Cat Helgius: другие произведения.

Красавица и чудовище

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его единственной любовью была- работа. Ее жизнь связана с самым изящным серьезным спортом - фигурное катание. Они встретились случайно. Но ведь случайности не случайны?

  Красавица и чудовище
   Предновогодняя ночь в этом году выдалась снежной. В темной гостиной стоял мужчина и смотрел в окно на непрекращающуюся метель. Он давно не уделял внимание отдыху и своим старым друзьям. В этом году друзья уговорили его встретить Новый год вместе, и для этих целей, он великодушно выделил свою большую пятикомнатную двухуровневую квартиру в центре Одессы. Все уже собрались в гостиной на первом этаже. Там собрались его старые армейские друзья со своими девушками и женами. Он согласен был видеть всех их, кроме одного, но друзья настояли на участии всей их группы из десяти человек. Вздохнув, командир спустился на первый этаж к своей группе. На нем были потертые джинсы и черная шелковая рубашка с закатанными рукавами и расстегнутыми тремя верхними пуговицами. Из-под рубашки выглядывали набитые рукава, из-под ворота в районе груди виднелось несколько шрамов от пуль и татуировка с группой крови. Тонкий шрам начинался над бровью, пересекал глаз и останавливался на щеке. Мужчина криво усмехнулся и сел за стол. Он был единственный из всех без девушки или жены. Зато Игорь привел с собой сразу трех девиц. Две шлюхи в коротких мини и в чулках и одна скромная блондинка которую Игорь грубо сжимал за талию, не замечая как она морщится. Новый год должен наступить через 3 часа... Давид смотрел на своих ребят с их женщинами и усмехался. Невольно его взгляд возвращался к блондинке. Мужчина пытался понять, что толкнуло ее на такую компанию, как Игорь с его шлюхами. Когда ей удалось оторваться от этого мудозвона, то она отошла к мужчинам и их женам. Они ее явно знали. Теперь ему стали понятны мотивы девушки и мужчина откинулся в кресле, закинув руки за голову. Даже сейчас он был предельно внимателен, не пил ничего, кроме яблочного сока, а за поясом грел душу ствол. Через час все собрались за столом и так получилось, что, около него сидела эта самая блонда. Вежливо ухаживая за столом за гостьей, подливая ей напитки и накладывая еду, Давид с усмешкой заметил, что девушка вздрагивает от каждого его движения. Это было забавно. У нее оказались большие глубокие золотисто-карие глаза, и она явно была некрашеной натуральной блондинкой. Тонкие руки, небольшая грудь в вырезе светло-розового свитера, красивые ножки в джинсах и узкие ступни. Он немного засмотрелся на девушку, но тут внимание мужчины привлек шум слева. Мужчина поморщился, когда увидел, что Игорь уже переходил границу культурных посиделок. Его группа знала, что командир против излишних изливаний. И вот новенький успел неплохо набраться, а сейчас активно тискал одну из своих девиц, усадив ее на колени и опрокинув бутылку. Блондинка смотрела на эту суку с укором и кусала губы. Ей явно это не нравилось. Она вздохнула и встала из-за стола, а с ней встала жена Славки и они пошли наверх. Давид хмуро наблюдал за действиями, разворачивающимися в его квартире. Определенно, Игорю не место в их группе. Такой подставит и не заметит... Стараясь уйти ненадолго от праздничной суеты и не чувствуя самого праздника, мужчина отправился в свою спальню, где засели девушки, покинувшие застолье минуту назад. Ира чуть приобнимала девушку и он услышал обрывок фразы:
  - Даже если ты уйдешь от этого неблагородного мудака мы все равно будем с тобой, Евушка. Как же мы без тебя? Славка кстати попросил спросить, пригласишь на концерт?
   Услышав это, Дав громко хмыкнул. По его мнению, с этим мудаком не могла связаться нормальная девушка. И тут либо комедия блондинки, либо на нее нашло временное помешательство, когда она прыгнул в постель к тому. Так же молча он прошел к столу и забрал ноутбук.
  - О, Дав, ты и под бой курантов будешь хмуриться и молчать?- Ирка хмыкнула.
   В ответ он хмыкнул и потянулся за телефоном. В этот момент девушки могли наблюдать за поясом мужчины торчащий ствол. И это в собственной квартире в кругу друзей.
   - Давид Маркович. Прием-прием!
   Впервые за вечер мужчина весело фыркнул:
  - И как тебя Славка терпит, несносная женщина?! - его голос был очень хриплым и будто бы простуженным.
  - Терпит. Еще как терпит и леет. А вот ты когда себе девушку найдешь, прохвост ты наш?
  - У меня есть единственная и любимая женщина. Я думал, все это знают,- он ухмыльнулся, наблюдая за женщинами. Ира распахнула глаза:
  - Дав! Мама не в счет!
  - А я и не о ней. Имя моей женщины "работа". И она меня ждет,- он показал на ноутбук в своих руках,- Так что вынужден откланяться.
   - Ева, вот! Тебе нужен настоящий мужчина, а ему девушка! Дав! Может, познакомишься с моей подругой?
  - Ира! - хрипло рыкнул мужчина,- В отличии от Игоря, я не трогаю детей.
   Ева задохнулась от возмущения и обижено сказала:
  - А я не знакомлюсь с лысыми грубиянами-амбалами.
   Давид хмыкнул и вышел из комнаты. Он оставил свою спальню девушкам, а сам переместился в пустующую спальню, где сел работать. Они с группой только вчера вернулись с очередного задания, и необходимо было ему составить отчет. За 10 минут до начала Нового года все спустились вниз. Вся компания была весела, только хозяин квартиры хмуро осматривался. По его опыту, Новый год был довольно напряженным праздником. Все люди увлечены гуляниями, а для криминальных личностей это было лишним хлебом. Дав всерьез опасался срочного вызова. Но его не было и под бой курантов все выпили шампанского начиная веселье. Спустя час Еву начал зажимать Игорь и подталкивать к пустой спальне. Девушка отбивалась и когда уже не было сил, она просто толкнула его за что Игорь схватил ее за волосы и рявкнул:
  - Ты моя, сука!
  - Да что же всем сегодня так нравится моя спальня? - послышалось хриплое за их спинами.
   Давид с размаха впечатал радиста мордой в стену, не пожалев собственную отделку, и молча оттащил от него девушку. К этому времени на шум сбежалась вся компания. Игорь простонал, хватаясь за сломанный нос и спрашивая:
  - За чтооо?
  - Захотелось так. Потом поймешь,- Дав хмыкнул и увел девушку на первый этаж. Она дрожала, и куталась в свой тонкий свитер, не поднимая головы. Внизу она быстро схватила свою куртку, одевая ее и одевая большую розовую шапку и...Немного подумав, обняла быстро Дава, шепча слова благодарности и одев ботинки убежала из квартиры. От нее остался только легкий цветочно-цитрусовый флер. Мужчина хмыкнул и вышел из квартиры, оставляя гостей. Он догнал ее только на первом этаже, а для этого пришлось бегом спускаться по лестнице.
  - Я отвезу.
   Ева смутилась еще больше и прошептала:
  - Не надо. Я на такси доеду.
  - Да не трону я тебя,- в очередной раз хмыкнул мужчина и отвел ее к лифту, чтобы спуститься на паркинг. Там Дав усадил беднягу в черный военный Хаммер и завел машинуДавид же очень тихо включил шансон. Дав не был психологом, поэтому не знал, как можно успокоить ребенка. Даже по работе успокаивали заложников обычно другие. Спустя 10 минут они были у ее подъезда. Она пробормотала:
  - Спасибо большое... - и выпорхнула из машины.
  - Не за что,- тихо хмыкнул мужчина и проследил, чтобы она без приключений добралась до подъезда, где Ева быстро спряталась.
   Давид Маркович Гоцман вернулся в собственную квартиру, где продолжали праздновать друзья. И сейчас он пребывал в образе строгого командира. Первым делом он отчитал подчиненного за непотребное поведение и доходчиво на кулаках объяснил, какое поведение совершенно не пристало нормальному мужику. А после выходных сам получил нагоняй от руководства за непотребное обращение с подчиненными, а также лишился месячной премии. А через месяц Дав обнаружил на полу машины брелок от ключей в виде коньков. Он сжал в руках находку и вспомнил нежную блондинку. Удивительный образом после их встречи он стал заказывать только хрупких блондинок, не отдавая себе отчета в причинах такого поведения. Дав подумал вернуть брелок хозяйке, но... нацепил на собственные ключи. Девушка тоже за этот месяц пахала как проклятая на льду. Сломала палец при падении и огорчилась при пропаже любимого брелока в виде изящных коньков. Зато теперь у нее был необычный кулон из пули, который она прятала на груди. Она нашла его спустя 3 дня после Нового года на своей сумке. Он ей напомнил того самого лысого Давида... В середине июля их группу вызвало к себе руководство. Кроме группы Дава на планерке была еще одна группа из десяти человек. Они были уже знакомы и работали вместе. И сейчас предстояла довольно сложная работенка. Двадцать пять человек захватили офис крупного банка почти в центре города. По предварительным подсчетам там было 80 сотрудников банка и неизвестное количество заложников из обычных посетителей. Седоусый генерал посвящал группы в план действий. Назначили миссию: устранить бандитов и спасти заложников с сотрудниками банка. Операция началась на закате и прошла довольно успешно. Они потеряли двух бойцов, еще пятеро были тяжело ранены, остальные отделались легкими ранениями. Из заложников и сотрудников погибло трое, серьезно пострадало четверо и еще с десяток отделались легкими ранениями. Учитывая, что террористов оказалось ровно в два раза больше, чем было заявлено, результат был хорошим. Давид был уже на первом этаже, где оставалось провести последние зачистки, когда услышал взволнованный голос полковника в наушнике:
  - Уведи всех! Они заложили бомбу! У вас 40 секунд. Быстро уводи группу, оставляйте последних.
   А из последних оставалась единственная девушка. Все его бойцы уже отчитались. Они увели всех живых и спешили на выход. Осталась только эта блондинка, которую держал мужик в балаклаве, приставив нож к шее. У девушки была разбита голова и в глазах стояли слезы. А блондинки стали личной слабостью подполковника Гоцмана.
  - Уходи, твою мать! - ревел полковник в ухо и, Дав отключил связь, глядя в глаза террориста. Он молниеносно достал ствол и сразу же выстрелил в голову. Мужик упал, но успел задеть ножом губу девушки. Дав подхватил заложницу на руки и бегом отправился прочь из опасного здания. На улице он пробежал половину пути к своим, когда почувствовал резкую боль в руке. В него было выпущено семь пуль, три из которых застряли в бронежилете, одна в каске, две в руке и еще одна в ноге. Он почти добежал к своим, не выпуская блондинку из рук, когда раздался мощный взрыв. Здание громко рухнуло, осыпав всех клубами пыли, а Дав упал, отброшенный взрывной волной, и прикрыл своим телом девушку. Ева не понимала что происходит. Это все казалось страшным сном из фильма ужасов. Ужасно гудела голова, пахло гарью и кровью, а её к земле прижимал большой мужчина в военной форме. Её голова видимо поняла, что уже опасность прошла и отключилась, как и сознание девушки, вцепившейся руками в бронежилет мужчины. Он же наконец-то рассмотрел спасенную девушку и удрученно хмыкнул. Это была именно та блонда, которая спутала все его мысли в ночь на Новый год. А сейчас ему было очень хреново. Взгляд мутился, а над ухом трещал полковник, недовольный игнорированием приказа. Давид с трудом держался в сознании. Он сглотнул и рухнул на землю тоже без сознания... Очнулся он на следующий день уже подшитый и освобождённый от пуль в перевязках. Голова немного гудела, но состояние было более менее удовлетворительное. В палате воняло медикаментами, а в руке торчала капельница. Мужчина поморщился. За время службы он столько раз был в лазарете, практически на грани жизни и смерти, что банально устал считать. Он выдернул капельницу и сел. А потом с удивлением уставился на фиалку на тумбочке. Давид все рассматривал цветок и не мог понять, как тот оказался в его одноместной палате. Тут к нему зашла Ира со Славой, и он услышал:
  - Рад, что ты жив, друг
  - Что со мной станется? - он хмыкнул,- Мать, надеюсь, не знает?
   Славка замахал головой, а Ира обняла Дава за шею и прошептала:
  - Спасибо за Фею мою.
  - Да ладно,- наверное, впервые Дав немного смутился,- Откуда это? - он кивнул на фиалку.
  - Евка принесла утром. Как самочувствие?
  - Жить буду. Как твоя подруга?
  - В шоке. Даже от меня шугается пока, с ней психолог работает...- Ирка была подавлена
  - Где она?
  - Ммм, соседняя палата от твоей.
   Он кивнул и еще немного пообщался с друзьями. Когда они ушли, Давид тихо хмыкнул:
  - Фея... Подходящее имечко, твою мать... - и отправился в соседнюю палату. Девушка сидела на кровати с перевязанной головой и зашитой аккуратно нижней губой и смотрела в окно, пока ей явно вещал херню мозгоправ.
  - Ева? - тихо позвал мужчина, игнорируя лепет психолога, который явно не имел раньше дела с жертвами терракта. Она повернула голову и посмотрела на него широко распахнутыми глазами, кусая итак повреждённую губку.
  - Свали,- коротко посоветовал мужчине и тот послушался, не рискуя спорить с таким субъектом. Дав подошел к девушке и обнял ее. Миниатюрная блондинка просто утонула в огромных руках накаченного мужчины.
  - Забудь. Это только кошмар,- тихо посоветовал ей, продолжая обнимать, и коснулся губами макушки. Она легко сжала пальчиками ткань его темно- серой майки и молча прижалась к нему, немного дрожа. Дав продолжал обнимать девушку и аккуратно поглаживал по спине. Ева, спустя минут 10, всхлипнула и по щекам потекли слезы. Впервые за эти сутки.
  - Тихо, не надо,- Давид стирал пальцами слезинки, лишь немного разжав объятия для этого. Спустя ещё пару минут она неловко немного улыбнулась и попыталась выбраться из его объятий со словами:
  - Спасибо Вам, Давид. Я ваша должница за спасение моей... жизни
  - Ты ничего не должна,- он немного разжал руки и тут заметил на ее груди свою пулю. Обнимая ее за талию одной рукой, Дав поддел пальцем серебряную цепочку, слегка задев нежную кожу груди, и сжал пулю пальцами с улыбкой глядя на девушку. Она смутилась и пробормотала:
  - Она зацепилась за сумку... И я подумала... - она покраснела и чтобы не нести бред, просто потянулась к нему и поцеловала легко в уголок губ в благодарность Он не остановился на этом и продлил поцелуй. Впрочем, мужчина был аккуратен, чтобы не повредить швы на ее губе. Она легко отстранилась и сняла с шеи цепочку, вешая ему на шею и с улыбкой говоря:
  - Это ваше. Простите...- и она вышла из палаты Дав сжал зубы в раздражении, провожая взглядом Фею. Да, для него она была именно Феей. Мужчина оставил кулон на подушке, а в кармане сжал ее брелок с коньками, выходя из ее палаты. Он решил немного пройтись по больнице и попытаться понять себя. Вечером Евы уже в больнице не было. Немного дольше задержался там Давид, до следующего вечера. Он каждый день непомерным усилием воли останавливал в себе желание отправиться к этой блондиночке. Спустя две недели его Слава, Миша, Витя и их жены затащили на какое- то гребанное ледовое шоу. Ещё и на первый ряд... Дав хмурился и злился, не понимаю, почему вообще согласился. Спустя час он понял, что это немного интересно. А вот когда объявили следующую фигуристку он немного прифигел:
  - Встречайте... Ангел и фея нашего шоу. Незаменимая и отважная девушка.... Шевченко Ева!- Ира на этом моменте взревела:
  - Она обещала не кататься ещё две недели! Ей врачи запретили с черепно- мозговой травмой.
   Мимо них стремглав пронёсся Ангел с распущенными волосами и в нежном бело- голубом костюме с белыми коньками открывая всем шикарный вид на упругий зад и длинные ноги. Она стала в середине арены на льду в позу и поклонилась всем, ожидая начало музыки. Давид следил за ней, восхищаясь красотой и грацией, и готов был прибить за то, что вышла на лед со своей травмой. Ангел начала плавные движения под грустную музыку, набирающую темп и темп набирала Ева. Красивые быстрые движения сменялись прыжками. Тройной сложнейший тулуп, двойной Лутц, быстрый прокат для тройного акселя и, наконец, сам тройной аксель. Все элементы сложнейшие из олимпийской программы и выполнены чистейше. Все зааплодировали, когда она в финале приземлилась на лёд, срубая коньками искры и проколола краску вшитую в костюм изображая что ангела убили... Давид завороженно следил за каждым ее движением, неожиданно для себя отключаясь от окружающих. Впервые он потерял бдительность и следил только за нежной феей на льду. Ева подняла глаза, и её зрачки расширились, а пуля на груди стала жечь под костюмом. Тот мужчина... Давид... Она поклонилась нервно всем и поехала по льду к ним, примыкая к бортику и попадая сразу в руки Иры, которая начала орать и материться. Хмурый мужчина слушал, как Ириша отчитывает свою подругу, и заметил, что лед стали чистить, а выход был уже заблокирован для девушки. Дав молча подхватил ее на руки и отнес на трибуну под удивленные взгляды окружающих, а потом встал неподалеку. Ева покраснела и поблагодарила, снимая коньки и поднимаясь:
  - Давид...- пробормотала она, - Не ожидала вас тут увидеть. Как себя чувствуете?
