на место Винсента и возвестить, что их шаман теперь готов принять меня. Какая честь!
  Я все же поцеловал Айриш, правда, в щеку, и не страстно, как хотел, а ласково и нежно. Потом встал, оглядел свои грязные рваные лохмотья, фыркнул и подмигнул жене:
  - Красоваться буду исключительно королевским достоинством!
  И она неожиданно подмигнула в ответ, потянулась и поправила на мне обрывки рубашки, причем с самым невозмутимым видом, словно это не грязная тряпка, а парчовая мантия.
  
  Шаман ждал меня у входа в такое же войлочное жилище, только белое, как снег.
  - Приветствую тебя, король многоликих, - выдал он, оглядев меня с ног до головы. Наверное, достоинство все же помогло, ну, или интуиция и умение анализировать имеющиеся факты. Умный цепкий и совсем не старческий взгляд седого шамана, казалось, смотрел мне прямо в душу.
  Откинув полог, он запустил меня внутрь, а мои сопровождающие остались стоять на улице.
  - Каким странным чудом тебя занесло в мою степь, король? - старик уселся на пол, продолжая внимательно разглядывать меня. Я уселся рядом, обдумывая, сколько подробностей я могу позволить упомянуть в разговоре со своим странным собеседником, и чем именно с ним уже успел поделиться Винсент.
  - Портал сработал не совсем удачно, - я решил двигаться плавно, изучая старика так же внимательно, как и он меня.
  - А что тебя связывает с моим внуком, король?
  Сегодня просто удивительный день открытий и прозрений. Оказывается, бастард графа Тагхафара приходится родственником местному представителю власти. Хорошо это для меня или не очень?
  - Он спас мне жизнь, - то, что этот внук еще и любовник моей жены, уточнять не имело смысла. Не та связь, чтобы ею гордиться.
  - То есть ты должен моему мальчику?
  Да, должен, и не могу сказать, что в восторге от этого. Однако я рассчитывал возвращать долг шлюхе, который будет кувыркаться от счастья, получив свободу, титул, замок и земли, а так же право с честью покинуть двор и удалиться в свое поместье, как можно быстрее, чтобы не мешаться у меня под ногами. Совершенно не собираюсь делить внимание своей жены с этим... котом! И, думаю, он тоже будет счастлив убраться из дворца подальше. С его-то прошлым...
  Так что с Винсентом мы бы быстро договорились.
  А вот, если его интересы решит представлять этот хитрый старик, есть шансы, что так дешево я не отделаюсь.
  - Ваш мальчик уже вполне взрослый мужчина, - уточнил я. Но мой ненавязчивый намек на то, что не стоит лезть в наши дела, шаман проигнорировал.
  - Какой же он мужчина, если только сегодня в первый раз обратился.
  - Раньше, значит, повода не было. До сегодняшнего дня ему вполне хватало умения обращаться в кота.
  Интересно, а что сам Винсент думает по поводу неожиданно объявившихся родственников среди степняков? Нет, вполне логично, что они есть, раз его мать - степнячка. Но почему о материнской родне не упоминалось ни в одном отчете? Почему они никак не проявляли себя до сегодняшнего дня, и, уверен, не напоминали бы о своем существовании и дальше, не объявись мы здесь? К тому же, если бы парень не был в облике жеребца, возможно, нас бы уже утыкали копьями и похоронили в степи. В первые минуты встречающий нас отряд выглядел не слишком дружелюбным.
  Странный сегодня день. Потерять почти всех, кому мог доверять, и услышать от жены 'Я ничего не боюсь, пока ты со мной', несколько раз едва не погибнуть, стремясь к порталу, в итоге, оказаться в степи и до цели - неделя скачки. Узнать, что моя жена, действительно, многолика, а ее любовник обращается в жеребца... И является внуком здешнего шамана. Надо постараться вывернуть этот разговор так, чтобы не только Винсенту оказалось выгодным это родство, но и мне. Понять бы, что я могу предложить степнякам, и главное, что они могут предложить мне.
  - Сегодня он встал на защиту своего короля и королевы, и адреналин битвы и погони позволил ему отыскать в себе еще один облик, - я вроде продолжаю нахваливать дедушке внука, ну и заодно слегка намекаю ему на наши проблемы.
