Царицын Владимир Васильевич: другие произведения.

Зачердачный мир

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть вышла в электронном издательстве "Аэлита" Скачать можно здесь А сейчас и на бумаге!
    Основное действие повести-сказки происходит в волшебном мире, который один из персонажей называет Зачердачным, так как попасть в него можно через слуховое окно чердака заброшенного дома.

  Зачердачный мир
  Сказочная повесть
  
  Часть первая
  Мерзавра - похитительница тел
  
  Сбой настроек
  Во всем была виновата мама. Она ушла, когда Серёжка ещё не проснулся окончательно.
  Папа вставал и уходил на работу раньше всех, когда не то, что сын, даже мама ещё спала. Он работал далеко - на авиационном заводе, - а завод находился на самом краю города. Папа был конструктором летательных аппаратов. Самым главным конструктором! Поэтому опаздывать на работу ему было никак нельзя. Вот и спешил папа добраться до проходной завода раньше, чем на улицах Полынограда начнут образовываться автомобильные пробки.
  А мамина работа находилась рядом с домом. Разбудив сына, мама сначала кормила его завтраком и выпроваживала в школу, а уж потом уходила сама. Но именно сегодня ей зачем-то нужно было пораньше прийти на работу. Она об этом Серёжку ещё с вечера предупредила.
  - Я ушла, Серёженька, - крикнула мама из прихожей. - Вставай, а то проспишь... Завтрак на столе.
  - Пока мам, - как можно более бодро откликнулся Серёжка. Вылезать из-под теплого одеяла не хотелось... 'Немножко ещё полежу, совсем чуть-чуть, самую малость...' - честно обещал самому себе мальчик, но...
  Когда он открыл глаза, настенные часы показывали восемь двадцать пять.
  - Ох, ёлки-палки! - Серёжка пулей как солдат по тревоге соскочил с кровати и так же быстро по-солдатски оделся. За сорок пять секунд! Ну... почти за сорок пять. Быстро одеваться учил Серёжку дядя Витя этой весной вернувшийся из армии. Всё лето тренировал.
  Схватив школьный рюкзачок (благо с вечера всё в него положил, как знал), Серёжка помчался в школу.
  Звонок прозвучал, когда Серёжа Федотов, ученик четвёртого 'А' класса средней школы ?13 города Полынограда, уже снимал в гардеробе свою новую ярко-оранжевую курточку с синими и красными полосками на рукавах и поперёк груди, подаренную ему родителями на недавно прошедший день рождения. Серёжка не глядя пристроил её на крючок и опрометью кинулся к выходу. Но как всегда бывает, когда куда-то опаздываешь, небрежно повешенная вещь упала. Охранник Костя заметил безобразие и сделал Серёже строгое замечание. Мальчику пришлось вернуться и повесить куртку аккуратно. Выбегая из гардероба, Серёжка споткнулся о порог и растянулся во весь рост. При этом рюкзак полетел к лестнице, а выпавший из его кармашка пенал укатился под стул, на котором сидел Костя.
  - Блин! - сердито сказал Серёжка, поднимая рюкзак. - Вот не везёт!..
  - На, держи, - Костя с улыбкой протянул расстроенному мальчугану выуженный из-под стула пенал. - Беги, ещё успеёшь.
  - Спасиб, Кость, - бросил Серёжка и, перескакивая через две ступеньки, помчался на второй этаж.
  Однако опередить русачку Милену Александровну ему всё же не удалось - та уже сидела за учительским столом и раскрыв журнал отмечала карандашом присутствующих и отсутствующих в классе.
  - Федотов? - Милена Александровна подняла кверху тонкие брови. - Что, старушку через дорогу переводил?
  - Не-а, - решил не врать Серёжка. - Проспал.
  - За честный ответ хвалю... Иди, садись... Кстати, а где твоя соседка? Где наша староста? Может, ты знаешь?
  Серёжка посмотрел на четвёртую парту в среднем ряду - она была пуста.
  - Не знаю... - удивлённо ответил он.
  - Не знаешь? Вот как... Собственно, ты ведь проспал... Что ж, это многое объясняет.
  'Ну, дела, - думал Серёжка, направляясь к своёму месту. - Ленки нет в классе... Неужто заболела?..'
  То, что Ленка Кузнецова могла банально проспать, казалось невероятным. Он мог - да, с ним такое, не сказать, часто, но иногда случалось. Но Ленка... Примерная ученица! Отличница!.. Скорей всего заболела. Вчера после уроков они с Ленкой ходили в парк и съели там аж по два мороженых! У него-то, как говорит мама, глотка лужёная, а вот Ленка могла запросто застудить гланды и у неё теперь ангина...
  Серёжка украдкой достал из кармана мобильник - пропущенных звонков и непрочитанных сообщений не было.
  'Наверное, у Ленки высокая температура! Она страдает, бедняжка, и ей не до звонков, - подумал Серёжка и вдруг ощутил какую-то непонятную тревогу. - Нет, она все равно позвонила бы. Сообщила бы, чтоб я не ждал её у подъезда. Не смогла бы говорить, так эсэмэску сбросила...'
  Сегодняшнеё его опоздание нарушило привычный ритм жизни. Как говорится: сбило все настройки. Каждое утро Серёжка выходил из дома и усаживался на скамейку, стоящую на детской игровой площадке напротив предпоследнего подъезда, в котором жила его подружка. Впрочем, редко он приходил первым, чаще Ленка Кузнецова либо уже ждала его на скамейке, либо как раз выходила из двери. А потом они вместе шли в школу. Сегодня он проспал и, будучи уверенным, что Ленка уже ушла, как метеор промчался через двор к забору, сквозь прутья которого пока ещё легко проскальзывал. Так было короче...
  - Федотов, перестань ёрзать! - оборвал Серёжкины мысли строгий голос Милены Александровны.
  - Можно выйти, Милена Александровна? - встал Серёжка.
  - Да ты ведь только вошёл!
  - Мне нужно.
  - Нужно вовремя вставать, Федотов, - по-своёму поняла просьбу Серёжки русачка, - тогда все успевать будешь... Иди уж...
  Отойдя от двери класса на несколько шагов, Серёжка позвонил Ленке на мобильный. Тетка-автоответчик противным голосом сообщила, что вызываемый абонент находится вне зоны действия сети. Тогда Серёжка позвонил Кузнецовым на домашний. К трубке долго не подходили. Потом её взяла Инна Ивановна, Ленкина бабушка.
  - Инванна! - скороговоркой произнёс Серёжка. - А Лена дома?
  - Леночка?.. - удивилась старушка. - А она в школу ушла. Это кто - Серёжа?
  - Серёжа, Серёжа... Инванна, а Лена в школу не пришла.
  - Как это?! Как это не пришла?.. Ой! - В трубке раздался неясный шум. Наверное, Инна Ивановна выронила трубку и схватилась за сердце.
  - Алё! Алё!! - кричал Серёжка. - Инванна, вы только в обморок не падайте, пожалуйста! Я сейчас прибегу и мы во всем разберемся...
  
  Таинственное исчезновение
  Ленкин папа, дядя Коля, служил в прокуратуре, был каким-то начальником. Получив ужасное известие о пропаже дочери, он тут же примчался домой на чёрной служебной 'Волге' и, выслушав Серёжкин сбивчивый рассказ (собственно, Серёжка мало чего существенного мог сообщить), немедленно принялся действовать.
  Поерзав минут пять в кресле и послушав, как дядя Коля дает кому-то по телефону чёткие отрывистые указания, мальчик ощутил ненужность своего присутствия в квартире Кузнецовых и отправился во двор. Остановившись у подъезда, он стал с интересом наблюдать за ходом начальной стадии поисков.
  Во дворе стояли двое оперативников, которые приехали с дядей Келей в его 'Волге'. Оперативники о чём-то разговаривали, а в ворота въезжал милицейский УАЗик. Он остановился у Ленкиного подъезда, и из него вышёл молодой веснушчатый парень в милицейской форме, а следом за ним выпрыгнула большая чёрная собака. 'Немецкая овчарка, - решил Серёжка, хотя не очень хорошо разбирался в породах собак, - а милиционер - проводник служебной собаки. Сейчас будут Ленку по следам искать...'
  - Рядом! - скомандовал проводник и исчез со своей собакой в подъезде.
  Вышли они буквально через минуту (Кузнецовы жили на втором этаже). Проводник держал в руке Ленкин кроссовок. Он дал собаке его обнюхать и сказал:
  - Камыш, след! Ищи!..
  Пес по кличке Камыш легко взял след, но от двери подъезда прошёл лишь десяток метров и остановился у скамейки, у которой Серёжка и Ленка ежедневно встречались, чтобы вместе идти в школу. Потом сел у ног проводника и, подняв голову, виновато посмотрел в глаза хозяину, словно хотел сказать: 'Прости, хозяин, но я сделал все, что мог'
  Ленкин след странным образом обрывался у скамейки.
  - Похоже, Никита, девочку схватили, затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении, - задумчиво сказал один из оперативников.
  - Двор охраняемый, - заметил оперативник по имени Никита. - Чужие машины сюда только по пропускам заезжают. Думаю, друг мой Степан, надо нам к местным секьюрити наведаться, - кивнул он на застеклённую пристройку, в которой несли круглосуточное дежурство охранники. Эта пристройка называлась жителями дома 'скворечником'.
  - Ага, - согласился Степан, указав на козырёк подъезда. - Камеры наблюдения весь двор перекрывают. Сейчас мы мигом похитителя определим.
  - А мне с вами можно? - смело подошёл к оперативникам Серёжка.
  - А, ты, наверное, тот самый пацан, что поднял тревогу? - догадался Никита.
  - Сергей Федотов, одноклассник и товарищ Елены Кузнецовой, - представился Серёжка. - Проживаю в одном с ней доме.
  - Пошли, коли товарищ, - кивнул Степан.
  - Тем более, - заметил Никита, - что проживаешь в этом доме.
  Охранник, высокий худощавый паренёк в чёрном форменном костюме с ярко-жёлтой надписью 'ОХРАНА' на спине и на груди над левым кармашком, уже ждал их, стоя у двери 'скворечника'. Парня звали Миша, Серёжка его знал.
  - Слышь, секьюрити, - сказал Никита, назвав Мишу обидным, как казалось Серёжке словом, - камеры у вас здесь пишущие?
  Мишка кивнул.
  - Прокрути запись с той, что на козырьке второго подъезда.
  Уточнив время, Миша вывел на монитор изображение зафиксированное камерой. Часть двора со скамейкой просматривалась великолепно. Внизу экрана светились цифры: 29.09.20... 08.10. Эти цифры означали: двадцать девятое сентября 20.. года, восемь часов утра, десять минут. Дальше таймер отсчитывал секунды. Они сменяли друг дружку как бешенные, уследить за ними было невозможно. А минуты тянулись ужасно медленно. 08.11..., 08.12..., 08.13..., 08.14...
  - Сейчас Ленка выйдет, - сообщил Серёжка оперативникам, когда таймер выдал время 08.15. - Ну... в смысле - Лена Кузнецова.
  Ленка действительно вышла из подъезда в обычное время. Подошла к месту их встреч, поставила рюкзачок на скамейку, косо посмотрела куда-то вдаль. (Конечно, она смотрела в ту сторону, откуда должен был появиться он, Серёжка). Вздохнув, девочка присела на краешек скамейки. Так она сидела, судя по таймеру, целых пять минут, изредка бросая взгляды на соседний подъезд. Потом не спеша сняла с шеи сотовый телефон, висевший на шнурке. Перед тем как позвонить, ещё раз посмотрела - не идет ли он... Нет, Ленка не стала звонить. Почему? Обиделась?.. Дёрнув плечиками и снова повесив мобильник на шею, она решительно встала, закинула рюкзачок на спину, сделала шаг и... изображение пропало. Экран запестрил яркой контрастной рябью помех.
  - Что за ерунда! - рассердился Степан и повернулся к Мише: - Что это у тебя с техникой?..
  Охранник Миша вытащил диск, с озадаченным видом осмотрел его, потом пощёлкал по клавишам компьютера.
  - Ничего не понимаю...
  - Ну-ка, прокрути ещё раз, - приказал Никита.
  Они снова просмотрели запись, но на этот раз начали смотреть с 08.19 и дождались того момента, когда на мониторе снова появилось изображение двора и теперь уже пустой скамейки. Помеха длилась ровно десять секунд.
  И за эти десять секунд Ленку похитили. Непостижимо!..
  - А другие камеры видеонаблюдения этот участок захватывают? - строго спросил Степан.
  - На центральных воротах камера стоит, - ответил растерянный охранник. - Общий обзор...
  - Давай-ка сюда запись с этой камеры!
  И на этой записи было то же самое. Ровно в 08.20 монитор замерцал помехой, а через десять секунд помеха исчезла.
  Ленка пропала вдруг и непостижимым образом.
  - Ты что намудрил с записями?! - наседал на часто заморгавшего охранника Мишу оперативник Никита. - Кто твои сообщники?! Отвечай! Живо!
  - Я... я... ничего, клянусь!..
  - Где ты был в это время?
  - Да здесь я был! Ни на секунду не отлучался!
  - Девочку, сидящую на скамейке видел?
  - Видел... - неуверенно ответил Миша и скосил глаза на стол. Все посмотрели туда же. На столе лежал наполовину разгаданный сканворд.
  - Понятно, - кивнул Степан.
  - Да что вам понятно-то?! - возмутился вдруг парень. - Моё дело - кого попало на охраняемую территорию не пропускать, да вон... - он кивнул на парковку за стеклом, - чтобы пацаны не озоровали. А то покарябают кому-нибудь дорогой автомобиль. А за жильцами следить в мои обязанности не входит. Мало ли... Вышла девчонка, посидела на лавочке... Девчонка не пацан, она машины гвоздём царапать не станет.
  - Девочку, между прочим, похитили, пока ты кроссворды разгадывал, - заметил Степан, а Никита позвонил Ленкиному папе:
  - Николай Алексеёвич, мы тут выяснили, что к исчезновению вашей дочери может быть причастен местный охранник. Некто... Как твоя фамилия? - повернулся он к хлопающему глазами Мише...
  Серёжка вышёл. В 'скворечнике' ему нечего было делать. В отличие от оперативников, он считал, что Миша к исчезновению Ленки не имеет никакого отношения. Что здесь вообще дело не чисто и что похитили Ленку не бандиты с целью выкупа или с какой-либо иной целью. Ну, понятно - с какой. Ведь всем известно, что таким образом всякие отморозки пытаются давить на следствие. А папа у Ленки работает в прокуратуре... Про такие дела Серёжка по ящику много сериалов пересмотрел. Но сейчас, поразмыслив над увиденным, он пришёл к мнению, что похитили Ленку... не люди. Определённо, её таинственное исчезновение не обошлось без участия инопланетян. Они так обычно и похищают людей - отключают аппаратуру и затягивают их лучом на летающую тарелку...
  
  Совет Вовки Скокова
  - Эй, Федот, ты чего уроки прогуливаешь?
  Это был Вовка Скоков, Серёжкин с Ленкой одноклассник по прозвищу Скок - троечник, но в принципе пацан неплохой. Вовка жил в соседнем доме и сейчас проходил мимо, возвращаясь из школы. Неужели так незаметно прошло шесть уроков?!
  Серёжка подошёл к забору.
  - На вот, - Скок просунул через железные прутья забора Серёжкин школьный рюкзак, - захватил с собой. Скажи спасибо.
  - Спасибо, Скок. А что уроки уже закончились?
  - Рисования не было, а на физру я не пошёл. Я ж летом, когда от инопланетян убегал ногу сломал. Гипс сняли, но прыгать и скакать ещё нельзя... Так что ты с уроков-то сбежал? - повторил вопрос Скок. - Живот что ли скрутило?
  - Не, с животом всё в порядке... Ленка Кузнецова исчезла.
  - Как исчезла?..
  - Таинственным образом. Была и вдруг раз... и исчезла.
  - Расскажи! - округлил глаза Скок.
  - Не могу. Тайна следствия.
  - Да ладно выпендриваться! Тоже мне - следователь...
  Серёжка вдруг подумал, что познания Скока в вопросах уфологии и разной чертовщины могут оказаться полезным в поисках Ленки (выйдя из скворечника, он для себя сразу решил, что на милицию и прокуратуру надеяться нечего и искать надо самому). Скок был известным фантазером. Он частенько рассказывал ребятам на переменках о том, как его похищали инопланетяне. По его словам выходило, что похищали его зелёные человечки практически каждое лето. Врал, конечно, но врал о своих приключениях так убедительно, что становилось понятным, что телевизионные передачи про инопланетян, НЛО и прочие необъяснимые явления Скок смотрит регулярно.
  - В общем, так... - начал Серёжка и рассказал Скоку всё, что знал сам.
  - Ага... - Вовка задумчиво почесал вихрастую макушку. - Опять они!.. Инопланетяне!
  - Я тоже так считаю, - кивнул Серёжка.
  - Ну и что делать думаешь?
  - Как что? Искать!
  - Ты?!
  - А кто, если не я, Скок? Мы же с Ленкой друзья.
  - Так-то оно так, но... инопланетяне, они знаешь какие!.. У них и техника получше нашей, и летающие тарелки, и базы на Луне...
  - А мне поровну! - задиристо возразил Серёжка.
  - И с чего думаешь начать поиски?
  Федотов пожал худыми плечами.
  - Знаешь, Федот, тебе к волшебнику надо сходить, - со знанием дела посоветовал Скок.
  - К какому волшебнику? Чего ты мелешь!..
  - Вообще-то, он экстрасенс. Иванов его фамилия. Но моя мама говорила, что он натуральный волшебник. О прошлом любого человека всё знает и будущеё предсказать может.
  - Тебе что ли говорила?
  - Тете Вере, соседке нашей. Они на кухне болтали.
  - А ты подслушал...
  - Ну и что? - искренне удивился Вовка. - Подслушал, чего такого?..
  - Ладно, дальше рассказывай... Чем этот Иванов ещё занимается?
  - Ну... - Скок замялся, - приворотами, отворотами разными.
  - А что это такое: привороты, отвороты?
  - Не знаю, - отмахнулся Скок и густо покраснел.
  'Странно, - подумал Серёжка. - Чтобы Скок вдруг покраснел - такого отродясь не бывало. Его на вранье железно прищучишь, так ему хоть бы хны. Выкрутится и врёт дальше. А тут... Ладно, не о том сейчас думать надо'
  - Иванову человека найти - раз чихнуть! - продолжал Скок. - Над фотографией руку подержит и говорит: жив, мол, ваш... товарищ, находится там-то и там-то.
  - А где этот Иванов живёт, знаешь? - заинтересовался Серёжка.
  - Кажется, где-то недалеко...
  - Недалеко - это не адрес.
  - О! - Скок хлопнул себя по лбу. - У мамы вроде бы визитка была. Схожу домой поищу. Жди меня здесь.
  - Добро! Я пока рюкзак домой оттащу...
  Скок прибежал минут через десять.
  - Вот, - он протянул Серёжке белый картонный прямоугольник, - я же говорю: где-то была.
  На визитке значилось: 'Иванов Иван Иванович. Экстрасенс широкого профиля'. Ниже был указан номер телефона.
  Серёжка достал мобильник.
  - Звонить будешь? - спросил Скок.
  - Да, а что?
  - Давай так сбегаем. Без звонка. Тут рядом.
  - Так адреса же нет.
  - Есть. Его мама на обратной стороне записала.
  Серёжка перевернул визитку - на обратной её стороне зелёной шариковой ручкой был написан адрес дома экстрасенса и номер его квартиры. Действительно недалеко...
  Серёжка и Вовка уже почти подошли к дому, в котором жил экстрасенс Иванов, как навстречу им попалась бабушка Скока, нагруженная тяжёлыми сумками.
  - Вовочка! Как хорошо, что я тебя встретила. Я из магазина иду, накупила всего... Помоги мне, родной, до дома донести.
  Скок шмыгнул носом и виновато посмотрел на Серёжку.
  - Ничего, - сказал тот, - я один схожу.
  - Может, подождёшь? Я мигом. Пять минут туда, пять - обратно.
  - Не могу. Извини, Скок, время не ждёт. Может, мне этих-то десяти минут как раз и не хватит...
  
  Бывший волшебник и его 'ассистенты'
  Дверь, за которой проживал, а может быть, только работал экстрасенс Иванов, была обита ярким голубым дерматином. Под номером квартиры красовалась блестящая золотистая табличка с выгравированными словами: 'Иванов И.И. Экстрасенс'.
  Серёжка поискал кнопку звонка, но её не оказалось. Вместо кнопки висел шнурок. Серёжка осторожно дёрнул за него и за дверью раздался мелодичный звон колокольчика. Дверь открылась тут же, словно его за ней ждали.
  - Здравствуйте, молодой человек, проходите, пожалуйста, - приятным мягким голосом произнёс мужчина, открывший Серёжке дверь.
  Иван Иванович Иванов - несомненно, это был он - выглядел совсем не так, как, по мнению Серёжки, должен выглядеть экстрасенс. Хотя ни с одним из представителей этой профессии мальчик никогда не встречался, он почему-то считал, что на экстрасенсе должен быть фрак или на худой конец двубортный пиджак с серебряными пуговицами. Что он должен быть либо лысым, либо коротко подстриженным, и у него обязательно должен иметься пробор. Глаза у экстрасенса должны быть чёрными, а взгляд суровым и пронзительным.
  На Иванове был поношенный синий в оранжевую крапинку стёганый халат, песочного цвета узковатые брюки с пузырями на коленях и клетчатые домашние тапочки. Чёрные с проседью волосы были зачёсаны назад и туго перетянуты синей ленточкой. Иван Иванович был высок, худ и довольно сутул, а на его узком бледном лице красовались огромные очки в роговой оправе с толстыми линзами. Уменьшенные линзами глаза экстрасенса показались Серёжке двумя яркими весенними васильками. И никакой суровости во взгляде...
  - Я пришёл... - начал Серёжка, но, спохватившись, поздоровался: - Здрасьте!
  - Здравствуйте, юноша, - ещё раз поздоровался Иван Иванович и посторонился, пропуская Серёжку в прихожую. - Догадываюсь, вы пришли сюда по делу. Не ради праздного любопытства, так сказать... Верхнюю обувь снимайте и обувайте тапочки. Как раз, кажется, ваш размер...
  Серёжка посмотрел под вешалку и увидел там одну единственную пару тапочек - таких же клетчатых, как у самого Ивана Ивановича, но меньшего размера.
  - Уж извините, я всегда предлагаю клиентам переобуваться, - продолжал словоохотливый экстрасенс. - Живу я один, без хозяйки, так сказать, самому приходится полы мыть. Правда, иногда Мурлон помогает, но... редко. Не считает он уборку по дому приемлемым для себя занятием.
  - А кто это - Мурлон? - спросил Серёжка, снимая кроссовки и обувая тапочки. Они действительно оказались ему впору и были абсолютно новыми. (Как говорит бабушка: ни разу не надёваны). Будто бы Иван Иванович знал Серёжкин размер обуви, был уверен, что он сегодня придёт, и специально купил эти тапочки в магазине.
  - Мурлон?.. Мой ассистент. И товарищ...
  - Кого там нелёгкая принёсла?! - неожиданно раздался из глубины квартиры скрипучий сварливый голос. - Небось снова безутешная бабулька? Опять убежавшую собачку разыскивать будем?
  - Успокойся, Якоб, - ответил через плечо Иванов. - К нам пришла не бабулька, как ты изволил выразиться, а вовсе даже - молодой человек мужского пола.
  - Это кто?.. - слегка опешил Серёжка. - Ещё один ассистент?
  - Не обращайте внимания. Я сейчас клетку платком накрою, - сказал Иванов, - не будет нам Яша мешать.
  - А, Яша - это попугай! - догадался Серёжка.
  - В некотором роде... Переобулись?.. Прошу в кабинет.
  Кабинет у экстрасенса Иванова был маленький, но дивно уютный.
  Уют, это такая штука, которая совершенно не зависит от новизны мебели и от её стиля. А от чего он зависит - непонятно. Уют либо есть, либо его нет и в помине. Это сразу бросается в глаза и становится фактом. Кабинет Ивана Ивановича был дивно уютным.
  Но первое, что бросилось Серёжке в глаза - это большой хрустальный шар, лежащий на столе, стоящем посреди кабинета... Нет! Шар не лежал, он висел и медленно вращался в воздухе сантиметрах в пятнадцати от столешницы! И висел непонятно на чём!! Создавалось впечатление, что он удерживается на лучах, отражающихся от его граней. Серёжка никак не мог отвести взгляда от сверкающего шара, он буквально притягивал к себе... Но, пересилив себя, мальчик тряхнул головой и быстро закончил осмотр кабинета. Над столом висел светильник под ярко-оранжевым абажуром и наполнял комнату мягким теплым светом. Два больших кресла с широкими подлокотниками - одно для клиента, второе для хозяина - располагались у стола друг напротив друга. Ещё одно - плетёное кресло-качалка - стояло чуть сбоку. Очень много книг на стеллажах, занимающих одну стену целиком - от угла до угла и от пола до потолка. В большинстве - старинные книги в тёмных кожаных переплётах с тиснёными золотом и серебром названиями. Окно завешано плотными (тоже оранжевыми, но менее яркого оттенка) портьерами. По углам - горшки на низеньких плетёных этажерках. А в горшках пальмы. Или фикусы... Серёжка знатоком комнатной флоры не являлся. Клетка Якоба стояла на высокой этажерке и была очень большой. Подстать хозяину - крупному ярко-белому попугаю с чёрными умными глазами, изогнутым жёлтым клювом и изумрудно-зелёным хохолком-ирокезом.
  Едва Иван Иванович взял в руки большой клетчатый платок, Якоб, протестуя, завопил:
  - Не позволю! Это насилие над личностью!.. А ещё друг называется!..
  - Хорошо, - согласился Иванов, аккуратно вешая платок на спинку кресла, - не буду тебя закрывать. Но и ты, Яша, изволь нам не мешать и сидеть тихо. А хочешь, иди в спальню, с Мурлоном пообщайся.
  - Уж лучше с Мурзей, - проворчал Якоб и, выбравшись из клетки, дверца которой оказалась не закрытой (а точнее, её не было вовсе), спрыгнул на пол и, стуча коготками, потопал к двери.
  Серёжка, обалдевший от всего происходящего, стоял и хлопал глазами.
  - Главное правило, раз и навсегда установленное в моём доме - полная демократия и суверенитет, - улыбнулся экстрасенс Иванов и указал Серёжке на кресло: - Присаживайтесь, молодой человек.
  Мальчик бухнулся в кресло.
  - Я, конечно, знал, что некоторые виды попугаев умеют копировать человеческую речь, - пролепетал он, - но чтобы до такой степени...
  - Яша не копирует, - возразил Иван Иванович, - он просто разговаривает.
  - Ни фига себе - просто!
  - Все животные, в том числе и пернатые, имеют свой язык. Мы можем ему научиться точно так же как любому иностранному. Ты ведь не удивляешься тому, что многие русские в совершенстве владеют... скажем, английским языком? Или, например, японским?.. А они чем хуже? Я имею в виду зверюшек. Нужны лишь специальные методики... Собственно, Якоб не совсем попугай...
  - Вы... волшебник?
  - Теперь уже нет, - с грустью в голосе ответил Иванов. - Был когда-то... давно. Творил чудеса... - Экстрасенс вздохнул и задумался. Потом встрепенулся, словно пробуждаясь ото сна, и предложил: - Чаю хотите? Ведь вы сегодня, кажется, не успели позавтракать.
  - Откуда вы... Нет, вы волшебник, - убеждённо произнёс Серёжка.
  - Увы, - Иванов развел руками. - Просто иногда мне удаётся кое-что угадать... Так что, будете чай пить? Могу и бутерброды предложить, Мурлона попрошу, он принесёт.
  Серёжка был по горло сыт впечатлениями, он отрицательно покачал головой.
  - А я, пожалуй, попью чайку... Или нет, лучше кофейку. - Иванов поднёс к губам изящную маленькую чашечку с дымящимся чёрным кофе. Серёжка готов был поклясться, что на столе кроме висящего над ним шара ничего не было. Где взял Иван Иванович эту чашечку?.. Из воздуха?
  - И всё-таки мне кажется, что вы волшебник, - настаивал на своём Серёжка. - Я никогда такого не видел, даже в цирке! Вот где вы взяли чашку кофе?.. Разве это не чудо?
  - Нет, юноша, - улыбнулся экстрасенс Иванов, сделав глоток, - никакого чуда здесь нет. Просто вам не видно со своего места, что рядом с моим креслом стоит маленький чудесный кофейный столик, а на нём находится всё необходимое - и чай и кофе и сахар и даже лимончик. Вот и всё чудо... А настоящие чудеса... - Иванов задумался, потом заговорил тихо и не совсем разборчиво будто бы сам с собой разговаривал: - Если чудеса творить слишком часто, к ним быстро привыкают. Особенно близкие люди. И тогда твои чудеса перестают быть чудесами, превращаются в обязанности... А чуть позже ты вдруг начинаешь замечать, что стал этим близким людям совершенно безразличен. Несмотря на все твои чудеса. Сначала ты злишься, потом негодуешь, потом терзаешь себя вопросом: что ты делал не так? А потом вдруг осознаешь, что далеко не все вопросы можно решить с помощью волшебства. И ты клянешься никогда больше не творить чудес... Но тут вдруг появляется некий человек, который просто позарез нуждается в чуде. Ты знаешь, что это чудо ты в состоянии элементарно сотворить, но отказываешь человеку в помощи. Ведь ты же поклялся больше ничего такого не делать. Однако человек, нуждающийся в чуде, настойчив и убедителен. И у него слёзы на глазах... И ты соглашаешься. Чудо свершилось, проситель счастлив... И в знак благодарности суёт деньги. Сначала ты отказываешься, но человек, как я уже сказал, настойчив и убедителен. И ты думаешь: а почему нет? Ты потратил часть своего времени и израсходовал много энергии. Можно сказать, ты выполнил нелёгкую работу. А любой труд, как написано в трудовом кодексе, должен быть оплачен. И ты берешь эти проклятые деньги. А только ты их взял - всё! Ты уже не волшебник. Чудеса превращаются в фокусы, а волшебство становится бизнесом... Грустно, но... - Иванов удивлённо посмотрел на Серёжку, словно только что его увидел. - Но мы, кажется, отвлеклись от темы. Вы пришли ко мне со своей бедой, а я несу всякий вздор... Слушаю вас, молодой человек, рассказывайте.
  - Вы правы, Иван Иванович, у меня беда, - грустно признался Серёжка. - Моя подруга... мой близкий человек... её украли инопланетяне.
  - Так уж и инопланетяне, - усомнился Иванов.
  - А кто же ещё мог?..
  - Был бы хороший человек, а кому его украсть найдутся... личности... Как звать пропавшую?
  - Ленка... Лена Кузнецова, - поправился Серёжка.
  - Фотография имеется?
  - Есть. Правда, она в мобильнике.
  - Это ничего.
  Серёжка достал телефон и стал листать снимки.
  'Блин! Вот дурак! - ругал он себя. - Как назло, вчера все самые лучшие Ленкины фотографии сбросил на жёсткий диск компьютера! Но кто ж знал?..'
  Наконец, он нашёл снимок, на котором была Ленка. Правда, не одна. В кадр вместе с Ленкой случайно попала Ритка Семендяева, их одноклассница.
  - Вот! - Серёжка протянул мобильник Иванову.
  - Я полагаю, вот эта курносая, - уточнил экстрасенс, осторожно ткнув пальцем в Ленкино изображение.
  - Почему - курносая? - возмутился Серёжка. - У Ленки очень даже правильные черты лица. Можно сказать, у неё классический римский профиль.
  - М-м-м... Можно и так сказать, - согласился Иванов. Он закрыл глаза и, положив Серёжкин мобильник на стол, распростёр над ним правую руку.
  Бывший волшебник долго молчал, а Серёжка, ожидая его вердикта, осматривался. Вдруг он заметил, что в проёме открытой двери кабинета молча стоят и с интересом наблюдают за происходящим два странных существа.
  С Якобом - то ли с попугаем, то ли с не совсем попугаем - Серёжка был уже немного знаком. Вторым наблюдателем оказался огромный котище необычного бурого или даже скорее бордового окраса. Серёжке подумалось, что и этот кот тоже... не совсем кот.
  - Да... - произнёс, наконец, Иван Иванович, - случай непростой. Однако замечу, что зелёные человечки, как и любые другие представители внеземных цивилизаций здесь совершенно не причём... Давайте, юноша, рассказывайте всё по порядку...
  
  Серёжка Федотов отправляется на поиски Ленки Кузнецовой
  - Скажите, молодой человек, - спросил бывший волшебник, когда Серёжка закончил свой короткий рассказ, - Лена Кузнецова хорошо учится?
  - Ленка - круглая отличница, - с гордостью за подругу ответил Серёжка.
  - А с характером у неё как?.. Я хотел спросить: она строгая девочка? Решительная? Требовательная к себе и окружающим? Или мямля и трусиха?
  - Вот уж нет! - энергично помотал головой Серёжка. - С характером у Ленки всё в порядке! Староста класса. Если что решила, своего всегда добьётся. Решила английский язык выучить так, чтобы свободно на нем разговаривать и понимать, про что нерусские рок-группы поют - выучила. Решила успеваемость в классе за этот год повысить, чтобы не одной тройки ни у кого - повысит обязательно. Меня вот взялась перевоспитывать. Хочет, чтобы я тоже... отличником стал и на уроки перестал опаздывать...
  - Так я и думал, - почему-то вздохнул Иван Иванович. - Должен вам сообщить, молодой человек, что теперь я не только знаю, чьих это рук дело, но и абсолютно уверен в причине похищения вашей подруги.
  - И чьих же это рук дело? - сморгнул Серёжка.
  - Лену Кузнецову похитила Мерзавра.
  - Мерзавра... - повторил Серёжка. - Странное имя.
  - Обычное, - пожал плечами Иванов. - Если, конечно, учитывать, что живёт она не в этом мире.
  - Не в этом?.. А в каком? В параллельном что ли?
  - Нет, - покачал головой Иванов, - параллельный мир - это совсем другое. Мир, в котором живёт Мерзавра, имеет иное название. Вернее, у него много названий... Но это не важно. Важно другое: вашу подругу надо срочно спасать. Нельзя терять ни минуты, иначе может произойти непоправимое. Мерзавра - злая волшебница. - Бывший волшебник задумчиво пожевал губами и добавил: - Очень злая.
  - А как мне Ленку спасти?.. Где найти эту... злую волшебницу?
  Бывший волшебник Иванов удивлённо взглянул на мальчика:
  - Вам?.. Нет, это исключено, слишком опасно. Лучше идите-ка вы домой, юноша, а я попытаюсь сам что-нибудь предпринять...
  - Не пойду я домой! - решительно заявил Серёжка. - Ещё не хватало дома отсиживаться, когда Ленке опасность грозит! Рассказывайте, как мне найти Мерзавру, я пойду и приведу Ленку домой.
  - Ваше желание спасти подругу вполне понятно, - немного поколебавшись, сказал Иванов, - но повторяю: это слишком опасно. Мерзавра...
  - Я всё равно буду Ленку искать! - перебил Ивана Ивановича Серёжка. - Не скажете, как до этой вашей Мерзавры добраться, сам найду! В Интернете посмотрю, наверняка в ссылках что-нибудь про неё есть.
  Бывшему волшебнику стало совершенно понятно, что на поиски подруги мальчик настроен весьма решительно, даже можно сказать - категорически. Он тяжело вздохнул:
  - Значит, вы, молодой человек, готовы к трудностям и опасностям всякого рода.
  - Да я за Ленку!..
  - Верю, - снова вздохнул Иванов и, повернувшись к двери, позвал своих 'ассистентов': - Мурлон! Якоб! Ну-ка ребятки, идите сюда. Кому-то из вас придётся внепланово посетить Волшебный мир и стать проводником и помощником этому молодому человеку.
  Якоб даже не шёлохнулся.
  - Я - пас, - категорически отказался он. - Пойду лучше на кухню, поклюю чего-нибудь...
  Кот презрительно фыркнул и заявил человеческим голосом на чистейшем русском языке без какого-либо акцента:
  - Всегда говорил, что наш Яша сачок, каких поискать!
  Потом он встал на задние лапы и быстро увеличился в размерах примерно до Серёжкиного роста. Степенно подойдя к столу, кот придвинул кресло-качалку и уселся, положив ногу на ногу.
  У Серёжки глаза вылезли на лоб от изумления. Он даже ущипнул себя за ногу, чтобы убедиться - не спит ли...
  - Знакомьтесь, - предложил бывший волшебник.
  - Серёжка, - оторопело произнёс мальчик.
  - Мурлон Бордо, - чинно представился кот. - Настаиваю именно на таком обращении к себе. Никаких Мурзей, Мурзиков, Мурлык и прочих вольных трактовок моего имени. Мурзя я только для близких. Попрошу запомнить!
  - Я... я запомню, - пообещал Серёжка и зачем-то добавил: - Ваше Сиятельство.
  Кот ухмыльнулся, он был явно польщён саном, присвоенным ему Серёжкой по незнанию и в результате растерянности, но, здраво рассудив, что подобное возвеличивание его персоны, пожалуй, станет помехой в общении, милостиво разрешил:
  - Хорошо, Серёжка, можешь называть меня просто - Мурлон. Но, повторяю, никаких уменьшительных и ласкательных!
  - Да-да, я помню, - кивнул Серёжка.
  - Итак, Мурзя, ты все слышал, - начал Иванов. - Видать срок пришёл, коли Мерзавра совершила это дерзкое похищение.
  - Конечно, пришёл, - согласился Мурлон. - Собственно говоря, я думал, бабуля уже давно сменила тело. Я котенком был, а Мерзавра уже тогда выглядела полной развалиной. Шла по мостовой, так скрип за версту слышен был. Постой... когда же это было, дай бог памяти?.. - кот поскрёб коготком между ушами.
  - Послушайте, - встрял в разговор Серёжка, - прошу прощенья, но я совершенно не понимаю, о чём вы сейчас говорите.
  - Дело в том, юноша, - стал объяснять Иванов, - что волшебники вовсе не бессмертны. Конечно, магия, которой они владеют, позволяет им продлить срок своей жизни лет до двухсот - двухсот пятидесяти. Но они, так же, как и обычные люди стареют, обзаводятся хроническими заболеваниями. У них точно так же болят суставы, ухудшается слух, понижается острота зрения. Многие волшебники, выработав жизненный ресурс, передают свои знания, накопленный опыт и магическую силу ученикам. Мезавра решает вопрос иначе. Она возжелала жить вечно, поэтому подыскивает подходящеё тело и переселяется в него. Так она проделывала неоднократно. Я думаю, что в этот раз новым телом Мерзавры должно стать тело вашей подруги Лены Кузнецовой.
  - Но почему? - чуть не плача спросил Серёжка. - Почему именно Ленка?..
  - Я недаром спрашивал вас - умна ли ваша подруга и каков её характер. Мерзавра не хватает первое подвернувшееся под руку тело, она к этому вопросу подходит со всей ответственностью. Ведь в выбранном теле ей придётся жить достаточно долго. Вот и просматривает она десятки, а может быть, и сотни кандидатур. Подручные Мерзавры по её заданию перемещаются в наш мир и подбирают для своей повелительницы будущие жертвы...
  - А почему именно к нам? - с обидой в голосе спросил Серёжка. - Неужели в мире Мерзавры нет таких девочек?
  - Девочки там есть, - согласился Иван Иванович, - но таких, как в нашем мире - ни одной. Не могу сказать, что в Волшебном мире дурочки живут, но все они трусихи - это факт... Способность быстро усваивать информацию - немаловажный фактор в выборе объекта. Но сила характера играет основную роль. Мямли Мерзавре не нужны, а строгость и целеустремлённость легко преобразовать в жестокость и вседозволенность. Нужно лишь знать за какие ниточки потянуть. А злая волшебница Мерзавра знает...
  - Но ведь Ленке только десять лет... недавно исполнилось, - напомнил Серёжка.
  - А Мерзавре именно такие юные особы и нужны. Переселение в новое тело состоится не сразу. Выбранное тело ей нужно протестировать - проверить его на профпригодность и способность принять чужой разум, и если что не так - перестроить под себя. Подготовить молодой организм к предстоящим перегрузкам. Но главное, что требуется Мерзавре - убить в девочке память о родных, близких и, - Иванов положил руку на Серёжкино плечо, - о друзьях. Ей необходимо искоренить ностальгию - тоску по родине, - которая ещё долго будет жить в душе девочки, ожесточить её сердце. А на всё это требуется определенное время... Но, кажется, мы его сейчас преступно тратим.
  - Но вы же говорите, что время есть!
  - И, тем не менее, торопиться надо. Обработка сознания Лены Кузнецовой начнется немедленно, и если опоздать..., ваша подруга может просто не узнать вас. Или узнает, но не пожелает вернуться... Итак. - Иванов повернулся к Мурлону. - Девочку надо спасать! Как ты понимаешь, сам я туда идти не могу... - Бывший волшебник убедительно посмотрел Мурлону в глаза. Тот понимающе кивнул. - Придётся тебе сопровождать Сережу в его поисках украденной Мерзаврой девочки. Хотелось бы, чтоб ты стал ему верным помощником и старшим товарищем, постарался бы уберечь юношу от всякого рода опасностей.
  - Само собой! Сделаю всё, что в моих силах, - пообещал Мурлон, - ты меня знаешь... Ну что, прямо сейчас и отправимся.
  - А далеко идти? - спросил Серёжка.
  - Не идти, а ехать, - поправил его Мурлон. - На метро поедем, потом на трамвае. Ну а потом... немного и пешочком пройдёмся. Свежим воздухом подышим... Мне, как ты понимаешь, в таком виде разгуливать по городу не совсем... удобно. Придётся тебе меня в корзинке потаскать.
  Мурлон снова принял свой прежний кошачий вид, а бывший волшебник Иванов, в который раз вздохнув, достал из-под стола красную пластмассовую корзину. В таких корзинах владельцы кошек и маленьких собачек обычно возят своих питомцев на дачу или к ветеринару.
  - Удачи вам, ребята! - пожелал им на прощанье бывший волшебник.
  В двери Серёжка обернулся. Близорукие глаза Ивана Ивановича уже не были похожи на яркие весенние цветы. Они словно выцвели, и в них была заметна грусть. Васильки завяли...
  