  - Жить буду. Можно на "ты". А вот тебе следовало бы отдыхать с такой травмой,- хмуро заметил мужчина, и это была самая длинная его фразу, которую Ева слышала. Она тихо засмеялась, перекидывая коньки через плечо и говоря:
  - Я нормально себя чувствую, Давид. Спасибо за беспокойство, -она прошлась вниз по ступенькам и пошла на выход. Трибуны были уже полупустыми и Ира с парнями и девками ушла в буфет, так что Дав и Ева были почти одни. Он хмыкнул и подхватил девушку на руки, относя в гримерку.
  - Давид... Отпусти... Дочка Франкенштейна и сама умеет идти.
  - Прости. Это я виноват. Было мало времени,- попытался успокоить ее Дав,- И покажи того, кто так тебя назвал.
   Она остановила его, обхватывая ладошками нежно щеки, покрытые темной щетиной и улыбнулась:
  - Все нормально. Ты спас мне жизнь, а это...- она провела язычком по небольшому шрамику на нижней губу, - Дурацкая мелочь.
   От этого движения глаза мужчины расширились, а руки сжались сильнее на нее талии. К этому моменту они были в ее гримерке и Дав прижал ее к стене, впиваясь поцелуем в губы. Она переместила руки ему на шею и прижалась к нему, отвечая на поцелуй. Мужчина подхватил ее под упругий зад, заставляя закинуть ноги себе на талию, и углубил поцелуй, быстро разжигая страсть. Малышка тихо простонала и крепко обхватила его ногами, рук одну опуская на спину его. Он ласкал ее, едва оставаясь просто на грани легких ласк, не переходя черту, после которой секс будет неизбежен. Девочка в его руках горела и отвечала на все его действия. Мысленно усмехнувшись, мужчина неожиданно отстранился, напоминая себе, что еще не время, и своим слишком хриплым голосом спросил:
  - Поужинаешь со мной?
   Она посмотрела на него затуманенным взглядом и кивнула, смущенно пряча личико у него в шее
  - Тогда переодевайся, я жду у машины,- он сжал ее ягодицу и легко коснулся поцелуем губ, оставляя ее одну. Девушка прижалась спиной к двери и поняла, что он ей безумно нравится. Она переоделась в простое синее платье до колен и распустила волосы, подкрашивая губы и одевая туфли на высоком каблуке. Давид ждал ее, прислонившись к дверце своего джипа, а в его руках был большой букет белых роз. Она подошла к нему и покраснела. Он вручил девушке букет, ласково поцеловал в губы и открыл дверцу машины. Ева села с его помощью в машину и хлопнула себя по щекам, приказывая собраться. Они снова молчали в машине и припарковались у уютного ресторанчика на берегу моря, где уже была снята целая терраса. Им открывался очаровательный вид на закат, красные блики которого отражались в морской воде.
  - Тут так красиво...
  - Это мое любимое место,- Дав улыбнулся и им принесли меню. Ева посмотрела на цены и ужаснулась.
  - Здесь отлично готовят морепродукты. Как ты к ним относишься?
  - П-положительно, - пробормотала она
  - Напитки? - спросил официант, принимая заказ.
  - Яблочный сок и... - Дав вопросительно посмотрел на девушку.
  - Апельсиновый
  - Что-то не так? - спросил мужчина, когда официант удалился,- Если не нравится, можем уйти.
  - Все хорошо, Дав, прости. Я просто очень давно не была на свидании, -она мило улыбнулась
  - Просто расслабься.
   Вскоре им принесли заказ. Креветки, мидии и гребешки, приготовленные разными способами, несколько соусов к ним и устрицы. Они уже весело болтали и принялись за еду.
   - Ты ела когда-то устрицы?
   Она мотнула головой и хмыкнула:
  - Я знаю, что они прекрасные афродизиаки...- и весело посмотрела на Давида, кусая губу
  - Всего лишь совпадение,- Дав хмыкнул,- Они вкусные. Давай помогу,- он подвинулся на диванчике вплотную к девушке, обнял, заставляя облокотиться спиной на его грудь, и взял устрицу. Ловко поддел раковину, сбрызнул лимоном и поднес к губам девушки.
  - Открой ротик,- попросил хриплым голосом, едва касаясь ушка,- И глотай.
  Она сделала все, как он сказал и хрипло усмехнулась:
  - Давид Маркович, вы змей, который искуситель, знаете это?
  - Тебе кажется, малыш,- хрипло усмехнулся ей на ушко мужчина,- Давай еще одну,- и проделал ту же процедуру. А когда девушка проглотила устрицу, легко слизал с ее губы устричный сок. Она в ответ его поцеловала, кладя ладошку на щеку Дава. Постепенно поцелуй становился все откровенней, а его руки уже гладили стройные ножки. На её коленках Давид видел синяки разной давности.
  - Издержки профессии?
   Она кивнула и взяла устрицу теперь в свои руки, проделывая с ней тоже самое что и он и поднося к его губам. Он проглотил устрицу и ухмыльнулся:
  - Девочка быстро учится?
  - Очень быстро, - она улыбнулась и поцеловала его ласково в губы. Они уже почти заканчивали ужин, когда Давид напрягся и немного сжал руки на женской талии. Он услышал, как кто-то профессионально крадется к ним. Через пару секунд он резко вскинул руку и заломил неизвестного, а потом хмыкнул:
  - Стареешь, Олег. Тебя слышно.
  - Ну, прости, дружище, - мужчина фыркнул.и плюхнулся на диванчик напротив, рассматривая девушку,- Это та самая блондинка, из-за которой ты нарушил приказ?
   Девушка нахмурилась и спросила:
  - Нарушил приказ?
  - Не обращай внимания,- отмахнулся Дав и хмуро посмотрел на друга, а тот продолжал изгаляться.
  - Я всегда считал тебя благороднее, подполковник. А сейчас что? Спас девушку и пользуешься ее благодарностью... После случившегося ей же просто неудобно тебе отказать. Или страшно,- он прищурился, а собеседник сильнее сжал руки на талии объекта обсуждения, понимая резонность слов друга. Ева вскинула голову и резко сказала:
  - Не, подполковник Гоцман пользуется благодарностью, а я, подполковник Дмитров. Ведь так вас зовут? Я изучала рапорт спасительной операции... Давиду я обязана жизнью и мы знали друг друга еще до случившегося, так что не смейте позорить и пристыживать его и делать шлюхой меня, - она ласково поцеловала Дава в щеку и встала со словами:
  - Прошу меня простить. Я в дамскую комнату, - и пошла внутрь ресторана, оставляя мужчин одних. Они оба проводили ее слегка обалдевшими и восхищенными взглядами.
  - Хороша, девчонка! И не побоялась высказаться,- ухмыльнулся Олег, а Давид его осадил:
  - Закрой рот, вытри слюни и не смотри на мою девушку. И проваливай.
  - Нет, ну, правда. Ты последнее время бредил блондами из-за нее?
  - Олег, закройся. В рожу дам.
  - И да, Гоц, она не твоя девушка. Я тебя впервые с ней вижу. Не боишься такое заявлять? Горилла и малышка-милашка.
  - Я предупреждал,- хмыкнул Дав и врезал по роже другу,- И она моя.
   Естественно, бравый спецназовец не стерпел такого поведения и ответил. Завязалась небольшая потасовка, двое здоровенных мужиков мутузили друг друга, а персонал ресторана не решался вмешаться. Тут вышла Ева и подбежала к ним, крича:
  - Гоцман, Дмитров, вы вообще охренели?!
   Мужчины ударили друг друга еще раз, а потом остановились и... пожали руки.
  - Бесстрашная женщина! - ухмыльнулся Олег.
  - Закройся! - рыкнул на него Давид. Ева подошла и стукнула Дава в плечо свои маленьким кулачком со словами:
  - Два полоумных. Отца на вас нет с ремнем! - она схватила сумочку и пошла на выход. Мужчина тихо выматерился, бросил на стол несколько купюр и поспешил за девушкой. Он догнал ее у самого выхода, дернул за руку, разворачивая к себе, и крепко прижал, впиваясь в губы довольно грубым поцелуем.
  - Не делай так больше,- тихо предупредил, глядя на нее своими зелеными глазами с расширившимися от желания зрачками. Она в ответ нежно его обняла и прошептала:
  - А ты не веди себя как обезумевший самец.
   Он только пожал плечами в ответ и уже ласково коснулся ее губ, как бы извиняясь. Она крепче обняла его и ответила на поцелуй,который становился все более страстным. Когда девушка была прижата к стене, Давид отстранился и хрипло предложил:
  - Может, ко мне?
  - Угу...Дав, и не подумай, что я с тобой из-за того, как сказал Олег...
  - Я надеюсь,- он усмехнулся и подхватил ее на руки, неся к машине. Спустя 20 минут они были на пороге его квартиры. Мужчина открыл дверь, пропуская девушку внутрь, и снова прижал ее к стене. Он целовал ее аккуратно, стараясь не тревожить еще не до конца заживший шов. Прижимая Еву к себе за талию, второй рукой спустился на бедро, плавно поднимаясь вверх и задирая платье. Она в свою очередь ласкала руками его грудь и продолжала расстегивать пуговицы на рубашке. Давид наклонил голову, касаясь губами шеи и лаская ее языком.Она уже тяжело дышала и прошептала:
  - Замочек на спине...
  - Я найду, не переживай,- он ухмыльнулся на ее подсказку и расстегнул платье, очень медленно спуская его с плеч девушки, целуя при этом освобожденные участки кожи. Давид наслаждался ею. Такая хрупкая и нежная, она не шла ни в какое сравнение с теми, кто был до нее. Кожа была совсем немного загорелой, небольшая грудь спрятана в белом кружевном бюстике, плоский живот и стройные, накачанные катанием бедра и ноги. Он подхватил ее под зад, вынуждая обнять бедра ногами, и понес в спальню. Она обняла его за широкие плечи и провела по шрамированной коже мышц и легко поцеловала его в шею, а потом в подбородок и губы. В спальне Давид уложил ее на кровать и еще раз окинул восхищенным взглядом хрупкую фигурку. Коснулся губами шеи и медленно стал спускаться к груди, лаская ее. Девушка тихо стонала под его руками, а он дошел губами до груди, обхватил сосок сквозь тонкое кружево бюстика и немного прикусил его. Она выгнулась и прижалась к нему всем телом, шепча:
  - Не дразни меня, Дав...
  - Хочу,- он ухмыльнулся и продолжил свои дразнящие действия, на этот раз освободив ее от бюстика, который был отброшен в сторону. Мужчина обхватил ладонями груди, сжав пальцами соски, и опустился губами на плоский животик. Ева поёрзала по кровати и провела ноготками по его бугристой груди. От такого незначительного действия Дав втянул воздух сквозь зубы и слегка прикусил нежную кожу на ее животике. Он спустился ниже и ухватился зубами за резинку кружевных трусиков, потянув их вниз, обнажая белоснежную мраморную кожу лобка.
  - Дав... Родной... Или ты поцелуешь меня и войдешь, или я тебя стукну еще раз...
   Мужчина усмехнулся и натянул презерватив. Поднимаясь к ее губам, провел языком линию вдоль ее тела, от клитора к губам. Впился поцелуем, глядя в золотисто-карие глаза и медленно вошел в девушку. И тут же тихо зарычал от удовольствия. Она была настолько узенькой, настолько плотно обхватывала его член... Девушка тихо всхлипнула и обхватила его пальчиками за спину и поцеловала крепче в губы, говоря хрипло:
  - Дав...
   Сначала он двигался медленно и размеренно, давая обоим привыкнуть друг к другу и... боясь навредить столь нежному созданию. Она тихо стонала и отвечала на движения его бедер своими и при этом лаская его шею губами, гладя ладошками его тело. Постепенно Давид стал двигаться быстрее и резче, срывая ее уже более громкие стоны. Он не переставал ее поглаживать и ласкать губами. Ева прижималась к своему мужчине и сходила с ума. Сильный, красивый, смелый, отважный... Ее герой... А он в это время восхищался хрупкостью, грацией и нежностью своей маленькой девочки. Когда она кончила и сжала мышцы своего и так очень узкого влагалища, он не сдержался и тут же последовал за ней. Она лежала на его груди и с улыбкой водила по груди, по шрамикам и говоря:
  - Сколько же ты боли вынес...
  - Ерунда,- хмыкнул мужчина, прижимая к себе свою собственную Фею.
  - Правда... Расскажешь когда-нибудь? - она начала целовать каждый шрамик, ласково и нежно. Он млел от ее действий, ласково поглаживая по голове, и стал комментировать каждый ее поцелуй:
  - Осетия,- сказал, когда губы коснулись отметины от пули на плече,- Чечня,- ее коснулись шрама над сердцем,- Дагестан,- она переместилась к ножевому ранению на груди,- Освобождение заложников в Карелии,- пальцы ласково погладили шрамик на руке,- Чечня, плен,- сказал, когда ее губы ласково поцеловали большой грубый шрам от ножа в районе сердца.
  : - Дав... - он подняла на него обеспокоенное лицо и прошептала:
  - Ты герой.
  - Нет, малышка,- он усмехнулся,- Я просто выполнял свою работу,- мужчина взял ее ладошки, испещренные шрамиками от постоянных падений на лед, и нежно поцеловал,- Как и ты.
  Она мотнула головой и прошептала:
  - Герой ты, подполковник Гоцман.
  - Нет, малыш,- он усмехнулся, вспоминая о нескольких орденах в комоде, и притянул девушку к себе, ласково целуя. Она также ласково ответила на поцелуй и очень быстро он перерос в еще один страстный секс, после которого они уснули, обнявшись. Он проснулся гораздо раньше ее и залюбовался, как доверчиво она прижимается к нему, прижимаясь щекой к груди. Он обнимал свою девочку и ласково поправил волосы, убрав их с лица. Когда мужчина увидел на нежной коже отметины от его щетины, нахмурился и решил теперь бриться ежедневно. На его действия она лишь приласкалась щекой и улыбнулась. Давид коснулся губами ее затылка и затих, чтобы не будить свою маленькую девочку. Она обняла его, ласково кладя ладошку на кубики пресса и вновь затихла. В следующий раз они проснулись через пару часов. Точнее, девушка проснулась, а Дав продолжал просто лежать и наблюдать за ней.
  - Ммм, доброе утро...- она сонно потянулась и обняла его.
  - Доброе, Фея,- он улыбнулся и нежно поцеловал свою девушку.
   Она ответила на поцелуй и спросила:
  - Одолжишь майку или рубашку?
   - Выбирай, что нравится,- мужчина кивнул на шкаф,- И прости,- аккуратно коснулся кожи, поврежденной щетиной.
  - Зай, это пустяки, - она встала и потянулась, выуживая пятнистую майку и одевая на себя. Она быстро провела щеткой по волосам и сказала:
  - Я завтрак готовить, - вышла из комнаты. Давид же, выполняя свое обещание, нехотя пошел бриться. Когда он подходил уже к кухне, раздался звонок в дверь. Он открыл и в квартиру влетел черноволосый вихрь, с негодованием набрасываясь на мужчину.
  - Сволочь! Подлец! Негодяй! Ззззараззза! Гад! Сволочь!! - наступала она на него, стуча маленькими кулачками в его плечи,- Как ты мог?!
   Он продолжал отступать в сторону кухни, а высокая стройная девушка продолжала стучать кулачками по его обнаженному торсу и сыпать оскорбления. Ева выглянула из кухни и увидела, что ее мужчина держит аккуратно эту девушку за плечи и даже не успокаивает ее. Он бросил лишь один взгляд на свою девочку и представил ее мысли. Дав дотащил брюнетку до кухни, грубо усадил в кресло и... плеснул воды в лицо. Все это время он не выпускал из поля зрения Еву, а потом обнял ее аккуратно, пока брюнетка отплевывалась и материлась.
  - Родная, познакомься. Эта истеричка - Анна Марковна Гоцман, моя дражайшая сестренка.
  - Я истеричка?! - по новой взвилась девушка,- Это кто из меня истеричку сделал?! Ты снова рисковал собой!!! Если мать узнает, она не переживет! Ты хоть представляешь, что ей пришлось пережить, когда тебя, тогда еще простого рядового попытались повесить в прямом эфире?! Нет! А я была рядом! А потом? Каждое твое задание для нее на грани сердечного приступа! Сволочь!
   Ева протянула девушке полотенце и стала сама же ей вытирать аккуратно лицо, говоря тихо:
  - Простите... Он меня тогда спас... И рисковал своей жизнью ради меня...
   Она посмотрела на блондинку зелеными глазами и довольно улыбнулась, хитро прищурившись. Кажется, они с матерью таки дождались этого... Ее братец тут же подтвердил догадки, представив:
  - Анька, это Ева, моя девушка,- и обратился уже к Еве,- Не церемонься с ней, она всего на два года старше тебя.
   Ева смутилась на его заявление о "его девушке" и спросила с улыбкой:
  - Позавтрака...ешь с нами? Я приготовила испанский омлет и свежий салат. Кофе тоже на подходе.
  - С удовольствием, я только с работы,- и улыбнулась. И вдруг ее взгляд остановился на груди собеседницы, где висела пуля брата, которую он всегда носил с собой. Она довольно улыбнулась и встала, говоря:
  - Давидушааааа, пошли потрещим на пару минут!
  - Чего тебе, проклятье мое?
   Она прищурилась и спросила:
  - Ты даже отдал ей пулю?
  - Случайно получилось,- он пожал плечами.
  - Ей всего 24? Дав, тебе 35. Ее не смущает?
  - А ты как думаешь, если она здесь?
  - Не веди себя как идиот только, ладно? По виду она неплохая...
  - Анечка, дорогая, ты забываешься,- он прищурился,- Не учи меня или я начну тебе напоминать о собственных косяках.
  - О каких?
  - О том, как ты ведешь себя, как последняя сука, с нормальными пацанами и стелишься перед ублюдками,- ударил по больному Давид,- Я знаю, как и с какой женщиной себя вести.
