Бастед: другие произведения.

Ворон и Лита.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Они слишком разные, чтобы быть вместе. Он - ролевик, решивший во что бы то ни стало сделать желаемое действительным. Она - успешная веб-программист, не желающая перемен в жизни. Но одна шутка бога Хаоса, и их жизни связаны неразрывно. Его - порождения ночи, жестокого оборотня, и её - совсем юной по меркам гномов девушки, уже успевшей добиться успехов на ниве механики. Сумеют ли они разорвать эту порочную связи или примут её как есть?
       Ещё одна претензия на участие в проекте Ролевик
      31.03.12 - Глава 3.


  
   Глава 1.
  
   Ворон.
   Когда ко мне пришла она и рассказала о чуде, я поверил сразу. Сложно не верить, если перед тобой стоит та, кого ты знал полжизни, и нервно дёргает пушистым ухом, вырывая хвост из твоих рук. Так что в первый момент я поверил. Потом, конечно, появились сомнения, но почти пять килограммов золота, в виде шести идеально ровных шариков и россыпи монет, валяющиеся на родном столе, оставляли мало путей разуму, пытающемуся найти рациональное объяснение. И когда я осознал, что вот он - шанс, всю жизнь маячивший где-то во снах, шанс нереальный, невозможный, но всё же случившийся, я начал действовать.
   Первым делом надо было продать золото, что оставила мне ещё недавно бывшая человеком подруга Катерина. Сделать это в нашем городе было попросту невозможно, и я это знал, как никто другой. Однако пару десятков монет знакомому ювелиру сплавить удалось.
   За три дня я с треском уволился из родной конторы и забрал документы из института, символически сжигая за собой мосты. Парни, о которых говорила Катерина, - Арагорн Московский и Артас Питерский - оказались достаточно известными гейммастерами, чтобы информацию о планируемых ими мероприятиях можно было без труда найти в сети. На ближайшую игру, которую проводил "порядочный" бог, я уже не успевал. Зато полёвка Артаса расположилась очень удобно по времени: достаточно далеко, чтобы успеть зарегистрировать перса и подготовиться, достаточно близко, чтобы не успеть передумать. Значит, будем играть на стороне Хаоса. Наплевать. Всё что угодно, лишь бы вырваться из этого удушающего местечка. Хотя хорошая девочка Катя меня бы уж точно не поняла. Даже несмотря на то, что сейчас её зовут Эйли и она носит кошачьи уши.
   Выбираться из города пришлось долгим путём: на самолёте с таким золотым запасом не покатаешься, так что купил билет на ближайший теплоход. "В. Чкалов" почти неделю тащился до Красноярска, но даром это время терять не пришлось. Я готовился к ролёвке. Шил плащ из очень удачно подвернувшегося среди вещей, оставшихся от сбежавшей когда-то подружки, серого искусственного меха. Мастерил волчью маску, не слишком мешающую обзору. Готовил легенду с расчётом на то, что однажды эта легенда станет моей единственной реальностью. Так что здесь пришлось постараться. Тем более что роль оборотня меня никогда не привлекала, но другие свободные варианты грели ещё меньше. Приходилось думать, искать в правилах лазейки, накидывая персу способностей на полноценного Марти Сью. Половину, конечно, срежут, но торговаться так будет легче.
   В итоге, внимательно перечитав получившийся манускрипт, я и сам вычеркнул оттуда не меньше трети, осознав, что с таким списком меня мастера сразу пошлют... в Мордор, бабочек ловить. Из оставшегося, за вычетом всяческих читов, вроде "управления обычными волками", мог получиться отличный воин, способный выжить в очень крутых переделках. По крайней мере, я на это сильно надеялся.
   В Красноярске хороших знакомцев, способных без лишних вопросов купить хотя бы с полкило злата, у меня не было. Зато просто хорошие знакомые были. К ним и пошёл с вопросом и тайной надеждой. Не оправдавшейся, впрочем.
   Дальше ехал уже на поезде. Соседи по купе - трое бритоголовых, самоуверенных ребят - подготовились к поездке более чем основательно, затарившись парой ящиков пива, ящиком водки и пятью бутылками коньяка. Прикинув, что в пути мы проведём менее трёх дней, я уже настроился на неминуемый конфликт и просчитывал вероятность отступления в другое купе, но всё оказалось проще. Парни бухали тихо и сосредоточенно, будто выполняли тяжёлую, противную, но необходимую работу. Меня заметили ровно один раз, в самом начале, обратившись с предложением выпить за компанию. Как ни странно, стандартная отговорка "не пью, не курю, занимаюсь спортом" в этот раз сработала.
   Так что до Москвы я добрался без проблем, большую часть времени проведя в полудрёме. Совершенно шикарно было напоследок отоспаться за все те бессонные ночи, проведённые за клавиатурой и тысячной чашкой кофе. Зато в самой столице поспать уже времени не было. До игры оставалось всего три дня, а в потайном поясе всё ещё лежало больше четырёх кило золота. Хорошую же задачку мне подкинула добрая девочка Катя.
   Подняв на уши трёх своих надёжных, хоть и не вполне законопослушных, знакомых, я всё же добился желаемого, расставшись с основным золотым запасом. Полученные деньги частями были положены на несколько счетов, принадлежащих родителям Катерины, и на этом я счёл свой долг выполненным. Монеты, составившие гораздо меньше обещанной мне четверти суммы, оставил себе. Нет, я, конечно, надеялся, что этот самый Артас, столь легко одаривший мою подружку несколькими килограммами драгметалла, и меня не оставит без средств к существованию, но иметь собственный золотой запас всегда неплохо.
   В итоге, скоростной "Сапсан" привёз меня в культурную столицу аж за пол дня до игры, и я, затарившись продуктами в ближайшем супермаркете, на такси отправился к месту сбора. Естественно, к самому полигону машина не проехала, но там мне уже помогли не заблудиться толпы странных человеков, бредущих примерно в одном направлении. Разговорившись с одной из групп, я обзавёлся спутниками, знающими местность и последние сплетни. Незаметно перевёл разговор на Артаса, но ничего интересного не выяснил.
   "Да, есть такой мастер, да, на этой игре он в мастерской команде, да, крутой чувак, всегда интересные сценарии. Ну ты же читал этот. Где его найти, ребята не знали. Странных слухов, связанных с этим именем, не слышали. Скука, короче. Зато до места довели, где я благополучно и зарегистрировался, а также получил загруз, заодно узнав, что до парада осталось ещё часа три. Ну а потом отправился искать Артаса, потому как играть мне сегодня никак не хотелось. Мне хотелось жить. И желательно, где-нибудь не здесь.
  
   Лита.
   - Да ладно тебе! Развлечёшься, отдохнёшь, природу посмотришь... Компу своему остыть дашь. А то вообще из-за него не вылазишь же. Морда уже зелёная от переизбытка техники, - Ленка, единственная и неповторимая, драгоценная моя подруга детства, в очередной раз пропагандировала пользу наистраннейшего развлечения, называемого ею "полигонка". Осознать действительную полезность трёхдневного "зависания" в лесах, в компании нескольких сотен людей, вооружённых пластмассовыми мечами и воображающих себя то эльфами, то северными варварами, я не могла. Но Ленусика это никогда не останавливало: защищать и восхвалять любимое времяпрепровождение она могла часами, не запинаясь и не повторяясь. Обычно я в такие моменты просто отключалась от внешнего мира, погружаясь в размышления над дизайном и способом реализации очередного заказа, однако на тот момент, как на грех, последний сайт был уже практически дописан, а ТЗ на новый клиент мне ещё не прислал.
   - Ну и кем мне, по-твоему, туда идти? - скептически поинтересовалась я, смиряясь с мыслью, что сосредоточиться на коде очередной хитровывернутой формы для заполнения мне не дадут.
   Простой этот вопрос изумил подружку настолько, что она поперхнулась употребляемым в этот момент чаем, раскашлялась, а потом тихо спросила:
   - Ты что, действительно меня слушала?
   - А не должна была? - проект пришлось закрыть и от компьютера отвернуться.
   - Обычно же не слушаешь, - резонно возразила Лена и тут же вцепилась в меня с новым энтузиазмом: - Эльфой будешь! А что? С такой фамилией, тебе только туда дорога. И имена лишние плодить не придётся.
   Фамилия моя, действительно звучащая на слегка эльфийский манер, с детства была предметом тайной гордости. Лилиенталь. И может быть даже она и стала подходящим, хотя и весьма неканоничным имечком... Вот только было одно небольшое, я бы даже сказала, очень маленькое препятствие на моём пути к сказочному народу.
   - Ага. Хороша эльфийка - метр с кепкой, да и то в прыжке.
   Ну, здесь я, предположим, погорячилась. Макушка моя, безо всяких подпрыгиваний доставала аж до отметки в сто пятьдесят пять сантиметров. Но эльфийка всё же получилась бы чудо как "хороша".
   - Ой, да ладно тебе! На внешность никто особого внимания не обращает. Лишь бы отыграла достоверно.
   - Окружающие, может, и не обращают. Зато у меня случится дисгармония и полный когнитивный диссонанс. Не пойдёт.
   - Ну и кого бы ты хотела отыгрывать? - коварно вернула, хоть и с незначительной модификацией, вопрос подружка, и стоически выдержала мой скептический взгляд.
   Мы дружно помолчали.
   Нет, не то, чтобы мне действительно хотелось кого-то отыгрывать, но задача сама по себе, в чисто теоретическом своём аспекте, была довольно интересна. Кого из стандартных фэнтезийных рас я смогла бы изобразить без ущерба для гордости и с достаточной реалистичностью?
   Все низкорослые народы можно пересчитать по пальцам одной руки. Гномы, хоббиты, кендеры.. Может быть кто-то ещё, но я никогда не была слишком большим знатоком жанра фэнтези.
   Ощутив некоторый азарт, я снова повернулась к компьютеру и вбила в поисковик тысячу раз упомянутое Ленусиком название предстоящей игры. Среди десятков ссылок отыскалась и та, что вела к описанию игрового мира.
   Список доступных рас, признаться честно, разочаровал: люди, эльфы, гномы. Зато в остальном мир оказался действительно интересным, я бы даже сказала, самобытным. Вот только своего места в нём я не видела.
   - Ну... Тогда, наверное, человеком, - неуверенно сказала возникшая за моим плечом Ленка, тыча аккуратным ноготком в одну из строчек.
   - Во-первых, не лапай мой монитор, - ворчливо буркнула я. - А во-вторых, ну какая из меня воительница? Да и мага я уж точно отыграть не смогу. Откровенно нелепо буду себя чувствовать. Так что из человеческих ролей мне остались только официантка в таверне, да помощница травника. Скучно.
   - На тебя не угодишь, блин, - возмущённо вскинулась подруга и сердито бросила, снова уперев палец в экран: - Вот по тебе роль. Самая подходящая!
   - А это мысль... - задумчиво протянула я и замолчала, предоставляя Ленке возможность спокойно справиться со стрессом.
   Предложенная ею роль - гном-техник, знаток баллист, арбалетов и прочей средневековой машинерии - очень любопытно вписывалась в фэнтезийно-магический мир. С ростом персонажа, предположительно, должны были расти и его познания, а также умения. Вплоть до перехода к работе с примитивным огнестрелом. Смущали в этой роли ровным счётом два момента. Во-первых, я была не уверена достаточно ли в моём активе знаний, чтобы отыгрывать специфику деятельности персонажа. Ну и во-вторых, как-то совсем не хотелось изображать бородатого карлика.
   В итоге разговор ушёл куда-то в сторону, и, потрепавшись ещё с полчаса, Ленусик соизволила покинуть мою жилплощадь, оставив меня один на один с компьютером и примитивной, утилитарной, но такой необходимой для удачного завершения сайта задачей. Погрузившись в работу, я вскоре напрочь забыла об этом разговоре и самой игре. И совершенно напрасно. Елена никогда не принадлежала к разряду девушек, способных отступить от раз поставленной цели.
  
