Бастед: другие произведения.

Ролевик: Нэко. Выбор пути.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.31*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение приключений Элинарры и её друзей.:) 28.04.12 - Глава 4.


   Глава 1.
  
   Мечтаете о путешествии в другой мир, приключениях, схватках, верных спутниках и прекрасных возлюбленных? Мой вам совет, поверьте в реальность исполнения такой мечты и задумайтесь, действительно ли это то, что вы хотите. Вспомните о средневековых реалиях, подумайте, готовы ли вы отказаться от привычного комфорта. Забудьте те десятки книг о попаданцах, которые вы прочитали, и изучите немного исторической литературы. Грязь, болезни, социальное неравенство. Всё ещё нравится? Вы уверены? Ну что же, записывайте рецепт от существа, схлопотавшего "приключений" в полной мере. Ролевик - одна штука. Крупная ролёвка - одна штука. Гейммастер Арагорн Московский - одна штука. Говорят, такой же эффект может дать присутствие Артаса Питерского, но этого я на собственной шкуре не испытала. Так вот, находим на ролёвке одного из этих двоих, старательно демонстрируем ему свою готовность к приключениям. Если вам повезёт (или не повезёт, если уж говорить начистоту), скоро в вашей жизни начнётся новый этап. С чего он начнётся, никто предсказать не может. У меня первым впечатлением оказался Старший демон Хаоса, решивший, что я - неплохая добыча. Не лучший способ познакомиться с новым миром, честно. Потом было немало неприятных открытий, гораздо меньше хороших моментов, ну а сейчас я путешествую на собственноручно созданном големе рядом с очень привлекательным мужчиной, который стал моим рабом по глупейшей случайности. Впереди восторженно несётся демон, периодически притворяющийся милым тойтерьером. А движется наша троица, собственно говоря, к царству драконов. Ах да, забыла сказать... Ко всему прочему, теперь я - нэко, вроде бы и человек, но с кошачьими ушками, глазками и хвостиком. Не самый удачный облик в мире, до края наполненном махровой ксенофобией...
   ***
   - Госпожа, ты в порядке? О чём задумалась?
   - Да так. Просто пытаюсь представить, что нас ждёт у драконов. Конечно, Фрейя пообещала, что я найду там союзников, но как именно их искать она не сообщила. А ты что-нибудь знаешь про общество драконов? Всё же у тебя среди них... родичи.
   - Я не видел прадеда, он ушёл задолго до моего рождения. А мама не любила рассказывать о драконах. Говорила, что все беды у людей от них, так что знаю я не больше остальных.
   - И что остальные жители этого мира знают о драконах? - настойчиво поинтересовалась я.
   - Очень много глупостей, и слишком мало правды. Точно известно лишь то, что они могущественны и золото могут добывать чуть ли не из ничего. Никто и никогда не видел женщин из их народа. Зато мужчины-драконы часто появляются в человеческих землях, чтобы найти спутницу жизни на пару-тройку десятилетий.
   - А эльфийками и нджерами они не интересуются? - полюбопытствовала я.
   - Скорее уж те не интересуются драконами, - неожиданно хохотнул мой спутник. -Что касается нджеров... Отличить в их народе женщину от мужчины могут только сами нджеры. Рассказывают, однажды юный дракон по имени Айшис узрел прекрасную нджеру. Она стирала в горном ручье, и золотистая её шерсть, тёмные, глубокие точно два лесных озера глаза, покорили сердце юноши. Айшис мало знал о подгорном народе, но всё же решился принять облик одного из них, дабы познакомиться с темноокой грезой. В общем, финал у истории предельно печальный: нджера оказалась нджером, а юнец многие годы, а может и столетия, подвергался насмешкам соплеменников. Ну, насмешки насмешками, а с тех пор ни один дракон не пытался соблазнить деву народа нджеров. Никому не хочется остаться с разбитым сердцем из-за того что возлюбленная оказалась одного с тобою пола.
   - А что, однополую любовь драконы не практикуют? - лукаво осведомилась я, желая поддразнить собеседника. Спросила и тут же устыдилась своего поведения. Стыд усилился, когда Тиэн озадаченно нахмурился и спросил, что это значит. Я прижала ладони к пылающим щекам и покачала головой, отказываясь объяснять свою реплику. Всё же несколько излишняя распущенность, ставшая нормой в моём родном мире, здесь была совершенно недопустима. Похоже, местные люди даже не догадываются о вероятности любви не ради продолжения рода. Решив не исправлять это упущение и мысленно пообещав себе впредь держать язык за зубами, я поинтересовалась, чем осложнены отношения драконов и эльфиек.
   - Эльфийки же... Думаю, ты сама сможешь вскоре задать им этот вопрос. Я же ни разу в жизни не видел женщины этой расы.
   - Как это? - я изумлённо оглянулась на спутника, позабыв о записях, которые делала до того. - Ты говорил, что несколько лет жил в эльфийском городе...
   - Верно. И тем не менее, ни одной эльфийки я не видел. Как, впрочем, и любой другой человек. Говорят, они столь прекрасны, что мужчина может сойти с ума, лишь увидев эту красу. А ещё говорят, что нет у эльфов женщин, и плодятся они каким-то иным, неведомым нам способом. Многое говорят.
   Я задумчиво прикусила колпачок протащенной с родины ручки. Каомхин Меченный Ветром, прекрасный зеленоглазый эльф, встретившийся когда-то на моём пути, говорил, что его на родине ждёт невеста.
   - Стоп, стоп, стоп, - внезапное озарение и, в особенности, сопутствующие ему слова случились несколько не вовремя: только набравший после привала скорость голем замер, а нас с потомком дракона неслабо тряхнуло в ложах.
   - Ох, прости. Генту, вперёд. Тиэн, а что имел в виду под "сможешь сама задать этот вопрос"? Мы ведь идём в гости к твоему прадеду, а не к эльфам.
   - Да, но проще всего попасть к драконам через Форайскую пущу. Конечно, обычно люди не рискуют пользоваться этим путём, но твой клинок станет нашим пропуском в запретные леса.
   Вышеупомянутый клинок - изящный кинжал с украшенной драгоценными камнями рукоятью - достался мне от Каомхина, став символом принятия нового члена в семью. И на помощь самоназванного брата я в тот момент начала искренне надеяться.
   - Госпожа, пора, - Тиэн кивнул мне и легко перемахнул бортик углубления в спине голема, спрыгивая на землю.
   Я последовала его примеру: пришло время ежедневной тренировки. Где-то с час мы бежали, затем я приказала Генту остановиться и мы с потомком дракона ещё минут сорок радостно махали тренировочным оружием. По негласному правилу, тот, кто проигрывал в бою, шёл за хворостом и водой. И я, что характерно, занималась этой нужной и полезной деятельностью всё реже и реже.
   В принципе, подобные сцены повторялись изо дня в день с минимальными вариациями. Порой вместо спаринга Тиэн демонстрировал мне новые приёмы. Реже я тренировалась не с ним, а с Ксаном. Драться с демоном было сложнее: даже самое слабое прикосновение одного из трёх его хвостов причиняло сильную боль и, что ещё обиднее, парализовал конечность на несколько минут, так что приходилось держаться на расстоянии, используя као-бон в качестве скорее копья. Впрочем, последнее время Аксандр ослабел, стал вял, и тратить энергию по пустякам (а пустяками было названо всё не связанное с пищей) не желал, предпочитая проводить время во сне в облике той-терьера.
   В целом, наше путешествие было довольно однообразным и даже скучноватым. Населённые пункты мы, по возможности, старались обходить, лишь изредка выбираясь за провизией, предварительно спрятав голема где-нибудь неподалёку.
   И очередная такая вылазка - последняя перед эльфийской территорией - преподнесла очень неприятный сюрприз. Небольшой городок, уютно расположившийся в излучине реки, встретил нас неприветливо закрытыми воротами, несмотря на то, что подошли мы задолго до заката. Вопреки привычному положению дел, вокруг стояла пугающая тишина. Поля, традиционно разбитые за пределами городской стены, радовали глаз спелыми колосьями чего-то весьма напоминающего пшеницу. Сделав несколько шагов в сторону от дороги, я задумчиво добрела к ближайшему полю и сорвала колосок. Растение уже перезрело, зёрна высыпЮлись при легчайшем прикосновении.
   - Ты же понимаешь, что сейчас здесь должны быть десятки людей или мириады птиц? - голос хрустнул ломким пергаментом, став едва слышным уже к середине фразы.
   - Госпожа, идём отсюда, - Тиэн властным жестом ухватил меня за локоть и повёл в сторону спрятанного транспорта. - Лучше спросим припасов у эльфов.
   Я покорно сделала пару шагов и резко остановилась.
   - Что ты имеешь в виду? Ты знаешь, что здесь произошло?
   - Госпожа... Эйли, поверь, нам лучше отсюда убраться поскорее, - он замолчал, будто не находя слов, а я с изумлением заметила, что мужчину бьёт нервная дрожь.
   - Хорошо, давай вернёмся к тайнику, но ты по дороге мне всё объяснишь. Что случилось с этим городом? Почему там так тихо? И почему ты боишься его, будто прокажённого?!
   Да, именно этот факт и заставлял шерсть на спине вставать дыбом, а уши прижиматься к голове. Человек, на которого я привыкла полагаться, который даже в лицо неминуемой смерти смотрел с неизменным достоинством, испугался... чего-то неизвестного.
   Первые несколько минут, он молчал, а я не переспрашивала, сосредоточившись лишь на том, чтобы успеть за длинноногим, торопливо шагающим спутником. И лишь когда городские ворота совсем скрылись из виду Тиэн начал говорить:
   - На стенах этого города был знак Илуна. Тьма уже поглотила всех жителей, и нам следует убираться отсюда подальше. Обойдём город, и сразу направимся к эльфам.
   - Кто такой Илун и почему его знак приводит тебя в такой ужас?
   - Илун - это тьма, это смерть, неотвратимая и ужасная. Когда Илун приходит в мир, люди начинают умирать один за другим. Ни маги, ни учёные не нашли способа противостоять Илун, да никто и не знает кто или что это такое. Но точно известно, что каждый житель этого города скоро умрёт, если ещё не умер. Любой, кто войдёт в город умрёт. Если кто-то выйдет из города, он принесёт Илун всякому, кого встретит на своём пути. От этого нет спасения, поэтому маги опечатывают такие города печатью, не дающей никому покинуть... общую могилу. Проклятье, это не происходило сотни лет. Почему Илун пришёл снова?!
   - Потому что его позвали, - лениво отозвался Ксан, даже не повернув голову в нашу сторону.
   - Ты что-то знаешь об этом? - я забралась в сидение голема и прижала к себе той-терьера.
   - Я чувствую. Там заключён демон. Маленький и слабый, на самом деле, но опасный для людишек. Он не сумеет напитаться жителями этого города в достаточной мере, чтобы вскрыть печати, и умрёт, как только еда закончится.
   - Подожди, там ещё есть живые люди?! Мы должны их спасти!
   - Невозможно. Они уже вдохнули "Илун", им не спастись, - демон приоткрыл левый глаз, полюбовался моим ошарашенным выражением лица и со вздохом объяснил: - Ты же не думаешь, что все демоны похожи на меня или ту болотную тварюшку? Демоны бывают разными. Тот, что живёт сейчас в городе... Он как дым. Человек его вдыхает и оказывается заражён. Ему уже не выжить: его тело рассыплется в прах, а прах станет частью демона, которую вдохнёт следующий человек. Демон распространится на весь город, потом люди закончатся, а "Илун", не имеющий возможности выйти из закрытого пространства иссохнет и умрёт.
   - Если его никто не выпустит, - медленно произнёс Тиэн, и в его золотых глазах промелькнуло отчаяние.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Демон, ты говорил, что Илун призвали. Это могли сделать случайно?
   - Случайно принести в жертву десяток младенчиков или пару сотен взрослых людей? - Ксан хохотнул. - Сомневаюсь.
   - Сколько будет длиться умирание этого создания? - потомок дракона напряжённо ждал ответа на свой вопрос, нервно сжимая рукоять сабли.
   Да и я, наконец-то осознав, к чему ведёт мой спутник, тоже затаила дыхание. Демон это прекрасно почувствовал, поэтому выдержал паузу, достойную Большого театра, ответив лишь после того, как я дёрнула его за ухо.
   - Пару оборотов местного солнца.
   - Два года?!
   - Мы не можем столько ждать. Госпожа, мы должны уничтожить это существо. Если кто-то сотрёт печать, когда оно будет в полной силе...
   - Ваши маги не сумеют его остановить.
   Мысленная речь Ксана заставила вздрогнуть не только меня. Гибель всего мира...
   - Маги не смогут... Да. Его остановят боги, но потом, когда будет уже поздно. Когда погибнут слишком многие.
   - Ага, остановят... Если хотя бы несколько из них сумеют достаточно быстро договориться, - хохотнул демон и снова свернулся клубком, закрыв глаза. - Чем дольше они будут тянуть, тем сильнее будет становиться наш "Илун". Чем он будет сильнее, тем больший союз богов будет нужен, тем сложнее им будет договориться... Думаю, объяснять дальше нет смысла?
   - Значит, мы сами должны его уничтожить!
   Честно говоря, решительность Тиэна начала меня немного пугать. Пока что я даже предположить не могла способ убиения демона в газообразном состоянии, но мой спутник явно не собирался оставить дело так, как есть.
   - И как же вы собираетесь это сделать? - эхом моих сомнений прозвучал вопрос демона.
   И отвечать на него, конечно же, пришлось именно мне.
   - Ксан, ты ведь сам вспоминал болотную богиню... Мы можем поступить также? Запечатать где-нибудь с помощью Следа Создателя?
   - Шутишь? Эта гадость местную живность только усилит. Я ведь не говорил, что "Илун" - хаотит? С чего ты взяла, что это так?
   - Видимо, с того, что не подозревала о существовании альтернатив, - я вздохнула. - Тогда как? Здесь ты - главный эксперт по демонам.
   - Не знаю, - Ксан нервно дёрнул ухом. - Мы слишком далеко от единственно прорыва в Хаос и у меня нет сил, чтобы самостоятельно поглотить эту тварь, а других способов я не знаю. Всё же подобное - туманное - состояние наименее уязвимо, хотя и редко кто из нашей братии умеет долго в нём оставаться. И уж тем более находиться постоянно.
