Крестьянова, Царицын: другие произведения.

Зов Орианы. Книга вторая. Арктический десант. Часть третья. В ледяном лабиринте.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  Зов Орианы
  Фантастический роман
  
  Книга вторая
  Арктический десант
  
  Часть третья
  В ледяном лабиринте
  11.
  Вертолёт МИ-8, или "Мишка", как его ласково называли пилоты, настойчиво вспарывая шумом винтов полярное безмолвие, деловито продвигался в арктическом поднебесье к конечной цели своего маршрута - посадочной площадке на одном из островов Земли Франца Иосифа.
  Внизу простиралась бескрайняя ледяная пустыня Баренцева моря, сплошь усеянная острыми торосами. Лишь кое-где меж ледяных глыб встречались проплешины чёрной воды, напоминая о коротком арктическом лете.
  Алексей Симагин неотрывно смотрел в иллюминатор, стараясь не пропустить появления далёкой земли, где ему по условиям недавно подписанного контракта предстояло жить и работать шесть долгих месяцев. Рядом в кресле, совершенно не обращая внимания на тряску и шум винтов, мирно похрапывал Витька Полуянов - его, полярника со стажем, совершенно не волновали красоты и ширь местного пейзажа. Рыжая вихрастая Витькина голова с надвинутой на глаза и уши вязаной шапочкой то и дело сползала на плечо Симагина. Алексей спокойно укладывал голову спящего обратно на спинку кресла, а сам продолжал вглядываться в волнистую даль, от нестерпимой белизны которой не спасали даже защитные очки.
  Позади осталась бурная неделя сборов и оформления документов, беганье по кабинетам "нужных" чиновников и покупка снаряжения для полярников - энергокомпания, в которую он устроился, новичков одеждой не обеспечивала.
  Светлана взяла недельный отпуск за свой счёт и носилась по магазинам в поисках флисового белья, треккинговых носков, термоперчаток, пластиковой посуды и многого другого, без чего, как она считала, в Заполярье просто не выжить. Алексей тихо ужасался вороху вещей, которые жена напланировала ему в дорогу, но деньги (благодаря заимствованию у покерных жуликов) имелись, и бурная радость Светланы от возможности купить для него всё самое лучшее, просто умиляла.
  Огорчало одно - обещания забрать с собой в ближайшее время жену и дочь оказались несбыточными. Отправлялись они с Полуяновым на Север как наблюдатели от известной энергетической компании, чтобы инспектировать процесс уничтожения отходов в рамках программы по очистке Арктики. То есть, предстояло жить в походных условиях и переезжать с места на место. Чтобы тащить за собой Светлану, а тем более - дочь, не могло быть и речи. Поэтому вопрос их безопасности не давал Симагину покоя.
  "Ничего, - успокаивал он сам себя, - работал же я в ЭКОРе несколько лет, потом бомжевал, но моих родных никто не трогал. Они же ровным счётом ничего не знают, значит, и интереса для моих бывших хозяев представлять вряд ли будут. А если я останусь с ними, то вполне вероятно, что Кеша пошлёт своих ребят с проверкой и узнает, что я жив. Вычислить, что ко мне вернулась память, им труда не составит - достаточно приставить ТОРС к моему виску... И вот тогда Светлана с дочерью окажутся в опасности. А так - меня дома нет, и ни у кого нет вопросов"
  Но всё равно холодок внутреннего сомнения оставался, и это отравляло радость от предстоящей поездки.
  
  Перед отправкой в длительную командировку им с Полуяновым показали презентационный ролик об экологической катастрофе в современной Арктике: развалины бывших складов нефтепродуктов, строительного и бытового мусора, кучи ржавеющих бочек и брошенной техники. Перед глазами Симагина на экране проплывали бескрайние равнины, усеянные ржавым железом, обломками пластиковых труб, сотнями брёвен, которые давно уже перестали быть для чего-то нужны. Вот ещё одна долина, обезображенная десятками разрушающихся от времени построек непонятного назначения, испещренная колеями гусениц и колес. Потом ещё такая же, и ещё... Пейзаж всюду был одинаков. Всюду на снимках - бочки. Их великое множество, они бесконечно разнообразны, рассыпаны и вмёрзли в лёд на десятках квадратных километров вокруг. Отдельный кадр высветил раритет - бочку с надписью "Vehrmacht" и отчётливо видным годом изготовления - 1942.
  - На территории островов архипелага в данное время работает примерно двести человек, - давал пояснения менеджер, оформлявший им командировочные. - Вы полетите с группой от Русского географического общества. Задача - наблюдение и контроль за утилизацией бочек, нефтепродуктов и загрязненных нефтепродуктами грунтов. На острове Земля Александры в этом году проходят основные работы по очистке территорий от накопленных загрязнений прошлых лет. Там же расположен завод по утилизации бочек. На островах Гукера, Хейса и Рудольфа созданы полевые лагеря для персонала, обустроены здания для хозяйственно-бытовой деятельности, собраны временные ангары для хранения автотехники и производственного оборудования. Так что скучать не придётся. Активные работы продлятся до конца октября, а с наступлением зимнего сезона оборудование будет законсервировано до следующего лета.
  - А как с оплатой контракта в зимний сезон, если работы не будет? - тут же поинтересовался Полуянов. - Снизится или мы все сто процентов получим?
  - Не волнуйтесь, никого ущемлять компания не собирается, - тут же заверил менеджер. - Всё командировочное время будет оплачено сполна, и даже возможна премия по окончании работ. Вот, сами посмотрите.
  Он махнул рукой, приглашая их к столу, на котором стояли бутылки с минералкой и кофеварка.
  - Арктическая экосистема, весьма ранимая и хрупкая, разрушается буквально на глазах, - проникновенно вещал менеджер компании, разливая дымящийся ароматный кофе по одноразовым чашечкам. - Архипелаг Земля Франца-Иосифа, а попросту - ЗФИ, имеет статус федерального заказника и находится под управлением ФГБУ "Национальный парк "Русская Арктика", а наша компания помогает государству в освоении программы утилизации отходов. Так что летите вы с благородной целью - возродить Арктику и обеспечить экологическую безопасность северного региона России.
  - Экорейнджерами, короче, - усмехнулся Симагин, смакуя вкус арабики.
  - Вот именно, - не уловив прозвучавшей в голосе собеседника иронии, охотно подтвердил менеджер. - Есть такая профессия - экологию защищать! Но интересы компании прежде всего, - тут же строго предупредил он. - Не забывайте об этом ни на минуту!
  Он выложил перед приятелями типовой контракт фирмы, на котором убористым шрифтом на пяти листах были пропечатаны условия, обязанности и ответственность сторон.
  - Перед подписанием контракта обратите внимание на ответственность за нарушение конфиденциальности информации, которую вы соберёте на ЗФИ. Ну и, конечно, будете пересылать отчеты каждый месяц - процент утилизации, оценка работы фирм-конкурентов, настроения, сплетни, в общем, всё, что, по вашему мнению, может нас заинтересовать. По качеству отчета будет начисляться процент премии.
  - Вопрос ясен, - расплылся в довольной улыбке Полуянов, уже оценив по выписанным бумагам повышенный размер суточных и премиальных. - Кто платит, тот и заказывает музыку!
  
  - Ты даже не представляешь, как нам повезло, дружище! - восклицал Полуянчик через неделю, узнав, что они полетят чартерным рейсом с остановками на острове Вайгач и Новой Земле. - Если бы не этот рейс, мы бы ещё неделю на чемоданах сидели. И лететь пришлось бы не на "Мишке", а на "Кашке"...
  - На какой ещё кашке? - поднял брови Алексей.
  - Тут чаще по маршруту вертолёты КА-32 летают, их "Кашками" зовут. Они поменьше "Мишек" будут и подешевле. Их вертолётчики уважают - в ангар такую машину загнать можно, даже не снимая лопастей. Но у тридцать вторых высота салона всего метр двадцать пять. Мало того, что трясёт и шумит в полёте, так ещё сидишь, согнувшись в три погибели, и ощущаешь себя застрявшим в неисправном лифте. А "Мишка" более комфортабельный, забивает в себя человек тридцать, и прёт, что тебе танк. Дороже, конечно, но нам-то всё компания оплачивает. Сейчас знаешь, сколько один час полёта на "Мишке" стоит? Восемьдесят тысяч рубликов!
  - Почему ж на нас не сэкономили? - усмехнулся Симагин.
  - Видать, "Мишка" вовремя подвернулся. Здесь никто не будет полупустые рейсы гонять, наоборот, загружают до отказа, чтоб только взлететь смогли.
  - Взлететь - это полбеды, - вздохнул Симагин. - Мягко приземлиться хотелось бы...
  - Знать, где упасть - соломки бы подстелили, - хохотнул Полуянов. - Хотя какая на ЗФИ солома, из мха подстилочка, и то сойдёт.
  
  Из Мурманска вертолёт вылетел по расписанию. На его борту, не считая пилотов и груза, разместилось двадцать пассажиров - все мужчины. Кроме группы Географического общества в составе шести человек, куда входили и Симагин с Полуяновым, летело ещё два полярника на остров Вайгач, а также смена из двенадцати нефтяников на Новую Землю. Путь вертолета извивался петлёй от Баренцева до Белого моря, а потом - через Карские ворота - к Новой Земле и к Земле Александры в архипелаге ЗФИ.
  Во время посадки на вертолётной площадке дул ветер, пригибая к земле жёсткую низкорослую траву. Полуянов и Симагин далеко опередили попутчиков и уже собирались подняться на борт, ожидая только приглашения пилота. Внезапно Алексей почувствовал несильный всплеск энергии, идущий от группы пассажиров, направляющихся к вертолёту. Чей-то цепкий взгляд мазнул его по спине и поспешно спрятался за ментальным щитом.
  Симагин тут же в ответ просканировал эфир - ничего. И мысленно выругался: надо же, сам себя так глупо подставил, выдав телепатические способности. Теперь тот, или те, кто, возможно, вызвал его на проверку, уже знают, с кем имеют дело. А он, Симагин, так и не определил, кто из группы послал пробный сигнал.
  "Ничего, во время полёта я тебя обязательно обнаружу, - подумал Алексей, взваливая на плечо разом потяжелевший рюкзак. - Однако зимовка предстоит занятная..."
  Он почему-то не сомневался, что этот "кто-то" окажется в его группе, летящей на архипелаг, а не сойдёт по дороге.
  
  Вначале полёта Полуянов, как оказалось, не раз летавший похожим маршрутом и уже подкрепившись горючим, пытался травить байки из полярной жизни, стараясь перекричать шум вертолёта. Алексей делал вид, что слушает, улыбался и кивал, периодически посматривая в иллюминатор, но сам почти не слушал Витькину болтовню, краем глаза напряженно разглядывая пассажиров и пытаясь определить, кто из них оперант.
  - О, а вот и Канин! - радостно воскликнул Полуянов после нескольких часов лёта.
  Симагин вздрогнул и оглянулся, бессознательно пытаясь найти среди сидящих в салоне Георгия Фомича.
  - Я говорю - подлетаем к полуострову Канин, - перекрикивая шум винтов, рявкнул Витька, указывая в иллюминатор на тёмную полосу суши, глубоко уходящую вытянутым носом в море. - Сейчас минуем Канин нос - вот этот выступ, потом по курсу - остров Колгуев, а там и Вайгач недалеко.
  Алексей перевёл дыхание.
  "Вот же совпадение! Полуостров Канин... Только подумал, уж не из ЭКОРовцев ли кто среди нас затесался, а тень Канина тут как тут!"
  - Мы ещё с тобой на остров Хейса заскочим, обсерваторию тебе покажу. Ты звёзды любишь?
  - А то! У меня целых две дома осталось, - крикнул в ответ Алексей.
  - Тебе повезло. А я вот свою всё ещё ищу, - с некоторой грустью в голосе поведал Полуянов. - Найду ли?
  - Обязательно найдёшь! - заверил друга Симагин.
  - Ну да, - согласился Витька и уже весело продолжил: - Потом махнём с тобой к полярникам на остров Рудольфа, там полярная станция и всё такое... Зимой ведь всё равно делать нечего. В прошлом году мы с полярниками на Рудольфе Новый год отмечали. Весело было!
  "Кто же из них? - мучительно размышлял в это время Симагин, украдкой пытаясь просканировать тонким "мыслещупом" спящих пассажиров. - И почему летит тем же рейсом, что и мы? Или Рябов всё-таки меня выследил, и это кто-то из экорейнджеров? Но тогда им проще было меня взять ещё в Энске. Кстати, Канин когда-то рассказывал, что конечная цель дасов - покорение Арктики, и что на архипелаге среди зимовщиков работают несколько его учеников. Знал ли Рябов об этих планах, или всё-таки это случайное совпадение? Может, это кто-то из активированных Каниным людей, таких же как и я? Или кто-то из дасов решил заняться экстремальным туризмом и прогуляться на вертолёте в страну вечных льдов? Нет, чушь собачья..."
  
  После вылета с острова Вайгач Алексей всё-таки задремал. Проснулся от лёгкого толчка в бок - Полуянчик, уже изрядно выспавшись, спешил поделиться с ним горячим кофе из термоса. Симагин с удовольствием взял в руки дымящуюся пластиковую кружку, глотнул крепкого горячего напитка, взглянул в окно и удивился - а где же лёд? В иллюминаторе, куда хватало глаз, виднелась тёмно синяя гладь воды, которая у горизонта сливалась с таким же тёмно-синим небом.
  - Красиво? - спросил Витька, передавая ему запечатанную в целлофановый пакет сдобную булочку.
  - Красотища, - согласился Симагин и удивлённо протянул, разглядывая простиравшуюся внизу бездонную синеву: - А лёд где?
  - Так лето же, вот весь и вышел, - хохотнул Полуянов. - Как Карские ворота месяц назад вскрылись, так лёд и стало разносить в разные стороны. А здесь течение - дай бог! Теперь пару месяцев проход судам обеспечен, а потом опять затянет - сначала шугой, а потом льдинами, а потом и вовсе ледяным полем... Да ты не бойся, ещё льда этого насмотришься вусмерть. Гляди лучше, вон, видишь чёрное пятно на горизонте? Это и есть наша конечная остановка.
  Вглядевшись в растущую на глазах чёрную кляксу среди синей воды, Симагин смог даже различить на ней цветные пятна - следы цветущего мха или ещё каких-то растений. Через полчаса остров в районе Земли Александры, к которому они подлетали, увеличился настолько, что сверху стали видны домики, рассыпанные по склону горы, несколько вышек с антеннами, полоски причалов и небольшой аэродром.
  - Это погранзастава "Нагурское", - охотно выдал Витька, - ребята там клёвые, обязательно тебя познакомлю. Встречу с ними на попозже отложим, а как приземлимся, надо будет сразу к начальству - командировочные отметить. Ты спать-то днём любишь?
  - Да нет, так и не научился, - смутился Симагин. - Я и утром редко когда в постели валялся, как-то всё не получалось: тренировки, семья, работа. А в выходные старался либо на дачу съездить, либо что-то по дому сделать.
  - Ну, теперь будешь привыкать - одним днём без ночи нам здесь жить до самого октября, а уж потом, когда придёт полярная ночь...
  Витька мечтательно цокнул, закатив глаза - очевидно, вспомнил что-то приятное. В этот момент вертолёт ощутимо тряхнуло, послышался чей-то лающий мат и хлопающие звуки, будто за бортом выбивали палками сотни ковров. В иллюминаторе - сплошь белое марево. Вертолет сделал крутой вираж и резко наклонился влево, выпрямился, натужно ревя, и опять наклонился - на этот раз вправо.
  - Что произошло? - стараясь перекричать рёв винтов, оглушительные хлопки за бортом и крики пассажиров, заорал Симагин, которого, как и остальных, при крене вертолёта нещадно вдавило в кресло. Вцепившись в поручни, он безуспешно попытался принять вертикальное положение.
  - Птицы, мать их! - крикнул кто-то слева. - Опять пилоты жопой в птичий базар въехали, чтоб они провалились, сволочи!
  Было совершенно непонятно, кого он обозвал сволочами - птиц или пилотов, - но перспектива провалиться, а точнее, рухнуть с высоты птичьего полёта на землю коснулась не только пилотов, но и всех пассажиров. Вертолёт снова тряхнуло, он несколько раз крутанулся на месте, пытаясь выровняться, и стал падать вниз, на скалы...
  Алексей едва успел подумать, что глупо умирать вот так, неожиданно и бессмысленно. Перед глазами мелькнули лица жены и дочки. Мозг ещё не успел отдать команду, как в голове сработал инстинкт самосохранения - невероятным ментальным усилием Симагин попытался остановить вертолёт от быстрого падения вниз. Главное сейчас было удержать машину в воздухе, пока огромная стая птиц не поднимется в небо. Через несколько томительных минут напряжённой мыслительной работы он с радостью почувствовал, что огромная тяжёлая машина стала замедлять падение, а потом и вовсе зависла в воздухе. Приняв почти горизонтальное положение, Алексей закрыл глаза и попытался представить, что вертолёт медленно планирует к земле, лопасти винтов размеренно крутятся, и уже ничто не мешает нормальной посадке. Кончиков пальцев коснулось слабое биение энергии, затем импульс стал сильнее, от едва сдерживаемого напряжения свело все мышцы и заломило в висках.
  Симагин почувствовал, что вот-вот потеряет сознание и на мгновение ослабил ментальную хватку. Вертолет тут же снова резко устремился вниз. Алексей, с трудом борясь с накатившей тошнотой, попытался ещё раз заставить повиноваться упрямую железную птицу. Ему удалось это, но лишь на долю секунды. А потом тяжёлую машину снова бросило к стремительно приближающейся земле.
  Симагин ещё раз напрягся, в глазах потемнело, из носа потекла кровь. Уже теряя сознание, он успел ощутить присутствие рядом чужой силы, которая сдержала вертолёт от падения, и тут же ушёл в полную отключку.
  
  Ранним утром, выехав на трассу, старенький "Жигуль" весело покатил в сторону Красноярска. Настроение у пассажиров было приподнятое. Иванов даже напевал, сидя за рулём и представляя, что скоро вернётся к Лизе вместе с Димкой. А герою, как известно, всегда полагается вознаграждение...
  Илья, прикрыв глаза от восходящего солнца, бьющего прямо в лицо, прокручивал в уме ночную встречу с Мадаленой и, помимо воли, его губы то и дело складывались в улыбку.
  Горшечкин, он же рош Лочан, судя по внешнему виду, почти оправился от болезни. И хотя от былого румянца во всю щёку остались лишь воспоминания, неожиданное похудение оказалось ему на пользу - движения стали быстрыми и гибкими, и сам он даже как-то помолодел. Скосив глаза влево, Горшечкин присматривался к игре Димки с Тобиком, которые разместились рядом с ним на заднем сидении автомобиля. Мальчик учил собаку сидеть по команде и показывал, как надо ложиться и прятаться.
  Ближе к полудню Димка заснул, Горшечкин тоже задремал, надвинув на глаза козырек подаренной майором бейсболки. А настроение у Ильи, севшего за руль, и Иванова, пересевшего на переднее место пассажира, стало резко портиться. Из-за жары старенький "Жигуль" несколько раз глох прямо на трассе. Приходилось толкать его к обочине и переждать, когда снова заведётся мотор. Друзья многозначительно переглядывались - если такие задержки на ровной дороге, то что будет, когда придётся двигаться по просёлочным буеракам?
  Когда машина в очередной раз фыркнула и остановилась, майор, отчаянно ругаясь, вылез и открыл капот, чтобы остудить двигатель.
  - Ну что за свинство, - пожаловался он Илье. - Опять минут двадцать, а то и полчаса потеряем, а ночью по этим перелескам ехать - вообще жесть. Надо было на "Ленд Крузере" ехать.
  - Датчик расхода воздуха косячит, наверное, - мельком заглянув под горячий капот, вздохнул Илья, с тоской вспоминая свою новенькую "Ауди", покинутую в Полынограде. - А "Крузер" слишком приметный, сам же говорил, что "Жигуль" будет меньше внимания на дороге привлекать.
  - Говорил, - с готовностью согласился Иванов. - Теперь вот жалею о своей конспирации. В "Крузере" кондиционер и прочие прелести, а тут...
  - Ничего, тише едем, зато точно доедем, - бодро отозвался Илья.
  - Вопрос только - когда? - проворчал Андрей, доливая воду в расширительный бачок радиатора.
  - Скорее всего, это барахлит бензонасос или датчик топлива, - высунувшись из окна, прокомментировал проснувшийся Горшечкин. - Это свойственно всем ВАЗам. Надо компьютерную диагностику сделать...
  - А не пошёл бы ты куда подальше со своими советами и со своей диагностикой, - раздраженно буркнул майор. - Сходил бы лучше дистиллированной воды купил, вон там, кажись, автозаправка. И пожрать чего-нибудь захвати, пока мы машину остужать будем. Илюха, дай ему бабла!
  Илья послушно сунул в руки Серёге пачку недавно воспроизведенных купюр и заботливо спросил: - Дойдёшь? До АЗС с полкилометра.
  - Дойду, - безмятежно отозвался Горшечкин, щурясь от яркого солнца.
  - Если вдруг плохо станет, останавливайся и жди - мы тебя по дороге подхватим.
  - Можно и мы с Тобиком пойдём с дядей Серёжей? - заикнулся было проснувшийся Димка, вылезая из открытой двери. - А то в машине так душно...
  - Нет уж, - осадил его Иванов. - Я тебя мамке обещал сдать живым и невредимым, так что придётся вам с Тобиком нас здесь охранять. В кустики не хочешь?
  - Давно уже хочу.
  - Ну, так давай, беги вон к тем кустам, но далеко не заходи, чтобы я тебя видел, - прикрикнул вдогонку майор.
  - Ты зачем Горшечкина так далеко послал, вдруг ему по дороге плохо станет? - спросил, нахмурившись, Илья.
  - Подберём, не мне же туда лететь, - беспечно махнул рукой Иванов. - Пускай тренируется, а то опять станет жирок нагуливать. А вообще-то я с тобой поговорить хотел...
  - Наедине? - оживился Илья. - Ну, давай, выкладывай!
  - Слушай, мы ничего Канину не сказали, когда Димку выручать уехали. А вдруг он будет против, что мы Горшечкина к нему привезём? С учётом, так сказать, предстоящей миссии.
  - Раньше спрашивать надо было, - криво усмехнулся Илья, отворачиваясь от проезжавшей мимо машины, которая подняла тучу пыли, зацепив колесами край обочины. - А почему ты вдруг решил, что Канин будет против? Когда побег готовили, Серёга вместе с нами участвовал. Разве теперь что-то изменилось?
  - Мы изменились, - пояснил Иванов. - А Горшечкин остался... ну, в общем, каким и был, обыкновенным.
  - Ну и что? Это дело поправимое, - резонно возразил Репин.
  - Кстати, а ты уверен, что Серега твой после травмы остался прежним?
  - Н-не знаю, - запнулся Илья. - А что, ты думаешь, что он мог поменяться? Или...
  Он не договорил, но майор тут же уловил его сомнения. И вслух добавил:
  - Мы же не можем исключить возможности, что Кеша ожидал нашего визита. Он вполне мог Сереге, когда тот в беспамятстве лежал, вживить какой-нибудь датчик. Ну, чтобы нас отслеживать...
  - Да, - вздохнул Репин. - Я как-то об этом не задумывался, но Кеша и не на такое способен. Что ж теперь, Серега будет под подозрением?
  - Проверить никогда не мешает, мало ли... Вот я и подумал, что надо на всякий случай Дассана или Марию предупредить, а уж они пусть сами проверки устраивают.
  - А как их предупредить, если они с Марией от всех в лаборатории отгородились? Я перед отъездом пытался до неё достучаться и в прямом, и в переносном смысле. Ни ответа, ни привета.
  - А с Каниным пробовал связываться?
  - Нет... Я думал, к чему? Тётя Даша наверняка ему уже всё доложила. Ну, что мы заимку покинули. К тому же, как мне кажется, он и так, без наших докладов, держит всё под контролем. И в курсе, что мы за Димкой отправились. Если бы Канин был против, элементарно мог нас задержать.
  - Дело не в Димке, - поморщился майор. - Я о Горшечкине речь веду. Всё-таки надо бы у хозяина разрешения спросить.
  - Может, Василиску пару слов передать?
  - Думаю, не стоит Василиска вмешивать, он мне ещё меньше, чем Серёга, доверия внушает. Никак я этого парня не пойму - скользкий какой-то. А уж смотрит - будто камень на душу кладёт, - признался Иванов.
  - Тогда можно Дворкину сообщить, - предложил Илья. - Пусть он тётю Дашу предупредит, что мы возвращаемся не с пустыми руками - везём с собой сына Лизы и ещё одного человека.
  - Давай, Илюха, действуй! А я пока эту чёртову колымагу заведу. Дима, ты скоро? - крикнул майор мальчику, замешкавшемуся возле высоких кустов черёмухи.
  - Уже, пап, бегу, - зазвенел голосок, и Димка выскочил из кустов, таща за собой большую сучковатую палку.
  - А это ещё зачем?
  - Тобика дрессировать буду!
  - Ладно, давай я эту дубинку положу в багажник, а ты лезь в машину, будем пытаться завестись и дядю Серёжу догонять!
  
  Рош Лочан шёл по обочине дороги, с радостью разминая затёкшие мышцы. Он уже полностью сжился со своим новым телом и контролировал практически весь мозг настоящего Горшечкина, за исключением миндалевидного тела - участка, ответственного за чувство страха и агрессии. Почему так случилось, и почему этот участок до сих пор был ему неподконтролен, рош Лочан до конца не понимал. Возможно, такие изменения произошли в результате травмы, полученной бывшим хозяином тела, а может быть, в результате какой-то несовместимости человека и даса.
  Почувствовав неожиданный прилив агрессии в первый раз, рош Лочан сразу же частично блокировал этот участок мозга Горшечкина. И для себя решил, что в дальнейшем при возникновении приступов неконтролируемой агрессии будет применять "метод громоотвода". То есть, перенаправлять неконтролируемую ярость на внешние объекты, чтобы аутоагрессия выплёскивалась наружу. Он уже несколько раз успешно справился с этой, на его взгляд, несерьёзной помехой. В остальном тело слушалось как исправные часы, с каждым днём наполняясь силой и точностью движений.
  Рош Лочан отошёл на приличное расстояние от машины, когда почувствовал, что Репин (ментальный почерк которого он уже хорошо знал) мысленно хочет связаться с кем-то на дальнем расстоянии. Заинтересованный, рош Лочан попытался перехватить связь на приватном канале и с радостью убедился, что ему, как и раньше, в теле Горшечкина такое доступно.
  
  "Изя! - пытался в это время связаться с Дворкиным Илья. - Изя, отзовись! Ты куда пропал? У меня к тебе срочное дело!"
  Минуты две в эфире было тихо, потом донесся надтреснутый ответ Дворкина:
  "Мало ли у кого какие дела. Вы окончательно сказились, молодой человек? Или что? Отрываете меня от важной миссии..."
  "Какая у тебя важная миссия, дрыхнешь, небось? Дворкин, ты чего там, сам себя заэкранировал, что ли? До тебя как в Кремль, не дозвониться..." - пошутил Репин.
  "Что вы из-под меня хотите, Илья Владимирович? Я сейчас как раз там, где и нужно, - отозвался Дворкин. - Спрашивается вопрос: почему я не отреагировал? У меня была деловая встреча, и я поставил круговой щит, чтобы нас никто не тревожил. А ваш мыслещуп, оказывается, такой кошерный! Ну, очень большой пробивной силы. Во всяком случае, мой щит под вашим натиском не устоял, вот такой смешняк. И что у вас случилось? Только не говорите, что беда с товарищем майором, я этого не переживу"
  "С нами всё в порядке", - тут же успокоил Илья.
  "Тогда зачем такой геволт подымать?"
  "Мария с Дассаном уже вышли из затворничества?" - осторожно прозондировал почву Илья.
  "Не, мы пока не имели счастья их лицезреть"
  "Тогда предупреди тётю Дашу, что нужно будет ещё одного человека в коттедже разместить. А если увидишь Марию или Дассана, скажи, что мы везём с собой Серёгу Горшечкина, они его знают. Повтори, как понял"
  "Передать тёте Даше или Василиску: во-первых, везём с собой Горшечкина, - покорно повторил Дворкин. - Это всё или ещё будет во-вторых?"
  "Ещё Лизе передай, что операция удалась. Теперь всё, до встречи!" - ответил Илья и отключился.
  
  "Ну, что ж, - усмехнулся про себя рош Лочан, прослушав разговор Репина и Дворкина. - Становится всё интереснее. Бастард Канин с дочкой отсутствуют, и вряд ли они сейчас в коттедже. Остаётся Василиск, но у меня пока что надёжное прикрытие - новое тело. Так что самое время поинтересоваться лабораторией и установкой..."
  Он поднял руку, увидев, что к нему приближаются по трассе "Жигули" с Ивановым за рулём.
  - А вот и мы! - крикнул, высунувшись из окна, майор, и, лихо тормознув, обдал Горшечкина клубами придорожной пыли. - Недалеко же ты ушёл.
  - Поосторожнее с тормозами, - весело крикнул в ответ Горшечкин, открывая заднюю дверцу машины. - Пока до ванны доберёмся, будем на трубочистов похожи!
  - Ничего, скоро будет тебе и ванна, будет и мыло, и душ с мочалкой, - усмехнулся в ответ Иванов, - а к Дассану приедем - так и в реке искупаться сможешь. Вода там очень бодрящая, чесслово! Илюха подтвердит!
  Репин кивнул, вспомнив ледяные струи реки, в которой они отрабатывали задержку дыхания и прочие штуковины.
  - Точно, бодрит! Кстати, нас с Андрюхой, можно сказать, река и сдружила.
  - Ага, только не эта, а виртуальная, нам её Кеша в качестве теста на совместимость и выживание в экстремальных условиях подсунул, - пояснил Репин в ответ на недоуменный взгляд Горшечкина.
  - Так что вода - она не только символ жизни, но и символ дружбы! - подытожил майор, нажимая педаль газа. - Правда, там ещё всякие монстры нас сожрать пытались, но это уже детали.
  
