Целнаков Валерий Леонидович: другие произведения.

Парад Планет

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшой роман про ледовое шоу, не так давно державшее страну в напряжении - кто победит? Показана меняющаяся интрига и отношения как внутри импровизированных пар спортсменов. актёров и актрис. В целом так оно и было, только фамилии здесь иные, концентрация всего покруче и страсти более возвышенные.

   ПАРАД ПЛАНЕТ
  
   ЧТО ЕСТЬ ДОБРО?
  
  Всё, сотворённое человеком, рождается мотивами и интересами. Есть и высшая генерализация, выстроенная в рамках ДОБРА и ЗЛА. Добрые дела всегда на виду и ими гордятся, а от злых открещиваются или выдают за что-то не совсем злое. Как бы мир в полутонах! - Вот оно лукавство! Ну и не всегда добро, сотворённое для одного, оборачивается тем же другому. Красота одной женщины нечасто радует другую, даже её подругу и расточаемые улыбки и восхищение потом, наедине с собой, сменяются тихим стрессом и валидольным прессингом: - Ну, почему я не такая?! Стремление выглядеть красивой свойственно и чернавке и наследной принцессе, только у них разные ресурсы и неравная позиция как в самом стремлении, так и в гонке длиной в целую жизнь.
  Но ведь и не один же день она длится, а? - Значит, есть надежда, что за одним из поворотов есть такая заморочка, которую принцесса сама не осилит и все, наконец-то, увидят, что она голая. А без нянек и пажей в гонке неприемлемых условий с крутыми виражами и хлябью обстоятельств её, замызганную, таки могут спутать с чернавкой, которая к грязи привычна, а потому легко кокетничает и в рваных чунях на босу ногу.
  А раз так и для принцессы ничто не гарантировано, то можно её о чём-то не предупредить и отойти в сторонку, чтоб она ненароком не оперлась, поскользнувшись. И не толкнули, и упавшей полюбовались секунд несколько, а потом и помогли, да так, чтоб все увидели, что чернавка и принцесса одной грязью мазаны. Конечно же, чистенькая принцесса захочет отмыться. Однако теперь у неё нет ни пажей с преданными глазами, ни нянек с тазами и полотенцами. А ветку или траву для этого сама она взять не догадается - не приучена! Вконец расстроенная принцесса уже и не так светла, и улыбка жалкая, а уж походка и совсем не та, каблук-то сломан! - Вот она - потеха кособочная!
  Тридцать веков назад эллинские боги придумали забаву для смертных - Игры. Чтоб лучшие атлеты являли доблесть, а почтенная публика ими любовалась. Затея прожила много веков и благодаря ей публичность соревнований стала государственным ритуалом с наградами, гимнами и привилегиями. А величественное соперничество самой красоты отошло в тень. То есть, претендентки всё так же воевали, но не на арене и лучшую не короновали. Да и потом, когда появились подиумы и короны мисс Мира и окрестностей, красота в чистом виде выглядела чем-то незавершённым. И в арбитрах сплошь и рядом значились торговцы, ставшие владельцами храмов. Это по их указке выделяли личика корпоративных "МИССок" из числа очаровательных актрис, спортсменок, журналисток и сестёр милосердия и так далее и без счёта ремёсел и званий.
  И эти ристалища у одних участников вызывали приступы тщеславия, а у других повышенную самоотдачу и адреналин самоотверженности. Ну, а зрители болели за Машу или за Свету, не печалясь тем, что победившая своим восторгом и прочими несдержанностями унижает побеждённую. Даже чистая и честная победа одного - это поражение и неминуемое горе для другого. Оно тихонечко гнетёт и ядом неудовлетворения разлагает души проигравших,как бы это пристойно не называли.
  
   УВЕРТЮРА
   5 августа ЛЕДОВОЕ ШОУ. РЕКОГНОСЦИРОВКА
  
  Спортивная арена ледового дворца кипела от страстей почти круглосуточно - шёл отбор в новое шоу Главного Телеканала. На этот раз "прочёсывались" способности претендентов по части умения держаться на льду, танцевальном подиуме и в групповых ристалищах с подсобными средствами защиты и нападения. Круг претендентов последним видом несколько сузился, поскольку среди творческих людей единоборства уважали немногие. Между теми, кто снимался в боевиках и изображал рыцарей плаща и кинжала, и умеющими кататься на коньках сложился враждебный паритет и из своего амплуа ни один из актёров выйти не пытался. Прежний высочайший рейтинг ледового шоу и его влияние на судьбу участников сделал большое дело: ускоренные курсы фигуристов появились даже в провинции, а на секции единоборств и самозащиты ходили немногие, но самые отчаянные. Деньги вокруг проекта завертелись немыслимые и продюсеры программы гарантировали всем и всё.
  Весь состав претендентов, а это более шести десятков мужчин и женщин, можно разбить на три категории: две категории - людей сменяемых и одну - с гарантированным выходом на экран. Этими счастливчиками были фигуристы, ранее выступавшие на чемпионатах мира и Европы и миром ещё не забытые. Бывшие чемпионы и призёры всего и вся и сейчас в форме и собирают полные залы в ледовых шоу по всему свету. Категории сменяемых шоуменов заполнялись из: а) актёров театра и кино всех жанров, б) новой когорты в мире российского шоу - попсы и фотомоделей. Соперничество между ними было постоянным и нешуточным. Уровень профессионализма как тех, так и других сильно различался и это тоже свою роль играло. Раскрученные не всегда были умелыми, а умелые часто оставались неизвестными. Поэтому сражаться каждому из претендентов было за что. Так, в минувшем сезоне среди победителей значились две актрисы кино и театра и один артист оригинального жанра, ранее не известные, теперь же их ставки поднялись до небес. Это стимулировало и в новую программу хотелось многим, несмотря на фишку из подобия уличных потасовок.
  Мнения по составу будущих пар складывались из предложений тренерского корпуса, продюсеров, ну и что-то при этом значило слово самих виновников торжества - фигуристов. Именно на их имена и были все ставки спонсоров и от того, кто из мировых звёзд участвует в шоу, зависело общее финансирование. Проще говоря, половину участников составляет ледовая элита, а большая часть из них - чемпионы и призёры Олимпиад. Если мужчинам-фигуристам особо выбирать не из чего и все претендентки выглядели в лучшем случае беспомощно, то женщинам повезло больше: мужчин со спортивным складом и характером пахаря-бойца пришло достаточно, вот среди них-то спортивные дамы и выискивали самородки с чисто женским упорством и ведомые ненасытным инстинктом.
  Спортивная пара - это нечто особое и спортсмены знают, что с напарником всё функциональней и проще. К тому же он надёжнее друзей и подруг и часто превосходит супругов. Напарник прикроет и смягчит падение и выставит напоказ лучшее, он "не заметит" помарки и поддержит в трудном элементе и ты его чуешь всегда и именно с ним проводишь большую часть жизни и знаешь про него всё. Именно он выправляет кривизну характера и делает из недостатков достоинства, придаёт сил и уверенности, когда на душе тоскливо и пусто и обходится без слезливой патетики, просто указывая на правильный путь и делая шаг туда без промедления. Из неспортсменов с этими хитростями знакомы шофера-дальнобойщики, работающие давно и прошедшие все круги ада и хранящие традиции ещё из ямщицкой вольницы.
  Так что, выбрав напарника, ты вступаешь в новую жизнь и возможности в ней намного шире и они включают ещё и ту вселенную, которая принадлежит партнёру. Поэтому опытные спортсмены внимательно следили за потенциальными участниками шоу и прикидывали варианты. Но сначала решали, как приложится характер претендента к его собственному, не будет ли топорщиться внутреннее "Я" спортсмена амбициям претендента. И в отобранных характерах уже смотрели физические данные. Так, рослой спортсменке нужен не менее крепкий партнёр, миниатюрной, вроде Маши Фёдоровой, достаточно и невысокого, а богоравной олимпийской чемпионке минувшего века Инне Ветровой требуется кто-то с очень устойчивой натурой.
  