   Ворон.
   Поиски Артаса успехом не увенчались. Этот проклятый гейммастер, обозначенный Эйлинаррой как бог хаоса, будто сознательно прятался от меня. Причём всюду, куда бы я ни пришёл, его видели буквально минуту назад.
   - Да был. Вот только что ушёл.
   - Минуту назад свалил.
   - Заглядывал, но уже сбежал.
   Эти и подобные этим фразы преследовали меня везде и всюду, сам же Артас так ни разу и не показался на глаза.
   В итоге, разжившись лишь его словесным портретом, я решил дождаться парада. Уж там-то этот чёртов "невидимка" просто обязан будет появиться.
   И стоило только принять такое решение, как я наткнулся на цель. Точнее говоря, выбрался к ней, из чистого любопытства следуя на громкие, возмущённые крики. Кричала девушка. Довольно миловидная, с тонкой талией и большой грудью приятной формы, с симпатичным, нежным лицом, она яростно орала на искомого бога, тыча ему в грудь возмущённо оттопыренным пальчиком. Особый шарм придавал ситуации тот немаловажный факт, что макушка разгневанной фурии едва-едва дотягивалась до груди довольно ухмыляющегося мастера игры.
   Выслушав всё ему причитающееся со спокойной улыбкой, Артас одобрительно похлопал девушку по плечу, что-то спросил и хохотнул, выслушав ответ. Помощник тут же приволок ему стопку бумажек, одну из которых вклеили в игровой паспорт юной фурии, и кошелёк с игровой же валютой.
   А затем этот парень, до того стоявший ко мне то спиной, то боком, внезапно повернулся, взглянул так, будто повстречал старого, хоть и не слишком доброго, знакомого и подмигнул. Причём сделал это так, что всякое желание подходить к нему именно здесь и сейчас у меня отбилось напрочь. Будто и не было его. И в себя я пришёл лишь спустя минут пять, когда от Артаса и след уже простыл. Похоже, этот бог знает, зачем я здесь, и не слишком-то хочет выполнять моё желание. Ну-ну. Посмотрим ещё кто кого. Я сдаваться не собираюсь.
   С предельно воинственным настроем я отправился на "парад". А затем с головой погрузился в начавшуюся игру. Точнее, меня погрузили...
   Естественно, основной моей целью по-прежнему был разговор с Артасом. Но для разговора его надо было прежде всего поймать в безлюдном месте, а это оказалось совсем не просто. Одна из попыток подобраться к нему поближе завела меня чуть ли не в гущу масштабного сражения между эльфами и людьми. Причём одна из длинноухих сволочей оказалась друидом высочайшей квалификации, с правом управления оборотнями. Пришлось включиться в игру и "перегрызть горло" нескольким людишкам. Потом друида убили, и я драпанул в лес, спасаясь от невнятного берсеркера, возжелавшего украсить свой наряд волчьим хвостом. Его секира не раз взорвала моё личное пространство, но цели не достигла. Чуть позже тяжёлые доспехи и оружие сыграли с бойцом злую шутку, и я оторвался от преследователя. Возникла идея сделать небольшой кружок, зайти охотничку за спину и устроить экстерминатус отдельно взятой особи племени человеческого, но тут впереди показалась уже моя добыча.
   - Искал, оборотень?
   - Нашёлся, боже? - в тон ему отозвался я, забраковав предварительно сразу два пришедших на ум не вполне вежливых ответа.
   - Будем считать, что да, - Артас с таким смаком затянулся непонятно откуда возникшей сигаретой, что у меня рука непроизвольно потянулась к карману, в попытке нащупать собственную пачку. Там её, естественно, не нашлось, потому что от курения я отказался в тот же день, когда решил пробиваться в другой мир.
   - Отлично. Думаю, причину поиска объяснять не надо?
   - Ну уж нет, изволь объясниться. Мне как-то даже любопытно послушать: нечасто встречаются столь... настойчивые смертные.
   - Гуд. Хочу послужить великому делу воцарения Хаоса во Вселенной.
   Ай, говорила мне мама, не грубить старшим, вот только Артас этот сильно старшим не воспринимался. Сила - да, силы в нём было через край, но принадлежала вся эта сила будто бы моему ровеснику, а не древнему существу, быть может, участвовавшему в сотворении мира. Осторожнее, Ворон, нельзя расслабляться.
   - Достойная цель. Вот только я здесь при каких? Иди и служи, не отвлекая занятых людей от их обязанностей.
   - Во-первых, не людей, а богов, - выдержать взгляд даже не рассерженного, так, слегка недовольного Артаса оказалось непросто. Смертельно хотелось курить. - Во-вторых, сложно служить Хаосу без его, то есть твоего, на то согласия. Серьёзно, я знаю, что вы сейчас набираете себе... Ну, пускай будет пешек. Я предлагаю свои услуги в этом качестве. Взамен прошу немного: всего лишь новую жизнь. Или мне к твоему конкуренту следует отправиться? Он, говорят, подобными подарками безо всяких просьб раскидывается.
   - Не зарывайся, мальчишка! - он хмыкнул и щелчком отбросил окурок. - Другую жизнь, значит, хочешь... Вот всегда знал, что добрые дела наказуемы. Отпустил девочку домой на каникулы... И что же мне теперь с тобой делать? Просто так оставлять нельзя. Рассказам твоим, конечно, никто не поверит, но лишнее внимание мне не нужно...
   Я слушал, не пытаясь вмешиваться в монолог божества. Одна из заповедей кодекса ученика русбоя формулируется как "Не торопи события, позволь процессу развернуться самому". Я и не торопил, ожидая чёткого ответа. Да или нет. Именно от этого зависело продолжение поединка. Артас тем временем говорил:
   - Проблема в том, что ты бесполезен. Без обид, парень, - он в примирительном жесте вкинул руку, видимо, заметив, как судорожно сжались мои кулаки. - Ты не стабилизатор по природе, а значит и расшатать равновесие нужным образом не сумеешь. Впрочем...
   Артас замолчал, напряжённо вглядываясь куда-то в темноту леса, а потом ухмыльнулся и щёлкнул пальцами. Рядом распахнулся светящийся проём портала.
   - Вали. Инструкции получишь на месте. И будь понежнее с балластом: без неё ты в том мире ничего не добьёшься.
   - С балластом? - я ещё успел удивиться, а потом почувствовал крепкий толчок между лопатками и провалился в сияющую белизну перехода.
   Новый мир обрушился на меня миллионами незнакомых запахов и звуков. Тело мгновенно стало будто чужим, ноги подломились, обнаружилось, что на четырёх конечностях стоять гораздо удобнее... Всё вокруг стало тусклее, но видно было отчётливо.
   Чуть в стороне раздался громкий женский крик. Определённо, я уже слышал этот голос раньше.
  