   - Нужно позвать на помощь. Эльфы ненавидят тварей из-за грани и умеют с ними бороться, - неожиданно горячо произнёс Тиэн. - Ты отправишься к ним сама. Покажешь первому же стражу свой кинжал и попросишь проводить тебя в семью. Там на правах дочери потребуешь помощи, они не откажут. На этом своём... големе в лес не входи, эльфы не любят подобных вещей, оставь его на окраине.
   - Стой, стой! Почему ты говоришь так, будто я одна должна буду всё это делать?
   - Потому что мы с твоим демоном останемся здесь и будем следить, чтобы никто не нарушил целостность печатей.
   - А меня кто-нибудь спросил? Я, между прочим, не имею права оставлять хозяйку без присмотра!
   - Даже если я попрошу тебя это сделать? - решительно спросила я и, не дожидаясь ответа, принялась выгружать из Генту припасы, максимально облегчая нагрузку, чтобы повысить скорость. - Тиэн, я буду торопиться изо всех сил. Ксан, будет лучше вернуть тебе истинный облик. Помогай Тиэну во всём. Не скучайте здесь.
   У голема, мчащегося во весь опор, оказался не такой уж ровный ход. Рессоры не слишком спасали, но я всё равно включила свой магический плеер, случайно попав на милую сердцу "Арию", и сосредоточилась на дороге. Хотя посторонние мысли всё равно отвлекали. Скорая встреча с эльфами пугала. Я надеялась, что Каомхин Меченный Ветром окажется где-то поблизости и сможет помочь.
   Интересно, как у него дела? Свадьба уже состоялась? Признаться честно, мысль о встрече с женщиной, заставившей глаза вечно сурового эльфа восторженно сиять, пугала меня даже чуть больше, чем перспектива сражения с демоном. В конце концов, демонов мы уже побеждали, справимся и с этим.
   Примерно так я и думала в тот момент, когда шагала по лесу, оставив по совету Тиэна голема за его пределами. Так я продолжала думать и когда практически неслышный шорох и тень за спиной сформировались во вполне осязаемого мужчину и холодный клинок у моего горла.
   - Ты ещё что такое? - пожалуй, этот голос мог бы звучать гораздо привлекательнее, не будь в нём столько холодного презрения.
   Он говорил на пасциме - языке западных человеческих королевств, но я ответила ему на эльфийском:
   - Друг. Если ты немного уберёшь своё оружие и взглянешь на мой кинжал, сможешь в этом убедиться. Я ищу Каомхина Меченного Ветром.
   - У тебя отвратительный акцент, - уже гораздо более дружелюбно отозвался эльф, убирая оружие. - Меня зовут Лорккан Владеющий Огнём. Приветствую дома, дочь истинного рода.
   ***
   Город эльфов оказался совсем не таким, как я его себе представляла. В нём практически не было ни камня, ни метала. Здания высокие и прекрасные, оказались созданы из дерева, но дерева живого. Следуя за своим юным провожатым, которому меня сдал с рук на руки Лорккан, я мимоходом коснулась стены одного из строений, убеждаясь, что она действительно странно тепла на ощупь.
   А ещё на улицах эльфийского города было очень, очень неуютно: вокруг безумно много невероятно привлекательных мужчин и совсем, совсем нет женщин. От такого положения дел нэко во мне сначала впала в неуёмный восторг, а потом в параноидальную подозрительность.
   - Ты отведёшь меня к Каомхину?
   - Да, сестра эльфов. Тебе повезло: он лишь несколько дней назад возродился.
   - Возродился? Что это значит? Кажется, я ещё недостаточно хорошо знаю ваш язык.
   Эльф, так и не пожелавший представиться, использовал странное слово, которое я перевела для себя как "возрождение" просто потому, что оно состояло из двух корней: "аэфи", означающего жизнь, рождение и, как ни странно, естественную смерть в некоторых случаях, а также "наа", который можно перевести как "новый". Иногда.
   - Твоя речь не так уж плоха, - со снисходительностью, странной для ребёнка, которым он выглядел, отозвался мой спутник. - Дело в том, что ты не знаешь нас. Каомхин тебе всё объяснит, входи.
   - Погоди, что ты?.. - я замолчала, осознав, что задавать вопрос уже некому: мой юный сопровождающий уже исчез. - Очень хорошо. Всё же эти эльфы странные.
   Резко выдохнув, я решительно отодвинула мягкие зелёные ветви, закрывающие вход в дом и шагнула внутрь:
   - Каомхин?
   В доме было очень солнечно, хотя окон в привычном понимании я не увидела. Свет шёл сразу со всех сторон, проникая сквозь стены, зеленоватыми отблесками ложился на пол, проходя сквозь потолок, изумительно похожий на крону дерева.
   - Эйлинарра? Не ожидал увидеть тебя столь рано. Твой поиск привёл тебя сюда или ты решила просто заглянуть по пути?
   - Ну, всего понемногу, - нерешительно отозвалась я, поворачиваясь на голос, и замерла в недоумении.
   Ожидания сыграли злую шутку: я знала, что увижу здесь Каомхина, и когда кто-то заговорил со мной как со старой знакомой, я ни на секунду не усомнилась, что это он - мой самоназванный брат. Даже не обратила внимания на совершенной иной, абсолютно незнакомый голос.
   - Ты ещё кто такой?!
   Стоящий передо мной мальчик... Нет, он был очень похож на Меченного Ветром. Такого, каким тот мог быть лет двести-триста или даже больше назад.
   - Не узнаёшь? Мы познакомились с тобой на корабле старого пройдохи Варблэна. Ты бежала от десятков преследователей в компании демона и раба с примесью драконьей крови. Кстати, а где сами Тиэн и Аксандр? Я не ожидал, что ты решишься отправиться в путь без них.
   - Считаешь меня трусихой? - я выдохнула со всхлипом и опустилась прямо на пол. Так хотя бы мои глаза находились на уровне глаз собеседника.
   То что говорил этот мальчик вполне мог сказать и сам Каомхин... Из его уст эти слова звучали бы очень органично. А вот из уст малыша лет шести на вид...
   - Ты ещё совсем котёнок. Это правильно для тебя - находиться под присмотром. Так где они?
   - Неподалёку. Город... Тиэн сказал, что вы называете его Келлах, - я дождалась утвердительного кивка собеседника и продолжила: - оказался заражён Илун. Это демон, и мы не знаем как с ним бороться. Я прошу эльфов о помощи. Мы боимся, что те, кто призвал Илун в этот мир, могут попытаться...
   Я осеклась, увидев выражение лица крохи, стоящего передо мной. Такое выражение пристало скорее воину, прошедшему тысячи схваток и встретившему смертельного врага, а не очаровательному ангелу с изумрудными глазами и платиновыми локонами. Пожалуй, именно в этот момент я впервые допустила мысль, что всё это не какой-то дурацкий розыгрыш и что мой собеседник может иметь какое-то отношение к тому Каомхину, которого я знала.
   - Илун... призвали в этот мир? Вы знаете, кто это сделал? - он говорил отрывисто, тоном, не предполагающим сомнений или возражений.
   - Если бы... - я удручённо вздохнула. - Ксан сказал, что если печати останутся нетронуты, демон сам умрёт в течение нескольких лет, но мы опасаемся, что тот, кто его вызвал, может захотеть выпустить тварь.
   Задумавшись на секунду над тем, чтобы предложить малышу позвать кого-то из взрослых эльфов, я упустила момент, когда он оказался совсем рядом со мной.
   - Идём. Мы должны обратиться к Господину и Госпоже Леса.
   Малыш напористо дёрнул меня за руку, заставляя встать и пойти к выходу.
   - Эй, эй. Стой! Слушай, наверно, это немного не вовремя, но я не ела уже почти сутки. Нельзя ли как-то исправить этот печальный факт? И ещё, как мне к тебе обращаться?
   - У тебя такие проблемы с памятью, сестра? Меня зовут Каомхин Меченный Ветром.
   - Прости, но я не могу в это поверить, - я коснулась его макушки и повела рукой в сторону так, что ладонь сместилась, прижавшись ребром к моей талии. - Каомхин был выше меня на полторы головы...
   - Я - эльф, Эйлинарра. Раз в двести, триста лет мы перерождаемся, - он усмехнулся. - Пойдём, ты всё равно не поверишь, пока не увидишь.
   Мальчишка, столь упорно называющийся Каомхином, быстро вёл меня по улицам города и дальше, в девственно чистый лес. На печальный писк о том, что я всё ещё голодна, он сорвал с одного из деревьев странный фрукт в форме сердца (и я имею в виду не стилизованную картинку, которой в подростковом возрасте каждый испещрял тетради). Впрочем, несмотря на пугающий вид, вкус у этой штуки был просто потрясающий: нежная, ароматная мякоть, напоминающая что-то среднее между персиком и земляникой, так и таяла во рту. И к тому моменту, когда мы выбрели к поляне, посреди которой росло одинокое деревце, украшенное лентами и золотыми игрушками, я доедала уже пятый фрукт. Хотя предпочла бы, на самом деле, кусок мяса. Можно даже сырого.
   - Стой, - малыш придержал меня за рукав, не позволяя ступить на мягкую траву поляны. - Смотри.
   Там, совсем недалеко от нас стоял мужчина. Я спрятала лицо в ладонях, чувствуя, как заливает его краска. Эльф был прекрасен. И нагота его была прикрыта лишь плащом распущенных волос. Стараясь скрыть накатившее смущение, я слишком грубо спросила:
   - Что за чертовщина здесь происходит?
   - По человеческим представлениям это можно назвать свадьбой, - тихо отозвался малыш. - Обычно мы не допускаем присутствия чужаков в такие моменты, но ты должна кое-что понять. А если я просто расскажу, ты не поверишь. Поэтому просто смотри.
   - Свадьба, говоришь... И где же счастливая невеста? - чуть язвительно поинтересовалась я, в очередной раз с трудом отводя взгляд от соблазнительных ягодиц и крепкой спины, скрытой ниспадающей гривой платиновых локонов.
   - Ты смотришь, но не видишь, - недовольно отозвался спутник, живо напомнив эльфа, именем которого он назывался. - Она перед тобой.
   - Что ты?.. - я осеклась, напряжённо вглядываясь в открывшееся зрелище.
   Эльф достиг деревца и начал его обходить, в итоге оказавшись к нам лицом. И вот здесь я едва сдержала крик то ли изумления, то ли ужаса. Он шагнул совсем близко к дереву, ветви которого рванулись ему навстречу, будто руки истосковавшейся возлюбленной. Вот только в отличие от них, ветви не обняли прекрасное тело, а пронзили его насквозь. Эльф замер, а потом сломанной куклой рухнул на землю. Я со сдавленным воплем рванулась вперёд, нашаривая в поясе хоть какое-нибудь целительное зелье, но тут же ткнулась лицом в мягкую траву.
   - Молчи! Не мешай им! - тридцать килограммов живого веса, только что сбившие меня с ног, расположились прямо на моей спине.
   Юный Каомхин одной рукой зажимал мне рот, а другой крепко держал оба уха.
   - Это дерево убило его, - попыталась крикнуть, но в итоге тихо прошипела я.
   - Смотри в суть вещей, а не на поверхность! И молчи ради всех богов, в которых веришь.
   Спасти несчастного уже не было возможности. Я видела, слышала, чувствовала, что жизнь покинула его окончательно. И, смирившись, последовала настоятельному приказу приведшего меня сюда. То есть воспользовалась вторым зрение и взглянула на суть, а не на форму. И увиденное заставило меня забыть даже о боли в ушах, за которые всё ещё держался мелкий паршивец, приведший меня сюда.
   То, что казалось деревом, стало лесной нимфой, дриадой, духом. Она напоминала рисунок девушки, очерченный буквально одним движением пера. Никакой конкретики, лишь лёгкость, изящество, безграничная свобода. Над бездыханным телом эльфа соткался призрак. В отличие от нимфы он был воплощением силы, надёжности, земной основательности.
   Духи потянулись друг другу навстречу и слились в единое целое. И я отвела взгляд, осознав вдруг, что вторглась в слишком личное пространство. Вломилась с грязными лапами туда, куда и в стерильных бахилах заходить не следовало.
   - Всё, можешь смотреть, - насмешливо сказал эльфёныш, слезая с моей спины. - Всё закончилось.
   - Что это вообще было? Зачем ты меня сюда привёл?
   На месте бывшего деревца сейчас расположился странный кокон с непроницаемой ни для обычного, ни для второго зрения оболочкой.
   - Чтобы ты поняла, мы другие. Мы похожи на людей лишь внешне, да и то не всегда. Нашим мужчинам материальный облик нужен лишь затем, чтобы контактировать с другими расами. Это маскировка, причём не слишком приятная. Раз в несколько сотен лет мы сбрасываем эту маскировку, чтобы объединиться с возлюбленными и обновить тела и, иногда, породить новое поколение эльфов. Когда оболочка раскроется, внутри окажется эльфийка-жена и эльф... Выглядящий, как я сейчас, - он очень по-взрослому усмехнулся. - Дитя будет обладать всеми воспоминаниями своего прародителя. А в одном из нескольких десятков случаев, помимо них двоих там же окажется ещё одна эльфочка и юный эльф, не обладающий никакими воспоминаниями. Их будет воспитывать община. Таковы наши традиции.
   Всё это мой спутник рассказывал уже на ходу, ведя меня куда-то дальше в лес.
   - Значит, ты - тот самый Каомхин, которого я знала, но в новом теле? - вяло уточнила я, ещё не осознав происходящее разумом.
   - Ты правильно понимаешь.
   - Но зачем вам вообще нужно контактировать с другими расами? Жили бы всё время в этом... призрачном состоянии, раз уж тела причиняют страдания.
   - Лес беззащитен перед людьми, драконами. Раньше, когда людей было мало, они не претендовали на нашу территорию. Но сейчас, стоит нам дрогнуть и всех наших женщин убьют, а нашу землю выжгут под пашни. Поэтому мы учимся быть лучшими в мире воинами, мы проводим года вдали от леса, изучая людей, их привычки и слабые места. Нам не нужны человеческие города, но и Лес мы не отдадим! Другого выхода мы не видим.
   - Понимаю. Куда мы идём сейчас?
   - Тебе нужна помощь в борьбе с демоном, если ты не забыла. И здесь нужны силы, превосходящие мои во много раз. Особенно в нынешнем моём состоянии.
   - И кого же мы ищем?
   - Неужели непонятно? Госпожу и Господина Леса. Богов моего народа.