  Посмотрим, как старик отреагирует. Если мне не понравится, всегда можно просто встать и уйти. Человеком или львом, но я вырвусь отсюда и вытащу Айриш. А дальше что-нибудь придумаю. Вряд ли герцог Борени рискнет в открытую захватить престол, пока меня нет, ни живого, ни мертвого. Ни меня, ни моей жены, что немаловажно во всех этих королевских перестановках. Народ не признает узурпатора, а гиен не настолько много, чтобы противопоставить себя львам, пумам и тиграм. Хотя участие в заговоре именно тигра наводит на печальные мысли... И пумы могут примкнуть к гиенам, хотя бы на время, чтобы свергнуть общего врага - меня. С другой стороны, лев на троне им должен быть гораздо более симпатичен, чем волк.
  Голова пухнет от всех этих мыслей. Кому можно верить, кому нельзя, кто только прикидывается другом, и кого я только принимаю за врага из-за собственной подозрительности. Не доверять никому невозможно! Но после сегодняшнего предательства графа Майгерского и неожиданной помощи от любовника жены, я окончательно запутался.
  - А его король нуждается в защите? - ну вот, старик уловил суть. Играем дальше.
  - Королевской жизни постоянно угрожают те, кто считает, что будет гораздо более лучшим королем, - продолжил я развлекать шамана тонкими намеками.
  - Как я понимаю, если на твое место придет другой, ты не сможешь рассчитаться с моим мальчиком по-королевски? - да этот старик выгоду чует, как хороший восточный торговец, слету! Интересно, внук унаследовал эту его способность? Или пошел в отца, редкого мота и пьяницу, если судить по прочитанным мною отчетам? Даже не знаю, какой бы вариант меня больше порадовал, если представить, что я не отправляю мальчишку в глушь с графским титулом в зубах, а оставляю во дворце, подле себя, чтобы контролировать излишне активного дедушку, с которым мы, я уверен, сейчас договоримся!
  
  
  Go home
  Кот - 8
  
  Винсент:
  Туман застилал взор, голова кружилась и пульсировала болью, во рту было сухо настолько, что язык прилипал к нёбу. Окружающее воспринималось урывками, отдельными мало связанными картинками и ощущениями. Быстрая скачка, шум ветра в ушах, топот копыт, так далеко и так невыносимо близко, слишком близко. Женский голос, зовущий меня и просящий что-то сделать. И снова враги окружают, не вырваться. Бежать, сражаться... но непослушное тело может лишь заваливаться на бок. И если чьи-то первые попытки я отверг, то стальной хватке рук, закинувших меня на чужое плечо, сопротивляться уже не смог.
  Немного тряски, и вот я уже лежу на пропахших сеном и костром шкурах, а к губам прижимают теплую пиалу с каким то пахучим травяным настоем. Первый глоток заставил жутко закашляться, напиток оказался ужасно горьким и буквально пробирал этой самой горечью до костей. В измученном организме как-то сразу появились силы резко отскочить от адского пойла, но всё те же руки насильно удержали и влили в меня всё, до последней капли. Над ухом грузно посмеивался незнакомый голос, окончательно приводя в сознание.
  Несколько тяжелых вздохов, и я уже полностью осмысленно посмотрел на внешний мир. Находилась моя тушка в неком подобии просторного шалаша из войлока. Редкие солнечные лучи проникали через отверстие в середине округлой крыши и играли бликами на тонкой струйке поднимающегося вверх дыма. Я заворожено наблюдал за извивающимся дымком, как можно дальше откладывая мысли о суровой реальности. Своеобразную медитацию нарушил тихий стук, где-то сбоку. Я нехотя, с огромным внутренним усилием, повернул всё еще тяжелую голову и осмотрел гостя. Хотя гость здесь - я. А передо мной в позе лотоса устроился хозяин шалаша - старик в невообразимом аляповатом наряде и с оригинальной прической, в которую были вплетены различные камушки, бусины и перья, и издававшие тот на удивление мелодичный и совсем не раздражающий стук.
  - Очнулся, жеребёнок? - старик изобразил на лице улыбку, отчего количество морщин на и так немолодом лице увеличилось чуть ли не вдвое. В ответ я просто кивнул, боясь, что голос пока не пришел в норму. Во рту всё еще был тот мерзкий привкус, заставляя невольно сглатывать слюну и облизывать сухие губы.