  Яркое солнце в слуховом окне дома ?17 по улице Чудесной
  Мурлон оказался довольно тяжёлым котом. Благо, до метро идти было не так далеко, а остановка трамвая находилась в двух шагах от конечной станции.
  - Теперь куда? - спросил Серёжка, спрыгнув с подножки трамвая и дождавшись, когда немногочисленные пассажиры разойдутся по своим делам, а ожидающие займут места и трамвай отъедет.
  - Прямо через лесок, - ответил Мурлон. - Отойдёшь метров на сто, остановись. Дальше я сам пойду. Там куда мы направляемся, цивилизации нет.
  Так оно и было в действительности - район, куда они с Мурлоном приехали, давно уже не отличался большим количеством жителей. Город Полыноград, расположенный на обоих берегах речки Полынки, которая, как и большинство рек текла с юга на север, в один прекрасный момент (это случилось довольно давно, ещё до Серёжкиного рождения) по неизвестной никому причине стремительно двинулся на запад. Тянулся к Москве, что ли... Бывшие новостройки левобережья превратились в центр города, а на западной окраине полным ходом шло строительство новых кварталов и микрорайонов. Большинство жителей правобережья покинули свои дома и перебирались через Полынку поближе к центру. Правобережный район пустел, лишь у самой реки ещё кто-то жил, а восточная окраина Полынограда превратилась в мёртвый город.
  Лесок, по которому шёл Серёжка, сгибаясь под тяжестью корзины с Мурлоном - килограммов пять, не меньше - некогда был сквером. В нём даже качели с каруселями сохранились, но площадки перед аттракционами заросли травой и кустарником, а металлоконструкции изъела ржавчина.
  - Всё, стой! - скомандовал Мурлон. - Дальше я сам. Надорвёшься, а нам с тобой силы терять никак нельзя. Пригодятся ещё...
  Серёжка с облегчением поставил тяжёлую ношу на землю и вытер платком пот, выступивший на лбу. Мурлон в это время самостоятельно откинул крышку и выбрался из корзины.
  - Слава богу, - проворчал он, увеличившись в размерах. - Наконец-то эта тряска закончилась. Плохой из тебя носильщик, Серёжка, вот что я тебе скажу! Мотаешь корзину из стороны в сторону, будто дрова несёшь!
  - Извини... те, - Серёжка всё ещё робел перед необычным котом.
  - Ладно, проехали! - бодро произнёс Мурлон и вдруг строго взглянул на мальчика. - Вот что... Путь будет долгим и опасным, а что произойдёт, когда мы достигнем цели нашего путешествия, вообще неизвестно. Может, и головы свои в борьбе за правое дело сложим... Так что, давай, Серёжка, на 'ты' переходить.
  - Хорошо, - радостно согласился мальчик, - давай на 'ты'.
  Мурлон выудил из корзины широченные джинсы с большими карманами и с помочами и белую футболку с синим крокодилом на груди и надписью иностранными буквами: 'LACOSTE'. Не спеша облачился и спросил:
  - Ну, как я выгляжу?
  - Во! - Серёжка выставил большой палец.
  - Тогда вперёд, мой юный друг! И пусть удача сопутствует нам!
  - А куда направимся?..
  - Да мы уж почти добрались до перехода в Зачердачный мир. Видишь тот дом с зелёной крышей? Нам туда.
  - Вижу... А почему ты назвал Волшебный мир Зачердачным? - удивился Серёжка. - Иван Иванович говорил...
  - Волшебник Иванов говорил, что тот мир имеет много названий, - напомнил Мурлон Серёжке слова Ивана Ивановича. - Лично мне нравится называть его Зачердачным. Потому что вход в него находится на чердаке дома, который я тебе показал. Понятно?
  - Понятно... Ты назвал Иванова волшебником, а сам он говорит о себе, что он бывший волшебник.
  - Запомни, Серёжка, бывших волшебников не бывает, - назидательно произнёс Мурлон. - Либо ты волшебник, либо нет - другого не дано... Но не кажется ли тебе, что мы продолжаем преступно тратить время на ненужные разговоры? Я сказал: вперёд, значит, вперёд!
  На углу дома с зелёной крышей висела табличка: 'ул. Чудесная, д. ?17'. Дом имел три этажа, три подъезда и три слуховых окна на чердаке по западному фасаду наглухо заколоченные фанерой. Мурлон проследовал к среднему подъезду, бросив на ходу: 'За мной!' Поднявшись по пыльной лестнице на площадку последнего этажа, Серёжка и Мурлон с огорчением обнаружили, что лестницы как таковой нет, а на скобах люка наблюдается здоровенный навесной замок.
  - Мерзавра постаралась! - зло прошипел Мурлон.
  Почему-то Серёжка засомневался, что замок и лестница (точнее, её отсутствие) - происки злой волшебницы. Это было бы слишком просто, не по волшебному как-то. Чего стоило Мерзавре наложить на лаз в чердак какое-нибудь заклятие?.. Лестница же, по-видимому, уже давно была отломана. Вон и места на квадратном коробе люка, где она была приварена, уже изрядно заржавели. А замок мог повесить кто-нибудь из работников ЖЭКа - водопроводчик или, скажем, дворник. Хотя с другой стороны, откуда в мертвом городе взяться водопроводчику, а уж тем более дворнику?.. Поэтому спорить с мудрым котом Серёжка не стал, простодушно спросил:
  - Что делать будем? - и не преминул предположить: - Может, в каком-то другом подъезде сохранилась лестница, и нет замка?
  - Наверняка так оно и есть, - кивнул Мурлон, - но нам нужно забраться на чердак именно через этот люк... - он пошарил в карманах джинсов и выудил связку ключей. - Какой-нибудь да подойдёт... Я - кот запасливый, - хвастливо сообщил Мурлон Серёжке. - Теперь только стремянку осталось раздобыть. Но, думаю, это не проблема.
  Двери оставленных жильцами квартир оказались естественно не закрытыми на ключ. Обследовав одну из квартир и не найдя там ничего подходящего, мальчик и кот вошли во вторую. Стремянка с заляпанными краской и извёсткой ступеньками стояла прямо у входа рядом со старым деревянным шкафом, по-видимому, служившим бывшим хозяевам гардеробом.
  - Что я тебе говорил! - самодовольно ухмыльнулся Мурлон. - Кстати, курточку свою модную можешь здесь оставить. В шкаф её повесь. Пускай висит, на обратном пути заберёшь... Если, конечно, нам посчастливится вернуться.
  - Так ведь... сентябрь на исходе. Поздняя осень, вот-вот холода наступят... - не обратив внимания на последнее замечание Мурлона, возразил Серёжка.
  - В Зачердачном мире осени, а тем более зимы, не бывает. Там всегда лето.
  - Здорово!
  - Не радуйся раньше времени. Сдается мне, что нас с тобой там не одни только положительные эмоции ожидают.
  Мурлон взял стремянку и вышел на площадку, а Серёжка без лишних сомнений снял курточку и раскрыл дверки гардероба. Вешая курточку на крючок, мальчик заметил, что по фанерному днищу шкафа рассыпаны маленькие петарды - бомбёжки, как он их называл. Красненьких цилиндриков было восемь штук. Недолго думая, Серёжка собрал их все и сунул в карман. Это не было воровством, вряд ли хозяин брошенной квартиры вспомнит о них и вернется, чтобы забрать.
  С замком Мурлон провозился недолго - буквально через полминуты он бросил его в руки мальчика, и со скрежетом подняв крышку люка, скомандовал:
  - Лезь за мной!
  - Ну, ты настоящий взломщик, Мурлон! - восхищенно произнёс Серёжка.
  - Кое-какой опыт имеется. Поживи с моё...
  - А сколько тебе лет, если не секрет конечно?
  - Много. Лезь, давай!
  На чердаке пахло пылью и сухим деревом.
  - Вот за что я чердаки люблю - здесь всегда сухо и тепло, - поделился Мурлон своими предпочтениями с Серёжкой, - не то, что в подвалах... Ну, пришли. Вот он вход в Зачердачный мир. - Кот указал лапой на слуховое оконце, смотрящеё на восток.
  На восточном скате крыше оно было единственным. Створки окошка были распахнуты настежь, и на чердак заглядывало яркое солнышко. Серёжке приятно было подставить лицо его тёплым лучикам. Но он вдруг озадачился вопросом: 'Как же так?.. Ведь слуховое окно смотрит на восток, а сегодняшний день уже давно перевалил на вторую половину... По логике, никакого солнца в окошке быть не может'. Серёжка был мальчиком рассудительным, к тому же он ещё до школы знал, что солнце всегда встает на востоке, а заходит на западе. Потому Японию и называют страной восходящего солнца, что она расположена на самом-самом востоке... Он оглянулся на слуховые окна выходящие на запад и увидел то, что и должен был увидеть - серые листы фанеры, приколоченные к оконным проёмам.
  - А что, в Зачердачном мире сейчас утро? - спросил Серёжка.
  - Естественно! - фыркнул волшебный кот. - В какое бы время ты не отправился в Зачердачный мир, ты всегда попадаешь в него утром.
  По-видимому, такое объяснение Мурлон считал вполне достаточным, но, увидев недоумение на лице мальчика, он всё-таки попробовал объяснить это странное явление более подробно:
  - Ну что ты глазами хлопаешь? Ведь это же вполне логично. Просто так - прогуляться - сюда никто не приходит, только по делу. А любое серьезное дело надо начинать с утра пораньше. Недаром говориться: утро вечера мудреней... Ладно, Серёжка, пошли. Добро пожаловать в Зачердачный мир!
  
  Часть вторая
  Страны Зачердачья
  
  Первые впечатления
  Серёжка здраво полагал что, ступив в окно, он очутится на крыше. Честно говоря, по крышам ему лазать приходилось не часто. А если уж совсем честно - ни разу. Поэтому мальчик опасался, что может соскользнуть с крутого ската крыши и навернуться с третьего этажа. Но когда он высунул голову наружу, то с удивлением увидел прямо перед собой не выкрашенное суриком кровельное железо, а солнечную поляну, поросшую нежно-зелёной травкой. Вокруг поляны росли невысокие деревца, усыпанные яркими жёлтыми, оранжевыми и красными - по-видимому, спелыми и сочными - плодами. Наверное, это были яблони, груши и апельсины. Или мандарины. А может, персики с абрикосами. Каждое дерево было аккуратно подстрижено и походило на пушистый шарик, для забавы украшенный новогодними ёлочными шарами. И густая травка на полянке была коротко подстрижена, поляна напоминала футбольное поле перед началом матча, то есть до того момента как его истопчут бутсами футболисты. В ярком голубом безоблачном небе порхали разноцветные бабочки и маленькие птички колибри.
  - Ну, как тебе Зачердачный мир? - поинтересовался Мурлон.
  - Красотища! - восхищённо произнёс Серёжка. Присев на корточки он провёл рукой по травке. - Настоящая...
  - А ты что думал?! Тут всё настоящее.
  - А кто за всем этим... - Серёжка сделал округлое движение рукой, - ухаживает? Траву подстригает, ветки деревьев подравнивает? Наверное, где-то поблизости живут садовники?..
  - Да никто здесь ничего не подстригает. В Зачердачном мире и трава и деревья растут сами по себе. А что кажутся подстриженными, так это...
  - Волшебство! - догадался Серёжка.
  - Генная инженерия, - буркнул кот, и было непонятно: шутит он или замеченные Серёжкой порядок и аккуратность во всём, действительно являются следствием успехов здешней науки, а не результатом применения магии. - Пошли, налюбуешься ещё...
  Мурлон решительно зашагал через полянку наискосок к просвету в сплошной стене плодовых деревьев. Серёжка двинулся было за ним следом, но, пройдя несколько шагов, обернулся. Никакой крыши и никакого чердачного окна и вообще ничего, что бы напоминало о покинутом ими только что мире, позади не было. Те же плодовые деревца росли вокруг поляны, смыкаясь в кольцо, та же травка, похожая на зелёный бархатистый ковер. Серёжка в растерянности остановился.
  - Мурлон! - окликнул он кота уже подходящего к краю поляны. - А где?.. А как?..
  Мурлон оглянулся.
  - Что, испугался?.. Да есть тут выход, никуда он не делся! Только его не видно, потому что ты не к нему идёшь, а наоборот - от него уходишь... Не понятно? Ты, Серёжка, много странного в этом мире увидишь. Так что привыкай.
  - И вовсе я не испугался, - насупился Серёжка. - Просто спросить хотел: как мы назад вернёмся, когда Ленку спасём.
  - Не переживай, - успокоил его Мурлон. - И Ленку твою спасем, и домой живыми и здоровыми вернёмся. Со мной не пропадёшь, Серёга!.. Догоняй!
  Серёжка вприпрыжку побежал за котом, его сомнения полностью улетучились. Нужно только во всём положиться на Мурлона, решил мальчик. Казалось совершенно очевидным, что кот здесь не впервые.
  Просвет в деревьях оказался красивой аллеей. Белоснежный гравий, которым была посыпана дорожка, весело похрустывал под ногами. Вдоль аллеи росли яблони, груши и различные цитрусовые деревья. Но были здесь и незнакомые растения со странными невиданными плодами совершенно неожиданных цветов. Ни на фруктовых прилавках рынка, ни в супермаркете Серёжка таких ни разу не встречал.
  - А что это за фрукты? - спросил Серёжка у Мурлона, кивнув на странные плоды. - Какие-то сиреневые, голубые, белые. Даже чёрные попадаются.
  - Не помню всех названий, - отмахнулся кот, - но можешь не сомневаться: все фрукты, растущие в Зачердачном мире - съедобные.
  Серёжке очень хотелось сорвать что-нибудь с ветки, хотя бы яблоко, тем более что он уже давно и сильно хотел есть, однако не решался. Мальчика не покидало ощущение, что он находится в дивном ухоженном саду, принадлежащем какому-то успешному фермерскому хозяйству.
  - Я вот спросить хотел... - снова обратился Серёжка к Мурлону.
  - Пока идем - спрашивай, - разрешил кот и принялся поучать мальчика: - Если мы топчемся на месте, ни на йоту не приближаясь к намеченной цели, да при этом ещё и забавляем себя разговорами, такое я считаю преступным отношением к времени, которого у нас, как впрочем, и у всех остальных не так уж и много. Но если мы уверенно идем в нужном направлении и по ходу движения задаём друг другу вопросы и отвечаем на них, это уже называется иначе.
  - Как?
  - Познание окружающего мира и продвижение к истине! - Мурлон поднял вверх коготь. - Вот как это называется!
  - Какой ты умный кот! - восхитился Серёжка. - И откуда ты все знаешь?..
  - Ну, во-первых, я не простой кот, а кот учёный, - хвастливо произнёс Мурлон, которому Серёжкина похвала явно пришлась по душе. - Но заявляю тебе вполне авторитетно: среди нас, котов, недоумков нет!.. А во-вторых, я родился не в вашем мире, где коты и кошки, какими бы умными они не были, никогда не добьются от людей адекватного к себе отношения и не займут должного положения в обществе. Ну что вы люди знаете о котах?.. Практически ничего! Распределили по породам, внесли в зоологические каталоги... Млекопитающие семейства кошачьих! - презрительно фыркнул Мурлон. - А каких ещё? Козлячьих что ли!.. А наш высокий интеллект? А глубокий внутренний мир?! Кто из людей может заявить, что знает кошачий род? Разве что мой шеф, волшебник Иванов. Да, пожалуй, Куклачев Юра да ещё пара-тройка учёных... Так о чем ты хотел меня спросить?
  - Ах, да! - вспомнил Серёжка. - Иван Иванович сказал тебе, что сам он в Зачердачный мир пойти не может. Почему? Ему что, запрещено здесь появляться?
  - Видишь ли... - Мурлон замялся. - Это скорее вопрос этики, нежели каких-либо запретов. Иван Иванович рассказывал тебе о том, что перестал считать себя волшебником после того, как взял деньги за сотворенное им чудо... Иванов считает, что своим поступком он осквернил высокое звание волшебника, что теперь он не имеет права появляться в мире, в котором родился.
  - Как?! Иван Иванович родился в Зачердачном мире? - удивился Серёжка.
  - Да, - пожал плечами Мурлон, - а что здесь странного? Все волшебники родом отсюда. Мы с Яшкой, кстати сказать, тоже не в Австралии родились.
  - То есть, ты хочешь сказать, что и твоя родина, и родина Якоба - Зачердачный мир?
  - Естественно!
  - А почему вы покинули его и переселились к нам?
  - Ну... скажем, на то имелись определенные причины. Мы в разное время ушли отсюда, и у каждого из нас троих - своя история. Я мог бы тебе рассказать о том, почему я покинул родину, но, боюсь, рассказ будет долгим. Поэтому поговорим как-нибудь в другой раз... Тем более что плодовая роща уже закончилась, а нам с тобой надо ещё кое-что обсудить и наметить план дальнейших действий.
  Серёжка огляделся и обнаружил, что стоят они с Мурлоном на краю плодовой рощи, на крутом зелёном косогоре, а внизу прямо под ногами раскинулся город, красивее которого вряд ли можно найти на Земле.
  Именно таким представлял себе Серёжка Изумрудный город Волшебной страны, когда читал книжку о приключениях девочки Элли и её верных друзей. Только дома здесь были не зелёными, как в Изумрудном городе, а выкрашенными во все цвета радуги. Они различались не только по цвету, но и по размеру и по форме. Почти у каждого дома по углам высились башенки - и круглые, как трубы, и квадратные, и башенки-пузачи, напоминающие своей формой слегка вытянутые в высоту бочонки. Все башенки венчались зубчатыми ограждениями. На шпилях остроконечных крыш домов гордо реяли флюгеры в виде звездочек, полумесяцев, петушков и забавных человечков. Наверное, все фигурки были золотыми, они ярко горели, отражая солнечные лучи, и бросали солнечные зайчики на стены домов и улицы, вымощенные красным брусчатым камнем. В сказочном городе имелось сказочное количество фонтанов: больших, расположенных на площадях, бьющих струями едва ли не выше крыш, маленьких, имеющихся в каждом дворе, и даже совсем малюсеньких фонтанчиков, стоящих рядами вдоль улиц. Над водяными струями висели радуги.
  - Ух ты!.. - восхитился Серёжка.
  - Нравится? - поинтересовался Мурлон.
  - А то! Просто волшебный город! Сейчас таких не строят...
  - Да, - грустно улыбнулся Мурлон, - Это тебе не серые грязные мегаполисы с одинаковыми безликими многоэтажками... Только это не город, Серёжка, это страна. И называется она Гудландия. В Зачердачном мире нет городов, посёлков и деревень. Здесь только страны.
  - Гуд-лан-ди-я, - по слогам повторил Серёжка и, переведя название Зачердачной страны на русский язык, сказал: - Хорошая страна.
  - Да, неплохая, - не поняв мальчика либо не оценив его лингвистических способностей, согласился Мурлон.
  
  Выбор маршрута
  Кот уселся на пригорок, поросший мягкой травкой, и кивком предложил Серёжке последовать его примеру.
  - Нам нужно кое-что обсудить, прежде чем мы продолжим путь, - сказал он.
  - Как станем Ленку спасать? - предположил Серёжка.
  - Как мы будем спасать твою Ленку, я не знаю. Пока не знаю, - уточнил кот. - Доберёмся до замка Мерзавры, оценю ситуацию и что-нибудь придумаю. Сейчас нам с тобой надо определиться с маршрутом... Замок колдуньи находится на дальней границе страны Монгов - подземных жителей - перед Пустыней Мрака. А сама страна Монгов - на юго-востоке Зачердачного мира. Вон там, - Мурлон махнул лапой на окраину Гудландии. Серёжка посмотрел в указанную котом сторону и увидел вдалеке полупрозрачный столб парящего марева.
  - Но напрямую нам не пройти, - вздохнул Мурлон.
  - Почему? - спросил Серёжка.
  - Потому что прямой путь преграждает Бездна. Видишь, воздух над ней колышется?
  - Ага, - кивнул паренёк.
  - Это испарения.
  - А что это за бездна такая?
  - Самая обыкновенная. Ты что, не знаешь, что такое бездна?.. Бездна - это яма без дна. Она очень большая и близко подходить к ней небезопасно - может затянуть. Кое-кто в незапамятные времена отваживался прогуляться по её краю... - задумчиво сказал Мурлон.
  - И что с ними случилось?
  - Все смельчаки исчезли бесследно. Бездна даже птиц пролетающих над ней затягивает... Так что нам туда соваться не резон. Мы пойдём в обход. И тут перед нами открывается два пути: направо - короткий, налево - длинный. Лично я пошёл бы коротким.
  - Я тоже, - убеждённо сказал Серёжка.
  - Погоди, не торопись. Я сказал: лично я. А это означает: я один. С тобой мы там не пройдём.
  - Почему?
  Мурлон проигнорировал вопрос мальчика.
  - Короткий маршрут проходит по стране Флэгов, - продолжал он. - Флэги - это летающие люди. Они вполне безобидны и никогда не нападают на путников, жителей других стран. Если, конечно, эти путники не желают причинить Флэгам вреда. А если вдруг такое случится, тогда держись!.. Флэги - отличные стрелки из лука. Вмиг достанут своё смертоносное оружие и нашпигуют агрессора стрелами. Однажды случилась война между Монгами и Флэгами. Не поделили что-то эти два народа, теперь уже никто не помнит - что именно. Флэги победили... Но страсти давно улеглись, да и вообще - в Зачердачном мире эта война была последней, и с тех пор прошло целых пять веков... Так что по стране Флэгов мы пройдём беспрепятственно. Но вот дальше...
  - А что дальше?
  - Дальше начинается Дремучий Лес, за которым и находится страна Монгов. Вроде - рукой подать до замка Мерзавры. Однако через Лес нам не пройти ни за что - в нём обитает семья людоедов...
  - Ничего себе! - поёжился Серёжка. - Настоящих людоедов?..
  - Самых настоящих. Они очень злые, потому что всегда голодные. Люди на их территорию - ни ногой. Людоеды сами вылазки делают, на соседей охотятся. Но Монги, как я уже сказал, под землёй живут, их оттуда выманить ещё надо, а это дело непростое... И Флэгов людоедам поймать не часто удаётся. Чуть что упорхнут, только их и видели! Вот и живут людоеды впроголодь. В Дремучем Лесу всякой живности пруд пруди, но людоеды никакого другого мяса кроме человеческого не признают.
  - Обалдеть! - покачал головой Серёжка.
  - Такими уж их матушка-природа сотворила... Так вот я и говорю: один бы я прошёл. Ведь я не человек, а людоеды - они людоеды, а не котоеды.
  Серёжка задумчиво почесал макушку и спросил:
  - Слушай, Мурлон, а в Зачердачном мире волшебники есть?
  - Конечно, - кивнул кот. - Волшебников здесь достаточно. Практически в каждой стране по волшебнику, а то и по два.
  - И добрые среди них имеются?
  - Добрых везде и всегда больше чем злых, - философски заметил Мурлон. - И, кстати, не только волшебников. Я только не пойму к чему ты клонишь...
  - А что если упросить какого-нибудь доброго волшебника превратить меня в кота? - с азартом стал развивать свою мысль Серёжка. - На время конечно...
  - Не пройдёт этот фокус, - немного подумав, покачал головой Мурлон. - Людоеды всё равно человечий дух учуют. У них чутьё, знаешь какое!.. Да и не станут волшебники нам помогать. Нам ведь придётся рассказать им, кто мы и зачем к Мерзавре идем. А у них соглашение о невмешательстве в личные дела друг друга заключено... Но если даже кого-нибудь из волшебников нам и удастся убедить, как ты свою Ленку в кошачьем обличии будешь уговаривать с тобой пойти?
  - Хорошо, - вздохнул мальчик. - А каков другой маршрут?
  - Более длинный, но менее опасный. Через Гудландию, через Мурландию - мою родину, - через страну Чик-Пик-Фью - родину Якоба. - (Серёжка только моргал, слушая диковинные названия стран). - Далее путь наш пойдёт через Звериную Вольницу. Это, пожалуй, самое опасное место, - Мурлон поёжился как от холода, - Но ничего, прорвёмся! У меня средство хорошее имеется... Потом пересечем страну Зелёных Человечков...
  - Зелёных человечков?.. Инопланетян, что ли?
  - Тьфу ты! - сплюнул кот. - Дались тебе эти инопланетяне!
  - Ты же сам сказал: пересечём страну зелёных человечков...
  - Сказал. Ну и что из того?.. Зелёными Человечками зовутся жители одной из стран Зачердачья. Сами они обычные люди с обычным цветом кожи. Просто волосы у них зелёные да роста они не богатырского. С тебя примерно... А инопланетян в Зачердачном мире никогда не было, нет и, надеюсь, не будет.
  - Понятно, - кивнул Серёжка. - А эти Зелёные Человечки опасны?
  - Да как сказать... - пожал плечами Мурлон. - Меркантильные они до ужаса. И хитрые. И обмануть запросто могут. Пообещают что-нибудь да не сделают... За эти их особенности с ними особо не дружат жители других стран. Но ничего, придём в страну Зелёных Человечков, на месте разберёмся. Будем так сказать решать вопросы по мере их поступления.
  - А дальше?.. После того как мы с Зелёными Человечками разберемся?..
  - А дальше начнётся страна Монгов. По ней мы пройдём беспрепятственно до самого замка Мерзавры.
  - Ну, так что мы сидим? Пошли! - Серёжка решил, что про Монгов он попросит рассказать Мурлона в другой раз.
  - Пошли, - ответил кот, вставая.
  
  Откровенный разговор
  Спускаясь по косогору в Гудландию, Мурлон решил поговорить с мальчиком по душам.
  - Вот ты, Серёжка, все время вопросы мне разные задаешь, - начал он. - Я тебе честно и толково отвечаю. А теперь ты ответь мне честно, как мужик мужику: чего ради ты в такую даль сам попёрся? В мир, в котором ты ничего не понимаешь, и о существовании которого до сегодняшнего дня даже не знал. Без тебя, что ли не справились бы?.. Справились бы, я бы один и справился. Я бы сейчас уже на полпути от замка Мерзавры находился. Ты для меня только обуза...
  Серёжка насупился и промолчал.
  - Ведь уговаривал тебя волшебник Иванов остаться, - продолжал кот, - а ты упёрся, как баран: пойду и всё! На опасности тебе, видите ли, наплевать. Даже готов в кота превратиться и в логово людоедов сунуться... Что и кому ты хочешь доказать? Или приключений захотелось? Ну, да, я понимаю, жизнь у вас, современных мальчишек и девчонок, скучная. Если вы не на уроках в школе, то дома сидите да на компьютерах своих играете. По выходным вообще тоска зелёная. Вот ты и решил развеяться...
  - При чём здесь - захотелось, не захотелось, - рассердился мальчик, - почему - развеяться? Я Ленку найти должен! Лично я, понимаешь?
  - Нет, не понимаю, - помотал головой Мурлон. - Почему именно ты? Почему лично?..
  - Ну... - Серёжка замялся. - Мы с Ленкой в одном классе учимся, за одной партой сидим. Даже в одном доме живём, правда, в разных подъездах: она во втором, а я в шестом. Я её можно сказать с пелёнок знаю...
  - Ну и что?
  - Как это - что! Лена Кузнецова - моя подруга!
  - Весомый аргумент, - кивнул Мурлон и, хитро взглянув на мальчика, подмигнул: - А ты часом не влюблён в неё?
  - Почему это сразу - влюблён? - Серёжка почувствовал, что у него начинают гореть уши и щёки. Он отвернулся, чтобы скрыть от кота румянец и раздраженно подумал: 'Ну и влюблён, тебе-то какое дело!..'
  Либо Мурлон умел читать мысли, либо он был очень прозорливым котом.
  - Мне конечно без разницы - влюблён ты в эту девочку или вы с ней просто дружите, - сказал он. - Я просто хотел убедиться, что рядом со мной не случайный попутчик, а человек, на которого можно положиться. Извини, что таким радикальным и наглым способом вызвал тебя на откровенность...
  - Ну что, убедился?! - повернув голову к коту, с вызовом спросил Серёжка.
  - Ладно, не дуйся, - примиряюще сказал Мурлон. - Зато теперь я в тебе уверен полностью.
  - Я не дуюсь.
  - Я же вижу, что дуешься. Зря... А давай мириться, - предложил Мурлон, протягивая лапу. Серёжка продолжал идти, не глядя на кота.
  Первая из стран Зачердачья - страна Гудландия - приближалась. Скоро они подойдут к стоящим на окраине домам и ступят на красную брусчатку...
  'Нельзя браться за великое дело по спасению человека в таком плохом настроении, - думал мальчик. - Нужно помириться с Мурлоном. В принципе он не сказал ничего обидного. К тому же оказался прав в том, что я влюблен в Ленку...'
  Серёжка остановился.
  - Я, правда, не дуюсь, - сказал он Мурлону, откровенно поглядев в зелёные кошачьи глаза.
  - Значит, мир?..
  - Мир! - радостно сказал Серёжка, и они пожали друг другу руки. Вернее, мальчик пожал лапу коту. - А насчёт моего отношения к Ленке, ты прав... Мы с ней пожениться решили.
  - О как! - воскликнул Мурлон. - Спасёшь свою невесту, домой приведёшь и сразу поженитесь?
  - Нет, конечно! - весело рассмеялся Серёжка. - Не сразу. Когда вырастем.
  - А родители уже в курсе? - поинтересовался кот.
  - Ну... мы им немного позже о своём решении скажем... Ох, ёлки-палки! Родители!.. Сейчас дома часов шесть вечера, не меньше! Мама уже с работы пришла, а меня нет. Волноваться будет... - Серёжка вытащил из кармана сотовый телефон, намереваясь позвонить домой.
  - Не старайся, - предупредил его Мурлон. - Здесь связи нет.
  Действительно, дисплей 'Нокии' был чёрен как ночь. Серёжка удивился, он не помнил, чтобы незаметно для себя отключал мобильник. Попробовал включить, но тщетно - экран не осветился, и характерная мелодия не заиграла.
  - Я же говорю: нет в Зачердачье связи, - повторил кот.
  - А как же... - растерянно произнёс мальчик.
  - Не переживай, - успокоил его Мурлон. - Каждый человек, проходя через портал на чердаке, оказывается в другом измерении, так как Зачердачный мир находится в иных пространственно-временных координатах. Время здесь имеет свой, особый отсчет. А в том мире, откуда этот человек пришёл, время попросту останавливается. Не вообще останавливается, а только для него. Если человек пожелает вернуться и пройдёт через портал обратно, то сколько бы он здесь не находился, на календаре будет тот самый день, а на часах то самое время суток (с точностью до секунды), когда он этот мир покинул... Это не только человека касается, но и кота. И вообще - любого разумного существа.
  - Я не очень тебя понимаю... - растерянно произнёс Серёжка.
  - А не надо ничего понимать. Просто поверь на слово. Хоть день мы с тобой здесь пробудем, хоть месяц, назад вернёмся в шесть часов вечера двадцать девятого сентября две тысячи ...го года.
  Серёжка недоумённо хлопал глазами.
  - Но я думаю, нам с тобой месяца не потребуется, мы раньше управимся, - успокоил кот мальчика. - Зачердачный мир не так велик, как твой.
  
  Гудландия - хорошая страна
  В Гудландии совместно проживали люди и животные. Правда, как уже уяснил Серёжка, в Зачердачном мире животные были не совсем животными. Собаки и кошки разных пород и мастей разгуливали здесь на задних лапах и при этом совершенно превосходно себя ощущали. Движения их были уверенными и непринужденными - совсем не такими как у цирковых дрессированных животных. Но это уже не удивляло Серёжку, он давно привык к тому, как ходит на задних лапах Мурлон. Помимо собак и кошек по улицам Гудландии чинно расхаживали обезьяны, кролики, лисы и другие представители фауны. На зверюшках были лёгкие летние костюмчики, в основном - маечки и шортики.
  - А скажи, Мурлон, - спросил кота Серёжка, - в Зачердачном мире все животные такие, как ты?
  - Разумные? Нет, не все, конечно. Есть и обычные. В основном они в лесах обитают. Дичь, так сказать. Но имеются и домашние. Коровы, например, а так же свиньи, овцы и птица разная - гуси, утки, куры... А иначе, чем бы здешний народ питался? Не кушать же себе подобных! На такое только людоеды способны...
  Людей на улицах Гудландии было ничуть не меньше, чем разумных животных. Их внешний вид немного разочаровал мальчика. В глубине души Серёжка надеялся увидеть кареты с гербами, могучих воинов в рыцарских доспехах и верхом на конях, знатных вельмож в кудрявых париках и пышных одеяниях, прекрасных дам в кринолинах и с высокими причёсками, увенчанными бриллиантовыми диадемами. А тут... обычные дяди и тети, обычные старики и старушки, самые обыкновенные мальчики и девочки. И одеты они в самые обычные одежды, соответствующие тёплой погоде - в футболки, шорты, ситцевые платья и сарафаны. Если бы не красная брусчатка под ногами, не выкрашенные во все цвета радуги стены домов, да не фигурки разумных животных, гуляющих на задних лапах, можно было подумать, что эти люди - Серёжкины сограждане, и что шагает он не по Зачердачной Гудландии, а по улице родного Полынограда.
  Впрочем, кое-что всё-таки отличало местных жителей от полыноградцев - все они улыбались. Все до единого! Просто так - шли, глядели на него и улыбались. Серёжка даже решил вначале, что они над ним смеются.
  Мурлон объяснил мальчику, что в Гудландии принято улыбаться каждому встречному и поперечному. 'Если ты не улыбаешься, - рассказывал он, - значит у тебя нехорошие мысли в голове, а может быть, и преступные замыслы. Поэтому неулыбающегося, сосредоточенно думающего о чём-то человека следует опасаться и обходить стороной'. Мурлон и сам улыбался во весь свой кошачий рот и заставлял Серёжку растягивать губы в улыбку. Серёжка попробовал, но видимо получилось плохо, так как кот скорчил гримасу, покачал головой и порекомендовал Серёжке при встрече с гудландцами произносить слово 'сыр'. 'Только тихо говори, - советовал он, - а то к тебе мыши и крысы со всей Гудландии сбегутся'
  Неожиданно из переулка на центральную аллею свернуло и направилось им навстречу самое настоящеё крокодилье семейство: крокодил-папа, крокодилица-мама и смешной крокодилёнок в полосатых трусиках и бейсболке. Серёжке тут же пришли на ум слова, которые каждый мальчик и каждая девочка помнят наизусть с самого детства и которые невозможно забыть, наверное, до самой старости: 'Вдруг навстречу мой хороший, мой любимый Крокодил. Он с Тотошей и Кокошей по аллеё проходил...'
  Мальчик чуть не вывихнул шею, провожая удивлённым взглядом экзотическую троицу, за что был резко одернут Мурлоном.
  - Ты привлекаешь внимание! - сердито прошипел кот. - Ведёшь себя как папуас на приёме у английской королевы!..
  Многие дети ели мороженое, сосали чупа-чупсы или хрустели чипсами. Глядя на них, Серёжка ощутил зверский голод.
  - Мурлон, - обратился он к спутнику, - Я с утра ничего не ел. Утром завтрак проспал, а потом такое началось... как-то не до еды было. Здесь можно где-нибудь перекусить?
  - А как же! В Гудландии полно ресторанов, кафе, столовых, пиццерий и бистро.
  Серёжка пошарил в карманах и, достав все свои сбережения, пересчитал.
  'Пожалуй, только на порцию пиццы и хватит' - уныло подумал он, чувствуя, что сейчас запросто может съесть целого быка.
  - Деньги спрячь, - бросил ему Мурлон. - Уж не думаешь ли ты, Серёжка, что в Зачердачном мире в ходу российский рубль?
  - А какую здесь валюту принимают? У меня ни долларов, ни евро нет...
  - В Зачердачье вообще отсутствует понятие денег.
  - А на что же они живут?..
  - Ты слышал о натуральном обмене?
  - Не-а, - честно признался Серёжка.
  - Жители Зачердачного мира обмениваются друг с другом результатами своего труда. Хлеборобы меняют зерно на мясо, животноводы наоборот: мясо на хлеб, ткачи отдают свои холсты и получают за них продукты питания. И так далее, и тому подобное. Ясно?
  - Ясно. А что мы с тобой можем предложить в обмен на еду? У меня только мобильник, да и тот не работает.
  - Предлагать мы с тобой ничего не будем. В заведениях общественного питания Гудландии пищу бесплатно дают. Вот если мы, находясь в стране Зелёных Человечков, проголодаемся, тогда у нас обязательно проблемы возникнут. Но с Зелёных что взять? Отщепенцы - одно слово. В семье, как говориться, не без урода. Благо, что они одни такие! В твоём мире, Серёжка, вообще бесплатным только сыр в мышёловке бывает. А здесь ты в любом магазине одежды задаром прибарахлиться можешь, а в столовой ешь, хоть лопни - ни копейки с тебя не возьмут.
  - Здорово! - восхищённо произнёс Серёжка, но всё же решил встать на защиту своего родного мира: - А у нас, между прочим, тоже некоторые организации занимаются... как же это называется?..
  - Да знаю я, как это называется, - отмахнулся Мурлон. - Но в Зачердачном мире благотворительность - не акт милосердия, а обычное дело. Это даже благотворительностью не называется. Просто здесь абсолютное изобилие! Земли плодородные, климат идеальный, экология, как ты можешь заметить... - кот указал лапой на чистое голубое небо, - стопроцентная. Правда нет ни транспорта, ни всяких разных химических производств, но обходятся местные жители без шампуней и стирального порошка. А расстояния не так уж велики, можно и пешочком - полезней для здоровья. Зато урожаи по четыре раза за год снимают, на лугах для выпаса скота травка мягкая и сочная растёт. За день коровки траву съедят, ночью новая нарастает. Вот и хватает всего на всех, ещё и остаётся...
  В столовой, куда Мурлон привел Серёжку, посетителей было немного - пять-шесть мужчин и женщин, сидящих за столиками, покрытыми накрахмаленными белыми скатертями. Да рыжий кот, уплетающий сметану из миски. Но ел кот вполне культурно - ложкой, - стараясь при этом не пачкать усы. А если такое случалось, он тут же промокал их большим клетчатым платком. Явно этот кот был разумен и к тому же хорошо воспитан.
  - Рекомендую взять говяжьи сосиски, - сказал Мурлон. - И не менее четырех штук. Попробуешь, не оторвешься. Ещё и за добавкой сходишь.
  - Не, я лучше котлетку возьму, - У Серёжки потекли слюнки, едва он втянул носом ароматы, тянущиеся из приоткрытой двери кухни, - с картофельным пюре. Сосиски я каждое утро ем, надоели.
  - Ты ещё не пробовал здешних сосисок, - покачал головой кот и мечтательно зажмурился: - Вот моя мама сосиски готовит!.. Конечно, эти, столовские, не такие вкусные как мамины, но вполне... А котлеты в общем-то тоже неплохой выбор - одна говядина, ни грамма сои.
  Себе Мурлон взял четыре сосиски, куриную ножку и большую миску сметаны.
  - Утром-то я завтракал, - смущенно сказал он, - а вот обед пришлось пропустить... Из-за тебя, кстати.
  - Ну, извини, - миролюбиво улыбнулся Серёжка.
  Плотно поев, мальчик и кот вышли из столовой и немного отдохнули на лавочке в тени раскидистого клёна, наслаждаясь сытостью, прохладой и живописным видом на каскад фонтанов в форме раскрытых бутонов каменных цветов.
  Потом они продолжили свой путь.
  
  Ускользающий замок
  Поднявшись по широкой мраморной лестнице, идущей параллельно с каскадом фонтанов-цветов, путники очутились на огромной площади, по периметру которой возвышались величественные замки.
  Все замки были разными по величине и архитектурному стилю. Но все они были яркими - красными, оранжевыми, голубыми, жёлтыми, - с множеством разноцветных флагов на башнях и на шпилях крыш. На фасадах одного из замков находилось столько больших окон и огромных витражей, что он весь казался сделанным из стекла. Хрустальный замок!
  Самым большим и самым величественным был белый замок. На шпиле его остроконечной крыши горела золотая звезда.
  А самым ближним от путников оказался мрачный замок чёрного цвета с остроконечными башнями по бокам, с высокими каменными зубчатыми стенами и узкими окнами в них, более похожими на бойницы.
  - Кому принадлежат эти замки? - зачарованно спросил Серёжка.
  - В Белом некогда жил наш общий знакомый волшебник Иванов. Правда, когда он жил в Зачердачном мире его звали иначе. Сейчас в Белом замке никто не живёт. Новый правитель Гудландии выстроил себе другой замок. Вон тот, жёлтенький, видишь?..
  Серёжка кивнул.
  - А остальные?..
  - Остальные замки принадлежат другим волшебникам, правителям Зачердачных стран, - спокойно ответил Мурлон. - Я специально привел тебя сюда, чтобы показать тебе их. Эта площадь называется...
  Серёжка не дал Мурлону договорить до конца.
  - Как? Все они находятся в Гудландии?! - воскликнул он. - И замок Мерзавры тут?!
  - Ага. Вот он, - Мурлон, зевая, указал на замок чёрного цвета.
  - Так что ж мы стоим?! Там же Ленка!.. - Серёжка кинулся к воротам Чёрного замка.
  - Эй! Остановись! - кричал ему вдогонку кот. - Лоб расшибешь!!
  Но Серёжка нёсся как вихрь, не обращая внимания на окрики Мурлона.
  'Там же Ленка! - думал он. - Её надо срочно и во что бы то ни стало спасать! Пока злая колдунья не ожесточила Ленкиного сердца, пока не стёрла память о мире, в котором она жила - о Полынограде, о маме и о папе. Обо мне, в конце концов!..'
  Но странное дело!.. Чёрный замок не приближался. Наоборот, он удалялся! Чем сильнее стремился Серёжка к своей цели, чем быстрее он бежал, тем дальше откатывалась от него чёрная громадина. Да и не громадиной вовсе было теперь жилище Мерзавры, оно стало маленьким и далеким, как несбыточная мечта...
  И Серёжка вдруг вспомнил про Бездну, о которой рассказывал ему Мурлон, о том, сколько стран необходимо пройти, прежде чем они доберутся до убежища злой волшебницы, и о том, что решил во всем слушаться мудрого кота... Он уже хотел было остановиться, но инерция сыграла свою каверзную роль. Красная кирпичная стена какого-то дома возникла перед мальчиком неожиданно. Не сумев моментально остановиться, он врезался в неё и откинутый ударом приземлился пятой точкой на каменный тротуар.
  - Ну что, набегался?.. - ехидно спросил подошедший Мурлон. - Я тебе кричал: остановись. Не слышал что ли?
  Серёжка не ответил, потирая ушибленный лоб.
  - Не всё, что тебе кажется близким и знакомым, является таковым на самом деле, - философски изрёк ученый кот, - и не всегда прямой путь бывает самым коротким. Гораздо чаще приходится идти в обход.
  Мурлон подал Серёжке лапу и помог подняться.
  - Вот ты не дослушал, - сказал он, - а я хотел тебе сказать, что эта площадь имеет два названия. Кто-то называет её Замковой Площадью, а кто-то Площадью Миражей.
  - Значит, это был всего лишь мираж?
  - Вроде того...
  - И Белый замок - мираж?
  - Белый стоит здесь на самом деле. Ведь его строил наш Иванов - бывший правитель Гудландии. Построить-то построил, вот только пожить ему в нём не довелось... Кстати, Жёлтый замок теперешнего правителя и волшебника, мэтра Гудмонинга, тоже вполне реален. На площади всего два реальных замка - Белый и Жёлтый. Остальные - фантомы... ну, это что-то вроде призраков, сотворённых владельцами этих замков.
  - А зачем тут эти призраки? Вроде памятников, что ли стоят?
  - Фантомы становятся реальными замками, когда в них приходят хозяева. Видишь ли, иногда правящие волшебники собираются вместе, чтобы обсудить кое-какие вопросы. Это называется Советом правящих волшебников. Совет собирается раз в пять лет, но иногда происходят и внеплановые встречи. Каждый правитель привык жить в своём замке и редко его покидает. А когда он появляется в Гудландии, его родной замок ждёт его. Понятно?
  - Это понятно, - кивнул Серёжка и задал другой вопрос: - А почему Иван Иванович покинул Гудландию и переселился в наш мир?
  - Это не моя история, - покачал головой Мурлон. - Если Иван Иванович пожелает, он сам расскажет тебе её.
  - Ну, Мурлон... Ну, миленький... - просил Серёжка. - Ты же мне рассказал, почему Иван Иванович не может посещать Зачердачный мир. Теперь расскажи, почему он его покинул... Это же так интересно! И так непонятно... Покинуть такую чудесную страну, такой расчудесный мир...
  - Хорошо, - смилостивился кот. - Только в общих чертах... Иванов (его тогда ещё звали мэтром Гудмэном), побывав по волшебной служебной необходимости в вашем мире, встретил там одну женщину. Красивую и умную, воспитанную и образованную... Короче, Гудмэн в неё влюбился. Так же, как ты в свою Ленку, а может ещё сильней. Он все для неё готов был сделать... Вот этот Белый замок построил... - кот тяжело вздохнул и замолчал.
  - А дальше что было?
  - Дальше... Возлюбленная Гудмэна жить в Зачердачном мире не захотела. Тогда мэтр Гудмэн перебрался в её мир. Ну, и в твой, само собой. Но... не сложилось у них.
  - Развелись, - понимающе заметил Серёжка и шмыгнул носом.
  - Расстались... Белый замок остался, он стоит и вполне реален. А вот любовь оказалась миражом... - Мурлон вздохнул.
  - Грустная история, - тоже вздохнул Серёжка.
  - Всё, - объявил Мурлон, - пора нам идти спасать твою Ленку... А когда спасём, смотри, береги её! Пусть твоя любовь миражом не обратится...
  