  Солнце клонилось к закату, когда впереди на сопке появились очертания коттеджа Канина, обнесённого высоким забором.
  Андрей выразительно посмотрел на Илью, тот кинул расфокусированный взгляд на строение и утвердительно кивнул - купол над сопкой за время их отсутствия вырос, но ненамного.
  Свернув в сторону от трассы, ведущей в коттеджный посёлок, "Жигуль", сердито урча, стал подниматься по крутой каменистой дороге на сопку и через несколько минут остановился перед высокими резными воротами. Громкий, заливистый лай Рича слился с радостными возгласами Сашки и Лизы, выбежавшими встречать машину.
  Первым из "Жигулёнка" вылез майор. Погладив уткнувшегося в колени щенка, он рукой показал выбежавшей на шум Лизе на машину, а второй молча прижал к себе сына. Илья и Горшечкин одновременно распахнули дверцы.
  Лиза рванулась к задней двери, откуда буквально вывалился ей на руки Димка, держа под мышкой своего плюшевого сенбернара. Вскрикнув, она схватила сына в охапку и стала целовать, потом отодвинула от себя и внимательно осмотрела - всё ли с ним в порядке. И, уже с облегчённым вздохом, прижала снова.
  - А меня папа и дядя Илья украли, - не скрывая гордости, похвастался Димка матери. - Мы побежали по коридору, а охранник, дядя Лёва, выскочил нам навстречу, достал пистолет и хотел выстрелить. А папа меня за спиной спрятал, и даже глаза мне закрыл, чтобы я не смотрел, как будто я маленький! А я всё равно видел - дядя Илья выстрелил огнём и всё вокруг загорелось, и дядя Лёва тоже... Мы с Тобиком знаешь как скучали, - тут же сменил он тему, увидев, как изменилось лицо Лизы. - Дядя Иннокентий сказал, что ты быстро приедешь, а тебя всё не было и не было. Я каждый день ждал и даже сам убежать хотел, но не получилось...
  - У тебя ничего не болит? - Лиза снова стала поворачивать сына и так и эдак, тревожно оглядывая со всех сторон - не пострадал ли. - Тебя там не обижали?
  - Не-а, только скучно было, - отмахнулся Димка. - А так нормально, тётя Элла со мной мультики смотрела и в футбол играла. Правда, здорово, что папа и дядя Илья за мной приехали и освободили?
  Лиза только сейчас сообразила, что сын назвал майора "папой". Она вопросительно посмотрела на Андрея, тот смущённо пожал плечами и обнял Сашку, который во все глаза рассматривал Димку. Тот, в свою очередь, тоже обратил внимание, что его отец обнимает какого-то незнакомого мальчика. Оба молча переглядывались, изучая и как бы оценивая друг друга. Саша не выдержал первый и решил показать, кто здесь главный.
  - Рич, ко мне! - звонко прозвучал приказ. Щенок послушно уселся у ног хозяина. Димка завистливо вздохнул и крепче прижал к себе Тобика.
  - Мам, давай тоже собаку заведём, а? - обратился он к матери, а та в ответ кивнула и снова прижала его к себе.
  - Пап, а этот мальчик, он кто? - тихо спросил Сашка, дернув майора за рукав.
  - Это... - Иванов замялся, не зная, как правильно пояснить сыну ситуацию, в которую попал невольно, из-за доверчивости маленького Димки. - Это...
  - Саша, это мой сын - Дима, - выручила майора Лиза. - Его украли, а твой папа и дядя Илья узнали, где держат Диму и поехали его спасать...
  Она не договорила, но Сашка, повидавший за свою недолгую жизнь немало боевиков, сразу понял, что речь идёт о тех бандитах, с которыми постоянно борются смелые супергерои и ребята из "ментов". И ещё он понял, что командировка, из которой прибыли его отец и дядя Илья, была очень опасной. Он даже немного позавидовал Димке - такой маленький, а уже успел побывать в руках бандитов и даже участвовал в перестрелке, совсем как в настоящем кино. Хотя, и он, Сашка, тоже не лыком шит - вон какие дела с Игорем Назарычем проворачивали. Только почему этот Димка называет его отца "папой"?
  Пока Сашка раздумывал, Лиза увела Диму в дом, во дворе остались Горшечкин, который за всё время разговора не проронил ни слова, и Андрей с Ильей.
  "Ни Дассан, ни Мария не отвечают, - мысленно обратился Репин к другу. - Только что пытался ещё раз достучаться - что о стенку горох. И Василиска в коттедже нет. Придётся пока самим инициативу проявлять"
  Майор молча кивнул, подтверждая, что тоже не слышит никого в ментальном диапазоне.
  - Вот что, Серега, будешь в моей комнате спать, - решительно объявил Илья. - У меня там кровать и диван, мы с тобой отлично устроимся. Вещей тоже хватит, ты так похудел, что в мои свободно влезешь. Пошли, покажу тебе апартаменты и с экономкой познакомлю - тётей Дашей. Её о нашем приезде предупредить должны были, она тут всем хозяйством управляет.
  Репин глянул на часы и прибавил: - Через час двадцать - ужин, ещё ванну принять успеем. И в столовую - тут строго: к столу не опаздывают.
  Горшечкин обрадовано кивнул, оба поднялись на крыльцо и скрылись в доме.
  Иванов удивлённо посмотрел им вслед - предложение Репина поселить Горшечкина в своей комнате оказалось для него полной неожиданностью. Илья так переживал разлуку с Марией и то, что она уже не появлялась ночью в его спальне. И вот теперь сам предлагает совместное проживание другу, напрочь отрезая возможность ночных посещений девушки.
  "Странно всё это, - подумал Андрей. - Может, смирился с мыслью, что до метаконцерта Мария всё равно будет для него недосягаема? А может, наоборот, решил показать ей свою независимость?.."
  Майор не додумал мысли, потому что услышал тихий вопрос сына:
  - Пап, а чего этот Дима тебя отцом называл? Он что - мой младший брат?! Ты что, всё это время нас с матерью обманывал?
  - Нет, сынок, ты всё не так понял, - тут же отозвался майор, - пойдём-ка к лесу прогуляемся, поговорим по-мужски, заодно и этот вопрос проясним.
  Они вышли из ворот и направились к лесу. Неугомонный Рич увязался за ними, радостно облаивая взлетавших из травы под его лапами стрекоз и кузнечиков.
  - Понимаешь, тут какое дело, - замялся майор, не зная, с чего начать. - Я давно хотел узнать твоё отношение к Лизе...
  - А что? - настороженно отозвался Сашка. - Нормальная тётка, мы с ней нашли общий язык, если ты это имел в виду...
  - То, что нашли общий язык - это я вижу, и это здорово. А вот в роли моей жены ты её можешь себе представить?
  - А ты жениться собрался? - вопросом на вопрос ответил Сашка. - А меня куда - обратно к матери отправишь?
  - Нет, сынок, ты меня не правильно понял, вернее, правильно, но не совсем, - нескладно попытался пояснить Иванов. - То есть, мысль у меня на сегодня такая - Лиза будет моей женой, но только если ты согласишься, чтобы она стала твоей мамой...
  - А если не соглашусь? - Сашка шёл, опустив голову и отфутболивая с тропинки в разные стороны камешки.
  - Тогда... Тогда мы будем жить с тобой вдвоём, - тихо закончил майор. - Но ты останешься без матери, а у Димки не будет отца...
  - Ты вправду его отец? - дрогнувшим голосом произнёс Сашка.
  - Нет, - честно ответил Андрей. - Когда мы с Ильей нашли его, там, в заброшенном лагере, он назвал меня папой, и у меня не хватило духу сказать ему правду. Ты считаешь, что я поступил неправильно?
  Сашка промолчал, всё также отшвыривая с тропинки камешки, а Иванов вдруг понял, что должен обязательно убедить сына в правильности принятого им самим решения.
  - Понимаешь, сынок, мне очень хотелось бы, чтобы у нас была семья - ты, я, тётя Лиза и Димка. И, по-моему, будет справедливо, если у тебя будет мать, которая будет любить вас обоих, а Димка получит отца, которого у него никогда не было. Как считаешь?
  Сашка сосредоточенно размышлял, а Иванов терпеливо ждал ответа. Наконец мальчик вздохнул и глянул отцу в глаза.
  - Ты вправду хочешь, чтобы я жил с тобой?
  - Конечно!
  - И если я скажу "нет", ты не женишься на Лизе?
  - Мне будет очень тяжело, но я не женюсь, пока ты не одобришь моё решение, - твёрдо ответил майор.
  - Тогда я... согласен, - помедлив, ответил Сашка.
  - Согласен на что? - осторожно поинтересовался Андрей.
  - Согласен на семью, - уточнил мальчик. - На настоящую.
  - И ты будешь относиться к Димке как к младшему брату?
  - Постараюсь, он ведь такой... - Сашка попытался найти нужное сравнение и стушевался. - Мы его будем вместе с Ричем воспитывать и защищать.
  - Ну, вот и хорошо, - облегчённо вздохнул майор. Он даже сам боялся себе признаться, как бы отреагировал на Сашкин отказ. - Вот и хорошо. Скоро заживём лучше всех, вот только...
  Не успел он договорить, как услышал в голове настойчивый призыв - до него ментально пытался достучаться Илья.
  "Андрюха, - тихо, на грани восприятия раздалось в голове, - Есть информация, что на нас готовится нападение. И первым в оборот возьмут Дворкина"
  "Кто собирается напасть и где он сейчас?" - тут же уточнил майор.
  "Изя в коттеджном посёлке, и очень испуган, - взволнованно отозвался Репин. - Он только что со мной связался - увидел в своих видениях каких-то чхандасов, которые быстро к нему приближаются. Мы должны успеть, ты ж понимаешь, какой из Изи боец... Возвращайся скорее!"
  "Через десять минут буду, я в лесу с Сашком, не хочу ребёнка перемещением пугать, - пояснил майор. - А что за чхандасы?"
  "А чёрт их знает, на месте разберёмся" - ответил Илья и отключился.
  
  Уже через десять минут, отправив Сашку к тёте Даше с наказом извиниться за отсутствие за столом на ужине, майор и Илья с Горшечкиным торопливо спустились с крыльца коттеджа.
  - Машину возьмём или на своих двоих? - озабоченно спросил майор, исподлобья взглянув на Горшечкина. - Как думаешь, Илья, сколько у нас времени?
  - Изя говорит, минут сорок, - пробормотал Репин, прислушиваясь. - На машине успеем, тем более что она ещё во дворе стоит.
  - Надеюсь, наш оракул к тому времени ещё не успеет со страху помереть. Хотя штаны пачкать ему не впервой, - со смешком отозвался майор.
  - Я на всякий случай с Василиском тоже связался, он скоро будет в поселке, - объявил тем временем Илья.
  - Слышь, а что это за Изя, к которому мы едем? - вклинился Горшечкин, торопливо догоняя друзей, которые уже направлялись к стоящему у ворот "Жигулёнку". - И вообще, почему мы должны его защищать?
  - Дворкин Израиль Наумович - бывший бомж, который смог за короткое время выбиться в коммерсанты. Предпочитает именоваться Игорем Назаровичем. Он помогал нам удрать от Кешиных людей в Энске, и мы его с собой прихватили, так уж карта легла, - скороговоркой выпалил Репин. - В данный момент Изя находится в коттеджном посёлке, в двадцати минутах езды отсюда. Он умеет предугадывать события, которые скоро должны произойти. Или, если не скоро, то такие, по которым кем-то принято конкретное решение.
  - Он ясновидец, этот ваш Игорь Назарович? - уточнил рош Лочан.
   - Вроде того, - подтвердил майор. - Говорит, что видит то, что должно произойти. Ну, как в кино, что ли...
  Рош Лочан при этом известии насторожился - открывшийся талант этого пока неизвестного ему чхандаса мог спутать все планы.
  "Придётся отвлекать дополнительные ресурсы на экранирование и создание нужных образов для этого невесть откуда взявшегося экстрасенса, - неприязненно подумал он. - Или попытаться сразу убрать его с дороги чужими руками? Но тогда Василиск может раскрыть мою маскировку - при таком раскладе событий мне не удастся остаться в стороне. Наверное, стоит всё-таки разузнать, что конкретно происходит, и уж потом решать на месте..."
  - Ладно, хватит вопросов, - решительно произнёс майор, вставляя ключ в замок зажигания. - Илюха, открывай ворота, в драку ввяжемся - там видно будет!
  - А если решение не принято? - спросил, не удержавшись, Горшечкин, когда машина покатилась от ворот вниз по склону. - Я про видения вашего Изи говорю. Что тогда он увидит?
  - Тогда события будущего расплывчаты, или вообще ему не видны, - подсказал майор, выруливая на широкую дорогу, ведущую к коттеджному посёлку. - А вообще все эти его предвиденья ещё на десять делить надо. Планы у людей по сто раз на дню меняются, значит, и Изины "киношки" тоже. Вот познакомишься с ним, он и тебе чего-нибудь нагадает.
  - А я, кажется, про вашего Дворкина кое-что слышал, - безмятежно ответил Горшечкин. - Когда в палате на койке лежал, Рябов говорил с кем-то по телефону; сказал, что посылает группу чхандасов из трёх человек в Красноярск на поиски какого-то генератора. Они должны прибыть в коттеджный поселок, чтобы взять в заложники человека по фамилии Дворкин...
  - А что ж ты нам раньше ничего не сказал? - возмутился майор.
  - Я был болен, - всё также спокойно ответил Горшечкин. - И откуда я мог знать, что это Кеша про вашего друга говорил? Мало ли с кем у Кеши дела могут быть. К тому же он вроде генератор какой-то искал, а тут - экстрасенс. Вот когда Илья фамилию "Дворкин" упомянул, я и вспомнил... А как вы узнали, что эти самые чхандасы к нему приближаются, сотовых вроде при вас нет?
  - А зачем нам телефоны, мы можем друг с другом мысленно разговаривать, - вставил Илья, и, заметив предупреждающий взгляд майора, пояснил: - Нас этому ещё в ЭКОРЕ обучали. - Я теперь человека, обладающего ментальными способностями, за десятки километров слышу, если, конечно, он в эфир выходит. Изе было видение, что на него скоро нападут трое, он тут же сообщил эту информацию мне.
  - Здорово, действительно, сотового не надо, - восторженно воскликнул Горшечкин. - Я тоже так хочу научиться!
  - Вот появится Дассан, мы его попросим с тобой поработать. Может, в нашем АДу пригодишься...
  Он снова осёкся под предупреждающим взглядом майора, но было уже поздно.
  - А где сейчас Дассан? - настойчиво продолжал допрашивать Горшечкин. - Да и Марии я тоже не вижу. Вроде бы ты, Илья, с нею близко... сотрудничал.
  - Дассан сейчас научными разработками занят, а Мария ему помогает. Как только они закончат, ты с ними встретишься. Может, Канин тебя тоже на работу возьмет, - неопределённо отозвался Репин, поняв по осуждающему взгляду майора, что зря заранее проговорился.
  - Хорошо бы, - довольно кивнул Сергей. - А то я после ЭКОРа с пустыми карманами остался. А что такое Ад, где я могу пригодиться? Надеюсь, не в буквальном...
  - Сейчас на повестке дня - Дворкин, а потом мы тебе всё расскажем, - оборвал его майор. - Приготовьтесь, подъезжаем. Илья, указывай дорогу, а то совсем темно стало!
  
  Одинокая свеча, горевшая на столе в зашторенной комнате, отражалась в большом зеркале, занимавшем едва ли не полстены. Само зеркало было расположено таким образом, что в нём отражалась вся комната, создавая иллюзию увеличения пространства и помогая сидящему напротив внушить эффект присутствия кого-то постороннего.
  Израиль Дворкин сидел за столом спиной к зеркалу и неторопливо перемешивал колоду карт. Напротив него развалился в кресле мужчина в тёмно-зелёной штормовке с капюшоном, надвинутом на лицо по самый нос. Дворкин был в замешательстве, хотя старался, как мог, скрыть беспокойные мысли. Что-то необычное было в этом, восьмом за сегодняшний день, посетителе. И что самое странное - абсолютно тёмная завеса скрывала от Дворкина мысли сидящего напротив. Он не мог прочесть, что было в прошлом и что уготовило этому мужчине будущее.
  
  Окрылённый успехами и возможностями, которые он получил после активации на установке Дассана, Дворкин решил, что настал его звёздный час и открыл в посёлке частную контору начинающего экстрасенса-предсказателя.
  Он снял флигель в доме той самой женщины, ребёнка которой поставили на ноги Иванов и Репин, что послужило лучшей рекламой его способностей. В качестве помощницы-секретарши нанял расторопную девушку с высшим образованием, которая разошлась с мужем и вернулась в посёлок воспитывать своего ребенка. Обстановку комнаты приёма граждан, желающих проникнуть в тайны будущего или узнать секрет успеха ведения бизнеса, по началу была самой что ни на есть простой. Главное - на окнах повесили тяжелые тёмно-вишнёвые шторы, которые не пропускали солнечный свет и придавали помещению некую таинственность. А также установили купленное в деревне огромное зеркало в резной деревянной раме, с несколько облезшей по краям от старости и сырости амальгамой. Со временем можно было обзавестись и более существенными атрибутами экстрасенса-практика, но пока и этого было достаточно. В первый день к Дворкину заглянуло всего три посетителя.
  Первой к экстрасенсу пришла женщина, из "дорогих дамочек", как определила её общественный статус помощница Катерина. Клиентке хотелось всё знать про своего благоверного. Второй также была женщина, вдова, которая надеялась вскоре удачно выйти замуж. Дворкин не разочаровал обеих, разыграв целое представление перед каждой, и честно отработал свой гонорар. Третий посетитель был не из посёлка, а из деревни, куда весть о талантах Израиля Наумовича также дошла. Мужчина средних лет, работяга с крупными жилистыми руками, искал пропавшую этой зимой жену. Женщина, судя по его рассказу, отправилась к нему на заимку на лыжах с запасом продовольствия, чтобы забрать шкуры убитых животных. Но домой с заимки не вернулась. К поискам приступили лишь через две недели, когда мужчина вернулся с охоты и заявил об исчезновении жены. Однако все усилия по розыску оказались тщетными.
  Дворкин попросил у мужчины какую-нибудь вещь, которую носила его жена. Тот вытащил из кармана косынку и положил перед ним на стол. Изя для порядка разложил на столе карты и долго колдовал над ними, хотя уже точно знал, что произошло с женщиной.
  - Ваша жена провалилась в берлогу к медведю и погибла, - наконец печально изрёк он. - Если хотите, я могу описать, где находятся её останки.
  Останки погибшей были действительно найдены в тот же день и в том же месте, которое было указано. После шума, поднятого в деревне и посёлке по этому поводу, Дворкин в одночасье стал знаменит. На следующий день к нему записалось уже десять человек, но он согласился принять только семерых.
  
  И вот сейчас перед ним сидел восьмой, странный посетитель, который не записался у Катерины, однако же, без труда вошёл в комнату и бесцеремонно уселся за стол.
  За эти несколько дней Дворкин несколько пообвыкся со своим даром, полученным после активации, и осознал, что видения о будущем и прошлом не всегда четкие и правильные. Что касается прошлого, то результат зависел от личности того, кто хотел узнать об этом самом прошлом. А будущее могло меняться, если в него вторгались спонтанные действия других участников. Они портили стройную картину предвидения на основании данных, считанных Изей из головного мозга того, для кого он составлял картину будущего.
  Мысли сидящего напротив были скрыты за слишком серьёзной преградой, и это выводило Дворкина из состояния равновесия. Мужчина пошевелился и, вынув из кармана пачку денег, бросил её на стол.
  - На что гадать будем? - осведомился Изя. - Желаете узнать прошлое, будущее, любовь, бизнес, приворот?
  - Ты гадатель, вот и сам догадайся, - произнёс мужчина, от ауры которого вдруг ощутимо повеяло угрозой.
  - Когда я гадаю, мне нужно видеть глаза моего клиента, - произнёс Дворкин, стараясь, чтобы его голос прозвучал громко и строго.
  Странный посетитель неопределённо хмыкнул, одним резким движением сбросил капюшон и глянул Изе прямо в глаза. Дворкин внезапно ощутил слабое биение чужих мыслей, прежде недоступных. И тут же волосы на Изиной курчавой голове зашевелились от страха, а под ложечкой засосало от боли. Человек, сидевший напротив, был точной копией его самого...
  
  12.
  Иванов гнал автомобиль по центральной улице коттеджного посёлка, не сбавляя скорости. Благо, в этот сумеречный час прохожих было не много - местные жители, пресытившиеся экологическими щедротами, вечерним прогулкам на свежем воздухе и любованию закатами предпочитали иное времяпровождение. У кого-то за забором гремела музыка, сбоку из местного бара неслись яростные крики болельщиков - там транслировался футбольный матч. А те обитатели посёлка, которых вынудили выйти из домов на улицу неотложные дела, на проезжую часть не лезли, дисциплинированно передвигались по тротуарам. Местные собаки, возмущенные нагло вторгшейся в их владения чужой машиной, надрывно гавкая, неслись за "Жугулёнком" вслед.
  - Ну как? - в очередной раз поинтересовался майор, притормаживая перед наглой мелкой шавкой, вылетевшей прямо под колёса. Посланный импульс откинул воющую от страха собачонку на обочину дороги. Иванов зло ругнулся и снова нажал на газ.
  - Порядок, - успокоил Илья. - Изя догадался включить маячок на своей частоте. Сигнал слабенький, но постоянный. Мы по нему как по ниточке из волшебного клубка до места встречи доберёмся.
  - Знать бы ещё, с кем нам встреча предстоит, - хохотнул Горшечкин. - А то едем туда - не знаю куда, встретим то - не знаю что. Ё-моё, ну прям как Иванушка-дурачок, голову в петлю сами суём...
  - Не хочешь - не суйся, - отрезал майор. - Мы с Илюхой как-нибудь без сопливых справимся, не впервой.
  - Не, я как все, - тут же пошёл на попятную Сергей, нисколько не обидевшись на "сопливого", во всяком случае, не подав вида. - Мы ж одна команда!
  - Сейчас поворот направо, и ещё метров двести по прямой, - перебил Илья.
  Иванов, тоже засёкший сигнал маячка, уже резко сворачивал, вдавливая пассажиров в сиденья.
  - И это... обороты сбавь, - добавил Репин, - а метров через сто остановись.
  - Мы уже никуда не торопимся? - возразил Андрей, но скорость послушно сбросил, понимая, что его товарищ абсолютно прав.
  - Торопиться надо не спеша и, желательно, без лишнего шума, - спокойно ответил Илья.
  
  Компактный двухэтажный особнячок, из которого шёл сигнал о помощи, находился на противоположной стороне улицы. Участок опоясывала кованая ограда из металлических прутьев, в виде перевитой виноградной лозы с листьями и гроздьями. На фоне потемневшего неба чётко выделялась крыша из красной, казавшейся в сумерках бурой, металлочерепицы и белело само здание с двумя крылечками по бокам. Сквозь прутья ограды виднелась светлая дорожка, мощёная мозаичной плиткой. Она раздваивалась перед домом, огибая большую клумбу с цветами, и языками бежала к каждому крыльцу. Весь участок по периметру был густо засажен деревьями и кустарником.
  Выйдя из машины, майор покрутил головой, оценивая обстановку и схватил за руку Репина, который направился было прямиком к распахнутой настежь калитке в металлических воротах.
  - В чём дело? - шепотом поинтересовался Илья. - Услышал чего?
  - Наоборот, - качнул головой Иванов. - Не услышал. Чуешь, сигнал Изиного маячка пропал. Чтобы это могло значить?
  Репин прислушался - эфир действительно был пуст.
  - Может, щиток посерьёзнее поставил, чтоб его до нашего приезда не обнаружили? - пожал плечами Илья. - Сейчас постараюсь пробиться...
  Но как только он попытался просканировать дом и сад, чтобы узнать, кто там находится, ему прямо в спину уткнулся Горшечкин, едва не сбив с ног.
  - Бляха-муха! - сквозь зубы ругнулся Репин.
  - Звиняй, Илюха, - сам того не желая, в рифму пробормотал Сергей, схватившись за товарища обеими руками. - Темно тут, как у негра в одном месте...
  - Кажется, в правой части дома четыре человека и на улице ещё один, - сказал Илья, резко стряхивая изрядно потончавшие, но всё равно тяжёлые серёгины грабли со своих плеч. - Ауры троих, которые внутри, не просматриваются. Не пойму, вроде и не люди, и на чхандасов не похоже.... Среди них одна обыкновенная женщина. Тот, который на крыльце - тоже неопределенной ауры. В левой части дома - никого. Судя по всему, там живёт наша знакомая Наташа с сыном Денисом. А правую часть она, помнится, Дворкину внаём сдаёт.
  - Мальчика в доме нет, Наташа отсутствует, и это хорошо. Не хотелось бы их в наши дела вмешивать. Раз в коттедже присутствуют чужие, значит, наш ясновидец время неправильно рассчитал - незваные гости раньше нас прибыли, - подытожил майор.
  - Но Изи-то среди них вроде нет, и на связь не выходит, куда же он подевался? - озабоченно вздохнул Репин. - И эти, которые в правой части дома, какие-то очень уж странные...
  - Значит, придётся познакомиться поближе с этими странными незнакомцами, - прошипел майор, сердито оглядываясь на Горшечкина, который в темноте больно наступил ему на пятку. - Серёга пусть здесь остаётся машину сторожить, а то под ногами путается и на людей натыкается!
  - Ну уж нет, - взбунтовался Горшечкин. - В доме пятеро неизвестных, а вас всего двое. Я с вами пойду!
  - С тебя проку, что с козла молока, - возразил Иванов, но Репин тут же заступился за друга на приватном канале:
  "Может, возьмём, а? Чего ему возле машины стоять? А внутри он нам действительно может пригодиться"
  "Никакой активности в эфире!", - резко оборвал Иванов, и уже вслух прошептал: - Нельзя рисковать, пока не узнаем, с кем дело имеем. Может, эти незнакомцы, с тёмным пятном вместо ауры, мысли лучше нашего читают. Ладно, Сергей, - обратился он к Горшечкину, - идёшь с нами. Сначала снимаем охранника, который на крыльце шкерится. Потом остаёшься вместо него дежурить у правого выхода. И без фанатизма, если что, тут к нам подкрепление может подойти...
  - Его зовут Василиск, - подсказал Репин и, спроецировав на свою ладонь, как на экран сотового, изображение, поднёс к лицу Горшечкина. - Это наш человек. Я ему твоё фото передал, он тебя сразу узнает.
   - Обалдеть, вот это вьювер! Скайп отдыхает! - выпучил глаза Горшечкин, приблизив фосфоресцирующую ладонь Ильи и вглядываясь в изображение на ней. - А я уже год не фотографировался, как же ты мои фотки рассылаешь?
  - По памяти записал, - отозвался Илья.
  - Что же это за технология такая? - тут же заинтересовался Горшечкин.
  - Это тебе Дассан объяснит, - оборвал майор и добавил: - Позже. Если сочтёт нужным.
  - А как меня этот ваш Василиск увидит, в такой-то темноте? - усомнился Серёга.
  - У него свои возможности распознавания, - усмехнулся майор.
  - А вы уверены, что в доме - враги? - не унимался Горшечкин. - Может, ваш Дворкин в какое-то другое место перебрался, когда решил, что ему грозит опасность? А мы сейчас ворвёмся в чужое жилище и устроим там переполох...
  - Не ворвёмся, а тихонечко войдём и проверим, кто там есть на самом деле. Нам, знаешь ли, тоже не улыбается шум на весь посёлок подымать, - Иванов заглянул в раскрытую калитку и махнул рукой, приглашая обоих за собой.
  Они гуськом побежали по еле видной дорожке, обсаженной по бокам кустами чайной розы. Обогнув клумбу, увидели ступени правого крыльца, скупо освещенные эконом-лампой в белом плафоне над дверью. На крыльце спиной к ним стоял человек в чёрной униформе.
  Горшечкин, бежавший последним, наступил на ветку. Она громко хрустнула у него под ногами.
  Поняв, что сейчас их засекут, Илья одним прыжком преодолел ступени крыльца. Человек, стоявший перед ним, резко обернулся. Репин так и застыл с поднятой для удара рукой и удивлённо воскликнул:
  - Мария?!
  И буквально упал в объятия девушки под напором Иванова и Горшечкина, взбежавших по ступенькам следом за ним.
  - Ни фига себе! - прошипел майор, ошарашено рассматривая девушку. - Машунь, какими судьбами? Ты одна здесь или с папой?
  - Да вот, получили сигнал и поспешили на помощь, - улыбнулась Мария, не торопясь высвобождаться из невольных объятий Репина. - Не ждали?
  - А в доме кто - Дассан с Василиском? И где Дворкин? - перебил громким шёпотом майор.
  - В доме все свои, и Дворкин с ними. Ждут непрошеных гостей, - улыбнулась Мария, - Идите и убедитесь сами.
  Она кивнула на входную дверь. Иванов тут же нажал ручку замка, дверь послушно открылась. В прихожей было темно, но дальше по коридору из-за закрытых дверей пробивалась на полу полоска света. Андрей осторожно двинулся вперёд по тёмному коридору, Горшечкин шагнул следом, а Илью удержала Мария.
  - Не спеши, Илюша, нам поговорить надо, - проворковала она, одной рукой держа его за талию, а второй плотно прикрывая входную дверь. - Давно не виделись, я так по тебе соскучилась!
  - Может, в другой раз поговорим? - нервно ответил Репин, пытаясь высвободиться. Он был немало удивлён поведением девушки, которая, по её собственному признанию, никогда работу не смешивала с личным. - Сейчас могут чужие появиться, ты ведь их поджидала?
  - Чужие здесь не ходят, - пошутила Мария, ещё крепче прижимаясь к нему. - Я уже сказала, что здесь все свои, расслабься, Илья.
  Она притянула его к себе и жадно впилась в губы страстным поцелуем. Её руки ловко расстегнули несколько верхних пуговиц рубашки, и нежные пальчики легко и возбуждающе пробежались по напрягшимся мышцам груди. Репин шумно выдохнул и сделал шаг назад. Мария потянулась за ним и снова прижалась всем телом, призывно вильнув бёдрами, и продолжила поцелуй.
  Илья, немало смущённый как неожиданной нежностью Марии, так и пониманием неизбежности признания о вновь проснувшейся любви к Мадалене, снова попытался отступить назад. Тяжело дыша, он с трудом оторвался от некогда таких желанных губ и открыл рот, чтобы признаться в том, что любит другую... Но сказать ничего не успел. По нервам полоснула резкая боль - из дому донёсся громкий ментальный крик о помощи. На этот раз Репин был твёрдо уверен, что в доме происходит что-то неладное.
  - Извини, Маша, меня зовут, позже поговорим, - скороговоркой произнёс Илья и попытался открыть дверь, ожесточенно дёрнув на себя ручку. Мария рванула его сзади за ворот и неожиданно молниеносным приёмом сбила с ног. Репин распростёрся на крыльце, уткнувшись лицом вниз в деревянный настил. Девушка, больно заломив ему руку, уселась сверху.
  - Я же сказала, нам нужно поговорить, - прошипела она возле самого уха, - а любимым девушкам нельзя отказывать!
  Репин хотел освободиться от захвата, но получил сильный удар по голове и ощутил, что падает в яму, дно и стенки которой выстланы чёрной ватой.
  