   10 августа СМОТР ПРЕТЕНДЕНТОВ
  
  Отбор шёл долго и трудно, от случайных людей деликатно освобождались и круг участников становился всё уже и уже. Окончательный кастинг проводился в келейном кругу и с учётом рейтинга звёздности претендентов. Тут свою роль сыграло финансовое могущество генерального продюсера и он выстроил всех по рангу. Право первой ночи досталось Ирине Заварзиной и она тут же указала на Александра Макеева, который был высок и атлетичен и совершенно не испорчен попсовой модой. В паузах он развлекал публику игрой на аккордеоне и выглядел просто очаровашкой, попавшим на этот парад тщеславия по недоразумению. На коньках он стоял прилично, поскольку в детстве играл в хоккей и с этим увлечением не расстался до сих пор. Хотя был и нюанс: контактность он понимал не так, как это принято в фигурном катании.
  Изучая его основательно, Ирина, сначала осмотрела главное у партнёра - руки. И представила их на себе в обводках и танцевальных движениях, а также и наверху во время поддержек. Просто представила и ей показалось, что с ним получится. Так же она прошлась по ногам, плечам, бёдрам, прочности и устройству шеи, которая тоже с фокусами. Ирина немало времени провела с ним: ставилазадачи и смотрела на выполнение. Получалось, что он был единственным, кто изо всей когорты хоть в чём-то ей соответствовал. Чтобы провериться, она обратилась к тренеру и тот её мнение подтвердил. Но указал деталь, которая могла сыграть роль разрушительную, если не катастрофическую - он заточен на то, чтобы устоять самому, а не удержать партнёршу.
  - Он пятнадцать лет играет в хоккей и валит соперников, того не замечая. И подставляется так, что от него отскакивают, будто от стены. За несколько недель такого не переучишь! - ответил её бывший партнёр, а теперь муж заклятой подруги.
  - Может, это потому, что в руках была неживая клюшка? - улыбнулась Ирина.
  - Почему бы и нет, - согласился тренер, - но для этого он должен что-то в тебе увидеть. Что-то такое, чтобы забыть клюшку!
  - Думаешь, я для него старая тётка?
  Когда претендент на пару с Ириной прошёл окончательный кастинг, стало ясно и с остальными парами. К примеру, Виктор Зельдин присматривался к женщинам не фигуристкам и сокрушённо вздыхал: дамы функционально разобраны до невозможности и чтобы все их умения собрать воедино, сколько потов и нервов уйдёт. В этом году ему дали второй номер драфта и он присматривал партнёршу. Зная, что и другие заняты этим и возможны совпадения, он выбрал три фамилии и отдал на усмотрение тренерской группы, которые должны свести все заявки кастинга в одну. Старший тренер в тот же день вызвал его в кабинет и изложил мнение генерального продюсера: кататься ему не с этими дамочками из попсы, а с примой балета Камерного театра Майей Асташковой. Она после небольшой травмы и сейчас на реабилитации, надо чтоб с ней был лучший парник. Да и с балеринами в прошедшихпрграммах он единственный был неизменно успешным и все дамы и их агенты от своего визави остались без ума.
   То есть, - улыбнулся тренер, - отдуваться за её чихи и висящие нитки на костюмах придётся тебе.
   Ладно, балерина, так балерина, - не стал спорить Зельдин и их познакомили. В Камерный театр Виктор не ходил давно и прямую спину новой примы увидел впервые. Майя не стала публично обозначать свою ценность и они тут же ушли в закуток поговорить. С техникой движения, выразительнстью и пластикой у неё всё отлично и специфику эстрады она тоже знала, а вот с коньками особо не дружила. Она в этом сразу же доверительно призналась партнёру, поняв его как главную фишку в этом бедламе страстей и амбиций. Ей подобрали коньки по ноге и Виктор предложил прокатиться самой. Увидев её на льду, он понял, что им не светит даже середина таблицы. Но вслух сказал другое:
   Ничего себе! - А говорили, что у вас ноги подкашиваются. По-моему, это злые языки! Кое-что подправим и на арену за призами. Майю слова и тон рослого мужика с глубокими глазами и уверенными движениями вдохновили и они тут же начали раскатку. Через пару дней она перестала наезжать на партнёра, когда держалась за руку и не трепетала, как осина на ветру при самостоятельном прокате. К концу недели Виктор приспособился к её фигуре и стал потихонечку приучать к тренингу фигурного катания. Женщина была очень чуткой и понятливой, но чрезвычайно осторожной, временами до панического состояния, особенно на скорости. Партнёр знал, что страх - это верный спутник травм, но выбить его не получалось никак. Он попробовал подойти к делу с другой стороны и стал готовить то, что она умела отлично: то есть, фиксированные позы и поддержки и оттуда уже выходить на лёд, но в одном из приземлений у неё от страха что-то перемкнуло, она дёрнулась и повредила только что залеченное ахиллово сухожилие. Как говорится: - Стоп, Маня, никаких покупок, я забыл дома деньги!
  И ему стали искать другую партнёршу. Нашли в тот же день и представили друг другу: - Это Вера, а это Виктор, будете кататься вместе! И всё с самого начала.
  Так же, но с нюансами, иногда с возвратами к прежним вариантам и с учётом устройства предыдущей пары двигалось и с остальными соискателями ледового счастья.
  Однако дело шло и вскоре предварительный расклад стал известен. Тех, кто сразу в основной состав не попал, хорошенечко прошерстили и образовали резервную группу, на случай неизбежных травм, болезней и прочих ЧП. По опыту прежних семи лет программы выходило, что ЧП бывали не менее двух-трёх раз и случалось это с кем угодно. То есть, в резерве надо держать не менее трёх пар. И тренировались они вместе с основным составом, поддерживая общий уровень формы и остального, уступая в одном - выступлениях и засветке на публике.
  Вера Зинина была не из тех кандидаток, на которых указал Зельдин, поэтому он проверил женщину по всем статьям. Сначала на льду, а потом и в разминочном зале. Если сравнивать с другими, она вполне прилична, но с тем, что нужно для большого успеха, её уровня явно недостаточно. Узнав и увидев всё, он увёл молодую звёздочку мюзиклов в свою раздевалку и приступил к беседе. Так сказать - установочной лекции. Поставил задачи и спросил, чует ли она силы для этого.
   То есть, буду ли я стремиться к пьедесталу всегда, а бывать на нём постоянно? - уточнила Вера.
   Можно и так сказать, - ответил он. И она задумалась: не получалось ни приключений, ни прогулки по телеэфирам. Одна пахота на ледовых и атлетических галерах ради подиумов еженедельно и большой конфетки к Новому году. Если в партнёры возьмёт кто-то другой, то режим будет помягче, но и новогодних конфеток не будет. С другой же стороны, такого партнёра она и не мечтала получить, подавая заявку на кастинг. Уже на разминке она поняла, что с ним будет трудно физически, но комфортно в плане контактности, он её понимал уже по выражению глаз и издевательски улыбался в ответ, поддразнивая и попугивая неприятными упражнениями или шагами.
   Я скажу так: всё своё сделаю уже на характере плюс к физике, - ответила она, наконец, - но ведь и остальные будут рваться в призы, так что гарантий нет ни у кого: сегодня мы их, завтра они нас. Разве нет?
   Хорошо, сделаем так - уже сегодня у нас с тобой старт программы. Все ушли, а мы останемся. На льду ты никакая. Просто накатываем километры и синхронность. Каждый день по сорок кругов, пока ты не станешь моим продолжением. Годится?
   Ладно, - ответила Вера.
   И второе, - сказал он, - на меня смотришь с яркой улыбкой всегда. Если упала, ещё ярче! Если я в ней увижу натугу или американскую фальшь, то бежишь на круг больше. После этого к мамочке не запросишься?
   Как скажете, сэр! - ответила она и улыбнулась партнёру. Он покачал головой:
   Не так, леди, не так! - А гораздо свободнее и ярче. Представьте, что сейчас утро и вам приснился чудный сон. И вы улыбаетесь не хмурому мужику, а солнышку ясному и милому. Попробуйте ещё раз! - Вера пропустила через себя претензии партнёра и улыбнулась ещё раз.
   Вот так-то, леди, будет получше. И на льду, и в зале, и где бы мы с тобой ни были вместе, ты улыбаешься только так. Будто самому любимому существу. А я буду отвечать достойно. Вот так! - и он улыбнулся ей. Проникновенно, естественно и профессионально. Вера на сцене работала уже пять лет и цену улыбке знала отлично: партнёр в этом деле очень хорош. Они откатали сорок три круга, лишнее Вера получила уже на излёте, когда сил на улыбку не оставалось.
   Надеюсь, понимаешь, почему я не сжалился? - спросил он в раздевалке, когда они стаскивали с себя прогорклую от пота форму.
   Да, сэр, - улыбнулась она из последних сил. И он одобрительно приласкал её плечи.
   Хорошо, если так! - Тогда у нас будет всё. Даже самое-самое! А сейчас расслабься и можешь высказать всё, что накипело за эти полтора часа. И про мудака, который мучит молодую девку, вместо того, чтоб тихонечко развлечься пока на катке пусто.
   А как ты догадался? - удивлённо раскрыла цыганские чёрные очи партнёрша.
   Тебе про это всё сказать или самое приличное? - хитро сощурился партнёр и она от вопросов воздержалась. Но кое-что озвучила:
   Раз ты такой прозорливый, то давай в раздевалке, когда мы наедине, я буду той, какой себя чую в эту минуту. И ты не придираешься ни к чему. Вроде я и не партнёрша тебе, просто на улице встретились и ты меня кадришь, а я сомневаюсь: стоит ли?
   У меня на тебя нет прав, а у тебя никаких обязанностей?
   Да! Или в контракте такое запрещено?
   Вообще-то, запрещено и не такое, но! Мы же с тобой партнёры и эту часть отношений никому не показываем. Только ты и я! - Годится?
  Так свершился первый их акт неповиновения тотальному контролю.
  На следующее утро Вера упражнялась в улыбке, а Виктор её поддерживал и кругов штрафа было только два. Зато в раздевалке она затевала перепалки из-за того, что он её не так поймал и не за ту часть талии взял. Когда таких неправильных перехватов за тренировку несколько десятков, то на женском теле от железных объятий образуются синяки. Партнёр критику принимал и пояснял природу не тех хватов: она каждый раз выезжает иначе и подставляется разной частью тела и ему нелегко поймать её в безмозольном и бессиняковом варианте. То есть, сама виновата!
  Вера вздохнула и возмущённо выдохнула. Без слов.
   Вот и умничка, - одобрил партнёр и легонечко поцеловал. Её аж повело от этого - так он умело приложился! И она придумала противоядие от мужского обаяния, чтоб не сойти с ума. Улыбалась только в публичной части их общения, наедине же была прохладна и безразлична. Расставались они у служебной автостоянки, после чего тут же забывали про тяжкую работу на галерах. И утром в раздевалке она так же рутинно переодевалась за ширмой и выходила на осмотр партнёру. Он делал замечания по экипировке или сам подправлял. Её тело и одежда, сто раз на дню имевшая контакт с его руками, были источником травм для пальцев. Никаких узелков, бантов, неровностей и, тем более, зацепов не должно быть в принципе.
  Вера видела и понимала многое из его забот, поэтому неуклонно следовала курсу на успех. Вскоре она прониклась и перестала вредничать из женского принципа. Но свободу самовыражения в раздевалке оставила при себе. Впрочем, партнёр не возражал, поскольку такой вариант его не грузил ничем личным: прежние партнёрши на этом этапе уже стреляли глазками и ждали его атаки.
  Что ж, женское самовыражение в таком возрасте - это шикарное зрелище.
  