   Лита.
   Разговор завершился и забылся уже пару часов спустя. Я с головой погрузилась в работу, пытаясь найти золотое равновесие между функциональностью, эстетичностью и представлениями клиента о "красивеньком". Подобные задачи, горячо нелюбимые моими коллегами по фрилансу, мне всегда доставляли какое-то извращенное удовольствие, отрываться от которого в угоду аналоговому миру совсем не хотелось. И именно поэтому внезапно ворвавшаяся в жизнь и квартиру Ленусик, требующая немедленных измерений хрупкого тельца одной веб-программерши, вызвала скорее раздражение, чем удивление. Тем более что она, в своём ролевом движении достигшая немалых высот швейного мастерства, давно обещалась сотворить мне какую-то безумно красивую юбку.
   К сожалению, разум, увлечённый невнятнейшим техзаданием по сайту, не обратил внимания, что для юбки измерения обхвата груди, роста и размаха плеч, а также ещё кучи иных параметров, как-то излишни. Наказание за невнимательность было неотвратимо, хоть и свершилось лишь три недели спустя, именно в тот момент, когда я любовалась завершённым произведением, сравнивая вид сложных таблиц в "огнелисе" и проклятом поколениями дизайнеров "IE6", и не находя, к чему придраться. Перед глазами уже сверкала кругленькая сумма, на которую вскоре должен был увеличиться счёт в банке, делая меня ну совершенно уязвимой. Этим-то и воспользовалась подруга, заявившаяся чудесным пятничным утром с двумя рюкзаками снаряжения.
   "Ты играешь с нами," - заявила она. "Я сшила тебе отличный костюм," - добавила она. "Меряй!" - приказала она и встретила мою попытку возражения безапелляционным "всё равно у тебя сейчас заказов нет. Время отдыхать".
   Неожиданно решив, что в чём-то Ленусик права, я опрометчиво согласилась на авантюру, соблазнённая, признаться честно, и предложенным костюмом.
   Образ гномы-техника состоял из довольно простых элементов. Удобная юбка до середины голени из плотной тёмно-коричневой ткани. Кожаные сапожки на низком каблучке, украшенные тёмно-красным рисунком из значков, слегка смахивающих на руны. Белая рубаха со шнуровкой по вороту, мягко льнущая к телу каким-то неопознанным материалом. Поверх рубахи надевалась слегка приталенная псевдокожаная курточка. В качестве основного аксессуара, свидетельствующего о специализации персонажа, шёл широкий, многослойный пояс с массой кармашков и карабинов, увешанных кучей инструментов странного вида. Большинство из последних, как это ни забавно, были выполнены из какого-то лёгкого материала, подозрительно похожего на пенопласт, покрытый плотным слоем краски. Впрочем, присутствовали среди них и вполне натуральные отвёртки, клещи и перчатки.
   Значки, вроде тех, что обретались на сапогах, расселились и по подолу юбки, вороту рубахи, поясе и тех самых перчатках, будто бы стащенных у знакомого сварщика и любовно выкрашенных в чёрный цвет. Говорить о том, что мои руки тонули в этих крагах аки в болоте, оставляя в "подпалечниках" столько же пространства, сколько занимали и пальцы, даже не стоит.
   Как бы то ни было, всё кроме перчаток сидело идеально, а уж после пары рюмок ликёра, отметивших окончание крупной работы и начало не менее крупной игры, идея принять участие в этом безумии и вовсе приобрела некую привлекательность. Так что уже к середине дня я знакомилась с десятками странных людей в ещё более странных одеждах. Сказать, что я действительно запомнила кого-то из них - преувеличить. Хотя... Был там один парень привлёкший внимание и выдернувший моё сознание из эйфории существования в незнакомой толпе, объединённой общими интересами. Высокий, темноволосый, со слегка азиатскими чертами лица, из толпы он выделялся не только внешностью. У этого человека была цель, явно отличающаяся от целей собравшихся на игру, хоть и выглядел он вполне адекватно царящему вокруг безумию: тяжёлый меховой плащ, маска волка, пока что не закрывающая лицо, длинный кинжал в ножнах.
   - Кто это? - я дёрнула за рукав Ленусика, обсуждавшую что-то жизненно важное со знакомыми ролевиками.
   - Который? Тот брюнетик? Впервые вижу...
   Тут же, методом экспресс-опроса, было выяснено, что парень иногородний, приехал только сегодня, зовут то ли Глеб, то ли Влад, то ли как-то ещё. В общем, полезной информации "вагон и маленькая тележка". Но скоро нам стало не до того: подготовка к игре перешла в какую-то, судя по всему, завершающую стадию, неразбериха усилилась до немыслимого уровня, Ленусик где-то потерялась, а я забрела в странное наспех сколоченное строение, привлечённая гудящим электрогенератором. В помещении на раскладном стульчике сидел парень лет двадцати пяти - тридцати, и с философским смирением смотрел в экран ноутбука, время от времени пытаясь выйти в диспетчер задач тремя "волшебными" кнопками. Судя по ничуть не меняющемуся выражению лица, попытки эти были бесплодны. Поддавшись любопытству (ну или неудержимой тяге к технике, как сказала бы Ленусик), я подкралась поближе, пытаясь рассмотреть происходящее на экране, и не сумела сдержать смех, когда осознала, что ОСь компьютера была заблокирована очередным винлокером, вытягивающим деньги по смс.
   - Думаешь это забавно? - угрюмо поинтересовался человек, так и не повернувшись ко мне.
   - Нет. Абсолютно нет, - отозвалась я и хихикнула.
   - Это правильно, - с неожиданным одобрением отозвался внезапный собеседник и наконец-то оглянулся. - Хочешь помочь?
   - Ну... Могу попробовать.
   Растерянность вынудила меня дать именно такой ответ, так что пришлось присесть на любезно освобождённый стул и залезть в один из кармашков на рукаве куртки. Постоянно таскать с собой флешку с парой-тройкой гигов всякого полезного софта я привыкла ещё на первом курсе института, и сегодня, конечно, этой привычке не изменила. Имелась на флешке, помимо прочего, и чудесная утилита от одной, всем известной, антивирусной компании, с помощью которой был спасён не один компьютер моих знакомых. Помогла она и в этот раз. Уже через двадцать минут я увлечённо копалась в реестре системы, зверея, честно говоря, с каждой секундой всё больше и больше.
   Нет, я никогда не считала себя каким-нибудь фриком, ставящим самочувствие техники выше удобства людей, но эта машина была так красива, мощна... Она обладала характеристиками, о которым мне, даже с моими, вполне приличными гонорарами, приходилось только мечтать. А этот человек... Сказать, что он её засрал - дико преуменьшить. А уж о том, что ноутом играли в футбол, судя по дичайшему количеству бэдблоков на вполне надёжном жёстком диске, я вообще молчу. Оглянувшись и обнаружив, что дожидаться результатов работы парень не стал, я сначала всё же привела систему в относительный порядок, насколько это было возможно, а потом уже вышла из здания - ругаться.
   И лишь высказав всё, что думаю (быть может, на слегка повышенных тонах), заметила, что привлекла слишком много внимания. Смотрели на нас все. Эмоции на лицах были написаны самые разные: от восхищения до опасливой насмешки и даже ужаса. Зато сам объект моей агрессии казался предельно спокойным, даже немного довольным. Он невозмутимо осведомился о моей игровой специализации и вручил повышение сразу на два ранга - из ученика в подмастерье, добавив к этой новости сумму в два раза больше стартовой на игре. Честно говоря, я предпочитаю, чтобы за реальную работу мне платили реальные деньги, но так было тоже довольно забавно. Если не слишком часто.
   - Ну ты даёшь, - возникшая за спиной Ленусик выхватила у меня игровой паспорт с отметками о новых умениях и покачала головой. - Наорать на Артаса Питерского на глазах у изумлённой публики и получить за это похвалу. Шикарно. Кстати, того парня зовут Ким Воронов.
   Подружка всегда славилась умением внезапно, действительно внезапно сменить тему, но в этот раз переход был оправдан: тот высокий брюнет стоял неподалёку и смотрел в нашу сторону.
   - Дурацкое имя, если тебе интересно моё мнение. Приехал из какого-то захолустья, в одиночестве. Отыгрывает оборотня. Как по мне, так не обращала бы ты на него внимания. Тебе вечно не везёт с такими парнями.
   Вот в этом она права абсолютно. Сама не знаю почему, но высокие даже по обычным меркам парни всегда действовали на меня завораживающе. Им же, по вполне понятным причинам, я нравилась редко. Будь я чуть романтичнее, не миновать мне затяжных депрессий. Впрочем, будь я чуть умнее, держалась бы от таких подальше и не страдала бы совсем.
   И уж точно не последовала бы за случайно замеченным мужчиной, не стала свидетельницей странного разговора и не попала бы в такой...
   - Что за?.. Воооолк!!!
  
  
   Глава 2.
  
   Ворон.
   Ургх, как же громко. Ну что же она так орёт? И где она увидела волка? Кроме нас здесь никого нет.
   Я принюхался, убеждаясь, что в пределах прямой видимости здесь находимся только мы двое, и присмотрелся к орущей девчонке. Нет, всё же молодой женщине, просто очень маленькой. И снова нет, если задуматься, она ростом с меня, смотрит сейчас глаза в глаза (и всё ещё орёт, чтоб ей), но это только потому, что я стою на четырёх конечностях. А почему я стою на четырёх конечностях?
   Я оглянулся, краем глаза заметил серебристо-белый хвост, прыжком развернулся, глухо зарычав, и лишь тогда осознал: я и есть этот грёбанный волк.
   Пожалуй, впервые в жизни я познал, что это такое - паника. В расчетах неучтённым фактором оказалось чувство юмора Артаса: он выполнил просьбу, дав мне новую жизнь, но сделал это чуть ли не единственным нежелательным образом - в теле зверя. Впрочем, "насладиться" новым ощущением в полной мере мне не позволили: по позвоночнику разлилась острая боль, мгновенно распространившаяся по всему телу. Я взвыл, неловко дёрнулся, вызвав новый приступ, а в себя пришёл уже человеком.
   Голова раскалывалась и истерические вопросы девчонки - гномы - только ухудшали дело.
   - Помолчи пару минут, - попросил я и ужаснулся.
   Это мой голос? Дерьмо, звучит так, будто его обладатель курит и бухает лет с пяти. И при этом дожил до восьмидесяти.
   - Не переживайте: первое обращение всегда проходит болезненно. Дальше вы будете чувствовать себя гораздо лучше. Позвольте поприветствовать вас в Ардхи.
   Несмотря на боль, это тело оказалось довольно шустрым. Я перекатился в стойку, готовясь отражать возможную атаку, но обнаружил перед собой лишь старика, явно не собирающегося предпринимать агрессивных действий.
   - Возьмите плащ, друг мой. И идём в храм, там я объясню вам происходящее.
   Плащ, хоть и был мне коротковат, оказался кстати: после превращения вся одежда куда-то исчезла.
   - Лучше бы вам объяснить всё здесь и сейчас! Я хочу знать, что за чертовщина происходит! Где я? Что со мной случилось?!
   А вот теперь я её узнал. Это была та же малышка-фурия, оравшая на Артаса перед игрой. Похоже, этот парень довольно мстителен. Или у него действительно странное чувство юмора.
   - Простите, дорогая моя, но это кажется неразумным. Мы находимся в довольно опасном месте, в любой момент здесь могут появиться дети Шеша, готовые разорвать на тысячи частей каждого, вставшего на их пути. Я не могу допустить, чтобы такая судьба постигла спасителей мира. В храме мы будем в безопасности, я налью вам ароматного чая и расскажу всё, что необходимо знать.
   - Да, идём. Надеюсь, в этом вашем храме есть и другая одежда.
   - Конечно. Одежда, оружие, снаряжение. Вы будете довольны.
   Я подхватил пытающуюся возражать коротышку (серьёзно, роста в ней было чуть больше метра) под мышку, обнаружил, что это неудобно, и перекинул её через плечо.
   - Тихо. Не то кляп вставлю и всё равно донесу, куда надо.
   - Друг мой, вам не следует быть столь жестоким. Вам придётся пройти много лиг вместе с этой девушкой.
   Ну-ну, здравствуй, балласт. Я покосился на уставшую брыкаться землянку и перехватил её поудобнее.
   - Отпусти, я сама пойду.
   - Ага. Меня зовут Ким, но лучше Ворон. А ты?
   - Таня. Татьяна Лилиенталь.
   - Что, так и обращаться? - я хохотнул, не скрываясь. - Приятно познакомиться, Татьяна Лилиенталь.
   - Зато мне неприятно! - резко бросила она и вдруг застыла, побледнев. - Ким Воронов? Ты?
   - Ну. И что здесь такого? Мы, вроде бы, раньше знакомы не были.
   - Я видела тебя на игре.
   Забавно, голосок дрожит так, будто девчонка призрака увидела. Она растерянно похлопала ладонями по карманам юбки, залезла в пояс и нашла искомое в рукаве куртки. Зеркало. Правильно, мир может рушиться и лететь в тартарары, жизнь делать повороты в совершенно неожиданные стороны, но девушка всегда в первую очередь будет думать о внешности. А нам сейчас придётся справляться с очередной, гораздо более бурной истерикой. Не думаю, что эта малышка простит мирозданию тот факт, что она стала гномой.
   Однако Танюша и не подумала сама смотреться в зеркало. Она протянула его мне.
   - То как ты сейчас выглядишь, - девушка описала ладонью круг в районе лица, - это нормально?
   Я глянул на отражение и непроизвольно сжал пальцы. Полированная пластинка металла, которая и выполняла функции зеркала, изогнулась в причудливую фигуру и упала на землю.
   Так, Ворон, спокойно. У меня для тебя две новости: хорошая и плохая. С какой начать?
   - Что, совсем плохо? - участливо поинтересовалась девчонка, подбирая свою собственность и пытаясь вернуть ей первоначальную форму. Без шансов.
   - Просто неожиданно. Не ожидал, что вторую четверть века встречу голубоглазым, мать его, блондином, - я отобрал у Татьяны зеркало и разогнул его. Естественно, к первоначальному идеальному отражению мы не вернулись, но всё же оно стало ровнее.
   Старик шёл впереди, не оглядываясь, но я всем телом чувствовал, как он прислушивается к нашему разговору, затаив дыхание. Это навело меня на пару мыслей:
   - Эй, любезный. А не пора ли нам познакомиться, раз уж дорога столь долгой оказалась?
   Танюха странно покосилась на меня и убрала своё драгоценное зеркало, даже не пытаясь туда заглянуть. Подозревала, что тоже изменилась и не хотела в этом убедиться?
  
