Царёв Павел Петрович: другие произведения.

Мёртвый Пояс Галактики - 2. Тёмная Сторона Идей (закончено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После происков коварной шиенки Ашши, разрушившей потенциально возможный союз землян с компьютаврами, ошане устремляются к Мертвому поясу, взяв на борт груз "спор кристаллической жизни" и двух оставшихся в живых компьютерианцев. Вслед за ними летят шушенки, корнукраки и собственная (земная) - СГК (служба генетического контроля). Каждый из них имеет персональное представление о путях сохранения собственной расы, и полагает, что ключ, подтверждающий эти предположения, найдут именно ошане в Мертвом поясе. Или, может быть, они обнаружат какое-то смертоносное оружие, бывшее у ныне вымерших цивилизаций? Написано в стиле легкой иронии над "космической оперой".


МЁРТВЫЙ ПОЯС ГАЛАКТИКИ.

ЧАСТЬ 2 .

ТЁМНАЯ СТОРОНА ИДЕЙ.

Глава 1.

На пути к красному карлику.

   "Ворон" пробыл у Sco - 23315 ровно столько, сколько понадобилось Владу для просчёта нового прыжка. Келвин решил перестраховаться на случай возможной погони и надёжно запрятать следы своего корабля. Но прыжок к следующей звезде Sco- 23625 прошёл не совсем удачно. То ли штурман допустил ошибку, то ли пилот не смог точно лечь на курс, то ли расплющиватель был поврежден, но "Ворон" рекомбинировался в пустом межзвёздном пространстве. Sco -23625 оказалась правее и позади, примерно, в 90 световых часах от корабля. Почти прямо по курсу в пяти световых часах виднелась горошина красного карлика.
   -Я и не знал, что у Sco -23625 есть напарник,- удивился Влад.
   -Хорошо, что мы рекомбинировались не в недрах звезды, меланхолически заметил Келвин.- Слышал я об одном древнем философе, который однажды уселся между стрелком и мишенью, уверяя, что именно там самое безопасное место, когда стреляет этот горе- стрелок...Влад! Сверься со звёздным атласом.
   -Пожалуйста, - пожал плечами штурман.- Вот голографическое изображение....Вот данные о Sco- 23625. Читаем: одиночная звезда класса Sco-2, координаты не называю....Пять планет....Вторая имеет два спутника, автоматический завод по добыче редкоземельных металлов, ремонтную базу. ... И ни слова о красном карлике.
   -Блуждающая звезда?- выдвинул предположение Стенк.
   Влад жалостливо посмотрел на пилота:
   -Соседняя звезда неукоснительно должна упоминаться в атласе, если расстояние до неё меньше одного светового месяца. Данное условие необходимо для целей безопасности полётов. Межзвёздный атлас издан три года назад... Неужели ты хочешь сказать, что красный карлик движется с субсветовой скоростью?
   -Ну, скорость должна быть не такой большой. Что-то около 1/30 от световой.
   -А этого, по-твоему, мало? Звёзды в нашей области Галактики физически не могут обладать такой скоростью.
   -А звезда Барнарда?
   -Ты вспомнил эти фанатиков- аргусов! Каждый стремится уйти от Рока по-своему, но причём здесь законы физики?
   -Во-первых, неизвестно, действительно ли звезду Барнарда разогнали искусственно, ибо самих аргусов тысячелетия как нет в живых. Во-вторых, никто не нашёл в этой планетарной системе ни гигантских механизмов, способных разогнать звезду до субсветовой скорости, ни описания этих устройств...
   -Хватит!- остановил перепалку штурмана и пилота Келвин.- Давайте, лучше думать о том, что нам предпринять дальше.
   -Здесь не о чём думать! Разворачиваем корабль и берём курс на Scow 23625,-сразу ответил Стенк.
   -На термоядерном ходу мы будем там месяца через два,- возразил Влад.- У меня - другое предложение. Давайте, мы сначала проведём осмотр повреждений "Ворона". Быть может, нам не понадобятся аварийные запасы автоматической станции на Sco 23625.
   -Андрей?
   -А что- с красным карликом? У него нет планет?
   -У красных карликов планет земной группы не бывает,- назидательно произнёс Влад.- В лучшем случае мы там найдём газовый гигант, в худшем - облако астероидов-хондритов. Так что, Пьер, учти это, когда кэп поинтересуется твоим мнением.
   -А что, всё-таки вертится вокруг карлика - отсюда определить невозможно?- Пьер из своего опыта более доверял приборам, нежели умозрительным построениям штурмана.
   -Почему же?- Влад склонился над пультом управления.- Стенк! Немного разверни корабль вниз по оси вращения карлика... Теперь - вправо... Проклятые звёзды! Разве можно работать на одном сенсоре?! Так. Хорошо. Докладываю...Хм... Вокруг красного карлика вращается планета земного типа. Плотность- 1,45. Странно всё это как-то...
   Келвин сразу насторожился:
   -Влад! А ты не сумеешь, учитывая скорость и направление движения красного карлика, найти его в звёздном атласе?
   -Сейчас посмотрим...Нет, кэп. Что - не удивительно. Sco 23625 -пограничная планета Малого Союза. Да и то- вопрос: насколько они полны?
   -А откуда летит красный карлик и куда?
   -Сейчас спросим у компьютера, благо, скорость звезды высока...Так. Летит она... Смотрите сами на дисплей. Какая правильная гипербола! Появляясь из окрестностей Геркулесовых Столбов, проходя мимо трёх туманностей и четырёх звёзд, красный карлик, практически, возвращается к скоплению Геркулеса! Такого в природе не может быть!.. Сдаётся мне, кэп, это - одна из планет-ловушек корнукраков. К ней ни в коем случае нельзя приближаться!
   -Успокойся, Влад,- Келвин заворожено всматривался в красное пятнышко.- Корнукраки не так глупы, чтобы посылать к нам планету-ловушку с обратным адресом... Стенк! Направляемся к красному карлику... Андрей! Готовь Малыша к ремонтным работам в космосе... Пьер? Возьми на себя контроль над термоядерным реактором... Сказочник! За тобой - обеспечение средствами технической и медицинской помощи. Пусть тебе поможет мисс Гоппс.
   -Она спит, кэп...
   -Нет, нет! Я уже проснулась. Куда мне подойти?
  
   - - - - - - --- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Управляя маленьким автокаром, Энн подъезжала к тому или иному стеллажу ремонтного отсека, Сказочник загружал в кузов нужные запчасти, и они вдвоём следовали дальше вглубь техотсека "Ворона".
   После первоначальной бодрости, свойственной человеку при внезапном пробуждении, Энн начало снова клонить в сон. Глаза у неё слипались, реакция замедлилась. Не справившись с управлением, она в очередной раз не успела затормозить, и автокар врезался в одну из стоек стеллажа.
   -Э-э, да Вы спите, мисс Гоппс,- нарушил затянувшееся молчание Сказочник.- Вам всё-таки, обязательно следует выспаться... После контакта с Компи у Вас, небось, полное истощение нервной системы...
   -А вот и нет,- чувствуя за собой вину, Энн встрепенулась.- Я нахожусь в прекрасной форме и вовсе не хочу спать...Куда едем дальше?
   -К выходному шлюзу...Там мы разгрузим кар, и Вы пойдёте досыпать.
   -Но я не хочу спать!
   Добрые глаза Сказочника испытывающе изучали девушку:
   -Напрасно Вы возражаете...Ведь если Влад прав и у красного карлика вертится планета-ловушка корнукраков, скоро спать нам будет некогда.
   -Сказочник, а что представляют собой планеты-ловушки?
   -Как? Вы ничего не слышали о планетах-ловушках?.. Впрочем, они начали использоваться корнукраками против союзников уже в конце войны...Позвольте, а взрыв Портплэнетса за год до похода крестоносцев?..
   -Как же... Знаю,- оживилась Энн.- Корнукракская диверсия!
   -Диверсия. Только запланированная за шестьдесят лет до взрыва...
   -То есть - за семь лет до начала войны?- удивилась Энн.
   -Тогда откуда мы знаем, что его синтезировали корнукраки?
   Эту информацию мы получили из Большого Союза. Шушенки магнитное оружие используют давно, но, естественно, с нами они секретом этого оружия большой разрушительной мощности не поделились.
   -Я не пойму, причём здесь магнитное оружие, трагедия Портплэнетса и планеты-ловушки? Какая между ними связь?
   -Всё просто. Корнукраки, используя импульсную магнитную пушку, раскололи недалеко от наших границ водородную планету-гигант типа Юпитера.
   -Не может быть!- поразилась Энн. - Я хоть не специалист в физике, но для того, чтобы расколоть на части даже маленькую планету, нужна, мне кажется, колоссальная масса энергии!
   -Собственно, благодаря магнетонам, не так уж много. Тем более, для разрушения планеты, у которой ядро состоит из металлического водорода.
   Магнетоны являются деструкторами вещества не благодаря своей значительной массе, хотя она и превосходит массу протона в 10 раз, а благодаря своему огромному по напряжённости магнитному полю. Пролетая мимо атомов, магнетоны не только "сдирают" с них электронную оболочку, но разрушают даже протоны в их ядрах.
   В поле же сверхпроводимости, свойственной металлическому водороду, магнетоны порождают токи такой мощности, что происходит электрическая поляризация недр планеты. То есть планету электромагнитные силы разрывают, в буквальном смысле, на куски... Куда там - слабенькой гравитации удержать силы электрического отталкивания!.. А магнетонов, благодаря их свойствам, для обвальной дезорганизации атомов целой планеты требуется совсем немного: сотни полторы- две.
   -Вот это оружие!- невольно восхитилась девушка и едва не пропустила нужный поворот.
   -Да,- рассеянно кивнул головой Сказочник.- И ты видела его в действии. Шушенки уничтожили Компьютер именно магнитной пушкой...Так вот. Портплэнетс и был осколком планеты-гиганта. Вряд ли, конечно, корнукраки потратили дорогостоящий заряд магнитной пушки для создания исключительно планеты-ловушки. Скорее, газовый гигант послужил им в качестве испытательного полигона для нового оружия. Тем не менее, один из осколков планеты был использован корнукраками в конце войны, как бомба космических масштабов.
   Дело в том, что металлический водород очень трудно и дорого получать в искусственных условиях. Для термоядерного зажигания реакторов звездолётов Малого Союза он, по ряду причин, необходим. Поэтому, найдя на осколке-планете открытые залежи водорода, мы, земляне, соорудили там не только горнодобывающие комплексы, но и крупнейшую военную базу, на которой постоянно находилось не менее сотни кораблей союзников... К сожалению, руководство забыло, что металлический водород очень опасен. Стоит взорвать в одном месте водородную бомбу, как вся планета автоматически превращается в пылающую звезду: что и продемонстрировали нам корнукраки в конце войны.
   Вообще же существовало множество видов планет-ловушек. Например, простейшая - силитроновое болото. Посреди такого болота на открытом месте корнукраки сооружали макет разбитого корабля союзников, который непрерывно передавал в космос сигнал бедствия. Пролетавший мимо планеты звездолёт, предварительно сделав разведку, преспокойно совершал посадку рядом с макетом. Тонкая силитроновая корка под весом звездолёта лопалась. Звездолет камнем шёл на дно. Естественная реакция капитана в таких обстоятельствах - немедленно включить двигатель и вырваться из трясины. Но силитрон, набившись в дюзы, под воздействием высоких давлений и температур каменеет. Продукты сгорания - будь-то газы или фотоны - не находя выхода, разогревают и взрывают корабль изнутри...
   Или возьмём другой пример - заражённая планета...Можно также рассказать о планете-молнии, питающейся энергией своей звезды, и так далее... Но, пожалуй, самая интересная планета-ловушка - планета сокровищ... Сейчас мы разгрузим автокар и, если Вы не устали, не хотите спать - я Вам расскажу одну легенду...
  

Глава 2.

Планета сокровищ.

   Сказочник и Энн быстро управились с работой. Когда Влад, Андрей и Малыш исчезли в шлюзовой камере, психолог предложил Гоппс пройти в медотсек. Там, подготовив всё необходимое для оказания срочной медицинской помощи, Сказочник усадил девушку в мягкое кресло и начал свой рассказ:
   -Планета сокровищ появилась в пространстве Малого Союза неизвестно откуда. Войдя в сферу притяжения одной ничем не примечательной звезды, она стала вращаться около светила по сильно вытянутой орбите, Планета представляла собой кладбище одной из цивилизаций Мёртвого пояса. Как она попала к нам - до сих пор неизвестно, только вдруг среди ошан поползли слухи о планете невиданных доселе никем сокровищ. Нельзя сказать, чтобы никто из ошан не летал в Мёртвый пояс и раньше, но, во-первых, полёты туда - очень рискованное и дорогостоящее предприятие, во-вторых, общества высоких технологий, некогда существовавшие там на многих планетах, довольно часто вели прагматический образ жизни, в-третьих, множество планет было изуродовано космическими войнами, в-четвёртых, в-пятых и шестых...Здесь долго можно говорить. Я буду краток: Мёртвый пояс был далеко, а планета сокровищ - рядом. По слухам, планета сокровищ принадлежала ранее цивилизации, во главу угла своей культуры поставившей эстетические ценности. Неизвестно откуда всплыло название окутанной легендами расы соуби, создавшей эту планету.
   Когда-то часть древней цивилизации переселилась на планету блуждающей звезды для того, чтобы уйти от всепоглощающего технократизма метрополии. Забросив бессмысленную с точки зрения колонистов подгонку природы под идеалы разумного существа, инопланетяне плоды технического прогресса направили не на дальнейшее развитие материальных орудий преобразования мира, а на духовное его постижение, стремясь к гармоничному единству с внешним миром. Другими словами, они искали духовное бессмертие, смирившись с неизбежностью смерти телесной.
   С этой целью инопланетяне создавали на своей новой родине истинные шедевры в различных видах искусства, всячески стараясь их защитить от разрушительной работы времени. Именно поэтому инопланетяне называли себя "соуби", что в переводе с их языка означало "творцы души".
   Ещё миллион лет назад, якобы, в Мёртвом поясе богатства соуби вызывали у многих зависть. Не одна цивилизация пыталась захватить их планету, что для воинственных, завистливых соседей не составляло большого труда. Соуби пережили множество вторжений, прежде чем познали самые потаённые глубины психики самых разных разумных существ и научились использовать свои знания для выживания своей расы, более того, для её процветания. Искусство политики соуби подняли на невиданную ранее высоту. Конечно, одной политики для того, чтобы оградить планету от вторжений, было недостаточно. Но соуби и не ставили перед собой такой задачи. Они научились создавать такие произведения искусства, которые за пределами их планеты теряли значительную часть своего неповторимого очарования. Поэтому перед захватчиками всегда возникала задача сохранения планеты соуби в целостности, а не разграбления. Таким образом, соуби добивались сразу двух целей. Во-первых, захватчик, автоматически, становился защитником планеты сокровищ. Во-вторых, захватчик, постоянно находясь в духовной ауре планеты, невольно сам пропитывался её духом.
   Эпицентры войн за бесценную планету сместились с самой планеты соуби на планеты захватчиков. Переходя из рук в руки, планета соуби производила переворот в сознании варваров. Империи, федерации, конфедерации, зачастую, разрушались под мирным влиянием соуби, буквально, за считанные столетия. Видя губительные последствия соприкосновения с культурой соуби некогда могучих рас, один из новоявленных гегемонов Мёртвого пояса - император Стратогер - приказал уничтожить планету сибаритов, превратить её в космическую пыль. Соуби предвидели намерения варвара, но противопоставить ему сколь - нибудь реальную силу не смогли, хотя и приняли к тому все возможные меры...
   Соуби обратились за помощью к другим звёздным государствам. Разгорелась галактическая война. Идоменяне до сих пор считаются непревзойдёнными воинами, а Стратогер, их император, сохранил своё имя в тысячелетиях благодаря славе непревзойдённого полководца.
   Соуби понимали, что дни их сочтены. Разрозненные флотилии наспех сколоченного союза государств не способны были долго сопротивляться бронированному кулаку до предела милитаризированных варваров. Раса великих искусников оказалась под угрозой полного истребления. Вот тогда-то единый народ соуби и разделился на три части. Первая часть улетела на звездолётах искать затерянную в пространстве метрополию, вторая, стремясь сохранить свою культуру, улетела в поисках нового мира, находившегося подальше от освоенных звёздных систем, а третья... Третья решила, что несмотря ни на что, спасти свою планету. Используя неведомые нам технологии, соуби заставили свою планету покинуть старое солнце и отправиться в мрачные глубины космоса. Чтобы замести следы, великие зодчие устроили великолепный фейерверк сверхновой звезды. Сами же соуби, отправившись в длительное путешествие без определённого адреса, планировали переждать миллионолетия в специальных хранилищах, пребывая в анабиозе...Но их техника не обладала долговечностью, свойственной творениям их искусства. Рассказывают, что счастливчики, которым повезло отыскать планету соуби, видели много разрушенных хранилищ.
   Правда, никто не видел своими глазами самих счастливчиков, имена которых либо были никому неизвестны, либо, наоборот, были слишком хорошо известны - только в этом случае прославленные капитаны давно пребывали в мире ином и спросить у них о достоверности ходящих о них легенд не представлялось возможности.
   Вопрос о существовании планеты соуби приобрёл стратегическое значение, когда истинные ошане предложили правительствам Малого союза свою помощь в войне с корнукраками в обмен на координаты таинственной планеты.
   Созданные повсеместно комитеты по розыску сокровищ соуби перерыли все музеи и частные коллекции в поисках соответствующих описанным в легендах артефактов. Кое-что удалось обнаружить. Увы, находки имели солидный возраст и, чаще всего, их происхождение никак нельзя было связать с вопросом о возможном местонахождении планеты соуби.
   Одновременно комитетами проводились допросы владельцев торговых компаний и частных звездолётов. Результаты проделанной огромной работы обескураживали: определилось три довольно большие области космоса, где с одинаковой вероятностью могла находиться планета сокровищ. Причём, вероятность едва выходила за границы погрешности расчётов. Тем не менее, в эти-то области космоса союзники направили три десятка разведочных кораблей с лучшими пилотами. Двум из таких кораблей и удалось обнаружить планету соуби, после долгих поисков, когда угасли вздорные надежды на удачу. Пилотировали корабли два...разных существа: Генри Маклой и Харольд Мей...
   -Люди?- что-то недопоняв, попыталась уточнить Энн. Голос Сказочника завораживал её. Неожиданно пробудившийся интерес прогнал сон. Девушка походила на большого ребёнка, забывшего о сне, слушая сказку.
   -Н-не совсем,- Сказочник положил на лабораторный стол универсальную аптечку, которую до этого машинально вертел в руках, и с улыбкой повернулся лицом к девушке.- Харольд Мей - один из компьютерианцев, кому люди дали человеческое имя в благодарность за его подвиги на войне.... О нём упоминала Арина...
   В глазах Энн промелькнула искорка боли и сомнения. Черты её лица на мгновение ещё больше исказились от воспоминания, которое её, словно, состарило. Спохватившись, девушка молча вопрошающе взглянула на рассказчика.
   -Конечно, история - наиболее изменяющаяся наука,- всё же решился не сворачивать с намеченной темы Сказочник.- Но, как бы ни пытались фальсифицировать её политики, в генеральном сражении у - Кита союзников с корнукраками нам удалось нанести существенный урон беспощадному врагу, технически превосходящему нас, только благодаря компью...терианцам. Впрочем, они тогда ещё не были компьютерианцами. Их называли исинами серии АР... Наверно, никогда не смогут создать более совершенных искусственных систем управления звездолётами...
   -Вы хотели мне рассказать о планете сокровищ,- досадливо поморщилась Энн.
   -Да-да, конечно,- согласился Сказочник.- Но легенда - есть легенда. Из неё, как из песни, слов не выкинешь. Вам надо знать, что у Генри Маклоя в битве при -Кита погибла жена. Она служила связисткой на одном из наших кораблей. Генри Маклой слышал её предсмертный зов о помощи, видел таяние сверхпрочной брони под лучом аннигиляционной пушки...и ничего не мог предпринять, занятый боем с двумя вражескими звездолетами. Хотя, пожалуй, боем это назвать было нельзя. Маклоя спасало от гибели лишь безостановочное броуновское движение его одноместного разведочного корабля. Менее манёвренные крупные звездолёты корнукраков не поспевали за ним. Генри же, заложив в компьютер программу смены курса через время упреждения прицельного выстрела, сам вёл беспорядочную ответную стрельбу. И всё же, невольно он приближался к гибнущему земному кораблю, надеясь хоть на мгновение отвлечь внимание корнукраков на себя.
   Но случилось непредвиденное...Случилось за доли секунды: аннигиляционный луч, пробив обшивку, взорвал корабль, в котором находилась жена Маклоя. Практически, на гребне полыхающего шара в космос вылетел маленький спасательный шаттл, и в то же время компьютер Генри выдал результат его стрельбы на поражение: земной шаттл расстрелян земной пушкой...
   Ужас от содеянного не мог быть пропущен через светочувствительные фильтры, подобно свету от взрыва, и поэтому парализовал Генри на непростительно долгие секунды боя. Душевное потрясение сменило ужас ненавистью к истинным виновникам произошедшей трагедии. Отключив компьютерную программу, Маклой развернул свой корабль прямо на крейсер противника. Казалось невозможным, но, двигаясь по прямой, корабль Генри оставался неповреждённым две минуты...три...пять... Логика вражеских компьютеров отказывалась воспринимать безумное поведение землянина. Упиваясь мщением, Маклой привёл в действие всё огнестрельное оружие, имевшееся на борту его звездолёта. Крейсер корнукраков был разнесён на куски в считанные секунды. Очутившись в центре ещё не утихшего взрыва, Генри торжествующе оглянулся. В его чёрных глазах полыхало пламя ада, между жадными языками которого гасли отблески разлетавшихся во все стороны обломков одного из лучших боевых крейсеров противника.
   Но победа оказалась мимолётной. Тактика корнукраков включала в себя изоляцию наиболее опасных единиц космической техники землян множеством вспомогательных кораблей. Поэтому Маклой не удивился, когда к нему отовсюду понеслись целые рои смертоносных звёзд.
   В принципе, уйти от трёх атакующих кораблей с достаточным вооружением и согласованным планом действий невозможно...А рядом с собой Маклой увидел полтора десятка разномастных корнукракских звездолётов... Быть может, его спасла злосчастная судьба, ведя по стезе ярости в самую гущу врагов по немыслимой траектории? - не знаю. Но Маклой после этого боя считал себя обязанным жизнью Харольду Мею, который столь же безумно, как и он, ворвался в боевые порядки корнукраков с тыла... Правда, Харольд Мей впоследствии не раз показывал компьютерную распечатку боя новоявленному другу, пытаясь объяснить свои действия с точки зрения логики - мол, не было никакого самопожертвования. Однако Маклой ему не верил...Вы ведь помните, мисс...
   -Энн. Зовите меня Энн,- попросила девушка.
   Сказочник как-то странно посмотрел на неё, словно хотел отыскать какое-то незамеченное им ранее преображение черт лица Гоппс, её фигуры. Мелодичная тональность голоса девушки вызвала в душе Сказочника странное ощущение: нечто запрятанное глубоко внутри Энн, подало ему некий знак о своём существовании. Психолог стряхнул с себя мимолётное наваждение и продолжил:
   -Ты ведь помнишь, Энн, что Харольд Мей был серии АР? На таких, как он, чувственная матрица имела очень сильное влияние, и Маклою признания исина казались попыткой настоящего мужчины избежать излишней благодарности за исполнение своего прямого долга.
   Даю Мей, действительно, обладал сильной чувственной матрицей и умел ценить искреннюю дружбу человека на фоне настороженного внимания к исинам остального человечества...Уже тогда семена вражды к компьютерианцам начали давать всходы...
   -Бог мой,- раскаиваясь, вздохнула Энн.- Как мы все были неправы...
   -И я сожалею о случившемся,- кивнул головой Сказочник. - Только давай не будем бросаться в другую крайность. Исины - тоже не святые.
   -Конечно,- подозрительно быстро согласилась Гоппс.
   -Не слишком ли сильно её зацепило сознание Арины?- тревожно подумал Сказочник. Его мысли на мгновение спутались.
   - Так что там произошло дальше, - поторопила его девушка.
   -Дальше?- спохватился психолог. - Дальше...Итак, двое...землян на двух разведочных кораблях отыскали-таки планету соуби. Им повезло: эта планета, как раз приближалась к перигелию своей вытянутой орбиты. Подёрнутая лёгкой пеленой облаков, она временами обнажала то тут, то там синеву морей и зелень буйной растительности.
   Подсказкой для отождествления этой планеты с планетой соуби разведчикам послужил большой остров абсолютно правильной шестиугольной формы. Согласно легендам, именно под этим островом, служившим некогда местом для столицы инопланетян, находились главное хранилище их замороженных тел и главная сокровищница. Тем не менее, догадка оставалась всего лишь догадкой, нуждавшейся в проверке, и земляне решили произвести посадку. Но едва их корабли пересекли границу тропосферы, все приборы внешнего наблюдения будто сошли с ума. Вид острова неузнаваемо изменился. Экраны покрылись густой полутьмой, в которой угадывались черты головы свирепого зверя, испещрённой, словно оспинками, яркими точками. Потом свет и тьма на короткое время полностью смешались. Альтиметр выдал осмысленный результат. На дисплеях компьютеров высветился рельеф слишком близкой суши.
   Из-за задержки выдачи данных капитанам пришлось совершить аварийную посадку. Двигатели успели погасить скорость. Контакт с землёй, всё же, сильно встряхнул Маклоя. Пилот, потеряв из виду напарника, нервно завертел головой. Двигатели, взревев в последний раз, замолкли, и в возникшей тишине экраны внешнего обзора, по-прежнему, заполненные переливами цветов немыслимых оттенков и сочетаний, выглядели зловеще. Маклой хриплым голосом вызвал на связь Мея. Ответа не было. Лишь перейдя на эфирный канал, Генри услышал голос друга, да и то - едва-едва. Сквозь плотные помехи где-то на уровне подсознания у обоих землян регистрировалось, будто в их разговор вплетались голоса, что-то щебетавшие на непонятном, мелодичном языке. Голоса вклинивались в разговор капитанов так, что своей интонацией, своей мелодичностью они изменяли смысл фраз самым неожиданным образом, рождая новые ассоциации, оттенки значений. Дословно передать подобную беседу невозможно, но выглядел диалог двух разведчиков примерно, так:
   -Харон-на-льд-зе! Я па-ниче-го-ски не-а-а-вижу... Бог а-ты ва?
   - Я шуай тоже по-ги-чти ни-вер-чего...Анна-нас-лиз бар-дан-чих-ных по-про-каз-вы-ывает, что ко-о-спинки на оска-рде лем-урод-да костьрова - уни-что? - женные звере-здо-ро-лёты...
   Нет. Всё равно, не получается,- Сказочник виновато улыбнулся. - Скажу проще. Неведомые голоса то вскрывали невысказанный подтекст фраз, то о чём-то просили, предупреждали, пытались помешать, запугать. А суть разговора между капитанами сводилась к следующему. Харольд уговаривал Генри немедленно улететь с планеты, намекая, что к предполагаемому кладбищу звездолётов на острове могут присоединиться и их два корабля:
   -Здесь, явно, ловушка,- утверждал он.
   Генри же настаивал на том, что необходимо убедиться: действительно ли они нашли планету соуби, а не какой-либо другой цивилизации. Исследовательская экспедиция, посланная впустую, в столь тяжёлое для Земного содружества время, будет не только непозволительной тратой средств. Генри знал, что по умению пользоваться логикой Харольд несравнимо сильнее его, поэтому он, продолжая разговор, облачился в скафандр и просто вышел наружу, поставив друга перед свершившимся фактом. Связь между капитанами прервалась.
   Очутившись вне корабля, Генри оглянулся и облегчённо вздохнул: мир за кругом выжженного двигателями пространства выглядел прекрасно, совсем по-земному. И никакого намёка на опасность. Маклой второй раз более внимательно обвёл взглядом полосу зарослей, ища поверх них пик ракеты Мея. Что-то пугающе блеснуло на солнце левее капитана, и он поспешил навстречу блеску. Нырнув в заросли, Генри ожидал, что вот-вот появится выжженный островок земли. Но ожидания его не оправдались. Когда же он решил, что сбился с пути, впереди вновь что-то блеснуло... Да. Это был звездолёт, но не Мея, а истинных ошан. В распахнутый люк заползали стебли растений. Кроны деревьев мягко ласкали металлические бока космического скитальца. Все приметы указывали на то, что он простоял здесь недвижимым множество лет.
   -Значит всё-таки Мей прав. Это - планета-ловушка,- решил Генри.- Надо немедленно отсюда взлетать.
   Однако любопытство влекло его к кораблю. Никто из землян и их союзников ещё не пересекал порога корабля истинных ошан. Случай, наконец-то представился.
   Генри поглотила полутьма входа. Когда капитан быстро добрался до рубки небольшого корабля, дверь перед ним внезапно сама распахнулась. На пороге стоял...Мей.
   -Это ты?- облегчённо выдохнул Генри, пряча бластер в кобуру.- Ну, что там?
   -Ничего особенного... Скелет ошанина...И рядом - вот этот камень,- Мей подал другу огранённый, величиной с кулак, камень лазурного цвета.
   -Безусловно, красиво,- вглядываясь в пульсацию слегка изумрудных волн, словно набегавших на изломанные грани изнутри кристалла, пожал плечами Маклой.- Но мне кажется, сейчас важнее узнать, в чём заключается опасность этой планеты. Ошанин не оставил никаких записей?
   -Оглянись вокруг,- в голосе Мея угадывалась насмешка.- Здесь ничего нет, кроме переборок и обшивки. Кто-то побывал на корабле раньше нас...
   -Действительно...Тем не менее, этот некто не взял с собой драгоценный камень...Почему?- Маклой вновь, не спеша, оглядел находку. Что-то тревожное шевельнулось в его душе.- Ладно. Разберёмся потом. Сделаем экспресс-анализ, хотя и так очевидно, что камень весьма необычный и красивый... Сделаем анализы почвы, собранных по дороге растений и улетаем. Я думаю. У нас есть все основания предполагать две вещи. Первая: эта планета есть планетой соуби, Вторая: эта планета- ловушка корнукраков.
   -Подожди,- повелительно остановил словоизлияния Генри Мей.- Конечно, то, что эта планета есть одновременно планетой соуби и планетой-ловушкой - не противоречит логике. Но тогда возникает множество вопросов. Например, почему такую жемчужину Галактики корнукраки приспособили под ловушку? Согласно легендам, главные сокровища соуби нельзя вывезти из планеты, но использовать их в качестве приманки?! Сомнительно.
   Второй вопрос: где прячутся сами корнукраки? Судя по состоянию корабля истинных ошан - корнукраки где-то рядом. Так почему они не нападают на нас?
   - Нет ничего более интересного, чем строить догадки. Однако я предпочитаю действовать...У меня - гадкое предчувствие, что задержка здесь чревата для нас смертью...
   -А я предпочитаю предполагать, а не предчувствовать.- Не уступал Мей Генри.- Не кажется ли тебе, что корнукраки выжидают, когда планета сама расправится с нами? Но вот если мы попытаемся удрать - нас немедленно атакуют!
   -Логично,- сдвинув брови, согласился Генри.
   -Какой же выход?- вкрадчиво спросил Мей.
   -Какой?
   -Выход один. Исходя из того, что мы предупреждены, мы должны крайне осторожно исследовать всё, что возможно на этой планете. Есть шанс, что нам удастся использовать нечто найденное здесь, против самих корнукраков. Поэтому предлагаю нам на твоём корабле (он ближе) заняться анализом имеющихся у нас данных...
   Через шесть часов, расположась в кресле пилота и яростно борясь со сном, как сейчас ты, Энн, Генри подвёл итоги совместных исследований и размышлений капитанов:
   -Преображение шестиугольного острова в голову чудовища на экранах внешнего обзора, наблюдавшееся нами при посадке, очевидно, есть смоделированный электромагнитный процесс, служащий для предупреждения инопланетян о нежелательности их появления на острове. Следствием игнорирования такого предупреждения, наверное, служит кладбище кораблей... Хотя, возможно, не все корабли-памятники чрезмерного любопытства разумных существ. Среди них вполне могут оказаться корабли с баз корнукраков. Но, скорее всего, корнукраки построили свои базы подальше от непосредственной опасности - где-нибудь на побережье восточного материка.
   Далее. Несмотря на обилие растительности, животный мир планеты очень беден. Его населяют в основном, насекомые. Есть и земноводные. Но самые простейшие.
   Теперь - о камне. Спектроскопический анализ был безрезультатным. Рентгеноструктурный показал невероятно чёткую упорядоченность сложных, плотно упакованных неорганических молекул. Возможно, перед нами - молекулярное письмо, которое есть надежда расшифровать...Фактом остаётся неоспоримая красота камня... Лично я считаю, что красота и была единственной целью его творцов...
   -Упорядочивать в направлении возрастающей сложности, освобождать скрытые потенции каждой частицы материи - вот, пожалуй, единственный путь технологической эволюции разумных существ... Недаром мы смогли добиться осуществления эфирного перехода только научившись манипулировать эфирным резонансом каждого атома...
   -Не сбивай меня,- досадливо поморщился Генри.
   -Я не сбиваю, а дополняю,- невозмутимо произнёс Мей.- Действительно, подобную упорядоченность молекул способно создать общество, владеющее технологиями, далеко опередившими наши. Следовательно, мы - на планете соуби. Сомнений нет...Что же нам делать дальше, Генри?
   Маклой потянулся в кресле и закрыл глаза:
   - Сначала нужно хорошенько выспаться... - Сказочник замолчал, внимательно глядя на сморенную сном девушку. Потом он на цыпочках вышел из медотсека. Пройдя по коридору к рубке, психолог с величайшим удовольствием нашёл в ней всех членов экипажа "Ворона", яростно споривших о дальнейших планах.
   -Ремонтировать трансверторный электронный излучатель в открытом космосе - безумие!- патетически кричал Влад, нависая над сидящим в кресле Стенком.- Я уж не говорю, что мы засеем космос многочисленными дефицитными деталями, а урожая новых, понятно, никогда не дождёмся. Самое главное, в космосе не добиться точной регулировки пучка!
   -Ну, почему же? Андрей гарантирует...
   -Я знаю, что он гарантирует!.. Но как нам быть с трангулятором? Для его работы требуется пять миллиграмм чистого радия. Где мы радий возьмём?.. Только на планете при помощи вводно-солевого уловителя.
   -Это долго,- возразил Андрей.- Кроме того, надо будет ещё найти радиоактивные источники. А без трангулятора можно временно обойтись.
   -Обойтись!- уничижительно фыркнул Влад.- Сразу видно, что ты ни разу не водил корабля! Скажи ему, Стенк!
   -Трангулятор - роскошь,- не стал ему помогать пилот.- Каких-то двадцать лет назад легко обходились и без эфирной настройки. Исправный компьютер и умелый пилот - вот и всё, что нужно. Трангулятор же лучше выбросить за борт - вон, сколько места занимает эта громадина...
   -А повреждённая обшивка корабля?- не сдавался Влад.
   -Ладно, ладно!- поднял вверх руки Келвин.- В конце концов, мы - коммерческий корабль. И, если нам выпала возможность исследовать неизвестную планету - так тому и быть. А сейчас - всем отдыхать. Сколько можно держаться на таблетках спорамина?! Дежурным остаюсь я...Всё-всё-всё. По каютам.
   -Келвин! Надо лечь на курс к планете,- заметил Стенк.
   -Неужели я с этим не справлюсь?! Всем - спать.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   Шли четвёртые сутки спокойного полёта к неизвестной планете у красного карлика. Энн решила твёрдо держаться линии самоизоляции. Она не посещала ни столовую, ни кают-компанию, ни рубку. Каждый день девушка распределяла своё пребывание на "Вороне" между лабораторией и собственной каютой, если к иному не принуждали обстоятельства. Лишь бассейн и спортзал могли оказаться местами столкновений с членами экипажа. Но Энн быстро усвоила, что после ужина, обычно, там никого нет.
   Иногда одиночество захлёстывало девушку волной безысходности, но, благо, в лаборатории оказался журнал серий различных опытов, которые проводил некогда Ян Косман. Журнал заинтересовал Энн не только в научно-познавательном плане, но и как, почти, детективное чтиво, ибо в нём содержались ещё предыстории и следствия тех или иных смелых научных идей. Девушка так увлеклась неожиданными поворотами мысли, надо полагать, умнейшего человека, что однажды прихватила с собой кристалл памяти в бассейн. Включив компьютер в режим звукового прослушивания, она села на край бассейна, задумчиво поднимая пальцами ног на поверхности воды узоры волн.
   Косман говорил тихо и неторопливо о том, как люди и анкряне пытались при помощи генной инженерии получить гибриды различных растений и животных их планет. Учёных ожидали трудности двоякого плана. Первая: в хромосомах анкрян содержалось много минорных оснований ДНК. С чем это было связано (то ли с жёстким ультрафиолетом, то ли с особенностями распространения различных микроэлементов на планетах - неизвестно). Но факт оставался фактом. То, что на Земле подобные минорные основания, всё же, встречаются у низших форм животной жизни, поддерживало в учёных надежду на успех гибридизации.
   Сначала опыты проводили на одноклеточных организмах. Используя генетические карты, при помощи фагов Mu генетики инициировали нестабильность определённых генов двух наиболее аналогичных типов бактерий таким образом, что локусы Ac и Dc стали определять миграцию аналогичных генов этих бактерий вдоль хромосом друг к другу. Учёные задействовали также управляемые транспозоны...
   Сзади девушки раздался жуткий скрежет. От неожиданности Энн сильно вздрогнула и оглянулась. Нечто огромное, чёрное двигалось к ней с невообразимым шумом. Нервы Гоппс не выдержали. Во мгновение ока девушка оказалась в воде, стремительно удаляясь от опасного края бассейна. Доплыв до середины, Энн, наконец, осмелилась посмотреть назад. Рядом с компьютером возвышался АУ-5, покорёженный, но вполне узнаваемый.
   -Что Вам нужно?- раздражённо крикнула девушка.
   Сквозь невнятный скрип ей всё же удалось различить:
   -Я поч-хему-то считал, чхто понячие гуманности ш-шир-е пон-ятия гуманизь-зьма, иб-бо в его круг-х вклю-чается и отнош-шение заб-бот-ты к не-не-негуман-ноидам. Я взвою...взыв-ваю-ваю к В-вам, как к-к существу, несущ-щему раз-зум Ар-рины... В-впроч-чем, ч-чего жа-ждать от люд-дей, ес-сли д-даже м-мой со-отечест-винтик Э-эХ игно-варьирует моё об-щест-во, зам-коротнувшись в себя... Я под-фото-рецеп-ториваю, что он ут-оржавел в хаосе токов Фуко...Д-доп-простимо под-думать, что он с-корби-рёжет об ис-синах б-боль-ше меня, собственномани-пуляторно уб-бившего нек-которых из них. М-мне п-плохо... Об-бо мне заб-были...Меня заб-бросили... Я м-медленно дегра-радирую Вам по всем к-каналам с-звязи. Вы- м-моя пост-релакса-ционная над-тяга...
   -Безумные ирионы!- сердце Энн уколола жалость. Девушка быстро выбралась из бассейна и подбежала к компьютерианцу. Глаза её, наполненные слезами, блестели, губы кривились, сдерживая плач:
   -Они о Вас забыли! Вот она - сущность лже - героев космоса! Они думают только о себе! Вы говорили с ними?
   -К-конеч-но...Н-но всё- з-зря-я... Он-ни г-говорят: н-надо жа-ждать.Ж-желез-зо н-не пор-ржавеет...
   -Это- Влад- догадалась Энн.
   -Ш-штурм-маньяк,- согласился АУ-5.-Я д-даже ис-спор-р-тил п-про-водку в тех-эх-отсек-ке, н-над-деясь, чхто Андрей с-спут-тает м-меня с М-малыш-шом в т-темнот-те. Н-нет. Н-на эт-том кор-рабле яв-ный ген...механицид. М-меня х-хотят из-жить хочется...Чем я х-хуж-же М-малыш-ша-а? Я- веет-тер-ран, имею м-мног-го опыта...
   -Ну, они у меня сейчас узнают, где раки зимуют!- Энн неожиданно сделала для себя открытие: она давно в душе ждала момента проявить свою неприязнь к экипажу "Ворона".
   -Р-раки?- фотоэлементы АУ, вспыхнув, окончательно помутились.- П-причём з-здесь р-раки?
   -Я имею в виду корнукраков,- видя, что перегрузила своей идиомой логические блоки страдальца, попыталась исправить свою ошибку Энн.
   -П-проблема з-зимов-вки к-корнуэльц-цев в ус-словиях к-кос-моса?
   -Не думай об этом! Время действовать!..
   Когда Энн, воинственно размахивая руками, ворвалась в кают-компанию, она своим бурным вторжением нарушила мирную обстановку необратимым образом. Влад и Андрей, вздрогнув, рассыпали шахматные фигуры, Стенк перестал что-то доказывать Келвину и Сказочнику, поперхнувшись на полуслове, Пьер выронил из рук справочник минералов.
   -Это как понимать?- громогласно начала свою обвинительную речь девушка.- Ошане, принимающие близко к сердцу беды инопланетян, заставляют страдать несчастного компьютерианца!.. Вот ваше истинное лицо! Лицемеры! Клянётесь во вселенской любви, а самим пальцем лень пошевелить для оказания помощи АУ-5! Я всегда подозревала...Да, что там! Я знала, что нет пределов человеческим эгоизму и вранью...Вам нравится унижать уродцев!.. Немедленно займитесь ремонтом АУ!
   -Щас,- насмешливо сделал полупоклон Влад.- Эта развалюха наносит нашему "Ворону" гораздо меньший вред, находясь в парализованном состоянии.
   -А-а... Ты не можешь простить АУ его благородное стремление вернуть своему несчастному народу искру разума! А я горжусь тем, что такая личность - у нас на борту! Я преклоняюсь перед его бескорыстным служением своему народу!
   -Ну и ремонтируй его сама, раз он такой хороший!- в сердцах крикнул Влад.
   -Я - микробиолог,- Энн гордо вскинула голову, как дикий мустанг, которого хотят запрячь.
   -А я - штурман. А он,- Влад указал на Андрея.- Программист. А он - геолог. А он- пилот, а он...И ни одного механика.
   Энн глядя на штурмана, ощутила неудержимый прилив бешенства. Подобные разглагольствования постоянно заставляли кипеть её кровь. Девушка упрямо тряхнула короткими волосами:
   -Ну, что ж... Из всякого положения, я думаю, найдётся выход,- Энн говорила холодно, высокомерно, изо всех сил сдерживая себя.- Пойдём, АУ, в техотсек...
   Когда девушка вместе с компьютерианцем гордо покинула кают-компанию, члены экипажа переглянулись.
   -По-моему, из неё будет толк,- прервал тишину Влад.
   -Спорим, что как только она схватится не за тот конец паяльника, весь её энтузиазм иссякнет,- иронично заметил Пьер.
   -Она и паяльника не найдёт,- был ещё более категоричен Стенк.
   -Не так уж она и беспомощна,- загадочно улыбнулся Андрей.
   -На что спорим?- оживился Влад.- У тебя, Пьер в коллекции есть великолепный экземпляр пульменита...
   -Руки прочь от моей коллекции,- потеряв всякое добродушие, взвился над креслом геолог.- Я собираю образцы минералов не для гнусных экспериментов какого-нибудь сексуального маньяка!
   -Это я - сексуальный маньяк?!
   -Прекратите!- поморщился Драм.- Мы - не первый год в космосе вместе!.. А насчёт Гоппс... Поживём- увидим...Сказочник! Пойди, проследи, чтобы она не взорвала ненароком наш корабль.
   -Может, я там более уместен?- спросил Андрей.
   -Нет...Лучше Сказочник. Главное - пленить дух человека. Как говорил один из древних: сначала - поверь. Тогда и поймёшь, проникнешься... А Сказочник сумеет найти к Гоппс подход.
   Ремонтировать АУ-5, несмотря на опасения девушки, было весьма просто. Водрузив над компьютерианцем зеркало, она точно выполняла все его команды, снабжённые бесчисленными инструкциями.
   Когда пришёл Сказочник, ему не понадобилось давать советы. Сначала он искренне удивился отработанным, уверенным действиям Энн, а через пятнадцать-двадцать минут заскучал. Девушка демонстративно пресекала все его попытки помочь. Но Сказочник будто не замечал нежелания Энн (в конце концов, у неё не десять рук, чтобы везде поспеть). На правах хозяина, услужливо подсказывая, какой инструмент или какая запчасть где хранится, Сказочник постепенно включился в работу, и неприязнь Энн к нему растаяла.
   Сказочник был доволен: вопреки ожиданиям пилота и геолога девушка не бросила работу ни когда обожглась случайно паяльником, ни когда внутри АУ что-то сильно заискрило... Лишь добравшись до эмпатической системы компьютерианца, Энн чуть не заплакала, причинив ему своей неосторожностью боль. АУ-5 на время отключился, и работу пришлось прервать. Впрочем, основные механические поломки удалось ликвидировать, часть чипов - заменить. Осталось подновить несколько электрических "нервов". Но без указаний АУ это сделать было невозможно.
   -Давай передохнём?- предложил Сказочник Энн. Она без колебаний согласилась.
   -Чтобы не молчать, я дорасскажу легенду о планете сокровищ, если она тебя заинтересовала.
   -Конечно,- живо отреагировала Энн, заканчивая мыть руки.- Ты остановился на том. Как... капитаны решили обследовать шестиугольный остров...
   -Да-да, я помню... Итак, Генри приснился кошмар. Найденный камень, слегка флуоресцируя, лежал в углу почти тёмной комнаты. Камень был похож на туманность в бесконечности космоса. Но за бесконечностью Генри чувствовал стены, грани, о которых разбивались волны рассеянного, пульсирующего света и потому, казалось, сама пустота со всех сторон давила на Маклоя, заставляя сжиматься душу. А душа- эта Психея-дыхание, уже не находила выхода из груди. Генри не мог вздохнуть, как будто его сковывал страх перед зловещим чёрным космосом, готовым проникнуть внутрь, разорвать в клочья жалкий комочек дорогого для Генри "я". И только камень - далёкий, недоступный, давал отважному капитану робкую надежду на то. Что существует выход из безысходности. Неудивительно, что Генри стремительно потянулся к камню, размеры которого быстро росли, заполняя всё пространство вокруг Маклоя.
   Вдруг мерцающий свет камня и Вселенной слился в единый поток, померк, складываясь угасающими лучами в смутные очертания где-то уже виданного монстра, и рассыпался вокруг Генри созвездьями огней-оспинок...Неожиданная вспышка и крик жены заставили Маклоя проснуться в холодном поту... Самочувствие было ужасное. Вина за содеянное острым скальпелем разбередила старую рану. Голова болела. Слегка подташнивало то ли от недосыпания, то ли от отвращения к себе. Генри оглянулся в поисках Мея. Его друг сидел у пульта корабля и задумчиво поглаживал ручку штурвала. Стараясь избавиться от горького осадка на душе, Генри сразу заговорил:
   -Ну, что будем делать?
   ...Нет. Глаза не обманули звездолётчика. Его железный друг вздрогнул и, помедлив, посмотрел на Генри как-то неуверенно, вскользь. Но голос Харольда звучал спокойно:
   -Я думаю, что пока мы будем следовать логике обычных кладоискателей...Поблизости находятся старые развалины. К ним на вездеходе мы доберёмся за полчаса...
   Действительно, через полчаса два капитана выехали на небольшую возвышенность и покатили по старой, заброшенной дороге...Мей, всё время молчавший, вдруг затормозил и зашорил фотоэлементы.
   -Что с тобой?- обеспокоился Генри.
   -Странно...Я не могу вести машину. Мне мешает какое-то мерцание, идущее от покрытия дороги.
   Генри недоумевающее уставился на, местами потрескавшуюся, голубоватую ленту под колёсами вездехода. Ничего особенного.
   -Давай, я поведу,- предложил он.
   Друзья поменялись местами, и Генри плавно тронул машину вперед. Ничего необычного не наблюдалось. Маклой поехал быстрее, не отрывая взгляда от дороги. Незнакомый материал будто уплотнился, стал гладким. Интенсивность света, исходящего от него увеличилась. По поверхности покрытия дороги побежали какие-то тени, полутона...
   Действительно, странно. Но ничего угрожающего или раздражающего. Любопытство подтолкнуло Генри ещё сильнее надавить на педаль газа... Дорога словно раздвинула свои границы, приглашая следовать вперёд. Напряжение спало. Настроение заметно улучшилось. Маклой даже замурлыкал под нос полузабытую песню десантников. Его душа наполнилась ожиданием чего-то приятного.
   Теперь Мей стал удивлённо поглядывать на своего напарника:
   -Не быстро ли ты ведёшь вездеход?- спросил он.
   -Обзор прекрасный. Дорога - в хорошем состоянии. О чём волноваться?- пожал плечами Генри.- К тому же... Смотри...Там, в километре от нас...
   -Что? Что там?- тупо уставился вперёд Мей.
   -Не видишь?! Вон там белоснежные здания, разноцветные купола! Те, кто строил такое чудо, не могут быть злодеями!
   -Великие ирионы! Какой обзор? Какие здания?- недоумённо спросил Мей.- Если ты имеешь ввиду эти заросшие травой и кустарником развалины, то мы уже приехали... Стой!- заорал вне себя Харольд, рванув вверх рычаг ручного тормоза.
   Но и у Генри, будто пелена спала с глаз: всё вокруг потускнело, краски выцвели и поблекли, открывая его глазам панораму похожего на казарму низкого четырехугольного дома с полуобрушившейся крышей - налево, и серую башню с нарушенной грубой кладкой - направо. Прямо на дороге лежал валун килограмм на двести.
   -Не объедешь,- резюмировал Генри. От бескрайней дороги не осталось и следа: лишь небольшой проход между двумя древними строениями, совсем не напоминавшими те, которые он недавно видел.
   -Давай свернём вдоль башни,- предложил Мей, беспрестанно вертя головой. Рука исина переместилась к прикладу бластера.
   -Да ты нервничаешь?- удивился Генри.
   -Исины не нервничают. Они имеют дело с фактами. При недостатке же фактов Исины строят мысленные блок-схемы вариантов возможного развития событий,- машинально ответил Мей, думая о чём-то другом.
   -Ты так себя никогда не вёл,- насторожился Генри.- Даже в рукопашном бою с корнукраками, когда мы брали их крейсер на абордаж, чтобы узнать принцип работы эфирных двигателей, ты сохранял полное спокойствие!
   -Да,- признался Мей.- Я чувствую, что со мной происходит нечто необычное... Я думаю, тебе этого не понять. Какая-то чуждая энергия переполняет меня... Она - неуловима. Но она - во мне... Как тебе объяснить?.. Примерно, так. Словно доселе пребывая в невесомости, я вдруг ощутил вес. Только вес, тяжесть- это нечто внешнее. А чуждая энергия сидит во мне и пытается управлять исподволь, мягко моими движениями, моими ощущениями и, даже разумом. Я будто раздваиваюсь.
   -И чего же хочет эта энергия?- полюбопытствовал Генри. У него в душе возникло горькое предчувствие.
   -Она - тёмная, неразличимая...Я пугаюсь её. Она взбудораживает меня. Хочется почиститься, смазаться. Но чего она хочет?.. Не знаю.
   -Ну, так узнай!- раздражённо воскликнул Генри, с досадой ударив ладонью по рулю.- Ты же, в отличие от меня, способен проверить в себе всё, включая качество припоя. Проанализируй, откуда приходит импульс! А я, в это время, сдвину с дороги валун. У нас, всё-таки, вездеход космической разведки! Если будет нужно - я распылю этот камень на песчинки. А ты - объезжать! По бездорожью!.. Бред!
   Генри выдвинул из-под низа вездехода два мощных манипулятора, упёрся ими в преграду и на самом малом ходу поволок валун наискось, прочь от дороги.
   Мей железной хваткой сжал его руку повыше локтя. Генри поморщился от боли и безуспешно попытался освободиться. Раздосадованный до предела поведением друга, он притормозил и укоризненно посмотрел на Мея.
   -Что ещё?- набравшись терпения, спокойным голосом спросил Маклой.
   -Генри, вернёмся назад...Я - не в себе...Может быть, завтра продолжим?
   -Завтра будет хуже...Если на тебя начинают действовать какие-то флюиды этой планеты - завтра будет хуже. Поверь мне. Нам надо поскорее убраться с этой планеты...Узнать бы как возникают галлюцинации- напустили бы их на корнукраков- и дёру... Слушай! Быть может, на нас действует какой-то галлюциногенный газ? Впрочем, нет. Ты ведь не дышишь...Тогда - излучение...Мощное излучение!.. Но любое излучение мы бы обнаружили ещё на корабле...Тогда - что?
   -Генри!- фотоэлементы Мея подозрительно блестели. Он не отпускал руку друга, которая уже основательно затекла.- Не надо ждать! Возвращаемся на корабль и немедленно взлетаем... Чем больше мне открываются остатки великолепия соуби, тем больше я себя чувствую...навозным жуком на начищенном до блеска паркете.
   -Очнись, Мей! Какое великолепие? Один драгоценный камень? Кругом - безобразные развалины. Мне кажется, что соуби и строить, как следует, не умели... Да отпусти ты мою руку!- Генри дёрнулся изо всех сил и почувствовал, что хватка друга ослабла.- Ну вот, мурашки побежали,- он начал растирать ладонь.
   -Мурашки побежали,- глядя мимо Генри в пустоту, повторил безразличным голосом Мей.
   -Успокоился? Тогда - вперёд,- человек, упрямо вцепившись в руль, нажал педаль газа. Его беспокоило собственное состояние. Ещё больше его беспокоило состояние Мея, но он лишь сильнее жал ногой на акселератор. А мимо проплывали пустые глазницы окон всевозможных конфигураций, наклонённые стены с замысловатыми узорами из бороздок разных цветов и разных размеров. Узоры притягивали взгляд, пробуждая что-то в памяти... Не хватало цвета... Не хватало разума дотянуться до их скрытого предназначения. Несомненно, в этих узорах что-то было... Казалось, вот-вот всплывёт из тёмных уголков подсознания их суть, но линии обрывались, терялись, возникали новые. И мысль будто повисала в ментальном вакууме, потеряв опору... Всё, что было когда-то видано, узнано, беспомощно трепыхалось посреди расстроенного интеллекта Генри. Дух Маклоя метался в поисках чего-то прочного среди смешавшихся мыслей, в надежде зацепиться за некое кредо, некий постулат, посредством которого можно было бы разыскать неуловимое понимание эха логики живших здесь инопланетян, запечатлённой на стенах. Но все потуги разума были напрасны.
   Вездеход на полном ходу ворвался в пустое пространство площади. Голова Генри закружилась, и он затормозил. Через минуту, открыв глаза, первое, что обнаружил Маклой - исчезновение Мея.
   -Великие ирионы!- воскликнул Генри.- Харольд!
   Маклою вспомнились нервозность, странное поведение друга, и человек запаниковал. Генри выскочил из вездехода, тревожно оглядываясь по сторонам. Под одним из полуразвалившихся зданий, своим видом, напоминающим какое-то гуманитарное, общественное учреждение, виднелись две человеческие фигуры. Одна из них была, несомненно, фигурой Мея. А вторая... Похожая на женскую... Тоже знакомая... Сердце Генри непроизвольно радостно ёкнуло. С быстрого шага он перешёл на бег. Ошибки быть не могло!
   Пусть на Ней - серебристая пелерина на плечах, длинная юбка из переливчатого материала вместо космического комбинезона или лёгкого летнего платья - это Она... Женщина слегка вздрогнула, услышав шаги за спиной, и оглянулась. Открытый, готовый произнести заветное имя рот Маклоя захлопнулся. Его существо пронзила опаляющая боль, оставив после себя пепел и горький вкус разочарования, опустошённости. Это была не его жена...
   Холодом веяло от незнакомой женщины. Вдруг, будто из мрамора выточенные черты лица инопланетянки неуловимо изменились. Казалось, свершилось Пигмалионово чудо. Вместе с ожившими глазами и уголками губ у незнакомки появилось в выражении лица что-то родное, знакомое, притягательное, земное. Чуть поклонившись, она одну руку протянула навстречу Генри, другую, приглашающе, ко входу в здание. Генри машинально шагнул вперёд, пытаясь поймать руку женщины, но его пальцы наткнулись на что-то холодное, твёрдое... Вновь чары развеялись. Перед Маклоем стояла, несомненно, статуя, обезличенная, металлическая. Только издали, от вездехода, её можно было принять за человека... Какое-то сочетание всё тех же линий, борозд, скорее, портило, чем подчёркивало очертания угловатой фигуры, похожей на идолов первобытных культур.
   Ноги Генри подкосились, и он сел прямо на пол, тряся головой:
   -Не могу... Понимаешь? Больше не могу. Я - пустой. Я - выжатый лимон. Ещё одна сильная эмоция - и я схлопочу либо инсульт, либо инфаркт.
   Мей с высоты сочувственно следил за другом. Казалось, разум у капитанов был один на двоих. Покинув Генри, он вернулся к Харольду:
   -Успокойся,- начал исин увещевать друга.- Я, по твоему совету, проанализировал своё состояние. Все функциональные и логические цепи - в порядке. У меня нет ни одного сбоя или отклонения от нормы. Ревизия вселила в меня уверенность в то, что я способен выполнить поставленные перед нами исследовательские задачи. Соберись. Отбрось в сторону свои человеческие эмоции. Всё нормально. Прими за данное, что на нас действует какой-то Х-фактор. Действует разрушающе. Мы не можем ни понять его, ни уничтожить. Следовательно, мы должны бороться с разрушающими нас проявлениями этого фактора. Я, например, усилил токи обратной логической связи и токи к механизмам тела. Как видишь, моё самочувствие улучшилось. Советую и тебе на время превратиться в робота. Планета сжигает тебя, сжигает твои чувства. Спрячь их за перцепцией и апперцепцией. Ты слышишь меня, Генри?
   -Да, конечно,- глухо ответил Маклой.- Забудем обо всём, кроме того, зачем мы здесь. Итак, эта статуя пригласила нас войти вон в те двери. Пойдём?
   -Те двери не хуже любых других. Ты не взял с собой бластер?
   -Нет,- Генри смутился, но потом чуть-чуть усмехнулся от посетившей его голову шальной мысли.- Я думаю, что он здесь вряд ли пригодится...Ну, пошли?
   Сказочник замолчал, вынимая из холодильника бутылку эля. Энн терпеливо ждала, когда он утолит жажду. Но Сказочник, казалось, забыл о незаконченной легенде. Он с интересом разглядывал обнажённые внутренности АУ-5.
   -А дальше? Что дальше?- не вытерпела девушка.
   -Да, в общем-то, и всё,- пожал плечами Сказочник.- Войдя в здание, Генри и Харольд, действительно, обнаружили несметные сокровища: двигающихся цельнолитых мелких зверюшек из золота с рубинами вместо глаз, рубинами, проецирующими голографические сюжеты из жизни древних инопланетян.
   Капитаны нашли драгоценные браслеты тончайшей работы из астральной обманки, придающие человеку невероятную силу или меняющие его облик. Они нашли бусы из аурита с внутренней огранкой, аурита - камня-предсказателя; воздушные гамаки из посеребрённой паутины паука-андрогора, гамаки, в которых снятся желанные сны, неотличимые от яви; кубки из аквавита, превращающие воду в напитки на любой вкус; и многое, многое другое. Комнаты здания были набиты чудесными вещами, светящимися, искрящимися, переливающимися - прекрасными, даже если их предназначения были неизвестны, а формы - абсурдны.
   Но Генри сокровища раздражали. Чем больше находилось ценностей, тем больше его охватывало понимание того, что на все эти богатства он не купит прошлого. Маклой всё чаще срывал своё зло на Мее, который постоянно задерживался, с пунктуальностью робота собирая в исследовательский контейнер наиболее компактные и выдающиеся образцы искусства народа соуби. А Мей всё меньше обращал внимание на нападки друга, время от времени повышая напряжение на обратных логических цепях.
   Когда же капитаны начали спускаться по длинной полутёмной лестнице в подвальное помещение, Мей неожиданно оступился и пролетел по воздуху целый пролёт. Генри поспешил к Харольду, слабо шевелящемуся на площадке.
   -Ну, как ты?- нагнувшись, спросил он друга.
   -Нормально,- ответил Мей, поднимаясь.
   -Нормально?! Мне кажется, что внутри у тебя раздаётся нехорошее потрескивание.
   -Какой ты внимательный! Оставь меня в покое!- Мей резко оттолкнул от себя Маклоя.- Я сам... А ты следуй за мной. И будь осторожен. Я не стану нянчиться с тобой, если тебя покалечит какая-нибудь зловредная инопланетная штуковина!
   Поначалу Генри испытал шок от такого грубого обращения с ним, но потом он сделал поправку на собственную нетерпимость и смолчал - видно, и Мей был на пределе.
   А лестница казалась бесконечной. Генри чертыхался, методично проклиная соуби за то, что те не догадались сделать лифт, но вслух не произносил ни слова жалобы. Наконец, земляне остановились перед мощной, инкрустированной полупрозрачным тёмно-вишнёвым камнем дверью. Рассеянный свет, исходящий от стен подземелья, покрытых всё тем же загадочным узором линий, усилился. Внимательно разглядывая поверхность двери, на которой узор приобретал вообще немыслимые формы, капитаны обнаружили следы от бластеров и что-то, похожее на головоломку. Мей тут же принялся перебирать различные комбинации замка. На что светящийся замок отвечал переливами цветов до тех пор, пока не вспыхнул чистым фиолетовым пламенем. Дверь бесшумно распахнулась, но Мей продолжал неподвижно стоять, тупо глядя в свободное, наполненное мягким светом, пространство.
   -Что с тобой?- когда кончилось терпение, спросил Генри, протискиваясь вперёд.- Погоди, лёгким движением манипулятора Мей отшвырнул человека обратно к лестнице.- Я же сказал, следуй за мной.
   -Но ты стоишь!
   -Значит, так надо, Мей неуверенно шагнул за порог. Коридор отозвался на его движение импульсом розового света. Из глубин прохода донёсся печальный протяжный звук. Мей на мгновение замер, потом ещё раз шагнул навстречу неизвестности. Опять вспыхнул свет, звук стал более резким. Но, кроме этого, ничего не произошло. Мей пошёл безостановочно. Генри тенью следовал за ним. Музыка зазвучала аккордами. Два близких по характеру ритма сплетались, подчиняясь ритмам шагов землян. Мей пошёл быстрее. Темп светомузыки сразу изменился. Откуда-то из дымки красного цвета вынырнула стая стервятников. Мей попытался схватить одного из них, но безуспешно. Фантомы не ловятся, а лишь пугают внезапной близостью. Сзади Генри с нарочитым шумом опустилась переборка, отсекая путь отступления. Мей с разворота послал в неё заряд из бластера. Она накалилась по кругу и слегка покорёжилась.
   -Выберемся,- отметил Харольд, продолжая движение вглубь подземелья.- Генри, не отставай.
   В то же мгновение исин едва не попал в разверзшийся под его ногами колодец...
   Впрочем, к чему описывать опасности необычного коридора? Там были многочисленные ответвления, испепеляющая атомным огнём ловушка и многое другое. Вскоре стали попадаться костяные останки живых существ. Многие из них были в костюмах повышенной космической защиты. Но чем дальше, тем чаще пол укрывали скелеты с простой, истлевшей одеждой. Остановившись у первого из них, Мей задумчиво сказал:
   -Похож на соуби.
   -Откуда ты знаешь?- насмешливо спросил Генри.- Ведь соуби никто не видел.
   -А кто ещё может без скафандра разгуливать по этому коридору?- Мей с раздражением ткнул сапогом в середину позвоночника скелета полутораметрового существа. Кости превратились в прах.
   -Давно здесь лежит.
   -И у него нет оружия. Ты заметил?
   -Видимо, соуби убивают пришельцев по-другому.
   -Но как?
   Пройдя ещё немного по наклонному коридору, Генри указал на очередных трёх покойников, принадлежавших к одной расе:
   -По-моему, на них напали неожиданно. Посмотри. Враг появился между ними. Они стреляли, чуть ли не друг в друга.
   -Я тебе сказал: не суйся вперёд меня,- почти выкрикнул Мей.- Хватит и того...- исин внезапно замолчал.
   -Чего хватит? Я устал выслушивать от тебя указания, где мне быть и что мне делать!- вспыхнул Маклой.- Сам иди за мной.
   Он подобрал рядом с одним из скелетов что-то похожее на оружие и почти побежал дальше.
   Мей настигнул его на ближайшем повороте и, крепко ухватив за плечи, развернул к себе лицом.
   -Маклой!- в фотоэлементах исина появился лихорадочный блеск.- Иди за мной. Так нужно...для меня. Я не могу тобой рисковать... Ты поймёшь... быть может... потом.
   Оставив ошарашенного Генри размышлять над своими загадочными словами, Харольд устремился вглубь коридора.
   Через пару минут капитаны почти наперегонки ворвались в огромный зал, по-видимому, некогда служивший хозяевам центром управления. Около высоких сидений то там, то тут лежали кучки истлевшего праха. Откуда-то снизу во внезапной тишине доносился до землян монотонный шум работающей силовой установки.
   -Вот отсюда, наверное. И пробуждаются соуби,- почему-то шёпотом сказал Генри.
   Вдруг свет померк. Вместо плоских, прямоугольных ламп на потолке, поверх пульта вспыхнул, раскручиваясь перед глазами человека сложный узор, сопровождавший капитанов повсюду на этой планете. Сплетение линий всё ещё казалось бессмысленным, но Генри чувствовал, что есть нечто важное за светящимися, мельтешащими нитями. Голова кружилась. Маклой стал падать. В этот момент последний ряд линий будто сдёрнула невидимая рука, и Генри увидел простирающую к нему в мольбе руки жену, окутанную пламенем аннигиляционной вспышки. Он слышал её крик, полный боли... Он хотел ей помочь - рванулся, упал, скованный неодолимой силой, бился головой о пол, катался из стороны в сторону, яростно рычал, глотая слёзы...
   Очнулся он от внезапной остановки вездехода. За рулём недвижимо сидел Мей. В пяти шагах зиял провал люка корабля. Вокруг стояла мёртвая, без ветерка, тишина. Светило мирное солнце. А внутри Генри душа напоминала сжатую до предела пружину.
   Динамик Мея слабо захрипел:
   -Улетай, немедленно улетай...
   Генри, повинуясь внутренней пружине, выскочил из вездехода и попытался вытянуть наружу тело Харольда. Исин наклонился, потом безвольно упал на землю:
   -Брось меня... Я уже никуда не годный,- едва внятно хрипел он.
   -Не-ет. Я без тебя никуда не полечу,- волоча к подъёмнику Мея, твердил Генри.- Ты меня спас от смерти, и я тебя спасу... Хоть тебя,- горько добавил он.
   Харольд блеснул фотоэлементами и почти неслышно прошипел:
   -Мы оба искупаем одну и ту же вину.
   -Какую?- не понял Генри.
   Фотоэлементы Мея повернулись в сторону от пытливого взгляда простодушного человека:
   -Генри, прошу тебя... брось меня и улетай... Улетай немедленно. Сзади на корабль наползает туман... Нет, не смотри на него. Он уже близко... Я не верю, что этот туман - обыкновенный. Он тянется сюда от развалин. Улетай! Слышишь? Улетай. Не жалей меня, Генри. Я всего лишь исин, робот... Я... Я мог... спасти твою жену. Ты не попал в капсулу с уцелевшей частью экипажа. Ты лишь повредил внешние антенны. Но у капсулы не работали двигатели... Я видел это, однако посчитал, что и ты, и я нужнее в бою... Через полчаса неуправляемая капсула сгорела в атмосфере близлежащей планеты,- голова Мея с глухим стуком упала набок.
   Генри, оглушённый откровением исина, сидел рядом с Харольдом и равнодушно смотрел на надвигающийся туман...
   Кажется, АУ-5 очнулся.
   Энн, мельком взглянув на компьютерианца, встала и подошла вплотную к Сказочнику:
   -Так чем же закончилась эта легенда? Генри улетел с планеты соуби или его схватили корнукраки? А Мей?.. Где теперь планета сокровищ? У истинных ошан?
   Сказочник хотел ответить, но вместо него довольно сносно заговорил АУ-5:
   -То, о чём рассказал Сказочник, не легенда. На Компьютере в музее истории до сих пор хранится...хранился чип с личностью Харольда Мея. Хотя чип и основательно повреждён, к нему ещё можно было подключаться и почти как собственными сенсорами переживать эти события.
   -Вам легче,- позавидовала Энн.
   -Да. Мы обладаем некоторыми преимуществами перед людьми. Но не в случае планеты сокровищ. Там человек оказался прочнее компьютерианца. Совместная комиссия по расследованию обстоятельств полёта на планету соуби установила, что инопланетяне защитили себя от агрессивных пришельцев своим единственным оружием. Соуби использовали воздействие искусства на подсознание мыслящего существа... Даже не на подсознание, а на тот спай мышления и чувств, который вы, люди. Называете душой... Начиная с форм растительности, рельефа местности и кончая, естественно, узорами на стенах, импульсным светом - абсолютно всё на острове было создано таким образом, чтобы взорвать мышление при помощи чувств. Останки инопланетян-пришельцев на планете соуби - яркое тому подтверждение.
   Например, те трое, о которых ты упомянул, Сказочник, погибли не от рук соуби, а убили самих себя. Может быть, они перессорились друг с другом, может быть, им что-нибудь померещилось...
   А истинный ошанин с камнем, видимо, пережил нечто ужасное, о чём камень напомнил ему, ибо этот камень - коншенс мирроу - зеркало совести. Камню свойственно будит в памяти давно забытое... ИИ серии АР,- АУ-5 нарочно подчеркнул происхождение Харольда Мея,- смог за счёт увеличения напряжения в обратных логических цепях на время подавить работу активизировавшейся чувственной матрицы. И это ему помогло. Но всё дело в том, что у вас, людей, чувства и разум неразделимы. Они способны саморегулировать и восстанавливать, поддерживать друг друга. Вот почему человек- Генри Маклой - выжил, а Мей - нет.
   Когда у ИИ серии АР скопившийся потенциал на матрице достиг неуправляемой величины, тогда он, просто, выжег множество логических цепей компьютерианца. Сознание необратимо деградировало... Впрочем, это бывает и с людьми...
   -Тяжело признавать чужое превосходство, да, АУ?- усмехнулся Сказочник.
   Исин еле слышно заскрежетал.
   -Не обижайся,- психолог дружески хлопнул исина по корпусу.- Без Мея не выжил бы и Маклой. Это, как раз, тот случай, о котором твердила Арина. Человек и исин удачно дополнили друг друга.
   -Ничего не пойму,- тряхнула головой Энн.- Значит, Харольд Мей погиб?
   -Да. Хотя Маклой и доставил его тело вместе с некоторыми образцами искусства расы соуби на Землю.
   -А как же корнукраки?
   -Комиссия пришла к выводу, что никаких корнукраков на планете соуби не было. Сказочник ошибся. Планета соуби не представляла собой планеты-ловушки.
   -Ну, это так решили на Земле,- возразил Сказочник.- А среди ошан...
   -Среди ошан, действительно, ходит много легенд.
   -А как ты объяснишь присутствие на острове пустого ограбленного корабля истинного ошанина? Ведь кто-то обобрал звездолёт?
   -Это были соуби. У соуби, наверное, существует аппаратура пробуждения, которая настроена таким образом, что для их пробуждения недостаточно данных о климате планеты. Дополнительным импульсом к пробуждению им служила информация о разумной жизни в ближайшем космосе. Пробуждение, видимо, начиналось, когда на планету, согретую очередной звездой-мачехой, садился какой-нибудь космический корабль.
  
   Недаром Вы упомянули в рассказе 200-килограммовый валун, лежавший на, практически, целой дороге. Это, скорее всего, был один из сенсоров-пускателей процесса пробуждения, так же, как и дверь вначале коридора. Пробудившись, соуби тут же получали информацию о космическом сообществе.
   -Так значит, это они убили ошанина?
   -Его убил камень. Видимо, ошанин почувствовал ловушку, хотел бежать... Но камень остановил его. Соуби же захватили оборудование корабля для изучения.
   -Бред. Не может быть. Ведь на острове не было ни одного живого соуби! Как ты это объяснишь, АУ?- быстро спросил Сказочник.
   -Члены комиссии высказали различные предположения по этому поводу. Действительно, соуби, наверное, имели цепь команд пробуждения, в своей сумме гарантировавших своевременность возвращения соуби к жизни. В отдельности, автоматика могла дать сбой и разбудить хозяев планеты в космическом холоде, из-за шального метеорита или рухнувшего старого перекрытия. Но, очевидно, решающим был сигнал из центра управления о том, что пришельцы прошли испытание искусством. Ведь именно искусство служило соуби единственной защитой от воинственных соседей в течение тысячелетий. Можно предположить, что, чем агрессивней была раса, тем разрушительней оказывалось воздействие искусства соуби на представителей этой расы, посетивших планету сокровищ.
   Многие экипажи кораблей, видимо, умирали раньше, чем успевали добраться до развалин. Отсюда и возникновение кладбища кораблей: кто добровольно откажется от сокровищ, которые, образно говоря, находятся в двух шагах от него?
   -А соуби, сами соуби?- нетерпеливо спросила Энн.
   -Это, пожалуй, наиболее трудный вопрос,- признался АУ.- Тем не менее, примем за факт, что соуби, время от времени, просыпались, поскольку капитаны обнаружили множество скелетов одной расы без защитных костюмов... Существует бесчисленное количество версий о том, что сталось с хозяевами планеты... Быть может, их погубила эпидемия вируса, занесённого в хранилища пришельцами, быть может, их уничтожили корнукраки...
   -Ах, всё-таки, может быть - корнукраки!
   -Да. Но наиболее убедительной выглядит версия о том, что со временем или в процессе пробуждения соуби, в их разуме возникли какие-то изменения, вследствие которых собственное искусство соуби начало убивать их самих... Защитный зонтик, таким образом...
   -Превратился в крышку гроба,- закончил вместо АУ Сказочник.- Интересная версия.
   -Не совсем так,- возразил АУ.- Есть вероятность, что соуби, раз за разом, пробуждаясь, постепенно решили эту проблему. С каждым последующим пробуждением их жизнь становилась длиннее...
   -Вы пытаетесь объяснить неожиданное исчезновение планеты,- понимающе улыбнулся Сказочник.
   -Как? Планета соуби исчезла?!- удивилась Энн.
   -Представьте себе. Когда через три месяца Малый союз отрядил-таки по указанным Маклоем координатам научную экспедицию, планеты соуби у указанной звезды не оказалось. Мей и Маклой - первые и достоверные последние свидетели её существования,- согласился АУ-5.
   -Куда за три месяца могла подеваться целая планета?- поразилась Энн.- Я, конечно, не специалист...
   -Мы тоже. Но факт остаётся фактом,- пожал плечами Сказочник.- Планета исчезла. Думаю, она исчезла тем же способом, который соуби применили, спасаясь от идоменян- воинов Стратогера... Хотя лично я считаю более вероятным, что планета соуби - ловушка корнукраков. Обнаружив, что её тайна местонахождения открыта, корнукраки отправили её в бездны космоса - поближе к Большому союзу, с которым готовились воевать.
   -А мне нравится предположение АУ,- вступилась за исина Энн.- Как это драматично - погибнуть от собственного искусства!- она приподняла голову, устремив вверх взгляд пылающих глаз.
   Сказочник поперхнулся. Слегка покашливая, он предложил девушке закончить ремонт АУ-5.
  

Глава 3.

Агенты за работой.

  
   Джейн очень волновалась, когда её прямо из тамбур-шлюза отправили в рубку к капитану. Увидев улыбку на лице Конина, девушка немного расслабилась, стараясь не встречаться взглядом с Чёрной Вдовой, которая из-за разбитой губы выглядела ещё более отталкивающей.
   -Рад тебя видеть живой, девочка,- Конин пошёл к настороженной связистке с раскрытыми объятиями.- Присаживайся сюда, в кресло, и расскажи-ка мне, что с тобой приключилось.
   -Да-да, сэр,- Джейн хотела привстать, но руки капитана удержали её на месте.- Понимаете, сэр. На мой SOS откликнулся корабль земных ошан. Но на перерез "Ворону" полетел корнукракский крейсер... Удивительно, у меня сложилось впечатление, что корнукраки охотились не за ошанами, а за мной. Я до сих пор не понимаю, почему?
   -Что же тут непонятного?- зло откликнулась Блюм.- Корнукракам понадобился пленный с секретного новейшего корабля землян. Что ты выболтала нашим заклятым врагам, маленькая потаскушка?
   -Блюм, перестаньте,- поморщился Конин.
   Джейн порывисто вцепилась в рукава капитанского кителя:
   -Поверьте, сэр, я им ничего не сказала. Да они и не спрашивали ни о чём.
   - Вы просто мирно беседовали за кружкой чая о погоде в космическом пространстве Компьютера,- зло фыркнула Блюм.- Твоё счастье, стерва, что не я веду допрос.
   -Допрос?- жалобно переспросила Джейн.- Капитан!
   -Успокойся, девочка. У майора профессия такая... Артекс, подай лейтенанту стакан воды... Успокоилась?.. А теперь постарайся, как можно точнее рассказать, что с тобой произошло.
   Выслушав девушку, капитан задумался. Было ясно, что, во-первых, "Молнии" придется теперь преследовать не один, а два корабля; во-вторых, корнукраки проводят опыты над людьми и, узнав о флогенезе, они попытаются использовать вирус в качестве биологического оружия; в-третьих, Корнукракам действительно удалось задержать земной крейсер. Возникла угроза потери "Ворона" из зоны слежения...
   Но как понимать фразу кэпзена о том, что земляне узнали о мирных переговорах корнукраков и компьютавров? Насколько известно Конину, такой информации в штабе ВКС не было... А информация - необычайно важная! Ведь если допустить, что факт мирных переговоров имел место, то отсюда логически вытекают весьма неутешительные выводы. Среди них самый неутешительный: корнукраки, по-прежнему вынашивают планы войны с Малым союзом и, если б им удалось склонить на свою сторону компьютавров... Конин содрогнулся: заслуги Есинов, как их потом не преуменьшала и не замалчивала официальная пропаганда, общеизвестны...
   Перед мысленным взором капитана снова встало море огня на месте процветавшей планеты:
   -Наверное, и к лучшему, что корнукраки сожгли Компьютер,- печально подумалось ему.
   -Хорошо, Джейн,- наконец прервал молчание Конин.- Я считаю, что ты ничего непоправимого не совершила. Иди в эфирный отсек, смени человека Блюм и веди непрерывное прослушивание эфира в направлении Sco- 25315. При поступлении сообщения, немедленно доложишь мне, где бы я ни был и чем бы ни занимался.
   Лицо Джейн просветлело. Она быстро отдала честь и исчезла за дверью.
   -"Ничего непоправимого не случилось",- ехидно передразнила капитана Блюм.- Как у тебя язык повернулся такое сказать?!
   -А что случилось?
   -Как что?! Теперь...- Блюм словно поперхнулась. Зыркнув на Артекса, она раздражённо потребовала.- Да убери ты из рубки своего солдафона! Не съем я тебя.
   Конин подал знак сержанту, тот кивнул головой и вышел вслед за Клауд.
   -Ну, говори.
   -Теперь корабль корнукраков, как минимум, выдаст ошанам, что за ними осуществляется слежка. Ведь у корнукраков нет маскировочного поля! Зато у корнукраков есть аппаратура, которая отслеживает передвижение наших кораблей в эфире. А у нас её нет. В итоге, скорее всего, мы потеряем ошан, а корнукраки завладеют, как ты знаешь, не только тайной флогенеза, но и технологиями альтонов! И всё- из-за твоего глупого запроса на Землю!
   -А наш тайный агент?
   -Неизвестно, сколько ей удастся продержаться! На корабле ошан полно датчиков слежения.
   -Не буду спорить. Что произошло, то произошло, и, кстати, здесь немалая доля Вашей вины, майор.
   Блюм захлопнула рот и опустила глаза, боясь, что они выдадут её чувства. Участь Джейн Клауд была решена.
   -Сопливая девчонка с длинным языком... Он готов всё простить смазливому личику с васильковыми невинными глазами...И я ещё виновата!.. Я- Роза Блюм!- оскорблённое самолюбие грызло эту женщину, жгло беспощадным огнём, но внешне она выглядела спокойно и даже нашла силы выдавить из себя несколько слов.- Впрочем, я рада, что Клауд спаслась.
   Однако Конин вряд ли услышал её слова. Он приказывал в этот момент штурману сразу же после скачка обследовать окрестности Sco 23315.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - *** - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   Пока локаторы обшаривали ближний космос Sco 23315 в поисках землян, Вэр ввёл Арка в курс дел. Затем начались объяснения и инструктаж:
   -Я не думаю,- начальственно скрипел Вэр, глубоко спрятав глаза,- будто корабль торговцев следует в Мёртвый пояс, чтобы отыскать какой-то, пусть и уникальный, вирус. Чтобы расправиться с конкурентами? Лишиться потребителей? Покончить жизнь самоубийством? Нет! Торговцы рискуют жизнями только ради выгоды, и выгоды очень большой. Другими словами, земным ошанам удалось обнаружить либо уникальные технологии, либо редкие минералы, либо прародину соуби. В любом случае у нас появился шанс послужить Империи, реабилитировать себя в глазах командования и улучшить своё благосостояние. Однако наше положение не простое. Земляне очень приблизительно знают местонахождение конечной цели полёта. Нам придётся следить за ними и не быть при этом обнаруженными. Роск поклялся своей клешнёй, что сумеет определить энтропийный след землян в эфире с точностью до одной световой минуты. Таким образом, мы всегда будем иметь возможность выбрать такую точку пространства, где наше появление не засекут их радары...
   Экран видеофона засветился и по рубке прокатилось эхо мягкого, но требовательного звукового сигнала.
   -Что там ещё?- раздражённо спросил Вэр, не глядя нажав кнопку соединения.
   -Это я, Роск, Ваше Превосходство! Корабль землян запеленгован между УН-45460 и Дидоной. Ближе к Дидоне.
   -Какие у тебя есть соображения по этому поводу?
   Подчинённые дружно потупились, каждый рассчитывая на то, что вопрос задан не ему.
   -Ну, смелее!- Вэр подбадривающе стрельнул одним усом в лоб Арку. Райоме преданно выпучил глаза, но продолжал скромно молчать.
   -Позвольте мне, Ваше Превосходство!- находясь в рубке лишь виртуально, Роск чувствовал себя свободнее.- На УН-45460, по нашим сведениям, расположена ремонтная база Малого союза. Мне кажется, что земляне решили провести текущий ремонт своего корабля перед походом в Мёртвый пояс.
   -Молодец, Роск,- ус Вэра обвился вокруг видеофона.- Ты гораздо более похож на райоме, чем некоторые.
   Боевая клешня Арка непроизвольно щёлкнула. Обида горячими искрами пробежала по ганглиям:
   -Ваше Превосходство! Испытуемый не учёл одного обстоятельства: земляне находятся ближе к Дидоне, чем к УН... Это не вписывается в его предположение... Мягкотелым нельзя отказывать в тех крохах разума, которые у них есть.
   -Ну, и что?- Вэру нравилась его тактика обращения с подчинёнными. Более того, он гордился ею. Умение вскрыть таланты членов своей команды, а потом непринуждённо использовать их как собственные, заменяло Вэру отсутствие других способностей. Главное - удержать подчинённых в своей клешне... Кнут был неуправляем. В нём чувствовалась тайная оппозиция главенству Вэра. Поэтому эфирист, хоть и умней, пожалуй, всех троих (Вэр был самокритичен), не присутствовал на этом совещании.
   -А вот что...- райоме сплёл усы в плотный клубок, силясь придумать возражение проклятому выскочке Роску.- А вот что... Земляне после приземления на Компьютере, находятся вне закона... Поэтому они не могут произвести ремонт на базе Малого Союза. Следовательно, они сознательно выбрали для этих целей Дидону.
   -Позволю напомнить Вашему Превосходству,- тут же заговорил Роск,- что база Малого союза не находится в прямой юрисдикции Земного Содружества.
   -Но торговцы не захотят рисковать!
   -Тихо!- оглушительно щёлкнул клешнёй кэпзен. Мне всё ясно. Ваши аргументы, райоме, слабы. Земляне перед далёким полётом, безусловно нуждаются в детальной профессиональной проверке всех систем корабля... Тем более, что один заряд нашей пушки достиг своей цели. Поэтому мягкотелые, если они имеют хоть крохи разума,- тут кэпзен ехидно покосился на Арка,- ни за что не полетят к неизвестному красному карлику, около которого вполне может не оказаться пригодной для ремонта планеты. То, что о Дидоне врагу ничего неизвестно - ясно из последних астронавигационных сводок Малого союза... Я принимаю решение стартовать немедленно к УН-45460 и ждать там прибытия корабля землян, держась за границами действия локаторов базы Малого союза.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - -- - -- - -- - -- - - - - -

   Радары корабля СГК едва успели засечь "таяние" разведочного крейсера корнукраков. Но куда направились эти ракообразные?
   Томясь однообразными днями ожидания и бездействия, Конин в очередной раз разругался с Блюм, и теперь они оба сердито молчали. Делать было совершенно нечего, но уходить из рубки не хотелось. Инерция недавних активных действий, шок от гибели Компьютера, поспешное бегство от обломков разрушенной планеты, бесследное исчезновение ошан мешали переключиться на повседневные проблемы.
   -Не осуждай меня сильно, Вася,- наконец, не выдержав, первой заговорила Блюм, решив сменить официальный тон на прежний, доверительно-фамильярный.- Давай без эмоций обсудим причины моих поступков. Вот посмотри, посмотри электронные записи... Видишь три фигурки на поверхности Компьютера? Они пытаются добраться до "Ворона"... Один из них ранен... Над ними - корнукракский десантный бот открыл огонь. Ошане обречены. Согласен?
   А вот эти вспышки - начало нашей атаки. Корнукраки переключили внимание на нас... Благодаря нам один из троих ошан выжил. Видишь? Он входит в корабль! Следовательно, мы помогли ошанам и, быть может, благодаря нашей помощи, они не отказались от затеи проникнуть в Мёртвый пояс.
   -Сколько их осталось?- озадаченный новой информацией, спросил чуть охрипшим голосом Конин.
   -Вместе с...микробиологом - четверо.
   -Отправляться вчетвером в Мёртвый пояс- самоубийство! Должна существовать очень веская причина для такого безумства!.. Роза! Ты что-то не договариваешь!
   Блюм торжествующе улыбнулась:
   -Согласись с тем, что приказ атаковать десант корнукраков был правильным, и я скажу тебе, в чём причина такой целеустремлённости ошан.
   Конина покоробила такая прямолинейная настырность. Скрепя сердце, он уклончиво сказал:
   -Не знаю. Ведь, с другой стороны, не говоря о Клауд, из-за твоего лихого наскока на эскадру корнукраков, мы, по свидетельству Хоши Рана, пропустили открытую радиограмму "Ворона" эскадре адмирала! Что сообщили ошане Хосе Бланки?.. Так что не будем обсуждать корректность твоих приказов.
   -Почему же?- не хотела сдаваться Блюм.
   -Да потому, что твои действия, полностью неверные, к моему удивлению, не только не привели к жертвам среди экипажа, но и, в итоге, действительно, оказались полезными для выполнения нашего задания. Для меня это- чудо!.. А чудеса - очень редкая вещь...
   -Вася,- Блюм подошла к капитану, положила свои руки. Голос её стал проникновенным. Взгляд - вещим.- Ты только поверь в мою интуицию... Не слушай, что я говорю, и. особенно, как я говорю... Интуицию трудно выразить, обосновать. Ты же знаешь - приходится хвататься за первый пришедший на ум аргумент...
   -Да-да, знаю,- холодно согласился Конин, снимая её руки со своих плеч.- Итак, ты хотела мне что-то рассказать.
   -Какой ты чёрствый,- отвернулась Блюм.
   -Это я - чёрствый?- опешил Конин.- Да ты...
   Он замолчал, успокаивая себя, и тихо закончил после паузы:
   -Да ты мне расскажешь, наконец, до конца историю "Лебедя"?
   -Конечно,- Блюм нравилось испытывать терпение капитана. Таким своеобразным способом она утоляла свою месть. Но, заметив, что Конин готов взорваться, Блюм перешла к сути.- Как ты помнишь, перед высадкой на планету живоглотов дееспособных ошан осталось семеро. Трое из них (Ян Косман, Моника Кордова- первый пилот, и врач Поуп) проводили четвёрку десанта: Строма - инженера по обслуживанию расплющивателя, Шеен Лян- второго пилота, Рэндомов - двоюродных брата и сестру, на планету живоглотов на поиски космических кораблей альтонов.
   Но они нашли другое. Исчезнувшая цивилизация на планете живоглотов открыла вход в четвёртое измерение!- Блюм победоносно взглянула на Конина, ожидая увидеть его смятение или изумление. Но капитан лишь досадливо махнул рукой, будто отгоняя от себя назойливую муху:
   -Тебе, наверное, об этом рассказал безумный Саливан?- насмешливо спросил он.
   -В первую очередь, Саливан.- согласилась Блюм.- И у меня не было причин ему не доверять. Ведь именно благодаря четвёртому измерению пространства Саливану - единственному из десанта - удалось спастись от живоглотов. Кстати, на "Лебедь" Саливан вернулся без всяких материальных средств передвижения. Он появился из ничего посреди рубки корабля, с разбега ударился шлёмом о стену и потерял сознание. Этот факт засвидетельствован электронной записью!
   -Прекрати, Роза,- поморщился пренебрежительно Конин. В душе он радовался оттого, что ему удастся сбить с Блюм спесь. Эта женщина стала невыносимой. Капитану казалось невероятным, что, буквально, четыре дня назад ему льстила близость с ней - кандидаткой в члены Верховного Совета СГК. Конечно, как звездолётчик, Конин недолюбливал всех, носящих чёрную форму СГК, недолюбливал потому, что боялся. В космосе никто не застрахован от случайностей, случайностей, которые невозможно предвидеть. И в подавляющем количестве подобные случайности отнюдь не относились к разряду подарков судьбы. Когда же их воздействие затрагивает генотип... Блюм не была страховкой капитана. Скорее, Конину доставляло удовольствие приятно удивляться открытию человеческих черт у тех, кто раньше в его представлении воплощал собой обличье бездушного Рока. Увы, этих черт у Блюм оказалось столь много и такого отвратительного качества, что капитан пожалел о своём первом порыве. Сейчас же, обнаружив, как он считал, брешь в её образовании, Конин не смог противостоять искусу уязвить Блюм упрёком в ограниченности её знаний:
   -Роза,- почти ласково произнёс капитан,- мировой эфир имеет всего три измерения. Это известно любому школьнику...
   - Если эфир вообще существует,- иронично ответила Блюм. Она видела, как Конин опешил. Она наслаждалась растерянностью в его серых глазах, паузой в разговоре. Именно на такой эффект от своих слов Блюм и рассчитывала - а как же иначе сразить этого самоуверенного в себе медведя? Усомнившись в общепринятом, она ломала всю стандартную логику доказательств, привычный и уютный круг увязанных в одно целое представлений о мире, которым любой человек отгораживается от действительности.
   Блюм любила этот приём в ведении спора и не раз пользовалась им. На уровне подсознания перед ней мелькнула череда изумлённых, сбитых с толку лиц, сквозь которые как бы просочилось и вспыхнуло в памяти лицо Яна Космана. Вот кого ей так и не удалось ошарашить парадоксальностью доводов и неожиданностью логических посылок, причём, на собственном поле - в области генетики!
   Блюм хотела отмахнуться от этого видения, но вдруг заметила какое-то неуловимое сходство между Косманом и пришедшим в себя Кониным. Капитан вновь был собран, слегка напряжён. Настороженным взглядом он как бы пытался определить по внешности Блюм меру глупости или ума, стоящих за небрежно брошенной ею фразой - совсем как Косман.
   -А как же иначе?- осторожно осведомился Конин.- Что может быть более очевидным, чем идея эфира?
   -Идея эфира может быть весьма очевидной,- фыркнула Блюм, плавно, как кошка, приближаясь к Конину.- Вот только сам эфир отнюдь не очевиден. Кто его "видел очами"? кто его щупал, пробовал на вкус?
   -Мне кажется, ты путаешь эфир с бутербродом,- съязвил Конин.
   -И тем не менее, где доказательства существования эфира?- не смутилась Блюм.
   -Первое доказательство - наш полёт в космосе. Тысячи кораблей преодолевают огромные пространства. Принцип, положенный в основу работы их двигателей-расплющивателей, есть прямым следствием динамики Эфира. Не было бы, практически, абсолютно упругого эфира, не существовало бы и возможности ударного разложения, движения эфирных волн со сверх световой скоростью и тончайшей рекомбинацией вещества!
   -Но наше перемещение в космосе не обязательно описывать в рамках эфирной динамики!- возразила Блюм.- Достаточно воспользоваться принципом корреляции Эйнштейна-Подольского - Розена, и тогда "эфирный резонанс" выглядит абсолютно по- другому! В момент аннигиляции происходит не эфирный резонанс, а образуется два пакета волн. Первый - Чисто световой, фотонный. Второй - тахионный. В трёхмерном пространстве, как математически доказал О'Ралли, эти два пакета движутся в противоположные стороны. В четырёхмерном же простра6стве их движение происходит по эллипсу, плоскость которого лежит в четвёртом измерении. То, что воспринимается физическими приборами, как диссипация энергий двух пакетов, в четырёхмерном пространстве является мерой взаимодействия этих пакетов...
   По сути, сверхсветовая скорость в трёхмерном пространстве есть изменением калибровочного соотношения мер длин трёх измерений в четвёртом. Или, проще, четвёртое измерение пространства возникает за счёт сокращения расстояния по ходу движения...
   Конин слышал о новейших идеях, будоражащих воображение физиков- теоретиков, лишь понаслышке и поэтому вновь был ошеломлён осведомлённостью генетика, но капитан не думал сдаваться:
   -Релятивистская теория пространства логически противоречива. Её появление затормозило развитие естествознания более, чем на сто лет!.. Послушай Роза. Если пространство есть пустота, как подразумевал Эйнштейн, отрицая своей специальной теорией относительности необходимость существования Мирового эфира, то возникает извечный силлогизм: если пустота- это то, в чём ничего нет, значит она не имеет свойств. А если она не имеет свойств, то её нет ! Она не существует!
   Более того, физики времён Эйнштейна уже тогда недоумевали: пусть световые волны распространяются вне какой-либо среды. Пусть! Хотя одно это уже дико для природы волн. Но чем объяснить постоянство скорости их распространения (как- то постулируется в специальной теории относительности), если не свойствами пустоты, свойствами, которых у пустоты не может быть по определению?!
   Хорошо,- предупреждая возражения Блюм, успокаивающе поднял вверх руку Конин.- Допустим, пространство - некая субстанция, отличная от материальной. Собственно, тот же Эйнштейн, но уже в общей теории относительности, свойствами пространства-времени определял свойства материальных объектов, тем самым, представляя эти объекты производными, вторичными по отношению к пространству-времени. Но, как следствие, эйнштейновские пространство-время, благодаря метрическому тензору, приобретают физический смысл, физические свойства, а значит, они не могут рассматриваться в качестве пустоты. То есть, они материальны и не могут быть отличными от материальной субстанции, ибо, согласно древнему Спинозе, две разные субстанции не должны иметь ни одного общего свойства...
   -Всё это- софистика,- отмахнулась от аргументов Конина Блюм. - Субстанция, свойства... Чем они отличаются друг от друга? Если свойства - не есть субстанцией, значит субстанция - не единственное, что существует, пусть даже свойства - часть её. Меня метафизика не интересует. Я привыкла придерживаться фактов. А факты говорят, что, во-первых, уже существуют непротиворечивые варианты альтернативной физики пространства-времени, во-вторых, ещё Эйнштейн смог обосновать результаты Филадельфийского эксперимента, придерживаясь именно релятивистской теории пространства-времени.
   -Филадельфийского?- наморщив лоб, переспросил Конин.- Что-то, связанное с теорией единого поля?
   -Да-да. Невидимость, достигаемая с помощью пульсирующих силовых полей. Параллельно с этим эффектом, в Филадельфийском эксперименте были достигнуты как мгновенное перемещение корабля из Филадельфии в Норфолк, так и открытие членами экипажа четвёртого измерения. Правда, это отрицательно повлияло на их психику. Многие сошли с ума. Но многие сохранили здравомыслие. Они неоднократно впоследствии спонтанно уходили "в заморозку", "воспаряли", возвращаясь в четвёртое измерение...
   -Не знаю,- раздражённый упорством Блюм, Конин, чтобы прекратить одним махом глупый, с его точки зрения, спор, привёл последний, неотразимый аргумент.- Если и был поставлен такой эксперимент, почему на него не ссылались более поздние последователи Эйнштейна?.. И потом, повальное увлечение многочисленными измерениями в теориях квантовой физики конца ХХ, начала ХХ1 веков не привело ни к каким ощутимым подвижкам в познании основ мира...
   Для меня самым весомым свидетельством в пользу существования эфира является даже не логическое требование, вытекающее из наличия физических, то есть, материальных свойств пространства, а То, что множество цивилизаций постарше нашей - те же корнукраки, истинные ошане, члены таинственного Большого союза, строят свои теории фундаментальной физики на гипотезе существования Мирового эфира...
   -Всё это - не доказательство,- тут же бесцеремонно перебила капитана Блюм.- То, о чём ты говоришь, может, вполне оказаться обыкновенной ограниченностью мышления, цепляющегося за остатки мифологических форм, а не реальным отражением законов мироздания... Да и кто знакомился в подробностях с инопланетными физическими теориями? Ведь все цивилизации тщательно оберегают секреты устройства двигателей звездолётов, принцип действия которых неизбежно вытекает из фундаментальных представлений инопланетян о мироздании! Даже анкряне, в своё время, скрывали от нас тайну инвертора времени, позволяющего компенсировать разность течения корабельного и базового времён при субсветовых скоростях...
   Послушай, Вася. Мы можем сколь угодно долго блуждать в лабиринтах умозрения, пытаясь доказать свою правоту, и, тем самым, унизить своего оппонента... Но это всё совершенно неважно. Важно другое: существует технология мгновенного перемещения материальных тел в произвольных направлениях...
   Как ты думаешь, мог ли Саливан, не используя сложнейшие приборы и механизмы, в которых ни он, ни, полагаю, никто из землян ничего не смыслят, В экстремальной обстановке - убегая от живоглотов - оказаться на "Лебеде", кружащем над планетой? Чему равна вероятность подобной случайности?
   -Н-ну, ради отдельных, ещё не проверенных фактов, не стоит городить новые теории, которые, кстати, тоже нужно проверять и проверять.
   -Вася, вот мы и летим проверять факты,- снисходительно заканчивая спор, вернулась к настоящему Блюм.- Ведь если допустить существование технологии, выводящей из коллапса четвёртое измерение, и мы этой технологией завладеем... Подобная находка приведёт не только к перевороту в нашем мышлении, но и продвинет Землю на вершину цивилизации. Мы оставим далеко позади не только корнукраков, но и планеты Большого союза. Перед нами откроются неограниченные возможности экспансии...
   -По-моему, политика Верховного Совета СГК направлена сейчас не на расширение земной экспансии, а на консервацию уже освоенного...
   -Не путай, Вася, процесс освоения новых планет с освоением четвёртого измерения пространства. Ведь это - принципиально разные вещи!.. Не покидая Земли, расширять её жизненное пространство - совсем не то, что перекраивать враждебную гео - биосферу. И потом, владея секретами четвёртого измерения, мы легко вытесним истинных ошан с их места торговых посредников. В наших руках окажутся связи между цивилизованными мирами. Мы, автоматически, превратимся в центр суперцивилизации.
   А как быть с конвенцией о запрещении посещений Мёртвого пояса? Ведь правительство Земного Содружества подписало её!
   -Ну, пока вопрос о нарушении конвенции ещё не стоит. Мы сейчас преследуем других нарушителей, чтобы их наказать.
   -Оставь казуистику дипломатам, Роза. Мы-то знаем, что это не так. А запрещение посещений Мёртвого пояса имеет весьма серьёзное обоснование. Вспомни о погибших культурах Райо и Пан. Они стремились раскрыть тайны технологий вымерших рас и погибли. Цивилизация Райо была уничтожена разбуженными боевыми машинами империи Стратогера, а цивилизация пан была, буквально, взорвана изнутри энергетическими аппаратами, воссозданными по чертежам неведомой расы манков...
   Теперь же мы сознательно рискуем занести в известную ойкумену вирус флогенеза. Ты не боишься, что в Галактике появится новый Мёртвый пояс? И какое мы имеем право ставить на грань смерти миллиарды разумных существ?
   -Ты осмеливаешься сомневаться в мудрости Верховного Совета, в силах Земного Содружества? В моей компетенции, наконец?!- высокомерно воскликнула Блюм.- Ты, Конин, хороший капитан, но не суй свой нос в мировые проблемы... Найди мне "Ворона"- вот твоя задача. Всё остальное предоставь сделать спецкоманде и Верховному Совету. Надеюсь, тебе хватит ума для профессионального выполнения своих прямых обязанностей?.. А я займусь вопросами о благе человеческой расы. Не забывайся. Я не только командир спецкоманды, но и кандидатка в члены Верховного Совета СГК.
   Не дожидаясь ответа, Блюм стремительно вышла из рубки. Примирения не получилось. Да и вряд ли получится когда-нибудь в будущем.
   -Ненависть затуманивает разум непосвящённых,- успокаивала Блюм себя, торопливо шагая к ангару разведочных шаттлов.- Почти у каждого из них есть родственник, друг, знакомый, побывавший в СГК, ущемлённый в естественных правах. Но разве в этом виновата сама СГК? Она - инструмент, отторгающий заражённые ткани организма. Она не виновата в самой болезни...
   Войдя в ангар, Блюм остановилась, удивлённо оглядываясь. Что её привело сюда? Вид разведочного шаттла навёл майора на новую мысль:
   -Всем членам спецкоманды собраться в ангаре шаттлов,- отдала приказ Блюм через селектор. Спустя семь минут она уже распекала выстроившийся перед ней отряд:
   -Вас - тридцать два человека, специально обученных действовать в экстремальной обстановке. А вы даже не способны собраться вместе в нормативно положенное время! Шесть минут, сорок две секунды! Корабль уже захвачен корнукраками, а Хоши Ран только вбегает в ангар, на ходу дожёвывая сэндвич! Позор!..
   Лейтенант Крэйтон! Я просила тебя обеспечить порядок на корабле! И что я услышала?! Корабль, видите ли, не может функционировать лишь потому, что в пустых башках моих подчинённых нет соответствующих знаний!
   -Но, мэм...
   -Молчать! Я хочу ещё раз напомнить: мы призваны выполнить чрезвычайно важное и опасное задание. Вся ответственность за будущее Земного Содружества лежит на нас, а не на этих болванов из космофлота! Поэтому с сегодняшнего дня каждый из вас должен начать овладевать смежной профессией. Ты, Крэйтон - пилот, Хоши Ран - штурман, Альт- оружейник и так далее...
   Крэйтон! Тебе поручается следить за учёбой, от которой освобождается только мозговая пятерка. Далее. Ежедневные физические упражнения не менее трёх часов. Виртуальные игры на компьютерах по тактике. Учебные тревоги...Вы - на службе! Всё ясно?
   А сейчас - всем без исключения в спортзал и выложиться по полной программе! Крэйтон, Уоткинс - останьтесь.
   Блюм подождала, пока за вышедшими закроется дверь и тут же подступилась, недовольно хмурясь, к физику:
   -Как так получилось, Уоткинс, что ты не сумел овладеть управлением корабля? Ты же специалист!
   -Я не обязан знать каждую конкретную схему управления. Для меня важен принцип. Я не пилот, а ученый мэм,- с достоинством ответил Уоткинс.
   Блюм смерила его фигуру презрительным взглядом. Да. В десантники он не годился. Худощавый, неопрятный...Какой-то облезлый, с пучками торчащих в разные стороны волос на начинающей лысеть голове...
   -Святые ирионы! Ну, почему, если у человека появляется хоть чуточку ума, он становится ни на что не пригоден?.. Впрочем, Уоткинс - пограничник,- брезгливо вспомнила Блюм, и холодно сказала:
   -Ну вот что, Крэйтон. Отдаю тебе мозговую пятёрку в полное распоряжение и надеюсь, что через неделю... Слышишь?.. Через неделю, максимум, десять дней все они должны быть готовы к выполнению любых заданий космодесанта не хуже тебя... И не в принципе, а практически. Также, в частности, Уоткинс должен тебе объяснить порядок работы схем управления различных типов земных, лианских, тускарянских, анкрянских и, если знает, других звездолётов. Мне нужна полностью автономная, не зависящая ни от кого, спецгруппа. Ясно? Уоткинс, можешь идти к остальным в спортзал... Пойдём и мы...
   Крэйтон не задавал вопросов. Он молча шагал вслед за майором по коридорам корабля, молча зашёл вслед за ней в каюту. Это устраивало Блюм, Молчаливая готовность лейтенанта исполнять её приказы, вселяла в неё уверенность и покой. Она с удовольствием откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Но и с закрытыми глазами она чувствовала, что Крэйтон отнюдь не раздражён её поведением.
   Лейтенанта выводило из себя только явно выраженное уродство или попытки диссидентов внушать кому-либо опасные идеи об относительности понятий нормы, аномалии и патологии.
   В памяти Блюм опять всплыло видение серого, низкого неба и Крэйтона в забрызганном кровью мундире, устало вытирающего пот со лба:
   -Это наша работа, мэм, истреблять мутантов, как опаснейших тварей.
   -Да. Истреблять,- пробормотала она и открыла глаза.- Крэйтон. То, что я тебе скажу, должно остаться между нами.
   -Да, мэм.
   -Капитан Конин опасен. Очень опасен. Он не понимает важности нашей миссии в Мёртвый пояс.
   -Он скрытый мутант? Диссидент?- по лицу лейтенанта заходили желваки.
   - Нет. Думаю, нет. На мой взгляд, капитан не понимает, что назревает ситуация, которая способна легко перерасти в генетическую катастрофу. А от его действий зависит многое...
   Нельзя допустить, чтобы непонимание Конина обернулось причиной гибели земной цивилизации. Прикажи Рану сделать в компьютере моей каюты дублирующую систему слежения внутри корабля. Срочно.
   -Эфиристка не позволит.
   -Ах да! Клауд,- Блюм хищно улыбнулась.- Вот ещё одна уздечка для нашего капитана. Её необходимо допросить...
   В это время компьютер замигал и подал сигнал связи...
   -Ну ладно, иди.- Блюм отпустила лейтенанта и включила видеофон.
   Конин на экране выглядел враждебней, чем в действительности. Но его новость была обнадёживающей:
   -Наш агент дал о себе знать в эфирном диапазоне...

- -- - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Шунтонк в последний раз судорожно вспорхнул над Ашшей и отполз в сторону, собираясь плотнее. Чувство вины о содеянном им злодеянии не покидало его даже в мгновения наивысшего наслаждения.
   -Что с тобой?- спросила шиенка.- Ты как будто сам не свой. Замкнутый, угрюмый...
   Она старалась говорить нежным, сочувственным голосом, но все её восемь глаз сияли удовольствием от свершающейся мести. Ашша не могла больше оттягивать последний акт в придуманной ею пьесе:
   -Перестань распускать слизь... Ведь нам хорошо вдвоём... Не беспокойся о людях... Мы их найдём и уничтожим. Тогда уж, точно, никто не узнает, как ты героически расправился с киберами...
   Шунтонк недоумённо свёл глаза в фокус, но шиенка будто не замечала его замешательства, ласково пробегая стреками по отзывчивому телу шушенка:
   -Видишь ли... Каждый из пяти агентов стрека подвергается специальной психообработке. Я тебе рассказывала...
   Обычно психообработка не изменяет сложившегося характера закалённых бойцов. Она служит целям обострения чувства опасности и развивает комплекс правоты, обеляющей неизбежную жестокость наших действий.
   Но со мной произошло другое. Пережив при помощи внедрённой памяти сотни издевательств и пыток, я отождествила сломанные, изувеченные судьбы чужих мне шиенок со своей судьбой. И во мне не осталось ничего, кроме пепла... Пепла души.
   Шунтонк уже со страхом смотрел на Ашшу. Что она ещё удумала? И без её откровений шушенка раздирали противоречия. С одной стороны, израненная Ашша спасла его жизнь, вытащив из горнила сражения, и он должен быть ей благодарным.
   С другой - Из-за шиенки он совершил преступление. Если в Шушенки узнают об этом, то его не спасут никакие оправдания, ибо он поставил под угрозу план мирного поглощения Щушенкией богатейшего генетического материала...
   Кто она, Ашша? Воплощение зла или добра?
   Шиенка кожей ощущала сомнения Шунтонка, душа которого металась между желаниями немедленно убить её и осыпать благодарными ласками. Ашша впитывала в себя его душевную бурю и наслаждалась. Ей не хотелось, чтобы наслаждение прервалось. Поэтому беспощадный агент стрека изменила своё намерение - в конце концов, дело ещё не сделано:
   -Я лишь объясняю, почему я с тобой поступила так, а не иначе, заставив тебя своими стреками разрушить Компьютер. Наша первооснова, пурпуроносец Шелонк, ещё ребёнок. Наше правительство погрязло в коррупции и интригах. Единственное, к чему оно стремится - чтобы ничто не менялось. Выкупанные во всех водах политиканы лезут из раковин вон, стараясь избежать любых пограничных конфликтов. Им - взбаламучивать до поверхности, что папайцы захватывают одну за другой планеты шаупов, а корнукраки грозят нам боевой клешнёй...
   Я бы стерпела это. Что для могучей Шушенки - дикие папайцы или дремучие корнуэльцы? Но киберы!- Ашша без притворства сжалась в эллипсоид.- Я их ненавижу...
   Наша раса победила всех своих врагов. Они все получили или скоро, без сомнения, получат по заслугам. Они оплатили или оплатят свои счета. Но киберы...
   Ты хотел узнать, как мы уцелели? Нас спасло чудо, к происхождению которого мы, совершенно, не причастны. Киберы в войне с нами перехитрили самих себя. Созданные ими нанороботы предпочли питаться своими хозяевами, а не нами. Увы, у нанороботов нет мозгов, а киберы гораздо питательней шушенков...
   -Но когда киберы исчезли...
   -Я же сказала, что у нанороботов нет мозгов,- нетерпеливо повторила Ашша.- С ними мы справились, как с любой эпидемией.
   -Погоди Ашша. Так значит, у нас есть оружие против киберов?
   -Не совсем ... Видишь ли, нанороботы, как и живые организмы, мутируют. Когда мы поняли, что способствует нашей победе, наиболее опасные для киберов типы нанороботов вымерли вместе с киберами. Естественный отбор отсеял вирулентных нанороботов и уцелели только умеренные, не несущие киберам верную смерть. Мы пробовали экспериментировать с умеренными нанороботами. К сожалению, результаты мутаций оказались как непредсказуемыми, так и разрушительными. Достаточно вспомнить штамм нанороботов-кремнеедов...
   Нам пришлось свалить на звезду целую планету, чтобы остановить заразу. Так что, как свидетельствуют результаты диверсии на Компьютере - ты ведь помнишь вирусную эпидемию?- мы своим кибероружием способны сильно ослабить исинов, но не уничтожить...
   -И ты решила воспользоваться мной,- глухо произнёс Шунтонк.- Почему же не сама? Ведь именно тебя сжигала ненависть к киберам, а не меня!
   -Я была ранена! Я спасала тебя из последних сил, неблагодарный! - сердито шлёпнула Ашша стреком Шунтонка.
   -Да, конечно,- смутился шушенк. Ему было невыразимо стыдно. И всё же, червь сомнения грыз его изнутри, допекая дурными предчувствиями.- Ты знала о файле переговоров Координатора и земного адмирала! Когда ты успела заглянуть в компьютер?
   -Сразу после реанимационной машины...В отличие от тебя, глупыш, агенты стрека сначала знакомятся с информацией, а потом действуют. И перестань меня подозревать неизвестно в чём!- повысила голос Ашша.- Какая неблагодарность! Какая несправедливость!..
   Чем лучше, мягче относишься к шушенку, тем он больше наглеет! Катись вон!- шиенка сильным ударом ложноножки сбросила Шунтонка с поддона и яростно выгнулась над ним:
   -Ищи землян, недоумок, ради своего же блага! И больше ко мне не приближайся. Убью одним ударом. Веришь?
   Шунтонк верил. Он торопливо покатился прочь...
   Проводив шушенка глазами, Ашша тяжело всколыхнулась. Она жалела, что нет времени медленно изводить свою жертву. Людей, действительно, необходимо ликвидировать быстро.
   Шиенка скользнула к зачехлённому мощному кси-уловителю, профессионально привела его в рабочее состояние и включила поисковую программу. Прибор зазвучал на спокойной чистой ноте, помаргивая зелёным глазком.
   Шиенка вновь вернулась на широкий, слегка подогретый поддон и расслабленно растеклась по слегка шероховатой поверхности, лениво осматривая рубку, оформленную в виде маленького уступа под водопадом света. Искусственные блики настраивали Ашшу на философский лад, и она не вернула рубке функциональную строгость форм. Мысли шиенки свободно кружились по нервной сетчатке...
   Агент стрека... Он не пурпуроносец, катящийся во главе потока жизни... Агент стрека вне потока. Ему дано наблюдать поток со стороны, выбирая самому момент соединения себя с беспокойной стремниной... Конечно, активное вмешательство в стихию имеет неоспоримые плюсы, но Ашша ценила именно минуты созерцания, наверное, потому, что в глубинах её души жил художник, скупыми мазками кисти способный менять узоры великой картины природы по своему усмотрению...
   Поддавшись свободному течению мысли, шиенка незаметно заснула. Обрывчатые, странные сны не принесли ей отдохновения. Когда Ашшу разбудил тревожный звук зуммера кси-передатчика, она почувствовала себя разбитой, больной. Раздражённо зафиксировав направление кси-сигнала, шиенка связалась с Шунтонком. Слизкий шонк бестолково стучал по клавишам компьютера, выискивая аномальные всплески возбуждений эфира. Он даже не отреагировал на появившееся на дисплее вместо таблиц и графиков изображение Ашши.
   -Очнись, пустая раковина!- резкий голос шиенки заставил Шунтонка подскочить на поддоне.- Хватит прохлаждаться в прослушивающем отсеке. Возвращайся в рубку и стартуй по направлению к сектору 10-8-3167.
   -Граница Мёртвого пояса?- оторопело пробормотал шушенк.
   -Почти. Наши беглецы где-то там
  

