Царёв Павел Петрович: другие произведения.

Тёмная Сторона Идей. Глава2. Планета сокровищ

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 2.

Планета сокровищ.

   Сказочник и Энн быстро управились с работой. Когда Влад, Андрей и Малыш исчезли в шлюзовой камере, психолог предложил Гоппс пройти в медотсек. Там, подготовив всё необходимое для оказания срочной медицинской помощи, Сказочник усадил девушку в мягкое кресло и начал свой рассказ:
   -Планета сокровищ появилась в пространстве Малого Союза неизвестно откуда. Войдя в сферу притяжения одной ничем не примечательной звезды, она стала вращаться около светила по сильно вытянутой орбите, Планета представляла собой кладбище одной из цивилизаций Мёртвого пояса. Как она попала к нам - до сих пор неизвестно, только вдруг среди ошан поползли слухи о планете невиданных доселе никем сокровищ. Нельзя сказать, чтобы никто из ошан не летал в Мёртвый пояс и раньше, но, во-первых, полёты туда - очень рискованное и дорогостоящее предприятие, во-вторых, общества высоких технологий, некогда существовавшие там на многих планетах, довольно часто вели прагматический образ жизни, в-третьих, множество планет было изуродовано космическими войнами, в-четвёртых, в-пятых и шестых...Здесь долго можно говорить. Я буду краток: Мёртвый пояс был далеко, а планета сокровищ - рядом. По слухам, планета сокровищ принадлежала ранее цивилизации, во главу угла своей культуры поставившей эстетические ценности. Неизвестно откуда всплыло название окутанной легендами расы соуби, создавшей эту планету.
   Когда-то часть древней цивилизации переселилась на планету блуждающей звезды для того, чтобы уйти от всепоглощающего технократизма метрополии. Забросив бессмысленную с точки зрения колонистов подгонку природы под идеалы разумного существа, инопланетяне плоды технического прогресса направили не на дальнейшее развитие материальных орудий преобразования мира, а на духовное его постижение, стремясь к гармоничному единству с внешним миром. Другими словами, они искали духовное бессмертие, смирившись с неизбежностью смерти телесной.
   С этой целью инопланетяне создавали на своей новой родине истинные шедевры в различных видах искусства, всячески стараясь их защитить от разрушительной работы времени. Именно поэтому инопланетяне называли себя "соуби", что в переводе с их языка означало "творцы души".
   Ещё миллион лет назад, якобы, в Мёртвом поясе богатства соуби вызывали у многих зависть. Не одна цивилизация пыталась захватить их планету, что для воинственных, завистливых соседей не составляло большого труда. Соуби пережили множество вторжений, прежде чем познали самые потаённые глубины психики самых разных разумных существ и научились использовать свои знания для выживания своей расы, более того, для её процветания. Искусство политики соуби подняли на невиданную ранее высоту. Конечно, одной политики для того, чтобы оградить планету от вторжений, было недостаточно. Но соуби и не ставили перед собой такой задачи. Они научились создавать такие произведения искусства, которые за пределами их планеты теряли значительную часть своего неповторимого очарования. Поэтому перед захватчиками всегда возникала задача сохранения планеты соуби в целостности, а не разграбления. Таким образом, соуби добивались сразу двух целей. Во-первых, захватчик, автоматически, становился защитником планеты сокровищ. Во-вторых, захватчик, постоянно находясь в духовной ауре планеты, невольно сам пропитывался её духом.
   Эпицентры войн за бесценную планету сместились с самой планеты соуби на планеты захватчиков. Переходя из рук в руки, планета соуби производила переворот в сознании варваров. Империи, федерации, конфедерации, зачастую, разрушались под мирным влиянием соуби, буквально, за считанные столетия. Видя губительные последствия соприкосновения с культурой соуби некогда могучих рас, один из новоявленных гегемонов Мёртвого пояса - император Стратогер - приказал уничтожить планету сибаритов, превратить её в космическую пыль. Соуби предвидели намерения варвара, но противопоставить ему сколь - нибудь реальную силу не смогли, хотя и приняли к тому все возможные меры...
   Соуби обратились за помощью к другим звёздным государствам. Разгорелась галактическая война. Идоменяне до сих пор считаются непревзойдёнными воинами, а Стратогер, их император, сохранил своё имя в тысячелетиях благодаря славе непревзойдённого полководца.
   Соуби понимали, что дни их сочтены. Разрозненные флотилии наспех сколоченного союза государств не способны были долго сопротивляться бронированному кулаку до предела милитаризированных варваров. Раса великих искусников оказалась под угрозой полного истребления. Вот тогда-то единый народ соуби и разделился на три части. Первая часть улетела на звездолётах искать затерянную в пространстве метрополию, вторая, стремясь сохранить свою культуру, улетела в поисках нового мира, находившегося подальше от освоенных звёздных систем, а третья... Третья решила, что несмотря ни на что, спасти свою планету. Используя неведомые нам технологии, соуби заставили свою планету покинуть старое солнце и отправиться в мрачные глубины космоса. Чтобы замести следы, великие зодчие устроили великолепный фейерверк сверхновой звезды. Сами же соуби, отправившись в длительное путешествие без определённого адреса, планировали переждать миллионолетия в специальных хранилищах, пребывая в анабиозе...Но их техника не обладала долговечностью, свойственной творениям их искусства. Рассказывают, что счастливчики, которым повезло отыскать планету соуби, видели много разрушенных хранилищ.
   Правда, никто не видел своими глазами самих счастливчиков, имена которых либо были никому неизвестны, либо, наоборот, были слишком хорошо известны - только в этом случае прославленные капитаны давно пребывали в мире ином и спросить у них о достоверности ходящих о них легенд не представлялось возможности.
   Вопрос о существовании планеты соуби приобрёл стратегическое значение, когда истинные ошане предложили правительствам Малого союза свою помощь в войне с корнукраками в обмен на координаты таинственной планеты.
   Созданные повсеместно комитеты по розыску сокровищ соуби перерыли все музеи и частные коллекции в поисках соответствующих описанным в легендах артефактов. Кое-что удалось обнаружить. Увы, находки имели солидный возраст и, чаще всего, их происхождение никак нельзя было связать с вопросом о возможном местонахождении планеты соуби.
   Одновременно комитетами проводились допросы владельцев торговых компаний и частных звездолётов. Результаты проделанной огромной работы обескураживали: определилось три довольно большие области космоса, где с одинаковой вероятностью могла находиться планета сокровищ. Причём, вероятность едва выходила за границы погрешности расчётов. Тем не менее, в эти-то области космоса союзники направили три десятка разведочных кораблей с лучшими пилотами. Двум из таких кораблей и удалось обнаружить планету соуби, после долгих поисков, когда угасли вздорные надежды на удачу. Пилотировали корабли два...разных существа: Генри Маклой и Харольд Мей...
   -Люди?- что-то недопоняв, попыталась уточнить Энн. Голос Сказочника завораживал её. Неожиданно пробудившийся интерес прогнал сон. Девушка походила на большого ребёнка, забывшего о сне, слушая сказку.
   -Н-не совсем,- Сказочник положил на лабораторный стол универсальную аптечку, которую до этого машинально вертел в руках, и с улыбкой повернулся лицом к девушке.- Харольд Мей - один из компьютерианцев, кому люди дали человеческое имя в благодарность за его подвиги на войне.... О нём упоминала Арина...
   В глазах Энн промелькнула искорка боли и сомнения. Черты её лица на мгновение ещё больше исказились от воспоминания, которое её, словно, состарило. Спохватившись, девушка молча вопрошающе взглянула на рассказчика.
   -Конечно, история - наиболее изменяющаяся наука,- всё же решился не сворачивать с намеченной темы Сказочник.- Но, как бы ни пытались фальсифицировать её политики, в генеральном сражении у - Кита союзников с корнукраками нам удалось нанести существенный урон беспощадному врагу, технически превосходящему нас, только благодаря компью...терианцам. Впрочем, они тогда ещё не были компьютерианцами. Их называли исинами серии АР... Наверно, никогда не смогут создать более совершенных искусственных систем управления звездолётами...
   -Вы хотели мне рассказать о планете сокровищ,- досадливо поморщилась Энн.