   Лита.
   - Как звать-то тебя, любезный? - ехидно поинтересовался парень, называющий себя Вороном.
   Да уж, белые пёрышки Ворону шли чрезвычайно. Как и светло-голубые глаза с вертикальной щелью зрачка. Немало пикантности образу добавлял коротковатый для высоченного Кима плащ, скрывающий обнажённое тело, достойное фотомодели. Причём, не всегда удачно скрывающий.
   Смущало меня в этом сне всего два факта: присутствие непонятного старика, вещающего о спасении мира, и то, что здесь я была даже ниже, чем в реальном мире. Интересно, что об этом сказал бы дедушка Фрейд?
   Я хмыкнула, когда вспомнила какую панику испытала, осознав себя в этом странном месте. Такие реальные ощущения: слегка поскрипывающие сапожки, ветер, несущий мелкую водяную пыль, густой, насыщенный запах экзотических растений. Да и плечо беловолосого было достаточно твёрдым и горячим. Но волк, превратившийся в человека, странный мужчина, в камзоле и шляпе с пером, возникший из пустоты прямо у меня на глазах... Подобное точно не может происходить на самом деле, а значит, всё это просто сон.
   Хотя и странно, что в моём сне Ким стал пепельно-серым блондином, брюнеты обычно мне нравятся больше.
   - Меня называют Беглейтер Гидс. Я - Ведущий к Хаосу в главном храме Аэлскара.
   - Как много слов, и все такие, - Ворон пощёлкал пальцами, как бы подыскивая нужное определение, и закончил: - малозначащие. Кто или что такое Аэлскар?
   Я поразилась тому, насколько изощрённо моё подсознание подошло к созданию этого сна: похоже, один глюк умудрился обидеть другого неосторожным словом, по крайней мере, лицо у старичка с непроизносимым именем заметно перекосилось.
   - Друг мой, Аэлскар - бог, честь которого вы пришли сюда защитить.
   - Любопытно, - скептически протянул парень, всем своим видом показывая, что ему плевать. - А "ведущий к хаосу", я так понимаю одна из ступеней вашего табеля о рангах?
   Интересно, и как ему удаётся выглядеть таким надменным в одном лишь плаще с чужого плеча? Мне бы так научиться.
   - Кажется, я понял ваш вопрос, друг мой. Я третий в иерархии храма. Но Господин Открывающий Врата сейчас, увы, болен, а Охранитель покинул это место, чтобы принять участие в споре о правилах Конкуро. Так что никто выше меня физически не мог вас встретить. Надеюсь, это не будет принято за проявление неуважения.
   - Да ср... - Ким внезапно осёкся, странно глянул на меня и сказал не то, что собирался изначально: - наплевать на неуважение. Я просто пытаюсь понять происходящее в этом мире. Но каждый ответ вызывает всё больше вопросов!
   - Понимаю. Боюсь, пока мы не придём в храм я не смогу объяснить всё в достаточной мере ясно.
   - А далеко ещё идти? - вмешалась я. - Это путешествие уже начинает утомлять!
   Честно говоря, я действительно устала, и это пугало. Ещё ни разу мне не приходилось испытывать усталости во сне. Но происходящее вокруг не может быть реальностью! Это очевидно, даже если забыть про оборотня и странные разговоры. Стоило только посмотреть вокруг, оценить растения, которые никогда не росли не то, чтобы в районе Питера, а и вовсе в России. Да и небо здесь какое-то странное. Я мимоходом скользнула взглядом по действительно странному, иссиня-фиолетовому небосводу, и резко затормозила, чуть не споткнув о себя Кима. Луна. Никогда раньше не видела её такой: так близко, так ясно.
   Я смотрела на луну, а она смотрела на меня. Ну, по крайней мере, возникло такое странное ощущение, усиливающееся тем больше, чем дольше я вглядывалась в яркий серебристый диск.
   - Ну-ну, дорогая моя, - старик взял меня под руку и заставил сдвинуться с места. - Вы и так уже привлекли внимание Аэлскара, незачем предлагать ему свою душу.
   - Что? О чём вы говорите?
   - Неважно, милочка, совсем, совсем не важно, - он вытянул указательный палец, ставший длинным и тонким, похожим на сухую ветвь, и коснулся им моего лба.
   Веки налились совершенно непреодолимой тяжестью, а почва начала ускользать из-под ног.
   - Друг мой, будьте любезны, - я почувствовала, как сильные руки подхватили меня и прижали к широкой груди.
   - Магия? - глубокий голос с проникновенными рычащими нотками звучал совсем рядом с моим лицом. - Зачем вам это понадобилось?
   - Разум этой милой девушки слишком противится происходящему: она убедила себя, что всё вокруг - сон, и освобождение от этой иллюзии, боюсь, пройдёт достаточно болезненно. Будет лучше, если это случится не на открытом пространстве.
   Я нахмурилась, пытаясь сквозь сонную дымку прорваться к смыслу этой речи, а затем хихикнула. Забавно, когда один персонаж твоего сна убеждает другого, что происходящее вокруг - реальность. Глаза упорно не хотели открываться, поэтому я поудобнее устроилась на руках Кима-Ворона, крепко обхватила его шею и вроде как задремала. Раньше мне не приходилось спать во сне и это оказалось довольно забавным переживанием: я слышала и чувствовала происходящее вокруг, хотя шевельнуться или открыть глаза не могла. При этом мыслительные и эмоциональные реакции на услышанное были невероятно заторможены.
   - Долго ещё идти? За нами кто-то следит.
   - Не волнуйтесь, друг мой, мы уже совсем рядом с храмом. Здесь никто не может причинить нам вреда.
   Голос Кима чуть подрагивал, как вздрагивает шкура охотничьей собаки, заметившей добычу, но не пускающейся в погоню из-за приказа хозяина. Старик говорил спокойно, его речь текла словно патока, крупными каплями скатывающаяся с деревянной лопатки в кувшин. Слово за словом. Сладко. Липко...
  