  - Воды? - протянул он мне другую пиалу, в которою я вцепился, как в единственное спасение. Холодная жидкость сейчас казалась манной небесной, и в два глотка осушив маленькую ёмкость, я протянул ее старику с просьбой о добавке.
  - Нельзя, - мотнул он головой из стороны в сторону, снова постукивая украшениями, - взмыленных лошадей сразу после скачки поить нехорошо, - но, посмотрев на мои умоляющие глаза, немного смягчился: - Полчашки, не больше.
  Вожделенная жидкость вновь оказалась в моих руках, и теперь я пил уже медленно, наслаждаясь каждым маленьким глотком, явно, родниковой воды.
  В это время старик молча пытался что-то во мне рассмотреть. Он, даже ничуть не скрываясь, несколько раз заглянул мне в глаза и подергал за пряди волос. Под конец, когда мне уже хотелось послать лесом надоедливого дедка (он, по-моему, мне даже в зубы заглянуть умудрился), тот, наконец, отодвинулся и утвердительно кивнул сам себе: - Похож.
  Мой вопросительный взгляд был в наглую проигнорирован. Зато сам дед устроился поудобнее и так же вопросительно взглянул на меня:
  - Рассказывай, жеребенок.
  В первые секунды я чуть не подавился от такой наглости, но глаза старика лучились таким теплом и опекой, что я невольно сглотнул уже слетающие с кончика языка оскорбительные слова. В один момент я резко почувствовал себя, как в детстве, маленьким и ничтожным котёнком, которому безумно хочется прижаться к кому-то взрослому, мудрому и родному, зарыться мордочкой в густой мех и не отпускать никогда. Но после смерти матери и попадания в бордель у меня было лишь махровое одеяльце, которое и впитывало в себя все мои детские переживания и слезы. Мягкое, купленное Маман специально для меня, чтобы моей кошачьей ипостаси, так плохо контролируемой на первых порах, было что "помять" лапками. За все время оно превратилось в подранную кое-где тряпку, но, даже подписывая контракт с гиеной, я забрал его с собой. Теперь его наверняка сожгут или отдадут тем проклятым псам, которые с удовольствием разорвут игрушку на кусочки, явно, представляя на его месте мою тушку.
  Задавив в себе невольные чувства, я, тихо, стараясь отстраниться от происходящего, начал рассказывать старику о своей жизни, акцентируя свою историю на более светлых моментах. Несмотря на непонятное и несвойственное мне желание "выплакаться", я все же не хотел, чтобы меня жалели. Но с каждым моим словом дед всё больше хмурился. Под конец повествования из его глаз пропали те заботливые и задорные искорки. Что ж, похоже, еще один человек изволил во мне разочароваться.
  - Ты, - начал он с тяжелым вздохом, - не сможешь жить в степи.
  Да скажи уже честно, старик, ваше племя не потерпит рядом шлюху!
  - И не подумай, - резко сказал он, будто прочитав мои мысли, - дело не в твоём прошлом. Вернее, не совсем в нём, - убедившись, что я его слушаю, он продолжил: - Степняки - все воины. Наши лица и глаза с детства побиты ветром, наши пальцы стерты о тетивы луков, наши кони привыкли неделями скакать, обходясь вместе с всадником лишь бурдюком воды да редкими родниками, - это он что, намекает, что они неделями не моются!?
  Тц, действительно, что ли, мысли читает, вон как ухмыльнулся.
  - Тебе не место среди нас не из-за того, кем ты был, а из-за того, кто ты есть сейчас, - вот же философ на мою голову. - Ты - не охотник, не воин, даже не крестьянин. Несмотря на своё незавидное положение, ты постоянно жил, в худшем случае, словно самый младший сын небогатого дворянина, не обремененный ни финансовыми проблемами, ни уходом за домом или поместьем, ни вопросами налогов или торговли. Я не говорю, что ты не образован. Но ты никогда не нес ответственности, даже за себя самого, даже за свою собственную жизнь...
  Слова старика подрубали и так еле стоявшие опоры самомнения и заставляли задуматься.