   -Да-да, конечно,- согласился Сказочник.- Но легенда - есть легенда. Из неё, как из песни, слов не выкинешь. Вам надо знать, что у Генри Маклоя в битве при -Кита погибла жена. Она служила связисткой на одном из наших кораблей. Генри Маклой слышал её предсмертный зов о помощи, видел таяние сверхпрочной брони под лучом аннигиляционной пушки...и ничего не мог предпринять, занятый боем с двумя вражескими звездолетами. Хотя, пожалуй, боем это назвать было нельзя. Маклоя спасало от гибели лишь безостановочное броуновское движение его одноместного разведочного корабля. Менее манёвренные крупные звездолёты корнукраков не поспевали за ним. Генри же, заложив в компьютер программу смены курса через время упреждения прицельного выстрела, сам вёл беспорядочную ответную стрельбу. И всё же, невольно он приближался к гибнущему земному кораблю, надеясь хоть на мгновение отвлечь внимание корнукраков на себя.
   Но случилось непредвиденное...Случилось за доли секунды: аннигиляционный луч, пробив обшивку, взорвал корабль, в котором находилась жена Маклоя. Практически, на гребне полыхающего шара в космос вылетел маленький спасательный шаттл, и в то же время компьютер Генри выдал результат его стрельбы на поражение: земной шаттл расстрелян земной пушкой...
   Ужас от содеянного не мог быть пропущен через светочувствительные фильтры, подобно свету от взрыва, и поэтому парализовал Генри на непростительно долгие секунды боя. Душевное потрясение сменило ужас ненавистью к истинным виновникам произошедшей трагедии. Отключив компьютерную программу, Маклой развернул свой корабль прямо на крейсер противника. Казалось невозможным, но, двигаясь по прямой, корабль Генри оставался неповреждённым две минуты...три...пять... Логика вражеских компьютеров отказывалась воспринимать безумное поведение землянина. Упиваясь мщением, Маклой привёл в действие всё огнестрельное оружие, имевшееся на борту его звездолёта. Крейсер корнукраков был разнесён на куски в считанные секунды. Очутившись в центре ещё не утихшего взрыва, Генри торжествующе оглянулся. В его чёрных глазах полыхало пламя ада, между жадными языками которого гасли отблески разлетавшихся во все стороны обломков одного из лучших боевых крейсеров противника.
   Но победа оказалась мимолётной. Тактика корнукраков включала в себя изоляцию наиболее опасных единиц космической техники землян множеством вспомогательных кораблей. Поэтому Маклой не удивился, когда к нему отовсюду понеслись целые рои смертоносных звёзд.
   В принципе, уйти от трёх атакующих кораблей с достаточным вооружением и согласованным планом действий невозможно...А рядом с собой Маклой увидел полтора десятка разномастных корнукракских звездолётов... Быть может, его спасла злосчастная судьба, ведя по стезе ярости в самую гущу врагов по немыслимой траектории? - не знаю. Но Маклой после этого боя считал себя обязанным жизнью Харольду Мею, который столь же безумно, как и он, ворвался в боевые порядки корнукраков с тыла... Правда, Харольд Мей впоследствии не раз показывал компьютерную распечатку боя новоявленному другу, пытаясь объяснить свои действия с точки зрения логики - мол, не было никакого самопожертвования. Однако Маклой ему не верил...Вы ведь помните, мисс...
   -Энн. Зовите меня Энн,- попросила девушка.
   Сказочник как-то странно посмотрел на неё, словно хотел отыскать какое-то незамеченное им ранее преображение черт лица Гоппс, её фигуры. Мелодичная тональность голоса девушки вызвала в душе Сказочника странное ощущение: нечто запрятанное глубоко внутри Энн, подало ему некий знак о своём существовании. Психолог стряхнул с себя мимолётное наваждение и продолжил:
   -Ты ведь помнишь, Энн, что Харольд Мей был серии АР? На таких, как он, чувственная матрица имела очень сильное влияние, и Маклою признания исина казались попыткой настоящего мужчины избежать излишней благодарности за исполнение своего прямого долга.
   Даю Мей, действительно, обладал сильной чувственной матрицей и умел ценить искреннюю дружбу человека на фоне настороженного внимания к исинам остального человечества...Уже тогда семена вражды к компьютерианцам начали давать всходы...
   -Бог мой,- раскаиваясь, вздохнула Энн.- Как мы все были неправы...
   -И я сожалею о случившемся,- кивнул головой Сказочник. - Только давай не будем бросаться в другую крайность. Исины - тоже не святые.
   -Конечно,- подозрительно быстро согласилась Гоппс.
   -Не слишком ли сильно её зацепило сознание Арины?- тревожно подумал Сказочник. Его мысли на мгновение спутались.
   - Так что там произошло дальше, - поторопила его девушка.
   -Дальше?- спохватился психолог. - Дальше...Итак, двое...землян на двух разведочных кораблях отыскали-таки планету соуби. Им повезло: эта планета, как раз приближалась к перигелию своей вытянутой орбиты. Подёрнутая лёгкой пеленой облаков, она временами обнажала то тут, то там синеву морей и зелень буйной растительности.
   Подсказкой для отождествления этой планеты с планетой соуби разведчикам послужил большой остров абсолютно правильной шестиугольной формы. Согласно легендам, именно под этим островом, служившим некогда местом для столицы инопланетян, находились главное хранилище их замороженных тел и главная сокровищница. Тем не менее, догадка оставалась всего лишь догадкой, нуждавшейся в проверке, и земляне решили произвести посадку. Но едва их корабли пересекли границу тропосферы, все приборы внешнего наблюдения будто сошли с ума. Вид острова неузнаваемо изменился. Экраны покрылись густой полутьмой, в которой угадывались черты головы свирепого зверя, испещрённой, словно оспинками, яркими точками. Потом свет и тьма на короткое время полностью смешались. Альтиметр выдал осмысленный результат. На дисплеях компьютеров высветился рельеф слишком близкой суши.
   Из-за задержки выдачи данных капитанам пришлось совершить аварийную посадку. Двигатели успели погасить скорость. Контакт с землёй, всё же, сильно встряхнул Маклоя. Пилот, потеряв из виду напарника, нервно завертел головой. Двигатели, взревев в последний раз, замолкли, и в возникшей тишине экраны внешнего обзора, по-прежнему, заполненные переливами цветов немыслимых оттенков и сочетаний, выглядели зловеще. Маклой хриплым голосом вызвал на связь Мея. Ответа не было. Лишь перейдя на эфирный канал, Генри услышал голос друга, да и то - едва-едва. Сквозь плотные помехи где-то на уровне подсознания у обоих землян регистрировалось, будто в их разговор вплетались голоса, что-то щебетавшие на непонятном, мелодичном языке. Голоса вклинивались в разговор капитанов так, что своей интонацией, своей мелодичностью они изменяли смысл фраз самым неожиданным образом, рождая новые ассоциации, оттенки значений. Дословно передать подобную беседу невозможно, но выглядел диалог двух разведчиков примерно, так:
   -Харон-на-льд-зе! Я па-ниче-го-ски не-а-а-вижу... Бог а-ты ва?
   - Я шуай тоже по-ги-чти ни-вер-чего...Анна-нас-лиз бар-дан-чих-ных по-про-каз-вы-ывает, что ко-о-спинки на оска-рде лем-урод-да костьрова - уни-что? - женные звере-здо-ро-лёты...
   Нет. Всё равно, не получается,- Сказочник виновато улыбнулся. - Скажу проще. Неведомые голоса то вскрывали невысказанный подтекст фраз, то о чём-то просили, предупреждали, пытались помешать, запугать. А суть разговора между капитанами сводилась к следующему. Харольд уговаривал Генри немедленно улететь с планеты, намекая, что к предполагаемому кладбищу звездолётов на острове могут присоединиться и их два корабля:
   -Здесь, явно, ловушка,- утверждал он.
   Генри же настаивал на том, что необходимо убедиться: действительно ли они нашли планету соуби, а не какой-либо другой цивилизации. Исследовательская экспедиция, посланная впустую, в столь тяжёлое для Земного содружества время, будет не только непозволительной тратой средств. Генри знал, что по умению пользоваться логикой Харольд несравнимо сильнее его, поэтому он, продолжая разговор, облачился в скафандр и просто вышел наружу, поставив друга перед свершившимся фактом. Связь между капитанами прервалась.