   Ворон.
   Гнома прижалась ко мне, сладко посапывая и периодически вздыхая. Забавно всё-таки, что и в этом облике у девчонки была отличная грудь. Упругая такая, старательно прижимаемая к моему телу... Но, к чёрту посторонние мысли. Особенно если учесть, что при таком росте, Танюша воспринимается ребёнком, а не ровесницей.
   Провожатый, представившийся Беглейтером Гидсом, болтал успокаивающую чушь, а я чувствовал, как мою спину прожигают чьи-то озлобленные взгляды. Будь я на своей территории, предпочёл бы развернуться и встретить опасность лицом к лицу. Но хрен с ним, пока что поиграю по их правилам. До тех пор, пока этот самый "гид-с" не передаст обещанные Артасом инструкции.
   - И это храм?! - хех, не сдержался, чуть ношу свою не разбудил.
   - Да, друг мой.
   Ну, на самом деле строение впечатляло. Величественно, грандиозно, слегка безумно. По крайней мере, сочетание тонкого, почти башенного основания с тяжёлой, огромной по площади надстройкой, смотрелось странно. Какая-то гигантская поганка ядовито-ярких оттенков, каких в радуге не встретишь. Даже в наступившей темноте, едва-едва рассеиваемой светом крупной луны, храм не казался чёрной громадой, в отличие от всех приличных предметов.
   Из-за пропорций казалось, что стоит подуть малейшему ветерку, и строение рухнет набок, похоронив всех, кто окажется внутри.
   - Может, мы лучше поговорим в каком-нибудь другом месте?
   - Не бойтесь, друг мой, - старик прекрасно понял мои опасения и посмеялся над ними. - Храм абсолютно безопасен Лучшие маги сумеречной стороны Ардхи приняли участие в его создании, во хвалу безумного бога.
   - Круто. Ну, теперь становится понятно, почему это так выглядит. А с чего это бог стал безумным?
   - Друг мой, вас действительно интересует лекция о космогонии этого мира? Обычно оборотни более рациональны и полезные сведения предпочитают всем иным.
   - А я считаю эту информацию полезной. Мне как-то тревожно работать на сумасшедшее божество.
   - Понимаю, - старик открыл неприметную и, пожалуй, низковатую дверь в башне-ножке храма и покачал головой. - Вот только у вас нет выбора, мой друг. Следуйте за мной без страха.
   Он шагнул вперёд, и мне пришлось, чуток пригнувшись, последовать за ним, хотя места внутри, судя по ширине здания, было не больше, чем в кладовке.
   Вошёл, зажмурился, пережидая внезапный приступ дурноты, а когда открыл глаза, чуть не выронил ношу: слишком уж неожиданным оказалось открывшееся зрелище. Мы стояли в огромном зале, стены которого терялись в полумраке, неподвластном свету стоящих здесь факелов. Под ногами мерцал, нет серьёзно, именно мерцал, пол из тёмного полированного камня, отражающего потолок странно искажённым. Наших же отражений в нём не было видно вовсе.
   - Какого чёрта?
   - Вы в главном храме Аэлскара, друг мой, - Беглетейр улыбнулся, задумчиво оглянулся и толкнул внезапно возникшую из рассеявшегося сумрака дверь. - Идём. Кажется, это здесь.
   - Кажется?
   - Конечно. Это место не останавливается ни на мгновение. Статичными остаются лишь коридоры послушников, ибо последние ещё не способны ориентироваться в вечноменяющемся мире безумного бога.
   Гнома у меня на руках сонно завозилась, что-то тихо произнесла и старик заторопился:
   - Идёмте скорее, друг мой. Будет лучше, если девушка проснётся уже в кабинете Открывающего Врата.
   Мы прошли по коридору, стены которого состояли из десятков чёрных кривых зеркал, пересекли крошечную комнатушку, заполненную странными, полупрозрачными фигурами людей и животных, и внезапно вышли в нормальное помещение. Довольно большой зал с камином, объёмный, прямо-таки монументальный стол у стены. Трёхрогие напольные канделябры со свечами в достаточной степени компенсировали отсутствие внешних источников света, чтобы я разглядел дремлющего в одном из тяжёлых кресел человека.
   - Господин Открывающий Врата, проснитесь. Путники Аэлскара здесь.
   Усадив Татьяну в свободное кресло, я перетащил его поближе камину, а сам ненадолго замешкался, разглядывая новое действующее лицо разворачивающегося спектакля. Иссушенный временем и солнцем старик, теряющийся в складках нелепой хламиды, ответил неожиданно ясным взглядом. Да и голос его, как ни странно, старческим дребезжанием вовсе не отдавал.
   - Я рад. Время скоротечно, приближается час Конкуро, а нашим гостям предстоит узнать столь многое. Меня зовут Виналез Брана, сейчас я являюсь главой храма безумного бога.
   - Ким Воронов, рад знакомству, - я оглянулся на случайную подружку, с недоумением внезапно разбуженного человека трущую глаза, и быстро предложил: - Расскажите мне вкратце, с чего этот бог безумен, пока мы все не отвлеклись на более насущные дела.
   - Сначала приведём в себя вашу спутницу, друг мой. История Аэлскара и Аравэ имеет непосредственное отношение к тому, что вам предстоит.
   - Как скажете. Хотя предчувствую, что это будет непросто. Тогда, быть может, мне предоставят одежду? Всё же не вполне удобно ходить в таком виде.
   - Конечно, друг мой.
   Колокольчик на столе главы храма звякнул столь тихо, что звук, казалось, не долетел и до стен комнаты, но спустя уже пару минут дверь распахнулась и в неё вошла весьма симпатичная девушка, лет двадцати-двадцати пяти на вид. Одета она была, правда, в какую-то хламиду с капюшоном, но та не скрывала ни аппетитную фигурку, ни лукавый взгляд, заметно задержавшийся на мне. Передавая стопку одежды из рук в руки, девушка будто случайно коснулась ладони и задержала это прикосновение чуть дольше чем требовалось. В общем, если местные обычаи и местные девушки хоть в чём-то похожи на земных, со мной бесцеремонно флиртовали. Ну, учитывая столь внезапное и кардинальное изменение внешности, я не испытал от подобного флирта особого удовольствия, поэтому просто забрал одежду и сухо поблагодарил. Слегка обиженная красавица удалилась, а я начал разбираться с дарами. Нижнее бельё отличалось очень немодным дизайном времён самого его зарождения, но ткань была мягкой. Простые штаны из плотного полотна, оказались коротковаты лишь самую малость. А льняная рубаха пришлась и вовсе в пору.
   Смирившись с отсутствием обуви, я уселся в кресло поодаль и принялся любоваться развернувшимся сеансом магической психотерапии. Со своими способностями к неуместным саркастическим комментариям и выведению окружающих из душевного равновесия, лезть в это дело я не собирался, поэтому мог вдоволь насладиться и успокаивающим голосом господина Брана и странными пасами сэра Гидса с точки зрения независимого наблюдателя.
  
  
   Лита.
  
   Я проснулась, но проснулась снова в сон. Раньше мне, конечно, доводилось слышать и об осознанных снах и о сновидение в сновидении, но всегда где-то рядом стояло упоминание, что для достижения подобного эффекта необходимы специфические тренировки и сознательные усилия воли. Тем удивительнее было всё происходящее вокруг.
   - Милочка, как вы себя чувствуете?
   Воспитанные годами противостояния среде рефлексы сработали моментально, и вроде бы благие намерения очередного незнакомого мне старичка, одетого в странное платье с запахом, встретили негодующее сопротивление:
   - Я вам не милочка!
   - Как прикажете, - он улыбнулся, и я ощутила неловкость из-за своей вспышки. - Я - Виналез Брана, Открывающий Врата. Исполнение обязанностей главы храма Аэлскара стало моей судьбой пять лет назад. Как зовут вас?
   - Татьяна. Можете называть меня Лита, мне так привычней.
   Признаться честно, тот факт, что в моём сне не знают моего имени смущал невероятно. К тому же всё усиливающееся странное подозрение, что происходящее не может быть тем, за что я его приняла, подтверждалось и странными словами, произносимыми собеседником: моей фантазии не хватило бы на всяких Аэлскаров (что за слово-то такое?) и Виналезов. Да и увлечение фэнтези-литературой, начавшееся лет в пятнадцать, закончилось годам к двадцати и подобных метастазов давать права не имело. Даже с учётом моего участия в этой дурацкой ролёвке. Ролёвка... Да нет, чушь полнейшая. Я, конечно, ни разу раньше в ролевых играх не участвовала, но Ленусик мне сотни фото показывала. Не было у них такой степени достоверности происходящего. Да и лес этот странный... Вот только и у снов моих подобной достоверности не встречалось никогда, особенно в тех редчайших случаях, когда мне удавалось осознать, что окружающее - сновидение.
   Запутавшись в противоречивых ощущениях и размышлениях, я совсем перестала слушать своих собеседников - пожилого мужчину, встретившегося первым, и старика, появившегося уже здесь - и осознала это лишь когда они оба резко замолчали.
   Никогда не любила это ощущение - взгляды, сосредоточенные на тебе, будто на редком, диковинном звере.
   "А ведь будь это сон, я бы, пожалуй, уже проснулась. Я ведь никогда не досматриваю кошмары до действительно страшного места, как-то всегда умудряюсь вынырнуть раньше," - неожиданно подумалось мне. И будто отвечая на невысказанные эти мысли, тот, что назвался Гидсом, кивнул Виналезу:
   - Думаю, вы правы, Господин Открывающий Врата. Этот будет хорошим способом.
   И тут же, не добавив ни слова больше, пребольно ущипнул меня за предплечье. Взвизгнув и ухватившись за пострадавшее место, я возмущённо потребовала было объяснений такого поступка, но захлебнулась в середине фразы нахлынувшим откровением: такую боль во сне испытать нельзя.
   - Вот и хорошо, - неожиданно мягко проговорил носитель платья. - В реальность происходящего вы поверили. Теперь позвольте объяснить его подоплёку.
   Я отрицательно помотала головой, одновременно пытаясь восстановить дыхание. Мне не хотелось слышать никаких объяснений. Мне не хотелось верить в реальность происходящего. Мне хотелось немедленно, во что бы то ни стало, открыть глаза и очутиться в своей маленькой, но безумно уютной однокомнатной квартирке на улице Ярослава Гашека. Мне мечталось встать из-за компьютера, отодвинуть тяжёлые, плотные шторы и увидеть привычную картину суетливого безумия индустриального мира двадцать первого века. Да фиг с ней, с привычной картиной, хотя бы компьютер верните!
   Неожиданно в голову пришла спасительная, ну, относительно спасительная идея: я просто спятила. И оборотень, странный лес и безумная луна всего лишь явились мне в помутнённом состоянии сознания. И добрый дядечка доктор, внезапно сменивший приличный белый халат на странное нечто тёмно-бордовых цветов с психоделическим рисунком, а нормальное имя на абсолютно не выговариваемое "Виналез Брана", накормит меня галоперидолом, или что там положено давать в таких случаях, и вылечит... Конечно, вылечит.
   - Фигушки, - раздался невозмутимый голос откуда-то из-за спины. - Боюсь, "Кащенко" в этом мире ещё не построили.
   Стремительно спрыгнув с кресла, я встретила взгляд беловолосого парня, который не так давно представился Вороном.
   - Ты?..
   - Ким Воронов. Мы познакомились уже в этом мире, но видела ты меня ещё дома.
   - Что за чушь насчёт этого мира?!
   - Это не чушь, а суровая действительность. Ты сейчас не на Земле, и было бы неплохо поторопиться принять эту революционную идею. Нам ещё вводную лекцию слушать и, несомненно, неописуемо сложные квесты принимать. Правильно я говорю, Господин Открывающий Врата?
   Старик в бордовом халате кивнул, несмотря на явно саркастические нотки, насквозь пронизывающие всю речь Кима.
   Чувствуя непреодолимое желание вылить на голову что-нибудь холодное и залить внутрь что-нибудь горячительное, я махнула рукой:
   - Ладно, давайте свою лекцию и квесты.
   Естественно, принимать на веру совершенно бредовую идею о том, что нахожусь сейчас в каком-то "другом мире", я не собиралась. Но и возражать не сочла нужным: с психами опасно спорить, даже если сам ты тоже... слегка того. Поэтому избрав выжидательную позицию, я вопросительно уставилась на "господина открывающего врата", демонстрируя готовность внимать чужой мудрости, обозначенной как "вводная лекция".
   - Друг мой, подойдите ближе, - обратился старик к Ворону и удовлетворённо кивнул, когда тот запросто, будто табуретку, поднял и переставил кресло, выглядящее килограммов на тридцать веса. - Для начала я должен объяснить, зачем вы пришли в Ардхи. Так называется этот мир, неска Татьяна.
   Подходит время Конкуро - величайшего испытания, что случается лишь раз в сто семьдесят лет. И вам двоим выпала величайшая честь и тяжелейшая ноша представлять интересы Аэлскара в этом соревновании.
   - Почему именно мы, и как всё это будет выглядеть? - прервал лектора Ким.
   - Мы не знаем, по какой причине бог избрал вас для этой цели. Возможно, дело в том, что за предыдущие тридцать четыре цикла Конкуро ни разу посланцы Безумного Аэлскара не сумели победить защитников Иссушающей Аравэ.
   Беловолосый издал приглушённый булькающий звук, ясно свидетельствующий об отношении к подобному положению дел, и посмотрел на меня изумлённо распахнутыми светло-голубыми глазищами.
   - Что, не привык играть на стороне неудачников? - не сумела удержаться от саркастического вопроса я, вопреки собственному решению не относиться к происходящему вокруг всерьёз. И вздрогнула от выражения какого-то совершенно неземного счастья на более чем симпатичном лице.
   - Шутишь? Шанс сделать что-то, что до тебя не сумели десятки, это же прекрасно. Однако мне всё ещё интересно, что такое Конкуро и как оно выглядит.
  