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Стенк, стиснув зубы, яростно воевал с механизмом новой двери, поставленной вместо повреждённой АУ-5. Неожиданно пилот, благодаря натренированной наблюдательности, краем глаза уловил движение тени в конце коридора.
   -Опять это привидение,- как от зубной боли, поморщился Стенк.
   Только Гоппс имела привычку бесшумно мелькать по переходам корабля, стараясь избежать общества ошан. Ей даже и в голову не приходило, что для нервов вечно настороженных космолётчиков крадущиеся шаги звучат набатом.
   -Надо Сказочника попросить передать Гоппс мой горячий привет и настойчивую просьбу вести себя по-человечески,- беззлобно подумал Стенк, поглощённый работой.- А то прячется от людей, ходит, корнукрак знает в чём...
   Пилот замер, напрягая зрительную память:
   -Ну конечно. И сейчас она была в чём-то необычном. В чём-то... В чём? Странно, не вспомню... Что-то расплывчатое, серебристое... Тоже мне - фея,- пилот хмыкнул, вновь взявшись за прерванную работу, но какая-то зацикленная, занозливая мысль продолжала крутиться на границе сознания, не давая сосредоточиться.
   -Да ведь она пошла в рубку!- наконец, осенило Стенка.- Вот что меня беспокоит! Более других помещений на корабле Гоппс избегает именно рубку! Что же ей там понадобилось?
   Бросив инструменты, пилот последовал за "привидением". По пути он бормотал:
   -Конечно, Гоппс нравятся нелепые наряды, но они у неё сугубо деловые... Что ей в голову взбрело?
   Осторожно приоткрыв дверь рубки - святая святых корабля - пилот заглянул внутрь и увидел женскую фигурку, склонившуюся над эфиропередатчиком.
   -Попалась!- победный крик диким рыком вырвался из груди Стенка.
   Женщина стремительно выпрямилась, в два прыжка перенеслась к остолбеневшему от изумления пилоту и успела нанести болезненный удар ногой. Потеряв равновесие, Стенк одной рукой вцепился в дверной косяк, другой - ткнул кнопку сигнала тревоги.
   Пьер и Келвин, первыми прибежавшие в рубку, увидели на полу два тесно сплетённых в борьбе тела. Пытаясь разнять дерущихся, они деловито подошли ближе, но получив от на мгновение вырвавшейся из крепких объятий Стенка женщины два по силе совсем не женских удара, отлетели в разные стороны.
   Стенк тут же воспользовался ослаблением внимания к нему незваной гостьи и повалил женщину на живот, заламывая ей руку.
   Когда же Влад и Андрей вбежали в рубку, вооружённые бластерами, Стенк, сидя на спине женщины, сгрёб пальцами длинные золотистые волосы и поднял вверх её голову:
   -Кто-нибудь знает эту кошку?- зло спросил пилот и оглядел стоявших перед ним ошан.
   Бластер Влада в наступившей тишине с предательским грохотом упал на пол.
   -Пр-роклятый космос!- схватился штурман за голову.- Удивительный коктейль!
   -Опять твои штучки?- сердито осведомился Келвин.
   -Да,- из-за спины Влада мстительно-насмешливо заверила капитана Энн.- Именно с ней он гулял напропалую в "Последней пристани". Я её помню. - Та-ак,- протянул Келвин.- Надо полагать, ты, Стенк, поймал загадочного шпиона. Как она попала на корабль,- капитан окинул штурмана ледяным взглядом,- ясно. Но что теперь с ней делать?
   -Пускай Влад сам разбирается со своими женщинами,- предложил Пьер.
   -Позвольте,- став пунцовой, яростно запротестовала Энн.- Я не его женщина.
   -А мне на кой такой дурак?- дёрнулась под Владом незнакомка в тщетной надежде освободиться.
   -Н-да, Влад, а ты, оказывается, среди женщин пользуешься гораздо меньшей популярностью, чем нам представлялось из твоих рассказов,- задумчиво сказал Пьер.
   По лицам ошан Энн определила, что эта мысль принесла им некоторое удовлетворение.
   -У тебя есть имя, красавица?- с улыбкой обратился к шпионке Сказочник.
   Женщина грозно зыркнула на него и вдруг расслабилась. Черты её красивого лица, искажённые яростью, переплавились, сменяя образ:
   -Сирена, сэр. Сирена Норманн,- кротко и просяще улыбнулась она.- Мне больно.
   -Конечно, больно,- крепко держа шпионку за волосы, подтвердил довольный Стенк.- Если бы тебе не было больно, ты бы, девочка, покрошила нас в капусту. Говори, кто тебя послал и зачем?
   -Я агент Службы Генетического Контроля Сирена Норманн. Моё задание - сообщать о вашем местонахождении майору Блюм, которая преследует вас на разведочном корабле ВКС.
   -Зачем мы нужны майору?
   -Не знаю. Не дёргайте меня, пожалуйста, за волосы - не знаю!.. Агентам сообщают только ту информацию, которая помогает нам выполнять задание - не больше. Вы ведь понимаете - почему?!
   -Превосходно,- кивнул головой Келвин.- Что же нам с тобой делать?
   -Выбросить её с радиомаяком и без скафандра в космос. А к ноге привязать записку: "Просьба возвратить имущество майору Блюм",- ухмыльнулся Стенк.
   Недавнее воспоминание превратило неприязнь Гоппс к виновнице её несчастий в сочувствие. Она смело вынырнула из-за спины поникшего Влада и подошла к женщине:
   -Сейчас свирепые корсары космоса воодушевятся идеей бросить Вас на съедение Пугачу...
   -Прекрасная мысль,- вставил Стенк.
   -...но Вы не бойтесь. Это у них такой ритуал знакомства.
   У Стенка отвисла челюсть.
   -...Надеюсь, они Вас отпустят под честное слово и высадят на первой цивилизованной планете... До планеты красного карлика - два дня пути,- Энн доброжелательно улыбнулась.
   -Кэп! Они сообщницы,- растерянно пробормотал пилот.
   -Не будь дураком, Стенк, и отпусти девушку после того, как она даст нам слово вести себя цивилизованно.
   -Даю,- поспешно согласилась Сирена.- На время нашего совместного путешествия клянусь не причинять вам никаких неудобств.
   -Какая покладистая,- насмешливо заметил Стенк.
   -Кэп,- встрепенулся Влад,- не верь ей. Она обманет кого угодно.
   -Я тебя не обманывала,- музыкальным плачущим голосом простонала Сирена.- Ты сам пригласил меня взойти на корабль, обещая подарить мне полную пригоршню звёзд Млечного Пути.
   -Широкий жест,- со смешком пробормотал Андрей.- В духе Влада...
   -Поверьте мне!
   -Верить Службе Генетического Контроле?- фыркнул Стенк.- Кэп! Посмотри на её зубы. Она прокусила мне руку! Такими зубами перегрызть бронированный кабель управления расплющивателем - раз плюнуть!
   -А не закрыть нам её в грузовом отсеке?- предложил Андрей.
   -С Пугачом?- огонёк заинтересованности мелькнул в чёрных зрачках Стенка. Он отпустил девушку и встал.
   Сирена поднялась вслед за ним, не скрывая своей наготы - от платья газа мало что осталось:
   -Я с детства боюсь любых животных - от таракана до слона. Предложите мне что-нибудь другое,- продолжала жалобно скулить она, будто не замечая откровенного разглядывания её тела мужчинами.
   -Пока в отсеках 2-А, 2- Б находятся контейнеры с кристаллической преджизнью, эти отсеки являются суверенной территорией Компьютера!- категорически и внятно прогудел из дверей подоспевший к месту событий АУ.
   -Хорошо бы Норман держать под постоянным контролем,- задумчиво произнёс Келвин.
   -С этим не будет проблем,- откликнулся Стенк.- Где-то в моей коллекции есть следящий браслет.
   -Неснимаемый браслет - хорошо, а живой человек - лучше,- не отрывая вожделеющего взгляда от Сирены дрожащим голосом сказал Пьер.
   Энн посмотрела на геолога, потом оглянулась на остальных мужчин. Даже Стенк лишился своей привычной замкнутости.
   -Капитан,- решилась она.- Мне кажется, самым разумным отдать Сирену либо под мой надзор, либо под надзор АУ.
   Сирена легко разгадала мысли Энн, но ничуть не смутилась:
   -Я рада была бы иметь в долгом путешествии подругу.
   Норманн приветливо улыбнулась Энн и приблизилась к девушке.
   -Видимо, это - оптимальный вариант,- согласился Келвин.- Биолаборатория и твоя каюта, Энн, находятся в стороне от основных пунктов жизнеобеспечения корабля, ты из нас- наиболее свободна. И-и... приодень её во что-нибудь своё. Идите.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   С появлением Сирены жизнь Энн круто изменилась. Её добровольное затворничество закончилось. Неожиданная подопечная честно решила играть роль внимательной и заботливой подруги. Сирена не требовала изменения интерьера, скромно довольствуясь кроватью и небольшим шкафчиком. Зато она рьяно взялась за обновление их совместного гардероба, втянув в свою бурную деятельность и Энн. Нашлись иголка, ножницы и нитки. Д-х-преобразователь был приспособлен под швейную машинку.
   За этим важным для обеих девушек делом и застал их первый посетитель. Стенк принёс следящий браслет. Пилот, по-прежнему, говорил грубо, хотя и без агрессивности. Но всего удивительней - невзрачный, металлический браслет был вычищен до блеска.
   Стенк находился, явно, в хорошем настроении. Он даже не убил никого из девушек, когда второпях сковал браслетом не только запястье Сирены, но и свою палочку-выручалочку - циаль. Таинственный артефакт, возмущённый неосторожным с ним обращением, прожёг бледным лучом пол каюты.
   Пожалуй, Стенк даже обрадовался собственной неловкости и, сетуя на то, что он забыл ключ от браслета в каюте, а циаль, вообще снимается только вместе с рукой, пилот пригласил Сирену к себе. Энн продолжала шить, тщательно придерживаясь данных ей на прощание новой подругой рекомендаций. Необычная работа развлекала девушку, и она лишь на секунду оторвалась от выкройки, чтобы взглянуть на быстро вернувшуюся Сирену. Оценив её растрёпанный вид, раскрасневшиеся щёки и гневно блестевшие глаза, Энн сочла нужным пошутить:
   -Я надеялась, что ты в качестве трофея принесёшь руку несчастного пилота.
   -Извини, поблизости не нашлось ничего острого,- в тон ей задорно ответила Сирена, и обе рассмеялись.
   Следующим их посетил лихой штурман.
   -Энн, выйди пожалуйста,- попросил он.
   -Мне как раз нужно в лабораторию,- легко согласилась девушка.- Не скучайте,- пожелала она на прощание, закрывая за собой дверь.
   Вдали от суеты, окунувшись в привычную атмосферу научных изысканий и рассуждений Яна Космана, Энн неожиданно взглянула на сложившуюся ситуацию с новой точки зрения. Встревоженная девушка сразу хотела идти к Сказочнику, но передумала, решив сначала проверить догадку. Она поспешила в свою каюту, у дверей которой встретила Андрея и Пьера, которые препирались друг с другом по поводу темы планируемой ими темы великосветской беседы.
   -Вы ко мне?- громко спросила Энн.
   Застигнутые врасплох ошане на миг потеряли дар речи. Первым опомнился Андрей:
   -Мы тут...Э-э... шли мимо и Пьера осенила идея...
   -Меня?
   -Конечно. Ты ведь сказал, что не мешало бы посетить мисс Гоппс, и я согласился. Ты, Энн, у нас - замкнутая, нелюдимая. На мой взгляд, тебе давно пора приобщаться к нашему коллективу, влиться, так сказать, в наши ряды....
   -Замкнутая,- фыркнула девушка, скривив губы.- Можно подумать, вы жаждете видеть меня в своём кругу.
   -Конечно,- чересчур оживлённо воскликнул Пьер.- Долгие годы пребывать среди одних и тех же людей тяжело.
   -Я понимаю,- доверительно-серьёзно кивнула головой Энн.- За последние четыре относительно спокойных дня вы чувствовали потребность в общении с новым человеком ровно три раза. Сначала ты, Пьер. Застав меня в кухонном отсеке, с жаром принялся доказывать мне, что моя святая обязанность, как женщины, заключается в том, чтобы освободить мужчин, занятых непосильным трудом, от готовки пищи...
   Я два дня изощряла свой скромный кулинарный талант, но никто из вас не скрасил моего одиночества, не согрел моё сердце простым человеческим "спасибо"...
   Потом ты, Андрей, истосковавшись по моему обществу, предложил мне вместе с тобой провести приборку мехотсека, но сам через пять минут бесследно испарился.
   -У меня аллергия на пыль,- пытался оправдаться Андрей.
   -И наконец, Стенк,- не слушая его, ядовито продолжала Энн,- совершенно изнурённый вашей компанией, пришёл сюда, чтобы согреться в лучах моего интеллекта. После его трёхминутного посещения я полдня просидела перед компьютером, оценивая возможность существования жизни и разума на планете красного карлика. А Стенк предпочёл получить ответ посредством внутрикорабельной связи.
   -Мы постоянно заняты,- промямлил, загрустив Андрей.- Но мы помним о тебе и вот сегодня, как только у нас появились свободных полчаса...
   Дверь в каюту Энн открылась Оттуда вышел пунцовый Влад. С его штурманской куртки стекала на пол ручьями вода. Ничего не замечая, он прошёл между Андреем и Пьером, задев обоих плечами. В растерянной тишине Энн долго слышала хлюпающие звуки космических ботинок...
   -По-моему, мы не вовремя,- прервав затянувшееся молчание, мрачно сказал Пьер.
   -Почему же?- дружелюбно спросила Сирена, выглянув из каюты.- Проходите, мальчики,- она гостеприимно улыбнулась.- Правда, у нас не прибрано.
   -Спасибо. В другой раз,- вежливо ответил Андрей.- Пьер, я неожиданно вспомнил об одном неотложном деле...
   Проводив мимолётных гостей, Энн критически осмотрела жуткий беспорядок, царивший в каюте.
   -Что здесь произошло?- удивилась она.
   -Ничего,- закрывая дверь душевой, насмешливо произнесла Сирена.- Мы, просто, делились факирским опытом.
   Энн вздохнула, включила приборщика и начала расставлять вещи по местам. Маленький, полусферический аппарат, сердито гудя, крутился под ногами.
   -Давай помогу,- Сирена, ничуть не колеблясь, подняла с пола расчёску, видеокристалл, портативный медицинский диагностик и в точности вернула их на свои прежние места:
   -Извини, что я тебе создаю проблемы...
   Сирена Энн положительно нравилась - она сама втайне мечтала так обращаться с, увы, равнодушными к ней ошанами. Чувство симпатии к Норман, отнюдь, не обрадовало девушку - оправдались её опасения. Занервничав, Энн уронила чашку.
   -К счастью,- тут же машинально заметила Сирена.- Не расстраивайся.
   -Эта чашка - единственная материальная вещь, которая связывала меня с моим прошлым, с детством,- кусая губы, чтобы не разреветься, Энн присела, пытаясь собрать осколки. Но их оказалось много... В сердцах она пнула ногой приборщика и выскочила из каюты. Досада за свою неловкость превратилась в злость на Сирену, столь легко отнёсшуюся к потере дорогой сердцу вещи. Энн хотелось очернить в чьих-то глазах её новую соседку, и наиболее подходил для этой цели Сказочник.
   Психолог находился у себя в каюте. Девушка ворвалась к нему без приглашения и с порога раздражённо заговорила:
   -Меня тревожит ваша безмятежность в отношении шпионки СГК...
   Энн запнулась. До её сознания дошла, наконец, обстановка, царившая в каюте. Ей уже довелось один раз побывать у Сказочника в гостях, и она сохранила в памяти оригинальность убранства гостиной: шкафчик, заполненный до отказа закреплёнными в гнёздах видео - и мнемокристаллами, растущий в нише-окне под водопадом оранжевого ослепительного света декоративный куст парапайя с многочисленными тёмно-фиолетовыми ягодами, стол с раздвигающейся над Д-Х-преобразователем крышкой, кресло хозяина рядом с компьютером, и калейдоскоп видеокартин на стене, разделяющей гостиную и спальню...
   Сказочник, увидев интерес Энн к картинам, в прошлую встречу объяснил ей:
   -Когда я бываю в местах, связанных с собранной мною коллекцией легенд, у меня разыгрывается фантазия. Ожившие в голове образы я, как умею, запечатлеваю на видеокартинах...
   Сегодня же над столом возвышался, затмевая собой даже свет в нише-окне, голографический параллелепипед, внутри которого... Хотя стереорисунок был нанесён лёгкими немногочисленными штрихами, Энн без труда узнала в наброске изображение героини новой фантазии психолога.
   -Сказочник,- сбавив тон, проникновенно сказала она.- Тебе не кажется, что Сирена влияет на вас, ошан, с помощью психических трюков?
   -Конечно, влияет,- легко согласился Сказочник.- Иначе она бы не была агентом СГК. Но вреда-то от неё никакого. На ней - следящий браслет. Она не может теперь незаметно войти ни в рубку, ни в мехотсек. Она не может взять в руки оружие, ибо во всех случаях автоматически сработает электрошокер. А завтра мы приземлимся на планете и, после ремонта "Ворона", оставим Сирену там с аварийным комплектом, в который входит эфирный передатчик.
   -Но Сирена успела сообщить своему начальству наши координаты! Я удивляюсь, почему нас ещё не атакует земной крейсер?!
   -Успокойся, Энн. Если бы СГК хотел нас уничтожить - он превратил нас в беспорядочное скопище атомов ещё на Компьютере. СГК за нами только следит. Ему нужны не мы, а те планеты Мёртвого пояса, на которые мы летим.
   -Час от часу не легче!- горестно воскликнула Энн.- Так мы летим в Мёртвый пояс?! Но туда запрещено летать!
   -Ну, ты же - специалист по ошанам,- иронически хмыкнул Сказочник.- Своё отношение к нам ты высказала, едва взошла на корабль. Так чему же ты сейчас удивляешься? Тому, что СГК нам не мешает?
   -Куда же я влипла?- разволновалась Энн.- Ведь лететь в Мёртвый пояс - верная смерть!
   -Да, шансы вернуться живыми, а тем более, здоровыми - невелики. Но они есть. Причём, верные шансы, та как информацию о пути нам дал Ян Косман, вернувшийся оттуда живым...
   -Что он вам рассказал?.. Зачем вы лезете в самое пекло?- выпрямилась разгневанная Энн.
   -Много чего есть в тех краях,- неожиданная грусть в голосе Сказочника поразила девушку.- Однако мы летим не за великими технологиями и несметными сокровищами... Мы летим вслед за призрачной надеждой спасти наших товарищей, оставшихся там.
   Энн вспомнила разговор во время первого своего обеда на "Вороне", и она задержала дыхание от поразившей её догадки:
   -Значит, ваш экипаж разделился, и одна его половина полетела в Мёртвый пояс, а вторая - вы...
   -Мы - нет.
   - Почему?
   -Идейные разногласия... Мы, ошане, считаем долгом чести помогать земной науке. В конце концов, новые или тайные старые знания - не только товар. Они дают, иногда, и преимущества в конкуренции. Однако, всё же, мы, прежде всего, торговцы. Наука оценивается нами с точки зрения прибыли и степени риска...
   Ян Косман - человек иного склада. Он - учёный с головы до пят. Руководящий стимул его исследований - противопоставить СГК свой план генетического процветания человечества. В идеале - уничтожить СГК.
   Ян считал, что надо использовать печальный опыт цивилизаций Мёртвого пояса, а не устанавливать карантин
   -Какой же план он разработал?
   -Его, прямо, распирало от множества идей... Последняя,- Сказочник поколебался, но продолжил,- последняя - найти античеловека.
   -Чудовище, что ли?
   -В общем-то, да,- усмехнулся Сказочник.- Хотя неизвестно точно.
   -И зачем же ему понадобился нечеловек?
   -Не нечеловек, а античеловек. Понимаешь, каждый вид, род, класс животных имеет определённую область генетического разнообразия, в пределах которой животные остаются животными своего вида, рода, класса, несмотря на их индивидуальные вариационные генетические отличия.
   Оптимально, вся область возможных генетических вариаций должна быть представлена среди живущих организмов данного таксона. Но, по разным причинам - из-за влияния внешней среды, внутривидовой конкуренции, скорости размножения и так далее - выживают и развиваются лишь немногие аллели. Грубо говоря, спектр разнообразия существующих животных не сплошной, а линейчатый.
   Отсюда вполне понятно: чем шире разнообразие процветающего вида, рода, семейства животных, тем данные вид, род, семейство животных более устойчивы к превратностям судьбы, ибо обладают большим потенциалом вариантов приспособляемости.
   С другой стороны, ещё Аристотель утверждал, что между противоположностями лежит всё возможное. То есть, называя противоположности: чёрный и белый,- мы, тем самым, ограничиваем этими двумя цветами всю бесконечную гамму серых цветов различных интенсивностей и оттенков. Таким образом, любой вид животных способен полностью использовать свой потенциал выживания до тех пор, пока в природе реально существуют две его противоположности- подвида, противоречащие друг другу крайние аллели, две противоположных друг другу породы, способные воссоздавать при надобности весь спектр генетического разнообразия данного вида.
   Но что произойдёт, если одна из противоположных аллелей вымрет? Функцию противоположной аллели возьмёт на себя ближайшая к ней генетическая линия. Очевидно, что после этого возможности адекватного отклика вида на изменения внешней среды уменьшатся, а значит, уменьшатся шансы на выживание у всего вида.
   -Это понятно. Но что Вы подразумеваете под противоположностью человека? Кто может быть противоположным человеку?.. Бред какой-то!
   -Согласен. Термин "античеловек" неточен, хотя и допустим. Смотря где мы будем искать границы нашей общности с нашим генетическим антитипом. Если в семействе гоминид, то видимо, здесь и уместно говорить об античеловеке. Кто из вымерших человекоподобных - человек умелый, австралопитек, питекантроп, синантроп - претендовал на роль античеловека - трудно предположить...
   -Да и не нужно,- тут же подхватила Энн.- Всем известно, что австралопитеки, питекантропы - боковые, тупиковые ветви генеалогического дерева гоминид.
   -Никогда не устаю поражаться идиотизму, возведённому на научный пьедестал! Энн, подумай сама: если австралопитеки, питекантропы, неандертальцы, короче, весь арсенал палеонтологических раскопок - тупиковые ветви генеалогического дерева гоминид, то в итоге получается, что человек произошёл из ниоткуда - он не имеет ни одного прямого предка! Гм... Тупиковые ветви...
   А ты знаешь, например, что сравнительная антропология... точнее - сапиентология землян и анкрян категорически свидетельствует: анкряне - прямые наследники анкрянских австралопитеков?.. Гоминиды типа кроманьонца на Анкре вообще не появлялись, а анкрянские питекантропы почти поголовно вымерли из-за небольшого изменения в метаболизме * травоядных, подобно тому, как динозавры на Земле вымерли из-за расцвета покрытосемянных, цветковых растений с их многочисленными алкалоидами**!
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   *метаболизм- многостадийный процесс усваивания организмом веществ и энергии внешней среды.
   **алкалоиды - биологически очень активные вещества. Алкалоидами являются как наркотики, так и сильнейшие яды (стрихнин, кураре).
   -------------------------------
   -Динозавры вымерли из-за столкновения Земли с кометой, а не от несварения желудка!- взъярилась Энн, сама не понимая, то ли от обиды за грозное племя чудовищ, то ли от поблажливого тона Сказочника.
   -Энн,- психолог сочувственно взял девушку за плечи.- Я знаю. Ты возвышенная натура. Действительно, упавшая комета вызвала на Земле массовый вулканизм, повышение радиации и резкое похолодание. Образование ледников привело к изменению соляного состава океанов. Но для сухопутных динозавров в районе экватора решающим фактором вымирания было именно несварение желудка.
   -Это не доказано!
   -А столкновение с кометой доказано?
   -Многое указывает на данный факт... Обогащённый иридием...
   -Не буду спорить. Но на Анкре именно изменение метаболизма травоядных животных привело к повальному вымиранию плотоядных, включая питекантропов и некоторых видов австралопитеков. Анкряне же - вегетарианцы. Избавившись не только от конкурентов, но и от множества зверей-хищников, анкряне очень медленно создали-таки свою мирную цивилизацию.
   -Мирную,- фыркнула Энн.- Их история пестрит войнами вплоть до лианского кризиса и корнукракской агрессии...
   -Ну, наша история- Это вообще, история сплошных войн,- разумно заметил Сказочник.- Но не будем отклоняться в сторону. Скажи прямо - ты согласна, что австралопитеки или их потомки могут оказаться антилюдьми?
   -Н-ну, на Анкре - может быть...
   -А ты знаешь, что у классического неандертальца объём мозга был, в среднем, больше, чем у современного человека? Неандертальская культура мустье явилась стартовой площадкой, школой для людей, которые далеко не везде оказались талантливыми учениками!
   Послушай, Энн. Противоположности должны иметь общую сущность, одно происхождение. Два противоположных вида - один род, две противоположных аллели - один вид. Человечество попало в генетический тупик. Наша биологическая составляющая вслепую ищет выход - и не находит. Мы ушли от развилки генетического дерева вверх по ветке к кроне. Нас необратимо изменил ряд последовательных уникальных мутаций, которые не дают нам идти другим биологическим путём.
   Возникает парадокс. Чтобы развиваться, нам надо деградировать до уровня общего с антилюдьми предка и лишь потом создать ещё одну ветвь родственных нам гоминид, с которой мы бы могли скрещиваться.
   -Безумие...
   -Да. Но не надо делать это специально. И не обязательно идти по пути деградации так далеко. Для исполнения столь обширных планов нужны десятки тысяч, а может, и миллионы лет. Ян Косман рассчитывал на другое. Он предполагал, что существовала последняя развилка на древе гоминид, затрагивающая не гены физического строения предчеловека, но гены, определяющие способ его мышления.
   По представлениям учёных об эволюции человека первой базовой формой мышления было наглядно-действенное мышление. Сутью такого мышления является связывание действия пра-человека с наглядным результатом, к которому приводит его действие, оценкой результата и запоминанием. В этом примитивном мышлении, более похожем на легкоприобретаемый условный рефлекс, нежели на мышление в нашем понимании, мысль неотрывна от действия. Для пра-человека мысль являлась действием, а действие - мыслью. Думать, значит, действовать.
   В дальнейшем пра-человечество разделилось на две ветви с наглядно- образным и абстрактно-логическим способами мышления. Первую ветвь я бы и назвал антилюдьми. Наглядно-образная форма мышления на заре земной цивилизации имела неоспоримые преимущества над абстрактно-логической и, видимо, возникла первой, ибо её отличие от наглядно-действенной формы только в том, что думать - означало совершать не только физические действия над материальными предметами, но и духовные - над образами предметов. Носителями наглядно-образного мышления стали, по моей терминологии, антилюди времён палеолита, воплощавшие возможности своего мышления в высокохудожественных картинах на стенах пещер.
   Люди с абстрактно-логическим, или - понятийным складом ума - наши предки, по сравнению с антилюдьми палеолита, имели большой недостаток. Отвлекаясь от целостного образа, они теряли полное представление о материальном прототипе. Однако, благодаря отвлечению от живой совокупности свойств натуралистического образа предмета, упрощая образ до шаржа, схемы, люди могли строить, в отличие от антилюдей, длинные причинно-следственные цепи. Такой способ мышления отвечал усложняющемуся, ставшему многостадийным, разветвлённым процессу переработки природных материалов в орудия труда.
   Образное мышление ни к чему, когда человек часами выполняет каждую из десятка и более операций при создании, например, обсидианового ножа. Оно даже мешает, отвлекая человека от конкретной, трудной и кропотливой работы. Человек мезолита, обладая более совершенными орудиями труда, постепенно вытеснил античеловека палеолита, о чём свидетельствует та же наскальная живопись, ставшая двухцветной и схематичной.
   -Ты хочешь мне сказать, что в конце палеолита вымерла противоположная аллель человечества,- кивнула головой Энн.- Но это естественно, если принять за истину, что образное мышление не равно по мощности абстрактному. Оно так же, как и действенное мышление, является предшествующим более развитому абстрактному мышлению. Недаром человек проходит две эти ступени в детском возрасте по мере взросления...
   -А вот это спорно!- воскликнул Сказочник.- В мезолите пришла в упадок не только живопись, но и вся культура, а значит, образное мышление изначально качественно превосходит абстрактное.
   -Ты противоречишь сам себе, утверждая, что, с одной стороны, образное мышление не способно к созданию длинных логических цепей, с другой стороны, ты приписываешь антилюдям умение делать совершенные по тем временам орудия труда. Хотя очевидно, что для создания таких орудий требуется больше терпения, больше операций... И-и ты только что говорил, что человек мезолита, а не люди палеолита, обладал более совершенными орудиями труда...
   -Да. Но всё дело в обязательности технологии обработки, во-первых, и в более узкой функциональности получаемых орудий труда, во-вторых...
   Количество трудовых операций при изготовлении вещи, может быть, у антилюдей было даже больше, чем у человека мезолита. Однако большинство этих операций не имело между собой жёсткой причинно-следственной связи. Украшать вещь, делать её удобней - не обязательно.
   -Спорно.
   -Тогда перейдём к другому. История науки свидетельствует, что наиболее поразительных успехов в познании и освоении мира учёные добивались не путём построения бесконечных абстрактно-логических схем, а путём интуиции, путём внезапных озарений.
   Интуиция же имеет в своей основе образное мышление. Недаром, учёный вдруг сразу видит искомое решение, будь-то формула бензола или таблица химических элементов... Я не собираюсь доказывать, что наглядно-образный способ мышления лучше абстрактно-логического,- предупреждая возражение Энн, поднял руки Сказочник.- Я также не буду отрицать, что ген, точнее - гены, ответственные за интуитивное мышление, до сих пор бродят по хромосомам людей, разбитые кроссинговером... Ведь исчезла только крайняя аллель! Гены интуиции, безусловно, иногда соединяются по два, реже - по три, но не больше, ибо люди, уже имеющие такие гены порознь, обладают способностями, вызывающими у обычных людей зависть, непонимание... Что же говорить о тех, кто имеет в своих ДНК два или три гена антилюдей?!
   -К чему ты мне это рассказываешь? Я пришла к тебе с конкретной проблемой: Сирена оказывает на вас, ошан, и на меня психологическое давление. Меня беспокоят возможные последствия вашего повального увлечения ею.
   -Обычное состояние мужчин, долгое время лишённых женского общества.
   -А я?- вырвалось у Энн.
   -Ты...- запнулся Сказочник. - Ты, Энн, конечно, женщина. Кто бы сомневался! Но мы привыкли относиться к тебе, гм, как к товарищу... И именно поэтому я не собираюсь от тебя скрывать... Ян Косман рассчитал, что только пребывая в изоляции группа людей, имеющих ДНК, обогащённое генами антилюдей, могла без деградации, при желании восстановить вымершую аллель. У меня в коллекции есть легенда...
   -Сказочник,- горестно вздохнула Энн.- Да очнись ты, наконец. Живи реальной жизнью, а не чьими-то фантазиями... В твоём признании столько же правды, сколько во мне - привлекательности И... как твой товарищ, я прошу тебя повнимательней отнестись к Сирене.
   -Нельзя быть такой циничной,- досадливо поджал губы Сказочник.- Ян Косман, действительно, верил и стремился отыскать антилюдей, как и Надежда Рэндом...
   -Кто?
   -Лингвотехник. Зазноба капитана.
   -Нашего капитана?
   -Ну, да.
   -Когда Ян Косман улетел в Мёртвый пояс?
   -Более двух лет назад.
   -И вы надеетесь, что кому-то удалось до сих пор уцелеть?
   -Надеемся.
   -Не верю!
   -Не верь,- пожал плечами Сказочник.
   -Что же вы ждали два года?
   -Во-первых, мы узнали результаты экспедиции в Мёртвый пояс год назад. Во-вторых, нам надо было подготовиться. У нас старый корабль, изношенные двигатели, а главное, нужны деньги на топливо...
   Или ты думаешь, мы связались с компью...терианцами, рискуя вызвать всегалактический скандал, из-за своей непомерной жадности?.. Наконец, нам нужно было завербовать в команду генетика... или микробиолога, вирусолога. В Мёртвом поясе свирепствуют смертоносные вирусы и микробы... Некоторые из экипажа Яна Космана заболели флогенезом... Ты не слышала о флогенезе?
   -Ян Косман...Флогенез,- наморщила лоб Энн.- Знакомое словосочетание. Оно меня тревожит... Нет. Не могу вспомнить.
   -Удивительно, что оно вообще тебе знакомо. Проблемой флогенеза занималась СГК. Служба засекретила разработки по исследованиям флогенеза... Ты случайно не жила на Гекате?
   -Разве я похожа на сумасшедшую?
   -Ты ничего не путаешь?
   -С какой планетой можно спутать Гекату?! Хотя... Я не уверена... Просто показалось, что я где-то слышала о флогенезе... Какая-то страшная болезнь?
   -Да. Болезнь напоминает рак и проказу одновременно.
   Энн чувствовала себя неловко, но набравшись решимости, она ещё раз попыталась перевести разговор в нужное ей русло:
   -Сирена успела передать сообщение. Скоро корабль СГК будет здесь.
   -Мы к тому времени, я надеюсь, сядем где-нибудь на мелководье. Вода скроет нас от радаров... На корабле СГК, не обнаружив нас, подумают, что мы ушли в эфир, покружат над планетой и улетят.
   -Оптимист... А, если Сирена найдёт способ сообщить своему майору, где мы?
   -Что ты предлагаешь?- теряя терпение, буркнул Сказочник.- Связать её и бросить куда-нибудь в укромный уголок?
   -Ну, уж по-крайней мере...
   -Внимание!- раздался по внутрикорабельной связи голос Келвина.- Со стороны астероида к нам приближается земной крейсер.
   -Вот и конец нашей дискуссии,- Энн торжествующе посмотрела на Сказочника.- Скажи спасибо Сирене.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Кнуту остолиняло впустую прочёсывать радарами окрестности планеты. Его мысли витали далеко-далеко. Он вспоминал Куахру- одну из малых планет окраинной звезды Геркулесова скопления, превращённую в неприступную крепость. На ней одновременно размещался штаб шестого космического флота Империи и первоклассные бордели, рестораны, игорные дома- в обще, проныре Кнуту было о чём вспоминать...
   Но из состояния приятного полузабытья совсем неприятно испытуемого вывел тревожный сигнал зуммера. Краем глаза на экране радара Кнут успел заметить короткую ослепительную вспышку белой микродыры. Он машинально натренированным жестом включил связь с Вэром:
   -Ваше Превосходство! В пяти архах от нас появился корабль шушенков...
   -Откуда здесь Шушенки?- удивился кэпзен.- Испытуемый! Переведи показания радара на мой дисплей.
   Кнут тут же левым усом перещёлкнул один из многочисленных рубильников, чуть замешкался, регулируя верньером выходной сигнал и вздрогнул, услышав грозный скрежет кэпзена:
   -Где ты видел шушенков, шелудивый крак?
   Испытуемый испуганно взглянул на экран радара и растерянно щёлкнул клешнёй: экран был чист.
   -Ваше Превосходство! Клянусь, я не мог ошибиться! Проверьте запись!
   -Выведи её на компьютер.
   -Сейчас.
   Кнут не ошибся. Действительно, такие технические характеристики выхода из эфира имели шушенкские корабли. Но где - сам корабль?..
   Вэр заволновался, инстинктивно пятясь. Хуже нет невидимого врага...
   -Арк! Роск! Общая тревога, - защёлкал кэпзен по внутрикорабельной связи.- Шушенки применили неизвестный тип маскировки. Их корабля нет на наших радарах! Начинаю маневрировать...
   Сила инерции заставила Вэра вцепиться всеми лапами в углубления лежалища.
   Из пустоты космоса иглой ударил по корнуэльскому кораблю лазерный луч, оплавив конец стабилизатора... Вэр вновь поменял курс и увеличил скорость. Объёмное изменение метрики пространства от выстрела гравитационной пушки свело судорогой тело кэпзена. Глаза вытянулись на стебельках в разные стороны. Желудок вывернуло наизнанку...
   -Кнут!- прохрипел Вэр.- Придумай что-нибудь... Я р-размож-жу раковины пр-роклятых моллюсков на мелкие части, сделаю из их тел пр-рекрасное желе и сожру на завтрак!.. Только найди способ увидеть их корабль!- кэпзен окунулся в море ярости и, ругаясь во всю глотку, продолжал колдовать над пультом управления.
   -Они, как и мы, постоянно маневрируют,- проскрипел едва внятно Кнут.
   -Спасибо за помощь,- издевательски громыхнул кэпзен - у него ещё хватило мужества не растерять нервные узлы.- Арк! Роск! Какие предложения?
   -Надо модулировать пространство и перебирать ногами отсюда быстро-быстро,- жалобно просвистел Роск.
   -Пустой панцирь!- Вэр от возмущения растопорщил усы.- Шушенки - не земляне. Они сразу обнаружат следы модуляций... Мало наших кораблей они уничтожили гравипушкой при переходе в суперреальность?! Арк! Что молчишь?
   -Надо садиться на планету... Уйти под воду,- проскрипел Арк.
   -Под водой мы сами будем неподвижной мишенью,- с презрением отверг предложение райоме Вэр.- Шушенки, наверняка, засекут место нашей посадки и сбросят контактные бомбы... Вот если бы раньше...
   Ещё один лазерный луч мелькнул на экране. Вэр заложил новый крутой вираж. Корпус корабля слегка содрогнулся.
   -Левый шестнадцатый отсек разгерметизирован кумулятивным снарядом,- через мгновение сообщил какой-то мягкопанцирный испытуемый.
   Вэр опять длинно, витиевато выругался.
   -Позвольте мне, Ваше Превосходство,- заговорил Кнут.
   -Вот так всегда,- мелькнула в подглоточном узле Вэра отравляющая своим сарказмом и без того паршивое настроение мысль.- Этому шелудивому краку обязательно надо выделиться, показать свой незаменимый интеллект!
   -Говори,- без видимых эмоций разрешил кэпзен.
   Кнут в душе ликовал:
   -Корабль шушенков легко отыскать по аномальным спектрам водорода и гелия, ядра которых вылетают из его дюз.
   Роск на другом конце корабля закражил от досады. Ему, технику, первому должна была прийти на ум эта спасительная идея.
   Никто из экипажа не догадался, что Кнут использовал информацию, почерпнутую им из прослушивания разговоров капитанов корнуэльских кораблей, гонявшихся в окрестностях Компьютера за невидимкой-землянином.
   Эфирист обладал избытком любопытства и отличной памятью. Ему не раз приходилось проделывать такие фокусы, и Среди хорошо знавших его, Кнут слыл за умного, опасного конкурента. Но с другой стороны, именно поэтому никого не удивляло, что он до сих пор не сделал быстрой карьеры. При каждом удобном случае очередное начальство переводом отправляло Кнута от себя подальше. Так продолжалось с завидным постоянством до тех пор, пока где-то на верхах было решено, что любопытство эфириста принесёт неоценимую пользу Империи, если он будет вращаться среди врагов. Собственно, подобным образом от него избавились в штабе 6-го космофлота, обещав после опасной миссии на Компьютер повысить в звании.
   Тем временем Роск быстро перевёл приборы слежения на новые параметры, и на экранах компьютера высветилась светлая, расплывчатая полоса.
   Вэр недовольно цокнул: вести прицельный огонь, по-прежнему, было нельзя. Но Роск уже просил слова:
   -Ваше Превосходство! Ваше Превосходство! Вспомните! У Дорса есть десинхронизатор времени - такая машина, которую анкряне применяли на своих субсветовых кораблях, чтобы уменьшать разновременность движущегося и неподвижного предметов... Мы её приспособили для пыток... Вы ещё хотели выбросить её из-за громоздкости, но Дорс не дал...
   -Ну и что?
   -Если усилить выходную мощность и придать энергетическому полю лучевую направленность... Мы установим десинхронизатор времени вместо лучевой пушки.
   -Чем он нам поможет?
   -Ваше Превосходство, корабль шушенков движется. Очевидно также, что маскировка осуществляется полем. Следовательно, при образовании временного градиента корабль шушенков будет там, где ещё нет маскировочного поля!.. По-крайней мере, на наших экранах это будет выглядеть именно так!
   -Так что же ты болтаешь?- скрипнул клешнёй Вэр, теряя терпение.
   -Есть, Ваше Превосходство!
   Кэпзен развернул корабль носом к планете:
   -Арк! Мы сейчас нырнём в стратосферу. Если Шушенки, по глупости, последуют за нами - они станут видны. Готовь нейтринную пушку! Мы разнесём их ядерный реактор на атомы!
  
   - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - -- - - - - - - - - - - - - -
  
   Ашшу охватил охотничий азарт. Дичь попалась увёртливой, но настойчивости агенту стрека не занимать. На трюк корнуэльцев со стратосферой она не клюнула, легко обогнав их и поджидая на выходе из воздушной среды, чтобы расстрелять в упор, наверняка. Однако корнуэльцы тоже учуяли ловушку. Они, тормозя, снижались.
   Тогда Ашша подумала, что корнуэльцы решили приземлиться, спрятаться в каком-нибудь кратере вулкана или под водой. Шиенка оторвала пару глаз от радара и отыскала ими плоские пластины Шунтонка.
   -Агент второго класса! Хватит прятать голову под раковиной. Приготовь контактные бомбы.
   Пластины округлились, и Шунтонк укатился, не говоря ни слова.
   -Бесится,- удовлетворённо подумала Ашша и сосредоточилась на приборах, намереваясь с наибольшей точностью засечь место посадки корабля корнуэльцев.
   Однако корнуэльцы и не собирались садиться. Выстраивая сложную траекторию, они облетели по меридиану планету и пошли на второй виток.
   -Тянут время... К чему-то готовятся,- догадалась Ашша и попыталась навести лазерную пушку на вражеский корабль. Но для эффективной стрельбы расстояние было велико, а снижаться Ашша не рискнула. Она сообразила, что лететь на большой скорости даже в стратосфере, значит, не щадить обшивку корабля, и, приведя в действие лазерную пушку, шиенка злорадно прошипела:
   -Не собью, так поджарю...
   А на разведочном крейсере корнуэльцев охлаждающая система дала сбой уже на первом витке и теперь работала в полсилы. Лазерные лучи, посылаемые Ашшей, довели температуру воздуха до температуры кипения воды. Корнуэльцы залезли в свои скафандры. Но вскоре взрыв лопнувшего водопровода на пожарной линии прозвучал для Вэра ультиматумом техники к корнуэльцам. Кэпзен связался с Роском:
   -Десинхронизатор готов?
   -Я не успел проверить его исправность...
   -Ждать нет возможности... Я поднимаю корабль.
   Вэр протёр тряпкой запотевший дисплей компьютера, нашёл едва видную смутную полосу, нацелил десинхронизатор на её тонкий конец и нажал кнопку ведения непрерывного огня. Ничего не произошло.
   -Роск! Увеличь входную мощность!
   -Ваше Превосходство, полетят предохранители!
   -Подключи десинхронизатор напрямую, пустой панцирь, крак тебя побери!
   -Мы взорвёмся!
   -Мы уже взрываемся. Подключай напрямую!- развернув корабль навстречу шушенкам, громоподобно протрещал Вэр
   -Готово,- доложил Роск.
   Кэпзен, чувствуя, что начинает краснеть от повышенной температуры даже в скафандре, снова нажал на кнопку. Изображение на дисплее не изменилось. Кляня всех техников во Вселенной, Вэр без особой надежды занялся наводкой на весьма размытую цель нейтринной пушки... Он с тоской вспомнил о милой Крахэ, детях. Мимолётное воспоминание тут же смыла волна ярости:
   -Студёнистые ублюдки! Вы воображаете, что мы для вас лёгкая добыча?!- кричал он в рубке за сотню километров от шушенков.- Слизняки в скорлупках!.. Святые воины Корнуэла умирают только вместе с вра...
   Безумные глаза Вэра Замерли, впившись в экран. Мутная полоска преобразилась, расслоившись в разновременности. Корабль шушенков оказался не в фокусе маскировочного поля. Чуть продолговатая точка слегка выделялась среди общей белесости.
   -Теперь вы получите своё сполна,- упоительно проскрипел Вэр, накручивая верньер тонкой наводки нейтринной пушки на цель. - Только не торопитесь стрелять первыми. Ведь вы уверены, что мы никуда от вас не убежим...
   Ашша, действительно, была уверена, что корнуэльцам пришёл конец, когда волна разновременности накатила на корабль шушенков... Прежде всего, у шиенки резко закололо в стреках. Потом стали путаться мысли. В глазах заплясал хоровод ярких точек... В витых изящных ушных воронках загудело три колокола... Тренированное тело Ашши, повергнутой в предчувствие неизвестной, грозной опасности, попыталось инстинктивно сжаться. Но один её край, перетекая, с силой сдвинул шиенку к другому краю, лениво собирающемуся в бугор.
   Ашша, привыкшая к безукоризненному послушанию своего тела, ударилась в панику, беспорядочно паля из лазерной пушки по переставшему уворачиваться кораблю корнуэльцев. Но что-то случилось, ибо такому отличному стрелку, как агент стрека, никак не удавалось попасть в предсказуемо летящую цель.
   Вдруг изменился монотонный гул ядерного реактора. Уже не доверяя своим ощущениям, Ашша взглянула на показания приборов. Нет. Слух её не обманул. Интенсивность синтеза гелия увеличилась на 10%. Ашша судорожно обвила отказывающимся повиноваться стреком регулятор мощности и непроизвольно вывернула его до нулевого предела. Зная, что в случае угасания реакции придется долго возиться с зажиганием, Ашша хотела повернуть регулятор в обратную сторону, но сдержалась, не уверенная в точности исполнения стреком её команд:
   -Лучше действовать с помощью компьютера.
   Она переключила всё управление на компьютер и, хоть не сразу, но ей удалось на клавиатуре набить нужную команду. Прежде, чем передать команду на исполнение, Ашша ещё раз взглянула на показания прибора, регистрирующего мощность термоядерной реакции. Вместо того, чтобы уменьшиться, они продолжали расти:
   -Нейтринная пушка!- сообразила шиенка, и По-привычке стреком потянулась к регулятору скорости... Многократное ускорение расплескало её по нижней раковине-пластине. Из поддона струями вырвалась жидкость-компенсатор. Вытянутый стрик камнем упал вниз, напрочь срезанный краем поддона. Благо, сработала автоматика, уменьшая ускорение до разумных пределов.
   Превозмогая боль, Ашша ввела в компьютер схему манёвров ухода из-под обстрела и, уловив ожидаемый момент, сползла с возвышенности капитана вниз, слившись с ещё не потерявшим форму стреком. Процесс восстановления целостности тела был болезненным. Ашша тонула в волнах тупой, изматывающей боли, бессознательно реагируя на рывки корабля. Тревожные сигналы о повреждениях звучали непрерывными замысловатыми трелями. Замигавший свет заставил Ашшу прийти в себя. Она, дважды неудачно сорвавшись, наконец взгромоздилась на возвышенность. Одного веерного взгляда ей хватило, чтобы понять - система управления безнадёжно расстроена. Коллапсировать в таком состоянии - верх легкомыслия.
   Корабль корнуэльцев, словно почуяв слабость шушенкской техники, наседал на шушенков с удвоенной энергией. Ашша для острастки выпустила сеть разрывных ракет, и те разлетелись по космосу мелкими искрами. Разведочный крейсер корнуэльцев затормозил, вильнул в сторону. Пара ракет вспыхнула ярким мерцающим светом у бронированной обшивки корабля ракообразных. Шиенка, шипя как плевок на раскалённом железе, казнила себя за то, что не уничтожила вражеский звездолёт в стратосфере, наслаждаясь своей властью над жизнью и смертью презренных корнуэльцев, не видя, но вкушая их страхи. Будь Ашша верующей, то замаливала бы грех тщеславия перед богом бессмертия Шантаром, старый культ которого стал столь популярен в последнее время среди избранных. Но она была атеисткой и, не находя недостатков в себе, жалела лишь о недостатках информации, доступной ей.
   Корнуэльцы не собирались давать противнику передышку. Их звездолёт вновь стал осторожно приближаться. Конечно, Ашша не сомневалась в силе оружия Шушенки, однако она и не хотела, чтобы её корабль получил серьёзные повреждения. Нужно было искать другие пути к победе. Ашша решилась на ведение переговоров. На удивление быстро связь наладилась.
   Вглядываясь в смутные очертания фигуры эфириста, Ашша через лингофон, приложенный ею ко рту, потребовала соединить её с командиром корабля. Картинка на экране сменилась, и перед Ашшей появился образ более крупного ракообразного.
   -Я - Ашша, командир корабля шушенков,- скромно представилась она.
   -Я - кэпзен третьей ступени, полномочный представитель императора, предлагаю тебе, склизкой шиенка, сдаться,- напыщенно откликнулся Вэр, грозно шевеля усами и выставив вперёд боевую клешню. Но его тирада была испорчена треском электрического разряда. Из-под пульта управления повалил дым.
   Ашша сдержала порыв радости и ровным безэмоциональным голосом возразила:
   -Я связалась с тобой, безмозглый шонк, не для обсуждения условий капитуляции. Меня беспокоит то, что если мы продолжим наши боевые действия друг против друга, то, возможно, даже победитель окажется лишённым самого дорогого - полноценного средства передвижения в космосе. Такой исход сражения невыгоден никому. Поэтому я предлагаю нам обоим спуститься на кораблях на планету, природные условия которой сносны и для корнуэльцев, и для шушенков. Потом мы, капитаны, встретимся и разрешим наш спор в рукопашном бою без применения оружия.
   Вэр выпучил глаза, рассматривая обнаглевший студень. Наконец, уступая искусу легко и быстро разделаться с сумасшедшей шиенкой, он согласился:
   -Никаких проблем. Но у меня есть следующие условия. Во-первых, мы завязываем выходы командных компьютеров наших звездолётов друг на друга так, чтобы оба корабля выполняли только команды, подтверждённые вражеской стороной. Во-вторых, мы медленно сближаемся друг с другом таким образом, чтобы у противника не возникло ни малейшего соблазна попытаться вероятно расстрелять своего врага на ручном управлении. В-третьих, в рукопашной битве будут участвовать все члены наших экипажей, ибо - горе побеждённым. Отчаявшийся может пойти на самоубийство, уничтожив оба корабля.
   -Первые два условия принимаются,- Ашша слегка всколыхнулась, вспомнив о Шунтонке (беднягу, наверное, размазало ускорением по всему бомбовому отсеку).- Но третье я отвергаю, так как оно противоречит нашим традициям
   Капитаны отвечают за жизнь и смерть своих команд. Они и должны сражаться. У нас же будут находиться пульты с приказом компьютерам о немедленном самоуничтожении наших кораблей. Победивший получает в качестве трофея пульт противника и взрывает его корабль...
   Они долго торговались, уточняя условия поединка. Ашша невзначай то расслаблялась, растекаясь по поддону, то, словно опомнившись, собиралась, всем своим видом показывая усталость. Ей грело сердце нетерпение глупого ракообразного, в возбуждении от лёгкой победы пощёлкивающего тяжёлой клешнёй. Она читала его мысли как открытую книгу
   Конечно, он сейчас примеряется, каким способом сподручней разрезать её на куски. Пусть примеряется. Чем ярче он воображает свою победу, тем уступчивей будет в обговаривании условий и опрометчивей - в единоборстве.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Когда Иван Попов подписывал контракт с ВКС о службе смотрителем ремонтной базы на далёкой планете безымянной звезды, он мечтал об одиночестве, о максимальной свободе от общества - и не прогадал. Планета не отличалась особым гостеприимством: бескрайние мелководные океаны; по большей части - каменистые пустыни на суше; из растений - водоросли, плесень да мхи; из животных - небольшие ползучие твари, весьма неприятные на вид, зато часто вполне приличные на вкус. Одним словом, кругом - протерозойский рай, украшенный земной оранжереей, и - никаких признаков разумности.
   Иван Попов не считал себя ни мизантропом, ни ксенофобом, но справедливо полагал, что за право существовать общество требует от него львиную долю времени его существования. На базе планеты далёкой звезды ему удалось свести к минимуму дань обязанностей перед обществом и получить при этом максимум для удовлетворения своих скромных потребностей в относительном комфорте.
   Здесь, на далёкой планете - благодать. Он сам устанавливал себе удобный распорядок. Работа по обслуживанию базы у него занимала от двух до четырёх часов в день. Чем быстрее её сделаешь, тем больше свободного времени останется для собственных нужд. И не надо притворяться ни перед кем, что занят, когда совершенно свободен.
   К услугам смотрителя станции: отличные лаборатории, мастерская и огромная библиотека - удовлетворяй своё любопытство за казённый счёт, претворяй свои научные и технические фантазии в жизнь, совершенствуй свой дух общением с великими представителями рода человеческого. А компьютер, при нужде, готов всегда предоставить суррогат живого общения.
   Иван Попов так привязался к этой планете, которую месяцами никто не посещал, что без всяких сожалений, он трижды обновлял свой пятилетний контракт с ВКС. Правда, в прошлом году нагрянула сюда биологическая экспедиция. Было шумно целых три месяца. Но суета тоже может развлечь, если от неё успеваешь отвыкнуть. Когда же в душе у Ивана начало накипать, исследователи убрались восвояси и снова накатила благодатная тишина, покой и размеренность бытия.
   Впрочем, общение с биологами пробудило в смотрителе очередную вспышку интереса к местным формам жизни, и он, забросив механику, часто бродил по окрестностям, таская вместе с научным снаряжением и бластером пару термитных гранат, способных, практически, в любом месте мелководья создать сухой островок для отдыха и ночлега.
   В один из поздних, лучших вечеров своей жизни Иван Попов уснул дома под раскаты грома далёкой грозы, довольный, что нашёл ошибку в отчётах экспедиции, любезно предоставленных ему начальником при расставании в награду за содействие.
   Так уж вышло, что в этот день открытие уникального рода (семейства?) лишайника, способного восстанавливать кремний из кварцитов, выпало на долю скромного смотрителя ремонтной базы. По этому поводу Иван устроил себе маленький праздник и спал, как убитый.
   Проснулся смотритель не от грохота дюз космических кораблей, идущих на посадку, а от стука открывшейся двери. Часто моргая из-за яркого утреннего света, он растерянно замер, привстав над кроватью. Перед ним стояло аж два инопланетянина. Один, вне сомнений, корнукрак, другой - непонятно что: какой-то вибрирующий гибкими раковинами моллюск.
   -Что вам угодно?- дрогнувшим голосом спросил Иван. Нет. Он не испугался, хотя и был наслышан о жестокостях корнукраков - каждый второй боевик пестрел этими жуткими существами. Иван неприятно удивился, ибо ничего развлекательного данная встреча не сулила.
   -Вставай и одевайся, землянин,- шевеля клешнёй, заговорил через лингофон корнукрак.- Не бойся.
   -А я и не боюсь,- аккуратно отводя от лица клешню некультурного инопланетянина, ответил Иван.- Что вам нужно-то?
   -Нет. Люди вообще обнаглели,- выпрямляя ноги, защёлкал сердито корнукрак.- Совсем, что ли, забыли, что мы с вами делали в войну?
   -Ну, почему же?- Иван сел на Кровати. Теперь его глаза были вровень с глазами инопланетянина.- Помним... Да незлобивы мы...
   Иван встал, одел брюки, застегнул ремень, на котором болтались кобура бластера и пара термитных гранат, сунул ноги в самозастёгивающиеся ботинки и выпрямился:
   -Но если ты, закуска к пиву, нес добром пришёл...
   Ашша поняла: ещё секунда - и дуэль состоится не между ней и Вэром, а между Вэром и смотрителем станции, кстати, весьма крупным экземпляром человеческой расы. Её бы такой поворот событий вполне устроил, но у Вэра ещё не было с собой пульта, приводящего в действие механизм самоуничтожения его корабля, и она, зная психотонус человека, в звуковом диапазоне мирно кипящего чайника, проурчала на восточном диалекте:
   -Успокойтесь, смотритель. Вы нужны нам в качестве свидетеля и третейского судьи. У нас намечается честная схватка, но перед этим надо удостовериться в точном соблюдении всех предварительных договорённостей. Мы вас просим нам помочь.
   -Ну что ж...- почесал взлохмаченную бороду Иван.- Честная схватка- дело святое. Я вам пособлю.
   Он добросовестно исполнил данные ему инструкции. Только выходя из корабля шушенков, смотритель вытащил оттуда пришепётывающего в беспамятстве Шунтонка:
   -Вы что, свои экипажи в звездолётах оставить хотите?- предупреждая вопрос Ашши, спросил Иван.
   -Не твоё дело, мясо на палочке,- прощёлкал Вэр.
   -Так не пойдёт,- игнорируя оскорбление, решительно сказал Иван.- Ведь вам нужно уничтожить корабль, а не живую силу. Нет никакой гарантии, что уцелевший экипаж не попытается захватить чужую собственность,- объяснила Ашша.- Впрочем, лично я не возражаю, если Вы позаботитесь о моём бедном напарнике, и если корнуэльцы выйдут без оружия из корабля и отойдут вон за те валуны.
   -Это излишне,- пророкотал Вэр.- Моему экипажу ничего не грозит. Ну что? Приступим к дуэли?
   -Как угодно,- пожал плечами Иван.- Господа. Разойдитесь друг от друга на расстояние десяти шагов.
   Землянин отнёс Шунтонка в сторону и положил на песок. Затем он повернулся и критически осмотрел соперников. Корнукрак был крупнее другого странного инопланетянина, да и самого Ивана, но по высоте едва достигал его груди. Грозная клешня способна была без труда перекусить шею быку. Маленькая клешня легко вспорола бы брюхо несчастному животному, ноги корнукрака, пожалуй, одним ударом разбивали гранитный камень вдребезги.
   Неизвестный инопланетянин, вызвавший своей вежливостью и безобидным видом у Ивана невольную симпатию, конечно, против корнукрака не имел никаких шансов.
   - Неуклюжий колобок с ложноножками... Как он собирается победить воинственного ракообразного?..- пожал Иван плечами в ответ на свои мысли и подал дуэлянтам условный знак.
   Колобок стремительно покатился прямо на корнукрака. Бронированная машина смерти привстала на дыбы, намереваясь одним ударом передних ног покончить с разыгрываемым сумасшедшей шиенкой фарсом.
   Иван тяжело вздохнул, жалея, что принял участие в смертоубийстве, и собрался рукой прикрыть глаза, но передумал: судья - есть судья.
   Неожиданно от колобка отлетела, распрямляясь, одна, затем, другая пластины. Первая напрочь срезала заднюю ногу корнукрака. Вторая впилась в хитиновый панцирь на его груди, да там и застряла.
   Корнукрак, глухо взревев, ударил передними ногами о землю. Но инопланетянин ловко увернулся и отскочил. Корнукрак бросился в погоню за шустрым колобком.
   Иван, затаив дыхание, увлёкся протекающим на его глазах поединком. Такого не увидишь даже в боевых хрониках. Нет. Сильно хромающему корнукраку не догнать колобка! Но, как оказалось, корнукрак был неглуп. Он загнал колобка на россыпь острых камней, и колобок резко сбавил скорость, перейдя с перекатывания на подскакивание. Не сделав ни одного касания, корнукраку удалось мелко изранить своего противника. Поднатужившись, он даже хлестанул колобка длинным усом, отчего тот два метра прокатился, шипя и разбрызгивая вокруг себя янтарные студёнистые капли тела.
   -Нет. Колобку не устоять,- снова вздохнул Иван, поиграв мускулами, но оставшись на месте.
   Вежливый инопланетянин добрался-таки до песка и быстро покатил прочь. Корнукрак презрительно засвистел. Колобок развернулся, подставляя своё израненное тело лучам восходящего солнца. Потоптавшись, ракообразный тоже посчитал нужным заняться своими ранами. Он ловко замазал обрубок задней ноги какой-то смесью из пузырька и принялся выдёргивать застрявшую в его груди пластину. Однако ему не удалось ни сломать её, ни вытащить. Разъярившись, корнукрак вновь бросился к инопланетянину, многообещающе скрежеща клешнёй. Тот, успев восстановить целостность кожи, свернулся в клубок и ждал. Бронированное чудовище хотело ещё раз использовать свой ус вместо кнута, но навстречу беспощадной плоти из колобка вылетела тонкая стрелка, прошившая ус насквозь.
   Корнукрак взвыл от боли, слабо хлестанул колобка и быстро скатал ус под челюсть. Колобок покатился от удара навстречу корнукраку. Во мгновение ока подпрыгнув, студёнистый инопланетянин растёкся по хитиновой шее грозного противника, пытаясь проткнуть своими стрелками сочленения пластин. Корнукрак повернул к россыпи камней и, рухнув на них, принялся кататься. Яростное шипение подсказало Ивану, что тактика корнукрака оказалась удачной. Инопланетянин взвился в воздух и боевая клешня разрезала не успевшего свернуться колобка надвое.
   Иван сокрушённо вздохнул третий раз, кляня себя, что не защитил бедного инопланетянина. Корнукрак, шатаясь, поднялся на ноги. Из пяти мест на его шее сочилась белесая жидкость. Он, видимо, ещё не пришёл в себя. Тем временем две половинки инопланетянина, шевельнувшись, соединились вместе.
   -Не может быть!- не поверил Иван, а два заклятых врага вновь сошлись в рукопашной, теряя со своей кровью, щедро орошавшей землю, расторопность.
   Ашша и Вэр не поняли, как так случилось. Но это произошло. Головной бугор шиенки был надёжно зажат одной рукой человека, а клешня корнукрака вывернута другой.
   -Ну вот что, господа хорошие,- миролюбиво сказал Иван.- Хватит озорничать. Любой спор можно решить полюбовно. Какие у вас проблемы?
   Ашша моментально сменила змеиное шипение на добродушное посапывание закипающего чайника:
   -Наша раса - союзники землян, а корнуэльцы - ваши враги. Корнуэльцы - враги всего разумного...
   -Ложь!- возмутился Вэр.- Под эгидой нашей Империи процветают десятки рас...
   -Добавьте - в резервациях,- вкрадчиво продолжила реплику корнукрака Ашша.- И они, отнюдь, не процветают. Я, не задумываясь, готова назвать пару планет, где разумные существа служат вам в качестве экзотической дичи.
   -Да, мы - охотники и гурманы испокон веков,- с вызовом ответил Вэр, но, спохватившись, он покосился на Ивана и сурово, по-отечески, закончил. - Мы любим много и вкусно кушать... Однако есть разумных существ - это несусветная ложь, шушенкская пропаганда... Под эгидой нашей святой Империи любая раса способна достичь благоденствия... Те разумные, на которых ты намекаешь - неисправимые мятежники, экстремисты. Они не внемлют голосу разума, следовательно...
   -Конечно!- подозрительно легко согласилась Ашша.- Ведь что может быть логичней, как не мысль о бескорыстном служении посланцам Империи, обладающим божественной мощью!
   -А вы сами-то!- проскрипел Вэр, почувствовав даже в переводе лингофона едва прикрытый сарказм шиенки.- Пленники несколько иначе отзываются о вашей хвалёной свободе.
   -Как бы то ни было, инопланетные расы добровольно присоединяются к нашему союзу,- высокомерно заявила Ашша.
   -Начнём сначала,- стараясь придерживаться нейтралитета, прервал их поток взаимных обвинений Иван.- Корнукрака я узнал...
   -Не называй меня корнукраком,- негодующе засучил ногами Вэр.
   -Спокойнее... Как тебя кличут?
   -Ваше Превосходство, Вэр.
   -А как тебя, колобок?
   -Я шиенка. Агент стрека,- не сдержала высокомерия Ашша.
   -Гм, шиенка... Ну так что, конкретно, вы не поделили? Что молчите?
   -Не знаю,- угрюмо стрекотнул усиками в трахеях кэпзен.- Это желе в ракушках первым на нас напало.
   -Неужели?- удивился Иван.
   -В памяти бортового компьютера хранится точная информация.
   -Итак, уважаемая шиенка, в чём дело?
   -Дело в том,- нашлась Ашша,- что креветки-переростки провоцировали компьютерианцев на войну с землянами. В памяти бортового компьютера хранится точная информация,- передразнила она Вэра.- Вот я и решила наказать негодяев.
   Кэпзен, сообразив, что означают слова шиенки, невнятно заскрипел:
   -А чем ты занималась в районе Компьютера?
   -Инспектировала. Мы же, Шушенки, союзники землян, и одним из условий союзного договора...
   -Я знаю,- сказал Иван.- Только союз мы заключали с наоли...
   -Н-ну, у нас - Большо-ой союз,- булькнула Ашша - в переводе лингофона проскользнула ирония.
   -Ну что ж, Ваше Корнукракство,- Иван, отпустив Ашшу, сорвал с основания маленькой клешни кэпзена взрыватель.- Придется Вас сдать земным властям. Немедленно прикажи своей команде выйти из корабля по одному и без оружия.
   Ашша, не дожидаясь окончания разборок землянина с корнуэльцами, колобком покатилась к своему звездолёту.
   -Эй, шиенка!- окликнул её Иван.- А как же твой боевой товарищ?
   -Позаботься о нём, мой отважный спаситель,- почти проворковала Ашша, подтягиваясь по трапу к люку.- Мне он сейчас - обуза.
   Но стартовать шиенке не удалось. И не потому, что компьютер был завязан в спарринг с компьютером корнуэльцев, а потому, что потрёпанное в разновременности управление кораблём не внушало никакой уверенности в удачности хотя бы старта. Корабль нуждался в ремонте, благо, рядом находилась, пусть - человеческая, но ремонтная база.
   Глава 4.
   Знакомство с Дидоной.
  
   Уйти от земного крейсера не представлялось возможным. Он, скрываясь за астероидом, подлетел к ошанам слишком близко. Сразу заговорил передатчик, который Келвин автоматически подключил к внутрикорабельной связи:
   -Внимание! К вам обращается командир корабля звёздного флота независимой Дидоны Децим Брут...
   -Хорошо, не Юлий Цезарь,- сострил из техотсека Андрей
   -Поскольку вы вторглись в пределы нашей солнечной системы, предлагаю вам без сопротивления сдаться и впустить на свой корабль представителей власти. Даю на размышление три минуты. Если по истечении срока входной шлюз не откроется, вы без предупреждения будете уничтожены. Время пошло...
   -Какие планы, капитан?- приглушённо спросил Влад.
   -Судя по характеру информации, мы попали в зону существования осколочной земной культуры, пребывающей в изоляции от Земного Содружества,- стал вслух сообщать свои выводы Келвин,- культуры воинственной, помешанной на античности. Дидона, Брут, угроза применения оружия с бухты-барахты...
   -Хочешь мира - готовься к войне,- откликнулся Андрей, соревнуясь с капитаном в знаниях.
   -Предлагаю применить во взаимоотношениях с дидонянами принцип подобия,- свежесмазанным голосом бодро вступил в разговор АУ-5- Мы впустим в корабль представителей власти Дидоны и возьмём их в качестве заложников.
   -Мысль интересная и, главное, необычная,- иронично заметил Влад.- Помнится, Координатор с нами не церемонился, когда у нас на борту был стратегически важный для Компьютера груз, не говоря уж о великом учёном-анархисте.
   -Так что же. Сдадимся? Безропотно отдадим себя в руки очень подозрительных и агрессивных личностей? А если они - обыкновенные пираты без всякого представления об угрызениях совести?! Я не согласен,- резко заявил Стенк,- Предлагаю сражаться.
   -Наша слабосильная лазерная пушечка против орудий крейсера?- горько хмыкнул Пьер.- По-моему, в данной ситуации безрассудная отвага - непозволительная роскошь!
   -Преисполнимся мудростью римлян,- решил Келвин.- Торопись медленно, если имеешь камень за пазухой. Кто бы ни были эти люди...
   -Почему - торопись медленно?- не сдержала своего любопытства Энн.
   -Потому что камень вынимать неудобно, а делать это надо незаметно,- неодобрительно зыркнув на нарушительницу дисциплины, терпеливо объяснил Келвин.
   -А какой камень?- прилежно старалась вникнуть в суть Энн.
   -В настоящий момент таким камнем нам послужит АУ.
   -Так я и думал,- вмешался в разговор, сердито гудя, исин.- Ваша человеческая цивилизация обречена на гибель, так как у вас, людей, глупая привычка использовать высокоинтеллектуальные существа в качестве камней или, в лучшем случае, примитивных орудий труда...
   -Я образно выразился, буквоед проклятый,- Келвин выразительно посмотрел на часы.- Не перебивайте меня. Итак, дидонянам неизвестно, что на "Вороне"- компьютерианец...
   -Даже два,- вставил Влад. Встретив гневный взгляд капитана, он добавил.- Я уточнил.
   -Эха мы не считаем. Он - в черной меланхолии,- возразил АУ,- даже на слово "энергия" не откликается.
   -Зато ты у нас орёл холодного проката, десятерых стоишь,- съязвил Влад.
   -Тебя надо лечить от комплекса неполноценности электрошоком,- не остался в долгу АУ.
   -Прекратите!- заглушая обоих, крикнул Влад. Я открываю входной шлюз... АУ-5! Ты временно выполняешь функции камня... Тьфу...Робота. Когда посчитаешь, что ситуация выходит из-под контроля - действуй по обстоятельствам. Но применять силу разрешаю только при возникновении непосредственной угрозы жизни любому члену экипажа...
   Влад. По-поводу камня... Ты знаешь, что делать.
   -Пилот недоумённо вскинул бровь, потом на его лице мелькнула тень догадки:
   -Но Сирена, кэп?..
   -Я с ней поговорю сам.
   -А Энн, АУ, ЭХ, наконец?
   -Да, развелось у нас чужаков... Ну что ж... Твоя задача не меняется. Ты должен уничтожить наш секретный Трангулятор...Если он попадёт в руки врага... Сирена! Ты слышишь?
   -...
   -Хорошо. Поторопись, Влад. Времени у нас мало,- Келвин торопливо отключил общекорабельную связь, чтобы никто из чужаков не задался вопросом: почему у штурмана такое, мягко сказать, ошарашенное лицо.
   -Ничего. Он - малый сообразительный. Детали продумает сам,- Келвин взглянул на экраны внешнего обзора. От крейсера отделился шаттл и стремительно понёсся к "Ворону".
   Драму хотелось посмотреть до конца срежиссированный им спектакль, но он справедливо рассудил, что главное- финал, и переключил панораму внешнего космоса на видеофон кают-компании, после чего поспешил туда же.
   -Где АУ-5?- сразу спросил он, едва пересёк порог.
   -Наверное, посчитал, что ты ему дал карт-бланш,- пожал плечами Сказочник.
   -Вживается в роль камня за пазухой,- хмыкнул Андрей.- Малыш даёт ему бесплатные консультации в техотсеке.
   -Хорошо. Сирена! Ты, конечно, понимаешь: спецслужбам СГК невыгодно, чтобы нас задержала или, хуже того, уничтожила одна из осколочных земных культур...
   -Я и сама не против уцелеть,- обворожительно улыбнулась Сирена. В коротеньком фиолетовом платьице она никак не вписывалась в спартанскую обстановку кают-компании.
   -Тем более. Не выдавай АУ. И незачем местным аборигенам рассказывать, почему Влад взорвёт трангулятор...
   -Почему?- округлила глаза Сирена.
   -Не смеши меня,- резко одёрнул её Келвин.- Неужели в СГК тебя не уведомили о способности нашего трангулятора корректировать направление по...
   Впрочем, неважно. Если ты притворяешься, то в душе признаёшь мою правоту. Если - нет, то мне же спокойнее...Ага, вижу. Влад успел.
   На экране видеофона от последней спирали "Ворона" отделился какой-то громоздкий предмет и медленно начал уплывать прочь.
   Динамики тут же ожили:
   -Немедленно прекратите манипуляции с техникой,- разнёсся по кают-компании сердитый голос.
   -Мы вправе поступать со своим имуществом, как считаем нужным,- возразил Келвин.- Смотрите, смотрите,- указал он, обращаясь, в основном, к Сирене и Энн.- Сейчас Влад - вон его скафандр - включит часовой механизм мины... Ах!..
   Яркий свет от взорвавшегося трангулятора прорвался сквозь автоматические светофильтры.
   -А-а... Влад?- спросила потрясённая Энн.
   -Ты что, не видела?- отнимая руки от лица, угрюмо вопросом на вопрос ответил Келвин.- Влада больше нет...
   Сказочник, Стенк, Андрей и Пьер с неизъяснимыми выражениями лиц одновременно посмотрели на Келвина.
   -Ну, что вы на меня уставились?!- побагровев, раздражённо крикнул Келвин.- Влада больше нет... Нет Влада... Видно, он второпях неосторожно обращался с миной... Вон его шлём от скафандра плывёт!
   -Эй, на корабле!- снова заговорил динамик.- Ещё один такой фокус, и мы открываем огонь...
   -У нас авария,- переключив что-то в видеофоне, объяснил микрофону Келвин.- Обещаем впредь - никаких чудес.
   -Кэп,- осторожно начал говорить Андрей.
   -Не надо,- оборвал его Келвин. - Сожаления и траур оставим на потом. Сейчас - встречаем гостей...
   Пьер, следя за гасящим скорость шаттлом, кивнул головой и вытащил из кобуры бластер.
   -Нет, Пьер. Мы попробуем сперва договориться. Что им от нас надо?
   -Информация, - тут же откликнулся Сказочник.- Представителей осколочных культур, оторванных столетиями от Земли, мучает вопрос: "А как там, без нас?".
   -Хорошо,- кивнул головой Келвин.- Что ещё?
   -Второе - хуже. Осколочные культуры появились не просто так. Кого-то не устраивали земные порядки, законы. Кто-то убегал от войны... Как бы там ни было, старые беглецы удовлетворены теперешней жизнью и страшатся перемен.
   Что, если слух о них дойдёт до правительства Земного Содружества?!- Новые колонисты, новые начальники и совершенно ненужные новые налоги...
   Скорее всего, нас не отпустят с Дидоны, кэп.
   -Да. Но поскольку мы много знаем, нас не убьют... По-крайней мере, убьют не сразу.
   -Внимание, стыковка,- просигналил компьютер.
   -Ну что ж...- вздохнул Келвин.- Пошли встречать гостей.
   -Да-да, конечно,- стараясь показать, что ничего особенного не произошло, Энн поспешно поднялась с пола - она одна не прореагировала вовремя на сигнал стыковки подобающим образом - не ухватилась за что-нибудь неподвижное.
   Но казалось, кроме Келвина никто не обратил внимания на её падение. Сказочник заботливо осматривал плечо Сирены, которым девушка, вскрикнув, опёрлась в момент стыковки о косяк двери. Стенк обнимал агента СГК за талию, всем своим видом внушая ей чувство надёжности и покоя из-за его присутствия рядом с ней. Пьер уже бежал от бара со стаканом воды, а Андрей заботливо интересовался самочувствием Сирены.
   Пойдём, Энн,- усмехнувшись, Келвин взял девушку под руку и вывел её из кают-компании...
   Когда дверь шлюзовой камеры открылась, из неё двумя рядами с оружием наизготовку выбежало восемь солдат, которые тут же рассыпались в стороны, полукругом охватывая кучку ошан. Двое из захватчиков, сняв перчатки, произвели профессиональный обыск и заняли места у дверей, ведущих вглубь корабля. Абсолютное молчание пришельцев, их скрытые зеркальными шлёмами лица, грубое попрание достоинства хозяев корабля - всё вместе навевало на ошан гнетущее настроение.
   Я требую свидания с полномочными представителями власти,- нарушая тишину, твёрдо потребовал Келвин.
   Стёкла на шлемах солдат поползли кверху, открывая суровые лица, но никто из них не открыл рта для ответа.
   -Дайте я попробую,- шепнула Сирена, раздвигая сплотившихся вокруг неё и Энн скитальцев космоса.
   Оглянувшись, она выбрала мишень, слегка расслабилась, стрельнула глазами и, не спеша, пошла прямиком к одному из туземцев.
   На взгляд мужчин - ничего не произошло: Сирена почти коснулась грудью ствола бластера, а солдат не дрогнул ни одним мускулом, напоминая своей неподвижностью статую. Но Сирена видела другое: глаза солдата слегка расширились, инстинктивно опустившись к вырезу её платья, его пересохшие губы чуть раздвинулись в улыбке...
   -Какой красавчик,- вызывающе улыбнулась в ответ Сирена.- Если нас не арестуют, я бы не прочь встретиться с тобой... Интересно, когда это будет возможно?- девушка без труда отвела от себя дуло бластера и прильнула к солдату всем телом.
   -Как она может?!- возмутился Пьер, порываясь вперёд.- Непозволительная распущенность!
   Драм удержал геолога, взглядом предупреждая остальных ошан от опрометчивого шага.
   -Смотрите, смотрите,- торжествующе усмехнулась Энн.- Она точно также и из вас вила верёвки...
   Вдруг свет, лившийся широким потоком из шлюза, слегка померк. Во входном холле появился ещё один захватчик, хотя на зловещего корсара он совсем не походил. Казалось, эта молоденькая стройная девушка с золотой диадемой на голове, весьма украшавшей нежное, утончённое лицо, и в короткой тунике, перепутала эпохи.
   Келвину на мгновение поверилось, что она, оглянувшись вокруг, ошеломлённо вскрикнет, испугается неожиданного каприза времени и исчезнет. Но девушка сделала повелительный жест и статуи солдат зашевелились. Один из дидонян, едва не соблазнённый Норман, скупыми движениями вставил в специальные зажимы на бедре своё оружие, развернул за плечи Сирену, завёл ей за спину локти и подтолкнул ближе к девушке в тунике. Второй солдат бесцеремонно растолкал ошан и, тем же способом подвёл к девушке Энн.
   Тем временем внимательно осмотрев первую пленницу, дидонянка подала солдату знак, и он грубо потащил незадачливую соблазнительницу к шлюзу.
   Энн, гордо подняв голову, на унизительный осмотр ответила дерзким взглядом потемневших от гнева глаз:
   -Разочарованы?- насмешливо спросила она.
   -Откуда это у тебя?- вопросом на вопрос ответила дидонянка, поднося свою ладонь к одной из невзрачных серёжек Гоппс. Рука, не дойдя до цели, дрогнула и отдёрнулась назад.
   -Ты о серёжках?- на языке Энн вертелась очередная колкость, но страх потерять свою собственность заставил её сдержаться:
   -Сколько себя помню - они всегда были со мной...Врачи как-то мне объяснили, что моё сердце нуждается в ритморегуляции...
   Дидонянка недоверчиво вскинула бровь, потом, подумав, подала знак освободить Энн:
   -Марк. Проводи гостью на наш корабль.
   Удивлённая неожиданной привилегией, Энн поправила причёску и с независимым видом перешагнула порог шлюза.
   Следующим сомнительный ритуал знакомства выпало совершить Келвину. В отличие от Сирены и Энн капитану сковали руки блестящими браслетами. Когда его подвели к девушке, он вежливо осведомился:
   -Зубы показать?
   Не дождавшись ответа, Келвин продолжил в том же духе:
   -Почём нынче рабы на невольничьем рынке?
   Девушка брезгливо поморщилась:
   -Вы находитесь в юрисдикции цивилизованной планеты. Мы-не пираты, но у нас существует ряд правил по отношению к инопланетянам.
   -Понятно,- кивнул головой Келвин.- Только почему так жёстко? Мы же не преступники!..
   -Следующий!- приказала своим подручным девушка, не ответив на вопрос Драма.- Что это у вас?
   Стенк машинально взглянул на свои закованные руки:
   -Ах, это... Циаль... Наручный компьютер.
   -Снимите.
   -Не могу.
   Один из солдат тут же нагнулся, пытаясь разобраться в устройстве замка браслета.
   -Дело не в замке,- объяснил Стенк.- Чтобы снять циаль, нужно либо убить его носителя, либо отыскать наследника его старого хозяина.
   -А, если ампутировать кисть?- усмехнулась девушка.
   -Весьма гуманная идея,- широко улыбнулся Стенк ей в ответ.- Но между мной и компьютером - нейросвязь. Если эту связь прервать - я умру.
   -Тогда продемонстрируй работу компьютера.
   -Пожалуйста,- Стенк прикрыл рукой глаза. Невзрачный, похожий на эбонитовую палочку, циаль засветился мягким зеленоватым светом. Каким-то удивительным образом слабый свет уплотнился, увеличивая циаль в размерах. По поверхности циаля строчкой побежали узоры непонятных знаков.
   -Что за язык?- правильные черты девушки обострились, выдавая её настороженность.
   -Сэферийский,- не таясь, ответил Стенк.
   -Сэфера,- мило наморщила лоб девушка.- Что за колония? Из новых?
   -Э-э, извините, как Вас зовут?
   -Служительница Мира Астра.
   -Так вот, Астра. Мне соврать - раз плюнуть. Но Вы мне нравитесь, и я скажу правду. Сэфера - планета, столица ныне преданной забвению могучей империи Стратогера...
   -Мёртвый пояс?- девушка от воспитанного у неё с детства ужаса перед Великим Кладбищем Галактики, невольно подалась назад. Видимо, россказни о Мертвом поясе, которые она слышала, были настолько страшными, что она немедленно обратилась к одному из солдат:
   -Метанег. Отведи нарушителей к нам на корабль, в медотсек. Весь личный состав крейсера вместе с пришельцами должен пройти полную санобработку. Задержанный корабль немедленно подвергнуть дезинфекции. Сообщить на Дидону об объявленном месячном карантине на нашем корабле...
   -- - - -- - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - ---- - - - - - - - - - -- - -
  
   К счастью, будущее ошан оказалось не таким мрачным, как поначалу представлялось им после первого знакомства с дидонянами. Едва они успели отплеваться и отхаркаться от стерилизующих аэрозолей, едва успели помянуть добрым словом комаров, растирая места многочисленных болезненных прививок, как в медотсеке появилась Астра:
   -Мой доклад был удостоен внимания Совета Хранительниц Мира. Они посчитали принятые мной меры безопасности слишком суровыми... Вы - наши гости... У вас, я помню, какие-то неприятности... Авария?.. Что-то серьёзное?- озабоченность придала Астре более приземленный вид.
   - В общем-то мы собирались совершить посадку на вашей планете, чтобы произвести ремонт внешних коммуникаций корабля,- подтвердил Келвин.
   -Ну, вот и хорошо,- легонько хлопнула его по плечу Астра.- Я знаю: управление звездолётом замкнуто на двух-трёх человек из экипажа... Сейчас кто-нибудь из вас перейдёт со мной на ваш корабль, и мы совершим посадку на Дидону.
   -Стенк! Твоя работа.
   Пилот, подчиняясь приглашающему жесту Астры, скрылся в дверях.
   "Ворон" был обесточен. Скудное аварийное освещение едва рассеивало мрак. Шаги гулко озвучивались эхом в пустых коридорах. Откуда-то издали долетел до ушей Астры жуткий звериный вой.
   -Что это?- дидонянка слегка прижалась к Стенку. Они оба замедлили движение. Вой повторился, перекатываясь протяжным эхом с поворота на поворот.
   -Это наш Пугач,- усмехнулся Стенк.- Животное,- дополнительно пояснил он.- Страусопод из Альсании. Фирма, заказавшая его для каких-то исследований, обанкротилась. Вот мы и таскаем Пугача с собой уже третий месяц... Бедняга... Почитай, сутки его не кормили... Вы провели дезинфекцию корабля?
   -Не полностью,- пожала плечами, отстраняясь от Стенка, Астра.- Совет Хранительниц отменил мой приказ, а зря...- девушка как будто невзначай прикоснулась к циалю.- Где Вы приобрели компьютер империи Стратогера?
   -Мне он достался... на память от истинных ошан. А где они его подобрали?.. На планете райо, в Мёртвом поясе перекупили у кого-нибудь - не знаю... Надо покормить Пугача. Слушайте, а не возьмёт ли его у нас зоопарк за чисто символическую цену?
   -Я не уполномочена... А вот и рубка...
   Наблюдательный Стенк сразу определил, что прекрасная дидонянка чувствует себя рядом с ним не в своей тарелке. И он решил переложить лакомый кусочек к себе на блюдо. Чтобы закадрить дидонянку, нужна была осторожность, ибо только неопределённость статуса ошан в аборигенской иерархии общества давала ему такой шанс. Скорбь, связанная с воспоминанием о нелепой гибели Влада, внесла мимолётную нотку дисгармонии в настроение Стенка, но чрезмерное спокойствие Келвина по поводу этого печального случая, передалась и ему. Поэтому Стенк лишь удивлялся, слушая, как его язык неожиданно начал нести тот же вздор, что и Влад:
   -Я вижу, как тебя сжигает любопытство. Тайна циаля не даёт тебе покоя,- садясь в кресло, небрежно заметил он.- Конечно, вещи из Мёртвого пояса редки и дороги. Но что бы ты сказала, если бы на нашем "Вороне" нашла легендарный "перпертуум мобиле" манков?.. А ведь мы находились в двух шагах оттого, чтобы завладеть этой фантастической машиной!.. Да! Однажды мы, выйдя из эфира, едва не пересекли сферу Шварцшильда чёрной дыры...
   Влад - наш классный штурман ( он как-то раз сумел провести патрульный корабль без единой царапины сквозь рой астероидов у звезды Брауна)- в панике лишь лихорадочно шарил по пульту руками, с ужасом следя, как гаснут на экранах звёзды...
   Наш капитан - какие только звёздные широты не бороздил, на какие только планеты не поплёвывал!- онемел в буквальном смысле, перестав что-либо понимать в показаниях приборов...
   Один лишь я, сжав до боли в пальцах подлокотники кресла, не потерял рассудка! Экипажу повезло, что мне удалось одновременно заметить надвигающийся на "Ворона" почти идеальный шар и приближающееся безумство Влада... Я говорил тебе, что однажды, благодаря его мужеству, мы ускользнули от двух корнукракских крейсеров?..
   Штурман тыкал пальцами мимо клавиши переключения управления кораблём. Если б ему, пр-роклятые звёзды, случайно повезло, я бы не рассказывал тебе эту историю. В том состоянии нервного паралича, в каком Влад пребывал тогда, я, более, чем уверен, он отправил бы нас прямиком в чёрную бездну. Путей туда - бесконечно много. Путь к спасению был один. Я решительно дал кораблю полный ход...- Стенк сгорал от стыда, но не мог остановиться. Взгляд восхищённых глаз молил о продолжении. Пилот, непрерывно болтая о своём героическом прошлом, активизировал узел управления "Вороном". Чуть слышно заурчали механизмы:
   -Неизвестный шарообразный объект имел явно искусственное происхождение. Мы летели прямо на него. Искажённые гравитацией волны наших радаров мало чем помогали в разгадке природы этого шара. Но, когда мы подлетели ближе, я различил на металло-матовой неровной поверхности неизвестного объекта странное, переплетающееся, пульсирующее движение несмешивающихся потоков света...
   Стенк, пряча глаза, поспешно одел на голову шлемофон индивидуальной связи с компьютером:
   -Хорошо излагаешь,- тут же раздался в наушниках восторженный голос Влада.
   -От неожиданности Стенк подскочил в кресле:
   -Изыди, ирион проклятый!- крикнул он.
   -Что случилось?- Астра стремительно встала, осматривая рубку. В руке дидонянки поблескивал бластер.
   -Ничего, ничего,- буркнул Стенк, нахлобучивая поглубже на себя едва не упавший шлемофон.- На планете Ди один шаловливый ириончик исследовал наш бортовой компьютер - С тех пор компьютер иногда сбоит... Садись, стартуем.
   ---- - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   Джейн Клауд, опустошив очередную рюмку, повернулась к столикам и затравленно- ненавидящим взглядом, как лазером, прошлась по немногочисленным посетителям бара. Чувство отвращения к ним и к себе тошнотой поднялось к горлу.
   -Самодовольные глупцы... Ия три часа назад была такой же... Верила, что если никуда не лезть, выполнять свою работу - меня никто не тронет...
   Слёзы навернулись ей на глаза.
   -Как так получилось? Ведь я не виновата. Чёрная Вдова личного бросила меня одну в космическое пространство на добычу корнукракам. Сука! Обошлась со мной хуже нелюдей... Наплела на меня Конину несусветную чушь... Отстранила от работы...
   Ну ничего. Пусть теперь покрутятся без эфириста,- девушка неожиданно для себя начала копаться в карманах и печально улыбнулась, нащупав коробочку импульсного накопителя.
   Последнее, что она сделала на рабочем месте - сменила в эфирном передатчике эту деталь с крохотным кристаллом ИУСа внутри. Джейн оставила его себе на память, списав в утиль. Почему - импульсный накопитель?- Не из-за ИУСа, кстати, очень красивого камня... просто, последняя работа...
   Джейн снова наполнила из наполовину опустошённой бутылки рюмку и залпом выпила.
   -Что с Вами, мисс Клауд?- раздался сзади неё участливый тихий голос.
   Она вздрогнула и ожесточённо рыкнула через плечо:
   -Отвали.
   -Простите, мне показалось...
   -Тебе места здесь мало? Тогда уйду я,- Джейн резко поднялась, но чьи-то руки взяли её за плечи, развернули лицом к залу и усадили на стул.
   -Уоткинс?- удивилась она. На мгновение искорка интереса зажглась в её чёрных, как космос, глазах.- Что Вам от меня нужно?
   -Простите ещё раз... Час назад я видел, как Вы вышли из медотсека, бледная, я бы сказал, едва живая... Сейчас я увидел Вас здесь... В таком состоянии... У Вас - неприятности?... Заболели? Или... Отрицательный ген-индикаторный анализ?
   -А почему это Вас так волнует? Уж не чувствуете ли Вы себя неполноценным, пограничник? Сообщите Блюм - она Вам с радостью поможет,- девушке почти удалось за цинизмом спрятать горечь, отравляющую её естество.
   -Со мной всё нормально,- тихо сказал профессор.- Но мой младший брат... Впрочем, я лишь хочу, чтобы отчаяние, чем бы оно ни было вызвано, не взяло над Вами верх.
   -Благодарю,- мягко освободилась от его рук Джейн.- К счастью, я не нуждаюсь в утешениях... А Вам рекомендую держаться подальше от меня.
   -Значит, Вы, всё же, больны?- полуутвердительно произнёс Уоткинс.
   -Да, я заразна. До свидания,- Клауд быстро скрылась за дверью бара.
   Уоткинс, проводив девушку сочувственным взглядом, взял пустую рюмку со стойки и начал задумчиво вертеть её в руках. Физика не обидело прозвище "пограничник", брошенное Джейн ему в лицо от отчаяния. Его огорчила мысль о том, что и хороший человек в минуты горя идёт невольно на поводу у недостойных его чувств, подсознательно желая утвердиться во мнении, что рядом есть и более несчастные, бесправные люди, которых можно ещё более унизить, чем унизили его. Уоткинсу было жаль девушку...
   Клауд заперла за собой дверь каюты на электронный замок и бросилась ничком на кровать. Теперь ей никто не мог помешать выплакаться. Жизнь для Джейн стала бессмысленной, излишней обузой. Блюм могла торжествовать...
   ... и она торжествовала:
   -Василий! Я опять оказалась права,- громко объявила она, входя вместе с Крэйтоном в рубку.
   -Что ещё?- устало спросил Конин, отрываясь от наблюдения радара.
   -Твоя радистка - эфиристка!.. Я знала, что корнукраки обработали её у себя... Но ты же у нас - романтик! Так я, По-крайней мере, буду говорить о тебе на следствии комиссии по расследованию СГК.
   -Что произошло?- Конину хотелось послать подальше эту параноидальную бабу, однако ему приходилось сдерживаться, считаясь с её должностью.- Какой ещё страшный заговор против человечества тебе удалось раскрыть на корабле?
   -Ты помнишь, что именно Клауд передала нам по внутренней связи сообщение Си... нашего агента Алисы?
   -Конечно, помню. Она же - наш эфирист.
   -Так вот. Она передала текст сообщения отредактированным.
   -Приём был плохой... Естественно...
   -Она изменила текст сообщения!- нетерпеливо повысила голос Блюм.- Именно поэтому мы уже трое суток рыщем около Sco-23625, вместо того, чтобы сесть на планету! Ведь вполне логично предположить, что к этой звезде ошане прилетели не в поисках своих товарищей... Им необходимо подремонтировать свой корабль перед полётом в Мёртвый пояс!
   -Но агент...
   -Агент передала нам правильно: "Ошане подлетают к звезде с планетой Sco-23625". А Клауд исправила: " Ошане летают у звезды с планетой..."
   Конин молча нашёл в компьютере подлинную запись приёма сообщения агента, внимательно несколько раз прочитал и пожал плечами:
   -С одинаковой вероятностью можно толковать послание и так, и эдак. Более того, мне непонятно само построение предложения...
   -Ты думаешь, Клауд случайно ошиблась? Отбрось иллюзии. Полчаса назад Клауд чистосердечно призналась, что она работает на корнукраков. Даже мозгосканирование не понадобилось, правда, Крэйтон?- Блюм радостно ощерилась.
   -Её следует отдать под трибунал,- мрачно откликнулся лейтенант.
   Непрошенное воспоминание кольнуло сердце капитана крейсера укором совести - воспоминание о его ошибке, которую он совершил, будучи стажёром во время самого крупного послевоенного конфликта.
   История этого конфликта уходила своими корнями в ещё более далёкое прошлое. Когда население Малого союза от постоянных неудач в сражениях с корнукраками начало впадать в панику, открытие отдалённой от основных боевых действий планеты, напоминавшей библейский рай, было воспринято землянами как дар свыше.
   Планету назвали Эдемом. Совет Земного Содружества приступил к плану эвакуации на Эдем ключевых производств, научных кадров, колонистов подвергнувшихся атакам корнукраков планет. После битвы у астероидов, успешной спасательной экспедиции на Светлую и заключения договора с Большим союзом ажиотаж вокруг массового переселения землян на Эдем пошёл на спад. Тем не менее, к концу войны население новой колонии насчитывало около пятидесяти миллионов.
   Земляне вскоре основательно освоили один из материков планеты, и их внимание сосредоточилось на изучении другого. Находясь в экваториальной зоне, континент кишел весьма агрессивными формами жизни. Раса проживавших там дуэнков - довольно высокоразвитых разумных существ, похожих на муравьёв - предпочитала вместо строительства огромных городов создание и обустраивание подземных пещер. Биологические враги, продолжительные междоусобные войны определили злобный характер дуэнков.
   Поначалу землян не очень встревожило открытие существования аборигенов. Опытные ксенологи неоднократно пытались наладить с дуэнками дружеские отношения. Но у туземцев были нелады с психикой: подарки и помощь они воспринимали как должное, причём, с изрядной долей презрения - отдариваются слабые. Высокомерие дуэнков, едва вступивших в машинную эру, не поколебало даже гигантское превосходство землян в технике. К тому же, как выяснилось, аборигены обладали сообразительностью и предприимчивостью сверх всяких ожиданий. Идею дизельного двигателя им подарил кто-то из ксенологов и век пара, не пережив рассвета, сошёл на нет за двадцать лет.
   Однажды презрительная снисходительность дуэнков сменилась всплеском беспричинной, на взгляд землян, яростью, и в одну ночь они уничтожили двадцать небольших прибрежных поселений колонистов на своём континенте.
   Через десять лет самоизоляции дуэнки неожиданно высадились на северном материке. Вооружённые пулевым автоматическим оружием аборигены довольно успешно развили наступление вглубь суши. Планетарные силы обороны, несмотря на их малочисленность, оправились от неожиданности и первым делом отрезали вторгшуюся на территорию землян группировку войск дуэнков от океана. После чего, пользуясь превосходством в воздухе, армия колонистов рассеяла массовые скопления аборигенов. К сожалению, во-первых, блокада дуэнков была не абсолютной, во-вторых, мелкие отряды врага чувствовали себя вольготно на огромных ещё не освоенных до конца пространствах девственного леса. В-третьих, в конфликт вмешались корнукраки, успевшие к тому времени восстановить военные силы после своего сокрушительного поражения у 0x01 graphic
- Кита. 0x01 graphic
В отличие от земных ксенологов имперские учёные быстро нашли общий язык с дуэнками, и Корнукракская эскадра нанесла сокрушительный удар по планетарной обороне землян.
   Вот тогда-то и были посланы к Эдему земные космические силы быстрого реагирования. Война приобрела затяжной характер. Стало хорошим тоном заканчивать военное образование на Эдеме. Там-то и служил Конин стажёром на должность капитана крейсера, исполняя обязанности командира большого десантного шаттла. Таких, как он, было много. Участвуя в сумасшедших боях с корнукраками, делая не менее рискованные высадки на территорию врага штурмовых групп, каждый из молодых капитанов лелеял втайне свой план одержать над противником молниеносную победу.
   Имел такой план и Конин. Он, в отличие от экспертов по определению эффективности применения разных видов оружия в конкретной обстановке, провёл не только анализ текущей сейсмической активности на Эдеме, но и наложил на полученные результаты данные о почти трёхвековой геоистории планеты. Получалось, что в ближайшие дни в районе одного из старых вулканов сойдутся амплитуды трёх разнопорядковых пиков сейсмической активности. Другими словами, если заложить в это время в основание вулкана аннигиляционный заряд, есть большая вероятность, что две огромные тектонические плиты материка дуэнков придут в движение. Следовательно, в течение нескольких сотен лет дуэнкам будет не до землян. Правда, и на земном материке увеличится геологическая активность, но разрушения и изменения климата прогнозировались минимальными. Если же затягивать конфликт- угроза превращения его из локального в пролог новой галактической войны стремительно росла с каждым днём.
   Но для воплощения плана в жизнь Конин нуждался во втором шаттла. И ему удалось, казалось, найти ещё более отчаянного, чем он, командира шаттла, выторговавшего за согласие на его участие в операции исполнение лично им кульминационного действия.
   Поначалу всё шло как по маслу. Конин отвлёк внимание дуэнков на себя, демонстративно высадив десант у подножия вулкана. Второй шаттл стремительно нырнул в горловину кратера. Его команда, найдя вход в город дуэнков, бросила свой корабль на произвол судьбы. Расчёт был на то, что аборигены решат, будто диверсанты попытаются уйти тем же путём, каким и пришли. Команда же шаттла после установки мины, должна была с боем прорваться к десантникам Конина. Сапёры заложили аннигиляционный заряд на наиболее низкой из возможных отметке, недалеко от жерла вулкана, окружили это место многочисленными ловушками и ударный отряд, потеряв всего десять человек, вышел из горы в пяти километрах от шаттла Конина...
   Но ожидаемого взрыва не произошло. Сейсмодатчики утверждали однозначно: случилось невероятное - аннигиляционная мина, настроенная на самоуничтожение при любой попытке её обезвредить, не взорвалась! Правда, приборы зарегистрировали небольшое увеличение 0x01 graphic
- фона, но их показания укладывались в пределы естественных колебаний природного уровня радиации...
   Старый вулкан, всё же, ожил... Правда, первый толчок сейсмографы зарегистрировали спустя двадцать минут после планируемого времени взрыва мины. Была ещё одна странность- эпицентр первого землетрясения находился на глубине двух километров от места закладки мины...
   Факт, на котором строилось обвинение командиру второго шаттла, заключалось в том, что мина после включения таймера, не взорвалась в означенное время, где бы она ни находилась. Она не взорвалась и раньше, если бы её попытались обезвредить дуэнки. Следовательно, либо она была неисправна, либо её кто-то вывел из строя при сборке. Быть неисправной мина не могла: каждую её деталь проверяли десятки людей. Сборка же её проводилась под неусыпным наблюдением командира шаттла, и только он имел возможность остаться с миной наедине...
   Поскольку операция по активизации сейсмической активности проводилась полулегально, обвинение в трусости командиру шаттла предъявил не трибунал, а командир базовой орбитальной станции. Случай казался совершенно ясным. Убоявшись, что диверсионной группе не хватит времени выбраться из подземного города, командир самостоятельно попытался изменить программу таймера, но, видимо, нарушил тончайший механизм и мина не взорвалась вообще...
   До сих пор Конин отчётливо помнил презрение, овладевшее им по отношению к трусу, и потухший взгляд ни в чём неповинного человека, разжалованного и выгнанного с позором из флота! Раскаяние вновь разожгло свои угли...
   Кто же знал, что корнукраки впервые решили испытать в жерле вулкана десинхронизатор времени, захваченный ими у анкрян! Взрыв состоялся, но замедленно и позже. Аннигиляционная вспышка, разгораясь, успела прожечь в горе приличную дыру...
   -Ладно,- Конин ударил кулаком по пульту.- С Клауд я сам разберусь.
   -Нам пора на ремонтную базу...
   -Лучше - связаться с ними... Мы давно бы это сделали, если б не твои игры в секретность!..
   -В эфирном отсеке- Хоши Ран...
   -Сержант!- установил по интеркому с эфирным отсеком связь капитан.- Соедините меня с ремонтной базой на планете.
   -Есть, сэр!
   -Не отключайтесь. Я хочу слышать сам ваши переговоры.
   Изображение на мониторе разделилось на два сектора. На одной половине, по-прежнему, можно было видеть связиста, на другой- экран видеосвязи.
   Минут пять все терпеливо ждали.
   Сержант,- не выдержав паузы, окликнула Хоши Рана Блюм.- Надеюсь, ты пытаешься связаться с базой через эфир, а не на радиоволнах?
   -Так точно, мэм,- спина сержанта напряглась.- Сигнал принят, но у аппарата никого нет.
   -Продолжайте вызывать... Крэйтон, ты мне пока не нужен.
   -Есть, мэм,- Крэйтон машинально отдал честь и неохотно покинул рубку.
   Отключив микрофон, Блюм обратилась к Конину с просьбой:
   -Вася, отошли на время своего телохранителя. Я хочу тебе сказать кое-что наедине.
   -Я сыт по горло секретами СГК,- зло отозвался Конин.
   -Как хочешь,- пожала плечами Блюм с деланной озабоченностью перебирая старые распечатанные файлы.- Только потом не говори: если б ты мне сказала!
   -Ну хорошо... Артекс! Выйди, но будь по близости.
   -Есть, сэр...
   -Мы одни, майор.
   -Зачем же так официально, Вася?
   -Говори, что хотела.
   Ладно. Мне показалось, что корнукраки заинтересовались нашей миссией. Поэтому-то ремонтная база не отвечает и не ответит. Скорее всего, нам надо ожидать на планете засаду. Но главное - в другом. В том, что, возможно, ошане уже оказались в клешнях наших врагов. Я думаю, нам надо приступить к плану ликвидации "Ворона".
   -А если не все члены экипажа "Ворона" на борту корабля?
   -Василий! Мы уничтожим одно транспортное средство, оснащённое, кстати, лазерной пушкой... Или крейсер корнукраков...
   Кстати, пленных принято держать в одном месте. Да и мы поспеем на зачистку.
   -На "Вороне" наш агент!
   Блюм саркастически хмыкнула:
   -Ты неисправим...
   Конин длинно выругался:
   -У тебя есть что-нибудь человеческое?- наконец, спросил, немного разрядившись, он.
   -Мне ли тебе объяснять, что мы не можем допустить утечку информации, а ситуация становится неподконтрольной... Что значит один человек, когда на карту поставлено существование Земного Содружества?! Думай так, и исчезнут все сомнения!
   -Ложная формула, преступная формула!- Конин нервно провёл рукой по пульту. Миг век- отблеск памяти...
   Мрачные, низкие коридоры Цереры, переполненные явными и тайными мутантами:
   -Мой отец, умирая, твердил мне о великой миссии, возложенной на каждого человека от рождения - служении человечеству. "Никто из нас,- твердил он в полубреду,- не может обойтись без человечества, но человечество может обойтись без любого из нас".
   Я любил своего отца. Такие люди, как он, святые. Они, действительно, отдают себя служению без остатка, без корысти. Но отдают себя, а не других, и это - их неприкосновенное право, которое не может быть обязанностью. Обязанность проистекает из внешней необходимости: "Так надо, но я бы так не делал". Право вытекает из естества: " Я так хочу".
   -Не понимаю, к чему ты ведёшь...
   -А к тому, Роза, что из утверждения: "Человечество может обойтись без любого из нас",- логично следует: "Незаменимых людей нет". А значит, каждый из нас - лишь ничего не значащая песчинка в огромном мире разума. И, чем больше нас, отдельных людей, тем меньше вес каждого человека в обществе... Вот почему, рождённые республиками, по мере роста, государства склонны превращаться в Империи. Но теперь переменим угол зрения...
   Если мы песчинки, то:
   "Мы уйдём без следа - ни имён, ни примет.
   Этот мир простоит ещё тысячи лет.
   Нас и раньше тут не было - после не будет.
   Ни ущерба, ни пользы от этого нет".
   -Ну и что?
   -А то, что, усвоив формулу: "Незаменимых людей нет",- песчинки в ответ на государственное агрессивное мышление: "Один человек - ничто" разумно полагают: "Человечество вполне обойдётся без нас". Следовательно, перестать заботиться о благе человечества, общества - не преступление. Поскольку же правительство по своему определению призвано благоустраивать общество в целом, а не жизнь песчинки, то вполне логичным будет стремление песчинки заботиться о существе, лишённом опеки, оставленном без присмотра, то есть - о себе, любимом. И песчинка замыкается в круге своих потребностей... Прекрасный монолитный замок общества вдруг становится песочным, и государство вдруг оказывается колоссом на глиняных ногах...
   -Сплошная демагогия,- поморщилась Блюм.
   -Демагогия?- Конин, словно задыхаясь, открытым ртом шумно выдохнул.- Но ведь это происходит у нас на глазах с Земным Содружеством!
   На заре звездоплавания в дальний космос уходили лучшие из людей... Заметь - не по обязанности, а по праву. И что они получали взамен? Гекату?!
   Тысячи разбитых семей, тысячи покалеченных жизней - и четверть человечества вычеркнута из списков людей. Героев даже за людей не считают!
   -Это - неизбежная плата...
   -Я понимаю... Но - четверть человечества!.. Со здания человеческой цивилизации уже вовсю сыпется песок!
   -Советы Содружества и Генетического контроля принимают меры... И потом - это не игнорирование одиночек, а закономерное массовое явление...
   -Любое явление в своей потенции способно стать массовым... Убейте или бросьте на произвол судьбы одного агента - секретную акцию можно утаить. Убейте десяток агентов - секретную акцию можно утаить. Убейте десяток агентов - неизбежно пойдут слухи... Убейте сотню агентов - и ваша разведка рассыплется...
   -Не надо обобщать,- раздражённо сказала Блюм. От её напористости не осталось и следа.- Ситуация с нашим агентом уникальна.
   -Все ситуации с индивидуумами уникальны. Это, как раз, и связано с их индивидуальностями... Но я приведу другой пример того, к чему приводит формула " Незаменимых людей нет".
   В своё время с Компьютера первая экспедиция привезла образцы дайефрегма. Кристаллы попали в институт астрогеологии. Их исследовал среди многих других учёных Валерий Вудров. Он обратил внимание на изменения поглощаемого и излучаемого дайефрегмом спектра света и открыл антиэнтропийную аномалию... Его подняли на смех!
   Вудров долгое время не сдавался, пытаясь одарить человечество своим открытием. Учёный предлагал десятки возможных применений дайефрегма, из которых получило путёвку в жизнь только одно: селекция и усиление радиоволн. Да и то - из-за чрезмерной дороговизны драгоценного камня это применение было очень ограниченным. Сам Валерий Вудров, когда заметил, что не только его карьера, но и научный авторитет стали более напоминать призрачный мираж, нежели красочную реальность, прекратил навязывать свои идеи "великим умам современности" и смог относительно спокойно доработать в институте, вышел на пенсию и тихо скончался, дожив до глубокой старости. В своём дневнике он, кстати, записал: "Как показывает история науки открытие рано или поздно произойдёт. А я не настолько честолюбив и не настолько фанатичен, чтобы из-за одного-двух десятков лет задержка прогресса человечества расшибить себе голову о стену тупоумия".
   Уже при жизни ему удалось убедиться в своём неоправданном оптимизме... А потом началась война. Перегруженные антивеществом корабли Малого союза не только представляли собой прекрасные мишени для корнукраков, но и, взрываясь, наносили урон находящимся поблизости кораблям своего флота. Трагедии Гекаты, Эолы и ещё нескольких колоний потрясли всю человеческую ойкумену.
   Научный потенциал Земли был направлен на поиск способов эфирного перемещения... Сколько средств потратил Совет Земного Содружества попусту!.. А непродуманный эксперимент на лунном суперфазотроне?! Научный городок в двадцати километрах от фазотрона с пятью тысячами жителей был, буквально, стёрт с лунной поверхности!.. Однако, самое важнее_ время! Сколько людей погибло в течение одиннадцати лет научного бесплодия!!!
   Благо, в группе учёных одной строго засекреченной из-за настырности анкрян лаборатории работал физик, коллекционировавший казусы из истории науки. Ему в руки попали мемуары академика Лапушкина, в которых академик с большим юмором описывал выступление на скромном семинаре Валерия Вудрова, " возомнившего себя Прометеем третьего тысячелетия нашей эры"... "Только буйная фантазия карьериста от науки может в игре света на гранях кристалла и в обычном пьезоэффекте увидеть крушение второго закона термодинамики!"- писал в заключении Лапушкин.- "Нужно быть полным профаном в науке, чтобы увлечься радужными картинами преображения Земли и массового покорения далёкого космоса, которые щедро сулил нам новоявленный шарлатан".
   Отчаявшегося физика ссылка на обещание освоения далёкого космоса заинтересовала. Отыскались две статьи в Интернете, отыскался личный архив Вудрова. Этот гений, как оказалось, разработал принципиальную схему фотон-массового инвертора, лёгшую без изменений в технологические решения современных накопителей антивещества.
   Как ты помнишь, Роза, на двадцать пятом году войны корнукраки послали десант в Солнечную систему. Наше счастье, что их звездолёты материализовались в астероидном поясе. Но и это бы не спасло бы нас от гибели, если б не эскадра новых быстроходных и манёвренных кораблей, едва сошедших со стапелей Весты. Благодаря микропрыжкам эскадра прочно села на хвост корнукракскому флоту, не давая врагу возможности взломать планетарные системы обороны Земли, Марса и Венеры... А теперь скажи мне, Роза, где было бы сейчас человечество, не окажись в нём такой индивидуальности, как Вудров?
   -Целая лекция для того, чтобы одним исключением опровергнуть правило,- с издёвкой хмыкнула Блюм.
   -Но и человечество - одно... А сколько правителей в истории Земли губило или спасало свои государства?..- взгляд Конина скользнул по экрану видеофона.- Смотри... По-моему, твой связист установил контакт. Включи звук.
   Блюм с досадой резко крутанула верньер громкости:
   -Хоши Ран! Что там у тебя?
   -Сигнал принят, мэм!
   -Переключи приём на рубку.
   Тотчас же почти весь экран заняла прелестная женская голова:
   -Я Вас слушаю.
   -Кто Вы?
   Миг растерянного молчания:
   -Я - жена начальника базы Ивана Попова... По совместительству - экзобиолог.
   -А где Попов?
   -Он отлучился в маленькую экспедицию... Что Вам угодно?
   Конина встревожила какая-то неправильность, неестественность в женщине. Капитан чуть помедлил со следующим вопросом и в разговор бесцеремонно вмешалась Блюм:
   -Мы из СГК. Разыскиваем ошанский корабль "Ворон". По нашим сведениям он находится у Вас на базе...
   -Да. Они пробыли у нас три дня... Что-то починили в своём корабле и, буквально, вчера улетели.
   -А куда?
   -Погодите... Они что-то говорили... - Женщина нахмурилась и потёрла пальцами виски.- Да!.. Наверное, шутили... Ведь не могут же нормальные люди добровольно лететь к Императорской Пустоши?..
   -К Императорской Пустоши? А куда именно?
   -Не знаю,- отрицательно покачала своей прекрасной головой женщина.
   - А сколько было ошан на "Вороне"?- спросил Конин.
   -Я видела троих... Они, обычно, имели дело с мужем.
   -А муж не знает точно, куда они полетели?
   -Муж,- женщина досадливо поморщилась, но тут же её лицо просияло улыбкой. Видимо, её посетила какая-то мысль.- Конечно же. Именно муж мне сказал, что они улетели к Ундине... Я точно помню. Но, если сомневаетесь, подождите мужа. Он обещал вернуться... недельки через две.
   -А Вы не можете связаться с ним?
   -Нет. Он отыскал сеть пещер между щитовых вулканов...
   -Понятно,- Конин сделал паузу, взглянув на Блюм.
   -Спасибо за информацию,- холодно сказала та.- Жаль, мы не сможем поговорить с Вашим мужем. Мы торопимся... Если эти ошане вернутся из Мёртвого пояса, Вы должны предупредить Землю...
   -Мы знаем свой долг,- гордо ответила женщина.- Мой муж предупреждал, отговаривал их...
   -И никакой помощи!.. Никаких контактов!
   -Ясно, мэм...
   -Напомните ещё раз своему мужу...
   -Да, мэм.
   -Конец связи,- экран потух.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - -

  
   -А я и не думал, что у меня есть жена,- Иван Попов широко раскрытыми глазами смотрел на обнажённую женщину, нарочно поближе придвинувшую своё лицо поближе к п6редающей камере.
   -Женщина стремительно разогнулась и ответила, усмехаясь:
   -Ты ещё о многом не знаешь, Иван.
   Её голубые глаза сияли мягким, переливающимся полутонами светом. Безукоризненная грудь прерывисто поднималась, дразня розовыми сосками. Полные губы призывно приоткрылись. - Боже мой, какая красота!- подумал очарованный незнакомкой Иван.
   -Мы - ваши друзья из Большого союза - наоли... Ты должен знать... Ассамблея из-за нашей похожести на людей именно нам поручила установить с Землёй добрососедские отношения...
   -Я видел наоли в исторических хрониках, но не предполагал, что в действительности Вы... Вы...
   -Действительность превзошла все ожидания?- лукаво улыбнулась женщина и не спеша направилась к Ивану.
   Он с трудом стряхнул наваждение, отстраняя от себя наолку рукой:
   -Я что-то не пойму. Как ты оказалась здесь?
   -Я прилетела на корабле Ашши.
   -Кроме Шунтонка я никого на её корабле не обнаружил...
   -Естественно. Я пряталась. Видишь ли, у меня - секретное особой важности задание... Те самые ошане...
   -Какие ошане?
   -Ну, хорошо... Начну по порядку. До карантинной службы Большого союза дошли слухи о готовящемся на Земле перевороте,- женщина говорила вдохновенно, не задумываясь.- Определённые круги считают, что необходимы перемены во внешней и внутренней политике Земного Содружества. Эти экстремисты более руководствуются ксенофобией, нежели разумом. Они хотят превратить Малый союз в Империю людей...
   Их планы очень реальны именно потому, что просты. Во-первых, Земля заключает союз с киберами. Во-вторых, правительство призывает на воинскую службу мутантов, и с их помощью расправляется с независимостью анкрян, лиян и тускарян. Возникает новая государственная структура. Стопроцентные земляне - во главе её. Они руководят воинской кастой мутантов и наёмников-киберов. Те же, в свою очередь, заставляют бывших союзников обустраивать для землян новые планеты.
   Естественно, что Большой союз, оплот демократии, не может допустить такого поворота событий. Мы, наоли, ответственны перед ассамблеей за Землю. Нам Ассамблея и поручила ликвидировать заговор...
   Однако, сам понимаешь, как ни поверни, а ликвидация заговора, пусть и с самыми лучшими намерениями - это незаконное вмешательство во внутренние дела суверенной цивилизации. Поэтому операция должна быть тайной...
   Иван обалдело глядел на наоли, оглушённый невероятностью происходящего. Двадцать лет спокойной, размеренной жизни привели его к головокружительной пропасти, к крушению всех устоявшихся представлений...
   -Да ещё эта голая баба передо мной мельтешит, утверждая, что она - моя жена,- шальная мысль-чувство одинокого мужчины окончательно всё запутала.
   Иван молча развернулся и вышел.
   Женщина облегчённо вздохнула и взглянула на себя в зеркало. Её внешность была безупречна. Только одна прядь жгуче чёрных волос упала на лоб. Играя перед собой, женщина хотела поправить локон. Дотронувшись к нему пальцами, она расстроено надула губки- волосы ей удавались хуже всего: прядь представляла собой единый отросток. Поморщившись, женщина начала резко терять свои человеческие очертания, пока, наконец, Ашша блаженно не расползлась по полу. Удовольствие от очередной удачной интриги приятно бередило душу:
   -Из Императорской Пустоши почти никто не возвращался,- прошелестела она, удовлетворённо закрывая все восемь глаз.
  
   ---- - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * --- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Какие ты делаешь выводы из увиденного?- спросил Сказочника Келвин.
   Ступив на последнюю ступеньку лестницы, ведущей к зданию, которое напоминало реконструкцию Парфенона, психолог оценивающе окинул взглядом окрестности города. Утопающие в багрянце неба.
   -Интересный город,- не торопясь, произнёс он.- Вполне патриархальный, с шестью ломаными широкими улицами, расходящимися от площади под холмам в разные стороны. Поперечные дома с расстоянием становятся всё длиннее и ниже. В общем, такая планировка напоминает несколько колец стен... Город-крепость - хотя явных следов нападения нет. Многочисленные коттеджи, разбросанные внутри колец-домов, довольно симпатичны и безобидны.
   -Мне кажется, красные оттенки придают городу зловещий вид,- вступила в разговор Энн, приблизившись к ошанам.
   -Красный цвет всегда действует на психику человека угнетающе,- ответил азбучной истиной Сказочник.
   -Не задерживайтесь!- крикнула снизу Астра. Она вместе со Стенком и двумя солдатами замыкала слегка растянувшуюся по лестнице процессию.  Идите в зал Совета.
   -Наш пилот успешно налаживает неофициальное взаимопонимание,- насмешливо произнёс Андрей.
   -А Сирене явно не везёт,- тут же отозвалась Энн, ревностно следя за своей негаданной подругой. Агентка СГК, видимо, устала вести напрасную охоту на туземцев мужского пола и безучастно переставляла ноги со ступеньки на ступеньку, опустив голову.
   Перед ошанами, сердито гудя, торжественно распахнулись ворота.
   -Спасибо и на том, что нас впускают через парадный вход,- пробормотал Сказочник и первым последовал за одетой в жёлтую тунику послушницей. Двое солдат остановились у порога, пропуская внутрь здания ошан.
   -Оглянувшись, Андрей удивлённо заметил:
   -По-моему, нам начали доверять. Стражники нас больше не сопровождают. Одна Астра...
   -Посмотри внимательней, дружище,- посоветовал Пьер.
   Андрей напряг зрение в прохладной полутьме:
   -Да здесь храм амазонок!- восхитился он.
   Остальные ошане мысленно согласились с его удачной характеристикой данного места. Мелькавшие в тени зала женщины не были вооружены ни мечами, ни луками с колчанами стрел. Но на них не было и мирных туник. Опытный в кибернетике Андрей угадал, что поблескивающие тусклым металлом в свете газовых фонарей доспехи амазонок - не бутафория, не ностальгия маразматиков о канувшем в Лету земном прошлом... По крайней мере, не ретроградство. По едва заметным выступам на доспехах Андрей определил, что у амазонок - первоклассная противолазерная защита. То же относилось и к наручам со встроенными в них бластерами, и к поножам, являвшимся частью импульсного антигравитатора. По резковатым движениям женщин легко было догадаться об их усиленной мономолекулярными волокнами мускулатуре... Такие вещи на Земле редки даже не потому, что дороги, а потому, что очень болезненны в период имплантации и адаптации. Словом, храм был полон ходячими боевыми машинами.
   -Ну, как?- не обращаясь ни к кому конкретно, спросил Келвин.
   -Кэп, не похоже, чтобы дидоняне отстали в развитии от Земного Содружества на триста-четыреста лет,- поделился своими наблюдениями Андрей.- Скорее - наоборот. Антигравитационные установки с индексом два появились на земных космических кораблях двести лет назад. А индивидуальные импульсные антигравитаторы до сих пор не могут пройти испытаний на секретном полигоне Титана.
   -Откуда ты знаешь?- недоверчиво покосилась на Андрея Энн.- Ведь полигон засекречен!
   -Мой первый капитан Клэр любил рискованные сделки... Если б не Келвин Драм - сидеть мне третий год в тюрьме без надежды на амнистию,- туманно объяснил Андрей.
   Тем временем послушница пересекла зал и открыла дверь в коридор, освещаемый тем же переменчивым светом био-газовых фонарей. В конце коридора, преграждая проход, стояли две амазонки. Увидев послушницу, они расступились.
   Послушница также отступила в сторону, приглашая зайти ошан в проём, наполненный ослепительным дневным светом. Келвин первым пересёк порог небольшого круглого зала. Десять массивных кресел стояли на возвышении - по пять слева и справа от противоположного выхода. На креслах сидело девять матрон преклонного возраста, одетых в одинаковые белоснежные столы. Десятое кресло пустовало.
   -Одна из матрон, почтительно посмотрев на пустующее кресло, начала говорить:
   -Приветствую вас, ошане, на Дидоне. Мы, Хранительницы Мира, хорошо понимаем, что вы возмущены вашим насильственным задержанием. На то есть свои причины... Но, прежде всего, я приношу вам свои извинения. К сожалению, жизнь научила нас быть осторожными с бродягами космоса. Вам, наверное, известно, что наше солнце летит в человеческую ойкумену из приграничных миров. Там нет законов...
   Впрочем, мне кажется более разумным отвечать на ваши вопросы, чем пояснять вам давно известное. Спрашивайте.
   -У нас, исключительно, два вопроса: позволите ли вы нам отремонтировать наш корабль и позволите ли улететь на нём по своим делам?- принял её предложение Келвин.
   -Ваши вопросы указывают на то, что вы совсем не интересуетесь Дидоной,- важно кивнула головой матрона. Переливчатая диадема странно запульсировала на ней. - Это странно для торговцев, а по отношению к нам - просто невежливо... Но вполне понятно после нашего враждебного приёма...Надеюсь, что наше любопытство не будет воспринято вами также холодно. Скажите, что сейчас происходит в Малом союзе?
   -Да, в общем-то, что и всегда,- пожал плечами Келвин.- Насколько я себя помню... Корнукраки тревожат наши окраины... Пять лет назад они применили кометное оружие против колонии Роя у звезды Брауна в области Языка.
   -Где это? Расскажите поподробней...
   -Поскольку область языка - распылённая оболочка ближайшей к Земле сверхновой звезды, сразу же после войны Совет Содружества послал туда научную экспедицию. Обработанные отчёты этой экспедиции показали высокую рентабельность добычи сверхтяжёлых и трансурановых элементов в газово-пылевом коконе звезды Брауна, находящейся в70 парсеках от Земли...
   -Как далеко мы летаем,- заметила матрона.
   -Летаем мы гораздо дальше... Колония Роя - самый дальний постоянный индустриальный аванпост нашей цивилизации,- снисходительно пояснил Келвин и продолжил:
   -На двух планетозималях были организованы небольшие колонии землян. На множестве астероидов Роя колонисты установили пылеуловители с сепарационными и обогатительными автоматическими узлами... Редкие изотопы химических элементов добывались прямо с поверхности небесных тел. Колония процветала более ста пятидесяти лет. Потом СГК наложила запрет на эмиграцию и иммиграцию туда и оттуда. Область Языка из-за высокого уровня радиации была объявлена зоной Карантина. Колонисты Роя, тем не менее, усовершенствовав средства защиты от наведённой радиации, смогли уберечься от коварной лучевой болезни. Их численность стабилизировалась около цифры 150-ти тысяч. Вгрызаясь в недра планетозималей, они создали поистине восхитительный искусственный мир, благо, цены на редкие изотопы, сверхурановые и, особенно, на сверхтяжёлые элементы неуклонно росли.
   Но сверхтяжёлые - прежде всего, стратегическое сырьё. Корнукраки, боясь напасть открыто на колонию Земли, вооруженную, к тому же, до зубов, нашли подходящую комету вне галактической плоскости, начинили её антивеществом и направили в окутанный пылевым облаком Рой. Далее - понятно...
   С ранним обнаружением посторонних тел в радиофонирующем облаке дела обстоят плачевно...Впрочем, когда комету заметили - было не поздно атаковать её ракетами... Увы, никто не предполагал, что она начинена антивеществом.
   Большая комета, ворвавшись в Рой, сдетонировала при столкновении с крупным астероидом. Осколки от взрыва нарушили баланс движений малых тел Роя... Множество небесных камней и гор, как соль в перенасыщенном растворе, выпали в осадок на поверхность планетозималей, подтолкнув, тем самым, процесс планетообразования. Успели спастись немногие...
   Что сталось с подавляющим большинством населения - легко представить...
   -Война - есть война,- пожала плечами матрона.
   -Война закончилась триста лет назад,- возразил Келвин.
   -Как Вас зовут?..
   -Келвин Драм.
   -Хранительница Мира Мирта... Так вот, Келвин Драм. Война закончилась, но Империя и Земля остались, по-прежнему, врагами. Какой же тут мир?
   -Да, есть ещё одна новость,- вспомнил, помрачнев, Келвин.- Вы мне не поверите... Кто-то из Большого союза уничтожил Компьютер.
   -Планету исинов?.. Почему же - не поверим? Мы, хоть и были вдалеке от Земли, но, видимо, в некоторых вещах осведомлены лучше вас. Шушенки - вовсе не благодетели, какими они хотят выглядеть в глазах других рас. Они - паразиты, выпивающие жизненные силы из разумных существ.
   Келвин, несколько растерянный от неожиданного напора устоявшейся ненависти в голосе Мирты, оглянулся на своих товарищей:
   -Конечно, у шушенков неистребима враждебная предубеждённость к киберам, объяснимая ими как урок, извлечённый из истории,- осторожно начал Келвин.- Но нельзя отрицать, что без шушенков мы бы не одолели корнукраков.
   -А мы и не одолели корнукраков,- тут же остро отреагировала Мирта.- Шушенки не позволили нам этого.
   -Необычная позиция
   -Только не говорите, что не слышали о ней раньше.
   -Погодите,- вступил в разговор Сказочник,- Вы, случайно, не потомки крестоносцев Земли?
   Невинный вопрос вызвал неадекватную реакцию: все матроны пришли в движение. Некоторые из них вскочили с кресел, что-то гневно крича... Ошане недоумённо переглянулись, пытаясь выловить из беспорядочного гама информацию о том, что же именно так возмутило женщин.
   -Тихо!- спокойный, властный голос перекрыл остальные голоса.
   На пороге противоположного ошанам выхода из зала появилась молодая женщина. В отличие от почтенных матрон она была одета не в длинную тогу, а в короткую тунику, опоясанную широким кожаным ремнём. В наручень на правой руке, как и у амазонок, у неё также был встроен бластер, но, в отличие от наручей амазонок, он имел несколько другую, более изящную форму.
   Единственное общее между ней и пожилыми матронами - сверкающая в розовом водопаде лучей, льющихся из огромного проёма в потолке, диадема из полиметалла.
   -Удовлетворённая воцарившейся тишиной, женщина спустилась по ступеням вниз и подошла к Келвину. Её золотистые глаза поколебали закалённую душу странника.
   -Вы свободны, небрежно махнула в сторону матрон женщина.
   Её завитые волосы густыми прядями рассыпались по плечам. Мелкие, смазанные расстоянием черты лица женщины, вблизи приобрели необычайную выразительность, невольно вызвав из памяти Драма образ Надежды Рэндом. Сердце капитана тоскливо сжалось:
   -Кто Вы?- тихо спросил он.
   -Я - Ипполита. Я возглавляю Совет Хранительниц Мира.
   -Хранительницы Мира, Служительницы Мира... Сами же - вооружены до зубов... Кто вы на самом деле такие?- Стенк, раздражаясь, становился неуправляем.
   -Те, кем и называемся... Отсутствие у вас любопытства выглядит очень странным в сочетании с желанием что-либо понять,- пронизывающий взгляд Ипполиты подействовал и на Стенка. Он внезапно успокоился:
   -Ну, хорошо. Рассказывайте по порядку.
   Ипполита насмешливо улыбнулась:
   -А рассказывать, собственно, нечего... Да. Если вам важно знать, то мы, действительно... - она запнулась и, казалось, с усилием продолжила,- потомки крестоносцев Земли, отправившихся сокрушить планету Жур- столицу Империи. Корнуэльцы, потеряв почти весь свой флот в сражении у Геркулесовых Столбов, не были способны организовать серьёзное сопротивление... Крестоносцы ворвались в пределы Империи, круша всё на своём пути. Крах Империи был очевиден... Но вмешались ваши любимые шушенки, преодолевшие Геркулесовы Столбы по нашим следам... Среди крестоносцев действовал их шпион...
   Шушенки окружили флот крестоносцев и на основе позорного договора, навязанного ими Земле, потребовали выдачи исинов - лучших воинов крестоносцев. Адмирал Макней предал наших единственных союзников. Шушенки беспощадно расправились с разобщённым флотом крестоносцев по частям и равнодушно покинули нас посреди скопления Геркулеса на милость Судьбы и корнуэльцев...
   Мы - семьи крестоносцев, беженцы-колонисты и немногочисленный рабочий персонал мобильных ремонтных доков, на транспортных и грузовых кораблях нашли эту звезду и эту планету, когда наши слабосильные кристаллы дайефрегма выработали предел безопасной эксплуатации - за три последних прыжка взорвалось два корабля...
   Рассчитав траекторию звезды, мы решили дальше путешествовать на одной из двух её планет...
   Здесь нас вновь настигли, на сей раз, корнуэльцы. Они мечтали о мести...Тупоголовые мужчины - командный состав остатков флота крестоносцев - приняли решение спрятать наши звездолёты на соседке Дидоны. Корнуэльцы поступили очень просто. Они обстреляли планету магнитной пушкой и отошли на безопасное расстояние, поджидая желающих спастись. Благо, у нас среди военнопленных корнуэльцев оказался генерал императорских кровей. Торг состоялся... Мы выторговали себе жизнь и независимость...
   Вот вкратце наша история. Вот почему мы не любим шушенков. Но не будем о грустном. Поговорим о ваших проблемах. Конечно же, мы поможем отремонтировать ваш корабль и отпустим на все шесть сторон...
   Ошане облегчённо вздохнули. Напряжение спало.
   -Вам, к тому же, повезло,- продолжала Ипполита.- Вы попали к нам накануне праздника Возрождения. Празднества длятся у нас неделю и начинаются завтра. Мы вас на них приглашаем и надеемся, что, если не на всю неделю, то хотя бы в первый и в последний день вы разделите с нами нашу радость.
   -Безусловно,- тут же согласился Келвин.
   -Вы можете остаться в нашей гостинице, поселиться в коттеджах или вернуться на свой корабль. Как пожелаете...
   Составьте списки необходимых вам для ремонта материалов и запчастей. После празднеств я пришлю к вам своих инженеров во главе с Талосом. В наших силах кое-что усовершенствовать на вашем корабле. Например, усилить обороноспособность ракетными установками или переоборудовать планетарные двигатели для работы параллельно на гравитационной тяге...
   -Гравитационная тяга?- оживился Андрей.- Как на вашем корабле? Кэп, соглашайся. Полевая, почти безынерционная схема... Бесшумная работа... Экономичность... Практически, неулавливаемый след...
   -За соответствующую плату, разумеется,- охладила его пыл Ипполита.
   -И сколько переоборудование на гравитационную тягу будет стоить?- спросил Келвин.
   -Не знаю,- пожала плечами Ипполита.- Поговорите с экономистами. Но модно произвести плату технологиями, знаниями... на льготных условиях. Например, только за тщательный осмотр технического оснащения вашего корабля вы уже получаете скидку на 20%.
   -Заманчиво,- кивнул головой Келвин, краем глаза заметив кислые мины, скорченные его товарищами. Их, как и капитана, коробила мысль о том, что корабль - родной дом - будет вывернут наизнанку.
   Но, в отличие от них, Драм понимал, что не стоит пока отвергать любые возможности. В конце концов, дидоняне и без разрешения ошан способны обшарить весь корабль, что, собственно, и собирались они сделать в недавнем прошлом.- Спасибо.
   -Так где вы собираетесь ночевать?- любезно спросила Ипполита. - За сохранность корабля не беспокойтесь. Он - под охраной.
   -Драм с усилием оторвал свой взгляд от Верховной Хранительницы Мира и повернулся к ошанам:
   -Я считаю, нам всем, кроме Энн и Сирены, следует вернуться на "Ворон", привести управляющие системы в порядок, а к вечеру мы воспользуемся гостеприимством хозяев и переночуем в гостинице. Согласны?..
   Никто не возражал. Сирена ревностно разглядывавшая Ипполиту, неожиданно фыркнула, перевела оценивающий взгляд на Энн, приподняла рукой копну своих золотистых волос и вызывающе обнажила на мгновение два больших айр-рубина, оправленных золотом.
   Верховная Хранительница Мира ответила ей высокомерной усмешкой...
   Проводив гостей, Ипполита вызвала к себе Талоса. Через пять минут инженер пришёл в сопровождении дарительницы и амазонки. Длинный, худой, нескладный, он с самого рождения вызывал у Совета сомнения на право существования. Тем не менее, странно, что именно Талос один из мужчин вызывал у Ипполиты чувство симпатии.
   -Талос!- услышав своё имя, инженер вздрогнул и ещё ниже опустил голову:
   -Да, Верховная.
   -Мы захватили второй корабль цивилизаций Раздора. Исследуй его. Подумай, как этот корабль можно усовершенствовать, довооружить... Ты какой-то расстроенный... Хочешь новую дарительницу?
   Талос встрепенулся и энергично мотнул головой:
   -Нет. Я всем доволен, Верховная.
   -Ладно, иди. Алия, задержись немного.
   Белокурая дарительница со слегка увядшей кожей на прекрасном лице в покорной позе подождала, пока Талос и амазонка не вышли, потом шагнула навстречу Ипполите и вопросительно посмотрела ей прямо в глаза.
   -Как духовное состояние мальчика? Его что-то гложет?
   -По-моему, всё нормально, Верховная.
   -По-твоему? Я же вижу, что у него что-то не так! Он болен?
   -Гиппия осматривала его вчера. Диагностический аппарат выдал нормальные показатели здоровья.
   -Ты отказываешь ему? Унижаешь его? Злишь?
   -Нет, Верховная.
   -Как он отдыхает?
   -Никак... Уходит в пещеры храма и пропадает там, порой, сутками.
   -Так значит, его не тянет к тебе?- моментально сделала вывод Ипполита.
   -Я не знаю, почему,- дарительница потупилась.
   -Когда он начал избегать тебя?- прямо спросила Ипполита.
   -Да с первой встречи всё пошло не так,- не сдержала своих чувств Алия. - После близости его вырвало...
   -Почему?
   -Я не знаю. Честно, не знаю, Верховная, - дарительница сжала переплетённые под пышной грудью пальцы.- Я десять юнцов приобщила к сексу. Я дольше всех дарительниц была у Творца необходимости Деметрия... Родила от него двух девочек...
   -Может, ты для Талоса слишком стара?
   -Я?!- дарительница, не взирая на сан Ипполиты, возмущённо выпрямилась и подняла голову.
   -Хорошо, успокойся. Кто был наставницей Талоса?
   -Корина. Вы же сами её выбрали...
   -Корина,- Ипполита помрачнела. Она вспомнила, как выбирая Талосу наставницу, рассчитывала найти такую, которая подальше бы удерживала его вдали от женщин.
   Корина работала с наиболее трудными, агрессивными подростками, прививая им повышенное уважение не только к Хранительницам и Служительницам Мира (амазонки в психологической защите не нуждались), но и к женщинам вообще. Талос с малых лет проявил недюжинные способности к наукам и интерес к древним остаткам неизвестной цивилизации. Он нашёл в катакомбах уцелевшие механизмы с выбитыми на корпусах письменами, которые ему удалось расшифровать. В далёком прошлом лучший мобильный информцентр Земли, сохранившийся на борту старого корабля, помог Талосу реконструировать некоторые внеземные технологии. Ипполита хотела, чтобы он как можно больше уделял времени работе. Отсюда - все её ошибки. Сначала - Корина, излишней суровостью привившая сознанию подростка отношение к женщине, как к святыне. Потом, без перехода, распутная Алия. А тут еще - строжайшая секретность, сужающая круг людей, с какими мог бы общаться Талос...
   -Хорошо, Алия. Ты не виновата. Я поищу Талосу другую дарительницу. Но и ты не останешься без работы. Выбери себе кого-нибудь из земных ошан. Только - не капитана. Он - мой.
   - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Никакими хитростями выпроводить Служительницу Астру с охраной из рубки не удалось. Стенк благородно отвлёк внимание дидонян на себя, пока ошане уединились в мехотсеке. Увидев их, АУ, явно, обрадовался:
   -Наконец-то. Я измучился от одиночества. ЭХ - в трансе. Малыш, конечно, классная модель робота, но слишком примитивен. Что до Влада...
   -Не тронь покойника,- хмуро бросил предостережение-упрёк Пьер.- Непозволительное словоблудие.
   Келвин удивлённо воззрился на геолога.
   -Для покойника он чрезмерно подвижен,- возразил АУ.
   -Спасибо, большой железный друг,- Влад выглянул из-за спины Малыша, помахивая бластером.- Судя по твоему виду, Пьер, спектакль я разыграл великолепно.
   -А я сразу догадался,- весело хохотнул Андрей, похлопывая Влада по плечу. - Даже если бы обыкновенный трангулятор был супернеобычным, в том состоянии после событий на Компьютере он напоминал более металлолом, нежели механизм...
   -То-то ты чуть не всплакнул, увидев взрыв,- огрызнулся Пьер.
   -Хватит,- прервал их перепалку Келвин.- Сказочник... Не знаю, как тебе, а мне откровения Ипполиты о крестоносцах показались далёкими от истины... Насколько я осведомлён, корнукраки не очень жалуют своих соплеменников, побывавших в плену. Трудно поверить, что генерал, пусть и императорских кровей, значил так много для командования корнукракского Флота... Расскажи, что ты знаешь о крестоносцах.
   -Тебе это не поможет.
   -Посмотрим.
   -История длинная.
   -А ты - покороче.
   -Начало - документально. После проектных и экспериментальных разработок строительство эфиросотрясателей - будущих расплющивателей - Комитет Спасения Земли наладил на Япете. Там работали лучшие научные и инженерные кадры. Бесперебойное функционирование конвейеров обеспечивало множество исинов. В конце войны только одних людей на Япете насчитывалось более двадцати тысяч.
   В околоспутниковых доках ждали вылета двадцать новёхоньких крейсеров и единственная космическая мобильная крепость (КМК-1), которую строили десять лет, готовясь к интервенции в шаровое скопление Геркулеса. Ещё на десятке боевых кораблей закончился ремонт, когда работников Япета известили о заключении позорного для победителей мирного договора. Если на Земле условия договора вызвали лишь демонстрации и быстро улёгшиеся волнения, то космическое братство восприняло их как оскорбление, издевательство. Сотни членов экипажей, готовившихся к сражениям, братались с исинами, клялись в вечной дружбе и в ненависти к корнукракам.
   Земля потребовала от властей Япета навести порядок на заводах и в доках Япета. Аресты переполнили чашу терпения япетцев. Тюрьма была взята штурмом космических десантников. Губернатор уцелел лишь благодаря своей предусмотрительности - ракета с пилотом постоянно дежурила недалеко от его особняка. Мятежники обратились к адмиралу Макнею, прилетевшему принять со стапелей КМК-1, с просьбой возглавить восстание. Крейсеры уже покидали свои доки, чтобы совершить переворот на Земле, когда к восставшим поступили разведданные о спешащем на выручку Комитету Спасения флоте шушенков. В общем-то, япетцы не собирались сражаться ни со своими, пусть и бывшими, союзниками, ни, тем более, с земными космическими силами, сохранившими верность Комитету. Молниеносной акции с малой кровью не получилось. Войны, разрушающей солнечную систему, никто не хотел.
   Макней обратился с воззванием к мятежникам... Так появились крестоносцы Земли. Всё население Япета, захватив транспортники и ремонтные корабли, отправилось в Великий поход в Геркулесово скопление. По эфирной связи они рассылали призывы ко всем, желающим покончить с Империей, присоединиться к ним. Десятки транспортников с неприкаянными беженцами из разорённых колоний откликнулись на призыв... Из флота Земли дезертировало несколько кораблей... И наконец, к крестоносцам присоединились вместе с флагманом пять уцелевших крейсеров эскадры Алвиса Преста...
   Сказочник перевёл дыхание.
   -А дальше что?- жадно спросил Андрей.
   -Дальше - только легенды...
   -Пусть - легенды.
   -Одна из них повествует о штурме Геркулесовых Столбов - окраинной системе обороны корнукраков, состоящей из планет- крепостей. Наши учёные предполагают, что эффективность обороны корнукраков, которую, кстати, не сумели самостоятельно преодолеть и шушенки, заключается в улавливании "звуковых волн " эфира гигантскими приёмниками на планетах- крепостях, после чего уникальные мощные эфирные пушки генерируют направленные нелинейные процессы в Мировом эфире, которые разрушают модуляции несущих частот наших кораблей почище чёрных дыр.
   Геркулесовы Столбы можно преодолеть только в обычном физическом пространстве. То есть, приблизительно, пять лет крестоносцам пришлось бы лететь со скоростью ниже световой, в то время, когда корнукракские корабли, пользуясь опознавательными кодами, способны были, по-прежнему, использовать свойства резонанса Мирового эфира.
   Крестоносцы придумали смелый, безумно опасный для его исполнителей план. Безумно опасный, прежде всего, потому, что строился на ничем не подтверждённой гипотезе о похожести недавно изобретённых землянами энтропийных пушек и эфирных разрушителей корнукраков. Безумный также потому, что строился в расчёте на чисто инстинктивную реакцию корнукраков. Безумный потому что... Да мало ли!..
   -Ты, видимо, собираешься рассказать нам ещё одну сказку?- насмешливо спросил Влад.
   - Даже две.
   -Ну, хорошо. Только покороче,- согласился Келвин.- А то, боюсь, Стенка надолго не хватит.
  