  
   Глава 2.
  
   Богиней эльфийского народа оказалось гигантское дерево, напоминающее земную секвойю. Рядом с ним я почувствовала себя жалкой букашкой-однодневкой, и это чувство мне совсем не понравилось.
   Каомхин всем телом прижался к коре матриарха Леса и замер на несколько минут. А из чащи тем временем вышел большой пятнистый кот. Ростом с приличную лошадь, он щеголял ярким трёхцветным окрасом, похожим на пятна леопардов. Под шелковистой шкурой перекатывались великолепные мышцы, длинный гибкий хвост сердито хлестал по бокам. Тяжёлые лапы ступали по зелёной траве совершенно бесшумно. Уши зверя были украшены кисточками вроде рысьих, но, даже несмотря на это, выражение морды казалось очень суровым.
   Кот оскалился и коротко взрыкнул, не сводя с меня напряжённого взгляда. По-хорошему, следовало бы испугаться, но я не сумела этого сделать: слишком уж красивым было благородное животное. Решив попробовать подружиться с ним, я протянула раскрытую ладонь, бормоча что-то успокоительное, но тут из-за спины раздался холодный голос:
   - Не советую.
   Каомхин обошёл меня и коснулся ладонью подставленной головы кота, что-то тихо прошептав. Затем будто выслушал ответ, согласно кивнул и посмотрел на меня взглядом, слишком тяжёлым для его нынешней внешности.
   - Госпожа Леса хочет поговорить с тобой. Коснись её и открой разум, - он задумчиво хмыкнул, глядя, как я устраиваюсь возле дерева, и заговорческим шёпотом добавил: - И умоляю тебя, перестань смотреть на её супруга так, будто хочешь присвоить его себе.
   - Что? - я изумлённо уставилась на эльфа, перевела взгляд на кота, сидящего неподалёку с выражением истинно кошачьего высокомерия на морде, но сказать ничего не успела: один из тонких корешков "секвойи", лежавших на поверхности земли, обвился вокруг моего запястья, увлекая сознание в глубины чужого разума. Разума настолько чуждого человеку, что я вряд ли сумела бы выдержать это воздействие сколь-нибудь долго, оставаясь в здравом рассудке. К счастью, Госпожа Леса приняла решение за время, недостаточное и для пяти ударов сердца. За время, показавшееся мне вечностью.
   И пока я сидела, пытаясь прийти в себя, Каомхин взмахом ножа, когда-то подаренного ему мною, отсёк одну из молодых ветвей древа.
   - Держи. Ты должна посадить её в пределах городской стены Келлаха. Дальше всё сделает сила Леса.
   - В пределах?.. Ты в курсе, что любой человек, вошедший в этот город, обязательно умрёт?
   Кот, оказавшийся эльфийским божеством, насмешливо фыркнул и нервно дёрнул хвостом. Мой названный брат пытливо взглянул на него и серьёзно кивнул:
   - Господин Леса считает, что ты найдёшь выход. Иначе и быть не может. А теперь иди: если ветвь засохнет, будете сражаться с Илун сами.
   Я встала, чуть пошатываясь. В голове после общения с Госпожой Леса осталась какая-то звенящая, мучительная ясность осознания. Я точно знала, что ни эльфы в целом, ни мой знакомый в частности не будут помогать мне каким-либо иным образом. Что их, на самом деле, абсолютно не волнует моя судьба, как и судьба человечества в целом. Их драгоценный Лес - единственный объект заботы и любви. И я их понимала.
   - Сколько у меня времени?
   - Около двух суток.
   - Мне нужна ещё провизия и свободный проход через Форайскую пущу через несколько дней.
   - Kiste Koill, так мы называем это место. И тебе тоже следует использовать эти слова, - Каомхин задумчиво кивнул. - Ты, конечно же, можешь пройти там. Любой рождённый эльфом или принятый в семью имеет на это право.
   - Тиэн?
   Эльф задумчиво оглянулся на божественную пару, а потом решительно отозвался:
   - Завяжи ему глаза, если раб будет с тобой. Я предупрежу стражей, вас пропустят.
   Каомхин довёл меня до места, где я вошла в лес, по пути раздобыв две сумки с припасами.
   Уже стоя на самой опушке, я не сдержалась:
   - Почему вы не хотите довести это дело до конца? Ведь эти тела мало что значат для твоего народа. Если одно из них окажется заражено Илун, его хозяин может просто возродиться в новом, так ведь?
   - Не так. Умерший вдали от леса потеряет свой дух и никогда не возродится, приведя к гибели своей суженной. А выйти из Келлаха достаточно быстро никто из нас не сумеет. Удачи тебе.
   - Думаешь, она мне понадобится? - я смирилась с вполне предсказуемым отказом, и быстро переключилась на другую тему: - Слушай, я совсем не видела в вашем городе людей.
   - А должна была?
   - Ну, Тиэн говорил, что он когда-то жил у вас. Я подумала, что должны быть и другие люди.
   - Конечно. Наследники ниэров всех окрестных городов проходят здесь пятилетнее обучение, следуя союзному договору, заключённому несколько веков назад. Но этих людей не столь много, чтобы ты могла встретить кого-то из них на улицах.
   - Наследники ниэров? Погоди, ниэр - это правитель города, так?
   - Верно.
   - И у вас живут только их сыновья?
   - Порой и дочери, если ниэр не имеет наследника мужского пола.
   - Ясно. Спасибо за помощь... Стой, а ведь теперь я для тебя старшая сестра, так? - я не удержалась от проказливой улыбки, когда Каомхин сердито нахмурился.
   - Нет. Значение имеет возраст духа, а не плоти!
   - Да? Как обидно, - я улыбнулась, чмокнула эльфа в макушку и отправилась в путь, шепнув напоследок: - Спасибо за помощь.
   То, что рассказал мой внезапно омолодившийся друг, было по меньшей мере странным. Когда Тиэн рассказывал о своём прошлом, он упомянул о дочери ниэра, обвинившей его в изнасиловании. Всякий раз потом, когда я пыталась заговорить о прошлом потомка дракона, он отмалчивался, либо открыто говорил, что эта тема ему неприятна. А теперь оказалось, что он и сам сын городского правителя.
   Генту оставался на том самом месте, где я его спрятала. Забравшись в ложе и пристроив драгоценную ветвь понадёжнее, я приказала голему вернуться к последней сохранённой в памяти точке в режиме максимальной скорости, и закрыла глаза. Очень хотелось спать, но способ передвижения моего транспортного средства не очень-то этому способствовал. Впрочем, я впадала в полудрёму несколько раз, испуганно выныривая из неё на каждом повороте и при смене скорости.
   Тиэна и Ксана не было там, где я их оставила, но вскоре они вышли к воротам города откуда-то со стороны полей.
   - Ну и? Что-то не видно толпы длинноухих, мечтающих помочь нам справиться со злом!
   Ксан был сердит сверх меры, его голос подрагивал, а глаза сверкали яростным огнём. Вот только потускневшая шерсть и изрядно укоротившийся хвост смазывали впечатление.
   - Они решили помочь другим способом. У вас здесь что-то произошло?
   - Ничего. Тишина, - демон посмотрел на меня, брезгливо скорчил рожу и мотнул головой: - Не смотри на меня с такой жалостью, она действует ещё более угнетающе, чем весь этот мир, отсутствие нормальной еды и всеобъемлющий, чтоб его, Порядок.
   - Хорошо, не буду, - я перевернула ошейник на шее демона, возвращая ему облик той-терьера, и подхватила собаку на руки. - Тиэн?
   - Всё хорошо. Что они сказали?
   Я собралась было поведать потомку дракона трогательную историю о "эльфийских девах, чья красота может свести любого мужчину с ума", но вдруг обнаружила, что не могу вымолвить и слова. Предприняв три неудачные попытки, я задумчиво побарабанила пальцами по кобуре книппера, вернулась к голему и вытащила ветку. Голос был обретён вновь:
   - Вот. Велено посадить внутри города. Есть идеи, как при этом выжить?
   Я поздно повернулась, успев увидеть на лице Тиэна лишь странную растерянность, мгновенно сменившуюся решимостью.
   - Думаю, у меня получится это сделать.
   Я задумчиво посмотрела на закрытые ворота, испещрённые светящимися во втором зрении символами, почесала шею спящему тою и радоваться раньше времени не спешила.
   - Сделать что именно?
   - Посадить эту ветвь внутри города.
   Ксан, видимо почуяв моё настроение, задумчиво приоткрыл один глаз и шевельнул большим ухом. Я кивнула скорее своим мыслям, чем демоническому скептическому хмыканью.
   - Тиэн, ты же в курсе, что раб не должен лгать своему господину?
   - Я и не лгу, - мой собеседник напрягся, вздулись вены на шее, даже запах изменился, ведая миру о злости и уверенности.
   - Ты не договариваешь, - я задумчиво прикусила коготь, но тут же его выплюнула. Вредная это привычка - когти грызть.
   Постепенно в моём сознании вырисовывалась достаточно чёткая картина, объясняющая поведение потомка дракона. Осталось решить, хочу ли я её проверять, и стоит ли вообще тратить на это время? Пожалуй, всё-таки стоит.
   - Ты ведь жил здесь, неподалёку, да? Город Рий, где он? Ответь честно.
   - Меньше дня в ту сторону, - Тиэн скрестил руки на груди, неосознанно закрываясь от меня и, наверное, всего окружающего мира, - госпожа.
   - Но ведь это не повод жертвовать собой. В конце концов, эти врата, быть может, так никто и не откроет.
   - Откроют. Здесь неподалёку остатки небольшой стоянки. Три человека наблюдали за городом около пяти дней, то есть, практически с того момента, когда наложили печати. Заметив нас, эти люди сменили местоположение, но остались поблизости. Мне удалось подслушать двоих из этой троицы, и намерения их не оставляют сомнений: как только Илун войдёт в полную силу, защита будет нарушена.
   - Ты их?..
   - Пока что нет. Я хотел дождаться тебя: по доброй воле эти люди не будут говорить.
   Тиэн явно намекал на зелье "Hits egиtea ejia" - мощнейшем аналоге сыворотки правды, действие которого он видел ещё в Оссоре.
   - Хочешь сначала разговорить их, а потом сажать наше чудо-деревце?
   - Боюсь, в другом порядке не получится, ты сама это прекрасно понимаешь.
   - И откуда в тебе столько жертвенности? - я достала свой рюкзак с зельями и зарядила книппер снарядами с сонным газом. - Держи. Рот и нос закрой шарфом. Люди уснут на достаточный срок, чтобы ты успел их связать. Притащишь их сюда. А я пока что немного переоборудую Генту.
   Тиэн растерянно взглянул на оружие, почти насильно всунутое ему в руку, затем на голема и кивнул:
   - Не очень понимаю, что ты задумала, но я верю в тебя.
   - Может быть, тогда расскажешь наконец-то всю правду о своём прошлом?.. Наследник ниэра...
   Мужчина вздрогнул, нерешительно взглянул в мою сторону, но я махнула рукой, показывая, что он должен идти. Из двух суток, отведённых на проведение операции, почти сутки я добиралась от эльфийского леса к городу. А мне ещё надо было придумать способ доставить Генту за городскую стену так, чтобы не повредить печати.
   Конечно, этот голем не был предназначен для лесопосадочных работ, но несколько дополнений в программе и слегка видоизменённая конечность исправят этот недостаток. Вот с транспортировкой всё гораздо сложнее: огромная махина, в пару центнеров весом, совершенно не приспособлена к передвижению по абсолютно вертикальным поверхностям, а врата открывать нельзя до тех пор, пока демон не будет уничтожен.
   Я задумчиво осмотрела крепостную стену, уделив особое внимание привратным башенкам и, вздохнув, направилась к Генту. Программировать при отсутствии хоть чего-то, похожего на дебаггер, основываясь не столько на академических знаниях, сколько на интуиции было не так уж и просто. Счастье ещё, что нэко, память которой мне подарили, слепила за свою жизнь не одного и даже не десяток големов.
   Вообще, манипуляторы Генту были довольно универсальны, но мне и в голову не приходило, что им придётся иметь дело с чем-то, столь хрупким. Пришлось лезть в настройки и регулировать силу сжатия. К тому времени, как я вышла из транса, который по сути был "средой программирования", Тиэн уже вернулся с бесчувственным телом человека. На мой вопрос об остальных, он задумчиво пожал плечами:
   - Похоже, один из них ушёл пару дней назад. И он - маг. Второго я убил, он вёл себя как подчинённый, а значит, мало знал.
   Я вздрогнула и беспомощно взглянула на своего друга. Иногда он меня просто пугал. Впрочем, подробней сформулировать эту мысль мне не позволили: рядом с ногами раздалось очень выразительное поскуливание. Ксан, до того дремавший на спине голема, теперь скатился вниз по одной из его конечностей и умоляюще смотрел на меня. Закрыв глаза и тихо выругавшись, я перевернула ошейник и кивнула. Человек уже мёртв, а демону необходимо питаться. Чем дальше мы уходим от прорыва Хаоса, тем быстрее он теряет силы и тем больше душ необходимо ему для выживания.
   Проследив за рыжей кометой, в которую внезапно превратился ещё пять минут назад якобы умиравший Ксан, я повернулась к Тиэну:
   - Давай допросим твоего пленника, - я растворила несколько сероватых крупинок в чашке воды и вылила жидкость в рот человеку.
   Вскоре он очнулся. Действие зелья проявилось с первых же секунд: мужчина явно не слишком хорошо осознавал происходящее, странно улыбался и выглядел каким-то осоловелым. Привычно осведомившись в первую очередь об имени "подопытного", я отметила несколько заторможенную речь, вялую реакцию, и решила в будущем не комбинировать сонный туман и сыворотку правды. Дальше допрос вёл уже Тиэн, и я не вмешивалась, сидя чуть поодаль, листая Книгу Зелий и прислушиваясь к диалогу лишь самым краешком уха. Правда, совсем недолго.
   Подозрения потомка дракона оправдались: человеку было приказано стереть часть защитных знаков, когда "сияние чужеродного зла усилится столь заметно, что вы почувствуете и за стеной". Вот здесь я не сдержалась:
   - А вы сами-то не боялись погибнуть, выпуская на волю такое?!
   Человек замер на время, даже более продолжительное, чем раньше. Будто услышал нечто, о чём никогда даже не думал.