   Глава 3.
  
   Ворон.
   - Думаю, будет лучше начать с самого начала. В противном случае вам будет слишком сложно понять подоплёку этих событий.
   Старик переглянулся с Гидсом, и тот, кивнув и поспешно прокашлявшись, начал говорить:
   - Непредставимо давно существовала лишь пустота. И не было в той пустоте ни живого, ни неживого. Но пришёл в пустоту величайший разум. И сотворил он небо, и землю, и воду на земле, и звёзды сотворил, и светила дневное и ночное. И посеял он жизнь. Дыханием своим вложил он разум в бессловесных животных, что стали смертными людьми этого мира.
   Тот, кто создал наш мир, сотворил также и двух божеств, что в мире и согласии должны были присматривать за смертными во веки веков. Мудрейший Аэлскар и Сияющая Аравэ многие столетия правили Ардхи, заботясь друг о друге с нежностью брата и сестры. Но однажды он взглянул на неё не так, как должно смотреть на родича, Аэлскар возжелал возлечь с Аравэ, сделав её своей супругой.
   - Ну, формально они и не были родственникам, - рассеяно заметил я, присматриваясь к Танюхе. Лите, как она сама себя назвала.
   Что-то странное было в выражении лица девушки. Будто согласившись с попаданием в другой мир, поверить в реальность этого она так и не сумела. Или не захотела.
   - Это не столь важно, - прерванный рассказчик посмотрел укоризненно. - Госпожа Аравэ не хотела этого брака. Она прокляла Аэлскара, лишив его рассудка. Правда, как утверждают некоторые еретики, и сама не осталась в здравом разуме.
   - Еретики?
   - Принято говорить именно так, хотя последние лет двести иного мнения придерживаются лишь эл-фи, защитники Иссушающей.
   - Эльфы? - это уже Татьяна поинтересовалась.
   Похоже, упоминание легендарных персонажей взволновало даже нашу безразличную ко всему деву.
   - Нет, нет. Эл-фи, - Гидс сделал особый акцент на раздельном произношении слогов и ударении на "и". - Люди, поклявшиеся в верности Аравэ и получившие от неё дары, могущество, силу. Также как оборотни - те, что поклялись в верности Аэлскару и получили силу и дар превращения от него.
   - Погодите-ка, - беседа как-то неожиданно перешла к вещам, касающимся меня непосредственно. - То есть я сейчас вроде как паладин безумного бога?
   - Можно сказать и так, хотя это слово не слишком точно отображает истинную суть оборотней. На самом деле, оборотни - это те, чьё личное безумие вошло в резонанс с безумием Аэлскара.
   - Резонанс... безумия?
   - Да. Видите ли, в некоторых естественных науках резонансом называют явление, при котором звук...
   - Я знаю, что такое резонанс, - зло прервал я его речь. - Что насчёт безумия?
   - О, с этим гораздо проще. Дело в том, что большинство живущих в этом мире безумны, тем или иным образом. Иногда безумие человека, оно необязательно должно быть слишком велико или заметно окружающим, входит в странное созвучие с безумием Аэлскара. Тогда человек выходит ночью на улицу и долго и пристально смотрит в Око Безумного. И тот либо забирает душу просителя себе, оставив лишь тело без тени разума, либо дарует смертному силу и способность к оборотничеству.
   - Зашибись... Ладно, продолжайте свой...
   - А на каком языке мы сейчас разговариваем? - снова внезапно проснулась Лита.
   Раньше этот вопрос мне в голову не приходил: Катерина не упоминала о проблемах общения с аборигенами, и я как-то автоматически предположил, что при переносе в голову "попаданца" закладывается знание местного языка, но наши собеседники меня удивили:
   - На русском. Кажется, именно так называется ваш язык?
   - Точно, - торжествующе отозвалась гнома. - А откуда вы его знаете?
   Понятно, она так и не поверила в реальность другого мира и теперь отчаянно ищет опровержения.
   - Существо, что привело вас сюда, научило нас этому языку. И использовало для этого довольно странную магию, должен вам сказать. Этой ночью с помощью особого обряда мы обучим вас трём основным языкам этого мира, чтобы вы смогли выполнить свою миссию, не отвлекаясь на поиски переводчиков.
   Кажется, этот аргумент вызвал у нашей дамы затруднения, и я снова вмешался в разговор.
   - Отлично, значит, оборотни у нас - бывшие люди, сошедшие с ума вместе с Аэлскаром. А эти эл-фи? Кто такие, как выглядят, чем опасны? Я так понимаю, в этом вашем Конкуро именно они будут противостоять нам?
   - Да, эл-фи будут вашими основными соперниками, - Виналез брезгливо поморщился. - Последователями Иссущающей принято говорить, что эл-фи может стать любой человек, впустивший в душу истинный свет госпожи Аравэ. С нашей же точки зрения, ими становятся так же, как и оборотнями. Сходят с ума в резонансе с богиней. Было даже несколько учёных, пытавшихся доказать эту гипотезу, но одного из них, увы, сожгли на костре, второй же отрёкся от учения, напуганный подобной судьбой. Это печально. Человек, ставший эл-фи, получает долголетие и малоуязвимость. Он всегда спокоен и сосредоточен, поэтому эл-фи становятся величайшими воинами. Оборотни могли бы быть сильнее, но они слишком импульсивны. Практически все эл-фи служат при храмах Аравэ, они следят за порядком в городах и отвечают за соблюдение законов. От обычных людей эл-фи отличаются цветом глаз - абсолютно белым, без радужки и зрачка. У эл-фи почти нет эмоций и желаний, кроме непреодолимого стремления служить госпоже Аравэ. Эл-фи сложно обмануть - они чувствуют ложь, с ними невозможно найти компромисс - они принципиальны до самоубийства. Будьте осторожны с этими существами.
   - Хорошая идея, - я хмыкнул, пытаясь представить способ быть осторожным с основным препятствием на пути, и продолжил допрос: - Значит, и оборотни, и эльфы - бывшие люди. А что насчёт гномов?
   Собеседник внезапно побледнел, точно я не простой вопрос о привычном ему мире задал, а как минимум самого Безумного предложил свергнуть.
   - Не называйте их так, - он кинул, пожалуй, слишком опасливый взгляд на Танюху, демонстрирующую полное равнодушие, и негромко продолжил: - Малый народ следует именовать их самоназванием, сиречь каэвурами, либо горным, малым или свободным народом. Любые же оскорбительные прозвания караются незамедлительным нападением.
   - То есть, - я даже хмыкнул, пытаясь переварить внезапную идею, - вы вот сейчас искренне испугались, что эта... юная представительница свободного народа кинется сейчас на меня?
   - Я понимаю, вам это может показаться странным или даже забавным, но в нашем мире все знают: нельзя сердить каэвура.
   - Хорошо, постараюсь не сердить свою грозную соратницу.
   Относиться к подобным предупреждениям всерьёз я просто не мог. Не то чтобы мне действительно так уж хотелось оскорбить какого-нибудь недоросля, но и дрожать от страха при мысли о подобной перспективе я, уж извините, не собирался.
   Однако после моего обещания посмурнел не только Гидс, но и его старший товарищ:
   - Мы должны предупредить вас, что это действительно опасно. В летописи храма приведён рассказ о том, как двое представителей свободного народа разорвали оскорбившего их оборотня на куски. Один из них, конечно, впоследствии скончался от полученных ранений, а второй до конца жизни обречён был обходиться лишь одной рукой, но гордеца это не воскресило. К тому же, малый народ коварен. Порой даже смерть предпочтительней наказания, которое они придумывают для оскорбителя, успокоившись. О боевом же безумстве их и вовсе ходят легенды.
   - Он же сказал, что не будет, - неожиданно досадливо поморщилась Танюха. - Зачем повторять по сто раз?! Лучше расскажите, с чего это этот народ свободным называют? Как будто остальные в рабстве...
   - Вы невнимательно слушали, дорогая моя. Конечно, речь идёт совсем о другой свободе. Оборотни принадлежат Безумному богу, эл-фи - Светлой богине. Люди, пока не сделают окончательный выбор, зависят и от Него, и от Неё. И лишь каэвуры не молятся никому. Поэтому их и называют свободными. Ни Аравэ, ни Аэлскар не заглядывают в подземелья.
  