   Аня насупилась и обошла его, идя на кухню. Когда они вернулись, мужчина обнял Еву и притянул к себе. Она прижалась к нему и сказала:
  - Садись за стол и не обижай сестру, - она поцеловала его в губы и улыбнулась.
  - Такую обидишь,- он хмыкнул, занимая свое место,- Ань, как смена прошла? Без эксцесов?
  - Без. Одна родила в коридоре мальчика, - она улыбнулась. Мужчина хмыкнул и спросил о более важном:
  - Как мать? Не рассказывай ей
   - Нормально щас. Ждёт не дождётся, когда ты остепенишься и внука ей дашь, ну или внучку. Не расскажу...
  - У матери слабое сердце, а после смерти отца она слишком болезненно реагирует на любую опасность. Если я попадаю в больницу, Анька узнает в течение нескольких дней в силу своей профессии, но пока прикрывает,- с улыбкой пояснил Еве, о чем вообще идет речь. Ева кивнула и спросила, ставя тарелки:
  - А ты замужем?
  - Нет пока,- девушка грустно мотнула головой,- А ты смотри осторожно с ним,- она кивнула на брата с ехидной улыбкой,- Видишь, до каких истерик доводит. Смотри, чтобы сама потом не плакала в подушку, когда его очередной придурок подстрелит, подорвет или повесит.
  - Тогда ему придётся бояться чтобы меня не прибило на льду. У меня 4 раза ломались лезвия во время прыжков и два из них летели в меня, оставляя глубокие порезы, - Ева хмыкнула и сказала:
  - Приятного аппетита
  - Отличная парочка! - возмутилась Аня, а вот Давид напрягся от таких новостей,- Да вас обоих надо связать и запереть!
   Ева засмеялась и отправила вилку с омлетом себе в рот и сказала:
  - Опасная работа у всех.
  - Не у всех. У меня не опасная, у бухгалтеров, кассиров, любых менеджеров не опасная.
  - Ну, я точно не смогу быть кассиром и бухгалтером. Кстати, на следующей неделе мое шоу и шоу моих маленьких учеников в Ледовом дворце. Приходи. Я билеты могу дать.
  - С удовольствием. И если можно, маме тоже, она очень любит фигурное катание,- Аня смущенно улыбнулась.
  - Конечно. Напомни мне потом, они у меня в сумочке. Я в этом шоу впервые буду с партнером.
  - Что за партнер? - в хриплом голосе Давида чувствовались нотки ревности.
  - Ммм, подполковник, не ревнуйте. Ему 29. Зовут Сергей. Женат и есть ребенок.
  - Не аргумент,- он нахмурился, недовольно глядя на девушку, а его сестра довольно хихикнула.
  - Аргумент.
  - Хорошо. Но не для всех.
  - Дав, мы с тобой только пару дней... Не ревнуй...
   Он только хмыкнул в ответ на такое нелепое предположение. Спустя час они остались одни и Ева мыла посуду.
  - Давай я помогу,- он встал за ее спиной, обнимая за талию.
  - Не надо. Я уже почти закончила.
  - Ев,- шепнул ей тихо,- если что, я его убью. И мне за это ничего не будет
  - За что ты его убьешь? - она повернулась, - Давид Маркович.
  - Если он тебя тронет не так, как надо. Или если обидит.
  - Дав, не обидит,- она обняла его и поцеловала в губы, - Обещаю, герой.
  - Я любого убью, кто тебя обидит,- он прижал девушку к себе, притянув за задницу.
  - Можешь не убивать, но калечить разрешаю
  - Жестокая женщина, я же искалечу так, что им сдохнуть будет проще.
  - И пусть, - она улыбнулась и ласково поцеловала его в шею, спускаясь ниже и говоря:
  - Мы как слон и моська.
  - Ты моя маленькая фея,- мужчина улыбнулся, наслаждаясь ее лаской и поглаживая спину.
   Она улыбнулась еще шире и мурлыкнула:
  - Дав, тебя правда душили?
  - Меня повесили. Неудачно, как видишь.
   Она закусила губу и крепко обняла его, шепча:
  - Бедный мой...
  - Не жалей меня, малышка,- он криво усмехнулся,- Тем более, это было очень давно. Правда, с тех пор я и говорю так, как вечно пропитый ханурик.
  - Ты мужчина с самым сексуальным голосом.
  - Ты уверена, что до этого ты с мужчинами разговаривала? - ухмыльнулся Дав, подхватывая ее на руки и снова неся в спальню.
  - Уверена. Ты самый лучший.
  - Моя маленькая девочка,- он усмехнулся, кладя ее на кровать и снимая майку.
  - Дав... И ты сказал, что мы встречаемся Ане... но мы... нет...
  - Ты против? - мужчина обхватил губами горошинку соска. Она охнула.
  - Зачем я тебе?... - она простонала и запустила руку под подушку, доставая оттуда...ствол.
  - Положи каку, заряжен,- он отвел ее руку и разжал пальчики,- Ты нужна мне, девочка. Вопрос в том, нужен ли тебе... ммм... - Дав задумался,- Как ты меня назвала? Лысый грубиян?
   Она смутилась и сказала:
  - Это было давно. И ты меня тогда назвал ребенком!
  - Ты на 12 лет младше меня. За это мне уже выела мозг сестра.
  - У меня отец старше мать на 15 лет.
  - Я не привык к такой разнице. Сначала... - он усмехнулся и провел дорожку поцелуев до ее лобка. Она застонала:
  - А сейчас?
  - Сейчас нет,- он коснулся губами клитора и провел языком. Ева вскрикнула:
  - Дав...
  - Ммм? - вопросительно промычал, не прекращая ласку. Она вскрикнула вновь и задрожала. А его ласки становились все настойчивее, заставляя девушку кричать и извиваться. Она с громким стоном кончила от его ласк. медленно вернулся к ее губам, лаская животик и грудь.Ева обняла Давида и прошептала:
  - Так мы встречаемся?
  - Именно,- он ухмыльнулся, надевая презерватив, и медленно вошел в нее. Она охнула и прошептала:
  - Гоц... ты мой.
  -Твой, малыш, а ты моя,- он стал двигаться активнее, лаская губами шею и плечи девушки. Она кричала и извивалась под ним.
  - Моя детка,- хрипло рыкнул мужчина, кончая, когда ее мышцы сжались в оргазме. Она крикнула в оргазме и простонала:
  - Твоя.
  - Переезжай ко мне.
  - Дав... Мы встречаемся только 1 день...
  - И что?
  - Твои друзья что подумают?
  - Да плевать мне.
  -А мне нет.
  - И что могут подумать твои друзья?
  -У меня их нет.
  - Почему?
  -Я постоянно на льду. Даже на пляж нет времени выбраться, так что...- она грустно пожала плечами.
  : - Значит, надо выбраться на пляж,- Дав усмехнулся и коснулся губами ее ключицы,- Я принимаю твое решение, но не отстану, пока не получу согласие.
  -Ладно, - она улыбнулась и обняла его.
   Следующим утром он потащил свою белоснежку на пляж в Аркадию. Его девочка была в ярко-красном бикини и привлекала к себе взгляды. А Давид жутко ревновал и не спускал с нее глаз. Здесь было множество мужчин моложе и красивее его. По крайней мере, они не были обезображены шрамами. Но когда они вышли на берег, то Ева протянула ему крем и попросила намазать ее. Вот тут уж он отыгрался. Мужчина не просто смазал кремом ее кожу, он устроил эротический массаж прямо на пляже, от которого его девочка краснела и тихо постанывала.
  - Дав, еще пару движений и я кончу, а потом сяду на тебя и оттрахаю... Давай реще. Я тебя тоже должна намазать.
  - Я хочу, чтобы ты кончила,- известил ее мужчина, продолжая свою игру,- Но оттрахаешь меня дома.
  -Давид!
  - Ммм? - невинно поинтересовался искуситель и продолжил ласку. Она встала и отобрала у него крем, начиная мазать его спину. Мужчина извернулся и снова уложил на кровать свою девушку, продолжая массаж.
  - Я еще не закончил.
   Ласки вновь возобновились, а она краснела и шипела:
  - Я прибью тебя, Гоц.
  - Дома. А пока наслаждайся.
   Спустя пару минут она едва не прокричала на весь пляж, вовремя заткнутая поцелуем Дава.
  - Молодец, девочка,- он ухмыльнулся, отстраняясь.
  - Ненавижу тебя... - она буркнула и стала его намазывать.
  - Меня зачем? Я по сравнению с тобой мулатом выгляжу.
  - Ага. А потом сгореть? Не возникай, мистер крутой.
  - Ты думаешь, я в Чечне или Осетии кремчиком мазался? - он весело фыркнул,- Не суетись, малыш.
   Она обижено надула губки и быстро заплела себе косу, вставая с кровати. Давид подхватил ее на руки и занес в воду, унося на глубину, где он мог стоять, а она уже нет. А там... начал ласкать ее через ткань купальника.
  - Давидушка... Ты постоянно так себя ведешь? Лысый плохиш, а...
  - Не постоянно. Только с особенными девушками,- он оттянул в сторону ее плавки и приспустил свои, входя в нее,- А теперь желательно тихо...
   Она охнула и ухватилась за его шею:
  - Давид...
   - Ммм? - он продолжал двигать бедрами, поцелуями заглушая ее стоны.
  - Дав... Это...грязно, возбуждающе и неправильно...правильно...
  - Правильно, детка.
   Она кивнула и с упоением поцеловала его. Он так же отвечал ей. Кажется, некоторые посетители пляжа уловили суть происходящего, а парочка молодых людей снимала их на свои смартфоны. Дав спрятал свою девочку своей спиной. Он не хотел, чтобы кто-то видел ее сейчас. Он ласкал губами ее шею, слизывая соленые капли морской воды, а почувствовав ее оргазм, быстро вышел, изливаясь в море.
  - Плохой мальчик... - простонала еле слышно Ева и прижалась к нему, тяжело дыша.
  - Еще скажи, что тебе не понравилось,- он ухмыльнулся, поправляя их плавки.
  - Понравилось... Дав, я же привыкну...- она прошептала и потерлась щекой об его грудь, - А потом ты меня бросишь, и я зачахну...
  - Я тебя не брошу, малыш,- мужчина улыбнулся, обнимая свою девочку.
  -Не зарекайся...- она отпрянула от него и поплыла на глубину. Он плыл неподалеку, понимая, что другую женщину и не представляет рядом с собой. Ведь недаром до этого у него были только легкие интрижки и одноразовые встречи без чувств и почти без эмоций... Ева плыла и вдруг врезалась в вынырнувшего парня, который обхватил ее руками и воскликнул:
  - Ой, прости. Не думал, что тут кто-то есть.
   С тихим рыком Дав ударил парня лбом, разбивая нос. Крови было много, но кость осталась цела.
  - Руки убрал от моей девушки! - хрипло рыкнул мужчина и оскалился, отнимая свою добычу.
  -Дав. Эй. Все нормально, он просто меня подхватил, чтобы я как топор не пошла на дно.
  - Я рядом, я бы тебя подхватил,- хмуро заметил мужчина, а парнишка ошалело бросил:
  - Ненормальный! - и быстро свалил к берегу.
  -Давид,- она улыбнулась и обняла его.
  - Не позволю кому-то тебя лапать.
  - Лапаешь меня только ты. Ты не видел, сколько девиц на тебя смотрели? Я тоже могу ревновать.
  - Было бы на что смотреть,- насмешливо хмыкнул Гоц.
  - О поверь. Есть на что смотреть.
  - На страшную хмурую рожу, лысый череп или исполосованное шрамами тело? - он фыркнул,- Красавица у нас ты, детка, а досталось тебе чудовище. Злобное и страшное.
  - Самое доброе и скромное, - она поцеловала его в губы, - Мускулистое, лысенькое, татуированное, красивущее.
  - Только с тобой, детка. Моя маленькая, нежная, хрупкая фея.
  - Купишь фее коктейль? - она хмыкнула.
  - Хоть все,- Давид хмыкнул и они поплыли к берегу. Она вышла на берег и улыбнулась, выжимая косу. Сидевшие на песке парни вперились в нее взглядом и чуть ли не пускали слюни. Увидев это, Гоц нахмурился и бросил в парней взгляд, от которого бледнели даже его враги, закаленные в боях. Он приобнял свою девушку за талию, ведя к снятой на пляже кровати. А затем к ним подошел официант, готовый принять заказ. Ева же засмеялась и мурлыкнула:
  - Гоцман, не убивай их взглядом, а... Они хорошие. Ммм, мне голубую лагуну и...секс на пляже. А еще устрицы.
  - Устриц побольше и яблочный сок,- дополнил мужчина заказ,- А нехрен на тебя пялиться,- хмыкнул, когда ушел официант.
  Она специально легла на подушки, выпячивая немного зад и улыбнулась, пряча личико в подушках.
  - Трахну,- пообещал ей мужчина, накрыв ладонью ягодицу, и провел языком вдоль позвоночника.
  - Прямо тут? Шоу устроишь? - хмыкнула она.
  - Будешь так лежать, то прямо тут.
  - Не верю...-она ухмыльнулась. Он задернул полупрозрачные шторки, чем привлек еще больше внимания общественности, и накрыл ее тело своим, кусая за ушко.
  - Давид... Не хочу становиться звездой Ютуба.
  - Ты же не верила мне,- он ухмыльнулся, целуя ее шейку, а тактичный официант поставил поднос с заказом на столике у кровати.
  - Дав. Не сейчас... Меня папа прибьет, если увидит. А он смотрит Ютуб постоянно.
  - Какой у тебя продвинутый папа...
  - Папа полковник...- она простонала, когда он провел языком по шее, - В отставке...
  - Мда... С отцами-полковниками лучше не шутить... - Гоц ухмыльнулся, а она отстранилась и взяла "Секс на пляже". Он полулег в кровати и подтащил девушку к себе, облокачивая спиной на свою грудь, а потом начал кормить устрицами. Она смеялась и кормила его в ответ, целуясь. Они выглядели совершенно счастливыми. Неожиданно мужчина замер, заметив вспышку, но опасности не ощущалось. Он окинул взглядом пляж и понял, что это был всего лишь фотограф.
  - Давид, ты такой хороший...- сонно прошептала Ева.
  - Спи, моя прелесть,- он улыбнулся, целуя ее в висок, и замер, давая девушке выспаться. По роду деятельности ему часто приходилось часами сидеть без движения, а нынешнее ожидание было очень приятным. Она ласково обняла его, и выпятила под его рукой зад по которому мужчина легонько поглаживал. К ним подошла одна девушка, пока малышка спала:
  - Это ваша сестра?
  - Ты идиотка?! Разве похоже, чтобы я так,- он кивнул на свои руки, нагло обнимающие девушку,- обнимал сестру?! - мужчина был явно раздражен.
  - Ну... мало ли. Может...помажешь нам спинки кремом?- девушка глупо улыбнулась, и услышала она грубый Евкин голос:
  - Пшла вон.
   А девица продолжала улыбаться, игнорируя блондинку, поэтому на нее грубо рявкнул уже Дав:
  - Ты глухая? Была команда "Пшла вон". Выполняй! Кругом!
   Девушка поморщилась и ушла, а Ева вновь прильнула к Давиду.
  - Спи, феечка, отдыхай,- тихо шепнул ей на ушко хриплый голос.
  - А ты говорил...что не вешаются...
  - Таким все равно, на кого вешаться. Им нужно, чтобы их одели, накормили и на курорт свозили, а они за это приласкают любого уродца.
  - Ты прекрасен... Давидушка...- она уснула. Он улыбнулся и снова замер, давая ей выспаться. Мимо них проходили люди и с удивлением рассматривали. Действительно странно смотрелась милая, маленькая, хрупкая девочка в руках огромного, бритого, брутального мужика, покрытого шрамами и татуировками. Ева доверчиво жалась к нему, поворачиваясь через пару минут ко всем грудью, а попкой прижимаясь к плавкам Дава. И теперь мужчина тихо скрипел зубами, подвергая свою выдержку сильнейшему испытанию. Она еще как назло елозила во сне. Рыкнув, мужчина подхватил ее на руки, и понес сонную девушку в воду. Там он планировал осуществить уже опробованный метод борьбы со стрессом. А пока с независимым видом шел сквозь с феей на руках и явным стояком в плавках. А Ева досыпала у него на руках. Он зашел в воду себе по шею и поцеловал девушку в губы, со смехом прося:
  - Просыпайся, спящая красавица.
   Она лишь устроила голову поудобнее и пробормотала:
  - Я сплю...
  - Ты слишком сексуально спала, малыш,- он ухмыльнулся и отодвинул в сторону ее плавки, лаская пальцами, а губы опустились на нежную шейку. Она тихо застонала:
  - Я всегда так... сплю...
  - Тогда я тебя всегда буду трахать, пока ты спишь,- он ухмыльнулся и усилил ласки, а мимо них проплыл какой-то паренек. Парень распахнул глаза и даже чуть приостановился, когда Ева вновь тихо простонала. Ему достался фирменный убийственный взгляд Гоца и тот поспешил отплыть, а мужчина продолжал ласкать свою фею, стремясь довести ее до оргазма.
  - Давид... Лучше тогда войди в меня...
  - Моя девочка любит командовать? - прохрипел он, приспуская плавки и резко входя в нее, сразу же набирая приличный темп. Она вскрикнула, кусая его за плечо и прохрипела:
  - Люблю...