   Очутившись вне корабля, Генри оглянулся и облегчённо вздохнул: мир за кругом выжженного двигателями пространства выглядел прекрасно, совсем по-земному. И никакого намёка на опасность. Маклой второй раз более внимательно обвёл взглядом полосу зарослей, ища поверх них пик ракеты Мея. Что-то пугающе блеснуло на солнце левее капитана, и он поспешил навстречу блеску. Нырнув в заросли, Генри ожидал, что вот-вот появится выжженный островок земли. Но ожидания его не оправдались. Когда же он решил, что сбился с пути, впереди вновь что-то блеснуло... Да. Это был звездолёт, но не Мея, а истинных ошан. В распахнутый люк заползали стебли растений. Кроны деревьев мягко ласкали металлические бока космического скитальца. Все приметы указывали на то, что он простоял здесь недвижимым множество лет.
   -Значит всё-таки Мей прав. Это - планета-ловушка,- решил Генри.- Надо немедленно отсюда взлетать.
   Однако любопытство влекло его к кораблю. Никто из землян и их союзников ещё не пересекал порога корабля истинных ошан. Случай, наконец-то представился.
   Генри поглотила полутьма входа. Когда капитан быстро добрался до рубки небольшого корабля, дверь перед ним внезапно сама распахнулась. На пороге стоял...Мей.
   -Это ты?- облегчённо выдохнул Генри, пряча бластер в кобуру.- Ну, что там?
   -Ничего особенного... Скелет ошанина...И рядом - вот этот камень,- Мей подал другу огранённый, величиной с кулак, камень лазурного цвета.
   -Безусловно, красиво,- вглядываясь в пульсацию слегка изумрудных волн, словно набегавших на изломанные грани изнутри кристалла, пожал плечами Маклой.- Но мне кажется, сейчас важнее узнать, в чём заключается опасность этой планеты. Ошанин не оставил никаких записей?
   -Оглянись вокруг,- в голосе Мея угадывалась насмешка.- Здесь ничего нет, кроме переборок и обшивки. Кто-то побывал на корабле раньше нас...
   -Действительно...Тем не менее, этот некто не взял с собой драгоценный камень...Почему?- Маклой вновь, не спеша, оглядел находку. Что-то тревожное шевельнулось в его душе.- Ладно. Разберёмся потом. Сделаем экспресс-анализ, хотя и так очевидно, что камень весьма необычный и красивый... Сделаем анализы почвы, собранных по дороге растений и улетаем. Я думаю. У нас есть все основания предполагать две вещи. Первая: эта планета есть планетой соуби, Вторая: эта планета- ловушка корнукраков.
   -Подожди,- повелительно остановил словоизлияния Генри Мей.- Конечно, то, что эта планета есть одновременно планетой соуби и планетой-ловушкой - не противоречит логике. Но тогда возникает множество вопросов. Например, почему такую жемчужину Галактики корнукраки приспособили под ловушку? Согласно легендам, главные сокровища соуби нельзя вывезти из планеты, но использовать их в качестве приманки?! Сомнительно.
   Второй вопрос: где прячутся сами корнукраки? Судя по состоянию корабля истинных ошан - корнукраки где-то рядом. Так почему они не нападают на нас?
   - Нет ничего более интересного, чем строить догадки. Однако я предпочитаю действовать...У меня - гадкое предчувствие, что задержка здесь чревата для нас смертью...
   -А я предпочитаю предполагать, а не предчувствовать.- Не уступал Мей Генри.- Не кажется ли тебе, что корнукраки выжидают, когда планета сама расправится с нами? Но вот если мы попытаемся удрать - нас немедленно атакуют!
   -Логично,- сдвинув брови, согласился Генри.
   -Какой же выход?- вкрадчиво спросил Мей.
   -Какой?
   -Выход один. Исходя из того, что мы предупреждены, мы должны крайне осторожно исследовать всё, что возможно на этой планете. Есть шанс, что нам удастся использовать нечто найденное здесь, против самих корнукраков. Поэтому предлагаю нам на твоём корабле (он ближе) заняться анализом имеющихся у нас данных...
   Через шесть часов, расположась в кресле пилота и яростно борясь со сном, как сейчас ты, Энн, Генри подвёл итоги совместных исследований и размышлений капитанов:
   -Преображение шестиугольного острова в голову чудовища на экранах внешнего обзора, наблюдавшееся нами при посадке, очевидно, есть смоделированный электромагнитный процесс, служащий для предупреждения инопланетян о нежелательности их появления на острове. Следствием игнорирования такого предупреждения, наверное, служит кладбище кораблей... Хотя, возможно, не все корабли-памятники чрезмерного любопытства разумных существ. Среди них вполне могут оказаться корабли с баз корнукраков. Но, скорее всего, корнукраки построили свои базы подальше от непосредственной опасности - где-нибудь на побережье восточного материка.
   Далее. Несмотря на обилие растительности, животный мир планеты очень беден. Его населяют в основном, насекомые. Есть и земноводные. Но самые простейшие.
   Теперь - о камне. Спектроскопический анализ был безрезультатным. Рентгеноструктурный показал невероятно чёткую упорядоченность сложных, плотно упакованных неорганических молекул. Возможно, перед нами - молекулярное письмо, которое есть надежда расшифровать...Фактом остаётся неоспоримая красота камня... Лично я считаю, что красота и была единственной целью его творцов...
   -Упорядочивать в направлении возрастающей сложности, освобождать скрытые потенции каждой частицы материи - вот, пожалуй, единственный путь технологической эволюции разумных существ... Недаром мы смогли добиться осуществления эфирного перехода только научившись манипулировать эфирным резонансом каждого атома...
   -Не сбивай меня,- досадливо поморщился Генри.
   -Я не сбиваю, а дополняю,- невозмутимо произнёс Мей.- Действительно, подобную упорядоченность молекул способно создать общество, владеющее технологиями, далеко опередившими наши. Следовательно, мы - на планете соуби. Сомнений нет...Что же нам делать дальше, Генри?
   Маклой потянулся в кресле и закрыл глаза:
   - Сначала нужно хорошенько выспаться... - Сказочник замолчал, внимательно глядя на сморенную сном девушку. Потом он на цыпочках вышел из медотсека. Пройдя по коридору к рубке, психолог с величайшим удовольствием нашёл в ней всех членов экипажа "Ворона", яростно споривших о дальнейших планах.
   -Ремонтировать трансверторный электронный излучатель в открытом космосе - безумие!- патетически кричал Влад, нависая над сидящим в кресле Стенком.- Я уж не говорю, что мы засеем космос многочисленными дефицитными деталями, а урожая новых, понятно, никогда не дождёмся. Самое главное, в космосе не добиться точной регулировки пучка!
   -Ну, почему же? Андрей гарантирует...
   -Я знаю, что он гарантирует!.. Но как нам быть с трангулятором? Для его работы требуется пять миллиграмм чистого радия. Где мы радий возьмём?.. Только на планете при помощи вводно-солевого уловителя.
   -Это долго,- возразил Андрей.- Кроме того, надо будет ещё найти радиоактивные источники. А без трангулятора можно временно обойтись.
   -Обойтись!- уничижительно фыркнул Влад.- Сразу видно, что ты ни разу не водил корабля! Скажи ему, Стенк!
   -Трангулятор - роскошь,- не стал ему помогать пилот.- Каких-то двадцать лет назад легко обходились и без эфирной настройки. Исправный компьютер и умелый пилот - вот и всё, что нужно. Трангулятор же лучше выбросить за борт - вон, сколько места занимает эта громадина...
   -А повреждённая обшивка корабля?- не сдавался Влад.
   -Ладно, ладно!- поднял вверх руки Келвин.- В конце концов, мы - коммерческий корабль. И, если нам выпала возможность исследовать неизвестную планету - так тому и быть. А сейчас - всем отдыхать. Сколько можно держаться на таблетках спорамина?! Дежурным остаюсь я...Всё-всё-всё. По каютам.
   -Келвин! Надо лечь на курс к планете,- заметил Стенк.