   Лита.
   Я слушала их разговоры, время от времени даже подавала какие-то реплики, и всё отчётливее ощущала желание взять что-нибудь тяжёлое и разгромить всё вокруг. Превратить окружающую обстановку, такую угрожающе тяжеловесную, реальную, в осколки, которым невозможно верить. Потому что сейчас всё больше верилось в истинность происходящего.
   На самом-то деле, даже мысль о сумасшествии ничегошеньки не объясняла. В конце концов, по старой, доброй рекурсии Лао Цзы даже будучи больной, и считая себя таковой, я являюсь напрочь здоровой. Зато идея переноса в другой мир, будучи принятой на веру, сразу расставляла всё по своим местам. Вот только принимать её ой как не хотелось.
   Неожиданно дверь открылась и в комнату заглянул молодой парень, ещё почти мальчишка, одетый в серую робу. Он дождался, пока на него обратят внимание, и робко произнёс:
   - Господин Открывающий Врата, время пришло. Прорицатель вас зовёт, - а затем исчез также быстро и бесшумно, как появился.
   - Хорошо, - старик в бордовом халате тяжёло поднялся, принял тут же протянутую парнем трость и вышел из-за стола. - Ким Воронов, Татьяна Лилиенталь, идёмте. Сейчас вам придётся пройти обряд обучения, а наш разговор мы продолжим после. Думаю, к тому времени уже вернётся Охранитель храма, чтобы рассказать нам о правилах Конкуро.
   - Что за обряд? Как он будет проходить? Что мы должны будем делать?
   Ворон, хоть и вопросов кучу назадавал, поднял беспрекословно, да ещё и ко мне подошёл, нависнув пугающей громадиной. Будто чувствовал, что я-то вставать и куда-то идти явно не собираюсь.
   - Обряд изучения достаточно прост. От вас требуется лишь не заснуть в процессе его, - отозвался Гидс также подходя ко мне и протягивая руку ладонью кверху. - Пожалуйста, неска Лита, идёмте. Если мы упустим время, вам придётся изучать язык совсем иным, гораздо более неудобным и болезненным способом.
   - А вообще не собираюсь изучать какие-то там языки, - упрямо отозвалась я и демонстративно уселась в кресло глубже, скрестив руки на груди. - Так что мне всё равно.
   Мужчина в ответ на это заявление лишь растерянно оглянулся на своего старшего товарища, а вот на губах Кима появилась какая-то нехорошая улыбка.
   - Правильно ли я понял, господин Гидс, что для участия в этом обряде не нужно никаких сознательных усилий воли? Достаточно лишь находиться в определённом месте и не спать?
   Услышав это, я вжалась в кресло ещё плотнее и крепко схватилась за подлокотники.
   - Всё верно, однако...
   - А также, - невежливо перебил белобрысый старшего, - нам сейчас ни в коем случае нельзя терять времени, иначе процедура изучения языков усложнится?
   - И это тоже верно, но...
   - Значит, решено! - ещё раз схамил парень и практически за шкирку вытащил меня из моего "убежища". - Политесы разводить будем потом.
   Поудобнее перехватив моё тело и умудрившись избежать разъярённого укуса, он подошёл к двери и вопросительно уставился на не сдвинувшихся с места людей:
   - Вы идёте?
   Те двое переглянулись - старший покачал головой, младший вздохнул - и повели нас из комнаты.
   В очередной раз разъярённо дёрнувшись, но так и не сумев освободиться от захвата, я злобно прошипела:
   - Отпусти меня, ты, ублюдок чёртов!
   - Слушай, - неожиданно миролюбиво и очень тихо произнёс парень. - Я прекрасно понимаю, что ты сейчас испытываешь, но без знания языка в чужом мире будет сложно.
   - Да какой, к дьяволу, чужой мир?! - я ещё раз трепыхнулась и обмякла: руки этого скота были словно стальными. - Нет никаких других миров! Чушь всё это. Невозможно поверить в такой идиотизм!
   - Но ты-то уже веришь, поэтому так и бесишься, - он хмыкнул и перехватил меня так, чтобы было видно лицо. - Слушай, давай заключим сделку. Мы спокойно доходим до места обряда, и там я тебе рассказываю удивительную историю о разных мирах. Там же ты можешь долго и с удовольствием материть меня, злую судьбу и всех, кто так или иначе причастен к нынешнему положению дел. И думать, как отсюда выбраться, тоже будешь там. А я тебе на эту тему даже идею одну подкину. Не обещаю, что она будет слишком уж хорошей, но определённо выполнимой. И я тебе в её выполнении даже помогу. Подумай над этим.
   Я подумала. Несколько неуверенно, но проникновенно прошипела "с-с-скотина" и потребовала меня отпустить.
   - Окей. Только глупостей не делай. Помни, волки быстрее людей. Сильно быстрее.
   - И где это ты здесь волка видел? - с напускным спокойствием поинтересовалась я, оправляя помятую куртку, и замерла, глядя в льдисто-голубые глаза присевшего на корточки Кима. И на его улыбку. Со слишком уж выдающимися для человека клыками.
   Видимо, отразилось на моём побледневшем лице воспоминание, которое я, вроде бы, уже благополучно изгнала из памяти, так как парень довольно кивнул, легко поднялся и пошёл за нашими "провожатыми".
   А я попыталась снова забыть зрелище мучительного превращения волка в человеческое существо. И бросилась догонять спутников, ушедших уже довольно далеко.
   - Может подробностей, пока идём? - поинтересовался Ким как раз в тот момент, когда я поравняла с ним шаг, и будто ненароком положил ладонь мне на плечо. А я споткнулась, внезапно осознав, что он практически в два раза выше меня. То есть, я и раньше, конечно, замечала разницу в нашем росте... Но сначала не придавала ей значения, воспринимая всё как сон, а потом сидела достаточно далеко, чтобы не думать об этом. В два раза! Блин. В нём же явно не меньше двух метров роста. А во мне не больше одного. Блин, блин, блин. Я - карлик! Гном!
   Я ещё раз споткнулась, растерянно оглянулась на успевшего меня подхватить Ворона и ти-ихо и почти спокойно поинтересовалась:
   - Это у нас что, типа наши "легенды" воплотились?! Это я сейчас гномом стала?!
   - Во-первых, не гномом, а каэвуром... Или каэвурой, каэвуркой... - Ким на мгновение стал задумчив, а потом громко поинтересовался: - Эй, уважаемые, а у женщин-каэвуров есть какое-то специальное название? Как к ней обращаться-то?
   Я задумчиво покосилась на палец, ткнутый в мою сторону, преодолела искушение за него как следует цапнуть и выслушала ответ, данный Гидсом. Ох ты боже мой, то есть, если это не сон, мне ещё и имена этих двоих запоминать придётся?!
   - К любой женщине из народа каэвуров следует обращаться словом "неска". В переводе с их языка это означает что-то вроде "добрая".
   - Добрая? - Ким задумчиво покосился на меня, покачал головой и снова перешёл на шёпот: - Значит, ты у нас "неска". И вообще, чем ты раньше слушала? Да, наши легенды воплотились в этом мире. Я теперь, внезапно, оборотень. А ты из этих... Антитолерантных гномов. Только в истерику снова не впадай.
   Чувствуя прилив непреодолимого гнева, я сердито пнула траву, не испытав ровным счётом никакого удовлетворения, сжала кулаки, но бить идущего рядом мужчину не стала. Инстинкт самосохранения оказался сильнее беса, шепчущего "не ударит же он девушку". Может и ударит, мне откуда знать? А сил у оборотня явно больше, чем у гномки. Гномки. Я всхлюпнула носом и внезапно обнаружила, что по щекам текут слёзы. Хотелось толком, со вкусом разреветься, но наличие сразу трёх зрителей этому мешало. Поэтому я просто шла, вытирая слёзы рукавом, и беззвучно шептала какие-то проклятия мирозданию. Глупые, наверное, но сейчас я их уже не вспомню.
  
   Ворон.
   Лита послушно шла рядом и тихо всхлипывала, упрямо отворачиваясь каждый раз, когда я пытался поймать её взгляд. А я старался понять, стоит ли её успокаивать. Конечно, в моей жизни уже были случаи утешения плачущих женщин, много их было... Вот только вероятность успешной процедуры висела где-то на уровне пятидесяти процентов. Ага, то ли успокоится, то ли ещё сильнее разрыдается. Пожалуй, когда она злилась, было как-то приятнее.
   Во многом я эту девушку понимал. Когда мы, выйдя из кабинета через ту же саму дверь, в которую когда-то вошли, сразу же оказались в темном лесу, с необхватными деревьями, я тоже... Начал искренне сомневаться в собственном рассудке и реальности происходящего вокруг. Но тяжесть брыкающегося в руках тела была достаточно убедительна, чтобы не начать паниковать.
   Повезло ещё, что девушка оказалась разумной и согласилась на предложенную мною сделку. Не то, чтобы у неё особый выбор был... Но ведь могла бы и продолжить сопротивляться. Нет, хорошая девочка. Сработаемся. Успокоится, смирится с новой ситуацией, думать начнёт...
   Ещё раз покосившись на Литу, размазывающую слёзы по мордашке, я вздохнул и ускорил шаг, собираясь поинтересоваться у наших "служителей Аэлскара" долго ли ещё идти, но тут Гидс остановился и с излишней торжественностью и даже придыханием произнёс:
   - Мы пришли. Пред вами зачарованная поляна.
   Я глянул на принявшуюся ещё более поспешно вытирать слёзы Танюху, перевёл взгляд на открывшееся пространство, в отличие от леса ярко освещённое непонятными флюоресцирующими растениями и насекомыми, и лениво поинтересовался:
   - Что мы там должны делать, а чего делать не должны ни в коем случае?
   Дадим девочке ещё несколько минут перед выходом на освещённое место.
   - Ничего особенного, - Виналез Брана стоял, тяжело опёршись на свою трость. - Вы должны оставаться в пределах указанного нами круга. Не выходите оттуда ни в коем случае. И не засыпайте. Вы можете говорить, петь, сражаться или заниматься любовью, но не спать. От этого зависят ваши жизни.
   Во время перечисления разрешённого к применению на этой поляне, глаза Литы становились всё больше и больше, под конец живо напомнив о персонажах особо популярных японских мультиков. Но, по крайней мере, реветь перестала.
   - И долго нам там сидеть?
   - До утра, - Гидс жестом велел нам идти. - И ни в коем случае не засыпайте и не выходите из круга.
   - Из какого ещё круга?
   Закономерный вопрос, если бы Лита не опередила, сам бы полюбопытствовал, что за круги такие на этой поляне водятся. Вместо ответа нам было представлено "чудо", высветившее огненную окружность около двух метров в диаметре. В центре её весело потрёскивал уютный костерок, ровным счётом ничем не выделяющийся среди десятков собратьев, когда-то разводимых мною.
   - Отлично. Идём, Лита.
   Я перешагнул огненную линию, придерживая на всякий случай девушку за плечо, и оглянулся на уходящих вдаль жрецов. Любопытно, осознают ли они, в насколько паршивом я сейчас положении?
   - Ну-с, приступай. Готов к порицанию, словесным и даже немного физическим оскорблениям, - позволив себе максимально комфортно устроиться на траве и так и не дождавшись реакции собеседницы, предложил альтернативу: - Или ты предпочтёшь сначала услышать мою историю?
   Она, не отвечая, села по другую сторону от костра. Долго смотрела в пламя, прикрыв лицо ладонью так, будто от яркого света у неё болели глаза, а потом тихо попросила:
   - Объясни мне, что здесь происходит.
   - Угу. Только одно условие - ты мне веришь. Даже если я говорю полнейшую, на твой взгляд, чушь, ты мне веришь. Потому что сейчас я буду говорить только то, во что верю сам.
   - Но не то, что есть на самом деле?
   - Насчёт того, что есть на самом деле, это не ко мне. Это к тем, кто рангом повыше: всяческим божественным сущностям. Хотя местные боги, кажется, для этих целей тоже не подойдут.
   - Боги? - Лита, кажется изначально смирившаяся с требованием, снова фыркнула.
   - Понимаю, в это поверить ещё сложнее, чем в другие миры, но особого выбора у тебя нет. Без помощи этих самых богов выбраться отсюда у тебя нет ни единого шанса.
   - А с их помощью, значит, есть?
   - Вполне вероятно. Артас - парень, закинувший нас сюда - наверняка обладает возможностью нас же отсюда и вытащить. Но! До тех пор, пока мы не выполним задание, он этого делать уж точно не станет.
   - И что это за задание такое?
   - Ну ты же слышала: Конкуро. Соревнование Аэлскара и Аравэ по неустановленным ещё правилам. Играем за команду, которая стабильно проигрывала на протяжении столетий.
   Я пожал плечами и улёгся на землю. Пришлось изрядно скрючиться, чтобы не угодить ни в костёр головой, ни в огненную линию противоположной частью тела, но поваляться всё равно было приятно. Лита помолчала, потом на четвереньках подползла ко мне поближе и пристально уставилась в лицо, ничего не говоря. В итоге я не выдержал:
   - Чего?
   - Да вот, пытаюсь понять... То есть, это не сон, мы вдвоём действительно попали в какой-то другой мир и домой сможем вернуться только после выполнения задания по типу "иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что"?
   - Ну, типа того.
   - И какого чёрта ты так спокоен?
   - А что же мне, в истерике биться вроде некоторых? - попытка улыбкой смягчить слова провалилась, девушка посмурнела ещё сильнее.
   - Я не бьюсь в истерике, - она сердито нахмурилась и повторила громче и чётче, выделяя каждое слово: - Я не бьюсь в истерике! Пока что... А вот ты слишком спокоен для такого залёта.
   - А чего мне переживать? - мгновение поколебавшись, я всё же решился раскрыть карты до конца: - Я сам напросился в это приключение.
   - Что?! Ты спятил?
   - Что-то вроде того. Ты же слышала этого Гидса: оборотнем может стать только тот, чьё личное безумие...
   - Ты ещё дома спятил, - бескомпромиссно перебила меня Танюха и снова надолго замолчала.
   Молчал и я, давая человеку время привыкнуть к мысли, что ближайшее будущее она проведёт вместе с чокнутым. Процесс привыкания прервался спустя минут пять:
   - А с чего ты вообще во всё это ввязался? Откуда узнал об этом Артасе?
   Рассказать правду или наврать чего-нибудь возвышенного? Я задумчиво почесал в затылке, прикинул возможные выгоды и проблемы от каждого варианта и начал рассказывать. В конце концов, единственного союзника надо держать в курсе событий.
  