   Гоц усмехнулся, шепнув ей на ушко:
  - Тише, детка, сейчас не кричи,- и, увеличивая темп движений, завладел ее губами, скрывая стоны и крики. Она прижалась к нему и всхлипнула. В этот раз он действительно довел ее до слез, которые выступили на глазах, когда девушка задрожала в оргазме. Мужчина быстро вышел из нее, изливаясь в море. Да, в этот раз не получилось остаться совсем незамеченными. Слишком уж очевидны были быстрые равномерные колебания тела. Она прижималась к нему и глотала воздух ртом, доверчиво смотря в глаза
   - Моя детка,- хрипло прошептал мужчина, с лаской во взгляде рассматривая ее. Она прижалась к нему и поцеловала в шею, ровно в шрам от пули со словами:
  - Давид...
  - Евушка,- его губы коснулись ее макушки, пока мужчина прижимал к себе девушку.
  - Я согласна жить с тобой... Если ты этого хочешь...
  - Хочу. И рад твоему решению. Перевезем вещи сегодня?
   Она кивнула и прошептала:
  - Спасибо за этот день.
  - Спасибо, что ты со мной, малыш,- он улыбнулся и вернул на место их плавки, слегка при этом погладив девушку по клитору. Она всхлипнула и сказала:
  - Дома, Дав...
  - Прости, детка. Ты такая чувствительная и так остро на все реагируешь, что я не могу сдержаться,- он нежно поцеловал ее в висок, соглашаясь с ней,- Дома, позже.
  - У меня не было до тебя секса почти год...
  - Тогда все понятно,- снова легкое касание в висок,- Я постараюсь не давить.
  - Нет. Я люблю секс с тобой...Очень даже наверное...
   Давид усмехнулся, прижимая к себе девушку, и понес к берегу. Дав и Ева были уже звезды пляжа.
  - Кажется, завтра мы пойдем на другой пляж...
  - Мы завтра на пляж?
  - Ты против?
  - Нет, конечно.
   Они вернулись к облюбованной кровати и Дав усадил девушку спиной к себе, положив подбородок ей на макушку. Спустя час они поехали в ней на съемную квартиру и там приняли душ, собирая ее вещи.
  - Нельзя не отметиться и у тебя дома,- хитро усмехнулся Гоц и они потратили еще пару часов жизни на насыщенный страстный секс. После которого Ева собрала вещи и они поехали к нему. Там он освободил большую часть места в шкафу и помог девушке их разложить. Его взгляд задержался на нижнем кружевном белье, которого у нее было очень много.
  - Вот что нравится моей девочке? - с ухмылкой мужчина достал особенно соблазнительное бюстье из черного с розовым кружева.
  Она отобрала у него и шикнула:
  - Мои цацки.
  - Ну-ну...
  - Это сюрпризы...
  - Для кого? - он ухмылялся.
  - Для тебя.
  - Ой ли? Мы два дня вместе и не расстаемся.
  - И что?... Могу уехать обратно...
  - Кто тебя отпустит после согласия,- Дав хмыкнул,- И если это все же сюрпризы для меня... Я был бы очень не против оценить их все...
  - У тебя много времени...
  - С такой девушкой времени никогда не бывает много, его всегда не хватает.
   Она довольно улыбнулась, а Дав прижал к себе девушку, снова жадно целуя. Ему все было мало ее.
  - Дав... Ты будешь смеяться, но давай запремся два на три и будем только трахаться и есть... Может голод чуть-чуть утолим...
  - Мммм... Не получится, у тебя послезавтра шоу. До и после этого - с удовольствием.
  - Ну, вот два дня до...
   - С удовольствием, малыш,- он повалил ее на кровать. Она обхватила ногами его за талию и прошептала:
  - Трахните меня, подполковник Гоцман.
   - Будет исполнено,- он шутливо отдал ей честь, сразу же набрасываясь со всей страстью. Заснули они ближе к утру. Голая девушка прижималась к нему и тихо сопела. Наслаждаясь ее присутствием, он тоже быстро уснул своим привычным тревожным сном, готовый в любой момент вскочить и ринуться в бой. Однако через пару часов он неожиданно провалился в старый кошмар, который не снился уже несколько лет. Именно из-за этого кошмара он старался не засыпать слишком крепко. А снилось ему то время, когда был 19-летним пацаном в плену в Чечне. Проснулся он от тормошения и чуть не столкнул Еву с кровати.
   - Прости, родная,- быстро сориентировался в пространстве Гоц, хотя перед глазами все еще плясали картинки прошлого.
  - Дав, что случилось?
  - Все хорошо, детка. Спи,- он поцеловал ее в висок, укладывая обратно в постель.
  - Скажи мне... родной мой, - она обняла его.
  - Ев, не нужно, все хорошо.
  - Давид. Расскажи. Легче станет. На папе проверено.
  - Хорошо,- он резко сел в постели, отстраняясь и физически, и морально, а голос стал жестче,- Мне банально стыдно, что я, взрослый мужик, не могу забыть ту херню, которая случилась 16 лет назад, когда я был голозадым пацаном.
   Ева обняла его со спины и стала легко поглаживать:
  - Это не стыдно...Это нормально...
  - Нет.
  - Да, - она поцеловала его в плечо, - Рассказывай дальше.
  - Я никому этого не рассказывал. Никогда.
  - Расскажи мне...- прошептала она. Гоц встал и достал бутылку виски, наливая себе полный стакан. Ева впервые видела у него алкоголь, раньше ее герой ограничивался только соком. Он вопросительно показал ей бутылку, молча спрашивая, будет ли она.Она мотнула головой. Он вернул виски на место и подхватил стакан, садясь в постели, облокотившись на спинку кровати. Дав слегка прикрыл глаза, и сделал маленький глоток, погружаясь в воспоминания. А потом резко вынырнул и пытливо посмотрел на девушку, уточняя:
  - Это очень длинная и неприятная история. Ты точно уверена, что хочешь ее послушать.
   Она улыбнулась и легла к нему на колени:
  - Да, родной.
   Он снова прикрыл глаза, погружаясь в прошлое, и начал свой рассказ:
  - Мне было 18, когда я попал в армию. Пару курсов отучился в универе, а потом пришла повестка. Я согласился. Через год службы меня отправили в Чечню. Было жарко и страшно, честно говоря. Вокруг такие же зеленые пацаны, а каждый день кто-то из них умирал. Потом была вылазка, которая обещала принести победу, а оказалась ловушкой. Так я попал в плен,- он глотнул еще виски,- Нас было 20 зеленых пацанов в одном маленьком зиндане. Мы могли либо стоять, либо сидеть. Жара, никаких условий, никакой еды или воды. Раз в день нам давали по полкружки мутной жидкости. И каждый день пытали. Когда было понятно, что солдат не выдержит пытки, его жестоко убивали, заставляя журналистов снимать это. Собственно, в один из таких дней я чуть не лишился глаза,- мужчина коснулся шрама на лице,- а в другой раздраженный придурок хотел пырнуть меня в сердце, но промахнулся,- он показал на жуткий шрам на груди,- Много чего еще было, большинство резанных шрамов оттуда. Отрезали куски тела, это по спине видно, ломали кости, выбивали суставы. Но мне везло. Некоторым заживо отрезали конечности и выкалывали глаза. Когда нас оставалось трое, а террористы деньги так и не получили, решили повесить меня. На этот раз не на запись, а в прямом эфире. Мне опять повезло. Мышцы шеи хорошо тренированы, поэтому, при определенных усилиях с моей стороны, позвонки сразу не сломались. Потом лопнула веревка. Была сильно повреждена гортань и врачи пророчили, что не смогу больше говорить. Но выкарабкался как-то и хриплю потихоньку. Нас троих в тот же день удалось спасти. Наши как раз устроили спасительную операцию. Это если вкратце. Именно это мне снится по ночам, когда я хорошо засыпаю. Это и полностью седая и резко постаревшая мать на перроне, которая видела мое повешение. А еще те 17 бойцов, которые не дождались спасения... - тихо закончил мужчина и допил к этому моменту виски. Ева молчала и обнимала Дава за талию...Он несколько отстраненно погладил ее по голове и коснулся губами виска.
  - Но ты выжил, мой герой. Мой Давид...-она поднялась и обняла его всем телом, целуя в губы, - Спасибо что поделился.
  - Я выжил, другие нет... - он прижал девушку к себе,- Именно после этого я выбрал себе такую работу.
   Она обняла его еще крепче и прошептала:
  - Обещай, что теперь будешь осторожен...
  - Буду, малыш,- он криво улыбнулся и нашел губами ее губы. Она ответила на поцелуй и попыталась лаской смыть этот его кошмар. И это ее решение было единственно верным.
  - Мой любимый... Мой Дав...
   Он крепче сжал ее в объятиях, млея от признания, и вложил в свой следующий поцелуй все свои чувства и всю нежность, на которую был способен. И секс у них был настолько же чувственный. Но мужчина так и не осмелился сказать главных слов. Они уснули через пару часов. Как и планировали, два дня они не вылезали из квартиры, наслаждаясь друг другом. За это время они успели опробовать все уголки огромной квартиры. А потом был день Ледового шоу с участием Евы и им пришлось покинуть свое убежище. Когда она убежала в гримерку, Дав пошел в вип-зону на трибуну уже видя свою мать, сестру, Иру со Славкой, какую-то женщину седую, парня с девушкой и...полковника...
  - Здравия желаю, товарищ полковник,- поприветствовал мужчина своего руководителя и занял свободное место. Как раз рядом с ним.
  - А ты чего тут забыл, Гоц?
  - У меня девушка выступает.
  - Да ладно. Как зовут? - черноволосый с проседью мужчина поднял бровь
  - Ева,- Давид сам не заметил, как счастливо улыбнулся при этом.
  - Ну тут две Евы катается. Как здоровье?
  - Отлично, благодарю за выделенный отпуск.
  - Скоро он закончится и у меня к тебе будет серьезное дело...- тут началось шоу и разговорл был отложен. Спустя час на лед вышла Ева с партнером и оба мужчины вперились в сидения. Было видно, насколько сильно оба переживают и не замечают окружающих.
  - Таки-да, доча, ты права. Наш мальчик наконец-то влюбился,- очень тихо прокомментировала поведение Давида его мать, наблюдая и за девушкой на льду, и за сыном.
  - Думаешь?
  - Посмотри на него. Ты помнишь, чтобы он так переживал хоть за одну женщину?
   Аня мотнула головой
  - Давай посмотрим, что за девочка,- тихо шепнула женщина, переводя взгляд на лед. Ева была необычайно хрупкой в руках партнера. Флипы, бэки, крутения и повороты с поддержками... Она была настоящей феей на льду, не позволяя зрителям оторвать взгляд от себя Но под конец выступления ее идеальный прыжок партнер не успел встретить и она упала на лед, вскрикивая... Полковник и подполковник подорвались со своих мест синхронно и так же синхронно устремились ко льду. Оба посмотрели друг на друга и подхватили Евку, спрашивая одновременно:
  - Ты в порядке?
   Гоцман смотрел в любимые золотисто-карие глаза и видел, что девушка сдерживает слезы. Он оскалился и, не отпуская Еву, одной рукой притянул суетящегося рядом незадачливого партнера и рявкнул ему в лицо:
  - Ты, криволапый придурок, я тебе руки нахрен поотрываю! - и с силой саданул того лбом в лицо, ломая нос, и оттолкнул, разворачиваясь к девушке,- Малыш? Ее поднял на руки полковник и осадил взглядом Гоца. А тот бросил на начальник взбешенный взгляд, оскалившись. У него только что нагло отняли девушку! Игнорируя полковника, Давид поцеловал пострадавшую Еву в висок, ласково заглядывая в глаза и обнимая.
  -Пап. Отдай меня лучше Давиду. Иначе мы не дойдем до трибуны...- прошептала девушка. Он с удовольствие отобрал ношу у начальства и аккуратно прижал к себе, неся к трибуне. Спиной мужчина ощущал хмурые взгляды полковника и понимал - отпуск кончился. Ева ласково обняла Дава за шею и поцеловала в губы, когда он посадил ее на бортик. К ним подошел полковник, спрашивая:
  - Подполковник Гоцман, так как вашу девушку зовут?
  - Ева Шевченко,- он поморщился, сетуя на то, что сразу не соотнес фамилии и наличие у полковника дочери подходящего возраста.
  - Да вы что? Доча, а ты скажи, когда ты обзавелась пар...мужиком?
   Дав незаметно усмехнулся в макушку девушки, крепче прижимая к себе. Да, такой срок отношений взбесит полковника.
  - Ммм...Не знаю даже... Дав, ты помнишь? Неделю?
  - Чуть меньше. Дней пять?
  -Наверное, - она прижалась к Даву, а Михаил Шевченко прорычал:
  - 12 лет... Не хотите объясниться, товарищ Давид Маркович?
  - Насколько я знаю, у Вас с супругой разница в возрасте 15 лет?
   Михаил покраснел от злости и рявкнул:
  - Щенок! Тебя это не касается! Ты...ты...ты трахаешь мою любимую дочурку!
   Дав встретил этот выпад совершенно спокойно:
  - Вы правы, товарищ полковник, меня не касается Ваша семейная жизнь. Но я люблю Вашу дочь и хочу, чтобы она была рядом.
  - За неделю ты понял что влюбился?!
  - Папа! Еще слово и я вас оставлю. Хоть поубивайте друг друга...- Ева вперилась в отца взглядом, - И он не...не...трахает меня!
  - Не нервничай, малыш,- Дав мягко коснулся губами ее виска,- Да, я понял это за неделю. И что? - обратился уже к оппоненту, а вокруг собрались их близкие и друзья.
  - Ну, Гоцман... Твой отпуск закончен. Ева, собирай вещи я отвезу тебя домой.
  - Поправочка. Я отвезу ее домой. К нам домой.
   Ее отец покраснел как рак и тут вмешалась мама Евы.
  - Ой, нам про вас Мишенька столько рассказывал. Поехали к нам? Я ужином накормлю и ножки Евочки посмотрю. Я врач.
   Давид вопросительно посмотрел на свою девушку. Ева кивнула и прошептала:
  - Надеюсь, вы не поубиваете друг друга?
  - Ни в коем случае, малыш,- он снова поцеловал ее в висок и подхватил на руки.
  - Держись, братец, ты выдержишь,- ехидно прокомментировала подбежавшая Анька, потрепав по лысыне, и чмокнула в щеку сначала его, потом Еву, прощаясь. Давид и Ева пошли к себе в машину, а Михаил Шевченко с женой в свой большой мерседес. К квартире полковника они прибыли одновременно. Гоц снова подхватил девушку на руки.
  - Щенок...- ее отец открыл им двери. Гоцман только хмыкнул, проходя в квартиру. До этого у них с полковником были довольно теплые отношения. Они пересекались в Осетии и каждый остался под впечатлением от профессионализма другого. А сейчас он не мог даже ответить начальнику на оскорбление. И вовсе не из-за того, что он начальник. Просто Дав не хотел расстраивать любимую девушку ссорой с ее отцом. Еву отнесли в спальню, и мужчины остались в зале...вдвоем и с большим хаски. Дав спокойно смотрел на мужчину и столь же спокойно сказал:
  - Если Вы хотите меня ударить, предлагаю заняться этим сейчас, пока женщины заняты.
  - Я бы тебя хотел пристрелить, да боюсь мой Ангел из дробовика пальнет в меня. Когда ты стал ее трахать? Да еще и жить с ней?
  - Я не трахаю ее, а занимаюсь с ней любовью. Около пяти дней назад. Это ответ на оба вопроса.
  - Видел я как ты занимаешься "любовью". Ты ебешь девок, Давид...- Михаил вздохнул, -Чтобы завтра перевез ее вещи обратно.
  - Поправочка. Я ебал именно девок. Ева не девка, поэтому заслуживает и получает другое отношение. И я не перевезу ее вещи. Хотите, увольняйте.
  - Не уволю, но райскую жизнь устрою. Вот скажи, ну зачем тебе моя девочка, Гоцман? Тебе 35 лет... найди себе женщину...
  - Мне нужна Ева.
   Михаил простонал:
  - Боже мой...
  - Что? Я не знал, что она Ваша дочь. Но мне она нравится. Я люблю свою Фею. Вы прекрасно меня знаете, полковник. Не спорю, я не лучший вариант для нее. Но и не худший. В чем тогда проблема?
  - В том, что ты, влюблен в свою работу. Зватит ли места для Евы?
  - Работа подвинется.
  - Уверен?
  - Да. И я догадываюсь о ходе Ваших мыслей,- хмыкнул Гоцман.
  - Да ты что?! - рявкнул он и тут зашла Ева с мамой.
  - Как ты, малыш? - возле нее моментально оказался Дав и, подхватив на руки, отнес на диван,- Как нога?
  - Дав. Все нормально, потянула немножко связку и синяк на все бедро. Жить буду. Вы тут как?
  - Нормально,- ответили мужчины синхронно.
  - Точно? Пап?
  Видишь же, что оба живы и здоровы.
  А в отношении меня? Не будете грызть друг другу глотки? Пап. Я люблю его. Это мое решение...
  - Я люблю тебя, малыш,- тихо на ушко шепнул ей Дав, а ее отец только еще больше разозлился и ударил кулаком по столу, рявкая:
  - Не верю я, что ты ее любишь! И не вешай моей дочери лапшу на уши!
  - Отец!
  -Что "отец"?!
  - Не смей такое говорить...-прорычала она.
  - Тихо, не рычи,- попросил ее Давид,- Дай время, мы с твоим отцом сами разберемся.
  - Поехали домой, Дав. Аппетит пропал...- он встала и поковыляла на выход. Он вздохнул и подхватил девушку на руки, возмущаясь:
  - Ты можешь хотя бы с больной ногой не скакать сама?
   - Не могу. Одевайся, я у стены постою...
  - Тогда переселяемся на первый этаж, чтобы хоть по лестнице не прыгала,- хмуро констатировала мужчина, обувая туфли и не выпуская из рук свою ношу при этом.