   -Неужели я с этим не справлюсь?! Всем - спать.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   Шли четвёртые сутки спокойного полёта к неизвестной планете у красного карлика. Энн решила твёрдо держаться линии самоизоляции. Она не посещала ни столовую, ни кают-компанию, ни рубку. Каждый день девушка распределяла своё пребывание на "Вороне" между лабораторией и собственной каютой, если к иному не принуждали обстоятельства. Лишь бассейн и спортзал могли оказаться местами столкновений с членами экипажа. Но Энн быстро усвоила, что после ужина, обычно, там никого нет.
   Иногда одиночество захлёстывало девушку волной безысходности, но, благо, в лаборатории оказался журнал серий различных опытов, которые проводил некогда Ян Косман. Журнал заинтересовал Энн не только в научно-познавательном плане, но и как, почти, детективное чтиво, ибо в нём содержались ещё предыстории и следствия тех или иных смелых научных идей. Девушка так увлеклась неожиданными поворотами мысли, надо полагать, умнейшего человека, что однажды прихватила с собой кристалл памяти в бассейн. Включив компьютер в режим звукового прослушивания, она села на край бассейна, задумчиво поднимая пальцами ног на поверхности воды узоры волн.
   Косман говорил тихо и неторопливо о том, как люди и анкряне пытались при помощи генной инженерии получить гибриды различных растений и животных их планет. Учёных ожидали трудности двоякого плана. Первая: в хромосомах анкрян содержалось много минорных оснований ДНК. С чем это было связано (то ли с жёстким ультрафиолетом, то ли с особенностями распространения различных микроэлементов на планетах - неизвестно). Но факт оставался фактом. То, что на Земле подобные минорные основания, всё же, встречаются у низших форм животной жизни, поддерживало в учёных надежду на успех гибридизации.
   Сначала опыты проводили на одноклеточных организмах. Используя генетические карты, при помощи фагов Mu генетики инициировали нестабильность определённых генов двух наиболее аналогичных типов бактерий таким образом, что локусы Ac и Dc стали определять миграцию аналогичных генов этих бактерий вдоль хромосом друг к другу. Учёные задействовали также управляемые транспозоны...
   Сзади девушки раздался жуткий скрежет. От неожиданности Энн сильно вздрогнула и оглянулась. Нечто огромное, чёрное двигалось к ней с невообразимым шумом. Нервы Гоппс не выдержали. Во мгновение ока девушка оказалась в воде, стремительно удаляясь от опасного края бассейна. Доплыв до середины, Энн, наконец, осмелилась посмотреть назад. Рядом с компьютером возвышался АУ-5, покорёженный, но вполне узнаваемый.
   -Что Вам нужно?- раздражённо крикнула девушка.
   Сквозь невнятный скрип ей всё же удалось различить:
   -Я поч-хему-то считал, чхто понячие гуманности ш-шир-е пон-ятия гуманизь-зьма, иб-бо в его круг-х вклю-чается и отнош-шение заб-бот-ты к не-не-негуман-ноидам. Я взвою...взыв-ваю-ваю к В-вам, как к-к существу, несущ-щему раз-зум Ар-рины... В-впроч-чем, ч-чего жа-ждать от люд-дей, ес-сли д-даже м-мой со-отечест-винтик Э-эХ игно-варьирует моё об-щест-во, зам-коротнувшись в себя... Я под-фото-рецеп-ториваю, что он ут-оржавел в хаосе токов Фуко...Д-доп-простимо под-думать, что он с-корби-рёжет об ис-синах б-боль-ше меня, собственномани-пуляторно уб-бившего нек-которых из них. М-мне п-плохо... Об-бо мне заб-были...Меня заб-бросили... Я м-медленно дегра-радирую Вам по всем к-каналам с-звязи. Вы- м-моя пост-релакса-ционная над-тяга...
   -Безумные ирионы!- сердце Энн уколола жалость. Девушка быстро выбралась из бассейна и подбежала к компьютерианцу. Глаза её, наполненные слезами, блестели, губы кривились, сдерживая плач:
   -Они о Вас забыли! Вот она - сущность лже - героев космоса! Они думают только о себе! Вы говорили с ними?
   -К-конеч-но...Н-но всё- з-зря-я... Он-ни г-говорят: н-надо жа-ждать.Ж-желез-зо н-не пор-ржавеет...
   -Это- Влад- догадалась Энн.
   -Ш-штурм-маньяк,- согласился АУ-5.-Я д-даже ис-спор-р-тил п-про-водку в тех-эх-отсек-ке, н-над-деясь, чхто Андрей с-спут-тает м-меня с М-малыш-шом в т-темнот-те. Н-нет. Н-на эт-том кор-рабле яв-ный ген...механицид. М-меня х-хотят из-жить хочется...Чем я х-хуж-же М-малыш-ша-а? Я- веет-тер-ран, имею м-мног-го опыта...
   -Ну, они у меня сейчас узнают, где раки зимуют!- Энн неожиданно сделала для себя открытие: она давно в душе ждала момента проявить свою неприязнь к экипажу "Ворона".
   -Р-раки?- фотоэлементы АУ, вспыхнув, окончательно помутились.- П-причём з-здесь р-раки?
   -Я имею в виду корнукраков,- видя, что перегрузила своей идиомой логические блоки страдальца, попыталась исправить свою ошибку Энн.
   -П-проблема з-зимов-вки к-корнуэльц-цев в ус-словиях к-кос-моса?
   -Не думай об этом! Время действовать!..
   Когда Энн, воинственно размахивая руками, ворвалась в кают-компанию, она своим бурным вторжением нарушила мирную обстановку необратимым образом. Влад и Андрей, вздрогнув, рассыпали шахматные фигуры, Стенк перестал что-то доказывать Келвину и Сказочнику, поперхнувшись на полуслове, Пьер выронил из рук справочник минералов.
   -Это как понимать?- громогласно начала свою обвинительную речь девушка.- Ошане, принимающие близко к сердцу беды инопланетян, заставляют страдать несчастного компьютерианца!.. Вот ваше истинное лицо! Лицемеры! Клянётесь во вселенской любви, а самим пальцем лень пошевелить для оказания помощи АУ-5! Я всегда подозревала...Да, что там! Я знала, что нет пределов человеческим эгоизму и вранью...Вам нравится унижать уродцев!.. Немедленно займитесь ремонтом АУ!
   -Щас,- насмешливо сделал полупоклон Влад.- Эта развалюха наносит нашему "Ворону" гораздо меньший вред, находясь в парализованном состоянии.
   -А-а... Ты не можешь простить АУ его благородное стремление вернуть своему несчастному народу искру разума! А я горжусь тем, что такая личность - у нас на борту! Я преклоняюсь перед его бескорыстным служением своему народу!
   -Ну и ремонтируй его сама, раз он такой хороший!- в сердцах крикнул Влад.
   -Я - микробиолог,- Энн гордо вскинула голову, как дикий мустанг, которого хотят запрячь.
   -А я - штурман. А он,- Влад указал на Андрея.- Программист. А он - геолог. А он- пилот, а он...И ни одного механика.
   Энн глядя на штурмана, ощутила неудержимый прилив бешенства. Подобные разглагольствования постоянно заставляли кипеть её кровь. Девушка упрямо тряхнула короткими волосами:
   -Ну, что ж... Из всякого положения, я думаю, найдётся выход,- Энн говорила холодно, высокомерно, изо всех сил сдерживая себя.- Пойдём, АУ, в техотсек...
   Когда девушка вместе с компьютерианцем гордо покинула кают-компанию, члены экипажа переглянулись.
   -По-моему, из неё будет толк,- прервал тишину Влад.
   -Спорим, что как только она схватится не за тот конец паяльника, весь её энтузиазм иссякнет,- иронично заметил Пьер.
   -Она и паяльника не найдёт,- был ещё более категоричен Стенк.
   -Не так уж она и беспомощна,- загадочно улыбнулся Андрей.
   -На что спорим?- оживился Влад.- У тебя, Пьер в коллекции есть великолепный экземпляр пульменита...
   -Руки прочь от моей коллекции,- потеряв всякое добродушие, взвился над креслом геолог.- Я собираю образцы минералов не для гнусных экспериментов какого-нибудь сексуального маньяка!
   -Это я - сексуальный маньяк?!
   -Прекратите!- поморщился Драм.- Мы - не первый год в космосе вместе!.. А насчёт Гоппс... Поживём- увидим...Сказочник! Пойди, проследи, чтобы она не взорвала ненароком наш корабль.
