Царёв Павел Петрович: другие произведения.

Тёмная Сторона Идей. Глава 7. Начало праздника Возрождения

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Глава 7.

Начало праздника Возрождения.

  
   Иония разбудила Энн, грубо встряхнув её за плечи.
   -Да... Что сучилось?- девушка растерянно - испуганно заморгала веками, спросонья жмурясь от розовых лучей поднимающегося над горизонтом солнца.- Праздник?
   -Похороны,- по лицу амазонки скользнуло, растаяв, выражение презрительной снисходительности.- Вечером или ночью с тобой ничего подозрительного не происходило?
   Вспомнив о Гранике, Энн окончательно проснулась, но голос её продолжал звучать сонно - непонимающе:
   -Со мной?.. Вечером?.. Нет. А в чём дело? У вас так принято врываться в спальни рано утром, будить, встряхивая, как... яблоню, и задавать глупые вопросы?- голос Энн быстро креп, наливаясь возмущением.
   -Как яблоню?- заинтересованно повторила Иония.- Почему именно яблоню?
   Энн, наконец, испугалась по- настоящему:
   -А она- хороший психолог,- подумала, собравшись для серьёзного разговора, Энн и ответила с закипающим негодованием:
   -Да, яблоню... Может, и амидо, или ещё какое-нибудь местное фруктовое дерево, но мне ближе по сердцу - яблоня.
   -Ну хорошо,- расслабилась Иония.- Задам тебе ещё один вопрос: ты не встречала здесь Граника?
   -Кто это?- невинно спросила Энн, страстно надеясь, что не переигрывает.
   -Мальчишка... Шустрый такой... Ита хотела показать тебе его в исследовательском центре, а он сбежал...
   -По-моему, его можно увидеть только тогда, когда он сам захочет,- усмехнулась Энн, чувствуя, что побеждает в словесной перепалке.- Я должна поговорить с Итой.
   -Поговоришь,- амазонка кинула на кровать землянки белоснежную столу.- Одевайся.
   -А обруч?- совсем обнаглев, потребовала Энн.
   -Может, диадему?- язвительно осведомилась Иония.
   -Может, и диадему,- любое насилие или грубость вызывали у Гоппс чувство протеста, желание дерзить.
   Амазонка шагнула к шкафчику в изголовье кровати, открыла в нём дверцу, достала с полки перламутровый ободок и бросила его Энн.
   -Пластмассовый,- разочарованно протянула девушка.
   -Скорее всего,- высокомерно усмехнулась амазонка.- Его носила анкрянка, жившая здесь до тебя. Она никогда не снимала ободок, утверждая, что это - её оберег. Однако он не спас анкрянку от несчастного случая... Когда-то Ита подвергла комплексному анализу вещество ободка. Ничего путного, как и ожидалось, она не обнаружила - какая-то безумная смесь полипептидов и металлоорганики, но внешне ободок смотрится вполне прилично...
   -Тебе никто не говорил, что заносчивость не украшает человека,- одевая ободок, наивным тоном спросила Энн.
   -Нет, но я тебе скажу первая: с этим ободком ты выглядишь ещё ужаснее... Я жду тебя на выходе,- амазонка, упруго ступая, удалилась...
   Энн вскочила с кровати и подбежала к зеркалу:
   -Н-да... Ничего хорошего, грустно констатировала она, но и не портит.
   Перламутр словно утопал в копне чёрных волос, гасящих его блеск.
   -Впрочем, лучше, чем ничего,- решила девушка, совершила, утренний туалет и, одевшись, с ободком на голове, вышла на улицу.
   Иония повела её к храму.
   -Что-то не видно праздничного оживления, поделилась с амазонкой Энн своими наблюдениями.- Но и на похороны не похоже... Пусто.
   -Слышишь гул?- наводяще- лаконично спросила Иония.
   Свернув в промежуток между домами последнего городского кольца, Энн от неожиданности споткнулась: площадь вокруг подножия храма была полностью заполнена людьми, хотя дорога к храму оставалась свободной.
   -Пойдём, пойдём,- подстегнул девушку окрик амазонки, и она послушно пошла к лестнице, на первой ступеньке которой призывно махала рукой ей Ита.
   Поднимаясь наверх, Энн с удивлением убедилась, что на ступеньках лицами к площади сидят исключительно дети.
   -Да, дети - наше будущее. Поэтому они сидят наверху,- опередила вопрос землянки Ита.- После совершеннолетия путь к этим ступеням будет для них очень труден.
   Слова дидонянки мало что разъяснили Энн, но она не торопилась со своими вопросами. Забравшись на самый верх, землянка оглянулась: под ней колыхалось людское море, разбитое цветами одежд на сектора. Напротив парадных дверей храма стояли амазонки - ряд за рядом. Справа от амазонок - Служительницы тихо вели разговоры между собой, меняясь собеседницами. Слева раздавались крики, грубый смех мужчин. Они, явно, отпускали шутки в адрес дарительниц, семью рядами опоясывающих весь холм. Первый от храма ряд был самый редкий и самый роскошно одетый, точнее, самый дорого украшенный, так как одежда на этих дарительницах как раз, практически, отсутствовала.
   Амазонка подтолкнула Энн, и та вошла, робея, в пустынный храм. Ита подвела девушку за руку к боковым дверям, расположенным сразу возле главного входа. Это оказался лифт, на котором Энн и дидонянки довольно долго спускались под землю.
   -Куда мы едем?- спросила землянка.
   -В личные покои Верховной Хранительницы Мира,- ответила Ита.- Верховная хочет поговорить с тобой и другими землянами о чём-то перед открытием празднеств...
   Небольшой зал со сводчатым потолком и двумя рядами колонн, в качестве личных апартаментов, вызывал уважение. Близ одной из стен, вокруг возвышенности, на которой стояло мягкое, позолоченное кресло- единственный экземпляр мебели - сновало множество Служительниц, выполнявших бесчисленные распоряжения Верховной. Сама же Ипполита, опустив на голову подобие шлёма, время от времени что-то говорила.
   Энн догадалась, что на Верховной - видеошлём, а в руках - пульт управления. Ита подвела девушку к ступенькам трона и терпеливо стала ждать, когда в управленческой кипучей деятельности Ипполиты возникнет пауза, достаточная для вежливого обращения к ней. Энн с любопытством оглядела сначала чудное кресло, ножки которого напоминали узловатые стебли растения, сиденье- сплетение белесых ветвей, спинка - стену пшеницы с клонящимися вперёд колосьями, подлокотники - двух стальных змей с рубинами вместо глаз. Потом девушка перенесла своё внимание на роспись стен с изображениями странной, "древесной" архитектуры и существ, похожих на анкрян - покрытых шерстью и металлической паутиной с прикреплёнными - вплетёнными в неё вещами- украшениями.
   -Зал построили не дидоняне,- сделала вывод Энн.- И трон - не для человека, а для согбенных, иногда передвигающихся на четвереньках существ из нарисованного мира.
   -Верховная Хранительница,- голос Иты вывел Энн из состояния созерцания.
   Ипполита подняла вверх к колосьям шлем и приветливо кивнула землянке:
   -Я рада, что ты пришла раньше остальных гостей. Встань рядом со мной. Мне Ита хвалила твою учёность. А тебе как понравилась наша планета?
   -Я слишком мало видела, чтобы делать какие-либо ясные умозаключения,- осторожно ответила Энн.
   Верховная молчала, ожидая, видимо, продолжения.
   -Но Иония, ваша амазонка, груба,- выпалила Энн, спиной ощущая волну ненависти.- А генетический научный центр д...
   -Какой центр?
   -Санаторий номер пять для мутантов,- поспешно пояснила Ита.
   -Да. Ваш санаторий для жертв непродуманных экспериментов напоминает тюрьму. Буду откровенна- ваши эксперименты- бесчеловечны...
   -Ты ещё молода, девочка,- Ипполита без тени недовольства погладила фамильярно Энн по голове.- Что это?
   -Ободок. Мне дала его Иония...
   Но как Вы можете ставить мне в упрёк молодость? Из Ваших уст это выглядит странно...
   -Сними ободок,- неожиданно потребовала Ипполита.
   -Зачем?
   -Я хочу рассмотреть его получше.
   -Ободок, как ободок,- отступила назад Энн. Ей почему-то перспектива расстаться хоть на минуту с ободком не понравилась.
   -Он же не твой.
   Поколебавшись, Энн всё же сняла ободок и отдала Ипполите - она и так в душе корила себя за то, что выбрала слишком дерзкое поведение в общении с юной повелительницей Дидоны.
   Блеск диадемы Ипполиты вдруг перестал быть мишурным, обретая притягивающую взгляд пульсацию... На одно мгновение голова Энн закружилась, и она непроизвольно схватилась за плечо Иты. Вновь перед девушкой проплыли призрачные образы, увиденные ею при встречи с Авалисом... Правда, теперь они воспринимались не как пережитое, а как бы со стороны. Образы быстро сменились другими, уже знакомыми картинами - Утиный Нос, команда "Ворона", Компи, Арина - Энн сообразила, что Ипполита чудесным образом роется в её памяти, выискивая что-то...
   -Прекрати лезть ко мне в мозги,- испуганно крикнула она, инстинктивно сжав голову руками.
   Но образы продолжали мелькать перед её глазами - встреча с Владом, две планеты, где она побывала, спасаясь от себя, и... пустота, в которой шевельнулось что-то абсолютно чужое. Недовольно вскинувшись бесформенной тенью, нечто, сея вселяющим в душу ужасом оцепенение мыслей, завладело памятью Гоппс и вышвырнуло оттуда сильным, изощрённо садистским ударом Ипполиту. Энн, ощущая себя пустой оболочкой, автоматически зарегистрировала душераздирающий вскрик прекрасной правительницы, её безумные глаза на резко постаревшем лице:
   -Я вижу будущее?- невольно подумалось Энн, но поверхностная мысль погасла... Нечто холодное, мерзкое, вычищало представление Гоппс о себе - её самосознание... Энн проваливалась в небытие, отчаянно цепляясь за звенья памяти:
   -Это - я... И это - я,- твердила девушка, уже сама следуя сквозь прошлое, удерживая своё содержание, свою индивидуальность в реальности...
   Но цепь оборвалась, и Энн полетела в ночную бездну...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Джейн вынырнула из тяжёлого забытья, подчиняясь бесконечному, раздражающему сигналу входного зуммера:
   -Будь оно всё проклято,- чувствуя себя отравленной, с неподъёмным тяжёлым туманом в голове, она включила видеовизитку:
   -Уоткинс, - ненавидя гостя уже за то, что он нарушил её процесс самоуничтожения, Джейн приподнялась на кровати и вдруг заорала в видеокамеру, выплёвывая вместе со словами накопившуюся злость. - Что тебе надо, пограничник?!! Катись ты к корнукракам со своими утешениями! Дай мне покой!
   -Не растравляй себя, Джейн.
   -Отнюдь. Я чувствую себя прекрасно. Исчезни!
   Джейн с силой ударила по клавише отключения.
   Снова настойчиво зазвучал зуммер. Джейн вскочила, заметалась по каюте... Потом, решившись, она схватила со стола и спрятала в карман импульсный накопитель, прежде, чем открыть дверь:
   -Заходи. Говори, что хочешь. Только - покороче. И выметайся отсюда.
   Девушка с каменным лицом уселась на стул, отгородившись от физика столом. Она приготовилась к упорному молчанию. Уоткинс оглянулся, взял стул и уселся напротив:
   -Я слышал разговоры... Блюм обвиняет тебя в предательстве. Ты выдала корнукракам цель нашей экспедиции. Это правда?
   -Ну и что? Какая здесь ужасная тайна? Любой инопланетянин знает о притягательности Мёртвого пояса для всех процветающих ныне цивилизаций из-за уцелевших там древних технологий или сокровищ, которые иногда находят отчаянные авантюристы на одной из тысяч планет. А ужасами Мёртвого пояса пугают мамы своих детей!
   -Одно дело - подвергать себя огромному риску, наугад летая от планеты к планете. Другое - следовать за кораблём, который хотя бы приблизительно движется в верном для кладоискателей направлении, и на который приходится львиная доля риска,- возразил Уоткинс.
   -Я знаю,- стиснула нервно руки Джейн.- Но было бы глупо верить, что у корнукраков удастся кому-нибудь отмолчаться... А так - я увела мысли корнукрака в другое русло... Он, увлечённый иллюзорной мечтой добыть древние технологии, забыл о современных технологиях, которые использованы на нашем корабле... Например, о системе невидимости...
   -Ты стремишься себя оправдать,- Уоткинс резко привстал и навис над Джейн, опираясь руками о стол.- Вспомни героев- землян Каравина и Бонье, выдержавших изощрённые пытки корнукраков и не выдавших местоположение Главной базы флота союзников... Или тебя не учили в школе?
   -В школе учат многому из того, чего в жизни нет...
   -Но Каравин и Бонье были!
   Клауд вспомнила тот леденящий душу ужас, который охватил её, едва она оказалась на борту корабля корнукраков, ту трусость, которая заставила её цепляться за соломинку - говорить, не замолкая, чтобы оттянуть неминуемое мгновение начала пыток, а также то безумное веселье, неудержимо забившее из неё ключом, когда она поняла, что её невредимой выбросят в космос. Стыд и чувство вины овладели девушкой. Ей надо было во что бы то ни стало оправдаться не перед странным пограничником, разбередившим её душу, а перед собой:
   -Может, они и не знали, где эта проклятая база?- снова перешла на истеричный крик Джейн.- Я не знакома с ними... Зато я участвовала в спасательной экспедиции на Верону... Корнукраки владели всеми нашими секретами- кодами связи, научными разработками по самостягивающимся высокопроникающим плазменным лучам и кучей других вещей... Мы попали в ловушку только потому, что даже переговоры с нами вёл наш патрульный... Я потом видела его и ещё нескольких человек из космической пехоты... И у меня язык не повернулся обвинить их в гибели спасательного челнока, или в смерти двадцати человек экипажа крейсера... От них - мало что осталось... Двоим так и не помогли психиатры... Патрульный - кремень парень... Без космоса жить не мог... Теперь он выращивает цветы на Земле и никогда не выходит по ночам под открытое небо...
   -Но тебя-то и клешнёй не тронули,- дожимал девушку обвинениями Уоткинс.
   -Да. Мне надо было подождать, пока они не сделали из меня жалкую, безвольную куклу-калеку!
   -Таким образом легко оправдать любое предательство и малодушие!
   -Заткнись, Уоткинс, и убирайся! Тоже мне - блюститель человечности! Пограничник несчастный!
   -Мало того, что ты проболталась, но ты ещё и работаешь на корнукраков!
   -Неправда!
   -А как же твоё признание Блюм?
   -Эта стерва хуже корнукраков!
   -Не так громко...
   -Пусть слышит! Я знаю - у неё везде микрофоны... Садистка! Чёрная вдова... У неё каждый второй любовник исчезает в генетических казематах на Гекате!