   15 августа, СПИСОК ПРЕТЕНДЕНТОВ
  
  СОСТАВ ЛЕДОВЫХ ПАР В ШОУ:
  
  1. АЛЕКСАНДР МАКЕЕВ, 23 ГОДА, светлый шатен, из новой волны провинциалов, играет на аккордеона, прилично поёт, стройный и спортивный. - ИРИНА ЗАВАРЗИНА, 33 года, крашеная блондинка, очень креативна и самолюбива, с гордостью и тщеславием тоже отлично, олимпийская чемпионка по фигурному катанию, имеет дочь семи лет, сейчас разведена, бывший муж Игорь - тренер в шоу.
  2. МАША ФЁДОРОВА, 36 ЛЕТ, фигуристка, шатенка, замужем за фигуристом, ребёнка берёт на тренировки, добра и светла, без ветра в голове, МАРАТ ИЗМАЙЛОВ, 30 лет, из гильдии КаВээНщиков, на коньках недавно, но уже прилично и партнёрше не в особую тягость
  3. ГАЛИНА КОЖЕМЯКИНА, 25 ЛЕТ, бывшая гимнастка, олимпийская чемпионка, сейчас в политике, незамужем, хороша собой, никого не выделяет, - НИКОЛАЙ АРТЕМЬЕВ, 36 лет, бывший фигурист, подрабатывает в ледовых шоу
  4. ВЯЧЕСЛАВ КИНДИНОВ, 33 ГОДА, фигурист, подрабатывает в ледовых шоу, НАСТЯ НИКОЛЬСКАЯ, 23 ГОДА, певица, спортивна, азартна и трудолюбива, замужем за мэтром попсы
  5. КОСТАНТИН ВАРЛАМОВ, 34 ГОДА, фигурист, подрабатывает в ледовых шоу, АЙРА КОСКИНЕН, 25 ЛЕТ, актриса, спортивна и пластична, на коньках только учится
  6. СЕРГЕЙ ГОСТИЩЕВ, 35 ЛЕТ, фигурист, сейчас в тренерах, ЭММА ЗИГФРИД, 30 лет, брюнетка, эстрадная певица, независима, образована, из необеспеченной семьи, спортивна и пластична, разведена, дочери 4 года,
  7. НИКИТА ГРУБИН, 25 ЛЕТ, фигурист, сейчас у него травма и он выдерживает годичную паузу для восстановления тонуса и зарастания швов, - АЛЁНА ДОЛМИНА, 34 года, актриса, муж киношный режиссёр, она МАТЕРИАЛЬНО И ПРОФЕССИОНАЛЬНО устроена
  8. ВИКТОР ЗЕЛЬДИН, 34 года, фигурист, чемпион мира, из активного спорта ушёл из-за травмы, - ВЕРА ЗИНИНА, 24 года, яркая брюнетка, солистка, певица в мюзикле, танцует профессионально, незамужем, из музыкальной семьи, на коньках стоит уверенно,
  9. НИНА САМОХИНА, 33 года, актриса, разведена, сыну 8 лет, снимается в кино и занята в театре, светлая шатенка, стройна и спортивна, с характером и волей, как у спортсмена, - ИНГМАР БЕРЗИН, 36 лет, фигурист, призёр европейских чемпионатов.
  10. КОНСТАНТИН ДИБРОВ, 37 лет, фигурист, чемпион мира, резкий тип характера, очень надёжен, ВЕРА ФИЛАТОВА, 25 лет, фотомодель, на коньки стала от безысходности, бывший муж погиб в экстремальной походе и теперь без экстрима ей никак.
  11. ТИНА ШЕМЕТОВА, 28 лет, журналистка фри-лэнс, специальность - шоу-бизнес, - АЛЕКСЕЙ ЛЕОНОВ, 35 лет, фигурист с опытом и заслугами, высокий и надёжный - мечта многих женщин.
  12. АННА ГОСТЕНКИНА, 38 лет, тёмная шатенка, чемпионка мира по фигурному катанию, тренер в ДСШ, дочери Лене 15 лет, ДМИТРИЙ ФАТЬЯНОВ, 39 лет, актёр кино, известен по сериалам.
  13. ИННА ВЕТРОВА, 32 года, одиночница, чемпионка в прошлом и лидер по сути, - СЕМЁН СТАВСКИЙ, 40 лет, самый возрастной мужчина шоу, тренер по боксу, на коньки стал, чтоб проверить некоторые житейские концепции.
  14. АЛЬБИНА НИФОНТОВА, 34 года, фигуристка, чемпионка мира в паре, замужем за англичанином, мать 2 детей, шоу для неё - досуг очень обеспеченной женщины, - ДЕНИС ВИКУЛОВ, 34 года, школьный учитель математики, чьё-то протеже и в шоу он слегка не в теме, но из-за собственных амбиций и каприза.
  15. НАДЕЖДА ПЕШКОВА, 35 лет, призёр олимпиад и чемпионатов, непременная героиня светских скандалов и трёх разводов, ЗИНОВИЙ МАТЮШИН, - 28 лет, интернетовский брокер, на коньках стоит хорошо и в шоу попал случайно, неженат, свою звёздную красавицу-партнёршу носит, будто кадку с фикусом: осторожно и уважительно.
  
  Сразу же по завершении отборочных дел с каждым участником заключили контракт, оговорили права и обязанности и среди обязанностей значилось неразглашение ряда позиций самого шоу и контракта. Несоблюдение пунктов тут же наказывалось разрывом и солидной неустойкой. Коммерческие интересы продюсеры блюли очень строго. Но жёлтая пресса, которая сторожила аппетиты полукриминального отечественного медиабизнеса, всё же пронюхала многое и выдала несусветную лабуду про богатеньких буратино Главного канала. Материал оказался и в самом деле никудышным и Тина Шеметова сделала себе заметку. Находясь внутри шоу, она обладала исключительными возможностями для подачи свежего и настоящего материала. Осталось найти безопасный способ для работы. Внимательно изучив контракт, она там не нашла ни единой лазейки и на время затаилась, решив поначалу просто копить всё увиденное и услышанное в заначку.
  
   15 августа. ВЕРА ФИЛАТОВА. АНКЕТА УЧАСТНИЦЫ
  
   Константину Диброву в этом сезоне досталась супермодель Вера Филатова. Ему представили эту красотку, как надежду российской элиты на мировой уровень. И интеллект у неё по мировой классификации IQ просто зашкаливает - где-то за 110 баллов.
   У боксёров и штангистов эта фишка на уровне 50-60 баллов, у нас и хоккеистов 70-80 и у шахматистов 120-130. Может, она не туда попала и ей надо в шахматную секцию? - спросил Дибров у главного тренера. Тот понимающе улыбнулся и развёл руками - в этом шоу и не такое возможно. На первом же знакомстве он внимательно осмотрел свою партнёршу и без обиняков объявил:
   На эти несколько месяцев мы будем парой. Вы представляете, что это значит?
   В общих чертах, - ответила партнёрша, - прежнюю программу я смотрела часто.
   Что ж, отлично, раз вы в курсе, ко всему добавлю: я буду вам и за папу и за маму. Все болячки и капризы сразу же вываливать мне и без зазрения и комплексов. Не спалось или подружка устроила каверзу, а друг сердечный охладел и настроения нет - я должен знать первым! Мы это быстренько перетрём и поедем дальше. Как говаривали гладиаторы, убивать поверженного не обязательно, но зрители должны цепенеть от предвкушения неминуемой смерти. Если вы утром что-то съели, не стесняйтесь, я вам ближе доктора. И так будет ежедневно по 6-8 часов чистого времени и плюс ещё парочка часиков на душ, разминку, променад и совместные чаи и перекусы в кафешках. С мужем жёны общаются намного меньше. Да и ему не во всём признаешься, а партнёру - без сомнения и сразу, иначе будут проблемы и программа провалится. Это вам ясно? - Женщина смотрела на партнёра растерянно, не до конца въехав в такие тонкости. С одной стороны, быть рядом с лучшим русским фигуристом мечтает каждая женщина, с другой же - как ему соответствовать, не строить же идиотские глазки? И Дибров эти сомнения увидел на её лице. Она и впрямь неглупа. И выразительна в нужной мере.
   Насчёт папика вы не перебрали? - осторожно улыбнулась Филатова и это ему понравилось меньше. За свою самодостаточность она будет сражаться до последнего.
   Нисколько! Здесь вам вместе со мной придётся готовить танцы и миниатюры и таким образом совращать зрителя и судей личным умением и обаянием. Не чужие платья и бельё показывать, а собственные умения. И я буду первым, кто вас поддержит в этой балаганной охмуряловке. Мы с вами будем сообщниками в интригах и обмане. Вы станете разыгрывать из себя Дездемону, а я буду вашим Яго и Отелло одновременно. И буду окучивать зрителя, чтобы он, не дай бог, не опомнился. Если нас поймают на лжи, то казнят обоих. Так что мы не только партнёры по чему-то развлекательному, но и сообщники по крутой афере.
   Мы будем разводить зрителя? - иронически улыбнулась Филатова.
   Да, и к финалу он забудет про супермодель Филатову, зная, что Верочка, подружка Кости, очень хороша и сексуальна. И в сценке проводов на фронт выглядела нежной и обворожительной Машей. А перед этим была роковой и отвязной Кармен. Такую или любить, или убить, чтоб никому больше! Вы будете совращать, а я замазывать им глаза и тащиться от ваших прелестей. Если совратить не получится, нас казнят тут же. Оценками. Согласитесь, с бойфрендом или мужем таким не промышляют.
  И партнёрша надолго задумалась. Потом были прикидочные занятия и вводные упражнения. Ну и тягомотная процедура с контрактом. Эта молоденькая звёздочка по требованию своего агента в контракт с Главным каналом включила кучу пунктов, явно списанных с голливудских клише и сразу оказалась как бы вне общества. Персонал шоу особо на пункты про сохранность её винтиков и шпунтиков не смотрел, а вот спортсмены явные признаки снобизма отметили тут же. Дибров её иначе, как издевательским "Вера Геннадьевна!" теперь не называл и обихаживал партнёршу будто ВИП-клиента в пятизвёздочной сауне. И приговаривал:
   Будьте любезны, разверните стопу этак! Милостиво прошу, поднимите локоточек вот так! И левое бёдрышко чуток дотяните вот на этот уровень. Вот и умничка, Вера Геннадьевна, вот и отлично!
  Филатова опасливо поёживалась, но перечить транснациональной звезде не осмелилась, а Дибров жал на педали и выполнял все пункты контракта. Филатова терялась в догадках: то ли он издевается, то ли здесь так принято.
  