  Первая ночёвка
  Часа через три Серёжка с Мурлоном вышли из жилой части Гудландии. Разноцветные дома уступили место полям, колосящимся вызревающей пшеницей. Брусчатка сменилась грунтовой дорогой, но вполне приличной - без ям и колдобин. Изредка им на пути ещё встречались дома гудландских крестьян, но вскоре и они закончились. Дальше потянулись бесконечные поля пшеницы, ржи, овса, гречихи и кукурузы.
  К своёму удивлению Серёжка не заметил ни одной птицы, которая бы покушалась на урожай. И пугала ни одного не было на полях. Он не преминул об этом спросить Мурлона. Тот с видом знатока принялся, как всегда, пространно объяснять:
  - В Зачердачье люди и дикие животные сосуществуют в мире и согласии. Зачем делать друг другу разные пакости, отвоёвывать место под солнцем, если можно попросту договориться? А солнца на всех хватит!.. Вон видишь, Серёжка, вроде как темная тучка набежала? - Мурлон указал лапой на дальний край пшеничного поля. Серёжка кивнул. - Ты думаешь, это дождь собирается?.. Ан нет, это вороны. Целая туча воронья. Думаешь, они урожай губят?.. А вот и опять ты не прав, Серёжка! - победоносно заявил кот, хотя мальчик и не думал спорить. - Они своё зерно клюют.
  - Как это своё? - не понял Серёжка. - Сами его посеяли что ли?
  Мурлон захохотал.
  - Его крестьяне посеяли, - сказал он, отсмеявшись, - но специально для ворон. Большую часть земли крестьяне для себя засевают, а воронам и прочим пернатым - отдельные участки. Птицы те участки знают, там и харчуются.
  - А! Так они тоже разумные, - высказал догадку Серёжка.
  - Кто? Вороны? Самые что ни есть дикие.
  - А как же они различают: где их, где чужое?
  - А мы на что? Разумные животные?.. Волшебники с волшебниками договариваются, люди с людьми, ну а нам, разумным животным сам бог велел с братьями нашими меньшими договариваться. Понял теперь?
  - Понял...
  - Вот только с грызунами договориться сложно, - посетовал Мурлон. - Никаких договоров не признают. Грызут всё, что ни попадя...
  Они прошли ещё немного, и Серёжка вдруг запнулся на ровном месте. Он уже давно тёр глаза и позёвывал. Чем дальше они шли, тем чаще мальчик запинался и протяжнее зевал. Наконец он спросил Мурлона:
  - Как ты думаешь, который час?
  Мурлон посмотрел на солнце - оно стояло в зените. Может, только чуть-чуть сместилось в западную часть неба.
  - Думаю, полдень, - ответил он. - Нет, где-то четверть первого.
  - Да не, по-нашему, - уточнил Серёжка вопрос.
  - Ох, я старый, выживший из ума котяра! - принялся ругать себя Мурлон. - Совсем забыл, что ты ещё ребёнок!
  - И вовсе я не ребёнок! - возмутился Серёжка.
  - Да ты не обижайся, - миролюбиво сказал кот. - Ничего обидного я не хотел сказать. Ты, конечно, Серёжка, пацан что надо! Вон в какую даль отправился и опасностей ожидающих тебя на пути не испугался!.. Значит, сила духа в тебе немалая! Но в физическом отношении ты ещё не совсем крепок, организм полностью не сформирован. В твоём возрасте акклиматизация и адаптация к новому времени проходит тяжело... Я-то кот бывалый, к любым перегрузкам привыкший, вот и ориентировался на своё самочувствие, а о тебе забыл напрочь. Извини, Серёжка... Это сколько ж ты времени уже на ногах?.. У тебя часы есть?
  - Не-а. Я по мобильнику время узнавал, но он не работает.
  - У меня тоже часов нет. Значит, расчетным путем определим. Уроки в школе у вас в половине девятого начинаются?
  - Ага.
  - До школы тебе скорей всего пять минут ходу. Стало быть, встал ты сегодня в восемь часов, - предположил Мурлон.
  - Около того, - покраснел Серёжка.
  - Когда мы до конечной остановки трамвая доехали было ровно пять.
  - А ты откуда знаешь? У тебя же часов нет.
  - Зато у меня глаза есть, - усмехнулся Мурлон и пояснил: - У дядьки, который рядом с тобой сидел, на руке часы были, я и посмотрел... С восьми утра до пяти вечера это будет...
  - Девять часов, - подсказал Серёжка.
  - Так, пойдём дальше. Пока мы с тобой до заброшенного дома на улице Чудесной добирались, на чердак попадали, потом уже в Зачердачном мире через фруктовый лес шли, потом ещё маршрут намечали - часа два прошло, не меньше... По Гудландии, считая перерыв на обед, мы с тобой часа четыре гуляли. И по этой дороге примерно столько же идем. Итого получается... - Мурлон наморщил лоб, считая в уме. - Ого! Получается, что на ногах ты уже девятнадцать часов! Или около того... Немудрено, что еле плетёшься. И глаза как у курёнка.
  - А какие у курёнка глаза?
  - Да вот как у тебя... Ладно, пора место для ночлега искать. Правда, до моей родины - Мурландии - уже рукой подать. Видишь, поля крестьянские закончились и сплошняком луга пошли. На лугах этих стада коровок пасутся. В Мурландии ведь одни коты и кошки живут. А нам хлеб да каша как-то не очень нравятся. У нас другой рацион - мясомолочный. А поэтому мои соплеменники пшеницу и прочие зерновые культуры практически не сеют. - Мурлон взглянул на мальчика и с сожалением констатировал: - Не дойдёшь ты до Мурландии сегодня, Серёга... Сейчас стог сена, который повыше найдём, в тенечке приляжем и храпака зададим... Вот, кстати, и подходящий стожок.
  Серёжка, еле волоча ноги, доплёлся до указанного Мурлоном стога, стянул с него немного сена, соорудив подобие постели, и без сил рухнул на сухое, но ужасно душистое разнотравье. Кот присел рядом, сунул травинку в рот и мечтательно произнёс:
  - Вот выспимся хорошенько, а с утречка да с новыми силами!.. Ты не представляешь, Серёжка, что такое Мурландия! Мурландия - это Зачердачный рай! Небольшая страна, можно даже сказать, маленькая...
  Кот ещё долго что-то говорил, рассказывал мальчику о своей родине, но Серёжка не слышал его слов. Он спал мёртвым сном.
  
  Мурландия
  Мурлон проснулся ещё до восхода солнца, но будить мальчишку не стал. Он помнил наказ своего шефа, волшебника Иванова, стать Серёжке не только проводником по Волшебному миру, но и верным помощником, и даже старшим товарищем. А кот действительно был старше мальчика, и намного. Это у обыкновенных котов век недолог, а такие представители кошачьего племени каким являлся Мурлон - мало того, что разумным, так ещё и чуточку волшебником - живут не менее ста лет. Мурлон по местным меркам считался котом среднего возраста: на прошлой неделе ему исполнилось ровно сорок, и уже четыре дня шёл пятый десяток.
  Из этих, будем считать, сорока лет двадцать пять он прожил в Мурландии и знал Зачердачье как свои пять когтей на лапе. И уже обосновавшись в другом мире нет-нет, да и наведывался сюда, знакомясь с событиями, происшедшими за время его отсутствия и проведёнными переустройствами. Так что Серёжке, можно сказать, повезло с проводником...
  Прислушиваясь к ровному дыханию спящего мальчика, Мурлон с завистью думал: 'Дрыхнет как сурок! Вот что значит - молодость...' Сам он этой ночью спал отвратительно, хотя обычно бессонницей не страдал. Долго не давали уснуть мысли о предстоящей встрече с родными и близкими, с которыми он виделся в последний раз три года тому назад во время своей последней командировки в Зачердачный мир. Потом кот немного повспоминал свою жизнь, потом всё же задремал, потом проснулся. Снова задремал и снова проснулся. И так до полного и окончательного пробуждения.
  Встретив рассвет, Мурлон сбегал в соседний лесок и притащил в сооружённом из футболки узелке пяток крупных спелых яблок. Серёжка к его возвращению проснулся и сидел на куче сена, растерянно озираясь по сторонам. Увидев кота, мальчик расплылся в улыбке.
  - Доброе утро, Мурлон!
  - Доброе, - согласился кот. - Как спалось?
  - Спал как убитый, - признался Серёжка.
  - Да, - кивнул Мурлон, - здоров ты спать, ничего не скажешь! Считай, полдня и всю ночь дрых... На-ка вот, позавтракай. Умные люди рекомендуют по утрам фрукты есть.
  - Умные люди рекомендуют по утрам пить свежевыжатый сок, - возразил Серёжка, вгрызаясь в сочное хрусткое яблоко.
  - Ну, извини... Я хоть и запасливый кот, но соковыжималку с собой не прихватил. У меня карманы не безразмерные.
  - Ну что ты, Мурлон, это я так, к слову, - чуть не подавившись куском, стал оправдываться Серёжка. - Извини. Спасибо тебе большое за заботу! Яблоки - прелесть! Твёрденькие такие. Заодно и зубы почистим... А ты почему не ешь?
  - За меня не переживай, я уже перекусил, - отмахнулся Мурлон, решив не рассказывать Серёжке о своей неожиданной встрече по дороге к лесу с семейством полевых мышей и о том, чем эта встреча закончилась. Зачем забивать мальчику голову ненужными подробностями? При всей своей разумности, учёности и цивилизованности Мурлон всё-таки оставался котом...
  До Мурландии действительно оказалось рукой подать - каких-нибудь два-два с половиной километра. Хорошо отдохнувший, а потому весёлый и полный энергии Серёжка, забыв о том, каким разбитым и уставшим был накануне, подумал, что и вчера он мог бы легко дойти до цивилизованного жилья.
  - Скажи, Мурлон, - спросил Серёжка, - а на твоей родине только коты и кошки живут?
  - Естественно! - ответил кот. - Мурландия - кошачья страна. В ней живут исключительно представители моего племени. Если конечно не считать домашний скот и рыбу. Мы рыбок специально разводим. Но не в аквариумах как у вас, а в бассейнах. Такие бассейны, почитай, у каждого уважающего себя хозяина имеется. Мы, коты, любим рыбок! - облизнулся Мурлон. - И наблюдать, как они плавают приятно и вообще...
  Путники взошли на пригорок, и увидели прекрасную страну. Серёжкин спутник громко мурлыкнул и торжественно объявил:
  - Перед тобой Мурландия - моя родина!
  Страна кошек разительно отличалась от Гутландии. И не только по размерам. Здесь не было высоких зданий с остроконечными крышами и башенками. Дома мурландцев все как один были невысокие - одно и двухэтажные. И не разноцветные, а выкрашенные одинаковой краской - белой. Уютные белоснежные домики с красными черепичными крышами, утопающие в зелени. У каждого дома имелся фруктовый сад, а во дворе - небольших размеров бассейн. И на окраине маленькой страны более похожей на коттеджный посёлок, какие Серёжка видел на фотографиях в мамином каталоге заграничных курортов и в один из которых они с родителями планировали съездить следующим летом, поблескивал большой водоём - озеро или пруд. Серёжка разглядел деревянные мостки, прокинутые с берега, а на них - сидящих с удочками котов. Никто не купался. Ну, это понятно - коты купаться не любят...
  На дальнем берегу озера возвышался замок - тот самый Хрустальный, который Серёжка уже видел на Площади Миражей в Гудландии. Замок буквально сверкал в лучах солнца и отражался в глади водоема.
  - А этот замок не фантом? - спросил мальчик.
  - Этот настоящий! - с гордостью ответил Мурлон. - В нём наш правитель живёт - мудрый и всеми уважаемый мэтр Бэзил.
  - А этот мэтр - волшебник?
  - Ещё какой! Некоторое время я находился в числе его учеников и кое-чему научился...
  - И он тоже... кот?
  - А как же! Не думаешь ли ты, чтобы нашим правителем мог стать представитель иного рода-племени! Это было бы нарушением демократии. Мы сами избираем себе правителя из числа котов-волшебников.
  - И много в Мурландии волшебников?
  - Каждый из нас, котов, с самого рождения кое-что умеет, - хвастливо заявил Мурлон. - Но чтобы стать дипломированным специалистом надо сначала пройти краткий курс молодого волшебника в замке местного правителя, а потом ещё окончить Высшую Школу магов в Гудландии... Но пошли, однако. Мне не терпится встретиться со своей родней.
  Жители Мурландии сразу узнали своего бывшего соотечественника, едва Мурлон с Серёжкой появились на горизонте.
  - Ура! Мурлон Бордо снова к нам пожаловал! - радостно восклицали одни.
  - Эй, Мурлон! - кричали другие. - Добро пожаловать в родные края!
  - Здравствуй, дружище!.. Привет, Мурлон!.. Как я рад тебя видеть, старина!.. Мурзя, друг, ты ли это?.. Здорово! - наперебой тянули лапы коты и кошки к Мурлону, который находился наверху блаженства от встречи с друзьями и знакомыми.
  - Здравствуйте, здравствуйте, мои дорогие сограждане! - он еле успевал пожимать протянутые лапы.
  - Надолго к нам на этот раз?
  - Как получится, - отвечал Мурлон.
  - А кто это с тобой?.. На Монга вроде бы не похож. И на Зеленого Человечка тоже. Разве что ростом, но волосы не зелёные. И ходит нормально, не вихляется как эти... Гудландец что ли?..
  - Ага, гудландец, - соглашался Мурлон, желая, по-видимому, до поры до времени хранить в тайне цель Серёжкиного визита в Зачердачный мир. - Это мой друг и звать его Сергеем. Вот в гости его к себе пригласил.
  - Да ты сам в Мурландии не частый гость!
  - Служба... - разводил лапы в стороны Мурлон и шевелил ушами, прислушиваясь к тихим разговорам пушистых кошечек, стоящих небольшими группками по обочинам дороги. Некоторых он узнавал и подмигивал им, а некоторых словно видел впервые. Наверное, последние были из тех, что успели вырасти за время его отсутствия и, утратив угловатость котят, превратиться в прекрасных юных невест.
  - Неужели это тот самый Мурлон? - тихонечко спрашивали молодые кошечки у своих старших подруг и смотрели на бравого кота с нескрываемым интересом, но тут же смущённо отводили свои зелёные глаза, встретившись с ним взглядом.
  
  Долгожданная встреча
  Появление Мурлона в кошачьей стране произвело настоящий фурор. Казалось, всё население Мурландии вышло встретить его. Серёжка подумал, что его товарищ может запросто охрипнуть, только лишь отвечая на каждое приветствие. Путников проводили до дома, где жили родители Мурлона и где некогда жил он сам. Многочисленные братья и сестры Мурлона жили со своими семьями в домах, расположенных по соседству. Все родственники сбежались повидаться с долгожданным гостем. Мурлон буквально переходил из одних объятий в другие. Серёжка стоял в сторонке совершенно обалдевший. От такого количества разумных, говорящих, стоящих на задних лапах, разношёрстных котов, собравшихся в одном месте, рябило в глазах. А от поднявшегося шума мальчик чуть не оглох. Коты и кошки не только громко восклицали, но и мурлыкали и даже мяукали и завывали от радости.
  - Мурзя, мальчик мой! - Симпатичная и совсем ещё не старая трёхцветная кошка, мама Мурлона, нежно гладила сына по голове. - Прибыл домой на побывку, порадовал стариков. Мы с отцом тебя заждались совсем...
  - Хорошо, что пожаловал, - сказал Мурлону отец (близкое родство определялось легко: у кота-папы был тот же необычный бордовый окрас шерсти, что и у сына). - На охоту с тобой сходим. На полях между Мурландией и страной Чик-Пик-Фью столько мышей развелось!.. Поохотимся на славу.
  - Боюсь, не получится, - с сожалением сказал Мурлон. - Мы с Сергеем недолго здесь пробудем...
  - А что так? - немало расстроился отец.
  - Дела, папа... Хотелось бы, конечно, подольше побыть в родном доме. И на охоту с тобой да с братьями сходить и порыбачить в удовольствие. Да и по хозяйству чего помог бы. Но сам понимаешь, я на службе. Делу время, потехе час, как говорят в том мире, где я сейчас живу. Может, на обратном пути...
  - Да что мы всё о делах, да о делах! - вмешалась в разговор отца с сыном мама. - Вы ведь с другом твоим с дороги проголодались, небось! Пойду-ка я насчёт обеда позабочусь... Не обессудьте юноша, - повернулась она к Серёжке, - деликатесов всяких мы готовить не умеем. Живём по-простому, по-деревенски. Но чем богаты, тем и рады.
  - Да я не... - Серёжка хотел возразить, сказать, что он не особенно голоден, а что касается деликатесов, так он к ним вообще равнодушен, но мама-кошка уже повернулась к младшим сыновьям:
  - Дымон! Блэкушка! Рудик! Глетчер!.. Выносите-ка во двор все столы, что есть! Думаю, в доме гостям тесно будет. Событие уж больно радостное, а родня у нас, сами знаете, большая. Да друзья-приятели нашего Мурлона придут, а это, считай половина Мурландии...
  Четверо родных братьев Мурлона - серый Дымон, белый Глетчер, чёрный Блэкуша и рыжий Рудик - кинулись выполнять мамино указание и быстро соорудили во дворе огромный общий стол в виде буквы 'П'. Потом они застелили его белыми скатертями и принялись таскать из дома еду. Через некоторое время стол был полностью заставлен яствами. Чего здесь только не было! Крынки с молоком и с простоквашей, миски со сметаной и с творогом, блюда с жареной рыбой, тарелки с ливерной и кровяной колбасой, нарезанной большими кусками, окорока на деревянных досках - отрезай, сколько пожелаешь! И, конечно же, так любимые Мурлоном говяжьи сосиски, приготовленные его мамой. Горы сосисок на огромных подносах!
  - Вы как будто знали, что я приду, - сказал Мурлон отцу, - наготовили столько еды!
  - Конечно, знали, - кивнул папа-кот. - Твой самый младший брат Глетчер уже третий месяц обучается начальной магии у доброго мэтра Бэзила...
  - Вот как! Малыш Глетчер мечтает стать волшебником?
  - Обнаружились у него такие таланты, - кивнул папа. - Может когда-нибудь и правителем Мурландии станет! А что? Ты вот не захотел...
  - Пап, давай не будем касаться этой темы, - попросил Мурлон.
  - Хорошо, сынок. Как скажешь... Так вот, мэтр Бэзил ещё вчера сообщил Глетчеру, что завтра, то есть уже сегодня, в нашей семье произойдёт радостное событие. А что может быть радостнее твоего прихода?! Мама всю ночь не спала - сосиски делала, рыбу жарила... Ладно, Мурлон, пошли за стол. Видишь, гости уже собираются.
  Мурлона посадили во главу стола - как старшего сына и долгожданного гостя. Слева от него сидела трёхшерстная мама-кошка, справа - бордовый папа. Серёжка примостился с краешку. Быстро насытившись, он сидел и скучал. А коты много ели и вели оживленный разговор. Им было о чём поговорить. Потом они затянули песню, в которой слова перемежались мяуканьем. Серёжка слушал, слушал, потом потихоньку выбрался из-за стола и тихо спросил у Мурлона:
  - Можно я схожу, прогуляюсь?
  - Сходи, прогуляйся, - разрешил кот. - Мурландия - спокойная страна, но ты всё же далеко не забредай. Мало ли что... И долго не гуляй. Сегодня пораньше спать ляжем, завтра путь продолжим.
  Серёжка прогулялся по Мурландии, практически никого не встретив. Либо жители кошачьей страны занимались делами - в садах, на полях и выпасах, - либо все они сидели за столом во дворе родительского дома Мурлона Бордо. Второе казалось более вероятным.
  Пройдя Мурландию вдоль и поперёк, мальчик дошёл до озера. И здесь не было ни одного кота-рыболова, наверное, уже нарыбачились и ушли домой. Погуляв по пустынному берегу и полюбовавшись Хрустальным замком, Серёжка решил искупаться. Вода в озере была такой чистой и прозрачной, что на дне был виден каждый камешек. Рыбки серебристыми стрелками сновали туда и сюда. Серёжка разделся на деревянном мостке, и смело прыгнул в воду.
  Плавал Серёжка хорошо. Ещё до школы мама стала водить сына в бассейн, где тренер Георгий Андреевич научил мальчика плавать не только кролем и на спине, но и брассом и даже стилем баттерфляй. Но и учась в школе, Серёжка занятия плаваньем не забросил. А на каникулах он всё лето жил на даче с бабушкой (родители приезжали только на выходные). Дача у Федотовых стояла на берегу Полынки, так что своей спортивной формы Серёжка не терял, а наоборот - поддерживал её и даже усиливал от лета к лету.
  Вода в озере оказалась не слишком тёплой, но и не слишком холодной, а такой как надо - освежающей. Вволю накупавшись, мальчик забрался на мосток и долго сидел на нём в одних трусах, глядя на воду. В небе очень низко над водой кружили и резвились неизвестные птички. Иногда они нагло пролетали под самым носом мальчика, а самые отважные чуть ли не на голову садились, словно заигрывали с ним. Но Серёжка только лениво отмахивался от озорников, тоскливо было у него на душе. Скорей бы Ленку спасти, и домой вернуться, думал он...
  
  Когда Серёжка подошёл к родительскому дому Мурлона, гости уже расходились. Столы разобрали и унесли в дом, и двор опять стал двором.
  - Мам, постели нам с Сергеем у бассейна, - попросил Мурлон. - В доме жарко, а у воды легче дышится. Да и встанем мы завтра чуть свет, не хотелось бы вас с отцом будить.
  - Мурзик!.. - укоризненно покачала головой мама. - Я, конечно, постелю там, где ты просишь, но все равно встану утром вместе с вами. Я же должна любимого сыночка проводить. И в дорогу кое-что собрать надо...
  Лежа на мягкой перине и глядя в звездное небо, Серёжка думал о своём необычном проводнике по волшебному Зачердачному миру. Мальчик невольно подслушал разговор кота со своим отцом и очень удивился, узнав, что Мурлон Бордо мог бы стать правителем страны кошек, но почему-то не захотел.
  Слыша, как кот ворочается и вздыхает, Серёжка повернулся к нему и шёпотом спросил:
  - Мурлон, ты не спишь?
  - Не спится что-то. А ты почему не спишь?
  - И мне не спится... Мурлон, а почему ты не стал правителем своей страны?..
  - Подслушивал, - констатировал Мурлон.
  - Я нечаянно...
  - Ладно, проехали... Придётся мне тебе всю свою историю рассказать, чтобы на твой вопрос ответить. Но я же обещал. Слушай...
  Серёжка взбил пуховую подушку и устроился поудобней.
  
  История Мурлона и Искры
  - Моя история печальна и глубоко трагична, - начал Мурлон. - Если бы её написать на бумаге и издать книгой, она бы стояла в одном ряду с такими великими и бессмертными произведениями, как 'Ромео и Джульетта', 'Тристан и Изольда', 'Мастер и Маргарита'. И называлась бы она 'Мурлон и Искра'... Но я начну издалека, и буду рассказывать всё по порядку.
  Шёл мне двадцать первый год, я только что закончил обучение в средней школе Мурландии... Тебе может показаться странным, что я вышёл из её стен в таком... м-м-м... недетском возрасте. Дело в том, что жители Мурландии долго живут, но поздно взрослеют. До десяти лет мы ещё совсем котята несмышленые. В десять лет мы первый раз идём в школу, а в двадцать её заканчиваем.
  Итак, был я молод, недурён собой и к тому же весьма сообразителен и рассудителен. Учился хорошо, даже, можно сказать, отлично. Окончив среднюю школу с золотой медалью, которую присуждают лучшим ученикам за успехи в постижении начальных наук и склонность к самосовершенствованию, я стал раздумывать над тем, куда идти учиться дальше, дабы сделать карьеру на государственной службе. Можно выучиться на ихтиолога или на животновода, думал я. Или в пищевую промышленность податься... А может не продолжать обучения?.. Зачем мне государственная служба? Останусь вольным котом. Буду просто жить: построю дом, займусь хозяйством, женюсь, в конце концов. Между прочим, многие мои сограждане так и живут... Думал я, думал, но как-то раз, когда я ловил золотых карасиков невдалеке от Хрустального замка, произошло событие, которое определило мою дальнейшую судьбу. Наш мудрый правитель, мэтр Бэзил, прогуливался по своему саду и заметил меня, сидящего на мостке с удочкой. Что-то он видимо почувствовал, так как поспешно вышел из ворот замка и направился к тому месту, где я рыбачил. 'Юноша, - обратился он ко мне, - а не желаешь ли ты стать одним из моих учеников?'. Я, честно признаюсь, не ожидал такого предложения и растерялся. 'Я увидел в тебе задатки мага, - продолжал между тем мэтр Бэзил. - Если развить твои способности из тебя может получиться отличный волшебник'. Я по-прежнему молчал, словно воды в рот набрал. 'Ты подумай над моим предложением, - понимающе улыбнулся правитель, - посоветуйся с родителями. Если решишь - приходи в любое время'. И с этими словами он повернулся и удалился в свой замок, а я, захватив ведёрко с пойманными карасиками, пошёл домой. Естественно поговорил с папой и с мамой, рассказал им о предложении, сделанным мне мэтром Бэзилом. Мама была двумя руками за, а папа сказал: 'От таких предложений не отказываются, сынок'
  На следующеё утро я был у ворот Хрустального замка. Правитель Мурландии встретил меня приветливо, и я сообщил ему, что хорошо подумал и решил стать волшебником. Мэтр кивнул и сказал, что нисколько не сомневался в том, что я приму правильное решение.
  Вот так я и стал учеником мэтра Бэзила...
  Мурлон на некоторое время замолчал. Серёжка даже огорчился, подумав, что кот решил ограничиться на сегодня тем, что рассказал, и продолжения его истории пока не будет. Но, помолчав, Мурлон снова заговорил:
  - Искра не была одной из учениц мэтра Бэзила. Она работала у него помощницей гувернантки, которую звали Матильда, и была её дочерью. Жила Искра в Хрустальном замке с самого своего рождения, поэтому неудивительно, что мы с ней никогда раньше не встречались.
  Только я увидел её, как тут же влюбился. В Искру невозможно было не влюбиться. Ты не представляешь, Серёжка, какой красавицей она была! У Искры была такая яркая рыжая шёрстка, что когда она находилась на солнце, долго смотреть на неё было невозможно - глаза резало. Пушистый мех, потрясающая фигура, сногсшибательная грациозность! Да плюс к этому хорошее воспитание и благородные манеры... А глаза! Огромные, как блюдца, зелёные глаза! Представь, Серёжка, зелёные глаза в сочетании с рыжим мехом!.. Это очень красиво... У большинства из нас, котов, глаза зелёные, но таких как у моей Искры не встретить ни у одной кошки в Мурландии. Глаза у моей Искры были изумрудно-зелёными, а в темноте горели ярче звёзд!
  В тот же день я признался моей красавице в любви. Не скрою, не сразу Искра поверила в мои чувства. Но я был настойчив, искренен и галантен и вскоре добился взаимности.
  Учёба в группе начинающих магов давалась мне легко. Я постигал азы магии, старался запомнить каждый жест и каждый взгляд учителя. Я не зазубривал слова заклинаний, они как-то сами собой оставались в моей памяти. Видимо мэтр Бэзил не ошибся по поводу присутствия у меня задатков мага. Вскоре я стал одним из лучших его учеников, а по окончанию курсов мэтр дал мне рекомендацию для продолжения обучения в гудландской Высшей Школе магов.
  Все четыре года, в течение которых я обучался в Хрустальном замке, мы с Искрой были неразлучны. Едва у меня появлялось свободное от занятий время, а у неё - от работы по замку, мы уходили в лес или на луга. Гуляли, держась за лапы, разговаривали обо всём, собирали полевые цветы...
  Рано или поздно всем влюбленным приходится испытать разлуку. Я ушёл в Гудландию сдавать вступительные экзамены в Школу магов, Искра осталась в Хрустальном замке. Все экзамены я естественно сдал на отлично и был зачислен на первый курс факультета 'Практическая магия'. И началась учёба, которая должна была продлиться пять лет... Мы с Искрой сильно скучали друг по другу и мечтали о встрече.
  И вот она состоялась. Окончив первый семестр, я собирался провести короткие каникулы на родине и уже складывал вещи в дорожную сумку, мечтая о встрече с моей зеленоглазой красавицей... Но Искра меня опередила: она сама пришла в Гудландию, узнала, где находится моя школярская келья и, разыскав её, неожиданно появилась в дверях. Мне показалось, что само солнце пожаловало ко мне в гости! 'Я сначала хотела ждать тебя в замке, - сказала она и виновато улыбнулась, - но потом решила немного пройти тебе навстречу. Шла, шла и вдруг побежала, просто ноги понесли. И вот я здесь!' 'Как я рад, что мы снова вместе! - воскликнул я, раскрывая объятья.
  Мы решили чуть позже вернуться в свою страну, а сначала я хотел показать Искре Гудландию. Моя возлюбленная всю жизнь провела в Хрустальном замке и практически не знала мира, в котором жила. Мы побродили по гутландским улицам, проспектам и аллеям, посидели у фонтанов, побывали в нескольких ресторанах... А потом я предложил своей кошечке посетить соседнюю страну - страну Флэгов. Она с радостью согласилась. О летающих людях Искра слышала много интересных историй, но никогда не видела их. И мы отправились в путешествие, которое стало роковым.
  Не буду удлинять свой рассказ подробностями нашего общения с Флэгами. Мы с моей любимой слишком далеко углубились на юго-восток страны летающих людей и оказались в Дремучем Лесу, где обитает семья людоедов. Этих мерзких существ мы не опасались по причине, о которой я тебе уже говорил. Искра предложила мне: 'Раз уж мы сюда забрались, то не грех дойти и до страны Монгов, посмотреть на неё хоть одним глазком'
  Ох, эта юношеская беспечность! Я согласился...
  Едва мы с Искрой вышли из Дремучего Леса, как наткнулись на странную процессию, впереди которой, низко опустив вытянутые головы с жуткими мордами, шли нелюди - особей пять. За ними четыре дюжих гориллы несли носилки под кисейным балдахином. В носилках кто-то сидел, я из-за кисеи не мог его разглядеть, но догадался сразу. Рядом с носилками тяжело топал верзила, по крайней мере, трёхметрового роста с огромными изогнутыми рогами на голове - скорей всего тоже нелюдь. Какой-то особый вид нелюдя. Эксклюзивный вариант, можно сказать. Замыкала шествие группа придворных дам и кавалеров отвратительной наружности.
  Кисейные занавески раздвинулись... и я увидел того, кого несли гориллы. Я не ошибся, это была Мерзавра! По-видимому, правительница страны Монгов проводила инспекцию окраинных земель, и мы с Искрой случайно встретились у неё на пути... Мерзавра громко приказала нелюдям: 'Схватите и принесите мне этих зверьков! Но только живыми! Я хочу лично содрать с них их яркие шкурки'. Нелюди бросились выполнять приказ своей госпожи, а мы с Искрой в ужасе побежали к Дремучему Лесу, чтобы попытаться скрыться в нём.
  Но от нелюдей, если они хорошо видят свою жертву, убежать невозможно. Они стали быстро настигать нас...
  Нелюди, Серёжка, это бывшие люди, превращенные при помощи магии в диких и тупых, но абсолютно послушных воле своего господина зверей. В их облике нет ничего человеческого, как, впрочем, нет и характерных признаков какого-либо из видов существующих животных. А их жестокость и кровожадность не знает границ.
  Осознав, что уцелеть нам обоим не удастся, я остановился, крикнув Искре: 'Беги, родная! Спасайся!' и приготовился к смертельной битве. Я был уверен, что меня убьют, но хотел подороже отдать свою жизнь и максимально задержать этих уродов пока моя кошечка убежит поглубже в лес и затаится там под какой-нибудь корягой.
  Однако нелюди, несмотря на свою тупость, разгадали мои намеренья. Двое из них продолжили погоню за Искрой, а трое других разом набросились на меня. Я попытался ускорить все свои реакции и сконцентрировался для боя. (Мобилизация сил и ускорение реакций - это одни из самых простых магических приемов, которые я освоил ещё на курсах молодого волшебника в Хрустальном замке мэтра Бэзила). Но и мои противники сделали то же самое. Либо наделение нелюдей некоторыми магическими способностями предусматривалось программой их перерождения, либо Мерзавра издали помогла своим цепным псам волшебством. Мои удары были мощны и достигали цели, но и сам я получал точно такие же в ответ. Мы били, кусали и царапали друг друга, и всё это происходило в таком бешеном ритме, что место нашей схватки могло показаться стороннему наблюдателю смерчем-торнадо.
  Я бился как лев, но... силы оказались неравными. Моя шкура была исполосована острыми, как бритвы когтями нелюдей на лоскуты. Но пострадала не только шкура, я весь был изранен и истерзан. Из глубоких ран хлестала кровь. Но главное - слишком много я потратил сил. Ускорение и кратковременная перестройка организма никогда не проходят бесследно. Пропустив мощный удар по голове, я потерял сознание.
  Без сознания я провалялся видимо совсем недолго, а когда очнулся, понял, что лежу рядом с носилками Мерзавры. Сквозь кровавую пелену, застилающую глаза, я увидел мою Искру. Её держал на вытянутой руке рогатый монстр, ухватив сзади за шкуру. Искра была ещё жива...
  'Отличный мех! - поцокала языком Мерзавра. - Думаю, он как нельзя кстати подойдёт к моей новой тёмно-зелёной мантии. Как думаешь, Цикл, хватит на воротник?'. 'Думаю, и на манжеты останется, - басовито хохотнул гигант. - А с этим что делать?' - И указал на меня. 'С этим?.. - пожала костлявыми плечами злая колдунья. - Цвет его меха напоминает мне сливовый джем. Терпеть не могу сливового джема!.. К тому же твои нерадивые солдатики плохо выполнили мой приказ - изорвали кота в клочья. Куда теперь такую рвань приспособишь? Надо их наказать!' 'Мои солдаты четко выполнили ваш приказ, госпожа, - возразил Цикл. - Вы приказали принести зверьков живыми, и этот котяра, как видите, жив. Добить его?' 'А, - махнула рукой Мерзавра, - сам сдохнет'
  И они ушли, наверное, вернулись в Чёрный замок...
  А я, как ты можешь заметить, не сдох. Коты - народ живучий... Полежав некоторое время, я нашёл в себе силы встать и, шатаясь, доплёлся до Дремучего Леса. Но там снова упал, силы покинули меня окончательно. Не знаю, сколько времени я находился в забытьи, но когда очнулся, был день. Раны, нанесённые мне когтями нелюдей нестерпимо болели. Они воспалились и не хотели заживать, так как не было сил для заживления. Ползком я добрался до ручейка и долго лакал воду. Потом увидел полудохлую лягушку и съел её. Это немного придало мне сил, что позволило мне поймать зазевавшуюся птичку. И её я съел сырой. А что делать! Тут уж не до гурманства...
  Силы понемногу восстанавливались, и я тут же направлял их на самоисцеление. Вскоре раны затянулись и, не дожидаясь полного выздоровления, я отправился к Чёрному замку Мерзавры. Добравшись до него, я долго сидел в кустах, выжидая удобного момента, чтобы проникнуть внутрь, не будучи замеченным караульными. Наконец такой случай представился, и я пробрался в замок. Не знаю, на что я надеялся. Прошло немало времени, и моя возлюбленная наверняка была уже мертва... Я спрятался за портьерой и стал ждать, глядя в дырочку, которую проделал когтем. Вскоре я увидел Мерзавру. Она шла по замку и на ней развевалась тёмно-зелёная мантия с меховым воротником и манжетами ярко-рыжего цвета. Этот мех невозможно было спутать ни с каким другим. Проходя мимо портьеры, за которой я спрятался, злая колдунья вдруг резко остановилась. Я подумал, что Мерзавра заметила мой хвост или лапу, но скорей всего она унюхала мой запах или почувствовала моё присутствие каким-то иным способом... Колдунья закричала, и в замке начался переполох.
  Меня не поймали, мне удалось ускользнуть.
  Я уходил от Чёрного замка, я уходил из страны Монгов... Но от себя я уйти не мог. Искры больше нет! Есть только воротник да манжеты на мантии Мерзавры. Мысли о мести жгли мою душу. Но что я мог сделать?! Как мне противостоять злой и коварной колдунье, окружённой челядью и нелюдью? Мне, школяру-недоучке...
  Я не знал что делать. Вернуться в родную Мурландию я не посмел. Что я скажу Матильде, матери Искры? Как я посмотрю ей в глаза?.. Что я смогу промяукать мэтру Бэзилу? Не уберёг! Погубил Искру... Даже просто жить в тех местах, бродить по полям, где ступала лапка любимой, казалось мне невозможным. Я вернулся в Гудландию, но в Школе магов продолжать учебу не смог - все мысли были о ней, о моей зеленоглазой Искре. Да и как-то всё вдруг стало мне неинтересным и ненужным. Я мучился, я страдал и, наконец, понял, что мне надо уйти из Зачердачного мира. И я ушёл...
  Мурлон замолчал, а Серёжка вдруг понял, что уже давно плачет - его щёки были мокрыми от слёз. Он вытер их и шмыгнул носом. Мальчик хотел что-нибудь сказать Мурлону в утешение, как-то выразить ему свои чувства, соболезнования... и не мог найти нужных слов. Но вдруг они пришли сами.
  - Мне очень жаль, Мурлон, что Искра погибла, - сказал он. - Честное слово! Теперь я точно знаю: если это произойдет с Ленкой, я никогда не вернусь в свой мир. Я останусь здесь, выучусь на волшебника и отомщу Мерзавре! И за свою Ленку и за твою Искру.
  - Это ты брось, Серёжка! Даже думать не смей, что с девчонкой может что-нибудь случиться. Всё будет хорошо! Я сейчас не тот глупый молодой кот, который не мог справиться с Мерзаврой. Я многому научился у Гудмэна... Мы с тобой, Серёжка, так проучим колдунью - мало не покажется! Вызволим Ленку, и домой вернёмся целыми и невредимыми! Веришь мне?
  - Верю! - с жаром ответил Серёжка.
  