Глава 5.

Сказки о крестовом походе.

  
   -Конечно, флот Макнея не остановился бы и перед смертельной опасностью похода между укреплёнными планетами-крепостями в обычном пространстве, но за три года потери, особенно, грузовых и транспортных кораблей с колонистами и семьями мятежников, прогнозировались неизмеримо большими. Крестовый поход никто не желал превращать в поход самоубийц. Но, к счастью, в числе мятежников находились лучшие умы Земного Содружества,- Сказочник наморщил лоб, вспоминая. - Да, там был Илья Артемьев. Легенда сообщает, что он представлял собой общительного человека средних лет, любившего играть в спейсбол*. И его план походил по стремительности его исполнения на эту игру. Илья предположил, что если через эфир посылать непосредственно на одну из планет-крепостей ракеты, начинённые тяжёлыми элементами, то эфирные разрушители усилят нестабильность урановых и трансурановых элементов и при выходе из эфира ракеты не только будут взрываться с невиданной для атомных и даже аннигиляционных боеголовок силой, но и поражать чувствительные приёмники корнукраков чудовищными завихрениями эфира.
   Мятежники соорудили несколько базовых пусковых установок для посылки шаттлов, начинённых ядерными материалами, через эфир и переоборудовали три шаттла под десант... Добровольцев совершить безумный перелёт вызвалось много. А мест - мало. В итоге, штурмовой отряд состоял из ста пятидесяти бойцов. Выбирали, в основном, из исинов, не нуждавшихся в запасах воздуха и легко переносивших тесноту. Однако в штурмовой отряд зачислили и двенадцать человек, главным образом, для того, чтобы акция считалась совместной, хотя и сами Исины признавали, что существуют ситуации, в которых люди имели преимущество перед киберами.
   Татьяну Зайкину - единственную женщину - командир отряда, исин КП-3567 (солдаты называли его между собой - космическая пехота) взял в отряд из-за её знаний корнукракской психологии и языка. Татьяна с детства мечтала сражаться с корнукраками. Когда на её колонию Светлую напали корнукраки, она прошла курс молодого бойца, выучила корнукракский язык в объёме радиоперехватов и служила во взводе связи.
   Война в колонии продолжалась недолго. Победители стали сгонять людей в пересылочные лагеря, чтобы оттуда отправлять в Империю. Попавшую в плен Татьяну корнукраки использовали в качестве переводчика. Больше месяца она видела, изучала их, пока эскадра союзников не покончила с владычеством Империи на Светлой. Татьяну обвинили в пособничестве врагу. Собственно, она отчасти, сама была в этом виновата, пытаясь доказать людям, что корнукраки - не сплошь - чудовища. Среди них есть и такие, которые полагают мирное, взаимовыгодное сотрудничество различных рас единственно верной стратегией, ведущей к прогрессу...
   -Где она выискала миролюбивых корнукраков?- не выдержав, презрительно фыркнул Влад.
   -Не скажи,- возразил Андрей.- В любом обществе существуют сторонники идеи кооперации, ибо, по своей сути,
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   *Спейсбол - помесь рэгби и баскетбола в невесомости.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Любое общество сохраняется как общество, только благодаря сотрудничеству.
   -Святые ирионы!- Келвин сердито сверкнул глазами.- С меня вполне достаточно словоизвержений Сказочника. Слушать вашу дискуссию - выше моих сил.
   -Молчу, молчу,- поспешно пробормотал Влад.
   -Итак,- подождав, прервал гнетущую тишину Келвин.- Что дальше?
   -Дальше вернулись корнукраки. Для них, наверное, стало делом чести удержать за собой завоёванное. А может, они планировали создать на Светлой плацдарм. Не знаю...
   Освободив Татьяну из тюрьмы, они не только предложили ей работать снова переводчиком, но и назначили её помощником распорядителя с правом ношения парализатора. Она не отказалась, надеясь облегчить положение пленных колонистов. Но, когда распорядитель приказал ей участвовать в уничтожении пойманных беглецов из лагеря, Татьяна в упор расстреляла выданным ей бластером трёх корнукраков - карателей и ушла со спасёнными ею колонистами в лес.
   С тех пор она стала самой непримиримой участницей Сопротивления. Никто больше не слышал от неё речей о здравомыслии. "Пролитая кровь взывает к мщению",- повторяла она перед тем, как в очередной раз нажать на гашетку бластера... Логика войны - процесс размежевания и преумножения ненависти.
   Возвращаясь после каждой удачной партизанской вылазки на базу отряда, Татьяна искала глазами среди встречавших свою младшую сестру, единственного родного человека, оставшегося в живых, и спешила обнять её... Татьяна будто очищалась в придуманном ею ритуале от грехов, в которые вводила девушку беспощадная судьба. - Ты о крестоносцах рассказываешь или об этой Татьяне?- не выдержал Келвин. - Я передаю вам содержание легенды,- обиделся Сказочник.
   -Кэп, не перебивай его,- заметил Влад.- Ты же знаешь, что хоть земля разверзнется, Сказочник не пропустит ни единого слова. Это - его хобби.
   -Я и так сокращаю, как умею,- обиделся Сказочник.
   -Да ладно, хлопнул его по плечу Влад. - Продолжай.
   Но вдохновение у Сказочник5а пропало:
   -Хорошо. Больше не отвлекаюсь на мелочи,- сердито сверкнул он глазами.- А если вы кое-что не поймёте или не узнаете - я не виноват... Сама же суть легенды такова.
   Крестоносцы атаковали ядерными ракетами в три этапа несколько планет - крепостей. С последней партией ракет стартовали и десантные шаттлы... Конечно, добиться абсолютной точности выхода из эфира невозможно, но крестоносцам повезло. Они материализовались кучно, избежав опасности смешаться с недрами планеты или разбиться о её поверхность. Найти огромный по размерам разрушитель было просто. Обстреляв с высоты комплекс военных сооружений, десантники высадились неподалеку и подавили слабое сопротивление корнукраков, ошалевших до крайности от происходящего кошмара.
   Ещё бы!.. Только закончилась война, а с мирного неба вдруг начинают сыпаться бомбы невиданной мощности!.. Едва корнукраки сообразили, в чём дело, и послали на соседние спутники-крепости сообщение с просьбой повысить предел чувствительности сенсоров эфирных резонаторов, дабы разрушители не расстреливали в эфире ядерные ракеты, как на их головы, буквально, сели три целёхоньких вражеских десантных корабля и киберы - уже везде, куда ни глянь.
   Операция землян прошла, как задумано. Десантники захватили и передали флоту крестоносцев коды опознания кораблей корнукраков. Выполнив основную задачу, отряд приготовился к круговой обороне. Десантники уповали на то, что корнукраки, стремясь сохранить остатки дорогостоящего оборудования, не посмеют применить тяжёлое вооружение при обстреле центра управления резонатором... Опять вы упрекнёте меня в страсти к описанию подробностей, но я должен упомянуть о беззаветном героизме десантников - И, не только, людей. Ведь мы теперь знаем, что Исины, умирая, страдают не меньше нас.
   -Наконец-то до вас дошло очевидное,- прогудел АУ.
   -Атаки корнукраков захлёбывались одна за одной... Когда спасательные крейсеры подоспели к месту сражения, подступы к центру управления были усеяны трупами корнукраков. Но из всех десантников уцелело двое: КП-3567 и Татьяна Зайкина. Впрочем, это- преувеличение. КП-3567 скончался, не приходя в себя, в техотсеке флагмана крестоносцев. "Врач", исин РФ-346 улавливал затихающие радиовсплески мышления КП-3567 целый час. Обрывки мыслей умирающего КП и легли в основу обвинения Татьяны в предательстве. Ведь подготовленный к уничтожению центр управления разрушителем так и не был взорван. Сама же девушка, когда её нашли на поле боя, не имела при себе оружия и никто не мог подтвердить её слова о том, что именно по приказу КП она с двумя десантниками попыталась прорваться к единственному из трёх уцелевших шаттлов. Вспомнилось её прошлое... Короче, прямо в зале суда на флагмане один из друзей погибших десантников Курт Нехель, застрелил Татьяну...
   -А в чём смысл легенды?- помолчав в ожидании продолжения, недоумённо спросил Влад.
   -А в том, что я сократил, как не относящееся к делу,- ядовито пояснил Сказочник.- Смысл легенды заключается в беззаветной преданности людей и исинов друг другу и в трагедии "врача" - исина РФ-346, узнавшего истинное значение обрывочных мыслей КП-3567? После запоздалого применения им некоторых новшеств по восстановлению кристалла памяти умершего героя.
   -И что же содержалось в памяти КП?
   Сказочник с подозрением покосился на Пьера, проявившего неожиданное любопытство, но, не обнаружив подвоха, пространно ответил:
   -В первый раз "врачу" удалось понять следующее: "Жаль... Боевой запас на исходе... Взорвать центр... Корнукраки разделили нас... Сумасшедшая Зайкина кричит им что-то из окна... Потом - мне... Она - в комнате космической связи дома напротив... Почему не стреляет?! Взрывай! Взрывай!.. Они уже на первом этаже... Где С-1786 со своим отделением?.. Зайкина кричит... Предательство... Центр не взорван... Надо предупредить... Есть шанс прорваться к десантному кораблю... Меня услышали... Френк упал... Свет тормозных дюз... Удержать Зайкину..."
   Восстановленный вариант выглядел по-другому: "Жаль, не дождаться своих - боезапас на исходе. Нужно быть готовым взорвать центр. С-1232 уже, наверное, заложил в подвал ядерный фугас... Корнукраки разделили нас. Их- неисчислимое множество. Мы сгорим, зажаримся живьём в стенах их домов. Сумасшедшая Зайкина кричит им что-то из окна в широком диапазоне волн... Омерзительный язык... Потом Зайкина, открыто перевесившись через подоконник, кричит мне... Она - в комнате космической связи дома напротив... Помехи...Эфирограмма?.. Вроде - да. Но не нам...
   Корнукраки не пытаются убить Зайкину. Они что-то щёлкают ей в ответ. Идут в дом... Почему не стреляет?.. С-1232, взрывай! Взрывай!..
   Они уже на первом этаже... Он не успеет... Где С-1786 со своим отделением?! Зайкина кричит: "Корнукраков предупредили о нашем нападении за полчаса до нашего прибытия!"
   Предательство!.. Почему же нам удалось так легко их победить?.. Не поверили?..
   Центр не взорван. Надо предупредить своих о предателе... Есть шанс прорваться к десантному кораблю... Меня услышали... Зайкина выпрыгнула из окна. За ней - С-1786 и Френк. Стреляет только С-1786. Франк машет руками... Упал... Зайкина бросила свой бластер - нет зарядов... Перевернула Франка на спину... Свет тормозных дюз... Наши!..
   С-1786 заискрил, упал. Зайкина обо всём забыла... Ею овладело бешенство- с яростью дёргает бластер С-1786, пытаясь вырвать его из манипулятора... Пройдется уводить насильно... Кажется, меня зацепило... Удержать Зайкину...
   "Врач" - исин прекрасно понимал, что именно из-за представленного им на суде поспешно расшифрованного предсмертного бреда КП, погибла Татьяна. Со свершившимся фактом он ничего не мог поделать. Но сестра Татьяны...
   Гонимый раскаянием, РФ-346 публично признал свою вину и подал рапорт о переводе его в десантные части... Легенда повествует о том, как в одном отряде встретились РФ-346 и, не выдержавшая в своё время всеобщего презрения сестра Татьяны - Ирина Зайкина. РФ-346 воспринял такой поворот судьбы как справедливое наказание... Ирина - как насмешку. Она, ожесточённая до предела, возненавидела не только РФ-346, но и весь мир...
   -Ясно,- махнул рукой Келвин.- Не будем зацикливаться на подробностях. Что ещё известно о крестоносцах?
   -Зацикливаться на подробностях?.. По-твоему, мотивы людей, творящих историю, есть ничего не значащими подробностями? Для тебя неважно, как рождаются идеи, преобразующие и цементирующие общество?
   -Хватит риторики. Излагай дальше легенду, изувер.
   Сказочник хотел возмутиться, но, перехватив сочувственно-понимающий взгляд Пьера, направил свой пыл в дальнейшее повествование:
   -Пройдя Геркулесовы Столбы, крестоносцы, как пожар в первозданном лесе, оставили после себя на планетах корнукраков дымящиеся радиоактивные развалины. Но как найти Жур- источник единства Империи? Адмирал Макней нуждался в "языках"...
   Андрей не смог подавить нервный смешок. Сказочник недоумённо поднял брови, вопросительно замолчав.
   Замявшись, но с улыбкой, Андрей выдавил из себя:
   -На захват пленников послали десантный отряд, в котором служили Ирина Зайкина и РФ-346. Я угадал?
   -Совершенно справедливо,- согласился Сказочник.
   -Неужели мы до конца легенды не избавимся от них?- закипая от негодования, возмущённо пробормотал Келвин.
   -Не мешай,- опять вмешался Влад. Одичав от одиночества, он с удовольствием слушал человеческую речь, не доискиваясь никаких смысловых глубин.
   -Рейд был, в целом удачным. Обречённая планета, заполыхав багрянцем пожаров, окутавшись дымом, не сопротивлялась. Корабль произвёл высадку десантников недалеко от большого космопорта, ибо Макней логично полагал, что координаты Жура может дать лишь тот, кто их знает.
   Атака на здание управления космопортом протекла без сучка и задоринки... Пленников погнали на корабль... РФ-346 и Ирина прикрывали отход... Андрей. Тебе, я вижу, опять не терпится поделиться своей догадкой?
   Кибернетик только и ждал приглашения высказаться:
   -По законам фольклора, Ирина переборола свою ненависть к исину и спасла его в трудную минуту. Верно?
   Ошибочка вышла,- усмехнулся Сказочник.- Высказывая свою догадку, ты исходил из логики общей направленности легенды, героического, так сказать, фона. А мораль легенды - другая...
   РФ-346 и Ирина покидали полуразвалившееся здание космопорта в то время, когда на первый этаж уже ворвались корнукраки. Что произошло между девушкой и исином?- Ничего, как утверждала Ирина. Учитывая печальный опыт с её сестрой, никто не решился открыто подвергнуть сомнению её объяснение предсмертных криков РФ-346 в эфире: "За что?.. Я же не знал!... Не надо!..",- как словесное сопровождение печальной попытки исина спуститься вниз по стене здания вслед за девушкой.
   -Камень под его ногой рассыпался,- рассказывала она.- РФ "не за что" было зацепиться, и он беспомощно завис над погнутой арматурой, опираясь единственным манипулятором на крошечный выступ...
   Действительно, кто бы на его месте мог "знать", что камень, выдержавший мой вес, не выдержит его?..
   Я хотела прийти на помощь - он отказался, гордо сказав: "Не надо"...
   Но лихорадочный блеск глаз Ирины и тень удовлетворения на её лице мешали до конца поверить в её искренность... Вот такой финал у первой легенды...
   -В чём же её мораль?- тупо спросил Андрей.
   -Прежде всего, в неоднозначности оценки происшедшего...
   -Какая тут неоднозначность?- пожал плечами Андрей.- Сплошная банальность - обыкновенная месть.
   -Обыкновенная?.. Даже если согласиться с твоим ограниченным пониманием легенды, месть, действительно, простая в исполнении, но изощрённая по смыслу. Несомненно, идея несправедливого осуждения Татьяны Зайкиной обществом на основании обрывочной информации, не давала Ирине покоя, жгла ей душу требованием доказать всему обществу, а не кому-то конкретно, сколь оно, это общество, близоруко, подвержено страстям и жестоко... Когда же в бою возникла плохая радиосвязь, у девушки возник искус проиллюстрировать каждому из осудивших её сестру, сколь он беззащитен перед логикой общества, в котором он живёт, использовав ту же идею построения выводов на неполной информации для сокрытия своей мести.
   -Именно психоанализа не существовавшей никогда личности мне сейчас и не хватает,- уныло вздохнул Келвин.
   -Ты не понимаешь!- Сказочник был искренне возмущён.
   -Не понимает,- сочувственно покачал головой Пьер. Геолог знал, как тяжело не иметь благодарного слушателя, которому можно было бы излить без оглядки свои профессиональные озарения.
   -Пусть я - тупой,- согласился Келвин.- Но я хочу добиться от Сказочника рассказа о крестоносцах, а не описания очередной мелодрамы!
   -Хорошо,- раздражённо произнёс Сказочник.- Я не буду делиться с вами своими размышлениями... Итак, вторая легенда...
   Когда произошёл несчастный случай с РФ-346, Ирину, не объяснив причин, перевели в штаб на флагман. Татьяна, в своё время, обучила Ирину корнукракскому языку, не надеясь на скорое окончание войны, и теперь в штабе, девушке предоставили должность переводчика. Она, иногда, и после официальных допросов беседовала с корнукраками. Даже навещала их в тюрьме. Особенно часто - корнукрака с двумя знаками клешни и соединяющим их усом на хитиновом панцире, ксенолога по имени Корк. Как выяснилось, он в своё время, был знаком с Татьяной Зайкиной на Светлой.
   Однажды в коридорах КМК-1, куда вскоре переселили корнукраков, Ирина столкнулась с непосредственным убийцей её сестры - офицером связи Куртом Нехелем.
   "Пролитая кровь взывает к отмщению!"- колоколом пробила девиз Татьяны внутри Ирины изголодавшаяся по жертвам ненависть. Затаив свои чувства, девушка издали начала пристально наблюдать за связным пилотом.
   Правда, дел у Зайкиной прибавилось. Захваченные корнукраки, в том числе, и старший среди них по званию - советник по колониальной политике Корк, не знали, где находится Жур, хотя дружно указывали на карте, что она - "далеко в том направлении". Развернув флот, адмирал Макней затребовал от разведки более детальных сведений. Пленных корнукраков прибавилось. Среди них появился даже один со знаком полного корнукрака на панцире. За него взялись всерьёз.
   Однако не он, а его адъютант смог дать координаты, да и то - не Жура, а только штаба космического флота округа. Но и туда добраться оказалось нелегко. Корнукраки, усовершенствовав свои следящие устройства, шли за земным флотом, буквально, по пятам. Необходимо было дать им бой до того момента, пока не увязнет в штурме штаба космического флота округа лучшая часть кораблей крестоносцев.
   Разведка доложила, что корнукраки отстают от нашей армады на сутки. Рассчитав время, боевая часть армады сделала прыжок назад. Застигнутые врасплох корнукраки не выдержали стремительного натиска крестоносцев и бросились врассыпную, благословляя свои более совершенные способы пронизания эфира. Хотя флот корнукраков и не понёс непоправимого урона, собрать его теперь в одной точке было затруднительно. Крестоносцы выиграли главное- время.
   А количество пленных корнукраков уже перевалило за сотню. Землянам претило убивать пусть и заклятых, но поверженных врагов. Однако и отпускать на волю их никто не хотел. Было решено использовать корнукраков около "горячих точек" реакторов. Ирина, как переводчица, и по совместительству, охранник, получила возможность передвигаться, не вызывая излишнего любопытства, по всей КМК-1.
   Однажды, использовав свой доступ к бортовому компьютеру, она сбросила на диск расписание вылетов кораблей-связников на неделю. Дождавшись своего часа, Ирина пробралась в каюту убийцы сестры. Что она надеялась найти там - девушка сама не знала. Но когда Ирина скользнула в черноту дверного проёма, её охватило предчувствие страшного открытия.
   Захлопнув за собой дверь, она включила свет и оглянулась. В небольшой комнате всё было на виду: кровать, стол с креслом, пару стульев, шкаф с зеркалом в полный рост. Ирина едва успела удивиться наличию большого зеркала в комнате мужчины, как отражение комнаты словно вздрогнуло и поплыло. Уловив крадущееся движение, девушка инстинктивно отпрянула назад. Это спасло ей жизнь.
   Тонкая нить молниеносно пронеслась в сантиметре от глаз. Её конец ударил о стену. С точки удара зазмеились в разные стороны трещины. Нить напряглась и лопнула, оставив в стене кусочек материала бледно-розового цвета. Брызги неизвестной жидкости обожгли Ирине лицо. Она машинально вытерлась и перевела взгляд на пол около кровати. То, что она приняла ранее за толстый, ворсистый ковёр, вздыбившись, угрожающе надвинулось на девушку. Ирина вытащила из нагрудного кармана электрошокер - единственное оружие, которое она носила с собой, сопровождая корнукраков к месту работ и обратно в тюрьму, сгруппировалась и прыгнула навстречу непонятному существу. От удара тока чудище вздрогнуло, изогнулось, перетекая в другую форму, и краями своего тела отбросило Ирину к двери. В ужасе, не сводя глаз с кружащего по каюте существа, девушка начала стучать ладонью по стене в поисках клавиши управления дверью. Выскочив, наконец, в коридор, Ирина без оглядки пробежала пару секций, сбивая прохожих с ног...- Сказочник прервался, чтобы взять из холодильника бутылку тоника. Отпив из горлышка пару больших глотков пузырящегося напитка, он сказал:
   -Ирина,- и многозначительно посмотрел на Келвина.
   Капитан кисло улыбнулся, поняв торжество, овладевшее Сказочником. Тот-таки заинтересовал его своей легендой:
   -Продолжай,- миролюбиво произнёс он.
   -Так вот, Ирина вытряхнула из Главного компьютера КМК-1 все сведения об инопланетной фауне, но так и не смогла найти ничего похожего на виденное ею существо.
   Ирине пояснил ситуацию Корк. Расспросив подробно о случившемся, он переливчато зацокал, что для корнукраков равносильно смеху:
   -Что шушенк делал в каюте убийцы моей сестры?.. Как он вообще попал на КМК? Если б в нашем флоте находился хоть один шушенк - я бы знала! Да он и не похож на шушенка. Шушенки - такие ходячие раковины... или - ползающие.
   Корнукрак опять зацокал:
   -Мы тоже так думали, пока не захватили один их корабль...
   Корнукрак не вдавался в подробности, распространяться о том, каким именно способом удалось имперским войскам провести такую операцию, но согласно уведомлению Совета Земного Содружества правительством Шушенки, корнукраки захватили направленный к ним по предварительной договорённости посольский корабль, команда которого состояла из существ, внешне напоминавших ракообразных. Когда же корнукраки начали безжалостно уничтожать свиту посла- каждое существо разделилось на двух шушенков...
   -Это правда?- перебил Сказочника Келвин.
   -Насчёт трансформации - не знаю, а то, что корнукраки захватили корабль шушенков - признано самими шушенками.
   -Так, может быть, наоли...
   -Никто на них не нападал,- пожал плечами Сказочник.- Но догадка - смелая... Интересно заметить, что данная легенда нигде в официальных банках памяти не содержится... Её любители легенд передают из уст в уста, сопровождая советом не пытаться ввести текст в общественную информационную сеть... Таинственным образом файл с легендой оттуда пропадает. Рассказывают, будто один энтузиаст запрограммировал свой компьютер на непрерывную трансляцию истории Ирины Зайкиной. Его оштрафовали за нарушение нормального режима работы информационной сети и пригрозили ссылкой в далёкую колонию... Но это - другая история... А Ирина, терзаемая сомнениями, проверила, прежде всего, штабной компьютер, равнодушно сообщивший ей, что рейс с убийцей её сестры в последний момент перенесли на четырнадцать часов.
   В медотсеке девушка выяснила, что интересовавший её человек - Курт Нехель - ни разу не обращался за медицинской помощью, ни разу не проходил сканирования и не сдавал кровь.
   Ирина попробовала поговорить с начальством о странном человеке, но командир, питавший к ней симпатию, предупредил девушку, что ей за бездоказательное, абсурдное обвинение будет воспринято всеми, в том числе, и им самим, одинаково: Ирина, стремясь утолить жажду мести, потеряла разум. Тогда девушка решила уничтожить убийцу публично выстрелом из бластера. Но Курт Нехель исчез. Ирина навела справки. По официальным данным убийца Татьяны погиб в очередном полёте. Из отчёта командира роты связи следовало, что корабль Нехеля взорвался в момент расплющивания. Этот случай послужил причиной для внеочередной проверки кристаллов дайефрегма на флотилии крестоносцев.
   Своевременная смерть убийцы будила в девушке смутные подозрения, но она, скорее, из-за их бесплодности, решила, что становится, действительно, параноиком, и прекратила терзать себя догадками.
   Перед самым штурмом корнукракской региональной цитадели на КМК объявили генеральную проверку систем управления, вооружений, механизмов и помещений. В одном из складов близ ангара техники обнаружили обезображенные до неузнаваемости останки человеческого тела. ДНК-анализ показал, что перед смертью неизвестный принял сильный мутаген, изменивший естественный порядок нуклеотидов и генов в хромосомах. Узнав об этом, Ирина сообразила, что шушенк жив, имеет новую внешность и имя.
   Кем он стал?.. Наиболее простое - механиком, провожавшим убийцу в последний полёт - не объясняло, почему труп механика, будучи уликой, не улетел на корабле. Механик - не та должность, которой удовольствовался шпион. Нет. Шушенк принял другую личину. Шпиону нужны информация, связь и доступ к кораблям, как к средству бегства. Скорее, труп принадлежал к какому-нибудь штабному офицеру...
   Ещё одна зацепка: проще справиться с тем, кто тебе доверяет - напоить его мутагеном, а потом через три- четыре часа убить...
   Ирина начала осторожные расспросы знакомых Курта Нехеля, каждый раз понимая, что, возможно, беседует с убийцей. Наверное, так оно и было однажды... Что ещё заставило шушенка действовать?
   В тот день Ирина вышла первой из дезактивационной камеры в полутёмную комнату реабилитации, включила компьютер на трансляцию последних новостей и села в одно из четырёх кресел, ожидая своих подопечных- пленных корнукраков. На экране разведочные данные об обороне цитадели ракообразных перемежались диаграммами и схемами предполагаемых действий войск Империи на то или иное нападение. Внезапно Ирина напряглась, интуитивно почувствовав чьё-то присутствие сзади себя. Она попыталась встать, но неестественно гибкие холодные руки прижали её к спинке кресла:
   -Ты очень сообразительна,- раздался над ухом девушки глуховатый голос.
   Ирина сделала единственно возможное в её положении - вонзила свои зубы в мягкую плоть чужака:
   -Дикарка!- вскричал шушенк, инстинктивно отпуская её.
   Девушка вскочила и бросилась к выходу. Один из трёх, выпущенных шушенком стреков впился ей в плечо и, напрягшись струной, развернул Ирину лицом к врагу. Она узнала в основательно расплывшейся человеческой фигуре (видимо, шушенк для удобства перестал следить за своей внешностью) инженера по вооружениям Альберта Янга. Ирина, стиснув зубы от невыносимой боли, перехватила нить обеими руками и рванула стрек на себя. Инопланетянин ответил тем же. Нить утончилась, скользя между пальцами девушки. Коготь шушенка выдернулся из плеча девушки, открывая выход потоку крови. У Ирины от шока помутилось в глазах. Ноги подогнулись, и она упала на пол, словно во сне наблюдая за ловко передвигающимся к ней бескостным существом. В ложноножке шушенка блеснул бластер... Проклиная предательскую слабость тела, Ирина с ненавистью плюнула в центр созвездия горящих яростью глаз монстра. Но слюна не долетела до цели, упав на девушку. Чудовище с оплывшими человеческими формами торжествующе булькнуло:
   -Вы, варвары, жалкие недоумки, обречены вечно валяться в собственном дерьме... А землянам, по-моему, это даже нравится... Вы для меня омерзительней остальных инопланетных уродов...
   Дуло бластера начало описывать плавную дугу, но минута промедления оказалась для шушенка роковой... Боевая клешня корнукрака разрезала убийцу пополам.
   -Корк!- румянец радости оживил бледное лицо девушки.- Спасибо... Только почему ты защитил меня? Ведь шушенк, не знаю по каким побудительным причинам, помогал вам в борьбе против нас, крестоносцев!
   -Я потом объясню,- ответил корнукрак.- Сейчас тебе надо срочно отправиться в медотсек.
   Корк со всей осторожностью при помощи малой клешни и усов переложил девушку с пола на боевую клешню и вышел из комнаты реабилитации...- Сказочник замолчал. Его отсутствующий, устремлённый вдаль взгляд лишился неподвижности так же неожиданно, с какой он её приобрел. Глаза психолога испытывающее оценили состояние каждого:
   -Я наверное сам увлёкся,- извинился Сказочник,- но легенда стоит того...Корнукрак Корк своими разумными речами и спокойным поведением совсем не походил на других своих сородичей, будь они солдатами или генералами. Корк никогда не обманывал Ирину. Говорил, что думал. Например, когда девушка пришла в себя, он ей честно сказал:
   -Почему я убил шушенка и спас тебя?.. Во-первых, враг всегда остаётся врагом. Во-вторых, шушенки гораздо сильнее землян. Если б не они - вы бы ни за что не победили нас у Геркулесовых Столбов... В-третьих, ты мне нравишься... А шушенк, по-прежнему, сообщает нашим войскам о планах крестоносцев...
   -Ты же его на моих глазах разрезал клешнёй пополам!- поразилась девушка.
   -Шушенки очень живучи...
   -Но почему они против нас?
   -Они против киберов... И мы с шушенками согласны... Тысячу лет назад воинам Империи довелось сражаться с киберами Стратогера... Благо, их было немного... Всего - один, если честно.
   Ирина не стала слушать Корка. Она почти бегом отправилась к терминалу штабного компьютера (адмирал Макней в преддверии атаки на укреплённую планету корнукраков организовал на КМК резервный центр управления), чтобы разыскать Янга - шушенка. Компьютер сообщил девушке, что Янг покинул КМК, выполняя задание по ремонту вооружения лёгкого крейсера "Полуночная звезда". Ирина возобновила свои просьбы вернуться в десантные части, мотивируя своё желание близостью крупного сражения. Ей отказали, ссылаясь на то, что ожидается новый наплыв пленных, а она - лучший переводчик, научившийся понимать не только речь, но и жесты корнукраков.
   Нападение на вражеский штаб округа произошло не так, как планировалось, главным образом, потому, что крестоносцев там ждали. Окрестности планеты, одиноко вращавшейся вокруг ослепительного золотого солнца, должны были, по задумке корнукраков, стать кладбищем землян. Но ловушка не захлопнулась. Силам планетарной обороны не пришла помощь от предусмотрительно разгромленного крестоносцами флота. Планета-цитадель, сотрясаясь от мощных взрывов термоядерных ракет, расстреливаемая из космоса лазерными установками КМК, атакованная сотнями шаттлов, лишилась средств противокосмической защиты и Корнукракская эскадра прикрытия осталась один на один с могучим флотом крестоносцев. Тем не менее, жестокий бой в космосе и на земле продолжался более суток.
   Адмирал Макней, подсчитав потери, хотел изменить свою решение: не задерживаясь нигде лететь к столице Империи Жур. Он отдал приказ захватить на планете долговременный плацдарм для того, чтобы провести ремонт повреждённых в сражении звездолётов (доков КМК не хватило). Также необходимо было пополнить запасы сырья для производства нужных запчастей, да и люди порядком измотались в героическом походе....
   Тогда-то и произошла размолвка между адмиралом и Алвисом Престом, требовавшим продолжать непрерывное движение к планете Жур. Алвис Прест не знал усталости, а разум ему подсказывал, что нельзя давать времени поверженной Империи опомниться, собраться с новыми силами. После долгих дебатов адмирал и Алвис Прест пришли к компромиссу: КМК с боеспособными кораблями продолжит свой полёт к Журу, благо, стали наконец известными координаты столицы корнукраков, а колонисты и семьи экипажей останутся в цитадели, чтобы отремонтировать корабли, неспособные к эфирному перемещению.
   Планета с её океанами, четырьмя континентами относилась к зелёному классу, то есть походила по климатическим и физико-химическим условиям на Землю. К тому же, до ядерных бомбардировок она не была изгажена цивилизацией. Корнукраки обжили небольшие фрагменты суши. Девственную природу они берегли для проведения отдыха военнослужащими. Аборигены - мирные коалоподобные существа умиляли даже таких шовинистов, как корнукраки. Ни у кого из командования не возникло никаких сомнений и опасений за людей, остававшихся в одном из городков, которые не подверглись ядерной бомбардировке.
   Городок, или точнее сказать, специализированная ремонтная база корнукракского флота была очищена от корнукраков десантным отрядом землян с минимальными разрушениями. Ремонтники, а особенно, колонисты, с радостью ступили на твёрдую землю, благословляя незнакомые, бескрайние небеса. Основная масса колонистов устала от холодного, враждебного им космоса, и поэтому с удвоенной энергией люди принялись восстанавливать, подстраивая на свой лад хозяйство корнукраков. Особую надежду в души остающихся землян вселяло сообщение адмирала Макнея о том, что им был послан один крейсер назад в Земное Содружество. Крейсер должен был пройти Геркулесовы Столбы, глушившие эфирные волны, информировать Малый союз об успехах крестоносцев и просить помощи для окончательного разгрома Империи. Души колонистов грела вера, что Земля откликнется и пришлёт сюда свой основной флот. В этом случае, только что приобретённая планета навеки останется за исстрадавшимися скитальцами космоса навеки.
   Армада крестоносцев ещё несколько дней кружила на орбите планеты, освобождаясь от, с точки зрения военной науки, балласта. На случай, если корнукраки всё-таки посетят разгромленный штаб, адмирал приказал установить в околопланетном пространстве пять станций планетарной защиты и минные поля. Для людей на планете два-три звездолёта корнукраков теперь не представляли серьёзной опасности, а большего количества кораблей до тех пор, пока флот крестоносцев рвался к столице Жур, вряд ли сюда кто пришлёт.
   Тем временем, Ирина не находила покоя, проверяя каждые сутки резервный штабной компьютер на наличие информации о Янге. Увы, шушенк не появлялся на КМК. Девушка, терзаемая мрачными предчувствиями, ещё раз попробовала убедить своего командира в том, что на КМК шпион - шушенк. К сожалению, она добилась лишь одного: лейтенант, потеряв терпение, пригрозил ей арестом. Ирина, отчаявшись, самым грубым образом нарушила субординацию. Когда адмирал Макней перед походом на Жур пришёл в тюрьму, чтобы лично присутствовать на допросе крупного вельможи с полным золотым корнукраком на панцире, Ирина вместо перевода принялась яростно излагать свою точку зрения на предательство среди крестоносцев, разумно утаив, что подозреваемый ею в шпионаже человек - шушенк-оборотень. Адмирал слушал, не перебивая. Потом он рассудительно сказал:
   -То, что шпион среди нас - не новость. Служба безопасности уверяет меня, что круг подозреваемых сужается с каждым днём. Но среди них, насколько мне известно, нет Альберта Янга. А у Вас - нет неоспоримых доказательств. Я не имею ни желания, ни права по чьему- нибудь подозрению...
   -Поверьте, это не подозрение... Мне нельзя сказать больше, но... - Ирину осенило,- я знаю, что он - мутант. Он ненавидит нормальных людей. Проверьте его ДНК!
   Девушка говорила так запальчиво, так искренне, что адмирал невольно поддался её убеждённости и через внутрикорабельную связь сделал запрос в госпиталь. Ответ обескуражил Ирину: двадцать дней назад Янг сам попросил провести анализ его ДНК на совместимость с ДНК женщины, на которой он собирался жениться. Адмирал с укоризной взглянул на девушку... Она покрылась пятнами смущения. У неё мелькнула мысль, что двадцать дней назад - это на четыре дня больше срока "гибели" Курта Нехеля. Увы, её правде бы никто не поверил, но она решила идти до конца:
   -Пусть так... Я, возможно, ошиблась, однако шпион, всё-таки, среди нас... Адмирал, я прошу Вас, умоляю: сдвиньте дату нападения на Жур...
   -Не надо меня учить, сержант,- резко оборвал девушку Макней. Потом, видя её отчаяние, он немного смягчился.- Не волнуйтесь. С момента принятия решения о нападении на Жур все средства связи находятся под неусыпным контролем. Любой выход в эфир автоматически регистрируется и прослушивается... А теперь вернёмся к нашему пленному корнукраку...
   Ирина после разговора с Макнеем не успокоилась... Она вечером расспросила знакомого связиста о необычных происшествиях в рубке связи КМК. Узнав причину любопытства Ирины, тот объяснил:
   -Шпиону незачем покушаться на радиорубку. Каждый посыльный корабль КМК оснащён эфиропередатчиком. При небольшой сообразительности шпион сумеет выйти в космос и, пристроив напрямую к антенне электронное устройство, передать при расплющивании нужную ему информацию в любом направлении. Эфиросотрясение не даст возможности зарегистрировать факт посылки строго направленного сообщения соседним кораблям.
   Возвращаясь в каюту, Ирина увидела мелькнувшую в переходе знакомую ненавистную фигуру. Восприняв это, как последний шанс, девушка бросилась догонять Янга-шушенка, грубо расталкивая попадавшихся ей навстречу пешеходов. К несчастью для Ирины, один из них остался несокрушимым. Отскочив от мужчины и немного придя в себя, она узнала своего командира:
   -Пустите,- Ирина снова рванула вперёд, но лейтенант ловким приёмом сбил её с ног и заломил ей руку:
   -Хватит сходить с ума,- сердито сказал он.- Твою манию обсуждает весь состав КМК. Добралась до самого адмирала!.. Я вынужден тебя оставить здесь, на этой планете...
   -Прямо, Кассандра,- усмехнулся Келвин.
   Сказочник опять отпил из горлышка бутылки пару глотков:
   -Да. Интересная аналогия,- согласился он и продолжил.- Боевой флот крестоносцев, побыв в общей сумме около недели у поверженной цитадели корнукраков, двинулся на покорение Жура. Колонисты, рассчитывая на победу, засеяли сельскохозяйственными культурами небольшие участки вокруг городка. Соскучившись по земле и обыденному, мирному труду, они с некоторой прохладцей помигали немногочисленным исинам - инженерам в ремонте покорёженных в последнем сражении кораблей. Пленные корнукраки с низкими званиями, переведённые из КМК в местную тюрьму, практически, никем не охранялись. Так продолжалось чуть более двух.
   Первым признаком перемен, угрожающих спокойной жизни колонистов, послужил побег пленных корнукраков. Вторым - стало исчезновение посланной комендантом за обнаруженными в соседнем городке слитками интендантской команды. Эти два события обсуждались людьми на все лады, но не внушали им особой тревоги. Беспечность колонистов чуть не сыграла с ними злую, роковую шутку. Попрятавшиеся в лесах, руинах других городов уцелевшие корнукраки осмелели, организовались и перешли в наступление.
   Когда любители огородов, подгоняемые лучами бластеров, хлынули беспорядочной толпой через ворота защитного периметра - высокого вала, окольцовывавшего город- базу колонистов, Ирина чудом оказалась рядом. Из бункера выскочили три охранника- весь наличный состав подразделения, нёсшего караул. Где-то вдоль вала находилось несколько патрулей... Задержать такими силами атакующих корнукраков было невозможно. Не задержать - значит, обречь базу на гибель... Ирина приняла единственное решение. Приведя в чувство десятка два колонистов, она и три охранника сумели лазерами из двух долговременных огневых точек отсечь людей от корнукраков, которые несколько приустали от долгого бега. Но передышка была краткой. Поднакопив силы, корнукраки вновь перешли в наступление. Ручные лазеры против техники не годились. Один из охранников даже ослеп, поймав шального "зайчика".
   Ирина никогда не видела мужчин такими беспощадными и жалкими. Кое-кто из колонистов, бросив оружие, ударился в бега, кое-кто, прислонившись к стене, беззвучно шептал то ли молитву, то ли заклинание. Умение десантника пришло Ирине на помощь. Подобрав с земли чей-то бластер, она разобрала рукоятку и вынула оттуда термоядерный трансфер. Когда миниатюрный реактор, лишённый предохранителя, заработал на полную мощность, девушка бросила самопальную гранату вниз - на крышу подъехавшей вплотную к периметру бронемашины. От мощного взрыва вздрогнула земля. Разбросанные на десятки метров, оглушённые, испуганные корнукраки бежали от защитного вала, поджав усы. Уцелевшая бронемашина, плюясь огнём, ударила в раскалённые добела металлические ворота, проломила их и въехала вовнутрь. Но, без поддержки пехоты, сделав круг, бронемашина вернулась наружу - к небольшим постройкам горе - огородников, туда, где корнукраки накапливали основные силы. Ирина охладила радость защитников города, показав на растягивающиеся фланги врага:
   -Мы не пропустили корнукраков в ворота, Но у нас нет людей для обороны всего периметра. Если мы не хотим напрасно погибнуть, то нам пора отходить...
   Девушка с тоской посмотрела назад - никто не спешил к её маленькому отряду на помощь. Помедлив ещё тягостных пять минут, Ирина отдала приказ отходить к городу. С обеих сторон ворот на расстоянии выстрела из ручного бластера по крутому валу уже взбирались корнукраки...
   Только на пересечении второй линии обороны - сторожевых башенок, оборудованных скорострельными пушками и пулемётами - оружием, в борьбе с покрытыми панцирями корнукраками не уступавшем по эффективности поражения лазерам - отряд Ирины встретил бегущих из города солдат во главе с капитаном. Вспотевший от натуги, красный, он заорал, не жалея глотки:
   -Кто вам позволил отступать?! Назад! На периметр!
   То, что Ирина не пристрелила этого идиота, ей самой показалось чудом. Перехватив бластер рукой за ствол, она нанесла капитану пару сокрушительных ударов, отчего он охнул и мягко осел на землю. Растерявшимся солдатам Ирина доходчиво объяснила, что если удастся задержать корнукраков здесь, то возможно, для землян ещё не всё потеряно. Пока капитан отрешённо смотрел на землю, хватая ртом воздух, девушка разделила бойцов на две части и пожелала им как можно дальше разойтись по флангам - по три человека на каждую башенку. Теперь всё зависело оттого, успеют ли солдаты выйти на линию обороны быстрее корнукраков, в это время редкой цепью переваливавших через периметр и торопливо семенящих к пустующим укреплениям. Но Ирине с двумя колонистами не пришлось до конца проследить соревнования в скорости землян и корнукраков. Из ворот выехала блестящая бронемашина. За ней - вторая, третья, четвёртая...
   -Сколько же их?!- не выдержала Ирина, готовя орудие к бою.
   -Пока только четыре,- ответил угрюмый колонист, нервно поглаживая пулемёт.- А вот и пехота...
   Ирина включила автоматическую подачу снарядов и перед началом сражения в последний раз оглянулась назад. Предместье города было пустынно...
   -Куда же все подевались?!- с горечью выкрикнула она, прицелилась в ближайшую бронемашину и выстрелила.
   Снаряд за снарядом рвали в клочья землю вокруг блестевшей на солнце вражеской техники... Застрекотал пулемёт... Навстречу металлу полетели лазерные лучи. Практически, первые два из электромагнитных смерчей попали в бойницу. На одном из колонистов вспыхнула одежда... Он истошно закричал, заметался и выскочил из башенки навстречу смерти...
   Наконец Ирине удалось подбить бронемашину в десяти - двенадцати метрах от амбразуры. Вторую бронемашину, повернувшую левее от башенки Ирины, вывели из строя соседи. Но две оставшихся, наверное, решив объединить усилия, синхронно скорректировал курс прямо на укрепление, за которым скрывалась отважная девушка.
   В тесном помещении резко поднялась температура. Пот застилал глаза, почти ослепшие от ярких вспышек. Азарт игры со смертью полностью захватил естество Ирины. В такт своему бешено стучащему сердцу девушка отстреливала снаряд за снарядом. Вышибив из третьей бронемашины одно из трёх боковых колёс, девушка яростно передёрнулась, когда почувствовала, как кто-то сзади тянет её за плечи, не давая прикончить механическое чудовище. Сильный толчок, полученный ею в ответ на её сердитое рычание, сбил прицел и Ирина, взбешённая, развернулась, чтобы проучить мерзавца. Угрюмый колонист что-то орал, указывая на багровый свет, пробивавшийся из треснувшего угла башенки сквозь зависшие в душном воздухе хлопья горящего пластика.
   -Снаряды взорвутся,- очнувшись, услышала она и побежала вслед за колонистом к выходу...
   Звук глухого удара бронемашины о стену укрепления настиг их метрах в двадцати от единственного рушащегося препятствия, разделявшего людей и корнукраков... Ударная волна взрыва швырнула Ирину на землю. Девушка выхватила из кобуры бластер и приготовилась дорого продать свою жизнь, но корнукраки пятились и стреляли куда-то вверх, не обращая ни малейшего внимания на Ирину. Она недоумённо посмотрела в небеса... Её лицо просветлело: два земных десантных шаттла, заходя вдоль линии обороны, щедро поливали огнём из всех видов оружия ещё минуту назад предвкушавших победу корнукраков...
   -Со всем уважением к тебе и звёздным сагам,- Келвин прижал ладонь к сердцу.- Избавь нас... не обижайся... от подробностей.
   -Хорошо,- неожиданно легко согласился Сказочник.- Пять дней, благодаря абсолютному превосходству в воздухе, крестоносцы не позволяли корнукракам скапливаться в больших количествах, уничтожали их боевую технику, переходили в контрнаступление и восстановили оборону по периметру. Но, когда у корнукраков появились самонаводящиеся ракеты типа "земля-воздух", положение землян резко ухудшилось. Они за два дня потеряли десять десантных кораблей из двенадцати.
   Чтобы справиться с прячущимися, рассеянными по лесам и буеракам, корнукраками нужна была многочисленная пехота, оснащённая видеоразведчиками - летающими механизмами- датчиками. А профессиональных военных в лагере землян осталось очень мало - около пятисот, если считать и экипажи десяти крейсеров, нуждающихся в весьма серьёзном ремонте, который, по сути, был в самом разгаре.
   Комендант мобилизовал всех мужчин- колонистов призывных возрастов. Но какие из них солдаты?
   На тринадцатый день осады корнукраки под покровом ночи прорвались через периметр и вошли в город, истребляя на своём пути всё живое. И хотя поутру оборону восстановили, корнукраков расстреляли, возмущённые беспомощностью военных женщины потребовали от коменданта, чтобы он выдал им оружие. Ирина Зайкина возглавила женский отряд самообороны.
   Чем безысходней становилось положение землян, тем чаще они с немой мольбой поднимали глаза к небу, ожидая возвращения КМК вместе с флотилией или чуда - кораблей флота Земного Содружества. Но синеватое небо пустовало...
   Постоянные атаки корнукраков подтачивали силы крестоносцев. Отчаявшись, на двадцатый день боёв комендант поднял в воздух залатанный на скорую руку крейсер, который, буквально, испепелил окрестности города. Два дня прошло спокойно. На третий корнукраки, оснащённые бронетехникой, проскочили санитарную полосу и ворвались в город, сея вокруг себя смерть. К затерянным среди улиц, спрятавшимся в домах корнукракам уже нельзя было применить средства массового уничтожения без риска задеть людей.
   Следующей ночью к закрепившимся в городе корнукракам просочились подкрепления. Нападая то тут, то там, ракообразные теснили крестоносцев к космопорту. Практически, в городе исчезли безопасные места. Иногда, дома в течение минуты превращались в руины, похоронив под собой женщин и детей. Из-за любого угла мог неожиданно выскочить корнукрак и разрезать пополам человека, если не бластером, то своей ужасной клешнёй.
   Несмотря на реально сложившуюся трагическую обстановку, коменданта не покидала надежда выбить корнукраков из города. Он щедро расходовал запас видеоразведчиков не для слежения, а для выслеживания инопланетян, которые легко обнаруживали и сбивали движущиеся аппараты.
   Женщины-бойцы в отряде Ирины, быстро пройдя естественный отбор, ни в чём не уступали солдатам-мужчинам. Ошибочность тактики и стратегии коменданта познавалась ими не только через собственную кровь и гибель подруг. На их глазах безжалостная смерть настигала самых беззащитных маленьких землян- детей. И неудивительно, что именно Ирина отдала приказ эвакуировать жителей. Комендант, увидев как из улиц неожиданно появились толпы людей, обременённые детьми и поклажей, опешил.
   Впереди с оружием наперевес шла Ирина. Она, в окружении нескольких женщин, смело поднялась по пандусу ко входу в здание управления космопорта, где размещалась комендатура, тогда как основная масса людей продолжала двигаться к единственному исправному крейсеру.
   -Что случилось?- потеряв спокойствие, выскочил навстречу Ирине из дверей комендант.
   -Случилось давно,- сделала ударение на последнем слове Ирина.- Я привела женщин, стариков и детей в единственное место, где ещё можно не бояться за свою жизнь.
   -Здесь стратегический объект,- повысив голос, твёрдо сказал комендант.- Я не позволю...
   -И я не позволю напрасно губить ни в чём не повинных, мирных людей! Их надо разместить внутри кораблей.
   -Вы не смеете!..
   -Нет. Смеем,- вступила в разговор молоденькая девушка с тёмно-русыми волосами, стоявшая рядом с Ириной.- Если вы, мужчины, не в силах защитить нас, женщин и детей, то вы лишаетесь права решать, что нам делать и где находиться.
   -Немедленно очистите взлётное поле!- крикнул, брызгая слюной, комендант.- Охрана!
   -Заткнись,- голос Ирины не обещал ничего хорошего, а её бластер бесстыдно уставился прямо в лицо коменданту.- Ты должен быть там, в городе, а не здесь.
   -Но корабли неисправны,- сбавил тон комендант.
   -Если их сумели посадить на эту планету, то на них можно и взлететь,- возразила Ирина.
   -Всё равно мы не разместим всех людей на кораблях.
   -Женщины и дети разместятся,- пожала плечами Ирина.- Часть людей мы начнём отправлять на шаттлах к станциям планетарной защиты сейчас же. Там тоже есть место... А солдатам суждено сражаться и умереть с честью.
   -Охрана!- заметив нескольких солдат, вышедших на шум из караульного помещения, снова закричал комендант.- Арестуйте их!
   Старый офицер, верный понятию долга не стал дожидаться исполнения своей команды. Он шагнул в сторону Ирины, выдёргивая из кобуры оружие, внезапно покачнулся и упал, прошитый лучом из бластера молоденькой девушки.
   -Зачем?- ужаснулась Ирина.
   -Во избежание ненужных осложнений,- легко ответила девушка, взглянув на своего командира преданными невинными глазами.- Как и все мужчины, он никчема... Ты теперь будешь комендантом. Все слыхали?- возвысила голос девушка, обращаясь, в основном, к солдатам из охраны...
   Сказочник прервал своё повествование, к чему-то прислушиваясь.
   -Показалось,- извиняюще улыбнулся он.- Тем не менее, пора заканчивать. Ещё неделю шли бои в городе. Люди проигрывали битву и, когда корнукраки приблизились к космопорту, Ирина, приняв командование, приказала погрузиться оставшимся в живых солдатам на последний, способный взлететь корабль и разрешила старт...
   Десять долгих дней в страшной духоте, тесноте ждали люди возвращения флота адмирала Макнея, но, когда в чёрной бездонности космоса появились разрозненные подвижные звёздочки, надежду поборол страх: вдруг это корнукраки? Ирина с трепетом запросила по радио коды опознания и лишь убедившись, что перед колонистами - свои, облегчённо вздохнула. Как почти сразу выяснилось - зря. Новости были удручающими.
   Поначалу крестоносцы, триумфально двигаясь к Журу, угодили прямо в засаду, тщательно продуманную... шушенками! Не говоря об отменном качестве кораблей могущественных союзников Малого союза, шушенки превосходили крестоносцев по численности. Бой, наверное, походил бы на избиение, если б не Алвис Прест с исинами. Игнорируя силы инерции, они ввязались в безумный бой и дали время крестоносцам уйти в эфир. Сами Исины оторвались от шушенков благодаря прощальному залпу исчезающей в эфире КМК из всех орудий и ракетных установок. Выскользнув из собранного ими клубка шушенкских крейсеров, звездолёты исинов совершили расплющивание под сонмом искусственных солнц от взрывов термоядерных боеголовок в режиме ускорения. Именно из-за столь необычных условий расплющивания флот крестоносцев потерял много времени, собираясь воедино. Впрочем, и шушенкам пришлось нелегко в поисках рассыпавшегося по Геркулесову скоплению множества земных кораблей.
   Как бы то ни было - адмирал Макней упрямо вёл свой флот к Журу. Распрощавшись с надеждой победить, он фанатично жаждал хотя бы повергнуть столицу корнукраков в ад. Адмирал даже пытался начать переговоры с шушенками, опять прочно усевшимися на "хвост" земного флота. Он хотел убедить разумных моллюсков, что расправиться с крестоносцами они всегда успеют... Там не лучше ли это сделать после того, как земляне уничтожат логово их общего врага?.. Но шушенки не согласились, напирая на то, что им предпочтительней иметь одного ослабленного врага, чем неконтролируемую стихию вооружённых до зубов джентльменов удачи.
   До Жура крестоносцы не долетели. Шпион среди них сделал своё грязное дело, передав шушенкам координаты очередного выпадения из эфира земного флота. Чтобы выжить, Макней пожертвовал КМК и четвертью флота. Поход к Журу, куда корнукраки стянули значительные силы, стал бессмысленной затеей и Макней приказал повернуть назад. Координаты выпадения из эфира из-за предосторожности вводились в корабельные компьютеры непосредственно перед расплющиванием. Но мера, в принципе, была запоздалой. Шпиону стоило только передать шушенкам направление и конечная цель Макнея стала б ясна. Вопрос заключался в том, когда шпиону удастся выйти в эфир...
   Адмирал Макней, выслушав доклад Зайкиной, приказал части колонистов перейти на другие корабли эскадры, прислал специалистов на повреждённые корабли, а самой Ирине предложил вернуться к прежней роли переводчицы на флагмане, где продолжали находиться четыре наиболее ценных корнукрака.
   Через сутки флот сделал несколько прыжков и вновь оказался в окружении шушенков. Адмирал переговорил с Алвисом Престом по открытой связи и тут же обратился к флоту с короткой речью:
   -Приказываю всем без исключения исинам перейти на крейсеры эскадры Алвиса Преста... С этого момента ваши жизни и смерти находятся в ваших собственных руках... Мы, люди, не в силах больше защищать вас...
   Возмущённая Ирина вместе с девятью женщинами из бывшего её отряда самообороны явилась в приёмную адмирала и в категорической форме потребовала с ним встречи. В кабинет Макнея адъютант впустил одну Ирину.
   -Я не люблю исинов, но Вы предали их!.. А предательство я не люблю ещё больше,- без предисловий начала девушка, сверля глазами спину адмирала, который молча рассматривал звёздную карту.- Сегодня Вы предали исинов. Завтра - предадите нас. Мы не верим Вам, адмирал.
   -Сержант,- глухо произнёс Макней.- Я спасаю не свою жизнь, а жизни тысяч колонистов. Отказав шушенкам, я обреку на смерть всех людей.
   -Но ведь существует шанс уйти!.. Вы ведь дважды уходили от шушенков!
   -Какой ценой, сержант?- строго ответил Макней.- И с нами тогда не было колонистов на едва передвигающихся кораблях.
   Адмирал, наконец, медленно повернулся лицом к Ирине. Она напряглась, увидев холодный взгляд ненавистных глаз...- Сказочник сделал многозначительную паузу.
   -Постой,- первым сообразил Андрей.- Значит, шпион стал адмиралом?
   -Умный мальчик,- удовлетворённо кивнул головой Сказочник.- Перехожу к развязке. Разговор шушенка и Ирины прервал адъютант, доложив, что несколько экипажей кораблей выразили желание разделить участь исинов. Воспользовавшись заминкой, Ирина выскользнула из кабинета, обмолвилась парой слов со своей помощницей- той молодой девушкой, которая убила коменданта, и они вдвоём напали на охранников. Вооружившись трофейными бластерами, разъярённые женщины вошли в кабинет...
   Сказочник снова замолчал.
   -А крестоносцы?- не выдержал Келвин.
   -Легенда повествует о том, что шушенк разбил передатчик и Ирина не успела организовать всеобщую атаку. Зайкина и добровольцы из людей приняли бой... Выжил ли кто из них - не знаю...
   Ипполита подтвердила, что остатки некогда грозного флота перестали интересовать шушенков. В легенде, правда, говорится, что корнукраки довершили дело шушенков, но мы видим на Дидоне обратное.
   -Как и думал - ноль информации,- нарочито грустно резюмировал Келвин.- Легенды - сплошь полнейшая чепуха.
   -Почему же?- живо откликнулся Андрей.- Легенда подтверждает слова Ипполиты...
   -Или Ипполита воспользовалась легендой, чтобы скрыть истинную историю Дидоны,- возразил Келвин.- Взять хотя бы расположение ремонтной базы корнукраков - посреди суши. А ведь каждому известно, что корнукраки любят селиться в дельтах рек или на скалистых побережьях морей... Впрочем, это - мелочь. Другое дело то, как слишком легко удалось со слов Ипполиты договориться с корнукраками! Здесь - явная натяжка даже если руководствоваться информацией из легенды, в которой, кстати, крестоносцев добили корнукраки... Идиотизм! Представьте себе: взрывается планета- соседка Дидоны... С планеты в беспорядке стартуют, спасаясь, корабли землян... Кровожадные корнукраки готовы расстрелять, как вспугнутых куропаток, жалкие остатки флота крестоносцев, нанёсшего сокрушительный удар по Империи... Такой позор по понятиям корнукраков смывается только кровью...
   Или я неправ, Сказочник? Что по этому поводу говорится в экзопсихологии?
   -Корнукраки - существа беспощадные и очень мстительные,- неохотно согласился Сказочник.- Но не я же придумал легенду о крестоносцах.
   -Ладно. Не будем гадать на туманностях... Лучше составим план ремонта...
   Ошане долго обсуждали, какова может быть их кредитоспособность и, в конце концов, сошлись на том, что единственная ценность на корабле - дайефрегм. Истинные ошане заплатили бы за него 200 тысяч галактов, то есть половину стоимости "Ворона". Пьер тяжело вздыхал, дул губы, но вынужден был согласиться - модернизация корабля перед походом в Мёртвый пояс важнее его коллекции.
   Из рубки Стенк сообщил, что Талос и Хранительница Мира потеряли терпение. Келвин посмотрел на поникшего Влада, и тот, без слов пополз по воздуховодам к своему потайному убежищу. АУ-5 потушил фотоэлементы, впав в задумчивость. Пьер обидчиво вздёрнул подбородок и отправился в каюту за дайефрегмом, а остальные ошане во главе с капитаном дружно пошли в рубку.
   Услышав о дайефрегме, Талос оживился. Но Хранительница Мира недовольно прошептала ему на ухо пару слов, и он снова принял отстранённый вид, рассеянно рассматривая пульт управления "Вороном". Хранительница Мира Креона - сухощавая женщина без возраста с брезгливо опущенными уголками выцветших тонких губ - долго и придирчиво осматривала дайефрегм, потом ещё дольше изучала составленный ошанами список необходимых им материалов и запасных частей. При этом она что-то шептала, иногда загибая пальцы, и наконец подвела итог:
   -Мы согласны заплатить за ваш кристалл сто пятьдесят тысяч галактов. Ваши потребности исчисляются на сумму в сто восемьдесят семь тысяч галактов,- и выжидательно замолчала.
   -Почему же так дёшево Вы оценили наш кристалл?- удивился Пьер.- Да по самым скромным подсчётам истинные ошане отдали бы нам за него не менее 200 тысяч галактов!
   -Может, истинные ошане и знают как с толком использовать дайефрегм или знают, кому перепродать его подороже... Для нас же кристалл имеет лишь научную ценность... Да и то, скорее, не научную, а историческую.
   Талос открыл рот, явно, с целью возразить Хранительнице, но Креона попросила его подать ей воды, и он ничего не сказал, занявшись поисками бутылки и стакана.
   -Хорошо,- попробовал с другой стороны Келвин.- Стоимость материалов и запчастей даже у корнукраков по нашему списку составила бы не более двадцати тысяч галактов... Получается, что гравитационный двигатель и ракетная установка стоят сто тридцать тысяч?!
   -Во-первых, мы сами отчаянно нуждаемся в запасных деталях звездолётов, так как промышленность у нас слабо развита, а купить их нам негде. Поэтому запчасти и материалы оцениваются мною в сорок тысяч галактов, во-вторых...
   -Ничего себе,- присвистнул Стенк.
   -Поищите. Может, найдёте, где - дешевле,- издевательски ощерилась Хранительница.
   -Минуточку! - поднял руку Келвин.- Нам надо немного посовещаться.
   -Пожалуйста,- делая равнодушное лицо, согласилась Креона.- Нам выйти?
   -Лучше выйдем мы,- Келвин увёл за собой всех ошан, включая Стенка, в один из коридоров, где, по его мнению, не было видеокамер слежения и микрофонов.
   -Кэп!- возмущённо воскликнул Стенк.- Мы вообще не рассчитывали на помощь, когда направлялись к Дидоне.- Обойдёмся без гравитационных двигателей, а ракеты в Мёртвом поясе вряд ли нас спасут... Ты посмотри на Пьера - он совсем не в себе. Отнять у него дайефрегм - всё равно, что у ребёнка- конфету.
   Андрей, Сказочник и, конечно, Пьер горячо поддержали Стенка. Келвин смог добиться внимания, лишь крикнув во всё горло:
   -Да замолчите вы!..
   Кашлянув, уже обычным голосом он продолжил:
   - Как вы не понимаете - дидонянам во что бы то ни стало нужно исследовать наш корабль. Посчитайте: нам не хватает, чтобы расплатиться с дидонянами, именно двадцати процентов от общей суммы.
   -Тем более нельзя идти на сделку,- быстро сообразил Андрей.
   -Вы думаете, дидоняне откажутся от своих планов вытянуть из нас информацию о планетах, которые мы посещали, космонавигационные карты? - иронично спросил Келвин.
   -Они могли и раньше без нас исследовать "Ворон",- подал голос Сказочник.- Значит, дело, действительно, не в технологиях...
   -Правильно!- воскликнул Андрей, радостно улыбаясь своей догадке.- Наверное, дидоняне уже сталкивались с кораблями ошан и знают о системах уничтожения информации и защиты управления. Они боятся напортачить, самостоятельно осваивая "Ворона", боятся привести его в негодность.
   Келвин одобрительно кивнул и добавил:
   -Доступ к банкам памяти имеют трое из нас... Страх дидонян - гарантия нашей безопасности. Сыграем на нём... У меня появилась идея... Нужно убедить дидонян, что мы - в восторге от их мира. Пусть они думают, что сумеют при избытке радушия и гостеприимства уговорить нас добровольно принять гражданство Дидоны и остаться на этой скрёбаной планете навсегда.
   -Пожалуй, для меня некоторые аспекты пребывания на Дидоне выглядят, действительно, привлекательными,- пробормотал Стенк.
   -Не увлекайся, а то уподобишься Владу,- пошутил Андрей.- Его бы в этот курятник...
   По воздуховодам пронеслось печальное завывание.
   -Не увлекусь,- самоуверенно усмехнулся Стенк.- Не родилась ещё такая женщина, из-за которой я бы потерял голову... Решено, кэп. Будем держаться твоего плана... По-крайней мере, так мы усыпим бдительность дидонян.
   -Но сегодня будем ночевать на "Вороне". Продолжим наш ремонт. Мы должны быть готовы ко всему.
   Последняя реплика Драма не вызвала энтузиазма у Влада.
  

Глава 6.

Разная удача.

  
   Сирена с удовольствием осмотрела выделенное ей жилище. После неудобств потаённых уголков "Ворона" и тесноты каюты Гоппс, четырёхкомнатная квартира в двухэтажном коттедже выглядела роскошными апартаментами. Особенно Сирене понравилась спальня с огромной кроватью посредине, множеством зеркал, вычурным туалетным столиком, заставленным образцами местной косметики, и дверью, ведущей прямо к бассейну.
   Девушка, прежде всего, принялась изучать содержимое различных флаконов и коробочек, читая краткие аннотации на аляповатых этикетках, пробуя наносить на кожу кремы, вдыхая аромат духов.
   Звонок у двери отвлёк Сирену. Она впустила в квартиру гостью.
   -Меня зовут Делией. Я - твоя соседка,- представилась молоденькая дидонянка, наматывая на палец длинный локон, отливающий охрой.- Я слышала, что ты - инопланетянка... Никогда не видела инопланетянок.
   Сирена критически оценила внешность миловидной девушки с наивными глазами и, не по возрасту, развитым телом, протестующим против тесноты плотно облегающего его малинового платья из плюша.
   Отклонение от греко-римского стиля в одежде бросалось в глаза.
   -Вот кто удовлетворит моё любопытство,- Сирена приветливо улыбнулась:
   -А я совсем не в курсе, что за люди на Дидоне, каковы здесь обычаи... Расскажешь мне?
   Делия смешно насупилась, а потом звонко рассмеялась:
   -Я не люблю длинных бесед и юбок. Хоть это и нехорошо, но уроки наставницы меня всегда постоянно клонили в сон. Давай лучше развлечёмся. У меня сегодня выходной, а в "Исполнении желаний"- куча парней, ждущих нашего выбора... Фу, как ты ужасно одета. Где у тебя платяной шкаф?
   Делия непринуждённо проскользнула мимо Сирены, уверенно подошла к одной из стен гостиной и нажала рукой на центр абстрактного узора. Стена раздвинулась, открывая ряд висящей на плечиках-вешалках одежды. Девушка начала вытаскивать одно платье за другим, придирчиво осматривать их и с недовольной миной возвращать на место.
   -Не может быть, чтобы для инопланетянки Служительницы не приготовили какую-нибудь новинку... Ага... Это, наверное, подойдёт. Ну-ка примерь,- Делия протянула Сирене нечто атласно-полупрозрачное:
   -Мне это надеть?- с сомнением произнесла она. Но желание примерить взяло верх. Сирена переоделась и подошла к зеркалу. Учителя разведки СГК по способам соблазнения из-под земли достали бы портного, шившего это платье, хотя более изумительной была материя. Словно впитав в себя потоки света, платье то слегка искрилось, бесстыдно играя бликами по изгибам фигуристого тела Сирены, то неожиданно вспыхивало, на мгновение исчезая... мгновение, столь мимолётное, что оно воспринималось, как обман зрения, выдающего желаемое за действительное. Хотя, на самом деле, благодаря искусству, действительное воспроизводило желаемое.
   -Изумительно!- Делия стала вертеть Сирену во все сторону, отчего та сама перестала понимать - одета она или раздета.
   -О-о! Какой у тебя большой индекс совместимости,- позавидовала дидонянка, притрагиваясь к плечу Сирены.- Ты вполне способна со временем перейти в третий разряд. А какая у тебя степень чистоты? Дай посмотреть...
   Делия отпустила Сирену и непроизвольно отшатнулась:
   -Три девятки! Ты годишься в избранницы Творцу необходимости.
   -О чём ты говоришь? Объясни! Ведь ты забыла, что я - инопланетянка!- раздражённо потребовала Сирена.
   -Что же здесь непонятного? Смотри. Видишь - на платье красные цифры: 486. Первая цифра означает, что у тебя - четвёртый разряд дарительницы. То есть ты, по обоюдному согласию Хранительниц Мира и проводника необходимости не менее, чем третьего разряда, обязана стать его дарительницей.
   -То есть - любовницей,- догадалась Сирена.- И моего желания никто не спрашивает?
   -А зачем? Мы - дарительницы, и смысл нашей жизни - дарить радость и удовольствие...
   -Но если этот... проводник - не по душе?
   -Есть такая тенденция - чем выше разряд проводника, тем, обычно, он... более требователен... Зато у нас есть выходные и, чем выше наш разряд, тем больше у нас выбор мужчин, обязанных нас услаждать, тем больше удобств и привилегий.
   -Та-ак,- в голову Сирены ударила кровь.- Где ваша Хранительница, или, как её там?..
   -Ты что, обиделась?.. Напрасно. У тебя же степень чистоты генома - девяносто девять и девять! Немного практики, старания - и ты через год попадёшь в Избранницы! Тебя в этом случае может востребовать только Творец Необходимости... А поскольку Избранниц около пятисот, то, скорее всего, ты всю продуктивную жизнь проживёшь, как захочешь, и уйдёшь в Наставницы...
   Сирена возмутилась не на шутку. Она разъярённой тигрицей заметалась по гостиной, решая, что предпринять.
   -Хранительницы не изменят своего решения,- продолжала увещевать её слегка испуганная Делия.- Если бы ты годилась в Служительницы, то поверь мне, ты бы и стала Служительницей - их, как и наставниц, всегда не хватает. А, чтобы быть амазонкой, нужно доказывать своё право на данный титул сызмальства...
   -Ты что?.. Считаешь, что я гожусь только в шлюхи?- окончательно взъярилась Сирена.- Я - секретный агент СГК!- и в шлюхи?!!- привычным приёмом она почти свернула голову Дели, и та без чувств упала на пол.- Тьфу, слабачка...
   Сирена выскочила из коттеджа и вернулась к тому месту, где она рассталась с Энн и Служительницей, сопровождавшей землянку. Собачьим нюхом Сирена нашла громоздкое, приземистое здание, столь неуловимо ассоциировавшееся с образом Гоппс, что сама девушка не могла бы объяснить, откуда в ней родилась уверенность в правильности выбранного ею местонахождения Энн. Две амазонки у дверей, сомкнувшись, не пропустили внутрь здания Сирену. Девушка начала кружить у окон облюбованного ею здания, сосредоточив своё внимание на поисках неохраняемого входа, и поэтому довольно поздно заметила, что мужчины, проходившие мимо неё, не только замедляли шаг, выворачивая шеи, но и останавливались, откровенно глазея на соблазнительную землянку... Из состояния блаженного неведения девушку вывел атлет со скуластым лицом, бесцеремонно схвативший её за руку.
   -Что тебе нужно?- зло сощурившись, спросила она.
   -Пойдём-ка со мной, крошка,- предложил дидонянин, привлекая Сирену к себе.
   Перед девушкой мелькнули цифры "246", и она совсем озверела, приведя прямолинейного соискателя её благосклонности в пассивное состояние. Когда гора мускулов рухнула Сирене под ноги, она вскочили на спину и победоносно заорала:
   -Э-энн! Где ты, Энн? Если ты не ответишь, я срою с поверхности земли эту хибару. Э-энн!
   Тишина сзади вызвала у Сирены неприятные мурашки на спине, и она живо повернулась. Застывшие мужчины потупили взгляды и с деловым видом пошли по своим делам. Две амазонки бросили свой пост у парадных дверей и приближались к девушке с, явно, недобрыми намерениями.
   Сирена с удовольствием подпрыгнула пару раз на пружинистом теле атлета и, перевернувшись в воздухе, встала в оборонительную позу.
   -Не трогайте её,- раздался повелительный голос откуда-то сверху, и амазонки замерли.
   Сирена, оглянувшись, увидела в окне второго этажа две женские фигуры, в одной из которых она без труда узнала Гоппс.
   Иония! Проводи землянку к нам, - приказала Служительница амазонке и та послушно знаком пригласила Сирену к дверям.
   Довольная Сирена даже не взглянула на амазонку, проходя мимо. Вздёрнув подбородок, она легко взлетела по ступеням лестницы и без чьей-либо помощи нашла нужную комнату.
   -Я хочу поговорить с Гоппс наедине,- бесцеремонно заявила она Служительнице.
   -Что случилось, Сирена?- удивлённо-участливо спросила Энн.
   -Ничего, если не считать, что меня на этой затасканной планете определили в четверосортные шлюхи,- с вызовом глядя на Служительницу, резко произнесла Норман.
   -Я не поняла,- невинно переспросила Энн.- Тебя обидело то, что тебя определили в шлюхи, или то, что - в четверосортные шлюхи?
   -Как ты можешь?!- негодующе вспыхнула Сирена.- Мы, земляне, здесь должны держаться вместе!.. Извини, если я переборщила, щеголяя своей привлекательностью и делая тебе, тем самым, больно...
   -Ничуть,- тут же укрыв за маской равнодушия лицо, ответила Энн.- В конце-концов, со стороны виднее, кто есть кто.
   В этот момент Сирена впервые обратила внимание на окружающую их обстановку. Комната казалась пустой, если не считать длинного стола, нескольких стульев и панели со вкусом украшенного компьютера, служащего в качестве одной из стен. Энн и дидонянка были одеты в белоснежные халаты. Волосы Энн охватывал широкий серебряный обруч - скромное украшение Служительниц.
   -Тебе, я вижу, повезло больше, чем мне,- презрительно сказала Сирена.- Хотя и непонятно - почему. Ты же ни на что не годна...
   -Землянка,- вмешалась в разговор Служительница.- Ты ведёшь себя крайне неучтиво...
   -А как бы ты вела себя, если б тебя со всей твоей спесью на какой-нибудь другой планете оценили, как шлюху?..
   -Ты неправильно воспринимаешь происходящее. Дарительницы - не шлюхи. Они дарят мужчинам радость и это доставляет дарительницам удовольствие, не говоря уж о счастье материнства...
   -Так, может быть, поменяемся местами?- язвительно спросила Сирена.
   -У каждого - свой путь, своё призвание,- холодно сказала дидонянка. Её маленькие губки сжались. Чёрные глаза под чёлкой прямых соломенных волос сердито блеснули.- Твою подругу сразу потянуло увидеть наши биохимические лаборатории. По её речам и действиям легко догадаться, к чему её влечёт... Я уверена, что она захочет проводить в этой лаборатории как можно больше времени... Ты же вряд ли просидишь за компьютером и полчаса...
   -Если на то пошло, мне по душе - быть амазонкой,- предъявила свои претензии Сирена.- На Земле мало кто из женщин превосходил меня в единоборстве или владении оружием.
   Служительница критически оглядела Норман и обратилась к амазонке:
   -Иония, если ты не против - проверь слова землянки.
   Сирена, не раздумывая и не дожидаясь ответа, прыжком с разворотом достигла уступающей ей в телосложении амазонки и попыталась атаковать новоявленную спарринг-партнёршу. Но Иония мгновенно ушла из-под удара, поставила пару блоков, успев при этом нанести серию ответных выпадов. Амазонка играла с Сиреной. Тренированная агентка СГК секунд пятнадцать по большей части яростно молотила руками и ногами воздух, то и дело ойкая. Со стороны схватка выглядела презабавно и Энн засмеялась, окончательно сконфузив Сирену:
   -Ничего смешного,- сердито сказала она, прекращая борьбу.- У этой амазонки ненормальная реакция. Наверное, она принимает биохимические катализаторы. Синтезируй мне "Аксму-3", и я ей покажу, что значит, настоящий боец...
   -Иония ни с кем не собиралась сегодня сражаться,- возразила Служительница.- Или ты думаешь, что, принимая постоянно биохимический катализатор, можно прожить больше месяца?
   -Что-то здесь, всё равно, не так,- насупилась Сирена.- Пойду-ка я на "Ворон".
   - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - -
  
   Вернувшись в рубку, Келвин обратился к Хранительнице:
   -Мы обсудили сложившееся положение и решили обойтись при ремонте своими силами. Так что - извините.
   -Ну что ж... - вздохнула Креона,- Ваше право - отказаться. Нам пора. Талос!
   Юноша вздрогнул и с сожалением вернул Пьеру дайефрегм:
   -Хранительница,- просительно глядя на женщину, Талос, видимо, не смирился с её решением.- Вы не забыли...
   -Я ничего не забыла,- оборвала его Креона.- Попрощайся с землянами. Будь вежлив. А вам, ошане, я настоятельно рекомендую не отказываться от нашей помощи. Со своей стороны я обещаю переговорить с поставщиками... Постараюсь добиться скидки. Хотя...- не договорив, женщина сокрушённо вздохнула, словно не веря в то, что говорит.
   Тем временем Талос, спрятав глаза, кивнул, что-то пробормотал на прощание и, сутулясь, бесшумно скользнул к выходу.
   -Приступим к работе,- нарочно бодро сказал Келвин, игнорируя присутствие в рубке Астры с двумя амазонками.
   Стенк, напротив, игнорировал Келвина, нашёптывая на ухо дидонянки что-то такое, отчего она млела
   -Стенк!
   -Да, кэп!- пилот соскочил с пульта ручного управления кораблём и с блуждающей по лицу глупой улыбкой рассеянно посмотрел на Драма.
   -Ты вместе с Андреем пойдёшь на склад... Возьмёте с собой Малыша и АУ. У нас там есть десять листов обшивки. Прихватите пару и вынесёте из корабля... Пьер и Сказочник! Вы откроете аварийный люк на носу "Ворона", а потом подготовите таль и магнитную транспортную полосу...
   -Кэп, а как же наши гости? Они будут скучать,- осмелился заметить Стенк.
   -Пусть медитируют, самосовершенствуются,- усмехнулся Келвин.- А тебе от работы увильнуть не удастся...
   Едва уловимый ранее шум из коридора перерос в громкие крики и ругань, не обращать внимания на которые стало, просто, невозможно.
   -Что там такое?- с удовольствием сменил тему Стенк, живо подойдя к двери.- Ба! Да к нам - старые знакомые... Что, уважаемая, уже соскучилась?
   Стенк едва успел отпрянуть, как, протиснувшись сквозь проём, в рубку одновременно ввалились Хранительница и разъярённая Сирена:
   -Сэр,- голосом отнюдь не медоточивым, как у её тёзок, а более напоминающим кошачий ор, оглушила присутствующих девушка.- Эти Хранительницы меня приняли за четверосортную шлюху... Они всех нас распределят в своём гадюшнике по не престижным рабочим местам, как эмигрантов, исходя из своих глупых представлений! Кэп! Вы должны что-то предпринять!
   Глаза Сирены горели дьявольским огнём, грудь бурно вздымалась. Девушка отчаянно жестикулировала, то тыча прокурорским пальцем в Хранительницу, то поворачиваясь к Келвину.
   -Сирена,- пробормотал Андрей.- Ты всегда появляешься перед нами в ошеломительно - экстравагантном виде.
   -Ах, это?- Сирена провела рукой по платью.- Кстати, полюбуйтесь...
   -Мы любуемся,- горячо заверил её Пьер.
   -Да ну вас,- она растроенно махнула рукой.- Я говорю о том, что меня, как человека, глубоко оскорбили, а вы вытаращили свои зенки и пялитесь на моё тело, потеряв последние крохи разума... Нас всех собираются оставить тут навсегда и подбирают нам соответствующие рабочие места!
   -Уймите истеричку!- выдернув из цепких пальцев Сирены плечо, возмущённо заговорила Хранительница.- Произошла ошибка... В коттедже, куда поселили вашу девушку, просто забыли убрать вещи съехавшей в другое место дарительницы. Здесь нет никакого заговора... Я, Креона, отвечаю за свои слова... Улетайте, когда хотите. Хоть сейчас... В смысле, после праздников...
   По пятам следуя за Хранительницей в дверях показался Талос. Он так же, как и ошане, не сводил восхищённых глаз с Норман.
   -На что жалуешься, Сирена?- насмешливо спросил Стенк.- Ты выглядишь потрясающе... И сюда ты, наверное, шла сквозь толпы поклонников... Вон ещё один твой почитатель.
   Сирена оглянулась на Талоса:
   -Нет уж, спасибо. Я лучше останусь с вами. Переоденусь и буду работать. Найдётся ли для меня работа, капитан?

- - -- - -- - -- - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

  
   Служительница Ита подробно рассказала Энн о проводимых ею исследованиях над ДНК в митохондриях клеток человека и заинтересовала девушку проблемой формирования белков- аккумуляторов энергии, способных, стремительно разлагаясь на молекулы АТФ, соперничать с процессом неполного окисления.
   Выслушав Иту, Энн сразу же высказала своё отрицательное отношение к данному проекту:
   -Митохондрия, как деградировавший бактериофаг, более трёх миллиардов лет живущий в тесном симбиозе с клеткой, конечно, имеет лишь косвенное отношение к генотипу того или иного вида животного... Но где гарантия, что мутация ДНК митохондрий не нарушит сложившейся гармонии в работе ядра клетки? Самое простое - появление избытка энергии в клетки, который способен спровоцировать, например, инициацию процесса размножения соматических клеток... Возможно - рак...
   Конечно, сам интерес к ДНК митохондрий я всячески одобряю. Митохондрии всегда были несколько в тени генетических научных разработок. Но о связи ДНК митохондрий и ДНК ядер клеток вообще мало что известно...
   -Энн... Ты для микробиолога весьма хорошо ориентируешься в вопросах генетики!..
   -Наследственность - ключевой пункт любой науки о живом, и очень близко затрагивает судьбы множества людей... Я думаю, у вас будут трудности с СГК, если Дидона захочет установить контакты с метрополией.
   -Почему?- искренне удивилась Ита.- Мы к своему генофонду относимся очень бережно... У нас производится строгая селекция людей... Мы не намереваемся лезть в дебри Вселенной, рискуя собой.
   Бороться с вырождением генотипа надо путём его изучения... Контролируемый эксперимент...
   -Вы экспериментируете над людьми?- ужаснулась Энн.
   -Конечно. Иначе как же мы, охраняя от мутаций общество, сможем бороться со спонтанными мутациями?.. Это на Земле нет недостатка в объектах наблюдения.
   -Так поступать - жестоко!
   -Жестокость, прежде всего, суть равнодушие к страданиям, причиняемым одному существу другим существом. Мы же особенно заботимся о добровольных участниках опытов...
   -Как участники опытов по изучению наследственности могут выразить своё согласие, если они ещё не родились?- иронично спросила Энн.
   -Наши опыты хорошо продуманы и опробованы на животных... Никто из родившихся, потеряв частицу человечности, не получил что-либо взамен, не говоря уж о материальном благополучии.
   -Я бы хотела посмотреть на них.
   -Конечно,- Ита, не раздумывая, согласилась.- Если ты не устала, то полетим прямо сейчас в исследовательский центр... Ведь завтра - праздник Возрождения.
   Энн согласилась. Ита взяла в небольшое путешествие с собой и амазонку. Лицо Ионии исказила гримаса брезгливости, но она кивнула и первой направилась на крышу к антиграву.
   Энн с любопытством осмотрела незнакомую технику. Антиграв представлял собой шестиметровую обтекаемую кабину с толстой платформой вместо колёс, с широким раструбом сзади и короткими двухметровыми ячеистыми крыльями.
   Усевшись за пульт управления, Ита коротко объяснила:
   -Вертикальные воздушные потоки, возникающие при антигравитационном эффекте, создают приличную тягу... Ну, а если антиграв откажет или надо побыстрей - включается реактивная тяга. Запас топлива - небольшой, но километров на двадцать без антигравитационной подушки хватит... А у вас, в Земном Содружестве, есть такие машины?
   -Н-нет. Антигравитация- дорогое удовольствие. Антигравитаторы у нас -очень громоздки, их эффективность - ограничена... А мы далеко полетим?
   -Видишь на горизонте горы? До них - пятнадцать километров.
   Когда антиграв поднялся довольно высоко, Энн с любопытством окинула взглядом открывшуюся панораму и спросила:
   -Почему вы выбрали такой необычный план застройки города?
   -Дела давно минувших дней,- уклоняясь от ответа, неопределённо пожала плечами Ита.- Здесь раньше водились каротиды - эдакие бронированные пресмыкающиеся размером с наш антиграв и полной пастью зубов...
   Энн хотела возразить: для обороны от животных совсем необязательно строить город в виде стен, неоднократно опоясывающий храм, но сдержалась, тут же задав другой вопрос:
   -Сколько городов на планете и какова численность населения Дидоны?
   -Около четырёх миллионов, а городов - три... Я имею в виду большие города... Маленьких городков с населением более десяти тысяч - сорок или пятьдесят... Ведь прошло лишь триста лет, как мы приземлились на Дидоне. Сама понимаешь, угроза вырождения для изолированной популяции в пятнадцать- двадцать тысяч весьма неприятна ощущением реальности для спонтанно возникшей колонии,- Ита испытывающе посмотрела на Энн.- Ты любишь быструю езду?
   -Я ценю время...
   -Тогда пристегнись.
   Да. Гравитация - не тождественна инертности. Хотя локально, на близких расстояниях или при ускорениях в полтора- два g, часть инерции, всё же, гасилась. Однако стоило Энн приподнять при очередном рывке руку, как тотчас рука, не слушая мышц, с размаха больно стукнулась о лобовое стекло. Свинцовая тяжесть, не столько величиной, сколько необычной замедленностью движений, вызывала у Энн удушье. Ей стало не до вопросов.
   Лишь когда девушка почувствовала под ногами твёрдую землю, природное любопытство напомнило ей о себе, и она оглянулась. Антиграв сел на широком выступе скалы. Точнее, место посадки сильно смахивало на продолговатую усечённую неизвестным могучим оружием гору. Недалеко от антиграва стояли группой четыре пятиэтажных здания, прячась от взгляда Энн одно за другое. Особняком и подальше тоже группой сбились шесть или семь двухэтажных коттеджей.
   -Пойдём, Энн.
   -Сейчас,- девушка оглянулась на обрывающийся за ней край плато, очевидно, для придания уюта скрытый от глаз полоской насаженных чахлых лиловых деревьев, и последовала торопливо за дидонянками, утаптывая хрупкие стебли высокой травы.
   Стены домов выглядели голо и Энн спросила:
   -А почему почти нет деревьев в посёлке и рядом с ним?
   -Чтобы никто не заблудился,- зло бросила через плечо короткую фразу с непонятным угрожающим подтекстом Иония.
   Энн лишь смутно уловила скрытый смысл слов амазонки и слегка поёжилась под халатиком, не спасавшем её от разгулявшегося на просторе прохладного, порывистого ветра. Девушка прибавила шаг, обогнала дидонянок, и первой очутилась у дверей близлежащего пятиэтажного здания. Здесь ей дорогу преградила незнакомая амазонка.
   -Пропусти нас,- приказала Иония и амазонка молча подчинилась, исчезнув из поля зрения также неожиданно, как и появилась.
   -Странно, что мы не видели на улице людей... И в фойе - никого, если не считать амазонки,- настороженно заметила Энн.
   -Послеобеденный отдых,- объяснила Ита.- Сейчас он должен закончиться. Поедем пока на пятый этаж,- дверь лифта бесшумно открылась...
   Ита сильно оживилась, выйдя из лифта:
   -Давай посетим сначала Граника. Ты сама оценишь результаты моего труда... У мальчика изменена ДНК митохондрий... Сюда,- Служительница приложила к выпуклости на стене свой палец и вошла в открывшийся проём.
   Энн поверх её плеча увидела пустую детскую комнату и заинтересованно поспешила вперёд, спиной почувствовав, что амазонка загородила собой двери, не собираясь идти с порога дальше. Ита любезно посторонилась, и Энн недоумённо перевела на неё взгляд:
   -А где пациент?
   Сзади послышался шум борьбы. Энн стремительно оглянулась. Амазонка виновато улыбалась Ите:
   -Он стал очень быстрым.
   -У тебя - кровь.
   Иония небрежно вытерла капельки крови с ладони:
   -Ерунда... Где нам теперь искать мальчишку?
   -Проголодается - сам вернётся,- досадливо проворчала Ита.- Ну что ж... Придётся продемонстрировать не такие шустрые экземпляры экспериментов. В соседней комнате - наш шедевр - Авалис... Сорок лет назад наша лаборатория открыла мутабельный ген, регулирующий толщину черепной коробки. Желая облегчить женщинам роды, мы провели серию экспериментов. Из десяти младенцев выжил при родах лишь один... Зато - какой!
   Ита открыла очередную дверь. Бородатый, худой, с длинными волосами мужчина испуганно привстал с кресла, уронив на пол книгу.
   -Как дела, Авалис?- нарочито бодро спросила Ита.
   Мужчина, не отвечая, тоскливо отвёл глаза к светлому проёму окна.
   -Ты сегодня - не в духе?
   -Зачем вы мальчика держите взаперти?- глуховатый голос мутанта звучал меланхолически. Наверное, он не раз уже задавал Ите один и тот же вопрос.
   -Пусть научится вести себя в обществе обычных людей. Посмотри: он укусил Ионию, едва мы зашли к нему в комнату, и сбежал... А вдруг он свалится в пропасть или нападёт на кого-нибудь слабее амазонки?
   -Он убегает от вас потому, что вы не любите его. Он - очень хороший мальчик... Землянка,- неожиданно обратился Авалис к Энн.- Ты - сильная женщина. Потребуй от них, чтобы они прекратили травмировать Граника. Силой от него ничего не добьёшься. Лишь озлобишь... озлобишь на всю жизнь...
   -Откуда?.. Чем я могу?..- растерянно пролепетала Энн, тараща на Авалиса глаза.
   -Они любят сюрпризы,- борода мутанта не скрыла его печальной улыбки мудрого старца.- Я умею читать сильные мысли-чувства. Ты родилась на Земле... Долгое время провела в космосе... на другой планете с вечными дождями и чёрными листьями деревьев, отливающими зеленью капель росы...
   -Какой планеты?- переспросила она, убеждённая, что этот безумец с глазами пророка, сводит её с ума, увлекая в свой мир сюрреальных видений.
   -Планета без названия... Ты не помнишь её названия,- поправился Авалис.- Лицо дорогого тебе мужчины... Кислотная ловушка... Боль... Вся твоя кожа горит, жжёт... Безжалостный мир, безжалостные люди... В голове стучит молот... Ты собралась в комок, крепко обхватив руками колени, спрятав в них горящее лицо... Блики от бластеров... или - от глаз голодных хищников?.. Тебя хватают, поднимают, отрывают руки от лица... Тобой овладевает ужас- воспоминание от недавнего насилия. З-замолчи!
   -Неправда!- закричала испуганная девушка, нутром чувствуя истину слов Авалиса и не понимая причины, по которой у неё есть уверенность в этом. Только теперь Энн заметила, что Авалис раскачивается на кресле, прижав ладони к вискам. Неожиданно он вскочил на ноги и крикнул , тыча в неё пальцем :
   -Ты - не человек, не человек, не человек ...
   Амазонка быстро спеленала мутанта в какие - то белые ленты.
   -Одень на него шлем ! - приказала Ита, обнимая бледную, как смерть Энн и пытаясь увести её из комнаты.
   Девушка вспомнила слова Арины - Компи, вырвалась из цепких объятий и крикнула, эхом вторая Авалису :
   -А кто я ? Кто я ? Кто ?!!
   -Не человек, не человек,- с кровавой пеной у рта бился в судорогах мутант.
   Наконец Ите удалось оттеснить Энн в коридор и закрыть дверь.
   -Кто я? Кто я?- уже тихо всхлипывала она у Иты на плече.
   -Одно могу сказать точно: ты - стопроцентный человек,- с убеждённостью твёрдо произнесла Ита.- Мы закончили анализ твоего ДНК только вчера вечером... Парадоксальное, редкостное сочетание генов, оригинальное их расположение... Но ты, безусловно, человек.
   Рыдания Энн потеряли надрывные нотки... Она, всё реже всхлипывая, постепенно начала успокаиваться.
   - Как видишь, наши эксперименты неоднозначны,- продолжала говорить Ита, гладя волосы Энн.- Авалис приобрёл необычайную способность читать мысли, заглядывать в глубины чужого разума, но постепенно теряет свой... В детстве и даже в отрочестве он считался примером безусловного успеха нищих генетических изысканий. Он обладал незаурядным умом. Он чутко улавливал настроение окружающих его людей. Данные наблюдений и тестов показали удивительную зависимость между его восприимчивостью к чувствам окружающих и длиной его волос. Эксперименты установили, что Авалис ощущает и тонко различает инфраволны в узком радиодиапазоне. Когда мальчик подрос, мы инициировали в нём увлечение усами и бородой. Это усилило его способности, но незначительно. Неожиданно для нас Авалис проявил интерес к металлам и профессии ювелира. Служительницам он объяснил, что каждый металл звучит, но как-то однотонно, а Авалису хотелось подобрать приятное, симфоническое сочетание немых нот...
   Когда же он добился своего, изготовив полиметаллический обруч себе на голову- с ним впервые случился эпилептический припадок... Однако его способность получила взрывное развитие. Видимо, читать в чужих мозгах мысли - занятие весьма опасное...
   Авалис потерял сон, потому что рядом с ним всегда кто-то не спал. У него стали путаться мысли. Мы посоветовали ему сконструировать из металлов "молчащий" обруч. Но, поносив экранирующий шлём, Авалис начал сходить с ума от одиночества.
   Ты сама видела - сколько с ним мороки. Хотя есть и прямая польза: "говорящие обручи", если ты обратила внимание, носят все Хранительницы Мира - это их привилегия. Конечно, и в обручах Хранительницы не слышат мысли посторонних, но зато, как молодому Авалису, им дано улавливать чувства и даже образы-мысли других людей. Поэтому никто не пытается обманывать их, зная, что тут же он будет уличён во лжи...
   -Хорошенькое дело,- вдруг прониклась юмором ситуации Энн.- Авалис сделал Хранительницам слуховые аппараты, а они ему помогли лишиться слуха,- девушка истерично хохотнула.
   -Полезное одному - опасно для другого. Такова жизнь - и здесь нет ничего смешного,- сурово произнесла Ита.- Но я рада, что ты пришла в себя... В конце коридора есть туалетная комната. Умойся, приведи себя в порядок.
   Энн кивнула и пошла в указанном направлении, утирая слезящиеся уголки глаз...
   Когда она склонилась над раковиной, девушка услышала сквозь шум воды позади себя детский смешок. Энн снова медленно нагнулась над раковиной - и опять по туалетной комнате явственно прошелестел смешок, разбившись о кафель на весёлые нотки. Девушка полностью развернулась лицом к двери, опёрлась руками о раковину и взглядом методично исследовала пустую комнату. Потом, повинуясь озарению, нагнулась, чтобы заглянуть под раковину. Она, по-прежнему, никого не увидела, но ощутила кожей ног движение воздуха...
   -Мальчишка где-то рядом, но каким-то чудом ускользает от меня,- догадалась Энн.- Как же его зовут?
   -Граник! Где ты? Не прячься. Я тебе ничего плохого не сделаю,- как можно ласковее пропела девушка.
   -Я знаю,- откуда-то сверху пришёл ответ.
   Энн тут же на голос, но увидела лишь покачивающуюся вентиляционную решётку.
   -Откуда ты знаешь?- старалась Энн втянуть мальчика в разговор.- Или ты, как твой сумасшедший сосед, читаешь мысли?
   -Авалис не сумасшедший,- обидчиво ответил мальчик,- и всегда говорит правду.
   Новое сомнение больно кольнуло сердце Энн:
   -Но я никогда не была на планете, которую он мне описал!- уже забыв о поисках мальчика, запальчиво крикнула в пустоту Энн.
   -Если Авалис говорит: "Была", значит, была. Ты просто не помнишь.
   -Он утверждал, что я - не человек, а Служительница только вчера проделала анализ моего ДНК и не нашла никаких отклонений...
   Мальчик молчал - спорить с наукой трудно.
   -Значит, Авалис - сумасшедший,- сделала умозаключение Энн.
   -Нет!- высокий голос резанул слух бескомпромиссностью.- Это значит, что Служительница не умеет отличить обычное от необычного...
   Энн поразилась глубине мысли детского разума, но не сдалась:
   -А, быть может, твоё упрямство делает тебя слепым?
   -Я вижу,- помолчав, мрачно - басисто ответил детский голосок.- Я вижу. Ты - не такая, как другие. Помоги мне убежать отсюда.
   -Куда же ты убежишь?- насмешливо спросила Энн.
   -Ты возьмёшь меня к звёздам,- не задумываясь, уверенно ответил голосок.
   -Прекрати,- строго сказала Энн.- Никуда ты не убежишь. Я сейчас скажу Служительнице, что ты - здесь.
   -Не говори,- попросил голосок.- Если ты не скажешь, то я покажусь тебе.
   -Договорились,- Энн рассудительно успокоила себя мыслью, что мальчику отсюда не убежать.
   -Тогда смотри.
   Энн живо оглянулась на звук голоса и увидела, судя по росту, шестилетнего мальчика в обтягивающих штанишках и курточке зелёного цвета.
   -Тебе сколько лет, Граник?- ласково улыбнулась ему Энн.- Семь?
   -Одиннадцать, мэм,- степенно поклонился мальчик. Он поднял голову, и Энн поразил печальный взрослый взгляд его шоколадных глаз.
   -Соблюдайте наш договор, мэм,- сказал мальчик. Что-то блестящее выпало из его руки, со звоном ударилось о пол, подпрыгнуло и покатилось.
   -Стальной шарик,- догадалась девушка. Она захотела спросить Граника о его самочувствии, но мальчика на месте не оказалось. Напрасно Энн звала его и кружилась вокруг собственной оси - мальчик исчез.
   Сокрушённо вздохнув, девушка вернулась к нетерпеливо поджидавшим её Ите и Ионии:
   -Ну Что, продолжим осмотр?- бодро предложила она дидонянкам.
   -Хорошо, согласилась Ита. Пройдём к Торпу. Он - тоже наша удача- неудача...
   Женщины спустились на четвёртый этаж, прошли по ковровой дорожке, встречая мужчин, одетых по-разному, пёстро, но на рукаве и груди каждый из постояльцев генетического научного центра имел одинаковую эмблему - краснобокое яблоко с маленьким листочком на черенке. Однако более бросалось в глаза одинаковое выражение лиц пациентов: отстранённо - настороженное.
   -У вас добровольцы - одни мужчины?
   -Да. Они более восприимчивы к мутациям. Сама природа предназначила им роль подопытных... образцов, тогда как женщины были и есть собирательницами и хранительницами человечности.
   Слова Иты странно подействовали на Энн, придерживавшейся того же мнения. Увидев воплощение методов эволюции в ускоренном и обнажённом виде, она по- новому восприняла эту истину - вместо чувства превосходства её охватили переживания жалости и уважения к противоположному полу, более уязвимому в комбинаторных играх наследственностью слепых природных сил, но с завидным постоянством бросающему вызов беспощадным стихиям. А от практических выводов из этой истины, к которым пришли учёные на Дидоне, Энн тошнило. Ей расхотелось продолжать экскурсию по музею сознательно покорёженных судеб. Ита больше не казалась ей воплощением мудрости и экспериментальной дерзости. В какое-то мгновение растревоженное Авалисом подсознание искривило образ дидонянки и перед Энн замаячила фигура мужчины в защитной одежде, щедро сеющего бластером смерть среди беззащитных уродцев, ищущих под хмурым небом среди редкого. Низкого кустарника хоть какое-то укрытие...
   -Палач,- невольно с ненавистью громко сказала Энн и тут же спохватилась.- Извини, Ита. Я задумалась о механизме естественного отбора...
   -Да,- понимающе кивнула головой Ита.- Но я бы применила к образу отбора слово "хирург", отсекающий болезненные части от здорового организма.
   -Нет, палач,- мысленно не согласилась Энн, чувствуя растущее отчуждение.- К тому же - лицемер, отнимающий жизнь у приговорённого за совершённые палачом ошибки.
   Тем временем Ита заглянула в открытую дверь:
   -Ты здесь, Торп?
   -Да, мэм,- мягкий бас благоприятно повлиял на самочувствие Энн, сняв с души раздражительность.
   Мужчина поднялся из-за большого стола, заставленного вазами с фруктами, и радушно пригласил:
   -Угощайтесь.
   -Спасибо,- Энн наугад выбрала экзотический плод, напоминающий большой персик, и с аппетитом вонзила в него зубы...
   Первое впечатление о мужчине - никаких отклонений... крупный... с нормальными чертами добродушного лица... вежлив.
   Торп взял плод того же вида, что и Энн. Через секунду девушке стало не до наблюдений. Её зубы прочно увязли в тягучей мякоти, тогда как рот наполнился терпко- горьким соком, от которого у девушки спазматически сжалось горло. Поскольку откусить кусок оказалось легче, чем разжать челюсти, Энн заставила себя стиснуть зубы, а потом- с отвращением выплюнула редкостную гадость на пол и, отбросив условности, тщательно прополоскала рот водой из графина.
   Только после этого она обратила внимание, с каким удовольствием поглощает свой фрукт Торп, сочувственно кивая ей головой.
   -Как он ест эту отраву?
   -Амидо - любимый его фрукт.
   -Да, мэм,- подтвердил Торп, беря очередной плод с вазы.- У меня сегодня- день рождения, поэтому - праздничный обед. Доктор очень внимателен ко мне, но он п-просил никого не п-приглашать. Доктор боится, что у моих гостей тоже может быть не-, не-, несварение, или того хуже. Недавно он меня угостил новыми ...э-э... фруктами,- Торп говорил медленно, не прекращая жевать.- Удино... Тот, который п-постоянно вечерами сидит у п-пропасти... Он любит п-пробовать всё, что мне п-приносит доктор...Удино отравился... Три дня он п-пролежал в реализации... Лечился. Я п-просил доктора п-принести мне ещё тех фруктов, но он говорит - нельзя. Они так... токс... тактичны. Кто-нибудь ещё отравится... А фрукты вкусные,- печально вздохнул Торп, принимаясь за очередной амидо.- Вы бы уб... убе... п-попросили доктора достать мне тех фруктов, мэм.
   -Хорошо, Торп. Я немедленно поговорю с ним. До свидания. Нам пора.
   Выйдя из комнаты, Ита прокомментировала:
   -Мы изменили ферментативную систему Торпа. Теперь он ест только растительную пищу- траву, листья. Мяса - не переносит.
   -Зачем?- поразилась Энн.
   -Охота делает мужчин кровожадными...
   И без того обычный избыток холестерина в крови безмерно увеличивает их агрессию... А непритязательность в пище? А улучшение иммунной системы?.. Но есть у Торпа один крупный недостаток... Конечно, Торп - не дебил, однако умом не блещет.
   -Не понимаю... Вы и в самом деле надеетесь уменьшить агрессивность мужчин, меняя их пищеварительную систему?
   -А почему бы и нет? Палеонтология утверждает, что предки людей были мирными приматами-вегетарианцами, пока не научились есть мясо...
   -Н-не знаю. Бык- вегетарианец. Но нельзя назвать его кротким... Или, ближе к нам - горилла...
   -Не нужно софистики, Энн. Ты - микробиолог. Знаешь, о чём я... Зайдём, что ли, к Удино... Нам удалось у него увеличить генетически диапазон ощущений, но, видимо, мы перестарались... У Удино слишком сильно снизился порог ощущений. Обычные ощущения для Удино болезненны... Он - нелюдим. Предпочитает тишину...
   -Хватит,- не выдержала Энн.- Я устала... Слишком много впечатлений на сегодняшний день. Поехали обратно в город.
   -В центре ещё есть много интересного материала.
   -В следующий раз..
   -Ладно, поехали.
   Женщины спустились вниз. У самого антиграва, догоняя дидонянок, Энн споткнулась и упала. Поднимаясь, она заметила под крылом у корпуса часть рукава с эмблемой яблока. Изогнувшись, Энн встретила настороженный взгляд мальчишеских глаз.
   -Ты что здесь делаешь?- строго спросила она.
   Граник встревожено шевельнулся:
   -Не выдавай меня,- тихо заскулил он.
   -Ты сорвёшься и разобьёшься.
   -Это же - антиграв!
   -А ветер?
   -Я почти поместился в этой ...нише. Я - сильный.
   -Энн! Что с тобой?- голос Иты подхлестнул девушку:
   -Ты уверен, что с тобой ничего не произойдёт?
   -Конечно.
   Энн проверила ручку, за которую держался Граник, и решила ему помочь...
   В городе, торопливо попрощавшись с Итой и амазонкой, Энн вернулась на крышу, но под крылом антиграва мальчика уже не было. Энн с полчаса поскиталась по комнатам и лаборатории, прежде чем разумно решила:
   -Понадоблюсь - мальчишка сам меня найдёт.
   Девушка приняла душ и заглянула в кухню. С утра там многое изменилось: на столе, усыпанном крошками, теперь стояли грязная тарелка и бутылка из-под сока.
   -Ах, ты, мой домовой,- усмехнулась Энн.- Ну значит, с тобой всё в порядке.
   Поев, девушка со спокойной душой легла спать.

Глава 7.

Начало праздника Возрождения.

  
   Иония разбудила Энн, грубо встряхнув её за плечи.
   -Да... Что сучилось?- девушка растерянно - испуганно заморгала веками, спросонья жмурясь от розовых лучей поднимающегося над горизонтом солнца.- Праздник?
   -Похороны,- по лицу амазонки скользнуло, растаяв, выражение презрительной снисходительности.- Вечером или ночью с тобой ничего подозрительного не происходило?
   Вспомнив о Гранике, Энн окончательно проснулась, но голос её продолжал звучать сонно - непонимающе:
   -Со мной?.. Вечером?.. Нет. А в чём дело? У вас так принято врываться в спальни рано утром, будить, встряхивая, как... яблоню, и задавать глупые вопросы?- голос Энн быстро креп, наливаясь возмущением.
   -Как яблоню?- заинтересованно повторила Иония.- Почему именно яблоню?
   Энн, наконец, испугалась по- настоящему:
   -А она- хороший психолог,- подумала, собравшись для серьёзного разговора, Энн и ответила с закипающим негодованием:
   -Да, яблоню... Может, и амидо, или ещё какое-нибудь местное фруктовое дерево, но мне ближе по сердцу - яблоня.
   -Ну хорошо,- расслабилась Иония.- Задам тебе ещё один вопрос: ты не встречала здесь Граника?
   -Кто это?- невинно спросила Энн, страстно надеясь, что не переигрывает.
   -Мальчишка... Шустрый такой... Ита хотела показать тебе его в исследовательском центре, а он сбежал...
   -По-моему, его можно увидеть только тогда, когда он сам захочет,- усмехнулась Энн, чувствуя, что побеждает в словесной перепалке.- Я должна поговорить с Итой.
   -Поговоришь,- амазонка кинула на кровать землянки белоснежную столу.- Одевайся.
   -А обруч?- совсем обнаглев, потребовала Энн.
   -Может, диадему?- язвительно осведомилась Иония.
   -Может, и диадему,- любое насилие или грубость вызывали у Гоппс чувство протеста, желание дерзить.
   Амазонка шагнула к шкафчику в изголовье кровати, открыла в нём дверцу, достала с полки перламутровый ободок и бросила его Энн.
   -Пластмассовый,- разочарованно протянула девушка.
   -Скорее всего,- высокомерно усмехнулась амазонка.- Его носила анкрянка, жившая здесь до тебя. Она никогда не снимала ободок, утверждая, что это - её оберег. Однако он не спас анкрянку от несчастного случая... Когда-то Ита подвергла комплексному анализу вещество ободка. Ничего путного, как и ожидалось, она не обнаружила - какая-то безумная смесь полипептидов и металлоорганики, но внешне ободок смотрится вполне прилично...
   -Тебе никто не говорил, что заносчивость не украшает человека,- одевая ободок, наивным тоном спросила Энн.
   -Нет, но я тебе скажу первая: с этим ободком ты выглядишь ещё ужаснее... Я жду тебя на выходе,- амазонка, упруго ступая, удалилась...
   Энн вскочила с кровати и подбежала к зеркалу:
   -Н-да... Ничего хорошего, грустно констатировала она, но и не портит.
   Перламутр словно утопал в копне чёрных волос, гасящих его блеск.
   -Впрочем, лучше, чем ничего,- решила девушка, совершила, утренний туалет и, одевшись, с ободком на голове, вышла на улицу.
   Иония повела её к храму.
   -Что-то не видно праздничного оживления, поделилась с амазонкой Энн своими наблюдениями.- Но и на похороны не похоже... Пусто.
   -Слышишь гул?- наводяще- лаконично спросила Иония.
   Свернув в промежуток между домами последнего городского кольца, Энн от неожиданности споткнулась: площадь вокруг подножия храма была полностью заполнена людьми, хотя дорога к храму оставалась свободной.
   -Пойдём, пойдём,- подстегнул девушку окрик амазонки, и она послушно пошла к лестнице, на первой ступеньке которой призывно махала рукой ей Ита.
   Поднимаясь наверх, Энн с удивлением убедилась, что на ступеньках лицами к площади сидят исключительно дети.
   -Да, дети - наше будущее. Поэтому они сидят наверху,- опередила вопрос землянки Ита.- После совершеннолетия путь к этим ступеням будет для них очень труден.
   Слова дидонянки мало что разъяснили Энн, но она не торопилась со своими вопросами. Забравшись на самый верх, землянка оглянулась: под ней колыхалось людское море, разбитое цветами одежд на сектора. Напротив парадных дверей храма стояли амазонки - ряд за рядом. Справа от амазонок - Служительницы тихо вели разговоры между собой, меняясь собеседницами. Слева раздавались крики, грубый смех мужчин. Они, явно, отпускали шутки в адрес дарительниц, семью рядами опоясывающих весь холм. Первый от храма ряд был самый редкий и самый роскошно одетый, точнее, самый дорого украшенный, так как одежда на этих дарительницах как раз, практически, отсутствовала.
   Амазонка подтолкнула Энн, и та вошла, робея, в пустынный храм. Ита подвела девушку за руку к боковым дверям, расположенным сразу возле главного входа. Это оказался лифт, на котором Энн и дидонянки довольно долго спускались под землю.
   -Куда мы едем?- спросила землянка.
   -В личные покои Верховной Хранительницы Мира,- ответила Ита.- Верховная хочет поговорить с тобой и другими землянами о чём-то перед открытием празднеств...
   Небольшой зал со сводчатым потолком и двумя рядами колонн, в качестве личных апартаментов, вызывал уважение. Близ одной из стен, вокруг возвышенности, на которой стояло мягкое, позолоченное кресло- единственный экземпляр мебели - сновало множество Служительниц, выполнявших бесчисленные распоряжения Верховной. Сама же Ипполита, опустив на голову подобие шлёма, время от времени что-то говорила.
   Энн догадалась, что на Верховной - видеошлём, а в руках - пульт управления. Ита подвела девушку к ступенькам трона и терпеливо стала ждать, когда в управленческой кипучей деятельности Ипполиты возникнет пауза, достаточная для вежливого обращения к ней. Энн с любопытством оглядела сначала чудное кресло, ножки которого напоминали узловатые стебли растения, сиденье- сплетение белесых ветвей, спинка - стену пшеницы с клонящимися вперёд колосьями, подлокотники - двух стальных змей с рубинами вместо глаз. Потом девушка перенесла своё внимание на роспись стен с изображениями странной, "древесной" архитектуры и существ, похожих на анкрян - покрытых шерстью и металлической паутиной с прикреплёнными - вплетёнными в неё вещами- украшениями.
   -Зал построили не дидоняне,- сделала вывод Энн.- И трон - не для человека, а для согбенных, иногда передвигающихся на четвереньках существ из нарисованного мира.
   -Верховная Хранительница,- голос Иты вывел Энн из состояния созерцания.
   Ипполита подняла вверх к колосьям шлем и приветливо кивнула землянке:
   -Я рада, что ты пришла раньше остальных гостей. Встань рядом со мной. Мне Ита хвалила твою учёность. А тебе как понравилась наша планета?
   -Я слишком мало видела, чтобы делать какие-либо ясные умозаключения,- осторожно ответила Энн.
   Верховная молчала, ожидая, видимо, продолжения.
   -Но Иония, ваша амазонка, груба,- выпалила Энн, спиной ощущая волну ненависти.- А генетический научный центр д...
   -Какой центр?
   -Санаторий номер пять для мутантов,- поспешно пояснила Ита.
   -Да. Ваш санаторий для жертв непродуманных экспериментов напоминает тюрьму. Буду откровенна- ваши эксперименты- бесчеловечны...
   -Ты ещё молода, девочка,- Ипполита без тени недовольства погладила фамильярно Энн по голове.- Что это?
   -Ободок. Мне дала его Иония...
   Но как Вы можете ставить мне в упрёк молодость? Из Ваших уст это выглядит странно...
   -Сними ободок,- неожиданно потребовала Ипполита.
   -Зачем?
   -Я хочу рассмотреть его получше.
   -Ободок, как ободок,- отступила назад Энн. Ей почему-то перспектива расстаться хоть на минуту с ободком не понравилась.
   -Он же не твой.
   Поколебавшись, Энн всё же сняла ободок и отдала Ипполите - она и так в душе корила себя за то, что выбрала слишком дерзкое поведение в общении с юной повелительницей Дидоны.
   Блеск диадемы Ипполиты вдруг перестал быть мишурным, обретая притягивающую взгляд пульсацию... На одно мгновение голова Энн закружилась, и она непроизвольно схватилась за плечо Иты. Вновь перед девушкой проплыли призрачные образы, увиденные ею при встречи с Авалисом... Правда, теперь они воспринимались не как пережитое, а как бы со стороны. Образы быстро сменились другими, уже знакомыми картинами - Утиный Нос, команда "Ворона", Компи, Арина - Энн сообразила, что Ипполита чудесным образом роется в её памяти, выискивая что-то...
   -Прекрати лезть ко мне в мозги,- испуганно крикнула она, инстинктивно сжав голову руками.
   Но образы продолжали мелькать перед её глазами - встреча с Владом, две планеты, где она побывала, спасаясь от себя, и... пустота, в которой шевельнулось что-то абсолютно чужое. Недовольно вскинувшись бесформенной тенью, нечто, сея вселяющим в душу ужасом оцепенение мыслей, завладело памятью Гоппс и вышвырнуло оттуда сильным, изощрённо садистским ударом Ипполиту. Энн, ощущая себя пустой оболочкой, автоматически зарегистрировала душераздирающий вскрик прекрасной правительницы, её безумные глаза на резко постаревшем лице:
   -Я вижу будущее?- невольно подумалось Энн, но поверхностная мысль погасла... Нечто холодное, мерзкое, вычищало представление Гоппс о себе - её самосознание... Энн проваливалась в небытие, отчаянно цепляясь за звенья памяти:
   -Это - я... И это - я,- твердила девушка, уже сама следуя сквозь прошлое, удерживая своё содержание, свою индивидуальность в реальности...
   Но цепь оборвалась, и Энн полетела в ночную бездну...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Джейн вынырнула из тяжёлого забытья, подчиняясь бесконечному, раздражающему сигналу входного зуммера:
   -Будь оно всё проклято,- чувствуя себя отравленной, с неподъёмным тяжёлым туманом в голове, она включила видеовизитку:
   -Уоткинс, - ненавидя гостя уже за то, что он нарушил её процесс самоуничтожения, Джейн приподнялась на кровати и вдруг заорала в видеокамеру, выплёвывая вместе со словами накопившуюся злость. - Что тебе надо, пограничник?!! Катись ты к корнукракам со своими утешениями! Дай мне покой!
   -Не растравляй себя, Джейн.
   -Отнюдь. Я чувствую себя прекрасно. Исчезни!
   Джейн с силой ударила по клавише отключения.
   Снова настойчиво зазвучал зуммер. Джейн вскочила, заметалась по каюте... Потом, решившись, она схватила со стола и спрятала в карман импульсный накопитель, прежде, чем открыть дверь:
   -Заходи. Говори, что хочешь. Только - покороче. И выметайся отсюда.
   Девушка с каменным лицом уселась на стул, отгородившись от физика столом. Она приготовилась к упорному молчанию. Уоткинс оглянулся, взял стул и уселся напротив:
   -Я слышал разговоры... Блюм обвиняет тебя в предательстве. Ты выдала корнукракам цель нашей экспедиции. Это правда?
   -Ну и что? Какая здесь ужасная тайна? Любой инопланетянин знает о притягательности Мёртвого пояса для всех процветающих ныне цивилизаций из-за уцелевших там древних технологий или сокровищ, которые иногда находят отчаянные авантюристы на одной из тысяч планет. А ужасами Мёртвого пояса пугают мамы своих детей!
   -Одно дело - подвергать себя огромному риску, наугад летая от планеты к планете. Другое - следовать за кораблём, который хотя бы приблизительно движется в верном для кладоискателей направлении, и на который приходится львиная доля риска,- возразил Уоткинс.
   -Я знаю,- стиснула нервно руки Джейн.- Но было бы глупо верить, что у корнукраков удастся кому-нибудь отмолчаться... А так - я увела мысли корнукрака в другое русло... Он, увлечённый иллюзорной мечтой добыть древние технологии, забыл о современных технологиях, которые использованы на нашем корабле... Например, о системе невидимости...
   -Ты стремишься себя оправдать,- Уоткинс резко привстал и навис над Джейн, опираясь руками о стол.- Вспомни героев- землян Каравина и Бонье, выдержавших изощрённые пытки корнукраков и не выдавших местоположение Главной базы флота союзников... Или тебя не учили в школе?
   -В школе учат многому из того, чего в жизни нет...
   -Но Каравин и Бонье были!
   Клауд вспомнила тот леденящий душу ужас, который охватил её, едва она оказалась на борту корабля корнукраков, ту трусость, которая заставила её цепляться за соломинку - говорить, не замолкая, чтобы оттянуть неминуемое мгновение начала пыток, а также то безумное веселье, неудержимо забившее из неё ключом, когда она поняла, что её невредимой выбросят в космос. Стыд и чувство вины овладели девушкой. Ей надо было во что бы то ни стало оправдаться не перед странным пограничником, разбередившим её душу, а перед собой:
   -Может, они и не знали, где эта проклятая база?- снова перешла на истеричный крик Джейн.- Я не знакома с ними... Зато я участвовала в спасательной экспедиции на Верону... Корнукраки владели всеми нашими секретами- кодами связи, научными разработками по самостягивающимся высокопроникающим плазменным лучам и кучей других вещей... Мы попали в ловушку только потому, что даже переговоры с нами вёл наш патрульный... Я потом видела его и ещё нескольких человек из космической пехоты... И у меня язык не повернулся обвинить их в гибели спасательного челнока, или в смерти двадцати человек экипажа крейсера... От них - мало что осталось... Двоим так и не помогли психиатры... Патрульный - кремень парень... Без космоса жить не мог... Теперь он выращивает цветы на Земле и никогда не выходит по ночам под открытое небо...
   -Но тебя-то и клешнёй не тронули,- дожимал девушку обвинениями Уоткинс.
   -Да. Мне надо было подождать, пока они не сделали из меня жалкую, безвольную куклу-калеку!
   -Таким образом легко оправдать любое предательство и малодушие!
   -Заткнись, Уоткинс, и убирайся! Тоже мне - блюститель человечности! Пограничник несчастный!
   -Мало того, что ты проболталась, но ты ещё и работаешь на корнукраков!
   -Неправда!
   -А как же твоё признание Блюм?
   -Эта стерва хуже корнукраков!
   -Не так громко...
   -Пусть слышит! Я знаю - у неё везде микрофоны... Садистка! Чёрная вдова... У неё каждый второй любовник исчезает в генетических казематах на Гекате!
   -Так ты - героиня, бросающая вызов злу?- насмешливо спросил Уоткинс.
   Джейн прикусила язык.
   -Ну вот. Теперь начнём сызнова,- Уоткинс удовлетворённо откинулся на спинку стула.- Поймите, Джейн, я пришёл Вас не обвинять... и не утешать... Я... Никто на корабле не верит, что Вы - шпионка... Мало кто Вас осуждает и за излишнюю болтливость с корнукраками... В конце концов, человечество состоит не из одних героев... Я вижу, что Вы мучаетесь, переживаете... Наверняка, теперь бы Вы поступили по-другому...
   -Конечно,- невольно с жаром воскликнула Джейн.- Больше без бластера я никуда не пойду...
   -По-своему Вы вели себя даже храбро.
   -Я страшно трусила,- встретив неожиданное понимание, откровенно призналась Джейн.- Но я им ничего не сказала о сохранившихся на планетах, с виду, совершенно целых космических кораблях, не похожих ни на один известный тип звездолётов нынешних цивилизаций...
   Девушка замолчала, подсознательно ожидая одобрения, поддержки.
   Уоткинс потянулся через стол и пожал её руку:
   -Я предлагаю Вам работу.
   -Меня отстранили.
   Отстранили от связи с внешним миром... Моя работа - иного плана... Блюм... Не беспокойтесь... Не Вы одна её не любите... Блюм приказала мне досконально изучить управление не только эфирными двигателями земного типа, но и двигателями кораблей других цивилизаций... А ведь она прекрасно знает, что каждая цивилизация держит в секрете устройство своих эфирных двигателей...
   -Но разве эфирные двигатели могут сильно различаться?
   -Вы же космонавт, Джейн,- укоризненно погрозил ей пальцем Уоткинс.- Уже из характера различий в появлениях и исчезновениях кораблей разных рас легко сделать выводы: эфирные двигатели между собой обязательно должны различаться в принципе. Суди сама: наши двигатели устроены так, что при расплющивании образуется вспышка и световой фантом, при финише же наблюдается "выпадение" из эфира мгновенно. Мы сразу не можем стартовать в эфир вторично: двигателю нужно время для накопления антивещества при помощи ИУСа или, По-старинке, дайефрегма. Несмотря на огромные скорости, наши корабли тихоходны. Мы, в отличие, например, от шушенков, затрачиваем от пяти до десяти дней внешнего времени на один скачок.
   Теперь, для сравнения, возьмем двигатели корнукраков. При старте их кораблей наши приборы улавливают колебания эфира. Но эти колебания - не несущие, слабые, и, скорее всего, суть - вторичный эффект, сопровождающий перемещение. Звездолёты корнукраков не резонируют эфир, взрываясь, а каким-то образом выпадают из пространства без вспышки и фантома. На финише же они, вообще, появляются " неслышно", без всяких внешних эффектов.
   У двигателей кораблей Большого союза тоже уникальные особенности. При старте звездолёты шушенков, практически, мгновенно ускоряются до субсветовой, а момент перехода неуловим нашими приборами. Так же, и при финише - корабли шушенков или наоли имеют непрерывную траекторию, хотя наши приборы точно фиксируют отсутствие движения чего-либо
   в заданном секторе ещё микросекунду назад. Ясно, что шушенками используется эффект квантово- механических безынерционных переходов. Но как они делают это с макрообъектами? - нам неведомо. Передвижение их звездолётов в десятки раз быстрее нашего...
   -Но и мы умеем передавать эфирограммы, практически, мгновенно,- возразила Джейн.
   -Передача информации не тождественна передаче массы!
   -Ах, да!
   -Но, пожалуй, самая совершенная техника эфирного передвижения у истинных ошан. Их корабли и существуют и не существуют - вот где настоящая загадка. Я никогда не стану держать пари на отсутствие где- либо в космосе их кораблей. По-моему, они используют фазовые состояния эфира...
   Нашей же науке известно лишь то, что таковые состояния эфира возможны, если придерживаться некоторых малопопулярных гипотез. Мы вообще, практически, ничего не знаем об элементах эфира!.. Н-да... Короче, корабли истинных ошан способны поддерживать с нашими эфиростанциями связь в световом диапазоне с запозданием сигнала не более 0,1 секунды, не существуя в реальном пространстве в радиусе, минимум, трёх световых секунд!
   -Маскировка?
   -Отнюдь... Фазовый переход фиксируется нашими приборами с большой долей вероятности, как излучение мазера, двигающегося внутрь своего геометрического центра с субсветовой скоростью до размеров планковской длины... А при финише - наоборот... Казалось бы, анкряне - наши ближайшие союзники, наши галактические няни, выпеставшие нас для Большого космоса... Какие могут быть между нами тайны? Но человеческая гордыня посеяла и здесь семена недоверия...
   -На то были причины.
   -Пусть - так. Мы, в итоге, отказались делиться с анкрянами секретами эфирного резонанса. Анкряне залезли в неимоверные долги к истинным ошанам и теперь жадно держатся за секрет архаичной, с нашей точки зрения, способ передвижения посредством эфирного омута. Наши учёные, чисто из теоретического интереса, реконструировали условия нелинейного переноса сквозь эфир материальных тел, которым пользуются анкряне. Теория объясняет всё: создание аннигиляционного тлеющего разряда группой анкрянских кораблей, образование эфирного омута - эфироворота - на разных концах галактики и втягивание- выброс из эпицентра космического торнадо анкрянских кораблей... Но теория пасует перед трудностями, связанными с практическим воплощением в реальность предсказанных ею эффектов.
   Возникают сразу сотни неразрешимых вопросов, простейший из которых: каким образом эфироворота образуется в локальном пространстве и стабилизируется во времени? Я уж не говорю о проблеме программирования нужных выходных координат эфироворотов! Если б мы поделились с анкрянами своей технологией эфирного резонанса, а они с нами- своей плюс тайной синхронизатора времени, мы бы вместе узнали о свойствах эфира необычайно много! Мы бы загнали за пояс и корнукраков и шушенков!.. Я так думаю. Но человеческая заносчивость стоит непреодолимой преградой на пути к прогрессу...Как же! Ведь наши расплющиватели - мобильней, удобней, надёжней!.. Зачем нам эфировороты?.. Не удивлюсь, если анкряне вновь догонят нас в темпах освоения космоса, не говоря уж о тускарянах и лианах, составляющих нам вечную оппозицию в Малом союзе...
   Так вот... Блюм спятила, давая мне задание освоить принципы управления инопланетными кораблями... Сколько бы мы ни захватывали корнукракских кораблей - малейшая попытка проникнуть под экранированные кожуха их двигателей приводила к немедленному взрыву. Мы, в свою очередь, также охраняем свои секреты... Собственно, никто на корабле, кроме меня, не знает устройства расплющивателя. Конструкторам эфирных двигателей запрещено путешествовать по космосу в качестве частных лиц...
   Единственное лицо на корабле, знакомое с основами теории эфирных переходов - радист - эфирист... Конечно, от теории до принципа работы расплющивателя - пропасть, не говоря о второстепенных технических решениях, но Вы, Джейн, мне подходите в качестве помощницы...
   -Чтобы заниматься заведомо безнадёжным делом?- слабо улыбнулась девушка.
   -Вовсе нет. Меня послали в эту экспедицию к Мёртвому поясу, надеясь, что я разберусь в двигателях альтонов, если информация ошан окажется верной... Честно говоря, я бездельничал на корабле, пока Блюм не вспомнила о моём существовании... Мысль о том, чтобы объединить все известные эффекты перемещения через эфир в одной теории невольно захватила меня... Понимаешь, Джейн,- Уоткинс взволнованно поднялся со стула и принялся ходить по каюте взад- вперёд,- обычно проблемы инопланетных эфирных двигателей рассматривались отдельно для каждого типа... А если некоторые физики и пытались и пытались объединить частные задачи, то только на основе современной общепризнанной теории эфира.
   Сейчас положение изменилось. Вновь набирают силу сторонники релятивистских теорий пространства. Эти теории в той форме, в которой их отстаивают радикалы, конечно, вздор, но сама проблема конечного и бесконечного - не фикция скучающего разума. Я хочу попробовать ещё раз сгруппировать, систематизировать все известные на сегодняшний день факты об эфире и создать новую теорию эфира.
   -Ни много, ни мало,- иронично обронила фразу Джейн. Её опять окатила холодная волна разочарования: поверила, что человек, а оказался учёный маньяк.
   -Не торопись с выводами, Джейн,- угадав её мысли, Уоткинс не сконфузился.- Я вовсе не считаю себя умнее тысяч научных работников, десятки лет занимающихся данной проблемой на Земле и в колониях... Но самим присутствием на этом корабле я поставлен в уникальные условия. Чтобы исследовать корабли неизвестных альтонов, я заведомо должен отказаться от предвзятого взгляда земной науки на явления природы... Я просто обязан иметь множество идей об эфире, так сказать, про запас... Не хочешь помогать мне - твоё дело. Но, говоря о работе, я имел в виду нечто другое, против чего у Блюм не найдётся возражений... Если возникнет актуальная потребность исследовать корабли альтонов, то один человек с такой работой не справится... А тебя - немного подучить, и...
   -Вы предлагаете мне участие в десанте?- у Джейн захватило дух от противоречивых чувств, взбудораживших её до крайности.
   -Ну да! Риск, конечно, большой, зато никто не посмеет тебя попрекать прошлым. Ты согласна?
   -Разумеется, согласна,- ещё не понимая, под чем подписывается, выдохнула с судорожным восторгом Джейн.- Только мне кажется, что Вы переоцениваете мои знания в теории эфира.
   -Пожалуй, это - твой плюс, а не минус. У тебя будет больше простора для воображения.
   -А Блюм?
   -Ну, у нас тоже есть козыри,- весело ответил Уоткинс.- Ведь предложить тебе работу надоумил меня Конин...