   16 августа ДИБРОВ И ФИЛАТОВА. ПРИТИРКА ЛИЧНОСТЕЙ
  
  Перед второй тренировкой Дибров деликатно взглянул на партнёршу и, не увидев возражений, закрыл на вертушку дверь в раздевалку. Он уже переоделся и в спортивном костюме остановился против женщины. Та сделала над собой усилие и продолжила переодеваться. Взглянув на её трусики из реквизита, навязанного спонсором, мужчина сказал:
   Снимите это, тут не подиум! - он протянул пакет со спортивным бельём и отвернулся. Она надела поданное им и поняла, что партнёр и в правду больше, чем папик. Стало намного удобнее, при движениях не сползало, в ком не сбивалось, грудь и промежности не резало и вообще всё для спорта и предусмотрено. Отработав в зале полную смену в новом белье, Вера ощутила и все прелести гигиены. В пакете было три смены необходимого женщине. То есть, он учёл их график из трёх тренировок в сутки и купил нужный комплект. Наёмные кавалеры так не поступают. Когда она перед душем после утренней тренировки сбросила с себя всё, он осмотрел бельё и сказал, что верхний топ нужно чуть свободней и она смутилась мужской проницательности. Тот улыбнулся:
   Ты же моя партнёрша и должна быть лучшей во всём. Понимаешь? - женщина послушно кивнула, до конца не понимая, что за этим кроется. После душа он сделал ей расслабляющий массаж и сказал:
   Теперь твой бойфренд моих следов на тебе не заметит. Чиста и невинна, как дитя!
   У меня нет никого и мне не нужны оправдания! - невольно вырвалось у женщины и она покраснела. Мужчина пожал плечами, мол, все мы свободны до выхода из подъезда. Но неожиданную слабость отметил невольно и залюбовался ею. Для всех же выдавал прежний вариант прохлады и рутинной простоватости. И занятые в шоу на Филатову иначе, как на капризную стерву не смотрели. Вскоре она опомнилась, стала мягче и приветливей и к ней в ответ слегка переменились, но лишь отчасти.
  Тонкая и гибкая, она к хорошей пластичности имела ещё и чувство ритма и на паркете работать с ней было легко. Но со льдом проблемы первых, ещё докастинговых, недель не закончились и боязнь никак не проходила. Костя пробовал с ней так и этак, но без толку. Сменный тренер Дина Довлатова помаялась с его партнёршей предостаточно, но результатов, если признать честно, ноль! И это Косте не нравилось в принципе. Пару раз он на Дине показал, что должна делать партнёрша. И Вера отметила, как легко вставилась в его руки сорокалетняя женщина и, играючи и с видимым удовольствием, выполнила неподвластный Вере приём. Ревность в молодой женщине взыграла адреналиновым выбросом и на этом наркотике она что-то вымучила. И удивилась тому, что тело всё запомнило и делало то, что указывали тренер и партнёр. Тот одобрительно улыбнулся и хлопнул пониже спины. Так делали все профи, поощряя партнёрш-любительниц и она внутренне содрогнулась.
  
   20 августа. ЛЕДОВОЕ ШОУ. НАЧАЛО ПУТИ
  
  Сформировав 15 основных и резервные пары, тренерская группа занялась своим делом и стала приводить разноориентированные векторы физических кондиций участников к общему знаменателю. У кого-то слабы ноги, кто-то никакой в плечах, кому-то надо прибавить резкости в движении, у кого-то нелады с вестибуляром и так далее. Шеф программы просмотрел формуляры каждого из участников и подсчитал затраты времени и вышло не менее трёх-четырёх недель. И началась настоящая пахота, сопоставимая по интенсивности со спортивными сборами во времена СССР. При этом исключались любые поблажки для неготовых физически. Блатных и "позвоночных" вытолкнуть надеялись именно таким способом, без особого шума и "по собственному желанию". Так и произошло: к концу третьей недели трое из списка сказались больными и травмированными и в группе дух стал посвежее. К тому времени произошли и другие перемены: единоборства из программы убрали, посчитав их слишком острым гарниром для танцевальных дуэтов.
  Дуэты занялись взаимной притиркой, а это затратно по всем статьям. Каждый из менеджеров получил свой сектор интересов и дело пошло: за мышцами и связками следили массажисты и мануальщики, а хореографы присматривались к динамике движения претендентов, чтоб определиться с техникой индивидуально. На каждого участника из группы не спортсменов заводился кондуит, куда дважды в неделю вписывались физические кондиции, технические навыки и проявления характера. Всё это очень затратно творчески, поскольку предстояло еженедельно готовить оригинальные танцы для пятнадцати пар, плюс резервные и без такой базы данных успеха не видать. В спорте таких частых перемен не бывает. Но в шоу с его специфическим контингентом это неминуемое зло. Программы надо обновлять к каждому туру, то есть, всего творческая группа должна придумать и подготовить к сдаче более 120 программ за три с лишним месяца. Столько готовят все сборные мира за сезон. Ясное дело, такие затраты нужно чем-то отработать. - Чем? - Рекламными сборами в ходе программы. Чем больше зрителей, тем выше рейтинг программы и дороже ставки рекламы. - Как говорится: бизнес и ничего больше!
  А ведущие в парах тем временем терпеливо укатывали ведомых партнёров в график работы в три приёма с утра до ночи, сами приноравливались к подопечным и подгоняли их кондиции к требованиям шоу. Работа тяжкая и муторная. Заварзина своего Сашу Макеева взяла в оборот и первую неделю не разлучалась практически круглые сутки. В расписании тренировок был график с шестью рабочими днями по семь часов в три приёма на разных площадках Москвы. Поскольку партнёр жил в пригороде, то езда у него занимала уйму времени. И она предложила разок переночевать у неё, так ближе к катку. Оставшись в семейной обстановке с ужином и завтраком не на бегу, он в ответ на заботу выложился по полной и получил новое приглашение. После такого о выходном речь и не зашла, поскольку работы было очень много и валять дурака в воскресенье - это для слабаков. Да и не каторга это - тренировки с Заварзиной.
  