  По бездорожью страны птиц
  Они покинули отчий дом Мурлона на рассвете. Поправляя тяжёлую котомку на плече, кот крякнул.
  - Ну, мама постаралась! Не меньше пуда всякой всячины наскладывала... Тащить по очереди будем, - предупредил он Серёжку.
  - А зачем столько много? - спросил мальчик. - Положила бы только для тебя что-нибудь, а я фруктами, которые здесь у вас просто так на всех деревьях растут, обошёлся бы.
  - Там, где наш путь пролегает, фруктовых деревьев почти нет - только дичка. А идти далеко - страна уж больно большая, - ответил Мурлон и решительно зашагал к дороге, по которой они шли вчера.
  - Слушай, Мурлон, - догнал его Серёжка, - раз идти далеко, почему мы пешком отправились? Могли бы на чём-нибудь доехать...
  - На чём? - усмехнулся кот. - Я же тебе говорил: в Зачердачье транспорта нет.
  - Ну а кони? Запрягли бы телегу...
  - А ты видел здесь хоть одного коня?
  - Да вроде нет, - подумал и ответил Серёжка.
  - То-то и оно. Кони живут в степях, далеко на севере Зачердачного мира. Живут отдельно, потому что никто им не нужен. Про натуральный обмен помнишь? Ну, зачем коням люди или, скажем, коты? Чем они могут быть им полезны? Коням только сочная травка нужна, да чистая водица, а это всё у них есть.
  - А овёс? Я слышал, кони овёс любят.
  - Овёс... А что, овёс? Гордые они, кони. Обходятся без овса. Как, в общем-то, все остальные жители Зачердачья обходятся без гужевого транспорта.
  - Понятно, - сказал Серёжка. - А расскажи мне о стране, через которую нам предстоит идти.
  - Чик-Пик-Фью - это страна птиц, - начал Мурлон, шагая по грунтовой дороге, которая на глазах становилась все хуже и хуже. Местами она заросла травой, всё чаще попадались камни.
  - И в ней живут только птицы, - подхватил Серёжка, - а волшебник и правитель у них тоже птица.
  - Ага, - кивнул кот, - только птицы. Потому-то в этой стране и дорог нет. Зачем птицам дороги, коль они в небе летают?.. Тьфу ты! - Мурлон поморщился от боли, споткнувшись о камень. - Дорога, по которой мы идём, скоро закончится. Да и фиг с ней, с такой дорогой!.. И пойдём мы с тобой, Серёжка, по полям да по лугам, по лесам да по болотам. Короче, по абсолютному бездорожью... А по поводу правителя птичьей страны ты тоже не ошибся. Правитель Чик-Пик-Фью - орел. В прямом и переносном смысле. Зовут его мэтр Игл, и он очень сильный волшебник.
  - А в стране птиц тоже демократия? - поинтересовался мальчик.
  - Зачердачный мир - это содружество демократических государств! - важно заявил Мурлон.
  - А как насчёт людоедов? Тоже мне - демократия... А Мерзавру куда отнести? Она что, тоже демократка? Ещё ты мне о какой-то вольнице говорил...
  - Ну... - Мурлон слегка замялся. - Людоеды живут в Дремучем Лесу и это не государство. Это просто лес и просто одно-единственное семейство, которое, между прочим, быстрыми темпами вымирает по причине отсутствия необходимого количества пищи... Звериная Вольница тоже не страна. Я тебе о ней позже расскажу, когда подойдём... А Мерзавра... тут случай особый. Демократией в стране Монгов, которой она правит, конечно, и не пахнет. Но... Я тебе уже говорил, что между правителями зачердачных стран существует договоренность. Если правитель и волшебник какой-нибудь страны не посягает на суверенитет соседнего государства и не нарушает декларации о защите прав граждан, к нему относятся снисходительно.
  - А если нарушает и посягает?!
  - Тогда собирается Совет правящих волшебников, и принимаются соответствующие решения. Нарушителя изгоняют в Пустыню Мрака или сбрасывают в Бездну, а жители этой страны избирают себе нового правителя.
  - Но ведь Мерзавра убила твою Искру! - воскликнул Серёжка. - Почему не собрался Совет? Почему Мерзавру не сбросили в Бездну?!
  - Я тогда никому ни о чём не рассказывал, - хмуро ответил Мурлон. - Я был убит своим горем... Наверное, это было ошибкой. А теперь, за давностью лет...
  - А может, нам стоило сейчас обратиться в этот Совет, а не самим идти разбираться со злой колдуньей? Мерзавра похитила Ленку! Разве её за это не надо изгнать в Пустыню Мрака или сбросить в Бездну?!
  - Все, что я тебе рассказал о решениях Совета, касается только Зачердачья. Твоя Ленка из другого мира.
  - Если из другого мира, значит можно, да? - обиделся Серёжка.
  - Ну... - Мурлон пожал плечами. - Идеальных миров не бывает, как и идеальных законов...
  Некоторое время они шли молча. Дорога давно закончилась, и теперь перед путниками раскинулась бескрайняя степь с редкими колками лиственных деревьев. Иногда они видели птиц - небольшие стайки, пролетающие у них над головами. Птицы были самыми обычными. А может, это только казалось, летели они высоко, не разглядеть...
  - А дальше что было? - неожиданно спросил Серёжка.
  - Что дальше? - не понял Мурлон. - Ты что имеешь в виду?
  - Как ты жил, когда пришёл в наш мир?
  - Как жил?.. - пожал плечами Мурлон. - Пытался выжить. Приспосабливался к новым условиям существования. Поначалу тяжко было... Многие заклинания в вашем мире не действовали. Я кучу вариантов перелопатил, пока мне удалось приобрести привычный для вашего мира облик. Стал скитаться. Ловил мышей в подвалах, побирался, на помойках пропитание искал. Чуть было в цирковые артисты не подался. Юрий Куклачев в вашем городе с гастролями выступал, вот я и решил к нему обратиться. Но тут мне неожиданно повезло - совершенно случайно встретился на улице с мэтром Гудмэном. Я его ещё со Школы магов знал (Мэтр не только правителем Гудландии был, но и ректором Высшей Школы магов). Увидел его, обрадовался... И он меня сразу узнал, несмотря на мою новую внешность и способ передвижения. Волшебник - одно слово!.. Посидели мы с ним на лавочке в центральном парке, поговорили. Я ему свою историю рассказал, он мне свою. А потом предложил мне мэтр Гудмэн, которого теперь звали Иваном Ивановичем Ивановым, жить вместе с ним и работать у него ассистентом. Я не стал отказываться. И теперь не жалею об этом...
  - А о родине не скучал?
  - Скучал, конечно. Поначалу не раз порывался вернуться. И один раз не выдержал (это ещё до встречи с Гудмэном произошло). Уж больно тяжёлой мне жизнь бездомного кота показалась. Меня тогда собаки сильно подрали. Отлежался на каком-то чердаке, оклемался чуть-чуть, и - сюда. Но только в Гудландию зашёл, иду по улице, смотрю, а впереди моя рыжая красавица в переулок сворачивает. 'Искра!' - кричу я ей. А она идёт, не оглядывается. Я бегом. Сердце как бешеное колотится. Догоняю, за плечи её схватил... Поворачивается ко мне, в глазах испуг: 'Что вам надо, юноша?!' Не она! Другая... 'Простите, ошибся', - говорю. - Мурлон вздохнул и, помолчав, продолжил: - Ошибся я, Серёжка. И глаза у той кошки не такие изумрудные, как у моей Искры, были, и мех не такой яркий... А потом Искра мне в каждой встреченной рыжей кошке мерещиться стала. Подбегу - нет, не Искра! Брошусь к другой - опять не она! А позже и совсем чуть с ума не сошёл. Вижу - Искра мне навстречу идет. Она! Любимая! Я к ней, а она исчезает. Мираж. Галлюцинация... Не смог я здесь, ушёл... Потом, когда я уже у Ивана Ивановича лет пять проработал, пришлось мне в Зачердачье снова попасть. Послал меня шеф с каким-то плёвым поручением. Я не хотел идти, но он настоял. Сказал: 'Не переборешь себя, так и будешь всю жизнь страдать'. Прав оказался великий Гудмэн. Время, как известно, лечит. Потом я сюда не раз наведывался. Служебные командировки...
  Колки стали попадаться всё реже и птицы почти не встречались путникам. Только изредка из высокой травы вспархивали серые перепёлки, вспугнутые их шагами. Громко стрекотали кузнечики. Солнце палило нещадно. Было очень жарко, и Серёжка то и дело прикладывался к фляжке с водой, налитой из колодца во дворе родительского дома Мурлона.
  - Мурлон, - спросил Серёжка, - а почему в птичьей стране так мало обитателей?
  - Чик-Пик-Фью - густонаселенная страна, - возразил кот. - В ней проживает довольно большое количество птиц, причём самых разных отрядов и видов - от воробьев и канареёк до гигантских орлов и прочих хищников. Просто я избрал маршрут, который проходит вдали от центра, где живёт основная часть населения. И на то у меня имелось две причины. Во-первых, этот маршрут ведёт к месту, где нам будет легче пройти через Звериную Вольницу. А во-вторых, чем меньше пернатых будет знать о том, что мы направляемся в логово Мерзавры, тем лучше.
  - Почему? Ты опасаешься, что они ей доложат?
  - Сами о том не подозревая, - кивнул кот. - Птицы - народ болтливый. Взять хоты бы нашего Яшку.
  - Я не заметил, что Якоб излишне любопытен и любит поболтать, - сказал Серёжка. - Сварливый - да, но совсем не любопытный. Когда я зашёл в кабинет к Ивану Ивановичу, Якоб не стал там оставаться. Да и потом, когда мы уже втроём сидели, Якоб не очень-то захотел принять участие в нашем разговоре, ушёл на кухню клевать... Кстати, а почему он наотрез отказался стать моим проводником по Зачердачью?
  - Яша далеко не дурак, - усмехнувшись, ответил Мурлон. - Он взвесил все за и против и принял правильное решение. Пойти с тобой в любом случае должен был кто-то один из нас - либо я, либо Яшка. Ведь Иванову в совершении некоторых волшебных обрядов требуется ассистент. Якоб не хуже меня знает эту работу. А вот что касается конкретной помощи неопытному пацану в его странствиях по незнакомому Зачердачному миру (извини, Серёжка, но это так), тут, пожалуй, лучшей кандидатуры на роль проводника, чем я, не найти. У меня в отличие от попугая и лапы имеются, и передвигаюсь я намного быстрее. А Яшка, он и летает-то неважно, а уж ходит... ты бы с ним намучился. Да и опыта у меня побольше, чем у него будет.
  - А почему Якоб свою страну покинул? У него тоже... несчастная любовь была?
  - Ох, и въедливый ты, Серёжка! - покачал головой Мурлон. - Не стану я тебе Яшину историю рассказывать. Захочет, сам тебе расскажет... Так... не понял, а это что такое? - недоуменно произнёс кот.
  
  Водная преграда
  Перед путниками неожиданно возникло огромное озеро. Издали они не могли его заметить из-за высокой травы, хотя могли бы и догадаться по тому, как некоторое время назад увеличилась влажность, и повеяло прохладой.
  - Никакой воды тут раньше не было! - возмущался Мурлон. - Что за дела? Откуда взялось это противное озеро? Как мы сейчас пойдём? Придётся большой крюк делать... - ворчал он.
  Мальчик прекрасно понимал недовольство Мурлона. Ведь все коты и кошки воду, мягко говоря, недолюбливают.
  - Смотри, цапли! - Серёжка вдруг увидел невдалеке группу белых длинноногих птиц. - Да какие огромные!
  Таких крупных цапель Серёжка в Полыноградском зоопарке не видал. Там они, конечно, тоже не маленькие, но такие как здесь... ну просто цапли-великаны! Бройлеры, да и только... Собственно, чему он удивлялся? В Зачердачном мире почти все встреченные им животные были с него ростом, а некоторые даже выше.
  - Они, наверное, разумные? - спросил Серёжка.
  - Пошли-ка к ним, - не ответив мальчику, сказал Мурлон, - спросим, откуда здесь взялось это безобразие...
  Цапли, опустив длинные клювы, с задумчивым видом бродили по воде среди травянистых кочек и кувшинок. Что-то они там явно искали.
  - Что они ищут? - спросил Серёжка.
  - Как что? - удивился кот. - Лягушек естественно. Разве ты не знаешь, что цапли питаются лягушками?
  - Знаю, конечно. Но я думал, раз они разумные...
  - То должны питаться сосисками?
  - Ну... - замялся мальчик.
  - Птицы не люди, у них рук нет, - напомнил Мурлон. - И лап как у котов у них тоже нет. Им, бедолагам, совсем непросто готовить себе еду. Много ли наготовишь ногами? А стоять на чем?.. А лягушки для цапель - самый первый деликатес. И не будем спорить по поводу кулинарных пристрастий. Ваши французы, кстати, тоже лягушек очень даже уважают.
  - И никакие они не наши!
  - Да вы и сами не брезгуете, я в супермаркете видел, продаются лягушачьи окорочка. Не для цапель ведь... Ладно, позже обсудим эту тему, пришли уже... Здравствуйте уважаемые цапли! - обратился Мурлон к пожирателям лягушек. - Удачной охоты вам!
  - И вам уважаемые путники всегда быть сытыми! - учтиво ответил один из цапель, по-видимому, вожак стаи. - Что привело вас в чудесную страну Чик-Пик-Фью?
  - Мы с моим товарищем в вашей прекрасной стране находимся проездом... вернее - проходом, - отвечал кот.
  - И далеко ли держите путь?
  - Видите ли... - кот почесал когтем за ухом, соображая, что бы такое придумать. Правду говорить было никак нельзя. Цапли могут сболтнуть кому-нибудь лишнеё, тем же сорокам, ну а уж те разнесут весть по всему Зачердачному миру. У сорок, как известно, за языком ничего не держится. Мерзавра узнает, что кое-кто отправился по её душу, и фактор неожиданности исчезнет. Наконец Мурлон придумал, как выкрутиться: - Видите ли, уважаемые цапли, дело в том, что мы не имеем права открыться вам куда идём и зачем. Это не наша тайна. Могу лишь намекнуть, что нас послал с конфиденциальным поручением бывший ваш соотечественник, некто Якоб.
  - Якоб? - переспросил цапля. - Уж не тот ли это Якоб, представитель славного рода Попугау, покинувший нашу страну три года назад?
  - Да, да, да, - радостно закивал Мурлон, - он самый!
  - Так он жив?
  - Жив и здоров. Велел кланяться. - И кот чинно раскланялся.
  - В Чик-Пик-Фью помнят о нём. Передайте, пожалуйста, эти слова благородному Якобу, когда выполните его задание и увидитесь с ним. - Вожак стаи был воспитанной цаплей, а потому от дальнейших расспросов воздержался.
  - Обязательно передадим, - заверил его Мурлон и для убедительности прижал лапу к сердцу. - А не будете ли вы столь любезны, поведать нам: откуда взялось это чудесное озеро? Я бывал и раньше в ваших дивных краях, но не помню, чтобы здесь был такой большой шикарный водоём.
  - Вы абсолютно правы - озеро появилось недавно. Нас, цапель, за последние три года стало слишком много, чтобы довольствоваться теми озерцами и болотцами, которые имелись в стране Чик-Пик-Фью. Нашей традиционной пищи - лягушек и головастиков - катастрофически не хватало. Да и нельзя же допустить, чтобы эти земноводные исчезли как вид, нарушив экологическое равновесие. Вот и обратились мы с просьбой к нашему мудрому правителю Иглу подумать над тем, что тут можно сделать. И тогда великий волшебник Игл создал для нас это озеро. Оно великолепно, не правда ли?
  - Озеро просто замечательное, - лучезарно улыбнулся Мурлон, - а...
  - В нем так много лягушек и прочей живности! - довольно сказал цапля-вожак.
  - Да, да, да, - закивали клювами остальные цапли.
  - Вы даже представить себе не можете, как я рад, что проблема вашего питания решена, - почти искренне порадовался за цапель кот, - но...
  - Озеро достаточно мелкое, так как на месте его раньше была ровная долина, - продолжал расхваливать свои новые волшебные угодья вожак. - Так что мы можем бродить по нему и искать еду не только у берега.
  - Да, да, - поддержали вожака другие цапли, - вдали от берега много рыбы.
  - Наверное, ваше чудесное озеро достаточно широкое? - наконец Мурлону удалось задать свой вопрос. - Я не вижу краев. Противоположный берег немного заметен, - он указал на узкую полоску берега вдали, - а вот далеко ли оно простирается в стороны?..
  - Далеко, - удовлетворенно произнёс цапля. - Не меньше десяти километров на юг, а на север аж до самой границы со страной лошадей.
  
  
  На плоту по Волшебному озеру
  - Вот это мы с тобой влипли, Серёжка, - сказал Мурлон, когда они, сердечно попрощавшись с вожаком цапель и с членами его стаи, двинулись на юго-восток. - Крюк в целых десять километров сделать придётся! И это хорошо, если десять. Ведь цапля сказал: не меньше десяти. А это означает, что десять точно, но может быть и немного больше...
  - Может, вброд рискнем? - предложил мальчик. - Цапля-вожак говорил, что озеро мелкое...
  - Вброд?! - испугался Мурлон. - Ты что, с ума сошёл! Равнина равниной, но на любой равнине ямы имеются. Вот попадем в яму, а я плавать не умею... Давай-ка лучше побыстрей пойдём. Подумаешь, каких-то десять километров! Пара часов и мы на том берегу.
  - Мне кажется, ты неверно определяешь длину крюка, - покачал головой Серёжка. - Мы с тобой шли в определённом направлении, так?..
  - Ну, так, - кивнул кот. - В том направлении находится менее опасный и не такой широкий участок территории Звериной Вольницы.
  - Путь нам преградило озеро, так?
  - Ну...
  - Вот тебе и ну! Теперь, чтобы не сбиться с нужного направления, нам надо пройти на юго-восток десять километров (а то и больше), обогнуть озеро (тоже около километра) и вернуться к продолжению маршрута на другом берегу, а это ещё столько же. Итого получается двадцать один километр. Уйму времени на такой крюк потратим. - Серёжка, задрав голову вверх, посмотрел на солнце. - К вечеру не дойдём.
  - Ты прав, - вынужден был согласиться Мурлон. - Но в воду я всё равно не полезу! - Он помолчал, почесал за ухом и стал задумчиво размышлять: - Мы могли бы разделиться... Я умею передвигаться быстро...
  - Семимильными шагами?
  - Сказки! - фыркнул кот. - Просто Иван Иванович обучил меня искусству телепортации. Ты знаешь, что такое телепортация?.. Это когда некий объект из одного места в другое мгновенно перемещается.
  - Что уж ты, Мурлон, меня за первоклассника принимаешь? Знаю я, что такое телепортация, можешь не объяснять. Только я думал, что это выдумки писателей-фантастов.
  - Это не выдумки. Но наука к решению этого вопроса ещё не скоро подойдет, а волшебники мгновенно перемещаться спокон веку умели. Правда, я пока только на небольшие расстояния телепортироваться могу - метров на пятнадцать-двадцать. Если бы в этом дурацком озере были островки, я без труда смог бы прыгая с одного островка на другой добраться до противоположного берега. Но... - Мурлон растеряно развел руками, - здесь нет островков - одна вода, куда ни глянь. Поэтому остается одно: в обход.
  - Ну, так давай, - обрадовался Серёжка, - ты скачи себе, а я вброд пойду. За меня можешь не волноваться: я плаваю как рыба. Полынку нашу без отдыха туда и обратно переплывал. А полынка - не озеро, это широкая полноводная река и там течение...
  - Да, Полынка - река широкая, - согласился Мурлон.
  - Значит, вперёд? - Серёжка начал расстегивать рубашку.
  - Нет! - решительно остановил мальчика Мурлон. - Разделяться не будем. Как бы хорошо ты не плавал, а одного я тебя не отпущу. Мне Иван Иванович жизнь твою доверил! А вдруг омут? Или ногу судорогой сведет?.. К тому же, думаю, в этом озере водяные змеи водятся.
  - Змеи... - Мальчик заметно расстроился - змей он боялся. - А какие у нас другие варианты имеются?..
  - Больше никаких. Только вместе и только в обход.
  Растерянно оглядевшись, Серёжка обратил внимание на заросли ивняка, из которого торчали стволы странных деревьев, напоминающих хвощи. Но только очень большие, прямо гигантские. Стволы их были зелёными и наверняка наполненными влагой. Однако чуть выше уреза воды росли те же деревья, но сухие и жёлтые как бамбук.
  - Ну-ка, ну-ка, - сказал Серёжка, направляясь к необычному дереву - то ли бамбуку, то ли хвощу.
  Он постучал по стволу костяшками пальцев и, услышав характерный звон, попробовал раскачать высохшеё дерево. К счастью, это ему легко удалось - по-видимому, корни у дерева были совсем маленькими. Дерево упало на землю и, скатившись с косогора в воду, не утонуло, осталось плавать на поверхности.
  - Ты что это задумал? - спросил Мурлон. - Мост строить?
  - Зачем мост? Плот сделаем, - ответил мальчик, - и переправимся на другой берег. Вот только чем бревна связать?.. У тебя случайно веревки нет? Ты же кот запасливый.
  - Веревки нет, - покачал головой кот, и вдруг его мордочка озарилась догадкой: - А это чем тебе не веревки? - показал он на заросли ивняка.
  Мурлон достал из кармана складной нож и стал срезать длинные прочные прутья молодой ивы и очищать их от листьев, а Серёжка принялся один за другим валить сухие стволы гигантских хвощей. Когда и того и другого для сооружения плота было заготовлено достаточное количество, мальчик и кот стали соображать, что делать дальше. Ни у Серёжки, ни у Мурлона опыта в судостроительстве не оказалось. Однако бывалый кот высказал дельное предложение:
  - Надо связать стволы по два, а потом сдвоенные бревна связать между собой.
  Так и сделали. Потом для большей жесткости конструкции на концах плота закрепили два поперечных бревна, и вполне сносное плавсредство было готово. Осталось найти подходящую для шеста длинную палку, и можно было смело отправляться в плавание. Палка нашлась без труда: Мурлон срезал тонкий ствол молодого хвоща - длинный и достаточно упругий.
  Преодоление водной преграды прошло без каких-либо происшествий и задержек, если не считать времени, потраченного Серёжкой на приобретение навыков судовождения. Сначала он встал сбоку. От толчков его шеста плот разворачивало на месте, и вперёд он плыл не так быстро, как хотелось бы. Тогда мальчик перебрался на корму и дело пошло быстреё. Мурлон помогать Серёжке не стал и не выказал ни малейшего желания освоить управление новым для него средством передвижения - сразу уселся на самую середину плота и сделал вид, что задремал. На самом деле - и Серёжка это понимал - кот попросту боялся стоять на краю ненадежной, как ему казалось посудины.
  'Симулянт несчастный!' - с легкой улыбкой на губах думал он, вовсю орудуя шестом.
  Плот уже подходил к противоположному, заросшему осокой и камышом, берегу, и Серёжка, порядком уставший и желающий поскорей закончить плавание и отдохнуть, более ритмично и мощно заработал шестом. Вдруг шест глубоко воткнулся в дно озера и застрял. Мальчик встал спиной к берегу, уперся в поперечное бревно и изо всех сил потянул. Ему удалось высвободить шест, но когда он повернулся, то не увидел на плоте кота.
  - Эй! Мурлон! Ты где?! - испугался Серёжка и стал оглядываться по сторонам в поисках свалившегося за борт пассажира. Он был готов спрыгнуть с плота, чтобы спасти не умеющего плавать товарища, но кругов на воде не наблюдалось.
  - Ну, ты чего там возишься, флотоводец ты наш! - услышал он насмешливый голос своего проводника, доносящийся с берега. Мурлон спокойно сидел на бугорке и ехидно улыбался, наблюдая за растерявшимся Серёжкой. - Давай уже скорей причаливай! Надоела мне, честно признаться, эта прогулка по водным просторам. Да и обедать уже давно пора.
  Серёжка обиженно засопел, но промолчал. Тремя сильными толчками шеста он подогнал плот к берегу.
  Мурлон встал, подошёл к Серёжке и деловито сказал:
  - Надо этот дредноут на сушу вытащить. Пригодится ещё, когда в обратный путь отправимся.
   Он помог Серёжке вытащить плот на берег и развязал котомку.
  - А что такое - дредноут? - спросил Серёжка.
  - Это покоритель волшебных озер, который мы с тобой умудрились сделать из высохшего хвоща, - серьезно сказал Мурлон, но Серёжка понял, что кот шутит. - Правда ему не мешало бы быть немного шире... Так, сейчас перекусим и отдохнем, - объявил он свое решение. - Заодно и запасы воды пополним. А то ты её почти всю из фляжки выдул.
  - Разве сырую воду можно пить? - удивился Серёжка.
  - Эх ты, маменькин сынок! - скривился Мурлон и передразнил мальчика: - Сырую воду... А во фляжке какая была, кипяченая что ли?
  - Но во фляжку мы воду из колодца наливали, - возразил Серёжка, - а эта озерная...
  - Я тебе уже говорил, что в Зачердачье экология стопроцентная. Никаких ядовитых стоков в водоемы не сбрасывается. Вода здесь совершенно чистая и даже можно сказать целебная. А кроме того, она ещё и вкусная. - Мурлон встал на четвереньки и принялся лакать из озера. Налакавшись вволю, он поднял мокрую мордочку на Серёжку и, облизнувшись, предложил: - А ты сам попробуй!
  Мальчик последовал примеру кота: тоже встал на четвереньки и сделал осторожный глоток. Озерная вода Серёжке не понравилась, она пахла рыбой.
  
  Что такое Звериная Вольница?
  Вторая половина дневного перехода по стране Чик-Пик-Фью проходила по тому же самому, ставшему уже привычным, бездорожью, но путешествие не особенно утомляло путников. Они шли и непринуждённо разговаривали. Кот рассказывал мальчику о своей беззаботной и веселой юности, прошедшей в Мурландии и кое-что о житье-бытье у волшебника Ивана Ивановича Иванова. К теме своей личной трагедии он больше не возвращался. Серёжка в свою очередь рассказывал коту о себе: о своих занятиях спортом, о дяде Вите, мамином брате, который пришёл этой весной из армии и научил его быстро одеваться и раздеваться. И не только этому... Дядя Витя служил в воздушно десантных войсках (сокращенно - ВДВ) и там их учили драться. А этим летом дядя Витя отдыхал вместе с Серёжкой на даче, и они часто вдвоем уходили в лес, где дядя преподал племяннику несколько уроков борьбы самбо и боевого каратэ. Несколько приёмчиков и пару-тройку ударов ногами Серёжка продемонстрировал Мурлону. Короче говоря, время прошло незаметно.
  Вскоре потянуло сыростью и каким-то неприятным тяжёлым запахом.
  - Ну, всё, - сказал Мурлон, - пришли. Чуешь?.. - он шумно нюхнул воздух, - болотом пахнет. Близко к нему подходить не будем, здесь заночуем. И вообще, на сегодня приключений достаточно.
  - Да никаких приключений ведь не было, - возразил Серёжка. - Или ты имеешь в виду плаванье на плоту по озеру? Так здорово же было! Сплошное удовольствие! Солнце, чистый воздух и вода...
  - Наши лучшие друзья, - буркнул Мурлон. - Может, для тебя это и удовольствие, Серёжка, а для меня настоящий стресс. Между прочим, я первый раз в жизни по воде путешествовал. Жаль, что не последний... Конечно, сейчас не так уж поздно, но впереди болото. Чтобы через него перебраться, надо силы восстановить. И вообще... завтра день непростым намечается.
  - А как мы через болото перебираться будем? Снова плот делать?
  - Разберёмся... Давай травы нарвём, чтобы мягче спать было, да отужинаем. Сосиски съедать надо, пропадут. С окороком-то ничего не случится, его папа хорошенько прокоптил. И рыбку мама пожарила крепко, до сухости - специально в дорогу. Можно прямо с костями есть.
  - Вот было бы здорово, если бы она в твой рюкзак ещё хоть ма-а-аленький кусочек хлеба положила! - мечтательно произнёс Серёжка.
  - Чего-чего, а хлеба мы не держим. Не едим мы хлеб.
  - Да я уж заметил...
  - Ничего, - обнадежил мальчика Мурлон, - привыкнешь. Есть захочешь - без хлеба поешь.
  - Придётся, - вздохнул Серёжка и приступил к заготовке травы для постели.
  Отужинав (Серёжка с трудом затолкнул в себя сосиску да жареного карасика обглодал, запив еду водой с запахом рыбы), они улеглись на охапки травы. Солнце уже приближалось к горизонту, но в широкой и плоской степи было светло, как днем.
  Звонко пропищал комар.
  - Ух ты! - воскликнул Серёжка и хлопнул себя по лбу. - Комары!
  - А как без комаров, болото же рядом, - пояснил Мурлон. - Комары - это не самое страшное. Вот завтра через болото перейдём да в Звериную Вольницу ступим, так там кое-кто пострашней комаров сыщется.
  - А Звериная Вольница сразу за болотом? - спросил Серёжка.
  - Угу.
  - Расскажи мне о ней, что за Вольница такая? И какие такие страсти нас там ждут?..
  - Понимаешь, Серёжка... это самый обыкновенный лес, а Вольницей его зовут потому, что в нем с давних времен вольно жили дикие звери, - начал Мурлон, но Серёжка его перебил:
  - А они были разумными?
  - Чем ты слушаешь! - недовольным тоном произнёс Мурлон. - Я же сказал: дикие! Дикие звери по определению не могут быть цивилизованными, а значит - разумными.
  - А ты говори правильно! - тоже позволил себе возмутиться мальчик. - Дикие звери - это... как масло масляное. Животные бывают дикими, а бывают домашними. Дикие животные и называются зверями.
  - А как тогда домашние называются? - ехидно спросил кот.
  - Никак не называются! Нет, называются, конечно... - Серёжка задумался.
  - Домашними зверями? - продолжал издеваться над мальчиком кот.
  - Тьфу, ты меня запутал совсем! Дикие животные называются зверями, а домашние животные... называются домашними животными.
  - Да ладно, Серёжка, чего мы спорим, - миролюбиво сказал Мурлон. - Знаю я что звери и дикие животные - одно и то же. Оговорился просто... Короче, лес самый обыкновенный и жили в нем самые обыкновенные дикие... животные: волки, лисы, медведи, тигры. Жили, не тужили. Ели друг дружку, не без этого. Ну... в смысле, хищники ели нехищников. А нехищники...
  - Ели хищников! - расхохотался Серёжка.
  - Ладно, перестань! А то мы так до утра с тобой будем воду в ступе толочь... Короче, жили они, жили...
  - А теперь не живут что ли?..
  - Серёжка! - рассердился Мурлон. - Ты не даешь мне слова сказать, все время встреваешь! А я как раз подошёл к главному.
  - Всё! Молчу, молчу, - Серёжка с деланным испугом закрыл рот ладонью.
  - Так вот значит, жили они, жили... - кот запнулся и строго посмотрел на мальчика, но тот и правда держал слово - молчал, - и Мурлон продолжил: - Но однажды в Звериную Вольницу пришли собаки - целая свора бездомных и диких, а точнее, одичавших псов. Неизвестно откуда они взялись. Есть предположение, что собаки каким-то образом проникли в Зачердачный мир снаружи... Оказавшись в Звериной Вольнице, они решили остаться там навсегда и стали, как говорится, отвоёвывать место под солнцем. Десять лет длилось противостояние чужаков и местных хищников, коренных обитателей Звериной Вольницы. Жестокой и кровавой была та война. Так как звери не были разумными, они не понимали, что победить можно, лишь объединив усилия. Каждый противостоял собакам в одиночку. Только волки умели объединяться в стаю, но численность их стаи оказалась намного меньше численности собачьей своры. Волки погибли первыми в неравной схватке. После этой победы собаки на время успокоились, но вскоре, отдохнув и зализав раны, они выступили против остальных крупных хищников - обитателей Вольницы. Собаки как всегда действовали сообща: нападали сворой со всех сторон на хищника-одиночку, и он естественно погибал. Волки, медведи, лисы, даже тигры - все, кто остался в живых в той войне - разбрелись кто куда... Так и стали дикие собаки хозяевами Звериной Вольницы.
  - А собак в Звериной Вольнице много? - Серёжка понял, что рассказ Мурлона окончен, и теперь можно задать вопрос.
  - Кто ж их считал? Думаю, много.
  - Так они же разорвут нас с тобой в клочья! - воскликнул мальчик.
  - Людей они не трогают, - успокаивающе сказал Мурлон. - То ли не видят в них конкурентов, то ли тут срабатывает древний инстинкт, выработанный многовековой историей добрых отношений собаки и человека. А может соседство с Зелёными Человечками играет определенную роль. Они собак подкармливают чтобы те их в соседние страны через свою территорию пропускали... Но факт остается фактом: люди без каких-либо последствий для своего здоровья входят в Звериную Вольницу и выходят из неё. Вот с котами другой вопрос. Собаки нас ненавидят, и это было всегда. Сам не понимаю почему. Вроде мы им ничего плохого никогда не делали...
  - А я знаю! - как последний выскочка, знающий правильный ответ, заявил Серёжка. - Дело в том, что люди сначала приручили собак, а кошки появились позже и стали любимцами людей. Вот собаки и начали ревно...
  Мальчик осёкся на полуслове, потому что вдруг отчетливо понял, что Мурлон жертвуя собой, выбрал маршрут, проходящий через Звериную Вольницу. В Дремучем Лесу, где жили людоеды, опасность грозила только Серёжке, а здесь - только Мурлону.
  Какой же всё-таки самоотверженный кот, этот Мурлон! Сам погибай, а товарища выручай - это про него...
  - А как же ты? - с дрожью в голосе спросил Серёжка.
  - У меня средство есть, - подмигнул Мурлон.
  - Волшебное?
  - Практически... Давай спать, Серёжка. Утром пораньше встанем, пока собаки ещё спать будут. Авось проскочим без приключений. - Мурлон повернулся на бок и почти сразу захрапел.
  Серёжка ещё поворочался немного и тоже незаметно для себя уснул.
  
  Победа над дикими собаками
  Почёсываясь от комариных укусов, Серёжка и Мурлон подошли к болоту.
  - Ничего себе!.. Как же мы здесь пройдём? - Серёжке на первый взгляд болото показалось непроходимым. Собственно, на второй - тоже. Чем дольше он смотрел сквозь плотную тучу яростно гудящего гнуса на широкую полосу топи, покрытую бледно-зелёной ряской и заросшую камышом, тем быстрее мальчика покидала уверенность в успехе операции под кодовым названием 'Болото'.
  - Вон видишь, примерно на расстоянии одной трети от этого берега островок? - Мурлон показал лапой на тёмное пятно метрах в двадцати от них.
  - Там ещё камыш гуще растёт...
  - Ага. А дальше?
  - Ещё один островок?.. Вижу. Но до этих островков как-то добраться нужно...
  - Не зря же я учился у великого Гудмэна! Влезай ко мне на горбушку, Серёжка, телепортироваться будем. Жаль продукты оставить здесь придётся - и тебя и котомку мне не осилить. Ничего, у Зелёных Человечков подхарчимся, если конечно, собаки нас не загрызут...
  Мурлон с сожалением повесил рюкзак на ветку чахлой осинки и приблизившись к кромке берега, подставил спину Серёжке:
  - Забирайся!
  Мальчик обхватил кота за шею и подогнул ноги.
  - Тяжело?
  - Терпимо... Только на горло не дави, - предупредил Серёжку Мурлон, - задушишь...
  И в то же мгновение Серёжка оказался на первом островке. Не успев ничего сообразить, только услышав короткое неизвестное слово 'хык', мальчик верхом на спине кота переместился на второй островок. Снова 'хык', и болото осталось за спиной.
  - Слазь быстро! - прохрипел Мурлон.
  Серёжка разжал руки и распрямил ноги; кот обессилено свалился на землю.
  - Сколько в тебе весу, Серёжка? - спросил он, отдышавшись.
  - Тридцать шесть килограммов.
  - А я думал сто, не меньше...
  - Но я на твоей спине только три секунды сидел, - обиделся мальчик.
  - Это телепортация! - со значением произнёс Мурлон. - Когда ты один перемещаешься, и то устаешь - ведь расстояние от точки до точки не уменьшается, - ты будто бы его бегом пробегаешь. А уж с грузом на спине и вовсе тяжко... Считай, я тебя на горбушке пятьдесят метров протащил.
  - Спасибо, Мурзя!
  - Как ты меня назвал?! - взвился кот.
  - Ой, извини, извини, Мурлон. Это я своих чувств сдержать не смог.
  - Ладно, проехали...
  - Мурлон, ты говорил: 'хык', это заклинание?
  - Заклинание?.. - кот не сразу понял, что Серёжка имел в виду, а когда догадался, усмехнулся в усы: - А ты попробуй взвалить на плечи рюкзак под сорок килограмм весом, побегать с ним мал-мал, а потом прыгнуть и произнёсти при этом какое-нибудь слово. К примеру: мама. Только 'хык' у тебя и получится!..
  Серёжка живо представил себе нарисованную Мурлоном картинку и весело рассмеялся.
  - Тихо, не ори! - прошипел кот. - Собак разбудишь.
  Мальчик испуганно замолчал, а кот порылся в карманах джинсов и извлёк маленький аэрозольный баллончик.
  - Что это? - тихо спросил Серёжка.
  - Специальная смесь, отбивающая запах.
  - Дезодорант что ли?
  - Дезодора-а-ант, - передразнил Серёжку Мурлон. - Секретная разработка военных учёных! Находится на вооружении российского спецназа с тысяча девятьсот... неважно какого года. Хорошая штука! Не раз испытал её на собственной шкуре, в прямом смысле этого слова.
  Мурлон опрыскал себя с ног до головы, потом взялся за мальчика.
  - А меня-то зачем? Ты для себя приберег бы. Меня же собаки, ты говорил, не тронут...
  - Твой запах может их заинтересовать, они подойдут посмотреть, а тут и я, - объяснял кот, опрыскивая Серёжку из баллончика.
  - Ну, теперь ходу!
  Лес был не таким уж и обычным, как про него рассказывал Мурлон. Серёжке подумалось, что Звериная Вольница похожа на лес, что изображается в детских книжках. Например, в книжке о Красной Шапочке или в книжке про трёх поросят... В основном в Звериной Вольнице росли могучие дубы в три-четыре обхвата толщиной, закрывающие огромными кронами небо. На ветвях Серёжка увидел желуди, величиной с его голову. Пространства между дубами заполняли кусты невиданных растений с длинными острыми шипами и яркими - белыми, жёлтыми, оранжевыми и голубыми - цветами. Толстые корни деревьев причудливо струились по поверхности земли, и приходилось постоянно смотреть под ноги, чтобы не запнуться и не расквасить себе нос.
  Мурлон спешил и сердито подгонял часто отстающего Серёжку, но мальчик не роптал, он отлично понимал причину его торопливости. Изредка кот останавливался и, подняв лапу вверх, призывая Серёжку к тишине, прислушивался, чутко навострив ушки. Потом они снова шли (вернее, бежали). Через каждые десять-пятнадцать минут Мурлон доставал из кармана аэрозольный баллончик и опрыскивал себя и Серёжку. Но в один прекрасный момент (или совсем даже не прекрасный, а напротив - ужасный) баллончик не издал характерного пшика и не выпустил облачка распыленной смеси.
  - Закончился препарат! - с досадой сказал Мурлон. - А до конца Вольницы ещё далековато... А, ладно, ничего, проскочим! - и кот двинулся вперёд с удвоенной скоростью. Серёжка еле поспевал за ним.
  Они почти проскочили, уже был виден просвет в сплошной стене деревьев.
  - Ну, последний рывок! - скомандовал Мурлон и бросился к выходу из леса бегом. Однако, пробежав метров тридцать, резко остановился. Серёжка, старавшийся не на шаг не отставать от кота, натолкнулся на него, и они оба чуть не упали.
   Дорогу Серёжке и Мурлону преградили три рослых собаки. Серёжка оглянулся и увидел, что сзади к ним приближается ещё пять или шесть собак. В кустах слева и справа что-то затрещало и послышалось громкое прерывистое дыхание. Собаки окружали чужаков со всех сторон.
  Серёжке несколько раз приходилось встречаться со сворами бездомных собак в родном Полынограде. Не то чтобы он их боялся, но, зная, что от голодных озлобленных псов можно ожидать чего угодно, всегда старался обходить такие группы четвероногих друзей человека стороной. Здесь обойти собак стороной никакой возможности не было. Да и собаки были не просто городскими бездомными, и даже не одичавшими, а совершенно дикими...
  - Мурлон, телепортируйся! - предложил мальчик коту. - Ты сможешь перескочить через головы псов и убежать... А меня они не тронут. - Последнюю фразу Серёжка произнёс без особенной уверенности.
  - Я убегать не буду! - гордо ответил Мурлон. - Или мы победим и уйдем вдвоем или... погибнем вместе как герои. Будем драться, Серёжка!
  Кот неожиданно опустился на четыре лапы, выгнул спину дугой и угрожающе зашипел. Собаки, обступающие их со всех сторон, ответили утробным рычанием. Один из псов, стоящих спереди, по-видимому, вожак, выдвинулся вперёд и оскалил страшную клыкастую пасть, из которой текла желтая слюна. Он готов был совершить прыжок в любую секунду.
  Серёжку вдруг осенило.
  - Мурлон! У тебя спички есть?
  - Зажигалка.
  - Давай сюда!
  Мурлон распрямился и, пошарив в карманах, с недоумением протянул мальчику жёлтый одноразовый 'Крикет'. А Серёжка тем временем доставал бомбёжки, позаимствованные им в прихожей дома на улице Чудесной.
  'Только бы не испортились, только бы сработали' - твердил он про себя, поджигая фитилек.
  Петарды, несмотря на то, что срок их эксплуатации уже давно истёк, оказались исправными. Первую Серёжка бросил под ноги собачьего вожака. Раздался громкий хлопок и пес, взвизгнув, отпрыгнул назад. Вторую бомбёжку мальчик метнул в собак, подкрадывающихся сзади, третья и четвертая полетели в кусты. Каждый хлопок сопровождался испуганным визгом. Недолго думая, Серёжка швырнул вперёд один за другим ещё два зажжённых красных цилиндрика. Атакующие псы с воем и визгом кинулись в разные стороны. Путь был открыт. Мальчик и кот устремились вперёд и через минуту выбежали из леса. Но они продолжали бежать, пока Звериная Вольница не осталась далеко позади.
  
  Основное правило коммерции
  - Молодец, Серёжка! - похвалил мальчика Мурлон. - Если бы не твои... как ты их называешь?..
  - Бомбёжки, - подсказал Серёжка.
  - Если бы не твои бомбёжки, туго бы нам пришлось! Вряд ли живыми из Вольницы ушли бы. Ты спас нас обоих, ты меня спас, Серёжка. Меня, Мурлона Бордо! Спасибо тебе за это!
  - Да ладно, чего там, - скромно потупил взгляд мальчик и вдруг спросил: - Значит теперь я тебе не обуза?
  - Запомнил таки... А ты, оказывается, злопамятный, Серёжка. Сколько мы уже с тобой всего натерпелись... И сосисками без хлеба давились да сырой водой их запивали. И на плоту по озеру на хлипком плотике плавали, чуть не утонули. И с дикими собаками воевали да победили их... А ты всё обиду свою забыть никак не можешь. А сколько нас вперёди мытарств ждёт! Так и будешь мои неосторожные слова всю жизнь помнить? А ведь лапу жал, мирился...
  Серёжке вдруг стало ужасно неудобно и даже стыдно. Странно как-то. Вроде бы не он, а Мурлон должен стыдиться, что обозвал его обидным словом 'обуза'. А надо же. Вот, оказывается, как бывает...
  - Мурлон, ей богу, не буду больше вспоминать, - поклялся Серёжка.
  - Запомни, юноша, четыре основных правила, - назидательным тоном сказал Мурлон. - Правило первое: если тебе сделали плохо, нанесли обиду, забудь об этом. Правило второе: если ты сам нанес кому-то обиду, помни о своём нехорошем проступке. Третье: если ты сделал кому-то добро, забудь о том, что ты сделал и никогда не хвастайся. Мол, какой я хороший!.. И, наконец, четвертое правило: если добро сделали тебе, помни об этом всю жизнь.
  - Это какая-то восточная мудрость? - простодушно спросил Серёжка
  - Это моя мудрость, - сказал Мурлон, - и хотелось бы, чтобы ты её запомнил.
  - Я запомню, - пообещал Серёжка. - Нет, правда, Мурлон, прости меня. Ляпнул не подумавши. Просто к слову пришлось.
  - Просто к слову пришлось, - повторил за Серёжкой Мурлон и фыркнул.
  - Ну, честное слово, не буду!
  - Ладно, проехали...
  Некоторое время они шли молча. Серёжке надоело тягостное молчание, и он спросил Мурлона:
  - Мурлон, а ты почему не телепортировался, как я тебе предлагал?
  - А ты как думаешь? - прищурился кот.
  - Ну... наверное, потому что решил, что меня собаки загрызут... Ведь Иван Иванович тебе мою жизнь доверил, - вспомнил Серёжка слова Мурлона, сказанные им на берегу озера.
  - Да разве в этом дело!.. Иван Иванович тут ни причём. Вернее, очень даже причём, я же ему слово дал. Но дело не только в моём слове. Не мог я убежать, а тебя одного в беде бросить. Мы же с тобой, Серёжка, не просто попутчики, мы товарищи! А я за товарища всегда в ответе. И не перед кем-то, а перед своей собственной совестью. И если с тобой несчастье приключится, я себе этого ни за что не прощу!
  Серёжка помолчал и сказал:
  - Я тоже, Мурлон!
  - Что - тоже?
  - Тоже себе не прощу, если с тобой что-то случится.
  - Держи пять! - Мурлон протянул Серёжке лапу и тот с радостью пожал её.
  - А если уж быть откровенным до конца, - Мурлон хитро взглянул на мальчика, - я с перепугу забыл, как надо телепортироваться, - и кот весело рассмеялся.
  Серёжка сначала растеряно улыбнулся, потом тихо прыснул со смеху, а потом так громко расхохотался, что его смех разнёсся далеко по округе. Напряжение в их отношениях исчезло полностью.
  Через минуту они уже шли по дороге и весело разговаривали, делясь друг с другом впечатлениями о том, как лихо расправились с дикими собаками. Дорога была хорошей, солнце стояло высоко, во всю мощь стрекотали кузнечики, и настроение у путников было приотличнейшее.
  - Скоро мы войдем в страну Зелёных Человечков, - сказал Мурлон. - Держи ушки на макушке, а руки поближе к карманам.
  - Почему?
  - Зелёные Человечки на чужое добро падки. Свистнут что-нибудь, и не заметишь. Причём воруют они не ради наживы, просто им сам процесс нравится.
  - Да у меня нет ничего, - сказал мальчик. - Только мобильник, который здесь не работает, носовой платок... Хоть и чистый, но не думаю, что он кому-то нужен. Так, что ещё? Немного мелочи, она тоже никому не нужна. Да вот, - Серёжка достал из кармана оставшиеся петарды, - две бомбежки...
  - Ты бомбежки эти береги как зеницу ока! Нам ещё домой возвращаться, а баллончик мой пуст.
  Серёжка спрятал петарды в карман.
  - А что ты о местных жителях рассказать можешь? - спросил он. - Кроме того, что они воришки.
  - Ну... Зелёные Человечки не только любят вещи из карманов чужеземцев воровать, они ещё очень обманывать любят, вымогать чего-нибудь. А менялы, каких свет не видывал! Страна Зелёных Человечков со страной Монгов граничит. Раз в неделю происходит обмен товарами. Зелёные Человечки как стемнеёт, к пещерам Монгов приходят, и такой там торг начинается!..
  - А почему - как стемнеет?
  - Монги ведь под землей живут, у них глаза яркого света не переносят.
  - А-а-а, понятно. А что на что меняют?
  - Монги, как известно, единственные в Зачердачье добытчики драгоценных камней и золота. Они не отличаются многочисленностью, и поэтому им немного всего нужно, но всё-таки нужно - кушать же они что-то должны. Вот и поставляют им Зелёные Человечки разную сельскохозяйственную продукцию. И меняют её на золото, алмазы, рубины, изумруды. Да умудряются так сменять, что бедные подземные жители даже не подозревают, что их, мягко говоря, околпачили. Больше всего Зелёные Человечки изумруды любят. В их стране вообще зелёный цвет самый распространенный. У них всё зеленое: и дома и заборы и даже кухонная посуда... Вот поменяют они хлеб, крупы, овощи и мясо на золотые слитки и драгоценные камни - самые крупные и чистые изумруды себе оставят, а со всем остальным к другим соседям идут за сельхозпродукцией.
  - Извини, Мурлон, я не понял, - тряхнул головой Серёжка. - А зачем это делать: сначала еду на драгоценности менять, а потом наоборот - драгоценности на еду? Им что, больше заняться нечем?
  - Какой же ты всё-таки ещё несмышленый ребенок! - изумился кот. - Это же их бизнес!
  Серёжка всегда обижался, когда его называли ребенком, тем более, несмышленым, но, вспомнив первое правило мурлоновской мудрости, постарался проглотить обиду.
  - Вот мы с тобой уже к жилищам Зелёных Человечков скоро подойдем, - продолжал Мурлон, - а ты где-нибудь поля возделанные видел?
  Серёжка покрутил головой по сторонам и сказал:
  - Не-а.
  - А хоть одну коровку, пасущуюся на лугу?
  - Тоже не вижу.
  - И не увидишь. Нет сельского хозяйства в стране Зелёных Человечков, как впрочем, его нет и в стране Монгов. Но Монги хлеб свой насущный киркой да мотыгой под землей добывают, а Зелёные Человечки за счёт махинаций при совершении натурального обмена живут. Получают от Монгов драгоценности по заниженному курсу, а меняют их на продукты питания по завышенному.
  - Это же не честно! - возмутился Серёжка.
  - Конечно, не честно, - согласился Мурлон. - Но это с какой стороны посмотреть. Монги из-под земли достают столько богатства, что не только им - всему Зачердачью хватает. А Зелёные Человечки по большому счёту делают благое дело: золото и камни ведь кушать не будешь. Монги довольны. Да и жителей других стран бизнес Зелёных Человечков вполне устраивает. Не надо самим за тридевять земель за золотом и каменьями тащиться, опасности всякие в пути испытывать. Им Зелёные Человечки продукцию Монгов сами привозят. Как говорится: с доставкой на дом.
  - Ты что же - оправдываешь этих... - Серёжка на миг запнулся, вспоминая ругательное слово, которым иногда бабушка в сердцах награждала всех торгующих людей, - ...спекулянтов?
  - Вовсе нет! Просто хотел, чтобы ты на это дело по-другому взглянул. А что касается большой разницы в цене на плоды труда подземных жителей, так на то они и Зелёные Человечки. Такими уж они уродились. Коммерсанты одно слово! А ты знаешь, о чём гласит главное правило коммерсантов?
  - И о чем же оно гласит?
  - Купи дешевле, продай дороже... И в твоём родном мире, Серёжка, таких 'зелёных человечков' полным-полно.
  