   -Может, я там более уместен?- спросил Андрей.
   -Нет...Лучше Сказочник. Главное - пленить дух человека. Как говорил один из древних: сначала - поверь. Тогда и поймёшь, проникнешься... А Сказочник сумеет найти к Гоппс подход.
   Ремонтировать АУ-5, несмотря на опасения девушки, было весьма просто. Водрузив над компьютерианцем зеркало, она точно выполняла все его команды, снабжённые бесчисленными инструкциями.
   Когда пришёл Сказочник, ему не понадобилось давать советы. Сначала он искренне удивился отработанным, уверенным действиям Энн, а через пятнадцать-двадцать минут заскучал. Девушка демонстративно пресекала все его попытки помочь. Но Сказочник будто не замечал нежелания Энн (в конце концов, у неё не десять рук, чтобы везде поспеть). На правах хозяина, услужливо подсказывая, какой инструмент или какая запчасть где хранится, Сказочник постепенно включился в работу, и неприязнь Энн к нему растаяла.
   Сказочник был доволен: вопреки ожиданиям пилота и геолога девушка не бросила работу ни когда обожглась случайно паяльником, ни когда внутри АУ что-то сильно заискрило... Лишь добравшись до эмпатической системы компьютерианца, Энн чуть не заплакала, причинив ему своей неосторожностью боль. АУ-5 на время отключился, и работу пришлось прервать. Впрочем, основные механические поломки удалось ликвидировать, часть чипов - заменить. Осталось подновить несколько электрических "нервов". Но без указаний АУ это сделать было невозможно.
   -Давай передохнём?- предложил Сказочник Энн. Она без колебаний согласилась.
   -Чтобы не молчать, я дорасскажу легенду о планете сокровищ, если она тебя заинтересовала.
   -Конечно,- живо отреагировала Энн, заканчивая мыть руки.- Ты остановился на том. Как... капитаны решили обследовать шестиугольный остров...
   -Да-да, я помню... Итак, Генри приснился кошмар. Найденный камень, слегка флуоресцируя, лежал в углу почти тёмной комнаты. Камень был похож на туманность в бесконечности космоса. Но за бесконечностью Генри чувствовал стены, грани, о которых разбивались волны рассеянного, пульсирующего света и потому, казалось, сама пустота со всех сторон давила на Маклоя, заставляя сжиматься душу. А душа- эта Психея-дыхание, уже не находила выхода из груди. Генри не мог вздохнуть, как будто его сковывал страх перед зловещим чёрным космосом, готовым проникнуть внутрь, разорвать в клочья жалкий комочек дорогого для Генри "я". И только камень - далёкий, недоступный, давал отважному капитану робкую надежду на то. Что существует выход из безысходности. Неудивительно, что Генри стремительно потянулся к камню, размеры которого быстро росли, заполняя всё пространство вокруг Маклоя.
   Вдруг мерцающий свет камня и Вселенной слился в единый поток, померк, складываясь угасающими лучами в смутные очертания где-то уже виданного монстра, и рассыпался вокруг Генри созвездьями огней-оспинок...Неожиданная вспышка и крик жены заставили Маклоя проснуться в холодном поту... Самочувствие было ужасное. Вина за содеянное острым скальпелем разбередила старую рану. Голова болела. Слегка подташнивало то ли от недосыпания, то ли от отвращения к себе. Генри оглянулся в поисках Мея. Его друг сидел у пульта корабля и задумчиво поглаживал ручку штурвала. Стараясь избавиться от горького осадка на душе, Генри сразу заговорил:
   -Ну, что будем делать?
   ...Нет. Глаза не обманули звездолётчика. Его железный друг вздрогнул и, помедлив, посмотрел на Генри как-то неуверенно, вскользь. Но голос Харольда звучал спокойно:
   -Я думаю, что пока мы будем следовать логике обычных кладоискателей...Поблизости находятся старые развалины. К ним на вездеходе мы доберёмся за полчаса...
   Действительно, через полчаса два капитана выехали на небольшую возвышенность и покатили по старой, заброшенной дороге...Мей, всё время молчавший, вдруг затормозил и зашорил фотоэлементы.
   -Что с тобой?- обеспокоился Генри.
   -Странно...Я не могу вести машину. Мне мешает какое-то мерцание, идущее от покрытия дороги.
   Генри недоумевающее уставился на, местами потрескавшуюся, голубоватую ленту под колёсами вездехода. Ничего особенного.
   -Давай, я поведу,- предложил он.
   Друзья поменялись местами, и Генри плавно тронул машину вперед. Ничего необычного не наблюдалось. Маклой поехал быстрее, не отрывая взгляда от дороги. Незнакомый материал будто уплотнился, стал гладким. Интенсивность света, исходящего от него увеличилась. По поверхности покрытия дороги побежали какие-то тени, полутона...
   Действительно, странно. Но ничего угрожающего или раздражающего. Любопытство подтолкнуло Генри ещё сильнее надавить на педаль газа... Дорога словно раздвинула свои границы, приглашая следовать вперёд. Напряжение спало. Настроение заметно улучшилось. Маклой даже замурлыкал под нос полузабытую песню десантников. Его душа наполнилась ожиданием чего-то приятного.
   Теперь Мей стал удивлённо поглядывать на своего напарника:
   -Не быстро ли ты ведёшь вездеход?- спросил он.
   -Обзор прекрасный. Дорога - в хорошем состоянии. О чём волноваться?- пожал плечами Генри.- К тому же... Смотри...Там, в километре от нас...
   -Что? Что там?- тупо уставился вперёд Мей.
   -Не видишь?! Вон там белоснежные здания, разноцветные купола! Те, кто строил такое чудо, не могут быть злодеями!
   -Великие ирионы! Какой обзор? Какие здания?- недоумённо спросил Мей.- Если ты имеешь ввиду эти заросшие травой и кустарником развалины, то мы уже приехали... Стой!- заорал вне себя Харольд, рванув вверх рычаг ручного тормоза.
   Но и у Генри, будто пелена спала с глаз: всё вокруг потускнело, краски выцвели и поблекли, открывая его глазам панораму похожего на казарму низкого четырехугольного дома с полуобрушившейся крышей - налево, и серую башню с нарушенной грубой кладкой - направо. Прямо на дороге лежал валун килограмм на двести.
   -Не объедешь,- резюмировал Генри. От бескрайней дороги не осталось и следа: лишь небольшой проход между двумя древними строениями, совсем не напоминавшими те, которые он недавно видел.
   -Давай свернём вдоль башни,- предложил Мей, беспрестанно вертя головой. Рука исина переместилась к прикладу бластера.
   -Да ты нервничаешь?- удивился Генри.
   -Исины не нервничают. Они имеют дело с фактами. При недостатке же фактов Исины строят мысленные блок-схемы вариантов возможного развития событий,- машинально ответил Мей, думая о чём-то другом.
   -Ты так себя никогда не вёл,- насторожился Генри.- Даже в рукопашном бою с корнукраками, когда мы брали их крейсер на абордаж, чтобы узнать принцип работы эфирных двигателей, ты сохранял полное спокойствие!
   -Да,- признался Мей.- Я чувствую, что со мной происходит нечто необычное... Я думаю, тебе этого не понять. Какая-то чуждая энергия переполняет меня... Она - неуловима. Но она - во мне... Как тебе объяснить?.. Примерно, так. Словно доселе пребывая в невесомости, я вдруг ощутил вес. Только вес, тяжесть- это нечто внешнее. А чуждая энергия сидит во мне и пытается управлять исподволь, мягко моими движениями, моими ощущениями и, даже разумом. Я будто раздваиваюсь.
   -И чего же хочет эта энергия?- полюбопытствовал Генри. У него в душе возникло горькое предчувствие.
   -Она - тёмная, неразличимая...Я пугаюсь её. Она взбудораживает меня. Хочется почиститься, смазаться. Но чего она хочет?.. Не знаю.
   -Ну, так узнай!- раздражённо воскликнул Генри, с досадой ударив ладонью по рулю.- Ты же, в отличие от меня, способен проверить в себе всё, включая качество припоя. Проанализируй, откуда приходит импульс! А я, в это время, сдвину с дороги валун. У нас, всё-таки, вездеход космической разведки! Если будет нужно - я распылю этот камень на песчинки. А ты - объезжать! По бездорожью!.. Бред!