   20 августа-2 сентября. ФИЛАТОВА И ДИБРОВ.
   ПЕРВОНАЧАЛЬНОЕ НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА,
  20 августа.
  Поскольку начальная подготовка у Филатовой была невысокой при общей слабости физики, то с улучшением дело шло туго, к тому же женщина оказалась шибко флюидной и при неудачах сдерживала себя с трудом, как ни старалась. Вершина, которую так захотелось покорить, требовала сверхзатрат, а она к такому режиму не привыкла. Тело болело и сопротивлялось упражнениям на выносливость и силу, несмотря на изощрённые фокусы Диброва сделать их внешне привлекательными. Придя домой и включив канал с музыкой, она былого уютного расслабления и покоя не ощущала. Ни смотреть, ни слушать, ни чувствовать - одна пустота внутри и онемение всех членов. И так каждый день. Даже сеансы у фотографа былого удовольствия не приносили. И она стала остывать к этому шоу с танцами и чемпионамиво всём его пространстве.
  25 августа. Утро.
   Маята с флюидной партнёршей Косте стала приедаться и он решил её встряхнуть. Когда на разминочном катке она в очередной раз заупрямилась и в новый элемент ни шагу, он взял в охапку Дину Довлатову и, выписывая компоненты, как в рапиде, прокатал злополучный элемент. Дина светилась и иронически улыбалась, подталкивая к мысли, что зрелые мужчины любят всё стоящее и настоящее. И в двадцатисекундном сюжете показала это со всеми подробностями. Мужчина принадлежал ей, а она ему и от зрелища глаз не оторвать. Вера, однако, на это не повелась и вместо адреналина ревности выдавила из себя ненависть. Она готова убить соперницу-тренершу. И ушла с катка, сказав, что у неё фотосессия.
  25 августа. Вечер.
  На вечерней ледовой тренировке история повторилась и в дело вступил главный тренер шоу. Её возили по льду в шесть рук и четыре были мужскими. Кое-как в память тела вставили необходимое и дело сдвинулось. Медленно и со скрипом. Костя нёс крест стоически и на ухмылки коллег отвечал, стиснув зубы. Партнёрша не нравилась, несмотря на внешнюю привлекательность и желание контакта с партнёром. И он опять включил душ холодной вежливости, будто работал с леди, у которой обнаружились ограниченные возможности. Если у неё и в самом деле с интеллектом паритет, то отозваться должна непременно.
  Сама же Филатова к возвратившейся прохладе отнеслась с затаённой болью, поскольку привыкла к иному. Да и вся её жизнь до шоу текла иначе, с ней носились и цацкались и на фотосессиях такого унижения она никогда не испытывала. Мысль уйти из шоу периодически подступала, одолевала и соблазняла простым решением уйти, но затем она успокаивалась и вспоминала мужа, приучавшего к экстриму и на следующую тренировку приезжала уже послушной. Но в том-то и проблема, что этого явно недостаточно: от неё требовалась инициатива, смелость и резкость, в нынешнем положении ей несвойственные. И откровенные заводки Кости Диброва её сводили с ума, но на подвиги не толкали. Да и сам Костя возил её, как вязанку дров: аккуратно и бережно, но тепла, от которого Дина загоралась мгновенно, ей не доставалось совершенно. Так же легко в паузе или на учебном этюде он мог подхватить чужую партнёршу и одарить контактом, приятным даже со стороны. С ней ничего такого не получалось.
   Почему? - в который раз подумала она, выкатывая на лёд.
  2 сентября.
  И вот сюрприз: когда она в студии снималась для новой линии парфюма, появился её партнёр. Как он нашёл эту студию - уму непостижимо! К тому же, никто такого себе позволить не мог - явиться на съёмку без приглашения. Однако Диброву законы не писаны. Его все тут же узнали и засуетились, устраивая поудобнее и забыв про ту, ради которой он пришёл. Молоденькие ассистентки исходили кипяточком и подставлялись одному из самых ярких мужчин России, не обращая внимания на капризную фотомодель. Гость по-американски фальшиво улыбнулся всем, а потом интимно и мягко Вере, продлив это жестом испанского гранда, будто у них что-то есть.
  Вера, неожиданно для себя, сделала движение в том же стиле. Это вышло само собой и являло ответ партнёрши на жест партнёра. Девочки проглотили и это, однако вектор интереса не переменили. В паузе он подошёл к Вере и сказал, что время и место ледовой тренировки изменилось. Он намеренно коснулся её щеки собственной, дождался пика восторженных взглядов девочек и шепнул, обжигая своим дыханием истерзанное существо партнёрши:
   Мы им сейчас устроим, хочешь? - она на автомате подсознания оценила его состояние, прикинула собственные ресурсы и ещё опасливо спросила:
   А это не будет слишком?
   В самый раз! - прозвучало в ответ и энергетика мужчины потекла в женщину, потеснив страх и неуверенность в себе. Он что-то шептал, чего-то касался, вращал и разглядывал, поправлял и оценивал, а она вбирала излитую им субстанцию и потихонечку преображалась. В конце своих волхвований он стал перед ней на колени и взглянул на фотографа. Мастер оценил композицию мгновенно и решил, что получится конфетка. И тут же к Диброву порхнула старушка лет под тридцать с пуховкой и гримёрными принадлежностями. Раскрытая грудь мужчины так и вздымалась от близости к партнёрше и цена кадра стоила издержек по нарушенному графику работы - Вера выглядела неузнаваемо!
  Она не соображала совершенно, что и как делает, но выходило так, как от неё требовал фотохудожник. Когда сессия закончилась, Костя взял партнёршу за руку, как дочку-первоклашку и пошёл с ней в гримёрку, плотно закрыв дверь за собой. Никто и никогда не видел Филатову такой послушной и заворожённой. Дибров был волшебником из страны Оз, который заколдовал принцессу. Девочки услышали щелчок замка, зажмурили глаза и стали отгонять видения. Гримёрша и костюмерша растерянно взирали на запертую дверь и не знали, что делать, изнутри её никто раньше не закрывал и там всегда царило подобие восточного базара. А редких мужчин в расчёт не принимали, да и мужского духа в этом бизнесе практически не водилось. И вот ОН увёл её за руку и щёлкнул замком!
  Про нравы в спорте наслышаны многие: там всё заточено исключительно под мужчин. Им плевать на имидж и политес, они хотят своё и получают его всегда. Заворожённая модель всё же была женщиной адекватной и со щелчком замка смогла сбросить пелену очарования и парения над собой.
   Тебе всё равно, что они подумают обо мне после этого? - сказала она и указала на замок.
   Они об этом подумали сразу, как ты согласилась на розыгрыш и вытворяла самое немыслимое. А дверь - это клик мышкой, когда файл закрыт со всеми изменениями. Теперь они маются от досады, что ничего не увидят.
   Вот чёрт! - окончательно пришла в себя Филатова, - и я, как последняя дура, купилась на твоё - "Разыграем!" - Что там у вас, господин постановщик, дальше, какую реплику играть? - Костя игриво качнул головой и возразил:
   Сейчас не реплика. - Самое время перейти к делу.
   Какому ещё делу? - нахмурилась Вера и Костя её добил:
   Ты должна визжать и стонать, стулья скрипеть, а я буду рычать и хрипеть! Таковы законы жанра. Иначе зритель не поверит в то, что увидел в предыдущем акте. Ошарашенная женщина смотрела на мужчину и чуяла, что тот по-большому прав. Она была правильной дамой и знала главные законы жизни. Потому и забралась так высоко. Актёрство в Косте было на высочайшем уровне, с выдумкой тоже паритет, поэтому сексуальную оргию он придумал влёт и партнёрше ничего не оставалось, как визжать и охать в нужных частях сексуальной композиции. Не подыграть она не могла, поскольку партнёрство уже сидело внутри. Оценив содеянное и вдоволь налюбовавшись проявлениями чувственности на лице партнёрши, Костя расслабленно улыбнулся и сказал:
   Не бери в голову, Верочка! Им хватит и услышанного. Остальное доиграем позже. И в другой мизансцене. Вера покачала головой и облегчённо вздохнула: ну вот и закончилось! Но партнёр остался в роли и сказал:
   Ты ведь девочка ответственная и сцену бы доиграла или я не прав?
   Ну, ты, Костя, и сволочь! - ответила она и запустила в него косметичкой. Мужчина ловко поймал дамскую игрушку и подошёл к ней. Внимательно разглядел лицо женщины и аккуратно положил косметичку на туалетный столик. И всё. Затем по-хозяйски расположился в гримёрке и, как ни в чём ни бывало, стал развлекать анекдотами про Наташу Ростову и поручика Ржевского. Когда у неё вышла заминка с застёжкой, он поднялся с кресла и помог разоблачиться. Она взглянула на него и тот не стал ерничать:
   Ты классная модель и ко всему хорошая девочка. Но для меня ты партнёрша и я обязан помогать, ведь так? - она кивнула, а он продолжил: - И одевать, и раздевать тоже, ну и подсоблять в остальном, чтоб не маялась попусту. Ни одна из прежних не жаловалась! - он взглянул на неё и вновь волна предвкушения чего-то желанного окутала сознание, а сердце стало вытворять такое, что не приведи господи. А всему причиной его глаза и особенный тон. Он легонечко коснулся её плеча и провёл рукой по нему, как бы сделав пасс волшебства и оценил результат.
  Какая-то странная пелена окутывала женщину и наполняла собой, отравляя до самого-самого. Вера даже не подумала из неё выбраться и в ответ что-то прошелестела, он кивнул, будто понял и через пару минут на ней не было ни-че-го! Так же споро и размеренно он разложил её бельё на тумбе, вообразившей себя, туалетным столиком. Ещё раз оценил состояние оцепеневшей партнёрши и стал одевать. Чётко и со знанием всех тонкостей процесса. Груду затейливых компонентов женской амуниции он пристроил в нужное место, будто это его любимое дело уже многие годы. Только теперь Вера осознала в полной мере, в чьих руках оказалась. Поначалу она не могла сообразить, зачем он вставил прокладку, но чуть позже дошло. За её графиком он следил, как за собственным. И всё это при явной прохладе и безразличии к ней, как к женщине. Вот тут-то стыдливость, гордость и прочее из её сути подняло голову и пробудило к жизни остальную Веру Филатову.
   Осталось расплатиться за услуги и на метро дать премиальными, - выдала она, уничтожающе оглядев партнёра. И он впервые смутился. А она так же впервые увидела в нём не легенду, а живого человека со слабостями. - Прости, я сказала лишнее, - извинилась женщина и отвернулась, чтоб неожиданное проявление слабости не открылось ему.
  Выход из гримёрки и ритуал прощания с группой вышел по королевскому протоколу и впервые Вера уехала на его машине. Так требовали обстоятельства и они, изменившиеся неожиданно и чуть не катастрофически, ей пришлись по душе. Вечерняя тренировка на льду и ночная в спортивном зале прошли намного продуктивней. Когда она выбиралась из машины у собственного дома, он сказал:
   Родинка на левой груди - класс! Полцарства за поцелуй этой жемчужины!
  