  Харчевня 'Зелёный петушок'
  Проходя по улицам страны Зелёных Человечков, Серёжка таращил глаза от изумления. Мурлон уже устал одергивать мальчика и напоминать ему о приличиях.
  Дома Зелёных Человечков - высокие и узкие, похожие на скворечники, с такими же, как у большинства виденных Серёжкой скворечников односкатными крышами - были выкрашены в различные оттенки зеленёго цвета: от светло-салатного до насыщенного изумрудного. Каждый дом был обнесен высоким зелёным забором. У зелёных ворот висели зелёные почтовые ящики. И в одеждах жителей преобладали зелёные тона.
  Из рассказов Мурлона Серёжка уже знал о пристрастии Зелёных Человечков к этому цвету, поэтому, увидев столько зелени вокруг, он не особенно удивился. А изумляло и привлекало внимание мальчика другое - походка у низкорослых зеленоволосых жителей этой зачердачной страны была уж очень своеобразной. Они ходили, вихляясь, как будто в их телах имелось множество шарниров.
  - Мурлон, - спросил Серёжка, - а почему они так ходят? Как вображули...
  - Не знаю, - пожал плечами кот. - Они всегда так ходят. Может, когда-то давно кто-то первый придумал так ходить, а другим понравилось. Стали подражать, и привыкли... Серёжка, ну не пялься ты на них так! Подумают, что мы хотим чем-нибудь с ними поменяться. Прицепятся - не отвяжешься.
  Мальчик попытался не 'пялиться' на прохожих и смотреть прямо перед собой, но, поняв, что всё равно невольно косит взгляд на подпрыгивающих, дёргающихся и изгибающихся при ходьбе Зелёных Человечков, стал смотреть себе под ноги.
  Однако Мурлон напрасно опасался того, что назойливые коммерсанты возьмут их с Серёжкой в крутой оборот. Конечно, едва завидев двух чужестранцев, Зелёные Человечки тут же поворачивали к ним навстречу, но, подойдя ближе и осмотрев их с головы до ног, они разочарованно хмыкали и проходили мимо.
  Вначале Серёжка никак не мог взять в толк: что же в их внешности не устраивало Зелёных Человечков? Но, проходя мимо большой зеркальной витрины какого-то магазина и увидев в ней свое отражение, он сразу понял причину. Пробираясь сквозь густой лес и колючие кусты Звериной Вольницы они с Мурлоном изрядно повредили одежду. Правда у Мурлона была только небольшая прореха на плече да парочка тёмных пятен на белой футболке. Зато у Серёжки с этим вопросом дела обстояли намного хуже. Его форменная синяя курточка превратилась в жалкие лохмотья. Её, наверное, даже всё умеющая бабушка не взялась бы починять. На левой коленке зияла огромная дыра, а кроссовки были такими пыльными, что просто страх... Немудрено, что Зелёные Человечки посчитали Серёжку с Мурлоном недостойными их внимания объектами для какой-либо мены. Ну что можно взять с двух таких оборванцев?
  'В таком виде, - продумал Серёжка, - появляться в незнакомом обществе неприлично... Хотя, наверное, в любом обществе в лохмотьях ходить нельзя... Или нет, не так. Носить рваную и грязную одежду - себя не уважать'
  - Нам бы новую одежду где-нибудь раздобыть, - поделился Серёжка с Мурлоном своими мыслями. - Ты вроде бы говорил, что в Зачердачном мире всё бесплатно.
  - Во всех странах кроме этой, - печально вздохнул кот. - Здесь бесплатным может быть только сыр в мышеловке... Кстати, о сыре! Что-то я проголодался. А ты как?
  - Тоже хочу. Но у нас же ничего нет. Разве что... - Серёжка полез в карман за мобильником.
  - Нет! - воскликнул Мурлон, думая, что мальчик решил пожертвовать 'бомбёжками'. - Даже не доставай! - Серёжка отдёрнул руку от кармана, словно обжёгся. - Бомбёжки обязательно привлекут внимание этих менял, и они выманят их у тебя во что бы то ни стало... А лучше вот что: отдай-ка их мне, у меня они сохранней будут.
  - А как быть? - спросил Серёжка, отдавая коту петарды.
  - Как известно, безвыходных ситуаций не бывает. В стране Зелёных Человечков всё имеет определенную цену, - сказал кот и добавил, постучав себя по голове: - Вот здесь находится самое ценное, что может иметься у любого разумного существа. Информация!
  - Уж не задумал ли ты открыть Зелёным Человечкам какую-нибудь военную тайну! - округлил глаза мальчик.
  - Ха-ха-ха! - засмеялся Мурлон. - Откуда в Зачердачье взяться военным тайнам, если здесь уже половину тысячелетия нет войн? Нет, Серёжка, всё гораздо проще. Вот в твоем мире, например, есть и телевизоры, и компьютеры и радио и книжки. А в Зачердачье ничего этого нет...
  - И даже книг? - удивился мальчик.
  - Книги делают из бумаги, а производство бумаги - вредное производство. Когда бумагу делают, стоки в воду сбрасывают. Вода загрязняется, рыба гибнет, а этого допускать нельзя! Экология - прежде всего! Вот и образовался в Зачердачном мире некий информационный голод. А мы с тобой этим информационным голодом воспользуемся, чтобы утолить свой, обычный, - сказал Мурлон, решительно направившись к раскрытым дверям дома, выкрашенного в традиционный зелёный цвет.
  Серёжка задрал голову и прочёл: 'Харчевня 'Зелёный петушок'. На крыше харчевни был установлен флюгер в виде петуха. Естественно петух был зелёным.
  В харчевне царили полумрак и тишина. Наверное, в это время суток сюда не часто заходили посетители - для завтрака слишком поздно, а для обеда рано.
  - Хозяева!.. - позвал Мурлон. - Ау!.. Есть кто-нибудь?..
  Из-за стойки выкатился толстенький человечек, которого они не сразу заметили. У человечка было круглое лицо, маленький носик и короткий ёжик зелёных волос. Одежда на Зеленом Человечке была, конечно, зеленого цвета, но полотенце, переброшенное через плечо, ослепляло белизной. По-видимому, толстяк был владельцем харчевни.
  - Чего изволите? - заискивающе спросил он, но, увидев во что одеты долгожданные посетители, его лицо из круглого и добродушного сделалось вытянутым и надменным.
  - Всего и много! - нагло заявил кот. - Мы с приятелем прошли долгий путь и страшно проголодались... Значит так: нам на двоих одну жареную курицу, десять говяжьих сосисок...
  - Сосисок нет, к сожалению, но есть копченые колбаски.
  - Хорошо, пусть будут колбаски, - покладисто сказал кот. - Значит, десять копченых колбасок, сметаны... Ты, Серёжка, сметану будешь?.. - мальчик помотал головой, отказываясь. - Тогда одну миску сметаны, молока - крынку естественно. И... - Мурлон на секунду задумался.
  - Хлеба неплохо бы, - напомнил Серёжка.
  - И батон белого хлеба, - закончил заказ Мурлон.
  - Э-э-э, - толстяк потер пальцами.
  - А, понимаю, вы хотели бы убедиться в нашей платежеспособности? - догадался Мурлон. - Извольте, милейший... как вас прикажите называть?
  - Называйте меня Грином, - сказал хозяин харчевни.
  - А я Мурлон Бордо, - гордо представился кот, - а это мой товарищ...
  - Серёжка, - назвался мальчик и тут же поправился: - Сергей Федотов.
  - Так что бы могло вас заинтересовать, милейший Грин? - спросил Мурлон.
  - А что вы можете предложить? - вопросом на вопрос ответил Грин.
  - Сказки в качестве расчёта принимаете?
  - Сказки?.. - заинтересовался Грин и философски заметил: - Сказка сказке рознь.
  - А вы послушайте. - Мурлон стал рассказывать: - Жила-была маленькая девочка. Она всегда носила красную...
  - Шапочку, - скривился толстяк. - Да вы что, уважаемый Мурлон Бордо! Сказке про Красную Шапочку тысяча лет в обед! Я такой просроченный товар не приму.
  - Ну, уж не тысяча... Ладно, слушайте другую. Но она явно дороже, потому что длиннее, - тут же оговорился Мурлон
  - А вы рассказывайте, рассказывайте. Я цену определю, не впервой.
  - Итак. Среди обширной канзасской степи жила девочка...
  - И звали её Элли, - продолжил за Мурлона хозяин 'Зелёного петушка'.
  - Почему - Элли?.. Девочку звали вовсе даже по-другому. Дороти её звали...
  - Да какая разница! - махнул толстой рукой Грин. - И уважаемый господин Фрэнк Баум и не менее уважаемый Александр Волков одну и ту же сказку по-разному рассказали, только и всего. Собственно, мне и тот и другой вариант известны... Я смотрю, у вас кроме залежалого товара ничего нет за душой. Не получите вы обеда! Убирайтесь-ка из моей харчевни по добру по здорову! А если так уж голодны, в лесу ягодка растёт да яблони дикие...
  - Постойте! - Серёжка выступил вперёд. - А такую сказку вы знаете?.. Жил-был с мамой и папой один мальчик. Звали его дядя Федор...
  - Дядя Федор? - удивился Зелёный Человечек и слегка сбросил спесь. - Странное имя... Никогда не слышал, чтобы мальчиков дядями звали.
  - А про то, что у дяди Федора был кот по имени Матроскин, вы тоже никогда не слышали? - добил Грина Серёжка.
  Зелёный Человечек покачал головой. В его маленьких глазках зажёгся огонёк наживы, и он смешно зашевелил толстыми губами, подсчитывая, наверное, насколько дорого сможет перепродать (точнее, на что поменять) Серёжкину сказку.
  - Однажды... - мальчик хотел продолжить сказку Эдуарда Успенского, которую читал когда-то в детстве и уже давно забыл бы, если бы не мультики, которые он любил и смотрел всегда, когда их показывали. Чего греха таить - и в десять лет ребята любят мультфильмы...
  Но Мурлон не дал Серёжке продолжить, остановил его жестом и, повернувшись к хозяину харчевни, важно произнёс, беря инициативу в свои руки:
  - Если вы, милейший Грин, убедились в том, что мы с товарищем вполне платежеспособны, будьте добры распорядиться по поводу обеда.
  - В моем заведении принято сначала оплатить обед, а уж потом получить его, - возразил хозяин 'Зеленого петушка'.
  - Знаете что, дорогой Сергей Федотов, - повернулся Мурлон к мальчику, - а пойдёмте-ка отсюда. Думаю, таких харчевен как эта в стране Зелёных Человечков достаточное количество. И в каждой будут рады обслужить двух голодных путников. А здесь мне что-то сервис не нравится... Столы вон, - кот смахнул со стола несуществующие крошки, - не протёрты.
  - Нет, нет! - воскликнул Грин и, сорвав с плеча полотенце, принялся тереть им и без того сверкающую чистотой столешницу. - Что вы, что вы... Ни в какой другой харчевне вас не обслужат так быстро и не накормят так вкусно, а главное - дёшево.
  - А мы за дешевизной не гонимся! - гордо сказал Мурлон. - Была бы еда качественной да хозяин харчевни приветливым...
  - Могу вас заверить, - прижал пухлую руку к сердцу Зелёный Человечек Грин, - что все наши блюда изумительного качества и наисвежайшие. Курочка ещё полчаса назад бегала по двору, а колбаски мы с супругой вчера вечером развесили в коптильне. Да они ещё остыть не успели!.. Наш первый девиз: готовить для посетителей, как для себя. А второй: клиент всегда прав...
  - Значит, - Мурлон оборвал поток красноречия Грина, - вы согласны сначала принести нам еду, а потом, когда мы насытимся, получить расчет?
  - Конечно, конечно, - слащаво улыбнулся Грин. - Я всего лишь хотел убедиться, что эта сказка стоит заказанного вами обеда.
  - Не волнуйтесь. Я тоже знаю эту сказку и могу вас заверить, что она весьма увлекательна и поучительна... Кроме того у неё и продолжение имеется, - добавил хитрый кот со значением.
  
  Меркантильный Грин и его жена Бирюза.
  - Ох, и меркантильные же эти Зелёные Человечки! - сказал Мурлон Серёжке, когда Грин удалился выполнять его заказ. - Вот увидишь, Грин расшибется в доску, но вытрясет из тебя все сказки, которые ты знаешь, и постарается стать монополистом на них.
  - Мурлон, - немного стесняясь, сказал коту мальчик, - я давно хотел тебе сказать: ты столько непонятных слов произносишь. Мер... кар... как там?
  - Меркантильный? Это человек, ищущий во всем выгоду, - пояснил кот.
  - А мо... мо-но-по-лист? - по слогам произнёс Серёжка.
  - Монополист - это тот... Ну, в общем, чтобы все доставалось ему одному.
  - Не-е-е, - не согласился Серёжка, - Это эгоист, когда всё для одного. Я знаю, меня иногда мама так называет. Если мне чего-то очень надо, а у неё на это денег нет. А я всё равно прошу... Ноутбук, например...
  - Ну, не будем углубляться в филологию, - миролюбиво сказал Мурлон.
  - Вот ты опять! Какая такая филагогия?..
  - Не филагогия, а фи-ло-ло-ги-я, - членораздельно произнёс кот. - Но о ней я тебе позже расскажу. Пойдём лучше лапы мыть, в смысле, я - лапы, а ты - руки. Вон в углу умывальник стоит.
  Пока они умывались, Грин выставил на стол каравай пшеничного хлеба и запечённую целиком курицу и ушёл за остальным.
  От курицы шёл такой чудесный аромат, и была у неё такая аппетитная коричневая корочка (честно признаться, Серёжка боялся, что курица будет зелёной), что у голодных путешественников тут же потекли слюнки, и они поторопились к столу. Мальчик ухватился за каравай, а кот - за курицу. И они с удовольствием принялись уплетать и то и другое за обе щеки. Когда вошёл Грин с блюдом дымящихся колбасок, половина каравая была уже съедена, а от курицы остались только крылышки да кучка обглоданных косточек.
  Вместе с Грином из кухни пришла маленькая худенькая женщина. В руках она держала зелёный глиняный кувшин с молоком и глубокую пиалу со сметаной. Волосы у женщины были естественно зелёными, но очень светлыми.
  - Это моя жена, - представил её Мурлону и Серёжке Грин. - Её зовут Бирюза.
  - Бу-бу-бу, - невнятно промычал Мурлон, так как рот его был полон куриного мяса.
  - Очень приятно! - проглотив кусок, сказал Серёжка и улыбнулся.
  Супруги поставили на стол блюдо с колбасками, кувшин с молоком, пиалу со сметаной и, сказав: 'Ну, не будем вам мешать', вежливо удалились.
  - Я сейчас лопну, - сказал Серёжка не в силах даже глядеть на еду.
  - А я нет, - плотоядно лскалился Мурлон и сунул колбаску в рот. Однако, съев её, от второй отказался. - Не будем делать из еды культа, - сказал он и позвал хозяина 'Зеленого петушка': - Милейший Грин, будьте так добры, принесите, пожалуйста, чистую салфетку. Я хочу завернуть в неё то, что мы не смогли доесть.
  В мгновение ока Грин возник перед их столом. В одной руке он держал холщевую тряпицу, а в другой тоненькую дощечку.
  - Что это? - спросил Мурлон, кивнув на дощечку.
  - Счёт, - пожал плечами Грин и отдал дощечку в лапы коту.
  - Ну-ка, ну-ка, посмотрим... - Мурлон принялся изучать счет. - Что такое?!.. Кура крупная запечённая - одна сказка. Колбаски копчёные (десять штук) - одна сказка. Каравай белый пшеничный - одна вторая сказки. Кувшин цельного коровьего молока (3,8% жирности) - одна вторая сказки. Пиала наисвежайшей сметаны (20% жирности) - бонус от заведения. Итого: три свежих не бывших в употреблении сказки. - Мурлон тупо уставился на хозяина харчевни: - Что это такое?
  - Счёт, - повторил Грин и лучезарно улыбнулся. При этом его глазки-щёлки практически исчезли с лица.
  - Это не счёт, это форменный грабёж! По-моему речь шла об одной сказке!
  - Вы ошибаетесь, милейший Мурлон Бордо, речь шла о способе расчёта, - энергично затряс головой Грин. - Вы спросили, принимаю ли я в качестве расчета сказки. А я сказал вам, что сказка сказке рознь. Потом вы стали...
  - Можете не продолжать, - остановил его Мурлон и, повернувшись к Серёжке, сказал: - Ну, что я тебе говорил?.. Ладно, давай, рассказывай.
  - Одну минутку! - сказал Грин и исчез.
  - А у тебя найдётся три сказки для этого... вымогателя? - тихим шёпотом поинтересовался у мальчика кот.
  - Да я, в общем-то, много мультиков пересказать могу, - так же шёпотом ответил Серёжка. - И не только про дядю Федора. Про Чебурашку, например. Или про Винни-Пуха...
  - Про Вини-Пуха, думаю, не пойдёт, - покачал головой Мурлон. - Наверняка сказку Александра Милна Грин уже слышал, она ж давнишняя.
  - Не беда, - беспечно отмахнулся Серёжка, - расскажу какую-нибудь другую - про домовёнка Кузю, например, или про Смешариков. Я этих мультиков насмотрелся... - мальчик замолчал и покраснел, устыдившись вдруг своих подобного рода познаний. Но кот не заметил его смущения или сделал вид, что не заметил.
  Грин вернулся быстрее, чем обещал и не один, а с Бирюзой. И принёс ещё одну гладко оструганную дощечку.
  - А это что ещё такое? - поднял брови Мурлон.
  - Чистая формальность! Самый обычный в подобных случаях договор. Маленький такой договорчик! - затараторил Грин. - Просто я должен быть абсолютно уверен, что ни одному жителю страны Зелёных Человечков вы не станете рассказывать тех сказок, что расскажете мне и моей супруге здесь и сейчас.
  Мурлон взял в лапы договор и стал читать вслух:
  - Мы, нижеподписавшиеся, хозяин харчевни 'Зелёный петушок' Грин с одной стороны и Мурлон Бордо со своим товарищем Сергеем Федотовым с другой стороны, заключили настоящий договор о нижеследующем... Предмет договора - добровольный натуральный обмен продуктов питания на интеллектуальную собственность... Порядок расчетов и цена. Грин передает М. Бордо и С. Федотову продукты питания по прилагаемому к договору счету. М. Бордо и С. Федотов передают Грину интеллектуальную собственность (сказки) в количестве 3 (трёх) штук в соответствии с приведённым списком... Тут место оставлено... Так, далее... М. Бордо и С. Федотов не имеют претензий к поставленным продуктам питания и обязуются переданную ими интеллектуальную собственность считать отныне собственностью Грина. В чём и подписываются... А что это здесь таким мелким почерком?.. Ага, штрафные санкции предусмотрели!
  - А как же, - пожал рыхлыми плечами Грин, - всё как положено. При несоблюдении второй, то есть вашей стороной, условий данного договора вы обязаны передать первой стороне, то есть мне, десять единиц интеллектуальной собственности.
  - Десять сказок! - округлил глаза Мурлон.
  - Десять, - кивнул хозяин харчевни и улыбнулся.
  - Форменный грабеж! - ужаснулся кот и проворчал: - Слава богу, что в наших с Сергеем планах задержка в этой гостеприимной стране не запланирована.
  - Надо вписать названия сказок, - сказал Грин, протянув Серёжке тонко заточенный карандаш, - а потом поставить подписи.
  Серёжка взял карандаш и написал на дощечке:
  ?1. Трое из Простоквашино.
  ?2. Каникулы в Простоквашино.
  ?3. Зима в Простоквашино.
  И подписав внизу: С.Федотов, передал карандаш Мурлону. Тот неприязненно взглянул на Грина и, буркнув: 'Спасибо за бонус', размашисто подписал договор.
  Грин и Бирюза уселись напротив мальчика и приготовились внимательно слушать...
  Когда Серёжка окончил первую часть, они захлопали в ладоши, когда он окончил вторую, Бирюза долго смеялась и всё время повторяла: 'Кто там? Кто там?..', а Грин довольно потирал руки. Когда все три истории были окончены, оба супруга с сожалением вздохнули и в унисон сказали:
  - Как жаль, что всё хорошее так быстро заканчивается...
  - Ну, нам, пожалуй, пора! - заявил Мурлон, тяжело поднимаясь с табурета. Пока Серёжка рассказывал сказки, он выпил всё молоко и расправился с миской сметаны. - Нужно ещё в магазин одежды заскочить да о ночлеге позаботиться.
  - Вам не нужно никуда идти! - воскликнула Бирюза. - Харчевня - это только часть нашего с Грином дома. Помимо комнат, которые занимаем мы с мужем, есть комната для гостей. Сейчас она пустует, и вы можете снять её. Кстати, совсем недорого.
  - Сколько? - задал Мурлон прямой вопрос.
  - Одни сутки - одна сказка, - ответила Бирюза и посмотрела на мужа.
  - С каждого, - добавил Грин.
  Теперь Мурлон посмотрел на Серёжку. Тот улыбнулся и кивнул.
  - Годится, - сказал кот, получив молчаливое согласие товарища.
  - А о чем будут сказки? - спросил Грин и тут же торопливо пояснил: - Нет, я только потому спрашиваю, что хочу убедиться, что они... как бы это сказать... не второй свежести.
  - Сказки будут о Чебурашке, - радостно сказал Серёжка.
  - А это кто такой?..
  - Чебурашка - это неизвестной породы зверёк... - с воодушевлением начал Серёжка. Рассказывая хозяину харчевни 'Зелёный петушок' Грину и его жене Бирюзе истории о друзьях из деревни Простоквашино и заметив, что его внимательно и с интересом слушают, мальчик что называется, вошёл во вкус. Ему понравилось быть рассказчиком, он просто горел желанием рассказать этим милым Зелёным Человечкам что-нибудь ещё. Но Мурлон так строго на него посмотрел, что Серёжка сразу всё понял и замолчал.
  - Ну что? - сказал кот Грину, - убедились в свежести нашего товара?
  - Да, - кивнул толстяк, - всё в порядке. За две сказки о Чебурашке вы получите отличную отдельную комнату в мезонине, оборудованную всем необходимым: двумя кроватями с мягкими перинами, шифоньером для одежды, ну... и прочими удобствами. Да плюс большой балкон с видом на страну Монгов. А ужин мы с Бирюзой подадим вам (за отдельную плату, разумеется) прямо в комнату.
  - И насчет одежды можете не переживать, - продолжила Бирюза. - Мой младший брат заведует магазином готового платья. Это рядом, в двух шагах от харчевни. Я сама сбегаю к братику и принесу всё, что вы скажете. Вам даже из дома выходить не придётся.
  - И то правда, - согласился Мурлон, поглаживая раздувшийся живот, - чего нам шляться в таком непристойном виде...
  - А по поводу оплаты за ужин и одежду, которую вы выберете, думаю, мы договоримся... Ведь вы уже, наверное, поняли, что я - Зелёный Человечек, с которым можно иметь дело! - гордо сказал Грин.
  - Мы это поняли, - иронично усмехнулся Мурлон.
  
  Рассказ Мурлона о том, как Монги стали подземными жителями
  Из четырёх курточек, принесённых Бирюзой, Серёжке больше всего приглянулась одна - темно-зелёная с множеством кармашков на груди, на боках и даже на рукавах, с плетёными погончиками на плечах и с пуговицами-изумрудами. Мурлон, только взглянув на камни, сразу определил, что они поддельные и не преминул заявить об этом во всеуслышание. Но хозяин харчевни и его жена в один голос стали уверять Серёжку, что изумруды самые что ни есть настоящие. Мурлон фыркнув, сказал, что уж в чём, в чём, а в камнях он разбирается. На что Грин и Бирюза ответили, что ни за что на свете не предложили бы такому замечательному рассказчику как Сергей Федотов какое-нибудь барахло.
  Серёжка попросил прекратить спор и сказал, что ему всё равно - настоящие изумруды пришиты к курточке или нет. Он возьмёт её в любом случае, потому что она ему очень идёт и вообще - нравится. Да и цена вполне подходящая - всего лишь полторы сказки.
  Грин обрадовался и предложил мальчику для ровного счета (за половинку сказки) взять ещё и бейсболку, тоже зелёную, в тон к куртке. Серёжка померил и согласился.
  А вот Мурлону не повезло. Из того, что принесла Бирюза - три футболки и три рубашки - он не выбрал ничего. Не шёл зелёный цвет к бордовой шерсти кота. Тогда расстроенная Бирюза сказала, что собственноручно выстирает его грязную футболку и заштопает прореху на плече так аккуратно, что никто не заметит. И стоить это будет всего ничего - четверть сказки. А дырку на коленке Серёжкиных брюк она заштопает и вовсе бесплатно.
  Тут же были заключены соответствующие договоры, а расчет по проведённым сделкам Мурлон пообещал произвести сразу после ужина.
  Серёжка недоумевал, как можно рассказать одну четвертую часть сказки, но Мурлон его успокоил:
  - Не переживай, когда нам принесут счет за ужин, в нём наверняка окажутся недостающие три четверти.
  Мальчик предложил коту прогуляться по стране Зелёных Человечков, но кот отказался.
  - Как я пойду? Мою фирменную футболку хозяйка унесла. Это ты как франт разодет, а я в полуголом виде разгуливать на глазах у прохожих не могу... Лучше отдохнём после сытного обеда, - сказал он, сладко зевнув. - Мы с тобой, Серёжка, вчера весь день по бездорожью топали, ноги били. И сегодня с утра на ногах. Да ещё эти собаки! А завтра путь нелёгким будет - по горным тропам идти придётся. Вот полежим сейчас, отдохнём, наберёмся сил перед завтрашним походом, приведём нервы в порядок...
  Мурлон прыгнул на мягкую перину и свернулся калачиком. Через минуту он уже громко урчал, как это делают все коты на свете когда спят. А Серёжка вышёл на балкон и долго смотрел вдаль, где в голубой дымке виднелись очертания гор. Где-то там, за горами стоял Чёрный замок злой колдуньи Мерзавры, а в нём томилась Ленка Кузнецова...
  Ужин был достаточно скромным. У них оставались копченые колбаски, два куриных крылышка и хлеб. Мурлон попросил принести себе молока, а Серёжка чаю - это и было недостающими тремя четвертями сказки. Кроме легкого завтрака приятели попросили Грина и Бирюзу собрать им в дорогу сумку с провиантом. Заказ обошёлся в целых пять сказок. Итого, с ночёвкой, ужином и одеждой получилось десять.
  - Осилишь? - спросил Мурлон.
  Серёжка подумал и кивнул.
  После ужина он пересказал Зелёным Человечкам десять мультиков, и, казалось, был не менее счастлив, чем они.
  - Завтра разбудите нас пораньше, - попросил Мурлон Грина и Бирюзу.
  - А куда вы направляетесь, если не секрет? - поинтересовался Грин.
  - Мы идем в страну Монгов, - ответил кот. - Хотим получить консультацию у подземных жителей по поводу строительства тоннелей. Мы, жители Мурландии, решили строить дорогу до Гудландии.
  - Так ведь такая дорога существует, - прищурился Грин.
  - Да, но она слишком длинная, так как огибает гору. Мы хотим сделать её короче, пробив в горе тоннель.
  - Значит, вы строители, - сказал Грин.
  - Да, - важно ответил Мурлон. - Я строитель с большим стажем, а мой товарищ очень опытный пиротехник.
  - Но он так юн! - удивилась Бирюза.
  - И, тем не менее, Сергей - мастер своего дела. Юное дарование!
  Когда Зелёные Человечки ушли, Серёжка и Мурлон вышли на балкон подышать перед сном воздухом и полюбоваться закатом. На балконе стояло два плетеных кресла.
  - Расскажи мне о Монгах, - попросил Серёжка. - Кто они такие и почему живут под землёй?
  - Монги не всегда жили под землёй, - начал кот, усаживаясь в кресло. - Пятьсот лет назад они были обычными жителями Зачердачья: сеяли хлеб, разводили скот, занимались различными ремёслами. Но однажды началась война...
  - Это когда они воевали с летающими людьми?
  - Да. И это была последняя война в Зачердачном мире...
  - А кто на кого напал? - спросил Серёжка.
  - Монги. Это они вторглись в страну Флэгов.
  - А как они прошли через Дремучий Лес? Ведь там же людоеды!
  - Людоеды не отважились напасть на многочисленное войско... Но я смотрю, ты опять принялся за старое! Если ты все время будешь меня перебивать, клянусь, я перестану рассказывать.
  - Я больше не буду, - пообещал мальчик, - честное слово!
   - Миновав лес, - продолжил Мурлон, - Монги напали на мирных Флэгов врасплох. Но Флэги быстро пришли в себя, вооружились луками и дали агрессорам такой мощный отпор, что те побежали без оглядки. А летающие люди преследовали их и разили своими меткими стрелами. Много Монгов было убито, весь Дремучий Лес был усеян мертвыми телами, а раненных потом добили и сожрали людоеды. Не помня себя от страха, уцелевшие Монги вернулись на родину, но Флэги и там не оставили обидчиков в покое. Монгам пришлось бежать в горы, которые находятся в северной части их страны, и укрыться там от града стрел Флэгов в пещерах. И они долго не вылезали оттуда, опасаясь, что Флэги караулят их у входов... Сидя в пещерах при свете факелов, один из Монгов, некто Алдвахрам, от нечего делать стал ковырять стену. И вдруг что-то ослепительно сверкнуло! Это был алмаз чистейшей воды. Так Монги нашли драгоценные камни, а потом и золото... Они вышли на поверхность, когда Флэги улетели, и вернулись к обычной жизни. Но их со страшной силой тянуло назад в пещеры. Сначала некоторые из Монгов стали добытчиками подземных богатств, через некоторое время их стало больше, а вскоре все Монги ушли с поверхности земли и превратились в подземных жителей.
  Кот замолчал. Серёжка подождал немного и, поняв, что рассказ окончен, осмелился подать голос:
  - Можно задать вопрос? - мальчик поднял руку, словно находился на уроке в классе.
  - Задавай, - разрешил довольный Мурлон.
  - А почему Мерзавра не вмешалась, когда Флэги убивали её подчинённых и загоняли под землю? И почему потом разрешила Монгам стать подземными жителями?
  - Между прочим, ты задал целых два вопроса. Но я отвечу на оба. Чёткого ответа на первый вопрос у меня нет. Может, в те далекие времена Мерзавра ещё не была такой могущественной волшебницей. А может, другие волшебники Зачердачья не позволили ей вмешиваться в ход военных действий. Но я, признаться, иногда задумывался над этим вопросом. Думаю, Мерзавре было тогда не до этого. Скорей всего она моталась по внешнему миру в поисках кандидатуры на роль её нового тела. А когда вернулась, война уже окончилась, а её подданные ушли в пещеры навсегда... Почему она не заставила их выйти из пещер?.. А зачем? Монги добывали для неё золото и камни, и это Мерзавру вполне устраивало. А сейчас ей вообще безразлично: есть у неё подданные или нет, живы ли... Весь Чёрный замок завален драгоценностями. Когда мне довелось побывать у Мерзавры, так сказать, 'в гостях', я видел горы несметных сокровищ. Изумруды, рубины, алмазы буквально валялись под моими ногами...
  - А они добрые или злые? - спросил Серёжка.
  - Кто, Монги?.. Да как тебе сказать... - кот пожал плечами. - Их нельзя назвать злыми, но они и не дружелюбны. Монгам всё равно, что творится в мире. Им было бы наплевать на проблемы жителей Зачердачья, если бы у жителей Зачердачья эти проблемы возникли. А уж что касается беды какого-то Серёжки Федотова из внешнего мира... Если ты думаешь, что найдешь в Монгах союзников, ты глубоко ошибаешься. Но и мешать нашим разборкам с Мерзаврой они не станут. Подземные жители гордятся своим нейтралитетом, и их волнует только один вопрос - закончатся ли когда-нибудь запасы драгоценных камней и золота в их пещерах.
  
  Коварство Зелёных Человечков
  - И как здесь Зелёные Человечки ходят! - проворчал Серёжка. - Козья тропа какая-то, а не дорога...
  - А вот как мы сейчас с тобой идем, так и идут, - рассмеялся Мурлон, понимая причину недовольства мальчика: они шли по узкой горной тропинке, и была Серёжкина очередь нести заплечный мешок с провиантом. - Нагрузятся тюками как ишаки и идут... А что тебе не нравится?.. Чудесная прогулка! Чистый горный воздух, живописные пейзажи. Одни водопады чего стоят. Ты посмотри, красота-то какая!..
  - Если я буду глазеть по сторонам, то запнусь и упаду в пропасть, - ворчал Серёжка.
  - Да тут падать-то... - Мурлон опасливо вытянул шею и посмотрел вниз, - метров сто каких-то.
  - И вообще, мне кажется, что уже давно наступила твоя очередь тащить этот рюкзак.
  - Это тебе только кажется, - сказал кот. - Ладно, видишь площадку впереди? До неё дойдём, отдохнём, перекусим, дальше я понесу.
  - Ну да... Тебе легче будет. Сейчас половину один слопаешь...
  - Ха-ха-ха! - засмеялся Мурлон. - Это как в твоем мультфильме про Чебурашку: 'Гена, давай я возьму чемодан, а ты возьмёшь меня'. Ха-ха-ха!
  Площадка, про которую говорил Мурлон, была специально устроена Зелёными Человечками, как место привала на пути к пещерам Монгов. Посредине площадки лежал большой плоский камень, а вокруг него было расставлено несколько камней поменьше. Наши скалолазы уселись и разложили на каменном столе пакеты с провизией, собранной в дорогу хозяевами харчевни 'Зелёный петушок'.
  - Бери свой хлеб, - сказал Мурлон, протягивая Серёжке завёрнутый в чистую холстину каравай, - а я займусь курочкой. Ого! Какая тяжелая! Не меньше двух кило... Этот Грин, как выяснилось, не такой уж плохой парень!..
  Мурлон стал разворачивать большой сверток, на котором проступили жирные пятна. В свертке оказалась рваная Серёжкина куртка с упакованным в неё обломком зеленоватого гранита.
  - Фью, - присвистнул кот, - вот те на!
  - А у меня... - мальчик показал Мурлону черствый каравай, изгрызенный мышами и покрытый зелёными пятнами плесени.
  - Ну, я этому Грину!.. - злобно прошипел кот. - Я на обратном пути всё его жирное лицо исцарапаю!
  - А может колбаски съедобные? - неуверенно спросил Серёжка.
  Мурлон стал поспешно разворачивать пакет, в котором по идее должны были находиться копчёные колбаски; во всяком случае, дымом от пакета пахло. Но колбасок там не было и в помине - вместо них Мурлон обнаружил десятка два обугленных палочек.
  - Это все ты! - кот сверкнул на мальчика зелёными глазами. - Всю дорогу мне твердил: 'Какие добрые и милые эти Зелёные Человечки! Как они любят сказки! Как внимательно слушают!' Вот и развесили уши. Только не они, а мы. А не я ли тебе говорил, что Зелёным Человечкам доверять нельзя?
  Серёжка вздохнул и в свою очередь упрекнул Мурлона:
  - А ты ведь у нас такой недоверчивый и такой предусмотрительный! Почему не проверил?
  - Вот потому и не проверил! - огрызнулся кот, но тут же смягчился: - Ладно, не будем ссориться. Оба виноваты... И вообще, не надо делать из еды культа, - повторил он свою излюбленную фразу, которой, впрочем, сам следовал далеко не всегда. - Во всём что случается, можно найти и положительные моменты.
  - Назови хоть один, - шмыгнул носом Серёжка.
  - Дальше пойдём налегке.
  - Выходит, я зря всё это тащил... - сказал Серёжка, кивнув на разложенный на камне мусор.
  - А это ещё один положительный момент! - бодро заявил Мурлон. - Лишний раз немножко потренировался. Ничего, Серега! Как говорил великий полководец Александр Васильевич Суворов: 'Тяжело в ученье - легко в бою'... Ну что, отдохнул?.. Тогда вперёд! - Кот решительно поднялся и, закинув пустой мешок на плечо, первым пошёл по горной тропе.
  
  К вечеру уставшие и голодные, они спустились к подножью гор.
  Предполагая, что где-то поблизости могут находиться пещеры Монгов, Серёжка с надеждой в голосе спросил:
  - А может, зайдём к Монгам? Что они, в самом деле, поесть не дадут? И в ночлеге двум уставшим путникам откажут?
  - Не дадут и откажут, - отрезал Мурлон. - Монги тебя даже на порог пещеры не пустят, уж ты мне поверь, Серёжка. Вот если бы это ты им еду и одежду принёс, тогда бы они тебе горсточку камешков отсыпали. Но переночевать всё равно не пустили бы.
  - А если им тоже сказку какую-нибудь рассказать? Вдруг заинтересуются?..
  - Да не нужны им твои сказки, - махнул лапой кот. - Лучше пойдём вон в тот лесок да найдём местечко поудобней. Ты дрова для костра насобираешь, а я на охоту схожу. В стране Монгов дичь непуганая...
  Через часок, когда ночь уже опустилась на страну Монгов, на полянке ближнего леса горел костёр. Весело потрескивали в огне сухие сучья, а на вертеле истекала жиром тушка какого-то лесного зверька. Кот и мальчик сидели у костра, Мурлон часто поворачивал вертел. Запах стоял изумительный. Серёжка решил не спрашивать, что за зверька принёс Мурлон с охоты и сейчас жарит, но Мурлон сам сказал:
  - Давненько я зайцев не едал, - облизнулся кот. - Жаль, что без соли придётся длинноухого слопать... А ты, Серёжка, как к зайчатине относишься?
  Мальчик проглотил слюну и ответил:
  - Ни разу не пробовал, но чувствую, что отношусь к ней очень даже положительно.
  Поужинав, путники улеглись у догорающего костра и уснули практически моментально.
  