  -А ну стоять! - рявкнул отец ее и Давид недоуменно обернулся.
  -Вы никуда не пойдете!
  - Почему? Моя девушка хочет вернуться домой,- спокойно так заметил подполковник.
  - Пап. Я устала и хочу прилечь, а может даже и уснуть. Живу я с Давидом, так что ещё раз - я. хочу. домой, - она строго посмотрела на отца, - Ещё что- то?
  - Останьтесь на обед. Я не буду ругаться,- слегка поморщившись, пошел на попятную мужчина, не желая ссориться с дочерью. Ева насупилась и повернулась к Даву
  - Как скажешь,- он пожал плечами.
  - Ладно. На пару часов. Но если ты будешь дальше давить на Дава...
  - На самом деле я понимаю твоего отца, малыш. Будь у меня юная красивая дочь, мне бы тоже не понравилось, что она связалась с взрослым мужиком,- заметил Гоц, возвращаясь в комнату со своей ношей.
  - Ты правда меня любишь?- шёпотом спросила она
  - Конечно, люблю, родная.
   Ева, при родителях, смачно поцеловала Давида. Он усмехнулся, с удовольствием отвечая и поглаживая спину, но, не опуская руки ниже талии. А Михаил рычал в это время, глядя на них. После этого, они сели за стол. Ева устроилась на коленях своего мужчины, игнорируя возмущение отца и улыбаясь в ответ матери. Спустя час после еды они болтали, а Ева плавно засыпала на руках у Давида, кладя голову на широкое плечо любимого. Он бережно ее обнял и поцеловал в макушку, улыбаясь. Мужчина уже привык быть чем-то средним между кроватью и подушкой для своей вечно сонной девочки.
  - Может, отнесёшь её в её комнату?- предложил отец
  - Кажется, она привыкла так спать...
  - Ева всегда много работает и много спит. На втором этаже комната первая слева. Неси.
   Давид кивнул и отнес девушку в указанную комнату, где аккуратно уложил в постель, укрыл тонким одеялом и поцеловал в висок, любуясь своей девочкой. Она как всегда перевернулась на живот, выпячивая под одеялом попку немного вверх, и уткнулась носом в подушку. Он ухмыльнулся, легонько погладив по заду, и вернулся к ее родителям за стол.
  : - Ну, что, Гоц, как мне тебя побить, чтобы ты отвалил от дочки?
   - Вы можете меня побить, но своего не добьетесь. Я даже не буду сопротивляться первое время,- он усмехнулся,- Вы же знаете, что я не сдаюсь.
  - И, знаю, что тебя бесполезно бить...- Михаил усмехнулся, - Где вы познакомились?
  - Мы с группой отмечали Новый год у меня. Она была с одним из бойцов.
  - С кем?!- рыкнул он
  - Тихо, не было у них ничего. А боец больше не в моей группе.
  -Игорь значит... Эта сука трогала мою дочь?
  - Не успел, я разбил ему нос.
  - Ну, хоть за это спасибо
   - Правда, потом я ее не видел несколько месяцев... - Гоцман вспомнил, как грезил блондинками в то время и перетрахал минимум половину блондинок города.
  - Да, я слышал о твоем помешательстве, - он хмыкнул.
  - Вы слишком много знаете о личной жизни подчиненных, товарищ полковник,- мужчина усмехнулся.
  - Это моя работа.
  - И все же, что именно Вас не устраивает в отношениях между мной и Вашей дочерью?
  -Тебе 35, ей через 2 недели 24 года всего. Что ты хочешь от ваших отношений?
  - Ей 24 через 2 недели, а не 18.
  - Что тебе надо от ваших отношений? Ты сказал, что любишь ее.
  - И я не соврал. Я хочу остепениться. Возможно, это именно та девушка, с которой я заведу семью. Но мы слишком мало вместе, чтобы я тебе сегодня мог сказать, что да, я обязательно сделаю ее своей женой. Михаил кивнул и встал, возвращаясь через минуту с бутылкой коньяка. Давид отказался от напитка, попросив сока, и пояснил:
  - Вы знаете, в каких случаях я пью.
  - Это как раз тот случай.
  - Кого хороним тогда? - хмыкнул Гоц.
  - Твою свободу, сынок. Ибо если ты ее просто так кинешь - тебя лично убью я.
  - Свободу? - он взял руки бокал с коньяком и задумчиво покрутил его,- А достойна ли она поминок?
  - Достойна. Я женат 30 лет и ни разу не пожалел.
  - У меня все пацаны в группе женаты... И жены их, кажется, нормальные. Один я неприкаянный,- Гоц хмыкнул и сделал глоток коньяка.Михаил залпом выпил бокал.
  - Я не обижу Еву,- тихо пообещал, допивая коньяк.
  - Не верю я тебе, сынок. Но постарайся хотя бы. И я не шучу. С послезавтрашнего дня ты вновь на службе.
  - Да это понятно. И, честно говоря, я понимаю Вас.
  - Да ладно? - он подлил коньяк Двиду.
  - Будь у меня красавица-дочь, прибил бы любого мужика.
  - Это да, да...Пьем! - он стукнул бокалом об бокал. Они снова выпили и тут же наполнили бокалы.
  - Помянем мою свободу! - предложил Дав. Михаил кивнул...Спустя полчаса бутылка была пустая...
  - Помните, как мы с Вами на танке катались? И никто из нас не танкист же... - ухмыльнулся подполковник, пока полковник доставал вторую бутылку.
  - Да... Было дела...
   Они вспомнили еще несколько историй из Сербии, веселых и печальных, а потом помянули погибших товарищей. Когда Давид пришел к Еве, то был уже прилично бухой. Михаил предложил переночевать сегодня у них. В очередной раз умилившись своей феей, Давид коснулся губами виска и, раздевшись, лег рядом, стараясь не будить. Он не привык напиваться и не хотел, чтобы она видела его в таком состоянии. Евка во сне обняла его, целуя в голую грудь и шепча:
  -Ты пил коньяк...
  - Прости,- он приобнял девушку и поцеловал в макушку.
  - Ты испортил ночь, когда я хотела тебя трахнуть. Спи, родной.
  - Твои родители за стенкой, малыш. Давай дома?
  - Теперь на неизвестный срок, малыш. Ты наказан, - она отодвинулась от него и пропела:
  - Сладких снов.
   Мужчина тихо зарычал и притянул ее к себе:
  - Ты можешь злиться и отказывать в сексе, но спать будешь рядом.
  - Еще чего, товарищ Гоцман. Утром на пляж, помните?
  - Помню. Кстати, завтра у меня последний день отпуска. А теперь спи,- он прижал ее к себе.
  - Ты тоже...- она уснула. Он тоже уснул. То ли выпитый коньяк, то ли родное тельце рядом поспособствовали, но Давид всю ночь спал крепко и не видел снов. А утром проснулся от того, что член очень болезненно пульсировал. На его животе сидела малышка и ласково целовала тело его.
  - Детка... - хрипло простонал мужчина, лаская руками ее тело.
  - Руки за голову, подполковник, - рявкнула она и остановилась. С усмешкой он повиновался, наблюдая за ней через полуопущенные ресницы. Она начала целовать его тело, спускаясь ниже и через минуту захватывая член губами.
  - Малыш... - тихо прохрипел Дав, запрокидывая голову назад.
  - Тшшш, ты ведь не хочешь чтобы папа услышал, - она откуда-то выудила презерватив и раскатала его по члену Давида, насаживаясь и начиная двигаться, лаская своими ладошками свою грудь. Он сжал ее бедра, помогая двигаться и насаживая на свой член, и наблюдал с восхищением, как она себя ласкает. Она кусала губы и тихо постанывала. Он уложил девушку себе на грудь и, придерживая ее бедра, начал быстро вбиваться в нее, целуя в губы. Она чуть слышно вскрикнула и укусила его за плечо, чтобы не заорать.
   - Тссс... Тихо, любимая,- ласково погладил ее по спине мужчина, чувствуя, как на плече зубки сжимаются все сильнее, как и все сильнее пульсируют мышцы влагалища вокруг его члена.
  - Дав...- всхлипнула она, целуя его в губы.
  Он не отпускал ее губы, скрывая поцелуем очередной всхлип во время их общего оргазма.
  - Ты сводишь меня с ума, малыш... - хрипло выдохнул, поглаживая нежно ее спинку.
  - А ты меня, Давид... Я люблю тебя, - она обняла его, - Люблю...
  - Люблю тебя, детка.
   Она тяжело дышала у него на груди...как в дверь постучали.
  - Черт! - сквозь зубы прошипел мужчина, пряча девушку себе за спину. Но дверь не открылась, они услышали бас ее отца:
  - Завтрак будет через полчаса. Просыпайтесь!
  - Идем,- подтвердил Гоц и со смешком развернулся к Еве,- Одеваемся?
   Она поцеловала его в губы и шепнула:
  - Да родной.
  - Чувствую себя, как пацан, прячась от твоих,- он хмыкнул, пряча использованный презерватив и одеваясь, и помог одеться девушке, подхватывая ее на руки,- Как твоя нога?
  - Шикарно. Отпусти на землю а, пацанчик мой.
  - Не отпущу. Пройдет ножка, будешь сама ходить.
  - Малыш...- она пробурчала, когда они вышли из комнаты.
  - Какой я тебе малыш? - Дав весело фыркнул, спускаясь по лестнице.
  - Большой, милый, красивый...
  - Ты моя прелесть,- он поцеловал ее в висок, и они зашли в гостиную, где уже были ее родители. На плече мужчины отчетливо виднелись следы зубов и наливающийся синяк.
  - Майку выдать?- буркнул Михаил. Гоц недоуменно посмотрел на свою борцовку, пытаясь понять причину такого предложения, и его взгляд наткнулся на плечо.
  - Было бы неплохо... - слегка смущенно хмыкнул мужчина. Спустя минуту в него прилетела футболка.
  - Благодарю,- он усадил девушку на диван, очень тихо шепнув,- Зубастенькая моя,- и вышел в ее комнату, переодеваясь. Уже через минуту он вернулся в гостиную. И было видно, что футболка ему все же маловата, она обтянула тело, подчеркивая каждый изгиб. Ева с мамой тихо посмеивались. Он занял место рядом со своей девушкой, слегка приобняв за талию. Она поцеловала его в подбородок. Михаил продолжал недовольно хмуриться. Но они все же начали завтрак. После которого они собрались и уехали домой. Взяли вещи для пляжа и поехали. В этот раз выбор пал на Ланжерон, где можно было снять более уединенные кровати. После некоторого времени в море они легли на кровать и заказали себе напитки и еду. Дав занял уже привычную позу, облокачивая девушку спиной к своей груди, и начал кормить креветками.
  - Давушка... Я чувствую себя ребенком.
   - Мне нравится тебя кормить.
  - Да ладно?
  - Угу, кушай, родная.
  - Малыш, хочу мороженного.
  - Только уточни, какого именно,- Дав подозвал официанта.
  -Любое.
  - Тогда крем-брюле,- сделал заказ уже официанту.
  - И щербет. И еще один "Секс на пляже".
   Им принесли заказ через несколько минут, а потом знакомый голос воскликнул:
  - Гоцман! - к ним подошел спортивно сложенный мужчина и запнулся, узнав девушку,- Прошу прощения,- сразу же извинившись перед ней за дальнейшее,- Гоц, признайся, ты идиот? Ты знаешь, чья она дочь?! Да полковник ради такого дела тебя лично закопает!
   Девушка в белом бикини села, облокачиваясь об Дава и спросила:
  - Подполковник Гоцман, вы знаете, чья я дочка?
   Он только усмехнулся, поцеловав ее в висок, и пояснил другу:
  - Не парься, был я у полковника. Мы пришли к некоторому соглашению.
  - Не видела такого. Фу-фу-фу так врать другу, Давид.
  - Ты спала, когда мы договаривались.
  - Ты пришел ночью бухой, как свинья. А отец спал под столом.
  - Ну, мы договаривались... и поминали,- он хмыкнул.
  - Поминали? Кого?- она засмеялась
  - А этого тебе знать пока не нужно,- он легко щелкнул ее по носу, а его друг наблюдал за этим округлившимися глазами. Он смотрел на воркующую парочку и буркнул:
  - Ты еще скажи, что ты ее в доме полковника трахнул...
  - А вот по этому поводу закрой рот, Синица,- рявкнул на него Гоц, резко нахмурившись,- Зубы выбью.
  - Евка, но как ты...- пробормотал он.
  - Отстань от моей девушки со своими вопросами.
  - Я влюбилась, Сень.
  - Он погубит тебя, Евка. Гоц мужик неплохой, но только не с бабами.
  - Да и ладно, Сень. Пусть погубит. Я умру счастливой зато, - ей принесли коктейль.
  - Глупая девочка,- прижал ее к себе, Давид,- Спасибо, Синица, твою мать... - хмуро бросил другу.
  - Гоц, ты ведь не встречался никогда ни с кем. Зачем тебе эта нежная девочка?
  - Ты завидуешь, Синица? - мужчина ревниво нахмурился, сильнее сжимая женскую талию.
  - Завидует...- это хихикнула Ева
  - Да, Гоц. Когда то этот ангел упорхнул от меня...
  - Этот ангел теперь мой, так что даже не пытайся. И я не шучу, когда говорю, что выбью зубы.
  - Ладно. Я с друзьями тут. Присоединитесь?
  - Малыш? - уточнил Давид у своей девушки, хотя совершенно не хотел никуда идти.
  - Сень. Мы заняты...
  - Вали, Синица,- дружелюбно попросил Дав, а когда тот ушел, мужчина нахмурился. Этот разговор оставил неприятный осадок и испортил настроение. Ева же развязала все шторки, закрывая их кровать и села на колени к любимому, обнимая его:
  - Мур. Любимый не куксись.
  - Он прав в том, что я - хреновый для меня вариант, но задрали все напоминать об этом,- он криво усмехнулся, обнимая ее за бедра,- Но я не обижу тебя, родная.
  - Ты лучший вариант и знаешь, - она развязала завязки лифа так, чтобы он упал с ее груди и хмыкнула:
  - Плевать на всех.
   Он обхватил ее грудь руками и приподнялся, обхватывая губами сосок.
  - Не хочу, чтобы ты страдала,- хрипло прошептал мужчина, подняв на нее глаза.
  - Я и не буду страдать. Хочу тебя, родной. Только тебя. Ты мой любимый. Мой лучший. Мой малыш.
  - Моя любимая девочка,- выдохнул Дав, слегка прикусив ее сосок, и, быстро натянув презерватив, резко вошел в нее. Она вскрикнула и поцеловала его в губы:
  - Дав...
  - Тише, малыш,- попросил мужчина, быстро двигаясь в ней и лаская руками.
  - Не хочу тише. Плевать на всех. Хочу тебя...
  - Мы на пляже, малыш,- не прерывая своих действий, напомнил ей, затыкая крики поцелуем.
  - Плевать...- она стала двигаться ему на встречу, говоря:
  - Ты будешь смеяться, но я люблю твой член...
  - Я рад вашей взаимности,- он хрипло ухмыльнулся, двигая бедрами резче. Она хрипло простонала и оставила засос на его шее. Такой, который не скроется даже под воротничком рубашки. Он хрипло рыкнул и прижал к себе девушку, вбиваясь еще сильнее. Приподнял ее немного, открывая себе доступ к груди, на которой наливалось уже несколько засосов.
  - Дав, я же не выйду в море с такими...ааа...- простонала она, - Засосами...
  - Детка, мы так нашумели, что даже тупой понял, какого хера тут происходит,- отмахнулся ее мужчина и рыкнул, когда они оба кончили. Она протяжно вскрикнула и опала на него с хриплым шепотом:
  - Это все ты...
   Он только хохотнул в ответ, обнимая свою фею.
  - Ты моя устрица.
  - С тобой, детка, никакая устрица не нужна,- Дав снова хохотнул. После произошедшего его все же беспокоило, что на Еву могут косо смотреть. Он не хотел ранить ее таким отношением.
  - Ты тогда мой афродизиак. Пошли купаться?
  - Пошли,- хмыкнул мужчина и понес свою девушку к воде. Там она усмехнулась и легла на спину, плавая. Давид плыл неподалеку, не рискуя оставлять девушку одну. Тем более после такого шоу. Он просто боялся, что Еву попытаются увести. На нее посматривали парни с понтона с ухмылками. А Гоц щедро одаривал их зверскими взглядами. Ева в конце концов прильнула к Давиду и поцеловала ласково в губы.
  - Бесят, твари,- хмуро отозвался тот, ласково обнимая девушку.
  - А ты не смотри на них. Гоц, я работаю в мужском коллективе. Не поубиваешь же ты всех мужчин вокруг меня.
  - Почему бы и нет?
  - Гоцман!
  - Что?
  - Я тебя придушу щас.
  - Тогда тебе придется искать нового мужика.
  - Ммм, Дав, ты идиот, да?
  - Малыш, я контуженный. Чего тебе еще надо? - он усмехнулся.
  - Я тебя люблю, контуженный мой. Будь поласковее с папой на работе, ладно? Он 3 раза контуженный.
  - Не переживай, детка, я не собираюсь ссориться с твоим отцом.
   Она погладила его по голове и обхватила щеки:
  - К берегу, мой хомяк.
   Он хохотнул, выполняя ее команду, и с усмешкой заметил:
  - Что-то моя феечка слишком много команд отдает.
  - Накажи.
  - Есть у меня одна идейка...
  - Я на все согласна, малыыыыш.
  - Дома будешь наказана.
  - Как грязная девочка? - она усмехнулась.
  - Как любимая, но непослушная девочка.
  - Ммм, мне нравится, - она улыбнулась.
  - Посмотрим, насколько тебе понравится ночью,- он ухмыльнулся.
  - Не думаю, что вы мне навредите, товарищ Гоцман.