  Иванов быстро пробежал по коридору и мощным пинком распахнул дверь в комнату. Яркий свет на мгновение ослепил глаза. Горшечкин влетел следом и застыл на месте.
  В небольшой комнатке сидела девушка, положив тонкие руки на стол, покрытый вязаной скатертью. Незнакомка была похожа на изваяние - бледное лицо, светлые волосы, белая английская блузка с наглухо застёгнутым воротом. Живыми на мраморном лице казались только глаза - ярко-синие, пронзительные, в которых сейчас плескался страх.
  Спиной к ним стоял человек в чёрной униформе с ТОРСом в руке. Он оглянулся на шум и быстро вскинул оружие, направив его на вошедших.
  - Уф, - выдохнул майор, обращаясь к стоявшему напротив мужчине. - Илюха! Ну ты, блин, даёшь! Нашёл время в кошки-мышки играть, сквозь стены бегать, мать твою! Да ещё ТОРС Машкин с собой притащил... Изя где?
  - Вон в той комнате, - широко улыбнулся Репин, кивнув на соседние двери и опуская оружие. - Гадает. Закрылся наш артист наглухо, важный клиент у него. Постучи, может тебе откроет.
  - Больше в доме никого? - уточнил Иванов.
  - Вроде нет, - пожал плечами Илья. - Я осмотреться ещё не успел.
  - А это что за девчонка? - кивнул Горшечкин на всё так же сидящую неподвижно девушку.
  - Ассистентка Изина, ну, вроде секретаря и личной помощницы, посетителей на приём записывает, - пояснил Репин. - Испугалась, когда вы сюда без стука ворвались.
  - Когда МЫ ворвались? - заржал Горшечкин. - А когда ТЫ сквозь стену прошёл и из воздуха перед ней материализовался, она не испугалась?
  Девушка попыталась что-то сказать, но из горла вырвался только натужный стон.
  - Вы, барышня, не бойтесь, - улыбнулся ей майор. - Илюха - хороший парень, его девушки любят. А то, что он эту штуку в руках держит, так то не оружие...
  Иванов шагнул ближе к столу, и вдруг натолкнулся на препятствие. Невидимая прозрачная стена отделяла его от девушки и Репина. Он попытался ещё раз сделать шаг вперёд - нога снова натолкнулась на стену вдруг странно затвердевшего воздуха.
  - Что за чёрт, - заорал майор, и изо всех сил пнул неожиданно возникшую преграду. - Репин, сейчас не до шуток, мать твою, убери эту фигню!
  Но стоявший по ту сторону преграды Илья казалось, был ошарашен не меньше, чем Андрей. Он вдруг поднял ТОРС, крутанул рычаг и начал поливать стену красным лучом, выписывая на ней зигзаги в стиле Зорро. Стена, словно губка, поглощала сигналы ТОРСа. Видимо осознав, что ничего из этого не выйдет, Репин резко развернулся и бросился в соседнюю комнату, в которой, по его собственным словам, должен был находиться Дворкин с клиентом.
  Когда дверь в запертую комнату, где гадал Изя, свободно открылась, майор очень удивился. Немало озадаченный поведением друга, он замер на месте, пытаясь сообразить, что происходит и что теперь делать со стеной, преградившей ему дорогу. Иванов просканировал резко сгустившийся воздух в надежде найти хотя бы щелочку, чтобы просочиться внутрь. Стена из затвердевшего воздуха превратилась в силовое поле с высокой напряжённостью. Прикасаться к нему майору резко расхотелось. Зато Горшечкин, не раздумывая, сорвался с места и кинулся вперёд, свободно пройдя сквозь твёрдую прозрачную стену.
  - Лихо, - сказал Иванов. Протянув руку и убедившись, что преграды больше нет, он, не раздумывая, прыгнул вслед за Горшечкиным, едва не столкнувшись с ним в дверях.
  В комнате царил полумрак. Иванов дёрнулся, заметив тень, но тут же сообразил, что стоит напротив огромного зеркала, отражение которого повторяет все его телодвижения.
  С одной стороны большого стола, на котором горела свеча и были разложены карты, сидел Израэль Дворкин. Вид его можно было назвать комичным, если бы не ужас, застывший в широко распахнутых глазах. Взъерошенная шапка волос, трясущиеся руки и губы, лоб, покрытый испариной, и полная сумятица мыслей (которую мимоходом сумел уловить майор), говорили о полной деморализации ясновидца. Аура Дворкина, истощенная до крайней степени, едва мерцала отдельными тусклыми всполохами, грозя вот-вот потухнуть окончательно и бесповоротно.
  Человек в штормовке, сидевший напротив Изи спиной к вошедшим, резко обернулся, и Горшечкин удивлённо ахнул:
  - Мать моя, женщина! Да их двое, оба одинаковые, словно близнецы из зеркала! Кто из них Дворкин?
  Майор, к которому был обращён вопрос, не ответил - на него в это время обрушился мощный поток чужой энергии. Обездвиженный и лишённый речи, Андрей не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. Судя по всему, в такое же состояние пришёл и Горшечкин, который тоже застыл на месте.
  Внезапно Изя, собрав все чудом оставшиеся силы, издал громкий ментальный призыв о помощи, который больно отозвался в голове у майора. Изин близнец резко вскочил со стула и коротко, но сильно въехал Дворкину-1 в челюсть. Тот, всхлипнув и поперхнувшись, мешком рухнул под стол. Дворкин-2 развернулся и, угрожающе подняв ТОРС, двинулся на майора.
  Горшечкин, неожиданно обретший способность передвигаться и говорить, метнулся к двери и стал остервенело дёргать ручку. Дверь не открывалась. Майор тоже почувствовал, что тиски, сдерживающие движения, ослабли.
  Сбоку из-за плотной шторы вышел Репин.
  - Илюха, мать твою, какого хрена ты... - Иванов не договорил.
   Репин молниеносным движением скользнул в сторону и приставил свой ТОРС к голове Горшечкина.
  - Это... ещё один двойник! - сдавленно выкрикнул Сергей, но майор и без того всё понял. Понял, что настоящий Репин остался с Марией на крыльце, а этот лже-Илья - сообщник двойника Израэля Дворкина.
  На обоих ТОРСах почти одновременно загорелись белые лампочки. Иванов, решив дорого отдать свою память, закрыл глаза и попытался представить вокруг себя непроницаемую сферу, через которую не может пробиться ни одно из излучений. Он напряг всю свою волю, чтобы создать и удержать вокруг себя эту сферу, одновременно чувствуя кожей, что сгустившаяся вокруг тела твёрдая нано-плёнка стала нагреваться. Андрей открыл глаза только тогда, когда почувствовал, что ему удалось полностью подчинить себе защитное поле, создавшее сферу, и установить в ней нормальную температуру. Он увидел искажённое от напрасных потуг лицо Дворкина-2, с силой сжимающего курок ТОРСа. Белого огня не было видно, ТОРС даже не светился.
  "Повезло Серёге, видно, ТОРС заклинило или аккумуляторы подсели. Надо помочь, пока двойничок Ильи с оружием возится. А то как бы не стёр к чертям собачьим Серёгину личность", - подумал майор и стал осторожно расширять созданную защитную оболочку в сторону Горшечкина. Сфера сначала не желала менять своей формы, но спустя долю секунды двинулась в сторону Серёги, охватив его фигуру спасительным щитом. И вовремя, потому что Дворкин-2 наконец справился с ТОРСом и выплеснул на сферу поток белого пламени. Оболочка в местах контакта с ТОРСом помутнела, но выдержала.
  - Живой? - закричал майор, как только они оба с Горшечкиными стали недоступны нападающим с ТОРСами в руках.
  - Кажется, да, - прошептал Горшечкин, ощупывая голову. - А как ты это сделал?
  - Потом, - оборвал Иванов. - Долго мне её не удержать, с внешней стороны накаляется, сволочь. Внутри нужно поддерживать нормальную температуру, а это быстро высасывает силы. Без помощи не обойтись... Эх, мама дорогая, сейчас попробую!
  Он не стал пояснять, что собирается сделать, потому что это было бесполезно. Просто собрал все силы и сконцентрировал мысль о помощи в микроскопический конус. На мгновение убрав сферу, послал конус остриём вперёд и снова вернул защитный экран на место.
  Буквально через минуту в комнате появился ещё один персонаж. Илья Репин, с окровавленной головой ворвался в помещение и одним ударом ноги выбил ТОРС из рук своего двойника. Вторым ударом - кулаком в голову - он свалил противника на пол. Помощь Ильи поспела как нельзя кстати, поскольку сфера, удерживаемая майором из последних сил, в этот момент испарилась. Двойник Репина, оправившись от удара, вскочил на ноги и бросился на Илью настоящего, завязалась драка.
  Когда сфера испарилась, Горшечкин со сдавленным стоном осел на пол; Иванов, шатаясь, как пьяный, двинулся на Дворкина-2. Тот судорожно переключил на ТОРСе рычаг, и в этот момент сзади к нему подскочил Дворкин-1, сжимая в руках хрустальный шар, которым пользовался для гадания. Изя постарался вложить в удар все свои силы, но их было так мало... Враг не упал как подкошенный, а устояв, развернулся и, перехватив ТОРС за ствол, нанёс ответный удар рукояткой прямёхонько в серединку выпуклого изиного лба. Дворкин отлетел к столу и грохнулся на столешницу спиной, рассыпая на пол карты и прочие атрибуты гадания. Свеча, стоявшая на столе, покатилась, упала и погасла. Комната погрузилась в темноту.
  Иванов мгновенно переключился на инфракрасное зрение и увидел, как Горшечкин с перекошенным от ненависти лицом поднимается с пола. С нечеловеческой силой Сергей вырвал ТОРС из рук Дворкина-2, швырнув оружие в стену. А самого двойника Изи перехватил ловким приёмом, перекинул через себя и со всей силы обрушил спиной на пол. Затем высоко подпрыгнул и с размаху опустился ногами на упавшего, дробя ему рёбра и давя внутренности.
  Иванов и оба Репины на мгновение застыли, словно в трансе, наблюдая за разбушевавшимся Сергеем. А тот соскочил с поверженного двойника Дворкина и ринулся на Репина-2, безошибочно определив, кто из них поддельный.
  Нырнув под встречный удар, Горшечкин молниеносно переместился за спину Лже-Ильи и, схватив того за голову, с хрустом свернул шею. Потом, возбуждённо дрожа от ярости, осмотрелся вокруг, неистово вращая безумными глазами в поисках нового соперника.
  Дворкин, который во время драки успел залезть под стол и найти свечу, дрожащими руками достал из кармана зажигалку и попытался зажечь. Зажигалка щёлкнула, тонкий язычок пламени осветил часть комнаты. Горшечкин резко повернулся на вспышку света, но Иванов, очнувшись от ступора, уже схватил его в железные объятия. Репин предусмотрительно щёлкнул пальцами и зажег над самым потолком ментальный светильник.
  - Ну, всё, Серёга, будет! - успокаивающе прошептал сквозь зубы Андрей. - Всё кончено, расслабься. Поначалу всегда так, когда человека кокнешь...
  Горшечкин вырывался из крепких объятий Иванова, и из его рта полился сплошной поток непристойных ругательств.
  - Надо же, прорвало наконец парня, - удивлённо произнёс майор. - Во слова кладёт, как по неписанному! Значит, скоро оклемается.
  - Что это было? - сдавленно крикнул Репин, с ужасом оглядывая комнату, залитую кровью. - Откуда здесь взялись наши двойники?
  - А это ты у своей Марии спроси, или она тоже двойник? - выдохнул майор, выпуская из рук Горшечкина, который стал понемногу приходить в себя.
  - Похоже, что так, - скривился Репин, дотрагиваясь до раны на голове, полученной от лже-Марии. - Это она мне голову пробила.
  - Жива хоть, или ты её тоже, как Горшечкин этих мразей... - Иванов не договорил, увидев, что Дворкин, побелев от пережитого ужаса, бежит к двери, зажимая рот руками.
  - Не знаю, должно быть, жива, - растерянно пробормотал Репин. - Я послал мысленный импульс, она сознание потеряла, я её ментальным полем сковал в кокон. А сам сюда бросился.
  - Допросить стерву надо бы, а то с этих уже ничего не вытянешь, - рассудил Иванов. - Давай-ка, Илюха, подсоби. Надо здесь всю органику уничтожить, чтобы и следов крови не осталось. А потом заберём этого оборотня, что Марией прикинулся, в коттедж и там допросим с пристрастием - кто она такая и откуда эти монстры тут появились.
  - Хорошо, - немедля согласился Репин. - Странно только, что не у всех двойники были, а только у Марии, меня и Дворкина. Вдруг, ваши с Горшечкиным тоже где-то рядом околачиваются?
  - Да, теперь ни в ком нельзя быть уверенными, - сплюнул Андрей. - А что, шикарная, между прочим, задумка была, а? Хотелось бы только знать, чья...
  Горшечкин, пошатываясь, побрёл к двери. Репин, проводив его взглядом, посмотрел на распростёртое посреди комнаты тело с неестественно повёрнутой головой.
  - Что, похож? - ухмыльнулся Андрей.
  Илья зябко передёрнул плечами.
  - Не хотел бы я когда-то выглядеть так же... И что за бес в Серёгу вселился, что он так с ними жёстко-то? Не мог просто вырубить?
  - А ты себя на поляне вспомни, когда на нас бандиты напали, ты с ними церемонился? - возразил майор. - То-то...
  - Так мне тогда Дассан и Мария помогли...
  - Хотелось бы мне знать, где они сейчас были, когда мы тут в ловушку попали, - перебил Иванов. - Василиск, кстати, тоже так и не появился. Где эти чёртовы дасы, когда они нужны?
  Иванов поднял с пола ТОРС, Илья вопросительно посмотрел на него.
  - Надо у этой девчонки, секретарши Изиной, последний час из памяти стереть, а то по деревне слухи поползут.
  Репин нагнулся и поднял с пола второй ТОРС, внимательно осмотрел.
  - Не знаю, что нам лже-Мария расскажет, но наличие здесь ТОРСов уже о многом говорит, - задумчиво произнес он. - Явно ЭКОРовские штучки. Неужели Кеша нам тут западню хотел устроить?
  - С него станется, - отозвался Иванов. - Да только думаю, что для таких выпендрёжей Кеша жидковат будет. Помнишь про задание, к которому он нас с тобой готовил?
  - Операция "Замещение"?
  - Вот именно. А послать нас тогда хотели...
  - К Скульптору.
  - Вот и я думаю, что здесь Скульптор руку приложил, - вздохнул майор. - А раз так, то с нами фигуры повыше играют - соплеменнички Дассана, кол им в глотку!
  - А почему тогда наши не появились? Дассан и Василиск? Они ведь своих за версту должны были почуять?
  - Значит, были у них на то причины, - рассудил Иванов. - Да и к чему им сюда свой нос совать, когда мы и без них справились? Вот если бы мы, как эти на полу, в лужах крови сейчас лежали, уж будь уверен, они были бы здесь.
  - Не считай их такими бездушными, - заступился Репин. - Тем более, что эти двойники, скорее всего, обычные курсанты, выполняющие одну из операций "Замещения". И всё равно не могу взять в толк, почему их только трое было. Должны быть ещё...
  - Так, Илюха, ты сейчас в такие дебри залезешь, что потеряешься, - воскликнул майор. - Мотаем отсюда, а то как хозяева вернутся, крику будет на всю округу, мало не покажется.
  Они слаженным метаконцертом быстро превратили остатки трупов в обычную пыль, которая, закружившись вихрем, всосалась в ковер на стене, и направились во вторую комнату.
  Горшечкин, уже окончательно пришедший в себя, о чем-то тихо говорил молоденькой секретарше, она робко улыбалась, всё также сидя за столом.
  - Посторонись, Серёга, - бесцеремонно оттеснил парня Иванов.
  Девушка даже не успела испугаться, как ТОРС сделал своё дело. Секретарша обвела удивлённым взглядом помещение и обратилась к мужчинам, внимательно смотревшим на её пробуждение.
  - Вы на приём к Игорю Назаровичу? На сегодня всё занято, могу записать на завтра...
  - Нет, спасибо, милая барышня, мы в следующий раз... к Игорю Назаровичу на огонёк заглянем, - усмехнулся майор. - Спокойной ночи...
  - До свидания, - пролепетала растерянная секретарша им в спины.
  
  До коттеджа ползли в темноте, осторожно преодолевая крутые съезды и подъёмы дороги. Тонкий серп луны и щедро рассыпанные по небосводу яркие звёзды прыгали в окнах "Жигулей", то взлетая вверх, то опускаясь в ухабы. Репин сел за руль, Иванов - на переднее место пассажира, Горшечкин и Дворкин уместились на заднем сидении, бросив кокон с двойником Марии прямо под ноги.
  Влажность от упавшей на траву росы и близость шума реки действовали расслабляюще после ловушки, устроенной в посёлке. Все молчали, кроме Дворкина, который тихо поскуливал, забившись в угол, но на его нытьё особого внимания никто не обращал.
  Когда вдалеке показались огни коттеджа Дассана, майор облегченно протянул:
  - Эх, сейчас бы под душик да за стол! Надеюсь, тётя Даша покормит опоздавших героев.
  - Настоящие герои - мёртвые герои, - тут же встрял Горшечкин. - А мы просто победители.
  Репин оглянулся, чтобы сказать Сергею, что он думает по поводу мёртвых героев, но не успел - машина в очередной раз подскочила на кочке и ухнула в провал ямы. Майор в сотый раз за этот вечер чертыхнулся и витиевато покрыл матом дураков и дороги, которые они выбирают.
  Илья глянул в зеркало дальнего вида на Дворкина и удивлённо выдохнул. В свете луны Изино лицо показалось ему ликом мертвеца. Репин поперхнулся готовой было вылететь колкостью и тревожно спросил:
  - Изя, ты чего там скукожился, плохо себя чувствуешь или беду какую опять на нашу голову узрел?
  - Едем мы с вами из огня да в полымя, - иносказательно пробормотал потрёпанный ясновидец с лиловой гулей на лбу.
  - Надо же, Изя наш сменил свой неподражаемый говорок на великий русский язык. Из огня да в полымя, - передразнил Иванов Дворкина и, не выдержав, заорал: - Ты яснее выражайся, гадатель хренов! Не то, помяни моё слово, я с Дассаном поговорю, чтобы перепрограммировал твою башку заново, Кассандра в штанах! Чтоб никаких видений, а только голая правда-матка, как есть! Чего ещё плохого впереди высмотрел?
  Дворкин пробормотал неразборчиво, нараспев, несколько строк, а потом натужно выдал:
  - Не делайте мне беременную голову, Андрей Николаевич.
  - Так-то оно привычней, - хмыкнул майор. - Ну-ну, жарь дальше, Изя.
  - А перепрограммировать меня уже не получится! - с вызовом ответил ясновидец и осторожно потрогал шишку. - И ужина сегодня вам не будет!
  - Типун тебе на язык, Дворкин! Я так голоден, что готов быка заглотнуть, - рявкнул в ответ Иванов, и матюгнулся, сильно ударившись о дверцу "Жигуля".
  Машина, рухнув в очередную яму, заглохла. Шум двигателя стих, и сразу же всё вокруг наполнилось звуками ночного леса. Уханье совы, назойливый комариный писк и шорох ветра в листве в тот же миг ворвались в открытые окна машины.
  - Да я из тебя, Игорь Назарович грёбаный, если надо будет, сам ужин изготовлю, и на приём для этого не запишусь, - кипятился майор, пока Илья пытался завести двигатель. Наконец "Жигулёнок" чихнул и деловито заурчал.
  - Слушайте сюда, Андрей Николаевич, ну шо вы из-под меня хотите? - жалобно откликнулся Изя. - Это ж честное слово не я, это обстоятельства...
  - Какие ещё обстоятельства, толком поясни - да или нет, - примирительно проронил Репин, нажимая на газ, а Горшечкин согласно кивнул.
  - Ой, мне все равно, лишь бы да! - страдальчески морщась, воскликнул Дворкин. - Ужина не будет, потому что на коттедж было нападение. Аккурат когда мы с этими двойниками воевали.
  - И... что?
  - Чем кончилось?
  - Что сейчас в коттедже творится? - в один голос спросили майор, Репин и Горшечкин.
  - Ну шо вы спешите скорее, чем я? Я не могу это слышать, но могу это видеть. Да уже ничего особенного не творится, только лаборатория Дассана как есть разрушена, и установка тоже. Так что вы, Андрей Николаевич, несколько запоздали меня перепрограммировать, мой дар со мной навсегда теперь останется, - Дворкин сердито поджал губы и обиженно засопел.
  - Изя, если что с Лизой или мальчишками моими случилось, я тебя живым в землю закопаю, - прошипел Иванов.
  - Да что вы меня всё время пугаете, и причём тут я? Я вас уважаю, хотя уже забыл за что! - запричитал Дворкин. - Говорю же вам, все живы и здоровы, чтоб я так жил. А вы - урою, закопаю, изжарю, вам слова не скажи - сразу готовы лезть в драку.
  - Предупреждать заранее надо было! - парировал майор. - Мы твою шкуру паршивую спасать бросились, а тылы противник в это время захватить мог!
  - Сейчас в коттедже чужие есть? - перебил Илья.
  - Уже нет, - всё еще дуясь, ответил Дворкин. - Хорошенькое дело, ставите под сомнение мои способности и тут же требуете, чтобы я выдал вам все проблемы, как они есть. Не делайте из меня патриота за чужой счёт!
  - Ладно, Изя, ты палку-то не перегибай, - вмешался Илья. - Говори толком - кто напал, чем закончилось, почему сейчас там тихо?
  - Кто напал - не знаю, я им не товарищ, но имею, что за них сказать, - отозвался ясновидец. - Так уже не спешите, вам там сами всё скоро расскажут. Столовая и ужин тоже пострадали, потому как под лабораторией... А тихо, потому что чужих в коттедже нет. Все свои. И вас ждут, и эту, которая... - он взглянул под ноги, - которая в коконе, тоже...
  
  "Если установка разрушена, это несколько меняет планы, - размышлял рош Лочан, пока друзья допытывали Дворкина. - С одной стороны, её не получил я, с другой - она не досталась никому, и это лучше, чем если бы её похитили"
  Сам он уже догадывался, что произошло. Операцию замещения Дворкина, Репина и Марии явно готовил Скульптор. Безопасник это понял сразу, как только увидел на крыльце лже-Марию. Он покопался в её голове поглубже, осторожно разгребая наслоения мыслей и прочёл отданный Скульптором приказ - во время гадания первым заменить Изю, чтобы предсказатель своими видениями будущего не смог предупредить сообщников. Там же, в домике Наташи, планировалось заменить двойником и Репина. Затем лже-Дворкину и лже-Репину нужно было проникнуть в коттедж Дассана. Далее двойник Репина должен был выманить Марию из коттеджа на прогулку и заменить её на подставную девушку. Таким образом в группе Дассана находились бы три подсадных утки, задачей которых являлся захват установки.
  Рош Лочан усмехнулся про себя: Илья Репин зря волновался, что где-то бродят другие двойники - Скульптор приказал заместить всего троих. Иванов никакой опасности не представлял - он не был ясновидцем, ауры читал плохо, поэтому на него нечего было тратить время и силы. А он, рош Лочан, в образе Горшечкина, вообще в планы по замещению у Скульптора и его соратников не входил.
  Тогда в коттедже, увидев ТОРС в руках лже-Ильи, безопасник тут же смешал все планы по замещению. Он выстроил ментальную стенку, сгустив воздух до тончайшей плёнки нанокристалла. А дальше произошло то, что произошло.
  "Остаётся решить, что мне делать дальше, - думал Лочан. - Выйти из игры, раз установка утрачена, и обвинить Скульптора в срыве моего внедрения? Или пойти до конца и разгадать загадку Чернобога?.. Если я найду с их помощью сектор перехода, то вся наша тысячелетняя стража станет ненужной. Да и чхандасы с людишками тоже. Думаю, стоит остаться. Без установки Дассан не сможет меня распознать; а я теперь полностью владею чужим телом и чужими мыслями. Зато Дассан сейчас находится в сложной ситуации. Интересно, знает ли он или даже не догадывается, что дух без материального тела со временем слабеет? Если знает, будет вынужден спешить, чтобы хватило сил возглавить метаконцерт. Да и время наступления жертвоприношения приближается. Значит, не позднее, чем через две недели его группа должна будет оказаться у Священной горы. Придётся остаться, тем более что я пообещал роллу Индерпалу войти в группу Дассана. Остаётся решить второй вопрос - кто дал команду Скульптору без моего ведома? Это мог быть ролл либо кто-то из высших дасов, присутствовавших на совещании. Но кто? Девдас или Индражит? А может, оба? Или ролл Индерпал решил сыграть сразу несколько партий, чтобы выиграть хотя бы одну? Неприятно быть пешкой в чужой игре. Но пешка, завершив свою миссию, может стать королевой..."
  
  Алексей Симагин быстро адаптировался к условиям Севера. В это время года стояла теплая погода, и в полдень можно было даже окунуться в море. Он также возобновил тренировки, благо возле его нового жилища было несколько турников. Единственное, что доставляло неудобство - местные комары. Чертовски нахальные и настойчивые, они налетали тучей и кусали нещадно. Вначале Алексей пользовался жидкостью-аэрозолем и кремом от комаров, заботливо упакованными Светланой ему в дорогу. Но комары не сдавались, нагло пикируя на все открытые части тела. Через несколько дней Симагин решил проблему, ментально подобрав частоту, отпугивающую ненасытных кровососов.
  Второй проблемой были белые ночи, из-за которых сбивались не только временные рамки суток, но и путались понятия утра, дня и ночи. Не помогал даже главный распорядок дня - приём пищи в общей столовой по расписанию: завтрак с 6.00 до 7.00, обед с 12.00 до 13.00, полдник в 16.00 и ужин с 19.00 до 20.00. Через неделю Симагин стал, как и все старожилы, воспринимать время не как отрезок суток, а как момент начала или окончания какой-то определённой работы. Он даже начал вести дневник, в который записывал наиболее значимые события прошедшего дня. Открывая его, чтобы сделать очередную запись, Алексей поневоле ловил себя на мысли о том, с какого временного отрезка начинать отсчет новых суток. Ведь за окном постоянно было светло.
  Симагина и Полуянова поселили вместе - в дальнем конце одного из бараков, похожего на воинскую казарму, по-видимому, и бывшим таковым во времена советской власти. На плоской крыше здания красовались пара современных спутниковых тарелок и жестяной флюгер-петух ярко-красного цвета. С торца этого строения ушедшей эпохи был пристроен современный ангар полуцилиндрической формы из склепанных листов дюралюминия.
  Ангар, как оказалось, служил одновременно лабораторией и метеостанцией. В лаборатории проводились замеры температуры и относительной влажности воздуха, атмосферного давления, скорости и направления ветра, потоков коротковолновой солнечной радиации, измерения общего содержания озона в атмосфере. А на метеостанции обрабатывались полученные результаты. Жили же метеорологи и гляциологи в бараке.
  Кто такие метеорологи, Алексей естественно знал, а вот о работе гляциологов имел весьма смутное представление. Ему пояснили, что гляциологи занимаются обследованием снежников, припайного и покровного льда, а также морской и талой воды для определения электрофизических свойств воды и льда.
  Ещё в бараке постоянно проживали два полярника, которые обслуживали метеостанцию, ещё трое - жили наездами, так как тоже были командировочными и инспектировали уборку бочек на трёх островах архипелага.
  К вечеру Симагину с Полуяновым представился случай перезнакомиться почти со всеми обитателями острова. Один из метеорологов, Виталий Сичкин, праздновал день рождения. Ради такого случая именинник со своими друзьями помощниками разобрали часть перегородок, сдвинули три стола вместе, но из-за нехватки "посадочных мест" за большой стол посреди комнаты невозможно было рассадить всех желающих, и поэтому опоздавшие размещались где попало - на кроватях, диване и подоконниках кресел. Было тесно, накурено и весело.
  Сам новорожденный, усевшись на одну из верхних кроватей, горланил под гитару песню за песней, не забывая увлажнять горло из большой алюминиевой кружки, которую услужливо наполняли раз за разом благодарные слушатели.
  Полуянов пристроился сбоку стола на длинной сколоченной из досок скамейке и, пользуясь случаем, с удовольствием поглощал местные кулинарные шедевры - колбасу из оленины, солонину, приправленную острыми специями, копченую селёдку, вяленую тёшу лосося, наваристую кашу со свиной тушёнкой и компот из сухофруктов.
  Симагин, которому тоже щедро наложили полную миску деликатесов, присел на табуретке у занавески и смотрел на веселящихся гостей. То и дело звучали тосты, гости дружно чокались разнокалиберными чашками и кружками, весело гоготали над очередным пожеланием имениннику.
  Алексей не мог забыть тот ментальный поток сторонней силы, который помог ему удержать вертолёт при посадке. Был ли этот человек на борту или наблюдал, как падает вертолёт, с земли? Не побоялся выдать себя, а ведь должен был чувствовать, что внутри вертолета есть он, Алексей Симагин, обладающий такими же способностями. С другой стороны, а почему, собственно, незнакомец должен кого-то бояться? Он просто хотел спасти жизни экипажа и пассажиров. А если их, этих людей с ментальными умами, было несколько? Тогда им бояться вообще смешно. Интересно, присутствуют ли они здесь, среди гостей? Вопросы, вопросы, и нет ни одного ответа на них. Пока нет.
  Симагин улыбался, чокался с подходящими кружкой и напряжённо всматривался в каждого. Он даже пытался посылать сканирующие импульсы в надежде, что кто-то из присутствующих ответит, или же сигналы отразятся от выставленного кем-то защитного экрана. Но всё было тщетно.
  Тем временем с места поднялся средних лет мужчина и с явно восточным акцентом произнёс тост: "Когда я собрался жениться, мой отец сказал так: - Запомни, сынок, в каждой женщине живёт ангел, дура, стерва и прекрасная принцесса. Так что имей в виду: что разбудишь, то и получишь! Так выпьем же за то, чтобы наш именинник разбудил в своей будущей жене то, что нужно!"
  Присутствующие (среди которых, кстати, было и две женщины лет тридцати), прыснули со смеху.
  - Да к чему мне женщины, - крикнул со своего места Сичкин, - Они только жизнь усложняют!
  Одна из дам подняла свой бокал и тут же дополнила тост: "Женщина, между прочим, даёт жизнь! И, чёрт возьми, имеет полное право её усложнять!"
  Вокруг раздался взрыв хохота. Симагин улыбнулся, вспомнив Светлану. У него даже засосало под ложечкой, такими щемящими были мысли о ней... Как они сейчас там, две звёздочки, которые осветили всю его жизнь?
  В лицо пахнула струя холодного воздуха. В барак ввалились ещё трое: мужчина средних лет, худощавый, с густыми чёрными усами и курчавой непокорной шевелюрой, молодая девушка лет двадцати с хвостиком и высокий крупный полярник в летах, с сединой на висках.
  - Позд-рав-ля-ем!!! - хором крикнули вошедшие.
  - Всем троим штрафные! - заорал им в ответ именинник. - И тост!
  Слово взял чернявый: "За милых, красивых, добрых, умных, привлекательных - за нас, мужики!"
  Гости грохнули от смеха.
  - Лучше упасть лицом в грязь, чем упасть в глазах женщины, - произнесла девушка. - Так выпьем же за мужчину, который никогда не падает! За именинника!
  Громко звякнули струны гитары - именинник сам себе заиграл туш.
  - Тогда и я присоединюсь! - улыбаясь, заявил старший из вновь вошедших. - Говорят, возраст определяется не по годам, а по количеству убитых иллюзий. Так пусть у нашего именинника хотя бы одна из них сохранится до конца жизни!
  Последняя фраза утонула в громких криках и гомерическом смехе. Симагин тоже невольно рассмеялся, про себя подумав, что такой тост не для него - главное, когда человек имеет надежду, а не питает себя эфемерными иллюзиями. Свои иллюзии он прикончил, когда бомжевал с Дворкиным, а вот надежду, которая умирает последней, в душе сохранил.
  Праздник продолжался. Гости разбились на кучки по интересам. Компания возле Алексея, изрядно набравшись хмельного, обсуждала очередной эксперимент по использованию альтернативных источников энергии для обеспечения связи в условиях Крайнего Севера. Двое полярников, которые производили монтаж ветрогенератора и системы солнечных батарей для электроснабжения оборудования спутниковой связи, громко спорили с оппонентами, доказывая, что их проект дешевле и надёжнее.
  Симагин плохо ориентировался в технических терминах и физических понятиях, и спор был ему не интересен. Он уже подумывал, что пора выйти на воздух - в прокуренном помещении нечем было дышать. Вдруг кто-то положил ему на плечо руку и, наклонившись к самому уху, шепнул:
  - Ну, здравствуй, Сим-Сим!
  Симагин вздрогнул, не оборачиваясь. Так называл его только один человек на свете. Да и человек ли?
  Он медленно повернул голову. Позади никого не было, но чья-то невидимая рука всё также лежала у него на плече. Алексей только сейчас сообразил, что чужой голос прозвучал не вслух, а отозвался в его мыслях. Сосредоточившись, он перешёл на ментальное зрение. Рядом с ним стоял Канин. Не человек во плоти, а его прозрачный объёмный контур, мерцая тёмно-красными сполохами обнажённой ауры...
  