  - Скажи мне, жеребенок, - его черные глаза, с пожелтевшим от старости белками, казалось, смотрели в душу, - получив прямо сейчас свободу, столь желанную тобой, куда бы ты пошел? - его иссохшие пальцы схватили злосчастную подвеску и сжали ее с такой силой, что артефакт затрещал.
  Я зажмурился, ожидая неминуемой боли, но ее не последовало. Украшение безжизненно лежало на ладони старика, будто и не было в нем никакой магии.
  - Так что? Есть ли у тебя место, куда бы ты мог, а главное, хотел бы вернуться? - под столь пристальным взглядом, я не смог бы сорвать, даже если бы хотел. Но озвучить горькую правду не было сил, поэтому лишь с тяжелым вздохом опустил голову, да и степняку было вполне достаточно моего молчания. Неожиданно дед резко отстранился и пару раз фыркнул в кулак, как недовольная лошадь.
  - Ты пахнешь хищником, - пояснил он.
  - Конечно, я же кот, - пожал я плечами, чуть дезориентированный резкой сменой темы.
  - Твой кот - такой же хищник, как мой конь водоплавающее, - всплеснул старик руками, - плавать-то, конечно, может, но медленно и не долго, - пробурчал он уже спокойней. - И знаешь, - степняк сощурил и так узкие глаза, - раз уж ты привык отдавать вожжи своей судьбы в чужие руки, то уж лучше эти вожжи подберу я, внук! Уж кому, как не мне, желать тебе счастья. - С этими словами дед вскочил на ноги и стремительно удалился за полог шатра. Мне же оставалось лишь недоуменно хлопать глазами, в попытке осмыслить его последние фразы и мять в руке маленькую подвеску, которая тугим ошейником обвила мою шею.
  
  Айриш:
  Ривриен ушел, а его место в шатре занял вернувшийся котенок. Мое эйфорическое благодушие потихоньку размывалось, рассеивалось, как туман к полудню, и разные беспокойные мысли начали всплывать на поверхность сознания.
  Нет, не о королевстве... тут мой король разберется, большой мальчик. А вот котенок... Странный он вернулся. И глаза прячет.
  - Винс?
  Котенок едва заметно вздрогнул, будто только заметив присутствие кого-то постороннего рядом, и нервно поправил воротник измятого и порванного в некоторых местах камзола. Его взгляд метнулся на меня, но как-то вскользь, понизу, чтобы глазами не встречаться. Потом он еще немного неуклюже встал на одно колено и постарался улыбнуться, как можно более искренне:
  - Я рад, что с вами всё в порядке, Ваше Величество.
  Беспокойство мутным половодьем взметнулось из глубины души. Что-то было не так, неправильно.
  - Винс, что происходит?
  - Происходит? - удивился он, - Происходит много чего, моя королева. На вас нападают, пытаются убить, вашего му... И с Его Величеством это практически удалось. Вы оборачиваетесь, что считалось невозможным, затем это делаю я, что опять же не сильно ожидаемо, портал ломается... Слишком много произошло за такой короткий период времени, боюсь, это просто усталость, не столь физическая, сколь моральная. Вам не о чем переживать, тем более за меня.
  - Иди сюда... - я вздохнула и подгребла несколько подушек. - Садись рядышком и рассказывай. Я вижу, тебя что-то сильно беспокоит.
  - Ну, - неуверенно начал он. - Я вроде как нашел своих родственников. Боюсь лишь, что я им и даром не нужен. - Винсент поджал ноги к груди, уткнулся в них носом и пробормотал практически про себя: - Хотя было бы удивительно, если бы такой, как я, кому-то действительно понадобился. Сам бы побрезговал...
  - Чучело ты глупое! - вроде бы возмутилась, но не по-настоящему.
  И, раз уж кот склубковался где-то в сторонке и не идет к королеве, то королева сама его поймает, мне не трудно. Так что подхватила свои подушки, перебралась вплотную к этому горестному клубку и сгребла его в охапку, прижала к себе, опрокинула на подушки. У меня сейчас не было никаких мыслей, связанных с сексом, просто котенок выглядел потерянным и несчастным, а это неправильно.
  - Мне ты нужен. Мне!