  - Не наврежу.
   Она улыбнулась и пересела с его рук на кровать.
  - Чего желаем моя принцесса?
  - Тебя и фруктов.
  - Это по первому пункту,- он кивнул на подошедшего официанта.
  -Тарелку фруктов можно?
   Им принесли фрукты и с уходом официанта Дав набросился на свою девушку, предварительно задернув шторки. Ева отвечала на его выходки. И снова пляж огласили громкие стоны и крики. После обеда они приехали домой А ближе к ночи Давид решил привести в исполнение свое наказание.
  - Я жду тебя в спальне, малыш,- шепнул ей на ушко. Она пришла к нему в том черно-красном белье Он втянул воздух сквозь зубы и грубо бросил ее на кровать.
  - Ты наказана, детка,- хрипло шепнул ей на ушко и прикусил губу.
  Дав связал ее руки и привязал к спинке кровати. На глаза девушки легла непрозрачная повязка.
  - Давид?
  - Что, малыш? - он ухмыльнулся и спустился губами к ее соскам, проводя языком. Щелкнула зажикалка, послышался легкий запах дыма и на нежную кожу девушки упало несколько капель горячего воска. Она вздрогнула и втянула живот. На ее кожу капнуло еще несколько капель воска, а потом он слегка подул на ее кожу. Она всхлипнула:
  - Что это?
  - Воск,- он продолжил свою игру, постепенно спускаясь к лобку. Ева уже вовсю дрожала Несколько капель упало на лобок совсем близко к клитору. Она всхлипнула и сжала ноги, натягивая ленту на руках Горячий воск смелся горячими губами мужчины, которые обхватили клитор и начали нежно ласкать. Ева уже не сдерживалась и кричала от удовольствия. Он усилил ласки, добавляя к губам и языку еще и пальцы. Девушка под его ласками дрожала. Когда она практически готова была кончить, мужчина остановился и отстранился, слегка поглаживая ее животик. Она всхлипнула и поерзла бедрами:
  - Дав...
  - Что, малыш? - он ухмыльнулся, но не продолжил ласку.
  - Пожалуйста...
  - Мммм?
   Она открыла ножки и поерзала
  - Что, детка? - он ухмыльнулся.
   Рык:
  - Трахни меня, черт тебя возьми!
  - Мммм?
  - Давид...
   Он возобновил ласки, но снова остановился до того, как она кончила. Ева уже дрожала... Он отстранился, лишь слегка поглаживая бедра, и наблюдал за ее реакцией. Она сжала губы и сжала руки в кулаки. Когда девушка остыла немного, мужчина вновь коснулся губами ее клитора. Ева сразу сжала бедра и шикнула:
  - Нет.
  - Да. Ты наказана. Забыла? - он силой развел ее ножки, усиливая ласку. Она попыталась их вновь свести и пробормотала:
  - Развяжи меня
  - Нет,- он снова почти довел ее до оргазма и остановился. Из-под повязки потекли слезы, а Ева даже больше не стонала... Он надел презерватив и резво вошел в нее. Она резко закричала и сразу же достигла оргазма. Дав продолжил ее трахать, не давая возможности нормально расслабиться. Ева уже просто стонала, безвольно разжав руки... Он продолжал ее трахать, лаская губами грудь. Ева была обижена его игрой и даже счастлива, что эта гребанная повязка скрывала слезы. Он довел ее до еще одного оргазма и развязал руки, кончая. Она не обняла его, как обычно, а просто сжала пальцами простыню...
  - Малыш,- услышала она хриплый голос над ушком. Ева плавно выскользнула из-под него, стягивая ненавистную повязку и, щурясь, пробормотала:
  - Я в ванную...- она убежала от него, и послышался щелчок замка.
  - Малыш? - попытался он ее остановить. Она крикнула из ванной:
  - Я недолго.
  - Малыш,- уже простонал он за дверью ванной.
  - Давид. Я недолго.
  - Малыш!!!
   Она уже не ответила, просто села в горячую ванную и стала тереть затекшие руки, глотая злые слезы. Давид выломал дверь ванной и обхватил ее лицо руками, с болью глядя в любимые глаза.
  - Зря дверь сломал. Я приму ванную и приду, - она отстранилась от него, безмятежно опускаясь в горячую воду.
  -Малыш!!!!
  - Отвали, Гоцман! Хотя бы на 10 минут...- пробормотала она.
  - Малыш,- взмолился мужчина.
  - Давид! - рявкнула она, - Если хочешь, залезь ко мне и заткнись или выйди и заткнись!
   Он предпочел первый вариант, опускаясь в воду и обнимая ее. Она молчала и не отвечала на ласку.
  - Малышечка?
  -Заткнись. Ни слова.
   Он ласково коснулся губами ее плеча. Она убрала плечо и начала намыливать тело, спрашивая:
  - Ты завтра во сколько уйдешь?
  - Около 8 утра.
   Она кивнула:
  - Я сделаю тебе утром завтрак. Мне к 8 на работу.
  - Это необязательно,- он хмуро опустил голову. Она пожала плечами:
  - Мне будет приятно накормить любимого мужчину, - она помыла голову и стала вылазить из ванной.
  - Детка, прости меня.
  - Не надо, Давид. Наказал и все. Хватит об этом.
  - Малыш, я же люблю тебя...
  - И я тебя, - она замоталась в полотенце и подошла к зеркалу, вытирая лицо.
  - Детка,- он ласково коснулся губами ее плеча и приобнял за плечи.
  - У меня есть имя, Давид. Хватит деток и малышей!
  - Евушка,- изменил он тактику,- прости меня. Я не хотел тебя обидеть.
  - Но ты обидел, Дав.
  - Как я могу искупить свою вину?
  - Никак, - она пожала плечами и одела его майку, скидывая полотенце, - Пошли спать.
  - Малыш, девочка моя любимая,- он следовал за ней по пятам, не зная, как ублажить свою женщину,- Ударь меня, избей, только не обижайся.
  -Ложись спать, Дав. Обними меня и заткнись.
  - Куда тебе завтра нужно? Я подвезу.
  - Завтра в тренировочный центр у вас на базе.
  - У тебя новое выступление готовится?
  - Нет. Я новый тренер женской части вашего отряда по кикбоксингу.
  - Ты занимаешься кикбоксингом? - он искренне удивился.
  - 7 лет.
  - Ты не говорила...
  -Ты не спрашивал...- буркнула она.
  - Ладно,- хмыкнул мужчина. Все попытки наладить отношения явно катились к черту.
  - Сладких снов, милый, - она поцеловала его в губы и обняла.
  - Угу, теперь уж точно сладких...
  - Ну, простите, товарищ Гоцман, я просила остановиться с вашими играми. Вы игнорировали меня почти час.
   - Я же... - он хмыкнул,- Хорошо, на будущее буду знать, что с тобой стоит ограничиться стандартным сексом и не испытывать нежные нервы.
   Она выдохнула и убрала руку с его торса, отодвигаясь на край и обнимая подушку. Дав обнял свою женщину и прижал к себе. Она даже не отреагировала. Он понял свою вину еще в тот момент, когда она перестала реагировать на ласку. А последние слова были явно лишними. Но сейчас мужчина не мог вернуть время назад. Утром было очень тихо. Ева немного прихрамывала, но накрыла на стол, позавтракала раньше Давида и ушла одеваться, оставляя его одного на кухне. Хмурый мужчина завтракал, не ощущая вкуса еды. Когда собранная девушка вышла на кухню, он молча проследовал к выходу, подхватывая ее на руки. Они молча ехали в тренировочный центр и центр подготовки спецназовцев на военную базу. Девушка вышла из машины и, прихрамывая, пошла в зал. Дав следил за этим, тихо ненавидя себя, а неподалеку стоял отец девушки, наблюдая за происходящим со стиснутыми губами.
  - Доброе утро, товарищ Гоцман. Почему моя дочь чернее тучи?- полковник мило улыбался.
  - Вы умеете возвращать время вспять, товарищ полковник? - хмыкнул Дав, наблюдая за девушкой.
  - Нет. Чем провинился?
  - Вам это не понравится,- последовал новый хмык.
  - Пошли посмотрим на ее тренировку. Пошли-пошли. Ваша тренировка в 10.
  - Вы меня пытаетесь напугать, товарищ полковник? - хмыкнул Дав, следуя за начальством.
  - Нет. Хочу просто посмотреть со своим солдатом тренировку дочери. Давно я не видел ее такой злой.
  - Сочувствую ее противнику...
  - Им будешь ты, мальчик, - он улыбнулся.
  - Не могу выходить на ринг против своей женщины. Это как-то слишком.
  - Что ты... Ты же мужчина. Выдержишь, - полковник очень довольно улыбнулся.
  - Гад Вы, однако, полковник,- хмыкнул Гоц, не обращая внимание на субординацию.
  - Гад еще тот, пацан. Иди на ринг. Ева щас подойдет.
   Нехотя Гоц взошел на ринг, ожидая любимую женщину. Он вышла к нему в тренировочном черном топе и черных лосинах. Облегченные красные перчатки и насадки как в карате на ноги. Волосы заплетены в тугую длинную косу. Мужчина ожидал нападения. Он не собирался драться с любимой женщиной, лишь обороняться. Она начала сразу с лоу-кика или сильного удара в бедро противника ногой и дополнила его экс-киком и джебом. Дав легко блокировал удары, но сильно удивился навыкам девушки. Она начала с хука сначала с левой, потом еще сильнее справой и затем она ударила его сильнейшим райунд-киком, или круговым ударом прямо в голову. Он снова увернулся. На последнем ударе уже с трудом. Но так и не предпринял попытки атаки. Она вновь произвела раунд-кик и крикнула:
  - Дерись!
  - Нет,- снова увернулся мужчина. Два бэк-кика и апперкот и она ударила его в грудь, говоря хрипло:
  - Тренировка закончена, - и еще больше хромая пошла к резинкам и спрыгнула с ринга. Гоцман проводил ее хмурым взглядом, ожидая другого противника. Но все боялись выйти, к нему вышел чувак из другого подразделения и началась жестокая рукопашка. Спустя 15 минут вышла Ева и крикнула:
  - Пап, я возьму твой байк. Спасибо...- и хромая пошла на выход, держа портфельчик. Дав тут же вырубил противника и бросился прочь с ринга. Он догнал ее у выхода и рявкнул:
  - Какой тебе байк?! У тебя нога!!!
   Она повернулась с разворота и ее нога в идеальном шпагате очутилась на уровне его лица. Она рявкнула:
  - Обычный байк, и с ногой все в порядке, как видишь. Вечером увидимся. Я приготовлю ризотто с курицей и овощами, а вечером может даже тебя ждет твой любимый "стандартный" секс, - она опустила ногу и пошла к стоянке.
  - Ты не сядешь за байк в таком состоянии! - рявкнул на нее Гоц, перехватывая за талию и не обращая внимания на обращенные к ним взгляды.
  - Сяду и ты мне не помешаешь, Гоцман!
  - Помешаю!
  - Черта с два. Уйди от меня. У меня же "нежные нервы", - перекривляла она его, - отпусти мою талию.
  - Хрена с два! - рявкнул мужчина. Она ударила его, и он отшатнулся, а она побежала на выход, прихрамывая. Гоц побежал за девушкой, перехватывая ее через пару метров.
  - Бей меня, избивай, издевайся, но я не отпущу тебя. И убью того, кто поможет уйти, если сможет.
  - Подполковник Гоцман. На построение! - рявкнул ее отец. Он проигнорировал приказ, следя за действиями девушки.
  - Иди.
  - Нет.
  - Да. Не зли моего отца.
  - Мне плевать. Здесь у меня более важное дело.
  - Не более. Иди в строй. Я тут буду. Обещаю.
  - Более. И никуда не сбежишь? - недоверчиво уточнил Дав.
  - На построение! - еще более грозно рявкнул полковник.
  - Иди. Не сбегу.
  - Хорошо,- он коснулся губами и вернулся в зал, выполняя приказ.
  - Товарищ Гоцман!
  - Товарищ полковник,- он козырнул, находясь во главе своей группы.
  - Вы нарушили приказ!
  - Так точно.
  - И что вы скажете в свое оправдание?
  - У меня была уважительная причина, которую все могли наблюдать,- он явно паясничал.
  - Это неуважительная причина.
  - Для меня уважительная.
  - 3 наряда вне очереди и провести усиленную тренировку со своим отрядом, - прорычал Михаил.
  - Есть, товарищ полковник!
   Михаил пошел к дочери, обнимая ее так, что Даву было видно лишь ее тонкие руки у него на спине. Он скрипел зубами, а его подчиненные смотрели на него волком. К вечеру он адски устал, а его малышку еще утром отвез домой Михаил. Впервые за последние несколько лет Давид свалился на диван от усталости, не доползя до спальни. Полковник зверствовал так, как никто до него. В гостиной было накрыто, а к нему еще и спустилась сонная Ева в его майке и распущенными волосами.
  - Привет, малыш,- устало махнул рукой мужчина. Она подошла к нему и поцеловала легко в губы со словами:
  - Устал?
  - Зверски, детка. Прости меня за вчерашнее, я идиот,- он сел и голодным взглядом окинул стол.
  - Ешь, - она пожала плечами и пошла на кухню, виляя бедрами.
  - Спасибо,- мужчина набросился на еду, будучи не в состоянии адекватно оценить свою женщину. Когда он все съел, то понял, что он один. Дав нашел в себе силы убрать со стола и помыть посуду, с обреченным видом поднимаясь в спальню. Евы не было. Он нашел ее только в дальней гостевой спальне, где девушка мирно спала. Мужчина разделся и лег к ней, нежно обнимая и прижимая к себе. Видно, что Ева очень сильно обиделась. Даже во сне она попыталась отстраниться. Давид корил себя за то, что обидел любимую девушку. И не собирался сдаваться. Он поцеловал ее в висок и не позволил отстраниться. Она пробормотала:
  - Стандартный секс и нежные нервы отменяются сегодня. У меня сильно болит нога...
  - Просто побудь рядом,- тихо попросил мужчина.
  - Итак обнимаешь меня... Спи, Давид.
   Он тихо скрипнул зубами, не зная, как заслужить прощение. На следующее утро она вновь накормила его и он ее отвез теперь во дворец спорта. К себе Гоцман приехал вернее тучи и хмуро встретил взгляд полковника. Тот же светился от счастья и сказал:
  - Как дела?
  - Хреново,- мужчина нахмурился еще больше.
  - Почему это?
  - С девушкой поссорился, товарищ полковник,- уже рычал Дав,- Вам ли не знать?!
   Он притворно надул губы:
  - Все нормально. Ева успокоится. Ах да. Вновь усиленные учения последующую неделю полностью.
  - В отставку подам,- хмуро бросил Дав,- если не успокоится. А пока, есть усиленные учения,- рявкнул уже по протоколу. Полковник пошел к себе жутко довольный.
  - Убью,- прорычал Гоцман,- Бегом марш! - рявкнул на свою группу, подавая пример. Когда он пришел вечером, то нашел Еву в гостиной, с сильно перебинтованной ногой и обнимающей один из букетов роз. Она хлюпала носом.
  - Евушка, родная, тебе плохо? - он опустился перед ней на колени, ласково обхватывая руками лицо и заглядывая в глаза. Она отбросила розы и обняла его, плача.
  - Малыш? - Дав растерялся, обнимая ее,- Что случилось?
  - Я люблю тебя...
  - Я люблю тебя, родная. Не плачь, моя хорошая,- он стер пальцами слезы и поцеловал заплаканные глаза.
  - Спасибо тебе...
  - За что, малыш? За то, что обидел? - он грустно усмехнулся.
  -За р-розы...сережки...
  - Мелочи,- он отмахнулся.
  - Это приятные мелочи...
  - Могу я немножко поухаживать за родной девочкой? Только не плачь больше, пожалуйста.
  - Можешь...- всхлипнула она, - Прости меня...
  - Ты прости. Я не буду больше таким идиотом.
   Она обняла его и сказала:
  - Ешь.
  - Спасибо,- он улыбнулся и с удовольствием поел, радуясь реабилитации. После этого они завалились в спальню, и она начала целовать его, доставая наручники...
  - Фея решила поиграть? - он ухмыльнулся, ожидая продолжения.
  - Да, малыш, - она пристегнула его руки и...ноги к кровати.
  Мужчина учащенно задышал и облизнул губы.
  Ева начала его соблазнять, лаская, а потом опустилась на колени и захватила его член губами. Дав тихо рыкнул и дернул руками, желая ее обнять. Но не получилось, а Ева продолжала играть и когда он готов был кончить, то отстранилась...
  - Детка,- рыкнул мужчина, снова дернувшись в наручниках. Она улыбнулась:
  - Еще рано, милый.
   Он застонал и откинул голову на подушки, принимая правила игры. Она вновь начала его ласкать и вновь не дала кончить
  - Детка! - простонал Дав, сжимая зубы. Она вновь улыбнулась и стала пока ласкать его тело, пока ствол остывает.
  - Малыш, я хочу тебя,- хрипло попросил мужчина, пытаясь разорвать оковы. Но наручники были добротные, настоящие, не из секс-шопа.
  - Я взяла у отца. Армейские. Даже не пытайся. Ты тоже игрался со мной... - рыкнула она и вновь начала сосать его член, доводя до грани и...вставая с кровати, одевая обратно майку.
  - Малыш? - хрипло попросил мужчина, чувствуя, что член готов просто взорваться от неутоленного желания.
  - Сладких снов, родной,- она поцеловала его в щеку и пошла на выход из спальни.
  - Еваааа! - заревел он уже со злостью. Это было очень подло. Она обернулась и сказала:
  - Сука, да?