  13.
  Симагин вышел из тепла барака, где вовсю продолжалось веселье, и направился к берегу студёного моря.
  Огромная, насколько хватало глаз, водная пустыня завораживала своим величием и вселяла в голову любого, кто оказывался с ней один на один, мысли о вечности. Крики птичьего базара на чёрной скале, находящейся метрах в ста от берега и напоминающей отчаливший и уходящий вдаль корабль, сливались с мерным шумом прибоя в удивительную мелодию.
  Алексей подставил лицо холодному ветру, насыщенному ароматом свежести, мха, солёной воды и ещё чего-то, труднообъяснимого. Грохот волн, разбивавшихся в пену о скалистый берег, заглушал шаги. Канин, невидимый простым глазом, бесшумно вышагивал рядом - высокий и странный. Шли молча, пока не поднялись высоко на крутой берег.
  "Ну что, Сим-Сим, вот мы с тобой и свиделись" - прозвучало в голове Симагина.
  - Да... Вот уж неожиданность так неожиданность... - потрясённо прошептал Алексей. - Когда вы погибли, Георгий Фомич... простите... ушли в небытие... вернее, пропали во время эксперимента, в ЭКОРе всё пошло наперекосяк.
  "Знаю, наслышан" - проронил Канин, задумчиво вглядываясь в водную даль.
  - Магистром Млечин стал, фазан надутый, толку от него... А Рябов фактически всё подгрёб под себя. Остался я один на один со своими проблемами. Словно ориентир в жизни потерял. А после одной из проверок не выдержал, сломалось во мне что-то, пошёл, что называется, в разнос, - торопливо пояснял Симагин. - Наговорил Кеше всякого, сказал, что уйду. Будто бы не знал, что из ЭКОРа просто так уйти нельзя... В общем, скрутили они меня и посадили в изолятор, а потом и вовсе память стёрли и выбросили на помойку. Если бы не двое курсантов - Репин и Иванов - меня бы...
  "Знаю, Алёша, можешь не рассказывать, - мягко перебил Канин. - И Георгием Фомичём меня больше не зови, не стоит прошлого поминать. Я для всех теперь просто Дассан"
  - Дассан, - повторил Симагин, с интересом разглядывая бывшего Магистра, аура которого мерцала в этот момент всполохами от тёмно-бордового до синего. - Дассан - это что-то восточное? Как джинн из сказки?..
  Он замолчал, подумав, что такое образное сравнение может показаться Канину обидным или, по крайней мере, неуместным, и смущённо опустил взгляд.
  "Да, после эксперимента я действительно стал похож на джинна, - грустно усмехнулся Дассан. - Зато теперь у меня почти неограниченные возможности. Да и ты, как я вижу, активировал свой потенциал после манипуляций с памятью. Жаль, раньше не вышло, может всё произошло бы иначе. Да что назад оглядываться, нас впереди великие дела ждут"
  - Нас? - удивлённо вскинул глаза Симагин.
  "Ты не ослышался, - кивнул Дассан. - Я собираю группу единомышленников и предлагаю тебе в неё войти"
  - Аналог ЭКОРа? Нет уж, благодарю покорно!
   "Надеюсь, ты не забыл наши с тобой беседы о грядущем?" - Дассан положил полупрозрачную руку на плечо своего бывшего ученика.
  Симагин вздрогнул и тут же устыдился - Канин мог решить, что он либо испугался, либо, хуже того, брезгует.
  - Да, я помню, какая опасность поджидает нас, но...
  "И знаешь что, Сим-Сим, давай не говорить вслух, а то как бы посторонние внимания не обратили. Они ведь меня не видят"
  "Ну да, конечно, - сообразил Алексей, переходя на ментальную связь. - Ещё подумают, что я спятил и сам с собой разговариваю"
  "Вот-вот, - усмехнулся Дассан. - Я тоже об этом. Смотри на море, когда говоришь, а не в мою сторону. Тем более что полюбоваться тут есть чем"
  "Это да, - согласно кивнул Симагин. - Георгий Фомич... извините, Дассан, - тут же поправился он, - можно для начала вопрос?"
  "Конечно".
  "Это вы мне при посадке вертолёт помогали посадить без аварии?"
  "Нет, я в это время на другом острове был, - честно признался Дассан. - Но узнал о происшедшем практически сразу. И о том, что ты был в том вертолёте. Мне передали".
  "Значит, тут есть ещё такие же... ну, такие, как я, - задумчиво произнёс Алексей. - А я вот ни одного вычислить пока не сумел..."
  "Таких как ты, людей с активированными ментальными способностями, мы называем чхандасами. Ты, как один из чхандасов, по сравнению с обычными людьми много чего можешь, но до настоящего даса тебе далеко. Миллионы лет эволюции просто так не перепрыгнешь, Сим-Сим".
  "Значит, все ваши, кто здесь находятся, намного сильнее меня в ментальном плане, и я буду в группе единственным человеком, - подытожил Симагин. - Тогда зачем я вам, вы и без меня прекрасно справитесь".
  "Дасы тоже люди, - грустно улыбнулся Дассан, уловив в мыслях Алексея лёгкие нотки обиды. - Это я, в моём нынешнем состоянии, скорее призрак, чем человек. Но остальные внешне ничем не отличаются от окружающих. К тому же, в нашу группу входят и чхандасы, причём некоторые из них тебе знакомы. Например, Илья Репин и Андрей Иванов. Кажется, ты о них хорошего мнения?"
  "Ещё бы, - мысленно воскликнул Алексей. - Илья и Андрей - отличные ребята. Это они меня к жизни вернули... и к Светлане с дочкой. Но они же простые люди!"
  "Уже нет, они прошли такую же активацию, как и ты, только эксперимент оказался намного удачнее".
  "Но установка сгорела вместе с ребятами... и с вами, - вырвалось у Симагина. - Кеша меня раз двадцать о наших экспериментах допрашивал, пытался даже с помощью гипноза вернуть мне мои воспоминания, только ничего у него не вышло. Я после установки хоть и не обрёл тех способностей, что от меня ждали, но мыслещиты худо-бедно поставить сумел. И чем сильнее они меня пытали, тем сильнее я становился в ментальном плане. А потом мне просто уничтожили память".
  "Ещё ты сможешь встретить своего старого знакомого по городским скитаниям - Израэля Дворкина", - добавил Дассан.
  "Дворкин?! А этот бедолага каким образом сюда попал? - изумился Симагин. - Да какой с него экорейнджер, он и мухи-то не обидит!.. Нет, не боец Изя".
  "Теперь он чхандас. Ты прав, Сим-Сим, боец из Дворкина никудышный, но зато он отличный ясновидец, его аура практически жёлтого цвета, а ты сам знаешь, что это означает. Кстати, ты можешь смотреть так, чтобы видеть только ауру и ничего больше?"
  Симагин молча кивнул, затем на минуту задумался и добавил: "Но я ни у кого на острове не видел ауры, отличной от ауры обычного человека".
  "Если дас захочет скрыть свою ауру, её никто, кроме такого же даса, увидеть не сможет. Дас высшего ранга способен либо скрыть свою ауру вообще от всех, либо подстроить её под ауру человека, - терпеливо пояснил Дассан. - Это вынужденная мера. Нам нет нужды раскрывать себя раньше времени кому бы то ни было".
  Алексей коротко пожал плечами.
  "Кроме тех, кого я назвал, в нашу группу входит Мария, - продолжал Дассан. - Она, по сути, не только моя дочь, но и мой заместитель".
  "Вы и её активировали? - поинтересовался Алексей. - Но... ей-то это зачем? Хотя, она всегда была рисковой девчонкой и ответственно относилась к работе экорейнджера..."
  "Мария сопровождала меня на острова, поэтому скоро вы тоже встретитесь, - усмехнулся Дассан. - Мы с ней появились здесь за день до твоего прилёта и уже многое успели сделать".
  "За день? - переспросил Симагин. - Вертолёты сюда не особенно регулярно летают. Или вы на судне пришли?"
  "Мне не нужны средства передвижения, - откровенно усмехаясь, заявил Канин. - Ты забыл, что я - джинн? А Мария - моя дочь"
  "Так приёмная же", - напомнил Алексей.
  "Её отец был моим двоюродным братом".
  "Значит, она, как и вы, дас? - потрясённо прошептал Алексей. - Вот в чём дело..."
  И замолчал, обдумывая услышанное. Со стороны казалось, что мужчина залюбовался морским пейзажем, раскинувшимся у его ног. Канин не прерывал раздумий чхандаса. Море разбивало волны о скалы, солёные брызги долетали даже сюда, на возвышенность. А внутри Симагина нарастало какое-то непонятное ликование. Казалось, будто он стоит на самом краю пропасти, а весь мир под ногами принадлежит ему одному, и что всё на свете теперь возможно. Например, стоит раскинуть руки и можно полететь туда, в синюю даль вместе с птицами. Или нырнуть глубоко в зелёную пучину, не чувствуя холода, нехватки воздуха и парить в безмолвии арктических глубин. Или пробиться мыслью сквозь безбрежную даль и увидеть Светлану и дочку.
  Он вздохнул, отгоняя навязчивое видение полёта и, отвернувшись от синевы моря, вслух пробормотал:
  - Знаете, Дассан, я ещё ничего не решил. Не могу вот так сразу. Слишком мало времени я являюсь, как вы говорите, чхандасом, чтобы принимать участие в научной экспедиции супер-оперантов. Вы сами меня предупреждали, что спуск внутрь горы может оказаться весьма опасным. Я согласился, потому что считал своим долгом помочь остановить замерзание Арктики, сохранить жизнь своим близким и уберечь от катаклизмов свою страну. Тогда мне было всё равно, я готов был на любой эксперимент ради науки. Но сейчас, когда в мою жизнь снова вернулась Светлана...
  "Я не тороплю, - успокоил Дассан. - У тебя есть две недели, чтобы решить, будешь ли ты с нами. Со мной, Марией, Дворкиным, Ивановым и Репиным. К тому же наша экспедиция преследует не только экологические цели"
  - А какие ещё? - спросил Симагин.
  "А это ты сможешь узнать, если примешь положительное решение. Нет смысла посвящать тебя в наши планы, если ты передумал, - прошелестел в ответ голос Дассана. Сине-багровая аура начала истончаться прямо на глазах. И лёгким вздохом где-то на краю сознания прозвучало: - До завтра, Алексей. Спи спокойно, Сим-Сим! Если сможешь..."
  
  Иннокентий Рябов заснул под утро. С полуночи он долго вертелся в кровати, переворачиваясь с боку на бок, потом вышел покурить, затем снова лёг, но сон всё не шёл. Подумалось - не выпить ли таблетку снотворного? Но не рискнул - а вдруг с ним попытаются связаться посланные за установкой в коттедж Дассана экорейнджеры, а он будет в отключке?
  Чувствовал себя Кеша с самого утра неуютно. Даже с помощью шлема, усиливавшего связь на расстоянии, он не мог распознать, что творится в эфире. А на прямую связь никто из группы не выходил, и это выводило Рябова из себя. Да ещё эта чёртова изжога! К обеду она стала просто невыносимой, никакие таблетки не помогали. Сосало где-то под ложечкой, а противное чувство страха змеёй заползало внутрь всё глубже и глубже.
  Что, если операция провалится? Если Дассан уничтожит посланных за установкой ребят, это ещё полбеды, на то они и рейнджеры, чтобы гибнуть за правое дело. Но если о его самодеятельности прознает Млечин или не дай Бог, кто-то из нулевых?!.. Такое удачное решение - послать группу выкрасть установку в отсутствие Дассана - теперь казалось ему верхом безрассудства.
  Рябов ворочался в кровати, и собственная затея не нравилась ему всё больше и больше, в душе медленно, но верно росла паника. Воздух в комнате казался горячим, плотным и каким-то липким. Кеша в который раз натянул шлем на голову - ничего, тишина. Вздохнул и потащился на кухню - пить валерьянку.
  Незадолго до рассвета спасительный сон всё-таки сморил вконец издёргавшегося мужчину, и он уснул.
  Не прошло и получаса, как в комнату через замочную скважину, залитую едва сереющим светом, просочился лёгкий серебристый дымок. Он завертелся юлой, увеличиваясь в размерах и уплотняясь на глазах. Легкая мерцающая фигура обретала контуры невысокого плотного человека.
  Кеша замычал во сне и резко повернулся на кровати. Посетитель подошёл и посмотрел на спящего, склонив голову на бок. Рябов застонал и открыл глаза. Увидев незнакомца, резко подскочил на кровати. Шлем, который лежал рядом на подушке, упал и покатился по полу с громким стуком.
  - Господин Дьяус, - пробормотал Рябов, тревожно вглядываясь в появившегося невесть откуда советника. - Ваше... ваше задание выполнено. Я отправил группу из трёх экорейнджеров к Скульптору.
  - Ват как, - проронил тот, усмехнувшись. - Выполнено, значит? Это хорошо! Что ещё можете добавить?
  - Ничего, - упавшим голосом прошептал Рябов. - А что вы хотите ещё от меня услышать, господин Дьяус?
  Советник молчал, выдерживая паузу, а Иннокентий Иванович напряжённо ждал ответа.
  "Знает этот чертов Дьяус, что я решил выкрасть установку, или нет? Знает или нет? Знает или..." - метались мысли в Кешиной голове, и советник без труда их улавливал.
  Наконец Рябов не выдержал и пропищал испуганно:
  - Господин Дьяус, я старый больной человек. Я слаб телом, но силён духом. И если у вас есть ко мне ещё одно поручение, то я...
  - Оставьте, Рябов, - поморщился рош Индражит. - Да, вы слабый человек, и ментально, и физически. И хотя слабым быть очень плохо, я дал вам шанс. И знаете, почему? - Поскольку Иннокентий Иванович смолчал, советник продолжил: - Потому что даже такое полное ничтожество, как вы, подвернувшись в нужный момент под руку сильному мира сего, может натворить великих дел. Вам надо было просто выполнить моё задание, и ничего больше. Никакой инициативы я от вас не требовал. Но вы не оправдали моих надежд. Вы решили сыграть свою игру и проиграли, потому что вам не перехитрить Дассана! Но главное - вы подставили под угрозу мои планы, а вот это уже непозволительно! Для вас, Рябов, это явилось приговором...
  Кеша, вмиг осознав близость своего бесславного конца и пытаясь вымолить прощение всемогущего даса, сорвался с кровати и повалился ему в ноги.
  - Господин Дьяус, простите меня! - закричал он, обнимая ноги советника. - Я буду во всём вас слушаться, я буду пылью у ваших ног, только простите!
  Рош Индражит брезгливо оттолкнул руки стонущего и провозгласил:
  - Ты сам выбрал себе покарание, человечишко! Ты станешь пылью у моих ног!
  Ярко-синяя молния вырвалась из рук Дьяуса, в мгновение ока испепелив лежащего на полу человека. Пепел опал хлопьями и, повинуясь мысленному приказу, перемешался в пыль, которую тут же унесло ветром в распахнувшееся окно.
  Рош Индражит одним толчком ноги загнал, словно мяч в ворота, шлем Рябова под кровать и весело протянул:
  - Гол! И одной проблемой стало меньше.
  
  На этот раз встреча высших дасов происходила почти буднично - на шикарной яхте в Тихом океане, в районе Мальдивских островов, неподалеку от Южного Мале Атолла.
   Из тридцати островов, входящих в этот архипелаг, только три могут похвастаться наличием коренного населения. Ещё семнадцать - острова-отели, круглогодично принимающие туристов со всего мира. Оставшиеся десять - доселе необитаемы.
  В заливе одного из таких необитаемых островов, глубоко уходящем в скалистый коралловый берег, собрались на совет старые знакомые - ролл Индерпалл, он же "защитник Бога", рош Индражит - "поклоняющийся Богу" и рош Девдас, "служащий Богу". Отсутствовал рош Лочан - "глаз Бога", и потому его место за круглым столом в кают-компании пустовало.
  Океанская яхта (собственность Девдаса) отличалась скромными размерами, но, несмотря на это, была довольно вместительна и обладала высокими мореходными качествами. Команду, которая доставила судно к острову, рош Девдас предусмотрительно отправил на берег. Как только экипаж отъехал на моторной лодке на приличное расстояние, в кают-компании стало на двух гостей больше.
  Ролл, как всегда немногословный, суровый и несколько задумчивый, широким жестом пригласил присутствующих занять места за круглым столом. Сервировка была ничуть не хуже, чем в самом фешенебельном ресторане Европы. Цветы и экзотические фрукты выделялись яркими пятнами на белоснежной кружевной скатерти. Хрустальные бокалы и тонкий китайский фарфор вкупе со столовым серебром изредка позвякивали, когда яхту поднимало на волне. Не доставало только вышколенных официантов, обычно снующих с подносами туда-сюда. Девдас, на правах хозяина, лично угощал дорогих гостей, разливая по бокалам вино, произведённое из лучших французских сортов винограда ещё в прошлом столетии.
  Рош Индражит, отличавшийся неумеренностью и любовью к застолью, сразу же пригубил из налитого доверху бокала, смакуя букет. Затем посмотрел сквозь ажурное стекло на свет, любуясь игрой красок, и допил оставшуюся драгоценную влагу одним глотком. Ели медленно, смакуя вкус и молча. Ролл первым прервал трапезу и нарушил затянувшееся молчание.
  "Я собрал вас здесь, друзья мои, - начал он, отодвигая свою тарелку, - чтобы обсудить некоторые вопросы, назревшие со дня нашей последней встречи. Мы знаем, что рош Лочан (при этих словах все невольно скосили глаза на пустующее кресло) успешно внедрился в группу Дассана. Более того, поскольку на коттедж Бастарда было совершено нападение, и установка уничтожена, у Канина теперь практически нет возможности вычислить Лочана под комуфлирующей аурой. Это обстоятельство значительно повышает шансы на успех нашего предприятия"
  "А что известно о нападении? - тут же вклинился рош Девдас, с хрустом надкусывая карамелизированную грушу. - Кто мог отдать столь несвоевременную команду?"
  "Это нам ещё предстоит уточнить, - строго парировал ролл. - Формально приказ об изъятии установки отдал один из руководителей Энского ЭКОРА, но поскольку она была не похищена, а уничтожена, возник ряд вопросов. Посланные на замещение курсанты не вернулись. Отдавший приказ заместитель Магистра скрылся в неизвестном направлении. Узнать, почему приказ не был выполнен, пока невозможно. Но мы над этим работаем"
  Уловив недоверчивое выражение на красивом лице рош Девдаса, он добавил вслух, жёстко и категорично:
  - Его ищут, эфир постоянно прослушивается, но, скорее всего, этого человека уже нет в живых.
  Девдас понимающе кивнул. Индражит, криво усмехнувшись, щедро плеснул в свой бокал драгоценного напитка.
  "Далее, - продолжил ролл, - через две недели группа Дассана должна приступить к операции. Двадцать второго сентября - ни днём позже или раньше - они начнут пешее восхождение на Священную гору"
  "А может, они просто сразу переместятся на вершину?" - усмехнулся Индражит, опрокидывая следующую рюмку вина.
  "Вы запамятовали, дорогой рош Индражит, что на Священную гору нельзя взойти иначе, как пешком, - открытая улыбка Девдаса прямо-таки излучала спокойствие и доброжелательность. - Кроме того, им придётся выбрать правильную тропу. Если выбор дороги будет неверным, они вообще не попадут на вершину"
  "Неизвестно также, можно ли будет использовать метафункции внутри горы, - напомнил ролл. Он скатал шарик из чёрного хлеба, вдохнул его запах и медленно опустил в рот. - Мы предполагаем, что слаженный общий метаконцерт включит генератор, но мы не можем быть полностью в этом уверены. Прошлая попытка воспользоваться метафункциями внутри горы привела к гибели двоих из нас"
  "Вот именно, - кивнул рош Индражит, запуская два пальца в блюдо с жирными креветками в сливочном соусе. - Неизвестно, сыграло ли роль использование метафункций, или нечто другое прервало жизнь ролла Осира и роллы Изольды. Поэтому мы можем только предполагать, что ожидает того, кто войдёт внутрь Священной горы в назначенный день и час"
  "Может быть, пока Дассан пребывает на ЗФИ, попытаться связаться с рош Лочаном и узнать, что произошло в коттедже? - очаровательно улыбаясь, предложил рош Девдас. - По крайней мере, мы сможем узнать, был ли приказ уничтожить установку или курсанты уничтожили её, так сказать, в процессе нападения. Над коттеджем до сих пор висит защитный купол, и нет возможности пробиться туда для оценки реальной обстановки. Разве что выпотрошить одного из этих новоявленных чхандасов, когда он покинет пределы купола"
  "Вы забываете о присутствии в коттедже Василиска, - перехватил инициативу рош Индражит. - Если он прознает о нашем контакте и доложит Дассану, то последний может попросту уничтожить Лочана. К нашему глубокому сожалению. То же касается выжимки информации у обитателей коттеджа. Перед метаконцертом обязательно обнаружится, что кто-то чужой шарил в черепушке одного из них, и тогда беды не оберёшься..."
  "Глупости, Индражит, - перебил ролл. - Дассан не способен причинить вред нашему безопаснику. Самое большое, что он может сделать, это отстранить рош Лочана от проведения ритуала"
  "Ну да, заморозив его на несколько суток или превратив в неподвижную статую" - промурлыкал Индражит, отправляя в рот очередную креветку.
  "Пытаться силой добыть информацию о нападении крайне неразумно, - подчеркнул ролл Индерпал. - Следует просто постоянно прослушивать эфир на частоте каждого из чхандасов, тогда раньше или позже они и так нам выдадут всё"
  "Согласен, - откликнулся Девдас. - Прослушку беру на себя. Собственно, мои люди и так отфильтровывают информацию на каналах чхандасов, и не только"
  "Предоставим Лочану действовать самостоятельно, - решил ролл Индерпал. - Вряд ли его жизни сейчас что-то угрожает. Наша задача - не вмешиваться в ход метаконцерта до последнего момента. И предупредить своих людей от необдуманных поступков. Всем ясно?"
  Улыбчивый Девдас просто кивнул. Индражит удовлетворённо крякнул, проглотив содержимое очередного бокала, что можно было с некоторой натяжкой принять за согласие.
  "Следующий вопрос, - проронил ролл. - Арктическая зона вновь находится в фокусе внимания крупнейших мировых держав. По мнению наших экспертов, уже в самое ближайшее время её территория может стать местом ожесточенных межгосударственных конфликтов"
  "Очередной Арктический форум? - встрепенулся рош Девдас. - Я как раз собирался присутствовать. Князь Монако в прошлый раз составил мне отличную компанию..."
  "Ну да, - перебил рош Индражит, - а мне с Махавиром и Навином пришлось погранцов курировать, чтобы организовали для вас путешествие на собачьих упряжках с белыми медведями, чёрной икрой и летающими над головой самолетами с федералами!"
  "Зато князь остался очень доволен, и с тех пор считает себя великим покорителем Арктики. Он получает приглашения от правительства России на каждый форум, в этот раз - тоже, - рассмеялся Девдас, показав улыбку на все тридцать два ослепительно белых зуба. - А федералы над нашими головами кружили, кружили и даже не заметили, как ювелирно сработал Скульптор..."
  "Оставьте, Девдас, - поморщился ролл Индерпал. - Сейчас не до шуток, поскольку мы в ближайшем будущем можем оказаться втянутыми если не в войну, то в международный конфликт. Территория восставшей из океана Орианы окажется в пределах двухсотмильной экономической зоны интересов России. Учитывая, что эта часть Арктики также находится в международной юрисдикции, нам предстоит нешуточная борьба за независимость!"
  "На последнем форуме из уст президента России прозвучало, что континентальный шельф Арктики может содержать около четверти всех шельфовых запасов углеводородов в мире, - осторожно напомнил рош Девдас. - Мы как раз окажемся владельцами спорной территории. Вы же помните, как в девятьсот девятом Канада, тогда ещё доминион Британской империи, отрезала сектор от крайних точек своего побережья к Северному полюсу?"
  "Свои куски от арктического пирога резали все, кому не лень, - усмехнулся рош Индражит. - США, Дания, Норвегия... А СССР, тот вообще лихо развернул на карте целый веер полярных владений от Кольского полуострова до Чукотки. Даже финны, у которых нет ни кусочка арктического шельфа, и те сегодня лезут сюда со своими экологическими претензиями!"
  "Вся эта мышиная возня до последнего времени велась всего лишь из-за островов, - вмешался ролл. - А океан, укрытый толщей льда и почти не пригодный для мореплавания, никому, кроме учёных, не был нужен. Но если Северный морской путь освободится ото льда, найдётся много охотников изменить путь судов, минуя Суэцкий или Панамский каналы. И эту дорогу будем контролировать мы. Правда, для этого нужно приложить немало усилий..."
  "Да уж, Скульптор без работы не останется, - хищно ухмыляясь, заявил Индражит. - Если Дассан совершит чудо, на Европу и Америку придётся столько катаклизмов и ураганов, что им некогда будет совать нос в наши дела. Ну, а России придётся потесниться, или мы подвинем её сами. В конце концов, правительство будет нашим, остальных легче купить, чем воевать с ними"
  "А если не согласятся? - вставил рош Девдас, поднимаясь из-за стола.
  "Достаточно устроить заварушку в Нигерии или Венесуэле, чтобы цены на нефть взлетели до небес, - успокоил рош Индражит. - А потом страны ОПЕК с нашей подачи согласятся увеличить квоту на добычу, и Россия окажется в проигрыше!"
  "Ну да, цены-то кувыркнутся резко вниз" - согласно кивнул Девдас.
  "Скульптора пригласите ко мне через три дня, - изрёк ролл. - Для него есть работа. Мало сменить мозги некоторым ярким международным политическим деятелям или представителям высшего света типа князя или новоявленных князей и герцогов. Нужно подрывать общественное мнение внутри России, поскольку она, как ни крути, первой предъявит свои территориальные претензии. Займитесь вопросами идеологии, Девдас. Не мне вас учить - стоит еще раз сытно подкормить оппозиционные партии всяческих грантоедов, чтобы больше вопили о том, что Россия в таких границах становится неуправляемой. Пускай повопят о том, что нет ничего страшного в развале страны по духовному признаку. А под этим соусом добавлять, что Арктика - не вотчина россиян, а территория-заповедник. Нужно организовать побольше высказываний на телевидении, в прессе, на международных форумах от известных российских ученых о полной передаче Арктики под международный контроль"
  "Но тогда мы окажемся, в конечном итоге, втянутыми в разборку со многими государствами" - попробовал возразить Девдас.
  "Вот именно", - подтвердил ролл. Его тонкие сухие губы попытались воспроизвести какое-то подобие усмешки, но выражение глаз оставалось всё таким же жёстким. - Пока они будут обвинять друг друга в двойных стандартах, поливать грязью и апеллировать в международные инстанции, мы преспокойно передушим этих мелких шавок или заставим их правительства плясать под свою дудку. И тем самым возродим нашу Родину. А вопросы международной политики будущей Орианы будем решать после метаконцерта группы Дассана. Итак, подведём итоги. Рош Девдас отправляется на форум в компании князя и организовывает встречи нужных людей со Скульптором. Индражит, вы как всегда, прикрываете его и следите, чтобы очередная операция "замещения" прошла успешно. И предупреждаю - никакой самодеятельности. Все до поры до времени должны оставаться в неведении относительно того, что основания для пересмотра арктического статус-кво уже реально назрели"
  "Вот что значит делать хорошую мину при плохой игре!" - не удержавшись, самодовольно выдал Индражит.
  "В плохую игру неинтересно играть, - вклинился Девлас. - А наша мина, раньше или позже, обязательно взорвётся!"
  "Взрыв должен произойти не раньше или позже, а точно в срок, - поправил ролл, вставая из-за стола. - И это на сегодняшний день наша главная задача"
  Через несколько часов яхта, приняв на борт команду, снялась с якоря и понеслась в сторону открытого океана. Пустынный атолл стремительно уменьшался, и вскоре в синеве виднелся всего лишь крохотный кусочек суши, окаймлённый зеленью. Да и тот вскоре пропал с глаз.
  
  Симагин, как и предполагал Дассан, провёл беспокойную ночь. Если можно назвать "ночью" отрезок времени, когда полагалось спать, хотя за окошками всё также белел свет. Он ворочался с боку на бок, чертыхаясь на мерный храп спящего на своей кровати внизу Витьки. Встреча с Каниным не шла из головы. Он прикидывал и так, и эдак, но не мог определиться, что же ему теперь делать. Принять предложение Дассана - значит, иметь потенциальную возможность помочь и своей стране, и, что важнее всего - своей семье. Но имелся риск погибнуть. И тогда две звезды, которые светили ему теперь, останутся одинокими и никому не нужными. Отказаться - значит, упустить шанс изменить мир к лучшему и, в случае сильного катаклизма, не иметь возможности спасти близких.
  То, что в мире назревают крупные перемены, было очевидно. Дассан не отступится от задуманного, тем более что сейчас его поддерживает столько сильных оперантов. К тому же, как он признался, у операции есть и другие цели. Какие? Если в ряды команды Дассана встали Мария, Иванов, Репин и даже Дворкин, значит, они знают нечто такое, о чём пока неизвестно ему, Симагину. А если Канин просто обводит всех вокруг пальца, если экспедиция к потухшему вулкану вовсе не попытка изменить Арктику, а нечто другое? Тогда что? Сокровища? Алексей сам улыбнулся своим мыслям. Нет, Дассану доступны такие богатства - только протяни руку. Он ведь сквозь стены ходит, и пространство в сотни километров преодолевает в один миг. Да я и сам теперь могу добыть столько золота, сколько захочу! Дело не в золоте и деньгах. Но в чём? Что же делать, на что решиться?
  Так ничего не придумав, Алексей забылся в беспокойном тревожном сне.
  