- - - - - - - - - - - - - - - - - -- - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Вэр очнулся ото сна, молниеносно перенёсшись с солнечного побережья Жура в мрачное подземелье базы Малого союза на затерянной в космосе планете и яростно закражил боевой клешнёй. В полутьме беспокойно зашевелились тени его команды.
   -Ну что, червивое отродье?- наливаясь гневом, кэпзен разогнул затёкшие ноги.- Нравится вам здесь?
   -Нет, кэпзен,- робко откликнулся Роск.
   -А я вижу, что нравится... Ведь за пределами галактики известно: гвардию Империи не удержат никакие стены, крак вас забери! Гвардию Империи может остановить только смерть!.. Позор! Позор! Дорс!
   -Я, кэпзен, - как можно бодрее отозвался палач, отделяясь от остальных, спасавшихся в дальнем углу от гнева Вэра.
   -Дорс!- кэпзен дружески - проникновенно положил клешню на голову испытуемого второй ступени.- Мы должны избавить от нестерпимого стыда души наших боевых товарищей... Они умрут, как герои, в мучениях посылая здравицы нашему Императору... Я полагаю, что мы начнём с Роска.
   -Кэпзен, за что?!
   -Ты не готов умереть во славу Империи?- грозно спросил Вэр.
   -Всегда готов!- преданно - восторженно, как учили, автоматически проскрежетал Роск.- Но не напрасно...
   -Ты и не умрёшь напрасно,- великодушно подбодрил испытуемого Вэр.- Твои крики, твоя непоколебимая решимость идти до конца во имя Империи, вдохновят нас, твоих соратников, на подвиг и устрашат наших врагов. Радуйся...
   -Я счастлив, Ваше Превосходство... Но почему именно я удостоился первым такой участи?- пробовал ещё защищаться Роск.
   -Если б не твоё заунывное краканье, я бы послушался совета Арка и сейчас бы мы испытывали на прочность не твой панцирь и дух, а кости мягкотелых, высасывая их мозги!
   -Счастлив умереть за Отечество,- пятясь, жалобно закражил Роск.
   Кто-то его слегка подтолкнул вперёд. Роск подпрыгнул, нервно щёлкнув клешнёй.
   -Иди, иди,- уже сильнее подтолкнул к Дорсу Роска Кнут.- Но если ты выполнишь одну мою просьбу...
   -Да!- заверещал Роск, вращая глазами от избытка нахлынувшей на него надежды: Кнут, хоть и эфирист, однако он может добиться многого.- Да, кэпзен. Я с радостью отдам свою жизнь за Империю.
   -Постойте, кэпзен,- как бы удивившись идее, столь вовремя пришедшей ему в верхний ганглий, громко подал свой голос Кнут.- Разве нас спасут мёртвые герои?
   -Кто говорит о спасении?- грозно спросил Вэр.
   -Простите, кэпзен,- извинился Кнут.- Я хотел сказать: если мы прекратим служение Империи в столь лёгкой ситуации- судьи чести расценят это, не как геройство, а как дезертирство. Что же будет с нашими семьями?
   На Вэра напоминание о семье подействовало отрезвляюще:
   -Что ты предлагаешь, умник?- презрительно вжикнул он.
   -Вряд ли данное помещение земляне оборудовали под настоящую тюрьму... По-моему, оно предназначено для пойманных экзотических животных.
   -Ты на что намекаешь?- спрятав вглубь панциря глаза, оскорблено простучал клешнёй Вэр.
   -Ваше Превосходство,- восторженно ответил Кнут.- Вы смотрите прямо под панцирь. Я намекаю на то, что если, с одной стороны нас отделяет от свободы экран охранного поля, то с других - не более полуметра обыкновенного бетона. Для десяти... Простите, для девяти клешней - три дня работы...
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Ашша шипела и плевалась от досады, но, увы, без Шунтонка ей с ремонтом не справиться. Можно, конечно, привлечь к работе землянина (всё равно - не жилец, слишком много узнал), но он и так достал шиенку просьбами о повторной встрече с наоли, а постоянно следить за своей внешностью Ашше было лень, да и отвлекало её от насущных проблем.
   Она выбралась из-под пульта управления, запустила стреком гаечный ключ в стену и покатилась к бассейну. Вода охладила её раздражение, приятно обтекая распущенные края.
   -В конце концов побыть наоли нетрудно. Слизняка можно регенерировать за какие-то два часа. А втроём мы управимся с ремонтом, максимум, за четыре дня,- прикинула Ашша и, вздохнув, начала перевоплощение...
   Иван Попов с сомнением смотрел на гноящийся студень: если он ошибся, считая, что разрезанная пополам Ашша погибла, то почему вполне целостный её собрат не такой живучий? Быть может, его надо лечить по-другому, не так как советовала Ашша? Где это видано, чтобы для скорейшего заживления ран их помазывали смесью азотной и соляной кислот? Но, с другой стороны, зачем шиенке врать? У шушенков биохимия другая и, если у них вместо АТФ - АДМ, то что полезней для болезного - фосфор или мышьяк?.. Ясное дело- мышьяк. А фосфор - сильнейший яд... Жаль, что Шунтонк не говорит. Только моргает восемью глазками и плачет, когда Иван насильно кладёт ему в рот прописанное Ашшей лекарство... Невкусное, наверное. Да ничего не поделаешь - лекарства редко бывают приятными.
   Сзади зашумел привод двери. Иван оглянулся и не поверил своим глазам:
   -Наоли,- прогудел он радостно.- Заходи. Я спрашивал о тебе у Ашши, но она - сплошная дура...
   Улыбка на лице наоли дрогнула... и расцвела ещё больше...
   -Она твердит о секретности,- продолжал Иван, приглашая широким жестом гостью внутрь медотсека.- Какая тут секретность, если я тебя уже видел, а корнукракушки - под тремя замками?.. К тому же - Беда у нас. Шунтонтик-то на последнем издыхании. Может, Ашша в лечении что-то перепутала? А посоветоваться мне не с кем.
   -Да, плох,- согласилась наоли, ощупывая шелушащуюся кожу шушенка.- Но я починила нашу реанимационную машину. Думаю, что всё образуется. Помоги мне перенести больного на корабль... Да что ж ты его сгребаешь в кучу! Неси простыню...
   Вдвоём наоли и Иван перенесли Шунтонка в медотсек звездолёта шушенков и положили в реанимационную машину.
   Ашша не любила межрасовый секс, но дело стремительно шло к тому. Иван Попов уже дышал ей в шею, наблюдая, как она регулирует реанимационную машину. Его рука легла ей на плечо... Спиной чувствуя тело землянина, шиенка проскользнула между человеком и машиной, лихорадочно ища повод для ухода. Иван двинулся вслед за ней, как привязанный. Ашша лихорадочно перебрала в уме несколько вариантов и остановилась на самом простом. Она развернулась и прижалась к человеку, ласково говоря:
   -Иван... После первой нашей встречи мне постоянно хотелось увидеть тебя снова...
   -Так что тебе мешало, наоли?- давно выстраданным жестом Иван обнял наоли за плечи. Ашша с лёгким содроганием почувствовала его возбуждение и слегка отодвинула нижнюю часть своего тела.
   -Безысходность,- сдерживая отвращение, проникновенно- печальным голосом тихо промолвила она, пряча от поцелуя на его груди свою голову.
   -Какая безысходность?- удивлённо спросил Иван, автоматически гладя её волосы.
   -Я умираю,- подняв к нему полные слёз глаза, ответила шиенка.- Нам, наоли, нельзя подолгу находиться в машинном отделении. Наша раса особо чувствительна к поляризованным проникающим излучениям, так как в нашем генотипе есть и L- и D- нуклеотиды... Соответственно им - и белки. Тонкий баланс между ними легко нарушаем. Собственные ферменты становятся ядами...
   -А ваша реанимационная машина?- шиенке показалось, что Иван собрался вышвырнуть из медицинского ящика бедного шушенка:
   -Ну что ты?- Ашша обняла Ивана, с удовлетворением почувствовав, что его возбуждение несколько спало.- Генетические изменения необратимы. Они - ход жизни и знамение старости... Можно только приостановить их, но для этого на корабле нет нужных лекарств. Вот если б удалось починить корабль, вернуться на родную планету... Но нет... Ашша говорит, что мы не успеем... Я слабею с каждой минутой...
   Ноги наоли подогнулись, и она повисла на руках потрясённого Ивана.
   -Мы спасём тебя... Я помогу Ашше... Я не дам тебе умереть,- горячо заверял Иван наоли, укладывая на мягкий ковёр у подножия реанимационной машины.
   -Поздно,- прошептала посиневшими губами шиенка, закатывая глаза.
   -Погоди! Я найду Ашшу... Она тебе обязательно даст какое-нибудь целебное лекарство...
   -Не уходи,- шиенка вцепилась в рукава кожаной куртки человека.- Побудь со мной последние минуты жизни... Мне страшно... От света желаний, радости - в вечное ничто... Я хочу, чтобы ты сопровождал меня в переходе к небытию, держа за руку... Любимый...
   -Ну что ты, наоли,- испуганно пробормотал Иван, сжимая ладонями её холодеющую руку.- Ты не умрёшь...
   Но зеленоватый цвет уже явственно проступал сквозь бледность её щёк. Шиенка замолчала, ослабив пожатие.
   Иван опрометью вылетел из медотсека, крича во всё горло:
   -Ашша! Ашша! Где ты?..
   Попов обшарил корабль с носа до кормы, все помещения базы, но Ашши нигде не было. Понурив голову, смотритель вернулся в медотсек, боясь взглянуть на то место, где он оставил умирающую наоли.
   -Где ты пропадал?- набросилась на него Ашша с упрёками, возмущённо подпрыгивая на своих ложноножках.- Наоли чуть не умерла из-за тебя!
   -Так она жива?- с надеждой спросил Иван.
   -Ну, насовсем... Я её уложила в анабиозную ванну... Но положение - критическое. Необходимо срочно проводить терапевтическое лечение, ведь даже анабиоз не останавливает, а лишь сильно замедляет химические и физические процессы.
   -Да, да, конечно,- с готовностью закивал головой Иван.- Чем я могу помочь?
   Ашша без зазрения совести послала смотрителя в " горячее" машинное отделение, снабдив подробнейшими инструкциями "ходячего покойника", а сама занялась Шунтонком, параллельно контролируя работу Ивана посредством компьютера. Она не хотела, чтобы человек стал свидетелем её разговора с шушенком, но не выдержала, когда увидела, как землянин, разбираясь в сплетении проводов, приступил к раскручиванию отвёрткой шурупов на распределительном щите:
   -Не трогай!- включив на секунду звук, предупредила она.
   Человек, выронив отвёртку, начал оглядываться. Догадавшись о видеосвязи, он успокоился и попросил совета. Шиенка включилась в работу, диагностируя с пульта медотсека системы управления и блокировок, и попутно сообщая Ивану, какую именно поломку надо устранить.
   Сигнал от реанимационной машины подхлестнул сообразительность Ашши, и она, дав весьма заковыристое задание землянину, вновь отключила звуковую связь
   Шунтонк выполз из машины, медленно поводя вокруг глазами. Когда в поле его зрения попала Ашша, шушенк передёрнулся и с ненавистью зашипел:
   -Ну что, дочь каульмара, гаульгема разорванная с вонючей крегой - насытилась моими страданиями?
   -Замолчи немедленно,- сопроводила свой приказ шлепком края она.- Ты по-прежнему, выполняешь особо опасное задание. И если тебе не повезло с командиром, то это - твоё личное несчастье, которое ни в коем случае не должно повлиять на качество твоей работы на благо Шушенки.
   -С-сумасшедшая,- уже более спокойно, с потрескиванием произнёс Шунтонк, выискивая глазами свои уютные пластины.
   -Сломался,- с удовлетворением подумала Ашша и тоже снизила накал гнева в своём голосе:
   -Сказал бы спасибо зав спасение.
   -Так я ещё тебе должен быть благодарен?- изумился Шунтонк.- Чтоб тебя так спасали, поливая раны кислотой!
   Шушенк подпрыгнул над полом от нового прилива возмущения.
   -Не смей обсуждать действия командира!- Ашша стреком кольнула шушенка между глаз.- Если хочешь вернуться живым и здоровым на родину - выполняй без раздумий любые мои приказы. Понял?
   -Да, госпожа,- Шунтонк покорно распластался на полу. Выказывая высшую над ним власть, шиенка не спеша прошлась по шушенку ложноножками, а потом, как ни в чём не бывало, поделилась с ним своими планами. Глаза агента второго класса от откровений шиенки округлившись и расширившись, засверкали отблесками бездонного ужаса.
   -Она безумна,- цепенея, подумал Шунтонк.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - -

   Сознание возвращалось к Энн медленно и болезненно. Ощущение было такое, будто какое-то место посреди осколков самоопределения притягивало к себе тонкими, рвущимися паутинками нервных токов, хрупкое, неподатливое стекло причинно- следственных фрагментов мыслей- воспоминаний. Притягивало именно место, а не волевой акт искры самосознания. Душа Энн представляла собой чистую интенцию, мыслительную форму- способность, пустой сосуд, в который стекалось выплеснутое минуту назад содержание. Процесс собирания осколков самосознания не был волевым, ибо ещё не существовало то, что могло заставлять... Это не было также работой подсознания: Энн помнила каждый миг своего крушения в небытие, само небытие и возрождение, но кому принадлежала память в её небытии? Кто взорвал изнутри её "я"?
   По мере возвращения сил девушка сосредоточилась на произошедшем. Сначала, безусловно, Ипполита проникла в её мозг. Дидонянка что-то искала, постепенно погружаясь в её воспоминания всё глубже и глубже. Внезапный поток воспоминаний насторожил Энн, и она своим неизвестным ей ранее чутьём разгадала причину столь несвоевременной активности памяти. Но её внутренний протест в минуту озарения, скорее, походил на трепыхание крыльев бабочки в руках энтомолога, чем на мощный взрыв- отторжение. Воспоминания продолжали всплывать в сознании - пласт за пластом... И вдруг столь хорошо знакомое прошлое разорвалось! В разрыв единого полотна самоотодествления хлынуло, разметав целостность сознания, нечто совершенно чуждое девушке.
   Это "нечто" представляло собой оценочно- чувственную субстанцию... Мир преобразился. То, что раньше казалось привлекательным, красивым, значимым, стало лишним, отталкивающим. И наоборот, такие вещи, как сырость, тусклость, грязь, кишащая червями - стали желанными, милыми... не ей - Энн, а тому, что, разорвав в клочья её душу, с удовольствием пережевывало обезличенную информацию...
   Такое, вроде бы, уже с девушкой случалось, но тогда Энн, определённо, справилась с напастью, если - не самостоятельно, то благодаря нормальной человеческой поддержке. Теперь же Энн чувствовала, что теряет себя - сходит с ума, не находя ответа на простой вопрос: кто она? Очевидное для обычных людей: "Я - мыслящее тело", данное им изначально природой, для Энн не годилось, ибо где-то в ней самой, внутри её тела, всегда представлявшегося защитой от внешнего мира, гнездилось "нечто", совершенно чуждое и телу и душе...Мало того, там же было и другое "нечто", пытающееся противостоять первому!
   Разум Энн оказался игрушкой в борьбе этих невидимых сил - полнейшая шизофрения. Лишённая воли шоком от произошедшего, девушка бездумно открыла глаза...
   -Ну, наконец-то,- Иония запоздало, но с нескрываемым удовольствием, брызнула в лицо Энн холодной водой и крикнула в сторону трона:
   -Она очнулась!
   Энн от воздействия воды окончательно пришла в себя и посмотрела на Ипполиту. Рядом с Верховной суетилась Ита, давая какие-то указания другим трём Служительницам.
   -Наверное, и Ипполите досталось,- злорадно подумала Энн.- Так ей и надо. Пусть не лезет без спроса в чужие мозги.
   -На, возьми,- амазонка протянула девушке перламутровый ободок.- И не лежи на холодном полу - простудишься.
   Энн села и неуверенно приняла из рук Ионии ободок:
   -Может, он и спровоцировал кризис?- засомневалась девушка, но тут её внимание привлёк громкий спор амазонки Хранительницы и юноши, находившихся возле трона.
   -В чём дело?- резко спросила пришедшая в себя Ипполита. Она, как Энн ободок, крутила в руках полиметаллическую диадему.
   -Верховная,- взволнованно первым заговорил худосочный юноша, старательно оттесняемый от трона Хранительницей и амазонкой.- Инопланетяне предложили за нашу помощь неслыханную цену - огромный кристалл дайефрегма, который, судя по его блеску и прозрачности, совсем свежий. Если моя теория верна, то кристалла инопланетян вполне достаточно для создания критической массы в системе самовосстановления дайефрегмов, снятых с кораблей крестоносцев! Креона же...
   -В своё время мы и так возьмём твой дайефрегм,- слегка охрипшим визгливым голосом прервала юношу Хранительница.
   -Но я бы уже сейчас...
   -Тихо!- подняла руку Ипполита.- У нас - гости...
   Креона и Талос только теперь обратили внимание на Энн, вопреки этикету, сидевшую на полу.
   -Встречайте,- Ипполита неожиданно расцвела улыбкой, встала и пошла к дверям зала.- Рада снова вас видеть... Жаль, что вы все, за исключением Энн, пренебрегли нашим гостеприимством и ночевали на своём корабле... Странное у него название. Я бы сказала - мрачноватое... "Ворон". Почему, капитан?
   Келвина насторожило такое радушие. Он, не без внутренней борьбы, подчинился Ипполите, увлекающей его за плечи к трону.
   -У нас раньше был другой корабль, называвшийся "Лебедем". "Ворона" нам предложили за смешную цену ошане. Этот корабль с открытыми шлюзами они случайно обнаружили в межзвёздном пространстве. Какая беда приключилась с экипажем - неизвестно...
   -Почему - неизвестно?- вмешался в разговор Сказочник.- Это - хантеры - космические охотники. Есть достоверные легенды, повествующие о том, как они появляются из ниоткуда на кораблях, нарушивших законы космоса, и расправляются с бандитами... Я сейчас расскажу одну наиболее понравившуюся мне сагу...
   -Помолчи, - поморщился Келвин.- Я твоими сагами сыт по горло.
   -Садитесь,- предложила Ипполита ошанам и первой села на ступень трона, покрытую ковром из мягкой ткани.
   Келвин оценил её деликатность и более непринуждённо продолжил:
   -Да. Внутри корабля мы обнаружили следы лучей бластеров, местами - пятна крови... Но хантеры,- он скептически хмыкнул...
   -А надпись кровью на стене шлюза: "Проклятый корабль"?- подозрительно услужливо напомнил Сказочник.
   -В общем, придерживаясь фактов, освещающих историю названия корабля, я могу сказать, что идея была моя,- твёрдо пресёк провокацию к дискуссии Келвин.- Наш экипаж разделился надвое: половина на "Лебеде" решила лететь в Мёртвый пояс...
   -В Мёртвый пояс?- поразилась Ипполита.- Зачем?
   -Мёртвый пояс - соблазнительная приманка для ошан,- уклонился от прямого ответа Келвин.- У каждого из торговцев искус найти что-нибудь ценное в мёртвых мирах со временем растёт и перевешивает осторожность, запреты, страхи... Другая половина экипажа осталась на купленном корабле. А название... Есть древние стихи:
   "Лебеди - слева, справа - вороны...
   Наши дороги - в разные стороны"
   0x01 graphic
   -Ты отойдёшь- с первыми тучами.
   Будет твой путь - лесами дремучими,
   Песками горючими.
   Душу - выкличешь,
   Очи - выплачешь,
   А надо мною - кричать сове,
   А надо мною - шуметь траве... - меланхолически откликнулась Энн, глядя на пустоту перед собой.
   Её слова произвели на ошан действие, подобное взрыву атомной бомбы. Лицо Келвина исказила гримаса застарелой боли. Он в мгновение ока очутился около Энн, поднял девушку с пола и сильно встряхнул:
   -Откуда ты знаешь эти стихи?- жадно вглядываясь в глаза растерявшейся девушки, спросил он.
   -Откуда?- механически переспросила Энн.- Оттуда, откуда появилась я... Скажите - кто я?- и может, я отвечу на Ваш вопрос, капитан.
   -Оставьте её,- властно приказала Ипполита, отнимая девушку у Келвина.- Она минуту назад пережила ужасное потрясение... Нам пора пройти на площадь. Время открывать праздник.
   Ипполите первой направилась к выходу, уводя с собой Энн.
   -Капитан,- не выдержала, глядя им вслед, Сирена.- Что нашла Ипполита в Гоппс? Беспомощная уродина!.. Так нет же - её нянчат и холят здесь, как принцессу.
   -Перестань... Из тебя ключом хлещет зависть...
   -Нет, правда, капитан. Поверьте опыту разведчицы...
   -Шпионки,- ядовито поправил Норман Стенк.
   Сирена, сердито сверкнув глазами, упрямо настаивала на своём:
   -Какие-то стрессы, какая-то близость между ними... Ушли вдвоём, чуть ли не в обнимку... И, обратите внимание: даже серьги у них одинаково безвкусные.
   Последнее сообщение Сирены неожиданно для неё произвело несравненно больший эффект, чем остальные её причитания.
   Келвин пытливо взглянул на встрепенувшегося Пьера:
   -Ну-ка, камневед, определи нам, что за одинаковые камни носят на своих ушах женщины из различных миров.
   -Я пытался провести идентификацию камней Энн по внешнему виду. В большом атласе минералов наиболее близок к данному образцу земной малахит, но он не имеет такой глубины цвета, непрозрачен. На Альсании есть крашт - лечебный, тёмно- зелёный камень. Но у него тригональная кристаллическая структура, тогда как у кристаллов Энн - додекаэдр... Короче, в группе кристаллов, имеющих форму додекаэдра, кристалла, мрачного сам по себе, и при этом создающего едва заметную зелёную ауру вокруг себя нет!
   -Характерно, что в свете этой ауры Энн выглядит покойницей, в то время, как Ипполите он придаёт хоть внеземную, но одухотворённость, чувственную силу,- заметил Андрей.
   -Она похожа на Надежду,- невольно вырвалось у Келвина.
   -Кто такая - Надежда?- спросила у Стенка Астра.
   Стенк аккуратно поправил сползшую с её плеча тунику и несколько загадочно произнёс:
   -Та, с кем - лебеди... Кстати, ты не забыла: моя каюта- вторая справа от рубки.
   -Ты мне напоминаешь об этом пятый раз!
   -Я не виноват, что у тебя - короткая память. Ты видишь - я абсолютно не выспался, ворочаясь в одиночестве на кровати прошлую ночь!
   -Какие проблемы? Посмотри на площадь - у нас дарительницы - на любой вкус...
   -К корнукракам дарительниц,- сладко на ухо прорычал ей Стенк.- Ты мне подходишь больше...
   Астра одновременно наливалась гневом и желанием. Она ловко выскользнула из рук пилота и неуверенно, будто прислушиваясь к своему смятению, сказала:
   -Мне не нравится твоя настырность.
   -Мои деликатные ухаживания ты называешь настырностью?- попробовал возмутиться Стенк.
   -Будь ты дидонянином - я бы тебя убила...
   -Эй, не отставайте!- оглянувшись в дверях лифта, позвал млеющую парочку Пьер.
   Ошане вышли из храма вслед за Верховной и её свитой. Вдоль фасада стоял ряд пустых кресел. К Ипполите, уже успевшей усесться на своё высокое кресло, по ступеням поднимался стройный, мускулистый мужчина. Его одежда состояла из одной набедренной повязки. В руке он держал старинный ручной бластер. На его шее висела золотая цепь, один конец которой свешивался на грудь, второй - едва не касался земли сзади.
   Сирена с видимым удовольствием рассматривала мужественное, лишь немного подпорченное шрамом на лбу, лицо, длинные, смолистые волосы, увенчанные неким подобием стальной короны, широкие плечи и прочие достоинства явленного во плоти героя её девических грёз, когда почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и мимолётное касание. Кончиком языка облизав пересохшие губы, Норман рассеянно оглянулась. Рядом с ней стоял Талос, таращивший на неё глаза не менее страстно, чем мгновение назад она - на подошедшего к Ипполите мужчину.
   Сирена тяжело вздохнула: наверное, не зря её определили в четвёртый разряд дарительниц - её чары действовали не на того, не всегда и не везде.
   -Гуляй, мальчик, - как можно мягче сказала она инженеру.- Ты видишь - я не при параде.
   При последних словах она вздрогнула: действительно, на ней был серый космический комбинезон, который она надела в знак протеста против навязанной ей на Дидоне роли. Безусловно, в таком наряде у неё нет шансов понравиться церемонно беседующему с Ипполитой мужчине.
   Для такого случая подходило именно то платье, которое она с отвращением стащила с себя и бросила в угол каюты вчера... Но бежать по пустынной лестнице во время официальной части на глазах у всех?!- Сирена пребывала в растерянности, слушая вполуха. Потом она сообразила, что делать, и снова оглянулась: Талос и не думал уходить. Он, наверное, вообще не думал, пялясь на Сирену.
   -Кто это?- девушка кивнула головой в сторону мужчины.
   -Деметрий, Творец необходимости,- машинально ответил юноша.
   -Талос,- постаралась как можно обольстительней улыбнуться Сирена.- Ты не знаешь другого пути из храма, кроме парадного?
   -Выбирай любое направление,- не понял инженер.- Лестница хороша с любой стороны.
   -Ну, тупой,- разочарованно вполголоса протянула Сирена.- Мне надо отсюда уйти незаметно...
   -Незаметно? Тогда- через катакомбы.
   -Ты меня проведёшь?
   -Но... Посторонним в катакомбы нельзя.
   -Ну, если я для тебя посторонняя,- капризно надув губки, Сирена сделала пару шагов, удаляясь от юноши.
   -Погоди,- легко сдался Талос.- Следуй за мной.
   Дорога по запутанным и пересекающимся коридорам, подземным помещениям не впечатляла. Сирена, пару раз споткнувшись в темноте, выхватила из рук Талоса фонарь, доброжелательно погладив по щеке наивного дидонянина:
   -Я тебе посвечу
   Он попытался ответить на ласку, протянув к её лицу горячую ладонь, но Сирена твёрдо пресекла робкое поползновение юноши на интим и подтолкнула его вперёд, подняв повыше фонарь. Впрочем, скупой свет не спас Сирену от неожиданного купания в коридорном провале. Талос помог ей выбраться и отнял у Норман потухший фонарь.
   Комбинезон неприятно лип к телу Сирены. Холод вызвал у неё крупную дрожь. Сосредоточившись на преодолении тяги к цоканью зубов, девушка вдруг, в какое-то мгновение испугалась, что осталась одна:
   -Талос,- позвала она жалобно.
   Фонарь здесь не исправишь,- спокойно ответил юноша из темноты.- Придется нам пройти в кладовку.
   Сирена, нащупав протянутую ей руку, на сей раз жадно ухватилась за неё. Хорошо, что хоть брести в темноте пришлось недолго. Когда Талос зажёг верхний свет, девушка зажмурилась, а открыв глаза, обнаружила, что они находятся в подземной, просторной комнате, заваленной пластиковыми ящиками, какими-то полуразобранными механизмами, запылёнными приборами. В углу стояла кровать. У одной из стен - компьютер. Рядом с компьютером висело запылённое, как и заброшенные приборы, зеркало.
   Талос порылся в ближайшем к нему контейнере и вытащил оттуда толстую, пушистую, пятнистую ткань:
   -Раздевайся.
   -Ты не торопишь события?- попыталась сострить Сирена, но холод не давал ей покоя.
   -Отвернись,- не дожидаясь, пока юноша выполнит её пожелание, девушка начала стаскивать с себя мерзкий комбинезон.
   Талос излишне увлечённо принялся разбирать фонарь, роняя на пол инструменты и отвинченные детали. Сирена быстро развернула лёгкую ткань и недоумённо покрутила её в руках. Вещь была, явно, не человеческого производства: сшита в куполообразной форме, многочисленные рукава были пришиты в самых неожиданных местах.
   Заметив, что Талос прекратил работу, Сирена наугад засунула руки в две дырки и завернулась в пушистый материал. Ощущение тепла почти сразу разлилось по всему телу. Девушка, путаясь в длинном балахоне, добралась до кровати и села, откинувшись головой к стене.
   Талос собрал с пола разбросанную одежду, запихнул её в какой-то аппарат, и нажал пару клавиш на пульте управления. Раздалось приглушенное гудение, весело замигали индикаторные лампочки.
   -Через пять минут твой комбинезон будет лучше нового,- заверил инженер девушку и вернулся к починке фонаря.
   Сирена, устраиваясь поудобнее, положила себе под спину подушку и блаженно закрыла глаза. Ей живо представился Деметрий. Сексуальное волнение разогнало кровь. Желание охватило её душу так сильно, что девушку снова залихорадило:
   -Что такое?- удивилась она.- Конечно, Деметрий хорош, но не настолько, чтобы свести с ума!..
   Лишь теперь Сирена заметила, что мягкие шерстинки, самостоятельно двигаясь, приятно щекочут тело. Девушка отчаянно заворочалась, стараясь, чтобы накидка легла посвободнее, и подозрительно покосилась на Талоса - не ловушка ли это? Но Талос сосредоточенно опробовал фонарь
   -Откуда у тебя этот балахон?- чувствуя, что шерстинки доводят её до изнеможения, нервно спросила Норман.
   -Здесь много вещей, сохранившихся со времён колонизации Дидоны неизвестной расой... Я полагаю, той, которая изображена на настенном панно.
   Сирена перевела взгляд на стену: среди тающих островков снега, камней, облеплённых мхом, стояло странное бесшерстное существо с большими задними и короткими передними ногами. Морда инопланетянина на толстой шее напоминала усечённый конус с впадинами для больших, умных глаз. Упираясь задними ногами в землю, существо двумя парами мощных щупалец приподнимало один из крупных валунов. Даже не зная инопланетянской психологии, по схематической манере исполнения в картине легко было определить символическое её значение, типа земных серпа и молота в гербе одной из канувших в лету стран Земли.
   -Они совсем непохожи на тех разумных существ, которые изображены на стенах покоев Верховной Хранительницы Мира,- стараясь отвлечься от провокационных ощущений, Сирена нарочно перевела разговор с дидонянином в нейтральное русло.
   Душевно же девушка дошла до той стадии возбуждения, когда и Талос начал казаться ей весьма привлекательным партнёром.
   -Кто их знает... Может, Дидону осваивали одновременно две дружеских расы. Я бы классифицировал найденные мной артефакты,- сделав паузу, Талос испытывающе посмотрел на Сирену, как будто решал, насколько полно он мог ей доверять, и продолжил,- на два вида. Одни механизмы, приборы снабжены обычными кнопками, переключателями, тумблерами, другие - углублениями, вполне подходящими для управления щупальцами.
   А балахон?- Сирена убедилась, что кокон снова плотно облегает её тело.
   -Его обнаружила моя наставница, Алия, среди прочих вещей... Он ей понравился... Или что-то не так?- Талос подошёл и нагнулся над Сиреной.
   Заведённая до крайности девушка не потащила его к себе под накидку только потому, что её натура была возмущена столь бесцеремонным распоряжением её волей. Сирена рывком раскрыла кокон, оттолкнула Талоса и побежала к аппарату с её одеждой:
   -Когда мы пойдём дальше?- нетерпеливо спросила она.
   -Сейчас,- Талос, без стеснения, разглядывал её.- Ты, кажется, не в себе?
   -Алия была в себе, когда укрывалась этой накидкой?- язвительно сказала Сирена, повернувшись к нему спиной.
   -Ты хочешь сказать, что балахон каким-то образом возбуждает женщин?- Талоса постигло озарение.- Теперь я понимаю...
   -Хватит притворяться, извращенец!- сердито произнесла Сирена.- Отдай мне немедленно одежду и прекрати на меня пялиться.
   -Прости,- запоздало смутился Талос.- Я вовсе не хотел тебя обидеть или искусственно возбудить. Поверь.
   -Хорошо, верю,- жестом остановила поток извинений инженера Сирена.- Давай одежду.
   Машина к тому времени перестала гудеть и на подставку около неё выпал сложенный комбинезон. Девушка, схватив тёплую, поглаженную одежду, внезапно почувствовала странное разочарование от сдержанности Талоса. В ней на мгновение проснулось любопытство - насколько бы долго продержался бы в своём благородстве Талос, будь на то её собственное желание? Но девушка быстро преодолела секундный порыв и оделась. Определив свою основную цель, она не собиралась размениваться на мелочи.
   -Слушай... А нельзя ли мне прихватить балахон с собой?
   -Нет,- твёрдо отказал Талос.- Это- достояние Дидоны. Его надо исследовать и сделать доступным для любого человека, если оно будет признано полезным... Либо - уничтожить...
   -Ладно, поторопимся,- отложив на потом уговоры, Сирена вручила Талосу фонарь.
   Видя однако, что девушка расстроилась, Талос покопался в одной из коробок и, смущаясь, предложил ей браслет из испещрённого орнаментом металла с вкраплениями драгоценных камней.
   Дальнейший путь землянка и дидонянин проделали без приключений. Выйдя из подвала одноэтажного здания на краю города Сирена горячо поблагодарила Талоса и отказалась от его дальнейших услуг, справедливо рассудив, что если он увидит её в одеянии дарительницы, то от него будет больше хлопот, чем пользы. Последнее, о чём она спросила инженера, услышав приближающийся гул голосов: не закончились ли празднества?
   -Нет,- лаконично ответил огорчённый её отказом Талос.- Начинаются испытания...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   На часах табло высвечивало одиннадцать сорок. Вот уже три часа корабль пребывал в физическом пространстве, а предупреждения об очередном эфирном скачке не поступало. Блюм хотела связаться с рубкой через видеофон, но передумала. Видеофон- вещь ненадёжная. Его можно отключить с другого конца в самый ответственный момент. Его можно прослушать. Блюм решила посетить капитана. И ей, в общем-то, руководил не здравый смысл, а привычка делать то, чего не желаешь. Преодоление себя тренировало волю и не давало недоброжелателям повода обвинить Блюм в слабости.
   По пути, будучи пунктуальной, майор посетила спортзал. Члены экипажа корабля и члены её спецкоманды, как принято на всех звездолётах, тренировались в разных концах зала, делая вид, что не замечают друг друга.
   -Как-то на душе тоскливо,- подумалось Блюм.- А не развлечься ли мне?
   -Эй, Войнов! Не надоело ли вам киснуть на своей половине зала?- крикнула она оружейнику.- Может, сыграем в спейсбол? Экипаж корабля против спецкоманды?..
   -Для спейсбола нужны невесомость и оборудованное помещение, мэм.
   -Ну, тогда сыграем в старое, любимое рэгби. Или - слабо?
   Экипаж, посовещавшись, согласился.
   Блюм обратилась к своим подчинённым с короткой речью:
   -Покажите, на что вы способны...
   Игра сразу приобрела жёсткий характер. Не прошло и трёх минут, как Эжен Пуан получил вывих. Царапин и синяков никто не считал. Блюм повеселела, упиваясь зрелищем. На седьмой минуте посреди площадки схлестнулись Крэйтон и Артекс. Поскольку никто не спешил их утихомирить, стычка переросла в драку. Блюм, лишь под конец, присоединилась к Войнову, разнимая бойцов... Люди вновь разбились на две обособленные группы в разных углах зала. Разгорячённая, довольная собой Блюм отправилась на капитанский мостик.
   Она застала Конина прослушивающим в очередной раз запись разговора с женой начальника базы покинутой ими недавно планеты. Капитан то и дело останавливал кадр и возвращался назад.
   -Что тебя так заинтересовало, Вася?- от неожиданности Конин вскочил с кресла, готовясь к бою.
   -Хорошая школа,- одобрительно кивнула Блюм.- Только со слухом у тебя плоховато.
   -Сколько раз повторять, Роза, чтобы ты не подкрадывалась ко мне?- раздраженно пробурчал Конин, меняя позу на более миролюбивую.
   -Мне - что?- научиться шаркать ногами ради тебя? Пора привыкнуть... Ну, какие у нас проблемы?
   Конин указал на зеркало, висевшее над компьютером:
   -Посмотри на себя.
   Ну и что?- Блюм недовольно поморщилась.- Конечно, не красавица, и, увы, не помолодела за последние три часа.
   -Волосы,- торжественно сказал капитан.
   -Что - седина? Я, вроде, не более месяца тому назад проходила курс омоложения,- Блюм обеспокоено уставилась в зеркало.
   -Да нет же... Посмотри внимательно. Как бы человек хорошо не причёсывался, у него всегда находятся волосы, выпадающие... выделяющиеся из пряди... А у этой женщины... Присмотрись к её локону надо лбом.
   Блюм равнодушно последовала совету Конина и скривила в недоумении губы:
   -Ну и что? Может, она любит пользоваться лаком!
   Конин после паузы разочарованно согласился:
   -Да, наверное, ты права. Хотя на мой взгляд, здесь что-то не так... У женщины на голове не причёска... Она - как будто раскрашенная гуттаперча куклы...
   -Ну, знаешь... - иронично развела руками Блюм.- Твоему изысканному вкусу женщине трудно угодить...
   -Ну погоди, не торопись... Послушай сама... Вот эта женщина говорит: " Я - экзобиолог... По совместительству - жена". Согласись, такого не услышишь от землянки! Хм... Жена - по совместительству...
   -А почему ты думаешь, что она- с Земли? В наших колониях - море самых разнообразных обычаев... Или она, просто, оговорилась...
   Конин окончательно сдался:
   -Если для тебя это нормально...
   -Вполне, хотя и не модно,- вглядываясь в причёску женщины, пренебрежительно ответила Блюм.- Провинциалка с далёкой колонии. Надо же! В наше время пользоваться дешёвым лаком!..
   -Да я - не о лаке...
   -А о чём? Василий, я так поняла, что мы из-за твоих эстетических разногласий с девкой задержались более трёх часов посредине пути?
   -Баки с антиматерией ещё не полны... До Императорской Пустоши - два прыжка. Мы уже давно внутри Мёртвого пояса, и то, что мы здесь - мне совсем не нравится.
   -Ты психуешь, Вася. Посмотри на дисплей, разверни панораму. Такого спокойного космоса нет даже в окрестностях Солнца!
   -Затишье обманчиво, Роза,- хмуро возразил Конин. Внезапно ему, посреди враждебной пустоты, даже Блюм стала как-то... роднее, что ли...- Затишье-то меня и страшит.
   -Тебя пугает сознание того, что мы - в Мёртвом поясе,- веско заметила Блюм.- Вас, звездолётчиков, запугали сказками более развитые расы затем, чтобы вы и нос здесь показать боялись. А сами-то они, довольно часто, посещают эти места.
   -Ты откуда знаешь?- подозрительно покосился на Блюм Конин.
   -Есть источники,- уклончиво ответила она.- Хотя я, конечно, преувеличиваю, но то, что Мёртвый пояс- кормушка для истинных ошан - факт. Иначе - откуда бы они черпали знания об оригинальных технологиях, которыми они спекулируют? Вечные бродяги...
   -Говорят, они приспособили для своих нужд пару- тройку планет.
   -Слышала... Кстати, предположительно, эти планеты расположены внутри Мёртвого пояса... Ну и что?.. Летим дальше, или так и будем продолжать болтаться на месте?
   -Ты думаешь, ужасы Императорской Пустоши- сплошные байки суеверных звездолётчиков?
   -Я думаю, что если в легендах есть правда, то их должны сочинять те, кому удалось вернуться,- резонно ответила Блюм.- Следовательно, у нас есть такой же шанс выжить, как и у них... Давай, Вася, жми на кнопки...
   -Погоди. Я дал задание Уоткинсу и Клауд просканировать возмущения эфира на пути нашего движения.
   -Уоткинсу и... Клауд?! Но я ведь с твоего согласия отстранила Клауд от работы!
   -Да. От работы с передатчиком. Но Уоткинсу нужна помощница...
   Лицо Блюм покрылось пятнами гнева:
   -Почему ты решил этот вопрос без меня?- глухо спросила она.
   -Здесь нет ничего особенного,- пожал плечами Конин, стараясь сдержать улыбку торжества.- Обычная практика капитанов - давать в помощь исследовательским группам или десанту людей, не задействованных в оперативной работе. Уоткинс жаловался, что ты поставила перед ним суперсложную задачу, и я предложил ему в помощь Клауд.
   -Хорошо. Я с ними сама разберусь,- Блюм резко развернулась на каблуках, собираясь покинуть рубку, но Конин её окликнул:
   -Роза! Я уступил тебе, хотя веских доказательств виновности Клауд не было... Кроме того, она попала к корнукракам по твоей вине - ты не забыла?.. Ведь можно происшедшее представить так, будто ты сознательно предоставила ракообразным "языка"...
   Не трогай Уоткинса и Клауд. Они заняты, действительно, сложной и нужной работой.
   -Разве можно сравнить мой случайный проступок с её предательством?- возмутилась Блюм.- Да я их обоих в порошок сотру! И ты мне, Конин, не мешай!
   -А вот и наши славные герои!- игнорируя Блюм, весело приветствовал Уоткинса и Клауд капитан.- Заходите. Что - топчетесь на пороге? Майор Блюм - в курсе, и одобряет создание особой группы по проработке плана действий в случае обнаружения кораблей с эфирными двигателями... А какие у вас результаты по сканированию?
   -Очень интересные результаты,- нарочито бодро ответил Уоткинс, глядя, исключительно на Конина.- Нами обнаружено две чёрных дыры и пять нейтронных. Причём, одна из нейтронных звёзд - аномально лёгкой массы - менее одной целой двух десятых солнечной. По сути, такая нейтронная звезда не имеет права на существование в природе...
   -Не имеет права на существование, или - на образование?
   Уоткинс сразу уловил разницу;
   -Согласно последним теориям, нейтроны в ядрах атомов становятся устойчивыми при десять в сорок второй степени, умноженной на массу протона, что в миллиард раз меньше массы Земли, не говоря уж о Солнце. Следовательно, такая звезда имеет право на существование, но не на естественное образование.
   -Что мы знаем о физических процессах в "горячей" Вселенной?- возразила Клауд.- Я читала, что в первые секунды рождения Вселенной образовывались испаряющиеся чёрные мини-дыры... Так почему же, мини-дыры, испаряясь, не могли превратиться в облегчённые нейтронные звёзды?
   -Я знаком с подобными теориями,- скептически хмыкнул Уоткинс.- Но даже если они верны, трансформация чёрной мини-дыры в нейтронную звезду маловероятна. Для испаряющейся мини-дыры существует один эволюционный путь- взрыв без остатка- до элементарных частиц.
   -Лейтенант Клауд, Вы не согласны?- Конин напрочь игнорировал присутствие Блюм, и такая безаппеляционная поддержка капитаном мятежной пары заставила Чёрную Вдову сдержать свои кровожадные порывы. Спрятав своё недовольство поглубже, она решила не вмешиваться, выжидая удобный момент для сокрушительного удара, после которого не подняться ни Клауд, ни этому умнику - Уоткинсу.
   -Я слаба в теории Биг Бена,- тем временем, подстёгиваемая присутствием Блюм, скромно отвечала девушка,- но я чисто умозрительно не могу смириться с явной несуразностью между постулатом об однородном расширении Вселенной и практикой человека, выявившей тот повсеместный факт, что неоднородность есть непременной движущей силой любого известного нам природного процесса... Глупо полагать, что горы возникают из ничего на равнине...
   -Интересная мысль,- Конин ликовал, краем глаза любуясь вытянутым угрюмым лицом Блюм.- Я так полагаю, Вы указываете на противоречие, лежащее в основе нашего мировоззрения... Мне самому не даёт покоя подобное же парадоксальное утверждение. Наука зиждется на тезисе о невозможности существования вечного двигателя. Но это утверждение делает непонятным существование Вселенной в целом, а ведь именно Вселенная в целом берётся за модель в космогонических теориях наших учёных... То есть Вселенную- "всё" нельзя рассматривать иначе, как сверхсложный, великолепный механизм, работающий вечно, вопреки закону диссипации, ибо энергии, просто, не в чем рассеиваться, особенно, если изначально Вселенная была однородной...
   -А если есть в чём?- буркнула Блюм.
   -Значит, этот механизм, эта модель Вселенной - не "всё"... Но вернёмся к результатам сканирования. Как далеко от нашего маршрута располагаются чёрные дыры и нейтронные звёзды?
   Уоткинс и Клауд переглянулись:
   -А-а... каков наш маршрут, капитан?- после заминки решил уточнить Уоткинс.- Императорская Пустошь занимает объём более десяти тысяч кубических светолет...
   -Я проецирую наше движение в геометрический центр Пустоши,- объяснил Конин, формируя голографическое изображение участка космоса перед капитанским мостиком.- Ну-ка, давайте координаты обнаруженных вами галактических монстров.
   С помощью компьютера капитан нанёс на объёмную карту пять опасных объектов, один из которых оказался в сантипарсеке от намеченной красным пунктиром трассы.
   -Капитан,- радостно - просяще заговорил Уоткинс.- Аномальная нейтронная звезда почти на нашем пути...
   -Там будет очередной перерасчёт маршрута. Это всё, что я могу обещать. Конечно, точку выхода из эфира я подберу поближе к пульсару,- догадался о терзающей любого учёного исследовательской страсти Уоткинса Конин.- Идите, готовьтесь к расплющиванию...
   Клауд, практически, соприкоснувшись с Блюм, прошествовала мимо Чёрной Вдовы с независимым, гордым видом. Уоткинс, поглощённый мыслями, столкнулся с Блюм, как с айсбергом. Физик едва сохранил равновесие и, забыв о субординации, машинально пробурчал:
   -Обязательно стоять на дороге?
   -Ты с кем говоришь, пограничник?- сразу взъярилась Блюм, найдя благовидную причину для разрядки.- Своего командира в упор не видишь?! Пять суток ареста!.. Совсем распустились, мать вашу...
   -Майор!- укоризненно урезонил Блюм Конин.- Вы - не в казарме... Мистер Уоткинс - не солдат, а временномобилизованный.
   -Капитан!- Блюм, явно, теряла контроль над собой.- Вы можете распоряжаться Вашими подчинёнными, как угодно, но подрывать дисциплину в моей спецкоманде - не смейте!.. Р-рядовой Уоткинс!
   -Да, мэм.
   -Немедленно доложите Крэйтону о наложенном на Вас взыскании!
   -Есть, мэм...
   Конин, поймав молящий взгляд Клауд, беспомощно развёл руками.
   -Капитан,- вернувшись от дверей, Джейн незаметно пожала руку Уоткинсу.- Мы с профессором не хотели Вам говорить до более детальной проверки, но в глубине Императорской Пустоши мы обнаружили молчащие эфирные зоны... Реликтовое излучение от них отсутствует. Такого наша наука объяснить не в состоянии... У нас есть опасение, что эти зоны таят в себе угрозу нашему кораблю... Необходимо продолжить наблюдения, а без профессора подобную работу я не смогу проделать с должным профессионализмом даже вместе с Эженом Пуаном.
   -Майор!.. Роза,- смягчил тон Конин.- Отложи наказание профессора на более спокойные времена...
   -Роза!- фыркнула, передразнивая капитана, Блюм.- Что я, зверь какой-нибудь? Конечно. Раз - надо, значит - надо. Убирайтесь с моих глаз долой, Уоткинс!
   -Есть, мэм!- профессор молодцевато расправил плечи...
   У Блюм даже на минуту шевельнулась жалость к наивному Уоткинсу, поверившему, что конфликт улажен. Связавшись с Клауд, он, и без того, второсортный человек, навечно попал в списки неугодных.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Ошане с интересом наблюдали за праздником. Творец Необходимости обнялся с Верховной Хранительницей, и они оба сели в кресла по бокам парадного входа в храм.
   -Астра,- обратился Келвин к Служительнице.- Ты не объяснишь нам суть происходящего?
   -Конечно,- охотно согласилась девушка.- Сейчас Верховная и Творец обратятся к народу с приветственным словом. Потом мужчины двинутся колоннами за город на первые ристалища. Там среди них под арбитражем амазонок начнутся состязания на определение и подтверждение седьмого и шестого разрядов. А здесь будет детский праздник... Ага, видите - мужчины уже уходят с площади. За ними, проверяя дома, последуют амазонки.
   -Зачем - проверять дома?- удивился Андрей.
   -Некоторые мужчины отлынивают от долга проведения в жизнь социальной необходимости,- брезгливо скривила губы Астра.
   -А вы бластерами разжигаете в них это святое чувство долга,- хмыкнул Андрей.
   -Тебя зовёт Верховная,- толкнул Келвина Сказочник.
   Множество людей, ловивших с благоговейным трепетом каждый жест Ипполиты, ожидающе смотрело сейчас на капитана ошан. Драм инстинктивно подтянулся и, не спеша, подошёл к креслу Верховной.
   -Я узнала, мистер Драм, что Вы направляетесь в Мёртвый пояс,- приветливо сказала Ипполита, поигрывая золотой цепочкой,- и догадалась, что туда Вы летите не только... а, может быть, не столько из-за прибыли, сколько на поиски пропавших друзей. Правильно?
   -Да. На одной из планет там остались два наших друга.
   Перед глазами Келвина зарябило, и он невольно прикрыл их веками... Прощание с Надеждой было болезненно тяжёлым. Тогда впервые за долгие годы Келвин дал овладеть собой гневу:
   -Ты не полетишь с Яном,- кричал он, тыча в неё пальцем.- Ты останешься со мной... Эта затея с Мёртвым поясом - сплошное безумие! Я вообще не пущу никого туда... Вы погибнете, сгинете там без следа вместе со звездолётом... И ради чего? Из-за каких-то абстрактных догадок Космана!..
   Надежда, побледнев, с заострёнными от напряжения скулами, упрямо сверлила его взглядом:
   -Мы - ошане, Келвин...
   -Ты - не ошанка...
   -Я стала ею... Никто ошанином не рождается...
   -Ну и что?
   -Но ты ведь слышал рассказы Сказочника об уцелевших технологиях, остатках древних культур... Мы сможем обогатиться, бросить профессию извозчиков и заняться каждый - своим любимым делом!
   -Моё любимое дело - быть космическим извозчиком,- хмуро возразил Келвин.- И тебе незачем рисковать своей жизнью ради мифических сокровищ... Стенк уверял меня, что истинные ошане ревностно оберегают тайны Мёртвого пояса...
   -Тебе не понять,- досадливо скривила губы Надежда.- А если, всё-таки, Ян прав, и мы встретим антилюдей? Это - наибольшая удача, о которой может только мечтать лингвотехник! Ведь, если верить философам - за нас, большей частью мыслит наш язык, его тысячелетиями отточенная структура. Для нас, естественно, начиная предложение словом "если", вставить в середину фразы слово "то"...
   -Мы говорим не о философии и лингвистике! Мы говорим о нас с тобой...
   -Если ты, действительно, говоришь и обо мне, то должен понимать, насколько для меня важна лингвистика!.. Как долго я мучилась с ирионами, но так и не продвинулась дальше самых общих, базовых понятий!.. Понять же античеловека - это, всё равно, что понять антилогику!
   -Логика абсурда не чужда и землянам, в том числе, и тебе,- запальчиво крикнул Келвин, сжимая от бессилия кулаки.- Зачем лететь к корнукраку под клешню: посмотрись в зеркало!..
   Образ Надежды, как умирающий звук струны, отлетел во тьму и затерялся среди звёзд. Там же смутно угадывался силуэт Строма - инженера по обслуживанию расплющивателя - скромного трудяги, ничем не выделявшимся среди экипажа... Как он вообще оказался на "Лебеде"? Что его-то тянуло в Мёртвый пояс?.. Явно, не высокие идеалы науки...
   Келвин вернулся в реальность, чувствуя на себе испытывающий взгляд Ипполиты. На миг Драму показалось, что перед ним - Надежда. Глупая душа всколыхнулась маленькой надеждой - и отозвалась болью отчаяния.
   Ипполита взяла его руку в свою:
   -Я разделяю Ваше горе и согласна Вам помочь... Мы оснастим Ваш корабль всем для Вас необходимым бесплатно, с одним условием: вернувшись, Вы поделитесь с нами тем, что Вы узнаете в Мёртвом поясе...
   -А Вы не боитесь обмана?- удивлённый таким лёгким разрешением труднейшей проблемы, спросил Келвин.
   -Нет. Я хорошо разбираюсь в людях...
   Драм немного поколебался, взглянул на друзей, стоявших в отдалении... Его душа дрогнула перед щедрой благожелательностью Верховной...
   -Какого дьявола,- подумалось ему.- Жизни друзей дороже любых тайн, любых денег... А Верховная - вроде бы, искренна и симпатична...
   -Согласен,- твёрдо сказал он, не сознавая, что попал в ловушку, которую собирался приготовить дидонянам.
   На опустевшую площадь со ступеней храма высыпала детвора. Служительницы, управляя роботами, за десять минут установили повсюду спортивные снаряды, карусели, игорные автоматы, сценическую площадку. Наставницы ловко упорядочивали потоки детей, решительно настроенных поспеть везде.
   Посреди мирной праздничной суеты, враждебная настороженность ошан бесследно, стремительно таяла...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * -- - - - - - - -- - - - - - - ----- - - - -
  
   Бич невезения настиг Сирену уже на "Вороне". Переодевшись в серебристое, с волнами оттенков, платье, на обратном пути, у тамбур - шлюза она встретила Влада, который эффектно вывалился перед ней из воздуховода над дверью:
   -Сирена... Ты - неотразима,- штурман полез обниматься.
   -Не надо, Влад,- ласково уговаривая его, как ребёнка, Сирена лёгким движением вывернула ему руку назад и уложила парня на пол.- Может быть, в другой раз...
   -Неотразимая женщина,- не обижаясь, громко сказал он ей вслед.- Буду ждать.
   Выйдя из корабля, Сирена обнаружила, что пространство от космопорта до города заполнено дерущимися мужчинами. Толпа, брызжущая адреналином, неузнаваемо изменила местность. Сирена доверила свою судьбу удаче. Она решительно смешалась с дерущимися и, уворачиваясь от кружащих в танце боя мужчин, быстро проскользнула к ближайшему одноэтажному дому.
   Амазонка- судья проводила землянку изумлённым взглядом, но останавливать не стала, занятая разгоном запоздало возникшего по следу Сирены беспорядочного скопления бойцов. Многим попортила карьеру ничего не подозревавшая Норман, отвлекая на мгновение своим нарядом внимание с противника на себя. Но сама Сирена была озабочена лишь тем, чтобы скорее добраться до храма. Не задумываясь, девушка стремительно спустилась по ступеням в подвал, показавшийся ей знакомым. Из темноты навстречу ей протянулось несколько пар жадных рук. Несколько голосов радостно загудело...
   Чья-то тень мелькнула, отрезая Сирене путь назад. Девушка тотчас же сообразила, что ошиблась дорогой, сломала два попавшихся первыми ей под руку пальца, крутанулась вокруг себя, ногой заехав в чью-то заслоняющую дневной свет физиономию, и бабочкой вспорхнула наверх.
   Путь по улицам к хорошо видимому храму на холме ей показался проще. К сожалению, проходы между стенами- домами не лежали на одной прямой, и довольно скоро девушка, устав, замедлила шаг. Впереди послышались крики и топот ног. Женский, срывающийся от страха голос позвал на помощь.
   Сирена остановилась, в душе остерегаясь осложнений, ждущих её за углом дома. Ничуть не терзаясь укорами совести, она повернула назад, решив выйти из-под арки здания и затаиться на время где-нибудь в укромном месте. Но едва солнце заставило Сирену прищуриться, как она увидела сквозь ресницы спешащих к арке четверых мужчин непрезентабельной внешности. У одного из них было разбито лицо. Дидоняне тоже заметили Сирену и прибавили шаг, возбуждённо жестикулируя. Девушка справедливо предположила, что может быть, с другой стороны дома шумливая компания окажется озабоченной собственными проблемами, и вновь поменяла направление своего движения.
   Выскочив из-под арки, Сирена мгновенно оценила обстановку: здоровый, бородатый мужчина тащил ей навстречу за длинные волосы, отливающие охрой, женщину. Сердце Норман ёкнуло от узнавания. Но её первый сердобольный порыв тут же исчез, стоило Сирене увидеть ещё троих мужчин нехлипкого телосложения, чуть поодаль, зубоскаля, комментировавших разыгрывающуюся перед ними сцену.
   Появление Сирены произвело эффект взорвавшейся бомбы. С грубых, отталкивающих лиц трёх мужчин слетело выражение расслабленности. Они, переглянувшись, начали быстро расходиться охотничьей походкой в разные стороны, преграждая девушке дорогу. Четвёртый, ближайший к Норман, дёрнул за волосы женщину, запрокидывая ей вверх голову, оценивающе посмотрел на неё и бросил, выбрав себе на потеху Сирену. Норман крикнула:
   -Делия! Беги за помощью!..
   Дарительница зашевелилась, поползла прочь, но один из дидонян, видимо, не захотел стоять в общей очереди за удовольствием и. порвав живую ловчую сеть, свернул к Дели. Сирена молнией метнулась к образовавшейся бреши. Ей удалось увернуться от одного из нападавших, и путь вперёд был для неё открыт. Даже споткнувшись, девушка имела ещё все шансы ускользнуть от преследователей, но тут Делия, завизжав, неожиданно оттолкнула от себя на мгновение растерявшегося мужчину и, не соображая, побежала прямо наперерез Сирене. Столкнувшись, обе девушки упали.
   Мужчины цепко схватили своих жертв за руки, подняли и развели в стороны. Главарь по-хозяйски взял Сирену за подбородок, поворачивая её голову лицом к себе. Девушка, извернувшись, стукнула каблуком по ступне одного бандита, вырвала руку и ударила главаря по носу. Он зарычал и без размаха ответил ей увесистой пощёчиной.
   Сирена словно взбесилась. Ярость закипевшей в жилах кровью смыла с неё налёт цивилизации, оставив только рефлексы, приобретённые в разведшколе. Качественный перевес бандитов на какое-то время перестал играть существенную роль. Дидоняне лишь кряхтели от ударов и проклинали на все лады взбесившуюся, как они думали, дарительницу. Но главарь неожиданно для Сирены схватил пятившуюся прочь от эпицентра драки Делию в охапку и бросил на землянку. Норман, конечно, увернулась, отразила ещё одну атаку, прежде, чем почувствовала, что невесть откуда взявшийся тонкий шнурок впился ей в горло и перекрыл дыхание. Сирена оглянулась, двинула ногой в живот главаря, державшего в руках конец удавки, однако, потом, под воздействием натянувшейся струной верёвки, как заарканенная лошадь, упала на асфальт вслед за потерявшим равновесие бандитом. Ещё через пять секунд её язык уже не помещался во рту, глаза выпучились, и она отчаянно зацарапала ногтями по горлу, стараясь ослабить петлю. Сирена уже не осознавала, что её снова поднимают. Она даже не среагировала на нож в руках главаря, пытаясь вырвать свои руки из рук двух мужчин. Её лёгкие разрывались от тщетных усилий вздохнуть.
   -Ну что, крошка, хочется дышать? Очень хочется?- голос с издевательскими интонациями доносился к Норман, словно издалека.- Если хочется- кивни головой
   Сирена, не думая ни о чём, быстро закивала.
   -Я чуть-чуть ослаблю петлю,- вкрадчиво втолковывал ей главарь, проводя холодным лезвием ножа по коже пленницы от груди к горлу.- Но если ты будешь послушной...- нож, ослабивший верёвку, замер.
   Сирена, тяжело, взахлёб, сделала первый затяжной вздох.
   -Эй, дружище! Мы первые приметили эту девку,- послышался противный голос, сопровождаемый глухим арочным эхом.
   Главарь оглянулся:
   -Вонючий Каротид! Здесь - не твой участок...
   -Но девка пришла от нас...
   -Да мало ли кто откуда приходит. Отвали, Каротид! Времени у нас мало. Часа через два начнут возвращаться амазонки, а хочется столько ещё сделать!
   -У вас - две девицы, у нас - ни одной.
   -Надо быть порасторопней... Но если есть желание- берите ту,- главарь был в хорошем настроении и излишне щедр, что тотчас вызвало недовольство у -его подельников:
   -Калигула! Ты слишком легко распоряжаешься нашей долей,- возразил один из них, держа Делию за локти.
   Не жадничайте. Посмотрите на эту кралю. Её хватит на всех.
   -Но нам нужна именно та, которая у тебя,- снова влез со своим требованием Вонючий Каротид, облизывая разбитую губу.- Она нам кое-что должна.
   -Хорошо,- продолжал политику уступок Калигула.- Я дам вам в придачу её чудный браслет. Но сама она останется со мной.
   Во время торга Сирена немного пришла в себя. Она, по-прежнему, судорожно дышала, не подавая вида, что силы к ней вернулись.
   Ссора между двумя бандами нарастала. Калигула, почти забыв о Сирене, наставил свой нож на Вонючего Каротида, который тоже выхватил из-за пояса длинный клинок. Двое дружков Калигулы заслонили третьего, державшего Делию. Сирена не видела, какой конкретно пустяк положил начало драке - Калигула использовал её в качестве легкопортящегося товара:
   -Ещё шаг - и я её прирежу,- пригрозил он своим конкурентам.
   -Режь, если не жалко,- захохотал Каротид.
   -Не будем ссориться,- нож Калигулы вновь оказался у горла Сирены.
   Девушка набрала в лёгкие побольше воздуха и, когда вокруг Дели замелькали кулаки, она сделала последнюю попытку выжить. Норман перехватила руку бандита и упала лицом на землю. Калигула перекатился через неё и, невольно подставил свою открытую грудь под холодную сталь не зевавшего Каротида. Намотав на ладонь провисший шнурок, Сирена вырвалась на свободу, вскочила на ноги, стукнула по голове бандита, увлечённо всаживающего раз за разом нож в тело поверженного врага, кулаком и потащила Делию вдоль дома к лабиринту пристроек.
   Крики позади свидетельствовали о том, что драка продолжалась. Сирена, наконец, улучшила минуту, чтобы снять с шеи удавку, и остановилась, наматывая шнурок на руку. Делия отключилась от восприятия действительности, тупо подчиняясь кипучей энергии Норман. По спавшим от переживаний блёклым щекам дидонянки текли слёзы.
   -Пошли, пошли,- поторапливала Делию Сирена, подталкивая в спину.
   Вялая реакция заторможенной девушки грозила новыми неприятностями. К сожалению, тычки Сирены не приводили к требуемому эффекту. Помогло другое - затихшие крики вдруг возродились с прежней силой и стали приближаться. Дарительница встрепенулась, испуганно оглянулась и, потрогав свободной рукой нос, побежала резвее Сирены. Судя по крикам, преследователи начали отставать.
   -Спасены,- облегчённо подумала Норман, поворачивая за угол какого-то сарая. Её встретил жалобный взгляд Дели.
   -Ты что?!
   -Тупик, землянка. Дальше бежать некуда.
   -Как - некуда?!- не поверила девушка, придирчиво осматривая место нахождения: с двух сторон беглецов окружали стены четырёхэтажного дома, слева, примыкая к сараю, загораживал проход металлический склад высотой в полтора человеческих роста. Большие ворота были заперты на надёжный электронный замок.
   Делия метнулась назад.
   -Постой,- задержала её Сирена.- Помоги мне. Сплети вот так пальцы - я поставлю на них ногу.
   Дарительница не отличалась силой. Она тут же осела на землю, сгибаясь под весом землянки.
   Пока Сирена раздумывала, как поступить, Делия побежала назад, надеясь достигнуть ближайшего перекрёстка быстрее бандитов. Звуки её шагов, не успев стихнуть, начали снова нарастать.
   -Это ты виновата, что нас поймают,- поднимая кулачки, взвизгнула дидонянка.
   Сирена крепко перехватила её руки и саркастически спросила:
   -Ну и что? Ты же - дарительница! Забыла?
   -Ты ничего не понимаешь!- затряслась Делия.- У диких нет разряда... Они - животные, не признающие закона необходимости... Они потешатся нами самым жестоким образом и убиют!.. Где пропадают проклятые амазонки?! Почему они не защищают нас?
   -Хватит реветь,- Сирене стало тошно от беспомощности и трусости Дели.- Давай попробуем наоборот. Лезь ты на крышу. Быстрей! У нас - мало времени...
   Так. Хватайся за край крыши. Подтягивайся. Погоди. Сейчас перехвачусь. Ну! Закидывай ногу нВ крышу. Молодец... Посмотри вокруг - там есть где завязать шнур? Держи конец. Ещё раз. Да, перегнись ниже. Лови... Теперь завязывай.
   Сирена обречённо посмотрела на свисающий с крыши шнур. Разогнавшись, девушка подпрыгнула, стиснула до боли в пальцах гладкую верёвку. Но верёвка была тонкой и выскользнула из ладоней.
   -Ладно... Не получилось - значит так хотелось... Беги одна.
   -А ты?
   -Что - я?
   -Хватайся за мою руку.
   Сирена ещё раз подпрыгнула и поймала руку Дели. Но в этот момент из-за угла вынырнул Вонючий Каротид. Увидев, что добыча ускользает, он в пять прыжков почти преодолел разделявшее его и беглянок расстояние. Сирена, судорожно подтягиваясь по руке Дели, уже зацепилась за край крыши, когда поняла, что ей не успеть. Тогда она, оттолкнувшись от стены ногой, нанесла Каротиду сокрушительный удар и спрыгнула вниз, готовясь к защите. Страха не было. Упоение боем наполнило её душу яростным восторгом. Тем временем место упавшего Каротида заняли двое его подельников.
   -Что, болит пальчик?- неожиданно захохотала девушка, заметив, как один из них поморщился, нянча у груди руку.
   -Ах ты, сука!- взвыл бандит, бросившись к ней.
   Норман ушла вбок, попутно ударив его по почке, сделала выпад вперёд, попав ногой второму бандиту в челюсть. В этот момент Каротид, стремительно поднимаясь, обхватил её руками и толкнул всем своим весом к стене сарая. Четвёртый бандит ударил её кулаком в лицо...
   Делия, не зная, на что решиться, с ужасом смотрела сверху, как пинают ногами её спасительницу озверевшие мужчины. Вдруг дидонянка с закладывающим уши визгом прыгнула на спину согнувшегося Каротида. Получив секундную передышку, Сирена перекатилась в сторону, и вскочила как раз вовремя, чтобы отшвырнуть от Дели двух бандитов:
   -Зачем ты?- обидчиво сказала она дидонянке.- Ведь обе погибнем!
   -Сирена!- имя Норман произнёс громко и отчётливо... Талос.
   Оглянувшись, девушка увидела, что решётка одного из полуподвальных окон отодвинута.
   -Беги,- толкнула она Делию. Та, тоже сориентировавшись, юркой ящерицей скользнула в тёмный проём.
   Каротид зарычал от досады и, набычившись, прыгнул к Сирене. Девушка увернулась, попутно подставив главарю подножку, пробежала по упавшему мускулистому телу и ловко протиснулась вниз. Стальная решётка автоматически встала на место. Сквозь прутья замельтешили злобные физиономии бандитов, пытавшихся выдернуть решётку из пазов.
   -Пошли отсюда,- Талос повёл обеих девушек вглубь катакомб, в своё пристанище.
   Первым делом Сирена вытерла пыль с зеркала. Боль, которую она испытала, увидев своё отражение, была посильнее, чем от ударов бандитов.
   -Боже мой!- упавшим голосом запричитала она, ощупывая начавший созревать синяк под глазом...
   -А это?!- девушка в отчаянии соединила концы надрезанного на груди платья.- Мерзавец! Испортил одежду!.. Так ему и надо, уроду, мутанту недоношенному...
   -Сирена, прекрати,- как от зубной боли, поморщился Талос.
   Девушка удивлённо взглянула на инженера и, ещё более удивилась, почувствовав на своих щеках огонь румянца. Почему-то ей не хотелось разочаровывать юношу:
   -Прости, я погорячилась... Посмотри сам, что сделал со мной этот Калигула! Как я теперь появлюсь на празднике?- виновато сказала она, а подумала: "Неужели я становлюсь сентиментальной? Сначала зачем-то связалась с Делией... Теперь - Талос..."
   -Велика потеря!- Талос внимательно изучил лицо Норман, потом, особенно пристально - вырез её платья. От него столь явственно исходили сексуальные флюиды, что внезапно смутившаяся Сирена рассердилась:
   -Хватит глазеть на меня.
   -Да нет,- пришла очередь смутиться Талосу.- Я же просто прикидывал, как починить твой наряд.
   Отвернувшись, он начал усиленно ворочать тяжёлые контейнеры. Найдя какие-то коробки, юноша поколдовал у стены над маленьким пультом и пригласил Сирену в неожиданно открывшуюся дверь.
   -А я?- пискнула, забытая ими Делия.
   -И ты, конечно, заходи,- легко согласился Талос.
   Посреди помещения стоял большой аппарат, напоминающий скошенную в одну сторону половину широкого эллипсоида на низкой платформе. Юноша, уверенно тыкая мудрёной палочкой в отверстия на боку аппарата, заставил скрытые механизмы заработать. Треть эллипсоида поднялась вверх. Под ней находилась поперечная седловидная выемка, частично исчезающая в темноте проёма, под сплошной частью эллипсоида.
   -Это - реанимационная машина,- коротко объяснил инженер.- Извини, Сирена, машина принадлежала инопланетянам, так что для человека она неудобна... Но, если хочешь быть красивой - придется потерпеть. Снимай платье и залазь туда.
   -Как я там помещусь?
   -Получится - на четвереньках вниз головой...
   -Фу, как неэстетично,- капризно надула Сирена губы.- Мог бы, наверное, давно переделать эту машину.
   -Я лишь месяц назад решился провести эксперимент на себе,- признался Талос.- Ведь существовала опасность разбалансировки гормональной системы человека при воздействии на его организм нечеловеческих медицинских препаратов или непредназначенных нам излучений.
   -Ты, точно, испытал этот аппарат на себе?- недоверчиво спросила Сирена.
   -Точно. Он - безопасен,- улыбнулся Талос.- Делия. Видишь два отверстия? В одно я уже вставил ключ. Когда Сирена будет готова - ты нажмёшь на него вот так и отнесёшь ко мне платье землянки. Потом, по моей команде, ты вставишь ключ в соседнее отверстие и повернёшь слева направо. Поняла?
   Делия с готовностью кивнула.
   Сирена, вдохновлённая мыслью залечить свою синяки, ссадины и порезы, нетерпеливо сняла с себя платье и решительно полезла в чёрную нору. Девушка каким-то шестым чувством почувствовала горящий взгляд Талоса на своих обнажённых ягодицах. Она дёрнулась назад, чтобы высказать всё, что думает о скромности молодого дидонянина, но мягкая, тёплая поверхность облегла её торс. Грудь от резкого движения Сирены защемилась седловиной. Мгновенная растерянность Норман определила дальнейшее. Поверхность реанимационной машины обжала торс девушки плотнее и потянула вглубь норы. Сирена зашарила впереди себя руками, которые тут же попали в маленькие полости и поверхность машины сразу их зафиксировала.
   Казалось, глупее положения не придумаешь. Сирена коленями упёрлась в седловину и завертела бёдрами, пытаясь таким образом вытащить верхнюю половину своего тела. Именно тогда она поняла, что, хоть глупее положения не придумаешь, зато без труда - в него попадёшь.
   -Этот мальчишка всё подстроил,- с внезапным весёлым удивлением подумала она.- А я попалась, как ребёнок.
   Возмущение бесследно пропало. Благодарность за спасённую жизнь и признание нежданных в простодушном на вид юноше ловкости и сообразительности заставили Сирену смириться с ходом событий, и она расслабилась:
   -В конце концов, за всё приходится расплачиваться,- мудро напомнила девушка себе.- Да и Талос, вообще-то, ничего: и с виду, и не дурачок...
   Сирена, чувствуя нарастающее сексуальное томление, прогнула спину и уже с вожделением ощутила тёплую тяжесть на своих ягодицах... Увы... Это был не Талос. Это закрылась крышка реанимационной машины.
   Норман постигло разочарование...
   Впрочем, не прошло и двух часов, как Сирена, брызжущая оптимизмом и здоровьем, подбежала к зеркалу, чуть не сбив с ног инженера, стоявшего у неё на дороге:
   -Изумительно, великолепно,- начала она восхищаться гладкостью своей кожи и бриллиантом, сверкавшем над заманчивой ложбинкой ей груди.- Камень прекрасно скрывает шов... Делия сейчас в реанимационной машине... Кажется, чтобы выйти отсюда, нужно повернуть в коридоре три раза налево, пройти прямо перекрёсток... Потом - налево и направо - по ступенькам вверх?.. Присмотри за Делией, мой дорогой инженер,- Сирена нежно погладила Талоса по щеке, целомудренно поцеловала его в щёку и, прихватив фонарь, отправилась в храм.
   -Сирена!- слабо крикнул дидонянин.- Подожди! Ты можешь заблудиться.
   Он сделал пару шагов за Норман, но потом нерешительно оглянулся. Делию нельзя было надолго оставлять в реанимационной машине. Талос чувствовал сильную тревогу за землянку, произвёдшую на него неизгладимое впечатление: сильная и бесстрашная, как амазонка, красивая, соблазнительная и беззащитная, как дарительница, она не походила ни на один тип знакомых ему женщин. Именно с такой девушкой можно было решиться на отчаянный шаг...
   Сирена благополучно добралась до входа в храм. Раскрасневшись, с сияющими глазами, она не нуждалась в поводе для знакомства. Деметрий, которому никогда не нравились детские забавы, явно скучал. Не заметить появления среди серо-стальных амазонок и белоснежных Служительниц ярко трепетавшую в розовых лучах солнца Сирену он никак не мог. Легко определив по внешнему виду, что Ипполите тоже не терпится покинуть общественное место, Творец Необходимости, наклонившись к Верховной, тихо спросил:
   -Не пора ли нам перейти в банкетный зал?
   Ипполита подала знак и, поднявшись с кресла, повела свою свиту в храм. На этот раз ошане оказались под полупрозрачной крышей в прямоугольном помещении с двумя рядами столов вдоль задрапированных пёстрой тканью стен. В дальнем углу небольшой оркестр играл что-то величаво- торжественное.
   Женщины и мужчины расходились по разные стороны зала. Ошане в растерянности замялись у входа. Ипполита приглашающе махнула им рукой:
   -Сюда, мой звёздный капитан,- указала она на стул около себя.
   Поскольку рядом больше не было свободных мест, остальные ошане начали садиться, где придется. Соседками Энн оказались Иония с Итой. Андрей и Пьер делили общество с амазонками, упорно игнорирующими их присутствие. Сказочник быстро нашёл общий язык со Служительницей, которую интересовала история космической ойкумены. Стенка давно покинули его обычная угрюмость и чёрствость. Он выходил из себя (лез из кожи вон), стараясь обворожить Астру, а дидонянка сторонилась и часто оглядывалась по сторонам, боясь осуждения.
   Очередная неприятность приключилась с Сиреной. Амазонка, рядом с которой она решила сесть, выбила из-под неё стул, и девушка с уморительно - ошеломлённым лицом исчезла под столом.
   Ипполита острым глазом хозяйки следившая за порядком, сдержала смешок и подала знак Ионии. Та во мгновение ока оказалась рядом со вставшей с пола в отнюдь не в благодушном настроении Сиреной и успокаивающе сказала:
   -Извини. Произошла ошибка. Егеря - такие грубые. Сейчас я сама всё улажу.
   Повернувшись к дородной амазонке с простым, широким лицом, Иония объяснила:
   -Лютеция. Это - не дарительница, а землянка - наша уважаемая гостья. Ты должна перед ней извиниться.
   -Если она землянка, то почему рядится в одежды дарительницы?- неприязненно возразила амазонка, смерив презрительным взглядом Норман.- Раз она выбрала себе такой наряд, значит, у неё и душа дарительницы.
   -О чём это вы?- подозрительно спросила Сирена, готовая немедленно перейти к действию с целью защиты своего человеческого достоинства.
   -Ну, что у вас?- нетерпеливо крикнула Ипполита, недовольная затягивающимся конфликтом.- Лютеция, немедленно принеси свои извинения землянке!
   Деметрий с новым интересом взглянул на Сирену и подал свой могучий голос:
   -Несправедливо, что все гости сидят за твоим столом, Ипполита. Я приглашаю землянку к себе. Здесь она найдёт радушный приём.
   Сирена сразу остыла и, не дожидаясь позволения Ипполиты, приняла приглашение Деметрия. Услышав за собой процеженные сквозь зубы слова Лютеции:
   -Подстилка драная,- Норман сдержалась от язвительного ответа, пренебрежительно передёрнула плечами и вскинула выше голову: в конце концов, какое ей дело до рядовой амазонки, если её приглашает к себе сам Творец Необходимости? Придёт время- и наглость будет наказана... Но не сейчас.
   Стенк, с болезненным напряжением следивший за разыгравшимися в зале событиями, задумчиво взглянул на Астру:
   -Я так понимаю, дарительницы здесь не в чести?.. И ты боишься осуждения, если твоё поведение с мужчиной выйдет за принятые в вашем обществе рамки?
   Дидонянка вспыхнула, потупилась и кивнула:
   -Извини.
   -А какие у вас за правила приличия? Я не должен с тобой разговаривать?.. не должен смотреть на тебя?- распаляя себя, Стенк зло прищурил глаза.
   -Нет, нет,- пролепетала Астра.- Тебе позволено со мной разговаривать. Но вести беседу должна я. Тебе нельзя так близко наклоняться ко мне... смотреть - можешь. Только не так... откровенно раздевающее... Будь скромнее...
   -Варварская планета, - выпрямился Стенк, нервно постукивая ладонью по столу.- У вас что - матриархат? Но тогда как быть с дарительницами? С Творцом необходимости? Что-то не складывается цельная картина...
   Тем временем в зал вошла двумя рядами прислуга. Девушки в весьма легкомысленных платьях повернули к столу мужчин. Юноши с обнажёнными торсами - к столу женщин.
   Келвин впервые отчётливо осознал, что ещё не видел на Дидоне ни одного уродливого лица, ни одного калеки, ни одного мутанта.
   -У вас - идеальные люди,- обратился Драм к Ипполите.- Я не нахожу в них ни единого изъяна.
   -Да. Чудеса генетики,- рассеянно произнесла Верховная.
   -У вас - сильные генетики?- оживился Келвин.- ты знаешь, мы направляемся в Мёртвый пояс и нам известно, что в тех местах, куда мы летим, свирепствует вирус флогенеза. Он действует на генетическом уровне. Вся СГК спасовала перед его разрушительной силой... Нам очень нужен профессиональный генетик.
   -Наш лучший генетик- Хранительница Мира Мирта. Но вряд ли она горит желанием покинуть храм более, чем на час, не говоря уж о смертельно опасном путешествии по Галактике.
   -Я хочу кое о чём спросить её.
   -Спрашивай меня... Нет ничего, что бы я ни знала из того, что знает она.
   -Хорошо, Над... Ипполита. Чуть позже... Не за столом.
   -Это- намёк?- лукаво улыбнулась Ипполита.
   Келвин мог поклясться, что в её глазах заплясали чёртики. Столь резкий поворот разговора заставил капитана ошан по-новому взглянуть на дидонянку.
   -А она, действительно, очень похожа на Надежду,- подумалось ему. На душе у Драма потеплело то ли от выпитого вина, то ли от внимания женщины, проявившей к проблеме "Ворона" неожиданное участие. Настороженность стремительно таяла.
   -Разве я смею намекнуть на это Верховной Хранительнице Мира,- всё же хватило ему осторожности, чтобы уклониться от ответа.
   -Титулы сейчас ни к чему,- ещё шире улыбнулась Ипполита.- Давай выпьем.
   Юноша- слуга сзади предупредительно наполнил хрустальные бокалы пенящимся красным напитком...
   Андрей почувствовал руку на своём плече и оглянулся. Рядом с ним стояла белокурая, пышногрудая богиня:
   -Не желаешь ещё вина?
   -Да, да. Конечно,- живо согласился кибернетик, разворачиваясь сильнее.- Кто ты?
   -Я Алия, дарительница первого разряда... попробуй аллонжи... Вон то блюдо. Тебе должно понравиться.
   Андрей с сомнением окинул взглядом дымящуюся горку похожих на земную фасоль плодов, пересыпанных фиолетовыми горошинами и зеленью. Кушанье выглядело неаппетитно так же, как и звучало его название. Андрей заколебался, а дидонянка, не дожидаясь его согласия, потянулась через стол к блюду, зачерпнула ложкой несколько раз аллонжи и положила на тарелку кибернетика. Ухо и щека Андрея откликнулись на упругость скользнувшей по ним женской груди горячей волной. Кружащий голову тонкий запах духов перепутал мысли.
   -Какое мрачное имя- столица Гекаты,- пробормотал Андрей,- у такой роскошной женщины.
   -Я тебе нравлюсь?- призывно - дразняще улыбнулась Алия.
   -Не то слово,- с энтузиазмом откликнулся Андрей, но всплывшее в этот момент воспоминание о сплетнях, переданных прошлым вечером с большими подробностями ошанам Астрой, омрачило его радужное настроение.- Постой... Ты ведь эта... дарительница Талоса?
   -Уже нет. Не комплексуй, парень. Я совершенно свободна... Попробуй,- Алия поднесла ложку к его рту, и её большие глаза, едва тронутые косметикой, заставили Андрея потерять последние ощущения реальности происходящего в банкетном зале...
   Пьер и Сказочник тоже оказались в обществе фей и, пожалуй, никто, кроме Стенка, не заметил, как сторонятся землян амазонки, образуя по бокам стену молчания...
   Обстановка становилась всё более неформальной. На мужской половине приглашённые к правительственному столу проводники необходимости уже теснились на стульях, усаживая рядом с собой дарительниц. Музыканты заиграли мелодию, будоражащую кровь. Несколько амазонок исполнили акробатический, воинственный танец, довольно слаженно импровизируя на ходу.
   Вино делало своё дело. Пьер вызывающе громко выразил сожаление по поводу того, что его подружке негде сесть. Чтобы замять новый назревающий скандал, дарительница тут же предложила геологу пройти к нему домой. Андрей, плюнув на неизвестные ему условности, принятые в дидонянском обществе, лихо сплясал с Алией комическую мазурку, прихватил со стола кувшин, полный вина, и тоже исчез из зала.
   Пожалуй, единственной лишней на этом празднике жизни оказалась Энн. Юноша, ухаживавший за ней, был каким-то застенчивым и, главное, скучным. Девушка хотела переговорить с Итой, но Служительница, захмелев, обхватила руками голову своего слуги и, то шептала ему что-то на ухо, то покусывала, целовала ему шею. Иония же, наоборот, помрачнев, начала отстукивать по столу прерывистый ритм и затянула песню:
   -Путь амазонок - в преддверие ада.
   Бластером хаос выжечь нам надо.
   -Огонь порождает ещё больший хаос,- иронически произнесла Энн и чуть не поплатилась за это.
   Иония схватила девушку за горло и, крепко сжав пальцы, приподняла побледневшую Энн над стулом:
   -Не смей смеяться над гимном амазонок,- пьяно озлобилась дидонянка.
   -Я поняла,- прохрипела Энн.
   Амазонка секунду раздумывала, а потом отпустила её. Ясно, что Энн такое поведение Ионии не прибавило настроения. Девушка, посидев немного для приличия, выбралась из-за стола и попросила прислуживающего ей юношу проводить её на корабль.
   -Ты куда?- спросила у Энн Сирена, бредущая к выходу из зала, повиснув на бычьей шее Деметрия.
   -На "Ворон".
   -Почему - не на кладбище?- Сирена, пребывая в пьяной нирване, говорила первое, пришедшее ей на ум.- Во всяком случае, не бойся призраков... Они бывают иногда очень миленькие.
   Энн недоумённо проводила Сирену взглядом, но, подумав, списала её загадочную фразу на пьяный бред. Юноша послушно довёл девушку до выхода из храма, где и уступил место сопровождающего двум амазонкам.
   На пустоши между городом и космопортом догорала битва всех против всех. Те из побеждённых дидонян, кто мог добраться к полевым госпиталям сам, ковыляли в одиночку. Земля была щедро усеяна слабо шевелящимися или совсем неподвижными телами.
   -Вы под корень изничтожите своих мужчин!
   --Не-ет. Лучших мы оставляем на развод,- Энн впервые увидела у амазонки широкую улыбку.
   Сопоставив знания о Дидоне, девушка пришла к поразительным выводам. Ей захотелось скорее поделиться с кем-нибудь своими догадками, но амазонки не торопились оставлять её одну, по-хозяйски осматривая внутренние помещения корабля.
   В мастерской Энн занервничала. Впрочем, АУ-5 старательно гудел и мигал индикаторами, безукоризненно имитируя внешность Малыша.
   Выходя вслед за амазонками в коридор, девушка уловила в тёмном углу мастерской какое-то движение. Она насторожилась и сделала пару шагов в сторону неизвестности, поминая недобрым словом предсказание Сирены
   -Граник?- мелькнула у неё спасительная сумасшедшая мысль, но зрение утверждало совсем невероятное: из открытого воздуховода ей подмигнул покойник. Энн встряхнула головой - и видение исчезло, тихо захлопнув люк.
   -Призраки,- прошептала непослушными губами девушка.- Неужели...
   Нагнав амазонок, она под колокольный стук сердца почувствовала, что её терпению приходит конец.
   -Вы не торопитесь вернуться?- не выдержав, спросила Энн у назойливых гостий.
   -У нас ещё два часа службы,- объяснила амазонка.- А здесь - гораздо лучше, чем стоять в карауле.
   -Ну тогда выпейте чего-нибудь,- пустилась на хитрость девушка.- В кают- компании - прекрасная коллекция вин, как земных, так и инопланетных марок. Мне лично нравится альсонское...
   Сверху явственно раздался шум. Женщины синхронно подняли головы.
   -Это - крысы в воздуховоде,- нашлась Энн.- Мы никак не можем избавиться от крыс. Грызут, проклятые, всё подряд- пластик, провода...
   Амазонка брезгливо скривилась:
   -На наших кораблях нет крыс,- с чувством превосходства промолвила одна из них.
   -Мы элементарно поможем вам избавиться от мерзких животных,- сказала другая.- Запустим Д-газ в вентсистему... Два дня карантина, пока яд не разложится... И - ни одной крысы!
   -Пожалуй, стоит сказать капитану,- с чуть заметной долей непонятного амазонкам озорства почти пропела Энн.- Пройдёмте в кают-компанию...
   Коллекция вин, действительно, была хороша. Стараясь напоить амазонок, Энн напилась сама. Быстро нашлась одинаково интересующая всех троих тема: откликнувшись на сетования Энн о подлости и двуличии мужчин, амазонки щедро поделились с ней концепцией, царящей в обществе дидонянок и способами её воплощения в жизнь. Они словно озвучивали давно наболевшее на душе у девушки. Энн поначалу лишь поддакивала, но потом увлеклась, разгорячилась так, что уже амазонкам пришлось её сдерживать:
   -Ты, прямо, как наши егеря...
   -Ну, не все мужчины - никчемы... Кое-кто неплох и в бою, и в постели...
   -А Талос? Должна признать, что он - умней Хранительниц... Быть может, сама Верховная...
   -Не обобщай!
   -Ну, да... Так что - нужен суровый отбор,- наперебой они увещевали Энн,- а не тотальная дискриминация...
   Видимо, воспоминания амазонок о достоинствах мужчин заставили их поторопиться, ибо два часа почти уже истекли...
   Оставшись одна, Энн долго прочувствованно махала вслед дидонянкам. Когда же она повернулась лицом к тамбур-шлюзу, то начала стремительно трезветь под ироническим взглядом Влада:
   -Я и не знал, что в наших рядах столь радикальная феминистка.
   -Ты ещё жив?- вяло пробормотала она.- А как же - героический перелёт через Галактику на покорёженном трангуляторе?
   -Я не посмел лишить последней защиты бедных животных "Ворона", которых ты, кажется, собралась вытравить с помощью Д-газа... А ведь они - наши земляки... Кстати, Пугач голоден. Не покормить ли тебе его, чтобы быстрее наступило протрезвление?
   -Чтобы протрезветь - мне достаточно одного тебя,- Энн явно приходила в себя.
   -Тогда, надеюсь, ты помнишь, что нам надо отремонтировать "Ворон"? И, чем скорее мы отремонтируем корабль, тем быстрее...
   -Отправимся в ад,- издевательски закончила вместо Влада Энн.- Я тебя не посещало сомнение, что я полечу на этой чёртовой посудине дальше вместе с вами?
   -Энн...- по виду Влада девушка с удивлением поняла, что такая мысль его, действительно, не посещала. И это, почему-то, больно укололо её в самое сердце, привело в бешенство:
   -Ты, я вижу, забыл, какие "ласковые" слова говорил мне при знакомстве? Ты забыл, как "радушно" вы приняли меня на корабле?.. А твоя змея?!! Или ты забыл, как подозревали меня в шпионаже?.. А может, тебе напомнить, как я перестала для вас вообще существовать, стоило появиться на корабле Сирене?
   -Да,- сокрушённо вздохнул Влад.- Мы совершенно забыли, что ты - женщина. Но разве мало для тебя - быть нашим полноправным партнёром, товарищем? Поверь, такое удаётся далеко не каждому.
   -Ну, насчёт равноправия - ты хватил лишку,- потеряв агрессивность, с горчинкой печали в голосе промолвила Энн.- Сколько мы вместе? Меньше двух недель?
   -Чуть больше недели,- честно уточнил Влад.- Будет жаль, если ты нас покинешь.
   -Я подумаю,- утопая в жерле противоречивых чувств, нервно передёрнула плечами Энн.- А пока... Что нужно делать?
   -Езжай на лифте до седьмого витка. Там есть ремонтная шлюз- камера... Слева от лифта. Открой оба люка и жди АУ-5. Нам придётся почти полностью менять систему датчиков внешнего слежения. Мне, как ты понимаешь, выходить наружу - не с руки. Я буду отлаживать системы с пульта управления рубки. Ясно?..
   В самый разгар работы всё замечающий АУ внезапно развернулся и указал манипулятором Энн вниз:
   -К нам - гости.
   Девушка, прищурившись, расстроено сказала:
   -Не вижу - кто?
   -Талос. С ним на автокаре - робот.
   Энн поднесла передатчик к губам и предупредила штурмана:
   -Влад! К нам направляется Талос.
   -Один?
   -Во главе целой колонны из двух грузовиков и погрузчика.
   -Встречай... Я буду рядом.
   -АУ...
   -Я пойду с тобой.
   Спустившись по поверхности витка немного вниз, Энн первой взобралась на корабельный автокар. АУ не отставал. От его шагов дрожал пол. Щёлкнув тумблерами, девушка взялась за руль, но автокар неожиданно затрясся и заглох.
   -Ах ты, железо корнукраково!- Энн с досадой ударила кулаком по пульту.
   -Зачем?- прогудел АУ, светом фотоэлементов выражая своё крайнее недовольство.- Если кто-нибудь из вас, людей, не поступает, как вам хочется, разве вы его бьёте?
   -Но у этой телеги нет мозгов, АУ. Всё нормально: видишь - поехали...
   -А компьютер?
   -Компьютер,- хмыкнула Энн,- сложная, счётная и памятная машина... Не дёргайся по пустякам, АУ. Если тебя это успокоит - люди и не так друг над другом измываются... Подумаешь - оплеуха. Я себе руку больше отбила...
   -Варвары, дикари,- не унимался АУ.
   -Я понимаю, что тебе неприятно... А мне каково - выслушивать твоё нытьё? Прекрати!..
   Талос вежливо ждал хозяев корабля у пандуса:
   -Сирена с вами?- тут же спросил он.
   -Нет. Здесь - я одна.
   -Я искал её повсюду... Нигде её нет... Надеялся, что она на корабле,- несколько сумбурно объяснил Талос.
   Энн тактично промолчала.
   -Вот. Привёз вам кое-что новенькое из систем сканирования,- упавшим голосом сказал инженер.- Верховная разрешила... Калий! Тоний! Разгружайте!
   Из-за машины появилось двое мужчин. Тучный и низкий грузчик взобрался на кар. По судорожному вздыманию груди и надрывному кашлю Энн определила его для себя, как астматика. Второй грузчик - высокий, атлетически сложенный, прихрамывающий на правую ногу мужчина весьма неловко залез в кузов грузовика.
   -Впервые вижу на Дидоне калек,- понизив голос, поделилась девушка с Талосом своими наблюдениями.
   -Их у нас достаточно... Но они, в основном, живут на периферии,- замечание Энн, казалось, напомнило юноше о чём-то неприятном. Лицо его приобрело явно выраженный, унылый оттенок.
   Стараясь отвлечь юношу от грустных мыслей, Энн перевела разговор в другое русло:
   -Я, право, не специалист в сенсорной технике... Ты поможешь мне разобраться, что к чему?
   -Конечно,- немного воспрянул духом Талос.- А Сирена здесь ночует?..
  

Глава 8.

Что на роду написано.

  
   Блюм, успокаиваясь, провела руками по плечам Крэйтона:
   -Вот настоящий мужчина и в бою, и в постели,- подумала она, любуясь его могучим торсом, высеченным будто из гранита, лицом, серыми глазами, смотревшими на Блюм свысока, как звёзды: без осуждения, любви или сожаления.- Ход жизни... К нему надо именно так и относиться- без любви и сожалений о несбывшемся... Без благодарности к приятным сюрпризам...
   Крэйтон встал и принялся одеваться.
   -Лейтенант!- окликнула его Блюм.
   -Да, мэм,- Крэйтон по-военному чётко развернулся, продолжая застёгивать на рубашке пуговицы. В рассеянном свете ночника он нависал над Блюм мрачной громадиной, и она почувствовала новый прилив желания. Но время любовных утех кончилось. С усилием Блюм переключила мысли на текущие дела:
   -Как мозговая пятёрка?
   -Меня тревожит Уоткинс, мэм... Этот пограничник отказался участвовать в тренировках... Пришлось воздействовать на него физически...
   -Надеюсь, ты не вышиб ему мозги?- Блюм привстала, опираясь на локоть.- Я высоко ценю твою любовь к дисциплине... Воспитывай штатских идиотов. Только не перестарайся, лейтенант.
   -Я обращаюсь с ними аккуратно, мэм... Но вчера Уоткинс опять заартачился... С ним трудно спорить... Если бы Вы воздействовали на него в моральном плане...
   Блюм скривила губы... Да, Крэйтон всем хорош... Одним умом не вышел:
   -Хорошо. Пришли его ко мне в каюту через полчаса... Что ещё есть у нас нового?
   -Капрал Альт повздорил в спортзале с Динёвым из-за потаскушки Клауд. Ещё немного - и спецкоманда сцепилась бы с экипажем корабля...
   -Почему же не сцепилась?- удивлённо - огорчённо спросила Блюм.
   -Я их разнял,- после заминки, непонимающе - растерянно ответил Крэйтон.- Мы на задании. Выполнение задания нельзя ставить под угрозу, потакая раздорам между исполнителями.
   -Да, конечно,- потеряв интерес, рассеянно согласилась Блюм.- И всё же... После выполнения задания, я думаю, стоит дать шанс нашим мальчикам разрядиться... Если такое произойдёт - не усердствуй, лейтенант. Уж слишком заносчивы космические извозчики.
   -Есть, мэм, не мешать.
   -Конин утверждает, что сегодня, около 13 часов мы пересечём, наконец, границу Мёртвого пояса. Спецкоманда должна быть готова к работе сразу же после выпадения из эфира.
   -Есть, мэм,- Крэйтон, полностью одетый, козырнул, но не тронулся с места.
   -Что ещё?
   -Какой дать спецкоманде инструктаж?
   -Ах, да! Мёртвый пояс... Ундина,- Блюм поднялась с постели и начала одеваться.- Собственно, почти всё, что нам известно об истории цивилизаций Мёртвого пояса - известно из вторых или третьих рук. В основном - от истинных ошан. Время империи Стратогера - время последнего расцвета разума в Мёртвом поясе. Идоменяне - жуткие существа - результат незаконченной симбиотической эволюции двух видов ящеров, один из которых напоминал земного велоцираптора - трёхметрового роста с мощным хвостом, огромными зубами, бегающего на задних лапах, а другой - диморфодона, длиной до полутора метров с крыльями и двумя парами когтистых лап. В общем, и велоцираптор, и диморфодон - два самостоятельных существа, способных к весьма абстрактному мышлению, но имеющих на двоих - одну личность. Мало кто понимает, что означает эта белиберда. Да нам и не нужно понимать, ведь идоменяне превратились в пыль задолго до появления любой из известных нам нынче цивилизаций. Достаточно знать, что Идоменяне агрессивней корнукраков. Столкнувшись в своей звёздной экспансии с мудрыми, миролюбивыми вериэгами, доминировавшими, в то время, в Мёртвом поясе, идоменяне, буквально, стерилизовали огнём захваченные ими колонии. Да и остальным цивилизациям повезло немногим больше. Грубо говоря, идоменяне превращали всех выживших в войнах инопланетян в рабов...
   Вериэги пошли на крайние меры, проигнорировав предупреждение манков, Они, в борьбе за свою жизнь, решили восстановить знания исчезнувшей в никуда этой могучей, древней цивилизации и воссоздать технологии элементаризации эфирных частиц - в просторечии, они решили построить "вечные" двигатели, имеющие множество чудесных побочных эффектов. Например, сброс продуктов "сгорания" эфира в любую точку пространства менял характеристики элементарных частиц, делал стабильные ядра атомов радиоактивными, и наоборот. Переход через эфир в районе работы "вечного" двигателя и местах сброса продуктов "сгорания" эфира не поддавался точной модуляции... И так далее.
   Сами же пользователи "вечных" двигателей получали море дармовой энергии. В отличие от более поздних последователей манков- цивилизации райо - вериэгам план воссоздания "вечных" двигателей удался, и через десятилетие войны у идоменян возникли проблемы. Чтобы их ликвидировать, идоменянам необходима была полная победа над вериэгами.
   Поскольку атакам вериэгов подверглись, прежде всего, Сэфера и её ключевые колонии, идоменяне вынуждены были перенести стратегически важные производства на территории покорённых ими цивилизаций. К научным военным разработкам стали привлекаться наиболее одарённые инопланетяне. В результате, возникли знаменитые боевые машины империи Стратогера.
   Благодаря полнейшей автоматизации корабля империи, напичканные, в основном, железом - химическим элементом, ядра которого наиболее устойчивы к эфирным возмущениям, могли проникать в самые защищённые стратегически важные объекты вериэгов. Война перешла на более стратегически продвинутый уровень. Такие средства уничтожения и защиты, какие существовали у вериэгов и идоменян, больше, насколько мне известно, не создала ни одна цивилизация...
   Владей мы сотой долей самых невинных с точки зрения идоменян и вериэгов, видов оружия, корнукраки и Большой союз заискивали бы перед нами. Истинные ошане рассказывали нашим учёным об установках- резонаторах типа радаров, которые изменяли частоту лазерного потока на резонансную, свойственную молекулам поверхностного слоя цели. Объект атаки, буквально, за доли секунды при воздействии на него подобного резонатора превращался в пыль...
   Я уж не говорю о том, что работа перпертуум  мобиле на расстоянии до трёх световых месяцев способна была превратить за 90- 100 дней красный карлик в сверхновую, планету - в радиоактивный ад, истекающий лавой... Гравитационные пушки посылали одним выстрелом планеты в бездны космоса, прочь от звезды... Существовали магнитные ружья, размерами со стационарный бластер.
   Биологическое оружие, рассчитанное на определённое количество делений ДНК, тайно распространяясь между инопланетянами, способно было за час своей активности уничтожить до 80% населения заражённой полгода назад планеты... Наши учёные относят вирус флогенеза к одной из самых эффективных разработок биологического оружия той поры...
   А легендарные боевые машины империи Стратогера?! Они обладали возможностью к микросплющиванию, невидимостью, высокими скоростью и поражающей способностью целого арсенала оружия. Роботы выдерживали выстрелы корабельных лазерных пушек...
   Так что, в той давней войне, вериэгов, в основном, спасали защитные эфирные экраны, которые стали создавать сначала вокруг планет, а потом, когда идоменянам понравилось сталкивать соседние планеты друг с другом, отправляя их остатки в недра звёзд, и вокруг целых солнечных систем. Однако расход энергии на поддержание таких экранов был настолько велик, что быстро наступал перегрев внутри защищаемой области. В эфирной крепости нельзя было отсидеться более десяти лет. Вериэги медленно, но верно проигрывали войну.
   К счастью, и в империи Стратогера положение дел с каждым годом становилось всё напряжённей. Инопланетяне, получив доступ к технологиям и к технике идоменян. Начали готовить восстание. Они установили тайные связи с Ундиной, сохранившей свой суверенитет, скорее, по недосмотру имперских властей. Чем из-за чего-нибудь выдающегося. Заговорщики, наладив на Ундине серийный выпуск боевых машин, ждали лишь благоприятного случая, чтобы начать восстание. Однако, в связи с непрекращающейся чередой поражений вериэгов, перспективы у заговорщиков становились всё более мрачными. Удерживать голодающее, измотанное войной и непрекращающимися унижениями со стороны идоменян население от стихийного бунта командование подполья уже не могло.
   К счастью, император Стратогер, готовясь к празднествам по поводу приближающегося взятия столицы вериэгов, совершил политическую ошибку. Он решил провести эти празднества на планете соуби. Сами соуби, привыкнув к смене гегемонов и диктаторов, восприняли желание Стратогера спокойно вплоть до приезда его эмиссаров, которые, следуя воле императора, начали приводить планету в надлежащий для идоменян вид. То есть, другими словами, они без угрызений совести активировали дремлющие недра планеты. Вулканы, землетрясения нарушили утончённую красоту планеты, разрушили парящие в горах солнечные дворцы, обрушили прибрежные гроты Отдохновения. Великолепные белые жилища соуби во многих местах превратились в руины, над которыми мчались клубы пыли, газов, засыпавшие пемзой выбегавших на улицы инопланетян...
   И соуби впервые за тысячелетия восстали, призвав на помощь уберёгшихся от тотальной экспансии идоменян цивилизации. Влияние соуби было очень велико, а независимые миры предчувствовали, что после падения вериэгов, они недолго просуществуют как независимые...
   Император получил войну на два фронта. Тут же прозвучал и эфирный набат с Ундины. Повстанцы, вооружённые оружием своих поработителей, двинулись вдоль границ Империи, побуждая угнетённые расы примкнуть к ним. Действия повстанцев и печальные результаты полицейской акции, во время которой погиб имперский флагман, приданный, скорее, для устрашения, нежели из опасений, к эскадре внутренних войск, отрезвили правительство и императора. Изо всех врагов мятежники были самыми опасными. В ход пошла презираемая воинственными идоменянами дипломатия. Планете соуби Стратогер позволил благополучно отчалить во внутренние области Галактики. Тайные агенты внесли в ряды союзников соуби раскол, а Вериэги с радостью согласились на десятилетнее перемирие.
   Уладив внешние проблемы, император всей мощью космического флота обрушился на повстанцев, обращаясь с ними самым жестоким образом... Повстанцы не ждали пощады, сражаясь с отчаянием обречённых... Машины шли на машины, подминая под себя тысячи разумных существ... Миллиарды гибли от изощрённых орудий убийства... У империи, естественно, было значительное численное превосходство. У имперских войск, естественно, был богатый боевой опыт... Но и ей понадобилось более двенадцати независимых лет, чтобы подавить бунт. На месте ранее кишевших разумной жизнью миров возникла Императорская Пустошь...
   Ты спрашиваешь: каковы будут инструкции? Я их не знаю... Точнее, инструкция одна: быть готовыми к любому типу нападения, ибо, благодаря Райо, часть боевых Стратогера заработала. Некоторые из них, согласно заложенной в них программе, ушли на патрулирование. Вполне возможно, что им удалось разбудить себе подобных...
   Где они сейчас - никто не знает. Но слава Императорской Пустоши не даёт мне оснований для сомнений, что именно здесь бродит ожившая смерть...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - -- -- - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Энн и на второе утро не застала капитана в каюте....
   -Да приходит ли вообще кто-нибудь из ошан на корабль? Можно подумать - мне одной нужно больше всех улететь с Дидоны! Если на то пошло - я и здесь чувствую себя неплохо! Чего ради - целый день копаться в электронике, приводных механизмах и прочей дребедени в светлый праздник Возрождения?.. кроме того, в моей лаборатории кто-то основательно похозяйничал, перепутав реактивы, биостимуляторы и перебив массу посуду... - высказав накипевшее негодование ни в чём не повинному Владу, Энн отправилась в город.
   Последнюю ночь она плохо спала. Мысль о том, что маленький беглец мог попасть в руки Служительниц и амазонок, показалась девушке ужасной. Воспоминания о "лечебном санатории" лишили Энн покоя... Ей очень хотелось узнать - кто она в действительности? И помочь ей в этом способны были только Граник и Авалис.
   Улицы города на третий день праздника кишели людьми. Большинство мужчин, придя в себя после великого побоища на окраине города, не спеша прогуливались в тени домов и деревьев. Они собирались в кучки, с любопытством поглядывая в сторону Храма. Амазонки, по три- четыре в отряде, одним своим видом прокладывая себе дорогу среди людского муравейника, то ли искали кого-то, то ли следили за порядком.
   Войдя в знакомый дом, Энн позвала Граника. Если он ещё был здесь, то явно не торопился откликнуться.
   -Граник!- Энн заглянула на кухню.
   Никого.
   Девушка пошла наверх. Мальчик, улыбаясь до ушей, сидел в кресле. Его внимание переключилось с компьютера на Энн. Челюсти Граника находились в равномерном движении. Его рука автоматически зачерпнула из целлофанового расписного пакета горсть бордовых шариков и привычным, стремительным жестом отправила их в рот.
   -Граник, ты мне не откажешь в одной просьбе?- прямолинейно спросила Энн.
   -А что нужно?- пытливые шоколадные глаза обожгли Энн сосредоточенным взрослым взглядом.
   -Понимаешь, Граник,- Энн сбавила темп.- Я, оказывается, много чего не помню... Авалис извлёк из моей памяти какие-то невероятные события... Это меня беспокоит. Я хочу ещё раз повидать его. Ты мне устроишь с ним встречу?
   -А ты не заманиваешь меня обратно в санаторий?- настороженно спросил мальчик.
   -Нет, конечно. Я ведь помогла тебе вырваться оттуда,- убедительным тоном произнесла Энн.
   -Поклянись, что не оставишь меня там.
   -Клянусь,- Энн торжественно подняла руку и сделала "страшные" глаза.- Чтоб я сдохла.
   -Дашь покататься на антиграве?
   -А сумеешь?
   -Ну, так!..
   -Хорошо. Только быстро...
   Мальчик отлично справился с ролью водителя. Правда, дважды он порывался перейти на реактивную тягу, и Энн пришлось его удерживать. Граник обижался. Отношения между ним и Энн ещё не установились, и поэтому Энн вздохнула с облегчением, когда антиграв подлетел к краю утёса.
   -Прыгай,- не отойдя от очередной обиды, буркнул Граник.- Я тебе кину верёвку...
   Привязав свой конец верёвки к одному из чахлых деревьев рядом с пропастью, Энн хотела помочь мальчику перебраться на землю, но его уже не было на антиграве. Девушка осторожно выглянула из-за листвы, ища Граника среди зданий. Голос мальчика неожиданно раздался сзади:
   -Энн!
   Рядом с мальчиком стоял худой, высокий мужчина лет сорока с унылым, продолговатым лицом.
   -Знакомься - Удино. Я так и думал, что встречу его здесь.
   Хотя Граник говорил тихо, мужчина от каждого произнесённого слова вздрагивал.
   Энн вспомнила, что Удино обладает утончёнными органами чувств и, подражая мальчику, тихо спросила:
   -Удино, ты приведёшь к нам Авалиса?
   -Да. Он, как раз, гуляет,- еле слышно промолвил мужчина и, беззвучно ступая, исчез за деревьями.
   Телепат пришёл к краю утёса минут через пять:
   -Я благодарен Вам за мальчика,- вместо приветствия сказал он.- Только поэтому я здесь, хотя находиться рядом с Вами, простите за откровенность, мне неприятно.
   -Ты знаешь, что мне нужно?- голос Энн от волнения слегка дрожал.
   -Догадываюсь,- мрачно изрёк Авалис.- Ты хочешь знать - кто ты.
   -Так проникни в моё сознание,- дрожа от предвкушения услышать какую-нибудь страшную тайну о себе, Энн закрыла глаза и мысленно обратилась с мольбой о знании к Авалису.
   -Дай мне свой ободок,- неожиданно услышала девушка.
   -Нет,- с инстинктивным страхом Энн прикрыла руками голову.
   -Я не прочитаю твои мысли до тех пор, пока ты не снимешь ободок,- равнодушно пожал плечами Авалис.
   -Ободок скрывает мои мысли?..
   -И, видимо, не только это. У него - странное звучание... Не как у моих обручей: рассеивающее, расслабляющее мою силу, а не глушащее.
   -Ладно,- решилась Энн, снимая ободок.- Проникни в моё подсознание. Сделай так, чтобы я вспомнила...
   Дневной свет болезненно мигнул в глазах Энн, и она их закрыла...
   Девушка стояла в полусумраке на бесконечном поле, покрытом шестиугольными Знакомыми плитами. Небо, если можно назвать небом серую промозглую взвесь, ощутимо давило, прижимало Гоппс к земле. Было холодно и одиноко. Волна уничижения к самой себе ударила тошнотой в грудь Энн, и она невольно присела, сжавшись в клубок. Вблизи стык плит оказался бороздой на металлической гладкой поверхности...
   Когда-то это было... Или - не было?.. Где? Когда?.. Серое небо путало мысли, не давая пробудиться воспоминаниям... Или это воспоминания скрывались под могучими плитами? Быть может, ничего подобного не существовало вообще, а было только чувство абсолютного, вечного одиночества, тогда как истинная картина действия сейчас скрывается за близким горизонтом, наполняющим девушку безнадежностью? Вдруг стоит только встать, пройти несколько шагов и...
   Металлическая поверхность, мгновение назад казавшееся чуждой, почти враждебной, потеряв надёжность, стала быстро истончаться. Дрожь земли увеличилась. Энн, упав с холодного уступа, на котором сидела, обняла уже почти родную, исчезающую преграду между ней и хаосом- безумием, грозящим вырваться наружу...
   -Эй! Эй! Очнись!- Граник требовательно тряс девушку за плечи.
   Энн открыла глаза и зажмурилась от яркого света:
   -Что случилось?
   -Нас обнаружили.
   Энн проследила за взглядом Граника. К ним со стороны города приближался антиграв, точь-в-точь такой же, на каком они прилетели.
   Стряхнув с себя гнетущее оцепенение, Энн успокаивающе улыбнулась:
   -Ничего страшного. Ты ведь знаешь, как стать невидимым... под крылом антиграва. А мне никто не запрещал посещать эти места.
   Как Гоппс и ожидала, ей снова докучали старые знакомые - Ита и Иония.
   -Вот ты где!- фальшиво - радостно воскликнула Служительница.- Что ты здесь делаешь? Тебе ведь не понравилось прошлое посещение этих мест?
   -Да и вы, вроде, не собирались навещать ваших подопытных до конца праздников?
   -У нас произошла неприятность... Куда-то пропал Граник - тот мальчик, у которого изменена ДНК митохондрий... Ты его не встречала?- Ита пытливо взглянула на Энн.
   -Нет,- не колеблясь, ответила девушка.
   -Ну да ладно,- небрежно махнула рукой Служительница.- Найдётся. Никуда не денется... Но у нас и к тебе есть небольшое дело. Мы хотим повторить анализ твоей ДНК.
   -Зачем?- насторожилась Энн.
   -Да как тебе сказать... - замялась Ита.- Безусловно, все показатели оперативной части твоей ДНК в пределах нормы... Каждый в отдельности. Но уже здесь Мирта обратила внимание, что мелкие сдвиги на разных участках твоей ДНК имеют определённую целенаправленность. Они взаимосвязаны... Ты понимаешь?
   -Конечно. А какова общая направленность?
   -На данном этапе можно строить только предположения... Однако, очевидно, что у твоей ДНК, примерно, в десять раз против обычного повышена спонтанная мутабельность генов... Впрочем, это бы ещё ничего. Гораздо более обширны у тебя изменения в нерегуляторных интронах - молчащих генах. Что это означает - мы не знаем, так как подобные интроны ещё во многом остаются для науки загадкой... И, наконец, совсем не понравились Мирте твои
   псевдогены - гены, имеющиеся в любом человеке. Только, обычно, они для всех людей одинаковы, так как внедрение их при транспозировании из ДНК чужих организмов очень редко... В общем, мы хотим проверить тебя ещё раз... Кстати, лучшего места для твоего обследования, чем это, мы не найдём. Так что тебе здесь придётся задержаться...
   - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Астроном Эжен Пуан лихорадочно считывал с дисплея компьютера показания приборов:
   -Парадоксально! Какая аномалия!.. На Земле лопнут от зависти.
   -Я не успеваю,- за спиной Пуана шепнула Джейн на ухо Уоткинсу.
   -Если судить по температуре поверхности и составу вещественной составляющей окружающего нас космоса, нейтронный малыш появился сравнительно недавно - миллион, а то и меньше, лет тому назад. Поверхность звезды имеет явную аномалию по химическому составу в одном месте. Наверное, данная звезда подверглась внешнему воздействию. Сжатие было стремительным и неравномерным. Основной выброс произошёл в пяти градусах от плоскости эклиптики. С резко ускорившей своё движение в космосе звездой осталась одна планета. Сейчас она в перигее своей значительно вытянутой орбиты... Ох, и фонит же она!
   Уоткинс связался с рубкой:
   -Капитан! У нейтронной звезды есть планета... Вряд ли на ней что-либо уцелело... Но следы глобальной перестройки поверхности и недр планеты развитой цивилизацией, если таковая существовала, должны сохраниться.
   -Ну и что?- выжидающе спросил Конин. Задерживаться не входило в его планы. Мёртвый пояс действовал на нервы капитана угнетающе.
   -Насколько я знаю, цивилизация Пан погибла, когда вышли из-под контроля аппараты манков, именно по причине взрыва звезды...
   -Ну и что?- нетерпеливо переспросил Конин.- Допустим, это - остатки цивилизации манков или каких-то их предшественников... Что это даст нам? Чем нам поможет в выполнении нашей задачи?
   -Прямо - ничем,- признал Уоткинс.- Но, если мы убедимся, что нейтронная звезда- продукт разумной деятельности, а "вечный" двигатель манков - не сказка, то, экстраполируя параметры нынешнего состояния этой звезды в прошлое, мы обязательно кое-что выясним о принципе действия мифического механизма... Прояснятся некоторые свойства эфира...
   -Жаль,- капитан был твёрд.- Нам, увы, неизвестно, сколько у нас времени - ошане вполне могут не задержаться около Ундины.
   Внезапно он замолчал. На экране было видно, как импульсивно его рука дёрнулась к переключателю. На секунду Конин замер, раздумывая, потом спросил:
   -Двенадцати часов вам хватит?
   -Чтобы на шаттле добраться до планеты - необходимо пять часов, плюс - пять часов обратно... Маловато, Капитан.
   -Где находится сейчас планета?
   -Семь- шестнадцать градусов по курсу.
   -Готовьте шаттл. Я поговорю с Динёвым... Будьте осторожны при манёврах корабля.
   Экран погас.
   Уоткинс и Клауд радостно переглянулись. Пуан насмешливо ухмыльнулся:
   Потянуло на подвиги?
   -Ты с нами?- спросила Джейн. Она чувствовала, что, попав в немилость, много потеряла в глазах Ежена.
   -Что на планете делать астроному?- Пуан недоумённо поднял изящно изогнутую бровь. На его красивое, худощавое лицо легла тень пренебрежения.
   -А как же:
   "Мир душ и звёзд одна вершит судьба...
   Сноп искр бросает в бездны смерти жизни факел...
   Как не была б твоя искра слаба-
   Есть шанс, сверкнув звездой, не утонуть во мраке?-
   Передразнивая его, пропела Джейн.
   -Поэзия имеет мало общего с прозой жизни,- поморщился астроном.
   -Да. Теперь я понимаю, почему солнце на твоей голове так быстро тускнеет.
   -Ничего,- машинально приглаживая остатки некогда пышной, рыжеватой шевелюры, разумно возразил Пуан.- Зато у него будет время заблестеть и долго радовать других людей своим видом, в отличие от ваших сорвиголов. Счастливого пути, придурки...
   Тем временем Конин вызвал в рубку Блюм.
   -Майор,- не глядя на неё, начал сухим тоном говорить капитан,- известно ли Вам - были ли ошане на Ундине или, хотя бы, приближались ли они к Императорской Пустоши?
   -Ни Саливан, ни Поуп ни разу не вспоминали об Императорской Пустоши,- чуть помедлив, ответила Чёрня Вдова.
   -Даже люди, далёкие от навигации...
   -Я понимаю, о чём ты говоришь... Если бы "Лебедь" побывал на Императорской Пустоши, то любой из его экипажа, обязательно, знал бы об этом.
   -Я снова напоминаю о своих сомнениях по поводу базы.
   -Да ладно, Вася,- желая преуменьшить размеры своей ошибки, небрежно махнула рукой Блюм.- До Ундины осталось пять- шесть расплющиваний...
   -Десять.
   -Пусть - десять... Я так полагаю, что наш корабль не зря назван "Молнией"... Не возвращаться же обратно, чтобы развеять химеры твоего разума!
   -Динёв! Скорректируй курс корабля к планете: семь на шестнадцать. Хоши Ран! Готовь эфиропередатчик для связи с Землёй,- забыв о Блюм, по видеофону начал командовать Конин.- Сделай запрос в Управление гражданского космофлота о составе обслуживающего персонала базы Sco- 23625. Пусть вышлют нам полные досье с голографической и генетической идентификацией. Когда ждать ответа?
   -Для Мёртвого пояса нет эфиропередаточных карт, но надо рассчитывать на ответ в интервале от двенадцати часов до полутора суток при максимальной мощности резонаторов и максимальном рвении земных бюрократов...
   - -- - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - ----- - - - - - - - - - - - - -
  
   Кнут стуком подал сигнал, и один из испытуемых взгромоздился на второго, прикрывая брешь в стене. Вэр подполз к охранному полю, лихорадочно перебирая в уме варианты поведения, каким можно отвлечь землянина от функций бдительного надзирателя
   -Привет, корнукракушки,- добродушно поздоровался Иван, пропуская к замку от охранного поля робота с котлом.- Угощайтесь. Сделано по вашему рецепту.
   Из-под открытой крышки вырвался пахучий пар. Иван поморщился. Корнуэльцы, оживившись, потянулись к замку, открывшему в охранном поле квадрат.
   -Прошу прощения, но кревакушек на планете нет. Пришлось использовать для приготовления Вашей пищи псевдотрилобитов...
   Вэр грозным щелчком восстановил дисциплину и, выбирая, не спеша покопался в котле. Псевдотрилобиты были крупными, необычными на вид для корнукрака, но запах от них шёл изумительный.
   Вэр хотел растянуть удовольствие... Да разве это возможно? Усы не подчинялись его воле, запихивая в жадно хрустящий рот одного псевдотрилобита за другим. Вся команда провожала глазами каждый кусок. Дорс невольно сделал пару шагов, чтобы полнее наслаждаться дурманящим запахом. Боевая клешня Вэра автоматически раскрылась и резко взвизгнула в миллиметре от вкусовых усиков на носу палача. Дорс вздрогнул, но не попятился. Вэр низко зарычал. Арк и Кнут поспешно оттащили Дорса прочь, боясь ярости начальника.
   Наконец, разум возобладал над потерявшим силу инстинктом и кэпзен, подхватив усами ещё пару псевдотрилобитов, ногой небрежно отодвинул котёл в сторону беспокойно шевелящейся команды.
   Иван в полутьме с трудом разглядел лишь смутные детали вспыхнувшей драки.
   -Совсем оголодали, корнукракушки,- сокрушённо вздохнул он.- Но вас так много и вы такие прожорливые...
   У Вэра скрутились от возмущения усы: он терпеть не мог, когда его великую расу смешивали с презренными краками. Пропустив через трахеи два раза потоки воздуха, кэпзен не стал поправлять мягкотелого. Вместо этого он приблизился вплотную к мерцающему охранному полю и проникновенно сказал:
   -Отпусти нас, Иван. Мы же не сделали тебе ничего плохого... Ну, похамил я при знакомстве, так это - сгоряча. А у меня дома - жена... Дети - семь... или восемь... Они без меня пропадут. Сам знаешь - времена нынче тяжёлые для корнуэльцев.
   -Не могу, корнукракушка...
   -Не называй меня краком!- страшно заскрипел клешнёй Вэр и сам испугался своей несвоевременной вспышки гнева.- Прости, Иван. Вспыльчив я.
   -Оно и видно... А отпустить я вас не могу! Вы же - военнопленные. Я и рапорт своему начальству отослал... Кроме того, отпущу вас - опять вы с шушенками кровопролитие устроите...
   -Обманет тебя Ашша,- повизгивая, терпеливо втолковывал тупоголовому землянину Вэр.- Шушенки - самые подлые существа в Галактике. С нами - легче. Уж если что не так, мы без хитрости крушим всё на своём пути, а шушенки, обязательно, залезут к тебе под панцирь... то есть - в душу. Они испоганят все твои святыни. Оглянуться не успеешь - панциря... то есть души уже нет. Зомби, одним словом.
   -Это у тебя от врождённого шовинизма,- усмехнулся Иван.- Воображение разыгралось. Видел бы ты наоли - сразу бы понял, что с Ашшей всё в порядке. Наоли - такая раса, которая с подлыми существами никаких дел иметь не будет...
   -Наоли?- Вэр недоумённо раскрыл свои клешни и рот в придачу.- Что за раса- зараза? Где обитает?
   -Они главенствуют в Большом союзе...
   -Не знаю такой расы... Где ты видел наоли?
   -Да здесь же... Наоли прилетела вместе с двумя шушенками на их корабле.
   Вэр, наконец-то, начал кое-что понимать:
   -Послушай, Иван! Не хочу тебя разочаровывать, но одним из условий дуэли было полное сканирование корабля противника. Кроме двух шушенков я не обнаружил на нём ни одного живого существа...
   -Она пряталась,- отмахнулся от аргумента корнуэльца Иван.
   -Если б от компьютерного сканирования можно было легко укрыться - зачем тогда нужно сканировать?
   -К чему ты ведёшь?- покосился на Вэра Иван.
   -К тому, что на корабле шушенков нет никакой наоли. Наоли, как раса, не существуют.
   -Так,- Иван расправил могучие плечи.- Я верю, прежде всего, своим чувствам, а не чьим-то грязным инсинуациям. Не знаю, что тебя заставляет лгать...
   -Я говорю тебе правду!
   -Все земляне убеждены в существовании наоли, мы поддерживаем с ними союзнические отношения... Они сотнями пролетают к нам...
   -Но не вы к ним. Подумай! Был ли кто в гостях у наоли?
   - Они, действительно, очень скрытны... Но небольшое посольство находится на искусственном спутнике их планеты... Туда установлено целое паломничество людей, желающих влиться в общество наоли. Там существует тщательный отбор претендентов. Десять или двадцать человек в течение года удостаивается чести посетить планету. Правда, я не слышал, чтобы кто-то из счастливчиков возвращался в Земное Содружество... Однако это неудивительно. Кто же возвращается из рая?!
   -Это всё- мистификация!
   -Целая планета- мистификация? Не смеши! Или я решу, что ты сошёл с ума в неволе! - Иван негодующе фыркнул и вышел из темницы.
   -Ашша тебя обманет!- в последний раз крикнул ему в спину Вэр.- Шушенки ни в крак не ставят своих союзников. Они готовы уничтожить вас всех, как глупых крестоносцев из-за одного только Компьютера...
   Шальная мысль шевельнулась у корнуэльца в голове: "Шиенка была на своём корабле у планеты киберов... Наша эскадра не стреляла из магнитной пушки. Значит..."
   Кэпзен сильно стукнул клешнёй о пол, потом медленно развернулся к своим подчинённым:
   -Ну, что уставились? Поели? Тогда - немедленно за работу!
  
   - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Сирена сладко потянулась на широкой мягкой кровати, подмяв под себя подушку. В открытое окно вливалась струя свежего, немного терпкого воздуха. Какая-то пичуга на подоконнике, почистив клювом перья, завела любовную руладу. Норман, положительно, нравилось на Дидоне. Деметрий оказался очень умелым, приятным любовником, и Сирена сама, судя по его поведению, не оплошала... Игра стоила свеч...
   - К корнукракам СГК с полной опасностей и лишений жизнью,- искус взбудоражил девушку.- Надоело выполнять чьи-то бесчисленные приказы и задания... Эта стерва Блюм, когда я заикнулась о том, что уже два года не была в отпуске, издевательски расхохоталась:
   -У тебя - вся жизнь- праздник... Зачем тебе отпуск?!
   Это ей всё равно, где, с кем, и по какому поводу трахаться... Впрочем, повод у неё один - она способна получать удовольствие в соитии даже с корнукраком... Если такой моральный облик у столпов СГК, то какой спрос с бедного агента?.. Бедного?- Сирена оглянулась, оценивая стоимость окружающих её предметов.
   -В основном, антиквариат... Какая тонкая работа!.. Конечно, здесь нет некоторых удобств - подкожного массажа и очистки, прибора дифференциально - стимуляторной зарядки эмоций... Зато есть весьма приятные инопланетные штучки. Например, уловители подсознательных желаний... Корнукрак их знает, как они устроены, но - никаких электронных устройств, по-крайней мере, на человеке...
   Сирена взяла появившийся на столике бокал туземного сока и с удовольствием отпила пару глотков:
   -Надо приказать Талосу принести сюда ту замечательную накидку... Деметрию он не смеет отказать...
   Чувство причастности к власти пенящей радостью омыло её с ног до головы.
   Дверь распахнулась:
   А-а, проснулась,- Деметрий, проходя мимо, похлопал Сирену по обнажённым ягодицам - Не торопись одеваться. Я сейчас вернусь.
   -Ах, ты, похотливый кот,- Сирена лениво перевернулась на спину.- Учти, я ждать долго не буду.
   - Подождёшь... Слаще будет,- Деметрий открыто нажал потайную кнопку. Часть стены спальни отошла в сторону, открывая дверь солидного сейфа.- У меня для тебя сюрприз.
   Проходя обратно в свой кабинет, он небрежно бросил ей на кровать алмазное колье.- Примерь, пока есть время...
   Оживившись, Сирена быстро надела колье на шею, вскочила и подбежала к огромному зеркалу. Без сомнения - королевский подарок...
   -Спасибо, Творец Необходимости,- услышала девушка странно- знакомый голос из-за полуоткрытой двери.- Ваши подарки бесценны.
   -Мы делаем общее дело... Передай Аресу, что всё идёт по плану... Будьте готовы. А теперь проваливай.
   Машинально прикрыв грудь, Сирена скользнула к кабинету Деметрия бесшумным, прекрасным призраком. Ею двигало даже не любопытство, а рефлекс разведчицы, оказавшейся в стандартной ситуации. Увы, она успела заметить только грузную фигуру гостя в грязной, мешковатой одежде. Девушка напрягла свою профессиональную память, но дверь внезапно распахнулась и, увидев недовольное лицо Деметрия, Сирена невольно испугалась: милость монархов - капризная штука.
   - Мне показался знакомым голос твоего гостя...
   -Ты его не можешь знать... Ты шпионишь для Ипполиты?
   -Конечно, нет - сразу приняла позу оскорблённой невинности Сирена.- Разве ты не видишь, как меня ненавидят меня она и амазонки? Возьми своё колье и - до свиданья... Надо же - придумать такое!
   Девушка сорвала с шеи колье и грозно потрясла им в воздухе, правда, не делая никакой попытки вручить отвергаемый ею подарок в руки Творца.
   -Ладно, не заводись,- пошел на мировую Деметрий. Но Сирену, вошедшую во вкус лицемерия, трудно было остановить. Она бросала в лицо Творцу гневные упрёки, выставляя при этом артистически свои женские прелести и вскоре Деметрий забыл о своих подозрениях, сжимая разъярённую кошку в своих объятиях. В порыве сладострастия он стал делать ей прозрачные намёки о больших переменах в недалёком будущем и о её взлёте к самым вершинам власти под его крылом... Содрогаясь от его могучих движений, Сирена закрыла глаза, чувствуя себя на вершине блаженства... К сожалению, блаженство - мимолётно...
   Неожиданно в минуту расслабления, Деметрий встрепенулся и взглянул на часы:
   -Одевайся! Мы опаздываем на праздник!
   Творец Необходимости никого не ждал... Догоняя его в коридоре, девушка столкнулась с инженером.
   -Сирена!- Талос схватил Норман за руку.- Погоди. Давай поговорим.
   -Мне некогда, Талос. Сегодня- соревнования на звание пятого и четвёртого разрядов проводников необходимости. Деметрий не любит, когда кто-то опаздывает.
   -Сирена! Тебе здесь не место. Тебе с друзьями нужно скорее улетать отсюда.
   -Не говори глупостей. Ошане - не мои друзья... Да и им некуда торопиться... К тому же, они, я вижу, не особенно стремятся покинуть Дидону.
   - Энн - вчера... Сегодня - Стенк и Астра помогали мне переоборудовать "Ворон".
   -А где - Пьер, Сказочник, Андрей, капитан, наконец? Отстань от меня!
   Талос проводил Норман грустным взглядом. Нет. Он не собирался сдаваться. Видение Сирены, залезающей в инопланетную реанимационную машину неотвязно преследовало его повсюду. Он сожалел, что так и не воспользовался беспомощностью Норман, но сознавал, что повторись это снова, полученное им воспитание не даст свершиться тому, что каждую ночь и даже днём рисовало его буйное воображение, питающееся избытком бурлящих гормонов... Вопреки своему первому негативному опыту, Талос хотел Сирену. Именно поэтому он решил найти во что бы то ни стало капитана...
   Келвин рассказывал Ипполите о тонкостях современной торговли, моделируя сказанное на голографической картине звёздного неба.
   -Безусловно, наиболее прибыльная статья- торговля технологиями,- говорил ошанин внимающей ему Верховной.- Увы, кроме истинных ошан, даже крупные фирмы, специализирующиеся на разработках "ноу-хау" во всех известных нам мирах, не имеют права на свободную торговлю своими открытиями в сфере производства. Право первого покупателя и контроль над торговыми операциями принадлежат правительствам рас. Отсюда вполне логично предположить, что торговля технологиями между мирами, практически, отсутствует, исходя из расовых интересов. Львиная доля внутрирасовой торговли метрополий и колоний - в руках самых крупных корпораций.
   Чуть лучше обстоит дело с техникой. Под абсолютный запрет купли- продажи попадают средства передвижения в эфире и вооружения. Так, по идее, мы даже аборигенам Альсании не имеем права продавать арбалеты. На первый взгляд, такие запреты легко обойти, сбывая аборигенам те же арбалеты о частям. Например, можно синтетическую тетиву продавать в качестве упаковочной бечевы. Но, чем совершенней оружие, тем тяжелей скрыть комплектацию и источник производства контрабанды.
   Что же до бытовой техники, то проникнуть в психологию и физиологию инопланетян - необычайно трудно. Обычно, инопланетяне засылают к нам поисковиков, которые, живя подолгу среди землян, сами выбирают, что им может пригодиться. Также делаем и мы. Но подобным бизнесом занимаются, опять-таки, крупные и средние торговые компании, время от времени нанимая свободных ошан.
   Наиболее распространена торговля полезными ископаемыми - редкими металлами, минералами, биологическими веществами, животными и растениями. Обычно, растения и животные покупаются для зоопарков и ботанических садов, так как в естественных условиях завезённые флора и фауна инопланетян либо сама вымирает, либо, наоборот, распространяется с необычайной скоростью, нарушая экологический баланс. Здесь ошане всегда могут найти себе работу. Вполне понятно, что подобные контакты наименее престижны и выгодны.
   Мы же относимся к малочисленной из-за риска группе старателей - ищем неосвоенные дикие миры. Для нас раздолье - астероиды, спутники планет, кометы. Мы имеем на борту "Ворона" горнодобывающее оборудование... Действовать вслепую, повторяю - большой риск. Ошане часто оказываются на мели, нанимаются в частные компании, подряжаются выполнять правительственные программы...
   -Погоди,- встрепенулась Ипполита.- Значит, на каждом корабле ошан должна быть информация о неисследованных Земным Содружеством планетах?
   Келвин помолчал, лихорадочно прикидывая вариант ответа, потом неохотно произнёс:
   -Такая информация продаётся ошанами только в одном случае - когда они решают уйти из бизнеса.
   Ипполита подошла к Келвину и нежно провела ладонью по его щеке:
   - Сколько же ты видел звёзд, капитан?
   -Около сотни... Из них семьдесят три не зарегистрированы в справочниках,- сказал Келвин, удивляясь своей болтливости.
   Наверное, потому, что дидонянка слишком похожа на Надежду,- мелькнула у него мысль- оправдание.
   -Я устала от света одного солнца... В твоих глазах - огонь сотни звёзд,- приблизившись к Драму, прошептала Ипполита.- Расскажи мне о них...
   В голове ошанина всё помутилось. Он не помнил, как Ипполита оказалась в его объятиях... Зажигающий страсть поцелуй... Тонкий аромат духов... Приятная податливость женского тела...
   -Святые ирионы! Что происходит?- ещё кричала где-то в глубине всколыхнувшихся чувств какая-то часть его сознания, но... В который уже раз за историю человечества бренная оболочка одержала победу над призрачной душой?!
   Ипполита увлекла Келвина из рабочего кабинета в личные покои, упала на кровать и, закрыв глаза, стала впитывать в себя его эмоции, бессвязные образы, обрывки путаных мыслей, а потом, стараясь быть осторожной, послала волевой импульс на формирование флуктуационной интенции понятия кода допуска в компьютер "Ворона". Какое-то мгновение ей казалось, что код осознан, но волны эмоций скрыли его на грани подсознания землянина. Чувствуя, что времени у неё почти нет, дидонянка начала осторожно усиливать поисковый импульс... Не успела... Страсть пленила, наконец, и её.
   -Не всё удаётся с первой попытки,- мелькнула на краю сознания мысль- оправдание и, в который уже раз за историю человечества бренная оболочка одержала победу над призрачной душой!
   Вслед за пустотой, сменившей утолённую страсть, Келвина охватило чувство, часто посещавшее его при похмелье- стыд за то, что он пошёл на поводу у эмоций. Ипполита тут же отреагировала на смену его настроения и поднялась со смятых простыней:
   -Я совсем забыла... Мне нужно присутствовать на празднике. Ты пойдёшь со мной?
   -Нет. Мне надо вернуться на корабль...
   -понимаю... Вы так торопитесь улететь с Дидоны!- Ипполите не удалось скрыть иронии.
   -Да- да,- угрызения совести зашевелились сильней.
   -Талос в твоём распоряжении... Он мне доложил, что всё необходимое оборудование уже завезли на космодром к "Ворону"...
   -Спасибо,- машинально ответил Келвин и, не дожидаясь Ипполиты, вышел из её апартаментов. За охраной из амазонок он, буквально, столкнулся с молодым инженером.
   -Капитан!- обрадовался Талос.- Хорошо, что я Вас встретил.
   -Что-нибудь случилось с "Вороном"?- предчувствие недоброго кольнуло сердце Келвина.
   -Нет,- как-то быстро став равнодушным, пожал плечами Талос.- У меня ранее сложилось впечатление, будто Вы куда- то торопились по своим делам в космосе.
   -Тебе-то что?- невинный упрёк инженера на нерасторопность капитана "Ворона" ассоциативно вызвал у Драма чувство раскаяния по поводу совершённой им измены Надежде. Раскаяние вылилось в агрессивную грубость.
   -В общем-то, я Вам хотел помочь,- обиделся Талос - Но, если Вы не торопитесь...
   -Погоди,- схватил за плечо собравшегося уходить инженера Келвин.- От помощи я не отказывался,- гораздо миролюбивее закончил он.
   -Тогда собирай свою команду, капитан. У тебя - три дня, считая этот. Потом у меня начинается праздник...соревнования... И я совсем не уверен, что после праздника Вы захотите улететь...
   -Почему?
   -Не знаю... Статистика... Из предыдущих пятнадцати землян, например, через две недели выразили желание покинуть Дидону трое...
   -И сколько кораблей посетило вашу планету?
   -На моей памяти, кроме Вашего - два... Верховная предсказывает, что с каждым годом их будет больше... Кстати, я рассчитываю получить от Вас дайефрегм.
   -Ипполита обещала, что переоборудование "Ворона" будет бесплатным!
   -На время... Хотя бы на ночь...
   Зачем?
   -Для научного эксперимента.
   -Пошли, поищем Пьера, Андрея и Сказочника,- уклонился Келвин от прямого ответа.
   Найти ошан оказалось легко, а вот заставить их бросить своих подруг и вернуться на корабль Келвину стоило большого труда, тем более, что он сам не был убеждён в необходимости такого шага.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Приготовиться к посадке,- Сергей Акронов, чуть сутуля широкие плечи, напряжённо вглядывался в экран радара. Его рука крепко сжимала рычаг управления, нервно играя пальцами по кнопкам.
   -Фонит?- сочувственно спросил Уоткинс.
   -Да, радиофон большой,- густым басом ухнул пилот десантного шаттла, не отрывая глаз от мутного, покрытого мельтешащими точками экрана.- Садимся, практически, наугад... Одно могу сказать достоверно - садимся на равнине.
   Используя реактивные посадочные двигатели, шаттл сбросил скорость, а потом долго медленно снижался.
   Джейн, пользуясь шумом, наклонилась ближе к Уоткинсу и сказала:
   -Не нравится мне, что Чёрная Вдова послала с нами своего подручного...
   -Зато она не поскупилась на снаряжение,- нашёл хорошую сторону в сложившихся обстоятельствах физик.
   Девушка автоматически потянулась рукой к сумке для сбора трофеев. Там лежал зачем-то взятый ею с собой импульсный накопитель, который в последнее время она держала при себе. Он стал её талисманом.
   Слева от Джейн зашевелился Сен Ман - профессор лингвистики. Он тщательно растирал ладонью кожу под шейным кольцом алаузитного скафандра. Его круглое лицо порозовело. Глубоко посаженные маленькие глазки лихорадочно блестели. Сен Манн, явно, нервничал. Когда шаттл коснулся земли и, накренившись, заскользил по склону вниз, лингвист судорожно схватил Джейн за предплечье:
   -Корнукрак заставил меня связаться с этой экспедицией,- надувая щёки, испуганно задышал он девушке прямо в ухо.
   -Успокойтесь, профессор,- слегка оттолкнув его от себя, иронически - поблажливо произнесла Джейн во внезапно воцарившейся тишине.- Вон какие орлы нас охраняют,- кивнула она в сторону трёх десантников.
   Сен Ман с уважением покосился на тиауретовую золотистую маску, скрывающую лицо десантника, сидевшего напротив него. Всем было известно, что у При-дер-И половина веса приходилась на разнообразные имплантанты, делавшие его, практически, непобедимой боевой машиной.
   -Пора одевать шлёмы, господа,- обернувшись назад, бодро вымолвил Акронов.- Не хочу нагонять страх, но вынужден напомнить правила: вы можете рассчитывать только на себя. Ни при каких условиях я не имею права выходить из шаттла. Через шесть часов расчётного и два часа аварийного времени я стартую с вами ли на борту или без вас.
   -И сколько раз вам приходилось стартовать без пассажиров?- подрагивая толстым подбородком, нервно спросил Сен Манн.
   -Из 98 боевых вылетов- 18 раз...
   -Магия цифр не сулит нам ничего хорошего,- вырвалось с истерическим смешком у Джейн.- Особенно, если вспомнить, где мы находимся.
   -Прекратите распускать нюни,- холодно приказал капрал Альт.- Одевайте шлёмы и - на выход. При-дер-И с Коултером - первые.
   Багровое солнце потухшим костром рассыпало искорки неподвижных звёзд на фоне чёрного бархата космоса. Последние пылинки кружились над шаттлом, когда открылся люк тесного шлюза и наружу выпрыгнули двое десантников, настороженно поводя по сторонам стволами бластеров. Следующим в проёме шлюза появился Уоткинс в сопровождении двух разведроботов. Поморщившись от громкого радиошума, физик, всё же, не решился сбавить громкость у приёмника.
   -Пошлите одного разведробота наверх,- сквозь треск прорвался резкий голос десантника Коултера.
   Уоткинс быстро определился: вокруг тонула во тьме изрытая метеоритами равнина. Лишь сзади и по направлению движения задравшего вверх нос шаттла виднелись осыпавшиеся крутые склоны холмов. Физик подал команду РР -1. Могучая машина, мигая сигнальными лампами, начала штурм кургана.
   Люк шаттла открылся в третий раз. Джейн, стоя на ступеньке универсального робота, с любопытством взглянула вокруг и потянулась рукой к приборному щитку на груди - уменьшить громкость.
   -Не надо!- предупредил её неосторожный поступок Уоткинс.- Радиус приёма и так ограничен. Направь антенну Ура на РР-1. Попробуем осмотреться.
   Последним из шаттла вышли капрал Альт и Сен Ман.
   Экран Ура показывал мутные светлячки звёзд. Джейн посмотрела на землю, сдвинула ногой тонкий слой пыли.
   В свете головного фонаря тускло блеснула тёмная, сплошная поверхность, напоминающая вулканическое стекло. Девушка отошла на несколько шагов и снова сдвинула пыль- то же стекло.
   -Вся поверхность планеты при взрыве звезды оплавилась,- наблюдая за её действиями, счёл нужным пояснить остальным членам группы Уоткинс.
   Джейн молча перевела взгляд на осыпавшийся край склона.
   Поняв её, Уоткинс заспешил к носу шаттла. Вблизи материал осыпи представлял собой крупную крошку всё того же вулканического стекла с налипшими на неё остатками цемента.
   -Значит, кто-то насыпал курган после взрыва звезды?- нерешительно задала очевидный вопрос вслух Джейн.
   -Смотри повыше... Там - что-то цельное!
   Клауд, не раздумывая, пошла на крутой склон холма. Её ноги заскользили по крошке. Упав на четвереньки, она всё же доползла до выпирающего из-под крошки куска покорёженного металла и схватила его за край, пытаясь подтянуться к нему поближе. В этот момент вся масса крошки пришла в движение.
   -Джейн!- предупреждающе крикнул Уоткинс.
   Тяжёлый кусок металла заострённым краем неотвратимо стал наезжать на девушку. Она панически засучила ногами по крошке, потом в последнюю секунду откатилась в сторону. При этом Клауд ударилась шлёмом о корпус шаттла. На несколько секунд она потеряла сознание. УР довольно бесцеремонно вытащил её за лодыжку из-под кучи крошки.
   -Ты в порядке?- заботливо спросил открывшую глаза Джейн Уоткинс.- Может, тебе лучше вернуться в шаттл?
   -Я в полном порядке. Но мне будет гораздо лучше, если УР перевернёт меня головой вверх,- достаточно твёрдо сказала девушка.
   -Видимых повреждений скафандра нет,- закончив вертеть Клауд за ногу, резюмировал УР и вернул девушку в нормальное положение.
   -Что там, у РР-1?- спросила она, желая перевести внимание окружающих с неё на что-нибудь другое. При-дер-И посмотрел на экран:
   -Пустыня до самого горизонта,- ответил он.
   -Пожалуй, будет лучше увидеть всё собственными глазами,- предложила Джейн и оглянулась в ожидании поддержки от Уоткинса.
   Физик с интересом разглядывал едва не проткнувший девушку кусок металла.
   -Очевидно, эта часть какого-то перекрытия,- умозаключил он.- Наверное, внутри холма есть пустоты... Я взял пробы грунта на анализ... Ты считаешь, что нам надо подняться на курган? В этом есть смысл.
   Подчиняясь команде РР-1 сбросил сверху трос.
   -Кто первый?- Альт ткнул перчаткой в сторону При-дер-И.- Ты.
   Десантник прикрепил конец троса к замку на поясе. РР-1 без рывков потащил При-дер-И к себе. Насыпь вновь пришла в движение, но как-то лениво.
   РР-1 второй раз сбросил трос к людям.
   -Теперь я,- Джейн бесцеремонно оттолкнула Уоткинса и прикрепила к себе конец троса.
   Подъём прошёл без затруднений. Сверху обзор был лучше, но странное дело - Джейн почувствовала приступ клаустрофобии: чёрное небо давило на психику со страшной силой. Видимо, воспоминания о том, как её дважды бросали в космосе, были ещё очень свежи.
   Невольно она прижалась к РР-1 в поисках душевной опоры. РР-1- небольшой гусеничный аппарат - автоматически откатился, сердито мигая сигнальными лампочками поверх своей круглой башенки.
   -Обзор заслоняю,- догадавшись, слабо усмехнулась Джейн. Давящее её чувство страха перед величественной картиной космоса ослабло.
   Сервомоторы РР-1 натужно загудели, вытаскивая на вершину кургана РР-2. При-дер-И что-то невнятно крикнул, указывая на блеск металла, местами проглядывающего в глубине следов РР-1. Джейн, шагнув вперёд, споткнулась о какой-то выступ и упала на землю. Помянув недобрым словом коварных корнукраков, которым свойственно строить козни людям во всех уголках Вселенной, девушка, поднимаясь, почувствовала под рукой неровность. Она машинально отгребла от выступа пыль, из-под которой показался потемневший от времени металл. Оглянувшись назад, девушка опять увидела очередной толстый прут металла.
   -Уоткинс!- взволнованно закричала она.- Здесь, похоже, остатки какого-то искусственного сооружения!
   -Сейчас сам посмотрю,- искажённый двойным ретранслированием, раздался в наушниках скрипучий голос физика.
   Не дожидаясь помощи, Джейн начала руками разбрасывать вокруг себя пыль. Азарт первооткрывателя овладел её душой, придал силы. Кто-то попытался оттащить Клауд от таинственных прутьев, но она ловко вырвалась и продолжила работу, поясняя вслух значение найденного то ли себе, то ли Уоткинсу:
   - Это, очевидно, не простые коммуникации... Не кабели всякого напряжения... Скорее, это - вакуумированные трубы... Уоткинс! Будь мы на космическом корабле, я бы предположила, что... Это...- девушка, пытаясь получше рассмотреть находку, в который раз смахнула с плексиглата шлёма прилипчивую пыль.- Нет. Слишком тонкие трубы... Хотя - очень похоже...
   Во мгновение ока тьма окутала всё вокруг... Если б не слабое свечение мощного фонаря поверх шлёма, Джейн подумала бы, что ослепла. Сильный порыв ветра потащил её к краю кургана. Она вцепилась руками в одну из труб и удивленно оглянулась. Из сопла Ура вырывались раскалённые газы. Уоткинс что-то отчаянно ей жестикулировал. Порыв искусственного ветра в почти безвоздушном пространстве стих.
   -Уоткинс, почему ты меня не предупредил?- крикнула рассерженная девушка.
   Уоткинс, подбежав к Джейн, продолжал беззвучно жестикулировать.
   -Ничего не понимаю,- развела руками Джейн.
   Тогда Уоткинс достал из сумки для трофеев полиуретановый мешочек и протёр им её антенну:
   -Тебя невозможно было оттащить от прутьев, а поднятая тобой пыль экранировала радиоволны... Как ты думаешь: что мы нашли?
   Джейн внимательно оглядела обнажившуюся систему вакуумных труб, ряд поломанных сопл, беспорядочно усеивающих ровную поверхность усечённого холма:
   -Здесь трудно ошибиться... Когда-то это было антенной эфиропередатчика.
   -Да. И антенна не разрушилась сама по себе... Посмотри туда, Джейн.
   -Следы бластера?- неуверенно спросила девушка, разглядывая остатки расплава грунта вокруг ровно срезанного сопла.
   -Ну, что вы там копошитесь?- недовольно спросил Альт. Ему была совсем не по душе прогулка по неизвестной планете.- Удовлетворили своё любопытство? По-моему, здесь всё ясно...
   -При-дер-И,- не обращая внимания на чванливого капрала, позвал десантника Уоткинс.- Ты можешь определить расстояние, с которого срезало сопло передатчика?
   -Конечно... Судя по мощности, бластер станковой системы... Наверное, стреляли с центра холма...
   Уоткинс на глазок определил середину площадки, подошёл к выбранному месту и внимательно осмотрел поверхность.
   -Джейн! Подведи сюда УРа - приказал он.
   Приблизившись к физику, девушка сама сообразила направить резак-пушку робота на четырёхугольник тёмного металла.
   УР тщательно подрезал по периметру и поднял за край мощную плиту... Столпившиеся рядом люди с нетерпением заглянули вниз.
   -У-у,- разочарованно взвыл Сен Ман.- Такие же обломки...
   -Хватит самодеятельности. Возвращаемся к шаттлу. На планете нет ничего интересного,- произнёс Альт.- И не может быть. Шутка ли - поджариться в огне взрыва звезды!
   -Джейн! Газоанализатор показывает следы азота, аргона и кислорода... Коултер! Дай-ка гранату,- не обращая внимания на капрала, спокойно попросил десантника Уоткинс.
   УР просверлил буром более трёх метров, когда, наконец, датчик давления показал пустоту.
   Джейн помогла физику закрепить в скважину гранату. Через минуту из ямы фонтаном выплеснуло множества осколков. УР быстро расширил образовавшееся отверстие, через которое и опустили на тросе РР-1.
   -Там есть какое-то полузасыпанное помещение!- Джейн скользнула в тёмную дыру.- Вижу дверь. Спускайте-ка сюда УРа!
   Пока робот вспарывал аннигиляционной пушкой толстый металл, Уоткинс, Джейн и При-дер-И освободили часть пола от щебёнки.
   -Обыкновенная керамическая плитка,- пренебрежительно сверху констатировал результаты раскопок Сен Ман.- Стоило забираться в эту дыру ради какой-то двери... Капрал! Дайте команду им выбираться оттуда.
   Альт колебался:
   -Пусть вскроют дверь и, если за ней ничего нет - мы сразу же вернёмся к шаттлу...- наконец, принял капрал компромиссное решение между жаждой славы первооткрывателя и страхом перед неизвестностью. Так никто не посмеет его обвинить в том, что он остановил экспедицию в самом начале поисковых работ.
   Внизу раздался крик.
   -Что там?- немедленно спросил Альт.
   -Ничего... Дверь упала...
   -Зачем же так кричать?
   -Дверь упала на меня,- простонал Уоткинс.
   -Тоже мне - событие! Что за дверью, При-дер-И?
   -Колодец, господин капрал... Бездонный, большой колодец...
   -И ветер... Давление - две десятых от земного,- поспешно добавила Джейн.- В недрах планеты есть воздух.
   -Вот теперь можно возвращаться назад,- Альт будто не услышал Клауд.
   -Очевидно, что мы нашли шахту лифта,- Джейн, будь она спокойней, сама бы удивилась изворотливости своего ума.- Я считаю необходимым спустить в шахту РР-1. Пусть он обследует стены. Наверняка там есть ремонтные ниши и выходы на разные подземные уровни...
   -Я думаю, с этим надо подождать,- кряхтя и охая, не согласился Уоткинс.- Не стоит далеко удаляться от шаттла... Тем более, что перед нами, несомненно, остатки передовой техники инопланетян, связанной с использованием эфира. Следовательно, здесь обязательно должны находиться ещё помещения.
   -Тогда ищите,- раздражённо крикнул Альт.
   Уоткинс, забыв о болячках, деловито начал настраивать эхолот РР-1. При-дер-И, Джейн, а следом за ними и Уоткинс, в целях безопасности поднялись наверх. Крошка по краям отверстия под воздействием ударов РР-1 посыпалась вниз. Но крупной подвижки сыпучих масс не произошло и Уоткинс снова спустился ко входу в лифт:
   -Есть!- торжественно сообщил он.- Прямо под нами большие пустоты. Только как туда попасть?
   -Я уверена - по шахте лифта,- тут же ответила ему Джейн.- Если боитесь потерять РР, позвольте мне самой исследовать стены шахты.
   -Валяй,- равнодушно разрешил Альт.
   Джейн, видя благородный порыва Уоткинса предупредить её безумный поступок, быстро привела в действие свой план. Буквально через десять секунд спуска она в свете фонаря заметила чёрный зёв ниши и, качнувшись, ступила на пол.
   -Здесь есть тоже дверь,- сообщила она.- Дверь не заперта... Вхожу во внутрь...
   -Подожди При-дер-И,- забеспокоился Уоткинс.- Выбери трос...
   Трос дёрнулся, прежде чем РР-1 заурчал, глотая в себя погонные метры.
   -Джейн! Не смей идти туда одна!- не успокаивался Уоткинс.- Ты слышишь?
   Девушка не ответила.
   -Джейн!..
   -Не нервничайте, профессор,- приблизив свой шлем к шлему Уоткинса, чтобы тот видел его лицо, ободряюще улыбнулся десантник. Улыбка у При-дер-И была отвратительной, если не сказать - устрашающей: растянулись одни губы. Мертвенно-неподвижные глаза из-под маски холодили душу.
   -Хорошо, не буду. Только спускайтесь быстрее... Альт! Пошлите сюда Коултера.
   -Нет,- на этот раз решительно ответил капрал.- Он может понадобиться наверху.
   -Ты трусишь!- презрительно воскликнул Уоткинс.
   Альт вздрогнул. О себе он знал правду, но всячески скрывал её от других. В прошлом, на Гекате ему это прекрасно удавалось. Более того, с шоковой дубинкой в руках среди пациентов он чувствовал себя суперменом...
   Лишь однажды юная девушка заставила его раскрыться. Капрал генетической разведки ползал на коленях у неё в ногах, вымаливая себе жизнь... Но он ей - Сели Карст - потом отомстил с лихвой... От таких умников, как она и Уоткинс, у него, Альта, бесконечные неприятности. Подавляя страх, капрал скользнул по тросу вниз:
   -Ну что, доволен, пограничник?.. Коултер! Следи за местностью!- обращаясь к десантнику, Альт, по-привычке, поднял голову. Когда же он её опустил, то обнаружил, что остался один. Уоткинс последовал за При-дер-И. На границе зрения мелькнула тень и капрал, отшатнувшись, судорожно выхватил из кобуры бластер. К счастью, причиной его панического страха была игра света при движении РР-1.
   -Замри,- зло сказал роботу Альт.
   -Что там происходит?- спросил сверху Сен Ман.
   -Спускайся, увидишь,- огрызнулся капрал. Немного успокоившись через пять секунд, он начал безответно взывать в эфир:
   -Уоткинс, Клауд, При-дер-И. Немедленно ответьте!..
   ---_-- - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Передатчик стал явно меньше фонить, когда Джейн, слегка пригнувшись, шагнула за дверь. В узком коридоре её плечи почти касались стен. Нора, а не коридор!
   Девушка, буквально, выпрыгнула в посторонний зал, слабо освещённый едва тлеющими, круглыми светильниками, щедро разбросанными вдоль высоких стен. Примерно треть зала занимал пульт управления. Перед пультом находилось три оригинальных сиденья, сразу напомнивших Джейн по своему внешнему виду сиденья корнукраков, которые она видела на вражеском крейсере. Только сиденья в этом зале были длиннее и имели резкий подъём близ пульта управления. Одно из сидений выглядело изувеченным больше других. Под ним лежал скелет странного существа, расчленённый в двух местах оружием, типа лазерного. Чтобы лучше рассмотреть останки инопланетянина, Джейн, не отвечая на зов Уоткинса (тоже мне - нашлась няня!), сделала несколько шагов вперёд. Она успела заметить череп, похожий на человеческий, с увеличенной челюстью, лежащей от него отдельно, и прерывающуюся в одном месте цепь больших позвонков. Несколько пар конечностей образовывали вокруг останков инопланетянина нечто вроде застывших, жёлтых молний.
   Неожиданно за стеллажами, оснащёнными многочисленными узкими полками, в задней половине зала зажглось несколько лучей, едва заметно завибрировал пол, и к Джейн направились четыре шестиколёсных робота в форме метровых башенок на маленьких платформах. Кровь толчком ударила девушке в голову. Сработал полузабытый рефлекс, и с секундным запозданием Клауд выхватила из кобуры бластер. У ближайшего к ней робота отделились от корпуса трёхпальцевые манипуляторы. Не помня себя от волнения, Джейн выстрелила.
   Ничего не произошло. Манипуляторы робота почти сомкнулись, обхватив за талию девушку. Она упала на пол, откатилась в бок, выстрелила, не целясь, во второго робота, вскочила сначала на сиденье, потом - на пульт управления, давя ногами переключатели. Взобравшись на самый верх корпуса компьютера, Джейн оглянулась. У одного из роботов открылось отверстие в верхней половине стального тела и изнутри выдвинулось наружу, без сомнения, дуло бластера...
   Девушка оказалась в ловушке. Ей оставалось либо спрыгнуть вниз и быть схваченной, либо быть убитой... Она уже попадала в плен...
   Джейн, упрямо сжав губы, выстрелила, целясь чуть повыше направленного на неё дула и - о счастье!- из оплавленного смертоносным лучом отверстия выпрыгнула молния разряда. Ещё мгновение - поражённого робота взрывом разорвало на куски. Осколок отбросил Джейн к стене, но двум роботам "повезло" ещё меньше. Они упали набок. Один из них заискрил. Другой, помогая себе обломком манипулятора, неловко пытался принять вертикальное положение. Зато третий робот успел выстрелить. Раскалённые брызги замутили плексиглат шлёма с левой стороны. Джейн понимала, что робот чудом промахнулся, не учтя при прицеливании её столкновения с осколком... Она не победит в соревновании с машиной...
   Скорее инстинктивно, чем в надежде спастись, девушка присела на крыше пульта управления, продолжая вести непрерывную стрельбу. Предчувствие неотвратимой смерти её словно парализовало. Изо всей Вселенной для Джейн остались значимыми лишь она сама и робот. Девушка даже не сообразила, что на том месте, куда устремился луч её бластера, врага уже не было. Там расцвело пламя взрыва.
   -Неужели это - я?- недоумённо подумала Джейн.
   -Привет, девочка!- услышала она голос При-дер-И.- Для радиста ты справилась неплохо, хотя, если б ты помнила о паре гранат на твоём поясе, я бы не получил удовольствия от расправы с этой железкой. Не люблю роботов и киберов.
   Джейн, сбросив напряжение, не двигалась. Она устало смотрела на десантника, двумя выстрелами в днище прикончившего робота с поломанным манипулятором.
   -Ты так там и будешь сидеть?- вывел её из транса При-дер-И.- Как ты туда забралась?
   Джейн покраснела - хорошо, что в полутьме за плексиглатом не видно её лица - и молча начала слазить с крыши пульта управления. Так и не дотянувшись до панели ногами, Джейн разжала пальцы. Снова под её весом затрещали остатки рычажков. Девушка, потеряв равновесие, упала на пол и больно ударилась головой о плексиглат шлема.
   -Всё нормально?- озабоченно нагнулся над ней десантник.
   -Думаю, что к концу экспедиции таки, я вышибу себе мозги,- слабо улыбнулась Джейн. Почувствовав лёгкую вибрацию, она скосила глаза и увидела, как один из роботов, продолжая искрить, развернулся на боку, открыв отверстие для ствола пушки. Девушка ощутила в себе неожиданный прилив жизненных сил. Она одним ударом сбила с ног тяжёлого При-дер-И и потянулась кобуре за бластером. Лазерный луч пролетел над ней, затемнив слегка плексиглат верхней половины шлёма. При-дер-И, откатившись в сторону, выстрелил в ответ.
   -Не двигайся,- услышала девушка спокойный голос десантника.- Жди, когда он повернётся к тебе брюхом. Там, ближе к центру, ты увидишь четырёхугольную выпуклость. Стреляй в неё.
   Джейн так и сделала, всадив полновесный заряд в источник питания робота.
   -Готово, вставай,- сказал При-дер-И, подавая девушке пример, но она не торопилась, чувствуя продолжающуюся вибрацию пола.
   -Что с Джейн?- услышала девушка взволнованный голос Уоткинса. Клауд с удивлением почувствовала в себе не раздражение от открыто демонстрируемой всем опеки физика над ней, а признательность за заботу.
   Какая-то вибрация,- опередила она ответ При-дер-И.- Будьте осторожны. Быть может, здесь полно роботов.
   Десантник, держа наготове бластер, зашёл за стеллажи:
   -Здесь чисто,- сообщил он.
   Уоткинс, подражая При-дер-И, охотничьим шагом прошёлся вдоль пульта управления:
   -Здесь тоже никого... Погодите!.. Ну, конечно!.. Хотя и невероятно... Заработала силовая установка передаточной станции... Смотрите на панель - вон светится индикатор. А рядом - движется стрелка на уцелевшем приборе... Судя по всему, он предназначен для регистрации напряжения магнитного разделяющего поля... Тут какая-то надпись! Джейн! Хватит валяться на полу. Зови Сен Манна. Времени у нас в обрез...
   Профессора спускали со всеми предосторожностями. В отличие от Альта, он не скрывал своего страха. На упрёк При-дер-И Сен Ман веско ответил:
   -Лучше быть живым трусом, чем мёртвым героем.
   Поводя вокруг себя записывающим устройством, лингвист снисходительно слушал догадки Уоткинса о предназначении того или иного прибора. Потом Сен Ман заинтересовался содержимым стеллажей, вынимая из гнёзд полупрозрачные камни, похожие друг на друга материалом, но различные по форме и размерам. Неожиданно профессор быстрым шагом вернулся к боковому сиденью, поколдовал над пультом и вставил в выдвинувшуюся из панели серебристую паутину один из камней. Паутина пришла в движение. Концы нитей опутали камень, находя какие-то специальные точки. Внутри серебристой мути кристалла зажглись трепетные огоньки и... ничего не произошло... сен Ман с сожалением выдохнул:
   -Э-эх!- и пошарил рукой за разбитым экраном напротив него. Сияние разрядов в тёмном чреве пульта отозвалось световым эхом на узоре камня.
   -Уоткинс! Сможешь вывести сигнал на монитор РР-1?
   -Попробую... Только для этого сюда, как минимум, нужно доставить РР... капрал, ты слышишь?- Уоткинс повторил вопрос дважды, но лишь подойдя вплотную к полуоткрытой двери, он получил ответ:
   -Что нужно?
   -РР-1. Сен Ману нужен компьютер робота.
   -Хорошо,- после паузы согласился Альт.- Коултер! Как у тебя обстановка наверху?
   -Полный порядок. Никакой угрозы.
   Ура оставь в сторожевом режиме... спускай сюда технику и спускайся сам.
   -Есть, сэр!
   Через десять минут первый спущенный по шахте РР был подключён к считывающему инопланетному устройству. Все, кроме Сен Мана, устроились на нечеловеческих сиденьях. Экраны миникомпьютеров в шлёмах засветились голубоватым светом. На них в течение долгого времени бесконечные ряды знаков изредка сменялись красочными картинками чужой жизни. Странные существа, похожие на сороконожек, с длинным сегментированным телом, с головой, вздымающейся вверх на длинной толстой шее, почти не отличающейся от тела, и с трёхпалыми руками, на фоне цивилизованной обстановки: зданий- цирков, в помещениях со сложной аппаратурой, перемежались с существами - почти копиями людей. Сен Ман брал из разных мест наугад кристалл за кристаллом. Мелькание образов и текстов было на грани восприятия. Земляне быстро устали за ними следить.
   -Увеличь скорость записи,- посоветовал профессору Уоткинс.
   -Пресытились?- хмыкнул толстяк и огорчённо добавил.- К сожалению, у РР-1 остался лишь аварийный объём памяти. Уоткинс, ты сумеешь на "Молнии" воспроизвести способ считывания кристаллов?
   -Вряд ли это будет просто. Судя по сенсорному устройству инопланетян, оно предназначено для многоосевой записи... Здесь масса неизвестных...
   -Ох, уж эти учёные!- язвительно произнёс Альт.- Да выломать блок считывания и унести с собой - вот и вся проблема!..
   -Выломать можно, если только монтаж не произведён прямо на корпусе пульта... У нас нет микролазера...
   -Так посмотри, Уоткинс, а не рассуждай!- Альт стукнул кулаком по панели и бесцельно пошёл вдоль периметра помещения, разглядывая стенную роспись.
   Физик встрепенулся, влез с головой под панель, потом- с ногами - на панель. Он что-то пробормотал насчёт умников, не разбирающихся в электронике, с сомнением осмотрел освободившийся от загрузки информации РР-1, поставил регулятор бластера на минимальную мощность и начал вырезать куски кожуха пульта. При-дер-И, тем временем, заинтересовался останками инопланетянина. К десантнику приблизилась Джейн. Коултер машинально постукивал оружием по ладони. При этом он не сводил настороженных глаз с выхода из центра управления.
   -А там что за зверь?- недовольно спросил сам себя Альт.- Эй! Грамотеи! Идите-ка сюда, кто свободен. Капрал находился у одного из отдельно стоявших шкафов управления, тыкая дулом бластера в тёмный овальный выступ, торчащий из стены.
   -Как я его проглядел?!- удивился При-дер-И, рассматривая вблизи матово поблескивающий хитин огромного жука, наполовину вросшего в стену.
   -Он был покрыт панцирем льда и пыли,- Джейн, подойдя сзади, небрежно толкнула носком ноги один из причудливых грязноватых осколков, валявшихся повсюду около жука.- Когда громыхнула граната- лёд треснул. Дальнейшая вибрация генератора от силовой установки довершила остальное...
   -Кто бы подумал, что здесь есть лёд... Откуда ему взяться?- При-дер-И никак не мог смириться с тем, что не заметил столь важной находки.
   Джейн потрогала рукой дыру во лбу жука, кончики острых рогов и обошла его поднятую ногу:
   -Когда убили это чудовище, в щель между его телом и стеной поступал воздух - очевидно, из недр планеты. Здесь воздух расширяясь, охлаждался и влага осаждалась на хитине, превращаясь в лёд,- легко объяснила Джейн десантнику загадку.- Я подозреваю, что внутри планеты продолжает теплиться жизнь
   -А меня волнует вот эта штуковина, похожая на оружие.- При-дер-И потянулся к поднятой лапе жука, во внутренней стороне которой уютно разместился между страшных когтей металлический предмет с длинной трубкой, направленной на пульт управления.- Видимо, отсюда производилась стрельба по живым мишеням
   Лапа жука легко поломалась. С когтями пришлось повозиться, но через минуту При-дер-И крутил инопланетное оружие в руках.
   -Дай сюда!- потребовал Альт.
   Десантник протянул капралу находку. Тот, подражая При-дер-И, осмотрел оружие:
   -По-моему, ничего необычного. Лучевое... лазерное оружие... Рукоятка несколько великовата для руки человека... Но и для лапы жука, она, явно, не предназначена...
   В наушниках раздалась длинная череда изощрённых ругательств. Сен Ман крестил на чём свет стоит Уоткинса.
   -Что случилось?- сердито спросил Альт, пока остальные приходили в себя от услышанного из уст интеллигентного человека.
   -Этот корнукраков заморыш задел какую-то электронную систему и пошли помехи,- энергично крутя верньерки на пульте управления РР-2, сообщил Сен Ман.
   -Уоткинс! Что там у тебя?- обеспокоилась за физика Джейн.
   -У меня?! Этот учёный дегенерат в форме сам подал идею снять считывающее устройство... А здесь - столько электроники! Всё перепутано!.. наверное, я подключил местный компьютер ко всеобщей системе связи...
   -Уоткинс!- уже взволнованно-тревожно второй раз окликнула физика Джейн.- Прямо у Вас за спиной происходит нечто странное... Осторожней!
   При-дер-И бесцеремонно вырвав из рук капрала инопланетное оружие, инстинктивно направил ствол на выплывшую прямо из пола голубоватую, искрящуюся дымку. Сен Ман неподвижно застыл около РР. Уоткинс, развернувшись, торопливо отодвинулся вдоль пульта, давая дорогу лениво движущемуся к компьютеру неизвестному объекту. Облачко коснулось обнажённого участка панели и голубоватые искорки разбежались по содержимому компьютера. Экран РР, стоявшего на переписи информации с кристаллов, потемнел и потух. Вибрация пола ослабла. Светильники потемнели.
   -Что происходит?- нервно спросил Альт. Ъ
   Сен Ман, дёрнувшись, начал вновь колдовать над РР:
   -Уоткинс, идите сюда,- требовательно позвал он физика.- Мне кажется, РР вышел из строя.
   -Не может быть! У РР - повышенная внешняя защита!- недоверчиво откликнулся Уоткинс, но, переломив под взглядом Клауд свой страх и недоверие, послушно обогнул находящееся между ним и лингвистом облачко, после чего открыл на роботе ещё один щиток:
   -В сети упало напряжение,- удивлённо сообщил он.
   Полумглу помещения развеяли переменчивые огни: интенсивно искрили, оплавляясь, многочисленные контакты плат. Вибрация прекратилась совсем. Сизое облачко, налившись энергией, неуверенно дёрнулось и поплыло в сторону второго РР.
   Без предупреждения выстрелил Коултер. Луч бластера, уколов слепящей иголкой светящуюся прозрачность облачка, застыл на границе раздела фаз слегка притушенной свечкой.
   Облачко изменило направление и форму, вытягиваясь вдоль луча. Коултер перестал стрелять. Опыт десантника заставил его стремительно переместиться вправо. Дымка уплотнилась и округлилась, заколебавшись между РР и одним из шкафов управления. При-дер-И не удержался от искуса нажать на гашетку инопланетного оружия. Эффект был поразительным: дымка раскололась на множество замысловатых внутренних граней и разделилась пополам. Клубясь хаотически движущимися огоньками, две половинки увеличились в размерах и разлетелись в противоположные стороны.
   -Мне кажется, нам пора уходить,- пробормотал, пятясь, Сен Ман.
   -Что происходит, Уоткинс?- голос Альта Сорвался на унизительный фальцет. Капрал, явно, был не в своей тарелке.
   -Я думаю, что для нас - ничего серьёзного,- медленно выдавливая из себя последние капли оптимизма, ответил физик.- Неизвестный объект реагирует на избыток свободной энергии... Коултер! Отвлеки ту половину, которая направилась к РР, на себя.
   Десантник послушно выстрелил. Отойдя к самой стене - выстрелил ещё раз. Шар без сюрпризов последовал за ним. Уоткинс обесточил РР.
   -Всё, Коултер. Отпуская объект,- приказал он.
   -Шар продолжает плыть на меня,- спокойно ответил десантник.- Сейчас постараюсь от него оторваться.
   Уоткинс машинально вытащил бластер и повернулся, предчувствуя беду. Но десантник, действительно, пользуясь медлительностью шара, легко избежал контакта с инопланетным феноменом и побежал к центру зала.
   В наушниках землян раздался треск. Все на мгновение отвлеклись от манёвров Коултера, чтобы увидеть, как из шкафа управления полыхнули молнии.
   -Всё нормально. Наверное, у этого шкафа был автономный источник питания, попытался убедить, скорее, себя, чем других, Уоткинс.
   -Шар движется за мной,- тревожно сообщил Коултер.- Он набирает скорость.
   -При-дер-И! Не стреляй!- крикнул физик, но было поздно - один из шаров снова заполыхал изломанными плоскостями и разделился надвое. Обе половины взяли в "клещи" бедного Коултера, практически, безынерционно реагируя на его увёртки. Ещё несколько секунд - и полевые объекты закружились над десантником. Потеряв их из вида, Коултер быстро завертел головой:
   -Где они?- резкий, почти испуганный тон его голоса выдавал напряжение, охватившее старого солдата.
   Вместо ответа Уоткинс, прицелившись, выстрелил. Один из шаров отлетел от десантника, притянутый энергией луча бластера физика. Второй же, словно преодолев невидимую преграду, рывком направился к гнезду антенны десантника. Коултер вздрогнул, выгнулся дугой и упал, судорожно подёргиваясь, на пол.
   -Бежим к выходу!- крикнул Альт.
   Легче всего команду капрала было выполнить Сен Ману, предусмотрительно занявшему позицию рядом с коридором. Уоткинс колебался недолго - один из шаров неотвратимо приближался к нему. Не говоря ни слова, физик побежал вслед за лингвистом. Между остальными тремя людьми и путём к спасению, как Сцилла и Харибда, зависли в пространстве два шара.
   При-дер-И положил инопланетное оружие в сумку для находок и вытащил свой верный бластер:
   -Отойдите от меня,- категорическим тоном приказал он.
   Альт, сообразив, в чём дело, торопливо двинулся боком вдоль стены прочь от десантника.
   -Нет!- не менее решительно отказалась слушаться При-дер-И Джейн.- Кроме этих двух объектов есть ещё третий. Мы всё равно не вырвемся отсюда. Шары- охотники дрогнули и вполне определённо приблизились к Джейн.
   -Молчите! Они ориентируются по радиоволнам!- предупредила членов экспедиции Джейн и беспомощно осмотрелась. Рядом с ней таращилась на энергетического вампира пустыми глазницами голова жука.
   Шальная мысль заставила девушку встрепенуться. Вытащив из кобуры бластер, она стукнула по хитиноподобной оболочке зверя. Рукоятка оружия утонула в образовавшемся проломе.
   При-дер-И без слов воспринял идею Джейн и обрушил на жука серию мощных ударов. Расчистив путь к бегству, Клауд в последний раз оглянулась в сторону зала. Два шара неожиданно избрали своей очередной жертвой Альта, стоявшего чуть поодаль от пролома в стене. Капрал, наверное, надеялся на иной расклад. Но на то он и капрал, чтобы не теряться в критических ситуациях. За секунду Альт оказался между Джейн и При-дер-И, уступившим ей дорогу. То ли случайно, то ли нарочно Альт толкнул девушку к надвигающимся с неумолимой неотвратимостью на людей мерцающим шарам и скрылся в чернеющей дыре. Джейн замерла в одном шаге от зловеще зажигающихся холодных огоньков. Смерть была завораживающе миролюбива, подавляюще величава на вид.
   Джейн, не выдержав напряжения борьбы чувства страха с чувством неукротимой ярости, проснувшимся в ней от сознания близости конца столь короткой жизни, сдалась и закрыла глаза. В конце концов, она - не воин. Пусть Звёздная Академия дала ей общие навыки выживания, но разве девушка могла предположить ещё месяц назад, что будет участвовать в десанте на неизвестную планету Мёртвого пояса, а не сидеть в мягком кресле у пульта эфирной связи? Или - в баре... или...
   При-дер-И прервал предсмертное смирение Клауд, схватив охапку и, буквально, бросив девушку через пролом. В темноте Джейн машинально расфокусировала фонарь и оглянулась. В переплетении теней блеснул ряд замысловатых конструкций. Справа, метров за двадцать от девушки, двигался луч фонаря Альта. Видимо, капрал, продвигаясь вдоль стены, искал выход из этого огромного помещения... Появившийся сзади При-дер-И толкнул Джейн влево:
   -Постой здесь, девочка. Я сейчас.
   Десантник метнулся сначала к одному агрегату, потом - к другому. Тем временем, из пролома вытекло голубоватое сияние. Джейн обеими руками попыталась заэкранировать антенну. Наверное, это ей удалось. Шар, поколебавшись, поплыл вглубь помещения. В то же мгновение у Джейн под ногами снова завибрировал пол. При-дер-И удалось, наконец, заставить заработать какой-то механизм...
   Искорки внутри шара оживились. Он резко ускорился и, вытянувшись, соединился с источником энергии. Яркий свет колючими линиями и плоскостями пронзил собой всё вокруг. Джейн инстинктивно рванулась к темнеющему рядом проёму, но десантник силой задержал её на полпути. В надежде перекричать поднявшийся неимоверный треск в наушниках, При-дер-И сорвал голос, внушая девушке:
   -Надо переждать! Там в комнате управления - ещё два шара!..
   -А здесь что?- во внезапно наступившей тишине Джейн повела вокруг себя рукой. Десантник оглянулся и на мгновение оторопел: вокруг крутились десятки невесть откуда взявшихся хищных шаров.
   -Бежим,- мгновенно изменил он своё решение.
   Но лишь Джейн высунула голову из проёма, как тут же отшатнулась обратно. Следом за ней вплыл в помещение и застыл у входа плазменный шар.
   В наушниках раздался истошный крик Альта. При-дер-И лихорадочно поводил по сторонам дулом бесполезного бластера, прикрывая своим телом Джейн, прижатую к стене. Но девушку обуяла, наконец-таки, ярость. Она выскользнула из-за спины десантника навстречу смертельной угрозе:
   -Неужели вы такие неуязвимые? Ведь вас как-то сотворили? Значит, вас можно уничтожить!
   Клауд бросила в ближайший шар свой бластер - никакого эффекта. Без всякой мысли девушка начала шарить рукой в сумке для трофеев. Инстинктивно она искала нечто тяжёлое, чем бы можно было запустить в ненавистные шары, подлетевшие к ней уже совсем близко. Её пальцы жадно схватили что-то, увы, маленькое ...
   -Импульсный накопитель,- огорчённо сообразила Джейн, но выбора не было.
   Девушку не смутило то, что за всю историю человечества она первой решила использовать безобидную деталь от эфиропередатчика. Подчиняясь подсознанию, Джейн, от волнения раздавив корпус дорогого механизма, бросила его вслед за бластером. Слёзы бессилия затуманили её взгляд...
   Кристалл ИУСа, выпав из обломков корпуса, ярко блеснул, притягивая к себе голубые огоньки. Шар бесследно схлопнул и прихватил с собой в небытие двух ближайших своих соседей. Световая защита шлемов землян исправно сработала, погрузив их во тьму.
   -Что это было?- крикнул поражённый десантник.
   -Кристалл ИУС... Такой маленький искусственный дымчатый камешек.
   -Найди его, девочка... Ради своей жизни - найди!
   Джейн послушно нагнулась. Световой луч медленно набирал яркость... Точнее - медленно исчезало затемнение шлема.
   -Ищи быстрей! Два шара подбираются к нам справа!
   Джейн присела и стала шарить по полу руками. От перчатки что-то отлетело к стене. Девушка передвинулась и нашла свой бластер. Сунув оружие в сумку для трофеев, Клауд увидела над собой свечение.
   -Шар прямо над тобой,- запоздало предупредил десантник.
   Сердце Клауд рвалось из груди: неужели ей не успеть?..
   Каким-то невероятным чутьём Джейн, скорее, угадала, чем увидела неровный блеск ИУСа. Растянувшись по полу, девушка схватила рукой кристалл, перевернулась и метнула его в шар.
   Казалось, всё шло по опробованному уже сценарию. ИУС зажегся, привлекая к себе голубые огоньки. Но, вместо схлопывания, шар интенсивно засветился и рассыпался тысячью мелких пылинок. Напрасно Джейн пыталась уследить за падением ИУСа. Интуиция подсказывала Клауд, что пылинки- всё, что от него осталось.
   -Девочка! Найди кристалл! Быстрее!
   -ИУС, наверное, выработал свой резерв... Кристалла больше нет.
   -Я слышу в твоём голосе отчаяние... Не сдавайся, девочка. Дерись. У тебя это хорошо получается,- При-дер-И хотел "поднырнуть" под шар, висевший над проломом в стене, но шар каким-то чудом переместился вниз и назад таким образом, что, если бы десантник решился даже пробраться к пролому ползком - он бы, обязательно коснулся головой роя смертоносных голубых искр. При-дер-И стремительно вскочил на ноги, рассчитывая перепрыгнуть через шар, но шар к этому времени уже застыл у его груди, не пуская десантника дальше.
   -Здесь не обошлось без разума,- сообразил При-дер-И и оглянулся.
   Его мысль оказалась верной: полукруг шаров разомкнулся посредине, и к землянам через образовавшийся проход приблизились два механизма, внешне напоминающих существ-сороконожек, которых десантники недавно видели на дисплеях своих компьютеров. Вокруг длинных сегментированных тел шныряли механизмы поменьше, похожие на пауков ростом с человека.
   Из наушников скафандров полилась явно разумная речь, естественно, непонятная троим землянам.
   -Мы сдаёмся!- немедленно заорал Альт, демонстративно отбрасывая свой бластер. К капралу тут же засеменила пара "пауков". Они схватили манипуляторами Альта и утащили вглубь помещения.
   При-дер-И дал предупредительный выстрел, и двое существ- сороконожек остановились перед ним, продолжая что-то втолковывать ему на своём языке.
   -Сюда бы Сен Мана,- мрачно пробормотал десантник.- Что будем делать, девочка?
   -Нас отсюда не выпустят. Это ясно. Но лучше умереть, чем сдаться в плен инопланетянам. В лучшем случае, нас превратят в подопытных свинок. В худшем - выпотрошат до последнего бита информации. Причем, я сомневаюсь, что они сделают это безболезненно. Ты знаешь инструкции, При-дер-И... Предлагаю начать с меня... Не промахнись...
   Пока они переговаривались друг с другом, шар, перекрывавший им путь назад, коснулся затылка десантника. При-дер-И упал, как подкошенный. Джейн опять оказалась одна против сверхъестественных сил. Надеясь на чудо, она шагнула вперёд к пятну слабо флуоресцирующей пыли, зачерпнула полную горсть и осыпала себя ею с ног до головы.
   Шар, поразивший десантника, окутав Джейн, не причинил ей никакого вреда. Девушка подбежала к При-дер-И, взглянула на его датчик жизненных функций. Столбик интегратора был ниже красной черты.
   -Убийцы,- Джейн подняла бластер десантника и направила на... роботов?- Вряд ли... Киборгов!
   Выстрел... Казалось, по поверхности киборга пробежала лёгкая рябь.
   -Ассимилирующая защита!- догадалась девушка и направила бластер на устремившегося к ней паука.
   Выстрел... Ей удалось повредить одну из ног механизма. Но у паука сразу выскочил из корпуса новый манипулятор.
   -За что мне такое несчастье?- в отчаянии вскричала Джейн, скользя затравленным взглядом по ряду огней.
   Вдруг в её мышлении исчез какой-то барьер. Бросив бесполезный бластер, словно ею это было задумано с самого начала, Клауд вытащила из сумки для трофеев десантника оружие инопланетян. В наушниках раздалась торопливая, сбивчатая речь. Киборги - многоножки стали разворачиваться. Механизмы- пауки скопом бросились к девушке, стараясь прикрываться шарами. Но что Клауд - до шаров? Она стремительно метнулась вслед за киборгами - сороконожками, прорезала молнией искрящийся туман и, выставив из шара руку с оружием, двумя выстрелами сразила наповал двух пауков. Джейн даже удалось подпалить хвост удирающей многоножке. Тотчас же после удачных выстрелов девушки пауки резко поменяли тактику. Они открыли по Клауд прицельную стрельбу.
   Хаос впечатлений и действий в развернувшемся сражении за жизнь спутал, разбил на множество параллелей единый поток времени, в котором ранее пребывала Джейн. Память о секундах боя слагалась в подвижный калейдоскоп одновременных событий.
   -Только не плен,- твердила себе девушка, подстёгивая своё мужество мысленным образом ужасного корнукрака, его зловещей клешни и неподвижно выпученных, холодных глаз...
   Шары стали прикрытием Клауд. Прежде, чем механизмы- пауки сообразили поднять шары вверх, полевые создания под огнём инопланетного оружия так размножились, что ими стало трудно управлять. Из средств защиты беспорядочно двигающиеся шары превратились для "пауков" в помеху - не сказать больше. Натыкаясь на полевую броню, они порождали разряды энергии необычайной силы. Не прошло и нескольких минут, как при столкновениях шары начали исчезать, вызывая у "пауков" жесточайшие пароксизмы, сменяющиеся параличом.
   Но и Джейн было нелегко из-за мельтешащих вокруг неё шаров. Она очень боялась случайно выстрелить изнутри роя искорок, не зная последствий. Разряды её ослепляли, потому-то девушка и не заметила манипуляторов "жука", подкравшегося к ней сзади, до тех пор, пока те не охватили её за талию. Джейн, изворачиваясь, увидела При-дер-И, медленно направлявшего на неё бластер.
   -Жив!- обрадовалась она, гася в себе испуг от мысли, что он собрался выполнить последнюю инструкцию космодесантникам.
   Выстрел При-дер-И оказался удачным - один из манипуляторов "жука" был перебит. Джейн мгновенно воспользовалась полученной свободой и в упор расстреляла железного монстра. Когда же она стряхнула со скафандра остатки манипулятора и оглянулась в поисках При-дер-И, то увидела, как два уцелевших "жука" торопливо катили куда-то прочь, вглубь помещения, а третий, прикрывая их отход, палил в неё из своего оружия без перерыва. Пожалуй, если бы пространство не кишело полевыми созданиями, от Джейн осталась бы одна головешка... Десантника же нигде не было...
   -Святые ирионы!- подумала с ужасом девушка.- Мерзкие "пауки" унесли При-дер-И с собой...
   Первое побуждение толкнуло Клауд в погоню. Но, машинально посмотрев на часы, она определила, что до установленного Акроновым времени старта осталось полчаса. Не обращая внимания на несущиеся во все стороны полевые сгустки, девушка вернулась к шахте. Трос исчез. Включив радиосвязь на полную мощность, Клауд закричала:
   -Вы что там, наверху, с ума посходили? Немедленно спускайте трос!
   Перемежая призывы и мольбы паузами, Джейн охрипла, прежде чем убедилась, что помощи ей ждать неоткуда. Шаттл, а следом за ним - "Молния" улетят прочь сначала к Ундине, а затем назад - к родной Земле, Земному Содружеству, бросив её в безумно далёком и чуждом Мёртвом поясе. Джейн оглянулась, проникаясь ужасом положения, в которое она попала. Стены, темень и одиночество...
   Проклятые "пауки", многоножки... Вечный кошмар...
   Спасаясь от сдавливающей душу мрачной тяжести окружающих её стен, девушка инстинктивно вернулась в просторный зал связи... Последствия недавнего сражения, представшие перед её глазами, заставили Клауд мобилизовать своё мужество. Она обратила внимание на РР-2. Девушка решительно перевела несущую волну передачи на низкие частоты обычной связи и выдала код опознания. РР, включившись, загудел, и послушно подошёл к краю шахты. Джейн взгромоздилась на него, после чего робот, высверливая в стене череду выступов, довольно быстро вскарабкался вверх. В полузасыпанном помещении нитью надежды свисал с потолка трос, по которому РР вместе с девушкой выбрался на вершину холма.
   Солнце не украшало уже небосвод, и громадина УРа своей мертвенной неподвижностью в темноте, едва рассеиваемой звёздами, выглядела весьма зловеще. Не задерживаясь, Джейн подбежала к краю площадки. У подножия холма едва угадывался тёмный силуэт шаттла. Поблизости не было видно энергетических сгустков. Немного успокоившись, Джейн отдала приказ и РР съехал вместе с девушкой вниз. В свете прожектора робота матово блеснула родная поверхность шаттла.
   -Акронов, открывай!- закричала Джейн у люка тамбур - шлюза.- Ты что - заснул?
   -Вечным сном,- ответил ей голос Уоткинса.- Шар накрыл шаттл.
   -Где ты, Уоткинс?- обрадовано спросила Джейн, оглядываясь.
   Метрах в ста от шаттла загорелись два лучика света:
   -Как там, внутри холма?- настороженно спросил Сен Ман.
   -А ты бы остался и посмотрел,- язвительно ответила Джейн.- Ладно, Сен Ман... Но ты, Уоткинс... Я от тебя не ожидала малодушия.
   -Всё произошло так стремительно,- смущённо откликнулся физик.- Я хотел к вам вернуться... К несчастью, вы уже исчезли в этой чёртовой дыре за жуком, а шар, преследовавший нас с Сен Манном, не давал никакой надежды его обойти... Я подумал, что вы найдёте другой выход из подземелья...
   -Ладно, проехали,- почувствовав удовлетворение от торопливых оправданий физика, ворчливо произнесла Джейн.- Внутри холма - ничего хорошего. Киберы взяли в плен Альта и При-дер-И...
   -А шары?- с придыханием перебил её Сен Ман.
   -Роятся. Их там сотни...
   -Надо ноги уносить,- почти молящим голосом заныл Сен Ман.
   -Надо выручать наших!..
   -Это безумие!..
   -Уоткинс! Как снаружи открыть тамбур- шлюз?
   -Не смей! Там шар!
   -Он мне не страшен. Не подходите близко... Уоткинс! Как вскрыть люк?
   -Если люк не заблокирован изнутри - передай свой код.
   -Никакого результата!
   -Гм... Результат, конечно, есть... Отрицательный.
   Джейн уважала чувства физика- интеллигента, спасшего её недавно от глубокой фрустрации, но в данном случае она не вынесла столь неуместной научной педантичности Уоткинса и длинно, витиевато выругалась.
   -Понял,- чуть испуганно и поспешно откликнулся на её тираду знаток эфира.- Люк не открылся потому, что обесточен шаттл... Попробуй подсоединить генератор РР к солнечной батарее... Если, конечно, шар не сожрёт и энергию робота...
   После долгих мытарств с подсоединением проводов Джейн, наконец, попала внутрь шаттла, с нетерпением переждала санобработку на ручном режиме от аккумулятора скафандра и пробралась в кабину. Акронов взглядом стеклянных глаз обжёг девушку. Притормозив и собравшись с духом, она-таки протиснулась между кресел и села на место дублёра пилота. Пульт перед мёртвым Акроновым был разворочен и оплавлен, а перед ней - обесточен. Единственный прибор, который что-то показывал - термометр. Температура в зоне реактора держалась на рабочем уровне... Генератор энергии не подавал ток.
   Джейн направила фонарь в дыру на пульте. Скорее всего, шар схлопнул именно здесь. Причина?- аварийный эфиропередатчик, маяк, посылающий SOS в течение получаса с момента запуска.
   Джейн разгребла закопчённые обломки. Вот он - кристалл ИУС. Совсем маленький, но целый.
   -Уоткинс! Сен Ман! Шар уничтожен. Шаттл обесточен. Реактор не повреждён. Можно ли нам починить электрогенератор?
   -Надо посмотреть,- без особой надежды откликнулся физик.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Ну что, сержант?- Конин в который раз устремил на Хоши Рана воспалённые от бессонницы и тревоги глаза.
   -Ничего, капитан,- склонившись над пультом связи и старательно вращая верньерки, ответил радист.
   -И нет SOS?
   -Нет, капитан.
   Отключив связь с эфирным отсеком, Конин неподвижно застыл, сутуля широкие плечи, над погасшим монитором компьютера.
   Блюм, развалившись в кресле, насмешливо следила за ним. Она была уверена в выборе капитана. Но её интересовало конкретное время, которое будет необходимо Конину для сделки с совестью. Из трёх последних часов, прошедших с момента потери связи с шаттлом, лишь час можно было списать на небольшие неполадки, какие-либо несущественные случайности. Однако два часа назад Акронов в обязательном порядке должен был подать любой сигнал, чтобы сообщить главное: на планете остались живые люди.
   -Вася,- смягчив Насколько возможно голос, начала психологический нажим Блюм.- Пришло время признать, что экспедиция, санкционированная тобой вопреки моему мнению, погибла...
   -Надо послать на планету ещё один шаттл,- не оборачиваясь, резко сказал Конин.
   -Мы получили ответ из Центра на твой запрос и должны немедленно вернуться на базу у Sco- 23625. Нельзя терять ни минуты - и ты это знаешь не хуже меня.
   -Мы пошлём на планету ещё один шаттл,- тем же категорическим тоном повторил Конин.- Операция займёт пару часов.
   Блюм поскребла изящным ноготком подлокотник кресла:
   -Должна тебе напомнить, что мы находимся в Мёртвом поясе, на границе Императорской Пустоши. Каждая планета здесь - своеобразная мина времён жесточайших космических войн, о масштабах и способах ведения которых мы даже представления не имеем... Статистика информбанка Малого Союза свидетельствует, что из двухсот сорока известных полётов кораблей Союза в Мёртвый пояс условно успешными можно назвать пять. Истинные ошане пригрозили бойкотом Малому Союзу, если мы будем продолжать будить ужасные силы на умерших планетах...
   -Динёв! Второй шаттл готов?
   -Так точно, капитан!
   -Я не дам своего пилота... Не дам ни одного десантника!- взвилась над креслом Блюм.
   -Динёв! Возьмёшь Артекса и приземлишься на месте высадки экспедиции. Вы обследуете местность вокруг, выясните, что случилось с первым шаттлом, и немедленно стартуете назад...
   -Есть, капитан! Разрешите предварительно запустить зонд?
   -Прекрасная мысль... Пусть Артекс возьмёт с собой кого-нибудь из своих ребят... И помни, Динёв: никуда не влезьте. Посмотрите, что с шаттлом - и назад... Удачи...
   -Как же ты теперь будешь, Вася, обходиться без личной охраны?- пересилив себя, сыронизировала Блюм.
   -Обойдусь, если тебя не будет поблизости,- буркнул Конин.- Хоши Ран! Обеспечьте связь с разведзондом и шаттлом.
   -Я в курсе, капитан.
   -В курсе?- Блюм, мысленно удивившись, взяла на заметку чересчур, по её мнению, приятельские отношения Хоши Рана с командиром корабля.
   -Разведзонд вышел из второго ангара,- доложил Динёв.
   -Отлично! Хоши Ран, включи запись и дай картинку в рубку.
   -Есть, капитан! Планета сильно фонит, поэтому лучше дать компьютерную реконструкцию.
   -Принято...
   Дисплей компьютера показал базовую съёмку планеты, произведённую Акроновым. Красный цвет, пульсационно сменявший сплошной размытый в переходах серый различных оттенков, показывал единственное отличие в рельефе - место посадки первого шаттла.
   Зонд стремительно снижался. На горизонте вновь показалось мигающее красное пятно.
   -Капитан! Шаттл к старту готов!
   -Подождём пару минут. Рассмотрим место посадки на минимальной высоте...
   Неожиданно Конин заметил три новых пульсирующих пятнышка, которых, он готов поклясться, раньше не было. Капитан невольно протёр глаза. Пятна не исчезли.
   -Хоши Ран! Максимальное Увеличение!
   Одно из пятнышек на пути к месту высадки экспедиции увеличилось, но, одновременно, потеряло резкость. Почти вплотную приблизившись к экрану, Конин лишь различил нечто похожее на паутину параболоида, нити которой соединяли остроконечные башенки. Впрочем, и в увиденном он не был уверен - насколько развитое воображение исказило действительность.
   Космический передатчик?- засомневался капитан.- Но почему их - три?
   -Войнов!- загремел в динамиках встревоженный бас Конина.- Невидимость кораблю! Немедленно!
   Зонд неумолимо приближался к красной зоне.
   -Тревога! Всем членам экипажа занять места согласно боевому расписанию. Подать энергию на лазерные пушки. Приготовить торпеды класса "А"... - Конин со своего пульта отклонил полёт зонда и резко изменил высоту.
   -Что тебя так встревожило?- недоумённо спросила Блюм.
   Её вопрос остался без ответа. Она пожала плечами: опыт подсказывал ей, что капитану нельзя отказать в невероятном чутье на неприятности.
   Тем временем, красное пятнышко, сместившись с центра экрана, едва заметно глазу изменилось. Башенки превратили поверхность двухосного параболоида сетки в более сложную конфигурацию. Голубая, короткая стрелка- веретено по плавной дуге соединилась с точкой, обозначающей Разведзонд, на боковом экране слежения. Экран компьютера зарябил.
   -Связь с зондом утеряна,- доложил Хоши Ран.
   -Вижу,- резко сказал Конин, переключая компьютер на датчики крейсера.- Динёв! Динёв!
   -Первый пилот находится на пути в рубку управления,- откликнулся юношеский голос, дрожащий от волнения.
   Конин досадливо крякнул:
   -Стажёр! До прихода Динёва начать расчёт маршрута корабля к Sco...
   -Есть, капитан!
   На экране компьютера плыла голубая точка.
   -Эжен Пуан!
   -Я, сэр!
   -Проведи спектральный анализ оружия инопланетян.
   -Есть, сэр!
   -Вася, надо улетать,- опять необычно мягко вмешалась Блюм.
   Конин понимал, что её переполняет чувство реванша, и всячески оттягивал принятие неизбежного в сложившихся обстоятельствах решения.
   Корабль слегка тряхнуло.
   -Динёв, корнукрак тебя дери! Кто давал приказ включить двигатели?
   -Никто не дотрагивался к ключу зажигания,- раздался из динамиков всё тот же испуганный голос стажёра.
   Корабль тряхнуло сильнее.
   Конин пробежал внимательным взглядом по показаниям приборов и остановился на изображении планеты. Вместо четырёх пульсирующих точек там было их уже семь.
   -Нас пеленгуют гравилучами!- потеряв на секунду самообладание, крикнул Конин.- Динёв! Включай манёвровые двигатели!.. Динёв! Делай "Отрыв-7"... Динёв! Делай хоть что-нибудь!
   -Есть, капитан!- в испуганном юношеском голосе появились восторженные нотки. "Отрыв-7"- сложнейший в пилотируемом отношении план ухода от станций слежения.
   -Стажёр! Где Динёв?!
   -Не знаю, капитан... Прикажете выполнять?
   -Да. Я на дубляже...
   Корабль тряхнуло ещё, и на этот раз, тряска не прекратилась. Конин плюхнулся в кресло, настраивая систему управления с капитанского мостика. На экране дисплея два голубых веретена метнулись к крейсеру. Наконец, заработали манёвровые двигатели. Курсант излишне ретиво потянул рукоятку скорости. Даже антиграв не скомпенсировал ускорения...
   -Может, оно и к лучшему,- мелькнула у Конина утешительная мысль, когда его руки, налившись свинцом, сорвались с пульта.
   Тряска исчезла, но капитан не успел обрадоваться, делая судорожный вздох. Голубые веретёнца промелькнули мимо, тогда как поверхность планеты приближалась с неимоверной быстротой:
   -Войнов! Торпедами... по военным объектам,- прохрипел Конин, прилагая неимоверные усилия, чтобы ворочать языком.
   Дисплей засветился по бокам огнём стартующих ракет. Корабль медленно... отвратительно медленно начал разворот.
   -Курсант- недоучка... Выгоню из флота,- с досадой подумал Конин о стажёре, пытаясь дотянуться до пульта.
   Радар показывал высоту - десять километров... Девять... Восемь... Семь... Конин уцепился пальцами за край пульта... Шесть, пять, четыре...
   -Не догадается включить бортовые дюзы, гадёныш!- собравшись с силами, Конин пополз рукой к пусковой кнопке. Бортовые дюзы предназначались для отстрела жилого сектора корабля от мощных двигателей и резервуаров с горючим. НО, без предварительной расцепки, они могли помочь выйти из пике.
   -Три, два, один,- пальцы Конина легли на край кнопки, когда корабль тряхнуло взрывом. Поверхность планеты скользнула по экрану компьютера вниз, давая место спокойным звёздам. Руки Конина опять сорвались с пульта. Впрочем, теперь он не сопротивлялся.
   -Представлю к офицерскому званию досрочно,- решил он, облегчённо закрывая глаза. Однако расслабляться было рано:
   -Войнов! Лазерами - огонь!
   Компьютер, переключившись на задние датчики, показал фонтаны огня во всех красных точках, кроме точки высадки экспедиции.
   -Стажёр! Как эфирные двигатели?
   -Готовы.
   -Отлично... Переходи на ядерную тягу...
   Курсант подозрительно замешкался с ответом.
   -Стажёр! В чём дело?
   -Мы и так на ядерной тяге...
   У Конина нехорошо ёкнуло сердце:
   -Ты хочешь сказать, что делал манёвр на ядерных двигателях! - почти шёпотом уточнил он.
   Всякие манёвры на ядерной тяге с резкими разворотами, а тем более, толчками - уставом Космического Флота были строжайше запрещены, ввиду опасности разбалансировки управления термоядерной реакцией.
   -Я... перепутал, сэр,- заикаясь, ответил юношеский голос.
   -Где Динёв?- мрачно спросил Конин.
   -Его нет, сэр!- отчаяние звенело в голосе курсанта.
   -Расчёт полёта к базе Малого Союза готов?
   -Ещё нет, сэр.
   -Не перепутай больше ничего, мальчик...
   -Вася! Ты доверяешь наши жизни какому-то сопляку?- встревожено - возмущённо спросила Блюм.
   -У него отличные реакция и физические данные,- усмехнулся Конин, но улыбка тут же сползла с его лица. Глядя на стремительно удаляющуюся планету, он думал о людях, оставшихся там, скорее всего, навсегда... Четверо десантников, Уоткинс... Клауд.
   -Клауд,- недовольно выдохнул он вслух.
   -Теперь ты её бросил,- Блюм, торжествуя, всячески старалась скрыть нотки злорадства в своём голосе.- Но не вини себя. Как говорится, что на роду написано...

Глава 9.

Дисгармония души.

   Энн выжидающе посмотрела на вошедшую в комнату Иту.
   -У меня для тебя - куча новостей.
   Чистенькое личико Служительницы не имело навыков в лицемерии. По нему можно было читать, как в открытой книге. Прямая чёлка лишь добавляла отдельные образные фразы. Например, сейчас нарушенная безупречность укладки прядок свидетельствовала о крайней возбуждённости Иты, хотя дидонянка явно хотела выглядеть абсолютно спокойной.
   -Первая - в твоей ДНК, действительно, происходят изменения. Эти изменения, прежде всего, затрагивают участки ДНК, отвечающие за специализацию нервных отделов. К сожалению, генетика не настолько глубоко продвинулась в изучении регуляторных функций различных комбинаций генов, чтобы дать ответ: в чём смысл перетасовок наследственного материала в этой области.
   Энцефалограмма, рентген и прочие методы исследований показали наличие кольца небольших уплотнений в двух полушариях твоего мозга. Это кольцо образует одно целое. Необычные связи между полушариями должны как-то проявляться в мышлении, чувствовании... Ты не хочешь поделиться со мной опытом интроспекции?
   -Нет,- поспешно ответила Энн.- Я не наблюдаю за собой ничего странного.
   Отложим на будущее мой вопрос... Итак, вторая, наиболее активная область инверсии генов - образование отдельных участков, обогащённых кремнием.
   -Кремнием?
   -Я удивлена не меньше тебя. Отклонение едва заметное, но оно есть. Я тебе предлагаю серьёзно заняться своим здоровьем. Побудь пока здесь, под присмотром врачей.
   -Интересное предложение... Однако я буду здесь скучать.
   -Не думаю... Вторая новость... Иония!
   Амазонка втащила в комнату упирающегося Граника.
   -Представляешь... Мы нашли этого мальчишку под крылом твоего антиграва... Ты не знаешь, как он там оказался?.. Конечно, нет! Прости за глупый вопрос... Так вот, Граник и составит тебе компанию. Извини. Мы вас закроем... Мальчишка такой инициативный, шустрый...
   -Я должна связаться с капитаном "Ворона".
   -Не беспокойся. О твоём местонахождении мы ему сообщим сами.
   Энн хотела выйти из комнаты, но Иония грубо толкнула её назад. Двери закрылись. Щёлкнул автоматический замок.
   -Ничего не понимаю! Я пленница?!- крикнула, недоумевая, Энн.
   -Мы все- пленники,- ответил по-взрослому Граник, потирая покрасневшее предплечье.- Жаль, что так получилось. А может - и к лучшему. Теперь тебе закрыт вход в дидонянское общество. Как ни поверни - ты теперь - отверженная.
   -И много здесь таких, как я?
   Не получив ответа, Энн взглянула на мальчика. По отсутствующему выражению его лица девушка догадалась, что он впал в какую-то прострацию, и испугалась.
   Ещё бы!.. Кого не испугает перспектива жить в одной комнате с сумасшедшим? Энн не решилась тревожить мальчика и на цыпочках ушла в другую комнату, похожую на первую как две капли воды: компьютер с креслом и кровать со стороны окна, полки со множеством кристаллов. Платяной шкаф, небольшой столик с ещё одним креслом рядом с ним, медицинский тренажёр, кухонное окошко с меню на сегодняшний день...
   Энн тут же села за терминал и сразу обнаружила, что далее ординаторской компьютер не имеет выхода во внешнюю сеть. Без особой надежды девушка подняла кресло и стукнула его ножками по оконному стеклу... Бесполезно... Как же вырваться отсюда?
   Подобно дикому зверю Энн забегала по комнате. Ну что за напасти на её голову! Почему на её долю достаются одни неприятности?!
   Энн даже заглянула в кухонную нишу. Да разве туда поместишься?! Туда даже Граник не влезет. Слёзы беспомощности навернулись на глаза девушки, и она села поверх покрывала кровати, опустив на колени руки. Когда все мыслимые возможности бегства оказались исчерпанными, у Гоппс появилась утешительная мысль:
   -Но ведь ошане заметят, что я пропала. Мы - одна команда - так говорил Влад... Сказочник, Келвин - кто-нибудь из них, обязательно, придёт мне на помощь! Нужно только ждать,- взвалив на плечи других заботу о своём будущем, Энн немного успокоилась.
   Чувство голода достучалось- таки до сознания девушки. Она выбрала блюда, довольно вкусно поела и не стала сопротивляться одолевающей её сонливости.
   К сожалению, другие не испытывали тяжести ответственности за мисс Гоппс на своих плечах. После трудового дня в кают- компании они, приготовив на скорую руку закуски, опрокидывали один стакан за другим и делились своими радужными планами на вечер.
   Присутствие Астры делало вечеринку весьма оживлённой. Дидонянка уместно предложила Сказочнику посетить Скалу легенд, где можно стать героем любой легенды при помощи современной техники, проводников необходимости и дарительниц. Андрею Астра посоветовала провести вместе с Алией несколько часов в Центре экзотики, наслаждаясь смоделированными компьютером ощущениями зверей или инопланетян.
   -У вас даже такое есть?- удивился Келвин.
   -Да. Талос, когда восстанавливал Центр, сказал, что для бывших хозяев Дидоны эта техника служила в герменевтических целях при установлении контакта с другими расами путём сопереживания. Наверное, очень полезная штука...
   Пьера соблазнила комната оркестра камней.
   -Эту комнату создал недавно один наш умелец специально для Верховной,- объяснила Астра.- Но Верховная справедливо рассудила, что такое чудо должно быть достоянием всего народа Дидоны. Она у нас - очень демократична... Конечно, попасть в эту комнату дано не каждому. Тем не менее, если Пьер попросит, я полагаю, Верховная ему разрешит посетить оркестр камней...
   Я там не была, но слышала рассказы очевидцев... Изумительно подобранные инкрустации из всех без исключения минералов, какие можно было только достать... Впечатление такое, будто плаваешь в море цвета, осязаешь каждый оттенок, как нежнейшую ткань... И главное, камни, действительно, звучат! Не знаю уж, почему... Ходят слухи - благодаря ультразвуку...
   -Ну, а мне что посоветуешь?- поддался всеобщему настроению Келвин.
   -Тебе?- Астра лукаво усмехнулась.- Не волнуйся. Без развлечений с Верховной ты не останешься...
   Присутствующие понимающе засмеялись...
   -Капитан! Не забудьте завтра к девяти вместе со своей командой прибыть сюда для выполнения работ!
   Никто не видел, как вошёл Талос. Юноша, одетый в чёрное, осуждающе взирал на пирующих сверху вниз.
   -Талос! Ты невозможен!- недовольно нахмурилась Астра.- Куда ты торопишься? На Дидоне - праздник! Присаживайся к нам.
   -Капитан. Вы мне дадите на ночь кристалл дайефрегма?
   -Пьер?
   -Кэп, ты знаешь, как мне будет трудно расстаться с кристаллом даже на минуту!- чересчур возбуждённо ответил геолог, прижимая руки с пустым бокалом к груди.
   -Но вчера Вас не было на корабле целый день!- возразил Талос.
   -Это- другое... Ведь я всё время знал, что дайефрегм у меня в каюте!
   -Присядь с нами, сынок. Мы сейчас всё уладим,- Келвин дружески хлопнул Талоса по плечу.- Андрей. По-моему, на столе не хватает одного бокала...
  
   - - -- - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Все бортовые системы в порядке,- доложил Шунтонк.
   -Отлично,- блаженно распласталась на нижней пластине Ашша.- на то, чтобы добиться общей синхронизации частей управленческого комплекса - понадобится целый день. От силы - два. Пора кончать человечишку и корнукраков. Начнёшь с человечишки.
   -Н-но, Ашша,- собрав мужество, попытался противоречить ей Шунтонк.- Иван безобиден... Он может нам ещё пригодиться.
   -Ты жалеешь его?- Ашша брезгливо подобрала свои края.- Забыл, что ли, кто тебя кислотой поливал и мышьяком кормил?
   -Я думаю, он не ведал, что творил...
   -Кто в Галактике не знает, что мышьяк для всего живого- яд? Ты, просто, комок слизи!
   Шунтонк пустил волну, но не двинулся с места:
   -Иван сказал, что именно ты назначила мне такое лечение.
   -Ложь!- взвилась над поддоном Ашша.- Забыл, что лишь благодаря мне ты жив? Забыл, что из-за твоего голововтягивания остались свидетели уничтожения тобой цивилизации компьютерианцев?!
   -Но, Ашша!- умоляюще прошепетал Шунтонк.
   -Да,- непреклонно продолжала шиенка.- В том, что мы вынуждены вновь убивать невинных существ - твоя вина. Будь, наконец, шушенком! Я уж не прошу тебя быть агентом!
   -Когда мы вернёмся в Шеолию - я подам рапорт об отставке,- униженно расслабился Шунтонк.
   -Что? Игра для тебя оказалась слишком жестокой?- приоткрыла полость, веселясь, Ашша.- Ну, да ладно. Чтобы ты до конца задания окончательно не разжижился, я сама сделаю грязную работу. Ты мне лишь слегка поможешь... Я тебе расскажу, что надо делать... Иван нам не помешает?
   -Он ушёл кормить корнуэльцев...
   -Вот видишь - ещё одна проблема - корнуэльцы! Вместо того, чтобы испепелить их бластером, как следует поступать с заклятыми врагами каждому цивилизованному разумному существу, этот землянин... это мясо на палочке, их ещё и кормит!.. Непредсказуемая раса! Вернувшись в столицу я буду рекомендовать атаковать и уничтожить их метрополию.
   Лишившись своего центра, союз земных планет распадётся, а сами земляне попадут в зависимость к другим расам... Они никогда не поднимутся после такого удара... А мы обретём на границах четырнадцатого сектора долгожданное спокойствие: никто не будет создавать киберов, лезть в Мёртвый пояс, сколачивать опасные для Шушенки противоестественные союзы из вечно ссорящихся друг с другом варваров...
   Кормить корнуэльцев! Это же - додуматься надо!..
   Ивану некогда было думать. Куча забот свалилась на него со времени появления на базе Sco- 23625 инопланетян: "лечение" Шунтонка, ремонт корабля шушенков, забота о корнукраках... А тут еще - сердечная боль- печаль о бедной наоли...
   Иван окинул взглядом бесконечную равнину, лежащую к западу от базы. Что-то давно не было дождей. Вечные туманы солнечные лучи развеивали в течение часа один раз в сутки, ближе к обеду, обнажая большие водоёмы и малые лужи, покрывавшие, практически, всю земную поверхность. Исключение составляли песчаные косы, холмы и кочки, разделяющие водные пространства, да невысокие, курящие горы, на склоне одной из которых земляне и построили свой аванпост цивилизации.
   Иван с удовольствиям бы бродил по мелководью босиком, но озерца, кишевшие жизнью, таили в иле страшную угрозу- множество червей- паразитов, псевдопиявок и прочей гадости. Поэтому Попов брёл от водоёма к водоёму, с трудом вытаскивая болотные сапоги из затягивающей мути, совсем не в благодушном настроении. Тем более, что мешок с псевдотрилобитами был наполнен едва ль на половину.
   Труд будит сообразительность. Вытирая в очередной раз пот со лба, Иван вдруг поразился необычайно простой мысли: конечно, корабль корнукраков опечатан и Ашша запретила его посещать. Но, если за один единственный раз перетаскать с помощью роботов концентраты, то пропадёт надобность каждый день бродить по три- четыре часа в этих бескрайних болотах, а потом готовить отвратное варево...
   Вдохновлённый прекрасной идеей, Иван легко вскинул на плечо мешок и бодро зашагал по топям к базе. Обходя очередное глубокое озеро, он вынужден был сделать большой крюк. Раздосадованный задержкой, и порядком подуставший, Иван оставшееся расстояние решил пройти напрямик. Вдруг спокойная гладь воды перед ним медленно потекла и почти в середине старого, значительно усохшего водоёма, образовалась воронка. Дно под Иваном дрогнуло и поползло, увлекая его за собой вниз. Бросив мешок, смотритель рванулся обратно к берегу, увязая в густом иле.
   -Что за катаклизм?- растерянно подумал Иван.- Сколько здесь живу, такое - впервые.
   Потеряв равновесие, он упал. Скорее, машинально, нежели из чувства опасности, Иван сорвал с пояса термитную гранату и швырнул в грязевую воронку. Через две секунды на месте воронки, окутавшись паром, вырос небольшой холм спёкшегося грунта, по прочности лишь немногим уступавшего бетону. У подножия клочка новообразовавшейся суши в пузырях кипящей грязи остался лежать мешок с псевдотрилобитами.
   Спасаясь от горячей воды Иван выбрался на песчаную косу и огляделся. Рядом с ним находилось чистое озерцо с песчаным дном и без признаков жизни. В этом озерце смотритель с удовольствием выкупался и выстирал одежду.
   Неожиданное приключение отвлекло Ивана от обычного круга мыслей. Он лёг на песок и расслабился под солнечными лучами в ожидании, пока не остынет грязь у холмика и не высохнет одежда. Перебирая в уме события последних дней, смотритель вдруг вспомнил, что он пропустил очередной сеанс связи с канцелярией управляющего делами ремонтной службы.
   -Они там, наверное, заволновались,- подумалось ему.- Ещё бы! На базе, как в космопорту - наоли, шушенки, корнукраки... И связь пропала... Влетит мне... Ну, ничего. Быстрее корабль вышлют.
   Через час, выйдя из дремотного состояния, Иван одел почти просохший комбинезон и сапоги, выловил, прополоскал, а потом открыл свой мешок. Оттуда пахнуло привычным запахом корнукракского деликатеса.
   -Посолить - и еда готова,- повеселел смотритель.
   Когда он спустился в питомник, от его благодушия не осталось и следа. Во- первых, то, что он услышал - царапанье, кряхтение, постанывание - насторожило его. Во-вторых, то, что он увидел, потрясло его: вместо чистого и ухоженного помещения за силовым барьером царило натуральное свинство. Во взбаламученной грязной воде, затопившей больше половины свободного объёма питомника, плавали, отплёвываясь, и жалобно скрежеща, беспокойные корнукраки. Завидев Ивана, трое из них сразу отчаянно зажестикулировали, и к силовому барьеру подплыл командир.
   -Ясно, корнукракушко,- быстро сообразил смотритель.- Хотели сбежать, да не вышло? Теперь, небось, просите ещё и прибрать за вами? Нет уж. УУ-3,-обратился он к роботу.- Сбегай за тросом. Пускай они сами прочистят канализацию. Вода и уйдёт. А оставшуюся грязь пусть корнукраки своими клешнями согребут к барьеру... Да трос ты им через верх брось... Сними пятую полосу и брось. Вода уйдёт - покормишь. Я через часок загляну- проверю.
   Решив до конца отрегулировать вопрос с корнукраками, Иван пошёл к кораблю шушенков. Там его тоже с нетерпением ждали:
   -Иван! Иван!- на пороге шлюза встретил смотрителя Шунтонк, вращая глазами во все стороны.- Ты должен нам помочь...
   -Я-то помогу. Я постоянно вам помогаю. Но у меня к вам небольшое дельце... Где Ашша?
   -Я здесь, наш верный союзник,- плавно передвигаясь на ложноножках, появилась Ашша, демонстрируя всем своим видом (замедленность движений, отсутствие пластин) полное миролюбие.
   -Ашша. Мне надобно зайти в корабль корнукраков за концентратами - кормить их нечем... Ты, будь добра, отключи систему охраны и не пальни, случайно, изо всех орудий по мне, когда я туда войду.
   -Хорошо, союзничек... Кстати, а где взрыватель, который ты отобрал у Вэра?
  
   -Ему же и отдал. Никто не сохранит взрыватель лучше, чем капитан корабля.
   -Но он может сбежать... Впрочем, тебе виднее... А сейчас помоги нам установить диагност вон у той скалы. Тебе Шунтонк объяснит, что к чему... И я подойду... Вот только прихвачу пластины. Там колко из-за камней...
   События для Ашши развивались необычайно скучно... Надо было бы, просто, убить землянина, но шиенку обуяла прихоть превратить Шунтонка в соучастника очередного убийства. Её месть и заключалась в том, чтобы шушенк, кичащийся кодексом чести, упал в своих глазах ниже, чем находилась она. Шаг за шагом шиенка вела Шунтонка по подземельям душевных мук, получая от этого неизмеримое наслаждение. Ей было любопытно - куда приведут шушенка угрызения совести - к самоубийству, сумасшествию или...
   Впрочем, третий путь для Шунтонка маловероятен. Победить химеру совести и стать подобным ей Шунтонку не светило - потомственные аристократы низшего ранга получали слишком идеалистическое воспитание. Они были костяком Великой Шушенки, патриотическим её духом, и их иллюзии не стоило развеивать в массовом порядке...
   Но Шунтонк выставил её поначалу полной, да еще - кровожадной дурой!.. И откуда у него появилась подобная информация?! Впрочем, судя по кратким беседам с другими агентами стрека, да и по собственному опыту, Ашша с горечью призналась себе, что, действительно, агенты стрека обленились.
   Списать на погибшего помощника свои ошибки - самый простой способ делать карьеру. В работе агента, практически, не бывает свидетелей. Но, если прибегать к уничтожению помощника регулярно, кто-нибудь неизбежно заметит закономерность, кто-то же - заметит странность, кто-то же додумается проанализировать отчёты проведённых операций, найдёт лёгкие шероховатости, нестыковки... Поползут слухи... Ретивый бюрократ в штабе разведки решит проверить... Ашша почувствовала, как на ней поднимаются дыбом ядовитые иглы...
   -Ладно... Довезу тебе домой, дорогой Шунтонтик. Но для тебя же было бы лучше умереть героем...- шиенка включила видеосъёмку, согнула пластины в шар и стремительно выкатилась на поверхность планеты. Всё шло по плану. Шушенк с серьёзным видом объяснял землянину особенности установки диагноста внешних рецепторов звездолёта:
   -Понимаешь, Иван, нам нужно, прежде всего, в этом месте выплавить узкую борозду по направлению к кораблю. Твой бластер хорошо фокусирует луч. Настрой его на глубину проходки до полуметра и приступай... Только хорошо прицелься. Направление борозды должно быть выдержано строго на корабль... Твой бластер хорошо фокусирует луч...
   -Ты уже это говорил.
   -Ах, да. Тогда действуй!.. Аккуратней!.. Не так! Посмотри - ты же отклонился на тридцать секунд!
   -Может, ты сам попробуешь?
   -Нет, нет. Я знаю - у тебя получится лучше. Только не торопись... Ну, зачем ты выставил такую мощность? Уменьши.
   -Ты же сказал, что борозда должна быть глубиной в полметра?!
   -А ты насколько выставил?
   -На сто киловатт.
   -Ты бы ещё на двести выставил!
   -Да что с тобой?
   -Ничего! Я хочу, чтобы обошлось без несчастного случая. Встань сюда. Так ты будешь видеть корабль и борозду одновременно.
   Ашша, замерев растяжках в десяти от Шунтонка и землянина, с удовольствием следила за их перебранкой. Видеокамера фиксировала всё: раздражённый землянин размахивал бластером, без конца тыкая стволом грозного оружия в её сторону. Шунтонк суетился, становился между ней и землянином... На экране это вполне сойдёт за отговаривание варвара от агрессии. Но землянин был необычайно упрям. Вот он отстранил Шунтонка и вскинул бластер, целясь прямо в неё. Пора...
   Иван, действительно, был вне себя от глупых придирок Шунтонка. Наметя мысленную линию между собой и звездолётом, смотритель крикнул Ашше, чтобы она убиралась к вирионам, в избытке старания нагнулся вниз и включил бластер.
   Что-то свистнуло над головой Попова, подстригая его растрёпанные ветром волосы, и с жутким скрежетом ударило о скалу за спиной. Иван удивлённо разогнулся, продолжая по инерции нажимать на пускатель бластера. Луч аккуратно пропахал постепенно расширяющуюся борозду в направлении звездолёта, попутно разрезав пополам Ашшу.
   -Какой ужас!- Иван выпустил из рук оружие и упал на колени.
   Шунтонк не меньше смотрителя был ошуршен таким ходом тщательно спланированной агентом стрека операции.
   -Ты убил её,- довольно внятно для лингофона сумел пробулькать он.
   -Хватит тебе,- увидев, как шевельнулись две половинки Ашши, приободрился землянин.- В прошлый раз корнукрак её клешнёй разрезал - и ничего. Через полминуты...
   -Ты не понимаешь,- досадливо задрожал Шунтонк.- Корнукрак её разрезал клешнёй... То есть, он произвёл механическое повреждение тканей. Ты же выжег бластером, превратил в пар килограммов пять её тела... Да ещё и припалил раны... Такой степени регенерации мы ещё не достигли...
   -Значит, её никак нельзя спасти?- упавшим голосом спросил Иван.
   -Теоретически можно попробовать в реанимационной машине восстановить жизнеспособность тела шиенки, но я думаю, что не стоит этого делать.
   -Ерунда! Немедленно понесли её в медотсек,- вскочил на ноги, охваченный альтруизмом, Иван.
   -Зачем?! Она хотела убить тебя!
   -Когда?
   -Да прямо сейчас. Посмотри на скалу.
   Иван оглянулся. В базальте торчала пластина Ашши.
   -Зачем ей меня убивать?- искренне изумился Попов.- Ведь мы - союзники!
   -Я не имею права отвечать на твой вопрос... Перед тобой же - факт, который нельзя опровергнуть.
   -Ладно... Пусть так... Помоги мне отнести шиенку в медотсек.
   -Повторяю: она чуть тебя не убила!
   -С ней я потом разберусь. А пока надо спасать не только её, но и наоли! Ведь ты не сумеешь один восстановить корабль и вернуться в Шушенкию?!!
   Шунтонк открыл было свой рот, но тут же его с шумом захлопнул. Тайна наоли была государственной тайной. Тяжело взбулькнув, он неохотно подсобил землянину.
   Реанимационная машина долго мигала рецептурными блоками, после чего выдала медзаключение: выздоровительный процесс займёт двадцать четыре часа.
   -Вот так-то, - самодовольно произнёс Иван.- А сейчас я навещу корнукраков и минут через двадцать мы займёмся твоим диагностом.
   Взяв с собой робота в качестве носильщика, смотритель взломал силовые печати с корабля корнукраков и, невзирая на разрывающую тишину сторожевую сирену, старательно опустошил продовольственные кладовые инопланетян.
   В основательно почищенном питомнике корнукраки встретили Ивана радостным пощёлкиванием и поскрёбыванием. Труд разбудил в них здоровый аппетит.
   -От имени экипажа боевого крейсера благодарю тебя за заботу о воинах Корнуэла,- напыщенно произнёс Вэр.- Как кэпзен третьей ступени Превосходства обещаю, что если мне представится случай, я занесу твоё имя в Священную Книгу почётных врагов Корнуэла.
   -Благодарю,- сердце Ивана согрело чувство признания его человеческих достоинств. У него даже как-то стёрлось из памяти неприятное впечатление от вероломства Ашши. Морщинки на лице смотрителя разгладились.- Благодарю.
   -Не за что,- великодушно отмахнулся маленькой клешнёй Вэр.- конечно, это - немало: иметь гарантию героической смерти, но твоя услуга того стоит...
   -Погоди... О какой гарантии смерти ты говоришь?- насторожился Иван.
   -О гарантии героической смерти! Быть почётным врагом Корнуэла, значит - иметь шанс умереть героем, испытав на себе самые изощрённые пытки наших искусных палачей...
   Иван выругался длинно и витиевато.
   -Я тебя расстроил?- огорчился Вэр.- Но я ведь от всего панциря... то есть - от всей души.
   -Видишь ли,- сдерживая себя, промолвил Иван.- Умирать под пытками... Э-э... несколько неприятно.
   -Конечно... Но ты же ведь - враг. А пытками мы выражаем тебе своё уважение... Отличаем тебя от остальных врагов... После смерти почётного врага мы сообщаем его сородичам, что он умер, не выдав под пытками ни одной тайны своей расы, то есть - как герой.
   -Значит, всё-таки, можно устоять перед вашими пытками, сохранить государственные секреты?
   -Можно... Если о них не спрашивать. Впрочем, мы поступаем проще: во избежание случайностей, секундных слабостей, мы затыкаем почётным врагам рты во время пытки.
   -Какой кошмар!
   -Согласен. Затыкать рты героям перед пыткой - признак недоверия к их достоинствам. Но были случаи...
   -Я не о том,- хмуро перебил словоохотливого корнукрака Иван.- Какой кошмар - подобным образом выражать уважение к своим врагам!
   -Враги - есть враги,- растерянно щёлкнул клешнёй кэпзен.- Вот если бы ты принял присягу на верность Корнуэлу, то я бы приложил все свои усилия, чтобы ввести твоё имя в Священную Книгу почётных друзей Империи. О-о! Это, действительно, великая честь!
   -Надо полагать, такой вариант лучше?- настороженно спросил Иван.
   -Конечно! Тебе предоставляется неограниченное право служения великой Империи во всех областях производства и сервиса, сообразуясь, естественно, с твоими способностями...
   -Благодарю покорно...
   -Я понимаю,- несколько опал на своих ногах Вэр.- Для такого выдающегося существа, как ты, быть в услужении кому-нибудь - невозможное унижение... Но ведь ты, увы, не корнуэлец.
   -Это уж точно,- Иван посмотрел на часы.- Спасибо за радужные перспективы, но мне пора.
   -Опять уходишь к подлым слизнякам - шушенкам?- вскинулся на передних ногах возмущённый Вэр.- И это после того, как я тебя поставил на одну ступень со мной, удостоив дружеской беседы? Да ты пойми: эти шушенки ещё несколько дней назад расстреляли эскадру земных кораблей... Они - преступники!..
   -Не горячись, корнукракушко...
   Услышав унизительное прозвище, Вэр возмущённо щёлкнул клешнёй.
   -В вас, инопланетянах, так трудно разобраться,- тем временем невозмутимо продолжал говорить смотритель.- А ты прекрати свои попытки убежать отсюда... Подумай лучше о душе... То есть - о панцире.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
  
   -Что же вы сидите?- заорал Сен Ман.- Чините передатчик, верните звездолёт! Мы же до конца наших жизней обречены на существование в этом аду!..
   -Хочу тебя утешить,- иронично заметила Джейн.- Навсегда - сильно сказано. Десять, двенадцать суток - отнюдь, не вечность.
   -Причём тут - десять суток?- тревожно спросил Сен Ман.
   -Именно настолько нам хватит кислорода...
   -Надо что-то делать!
   -Не ори!- исказившееся от гнева лицо Уоткинса в красном свете аварийного освещения выглядело ужасно. Сен Ман отодвинулся в дальний угол и тихо запричитал:
   -И почему я не отказался от этой безумной затеи? Я же чисто кабинетный работник! К ирионам - тщеславие! Тоже мне - первооткрыватель цивилизаций Мёртвого Пояса!.. Зачем это мне?..
   -Джейн... У тебя есть предложения?- немного успокоившись, спросил Уоткинс.
   -Какие могут быть варианты?- всё так же иронично откликнулась девушка.- Конечно, починив электрогенератор шаттла, есть шансы соорудить какое-нибудь жилище под землёй, наладить добычу кислорода и воды из силикатов... Но есть-то нам всё равно скоро будет нечего... Ну, проживём пару месяцев вместо десяти дней... Съедим на закуску Сен Мана,- не удержавшись, съязвила она.- И - конец. Так что - выход один. Мы стали свидетелями функционирования на этой планете мощной оборонительной системы. Следовательно, здесь под землёй есть остатки древней, высокоразвитой цивилизации. И, быть может, нам удастся вырваться отсюда, позаимствовав технику у местных аборигенов.
   -Джейн... Если придерживаться твоего плана - велика вероятность того, что нам не прожить и одного дня... Аборигены очень агрессивны... Их оружие превосходит наше,- спокойно прокомментировал слова девушки Уоткинс.- Но... Мне твой план нравится. Когда мы отправимся на поиски твоих аборигенов?
   -Отдохнём перед дорогой, перекусим...
   -Вы хотите бросить меня здесь?- подал голос Сен Ман.
   Иди с нами. Профессор замолчал, что-то обдумывая. Потом он преувеличенно - озабоченно произнёс:
   -Пожалуй, нельзя шаттл оставлять без присмотра. Мало ли что может случиться... Конечно, было бы предусмотрительней, если б вы перед... экспедицией починили электрогенератор...
   -Видишь ли, Сен Ман,- скрывая накипающую злость, медленно сказала Джейн.- У меня есть надежда, что При-дер-И и Альт живы....
   -А сами спокойно ложитесь спать!
   -Пошёл ты к корнукракам!- от сердца пожелала девушка, добавив нечто лично- неприличное.- Уоткинс! Давай вышвырнем его из шаттла?
   -Так как, Сен Ман? Вышвырнуть тебя?- мрачно - многообещающе спросил Уоткинс.
   -Быстро же вы скатываетесь к первобытному дикарству! Впрочем, замолкаю...
   -Займись делом,- Джейн вытащила из нагрудника скафандра мнемокристаллы.- В записи есть речь местных многоножек - киберов... Может. Тебе удастся запрограммировать наши лингофоны...
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Энн. Ты своим бесцельным передвижением по комнатам преступно увеличиваешь мировую энтропию.
   Девушка замерла, прекратив свои метания между прочными стенами комфортной тюрьмы:
   -Граник, это ты сказал?- удивлённо спросила она.
   -По-моему, кроме меня и тебя в комнате никого нет.
   Граник сидел в кресле, расслабленно положив руки на подлокотники.
   -Умный мальчик... Может, ты знаешь, как вырваться отсюда?- сердито сверкнув глазами, Энн привычным жестом откинула назад прядь волос.
   -Выбраться отсюда - несложно, да только некуда....
   -Как - некуда? На корабль!- раздосадовано крикнула Энн и устыдилась.- Конечно, я понимаю. Извини меня за мой эгоизм... Но... Я не могу... наверное, взять тебя с собой... Да я и спрашивать никого не буду,- твёрдо закончила девушка.- Возьму - и всё...
   -Ты не понимаешь...- лицо мальчика, обычно, такое выразительное, живое, теперь напоминало маску. Даже губы почти не шевелились, выплёвывая его скороговорку.- Нас, мутантов, здесь - более ста... Есть ещё подобные "санатории"... Всех не увезёшь.
   -Да, да, конечно,- соглашаясь, жалостливо закивала головой Энн.- Но тебя-то... Ты же хочешь?..
   -Не знаю,- неожиданно растерялся Граник.- А в том мире, откуда ты прилетела, мутанты свободны?
   Энн убрала с плеч мальчика руки и отвернулась:
   -Не буду обманывать, Граник... В земном Содружестве тоже мутантам несладко живётся... Но большинство из них свободны.
   -А у меня есть гарантия, что я не окажусь в меньшинстве?
   -Ну, обычно, на Церере держат либо социально опасных, либо транспозонно - заразных мутантов... Но ты - искусственный мутант... Как и здесь, тебя могут изолировать в чисто научных целях...
   -Значит, мне некуда бежать,- тоскливо сказал мальчик, глядя в окно.- Разве что - в леса. Некоторые из наших убегают туда от отчаяния...
   -Да, конечно, в леса,- обрадовалась неожиданному для неё выводу Энн.- На Дидоне - море лесов. Необжитая планета!.. Конечно, такая жизнь полна неудобств, но, со временем, можно обрасти хозяйством, наладить контакты с сельским населением... В конце концов, Хранительницы, амазонки - не вездесущи!
   -Так тебе никто не сказал?..- Граник изумлённо посмотрел на девушку.
   -Ты о чём?
   -Наши леса являются охотничьими угодьями корнукраков! На побережье существуют пять охотничьих комплексов, куда, время от времени, наезжают сотни этих тварей.
   -Святые ирионы!- ужаснулась Энн.- Здесь бывают корнукраки?.. И они не трогают вас?
   -У них с Хранительницами Мира какой-то договор... Но на беглецов этот договор, естественно, не распространяется... Авалис утверждает, что здесь у корнукраков что-то вроде тренировочного лагеря... Они при помощи егерей- амазонок изучают повадки людей... Корнукраки ведут отстрел дикой популяции.
   -Ка-кой договор с врагами человечества?!
   -Не знаю...
   -Вот это новость! Граник! Ты понимаешь, что это значит? Ваша звезда приблизилась к границам Малого Союза... Формально, нет никаких причин не принять Дидону в Земное Содружество... Если корнукраки сумеют незаметно сосредоточить на вашей планете свой флот, то нападение с тыла может оказаться в решающей битве роковым для землян... Шушенки даже не успеют вмешаться... Нам надо предупредить Содружество...
   -Верховная утверждает, что у нее - всё под контролем... Корнукраки не собираются уничтожать человечество и даже не будут покушаться на его независимость. Они хотят лишь ограничить его агрессивность и неуравновешенность во внешней политике...
   -Какая агрессивность?- возмутилась Энн.- по-моему, у нас с союзниками отношения - не идеальные, однако вполне сносные... Особенно, с анкрянами. Агрессия... притом, неприкрытая, жестокая - идет со стороны корнукраков - и только их!
   -Верховная говорит, что корнуэльцы устали от бесконечной войны... по-новому смотрят на инопланетян...
   -И поэтому они устаивают на Дидоне охотничьи угодья...
   Практика охоты на диких дидонян в качестве учёбы пригодна лишь для приобретения навыков выслеживания остатков сопротивления после захвата земных колоний, а не для защиты своих территорий.
   -А если подобный опыт корнуэльцы приобретают на случай отражения вражеского, человеческого десанта на их планеты?
   -Десантирование на планету противника предполагает нападение, а не бегство в леса... На своей местности остатки разгромленного десанта истребить, пленить - особого искусства не нужно...
   Да, если аборигены планеты, подвластной корнуэльцам, лояльны своим хозяевам, а не ненавидят их!..
   Энн почувствовала, что она имеет дело не с фантазиями ребёнка, а с хорошо продуманной идеологией...
   -О чём мы спорим?- сделав паузу, спросила она.
   -О том, стоит ли предупреждать Содружество о союзе Дидоны с корнуэльцами или - нет,- чётко сформулировал предмет обсуждения мальчик.
   -Ты считаешь, что не стоит?
   -Какое мне дело до Содружества? Дидона существовала и будет существовать без него.
   -Но Содружество- это миры людей!
   -Людей, а не мутантов... Кстати, и ты, насколько я понял, пограничница...
   Девушка вспыхнула:
   -Не груби!
   -Да мне-то что?..
   Лучше подумай над тем, куда тебе бежать?
   Энн внезапно осознала, что слова Граника - не грубость, а констатация факта... Неважно, что со временем будут вытворять её гены... Она уже сейчас надо носить эмблему голодных змей или яблока - на выбор...
   Девушка горько улыбнулась, борясь с покатившей к горлу тошнотой: правду говорят: выбор есть всегда... Но будь она в Земном Содружестве или на Дидоне - везде за её спиной постоянно теперь будет звучать полупрезрительный шёпот генноблагополучных дам и ей в лицо полетят унизительные слова от брезгливо улыбающихся мужчин... Впрочем, к последнему ей не привыкать... Но работа, жильё?!
   Энн вспомнила угрюмые кварталы старых многоэтажных домов, в которых ютились пограничники... Отщепенка... Ужас могучей силой скрутил в клубок девушку. Она села на пол, обхватив голову руками и горько зарыдала.
   -Авалис! Она плачет,- громко сказал растерявшийся мальчик. Какое-то мгновение он сидел неподвижно, напоминая статую. Граник словно прислушивался к чему-то внутри него. Потом мальчик быстро встал, шагнул к Энн и осторожно погладил её волосы:
   -Не переживай. Авалис говорит, что ошане - не дураки. У них должен быть страховой полис - тайная планета, куда они отправляют своих мутировавших товарищей... Нам нужно дождаться ошан.
   -Да-да... Они меня не бросят,- жадно схватила руку, принёсшую утешение и надежду, Энн.- Ты говорил - отсюда можно сбежать?
   -Не сейчас... Вечером.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - -- - - - - -
  
   -Не ходи к ней, Талос,- тягуче - жалобно просила Делия, держа в ладонях руку инженера.- Ты не нужен землянке... Она в душе смеётся над тобой.
   -Ты ничего не понимаешь... Сирена - особенная. С виду она сильная, цельная, как амазонка, а внутри у нее - хрупкий, нежный цветок чувств... Ей не ужиться в нашем мире ни с дарительницами, ни с амазонками, ни с Хранительницами...- инженера грызла похмельная тревога.
   -Не обманывай себя, Талос,- Делия непривычно убедительно для неё вбивала своим звонким голосом свои мысли в заторможенное сознание юноши... Куда только подевалась её вздорная трескотня?- Сирена здесь - как рыба в воде... Она вьётся вокруг Деметрия, расталкивая соперниц локтями... Дарительницы первого разряда учатся у неё профессионализму... Алия из кожи вон лезет к ней в наперсницы... Вчера Лютеция хотела осадить землянку, так они обе сцепились друг с другом не на жизнь, а на смерть.
   Ты же помнишь Лютецию - егершу?.. Её, кстати, прочат после праздника в царицы амазонок... Сама Верховная подумает, прежде, чем упрекнуть её в чём-нибудь!..
   Вот это была драка!.. Их разнять никто так и не решился... Состязания амазонок седьмого- шестого разрядов пошли каротидам под хвост...
   -И кто победил?- морщась от головной боли, спросил Талос.
   -Лютеция, конечно! Но и егерше досталось!.. Если б не Верховная, амазонка пристрелила бы твою Сирену. Землянка противостояла одной из лучших амазонок более трёх минут...
   -Как Сирена себя чувствует?- встревожился Талос.
   -Живуча, как кошка. Чуть ли не бегом добралась до твоей реанимационной машины.
   -Когда?- чувствуя лёгкое сексуальное возбуждение от воспоминания, быстро спросил Талос.
   -Да, вчера же... Перед тем, как ты принёс свой булыжник.
   -Кстати,- вскинулся инженер, переключаясь на другое.- Куда я его положил?
   -Бросил вон в тот сундук к другим камням... Талос...- дарительница, крепко взяв юношу за плечи, развернула его к себе лицом.
   -Да что с тобой?- смущённо пробормотал инженер, отводя свой взгляд в сторону сундука.
   Талос,- девушка жадно искала в нём что-то особенное, чего ещё не было вчера утром. Её большие, полудетские глаза, перебегая с высокого лба к подбородку с ямочкой, вновь и вновь задерживались на кончиках дрожащих ресниц, пытаясь уловить хоть искру желания от ночного огня страсти в тёмных зрачках юноши.- Талос! Когда ты пришёл с корабля землян сюда, ты был необычен...
   Юноша испуганно отстранил от себя Делию и приблизился к объёмному пластиковому контейнеру.
   -Талос! Ты вчера... говорил чудесные слова...
   -Я помню,- глухо ответил инженер, открывая крышку сундука.- Астральная мудрость! Мой расчёт оказался верным. Кристаллы дайефрегма восстанавливаются!
   Талос повернулся к дарительнице. От прежней угрюмости у него не осталось и следа:
   -По книгам земляне не нашли способа восстановления дайефрегма. Каких только агентов влияния на дайефрегме не испытывали: надкислоты, сверхокислители, жёсткие излучения... А решение - простое: необходимо объединить кристаллы до определённой массы и внести в систему свежий дайефрегм... Правда, масса должна быть большой. В этом сундуке - почти все кристаллы флота крестоносцев...
   -Я рада за тебя.
   -Я должен вернуть кристалл Пьеру и... Сирена... Драка с амазонкой не пройдёт безнаказанно для неё...
   Да! Надо дать ей хотя бы это...- порывшись в другом контейнере, инженер достал серо- голубоватый тонкий комбинезон.- Я разработал защитный костюм для амазонок, чтобы им была не нужна болезненная операция по вживлению мономолекулярных волокон в мускулатуру... Но царица амазонок отказалась от него, считая операцию главным испытанием на выносливость для рекруток.
   -А я?!- вырвалось, подобно стону, из глубин души Дели горестное восклицание.- Ты обо мне совсем не думаешь!
   -Ты? Ты - дарительница,- переступив через что-то доброе в себе, деланно - равнодушно ответил инженер, укладывая дайефрегм землян и комбинезон в переносной ящик.
   -Талос, перестань!- требовательные нотки в голосе Дели заглушили интонации мольбы.- Землянка не откроет тебе выход к звёздам, которыми ты бредишь по ночам... Ты для нее - никто...
   -Делия!- укоризненно поднял палец инженер.
   -Да, я - Делия. Только позови - и я пойду за тобой на край света. Позови...
   -не жди меня скоро...
   Делия попыталась задержать Талоса, но он, ожесточившись, грубо толкнул её на кровать и быстро вышел.
   Сжав пушистую, пятнистую накидку, дарительница зарыдала, хороня внезапно родившиеся ночью лазурные надежды, радость и чувство теплоты, познанное ею в отвратительном, тёмном и сыром подземелье.
   Выплакавшись, дидонянка вспомнила, что ей тоже пора явиться к Верховной для фискального доклада. Впрочем, время аудиенции Дели точно никто не назначал, и она ещё долго сидела, глядя на груду ящиков в полутёмном углу...
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - -- - - - - - - -
  
   Стенк проснулся на берегу бескрайнего моря. От потоков яркого света он зажмурился, рефлексивно сжимая кулаки. Под пальцами заструился тёплый песок. Столь неожиданное место пробуждения вздёрнуло нервы пилота не хуже звука прищёлкивания корнукрака. Одним движением Стенк оказался на ногах и оглянулся. Дуга широкого пляжа обрывалась, с одной стороны, у невысокого мыса шагах в пятидесяти от Стенка, с другой - изогнутым крылом охватывала лазурный, искрящийся залив, отороченная хвойным подлеском. На противоположном берегу залива розовели какие-то невысокие строения. Сзади... Стенк вздрогнул от прикосновения, резко отступил вбок и развернулся, готовый к драке:
   -Ты, Астра,- облегчённо выдохнул он. Настороженность растаяла в удовольствии.
   В двух метрах от него стояла дидонянка, обнажённая, зовущая, желанная ... Да и сам пилот, кроме циаля, ничего не имел на теле из одежды.
   -Как мы здесь очутились?- смеясь, Стенк обнял Астру.
   -Ты сам после дружеской вечеринки вызвался обучить меня настоящему пилотированию,- надув припухшие алые губки, дидонянка капризно начала стучать по его груди кулачками.
   -Ну, и чем это закончилось?- увидев у девушки пару ссадин на виске и синяк на предплечье, мрачно осведомился Стенк.
   -Во-он дымок над лесом... Разглядел?.. Там похоронен наш антиграв,- насупилась Астра.
   -Неужели так плохо?
   -Как тебе сказать?- глаза дидонянки затуманились. Она приблизилась к ошанину вплотную. Её томный вздох прохладой двух касаний упругих бутонов разбередил чувства Стенка.- Таких ощущений я никогда не испытывала... Не твоя вина, что ты не удержал в какой-то момент штурвал...
   -У меня - стальные нервы,- пилот встрепенулся, услышав в словах дидонянки намёк на непрофессионализм.
   -Я успела в этом убедиться,- странное, мечтательное выражение лица девушки с лихорадочно заблестевшими глазами снова сбило пилота с толку.- Кругом трещат, рушатся деревья, антиграв разваливается... Фейерверк от разряжающихся конденсаторов, взрыв реактивного топлива, огонь лижет твои пятки, но ты-таки целеустремлённо и виртуозно довёл своё дело до конца... Ещё хочу,- внезапно озлилась Астра, стукнув пилота кулачками по груди.
   -Но у нас нет исправного антиграва,- Стенк с облегчением отметил, что порча дорогостоящей техники не произвела на девушку удручающего впечатления.
   -Найдём в охотничьем комплексе,- дидонянка махнула рукой в сторону зданий на противоположном берегу залива.
   -Солнце высоко, Астра... Драм, небось, уже заждался нас на корабле.
   -Ты так торопишься улететь в Мёртвый пояс? Тоже - за своей девушкой?!- встревожено прильнула к пилоту дидонянка дрожащим от вожделения телом.
   -Нет у меня никакой девушки,- чувствуя, что ещё немного - и Астра добьётся- таки своего, сумбурно выпалил Стенк.
   -Так что тебя влечёт в Мёртвый пояс?
   -Меня вырастили истинные ошане... У меня много вопросов к ним...
   -Чтобы встретиться с истинными ошанами - не обязательно лететь в Мёртвый пояс,- поглаживая Стенка, игриво промурлыкала дидонянка.
   -Они пропали из области Малого союза... В последний раз... м-м... они посетили Землю... Ах, ты, проказница...
   -Когда?
   -Более пятидесяти лет назад... Истинные ошане обитают где-то в Мёртвом...
   -О-о! Зато ты - стопроцентно живой... - Астра ловко освободилась.- Я тебя не держу... Улетай.
   Она отскочила и притворно - целомудренно прикрылась волосами, отгораживаясь от пилота плечом.
   На её обнажённой спине Стенк увидел чёткий отпечаток штурвала.
   Безумная женщина,- пробормотал он, выбрасывая посторонние мысли из головы.- Иди ко мне, моя летунья...
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Андрей и Алия были одинаково до крайности смущены. В красной комнате с мягкими матерчатыми стенами и полом они сидели на маленьких, многочисленных подушках - единственных предметах, находящихся здесь, не считая передаточно - проецирующей аппаратуры в виде эластичных повязок, валявшихся сейчас рядом с ними...
   -Это- безумство чистой воды - соглашаться на такое,- поздно каялся Андрей, почёсывая места ввода под кожу сенсорных окончаний. Как электронщик, он быстро разобрался в общих чертах, что произошло с ним и Алией.
   Используя до предела произвольную аналогию, для создания полноценной псевдореальности в тело человека вводят сенсорные проводники, образующие пространственную сетку. Через проводники проводят записанные фантастическим для современного уровня земной техники способом ощущения заказанных посетителем животных, разумных существ, предварительно подавляя особыми препаратами самосознание человека. У потребителя- акцептора возникает полная иллюзия перевоплощения. Естественно, что сенсорные сигналы от чужих рецепторов не совпадают с сигналами собственных рецепторов заказчика острых ощущений. Сознание дезориентируется, следуя лишь наиболее общим для всех живых существ принципам существования нервных систем: тепло, холод, резкость- размытость, удовольствие- боль. Остальное дорисовывает буйное воображение на основе случайно разбуженных необычными сенсорными сигналами ассоциаций.
   Например, человек превращается в змею. Мир теряет краски. Верхние кожные рецепторы блокируются. Нижние, подкожные, благодаря сенсорным проводникам, не просто снижают порог восприятия: они воспринимаются как слух при помощи целого тела. У змей нет ни рук, ни ног. Но есть хвост. Ощущение человеком тела змеи не означает парализации рук и ног. Ноги ассоциируются с хвостом, руки- с телом. Сложномоторные процессы ходьбы ощущаются как потягивания, сгибания тела. Собственные ощущения ходьбы глушатся... Взять нечто в руку - свернуться кольцом - и так далее. Образ лягушки делается благодаря змеиным рецепторам, приятным, аппетитным, образ человека - отрицательным, угрожающим.
   Очевидно, чтобы запись образов, ощущений воспроизводилась чисто без помех от несуществующих в иллюзии реальных предметов, её следует проводить в той же обстановке, что и воспроизведение...
   Андрей с удивлением обнаружил в Центре экзотики коллекцию ощущений таких существ, каких он нигде не видывал.
   Алия, хоть к тому времени и была уже в хорошем подпитии, наотрез отказалась превращаться в любого из представленных в коллекции монстров и, лишь после долгих уговоров, согласилась на эксперимент по перевоплощению в маленький пушистый комочек с хоботком и двумя глазёнками- пуговками. Андрей заказал у Служительницы сюжет по полной программе- с роскошным ужином и уютным гнёздышком для двоих... Святые ирионы!.. Разве ж двое искателей острых ощущений надурняк могли догадаться, что собой, в действительности, представляли эти твари?..
   Во- первых, под нежнейшим мехом скрывалось множество стрекательных щупалец, впрочем, безобидных для существ противоположного пола...
   Во-вторых, эти твари питались... Андрей, вспомнив, что он уплетал с таким удовольствием два часа назад, позеленел, уткнув лицо в ладони. Тут же из стены с большим шумом выдвинулся ящик, куда и вывернуло наизнанку желудок смелого экспериментатора. Рядом с Андреем послышался глубокий, всхлипывающий вздох. Наверное, отвращение к действию Андрея, предотвратило позыв к рвоте у Алии. Кибернетик, утёршись салфеткой, снова украдкой взглянул на дидонянку.
   -Лущёный корнукрак! Что они выделывали друг с другом?!!
   У милых на вид тварей, чей организм состоял из сплошных складок, ротовых, дыхательных и выделительных отверстий, половой акт заключался в стремлении к наибольшему проникновению друг в друга...
   Андрея на мгновение охватил сладостный пароксизм при воспоминании о взрыве десятков стрекательных капсул, наполнившем каждый уголок тела пьянящей радостью. Волна безумного наслаждения толкнула его в растягивающийся, обволакивающий хоботок самки, где он едва не пропал навсегда...
   Надо полагать, неудачливый самец у этих тварей служил в качестве запаса пиши при выращивании самкой потомства... Инстинкт самосохранения заставил Андрея вырываться, не стесняясь средств... Святые ирионы! Что же было на самом деле?
   Андрей снова покосился на Алию. Тело женщины покрывали красные пятна, её пунцовые губы слегка кровоточили, волосы - всклокочены. Руками охватив колени, дидонянка, как будто, нянчила себя...
   К ошанину начали возвращаться собственные, не очень приятные, в основном, ноющие и саднящие ощущения. Андрей понял, почему в этот аттракцион не занимали очереди... Утешала мысль, что серьёзных повреждений у него не должно быть, иначе сильная боль разрушила бы иллюзию. И на том, как говорится, спасибо...
   Дверь открылась. Два проводника необходимости, подняв Алию, молча вынесли её из комнаты. Следом за ними вошли две симпатичных Служительницы в лёгких, коротеньких юбочках. Андрей встал, придерживаясь за стену. Подхватив его под руки, Служительницы засеменили рядом по полутёмному коридору... Ошанину было необычайно подниматься по ступеням, но когда лестница сменилась просторным помещением, заполненным рядами кресел, место физического облегчения в душе у Андрея заняла настороженность:
   -Что здесь делают эти женщины?- спросил он у сопровождавших его Служительниц.
   -Какие женщины? Ах, эти,- одна из Служительниц махнула рукой в сторону увлечённо смотревших на большой экран дидонянок.- Верховная, чтобы сделать более доступным по цене эффект перевоплощения, приказала устроить здесь зал для просмотра перевоплощений... От зрительниц - нет отбоя... А ваша сцена произвела настоящий фурор, который превзошёл даже успех трансвер - клипа королевы жал, записанный нами три года назад. Пока до Андрея доходил смысл сказанного, по рядам дидонянок прошло волнение. Их прелестные головки поворачивались к нему навстречу. На их лицах можно было без труда прочесть смесь выражений восхищения и страха. Некоторые дидонянки похихикивали. Некоторые, более пожилые, глядели на кибернетика с осуждением и брезгливостью.
   -Отдайте мне мнемокристалл,- побагровев от злости, потребовал Андрей.
   -Что ты?- искренне удивилась одна из Служительниц.- Твой трансфер - клип- жемчужина нашей коллекции... Его ещё не видела Верховная. Она будет в восторге!
   Откуда только силы взялись?- кибернетик схватил разговорчивую Служительницу за горло и начал её безжалостно трясти, рыча от ярости:
   -Отдай кристалл, паскуда.
   Внезапно в его голове что-то произошло - как будто щёлкнул какой-то переключатель. Служительница приобрела огромные размеры и искажённые очертания. Он ещё силился вонзить свои слабенькие стрекательные капсулы ей под плотную кожу, но напрасно... Ему никак не справиться с этим огромным чудовищем...
   Андрей очнулся на препарационном столе. Совершенно спокойно, равнодушно его слегка замутнённое сознание восприняло отрывки разговора двух Служительниц, извлекавших из его тела проводники ощущений:
   -Конечно, Деметрий на месте этого тщедушного землянина смотрелся бы куда лучше...
   -Творец Необходимости не идиот...
   -Конечно, в уме ему не откажешь... Какая замечательная идея - освобождаться от надоевших и назойливых дарительниц посредством Центра экзотики!
   -Согласись - Прана в роли Королевы Жал - это его заслуга...
   -Интересно, Алия тоже сбежит со стыда в леса, как Прана?
   -Какой там стыд у дарительниц!
   -Не скажи! У них тоже есть определённый кодекс чести... кажется, наш клиент очнулся. Не боишься, что он опять на тебя набросится?
   -Нет. Я ему вкатила сильную дозу успокаивающего. Думаю, мне хватит времени ему объяснить, что трансфер клип сделает его весьма популярным в определённых кругах амазонок... Они любят, когда их избранники так отчаянно сопротивляются... К тому же трансфер - клип уже размножили и отослали по адресам заказчиков.
   Услышав последнюю новость, Андрей смирился со своей судьбой. Восстановительные процедуры, включающие купание, массаж и прекрасный завтрак, а главное, спасительная мысль о том, что он скоро навсегда покинет Дидону, придали ему сил сносно представлять своё будущее.
   К концу реабилитационного ритуала, прислушиваясь к себе, кибернетик точно знал, что с женщинами и выпивкой на сегодняшний день покончено... Андрея не тянуло как-то и к другим развлечениям на коварной Дидоне. Поэтому он наотрез отказался от предложения посвежевшей и пребывающей ещё в блаженном неведении Алии посетить соревнования амазонок пятого, четвёртого, третьего разрядов, и, обуянный жаждой деятельности, отправился на "Ворон".
   - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Келвин откровенно нежился на широкой кровати Ипполиты. Ему не хотелось сбрасывать с себя остатки сна. Ощущение тёплого бедра дидонянки наполняло его сладкой истомой. Но ненавистный червь тревоги уже принялся за свою обычную работу.
   Много ли этому червю надо? Само блаженство воспринималось им за повод для беспокойства... Что-то не так... Надежда?.. Два года разлуки показались Келвину кошмарным сном, от которого он только теперь очнулся...
   Нет, правда, Драм честно стремился эти годы в Мёртвый пояс, без сомнений и размышлений... Зачем? Скорее - из-за своего ослиного упрямства, не дававшего признать очевидное: два года на заражённой смертельным вирусом флогенеза планете с кровожадными, таинственными живоглотами в качестве соседей - это приговор... Два года - срок более, чем достаточный для стопроцентной уверенности в гибели двух людей... Ослиное упрямство - отнюдь, не любовь, которая давно потеряла свою магнетическую силу...
   Вечные скитания от планеты к планете внезапно опостылели Драму.
   -Наверное, я старею,- подумалось ему.- Мне теперь хочется иметь высокое небо над головой, и я даже согласен на это - заполняющее окна розовым светом... Мне хочется быть с Надеждой, а я согласен даже на Ипполиту...
   Словно услышав его, дидонянка зашевелилась, просыпаясь. Келвин привстал, опираясь на локоть. Навстречу ему широко распахнулись две бездны глаз. Серый омут тянул его в глубину чёрных зрачков завораживающим хороводом золотистых искорок.
   Неожиданно Келвина пронзила мысль, что именно этого звёздного хоровода не хватало ему в мрачновато- серых глазах Надежды...
   Ипполита широко улыбнулась и сладко потянулась на кровати, отчего лёгкое, розовое покрывало сползло с её груди вниз. Подчиняясь позыву нежности, Келвин погрузил ладонь в разметавшиеся по подушке волны густых каштановых волос. Пальцы ошанина скользнули по грани тускло блеснувшего полиметаллического обруча. Мизинец укололся о серёжку. По лицу Ипполиты пробежала гримаса неудовольствия.
   -Ты даже на ночь не снимаешь свою бижутерию?- извиняющимся тоном спросил удивлённый Келвин.
   -Такая у меня причуда,- дидонянка ответила весело, но в глазах у неё мелькнула настороженность, спрятавшись под опустившимися ресницами.- Нам пора на праздник.
   Ипполита стремительно встала - прелестная, юная... и вдруг охнула, схватившись за поясницу.
   -Что с тобой?
   -А ты не знаешь, увалень?.. Ничего. Сейчас пройдёт.
   Ипполита прошлась по комнате, разминая ноги:
   -Сейчас всё нормализуется... Приму душ...
   -Не такие они, дидоняне, и совершенные,- подумал Келвин, когда остался в спальне один.
   Быстро одевшись в форму ошан, он начал от нечего делать внимательно изучать апартаменты Верховной Хранительницы Мира. Впрочем, в отличие от подземного зала, в спальне изучать было, особенно, нечего. Кроме огромной кровати, отгороженной от другой половины комнаты полупрозрачной занавеской, в углу помещения находились только изящное мягкое кресло и туалетный столик рядом с большим зеркалом. Пульт компьютера удобно располагался сбоку.
   Келвин взял наугад одну из многочисленных цветных баночек и прочитал этикетку: "Крем для омоложения кожи".
   -Странно... Зачем такой молодой девушке крем для омоложения?
   Келвин взял ещё одну баночку:
   -Мазь против радикулита... Как интересно!- Келвин оглянулся.
   Из спальни было два выхода. Одним он пришёл, другой, очевидно, вёл в душ.
   Включив компьютер, Драм поиграл на клавиатуре:
   -Пароль, пароль, пароль... Очевидно, есть секреты, от которых надо держать Ипполите подальше от окружающих...
   Без особой надежды Келвин набрал на дисплее слова:
   - "Ключ", "Вход", "Дверь"...
   Почувствовав движение сзади, Драм резко повернулся. Вместо одного из зеркал зиял чёрный прямоугольный проём.
   -Как просто,- восхитился Келвин, подошёл и заглянул в полутьму:
   -Лифт,- мелькнула догадка.- На панели - три кнопки.
   Любопытство разбирало Келвина, но времени удовлетворить его не было:
   -С исследованием лифта придётся подождать.
   Вернувшись в спальню, Драм отключил компьютер. Зеркало заняло прежнее место.
   -Ну, как тебе мой компьютер?- на пороге ванной, вытирая волосы полотенцем, появилась Ипполита.- Не очень устарел?
   -Со времён возникновения исинов земная компьютерная техника мало в чём изменилась,- не дрогнув, ответил Келвин.
   -Нажми на столике кнопку... Сбоку, у ножки.
   В комнату сразу же, будто находились за дверями, вошли две послушницы- девушки юного возраста.
   -Милые мои... Побыстрее. Я опаздываю,- Ипполита, усевшись в кресло, предоставила свои волосы заботам слуг.- Сегодня у храма нам предстоит увидеть достопримечательное зрелище: проводники необходимости третьего класса встретятся на ристалище со Служительницами Мира, которые претендуют на должности, связанные с контролем дисциплины в мужском воинском корпусе.
   -Что ж у вас за праздники такие?- недоумённо пожал плечами Келвин.- Десять дней калечите друг друга и радуетесь...
   -Радуются победители... Конечно, хоть у нас - медицина на высшем уровне, доля непоправимо изувеченных колеблется от одного до двух процентов... Зато праздники эффективно укрепляют генофонд нашей маленькой колонии... И потом - у нас не только физические состязания... Служительницы Мира, например, соревнуются в своих научных достижениях... Увы, подобные соревнования не столь зрелищны, и, зачастую - секретны... Зато финал праздника впечатляет. Дарительницы устраивают восхитительную вакханалию, добиваясь признания среди проводников необходимости высших разрядов... В результате - прирост населения после праздников с лихвой покрывает естественную убыль...
   -У каждого - свой способ сойти с ума... И не мне решать, что гуманней - джунгли Гекаты или ваши состязания. Но Ипполита! Я никак не пойму до конца организации вашего общества... У вас - матриархат? Не похоже... Командиром корабля, препроводившего нас на Дидону, был мужчина... Служительницы сражаются на равных с проводниками необходимости. Дарительницы призваны удовлетворять прихоти мужчин...
   Может быть, матриархат распространяется только на управление планетой и науку?.. Кстати, какое место в вашей иерархии занимает Талос?
   -Келвин Драм, Келвин Драм,- снисходительно улыбнулась Ипполита.- В нашем обществе и женщины, и мужчины имеют равные права, но разные обязанности. В этом вопросе мы следуем Природе. Кто бы он ни был - мужчина или женщина, человек у нас может занимать любую должность в армии, в науке, в управлении, наконец, если, естественно, его способности и человеческие качества будут соответствовать требованиям и стандартам, предъявляемым обществом к претенденту на ту или иную должность. К примеру, интересующий тебя Талос - проводник необходимости второго разряда. В области знаний современной техники и артефактов он - первый специалист, несмотря на его юный возраст. Ему подчиняются не только проводники необходимости, но и, в некоторой мере, Служительницы...
   -Ну, а насчёт разных обязанностей?
   -Это - как в старину, в семье... И мужчина, и женщина способны готовить пищу. Но, обычно, этим занималась женщина...
   -Образное сравнение... Однако, вопреки ему, гвардией на Дидоне является корпус амазонок, а среди Хранительниц Мира нет ни одного мужчины.
   -Именно женщины стремятся к миру, стабильности, в отличие от мужчин, жаждущих разнообразия и риска... Амазонки же... - Ипполита замолчала, поглощённая одеванием на неё хитона.- Амазонки же, опять, в силу проводимой на Дидоне политики всеобщего мира и, благодаря врождённым особенностям характера женщины, являются гарантами стабильности настоящего устройства общества Дидоны, его целей и идеалов... Хватит меня причёсывать. Дайте мне обруч... Келвин, нам пора.
  