   -Так ты - героиня, бросающая вызов злу?- насмешливо спросил Уоткинс.
   Джейн прикусила язык.
   -Ну вот. Теперь начнём сызнова,- Уоткинс удовлетворённо откинулся на спинку стула.- Поймите, Джейн, я пришёл Вас не обвинять... и не утешать... Я... Никто на корабле не верит, что Вы - шпионка... Мало кто Вас осуждает и за излишнюю болтливость с корнукраками... В конце концов, человечество состоит не из одних героев... Я вижу, что Вы мучаетесь, переживаете... Наверняка, теперь бы Вы поступили по-другому...
   -Конечно,- невольно с жаром воскликнула Джейн.- Больше без бластера я никуда не пойду...
   -По-своему Вы вели себя даже храбро.
   -Я страшно трусила,- встретив неожиданное понимание, откровенно призналась Джейн.- Но я им ничего не сказала о сохранившихся на планетах, с виду, совершенно целых космических кораблях, не похожих ни на один известный тип звездолётов нынешних цивилизаций...
   Девушка замолчала, подсознательно ожидая одобрения, поддержки.
   Уоткинс потянулся через стол и пожал её руку:
   -Я предлагаю Вам работу.
   -Меня отстранили.
   Отстранили от связи с внешним миром... Моя работа - иного плана... Блюм... Не беспокойтесь... Не Вы одна её не любите... Блюм приказала мне досконально изучить управление не только эфирными двигателями земного типа, но и двигателями кораблей других цивилизаций... А ведь она прекрасно знает, что каждая цивилизация держит в секрете устройство своих эфирных двигателей...
   -Но разве эфирные двигатели могут сильно различаться?
   -Вы же космонавт, Джейн,- укоризненно погрозил ей пальцем Уоткинс.- Уже из характера различий в появлениях и исчезновениях кораблей разных рас легко сделать выводы: эфирные двигатели между собой обязательно должны различаться в принципе. Суди сама: наши двигатели устроены так, что при расплющивании образуется вспышка и световой фантом, при финише же наблюдается "выпадение" из эфира мгновенно. Мы сразу не можем стартовать в эфир вторично: двигателю нужно время для накопления антивещества при помощи ИУСа или, По-старинке, дайефрегма. Несмотря на огромные скорости, наши корабли тихоходны. Мы, в отличие, например, от шушенков, затрачиваем от пяти до десяти дней внешнего времени на один скачок.
   Теперь, для сравнения, возьмем двигатели корнукраков. При старте их кораблей наши приборы улавливают колебания эфира. Но эти колебания - не несущие, слабые, и, скорее всего, суть - вторичный эффект, сопровождающий перемещение. Звездолёты корнукраков не резонируют эфир, взрываясь, а каким-то образом выпадают из пространства без вспышки и фантома. На финише же они, вообще, появляются " неслышно", без всяких внешних эффектов.
   У двигателей кораблей Большого союза тоже уникальные особенности. При старте звездолёты шушенков, практически, мгновенно ускоряются до субсветовой, а момент перехода неуловим нашими приборами. Так же, и при финише - корабли шушенков или наоли имеют непрерывную траекторию, хотя наши приборы точно фиксируют отсутствие движения чего-либо
   в заданном секторе ещё микросекунду назад. Ясно, что шушенками используется эффект квантово- механических безынерционных переходов. Но как они делают это с макрообъектами? - нам неведомо. Передвижение их звездолётов в десятки раз быстрее нашего...
   -Но и мы умеем передавать эфирограммы, практически, мгновенно,- возразила Джейн.
   -Передача информации не тождественна передаче массы!
   -Ах, да!
   -Но, пожалуй, самая совершенная техника эфирного передвижения у истинных ошан. Их корабли и существуют и не существуют - вот где настоящая загадка. Я никогда не стану держать пари на отсутствие где- либо в космосе их кораблей. По-моему, они используют фазовые состояния эфира...
   Нашей же науке известно лишь то, что таковые состояния эфира возможны, если придерживаться некоторых малопопулярных гипотез. Мы вообще, практически, ничего не знаем об элементах эфира!.. Н-да... Короче, корабли истинных ошан способны поддерживать с нашими эфиростанциями связь в световом диапазоне с запозданием сигнала не более 0,1 секунды, не существуя в реальном пространстве в радиусе, минимум, трёх световых секунд!
   -Маскировка?
   -Отнюдь... Фазовый переход фиксируется нашими приборами с большой долей вероятности, как излучение мазера, двигающегося внутрь своего геометрического центра с субсветовой скоростью до размеров планковской длины... А при финише - наоборот... Казалось бы, анкряне - наши ближайшие союзники, наши галактические няни, выпеставшие нас для Большого космоса... Какие могут быть между нами тайны? Но человеческая гордыня посеяла и здесь семена недоверия...
   -На то были причины.
   -Пусть - так. Мы, в итоге, отказались делиться с анкрянами секретами эфирного резонанса. Анкряне залезли в неимоверные долги к истинным ошанам и теперь жадно держатся за секрет архаичной, с нашей точки зрения, способ передвижения посредством эфирного омута. Наши учёные, чисто из теоретического интереса, реконструировали условия нелинейного переноса сквозь эфир материальных тел, которым пользуются анкряне. Теория объясняет всё: создание аннигиляционного тлеющего разряда группой анкрянских кораблей, образование эфирного омута - эфироворота - на разных концах галактики и втягивание- выброс из эпицентра космического торнадо анкрянских кораблей... Но теория пасует перед трудностями, связанными с практическим воплощением в реальность предсказанных ею эффектов.
   Возникают сразу сотни неразрешимых вопросов, простейший из которых: каким образом эфироворота образуется в локальном пространстве и стабилизируется во времени? Я уж не говорю о проблеме программирования нужных выходных координат эфироворотов! Если б мы поделились с анкрянами своей технологией эфирного резонанса, а они с нами- своей плюс тайной синхронизатора времени, мы бы вместе узнали о свойствах эфира необычайно много! Мы бы загнали за пояс и корнукраков и шушенков!.. Я так думаю. Но человеческая заносчивость стоит непреодолимой преградой на пути к прогрессу...Как же! Ведь наши расплющиватели - мобильней, удобней, надёжней!.. Зачем нам эфировороты?.. Не удивлюсь, если анкряне вновь догонят нас в темпах освоения космоса, не говоря уж о тускарянах и лианах, составляющих нам вечную оппозицию в Малом союзе...
   Так вот... Блюм спятила, давая мне задание освоить принципы управления инопланетными кораблями... Сколько бы мы ни захватывали корнукракских кораблей - малейшая попытка проникнуть под экранированные кожуха их двигателей приводила к немедленному взрыву. Мы, в свою очередь, также охраняем свои секреты... Собственно, никто на корабле, кроме меня, не знает устройства расплющивателя. Конструкторам эфирных двигателей запрещено путешествовать по космосу в качестве частных лиц...
   Единственное лицо на корабле, знакомое с основами теории эфирных переходов - радист - эфирист... Конечно, от теории до принципа работы расплющивателя - пропасть, не говоря о второстепенных технических решениях, но Вы, Джейн, мне подходите в качестве помощницы...
   -Чтобы заниматься заведомо безнадёжным делом?- слабо улыбнулась девушка.
   -Вовсе нет. Меня послали в эту экспедицию к Мёртвому поясу, надеясь, что я разберусь в двигателях альтонов, если информация ошан окажется верной... Честно говоря, я бездельничал на корабле, пока Блюм не вспомнила о моём существовании... Мысль о том, чтобы объединить все известные эффекты перемещения через эфир в одной теории невольно захватила меня... Понимаешь, Джейн,- Уоткинс взволнованно поднялся со стула и принялся ходить по каюте взад- вперёд,- обычно проблемы инопланетных эфирных двигателей рассматривались отдельно для каждого типа... А если некоторые физики и пытались и пытались объединить частные задачи, то только на основе современной общепризнанной теории эфира.
   Сейчас положение изменилось. Вновь набирают силу сторонники релятивистских теорий пространства. Эти теории в той форме, в которой их отстаивают радикалы, конечно, вздор, но сама проблема конечного и бесконечного - не фикция скучающего разума. Я хочу попробовать ещё раз сгруппировать, систематизировать все известные на сегодняшний день факты об эфире и создать новую теорию эфира.
   -Ни много, ни мало,- иронично обронила фразу Джейн. Её опять окатила холодная волна разочарования: поверила, что человек, а оказался учёный маньяк.
   -Не торопись с выводами, Джейн,- угадав её мысли, Уоткинс не сконфузился.- Я вовсе не считаю себя умнее тысяч научных работников, десятки лет занимающихся данной проблемой на Земле и в колониях... Но самим присутствием на этом корабле я поставлен в уникальные условия. Чтобы исследовать корабли неизвестных альтонов, я заведомо должен отказаться от предвзятого взгляда земной науки на явления природы... Я просто обязан иметь множество идей об эфире, так сказать, про запас... Не хочешь помогать мне - твоё дело. Но, говоря о работе, я имел в виду нечто другое, против чего у Блюм не найдётся возражений... Если возникнет актуальная потребность исследовать корабли альтонов, то один человек с такой работой не справится... А тебя - немного подучить, и...
   -Вы предлагаете мне участие в десанте?- у Джейн захватило дух от противоречивых чувств, взбудораживших её до крайности.
   -Ну да! Риск, конечно, большой, зато никто не посмеет тебя попрекать прошлым. Ты согласна?
   -Разумеется, согласна,- ещё не понимая, под чем подписывается, выдохнула с судорожным восторгом Джейн.- Только мне кажется, что Вы переоцениваете мои знания в теории эфира.
   -Пожалуй, это - твой плюс, а не минус. У тебя будет больше простора для воображения.
   -А Блюм?
   -Ну, у нас тоже есть козыри,- весело ответил Уоткинс.- Ведь предложить тебе работу надоумил меня Конин...

- - - - - - - - - - - - - - - - - -- - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Вэр очнулся ото сна, молниеносно перенёсшись с солнечного побережья Жура в мрачное подземелье базы Малого союза на затерянной в космосе планете и яростно закражил боевой клешнёй. В полутьме беспокойно зашевелились тени его команды.
   -Ну что, червивое отродье?- наливаясь гневом, кэпзен разогнул затёкшие ноги.- Нравится вам здесь?
   -Нет, кэпзен,- робко откликнулся Роск.
   -А я вижу, что нравится... Ведь за пределами галактики известно: гвардию Империи не удержат никакие стены, крак вас забери! Гвардию Империи может остановить только смерть!.. Позор! Позор! Дорс!
   -Я, кэпзен, - как можно бодрее отозвался палач, отделяясь от остальных, спасавшихся в дальнем углу от гнева Вэра.
   -Дорс!- кэпзен дружески - проникновенно положил клешню на голову испытуемого второй ступени.- Мы должны избавить от нестерпимого стыда души наших боевых товарищей... Они умрут, как герои, в мучениях посылая здравицы нашему Императору... Я полагаю, что мы начнём с Роска.
   -Кэпзен, за что?!
   -Ты не готов умереть во славу Империи?- грозно спросил Вэр.
   -Всегда готов!- преданно - восторженно, как учили, автоматически проскрежетал Роск.- Но не напрасно...
   -Ты и не умрёшь напрасно,- великодушно подбодрил испытуемого Вэр.- Твои крики, твоя непоколебимая решимость идти до конца во имя Империи, вдохновят нас, твоих соратников, на подвиг и устрашат наших врагов. Радуйся...
   -Я счастлив, Ваше Превосходство... Но почему именно я удостоился первым такой участи?- пробовал ещё защищаться Роск.
   -Если б не твоё заунывное краканье, я бы послушался совета Арка и сейчас бы мы испытывали на прочность не твой панцирь и дух, а кости мягкотелых, высасывая их мозги!
   -Счастлив умереть за Отечество,- пятясь, жалобно закражил Роск.
   Кто-то его слегка подтолкнул вперёд. Роск подпрыгнул, нервно щёлкнув клешнёй.
   -Иди, иди,- уже сильнее подтолкнул к Дорсу Роска Кнут.- Но если ты выполнишь одну мою просьбу...
   -Да!- заверещал Роск, вращая глазами от избытка нахлынувшей на него надежды: Кнут, хоть и эфирист, однако он может добиться многого.- Да, кэпзен. Я с радостью отдам свою жизнь за Империю.
   -Постойте, кэпзен,- как бы удивившись идее, столь вовремя пришедшей ему в верхний ганглий, громко подал свой голос Кнут.- Разве нас спасут мёртвые герои?
   -Кто говорит о спасении?- грозно спросил Вэр.
   -Простите, кэпзен,- извинился Кнут.- Я хотел сказать: если мы прекратим служение Империи в столь лёгкой ситуации- судьи чести расценят это, не как геройство, а как дезертирство. Что же будет с нашими семьями?
   На Вэра напоминание о семье подействовало отрезвляюще:
   -Что ты предлагаешь, умник?- презрительно вжикнул он.
   -Вряд ли данное помещение земляне оборудовали под настоящую тюрьму... По-моему, оно предназначено для пойманных экзотических животных.
   -Ты на что намекаешь?- спрятав вглубь панциря глаза, оскорблено простучал клешнёй Вэр.
   -Ваше Превосходство,- восторженно ответил Кнут.- Вы смотрите прямо под панцирь. Я намекаю на то, что если, с одной стороны нас отделяет от свободы экран охранного поля, то с других - не более полуметра обыкновенного бетона. Для десяти... Простите, для девяти клешней - три дня работы...
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Ашша шипела и плевалась от досады, но, увы, без Шунтонка ей с ремонтом не справиться. Можно, конечно, привлечь к работе землянина (всё равно - не жилец, слишком много узнал), но он и так достал шиенку просьбами о повторной встрече с наоли, а постоянно следить за своей внешностью Ашше было лень, да и отвлекало её от насущных проблем.
   Она выбралась из-под пульта управления, запустила стреком гаечный ключ в стену и покатилась к бассейну. Вода охладила её раздражение, приятно обтекая распущенные края.
   -В конце концов побыть наоли нетрудно. Слизняка можно регенерировать за какие-то два часа. А втроём мы управимся с ремонтом, максимум, за четыре дня,- прикинула Ашша и, вздохнув, начала перевоплощение...
   Иван Попов с сомнением смотрел на гноящийся студень: если он ошибся, считая, что разрезанная пополам Ашша погибла, то почему вполне целостный её собрат не такой живучий? Быть может, его надо лечить по-другому, не так как советовала Ашша? Где это видано, чтобы для скорейшего заживления ран их помазывали смесью азотной и соляной кислот? Но, с другой стороны, зачем шиенке врать? У шушенков биохимия другая и, если у них вместо АТФ - АДМ, то что полезней для болезного - фосфор или мышьяк?.. Ясное дело- мышьяк. А фосфор - сильнейший яд... Жаль, что Шунтонк не говорит. Только моргает восемью глазками и плачет, когда Иван насильно кладёт ему в рот прописанное Ашшей лекарство... Невкусное, наверное. Да ничего не поделаешь - лекарства редко бывают приятными.