   21 августа. НИКОЛЬСКАЯ. ВВОДНЫЙ ИНТСТРУКТАЖ
  
  После оглашения списков Слава Киндинов занялся изучением своей новой партнёрши. Поговорив и посмотрев её в спортзале на гимнастических снарядах, он не был особо довольным: материал откровенно сырой и требовал капитальной доводки. Балетная школа, пройденная в раннем детстве, немного проглядывала и сейчас, но для нынешнего тела молодой женщины этого явно недостаточно, оно жёсткую дрессуру балета почти не помнило. Уединившись от любопытных в собственной раздевалке с душем и кушеткой для отдыха, он просветил партнёршу по части главных тягот всего предстоящего. И начал с главного в их отношениях - откровенности, доведенной до подсознательной.
   А это ещё что такое? - удивилась Настя Никольская. Киндинов улыбнулся и осмотрел молодую певицу оценивающе и как бы выбирая слова, чтоб его поняли. Так выразительно посмотрел, что Настя невольно покраснела. Взгляд мужчины не то чтобы раздевал, нет, он забирался глубоко внутрь и разглядывал самое интимное. А кому такое понравится?
   Нам с тобой придётся вытворять самое немыслимое и для этого надо напрячься до "не могу" и пахать и пахать на тренировках. Не всё ты поймёшь сразу, да и не всё объяснишь, но ты должна верить всему от меня - я знаю, как нам стать первыми, а тебе в моих руках заиграть новыми красками. Ты ведь хочешь этого?
   Да, хочу. Я прежние шоу смотрела и его дух мне нравится. И этим летом ходила на каток специально, чтоб провериться, смогу ли.
   И как?
   Думаю, что смогу. Среди всех я не худшая.
   Но и не лучшая. Что ж, теперь ты моя и тренерская собственность. И конфеткой, на которую будет зариться весь свет, сделаем тебя мы. Так что про мужа помни, но откровенничай только со мной.
   Но я не чернавка из предместья, а ты не доктор Дулитл, не так ли? - возразила Настя.
   В том-то и дело, что от тебя так и отдаёт кокни и, если хочешь покорить мир, то без Дулитла никуда. Давление мужчины было настолько сильным и нестерпимым, что женщина с ответом не торопилась. Может, и отвечать-то не стоит?
   Ты ещё хочешь быть в этом деле? - спросил он, так же свободно расхаживая по сокровенным местам певицы. Вот они-то и хотели выпрыгнуть из себя, чтоб засветиться и зажить новыми жизнями хотелось очень и очень. И она, сдавшись этим мерзавкам внутри себя, кивнула, не в силах произнести хоть слово.
   И я с тобой тоже буду откровенным. Как бы на равных и во всём. Тон мужчины для Насти был незнакомым и изречённое им тоже. И она брякнула, не подумав, это вышло само собой, она даже удивилась собственной распущенности, но уже потом:
   Про свои забавы с женой ты тоже расскажешь? - он даже поперхнулся от неожиданности, так это непохоже на прежнюю Никольскую. И, увидев её расширенные от ужаса глаза, расхохотался.
   Если тебе так интересно, конечно, да! - сказал он, отсмеявшись и став обычным мужчиной, беседующим с женщиной. - Но тут важно иное - ты! И твоё состояние. Настрой и прочее из тонкого бабьего устройства. Так просто из кокни леди сделать не получится, а в том, что ты кокни, убедишься уже завтра.
  Сказанное выглядело убедительно и Настя решила довериться. Стать первой леди хотелось и к этому мужчине тянуло. Он дал задание на растяжку и прочие дела по физической подготовке на дом и они расстались. Как выглядеть утром и что взять с собой, он тоже сказал. На прощанье легонечко прижал к себе и так же неощутимо поцеловал. Даже не в щёчку, а воздух около неё. С мужем она встретилась уже поздно, он явился усталым и про установочный день на шоу выслушал рассеянно.
  
   25августа ФИЛАТОВА
  
  Все женщины не спортсменки на шоу обладали исключительными внешними данными и попали в основной состав именно по этой причине: товар. Камеры должны выдавать красивую картинку всегда и задача спортсменов подать этот товар. Филатова одна из лучших топ-моделей и её присутствие в шоу было капризом генерального продюсера. Он коллекционировал женщин для разных надобностей, не приближаясь к ним, но влияя на судьбу. Это давало массу вариантов как деловых, так и личных. Добрые отношения с такими женщинами дорогого стоят. К тому же, реклама с парфюмерией отечественной фирмы уже имела экранное время и этого спонсора хотели придержать надолго. А Вера сейчас была их лицом. Очень и очень дорогим! Так что мучения тренера и партнёра начальство никак не волновали. Веру показывали крупно чаще других участниц шоу и этим выполняли контракт со спонсором. На спутниковую картинку давали и 25-ый кадр с губной помадой от спонсора.
  Костю пригласили к начальству и пояснили, что из Филатовой надо сделать нечто заметное на льду уже вскоре, иначе контракт с новым спонсором может подешеветь. А там, ну, о-о-чень большие деньги! И фигурист стал думать. Посоветовавшись с Диной, он решил начать с амбиций. Захватить ими тщеславную дамочку и на них приехать в ту самую рекламную гавань.
   Вот что, Верочка Геннадьевна, - начал он скрипуче и официально, придя на тренировку, - вы как хотите: чтоб все тащились от стилизованного фейса, когда крупным планом и с вывеской спонсора или, чтоб публика восторженно визжала от вашего танца, а вы по его окончании без дыхания повисли на партнёре и умоляете сказать хоть что-то, чтоб не брякнуть банальность и не испортить сотворённый образ? - Женщина внутренне подобралась и внимательно посмотрела на партнёра. Судя по тону, он предлагал что-то в ней разрушить. Или забраться, куда не следует. И ответила ему в пику:
   Я себя, как марафонец на финише, не представляю. С меня капает, рот перекошен, майка прилипла и я без сил валяюсь на грязной земле - ужас! - Вы предлагаете это?
   В общих чертах - да! - ирония Диброва была настолько издевательской, что Филатова инстинктивно воспротивилась ей.
   В моей жизни есть и другие ценности, - заявила она, подобрав губы и поведя возмущёнными плечами.
   Когда одну мастерицу по спортивной ходьбе показывали на финише Олимпиады, её бюстгальтер свалился из-за лопнувшей застёжки и лямочки выглядывали из-под майки. А возбуждённые сосочки прилипли к ткани и оператор это выдал крупно. - Какие сосочки! Самая жёсткая порнуха рядом с ней отдыхает! Мир этим кадром до сих пор упивается, а годочков минуло ой-ёй-ёй. Так что, милая леди, смею уверить, в этой рецепции вы не правы.
   К тому же, у меня не получится! - уже не так напористо отмахнулась Филатова. И мужчина тут же уловил слабину, зная, что несколько секунд партнёрша будет погружена в сомнения и в это время с ней можно вытворять, что угодно. Он сказал:
   Давайте проверим. Он поднял женщину, будто игрушку, и стал вертеть во все стороны. Она и возмутиться не успела, как оказалась в поднебесье. Руки мужчины крепко держали, вращали и вытворяли с ней немыслимое. И ей не было страшно. Более того, она ощущала эйфорию от полёта. Оказавшись на земле, она невольно прижалась к партнёру, будто к давнему любовнику. Молодая женщина подобного не ощущала ни-ког-да! И такое сродни эмоциям от секса, её дыхание стало поверхностным, а мысли вообще исчезли. Будто их и не было. Мужчина попался понятливый и слов требовать не стал. Такой наркотик, как парение, выделялся не у всех и его видно сразу. Короче, затейливый тест на успешность Филатова выдержала безоговорочно и это сильно обнадёживало.
  К серьёзной акробатике и работе с вестибуляром партнёрша ещё не готова и он стал планомерно наращивать атлетическую базу, а Дина занялась гибкостью и растяжками. При этом он не стеснялся обманывать женщину, увлекая в рутину отжиманий и приседаний играми сексуального плана, прижимая её к полу и заставляя вырываться. Это было заменителем гантелей и штанги, к которым она и близко не подходила. Вырываясь и выползая из-под него, она инстинктивно включала самые главные запасники энергетики, возбуждаясь при этом нешуточно. Дома перед сном она долго стояла под душем и смывала боль упражнений и напряжений. Ну и аппетит стал отменным, всё съеденное сгорало в ней, как в прожорливой топке, никаких последствий от пирожного и шоколада не стало и в помине и она забыла про диеты. Кофе с воздушным пирожным и чёрный шоколад с орехами, запретные раньше, вновь стали лакомой прелестью и от этого в ней ничего не прибавлялось и не менялось. Зеркало и весы об этом говорили бесстрастно и в мельчайших деталях. Такие мелочи тихонечко свернули вектор её устремлений в сторону, желанную партнёру.
  
   27 августа ЗАВАРЗИНА
  
  Дом и обстановка в семье Ирины располагали и Саша принял это, как богом данное. На выходные у компаньонов Саши намечена вечеринка по случаю дня рождения и Ирина предложила съездить за его вещами вместе, заодно и на именинах отметиться. Узнав детали именин, она подтолкнула мужчин к реализации запредельного варианта. И вместо заурядной пьянки лимиты с приезжими получилосьпочти светское предприятие. Приехали братья и сёстры компаньонов и каждый получил своё. Вечер в обществе олимпийской чемпионки - такое бывает не во всякой жизни и Ирина тоже кое-чем обогатилась.
  Теперь Саша жил у Ирины постоянно и в Нахабино не ездил. В свободное время они с Ириной смотрели фрагменты её программ на видео и на "кошечках" разбирали элементы. Ирина при случае останавливала кадр и на себе показывала нужный нюанс. Уважительно заглядывая в глаза и ни на что не уповая. И в нормальную отдачу иногда выходило так, что Саша показывал то, как видел собственное продолжение диалога в ледовом танце. Понимая логику танца на полу, ему было легче всё это делать на льду. Хотя владение коньком у него не было столь тонким, как требовал высший пилотаж фигуристов, но уже на этом этапе он опережал многих парней и стал лакомым кусочком для тщеславия своей партнёрши.
  
   30 августа ЗАВАРЗИНА
  
  Где-то рядышком была мама Ирины и дочь Наташа. Она училась во втором классе и с выбором своего пути не определилась. Бабушка возила её в Сокольники на теннис, но это ещё не выглядело кабально и на всю жизнь. Фигурным катанием Ирина ей только грозила, испивши всю горькую этой судьбы.
  В доме, где живут три женщины, мужчина просто обязан быть на высоте и Саша об этом помнил всегда. В московской квартире трудно найти сугубо мужское, типа заготовки дров и ремонта крыши в овине, но краны и выключатели изредка глючили, а компьютер периодически зависал, так что мужское находилось и неполадки устранялись. Про первого мужа Ирины, папу Наташи и зубную боль Евгении Александровны, бабушки и мамы, в доме говорили редко и очень прохладно. Причину этого Саша не знал, да и знать не хотел.
  Специфика их общения была для Саши столь запредельна, что на первое время он свои чувства отключил совсем. Контактов и касаний с партнёршей за одну тренировку было так много, что его мужскую суть просто зашкаливало. Тело профессиональной спортсменки выглядело идеальным и не имело ни единой лишней частицы, ухоженность же его и вообще ничем мужским не постичь. Он с ней был всегда, но ни разу не видел, чтобы Ирина уединялась для макияжа или устройства причёски - всё это одним движением и почти не глядя. Сравнивая её с другими участницами шоу, он отмечал особую чистоту линий и неповторимый саунд тела, который звучал и струился всеми порами и частичками. И быть достойным её внимания хотелось всегда. Она его ошибки принимала легко и не грузила эмоциями без толку. Иногда они падали и она не торопилась подниматься, ожидая его руки. На них смотрели и Ирина хорошо знала суть взглядов и их эффект для своего партнёра. Он был равным и всё у них:с самого начала и падения в том числе. Приободрить она могла движением или касанием, его она изучала и потихонечку добивалась взаимности.
  