   - Он... Он говорил, что нам ничего не угрожает. Он говорил, что мы откроем врата и обретём счастье, получим то, о чём и мечтать не могли. Он говорил...
   Человек снова надолго замолчал, и Тиэн в конце концов вкрадчиво поинтересовался:
   - Кто "он", Наши? Кто приказал вам это сделать?
   Пленник сдавленно всхрипнул, изумлённо хватанул воздух ртом, попытался вскочить и, пошатнувшись, завалился на бок. А потом взорвался! Я этого не видела: Ксан, к тому времени уже давно вернувшийся и дремавший неподалёку, внезапно прыгнул, отталкивая меня от места событий, и накрыл своей пушистой тушей. Так что я лишь услышала глухой звук, а потом увидела... Увидела зрелище, которое мне не хочется ни вспоминать, ни уж тем более видеть вновь.
   - Тиэн, ты как?!
   К счастью, потомок дракона был в порядке. Наверно, успел отскочить самостоятельно. Он стоял чуть в стороне и стряхивал с себя... Я прижала ладонь ко рту, осознав, что именно стряхивал мой спутник. Как ни странно, но то, что его мужественное лицо в этот момент отличалось изрядной бледностью, помогло меня сохранить достоинство. Подобрав с земли Книгу Зелий, я смыла с неё кровь водой из фляги и рассеянно убрала в сумку.
   Первые несколько минут никто не произнёс больше ни словечка. Даже Ксан сохранял то ли потрясённое, то ли попросту вежливое молчание. Точно, Ксан!
   - Ты знал, что это произойдёт?
   Демон, до моего вопроса усердно вылизывавшийся, задумчиво почесал за ухом задней лапой.
   - Нет, именно это стало неожиданностью и для меня. Просто от него резко завоняло какой-то совершенно отвратительной разновидностью магии. А я, как нам всем прекрасно известно, обязан тебя защищать. По крайней мере, до тех пор, пока на мне этот ошейник.
   Он задумчиво дёрнул хвостами и продолжил чистить шубу.
   - Магия? - Тиэн нахмурился. - Кто из магов способен на такое? Это слишком жестоко даже для них.
   - Наверно, этот человек знал настоящее имя организатора всего этого. Я читала о подобных вещах в книгах... Кошмар какой-то. Давайте уйдём отсюда.
   Тиэн согласно кивнул и начал собирать лагерь, а я нервно принюхалась к ладоням. Кажется, от них пахло кровью.
   - Ксан, можешь съесть его душу, - я отвернулась, вытирая руки сорванным пучком чистой травы.
   - Не могу.
   - Что?
   - Я не могу съесть его душу. Не могу. Её уже не существует! Я не знаю, что за мерзость его убила, но она разорвала в клочья не только тело, но и душу, - я изумлённо оглянулась, и демон добавил, будто извиняясь: - Нет, человеческая душа не самая неуничтожимая субстанция... Но зачем такие трудности?!
   - Хотелось бы и мне знать.
   Мы ушли от места происшествия на несколько километров. Внезапно оказалось, что там гораздо более низкая стена: она выходила на обрыв, спускавшийся к какой-то бурной речушке, но метра два с половиной - три между ним и каменной кладкой было. То есть Генту там пусть с трудом, но поместится. Осталось понять, как затащить его на эту относительно небольшую высоту. Хоть мой голем и умел прыгать, высота двухэтажного дома была ему не по зубам.
   А может быть, я изначально неправильно смотрела на ситуацию?
   - Ксан, а для тебя визит туда будет безопасен?
   - Шутишь? - он нервно дёрнул ухом. - Меня любой демон уничтожить будет рад. "Порядочные" из извечной ненависти к нам, хаотитам. А хаотиты из не менее извечной ненависти к помескам вроде меня.
   - Помескам?
   - Ну так! Все демоны как демоны. Проекция Хаоса на ткань упорядоченного, энтропия под тончайшей оболочкой физического воплощения. Вспомни хоть того, который тебя в этом мире первым встретил... Или болотную госпожу, ту же. Песня же, симфония разупорядочивания. А я? Помесь Хаоса и огня. Ублюдок от союза первоначала и стихии. Естественно меня ненавидят! - Ксан опёрся передними лапами о моё колено, приблизив морду к лицу, проникновенно взглянул в глаза и саркастически поинтересовался: - Или ты думаешь, я просто так под крыло к светлой богине перебрался? Из непреодолимого иррационального желания услужить одной новорожденной нэко?
   - Нет, конечно же, нет. Мне такое и в голову не приходило, - я задумчиво почесала оказавшийся столь близко пушистый подбородок и призналась: - Я думала, Фрейя тебя пленила и заставила подчиняться. А зачем ты к ней под крыло перешёл? Разве тебя из-за этого не будут ещё сильнее желать убить?
   - Покровительство до тех пор, пока я не стану достаточно сильным, чтобы сожрать любого, позарившегося на мою шкурку.
   - Это серьёзно, - я кивнула и снова тоскливо уставилась на стену.
   Можно попробовать использовать верёвки. Интересно, сколько верёвок нужно, чтобы удержать голема? И как и чем их закрепить?
   Я задумчиво кинула в речку небольшой камень и отправилась к Тиэну, занимавшемуся лагерем.
   - Верёвки? Конечно, есть. Что ты хочешь сделать?
   - Закрепить их на стене и приказать Генту взобраться. Вот только не знаю, выдержат ли...
   - Сплетём по три, длины хватит. Твоё... создание способно лазить по верёвкам?
   - Должно. Хотя испытаний я не проводила. Как-то не думала, что это пригодится, - я усмехнулась и пропустила между пальцами протянутый Тиэном шнур. - Давай попробуем.
   Мы сплели две достаточно длинные верёвочные косы, и я взобралась на стену, чтобы закрепить их концы с помощью быстротвердеющего клеевого состава. Ожидая, пока клей схватится, бросила случайный взгляд за стену, на город, и замерла в каком-то благоговейном восторге. Едва ли в десятке сантиметров от вершины стены колыхалась хмарь, плотная настолько, что хотелось зачерпнуть её ладонью. Вдалеке из этого серого марева возносилась одинокая, удивительно красивая башенка: тонкая, изящная, из молочно-белого камня, немного затенённого временем и ветрами.
   Пожав плечами, я соскользнула вниз, на землю, не скрытую пеленой смертельно опасного тумана, и подозвала Генту. Тиэн, с самого начала нашего путешествия относившийся к голему с настороженной опаской, тоже подошёл. Кажется, сейчас он был готов простить моему алхимико-механическому другу даже странный вид и неестественное происхождение. То есть то, чего люди в обычной ситуации прощать не склонны.
   - Ну и что теперь?
   - Дружно надеемся на лучшее, - отозвалась я, добавляя в склянку "Живого зеркала" несколько капель рубиново-красного зелья, из которого когда-то создавались сенсоры голема, а потом приказала: - Генту, вверх.
   И чуть не привзвизгнула от радости, когда он, перебирая "руками" по верёвкам и упираясь "ногами" в стену, полез. Сумел, не сорвался. И канаты выдерживали его с лёгкостью, и не думая трескаться и уж тем более рваться, даже тогда, когда один из манипуляторов верёвку перехватывал, оставляя всю тяжесть голема на другой нити.
   Вскоре Генту достиг вершины стены и спрыгнул с неё, исчезнув из вида. Я поспешно выплеснула в воздух модернизированное "Живое зеркало", создавая экран, связанный с сенсором голема. Теперь мы с Тиэном видели всё то, что отражалось в круглых "глазах" моего творения, а сам Генту мог слышать мои команды.
   Заинтересовавшийся происходящим Ксан внезапно потребовал, чтобы ему вернули демонический облик, и, получив желаемое, мощным прыжком взлетел на стену, где и расселся вольготно, свесив вниз все три хвоста и периодически комментируя происходящее. И первые его комментарии оказались весьма нелестными: Генту неудачно приземлился прямо на крышу какого-то небольшого здания, судя по всему, предназначенного для стражи. Крыша, естественно, веса моего друга, усиленного падением с двухметровой высоты, не выдержала и провалилась, и теперь голем бестолково топтался внутри помещения, не имея возможности выбраться из-за слишком узких проходов и программного запрета на разрушения внутри поселений разумных существ. Вздохнув, я приказала ему уничтожить одну из стен заклятием, встроенным ещё магами Мин-Йаршериса, и следовать по улице. На самом деле, можно было сделать всё прямо здесь. Деревянный настил дороги вскрыть ударом манипулятора, посадить ветвь и дождаться обещанного Каомхионом результата... Но мне хотелось довести Генту до башенки, увиденной со стены. Сама не знаю почему, но именно там должно было свершиться чудо, я чувствовала это самым кончиком хвоста и противиться интуиции не собиралась.
   Структура "Живого зеркала" была нарушена добавками, и ещё дважды пришлось обновить экран, прежде чем голем добрался до места назначения. Когда перед глазами появилось подножие башни, я уже жалела о своём решении: слишком много мы потеряли на этом времени. Да и гладкий камень, сменивший дощатый настил, не внушал оптимизма. Тем не менее, я приказала Генту извлечь один из камней и терпеливо, цепью последовательных коротких команд, помогла правильно посадить ветку. Затем мы отправились на поиски воды, а когда вернулись, обнаружили на том же месте уже молодое деревцо. Причём сияло оно во втором зрении совершенно невероятными, ослепительно яркими тонами зелёного и жёлтого, с лёгкостью поглощающего серое марево демона.
   Ксан спрыгнул со стены, взорвав густую тишину дробным топотом, с интересом заглянул в висящее в воздухе зеркало и нервно дёрнул хвостами:
   - Уводи его оттуда, если не хочешь транспорта лишиться. Сейчас что-то будет.
   Где-то в глубине души, я была полностью согласна с демоном и команду на экстренную эвакуацию дала не раздумывая. Тут же энергия юного древа вспыхнула, будто костёр, попотчеванный немалым количеством бензинчика. "Живое зеркало" не вынесло нагрузки и осыпалось на землю мелкими чешуйками, жалобно дзынькнув на прощание. Шарахнувшись в сторону сначала от зеркала, а потом и от изумлённо взвывшего и снова кинувшегося к стене демона, я, недолго думая, тоже бросилась к верёвкам и на приемлемом наблюдательном пункте оказалась чуть ли не раньше Ксана. Буквально через мгновение к нам присоединился и Тиэн, присевший рядом со мной в позе, из которой очень легко было бы спрыгнуть обратно. Причём одной рукой он крепко ухватил меня за шкирку, видимо, не собираясь оставлять "хозяйку" на растерзание неизвестности.
   - Во имя Хаоса Предвечного, - Аксандр вытянулся вперёд всем телом, опасно балансируя на самом краю и напряжённо принюхиваясь. Его блестящий чёрный нос, способный украсить морду любой овчарки, ходил ходуном, утягивая за собой обладателя всё дальше и дальше.
   - Ксан, ты чего?
   Я взглянула на происходящее внутри города вторым зрением - сквозь ресницы и чуть искоса, чтобы не ослепнуть, если вдруг буйство энергий окажется слишком уж ярким - и осознала причину, не дожидаясь ответа друга. Магия эльфийской богини, смешанная с силой демона Порядка, на выходе дала эманации, подозрительно похожие на Хаос в той форме, которую щедро демонстрировал мне когда-то Артас. Ну а Аксандр, давно и прочно лишённый этой подпитки, сейчас страдал. Причём, подозреваю, страдал не меньше ловца жемчуга, отделённого от живительного воздуха тонкой, прозрачной, но непреодолимой стеной.
   - Ксан? - я коснулась колючей шерсти, пытаясь как-то успокоить демона, и едва успела отдёрнуть руку от щёлкнувших совсем рядом клыков.
   - Без жалости обойдусь!
   Мерцающие тёмно-красным глаза смотрели куда-то мимо или сквозь меня, в уголках рта появились тоненькие ниточки слюны и морда, обычно выглядящая весьма благодушно, как-то заострилась и ужесточилась. Я почувствовала, как встаёт дыбом шерсть на моём позвоночнике, а уши прижимаются к голове, сообщая окружающему миру о том, что нэко испугалась. И впервые за всё время своего существования в этом мире я обрадовалась, что шею Ксана перечёркивает сияющая золотом Фрейи полоска ошейника. То, что абсолютно точно не позволит ему перейти из разряда моего друга в разряд охотника на меня.
   Тиэн, заметивший и хвост, прижавшийся к ноге, и когти, выпущенные непроизвольно, сделал движение, будто собираясь прикрыть меня от демона собственным телом, но я его остановила.
   - Всё в порядке. Ксан, ты?..
   - Я тоже в порядке, - перебил он меня. - Просто растерялся. Скоро проход откроется. Илун уже не выдерживает.
   Секунду поразмыслив, я решила сделать вид, что не замечаю ни рублености отрывистых фраз, ни напряжённого подрагивания хвоста демона, обратив вместо этого внимание на происходящее в городе. Туманный круг демонического "тела" не выдерживал напора стремительно взрастающего дерева, рассеиваясь под напором чуждой энергии. Конечно, происходило это не так быстро: за первые несколько минут очистился лишь круг диаметром метров в пятнадцать, но даже если скорость не изменится (а мне почему-то казалось, что она постепенно увеличивается), часов через шесть-семь город будет свободен.
   Печально вздохнув, я спустилась со стены, жестом предложив Тиэну последовать примеру, и пошла устраиваться на отдых. Согласно странной мудрости, рождённой мною за время путешествия, если выдалось свободное время, то надо пойти и чего-нибудь съесть. А если ты уже сыт, то надо поспать. Здраво рассудив, что за пять часов мы успеем и то, и другое, я начала разводить костёр.
   Ксан, так и не соизволивший спуститься, застыл изваянием на стене. Лишь ветер, постепенно усиливающийся, трепал на ветру три его хвоста. Я часто поглядывала в его сторону, опасаясь, что непреодолимое стремление как можно скорее окунуться в эманации Хаоса заставит моего друга сделать глупость, но за следующие два часа демон не шевельнул ни одним мускулом. И я, успокоившись, задремала, свернувшись клубком под неусыпным контролем потомка драконов.
  
  
   Глава 3.
  
   Пробудиться мне довелось под яростно-счастливый вопль демона. Смысла в нём не было совершенно, зато эмоции били через край. Испуганно вынырнув из сна, я ещё успела заметить кончик рыжего хвоста, исчезающий за стеной. Но осознала значение этого лишь спустя несколько мгновений.