   Генри выдвинул из-под низа вездехода два мощных манипулятора, упёрся ими в преграду и на самом малом ходу поволок валун наискось, прочь от дороги.
   Мей железной хваткой сжал его руку повыше локтя. Генри поморщился от боли и безуспешно попытался освободиться. Раздосадованный до предела поведением друга, он притормозил и укоризненно посмотрел на Мея.
   -Что ещё?- набравшись терпения, спокойным голосом спросил Маклой.
   -Генри, вернёмся назад...Я - не в себе...Может быть, завтра продолжим?
   -Завтра будет хуже...Если на тебя начинают действовать какие-то флюиды этой планеты - завтра будет хуже. Поверь мне. Нам надо поскорее убраться с этой планеты...Узнать бы как возникают галлюцинации- напустили бы их на корнукраков- и дёру... Слушай! Быть может, на нас действует какой-то галлюциногенный газ? Впрочем, нет. Ты ведь не дышишь...Тогда - излучение...Мощное излучение!.. Но любое излучение мы бы обнаружили ещё на корабле...Тогда - что?
   -Генри!- фотоэлементы Мея подозрительно блестели. Он не отпускал руку друга, которая уже основательно затекла.- Не надо ждать! Возвращаемся на корабль и немедленно взлетаем... Чем больше мне открываются остатки великолепия соуби, тем больше я себя чувствую...навозным жуком на начищенном до блеска паркете.
   -Очнись, Мей! Какое великолепие? Один драгоценный камень? Кругом - безобразные развалины. Мне кажется, что соуби и строить, как следует, не умели... Да отпусти ты мою руку!- Генри дёрнулся изо всех сил и почувствовал, что хватка друга ослабла.- Ну вот, мурашки побежали,- он начал растирать ладонь.
   -Мурашки побежали,- глядя мимо Генри в пустоту, повторил безразличным голосом Мей.
   -Успокоился? Тогда - вперёд,- человек, упрямо вцепившись в руль, нажал педаль газа. Его беспокоило собственное состояние. Ещё больше его беспокоило состояние Мея, но он лишь сильнее жал ногой на акселератор. А мимо проплывали пустые глазницы окон всевозможных конфигураций, наклонённые стены с замысловатыми узорами из бороздок разных цветов и разных размеров. Узоры притягивали взгляд, пробуждая что-то в памяти... Не хватало цвета... Не хватало разума дотянуться до их скрытого предназначения. Несомненно, в этих узорах что-то было... Казалось, вот-вот всплывёт из тёмных уголков подсознания их суть, но линии обрывались, терялись, возникали новые. И мысль будто повисала в ментальном вакууме, потеряв опору... Всё, что было когда-то видано, узнано, беспомощно трепыхалось посреди расстроенного интеллекта Генри. Дух Маклоя метался в поисках чего-то прочного среди смешавшихся мыслей, в надежде зацепиться за некое кредо, некий постулат, посредством которого можно было бы разыскать неуловимое понимание эха логики живших здесь инопланетян, запечатлённой на стенах. Но все потуги разума были напрасны.
   Вездеход на полном ходу ворвался в пустое пространство площади. Голова Генри закружилась, и он затормозил. Через минуту, открыв глаза, первое, что обнаружил Маклой - исчезновение Мея.
   -Великие ирионы!- воскликнул Генри.- Харольд!
   Маклою вспомнились нервозность, странное поведение друга, и человек запаниковал. Генри выскочил из вездехода, тревожно оглядываясь по сторонам. Под одним из полуразвалившихся зданий, своим видом, напоминающим какое-то гуманитарное, общественное учреждение, виднелись две человеческие фигуры. Одна из них была, несомненно, фигурой Мея. А вторая... Похожая на женскую... Тоже знакомая... Сердце Генри непроизвольно радостно ёкнуло. С быстрого шага он перешёл на бег. Ошибки быть не могло!
   Пусть на Ней - серебристая пелерина на плечах, длинная юбка из переливчатого материала вместо космического комбинезона или лёгкого летнего платья - это Она... Женщина слегка вздрогнула, услышав шаги за спиной, и оглянулась. Открытый, готовый произнести заветное имя рот Маклоя захлопнулся. Его существо пронзила опаляющая боль, оставив после себя пепел и горький вкус разочарования, опустошённости. Это была не его жена...
   Холодом веяло от незнакомой женщины. Вдруг, будто из мрамора выточенные черты лица инопланетянки неуловимо изменились. Казалось, свершилось Пигмалионово чудо. Вместе с ожившими глазами и уголками губ у незнакомки появилось в выражении лица что-то родное, знакомое, притягательное, земное. Чуть поклонившись, она одну руку протянула навстречу Генри, другую, приглашающе, ко входу в здание. Генри машинально шагнул вперёд, пытаясь поймать руку женщины, но его пальцы наткнулись на что-то холодное, твёрдое... Вновь чары развеялись. Перед Маклоем стояла, несомненно, статуя, обезличенная, металлическая. Только издали, от вездехода, её можно было принять за человека... Какое-то сочетание всё тех же линий, борозд, скорее, портило, чем подчёркивало очертания угловатой фигуры, похожей на идолов первобытных культур.
   Ноги Генри подкосились, и он сел прямо на пол, тряся головой:
   -Не могу... Понимаешь? Больше не могу. Я - пустой. Я - выжатый лимон. Ещё одна сильная эмоция - и я схлопочу либо инсульт, либо инфаркт.
   Мей с высоты сочувственно следил за другом. Казалось, разум у капитанов был один на двоих. Покинув Генри, он вернулся к Харольду:
   -Успокойся,- начал исин увещевать друга.- Я, по твоему совету, проанализировал своё состояние. Все функциональные и логические цепи - в порядке. У меня нет ни одного сбоя или отклонения от нормы. Ревизия вселила в меня уверенность в то, что я способен выполнить поставленные перед нами исследовательские задачи. Соберись. Отбрось в сторону свои человеческие эмоции. Всё нормально. Прими за данное, что на нас действует какой-то Х-фактор. Действует разрушающе. Мы не можем ни понять его, ни уничтожить. Следовательно, мы должны бороться с разрушающими нас проявлениями этого фактора. Я, например, усилил токи обратной логической связи и токи к механизмам тела. Как видишь, моё самочувствие улучшилось. Советую и тебе на время превратиться в робота. Планета сжигает тебя, сжигает твои чувства. Спрячь их за перцепцией и апперцепцией. Ты слышишь меня, Генри?
   -Да, конечно,- глухо ответил Маклой.- Забудем обо всём, кроме того, зачем мы здесь. Итак, эта статуя пригласила нас войти вон в те двери. Пойдём?
   -Те двери не хуже любых других. Ты не взял с собой бластер?
   -Нет,- Генри смутился, но потом чуть-чуть усмехнулся от посетившей его голову шальной мысли.- Я думаю, что он здесь вряд ли пригодится...Ну, пошли?
   Сказочник замолчал, вынимая из холодильника бутылку эля. Энн терпеливо ждала, когда он утолит жажду. Но Сказочник, казалось, забыл о незаконченной легенде. Он с интересом разглядывал обнажённые внутренности АУ-5.
   -А дальше? Что дальше?- не вытерпела девушка.
   -Да, в общем-то, и всё,- пожал плечами Сказочник.- Войдя в здание, Генри и Харольд, действительно, обнаружили несметные сокровища: двигающихся цельнолитых мелких зверюшек из золота с рубинами вместо глаз, рубинами, проецирующими голографические сюжеты из жизни древних инопланетян.
   Капитаны нашли драгоценные браслеты тончайшей работы из астральной обманки, придающие человеку невероятную силу или меняющие его облик. Они нашли бусы из аурита с внутренней огранкой, аурита - камня-предсказателя; воздушные гамаки из посеребрённой паутины паука-андрогора, гамаки, в которых снятся желанные сны, неотличимые от яви; кубки из аквавита, превращающие воду в напитки на любой вкус; и многое, многое другое. Комнаты здания были набиты чудесными вещами, светящимися, искрящимися, переливающимися - прекрасными, даже если их предназначения были неизвестны, а формы - абсурдны.