   3 сентября. НИКОЛЬСКАЯ И КИНДИНОВ
  
  Две недели трудов у Насти и Славы прошли очень напряжённо и сопровождались потом и кровью. Потёртости и ушибы появились тут же и от них никуда. Ну и пот, заливающий глаза. Никакого творчества - сплошная пахота до изнурения. Но Слава был рядом и делал то же, но в больших объёмах, бегал со штангой, не отставая от Насти, и шутил по поводу леди и кокни. Когда он падал без сил, она брала его тренировочную куртку и обмахивала. Первое время ему нравилось, а потом он покачал головой:
   Настя, ты ведь умная девочка. Но ситуацию не догоняешь. Почему?
   Что-то не так? - смутилась Настя.
   Ну, сама подумай - рядом со мной такая роскошная молодуха, вся из себя и всё такое вокруг, а меня обдаёт мужицким потом, будто другого не заслуживаю, - пожал он взмокшими плечами и опять забрался внутрь женщины. Там было намешано всякого и не всё в порядке, поэтому Настя тут же заулыбалась и засуетилась, выталкивая посетителя. В награду за деликатность женщина отложила его куртку и обмахнула своей, которую выдерживала в своих духах до и после каждой тренировки. А для сценичности процедуры в дальнейшем стала носить надушенный веер. Слава блаженно жмурился, на них смотрели и Настя упивалась чужим вниманием.
  Он придумывал разные игры и тем самым компенсировал тяжести и тяготы фантазиями и искорками внимания. Само собой сложилось и уважительное доверие партнёрши. Всем своим строем Слава убеждал в надёжности служению главной цели на этом этапе жизни - победе в одном из туров и подиуму в общем зачёте. Доверяясь ему, она всё больше и больше проникалась и ценностями партнёра - трудами до тумана в глазах, из которых и вырастал феерический шедевр. Это увлекало и завораживало. Такое свойство у женщин Слава Киндинов знал отлично и умел им пользоваться в сугубо прагматических устремлениях своего ремесла. Хоть Настя была из лучших партнёрш, но у неё, как и у других дам на ледовом шоу, сплошь эксклюзивные тараканы в голове. Так что, терпение и терпение!
  
   5 сентября ФИЛАТОВА
  
  Вера Филатова тщательно пролистала интернет и про калорийность восстанавливающего питания для разных видов спорта узнала всё. Для танцев и катания был особый список и она отметила его эффективность. Про всё можно узнать в Сети, но про физические контакты вот так, как у неё с партнёром, нигде не пишут. Танцы типа блюз или танго эротичны сами по себе, а если ещё и мужчина приятный? И такое не какие-то ворованые минуты на вечеринке, а нескончаемые часы!? Об этом ни у одного из записных умников нового политеса нет ни слова. Невыразимую муть про сальсу она перелистала и поняла, что авторы в этой страсти лично не участвовали, а перевирали старинные рекомендации для галантных дам и джентльменов. - Значит, всё придётся самой. И ведь ни с кем об этом не поделишься, заклюют завистью и ревностью. И топ-модель привычно всё оставила при себе, надеясь на судьбу и хорошее самочувствие.
  Режим питания она слегка подкорректировала под график занятий и обедать старалась полноценно, привозя из дому разные добавки к общественному питанию в разных местах тренировок. Её партнёр к этому тоже относился серьёзно и они вскоре устроили приемлемую складчину из продуктов. Вера готовила овощи и салаты из них, а Костя рыбные и мясные блюда. Всё это при необходимости грели в микроволновке у себя в раздевалке или в служебках при спортзалах. В общем, дружба у них продолжилась и на бытовой почве. Костя иронию чуточку прикрутил и Вера разглядела в нём интеллект, обёрнутый в спортивную дисциплину и уверенность в себе, последнего ей недоставало всегда и к партнёру она тоже переменилась. К тому же он интересовался кулинарными пристрастиями и спрашивал, откуда у неё такие специи в салатах. Понимание тонкостей в этом деле женщине льстили и она пошл навстречу, не сомневаясь в искренности партнёра.
  
   ЗА НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ДО СТАРТА
  
  Первое выступление назначили на 12 сентября и к этой дате все в общих чертах были готовы к публичному старту. Главный канал приготовил анонс к передаче и впервые к участникам запустили прессу. На следующий день во многих изданиях и интернете появились материалы о самом дорогом шоу на российском ТВ. Немаленький блок информации с подробностями и фотографиями появился и на Евроньюс. Как туда попал материал, мало кто знал, поскольку официально журналисты оттуда не заявлены. Юристы Главного канала немного покопались в подноготной и нашли ссылку на источник для Евроньюс: Вести-Спорт.ру. Оттуда, действительно, люди были. И уплыл материал туда согласно договора об обмене информацией. Мало кто знал, что самые лакомые и эксклюзивные кусочки материалов приготовила Тина Шеметова. Этого не знали и на Вести-Спорт.ру. Бизнес на спортивных волнах - дело интимное и чужого глаза не любящее.
  
  Пара Виктора Зельдина и Веры Зининой, которой опасалась Ирина Заварзина, была на хорошем ходу. К этому времени Вера уже втянулась в ледово-танцевальную специфику шоу и к партнёру приспособилась в высшей мере. Месяц, проведенный с ним интенсивно и до пересоленной потом спортивной формы и белья, своё довершили и теперь улыбка Веры стала настоящей. Штрафные круги ещё периодически случались, но уже по другой причине: ей требовалась разрядка от напряжения личностных контактов с партнёром. Если в мюзикле ей заглядывали в рот все и её милостей ждал партнёр, а она по-царски позволяла или запрещала любые жесты, то здесь всё с точностью до наоборот. Ей приходилось тянуться к его уровню, а он дарил себя, возвышая её. Последовательно и по всем пунктам ледовой и танцевальной программы. И это Веру напрягало очень болезненно, поскольку её таким изощрённым образом раскрученная женская сущность потом попадала в объятия Эдика, рядом с Виктором абсолютно неконкурентного. Она себя обманывала и искала в Эдике земное и мужское и находила. Но с каждым разом это становилось всё более и более натужным процессом и образ партнёра плавно перетёк в иные эмпиреи. Но она попрежнему разводила полемику в раздевалке, благо работы много и придраться находилось к чему. Однако на льду и паркете улыбка была яркой, а взгляд преданным и это производило впечатление. Особенно на соперников, в том числе и на Ирину Заварзину.
  Её старый партнёр, Виктор Зельдин, в прошлом неоднократный чемпион мира и Европы, со спортом под эгидой МОКа уже завершил, однако в шоу выступал часто. Именно с ним в коммерческих шоу и каталась Ирина, поскольку другие партнёры по танцам достойного уровня не имели. Его нынешняя партнёрша Вера была отличным материалом для осуществление тайной мечты - победы над Заварзиной. Хотя в давнем прошлом они с Ириной и провели вместе почти десять лет, соперничество теперь стало первейшей фишкой для обоих. И, конечно же, причины тому личные, а не спортивные. Но о них мало кто знал, хотя версии гуляли об этом разные, в том числе и якобы предложение Виктора и отказ Ирины.
  Вера нерв отношений Виктора и Ирины чуяла чем-то внутри себя и это её стимулировало к привычному соперничеству женщин. На льду они проводили всё время, свободное от общих тренировок, поскольку танцем на паркете оба владели в равной мере прилично. Для Веры важным стимулом было тщеславие и обычное для певицы из мюзикла желание быть на первых ролях и в первом составе. И она стала иначе смотреть на соперничество с Заварзиной - это способ достичь уровня своего партнёра. При его щедрости такое возможно. Единственное, что её смущало, так это абсолютный ноль в интимных контактах. А она даже не могла уверенно сказать: нравится ли ему как женщина! Интрижка с партнёром в мюзикле привычна и извинительна и редкие партнёры не сближались и по жизни. С Виктором же всё не так. У того на всё про всё есть единственная для спортсменов фишка - победа! Однако партнёршу он в ней пестовал с большим умением и тщанием, едва замечая женщину.
  И Вера со всей душой отдалась главному в мыслях партнёра - победе над Заварзиной. Успешная звезда этой чемпионки не закатилась и после ухода с арены, она была востребована и в шоу и в прессе, рекламные контракты с ней превышали все мыслимые границы. А жёлтая пресса аж захлёбывалась от комментариев к скандальным фотографиям с её изображением. Да и в интернете поисковик на её имя набирал не одну страницу одних заголовков. В то время, как у Веры, несмотря на высокий рейтинг в стране и Европе, подобного даже не предвиделось, одна страничка в Википедии и всё: таких голосистых и фигуристых - пруд пруди! Рейтинг этого шоу был очень высоким и для дальнейшего подъёма у себя ей требовалось победить тут. Мысль уговорить Виктора на какой-нибудь совместный проект пришла не сразу и, осознав её реальность, она стала готовить почву.
  