   Сзади зашумел привод двери. Иван оглянулся и не поверил своим глазам:
   -Наоли,- прогудел он радостно.- Заходи. Я спрашивал о тебе у Ашши, но она - сплошная дура...
   Улыбка на лице наоли дрогнула... и расцвела ещё больше...
   -Она твердит о секретности,- продолжал Иван, приглашая широким жестом гостью внутрь медотсека.- Какая тут секретность, если я тебя уже видел, а корнукракушки - под тремя замками?.. К тому же - Беда у нас. Шунтонтик-то на последнем издыхании. Может, Ашша в лечении что-то перепутала? А посоветоваться мне не с кем.
   -Да, плох,- согласилась наоли, ощупывая шелушащуюся кожу шушенка.- Но я починила нашу реанимационную машину. Думаю, что всё образуется. Помоги мне перенести больного на корабль... Да что ж ты его сгребаешь в кучу! Неси простыню...
   Вдвоём наоли и Иван перенесли Шунтонка в медотсек звездолёта шушенков и положили в реанимационную машину.
   Ашша не любила межрасовый секс, но дело стремительно шло к тому. Иван Попов уже дышал ей в шею, наблюдая, как она регулирует реанимационную машину. Его рука легла ей на плечо... Спиной чувствуя тело землянина, шиенка проскользнула между человеком и машиной, лихорадочно ища повод для ухода. Иван двинулся вслед за ней, как привязанный. Ашша лихорадочно перебрала в уме несколько вариантов и остановилась на самом простом. Она развернулась и прижалась к человеку, ласково говоря:
   -Иван... После первой нашей встречи мне постоянно хотелось увидеть тебя снова...
   -Так что тебе мешало, наоли?- давно выстраданным жестом Иван обнял наоли за плечи. Ашша с лёгким содроганием почувствовала его возбуждение и слегка отодвинула нижнюю часть своего тела.
   -Безысходность,- сдерживая отвращение, проникновенно- печальным голосом тихо промолвила она, пряча от поцелуя на его груди свою голову.
   -Какая безысходность?- удивлённо спросил Иван, автоматически гладя её волосы.
   -Я умираю,- подняв к нему полные слёз глаза, ответила шиенка.- Нам, наоли, нельзя подолгу находиться в машинном отделении. Наша раса особо чувствительна к поляризованным проникающим излучениям, так как в нашем генотипе есть и L- и D- нуклеотиды... Соответственно им - и белки. Тонкий баланс между ними легко нарушаем. Собственные ферменты становятся ядами...
   -А ваша реанимационная машина?- шиенке показалось, что Иван собрался вышвырнуть из медицинского ящика бедного шушенка:
   -Ну что ты?- Ашша обняла Ивана, с удовлетворением почувствовав, что его возбуждение несколько спало.- Генетические изменения необратимы. Они - ход жизни и знамение старости... Можно только приостановить их, но для этого на корабле нет нужных лекарств. Вот если б удалось починить корабль, вернуться на родную планету... Но нет... Ашша говорит, что мы не успеем... Я слабею с каждой минутой...
   Ноги наоли подогнулись, и она повисла на руках потрясённого Ивана.
   -Мы спасём тебя... Я помогу Ашше... Я не дам тебе умереть,- горячо заверял Иван наоли, укладывая на мягкий ковёр у подножия реанимационной машины.
   -Поздно,- прошептала посиневшими губами шиенка, закатывая глаза.
   -Погоди! Я найду Ашшу... Она тебе обязательно даст какое-нибудь целебное лекарство...
   -Не уходи,- шиенка вцепилась в рукава кожаной куртки человека.- Побудь со мной последние минуты жизни... Мне страшно... От света желаний, радости - в вечное ничто... Я хочу, чтобы ты сопровождал меня в переходе к небытию, держа за руку... Любимый...
   -Ну что ты, наоли,- испуганно пробормотал Иван, сжимая ладонями её холодеющую руку.- Ты не умрёшь...
   Но зеленоватый цвет уже явственно проступал сквозь бледность её щёк. Шиенка замолчала, ослабив пожатие.
   Иван опрометью вылетел из медотсека, крича во всё горло:
   -Ашша! Ашша! Где ты?..
   Попов обшарил корабль с носа до кормы, все помещения базы, но Ашши нигде не было. Понурив голову, смотритель вернулся в медотсек, боясь взглянуть на то место, где он оставил умирающую наоли.
   -Где ты пропадал?- набросилась на него Ашша с упрёками, возмущённо подпрыгивая на своих ложноножках.- Наоли чуть не умерла из-за тебя!
   -Так она жива?- с надеждой спросил Иван.
   -Ну, насовсем... Я её уложила в анабиозную ванну... Но положение - критическое. Необходимо срочно проводить терапевтическое лечение, ведь даже анабиоз не останавливает, а лишь сильно замедляет химические и физические процессы.
   -Да, да, конечно,- с готовностью закивал головой Иван.- Чем я могу помочь?
   Ашша без зазрения совести послала смотрителя в " горячее" машинное отделение, снабдив подробнейшими инструкциями "ходячего покойника", а сама занялась Шунтонком, параллельно контролируя работу Ивана посредством компьютера. Она не хотела, чтобы человек стал свидетелем её разговора с шушенком, но не выдержала, когда увидела, как землянин, разбираясь в сплетении проводов, приступил к раскручиванию отвёрткой шурупов на распределительном щите:
   -Не трогай!- включив на секунду звук, предупредила она.
   Человек, выронив отвёртку, начал оглядываться. Догадавшись о видеосвязи, он успокоился и попросил совета. Шиенка включилась в работу, диагностируя с пульта медотсека системы управления и блокировок, и попутно сообщая Ивану, какую именно поломку надо устранить.
   Сигнал от реанимационной машины подхлестнул сообразительность Ашши, и она, дав весьма заковыристое задание землянину, вновь отключила звуковую связь
   Шунтонк выполз из машины, медленно поводя вокруг глазами. Когда в поле его зрения попала Ашша, шушенк передёрнулся и с ненавистью зашипел:
   -Ну что, дочь каульмара, гаульгема разорванная с вонючей крегой - насытилась моими страданиями?
   -Замолчи немедленно,- сопроводила свой приказ шлепком края она.- Ты по-прежнему, выполняешь особо опасное задание. И если тебе не повезло с командиром, то это - твоё личное несчастье, которое ни в коем случае не должно повлиять на качество твоей работы на благо Шушенки.
   -С-сумасшедшая,- уже более спокойно, с потрескиванием произнёс Шунтонк, выискивая глазами свои уютные пластины.
   -Сломался,- с удовлетворением подумала Ашша и тоже снизила накал гнева в своём голосе:
   -Сказал бы спасибо зав спасение.
   -Так я ещё тебе должен быть благодарен?- изумился Шунтонк.- Чтоб тебя так спасали, поливая раны кислотой!
   Шушенк подпрыгнул над полом от нового прилива возмущения.
   -Не смей обсуждать действия командира!- Ашша стреком кольнула шушенка между глаз.- Если хочешь вернуться живым и здоровым на родину - выполняй без раздумий любые мои приказы. Понял?
   -Да, госпожа,- Шунтонк покорно распластался на полу. Выказывая высшую над ним власть, шиенка не спеша прошлась по шушенку ложноножками, а потом, как ни в чём не бывало, поделилась с ним своими планами. Глаза агента второго класса от откровений шиенки округлившись и расширившись, засверкали отблесками бездонного ужаса.
   -Она безумна,- цепенея, подумал Шунтонк.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - -

   Сознание возвращалось к Энн медленно и болезненно. Ощущение было такое, будто какое-то место посреди осколков самоопределения притягивало к себе тонкими, рвущимися паутинками нервных токов, хрупкое, неподатливое стекло причинно- следственных фрагментов мыслей- воспоминаний. Притягивало именно место, а не волевой акт искры самосознания. Душа Энн представляла собой чистую интенцию, мыслительную форму- способность, пустой сосуд, в который стекалось выплеснутое минуту назад содержание. Процесс собирания осколков самосознания не был волевым, ибо ещё не существовало то, что могло заставлять... Это не было также работой подсознания: Энн помнила каждый миг своего крушения в небытие, само небытие и возрождение, но кому принадлежала память в её небытии? Кто взорвал изнутри её "я"?
   По мере возвращения сил девушка сосредоточилась на произошедшем. Сначала, безусловно, Ипполита проникла в её мозг. Дидонянка что-то искала, постепенно погружаясь в её воспоминания всё глубже и глубже. Внезапный поток воспоминаний насторожил Энн, и она своим неизвестным ей ранее чутьём разгадала причину столь несвоевременной активности памяти. Но её внутренний протест в минуту озарения, скорее, походил на трепыхание крыльев бабочки в руках энтомолога, чем на мощный взрыв- отторжение. Воспоминания продолжали всплывать в сознании - пласт за пластом... И вдруг столь хорошо знакомое прошлое разорвалось! В разрыв единого полотна самоотодествления хлынуло, разметав целостность сознания, нечто совершенно чуждое девушке.
   Это "нечто" представляло собой оценочно- чувственную субстанцию... Мир преобразился. То, что раньше казалось привлекательным, красивым, значимым, стало лишним, отталкивающим. И наоборот, такие вещи, как сырость, тусклость, грязь, кишащая червями - стали желанными, милыми... не ей - Энн, а тому, что, разорвав в клочья её душу, с удовольствием пережевывало обезличенную информацию...
   Такое, вроде бы, уже с девушкой случалось, но тогда Энн, определённо, справилась с напастью, если - не самостоятельно, то благодаря нормальной человеческой поддержке. Теперь же Энн чувствовала, что теряет себя - сходит с ума, не находя ответа на простой вопрос: кто она? Очевидное для обычных людей: "Я - мыслящее тело", данное им изначально природой, для Энн не годилось, ибо где-то в ней самой, внутри её тела, всегда представлявшегося защитой от внешнего мира, гнездилось "нечто", совершенно чуждое и телу и душе...Мало того, там же было и другое "нечто", пытающееся противостоять первому!
   Разум Энн оказался игрушкой в борьбе этих невидимых сил - полнейшая шизофрения. Лишённая воли шоком от произошедшего, девушка бездумно открыла глаза...
   -Ну, наконец-то,- Иония запоздало, но с нескрываемым удовольствием, брызнула в лицо Энн холодной водой и крикнула в сторону трона:
   -Она очнулась!
   Энн от воздействия воды окончательно пришла в себя и посмотрела на Ипполиту. Рядом с Верховной суетилась Ита, давая какие-то указания другим трём Служительницам.
   -Наверное, и Ипполите досталось,- злорадно подумала Энн.- Так ей и надо. Пусть не лезет без спроса в чужие мозги.
   -На, возьми,- амазонка протянула девушке перламутровый ободок.- И не лежи на холодном полу - простудишься.
   Энн села и неуверенно приняла из рук Ионии ободок:
   -Может, он и спровоцировал кризис?- засомневалась девушка, но тут её внимание привлёк громкий спор амазонки Хранительницы и юноши, находившихся возле трона.
   -В чём дело?- резко спросила пришедшая в себя Ипполита. Она, как Энн ободок, крутила в руках полиметаллическую диадему.
   -Верховная,- взволнованно первым заговорил худосочный юноша, старательно оттесняемый от трона Хранительницей и амазонкой.- Инопланетяне предложили за нашу помощь неслыханную цену - огромный кристалл дайефрегма, который, судя по его блеску и прозрачности, совсем свежий. Если моя теория верна, то кристалла инопланетян вполне достаточно для создания критической массы в системе самовосстановления дайефрегмов, снятых с кораблей крестоносцев! Креона же...
   -В своё время мы и так возьмём твой дайефрегм,- слегка охрипшим визгливым голосом прервала юношу Хранительница.
   -Но я бы уже сейчас...
   -Тихо!- подняла руку Ипполита.- У нас - гости...
   Креона и Талос только теперь обратили внимание на Энн, вопреки этикету, сидевшую на полу.
   -Встречайте,- Ипполита неожиданно расцвела улыбкой, встала и пошла к дверям зала.- Рада снова вас видеть... Жаль, что вы все, за исключением Энн, пренебрегли нашим гостеприимством и ночевали на своём корабле... Странное у него название. Я бы сказала - мрачноватое... "Ворон". Почему, капитан?
   Келвина насторожило такое радушие. Он, не без внутренней борьбы, подчинился Ипполите, увлекающей его за плечи к трону.
   -У нас раньше был другой корабль, называвшийся "Лебедем". "Ворона" нам предложили за смешную цену ошане. Этот корабль с открытыми шлюзами они случайно обнаружили в межзвёздном пространстве. Какая беда приключилась с экипажем - неизвестно...
   -Почему - неизвестно?- вмешался в разговор Сказочник.- Это - хантеры - космические охотники. Есть достоверные легенды, повествующие о том, как они появляются из ниоткуда на кораблях, нарушивших законы космоса, и расправляются с бандитами... Я сейчас расскажу одну наиболее понравившуюся мне сагу...
   -Помолчи, - поморщился Келвин.- Я твоими сагами сыт по горло.
   -Садитесь,- предложила Ипполита ошанам и первой села на ступень трона, покрытую ковром из мягкой ткани.
   Келвин оценил её деликатность и более непринуждённо продолжил:
   -Да. Внутри корабля мы обнаружили следы лучей бластеров, местами - пятна крови... Но хантеры,- он скептически хмыкнул...
   -А надпись кровью на стене шлюза: "Проклятый корабль"?- подозрительно услужливо напомнил Сказочник.
   -В общем, придерживаясь фактов, освещающих историю названия корабля, я могу сказать, что идея была моя,- твёрдо пресёк провокацию к дискуссии Келвин.- Наш экипаж разделился надвое: половина на "Лебеде" решила лететь в Мёртвый пояс...
   -В Мёртвый пояс?- поразилась Ипполита.- Зачем?
   -Мёртвый пояс - соблазнительная приманка для ошан,- уклонился от прямого ответа Келвин.- У каждого из торговцев искус найти что-нибудь ценное в мёртвых мирах со временем растёт и перевешивает осторожность, запреты, страхи... Другая половина экипажа осталась на купленном корабле. А название... Есть древние стихи:
   "Лебеди - слева, справа - вороны...
   Наши дороги - в разные стороны"
   0x01 graphic
   -Ты отойдёшь- с первыми тучами.
   Будет твой путь - лесами дремучими,
   Песками горючими.
   Душу - выкличешь,
   Очи - выплачешь,
   А надо мною - кричать сове,
   А надо мною - шуметь траве... - меланхолически откликнулась Энн, глядя на пустоту перед собой.