  Утром по дороге в столовую он нос к носу столкнулся с Марией. Девушка шла ему навстречу вместе с двумя незнакомыми мужчинами.
  - Маша, я чертовски рад тебя видеть! - обрадовался Симагин.
  - Я тоже, - скупо улыбнулась в ответ Мария. Она протянула ему руку, которую Алексей осторожно пожал в ответ.
  - Это Михаил, это Сева, - представила она своих спутников. - Знакомьтесь, мой бывший коллега и известный спортсмен Алексей Симагин, чемпион страны по боям без правил.
  - Ну, когда это было, - смутился Алексей.
  - Не имеет значения, награды не стареют, - успокоил тот, кого звали Севой - молодой парень лет двадцати пяти, круглолицый, щупленький и темноглазый. Его напарник согласно кивнул. Он выглядел лет на сорок, а может солидности ему придавала густая русая борода и усы. Плотного сложения, высокий и статный, с длинными курчавыми волосами, он напоминал былинного героя. За спиной у него торчало дуло винтовки, а на поясе висел солидных размеров нож.
  - На белого медведя, - пояснил он, проследив за взглядом Алексея.
  - Наш Миша любого здешнего мишку на обе лопатки уложит, - похвастался Сева. - На его счету уже восемь штук.
  - Вы убиваете белых медведей? - немало удивился Симагин.
  - Только в крайних случаях, - ничуть не смутившись, ответил бородач.
  - Насколько мне известно, они занесены в Красную книгу.
  - Знаешь, парень, - хмыкнул Сева, - мы здесь, как ни крути, на краю света. Закон, как говориться - тайга. Только у нас тут покруче тайги глухомань. А что, начальство в курсе, оно нам самолично квоту на отстрел устанавливает. В общем-то, мы и сами знаем, что нельзя мишек стрелять, что их положено фальшвейерами отпугивать, но им когда жрать невмоготу, эти фальшвейеры пофиг. - Увидев осуждение в глазах Симагина, Сева обиженно добавил: - Да они совсем оборзели, эти белые разбойники! Лезут на станцию, крушат буи и вышки, иногда даже в поселок заходят. А на прошлой неделе у погранцов все запасы в сарае разворошили. Сгущёнку, подлецы, любят. Тушёнку оставили, а сгущенку погрызли. И как они только банки с ней определяют? Банки-то не пахнут?
  На лице Симагина читалось явное недовольство, Михаил попытался его успокоить:
  - Да ты не думай, что мы здесь популяцию белого медведя хотим на корню истребить. Восемь штук - это за восемь лет моего пребыванияч здесь. Естественная, так сказать, убыль...
  Мария махнула своим спутникам, мол, идите, догоню, а сама осталась с Симагиным.
  Стараясь не показаться навязчивым, он всё же не мог удержаться, чтобы не рассмотреть её получше в новом, так сказать, для себя свете - как одну из представительниц дасов. Перейдя на ментальное зрение, сразу же отметил, что аура Марии ничем не отличается от обычной, какая бывает у здоровых и молодых людей. Значит, она умело скрывает свою принадлежность к роду чистых оперантов. Или ауры дасов ничем не отличаются? Дассан ведь не в счет, он не имеет тела. Девушка выглядела чуть бледнее, чем всегда. Но в остальном оставалась такой же, какой Алексей запомнил её по ЭКОРу. Только чёрную униформу сменила теперь на меховую курточку, брюки, вязаный свитер под горло и высокие замшевые сапожки.
  - А ты почти не изменилась, даже красивее стала, - попытался сделать комплимент Симагин. Но поскольку Мария никак не отреагировала, сразу перешел к делу: - Маш, Дассан мне вчера рассказал...
  - Не надо, - тут же перебила его Мария и враз перешла на ментальную связь: "Лучше, если мы будем вслух беседовать ни о чём, не упоминая имен и дат. Всё, что ты захочешь мне сказать, я и так прочту в твоей голове"
  "Даже если я поставлю ментальный щит?" - также перешел на приватную связь Симагин.
  "Не стоит, - усмехнулась Мария и взяла его под руку. - Идём на завтрак? Если ты поставишь мысленный щит, я не проникну сквозь него. Но могу попытаться взломать, и тогда тебе будет больно, очень больно. Но я не собираюсь сбивать твои щиты, если увижу, что ты хочешь от меня закрыться, не переживай по этому поводу. Каждый человек имеет право если не на частную жизнь, то хотя бы на частные мысли. Погодка сегодня просто отличная, после завтрака мы можем прогуляться в посёлок. Если ты решишь войти в нашу группу, отец просил ввести тебя в курс дела. Здесь, на острове, мы с ребятами отрабатываем отдельные связки метаконцерта. Каждый из участников будет играть свою собственную партию. А потом, когда прибудут остальные, сыграем общую оранжировку"
  "Дассан сказал, что у меня есть время подумать" - мысленно напомнил ей Симагин, и повел Марию к зданию столовой.
  "Время у тебя есть, но немного, - тут же предупредила девушка. - Мы уже подстраиваемся друг к другу ментально. И чем раньше ты начнешь с нами работать, тем легче тебе будет вписаться в наш виртуальный хор"
  "А если я все-таки откажусь?" - рискнул спросить Алексей.
  "Тогда сделай это поскорее, - тут же отозвалась Мария. - У нас и без тебя есть люди, которые помогут включить генератор и спасти планету. Но тогда на нашу помощь ни ты, ни твоя семья не вправе рассчитывать. И те возможности, которые ты получил от нас, станут тебе недоступны".
  "Угрожаешь стереть память? Небось и мини-ТОРС в кармане припрятан?" - криво усмехнулся Алексей.
  "Просто предупреждаю, - успокоила Мария. - Извини, как говорят, ничего личного. Просто мы не можем ставить операцию под угрозу. Для того, чтобы ментально вычистить твою память или начисто лишить тебя метафункций, мне ТОРС не понадобится. Но я всё-таки рассчитываю, что ты будешь с нами"
  Они вошли в столовую и взяли каждый по подносу. Симагин обменивался кивками и пожеланиями хорошего дня с теми, кого уже знал. Мария также улыбалась и кивала знакомым. Алексей взял себе чашечку кофе и плавленный сырок - есть после вчерашнего плотного ужина совсем не хотелось. Мария не скромничала, наложила полный поднос еды и напоследок прихватила несколько горячих сладких пирожков, которые только что вынесли в зал.
  Они сели за отдельный столик в дальнем углу.
  Симагин не спеша отпивал обжигающе горячий напиток и мучительно раздумывал. Он уже понял, что никто с ним шутить не собирается, и в случае отказа он опять может забыть всё. И всех.
  "Да не переживай ты так", - раздался в голове короткий смешок девушки, с аппетитом поглощавшей еду.
  Алексею вдруг подумалось:
  "А ведь удобная штука - мысленное общение. Можно говорить и даже смеяться с набитым ртом, не рискуя подавиться при этом".
  "Ты прав, Лёша, - уловила его мысль девушка и снова хохотнула, - очень удобная. И это не самое главное из твоих умений и возможностей - уже приобретённых и тех, которые ожидают тебя в недалёком будущем. Ты даже не представляешь, каким всемогущим ты можешь стать!.. Но не буду так пошло и тупо соблазнять тебя пряниками и агитировать за советскую власть. Сам взвесь все за и против, а потом выбери оптимальный вариант. А можешь... ничего не взвешивать, просто прими предложение Дассана. Поверь, такие предложения делают не часто и далеко не каждому. Честно признаться, я тебя не понимаю, Симагин, - Мария чуть раздражённо тряхнула головой. - Когда работал в ЭКОРЕ, ты ведь дал согласие помочь отцу без каких-либо колебаний"
  "Георгий Фомич рассказал мне, приведя неоспоримые доказательства, что нашей планете грозит опасность, причём события будут развиваться катастрофически быстро. Особый удар придется на Север, а потом может затопить половину территории нашей страны. И ещё он пояснил, что эту цепную реакцию можно предотвратить или хотя бы отсрочить на неопределенное время, включив генератор"
  "Всё так, и мы - с тобой или без тебя - скоро включим этот генератор, - подтвердила Мария. - Что тебя смущает теперь?"
  - Да вроде ничего, - вслух сказал Симагин. А про себя подумал, выставив самый сильный мысленный щит, чтобы Мария не могла прочесть сумятицу его мыслей.
  "А если Земле ничего не угрожает? Если, включив генератор, мы активируем процессы, которые станут нам неподвластны? Может, моя задача не помочь, а наоборот, помешать дасам изменить наш мир? Но если я буду в стороне от процесса, то последствия станут необратимыми, а я лишусь... нет, меня банально лишат возможности хоть как-то повлиять на ход событий"
  - Сколько времени тебе нужно для окончательного решения? - произнесла вслух Мария, пододвигая к себе большую кружку дымящегося чая.
  "Ничуть не изменилась, - констатировал Алексей. - Как всегда, берёт быка за рога"
  - Нисколько, я согласен, - вслух произнёс он. - Я принял решение и вхожу в вашу группу.
  - Вот это деловой подход, - довольно кивнула Мария, - "сегодня выходной, мы отправимся после завтрака в поселок, познакомлю тебя с остальными участниками группы. Эту неделю мы репетируем вместе, а потом вернется отец с остальными, и у нас будет ещё неделя для подготовки в полном составе. Надо, чтобы притирка прошла полностью. Затем мы проведём генеральную репетицию метаконцерта. Кроме того, в свободное от работы время надо будет исследовать подступы к горе Меруну"
  - А кем ты здесь, на ЗФИ устроилась? - вслух спросил Алексей.
  - Также как и ты, участвую в надзоре за ликвидацией загрязнений. Только от другой фирмы.
  "А твоё внезапное появление здесь не вызвало ни у кого вопросов?" - осторожно поинтересовался Симагин.
  "Ну что ты, - успокоила его Мария. - Всё под контролем. Капельку внушения, и меня тут же приняли за свою. Внедрение прошло почти буднично и незаметно. И я также, как и ты, могу свободно передвигаться по архипелагу, не вызывая подозрений"
  - Ясно, - пробормотал Алексей, подумав про себя, что быть оперантом значительно интереснее, и жизнь оказывается многограннее и шире, чем у обычного человека. Расставаться со своим даром (который достался ему отнюдь недаром) решительно не хотелось.
  "А когда..." - замялся Алексей, не решаясь спросить, на какую дату назначен поход к генератору. Впрочем, его мысли были легко прочитаны дочерью Дассана.
  "В день осеннего равноденствия, двадцать второго сентября, - ответила она. - Хотя здесь это звучит, по крайней мере, странно - круглые сутки светло"
  
  Благодаря стараниям тёти Даши, Лизы и Василиска, погром в коттедже, учинённый нападающими, приобретал всё менее угрожающие размеры. Причём в основном, за счёт творческих возможностей Васи. К прибытию Иванова, Репина и Дворкина обгоревшие останки нападающих были уничтожены бесследно, копоть и гарь в лаборатории исчезли вместе с запахом пожара. Василиску удалось даже восстановить несколько разбитых фарфоровых ваз, которые были украшением коллекции тёти Даши, выставленной на всеобщее обозрение в столовой.
  Саша и Димка, которые во время нападения увлеченно играли в комнате на ноутбуке, так и не поняли, что произошло. Лиза предупредила мальчиков, чтобы пока не выходили, потому что взорвался газовый баллон и был небольшой пожар. Мальчики восприняли запрет выходить с энтузиазмом, поскольку это увеличивало время игры на компьютере. Один Рич был в курсе того, что произошло, потому что именно он первым известил о нападении.
  
  Едва "Жигулёнок" вполз в ворота, из дому вышли Лиза и тётя Даша. Впереди них мохнатым шаром скатился по ступеням Рич и рванул к приехавшим с весёлым тявканьем.
  Иванов первым выскочил из машины и обратился к подошедшим женщинам:
  - Мальчики где? С ними всё в порядке?
  - В компьютерные игры сражаются, - успокоила Лиза. - Они даже не знают, что произошло...
  - И хорошо, что не знают, - тут же вмешалась тётя Даша. - Эти изверги в камуфляже и масках кого хошь до смерти напугают, а тут дети. И мои вазы разбили, нехристи. Целых восемь штук. Одно слово - разбойники.
  - Разбойники - это когда благородные, - встрял Изя, который с оханьем выполз из "Жигуля" и подошёл поближе. - А эти, судя по всему, просто грабители с большой дороги, чтоб я так жил!
  - Вам, Израэль Наумович, благодарствую, - величественным кивком поблагодарила тётя Даша. - Если бы вы Василиска не предупредили, эти грабители Бог знает чего ещё наделали бы.
  - Да я собственно... - попытался объясниться Дворкин, но, получив тычок в спину от стоявшего рядом майора, сдался и лишь шаркнул ножкой.
  Василиск вслед за женщинами неторопливо спустился с крыльца. Он подошёл к машине, на ходу обмениваясь с Ивановым и Дворкиным безмолвным диалогом. Кивнул, как бы найдя подтверждение своим мыслям, и заглянул внутрь. Репин отшатнулся, увидев в глазах Василиска, и без того пронзительно-загадочных, яростный отсвет, не предвещавший пленнице ничего хорошего. Ему вдруг стало жаль девушку, принявшую облик Марии. А вдруг она тоже, как и Лиза, была на крючке Кеши и действовала не по своей воле?
  - Что с ней будет? - внезапно севшим голосом спросил он Василиска.
  - Дассан решит, - погасив в глазах пламя, коротко ответил тот. - Давай пока перенесем её в лабораторию. Только я её сейчас назад верну, а то обитателей коттеджа напугаем, - поправился Василиск, оглянувшись на тётю Дашу.
  Репин на миг потерял ориентацию, словно в голове внезапно разорвался яркий фейерверк, когда уловил сильнейший ментальный всплеск, направленный Василиском тонким лучом на лже-Марию. Её лицо под прозрачной оболочкой вдруг затуманилось, покрылось густой подвижной плёнкой, которая зарябила с высокой частотой. Затем тело девушки выгнулось дугой и опало. Она тихо застонала и снова отключилась.
  - Можно вынимать, - равнодушно произнёс Василиск.
  Илья нагнулся над коконом, лицо лежащей там чем-то казалось знакомым, но это явно не была Мария.
  "Определённо я её где-то видел, - подумал он, осторожно приподнимая безвольно лежащее тело. - Вот только где?"
  - Эй, ребята, кто поможет? - рявкнул вслух Репин, раздосадованный, что никак не может вспомнить, откуда знает эту женщину. Горшечкин резво подбежал, чтобы помочь, поскольку Василиск, брезгливо сплюнув, отошел от машины и пошёл навстречу тёте Даше.
  Репин с Горшечкиным осторожно вытащили кокон с пленницей из машины и опустили на землю. Тетя Даша глухо охнула, издалека разглядев в прозрачной оболочке лицо незнакомки, и вцепилась в Василиска.
  - Боже мой, что эти изверги с ней сотворили?! - запричитала она. - Ещё одна смерть в этом доме!
  - Ничего страшного, она просто в обмороке, - Василиск аккуратно оттеснил тётю Дашу в сторону и кивком указал Репину и Горшечкину на крыльцо. - Мы её сейчас в лабораторию отнесём. Хозяину я уже сообщил, он вот-вот появится и примет меры.
  - Ну да, ну да, - пробормотала тётя Даша. - Георгий Фомич лучше всяких докторов в этих делах разбирается. Вот когда у меня был перелом шейки бедра, он меня за три дня на ноги поставил.
  Под строгим взглядом Василиска Илья и Сергей потащили свёрток с девушкой к дому. Дворкин попытался было им помочь, ухватив сбоку, но, поняв, что в его услугах не нуждаются, отошёл в сторону.
  - Дарья Ивановна, надеюсь, из-за нападения грабителей ужин не отменяется? - вкрадчиво поинтересовался майор, подойдя к тёте Даше. - А то мы тоже, можно сказать, проявили себя в посёлке должным образом. И теперь, после драки, хотелось бы подкрепиться. Найдётся ли у вас чего-нибудь посущественней для бойцов невидимого фронта?
  - Найдётся, - улыбнулась в ответ экономка. - Эти антихристы весь третий этаж разворотили, а первый и второй не пострадали, и погреб тоже. С неба, что ли, эти изверги упали? Идём, Лизонька, накормим бойцов. Мужики голодные - злые...
  Иванов насмешливо усмехнулся подошедшему Дворкину - вот, мол, опять твои предсказания не сбылись! Тот пожал плечами и развёл в сторону руки.
  Втащив кокон на крыльцо, Илья и Сергей осторожно опустили его, чтобы открыть двери. Здесь было светлее, чем во дворе, и Репин ещё раз внимательно глянул в лицо женщины, пытаясь вспомнить, где же её встречал. Горшечкин, морща лоб, тоже уставился на неё.
  - Это что же такое? - недоумённо покрутил он головой. - Это ж не Мария, да?
  Репин молча кивнул, а Горшечкин вдруг хлопнул себя по лбу: "Ну конечно! Это же она!"
  - Кто? - быстро спросил Илья. - Ты её знаешь? Мне кажется, я её где-то видел, но вот вспомнить не могу...
  - Да это же...
  Горшечкин не успел договорить, как дверь с грохотом распахнулась, и из неё на крыльцо вылетели Сашка с Димкой. Мальчики едва не упали, споткнувшись о лежащий по ногами свёрток.
  - Ого! - закричал восторженно Сашка. - Тётенька завёрнутая! Как в цирке! Она живая?
  Горшечкин и Репин одновременно кивнули.
  - А я её знаю! - тут же вскрикнул Димка и на всякий случай спрятался за Сашу. - Это тётя Элла! Она со мной в пионерлагере жила, когда меня украли!
  - Вот оно что, теперь я вспомнил, откуда мне её лицо знакомо! - обрадовался Репин.
  - Она мне от ворот поворот в ЭКОРе дала, - чуть помедлив, признался Горшечкин. - Я её из тысяч узнаю, такая красивая и такая подлая!
  - А тетя Элла со мной в футбол играла и сказки мне на ночь рассказывала, она не подлая, а хорошая, - вставил Димка. - Просто меня и её дядя Лева и дядя Миша охраняли. - А кто её усыпил?
  - И чего она завёрнутая лежит? - тут же заинтересовался Сашка.
  - Бегите к отцу, мы тут сами управимся, - послышался недовольный голос голос Василиска.
  Мальчишки молча слетели с крыльца и помчались к родителям.
  
  Дассан появился на пороге столовой в конце ужина, когда утолившие голод и отяжелевшие от вкусной трапезы "бойцы невидимого фронта" доедали пирог с брусникой, запивая его клюквенным морсом.
  Позади него шла Элла, ещё бледная, с синевой вокруг глаз. Свои роскошные белокурые волосы она уже успела привести в порядок, и теперь, несмело улыбаясь, разглядывала сидевших за столом.
   Василиск метнул в её сторону единственный мимолётный взгляд и тут же притушил пламя, исходящее из ярко-синих глаз. Иванов приветственно помахал им рукой. Горшечкин, помня свой провал на любовном фронте, молча уткнулся в тарелку. Репин внимательно на неё посмотрел, гадая, помнит ли она их недавнюю встречу в пионерлагере и схватку в коттедже.
  Канин окинул сидящих за столом оценивающим взглядом, кивнул каким-то своим мыслям, и негромко произнёс:
  - После ужина прошу подняться наверх, в лабораторию. Это касается Репина, Иванова и вас, Дворкин. Даша, накормите Эллу, она переночует у нас, а завтра поедет домой. Василиск, выйди со мной на минуту.
  Элла спокойно села на своё место за стол, между Репиным и Горшечкиным. Тётя Даша поставила перед ней тарелку. Лиза молча поднялась, окинула Эллу ненавидящим взглядом и, отодвинув стул, вышла из комнаты.
  Рич, ворвавшийся в открытую Каниным дверь, внезапно огласил комнату отрывистым лаем.
  - Рич, иди во двор! - строго приказала тётя Даша. - Ты хоть и герой сегодня, но в столовой тебе не место. А свою порцию ты уже получил.
  Пёс упирался, заливисто лая, пока Иванов не послал ему мысленный приказ: "Пошёл вон!"
  Рич присел на задние лапы, обиженно покрутил кудлатой головой и, ещё раз гавкнув напоследок, покинул столовую. Вслед за ним вышли Дассан и Василиск.
  "Как ты думаешь, она нас помнит?" - обратился на приватном канале Репин к Иванову.
  "А чёрт её знает. Надеюсь, Дассан прочистил ей мозги, иначе оставлять её в коттедже даже на ночь было бы опасно", - ментально ответил майор и уже вслух, обращаясь к Элле, сказал:
  - Сударыня, у меня такое ощущение, что мы с вами где-то встречались.
  - Вряд ли я теперь кого-то вспомню, - смущённо улыбнувшись, ответила та. - Георгий Фомич сказал, что у меня амнезия, потеря памяти от сильного удара. Он посоветовал начать жить заново и больше не попадать в автокатастрофы.
  
  "Стоило ли оставлять её в живых?" - спросил Василиск, едва они вышли за дверь.
  "Думаю, так будет лучше, - проронил Дассан. - Возможно, она ещё пригодится, она тоже чхандас. Завтра отправишь её в Красноярск и устроишь работать к Сан Санычу"
  "Воспоминания полностью стёрты и не вернутся?" - на всякий случай уточнил Василиск.
  "Она помнит детство, юность и всё, кроме того, что ей знать не положено. Я даже оставил кое-какие ментальные способности, которые были у неё от природы" - пояснил Канин.
  Василиск прикрыл глаза в знак согласия.
  "Займись куполом, пока я буду с ними в лаборатории" - добавил Дассан. Его плечистая фигура стала таять в воздухе, теряя очертания тела, пока не растворилась полностью.
  
  - Запомните, вы - не супермены, - выдал Дассан, когда очередное занятие подходило к концу. - Хотя некоторые из вас способны взглядом прожечь любую преграду, словно лазером, а противника за считанные секунды превратить в головешку. Хотя ваша кожа по желанию может становиться крепче костной ткани, а мускулы приобретать твёрдость легированной стали. Умение левитировать, летать, предсказывать будущее и читать прошлое, видеть предметы изнутри, слышать лучше животных, иметь иммунитет акулы или способность отращивать органы подобно простейшим - всё это ещё не делает вас суперменами. Мы называем вас чхандасами, но до настоящих дасов вам далеко, между нами миллионы лет эволюции. Однако нас объединяет нечто общее - умение мыслить, а также анализировать информацию и делать из этого выводы. При этом совершенно не важно, кто из вас здоровее или сильнее, или обладает более совершенным телом. Когда приходит час действовать - выигрывает тот, у кого лучше работает мозг и кто крепче духом.
  Прежде всего, вам следует научиться мыслить правильно - то есть, уметь анализировать факты и находить верные решения. При этом следует учитывать, что мы, дасы и чхандасы, отличаемся от животных не только способностью мыслить (этим грешит всё человечество), мы пытаемся дать тому, что происходит или тому, что мы наблюдаем, разумное объяснение.
  Мы выбрали вас из большого количества людей, поскольку вы обладали некоторыми ментальными способностями. Выбрали и многократно усилили ваш потенциал. Но вы должны быть готовы к тому, что обычные люди в большинстве своём будут вас ненавидеть - потому что человек, пытающийся сделать кого-то своей марионеткой, вызывает у объекта управления стойкую ненависть. Учитесь скрывать свои способности и не применяйте их, по мере возможности, во зло. Иначе этот бумеранг неизбежно вернётся к тому, кто его запустил.
  Дассан остановился и обвёл взглядом присутствующих.
  Репин сидел прямо, сжав губы, и смотрел мимо, будто пытаясь увидеть нечто за стеной лаборатории.
  Иванов, скрестив руки на груди, "ел" его взглядом, словно командира на плацу.
  Дворкин беззвучно шевелил губами, повторяя одну и ту же фразу: "Нет, вы имеете себе такое представить?"
  - Говорят, людям надо позволять совершать ошибки, иначе они никогда ничему не научатся и не сумеют сами стоять на ногах, - продолжил Канин. - Мы с вами не имеем права на ошибку. Не в этот раз. Потому что второго случая у нас просто не будет. И напоследок, - уже весёлым тоном произнёс он. - В последнее время я только и делаю, что пытаюсь вправить вам мозги, попутно вывихивая собственные. Последнее занятие сегодня ночью - общий сеанс ментальной связи. С завтрашнего дня вы будете работать на Земле Франца Иосифа в полной группе.
  - Завтра?! - встрепенулся Дворкин. - Я извиняюсь очень сильно, неужели завтра? Ну как же ж так... - в его глазах заплескалась паника.
  - Молча, Изя, - одёрнул его майор, - молча. Или у тебя предчувствия нехорошие?
  Ясновидящий тяжело вздохнул.
  - Ты кого-то хоронишь? - усмехнулся Андрей.
  - Да себя, - с досадой отозвался Дворкин. - И не раскачивайте мне нервы, и так на душе погано!
  - Неужто всё так плохо? - с тревогой спросил Илья.
  - Надежды нет только у мёртвых, - оборвал майор.
  Изя открыл рот, чтобы сказать о своих предчувствиях, но не успел. Дассан резко вскинул ладонь, и пространство комнаты пропорола ярко-алая молния, ударившая в пол прямо перед ними. Дворкин отшатнулся, остальные остались на местах. Обнажённая аура Канина ещё несколько секунд висела в воздухе, а потом растаяла, оставив после себя запах приближающейся грозы.
  - АД к выполнению задания готов, - еле слышно пробормотал майор.
  
  14.
  Отряд десантировался на побережье острова точно в намеченное время.
  Десантники из группы, которая работала на ЗФИ, спокойно и деловито вышли из внезапно открывшегося воздушного коридора друг за другом стройной шеренгой. Замыкала строй Мария, она же и захлопнула за собой пространственный тоннель.
  Группа Дассана, которой пришлось преодолеть более солидное расстояние с материка, десантировалась после них двумя партиями. Вначале пространство методично выплюнуло на кромку прибоя Василиска, Иванова и Репина, затем Дассана, Дворкина и Горшечкина.
  Дассан мгновенно закрыл свою пылающую ауру кожным покровом и "выросшей" одеждой, затем шагнул в сторону, пропуская остальных. Иванов, который лично помогал Дассану поддерживать переход, выглядел словно генерал, выигравший сражение, - донельзя гордый собой. Репин вышел сосредоточенный и внешне спокойный, и тут же поискал взглядом Марию. Девушка, судя по всему, давала последний инструктаж своей группе и не обратила на него внимания. Илья вздохнул и обернулся назад - как там Изя?
  Дворкин на все четыре конечности выпал прямо на прибрежный гравий, словно куль из повозки, рассмешив десантников обеих групп.
  - Эх, Изя, Изя, ну что ж ты такой неловкий! Зарядку по утрам делал хотя бы, - притворно вздохнув, произнёс Иванов, вызвав ещё больший смех у окружающих.
  Горшечкин, который во время перехода следовал строго за Дворкиным, при выходе наткнулся на ясновидящего, попавшего ему прямо под ноги, и кубарем покатился по прибрежному гравию. Смех зазвучал ещё громче.
  - Ну вот, ещё один, рождённый ползать! - хохотнул майор, подавая руку упавшему. Горшечкин оттолкнул протянутую руку и резво вскочил на ноги, едва не сбив Иванова с ног.
  - Серёга, ты чего, шуток не понимаешь? - пробормотал майор и оглянулся на Илью.
  - Да ладно, вам, - примиряюще вздохнул Илья. - Мы на такое дело идём, а вы... Ещё подеритесь, - он протянул руку Дворкину, и тот крепко ухватился за неё.
  Горшечкин, фыркнув, отошёл и встал рядом с Василиском, не желая даже смотреть в сторону недавних друзей.
  "Чего это он, а? - обратился Иванов на приватном канале к Илье. - Совсем одурел в последнее время, на своих кидается. Может, вы его перелечили?"
  "Лечение прошло нормально, - успокоил Репин, который по указанию Дассана учился применять свои творческие и целительские способности как раз на Горшечкине. - Это он просто перед операцией нервничает"
  "Так дай ему ещё пару пилюль, чтоб затолкнул свои эмоции куда подальше, - обиженно буркнул майор. - Вчера вечером он тоже в коттедже бузил"
  "Почему ты мне не сказал?" - возмутился Илья.
  "А что, я должен тебе о каждом его бзыке докладывать? - тут же возразил Иванов. - Твой пациент, ты и лечи. А то потом сам не рад будешь, если у него крыша поедет!"
  "Ладно, вернёмся, я его ещё раз проверю и постараюсь уменьшить возбудимость" - пообещал Репин и направился к Василиску и Горшечкину.
  Поднявшись на ноги, Дворкин стряхнул с колен мелкие камешки и, охая, огляделся вокруг.
  - Тут вам не здесь, - выдохнул он, оглядываясь вокруг. - Это ж надо ж же красотища какая!
  А поглядеть было на что. Небольшой по размерам остров был весьма живописен. Чёрно-серая прибрежная полоса гальки метров двадцати шириной переходила в скопище остроконечных камней, нагромождённых друг на друга в хаотичном беспорядке. Словно какой-то неизвестный великан набросал их пригоршнями, практически перекрыв доступ к высившийся посреди острова чёрной горе со срезанной вершиной в белой шапке снега.
  На фоне тёмно-голубого неба, плотного, без единого облачка, и зеленовато-голубого моря с вкраплениями белых льдин, гора казалась мрачной и будила тревожные чувства у всех прибывших. Десантники с любопытством оглядывали ощетинившееся камнями подножие, подспудно отыскивая проход наверх.
  - Смотри-ка, Симагин! - подтолкнул локтем Илью подошедший ближе Андрей.
  - А этот что здесь делает? - изумился Репин. - Вроде недавно говорил, что хочет жить спокойно с семьей в стороне от всех проблем. И на тебе!..
  - Ну и славненько, - рассудил Иванов, невольно покосившись на Горшечкина, - одним нормальным мужиком больше в нашей команде!
  Оба - Иванов и Репин - одновременно шагнули навстречу бывшему экорейнджеру и протянули ему руки. Алексей тоже рад был их видеть - рукопожатия вышли крепкими и дружескими.
  - Все помнят, что вблизи горы ваши способности созидания и разрушения не действуют? - строго предупредил Дассан. - Ещё раз повторяю, никаких попыток прощупать породу или ментально сдвинуть камни, чтобы расчистить тропу. До тех пор, пока не войдём внутрь. Иначе может случиться непоправимое.
  - А может, хоть подлетим поближе, это ж почти с километр пешком, - сунулся с предложением Дворкин. - Да ещё вверх карабкаться, вона она какая колючая, гора Чернобога.
  - Нет, - отрезал Дассан, - Я недаром потратил столько времени, изучая остров. Внешняя оболочка горы содержит много серебра с кислородо- и азотосодержащими соединениями, которые состоят из нестабильных ионов и способны к реакции со взрывом. На свету соединения серебра разложились до свободного состояния, что придало ей чёрный цвет, но внутри есть и ещё кое-что, пояснять долго. Главное, вам надо помнить - здесь возможна только ментальная связь, всё остальное - табу. Идём цепочкой, я первый, Мария и Василиск - завершающие.
  - За что боролись, то вам и нате: целая гора из серебра, а может запросто на воздух со всеми потрохами взлететь, - проворчал Дворкин, но послушно встал в строй позади Репина. Иванов решительно шагнул в шеренгу впереди Ильи, а Горшечкин пристроился за Дворкиным.
  