   Но Генри сокровища раздражали. Чем больше находилось ценностей, тем больше его охватывало понимание того, что на все эти богатства он не купит прошлого. Маклой всё чаще срывал своё зло на Мее, который постоянно задерживался, с пунктуальностью робота собирая в исследовательский контейнер наиболее компактные и выдающиеся образцы искусства народа соуби. А Мей всё меньше обращал внимание на нападки друга, время от времени повышая напряжение на обратных логических цепях.
   Когда же капитаны начали спускаться по длинной полутёмной лестнице в подвальное помещение, Мей неожиданно оступился и пролетел по воздуху целый пролёт. Генри поспешил к Харольду, слабо шевелящемуся на площадке.
   -Ну, как ты?- нагнувшись, спросил он друга.
   -Нормально,- ответил Мей, поднимаясь.
   -Нормально?! Мне кажется, что внутри у тебя раздаётся нехорошее потрескивание.
   -Какой ты внимательный! Оставь меня в покое!- Мей резко оттолкнул от себя Маклоя.- Я сам... А ты следуй за мной. И будь осторожен. Я не стану нянчиться с тобой, если тебя покалечит какая-нибудь зловредная инопланетная штуковина!
   Поначалу Генри испытал шок от такого грубого обращения с ним, но потом он сделал поправку на собственную нетерпимость и смолчал - видно, и Мей был на пределе.
   А лестница казалась бесконечной. Генри чертыхался, методично проклиная соуби за то, что те не догадались сделать лифт, но вслух не произносил ни слова жалобы. Наконец, земляне остановились перед мощной, инкрустированной полупрозрачным тёмно-вишнёвым камнем дверью. Рассеянный свет, исходящий от стен подземелья, покрытых всё тем же загадочным узором линий, усилился. Внимательно разглядывая поверхность двери, на которой узор приобретал вообще немыслимые формы, капитаны обнаружили следы от бластеров и что-то, похожее на головоломку. Мей тут же принялся перебирать различные комбинации замка. На что светящийся замок отвечал переливами цветов до тех пор, пока не вспыхнул чистым фиолетовым пламенем. Дверь бесшумно распахнулась, но Мей продолжал неподвижно стоять, тупо глядя в свободное, наполненное мягким светом, пространство.
   -Что с тобой?- когда кончилось терпение, спросил Генри, протискиваясь вперёд.- Погоди, лёгким движением манипулятора Мей отшвырнул человека обратно к лестнице.- Я же сказал, следуй за мной.
   -Но ты стоишь!
   -Значит, так надо, Мей неуверенно шагнул за порог. Коридор отозвался на его движение импульсом розового света. Из глубин прохода донёсся печальный протяжный звук. Мей на мгновение замер, потом ещё раз шагнул навстречу неизвестности. Опять вспыхнул свет, звук стал более резким. Но, кроме этого, ничего не произошло. Мей пошёл безостановочно. Генри тенью следовал за ним. Музыка зазвучала аккордами. Два близких по характеру ритма сплетались, подчиняясь ритмам шагов землян. Мей пошёл быстрее. Темп светомузыки сразу изменился. Откуда-то из дымки красного цвета вынырнула стая стервятников. Мей попытался схватить одного из них, но безуспешно. Фантомы не ловятся, а лишь пугают внезапной близостью. Сзади Генри с нарочитым шумом опустилась переборка, отсекая путь отступления. Мей с разворота послал в неё заряд из бластера. Она накалилась по кругу и слегка покорёжилась.
   -Выберемся,- отметил Харольд, продолжая движение вглубь подземелья.- Генри, не отставай.
   В то же мгновение исин едва не попал в разверзшийся под его ногами колодец...
   Впрочем, к чему описывать опасности необычного коридора? Там были многочисленные ответвления, испепеляющая атомным огнём ловушка и многое другое. Вскоре стали попадаться костяные останки живых существ. Многие из них были в костюмах повышенной космической защиты. Но чем дальше, тем чаще пол укрывали скелеты с простой, истлевшей одеждой. Остановившись у первого из них, Мей задумчиво сказал:
   -Похож на соуби.
   -Откуда ты знаешь?- насмешливо спросил Генри.- Ведь соуби никто не видел.
   -А кто ещё может без скафандра разгуливать по этому коридору?- Мей с раздражением ткнул сапогом в середину позвоночника скелета полутораметрового существа. Кости превратились в прах.
   -Давно здесь лежит.
   -И у него нет оружия. Ты заметил?
   -Видимо, соуби убивают пришельцев по-другому.
   -Но как?
   Пройдя ещё немного по наклонному коридору, Генри указал на очередных трёх покойников, принадлежавших к одной расе:
   -По-моему, на них напали неожиданно. Посмотри. Враг появился между ними. Они стреляли, чуть ли не друг в друга.
   -Я тебе сказал: не суйся вперёд меня,- почти выкрикнул Мей.- Хватит и того...- исин внезапно замолчал.
   -Чего хватит? Я устал выслушивать от тебя указания, где мне быть и что мне делать!- вспыхнул Маклой.- Сам иди за мной.
   Он подобрал рядом с одним из скелетов что-то похожее на оружие и почти побежал дальше.
   Мей настигнул его на ближайшем повороте и, крепко ухватив за плечи, развернул к себе лицом.
   -Маклой!- в фотоэлементах исина появился лихорадочный блеск.- Иди за мной. Так нужно...для меня. Я не могу тобой рисковать... Ты поймёшь... быть может... потом.
   Оставив ошарашенного Генри размышлять над своими загадочными словами, Харольд устремился вглубь коридора.
   Через пару минут капитаны почти наперегонки ворвались в огромный зал, по-видимому, некогда служивший хозяевам центром управления. Около высоких сидений то там, то тут лежали кучки истлевшего праха. Откуда-то снизу во внезапной тишине доносился до землян монотонный шум работающей силовой установки.
   -Вот отсюда, наверное. И пробуждаются соуби,- почему-то шёпотом сказал Генри.
   Вдруг свет померк. Вместо плоских, прямоугольных ламп на потолке, поверх пульта вспыхнул, раскручиваясь перед глазами человека сложный узор, сопровождавший капитанов повсюду на этой планете. Сплетение линий всё ещё казалось бессмысленным, но Генри чувствовал, что есть нечто важное за светящимися, мельтешащими нитями. Голова кружилась. Маклой стал падать. В этот момент последний ряд линий будто сдёрнула невидимая рука, и Генри увидел простирающую к нему в мольбе руки жену, окутанную пламенем аннигиляционной вспышки. Он слышал её крик, полный боли... Он хотел ей помочь - рванулся, упал, скованный неодолимой силой, бился головой о пол, катался из стороны в сторону, яростно рычал, глотая слёзы...
   Очнулся он от внезапной остановки вездехода. За рулём недвижимо сидел Мей. В пяти шагах зиял провал люка корабля. Вокруг стояла мёртвая, без ветерка, тишина. Светило мирное солнце. А внутри Генри душа напоминала сжатую до предела пружину.
   Динамик Мея слабо захрипел:
   -Улетай, немедленно улетай...
   Генри, повинуясь внутренней пружине, выскочил из вездехода и попытался вытянуть наружу тело Харольда. Исин наклонился, потом безвольно упал на землю:
   -Брось меня... Я уже никуда не годный,- едва внятно хрипел он.
   -Не-ет. Я без тебя никуда не полечу,- волоча к подъёмнику Мея, твердил Генри.- Ты меня спас от смерти, и я тебя спасу... Хоть тебя,- горько добавил он.
   Харольд блеснул фотоэлементами и почти неслышно прошипел:
   -Мы оба искупаем одну и ту же вину.
   -Какую?- не понял Генри.
   Фотоэлементы Мея повернулись в сторону от пытливого взгляда простодушного человека:
   -Генри, прошу тебя... брось меня и улетай... Улетай немедленно. Сзади на корабль наползает туман... Нет, не смотри на него. Он уже близко... Я не верю, что этот туман - обыкновенный. Он тянется сюда от развалин. Улетай! Слышишь? Улетай. Не жалей меня, Генри. Я всего лишь исин, робот... Я... Я мог... спасти твою жену. Ты не попал в капсулу с уцелевшей частью экипажа. Ты лишь повредил внешние антенны. Но у капсулы не работали двигатели... Я видел это, однако посчитал, что и ты, и я нужнее в бою... Через полчаса неуправляемая капсула сгорела в атмосфере близлежащей планеты,- голова Мея с глухим стуком упала набок.