   Её слова произвели на ошан действие, подобное взрыву атомной бомбы. Лицо Келвина исказила гримаса застарелой боли. Он в мгновение ока очутился около Энн, поднял девушку с пола и сильно встряхнул:
   -Откуда ты знаешь эти стихи?- жадно вглядываясь в глаза растерявшейся девушки, спросил он.
   -Откуда?- механически переспросила Энн.- Оттуда, откуда появилась я... Скажите - кто я?- и может, я отвечу на Ваш вопрос, капитан.
   -Оставьте её,- властно приказала Ипполита, отнимая девушку у Келвина.- Она минуту назад пережила ужасное потрясение... Нам пора пройти на площадь. Время открывать праздник.
   Ипполите первой направилась к выходу, уводя с собой Энн.
   -Капитан,- не выдержала, глядя им вслед, Сирена.- Что нашла Ипполита в Гоппс? Беспомощная уродина!.. Так нет же - её нянчат и холят здесь, как принцессу.
   -Перестань... Из тебя ключом хлещет зависть...
   -Нет, правда, капитан. Поверьте опыту разведчицы...
   -Шпионки,- ядовито поправил Норман Стенк.
   Сирена, сердито сверкнув глазами, упрямо настаивала на своём:
   -Какие-то стрессы, какая-то близость между ними... Ушли вдвоём, чуть ли не в обнимку... И, обратите внимание: даже серьги у них одинаково безвкусные.
   Последнее сообщение Сирены неожиданно для неё произвело несравненно больший эффект, чем остальные её причитания.
   Келвин пытливо взглянул на встрепенувшегося Пьера:
   -Ну-ка, камневед, определи нам, что за одинаковые камни носят на своих ушах женщины из различных миров.
   -Я пытался провести идентификацию камней Энн по внешнему виду. В большом атласе минералов наиболее близок к данному образцу земной малахит, но он не имеет такой глубины цвета, непрозрачен. На Альсании есть крашт - лечебный, тёмно- зелёный камень. Но у него тригональная кристаллическая структура, тогда как у кристаллов Энн - додекаэдр... Короче, в группе кристаллов, имеющих форму додекаэдра, кристалла, мрачного сам по себе, и при этом создающего едва заметную зелёную ауру вокруг себя нет!
   -Характерно, что в свете этой ауры Энн выглядит покойницей, в то время, как Ипполите он придаёт хоть внеземную, но одухотворённость, чувственную силу,- заметил Андрей.
   -Она похожа на Надежду,- невольно вырвалось у Келвина.
   -Кто такая - Надежда?- спросила у Стенка Астра.
   Стенк аккуратно поправил сползшую с её плеча тунику и несколько загадочно произнёс:
   -Та, с кем - лебеди... Кстати, ты не забыла: моя каюта- вторая справа от рубки.
   -Ты мне напоминаешь об этом пятый раз!
   -Я не виноват, что у тебя - короткая память. Ты видишь - я абсолютно не выспался, ворочаясь в одиночестве на кровати прошлую ночь!
   -Какие проблемы? Посмотри на площадь - у нас дарительницы - на любой вкус...
   -К корнукракам дарительниц,- сладко на ухо прорычал ей Стенк.- Ты мне подходишь больше...
   Астра одновременно наливалась гневом и желанием. Она ловко выскользнула из рук пилота и неуверенно, будто прислушиваясь к своему смятению, сказала:
   -Мне не нравится твоя настырность.
   -Мои деликатные ухаживания ты называешь настырностью?- попробовал возмутиться Стенк.
   -Будь ты дидонянином - я бы тебя убила...
   -Эй, не отставайте!- оглянувшись в дверях лифта, позвал млеющую парочку Пьер.
   Ошане вышли из храма вслед за Верховной и её свитой. Вдоль фасада стоял ряд пустых кресел. К Ипполите, уже успевшей усесться на своё высокое кресло, по ступеням поднимался стройный, мускулистый мужчина. Его одежда состояла из одной набедренной повязки. В руке он держал старинный ручной бластер. На его шее висела золотая цепь, один конец которой свешивался на грудь, второй - едва не касался земли сзади.
   Сирена с видимым удовольствием рассматривала мужественное, лишь немного подпорченное шрамом на лбу, лицо, длинные, смолистые волосы, увенчанные неким подобием стальной короны, широкие плечи и прочие достоинства явленного во плоти героя её девических грёз, когда почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и мимолётное касание. Кончиком языка облизав пересохшие губы, Норман рассеянно оглянулась. Рядом с ней стоял Талос, таращивший на неё глаза не менее страстно, чем мгновение назад она - на подошедшего к Ипполите мужчину.
   Сирена тяжело вздохнула: наверное, не зря её определили в четвёртый разряд дарительниц - её чары действовали не на того, не всегда и не везде.
   -Гуляй, мальчик, - как можно мягче сказала она инженеру.- Ты видишь - я не при параде.
   При последних словах она вздрогнула: действительно, на ней был серый космический комбинезон, который она надела в знак протеста против навязанной ей на Дидоне роли. Безусловно, в таком наряде у неё нет шансов понравиться церемонно беседующему с Ипполитой мужчине.
   Для такого случая подходило именно то платье, которое она с отвращением стащила с себя и бросила в угол каюты вчера... Но бежать по пустынной лестнице во время официальной части на глазах у всех?!- Сирена пребывала в растерянности, слушая вполуха. Потом она сообразила, что делать, и снова оглянулась: Талос и не думал уходить. Он, наверное, вообще не думал, пялясь на Сирену.
   -Кто это?- девушка кивнула головой в сторону мужчины.
   -Деметрий, Творец необходимости,- машинально ответил юноша.
   -Талос,- постаралась как можно обольстительней улыбнуться Сирена.- Ты не знаешь другого пути из храма, кроме парадного?
   -Выбирай любое направление,- не понял инженер.- Лестница хороша с любой стороны.
   -Ну, тупой,- разочарованно вполголоса протянула Сирена.- Мне надо отсюда уйти незаметно...
   -Незаметно? Тогда- через катакомбы.
   -Ты меня проведёшь?
   -Но... Посторонним в катакомбы нельзя.
   -Ну, если я для тебя посторонняя,- капризно надув губки, Сирена сделала пару шагов, удаляясь от юноши.
   -Погоди,- легко сдался Талос.- Следуй за мной.
   Дорога по запутанным и пересекающимся коридорам, подземным помещениям не впечатляла. Сирена, пару раз споткнувшись в темноте, выхватила из рук Талоса фонарь, доброжелательно погладив по щеке наивного дидонянина:
   -Я тебе посвечу
   Он попытался ответить на ласку, протянув к её лицу горячую ладонь, но Сирена твёрдо пресекла робкое поползновение юноши на интим и подтолкнула его вперёд, подняв повыше фонарь. Впрочем, скупой свет не спас Сирену от неожиданного купания в коридорном провале. Талос помог ей выбраться и отнял у Норман потухший фонарь.
   Комбинезон неприятно лип к телу Сирены. Холод вызвал у неё крупную дрожь. Сосредоточившись на преодолении тяги к цоканью зубов, девушка вдруг, в какое-то мгновение испугалась, что осталась одна:
   -Талос,- позвала она жалобно.
   Фонарь здесь не исправишь,- спокойно ответил юноша из темноты.- Придется нам пройти в кладовку.
   Сирена, нащупав протянутую ей руку, на сей раз жадно ухватилась за неё. Хорошо, что хоть брести в темноте пришлось недолго. Когда Талос зажёг верхний свет, девушка зажмурилась, а открыв глаза, обнаружила, что они находятся в подземной, просторной комнате, заваленной пластиковыми ящиками, какими-то полуразобранными механизмами, запылёнными приборами. В углу стояла кровать. У одной из стен - компьютер. Рядом с компьютером висело запылённое, как и заброшенные приборы, зеркало.
   Талос порылся в ближайшем к нему контейнере и вытащил оттуда толстую, пушистую, пятнистую ткань:
   -Раздевайся.
   -Ты не торопишь события?- попыталась сострить Сирена, но холод не давал ей покоя.
   -Отвернись,- не дожидаясь, пока юноша выполнит её пожелание, девушка начала стаскивать с себя мерзкий комбинезон.
   Талос излишне увлечённо принялся разбирать фонарь, роняя на пол инструменты и отвинченные детали. Сирена быстро развернула лёгкую ткань и недоумённо покрутила её в руках. Вещь была, явно, не человеческого производства: сшита в куполообразной форме, многочисленные рукава были пришиты в самых неожиданных местах.
   Заметив, что Талос прекратил работу, Сирена наугад засунула руки в две дырки и завернулась в пушистый материал. Ощущение тепла почти сразу разлилось по всему телу. Девушка, путаясь в длинном балахоне, добралась до кровати и села, откинувшись головой к стене.
   Талос собрал с пола разбросанную одежду, запихнул её в какой-то аппарат, и нажал пару клавиш на пульте управления. Раздалось приглушенное гудение, весело замигали индикаторные лампочки.
   -Через пять минут твой комбинезон будет лучше нового,- заверил инженер девушку и вернулся к починке фонаря.
   Сирена, устраиваясь поудобнее, положила себе под спину подушку и блаженно закрыла глаза. Ей живо представился Деметрий. Сексуальное волнение разогнало кровь. Желание охватило её душу так сильно, что девушку снова залихорадило:
   -Что такое?- удивилась она.- Конечно, Деметрий хорош, но не настолько, чтобы свести с ума!..
   Лишь теперь Сирена заметила, что мягкие шерстинки, самостоятельно двигаясь, приятно щекочут тело. Девушка отчаянно заворочалась, стараясь, чтобы накидка легла посвободнее, и подозрительно покосилась на Талоса - не ловушка ли это? Но Талос сосредоточенно опробовал фонарь
   -Откуда у тебя этот балахон?- чувствуя, что шерстинки доводят её до изнеможения, нервно спросила Норман.
   -Здесь много вещей, сохранившихся со времён колонизации Дидоны неизвестной расой... Я полагаю, той, которая изображена на настенном панно.
   Сирена перевела взгляд на стену: среди тающих островков снега, камней, облеплённых мхом, стояло странное бесшерстное существо с большими задними и короткими передними ногами. Морда инопланетянина на толстой шее напоминала усечённый конус с впадинами для больших, умных глаз. Упираясь задними ногами в землю, существо двумя парами мощных щупалец приподнимало один из крупных валунов. Даже не зная инопланетянской психологии, по схематической манере исполнения в картине легко было определить символическое её значение, типа земных серпа и молота в гербе одной из канувших в лету стран Земли.
   -Они совсем непохожи на тех разумных существ, которые изображены на стенах покоев Верховной Хранительницы Мира,- стараясь отвлечься от провокационных ощущений, Сирена нарочно перевела разговор с дидонянином в нейтральное русло.
   Душевно же девушка дошла до той стадии возбуждения, когда и Талос начал казаться ей весьма привлекательным партнёром.
   -Кто их знает... Может, Дидону осваивали одновременно две дружеских расы. Я бы классифицировал найденные мной артефакты,- сделав паузу, Талос испытывающе посмотрел на Сирену, как будто решал, насколько полно он мог ей доверять, и продолжил,- на два вида. Одни механизмы, приборы снабжены обычными кнопками, переключателями, тумблерами, другие - углублениями, вполне подходящими для управления щупальцами.
   А балахон?- Сирена убедилась, что кокон снова плотно облегает её тело.
   -Его обнаружила моя наставница, Алия, среди прочих вещей... Он ей понравился... Или что-то не так?- Талос подошёл и нагнулся над Сиреной.
   Заведённая до крайности девушка не потащила его к себе под накидку только потому, что её натура была возмущена столь бесцеремонным распоряжением её волей. Сирена рывком раскрыла кокон, оттолкнула Талоса и побежала к аппарату с её одеждой:
   -Когда мы пойдём дальше?- нетерпеливо спросила она.
   -Сейчас,- Талос, без стеснения, разглядывал её.- Ты, кажется, не в себе?
   -Алия была в себе, когда укрывалась этой накидкой?- язвительно сказала Сирена, повернувшись к нему спиной.
   -Ты хочешь сказать, что балахон каким-то образом возбуждает женщин?- Талоса постигло озарение.- Теперь я понимаю...
   -Хватит притворяться, извращенец!- сердито произнесла Сирена.- Отдай мне немедленно одежду и прекрати на меня пялиться.
   -Прости,- запоздало смутился Талос.- Я вовсе не хотел тебя обидеть или искусственно возбудить. Поверь.
   -Хорошо, верю,- жестом остановила поток извинений инженера Сирена.- Давай одежду.
   Машина к тому времени перестала гудеть и на подставку около неё выпал сложенный комбинезон. Девушка, схватив тёплую, поглаженную одежду, внезапно почувствовала странное разочарование от сдержанности Талоса. В ней на мгновение проснулось любопытство - насколько бы долго продержался бы в своём благородстве Талос, будь на то её собственное желание? Но девушка быстро преодолела секундный порыв и оделась. Определив свою основную цель, она не собиралась размениваться на мелочи.
   -Слушай... А нельзя ли мне прихватить балахон с собой?
   -Нет,- твёрдо отказал Талос.- Это- достояние Дидоны. Его надо исследовать и сделать доступным для любого человека, если оно будет признано полезным... Либо - уничтожить...
   -Ладно, поторопимся,- отложив на потом уговоры, Сирена вручила Талосу фонарь.
   Видя однако, что девушка расстроилась, Талос покопался в одной из коробок и, смущаясь, предложил ей браслет из испещрённого орнаментом металла с вкраплениями драгоценных камней.
   Дальнейший путь землянка и дидонянин проделали без приключений. Выйдя из подвала одноэтажного здания на краю города Сирена горячо поблагодарила Талоса и отказалась от его дальнейших услуг, справедливо рассудив, что если он увидит её в одеянии дарительницы, то от него будет больше хлопот, чем пользы. Последнее, о чём она спросила инженера, услышав приближающийся гул голосов: не закончились ли празднества?
   -Нет,- лаконично ответил огорчённый её отказом Талос.- Начинаются испытания...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   На часах табло высвечивало одиннадцать сорок. Вот уже три часа корабль пребывал в физическом пространстве, а предупреждения об очередном эфирном скачке не поступало. Блюм хотела связаться с рубкой через видеофон, но передумала. Видеофон- вещь ненадёжная. Его можно отключить с другого конца в самый ответственный момент. Его можно прослушать. Блюм решила посетить капитана. И ей, в общем-то, руководил не здравый смысл, а привычка делать то, чего не желаешь. Преодоление себя тренировало волю и не давало недоброжелателям повода обвинить Блюм в слабости.
   По пути, будучи пунктуальной, майор посетила спортзал. Члены экипажа корабля и члены её спецкоманды, как принято на всех звездолётах, тренировались в разных концах зала, делая вид, что не замечают друг друга.
   -Как-то на душе тоскливо,- подумалось Блюм.- А не развлечься ли мне?