   Издали гора показалась Илье невысокой, во всяком случае, по сравнению с Эльбрусом.
  "В этот раз - не Кавказ, - усмехнувшись каламбуру, подумал он, вспоминая совместную поездку с Мадлен. - Вот закончу здесь дела, может, и на Тибет выберемся. Мадалена всегда мечтала Далай-Ламу увидать. Видела бы она Дассана..."
  Чем ближе подходили к подножию горы, тем чаще приходилось обходить острые скалистые выступы, которые там и тут штыками вырывались из-под снежно-ледяного покрова. Недаром Дворкин обозвал её "колючей". Проплешины разноцветного мха и лишайника отвоевали себе некоторое пространство у подножия, затем шла широкая полоса чёрного каменного пояса, а на округлой вершине лежал вековой лёд. Хотя вокруг синело безоблачное небо, над снежной шапкой горы клубился сизый туман. Густая поросль низкорослых деревцев и кривого кустарника образовывали почти непроходимый живой частокол вокруг подножия, поэтому идти становилось всё труднее. Увязая в сугробах и проваливаясь в ледяные трещины, отряд медленно, но верно прокладывал себе путь.
  Дассан шёл впереди, уверенно выбирая дорогу по каким-то только ему ведомым приметам. Он сворачивал то влево, то вправо, а иногда даже кружил вокруг казалось бы неприметных камней. Отряд, змеёй растянувшись на несколько десятков метров, послушно повторял вслед за ним все петли и зигзаги.
  Преодолев полосу препятствий острых камней, Репин отчётливо увидел под ногами тропу, уходившую спиралью вверх. Он тронул за плечо шедшего впереди Иванова, указывая на узкую утоптанную полоску, не заросшую травой и полностью свободную от снега. Иванов молча кивнул.
  "Та самая тропа! - не удержавшись, выплеснул свои эмоции Илья. - О которой Мария читала в манускрипте"
  "А ты как думал? - хохотнул в голове восторженный отклик майора. - Дассан дорогу знает!"
  "Ну да, - буркнул Илья, - дорогу наверх он точно знает, а вот что будет, когда мы начнём спускаться внутрь?"
  "Не дрейфь, парень, - успокоил Иванов. - Вспомни, как мы в виртуалке у Кеши путешествовали. Считай, здесь почти то же самое. Главное, друг друга держаться, и всё будет пучком"
  
  Спустя четыре часа группа выбралась на вершину. Тропа, пролегавшая тоннелем последние несколько сот метров в сплошном леднике, закончилась у глубокой впадины, доверху забитой снегом.
  Дассан поднял руку, и в головах десантников прозвучала команда:
  "Приготовились. Через пять секунд начинаем увертюру"
  Многократно отрепетированная мелодия метаконцерта за пару минут очистила расселину от снега, обнажив невидимый доселе вход. Казалось, повинуясь неслышной мелодии, каменная арка сама выплыла навстречу десантникам из сизого тумана.
  "Пока всё по плану, - прозвучал в головах голос Дассана, - можно выдвигаться вперёд. Мария, твоя группа спускается первой"
  Девушка молча кивнула, обошла отряд и смело шагнула в проём. Репин проводил её взглядом и до боли сжал руку стоящему рядом Андрею. Иванов намёк понял - где-то в этом месте погибли родители Марии, он сам несколько раз вместе с Ильёй прокручивал в памяти картинку взрыва.
  "Хорошо держится, - уважительно прошелестел майор, - не каждый сможет вот так шагнуть навстречу собственным страхам"
  "Да, - также ментально выдавил Илья. - А я с ней так и не успел поговорить перед операцией..."
  "Ну и ничего страшного, - перебил Иванов. - Зачем ей настроение и веру в себя терять перед метаконцертом? Вот если живы останетесь, тогда между собой разберётесь. А если нет... на то и суда нет"
  "Твоя правда, - нехотя признал Репин, - да только я хотел как лучше"
  "А кто его знает, как лучше, - резонно возразил Иванов, в то же время внимательно наблюдая, как десантники группы Марии один за другим входят под свод каменной арки. - Ну что, кажется, и нам пора"
  Когда у входа осталась группа Дассана, тот подал знак и первым шагнул в каменную арку. Тело его, попав под своды горы, тут же потеряло очертания и улетучилось прямо на глазах. Чёрно-красный прозрачный силуэт джинна из восточной сказки шагнул в сторону и оглянулся на остальных, махнул рукой, приглашая следовать за собой. Иванов поддержал споткнувшегося Дворкина, пропуская вперёд. Следом за Изей шагнул Горшечкин, затем Репин и майор. Дассан на мгновение задержался, пропуская группу, затем его аура резко увеличилась в размерах, заполнив всё входное пространство, заискрилась бегущими серебристыми огоньками и разом пропала, оставив после себя лёгкий запах озона. Майор, оглянувшись, успел разглядеть, как входной проём заволокло багровым светом, на миг вспыхнувшим и погасшим. Чёрная каменная стена встала на месте только что открытого проёма. Выхода назад больше не было.
  К удивлению Репина, темнота в пещере оказалась не абсолютной, она постепенно редела, и через несколько минут молодой человек стал различать тоннель почти круглой формы, который сворачивал, закручиваясь вправо. Вспомнив, что внутри горы можно использовать ночное зрение, он тут же переключился, и всё вокруг тотчас окуталось зеленоватой дымкой. Спустя секунду контуры стали резкими и отчетливыми. Высота тоннеля была чуть больше двух метров, и рослый Илья мог идти по нему, не пригибаясь. Ширина позволяла достать руками до стен. Под ногами по всей длине тоннеля, насколько хватало глаз, порода лежала уступами, складываясь наплывами в широкие невысокие ступени. А может, вовсе не природа, а человек выбил их в скальной породе? Уж очень они были гладкими и одинаковыми. Иванов тихонько подтолкнул друга в спину, потому что они чуть отстали - Дворкин в это время уже заходил за поворот. Илья поспешил за Изей, и в это время в ушах раздался громкий ментальный всплеск, резанувший по натянутым до предела нервам. Кричал Дворкин, надрывно и дико.
  Репин неосознанным ментальным усилием тут же набросил на тело щит из жёсткой чешуи, способной выдержать удар пули, копья или сабли. Краем глаза уловив, что Иванов тоже успел защитить себя подобным образом, Илья бросился вперёд и повернув, резко остановился. Перед глазами предстала довольно объёмная пещера, освещённая белёсым фосфоресцирующим светом, со сводов которой свисали белые сталактиты. Посреди пещеры находился бассейн округлой формы, наполненный белой, как молоко, жидкостью. Группа людей и дасов, которые вошли в пещеру первыми, растянулись вокруг бассейна и беспокойно оглядывались. На общем канале ментальной связи, которым пользовались все десантники, вперемешку с сильным эмоциональным фоном слышны были отдельные возгласы: "Что это было, Мария?!! Где Дассан?! Куда дальше?" и тому подобное. Из пещеры выходили в темноту ещё несколько тоннелей, поуже того, которым сюда вошли десантники.
  Репин взглянул на Марию: она стояла прямо напротив него в диаметрально противоположном направлении и, крепко сжав губы, смотрела в центр бассейна. Илья решил зачерпнуть жидкости и перегнулся через невысокий каменный бордюр, ограждавший его. И тут же по нервам ударил ментальный окрик:
  "Нельзя!"
  Это "кричал" Дворкин. Выпучив глаза и указывая рукой на начинающую покрываться пузырьками жидкость, Изя пятился назад и громко всхлипывал. Десантники стали медленно отходить от бассейна. Репин отдёрнул руку и снова взглянул на Марию, справедливо рассудив, что в отсутствие Дассана она теперь главная над всем десантом.
  Девушка, не обращая внимания вокруг, сосредоточилась только на жидкости в бассейне и что-то ментально творила, понятное только ей одной. Вода буквально кипела под её взглядом, и уровень в бассейне уменьшался на глазах. Через несколько томительных минут бассейн высох. На дне остался толстый слой белой накипи. Мария наклонилась через бордюр и зачерпнула голыми руками белый порошок, растёрла ладонями и только после этого обвела глазами безмолвно взиравшую на неё группу людей.
  "Всё в порядке, - выдохнула она. - Можно идти дальше. Я по-прежнему первая, никто не обгоняет. Помните, чему вас учили перед походом"
  Репин перевёл дух и глянул на спутников. Иванов так и остался в "крокодильей шкуре", Дворкин мелко дрожал, спрятавшись за Горшечкина. Последний стоял, спокойно оглядываясь вокруг, словно ничего только что не случилось. Остальные десантники, многозначительно переглядываясь, снова заняли свои места в шеренге. Мария подняла руку, призывая к вниманию.
  "Сейчас идём по правому коридору и выходим во вторую пещеру, - голос Марии на общем канале звучал спокойно и тихо. - Просьба сдерживать свои эмоции и не засорять канал связи"
  Слова явно относились к Дворкину, и он это понял, невольно втянув голову в плечи.
  "Что же такое в этой пещере Изя почувствовал? - подумал Илья. - Не стал бы он просто так, ни с того ни с чего орать по менталке? А ведь он у нас провидец... И надо было мне руки к тому бассейну тянуть?! Но с Марией-то ничего не случилось..."
  "Не забывай, что она из дасов, - прочитав его мысли, вставил майор на приватном канале. - А Дворкин спинным мозгом опасность почуял, ты ему после операции не забудь спасибо сказать!"
  Репин кивнул, встретившись с другом глазами, и потянул за собой Дворкина. Уже входя в тоннель, Илья оглянулся и увидел, как отставший от всех Горшечкин стремительно бросился к бассейну и зачерпнул добрую пригоршню белого порошка. Поскольку ничего после этого с Серёгой не произошло, Репин сделал вид, что ничего не заметил и шагнул в темноту, решив поговорить об этом позже.
  Второй тоннель был намного ниже и уже первого, и идти по нему было труднее. Во-первых, приходилось сгибаться, чтобы не удариться головой о нависающий потолок, а, во-вторых, дно тоннеля было сплошь усеяно острыми камнями, о которые то и дело кто-то спотыкался. Через несколько сот метров тоннель свернул почти под прямым углом, и впереди показался вход.
  Десантники змейкой вслед за Марией вошли в небольшую пещеру. Она представляла собой помещение правильной кубической формы, вырубленное в скальной породе явно человеческими руками. Или выжженное с помощью лазера, тут же подумал Репин, прикоснувшись к идеально гладкой, словно оплавленной, гранитной стене. Мария щёлкнула пальцами, и в пещере под самым потолком моментально зажёгся ярко-красный светильник.
  "Это чтобы плёнка не засветилась" - пошутил Иванов, ткнув Илью в бок. Илья ощутил легкий толчок по пластине чешуи, покрывавшей тело, и удивленно спросил:
  "Какая ещё плёнка?"
  "Я в детстве фотографией увлекался, - пояснил майор, оглядывая залитые красным светом гладко отполированные стены. - Когда плёнку или фотобумагу проявляешь, сидишь в ванне вот с таким красным фонарём. Похоже. Интересно, что сейчас проявится? Генератор должен быть где-то здесь..."
  В голове раздался звук, который за последние две недели выучили все десантники. Мария подавала сигнал о начале основного метаконцерта. Люди и дасы сбились в группы по три-четыре человека и взялись за руки, чтобы увеличить силу ментальной связи.
  Илья схватил за руку Дворкина, вторую подал Горшечкину. Андрей шагнул навстречу, замыкая круг. Василиск с тремя десантниками, среди которых был и Алексей Симагин, тоже образовал группу неподалёку от них.
  Мелодия, которую начала петь Мария на общем канале, звучала тихо, но очень отчетливо. Минут через десять из тоннеля, откуда они только что пришли, ощутимо потянуло холодом, затем пещера начала заполняться сполохами клубящегося тёмного дыма. Он стелился понизу, постепенно обволакивая ноги стоящих в пещере, но выше не поднимался.
  Репин почувствовал, как дрогнула в его руке влажная рука Дворкина. Он обернулся и вопросительно посмотрел на Изю. Тот отрицательно качнул головой, видимо пытаясь сказать, что не чувствует смертельной опасности. Иванов, стоящий напротив, коротко хмыкнул и стрельнул глазами в сторону Горшечкина. Тот стоял, закрыв глаза и, казалось, сосредоточился на чём-то своём, внутреннем. Серёга чуть покачивался в такт мелодии, которая лилась в головах у десантников, медленно, но верно нарастая и заполняя пространство пещеры.
  "Танец кобры", - не удержался от шутки майор, указывая на Горшечкина.
  Илья постарался отбросить посторонние мысли, которые так некстати лезли в голову. Сейчас главным было не пропустить момент, когда они должны будут вступить в концерт вместе с Марией. А она все не подавала знака.
  Тьма вокруг ног стоящих сгущалась всё сильнее, и Репин на всякий случай решил усилить защиту ног дополнительным слоем - мало ли чего опасного и чужеродного могла нести в себе эта непонятная субстанция. Тем более, что Дассан, рассказывая об ожидавшем их в горе Чернобога, ни словом не упоминал ни о чём подобном. Хотя запаха гари не ощущалось - тьма вокруг ног вообще не пахла - Илья дополнительно добавил по клапану в каждую ноздрю. И напоследок прикрыл тонкой защитной плёнкой, пропускавшей только определённую частоту звука, ушные раковины - мало ли какие посторонние шумы могли помешать вступить в нужную фазу метаконцерта.
  В тот же момент Дворкин дёрнул его за руку и показал глазами в сторону Марии. За спиной девушки мгла поднялась выше, стала плотнее, и из неё медленно выступила аура Дассана. Багрово-синяя тень джинна переливалась серебристыми сполохами, которые то складывались в затейливые узоры, то опадали, осыпаясь вниз, и снова вступали в какой-то сложный, чарующий хоровод. Мария взяла очередную высокую ноту, её голос достиг потолка пещеры и смолк. Едва Репин успел перевести дух, как она снова запела, изменив мелодию на каскад вибрирующих звуков. Девушка медленно подняла руки вверх, и Репин с удивлением заметил, как на противоположной стене пещеры стала открываться дверь. Вернее, не дверь, а треугольное отверстие, напоминающее отрезанный кусок круглого торта, положенный острым концом вверх.
  Мария смолкла, как только отверстие начало раскрываться. К ней тут же шагнул Василиск, за её спиной Дассан мгновенно вернул себе человеческий облик. Ещё несколько дасов шагнули ближе к отверстию, за ними потянулись другие десантники. Горшечкин тоже очнулся от транса и быстро потопал ближе к светящемуся отверстию в скале.
  Репин, Иванов и Дворкин остались на месте. К ним шагнул встревоженный Симагин. Все четверо недоумевали, почему для остальных оказалось таким притягательным это отверстие. И почему Мария прервала метаконцерт. И почему Дассан вновь обрёл тело. И почему, никому кроме них, четверых, это отверстие не кажется опасным. И ещё много таких "почему" крутилось в четырёх головах, пока Иванов не озвучил основную мысль.
  "Что-то пошло не так? - донесся до Репина ментальный шёпот майора. - Чего это они на эту дырку такими удивлёнными глазами зыркают и тянутся к ней, как к манне небесной? Мне, например, наоборот кажется, что от неё подальше держаться надо. Изя, тебе интуиция что подсказывает - это нечто опасное для нас?"
  Дворкин поднял руки и приложил их к вискам, крепко зажмурив глаза. Через несколько томительных минут открыл глаза и покачал головой.
  "Да не тяни ты кота из-под тёплого одеяла! - рассердился майор. - Давай колись, что это за хрень?"
  "Не давите на меня, сказал бы, чтоб знал... - тихо прошелестел Изя, не отводя настороженных глаз от отверстия, залитого ярким светом. - Скажу только, что эта хрень, как вы изволили некультурно выразиться, нужна им до зарезу"
   "И для какого это, интересно, зарезу, культурный ты наш?"
  "Имейте стыд, Андрей Николаевич, я только эмоции улавливаю, - слишком дерзко, по мнению майора Иванова, ответил Изя Дворкин. - Это они такую морду спокойную делают, а эмоции у них сейчас будь здоров внутри бурлят. И не просто так, а прям фонтанами, чтоб вы видели!"
  "Тогда подойдём поближе и потребуем пояснений у Дассана, он нас сюда привёл, пусть и расскажет, что за чудеса тут из стен вылазят" - решил майор и двинулся в сторону дасов, плотной стеной окруживших светлый треугольник в камне.
  Вблизи оказалось, что таинственный проход всё же притягивает к себе, но влияние на людей всё равно ощущалось слишком слабым и незначительным, чтобы его не перебороть. Поэтому майор решительно потеснил нескольких дасов, неотрывно смотрящих прямо на ослепительно светящееся "нечто" и протиснулся к Дассану.
  - Я могу поинтересоваться, что это за треугольное отверстие? - вслух спросил Иванов и дернул за руку Репина, который протискивался вслед за ним.
  - Это сектор перехода, - также вслух ответил Дассан, нехотя повернув голову в сторону майора.
  - Перехода куда? - тут же вклинился Илья.
  - Перехода в наш сегодняшний мир, на Орион, - пояснила Мария, стоявшая рядом с отцом.
  - А что в этом секторе такого необычного? - уже громко поинтересовался майор. - Концерт что, отменяется в связи с появлением этой станции метро на вашу планету?
  - И вообще, вы что, только через такие сектора туда-сюда летаете? - добавил Репин, смутно представлявший себе способ перехода дасов с планеты на планету. До этого он как-то не задавался этим вопросом, считая, что всё происходит таким способом, каким приходила к нему когда-то Мария и каким пользовался Иванов при переносе.
  - Вы не понимаете, как это важно для нас, - глухо отозвался Дассан. - С тех пор как наши предки ушли с Земли на Орион, они искали путь вернуться обратно. Но в преданиях, дошедших до нас, говорится, что сектор перехода был открыт богами и ими же разрушен, когда последний из дасов покинул гибнущую Ориану.
  - Разрушен специально, чтобы враги не смогли последовать за нами, - быстро вставил Василиск. - Долгими столетиями нащупывали мы обратную дорогу домой, и наконец создали обратный сектор перехода. Но как мы ни старались, на Земле он получился нестабильным. Переходящие часто погибали, попадая при переходе под колёса поездов и машин, выходя в толще океанов, в пустынях, болотах или в жерле вулканов.
  - И какова вероятность остаться живым при нестабильном переходе? - сразу уточнил Репин.
  - Сначала было пять процентов. Затем мы изменили уровень подготовки добровольцев, и повысили выживаемость до десяти процентов. Но вот уже пятьсот лет эта цифра предельна. Точка перехода здесь одна и всегда меняется, чаще всего почему-то открываясь на Земле в самых опасных местах, - печально добавил Дассан. - Мы считали, что это единственно возможный вариант, потому что в таких опасных местах как раз и накапливается высокая концентрация энергии, нужная для перехода. Дело в том, что при переходе происходит мгновенный распад клеток тела на микро-частицы, а затем они собираются вновь, используя глубинную запись генного кода. При этом генный код считывается таким, каким он был заложен при рождении. Переход излечивает от болезней и приобретенных при жизни увечий, шрамов; омолаживается весь организм и увеличивается срок жизни.
  - Круто, - присвистнул майор. - Ходи себе туда-сюда и живи тысячи лет!
  - Но девять из десяти не выходили из нестабильного сектора перехода живыми, - напомнил Дассан. - И не могли вернуться обратно к своим родным и близким. Поэтому добровольцев становилось всё меньше и меньше...
  - Здесь мы нашли то, о чём и не мечтали - стабильный сектор перехода, - прибавил Василиск, не спускавший взгляда со светящегося прохода.
  - Раньше у нас был билет в один конец, мы не могли вернуться, - высказался кто-то из группы дасов. - А теперь появился путь туда и обратно.
  - И все дасы могут спокойно, без риска для их драгоценной жизни, вернуться сюда, на Землю? Избавившись по пути от всех болячек и продлив жизнь на тыщу лет? - догадался Илья.
  - А как насчет людей? - встрял в разговор Дворкин. - Если мы шагнем туда-сюда через этот сектор, то тоже станем почти бессмертными?
  - С людьми не всё так просто, - ответил Дассан. - У нас с вами совместимость на восемьдесят процентов, но есть кое-какие существенные отличия. Можно, конечно, провести эксперимент, но за последствия я не ручаюсь...
  - Те же десять процентов? - перебил майор.
  - Не знаю, - честно ответил Дассан. - Проверить можно только экспериментально. И если кто-то из вас захочет...
  - Спасибо, как-нибудь в другой раз, - поспешно пробормотал Дворкин.
  - Вот именно, - подтвердил Репин. - Я так понимаю, что теперь метаконцерт абсолютно не нужен?!
  - А как же с возрождением материка? - поддакнул подошедший Симагин. - Или дасы смогут теперь пройти через сектор перехода сюда, на Землю и взять кусок любой территории, с вашими-то способностями!
  Дассан наконец-то с трудом оторвался от созерцания сектора и повернулся.
  - Почему же? Восстановление Орианы - наша главная задача. Ради этого мы пришли сюда, рискуя жизнью. Ради этого выжил только каждый десятый из тех, кто сюда отправился. Мы хотим вернуть свою землю и будем сейчас пытаться включить генератор. Поскольку Мария, благодаря тому, что гора её приняла, смогла взять из бассейна соль, она единственная из нас может управлять всем, что находится здесь, внутри. В том числе и сектором перехода.
  - Но если Мария одна сможет этим сектором управлять, значит, ей тут постоянно при нём находиться надо. Вы что же, паромщиком на вечной переправе её назначить хотите? - перебил майор.
  Репин промолчал, ругая себя за малодушие. Но ведь и Мария тоже могла бы за себя постоять! К тому же он не верил, что Дассан способен обречь свою дочь - пусть и приёмную - на замкнутую жизнь в Чёрной горе возле какого-то сектора.
  - Мы позже решим, когда Мария будет принимать наш народ, - нехотя проронил Дассан. - Сейчас главное осуществить то, зачем мы сюда пришли - включить генератор и попытаться запустить процесс подъёма нашего потерянного материка из толщи вод океана. Я уже говорил вам, что никакого вреда вашему миру мы этим не нанесём, так как процесс постепенного изменения климата планеты надолго растянется во времени.
  - Отец, позволь я попробую настроить под себя сектор перехода, - взмолилась Мария, протягивая руки к светящемуся треугольнику. - Он зовет меня...
  Пока дасы тесной толпой сплотились вокруг Дассана и Марии, Иванов выдернул Репина из группы, окружившей сектор, и потащил в глубину пещеры. За ними потянулись Дворкин и Симагин. Горшечкина же, казалось, сектор перехода интересовал ничуть не меньше самих дасов, он лишь покосился на товарищей, но с места не сдвинулся.
  - Не нравится мне всё это, - тихо процедил майор, когда они отошли подальше. - Что-то не сходится. Как-то странно они ведут себя, эти дасы.
  - Мужики, - решился Симагин, - я тоже хотел с вами посоветоваться. На эту тему и вообще... У меня сомнения: не насеет ли включение генератора вреда планете. Мне один знакомый профессор-физик недавно такую лекцию прочел на эту тему...
  - И, - подтолкнул его Андрей.
  - Ну, в общем, сомнительно всё это.
  - А конкретней? - поторопил его майор. - Чем, думаешь, это планете грозит? А то нас всё время уверяют, что всё под контролем и никаких катаклизмов не ожидается, даже наоборот, потепление остановится, и Гольфстрим нагреется, вернувшись в прежний круговорот.
  - Мне Канин в своё время тоже много чего такого обещал. Но уж больно красиво он о будущей жизни заливал, так красиво, что я усомнился в его искренности. Мне кажется, что дасы сами не до конца не уверены, что этот эксперимент не закончится провалом. Да если бы только провалом, он ведь катастрофой может закончиться... Я вам сейчас честно признаюсь, парни, - понизил голос Симагин, - что вошёл в группу Марии, чтобы помешать включить генератор. Потому что эксперименты с природой всегда плохо заканчиваются, и потому что не верю дасам. Им что? Получилось - хорошо. Не получилось - прыг через сектор перехода, только их и видели. А нам здесь жить. И не только нам
  - Это точно, - кивнул Репин. - И я всё время сомневаюсь, правильно ли мы поступаем, помогая дасам.
  - Да что греха таить, - заметил майор, - мы для дасов - пешки. Все люди для них - пешки. Пушечное мясо, так сказать.
  - Ну а тебе что твоя интуиция подсказывает? - обратился Илья к Изе.
  - Синее море - белый пароход, - не раздумывая, выдал Дворкин.
  - Чего? - протянул Иванов. - Мужики, я сейчас точно Израилю Наумовичу в дыню дам!
  - Я вас, конечно, уважаю, Андрей Николаич, хотя уже забыл за что! - возмутился Дворкин. - Повторяю про то, что вижу: а вижу я впереди синее море и белый пароход.
  - Остынь, Андрей, - вступился за Дворкина Репин. - Пароход так пароход, не в этом сейчас дело. Надо решать, что делать дальше - помогать генератор включать или нет?
  - Ты его сначала найди, генератор этот грёбаный, - тихо проворчал Иванов. - Может, его и в природе не существует. Меня другое волнует - теперь, когда дасы свободно туда-сюда шастать на Землю начнут, как это на нашей жизни отразится? Играя в их игры, не играем ли мы против собственной страны?
  - Или против всей планеты, - подлил масла в огонь Илья.
  - А чего теперь рыпаться, мы всё равно внутри горы и выхода отсюда нет, - обиженно заметил Дворкин. - Раньше не могли свои сомнения изложить?
  - А может, мы под гипнозом находились, или под воздействием на психику с помощью каких-то препаратов? - не унимался майор.
  - Я читал, что на Западе создаются такие микроорганизмы, которые способны "взломать" человеческий мозг и управлять разумом. Ну, как в интернете: ловишь вирус, он взламывает компьютер и далее берёт на себя управление, - пробормотал Симагин.
  - И так у каждого своих тараканов в голове полно, - вставил Дворкин, - а тут нам ещё чужеродных впихнуть хотят...
  - А ты, Дворкин, нечего нам белыми пароходами баки забивать. Лучше попробуй в черепушках у них покопаться, - потребовал Иванов. - Глянь на эту группу заинтересованных дасов и постарайся уловить, что нас дальше ожидает.
  - Я шо, с мозгами поссорился, у них в черепах шарить? - возмутился Изя. - Пара незаметных пустяков с моей стороны - и от нас даже лужи не останется. Мне моё сердце честно советует: "Ничуть не трогай!"
  - В самом деле, Андрей, - заступился Илья, - давайте вместе решать, что дальше делать.
  - Если чудо древней техники не включится, то мы в этой горе навсегда останемся, - принялся убеждать Симагин. - Дасы могут в случае чего в сектор перехода нырнуть, а нам куда?
  - Смотрите-ка! - зашипел Изя.
  Они разом оглянулись и увидели, что Мария уменьшила светящийся сектор и держит его теперь в руках, словно пустую рамку от картины. И в этой рамке, судя по всему, девушка что-то видит. Илье, как самому высокому из всех, удалось разглядеть, что в рамке быстро один за другим сменяются кадры, но что конкретно она показывает, он не уловил. Люди подошли ближе, чтобы поглядеть, что будет дальше.
  Мария, словно ребёнок, получивший долгожданную игрушку, вовсю экспериментировала с сектором. Уже через секунду он снова стал большим, растянулся в прямоугольник выше человеческого роста и стал похож на дверь. Девушка сделала ещё несколько движений руками, сектор перехода окрасился бело-розовым, как будто облака на закате. Потом перевернула сектор, он стал маленьким, и оттуда явственно послышался накат прибоя и потянуло морским бризом.
  Наконец, когда стало понятно, что сектор слушается и откликается на все её движения, Мария взглянула на Дассана. Тот кивнул, и тут же один из дасов протиснулся вперёд. Отвернув рукав на куртке, он показал всем рваный шрам, пересекавший его руку от кисти до локтя. Рамка вновь приняла прежние размеры и вид сектора. Светящееся пятно рассыпалось сотнями искорок, и дас решительно шагнул в него. Он обернулся, уже находясь за гранью перехода, и помахал всем рукой. Сектор замерцал, затянувшись на миг светящейся мглой, и снова стала прозрачной. Дас вернулся, просто шагнув через пропасть миров, и снова отогнул рукав куртки. Шрама на руке не было...
  Секунду спустя сектор свернулся и послушно завис в руках Марии.
  - Здорово! - помимо воли, громко восхитился майор. - Вот бы хоть одним глазком взглянуть на тот Орион. - Так просто - шагнул в никуда, а потом назад одним махом! И ещё полная профилактика от болезней. Эх, прокачу!!! Наших бы ребят после Афгана да после Чечни в такую штуку...
  - Вам ещё нельзя, - вмиг очутившись возле них, предупредил Дассан. - Вот придёт время, и может быть...
  - Отец, - позвала Мария. - Нам пора!
  - Закрывай, - кивнул Дассан. - Идём в третью пещеру.
  Девушка с сожалением выпустила из рук сектор, он буквально приклеился к стене и затянулся камнем, осталась лишь светящаяся полоса по контуру.
  Дассан кивнул дочери и пошёл к самому дальнему углу пещеры, который терялся в темноте. Мария шагнула за ним, следом потянулись остальные, в том числе и Горшечкин, он то и дело оглядывался и смотрел туда, где осталась манящая дверь на далёкий Орион.
  В пещере остались только Илья с Андреем и Изя с Симагиным.
  - Так всё-таки, что делать-то будем? - не выдержал Алексей. - Решились, вы со мной, или как?
  - А куда мы на хрен денемся с подводной лодки? - хмыкнул майор.
  - Я без второго слова всё принимаю, - кивнул Дворкин.
  - Давайте действовать по обстоятельствам, - предложил Илья. - Если найдут генератор, мы можем не вступать в метаконцерт. Или сфальшивить...
  - Это идея! - загорелся Симагин. - Давайте вступим в метаконцерт и сорвём его, перейдя на другую мелодию.
  - А если не вступим, генератор вообще не найдут, - резонно возразил майор. - Ты же помнишь, они говорили, что в концерте обязательно участие людей? А нас пятеро как минимум. И я не знаю, сколько ещё...
  - Это вы не знаете, а я знаю. Нас тут всего четверо, - заявил Дворкин.
  - Серёгу забыл, - подсказал Илья.
  - А вот насчет вашего приятеля у меня в голове таки бродят смутные сомнения, - отозвался Изя. - Это ж форменный кошмар, но я его ментально не воспринимаю!
  - Как человека? - удивился Симагин.
  - Не как человека, а вообще, - отрезал Дворкин и шагнул вслед за дасами.
  "Что за хрень? - ментально удивился майор. - Илюша, и что этот падлюка нам только что сказать пытался?
  "Понять не могу, может, Серёга его чем обидел?" - недоуменно прошелестел Репин.
  "Мало ли кого он обидел, - отозвался Иванов. - Но Изя его недочеловеком обозвал! А что если в ЭКОРЕ ему что-то такое сделали?"
  "Ему точно сделали, - невесело усмехнулся Илья. - И не только ему. Вспомни Симагина у магазина - явно не в себе был. Но ведь человеком-то оставался..."
  "Надо глядеть в оба за обоими, - скаламбурил майор, - как бы чего между ними не вышло"
  "Да тут за всеми глаз да глаз нужен, лучше лишний слой зашиты нарасти" - посоветовал Репин.
  "Третий глаз бы отрастить..."
  