   Генри, оглушённый откровением исина, сидел рядом с Харольдом и равнодушно смотрел на надвигающийся туман...
   Кажется, АУ-5 очнулся.
   Энн, мельком взглянув на компьютерианца, встала и подошла вплотную к Сказочнику:
   -Так чем же закончилась эта легенда? Генри улетел с планеты соуби или его схватили корнукраки? А Мей?.. Где теперь планета сокровищ? У истинных ошан?
   Сказочник хотел ответить, но вместо него довольно сносно заговорил АУ-5:
   -То, о чём рассказал Сказочник, не легенда. На Компьютере в музее истории до сих пор хранится...хранился чип с личностью Харольда Мея. Хотя чип и основательно повреждён, к нему ещё можно было подключаться и почти как собственными сенсорами переживать эти события.
   -Вам легче,- позавидовала Энн.
   -Да. Мы обладаем некоторыми преимуществами перед людьми. Но не в случае планеты сокровищ. Там человек оказался прочнее компьютерианца. Совместная комиссия по расследованию обстоятельств полёта на планету соуби установила, что инопланетяне защитили себя от агрессивных пришельцев своим единственным оружием. Соуби использовали воздействие искусства на подсознание мыслящего существа... Даже не на подсознание, а на тот спай мышления и чувств, который вы, люди. Называете душой... Начиная с форм растительности, рельефа местности и кончая, естественно, узорами на стенах, импульсным светом - абсолютно всё на острове было создано таким образом, чтобы взорвать мышление при помощи чувств. Останки инопланетян-пришельцев на планете соуби - яркое тому подтверждение.
   Например, те трое, о которых ты упомянул, Сказочник, погибли не от рук соуби, а убили самих себя. Может быть, они перессорились друг с другом, может быть, им что-нибудь померещилось...
   А истинный ошанин с камнем, видимо, пережил нечто ужасное, о чём камень напомнил ему, ибо этот камень - коншенс мирроу - зеркало совести. Камню свойственно будит в памяти давно забытое... ИИ серии АР,- АУ-5 нарочно подчеркнул происхождение Харольда Мея,- смог за счёт увеличения напряжения в обратных логических цепях на время подавить работу активизировавшейся чувственной матрицы. И это ему помогло. Но всё дело в том, что у вас, людей, чувства и разум неразделимы. Они способны саморегулировать и восстанавливать, поддерживать друг друга. Вот почему человек- Генри Маклой - выжил, а Мей - нет.
   Когда у ИИ серии АР скопившийся потенциал на матрице достиг неуправляемой величины, тогда он, просто, выжег множество логических цепей компьютерианца. Сознание необратимо деградировало... Впрочем, это бывает и с людьми...
   -Тяжело признавать чужое превосходство, да, АУ?- усмехнулся Сказочник.
   Исин еле слышно заскрежетал.
   -Не обижайся,- психолог дружески хлопнул исина по корпусу.- Без Мея не выжил бы и Маклой. Это, как раз, тот случай, о котором твердила Арина. Человек и исин удачно дополнили друг друга.
   -Ничего не пойму,- тряхнула головой Энн.- Значит, Харольд Мей погиб?
   -Да. Хотя Маклой и доставил его тело вместе с некоторыми образцами искусства расы соуби на Землю.
   -А как же корнукраки?
   -Комиссия пришла к выводу, что никаких корнукраков на планете соуби не было. Сказочник ошибся. Планета соуби не представляла собой планеты-ловушки.
   -Ну, это так решили на Земле,- возразил Сказочник.- А среди ошан...
   -Среди ошан, действительно, ходит много легенд.
   -А как ты объяснишь присутствие на острове пустого ограбленного корабля истинного ошанина? Ведь кто-то обобрал звездолёт?
   -Это были соуби. У соуби, наверное, существует аппаратура пробуждения, которая настроена таким образом, что для их пробуждения недостаточно данных о климате планеты. Дополнительным импульсом к пробуждению им служила информация о разумной жизни в ближайшем космосе. Пробуждение, видимо, начиналось, когда на планету, согретую очередной звездой-мачехой, садился какой-нибудь космический корабль.
  
   Недаром Вы упомянули в рассказе 200-килограммовый валун, лежавший на, практически, целой дороге. Это, скорее всего, был один из сенсоров-пускателей процесса пробуждения, так же, как и дверь вначале коридора. Пробудившись, соуби тут же получали информацию о космическом сообществе.
   -Так значит, это они убили ошанина?
   -Его убил камень. Видимо, ошанин почувствовал ловушку, хотел бежать... Но камень остановил его. Соуби же захватили оборудование корабля для изучения.
   -Бред. Не может быть. Ведь на острове не было ни одного живого соуби! Как ты это объяснишь, АУ?- быстро спросил Сказочник.
   -Члены комиссии высказали различные предположения по этому поводу. Действительно, соуби, наверное, имели цепь команд пробуждения, в своей сумме гарантировавших своевременность возвращения соуби к жизни. В отдельности, автоматика могла дать сбой и разбудить хозяев планеты в космическом холоде, из-за шального метеорита или рухнувшего старого перекрытия. Но, очевидно, решающим был сигнал из центра управления о том, что пришельцы прошли испытание искусством. Ведь именно искусство служило соуби единственной защитой от воинственных соседей в течение тысячелетий. Можно предположить, что, чем агрессивней была раса, тем разрушительней оказывалось воздействие искусства соуби на представителей этой расы, посетивших планету сокровищ.
   Многие экипажи кораблей, видимо, умирали раньше, чем успевали добраться до развалин. Отсюда и возникновение кладбища кораблей: кто добровольно откажется от сокровищ, которые, образно говоря, находятся в двух шагах от него?
   -А соуби, сами соуби?- нетерпеливо спросила Энн.
   -Это, пожалуй, наиболее трудный вопрос,- признался АУ.- Тем не менее, примем за факт, что соуби, время от времени, просыпались, поскольку капитаны обнаружили множество скелетов одной расы без защитных костюмов... Существует бесчисленное количество версий о том, что сталось с хозяевами планеты... Быть может, их погубила эпидемия вируса, занесённого в хранилища пришельцами, быть может, их уничтожили корнукраки...
   -Ах, всё-таки, может быть - корнукраки!
   -Да. Но наиболее убедительной выглядит версия о том, что со временем или в процессе пробуждения соуби, в их разуме возникли какие-то изменения, вследствие которых собственное искусство соуби начало убивать их самих... Защитный зонтик, таким образом...
   -Превратился в крышку гроба,- закончил вместо АУ Сказочник.- Интересная версия.
   -Не совсем так,- возразил АУ.- Есть вероятность, что соуби, раз за разом, пробуждаясь, постепенно решили эту проблему. С каждым последующим пробуждением их жизнь становилась длиннее...
   -Вы пытаетесь объяснить неожиданное исчезновение планеты,- понимающе улыбнулся Сказочник.
   -Как? Планета соуби исчезла?!- удивилась Энн.
   -Представьте себе. Когда через три месяца Малый союз отрядил-таки по указанным Маклоем координатам научную экспедицию, планеты соуби у указанной звезды не оказалось. Мей и Маклой - первые и достоверные последние свидетели её существования,- согласился АУ-5.
   -Куда за три месяца могла подеваться целая планета?- поразилась Энн.- Я, конечно, не специалист...
   -Мы тоже. Но факт остаётся фактом,- пожал плечами Сказочник.- Планета исчезла. Думаю, она исчезла тем же способом, который соуби применили, спасаясь от идоменян- воинов Стратогера... Хотя лично я считаю более вероятным, что планета соуби - ловушка корнукраков. Обнаружив, что её тайна местонахождения открыта, корнукраки отправили её в бездны космоса - поближе к Большому союзу, с которым готовились воевать.
   -А мне нравится предположение АУ,- вступилась за исина Энн.- Как это драматично - погибнуть от собственного искусства!- она приподняла голову, устремив вверх взгляд пылающих глаз.
   Сказочник поперхнулся. Слегка покашливая, он предложил девушке закончить ремонт АУ-5.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"