  Винсент несколько секунд с недоумением смотрел на меня, затем усмехнулся с затаенной горечью, и явно что-то для себя решая: - Не нужен, Ваше Величество. Не говорите так, вы многого не знаете, - он протянул руку к шее и зачем-то схватился за свой кулон, продел руку под цепочку, словно пытаясь ее оттянуть. - Вы столь искренни в своих чувствах и желаниях, что я лишь больше убеждаюсь в своей мерзости. Это практически физически больно понимать, что отвечаешь на чьи-то светлые чувства... предательством. Ведь...
  Кажется, или... стальная цепочка, на которой висел кулон, стала затягиваться?! Меня это настолько испугало, что куда-то вдаль улетучилось и недоумение от его слов, и появившаяся после них странная горечь. А котенок все продолжал, с каким-то усилием, словно задыхаясь:
  - Для меня всё это было лишь спектаклем, сыгранным по чужому сценарию, - я больше не вслушивалась в то, что он говорит, потому что по его руке потекла кровь. - Но даже у такой сволочи, как я, еще остались капли совести, поэтому я постараюсь помочь вам с королем в последний раз...
  Великие предки, от него вдруг запахло жженой плотью... эта дрянь... откуда она взялась?!
  - Герцогиня... Борени... графиня Гайл... помогает... Переписка... В сейфе! Надеюсь... когда-нибудь... простишь... кх-кх...
  Гвен Борени? Миленькая рыжая девушка, моя троюродная кузина? Помнится, я ей так сочувствовала, когда она два года назад вышла замуж за герцога, ведь она - белка, а он - волк...
  Какой-то бред! Обдумывать все услышанное я буду позже, а сейчас я видела только удавку, затягивающуюся на шее Винсента. Потом, потом я вспомню и пойму, сейчас это не важно! Мой котенок задыхается у меня на глазах... Нет!
  - Ривриен! Помогите! Быстрее!
  Единственное, до чего я додумалась - рывком просунуть пальцы между горлом Винса и этой жуткой пакостью, благо, он сам тоже так сделал, и теперь жгучую дрянь мы держали вдвоем. Жаль, моя ладонь уже не помещалась, только пальцы, цепочка сжималась все туже и раскаленным металлом впивалась в кожу, но я и не подумала убирать руку. - Ну, помогите же, кто-нибудь!
  На мой крик в шатер ворвался кто-то из кочевников, и, сходу не разобравшись, попробовал оттащить меня от кота, но отпрянул, когда я на него рыкнула, выпустив тигрицу, и кинулся наружу, что-то крича.
  Котенок задыхался, стонал сквозь зубы, вцепившись зубами в край воротника. Кажется, он пытался оттолкнуть мою руку, дергал за рукав, но его пальцы соскальзывали и бессильно скребли по ткани. Я с ужасом всматривалась в стекленеющие глаза с расширенными зрачками и понимала, что вот еще чуть-чуть... немного... и ему будет уже не помочь!
  - РИВРИЕН!!!
  Шатер едва не снесло, когда в него ураганом ворвался мой король.
  - Нет! - успела крикнуть я, остановив мужа, намеревающегося схватить меня в охапку и оттащить прочь от потенциальной опасности. - Со мной все в порядке! Помогите Винсенту! Эта дрянь его задушит!
  Оказавшийся рядом старик непонятно, но красочно и длинно выругался. Вообще, в шатре внезапно стало очень много народа. Но уже через пару секунд, резко и отрывисто командуя, пожилой степняк выгнал всех вон и склонился над котенком.
  Тот уже мог только хрипеть, я с ужасом чувствовала, как тело бьется в судорогах, и мне едва хватало сил, чтобы удерживать его, не давая причинить себе еще больший вред. Сжимающаяся цепь раскалялась все больше, и в какой-то момент я сама не выдержала и застонала от невыносимой боли, но руки не убрала, в отчаянной попытке удержать смерть, не пустить ее к котенку.
  - Глупый жеребенок! - вполголоса ругался старик, наклоняясь над нами и очень осторожно касаясь пальцами медальона. Так, словно что-то опасное трогал, ядовитое. - Глупый... кто тебя за язык тянул, баранья твоя голова!? Я почти все устроил...
  - Помогите ему! - застонала я уже со слезами, переводя умоляющие глаза с мужа на шамана и обратно.
  Шаман от меня отмахнулся, продолжая исследовать подвеску, а муж, вообще, стоял в стороне и напряженно дышал, глядя куда-то в угол.