  Третья пещера находилась глубже, и вход в неё был ещё уже, чем тот, что вёл во вторую. Репин молча терпел, пригибаясь в особо узких местах. Иванов глухо матерился, натыкаясь на очередное препятствие в виде камней и острых сталактитов, свешивающихся с потолка. Дворкин большую часть вообще предпочел проделать на четвереньках.
   Симагин в этот раз шёл замыкающим, потому что, в отличие от остальных, не обладал способностью видеть в темноте. Зато он, словно летучая мышь, пользовался тепловым радаром, который недавно научился включать.
  Метров через тридцать проход расширился, можно уже было идти в полный рост. Илья обратил внимание, что всё их перемещение как извне к вершине, так и внутрь горы Чернобога шло по спирали. Только когда они поднимались, то брали почти всегда влево, а внутри - двигались вправо.
  - Наконец-то, - услышал Репин голос майора. - Эта чёртова дыра, кажется, заканчивается!
  Выход резко расширился, и взгляду предстала третья пещера. Она была меньше первой и больше второй. И свет, который лился со стен, потолка и пола третьей пещеры был каким-то странным, зеленоватым. Репин взглянул на свои часы - стрелки светились таким же фосфорным светом. С потолка пещеры свешивались вниз сотни сталактитов, усеянных светящимися точками, словно люстры огоньками. Навстречу им поднимали свои фантастические щупальца сталагмиты, также расцвеченные зеленоватым огнём светящихся точек.
  Дасы уже сгрудились группами по нескольку и стояли, взявшись за руки. Мария заняла место с центре пещеры, спиной к ней стоял Дассан.
  - Просто пещера святлячков, да и только, - восхищённо выдохнул Симагин, вышедший вслед за Репиным.
  - Боже ж ты мой, - восхищённо заохал Дворкин, оглядывая стены, покрытые мерцающими звёздами. - Это ж сколько их тут!
  - Ты лучше под ноги гляди, дерьмо под ногами хлюпает, - проворчал Иванов. - Чувствуешь, дышать стало тяжелее, да запах здесь....
  - Мне таки стыдно с вами по одной пещере ходить, - укоризненно заметил Изя. - Нет в вас чувства прекрасного!
  - Это просто гниющие продукты переработки флоры и фауны, - подсказал Симагин. - Об этом нас на тренировках предупреждали. Срочно ставим фильтры!
  "Давно уже поставили. Как знать, может, Чернобог здесь отхожее место устроил, а мы на молитву пришли?" - ментально пошутил Илья на общем канале связи.
  "А может, это ещё от мамонтов дерьмо осталось? - в тон ему поддакнул Иванов. - Только оно за миллион лет не стало ни ароматнее, ни..."
  "Тихо! Отставить шутки, время поджимает, - перебил сердитый голос Дассана. - Начинаем метаконцерт! Все возьмитесь за руки со стоящими рядом и ждите сигнальной ноты!"
  Четверо друзей тут же снова встали в круг и зажмурились, услышав песнь Марии. Девушка сразу взяла нужный тон, не тратя времени на аранжировку.
  Тело Ильи, надёжно защищенное бронёй костяных пластин, внезапно покрылось испариной. Мысли заметались в поисках правильного решения. Если сейчас сфальшивить, то генератор, если он тут есть, может не включиться, но как это отразится на Марии? Не пострадает ли она? А если провести свою ментальную партию по всем правилам, то что будет со всеми после включения генератора?
  Он открыл глаза и посмотрел на товарищей. Симагин, стоявший напротив, в упор смотрел на него, поигрывая желваками, будто ждал окончательного решения именно от него, Ильи. Репин перевел взгляд на Дворкина, тот что-то шептал, не открывая глаз, возможно, молился своему единственно истинному Богу. Андрей, который стоял справа, крепко сжал ему руку. Репин ответил таким же крепким рукопожатием.
  Мария снова вела партию, подняв кверху руки. Через несколько минут к ней присоединился голос Дассана, затем в хор стали включаться один за другим голоса пришедших с ними дасов. Наконец прозвучала очередная сигнальная нота, и последние дасы вступили в стройный хор голосов.
  Пол пещеры начал сотрясаться от внутренних толчков. Сначала они воспринимались как отголосок очень далекого землетрясения, но через несколько минут стали ощутимее. Нарастающая сила толчков сорвала с потолка пещеры сталактиты, и те стали падать вниз острыми иглами, грозя пронзить пришельцев. Те дружно поставили над головами защитные щиты, о которые то и дело с треском обламывались известняковые сосульки огромных размеров.
  Илья, всё ещё колеблясь, приготовился сфальшивить, притворившись, что закашлялся, но его опередил Симагин. Он бросил руки, разорвав круг и громко крикнул одно слово - "Нет!". Его крик эхом отозвался под сводами пещеры, ломая мелодию метаконцерта. Илья только спустя несколько секунд осознал, что это не эхо. Просто одновременно с Алексеем крикнул кто-то ещё с той стороны.
  "Нет! Нет! Нет!" - всхлипывающе, с надрывом прозвучал ментальный крик на общем канале, резанув по нервам.
  Это Горшечкин выскочил на середину пещеры и бросился к Марии и Дассану.
  "Что это с ним?" - в смятении подумал Репин и, спотыкаясь, побежал на помощь.
  "Сектор! Быстро вызывай сюда сектор перехода!" - заорал Горшечкин, хватая Марию за руки. Он с силой тряхнул девушку, она попыталась вырваться из цепких рук, но не смогла.
  Ещё один сильный толчок потряс своды пещеры. Упал, сбитый с ног и вскрикнул тонким голосом Изя. Заматерился майор, крепко ударившись о наваленные грудой сталактиты. Илья упал, поднялся на ноги и, пошатываясь, двинулся к Марии, преобразовав на ходу зонтик щита в энергетический кокон. Приблизившись к Горшечкину, Репин попытался оторвать его руки от девушки. Тот на удивление быстро отпустил Марию и снова крикнул ей прямо в лицо:
  "Вызывай сектор, чёрт тебя побери, а то будет поздно!"
  Мария хотела возразить, что она не умеет этого делать, но Горшечкин уже подскочил к Дассану и изо всех сил затряс того за плечи:
  - Бастард Канин, я приказываю тебе!
  Дассан мигом превратился в светящегося джинна, Горшечкин вслед за ним мгновенно принял призрачный облик. Его аура, в отличие от бардово-красной Дассана, была почти чёрной, неровной формы и напоминала чернильную кляксу огромных размеров. И эта "клякса" стала быстро расти, пытаясь окутать чернотой ауру Дассана. Схватка продолжалась недолго, и вскоре стало понятно, что "клякса" медленно, но верно вбирает в себя джинна.
  Очередной толчок сотряс пещеру. Мария вскрикнула, протянула руки и ментальным усилием позвала к себе сектор перехода. Светящийся квадрат появился в её руках, она направила его в строну дерущихся, и бардово-синяя аура джинна вырвалась из цепких объятий "кляксы". Сектор перехода быстро втянул в себя Дассана.
  "Клякса" тут же приняла форму человека. Горшечкин, вновь обретший тело, повернулся к девушке и схватился за сектор, пытаясь вырвать его.
  "Отдай!" - закричал он пронзительно и страшно, неуловимо быстрым и точным движением ноги отшвырнув Илью к каменной стене. Репин отлетел, ударившись головой о стену, и безвольно сполз вниз. Дворкин на четвереньках пополз к нему.
  Оглушительный хохот Горшечкина пронёсся над сводами содрогающейся от подземных толчков пещеры, когда он вырвал из рук Марии рамку перехода.
  "Моя! Моя!" - ликовал Горшечкин, направляя рамку то в одну, то в другую сторону, а сектор послушно всасывал в себя сначала Марию, потом одного за другим дасов, находящихся в пещере.
  "Ко мне! Домой, домой, все домой! Теперь мы им покажем!" - ментально орал Горшечкин, поворачивая сектор вокруг себя. Откуда-то пронесся шквальный ветер, пещера наполнилась призрачными аурами всех цветов и раскрасок.
  "Похоже, он дасов со всей Земли сектором собирает", - раздался в ушах майора голос Симагина. Иванов привстал с хлюпающей зловонной жижей поверхности, куда его отбросило очередным толчком, и посмотрел на Горшечкина. Черты Сергея размывались, приобретая совершенно чужой и незнакомый облик. Затем вновь он стал самим собой. Потом снова проступили черты незнакомого человека. Казалось, две разные личности борются между собой в одном и том же теле, пытаясь завладеть им. Наконец тело Горшечкина разделилось на глазах у изумленных людей, и две ауры - одна уже знакомая чёрная "клякса" и другая, ярко-зелёная - разлетелись в разные стороны.
  Зелёная аура Горшечкина отлетела в сторону Репина, ударилась о стену и стекла на пол пещеры, медленно обретая формы человеческого тела.
  "Клякса" тоже вмиг обрела тело и превратилась в незнакомца в тёмной футболке с летящим белым орлом на спине. Он повернулся, обвёл пещеру пронзительными глазами, светившимися в темноте серебристым светом, и разразился диким хохотом. Потом взмахнул головой, тряхнув светлыми волосами и повернулся к оставшимся в пещере людям. Незнакомец издал резкий непонятный клич, и толчки в пещере стали стихать.
  "Глупые чхандасы, возомнившие себя равными богам, - прозвучал в головах его громкий надменный голос. - Радуйтесь, что я смог овладеть переходом!"
  И словно в подтверждение своих слов он поднял над головой руки, испачканные белым порошком. Светящийся контур сектора перехода, принявшего форму кольца, ярко сверкнул в его руках и, словно прожектором, осветил фигуры пятерых людей у стены пещеры.
  "Радуйтесь, что на краю гибели удержал вас я, рош Лочан, "глаз бога" и последний защитник планеты! Глупые люди, возомнившие себя..."
  Он не успел договорить. Сектор сменил цвет на ярко-синий, из него полилась широкая полоса мерцающего ультрамарина.
  - Мария, - простонал только что пришедший в себя Репин. - Мария!
  Девушка, аура которой была полностью обновлена после перехода, не стала восстанавливать тело, а свернула змеёй синий мерцающий световой поток и бросилась на рош Лочана. Кольца синей змеи тут же обвили его тело и стали душить. Рош Лочан отчаянно боролся, напрягая литые мышцы, а когда понял, что с девушкой ему не совладать, стал на глазах таять, превращаясь в тёмную ленту, которая со свистом затянула узлы на кольцах змеи. Обе ауры - синяя и чёрная - переплелись в клубок, который то сжимался, то разжимался на глазах у замерших от невероятного зрелища людей. Потом сектор перехода сверкнул, втягивая клубок в себя, и пропал.
  
  - Мама дорогая, ну и куда нам теперь? - полузадушенным шепотом прохрипел Дворкин, усаживая поудобнее Репина. Симагин и Иванов совместными ментальными усилиями привели в чувство Горшечкина. Серёга застонал, не открывая глаз, и стал ощупывать руками своё лицо.
  - Куда-куда, на Кудыкину гору, - рявкнул майор. - Концерт окончен, теперь выбираться надо из этой чёртовой дыры, будь она неладна!
  - Репин, ты как, идти сможешь? - озабоченно спросил Симагин, видя, что Илья тщетно пытается подняться, царапая ногтями об острые камни стены.
  - Уже запустил восстановление организма, но процесс обещает быть длительным, - криво усмехнулся Репин. - Знать бы куда теперь идти...
  - Придётся искать другой выход, вход замурован, - напомнил Симагин, помогая встать Горшечкину.
  - У меня одно, но исключительное нужное предложение - идти назад, - тихо произнёс Дворкин. - Где был вход, там должен быть выход.
  - Ты это видишь? - спросил Илья. - Или знаешь?
  - Ничего я не знаю. Но идти надо туда, - Изя неопределённо махнул рукой.
  Никто не стал с ним спорить, тем более что в третью пещеру вёл только один тоннель - тот, по которому они все сюда пришли.
  Со второй попытки Илья смог самостоятельно сесть, потом встал, держась за стену пещеры и, пошатываясь, сделал первый шаг. К нему тут же подскочил Иванов, и, приобняв, повёл к выходу из пещеры.
  Обратный путь во вторую пещеру занял намного больше времени. Но, наконец, узкий тоннель был пройден, и друзья вошли во вторую пещеру. Она всё также была освещена красным светом, который зажгла Мария. Сердце Ильи полоснуло горькое осознание потери - он больше никогда её не увидит.
  - Смотрите-ка, а сектор перехода вернулся на своё место! - удивился Симагин, указывая на треугольник в гранитной стене, контуры которого были едва различимы в приглушённом свете.
  - Интересно, а он только на Орион и обратно перемещает? - задумчиво произнёс майор. - Что, если попробовать его куда-нибудь ещё направить, может он из пещеры тоже вывести может?
  - Мария не разрешила людям к нему прикасаться, это опасно, - напомнил Горшечкин.
  - Она руки порошком из бассейна натёрла, и тогда смогла им управлять, - припомнил Репин. - Может и нам попробовать? Только порошок в первой пещере остался.
  - У Серёги этим порошком все руки вымазаны, - вмешался майор. - Тот, который назвался каким-то рошем, смог себе сектор перехода подчинить!
  - Нет, ребята, я пас, - тут же отказался Горшечкин и старательно обтёр руки о штаны. - Мне надоело по нескольку раз подряд умирать, пусть теперь кто-нибудь другой пробует. Илья, например. Ты даже если уйдёшь через сектор перехода на Ориану, то сумеешь вернуться. А не сумеешь...
  Он не договорил, но Репин понял, что Горшечкин намекает на то, что на Орионе можно будет встретить Марию и вернуться. Но на такой призрачный шанс Илья не мог решиться.
  - Дворкин, а ты что скажешь? - обратился Иванов к Изе. Тот, обессилев, сидел посреди пещеры на каменном полу.
  - Не давите мне на нервы, Андрей Николаич, - выдавил, наконец, Дворкин. Если бассейн ещё сухой, можно попробовать. Но имейте в виду, я лично не буду, хоть режьте, у меня интуиция...
  - Задница у тебя от страха горит, вот и вся интуиция, - сплюнул майор. - Ты лучше там, в своей черепушке, покумекай, да на-гора выдай нам хоть какое-то предсказание - что дальше делать?
  - Вы вгоняете меня в гроб и даже глубже, - жалобно возмутился Изя, прислушиваясь к чему-то внутри себя. - Эта рамочка кажется мине менее опасной, чем сделать музыку ихнему Чернобогу. Когда спрашивается такой вопрос, я могу дать ответ исключительно приблизительно...
  - Толку от твоих прогнозов, как с гадалки честности, - отрезал майор. - У кого какие ещё предложения?
  - Думаю, надо идти в первую пещеру, взять порошка и попытаться приручить этот сектор перхода, - высказался Симагин. - Предлагаю идти туда вдвоём, остальные будут ждать здесь. Кто со мной?
  - Так я подожду, пока вы ходите тудою и сюдою, - быстро отозвался Дворкин.
  - Пойдём вместе, - вызвался Репин.
  - Может, мы втроём? - тут же перебил майор. - Мало ли что...
  - Нет, ты, Андрей, лучше тут оставайся, стереги переход, - отказался Репин. - Мы с Алексеем постараемся вернуться побыстрее.
  - Как знаете, - согласился майор. - И поосторожнее там!
  
   Бассейн в первой пещере был сух. Белый порошок всё также покрывал его дно. Илья и Симагин переглянулись - кому брать порошок и оба, не сговариваясь, разом шагнули к бассейну.
  - Погоди, - остановил Репин Симагина, - дай я. Если что, будет кому помочь...
  Симагин немного поколебался и кивнул, нехотя соглашаясь. Илья нагнулся и погрузил руку в белый порошок. На ощупь он был горячий, но не обжигал. Репин зачерпнул горсть и, не удержавшись, понюхал. Запах у порошка был, но не сильный - пахло чем-то похожим на гашеную известь. Илья решил, что не стоит вымазывать руки, просто надо взять с собой немного. Он вытащил из кармана носовой платок, насыпал в него горсть порошка и, завернув узлом концы, положил обратно. Затем кивнул Симагину, и оба молча вошли в тоннель.
  
  - Наконец-то! - выдохнул майор, когда Илья и Алексей вернулись.
  - Ну что, приступим? - нарочито бодрым голосом громко произнёс Репин. Он достал из кармана носовой платок, развязал узел и деловито натёр порошком руки, спрятав остаток снова в карман. Затем подошёл к сектору и остановился.
  Друзья встали за его спиной, и Репин чувствовал, что они напряжены так же как и он. Илья на секунду прикрыл глаза, и память услужливо вызвала ему образ Мадалены. Она стояла на песке у моря и махала ему рукой. Яркое солнце слепило глаза, и он настойчиво пытался разглядеть её точеную фигурку в белом купальнике, но чем дольше он смотрел, тем больше темнело в глазах. Репин потряс головой, открыл глаза и почувствовал, что его всё также слепит свет, но не солнечный - это ярко осветился, раскрываясь, сектор перехода.
  - И что теперь делать? - одними губами прошептал Илья, но его услышали.
  "Надо позвать его к себе, и подумать, куда ты хочешь попасть, - отозвался в голове тихий голос. - Он реагирует на сильные чувства и умеет читать мысли тех, кто к нему прикоснулся"
  - Натура у рамки творческая, вот и творит, что тебе в голову взбрендит, - в унисон произнёс Дворкин. - Покатай усиленно камешки в голове, и выход сам нарисуется.
  - Ладно, твори, - разрешил майор. - Только, чего-нибудь поближе загадай, а то мало ли что, может, он только дасов на далекие расстояния переносит.
  - Хорошо, - прошептал Илья. - Нам и вправду далеко не надо, только бы выбраться из этой проклятой горы на берег...
  Он уже уверенно схватил в руки рамку перехода и представил себе, что нет вокруг тяжёлых каменных стен, а они находятся не внутри горы, а снаружи. Он и его друзья. Сектор перехода стал увеличиваться в размерах, в нём явственно заплескалась голубая синь воды и зашелестел мерный шум набегающих волн.
   Всё явственнее в проёме проступал берег острова, на котором они сегодня высадились, иссиня-яркое море и белый пароход вдали.
  - Ну, что я говорил, среди моих мозговых извилин крутится всего одна мысль: синее море - белый пароход! - закричал Дворкин и первым рванул в проход.
  За ним, не теряя ни минуты, побежали Горшечкин и Симагин. Иванов замешкался, гладя на Илью, который крепко держал одной рукой рамку.
  - Давай сразу за мной, - скомандовал майор и нырнул вперёд.
  Илья попробовал шагнуть вслед за ним, но рука, словно приклеенная, держалась за рамку, и никакими силами невозможно было её оторвать. Репин дёрнул раз, другой, и с ужасом понял, что сектор держит его крепко-накрепко. Запаниковав, Илья шагнул назад, затем снова вперёд. Его ноги уже ощущали под собой песок прибрежной полосы, но сектор с настойчивой силой звал обратно и не давал разорвать связь.
  - Прощайте, ребята! - сдавленно крикнул Репин в голубой простор, отчаявшись оторвать руку, и вдруг почувствовал чьё-то прикосновение.
  Вокруг него разлилось знакомое синее сияние, обволакивая его с ног до головы. Через мгновение он уже задыхался в синем коконе.
  "Мария!"- его ментальный крик поднялся к сводам пещеры, и замер где-то на границах сознания. Сильные руки перехватили у Ильи рамку перехода и вытолкнули наружу, к воздуху и свету. Он по инерции пролетел несколько метров и упал в объятия майора.
  - Мария, это она меня спасла, - твердил Илья, уткнувшись в облепивших его товарищей. Он вырвался из их объятий, оглянулся на гору и ощутил такую тоску, что защипало в глазах и ударило болью в сердце. Гора была снова, как и утром темна, далека и неприступна. Только вместо снежной белой шапки её вершина была окутана чёрным дымом.
  "Прощай Илья, и помни: дасы - тоже люди" - прошелестело у него в голове.
  "Мария!" - закричал он в ответ, но всё в эфире было тихо.
  - Тебе просто показалось, Илья, - приобняв его успокоил майор. - Идём, надо сигнал пароходу дать.
  - Вон он, сигнал, - Илья оглянулся на грозно курившийся вулкан. - Издалека виден.
  - Наверное, давно увидели, - вздохнул подошедший Симагин.
  - Я ж говорил, что всё будет хорошо, - обрадованно засмеялся Дворкин. - И чтоб мы так дальше жили и ни в чём себе не отказывали!
  - А душа не будет болеть и сердце кровью обливаться за наших друзей с Ориона? - шутя, осведомился Иванов. - Дворкин, ты там не спи по жизни, присматривай - вдруг опять кто из дасов решит на землю вернуться?
  - Я готов послушать за вашу просьбу, - жизнерадостно отозвался Изя. - А до тех пор не делайте мне нервы, их есть ещё, где испортить. И вообще, Андрей Николаич, вы говорите как-то обидно...
  - Интересно, а генератор в горе остался? - перебил Симагин.
  - А Канин его знает, - ругнулся майор. - Я больше в эти игры не играю! АД расформирован навсегда. Дембель нам сегодня выпал, братишки!
  
  15.
   Рош Лочан, подлетая к монастырю Монсеррат в невидимом энергетическом коконе, по привычке остановился неподалеку, на самой высокой точке горы. И как всегда залюбовался открывшимся видом. Монастырь белел на фоне серых обветренных колонн - скал, окружающих его, словно застывшие навеки каменные стражи. А в вечернем небе догорал закат - красно-оранжевый шар солнца уже исчез за горизонтом, оставив на небе радужные полосы своего недавнего присутствия. Где-то внизу, под ногами, терялись в лёгкой дымке квадраты полей, змейки дорог и кубики построек. А прямо перед ним плыли облака, всё ещё освещённые последними солнечными лучами, переливаясь немыслимо жёлтыми, алыми и розовыми цветами.
   Сегодня он не торопился. Сегодня его день - день триумфа - и он желал не спеша испить его до самого дна, до последней капли.
   Он привычно просканировал окружающее пространство - вокруг всё чисто. Затем послал призывный импульс тем, кого ждал сегодня к себе в гости. Почти сразу получил несколько ментальных ответов - всё шло как было запланировано. И снова оглянулся вокруг, впитывая в себя окружающую красоту. Он был дома. Почти дома. Не хватало последнего усилия, чтобы вся эта красота стала служить только ему. Ему и его соплеменникам. Ради этого дня стоило жить. Стоило умереть и возродиться заново.
   Сидя на скале, он неосознанно принял позу демона на картине Врубеля "Демон сидящий" - это был его любимый персонаж, с которым он зачастую себя ассоциировал. Одна из картин Врубеля "Демон в раю", с которой вообще не был знаком мир, висела в скромной келье рош Лочана на самом почётном месте - напротив кровати. Просыпаясь, он подолгу размышлял о гении, создавшем этот шедевр уже будучи в психиатрической лечебнице. Демон, по замыслу художника и по пояснениям музейных знатоков, представлял собой образ силы духа человека, его внутреннюю борьбу и сомнения, свободу без нравственных ограничений. Однако Рош Лочан всегда считал, что Демон на полотнах Врубеля никак не человек, а дас, причём дас, который возвратился на Землю и не может найти себе место среди людей. Сегодня эта связь между ним и любимым персонажем стала почти ощутимой. Он, как и Демон, чувствовал себя всемогущим; он вознесся над всеми и парил над миром, обозревая его и решая судьбу тех, кто находился внизу...
  Один мысленный приказ - и рамка сектора перехода оказалась в его руках. Он поиграл ею, меняя размеры и пропорции. Сектор слушался идеально. Рош Лочан приоткрыл сектор, увеличивая его размеры и попытался представить себе свою возлюбленную. Поверхность сектора мягко засветилась, и поначалу мутное изображение скоро вошло в фокус. Мара стояла к нему спиной за мольбертом и увлеченно наносила мазки на новой картине. Девушка посылала мысленные импульсы на полотно, которые тут же превращались в нечто красочно-объёмное, взбалмошное и нелогичное, но, тем не менее, неотразимо притягательное, как и она сама. Не подозревая, что за ней наблюдают, Мара мурлыкала себе под нос какую-то мелодию.
  Лочан вздохнул, вспомнив их вчерашний разговор, и велел сфере поскорее закрыться. Мара, несмотря на все его уговоры, отказалась пройти сквозь пространство, чтобы жить с ним на Земле. А он теперь не мог вернуться. Наверное, она любила Ориану больше, чем его. Но рош Лочан не хотел ощущать себя проигравшим. Теперь, по крайней мере, у него есть возможность видеть Мару в любой момент и говорить с ней, когда захочется. Он согласился подождать - дасы живут долго. А потом, когда на Землю хлынут многие, Мара, конечно же, пересмотрит своё решение.
  Рош Лочан стиснул руки, потом расправил их, словно крылья, окутал себя энергетическим коконом - "плащом", как его называли дасы, и ринулся вниз со скалы.
  Сегодня он собирался нарушить данное настоятелям монастыря обещание - не приводить в стены своей кельи гостей. Впервые в его скромном жилище соберётся Высокий Совет. И рош Лочан рассчитывал, что решение, которое примут сегодня его соотечественники, определит дальнейшие перспективы сосуществования людей и дасов.
  Он материализовался на пороге своей аскетически обставленной кельи, забрал из ниши в стене очередное подношение монахов - поднос с едой и свежими фруктами. Затем тщательно замкнул пространство вокруг входа энергетическим полем, чтобы никто не мог с этой стороны проникнуть в его покои. Затем, пройдя гостиную, направился в спальню, заранее предвкушая встречу со Смуглянкой. До Совета с высшими дасами оставалось ещё четыре часа.
  
  Горшечкин беспокойно метался во сне. По возвращении с острова он снова спал в комнате Репина. И каждую ночь будил Илью криками. Несколько дней Репин терялся в догадках, как помочь парню, поил на ночь тёти Дашиным чаем с мятой и чабрецом, но всё было напрасно. Отчаявшись успокоить Серёгу народными средствами, он решил прибегнуть к более радикальным. Но для этого ему был необходим помощник.
  "С Серёгой что-то неладное происходит по ночам, - ментально сообщил он Иванову, как только они вышли на прогулку с Ричем и Сашкой. - Мечется каждую ночь на кровати и кричит дурным голосом"
  "Может, из него не вся срань вышла? - в своём амплуа предположил майор. - Вспомни, что Дворкин про него говорил - не человек он вовсе"
  "Это он тогда говорил, когда в нём дас сидел. Но ведь в пещере он раздвоился, мы ж все видели, как две ауры разлетелись в разные стороны и разорвались между собой"
  "Ну... разорваться-то разорвались, только что там кто от кого прихватил при разрыве - чёрт бы его знал, - резонно возразил Иванов. - Ты вспомни, у него в пещере аура прям чёрной стала, а потом вся эта раздвоенность между собой боролась, как два паука в банке... Вдруг что от личности того даса Серёга с собой прихватил? Знаешь, Илюха, я ему с самого начала вообще не доверял..."
  "Может, Изя чем поможет? - хмурясь, предложил Илья, защищая в душе Горшечкина. - Да и мы с тобой можем над Серёгой поработать. Помнишь, как того паренька на ноги поставили? Может, ты ко мне вечером придёшь, когда Горшечкин уснёт, и попробуем сеанс провести?"
  "Так это ж совсем другое, - возразил Иванов. - Парню тому мы мышцы сшивали да кости равняли. А у Горшечкина не в связках ковыряться надо, и даже не в мозгах. Что если у него мутация организма на клеточном уровне произошла? Мы с тобой такое не осилим. Жаль, Дассан погиб, он бы наверное смог..."
  "Да может, Дассан и не погиб вовсе, - возразил Репин. - Его в сектор перехода на Ориану вроде втянуло. И Мария тоже могла в живых остаться..."
  "Как же, - усмехнулся Иванов, - конечно жива. Живее всех живых! Да только если она там, в пещере завалена и привязана к сектору перехода, то никогда оттуда не выберется. Так что не питай иллюзий, дружок... А с Горшечкиным, ты прав, надо что-то решать. Поначалу он почти весь в этом монстре растворился, а уж потом его ауру Мария по кускам выцарапывала. Я так думаю, ясновидящий наш не просто языком молол - Горшечкин теперь не совсем человек, в нём кто-то чужой живёт. И ему самому покоя не будет, и нам, пока мы с ним вместе"
  "Давай не будем зря на парня наговаривать, мы ведь ничего наверняка не знаем, - вздохнул Репин. - И всё-таки, что делать-то будем? Твои предложения"
  "А может, ничего не делать? Пускай он себя сам по жизни ищет. Серёга вроде на Элку эту посматривает. Вот и давай его провожатым назначим. Пусть вместе отсюда уезжают, может под её боком и оклемается"
  - Привет, Дворкин, ты лёгок на помине, - тут же громко крикнул Андрей, увидев бредущего навстречу Изю. Тот медленно двигался по тропинке, что-то внимательно разглядывая под ногами. - Грибочки собирал или малиной лакомился?
  - И-эх, вечно вы со своими шуточками, Андрей Николаич, - покачал головой Дворкин. Он потрепал за уши подбежавшего Рича и махнул рукой Сашке, который бегал по траве, разгоняя ногами мошкару и кузнечиков.
  - Шутки-шутками, а у нас посерьезнее дела наклёвываются, - насупился майор. - Ты нам лучше вот что скажи - Горшечкин, он человек или нет?
  - А я знаю? - вопросом на вопрос возмутился Изя. - Да вы его ауру лучше меня видеть должны, с вашими-то способностями...
  - Мало ли что, он до этого тоже вроде с нормальной аурой был, а как оказалось, внутри него дас ошивался. А ты его раскусил - мол, не человек он... Так как, говорит тебе теперь что-нибудь внутренний голос, можно Сереге доверять, или у него внутри чернота осталась?
  Дворкин на минуту прикрыл глаза, наморщил лоб, будто пытаясь разглядеть нечто, недоступное остальным. Потом открыл и, закатив взор, задумчиво уставился куда-то вдаль.
  - Ну, - не выдержав, поторопил Репин.
  - Не знаю, Бог ему судья, - выдавил, наконец, Изя.
  - Ты боженькой-то не прикрывайся, - возмутился Иванов. - Ты ему в душу глянь - есть ли чернота там или нет?
  - Чужая душа - потёмки. Отпустите его с миром, господа, он своё счастье сам, без вашей помощи найдёт...
  - Вот и ладненько, - удовлетворённо воскликнул майор, многозначительно глянув на Репина. - Значит, так и сделаем, и пускай катится... на машине на все четыре стороны и ищет свою судьбу.
  - А он её уже нашёл, - загадочно улыбнулся Дворкин. - Или она его...
  
  Только время стало приближаться к полуночи, в келье рош Лочана один за другим стали появляться гости. Хозяин снял с внутренних помещений энергетическую решетку, чтобы не мешала материализоваться в его келье тем, кого призвал ролл Индерпал.
  Первым инициировался рош Девдас. Сияя белозубой улыбкой, он вытянул руки навстречу Лочану ладонями вверх в жесте Ашрайа - поддержки и духовной помощи. Лочан ответил жестом благословения Абхаяхаста - поднял раскрытую ладонь навстречу вечно юному красавцу. Оба давно симпатизировали друг другу. Девдас, как более молодой и эмоциональный, чаще выражал своё восхищение методами работы Лочана. А рош Лочан, более замкнутый и подозрительный, выделял его среди всех, изредка приглашая к себе в гости. Поэтому чувствовал себя здесь Девдас почти как дома.
  Вторым, вслед за Девдасом, появился толстяк Индражит. Он никогда не был в монастыре Монсеррат, и тем более в секретной келье рош Лочана. Материализовавшись, он кивнул хозяину и с интересом оглянулся вокруг.
  - Прошу пройти в гостиную, - вежливо предложил ему рош Лочан. - Скоро прибудут остальные.
  Вежливость безопасника была несколько натянутой - Индражита он всегда недолюбливал, но никогда не мешал личное с работой.
  Тот ещё раз молча кивнул и прошёл из кельи в роскошную гостиную. Рош Девдас, переглянувшись с хозяином, остался на месте.
  Не теряя понапрасну времени, Индражит тут же направился к щедро накрытому в углу шведскому столу. Взял поочерёдно в руки несколько бутылок, прочитал надписи на этикетках, выбрал и, удовлетворённо хмыкнул и налил себе вина в большой бокал. Полюбовавшись игрой красок и света в бокале, он пригубил, причмокнул, и тут же сделал большой глоток. Опрокинул содержимое в рот, налил ещё. Потом, взяв в руки бокал, с видом знатока стал расхаживать по комнате и разглядывать развешенные по стенам шедевры в тяжёлых золотых рамах. Рош Индражит останавливался почти перед каждым полотном. Разглядывая картины, он удивлённо цокал языком и покачивал головой, тихо повторяя про себя: "Надо же, а я и не знал, что это сохранилось... Вроде бы писали, что "Арлекин" Пикассо сгорел, и эти "Мосты" Клода Моне... А "Женщина с закрытыми глазами" и вправду похожа на роду Дварику..."
  Услышав последнюю реплику, рош Девдас весело рассмеялся. Лочан тоже улыбнулся уголками губ. Сходство женщины на картине Люсьена Фрейда с его матерью и на самом деле просматривалось. И возможно, именно поэтому он не допустил уничтожения похищенных из голландского музея "Кюнстхал" осенью 2012 года пяти картин. В последний момент полотна, закопанные матерью одного из похитителей на старом румынском кладбище, были им подменены. А женщина, пытаясь уничтожить улики против своего сына, сожгла подделки.
  Он мысленно прокрутил Девдасу и Индражиту историю, случившуюся в 1912 году, и через пару минут его гость тоже залился смехом, соглашаясь с пикантностью ситуации и ловко разыгранным представлением.
  "А учёные до сих пор пытаются исследовать пепел от сгоревших полотен, чтобы убедиться, что они были подлинными, - закончил Лочан историю.
  В это время в гостиной материализовались ещё трое - Ролл Индерпал и два даса, которых не знал никто из присутствующих, кроме Лочана.
  - Знакомьтесь, это ролл Махавир и ролл Мохан, члены Высшего совета - представил незнакомцев рош Лочан. - Я вызвал их сектором перехода, и сегодня утром они благополучно прибыли на Землю.
  Вновь прибывшие обменялись многозначительными взглядами с роллом Индерпалом и сложили руки в приветственном жесте. На рош Девдаса и рош Индражита они почти не обратили внимания.
  Широким жестом рош Лочан пригласил всех занять места на мягких креслах, уютным полукругом расположившихся углу при входе в гостиную.
  