   - Ксан!
   Я подорвалась и, со сна запутавшись в одеяле и едва не клюнув землю носом, всё же добежала до стены. Где и обнаружила с некоторым удивлением совершенно спокойного потомка дракона.
   - Смотри, всё уже заканчивается.
   Он помог мне взобраться наверх и даже ненавязчиво так погладил по ушам, будто успокаивая. Это не слишком-то помогло и ещё пару минут я усмиряла бешенное сердцебиение, наблюдая за тем, как рыжий демон радостно охотится за чем-то в тумане, испуганно прячущемся в самых узких окраинных закоулках города.
   Росток, совсем недавно посаженный моим Генту рядом с башней, умудрился эту самую башню перерасти, возвышаясь рядом напоминанием о бренности сотворённого человеком и величии природного. Его сила заполнила город почти до края, успокоилась, налилась густым тёмно-красным цветом и начала свиваться плотными бутонами метафизических цветов, похожих на розы. Там, где эти бутоны распускались, из земли прямо на глазах вздымались молодые деревца, густая трава неудержимым напором взламывала и дощатую, и каменную мостовую, а лианы оплетали дома сложной сетью.
   Вскоре в моём разуме раздался потрясённо-радостный крик и туман исчез окончательно.
   - Он его съел, - Тиэн удивлённо махнул рукой в сторону Ксана, активно дожёвывающее нечто аморфное, свисающее из пасти с обеих сторон. - Выхватил из тумана что-то вроде серой змеи и съел. Он ведь говорил, что неспособен справиться с Илун?
   - Видимо, эльфийская магия ослабила демона, - я пожала плечами. - Слушай, а у людей с эльфами не было проблем из-за дележа территорий?
   - В хрониках есть упоминания о том, что один из правителей княжества Рато, которое раньше располагалось на месте вольных городов, пытался захватить эти леса. В первую же ночевку на границе князь исчез из своей палатки, а когда его нашли, немедленно распустил армию. Говорят, он видел что-то поистине ужасное, что-то, что свело его с ума. Он правил ещё десять лет и за это время сумел разрушить одно из самых великих на тот момент княжеств. А спустя три года эльфы впервые вышли из своих лесов, предложив людям торговлю или войну. Потом было ещё несколько попыток взять эти леса силой, но эльфы - великие воины.
   - То есть сами лесные жители ни разу не пытались захватить человеческую территорию?
   - Нет, такого в летописях нет.
   - Ну что же, поздравляю, мы присутствует при историческом событии: эльфийские леса аннексируют человеческую территорию, - задумчиво провозгласила я и спрыгнула со стены на крышу ближайшего дома, не слишком заботясь о том, правильно ли браслет переведёт довольно специфическое словечко.
   Облизывающийся Ксан встретил меня счастливым оскалом:
   - Смотри! Это шикарно!
   С этими словами он растворился в облако рыжего тумана, окружившее меня со всех сторон, а потом материализовался совсем не там, где стоял раньше.
   - Эм... Поздравляю, - я аккуратно пригладила его шерсть на загривке, кажется, ожидая, что в любую секунду она снова станет чем-то иным.
   - Погоди, ты не понимаешь, да? Ну, конечно, ты не понимаешь. Человек!
   - Нэко, вообще-то, - спокойно поправила я его, чуть улыбаясь.
   Мой друг снова становился таким, каким я его знала. Без этого пугающего выражения на морде.
   - Ой, нэко-шмэко. А то я не чую: как была человечкой, так и осталась. Впрочем, для человека ты вполне приличное существо, не комплексуй.
   С трудом удержавшись от смеха, я уже смелее запустила пальцы в густую шерсть на шее демона и поинтересовалась, что же такого классного в новообретённом умении.
   - Я становлюсь неуязвимым! Правда ненадолго... И только на территории, принадлежащей Хаосу... Но это мелочи, это всё ещё можно исправить, главное - я научился сохранять осознание в нематериальном виде, зави... - он осёкся, прислушиваясь к чему-то далекому.
   Я последовала его примеру и тоже услышала голос Тиэна. Кажется, он звал меня, и звал уже достаточно давно: по крайней мере, когда мы с Ксаном всё же добрались до него, выглядел потомок дракона несколько сердитым.
   - Госпожа, смотри.
   - Генту! - я схватилась за сердце, кровью обливающееся при виде верного моего голема.
   Слияние энергий, породившее выброс какой-то неведомой мне силы сильно покорёжило искусственное тело. Так, одна из шести ног оказалась расплавленной начисто, напоминая о своём присутствии лишь почерневшей культяпкой. Казалось бы неубиваемая алгерроковая броня закоптилась, потеряв часть чешуек, раньше прикрывавших тылы голема. Однако, несмотря на все повреждения, на собственное имя Генту отреагировал адекватно, просигналив о готовности к выполнению приказов.
   Горестно вздохнув, я поскребла запекшуюся до хрупкости и покрывшуюся сложным узором трещинок глину, которая была основным материалом, пошедшим на создание тела голема. Похоже, эти куски придётся выбивать, заменяя чем-то иным, в противном случае я рискую вскоре совсем потерять верного помощника.
   - Ты сумеешь его спасти? - в голосе Тиэна слышалось сочувствие. Похоже, эта история смогла примирить моего спутника с магико-механическим существом.
   - Конечно. Непросто будет, но я справлюсь.
   Он улыбнулся, очень трогательно, почти что одними глазами, и я, неожиданно даже для самой себя, смутившись, устремилась вглубь города, туда, где отныне возвышалось новое древо богини эльфов. Ксан уже был там. Обнюхивал основание лесного исполина с подозрительной целеустремлённостью, свойственной домашним псам на прогулке.
   - Не знаю, что именно ты собираешься делать, но надеюсь - ничего неразумного.
   - За кого ты меня принимаешь? - оскорбился демон и уселся на землю, обвив лапы хвостами. - Оно странно пахнет. Не Порядком. Но и не Хаосом. Чем-то... смешанным. Но вкусным. Хотел бы я иметь достаточно сил, чтобы съесть источник этого запаха.
   Облизнувшись и вздохнув с неподдельной грустью, он побрёл к белокаменной башенке, вблизи выглядящей совсем не так мило, а я коснулась ладонью шершавой коры. И ухнула в чуждое сознание, будто в пропасть, бездонную и пугающую. А вынырнув оттуда спустя кратчайшее мгновение, ещё долго не могла отдышаться.
   - Что это с тобой было только что? - в мысленном голосе демона звучала тревога.
   - Ничего особенного, - я старалась думать как можно чётче. - Кажется, мне просто сказали "спасибо".
   - Неплохой способ проявить признательность, - Ксан раздражённо фыркнул. - Ещё немного, и ты бы никогда и никому не сумела рассказать, что оказала услугу этим "благодарным". Иди сюда. Тут твой раб, кажется, выживших нашёл.
   - Что?!
   Под воздействием такой новости я преодолела головокружение и добралась до вершины башни за считанные минуты.
   - Шустро ты, - демон довольно оскалился. - Заходи, они забаррикадировались, но уже раскапываются.
   - Кто там? Как они выжили?
   - Похоже, местный маг со служкой, - Тиэн, сам того не замечая, нервными, отрывистыми движениями длинных пальцев отколупывал щепочки от косяка двери. В расковырянную к тому времени дырку с лёгкостью мой кулак поместился бы. - Ума не приложу, как они остались живы, но твой демон говорит, что Улун там не пахнет.
   Я оглянулась на Ксана, получила подтверждающий кивок и, вздохнув, опустилась прямо на пол. За дверью раздалось бурное скрежетание, раскатистый грохот и ойканье на два голоса. Спустя ещё пару минут деревянное полотно приоткрылось, и в щёлку выглянул мальчишка лет пятнадцати. Измученный, встрёпанный, с покрасневшими глазами, он, тем не менее, старался "сохранить лицо": держался с достоинством и говорил почти спокойно. Даже несмотря на нашу, более чем странную, компанию.
   - Господа, меня зовут Снок, я ученик эра Фамулуса. Мой господин и учитель сказал, что это благодаря вам проклятье Илуна рассеялось столь скоро. Это правда?
   - Ну, можно сказать и так, - я неуверенно оглянулась на Тиэна и собралась было поинтересоваться, как этой парочке удалось дожить до нашего появления, но мальчик продолжил свою речь.
   - Мы благодарим вас за это чудесное спасение и выражаем глубочайшую скорбь, что оно пришло столь поздно, - на этих словах губы мальчишки дрогнули, а в глазах появились слёзы, но он упрямо продолжил, лишь шмыгнув носом. - Сейчас я вынужден просить вас ещё об одном одолжении. Мой господин и учитель потерял слишком много сил, а моего искусства, увы, не хватает, чтобы излечить его.
   - Ох, конечно! И зачем, во имя Фрейи, было нужно это длиннющее вступление?! - я прошмыгнула в щель двери и приблизилась к полулежащему в кресле пожилому мужчине, на ходу доставая свёрток лечебных зелий. - В чём выражается болезнь? Когда начались потери силы?
   - Мой господин и учитель почувствовал появление Илун в городе первым. Он сразу же сообщил об этом магам пяти соседних городов и запечатал врата первой печатью, чтобы смерть не вырвалась до прибытия помощи. Спастись не было никаких шансов, но мой господин и учитель предположил, что в башне, возвышающейся над городскими стенами, а значит и над знаками, удерживающими Илун, мы проживём несколько дольше и хотя бы не станем пищей чудовища. Однако, оказавшись в относительной безопасности, мой господин и учитель не захотел покидать город на произвол судьбы и попытался противостоять Илун. К сожалению, это окончательно подорвало его силы.
   - Вот как? - я понятливо кивнула, прощупывая пульс пациента.
   Похоже, всё дело было лишь в сильнейшем истощении, не более того. Замедленное биение сердца, почти незаметное дыхание, потеря сознания, стандартные признаки, совсем неопасные с точки зрения нэко. Проводя необходимые процедуры, я рассеяно поинтересовалась:
   - Почему ты называешь эра Фамулуса так?
   Этот вопрос меня действительно интересовал. Мои ученики, там, в Мин-Йаршерисе, называли меня сначала госпожа Эйлинарра, а потом и вовсе Эйли. Особой церемонности в отношениях студентов и преподавателей Академии также не наблюдалось, поэтому от странного обращения "господин и учитель" меня изрядно коробило. Печальный стон Ксана, до того с интересом обнюхивавшего стоящую в помещении небольшую конторку, стал первым признаком, что с вопросом что-то не так. Да и Тиэн, закрывший лицо ладонью, ничего хорошего не предвещал. Завершающим штрихом оказалось предельно растерянное лицо Снока и резонный вопрос:
   - Но как ещё можно называть своего господина и учителя?
   - И действительно, - задумчиво пробормотала я, размешивая в чистой пробирке десять капель "Соэтрэ" с обычной водой. Для человека в возрасте концентрированный стимулятор, которым являлось зелье, мог быть попросту опасен.
   - Ты не видишь, что между ними связь хозяина и раба? - ворчливо поинтересовался демон у меня в разуме и озадаченно добавил: - Правда, она какая-то странная. Понять не могу...
   - Ох, и правда, - я нахмурилась.
   Цепь, видимая только вторым зрением, тянулась от запястья мага к шее мальчика, и я как-то внезапно осознала, что уже не испытываю сочувствия к старику, потерявшему силы в борьбе с Илун. Хотя не всегда в этом мире рабовладелец становится таковым по собственному выбору, да и вообще не мне судить... Вздохнув, я огляну
   Ещё очень странно выглядела магическая аура эра Фамулуса. Будто на его собственный, откровенно тоненький тёмно-зелёный абрис, наложили изрядный слой чего-то пёстрого, мутного и противного. Ни разу в жизни подобное не встречалось ни мне, ни моей нэко. Задумчиво почесав в затылке, я на всякий случай, влила в старика ещё и "Лиа-кра", зелья, очищающего от порчи. Хуже с ним не станет, а вот к улучшению может привести. Спустя несколько мгновений маг даже смог приоткрыть глаза и что-то слабо прошептать, склонившись к нему, я услышала только "Будьте осторожны" и "Снок", а затем вмешался и сам ученик мага:
   - Сэр Фамулус, вы живы, слава богам. Молчите! Вам надо сейчас хранить силы. Илун повержен, как вы и говорили, всё хорошо.
   Старик вздохнул и, кивнув, закрыл глаза.
   - Надо доставить его в соседний город, - неуверенно заметила я. - Нужен уход и хорошая пища. Тогда он скоро поправится.
   - Да, конечно! Правда... Как это сделать? Боюсь, поблизости мы не найдём ни одной лошади.
   - Похоже, госпожа, тебе придётся отвезти этих людей в Рий, - тихо произнёс Тиэн, подойдя достаточно близко, чтобы я чувствовала его тепло спиной и правым плечом.
   - Рий? Это же...
   - Наиболее близкий город, в котором наверняка будет хороший лекарь или, как минимум, жрец Асклесса.
   - Ясно. Хорошо, - я задумчиво нахмурилась, ловя ускользающую мысль, и потрясённо обернулась к Сноку: - Подожди, если Илун не проникает выше ограничивающих знаков, может, он не проникнет и ниже?! Может быть, в городе есть ещё кто-то живой?
   - В подвалах? - Ксан задумчиво хлестнул хвостом, уронив странное сооружение из металла и стекла, и энергично кивнул: - А в этом есть смысл. Поискать?
   - Будь добр, - не успела я договорить, как рыжая молния уже выкатилась из помещения, весенним громом прогрохотала по лестнице и растворилась в городе.
   Откуда у демона взялось столько энтузиазма к спасению людей, я так и не поняла, но спрашивать было уже поздно.
   Уже в тот момент, когда мы с Тиэном помогали пожилому магу делать последние шаги по ступеням башни, в моей голове раздался довольный возглас:
   - Нашёл! Двое. Детёныши. Вы идёте?
   - Конечно. Ты где?
   - Сейчас метку поставлю.
   Демон замолчал, а спустя мгновение из пересечения мелких улиц в небо ударил столб огненно-красного света.
   - Я... вижу. Проклятье, думаю, это видят и в десятке соседних городов. Ищи дальше, Ксан. И спасибо тебе.
   Демон ничего не ответил, но я самой сущностью своей ощутила его реакцию: "одним спасибо ты не отделаешься".