   Лита.
   - С чего ты вообще ввязался во всё это? Откуда узнал об этом, как его там? Артасе?
   Я не понимала Ворона, всё ещё не могла по-настоящему ему поверить, но честно пыталась разобраться в происходящем, не срываясь на малоконструктивные истерики и прочие переживания.
   Парень покосился на меня голубым глазом со странно изменившимся, удлинившимся зрачком, задумчиво покусал губы и, вздохнув, заговорил:
   - А, странная история. Пришла однажды ко мне хорошая девочка Катя... Нет, так, наверное, непонятно будет. Знаешь, существую такие специальные хорошие люди. Они, вроде бы, и не стремятся быть очень хорошими, просто иначе не получается. То ли склад характера такой, то ли воспитание, то ли вовсе природная склонность. Катерина была как раз из таких.
   Уж не знаю, по какому признаку она выбирала себе друзей, но я почему-то, как-то совершенно неожиданно для нас обоих, оказался причислен к этой категории.
   Ким с неожиданной теплотой улыбнулся, но тут же нахмурился и повёл носом, принюхиваясь к темноте, окружающей поляну. Странное движение, приличествующее скорее зверю, чем человеку.
   - В общем-то, это был не самый мудрый поступок - стать моим другом в то время. Попытки бросить вызов обществу, подкреплённые чем-то вроде юношеского максимализма, делали меня элементом весьма и весьма асоциальным, но Катюху это не останавливало. Я, конечно, отбрыкивался, как мог, но... В некоторых случаях проще остановить извержение вулкана, чем хорошую девочку, вбившую себе в голову что-то "важное", по её выражению. Когда умерла мама, Катерина была единственной, кто действительно смог меня поддержать. Знакомые, а их у меня всегда были тучи, конечно, чего-то там сочувствовали, интересовались делами... Но видно было, что всем всё равно. Полностью и абсолютно. А она... Вцепилась, словно клещ. Пары впервые прогуливать начала. Таскалась со мной повсюду. Говорила, что обязана удержать меня от "непоправимого". Её же выражение. Что характерно, пару раз действительно удержала от поступков, способных изрядно подпортить карму и будущее. В итоге, я и сам уже к ней привык. Ярость ушла, злость поутихла. Даже тоска потихоньку рассеялась, а Катюха осталась. Из-за меня она как-то случайно влилась в ролевое сообщество, нашла себе там парня... Только не надо смотреть так изумлённо, мы действительно были именно друзьями. Думаю, она даже не задумывалась о возможности чего-то другого. А я... Я, хоть и пытался всячески отвязаться от этого хвоста, в глубине души смертельно боялся потерять её дружбу. Дурак был, как ни крути: попытаться всё же стоило. Как бы то ни было, когда мой интерес к ролевикам угас, Кэт осталась с ними ради своего Макса. И с одной из ролёвок попросту не вернулась, - ладони парня, до того спокойно расслабленные, нервно сжались в кулаки, сжались вплоть до побелевших костяшек. - Я бы убил этого придурка, парня её. Но он уже валялся в больнице с воспалением лёгких, а больных вроде как бить неприлично. А спустя неделю она вернулась. Заявилась ко мне домой с несколькими килограммами золота и совершенно невероятной историей. И она изменилась. Знаешь, кто такие нэко?
   - Странные, вечно някающие девочки, смотрящие аниме? - изумлённой внезапной переменой темы, я сначала попыталась ответить и лишь потом возмутилась.
   - Почти, - Ким хохотнул совершенно искренне. - В общем, так нынче анимешники называют человеко-кошек. Девушек с кошачьими ушами, хвостами, а порой, и иными частями тела. Вот как раз такой стала моя Катерина. Как тут было не поверить в существование других миров, богов и прочей ереси? Ну а поверив, просто невозможно было удержаться от попытки сбежать.
   - Неужели в нашем мире тебе было так плохо?
   - Да.
   Резкий, будто оборванный ответ, не подкреплённый никакими объяснениями, невероятно контрастировал с атмосферой предыдущего рассказа. Поэтому я ещё долго молчала, переваривая услышанное. Чем-то меня зацепила эта его история про "хорошую девочку Катю". Наверное, той странной теплотой, от которой льдисто-голубые, странно волчьи, глаза снова становились совершенно человеческими. Но долго молчать не получилось. Тем более что схлынувшее потрясение оставило вместо себя тягучую сонливость, которая, если верить людям, приведшим нас сюда, могла привести к каким-то ужасным последствиям.
   - Значит, ты уже знал о том, что попадёшь в другой мир в отыгрываемом образе, когда шёл на ролёвку?
   - Угу.
   - А почему решил стать именно оборотнем?
   - Это был лучший вариант из оставшихся в возможном доступе, - Ворон взглянул на меня с печалью и пояснил: - К тому времени, когда Катюха рассказала мне про Артаса и другие миры, подготовка к игре шла уже полным ходом, все самые лакомые, с моей точки зрения, роли были разобраны подчистую.
   - Небось эльфом стать хотел? - я не удержалась от лёгкой шпильки. Возможно и потому, что Ворон сейчас был очень красив, хоть и абсолютно не похож на тех гламурно-тонких персонажей, которых так любят современные юные духовно богатые девы.
   - Я рассматривал этот вариант. Не то, чтобы мне так уж нравились эти красавчики, но надо быть полным идиотом, чтобы отказаться от вероятного бессмертия, - парень мою шпильку не то, чтобы отразил, он её просто не заметил, отвечая с поразительным равнодушием и странной рассудительностью. - К тому же, эльфы по всем легендам достаточно сильны и выносливы. Но их, как ты и сама прекрасно знаешь, разбирают чуть ли не в первые дни. Правда, руководствуясь совсем другими мотивами. Как бы то ни было, другие варианты меня устраивали меньше.
   - А почему магом не стал? Ленусик говорила, их в этом году был недобор.
   - По многим причинам. Во-первых, магия в этот раз какая-то вообще несбалансированная была. Будто систему передрали с какого-то источника, забыв скопировать основной закон. Во-вторых, чтобы стать хорошим магом, надо долго учиться, если я хоть что-то понимаю в этом мире. А мистическими практиками как-то увлекаться не приходилось, - он задумчиво подкинул несколько веток в костёр и тихо, будто самому себе, добавил: - Хотя Катерину вон обучили, всего лишь подселив чужую душу...
   Я изумлённо уставилась на него, пытаясь понять, что бы могла значить эта реплика, и Ким, заметив это, преувеличенно бодро добавил:
   - Но в моей голове слишком много тараканов, чтобы впустить ещё одного соседа. Тем более столь крупного.
   - То, что тараканов там без счёта, и так видно, - демонстративно равнодушно отозвалась я и поинтересовалась: - А оборотнем ты уже умеешь быть? Этому учиться не надо?
   - А что оборотень? Они... То есть уже мы... как люди. Сильнее, быстрее, выносливее, с несколькими сверхъестественными способностями... Короче, совсем как люди, только гораздо лучше, - он неторопливо, со вкусом потянулся, и добавил как нечто, само собой разумеющееся: - А хорошим человеком я с пяти лет учился быть.
   К этому эпохальному, хоть и весьма спорному заявлению добавить было нечего, и я снова замолчала, пытаясь как-то систематизировать и прояснить полученные ныне сведения. Картина, всё ещё не вполне ясная и подробная, выходила предельно мрачной. Если допустить, что истинное положение дел соответствует рассказу Кима, то я застряла в другом мире, в теле гнома (что особенно угнетает), до тех пор, пока не выполню задание, объяснить которое внятно до сих пор никто так и не сумел. Испытав настоятельную потребность то ли кого-то ударить, то ли разреветься вновь, я быстрым, дорассудочным движением дотронулась до пламени костра. И тут же отдернула руку, сквозь зубы шипя от боли. Ворон, к тому времени уже сидевший спиной ко мне, а лицом ко тьме за пределами поляны, невозмутимо оглянулся и печально произнёс:
   - Есть хочется. И какого чёрта они нам никаких припасов не оставили?
   Это стало последней каплей для моих бедных, измученных за этот безумный день нервов, и я истерически расхохоталась.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"