  Часть третья
  Волшебный жезл
  
  У стен Чёрного замка
  Мальчик и кот, притаившись в зарослях дикой яблони, которой зарос небольшой пригорок, с неприязнью смотрели на мрачные башни Чёрного замка.
  Серёжка с трудом сдерживал себя, чтобы не помчаться вперёд, как тогда - на Площади Миражей. Ему не терпелось поскорее вызволить Ленку из плена. И Мурлон горел желанием попасть в апартаменты Мерзавры, чтобы помочь мальчику, а заодно поквитаться со злой колдуньей, погубившей его Искру. Однако подойти к замку, оставшись незамеченными, являлось задачей не из лёгких. Находящаяся в нескольких шагах от их укрытия дорога, ведущая к воротам замка, пролегала практически по открытому месту. Слева и справа от неё расстилалось каменистое плоскогорье, поросшее крапивой, лопухами и чахлыми кустами какой-то ярко-красной ягоды, скорей всего ядовитой. Красные пятна ягод были похожи на брызги крови.
  - Далеко! - с досадой сказал Серёжка. - Незаметно подобраться не получится.
  - Да, место открытое, - согласился Мурлон, - но я бы пробрался. Уже приходилось. Принял вид обычного кота и прошёл, скрываясь за кустами. Так и сейчас сделаю, только темноты дождусь. Ночью, как известно, все кошки серы. Побываю во враждебном лагере, а потом мы с тобой решим, что дальше делать и как Ленку твою спасать. А пока... - кот достал из кармана маленький блестящий бинокль и приложил к глазам, - понаблюдаем с безопасного расстояния.
  - Много ли можно разглядеть в театральный бинокль, - с сомнением в голосе произнёс Серёжка, - далековато для такого малыша...
  - Сам ты театральный! - рассердился кот, отняв бинокль от глаз. - Сам ты малыш! Да такого бинокля, как этот, не то, что в театре, вообще нигде днем с огнем не найти. Современное достижение науки! Двадцатикратное увеличение! На, глянь, сам убедись. - Мурлон отдал бинокль мальчику.
  Мальчик прильнул к окулярам.
  Громада Черного замка будто бы навалилась на него. Он даже отдёрнул голову, интуитивно отстраняясь. Но, сообразив, что это всего лишь оптический эффект, Серёжка стал смотреть на окна в надежде увидеть Ленку, которая наверняка томится в одной из башен Чёрного замка. Однако все окна оказались наглухо закрыты ставнями. Только на самом верху каждой башни имелось по одному зарешёченному окошку-бойнице. Но они были очень узки и, по-видимому, расположены высоко от пола, поэтому кроме царящего внутри полумрака не было видно ничего.
   Мальчик опустил бинокль ниже и увидел двух странных существ, стоящих у ворот замка на карауле. По описанию Мурлона это были нелюди. У них были вытянутые морды, похожие на волчьи, только страшнее, и гибкие мускулистые тела с длинными когтистыми лапами. В руках у нелюдей ничего не наблюдалось. Зачем клинки, пики и алебарды, если сами лапы этих жутких существ - смертоносное оружие?
  Неожиданно калитка рядом с воротами открылась, и из неё вышел нелюдь-гигант с огромной крутолобой головой, украшенной рогами, со свиным рылом и с клыками, кривыми кинжалами загибающимися кверху.
  - Там Минотавр какой-то... - сказал Серёжка, вспомнив мультфильм о подвигах древнегреческого героя Тесея.
  - Дай-ка сюда, - Мурлон нетерпеливо отобрал у мальчика бинокль. - А... старый знакомый. Цикл. Вот образина-то! Посты проверяет. Будем надеяться, что по ночам он спит, а его солдаты слишком глупы, чтобы помешать мне, хитроумному и ловкому Мурлону Бордо, проникнуть в Чёрный замок. Скорей бы уж стемнело... Знаешь, Серёжка, что надо сделать, прежде чем приступать к планированию диверсионной операции?
  - Хорошо подкрепиться и отдохнуть? - предположил мальчик, хорошо изучивший взгляды кота на решение многих проблем.
  - Надо хорошенько изучить противника, - сказал Мурлон, - определить слабые места в его обороне, а в нашем случае ещё и найти местоположение объекта. А объект как ты понимаешь - твоя возлюбленная.
  Серёжка фыркнул, но промолчал.
  - А по поводу обеда... - кот посмотрел на солнце, - вернее, ужина, ты абсолютно прав. Перекусить не мешало бы...
  Мурлон сорвал с ветки яблочко, откусил кусочек, пожевал и тут же выплюнул.
  - Тьфу! Какая гадость!.. Не ешь, Серёжка, эту дрянь, живот заболит. - Он развязал мешок, достал остатки зайца, пойманного и зажаренного им сегодня утром, и отдал мальчику. - На двоих маловато будет, а тебе одному в самый раз. Насколько я смог заметить, ешь ты мало.
  - А ты как же?
  - Пойду, прогуляюсь, - подмигнул Мурлон Серёжке и исчез в кустах.
  Вернулся он примерно через полчаса и улегся на спину, закрыв глаза.
  - Ты нашёл, чем перекусить? - спросил мальчик.
  - Угу, - ответил кот, но тему развивать не стал. Серёжка понял, что его товарищ к разговору не расположен и собирается поспать перед предстоящей разведкой.
  Но Мурлон не уснул, лежал молча и о чём-то думал. Наверное, вспоминал свою Искру. Изредка он открывал глаза и смотрел в быстро темнеющее небо. Когда в нём зажглись первые звезды, кот полежал ещё немного, потом резко поднялся и сказал:
  - Однако полночь... Ну, я пошёл. Сиди здесь тихо, не высовывайся и жди меня.
  - Хорошо, - пообещал Серёжка. - Только ты это... возвращайся быстрее.
  - А ты что, темноты боишься?
  - Ничего я не боюсь! Просто за тебя волноваться буду...
  Мурлон стянул футболку, снял джинсы и моментально уменьшился в размерах. Подмигнув Серёжке на прощанье, он спустился с пригорка и исчез в темноте.
  Мальчик долго смотрел ему вслед, пытался заметить хоть тень, но кот был мастером скрытного перемещёния по пересеченной местности. К тому же, как известно, ночью все кошки серы...
  Серёжка аккуратно сложил брошенную Мурлоном как попало одежду, вздохнул, лёг на траву и приготовился к долгому ожиданию.
  И незаметно для себя уснул.
  
  Серёжкин сон
  И приснился Серёжке сон.
  Он с мамой и папой сидит на кухне. И Ленка тут же, у них в гостях. Сидит рядом с Серёжкой и смотрит на него так ласково, так... ну, в общем, хорошо смотрит.
  Не совсем понятно, который час, но видно, что уже поздний вечер - за окном темно.
  На столе на большом мамином любимом зелёном блюде запеченная в духовке курица, ещё одно блюдо с копчёными колбасками и много-много нарезанного большими кусками белого хлеба.
  А на стене висит отрывной календарь, а на нем дата: 29 сентября.
  - Кем ты станешь, когда вырастешь? - спрашивает мама.
  Папа отвечает за Серёжку:
  - Наш мальчик будет конструктором летательных аппаратов. Как я.
  - Зачем ты навязываешь Серёженьке свое мнение?- укоризненно говорит мама.
  - Но он сам всегда говорил об этом, - возражает папа.
  - А может, наш сын уже поменял своё мнение? Ты же знаешь, что в таком возрасте это часто случается... Может Серёжа хочет пойти учиться на экономиста, а не на конструктора? Вот выучится и будет как я.
  - Мам, а ты разве экономистка?- удивляется Серёжка (он никогда почему-то не интересовался, где работает мама и чем занимается).
  - Да, - кивает мама.
  - А где ты работаешь?
  - В коммерческой фирме, занимающейся поставками всевозможных оптических приборов.
  - И биноклей?
  - И биноклей в том числе.
  - Значит, ты коммерсантка?
  - Ну... в некотором роде.
  - А ты знаешь основное правило коммерсантов? - испытующе смотрит на маму Серёжка.
  - Думаю да, - отвечает мама. - Помогать людям получать то, что им необходимо.
  - А вот и неправильно! - восклицает Серёжка. - Главное правило коммерсантов: купить подешевле, а продать подороже.
  Все за столом смеются, и даже Ленка прыскает в кулак. Серёжка на неё обижается.
  - Кто тебе это сказал?- сквозь смех спрашивает мама
  - Мурлон...
  - Кто такой Мурлон? - удивляется папа.
  - Один мой знакомый... Нет, друг! - поправляется Серёжка.
  - Я бы порекомендовал тебе, сынок, быть более осмотрительным в выборе друзей, - строго говорит папа. - Но что-то раньше я никогда от тебя не слышал этого имени. Ты с ним давно подружился?
  - Ну... не так чтобы очень давно, но и не вчера. Хотя... - Серёжка смотрит на календарь, - можно даже сказать: сегодня.
  - И где, если не секрет? И кто вас познакомил?
  - Это не важно. Важно то, что Мурлон мой лучший друг. Не считая Ленки, конечно...
  - А мне почему-то кажется, что ты его просто придумал, - говорит папа.
  - И ничего я не придумал! Мурлон существует!
  - Хорошо. Тогда расскажи нам про него. Кто такой? Где живёт? Чем занимается? Учится?.. И вообще - сколько ему лет?
  - Мурлон немного старше меня... Лет на тридцать.
  - Ого! На тридцать лет?! - удивляется папа. - Так твой дружок не то, что тебя, он и меня старше.
  - Мурлон мне не дружок, а друг! - с вызовом говорит Серёжка.
  - Ну, извини, коли обидел...
  - Ладно, проехали, - угрюмо говорит Серёжка.
  Серёжка ни разу в жизни не произносил при родителях таких слов. Папа начинает моргать, словно вот-вот расплачется, снимает очки и принимается тщательно протирать линзы носовым платком. А мама удивлённо восклицает:
  - Серёжа! Как ты можешь так отвечать отцу? И где ты вообще набрался таких словечек и... и... и... такого цинизма?
  Серёжка понимает, что под цинизмом мама подразумевает только что услышанное из его уст главное правило коммерсантов.
  - И цинизму и грубым словам, нашего сына обучил его лучший друг Мурлон, - вздохнув, говорит папа.
  - Немедленно извинись перед папой! - требует мама.
  Серёжке действительно стыдно.
  - Прости, па, - говорит он и опускает глаза, - я нечаянно.
  Папа заканчивает протирать очки, надевает их и говорит:
  - Мне бы очень хотелось, Сергей, чтобы ты никогда не произносил подобных вульгаризмов. Ни нечаянно, ни нарочно.
  - Я не буду... Я постараюсь.
  Некоторое время за столом царит тишина. Напряженность разрушает Ленка. Она начинает рассказывать маме об успехах своего друга в постижении английского языка. Мама радуется, и папа улыбается, забывая обиду.
  - Так всё-таки, кем ты будешь, Серёженька? - снова спрашивает мама. - Может, хочешь стать переводчиком, как Леночка?
  - Нет, я хочу стать артистом! - заявляет Серёжка.
  - Артистом?!.. - удивляются мама и папа. А Ленка снисходительно усмехается. И это опять очень обидно Серёжке.
  - Да, артистом, - с вызовом говорит он. - Когда я рассказывал мультики Зелёным Человечкам Грину и Бирюзе...
  - Ну вот, теперь ты про инопланетян нам сказки рассказывать будешь! - восклицает папа. - То Мурлон какой-то мифический, то несуществующие зелёные человечки... От Скокова, своего одноклассника, опять его фантастических историй наслушался?.. Ну и выдумщик ты, Серёжка!.. А, я понял! Ты, наверное, не артистом хочешь быть, а писателем-юмористом. Как Михаил Задорнов. И рассказывать всякие смешные истории со сцены.
  Все опять смеются, а громче всех - Ленка. Вот уж от кого-кого, а от Ленки Серёжка никак не ожидал такого.
  - И ничего я не выдумщик! - как мышь на крупу надувается Серёжка на родителей, но более всего - на Ленку. - Зелёные Человечки очень даже существуют, только живут они не у нас в Полынограде, а в Зачердачном мире! А Мурлон... Кстати, что-то Мурлон задерживается... Пора бы уже ему прийти.
  - Ты пригласил своего друга к нам на ужин? - спрашивает мама.
  - Да нет, - отвечает Серёжка. - Мурлон ушёл на разведку, и велел мне ждать. А его всё нет и нет...
  
  Серёжка попадает в плен
  Серёжка проснулся и долго не мог понять, что это было. Всего лишь сон?.. Или разговор с мамой и папой за столом на кухне был на самом деле, а сон - это то, что происходит сейчас...
  Мальчик сел, протер глаза и огляделся. Луна достаточно ярко освещала окрестности Чёрного замка и ей дружно помогали в этом звёзды. Стояла мертвая тишина, только где-то вдалеке изредка ухала ночная птица.
  Серёжка потёр бок - он отлежал его, когда спал... Спал? Ну конечно, спал! И видел во сне маму с папой. И Ленка была с ним рядом лишь во сне... А реальность... вот она: Ленка Кузнецова в плену у злой колдуньи Мерзавры, и её надо, во что бы то ни стало спасать.
  Спасать!
  Серёжка встал и тут же снова сел на траву. Мурлон велел ждать. Сидеть тихо, не высовываться и ждать...
  Минуты ожидания тянулись как резиновые. Первые пять минут растянулись в час. Мальчик подождал ещё пять минут, и ему подумалось, что уже прошла половина ночи. Следующие пять минут показались ему вечностью.
   'Сколько же сейчас может быть времени?.. - подумал Серёжка. - Ещё темно, но кто знает, может, скоро светать станет...'
  Он зачем-то задрал голову вверх и посмотрел на луну. Определять время по положению луны на небосводе Серёжка не умел. Да, наверное, и не каждый взрослый умеет это делать. Луна как луна, висит себе. А где она сейчас должна висеть? На западе или на востоке? А может, вообще - на юге...
  'Ну, где же ты, Мурлон?..'
  В голову лезли тревожные мысли.
  'Неужели Мурлон попался? - думал мальчик. - Правда он говорил, что караульные нелюди - тупые, а он, Мурлон Бордо - хитроумный и ловкий... А вдруг его, такого ловкого и хитрого, всё-таки заметили, схватили, заточили в подвале замка и пытают?! Может, с него сейчас живьём шкуру сдирают! А я тут сижу! Сижу и ничего не делаю. Нет, так не пойдет, друга спасать надо! Нечего рассиживаться, идти надо! Искать надо Мурлона!'
  Серёжка встал и пошёл к замку. Как раз набежала небольшая тучка и на некоторое время закрыла ябеду-луну. Серёжка воспользовался этим обстоятельством и ускорил шаги. Когда тучка улетела, мальчик уже вошёл в глубокую тень, отброшенную луной от центральной - самой высокой - башни Чёрного замка.
  Но, подойдя вплотную к стенам замка, Серёжка вдруг растерялся. Он ведь даже не представлял себе, что надо делать, где и как искать пропавшего товарища. И он сделал первое, что пришло в голову - пошёл вдоль теневой стены Чёрного замка, глядя на её зубчатый верх. В один прекрасный момент ему показалось, что по каменным зубцам промелькнула быстрая тень.
  - Мурлон! - тихо позвал Серёжка. - Эй, Мурлон, это ты?.. Кис-кис-кис...
  Но сколько бы он не вслушивался в тишину, ничего не мог услышать. Либо это был не Мурлон, а какой-то другой кот, либо тень ему просто-напросто померещилась.
  'А вдруг Мурлона не схватили, - подумал Серёжка, - а только обнаружили, и была погоня?! Я спал как сурок и ничего не слышал... Может, лежит сейчас где-то в кустах бедный мой котик и истекает кровью...'
  Серёжка остановился в нерешительности. Что делать? Продолжать бессмысленный обход Чёрного замка по кругу? Подкрасться к воротам и попытаться подслушать, о чём разговаривают караульные-нелюди (если только они вообще умеют говорить)? Или вернуться и поискать Мурлона в кустах?..
  Он хотел было остановиться на последнем варианте и отправиться в обратный путь, как вдруг услышал тихий шорох за спиной и почувствовал, что ворот куртки сдавил горло, а ноги оторвались от земли.
  - Ты что здесь делаешь, гадёныш? - услышал Серёжка громкий бас у себя над ухом. - Шпионишь?!
  Обладатель зычного голоса развернул Серёжку к себе лицом. У мальчика похолодело внутри - на него смотрели налитые кровью глаза 'Минотавра' Цикла.
  - Повторяю вопрос, - сказал Цикл. - Кто ты такой и что делаешь под стенами замка госпожи Мерзавры?
  - Отпустите меня! - прохрипел Серёжка и попытался вырваться.
  Он лягался, но его пинки не достигали цели. Тогда изловчившись, мальчик укусил державшую его руку, однако чуть не сломал зубы о дубленую кожу гиганта. Своими активными действиями Серёжка ничего не добился, зато едва не лишил сам себя последней возможности дышать - Цикл только сильней сжал воротник его куртки.
  - Ах, ты ещё и кусаешься! - удивлённо произнёс он и усмехнулся. Видимо этот рогатый монстр даже не почувствовал боли.
  - Раздави его как клопа, шеф! - раздался хриплый голос рядом и хищно клацнули зубы. - Хочется посмотреть, как из этого человеческого детеныша во все стороны брызнет кровь.
  Серёжка посмотрел вниз и увидел, что рядом с Циклом стоит уродливый нелюдь. Он ухмылялся и потирал когтистые лапы в предвкушении кровавой расправы.
  - Молчи, тупица! - огрызнулся Цикл. - Убить мы его всегда успеем. Нужно сперва узнать, что он делал у замка госпожи.
  - Так спроси его об этом, а потом раздави, - предложил нелюдь.
  Цикл задумался.
  - Нет, посажу-ка я его лучше под замок в камеру Северной башни, - решил он, - а утром госпожа Мерзавра встанет и сама допросит. Ей-то он врать не посмеет.
  - Зачем в башню? - удивился уродец. - Подниматься по винтовой лестнице на самую верхотуру! Давай его в подвал бросим.
  - Подвалы завалены золотом и драгоценными камнями, - возразил Цикл. - Свободна только темница под Южной башней, но там девчонка. А госпожа приказала никого к ней не пускать.
  'Значит, Мерзавра держит Ленку в темнице Южной башни! - радостно подумал Серёжка и тут же огорчился: - Но толку-то с того, что я это теперь знаю... Как я могу вызволить Ленку из плена, если сам так глупо в него угодил...'
  
  Мурлон уже давно всё разведал и выяснил, что Ленка Кузнецова находится в подвале замка в компании с мышами и крысами. Серёжкина подружка оказалась девочкой с характером. Да ещё с каким характером!.. Противиться воли злой колдуньи не каждая девчонка сможет. А Ленка смогла. Вот и бросила Мерзавра малолетнюю строптивицу в темницу, чтобы та, натерпевшись страха и поразмышляв в темноте и одиночестве о неотвратимости своей судьбы, стала покладистей...
  Кот-разведчик сидел на зубчатом парапете стены и уже намеревался покинуть Чёрный замок, когда увидел, что по внутреннему двору шагает Цикл и несёт на вытянутой руке Серёжку, держа его за шиворот. Мальчик самоотверженно сопротивлялся - извивался, как уж, и всё норовил лягнуть своего врага, но не мог до него дотянуться.
  'Ну вот, - с недовольством подумал Мурлон, - теперь вместо одного двоих спасать придётся... Ведь говорил же я этому неугомонному пацанёнку: сиди и не высовывайся. Вот же нетерпеливый какой!..'
  
  Мерзавра
  Комната, куда как котёнка швырнули Серёжку, была небольшой и имела зарешёченное окошко, до которого можно было дотянуться, лишь встав на цыпочки. Из мебели в застенке имелась железная кровать, на которой не было ни матраца, ни подушки, не говоря уже об одеяле, да тяжелая деревянная табуретка. На табуретке одиноко стояла большая металлическая кружка.
  Серёжка поднялся с пола и подошёл к табурету. Надавленное горло болело и нестерпимо хотелось пить. В кружке была какая-то жидкость. Надеясь, что там вода, мальчик поднёс её к губам, но тут же брезгливо отвел от себя. Вода (если это только была вода) давно протухла и пахла отвратительно. Поставив кружку с вонючей жидкостью на каменный пол, мальчик уселся на табурет и стал ждать сам не зная чего. Возможно, чуда...
  Вдруг со стороны двери послышался тихий скрежет. Серёжка насторожился. Когда его запирали поворот ключа в замочной скважине и грохот засова были такими громкими, что, казалось, слышно было в Гудландии. А тут... тихо так, словно мышка скребётся.
  Серёжка подошёл к двери и прислушался. Скрежет затих, но раздался шепот Мурлона:
  - Эй, Серёжка, ты не спишь?..
  - Как я могу уснуть?!
  - Не можешь?.. Ну, ты меня удивил! - съехидничал кот. - А я не могу этот чёртов замок открыть. Отмычек у меня с собой нет, а подручными средствами...
  - Мурлон, миленький, ну постарайся, - тихим шёпотом взмолился мальчик.
  - Чего постарайся! - раздражённо прошептал Мурлон. - Говорю же: не могу. Попробуй-ка, поковыряйся проволочкой, даже если она и золотая!
  - Что же делать?..
  - Потерпи, что-нибудь придумаю... Если до утра у меня ничего не выйдет, а у меня скорей всего ничего не выйдет... - Мурлон вдруг замолчал.
  - Что?.. Ну что, Мурлон? Что ты молчишь?..
  - Светает уже... Утром тебя отведут к Мерзавре. Ни в коем случае не говори ей, кто ты такой на самом деле и зачем сюда пожаловал. А главное - не думай про это! Хотя... она все равно тебя расколет в два счёта. Уж чего-чего, а мысли Мерзавра умеет читать не хуже Гудмэна.
  - И что теперь делать?
  - Серёжка, - зашептал Мурлон, - ты всё-таки постарайся... Когда будешь отвечать на вопросы Мерзавры, выбрось из головы все мысли о Ленке Кузнецовой. Придумай что-нибудь, какую-нибудь историю... Ты же умеешь! Я помню, как ты рассказывал мультики Грину и Бирюзе. Что забыл - на ходу придумывал. Вот и сейчас придумай! И всё время думай о том, что придумал. Это собьет Мерзавру с толку и надеюсь, сразу тебе голову не открутят... Но не будем о грустном. Я подслушал, что Мерзавра собирается рано утром покинуть Чёрный замок. У волшебника Гудмонинга, правителя Гудландии, завтра день рождения. Вечером в Жёлтом замке будет пир, потом выступления трубадуров и скоморохов, файершоу и прочие развлечения. На следующий день - продолжение банкета. Мерзавра естественно приглашена на торжества и её по моим расчетам не будет минимум три дня... Все, Серёжка, кто-то сюда идет. Спрячусь...
  Через минуту клацнул засов, щёлкнул замок, и дверь открылась. В проеме возникла голова Цикла.
  - Ты с кем здесь шепчешься, гаденыш? - сердито спросил 'Минотавр'.
  - У меня кот убежал, - брякнул первое, что пришло на ум, Серёжка. - Я его звал.
  - Кот? Какой кот? В замке госпожи Мерзавры никогда не было кошек. Только в виде воротника. - 'Минотавр' заржал как конь и, заперев дверь, ушёл.
  Оставшись один, Серёжка снова присел на табурет, и весь остаток ночи сочинял историю о сбежавшем коте Мурзике.
  
  Утром его повели на допрос.
  Мерзавра сидела на мягком пуфике в своей опочивальне. На ней был цветастый домашний халат и розовые тапочки, а голова повязана косынкой, из-под которой выглядывали бигуди. Злая волшебница походила на самую обыкновенную старушку из родного Серёжкиного мира. Старушка пила утренний кофе, и его аромат растекался по спальне.
  - Здравствуй, мальчик, - поздоровалась она и улыбнулась. Но Серёжка заметил, что улыбка у Мерзавры какая-то ненастоящая - улыбались лишь тонкие бледные губы, глаза - некогда зелёные, а теперь изрядно выцветшие - оставались холодными и смотрели на него строго и неприязненно. Мальчику стало страшно.
  - Здравствуйте ваше высочество, - промямлил Серёжка в ответ, чувствуя, что его язык заплетается, а ноги вдруг приросли к полу.
  - Кто ты и что делал ночью у стен моего замка?
  - У меня кот убежал, Мурзиком зовут. Вы, ваше высочество, случайно его не видели?
  - Кот?.. Какой кот?
  - Серый. Полосатый... С хвостом.
  - Подойди-ка поближе, - поманила Серёжку пальцем Мерзавра, - хочу заглянуть тебе в глаза.
  Серёжка на ватных ногах приблизился к колдунье, не прекращая думать о сером полосатом коте с длинным хвостом трубой и торчащими усами.
  - Кот говоришь?.. - Глаза колдуньи, только что бывшие бледно-зелёными, стали вдруг чёрными. Взгляд их был страшен. Серёжка старался смотреть не в глаза старухи, а в её переносицу, и пытался удержать в памяти придуманное изображение кота.
  - Ну да, Му-мурзик, - заикаясь, говорил он. - Я ко-кормил его молоком, которое приносили Зе-зелёные Человечки, но мой любимый Мурзик очень любил п-п-п-птичек и всё время уходил из п-п-п-п-пещеры, чтобы на них по-по-поохотиться. Он всегда возвращался, а вчера не-не-не вернулся. Я по-пошёл его и-искать и случайно оказался у ва-ва-вашего за-замка...
  - Ага, - подтвердил его слова Цикл, стоявший у двери спальни. - Когда я поймал этого сопляка, он смотрел на стену и звал: кыс-кыс-кыс.
  - Странно... Что-то мне не нравится в твоих мыслях, - задумчиво сказала Мерзавра. - Чего-то ты не договариваешь... Ты говоришь, что живешь в пещере?
  Серёжка кивнул.
  - Значит, ты Монг?
  - Монг, - ответил Серёжка.
  - Ты не похож на Монга, - покачала головой колдунья. - У тебя светлые волосы. А у Монгов они чёрные.
  - Я Монг, - как можно правдивеё повторил Серёжка. - У меня мама светловолосая.
  - Как тебя зовут?
  - Алдвахрамом, - сказал Серёжка, назвав единственное известное ему монговское имя, которое вспоминал прошедшие полночи. (Это имя произнёс Мурлон, когда говорил о Монге, нашедшем первый драгоценный камень).
  - Имя монговское, но уж очень редкое. Не верю я тебе... Алдвахрам, - усмехнулась Мерзавра. - Ты не Монг. Если бы мне сегодня не нужно было так срочно уехать, я бы добилась от тебя правды, уж ты мне поверь.
  - Он точно не Монг, от него не пахнет землей и каменной пылью. Прикажете отдать его моим солдатам, госпожа? - спросил Цикл. - Они уже просто изнемогают от скуки!
  Мерзавра покачала головой и сказала:
  - Пусть поизнемогают ещё немного. Вернусь, повеселимся вместе. Мне тоже не часто удаётся отвести душу. Организуем Большую охоту! Вот смеху-то будет... Всё, веди его в башню. И смотри, чтобы не сбежал, башкой своей рогатой ответишь!
  - От меня не сбежит, - заверил Мерзавру Цикл, - я его лично по ночам сторожить буду.
  - И кормить не забывай. А то обессилит малец за трое суток и твои ребята слишком быстро его догонят и растерзают. А мне хочется подольше понаслаждаться зрелищем!..
  
  Неожиданное подкрепление
  Цикл, выйдя из апартаментов Мерзавры, повел мальчика к месту заточения. Мурлон, стоявший все это время за дверью и слышавший весь разговор колдуньи с мальчиком, успел вовремя юркнуть за постамент, на котором стоял рыцарь (не настоящий, конечно, одни доспехи, скрепленные проволочками).
  'Молодец, пацан! - мысленно похвалил он Серёжку. - Одурачил саму Мерзавру! А из него мог бы получиться неплохой волшебник! Или разведчик на худой конец...'
  Держась в тени, кот бесшумно пошёл следом за Серёжкой и его тюремщиком. Убедившись, что они вошли в дверь Северной башни, он быстрой тенью пересёк двор и вскарабкался на невысокую пристройку к башне. С неё по наклонному водосточному желобу ловкий кот перебрался на крышу северного крыла замка, а оттуда без разбега легко перескочил на крепостную стену. Спуститься вниз наружу Мурлону помог огромный высохший дуб, который уже давно пора было срубить. (Видимо Мерзавра до сих пор не удосужилась дать такое распоряжение лишь потому, что даже не предполагала, что кто-либо осмелится проникнуть в замок без её на то ведома). Пересечь открытое пространство между замком и зарослями дикой яблони, быстро перебегая от одного куста ядовитой ягоды к другому, Мурлону тоже не составило большого труда.
  Оказавшись в их с Серёжкой вчерашнем укрытии, кот вернул себе свой прежний облик, оделся, сел и стал размышлять:
  'Сегодня Мерзавра покинет замок. Замечательно! Без неё всё должно пройти много проще... Но хоть колдунья и говорила, что уезжает на пару дней, надеяться на её длительное отсутствие, чтобы как следует подготовить операцию по спасению детей, нельзя. Характер у старухи склочный. Ещё поссорится с кем-нибудь из гостей, а то и с самим именинником, да и вернется... Операцию надо провести этой ночью. Промедление смерти подобно'
  Мурлон заметил движение у ворот Чёрного замка и поднял бинокль.
  Четыре гориллы выносили из ворот носилки с Мерзаврой; сопровождали её лишь двое нелюдей. Ни свиты, ни Цикла, и только два его солдата. Столь малая численность представительства объяснялась просто. Придворные кавалеры и дамы, передвигающиеся на своих двоих, только затянули бы время следования до Гудландии. А с плодами своей жуткой магии - нелюдями - Мерзавра ни за что не явится ко двору Гудмонинга. Этих двоих она взяла с собой на всякий случай. Скорей всего, они, сопроводив свою госпожу до границы страны Монгов с Дремучим Лесом, вернутся в замок. Либо будут там ждать её возвращения. Если бы Мерзавра не была такой дряхлой старухой, она бы и без носильщиков обошлась, мгновенно телепортировавшись в Жёлтый замок. Ну, в худшем случае, за три скачка.
  Проводив процессию до поворота дороги, Мурлон навёл бинокль на верхнее зарешёченное окно Северной башни, за которым томился его товарищ.
  'Да, Серёжка, наломал ты дров! - подумал кот. - Сегодня ночью вызволили бы из плена твою Ленку и только нас здесь и видели! Пока Мерзавра на именинах Гудмонинга прохлаждается, мы бы уже до Хрустального замка мэтра Бэзила добрались. Мэтр не отказал бы в убежище, а то и до портала добраться помог бы... А теперь сначала тебя спасай. А как?.. Надо подумать...'
  Операция по спасению мальчика осложнялось тем, что караулить его по ночам вызвался сам Цикл. А Цикл - противник опасный, мимо него проскользнуть будет весьма проблематично. Поэтому вариант освобождения Серёжки изнутри башни скорей всего отпадал.
  Кот снова посмотрел в бинокль на Северную башню, потом на сухой дуб, прикинул расстояние и, почесав затылок, пробормотал:
  - Далековато. Придётся сверху...
  Вдруг Мурлон замер, кое-что почувствовав. Он посмотрел на северо-запад и, увидев маленькую точку в голубом небе, улыбнулся. Разглядывать в бинокль летевшую к нему птицу кот не стал, он уже знал кто это.
  - Ну, как дела? - спросил Якоб (конечно, это был он), минут через десять приземлившись рядом с Мурлоном. - Вижу, по твоей кислой мине, не очень.
  - Здравствуй, Яша, - поздоровался Мурлон. - Сколько лет, сколько зим...
  - Привет, Мурзя. Где мальчишка?
  - В башне, - Мурлон кивнул на Чёрный замок.
  - А что он там делает?
  - Под замком сидит.
  - Я говорил Гудмэну, что ты со своей преступной беспечностью, и чрезмерным самомнением, всё дело завалишь - и девчонку не спасёшь и пацана погубишь, - проворчал Якоб. - Вот он и послал меня к вам на помощь... Ладно, что делать думаешь?
  - Как стемнеет, пойдём выручать пацана. Подлетишь вон к тому окну, - Мурлон показал лапой на верхнее окошко Северной башни, - передашь Серёжке... - он стал выкладывать на землю содержимое своих безразмерных карманов: складной нож, зажигалку, связку отмычек, две взятых на хранение у мальчика 'бомбежки', какие-то коробочки, пакетики. Наконец он вытащил плоскую черную коробочку и потряс ею в воздухе. - Передашь ему вот этот набор пилок.
  - Китайские? - Якоб склонил свой яркий ирокез набок.
  - Обижаешь! У меня ширпотреба нет, один эксклюзив.
  - И это? - Якоб кивнул клювом на желтенькую разовую зажигалку.
  - Ну, это... - пожал плечами Мурлон. - Мне не часто приходится огнем пользоваться... Между прочим, этот 'Крикет' в экстренной ситуации нас с Серёжкой не подвёл. Но, как говорится, ближе к делу.
  - Хорошо, - согласился Якоб. - Насколько я понял, ты хочешь, чтобы десятилетний мальчик перепилил пару толстых железных прутьев, потом привязал веревку и спустился по ней на землю с высоты пятиэтажного дома?
  - Ты правильно меня понял, - кивнул Мурлон.
  - А ты не подумал, что такие упражнения могут оказаться ему не по силам?
  - Серёжка справится, - заверил попугая кот, - я в нем уверен как в самом себе.
  - Ну-ну, - скептически хмыкнул Якоб, - допустим. А крепкая веревка нужной длины у тебя есть?
  - Веревки нет. - Мурлон почесал за ухом. - Я думал по замку пошарить. Наверняка что-нибудь подходящее нашёл бы. Но раз уж ты прилетел, то рисковать лишний раз не буду. Мы её сейчас с тобой общими усилиями изготовим.
  - Из чего? - моргнул чёрным глазом Якоб.
  - Да из чего угодно! Вон, хоть из той коряги. Зря нас, что ли Гудмэн обучал искусству трансмутации?
  - Это он тебя обучал, - возразил Якоб, - а я к превращениям одного объекта в другой не готовился. Меня же Гудмэн в основном в качестве ретранслятора своей волшебной силы использовал.
  - Теперь поработаешь в качестве усилителя моей волшебной силы. У меня у одного силёнок не хватит, а вдвоём мы справимся.
  
  Серёжка обретает свободу
  На завтрак Серёжке дали кусок чёрствого хлеба и воду, которую налили, выплеснув протухшую, и даже не ополоснули кружку. Мальчик вначале хотел ультимативно отказаться от еды, но, трезво рассудив, что силы ему могут в скором времени понадобиться, съел хлеб до крошки и запил его дурно пахнущей водой. В обед принесли овсяную кашу, которую Серёжка с самого детского сада ненавидел. Но и кашу он съел - с отвращением, но до последней капли.
  А на ужин Цикл лично принёс ему кусок хлеба и молча налил в кружку воды из кувшина.
  - Желаю приятных сновидений, - хохотнул он и ушёл.
  Серёжка услышал, как провернулся в замке ключ и клацнул задвигающийся засов, а потом что-то грузное грохнулось за дверью. Мальчик прислушался и к своёму ужасу услышал шумное сопение, а через минуту раздался мощный храп монстра.
   'Всё пропало! - Серёжка вспомнил обещание Цикла, данное им Мерзавре лично сторожить его. - 'Минотавр' решил улечься спать прямо под дверью... Мурлон не сможет открыть её, не разбудив тюремщика...'
  От огорчения мальчик чуть не расплакался. Но он сжал зубы и прошептал:
  - Мурлон все равно что-нибудь придумает. Он не оставит меня в беде...
  Едва за окошком потемнело, и зажглись звёзды, Серёжка услышал хлопанье крыльев, и тут же какая-то крупная птица возникла в оконном проеме и нетерпеливо постучала клювом по решетке.
  - Эй, юноша! - тихо позвал Серёжку знакомый голос.
  - Якоб! Ты прилетел?! - Мальчик подбежал к окну и встал на цыпочки.
  - А что это за звук? - подозрительно спросил попугай.
  - Это Цикл, он спит... А тебя Иван Иванович сюда отправил?..
  - Некогда разговаривать! - ворчливо сказал Якоб, просовывая через прутья чёрную коробочку. - Вот тебе инструмент, пили решетку.
  Серёжка кинулся к табурету, подтащил его к стене и, забравшись, взял с подоконника коробочку, раскрыл её. В коробочке лежало две блестящие пилки. Серёжка даже зажмурился - так ярко они сверкнули в лунном свете.
  - Это волшебные пилки! - обрадовался он.
  - Нет, но Мурлон уверяет, что весьма качественные.
  - А как я буду потом спускаться? - растерялся мальчик. - Верёвки же нет...
  - Я тебе что - грузовой самолет 'Антей'? Вторым рейсом принесу. Пили, Серёжка, пили. И постарайся делать это бесшумно.
  С этими словами Якоб улетел, а Серёжка оглянулся на дверь, а потом с сомнением посмотрел на толстые железные прутья решетки чуть ли не в его руку толщиной. Но не так страшен чёрт, как его малюют. Чтобы просунуть голову, Серёжке нужно было избавиться лишь от одного вертикального прута, вернее, от его части. Голова пролезет, пролезет и всё остальное - эту аксиому мальчик не раз проверил на практике. Перепилить прут надо было в двух местах: снизу - где он был вделан в каменную кладку, и сверху - под первой поперечной перекладиной.
  Поплевав на руки, мальчик с энтузиазмом принялся за работу. Пилки действительно оказались качественными. Закалённая зазубренная сталь легко вгрызалась в мягкое проржавевшеё за века железо решетки.
  Попилив немного, Серёжка на несколько мгновений прекращал своё занятие и прислушивался. За дверью по-прежнему раздавался мощный храп его тюремщика. Наверное, Цикл и предположить не мог, что пленник может сбежать из камеры через окно, а своё присутствие у двери он считал непреодолимым для злоумышленников препятствием. А потому спал спокойно. Вздохнув, Серёжка принимался пилить снова.
  Изредка к окну подлетал Якоб, спрашивал нетерпеливо:
  - Ну, что там у тебя?
  - Пилю, видишь же, - шёпотом отвечал Серёжка.
  - Быстрее пили. И чему вас только в школе учат? Даже решётку толком перепилить не можешь!..
  Вскоре Серёжка перепилил прут сверху и, заменив затупленную пилку на новую, взялся за нижнюю часть. Когда прут был наполовину перепилен, мальчик хоть и с большим трудом, но всё-таки смог отогнуть его книзу.
  Тут же подлетел контролирующий процесс побега Якоб. На шее попугая висела смотанная в кольцо крепкая верёвка, может быть только чуть-чуть тоньше тех, к которым были привязаны кольца в физкультурном зале Серёжкиной школы.
  Привязав один конец к перекладине, а второй сбросив вниз, мальчик развернул бейсболку козырьком назад и осторожно просунул голову между прутьев. Затем, изгибаясь как уж, он кое-как протиснул плечи. Все остальное сквозь расширенное его стараниями отверстие прошло значительно легче. Правда, выбираясь из окна, Серёжка зацепился за отогнутый прут полой куртки. Раздался неприятный треск рвущейся материи.
  'Жалко, - подумал мальчик, - хорошая была курточка...'
  Обхватив веревку руками и ногами, Серёжка бесстрашно заскользил вниз. Стало жарко ладоням, он, наверное, до волдырей стер их. Но внимания на боль Серёжка не обращал - на земле его ждала радостная встреча с Мурлоном. Мальчик и кот обнялись как старые друзья не видевшиеся много лет.
  - Теперь Ленку спасать пойдём! - с жаром сказал Серёжка. - Я знаю, где она находится. Об этом Цикл случайно обмолвился. Ленка...
  - Да знаю я, - перебил мальчика Мурлон. - Между прочим, раньше тебя узнал. В подвале Южной башни твоя невеста... Кстати, она мышей и крыс боится?
  Серёжка пожал плечами:
  - Не знаю... наверное. Все девчонки их боятся. А что?
  - Мерзавра решила нагнать страху на несговорчивую девочку. В темнице, где она сейчас сидит, полно крыс и мышей.
  - Так они же загрызут Ленку! Надо её срочно из подвала вытаскивать!
  - Не загрызут. Они дрессированные и выполняют поручение Мерзавры: попугать, но не убивать.
  - Ближе к делу, болтуны, - нетерпеливо высказался Якоб, которому уже порядком надоел этот никчёмный, как он считал, разговор.
  - Да, конечно... У тебя есть план? - спросил Серёжка.
  - А ты как думал! Только ты в нем участия не принимаешь.
  - То есть... Как это не принимаю? Я сюда зачем шёл?!
  - Да ты пойми, Серёжка, - стал объяснять ему Мурлон. - Тебе в замок не пробраться. Ты же не сможешь, как я с дуба на стену прыгнуть, а потом по черепице, которой крыши покрыты, тихо пройти.
  - Я попробую...
  - И пытаться нечего! Устроишь грохот, переполох начнется! Опять за решетку попадёшь, и вызволить тебя из плена во второй раз не так-то просто будет. А когда Мерзавра вернётся, тогда вообще... Придётся тебе в качестве дичи в Большой охоте участие принять, и я не думаю, что ты от нелюдей убежать сможешь. Уж лучше мы с Якобом твою Ленку попробуем вызволить из плена. А ты иди в наше укрытие и жди.
  - Хорошо, - вздохнул Серёжка. - А какой у вас с Якобом план?
  - Имеются у меня таблетки сонные, - начал Мурлон. - Нелюди пьют часто и много, у них все время жажда. Когда они в карауле стоят, рядом с ними всегда кувшин с водой находится. Вот я в этот кувшин свои таблеточки и подброшу. Караульные напьются водицы и через пять минут уснут. Отмычки у меня с собой, так что Ленку твою освободить, как говорится, дело техники. А Якоб в это время в противоположном конце замка пожар устроит. Пока ты решетку пилил я туда две вязанки дров да соломы чуть не целый стог притащил. Пожар вызовет переполох в стане врага, а мы тем временем улизнём. Я кстати на всякий случай и бомбёжки твои прихватил...
  - Может, хватит уже болтать! - вконец рассердился Якоб. - Половина ночи прошло, а дело не сделано!
  - Все, Серёжка! - сказал Мурлон. - Якоб прав: дело сделаем, потом наговоримся. Иди и жди... О! А это что такое?.. - Кот замолчал и уставился на дорогу. Вдали был виден свет факелов.
  - Доболтались! - сердито сказал Якоб. - Не иначе Мерзавра возвращается. Что-то быстро она нагостилась...
  - Вот блин! - ругнулся Мурлон. - Я как в воду глядел! Был бы не котом, а вороной, можно было сказать: накаркал. Поссорилась-таки старуха с кем-то из гостей Гудмонинга... А, - махнул он лапой, - всё равно не успели бы.
  - И что теперь делать? - с испугом спросил Серёжка.
  - Ноги делать надо, вот что, - ответил Мурлон.
  