   - Тиэн, - я обернулась к другу, поддерживающему пожилого мага. - Аксандр нашёл ещё выживших. Нам надо идти туда.
   - Эр Фамулус...
   - Я останусь с ним, - Снок быстро всё понял и подхватил старика под другую руку, позволяя Тиэну освободиться.
   - Спасибо, - я кивнула мальчишке и с низкого старта метнулась в сторону демонической "метки".
   Судя по тому, как Ксан окрестил найденных, там выжили дети. Я прекрасно представляла, насколько больно, страшно, совершенно невыносимо было им сидеть в этом подвале, ожидая скорой смерти либо от проклятия, либо от голода-жажды. И теперь стремилась оказаться там как можно быстрее, чтобы помочь, утешить и ободрить. Хотя представить себе способ утешить тех, кто практически одномоментно потерял всех родных и близких, стал свидетелем гибели целого города, я не могла. Да и возможно ли это в принципе?
   К тому времени, когда мы с Тиэном добрались до столпа огня, по городу зажглись ещё три таких же, а Ксан бодро отрапортовал, что больше он живых под землёй не чует. То есть из нескольких тысяч жителей города, в живых осталось максимум пять групп.
   Как бы то ни было, первая точка, отмеченная демоном, находилась рядом с небольшим, но довольно добротным домиком, сложенным из крупных брёвен. Зайдя внутрь, я непроизвольно взвизгнула, но тут же зажала рот ладонью. Всё же не пристало девушке, сражавшейся с ходячими мертвецами, орать из-за всего лишь двух скелетов, сидящих в креслах перед давным-давно погасшим очагом.
   - Как странно, - Тиэн, не утративший ни капли самообладания, смотрел на абсолютно белые, будто многие века пролежавшие на солнце, костяки. - До сих пор мы ни разу не встречали кости. Я уж было думал, что Илун поглощает и их вместе с плотью.
   - Да, - я озадаченно почесала в затылке, осознавая правоту спутника, и пожала плечами. - Не обратила бы на это внимание, если бы ты не сказал. Как думаешь, почему здесь не так?
   - Не знаю. В общем-то, в дома мы ещё не заходили. Может быть, жители, узнавшие о скорой гибели, предпочли провести последние часы в безопасности помещений?
   - Сомневаюсь, - я испуганно поёжилась, ощутив странный холод, пробежавший вдоль позвоночника при мысли о покорном ожидании неотвратимой смерти, и тему развивать не стала.
   - Надо найти выживших.
   - Ты прав.
   Я принюхалась, пытаясь понять, с чего это Ксан вообще решил, что здесь ещё кто-то жив, и пошла на кухню. Там был обнаружен люк, ведущий в подпол. Сверху он был прикрыт тяжёлым, будто бы дубовым столом, но ароматы копчений выдавали его мгновенно. А ещё на люке лежало тонкое, иссиня-фиолетовое марево, видимое только вторым зрением.
   - Тиэн, там какое-то заклятье! - я остановила друга буквально за мгновение до того, как он коснулся тяжёлого металлического кольца. - Не знаю, для чего оно там наложено, но лучше не рисковать.
   - И что ты предлагаешь?
   - Пожалуй, просто сниму его. Судя по всему, оно и само-то уже практически выдохлось, это будет несложно.
   Капля одного из редких, хоть и несложных зелий, вспыхнула тёмным, сильно коптящим, пламенем и исчезла, унеся за собой и остатки магии с досок. Судя по реакции, целью заклятия было не нападение, а что-то иное. Может быть, хозяева этого дома пытались таким образом защитить своих детей? Но почему тогда они сами не спрятались в подвал?
   Мы откинули крышку люка, и я заглянула внутрь:
   - Здесь кто-нибудь есть?!
   Пожалуй, будь у меня прежний - слабый, человеческий - слух, я бы решила, что в подвале царит тишина. Однако нэко, которой меня сделали, уловила слабое дыхание и тихие шорохи где-то в глубине.
   - Тиэн, они там. Я спускаюсь.
   - Госпожа, - потомок дракона дёрнулся было задержать неразумную кошку, но я уже прыгала в полумрак подземелья. - Эйли, там может быть опасно!
   - Всё в порядке. Здесь только эти дети.
   В дальнем углу подвала, рядом с небольшим окошком, сквозь которое проникал слабый свет, в куче тряпья лежали мальчик и девочка. Светловолосые, тонкокостные, удивительно хрупкие, сейчас они напоминали двух сломанных куколок, сделанных одним мастером. Она, дитя лет десяти на вид, едва дыша от обезвоживания, всё же прикрывала мальчишку лет шести всем телом. Будто надеялась спасти брата хотя бы ценой собственной жизни. Судя по всему, гибельным для них чуть не стало отсутствие в подвале источника воды.
   Я коснулась плеча девочки, но она даже не вздрогнула, видимо, не имея сил на то, чтобы прийти в себя. Пришлось подхватить её на руки, передать Тиэну, бережно принявшему драгоценный груз, а затем вернуться за мальчиком. Судя по всему, ему доставалось больше жидкости: это дитя было не столь измученно, но и прийти в сознание малыш не пожелал. Мой спутник принял мальчика и помог выбраться мне. Мы отнесли детей к подножию башни, где почти пришедший в себя маг попытался начать творить какое-то заклятие, чтобы помочь маленьким найдёнышам.
   - Эр Фамулус, - Тиэн, бессознательно всё ещё прижимавший к себе девочку, нахмурился: - Вы уверены, что сможете совершить этот ритуал, не обременив нас ещё и своим бесчувственным телом? Я сомневаюсь, что вы готовы к волшбе.
   - Друг мой, - голос волшебника был тих, но достаточно твёрд. - Я должен помочь этим детям, иначе они погибнут.
   Пришлось вмешаться мне. Разведя во фляге воды где-то стакан красного вина и несколько капель одного чудесного зелья, я влила в детей по глоточку полученной смеси, а потом бросилась к следующему столбу пламени, велев Сноку продолжать понемногу поить пациентов, пока мы будем отсутствовать. На самом деле, сейчас жизням малышей почти ничего не угрожало. Они были сильно обезвожены, но не истощены: еды в подвале малышам хватало. Конечно, на то, чтобы восстановиться, им потребуется уйма времени, но "Ясвэ келдэрар" - то самое зелье, вполне способно и ускорить этот процесс и сделать его безопасным. Так что к следующему "маяку" Ксана (кстати, а где он сам?), я бежала со спокойной совестью.
   Демон поджидал нас возле каменного "забора" дворца местного ниэра - повелителя города.
   - Они там?
   Я как-то неожиданно оробела, внезапно осознав, что именно у правителей в подобных ситуациях больше всего шансов выжить. Придворные маги, дворцовые подземелья, немеряные запасы пищи и вина... Ксан, будто почуявший изменение моего настроения, ехидно, но, слава Фрейе, беззвучно, поинтересовался:
   - То есть, с богами ты общаться не боишься, а командира маленького, захолустного городишки застеснялась?
   - Представь себе, - я улыбнулась и погладила демона по пушистому загривку, благодаря за такую своеобразную поддержку.
   - Что-то случилось, Эйли? - Тиэн тоже заметил то, как я замешкалась, и ободряюще положил мне ладонь на плечо.
   Не удержавшись, я потёрлась щекой о его руку и улыбнулась. Мой друг всё реже использовал положенное традициями, но такое унизительное обращение "госпожа", и это радовало.
   - Знаешь, я тут подумала: вот ворвёмся мы сейчас туда, такие радостные и энергичные, полные желания спасать, а они на осадном положении, с достаточными на весь срок припасами... Хотя погоди, на два года никаких припасов не хватит, - я подняла голову, увидела удивлённо расширенные глаза Тиэна и помотала головой. - Неважно. Как нам внутрь-то попасть? Двери, как это ни странно, заперты.
   - Это неудивительно. Надо перебраться через стену. Верёвки...
   - Погоди, можно и без верёвок обойтись, я думаю. Смотри.
   Привлёкшее моё внимание дерево - достаточно высокое, чтобы его ветви возвышались над стеной - выглядело крепким, вполне способным выдержать мой вес. Ну а прыжок с ограды, возвышающейся лишь на два человеческих роста, для нэко был вполне безопасен. Лишь бы изнутри вся эта конструкция запиралась засовом, а не каким-нибудь сложным замком.
   К счастью, так оно и оказалось. Тяжёлый брус засова я вытащила с третьей попытки и открыла дверь, впуская своих мужчин.
   - Ксан, а дальше-то куда?
   - Вниз, - демон невозмутимо махнул хвостами, обозначая некоторое равнодушие к происходящему. - Там человек семь сидит. Может, больше. Где-то глубоко-глубоко под нами.
   - И где вход в это "глубоко-глубоко"?
   - Я думаю, что смогу найти его, - потомок дракона напряжённо дёрнул плечом, будто сбрасывая что-то, и решительно двинулся к широкому, выложенному белым камнем крыльцу.
   - Ты уже бывал здесь? - тихо спросила я, следуя за другом.
   - Да.
   - Ничего мне рассказать не хочешь?
   - Нет.
   Эти равнодушные, нарочито односложные ответы, явно были предназначены для того, чтобы отбить у меня всякое желание спрашивать дальше. Не скажу, чтобы эта цель была достигнута, но больше я вопросов не задавала. Мне всё ещё хотелось узнать о прошлом Тиэна, однако заставлять его говорить я не собиралась.
   В напряжённом молчании мы прошли по широкому коридору, пол которого, устеленный плотным кроваво-красным ковром, скрадывал даже звук шагов. Я смотрела на портреты, изображавшие решительных воинов, благородных дам и миловидных детей, и пыталась понять, кому и для чего могла понадобиться гибель населения целого города. А то и мира... Неужели здесь присутствуют ещё какие-то путники из других миров? Ведь только существо, уверенное в своей способности сбежать в безопасность, будет впускать в мир такое зло. Или это была оплошность, а не злой умысел? Хотя нет, глупость. Без злого умысла не было бы и людей, собирающихся вскрыть печати. Да и то, что сказал Ксан о методах вызова... Боги, неужели кто-то действительно способен на такое зло?
   Я с силой провела ладонями по лицу, пытаясь отрешиться от этих мыслей, и только тут с удивлением заметила, что мы уже некоторое время идём по гораздо более скромным, видимо, предназначенным для прислуги, помещениям.
   - Куда ты нас ведёшь?
   - Здесь есть погреб, из которого ведёт тайный ход, предназначенный для побега в случае войны или бунта.
   - Погоди, то есть люди могли сбежать из города?
   - Нет, в этом городе тоннель строили не нджеры, насколько мне известно, - я недоумённо наклонила голову набок, и Тиэн, вздохнув, добавил: - Человеческие мастера не рискнули бы делать ход такой длины. Так что выхода за пределы стен отсюда нет. И это к счастью. Заражённый человек мог бы вынести Илун за ограничивающие знаки. Думаю, даже если ходы были, маги, накладывавшие знак Илун, их уничтожили.
   - Ясно. Странно, что они не создали какое-то заклятие, чтобы воспрепятствовать и входящим.
   - Не шути так, госпожа. Даже полный безумец не войдёт в город, где властвует Илун.
   - Да уж, только мы с вами оказались достаточными психами. Далеко ещё?
   - Нет. Уже пришли.
   Тиэн распахнул тяжёлую деревянную дверь и кивнул на лестницу, ведущую во тьму подземелья.
   - Нам туда? - я принюхалась к сухому и холодному воздуху, несущему ароматы еды и, кажется, вина. - Ты хорошо видишь в темноте?
   - Не слишком. Но здесь есть свечи. Засветишь их?
   - Ага, - я растерянно нашарила колбу с огненным порошком, пытаясь понять, почему не притащила из родного мира хоть одну зажигалку, а потом обернулась к демону: - Ксан, ты не мог бы?..
   - Вечно ты на меня всю работу сваливаешь, - ворчливо отозвался тот, но хвостом махнул, скидывая с него искорки на фитили свечей.
   - Идём, - Тиэн поднял канделябр повыше и спокойно шагнул на каменные ступени.
   Я, необъяснимо нервничая перед безопасным, казалось бы, проёмом, оглянулась на слегка отставшее хвостатое чудовище:
   - Аксандр, ты чего?
   - Тебе не кажется, что этот коридорчик несколько узковат? Мне там будет не развернуться.
   Хвосты, до того задорно вздёрнутые к потолку, как-то неожиданно поникли и даже красные глаза потускнели.
   - Ксан, ты же клаустрафобией не страдаешь?
   - Я ей наслаждаюсь, блин, - демон сердито фыркнул. - Не глупи, мне просто не нравится этот коридор.
   - Не тебе одному, - я вздохнула, перевернула с трудом найденный в густой шерсти ошейник и последовала за порядком удалившимся световым пятном, подхватив на руки своего той-терьерчика.
   - Тиэн, что ты делаешь?
   - Пытаюсь открыть дверь, - он удивлённо оглянулся и снова вернулся к своему занятию.
   - Хорошо, не буду тебе мешать, - растерянно отозвалась я, активно принюхиваясь и пытаясь понять, что может быть источником поразительно знакомого аромата.
   Вообще, на тот момент это не казалось слишком важным, но после того, как один не вспомненный вовремя запах чуть не стал причиной гибели моей и моего бывшего земляка, а ныне дроу, Кайра, я старалась ничего не упускать из внимания. Поэтому источник аромата был обнаружен и исследован. Им оказалась шкатулка с толчёнными зёрнами тёмно-фиолетового цвета. Раихан. Плотно прикрыв крышку, я спрятала коробочку в поясную сумку.
   - Мародёрствуешь потихоньку? - полюбопытствовал демон в шкуре собаки.
   - Надеюсь, владельцы этого имущества ещё живы. Да и... Мы только что практически спасли мир. Ну или население нескольких городов, как минимум. Можно же получить за это хоть какую-то благодарность?
   - Ну, ну...
   Ксан хотел ещё что-то добавить, но раздавшийся скрежет, а затем и тихий возглас Тиэна ему помешали. Я шагнула в сторону открывающей ещё один узкий коридор каменной плиты и замерла, глядя на отражающий пламя свечей наконечник стрелы, направленной в нашу с Тиэном сторону. За открывшейся тайной дверью обнаружился воин, в кольчуге и с длинным, почти в человеческий рост луком, а также маг, кажется, уже начаровавший что-то опасное. И благодарности за спасение на их лицах не ощущалось ни капельки.
  
   Глава 4.