   -Эй, Войнов! Не надоело ли вам киснуть на своей половине зала?- крикнула она оружейнику.- Может, сыграем в спейсбол? Экипаж корабля против спецкоманды?..
   -Для спейсбола нужны невесомость и оборудованное помещение, мэм.
   -Ну, тогда сыграем в старое, любимое рэгби. Или - слабо?
   Экипаж, посовещавшись, согласился.
   Блюм обратилась к своим подчинённым с короткой речью:
   -Покажите, на что вы способны...
   Игра сразу приобрела жёсткий характер. Не прошло и трёх минут, как Эжен Пуан получил вывих. Царапин и синяков никто не считал. Блюм повеселела, упиваясь зрелищем. На седьмой минуте посреди площадки схлестнулись Крэйтон и Артекс. Поскольку никто не спешил их утихомирить, стычка переросла в драку. Блюм, лишь под конец, присоединилась к Войнову, разнимая бойцов... Люди вновь разбились на две обособленные группы в разных углах зала. Разгорячённая, довольная собой Блюм отправилась на капитанский мостик.
   Она застала Конина прослушивающим в очередной раз запись разговора с женой начальника базы покинутой ими недавно планеты. Капитан то и дело останавливал кадр и возвращался назад.
   -Что тебя так заинтересовало, Вася?- от неожиданности Конин вскочил с кресла, готовясь к бою.
   -Хорошая школа,- одобрительно кивнула Блюм.- Только со слухом у тебя плоховато.
   -Сколько раз повторять, Роза, чтобы ты не подкрадывалась ко мне?- раздраженно пробурчал Конин, меняя позу на более миролюбивую.
   -Мне - что?- научиться шаркать ногами ради тебя? Пора привыкнуть... Ну, какие у нас проблемы?
   Конин указал на зеркало, висевшее над компьютером:
   -Посмотри на себя.
   Ну и что?- Блюм недовольно поморщилась.- Конечно, не красавица, и, увы, не помолодела за последние три часа.
   -Волосы,- торжественно сказал капитан.
   -Что - седина? Я, вроде, не более месяца тому назад проходила курс омоложения,- Блюм обеспокоено уставилась в зеркало.
   -Да нет же... Посмотри внимательно. Как бы человек хорошо не причёсывался, у него всегда находятся волосы, выпадающие... выделяющиеся из пряди... А у этой женщины... Присмотрись к её локону надо лбом.
   Блюм равнодушно последовала совету Конина и скривила в недоумении губы:
   -Ну и что? Может, она любит пользоваться лаком!
   Конин после паузы разочарованно согласился:
   -Да, наверное, ты права. Хотя на мой взгляд, здесь что-то не так... У женщины на голове не причёска... Она - как будто раскрашенная гуттаперча куклы...
   -Ну, знаешь... - иронично развела руками Блюм.- Твоему изысканному вкусу женщине трудно угодить...
   -Ну погоди, не торопись... Послушай сама... Вот эта женщина говорит: " Я - экзобиолог... По совместительству - жена". Согласись, такого не услышишь от землянки! Хм... Жена - по совместительству...
   -А почему ты думаешь, что она- с Земли? В наших колониях - море самых разнообразных обычаев... Или она, просто, оговорилась...
   Конин окончательно сдался:
   -Если для тебя это нормально...
   -Вполне, хотя и не модно,- вглядываясь в причёску женщины, пренебрежительно ответила Блюм.- Провинциалка с далёкой колонии. Надо же! В наше время пользоваться дешёвым лаком!..
   -Да я - не о лаке...
   -А о чём? Василий, я так поняла, что мы из-за твоих эстетических разногласий с девкой задержались более трёх часов посредине пути?
   -Баки с антиматерией ещё не полны... До Императорской Пустоши - два прыжка. Мы уже давно внутри Мёртвого пояса, и то, что мы здесь - мне совсем не нравится.
   -Ты психуешь, Вася. Посмотри на дисплей, разверни панораму. Такого спокойного космоса нет даже в окрестностях Солнца!
   -Затишье обманчиво, Роза,- хмуро возразил Конин. Внезапно ему, посреди враждебной пустоты, даже Блюм стала как-то... роднее, что ли...- Затишье-то меня и страшит.
   -Тебя пугает сознание того, что мы - в Мёртвом поясе,- веско заметила Блюм.- Вас, звездолётчиков, запугали сказками более развитые расы затем, чтобы вы и нос здесь показать боялись. А сами-то они, довольно часто, посещают эти места.
   -Ты откуда знаешь?- подозрительно покосился на Блюм Конин.
   -Есть источники,- уклончиво ответила она.- Хотя я, конечно, преувеличиваю, но то, что Мёртвый пояс- кормушка для истинных ошан - факт. Иначе - откуда бы они черпали знания об оригинальных технологиях, которыми они спекулируют? Вечные бродяги...
   -Говорят, они приспособили для своих нужд пару- тройку планет.
   -Слышала... Кстати, предположительно, эти планеты расположены внутри Мёртвого пояса... Ну и что?.. Летим дальше, или так и будем продолжать болтаться на месте?
   -Ты думаешь, ужасы Императорской Пустоши- сплошные байки суеверных звездолётчиков?
   -Я думаю, что если в легендах есть правда, то их должны сочинять те, кому удалось вернуться,- резонно ответила Блюм.- Следовательно, у нас есть такой же шанс выжить, как и у них... Давай, Вася, жми на кнопки...
   -Погоди. Я дал задание Уоткинсу и Клауд просканировать возмущения эфира на пути нашего движения.
   -Уоткинсу и... Клауд?! Но я ведь с твоего согласия отстранила Клауд от работы!
   -Да. От работы с передатчиком. Но Уоткинсу нужна помощница...
   Лицо Блюм покрылось пятнами гнева:
   -Почему ты решил этот вопрос без меня?- глухо спросила она.
   -Здесь нет ничего особенного,- пожал плечами Конин, стараясь сдержать улыбку торжества.- Обычная практика капитанов - давать в помощь исследовательским группам или десанту людей, не задействованных в оперативной работе. Уоткинс жаловался, что ты поставила перед ним суперсложную задачу, и я предложил ему в помощь Клауд.
   -Хорошо. Я с ними сама разберусь,- Блюм резко развернулась на каблуках, собираясь покинуть рубку, но Конин её окликнул:
   -Роза! Я уступил тебе, хотя веских доказательств виновности Клауд не было... Кроме того, она попала к корнукракам по твоей вине - ты не забыла?.. Ведь можно происшедшее представить так, будто ты сознательно предоставила ракообразным "языка"...
   Не трогай Уоткинса и Клауд. Они заняты, действительно, сложной и нужной работой.
   -Разве можно сравнить мой случайный проступок с её предательством?- возмутилась Блюм.- Да я их обоих в порошок сотру! И ты мне, Конин, не мешай!
   -А вот и наши славные герои!- игнорируя Блюм, весело приветствовал Уоткинса и Клауд капитан.- Заходите. Что - топчетесь на пороге? Майор Блюм - в курсе, и одобряет создание особой группы по проработке плана действий в случае обнаружения кораблей с эфирными двигателями... А какие у вас результаты по сканированию?
   -Очень интересные результаты,- нарочито бодро ответил Уоткинс, глядя, исключительно на Конина.- Нами обнаружено две чёрных дыры и пять нейтронных. Причём, одна из нейтронных звёзд - аномально лёгкой массы - менее одной целой двух десятых солнечной. По сути, такая нейтронная звезда не имеет права на существование в природе...
   -Не имеет права на существование, или - на образование?
   Уоткинс сразу уловил разницу;
   -Согласно последним теориям, нейтроны в ядрах атомов становятся устойчивыми при десять в сорок второй степени, умноженной на массу протона, что в миллиард раз меньше массы Земли, не говоря уж о Солнце. Следовательно, такая звезда имеет право на существование, но не на естественное образование.
   -Что мы знаем о физических процессах в "горячей" Вселенной?- возразила Клауд.- Я читала, что в первые секунды рождения Вселенной образовывались испаряющиеся чёрные мини-дыры... Так почему же, мини-дыры, испаряясь, не могли превратиться в облегчённые нейтронные звёзды?
   -Я знаком с подобными теориями,- скептически хмыкнул Уоткинс.- Но даже если они верны, трансформация чёрной мини-дыры в нейтронную звезду маловероятна. Для испаряющейся мини-дыры существует один эволюционный путь- взрыв без остатка- до элементарных частиц.
   -Лейтенант Клауд, Вы не согласны?- Конин напрочь игнорировал присутствие Блюм, и такая безаппеляционная поддержка капитаном мятежной пары заставила Чёрную Вдову сдержать свои кровожадные порывы. Спрятав своё недовольство поглубже, она решила не вмешиваться, выжидая удобный момент для сокрушительного удара, после которого не подняться ни Клауд, ни этому умнику - Уоткинсу.
   -Я слаба в теории Биг Бена,- тем временем, подстёгиваемая присутствием Блюм, скромно отвечала девушка,- но я чисто умозрительно не могу смириться с явной несуразностью между постулатом об однородном расширении Вселенной и практикой человека, выявившей тот повсеместный факт, что неоднородность есть непременной движущей силой любого известного нам природного процесса... Глупо полагать, что горы возникают из ничего на равнине...
   -Интересная мысль,- Конин ликовал, краем глаза любуясь вытянутым угрюмым лицом Блюм.- Я так полагаю, Вы указываете на противоречие, лежащее в основе нашего мировоззрения... Мне самому не даёт покоя подобное же парадоксальное утверждение. Наука зиждется на тезисе о невозможности существования вечного двигателя. Но это утверждение делает непонятным существование Вселенной в целом, а ведь именно Вселенная в целом берётся за модель в космогонических теориях наших учёных... То есть Вселенную- "всё" нельзя рассматривать иначе, как сверхсложный, великолепный механизм, работающий вечно, вопреки закону диссипации, ибо энергии, просто, не в чем рассеиваться, особенно, если изначально Вселенная была однородной...
   -А если есть в чём?- буркнула Блюм.
   -Значит, этот механизм, эта модель Вселенной - не "всё"... Но вернёмся к результатам сканирования. Как далеко от нашего маршрута располагаются чёрные дыры и нейтронные звёзды?
   Уоткинс и Клауд переглянулись:
   -А-а... каков наш маршрут, капитан?- после заминки решил уточнить Уоткинс.- Императорская Пустошь занимает объём более десяти тысяч кубических светолет...
   -Я проецирую наше движение в геометрический центр Пустоши,- объяснил Конин, формируя голографическое изображение участка космоса перед капитанским мостиком.- Ну-ка, давайте координаты обнаруженных вами галактических монстров.
   С помощью компьютера капитан нанёс на объёмную карту пять опасных объектов, один из которых оказался в сантипарсеке от намеченной красным пунктиром трассы.
   -Капитан,- радостно - просяще заговорил Уоткинс.- Аномальная нейтронная звезда почти на нашем пути...
   -Там будет очередной перерасчёт маршрута. Это всё, что я могу обещать. Конечно, точку выхода из эфира я подберу поближе к пульсару,- догадался о терзающей любого учёного исследовательской страсти Уоткинса Конин.- Идите, готовьтесь к расплющиванию...
   Клауд, практически, соприкоснувшись с Блюм, прошествовала мимо Чёрной Вдовы с независимым, гордым видом. Уоткинс, поглощённый мыслями, столкнулся с Блюм, как с айсбергом. Физик едва сохранил равновесие и, забыв о субординации, машинально пробурчал:
   -Обязательно стоять на дороге?
   -Ты с кем говоришь, пограничник?- сразу взъярилась Блюм, найдя благовидную причину для разрядки.- Своего командира в упор не видишь?! Пять суток ареста!.. Совсем распустились, мать вашу...
   -Майор!- укоризненно урезонил Блюм Конин.- Вы - не в казарме... Мистер Уоткинс - не солдат, а временномобилизованный.
   -Капитан!- Блюм, явно, теряла контроль над собой.- Вы можете распоряжаться Вашими подчинёнными, как угодно, но подрывать дисциплину в моей спецкоманде - не смейте!.. Р-рядовой Уоткинс!
   -Да, мэм.
   -Немедленно доложите Крэйтону о наложенном на Вас взыскании!
   -Есть, мэм...
   Конин, поймав молящий взгляд Клауд, беспомощно развёл руками.
   -Капитан,- вернувшись от дверей, Джейн незаметно пожала руку Уоткинсу.- Мы с профессором не хотели Вам говорить до более детальной проверки, но в глубине Императорской Пустоши мы обнаружили молчащие эфирные зоны... Реликтовое излучение от них отсутствует. Такого наша наука объяснить не в состоянии... У нас есть опасение, что эти зоны таят в себе угрозу нашему кораблю... Необходимо продолжить наблюдения, а без профессора подобную работу я не смогу проделать с должным профессионализмом даже вместе с Эженом Пуаном.
   -Майор!.. Роза,- смягчил тон Конин.- Отложи наказание профессора на более спокойные времена...
   -Роза!- фыркнула, передразнивая капитана, Блюм.- Что я, зверь какой-нибудь? Конечно. Раз - надо, значит - надо. Убирайтесь с моих глаз долой, Уоткинс!
   -Есть, мэм!- профессор молодцевато расправил плечи...
   У Блюм даже на минуту шевельнулась жалость к наивному Уоткинсу, поверившему, что конфликт улажен. Связавшись с Клауд, он, и без того, второсортный человек, навечно попал в списки неугодных.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Ошане с интересом наблюдали за праздником. Творец Необходимости обнялся с Верховной Хранительницей, и они оба сели в кресла по бокам парадного входа в храм.
   -Астра,- обратился Келвин к Служительнице.- Ты не объяснишь нам суть происходящего?
   -Конечно,- охотно согласилась девушка.- Сейчас Верховная и Творец обратятся к народу с приветственным словом. Потом мужчины двинутся колоннами за город на первые ристалища. Там среди них под арбитражем амазонок начнутся состязания на определение и подтверждение седьмого и шестого разрядов. А здесь будет детский праздник... Ага, видите - мужчины уже уходят с площади. За ними, проверяя дома, последуют амазонки.
   -Зачем - проверять дома?- удивился Андрей.
   -Некоторые мужчины отлынивают от долга проведения в жизнь социальной необходимости,- брезгливо скривила губы Астра.
   -А вы бластерами разжигаете в них это святое чувство долга,- хмыкнул Андрей.
   -Тебя зовёт Верховная,- толкнул Келвина Сказочник.
   Множество людей, ловивших с благоговейным трепетом каждый жест Ипполиты, ожидающе смотрело сейчас на капитана ошан. Драм инстинктивно подтянулся и, не спеша, подошёл к креслу Верховной.
   -Я узнала, мистер Драм, что Вы направляетесь в Мёртвый пояс,- приветливо сказала Ипполита, поигрывая золотой цепочкой,- и догадалась, что туда Вы летите не только... а, может быть, не столько из-за прибыли, сколько на поиски пропавших друзей. Правильно?