  Бегство
  В облюбованном Серёжкой и Мурлоном укрытии - в зарослях дикой яблони - беглецы задерживаться не стали. Прекрасно понимая, что Мерзавра, узнав о побеге, наверняка прикажет нелюдям прочесать ближайшие окрестности, они двинулись дальше, на север.
  - И долго мы так драпать будем? - спросил Серёжка у Мурлона минут через пятнадцать быстрой ходьбы, практически - бега. - И вообще, куда мы бежим?
  Кот пожал плечами и, указав на летящего впереди попугая, обронил на ходу:
  - Яша знает место, где можно спрятаться от возможного преследования.
  Серёжка вдруг остановился.
  - Ты чего? - оглянулся на него кот.
  - Хотите - прячьтесь. А я тут останусь. У меня подруга в плену у Мерзавры страдает и мне её спасать надо. Между прочим именно за этим я сюда и пришёл.
  - Так, все понятно... - Кот тихо свистнул и вернулся к мальчику. Якоб, услышав свист, заложил крутой вираж и приземлился рядом.
  - Что, юноша уже выдохся? - ворчливо спросил он. - Передышки просит?
  - Юноша желает погибнуть в молодом возрасте, а как следствие - никогда не стать взрослым и не жениться на девушке по имени Елена Кузнецова, - насмешливо ответил Мурлон Якобу и повернулся к Серёжке: - Да пойми ты, глупец! Мы спрятаться хотим не потому, что гнева Мерзавры испугались. Мы жизни - свои и твою - спасти хотим, чтобы миссию нашу выполнить. Вот доберёмся до безопасного места, новый план спасения твоей Ленки разработаем.
  - А где оно - безопасное место? - усмехнулся Серёжка. - В Мурландии что ли? В доме твоих мамы и папы?
  - Зачем в Мурландии? - вмешался в разговор Якоб. - Мурландия далеко. Нам бы только до пещер Монгов добраться...
  - Мне Мурлон говорил, что Монгам наплевать на всё кроме запасов золота и драгоценных камней, - возразил Серёжка.
  - Мурлон немного погорячился. Монги вовсе не такие безразличные ко всему люди и им есть, за что ненавидеть Мерзавру. Но мы не собираемся искать убежище в пещерах подземных жителей и вообще просить их о помощи. Всё гораздо проще, молодой человек: в горах много укромных уголков, где нас не так-то легко будет найти. Кроме того, нелюди не любят подходить близко к местам обитания Монгов.
  - Почему? - удивлённо спросил Серёжка.
  - Потому что они сами - Монги.
  - Как это?..
  - Разве Мурлон не рассказывал тебе, кто такие нелюди?
  - Он говорил, что это бывшие люди, с помощью злой магии превращённые в кровожадных зверей, послушных воле своего создателя.
  - Ну вот, - сказал попугай. - Нелюди - обращённые Монги. Почему-то они стараются избегать встреч со своими бывшими соплеменниками. Наверное, им стыдно за свой образ жизни, а главное - за свой нынешний внешний вид... Вот ты бы, Серёжка, решился показаться своим родителям, если бы у тебя появилась звериная пасть, острые, торчащие кверху уши и когти как у тигра?
  - Нет, - Серёжка зажмурился, представив себе такую картинку, и энергично замотал головой.
  - Вот и они не хотят. Поэтому в горах мы будем в безопасности.
  - Но Ленка...
  - Ничего страшного с девочкой не случится, - стал уверять Серёжку Мурлон. - Не для того колдунья её похищала, чтобы убить. По крайней мере, с Ленкой будет всё в порядке, до тех пор, пока Мерзавра тебя не поймает и не вытянет информацию о том, что на поиски Ленки отправлен отряд. Да к тому же за всем этим стоит Гудмэн, к которому она всегда испытывала неприязнь. Как, впрочем, и он к ней. Вот тогда Мерзавра может решить, что такие проблемы ей ни к чему и подыщет другую кандидатуру для переселения души.
  - А с Ленкой тогда что будет? - спросил Серёжка.
  - Ты такое выражение слышал: нет человека - нет проблемы? - Серёжка кивнул. - А что такое Большая охота, я тебе позже расскажу.
  - Да я и так уже понял, - хмуро сказал Серёжка.
  - Ну что, передохнули? - нетерпеливо спросил попугай. - Тогда может быть, дальше полетим?
  - Кто полетит, а кто и пойдёт, - заметил Мурлон и взглянул на Серёжку. Тот молча кивнул.
  - Тогда вперёд! - скомандовал Якоб и хотел было взлететь, но Мурлон вдруг остановил его:
  - Погоди, Яша...
  - Ну что ещё? - недовольно спросил попугай.
  - Я кое-что придумал!.. Нас будут искать, это однозначно. А не пустить ли нелюдей по ложному следу?.. Ну-ка Серёжка, снимай куртку!
  - Это ещё зачем? - недоуменно спросил мальчик.
  - Снимай, снимай. Всё равно ты уже умудрился всю её изорвать. Ты, Серёжка, вообще, чемпион Зачердачного мира по приведению верхней одежды в негодность...
  - Короче! - рявкнул Якоб.
  - Отсюда не так уж далеко до Дремучего Леса, - торопливо заговорил Мурлон. - Сделаю небольшой крюк, добегу до границы, брошу там где-нибудь эту примечательную куртку. Пусть думают, что тебя людоеды слопали... А вы направляйтесь к горам, я догоню... - И Мурлон растворился в темноте.
  Якоб без лишних разговоров взлетел и направился в сторону темнеющих вдали гор. Серёжка побежал за ним.
  Когда восходящее солнце осветило вершины гор, беглецы были уже у их подножья - в том самом леске, где Серёжка с Мурлоном провели ночь, спустившись с гор. Серёжка узнал знакомую полянку, где они жарили зайца.
  Вскоре, как и обещал, их догнал запыхавшийся Мурлон.
  - Ну, что, друзья, - немного отдышавшись, сказал он, - давайте место для отдыха искать. Я валюсь с лап от усталости!
  Такое место нашлось достаточно быстро. Узкая лощина, которую они облюбовали, поросла кривыми соснами и кустарником, а дно её устилала густая мягкая трава. В одной из стен Мурлон обнаружил небольшой грот. Вход в него закрывали свисающие корни сосен, и он был почти незаметен. Но не для внимательного взгляда Кота. Чуть дальше с гор струился водопад, образуя озерцо из которого мимо грота пробегал звонкий ручеёк. Утолив жажду и натаскав в грот побольше травы для постели необычная троица - мальчик, кот и попугай - улеглись спать. Ни Серёжка, ни Якоб даже не вспомнили о еде. Только Мурлон, засыпая, пробормотал:
  - Немного посплю, схожу на охоту...
  
  Монг по имени Юль
  Проспали они до полудня.
  Первым проснулся Серёжка. Он сладко потянулся, встал и, раздвинув корни, выбрался из пещерки. Солнце стояло высоко и светило ярко, но жарко не было - от ручья веяло прохладой. Серёжка присел на корточки и погрузил руки в воду, она была очень холодной. Плеснув на лицо пару пригоршней, он моментально прогнал остатки сна.
  Мальчик осмотрелся. Кустарник, растущий повсюду - и на склонах, и на дне лощины - был ни чем иным, как зарослями малины и ежевики. Умывание холодной водой пробудило зверский аппетит. Серёжка принялся уплетать спелые ягоды прямо с куста, налегая в основном на малину - ежевика показалась ему немного кисловатой. Утолив первый голод, он стал собирать ягоды в бейсболку, приобретенную у Грина и Бирюзы за половину сказки.
  Ягоды на ветках росло так много, что через каких-нибудь пять-шесть минут у Серёжки в руках была полная бейсболка. Мальчик понёс её друзьям, которые, как он надеялся, уже встали. И точно: Якоб взгромоздился на толстый сук сосны, растущей рядом с входом в грот, и чистил клювом перышки. Мурлон зевал и ничего не делал.
  - Я вам завтрак принёс! - радостно сообщил Серёжка коту и попугаю.
  Кот к ягоде отнёсся пренебрежительно, даже нюхать не стал.
  - Не в коня корм, - прокомментировал он свой отказ от угощения известным афоризмом. - Придётся на охоту сходить. Ты, юноша, свои обязанности знаешь.
  Серёжка кивнул:
  - Дров побольше заготовить.
  - И вертел соорудить, - добавил Мурлон и достал складишок. - На вот, возьми мой универсальный нож. Мне на охоте оружия не нужно, так справлюсь.
  Попугай в отличие от кота пренебрегать ягодой не стал. Ел он смешно: цеплял ягодку, подбрасывал в воздух и, когда та падала ему точно в раскрытый клюв, проглатывал. И тут же брал следующую. При этом он, как и Серёжка, предпочел более сладкую малину.
  Насытившись, Якоб сказал:
  - Полечу на разведку. Мне с высоты птичьего полета будет видна вся картина, а чтобы подслушать, о чём говорят наши враги, сяду на крышу и прикинусь перелётной птицей...
  Попугай улетел в сторону Чёрного замка, кот ушёл охотиться, а Серёжка принялся стаскивать к гроту сухие сучья и ветки. Далеко ходить за дровами не пришлось - их было полно вокруг.
  Мальчик натаскал порядочную кучу, ему оставалось лишь подыскать три толстые и длинные палки для вертела, как неожиданно его занятие прервал шум осыпающихся камней. Он посмотрел в ту сторону, откуда раздавался грохот камнепада и увидел, что со склона горы кубарем катится человек. Через секунду незнакомец упал на землю и вскрикнул от боли. Серёжка кинулся на помощь.
  - Ой-ой-ой! Как больно-то! - ойкал упавший.
  - Что у тебя болит?!
  - Нога! Кажется, она сломана.
  Серёжка попытался поднять незнакомца с земли, но тот заойкал ещё громче. Оглядевшись, мальчик заметил метрах в десяти от подножья горы большой камень. Ухватив пострадавшего под мышки, Серёжка оттащил его к камню и кое-как усадил. И только после этого с интересом изучил его внешность.
  Это был мальчик явно моложе его. Но об этом можно было судить лишь по комплекции и росту - он был на полголовы ниже Серёжки, и намного его щуплее. Половину лица мальчика закрывали огромные очки наподобие водолазных, но только с чёрными стеклами, они были затянуты на затылке ремешком. И как он только умудрился не разбить их, когда падал?.. Мальчик был одет в потёртую кожаную куртку и такие же брюки, а на ногах - кожаные полусапожки с шипами на подошве. Его чёрные как смоль волосы были коротко подстрижены и торчали ежиком.
  Серёжка сразу решил, что перед ним Монг.
  Мальчик Монг морщился от боли и тёр коленку.
  - Давай штаны снимем и посмотрим что у тебя с ногой, - предложил Серёжка.
  Монг испуганно, как почему-то подумалось Серёжке, вскинул голову и, посмотрев на него сквозь непроницаемые стекла очков, решительно отказался:
  - Потом, успеется... Ты сейчас поможешь мне дойти до пещеры. - Эти слова Монг произнёс без вопросительной интонации. Серёжка даже сказал бы: тоном приказа.
  'Странно, - подумал он. - То пугается, то командует...' - и сказал, пожав плечами:
  - Хорошо, помогу. А далеко она находится, твоя пещера?
  - Не очень. Метров триста... за водопадом.
  - Ну, садитесь... сэр, - хмыкнув, Серёжка повернулся к Монгу спиной и присел на корточки.
  Пострадавший, стиснув зубы от боли, взобрался на подставленную спину, обхватив Серёжкино туловище руками и ногами.
  Мальчик был очень легок, во всяком случае, так Серёжке показалось вначале. Однако, пройдя метров двести, он стал ощущать, что его наездник вовсе не пушинка. Крепче ухватив его за бедра, Серёжка толчком подбросил его повыше. Монг издал странный звук, похожий то ли на хрюканье, то ли на хихиканье.
  Серёжка обиделся.
  - Я тебя, кабанчика такого, на себе тащу, а ты ещё издеваешься! - тяжело дыша, сказал он.
  - Неси, неси, - хихикнул Монг, - скоро уже. Вон за тем поворотом мой дом.
  Стены лощины, по дну которой Серёжка нёс на спине покалеченного Монга, неожиданно разошлись в стороны, и они оказались на большой площади, по периметру которой располагалось десятка два пещер. Все входы были закрыты тяжёлыми воротами, а напротив каждой пещеры стояли большие камни, служащие, по всей видимости, столами, на которых Зелёные Человечки раскладывали в дни торгов принёсенные товары.
  Подойдя к указанному Монгом входу в пещеру, Серёжка высадил ездока на стол-камень и, достав носовой платок, утёр вспотевший лоб. Мальчик Монг молча глядел на него и как-то странно улыбался. Он больше не морщился от боли, но своё правое колено продолжал поглаживать.
  - Не вижу ничего смешного, - проворчал Серёжка. - Спасибо хоть бы сказал.
  Монг усмехнулся и, расстегнув молнию на куртке, сунул руку во внутренний карман. Вытащив что-то, протянул мальчику руку и раскрыл узкую ладошку. На ней лежал крупный изумруд, вспыхнувший ярким зелёным огнем в лучах солнца.
  - Это моя благодарность, - сказал он.
  - Вот ещё! - возмутился Серёжка. - Ты думаешь, я тебя на себе тащил, потому что заработать хотел?!.. Эх, ты...
  - А зачем тогда? - искренне удивился Монг.
  - В стране, где я живу, принято помогать людям, попавшим в беду!
  - А в какой стране ты живешь?
  - В России, - гордо произнёс Федотов название родины.
  - В России?.. Это где, на крайнем севере?
  - Это вообще не в вашем мире.
  - А-а-а. А что ты делаешь у нас?
  - Длинная история, - потупил взгляд Серёжка.
  - А всё-таки...
  - Ну... в общем, я ищу одного человека, - уклончиво ответил Серёжка, помня наказ своего старшего товарища Мурлона быть поосторожней и не особо распространяться о цели их визита в Зачердачье. - Он попал в беду и мне его надо спасти.
  - Да ты просто спасатель какой-то, - усмехнулся Монг.
  - А ты зачем лазал по горам? - Серёжка уводил разговор от опасной темы. - Ведь вы, Монги, никогда не покидаете своих пещер.
  - Почему никогда? Ненадолго покидаем. Чаще ночью, но иногда и днем бывает, если на то имеется необходимость. Для данной цели у нас есть вот это, - мальчик постучал пальцем по своим солнцезащитным очкам. - Видишь ли, в горах растут целебные травы. Моя мама захворала, у неё сильный жар. Вот мне и пришлось... Мама! - вспомнил он и заторопился. - Нужно срочно делать отвар! Мне пора, извини... Стукни, пожалуйста, в ворота привязанным к ним молотком и уходи. Не надо, чтобы тебя видели другие Монги... Эй, спасатель! - остановил он Серёжку на полпути. Тот снова подошёл к Монгу. - Всё-таки возьми этот камешек. Ну, так... на память. Мне очень хочется, чтобы он был твоим.
  - Хорошо, - буркнул Серёжка, пряча изумруд в карман. - А как тебя звать?.. Ну, это я для того, чтобы было кого вспоминать.
  - Юль.
  - Странное у тебя имя, какое-то... - Серёжка чуть было не сказал: 'девчоночье', но вовремя прикусил язык, подумав, что это может обидеть Монга.
  - Имя как имя, - пожал плечами Юль, - так меня мама с папой назвали. А тебя-то как зовут, спасатель?
  - Серёжка.
  - Можно подумать, что у тебя имя не странное. Серёжки женщины в ушах носят.
  - Это я для друзей Серёжка. А так меня Сергеем зовут.
  - Спасибо тебе... Серёжка, - сказал Юль и смущённо улыбнулся.
  
  
  Плохие новости из Чёрного замка
  - Ну, и где ты ходишь? - сердито спросил Мурлон. У кучи дров собранных для костра Серёжкой лежала уже подготовленная к обжарке тушка зайца. - Вертел не готов. Костёр не горит.
  - А ты мне зажигалку оставил? Я же не волшебник, щелчком из пальцев огонь получать не могу. И взглядом дрова воспламенять не умею.
  - Есть тысяча способов добыть огонь, не используя при этом магию, - заметил Мурлон и протянул мальчику 'Крикет'. - На, возьми, дитя цивилизации. А нож мне верни. Придётся самому вертел делать. Толку с тебя... А где ты всё-таки был? Я тебя звал, ты не отвечал.
  - Да так... гулял. - Серёжка обиделся на Мурлона и решил не рассказывать ему о встрече с Юлем.
  Через минуту костер горел, а вскоре и кот вернулся с тремя заготовками для вертела.
  Устройство вертела Серёжка взял себе на вооружение. Две заостренные палки, имеющие на концах рогатульки, втыкаются по обеим сторонам костра. На рогатульки кладётся длинная палка с насаженной тушкой. А на конце у этой палки специально оставляется сучок, чтобы можно было легко её поворачивать. Всё элементарно! Главное следить, чтобы мясо не подгорало и всё время поворачивать вертел. Если когда-нибудь они пойдут с Ленкой в поход и если в походе ему посчастливится поймать зайца...
  - Мурлон, - спросил Серёжка, - когда мы будем план Ленкиного спасения разрабатывать?
  - Яша с информацией вернётся, сразу и начнём, - ответил Мурлон и вдруг рассердился: - Слушай, Серёжка, не дергай меня, ладно! Я и так об этом всё время думаю! Аж голова трещит от напряжения! Потерпи, вот прилетит Яшка...
  Мальчик замолчал и стал смотреть на огонь.
  - Мелковат зайчишка, - немного погодя с грустью в голосе произнёс Мурлон. - Молодой ещё, вес не набрал, жирок не нагулял...
  - А зачем ты такого поймал?
  - Там, между прочим, лес, а не продуктовый рынок: бери, какой понравится! Какого удалось поймать, такого и есть будем.
  Заяц видимо и при жизни не отличался гигантскими размерами, а когда ужарился, стал совсем маленьким. К тому же Мурлон явно перепёк его. Серёжка отчетливо понял: они опять не будут делать культа из еды.
  Мурлон отломил от тушки оба окорочка и отнёс в грот.
  - Это Яшке, - объявил он. - Вернётся наш боевой товарищ из разведки уставший и голодный, перекусит. А остальное... - кот с сожалением посмотрел на то, что осталось от зайчика, - съедай сам, Серёжка.
  - Как это - сам? Не буду я один этого зайца трескать! Ты меня за кого принимаешь?!
  - Да я вообще-то не хочу... - сказал Мурлон и облизнулся.
  - Это ты брось! Тебе сил побольше, чем мне требуется. - Серёжка решительно отломил обе передние лапки и отдал их коту. Подумал и разломил хребет на две равные половинки, одну также отдал Мурлону. - Я, если чего, малиной наемся.
  Кот фыркнул, но спорить не стал. Вскоре раздался хруст заячьих косточек.
  Покончив с обедом, Мурлон задумчиво посмотрел на низкое солнце и сказал:
  - Пойду ещё попробую поохотиться. Может, вечером мне больше повезет... И куда, интересно знать, дичь разбежалась? То ли я всю её в прошлый раз распугал?..
  Кот ушёл попытать вторично охотничье счастье, а Серёжка натаскал дров для нового костра. А потом насобирал целую бейсболку малины.
  Вернулся Мурлон уже в сумерках и с пустыми лапами. Серёжка не стал его спрашивать о результатах охоты - и так всё было понятно. Кот уселся у костра рядом с ним и сказал:
  - Скоро Яшка прилетит... если с ним, конечно, ничего не случилось.
  Они стали вместе молча смотреть в тёмное небо на юге. Вдруг Мурлон, первым заметив летящего попугая, радостно сказал:
  - Вон он, летит наш голубь!
  Серёжка тоже увидел на горизонте чёрную точку. Вскоре Якоб тяжело опустился возле костра.
  - Уф-ф!.. Давненько так много летать не приходилось... Устал. Пить хочу... и есть хочу, - сказал он и пошёл к ручью.
  Якоб пил долго. Серёжка быстренько сбегал в грот и принёс его порцию зайца.
  - Зайчатина! - обрадовался попугай, увидев окорочка. - Давненько я не едал зайчатины.
  Пока Якоб утолял голод, Серёжка и Мурлон терпеливо ждали.
  - Ну, рассказывай, - поторопил попугая Мурлон, едва тот расправился со вторым окорочком.
  - Короче, так, - сказал Якоб. - Есть две новости: хорошая и плохая. С какой начать?
  - С хорошей, конечно, - нетерпеливо сказал мальчик.
  - Твой, Мурзя, финт с Серёжкиной курткой своё дело сделал, - попугай повернул голову к коту. - В замке считают, что... Алдвахрама сожрали людоеды и его поиски прекращены. Мерзавра так и сказала Циклу: 'Я знала, что мальчишка никакой не Монг. Иначе он не стал бы бежать к Дремучему Лесу, а укрылся бы в пещерах. Но...'
  - Что - 'но'? - обеспокоился Мурлон.
  - А вот это уже плохая новость, - ответил Якоб. - Мерзавра сказала примерно следующеё: 'Но у пацана наверняка имеются сообщники, которые помогли ему совершить побег. Я не знаю точно причины, по которой злоумышленники хотели проникнуть в мой замок, но сильно подозреваю, что дело касается девчонки. А потому мы должны принять соответствующие меры...' И ну давать Циклу указания: 'Охрану темницы, где сидит девчонка усилить! Сухой дуб срубить! Вокруг замка вырыть ров, наполнить его водой и пустить в него крокодилов из внутреннего бассейна. Боитесь?.. Хорошо, я сама попрошу своих любимцев пожить в новом водоёме... Так, что ещё?.. На ворота ставить только самых умных и сильных солдат! Организовать патрулирование стен замок изнутри и снаружи! Выставить пикеты на подходах к замку!..' Короче, Чёрный замок теперь превратился в неприступную крепость, - закончил Якоб доклад о проведённой разведке.
  Мурлон почесал за ухом. Серёжка шмыгнул носом.
  - Это я, - сказал он, - это я во всем виноват...
  - Не вини себя одного в том, что произошло. - Мурлон обхватил Серёжку лапой и прижал к себе. - Мы все чуть-чуть виноваты, особенно я... И не падай духом, парень! Я тебе уже, кажется, говорил: не бывает безвыходных ситуаций. Надо просто взглянуть на проблему с другой стороны и попытаться найти нетривиальное решение.
  - Давай прямо сейчас посмотрим, - с надеждой предложил Серёжка, давай прямо сейчас найдем.
  - Сейчас, - кивнул Мурлон, - прямо сейчас и начнем. Я уже начал думать...
  
  
  Серёжкина ошибка
  Неожиданно что-то треснуло. Нет, это не мозги у Мурлона затрещали от напряжения, это треснула сухая ветка под чьими-то шагами.
  Все трое как один повернули головы в ту сторону, откуда раздался треск.
  На площадку у грота вышло несколько бородатых Монгов. У того, что шёл вперёди, борода доходила до середины живота. Он держал в руке красивую трость, обвитую тонкой золотой змейкой и увенчанную огромным алмазом. В связи с наступившей темнотой очков на Монгах не было.
  - Кто из вас Серёжка? - густым басом спросил длиннобородый и, внимательно оглядев компанию, кивнул: - Можете не отвечать, и так понятно.
  Он подошёл к мальчику и сказал:
  - Хочу лично поблагодарить тебя за помощь, оказанную моей единственной горячо любимой дочери. Спасибо тебе, юноша, что не оставил её в беде.
  - Я ничего не... - растерялся Серёжка. - Это какая-то ошибка. Никакой помощи вашей дочери я не оказывал. Да я её в глаза не видел...
  Вдруг прозвучало знакомое мальчику хихиканье, и из-за спины Монга вышла худенькая коротко стриженая девочка в длинном до земли парчовом платье. Её голову украшала бриллиантовая диадема, похожая на корону. Серёжка не сразу признал в ней свалившегося с горы и чуть не сломавшего себе ногу сорванца, а когда понял, кто стоит перед ним, безмерно удивился:
  - Юль?.. Так ты... не мальчик...
  - Как видишь, - улыбнулась Юль, обнажив великолепные белоснежные зубки, - и меня это вполне устраивает... А это мой папа, - девочка взяла за руку бородача и похвасталась: - Между прочим, он - старшина подземных жителей. Но его подданные за глаза величают папу...
  - Т-с-с, - приложил к губам палец отец Юль. - Не думаю, что об этом надо говорить. Это всего лишь прихоть наших сограждан. - Потом он повернулся к Серёжке и представился:
  - Алрон, старшина Монгов.
  - Очень приятно, - сказал Серёжка.
  - А это вожаки кланов. - Алрон повернулся к спутникам и стал по очереди называть их имена.
  Первым он представил высокого и широкоплечего, грозного на вид Монга с растрёпанной бородой, облачённого в кожаное одеяние, обшитое металлическими бляшками и щитками, вооружённого коротким мечом и двумя кинжалами, заткнутыми за широкий пояс.
  - Бад - наш главный воин. Монги - народ не воинственный, но достойный отпор любому врагу дать сможем. Мало не покажется...
  - Он бы это Флэгам рассказывал, - ехидно прошептал за Серёжкиной спиной кот, - вот бы те посмеялись...
  - Это Алдран. - Алрон положил руку на плечо коренастого Монга с курчавой ухоженной бородой. На Алдране был короткий золотистый кафтан, а на шее висела толстая золотая цепь с прикреплённым к ней золотым самородком причудливой формы. - Члены его клана занимаются добычей золота...
  - Козе понятно, что не угля, - тихо хохотнул Мурлон.
  - А это Шата. - старшина представил последнего соплеменника - сухого и жилистого старичка с белым ежиком волос и белой коротко остриженной бородкой. Длинные пальцы Шаты были унизаны перстнями со вставленными в них разноцветными драгоценными камнями. Камни также украшали одежду, и даже высокие сапоги вожака.
  Мурлон на секунду опередил Алрона, шепнув:
  - Как пить дать - камешками промышляет.
  - Его люди, - запоздало пояснил старшина Монгов, - добывают алмазы, изумруды, рубины и прочие драгоценные камни.
  Серёжка с коротким поклоном говорил каждому: 'Очень приятно' и старался запомнить диковинные имена.
  - Ну и, конечно... - улыбнулся Алрон, погладив девочку по голове, - моя дочурка, Юль.
  - А все называют меня принцессой, - вставила Юль.
  Алрон строго посмотрел на дочь, но на этот раз не стал делать ей замечания.
  Повисла пауза. Серёжка понял, что Монги ждут ответных представлений. Он начал с себя:
  - Сергей Федотов, житель внешнего мира, россиянин, ученик четвёртого класса средней школы города Полынограда.
  - О! - удивились вожаки кланов и вопросительно посмотрели на старшину. Лицо Алрона осталось беспристрастным. Видимо, эту информацию он уже получил от Юль и не углядел в ней какой-либо угрозы для безопасности поземных жителей.
  - А для друзей он просто Серёжка! - вмешалась в разговор Юль. Алрон улыбнулся. Наверное, он совсем не часто делал своей дочери замечания.
  - Мурлон Бордо... - Серёжка на секунду запнулся. - Житель Мурландии.
  Мурлон с достоинством поклонился.
  - Якоб, - представил Серёжка попугая. - Житель страны Чик-Пик-Фью.
  Яша гордо тряхнул изумрудным хохолком и поправил мальчика:
  - Якоб Попугау, к вашим услугам, мессир.
  - Очень приятно!.. Теперь, когда мы познакомились, - сказал старшина Монгов, - приглашаю тебя, Серёжка, и обоих твоих друзей отужинать в моем доме.
  Серёжка вопросительно посмотрел на Мурлона и Якоба. Попугай сделал жест, который, по-видимому, соответствовал человеческому пожатию плеч. А кот хитро подмигнул мальчику, и Серёжка заметил, как в его зелёных глазах замерцал загадочный огонек. Зная своего товарища как облупленного, Серёжка понял, что в голове хитроумного Мурлона начал созревать какой-то план. И, скореё всего, этот план имел непосредственное отношение к их недавнему разговору, а именно - к спасению Ленки.
  - Мы с радостью принимаем ваше предложение... - Серёжка запнулся, соображая, как подобает величать старшину Монгов. Уважаемый Алрон?.. Нет, перед ним ведь не простой Монг, а какой-то большой начальник... Вспомнив, как назвал старшину Якоб, мальчик закончил начатую фразу: - мессир Алрон.
  - Тогда следуйте за нами, господа, - улыбнулся Алрон и, повернувшись, двинулся в известную Серёжке сторону. Вожаки кланов нерешительно потоптались на месте и зашагали вслед за старшиной.
  - Ого! - удивился Мурлон. - Монги открыли нам свои спины.
  - Это плохо? - спросил Серёжка.
  - Да нет, наоборот. Значит, они нам доверяют. Вернее, тебе доверяет Алрон, а это главное. Никто из подземных жителей никогда не пойдёт против воли старшины, у Монгов с этим строго... А что за подвиг ты совершил, Серёжка?
  - Да так, ерунда, потом расскажу, - отмахнулся мальчик.
  Принцесса Юль отстала от своих соплеменников и дождалась Серёжку. Девочка заметно прихрамывала на правую ногу.
  - Помоги мне, - сказала она.
  - Опять на спине хочешь покататься? - улыбнулся Серёжка.
  - Нет, - рассмеялась девочка, - всего лишь опереться на твою мужественную руку.
  Серёжка внимательно посмотрел на Юль. Ведь он ещё не видел её так близко и тем более без очков. У принцессы были огромные чёрные глаза, обрамленные длинными пушистыми ресницами, а когда она улыбалась, на щечках появлялись прикольные ямочки.
  'А она ничего, - отметил мальчик, - симпатичная...'
  Девочка вспыхнула под пристальным Серёжкиным взглядом.
  - Ты что на меня так смотришь? - спросила она.
  - Хочу понять, как это я так ошибся - принял девчонку за пацана.
  - Я тебе не девчонка, - гордо вскинула головку Юль, - я принцесса Монгов! - и вдруг улыбнулась. - А что перепутал, так ничего удивительного. Мне и мама все время говорит: ты не девочка, Юль, ты мальчишка... Ну ладно, пошли догонять папу и остальных.
  Серёжка выставил локоть кренделем, Юль продела в него свою изящную ручку, и они чинно пошли вместе.
  - А Серега наш - парень не промах! - шепнул Мурлон Якобу.
  - Кто бы мог подумать, - ворчливо ответил попугай.
  
  Пир в доме старшины
  Честно признаться, Серёжка думал, что за воротами пещеры их ожидают темнота, холод, сырость и затхлый воздух.
  Но он ошибся.
  В пещере было тепло и сухо, а дышалось ничуть не хуже, чем снаружи. Длинный коридор, по которому Алрон вёл гостей, был освещён зажжёнными толстыми свечами, вставленными в золотые канделябры. Крепкие арки, украшенные золотыми вензелями прочно подпирали свод коридора. И свод и стены были обшиты потемневшим от времени деревом. На стенах висели отполированные золотые пластины, отражающие проходящих мимо не хуже зеркал. Пластины были обрамлены изумрудами, рубинами и темно-синими камнями, названия которых Серёжка не знал.
  - А как называются...
  Серёжка хотел спросить о них у своей спутницы, но вдруг натолкнулся на её взгляд и удивлённо замолчал. Там, при свете луны, он решил, что у Юль глаза чёрные. А теперь в освещённом коридоре Серёжка увидел, что они у неё темно-синие, того же самого оттенка, что и неизвестные драгоценные камни.
  - Что? - спросила Юль.
  - Вот эти камни. - Серёжка ткнул палец в синий камень, они как раз проходили мимо одной из золотых пластин.
  - А, эти. Сапфиры.
  - У тебя глаза, как они, - сказал Серёжка.
  Юль густо покраснела, она восприняла простодушное сравнение мальчика как комплимент.
  Коридор полого спускался вниз и заканчивался дверью, украшенной искусной резьбой и всё теми же драгоценными камнями. Алрон распахнул дверь, и Серёжка чуть не присвистнул от увиденного великолепия.
  В стенах, в потолке зала и даже в мраморном полу сверкало и переливалось огромное количество драгоценных камней. Вся мебель была украшена камнями и золотом. Зал освещался свечами высоких золотых канделябров, расставленных по периметру у стен.
  'Если бы сюда дать побольше электричества, - подумал Серёжка, - то, наверное, можно было ослепнуть от всего этого блеска'
  Стол был накрыт и ломился от яств, а гостей встречала сама хозяйка - миловидная женщина средних лет, одетая как королева. А уж бриллиантов и золотых украшений на ней было точно больше чем на любой королеве. Женщина была бледна и выглядела уставшей. Серёжка вспомнил слова Юль о том, что мама хворает, и ей срочно нужен отвар от жара.
  - Это моя жена и мама Юль, - представил её Алрон, - Зовут её Зарина. Прошу любить и жаловать.
  Гости раскланялись, а госпожа Зарина, лично поблагодарив Серёжку за спасение дочки, пригласила всех за стол.
  Серёжку, как самого почётного гостя усадили по правую руку от Алрона. По левую села Зарина. Юль заняла кресло, стоящеё напротив Серёжки. Мурлон уселся рядом с ним, а для Якоба принесли специальное высокое кресло. Остальные - Бад, Алдран и Шата, а также присоединившиеся к ним жены - расселись, кому как понравилось. Стол был большой, и место нашлось каждому.
  Началось пиршество. Женщины пили виноградное вино, разбавляя его водой, мужчины предпочитали пенное пиво. Серёжке и Юль подали несколько видов сока. Мурлон по обыкновению попросил принести молока, а Якоб предпочёл чистую воду.
  На столе стояли золотые блюда с различными холодными закусками, и голодные мальчик с котом сразу набросились на них. Якоб же, съевший совсем недавно два заячьих окорочка, к угощениям отнёсся прохладно. Чтобы гостям, привыкшим к более яркому освещению, были лучше видны закуски, перед ними поставили зажжённые лампады.
  Чего только не было среди закусок! Несколько видов заливного, колбасы и различные копчености, рыба паровая и рыба жаренная, паштеты и салаты, зелень и овощи, а главное (по мнению Серёжки) - хлеба вволю. Когда в пиршественный зал внесли огромные (естественно золотые) блюда с горячим, мальчик был уже сыт по горло. А Мурлон с сожалением произнёс:
  - Как жаль, что у меня только один желудок!
  И всё-таки он положил в свою тарелку изрядную порцию жаркого.
  - Я же десерт не буду есть, - объяснил кот. - Мы, коты, к сладкому совершенно равнодушны.
  - Неужели ещё и десерт будет! - ужаснулся Серёжка.
  - А как же! - как на больного посмотрел на Серёжку Мурлон, знакомый с порядками королевских застолий. - Без десерта пир не пир... Сударыня, - обратился он к Юль через стол, - вы не знаете, что подадут на десерт?
  Юль пожала плечами:
  - Мороженое, наверное.
  - Мороженое?.. - озадаченно повторил Мурлон.
  - Ты же говоришь: к сладкому равнодушен, - поддел кота мальчик.
  - Ну... мороженое... оно не столько сладкое, сколько... короче, мороженое я люблю. - И мурлон стал уплетать жаркое, словно ничего до этого не ел и ничего не будет есть после.
  При этом он ещё умудрялся наблюдать за присутствующими и нашептывать Серёжке:
  - Этот мешок с золотом, как его там? Алдран. Он ест ничуть не меньше меня... А этот... увешанный оружием... Бад. Тоже не отстает... А вот бедняжка Шата, наверное, болеет чем-то. Мясо не ест, одни овощи, паровую рыбу да петрушку. И пиво почти не пьет, поднёсет к губам золотой кубок, усы помочит и снова на стол ставит...
  Не ускользнули от внимания Мурлона взгляды, которые нет-нет да бросала на Серёжку Юль.
  - А твоя принцесса тоже ничего не ест, - шепнул он мальчику на ухо, - с тебя глаз не сводит. Скоро насквозь продырявит.
  - Чего это она моя?! - резко повернулся к Мурлону Серёжка, пролив на скатерть яблочный сок. Благо люди за столом сидели культурные - сделали вид, что не заметили неловкости мальчика. - Чего придумал? Болтаешь всякую ерунду!
  - Да не дёргайся ты. И не спорь. Дело ясное - запала на тебя девчонка.
  Серёжка густо покраснел.
  - Эх, полюбила бы меня особа королевских кровей, - мечтательно продолжал Мурлон. - Я бы не терялся. Бросил бы всё и женился. Жил бы припеваючи: с золота ел и из золота пил...
  - Я Ленку Кузнецову люблю, - напомнил Мурлону Серёжка. - Мы с ней, когда вырастем, обязательно поженимся.
  - Да... любовь - штука непростая, - вздохнул кот и принялся доедать жаркое.
  Первой покинула гостей госпожа Зарина. Сославшись на нездоровье, она удалилась в спальню. Но перед уходом заботливая хозяйка сообщила Серёжке, что комнаты, где он и его товарищи смогут отдохнуть, подготовлены и их туда проводят сразу, как только они пожелают.
  Потом, не став дожидаться десерта, один за другим попрощались с хозяином и покинули его гостеприимный дом вожаки кланов со своими женами. За столом остались сидеть лишь Алрон с дочерью да Серёжка с Мурлоном и Якобом.
  
  Разговор начистоту
  На десерт действительно подали мороженое. Но из всех сидящих за столом, от него не отказался только ненасытный Мурлон, да практически не съевшая ни кусочка Юль взяла себе маленькую порцию. Лениво ковыряясь в клубничном мороженом золотой ложечкой, девочка явно тянула время, ожидая, когда её папа приступит к разговору с гостями о деле. Юль была неглупой девочкой и прекрасно понимала, что старшина подземных жителей ни за что не стал бы приглашать незнакомцев в свой дом, если бы не имел на это каких-то особенных причин.
  Понаблюдав за тем, как дочка мучает свою порцию мороженого, Алрон усмехнулся и сказал:
  - Мне кажется, моя маленькая Юль, что тебе пора в постель. Ты сегодня с самого утра на ногах и, наверное, очень устала. Я на тебя гляжу и вижу: ты прямо засыпаешь за столом... К тому же твоей ушибленной ножке требуется покой.
  - Ну, пап, - стала уговаривать отца Юль, - можно я ещё немного побуду с вами. Я совсем не хочу спать. И нога у меня ничуточки не болит. Да и время ещё не столь позднее...
  - Детское время закончилось, - сказал Алрон.
  - А Серёжка? - решила поспорить девочка. - Он что - не ребёнок?
  - Сергей - мужчина, - возразил Алрон и строго приказал: - В кровать и без разговоров!
  Юль нехотя встала из-за стола и, шмыгнув носом, удалилась из зала во внутренние комнаты. Выходя, она бросила ещё один взгляд на Серёжку.
  - Ну а теперь, - начал старшина, когда дверь за дочерью закрылась, - хотелось бы узнать причину, по которой вы находитесь здесь, господа.
  - Как... - не понял Серёжка. - Ведь вы сами нас пригласили.
  - Я не об этом, - покачал головой Алрон. - Простите, я неточно сформулировал вопрос. Говоря 'здесь', я имел в виду не этот зал для пиршеств, а страну Монгов... Три ночи назад следопыты Бада донесли ему (а он в свою очередь доложил мне), что двое неизвестных перешли горы и расположились лагерем в ближнем лесу, и это были не Зелёные Человечки...
  Серёжка с Мурлоном переглянулись.
  - Да, - кивнул Алрон, - не скрою: мы наблюдали за вами... Когда вы ушли в сторону Чёрного замка, я предположил два возможных варианта: либо вы друзья Мерзавры, которые пожаловали к ней в гости или по делу, либо вы её враги и что-то замыслили против волшебницы. Первый вариант не являлся прямой угрозой для спокойной жизни Монгов. Мы живём под землёй и события, происходящие на её поверхности, нас мало интересуют. Что же касается второго варианта...
  Алрон многозначительно замолчал, а Серёжка бросил на Мурлона взгляд, который кот воспринял как упрёк: 'Ты же говорил, что Монги не станут вмешиваться в наши разборки с Мерзаврой...'
  - Когда вы сегодня под утро сломя голову примчались со стороны замка чуть ли ни к порогу моей пещеры, - продолжил Алрон, - у меня не осталось никаких сомнений, что в друзьях у Мерзавры вы явно не числитесь... А теперь давайте-ка рассказывайте всё без утайки: кто вы и зачем сюда пожаловали.
  От доброго дяди не осталось и следа. Перед ними восседал грозный старшина Монгов. Но во взгляде Алрона помимо строгости Серёжка разглядел нескрываемый интерес, похожий на тот, что он читал в глазах Грина и Бирюсы. Но... всё-таки это был какой-то другой интерес. Сказки тут явно не прокатят, подумал мальчик.
  И он решил открыться старшине подземных жителей.
  - Хорошо, - сказал он, - я все расскажу. Только сначала один вопрос.
  - Спрашивай, - разрешил Алрон.
  - Юль... она на горе не травы собирала, а за мной следила?
  - Могу заверить, до встречи с вами моя дочь даже не подозревала о вашем существовании. Моя жена, Зарина, действительно приболела, и Юль, не поставив никого в известность, отправилась за лечебными травами... Ваша встреча явилась чистой случайностью, юноша.
  - Я вам верю, - важно кивнул Серёжка и, не смотря на пинки Мурлона под столом, стал рассказывать историю о похищении Мерзаврой его подруги и невесты Ленки Кузнецовой.
  Выслушав мальчика, Алрон долго молчал. Потом сказал:
  - Ну что ж, откровенность за откровенность. Что касается так называемой правительницы страны Монгов, то могу сказать, что таковой только она сама себя считает. Мы, истинные Монги, живем обособленно и сами решаем свои проблемы. Не скрою, имеются у нас с Мерзаврой некоторые договоренности. Она не вмешивается в наши дела, а мы за это платим ей дань. Сначала это были драгоценные камни и золото, но с некоторых пор кое-что изменилось. Теперь ей уже не нужны драгоценности, теперь она требует... - Алрон вздохнул, - людей.
  - Старуха превращает их в нелюдей, - догадался Серёжка.
  Алрон удрученно кивнул:
  - Причём требует только молодых и физически сильных Монгов мужчин. У Алдрана Мерзавра забрала сына, у Бада двоих. Мне участь моих вожаков не грозит, у меня дочь, но... Численность подземных жителей уменьшается из года в год. Скоро нас станет совсем мало, и мы вымрем...
  - У нелюдей век не долог, - пояснил Серёжке Якоб. - Магия увеличивает их силу и выносливость, но сокращает срок жизни.
  - Многие годы подземные жители мирились с таким положением дел, - продолжил Алрон, - но любому терпению рано или поздно приходит конец... Я избран старшиной недавно. Мой предшественник был человеком нерешительным и боязливым. Я не такой. Монги поняли это, потому и облекли своим доверием. Они за глаза уже называют меня королём, а мою дочь Юль - принцессой... - Алрон испытующе посмотрел на гостей: - Теперь я знаю, что и у вас есть свои счёты к Мерзавре... Как вы смотрите, господа, чтобы объединить наши усилия?..
  Разработка совместного плана свержения Мерзавры
  - Вы планируете организовать государственный переворот? - задал вопрос Мурлон.
  - Бад рвется в бой, - сказал Алрон. - Он предлагает вооружить всех Монгов, напасть ночью на Чёрный замок Мерзавры и захватить его. Казнить колдунью и её приспешников и провозгласить меня правителем страны. Но... имеются в плане Бада два неприятных момента. Первый: штурм замка может провалиться, и тогда мы будем вынуждены взять его в осаду. А это нежелательно. Осаждающим Монгам придётся длительное время находиться при свете дня. Очки конечно помогают, но не защищают наше ослабленное зрение на все сто процентов...
  - Можете сразу готовиться к тому, чтобы брать на измор обитателей Черного замка, - вставил свое слово Якоб. - Замок неприступен, это я вам авторитетно заявляю. Я слышал распоряжения, которые Мерзавра дала Циклу и видел, как нелюди принялись их исполнять. К вашему выступлению, мессир, Чёрный замок будет окружен рвом, полным прожорливых крокодилов, а на подходах к замку будут выставлены пикеты нелюдей. Подойти незаметно и застать колдунью врасплох вам не удастся.
  - Думаю, это далеко не все проблемы, которые ждут Монгов как при штурме замка, так и при его осаде, - добавил кот. - Мерзавра - волшебница с огромным опытом и стажем. В её распоряжении не только кровожадные нелюди во главе с Циклом и зубастые крокодилы. Она владеет всем арсеналом магических приёмов. А среди вас, насколько я знаю, волшебников нет... Ну ладно, а каков второй неприятный момент?
  - Неясно как отнесется к перевороту Совет правящих волшебников и не станут ли потом Монги изгоями в нашем благословенном мире.
  - Думаю, это маловероятно, - покачал головой Мурлон. - А почему вы не обратились в Совет за помощью и не рассказали о злодеяниях Мерзавры? Ведь налицо вопиющее нарушение прав человека!
  - Сначала нас вполне устраивали наши взаимоотношения с колдуньей. Потом, когда Мерзавра изменила условия договоренностей, Монгами правил безвольный старшина. Потом... Ну, в общем, мы решили самостоятельно разобраться с ней. Монги - народ гордый! Мы всё решаем сами и никого ни о чем не просим.
  - Тем не менее, вы, мессир, обратились к нам...
  - Я всего лишь сделал предложение объединить усилия, - возразил Алрон. - Так вы отказываетесь?..
  - Ну почему сразу отказываетесь, - хитро прищурился Мурлон, - мы ещё ничего не решили. Хотелось бы, знаете ли, сначала понять, каким вам представляется наше участие в свержении Мерзавры с трона правительницы страны Монгов? Мы должны встать под ваши знамёна и принять участие в штурме?..
  - Нет, конечно, - усмехнулся Алрон, - у нас достаточно сильных и отважных бойцов... Как вы уже поняли, меня не совсем устраивает план Бада. И по поводу применения Мерзаврой магии я задумывался. А потому придумал свой план. Я хочу взорвать колдунью в её собственном замке.
  - Взорвать?! - воскликнули все трое гостей в один голос.
  - Да, - кивнул старшина. - И вот здесь ваше участие может стать весьма полезным... Чтобы взорвать весь Чёрный замок, пожалуй, у нас не хватит взрывчатки. Уж больно он крепок. У замка мощный фундамент и крепкие стены. Наши далёкие предки строили на века! - похвастался Алрон.
  - Лучше бы они строили, как строят сейчас - с минимальным запасом прочности, а ещё лучше - с нарушениями СНИПа, - обронил Мурлон.
  - А что такое СНИП? - спросил Серёжка.
  - Строительные нормы и правила, - пояснил кот и повернулся к старшине: - Простите, мессир, мы вас перебили. Продолжайте, пожалуйста.
  - Итак, - продолжил Алрон, - поднять на воздух весь замок целиком, у нас не получится. Но, зная наверняка время и место нахождения Мерзавры, мы сможем поразить её направленным взрывом. Вас мне можно сказать послал счастливый случай! Вы побывали в Чёрном замке и знакомы с расположением комнат. И конечно знаете, где находятся апартаменты колдуньи. Под них и нужно подложить взрывчатку. Как только ваш пернатый товарищ, господин Попугау, сообщит нам, что Мерзавра спит в своей опочивальне, смельчаки Бада подожгут фитиль и... бух! Колдунья взлетит в небеса, я стану королём, а вы между тем спасете того, за кем сюда пришли.
  - Так, - озадаченно почесал макушку когтем Мурлон, - а как мы проберёмся в замок? Якоб уже рассказывал и о пикетах и о крокодилах...
  - Это как раз лёгкий вопрос, - сказал Алрон. - Около ста лет назад была обнаружена золотоносная жила, пересекающая плоскогорье с запада на восток. В результате подземной разработки жилы образовался тоннель, доходящий до самого замка, до его Южной башни. Дальше наши золотодобытчики не пошли, так как грунт под замком оказался недостаточно прочным, и они опасались обрушения. Теперь мы могли бы скрытно проделать узкие лазы в подвалы замка в направлениях, которые вы укажете.
  - Прекрасно! - потер лапы кот и подмигнул Серёжке. - Южная башня это как раз то, что нам нужно... У вас есть план Чёрного замка? - деловито спросил он у Алрона.
  - У меня имеется карта местности с нанесёнными на ней контурами замка.
  - Годится, - кивнул Мурлон. - Надеюсь, карта крупномасштабная?
  Алрон сунул руку за пазуху и, достав кожаный свиток, развернул его на столе.
  - Тэкс... - Кот опёрся кулаками на стол и стал похож на военного стратега, разрабатывающего план предстоящего сражения. - Мелковата... Но ничего, сойдёт. Вот здесь, - Мурлон ткнул когтем в карту, - нужно проделать наклонный штрек, чтобы проникнуть в темницу, где Мерзавра держит в заточении девочку. А здесь пробить штрек горизонтальный к подвалу, над которым находятся апартаменты Мерзавры... Мессир Алрон, а вы уверены, что от взрыва тоннель не обрушится?
  - Абсолютно, - заверил его Алрон. - Взрыв будет направленного действия и разрушит только покои Мерзавры. К тому же тоннель пробит в твердой скале. Вы сможете, не опасаясь обрушений вернуться по нему со спасённой девочкой и выти на поверхность в целости и сохранности. Ну, разве что обрушится вновь пробитые участки подземного хода, и вам слегка припорошит каменной пылью спины.
  - Так-так-так, - пробормотал кот, прикидывая расстояние. - Тоннель имеет длину... около пяти километров...
  - Если точно, четыре километра восемьсот пятьдесят два метра, - уточнил старшина подземных жителей.
  - Стоп! Я только сейчас обратил на это внимание, - воскликнул Мурлон. - Тоннель берет начало практически от самой Бездны?! На карте нарисована гора, а прямо от неё пунктиром идёт тоннель...
  - Совершенно верно, - подтвердил Алрон. - Но вам нечего опасаться. Вход в пещеру находится на восточном склоне горы, которая после обнаружения под ней золота получила название Золотая Гора, и вы будете отделены от Бездны многотонной массой камня.
  - Ну, хорошо если так, - кивнул Мурлон.
  - А те, кто будет поджигать фитиль, - спросил Серёжка, - они успеют убежать до взрыва?
  - Они не станут убегать, - гордо ответил будущий король страны Монгов. - Напротив, вооружённые воины Бада выйдут на поверхность во внутренний двор Чёрного замка, чтобы вступить в бой с уцелевшими после взрыва нелюдями. И будет уничтожен каждый, кто посмеет оказать сопротивление...
  