  - Ай, погань... - отдернул руку старик и зашипел, как рассерженный кот. - Женщина! Хочешь спасти жеребенка?
  - Да! - ни к чему долгие разговоры, сейчас важно другое!
  - Проси мужа, хорошо проси. Нужна его кровь, трехликого. И твоя кровь, трехликой.
  Я дернулась, всем своим существом ощутив очередной обжигающий рывок колдовской дряни, и снова подняла умоляющие глаза на мужа, только слезы теперь вовсю катились по щекам.
  - Ривриен! Пожалуйста!
  Муж медленно повернул голову, одарил меня хмурым взглядом, а потом сквозь зубы недовольно поинтересовался:
  - Много крови тебе надо, старик?
  Шаман что-то повелительно крикнул, и через секунду в шатер сунулась девчонка с круглой широкой чашкой, с поклоном протянула ее старику и так же быстро и бесшумно исчезла.
  - Примерно два глотка твоей, столько же ее, - он кивнул подбородком в мою сторону.
  Король молча взял нож и резанул по запястью так, чтобы в темную деревянную чашку закапала густая теплая кровь. Запах ее сразу заполнил шатер, накатывая тяжелыми, сладковато-пьяными волнами.
  Я глотала благодарные слезы и молча смотрела, как он держал руку над чашкой до тех пор, пока ранка не затянулась, но, видимо, успело набраться достаточно. Шаман, довольно бормоча что-то себе под нос, забрал у Ривриена нож и сосуд с кровью и присел возле нас с котенком.
  Винсент уже почти не бился, но еще дышал, тяжело и редко. Я без колебаний протянула старику свободную руку и даже не вздрогнула, когда он полоснул ножом по запястью. Просто смотрела, как падают алые капли, неторопливо стекая из ранки, и чувствовала, как наши запахи смешиваются, сливаются в единый аромат ночи, крови и свободы...
  Я словно впала в некое подобие транса и не сразу осознала все, что происходило дальше. Очнулась только тогда, когда в слитный запах нашего кровавого единения влились новые нотки. Бег, ветер, боль... горечь и сожаление... и снова свежий ветер с привкусом степной травы.
  Ривриен шумно втянул воздух, словно тоже принюхиваясь. Я смутно помнила, как он придвинулся вплотную, когда шаман пустил мне кровь, и напряжено следил за каждым его движением.
  Старик, тем временем, отпустил руку Винса, тоже украшенную небольшим порезом на запястье, и теперь что-то шептал на своем языке над чашкой полной крови, почти уткнувшись в нее крючковатым носом. Затем он выпрямился и с резким криком выплеснул содержимое сосуда Винсенту на грудь, на шею... на кулон.
  Раздался треск, и мы с котенком одновременно закричали. Точнее, кричала я, а несчастный мальчишка хрипел и выгибался. Но невыносимая, словно разъедающая боль там, где кожи коснулась смешанная кровь, вспыхнула и исчезла. А вместе с ней исчезла и проклятая цепочка! Лопнула и отлетела в сторону.
  Котенок бессильно обмяк у меня на руках, но он дышал! Дышал!
  
  Ривриен:
  Мы с шаманом практически уже ударили по рукам, договорившись, что его внучатый кот получает герцогский титул и большую территорию вдоль степей, с зелеными лугами, голубым озером и замком в довольно приличном состоянии. Ну, и хорошую ренту, чтобы все в том же приличном состоянии осталось. Мне же за это выделялось триста воинов, которые помогут мне подавить мятеж и составят костяк моей личной гвардии. Они будут преданы мне, пока я выполняю свои обязательства. А я буду выполнять свои обязательства, пока они преданы мне. Взаимовыгодное сотрудничество.
  Шаман пристраивает внука и получает через него пастбища, водопой, ну и возможность слегка обновить загустевшую кровь, выпустив горячих молодых жеребцов пастись при дворце. Я же получаю преданных только мне воинов, не склонных к интригам. И с чистой совестью убираю с глаз долой любовника жены, которому меня угораздило задолжать несколько жизней.
  И тут раздался истошный крик Айриш, зовущей меня на помощь. Не задумываясь, я буквально в два прыжка перепрыгнул из одного их тряпочного жилища в другое. Первое мое желание было схватить жену и утащить, но она, с отчаянием и надеждой глядя на меня, попросила помочь Винсенту.