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Клауд и Уоткинс решили не идти по следам многоножек - киберов, остерегаясь ловушки. В логово инопланетян они пробирались при помощи РР по шахте лифта. РР первым спускался по закреплённому им наверху тросу, вырезал в стене лазером нишу. Вслед за роботом спускались люди. Завершением очередного цикла продвижения вглубь планеты служило отстреливание когтя- держателя троса.
   Ничего интересного землянам не попадалось. Горизонтальных ответвлений не было. Путешествие затягивалось. Внимание слабело. Джейн даже не поняла, каким образом прочный, туго натянутый под её весом трос, вдруг перестал ей служить опорой, и она полетела, стремительно ускоряясь, вниз. Ни РР, ни Уоткинс ничего не успели предпринять. Девушка раскинула руки, пытаясь зацепиться за манипуляторы робота, когда пролетала мимо стальной машины, но напрасно. Её тянула к себе чёрная бездна. Холод страха пронзил многочисленными уколами тело девушки приветствием смерти, заставляя сжаться испуганную душу в комок. Джейн захотелось оказаться рядом с Сен Манном, и она почти уже была готова снова попасть в клешни к глупому корнукраку, когда у неё оставалась крохотная надежда выжить...
   Трос натянувшись, вырвался из рук. Вверху таяла звёздочка прожектора, как последний шанс на явление чуда. Однако что-то мешало девушке предаться безвозвратному отчаянию до конца. Какая-то странность. Какая-то... Вес! Она чувствовала свой вес!.. Скорость падения стала уменьшаться. Обретя возможность мыслить, Джейн прекратила истошно кричать и скороговоркой сообщила Уоткинсу:
   -Рэй! Я замедляюсь. По-моему, здесь - тормозное поле.
   -Ты никогда не называла меня по имени...
   -Значит, пришло время... Я вижу впереди слабое мерцание. Рэй! Это не дно шахты. Силовая сетка... Тут же - площадка. Я в безопасности!
   -Приготовь место для РР.
   -Готово!- крикнула Джейн, отбегая подальше от шахты в пустой коридор.
   Силовая сетка, начавшая тускнеть, стоило девушке сойти с неё, снова наполнилась мерцающим светом...
   Когда отряд землян был в сборе, Уоткинс решил идти первым вглубь мрачного коридора.
   -Робот - примитивен, ты - неопытен,- категорически возразила Джейн.- Как это ни прискорбно для меня, но я более подхожу для роли пионера. Если я подниму руку - немедленно останавливайтесь. Поскольку мы имеем дело с киберами - радиопереговоры необходимо свести до минимума. Следуйте за мной, держа дистанцию в десять шагов... РР пусть замыкает колонну. У него основной сектор слежения - наш тыл...
   -Тебе бы ротой десантников командовать, а не мной и роботом,- восхитился Уоткинс. Будь в подземелье посветлее, он бы увидел, как зарделись от смущения щёки девушки.
   -Прекратить разговоры,- нарочито строго сказала Клауд и пошла вперёд, освещая широкий коридор мощным фонарём.
   Первое, второе и третье помещения на их пути оказались, по всей видимости, старыми складами, на которых из хранившихся ранее вещей мало что осталось - труха, поржавевшее напрочь оборудование - разительный контраст с предметами центра связи. Когда до сознания Джейн дошёл этот факт, она автоматически посмотрела на анализатор воздуха. Кроме азота, составлявшего основное количество газа, и аргона, анализатор показывал присутствие следов кислорода, десятые доли процента углекислого газа и главное: наличие паров воды.
   Машинально девушка проверила показания термометра... Если на поверхности планеты температура была минус сто девяносто градусов по Цельсию, то здесь - плюс три. Джейн проверила температуру стен и пола. Знаком подозвав к себе Уоткинса, Клауд выключила радиопередатчик, прислонилась шлёмом к плексиглату скафандра физика и сообщила:
   -Давление выросло до одного процента от земного. Появились пары воды. Но самое важное - температура пола выше температуры стен!
   -Ты думаешь, что у нас под ногами находятся мощные источники энергии?
   -А чем ещё можно объяснить такой большой градиент?
   -Что ты предлагаешь?
   -На этом уровне нам искать нечего. Всё давно истлело и поржавело... Надо спускаться ещё глубже.
   -Не торопись,- назидательно помахал рукой Уоткинс.- Ты забыла о действующей планетарной защите. Быть может, неглубоко под землёй находятся и уцелевшие звездолёты... Нам надо, прежде всего, постараться найти пути к отступлению и побегу...
   -А При-дер-И и капрал?
   -Ты же военный человек, Джейн,- упрекнул девушку Уоткинс.- У нас в баллонах - суточный запас воздуха, учитывая работу регенеративного патрона. Если нам даже удастся отбить десантников у механизированных аборигенов, за нами наверняка будет послана погоня. Не думаю, что нам тогда хватит времени сначала затаиться, запутать следы, а потом искать звездолёты в растревоженном улье... Я считаю - не следует злить хозяев планеты раньше срока.
   -Ладно,- согласилась девушка.- Но как ты найдёшь звездолёт, если он, вообще, существует?
   -Хороший вопрос... Звездолёт, конечно, законсервирован. По наведённой на обшивку корабля радиации на этой планете, опалённой сверхновой звездой, корнукрака с два найдёшь звездолёт,- размышлял Уоткинс, потупив глаза.
   -Слушай,- Джейн, поражённая внезапной идеей, схватила Уоткинса за руки.- Ты говорил, что секреты эфирных двигателей являются наиболее сокровенной тайной инопланетных рас... Можно ли то же самое сказать об источниках энергии и составе обшивки звездолётов других рас?
   -Н-ну, собственно, с уверенностью я бы утверждал, что наиболее эффективным топливом служит везде и всюду антиматерия... Но диапазон её применения: вне планет с живой природой и до активации эфира...
   Химическое топливо у кораблей разных рас по составу весьма неоднозначно... Универсальны термоядерные реакторы из-за всюдности в космосе водорода... Пожалуй, можно использовать масс- спектрограф для определения градиента концентрации дейтерия...
   Что ещё? Обшивка кораблей делается обычно, из тугоплавких сплавов металлов, изготовленных по полевым технологиям, благодаря которым улучшается и уплотняется кристаллическая решётка... Насколько мне известно, во все эти сплавы входит значительное количество вольфрама... Вряд ли нам удастся обнаружить его следы.
   Поэтому единственной надеждой на удачу нам остаётся обнаружение градиента дейтерия. Настраивай свой прибор...
   Земляне вновь побрели по бесконечным коридорам, сворачивая то в одну сторону, то - в другую, то - возвращаясь назад. Попадавшиеся им на пути помещения не вселяли оптимизма до тех пор, пока в одном из залов исследователи не наткнулись на стену непроницаемого мрака - свет от фонарей, скользя по поверхности ближайшей стены, пересекал тусклую красную кромку и исчезал бесследно в темноте части пространства помещения.
   -Там - большой зал,- после длительных колебаний решила Джейн и хотела заглянуть во внутрь кромешного мрака, но Уоткинс схватил её за руку:
   -Погоди, Джейн. Тут что-то нечисто,- забыв о радиомолчании, крикнул он.
   Опомнившись, физик прислонил свой шлём к шлёму недоумевающей девушки и объяснил:
   -Видишь красную полоску? А теперь переведи свой фонарь на пол. Такая же красная полоска и темнота за ней.
   -Пропасть?- озадаченно спросила Джейн.
   -Слишком ровный край,- отрицательно качнул головой Уоткинс.- Да и полоска говорит о другом...
   -О чём?
   -Не буду торопиться с выводами... Давай первым делом внимательно осмотримся.
   Помещение, где они находились, было относительно небольшим: шириной около десяти метров у входа. Далее стены расходились друг от друга под незначительным углом. Около самой границы тьмы поблескивали какие-то предметы округлой формы, начисто срезанные темнотой. Поскольку эти предметы - единственное, что находилось, на первый взгляд, в зале, Джейн, оглянувшись за знаком одобрения на Уоткинса, осторожно приблизилась к одному из них. Включив радиопередатчик, она сказала:
   -Очень похоже на заднюю половину жука, которого мы видели в центре эфирной связи.
   -Делай вывод.
   -Аборигены защищались от этих жуков... Но однажды их защита не сработала... По-крайней мере, в центре эфирной связи...
   -Я не о том!.. Я  о темноте перед нами!
   -Мы наткнулись на активированное защитное поле неизвестной природы.
   -Смертоносное поле!- строго уточнил физик.
   Сотрясение пола заставило землян выхватить бластеры. Джейн быстро отступила к РР... Но больше ничего необычного не происходило. Уоткинс присмотрелся к мощным полуколоннам, предваряющим полевой барьер. У подножия одной из них клубилась пыль.
   -Джейн! Следуй за мной,- прикрываясь роботом, Уоткинс двинулся ко внезапно ожившему праху далёких эпох.
   -Нам повезло, что мы появились тут на несколько тысяч позднее. Смотри,- физик попытался сделать пошире черневшую в колонне амбразуру. Он навалился телом на обломившийся, неровный край заклинившей каменной створки:
   -Не получилось - и не надо. Могу поспорить на что угодно - внутри автоматическое оружие.
   Уоткинс залез головой в отверстие:
   -Да вот оно,- физик потянулся куда-то во тьму рукой.
   -Не трогай!- Джейн, буквально, выдернула его из амбразуры.
   Всё-таки, Уоткинс успел зацепить аппарат смерти. Из отверстия полыхнуло пламя. По счастью, прицел был сбит, и луч лазера упёрся в недооткрывшуюся стену, выплавляя скальную породу. Впрочем, электрический разряд пресёк убийственный луч света, практически, мгновенно.
   -Спасибо, Джейн,- удержавшись на ногах, Уоткинс похлопал девушку по плечу.- Поскольку я остался жив, то значит, тебе дано узнать одну из самых засекреченных тайн космических вооружённых сил Земного Содружества.
   -Что за тайна?
   -В конце войны с корнукраками у нас появилось эффективное оружие, по разрушительной силе мало чем отличающееся от магнитных пушек корнукраков.
   -Ты говоришь об энтропийном луче,- догадалась Джейн и небрежно добавила.- Тоже мне - тайна!
   -Ну, во-первых, ты не имеешь никакого представления о принципе работы генератора энтропии, во-вторых, ты ни разу не видела действия энтропийного луча, иначе сразу бы догадалась, что поле, преградившее нам путь, имеет именно энтропийную природу.
   Девушка помолчала. Потом нехотя согласилась:
   -Ты прав... Только теперь я поняла, что красная кайма перед темнотой - это рассеиваемые полем как по направлению, так и по частоте лучи наших фонарей...
   -Да. Триста лет назад учёные обнаружили эффект поляризации неопределённости местонахождения частиц эфира. Сделать доступным человеческому сознанию данную фразу не может до сих пор никто... Как, в своё время, спин элементарной частицы беспомощно объясняли механическим вращением заряженной частицы вокруг своей оси, заведомо зная, что это невозможно, ибо скорость вращения будет выше предельно возможной скорости вещества- скорости света, так и поляризацию неопределённости местонахождения частиц эфира теперь объясняют производством ими четырёхмерного пространства, хотя теория указывает на невозможность существования четвёртого измерения.
   Тем не менее, та же теория утверждает, что будь наше пространство четырёхмерным - стационарные орбиты электронов в атомах отсутствовали бы и всё вещество потеряло бы привычную нам структуру. То есть мир бы погрузился в первичный, может даже, в бигбеновский хаос...
   -Хорошее место и время для лекции, профессор,- сыронизировала Джейн.
   -Ты должна понять, с чем мы имеем дело,- необычно строго ответил Уоткинс.- У нас, землян, для поляризации эфира триста лет назад использовался огромный тысячетонный механизм. При этом энтропийный луч был очень слабым. В фокусе луча градиент изменения частоты фотонов от гамма-лучей до инфракрасного диапазона составлял 10 Герц на метр. Со временем эта цифра почти не изменилась. Правда, уменьшились габариты энтропийной пушки. Из семи КМК-1, находящихся сейчас у нас на вооружении, пять оснащены такой пушкой. А теперь можно сопоставить степень развития нас и той цивилизации, которая процветала на этой планете десятки тысяч лет назад.
   -И какой же результат сравнения?
   -Суди сама. Мы умеем только получать энтропийный луч малой мощности, соответствующей ширине красной кромки в десять сантиметров. И это ещё не главное! Главное - что мы умеем получать лишь импульсный энтропийный луч. Они же - управляемое стабильное энтропийное поле, строго ограниченное в пространстве!
   -Не впечатляющее различие...
   -Да ты что?! По земным меркам, наше отставание можно определить, как дистанцию между обществом, использующим греческий огонь для сжигания морских кораблей, и обществом, владеющим напалмовыми бомбами и огнемётами... Нет. Точнее - как между Сиракузами легендарного Архимеда, сжигающими римские корабли медными зеркалами, и лазером...
   Мысль твоя ясна... Тем не менее, она бессильна помочь нам в данной ситуации.
   -Напротив, лазеры, энтропийное поле - они указывают на то, что в другой части зала хранится нечто ценное, чем были не прочь поживиться жуки, способные стрелять из бластеров. Кроме того, зная о природе поля, я могу утверждать, что каков бы ни был уровень развития цивилизации, управление энтропийным полем требует наличия весьма сложной вычислительной техники, систем связи, мощного источника энергии... А здесь - пусто.
   -Значит, все - за стеной поля,- развела руками Джейн.- Об этом легко догадаться.
   -Через энтропийное поле нельзя поддерживать абсолютно никакой связи: оно суть разрушение любой связи и диссипация.
   -А зачем нужна связь, если за стеной склад?
   -Если за стеной склад, то пульт управления, однозначно, должен находиться снаружи. А раз его здесь нет, значит он - в другом помещении, которое находится где-то поблизости.
   -Сейчас проверим, есть ли ещё здесь входы- выходы...
   -Не торопись, Джейн,- удержал девушку Уоткинс.- Твоя реакция - естественна. Значит, решение - неправильно. Аборигены спрятали пульт управления не для того, чтобы его можно было легко найти... Скорее всего, помещение управления - внизу. Оно-то и охраняется лазерами... Давай осмотрим пол в "мёртвой" зоне...
   -Пол, как пол,- освещая фонарём большие, продолговатые плиты, слегка раздражённо откликнулась Джейн.- Только - неровный.
   -Подумай сама. Зачем в каменной рукотворной пещере покрывать пол каменными плитами, да еще - неровно уложенными? Одна из плит- пол лифта!.. Догадайся сама- какая?
   Джейн внимательно присмотрелась к одинаковым прямоугольным плитам, разделённым между собой широкими пазами, наполненными пылью.
   -Эта,- уверенно сказала она, показав на одну из плит, ближе к середине зала.- Она заледенела по краям, значит - существуют щели... Кстати, лёд... Здесь, почему-то, температура ниже нуля.
   -Побочный эффект работы энтропийного поля. Теперь попробуем выяснить, как управлять этим лифтом.- Уоткинс поставил регулятор мощности бластера на минимум, расфокусировал луч и провёл стволом вдоль пазов плиты. Когда грани плиты обнажились, очистившись от слоя слежавшейся пыли, физик присел и стал пальцами прощупывать боковые поверхности. Пол под ним начал опускаться: Джейн тут же перепрыгнула к Уоткинсу на плиту.
   Спускались они недолго. Стены из скальной породы резко закончились, открывая перед землянами панораму круглого, диаметром около пятнадцати метров, помещения, пол которого был, буквально, усеян останками инопланетных существ- жуков и многоножек вперемежку. По огромной дыре в одной из панелей управления Джейн легко догадалась, как сюда прорвались жуки...
   -Здесь всё поломано,- разочарованно сказала она.
   -Если энтропийная установка действует, значит - не всё,- резонно возразил Уоткинс. Заглянув за панель, он решительно подошёл к правой стороне пульта и повернул большой тумблер.- Пожалуй, нам здесь делать больше нечего.
   Девушка подняла одну из костей многоножек:
   -Царапины на поверхности. Я так понимаю, многоножки служат пищей для жуков.
   -Давай, поехали назад!- нетерпеливо махнул рукой Уоткинс...
   В верхнем зале темнота исчезла.
   -Лаборатория!- сразу определила назначение открывшейся взгляду таинственной части зала Джейн.
   -Биофизическая лаборатория,- уточнил Уоткинс.
   -Сюда жуки не добрались... Но многоножки здесь усеяли пол своими костями...
   -Гм, интересно. Ты видела таких металлических многоножек?- спросил Уоткинс, указывая на два существа из металла, голову одного из которых покрывал шлем.
   -Кажется... Мне обстановка напоминает прямое зондирование мозга... Под соседним шлемом когда-то находился вот этот череп... То есть - голова. Может, в лаборатории ставились опыты по мысленному управлению киберами?
   -Вряд ли... Заметь - шлемы одинаковы... Скорее, здесь происходила... Не могу поверить...- ступив пару шагов вперёд, Уоткинс потянулся телом к приборам. Разбираемый любопытством, он не увидел, как вспыхнули фотоэлементы у стальной многоножки. К несчастью, и Джейн, наученная горьким опытом, полученным на этой планете, не успела вовремя среагировать, когда металлическая трёхпалая рука со скрежетом отшвырнула от приборов физика. Упав, Уоткинс перекатился на живот и быстро пополз в сторону, пытаясь подняться со скользкого, гладкого пола.
   Джейн выхватила инопланетный бластер из сумки для трофеев и направила его на кибера. Стальное существо, повернув голову, больше не двигалось. В наушниках землян раздался громкий треск. Девушка пугливо вздрогнула, едва не нажав на гашетку бластера. Догадавшись, что существо ищет не драки, а взаимопонимания, Клауд включила лингофон, запрограммированный Сен Манном.
   -Кто Вы?- с заминкой перевёл компьютер.
   -Земляне... Меня зовут Джейн. Его - Уоткинс. Кто Вы?
   -Моки. Меня зовут Креус.
   Джейн указала на лучемёт:
   -Оружие... Убивать... Нет.
   Она отвела ствол бластера в сторону, выстрелила и спрятала оружие в сумку.
   -Оружие,- кибер развёл в стороны подобия рук.- Нет.
   Уоткинс, поднявшись на ноги, некоторое время вслушивался в диалог, потом вмешался:
   -Я думаю, лингофон нашёл нужный алгоритм. Джейн! Времени у нас мало. Перейдём к сути... Уважаемый Креус. Ваши сородичи захватили в плен двух наших членов команды... Они дышат, как и мы, воздухом, а в баллонах скафандров воздуха почти не осталось.
   -Когда дарлоки разгромили центр управления энергетическими потоками моей лаборатории...
   -Кто?
   -Мы называем дарлоками наше проклятие- проклятие моков... Хвала вериэгам, что дарлоки глупы... Когда они разгромили центр, редупликация меня в компьютерный модуль данного механизма была закончена... Дарлоки, повредив энергоснабжение научной аппаратуры, к сожалению, не добрались до охранных систем. Я и мои биологические сородичи оказались запертыми здесь. Мне повезло больше, чем другим. Я, обладая совершенными полевыми аккумуляторами в негэнтропийной оболочке, отключился, а мои коллеги, друзья... Односторонний негэнтропийный барьер, защищавший это помещение от энтропийного поля, десинхронизировался и разрушился... Они все, практически, мгновенно замёрзли...
   Удивительно - в радионаушниках звучал не механический, едва эмоционально окрашенный голос компьютерианцев, а голос, полный страсти - безысходной скорби. Ведь сколько бы тысячелетий не прошло с того времени, для Креуса это было словно вчера...
   -Эффект мощной диссипации,- кивнул головой Уоткинс, стараясь не обращать внимания на чувства Креуса.- Но я вижу кости ваших друзей, а не ледяные статуи...
   -Несколько раз негэнтропийный барьер восстанавливался... Я ничего не мог поделать... Я вообще старался не думать... не быть... Я не знал, что это - так ужасно...
   -Что - ужасно?
   -Быть... Быть в абсолютно чужом мире, чужом теле... У вас, наверное, проводили опыты по пересадке мозга в электронно- механические устройства... Так вот. Это - абсолютно не то... Биологический мозг в механическом теле учится автоматически переводить нервные импульсы синапсов от электронных датчиков и разумное существо... точнее, его мозг постепенно привыкает вновь видеть в мельтешении цветовых пятен от переменного тока вместо фотонов привычные образы... Но если нечему переводить, если сам мозг - электронная схема...- Креус сдержанно застонал.- Вы знаете, что я вижу?.. Это - отвратительно... Лучше бы вообще не видеть, не слышать этот хаос вибраций...
   -К-г-м-м,- кашлянул, прочищая горло, Уоткинс.
   Креус содрогнулся. Подобия рук мока метнулись к антеннам - ушным отверстиям на шее. Задняя часть тела инопланетянина со страшным скрипом судорожно изогнулась.
   -Рэй,- как можно музыкальней укоризненно произнесла Джейн.
   -Что мне ответить? У тебя, Креус, чрезвычайно острое зрение и тонкий радиослух...
   -Дело не в совершенстве сенсоров - как вы не понимаете?! Я не хочу быть тем, что так омерзительно ощущает этот мир...
   -Кажется, я догадалась,- Джейн, исполненная сочувствия, порывисто шагнула к многоножке и хотела погладить инопланетянина. Но её рука, замерев на полпути, бессильно опустилась вниз.- Рэй... У нас с тобой мысли, чувства и ощущения составляют единое целое. Так оно и должно быть - ведь мысли и чувства эволюционно вытекают из наших биологических ощущений... Как мы описываем наши чувства?.. Например, чувство...
   -Терпения,- "тактично" подсказал Уоткинс.
   -Да, терпение...- обрадованная тем, что никого не пришлось убивать, не заметила намёка Джейн.- Даже его название происходит от ощущения терпкости... Или: "Горе"- от слова "горькое"... Конечно, чувство горя не есть ни горечью во рту, ни болью, тяжестью в груди, ни теснотой- комом в горле, ни оцепенением, и даже - не суммой этих ощущений... Но без них? Без потемнения в глазах ярким днём, без оглушительной тишины даже среди орущей толпы... Что есть  горе?
   -Ощущение утраты, пустоты,- тихо ответил Креус,- усугубляемое отказом ощущений разделить с ними мою скорбь... Эти ощущения во мне - не мои... Они раздражают меня, заставляют их ненавидеть... Но как отречься от ощущений совсем?
   -Об этом мы с удовольствием побеседуем позже, Креус. Ты не в силах повлиять на своих... сородичей так, чтобы они освободили При-дер-И и Альта?- довольно бесцеремонно прервал разговор Джейн с многоножкой Уоткинс.
   -Я не знаю... По моим внутренним часам я пробыл в изоляции, в беспамятстве миллион лет... Для меня явилось радостной новостью, что до сих пор ещё существуют моки - такие же, как я.
   -Ты можешь с ними связаться, поговорить?
   -Надо посмотреть, что сохранилось от центра управления,- Креус двинулся к лифту со страшным скрежетом и визгом, замедленно, рывками передвигая лапы... Но сознание его было ясным. Он быстро разобрался со связью и с потухшими глазами долго стоял у пульта...
   -Ну, что ты узнал?- с трудом дождавшись конца переговоров, спросил Уоткинс, едва Креус вынул свои усики из двух отверстий на панели.
   -Миллион лет - такая бездна времени...- Креус, явно, был поражен и растерян.- Я думал, я надеялся, что всё изменилось, что удалось найти выход из тупика, в который попала наша цивилизация... Напрасные мечтания... Ни один мок не устоял перед соблазном впасть в небытие, уйти от изматывающего ежесекундного страдания...
   -Да что с вами, моками, стряслось, наконец?- слегка раздражённо спросила Джейн, утомлённая причитаниями Креуса.
   -Погоди,- Уоткинс опять настойчиво обратился к инопланетянину:
   -Креус. Что сделали твои сородичи с землянами?
   -Ничего... Земляне находятся в безопасности. Их поместили в изолированный бокс биолаборатории, снабдили воздухом и водой. Вскоре будет синтезирован питательный бульон, и их накормят. Нет нужды для беспокойства... Мы не собираемся причинять вред ни им, ни вам.
   Через час за нами придут два мока и помогут мне добраться до города. Я думаю, что, поскольку ваш космический корабль улетел, вам торопиться некуда. Если вы хотите... Если вам любопытно, то я приглашаю вас в гости... Если нет - возвращайтесь в свой посадочный модуль... Бродить одним по брошенной части города - небезопасно.
   -Мы это поняли,- сдержанно откликнулся Уоткинс.
   -Вышло недоразумение. Мы просим извинить нас. В связи с данным инцидентом и для лучшего взаимопонимания, а, возможно, в дальнейшем, и доверия друг к другу, я прошу вас выслушать меня...
   -Ну, время у нас, действительно, есть,- согласился Уоткинс.- Рассказывайте.
  
   История планеты моков.
  
   -Не удивляйтесь, но я начну издалека,- голос Креуса звучал в наушниках печальной песней. Лингофоны землян растягивали слова, в точности следуя сложным модуляциям радиоволн.- Жизнь моков в течение бесчисленных тысячелетий была наполнена великими потрясениями, войнами и бедами...
   Я бы разделил нашу историю на три периода. Первый, до прилёта вериэгов, ничем не отличался от множества подобных на других планетах. Единственное, что стоит отметить особо - разум, зародившийся под лучами нашего некогда благодатного солнца, имел телесную оболочку, очень похожую на вашу. Моки тогда были очень эмоциональными, беспокойными существами. Они бесконечно воевали друг с другом. Полёты в космос, организация нескольких небольших колоний на соседней, безжизненной планете, увы, не смягчили их нрав...
   -Подождите,- требовательно перебил Креуса Уоткинс.- Моки, насколько я понял, это существа вашего типа. Куда же подевались человекообразные?
   -Умейте слушать,- обидчиво зазвенел высокими обертонами голос инопланетянина.- Мы только испытывали в то время наш первый звездолёт, летая на нём к облаку комет, расположенному за гелиопаузой, когда нашу солнечную систему посетили великие и мудрые вериэги... Они, буквально, в последнюю минуту остановили готовую разразиться мировую войну...
   Вериэги дали нам эффективные технологии по получению искусственной пищи, и моки навсегда забыли о беспощадном голоде, свирепствовавшем в отсталых странах. Лекарственные препараты вериэгов оздоровили нашу расу, терзаемую множеством старых и новых болезней. Мы стали жить в два раза дольше... Знания, культура вериэгов преобразили нашу науку и технику... общество в целом.
   -И какова оказалась цена за бесценные блага?- не удержавшись, иронично спросил Уоткинс.
   -Рэй!- укоризненно одёрнула физика Джейн.- Ты разве никогда не слышал легенды о вериэгах - образце высокой морали, вериэгах, которые сотни тысяч лет несли светоч знаний и мир от планеты к планете?
   -Легенды я слышал... Хотелось бы знать правду...
   -А легенды и есть правдой, насколько я понимаю!- порывисто - страстно воскликнул Креус.- Свидетельство тому - наш опыт общения с вериэгами.
   Мы... Точнее, наши человекообразные предки долго настороженно относились к пришельцам... В одной из стран даже местные ксенофобы уничтожили посольство вериэгов... Сотням инопланетян: инструкторам, консультантам, инженерам и учёным - пришлось спасаться бегством оттуда... Но десятилетия сменялись десятилетиями, а вериэги, по-прежнему, оставались по отношению к нам бескорыстными и благожелательными... Поверьте - это их природные черты характера. Они пестовали нашу цивилизацию, как мать младенца...
   Когда, даже несмотря на освоение соседней планеты, у нас началось перенаселение, вериэги указали нам две звезды, вокруг которых вращались планеты, по климатическим условиям подходящие нам для заселения. Вериэги же...- Креус замялся, как будто говорил о неприличном,- они даже раскрыли нам секреты своих межзвёздных двигателей...
   -Не верю!- крикнул Уоткинс.
   От его крика Креус съёжившись, застонал.
   -Не хочу больше слушать нелепый вздор,- сбавив тон, упрямо продолжал твердить физик.- Секрет межзвёздного двигателя - залог независимости любой расы. Поделившись им, та или иная цивилизация не только приобретает себе равноправного конкурента в заселении Галактики, но и возможного врага, знакомого до тонкостей со всеми уязвимыми местами межзвёздной техники.
   -Но я говорю чистую правду,- искренне сказал Креус, сложив руки на возвышающейся части тела под головой.
   -Почему ты не веришь?- околдованная то ли музыкальным голосом мока, то ли его кротким нравом, негодующе произнесла Джейн, заступившись за инопланетянина.- Разве анкряне, в своё время, не помогли нам усовершенствовать аннигиляционные двигатели? Разве, в свою очередь, истинные ошане не продали анкрянам секрет межзвёздного двигателя?
   -Во-первых, успокойся и не загораживай мне уважаемого Креуса. Нападать на него я не собираюсь... Во-вторых, анкряне так и не дали нам технологии десинхронизатора времени, столь необходимого при движении на субсветовых скоростях... Даже на пике корнукракской войны они оснащали наши корабли экранированными десинхронизаторами с десятилетней гарантией внутреннего времени работы...
   В третьих, истинные ошане продали анкрянам самый никудышный из известных нам типов межзвёздных двигателей... И за что?.. За десинхронизатор!
   Тускаряне и лиане до сих пор бороздят космос, владея всего лишь форсажным устройством разжижения эфира, купленным у тех же истинных ошан за баснословные деньги... Десять световых единиц скорости!- Кто считается с Дианами и тускарянами в галактической политике?!
   -Простите, прервал тираду Уоткинса Креус.- Я и мои сородичи не знаем, что сейчас творится в Галактике, а вы, видимо, слабо ознакомлены с тем, что происходило в ней миллион лет назад, раз так неприязненно относитесь к вериэгам... Их раса не только бескорыстно помогала остальным цивилизациям, но и...
   Впрочем, я буду последовательным. Создав свой космический флот, мы, моки, начали сразу колонизацию обеих планет чуждых нам солнц. В этом великом освоении новых миров нам оказывали содействие как вериэги, так и одни из их многочисленных союзников - стрекозоподобные аркелаты. Когда-то давно вериэги помогли этим инопланетянам, как нам... Ни конкуренции, ни вражды, кстати, между аркелатами и вериэгами не возникло. Аркелаты, спустя тысячу лет после первого контакта с вериэгами, относились к этой мудрой расе со священным трепетом.
   Моки тоже в течение двух столетий прониклись чувством глубокого уважения к вериэгам... Среди молодёжи возникла и неуклонно ширилась мода на пришельцев... Многочисленные государства под влиянием грандиозных проектов, не имея причин для вражды друг с другом, постепенно слились в одну космическую державу моков...
   Мы поддерживали контакты ещё с двумя расами. Одной, как и вы, человекоподобной - тильцами, и другой - самоэволюционировавшей расой морских млекопитающих - читрами. Читры и тильцы тоже только вышли в большой космос и жили счастливо, развивая свою процветающую экономику под руководством мудрых вериэгов. Опираясь на историю, почтенный Рэй, я имею все основания утверждать, что вериэги - великая раса.
   -Хорошо, хорошо. Я пока помолчу,- с ноткой продолжающегося внутреннего протеста, недовольно пробурчал Уоткинс.
   -Наши контакты с другими расами крепли из года в год. Было решено совместно создать искусственную планету, которая служила бы в качестве благодатного рая для всех разумных существ и сделать эту планету столицей естественно выросшего к тому времени союза. Поэтому нам, МОКам, пришлось пересмотреть наши планы по обустройству двух наших звёздных колоний. Тем не менее, наиболее подходящая по климатическим условиям для нас планета - таки покрылась сетью крупных городов, благодаря демографическому и экономическому буму. Найденные на ней месторождения металлов платиновой группы способствовали развитию товарообмена между планетами союза.
   Вторая же колония - Арха - разрасталась медленно. И причина тому - не только уменьшение объёмов финансирования. Большей частью покрытая сплошными джунглями с массой агрессивных животных, с жарким и влажным климатом, планета выглядела малопривлекательной в глазах моков.
   Так продолжалось в течение пятидесяти лет. Колония постепенно хирела. Население, достигнув величины в 10 миллионов моков, стабилизировалось на этой цифре, словно указывало на границу условно пригодных для моков земель, за которой колыхалось безбрежное море враждебных джунглей.
   Со временем эмиграция из Архи стала превышать иммиграцию. Наше правительство сначала предложило читрами участвовать в колонизации Архи. Но они отказались, ссылаясь на большое количество дефолиантов, инсектицидов и прочей отравы, накопившейся в прибрежных водах континентальных морей. Казалось, наша колония была обречена на длительное, мучительное угасание.
   Наше правительство посылало одну научную экспедицию за другой в тщетной надежде обнаружить в её недрах или на её поверхности хоть что-либо уникальное, ценное... Упорство, обычно, вознаграждается. Но лучше бы у нас его было поменьше. Экспедиции проникали в самые труднодоступные уголки Архи, полные смертельными опасностями, от которых не спасала никакая техника.
   Первая долгожданная удача- Нахождение "крови камней" в основательно разрушенных природными стихиями горах экваториальных джунглей. Какая-то плесень, разъедая камни, вырабатывала смолистую массу красного цвета. Эта смола обладала удивительной способностью наращивать жизненные силы... Не наркотик, а нечто увеличивающее негэнтропию организма, упорядочивающее, оптимизирующее его работу вплоть до субклеточного уровня... Плесень не жила ни в каких искусственных условиях и, естественно, "кровь камней" имела бешеный спрос, несмотря на огромную стоимость. Самопроизвольно в горах возникло пять высококомфортных посёлков старателей.
   Вторая, менее ценная находка - цветы араухан, произраставшие на мелководье некоторых озёр Архи, и в особо непроходимых болотах. Моки давно обращали внимание на сладостный аромат, распространявшийся от зарослей этих цветов на большие расстояния. Аромат араухан навевал покой, умиротворение и красочные сны. Но из-за слабого наркотика мало кто готов был рисковать жизнью. Положение дел изменилось, когда биологи подобрали компоненты, превращающие масло лепестков араухан в омолаживатель кожи. К сожалению, никак не удавалось заставить араухан расти на любых типах почв, кроме тех, на которых они уже произрастали. В джунглях появились цветоводческие фермы, а в городах - косметические фабрики.
   Побочным результатом направленного изучения Архи стало превращение хорошо оснащённых лабораторий с лучшими научными кадрами в передовые биологические центры, куда стремились попасть учёные всего Союза... Жизнь в колонии пошла на подъём, когда... разразилась катастрофа.
   Как принято теперь считать, смертельный вирус был занесён в социосреду одной из первых экспедиций на биологический полюс планеты, где любой организм представлял собой изощрённого хищника. К несчастью, вирус имел большой период инкубационного развития. Поэтому вспыхнувшая эпидемия поразила весь Союз, не коснувшись только вериэгов. Лучшие умы искали лекарство от страшной болезни, опустошавшей города на многих планетах. Ничего не помогало. Организм мока, тильца, читра, буквально, отторгал свои ткани, либо, наоборот, рост тканей резко увеличивался, напоминая раковую опухоль...
   -Флогенез,- с ужасом догадалась Джейн.
   -Флогенез? Вам знакомы симптомы?
   -Да. И что же произошло дальше?
   -Лекарство нашли вериэги. Они в своих поисках отталкивались от факта наличия собственного иммунитета к этой болезни... И они спасли нас!.. Хотя... цена оказалась непомерно высокой. Искусные в генетике вериэги обнаружили, что их иммунитет связан с устройством их ДНК. Для нашего излечения вериэги синтезировали ретровирус, перераспределявший наши гены таким образом, чтобы повысилась устойчивость хромосом к флогенезу. Естественно, при этом изменялись и наши морфологические параметры. Другими словами, мы телесно превращались в иных существ, напоминающих самих вериэгов.
   В начале массовой вакцинации планеты Союза разорвали контакты друг с другом, озабоченные собственными проблемами. Поэтому кода замолчала Арха никто, особенно, не обеспокоился. И - зря. Команда медиков - вериэгов, отправленная на Арху, вернулась с ошеломляющим известием: Арха была испепелена каким-то неизвестным космическим флотом. Мы ещё не знали, что произошла наша первая встреча с идоменянами...
   -Империя Стратогера,- мрачно промолвил Уоткинс.
   -Да, Империя Стратогера... К тому же, беда не приходит одна... Кроме медицинских проблем и войны наш народ погряз во внутренних распрях. Множество моков отказывалось от вакцинации, боясь метаморфоз...
   И опять же вериэги, используя технологию манков, создали над нашими планетами силовые щиты, на деле доказывая свою доброжелательность... Увы, идоменяне взорвали наше солнце! Вот так возникла нейтронная звезда....
   Силовой щит был разрушен, а уцелевшие моки спрятались под землёй. Но и там несчастья не покинули нас. Видимо, генные мутации пошли не так, как планировали вериэги. Первым признаком этого было при достижении моками сорока лет впадение в летаргический сон, не прерываемый никакими медицинскими препаратами и процедурами... Поначалу мы даже думали, что мок не впадает в летаргический сон, а умирает - даже энцефалограммы, резко изменяя свой профиль, хаотически затихали - настолько снижались жизненные функции организма.
   Для хранения обездвиженных тел правительство обустроило специальные хранилища... А вскоре появились... жуки. Никто не мог даже предположить, откуда они взялись... Их низкого интеллекта вполне хватало для создания нам, МОКам, лишённым света родного солнца, страдающим от болезней, кучи проблем.
   -Что им от вас было надо?- спросила Джейн.
   -Они нами питались.
   -Не слабо!- хмыкнул Уоткинс.- Ой, прости!
   -Ничего... Со стороны это выглядит, наверное, забавно.
   -Ещё раз - прости,- буркнул. Пряча глаза, физик.
   -Итак, продолжу. Самым неожиданным для нас оказалось печальное открытие того, что жуки образуются из нас. В десятках хранилищ тел мы произвели ревизию... Многие тела окуклились, многие - уже претерпели метаморфозы и покинули свои коконы. Что нам следовало делать? Так или иначе, мок разумный, как личность, бесследно исчезал, уступая место едва облагороженным искрой интеллекта инстинктам насекомого- хищника. Никто не хотел такого продолжения жизни, и мы уничтожили оставшиеся в хранилищах тела. Но жуки уже расплодились, расползлись по подземному городу, роя собственные туннели...
   Увы, мы не смогли исправить свой генетический код. А проблема с жуками всё усложнялась и запутывалась: жуки откладывали яйца, из которых вылуплялись... моки.
   -И жуки их съедали?
   -В своё время природа, видимо, позаботилась об этом. Жуки, следуя инстинкту, откладывали яйца в сырые, влажные места - канализационные стоки. Сеть труб и каналов системы канализации у нас пронизывает всю планету...
   Новорождённые моки появлялись где угодно, обычно, в малопосещаемых местах - вы понимаете: почему... Что бывает без воспитания в социальной среде - вам известно... Поэтому мы вынуждены были создать специальные поисковые команды, на которые, прежде всего, и охотились жуки. Дикие моки не только нарушали порядок разбоем и воровством. Они вовсе не заботились о своём будущем. Из их куколок появлялись новые жуки, которые с каждым поколением становились всё умнее...
   А с мутациями происходило нечто странное. Они не прекращались. Наверное, программа, заложенная в ретровирусе, не имела шансов быть выполненной до конца в нашем геноме... Выкидыши, уродства, высокая детская смертность добивали остатки расы моков. Мы нуждались в помощи вериэгов.
   Надеясь, что наше солнце в течение десятков тысяч лет успокоилось, мы решились на вылазку на поверхность планеты... Увы, слишком рано... Нужны не десятки, а сотни тысяч лет, чтобы нейтронная звезда нормализовалась, а её окрестности стали бы пригодными для космических путешествий в физическом пространстве...
   Тем не менее, решая невероятные технические проблемы, мы в скафандрах повышенной защиты, по ночам, построили-таки эфирный передатчик. Но никто не решился начать передачу, не зная сложившейся к тому времени в большом космосе политической обстановки. Ведь если бы послание перехватили идоменяне, то от нашей планеты осталась бы одна пыль...
   Мы осмеливались только прослушивать космос. Но, увы, напрасно - наша планета не попадала ни в один канал эфирных передач. Постепенно мы пришли к пониманию того, что избавиться от вируса... фло-ге-не-за, жуков и диких моков мы сумеем, лишь избавившись от наших биологических тел. Моей группе удалось разработать способ наложения сети нейтронных импульсов на компьютерную схему. В итоге и получилось то, что находится перед вами.
   Мы сделали трансверсию разума пятисот тридцати тысячам моков - почти всем, кто пожелал, когда жуки, организовавшись, предприняли генеральное наступление. Энтропийные шары- охранники, и энтропийные барьеры сдержали основные силы жуков, но хитрые твари прорыли свои ходы, нашли в нашей обороне лазейки, вооружились нашими бластерами... Они уничтожили многих биологических моков. Да и киберам - мокам досталось...
   Наш менталитет менялся на глазах, как уже, в общем-то, происходило с нами при трансформации в псевдовериэгов когда-то. Только если в вериэгоподобных моков вселялся некий дух, преображавший оценочно- эстетический взгляд на мир ( например, мы сменили свой мясо - рыбо - злаковый рацион на некое подобие детрита, то у киберов - моков, как я уже говорил, возникла неразрешимая проблема неприятия электронных ощущений себя и мира...
   Подогреваемые святым духом мщения, мы, первым делом, заполнили подземный город смесью ядовитых газов, прекратили обогрев большинства помещений, а через несколько лет после того, как остатки биологических моков, не пожелавшие пройти кибер - трансформацию, умерло, мои собратья открыли все входы на поверхность планеты - ведь киберам, в отличие от жуков, воздух не нужен.
   Но, одержав окончательную победу над этими беспощадными тварями и убрав трупы ненавистных жуков, моки впали в бесконечно длящуюся депрессию, лишь по необходимости время от времени выходя из полудремотного состояния.
   Киберы имеют мало потребностей, а чувства устают от непрерывно длящегося протеста против ощущений и обречённости. Мы уничтожили на поверхности планеты антенну и затаились на сотни тысяч лет, лелея в своих израненных душах слабую надежду на чудо... надежду на то, что когда- нибудь Вселенная станет к нам более благосклонной.
   -И вы, страдая, безропотно ждали миллион лет неизвестно чего?- поразился Уоткинс.
   -Да, ждали,- согласился Креус, безропотно проглотив упрёк.- Очевидно, так на нас сказалось перевоплощение- разлад биологического духа и металлического тела...
   Впрочем, мы не только ждали. Поначалу мы рационализировали наш новый быт, восстановили разрушенную технику, построили звёздный флот... Нам не хватило смелости и желания... Если б вы знали - сколько раз мы стерилизовали планету! Если б вы знали - сколько различных проектов по выходу из тупика мы перепробовали!..
   Здесь и проект создания электронных ощущений, провалившийся по той простой причине, что они трудно сочетаемы с медлительностью биологической чувствительности, не говоря уж о скорости мышления, не успевающего корректировать сенсорно- моторную реакцию.
   Здесь и проект физико-химической имитации ощущений. Увы, эффект оказался слишком груб. Пользоваться имитаторами было неудобно, хотя некоторые из моков пошли на это!..
   Третий проект - самый многообещающий. Он заключался в приведении структуры токов от датчиков в соответствие с имеющимися у нас представлениями и образами. К сожалению, и он потерпел крах по двум причинам. С одной стороны, нам не удалось в техническом плане добиться реальности, правдоподобия восприятия синтетических ощущений сознанием. К естественному обману, возникающему при перцепции и апперцепции, добавился обман, проистекающий от несовершенства трансляции сигналов датчиков в привычные нам образы, если вы понимаете, о чём я говорю...
   -С трудом, но продолжайте...
   -С другой стороны, наши образы, представления не претерпели автоматических изменений, как это произошло при нашей трансформации в псевдовериэгов. Грубо говоря, мужская особь, имея дело с особью женского пола, должна была видеть именно особу женского пола, а не кибера, или, например, видя машинное масло, мок продолжал видеть именно машинное масло, а не лечебную мазь...
   -Трудности ваши мне понятны не совсем,- Уоткинс упрямо качнул головой, видимо, имитируя пожатие плеч, которое в скафандре затруднительно.- У наших компьютавров, вроде бы, таких проблем не возникало...
   -Наверное, они представляли собой чисто механический разум?
   -Я не в курсе. А ты, Джейн?
   -Подожди... Я раньше думала, что - механический... Но, когда Чёрная Вдова бросила меня в космосе... Я уловила часть передачи с Компьютера нашей эскадре... Какая-то женщина... А... Арина... Она уверяла, что вернула интеллект Координатора под свой контроль. Не знаю, что это означало, но вполне возможно, в Координаторе существует симбиоз двух сознаний разной природы.
   -Симбиоз?- Креус впал в задумчивость, потом сунул свои усики в гнёзда передатчика.
   -Нет. Такой симбиоз неэффективен,- раздался в наушниках землян новый голос. Они начали оглядываться в поисках говорившего. Но никого вокруг них не было.
   Тем не менее, голос - тоньше и мягче, чем у Креуса, продолжал звучать в их наушниках,- точнее, неустойчив. Рано или поздно одно сознание должно взять верх над другим и, со временем, второе сознание неизбежно атрофируется, деградирует...
   -Это ты, Касила?- спросил Креус.
   -Да. Я рада тебя видеть вновь спустя миллион лет,- стальная многоножка молнией проскользнула в приоткрывшуюся дверь и нерешительно застыла в двух шагах от Креуса.
   Сравнивая их, Джейн отметила, что Касила уже Креуса спереди и толще сзади. Обнажённая пара атрофированных сосков мокиянки отливала золотом. Уродливая, похожая на обезьянью голова, тем не менее, несла явные черты интеллектуальности.
   -Вы млекопитающие?- удивился Уоткинс.- Я думал, вы ближе к насекомым или червям... Простите, если обидел...
   Ему никто не ответил.
   -Так вот ты какой стал,- Касиле не удалось скрыть нотки разочарования в своём голосе.
   -Увы, миллион лет не прошёл для меня бесследно,- нарочито бодрясь, ответил Креус.- Зато ты - всё такая же - прекрасная и... недоступная.
   -Да, нет. Я не о том... Хотя и сожалею вот уже миллион лет об упущенных возможностях... У всех нас души заточены в стальные темницы...
   -И я тому виновник...
   -Прекрати. Ты спас нас!.. А следы времени... Мы проведём профилактику, и ты заблестишь, как новенький... Я... впрочем, что же это я?.. Я рада, наконец... услышать твой голос.
   Даже Уоткинс сообразил, что Касила ни разу не видела Креуса в облике кибера и, спеша на встречу, подсознательно представляла его в прежнем биологическом теле.
   -Приветствую великого биофизика,- в помещение вошла ещё одна многоножка с признаками мужского пола, имеющая утолщённые, рельефно выступающие сегменты. Вместе с ней из коридора влетела пара энтропийных шаров, смирно устроившихся под потолком.
   -Данод! Я вижу, ты по-прежнему, в системе безопасности работаешь.
   -Да. Мне твои инопланетные друзья доставили немало хлопот... Один из моих подчинённых сейчас в ремонте.
   -Простите, но вы вели себя очень агрессивно,- встрепенулась Джейн.
   -Мы боялись, что вы погибнете от наших автоматических защитных средств. Мы торопились, так как долго ждали этой минуты...
   -Торопились настолько, что без предупреждения расстреляли наш космический корабль?
   -Сколько не готовься к великому событию- оно застаёт врасплох,- извиняясь, прогудел Данод.- После последней битвы с жуками на покинутых моками уровнях осталось много автономно действующей техники. Иногда по каким-то причинам срабатывает в давно застывших роботах какое-то реле, и они начинают выполнять свою программу, чаще всего, разрушительного плана... Поэтому у нас была задействована сигнально- защитная система энтропийных шаров...
   Когда-то давно, опасаясь нападения идоменян, мы эту защиту связали с общепланетарной обороной. Но инженер, проводивший эти работы, достался на обед жукам, а схема затерялась. Нам пришлось потратить много времени, чтобы дезактивировать комплекс общепланетарной обороны...
   Жаль, что ваш капитан не проявил достаточно упорства и терпения... Мы бы были рады иметь его в качестве гостя... С другой стороны, может так и лучше. Нет смысла теперь дискутировать о сохранении нашего существования в тайне. Надеюсь, вы нам расскажете о настоящем положении дел в Галактике, чтобы мы оказались готовы к возможным неожиданностям?
   -В общих чертах - пожалуй,- осторожно ответил Уоткинс.
   -Не здесь, разумеется, а в Большом зале Собраний с ретрансляцией нашей встречи по городу... Прошу вас следовать за мной...

Глава 10

Всегда ли удача - к счастью?

  
   Лютеция критически осмотрела едва одетых, с кругами под глазами, растрёпанных Астру и Стенка, не скрывая своей брезгливости на лице:
   -Вы в таком виде приходите ко мне, заявляете, что разбили антиграв и требуете, чтобы я вам выдала другой... Служительница Мира Астра,- в голосе амазонки звенел металл. Девушка автоматически выпрямилась по стойке "смирно".
   -То, что ты принадлежишь составу Служительниц космических сил, не даёт тебе права вести себя постыдным образом, вступая в любовную связь с инопланетянином,- продолжала распекать Астру Лютеция,- а налагает на тебя дополнительные обязанности, с которыми ты не справляешься... Имея на Дидоне соответствующие полномочия, я наказываю тебя... До города - тридцать пять километров. Придётся тебе с твоим... другом преодолеть их пешком...
   И учтите. Мы получили сообщение о том, что высокопоставленный гость, его Совершенство второй ступени Хрэ со своей свитой прилетает к нам через два часа для празднования нового звания и ритуальной охоты... Счастливого пути,- Лютеция подала знак двум амазонкам низшего ранга, и они угрожающе надвинулись на Астру и Стенка.
   -Пойдём,- Астра потянула пилота за руку к воротам.
   -Подожди. Объясни мне, что здесь происходит?
   -Пойдём,- дополнительно схватив Стенка за воротник рубашки, Астра, буквально, потащила его за собой.
   -Я вроде, что-то слышал о корнукраках?- в глазах Стенка появился безумный блеск.
   -Я тебе потом разъясню,- Астра почти умоляла пилота, и он нехотя ей уступил.
   -Бежим,- дидонянка исчезла за воротами.
   Догнав её за первыми деревьями красного леса, Стенк крепко схватил девушку за плечо и повернул к себе лицом:
   -Ты хотела мне кое-что сообщить?.. что здесь делают корнукрак4и?
   Астра хотела отвести глаза, но Стенк вновь насильно повернул к себе её смущённое лицо.
   -Это- часть нашего договора с корнуэльцами,- выдавила из себя признание Астра.
   -Какие могут быть с корнукраками договора?!
   -Ты должен понять... От флота к...крестоносцев остались почти одни невоенные корабли... Земля... проклятые шушенки бросили нас на произвол судьбы... Мы попали в западню... А корнуэльцы роились вокруг, готовые растерзать нас в клочья... Они боялись только наших отработанных кристаллов дайефрегма, боялись ненужных потерь...
   Первая Верховная, переговорив с пленным корнуэльцем, заключила с Империей договор. Нам разрешили заселить Дидону в обмен на вечный мир с Империей и заселение её доблестным войском охотничьих угодий, для отдыха, развлечения и изучения характера людей...
   -Уточни,- холодные глаза Стенка сузились, будто заглядывая в прицел.
   -Всё просто... У нас - довольно суровые законы - ты знаешь. Ежегодные ристалища, регламентированный образ жизни... В таком обществе - много недовольных... Их вылавливают и выгоняют за сельскую черту амазонки... В леса...
   -И там на них охотятся корнукраки,- догадался Стенк.- Дура - ваша первая Хранительница Мира...
   -Тс-с,- сделала круглые глаза дидонянка.- Говорят, что у нас, вообще, была только одна Верховная... Хотя прожить более трёхсот лет!.. Я не верю...
   -Какое мне дело до вашей Ипполиты?
   -Не горячись... Она - хорошая. Никогда ничего лишнего не прикажет... Раньше недовольных её политикой было много... Некоторые колонисты не признавали договора. Устроив свои поселения в труднодоступных местах, они не подчинялись утверждённому Империей укладу жизни, хотя и не были дикими... Ипполита и корнуэльцы терпели их до тех пор, пока они не начали укрывать у себя изгнанников- преступников. Лет семьдесят тому назад сюда прилетело сразу несколько кораблей корнуэльцев... Погибли десятки тысяч людей... Неправильных людей...
   -Почему - неправильных?- Стенк снова стал собой - твёрдокаменным, беспощадным.- Потому что не желали жить по указке наших врагов - корнукраков?
   -Дело не в этом,- стараясь найти точные слова, Астра отчаянно затрясла головой, напряжённо сжав на мгновение губы и искренне глядя Стенку в глаза.- Наш уклад защищает наш генофонд от вредных мутаций, даёт узаконенный и подконтрольный выход накапливающейся в человеке агрессии, служит поддержанию мира на планете...
   -У вас - так странно: война всех против всех служит поддержанию мира. Той же цели служит отдание на заклание корнукракам несогласных.
   -Ну что ты! Война есть война. У нас нет войны. Есть только несколько жёсткие соревнования, продолжающиеся лишь десять дней в году... Причём, это не мешает ни дружбе, ни любви... Несогласные - в основном, либо бандиты, либо лентяи.
   -Прежде, чем осуждать преступника, подумай об обстоятельствах, которые привели его к преступлению...
   -Умные генетики утверждают, что лишь на пятьдесят процентов человек формируется средой. Остальные пятьдесят процентов приходятся на гены, на наследственность... В любом случае, у человека существует выбор... Я не права?
   Бескомпромиссность Стенка даже в общении с собственной совестью, заставила его согласиться с Астрой.
   -Следовательно, поскольку наше воспитание поставлено на высшем уровне: на десять детей приходится одна наставница, то пороки асоциальных типов заложены в них на генетическом уровне. Общество, избавляясь от преступников, улучшает свой генотип.
   -ВЫ. Очевидно, очень щепетильно относитесь к своему генотипу?
   -Да. И надеемся обучить этому землян.
   -Интересно, как?
   -Ну, во-первых, мы надеемся прекратить гонку по освоению планет... Во-вторых, у нас есть свой план по решению проблемы мутантов...
   -Хорош план - отдавать их на забаву корнукракам!
   -Корнуэльцам,- машинально поправила пилота дидонянка.- Бог мой! О чём мы говорим! Нам нужно немедленно бежать отсюда!
   -Бежать от корнукраков?! Не-ет. Я давно искал с ними встречи.
   -С корнуэльцами нельзя воевать... Они нам - не враги!
   -Сумасшедшая,- Стенк никак не мог понять логику, по которой корнукраки не являются врагами.- Ну, хорошо. Тогда беги сама, без меня.
   -Нет. Я останусь с тобой.
   -Тогда не мешай.
   -Хорошо,- Астра поспешно отступила на шаг назад.
   -Надо подготовиться... Я возвращаюсь к разбитому антиграву.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Зрелище было красочным. К выглядевшим по- новому из-за росписей и украшений домам Келвин уже привык, как привык и к небольшому представлению юношей и девушек, исполнивших пару красивых танцев под музыкальное сопровождение. Но, когда под крики толпы из храма вышли параллельно друг другу два ряда женщин, одетых в атласные трико, и мужчин в чёрном; когда, опоясав храм по периметру, они развернулись друг навстречу другу, у Келвина невольно сжалось сердце. Мужчины, как на подбор, с могучими торсами, выглядели столь зловеще, что казалось, ни у одной из достаточно хрупких женщин не имелось ни единого шанса на победу.
   После замыкания третьего внешнего круга из амазонок- судей, Ипполита подала знак и бой начался. Дрались и с той и с другой стороны искусные, на взгляд Келвина, бойцы. Дрались без дураков, и амазонки не вмешивались даже если мужчина, сбив женщину на землю, продолжал пинать её ногами. Лишь после того, как побеждённые, женщина или мужчина протягивали в мольбе к амазонкам руки, судьи быстро урезонивали зарвавшихся бойцов.
   Противоборствующих пар на площади становилось всё меньше и меньше, внимание публики к зрелищу слабело. В это время на ступеньках храма появилась Лютеция. Помня о предыдущей стычке, Келвин взглянул на Сирену, поглощённую разговором с Деметрием.
   Одетая в странный, поблёскивавший голубоватым металлом, и облегчающий её фигуру костюм, она выглядела, как никогда, притягательно. Словно почувствовав на себе взгляд Драма, Сирена, сидевшая на подлокотнике большого, позолоченного кресла Творца Необходимости, замолчала на полуслове и тревожно оглянулась. Заметив на ступеньках храма своего заклятого врага, она скользнула с подлокотника кресла в тень от колонны и поднесла к своим губам какой-то флакончик. Тем временем амазонка подошла к Ипполите и опустилась на одно колено.
   -Говори,- позволила ей Верховная Хранительница Мира.
   -Позвольте - с глазу на глаз?- картина преклонённой дородной амазонки перед хрупкой девушкой, восседавшей величественно в кресле, выглядела потрясающе. Келвин, занимавший маленький стульчик рядом, невольно залюбовался словно выточенным древним скульптором из камня профилем владычицы неземной красоты.
   Ипполита подала знак Лютеции приблизиться. Амазонка встала, сделала два шага вперёд и почтительно сняла с себя серебряный обруч. Слегка приподняв голову, Верховная Хранительница впилась глазами, вспыхнувшими огненным светом, в поглупевшее лицо егерши, и некоторое время молчала.
   -Хорошо,- наконец, безэмоциональным голосом сказала Ипполита,- пусть гости размещаются в охотничьем корпусе у моря... И с наложенным на провинившихся наказанием я согласна. Только предупреди гостей.
   -Хорошо, Верховная,- амазонка поднялась и шагнула назад.
   Лишь только после её слов Келвин одновременно с Ипполитой обратил внимание на Сирену, возникшую серой тенью за спиной Лютеции. Используя негласную привилегию в свободе передвижений, предоставленную Верховной землянам, девушка беспрепятственно оказалась рядом с креслом Ипполиты. Две амазонки- телохранительницы лишь успели податься чуть- чуть вперёд, следя за стремительными взмахами рук Сирены. Они защищали Верховную, а не Лютецию, которая, споткнувшись о специально выставленную вперёд ногу Норман, нелепо упала и покатилась по длинной лестнице вниз.
   Скрыв злорадство за притворной маской испуга от совершённой ею "случайной" оплошности, Сирена поспешила на помощь Лютеции, но амазонка, прекрасно всё поняв, от помощи отказалась. Разъярённая, с растрёпанной причёской, она походила на фурию (Сирена уже поднабралась знаний о древней Греко- римской истории, культивируемой на Дидоне).
   -Лютеция! Выполняй свой долг!- хлёстко крикнула амазонке Ипполита, но хозяйка охотничьего домика уже была неуправляема:
   -Ну, всё, подстилка драная. Тебе конец.
   -Это я сейчас тебе покажу, какое дерьмо вы все, амазонки хреновые,- сбросив с себя маску сочувствия, с ненавистью выплюнула в лицо Лютеции давно выстраданную фразу Сирена.
   Келвин, чувствуя ответственность за землян на Дидоне, потребовал от Ипполиты:
   -Разними их.
   -Я сделала всё, что могла,- лёгкое разочарование в глазах Ипполиты сменилось интересом.
   Лютеция, зная слабости в боевой подготовке Сирены из опыта предыдущей схватки, не стала меряться с ней ловкостью или выбирать удобную для нападения позицию. Амазонка понадеялась на силу мономолекулярных нитей своих мышц. Она обхватила по-медвежьи землянку и сдавила.
   Тело Сирены неожиданно оказалось необычайно твёрдым. Боль в мышцах от мономолекулярных нитей заставила амазонку поменять тактику. Она приподняла Сирену над ступеньками лестницы, собираясь сбросить вниз. Но землянка, буквально взорвалась в объятиях Лютеции. Руки амазонки, как крылья, разлетелись в стороны, а освободившаяся Сирена послала дидонянку в сокрушительный нокаут.
   Неторопливо поднимаясь с бетонных плит, поражённая происшедшим Лютеция тянула время, с трудом пытаясь сообразить, что происходит: по словам Ионии, землянка была слаба и медлительна, как обычный мужчина... Когда Лютеция сама в первый раз сошлась с землянкой в схватке, она лично убедилась в том, что реакция Сирены, вопреки характеристике, данной ей Ионией, равнялась, если не превосходила реакцию егерши. И всё же, землянка, действительно, была тогда слаба!..
   Как же теперь ей удалось без труда противостоять силе мономолекулярных нитей? Это - невероятно! Тем не менее, факт оставался фактом. И надо исходить из реалий. Лютеция решила сделать ставку на умение. Но и здесь ей не повезло. Сирена в течение двух минут избивала амазонку - не спеша и с наслаждением. Получая ощутимые болевые удары, дидонянка перестала контролировать ослепляющую её разум ярость, тем самым, готовя себе поражение.
   В это время оказалось, что Ипполита, несмотря на её уверения, могла кое-что предпринять для разнятия дерущихся. Подозвав к себе двух амазонок из охраны, она отдала приказ:
   -Прервать поединок и привести обеих ко мне.
   -Верховная Хранительница Мира,- вмешался Деметрий, явно получавший удовольствие от вида избиваемой амазонки- егеря.- Согласно нашим законам, каждый имеет право бросить вызов амазонке и, победив её, занять в нашем обществе подобающее место.
   -Землянка - наша гостья, а не дидонянка,- резко возразила Ипполита.
   Деметрий хотел ещё что-то сказать, но увидел, что амазонки уже отправились выполнять приказ Верховной, и поэтому лишь махнул раздражённо рукой.
   Келвин, став свидетелем превосходства Сирены над Лютецией, тем не менее, успокоения не испытывал. Он за недолгое время знакомства с агентом СГК успел убедиться, что Сирена умеет добиваться своего любыми путями и с завидным упрямством. Вот и сейчас, заметив приближающихся к ней амазонок, она немедленно перешла в решающую атаку, нанося один сокрушительный удар за другим, вместо того, чтобы благородно укротить свою злость. Лютеция вскрикивала, пятясь, почти не защищаясь, и наконец, упала как раз в тот момент, когда к месту поединка подоспели амазонки.
   -Девушки, вы за мной?- весело спросила Сирена.
   -За вами обеими,- хмуро сказала старшая из амазонок, наклоняясь над Лютецией, лежащей неподвижно на бетонной плите.
   -Спасибо,- отшатнулась от второй амазонки Сирена.- Я способна идти сама... Помогите лучше этой зарвавшейся тупице... Ей, явно, поплохело... на солнце...
   Толпа зрителей ревела и рукоплескала от восторга. Театрально поклонившись безликому человеческому морю, Сирена взбежала по лестнице к креслу Ипполиты.
   Верховной Хранительнице не хотелось поступать по закону. Равнодушие к землянке, столь беззастенчиво рвавшейся к власти, сменилось едва сдерживаемым гневом. Но толпа жаждала не расправы, а вознаграждения по заслугам героине дня. И толпа не позволит ей, Верховной, уклониться от исполнения закона с помощью какой-нибудь уловки. Тем не менее, Ипполита, вопреки здравому смыслу, всё же сделала слабую попытку:
   -По праву победителя ты, землянка, имеешь право претендовать на звание, которое выше по рангу амазонки - егерши, хозяйки охотничьего домика у Лазурного берега Лютеции... То есть, ты имеешь право стать либо амазонкой- телохранительницей Совета Хранительниц Мира, либо амазонкой- предводительницей сотни. Но ты - наша гостья, а звание присваивается только дидонянкам.
   -Нет вопросов,- бодро ответила Сирена.- Планета мне нравится, и я прошу вашего гражданства.
   -У меня нет причин для отказа... Однако, став дидонянкой, ты должна следовать законам Дидоны.
   -Конечно,- с готовностью согласилась Сирена.
   -Тебя, кажется, зовут... поющей рыбой?- не удержалась от колкости Ипполита.
   -Сирена... Сирена Форкиевна Норман к Вашим услугам... Кажется, Вас зовут Каменной Лошадью?- в тон Верховной любезно откликнулась девушка.
   Ипполита на секунду онемела от такой дерзости. Хранительницы Мира, услышавшие ответ землянки, злобно возроптали. Драм почувствовал, как стул выскальзывает из-под его задницы: он не зря тревожился за выходки Сирены:
   -Ипполита. Не надо скандала,- надеясь, что его голос звучит спокойно, произнёс он.
   Взгляды двух женщин скрестились, как лазерные лучи, своей энергией усиливая друг друга. Внезапно черты лица Верховной смягчились, её губы тронула улыбка, которую только издалека можно было принять за знак расположения. Тем не менее, Ипполита разжала свои кулаки и доброжелательно провозгласила:
   -Объявляю тебя, Сирена Норман, гражданкой Дидоны, амазонкой второго разряда, хозяйкой охотничьего домика у Лазурного берега...
   Ты уж извини - Лютеция по твоей вине нынче не в форме. Поэтому тебе, Норман, предстоит срочно отправиться в охотничий домик, встретить высокопоставленных гостей, накормить, обустроить их и обеспечить им славную охоту на двух беглецов, находящихся вне закона, и прочих разбойников, живущих в лесах.
   Впрочем, главное, всё же - беглецы. Их антиграв разбился, как раз, около домика. Единственное спасение для беглецов в том, чтобы успеть добраться до сельских угодий... Если охота пройдёт удачно и гости будут довольны, то после их отлёта я присвою тебе первый разряд амазонки.
   Сирена не могла скрыть торжествующей улыбки.
   -Зря радуешься,- сплюнула кровавую слюну ей под ноги пришедшая в себя Лютеция.- Чтобы быть настоящей амазонкой, нужно родиться на Дидоне, чужачка...
   -Лютеция,- строго обратилась к егерше Ипполита. - Ты нарушила мой приказ и вступила в поединок.
   -Она затронула честь амазонки,- кивнула в сторону Сирены егерше.
   -Но так случилось, что ты проиграла и важнейшее дело мне пришлось поручить новому, неопытному человеку...
   -Я чувствую себя хорошо,- Лютеция оттолкнула от себя поддерживающую её амазонку,- и в силах сама встретить гостей.
   Ипполита критически посмотрела на разбитый нос егерши, из которого капля за каплей цедилась на разбитые губы кровь.
   -Мне Талос недавно говорил о чудо - реанимационной машине в подземельях храма... Мирта! Где Талос?
   -Наверное, у корабля землян,- задремавшая на стуле Хранительница ответила, не задумываясь.
   -Найдите мне немедленно Талоса и пусть он вылечит Лютецию... А ты,- величественно обратилась к пошатнувшейся от слабости егерше Ипполита,- после исцеления отправишься в качестве помощницы...- опять забыв имя, Верховная небрежно махнула в сторону Сирены,- в качестве помощницы поющей курицы и проследишь, чтобы не нарушались наши исконные обычаи и союзнические обязательства.
   Сирена, стиснув зубы, смолчала. Когда появляется шанс добраться с помощью Деметрия к вершине власти - надо запастись терпением. И так, её карьера за несколько дней была головокружительной - от дарительницы четвёртого разряда до любовницы Творца Необходимости и амазонки второго... нет - первого!- разряда.
   Хорошо учили в земной разведшколе!
   - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Удивительный коктейль! Почему - я? Вам достаются одни удовольствия: самые прекрасные женщины, море незабываемых впечатлений, включая праздники, поединки, толпы народа, экскурсии по экзотическим местам,- жаловался Влад Пьеру, вклинивая плаотический фокулятор в гравилептонный трансвертор (проклятые звёзды! Если б он только сам знал, что это такое!.. Но даже Андрей смутно представлял, что ему пытался втолковать Талос о принципах работы гравидвигателя).- А я коротаю время в обществе стального дегенерата, страдающего глубокой депрессией, вызванной повальной гибелью таких же, как он, железяк с процессорами вместо мозгов, и его подельника, преисполненного сознанием великой миссии возрождения безмозглой цивилизации, возложенной на него слепым случаем...
   У меня от такой компании даже исчез божественный дар колдуна из Альсании... Вчера я хотел доказать АУ первичность духа по отношению к материи - даже гайки не слепил - пришлось идти за нею на склад!.. Исин урчал, мерзавец, от удовольствия, видя мой конфуз...
   Шевелись, Малыш, тащи уравниватель напряжения на корму к Андрею... Мигаешь тут фотоэлементами, как будто подслушиваешь, чтобы донести потом на меня своему корешу.
   Влад беззлобно подтолкнул кулаком робота к выходу.
   -Стыдно... Стыдно и жестоко смеяться над трагедией целого народа,- трубогласно громыхнул от двери рассерженный АУ.
   Бесшумно переставляя ноги, кибер стремительно ворвался в мастерскую, отчего Владу стало в просторном помещении тесно.
   -Да, я скорблю о гибели компьютерианцев, но ты не смеешь смеяться ни над ними, ни над моим перегретым мотором, стонущим в безудержной кавитации!.. Ты не смеешь обижать и братьев моих меньших: шпынять Малыша, стучать по панели Координатора... то есть - компьютера этого великого корабля... Грешно пинать ногами строптивые механизмы, единственная вина которых в том, что ты не умеешь проникаться их тончайшей аурой, не понимаешь, и не хочешь их понять...
   -Это кому должно быть стыдно? Мне?! Человеку разумному?- гордо приосанился штурман.
   Стыдно было Пьеру от недавних его похождений. Страдая похмельем и угрызениями совести, геолог оторвался от разглядывания чертежа микросхемы и поднял тяжёлую голову:
   -Потише, пожалуйста,- голосом умирающего попросил он.
   -Ты твердишь о мозгах?- не обращая на геолога внимания, обвинительно - напористо продолжал исин.- Удивительно, как только мембрана резонирует, называя мерзкий студень в твоём корпусе интеллектом!
   -Сам - на жидких кристаллах,- парировал Влад.- Убери свои манипуляторы с моего ли-ца... Здоровый, чёрт,- поделился с Пьером своими впечатлениями о физическом контакте с АУ штурман, поднимаясь с пола.- Энн отлично его отремонтировала. Только общение с людьми у него хромает. Он не улавливает разности между словом и делом...
   -У вас, людей, нет расхождений между словом и делом в обращении с киберами,- прокурорски изрёк АУ, зловеще вращая сердито полыхающими фотоэлементами.
   Пьер, застонав, схватился за голову:
   -Мне бы ваши проблемы!
   -Вы, люди, изливаете безудержно свою досаду на всё, что существует вопреки вашим представлениям о гармонии мира... Вот зачем ты ткнул кулаком Малыша?- исин снова угрожающе надвинулся на Влада.
   -Ты думаешь, что я сделал ему больнее, чем себе?
   -Ты унизил его!
   -Да он же не разумное существо... Робот!
   -Я пошёл к Пугачу,- мрачно сообщил АУ.
   -Вот так новость! Зачем?
   -Сверну ему голову, чтобы он не орал истошным голосом, когда ты его забываешь покормить... У меня крики этого страшилища вызывают дисгармонию токов в сверхпроводниках.
   АУ, больше не обращая внимания на Влада, вышел из мастерской.
   -Не свернёт... Пугает,- легкомысленно отмахнулся от недвусмысленно высказанных исином намерений штурман.
   -Ты сам утверждал сейчас, что у киберов нет различия между словом и делом,- хмуро изрёк сквозь зубы Пьер, борясь с последствиями душевного урагана.- Для них это - непозволительная роскошь.
   -Нет. Он, просто, хочет, чтобы я почувствовал его настроение, когда кто-нибудь из нас неуважительно относится при нём к технике. АУ и манипулятором не тронет Пугача,- потеряв львиную долю уверенности, повторил Влад.
   -Согласен. Только я не думаю, что это - абсолютно пустое предупреждение, запугивание.
   -Ну и что?- взорвался штурман.- Кто мне Пугач? Друг, родственник?.. Вспомни! Мы все не чаяли, как избавиться от страусопода - только искали, кому его отдать в хорошие руки...
   -И ты нашёл хорошие манипуляторы?! Сомневаюсь,- ядовито произнёс Пьер. По глазам геолога было видно, что он получил малую толику успокоения от сознания того, что не только он один способен ошибаться.
   -Но если мы сейчас уступим АУ, то позже нам придётся сдувать пылинки с автоматического уборщика и ублажать мембраны чугунного террориста славословиями в честь искусственного интеллекта,- продолжал упорствовать в своём решении быть твёрдым Влад.
   Из динамика раздался душераздирающий крик. Два ошанина вздрогнули и побледнели.
   -Начинается,- простонал Пьер, хватаясь за голову.
   -Ах, ты, механист проклятый,- наливаясь злостью, прорычал Влад.- Он включил внутреннюю связь для создания драматического эффекта!
   Беспорядочные угрожающие крики птицы сменились жалобным хрипом.
   -Придётся вступить в переговоры,- вздохнул Влад.- Пьер...
   -Да?
   -Пьер,- Влад исподлобья виновато покосился на геолога.
   -Ну, что?
   -У тебя больше шансов успокоить компьютавра... У АУ при одном моём появлении начинают дребезжать плохо закреплённые детали...
   В динамике затихло шипение Пугача.
   -Опять я! С террористами переговоров не веду... Пусть Андрей сходит...
   -Он с Талосом снаружи.
   -Так вызови его по видеофону.
   -А тебе трудно?!
   -Не кричи на меня! Голова раскалывается!.. Корнукрак с тобою... Схожу в грузовой отсек.- Пьер, досадуя на товарища, бросил чип на верстак и тяжело поднялся со стула.- Боже!.. Так развлекаться - непростительная роскошь...
   -По-моему, ты опоздал,- прислушиваясь к замолкнувшему динамику, мрачно констатировал Влад.- Именно из-за такого словоблудия гибнут не только звери и люди, но и целые цивилизации... Удивительный коктейль!.. Помню, Сказочник рассказал мне легенду о гибели манков. Эти суперсапиенсы, владея мощнейшими технологиями преобразования Вселенной, погибли из-за бесплодных дискуссий о том, что делать с расой варваров, коварно воспользовавшихся их доверчивостью...
   Победоносный яростный крик птицы прервал разглагольствования Влада.
   -По-моему, роли поменялись,- заторможенность мигом слетела с Пьера, исполнившегося желанием спасти невинную птицу во искупление своего проступка.
   -Я всегда верил в преимущества биологической эволюции!- торжествующе провозгласил Влад, стремительно направляясь к дверям.
   В грузовом отсеке дверь клетки была распахнута. Недалеко от входа тёмным силуэтом громоздился АУ, на корпусе которого, размахивая крыльями, плясал Пугач, время от времени низко кланяясь...
   Нет. Птица не танцевала, а клевала своим огромным изогнутым клювом АУ, целясь в его фотоэлементы! Могучий кибер неловко изгибал два манипулятора, пытаясь смахнуть с себя Пугача, а двумя другими, уже изломанными, прикрывал свои датчики.
   -Пьер! Парализатор - на стене около тебя!- крикнул Влад и бросил отвёртку в птицу.
   Пугач перестал терзать жертву и, как будто раздумывая, уставился своими красными безумными глазами на Влада. У штурмана мурашки побежали по спине:
   -Пьер!- ещё раз крикнул в отчаянии он и отскочил назад к дверям отсека.
   Геолог, срывая ногти, безуспешно старался освободить парализатор из зажима. Рукоятка оружия выскальзывала из его пальцев.
   Тем временем, ожившая птица в одно мгновение ока спланировала на пол, сделала пять- шесть шагов, впилась передней лапой в комбинезон на груди Влада, приподняла пилота в воздух и замахнулась клювом. Подчиняясь инстинкту, Влад выбросил руки вперёд, хотя в глубине души он и сознавал, что ими не остановить смертельного удара. Но всё естество ошанина воспротивилось неизбежности грядущей смерти, волной выплеснув в кончики пальцев страстное желание жить...
   Ни Влад, ни, тем более, Пьер, выдернувший, наконец, из стенного зажима неподатливый парализатор, не поняли, как это произошло: ладони пилота, вспыхнув ослепительным светом, испустили две слившиеся в одну струи пламени прямо в голову инопланетного чудовища. Пугач, жалобно заверещав, отпустил Влада, и, ослеплённый, помчался прочь.
   АУ, придя в себя, с невероятной силой и ловкостью передвинул клетку поперёк маршрута птицы и аккуратно захлопнул дверцу. Клетка задрожала от сокрушительного удара о прутья пойманного Пугача. Протяжный, пронзительный, печальный крик известил присутствующих о горе птицы, снова почувствовавшей себя запертой в опостылевшей тюрьме после сладкого мига свободы.
   -Что здесь происходит? Кто Вы?- неожиданно появившийся Талос в упор разглядывал Влада.
   -Это - стереопроекция моего друга,- во благо солгал геолог.
   -Не надо, Пьер,- остановил его Влад.- У инженера есть своекорыстный интерес в том, чтобы мы улетели с Дидоны. Я угадал?
   Гримаса, как от зубной боли, мелькнула по лицу юноши:
   -Ты проницателен, незнакомец, но кто ты?
   -Штурман "Ворона", счастливо выживший при взрыве трангулятора. А теперь ты ответь: что тебе нужно?
   -И так видно,- отвлёкшись от горьких раздумий, фыркнул Пьер. Стресс притупил остроту его воспоминаний.- Ему нужна Сирена.
   -Неужели это можно увидеть невооружённым глазом?- удивлённо спросил АУ, меняя степень разрешения линз.
   -Заглуши свой мотор,- не оборачиваясь, посоветовал исину Влад.- Это правда, Талос?
   -В большей степени,- неожиданно успокоившись, промолвил инженер. Лёгкий румянец исчез с его юношеских щёк.- Но есть ещё одна причина... Уже двенадцать лет в подземельях храма страдает человек... Дорогой для меня человек... Так получилось,- ища подходящие слова, способные полнокровно и деликатно раскрыть в первый раз посторонним людям тайну, хранимую в дальних тайниках души, Талос запнулся, покрывшись испариной.
   -Кто он?
   -Я скажу, если вы пообещаете, что о его существовании не узнает ни одна дидонянка.
   -Клянёмся,- торжественно поднял руку Пьер.
   -Все поклянитесь!
   -Чтоб я сдох,- ухмыльнулся Влад.
   -Сокрытие информации ведёт к пагубным последствиям даже в обществе высоконравственных и интеллектуальных компьютерианцев, не говоря уж о землянах, использующих её в своекорыстных целях...
   -Прекрати, АУ,- почти взвыл Влад. Мы потом подискутируем о правах личности. Сейчас же, если сокрытие информации противоречит принципам твоего существования, ты с природным достоинством и благородством молча выйди из трюма...
   АУ колебался.
   -Это, действительно, настоящий кибер?- с нескрываемым любопытством уставился на АУ Талос.
   -Это, действительно, настоящий человек?- возмущённый разбирающим его на запчасти взглядом, дерзко спросил в ответ компьютерианец.
   -АУ, заткнись и выйди,- теряя терпение, повысил голос Влад.
   -Пожалуй, отказаться от информации - большее преступление, чем утаить её.- Я остаюсь и замолкаю.
   -Итак,- обратился к Талосу Влад.- Кто страдает в подземельях храма и почему?
   -Я уже говорил, что вы - не первые земляне, прилетевшие на Дидону... Десять лет назад сюда прибыл земной патрульный крейсер с пятнадцатью военными на борту...
   -Удивительный коктейль! Кому говорил?
   -Капитану Драму... Через две недели из экипажа этого корабля выразили желание улететь отсюда только трое...
   -Почему?
   -Потому что остальным Дидона показалась раем.
   -А разве не так?
   -Для меня - нет,- сухо ответил Талос.
   -В таком случае, ты - первый человек, которого я вижу, кому не нравится Дидона,- насмешливо фыркнул штурман.- И после такого заявления ты хочешь, чтобы я тебе поверил?
   -Подожди, Влад. Пусть он говорит,- остановил готового излить яд от накопившегося воздержания на голову бедного юноши Пьер.- Почему Дидона - не рай, Талос?
   -Лёгкий вопрос - потому, что я всё на Дидоне ненавижу... Трудный вопрос - причины ненависти...
   Может, причина в том, что с детства я чувствовал себя одиноким, никому ненужным. Действительно, наставница уделяла мне времени ровно столько, сколько необходимо, чтобы прочитать порцию нотаций и проверить мои успехи в учёбе. Со сверстниками мне было скучно... Я любил далёкие путешествия, моменты единения с природой, а не шумные компании. Им же, наверное, казалось, что я зазнаюсь... Хотя... Может, и им было скучно... Только способ развлечения они выбрали самый примитивный - шпынять и всячески изводить непохожих на себя...
   Когда я подрос, то меня начали обучать сражаться. А я не хотел и не умел. Мои же сверстники получили возможность избивать меня легально. И я научился- таки защищаться. Я изобрёл разнообразные миниатюрные устройства, выводящие противника из строя...
   Заметив мои способности, наставница отделила меня от других подростков и познакомила с бортовым компьютером старого земного корабля, в котором находилась обучающая программа... Вроде бы жизнь налаживалась. Но, увы, обучающая программа оказалась очень специфической. Она учила меня, как создавать изощрённые механизмы убийства. Наставница так поняла мой талант... Я искал единения с природой, а меня учили уничтожать её. Однажды я взбунтовался. Я отказывался даже прикасаться к инструментам. Панель компьютера покрылась пылью... Пришли амазонки и забрали меня на исправительные работы...
   Холм под храмом, буквально, напичкан камнями, похожими по свойствам, на рубины. Для лазеров эти камни - незаменимая деталь. За шесть месяцев кайло, лопата, вагонетка вправили мне мозги. Я вновь заинтересовался техникой,- иронично усмехнулся Талос.- Кирку, лопату заменил переносной пульт управления роботом. Тогда-то я и открыл существование подземелья райо - инопланетян.
   -Тех, кто разбудил боевые машины Империи Стратогера?
   -Да... Совет Хранительниц Мира знал об этом подземелье, но считал, что никто не сумеет извлечь полезные сведения из артефактов.
   -Ты же извлёк,- провидчески заметил Влад.
   -Нет. Не я. Антон Крутилин - ксенолог земного корабля.
   -Знакомая фамилия,- нахмурился, припоминая, Пьер.
   -Мне, как ни странно, тоже,- удивлённо согласился Влад.- По-моему, кто-то мне рассказывал раньше о Крутилине... Нет. Ассоциации слишком зыбки...
   -Так что случилось с командой земного крейсера?- вернулся к старой теме Пьер.
   -Капитан корабля убеждал отказавшихся от службы образумиться: ведь земной посол, прибыв на Дидону, первым делом потребует выдачи дезертиров. Но Ипполита пообещала своё покровительство дезертирам, и они ей доверились.
   Трое космонавтов- землян с послом Дидоны и его свитой на борту благополучно стартовали к Земле на глазах у оставшихся членов команды. Позже Ипполита объяснила новым дидонянским гражданам, что им, хотя бы на время, нужно исчезнуть из столицы.
   Где они теперь - я не знаю. Я знаю, что земной космический крейсер сию минуту находится на космодроме Дидоны. Именно этот корабль задержал вашего "Ворона".
   -Так значит, крейсер не улетел к Земле?
   -Поразительно глубокие выводы может делать мозг млекопитающего,- не выдержал обета молчания АУ.
   Влад бросил долгий, выразительный взгляд в сторону металлической громадины, и в этом взгляде не нашлось места доброжелательству.
   -Да. Я как-то мельком слышал в храме разговор, что троих неисправимых землян отдали для проведения охоты корнуэльцам.
   -Ка - корнукракам?- Влад даже не поразился, ибо последняя новость не умещалась в голове.
   -Корнуэльцам. Они на Дидоне - частые гости... Проходят стажировку по изучению поведения людей в экстремальных условиях... То есть... Когда за людьми ведётся охота...
   -Прелестное местечко,- фыркнул Влад.- Совсем непохожее на то, которое я представлял по вашим рассказам, Пьер.
   -Я раньше и сам непозволительно ошибался,- буркнул геолог.
   -Что ещё нам нового расскажешь, Талос?- сдержанно спросил у инженера Влад.
   -Многое... Но я - о главном. Антон Крутилин не усидел в провинции и вернулся в столицу, чтобы продолжить свои изыскания в структуре языка райо. Уверенный, что до прибытия земного посла у него есть ещё месяц, Антон не испрашивал разрешения на поездку у Хранительницы города. Да и зачем? Его же убеждали в процветании свобод на Дидоне! Приехав в столицу, лингвист имел несчастье увидеть на взлётном поле космодрома корабль, на котором он сюда прилетел. Наивный Антон пошёл прямо к Ипполите, желая выяснить, что произошло...
   Инопланетянам доступ к Верховной упрощён, дабы создать у них иллюзию значимости собственных персон. Ипполита сказала ему правду, ибо к тому времени отпала необходимость во лжи...
   -А в чём правда?- предчувствуя, что сам участвовал в неком глупом, постыдном действии, гораздо более грандиозном, чем в Центре экзотики, спросил Пьер.
   -Правда? Правда в том, что Дидоне нужны современные военные корабли, нужен современный сильный космический флот. Правда в том, что Хранительницы Мира стремятся увеличить генофонд общества Дидоны. И наконец, правда в том, что Хранительницы Мира хотят подольше соблюдать тайну существования Дидоны.
   -Зачем? Ещё десять- двадцать лет - и экспедиции на Дидону не избежать!
   -Это, наверное, связано с моими работами и работой Антона Крутилина по расшифровке языка райо. Техника вымершей расы была на порядок выше нашей, земной... К сожалению, мало что уцелело. Да и колония райо на Дидоне, похоже, была второстепенной...
   -Значит, Хранительницы Мира готовятся войти в контакт с остальным человечеством во всеоружии... А зачем?
   -Они хотят полностью сохранить наш суверенитет... Они не потерпят никаких посягательств Совета Земного Содружества во внутренние дела Дидоны. Никаких СГК, никакой свободы миграции населения...
   -Да, для этого, действительно, нужен мощный военный флот,- неожиданно засмеялся Влад.- Представляю, как хищники из СГК будут жадно щёлкать зубами.
   -Так им и надо,- мрачно промолвил Пьер.- Следует полагать, что и корнукраки поддержат Дидону своим оружием.
   -Конечно,- без колебаний согласился Талос.- Я слышал, что в поясе астероидов оборудуется космодром для их кораблей.
   -Значит, Антон Крутилин находится в плену и хочет бежать?- вернулся к началу разговора Пьер.
   -Не совсем так... Ксенолог за две недели до откровенного разговора с Верховной хорошо изучил устройство подземелья райо, куда он и скрылся от амазонок. Там он и жил долгие годы, пока мы с ним случайно не встретились.
   -И ты его продал Верховной за свою свободу,- авторитетно закончил за Талоса Влад.- А теперь тебя мучит совесть.
   -Что вы!- испуганно пробежал взглядом по глазам землян и фотоэлементам АУ юноша, как бы проверяя, сколь правдоподобной им покажется эта ложь.- Конечно же - нет! Я с ним подружился. Он стал моим учителем... Антон - единственный человек, с которым я чувствую себя комфортно... Он до сих пор там, в подземельях... И мы храним вместе главные тайны неразгаданных технологий райо. Возьмите нас отсюда, и мы поделимся с вами нашими знаниями. Поверьте, нам есть, чем поделиться. Например,- Талос замялся, лихорадочно перебирая в уме различные варианты,- например, легко можно переоборудовать вашу обыкновенную лазерную пушку средней мощности в квантовый пульсатор, от которого нет защиты.
   -Как?- тут же спросил Влад.
   -Н-ну, принцип работы квантового пульсатора основан на использовании резонанса эфирных сверхсветовых волн и квантового эффекта проникновения... На Земле когда-то долго обсуждался эффект Эйнштейна - Подольского - Розена: две элементарные частицы, образованные при распаде одной пра - частицы, как бы "знают", что происходит с каждой из них, несмотря на расстояние между ними...
   Идея райо заключается в том, что каждая элементарная частица излучает слабые эфирные волны... Создав пульсирующий, самостягивающийся лазерный луч при помощи эффекта нелинейности, можно синхронизировать его пульсацию с пульсацией частиц вещества или поля на пути движения луча таким образом, что перед преградой лазерный луч фокусируется, приобретая квантовые свойства. Вероятность проникновения через силовой барьер или броню сильно повышается, благодаря эфирному резонансу... Квант лазерной энергии оказывается за силовым барьером и поражает цель...
   -Прекрасно,- одобрил Влад.- Говоришь, переделки минимальны?
   -Работы - на день двум специалистам...
   -Ну, что ж... Действительно, есть серьёзный повод подумать, как вывезти тебя и Крутилина с Дидоны...
   -У нас - мало времени... Если мы не улетим завтра - послезавтра, нам не позволят улететь никогда.
   -А завтра позволят?- ядовито заметил Влад.
   -Послезавтра Ипполита предложит вам совершить небольшую экскурсию по планете... Мне трудно предугадать, что произойдёт в случае вашего отказа, но я легко решусь утверждать, что никто из вас не вернётся на "Ворон".
   -Без кода доступа к компьютерному управлению "Ворон" будет бесполезен для вас,- возразил Влад.
   -Конечно, без кода доступа - плохо,- согласился Талос,- но, потрудившись, мы заменим компьютер, хотя и потеряем при этом, к сожалению, огромный объём нужной нам... простите, нужной Совету Хранительниц информации. Тем не менее, выход есть...
   -Надо немедленно сообщить капитану то, о чём нам рассказал Талос. Пожалуй, это придётся сделать мне,- Пьер однако не торопился, представляя, что поговорить с Келвином наедине будет непросто.- Влад! Сколько нам нужно времени для того, чтобы закончить переоборудование корабля?
   -Внешние работы, практически, выполнены. Если к вечеру прочно закрепить потокообразователь тангенциальной составляющей, то мы можем взлететь хоть завтра.
   -Капитан не поверит Талосу.
   -И Стенк не поверит,- добавил Влад.- Да и Андрея нелегко будет убедить... А ты не врёшь, инженер- самоучка?- пилот с сомнением покосился на юношу.
   -А я ему верю,- вступился зав Талоса Пьер.
   -С чего бы это?- удивился Влад.- Нагулялся, что ли? Впрочем, ты всегда у нас был домоседом... Эй! Любитель агентов СГК в юбках, у тебя доказательства есть?
   -Доказательства?.. Есть.
   -Такие, которые убедят капитана?
   -В первую очередь- капитана. Его надо только уговорить спуститься в подземелья райо.
   -Без проблем... А где, кстати, Сказочник?
   --На скале легенд, я полагаю... Отводит душу... Непозволительная роскошь! Вот уж кому раздолье!- с горькой насмешкой над собой, столь позорно провёдшим ночь и пустым увлечением Сказочника, поделился предположением Пьер.
   -И где эта Скала легенд, Талос?
   -Горы начинаются за храмом. Скалу легенд легко отличить от других по вечному туману, окутавшему её вершину...
   -Надо съездить за Сказочником. Пошлём Андрея... А пока, Талос, поговорим, о каких доказательствах ты упоминал?
   -Вы мне совсем перестанете верить, если я вам только расскажу... Нет уж... Увидите собственными глазами.
   -Простите, что я вновь вмешиваюсь,- громко заговорил АУ,- но по внешней связи уже пятнадцать минут вызывают Талоса.
   -Что случилось?- тревожно спросил инженер.
   -Приказ Верховной - испытать реанимационную машину... Срочно...
   -Иду... Да, кстати,- задержался в дверях юноша,- я буду ждать всех желающих в пять часов вечера у входа в храм.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   В последний раз Ашша чувствовала себя так скверно, когда грязный головоногий папаец разорвал и растянул ей половину мышц, пытаясь раскрыть створки раковины. Жалобно шерехтя, она неловко перетекла через край реанимационной машины и тупо уставилась на цветущего здоровьем Ивана. Землянин искренне радовался, не взяв на душу грех смертоубийства.
   Медленно наливаясь гневом, шиенка успешно приходила в себя.
   -Ещё пару минут, и я проткну в этом уроде пять дырок, а потом разорву его зафиксированное костлявыми придатками тело на мелкие кусочки,- мысль- мщение, как бальзам на сердце, согрела Ашшу, разогнала ток её крови.
   -Шунтонк! Она желтеет. Ей плохо?- заволновался Иван.- Вон как её передёрнуло.
   -Ей хорошо. Но ты, Иван, выйди пока ненадолго,- увидев боевые приготовления шиенки, торопливо сказал Шунтонк и округлился, вытесняя землянина из медотсека настойчивым подталкиванием.- У нас существует ритуал воскрешения, при котором не должно быть в помещении посторонних. Да пошевеливайся ты!
   -Так нельзя, Шунтонтик... Я должен извиниться, хотя она и...
   -Да уходи же ты,- переходя на свист, почти запаниковал шушенк, стараясь отгородить человека от шиенки своим телом.
   Иван продолжал глупо упрямиться. Ашша хладнокровно выбрала удачный момент и с силой выбросила из себя стрек. Шиенку даже прострелила судорожная боль, вспыхнувшая от напряжения в стрекательном мешке. Наконечник стрека прошил насквозь грудь человека. Юнильная нить натянулась, медленно втягиваясь обратно в тело, и человек, наконец, закричал, испытывая невыносимые страдания от раздирающего рану наконечника. Ашша растеклась по полу, похлопывая краями от удовольствия и не спуская со своей жертвы все восемь немигающих глаз:
   -Ещё один подлый шауп... варвар получил по заслугам,- сладостный зуд смягчил вечно саднящую боль старой душевной раны шиенки.
   Но человека не сломала боль. Приподняв Шунтонка, Иван швырнул его на Ашшу, шагнув следом. Шиенке, чтобы увернуться, пришлось резко выдернуть стрек, сокращая время мучений смотрителя. Охнув, Иван упал сначала на колени, потом - ниц и остался лежать недвижно на полу.
   Мстя за свой испуг, Ашша импульсивно выпустила пять стреков, четверо из которых застряло в пластиковом покрытии пола. Лишь пятый стрек попал в плечо каркасоподобного. Но тот не застонал, не вздрогнул.
   Раздражение шиенки переключилось с человека на стреки, прочно застрявшие в полу.
   -Зачем ты, Ашша?..- жалобно ухнул Шунтонк, подкатываясь к Ивану.- Человек спас твою жизнь, засунув опалённые половинки твоего тела в реанимационную машину! А ведь согласно медицинской справке шушенки, имеющие повреждения такого рода, как у тебя, восстановлению не подлежат!.. О чём я Ивана и предупредил.
   На секунду Ашша замерла, переваривая в мозгах новую информацию. Ужас смерти дохнул холодным порывом ей в душу. Мимолётное сожаление о скороспелом решении уничтожить смотрителя кольнула звёздчатое сердце, и сменилось новым порывом негодования:
   -Агенты экстракласса и агенты стрека обладают повышенной способностью к регенерации. Ты чуть было меня не убил, склизкий шонк,- Ашша хотела, подпрыгнув, смять недоумка, но юнильная нить от наиболее сильно застрявшего наконечника отшвырнула её назад.
   Шиенка отчаянно задёргала стреком. Шипя, она волнами меняла форму, прочнее упираясь ложноножками в пол. Конвульсивно "приплясывающая" Ашша, казалось, обезумела. Такого зрелища Шунтонк ни разу не видел: легендарный агент стрека - воплощение невозмутимости - хаотически выплёскивала свою энергию для принятия диких, нелепых поз, как простая шиенка, у которой соперница отбила шушенка. Шунтонк невольно нервно булькнул.
   -Ты смеёшься?- Ашша почувствовала себя уязвлённой, что заставило её сразу успокоиться.- Действительно, смешно.
   Двумя сильными выпадами она ослабила структуру покрытия пола вокруг наконечника и легко его выдернула:
   -Шунтонк! Доложи о готовности корабля к полёту.
   -Нужно на компьютере подогнать балансировку систем наведения, завершить синхронизацию смежных блоков...
   -Сколько на это потребуется времени?
   -Три- четыре часа.
   -Приступаем к работе немедленно!
   -А-а,- Шунтонк сделал неопределённое движение в сторону человека.
   -Выброси труп варвара наружу... И радуйся, что одним свидетелем твоей профессиональной непригодности стало меньше.
   Шунтонк колебался долгую минуту, перебегая глазами с неподвижного тела человека к реанимационной машине и обратно... В конце концов, стереотип чувств и мышления победил в шушенке жалость.
   -Так надо,- безмотивационно защитился от смутного душевного дискомфорта Шунтонк, перевалил человека на тележку- робота и отправился к выходу из корабля.
   - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Размеры подземного зала поражали воображение. Энтропийные шары, ярко светясь, кружили на разных высотах, выстраивая немыслимые узоры, рассеивая тьму на сотни метров вокруг себя.
   Посредине зала, отмеченная куполом из особенно высоко поднявшихся под самый свод энтропийных шаров, находилась какая-то кольцеобразная установка, мигавшая слабыми огоньками. Креус с Касилой подвели людей прямо к ней.
   Креус зашёл внутрь неизвестного аппарата первым. Касила приглашающим жестом уступила дорогу Джейн, Уоткинсу и роботу. Внутри установки тоже ничего не было. Только у оснований стен находилось по шесть эллипсоидных выпуклостей, матово поблёскивающих в слегка переменчивом свете энтропийных шаров, да сами стены украшало множество циферблатов и сигнализаторов.
   -Проходите в центр проектора,- посоветовал землянам Креус.
   Джейн оглянулась, успев заметить в проёме закрывающейся двери множество моков, заполняющих зал.
   -Ну, и что дальше?- Уоткинс ободряюще приобнял Джейн за плечи, ни на секунду не прерывая наблюдений за манипуляциями Касилы у стен установки.
   -Будьте осторожны. Сейчас вы почувствуете лёгкое головокружение. Я подключила транслирующие аппараты...
   Внезапно мир в глазах Джейн преобразился, уменьшаясь и уносясь вниз под ноги. Девушка испуганно посмотрела на Уоткинса: физик остался прежним. Его беспокойство сказалось лишь на крепости объятия и обострившихся выражением напряжённости чертах худощавого лица.
   -Никакой паники. На Уоткинса можно положиться,- успокаиваясь, Джейн улыбнулась и обратила своё внимание на зал.
   Стены установки, ещё секунду назад возвышавшиеся над головой девушки, теперь едва достигали её колен. Рядом с Клауд, сохраняя привычный вид, находились робот, Креус и Касила... Зал кишел мелкими многоножками - моками...
   -Установка создала иллюзию изменения размеров...
   -Очень достоверную иллюзию,- откликнулся на реплику Клауд Уоткинс.
   Моки в зале замерли. Джейн и Уоткинс замолчали, сообразив, что их сейчас слушает вся планета. Касила, видимо, хорошо представляла эффект, производимый на существ, впервые пользующихся данной установкой, и поэтому взяла инициативу на себя.
   -Сограждане!- обратилась она к мокам.- Сегодня свершилось событие, которого мы ждали и которого мы боялись миллион лет. На нашей планете появились биологические разумные существа... Мало того, о нашем существовании, хотим мы того или нет, узнали инопланетные расы... Пришла пора решиться на возвращение в Галактику, решиться вернуть себе нашу исконную биологическую сущность и избавиться от вечных страданий... Благо, теперь с нами - лучший биофизик моков Креус. Миллион лет назад он спас нас от разрушающих наши биологические тела вирусов. Сейчас он разрабатывает программу вселения наших сознаний обратно в тела разумных... Креус?!
   -Да. Хотя возвращение в биологические тела будет не таким быстрым, как уход из них в компьютерные схемы... Насколько я помню, максимальное искусственное ускорение роста клонов - в два раза от нормального развития организма. Следовательно, формирование тел- носителей займёт года... За какое время ваши тела формируются?- перебив себя, обратился мок к Джейн.
   -Причём здесь наши тела?- уже предугадывая ответ, настороженно спросила девушка.
   -Они собираются создать наших клонов,- Уоткинс не скрывал появившейся неприязни к новым знакомым.- Я правильно тебя понял, Креус?
   -В общих чертах,- сложив руки на груди, вежливо поклонился мок.- Но, судя по твоей враждебности в голосе, ты не понял главного. Мы не собираемся силой или хитростью забирать именно ваши клетки для клонирования. Мы согласны не брать клеток ни у кого из землян против их воли, хотя наши предки очень напоминали вас... Моки подождут ещё десять, двадцать, сотню лет. Правда, Касила?..
   Мокиянка промолчала, отводя свои фотоэлементы в сторону.
   -Правда, Касила?- рывком приблизившись к своей давней подруге, настойчиво повторил Креус свой вопрос.
   -Если б это зависело от меня одной, то я бы, без колебаний, сказала "Да",- твёрдо произнесла Касила, отвечая искренним взглядом на его взгляд.
   -Произошли какие-то важные перемены в нашем обществе?- Креус встревожено начал вглядываться в фотоэлементы своей возлюбленной, в надежде на обнадёживающий ответ. Но они непроницаемо чернели, не отбрасывая от себя ни единого блика.
   -Кое - что изменилось,- не выдержав повисшей тишины, подтвердила Касила.
   -Кончайте дискуссию!- послышалась требовательная реплика из зала.- Я вообще не понимаю - зачем этот цирк?
   Джейн захотела определить кричавшего и, удивительное дело, на кого бы она ни фокусировала свой взгляд - мок тут же увеличивался, приближаясь к ней, в размерах.
   -Заткнись, Дантра,- не менее резко ответила невидимому оппоненту Касила.- Твоё мнение всем известно.
   -И очень популярно!
   Наконец, Джейн удалось отыскать глазами кричавшую из зала. Она выглядела своеобразно. Более крупная в кругу своих приверженцев, расположившихся особняком от остальных моков, Дантра выделялась сияющими фотоэлементами и заметным наростом на задней стороне шеи.
   -Но не единственно! Наши предки и наши великие учителя вериэги не одобрили бы такого!- Касила усилила выходную мощность сигнала и Джейн невольно поморщилась, уменьшив мощность своего радиоприёмника.
   -Нельзя начинать новую жизнь с преступления!
   Множество разом заговоривших голосов наполнило эфир помехами.
   Касила потянулась своей рукой- лапой вниз, навстречу выраставшей из-под её ног установке, и что-то переключила на панели. Шум в наушниках уменьшился. Удовлетворённо кивнув головой, Мокиянка обратилась к землянам:
   -Я планировала провести по-другому знакомство вас, инопланетных гостей, с нашим народом, но, увы, не получилось. Буду с вами откровенна... Послушай и ты, Креус. Слушайте и те, кто хочет слушать,- Касила оглядела притихший зал.- В нашем обществе нет единства. Моральные устои от бесконечных страданий сильно пошатнулись. Но не мы ли сами виноваты в этом своей нерешительностью? Кто мешал нам сто, двести, тысячу лет назад выйти из наших подземелий и устремиться к звёздам?..
   Что ты делала, Дантра, десять тысяч, сто тысяч лет назад? Ты, и твои приспешники устраивали вакханалии слияния сознаний, уверяя моков, что уж вам-то не к спеху рисковать своими жизнями... Вы стали энергетическими наркоманами, увеличивая напряжение на духовных контурах...
   Буквально, два месяца назад ты, Дантра, напрочь отвергла моё предложение стать капитаном разведочного звездолёта!.. Теперь же ты - глава оппозиции!.. Тебе кажется естественным отнять у, на первый взгляд, беспомощных, слабых существ частицы их тел, не считаясь с их желаниями...
   Да. Судя по всему, эта раса далеко отстала от нас в техническом плане. Но кто станет отрицать их мужество в бою с роботами и энтропийными шарами?.. Где твой друг, Дантра? Запаивает свои опалённые бластером землянки дыры? А ты сама, Дантра? Уверена ли ты, что у этих инопланетян нет грозных союзников? Знаешь ли ты, что вообще происходит в Галактике?
   -Я знаю достаточно,- вновь прорвался сквозь шум голос Дантры.- Стратогера не существует, как не существует и других рас в ближайшем к нам космическом пространстве! Мы - в так называемом Мёртвом поясе, месте, объявленном запретным для посещений звездолётами нового поколения разумных существ Галактики. Нам никто не грозит войной. И, естественно, что ради четырёх рядовых сородичей ни одна цивилизованная раса не станет нарушать веками существующие галактические законы!..
   Перед нами же - миллиарды клеток! А это значит, что, максимум, через десять- пятнадцать лет окончатся наши мучения и каждый сможет обрести для себя клона!.. И что нам за дело до мифического возмездия инопланетян?
   Если даже они захотят нам отомстить, то пока они соберутся прислать сюда экспедицию, пока они поймут, что происходит!.. А когда они поймут - что с того? Наш военный флот готов отразить атаки боевых машин Стратогера! Осмелятся ли напасть на нас земляне? Из-за чего? Ведь, в конечном счёте, мы вернём им наших пленников живыми и невредимыми по первому же их требованию! Нет повода для разрушительной, дорогостоящей войны!
   -Я думаю, у нас  два выхода,- выключив передатчик и прислонив свой шлём к шлему Джейн, поделился своими мыслями Уоткинс.
   -Какие?
   -Отдать свои клетки добровольно или под принуждением. Первый вариант предпочтительней. Во-первых, мы не станем причиной гражданской войны, во-вторых, сохраним остатки самолюбия...
   -Ты неправ,- серьёзно возразила Джейн.- И дело не в том, что мне противно даже представить, как моей плотью будет пользоваться инопланетянин... сотни инопланетян... Особенно, таких, как Дантра... Дело в том, что мы не имеем права уступать любому чуждому разуму, пока он не преисполнится к нам, землянам, чувствами уважения и равенства прав.
   Показав свою слабость более развитой расе, понимающей самоценность любого разума во Вселенной, мы не рискуем ничем - нам будут предоставлены все возможности для саморазвития без ущерба прав других рас или при взаимном компромиссе. Но показав свою слабость более развитой расе, видящей в нас, землянах, недоразвитых идиотов, или, что ненамного лучше, угрозу своему спокойному, вольготному существованию - мы получим печальный для нас результат...
   -Интересно. Где ты слышала о равноправном варианте контакта отсталых рас с другими более развитыми цивилизациями?
   -Нет ничего идеального... Но возьмём, к примеру, анкрян... Разве они не опекали нас, когда мы делали первые шаги в освоении межзвёздного пространства?
   -Они поступали так небескорыстно... Благодаря нам, нашему возросшему технологическому потенциалу, они стали главенствующими в Малом Союзе!.. И вряд ли мы бы вышли из-под их опеки... или - интеллектуального рабства?- если б не война с корнукраками...
   -Кто знает, что бы было, если б на нас первыми наткнулись лиане, принципиально не признающие искусственную еду, а из естественных продуктов употребляющие лишь весьма изысканные и капризные при созревании растения. Боюсь, нам бы пришлось приобщиться к галактическому содружеству, обрабатывая плантации чин - чанго не только на чужих планетах, но и на своей...
   -Это - догадки.
   -А шушенки, наоли, Большой союз?.. Промолчу об их помощи нам во время корнукракской войны... Как они притесняют нас сейчас? Никак... И ты ещё спрашиваешь: верю ли я в вериэгов?..
   -На нас обращают внимание... Что ты предлагаешь?
   -Предлагаю заставить моков для начала задуматься,- Джейн отделила свой шлем от шлема Уоткинса и включила свой передатчик.
   -...эти инопланетяне полностью лишены морали, если смеют, стоя на месте внимания, игнорировать наше обсуждение, тайно переговариваясь о чём-то между собой...
   Джейн взглянула в сторону Дантры. Приверженцы экстремистки - мокиянки ещё больше сплотились вокруг своей предводительницы, зловеще поблескивая пребывающими в едва заметном, но постоянном движении металлическими телами.
   Сила внушительная. Что-то оборвалось в душе девушки, унося с собой в бездну подсознания страх. Приливший к сердцу гнев едва сдерживался ироничным настроением ума Джейн:
   -Мне очень жаль, что мы оскорбили вас своим невниманием, но нам показалось, что наше присутствие, не говоря уж о нашем мнении, вообще никого не интересует в этом высоком собрании...
   -А что вы нам можете сообщить?- голос Дантры, высокомерно- насмешливый, ассоциировался в мыслях Джейн с образом Чёрной Вдовы.
   -Да. Что мы, недоумки, можем сообщить столь высокоразвитым и непогрешимым существам, как Дантра?- в тон Мокиянка поддакнула девушка.- Я думаю, минимум полезного - информацию о внешнем мире.
   -Сомневаюсь, что услышу от вас правду!
   -Легко учинить проверку,- возразила Джейн.- Стоит вам только сравнить мой рассказ о современной галактической обстановке с рассказом любого другого из трёх землян, насильно удерживаемых вами.
   -Проще подключить к транслятору индикатор правдивости,- подала предложение Касила.
   -Так подключайтесь,- нетерпеливо потребовала Джейн.
   -Уже.
   -Хорошо... Нам Креус вкратце рассказал историю вашей расы. Поэтому я начну с главного, что вас тревожит. Во-первых, из культурного, полного разнообразными формами жизни центра, большая часть Галактики превратилась во внешний Мёртвый пояс, главной достопримечательностью которого служит Императорская Пустошь- результат войн на тотальное уничтожение, развязанных идоменянами во главе со Стратогером против, в основном, миролюбивого населения разных цивилизаций.
   Многие расы, вроде вашей, неизвестны вообще сейчас в разумной Ойкумен. Отдельные цивилизации нам знакомы лишь по названиям...Очень скудны знания о вериэгах и идоменянах. Почти легендой являются манки и соуби...
   Возможно, причина тому - единодушное соглашение существующих ныне цивилизаций не посещать Мёртвый пояс. Их единодушие объясняется смертельной опасностью, грозящей любопытным представителям рас в этом гиблом месте...
   Краем глаза Джейн улавливала зелёные оттенки света от энтропийных шаров над своей головой, чутко реагировавших интенсивностью излучения на каждое произнесённое ею слово.
   Это несколько мешало девушке полностью сосредоточиться на излагаемых ею мыслях, но она старалась не замечать раздражающей нервы синхронности:
   -Истинные ошане - раса, гораздо более развитая, чем наша, взяли на себя добровольно обязанности слежения за исполнением этого общегалактического закона... Так что, скорее всего, вы будете иметь дело не с нами, землянами, а с истинными ошанами, умеющими сражаться как в космосе, так и на планетах. Должна вам сообщить, что их мнение: Мёртвый пояс должен оставаться мёртвым. И не только потому, что они считают его своей вотчиной, полной сказочных технологий, которыми они торгуют, а, главным образом, потому, что они являются свидетелями тому, что Мёртвый пояс- угроза всему живому в Галактике...В Мёртвом поясе мало безобидных вещей и событий.
   Во-вторых, я вас, высокочтимых, высокомудрых и бесстрашных, просвещу о причинах посещения Мёртвого пояса нашим кораблём. Так вот. Хотя договор о запрете посещений Мёртвого пояса и признают все расы в целом, но не все расы смиряются с тем, что остатки сказочных по - эффективности технологий пропадают зря...Кроме того, любое общество не может контролировать действия каждого индивидуума и мелких групп индивидуумов...
   Так произошло и в нашем случае... Команда частного звездолёта приобрела года два назад второй звездолёт по дешёвке. Разделившись по интересам и склонностям характеров, часть команды осталась заниматься своим традиционным делом- торговлей, а часть отправилась в Мёртвый пояс, надеясь на большую прибыль...
   Как и следовало ожидать - им не повезло. На одной из планет... Подчёркиваю: на планете, находящейся за десятки, а может, и сотни парсек от вашей, на планете альтонов - слышали о такой расе?- вижу, что - нет... Там экипаж заразился страшным вирусом, который, как я понимаю, заплатив неслыханную цену, искоренил ваш народ при помощи вериэгов.
   Мы назвали этот вирус флогенезом... Вы понимаете, что это значит? Это значит, во-первых, что Флогенез широко распространён уже в наше время, и я не уверена, что вы без вериэгов сумеете излечить ваши новые тела, если заболеете.
   Во-вторых, это значит, что спустя миллион лет на отдалённой планете вирус флогенеза дремал, ожидая свои новые жертвы. То есть, вирус флогенеза весьма живуч и вполне вероятно, таится где-то даже в недрах вашей планеты...
   И последнее... Нет никакой гарантии, что этот вирус уже не бродит в крови землян, созревая до своей смертельной формы... Вы готовы рискнуть?- Джейн замолчала.
   В эфире царила полнейшая тишина. С каждой секундой гнетущего молчания девушка теряла уверенность, свой боевой дух. Она оглянулась за поддержкой на Уоткинса. Физик с готовностью ободряюще улыбнулся ей.
   -Я всё сказала, что думала,- вновь заговорила она,- и если у вас нет к нам вопросов, то мы бы хотели немного отдохнуть.
   Передатчик вновь забурлил потоком голосов.
   -Пойдём,- Джейн протянула Уоткинса за руку и сделала шаг вперёд, в надежде перешагнуть низкую стену установки. Но нога, подчиняясь неведомым законам, встала на прежнее место, хотя шаг был сделан. Джейн шагнула ещё, прежде, чем сообразила, что ощущение собственных огромных размеров - всего лишь трюк, иллюзия. Внутри установки никак бы не уместились двое людей с роботом и двумя моками.
   -Выведите нас с места внимания,- попросила она Касилу.
   -Конечно. Я вас провожу к вашим друзьям, находящимся в комнате биологической акклиматизации.
   -Один вопрос,- задержала их Дантра.- Кто вы сами? Что вы делаете в запретном Мёртвом поясе?
   -Я... Мы ловим нарушителей закона...
   Зелёный цвет энтропийных шаров сменился оранжевым.
   -Ваш ответ не совсем искренен.
   -Скорее, я сама не знаю до конца всех задач, стоящих перед нашим экипажем. Да это и неважно для вас... Касила!
   Зал вдруг резко увеличился, стены установки выросли.
   -Пройдёмте,- странно, но Касиле удалось открыть выход лишь со второго раза. Её руку- лапу била крупная дрожь.
   -Я, пожалуй, побуду здесь,- заявил Креус, не заметив затруднений Касилы,- Очевидно, мне предстоит понять, какие изменения произошли в нашем обществе...
   Касила привела землян к застеклённому с одной стороны помещению.
   -При-дер-И,- обрадовалась Джейн, увидев за стеклом десантника.
   Девушка подбежала к прозрачной перегородке и принялась стучать по ней.
   При-дер-И, сидевший на полу, повернул на звук голову.
   -Он без шлема,- удивился Уоткинс.
   -Да, там воздух, пригодный для ваших организмов, и обстановка, привычная для вашей расы... Не пытайтесь пройти через экран. Тамбур- шлюз правее... приятного вам отдыха.
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Сирена была шокирована, когда увидела на небольшой, опалённой огнём дюз, площадке около охотничьего домика корнукракский крейсер.
   -Откуда здесь корнукраки?- спросила она у ближайшей к ней амазонки.
   -Это  наши гости... Разве вас Верховная не предупредила?
   -Нет,- усмехнулась Сирена, нервно сжимая кулаки.- Верховная любит устраивать мне приятные сюрпризы.
   -Вы аккуратней с наручами,- не скрывая снисходительности в голосе, посоветовала та же амазонка землянке.- Неровён час - выстрелят.
   Сирена после окончания действия боевого коктейля "Аксмы-3", сварганенного ею тайком от Гоппс в биолаборатории на "Вороне", чувствовала себя прескверно. Внезапно проснувшийся инстинкт самосохранения при виде вражеского корабля на секунду мобилизовав последние телесные резервы, окончательно вымотал девушку. Ей не хватило сил для очередного засвидетельствования своего превосходства перед амазонкой третьего разряда, и она, махнув рукой, не спеша побрела к крейсеру, стараясь держаться как можно бодрее... хотя бы- с виду.
   Тем временем, входная дверь шлюза утонула в боковом пазу, спустился на землю широкий трап и из тёмного чрева корабля в колонну по двое церемониальным шагом начали выходить корнукраки.
   -Сюда б пару стационарных лазеров: один - на втором этаже крайнего коттеджа, другой - на берегу у соседней скалы,- машинально произвела оценку обстановки с точки зрения офицера Сирена, но, сознавая неуместность таких мыслей, с сожалением отбросила их прочь.
   -Так кого мы встречаем?- остановившись на полпути к звездолёту, спросила она одну из четырёх амазонок, сопровождавших её ко взлётному полю.
   -Мы встречаем его Совершенство первой ступени, адмирала имперского флота Хрэ со своей свитой. Они будут отмечать здесь свою победу над Компьютером, о которой нас известили позавчера эфирограммой,- проинформировала Сирену амазонка.
   -Ты хочешь сказать, что уничтожение Компьютера корнукраки ставят себе в заслугу?- удивилась девушка.- Ладно... И кто из них адмирал?
   -Вон тот, который шествует к нам позади двух телохранителей. На его более светлом, слегка шелушащемся панцире отпечатан полный корнуэлец, что и означает - Совершенство.
   Непроизвольно пальцы Сирены опять сжались в кулаки: впервые она видела перед собой столь высокопоставленного врага. Вспомнив однако, что у неё совсем другие планы, Сирена расслабилась и, как могла, сердечно улыбнулась корнукраку:
   -Горжусь выпавшей мне честью лично приветствовать на мирной земле Дидоны победителя легионов компьютавров... Да прогремит о Вас слава в веках, и да будет Ваше многочисленное потомство столь же знаменитым и доблестным!
   Хрэ довольно зашипел:
   -Ты новенькая? Рад видеть тебя на месте прежней хозяйки охотничьего домика... Я приказал своим солдатам приготовить запас провизии и водорослей аэ, которые твои служанки должны забрать из звездолёта в домик. Тебя же я приглашаю принять участие в охоте...
   Корнукрак - адъютант, который стоял сзади адмирала, обеспокоено зашевелил усами, вперив свои рачьи глаза куда-то поверх головы землянки.
   -Вашу милость, как самое значительное событие в моей жизни, я сберегу в памяти до конца своих дней, Ваше Совершенство,- склонила голову Сирена и, отступив в сторону, проследила за взглядом адъютанта. Скользя над вершинами хвойных деревьев, заходил на посадку антиграв.
   -Лютеция,- через пару минут яд узнавания ещё одного врага отравил и без того неважное настроение Сирены.- Как же ей удалось столь быстро восстановить своё здоровье?
   Цветущая егерша, радуясь кислому выражению лица землянки, лёгким шагом подошла к месту торжественной встречи.
   -Извините, хозяйка, что я немного задержалась... Причины моей задержки Вы знаете. Позвольте распорядиться по поводу предстоящей охоты?
   -Позволяю,- не стала перечить амазонке Сирена.- Ваше Совершенство, я сегодня- первый день здесь хозяйка,- пояснила она адмиралу,- и ещё не освоила всех тонкостей церемониала.
   Лютеция, пригласив Хрэ и его свиту - десятка два корнукраков - в домик, зажгла посреди огромного холла стереоизображение близлежащей местности и указала на первую точку около скалы, рядом с которой Сирена предполагала расположить станковый лазер.
   -Я считаю, что надо начать с лёгкой разминки,- сказала деловым тоном егерша.- Здесь находится стоянка дикарей- собирателей отходов цивилизации. Они, конечно, видели приземление Вашего корабля, Ваше Совершенство, но я приказала вчера выбросить на импровизированную мусорку приманку- дюжину домашних роботов устаревших моделей. Естественно, дикарям жалко будет бросить свою добычу, и они, я думаю, именно се6йчас лихорадочно прячут нужные на их взгляд, детали разобранных роботов где-то в пещерах... Охотиться на этих дикарей будет легко, если мы воспользуемся металлодетекторами...
   Далее, после небольшого отдыха, я предлагаю Вашему Совершенству настоящую охоту на двоих очень ловких отщепенцев, Они бежали из города вчера ночью. Их антиграв разбился по ту сторону залива... Вот здесь, посреди леса.
   -Только двое?- недовольно цокнул Хрэ.
   -Да. Но они в отличной форме. Они знают, что за ними устроена охота и, вполне возможно, что их сообразительности и мужества хватит не только на безоглядное бегство, но и на организацию сопротивления.
   -О-о!- уважительно щёлкнул маленькой клешнёй Хрэ.- Как ты думаешь: они предпочтут засаду в пещере одной из прибрежных скал или затаятся в дупле вон того огромного дерева?.. Прекрасная была охота лет восемь назад... Кажется, на настоящего землянина... Агрессивный, хитрый безумец - он бросился мне на панцирь прямо из дупла... Хорошо, что землянин сразу не сообразил добраться до моих глаз... Он всё долбил ножом с завидной настырностью в сочленения на шее... Больно, но не смертельно.
   -Пол-уса отрезал Вашему Совершенству,- вежливо напомнил адъютант.
   Недовольно цокнув, Хрэ мечтательно продолжил:
   -Ловкий бандит. Но я исхитрился на минимальной мощности бластера полыхнуть себе за спину лазерным лучом... Досталось же землянину! Ещё бы! Я сам, при возможности, выпрыгнул бы из панциря... а его, мягкотелого бедолагу, мигом опалило... Как же я разрывал наглеца на кусочки! Я был в ярости!.. Да. Отличная охота! Увы... Мельчает нынче дичь.
   -Не беспокойтесь, Ваше Совершенство. Вы получите гарантированное удовольствие,- заверила адмирала Лютеция, искоса поглядывая на Сирену, задремавшую в углу холла на стуле...
   - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Пьеру стоило большого труда уговорить капитана пойти на назначенную встречу с Талосом у храма.
   -Ну что у тебя за новости?- нетерпеливо поглядывая на часы, спросил дидонянина Келвин.
   -Пару минут терпения,- Талос сильно нервничал, хотя изо всех сил старался держать себя в руках. Тонкие черты его продолговатого лица постоянно меняли свой изгиб, как струи восходящего воздуха под лучами солнца. Не говоря ни слова, дидонянин провёл Пьера и Келвина по полутёмным боковым коридорам храма, при помощи потайного механизма открыл замаскированную дверь и, спустившись по ступеням, пригласил землян в небольшую комнату, заставленную незнакомым оборудованием. За пультом управления компьютером сидел спиной к выходу человек с седыми, длинными волосами. Больше в помещении сидений в человеческом понимании не было. Около кресла располагались обитые тканью валки, на которых нельзя было сидеть без риска упасть. Хозяин комнаты повернулся на шум открывающейся двери и встал.
   Вглядываясь в лицо сухощавого, не потерявшего военной выправки, старика, Келвин опознал сквозь сеть морщин нечто, заставившее его вскрикнуть от удивления:
   -Капитан Крутилин!
   -Капитан?
   -Стажёр Драм?- оторопь Келвина разделяли в этой комнате все, но, если у Пьера она была вызвана невероятностью встречи двух старых знакомых на неоткрытой Земным Содружеством планете, то Талоса удивило, вдобавок, звание Крутилина, которого он знал не как капитана корабля, а как ксенолога.
   -Ты, кажется, нашёл место, подходящее твоему характеру - место капитана корабля ошан?
   -Да, мы теперь в одном ранге, капитан.
   -Нет. Я после конфликта на Эдеме ушёл с должности капитана... Переквалифицировался в ксенологи...
   -Думаете, инопланетяне устроены проще, чем люди?- горько усмехнулся Келвин.
   -По-крайней мере, большинство людей уверены в этом... Шучу... В своё время, мне казалось, что ксенолог - самая миролюбивая профессия в космосе, после врача... А без космоса помыслить свою жизнь я не мог.
   -Я слышал, что ты имеешь доказательства недоброжелательности дидонян к землянам?
   -Да. И первое доказательство это - я!
   Келвин свысока посмотрел на старика:
   -Когда-то ясам был первым доказательством,- беспощадно сказал он.
   -Но на Эдеме против тебя свидетельствовало, буквально, всё, ста... капитан,- стараясь задержать начавшего разворачиваться, чтобы уйти, Келвина Крутилин схватил его за плечо.- Задержка взрыва, замедленность тектонической подвижности... А тут еще - второй стажёр... Запамятовал его фамилию...
   -Конин? И что же он?
   -Да, Конин... Теперь-то я понимаю, что его грызла глубокая досада на тебя... Ведь он свой план лелеял месяцами...
   -Ну и?
   -Конин утверждал, что извержение давно потухшего вулкана - явление естественное, и оно влечёт естественные последствия - активизацию сейсмической деятельности близлежащих районов. Происходящие события абсолютно непохожи на составленный им прогноз последствий от взрыва аннигиляционной мины... Увы, лучшего специалиста по глобальной тектонике, чем Конин, на Эдеме тогда не было...
   Лишь спустя полгода, когда стало ясно, что старый тектонический разлом приходит в движение, к нам понаехали самые светлые умы по планетологии со всего Малого союза... Анкряне подтвердили данные о захвате корнукраками нескольких кораблей с десинхронизаторами времени... Они же сделали расчёт поведения аннигиляционной мины в поле разновременности, который объяснил и задержку взрыва и глубину места взрыва - ведь замедление процессов в фокусе десинхронизатора создаёт возможность прожигания недр планеты плазмой...
   -Какие мы теперь умные!- насмешливо ухмыльнулся Келвин. Оторвав руку Крутилина от своей куртки, он подтолкнул старика назад и тот плюхнулся в кресло.- Не волнуйся... Мы возьмём тебя с Дидоны...
   Лицо Крутилина приобрело иронически- печальное выражение:
   -Увы... Сейчас уже вопрос заключается не в моей ностальгии по Земле, а в ваших судьбах...
   -Ты опять - о своих вздорных измышлениях?- Келвина неприятно поразила настойчивость Крутилина. В душе капитана шевельнулся червь сомнения... Но глаза заполонила доброжелательная улыбка Ипполиты, столь похожей на... Келвин озлился:
   -Старик. Ты уже раз изменил мою судьбу - и не в лучшую сторону... Второй раз такое у тебя не получится.
   -Это- тот самый Крутилин, о котором ты нам рассказывал?- наконец, удалось высказать своё любопытство Пьеру.
   -Да, тот самый, если ты ещё не понял,- Келвин, уходя, бросил через плечо язвительную фразу.- Расспроси его на досуге, как он ценит чужие честь и жизнь.
   -Погоди!- крикнул вослед Драму Крутилин.- Прежде, чем что-либо окончательно решить - найди способ заглянуть в нижний этаж апартаментов Верховной... В спальне есть лифт, за одним из зеркал...
   На секунду ноги Келвина налились свинцом. У него мелькнула мысль о Надежде... о странных головных болях в присутствии Ипполиты. Он неуверенно оглянулся, невольно трансформируя в своём представлении случайный отблеск света от пульта компьютера в сверкание золотистых, зовущих глаз Ипполиты, и... усилием воли подавил в себе очередной импульс тревоги.
  