  Зов Бездны
  Подготовка к перевороту шла быстрыми темпами, но Серёжке казалось, что время тянулось как резиновое.
  Отряд проходчиков по заданию Алрона ушёл к Золотой Горе, чтобы продлить тоннель в соответствии с рекомендациями, данными Мурлоном. Другие Монги занялись подготовкой взрывчатки. Воины Бада постоянно упражнялись в учебных поединках на мечах, кинжалах и с прочим оружием.
  Мурлон практически ничего не делал - целыми днями только ел да спал. 'Набираюсь сил перед последним и решительным боем', - говорил он Серёжке. Якоб же наоборот, активно участвовал в подготовке к военной операции - собирал сведения о неприятеле. Он уже дважды летал к Чёрному замку, чтобы выведать планы Мерзавры в отношении пленницы и удостовериться, что срыву их совместного с Алроном плана ничего не угрожает.
  Серёжка каждый день надолго покидал пещеру старшины подземных жителей. На мальчика давило замкнутое пространство, несмотря на все великолепие его залов, комнат и переходов. Ему очень не хватало солнечного света. Выйдя из пещеры, Серёжка забирался на облюбованный им утес и с тоской смотрел на чернеющий вдали замок Мерзавры, где томилась его подруга. О Ленке Кузнецовой Серёжка думал постоянно.
  Иногда за ним увязывалась Юль. Серёжка не то чтобы был против её компании, но почему-то прежняя легкость в общении сменилась натянутостью. Возможно, причиной этой натянутости была какая-то недоговоренность. Серёжка постоянно ловил на себе взгляды девочки и понимал, что нужно что-то объяснить, но не находил слов.
  Однажды они вдвоём сидели на утёсе и по обыкновению молчали. Принцесса была одета как в тот день, когда они впервые встретились. На ней были те самые солнцезащитные очки, и она опять была похожа на мальчишку.
  Серёжка решился и начал рассказывать Юль о Ленке - о том, как её похитила Мерзавра и как он, будучи Ленкиным другом, отправился на её поиски.
  - Я все знаю, - прервала мальчика Юль. - Я разговаривала с папой... Он тогда, после ужина, отправил меня спать, а утром пришёл в мою комнату и всё сам мне рассказал. Понимаешь, мы с папой друзья. У нас нет друг от друга секретов... - Юль помолчала и добавила: - Почти нет. - И после этих слов замолчала надолго.
  Серёжка тоже молчал. А что он мог сказать?..
  - У нас бы с тобой все равно ничего не получилось, - вдруг сказала Юль. - Ты чужеземец. Ты живёшь в далеком, неизвестном мне мире. А я... Скоро я стану настоящей принцессой... Ведь ты мне поможешь стать ею?..
  Серёжка кивнул.
  Больше они не разговаривали.
  О чём говорить? Всё понятно. Все слова сказаны, и добавить нечего.
  Юль посидела рядом с Серёжкой некоторое время, потом молча встала и спустилась с утёса.
  Весь день они не виделись, и к ужину она не вышла, но утром за завтраком юная принцесса была весёлой и, казалось, вчера между ней и Серёжкой не было этого странного и немного сумбурного, но совершенно откровенного разговора.
  
  Наконец, настал решающий день. Всё было готово к осуществлению плана.
  В середине дня боевой отряд колонной по одному выдвинулся к Золотой Горе, чтобы к вечеру оказаться у входа в тоннель и приступить к операции. Отряд состоял из двадцати вооруженных до зубов воинов во главе с Бадом, четырёх нагруженных мешками с взрывчаткой специалистов пиротехников и четырёх проходчиков (предстояло ещё пройти последний тонкий слой грунта и пробить дыры в подвалы замка). Серёжка с Мурлоном замыкали шествие. Якоб одновременно с выходом отряда вылетел в направлении Чёрного замка. Он должен был дождаться, когда Мерзавра уйдёт в свои покои и, выждав момент, дать сигнал повстанцам, а в дальнейшем - корректировать их действия.
  Алрон - старшина подземных жителей и будущий король страны Монгов - благословил уходящих в бой короткой речью. Он сказал:
  - Идите, братья мои, и пусть вам во всём сопутствует удача! Да здравствуют Монги, истинные хозяева нашей богатейшей страны!..
  Покидая центральную площадь Монгов, Серёжка поднял голову и посмотрел на утёс. На нем стояла Юль. Заметив, что Серёжка смотрит на неё, девочка подняла руку и помахала ему. Мальчик махнул в ответ бейсболкой.
  - Очень трогательная сценка, - ухмыльнулся Мурлон в усы, но Серёжка промолчал, сделав вид, будто не расслышал ехидных слов кота.
  На половине пути к Золотой Горе в спины путникам подул легкий ветерок. Поросшую темными соснами гору уже было отчетливо видно на фоне белой стены тумана стоящего над Бездной. Монги как по команде сунули себе что-то во рты и принялись ритмично жевать.
  'Подкрепляются, что ли, - подумал Серёжка, - всё-таки странные они, эти Монги, неужели перед выходом не поели...'
  Он хотел спросить об увиденном у Мурлона, но кот был глубоко погружён в собственные мысли, и мальчик не стал его беспокоить по пустякам.
  По мере приближения к конечной точке маршрута ветер всё усиливался, а когда до Золотой Горы оставалось совсем чуть-чуть (уже чернел впереди вход в пещеру), он задул с такой силой, что Серёжке показалось, что Мурлон, шедший позади него толкает в спину. Мальчик даже повернулся сказать коту, чтобы тот прекратил толкаться. Но Мурлон шёл по-прежнему, низко наклонив голову и глядя себе под ноги, а его лапы находились в карманах. Кот продолжал о чём-то сосредоточенно думать, и не о каких ребячьих шалостях не помышлял. Значит, это всё-таки ветер...
  - Мурлон! - сказал мальчик, - ветер-то какой поднялся! Буря, что ли надвигается? Мы с тобой уже две недели находимся в Зачердачье, а такой ветер я вижу впервые.
  - Ветер нельзя увидеть, - мудро заметил Мурлон, - видны лишь следствия. Оглянись вокруг, Серёжка. Ты видишь, как ветер пригибает к земле траву? И как шевелятся от его порывов ветки кустарника?..
  Серёжка посмотрел на высокую траву, на неподвижные, словно застывшие на фотографии ветки малины и ежевики и удивился:
  - Никакого ветра нет... Но меня как будто что-то в спину толкает!
  - Это не ветер, Серёжка, - вздохнул Мурлон, - это притяжение Бездны. Подойдем ещё ближе, такое начнётся!.. - Мурлон вдруг хлопнул себя раскрытой лапой по голове. - Ах я старый дуралей! Так к тебе привык, что забыл, что ты человек, а не кот!
  Серёжка рассмеялся.
  - Не смейся, тут плакать надо... Видишь, Монги корешки жуют?
  - Ага, я подумал, они перекусывают на ходу.
  - Это корешки валерианы. Их сок успокаивает нервы. Людям успокаивает, - уточнил Мурлон, - а на нас, котов, оказывает прямо противоположное действие... Сейчас тебя начнет колбасить. Ты, Серёжка, ни в коем случае не смотри в сторону Бездны. Поддашься её зову, конец тебе!
  - А куда смотреть?
  - Под ноги, вот как я. И думай о чём-нибудь постороннем. Всё время о чем-то думай...
  Когда тебе говорят чего-то не делать, да ещё - ни в коем случае, - всегда именно этого и хочется. Серёжку так и подмывало посмотреть в клубящееся нечто. Отряд уже входил в пещеру, уже скрылись в её глубине воины Бада. Сам Бад остановился у входа и дожидался, когда последний член отряда минует опасный участок. Ещё десяток шагов и скалистый утёс закроет стену тумана...
  Серёжка не удержался и бросил быстрый взгляд в ту сторону, куда смотреть было нельзя... Туман ласково поманил его к себе, позвал в себя. И мальчик помимо воли, как лунатик, двинулся навстречу гибели, ноги сами несли его к невидимой пропасти.
  - А ну стоять! - услышал Серёжка окрик Мурлона и почувствовал, что его крепко схватили за ворот рубашки. Он попытался вырваться, но тот, кто его держал, оказался сильнее. Разноцветные круги завертелись перед глазами мальчика, и он потерял сознание.
  Очнулся Серёжка уже в пещере.
  
  Долгожданная встреча
   - Ну и напугал ты меня! - говорил Мурлон, шагая по тоннелю рядом с Серёжкой и держа его за руку (во второй его лапе был зажженный факел). - Думал не удержу. Рвешься как... целых десять Серёжек! Хорошо Бад помог... Ничего, будем возвращаться, легче будет. Тот, кто хотя бы единожды испытал на себе зов Бездны и спасся, становится менее восприимчивым к этому странному явлению. К тому же ночью возвращаться будем, а ночью притяжение немного ослабевает. Но я ещё на всякий случай у Бада корешком валериановым разжился - для тебя, а главное, для твоей Ленки...
  'Ленка!.. Ленка Кузнецова! Неужели скоро мы увидимся? - мечтал Серёжка. - Целых две недели я шёл к тебе...'
  Тоннель был достаточно высоким и широким - по нему вполне можно было идти вдвоём, не задевая плечами стен. А пол настолько ровным, что казалось, они идут по хорошей асфальтовой или бетонной дороге. Спустя примерно час он начала движения по тоннелю отряд подошёл к месту, над которым находилась Южная башня Чёрного замка. Двое Монгов проходчиков остались здесь и, не теряя времени, принялись аккуратно и почти бесшумно пробивать выход в темницу. Двое других пошли дальше, чтобы пробить дыру в подвал, расположенный под покоями Мерзавры.
  - Ну, Серёжка, давай, спасай свою Ленку, - сказал Мурлон, - настал долгожданный момент. Держи факел... Только не орите от счастья, когда увидитесь, а то нелюди услышат...
  - А ты?..
  - У меня ещё дела. Надо же кому-то связаться с Яшей. Мне это сделать проще. Проделают Монги дыру в подвал, выберусь, превращусь в обычного кота средних размеров, и... всё будет в лучшем виде! А ты хватай свою невесту, и бегите. Я вас догоню.
  Кот ушёл, а Серёжка, переминаясь с ноги на ногу, стал ждать, когда проходчики закончат работу. Наконец они дошли до каменного пола темницы и вытащили тяжёлую плиту. Серёжка сначала просунул в образовавшееся отверстие горящий факел, а затем высунул голову. От яркого света разгуливающие по полу мыши и крысы шмыгнули врассыпную по норкам и щелям. Серёжка огляделся.
  Ленка сидела, поджав ноги и прижавшись к самой спинке железной кровати, стоящей в углу маленькой комнатки без окон и округлив глаза, смотрела на него как на неожиданно появившегося из-под земли черта. Или как на приведение.
  - Т-с-с, - мальчик прижал палец к губам и сказал шепотом: - Это я, Серёжка. Я за тобой пришёл.
  - Се... - Чтобы не закричать от радости Ленка зажала рот рукой. Но продолжала сидеть на кровати не в силах двинуться.
  - Ты что, прикована?.. - Серёжка выкарабкался наружу, воткнул факел в шов между плитами пола и подошёл к ней.
  - Серёжка... это ты... хороший мой... А я не могу встать, меня ноги не слушаются... - со сдавленными всхлипами шептала девочка.
  Серёжка взял её на руки и понёс к пролому в полу. Ленка обвила его шею руками и зашептала сквозь душившие её слёзы:
  - Я так ждала тебя!.. Я надеялась... я знала, что ты придёшь. А недавно я почувствовала... ты где-то рядом, совсем близко...
  - А я и был совсем близко от тебя, - усмехнулся Серёжка. - Ты в темнице Южной башни, а я в верхнем каземате Северной. Это было... - Серёжка на секунду задумался, - не так уж и недавно, восемь дней назад...
  - Я потеряла счёт дням...
  - Бедняжка, я мог бы спасти тебя ещё целых восемь дней назад. Сам как дурак попался в лапы Мерзавры... Ты извини меня, Ленка...
  - За что?
  - Ну, что не смог спасти тебя ещё тогда...
  - Но ты меня всё-таки спас. А восемь дней... теперь это кажется мне ерундой.
  Неожиданно из пролома раздался тихий свист, а за ним хорошо узнаваемый насмешливый шепот:
  - Эй, молодежь, хватит уже мурлыкать! Бежать надо. Монги вот-вот последнюю взрывчатку в подвал перетаскают и ка-ак бабахнут!..
  - Мурлон?.. - удивился Серёжка. А ты что, уже с Якобом встречался?
  - Долго ли умеючи...
   Ленка, - спросил Серёжка у подруги, - а у тебя ноги совсем отнялись или как?.. Это от голода?..
  - Это от радости... Поставь меня на пол, Серёженька, я попробую...
  Серёжка поставил её на каменные плиты пола, Ленка покачнулась, но удержала равновесие.
  - Получилось! - радостно прошептала она.
  - Сейчас я возьму тебя под мышки, а Мурлон примет снизу. Мурлон... он не человек, - предупредил Ленку Серёжка. - Он кот, но кот разумный. Ты не пугайся, ладно?
  - Да я тут такого насмотрелась...
  
  Не просто взорвать колдунью...
  Мерзавра неожиданно проснулась посреди ночи, и села в кровати.
  В замке что-то явно происходило. И это что-то не сулило ей ничего хорошего.
  Если бы Мерзавра была обыкновенной старушкой, она бы ничего не услышала и продолжала бы преспокойно спать. Монги были очень осторожны и старались делать своё дело тихо, да и перекрытия замка были такими толстыми, что даже рухни в подвале что-нибудь тяжёлое на пол, здесь в покоях ничего бы не было слышно. Но Мерзавра была колдуньей, а потому помимо слуха и прочих чувств восприятия у неё имелось ещё кое-что - волшебное чутьё. И это чутьё подсказывало ей: 'Беги или будет поздно'.
  Сунув ноги в тапочки, стоящие у кровати и схватив висевший на её высокой спинке халат, она опрометью выскочила из спальни и шаркающей походкой засеменила по коридору к выходу из замка. Она уже подбегала к двери, когда за её спиной прогремел ужасный взрыв. Пол спальни с грохотом рухнул в подвал. Камни и мелкая крошка полетели во все стороны, штукатурка посыпалась с потолка. Шлем, сорванный взрывной волной с ненастоящего рыцаря, полетел вслед за Мерзаврой и угодил ей прямо в голову. Но он был не особенно тяжёлым и не убил колдунью, а лишь слегка оглушил. Через некоторое время Мерзавра пришла в себя, ощупала голову и, убедившись, что голова цела, покачиваясь, вышла во двор замка.
  Там творилось нечто неописуемое. Бородатые воины в грубых кожаных куртках рубили мечами её растерявшихся солдат. Нелюди в панике метались по двору, дико визжали, завывали и гибли, не вполне понимая, что происходит. Сверкала сталь и лилась черная кровь. Гориллы вскарабкались на крепостные стены и оттуда глазами полными ужаса наблюдали за побоищем. Один лишь Цикл ещё как-то пытался сопротивляться, но силы были неравны. Гигант вооружился тем, что попалось ему под руки - оторвал оглоблю от носилок Мерзавры - и принялся размахивать ею как дубиной. Но бородачи окружили его со всех сторон, и жить монстру, судя по всему, оставалось совсем недолго.
  Мерзавра быстро оценила ситуацию и взвесила остаток своих магических сил и возможностей, временно приуменьшившихся в результате пережитого стресса и удара рыцарским шлемом по голове.
  'Ничего, - решила она, - солдат я себе новых сделаю. А с этими... 'верноподданными' (она сразу поняла, что бородатые воины не кто иные как Монги) позже разберусь. Они ещё ой как пожалеют! Сейчас надо поскорее ноги уносить... Отдохну, восстановлю силы, приведу в порядок мысли, а потом задам этим людишкам жару!.. Эх, стара я стала! Ничего, вот обрету новое молодое тело... Стоп! - Неожиданная мысль как вспышка молнии озарила её мозг: - Тело!.. Уж, не из-за девчонки ли поднялся весь этот сыр-бор?! Слишком много непонятного произошло в Чёрном замке за последнее время. Сначала этот белобрысый мальчишка, выдающий себя за Монга, потом его таинственный побег и бесследное исчезновение. И наконец - мятеж!'
  Мерзавра прошептала не без труда вспомнившееся заклинание и, став невидимой, поспешила к Южной башне, обойдя стороной сражающихся.
  У запертой двери в темницу стояли, нервно почесываясь и фыркая от возбуждения двое караульных нелюдей. Невдалеке гибли члены их стаи, но нарушить приказ госпожи, переданный им командиром, и покинуть свой пост караульные не имели права. Вот если бы им сам Цикл приказал... Но Циклу было не до караульных - он отбивался от Монгов из последних сил.
  Мерзавра огляделась. Только эти двое тупиц. Никто не рвется к Южной башне, замок не повреждён. И всё-таки тревожная мысль не покидала её.
  - Откройте немедленно темницу! - приказала Мерзавра, обретая видимость.
  Заскрежетал ключ в замке, и перед колдуньей распахнулась дверь.
  - За мной! - скомандовала она и ворвалась в темницу, которая естественно оказалась пустой, а в углу чернел пролом в полу.
  Мерзавра обессилено опустилась на железную кровать.
  - Уползла, змеюка!.. - злобно выдохнула она. - Ну, ничего, далеко не уползешь. Я тебя поймаю...
  Мерзавра пошарила в карманах халата и вытащила пузырек с темной вязкой жидкостью. Это было специальное зелье, приготовленное из крысиной крови, лягушачьего мозга, полутора десятка различных колдовских трав и парочки заклинаний. Оно быстро восстанавливало силы и просветляло память. В последние лет пятьдесят старуха без этого чудодейственного эликсира практически не обходилась. Ведь как ни крути, а Мерзавре уже за тысячу перевалило...
  Колдунья отвинтила крышку и вылила содержимое пузырька в рот до последней капли. Потом некоторое время посидела, дожидаясь прилива сил, вздрогнула всем своим тщедушным телом и решительно встала с кровати.
  
  Мурлон шёл по тоннелю очень быстро, будто опаздывал на ужин. Или на завтрак. Мальчик и девочка старались не отставать от кота ни на шаг. Они уже приближались к выходу из тоннеля, когда Мурлон вдруг остановился, поднял лапу, призывая к тишине, и прислушался.
  - Кажется, за нами кто-то гонится, - сказал он. - Я слышу топот.
  Серёжка с Ленкой переглянулись.
  - Может, это Монги бегут? - с надеждой в голосе спросил мальчик.
  - Может и Монги, - пожал плечами Мурлон, - но не думаю, что это обстоятельство существенно меняет дело. Зачем доблестным воинам Бада бежать? Они побегут только в одном случае - если их разбили и обратили в бегство... Давайте-ка и мы побежим. - И кот припустил со всех лап.
  У выхода из пещеры Мурлон сунул Серёжке и Ленке по корешку валерианового корня и приказал:
  - Бегите к пещерам Монгов и не останавливайтесь, что бы не услышали и не увидели. Авось... - Мурлон не договорил и снова прислушался. - Нет, это не Монги, я слышу бряцанье когтей по камню. Это нелюди!.. Но с ними ещё кто-то и звук его шагов мне оч-чень не нравится... Все, бегите, ребятишки, я постараюсь задержать преследователей.
  - Но как же, Мурлон... - Серёжка считал, что это не по-товарищески оставлять кота один на один с врагами. Ведь он же не бросил его тогда, в Звериной Вольнице, а мог бы телепортироваться. И вообще...
  - Беги, Серёжка! - нетерпеливо крикнул Мурлон. - Беги, спасай Ленку!
  Мальчик тут же опомнился, поняв, что кот абсолютно прав... Схватив Ленку за руку, он потащил её из пещеры.
  Либо сок корешков подействовал, либо сказывалось ночное ослабление притяжения, либо давал о себе знать приобретенный опыт, либо все сложилось вместе, - так или иначе, но на этот раз зова Бездны он не услышал. Лишь легкий ветерок обдувал его разгоряченное лицо, но ветер ли то был?.. Серёжка обеспокоено посмотрел в лицо подруге, но тут за их спинами прозвучал хлесткий взрыв его 'бомбежки'. Мальчик обернулся...
  Из пещеры выскочили два монстра и разом повернули свои вытянутые морды в сторону прозвучавшего хлопка петарды. Мурлон, покачиваясь, стоял в нескольких шагах от края Бездны и поджигал фитилек последней 'бомбежки'.
  Вслед за нелюдями из пещеры выбежала та, кого Серёжка и Ленка меньше всего ожидали увидеть.
  Мерзавра! Колдунья взглянула в их сторону и противно расхохоталась.
  
  Последний и решительный
  Мурлон отвлекал на себя внимание преследователей. Он швырнул в нелюдей вторую 'бомбежку' и когда та взорвалась, крикнул:
  - Эй, уроды, вот он я! Ловите меня!
  Нелюди яростно взревели и бросились к коту. Мерзавра что-то крикнула им вдогонку (скорей всего велела остановиться), но дикий рев заглушал слова. Да если бы нелюди и услышали окрик госпожи, остановиться уже всё равно не смогли бы - ужасная пропасть притягивала к себе любое живое существо, даже таких монстров как они.
  Мурлон из последних сил боролся с зовом Бездны. Он стоял, наклонив голову и уперев заднюю лапу для толчка в гранитный валун, скатившийся с Золотой Горы, и ждал несущихся к нему врагов. Когда нелюди уже готовы были схватить его, кот вдруг словно испарился и тут же возник снова, но уже в десятке метров за их спинами. Клацнув зубами и пролетев по инерции небольшое расстояние, отделяющее их до Бездны, монстры жалобно взвыли и исчезли в туманной черноте.
  Мурлон поднялся на лапы, но тут же совершил кувырок в сторону, увертываясь от яркого огненного шара, который злая колдунья метнула в него, сотворив из воздуха. Новый огненный шар, но по диаметру чуть меньше первого возник в руках Мерзавры и полетел в Мурлона. Кот пригнулся, и брызжущий искрами сгусток огня промчался над его головой. И от третьего шара ловкому Мурлону удалось увернуться, но четвёртый, совсем маленький, но от этого не ставший менее горячим, угодил коту в грудь, Мурлон упал на землю, содрогнулся и затих.
  Убедившись, что кот не шевелится, Мерзавра отвернулась от него и заковыляла к детям.
  - Попались, поганцы! - со злорадством говорила колдунья медленно приближаясь. - Сейчас вы за все мои волнения ответите!.. Что же мне с вами сделать?.. Девчонка мне нужна, но проучить надо. Превращу-ка я её в черепаху, чтобы быстро не бегала. На время, конечно, мне её тело таким, как оно есть, нужно... А над мальчишкой всласть поиздеваюсь... Или сделать его своим солдатиком?.. Эй, как там тебя?.. Алдвахрам липовый. Не желаешь послужить правительнице страны Монгов?.. А то твои дружки всё мое воинство уничтожили...
  Серёжка выступил вперёд, заслонив собой Ленку.
  - Служить я тебе не стану ни за что! - гордо заявил он. - А превратишь меня в нелюдя, тебе же хуже будет. Горло перегрызу, так и знай!
  - Ну, это мы ещё посмотрим, - злобно сказала Мерзавра и вдруг споткнулась и замерла, уставившись куда-то поверх голов ребят.
  - А тут и смотреть нечего, - прозвучал позади Серёжки и Ленки приятный мягкий голос. - Сергей Федотов если что-то пообещал - сделает. Он своё слово держать умеет.
  Серёжка обернулся. Кому принадлежит голос, он понял сразу, а вот признать в подошедшем человеке экстрасенса Иванова было практически невозможно.
  Начать с того, что очков на Иване Ивановиче не было. Глаза его оказались большими и ярко-голубыми. Вместо стёганого халата плечи волшебника покрывал синий плащ, расшитый большими серебряными звёздами. И свои клетчатые тапочки он оставил дома, переобувшись в высокие кожаные ботфорты. Иванов ничуть не сутулился, а его распущенные волосы волнами спадали на широкие прямые плечи. На правом плече волшебника восседал Якоб и гордо смотрел на колдунью.
  - Гудмэн! - злобно прошипела Мерзавра.
  - О, ты ещё не забыла, как меня звать, - усмехнулся бывший правитель Гудландии. - Наверное, и о том, что я тебе сказал, когда покидал родной мир, помнишь?
  - Ты посоветовал не становиться у тебя на пути... - скрипнув зубами, ответила колдунья. - Но я и не становилась. Я о тебе вообще не вспоминала целых пятнадцать лет!
  - Однако ты хорошо посчитала годы, что мы с тобой не виделись, - заметил Гудмэн.
  - И ты пришёл через пятнадцать лет, чтобы помешать мне разобраться с моими обидчиками? - возмутилась старуха.
  - Я пришёл, чтобы остановить твои безобразия, Мерзавра!
  - Гудмэн, ну зачем тебе эти двое? - принялась вдруг клянчить колдунья, - Какое тебе до них дело?.. Тебе вообще не должно быть никакого дела до того, что происходит в покинутом тобой мире... - Она явно тянула время, пытаясь восстановить утраченные в бою с Мурлоном силы.
  - Все, Мерзавра, хватит оттягивать неизбежное наказание, - жестко сказал Гудмэн. - Помолчи и выслушай...
  - Будь ты проклят, праведник несчастный! - Мерзавра взмахнула костлявыми руками, и неожиданно на Зачердачный мир опустился мрак. Словно в небе появилась огромная туча, закрыв луну и звезды.
  - Думаешь, тебе поможет скрыться твоя родная стихия - тьма? - засмеялся Гудмэн. - Зря надеешься!.. Якоб, подсвети-ка мне, будь добр.
  Серёжка не мог ничего разглядеть в чернильной мгле, но он услышал тяжелые взмахи крыльев взлетевшего с плеча Гудмэна попугая, а через некоторое время в небе зажглись два ярких огонька. Это были глаза Якоба. Свет, шедший из глаз птицы, которые почему-то переместились с боков головы и встали параллельно, как фары автомобиля, усиливался с каждой секундой. Лучи зашарили по земле и вскоре обнаружили и высветили сгорбленную фигурку Мерзавры. Старуха жмурилась, закрывалась от яркого света согнутой в локте рукой и пыталась выбраться из светового пятна, но Якоб не выпускал её из прицела волшебных лучей.
  Гудмэн подошёл к бывшей коллеге и поднял руку.
  - За совершенные тобой прегрешения ты приговариваешься... - торжественно начал Гудмэн.
  - Не имеешь права!! - завопила Мерзавра. - Только Совет правящих волшебников может вынести решение о моей казни. А ты... ты... Ты нарушаешь Закон!
  - Напротив, - возразил Гудмэн, - я чту Закон. И в данный момент исполняю волю Совета, который был созван по моей просьбе и состоялся вчера вечером в Жёлтом замке правителя Гудландии. Решение об исключении тебя из числа правителей нашего мира, а также о лишении тебя статуса волшебницы принято большинством голосов. Что подразумевает принятое решение, тебе объяснять не нужно... Но я не стану сбрасывать тебя в Бездну, я не столь кровожаден. Я просто лишу тебя твоей волшебной силы. Без неё ты станешь обыкновенной старухой, которая никогда и никому больше не сможет причинить зла.
  С этими словами Гудмэн снял с шеи висящий на шнурке продолговатый предмет похожий на скипетр.
  - Знаешь, что это? - спросил он у колдуньи.
  - Волшебный жезл, дарующий и отнимающий магические способности, - трепеща, ответила Мерзавра.
  Гудмэн поднял жезл над головой, и он засветился рубиновым светом. Вокруг его круглой макушки образовалось радужное облачко и, оторвавшись, медленно поплыло в сторону Мерзавры. Старуха в ужасе отшатнулась, но радужная субстанция настигла её и окутала с головы до ног.
  Бывшая колдунья обессилено опустилась на землю. Некоторое время она лежала неподвижно и казалась мёртвой. Вскоре световой кокон стал тускнеть, и одновременно с этим, небо посветлело. Мерзавра вздохнула и открыла глаза.
  - Где я?.. - пробормотала она. - Что со мной?.. Кто эти люди?.. И кто я?.. А... припоминаю...
  Мерзавра поднялась с земли и, сгорбившись, медленно побрела в сторону Бездны. По мере приближения к пропасти шаг старухи ускорялся. На самом краю она неожиданно оглянулась, хищно оскалилась и, воздев кверху костлявую руку, сжатую в кулак, погрозила своим врагам.
  Потом Мерзавра без прощального слова бросилась вниз.
  
  Возвращение
  Гудмэн быстрым решительным шагом направился к бездыханному Мурлону, возле которого уже стоял, ожидая его Якоб. Серёжка с Ленкой побежали вслед за волшебником.
  - Он умер? - тихо спросила Ленка.
  Серёжка молча и нервно дёрнул плечами, он чуть не плакал. Мурлон за время их странствий стал для него таким родным существом, что потерять его, означало бы потерять часть души...
  Гудмэн опустился перед мохнатым другом на колени, разорвал на его груди футболку и распростер обе руки над ещё дымящейся раной. Несколько минут ничего не происходило, но вдруг рана стала подсыхать, кровь исчезала на глазах, превращаясь в легкий дымок. Края раны медленно затягивались, и вскоре можно было заметить лишь тёмное пятно выгоревшей шерсти на том месте, где совсем недавно зияла страшная дыра.
  Кот задергал усами и открыл глаза.
  - Где Мерзавра?.. - едва очнувшись, спросил он. То, что он видит перед собой Гудмэна, казалось, нисколько его не удивило.
  - Её больше нет, - ответил волшебник.
  - Твоя работа?
  Гудмэн покачал головой:
  - Сама. В Бездну прыгнула.
  - Жалко... хотел с ней поквитаться...
  - Ты и так поквитался! - Серёжка вышел из-за спины волшебника. - Мурлон, родной, ты столько всего сделал для нас с Ленкой! Спасибо тебе...
  - А, Серёжка... живой. Это хорошо. И невеста твоя, стало быть, тоже...
  Ленка смущённо встала рядом с Серёжкой и взяла его за руку. Мурлон удовлетворённо кивнул и поднялся.
  - Вам не больно? - спросила Ленка кота.
  Мурлон посмотрел себе на грудь, потер лапой, очищая её от паленой шерсти.
  - Ерунда, чешется немного. А шерсть новая нарастёт, не беда...
  - Может, подумаем о возвращении? - спросил Гудмэн.
  - Да пора бы уж, - ворчливо заметил Якоб.
  - Ну, вы тут определяйтесь, а у меня дела, - заявил Мурлон, запахивая края разорванной футболки. - Надо ещё в Чёрный замок наведаться...
  - Чего ты там забыл? - удивился Серёжка.
  - Поищу в гардеробе старухи зелёную мантию... ну, ту самую, я тебе рассказывал... Отпорю воротник и манжеты. Нужно похоронить всё, что осталось от Искры на родине, это мой долг. - Мурлон замолчал и посмотрел на восток. Над Зачердачным миром всходило солнце.
  - Как же ты возвращаться через Звериную Вольницу будешь?..
  - А зачем мне через неё переться? Отсюда до Дремучего Леса рукой подать, а людоеды мне не страшны. Так даже короче... Правда, очень уж мне хотелось Грину глаза выцарапать... но как-нибудь в другой раз разберусь с этим мошенником.
  - Мурлон... а мы с тобой ещё встретимся? - спросил мальчик.
  Кот пожал плечами:
  - Захочешь, так встретимся. Адрес в Полынограде тебе известен... - он вдруг улыбнулся и хитро подмигнул Серёжке: - Мне так кажется, что нас с тобой ещё ждёт немало приключений в Зачердачном мире. Почему-то мне так кажется, а интуиция меня, поверь, ещё ни разу не подводила... Шеф, - повернулся кот к Гудмэну, - ты не против моей короткой отлучки?
  Шеф не возражал.
  - Тебе положены отгулы, - кивнул он.
  - Тогда я пошёл.
  - Не задерживайся в Мурландии, - строго сказал Гудмэн. - Из-за своей страстной любви к маминым сосискам ты очень быстро теряешь спортивную форму.
  - Ничего, - отмахнулся кот, - лишний вес я на тренажёрах за пару дней сброшу.
  Мурлон обнял Серёжку, кивнул Якобу, подмигнул Ленке Кузнецовой и моментально телепортировался метров на двадцать в направлении Черного замка. Оттуда махнул всем на прощанье лапой и 'поскакал' дальше. Гудмэн задумчиво смотрел вслед своему ассистенту.
  Когда Мурлон скрылся из виду, Серёжка спросил у волшебника:
  - Иван Иванович, а почему на вас нет очков? Вы исцелили себя при помощи магии?
  - Все гораздо прозаичнее, юноша, - улыбнулся волшебник. - Отправляясь в путешествие, я часто снимаю очки и надеваю контактные линзы... Как видите, никаких чудес. Вообще, применять магию по пустякам не в моих правилах. Когда-то я пострадал от этого и теперь... Ах, да, я, кажется, вам об этом уже рассказывал...
  Гудмэн свистнул Якобу, и тот вспорхнул на его плечо.
  - Итак, молодые люди, - сказал волшебник Серёжке и Ленке, - думаю, вы достаточно 'погостили' в Волшебном мире и не прочь вернуться в обычную обстановку - к мамам и папам, к друзьям, в школу... Я могу вернуть вас в ваш родной мир прямо сейчас и к тому же в любую временную точку. Мне кажется, было бы неплохо, чтобы вы появились у себя дома ещё до того, когда начались все эти неприятности.
  - Это было бы замечательно! - воскликнула Ленка. - Не хочется, чтобы родители из-за меня волновались. А особенно бабушка, ведь у неё сердце...
  - Да, да, - кивнул Серёжка, - было бы просто здорово.
  - Ну, раз так... - рука Гудмэна потянулась вверх.
  - Стойте, Иван Иванович, - остановил волшебника мальчик. - А мы с Ленкой будем помнить то, что с нами произошло?..
  Иванов широко улыбнулся.
  - Будете, я уверен, - сказал он. - Вы замечательные ребята, Серёжка Федотов и Ленка Кузнецова! Вам не чужды такие понятия как преданность, самоотверженность, дружба... А теперь вы знаете, что чудеса в жизни иногда случаются, стоит только захотеть поверить в чудо... Но главное чудо - это вы сами и ваше чувство!
  Серёжка посмотрел Ленке в глаза, и она улыбнулась ему - нежно и немного смущённо. Земля ушла у ребят из-под ног. То ли от счастья, то ли вследствие того, что Гудмэн взмахнул рукой, отправляя их в родной мир.
  
  
  Эпилог
  - Я ушла, Серёженька, - крикнула мама из прихожей. - Вставай, а то проспишь... Завтрак на столе.
  - Пока мам, - как можно более бодро откликнулся Серёжка. Вылезать из-под тёплого одеяла не хотелось... 'Немножко ещё полежу, совсем чуть-чуть, самую малость...' - честно обещал самому себе мальчик, но...
  Когда он открыл глаза, настенные часы показывали восемь пятнадцать.
  - Ох, ёлки-палки! Ленка уже из дома вышла!.. А долго меня ждать она не станет, обидится и уйдёт одна... - Серёжка пулей как солдат по тревоге соскочил с кровати и так же быстро по-солдатски оделся. За сорок пять секунд! Ну... почти за сорок пять. Быстро одеваться учил Серёжку дядя Витя этой весной вернувшийся из армии. Все лето тренировал...
  Схватив школьный рюкзачок (благо с вечера всё в него положил, как знал), Серёжка выскочил из дома.
  Ленка сидела на скамейке.
  - Опять опаздываешь? - недовольным тоном сказала девочка, когда запыхавшийся Серёжка подбежал к ней. - Пошли скорей, через десять минут урок начнётся...
  Серёжка взял со скамейки её рюкзачок, забросил на второе плечо и они быстрым шагом направились к воротам. Проходя мимо 'скворечника' Серёжка увидел стоящего на крыльце охранника Мишу и подмигнул ему как старому знакомому.
  - Слушай, Серёжка, - сказала Ленка, - мне сегодня такой интересный сон приснился! После уроков обязательно расскажу, если не забуду.
  Серёжка остановился как вкопанный.
  - Ты чего? - спросила Ленка, - опоздаем же...
  - Сон?.. Ты сказала - сон?.. Про Зачердачный мир?
  - Да... - удивлённо произнесла девочка, - а ты откуда...
  Серёжка пошарил в кармане и вытащил большой зелёный камень.
  - Ой, изумруд! - воскликнула Ленка. - Откуда он у тебя?
  - Это был не сон, Ленка! - радостно воскликнул Серёжка. - Всё что с нами произошло, было на самом деле! Представляешь, мы с тобой побывали в Зачердачном мире! Этот изумруд оттуда. Мне подарила его принцесса Монгов, - брякнул он и осёкся.
  - Так-так-так, - подозрительно покосилась на Серёжку подруга, - ну-ка рассказывай: что за принцесса? За что она подарила тебе такой жутко дорогой камень, за какие такие заслуги?
  - Да ты что! - возмутился Серёжка. - Ты в чем меня подозреваешь?!.. Да я... Да ничего не было! Юль чуть ногу не сломала, а я её на горбушке дотащил до пещеры, вот и всё!
  - Значит, её звали Юля...
  - Не Юля, а Юль... Она была одета как пацан и очки у неё на глазах были. Такие большие, как у подводных ныряльщиков. Только тёмные, Монги ведь дневной свет не переносят. В общем, я даже не знал, что она девочка...
  - Так, - решительно заявила Ленка, - давай, рассказывай мне всё по-порядку.
  Серёжка вздохнул и начал рассказывать:
  - Если с самого начала, то я опоздал в школу. Ты уже ушла... вернее, я сначала подумал, что ты ушла... - Серёжка замолчал и хитро улыбнулся: - Боюсь, рассказывать долго придётся, мы с тобой точно на первый урок опоздаем...
  - Хорошо, - дёрнула плечиками Ленка, - пошли... Но после уроков ты мне все расскажешь.
  - Обязательно! - пообещал Серёжка и вдруг привлёк девочку к себе и поцеловал в курносый 'римский' нос. Ленка не оттолкнула его, она положила руки ему на плечи и сказала:
  - А потом мы сходим к волшебнику Гудмэну. Ведь мы не успели сказать ему спасибо. Нехорошо как-то получилось...
  - Конечно, сходим, - улыбнулся Серёжка. - Только Гудмэном его зовут в Зачердачном мире, здесь он - экстрасенс Иванов. И только мы с тобой знаем, что Иван Иванович самый настоящий волшебник.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"