   Ретроспектива.
   Фрейя, Гесуто и странные разговоры.
   Перед камином с ярко пылающим пламенем стоит совсем ещё юная на вид девушка. Она зябко тянет руки к огню, и красные отсветы падают на её тонкие, белые пальчики, превращая их в изделия из слоновой кости. Золотистые локоны девушки, в свете огня выглядящие скорее багровыми, тяжёлыми свободными волнами ниспадают до самого пола.
   - Моя богиня уверена в своём решении? Ещё не поздно передумать...
   За спиной девушки стоит мужчина. Высокий, беловолосый, с глазами цвета аметистов, он слишком чужеродно смотрится здесь в своём странном шёлковом одеянии, расписанном длинными бескрылыми драконами с трёхпалыми лапами. Его голос - тёплый, бархатистый баритон - заставляет девушку вздрогнуть и покачать головой:
   - Нет, друг мой. Поздно стало уже в тот момент, когда я впервые предложила Хаосу сделку. Действуй. Скорее.
   - Как прикажет моя богиня.
   Мужчина наклоняется, неторопливо собирает густые локоны собеседницы в левую ладонь и резко взмахивает правой. Волосы осыпаются, повисая безжизненными прядями.
   Лицо мужчины не выражает никаких эмоций, но девушка с лёгким смешком произносит:
   - Ты не одобряешь этот поступок, друг мой.
   В словах нет ни намёка на вопросительную интонацию, они не требуют ответа, но мужской голос вновь рвёт соткавшуюся было тишину:
   - Я не понимаю, зачем делать это именно так.
   - "Ничто не должно нарушать истинную красоту", верно? - Фрейя снова улыбается, но уже иначе, так, будто вспоминает что-то тёплое, согревающее душу. - Ты сказал это при нашей встрече.
   - С тех пор ничего не изменилось, богиня.
   - Ты прав, Гесуто. В том-то и проблема. Я всё ещё слишком слаба. И поэтому нельзя отказываться от любого способа привлечь хоть капельку удачи к своим действиям. Даже если это привёдет...
   Не договаривая, богиня принимает из рук мага золотой поток и безжалостно отправляет его в радостно вспыхивающее пламя. Фрейя произносит слова, разобрать которые несовершенным человеческим слухом просто невозможно, и окружающая реальность содрогается от этих слов. Маг делает несколько шагов назад, позволяя неизбежному вершиться.
   Богиня всё повышает голос, преодолевая стоны деформирующейся реальности. Последний её крик, похожий больше на вопль гибнущей птицы, чем на человеческий голос, заполоняет всё вокруг сошедшим с ума пламенем. То, что было камином, извергает потоки огня, поглощающие всё Упорядоченное, включая и хрупкую фигурку прекраснейшей из богинь. И лишь вокруг невозмутимого мага остаётся круг уцелевшей реальности.
   Когда всё заканчивается, и Фрейя, откашлявшись кровью и пеплом, поднимается с пола, мужчина накидывает ей на плечи тончайший плащ, сшитый из золотистых перьев, а потом и вовсе окутывает богиню сетью собственной силы.
   - Совсем как тогда, - бледно улыбается девушка, с благодарностью принимая поддержку.
   - Я надеялся, что никогда больше не потребуется богине такая помощь.
   - Как ни печалиться,
   В надежде сердцу ни тщиться
   Об участи лучшей,
   Не угадать человеку судьбы,
   --Так и живется ему.
   От слов, брошенных богиней легко и насмешливо, маг изменяется в лице и отступает с лёгким поклоном.
   - Если это всё, зачем позвала богиня своего верного слугу...
   - Нет, это не всё, друг мой, Гесуто - прерывает Фрейя его речь и легко оборачивается, взметнув соколиный плащ. - У меня к тебе ещё одна просьба.
   - Богине достаточно только приказать.
   - Мои нэко обнаружили следы тех, кто похитил Лофта. Вот только ведут эти следы за пределы этого Древа миров.
   - Богиня хочет, чтобы я нашёл похитителей? - мужчина в вежливом удивлении приподнимает бровь.
   - Не один, конечно нет. Я понимаю, что в одиночестве это не сможешь сделать даже ты, - Фрейя ласково касается щеки собеседника. - Тебе придётся сообщить Артасу о находке. Скорее всего, он и сам уже подобрался к этим существам, но так ты получишь право присоединиться к его посланцам. Ты сделаешь это? Молю...
   Выражение изумрудных очей богини могло бы тронуть даже камень, но лицо мага вновь не выражает никаких эмоций.
   - Я готов выполнить просьбу богини в последний раз, - голос его также спокоен.
   - Последний?
   - Моя богиня почти добилась своей цели, в моём присутствии больше нет нужды.
   - Это не так! Гесуто...
   - Мне пора продолжать путь. Я и так слишком задержался здесь.
   - Но мне не обойтись без тебя, друг мой.
   В глазах богини дрожат слёзы, а голос её прерывается, но маг остаётся непреклонен.
   - Я выполню последнее пожелание богини и уйду. Это будет правильно. А сейчас, если богиня позволит, я отправляюсь в путь. Временем следует распоряжаться мудро. Даже если в нашем распоряжении его чуть больше, чем у простых смертных.
  
   - Кто бы мог подумать, что эльфийская магия может уничтожить Илун, - Герас - ниэр города, уже получившего название Мёртвый, сокрушённо покачал головой. - Боги, если бы мы знали, что всё случится именно так, сколько ещё людей можно было бы спасти.
   - Друг, перестань. Прошлое осталось в прошлом. Мы не в силах его изменить, а значит и терзать себя не нужно, - Магнус - тот самый маг, встретивший нас в подземелье, положил руку на плечо собеседника.
   Вторым зрением я видела, как из-под его ладони растекается успокаивающее светло-синее сияние, забирающее боль человека. Конечно, с этой скорбью, с этим страданием владетеля, защитника, не сумевшего уберечь свой народ, даже магия не сможет справиться так просто, но хотя бы временно облегчить страдания...
   Магнус, догадавшийся, что я заметила его трюк, подмигнул мне и незаметно приложил палец к губам. Я согласно кивнула, подтверждая, что никому ничего не расскажу. Сейчас, когда мы познакомились со всеми этими людьми, было даже смешно вспоминать, как же я перепугалась при первой встрече. Впрочем, испугалась-то я тогда не зря. Они действительно готовы были убить нас с Тиэном. И Магнус, и его друг Стерк не испытали бы ни малейшего сомнения перед тем, как выпустить заклинание или стрелу. И причина этой готовности была более чем весомой. Избежать рабства ценой смерти своего спасителя... В этом мире даже такое стало нормой благодаря вмешательству одной из богинь.
   Я раздражённо вгрызлась в кусок копчёной свинины, пытаясь избавиться от грустных мыслей. Угощение было любезно предоставлено нам людьми, выжившими в подземелье этого дворца. Пожалуй, мысль о том, что запасов на два года им не хватит, была очень далека от реальности. Даже с учётом того, что Ксан сильно ошибся, и выживших оказалось не семь человек, а почти четыре десятка, еды в хранилищах им хватило бы лет на пять, наверное. Да и источник чистой воды, пусть не слишком обильный, но достаточный для утоления жажды здесь был.
   Задумчиво оглянувшись на пушистого друга, с яростным задором терзающего почти целую тушу кабанчика, я тихо спросила:
   - Слушай, а как получилось, что ты их настолько неправильно посчитал? Всё же семеро это совсем не тридцать восемь...
   - Тьма его знает, - Ксан особенно громко хрупнул какой-то костью и недовольно дёрнул хвостами: - У мага спроси, кажется, это он прикрывал.
   - Это верно, - кивнул подошедший Магнус. - Снаружи за нами всё время кто-то наблюдал. Причём было это внимание весьма... недружелюбным. Так что я счёл за лучшее закрыться. Удивительно, что твой демон сумел почуять хотя бы семерых.
   Я задумчиво оглянулась на собеседника. Высокий настолько, что макушка его упиралась в свод подземелья, маг всем своим видом внушал спокойствие и уверенность в будущем дне. Волосы, вопреки всему, лежащие аккуратными прядями, светло-карие глаза, глядящие с непередаваемым оптимизмом. А ещё я практически влюбилась в его руки. Невероятно изящные, с длинными тонкими пальцами, они словно притягивали мой взгляд.
   Как бы то ни было, второе зрение безоговорочно утверждало, что силы у Магнуса было прилично - заметно больше, чем у остальных магов, встреченных мною в этом мире. И было сложно представить, что же за внимание такое могло заставить столь могучего и уверенного в себе волшебника удерживать щит в течение многих дней. Защищаясь от кого?
   - Эр Магнус, ты не почувствовал, откуда исходило это внимание? Хотя бы примерное направление?
   Словом "эр", как мне уже успели объяснить, на этом материке обозначались мужчины, занимающиеся общественно полезной магией.
   - Точно сказать не могу, - он задумчиво нахмурился, взглянул на своё кольцо, явно являющееся артефактом, и покачал головой: - Насколько я могу судить, источник находился очень далеко, может быть, даже за морем. Но неподалёку чувствовался... Даже не знаю как это назвать... Нечто, усиливающее заклятие. Ретранслятор. Я не знаю, маг это был или какой-то артефакт, но он находился совсем недалеко. Скорее всего, даже в пределах города.
   Любопытно, волшебник действительно использовал чисто технический термин, или это снова шуточки моего восприятия и заклинания-переводчика в браслете? По крайней мере, слова, переведённого даром Фрейи как ретранслятор, среди слов, которым учил меня Тиэн, не было.
   - В пределах города? - я задумчиво прикусила губу и тут же вскинулась, осознав, что на самом деле означают слова Магнуса. - Мы должны отыскать его! Если этот... ретранслятор приведёт нас к людям, устроившим всё это... Их надо найти! Мы ведь уже говорили, что они собирались выпустить Илун из города. Они убили много людей, но пытались убить гораздо больше. Их надо остановить, в противном случае Апокалипсис в этот мир может прийти очень скоро.
   Апокалипсис? Я нахмурилась, понимая, что это слово почему-то ассоциируется у меня именно с этим миром. Что-то уже происходило здесь, что я характеризовала таким же образом. Апокалипсис... Всадники апокалипсиса. Ну конечно! Гафса, болотная псевдобогиня и некий предположительно маг, нанявший трёх воришек, чтобы те...
   - Эйлинарра? - собеседник, неожиданно выпавший из сферы моего внимания, нахмурился. - Ты побледнела. Тебе плохо? Может быть, помочь тебе выйти на воздух? Тем более что поисковые группы уже возвращаются.
   - Да, это было бы неплохо.
   Я шла, опираясь на сильную руку волшебника, и не замечала ничего вокруг. Люди, собирающиеся навсегда покинуть родной дом, суетились вокруг, собирались в дорогу, кто-то оплакивал мёртвых, кто-то утешал живых, но все мои мысли были направлены только на внезапное открытие. Много ли общего у этих двух случаев? Ну, за исключением нашего в них участия... Маги. То, что к появлению Илун приложили руку маги абсолютно точно и сомнению не подлежит. А что с Гафсой? Суар сказал, что заказчик назвался Тиаспом. Хлипкая зацепка, на самом деле, но всё же зацепка... Люди, не относящиеся к магическому сообществу, считают эти растения всего лишь сорняками, вредными, но достаточно легко выводящимися. Волшебники же знают тиаспы как основу смертельных зелий, действие которых практически невозможно обнаружить до или после гибели объекта. Плюс руки... Гладкие руки с тонкими, гибкими пальцами. Руки карманника по выражению Суара. Очень уж это описание подходит и для Магнуса. Да и для любого другого мага, виденного мною здесь.
   Значит, участие чародеев считаем общим. Дальше. Поведение этих чародеев. И там, и там у нас простые смертные используются в качестве инструментов, причём жизни их не то, чтобы не ценятся, а вовсе даже презираются. Что в Гафсе - троица воров по определению должна была погибнуть раньше всех, что здесь... Заклятье, убившее Наши, наверняка было наложено не только на него. Дальше. Цели. Цель, похоже, в обоих случаях одна. Вот только, к какому именно результату должно было всё это привести? Не может же быть, что целые города кто-то будет уничтожать без очень весомой причины? Или может? Сумасшедший? Чокнутый маг, ненавидящий всё живое? Нет, быть не может. Такое бывает только в дурацких фильмах, да книжках. Что ещё? Не знаю. Но бритва Оккама подсказывает, что инициатор и в Гафсе, и здесь должен быть один. Не будем множить сущности, да... Но что мне тогда делать? Просто продолжить свой путь, в надежде, что и остальные его планы будут пресечены стечением обстоятельств? Как минимум, надо предупредить тех, кто способен найти и остановить этих убийц. Вот только кого?
   - Магнус, - я задумчиво вгляделась во встревоженное лицо мага и неожиданно даже для самой себя сказала совсем не то, что собиралась: - Магнус, а ты, случаем, не был недавно на том континенте?
   - Что? Нет, я уже давно не покидал... - маг резко помрачнел и тихо закончил: - этот город.
   Возникало ощущение, что теперь название города (а я ведь его даже не знаю, только эльфийский вариант) стало каким-то табу. Уже не первый раз спасённые люди обрывали себя на полуслове, заменяя название на "этот город" или даже "мёртвый город". Хотя... Боги его знают, как бы я сама вела себя в случае, если бы... Ох, нет, даже думать об этом не хочется! Я пробормотала короткую мольбу Фрейе, с упором на "избавление от подобных напастей", и так и не решилась выложить Магнусу свои сумбурные и малоорганизованные размышления. Лучше уж сначала поговорю с Ксаном и Тиэном. И уточню у кого-нибудь ещё, действительно ли волшебник не покидал в недавнем прошлом этот материк. Всё же при таком количестве чудовищных совпадений, проще простого стать параноиком.
   Когда мы выбрались на улицу, оказалось, что первая поисковая партия, с которой ходил и Тиэн, уже вернулась. Семья из трёх человек: полноватая женщина лет тридцати пяти, худощавый мальчишка, совсем недавно вошедший в подростковый возраст, и крошечный крикливый свёрток неопределённого пола на руках у женщины - уже была определена во временное пристанище, обеспечена первой помощью, едой и водой. Также во дворец помогли перебраться магу Фамулусу с учеником.
   К слову, Магнус на этих двоих отреагировал довольно странно: со стариком поздоровался вполне почтительно, зато на юного Снока посматривал с искренним изумлением. Улучив момент, я поинтересовалась причиной его удивления.