   Он только зло прищурился, не опровергая, но и не подтверждая ее слова. А член все пульсировал от неутоленного желания, но хуже было на душе... Не дождавшись ответа, девушка вышла из комнаты. А Дав не спал всю ночь, пытаясь выбраться из наручников. Под рукой не было вообще ничего, поэтому примерно через час он начал свои болезненные попытки. Мужчина пытался освободить кисти, не снимая наручники. Утром, когда Ева вернулась, злющий мужик уже сидел в постели, пытаясь стащить оковы с ног. Руки были до локтя залиты кровью, а на кистях висели кровавые ошметки кожи, местами с мясом. Ева, кусая губы, подошла к нему и отстегнула все наручники, стоя перед ним, как маленькая провинившаяся девочка.
  - Ева, оставь меня! Хуже будет!! - зло рявкнул совершенно взбешенный мужчина.
  - Прости, Дав... - она попыталась его обнять. Он отстранился и снова рявкнул:
  - Отошла!
  - Дав...- прошептала она, кусая губы.
  - Ева, в сторону! - прорычал он, с трудом себя сдерживая. Она плюнула на все и обняла его, шепча:
  - Прости, Давид...
  - Ева, я в последний раз предупреждаю, иди пока в другую комнату.
  - Не уйду...
  - Я предупредил, потом не обижайся,- рявкнул и бросил ее на кровать, поворачивая лицом в постель. Он намотал волосы на кулак, заставляя запрокинуть голову, и резко вошел в нее, начиная жестко трахать. Она кричала и стонала одновременно, сжимая в пальцах одеяло и кусая губы свои до крови. Он вбивался в нее все сильнее и жестче. Так, как он трахал каждую до нее, не давая ни капли ласки. А после того как он бурно кончил в нее, то отпустил волосы и вышел из нее, идя в ванную. Там он посмотрел на себя в зеркало, видя мерзкое чудовище, и разбил зеркало, еще больше раня искалеченные руки. Он быстро обработал раны и перебинтовал их. Он понимал, что девушка получила оргазм, но... Дав корил себя за то, что поступил с любимой девушкой так, как со шлюхой. Когда Давид вышел, то Евы не было в спальне. Тут было убрано и его форма висела отглаженная на двери. Он хмуро оделся и спустился на первый этаж. Там был уже накрыт завтрак, а Ева стояла у плиты и варила кофе.
  - Тебе во сколько сегодня? - хмуро спросил мужчина, с затаенной грустью глядя на свою стервозную фею. Она прошептала, ставя перед ним кофе и сказала:
  - У меня сильное растяжение, я сегодня дома...
  - Хорошо. Лечись,- он молча позавтракал и поднялся,- Спасибо,- и ушел, не улыбнувшись и не попрощавшись. И через полчаса был на базе, еще более злой. Михаил встретил его хмурый, спрашивая:
  -Что стряслось?
  - Девушка постаралась,- Дав бросил на него злющий взгляд.
  - В смысле? Что Ева начудила?
  - Ничего.
  - Гоцман!
  - Если сжирает любопытство, спросите у дочурки. А у меня усиленные учения, группа ждет.
  - Отставить. На сегодня вы свободны будете, если расскажешь.
  - Мы позанимаемся. У нас приказ,- его группа взвыла, слушая командиров.
  - На занятие 2 часа, а потом все свободны, - полковник был задумчив. В этот день Гоцман гонял группу нещадно. И себя заодно. Даже полковник так не зверствовал, как он. А после занятий Славка задумчиво протянул:
  - Да, командир, на всех отношения действуют благодушно, только у тебя все через задницу...
   Гоцман чуть не зарядил ему в хлебало.
  - Пошли выпьем, - вновь сказал Славка. Немного подумав, он кивнул:
  - Пойдем... Помянем...
   Они не пили... они откровенно жрали спиртное и мало закусывали. Домой он заявился такой же хмурый и бухой в хлам. Ева явно его ждала, судя по остывшему обеду и ей самой, сидящей в углу дивана. Давид остановился в дверях и облокотился о косяк. Первым порывом было взять и отнести в спальню, но он сдержался. Он поднялся наверх, разделся и лег. В пустой постели было тоскливо. Ева пришла через полчаса и спросила в проходе шепотом:
  - Можно с тобой лечь?
   Он молча кивнул. Она забралась на кровать и прошептала:
  - Прости, Дав... Прости что я вела себя как сука... Люблю тебя, родной, - она легла рядом с ним и обняла за талию. Он сжал зубы и закрыл глаза, давая понять, что хочет спать. Ева не шевелилась даже, боясь, что он ее прогонит... Во сне Дав неосознанно обнял девушку, прижимая к себе. Ева не спала и всхлипнула от его действия еле слышно и шепнула:
  - Прости меня...
   Он не услышал этого. Измотанный учениями и скандалами дома мужчина провалился в сон сразу, как только закрыл глаза. Все так же во сне он привычным движением губ коснулся виска. Ева и вовсе заплакала, мечтая вернуть все к тому дню на пляже... А утром был новый день. Безумно сложный для обоих. Давид не высовывал носа с базы, заставляя стонать всю группу. Даже полковник не рассчитывал на настолько усиленные учения. А Гоцману нужно было просто забыться и не думать. Это были его единственные серьезные отношения. Сейчас же все зашло в чертов тупик и мужчина не знал, что делать дальше. Ева не могла оставаться дома, а еще не могла куда-то пойти из-за ноги... Ее почему -то начало мутить от всех продуктов и ела она очень мало, а еще не могла пить кофе...Когда Гоц приехал вечером, она его накормила и рассказала ему зачем-то о своем дне и сказала что любит его, зная что он ничего не скажет в ответ... Доев и одновременно с этим дослушав рассказ, Гоц поднялся и сел на диван, перетаскивая к себе на колени Еву. Она крепко обняла его и спрятала лицо у него на шее. Он коснулся губами виска и тихо прошептал ласковым голосом:
  - Ты сучка, Евушка. Но моя сучка. Любимая.
   Она не выдержала и всхлипнула ему в плечо, хрипло говоря:
  - Простииии, меня...
  - Куда я денусь? - Дав ласково погладил ее по волосам,- Не плачь.
   Она заревела, крепко обнимая его
  - Ну, не плачь, Евушка,- он поднял ее лицо за подбородок и поцеловал в губы. Почти так, как прежде.
  - Я люблю тебя, Давид... Умоляю тебя... Прости меня...- она всхлипнула
  - Тише, детка, не плачь. Я люблю тебя.
  - Я больше так не буду... Клянусь....
  - Малыш, я не злюсь больше. Я не могу на тебя злиться. Скажи мне только одно: ты поняла, в чем разница между твоими и моими действиями?
   Она подавленно кивнула
  - Умница. А теперь давай уберем и уйдем в спальню.
   Она вновь кивнула, как послушная кукла.
  - Евуш, пожалуйста, кончай с этим,- он заглянул в ее глаза,- что не так?
  - Я боюсь... Сейчас я отвернусь, а ты вновь замолчишь, и я буду тебе...- она еле слышно прошептала трясущимися губами, - Не нужна...
  - Евуш, ты нужна мне. Очень нужна. Хочешь, прикуй меня к себе наручниками? - мужчина улыбнулся. Она быстро замотала головой и побледнела:
  - Нет
  - Тихо, не бледней. Я не против наручников в разумных мерах.
  - Нет...- в её мозгу сразу вспыхнула картина того дня, когда он был по локоть в крови
  - Черт! - он выругался, понимая свою глупость,- Тихо, все хорошо. Лучше скажи, как твоя ножка?
  - У меня порвано сухожилие...- прохрипела она.
  - Черт! Малыш, и ты все это время молчала?! - Дав нахмурился.
  - Я узнала вчера только. Мама вчера приезжала и свозила меня втайне от вас в больницу... - она погрустнела
  - Глупая девочка... А я идиот.
  - Все хорошо, Дав. Заживёт и оно... - она ласково улыбнулась, обнимая его
  - Обещай мне, что будешь усиленно лечиться и отдыхать. Никаких нагрузок. Еду заказываем. Спальню переносим на первый этаж.
   Она кивнула, а Дав усадил ее на диван и сам убрал со стола и принес некоторые вещи со второго этажа. Теперь они переселились временно в комнату на первом этаже. Первое что сделала Ева с любимым в кровати- это нежно и ласково его поцеловала
  - Мне не хватало тебя эти дни,- он грустно улыбнулся и нежно поцеловал любимую.
  - А мне тебя, Дав...
  - Моя девочка,- он нежно скользнул губами по шейке, спускаясь к груди. Она улыбнулась и обняла его. Он продвигался дальше, лаская каждый сантиметр ее кожи.
  - Я люблю тебя, Давид...
  - Я люблю тебя, моя девочка,- его губы опустились на животик, а руки мягко сжали грудь. Она тяжело дышала и ласкала пальчиками его тело, куда только доставала Он вобрал губами клитор, поглаживая ее по бедрам. Ева всхлипнула и прошептала:
  -Дав... Просто войди в меня...
   Надев презерватив, мужчина выполнил ее просьбу и требовательно поцеловал. Она также требовательно ответила и прокричала от чувственных движений его бёдер:
  - Да.... Давид... Боже, я так сильно тебя люблю...
  - Я люблю тебя, малыш,- его движения стали быстрее и сильнее Ева кричала и прижималась к нему, чем доставляла наслаждение Давиду. Когда она так доверчиво вверяла ему себя... Такая доверчивая, хрупкая, маленькая и любимая. Он ласкал ее губами, придерживал за бедро и резко двигался, оттаивая сердцем. Найдя в этом мире смысл. Они задрожали в экстазе одновременно, прижимаясь друг к другу и страстно целуясь при этом.
  - Моя любимая девочка,- хрипло выдохнул мужчина, нежно целуя ее в губы.
  - Мой... Ты мой, Давид... Никогда больше не отпущу... Прости меня ещё раз...- она прижалась к нему
  - Твой, малыш. И никуда не денусь. Как и ты.
   Ева прижалась к нему ещё крепче, и поцеловала в грудь его, обнимая и шепча ласковые слова. Их отношения вернулись в норму. Ева лечила ногу, а Давид проводил усиленные учения в соответствии с приказом руководства. Но теперь он не гонял пацанов до изнеможения. И домой приходил раньше, вполне довольный жизнью. Нервировало только отсутствие аппетита любимой женщины. Через два дня он вернулся домой раньше, тихо открыл дверь, чтобы не тревожить лишний раз Еву, и услышал ее разговор по телефону.
  - Да, Максим. Только вечером не поздно. Да, Давид, рано приходит теперь, и я не хочу его тревожить. Спасибо вам большое. Всего доброго...
   Она обернулась и увидела, что Дав стоял в дверях, облокотившись о косяк, и хмуро смотрел на нее. Она кинула телефон на диван и похромала к нему в улыбкой:
  - Любимый. Привет.
   Он нахмурился еще больше и отшатнулся от любимой девушки. Не говоря ни слова, он вышел из квартиры, хлопнув дверью. Ева с ужасом смотрела на дверь и не понимала, что произошло. Ее мужчина покинул дом и шел туда, куда вели ноги, совершенно не обращая внимание на окружающую действительность. Ему впервые было настолько хреново. Любимая девушка, его маленькая хрупкая фея договаривалась о встрече с левым мужиком, а потом... Она даже не моргнула, увидев его. Через несколько часов его внимание привлек шум в переулке. Перепуганный тонкий голосок и грубые выкрики мужчин. Дав зашел в переулок и увидел, как шестеро придурков прижали к стене девушку. Совсем еще ребенка, лет шестнадцати. Он приблизился вплотную к ним. Началась драка... Ева в это время сидела на диване и жевала губы, набирая Дава, который не брал трубку. Чертов мужик! Ева уже жалела, что не поехала забирать подарок для него сама... А Гоц наслаждался дракой. Это был отличный способ снять напряжение, заодно поможет ребенку. Особенно радовал тот факт, что противников было аж шестеро. К концу драки у него были разбиты костяшки и кровоточил легкий порез на скуле, а отморозки валялись на асфальте без сознания. Он обернулся к ребенку, хрипло спрашивая:
  - Адрес?
   Оказывается она жила в доме, где жили мать и сестра. Гоц отвел перепуганного подростка домой и сдал на руки родителям, а сам... неожиданно для себя зашел в соседний подъезд и поднялся на третий этаж, звоня в квартиру матери с сестрой. Анька открыла ему и рявкнула:
  - Нам Ева уже звонила 17 раз. Где ты был? О боже...- она увидела его побитую рожу.
  - Переночевать пустишь или как?
  - Пущу. Еве позвони, дибил!
  - Спроси лучше у нее, какого хера произошло,- хмуро бросил Дав, проходя в квартиру,- Аптечку дай.
  - Она сказала, что говорила с парнем из службы доставки, когда зашел ты и сразу выбежал, хлопая дверью, придурок.
  - Из службы доставки? И нахрена ей понадобилось договариваться с ним на то время, когда меня нет?! - рыкнул Гоц на сестру и передразнил,- "Давид сейчас возвращается раньше... Да, Максим, спасибо большое..."
  - Максим - ее двоюродный брат. А договаривалась, чтобы сделать полоумному любимому подарок... Не удивлюсь если она этот подарок выкинет теперь...- она вперила ему в руки аптечку. Он молча ушел с аптечкой в ванную, пока Аня звонила девушке, чтобы рассказать, что Дав именно у них, а не шляется где-то.
  - Спасибо большое Ань... Зря я, наверное, волнуюсь, ему то плевать... Передай ему, что я поела...
  - Ев, ему не плевать. Он просто ревнивый идиот, который не знает, что такое нормальные отношения. Дай ему шанс...
  - Давала... Если он мне так не доверяет... Еще раз спасибо Ань, и скажи про еду, - Ева отключилась.
  - Ты - идиот! Иди и извиняйся перед ней! - рявкнула Аня, ударив кулаком дверь ванной,- И она сказала, что поела,- девушка услышала только, как разбилось зеркало от удара.
  - И не бей мои вещи!- рявкнула она вновь. Дав убрал за собой и закрылся в комнате, некогда считавшейся его. Хорошо, что мать была на ночной смене... А утром он вернулся домой с большим букетом белых роз и кулоном на витой цепочке. Но Евы дома не было уже. На столешнице лежала большая коробочка, завернутая в бант. Он открыл коробочку, в которой оказались шикарные швейцарские золотые часы и их совместные фотографии. Дав даже не помнил, что они фотографировались, хотя отчетливо помнил каждый из этих моментов. Сейчас он как никогда понял, какой он мудак... Около получаса мужчина рассматривал фотографии, вновь переживая счастливые моменты. А потом надел на запястье подарок и набрал номер Евы, выходя из квартиры. Ее телефон молчал. Гудки шли, но абонент не отвечал. Тогда он начал свои поиски с катка. С нее станется отправиться на каток с больной ногой. Он оказался прав, найдя ее сидящей неподалеку ото льда, окруженной детьми. Дав приблизился, неся огромный букет и небольшую коробочку с маленьким подарком. Ева подняла на него красные глаза и улыбнулась:
  - Набор новый через полгода.
  - Евушка, любимая, прости меня, мудака, а? - хрипло попросил, глядя на нее побитыми глазами. Она улыбается, когда вперед выходит паренёк 5 лет и кричит:
  - Это из-за вас мисс Ева плакала?
  - Из-за меня,- еще хреновее почувствовал себя мужчина и протянул любимой девушке цветы и подарок. Она взяла букет и, придерживаясь за стул, встала.
  - Идем домой? - совсем уж жалобно попросил, обнимая ее за талию и заглядывая в глаза, как провинившийся перед хозяйкой пес.
  - Ты дурак, знаешь?
  - Я не дурак, я идиот и мудак.
  - Да, ты мудак. О, часики... Тебе понравились?
  - Очень, родная. Но тебе не стоило делать мне столь дорогой подарок. Я его не заслужил,- Дав снова грустно улыбнулся,- Обещаю, что буду стараться стать лучше для тебя. А пока, пожалуйста, прими мой скромный презент,- он открыл коробочку, доставая изящный платиновый кулон с крупным сапфиром в окружении немного меньших бриллиантов. Она подняла волосы, позволяя одеть и улыбнулась:
  - Говорят, что сапфиры дарят люди с глубокой привязанностью...
  - Я люблю тебя, малыш. Безумно люблю. Это достаточно глубокая привязанность? - он улыбнулся, застегивая цепочку на ее шее.
  - И я тебя люблю, родной.
  - Домой?
  - У меня занятие. Хочешь - посиди с нами.
  - Посижу.
   Она начала вновь работу с малышней. У Давида был выходной, поэтому он мог себе позволить наблюдение за любимой девушкой без лишних проблем на службе. А вечером пока Дав готовил, Ева втихаря обнималась с туалетом и...сделала тест. Он накрыл на стол, ожидая девушку, а когда та вернулась бледная, встревоженно спросил:
  - Малыш, что случилось?
   Она улыбнулась и сказала:
  - Все нормально. Нога...побаливает...- а у самой в голове стояли перед глазами лишь 2 полоски.
  - Может, съездим к врачу? Может, пропишут лекарства дополнительные?
  - Нет. Не надо.
  - Что же ты такая упрямая, детка? - хмыкнул Дав, подхватывая ее на руки,- Ты бледная, уставшая, у тебя круги под глазами, нога болит. Что ты мне не договариваешь, малыш?
  - Все хорошо, Дав. Просто нога... - она обняла его, а сама закусила до крови губу, думая, что теперь делать. Вот почему она была бледная, почти ничего не ела...
  - Ева,- строго сказал ее мужчина,- это точно единственная причина? Или я обидел тебя чем-то?
  - Точно единственная, родной. Давай есть? - она улыбнулась.