   - - - - --- - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Я не могу разыскать ни Энн, ни Стенка,- нервно сообщил Андрей с прискорбием взглянув на Сказочника, торопливо надиктовывающего на памятный кристалл свои впечатления от Скалы легенд.
   -Сказочник!- попытался отвлечь от этого занятия психолога Пьер, но тот лишь раздражённо махнул рукой - "отстань"- И давно он в таком состоянии?
   -Сразу, как только добрался до своего диктофона...
   -Сказочник! Наше пребывание на Дидоне - опасно!
   -Ерунда!.. С чего вы это взяли?- психолог досадливо отключил диктофон.- Вы - сумасшедшие... У вас уже развился маниакально- депрессивный психоз... Я ещё никогда не встречал такой приветливой планеты.
   -На которой происходит ежегодное узаконенное избиение населения,- в тон ему продолжил Пьер.- Непозволительное безобразие!
   -Методы поддержания и улучшения генофонда на Дидоне своеобразны,- согласился Сказочник.- Но они - в меру цивилизованы и нас - не касаются.
   -По мнению Талоса - пока не касаются... И потом, как ты оцениваешь союз дидонян с корнукраками?
   -Талос, наверное, что-то путает... или преследует личные цели. Оглянитесь вокруг... Ладно, Влад... Он не был на Дидоне. Но вы - Пьер, Андрей! Что вам так не понравилось? Клянусь, после вхождения в Земное Содружество, Дидона превратится в Мекку для туристов!
   -Я полностью согласен с тобой, - пожал плечами Андрей. Пьер стыдливо отвёл глаза, не желая высказывать собственную позицию.
   -Так я и знал: ты мутишь воду, Влад? Завидно тебе? Скажи прямо!
   -А почему бы и нет?- завёлся Влад.- Ладно, вы там с бабами развлекаетесь. Так вы и сюда их тащите!.. Да ещё об увиденной экзотике уже мне все уши прожужжали!.. Удивительный коктейль... Надоело! Решайте сами - либо на Дидоне безопасно, и я присоединяюсь в последний день праздника Возрождения к вам, либо здесь опасно, и мы уматываем отсюда сегодня же! Нечего из меня дурака делать!
   -Я тоже требую прекратить постоянное третирование моего нержавеющего достоинства!- вмешался в разговор землян АУ, громыхнув по верстаку своим манипулятором.- Хватит, натерпелся! У вас, биоформ, патологическая тяга к избиению братьев моих меньших. А дидоняне - особо изощрённы, и не стесняются самых грязных выражений в мой адрес, будто я - какая-то железная заготовка, а не высшая форма развития искусственного интеллекта!- АУ грозно сверкнул фотоэлементами.- Хватит притворяться роботом!
   -Ого!- Сказочник невольно попятился, отступая перед придвинувшимся к нему вплотную компьютерианцем.- Бунт на корабле.
   -В то время, когда ЭХ- 16 неуёмно разрывает каскадными разрядами свои микросхемы, чадя о безвременно погибших наших соконвейерниках, когда масло стынет в насосе от ужаса при мысли об отсрочке зарождения кристаллической жизни, вы, белковые недоумки, тешите свою жалкую, мерзкую, ненасытную плоть!.. С катушек полететь можно! Позор разуму с любой формой носителя!- патетически противно дребезжал не на шутку разошедшийся АУ.
   -Пьер, рядом с тобой - сосуд Дьюара с жидким гелием. Оглоушь им АУ. Это его здорово успокаивает,- посоветовал Влад геологу, ставшему очередным объектом разъяснительной работы компьютерианца по поводу его мнения в вопросе об отлёте с Дидоны в ближайшее время.
   -Редукционисты с положительной обратной связью,- прибавил шипящие звуки в динамике АУ, отступая.
   -Пьер! Он нас садомазохистами обозвал!- возмутился Андрей.
   -Перестаньте вы!- неожиданно командным голосом резко сказал геолог.- Вернёмся к сути. Значит ты, Сказочник, считаешь, что нам на Дидоне ничего не угрожает?
   -Вот пристал, как гаечный ключ к магнитному ботинку!.. А что думает капитан?
   -Капитан, как и Сказочник, считает россказни Талоса вздором,- хмуро ответил Пьер.- Непозволительная беспечность!
   -Ты этим недоволен?- удивился Сказочник.- По-моему, ты вниманием дидонянок не обойдён?
   -Вот именно. Не то, что другие,- скромно напомнил о себе Влад.
   -Муторно у меня на душе...
   -Почему?
   -С жиру бесится,- вставил язвительную реплику Влад.
   -Да успокойся ты, кобель! Всё равно, мы тебя из корабля без разрешения капитана не выпустим,- Сказочник снова внимательно взглянул на Пьера.- Так что тебя мучит?
   -Не знаю,- пожал плечами геолог, пряча глаза.- Во-первых, непохоже, что Талос лжёт... Да и Крутилин говорил, вроде бы, искренне...
   -Крутилин,- фыркнул Влад.- Тоже мне - авторитет.
   -Не скажи,- живо возразил Пьер.- У меня сложилось впечатление, что настоящий Крутилин имеет мало общего с Крутилиным на Эдеме. Уроки судьбы и угрызения совести не прошли для него даром... Н-да. Это во-первых... Во-вторых, куда-то пропали Стенк и Энн... Не верю, чтобы редкие гости из космоса на такой "замечательной" планете смогли исчезнуть бесследно.
   -Ты виделся с Сиреной?
   -Нет. Она получила повышение в дидонянской иерархии - стала командиром амазонок - и умчалась куда-то по личному поручению Ипполиты.
   -Какого человека проморгали!- начал притворно сокрушаться Андрей.
   -Придётся связаться с капитаном. Пусть он узнает у Ипполиты, где сейчас Сирена и Энн.
   -А не поздно?
   -Сколько времени?- забеспокоился Андрей.
   -Девять вечера.
   -Э-э... Да, ладно... Всё равно, опоздал. Сигналь капитану, Сказочник.
   -Ни себе, ни людям,- осуждающе пробурчал Влад.- Удивительный коктейль... Кстати, о коктейлях,- штурман оглянулся в поисках бара.- Пьер, выпьешь со мной?
   -Непозволительная роскошь,- взвыл геолог, хватаясь за голову.
  
   - - - - - - - - - - - - - - -- - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Сирена, запив горькую "Аксму" пенистым вином, почувствовала подъём сил и охотничий азарт.
   Она металась среди скал, безошибочно отыскивая следы диких дидонян без всякого металлодетектора, который, зачастую, приводил корнукраков к очередному тайнику с деталями роботов, а не к дичи. Лютеция каждый раз тихонько ругалась, увидев брошенный за ненадобностью дорогими гостями дефицитный поисковый прибор.
   Сирена вновь оказалась в центре благосклонного внимания господ - корнукраков. Она старалась угодить всем им. Едва убедившись в близости прячущихся людей, Сирена позволяла желающим инопланетянам самим заканчивать последний наиболее волнующий этап охоты, уводя остальных на поиски других жертв.
   Наиболее сложно было ублажить Хрэ. Самоуверенный адмирал отказывался от её помощи сразу, как только замечал какую-то примету, указывающую на близость людей, но легко сбивался со взятого следа, и Сирене приходилось напрягать мозги, чтобы ненавязчиво заставить его признать свой промах.
   В заботах девушка не видела результатов своей работы. Лишь на закате солнца, когда местность была очищена от диких дидонян, и корнукраки потянулись со своей добычей к пункту сбора, Сирена содрогнулась. Среди обезображенных трупов, которые небрежно волокли за собой на тросах чудовища, были женщины и даже дети. Ипполита знала, что делала, круто замешивая карьеру Норман на человеческой крови.
   Дальнейшие события, вообще, ужаснули девушку. Установив большие чёрные котлы, корнукраки залили в них какую-то бурую жидкость и деловито занялись разделкой человеческих тел, обсуждая между собой достоинства и недостатки каждого куска мяса.
   Сирена, почувствовав тошноту и отвращение к себе, незаметно удалилась в ближайшие кусты, где её и вырвало. Непрошенные слёзы хлынули из глаз деву4шки. Она бы завыла во весь голос, давая выход отчаянию от содеянного ею, но властолюбие сильным спазмом сжало ей горло, сковало мышцы, и Сирена, сев на траву, лишь не сводила взгляда с вонючих остатков полупереваренной пищи.
   -Дерьмо... Сплошное дерьмо,- пробормотала она.
   Кто-то положил ей на плечо тёплую ладонь. Вздрогнув, Сирена подняла голову. Сзади неё стояла Лютеция. Слёзы мгновенно иссякли. Девушка собралась для оказания отпора, но в фигуре амазонки не было ничего угрожающего. Даже выражение её лица можно было без особой натяжки назвать сочувственным:
   -Раньше корнуэльцы не ели диких,- Лютеция покосилась в сторону поляны.- Я просила Верховную пресечь это варварство, но, наверное, кто собственными глазами не видел то, что сейчас творится там, на поляне, не считает людоедство корнукраков чем-то из ряда вон выходящим...
   Сирена не поддалась мимолётной симпатии к врагу. Перебарывая омерзение, продолжавшее приступами выворачивать её нутро наружу, а также, собственные жалость к жертвам и боль, она высокомерно произнесла:
   -Корнукраки оказывают нам честь, очищая общество от отбросов. Стоит ли предавать значение тому, что они делают со своей добычей?
   Лютеция долго молча смотрела на Сирену:
   -Далеко пойдёшь, девочка,- наконец, заключила она бесцветным голосом.- Тогда собирайся на вторую часть охоты.
   -Разве корнукраки не будут сейчас есть?
   -Нет. Большинство из них, как раз, и занимаются приготовлением деликатесов для банкета - замачивают человечинку в карби - адской смеси веществ, главным компонентом которой является пищеварительная слизь Краков. А Хрэ с шестью своими приближёнными и двумя телохранителями уже садятся в антигравы.
   -Тогда поспешим,- сухо промолвила Сирена и направилась к поляне.
   Антигравы корнукраков сильно отличались от антигравов людей: более громоздкие - они не имели кабины, напоминая диски с неровными поверхностями, окаймлённые сверху ограждением из толстых прутьев.
   Когда в поле зрения Хрэ, уже залезшего на свой антиграв, попали женщины, он прищёлкнул клешнёй, приказывая им поторопиться.
   Через минуту стая машин поднялась над верхушками деревьев и, набирая скорость, унеслась к месту крушения антиграва беглецов. Слаженность поиска была изумительной: вытянувшись цепью, охотники стали выписывать на низкой скорости круги, сверяясь по приборам засечки движения определённой массы с реальной обстановкой. Антиграв, замыкающий внутренний круг, как раз, успевал выйти на внешнюю окружность, когда крайний антиграв подлетал к своей новой начальной точке кружения.
   Площадь обследованного по спирали района быстро росла, но беглецы как сквозь землю провалились. Солнце уже коснулось горизонта, и Хрэ занервничал. Он стал приставать к Сирене и Лютеции с многочисленными вопросами: могли ли беглецы воспользоваться транспортом, не спрятались ли они в охотничьем домике, сколько форы времени было у них?
   Охота находилась на грани срыва и Сирена, стряхнув с себя рассеянную опустошённость, всерьёз задумалась о том, как отыскать беглецов? Ответ напрашивался гениально простой: психологически охотник всегда настроен догонять жертву. Кажется аксиомой - предупреждённая жертва должна убегать, причём, туда, где ей обещано спасение. Следовательно, самым безопасным местом для жертвы является то, откуда, как считает охотник, она уже убежала. Поэтому, логичным выглядело предположение о том, что жертва, вместо бессмысленной траты сил на марафон, потратила время на тщательную маскировку где-то рядом от места крушения антиграва.
   -Нам надо вернуться,- решительно сказала Сирена в микрофон и, не дожидаясь соизволения адмирала, нарушила отработанную схему обследования местности.
   Хрэ громко выразил своё неудовольствие, потребовал доклада, но Сирена лишь коротко сказала:
   -Я уверена, что они где-то там.
   -Ты понимаешь, что делаешь?- Спросила Лютеция.
   Девушка ответила ей ещё короче:
   -Да.
   Сирена понимала: если её подвела интуиция, то после захода солнца жертвой может стать она сама. Но страха не было. Душевное спокойствие служило подтверждением её догадки.
   Когда показались обломки антиграва, Сирена посадила свой аппарат на выжженный пятачок земли и осторожно обошла место аварии. Хрэ следовал за ней по пятам молча. Два телохранителя прикрывали адмирала сзади. Лютеция на антиграве беззвучно зависла в пяти метрах над кучей металлолома. Пять других антигравов кружились чуть поодаль. Ничего подозрительного...
   Сирена, не желая признавать, что сглупила, шагнула вперёд и неожиданно замерла - неожиданно настолько, что двинувшийся вслед за ней адмирал, не успев притормозить, уткнулся своей острой клешнёй ей в спину. Сирена с трудом сдержала крик, повернулась и простонала- прошептала:
   -Слышали?
   Корнукрак приподнял голову... Вновь из-под обломков ветром донёсся едва различимый скрежет.
   -Там кто-то есть!- Хрэ подал знак своим приближённым. Лютеция отлетела в сторону, чтобы не мешать охоте, и над разбитым антигравом закружились корнукраки.
   Два телохранителя адмирала выступили вперёд, держа в маленьких клешнях бластеры наизготовку и выпучив на стебельках глаза. Хрэ тоже подготовился к выстрелу, использовав для упора приклада бластера большую клешню. Выбросив усы вверх, он подал сигнал к началу охоты и один из телохранителей впился большой клешнёй в остатки помятой обшивки антиграва. Взрыв огромной силы раскидал летательные машины в разные стороны. Белесая кровь телохранителей обрызгала Сирену и Хрэ, у которого, к тому же, шальной осколок вскользь распахал панцирь на левом боку головогруди. Жуткие скрежет и рёв огласили пустынные окрестности. Хрэ в ярости палил из бластера в то немногое, что не разлетелось во время взрыва. Двое из удачно упавших корнукраков поддержали адмирала.
   Единственный антиграв, ещё круживший беспорядочно над поляной, вдруг вспыхнул, и с завыванием врезался у подножия стены деревьев на противоположном конце поляны в землю. Лютеция, перекувыркнувшись, с удивлением уставилась на чадящее пламя, окутавшее её машину со всех сторон.
   Повинуясь интуиции, Сирена подбежала к амазонке, крича что-то невнятное, и повалила дидонянку в густую траву. Вновь прозвучал оглушительный взрыв. Попозже - ещё один. Лютеция, придя в себя, нетерпеливо завозилась под землянкой в стремлении вернуть себе свободу передвижения. Ей это удалось без труда. Она встала, отряхивая со своей одежды лесной мусор, и неохотно выдавила из себя ритуальную фразу благодарности:
   -Клянусь одарить тебя тем же: жизнь за жизнь.
   Сирена, сидя на земле, скромно потупилась:
   -Ну, что ты, подруга... Я могу тебя так называть?
   Лютеция опять недоумевающее уставилась теперь уже не на взорвавшийся антиграв, а на землянку, и ответила чуть иронически - настороженно:
   -Называй хоть горшком, только в печь не сажай.
   -Что такое горшок?- беззаботно спросила Сирена.
   -А что такое печь?- в тон ей откликнулась Лютеция.- Горшок- это такая посуда, а печь...
   -Где эти гниющие оболочечники?! Я отполирую своими клешнями каждую их косточку и постараюсь, чтобы при этом они, как можно дольше оставались в сознании!- безумные глаза Хрэ, бешено вращаясь, замерли на женщинах.
   -Если у тебя есть, что сказать - говори немедленно,- тихо шепнула Сирене Лютеция.- Хозяйку охотничьего домика до меня корнукраки использовали в качестве учебного пособия по а6атомии человека.
   Мысли Сирены заметались, как пчёлы в потревоженном улье. Но разведшкола СГК давала отличные и прочные навыки:
   -Ваше Совершенство! Мы же предупреждали, что охота будет очень интересной,- простодушно широко улыбнулась девушка.- Вспомните, как Вы делились с нами своими впечатлениями о самой яркой в Вашей жизни охоте на Дидоне.
   -По-твоему, это - интересно?- Хрэ сделал полукруг большой клешнёй, под конец устрашающе щёлкнув, и выбросил веером усы. Чёрное дуло бластера заглянуло в съёжившуюся и трепещущую от страха душу Норман.
   -Да,- тем не менее, не дрогнувшим голосом продолжала она.- Вашим телохранителям чуть-чуть не повезло. Но ведь на то они и телохранители.
   -Чуть-чуть?- опешил Хрэ, поневоле переведя свой взгляд на ещё агонизирующие задние части тел своих лучших солдат, чтобы убедиться - ему ничего не показалось.
   -Конечно,- Сирена отчаянно пыталась вспомнить что-либо из религии корнукраков.- Ведь лучшие половины их тел, минуя без задержки черту между жизнью и смертью, стали частью мира, не расставшись с душой...
   Хрэ сплёл усы, поражённый столь вольной трактовкой священной книги "Вечного пути", основной догмат которой утверждал, что вечность жизни корнуэльцев достигается путём одухотворения природы растворением косной материи в массе корнуэльских тел. Слова землянки приобретали сакральный смысл. Действительно, если рассматривать смерти телохранителей как героическую попытку двух подвижников охватить их не успевших расстаться с молекулами тел душами как можно большую часть отчуждённой природы... То есть - корнуэльцы не подорвались на мине, а лопнули при буквальном исполнении основного догмата, пребывая в религиозном аффекте. Мина лишь инициировала внешним образом мистическую потенцию телохранителей, толкнувшую их к слиянию с природой. Но с другой стороны...
   Сирена соображала быстрее корнукрака:
   -Ваше Совершенство! Беглецы где-то рядом, и у них - бластер. Нужно немедленно покинуть поляну и найти укрытие!
   В подтверждение её слов из-за деревьев вырвался ослепительный лучик света, и антиграв Сирены, заискрив, усеял пространство вокруг себя мелкими деталями. Адмирал рассвирепел:
   -Я их раскрою на крохотные кусочки!
   Двигаясь неожиданно быстро, он оседлал свой антиграв и поднялся в воздух. Примеру доблестного командира последовали ещё два корнукрака. Но их двух антигравов те6лохранителей один уже был повреждён, а второй вспыхнул при взлёте. Хрэ ответил на слабый лазерный луч, сверкнувший из лесной чащи, морем огня. Лютеция поддержала его частыми выстрелами из своего бластера.
   -Во имя Императора, за мной!- ревел Хрэ, лавируя между факелами подожжённых деревьев.
   Сирена с сомнением оглянулась, уцелело пятеро корнукраков, но один из них еле передвигал ноги, непрерывно скрежеща и стуча клешнёй от боли.
   -Лютеция! Попробуй связаться с охотничьим домиком... окажи помощь корну... эльцу,- крикнула Норман амазонке и ринулась, аки раненая тигрица, в горящий лес. Она уже не мечтала о карьере - лишь бы не слишком низко упасть в иерархии дидонянского общества. Боевого задора в ней сильного поубавилось... или кончалось действие очередной порции "Аксмы"? Сирена, скорее, по инерции, чем по желанию, продолжала поддерживать в себе преданное рвение в исполнении приказа Верховной.
  

Глава 11.

Сумерки надежд.

  
   -Какое ты имела право?- Альт заскрипел зубами, вытаращив налившиеся кровью глаза. Только присутствие При-дер-И мешало ему наброситься на Джейн с кулаками.- Ты - сумасшедшая! Тебе жаль расстаться с парой сотен яйцеклеток, чтобы спасти нас всех?! Да моки и без нашего участия возьмут то, что хотят, и бросят нас умирать здесь!.. Откройте!- капрал подбежал к двери тамбур-шлюза и начал барабанить в металлическую дверь.- Я - командир! Вы должны со мной вести переговоры!
   Дверь на мгновение открылась, и Альт удивительно ловко для его комплекции исчез в узком проёме.
   Джейн истерично хохотнула:
   -Пусть он отдаёт хоть целиком себя - без моих яйцеклеток - грош цена его богатству.
   -Он может тебе приказать,- возразил При-дер-И.
   -Я откажусь выполнять его приказ...
   -Конечно. Но моки, отбирая без твоего согласия у тебя яйцеклетки, формально будут лишь способствовать Альту исполнять его решение, как представителя земной власти на этой планете, а не действовать по собственной инициативе.
   -Пускай попробуют до меня добраться,- ехидно улыбнулась Джейн, покосившись на указатель полноты заполнения баллонов кислородом, и включила миникомпрессор за левым плечом скафандра.- У нас - воздушные фильтры... лучшие в Галактике.
   Девушка огляделась, села в угол, надела шлём и вытащила бластер.
   -Спать ты тоже не будешь?- громко спросил Уоткинс, следя за её действиями.
   -Я думаю, ты - со мной?!- через динамик вопросом на вопрос ответила Клауд.
   -Да,- радостно улыбнулся физик, включая свой миникомпрессор.- К тому же, и бластер при мне.
   -Глупо,- безэмоционально сказал При-дер-И.- Взвесь в уме, девочка. За что ты собираешься отдать свою жизнь? За сотню яйцеклеток? Кроме того, с твоих слов о миллиардах клеток я понял, что моки умеют выращивать клоны и из соматических клеток... Так что ты - вполне заменима.
   -Клонирование инопланетных организмов из гамет - процесс сам по себе весьма сложный,- спокойно возразила Джейн.- А уж- создание клона из соматических клеток без длительных исследований генома - вообще, сверхзадача...
   -Для землян. Но ты же не знаешь уровня развития науки моков.
   -Всё равно,- упрямо стояла на своём Джейн.- Дело - не в клетках, а в принципе, в праве любого разумного существа на проявление свободы воли... Честно говоря, мне противно даже думать, что какая-то одиозная Мокиянка будет пользоваться моим телом!
   -Твоё тело останется при тебе.
   -Ты не поймёшь...
   -Женщин трудно понять, При-дер-И. Просто, ты либо становишься на их сторону, либо - нет.
   -Признаюсь, что мне ещё не приходилось совершать поступки, исходя из таких оснований,- медленно роняя каждое слово, начал При-дер-И и неожиданно быстро закончил:
   -Но, видимо, это- тот случай... Не с Альтом же мне быть. Ты мне нравишься, парень,- хлопнул он по плечу Уоткинса и уселся рядом.
   Ждать пришлось недолго.
   Свет в барокамере слегка потускнел и мягко замерцал. Земляне напряглись, неотрывно всматриваясь в непроницаемую для зрения дверь. Каждый из них надеялся первым уловить её движение. При-дер-И, не имея оружия, сжал кулаки, подобрав под себя для прыжка ноги.
   Однако секунды летели за секундами - ничего больше не происходило. Джейн хотела спросить Уоткинса, что он думает об их будущем, и неожиданно открыла для себя неприятную истину: глаза отказывались подчиняться ей. Лёгкий испуг вздёрнул нервы, и Джейн испугалась всерьёз. Её рефлексы, исправно работая в сенсорной части, отказали - в моторной. Ощущение полнейшего оцепенения в объятой ужасом душе овладело девушкой, порождая гибельную панику:
   -Перехитрили,- доминировала в сознании единственная мысль.- Всё начинается по новой... Как ни старайся, а выше головы не прыгнешь...
   Долгожданное событие свершилось: дверь открылась. Но палец Джейн был неподатливей скалы. Девушка могла поклясться, что металлическая морда Дантры излучала торжество. За мокиянкой толпились вчерашние сторонники слияния и среди них отчаянно жестикулировал, польщённый всеобщим вниманием, Альт.
   -Представится хоть малейшая возможность - убью подлеца,- с ненавистью подумала Джейн.
   Моки первой положили на транспортную тележку девушку и перед её глазами оказался покрытый люминесцентными красками потолок.
   Везли Клауд недолго. Мягкий свет потолка сменился после очередного тамбур - шлюза слепящим светом операционной. Над Джейн склонилось и поплыло самодовольное лицо Альта, услужливо снимающего с неё шлём и расстегивающего скафандр.
   -Убью гада,- внутренне клокоча от ненависти, Джейн вновь попыталась двигаться, как будто именно скафандр сковывал её раньше!
   Но Клауд удалось ценой неимоверных усилий лишь чуть-чуть скосить глаза в сторону. Мок тестировал что-то, зажатое паучьими манипуляторами медицинской машины. Надежда, порождённая скромным успехом, мобилизовала память и волю девушки. Сосредоточившись на руке, Джейн начала терпеливо улавливать сознанием каждое непроизвольное изменение тонуса мышц, ища точку контакта мысли и отчуждённого тела. Наконец, дрогнули пальцы.
   -Ещё немного,- подбодрила себя Джейн, но в это время зажужжал громче и придвинулся, вплотную нависая над ней, медицинский аппарат моков. Змеиными движениями его манипуляторы плавно опустились на тело девушки. А сбоку мерзко ухмылялся Альт... Даже плюнуть в эту мерзкую рожу нет сил!
   Свет в операционной внезапно погас, но через мгновение вспыхнул опять. Замершие на теле девушки манипуляторы будоражили её холодом страха. Ещё раз мигнул свет. Темнота окончательно смыла с Джейн оцепенения, и она вцепилась послушной рукой в горло капрала, нагло мявшего её грудь. Притянув к себе побледневшего Альта, девушка с неизъяснимым удовольствием ударила изо всех сил его в челюсть. Секундой позже Клауд брезгливо смахнула с тела манипуляторы медицинской машины и вскочила с низкого стола, готовясь к сражению. Но драться было не с кем. Моки с Дантрой во главе, напоминали статуи. Их фасеточные фотоэлементы мертвенно отражали, а не излучали свет.
   Убедившись, что опасности рядом нет, Джейн подбежала к соседнему столу и принялась хлестать по щекам Уоткинса:
   -Рэй! Очнись, Рэй! Что-то дрогнуло в глазах физика. Он, щурясь, мигнул.
   -Вставай! Нам надо бежать!
   -Ах, ты, шлюха!- услышала Клауд сзади противный голос. Альт не спеша поднимался с пола, прикрывая ладонью кровоточащие губы.- Ну, сейчас ты у меня получишь по полной программе!
   Джейн метнулась к При-дер-И. Десантник оставался в брюках. То ли до него ещё не дошла очередь, то ли жалкие остатки плоти на его теле не представляли особого интереса для моков. Джейн, отшибив руку о его лицевой металл, бесцеремонно нажала пальцами на глазные яблоки и тут же отлетела от нанесённого ей очнувшимся десантником удара прямо к Альту. Джейн, коротко взмахнув рукой, попала локтем куда-то в район живота капрала и вырвалась из его цепкой хватки. При-дер-И, оценив обстановку, встал между ними.
   -Отойди,- прорычал капрал.
   -Только после того, как ты вспомнишь, зачем мы здесь.
   -Я прекрасно помню... Из-за этой дуры сорвётся моя договорённость с моками!
   -Давно ли ты подрядился торговать чужими телами?- резко спросила из-за широкого плеча При-дер-И девушка.
   -Я тебя научу хорошим манерам!- Альт грязно выругался.
   -Вижу, у вас - небольшие разногласия, раздался у дверей тамбур - шлюза новый мелодичный голос.
   Все оглянулись. В помещение вошли Касила и Креус:
   -Среди нас, моков - те же проблемы. И виной тому ты, Джейн,- с мягким упрёком промолвила Касила. Её голос в акустическом диапазоне приобрёл металлические ноты.
   -Я везде служу яблоком раздора,- потеряв злость, печально вздохнула Джейн.- На мне, наверное, лежит печать неудач.
   -Тем не менее, мы обязаны считаться с твоими желаниями. Пошли. Мы отправим вас в любую точку Галактики в радиусе ста световых лет...
   -Но в этом районе нет форпостов Малого и Большого союзов,- тут же сообразил Уоткинс.
   -Касила! Ты забыла об аварийном запасе эфирного топлива,- напомнил своей подруге Креус.- Это увеличивает радиус безвозвратного полёта в два раза.
   -Увы, даже такая добавка хода не решает наших проблем,- вздохнула Джейн.- Мы даже не долетим до пограничной зоны Мёртвого пояса.
   -Однако и здесь вам оставаться нельзя,- Касила выразительно задержала свой взгляд на каждом из замерших моков по очереди.
   -Никогда бы не подумал, что придётся использовать блокиратор,- сопереживая своей подруге, тихо промолвил Креус.- Я ведь изобрёл блокиратор, боясь возникновения патологических изменений во время трансляции сознаний при первых своих экспериментах...
   -Обсудим этику экстремальных ситуаций позже. Вы готовы?- обратилась Касила к землянам.
   -Пять минут,- спохватившись, Джейн стала лихорадочно одеваться.
   -Три,- жёстко уточнила Касила.- Ввожу вас в курс дела. Дать вам полноценный корабль мы не можем по разным причинам... Мы вам дадим попрыгунчика: нечто вроде большой спасательной капсулы, способной совершить в эфире лишь один прыжок на расстояние ста световых лет. Во время второго, аварийного прыжка на то же расстояние сжигается гиперпривод...
   -Понятно,- кивнул головой Уоткинс.- Вы - не вериэги... Бережёте свои тайны космических перемещений.
   -Да,- коротко согласилась Касила.- У вас не будет эфирного двигателя. Но попрыгунчик снабжён гравидвигателем. Термоядерный реактор, питающий гравитационную установку энергией, очень экономичен. Для снабжения его межзвёздным водородом нужна скорость не более 0,1 скорости света. Тройной запас водорода для достижения необходимой скорости - тоже есть. Попрыгунчик прост и удобен в управлении. В него встроен мощный радиопередатчик и эфиросигнализатор, радиусом действия в пятнадцать световых лет.
   -Боже! Мы не вырвемся из Мёртвого пояса!- судорожно сдёрнул с головы только что одетый шлем Альт.- Я не желаю в этом участвовать! Я ведь согласен отдать свои клетки на клонирование! Почему же я не могу остаться здесь?!
   -Нет проблем - живи и размножайся. Видеть вокруг себя собственные рожи - льстит твоему непомерному тщеславию?- ядовито заметила Джейн.- Только запомни - в этом социальном организме тебе уготована роль матки... инкубатора клеток, а не полноценного гражданина...
   -Это - лучше, чем сдохнуть в пустынном космосе... или вляпаться в ещё более худшую передрягу. С Мёртвым поясом нельзя играть в лотерею.
   -Дорогу осилит идущий,- Джейн смерила Альта презрительным взглядом.- Лучше погибнуть с надеждой, чем встретить смерть здесь... Кстати, Сен Ман тебе, наверное, составит компанию.
   -Вы говорите о человеке, который находился в вашей летательной машине на поверхности планеты? Он уже в кузнечике и готов лететь отсюда хоть на край света,- вмешался в разговор землян Креус.
   -Ну, что ж... Тогда, Альт, тебе придётся коротать года здесь в одиночестве,- усмехнулась Джейн, надевая шлем и беря бластер.
   -Может, лет через десять тебя и заберут отсюда истинные ошане, но поверь, совсем не для того, чтобы вернуть в Земное Содружество. К нарушителям конвенции они очень строги,- через динамик иронично предсказала будущее капрала девушка.
   -Итак, человек по имени Альт решил остаться?- равнодушно спросила Касила.
   -Да!
   -Должна Вас предупредить: Дантра - очень любопытная Мокиянка. Её вряд ли удовлетворят только Ваши клетки. Ей будет очень интересно узнать в подробностях устройство новых тел моков. Неужели для этого она станет терпеливо ждать годы, когда подрастут первые клоны?
   -Вы меня запугиваете?
   -Нет. Я предупреждаю Вас о вполне вероятном ходе событий. Кроме того, Дантра, наверняка, использует не только половые, но и соматические клетки Вашего тела. Сами понимаете, что для создания биологического общества клеток одного человека недостаточно... Вам также надо учесть то, что моки вряд ли одобрят мои и Креуса действия, а Дантра очень влиятельна и способна настоять на воплощении своих планах...
   -Другими словами, капрал, тебя разрежут на кусочки и будут создавать различные штаммы клеток из единообразного генетического материала,- хмыкнула Джейн.
   -Так где ваш попрыгунчик?- деловито спросил Альт, нахлобучивая на себя шлем и включая передатчик.
   -Недалеко.
   -За мной,- скомандовал капрал, как будто ничего не произошло.
   -Прирождённый командир,- презрительно фыркнула Джейн.
   -Иди, Касила. Я ненадолго задержусь в лаборатории,- сообщил своей подруге Креус.- На всякий случай, прощайте, земляне.
   Мокиянка явно не расположена была развлекать землян беседой. В течение длинного путешествия по закоулкам подземного города она несколько раз замирала на половине шага, не отвечая ни на чьи вопросы. Уже внутри куполообразного ангара Касила неожиданно упала на передние ноги. Судорога заставила её прижать с грохотом руки-лапы к груди и Уоткинс, шедший с ней рядом, мог поклясться, что гнетущее настроение, помрачившее его душу на несколько секунд - следствие почти неслышного инфразвукового стона мокиянки в его наушниках. Судороги металлического существа казались странными, но отнюдь, не игрой.
   Молчала и Джейн, с тревогой поглядывая на мокиянку. В ангаре Уоткинс, забыв обо всём, залюбовался стройными контурами миниатюрного по земным меркам звездолёта- кузнечика. Альт, а за ним и При-дер-И оба поспешили к открытому тамбур - шлюзу.
   У внутренних дверей умильной улыбкой их встретил Сен Ман. Упиваясь иллюзией конца опасных приключений, он радовался, как ребёнок, и готов был облобызать каждого, пока не увидел мрачное лицо капрала. Выпятив подбородок, Альт с остервенением стащил с се6бя опостылевший скафандр и, игнорируя Сен Мана, преданно заглядывающего ему в глаза, поторопил Касилу:
   -Ну, веди нас в рубку.
   Мокиянка подробно дважды объяснила землянам способ управления кузнечиком, задала несколько вопросов, чтобы убедиться, хорошо ли усвоены её инструкции, и собралась уходить.
   На лице Джейн палитра противоречивых чувств сменилась спокойной решимостью:
   -Погоди, Касила. Есть ещё одно место на корабле, которое нуждается в твоих комментариях... медотсек.
   -Конечно,- коротко согласилась Мокиянка.- Пойдёмте со мной.
   Медотсек был маленьким. Кроме шкафа- синтезатора лекарств там находились две кушетки - два прогнутых внутрь валика, вполне сносных для лежания на них человека; лабораторный стол с вытяжкой и компьютер. Касила рассказала, каким образом можно узнать способы лечения людей запасёнными внутри машины- синтезатора лекарствами мокиян и сделала вопросительную паузу.
   -Я думаю, надо практически повторить начальные процедуры прямо сейчас. Вдруг мы что- нибудь перепутаем. А здоровье - необычайно важный аспект существования любого живого существа. Итак, для правильного подбора наших лекарств компьютеру необходимо знать особенности метаболизма наших здоровых клеток,- Джейн ввела в компьютер мнемокристалл, предусмотрительно добытый ею из скафандра и, пока Уоткинс выяснял с Альтом свои отношения по поводу цели их конечного полёта, тихим голосом задала программу.
   По команде девушки каждый из землян сунул свою руку в специальное отверстие машины- синтезатора. Панель машины ожила, помаргивая сигнальными лампами на табло. Удовлетворив свой интерес созерцанием медицинской абракадабры, земляне вновь сосредоточили своё внимание на молчащей Касиле.
   -Теперь, по-моему, вам надо поторопиться,- снова заговорила Мокиянка.- Креус переживает за каждую секунду страданий обездвиженных мокиян.
   Неуклюже развернувшись в темноте медотсека, Касила вошла в коридор, ведущий к тамбур - шлюзу.
   -Погодите, крикнула Джейн, когда Мокиянка собралась закрыть внутреннюю дверь. Девушка, выбежав из медотсека, стремительно приблизилась к Касиле. В руках Джейн держала предмет, похожий на шкатулку. Щёки её раскраснелись, глаза возбуждённо блестели.
   -Что ещё?- наверное, усталость от вечной жизни сквозила во внезапно потускневшем голосе мокиянки.
   Джейн вытянула на руках навстречу Касиле узорчатую шкатулку и открыла крышку:
   -Это- термостат. В нём - пять коробочек- хранилищ... Я прошу никого не расходиться!.. В этих коробочках - образцы наших тканей для клонирования...
   Дорогая Касила, нам больше нечем тебя благодарить... Прошу принять этот термостат в дар от нас, если никто не возражает.
   У Альта в первый момент после монолога Клауд отпала челюсть, и он потерял дар речи. Потом его глаза налились кровью, лицо перекосилось, очевидно, из-за стремления преодолеть остолбенение. Хищный нос капрала, приблизившись к верхней губе, приобрёл ещё более угрожающ0ий вид:
   -Что же ты, сука, вытворяешь?!- наконец, с натугой взревел он.
   При-дер-И обхватил взбешённого Альта за пояс. Уоткинс повис у капрала на руках. Вокруг них забегал, засуетился круглый Сен Ман. Альт же орал во всё горло из-за могучего плеча десантника:
   -Безмозглая балаболка! Своими умственными заскоками ты едва не погубила нас, не говоря уж о том, что ты почти довела до гражданской войны миролюбивых мо-оков!..
   -Д-да!.. По-моему, ты, Джейн, действительно, учудила,- сотрясаемый конвульсивными попытками Альта вырваться, сбивчиво выдавил из себя Уоткинс.
   -А я её понимаю,- выразительно и спокойно посредством радиосвязи произнесла Касила. Шёпот мокиянки мягко прошелестел из наушников каждого землянина.
   Альт, казалось, был загипнотизирован её голосом:
   -Что здесь можно понять?- тупо спросил он.
   -А вот - что!- Касила вытащила из термостата коробочку с буквой "А" и тщательно растёрла её в пыль своими манипуляторами.- Верно?- обратилась она с вопросом к Джейн.
   -Неплохо для первого контакта двух цивилизаций,- усмехнулась девушка.- С Сен Манном я, как-нибудь, смирюсь...
   -А Дантре придется подождать других образцов для клонирования,- дверь за Касилой мягко закрылась.
   -О чём это вы тут говорили?- совсем обессилев от умственного напряжения, без энтузиазма прорычал Альт.- Почему мо-кока не взяла мои клетки?
   -Наследственность не та,- хмыкнул Сен Ман, но тут же испуганно отскочил мячиком в угол, прикрывая рот.
   -Успокоились?- спросил При-дер-И.- Может, теперь обсудим более насущную проблему - куда лететь?
   -Давайте, прежде всего, стартуем, - не согласился с ним Уоткинс.- А с тобой не скучно, малышка,- добродушно улыбнулся он, проходя мимо Джейн.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   -Странно. На небе - ни облачка, а гром гремит,- вглядываясь в сторону заходящего солнца, произнёс Граник.
   -Действительно, странно,- вяло откликнулась Джейн, бездумно остановив свой взгляд на верхушках деревьев у края пропасти.- Ты боишься промокнуть под дождём?
   -Каким дождём?
   -Ну, если гром...
   -Надо бояться не дождя... Авалис говорит, что днём тоже гремел гром... Одновременно у него появилось предчувствие чужих... Как мы различаем по внешнему виду инопланетян, так Авалис их различает по мышлению...
   -А на каком расстоянии он может ощущать чужих?- немного оживилась Энн.
   -По-разному... Клубы дыма над лесом... Точно - корнуэльцы... Охоту устроили... Не ко времени... Через час - нам самим в путь.
   Энн вяло пошевелилась. Глубокая апатия лишила её воли к борьбе. К чему стремиться? Безрадостные перспективы сулил девушке внешний мир. Неизвестность таилась внутри неё. Иногда страх будоражил нервы, и тогда Энн ещё сильнее замыкалась в себе, пытаясь найти ту опорную точку души, которая не изменила бы ей в очередном затмении сознания, но Энн находила там лишь зыбкую неуверенность.
   Закат медленно догорал за окном, и сумерки бессмысленной тревоги сливались с сумерками небес...
  

- - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

  
   Ипполита, занятая тщательным разглядыванием своего лица в зеркале, отмахнулась от назойливых расспросов Келвина.
   -Что ты волнуешься?- коротко ответила она в ответ на его длинную тираду, состоявшую из сплошных недоумённых вопросов и уверений в любви.- Энн Гоппс сейчас находится в санатории - у неё обнаружили необычные генетические изменения. Теперь их изучают. Ваш ухарь Стенк улетел на антиграве куда-то с нашей Астрой... Их обоих сейчас усердно ищут... Поверь мне на слово - их, действительно, усердно ищут... Не беспокойся. У нас - тихая планета.
   Ипполита взглянула на свои кисти рук. Гримаса неудовольствия пробежала тенью по её лицу. Заметив, что Драм за ней наблюдает, девушка тут же начала растирать свои щёки.
   -Кисти, как кисти - тонкие, белые, изящные. Что её смутило?- мимоходом удивился Келвин, но его голову занимали другие, более важные мысли:
   -А Сирена? Какое ты ей дала задание?- не отставал он.
   -Самое простое - развлекать наших гостей в охотничьем домике и участвовать в банкете... Да, что ты, как заводной, спрашиваешь и спрашиваешь одно и то же!- Ипполита, наконец, оторвалась от созерцания себя в зеркале и, ослепительно улыбаясь, потянулась к Келвину, отчего её грудь едва не вырвалась из корсажа.- Забудь о своих капитанских заботах...
   И Келвин Драм, действительно, забыл...

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - -

   Вэра непрестанно терзало чувство опасности. Землянин обеспечил их, корнуэльцев, концентратами, но продолжал посещать их тюрьму с прежней пунктуальностью. Кэпзен привык к коротким, содержательным беседам с землянином. И вот смотритель базы пропал! Вэр никак не мог успокоиться.
   Поразительно! Мягкотелый доброжелателен к исконным врагам его расы! Этого кэпзен никак не мог понять. Если враг слаб - на него не обращаешь внимания, походя уничтожая миллионы. Если враг - посильнее, то его уничтожаешь с презрением и досадой на пустую трату времени. Если враг - равен по силе или превосходит собственную мощь корнукраков, то его ненавидишь. Так учили Вэра, наставляя его тому, что у корнуэльцев нет друзей. И Вэр, следуя своему воспитанию, повсюду в Галактике встречал только ответную ненависть к себе. Он привык и даже радовался этому: уничтожая инопланетян, он уничтожал ненависть в этом мире к себе.
   А тут - совершенно невероятно - какой-то мягкотелый не только оказался сильнее, пусть, израненного корнуэльца, но и относится к побеждённому, как к равному, и без злобы! Вэр слышал об учении Ракры. Он всегда считал последователей Ракры безумцами, предающими собственную расу. Безумцами - потому, что они проповедовали идею сотрудничества с другими расами, как будто эти расы не мечтают уничтожить великий Корнуэл!..
   Предателями потому, что, налаживая контакт с врагами, они, так или иначе, выдают тайны Империи (без этого, якобы, не достигнуть взаимопонимания) и подрывают престиж Империи, ибо пытаются договориться только слабые... А самое главное, апостолы Ракры сеют сомнения среди корнуэльцев, разрушают веками сложившийся монолит корнуэльского общества!..
   До встречи с жалким... но любопытным экземпляром мягкотелого на Империей забытой планете весь жизненный опыт Вэра подсказывал ему, что он прав... Теперь же память выдала кэпзену цитату из "Изречений Ракры", ранее казавшуюся ему смехотворной: "Что ещё порождает жестокость, кроме ненависти?"
   -Покорность,- сам себе привычно ответил кэпзен, успокаивая взбудоражившее душу сомнение.- Покорность и благоговение перед истинными правителями Галактики... Кроме того, не вина необходимости, если она кажется кому-то жестокой.
   -Нет...-отбросил непривычные мысли кэпзен.- Никакой симпатии к врагу. Просто, землянин для меня - весточка с желанной свободы...

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   У Шунтонка всё валилось из стреков, а стреки самопроизвольно падали на пол. Совесть хищно глодала его, в меру, невинное естество. Всю свою жизнь агента, благодаря спокойной политике Шипшопа, Шунтонк провёл наблюдателем, лишь дважды вмешиваясь непосредственно в естественный исторический процесс варварских обществ. И оба раза такое вмешательство возвышало его в собственных глазах.
   Действительно, первый диверсионный акт- уничтожение отряда лианских кораблей секретной службы - предотвратил войну между Землёй и Тускарой, в результате которой, без сомнения, генетический фонд тускарян, как слабой расы, был бы, несомненно, потерян для шушенков.
   Второй диверсионный акт, организованный Шунтонком, с элементами перевоплощения, не дал экстремистской группировке взять верх в Земном Содружестве. Именно воспоминание об этом инциденте использовала Ашша - наоли для того, чтобы разжижить Ивану мозги. Шиенка, конечно, изрядно переврала, но прогнозы изменения земной политики по отношению к мутантам и компьютерианцам, в самом деле, были неутешительны как для партнёров Земли по Малому Союзу, так и для шушенков.
   В обеих этих акциях Шунтонк убивал варваров, убивал без счёта. Но каждый раз он руководствовался принципом всеобщего блага- второй директивой Управления Надзора. Первую директиву- принцип безопасности Шушенки - ему ни разу не пришлось реализовывать на практике. Да это и не входило в его обязанности. Выполнение первой директивы было возложено на агентов первого и экстра - классов. Однако Шунтонк знал, что и в этом случае надлежало пользоваться морально- этической директивой- принципом наименьшего вреда. Начальство Управления Надзора сурово наказывало агентов за бессмысленные жертвы и жестокость - в назидание другим.
   Каждый год происходило два-три громких процесса над провинившимися. Но ни разу за свою короткую жизнь (ему по земному счёту, недавно исполнилось сто двадцать лет) Шунтонк не слышал о процессе над агентами стрека. Ходили смутные слухи о существовании ещё одной - тайной - директивы, выполнять которую и призваны были агенты стрека.
   Содержания этой директивы, естественно, никто не знал, хотя предполагалось, что в некоторых крайних случаях агент стрека обладал большой свободой действий. Такое предположение выглядело логичным... Но гораздо упорней ходили другие слухи. Их-то и выложил Шунтонк Ашше сгоряча... А теперь? Прав ли он?.. Благодарность, ненависть и сексуальная тяга к Ашше переплелись в чудовищный, пугающий противоречиями узел... Шунтонку хотелось единственного: оказаться как можно дальше от шиенки.
   Есть или нет тайной директивы - Шунтонку, наверное, не узнать. Смерть настигнет его раньше. А бежать - некуда. Но и быть с Ашшей невыносимо! Невыносимо наблюдать то зло и жестокость, которые она сеяла вокруг себя. Ещё невыносимей - чувствовать, что она специально и с удовольствием втягивает его в свои преступления... И совсем сводила набекрень мозги шушенку непредсказуемость в общении с Ашшей.
   Именно подвешенность собственного бытия за кончик иглы заставляла Шунтонка по-новому взглянуть не только на внутренние отношения шушенков, но и на отношение шушенков к варварам. Искусственная мотивация убийства добродушного Ивана... Нет... Не то... При Ашше Шунтонк невольно стал причиной бесконечной цепи смертей варваров, и эта цепь не собиралась прерваться... Растущее чувство вины толкало шушенка к самоубийству... Но умирать он не хотел!
   -Надо что-то делать... Вот только что?!!

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Стенк перебегал от дерева к дереву, держась по ветру так, чтобы клубы дыма от чадящих деревьев скрывали его от корнукрака на антиграве. Запыхавшуюся Астру пилот тянул за собой, крепко сжимая запотевшей ладонью её руку. Девушка кашляла. На её прекрасные глаза навернулись слёзы:
   -Стенк! Брось меня. Спасайся сам,- искренне молила дидонянка, притрагиваясь время от времени свободной рукой к покрасневшему от ожога плечу.
   Пилот не обращал на её нытьё внимание. Добравшись до подножия высокой горы, он спрятался за высоким валуном, отдышался, и лишь потом выглянул из укрытия. Над клубами дыма рыскал корнукрак, стреляя из бластера по любому предмету, вызывающему у него подозрение.
   -Надо было бежать наискосок,- с запозданием подумал Стенк, но тут же возразил себе.- Наземные преследователи могли догнать нас... Да... Элемент неожиданности исчерпан. А погоня ведётся по классическим правилам.
   Стенк с сожалением покосился на свой потемневший циаль - энергетическая батарея почти полностью разрядилась. Узоры едва виднелись на поверхности удивительного прибора. Поразить корнукрака, а тем более, сбить его антиграв можно было, разве что, с пяти- семи метров.
   -Такая тонкая трубочка...- перехватила сожалеющий взгляд пилота Астра.- Никогда бы не догадалась... Ты обманул меня тогда... при нашей первой встрече.
   -Мы были незнакомы,- усмехнулся Стенк и покровительственно обнял дидонянку за плечи. Астра жалобно вскрикнула.- Извини,- вспомнив о её ожоге, пилот убрал руку.- Тебе придётся немного потерпеть... Что же касается циаля... Я до сих пор многое не знаю о нём...
   Черенок Пшак - истинный ошанин, капитан, последний хозяин циаля, ни с кем не делился знаниями о дьявольской машине идоменян. Лишь однажды он мне сказал: "Надо одеть и ждать... Циаль сам поможет". Стоп... Погоди,- Стенк закрыл глаза, сосредотачиваясь.
   -Есть!- радостно через минуту сообщил он.
   -Ты как будто разговаривал с циалем...
   -Нет... Это не похоже на разговор. Скорее, здесь протекает некий процесс расширения мыслительных способностей, памяти. В циале словно хранятся знания тысяч хозяев, обладавших им до меня.
   Я чувствую себя как бы новым побегом на древе жизни, вбирающим сок его корней,- Стенк пальцами любовно погладил узоры своей палочки- выручалочки, откликнувшиеся на его мимолётную ласку тёплым, разноцветным огнём, после чего произошло невероятное: пилот будто раздвоился. Его двойник выскользнул из-под валуна, пробежал несколько метров вверх по склону, споткнулся и упал, схватившись за лодыжку.
   Астра с изумлением переводила взгляд с одного Стенка на другого. Они были неразличимы. Стенк на склоне оглянулся, заметил антиграв корнуэльца, попытался встать, сморщился от боли и пополз к небольшому углублению в скале. Корнуэлец тоже обнаружил Стенка - двойника. Заложив крутой вираж, яростно щёлкая боевой клешнёй, охотник начал в упор расстреливать свою беспомощную жертву.
   Гранит шипел, плавясь и выплёвывая из себя пары воды. Одежда и волосы на двойнике Стенка вспыхнули. Он завизжал, извиваясь и сползая обратно вниз. Треск и хруст клешни корнукрака перешли в ритмичное прищёлкивание торжества. Хрэ презрительно засвистел, подлетая к агонизирующему телу землянина.
   Астра, очнувшись от шока, выскочила из-под валуна:
   -Нет, нет!- закричала она, отчаянно махая руками корнуэльцу, парящему в двух шагах от неё.- Не сейчас!.. Не стреляйте, пожалуйста!.. Погодите ещё немного!
   -Совсем помешалась,- прорычал Стенк, торопливо направляя конец циаля на поворачивающегося к ним мордой корнукрака. Маленькая клешня с бластером молниеносно перенацелилась на девушку. Стенк опередил Хрэ на долю секунды. Антиграв главного охотника наклонился. Луч бластера ушёл в темнеющее небо. Корнукрак заверещал, вцепившись лапами и клешнями в соответствующие приспособления. Стенк проводил взглядом пикирующий антиграв и шагнул к Астре:
   -Глупая! Ты чуть не погибла из-за фантома...
   -Он показался мне таким реальным,- опомнившись, девушка бросилась к пилоту на грудь.
   -Всё позади,- Стенк успокаивающе погладил её по спине, стряхивая с себя очередное наваждение - ему привиделась маска лёгкого разочарования на лице Астры.
   -Стенк,- девушка, подняв голову, тревожно заблестела глазами.- Мне страшно. Мне, действительно, страшно... Вдруг тебя убьют?.. Я останусь одна среди множества врагов...
   -Не бойся... Иди к моим друзьям - они тебя заберут с Дидоны...
   -А если их... уже увезли из столицы?
   -Что ты болтаешь? Увезли? Куда?
   -Я... раньше не хотела тебе рассказывать... Я надеялась, что Дидона понравится тебе... Но... никого из вас не выпустят с планеты...
   -Стой! Ведь Ипполита обещала!
   -Слова!.. Ей очень хочется, чтобы вы добровольно остались на Дидоне. Этот ваш выбор устранил бы множество проблем.
   -А переоборудование корабля?
   -Верховная оборудует его для своего флота.
   -Почему же ты молчала?
   -Мне бы не хотелось, чтобы ты остался исключительно ради меня на Дидоне... Где мы бы, конечно, были счастливы... Но теперь, после убийств корнуэльцев, нам здесь суждена смерть... А я люблю жизнь! Стенк,- Астра нежно погладила пилота ладонью по щеке, моля глазами об одолжении.- Может случиться, что лишь я одна буду способна пробраться на ваш корабль и спасти тех, кому удастся к тому времени уберечь свои жизни и свободу... Скажи мне код доступа к памяти бортового компьютера...
   -Ты меня уже третий раз просишь об этом!- сердито упрекнул её Стенк.- Я ведь тоже не собираюсь умирать!
   -Никто не застрахован от внезапной смерти... Неужели тебя не волнует, что я могу оказаться одна среди враждебных амазонок и кровожадных корнуэльцев?!- вспыхнув от обиды, Астра отвернулась от пилота и быстро зашагала вверх по склону.
   От вида одинокой, понурившейся, измученной девушки у Стенка сжалось сердце.
   -Построй, Астра,- он быстро догнал дидонянку и бережно взял её за руку.
   -Не трогай меня,- вырвалась Астра, продолжая идти вперёд.- Я тебя полюбила, пошла против законов Дидоны, а ты не доверяешь мне ни капли... Нет,- она замотала головой, растирая ладонями виски.- Я знаю... Я для тебя - игрушка... Так, мимолётное увлечение... Не то, что ваша красавица... Как её?.. Сирена... Я видела, как ты на неё смотрел...
   -Да что ты!- горячо заговорил Стенк.- Сирена?.. Она даже не из ошан. Она - из СГК!.. Следила тайно за нами...
   -Так я тебе и поверила! Ложь... Одна ложь...
   -К-клянусь! Сирена - из СГК! Я её хотел выбросить в космос, когда узнал, кто она...
   -Лучше бы мне умереть под бластером корнуэльца, чем дожить до такого! Всё... Отстань от меня,- девушка оттолкнула собравшегося её утешить Стенка.- Я устала... Мне некуда бежать... Я ненавижу тебя... Лучше уж здесь ждать приговора судьбы...
   -Ну, хорошо, если это для тебя так важно,- сдался пилот.- Только код доступа - не просто ряд цифр. Но тебе повезло. Если я погибну... Снимешь циаль и оденешь на свою руку... Коснувшись пальцами пульта бортового компьютера, ты должна будешь сильно пожелать набрать код... Запомни - сильно пожелать...
   -Ты меня не обманываешь?- отчуждённый взгляд Астры быстро теплел, возвращая себе столь милый Стенку свет наивной доверчивости.
   -Конечно, нет. Пошли.

- - - - - - - - - - - - - - - * * *- - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Сумерки довольно быстро уступили место кромешной тьме. Сирена одела инфракрасные очки и снова пошла по следу, сверяясь время от времени с радиомаяками своих соседей. Беглецы находились где-то рядом... За десять минут, прошедшие со времени крушения антиграва корнукрака они не могли уйти далеко... Вот только не перепутать бы их с адмиралом, сигнал от которого погас на экране мини - карты. Конечно, если адмирал мёртв... Да, если и жив- простит ли он её, Сирену, за такую кровавую охоту?.. Вряд ли...
   Конечно, ни Ипполита, ни Лютеция ничего не знали о ловушке, сооружённой беглецами, но Сирена отчётливо понимала, что они её подставили корнукракам. И хотя пока их хитроумные замыслы на её счёт не воплотились в действие - сей факт, почему-то, Сирену не успокаивал.
   Конечно, проще было бы отречься от своих головокружительных планов и спасаться бегством на "Вороне". Но вряд ли кто из ошан ради её спасения поторопится со стартом: Норман с брезгливостью вспомнила самодовольные лица экипажа, их дешёвые (и не очень дешёвые) развлечения...
   Правда, если рассказать ошанам о корнукраках... Увы. Пока они поверят ей, пока проверят - время будет упущено. Да и кто их знает - этих ошан?.. Говорят, что они занимаются контрабандным бизнесом с Империей... Нет. Надо самой искать пути к выживанию...
   Впереди, прерывая сумбурные размышления Сирены, послышались шорохи и звуки шагов. Норман быстро оценила обстановку: она уже вскарабкалась по крутому склону горы на относительно пологую площадку, окружённую с трёх сторон отвесными скалами. С той стороны, откуда доносились приближающиеся шаги, вдоль края скалы нависал над равниной полуметровый карниз. В глубине дальнего угла справа в свете ущербной луны угадывалась небольшая расселина. Других путей вперёд не было.
   Сирена взглянула на карту: рядом с её огоньком никаких огней не горело. Ближайший охотник в поисках дороги отклонился метров на триста от того места, где находилась Сирена. Девушка хладнокровно вскинула бластер и, не раздумывая, выстрелила в едва появившуюся из-за угла тропы мишень. Огонь бластера ослепил Норман. Агентка СГК машинально сорвала с лица инфракрасные очки, закрыв ладонью глаза, в которых кружились яркие пятна. Слева раздалось скрипение и яростное завывание. Чьё-то тяжёлое тело соскользнуло вниз, приведя в движение множество мелких камней.
   -Крак тебя побери, мягкотелая,- ожил за ухом девушки лингофон.- Вытащи меня немедленно, иначе, клянусь своим панцирем, я тебя живой освежую и брошу в бульон корби!
   Сирена открыла глаза: ярко мельтешащие точки отнюдь не развеивали царящую вокруг тьму. Напялив на нос очки, девушка подошла к краю обрыва, над которым, цепляясь за неровность скалы, возвышалась боевая клешня корнукрака. Его оба больших уса оплелись вокруг выступа. Снизу доносился скрежет напрасно пытающихся обрести опору суставчатых ног адмирала.
   Внушённая воспитанием ненависть к корнукракам ослепила Сирену больше, чем вспышка лазера. Рассудочность, тщеславие сдуло с души разведчицы, как сухие листья с дерева, порывом ярости:
   -Ах ты... закуска к пиву!.. Человечинку, значит, любишь?.. А я люблю жареных раков и без всякого соуса,- наручень Сирены ударил по усу корнукрака. Ус инстинктивно отдёрнулся от уступа скалы.
   -Особенно, мясо клешни,- добавила Норман, полоснув лазером по хитину.
   Вой корнукрака сменился стуком падающего тела метрах в пятнадцати под Сиреной.
   -Прочь клешни от Дидоны!- сплюнула вниз девушка. Лозунг ей понравился.
   -Надо убедить местных аборигенов, что со всеми проблемами они способны справиться сами,- подумала Сирена.- Первая ступень к этому - поимка беглецов.
   Вновь у Норман в груди вспыхнул охотничий азарт. Она бесшумно и грациозно, как кошка, скользнула в расщелину.

Глава 12.

Дыхание Мёртвого пояса.

  
   -Авалис!- радостно вскрикнул Граник, вскакивая с подоконника.
   Мальчик в неуловимое мгновение пронёсся через комнату и замер, обнимая высокого худого бородача. Бездонные, чёрные глаза пророка смягчились:
   -Ты чуть меня не сбил с ног, пострелец...
   -Как Вы...- Энн замолчала, угадав ответ. Человек, управляющий неслышимой музыкой вещей, легко справится с любым электронным замком.
   -Не будем терять времени,- поторопил Энн Авалис.
   -Да-да, конечно,- девушка без трепета сомнения поднялась с кресла и, как заведённая, последовала за мужчиной и ребёнком. Они шли, не прячась. На их пути ни разу не попалась ни Служительница, ни амазонка. Причину этого Энн поняла, выйдя через парадную дверь наружу. Две амазонки исправно стояли по бокам входа, бездумно пяля глаза в темень за кругом света.
   -Ты их парализовал?- необычность ситуации всё сильнее воздействовала на Энн, вырывая её из той скорлупы, которую она старательно городила вокруг себя, спасаясь от окружающего мира.
   -Они... отдыхают,- ответил Авалис.- Минут через пять сознание вернётся к нашим тюремщицам...
   Особо не торопясь, мутант дошёл до деревьев и скрылся в их тени. Граник исчез там ещё раньше. Энн оглянулась на неподвижных амазонок. Ей показалось, что одна из них повернула чуть-чуть голову в её сторону.
   Девушке стало не по себе, и она широким шагом начала пересекать поляну, не обращая внимания на стегающие её голени жёсткие стебли травы. Впереди послушался приглушённый гомон множества голосов. Остерегаясь ловушки, Энн помедлила, но всё же зашла под сень деревьев. Со всех сторон её окружили люди, наперебой обращаясь к землянке.
   -Авалис! Кто это?- испуганно крикнула Энн, пятясь к дереву.
   -Это - наши друзья и попутчики,- объяснил, вынырнувший откуда-то сбоку Граник.
   -Они побегут с нами?.. Откуда их столько?
   -Я выбрал только тех, которые обречены здесь на быстрое угасание,- объяснил Авалис.- И я не виноват, что их так много! Не бросать же их здесь на верную смерть! Посмотри на этих несчастных! Темнота вокруг чудесным образом рассеялась, и Энн смогла различить не только голоса. Она содрогнулась - перед ней стояли, явно, не шедевры генетических опытов, которыми гордилась Ита. Ближайший к девушке мутант был продуктом гибридизации растительного и животного миров: зелёные волосы, лицо покрыто белесой корой - струпьями.
   -Вакх,- почему-то знала его имя Энн.- Вечно страдающий от холода - так сказывается на несчастном нехватка света... Вакха легче обжечь, чем согреть.
   Чуть поодаль от Вакха опирался на палку лоснящийся от потёков слизи лысый старик- Адонис. Имя - не насмешка. В отличие от Вакха, сменившего кожный пигмент на пласты хлорофилла, Адонис приобрёл генный комплекс неувядающей кожи...
   Другие жертвы дидонянской генетики выглядели не менее ужасно... Впервые за долгие годы, несмотря на новости Иты, Энн почувствовала себя полноценным представителем человеческого рода посреди этого страшного сборища.
   -Авалис! Некоторые из пациентов едва держатся на ногах... Нам не пройти с ними по бездорожью за ночь и двух километров!
   -Это - их единственный шанс выжить! Я проник к Вам в душу... Вы не сможете им отказать в лучике надежды... И потом... Они согласились сами... Это - их выбор.
   -Энн оглянулась. Вокруг неё светились мольбой множество глаз. Сердце её дрогнуло:
   -Решиться на такой побег- безумие,- коротко ответила девушка. Что- то знакомое шевельнулось в её памяти и она, подчиняясь внезапному порыву, сдалась.- Хорошо. Я попробую уговорить капитана "Ворона" взять вас на борт корабля, если нам удастся добраться до космодрома. Только учтите - мы летим в Мёртвый пояс...
  
   - - ---- - -- - -- - - -- - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   -Капитан!- голос Динёва взорвал тишину рубки тревожными нотками.- Приборы показывают градиент фазового смещения эфира.
   Конин встрепенулся:
   -Саймон! Немедленно прекрати накачку ИУСа... Эжен Пувн! Произведи сканирование космоса в поисках волновых флуктуаций. Войнов! Энтропийную пушку, бортовые лазеры - к бою!
   -Энтропийную пушку? А ты имеешь на это право?
   Конин выругался - ничего не обходится без вмешательства Блюм:
   -Да, имею,- зло рявкнул он на несносную бабу, уже маячившую в дверях рубки.- Мы  в поле перехода истинных ошан и, замечу, летим из Мёртвого пояса. А по межрасовой конвенции истинные ошане имеют полное право расстреливать нарушителей договора при малейшей их попытке к сопротивлению или бегству, которые нетрудно спровоцировать и легко доказать... Эжен Пуан!
   -Я налаживаю приборы...
   -Десять дней гаупвахты с отметкой в личном деле!
   -Есть, сэр!
   -Отдай его мне,- проворковала Роза Блюм.- У него будет хорошая школа воспитания.
   Конин, закипая холодной злостью, процедил сквозь зубы:
   -Пуан! После отбоя тревоги явишься к майору Блюм.
   -Есть, сэр,- в голосе астронома жизнерадостности резко поубавилось.
   -Саймон! Термоядерные двигатели - на полную мощность. Привести в действие гаситель инерции. Динёв! Включить маскировку.
   -Но, сэр... При работающих радарах...
   -Пуан! Отставить работу и проследовать в рубку... Хоши Ран! Попробуй запеленговать направление к пику возмущения эфира.
   -Сделано, сэр! Угол 12-4. Расчетное расстояние, исходя из градиента, одна десятая астрономической,- сразу ответил радист.
   Роза ухмыльнулась, перехватив удивлённый взгляд Конина... Двигатели с мерного урчания перешли на вой, и остаточная инерция вдавила капитана в кресло. Блюм же, взмахнув руками, исчезла за дверью. Молчаливый Артекс в последний перед ускорением миг профессионально развернул кресло и тихо спросил:
   -Блокировать вход в рубку?
   -Не надо... Вряд ли ей удастся в ближайшее время попасть сюда... Динёв! Минус шесть, минус один...
   Созвездия на экране медленно поплыли вправо и вниз. Спидометр показывал неуклонное нарастание скорости корабля.
   -Хоши Ран! Где сгущение Эфира?
   -Направление относительно нас- то же, расстояние быстро сокращается...
   -Капитан! Градиент соответствует росту кривизны параболы. Асимптота центра быстро локализуется!
   -Хорошо, Динёв. Войнов! Энтропийной пушкой по центру возмущения эфира - огонь!.. Динёв. Поворот на 5, 8.
   Появившаяся в дверях Роза Блюм с немного помятой причёской, вновь исчезла, осыпая всех и вся отборной бранью. К её крикам присоединились испуганные причитания Эжена Пуана.
   -Динёв! Как энтропийное поле?
   -Локализация прекратилась.
   -Усильте мощность.
   -Энтропийный генератор работает на полную мощность, сэр.
   -Так пусть Саймон увеличит пределы этой полноты, корнукрак его разорви!.. Слышишь, Саймон?
   -Да, сэр!.. Это опасно... И не даст результатов. Стандартное время непрерывной работы пушки - час... Даже если нам удастся увеличить мощность на десять процентов, время работы генератора энтропии сократится в пять раз.
   -С каких это пор ты, Саймон, стал обсуждать приказы?
   -Есть, увеличить мощность, сэр!
   Голоса в коридоре начали приближаться к рубке, приобретая спокойные тональности. Конин поморщился, как от зубной боли:
   -Динёв! Приглуши двигатели до доклада Саймона об увеличении мощности энтропийной пушки!
   -Есть, сэр!
   Обретя лёгкость, Конин с удовольствием услышал, как затихнувшие крики вспыхнули с новой силой:
   -Пусть это будет моей небольшой местью Блюм за страдания Клауд.
   Воспоминания о бедной девушке расстроили Конина:
   - Ещё один грех, хоть и невольный... Стоп... Если кто и в силах помочь Клауд, так это - истинные ошане... Но с какой стати им это делать? Скорее всего, они, просто, возьмут ту далёкую планету под карантинный надзор... А если... ведь ходят слухи, что свои сумасшедшие технологии они берут у умерших цивилизаций...
   Господи! О чём я думаю! Истинные ошане прихлопнут нас сейчас, как мух, стоит им только выкристаллизоваться из эфира...
   -Василий!- донеслось из коридора.- Помоги мне... Я зависла.
   -Мне нельзя покидать командный пост.
   -Прикажи Артексу.
   -Подожди немного. Скоро включат двигатели.
   -Спасибо за утешение! Вытащи меня отсюда немедленно, надутый индюк!
   Конин усмехнулся: ему снова на ум пришёл вопрос адмирала Бланки:
   -Капитан, как Вы относитесь к СГК?
   Тогда он, не кривя душой, сказал:
   -Как все. СГК - необходимая организация, созданная для сохранения человечества, как единого вида, сэр.
   Так он, действительно, думал, несмотря на кровоточащую душевную рану - воспоминания об отце.
   Во время сражения у Компьютера Конин мысленно ответил на всплывший в сознании вопрос Бланки другое:
   -СГК своим фанатизмом погубит человечество...
   Теперь у него на языке вертелось другое:
   -Всемогущий СГК может быть беспомощным и смешным, если у него из-под ног выбить опору.
   -Капитан! Есть сто десять процентов мощности!
   Тело Конина с силой вжалось в кресло. Из коридора донёсся вопль Эжена Пуана, заглушивший град проклятий Блюм.
   -Какая музыка!- не выдержал Артекс.
   -Тебе под неё легче будет умирать?
   -Хотелось бы выжить, сэр.
   -Тогда помолчи,- строго приказал Конин, но на душе у него от слов сержанта полегчало.- Динёв! Поворот на минус 10, минус 15.
   Переждав смену курса и очередной всплеск активности в коридоре, Конин начал опрос служб:
   -Саймон, как приводы пушки?
   -Выдержат семь... Максимум, восемь минут.
   -Динёв! Как у ошан дела с локализацией?
   -Центр размывается, но очень медленно... За семь минут область локализации увеличится на десять- пятнадцать процентов.
   -Но истинные ошане об этом не знают!- насмешливо улыбнулся Конин.
   -Сэр,- почти тотчас отозвался Хоши Ран.- В диапазоне радиоволн на стандартных частотах поймано сообщение... Истинные ошане хотят вести переговоры...
   -Где они сейчас, сержант?
   -В том же направлении относительно нас. Расстояние - две тысячи километров...
   -Н-да. Защищаться мы, худо- бедно научились, а вот уходить - нет. Ну, что ж... Давайте связь.
   Звёздная картина поверх мониторов внутренней видеосвязи сменилась изображением полутемного, пустого помещения. Конин знал о контактах с истинными ошанами, хотя ни разу не принимал в них участия. Тем не менее, он довольно быстро отыскал глазами едва заметную блестящую точку метрах в трёх от пола. Неотрывно глядя на неё, Конин закончил настройку лингофона на ошанский язык и сказал:
   -Вечных сумерек... Вы, я полагаю, капитан корабля?
   С лёгким шорохом развернулись широкие крылья, и хоть Конин ожидал этого, но вспышка насыщенных флуоресцирующих красок, сопровождаемая хлопком и шипением, заставила его слегка вздрогнуть.
   -Не могу ответить той же любезностью,- проговорило парящее перед Кониным существо, внешними формами похожее на большую летучую мышь.- Ваш корабль нарушил Карантин Мёртвого пояса, оказал сопротивление при задержании и пытается скрыться... По Уставу мне положено пожелать вам быстрой смерти...
   -Оцените реально обстановку, капитан,- стараясь выглядеть как можно беззаботней, снисходительно улыбнулся Конин.- Стоит мне отдать приказ увеличить мощность импульса энтропийной пушки - и вас развеет по космосу... мне приказать?
   -Вам от этого вряд ли станет лучше... Скоро здесь будут два наших крейсера...
   -А я думал, что истинные ошане не имеют избытка боевых кораблей...
   -За пределами Мёртвого пояса - да... А внутри - времена меняются, землянин... Предлагаю договориться. Вы прекращаете стрельбу. Мы же обязуемся доставить вас в Межрасовый Трибунал целыми и невредимыми.
   -Предлагаю Вам другой вариант: свободу нам и приглашение к сотрудничеству в обмен на информацию.
   Ошанин колыхнул крыльями. Три его глаза ( один - вверху и два внизу) на продолговатом, в одну треть тела, лице старались проникнуть в тайные намерения землянина. Конин, чувствуя мурашки на спине, выдержал тяжёлый взгляд инопланетянина, не мигнув.
   -Мы не знаем ценности Вашей информации...
   -Координаты планеты Мёртвого пояса с действующей планетарной обороной... То есть- с уцелевшими технологиями...
   -Какого рода сотрудничество Вы нам предлагаете?
   -Мы преследуем нарушителей Карантина... Им удалось уйти от нас... не без помощи шушенков.
   Крылья ошанина всколыхнулись сильнее. Из его длинных пальцев выскользнули, тут же исчезнув, когти.
   -Есть вполне обоснованная догадка, что нарушители находятся в Мёртвом поясе. Если Вы возьмёте на себя труд отыскать их, мы, в свою очередь, дадим Вам информацию, сужающую область поиска...
   -Капитан Конин! Вы не имеете права делиться секретной информацией с инопланетянами!- Блюм - таки пересекла порог рубки... Правда, это стоило ей подбитого глаза, полдюжины синяков и царапин. Кроме того, левый рукав её формы был разорван до локтя, в брюках не хватало солидного клока материи, но боевой дух кандидатки в Совет СГК ещё более возрос.
   -Я - капитан Конин, а как зовут Вас?- подав знак Артексу, продолжал вести переговоры хозяин земного корабля.
   Охранник преградил дорогу Блюм.
   -Зовите меня Уххр... Почему мы должны помогать вам ловить ваших преступников?
   -Во-первых, в силу Устава межрасового договора. Ведь именно истинные ошане призваны поддерживать Карантин Мёртвого пояса.
   Во-вторых, наши преступники собираются высадиться на планете, заражённой вирусом флогенеза - некоей страшной разновидности рака, при заболевании которым биологическая ткань высших животных начинает гнить и отваливаться. Разумные существа сходят с ума...
   Одним движением крыльев ошанин отлетел в дальний угол помещения:
   -Арута,- простонал инопланетянин.
   -Дорога смерти,- с заминкой перевёл лингофон.
   -Полагаю, после проникновения в жилую зону Галактики Аруты вашей прибыльной торговле будет нанесён непоправимый ущерб,- иронически произнёс Конин.
   -Прекратите стрельбу и мы...- ошанин прервался на полуфразе, сфокусировав три своих глаза куда-то поверх головы Конина - очевидно, на приборы.
   -Капитан,- донёсся голос Саймона из динамика.
   -О неполадках - позже,- не дал ему времени для доклада Конин, уже догадавшись, о чём собрался сообщить Саймон.- Итак, Уххр, как видите, мы не откладываем дело в долгий ящик, полагаясь на Ваше слово. Обстрел закончен.
   Ошанин с сомнением перевёл на него свой взгляд. Вытянутые серые губы инопланетянина пришли в движение, но он промолчал.
   Конин хотел вежливо переждать паузу...
   -Василий!- призывно крикнула из-за плеча Артекса Блюм.- Выключи связь. Давай поговорим, обсудим...
   -Сэр! Астроном Пуан прибыл,- охрипшим от волнения голосом напомнил о себе Эжен Пуан.
   -Сколько проблем сразу,- поморщился, как от зубной боли, Конин.- Майор Блюм! Пуан поступает на десять дней в ваше распоряжение для отбытия наказания... Пуан!
   -Есть, сэр!
   -Блюм!
   -Капитан... Не надо ссориться с СГК,- угрожающе покачала головой Блюм.
   И вновь Конин не решился пойти на открытый разрыв с Блюм. Уж очень страшные истории ходили о тех, кто отказывался выполнять директивы СГК.
   -Уххр, извините. Нам надо посовещаться...
   -Мне тоже,- ответил ошанин, сворачивая крылья тёмной стороной.
   Конин отключил связь:
   -Артекс! Проводи Пуана к Крэйтону.
   -Есть, сэр!
   Оставшись наедине с Блюм, Конин холодно посмотрел на находящуюся у грани истерики женщину.
   -Ты не имеешь права раскрывать координаты обнаруженной нами планеты и планеты альтонов. Найденные на них остатки технологий позволят Земному Содружеству удержать лидерство в Малом союзе. Корнукраки будут облетать нас стороной, а шушенки и наоли перестанут совать нос в наши дела... Я не говорю уж о том, что исследования вируса флогенеза подавали нам надежду на серьёзный прорыв в генетике,- Блюм оторопело замолчала, кляня себя за свой длинный язык.
   -Так значит,- Конин был поражён,- всё, что ты мне трепала постоянно об уничтожении планеты альтонов - ложь?.. Значит, ради своих авантюрных планов СГК готово рискнуть, корнукрак её побери, всем Жилым поясом, человечеством?!
   -Ради человечества! План спасти, возвысить человечество - грандиозен... Неужели ты не понимаешь, что и риск должен по значимости быть, как минимум, равен ставке?!
   -Ради человечества лучше б вы позаботились о компьютерианцах! Тогда б не возникло проблемы с престижем и будущим человечества... Не забывай. Именно компьютерианцы заставили проявить к нам особый интерес Большой Союз. Компьютерианцы сделали нас не по клешням корнукраков.
   -Но им, увы, не решит главную проблему человечества - вырождение генофонда.
   -Уж, по-крайней мере, они бы отодвинули время вырождения на неопределённый срок!
   -Или развязали бы галактическую войну против разума на биологической основе!
   -Хватит молоть наолианскую чушь!.. Ну хорошо. Такой вариант исторического развития нельзя сбрасывать со счетов судьбы... Но вспомни: компьютерианцы зависели от нас. Для их размножения нужны были человеческие сознания. Значит, даже если случайность- бунт Арины в Координаторе, то при массовом слиянии зачаточного машинного и высокоразвитого человеческого интеллектов, такой бунт должен стать закономерностью.
   -О чём рассуждать, если компьютавров уже нет?
   -Хорошо. Поговорим о дне сегодняшнем. Расскажи мне, что ты знаешь о флогенезе, без утайки.
   -Чтобы ты тут же разнёс эту новость по всей Галактике?!
   -Капитан!
   -Позже, Динёв.
   -Истинные ошане выпали из эфира. В трёх минутах от нас - новый градиент фазового смещения эфира.
   -Мы готовы уйти в эфир?
   -Только в сторону Мёртвого пояса... если ошане позволят нам поднакопить антиматерии более 25%... Сейчас у нас резервуары заполнены на 19%.
   -Маскируйтесь!
   -Наша маскировка для ошан - что свет для мошкары.
   -Так придумайте что-нибудь!.. И продолжайте накапливать антиматерию. - Конин отключил интерком.- Роза, пойми... Я не просто исполнитель. Я должен быть убеждён в правильности совершаемых мною действий... Особенно, когда речь идёт о судьбах человечества.
   -Ну, хорошо... Я тебе твёрдо гарантирую полную безопасность человечества от возможного заражения флогенезом.
   -Сколько таких гарантов было в истории Земли!- насмешливо заметил Конин.
   -Серьёзно, суди сам. В пустынной области космоса, вдали от звёзд, под километровой толщей горных пород астероида есть оборудованная по последнему слову техники генетическая лаборатория. Вирус флогенеза не вырвется оттуда... Множество систем обеззараживания... Наружные датчики обнаружения вируса в воздухе бытовых помещений и складов... Спектрографические рентгеновские и инфракрасные датчики обнаружения вируса даже внутри любого звездолёта, прибывающего на астероид!
   Раз задействованные, они уже не могут быть отключены... Связанные с системой обороны астероида и самоликвидации лаборатории в случае нелокализуемой утечки, они способны активировать аннигиляционную мину, которая развеет на элементарные частицы весь астероид... Бог мой!.. И это - только маленькая толика карантинных устройств...
   Ни один корабль не сядет на астероид и не улетит с него из-за сети автономно действующих энтропийных пушек, лазеров, ракет... Да что там!- Блюм махнула рукой, заканчивая свою сумбурную речь.
   -Допустим, ты меня убедила... Я даже не возражаю и против того, что ты, в очередной раз, не сказала мне полной правды... Например, о планах создания на основе флогенеза генетического селективного оружия...
   -Об этом тебе и не надо говорить. Ты у нас - сообразительный...
   -Ладно, ладно... но что сказать истинным ошанам? Я думаю, они нас просто так не отпустят, особенно, после того, как я упомянул о действующих механизмах, существующих на одной из планет Мёртвого пояса, и вирусе флогенеза - на другой.
   -Направим их по ложному следу...
   -Роза,- с мягким упрёком обратился к Блюм Конин,- тебя в детстве не учили, что обманывать - нехорошо? Истинные ошане гораздо лучше нас знают Мёртвый пояс... Даже если обман откроется не сразу, истинные ошане при желании - а у них такое желание, поверь мне, появится - они предъявят Земному Содружеству иск вместе с требованием выдать им межрасовых преступников, то есть - нас с тобой...
   Кроме того, где мы сами теперь будем искать мифические планеты альтонов и живоглотов? Куда полетел "Ворон"?.. Как мы сами изловим потенциальных носителей флогенеза?.. Нам, как минимум, нужна информация! А ведь, повторяю, никто не знает Мёртвый пояс и его историю лучше истинных ошан... Нет. Я считаю, что нам надо открыться ошанам...
   -Ты совершаешь ошибку, Василий,- Блюм приблизилась к капитану и почти просила его. Такая смена настроения показалась Конину подозрительной, и он включил интерком:
   -Артекс! На капитанский мостик!.. Динёв!.. Доложить внешнюю обстановку.
   -Выпадание второго корабля истинных ошан прекратилось... Градиент фазового смещения эфира стремится к нулю.
   -Они нам доверяют,- удовлетворённо констатировал Конин.
   -Нет. Они справедливо полагают, что в пространственной метрике с нами легко справится и один их корабль,- разумно возразила Блюм, отравляя капитану веру в порядочность галактических разумных существ.
   -Пусть так. Хоши Ран!
   -Да, сэр!
   -Истинные ошане пытались связаться с нами?
   -Минуту назад... Они повторяют сигнал, сэр!
   -Соедини меня с ними!
   -Василий! Ты не оставляешь мне другого выбора,- Блюм стремительно шагнула вперёд и, как будто наткнулась на стену, с удивлением глядя на ствол бластера.
   -Как видишь, я умею извлекать уроки из прошлых ошибок...
   -Ты не выстрелишь, Василий. В меня - ты не выстрелишь,- с чувством собственного достоинства авторитетно заявила Блюм, сверля Конина колючками своих глаз.
   -Мой отец умер на Церере не столько из-за болезни, сколько из-за того, что наглотался экспериментальных лекарств... Он рассказывал мне невероятные вещи об обитателях этого астероида... Я так понял - у вас наготове новый ад для мутантов?.. Пожалуй, мне не представится более удобной возможности для того, чтобы пристрелить кого-нибудь из СГК за бунт на военном космическом корабле,- задумчиво рассуждал Конин, не отводя ствол бластера от груди Блюм.- Не правда ли, Роза?
   -Ты не посмеешь меня убить,- повторила Блюм без прежней убеждённости.
   -Грустно наблюдать отсутствие единодушия среди существ одной расы,- донёсся из лингофонов до присутствующих в на капитанском мостике голос истинного ошанина.
   Опомнившись, земляне почувствовали чуть ли не родство друг с другом перед лицом чуждого разума. Это чувство невидимыми токами разрядило враждебную напряжённость между ними. Блюм отступила, скрыв свою ярость под маской равнодушия. Конин, сдерживая рвущееся наружу торжество от сознания победы над авторитетом СГК, бесстрастно ответил:
   -Наши разногласия ни в коей мере не повлияют на договор, который мы собираемся заключить.
   -Хорошо,- кивнул головой истинный ошанин.- Мы согласны сопровождать вас до планеты, где находятся ваши преступники, если нам известно её местонахождение...
   -Вымершая раса альтонов Вам знакома?- тут же, будто боясь передумать, быстро спросил Конин.
   -Альтоны?- задумчиво повторил ошанин, пустив крыльями медленную волну, отчего его тело заколыхалось в невесомости.- Я полагаю, что знаю, кого Вы имеете в виду. У нас о них очень скудная информация... Они - одна из последних рас - изолянтов на нашей стороне... ближе к нашей стороне Мёртвого пояса...
   Согласно хроникам вериэгов третьей пары времён Великого Заката альты - одна из наиболее развитых рас Мёртвого пояса. Их погубила собственная заносчивость. Пренебрегая общением с другими расами, они замкнулись в своём мире нескольких звёзд, сделав единственное непонятное исключение для неких куахри, известных нам только по названию. Вериэги объясняют такое исключение тем, что солнечная система куахри находилась внутри границ владений альтов...
   -Что Вы знаете об альтах?- видя, что Уххр собирается замолчать, тут же подхлестнул к ответу ошанина вопросом Конин.
   -Почти что ничего. В хрониках альты упоминаются в связи с их нежеланием установить дружеские контакты с вериэгами, сокрушившими Империю Стратогера и доминировавшими к тому времени во всём пространстве Мёртвого пояса. Вериэги третьей пары весьма немногословно сокрушались по поводу скрытой враждебности альтов. Мудрая раса предполагала, что корни этой враждебности питались врождённой ксенофобией высокомерной расы. Наряду с альтами в хрониках упоминались илонки, пиринайцы...
   -Вы рассказывали об альтонах... альтах,- вежливо напомнил Уххру Конин.
   Ошанин, шипя, отвёл назад крылья, демонстрируя своё недовольство:
   -Ну, да. Вериэги третьей пары сообщают, что великая миссия одухотворения вечной Вселенной, возложенная вериэгами на свои спины, в отношении альтов не удалась... Вот и всё!
   -Точно?
   -Да. Есть ещё упоминание о куахри - сущих дьяволах, превративших жизнь вериэгов ад...
   -Хороший у тебя лингофон,- с уважением произнесла Блюм.
   -Как конкретно куахри изводили вериэгов?- привычно игнорируя Блюм, поинтересовался у ошанина Конин.
   -Мы нашли только одну хронику, в которой рассказывалось о куахрианском проклятии... К сожалению, культура вериэгов времён написания данной хроники была уже в глубоком упадке... Из текста, испещрённого мистическими бреднями последних вериэгов, мы не сумели сколь уверенно извлечь зерно истины...
   Неожиданно истинный ошанин отчаянно заработал крыльями, как будто сопротивлялся сильному порыву ветра.
   На краю экрана землян мелькнуло пёстрое пятно. Уххр что-то невнятно крикнул. Опять из полумглы вспыхнул разноцветный узор внутренней стороны крыльев второго, только что появившегося ошанина. Уххр попытался схватить находящегося в панике своего сородича, но тот вырвался, метнулся к одной стене, потом - к другой, И наконец, в приступе безумства ударился о пульт... Изображение на экране мостика корабля землян исказилось, покрылось густой рябью. Звук пропал, точнее - сменился беспорядочным треском.
   -Что там происходит?!- тревожно воскликнул Конин и, переключив интерком, связался с пилотом:
   -Динёв! Что показывают внешние сенсоры?
   -Ничего, капитан... Полнейший штиль... Кроме корабля ошан - ничего...
   -Сэр,- вмешался Хоши Ран.- Приборы показывают слабые хаотические колебания эфира. Источник- корабль истинных ошан...
   -Василий! Смотри!- воскликнула Блюм, выбросив руку по направлению к большому экрану.
   Какое-то смутное пятно выпрыгнуло следом за незнакомым ошанином прямо к месту борьбы и на мгновение заслонило мельканье сплетающихся крыльев. Из-под тени выпорхнул один из истинных ошан, забился и замер, плавно опускаясь на пол. Тем временем, перекувыркнувшись в воздухе, хозяин корабля выстрелил из бластера. Пронзительный луч света вспышкой развеял полумглу. Конину удалось разглядеть какое-то большое бочкообразное существо с головой, вросшей в плечи, и жёлтой кожей. Второй выстрел бластера застал нападавшего в прыжке. Химера, вытянувшись, раздвинула бока, готовясь обнять своими краями трансформировавшегося тела ошанина. Выстрел достиг цели...
   Не веря своим глазам, Конин откинул голову назад и мигнул. В памяти воскресла сцена прожигания лазерным лучом неизвестного существа... Все - так. Нападавший, напоровшись на луч, продолжал свой прыжок. Луч, проникнув внутрь тела агрессора, не исчез из поля видимости, вспарывая полупрозрачные внутренние органы диковинного монстра. Истинный ошанин усилил мощность бластера, и яркая смерть пронзила янтарное тело насквозь. Но нападавший хищник продолжал неумолимо двигаться по намеченной траектории... Створки спеленали, с хрустом ломая крылья, бедного Уххра и, вновь трансформировавшись в бочку, существо медленно стало опускаться на пол, подчиняясь слабому гравитационному полю корабля инопланетян. Откуда-то выплыла ещё одна тень и, окутав на полу неподвижное тело второго ошанина, также замерло.
   -Что это?- тихо спросила Блюм.
   -Хантеры... Никогда бы не поверил,- также тихо, почти одними губами ответил ей Конин.
   Неожиданно первое существо конвульсивно задёргалось, издавая низкий рычащий звук. Тело его слегка зафлуоресцировало, и Конин разглядел на полу вокруг Хантера растёкшуюся лужицу светло- жёлтой жидкости.
   -Таки его ранили!- воскликнул капитан "Молнии", забыв, что существа могут услышать его.
   Второй Хантер вздрогнул, странно неестественно изогнулся какой-то сложной спиралью, и на Конина уставились два больших чёрных глаза, из которых, казалось, извергалась сама смерть.
   -Динёв! Полный вперёд! Накопитель антивещества включай на полную мощность!- заорал, лишившись самообладания, Конин.
   Блюм, умудрённая опытом, плюхнулась в ближайшее кресло, крича ещё громче Конина:
   -Улетаем!.. Бежим!.. Не жалеть двигателей! Иначе хантеры нас сожрут! Спецкоманда - к бою!
   Крик Блюм привёл в чувство Конина. Капитан с брезгливостью посмотрел на нее - багровую от натуги и страха, брызжущую слюной и, уже другим, холодным голосом приказал:
   -Прекрати орать! Ты только посеешь панику среди экипажа.
   Но Блюм не слышала его, тараща глаза на экран связи. Конин невольно взглянул туда же.
   Одно из существ уже приподнялось над полом, наливаясь немыслимым интенсивным ультрамариновым светом. На миг между ним и экраном возник прямоугольный проём- луч света, падавший из ниоткуда на хантера, начавшего стремительно бледнеть, таять.
   Подчиняясь интуиции, Конин переключил видео на внешний обзор, и на экране появился милый сердцу бездонный космос, в котором золотистой каплей парил раздвоенный шарообразный корабль ошан. Ускорение швырнуло Конина на спинку кресла. Повернув голову, капитан увидел на экране заднего сектора полыхание пламени. Длинные языки плазмы приближались к уменьшающемуся на глазах звездолёту ошан. На мгновение Конину показалось, что в самой середине разъярённой огненной стихии появилась чёрная точка, разделившая плазму на части. Но нет... Вроде бы - нет...
   Повинуясь смутному импульсу души капитан приказал сменить курс и уменьшить ускорение, от которого темнело в глазах. Стало немного легче. Тряска от двигателей, работающих в форсированном режиме, уменьшилась. Конин профессионально скользнул взглядом по всем экранам и чуть не выскочил из кресла: мимо - совсем рядом - проплывало судорожно пульсирующее тело хантера. В глазах бочкообразного существа не было страха. В них светилась лишь искра удивления в море досадующей смерти.
   Блюм тоже заметила хантера. Она закричала, доставая из кобуры, которую забыл Артекс на спинке кресла, бластер, и пальнула, не глядя на цель.
   -Прекрати стрельбу, Роза!- капитан снова сорвался на крик.- Динёв! Как у нас- с накопителем антивещества?
   -Тридцать процентов, сэр.
   -Меняй курс в направлении к Sco- 23625 и включай расплющиватель немедленно!
   -Есть, сэр!
   Блюм тупо смотрела на дым, валивший клубами из черноты разрушенного экрана.
  
   - - - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - -
  
   Стенк тянул за собой Астру, едва передвигавшую ноги, через густые заросли. Взошёл на тёмное небо маленький спутник Дидоны, сияя в зените своей ущербной красоты, но по-прежнему, пилот не мог разглядеть под собой землю, спотыкаясь о сучки и наступая в колдобины. Пот лил с него градом, застилая глаза.
   Астра жалобно скулила, с каждым шагом всё больше налегая на Стенка, находившего ещё в себе силы время от времени подбадривать её. Лес впереди поредел, уступая место широкой прогалине. Идти стало легче:
   -Ну, вот, Астра,- бормотал пилот.- Мы почти добрались до города. Позади - горы, чащоба. А по редколесью мы мигом одолеем эти шесть- семь километров.
   Говоря успокаивающие слова, Стенк вдруг с ужасом почувствовал, что шагнул... в пустоту... Вдвоём беглецы покатились на дно неглубокой ложбины. Трава едва смягчала удары тел о корневища и камни.
   -У меня нет никакого желания идти с тобой дальше,- глядя с тоской на звёзды, глухо, слегка дрожащим голосом сказала Астра.
   -Вставай!- шатаясь, Стенк потянул её за руку, приподняв изнеможенную девушку над землёй.
   -Иди ты...- сквозь зубы нежная, любящая Астра осыпала землянина такой отборной бранью, что на секунду ему в темноте показалось, будто он перепутал, поднимая с земли не ту девушку. Но рядом никого иного не было...
   -Соберись, Астра. Нам надо выкарабкаться отсюда и наверху мы немного отдохнем.
   Не переставая ругаться, Астра выдернула свою руку из ладони пилота.
   -Ты - не в себе. Опомнись. Это я - Стенк. Ещё немного, и мы спасены... Мы сядем на "Ворона"... Впереди - бескрайний космос... Он примет нас в свои объятия, и мы улетим далеко- далеко к звёздам.
   -Засунь себе эти звёзды в...- начала Астра.
   Стенк двумя увесистыми пощёчинами заставил её замолчать:
   -Вставай,- сухо приказал он.
   Из-под пряди длинных волос сверкнул дикий взгляд дидонянки:
   -Такова твоя любовь, прошипела она, поднимаясь.- Пошли.
   Подъём Астра преодолела, не оборачиваясь, на одном дыхании. Перекатившись через край ложбины, дидонянка замерла, тяжело дыша.
   Бросив на неё беглый взгляд, Стенк в слабом свете луны стал внимательно осматривать окрестности. Его фигура скрывалась за наклонившимся над ложбиной деревом.
   Сирена в инфракрасных очках выглядела гораздо лучше, чем он. Обогнав беглецов, девушка осторожно подбиралась к ним сзади. Её задачу усложняла их полная неподвижность. Тишина казалась натянутой струной, способной зазвучать от малейшего глубокого вздоха или оборваться случайным треском сухой ветки под ногой.
   -Надо одного из них схватить живым,- напомнила Норман себе.- Я брошу его к ногам Ипполиты завтра на церемонии закрытия праздника. Я расскажу всем, чему я была свидетельницей... Я расскажу... и пусть знают - Земля рядом. Земное Содружество способно защитить Дидону от корнукраков, а амазонкам не нужна ничья помощь, чтобы справиться с местными бунтарями, не отдавая их на поругание врагам человеческим... В дела людей никто не имеет права вмешиваться!.. Но вот кого из беглецов оставить в живых?
   Сирена присмотрелась к теням. К сожалению, различить беглецов в темноте было трудно. Норман лишь могла предположить, что ближайший к ней - женщина, не амазонка. Убить её будет легко. Но кто второй? Если он Сирене не по зубам, то придётся применить против него оружие. Следовательно, надо начинать с него...
   Женщина зашевелилась. Человек у дерева оглянулся на шум:
   -С тобой всё в порядке?
   -Да... Немного отдышусь...
   Что-то знакомое почудилось Сирене в их голосах. Но, отбросив секундное наваждение, Сирена воспользовалась случаем и переместилась к беглецам поближе. Женщина продолжала возиться, невнятно ругаясь. Внезапно она приподнялась на колени. В её руках блеснула сталь.
   -Пожалуй, эта подруга собралась перерезать своему напарнику горло.- Норман следила за разворачивающимися перед нею событиями с живым любопытством. К тому же, её планы осуществлялись сами по себе.
   Второй беглец, не подозревая ни о чём, распластался на стволе дерева, сосредоточив своё внимание на противоположной стороне ложбины. Женщина, спрятав за спиной нож, не спеша подкрадывалась к мужчине.
   Сирена тенью скользнула за ней, решив воспользоваться расслабленностью женщины после совершённого ею убийства или моментом борьбы. Мужчина - таки оглянулся. Женщина от неожиданности застыла в трёх шагах от своего напарника.
   -Пригнись. Не подходи к краю. Тебя заметят,- посоветовал мужчина ей, возвращаясь к своим наблюдениям.
   У Сирены перепутались мысли и самопроизвольно раскрылся рот. Она узнала беглецов и поняла, какой именно приготовили ей сюрприз Ипполита с Лютецией. Машинально она шагнула вслед за Астрой и стукнула дидонянку наручей по голове, когда та замахнулась над пилотом ножом.
   На шум падающего тела оглянулся Стенк:
   -Сирена?!- удивился он.
   -А то кто же?- буркнула девушка.- Вот уж не думала, что охочусь за тобой.
   -Ты стала амазонкой?
   -Да. И я не собираюсь на этом останавливаться. Но ты спутал мне все планы, устроив ловушку у антиграва... Почему Ипполита объявила на тебя охоту?
   -Не знаю... Лютеция озверела, узнав, что мы с Астрой разбили антиграв.
   -Первоклассный пилот не справился с управлением?- не поверила Сирена.
   -Так получилось... Ты убила Астру?- Стенк стремительно нагнулся над дидонянкой.
   -Вряд ли... У нее - крепкий череп,- равнодушно ответила Сирена, соображая, что ей делать дальше.
   -Зачем ты её ударила?
   -Она хотела тебя зарезать.
   -Не может быть! Тебе показалось.
   -У неё до сих пор нож в руке...
   -Наверное, она заметила тебя и хотела защититься.
   -Ты мне не веришь?
   -Извини... Ты нам, ошанам, столько налгала... Опять плетёшь какие-то свои интриги... - Стенк поднялся и придвинулся к Сирене вплотную.- Астру не тронь!
   -Как скажешь,- пожала плечами девушка.- Но только я не лгу.
   -Замолчи!
   -Псих. Вот и спасай такого...
   -Ты связалась с корнукраками,- подняв девушку за края разреза затрещавшей по швам куртки, Стенк швырнул её в сторону.
   Откуда-то донёсся противный, воющий звук.
   -Что это?
   -С горы... Там у них какой-то санаторий. Что-то произошло. Приводи свою подругу в сознание и пойдём в город, к Ипполите. Скоро рассвет.
   -Зачем тебе вести нас к Ипполите?- Стенк сжал пальцами циаль.
   -Вы - моё алиби... Впрочем, для алиби вы мне сгодитесь и мёртвыми...
   -Что же ты ей скажешь?
   -Я скажу не ей, а всем, кто будет присутствовать на церемонии закрытия праздника Возрождения. Вряд ли моя речь Ипполите понравится,- Сирена сделала паузу, внимательно посмотрев на бесчувственную Астру.- Может, твои планы совпадают с моими? Чего ты хочешь?
   -Профессионалка,- усмехнулся Стенк и на минуту задумался. Действительно, чего он хочет?
   -Я намеревался отыскать истинного ошанина по имени Арха Ро, сына командира корабля, спасшего однажды маленького мальчика от неминуемой гибели... Мне надо вернуть Арха Ро циаль - фамильную ценность...
   Я намеревался найти корнукраков, подло напавших на истинных ошан, и отомстить им...
   Я намеревался найти планеты альтонов и живоглотов, чтобы...- взгляд Стенка упал на Астру и черты его лица смягчились, мысли спутались.
   -У тебя - фантастические планы,- иронично произнесла Сирена.- Найти истинных ошан, избегая их?.. Или ты думаешь, что Келвин Драм, нарушитель конвенции, будет искать с ними встречи в Мёртвом поясе?..
   Отомстить корнукракам?.. Опять же - где? В Мёртвом поясе?!! По-моему, их надо искать в другом месте... Впрочем, они тебя сами нашли на Дидоне... Я видела среди них большую шишку- адмирала! Небось, он отдавал приказ атаковать колонию, в которой ты родился,- лицо Сирены помрачнело.- По-крайней мере, он точно людоед. Я сама видела, как его свита разделывала тела людей, готовя ему праздничный ужин...
   Хотя... Тебе какое дело? Лети спокойно в Мёртвый пояс. Ищи там своих корнукраков...
   -Издеваешься надо мной?- помрачнел Стенк.
   -Скажу честно, что я думаю... Хочешь найти истинных ошан? Оставайся на Дидоне. Эта планета долго будет в пограничной зоне. У нее - космический флот. Тебе дадут свой корабль... Может, ты станешь командующим флота! Какие перспективы для поиска и мести!.. Да ещё- с любимой женщиной рядом!..
   -Ты же говорила, что она хотела меня убить?!- с напором недоверчиво произнёс Стенк.
   -Ты же мне не поверил?.. Скажем так: в темноте я могла ошибиться,- пожала плечами Сирена.- В конце концов, твои отношения с Астрой меня не касаются.
   -Твоё предложение заманчиво... А как же - Келвин, "Ворон"?
   -Попробуем твоих друзей вдвоём отговорить от авантюры... Ведь вы должны понимать, что за два года никого не осталось в живых на планете живоглотов, которую, к тому же, никто не знает, где искать... Тем более, что, например, Андрею нравится Дидона... Да и Пьер, вроде бы, непротив здесь задержаться. Или ты думаешь, Влад будет возражать, если его рассекретить?
   -И что мне надо делать?
   -Да, в общем-то, ничего... Ты продемонстрируешь работу своего циаля перед народом, расскажешь о том, что здесь произошло... А я уж прокомментирую твою исповедь...
   Так или иначе, Ипполита послала корнукраков сама прямо на твой блас... циаль... Короче - прямо на смерть... Я тут не при чём... Я исполняла её волю... Прежде всего, она виновата в смерти корнукраков. То есть, по-крайней мере, с её ведома был нарушен договор с вашими союзничками... После нашего выступления, ей не быть Верховной Хранительницей Мира.
   -Ты, что ли, хочешь занять её место?- презрительно спросил Стенк.
   -Не так скоро, но ход твоих мыслей мне нравится.
   -А как же СГК?
   -Ни славы, ни денег...
   -Но до тебя доберутся ликвидаторы. Ты давала присягу!
   -Ликвидаторы? Чушь! Что они смогут предпринять, если я стану, к примеру, Хранительницей Мира?.. Да в СГК, просто, обязаны молиться, чтобы здесь, на Дидоне, в правительстве был свой человек. Согласен?
   -Решу по обстоятельствам... Астра, очнись!
   Дидонянка, открыв глаза, ошалело оглянулась. Взгляд её упал на лежащий на земле нож. Она испуганно посмотрела на Стенка, но не увидела в его глазах ничего, кроме любви и заботы:
   -Ты в порядке?.. Сможешь идти?
   -Да, конечно,- потирая затылок, сказала Астра. Заметив ухмылку Сирены, дидонянка сердито добавила.- Твоя работа? О! Да ты - амазонка?!- сбавила она свой гонор.
   -Завидуешь?.. Хватит болтать! Вы слышите?
   Действительно, откуда-то справа донеслись до беглецов далёкие крики.
   -По-моему, погоня,- высказала своё мнение Астра.
   -По-моему, тоже. Бежим!
   Едва раздираемая противоречивыми чувствами троица нырнула в чащобу, как яркий свет залил верхушки деревьев - несколько антигравов с прожекторами пролетело мимо.
   -Кажется, кто-то сумел связаться с охотничьим домиком,- поделилась своей догадкой Сирена.- Скоро здесь будет жарко.
   -У меня аккумуляторы циаля подсели. Не поделишься энергией?- к слову осведомился Стенк.
   Сирена с сомнением покачала головой.
   -Да не бойся ты... У нас один враг - корнукраки.
   -Ладно. Как твой циаль заряжается?
   Стенк провёл пальцами по слабо вспыхнувшим узорам, и верх циаля принял форму штекера. Сирена покосилась на узел подзарядки наручи и развела руками:
   -Вряд ли что получится.
   -Не беспокойся,- Стенк уверенно подвёл конец палочки к выходному энергетическому устройству и верхняя часть циаля над едва заметным кольцеобразным утолщением, видоизменилась на глазах, плотно обжав контакты. Столбик индикатора запасов энергии в левом наруче Сирены стал быстро уменьшаться.
   -Хватит!- попыталась отдёрнуть свою руку Сирена. Но сцепка циаля с наручем оказалась необычайно прочной.
   -Если ты не уберёшь свою пиявку, я тебя пристрелю,- Сирена подняла на уровень груди пилота правый наручень.
   -Не жадничай...
   От ближайшей к беглецам горы потянуло гарью. Крики людей слышались где-то совсем рядом. Антигравы, вернувшись, кружили чуть ли не над головами беглецов.
   -Отцепляйся, корнукрак тебя задери!- с досадой дёрнула свою руку Сирена.
   -Не могу. Пока циаль не подзарядится или не иссякнет источник энергии, ничего сделать нельзя!
   -Нас сейчас накроют лазерами, как птенцов в гнезде!- теряя терпение, взорвалась Сирена.
   -Тише!- раздался сзади из кустов голос Астры.- Погоня не за нами. Там какие-то люди... Много. Они бегут в нашу сторону.
   Мигом забыв о неожиданной связке, Сирена и Стенк вместе направились к прятавшейся Астре, но, поскольку кто-то из них должен был при этом пятиться, движения у них вышли судорожными. Ещё большую неразбериху в ситуацию внесла выскочившая из кустов Астра:
   -Толпа бежит прямо на нас. Антигравы высадили десант амазонок. Те палят из наручей без разбора,- сообщила она на ходу и промчалась мимо, обдав неудачников- землян ветром. Стенк и Сирена неловко, боком, вприпрыжку побежали за ней, шипя и ругаясь друг с другом вполголоса. Ветки деревьев хлестали и кололи горемычную пару беспощадно... Ещё минута - и Сирена, не задумываясь, отрезала бы Стенку руку. Но в этот миг странный тандем из двух человек выскочил на маленькую поляну и их бег несколько упорядочился. Впрочем, Сирена с приближением стены деревьев, завелась с новой силой, кляня на чём свет стоит, Стенка. Без размышлений, затормозив, она упёрлась ногой в грудь пилота и с удвоенной от отчаяния силой дёрнула наручень на себя. Связка неожиданно разорвалась. Стенк и Сирена разлетелись в разные стороны как раз в ту секунду, когда на другой край поляны высыпала горстка людей. Спотыкающиеся, падающие, цепляющиеся за одежды более проворных соседей, эти люди представляли собой жалкое зрелище.
   Стенк обеспокоено поднял голову и прищурился - поверх деревьев выплывали на поляну, полыхая огнями, антигравы. Синхронно с Сиреной пилот рванул с низкого старта в лес. Затормозив под сенью деревьев, Стенк осмотрелся вокруг:
   -Астра! Астра!- позвал он.
   От дидонянки - ни ответа, ни привета.
   -Удрала твоя любовь, спасая свою шкуру,- насмешливо прокомментировала тщету его надежды Сирена.- Ну, ну, я пошутила. Убери минипушку и догоняй свою мечту...
   -Ни с места!- незнакомая женщина, выскользнувшая из-под группы близлежащих деревьев, выстрелила наручей землянам под ноги.- Ты, я вижу, амазонка,- обратилась дидонянка к Сирене,- но я не знаю тебя... Что ты здесь делаешь в такой неурочный час? Что за мужчина вместе с тобой?
   -Я - хозяйка охотничьего домика у Лазурного берега,- гордо задрав сверх меры подбородок, ответила Сирена.- А этот мужчина- землянин - со мной.
   -Да что ты говоришь!.. Хозяйка охотничьего домика!- громко расхохоталась, мимоходом поразив лазером какого-то пробегавшего в пяти шагах от неё человека.- Лютеция! Тут кое-кто утверждает, что занял твоё место.
   Ещё одна тень отделилась от деревьев:
   -А-а! Моя подруга... Как хорошо, что я тебя встретила. Высокочтимый Хрэ передаёт тебе привет и жалуется на свой укороченный ус, помахивая покрасневшей клешнёй. Он очень жаждет с тобой поговорить. Не поднимай руки! Кора, с неё наручи...
   Землянин, а где твоя подруга? Сбежала, сука? Так я и думала. Ну, ничего. Ипполита вырвет ей сердце.
   С шипением заработали антигравы поножей. Сирена перепрыгнула через подходившую к ней амазонку и выстрелила назад, не глядя. Стенк, воспользовавшись тем, что Лютеция на секунду отвлеклась, выстрелил от бедра из своего циаля, но промахнулся. Раненая Сиреной амазонка с воинственным криком бросилась на землянку и свалила её с ног. Лютеция поменяла прицел. Стенк метнулся в строну, надеясь на чудо. И с отставной хозяйкой охотничьего домика, действительно, случилось нечто непонятное. Мир в её глазах дрогнул и исказился. Чёрное пятнышко откуда-то из сосредоточия взгляда взрывообразно поглотило пространство вокруг. На чёрном бархате небытия из памяти хаотично начали всплывать картины прошлого.
   Стенк с удивлением отметил, что до сих пор невредим, а амазонка с рычанием трёт кулаками свои глаза.
   -Привет, "подруга",- передразнил пилот Лютецию, наводя на неё свой циаль.
   -Хватит пальбы,- прозвучало в голове Стенка, подобно набату.- У меня проблем- с избытком. Прошу, не создавайте новые.
   -Совсем рехнулся,- с испугом подумал пилот, чувствуя бесследное исчезновение злости.
   -Стенк!- хоть новый голос и звучал извне, ошанина это не успокоило.
   -Энн? Во сне так не бывает! А где здесь прячутся остальные члены нашей команды?- призвал он на помощь юмор, чтобы восстановить своё душевное равновесие.
   -Здесь - больше никого из наших, чистосердечно призналась девушка, держась несколько сковано. - Помоги мне связать амазонку.
   -По-моему, её проще убить. Или ты - пацифистка?
   -Что в этом плохого?
   -Абсолютно ничего, когда в запасе- море времени. Но у нас его нет.- Стенк, поколебавшись, вновь провёл по узорам циаля и направил конец своей любимой палочки- выручалочки на Лютецию. Амазонка без звука упала на землю.
   Сирена, избиваемая беспощадной женщиной- машиной, неожиданно получила передышку. Живучая, как кошка, она не стала доискиваться причин своего везения, и одним выстрелом снесла голову напарнице Лютеции, подравняв её рост по плечи.
   Рядом со Стенком раздался тихий стон. Непонятно откуда взявшийся человек в двух шагах от пилота, зашатался, схватившись руками за виски.
   -Кто это?- настороженно спросил Стенк, направив циаль на незнакомца.
   -Не время рассказывать... Он - наш друг... Авалис,- Энн инстинктивно обняла пожилого мужчину, защищая от возможного выстрела скорого на расправу Стенка.
   -Бежим!- крикнула Сирена. Но было поздно. Со всех сторон, мелькая между деревьями, вслед за пятью- шестью беглецами появились амазонки.
   Стенк и Сирена, переглянувшись, залегли в траву, образуя подобие круговой обороны, однако прожекторы трёх антигравов немедленно высветили их укрытие сверху. Сопротивление означало для землян мгновенную смерть. Впрочем, и сдача в плен не сулила им радужных перспектив. Стенк с сочувствием покосился на Сирену: ей предстояла короткая встреча с корнукраком за обеденным столом, и отнюдь, не в роли сотрапезницы.
   Группа беглецов сбилась в кучу вокруг высокого пожилого мужчины и Энн. Сверху на узников "санатория" упала ловчая сеть. Лес огласился победными криками амазонок.
   -Рано радуетесь,- мрачно пообещал союзницам корнукраков Стенк, жалея лишь о маломощности циаля.
   Вдруг свет от прожекторов дрогнул. Сверху донёсся вой повреждённого двигателя. В глубине леса замелькали вспышки лазеров. Амазонки завыли, кто - от боли, кто - от ярости, и забыв о пленниках, бросились врассыпную, отстреливаясь от неведомого противника.
   Группа беглецов, всколыхнувшись, опала- люди садились, ложились, кто где стоял. Движения некоторых мутантов были странными, заторможенными. Свет прожекторов погас. Пространство вокруг поляны всё сильнее затягивало дымом. В новом источнике света - горящих деревьях - появились очередные персонажи сумбурной пьесы, разыгрываемой слепым случаем. Эти люди не отличались от других помпезным видом. Скорее - наоборот. Одежда на них была сильно поношенной, больше напоминая лохмотья, нежели, действительно, одежду. Мужчины почти все - бородаты. Лица женщин - практически, лишены следов цивилизации - обветрены и суровы.
   -Эй, вы! Вставайте!- приказал- прорычал группе беженцев дидонянин могучего телосложения. Его широкие брюки, светлая рубашка и военного покроя куртка выглядели относительно неплохо, если не считать на них грязных пятен и замасленных рукавов. Отсутствие бороды и большая серьга в правом ухе тоже выделяли его из общей массы.
   -И ты вставай!- повернувшись на каблуках, мужчина приглашающее махнул Стенку бластером.
   Поняв, что прятаться бесполезно, пилот заворочался, приподнялся. Краем глаза ошанин заметил, что место Сирены пустует. Примятая трава почти успела принять свой первозданный вид. Машинально Стенк посмотрел в сторону оглушённой им Лютеции. Амазонка тоже исчезла.
   -Живучая,- беззлобно выругался он.
   Мужчина крепко схватил циаль, собираясь рывком оборвать тонкую цепочку. Идоменянский реликт сменил пёструю окраску на предостерегающе мигающий красный цвет. Мужчина, подняв голову, заревел и упал на колени. Стенк не пошевелился, уважительно разглядывая нацеленные на него дула бластеров:
   -Может, кто-нибудь ещё ищет дармовые трофеи?- доброжелательным голосом поинтересовался он у присутствующих.- Учтите, что циаль запрограммирован на взрыв при констатации моей смерти его датчиками... конечно, до атомной боеголовки циалю по мощности далеко, но на вас всех хватит с избытком. Хотите проверить?
   -Мне чихать на твои россказни,- мужчина, придя в себя, медленно встал и, хищно улыбаясь, поднял бластер.
   -Арес, прекрати!- даже Стенк, привыкший ко многому, невольно ослабил готовность в любой момент броситься на нового противника, чтобы подороже продать свою жизнь - настолько повелительно прозвучал спокойный женский голос.
   -Он блефует, спасая свою шкуру,- процедил сквозь зубы Арес, не спуская со Стенка ни своего тяжёлого взгляда, ни своего тяжёлого бластера.- Я знаю, что говорю, Асия.
   -Не в этом дело...Он - землянин, как и эта женщина...
   Стенк, уверившись, что дидонянин не осмелится ослушаться приказа, скосил глаза в сторону властного голоса. Рассмотреть говорившую ему не удалось. Её почти полностью закрывала Сирена. Растрёпанными волосами прелестного агента СГК играл ветер. Одна её рука была заломана за спину. Наручень другой украшал руку Асии.
   -Ну, и что - земляне?!
   -они не виновны в наших бедах.
   -Не виновны?! Они предали наших предков - оставили один на один с Империей... И даже не позволили полюбопытствовать, чем закончился поход крестоносцев! Да они - самый корень наших злосчастий!
   Если б Стенк ловким ударом не выбил из рук дидонянина бластер, то вспышка света не показалась бы пилоту лишь ярким лучом, устремлённым в небо. Отскочив назад, ошанин успокаивающе поднял руки:
   -Прошу прощения, но я не люблю, когда в меня кто-нибудь целится из бластера. Меня это заставляет нервничать... Особенно, когда оружие - у психа...
   -Ах, ты, гадёныш!- разъярённым медведем шагнул к нему Арес.
   Стенк легко ускользнул от рук дидонянина и, очутившись позади, врезал аборигена кулаком по почке. Тот ойкнул, свирепея, резко развернулся и сбил размашистым ударом Стенка с ног. Пилот перекувыркнулся, стремительно поднялся с земли и принял боевую стойку.
   Асия наручем выстрелила Аресу под ноги. Луч лёг на землю в такой близости от дидонянина, что носки его обуви задымились. Подпрыгнув, Арес набычился, исподлобья разглядывая Асию:
   -Ты, наверное, забыла, что в лесу нет амазонок...
   -Ничего я не забыла!- раздражённо произнесла женщина, толкнув Сирену в толпу беглецов.- Это ты забыл, что враг нашего врага - наш друг.
   -По-твоему, и эти уроды - наши друзья?- кивнул Арес в сторону беглецов.
   Сирена, потирая затёкшую руку, заметила, как вздрогнула, будто от пощёчины, Энн. Мальчик, стоявший рядом с Гоппс, прильнул к ней. Но по его взгляду Сирена поняла - он не ждал от Энн защиты. Скорее, мальчик сам готов был её защищать.
   -Лучше быть физическим уродом, чем моральным, как ты,- чётко выделяя каждое слово, сказала Энн.
   -Что я слышу? Генетическая мразь пытается испачкать грязью настоящих людей?- не скрывая презрения, высокомерно искривил губы Арес.- Уродина.
   Сирена широко раскрыла глаза. Мальчик возле Энн исчез в один миг. Вскрикнув, Арес сложился пополам. Маленькая тень мелькнула сзади него, и у гиганта согнулись ноги. Потеряв равновесие, он упал на колени, дико озираясь.
   Сирена перевела взгляд на Энн. Рядом с ней снова стоял мальчик.
   -У тебя падучая?- язвительно спросила Энн, гладя мальчика по голове.- А нормален ли ты сам? Давно ты проходил ген- контроль? У тебя - низкий лоб и слишком развиты челюсти - ретроградный мутагенез?
   -Замолчи, мразь!
   -Питекантроп дебильный!
   В ушах Сирены набатом стучала кровь. Слабость наполнила тяжестью тело. Три дозы "Аксмы" за день - слишком много... Но профессионализм и жажда власти - прежде всего!
   -Не знаю твоих целей, Асия, только хочу заметить: у тебя - плохой помощник,- промолвила, крепясь, она.
   -Помощник?- возмущённо взревел Арес.
   Женщина повела наручей. Вспыхнул свет:
   -Теперь уже нет,- ответила она покойнику и перевела взгляд на тех, кто пришёл с ней. По наблюдениям Сирены, большинство из них не возражали против смены власти. Только один осмелился напомнить:
   -А что будет, когда вернётся Вонючий Каротид?
   Асия снова выстрелила. Приспешник Ареса, не успев поднять свой бластер, с душераздирающим криком повалился на землю.
   -Слушайте все!- чуть опустив наручень, громко сказала Асия.- Каждый из нас, так или иначе, изгой общества. По этому единственному признаку мы вынуждены были собраться вместе, чтобы выжить. Но нет никаких оснований нам жить так, как хотят Арес и Каротид, не правда ли, Линк?
   Бородатый мужчина, старавшийся незаметно перебраться в толпе подальше от Асии, вздрогнул, однако принял вызов:
   -Арес обещал, что мы скоро захватим власть на планете...
   -А я обещаю, что вся Галактика будет лежать у наших ног,- насмешливо заявила Асия.- Подумай своей тупой головой - как шайка оборванцев может захватить власть?
   -У него была связь...- мужчина секунду колебался, прежде, чем продолжить,- с большим человеком в столице.
   Тем временем, кличка "Вонючий Каротид" сразу расставила в голове Сирены всё по своим местам: и сцену на улице, и незнакомца в потрёпанной одежде, выходящего из кабинета Творца Необходимости со странным именем Ареса на устах, и разговоры Деметрия о перевороте...
   -Я знаю этого большого человека,- вмешалась она в диалог. - Для связи с ним нам Каротид не нужен.
   -Какая быстрая... "Нам"- Асия смерила Сирену оценивающим взглядом. Сирена ответила ей тем же.
   Да. Бывшая амазонка неплохо выглядела даже в столь непрезентабельной одежде: мужской рубашке, у которой не хватало одного рукава, оторванного по локоть, и старых, залатанных на коленях брюках. Чёрные, слегка растрёпанные волосы удерживались полоской змеиной кожи, раскосые глаза в сочетании с маленьким неулыбчивым ртом придавали лицу вид древнего непреклонного божества; вид величественный, который не портил даже её небольшой рост. Сила и властность сквозили из-под нищенской одежды, подобно гамма- излучению через стенки атомного реактора.
   -Да, нам,- упрямо повторила Сирена,- так как Ипполита менее суток назад присвоила мне вместе со званием амазонки второго разряда дидонянское гражданство.
   -Гражданство не присваивают. Его даруют,- банальные поучения Асии давались не хуже приказов.- Гражданство...
   -Перестань болтать попусту,- борясь со слабостью, преувеличенно - сердито прервала Асию Сирена.- Я так понимаю, вы задумали переворот... И какие у вас лозунги?
   -Разные,- оглядев своих соратников, ответила Асия.- Но главное: свобода выбора образа жизни и смерть корнукракам!
   Из толпы послышались крики одобрения.
   -Прекрасная программа,- похвалила Сирена.- Главное - конкретная. И я её полностью поддерживаю.
   -А как быть с нами?- спросил кто-то из обособленной группы мутантов.
   Паузу нарастающего отчуждения прервала Сирена:
   -Я думаю, что конституция Дидоны должна в быть смой демократичной среди конституций Земного Содружества... Но В то же время, нельзя и противопоставлять себя всемогущему СГК... Поэтому я предлагаю предоставить мутантам, признанным комиссией врачей дееспособными, дать равные со всеми права, ущемляя их только в праве деторождения.
   -И они будут вечно мельтешить у нас перед глазами, позоря род человеческий?- угрюмо выразил протест большинства набычившийся Линк.- Посмотрите на них - какие они люди? Многие - тупы от рождения, как деревья... Я встречал одного урода, бывшего маниакальным убийцей! Кому из нас дано знать, что творится в мозгах мутанта? Да, мутант, наконец, одним своим видом служит оскорблением нормальным людям, так как напоминает о той тонкой грани, которая отделяет человека от царства зверей.
   -А есть ли в тебе эта тонкая грань?- заговорила, выступив вперёд, Энн.- По-моему, нет, ибо, если она не проявляется в разумном отношении к братьям нашим меньшим, то её, просто, не существует вообще...
   Легко провозгласить себя царём природы, но природа беспощадна к выскочкам- самозванцам, и без труда ставит их на соответствующее место... Как может человек относиться к природе только с высокомерным презрением?.. Такого-то человека, как раз, и должно назвать непроходимо тупым глупцом - случайной мутацией, не правда ли?
   -Не умничай, уродина,- сверкнув глазами, огрызнулся Линк.
   -Ты, и все вы боитесь другого,- продолжала наступать Энн. - "Не умничай"- вот чего вы боитесь. Вы боитесь, что те, кого вы брезгливо называете мутантами, окажутся умнее, жизнеспособней вас... Вы боитесь сами оказаться на ролях мартышек в будущем высокоразвитом обществе мутантов, обладающих недоступными для вас талантами...
   -Брось, Энн,- пренебрежительно поморщилась Сирена.- Кому, как ни тебе знать, что человек генетически представляет собой тупиковую ветвь... Какие такие выдающиеся таланты? Одна деградация... Ведь именно об этом свидетельствуют множество исследований на Гекате и Церере?
   -Бежать с горы легче, чем идти в гору.
   -Не надо - иллюзий и домыслов, Энн... Угроза, идущая от мутантов, совсем другая,- возразила Сирена, твёрдо убеждённая в том, что говорит.- Мутации для человека... у людей, увы, только регрессивны. Следовательно, увеличение доли мутантов приводит, в итоге, к деградации человечества...
   Единственный способ избежать краха цивилизации и вымирания человечества, как вида, это изоляция мутантов и ограничение их воспроизводства. Но изоляция, на мой взгляд, излишня для мутантов со здоровой психикой... Строгий контроль за их рождаемостью...
   -Я так тоже считала до недавнего времени,- прервала её Энн.- Но должна признаться, что в результате бесчеловечных опытов здесь на Дидоне, было доказано: существует принципиальная возможность возникновения людей разумных, обладающих сверхспособностями... Принципиальная возможность, а не, просто, возможность, потому что почти все они понижено жизнестойки: обладая сверхспособностями, полученные в генетических лабораториях мутанты, кроме сверхспособностей имеют и сверхслабости... Но, если посмотреть на историю эволюции, то легко заметить, что многие черты будущих млекопитающих появлялись по одной или по несколько у различных видов пресмыкающихся. И эти, в общем-то, прогрессивные черты, в большинстве своём, так и остались уродствами и отклонениями в классе пресмыкающихся.
   Переходные виды были короткоживущими, ослабленными, хотя их представители и имели прогрессивные свойства... То же можно сказать о двоякодышащих рыбах или различных видах проточеловека...
   Но однажды возникает такая мутация... генеральная мутация, в которой отдельные способности и свойства сливаются в единый комплекс - и появляется новый вид, класс, тип живых существ, легко потесняющий своих предков- конкурентов под солнцем...
   Возьмите, к примеру, Удино,- Энн показала на мужчину, прикрывающего ладонями уши.- Он видит ночью, как мы - днём. Он слышит шаги муравья по травинке... Но наши голоса для него - всё равно, что для нас - грохот взрыва, и он вынужден закладывать в уши вату, мучаясь от шума бегущей по его жилам крови.
   Лазерные лучи слепят нас на время, проносясь мимо... Удино же грозит вечная слепота...
   Посмотрите на Авалиса. Он способен проникать в человеческий мозг, способен ощущать чувства другого человека, будить в памяти чужие воспоминания... Я уж не говорю о способности Авалиса без приборов распознавать молекулярные структуры материалов... Но мощный электромагнитный импульс, который нормальный человек даже не почувствует, убьёт его...
   -Ты что предлагаешь? Чтобы растущая волна мутантов в один прекрасный день захлестнула остатки человечества?- злобно процедил Линк.- Как же твоё равноправие?.. Или ты думаешь, что в среде мутантов будешь выглядеть, как принцесса на выданье?
   -Не велика честь жить среди прекрасных самцов- зверей,- парировала Энн.
   -Хватит спорить,- Асия задумчиво оглядела беглецов.- Я полагаю, что природа сама сможет сделать правильный выбор. Нам лишь надо не препятствовать ей... Как люди, мы не должны отказывать мутантам, имеющим нормальные умственные способности, жить вместе с нами... Но и оставлять бесконтрольным процесс изменения общего генотипа нашего общества, как люди, мы не имеем права. Поэтому я разделяю мнение Сирены. Пусть, кто хочет, присоединяется к нам...
   Среди лесных людей вспыхнул спор. Группа мутантов осталась обособленной. Энн минуту, другую ждала чуда, потом поникла головой. Сердце Стенка кольнула жалость. Смирив своё нетерпение поскорее броситься на поиски Астры, он подошёл к девушке и покровительственно обнял её за плечи:
   -Не всё сразу, Энн... Главное, кажется, в том, что приходит понимание нужности мутантов. На Дидоне, где нет СГК, а мутантов - мало, им будет легче войти в общество, чем где-либо ещё.
   Энн доверчиво посмотрела пилоту в глаза:
   -Ты, правда, так думаешь, Стенк?
   -Конечно,- в порыве великодушия ошанин ободряюще улыбнулся.
   Привыкшая к малоподвижному лицу пилота, Энн была сражена его улыбкой, приоткрывшей глубоко запрятанную под несокрушимой бронёй ожесточения душу доброжелательного парня:
   -Ты же не бросишь нас?- просительно сжала она ладонь пилота.
   Улыбка Стенка бесследно исчезла. Глаза ошанина уже не видели Энн, выискивая амазонку:
   -Мы не решим здесь и сейчас всех вопросов. Достаточно пока не уничтожать друг друга...
   -Раньше было всё ясно,- недовольно гнул свою линию Линк.- А теперь определили в разряд покойников единственного, кто знал, что делать, и разглагольствуют о любви и терпимости к ближнему!.. Артисты!- покрутил он головой.- Как хотите, а я подожду Каротида. Пожалуй, он тоже знает, что делать...
   -По-моему,- скоро здесь появятся амазонки,- резонно заметила Сирена.- Предлагаю поближе подойти к городу и затаиться... Корабль ошан вполне годится для убежища... А я свяжусь с... высокопоставленным лицом и договорюсь о наших дальнейших совместных планах...
   Норман уже бредила в глубине души новыми блестящими перспективами.
   -Идея неплохая,- ковыряя землю носком башмака, Асия что-то просчитывала в уме.- Идея неплохая. Только прятаться мы будем не на корабле ошан... Из-за вас, землян, нас станут искать, прежде всего, там... кстати, я почти уверена, что ваш корабль и изнутри и снаружи находится под наблюдением... Это - во-первых. А во-вторых, к ... высокопоставленному лицу ты пойдёшь не одна, а со мной...
   -Город- это ловушка. Идите туда сами. Я лично возвращаюсь в лагерь,- многозначительно поигрывая бластером, заявил Линк и, не оборачиваясь, исчез за деревьями. Следом за ним, не так решительно, последовало трое человек.
   -Я думаю, нам надо присоединиться к Асии... Хотя бы - до города,- предложила Энн своим спутникам.
   Где-то вверху, выделив из тьмы узоры ветвей, опять полыхнули прожекторы.
   Люди двинулись вразброд по направлению к городу. Свет прожекторов быстро усиливался. Энн, идя впереди сплочённой группы мутантов, тревожно оглянулась назад. Никто не отставал. Расцветающее огнями небо подгоняло беглецов лучше любых понуканий. Чаща сменилась редколесьем. До города - рукой подать. На краю порозовевшего неба чётко вырисовывался силуэт высокого храма. Но цепь антигравов уже зависла над головами.
   Амазонки не торопились. Время работало на них. Рассветало. На пути беглецов лежало чистое поле, засеянное местными низкорослыми злаками. Спрятаться или убежать от антигравов, было, практически, некуда. Края цепи летающих машин амазонок начали загибаться вперёд, собираясь сомкнуться в широкое кольцо. В предутренней слабой туманной дымке замелькали лучи лазеров.
   Кто-то вскрикнул слева от Энн. Справа до неё долетел жуткий, протяжный вой... Амазонки- пастухи, явно, сбивали беглецов в стадо. Однако и "дикие" не остались в долгу. Один из антигравов накренился, зачадил и упал где-то впереди, огласив окрестности взрывом. Почти замкнувшееся кольцо амазонок расширилось. Антигравы опустились вниз и сбросили десант.
   -Это- ловушка!- панически закричал кто-то из "диких".- Линк был прав! Нас предали!
   -Надо было слушаться Линка! Мы погибнем здесь!- откликнулся другой голос.
   Паника нарастала с каждой секундой. Энн видела, как бежавшие впереди нестройного пёстрого воинства Сирена и Асия схлестнулись в яростном споре, что-то друг другу доказывая. Стенк разнял их, указав на небольшую рощицу, которая украшала пригорок в ста шагах от места их спора.
   Амазонки, заметив, как движение беглецов изменилось, попытались опередить их. Антигравы, скапливаясь в небе, открыли заградительный огонь, в то время, как к трём амазонкам у края рощи выдвинулись два отряда поддержки.
   Лучи бластеров щедро сеяли смерть на землю. Сквозь вал огня, казалось, невозможно было пробраться. Но дым от горящих сочных растений пришёл на помощь беглецам, скрыв их сизыми клубами от стрелков на антигравах.
   Энн видела Стенка, хладнокровно выжидающего "окно" чистого неба среди пелены ядовитого дыма, Асию и Сирену, которые на время забыли о своих разногласиях, прикрывая огнём друг друга. Перешедший на шаг Авалис рядом с Энн, сосредоточенно сдвинул брови и наклонил лоб, словно преодолевая чьё-то сопротивление в ментальной проекции. Граник куда-то пропал.
   Разум Энн отказывался воспринимать ужас происходящего. Любящая сказать слово поперёк, девушка ненавидела настоящее кровопролитие. Сердце её разрывалось при виде безобидного, тихого Удино, охваченного пламенем вспыхнувшей на нём одежды... Она, пряча переполненные слезами глаза, едва успела перепрыгнуть через агонизирующее тело какого-то несчастного... нервы вздёрнул звериный вопль, раздавшийся, буквально, в двух шагах от девушки. Чувствуя встающие дыбом волосы, она уже сама собралась остановиться и завыть в полный голос, но откуда-то вынырнул Граник, подтолкнув Энн вперёд.
   Стенк выстрелил. В центре роя антигравов раздался оглушительный взрыв. Дождём мимо Энн просвистели осколки. Двум амазонкам удалось-таки удержаться в воздухе. Другие же, кувыркаясь, планируя, упали на землю. Событие было настолько неожиданным и радостным, что Энн забыла об отчаянии. Подобно остальным беглецам она почувствовала за спиной крылья торжества и, что-то угрожающе крича, размахивая руками, она побежала к столь желанной и близкой роще.
   Ветки деревьев вновь создали иллюзию защищённости... Слыша отрывистые команды Асии, перебиваемые приказами Сирены, Энн блаженно прислонилась к прохладному шершавому стволу и устало присела на корточки, закрыв глаза. Бой продолжался уже не для неё. Она отключилась, жадно впитывая в себя мирный шум листвы. Но фрагмент гармонии быстро пропитался ненавистным запахом дыма, разлетелся осколками сухого, разрывающего лёгкие кашля. Энн вернулась в реальность.
   Амазонки, наверное, решили не рисковать своими жизнями, издалека сжигая лучами бластеров растительность пригорка. В воздухе раздался противный визг реактивного снаряда. Грохот взрыва на краю рощи сменился новым визгом и новым взрывом. Закрыв ладонями уши, Энн невольно с облегчением подумала, что быть может, счастье для Удино - не дожить до этого момента грома, огня и сотрясения земли... Энн заворочалась, стремясь вжаться в ствол дерева. Неожиданно её ноги заскользили куда-то в пустоту:
   -Граник!.. Стенк!- закричала она, падая вниз.
   Её руки инстинктивно нащупали толстое корневище, за которое она ухватилась изо всех сил:
   -Граник! Стенк! Сирена!.. Кто-нибудь, корнукрак вас задери!- продолжала звать Энн на помощь.
   Пальцы слабели. Горло охрипло. Сверху посыпалась земля, и в отверстии появилась голова Стенка. Луч его циаля - фонарика проник в провал:
   -Ну, что ты кричишь?- укоризненно спросил он.
   -Я сейчас упаду. Помоги мне,- жалобно заскулила Энн.
   -По-моему, ты уже упала,- глубокомысленно заключил пилот.- Вот только куда?
   -Стенк. Сделай же что-нибудь,- умоляюще простонала девушка, чувствуя, что онемевшие пальцы скользят по влажному корневищу.
   -Подожди. Я позову Сирену. Любопытная яма. Надо показать её и Асии,- голова Стенка исчезла.
   -Будь ты проклят!- в сердцах крикнула Энн и разжала пальцы. Страх невесомости холодом сжал грудь.
   -Конец,- отчётливо мелькнула в голове мысль и... девушка, пролетев тридцать- сорок сантиметров, приземлилась на пол.
   -Идиот,- выругалась она. Придя в себя, Энн попыталась сориентироваться. До края провала было, примерно, метра три Скорее, интуиция, чем зрение, подсказала девушке существование, примерно, полуметровой дыры в стене напротив. Шагнув вперёд, Энн споткнулась о какой-то штырь, больно ушибив палец. Любопытство заставило её исследовать на ощупь помеху. Штырь, похоже, металлический, уходил под осыпавшуюся на дно ямы землю. Энн руками разгребла грунт возле штыря, определив прямоугольный контур крышки какого-то устройства.
   -Ты там что-то нашла?- углублённая в исследование непонятного предмета, Энн вздрогнула, услышав над собой бодрый голос Стенка и испуганно подняла голову. Её глаза ослепил свет циаля - фонарика:
   -Да. Здесь что-то похожее на продукт относительно высокой цивилизации и... дыра куда-то вглубь.
   -прекрасно,- заговорила Сирена.- Стенк, прыгай вниз, посмотри сам, что там и к чему, а я соберу людей... Ещё пять минут бомбардировки - и никого не останется в живых...
   пилот, легко скользнув по стене провала, очутился в одно мгновение рядом с Энн:
   -А ну-ка, дай пройти,- он, без труда, подвинул Энн и нырнул в проход.- Этот лаз ведёт куда-то вниз... Небольшой коридор... Ступеньки...
   Энн, дождёшься кого-нибудь и следуй за мной. Я буду оставлять на поворотах люминесцентные указатели циалем.
   -Хорошо!- откликнулась, сунув голову в лаз, девушка и прислушалась. Но беспорядочные взрывы заглушали все остальные звуки.
   Один снаряд упал совсем рядом. Мелкие комья земли щедро помассировали спину девушки болезненными ударами. Ей почудилось, что она навсегда окажется погребённой на дне колодца. Быстрым движением свалив с себя на бок осыпавшуюся на неё землю, Энн напрягла зрение. Шагах в семи от неё на высоте полутора метров, светилась, словно плавая в темноте, зелёная чёрточка. Тряхнув головой, Энн широко раскрыла глаза: зелёная чёрточка не пропала.
   -Люминесцентный знак Стенка,- догадалась девушка и немного успокоилась. Сверху продолжала доноситься канонада...
   Знак, нанесённый пилотом на стену, начал понемногу тускнеть. Боязнь потеряться в неведомых подземельях, незаметно возникнув, стала быстро нарастать, наполняя Энн нетерпением.
   Наконец, сверху кто-то окликнул её.
   -Я здесь!- узнала она голос Авалиса.- Все, кто есть живой, спускайтесь ко мне.
   Первым стремительно нырнул в проход Граник. Следом за ним, кряхтя и постанывая, влез Адонис. Энн не могла отделаться от удивления - как восьмидесятилетний старик с одышкой и неувядающей кожей преодолел все перипетии сегодняшней ночи. В светлом проёме появился Авалис. Следующим спустился один из диких. В коридорчике становилось тесно.
   -Авалис,- обратилась к экстрасенсу Энн.- Я беспокоюсь, что знаки, оставленные Стенком, погаснут,- она указала на потускневшую зелёную полоску.
   -Да-да, надо идти,- Авалис включил мощный фонарь и направил луч света на зелёную полоску, заигравшую яркими тонами.
   -Подтягивайтесь,- крикнул наверх экстрасенс и первым пошёл в мрачный туннель.
   Каменные ступени долго не кончались. Когда же их монотонный ряд прервался, люди оказались по колено в воде перед взломанной металлической дверью, за которой светился очередной знак Стенка. Коридор за дверью, был, по-прежнему, низким. Идти приходилось сильно пригнувшись. От холодной воды стыли ноги. Люди, потеряв терпение, начали ворчать.
   Коридор, свернув налево, через долгих пятьсот- шестьсот метров раздвоился. Знак Стенка показывал налево, но Авалис задержался, о чём-то размышляя. Энн безропотно замерла рядом с ним. Она чувствовала, что слабое течение воды сворачивало направо.
   -Надо бы проверить и этот коридор,- сказал Авалис.- У кого- нибудь ещё есть фонарь?!- крикнул он в хлюпающую темноту.
   -Есть,- издалека отозвалась Сирена.
   -Тогда свернёте направо.
   -Ладно.
   Дно левого коридора поднималось медленно, тем не менее, через полтораста шагов вода осталась позади.
   Опять дорогу преградила приоткрытая дверь.
   -здесь что-то написано,- заметила Энн.- Жаль, что мы не можем прочесть.
   -Не торопись, - Авалис провёл своими длинными, тонкими пальцами по непонятным письменам.- Это предупреждение. Дальше скрывается какая-то угроза...
   -Ты знаешь язык вымерших инопланетян?- удивилась Энн.
   -Нет.
   -Тогда как... Неужели ты чувствуешь мысли инопланетян, с которыми они писали эти знаки тысячи лет назад?!
   -Нет. Тут нарисовано нечто вроде скелета.
   -А-а,- разочаровано выдохнула Энн.- Ну, это ничего не значит. Тускаряне, например, рисовали в древности скелеты на дверях пиршественных дворцов, чтобы защитить свои праздники от зависти злых духов, а анкряне...
   -Звучит ободряюще,- прервал её Авалис.- Только я, действительно, чувствую впереди застарелый запах смерти.
   -Значит, там - гробница, кладбище,- продолжала верить в светлое будущее Энн.
   -Ну, мы пойдём дальше?- поторопил их чей-то голос.
   Авалис посветил назад. От луча фонаря кто - зажмурился, кто - прикрыл глаза рукой, кто - отвернулся. Людей было много. На первый взгляд - около десяти- двенадцати. Кроме того, вдали слышались отдалённые, хлюпающие шаги.
   -Я думаю, что у робких есть шанс вернуться назад и попытать счастье с землянкой- амазонкой.
   -Веди нас, мутант- параноик,- предложил ему тот же незнакомый голос.
   -Пошли,- невозмутимо согласился Авалис, не отвечая на оскорбление.
   За дверью потянуло тёплым воздухом.
   -Здесь была ловушка,- экстрасенс указал на красное пятно недалеко от двери.- Камень не успел остыть. Но трупа вашего товарища нет.
   Луч света выхватил из темноты ниши контуры небольшой полусферы с кривым стержнем.
   -Надо полагать, когда-то это был хороший самонаводящийся лазер,- вздохнул кто-то с дрожью в голосе за плечом Энн.
   Авалис пошёл осторожно дальше. Метров через семьсот, повернув по ходу коридора, экстрасенс остановился и поднял руку, призывая к молчанию.
   -Тише!- убедившись, что мало кто заметил молчаливый призыв Авалиса, шикнула на невнимательных Энн. Её слова были подхвачены, и люди замерли, но вдали продолжали звучать шаги и голоса подтягивающихся к авангарду отряда беглецов. Впрочем, абсолютная тишина не потребовалась для того, чтобы определить- впереди что-то происходит. Узкий луч блеснул из темноты.
   -Стенк!- робко позвала Энн.
   -Ну, что притащились?- сердито спросил пилот в ответ.- Там, дальше - толстенная дверь, которую не берёт лазер.
   -Может, надо лазер помощней,- предположила Энн.
   -Бесполезно. Дело даже - не в материале дверей. Кажется, они находятся в каком-то стабилизирующем поле... Надо возвращаться...
   -Давай, хотя бы посмотрим,- предложил Авалис.
   -Пустая трата времени.
   -Двери далеко?
   -Нет. В ста шагах - зал. В конце зала- дверь... Я, пожалуй, подожду вас здесь.
   -Мы тебя позовём,- кивнул, по-своему соглашаясь, Авалис.
   Зал, действительно, был, но какой-то странный - метров сорока в диаметре, с четырьмя полуколоннами, расположенными квадратом посередине. Полуколонны, отливая в свете фонаря красноватым, металлическим блеском, поднимались по краям чашеобразного углубления, имеющего сложную металлическую поверхность, и входили без всяких расширений и украшений в низкий потолок. Сам зал был довольно сильно захламлён какими-то непонятными аппаратами, возможно, роботами, приспособлениями, покрытыми толстым слоем пыли. На всём лежала печать неожиданной аварии и поспешного бегства.
   Дверь, о которой упоминал Стенк, больше напоминала двухстворчатые металлические ворота, высотой в четыре метра и, примерно, в пять метров шириной. Энн, осматривая их узорчатую поверхность, не обнаружила следов неудачного взлома их Стенком. Только с одного края кусок оплавленной стены открывал более светлую поверхность всё той же двери.
   Авалис бегло скользнул взглядом по металлу преграды и, не подходя вплотную, принял отсутствующий вид.
   Прошло несколько долгих минут, в течение которых зал непрестанно наполнялся людьми. Асия вызвала всплеск возмущённого говора, бесцеремонно проталкиваясь вперёд. Авалис не шевельнулся даже тогда, когда экс - амазонка нетерпеливо громко спросила:
   -И долго мы собираемся глазеть, ничего не предпринимая? Кстати, довожу до сведения присутствующих - я обвалила вход в подземелье у подножия лестницы. Так что придется подсуетиться, чтобы как-то выбраться отсюда!
   Музыка дверей - тиха и совершенна,- словно очнувшись от услышанных им слов, невпопад сказал Авалис.
   -Ну и что?- Асия лучилась сдерживаемой энергией.
   -Совершенство проистекает от идеального расположения атомов в структуре металла... Тихое звучание - от тягучего потока поля снизу вверх... Но я улавливаю нечто и за дверью... Какую-то сложную конфигурацию энергетического сгустка. Его тончайшие флюиды несут угрозу... Серьёзную угрозу... Гораздо большую, чем канонада, недавно звучавшая в наших ушах...
   -Хватит нас пугать,- Асия восприняла предупреждение Авалиса, как личное оскорбление. Возмущение, вызванное мнимым подозрением, что её можно запугать, окрасило щёки амазонки смуглым румянцем.- Если знаешь, как открыть двери - открывай. Нет!.. Помолчи. Надеюсь, ты  не единственный, кто способен предложить путную мысль...
   -А не разведать ли нам, что случилось с другой землянкой?- тут же раздался голос, без конца торопивший Авалиса.
   -Вот и сходи за ней, Клавдий,- резко приказала Асия.
   -Один?!
   -Возьми с собой Прану и Тамбра.
   -Ещё чего?! Прану? Эту бешеную фурию?! Сама иди с ней!- огрызнулся дидонянин.
   -Заткни свой рот, Клавдий, и делай, что тебе говорят... Если б подонки, подобные тебе, не изгалялись над ней, она бы не была такой агрессивной... Забыл Что ли, кто из неё сделал королеву жал?.. Или как её принял в отряд Каротид?
   -Тоже мне - трагедия,- буркнул, отводя глаза, Клавдий и перевёл разговор в другое русло.- А если мы не найдём землянку? Если там - лабиринт?
   -Кого вы собрались искать?- Сирена вошла в зал в сопровождении скептически настроенного Стенка.- Второй коридор ведёт в никуда... Точнее - куда-то под воду. Конечно, можно рискнуть и нырнуть, надеясь, что в конце концов, течение вынесет нас на поверхность... Мне кажется, что бы нас ни ждало за дверью, этот путь предпочтительней. Впрочем, вам решать.
   -Слышишь, Авалис? Неужели ты рискнёшь нырять? Или, всё-таки, откроешь нам эту дверь?- требовательно спросила Асия.
   -Смерть бывает разной,- тяжело вздохнул экстрасенс.- У меня предчувствие, что нам скоро будет казаться благом - утонуть в подземном туннеле.
   Авалис скорбно склонил голову и решительно пошёл прочь от дверей.
   -Что? Слабо открыть?!- крикнула ему вслед Асия.
   Авалис молча положил руки на нечто, напоминающее пульт управления. Машина ожила. Высокое табло у стены осветилось мигающими сигнальными лампочками.
   -Работает,- удивлённо вскрикнул Тамбр.
   -И мутант знает, как обращаться с инопланетной техникой!- Клавдий подозрительно окинул взглядом фигуру экстрасенса.- Откуда?
   Тем временем, на табло, чередуясь, сменилось десять узоров.
   -Код,- догадалась Энн.
   Знаки, формируясь, уплывали в правый верхний угол экрана. Когда же там оказался последний, десятый, к тихому шуму машины добавился другой, глухой, мощный, доносившийся из-под пола. Авалис оглянулся и уверенно направился к стене, из которой торчало несколько рычагов. Не раздумывая, он дернул за один из них. Раздался жуткий скрип, и створки дверей распахнулись, пропуская в зал, освещённый четырьмя или пятью фонарями, море электрического света.
   По толпе пробежал встревоженный ропот. Люди щурились, прикрывая глаза ладонями, но не отворачивались, желая во всезнании встретить свою судьбу. Многие мужественно подняли бластеры, готовые к самому плохому повороту событий.
   За дверями находился зал, в два раза больший того, где стояли беглецы. Посередине открытого пространства возвышался огромный аппарат.
   -Ба! Да к нам - гости!- противный, гнусавый голос показался Сирене знакомым.- Неужто?- Асия, Клавдий, Тамбр... Да тут- весь наш отряд... Есть и новенькие... Какими судьбами? Разве Арес передумал? Кстати, где он?
   Наконец, к Сирене вернулось нормальное зрение. Она хотела увидеть говорившего, но не смогла оторвать взгляд от большой изящной машины серого цвета, возвышавшейся посередине нового зала. Неизвестный аппарат состоял из двух основных частей. Верхняя часть представляла собой половину эллипсоида с малой и большой осями, длиной, соответственно пять на двенадцать метров. Своеобразная башня, поверхность которой была испещрена вмятинами, полосками и глубокими царапинами, покоилась на второй половине аппарата, напоминавшей перевёрнутое блюдце, диаметром немного превышавшим размеры малой оси эллипсоида.
   Каким-то чудом Сирене передалось беспокойство Авалиса существованием именно этой вещи. Девушка тоже явственно почувствовала, как оттуда исходит невидимая угроза. Сирене казалось - ещё секунда, и она поймёт причину этой угрозы.
   -Арес покинул нас, когда мы в славном бою разбили отряд амазонок, приблизившийся вплотную к нашему лагерю... Я так поняла, что есть место, где он нужнее,- ничуть не смущаясь, ответила Асия.- Карательный отряд загнал нас в подземелье на подступах к городу. Но как ты здесь очутился, Вонючий Каротид?
   Сирена, не постигнув последней истины, вздрогнула и, наконец, заметила знакомую фигуру говорившего с Асией человека. Девушка тут же постаралась укрыться за спинами двигавшихся навстречу свету людей.
   -Это - длинная история,- Каротид важно выставил ногу вперёд и указал на машину.- Я выполняю завершающую фазу приготовлений по захвату власти. Вот - наша неубиенная карта, наш всесокрушающий таран, который сметёт с пути любые преграды.
   -Ну, и как его называют?.. И что делают твои подручные?- насмешливо спросила Асия, подходя ближе к Каротиду. Свою руку с наручем она старательно прятала за спиной. Люди, чуть приотстав от неё, с любопытством ждали развязки.
   Сирена увидела ещё двоих своих знакомых. Один из них, держа в руках минипульт, вёл робота с тяжело гружёной какими-то металлическими ящиками тележкой к неизвестному аппарату Другой, встав ногой на "тарелку", пытался сотворить что-то с самой машиной.
   -О-о! Это - одна из непобедимых и легендарных боевых машин Империи Стратогера. А мои помощники сейчас будут загружать в неё топливо.
   -Ты думаешь, что она заработает?- в голосе Асии Сирена уловила нотки смятения, если не страха. Да и самой Сирене стало не по себе от такой новости. Уж очень она была наслышана о роли боевых машин Стратогера, которую они сыграли в уничтожении множества цивилизаций.
   -Я думаю, пришло время открыть тебе тайну, Асия,- высокомерно заявил Каротид.- Эту машину нашли и исследовали проводники необходимости... Правда, они так и не смогли проникнуть внутрь механического абсолютного убийцы даже рентгеновскими лучами. Но тут нам на помощь пришла технология райо. Нейтриноскоп инопланетян, отремонтированный болваном Талосом, позволил зарегистрировать потоки циркулирующей энергии по ту сторону замечательной брони. Талос же перевёл единственную надпись на машине: "Недостаток топлива"... Сирена, не пропуская ни слова, вытягивала шею, чтобы лучше слышать. Забыв об осторожности, она случайно выглянула из-за спин людей, и Каротид, заметив её, тут же поменял тему:
   -Сегодня- день сюрпризов даже для меня. А ну-ка, красотка, подойди ко мне поближе... Не прячься. Кто там рядом?.. Клавдий? Тащи её сюда за волосы. Она мне кое-что должна.
   -Убери лапы, ублюдок,- Сирена, схватив один из растопыренных пальцев, тянущихся к ней, скупым движением сломала.- Тебе повезло, что не указательный... Левой рукой стрелять пришлось бы,- преувеличенно заботливо проворковала она, переждав, когда крик Клавдия пошёл на спад.
   -Ах, ты сука!
   -Заткнись,- Сирена предложила для кляпа свой кулак и Клавдий послушно заткнулся, едва устояв на ногах.
   -Я не ошибся... Моя старая знакомая,- удовлетворённо произнёс Каротид.- У тебя - скверная привычка - ломать пальцы добропорядочным людям.
   -Привычку я могу и поменять,- с готовностью согласилась Сирена, заехав открывшему снова свой рот Клавдию, ногой в пах.- Дыши глубже, родной...
   -Наша кошечка опять выпускает коготки?- размахивая бластером пугающих размеров, Каротид, в предвкушении расправы, врезался в толпу.- Прочь с дороги!
   Очевидно, Асия не принадлежала к типу людей, которые щепетильно относятся к вопросу благородства. Она без зазрения совести всадила полноценный заряд из наручи в спину Каротиду.
   -А ты не изменилась, Асия...
   Сирена с удивлением увидела среди вошедших через другие ворота чуть меньших размеров пятерых проводников необходимости Деметрия.
   -Останови своих идиотов, Деем... Нельзя оживлять это чудовище,- попросила Асия.- Прольётся много крови...
   Щёлкнул затвор у машины и навстречу тележке выдвинулось нечто подобное ковшу.
   -Ещё бы,- усмехнулся Деметрий.- Сейчас около храма - пятьсот амазонок - главная опора власти Ипполиты... А мы находимся почти над площадью...
   Робот положил первый контейнер в ковш...
   -Ты надеешься, что твой монстр пощадит тебя?
   -Я надеюсь, что меня боевая машина не найдёт.
   Робот положил ещё один контейнер в ковш...
   -Тебя?.. Утешительно... И кем же ты будешь править?
   -Всё- под контролем, Асия. Машина Стратогера - не столь уж
   неуязвима... Я попросил Талоса на основе нейтриноскопа сконструировать нейтринную пушку. Такие есть у корнукраков...
   Робот поднял с тележки четвёртый контейнер...
   -Ты надеешься остановить машину нейтринной пушкой?
   -Конечно! Раз нейтрино проходит сквозь броню, а основа энергетики машины - ядерные реакции, то, сделав ядерные реакции неуправляемыми, я взорву этого монстра изнутри!..
   Слишком просто,- недоверчиво приподняла изящную бровь Асия, тряхнув копной волос, будто сбрасывая с себя наваждение.- Слава боевых машин Стратогера не пережила бы миллион лет, если б их можно было так легко уничтожить...
   -А ты - такая же подозрительная, как и прежде, Асия,- усмехнулся Деметрий.- Помнишь, как ты не поверила, что пропавшие без вести опальные амазонки и Служительницы пошли на корм корнуэльцам?.. И чем это для тебя закончилось?.. Удивительно, что ты сумела выжить. Когда мне Арес сообщил, что в его отряде появилась амазонка, я...
   -Так ты знал, что я не умерла?! И ничего не сделал... не вытащил меня из этого дерьма?!- Асия подняла руку, готовая выстрелить.
   -Прекрати! Куда бы я тебя спрятал? Подумай сама!.. Я тебе предлагал союз против Ипполиты!.. Творец Необходимости и- царица амазонок! Да мы уже год назад покончили бы с этой змеёй... Так нет! Ты побежала выяснять истину к Ипполите! Выяснила, дура?.. Но я о тебе помнил!.. И вот наступил момент, когда я вновь тебе предлагаю союз...
   Сирена с живым интересом слушала диалог Деметрия и Асии. Очевидно, что перспективы её карьеры в предполагаемой иерархии нового государства с появлением на сцене истории бывшей царицы амазонок резко сужались. Но, с другой стороны, в мутной водице всегда найдётся и место и случай...
   -Нет,- Сирена решительно отбросила заманчивые планы. В разведшколе подробно просвещали будущих агентов насчёт главных опасностей, которые могут поставить под угрозу земную цивилизацию в целом. Одной из первых было пробуждение где-либо боевых машин Стратогера. И, видимо, только она, Сирена, из находящихся в подземелье людей представляла размеры катастрофы, грозящей вот-вот разразиться.
   Без колебаний девушка подняла руку и трофейной наручей сожгла робота. Люди испуганно отхлынули от неё.
   -Что ты делаешь?- возмутился Деметрий.- То, что ты со мной пару раз переспала - ещё не повод воображать, будто тебе всё позволено! Каротидова девка!- потеряв своё величавое спокойствие, Творец Необходимости схватился за кобуру бластера.
   -К корнукраку твоё честолюбие,- Сирена перенацелилась на Деметрия.- Я видела своими глазами хронику гибели райо... Они на шаг опережали нас в технологии... По признанию шушенков, райо были даже образованней их теперешних, когда обнаружили один единственный кокон боевых машин Стратогера...
   Объясняю: кокон - вроде конгломерата из двенадцати вот таких или других, более крупных машин, образующий с тринадцатой- ракетоносителем, боевой автоматический корабль, способный пронизывать мировой эфир... Райо, влекомые любопытством, а также настойчивыми слухами о близости к ним какой-то агрессивной цивилизации, решили исследовать кокон. Их, как и тебя, Деметрий, не терзали сомнения о том, что они не справятся с какими-то несчастными двенадцатью машинами...
   -Хватит рассказывать сказки,- побагровев, Деметрий вытащил бластер, но не решился направить оружие на Сирену.- Откуда тебе знать, что произошло с райо?
   Боковым зрением девушка заметила движение и отскочила назад, не сводя нацеленной на Творца Необходимости наручи. В поле её зрения оказался Клавдий, поверженный на пол Стенком. Встав на дидонянина коленом, пилот приветливо улыбнулся Сирене:
   -Продолжай, сестрёнка. Мне - по сердцу твоё благоразумие.
   -Откуда я знаю?- взгляд Сирены упал на четыре контейнера, оставшиеся на тележке. Сколько их уже лежало в ковше? Десять?.. Двенадцать?
   Девушке до смерти хотелось немедленно спалить лазером этот корнукраков... Идоменянский ковш... эту нижнюю челюсть просыпающегося чудовища, жадно выдвинувшуюся за пищей. Но умирать от руки Деметрия - не входило в планы Сирены... Поэтому оставалась лишь одна возможность - убедить...
   Луч бластера сухим треском прошил воздух над её головой... Спина от страха покрылась потом. Сирена страстно пожелала закрыть глаза и стать невидимой, перенестись куда-нибудь подальше отсюда. Какая-то часть её существа истошно закричала:
   -Меня погубят эти порывы человеколюбия!.. Прочь отсюда!
   Но перед глазами в свете новой вспышки бластера встали радостные лица детей, усыпавших площадь перед храмом в первый день праздника... Сзади мучительный крик довёл Сирену до грани паники. Ещё миг... Девушка встретила подбодряющий взгляд Асии:
   -Не бойся, девочка. Говори. Тебя больше никто не тронет.
   Бывшая царица амазонок встала второй раз на её защиту, уничтожив невидимого врага за спиной. Мужество вернулось к Сирене:
   -Откуда я знаю?.. Действительно, машины Стратогера устроены таким образом, что, сломав оборону противника, берут пленных или проникают в уцелевшие информационные сети, чтобы выяснить, где ещё скрываются их жертвы... Машины Стратогера не оставляют свидетелей, но оставляют свидетельства. Для устрашения своих потенциальных врагов...
   Цивилизация райо состояла из материнской планеты и около пятидесяти крупных колоний... Живя в тёмном периоде истории Галактики - когда уже существовал Мёртвый пояс, а современный пояс Жизни ещё только зарождался, райо не имели межрасовых контактов... Откуда же я, действительно, знаю, что случилось с райо?- мысли Сирены немного путались, но она прилагала все старание, чтобы излагать их довольно ясно и последовательно.- Вы сами поймёте в конце моего рассказа...
   Райо прямо в космосе, используя одну из блуждающих комет, построили огромный научно-исследовательский комплекс, готовый аннигилировать начисто в случае выхода эксперимента из-под контроля. Вокруг комплекса патрулировали лучшие военные корабли. Что угрожало безопасности могучей расы?.. Только собственная беспечность и глупая самоуверенность...
   Кокон стартовал, пробив стены научно- исследовательского центра ровно на полминуты раньше, чем была задействована система самоуничтожения... Антипротонные, лазерные, плазменные, энтропийные, магнитные пушки... ракеты с термоядерными и аннигиляционными боеголовками - для кокона оказались семечками... После первой попытки стрельбы на поражение, ракеты райо стали взрываться прямо на выходе из пусковых установок, уничтожая собственные корабли...
   -Не надо нас запугивать,- землянка,- увидев на лицах даже своих соратников выражение доверчивого внимания, побагровел от едва сдерживаемой ярости Деметрий.- Тебе это даром не пройдёт.
   -Ты уже никого не уничтожишь,- раздался рядом с Сиреной дрожащий, женский голос. Лазерный луч пролетел в сантиметре от шевелюры Творца Необходимости.
   Норман оглянулась. В трёх шагах от неё Тамбр боролся с Праной за обладание бластером. Телохранители Деметрия взяли на прицел обоих.
   -Не стреляйте!- крикнула Асия.- Тебе не кажется, Деметрий, что ты был кое-что должен Пране?
   -По-крайней мере, не жизнь,- буркнул Творец Необходимости.- Уберите её с моих глаз долой... И отберите бластер.
   -Может, я продолжу?- поторопилась перевести разговор в прежнее русло Сирена. Чуть заметная вибрация пола встревожила её до предела.
   -Дайте ей закончить,- поддержало Норман несколько голосов.
   -Ты же - ничего не боишься?- подначила Деметрия Асия.
   -Пусть треплется дальше,- вынужден был согласиться Творец Необходимости.- Только короче. Нам нужно делать историю.
   -Скромно,- возразила Сирена.- Творят историю - многие, а вот украсить её потрясающим финалом дано единицам...
   -Хватит сгущать краски. Если у тебя есть, что сказать - говори.
   -Хорошо. Итак, после того, как райо прозевали активизацию боевых систем кокона, они некоторое время пребывали в шоке от стремительности чередования событий и чудовищности потерь.
   Пока райо соображали, оживлённо обмениваясь мнениями, посылая запрос на ближайшую колонию, кокон запустил в их информационную сеть компьютерный вирус, который достиг и колонии. Расправиться с кораблями, лишёнными компьютеров, было делом техники... Трудно сказать, то ли кокон определил направление передач, то ли компьютерный вирус заставил выдать компьютеры райянцев координаты колонии, но через два дня кокон вышел на орбиту мирной планеты...
   Райянцы не имели внешних врагов, а последняя их гражданская война закончилась сто пятьдесят лет назад. Поэтому у колонии никакой мощной планетарной обороны не существовало: несколько кораблей и десяток космических баз - вполне достаточная защита от пиратов. Единственное, что было сделано в связи со слухами о внешней угрозе - райянцы обновили вооружения... Но это их, конечно, не спасло.
   За месяц боевые машины Стратогера стерилизовали полпланеты. За следующий месяц, после того, как машины отвлеклись на день для уничтожения эскадры кораблей, присланных метрополией, была стерилизована вторая половина. Потери кокона составили одну единицу - космический корабль- камикадзе в месте своего столкновения с машиной образовал огромную воронку.
   Пять следующих планет кокон уничтожил походя - из космоса. На шестой он выпустил снова свою свору.
   Информация о тактико-технических данных, видеосъёмки - непрерывно посылались гибнущей колонией своей метрополии, где лихорадочно изыскивались и испробывались принципиально новые типы вооружений и способы борьбы. Тем временем, машины своим неотвратимым продвижением вглубь жизненного пространства цивилизации райо напоминали карающую десницу божью. Уничтожив восемнадцать планет, кокон потерял в дополнение к первой - вторую машину, хотя подвиг с тараном на земле и в космосе пытались повторить десятки кораблей. За какие-то полгода кокон добрался до метрополии, куда райянцы стянули почти весь свой флот. Три мобилизованные планеты, каждый астероид- вся солнечная система напоминала неприступную крепость. Казалось, у кокона не было ни малейшего шанса уцелеть, не говоря уж о его победе...
   Кокон вышел из эфира у края солнечной короны и нанёс удар не по планетам, а по светилу. Никто не понял, что же именно произошло. Со стороны было похоже на то, что кокон упал прямо в раскалённые недра.
   Прождав сутки, райянцы посчитали, что с коконом покончено. Но ещё через сутки кокон выпал из эфира около старейшей колонии райянцев и в упор её расстрелял, не приземляясь. Его кровавый путь продолжался, тогда как астрономы метрополии со страхом наблюдали за резко возраставшей активности своего солнца.
   Огненные, гигантские протуберанцы на поверхности их звезды росли с каждым днём всё выше. Всё чаще их смертоносные языки срывались с нестерпимо яркого диска, уносясь в космос. Звезда была обречена. Миллиарды инопланетян пытались спастись. Флот занялся переброской жителей прочь от готового вспыхнуть новой звездой светила.
   После взрыва солнца...- Сирена замолчала- с лязгом из верхней части машины Стратогера выскочили два манипулятора и молниеносно переложили последние ящики в ковш, который тут же исчез в корпусе.
   Сирена, мгновенно среагировав, послала луч лазера в сторону ожившего идоменянского аппарата. Стенк и Асия также выстрелили и довольно удачно. Один из манипуляторов у своего основания раскалился. Под тяжестью контейнера железная лапа согнулась, но выполнила своё предназначение, донеся последний контейнер до ковша. Дело было сделано. Машина получила своё топливо.
   -Всё кончено!- с отчаянием произнесла Сирена.- Надо бежать отсюда.
   -Где то безопасное место, о котором ты говорил?- обратилась к Деметрию Асия. Увы, она увидела только его спину, исчезающую в противоположном от беглецов выходе.
   -Ах ты, мутантское отродье!- выстрелив вслед предателю, бывшая царица амазонок почувствовала на себе множество неприязненных взглядов.- Ну, что уставились?- спросила она мутантов.- Сила привычки... Ведь вы в течение столетий были в ответе за всё нехорошее. И не думаю, что такое положение изменится за один день... Уходим отсюда!
   -Назад - выхода нет. Надо бежать туда, куда и Деметрий!- крикнул Клавдий.
   Никто не спешил выполнить его мудрый совет, ибо для этого нужно было пройти мимо машины, уже подававшей признаки интенсивной работы.
   -Отходим в первый зал... Закроем за собой ворота,- предложение Асии люди приняли с охотой, создав у выхода толчею.
   Авалис ударил на пульте кулаком большую кнопку, и ворота опять с большим шумом начали закрываться. Сквозь уменьшающуюся щель многие дидоняне успели увидеть, как машина беззвучно оторвалась от пола и поплыла по воздуху навстречу к ним. Внизу эллипсоидной части открылось щелевидное отверстие, и оттуда вырвался стремительный поток клокочущего огня. Ударив в почти захлопнувшиеся ворота, пламя тонким языком потянулось к людям, но створки ворот соединились, и плазма, дыхнув нестерпимым жаром, растаяла.
   Асия оглянулась, ища Сирену:
   -Ну-ка, землянка, выкладывай быстро, есть ли способ победить стратогерова монстра?
   -Райянцам удалось выяснить только одно: боевые машины питаются исключительно тяжёлыми элементами. Лишь матка- носитель способна употреблять термоядерную энергию. Больше - никаких уязвимых мест у машин Стратогера нет.
   -Кретин Деметрий! Он в тот Идоменянский ковш насыпал столько урановых брусков, что их хватит на уничтожение десяти Дидон... Надеюсь, здесь только одна машина?
   От удара ворота слегка колыхнулись.
   -Не знаю,- Сирена с сомнением посмотрела на стену.- Хроники райянцев рассказывают, что потеряв третью машину, которую, кстати, удалось уничтожить камикадзе новым способом- выходом из эфира в точке нахождения монстра, кокон после выгрузки десанта, стал подниматься на орбиту. Уверенные, что избавятся от нашествия боевых машин, если взорвут средство их передвижения, райянцы бросили, буквально, в физическом смысле, на матку весь свой космический флот. Нападая пятью колоннами, им удалось столкнуть матку с орбиты, а потом и добить её на поверхности планеты манёвром выхода камикадзе из эфира. Правда, и от космического, включая сюда и гражданский, флота уцелело каких-то десятка два кораблей... - Сирена вздрогнула: от второго удара стена вокруг ворот треснула, посыпались камни и щебёнка. Люди невольно подались к подземному коридору. Асия нетерпеливо спросила:
   -Так сколько же здесь машин?
   -Не знаю,- нервно ответила Сирена.- Хроники сообщают, что машины Стратогера, используя антигравы и маскировочные щиты, проникли в звездолёты райянцев, кружившие вокруг планеты в качестве наблюдателей, и, разделившись на три группы, по количеству нетронутых ими крупных колоний, произвели последнюю атаку...
   Райянцы, прознав о слабости машин в области питания, уничтожили все запасы расщепляющихся материалов, подготовили машинные ловушки, куда угодила, по-крайней мере, ещё одна из машин Стратогера. Но восемь машин, стерилизовав последние освоенные планеты, разлетелись, используя корабли райянцев, по слабоосвоенным райянцами мирам... Полагаю, что одна машина залетела на Дидону... Что-то не нравится мне это затишье...
   -Кому оно нравится?- согласился Стенк. Кроме Асии и Авалиса он один задержался у пульта управления воротами.- Что будем делать?- обратился он к эксцарице амазонок.
   -Надо бы предупредить тех, кто наверху...- с тоской от невыполнимости предлагаемого сказала Асия.- Эй! Кто-нибудь!- крикнула она в сторону коридора.- Может, найдутся смельчаки выяснить - есть ли выход через затопленный коридор?
   -Я найду,- стараясь не слышать оглушительную тишину, Сирена, громко топая, побежала в туннель.
   -Удачи тебе!- доброжелательно крикнул ей вдогонку Авалис.
   -А ты не поможешь чем- нибудь?- со слабой надеждой спросила его Асия.
   -Вряд ли... Броня машины подобна броне этих ворот. Я пробовал слушать музыку внутри, и это мне почти удалось. Но в последний момент машина, очнувшись, включила дополнительные силовые щиты...
   -Плохо,- потеряв к мутанту интерес, амазонка задумалась.
   -Если бы я сумел пробраться на наш корабль "Ворон", я бы атаковал машину с воздуха,- поделился своими идеями Стенк.- Конечно, наш боевой лазер - не самая мощная модель, но отвлечь способен...
   -А на таран пошёл бы?- поинтересовалась амазонка.
   -Это - не моя война,- отрицательно мотнул головой пилот.- Да и корабль принадлежит не одному мне.
   -Ясно,- презрительно фыркнула Асия.
   -Жалко погибнуть от какой-то жестянки, попавшей на Дидону неизвестно откуда,- обидчиво набычился Стенк.
   -Какая разница - что несёт людям смерть?- устало пожала плечами эксцарица амазонок, избегая встречаться с ошанином взглядом.
   Пилот чувствовал себя неловко, прекрасно понимая свой долг перед человечеством... Общечеловеческий долг... но ему не хотелось закрывать грудью абстрактное человечество...
   Где оно было, это человечество, когда он рыдал над трупом матери или когда долгими месяцами наблюдал за пиршеством стремительно размножающихся крыс?.. А может, человечество поспешило к нему на помощь, когда корнукраки разрывали на части его спасителей - истинных ошан? Или оно приняло его к себе, в звёздную школу, взяло на соцобеспечение?
   Нет. Ему, Стенку, пришлось служить юнгой на кораблях, терпеть побои и унижения... Человечество... Самодовольное, обеспеченное, равнодушное...
   Нет. Только тех, кто достоин того... Тех, кого он знает лично - готов спасать пилот Стенк ценой своей жизни.
   -Авалис! Определи хотя бы приблизительно, где находится машина,- обратилась, сделав над собой усилие, с просьбой к мутанту Асия.
   -Кажется, машина где-то... в противоположной от нас стороне... Пытается выйти из зала там...
   Отдалённый удар... Затем - второй.
   -Будем надеяться, что райо сделали клетку прочной,- не обращаясь ни к кому в отдельности, тихо сказала- помолилась Асия.
   -Если хотя бы половина из того, что нам сообщила Сирена, правда, то такой клетки в природе не существует,- мрачно откликнулся Стенк.
   Наступило молчание, во время которого каждый думал о своём, прислушиваясь к шуму за воротами. Люди толпились у входа в коридор, не торопясь спрятаться за толстыми стенами.
   Минута сменялась минутой. От напряжения у измученных беглецов начали не выдерживать нервы:
   -Чего мы ждём?- первым заговорил Клавдий.- Пока стратогеровская машина не сломает ворота? Надо убираться отсюда!
   -Благодари за это своего Вонючего Каротида и Деметрия,- встрепенувшись в объятиях Тамбра, с ненавистью сказала Прана.- Мы все здесь сдохнем по их вине от инопланетного оружия... Куда отсюда убежишь?!! Асия завалила выход!
   Отдельные, полные накала страстей, фразы переросли в невнятный гомон - слишком долго ничего не происходило... В шквале взаимных обвинений люди забыли об угрозе.
   Разнимавший Клавдия и Тамбра, Стенк совершенно случайно заметил кривизну ранее абсолютно прямых ворот:
   -Бегите!.. Бегите в туннель!- заорал он, махая руками. Тревоги его никто не разделял, не находя причин... Лишь Энн, достаточно изучившая пилота, безоговорочно потащила слабо упиравшегося Граника в темноту коридора. Она оглянулась единственный раз - и этого ей оказалось более, чем достаточно. Её память запечатлела поражённые, испуганные лица и уже отчётливо очерченную выпуклость посреди ворот. Металл прогибался, как эластичная резина.
   Толкнув Граника по коридору вглубь подземелья, Энн успела заметить, как слепок нижней части машины Стратогера на воротах лопнул, и поверх голов запоздало ринувшихся спасать свои жизни людей разлилось багровое, широкое зарево.
   У входа в коридор возникла пробка. Рёв боли сгорающих сухими спичками задних рядов дидонян вселил в передние неудержимую панику. Благодаря предусмотрительности Энн удалось оторваться от обезумевшей толпы метров на десять, но наиболее быстрые уже через четыре- пять секунд, вырвавшись из созданной ими же пробки в начале коридора, догнали девушку, готовые сбить и затоптать её ногами. Чудом не разбившись о стену на повороте, Энн пробежала ещё немного и истошно закричала:
   -Остановитесь! Хватит! Машина сюда не доберётся!
   Её кто-то толкнул. Она прижалась к стене и продолжала кричать, выставив перед собой руки, чтобы в темноте защитить себя от случайных столкновений.
   Непоколебимая уверенность в её голосе привела в чувство не каждого и не сразу. Но паника потеряла остроту. Где-то засветился фонарь. Единственный фонарь... Переждав топот пробежавшего мимо неё последнего человека, Энн вернулась к повороту и выглянула из-за угла. Её сердце бешено колотилось в груди. Комок страха ещё не откатил от горла. В ушах продолжали звучать крики заживо сожжённых. Перед глазами плыл багровый туман. Девушка протёрла глаза: положительно, огонь в конце коридора не погас...
   Рядом послышался шорох и стон. Поколебавшись, Энн пошла на звук и чуть не упала, когда в темноте споткнулась о чьё-то тело. Нагнувшись, она участливо спросила:
   -Как ты?.. Тебе помочь?
   Человек вцепился в её руку, потом - в плечо, и медленно поднялся.
   -Ты кто?- почти таща на себе тяжёлое тело, полюбопытствовала она.
   -Я Прана,- ответил ей слабый женский голос. Энн от души радовалась, что дидонянка выбилась из сил недалеко от поворота:
   -Потерпи немного...
   -Надо бежать, бежать,- почти в бреду повторяла женщина, которую Энн, практически, не помнила.
   -Боже!.. Почему я не убила Деметрия?.. За всё, что он сделал со мной - разрядить в него бластер было бы милосердием!- забыв о своих ожогах, причитала в слезах дидонянка.- Там, где он - всегда горе...
   Завернув за угол, Энн протащила безвольное тело пять- шесть шагов, напряжённо решая задачу: была ли у этой тёмнокудрой девицы с розовой блузкой большая родинка над губой, или же родинку имела другая женщина в клетчатой мужской рубашке...
   Уже собираясь остановиться, Энн увидела перед собой собственную тень и с приступом беспокойства оглянулась. Красноватый свет из-за угла набирал интенсивность, как и гул, похожий на звук ветра в аэродинамической трубе...
   Машина - таки запустила для профилактики поток плазмы в коридор. Перехватив поудобней Прану, Энн почти побежала на подгибающихся ногах прочь от поворота. Пламя, ударившись о стену, умирающим языком ожгло ноги девушки, надломив её волю. Падая, она придержала тело Праны, но оказать первую помощь несчастной, даже пошевелиться - она не могла. Сил лишь хватило тихо позвать Граника...
  

Глава 13.

Машина смерти Стратогера.

  
   Асии и Стенку повезло - пульт управления находился рядом с ними. Им, чтобы остаться в живых, достаточно было одним прыжком укрыться за огнеупорным кожухом инопланетного компьютера. Авалис не успел...
   В воздухе повис запах горелого мяса. Машина прожужжала мимо, послав вглубь коридора вторую струю плазмы. От жары Стенк взмок. Едкий пот щипал глаза, но ошанин не шевелился, ибо дьявольская машина идоменян застыла у самого пульта. Раздался треск срываемого кожуха. Металлический лист с грохотом упал на пол, едва не задев плечо Асии. Потёки оплавленного материала на поверхности кожуха, казалось, одним своим видом добавили пару градусов тепла в окружающее пространство.
   Что-то наверху заискрило, и в зале добавилось света. Гул машины стал удаляться. Не выдержав, Стенк осторожно выглянул из укрытия. Первое, что бросилось ему в глаза - четыре металлических полуколонны в центре зала сияли всеми цветами радуги. Второе: машина заняла место посреди круга. Внезапно полуколонны на мгновение погасли, а потом начали снизу наливаться чистым, рубиновым цветом. Идоменянская машина стремительным рывком взлетела под потолок, проделала в перекрытии идеальную круглую дыру и исчезла, открыв взгляду Стенка кусок чистого неба Дидоны... Обломки потолка дождём посыпались вниз.
   Нырнув за пульт, Стенк сообщил Асии:
   -По-моему, машина использовала четыре колонны в качестве ускорителя... Попробуем и мы?
   Амазонка, не кроясь, поднялась и кивнула:
   -Логово опустело... Нам здесь нечего делать.
   Полуколонны продолжали играть красками. Но цвета радуги побледнели в лучах утреннего света дидонянского солнца.
   -Надеюсь, землянка успела предупредить амазонок... если не утонула...
   -Сирена...
   -Что?
   -Её зовут Сирена... Смерть обломает об неё свои зубы...
   Снизу вверх по полуколоннам пополз рубиновый цвет. Рука с наручей у Асии взметнулась вверх, и дидонянку повлекло к потолку. Стенк едва успел схватить её за ноги...
   Вылетев на поверхность земли, пилот, не раздумывая, раскачался и отпустил Асию. Они оба упали по разные стороны отверстия, готовые к бою... Но боя, собственно, не было. Зависнув над их головами, машина веерами лучей испепеляла всё вокруг себя. Дома и метушащиеся люди, в зависимости от типа оружия, под которое они попадали, то загорались факелами, то увлекаемые неодолимой силой, разрывались на части. Как детские игрушки в руках проказливого мальчишки. Лучи бластеров, посылаемые в ответ дидонянами, бесследно рассеивались, не долетая метров двух до брони машины.
   На земле царил хаос... Действуя инстинктивно, Стенк и Асия подползли друг к другу...
  

- - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - -

  
   Келвин проснулся засветло и сразу потянулся на половину Ипполиты, но дидонянки на месте не было. Простыня холодила пальцы - значит, её не было давно. Остатки сна мигом слетели с Драма:
   -Куда она девалась в такую рань?
   Нельзя сказать, что разговор с Крутилиным глубоко задел Келвина. И всё же... Почему этот старик так упорно долгие годы прятался от дидонян?.. Нет... Его рассказы о том, что корнукраки, якобы, используют Дидону в качестве охотничьих угодий?- Просто, бред выжившего из ума старика!.. Не могли потомки гордых крестоносцев так опуститься!.. Несомненно, старик спятил - это самое верное объяснение...
   Но где Ипполита?.. И откуда Крутилин знает о существовании лифта?- одолеваемый сомнениями Келвин рывком поднялся, оделся и осторожно приоткрыл входную дверь. Две амазонки старательно таращили глаза в полутьму, напоминая своей неподвижностью статуи. Их явно давно никто не тревожил. В душевой комнате тоже никого не было.
   Келвин набрал на компьютере код и решительно вошёл в "зазеркалье"- пришедшее ему на ум название лифта. Кабина бесшумно опустилась метров на десять. Дверь открылась.
   Помещение, куда попал Драм, напоминало лабораторию: несколько столов, заставленных приборами, разнообразной химической посудой, флакончиками с химическими реактивами; в углу - вытяжной шкаф; у противоположных дверей - компьютер. В смежной открытой взгляду капитана комнате под колпаком лежала какая-то большая, подрагивающая студёнистая масса, утыканная проводами и трубками, тянущимися пучками за стену, видимо, к задней панели компьютера, по дисплею которого бежали фразы, формулы, колонки цифр. Кроме жужжания приборов ничто не нарушало тишины.
   Чувствуя себя непрошенным гостем, Келвин, однако, не думал отступать: он в глубине души был готов переступить невидимую черту и войти в фазу серьёзных отношений с Ипполитой. Образ Надежды Рэндом не то, что потускнел, а слился с образом Верховной Хранительницы Мира. Единственное, что его удерживало - её скрытность... Почему она ничего не сказала о существовании своей лаборатории?- Не считала важным? Но, если это - неважно, то что Ипполита здесь делает ранним утром?..
   Келвин взглянул на часовое табло: шесть утра. Следовательно, если Ипполита здесь - она здесь не менее часа. Но где она? Келвин попытался разобраться с текущей информацией на дисплее. Она была двухуровневой: химической и биологической. Периодически высвечивались данные корреляции. Очевидно, эксперимент протекал именно сейчас, а раз так... Келвин решительно вошёл в смежную комнату, обратив, прежде всего, внимание на то, что скрывали от него ранее стены...
   С одной стороны от двери находилась непонятная стендовая установка с многочисленными стеклянными колбочками, в которых бурлили, переливались разноцветные жидкости, подчиняясь напору мининасосов, подогревателям, распределительным клапанам...
   С другой... На операционном столе, погружённая в прозрачную неглубокую ванну, опутанная проводами и трубками, лежала Ипполита. Келвин испугался мысли, что она утонула. Но обострённое волнением восприятие тут же позволило заметить Драму колебания жидкостей в прозрачных трубках и мелкие пузырьки, срывающиеся с губ Верховной, между которыми была вставлена подобная другим трубка.
   Не зная, что делать, Келвин придвинул стул к столу, уселся и задумался, рассеянно гуляя взглядом по обнажённому телу Ипполиты. Понемногу Келвина потянуло в сон, и он задремал, положив голову на руки...
   Пробуждение произошло импульсивно - как будто Драм лишь закрыл глаза и открыл. Часы показывали семь. Через два часа - официальное закрытие праздника... Если у Ипполиты - физиологические процедуры - пора им подойти к концу.
   Сзади раздался звук, похожий на тяжёлый вздох. Келвин оглянулся: студёнистая масса, сморщенная несколько больше, чем раньше, судорожно колыхалась в разные стороны. Под операционным столом почти сразу же заработал насос. Уровень жидкости в ванне пополз вниз.
   Келвин помассажировал своё лицо, готовясь к встрече. Над головой Ипполиты заработал вентилятор, обдувая её тёплым воздухом. Сзади снова раздался полустон - полувздох. Не желая пропустить момент пробуждения Ипполиты, Келвин инстинктивно нервно оглянулся... Вроде - всё, как раньше... Возвращаясь к созерцанию прекрасного лица, Драм кожей почувствовал что-то неладное... Что-то... Келвин запоздало осознал предмет своей тревоги: взгляд четырёх... или шести страдающих глаз.
   -Святые ирионы!- процесс узнавания поверг Драма в сильное изумление со значительной примесью ужаса.
   То, что он раньше принял за обычную белковую массу, оказалось ничем иным, как не в меру опухшим, рыхлым телом шушенка. Ещё не понимая смысла сделанного им открытия, Келвин сорвался со стула и приблизился к постаменту посреди комнаты: последние сомнения развеялись - перед ним, действительно, распластанный конфигурационным сдерживающим полем, лежал шушенк.
   -Как же так?- Келвин вернулся к Ипполите.
   Девушка очнулась. Её глаза темнели, наливаясь гневом. Рывком она подняла руку, с которой посыпались и отлетели части искусственной паутины, опутывающей её тело. Ойкнув от неожиданной боли, Ипполита выдернула изо рта трубку и зло прищурилась:
   -Как ты посмел войти сюда?
   -Ну, что ты кипятишься?- недооценив тяжести своего проступка, Келвин хотел погладить её щёку, предварительно убрав прядь волос с мраморного лба. Ипполита дёрнулась, как от касания змеи. Серёжка с одного изящного ушка, вспыхнув бирюзой между пальцев Драма, упала на пол.
   -Извини,- огорчился Келвин и нагнулся, чтобы поднять украшение.
   Тем временем в ванне Ипполита быстро срывала с себя многочисленные приспособления, отчаянно и зло ругаясь. Келвину пришлось встать на колени, иначе серёжку, закатившуюся за станину насоса, было не достать. Наконец, довольный, он поднялся. Ипполита уже сидела, освобождая от медицинских пут свои ноги. Почувствовав за спиной движение, она оглянулась.
   Келвин сначала подумал, что его подругу перекосило от злости. Удар наотмашь отбросил Драма к колпаку в центре комнаты. Страдающий взгляд шушенка ожёг Келвина искрой сочувствия...
   НЕ может быть, чтобы он, Келвин Драм, докатился до сочувствия!.. Кипя негодованием, капитан корабля ошан твёрдо встал на ноги и посмотрел на дидонянку, спрыгнувшую с операционного стола. К его негодованию добавилось изумление, смешанное со страхом:
   -Кто ты?- невольно вырвалось у Келвина.
   Перед ним, безусловно, стояло человеческое существо, одна половина лица которого и часть тела принадлежали его Ипполите, столь похожей на Надежду Рэндом. Но другая половина лица была фрагментом незнакомой, хорошо сохранившейся пятидесятилетней женщины с проседью в волосах.
   -Кто я?!- воскликнула Ипполита, доставая из-за стола спрятанный бластер.- Я - та, которая спасла мой народ от корнуэльцев и оберегала его всеми силами от дикости, свойственной землянам.
   -Так ты... Ирина?! Ирина Зайкина?!
   -Нет,- усмехнулась Ипполита. Какая-то мысль развлекла её.- Я - та молоденькая девушка с невинными глазами... бывшая помощница Зайкиной.
   Дидонянка правильно предположила, что выражение Сказочника, каким он охарактеризовал её в своём варианте легенды о крестоносцах, ещё больше собьёт Келвина с толку.
   -Да-да,- злорадно произнесла Ипполита, не опуская бластера.- Вы у меня - на ладони. На вашем корабле везде - подслушивающие устройства, и поэтому ваш спектакль, разыгранный с... как его?.. Владом - совершенно напрасен. За каждым из вас кто-нибудь следит. За Стенком - Астра, за Андреем - Алия, за Энн - Ита... За тобой... Сам понимаешь, какая тебе выпала честь...
   -Чего ты добиваешься?
   -Контроля над компьютером корабля... Лояльности от вашей команды... Отличные гены... Отличные знания и навыки... Ты ведь, наверное, догадывался, что я не собираюсь отпускать вас в космос?
   -Что у тебя с лицом?- совершенно спокойно поинтересовался Келвин.
   -Идиот!- брови дидонянки взметнулись вверх.- Тебя должно беспокоить то, что будет дальше с тобой, а ты - о моём лице спрашиваешь!
   -И всё же?
   -Отдай серёжку.
   Келвин, не делая ни малейшей попытки напасть, протянул Ипполите зелёный камушек. Дидонянка, отступив из предосторожности назад, надела серёжку на ухо. Две половинки лица слились в лицо юной девушки - такой, какой впервые увидел Келвин Верховную Хранительницу. Она мало походила на Надежду:
   -Эти серёжки я отобрала у одной строптивой анкрянки... Серёжкам свойственно менять внешность того, кто их носит. Женщина в них выглядит так, как она себя представляет...
   -Астральная обманка!- Келвин совсем другими глазами посмотрел на невзрачные серёжки.- След соуби... Где анкрянка их взяла?
   -Она утверждала, что её отец обменял их у истинных ошан.
   Келвин тут же потерял значительную часть интереса к украшению.
   -А шушенк? Откуда он?
   -Этот?- Ипполита небрежно махнула бластером в сторону колпака.- Его трудно узнать... С тех пор, как за ним охотилась Ирина, он сильно изменился...
   -Так вы вдвоём убили шушенка!
   -К сожалению, Ирина ошиблась. Мы убили настоящего адмирала. Сам понимаешь, ошибка выяснилась, когда ничем помочь Макнею было уже нельзя... А вообще-то, в легенде Сказочника много переврано... Особенно, в конце... Я, кажется, догадываюсь, кто сочинил такую мелодраму - электронный урод ЧиХ- 2754... Выжил, гад... Хорошо, что он мало знал... Ненавижу исинов, вечно корчащих из себя всезнаек!.. Вашего АУ я подарю корнукракам... Они любят экзотические вещи не менее, чем экзотическую охоту...
   Ненавижу мужчин... Они ещё хуже исинов, так как в отличие от искусственных извращенцев, считающих себя образцами разумной жизни, полагают себя повелителями Вселенной не потому, что, действительно, умны, а на основании того, что они - мужчины...
   Эти ублюдки завели нас в логово злейших врагов человечества, потом бросили на произвол судьбы на одной из планет между скоплением Геркулеса и Землёй, где мы едва не погибли...
   Ты представляешь, что значит кружиться над планетой на, практически, безоружных кораблях, день за днём чувствуя в ужасающей тесноте себя скотом, согнанным на убой?.. Каково: гадать, кто первым появится в космосе - свои или корнукраки?
   Именно тогда мы с Ириной впервые вступили в переговоры с корнукраками, выжившими нас со своей планеты. Мы были способны на единственное - превратить их планету в сплошную радиоактивную пустыню... Спасибо сбежавшему от нас Корку... Он умерил спесь своих сородичей и явился вновь добровольно на наш корабль, чтобы, согласно договору, отделить военных преступников от невинных жертв противокорнукракской пропаганды...
   На наших кораблях не было тех, кто отдавал приказы бомбить планеты на пути следования крестоносцев... Почти не было... Мы не боялись предстоящей селекции. Перед колонистами впервые за долгие месяцы похода забрезжила надежда на мирную жизнь... когда вернулся Макней с боевыми кораблями... Этот идиот объявил отряд Ирины Зайкиной предателями, арестовал нас и вместе с Корком переправил к себе на флагман...
   Мы - предатели!.. Кто, как не Ирина, предупреждал о существовании оборотня - шушенка на флоте?.. После похода на Жур, конечно, искали его уже все... Но до катастрофы?! Кто, как не отряд Ирины спас колонистов на планете от неминуемой гибели?!
   Макней - этот новоявленный вождь стаи фанатиков- орангутангов и взбесившихся исинов решил с боями вырваться из скопления Геркулеса... Когда нас настиг флот шушенков, Макней, действительно, отдал приказ по открытой для прослушивания линии связи изгнать из флота крестоносцев исинов, но на уме у него было другое... Он готовил шушенкам ловушку. С этой целью и вызвал Макней нас с Ириной к себе...
   В те минуты откровение одного из охранников, сопровождавших нас к адмиралу, показалось нам ужасающей человеческое существо истиной... Будто в насмешку, этот охранник вслух заметил, что, пожалуй, единственным, кто не прошёл ДНК- тест на флоте, был сам Макней. Дальнейшие события, вроде бы, подтвердили слова охранника.
   Ещё бы!.. На первый взгляд, кому, как ни шушенку могла прийти в голову мысль бросить на "якобы" ничего не подозревавших шушенков, занятых уничтожением исинов, не только боевые корабли людей, но и транспортники с колонистами, единственным оружием которых был таран?! И этот план адмирал осмелился предложить нам!.. Охранник очень вовремя подсунул разъярённой Ирине бластер... Бедняжка, она слишком долго лелеяла идею мести, и потому не распознала подвоха... Шушенк скрывался не под личиной Макнея, а под личиной охранника!
   Убийство адмирала сильно выбило Ирину из колеи... Очень сильно. Просто, не верится, что на такую непоколебимую, закалённую в боях женщину может повлиять одна единственная ошибка в экстремальной ситуации... Через сутки Зайкина покончила с собой... Я бы сказала, что её убила собственная идея неотвратимости наказания.
   А я... Мне пришлось одной спасать колонистов. Уж не знаю, как - я сразу догадалась, что именно охранник - шушенк... Подняв выпавший из рук Зайкиной бластер, я наставила оружие на шпиона и потребовала, чтобы он помог мне выдать труп Макнея за труп шушенка. Видно, моё требование совпадало с планами шпиона, и он охотно выполнил мой приказ,- Ипполита содрогнулась, вспоминая.- Ты, Келвин, даже не представляешь, на что способны шушенки... Только этот,- Верховная с презрением кивнула в сторону студёнистой массы под колпаком,- просчитался. Когда его работа подходила к концу, я вызвала из приёмной второго охранника и двух своих девочек. Мы убедили придурка, что шушенк в личине Макнея уничтожен, и отправили объяснить всё экипажу. От настоящего же шушенка я потребовала, чтобы он связался со своим командованием, которое после переговоров обещало нам вернуть нас в пределы Малого Союза...
   Шушенки нас обманули!.. Но я тоже - не дура. Пока шёл бой с исинами я сообщила корнукракам, что миссия шушенков закончена, а в конце - координаты сражения... Если б шушенки нас не обманули, я бы предупредила их... А так, у Геркулесовых Столбов флот Большого союза был разрезан защитным полем пополам и часть его уничтожили корнуэльцы...- от избытка чувств Ипполита стукнула рукоятью бластера по столу. Шушенк затрясся, закатив глаза.- Благодаря мне планы установления гегемонии подлых шушенков потерпели провал, и баланс галактических сил был восстановлен.
   Опять же, благодаря мне, новое командование крестоносцев отдало приказ атаковать вторую...- внезапно Ипполита замолчала, подозрительно взглянув на Келвина, и невпопад закончила.- Мужчины всегда были воинственными свиньями... Ради своей славы они готовы пожертвовать всем... Даже жизнями своих близких!
   -Что ты говоришь, Ипполита?- попытался образумить дидонянку Келвин.- Ты, надеюсь, понимаешь, что крестоносцы отправились к Геркулесовым Столбам не для забавы?
   -Я знаю, о чём говорю!- Ипполита в порыве негодования похорошела: её глаза, сверкая, как звёзды, покорили Драма своей искренней убеждённостью, щёки раскраснелись, находящиеся в беспорядке волосы придали ей вид рассерженного воробья.
   -Какая она сейчас в действительности?- подумал Келвин, стараясь вернуть себя в реальность, но вслух сказал другое:
   -Как тебе удалось так долго прожить?
   -При помощи шушенка. Правда, он сопротивлялся,- Ипполита улыбнулась приятному воспоминанию.- Ты знаешь, что благодаря своей биологии шушенки живут семьсот- восемьсот лет, а их кровь для людей, практически, является физиологическим раствором со сказочным омолаживающим действием?..
   После договора с корнуэльцами я, пользуясь полученной властью, заставила всех до единого, даже грудных младенцев, пройти генетический контроль... Самое трудное было - застать шушенка врасплох... Ведь и в день убийства адмирала, воспользовавшись хаосом сражения, он в очередной раз скрылся, убив моих первых амазонок...
   Коварнейший тип... К счастью, потери, по-моему, удалось свести к минимуму - двенадцать человек пришлось положить на алтарь справедливости...
   Я долго думала, как отомстить шушенку за его злодеяния? Любая казнь не искупала и малой толики мучений, которые он нам причинил... Мысль о том, что шушенк, находясь в заточении, должен будет отдавать свою кровь для продления жизни тех, кого он помогал уничтожать, показалась мне удачной.
   -как тебе удалось заключить договор с корнукраками?
   -Признаюсь, особой заслуги в этом у меня не было... У крестоносцев в плену томился корну...крак - большая шишка... Плюс ксенолог Корк... Именно он стал посредником на переговорах...
   -Какие условия предъявила вам Империя?
   -Вполне сносные для нашего безнадёжного положения... Они сами отдали нам Дидону, обязав нас проводить идеологию мирного существования с Империей... Позорными в договоре были два пункта. Первый предусматривал в случае неповиновения представителям Империи проведение корну...краками карательных акций на планете, второй- выделение по требованию корну...Краков нужного им количества "особей человеческого вида" для проведения экспериментов над ними с целью "улучшения лояльности людей по отношению к императорской власти",- с горечью процитировала некоторые места договора Ипполита.
   -Ты гордишься тем, что спасла многих, пожертвовав толикой...
   -Не более ста...
   -Наверное, ты определила количество?
   -Я торговалась до последней возможности...
   -Хороший торг - человеческими душами!
   -А ты бы положил на жертвенный алтарь всех колонистов ради абстрактных этических убеждений! Мол, одна слезинка ребёнка... А если этих детей- сотни, тысячи?!! Сколько слёз они прольют?..
   Одна слезинка!.. К сожалению, я вынуждена была сравнивать разные количества по одинаковому основанию: море слёз или ручеёк... Каким бы такое сравнение не казалось тебе святотатственным... К чему - столько желчи?- Ипполита окинула Драма ледяным взглядом.- Мне пришлось долго бороться за именно такую, а не большую цифру... Просто, удивляюсь, что заставляет меня оправдываться перед мужчиной?!
   -Я так понял, мужчины - второстепенная половина человечества?
   -Точно... У некоторых из вас весьма развита сообразительность, даже - ум, но человечности маловато. Вас нужно постоянно контролировать и руководить вами... Без женщин вы быстро дичаете...
   -Откровенно...
   -И главное, правдиво... В вас живёт неукротимый зверь... Взять, к примеру, Деметрия... Не без моей поддержки он получил титул Творца Необходимости... Под его началом находились все мужчины планеты, к его услугам - лучшие Дарительницы. А он готовил заговор против меня! Якшался с дикими!.. Сегодня на закрытии праздника я решила объявить конкурс на должность Творца и, если Деметрий уцелеет, я его выдам корну...кракам.
   -Будь откровенна - что ты собираешься делать, когда Земное Содружество узнает о существовании Дидоны?
   -По дополнительному договору с Империей Дидона должна оставаться независимой и предоставлять космопорты корну...кракским кораблям... Мы должны при контактах с гражданами Земного Содружества проповедовать идею не только мирного сотрудничества с Империей, но мирного образа жизни вообще...
   -Наиболее эффективным средством для этого является захват космических судов?
   -Ты мне устраиваешь допрос?- Ипполита вспомнила о бластере, и в её глазах Келвин прочёл желание убивать.
   -Нет,- поспешно ответил он.- Но ты сама в начале нашей, кгм-м, беседы заметила, что меня должен тревожить вопрос: что ты собираешься делать с экипажем "Ворона"?
   Ипполита подняла ствол бластера вверх:
   -Ты знаешь, я даже рада, что у нас получился откровенный разговор... Не приходится тебе лгать... Ты мне нравишься... Предлагаю тебе место Творца Необходимости и свою благосклонность...
   -Заманчиво,- Келвин сделал вид, что предложение Ипполиты его заинтересовало.- Но для этого мне придётся убить Деметрия и претендентов на его место?
   -По-моему, убивать тебе - не в диковинку,- пожала плечами Ипполита.- Если ты боишься Деметрия, то не волнуйся - в нужный момент он будет не в форме.
   -Заманчиво,- повторил Келвин.- Значит, в твоих глазах я - животное?
   -Лучшее животное, породистое.
   -Спасибо за комплимент,- Келвину ещё не приходилось быть в роли породистого зверя, но он сразу почувствовал себя в ней прескверно... Не говоря уж о самолюбии, пострадали его зарождающаяся любовь и вера в себя... Он чуть не погубил свою команду - людей, беззаветно преданных ему, согласившихся пойти с ним на смертельный риск ради той, которую он предал на Дидоне.
   Стремящийся жить в ладу со своей совестью, Келвин, буквально, физически ощутил грязь внешнего мира, пропитавшую все поры его тела, проникшую в душу. И тому виновница- женщина, размахивающая бластером...
   Грех Келвина был сладок. Оттого и больнее ранила его мысль, что он отступил от своих идеалов не под воздействием на него мучительных пыток, а потакая низменным инстинктам, копошащимся в нём самом. Речи Ипполиты кололи его душу горькой правдой - он, по большому счёту, забыл о высоком призвании человека и оказался похотливым зверем.
   Нет. Келвин никогда не чувствовал себя образцом человека, но чтобы собственные слабости перебороли его волю... Попасть из-за них в такую передрягу...
   Келвином овладели холодная ненависть к Ипполите и желание реванша.
   -Дай время подумать,- попросил он.
   -Конечно,- легко согласилась дидонянка.- У тебя есть два выхода: принять моё предложение сразу или принять его по зрелому размышлению, времени на которое я тебе отпускаю ровно до объявления конкурса на место Творца Необходимости... А пока дай мне возможность привести себя в порядок...
   Туалет Верховной Хранительницы, как всегда, походил на торжественную церемонию. Ипполита вновь приобрела неотразимый вид, но Келвин уже не мог освободиться от образа вампира, представшего недавно перед ним и слегка приукрашенного памятью.
   Драма терзало позднее раскаяние оттого, что он не прислушался к словам Крутилина. Возможно, вчера ещё было не поздно, поговорив с Ипполитой, собрать команду для экстренного бегства с Дидоны. Талос, безусловно, помог бы, разъяснив сомневающимся туманные намёки Верховной...
   Намёки... Она говорила, что Сирена должна развлекать каких-то гостей в охотничьем домике... Не корнукраков ли, прилетевших на охоту? А Стенк и Астра - пропали!.. Увы, есть реальный шанс для двух влюблённых идиотов стать случайными жертвами охоты!
   Келвин разволновался. Следуя в свите Ипполиты к выходу из храма, он немного замедлил шаг и оглянулся в инстинктивном поиске источников дополнительной информации. На что он надеялся? Вряд ли - на Талоса, отчаянно жестикулировавшего ему из-за колонны. Но инженера Келвин воспринял, как дар божий. Воспользовавшись суетой перед показом народу Верховной, Драм отделился от свиты:
   -Ну, что скажешь, предводитель механического царства?- слегка бравируя, дабы скрыть собственную подавленность, спросил он Талоса.
   Юноша с отчаянной решимостью выпалил:
   -Работы по ремонту и переоборудованию "Ворона" закончены. Не желаете ли Вы объявить команде предстартовую готовность?
   -Желаю,- Келвин печально улыбнулся.- Ты и Крутилин были правы... Собирайте, кого можете, на корабле и при первой же настойчивой попытке амазонок ворваться внутрь, стартуйте без промедлений и сомнений.
   -Есть, капитан!- лицо юноши засияло радостной улыбкой.- Вот, возьмите,- он приколол к куртке Келвина небольшое устройство.- Это- передатчик... Андрей!
   -Да, Талос,- прошептала дисковидная с эмалевым покрытием штуковина на груди Драма.
   -Капитан отдал приказ на подготовку к старту!
   -Хорошо, Попробую связаться со Стенком. А ты поищи Энн Гоппс.
   -Она в каком-то санатории,- поспешно сообщил Келвин.
   -Плохо,- скривился Талос.- В санатории N1 ночью была объявлена тревога. Скорее всего, произошёл побег... Я лучше отыщу Сирену. Она сейчас занимает высокую должность и найти её легко - Хозяйка охотничьего домика у Лазурного берега - чем не адрес?
   -Делай, как считаешь нужным,- согласился Келвин.- Но запомни сам и передай другим - при первых же признаках насильного проникновения в наш корабль - никого не ждите. Стартуйте.
   Заметив ищущий взгляд Ипполиты, Келвин поторопился занять своё место позади неё.
   -Наступает твой звёздный час, землянин,- напомнила Верховная ему и вышла из храма, приветствуемая тысячами дидонян.
   Келвин, встав по левую руку от кресла Верховной, увидел усеянную людьми площадь. Посередине недвижимо находился корпус амазонок. Стройные, сомкнутые ряды воинственных женщин выглядели внушительно.
   По бокам от них, соблюдая лишь приблизительный порядок, стояли Служительницы и проводники необходимости мирных профессий. Подтвердившие или получившие в течение праздника права на соответствующие должности, они преданно кричали, хлопали или приветливо махали руками.
   Дарительницы с охапками цветов сидели на нижних ступенях. Воспитательницы со стайками детей обрамляли собрание дидонян. Ипполита благосклонно наклонила голову и сделала знак рукой. Из первых рядов амазонок вышли две женщины и поднялись к ней.
   Докладывала старшая царица амазонок. Её торжественный голос, усиленный невидимыми динамиками, разносился далеко по округе. Внимательно выслушав царицу амазонок, Ипполита предложила ей место по правую руку от себя. Младшая царица вернулась к своему воинству.
   Следующей для доклада приблизилась к Верховной одна из Служительниц. Поглядывая на продолжающее пустовать кресло Творца Необходимости, Ипполита нахмурилась. Служительница, отнеся недовольство Верховной Хранительницы на свой счёт, сбилась, растерялась, смутилась и окончательно замолчала. В течение этой непроизвольной паузы земля мощно содрогнулась. Многие люди упали. Келвин, схватившись за спинку кресла Ипполиты, обвёл цепким взглядом площадь, полумесяцем охватывающую подножие храма и исчезающую своими тонкими краями за склоном холма. Там, где толпились проводники необходимости, ближе к границе открывавшейся сверху панорамы, бетонные плиты вздыбились, разлетелись в стороны, и из-под земли появился непонятный металлический аппарат. Застыв в воздухе на высоте пятнадцати- двадцати метров, машина несколько секунд будто раздумывала, что предпринять.
   Келвин с удовлетворением отметил, что, несмотря на неразбериху, вспыхнувшую среди людей в месте вырвавшейся из недр земли машины, ситуация, в целом, не вышла из-под контроля. Часть Служительниц, присоединившись к наставницам, начала выводить с площади детей. Другая часть поспешила к проводникам необходимости. Амазонки, рассредоточившись, стали искать удобные для обороны позиции. Впрочем, времени на описанные действия дидонян было отпущено слишком мало: ровно столько, сколько понадобилось поражённой не менее остальных Ипполите встать с кресла и, указав на машину, гневно спросить у присутствующих:
   -Что это такое?.. Я вас спрашиваю: что это такое?!
   -Вам надо спрятаться, Верховная,- пробежав глазами по растерянным лицам Хранительниц и свиты, как можно мягче посоветовала ей царица амазонок. Её немолодое лицо, единственное в окружении Ипполиты, не выражало ни страха, ни недоумения.
   Келвин сразу оценил разумность поданного, хоть и не ему, совета. Ошанин ловко проскользнул мимо Хранительниц ко входу в храм. Амазонка из охраны, выйдя из ступора, сделала пару неуверенных шагов ему наперерез, видимо, с целью помешать землянину скрыться за толстыми стенами. Но тут первый мощный луч лазера, шипя, ожёг во мгновение ока и Ипполиту, и людей, окружающих её.
   -Ну, что уставилась?!- крикнул Келвин охраннице, раздражённо сбив язычок пламени с рукава своей куртки.- Это - не я... Это - вон та штуковина.
   Пока амазонка переводила почти бессмысленный взгляд с закопчённого пола на машину, соображая, кто посмел совершить такое святотатство, Келвин скрылся в дверях храма, нашёл укромное место у окна и осторожно выглянул наружу. На площади царил хаос... Видимая и невидимая смерть настигала дидонян без разбора и повсюду... Разрывные снаряды очередью прошили многоэтажный дом напротив...
   Грохот рухнувшего здания заглушил крики сотен людей, погребённых под руинами или отлетевшими в стороны осколками бетонных блоков. Слабые лучи из наручей амазонок рассеивались бесследно. Несколько безумных девиц взлетело, атакуя машину с разных сторон... Почти моментально они сгорели - быстрее мотыльков в пламени костра. Лишь одной воительнице удалось, совершив головоломный пируэт, оказаться в пяти метрах от машины... Найдя взглядом отверстие амбразуры, амазонка послала в упор туда два луча из наручей. Две слабых надежды искорками утонули в тёмном зеве машины... Какая-то неясная тень, похожая на затемнение в глазах от яркого света, вытянулась из механического монстра вперёд... Амазонка, поглощённая странной аномалией, судорожно изогнулась и распалась без следа. Из нижней части металлического агрегата повалил белый дым...
   -Подбила,- мелькнула у многих дидонян радостная мысль. Но интенсивность обстрела города не уменьшилась. Машина полетела, плавно набирая скорость, в северную часть столицы. Шлейф дыма за ней ложился широкой полосой на землю.
   -Ядовитый газ,- понял Келвин, видя, как внутри дымки из укрытий выскакивали люди, бежали и падали, содрогаясь от боли. Стены ещё одного дома странно прогнулись и рухнули вниз, открыв глазам Келвина вид убегающих группами прочь от площади детей.
   Дым, тяжело перевалив через руины, растекался по открытому пространству, догоняя отстающих... Машина развернулась, возвращаясь на площадь. Видно, её не интересовала судьба обречённых на смерть от ядовитого удушья детей. Или...
   Келвин оживился: какой-то странный агрегат показался из-за развалин дома и поднял нечто, похожее на длинный ствол, навстречу машине- убийце. В небе закружилось несколько антигравов. По всем признакам, бой входил в новую фазу. А дети...
   Келвин разглядел, как группы бегущих человечков сворачивали к фонтану необычной конфигурации, напоминавшему пирамиду с четырьмя ступенями- бассейнами высотой в полтора роста среднего мужчины. Струи воды с нижних ступеней, вырываясь вверх, красиво пошевеливали водопады с верхних ступеней, и в мирное время, да ещё с ночной подсветкой, фонтан выглядел, наверное, великолепно. Теперь же Келвину было не до восприятия красоты. Он сосредоточил своё внимание на группе наставниц, направлявших детей сквозь струи воды куда-то вглубь первой ступени. Видимо, там под фонтаном, было какое-то помещение.
   -Если газ реагирует, разлагаясь, с водой - лучшего укрытия не придумаешь,- мысленно одобрил Келвин действия наставниц. Среди суетящихся дидонянок мелькали доспехи двух- трёх амазонок, фигура и жесты одной из которых Келвину показались знакомыми... Он напряг зрение, но тут раздался оглушительный грохот за его спиной. Келвина ударной волной бросило на окно, обдав осколками кирпича и пылью. Машина нанесла удар по храму...
   -Да что же это за корнукракова напасть!- в сердцах воскликнул Драм, влезая на подоконник.- Андрей! Андрей!- позвал он, активировав передатчик.
   Сквозь невероятный шум и треск, создаваемый, скорее всего, машиной- убийцей, Келвин сумел, однако, различить голос Влада.
   -Слушай внимательно... какая-то машина вырвалась среди площади у храма прямо из-под земли и сеет вокруг смерть... Талос собрал нам квантовую пушку?
   -Да, капитан.
   -Влад! Немедленно взлетай и попробуй подбить эту штуковину на площади.
   Пока ошане переговаривались между собой, "штуковина", расстреляв в воздухе антигравы, вновь нанесла удар по храму. Келвин выпрыгнул из окна и оглянулся, оценивая обстановку.
   Пушка дидонян не производила никакого видимого действия на смертоносную машину, свободно парившую над площадью. Ещё с полсотни амазонок, используя поножи, атаковали роем летающую крепость, но были рассеяны и уничтожены. Троим счастливицам удалось, правда, достигнуть непосредственной близости с бронёй механического монстра, но защитное поле машины разложило их на атомы...
   Языки ядовитого газа уже подбирались к подножию фонтана, и наставницы, схватив на руки младших, торопили старших детей, играя со смертью наперегонки. У Келвина защемило сердце - слишком много детских жизней не удалось спасти...
  

- - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

  
   Асия видела первую атаку амазонок на летающую крепость:
   -Лания!- поднявшись, горестно воскликнула она, когда самая ловкая из воительниц превратилась в прах.
   Стенк дёрнул Асию за ноги, и та упала:
   -Замри,- посоветовал он дидонянке.- Мы сейчас ничего не в состоянии сделать, только погибнем, если будем двигаться...
   Машина покрыла площадь густой сеткой точечных ударов маломощных лазеров... Когда повалил из открывшихся люков ядовитый дым, Стенк сотворил что-то с циалем. Над пилотом образовалось нечто вроде защитного поля, прикрывшего куполом и амазонку.
   -Надо предупредить тех, кто - в подземелье,- встрепенулась Асия.
   -Никого мы не успеем предупредить...
   Подобрав пару камней, Стенк бросил их в провал и, после паузы, крикнул во всю мощь своих лёгких несколько раз:
   -Ядовитый газ! Спасайтесь!
   -Машина улетает,- сообщила Асия. Круглая тень, смутно выделяющаяся на фоне белого дыма, действительно, поплыла вбок.
   -Вот теперь уходим,- Стенк поднялся, пытаясь определить направление ветра, но - безуспешно. Пилот решил идти в сторону противоположную движению машины. Асия послушно последовала за ним. Довольно быстро ошанин потерял ориентацию, но тут сквозь сплошную белесую стену впереди выступили очертания лестницы и Стенк бодро побежал по ступенькам.
   Тем временем, дым рассеивался. Его клубы плыли, постепенно тая, куда-то поверх разрушенных зданий в горы, едва виднеющиеся вдали. Машина Стратогера возвращалась, подчищая пройденные места. Асия толкнула Стенка в бок, указывая рукой на усыпанную обломками дорогу:
   -Смотри. Это, наверное, та самая нейтринная пушка, о которой говорил Деметрий. Бежим туда...
  

- - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

  
   Энн, придя в себя, сморщилась от жжения в ногах: плазма - таки достала её, но вроде бы, несильно. Рядом с Гоппс на корточках сидел Граник. Чуть поодаль от него двое людей спорили о том, что делать дальше. Один из них, определённо, Клавдий, очень красноречиво и убедительно предлагал переждать планетарный катаклизм, не сходя с этого безопасного места. Другой, незнакомый, твердил, что надо выяснить обстановку, то есть - вернуться назад.
   -Ты, Тамбр, упрямый идиот,- сердито резюмировал Клавдий.- Поступай, как хочешь. Надеюсь, что тебе повезёт в поиске помощников, я лично остаюсь здесь. И фонарь тебе не дам.
   -Кто пойдёт со мной?- гомон невидимых в темноте людей затих.
   -Сколько времени я была без сознания?- спросила Энн Граника.
   -Минуты две - не больше.
   -Кто-нибудь пойдёт со мной?- нетерпеливо - требовательно повторил Тамбр.
   Энн пошевелила ногами. Пекло, но терпимо. Девушка села:
   -Я пойду.
   -А сможешь?- сомнение сквозило в голосе мужчины. Очевидно, он узнал в темноте Энн и, на удивление, не выразил своего презрения к "мутантке" внешне.
   -Прана - подружка Тамбра,- шепнул на ухо девушке Граник и громко добавил.- Я тоже- с вами.
   Никто не возражал. Едва тройка достигла поворота, земля содрогнулась.
   -По-моему, машина ещё в зале,- нерешительно промолвила Энн.
   -Оставайтесь здесь,- понимающе предложил Тамбр.- Я только выгляну в зал и назад.
   -Нет. Пойдём вместе,- боясь, что её будут отговаривать, Энн первой завернула за угол. Свет в конце коридора подбодрил её.- Мне кажется, что машина вырвалась на поверхность планеты.
   Сто метров разведчики почти пробежали. Энн даже забыла о своих обожжённых ногах, с каждой секундой убеждаясь, что свет впереди - не искусственный, а имеет своё происхождение от рассеянных лучей солнца. Но у самого выхода из коридора осторожность возобладала над безрассудным порывом смелости - Энн замедлила шаг и Тамбр обогнал её. Наверное, рыцарский дух взыграл в дидонянине, и он переступил порог зала, почти не кроясь.
   -Здесь пусто,- радостно сообщил Тамбр, но Энн и Граник уже сами разглядывали с должным уважением следы проявленной машиной Стратогера деятельности - круглое, светлое отверстие в потолке.
   -Небо,- блаженно жмурясь, улыбнулась Энн.
   Тамбр побежал к мерцающим полуколоннам, надеясь оттуда увидеть ещё что-нибудь. Но неизвестно откуда взявшаяся белая дымка заклубилась вверху, медленно оседая вниз. Два громких удара отчётливо разнеслись по залу. Слабый крик едва долетел до ушей Энн.
   -Тамбр! Ты слышишь, о чём кричат?- спросила она.
   Дидонянин поднял руку, прислушиваясь.
   -Какой-то плодовитый гад... Спасайтесь,- наконец-то неуверенно сказал он.- Наверное, машина способна размножаться и нас предупреждают, что одно из рождённых ею созданий собирается вернуться.
   Подняв бластер, Тамбр выбрал удобную позицию за полуколонной и стал напряжённо ждать, вглядываясь в завесу плотно падающих клубов дыма. Граник, задев за руку девушку, подбежал к развороченному пульту:
   -Энн! Это же - обруч Авалиса,- возбуждённо сообщил он Гоппс, нагибаясь.
   -Граник, немедленно ко мне!- встревожено позвала мальчика Энн, поглядывая наверх. Что-то в поведении клубов дыма ей, положительно, не нравилось.
   -Какая противная вонь!- смачно сплюнул Тамбр.
   -Граник!- ещё раз позвала Энн, но мальчик уже стоял рядом, крепко сжимая в руках обруч.
   Тамбр громко закашлял. Девушка неожиданно поняла, что ей не нравилось в дыме: он быстро оседал вниз. Это был необычный дым...
   -Тамбр!- прочистив мигом пересохшее горло покашливанием, закричала она.- Уходи!.. Газ! Ядовитый газ, а не плодовитый гад!.. Уходи! Отравишься!
   Мужчина оглянулся, сделал пару шагов навстречу Энн, надрывно закашлял и согнулся, хватаясь за горло.
   -Святые ирионы!- специфический запах защекотал ноздри Энн.- Силановые производные фосфора.
   Словно предчувствуя реакцию мальчика, девушка крепко схватила его за плечо и потащила в коридор.
   -Энн!.. Тамбр упал! Ему нужно помочь,- недоумённо произнёс Граник, отвлёкшись от безутешного созерцания обруча.
   -Ему уже ничем не поможешь. Он отравился газом... Ядовитым газом... Он, к сожалению, уже труп... Уходим отсюда... Нам надо спасать живых. Единственное, что нам доступно - вода. Силаны разлагаются в воде. Придется идти вслед за Сиреной...
   Люди, встревоженные сообщением запыхавшейся от бега Энн, зашевелились в свете двух фонарей, устало поднимаясь с каменного пола и уходя вглубь пещеры.
   -А где Тамбр?- звонко прозвучал в темноте напряжённый от волнения голос Праны.
   -Тамбр...- Энн замолчала, не решаясь высказать женщине жестокую правду.
   -Где он?- торопила Прана Энн, цепляясь за выступы скалы, чтобы подняться с пола.
   Свет фонаря на мгновение высветил фигуры обеих женщин. Боль исказила черты ещё прекрасного лица Праны, но дидонянка, не обращая на неё внимание, жадно поедала взглядом лицо Энн в ожидании ответа.
   -Он отравился газом,- призналась, наконец, Гоппс.
   -Не может быть!.. Вы бросили его!.. Оставили умирать!- в руке Праны сверкнула сталь бластера.- Никто отсюда не уйдёт, пока мы не спасём Тамбра!
   Вспышка луча бластера подтвердила серьёзность намерений женщины. Люди в растерянности замерли.
   -Прана, Тамбр мёртв... Мы ему уже ничем не поможем,- мягко промолвила Энн, делая шаг к несчастной дидонянке.
   -Не двигайся!- зло выкрикнула Прана, целясь в девушку.- Это ты его там бросила. Тебе за ним и идти.
   В следующее мгновение тень- молния мелькнула справа от дидонянки. Прана вскрикнула, взмахнув пустой рукой, а Граник, выросший перед Энн, как из-под земли, протянул ей отнятый у женщины бластер.
   -Ах ты, сука,- ещё через мгновение набросился с кулаками на Прану Клавдий. Сбив с ног женщину, он вонзил в её грудь нож.- Получай, извращенка!
   -Зачем?!- горестно воскликнула Энн.
   -Ты что, не видела трансфер - клипа "Королева жал"?- в промежутке между ударами ножом по уже мёртвому телу, ожесточённо спросил Клавдий.- И после того, что она вытворяла перед видеокамерами, эта стерва чуть не убила меня, когда я захотел с ней по-человечески развлечься! Видишь шрам?- дёрнул дидонянин отворот своей рубахи.- Дрянь!
   Что-то давно забытое... какое-то ужасное воспоминание шевельнулось в душе Энн - словно кто-то неосторожно притронулся к свежему ожогу. Ненависть приливом крови ударила в голову, смешав мысли девушки, и откуда-то из глубины сознания всплыл чуждый беспрекословный приказ: "Убей".
   Омерзительное лицо Клавдия исчезло в яркой вспышке. Энн растерянно взглянула на бластер в её руке и со страхом разжала пальцы:
   -Это не я, Граник! Это - не я!- вскрикнула девушка, глядя на дымящиеся остатки головы дидонянина.
   -Да, к каротидам его,- равнодушно пожал плечами мальчик.- Так ему и надо, мерзавцу... Пошли. Нам пора уходить.
   Влекомая своим маленьким другом, Энн долго постоянно оглядывалась, не веря в содеянное ею:
   -Это - не я, Граник...- беспрестанно повторяла она.
  

- - - - - - - - - - - - - - - - - - * * * - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

  
   -Асия!- приветливо помахал амазонке Деметрий. Стенк даже засомневался, понял ли Творец Необходимости, что совсем недавно эксцарица амазонок стреляла в него. Деметрий кипел энергией:
   -Ты сейчас увидишь, как непобедимая машина Стратогера вздуется, словно мыльный пузырь, и разнесётся в клочья!
   -Так уничтожь её, а не болтай!- Асия, казалось, тоже не расположена была вспоминать - кто оживил чудовище.
   -Пушка уже стреляет. Наблюдай за машиной.
   Машина, действительно, вела себя беспокойно, будто никак не могла найти оптимальное местоположение. Кроме колебаний вокруг определённой точки, у машины нарушилась прицельность стрельбы по одиночным мишеням. Стенк и Асия убедились в том лично, когда два луча лазера лишь слегка ожгли их, пронёсшись мимо. Им поневоле пришлось искать укрытия среди близлежащих развалин, дабы переждать неожиданный всплеск внимания к их персонам дьявольского творения идоменян.
   -Не нравится!- возбуждённо кричал Деметрий, из осторожности спрятавшийся за остатками стены дома.
   Асии послышалось, что кто-то её позвал. Эксцарица оглянулась. В семи шагах от неё две амазонки обрадовано что-то сигнализировали ей из-за покорёженного грузового робота. Взгляд Асии скользнул дальше. Повсюду среди обломков зданий шевелились и перебежками продвигались к полю сражения фигурки бесстрашных амазонок и проводников необходимости боя. Последних было больше, что и понятно. Они несли охрану порядка во время последнего дня праздника. Воспользовавшись заминкой в процессе тотального уничтожения, дидоняне оживлённо переговаривались между собой знаками.
   Асия, на секунду отвлёкшись от немого разговора, пояснила Стенку:
   -В связи со смертью старшей и младшей цариц амазонок меня признали командующей корпусом. Я приказала уцелевшим амазонкам сгруппироваться в десятки, а десятникам прибыть в катакомбы под храмом. Другие города уже информированы об атаке машины Стратогера и шлют нам подмогу...
   -Смотрите,- перебил её Стенк. Впрочем, его совета не понадобилось. Окрестности окрасились интенсивным фиолетовым светом. С замирающим от надежды сердцем Асия взглянула на машину- источник излучения. Но амазонку ждало разочарование- машина, по-прежнему, висела над площадью. Вокруг порождения дьявольского ума идоменян с большой частотой вспыхивал нестерпимо яркий фиолетовый ореол какого-то поля и шаром разлетался в стороны. Явление не походило на новое оружие. Скорее, его функции заключались в неизвестной земной науке защите от огня нейтринной пушки или - в активном сбросе в окружающую среду избытка энергии.
   -Уходим в катакомбы,- коротко обронила Асия.
   Стенку не хотелось покидать место дуэли в тот момент, когда, по его мнению, через пять- десять секунд машину уничтожат солдаты Деметрия. Но амазонка была права - чем бы ни закончился бой, необходимо собрать уцелевшие силы для организации боевых действий или восстановительно- спасательных работ. Перепрыгивая через препятствия и бегом Стенк последовал за Асией к потайному входу в катакомбы, оказавшемуся, на удивление, недалеко. Там их уже поджидали несколько амазонок...
   Асия легко нашла замаскированный пускатель, и бронированная дверь открылась. Сразу за дверью находилось обширное помещение, напоминающее склад. Трое амазонок зашли первыми. Неожиданно блики фиолетового света пропали. Инстинктивно все подняли головы вверх. Машина пикировала прямо на нейтринную пушку. В центре эллипсоида вырос короткий конусный раструб.
   Глаза Стенка странно заслезились от мельтешения тёмных точек на линии, соединявшей раструб машины и пушку. Ясно, что машина, наконец, нанесла ответный удар. Бесполезно гадать, какова природа столь своеобразно видимого вражеского луча. По его характеру воздействия на зрение- это был поток быстро разлагающихся элементарных частиц.
   С нейтринной пушкой произошло то, что пророчил машине Деметрий. Пушка разорвалась изнутри, образовав на своём месте глубокую воронку, в которую просыпалась часть руин.
   Истошно крича и сигналя руками, к амазонкам бежал Деметрий.
   -Вот кто не пропадёт,- с нескрываемой неприязнью процедила сквозь зубы Асия, подталкивая Стенка вперёд.
   Присмотревшись в тусклом свете к обстановке, пилот сразу сообразил: предназначение помещения не ограничивалось организацией в нём командного пункта: кроме компьютера и электрического генератора у дальней стены стояли стеллажи с ящиками и штук семь разнообразных роботов. Асия включила генератор и села за компьютер, приказав амазонкам разобраться с оружием и продовольствием. Постепенно помещение заполнялось людьми, докладывавшими Асии о расположении, численности и вооружённости своих групп. Рабочий ритм сбил Деметрий. Ворвавшись с шумом и руганью в импровизированный штаб, он предъявил претензии на руководство:
   -Поскольку Ипполита и царицы амазонок мертвы, Хранительницы отсутствуют, командовать надлежит мне!- держась за рукоять бластера и амбициозно выпятив массивный подбородок, потребовал он.
   Асия вынуждена была прервать разговор с двумя растерянно замолчавшими проводниками необходимости и тоном, не допускающим возражений, произнесла:
   -Деметрий, подойди сюда.
   -Ты, я вижу, метишь на роль Верховной... Не выйдет!
   -Хорошо... В конце концов, это должны знать все,- Асия с ледяным спокойствием набрала на компьютере программу и поверх голов присутствующих развернулась смоделированная путём синтеза регистрирующих события внешних датчиков история нападения боевой машины Стратогера на дидонян.
   -Смотрите все... Вот разорванные, сожжённые, сожжённые тела Служительниц, дарительниц, наших сестёр амазонок... Вот отравленные дети... Вот наш город, за час превратившийся из цветущей столицы в дымящиеся руины. Таков результат атаки боевой машины Стратогера, которую оживил наш Творец Необходимости - некий Деметрий. Знаете такого?.. А зачем он оживил машину?.. Может, скажешь сам, Деметрий?
   -Это - наглая ложь!- ни один мускул не дрогнул на лице Творца Необходимости, приобрётшем крайнюю степень высокомерия.- Ты хочешь свалить с больной головы на здоровую... Ведь именно ты затаила злобу на Ипполиту и хранительниц за то, что они осудили тебя на изгнание! Я-то был постоянно на виду, а где ты была два последних года?..
   Дидоняне! Судите сами - появилась Асия, и тут же из-под земли вырвалась машина Стратогера! Мы должны сорвать её кровавые, преступные планы!
   Стенк, изумлённый до предела, озлобленный, тем не менее обнаружил в своей душе восхищение тактикой, избранной Деметрием. Асия при данных обстоятельствах, просто, не могла рассказать чудовищную, невероятную правду об Ипполите... Ошанин обеспокоено перевёл взгляд на опальную царицу амазонок: как она выйдет из сложившейся ситуации?
   Асия побледнела. Её глаза метали молнии не хуже машины Стратогера, но голос её не дрогнул, оставаясь по-прежнему спокойным:
   -Понимаешь, Деметрий, если бы только воспользовался представившимся случаем захватить власть, я бы с тобой не спорила, отошла бы молча в тень. Но на твоих руках кровь тысяч дидонян уже теперь и, неведомо, сколько будет завтра...
   Ты предал свой народ! Уступить, оставить тебя в живых сегодня, значит, смириться с тем, что подобное злодеяние останется без наказания и завтра прольётся новая невинная кровь дидонян, которых ты не ценишь ни в грош...
   Стенк видел, как взметнулись навстречу друг другу две руки, но его отвлекло движение третьей. Благо, пилот оказался рядом. Он перехватил эту третью руку и заломил её за спину проводника необходимости...
   -Я не буду оправдываться ни за содеянное мною сейчас, ни за приписываемые мне злодеяния в прошлом,- с облегчением услышал после вспышки бластера Стенк голос Асии.- Скажу лишь, что если бы я хотела отомстить именно Верховной и Хранительницам, я бы избрала менее разрушительные средства. Если бы я хотела отомстить всему миру, я бы не находилась здесь... Но слова - пустой звук, если нет подтверждения их делами...
   Поскольку у вас есть справедливые основания мне не доверять, предлагаю вам, здесь присутствующим, выбрать любого, кто, по вашему мнению, способен нас спасти, временным главнокомандующим до прибытия Ириды- наместницы из Фурий...
   Стенк, вырвав бластер из руки приверженца ныне покойного Деметрия, воспользовался паузой и сказал:
   -Асия. Этот тип, кажется, был в пещере вместе с Деметрием. Может, и его прикончить во имя справедливости?.. Пожалуй, я именно так и сделаю...
   Проводник необходимости затравленно ссутулился, бегая глазами.
   -Иди к своему хозяину,- Стенк резко толкнул его к полуобгоревшему трупу Деметрия.
   Упав, худощавый мужчина, буквально, носом уткнулся в страшную рану Творца Необходимости и жалобно взвыл:
   -Я не хотел!.. Он заставлял меня... Всех нас. Спросите у Зелона!
   Вычислить Зелона Стенку было нетрудно: беднягу аж перекосило при звуках его имени. Однако, сообразив, что запираться теперь глупо, второй помощник Деметрия быстро закивал головой:
   -Он. Творец Необходимости! Он утверждал, что нет ничего страшного... Как только машина Стратогера уничтожит амазонок на площади, нейтринная пушка взорвёт её... Но с самого начала пошло всё не так... Патруль амазонок задержал нас по пути на площадь... Деметрий тоже явился поздно...
   -Хватит болтать!- прервала Зелона Асия.- Что-то наверху - подозрительно тихо... Никия! Выгляни наружу.
   Низкорослая, плотно сбитая амазонка послушно скользнула за дверь и через пару секунд вернулась:
   -Машина полетела на запад, разрушая всё вокруг,- доложила она.
   -Наша первая задача - отвлечь машину на себя,- Асия испытующе оглядела присутствующих.- Эту задачу я берусь выполнить лично... Эргия, Локтида и Тронка. Ваши группы пойдут со мной...
   Баркида! В ящиках у стены должны быть ГШМ-3 с плазменными самостягивающимися зарядами... Рядом же находятся два усовершенствованных Талосом аннигиляционных ружья... Может, нейтральный поток электрон-позитронных пар преодолеет защитное поле машины... Твоя группа будет обеспечивать наш отряд оружием... Зови своих...
   Никия! Свяжись с космодромом. Пусть стартуют звездолёты... Передай капитанам, что верный способ избавиться от машины - выпасть из эфира в месте её нахождения... И-и...- взгляд её упал на Стенка.- Дайте мне кто-нибудь поножи,- раздражённо закончила она.
   Присутствующие зашевелились, вынося оружие наружу. Баркида вскоре вернулась в штаб со своими людьми. Трое военачальниц, подхватив каждая по тяжёлому ГШМ - генератору шаровых молний - пошли к своим группам.
   -Асия! Три корабля готовятся к старту!.. Патрульный корабль спускается с орбиты для атаки,- вослед царице крикнула Никия.
   -Хорошо,- кивнула Асия и, что-то вспомнив, обратилась к одной из Служительниц.- Я слышала о существовании гравитационной пушки?
   -Да,- тут же откликнулась та.- Пушка есть за городом. Около космопорта.
   -Можно её задействовать против машины Стратогера?
   -Конечно. Только... Только там никого нет, кроме охраны.
   -Так примите меры...
   Стенк покинул штаб вместе с царицей.
   -Что ты здесь ищешь, землянин?- по дороге сухо осведомилась у него Асия.- Ведь это - не твоя война.
   -Как знать,- хмуро произнёс пилот.- Я даже не предполагал, с какой беспощадной силой мы будем иметь дело... Машина Стратогера, действительно, машина тотального уничтожения... Позволить ей существовать, значит, потерять смысл жизни, стержень самоуважения, наконец, чувство принадлежности к человеческому роду.
   -Длинно говоришь, но я тебя понимаю... Проследи, чтобы робот доставил аннигиляционные ружья во-он к тому дому... Ну, в общем, туда,- проводив печальным взглядом рушащееся здание, Асия включила антигравы и стремительно улетела по направлению к машине- убийце.
   Стенк, вздохнув, пошёл за роботом, похожим на параллелепипед, к которому прикрутили шесть колёс. Машина тем временем, приближалась к окраинам города, причём, быстрее, чем двигался, объезжая препятствия или разбирая небольшие завалы, неуклюжий робот. Стенк изнывал из-за вынужденного бездействия, но ничего более целесообразного, чем плестись за дидонянской техникой, придумать не мог.
   Позади пилота послышался тяжелый рокот стартующего звездолёта. Оглянувшись, Стенк узнал "Ворона", горделиво уносящегося в безоблачное небо.
   -Святые ирионы!- восхищённо воскликнул он.- Неужели кэп решился рискнуть кораблём?
   Мысль о том, что Келвин Драм бежит с планеты даже не мелькнула в голове пилота:
   -Ну теперь держись, порождение Смерти,- пробормотал он уверенно, хотя и представления не имел, каким образом обыкновенная лазерная пушка могла бы нанести хоть какой- нибудь маломальский ущерб машине Стратогера (о переоборудовании лазерной пушки в квантовый пульсатор он не знал), но его вера в капитана не имела границ. Пилот лишь жалел, что не он сейчас за штурвалом "Ворона"... Стенк с вызовом взглянул на машину и с тревогой заметил, что она, развернувшись, полетела навстречу кораблю.
   Робот в это время усердно растаскивал перегородившие дорогу дальше обломки здания. Стенк подбежал к работающему манипуляторами механизму и, напрягшись, поднял с его багажника тяжёлое аннигиляционное ружьё. Выбрав удобную позицию, пилот установил упор на камни. Машина летела прямо на него, набирая высоту и скорость.
   -Не успею,- подумал Стенк, лихорадочно разбираясь в устройстве незнакомого оружия.
   Недалеко от него откуда-то из развалин вылетело около десятка амазонок, направившихся по кратчайшей траектории к машине. Ещё с десяток амазонок воительниц взметнулось круто вверх, стараясь со всех сторон окружить неуязвимую крепость, которая немедленно ощетинилась множеством лазерных лучей.
   В ответ амазонки нанесли удар ГШМами, целя в открывшиеся амбразуры. Машина окуталась почти невидимой тенью энтропийной защиты. Подавляющее большинство плазменных термоядерных шнуров бесследно растворилось в полевом слое, но некоторым амазонкам удалось выстрелить на долю секунды раньше окончательного формирования защитного поля. Жгуты нестерпимо яркой плазмы, тускнея, проникли сквозь панцирь поля и впились в металл машины, оставляя на его поверхности раскалённые пятна. Только один плазменный шнур попал точно в цель. Из тёмной амбразуры вырвалось пламя и тут же на отверстие опустился бронированный щит. Вот и весь скудный успех отчаянной атаки. Трое уцелевших амазонок спикировало вниз, скрывшись за развалинами.
   Стенк воспользовался заминкой в движении машины: прицелился и выстрелил. Скрытая от защитного поля электромагнитной природы мощь аннигиляционного луча проявилась в полной мере: яростно засияв, луч пробурил- проплавил в корпусе машины дыру величиной с кулак. Заискрив, энергетическая игла- нож начала вспарывать металл... Увы, тень аномальной диссипации опухолью выросла на пути луча. Игла потускнела.
   Резко подпрыгнув, машина не пожалела боеприпасов на ответную атаку. Стенк кувырком нырнул под колёса робота и лишь очутившись в относительной безопасности, успел удивиться, почему о