   -Да. На одной из планет там остались два наших друга.
   Перед глазами Келвина зарябило, и он невольно прикрыл их веками... Прощание с Надеждой было болезненно тяжёлым. Тогда впервые за долгие годы Келвин дал овладеть собой гневу:
   -Ты не полетишь с Яном,- кричал он, тыча в неё пальцем.- Ты останешься со мной... Эта затея с Мёртвым поясом - сплошное безумие! Я вообще не пущу никого туда... Вы погибнете, сгинете там без следа вместе со звездолётом... И ради чего? Из-за каких-то абстрактных догадок Космана!..
   Надежда, побледнев, с заострёнными от напряжения скулами, упрямо сверлила его взглядом:
   -Мы - ошане, Келвин...
   -Ты - не ошанка...
   -Я стала ею... Никто ошанином не рождается...
   -Ну и что?
   -Но ты ведь слышал рассказы Сказочника об уцелевших технологиях, остатках древних культур... Мы сможем обогатиться, бросить профессию извозчиков и заняться каждый - своим любимым делом!
   -Моё любимое дело - быть космическим извозчиком,- хмуро возразил Келвин.- И тебе незачем рисковать своей жизнью ради мифических сокровищ... Стенк уверял меня, что истинные ошане ревностно оберегают тайны Мёртвого пояса...
   -Тебе не понять,- досадливо скривила губы Надежда.- А если, всё-таки, Ян прав, и мы встретим антилюдей? Это - наибольшая удача, о которой может только мечтать лингвотехник! Ведь, если верить философам - за нас, большей частью мыслит наш язык, его тысячелетиями отточенная структура. Для нас, естественно, начиная предложение словом "если", вставить в середину фразы слово "то"...
   -Мы говорим не о философии и лингвистике! Мы говорим о нас с тобой...
   -Если ты, действительно, говоришь и обо мне, то должен понимать, насколько для меня важна лингвистика!.. Как долго я мучилась с ирионами, но так и не продвинулась дальше самых общих, базовых понятий!.. Понять же античеловека - это, всё равно, что понять антилогику!
   -Логика абсурда не чужда и землянам, в том числе, и тебе,- запальчиво крикнул Келвин, сжимая от бессилия кулаки.- Зачем лететь к корнукраку под клешню: посмотрись в зеркало!..
   Образ Надежды, как умирающий звук струны, отлетел во тьму и затерялся среди звёзд. Там же смутно угадывался силуэт Строма - инженера по обслуживанию расплющивателя - скромного трудяги, ничем не выделявшимся среди экипажа... Как он вообще оказался на "Лебеде"? Что его-то тянуло в Мёртвый пояс?.. Явно, не высокие идеалы науки...
   Келвин вернулся в реальность, чувствуя на себе испытывающий взгляд Ипполиты. На миг Драму показалось, что перед ним - Надежда. Глупая душа всколыхнулась маленькой надеждой - и отозвалась болью отчаяния.
   Ипполита взяла его руку в свою:
   -Я разделяю Ваше горе и согласна Вам помочь... Мы оснастим Ваш корабль всем для Вас необходимым бесплатно, с одним условием: вернувшись, Вы поделитесь с нами тем, что Вы узнаете в Мёртвом поясе...
   -А Вы не боитесь обмана?- удивлённый таким лёгким разрешением труднейшей проблемы, спросил Келвин.
   -Нет. Я хорошо разбираюсь в людях...
   Драм немного поколебался, взглянул на друзей, стоявших в отдалении... Его душа дрогнула перед щедрой благожелательностью Верховной...
   -Какого дьявола,- подумалось ему.- Жизни друзей дороже любых тайн, любых денег... А Верховная - вроде бы, искренна и симпатична...
   -Согласен,- твёрдо сказал он, не сознавая, что попал в ловушку, которую собирался приготовить дидонянам.
   На опустевшую площадь со ступеней храма высыпала детвора. Служительницы, управляя роботами, за десять минут установили повсюду спортивные снаряды, карусели, игорные автоматы, сценическую площадку. Наставницы ловко упорядочивали потоки детей, решительно настроенных поспеть везде.
   Посреди мирной праздничной суеты, враждебная настороженность ошан бесследно, стремительно таяла...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * -- - - - - - - -- - - - - - - ----- - - - -
  
   Бич невезения настиг Сирену уже на "Вороне". Переодевшись в серебристое, с волнами оттенков, платье, на обратном пути, у тамбур - шлюза она встретила Влада, который эффектно вывалился перед ней из воздуховода над дверью:
   -Сирена... Ты - неотразима,- штурман полез обниматься.
   -Не надо, Влад,- ласково уговаривая его, как ребёнка, Сирена лёгким движением вывернула ему руку назад и уложила парня на пол.- Может быть, в другой раз...
   -Неотразимая женщина,- не обижаясь, громко сказал он ей вслед.- Буду ждать.
   Выйдя из корабля, Сирена обнаружила, что пространство от космопорта до города заполнено дерущимися мужчинами. Толпа, брызжущая адреналином, неузнаваемо изменила местность. Сирена доверила свою судьбу удаче. Она решительно смешалась с дерущимися и, уворачиваясь от кружащих в танце боя мужчин, быстро проскользнула к ближайшему одноэтажному дому.
   Амазонка- судья проводила землянку изумлённым взглядом, но останавливать не стала, занятая разгоном запоздало возникшего по следу Сирены беспорядочного скопления бойцов. Многим попортила карьеру ничего не подозревавшая Норман, отвлекая на мгновение своим нарядом внимание с противника на себя. Но сама Сирена была озабочена лишь тем, чтобы скорее добраться до храма. Не задумываясь, девушка стремительно спустилась по ступеням в подвал, показавшийся ей знакомым. Из темноты навстречу ей протянулось несколько пар жадных рук. Несколько голосов радостно загудело...
   Чья-то тень мелькнула, отрезая Сирене путь назад. Девушка тотчас же сообразила, что ошиблась дорогой, сломала два попавшихся первыми ей под руку пальца, крутанулась вокруг себя, ногой заехав в чью-то заслоняющую дневной свет физиономию, и бабочкой вспорхнула наверх.
   Путь по улицам к хорошо видимому храму на холме ей показался проще. К сожалению, проходы между стенами- домами не лежали на одной прямой, и довольно скоро девушка, устав, замедлила шаг. Впереди послышались крики и топот ног. Женский, срывающийся от страха голос позвал на помощь.
   Сирена остановилась, в душе остерегаясь осложнений, ждущих её за углом дома. Ничуть не терзаясь укорами совести, она повернула назад, решив выйти из-под арки здания и затаиться на время где-нибудь в укромном месте. Но едва солнце заставило Сирену прищуриться, как она увидела сквозь ресницы спешащих к арке четверых мужчин непрезентабельной внешности. У одного из них было разбито лицо. Дидоняне тоже заметили Сирену и прибавили шаг, возбуждённо жестикулируя. Девушка справедливо предположила, что может быть, с другой стороны дома шумливая компания окажется озабоченной собственными проблемами, и вновь поменяла направление своего движения.
   Выскочив из-под арки, Сирена мгновенно оценила обстановку: здоровый, бородатый мужчина тащил ей навстречу за длинные волосы, отливающие охрой, женщину. Сердце Норман ёкнуло от узнавания. Но её первый сердобольный порыв тут же исчез, стоило Сирене увидеть ещё троих мужчин нехлипкого телосложения, чуть поодаль, зубоскаля, комментировавших разыгрывающуюся перед ними сцену.
   Появление Сирены произвело эффект взорвавшейся бомбы. С грубых, отталкивающих лиц трёх мужчин слетело выражение расслабленности. Они, переглянувшись, начали быстро расходиться охотничьей походкой в разные стороны, преграждая девушке дорогу. Четвёртый, ближайший к Норман, дёрнул за волосы женщину, запрокидывая ей вверх голову, оценивающе посмотрел на неё и бросил, выбрав себе на потеху Сирену. Норман крикнула:
   -Делия! Беги за помощью!..
   Дарительница зашевелилась, поползла прочь, но один из дидонян, видимо, не захотел стоять в общей очереди за удовольствием и. порвав живую ловчую сеть, свернул к Дели. Сирена молнией метнулась к образовавшейся бреши. Ей удалось увернуться от одного из нападавших, и путь вперёд был для неё открыт. Даже споткнувшись, девушка имела ещё все шансы ускользнуть от преследователей, но тут Делия, завизжав, неожиданно оттолкнула от себя на мгновение растерявшегося мужчину и, не соображая, побежала прямо наперерез Сирене. Столкнувшись, обе девушки упали.
   Мужчины цепко схватили своих жертв за руки, подняли и развели в стороны. Главарь по-хозяйски взял Сирену за подбородок, поворачивая её голову лицом к себе. Девушка, извернувшись, стукнула каблуком по ступне одного бандита, вырвала руку и ударила главаря по носу. Он зарычал и без размаха ответил ей увесистой пощёчиной.
   Сирена словно взбесилась. Ярость закипевшей в жилах кровью смыла с неё налёт цивилизации, оставив только рефлексы, приобретённые в разведшколе. Качественный перевес бандитов на какое-то время перестал играть существенную роль. Дидоняне лишь кряхтели от ударов и проклинали на все лады взбесившуюся, как они думали, дарительницу. Но главарь неожиданно для Сирены схватил пятившуюся прочь от эпицентра драки Делию в охапку и бросил на землянку. Норман, конечно, увернулась, отразила ещё одну атаку, прежде, чем почувствовала, что невесть откуда взявшийся тонкий шнурок впился ей в горло и перекрыл дыхание. Сирена оглянулась, двинула ногой в живот главаря, державшего в руках конец удавки, однако, потом, под воздействием натянувшейся струной верёвки, как заарканенная лошадь, упала на асфальт вслед за потерявшим равновесие бандитом. Ещё через пять секунд её язык уже не помещался во рту, глаза выпучились, и она отчаянно зацарапала ногтями по горлу, стараясь ослабить петлю. Сирена уже не осознавала, что её снова поднимают. Она даже не среагировала на нож в руках главаря, пытаясь вырвать свои руки из рук двух мужчин. Её лёгкие разрывались от тщетных усилий вздохнуть.
   -Ну что, крошка, хочется дышать? Очень хочется?- голос с издевательскими интонациями доносился к Норман, словно издалека.- Если хочется- кивни головой
   Сирена, не думая ни о чём, быстро закивала.
   -Я чуть-чуть ослаблю петлю,- вкрадчиво втолковывал ей главарь, проводя холодным лезвием ножа по коже пленницы от груди к горлу.- Но если ты будешь послушной...- нож, ослабивший верёвку, замер.
   Сирена, тяжело, взахлёб, сделала первый затяжной вздох.
   -Эй, дружище! Мы первые приметили эту девку,- послышался противный голос, сопровождаемый глухим арочным эхом.
   Главарь оглянулся:
   -Вонючий Каротид! Здесь - не твой участок...
   -Но девка пришла от нас...
   -Да мало ли кто откуда приходит. Отвали, Каротид! Времени у нас мало. Часа через два начнут возвращаться амазонки, а хочется столько ещё сделать!
   -У вас - две девицы, у нас - ни одной.
   -Надо быть порасторопней... Но если есть желание- берите ту,- главарь был в хорошем настроении и излишне щедр, что тотчас вызвало недовольство у -его подельников:
   -Калигула! Ты слишком легко распоряжаешься нашей долей,- возразил один из них, держа Делию за локти.
   Не жадничайте. Посмотрите на эту кралю. Её хватит на всех.
   -Но нам нужна именно та, которая у тебя,- снова влез со своим требованием Вонючий Каротид, облизывая разбитую губу.- Она нам кое-что должна.
   -Хорошо,- продолжал политику уступок Калигула.- Я дам вам в придачу её чудный браслет. Но сама она останется со мной.
   Во время торга Сирена немного пришла в себя. Она, по-прежнему, судорожно дышала, не подавая вида, что силы к ней вернулись.
   Ссора между двумя бандами нарастала. Калигула, почти забыв о Сирене, наставил свой нож на Вонючего Каротида, который тоже выхватил из-за пояса длинный клинок. Двое дружков Калигулы заслонили третьего, державшего Делию. Сирена не видела, какой конкретно пустяк положил начало драке - Калигула использовал её в качестве легкопортящегося товара:
   -Ещё шаг - и я её прирежу,- пригрозил он своим конкурентам.
   -Режь, если не жалко,- захохотал Каротид.
   -Не будем ссориться,- нож Калигулы вновь оказался у горла Сирены.
   Девушка набрала в лёгкие побольше воздуха и, когда вокруг Дели замелькали кулаки, она сделала последнюю попытку выжить. Норман перехватила руку бандита и упала лицом на землю. Калигула перекатился через неё и, невольно подставил свою открытую грудь под холодную сталь не зевавшего Каротида. Намотав на ладонь провисший шнурок, Сирена вырвалась на свободу, вскочила на ноги, стукнула по голове бандита, увлечённо всаживающего раз за разом нож в тело поверженного врага, кулаком и потащила Делию вдоль дома к лабиринту пристроек.
   Крики позади свидетельствовали о том, что драка продолжалась. Сирена, наконец, улучшила минуту, чтобы снять с шеи удавку, и остановилась, наматывая шнурок на руку. Делия отключилась от восприятия действительности, тупо подчиняясь кипучей энергии Норман. По спавшим от переживаний блёклым щекам дидонянки текли слёзы.
   -Пошли, пошли,- поторапливала Делию Сирена, подталкивая в спину.
   Вялая реакция заторможенной девушки грозила новыми неприятностями. К сожалению, тычки Сирены не приводили к требуемому эффекту. Помогло другое - затихшие крики вдруг возродились с прежней силой и стали приближаться. Дарительница встрепенулась, испуганно оглянулась и, потрогав свободной рукой нос, побежала резвее Сирены. Судя по крикам, преследователи начали отставать.
   -Спасены,- облегчённо подумала Норман, поворачивая за угол какого-то сарая. Её встретил жалобный взгляд Дели.
   -Ты что?!
   -Тупик, землянка. Дальше бежать некуда.
   -Как - некуда?!- не поверила девушка, придирчиво осматривая место нахождения: с двух сторон беглецов окружали стены четырёхэтажного дома, слева, примыкая к сараю, загораживал проход металлический склад высотой в полтора человеческих роста. Большие ворота были заперты на надёжный электронный замок.
   Делия метнулась назад.
   -Постой,- задержала её Сирена.- Помоги мне. Сплети вот так пальцы - я поставлю на них ногу.
   Дарительница не отличалась силой. Она тут же осела на землю, сгибаясь под весом землянки.
   Пока Сирена раздумывала, как поступить, Делия побежала назад, надеясь достигнуть ближайшего перекрёстка быстрее бандитов. Звуки её шагов, не успев стихнуть, начали снова нарастать.
   -Это ты виновата, что нас поймают,- поднимая кулачки, взвизгнула дидонянка.