   - Понимаешь в чем дело, Эйлинарра, - маг снова удивлённо качнул головой: - Я знаю эра Фамулуса уже очень давно. Он был моим учителем, дал мне протекцию на место придворного мага... И я бы в жизни не подумал, что этот человек способен взять спасённого раба. Чепуха какая-то. К тому же, ещё на Праздник Скоорда, меньше двух дюжин дней назад у него не было никакого раба. Странно.
   - А почему ты сам у него не спросишь?
   - Госпожа, - незаметно подкравшийся Тиэн страдальчески зажмурился. - Неприлично задавать людям вопросы об их рабах.
   - Да? - я удивлённо нахмурилась. - А Каомхин тогда спрашивал...
   - У эльфов своя мораль, - вмешался Магнус, безуспешно пытаясь спрятать улыбку в короткие усы. - Они не скованы нормами человеческого сообщества. Похоже, пришли последние... нашедшиеся.
   Он тут же снова помрачнел и поспешил к только что подошедшей группке людей, на ходу разворачивая сеть успокоительного заклятья. Вздохнув, я отправилась за ним, готовя свои средства. Судя по состоянию последних спасённых - невероятно похожих между собой юноши и девушки лет шестнадцати - им требовалось нечто, способное надолго избавить от большей части эмоций.
   Вскоре Герас собрал совет, чтобы решить дальнейшую судьбу выживших людей. Похоже, он до последнего собирался выполнять обязанности ниэра. Даже если его город уже мёртв.
   Нас с Тиэном и Ксаном, в принципе, никто не приглашал. Но и гнать не стали, даже несмотря на то, что демон, упорно отказывающий возвращаться в собачий облик, занял почти половину небольшого зала.
   С тем, что город следует покинуть, причём как можно быстрее, согласились быстро и единогласно, однако споры возникли как из-за способов передвижения, так и из-за места назначения. Люди, внезапно сплочённые этой невероятной трагедией, казалось, и мысли не допускали о том, чтобы разделиться сейчас, и каждый звал остальных туда, где сам мог бы найти помощь. Хотя, кажется, у большинства людей не оставалось духовных и душевных сил на спор, прийти к согласию у них также не получалось.
   - В любом случае, в первую очередь придётся идти в Никат. Хотя бы чтобы купит лошадей, - задумчиво произнёс Маркус, побарабанив пальцами по длиннющему деревянному столу, за которым и сидели выжившие.
   - И даже туда идти минимум три дня, - задумчиво добавил молчавший до того Герас и, тяжело вздохнув, украдкой бросил взгляд на детей.
   Я задумчиво почесала в затылке, пытаясь вспомнить, что именно из услышанного противоречит полученной ранее информации, и удивлённо оглянулась на потомка дракона:
   - Тиэн, ты же говорил, что отсюда до Рия меньше дня пути.
   - Это на Генту, - тихо отозвался он. - Пешком туда даже выносливому мужчине не меньше полудюжины дней добираться. Что уж говорить про детей, измученных подобными испытаниями?
   - Вот как...
   Послушав людей ещё немного, я вышла из зала. Полусформировавшаяся идея требовала осмысления и проверки на выполнимость. За день мы обычно проходили километров двести пятьдесят, регулярно останавливаясь на привалы, чтобы поесть, отдохнуть и восполнить припасы. То есть, до Рия где-то это расстояние и есть. Тиэн говорил, что это ближайший отсюда город. Понятно, что загрузить всех людей на голема не получилось бы, но вот устроить "поезд" из нескольких повозок, с Генту в роли "паровоза" стоит попробовать. На максимальной скорости в таком виде не покатаешься, но всё равно получится быстрее и проще, чем пешком.
   Голем, замерший печальным памятником самому себе, обнаружился именно там, где мы его и оставили. Я в очередной раз проверила его функции, сорвала ножом крепления повреждённой ноги, позволив её останкам рухнуть на землю, и сменила схему ходьбы на четырёхопорную, выведя ныне бесполезную пятую конечность на место "хвоста" голема. В максимально согнутом состоянии из неё получился неплохой буксировочный крюк.
   - Эйли, тебе не кажется, что вот уходить было не очень вежливо? - Тиэн со сдержанным любопытством пронаблюдал, как я поскальзываюсь и чуть не падаю, лишь в последний момент уцепившись за корпус голема, и продолжил: - У тебя появилась какая-то идея? Или ты просто готовишь Генту к дальнейшему путешествию?
   - Идея. Думаю, мы должны помочь этим людям добраться до Рия. Дальше, наверное, они и сами справятся...
   - И как ты планируешь это сделать? - лицо потомка дракона странно дрогнуло, но причин я, честно говоря, не слишком поняла.
   - Прицепим к Генту несколько повозок и на минимальной скорости пойдём в город. Дня за три, думаю, дойдём. Или даже за два. Голему отдыхать не надо. Лишь бы глина, которая запеклась, не растрескалась...
   - Хорошо. Я скажу об этом остальным?
   - Да. Пусть собирают припасы, только не слишком много. И так пятьдесят человек вывезти придётся.
   - Мужчины вполне могут идти и сами, - задумчиво предложил мой друг.
   - Тогда медленнее будем двигаться, чаще останавливаться на привалы... Не вижу смысла. Скажи, пусть ищут крепкие повозки, собирают деньги, оружие и припасов на четыре дня, хорошо? А я пока что попробую укрепить Генту. Выдвинемся... Как только все будут готовы. Не думаю, что кто-то хочет провести здесь лишние мгновения... Могильник тысяч и тысяч... Тиэн! Сколько человек жили в этом городе?!
   - Тише, - он быстрым прыжком оказался рядом, на корпусе Генту, и прижал меня к себе. - Не думай об этом. Просто не думай.
   - Похоже, я исчерпала свою способность не думать. Прости.
   Я уткнулась лицом в грудь Тиэна, пытаясь спрятать текущие слёзы. Мужчина терпеливо ждал, поглаживая мелко дрожащую спину, а потом и вовсе уткнулся лицом мне в макушку, шевеля волосы тёплым дыханием.
   - Тс-с. Я успокоюсь. Сейчас. Прости. Глупо. Это не мой город. Это даже не мой мир. Почему это должно было стать моей трагедией?
   - Ты человек. Это нормально.
   Тиэн вздохнул - я почувствовала это всем телом - мягко коснулся пальцами моего подбородка, заставляя приподнять голову, и приблизил своё лицо к моему. Его губы были сухими и обветренными, но поцелуй вышел очень нежным. Почти целомудренным.
   - Эй, не делай подобные вещи из жалости!
   Я отшатнулась назад, чуть не свалившись в ложе водителя, и лишь в последний момент успела уцепиться за протянутую руку Тиэна.
   - Это не жалость, - тихо произнёс мужчина. - Сочувствие...
   - Тоже не причина. Иди, скажи остальным, чтобы готовились. Я справлюсь.
   - Как прикажешь, госпожа, - Тиэн легко спрыгнул на землю, и отправился обратно, явно не собираясь оглядываться.
   - Это уже как-то слишком для моих нервов, - грустно пожаловалась я Генту, но он ничего не ответил. Бездушная железяка.
   То, о чём я старательно не задумывалась чёрт знает сколько времени, снова выползло на первый план. Несколько тысяч человек, целый город, погибли. Умирали медленно и неотвратимо. Зная, что это конец, что им не суждено спасти своих близких...
   Я вцепилась клыками в ладонь левой руки, пытаясь болью перебить эти мысли, и достала остатки успокоительного. Наверное, оно было нужнее тем людям, но... Но мне хотелось снова избавиться от этих мыслей. А им поможет Магнус.
   ***
   К тому времени, когда я закончила первичный ремонт Генту, покрыв повреждённую часть специфической эмалью, все уже собрались, и даже подготовили первые три повозки.
   Герас, сообщивший эту новость, нашёл меня, сидящей в ложе голема, в ожидании пока эмаль всё же высохнет, чтобы сверху нанести слой временной брони.
   - Эрэ Эйлинара? Позволишь присоединиться?
   - Конечно, - я прицокнула, заставляя Генту присесть, чтобы мужчине было удобно залазить. - Называйте меня просто по имени. Я не обладаю магической силой.
   Он недоверчиво покосился в мою сторону, но промолчал. Уселся в соседнем ложе, немного помолчал и неожиданно протянул мне бутылку из тёмного стекла.
   - Что это?
   - Вино. Просто хорошее вино. Мы покупали его у драконов. Специально для свадьбы дочери, - он говорил отрывисто, перемежая фразы неторопливыми глотками из бутылки-близняшки той, что вручил мне.
   - Ваша дочь?..
   Не следовало спрашивать, конечно. И так можно было догадаться. По тёмным и мутным глазам, по непреодолимой тоске звучащей в голосе. Но и промолчать было бы неправильным. Человек нуждался в возможности выговориться кому-то, не придавленному к земле такой же трагедией.
   - Она ушла к портнихе, когда всё началось. Когда Магнус почувствовал этот всплеск и объявил о случившемся. Он посмел не пустить меня на помощь дочери, чёртов ублюдок, - Герас сделал особенно долгий глоток и шваркнул пустую бутылку о стену ближайшего дома.
   Я задумчиво отпила глоток из собственной ёмкости, по достоинству оценила аромат и букет, и что там ещё бывает у действительно хорошего старого вина, и тут же испортила всё это несколькими крупинками снотворного, засыпанными в бутылку.
   - Халотт, жених моей Арель... отличный парень... был... Он пошёл за ней. Никого не послушал. И не вернулся. А мы выжили.
   - Если бы вы тоже погибли, это не помогло бы ни Арель, ни кому-то ещё, - тихо заметила я, всовывая в руку человека свою бутылку.
   - Мне бы помогло! - зло выкрикнул он. - Ты хоть знаешь, каково это, жить, когда твоего единственного дитя?.. Арель...
   Он судорожно втянул воздух и, слава богам, всё же отпил ещё немного вина.
   Снотворное подействовало практически мгновенно, человек обмяк, выронив разбрызгивающую рубиновую жидкость стекляшку на землю. Я задумчиво вгляделась в наконец-то разгладившееся лицо, погладила его по щеке. Надо же... Чисто объективно Герас ещё совсем не стар. Сейчас, когда отступили боль, чувство вины, отчаяние, стало видно, что прожил он едва ли четыре десятка лет... Однако раньше я не дала бы ему меньше семидесяти.
   Всё же снотворное, сделанное из сока едва не убившей нас с Кайром вивьерун сонно, обладало удивительной способностью дарить сны, избавленные от кошмаров. Жаль, конечно, что запас этого порошка получился совсем небольшим. Но как минимум половину его я передам Магнусу, чтобы он, если что, помогал этим людям.
   Ещё раз отчаянно вздохнув, я сползла с голема и пошла искать Тиэна. Гераса надо было перенести в одну из повозок, и сама я с этим точно не справилась бы.
   ***
   Выехали мы уже к вечеру, причём задержала всех, как ни странно, именно я. Точнее, последние штрихи в ремонте Генту. Усталые люди, впервые осознавшие, что всё наконец-то закончилось, спали в пяти повозках, прицепленных к голему. За детьми, оставшимися сиротами, ухаживали девушки из прислуги лаэра Гераса. Мы с Тиэном, как и раньше, сидели в ложах на спине техно-магического транспортного средства.
   Потомок дракона был особенно молчалив и угрюм, и я принимала это как должное, не пытаясь лезть другу в душу. Хотя догадки насчёт его прошлого, связанного с городом, куда мы шли, жгли любопытство и так и просились на язык.
   Ксан, наконец-то возвращённый в облик той-терьера и лежащий у меня на коленях, тоненько заскулил, задёргав задней лапой. Я машинально погладила его большие тёплые уши и прикрыла глаза, в очередной раз вспоминая разговор с Магнусом.
   - Ты говорил, что ретранслятор следящего заклятия был в городе. А сейчас ты можешь его найти?
   - Нет. Я пытался это сделать после нашего разговора, но что бы это ни было, оно не больше себя не проявляло.
   - Хоть какие-нибудь подробности ещё можешь дать?
   - Боюсь, что тоже нет. Я даже не могу с уверенностью сказать, человек это был или артефакт. Хотя, если он был внутри стен, то конечно артефакт. Из магов здесь выжили только я и эр Фамулус. И ни один из нас не желал гибели, - он снова запнулся и продолжил после паузы, - этого города.
   Я помолчала, пытаясь понять, какие ещё вопросы можно было бы задать волшебнику, а потом вывалила на него рассказ о случившемся в Гафсе. Точнее, очень сильно отредактированную версию того, что случилось в Гафсе: без упоминания Арагорна, Фрейи, "следа создателя" и прочих заморочек.
   Магнус тогда здорово перепугался. Он пытался это скрыть, но не очень-то хорошо получалось. А ещё он попросил меня никому не рассказывать ни о Гафсе, ни о том, что Илун был кем-то вызван специально. "Я сам расскажу всё это тому, кто действительно должен знать," - сказал он тогда, и я спорить не стала. А в ответ на вопрос о других опасностях, подобных Болотной Госпоже или Илун, Магнус вручил мне книгу. Очень большую, тяжёлую, заполненную пусть аккуратным, но очень мелким почерком. И с красивыми, цветными рисунками, смотреть на которые было попросту жутко.
   - Большая часть этих существ истреблена окончательно, - сказал он мне тогда. - Но если кто-то смог призвать в этот мир Илун, может быть, он сумеет вернуть и этих тварей.
   Я попыталась было достать книгу, но сумка была далеко, а Ксан слишком уютно спал на моих коленях. Да и не слишком-то хотелось читать об этих ужасах на ночь глядя. Поэтому я укрылась лёгким, но тёплым одеялом, попросила Тиэна присматривать за големом, а меня разбудить, когда стемнеет, и задремала.
  
   Глава 5.
   Сакуры плакали белыми опадающими лепестками, заполоняя всё вокруг тёплой ароматной метелью. В невероятно синем, бесконечном небе, пятная его чёрными запятыми своих тел, пронзительно кричали две птицы. Ветер, тревожный, сердитый ветер гнал зелёные волны, захлёстывая мои ноги силками травяных стеблей.
   Я растерянно оглядела себя, обнаружив вместо привычной одежды лёгкое светлое кимоно, украшенное вышивкой из цветов, и, вздохнув, напр

Оценка: 7.31*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"