  Нет, смерти мальчишке, тем более такой страшной, я не желал, особенно когда мы с его дедом уже все спланировали. Но и помогать... Да просто смотреть, как Айриш из последних сил пытается помешать какому-то древнему артефакту задушить своего любовника было... больно? Ревность и сомнения. А стала бы она рисковать так собой ради меня?! Хотя о чем я? - Уже рисковала. Уже бежала меня спасать, маленькая, тоненькая, смешная, размахивающая своей дорожной сумкой. Моя маленькая любимая воительница. Моя тигрица... Моя! Р-р-р-р!
  - Нужна кровь трехликих, так что проси мужа, женщина!
  Шаман понимающе посмотрел на меня, но еще в этом взгляде была просьба. Просьба, которую он сам произносить вслух не рискнул, старый хитрец, свалив все на Айриш. Да, сейчас не самое время торговаться, счет идет на секунды. Но как же трудно сдерживаться, когда так и тянет самому перегрызть горло этой наглой пушистой дряни, влезшей моей жене и в постель, и в душу. Но смотреть, как Айриш плачет, выше моих сил, хотя я прекрасно понимаю, что это из-за него, из-за этого бордельного бесполезного комка шерсти...
  - Ривриен! Пожалуйста!
  Да гори все огнем... Пусть живет, теперь уж мы точно будем с ним в расчете!
  - Много крови тебе надо, старик?
  Я прекрасно осознаю, что для нас пара порезов - пустяк, но когда шаман прикоснулся ножом к руке Айриш, даже зарычал, едва удерживая себя от оборота. Нож, кровь, опасность... Моя женщина! После нашего совместного боя у меня что-то абсолютно точно перемкнуло в голове.
  Нет, я и раньше реагировал на флирт других мужчин с моей женой с натянутой улыбкой, предупреждающей о том, что соперники вступили на опасную тропинку и с нее надо срочно свернуть. Мало кто готов был рисковать своим благосостоянием и положением при дворе. Лишь одного, особо непонятливого, пришлось показательно казнить, не объявляя настоящей причины, само собой. Но раньше я следил за женой больше из чувства разумных собственнических инстинктов и во избежание слухов, - пока не рожден наследник престола, королева должна быть чиста и невинна в глазах двора.
  Зато теперь... Теперь во мне тоже говорили инстинкты собственника, только я бы не стал называть их разумными.
  - Чтобы смерть потеряла все следы моего внука, вы должны запутать ее окончательно, - произнес шаман, протягивая мне чашу с остатками нашей крови. - Сделай глоток, король.
  Судя по взгляду старика, перекосило меня не только внутренне, но и на лице отразилось мое нежелание выполнить эту просьбу, больше смахивающую на приказ. И вообще, все происходящее очень напоминало одну древнюю пословицу; 'Дайте мне водицы испить, а то так есть хочется, что переночевать негде!'. Началось все с герцогского титула, перешло в спасение от удушья и теперь заканчивается очень подозрительным предложением выпить нашу смешанную кровь, чтобы обмануть смерть.
  - И что? Запутавшись, она заберет мою жизнь или жизнь моей жены, вместо твоего внука?
  - Нет, она просто оступится. Поверь мне, король. Не в моих интересах убивать тебя.
  - Даже если стоит выбор между мной и им? - я кивнул в сторону парня, похоже, потерявшего сознание.
  - Без тебя мой внук не выживет. Точнее, именно - выживет, а я хочу, чтобы он был счастлив.
  - Пожалуйста, Ривриен...
  Айриш смотрела на меня с такой мольбой во взгляде, что отказать ей... Именно ей - я не смог и сделал этот проклятый глоток. Потом чаша перешла к моей жене, и она, даже не раздумывая, тоже глотнула из нее. А затем, общими усилиями, Айриш и шаман залили остатки крови в рот Винсента. - Вы можете свободно ходить по моему стойбищу, ведь вы теперь побратимы моего внука, - ну, хоть какая-то польза от всего случившегося. - Вечером мы устроим большой той, призовем наших богов, принесем им жертву и попросим их о защите и поддержке. А завтра с утра мои воины отправятся вслед за тобой, чтобы вернуть тебе твое королевство
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"