  Пока рош Лочан принимал и рассаживал гостей, в его спальне появился ещё один - незваный - гость. Из уже знакомого отверстия в стене потянулся дымок тёмно-синего цвета. Тонкая струйка свернулась спиралью посередине комнаты и медленно рассеялась в стороны, оставив на полу маленькую паучиху - Чёрную вдову. Насекомое покрутилось на месте, перебирая восемью парами лапок, осмотрелось вокруг, вращая глазками-бусинками и уверенно направилось к саркофагу со Смуглянкой. Двухметровая хрустальная призма высилась на своём пьедестале, залитая мягким золотистым светом, льющимся с потолка.
  Паучиха деловито взобралась на возвышение, пробежала по хрустальной поверхности саркофага, нашла отверстие, которое успела проделать в своё прошлое посещение, и проникла внутрь.
  Быстро перебирая лапками по складкам одежды святой, отчего красные пятнышки на её спинке ожили и задвигались как живые, паучиха поднялась по руке Смуглянки к шее. Потом скользнула по выпуклым ключицам и нырнула под оправу огромного бриллианта, украшавшего шею статуи. Сняв задними лапками прикрепленный на чёрной бархатной спинке драгоценный груз - микроскопическую капсулу багрово-синего цвета - она надёжно прикрепила его к оправе клейкой массой паутины. Затем выбралась наружу и также тщательно заклеила дырку, сквозь которую пролезла в саркофаг.
  Спустившись на пол по тонкой клейкой паутинке, паучиха одним движением втянула её в себя, уничтожая следы своего пребывания в комнате. Она направилась было обратно к отверстию в стене, но остановилась и прислушалась. Внимание её привлекли негромкие голоса, доносящиеся из-за двери. Паучиха постояла на месте, решая, уходить ли сразу или послушать, о чём говорят в гостиной. Затем решительно свернула к двери, перебежала по ней вверх и устроилась в щели на верхнем торце, с интересом оглядывая комнату, в которой сидели прибывшие дасы.
  
  Ролл Индерпал в своём неизменном ширвани расположился с самым невозмутимым видом - прямая спина не касается спинки кресла, руки свободно лежат на коленях. Его крючковатый нос, казалось, ещё больше заострился, но карие глаза горели завораживающим блеском, придавая лицу выражение хищной птицы, уже наметившей жертву. Впрочем, он сдерживал хищный блеск глаз, прикрывая их тяжелыми веками. Волнение выдавала разве что жилка, бьющаяся у виска, да периодическое подрагивание указательных пальцев рук.
  Рош Лочан откинулся на спинку кресла, закинув ногу на ногу и сцепив руки на колене. Он один оказался под перекрёстными взглядами высших дасов и, казалось, его это нисколько не заботит, слишком уж он был уверен в себе. Рош Девдас и рош Индражит благоразумно уселись с боков, уйдя в тень и не вмешиваясь в разговор.
  - Мы собрались здесь, потому что обстоятельства в корне изменились, причём, в лучшую сторону, - говорил в это время ролл Махавир. Его крупное породистое лицо, обрамленное иссиня-чёрными курчавыми волосами, спускающимися до плеч, можно было бы назвать если не красивым, то интересным. Общее впечатление портила тяжелая квадратная челюсть и неожиданно тонкие, почти в ниточку, губы. - И поблагодарить за эту неожиданную удачу мы должны в первую очередь рош Лочана.
  Все молча кивнули, выражая своё одобрение сказанному. Лочан степенно поклонился в ответ, принимая похвалу от вышестоящих.
  - Миссия, с которой вы были посланы на Землю, близится к завершению, и это произошло несколько быстрее и иначе, чем мы планировали. Высший совет признаёт ваши заслуги, и вы будете отмечены, рош Лочан, - прибавил ролл Мохан.
  На вид он был гораздо старше Махавира, тоньше в кости и ниже ростом. Но что-то неуловимо общее было у обоих - манера держаться, осознание собственной значимости - нечто, не поддающееся описанию, но очевидное для остальных собеседников.
  - Означает ли завершение нашей миссии возвращение? - проскрипел ролл Индерпал.
  - Не так скоро, дорогой ролл Индражит, не так скоро, - улыбнулся уголком губ Мохан. - Поскольку мы преодолели главный барьер на пути переселения дасов на Землю, и теперь нас не сдерживают рамки в десять процентов выживаемости, отодвигается идея быстрого возрождения Орианы. Какой смысл тратить силы и средства на поднятие материка из недр холодного океана, если на Земле и так достаточно пригодных для жизни мест? Даже если климат на планете будет постепенно меняться, дасам хватит территорий для жизни и отдыха. К тому же, процесс экологической катастрофы пойдёт вспять, как только мы примемся за дело.
  - Но включённый генератор всё равно будет поднимать материк, - заметил ролл Индражит.
  - Да, но поскольку жертва Чернобогу при его запуске не была принесена... - при этих словах ролл Махавир скосил взгляд на рош Лочана; тот прикрыл веки в знак согласия и недовольно поморщился.
  - Но ведь Дассан погиб! - не удержавшись, воскликнул рош Индражит. - Как раз при запуске подземного генератора!
  - У нас несколько другие сведения, - отрезал ролл Махавир. - Мы не знаем точно, что произошло, но на Орионе Бастарда Канина нет. И в пещере Чернобога мы не смогли уловить следов его ауры. Сканирование всей планеты тоже ничего не дало. Где он находится сейчас - неизвестно, но от Бастарда можно ожидать чего угодно. Однажды мы уже сочли его погибшим. Поэтому пока мы не будем абсолютно уверены в смерти Канина, не стоит списывать его со счетов.
  Все присутствующие согласно кивнули.
  - Итак, продолжу свою мысль. Подъем Орианы при включении генератора на неполную мощность отодвигается на сотни, а то и тысячи лет. Мы согласны подождать - к чему теперь спешить, если есть простой и безопасный переход между нашими мирами? И поскольку наиболее пригодные территории Земли сейчас заняты людьми, то у нас остаётся самым насущным один вопрос - освобождение подходящих мест и терраформирование их в первозданный вид, не обезображенный человеческой расой. То есть, полная подготовка планеты для переселения дасов, - пояснил ролл Махавир. - Не мне вам рассказывать, как сильно нуждается наша раса в возвращении.
  Все понимающе переглянулись.
  - И какие же рецепты очищения Земли предлагает Высокий совет? - озвучил общее оживление ролл Индражит.
  - Ну, во-первых, люди, в отличие от дасов, болеют много и часто. Устроить пандемию, то есть, по сути, эпидемию мирового масштаба с уходом львиной доли населения планеты в небытие, вполне нам по силам, - ответил ролл Мохан. - Второй, дополнительный вариант - создание наркотика, который убьет безболезненно, а самое главное, очень быстро, вообще ненужную часть населения планеты. Наработки наших ученых на первый и второй варианты очищения планеты мы захватили с собой. Вы с ними ознакомитесь в ближайшее время. Можно напоследок развязать мировую войну, только без ядерного оружия, нам загрязненные территории ни к чему. Для этого Высший совет предлагает заблокировать устройства, хранящие коды для приведения в действие ядерного арсенала США, России, Великобритании, Франции, Китая, Индии, Пакистана и КНДР. Так называемые "ядерные чемоданчики" должны превратиться в пустышки, если их вдруг захотят активизировать.
  - Не забудем ещё Израиль, Германию, Италию, Турцию, Бельгию, Нидерланды, Канаду, Японию и Южную Корею, - вставил рош Лочан.
  - Естественно, союзники по НАТО тоже не останутся без нашего пристального внимания, - подтвердил ролл Махавир. - Причем это предлагается сделать незамедлительно, сразу после нашего совещания. Мы должны заботиться о своей планете, а сейчас, в данной обстановке, каждая минута на счету. Рисковать нельзя. Наших с вами сил вполне должно хватить на устранение самой серьезной угрозы - применения ядерного оружия ошалевшими от страха или безнаказанности людьми.
  - Люди вообще будут стерты с лица обезображенной ими Земли? - не утерпел толстяк Индражит.
  - Оставшиеся в живых наиболее сильные люди пригодятся. К тому же их будет мало, и мы обязательно будем контролировать их рождаемость, - ролл Махавир оглядел собравшихся строгим взглядом. - Так что опускать руки ещё рано, впереди много работы. Поток дасов хлынет на планету, только когда здесь будет всё подготовлено, и мы сможем гарантировать полную безопасность каждому нашему гражданину.
  - А как быть с отделениями ЭРОРа и теми людьми, над которыми поработал Скульптор? - подал голос красавчик Девдас, до этого сосредоточенно молчавший.
  - Думаю, отделения пока надо оставить, пригодятся для первоначального контроля над планетой, разве что мы их несколько переформатируем. И свои люди в правительстве тоже на первых порах не помешают. Не думаете же вы, что уже завтра сюда хлынет поток желающих с Ориона? Мы должны подготовить планету и доказать правительству, что это будет лучшая и самая безопасная колония для наших людей. Кстати, покажите-ка мне, сколько отделений вы здесь открыли, ролл Индерпал, - добавил ролл Мохан.
  Перед ними тут же появилось трехмерное изображение полого земного шара, на котором сеткой были обозначены меридианы и параллели. На территории почти всех стран горели зелёные, жёлтые и красные огоньки - подразделения ЭКОРа в зависимости от численности набранного состава. Шар медленно поплыл вокруг своей оси, предоставляя собравшимся полюбоваться на дело рук ролла Индерпала и его соплеменников.
  - Хорошо, очень хорошо, отличная работа, - одобрил ролл Мохан, с удовольствием разглядывая вращающийся шар. - Вами охвачены практически все сколь-нибудь значимые страны. А теперь, ролл Индерпал, мы попросим вас дать краткую характеристику работы наиболее значимых участков ЭКОРа...
  Паучиха, всё это время просидевшая на торце двери, поняла, что больше ничего интересного она здесь не услышит. А потому бесшумно и быстро материализовалась из кельи рош Лочана.
  
  Репин, проводив вечером Горшечкина и Эллу, впервые после возвращения с острова крепко и спокойно уснул. Раскинувшись на широкой кровати, он глубоко вдыхал чистый и свежий лесной воздух. Ему снилось, что он идёт по ночному сказочному лесу, под ногами сплошной ковёр из зелёного нежного мха, вдали темнеют деревья незнакомой породы с ярко выраженным хвойным запахом, а вокруг - темнота, наполненная стрекотом цикад и мерцанием светлячков. Маленьких огоньков в темноте становилось всё больше и больше, они двигались вокруг него в замедленном ритме. Потом их танец изменился, огоньки стали сбиваться в большой кокон, который вращался в воздухе всё быстрее и быстрее.
  Репин протянул руки, стараясь дотянуться до светящегося кокона, но тот стал удаляться. Илья потянулся за ним, сначала шагом, потом перейдя на бег, но расстояние между ними не изменялось. Запыхавшись, он остановился. Кокон тоже завис в воздухе на некотором расстоянии. Репин понял, что так он его не догонит, и решил схитрить. Мысленно позвал светящийся шар к себе, настойчивее, ещё настойчивее... Тот заколебался на месте, а затем медленно двинулся в его направлении.
  "Ну же, быстрее, иди сюда", - усиливая ментальный напор, снова позвал Репин. Ему почему-то было очень важно дотронуться до этого необычного кокона.
  Шар подлетел ещё ближе, Илья напрягся сильнее, призывая все свои ментальные способности. Шар рванул в его сторону и, не долетев совсем чуть-чуть, рассыпался на миллионы блёсток. Они медленно оседали и гасли прямо под руками. Горечь потери буквально волной захлестнула Репина. Он закричал от отчаяния и подскочил на кровати, хватая открытым ртом воздух.
  Комнату заливал лунный свет, занавески колыхались от лёгкого ветерка. Репин поёжился, ощущая ночную прохладу, и пошлёпал босиком к окну, чтобы прикрыть створки. Развернувшись, он вскрикнул от неожиданности - посредине комнаты стояла Мария. Вернее, не она сама, а её голограммное изображение, переливаясь ультрамариновыми цветами всех тонов и оттенков.
  - Маша, - хриплым шёпотом произнёс Илья, ощущая одновременно и облегчение от того, что она жива, и тревогу, потому что не материализовалась полностью. - Это действительно ты?
  "Илюша, мне нужна твоя помощь" - ясно отозвался у него в голове голос девушки.
  "Что с тобой? Почему ты не принимаешь свою форму?" - тут же перешёл на ментальную связь Репин.
  "Я потеряла своё тело, там в пещере. Теперь, как и отец, могу только на некоторое время создавать иллюзию живого тела, но на это уходит много сил, а они мне сейчас очень нужны"
  Илья открыл рот, чтобы задать следующий вопрос, но девушка перебила его, быстро проговорив вслух:
  - Илюша, у нас нет времени, всё нужно делать очень быстро. Иди и приведи сюда Андрея.
  - И как ты себе это представляешь, он сейчас с Лизой, а я ворвусь просто так посреди ночи в их спальню? - заволновался Илья.
  - Когда речь идёт о спасении планеты и самой людской расы, не до этикета, - твёрдо произнесла девушка. - Скорее, ещё немного, и может быть поздно!
  - Хорошо, надеюсь, он меня услышит, - сдался Репин. Он мысленно связался с Ивановым на приватном канале, тот ответил, но не сразу.
  "Репин, чёрт бы тебя подрал, - простонал майор, отдаваясь громким эхом в голове. - Я только задремал! До утра дотерпеть - не судьба?!"
  "Андрюха, быстрее шпарь ко мне в комнату, - взволнованно прошептал Илья, не давая майору больше вставить ни слова. - Мария вернулась"
  "Ну и вернулась, ну и... Ладно, сейчас"
  Долго ждать майора не пришлось. Он влетел в комнату Ильи в одних шортах, на ходу приглаживая всклоченные волосы. На одной ноге у него был Лизин шлёпанец, на другой - его собственный.
  Не дожидаясь вопросов, Мария указала ему и Илье сесть на кровать.
  "Сейчас вы всё узнаете, рассказывать долго, я вам быстрее покажу, - сказала девушка, и оба сразу же ощутили мощное давление на голову. - Потерпите немного, через пару секунд вам всё станет ясно"
  Она прокрутила совещание дасов в ускоренном темпе. Оба несколько минут сидели потрясённые, не в силах поверить в то, о чём только что узнали.
  Но уже через пару минут майор соскочил с кровати, оправившись от головной боли, и обратился к девушке.
  - Что делать? Эти высокомерные выскочки действительно хотят уничтожить нас на корню! Если ты здесь, значит, на нашей стороне и можешь предложить какой-то выход?
  - Как вы поняли, сейчас высшие дасы проводят групповой сеанс обезвреживания "ядерных чемоданчиков", это процесс длительный и трудоёмкий. Пока все они заняты, мы можем попытаться овладеть сектором перехода, это наш единственный шанс. Если дасы перестанут контролировать сектор, то угроза захвата Земли уменьшится. Горшечкина нужно срочно изолировать. Чтобы подчинить себе сектор перехода, нужно слияние аур даса и человека. У рош Лочана остался в ауре след Гршечкина, но этого мало. Скорее всего, Лочан попробует заставить Сергея помочь вернуть сектор.
  - Горшечкин ещё вечером уехал с Эллой в Красноярск, - торопливо пояснил Илья. - Мы его не сможем достать.
  - Не страшно, я его уже чувствую - мне теперь легко настраиваться на знакомую ауру. Главное, чтобы его не было здесь, когда пойдёт борьба за контроль над сектором. Подождите немного, я сейчас отключу Горшечкина и тут же вернусь, - голограммное изображение девушки мгновенно растаяло в воздухе.
  Она отсутствовала минут десять. Майор и Илья, взбудораженные известием о вероломстве дасов, всё ещё приходили в себя.
  - Нет, ну ни фига себе! - возмущался майор, меряя большими шагами спаленку Ильи. - Вот чуяло моё сердце, что не стоит доверять этим дасам! Никому из них! Шкуры продажные...
  - Да не мельтеши ты, - успокаивал Репин. - Лучше давай Дворкина позовём, может, и он на что сгодится?
  - Да на кой он нам здесь сдался, - отмахнулся майор. - По всем его предсказаниям бабушка даже не на двое, а на трое пророчит. Ты ж сам слышал, как он пояснял, что то, что он видит, может и не произойти вовсе, потому как в следующий момент что-то поменяется, и будущее сразу станет другим, не таким, как могло бы быть.
  - Да, "эффект бабочки", так кажется называется это вторжение в ход временных событий, - подтвердил Репин. - И всё ж таки я его позову. И Симагина тоже - он со мной к бассейну тогда за порошком ходил...
  - Ну ладно, зовём обоих, - сдался Иванов. - Чем нас больше, тем мы сильнее. И по карманам пошарь - порошок-то остался?
  - Должно быть немного, - уклончиво ответил Репин, отлично помнивший, что порошком он тогда набил оба кармана, а после возвращения аккуратно ссыпал остатки порошка в пакет и убрал в шкаф. Так, на всякий случай.
  Дворкин и Симагин появились в комнате почти одновременно с Марией.
  Девушка на этот раз материализовалась полностью. Она кивнула двум подошедшим, почти мгновенно ввела их в курс дела, пропустив ментальный информационный поток через головы.
  - Горшечкина я нейтрализовала, он нам не помешает, - выдохнула она. - Наша задача сейчас призвать сектор перехода и заставить его признать нас, затем удержать его за собой, пока все дасы принудительно не покинут планету. Для этого мы должны исполнить метаконцерт на той частоте и в том тембре, который я вам сейчас укажу.
  - Это так важно - поддерживать и частоту, и тембр? - встрял Симагин.
  - Да, - просто ответила Мария. - Сектор перехода - это временная рамка, нам нужно ввести её в резонанс, чтобы на высокой частоте быстро выкинуть всех дасов за пределы планеты. Затем обязательно затушить колебания и перевести сектор в режим постоянного работающего колебательного контура.
  - То есть, если кто-то из дасов попытается снова вернуться на Землю, он будет без вопросов сразу же выброшен обратно? - догадался Симагин. - Здорово! Практически вечный двигатель! Только чем подпитывать его постоянные колебания, чтобы они не затухали?
  - Надо вернуть сектор перехода снова в пещеру, там он будет питаться от постоянного генератора. А доступ к сектору будет закрыт, поскольку пещера завалена.
  - Маша, вы не крутите, - вкрадчивым голосом произнёс упорно молчавший до этого Дворкин. - То есть, вы хотите сказать, тот генератор в пещере мы таки включили?!
  - Вы же видели, что вулкан пробудился, - улыбнулась Мария. - Генератор не включился на полную мощь, но на поддержание постоянной работы колебательного контура долгое время его вполне хватит. Мой отец всегда просчитывает конечный результат. Он был уверен, что генератор не выдумка или легенда, а реальность. Но последствия включения получились непредсказуемыми. И если бы отец был сейчас здесь... он предложил бы вам то же самое! Итак, вы согласны?
  - А куда деваться? - усмехнулся майор. - Берём рамку за рога!
  - Погодите, - вклинился Репин. - Если мы овладеем сектором и выкинем всех дасов обратно на Орион, то ты, Мария, тоже уйдёшь в переход?
  - Иного пути нет, - печально улыбнулась девушка. - У меня теперь нет тела, и мои силы и возможности постепенно слабеют. После метаконцерта мне будет ещё сложнее материализоваться. А на Орионе возможно мне смогут помочь...
  - Ага, если дасы расскажут о твоей роли в закрытии колонии под названием Земля, то, боюсь, тебе там так помогут, что мало не покажется!
  - Не все дасы думают так, как члены Высшего совета, - тихо произнесла Мария. - Я постараюсь открыть им глаза на то, что тут творилось и что замышляется. Так вы согласны или нет? Время не ждёт!
  - Согласны, - ответил за всех майор. - Давайте за дело!
  - Слушайте, я проиграю вам аранжировку, постарайтесь не спутать тембр и всё время держите одну и ту же частоту, - торопливо продолжила девушка. - Как только появится сектор перехода, мы с Ильёй должны взяться за контуры рамки и растянуть её в стороны. Вы ни в коем случае не должны дотрагиваться до неё, чтобы ни случилось. Единственное, в чём можете помочь - дотронуться во время концерта до Ильи, чтобы увеличить его ментальный потенциал.
  
  - И-ех, - воскликнул майор, увидев, как в комнате вынырнула и повисла в воздухе светящаяся рамка. Мария схватила её с одной стороны, Репин, предварительно смазав руки порошком, - с другой. Оба потянули сектор перехода на себя, раздвигая его контуры. Мария начала метаконцерт с низкой тягучей ноты, постепенно увеличивая вибрацию тональности.
  Пространство, раздвинутое в стороны, загорелось ослепительным светом, пелена внутри сектора заколыхалась, завибрировала, и воздух в комнате почти ощутимо задрожал от зловещего, чуждого присутствия. Казалось, комната наполнилась призраками, которые касались людей своими бестелесными руками, паразитами ползали по внутренностям, скручивая их до тошноты в желудках. Извилины мозга, и те как будто зашевелились в головах людей, посылая тревожные импульсы по всему телу.
  А мелодия становилась всё громче и быстрее, сектор вибрировал всё яростнее в такт метаконцерту. Фигура Марии стала почти прозрачной. Репин тоже поменял вид - вместо плотного тела на его месте заколыхалась ярко-зелёная аура, сгустки которой двигались волнообразно, меняя очертания.
  Минуту спустя пелена внутри сектора разошлась, и он открылся. И почти сразу же рамка стала затягивать в себя разноцветные ауры дасов, которые пребывали в это время на Земле. Словно радужные призраки, слетались они в спальню Репина, пытались зацепиться за рамку, и беззвучно всасывались внутрь. Минут через двадцать наступило затишье. Сектор перехода работал вхолостую - казалось, больше всасывать было некого.
  Рош Лочан обрушился на них неожиданно и страшно. Репину показалось, что его в одночасье придавило тяжёлой бетонной стеной - так велика была теперь сила безопасника планеты.
  Он материализовался посреди комнаты, схватился за дугу рамки перехода и попытался ментальным молотом пробить брешь в метаконцерте.
  Дворкин, майор и Симагин одновременно двинулись к Илье, почувствовав его мысленный призыв. Иванов первым опустил руки в зеленую ауру Репина, и тут же потерял своё материальное тело. Его аура алого цвета мощным потоком стала вливаться в зелёную, не смешиваясь, а обтекая со всех сторон надёжным щитом. Симагин тут же шагнул вперёд и тоже протянул руки. Его аура оказалась бело-синей, с небольшими вкраплениями фиолетового цвета. Она стала быстро распределяться вокруг, создавая дополнительный слой защиты.
  Последним к Репину прикоснулся Дворкин. Вначале он нерешительно сунул одну руку в разноцветный поток, и с минуту удивлением и страхом смотрел, как рука стала прозрачной и окрасилась в жёлтый цвет, потом, решившись, воткнул в разноцветный поток и вторую руку.
  Сектор перехода, который растягивали теперь в три стороны Мария, рош Лочан и люди, ходил буквально ходуном, то и дело меняя свои очертания, цвет и плотность, в зависимости от того, какая из трёх сторон прилагала большее усилие.
  Репин, отвечающий за свою сторону сектора, с тревогой поглядывал в сторону Марии. Если с помощью Иванова, Симагина и Дворкина его сила давления на сектор резко увеличилась, то у Марии, наоборот, внутренние возможности быстро иссякали, а подпитки извне не было. Отбиваясь от ментальной атаки рош Лочана, Репин взволнованно следил за изменениями в ауре Марии. Если она не выдержит, то ему придётся бороться за контроль над сектором самому. А рош Лочан отчаянно цеплялся за рамку перехода, понимая, что это его последний шанс. Пока что силы, ведущие борьбу, были равны, но это шаткое равновесие не могло продолжаться долго.
  Илья понимал, что все дасы уже покинули планету - через сектор перехода движений не было. Обратно тоже никто из дасов вернуться не мог - совместный предварительный метаконцерт навсегда заблокировал движение в обратном направлении. Репин лихорадочно раздумывал, что предпринять, чтоб хотя бы на мгновение изменить равновесие сил и перетянуть сектор перехода на свою сторону, но ничего путного в голову не приходило.
  Положение спасла Мария, которая приняла единственно верное решение - она одним мощным толчком перекинула свою ауру через рамку перехода и буквально влилась в ауру рош Лочана. Ярко-синяя вспышка слияния аур осветила спальню лишь на мгновение, и этого хватило, чтобы возник перекос сил. Обе ауры - Марии и Лочана - практически тут же засосало в переход.
  Репин, который помнил наставления Марии, тут же начал распределять свою ауру вдоль сектора перехода, постепенно гася резонанс колебаний. Рамка, которая теперь подчинялась одному человеку, постепенно съёживалась. Колебания гасились, переходя на нормальную постоянную частоту.
  Первым от ауры Репина оторвался Дворкин. Он резким движением вырвался из плена сектора перехода и тут же материализовался, обретя своё тело.
  - Хорошо-то как, Господи! - выкрикнул Изя, ощупывая свои руки и плечи. - Неужто моя голова осталась жива на этом несчастном горле?
  Вторым вынырнул в комнату Симагин. Он просто разноцветным рукавом стёк по полу и встал уже человеком. Потряс головой, отгоняя навязчивые видения, и повернулся к Илье.
  Иванов старался и не мог разорвать связь с Репиным, отчего его медленно, но верно охватывала паника. Его аура скользила вокруг Ильи, но никак не отрывалась. Один, второй, третий оборот... Ауры разъединяться не хотели.
  Симагин первым сообразил, что майору требуется помощь. Он подошёл с сросшимся и мысленно связался с обоими по приватному каналу:
  "Ребята, да погодите пытаться расцепиться. Надо сектор перехода обратно в пещеру вернуть. Андрей, ты должен перенести Илью в пещеру, чтобы там закончить наше задание. И в таком виде будет намного легче, он же сам не сможет туда проникнуть. А вот когда вернётесь, мы с Дворкиным вам поможем"
  "Точно, - послышался ментальный смешок Репина. - Я ж летать через океан еще не научился. Андрюха, давай тащи нас в пещеру вместе с сектором перехода, надо его на место возвращать"
  Майор, судя по всему, внял голосу разума. Его аура перестала кружить вокруг Ильи синей птицей и остановилась на месте. Затем сине-зелёный контур потускнел и стал медленно растворяться в воздухе.
  - Имеешь ты себе такое представить, Борода, - волнуясь, обратился Изя к Симагину, - у мине так сердце кровью обливается и душа болит за наших братьев!
  - Им грозит опасность? - заволновался Алексей. - Ты что-то видишь? Не темни, Изя!
  - Здравствуйте! Я скажи - а потом виноват кругом буду. Как пить дать, они вернутся, это же такая у них удача - раз на тысячу лет!
  - Значит, всё окончится хорошо? - выдохнул Симагин.
  - Имей стыд, Борода, я этого не говорил!
  - А что?
  - Я только вслух подумал!
  - А, с тобой говорить без толку, - отмахнулся Алексей. - Будем ждать, это всё, что нам с тобой остаётся. Всё равно мы им уже ничем помочь не сможем.
  - Справятся, - уверенно произнёс Дворкин. - Немножечко поднапрягутся и справятся.
  И Симагин ему сразу поверил.
  
  Купол над коттеджем, видимый только ментальным взглядом, защищал по утрам от холодной росы. Воздух, чистый и прозрачный, уже дышал осенью. Деревья на сопке уже отливали всеми цветами желтого и красновато-оранжевого. После сытного завтрака все чувствовали себя расслабленными и немного ленивыми.
  Репин вышел на веранду второго этажа первым, за ним - Иванов. Симагин замешкался, переодеваясь в спортивный костюм - он собирался сегодня посетить "ведьмины круги" на Красном гребне, о которых Сашка прожужжал ему все уши. Дворкин вышел последним, прошёлся по веранде, осматривая окрестности, и хитро прищурился.
  - И куда мы теперь? - он первым задал вопрос, который с утра вертелся у всех а языке.
  Благополучное возвращение Репина и Иванова с острова сняло напряжение последних дней, но камень на душе у каждого всё ещё висел - как жить дальше?
  - Я остаюсь здесь, - первым ответил Симагин. - Тётя Даша предложила - мужские руки в коттедже всегда пригодятся. Выпишу жену и дочь, моя Светлана медик, найдёт себе работу в посёлке. А я буду местных ребятишек тренировать. Они тут все как на подбор, крепыши сибирские. Хочу свою команду на мировое первенство вывести.
  - А если дочка не захочет в такую глушь ехать? - предостерег майор.
  - Уговорю школу закончить здесь, а в Институт поступать поедет в Питер, мы с ней об этом уже толковали.
  - Тренировать мальчишек, и только? - усмехнулся Илья, в упор рассматривая Симагина.
  - Не только, - признался Алексей. - Понимаете, ребята, не хочу, чтобы кому-нибудь ещё, как и мне, память стёрли или заставили жить по указке. Разгромленной установкой Дассана займусь, ведь я с ней больше года работал. Постараюсь кое-что восстановить. И для этого, ты, Илюша, мне просто необходим.
  - Это по какому же поводу? - занервничал Репин. - Я здесь не останусь, меня Мадалена ждёт, я честное слово дал, что вернусь.
  - А мне от тебя только информация нужна, - успокоил его Симагин. - Хочу, понимаешь ли, записать ту информацию, что тебе Мария показала. Ну, ту карту расположений баз ЭКОРа, которую ты нам показывал. Я её у тебя сосканирую и попытаюсь перевести в видеофайл, чтобы на обычном компе можно было рассмотреть.
  - Ясно, - протянул Иванов. - Значит, дембель отменяется?
  Симагин молча кивнул. И отрешенным взглядом мазнул вокруг.
  - Как для кого, - тихо сказал он.
  - А стоит ли? - спросил Репин. - Дасов на Земле нет, а без финансирования все отделения ЭКОРа и так скоро развалятся.
  - Не скажи, - твердо возразил Симагин. - Может, и развалятся, а может и ещё в какие нечистые руки попадут, проконтролировать надо, и сообщить куда следует.
  - Подкинуть, так сказать, вещественные доказательства, в нужное место нужным людям, - улыбнулся Иванов.
  - Не вещественные, а безвещественные, виртуальные, - встрял Дворкин.
  - Хотел бы я посмотреть на лица руководителей отделений ЭКОРА, когда они такую хрень получат, - гоготнул майор. - Да ещё и телевидение, и интернет обрушатся... Значит, остаёшься. Ну, как решил, так и будет.
  - А я может, куда подальше отправлюсь, за границу, к примеру. Мы с Мадаленой ещё многое за рубежом не видели, - признался Репин. - Да и возвращаться в город мне как-то не с руки...
  Он вздохнул, вспомнив свою новенькую "Ауди". И презентации для местных толстосумов, которые теперь совсем не хотелось проводить. Нет, надо искать себя совсем на ином поприще. Но для начала - хотелось просто пожить, для себя и Мадлен.
  - Моя мама говорила, что глупый ищет счастье в дальних краях, а умный растит его под ногами, - улыбнулся майор. - Хотя к тебе Илюха, это явно не относится. Мы с сыном возвращаемся домой, в мамину квартиру. Теперь я уж своего не упущу, устроимся нормально с женой, и Сашку с Димкой в люди выведем. А ты, Алексей, если нужно будет, всегда найдёшь меня на приватной волне.
  - И меня, - тут же добавил Илья. - Если нужно будет, то мы все здесь окажемся, ты только свистни.
  - Я тоже имею кое-что сказать, - вставил Дворкин. - И не уговаривайте, здесь не останусь. Прямиком в столицу отправлюсь. В большом городе возможностей больше. Но знаю, что наши дорожки ещё пересекутся. Как говорила моя мамочка, всякое доброе дело не остаётся безнаказанным, а мы тут столько делов натворили...
  - Короче, до АДа и обратно - один шаг, - подытожил майор, пожимая друзьям руки. - И если надо будет, мы его снова сделаем.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"