   Сирена крепко перехватила её руки и саркастически спросила:
   -Ну и что? Ты же - дарительница! Забыла?
   -Ты ничего не понимаешь!- затряслась Делия.- У диких нет разряда... Они - животные, не признающие закона необходимости... Они потешатся нами самым жестоким образом и убиют!.. Где пропадают проклятые амазонки?! Почему они не защищают нас?
   -Хватит реветь,- Сирене стало тошно от беспомощности и трусости Дели.- Давай попробуем наоборот. Лезь ты на крышу. Быстрей! У нас - мало времени...
   Так. Хватайся за край крыши. Подтягивайся. Погоди. Сейчас перехвачусь. Ну! Закидывай ногу нВ крышу. Молодец... Посмотри вокруг - там есть где завязать шнур? Держи конец. Ещё раз. Да, перегнись ниже. Лови... Теперь завязывай.
   Сирена обречённо посмотрела на свисающий с крыши шнур. Разогнавшись, девушка подпрыгнула, стиснула до боли в пальцах гладкую верёвку. Но верёвка была тонкой и выскользнула из ладоней.
   -Ладно... Не получилось - значит так хотелось... Беги одна.
   -А ты?
   -Что - я?
   -Хватайся за мою руку.
   Сирена ещё раз подпрыгнула и поймала руку Дели. Но в этот момент из-за угла вынырнул Вонючий Каротид. Увидев, что добыча ускользает, он в пять прыжков почти преодолел разделявшее его и беглянок расстояние. Сирена, судорожно подтягиваясь по руке Дели, уже зацепилась за край крыши, когда поняла, что ей не успеть. Тогда она, оттолкнувшись от стены ногой, нанесла Каротиду сокрушительный удар и спрыгнула вниз, готовясь к защите. Страха не было. Упоение боем наполнило её душу яростным восторгом. Тем временем место упавшего Каротида заняли двое его подельников.
   -Что, болит пальчик?- неожиданно захохотала девушка, заметив, как один из них поморщился, нянча у груди руку.
   -Ах ты, сука!- взвыл бандит, бросившись к ней.
   Норман ушла вбок, попутно ударив его по почке, сделала выпад вперёд, попав ногой второму бандиту в челюсть. В этот момент Каротид, стремительно поднимаясь, обхватил её руками и толкнул всем своим весом к стене сарая. Четвёртый бандит ударил её кулаком в лицо...
   Делия, не зная, на что решиться, с ужасом смотрела сверху, как пинают ногами её спасительницу озверевшие мужчины. Вдруг дидонянка с закладывающим уши визгом прыгнула на спину согнувшегося Каротида. Получив секундную передышку, Сирена перекатилась в сторону, и вскочила как раз вовремя, чтобы отшвырнуть от Дели двух бандитов:
   -Зачем ты?- обидчиво сказала она дидонянке.- Ведь обе погибнем!
   -Сирена!- имя Норман произнёс громко и отчётливо... Талос.
   Оглянувшись, девушка увидела, что решётка одного из полуподвальных окон отодвинута.
   -Беги,- толкнула она Делию. Та, тоже сориентировавшись, юркой ящерицей скользнула в тёмный проём.
   Каротид зарычал от досады и, набычившись, прыгнул к Сирене. Девушка увернулась, попутно подставив главарю подножку, пробежала по упавшему мускулистому телу и ловко протиснулась вниз. Стальная решётка автоматически встала на место. Сквозь прутья замельтешили злобные физиономии бандитов, пытавшихся выдернуть решётку из пазов.
   -Пошли отсюда,- Талос повёл обеих девушек вглубь катакомб, в своё пристанище.
   Первым делом Сирена вытерла пыль с зеркала. Боль, которую она испытала, увидев своё отражение, была посильнее, чем от ударов бандитов.
   -Боже мой!- упавшим голосом запричитала она, ощупывая начавший созревать синяк под глазом...
   -А это?!- девушка в отчаянии соединила концы надрезанного на груди платья.- Мерзавец! Испортил одежду!.. Так ему и надо, уроду, мутанту недоношенному...
   -Сирена, прекрати,- как от зубной боли, поморщился Талос.
   Девушка удивлённо взглянула на инженера и, ещё более удивилась, почувствовав на своих щеках огонь румянца. Почему-то ей не хотелось разочаровывать юношу:
   -Прости, я погорячилась... Посмотри сам, что сделал со мной этот Калигула! Как я теперь появлюсь на празднике?- виновато сказала она, а подумала: "Неужели я становлюсь сентиментальной? Сначала зачем-то связалась с Делией... Теперь - Талос..."
   -Велика потеря!- Талос внимательно изучил лицо Норман, потом, особенно пристально - вырез её платья. От него столь явственно исходили сексуальные флюиды, что внезапно смутившаяся Сирена рассердилась:
   -Хватит глазеть на меня.
   -Да нет,- пришла очередь смутиться Талосу.- Я же просто прикидывал, как починить твой наряд.
   Отвернувшись, он начал усиленно ворочать тяжёлые контейнеры. Найдя какие-то коробки, юноша поколдовал у стены над маленьким пультом и пригласил Сирену в неожиданно открывшуюся дверь.
   -А я?- пискнула, забытая ими Делия.
   -И ты, конечно, заходи,- легко согласился Талос.
   Посреди помещения стоял большой аппарат, напоминающий скошенную в одну сторону половину широкого эллипсоида на низкой платформе. Юноша, уверенно тыкая мудрёной палочкой в отверстия на боку аппарата, заставил скрытые механизмы заработать. Треть эллипсоида поднялась вверх. Под ней находилась поперечная седловидная выемка, частично исчезающая в темноте проёма, под сплошной частью эллипсоида.
   -Это - реанимационная машина,- коротко объяснил инженер.- Извини, Сирена, машина принадлежала инопланетянам, так что для человека она неудобна... Но, если хочешь быть красивой - придется потерпеть. Снимай платье и залазь туда.
   -Как я там помещусь?
   -Получится - на четвереньках вниз головой...
   -Фу, как неэстетично,- капризно надула Сирена губы.- Мог бы, наверное, давно переделать эту машину.
   -Я лишь месяц назад решился провести эксперимент на себе,- признался Талос.- Ведь существовала опасность разбалансировки гормональной системы человека при воздействии на его организм нечеловеческих медицинских препаратов или непредназначенных нам излучений.
   -Ты, точно, испытал этот аппарат на себе?- недоверчиво спросила Сирена.
   -Точно. Он - безопасен,- улыбнулся Талос.- Делия. Видишь два отверстия? В одно я уже вставил ключ. Когда Сирена будет готова - ты нажмёшь на него вот так и отнесёшь ко мне платье землянки. Потом, по моей команде, ты вставишь ключ в соседнее отверстие и повернёшь слева направо. Поняла?
   Делия с готовностью кивнула.
   Сирена, вдохновлённая мыслью залечить свою синяки, ссадины и порезы, нетерпеливо сняла с себя платье и решительно полезла в чёрную нору. Девушка каким-то шестым чувством почувствовала горящий взгляд Талоса на своих обнажённых ягодицах. Она дёрнулась назад, чтобы высказать всё, что думает о скромности молодого дидонянина, но мягкая, тёплая поверхность облегла её торс. Грудь от резкого движения Сирены защемилась седловиной. Мгновенная растерянность Норман определила дальнейшее. Поверхность реанимационной машины обжала торс девушки плотнее и потянула вглубь норы. Сирена зашарила впереди себя руками, которые тут же попали в маленькие полости и поверхность машины сразу их зафиксировала.
   Казалось, глупее положения не придумаешь. Сирена коленями упёрлась в седловину и завертела бёдрами, пытаясь таким образом вытащить верхнюю половину своего тела. Именно тогда она поняла, что, хоть глупее положения не придумаешь, зато без труда - в него попадёшь.
   -Этот мальчишка всё подстроил,- с внезапным весёлым удивлением подумала она.- А я попалась, как ребёнок.
   Возмущение бесследно пропало. Благодарность за спасённую жизнь и признание нежданных в простодушном на вид юноше ловкости и сообразительности заставили Сирену смириться с ходом событий, и она расслабилась:
   -В конце концов, за всё приходится расплачиваться,- мудро напомнила девушка себе.- Да и Талос, вообще-то, ничего: и с виду, и не дурачок...
   Сирена, чувствуя нарастающее сексуальное томление, прогнула спину и уже с вожделением ощутила тёплую тяжесть на своих ягодицах... Увы... Это был не Талос. Это закрылась крышка реанимационной машины.
   Норман постигло разочарование...
   Впрочем, не прошло и двух часов, как Сирена, брызжущая оптимизмом и здоровьем, подбежала к зеркалу, чуть не сбив с ног инженера, стоявшего у неё на дороге:
   -Изумительно, великолепно,- начала она восхищаться гладкостью своей кожи и бриллиантом, сверкавшем над заманчивой ложбинкой ей груди.- Камень прекрасно скрывает шов... Делия сейчас в реанимационной машине... Кажется, чтобы выйти отсюда, нужно повернуть в коридоре три раза налево, пройти прямо перекрёсток... Потом - налево и направо - по ступенькам вверх?.. Присмотри за Делией, мой дорогой инженер,- Сирена нежно погладила Талоса по щеке, целомудренно поцеловала его в щёку и, прихватив фонарь, отправилась в храм.
   -Сирена!- слабо крикнул дидонянин.- Подожди! Ты можешь заблудиться.
   Он сделал пару шагов за Норман, но потом нерешительно оглянулся. Делию нельзя было надолго оставлять в реанимационной машине. Талос чувствовал сильную тревогу за землянку, произвёдшую на него неизгладимое впечатление: сильная и бесстрашная, как амазонка, красивая, соблазнительная и беззащитная, как дарительница, она не походила ни на один тип знакомых ему женщин. Именно с такой девушкой можно было решиться на отчаянный шаг...
   Сирена благополучно добралась до входа в храм. Раскрасневшись, с сияющими глазами, она не нуждалась в поводе для знакомства. Деметрий, которому никогда не нравились детские забавы, явно скучал. Не заметить появления среди серо-стальных амазонок и белоснежных Служительниц ярко трепетавшую в розовых лучах солнца Сирену он никак не мог. Легко определив по внешнему виду, что Ипполите тоже не терпится покинуть общественное место, Творец Необходимости, наклонившись к Верховной, тихо спросил:
   -Не пора ли нам перейти в банкетный зал?
   Ипполита подала знак и, поднявшись с кресла, повела свою свиту в храм. На этот раз ошане оказались под полупрозрачной крышей в прямоугольном помещении с двумя рядами столов вдоль задрапированных пёстрой тканью стен. В дальнем углу небольшой оркестр играл что-то величаво- торжественное.
   Женщины и мужчины расходились по разные стороны зала. Ошане в растерянности замялись у входа. Ипполита приглашающе махнула им рукой:
   -Сюда, мой звёздный капитан,- указала она на стул около себя.
   Поскольку рядом больше не было свободных мест, остальные ошане начали садиться, где придется. Соседками Энн оказались Иония с Итой. Андрей и Пьер делили общество с амазонками, упорно игнорирующими их присутствие. Сказочник быстро нашёл общий язык со Служительницей, которую интересовала история космической ойкумены. Стенка давно покинули его обычная угрюмость и чёрствость. Он выходил из себя (лез из кожи вон), стараясь обворожить Астру, а дидонянка сторонилась и часто оглядывалась по сторонам, боясь осуждения.
   Очередная неприятность приключилась с Сиреной. Амазонка, рядом с которой она решила сесть, выбила из-под неё стул, и девушка с уморительно - ошеломлённым лицом исчезла под столом.
   Ипполита острым глазом хозяйки следившая за порядком, сдержала смешок и подала знак Ионии. Та во мгновение ока оказалась рядом со вставшей с пола в отнюдь не в благодушном настроении Сиреной и успокаивающе сказала:
   -Извини. Произошла ошибка. Егеря - такие грубые. Сейчас я сама всё улажу.
   Повернувшись к дородной амазонке с простым, широким лицом, Иония объяснила:
   -Лютеция. Это - не дарительница, а землянка - наша уважаемая гостья. Ты должна перед ней извиниться.
   -Если она землянка, то почему рядится в одежды дарительницы?- неприязненно возразила амазонка, смерив презрительным взглядом Норман.- Раз она выбрала себе такой наряд, значит, у неё и душа дарительницы.
   -О чём это вы?- подозрительно спросила Сирена, готовая немедленно перейти к действию с целью защиты своего человеческого достоинства.
   -Ну, что у вас?- нетерпеливо крикнула Ипполита, недовольная затягивающимся конфликтом.- Лютеция, немедленно принеси свои извинения землянке!
   Деметрий с новым интересом взглянул на Сирену и подал свой могучий голос:
   -Несправедливо, что все гости сидят за твоим столом, Ипполита. Я приглашаю землянку к себе. Здесь она найдёт радушный приём.
   Сирена сразу остыла и, не дожидаясь позволения Ипполиты, приняла приглашение Деметрия. Услышав за собой процеженные сквозь зубы слова Лютеции:
   -Подстилка драная,- Норман сдержалась от язвительного ответа, пренебрежительно передёрнула плечами и вскинула выше голову: в конце концов, какое ей дело до рядовой амазонки, если её приглашает к себе сам Творец Необходимости? Придёт время- и наглость будет наказана... Но не сейчас.
   Стенк, с болезненным напряжением следивший за разыгравшимися в зале событиями, задумчиво взглянул на Астру:
   -Я так понимаю, дарительницы здесь не в чести?.. И ты боишься осуждения, если твоё поведение с мужчиной выйдет за принятые в вашем обществе рамки?
   Дидонянка вспыхнула, потупилась и кивнула:
   -Извини.
   -А какие у вас за правила приличия? Я не должен с тобой разговаривать?.. не должен смотреть на тебя?- распаляя себя, Стенк зло прищурил глаза.
   -Нет, нет,- пролепетала Астра.- Тебе позволено со мной разговаривать. Но вести беседу должна я. Тебе нельзя так близко наклоняться ко мне... смотреть - можешь. Только не так... откровенно раздевающее... Будь скромнее...
   -Варварская планета, - выпрямился Стенк, нервно постукивая ладонью по столу.- У вас что - матриархат? Но тогда как быть с дарительницами? С Творцом необходимости? Что-то не складывается цельная картина...
   Тем временем в зал вошла двумя рядами прислуга. Девушки в весьма легкомысленных платьях повернули к столу мужчин. Юноши с обнажёнными торсами - к столу женщин.
   Келвин впервые отчётливо осознал, что ещё не видел на Дидоне ни одного уродливого лица, ни одного калеки, ни одного мутанта.
   -У вас - идеальные люди,- обратился Драм к Ипполите.- Я не нахожу в них ни единого изъяна.
   -Да. Чудеса генетики,- рассеянно произнесла Верховная.