  - Хорошо, малыш,- он вздохнул и посадил ее за стол, пододвигая тарелку с пастой. Она взяла вилку, и начала как всегда вяло есть. Давид хмуро наблюдал за ней, тоже ужиная без особого аппетита.
  - И все же, не нравится мне твое состояние...
   Она ласково улыбнулась ему:
  - Все хорошо Дав.
   Они доужинали, Дав усадил девушку на диван, сам все убрал и набрал ванну горячей воды, относя туда Еву.
  - Как ты смотришь на совместное принятие ванны, малыш?
  - Положительно. Иди ко мне, - она протянула руки.
  - Моя детка,- он залез к ней в воду и прижал к себе, нежно целуя. Она села на него и обняла, смотря на любимого парня и...будущего папу.
  - Малыш, я так тебя люблю...
  - Я люблю тебя, моя фея,- он поглаживал ее по спине, проводя языком по ключице. Ева обняла его крепче и сказала:
  - Займись со мной любовью...
   Дав опустился губами к ее груди и медленно вошел в девушку, обнимая за талию. Ева охнула и стала легко двигаться. Он поддерживал ее за бедра, помогая, и двигался ей навстречу. Сейчас они занимались сексом медленно и размеренно, вкладывая нежность в каждое движение.
  - Дав...Обещай, что ты не бросишь меня...
  - Я не брошу тебя, малыш,- хрипло выдохнул мужчина и поцеловал ее в губы. Она ответила на его поцелуй и мурлыкнула:
  - Мой родной...
  - Моя родная нежная девочка,- Дав продолжил свою ласку, увеличивая темп их движений. Спустя время они одновременно кончили в объятиях друг друга. А утром Гоцмана и всю его группу срочно вызвал к себе полковник.
  - Мы отправляемся в Сирию, ребята.
  - Когда? - выругавшись, спросил Гоц, а остальные были очень хмурыми.
  - Сегодня вечером.
   Мужчина снова выругался, удивив своих пацанов. Это путало ему все планы.
  - Все по домам, прощаться. Гоцман, ты за мной, - Михаил пошел себе в кабинет.
   За ним последовал и подполковник, на ходу уточняя:
  - Надеюсь, я позже смогу попрощаться с девушкой?
  - Сможешь. Она приедет сюда. Какие у тебя планы на мою дочь, Давид? - сразу начал Михаил.
  - Возможно, я тороплюсь, но... - он достал из кармана коробочку с платиновым колечком и крупным бриллиантом,- Утром купил.
   Михаил довольно кивнул:
  - После месяца в Сирии я отдам тебе свой пост главы базы и звание полковника. Минимум заданий в год и менее опасные. Только попробуй расстроить ее. Понял?!
   Давид опешил от такого предложения. Он не ожидал повышения в ближайшее время. И не мог сразу понять, как относится к этой новости.
  - Я ухожу в отставку и мне дают генерала. Сказали подобрать себе замену. Ты - моя кандидатура, сынок.
  - Благодарю, товарищ полковник. Я приложу все усилия,- отрапортовал мужчина и тихо продолжил уже другим голосом:
  - Но больше всего усилий я приложу к тому, чтобы сделать Еву счастливой. Тут уже не обессудьте, мои приоритеты несколько изменились.
  -И слава богу. Она не беременна еще?
  - Думаю, нет. Мы предохранялись.
  - Хорошо, что предохранялись. До Сирии лучше ей не быть беременной. Давид. Она все что у меня есть. Понял?
  - И самое дорогое, что есть у меня. Что нас ждет в Сирии? Есть план мероприятия или узнаем на месте?
  - Вот тут сынок мы побудем и танкистами, и разведчиками и радистами...
   Он потер виски, изучая выданный план действий. Они обсудили ключевые моменты. А через полчаса в кабинет ворвалась Ева.
  - Это правда? - она стукнула по столу, смотря с ненавистью на отца. Он только кивнул. Она заорала:
  - За что ты меня так ненавидишь? Сначала учения, теперь самая горячая точка?!
  - Малыш, не нервничай,- тихо попросил Давид, обнимая ее за талию и прижимая к себе. Она рявкнула:
  - Нет, Давид, он всегда был против тебя. За что ты и сейчас хочешь отобрать от меня Дава? За что?! - всхлипнула она и, размазывая слезы, проорала:
  - Я тебя и знать не хочу, если он погибнет. Ты понял? Ни за что! Никогда ко мне не подходи, если Давид не вернется!
   Гоц поднял на руки девушку и уселся с ней в кресло, ласково и нежно прижимая ее к себе. Он вытирал слезы и целовал заплаканные глаза, шепча ласковые слова, а потом попытался убедить:
  - Евушка, малышка моя, мы с твоим отцом пришли к общему решению в отношении наших с тобой отношений. Он не против,- новые ласковые поцелуи и поглаживания,- Я вернусь, малыш, обязательно вернусь. Обещаю тебе!
   Михаил грустно смотрел на страдания своей дочери и попробовал тихо возразить ей:
  - Доча, так нужно. Нужны лучшие.
  - Мне плевать на твои слова, папа.
   Малышка, пожалуйста, не нервничай. Я обещаю тебе, что вернусь.
  - Уйди папа. Оставь меня с моим парнем.
  - Хорошо,- мужчина поднялся,- Давид, мы договорились,- и вышел. Ева обняла его и проплакала:
  - Не уезжай...
  - Не могу, любимая. Нужно,- он нежно прижал ее к себе,- Я вернусь и потом у тебя будет намного меньше поводов для беспокойства,- ласково поцеловал ее в висок,- Только ради твоего спокойствия я готов принять предложение твоего отца.
  - Я ненавижу отца за это. Ненавижу, Дав. Я тебя очень люблю, родной. Очень сильно...
  - Я тебя безумно люблю, малыш. Не злись на отца, сейчас он прав.
  - Не прав...
  - Прав, моя девочка,- он поцеловал ее в висок,- Малыш... - лизнул ее в шею, проводя языком до ключицы,- меня не будет целый месяц....
  - О да,детка, и я тебя хочу
  - Я всегда тебя хочу, малыш,- он усадил ее на стол полковника и повел руками вверх по бедрам, задирая платье,- И буду дико скучать,- и поцеловал в губы, страстно и требовательно.
  - Как и я... Дав, пообещай, что ты вернешься живой. Прошу...Без контузий и ранений.
  - Обещаю, что вернусь живым и дееспособным,- он улыбнулся, целуя ее,- Но не гарантирую отсутствие ранений.
  -Я тебя прикопаю! Давид! Обещай. Тебе еще мне мужем становиться в будущем, и папой...- она ласково поцеловала его в губы. Он усмехнулся и немного отстранился от девушки, хитро ее рассматривая.
  - Эй, я хочу тебя. Дав! Не отнимай у меня последний секс перед вашей сранной миссией.
   Он достал из кармана бархатную коробочку и повертел ее в руках, комментируя:
  - Я планировал сделать все иначе, но кое-кто спутал мне все планы, поэтому... - он открыл коробочку и бриллиант ярко сверкнул, а Дав опустился на одно колено, спрашивая,- Ты согласна стать моей женой? И матерью наших будущих детей?
   Она вскрикнула и кинулась на него, поваливая на пушистый ковер и визжа:
  - Да! Да! Дааааааааааааааааааааа!- она обняла его и стала целовать лицо, - Дав!
   Он довольно хохотнул, обнимая ее, и надел на пальчик колечко.
  -А теперь прошу, займись со мной любовью, Давид... Невесте нельзя отказывать.
  - В этом я тебе даже не думал отказывать,- ухмыльнулся мужчина и перевернулся, подминая под себя девушку и быстро стягивая с нее платье. Она прижалась к нему и сказала:
  - И давно ты захотел сделать меня своей женой?
  - Давно, но мне нужно было решить наверняка, малыш,- Дав обхватил губами ее сосок.
  - Подхожу я тебе или нет?
  - Подхожу ли я тебе,- он улыбнулся, переходя ко второму соску.
  - Дурачок. Ты лучший. Мой. МОЙ! МОООООООООООЙ! - крикнула она и завладела его губами.
  - Твой, малыш. Как и ты моя, детка,- он ухмыльнулся, быстро стащил форменные брюки и, надев презерватив, вошел в девушку, начиная быстро двигаться. Она хотела сказать, что презерватив и нахер не нужен, но сдержалась, лишь обняла родного человека и прижала к себе. Это был безумно страстный секс, а крики из кабинета начальника базы оглушали всю базу. Спустя час зашел Михаил и увидел мирно целующихся одетых детей и прохрипел:
  - Дал бы тебе нарядов вне очереди, да сам был таким...
   А будущие супруги были полностью удовлетворены и смотрели на него довольными глазами. Дав еще и со смешком заметил:
  - Спасибо за кабинет.
  - Не за что. А теперь целуйтесь на прощание и Еву ждет такси.
  - Я люблю тебя, малыш,- Дав обхватил лицо любимой руками, нежно целуя в губы,- Не переживай и не скучай, родная. Все будет хорошо.
  - Обещай.
  - Обещаю, малыш. Береги себя.
  - Как прилетишь - прошу разбери сразу вещи. Ладно? - она поцеловала его и крепко обняла, - Родной, я люблю тебя.
  - Хорошо, любимая моя девочка,- он крепко прижал ее к себе, не желая выпускать из объятий. Она всхлипнула и сказала отцу:
  - Ты понял мои слова. Береги себя тоже, - и убежала из офиса. Они улетели этим вечером. По прилету им дали сутки на отдых и аклиматизацию. Как и обещал, Дав первым делом разобрал вещи, не понимая причин такой просьбы. Но когда нашел тест с двумя полосками, все встало на свои места. Мужчина ошарашенно смотрел на тест, а потом пошел к полковнику, так и держа полоску в руках.
  - Поздравляю, Вы будете дедом,- поставил на стол тест и сел рядом, полностью дезориентированный,- А я папой,- и ошалело улыбнулся. Михаил также смотрел на две полоски не верящим взглядом. Так двое мужчин и смотрели на ее тест несколько минут, ничего не говоря друг другу. Давид взял его в дрожащие руки и прошептал:
  - Я буду папой...
  - А я дедом... - неуверенно прошептал Михаил и вдруг вскинул голову,- Ты же говорил, что предохранялись! Ей нельзя сейчас нервничать!
   Давид же даже пустил скупую мужскую слезу, не отвечая. Михаил открыл бутылку коньяка, наполнил бокалы и они выпили. Дав продолжал сжимать тест и улыбался как бешеный. Он будет папой. Они продолжали отмечать факт беременности Евы. И длилось это всю ночь, на протяжении которой были выпиты все запасы обоих и частично ограблена медчасть, а все окружающие уже знали новость. Все поздравляли уже полковника и генерала с новостью. А на следующий вечер начались трудовые будни. Тяжелые, кровавые и изматывающие в предел. Только связи с близкими не было. Глушились все посторонние сигналы. Спустя две недели показали по новостям, что одна групировка попала в засаду. Ева настолько переволновалась, что попала в больницу с угрозой выкидыша. Возле нее постоянно находились их матери и Аня. Давид при этом чувствовал жгучую необходимость сообщить своей женщине, что с ним все хорошо. Ему повезло. К этому времени появилась возможность позвонить близким. Ева на звонки не отвечала и он набрал Аню. Через 20 минут после этого, девушка ворвалась в палату с радостным криком:
  - Евушка!! Он жив, он в порядке, это другая группа! Не нервничай! - и обняла будущую родственницу. Ева плакала от счастья и держала руки на животе, говоря:
  - Дождись папу, малыш...
  - Дождитесь оба,- попросила Аня,- Этот ненормальный всем головы оторвет, если с вами что-то случится. Ев, они отмечали твою беременность всю ночь и выпили все запасы,- девушка улыбнулась. Ева заплакала и обняла Аню, хрипя:
  - Ань, я так хочу, чтобы он вернулся быстрее.
  - Он вернется. Эта сволочь всегда доводит до истерики, но возвращается.
   Ева проревела:
  - Я его люблюююю...
  - Знаю. Он тоже.
  - Ань, он возьмет трубку как думаешь?
  - Не знаю, у них со связью беда. Давай попробуем.
   Ева начала набирать его и молиться. Он ответил на втором гудке.
  - Малышка? Как ты? Точнее, как вы?
  - Дав... Я тебя так люблю...- она всхлипнула.
  - Я люблю тебя, малыш. Пожалуйста, не плачь. Береги себя и ребенка. Со мной все будет хорошо.
  - Возвращайся скорее... Прошу тебя...Я в больнице...
  - Анька сказала,- он грустно вздохнул,- Детка, прошу тебя, не нервничай и береги себя. Я вернусь, как только смогу.
  -Ладно...- она всхлипнула...- Люблю тебя
  - Люблю тебя, детка. Держись и не нервничай.
  - А я тебя Давид. Возвращайся быстрее любимый.
  - Постараюсь, малыш,-- и связь прервалась.
   Следующие две недели в новостях сообщали о жестоких боях, но среди наших жертв не было. А потом они встретили их в аэропорту. Всю группу встречали их жены и девушки. И эта встреча принесла большинству женщин боль. Славку контузило, другие были с множественными ранами, у генерала было прострелено легкое, а Давид второй день не приходил в сознание с проломленным черепом. Ева ревела в машине скорой помощи и ей было плевать на всех.
  - Даав, ты должен очнуться... -плакала она. Рядом безмолвно лила горькие слезы его мать, а сестра, находясь на грани истерики, пыталась успокоить обеих женщин. Спустя сутки мать увезли домой, а Ева спала на краю кровати, обнимая мужчину в коме и молясь, чтобы у нее вновь не было угрозы. Он очнулся к вечеру и с трудом поднял свинцовые веки, обводя помещение мутным взглядом. К нему прижималось горячее тельце любимой, которая беспокойно спала.
  - Ева... - с трудом разлепил губы мужчина и сжал ее ладошку. Она сразу проснулась, и глаза ее наполнились слезами. Она вскочила:
  - Давид...Не говори....Отдыхай, моя любовь... Ты жив...- она обняла его и заплакала сильней.
  - Тише, малыш, не плачь,- было слышно, что ему пока тяжело говорить,- Я обещал,- он вымученно улыбнулся.
  - Ты сдержал слово. Отдыхай, мое сердце.
  - Ты отдохни, любимая.
  - Дав, спи, - она поцеловала его в губы и всхлипнула, улыбаясь.
  - И ты спи,- тихо попросил, сжимая ее ладошку, и все же уснул. Ева позвала врачей и ее врач отчихвостил, что она ничего 2 дня не ест уже... А Давиду было уже лучше следующим утром. Он узнал о проделках девушки и хмуро ее рассматривал.
  - Ты обещала...
   Она смутилась и прошептала:
  - Не было аппетита...
  - Детка, ты сейчас отвечаешь сразу за двоих. Тебе нужно питаться и отдыхать.
  - А тебе жить...- прошептала она, ложась с ним.
  - И я живу, малыш,- он прижал к себе любимую,- Я так скучал по тебе...
  - А я по тебе, Давушка...
  - В тот раз обошлось? - с тревогой в голосе спросил мужчина, ласково погладив ее животик,- Не смей больше так нервничать!
  - Обошлось. Твой малыш и мой малыш вот тут, - она прижала его ладонь к животу своему и всхлипнула, - Не смей больше уезжать.
  - Не буду. Меня берут на смену твоему отцу, а эта работа не предполагает такие частые вылазки,- говоря это, Дав прижимал к себе девушку и поглаживал плоский животик.
  - Я люблю тебя. Очень люблю и не переживу, если ты вновь уедешь...
  - Не уеду, малыш. Я люблю тебя, детка. И ради вас буду всегда рядом. Никаких больше горячих точек.
   Она улыбнулась и прижалась к нему, целуя в грудь.
  - Помирись с отцом, малыш.
  - Не хочу...- буркнула она.
   - Пожалуйста.
  - Дав...
  - Пожалуйста,- он рад твоему положению.
  -Он тебя послал на такое задание...
  - И сам тоже поехал. У моей группы лучшая подготовка и то мы с трудом справились.
   Она прижалась к нему и промолчала, а тут в палату зашел сам Михаил, хрипло спрашивая:
  - Как...вы?
  - Плохо вы дочь воспитали, генерал. Совсем о себе не думает...
  - Знаю, сынок. Ева...- он прошептал почти.
  - Евушка, о чем мы говорили? - подтолкнул ее к решению Дав. Она буркнула:
  - Ты не посмеешь...
  - Евушкаааа,- протянул Давид,- Пожалуйста. Ради меня.
  - Прости меня, папа...- буркнула она.
  - Спасибо, малыш,- поцеловал ее в висок Дав, а Михаил выдохнул, присаживаясь у постели. Он взял руку дочери и прошептал:
  - Прости меня, родная моя девочка.
   И девушка вздохнула, действительно прощая его. Она привстала и обняла отца, а тот прижал ее к себе, шепча хрипло:
  - Поздравляю тебя, моя маленькая. Моя королева. Моя малышечка.
  - Спасибо, пап. И не посылай его больше никуда.
  - Никуда малыш. Он нужен тебе и малышке в пузике теперь.
  - Раз вы помирились, перейдем к насущным проблемам,- усмехнулся Гоц,- Малыш, а ты какую свадьбу хочешь?
  - Любую. Мне все равно.
  - Нет, детка. Это на твой выбор, как и время. Ты - моя принцесса и я хочу, чтобы ты была довольна.
  - Дав. Хочу простую свадьбу, где будешь ты, и мне все равно какую.
  - Малыыыыш, я всегда буду рядом, остальное нет.
   Спустя 3 месяца у них была пышная свадьба, где сразу отметили и брак, и повышение и выживших солдат. А через полгода у них родилась дочь, в которой Гоц души не чаял. Он называл ее принцессой, переименовав жену в королеву.
Оценка: 8.16*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"