   -У вас - сильные генетики?- оживился Келвин.- ты знаешь, мы направляемся в Мёртвый пояс и нам известно, что в тех местах, куда мы летим, свирепствует вирус флогенеза. Он действует на генетическом уровне. Вся СГК спасовала перед его разрушительной силой... Нам очень нужен профессиональный генетик.
   -Наш лучший генетик- Хранительница Мира Мирта. Но вряд ли она горит желанием покинуть храм более, чем на час, не говоря уж о смертельно опасном путешествии по Галактике.
   -Я хочу кое о чём спросить её.
   -Спрашивай меня... Нет ничего, что бы я ни знала из того, что знает она.
   -Хорошо, Над... Ипполита. Чуть позже... Не за столом.
   -Это- намёк?- лукаво улыбнулась Ипполита.
   Келвин мог поклясться, что в её глазах заплясали чёртики. Столь резкий поворот разговора заставил капитана ошан по-новому взглянуть на дидонянку.
   -А она, действительно, очень похожа на Надежду,- подумалось ему. На душе у Драма потеплело то ли от выпитого вина, то ли от внимания женщины, проявившей к проблеме "Ворона" неожиданное участие. Настороженность стремительно таяла.
   -Разве я смею намекнуть на это Верховной Хранительнице Мира,- всё же хватило ему осторожности, чтобы уклониться от ответа.
   -Титулы сейчас ни к чему,- ещё шире улыбнулась Ипполита.- Давай выпьем.
   Юноша- слуга сзади предупредительно наполнил хрустальные бокалы пенящимся красным напитком...
   Андрей почувствовал руку на своём плече и оглянулся. Рядом с ним стояла белокурая, пышногрудая богиня:
   -Не желаешь ещё вина?
   -Да, да. Конечно,- живо согласился кибернетик, разворачиваясь сильнее.- Кто ты?
   -Я Алия, дарительница первого разряда... попробуй аллонжи... Вон то блюдо. Тебе должно понравиться.
   Андрей с сомнением окинул взглядом дымящуюся горку похожих на земную фасоль плодов, пересыпанных фиолетовыми горошинами и зеленью. Кушанье выглядело неаппетитно так же, как и звучало его название. Андрей заколебался, а дидонянка, не дожидаясь его согласия, потянулась через стол к блюду, зачерпнула ложкой несколько раз аллонжи и положила на тарелку кибернетика. Ухо и щека Андрея откликнулись на упругость скользнувшей по ним женской груди горячей волной. Кружащий голову тонкий запах духов перепутал мысли.
   -Какое мрачное имя- столица Гекаты,- пробормотал Андрей,- у такой роскошной женщины.
   -Я тебе нравлюсь?- призывно - дразняще улыбнулась Алия.
   -Не то слово,- с энтузиазмом откликнулся Андрей, но всплывшее в этот момент воспоминание о сплетнях, переданных прошлым вечером с большими подробностями ошанам Астрой, омрачило его радужное настроение.- Постой... Ты ведь эта... дарительница Талоса?
   -Уже нет. Не комплексуй, парень. Я совершенно свободна... Попробуй,- Алия поднесла ложку к его рту, и её большие глаза, едва тронутые косметикой, заставили Андрея потерять последние ощущения реальности происходящего в банкетном зале...
   Пьер и Сказочник тоже оказались в обществе фей и, пожалуй, никто, кроме Стенка, не заметил, как сторонятся землян амазонки, образуя по бокам стену молчания...
   Обстановка становилась всё более неформальной. На мужской половине приглашённые к правительственному столу проводники необходимости уже теснились на стульях, усаживая рядом с собой дарительниц. Музыканты заиграли мелодию, будоражащую кровь. Несколько амазонок исполнили акробатический, воинственный танец, довольно слаженно импровизируя на ходу.
   Вино делало своё дело. Пьер вызывающе громко выразил сожаление по поводу того, что его подружке негде сесть. Чтобы замять новый назревающий скандал, дарительница тут же предложила геологу пройти к нему домой. Андрей, плюнув на неизвестные ему условности, принятые в дидонянском обществе, лихо сплясал с Алией комическую мазурку, прихватил со стола кувшин, полный вина, и тоже исчез из зала.
   Пожалуй, единственной лишней на этом празднике жизни оказалась Энн. Юноша, ухаживавший за ней, был каким-то застенчивым и, главное, скучным. Девушка хотела переговорить с Итой, но Служительница, захмелев, обхватила руками голову своего слуги и, то шептала ему что-то на ухо, то покусывала, целовала ему шею. Иония же, наоборот, помрачнев, начала отстукивать по столу прерывистый ритм и затянула песню:
   -Путь амазонок - в преддверие ада.
   Бластером хаос выжечь нам надо.
   -Огонь порождает ещё больший хаос,- иронически произнесла Энн и чуть не поплатилась за это.
   Иония схватила девушку за горло и, крепко сжав пальцы, приподняла побледневшую Энн над стулом:
   -Не смей смеяться над гимном амазонок,- пьяно озлобилась дидонянка.
   -Я поняла,- прохрипела Энн.
   Амазонка секунду раздумывала, а потом отпустила её. Ясно, что Энн такое поведение Ионии не прибавило настроения. Девушка, посидев немного для приличия, выбралась из-за стола и попросила прислуживающего ей юношу проводить её на корабль.
   -Ты куда?- спросила у Энн Сирена, бредущая к выходу из зала, повиснув на бычьей шее Деметрия.
   -На "Ворон".
   -Почему - не на кладбище?- Сирена, пребывая в пьяной нирване, говорила первое, пришедшее ей на ум.- Во всяком случае, не бойся призраков... Они бывают иногда очень миленькие.
   Энн недоумённо проводила Сирену взглядом, но, подумав, списала её загадочную фразу на пьяный бред. Юноша послушно довёл девушку до выхода из храма, где и уступил место сопровождающего двум амазонкам.
   На пустоши между городом и космопортом догорала битва всех против всех. Те из побеждённых дидонян, кто мог добраться к полевым госпиталям сам, ковыляли в одиночку. Земля была щедро усеяна слабо шевелящимися или совсем неподвижными телами.
   -Вы под корень изничтожите своих мужчин!
   --Не-ет. Лучших мы оставляем на развод,- Энн впервые увидела у амазонки широкую улыбку.
   Сопоставив знания о Дидоне, девушка пришла к поразительным выводам. Ей захотелось скорее поделиться с кем-нибудь своими догадками, но амазонки не торопились оставлять её одну, по-хозяйски осматривая внутренние помещения корабля.
   В мастерской Энн занервничала. Впрочем, АУ-5 старательно гудел и мигал индикаторами, безукоризненно имитируя внешность Малыша.
   Выходя вслед за амазонками в коридор, девушка уловила в тёмном углу мастерской какое-то движение. Она насторожилась и сделала пару шагов в сторону неизвестности, поминая недобрым словом предсказание Сирены
   -Граник?- мелькнула у неё спасительная сумасшедшая мысль, но зрение утверждало совсем невероятное: из открытого воздуховода ей подмигнул покойник. Энн встряхнула головой - и видение исчезло, тихо захлопнув люк.
   -Призраки,- прошептала непослушными губами девушка.- Неужели...
   Нагнав амазонок, она под колокольный стук сердца почувствовала, что её терпению приходит конец.
   -Вы не торопитесь вернуться?- не выдержав, спросила Энн у назойливых гостий.
   -У нас ещё два часа службы,- объяснила амазонка.- А здесь - гораздо лучше, чем стоять в карауле.
   -Ну тогда выпейте чего-нибудь,- пустилась на хитрость девушка.- В кают- компании - прекрасная коллекция вин, как земных, так и инопланетных марок. Мне лично нравится альсонское...
   Сверху явственно раздался шум. Женщины синхронно подняли головы.
   -Это - крысы в воздуховоде,- нашлась Энн.- Мы никак не можем избавиться от крыс. Грызут, проклятые, всё подряд- пластик, провода...
   Амазонка брезгливо скривилась:
   -На наших кораблях нет крыс,- с чувством превосходства промолвила одна из них.
   -Мы элементарно поможем вам избавиться от мерзких животных,- сказала другая.- Запустим Д-газ в вентсистему... Два дня карантина, пока яд не разложится... И - ни одной крысы!
   -Пожалуй, стоит сказать капитану,- с чуть заметной долей непонятного амазонкам озорства почти пропела Энн.- Пройдёмте в кают-компанию...
   Коллекция вин, действительно, была хороша. Стараясь напоить амазонок, Энн напилась сама. Быстро нашлась одинаково интересующая всех троих тема: откликнувшись на сетования Энн о подлости и двуличии мужчин, амазонки щедро поделились с ней концепцией, царящей в обществе дидонянок и способами её воплощения в жизнь. Они словно озвучивали давно наболевшее на душе у девушки. Энн поначалу лишь поддакивала, но потом увлеклась, разгорячилась так, что уже амазонкам пришлось её сдерживать:
   -Ты, прямо, как наши егеря...
   -Ну, не все мужчины - никчемы... Кое-кто неплох и в бою, и в постели...
   -А Талос? Должна признать, что он - умней Хранительниц... Быть может, сама Верховная...
   -Не обобщай!
   -Ну, да... Так что - нужен суровый отбор,- наперебой они увещевали Энн,- а не тотальная дискриминация...
   Видимо, воспоминания амазонок о достоинствах мужчин заставили их поторопиться, ибо два часа почти уже истекли...
   Оставшись одна, Энн долго прочувствованно махала вслед дидонянкам. Когда же она повернулась лицом к тамбур-шлюзу, то начала стремительно трезветь под ироническим взглядом Влада:
   -Я и не знал, что в наших рядах столь радикальная феминистка.
   -Ты ещё жив?- вяло пробормотала она.- А как же - героический перелёт через Галактику на покорёженном трангуляторе?
   -Я не посмел лишить последней защиты бедных животных "Ворона", которых ты, кажется, собралась вытравить с помощью Д-газа... А ведь они - наши земляки... Кстати, Пугач голоден. Не покормить ли тебе его, чтобы быстрее наступило протрезвление?
   -Чтобы протрезветь - мне достаточно одного тебя,- Энн явно приходила в себя.
   -Тогда, надеюсь, ты помнишь, что нам надо отремонтировать "Ворон"? И, чем скорее мы отремонтируем корабль, тем быстрее...
   -Отправимся в ад,- издевательски закончила вместо Влада Энн.- Я тебя не посещало сомнение, что я полечу на этой чёртовой посудине дальше вместе с вами?
   -Энн...- по виду Влада девушка с удивлением поняла, что такая мысль его, действительно, не посещала. И это, почему-то, больно укололо её в самое сердце, привело в бешенство:
   -Ты, я вижу, забыл, какие "ласковые" слова говорил мне при знакомстве? Ты забыл, как "радушно" вы приняли меня на корабле?.. А твоя змея?!! Или ты забыл, как подозревали меня в шпионаже?.. А может, тебе напомнить, как я перестала для вас вообще существовать, стоило появиться на корабле Сирене?
   -Да,- сокрушённо вздохнул Влад.- Мы совершенно забыли, что ты - женщина. Но разве мало для тебя - быть нашим полноправным партнёром, товарищем? Поверь, такое удаётся далеко не каждому.
   -Ну, насчёт равноправия - ты хватил лишку,- потеряв агрессивность, с горчинкой печали в голосе промолвила Энн.- Сколько мы вместе? Меньше двух недель?
   -Чуть больше недели,- честно уточнил Влад.- Будет жаль, если ты нас покинешь.
   -Я подумаю,- утопая в жерле противоречивых чувств, нервно передёрнула плечами Энн.- А пока... Что нужно делать?
   -Езжай на лифте до седьмого витка. Там есть ремонтная шлюз- камера... Слева от лифта. Открой оба люка и жди АУ-5. Нам придётся почти полностью менять систему датчиков внешнего слежения. Мне, как ты понимаешь, выходить наружу - не с руки. Я буду отлаживать системы с пульта управления рубки. Ясно?..
   В самый разгар работы всё замечающий АУ внезапно развернулся и указал манипулятором Энн вниз:
   -К нам - гости.
   Девушка, прищурившись, расстроено сказала:
   -Не вижу - кто?
   -Талос. С ним на автокаре - робот.
   Энн поднесла передатчик к губам и предупредила штурмана:
   -Влад! К нам направляется Талос.
   -Один?
   -Во главе целой колонны из двух грузовиков и погрузчика.
   -Встречай... Я буду рядом.
   -АУ...
   -Я пойду с тобой.
   Спустившись по поверхности витка немного вниз, Энн первой взобралась на корабельный автокар. АУ не отставал. От его шагов дрожал пол. Щёлкнув тумблерами, девушка взялась за руль, но автокар неожиданно затрясся и заглох.
   -Ах ты, железо корнукраково!- Энн с досадой ударила кулаком по пульту.
   -Зачем?- прогудел АУ, светом фотоэлементов выражая своё крайнее недовольство.- Если кто-нибудь из вас, людей, не поступает, как вам хочется, разве вы его бьёте?
   -Но у этой телеги нет мозгов, АУ. Всё нормально: видишь - поехали...
   -А компьютер?
   -Компьютер,- хмыкнула Энн,- сложная, счётная и памятная машина... Не дёргайся по пустякам, АУ. Если тебя это успокоит - люди и не так друг над другом измываются... Подумаешь - оплеуха. Я себе руку больше отбила...
   -Варвары, дикари,- не унимался АУ.
   -Я понимаю, что тебе неприятно... А мне каково - выслушивать твоё нытьё? Прекрати!..
   Талос вежливо ждал хозяев корабля у пандуса:
   -Сирена с вами?- тут же спросил он.
   -Нет. Здесь - я одна.
   -Я искал её повсюду... Нигде её нет... Надеялся, что она на корабле,- несколько сумбурно объяснил Талос.
   Энн тактично промолчала.
   -Вот. Привёз вам кое-что новенькое из систем сканирования,- упавшим голосом сказал инженер.- Верховная разрешила... Калий! Тоний! Разгружайте!
   Из-за машины появилось двое мужчин. Тучный и низкий грузчик взобрался на кар. По судорожному вздыманию груди и надрывному кашлю Энн определила его для себя, как астматика. Второй грузчик - высокий, атлетически сложенный, прихрамывающий на правую ногу мужчина весьма неловко залез в кузов грузовика.
   -Впервые вижу на Дидоне калек,- понизив голос, поделилась девушка с Талосом своими наблюдениями.
   -Их у нас достаточно... Но они, в основном, живут на периферии,- замечание Энн, казалось, напомнило юноше о чём-то неприятном. Лицо его приобрело явно выраженный, унылый оттенок.
   Стараясь отвлечь юношу от грустных мыслей, Энн перевела разговор в другое русло:
   -Я, право, не специалист в сенсорной технике... Ты поможешь мне разобраться, что к чему?
   -Конечно,- немного воспрянул духом Талос.- А Сирена здесь ночует?..

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"