   10 сентября ЗАВАРЗИНА
  
  Вкатывание двух ярких индивидов в слаженную пару протекало потихонечку и исподволь и жизнь в одном доме тому очень способствовала. Для профи такой режим - это идеальный плацдарм. К концу четвёртой недели Ирина и Саша взялись за небольшие связки из элементов и этюды. Ирина внимательно следила за соперниками и видела, что и другие стараются и у них есть ощутимый прогресс, так что лёгкой прогулки по сезону не будет. Ну и самое важное, что её партнёр должен усвоить насмерть - это инстинкт победителя. Не трястись попусту, а нарезать круги и вырабатывать привычку к скольжению на ребре конька. Чем быстрее придёт чувство льда и конька, тем легче пойдёт остальное.
  На танцевальном паркете было чуточку проще, но там и конкуренция выше намного, так как с танцем многие из участников хорошо знакомы по основной работе. Ирина владела танцевальными приёмами и знала, как подвести партнёра к нужному уровню. Саша был значительно моложе её прежних учеников, гораздо понятливей и отзывчивей во всём. Возможно, этому способствовало то, что он музыкант. Гири и гантели в доме Ирины пригодились и он качал мышцы постоянно, чтоб удерживать партнёршу наверху без видимых усилий. Иногда он ложился на пол в своей комнате и звал Ирину, чтоб провериться в готовности к нагрузкам - Ирина устраивалась на его ступнях, и, держась за руки партнёра, вытягивалась в шпагате или держала баланс иным способом, насколько хватало сил у партнёра. Тяжесть куля с мукой в теле Ирины ощущалась не сразу и первыми затекали мышцы у икр и брюшной пресс. Нашедши слабые места, Саша закачивал в себя силу и настраиваться на этот труд было легко: Ирина хорошо стимулировала.
  Растяжку и прочие упражнения на тренажёрах он делал в спортзале, а дома лишь добавлял градус и закреплял пройденное. Как выглядеть ему, она показывала на себе. И улыбаться всё время и улыбаться. Даже грохнувшись на лёд! - Поднялся, сделал ручками и улыбнулся. Судьи учтут.
  
   ИНТРОДУКЦИЯ
  
   12 сентября ПЕРВЫЙ ТУР. ЛИДЕРЫ И ХОР
  
  Первый тур на танцевальном паркете в равной борьбе и с минимальным отрывом выиграли Надежда Пешкова и Зиновий Матюшин. Они готовились без особого напряжения и сюжет танца на темы давних мюзиклов к ним пришёл совсем неожиданно, они использовали музыку к фильму "Весёлые ребята" в новой аранжировке. Вышло легко и просто, при этом фактура блондинки Нади и игровой почерк слегка напоминали звезду довоенного советского кино. Размашистый характер движений Нади обеспечивался хорошим подыгрышем Зиночки, так она звала Зиновия в интимном общении и за глаза. На фоне сложных и технически не доведенных опусов соперников их простота оказалась той серединой, что и привела к победе.
  Призёр самых престижных чемпионатов и соревнований, Надя ни разу не становилась чемпионкой мира или Олимпиады. Маленькая победа над Заварзиной уже в первом туре шоу грела душу и подогревала амбиции. Молоденький партнёр поначалу её порывов не улавливал, но она знала, как раскачать мужчину. Она ему ничего не обещала и ни к чему не склоняла, а только поддразнивала и подталкивала в нужную сторону. И делала это умело, не выдавая себя, а Зиночке казалось, что все идеи и глобальные замыслы принадлежат ему.
  Будучи свободным художником в интеллектуальном бизнесе, он мог себе позволить хоть что. Ему не было и тридцати, спортом он занимался всю жизнь, на коньках тоже не спотыкался, хотя катался на довольно таки любительском уровне и для балдежа над приятелями из тусовки. Участие в шоу решало многие проблемы. Да и Надя была ни на что прежнее не похожей, несмотря на возраст и былую славу разрушительницы чужих репутаций. Правда, Зиночка был холост и ничем не рисковал. И всё же в Сети некая вуаль об их парочке и корнях победы просвечивала вполне явственно.
  Третье место в первом туре определило приоритеты и обозначило слабости пары Заварзина и Макеев. В танцевальных движениях у партнёра не было отточенности и она своим шармом и техникой этого перекрыть не смогла. Да и конституция у Саши такова, что сие ему несвойственно. Значит, это нужно чем-то компенсировать. - Чем?
  Следующий тур был на льду и там роль партёра была чистым подыгрышем при козырной карте партнёрши и она надеялась использовать время для работы над ошибками. Саша понимал причину не первого места и сильно переживал. Соответствовать такой величине, как Ирина, непросто и этот выигрыш в лотерею нужно подтверждать ежедневным трудом. Ирина же знала, что Саша раскатается и своё возьмёт, поэтому спокойно указывала на причины, не зацикливаясь на ошибках. Она уже приспособилась к его характеру, особенностям физиологии, движениям тела и контакту рук. Последнее играло важнейшую роль и руки они почти не разнимали, выискивая и улавливая нюансы удобных и эффективных захватов и замков, чтоб лучшие положения довести до автоматизма. У каждой пары они были особенными и от того, как одна рука вложится в другую, зависело всё. У Саши были тонкие и длинные пальцы и широкая большая ладонь, в которой ладошка Ирины попросту тонула и ёрзала, не находя единственной и надёжной точки. У её давнего партнёра Виктора ладонь была поменьше и с особыми ямками и выступами, которые сложились за годы совместного катания. И в них она тут же находила себя.
  
   19 сентября ОБЗОР ПЛАНЕТ НЕБЕСНОЙ СФЕРЫ
  
  В следующем туре на льду неожиданно для многих хорошо выступили Галина Кожемякина и Николай Артёмов, они заняли третье место, пропустив вперёд пары Заварзиной и Пешковой. Общее лидерство перешло к Заварзиной и теперь это выглядело достаточно солидно. Рост техники и уверенности происходил у всех, но с разной скоростью. Уже на прокатах и тренировках разноскоростное движение вырисовывалось вполне определённо и кто на что претендует в итоге сезона - тоже.
  Непопадание в призы Веру Зинину не расстроило, в целом у них с Виктором Зельдиным сближение шло хорошо, его идеи и систему ценностей она впитывала с пониманием. Партнёр тащил её на высоты невообразимые, а шероховатости и сбои - это издержки роста. Он так и сказал:
   Верунчик, всё путём! Ты из созвездия дам полусвета выбираешься в мир иной, поэтому и не та, вся из себя крутая прежняя, и не изящненькая и тонюсенькая новая, которая уже вскоре станет королевой. У-у-х, какой ты станешь, Верочка! - лесть мужчины была настолько грубой, что от правды мало отличалась и Вера едва не воздала партнёру за желанную ложь, но вовремя опомнилась и выдала из себя первое, подвернувшееся на язык:
   А как же Заварзина? Она вроде, как с короной на голове и родилась? - и услышала:
  - В твоём возрасте Ирина со мной уже распрощалась, а начинала она гадким утёнком. И королевой становилась очень долго. Те, которых мы подпирали и свергали, издали казались абсолютной монархией. Но мы пахали, не покладая рук, и случился переворот. - Так что, Верочка, всё в наших руках. Он легонечко обнял партнёршу и коснулся щеки тыльной стороной кисти, Вера замерла от неги этого жеста, настолько он был чувственным. В ночь после этого дня она впервые отмазалась от секса со своим Эдиком, сославшись на усталость. Не тем существом был бой-френд, чтобы разбавлять тончайшие ощущения грубым сексом.
  Вполне сносно складывалось и у Насти Никольской со Славой Киндиновым. Он терпеливо укладывал творческие векторы певицы в рамки спортивной специфики и многое из её имущества приспосабливал к нуждам ледового фронта.
   Настёна, ты прекрасна! И вскоре это осознают судьи и публика. Мы-то с тобой уже давно это поняли, - говорил он в нужные мгновения и как бы подставлял руку и опору. Из-за того, что он говорил это часто, Настя к дифирамбам привыкла и с удовольствием впитывала этот наркотик, он ничему не мешал, а эйфория была приятной и без показаний.
  Примерно так же шло дело и у других пар, партнёры-профессионалы тащили подопечных умело и с тактом. Несколько иначе обстояло у фигуристок-профи, они подставлялись своим неумелым партнёрам и были вроде мамочек, пестующих и выхаживающих ползунков и сосунков. Это мужчин внутренне напрягало и они своё мужское либидо старались реализовать иным способом. Так Зиновий Матюшин со своей Надей Пешковой играл роль плей-боя, попавшего на неформатную вечеринку. Всё он вроде бы умеет и во всём состоялся, но вот с коньками проблема, помогите, мисс! И она скинула все регалии и привычки, надела фартук и занялась посудой и остальным хозяйством.
  В том же ключе развивалось сотрудничество Инны Ветровой и Семёна Ставского. Чемпионка мира в одиночном катании и тренер по боксу встретились на льду, как две непересекающиеся системы из разных миров. Молодая женщина была настолько непохожей на привычное для боксёра, что он изучал его с интересом ребёнка, впервые увидевшего красочно изданный комикс. Инна с пониманием отнеслась к старательности возрастного мужчины и умело прикрывала издержки боксёрского прошлого: тот всегда вглядывался в соперника, чтоб уяснить его состояние и врезать на опережение.С ней же он, увидев расслабленность или потерю концентрации, которую обязан мгновенно наказывать нокаутом, просто не знал, что делать. Инна видела его замешательство и, в свою очередь, поражалась непонятному выражению его глаз. И вообще, на его лице она кроме глаз не видела ничего знакомого по выразительности, поскольку остальное - это сплошные деформации и не так сросшиеся хрящи.
  Особый и ни на что непохожий тип отношений сложился у Никиты Грубина и Алёны Долминой. Актриса и фигурист так всё выстроили, что Никита не въезжал в мир партнёрши, даже не пытаясь запомнить имена её звёздных приятелей и знакомых, а уж про театральные заморочки вообще пропускал мимо ушей. Зато Алёна в партнёре изучила всё. И специфику физических контактов, очень схожих с балетными, постигала с удовольствием. Молодой и незакомплексованный мужчина для этого был очень хорошим объектом. Секс у них состоялся уже через неделю и стал вроде элемента разминки. Без особых эмоций, не каждый день и в лечебных целях. Алёна была хороша, но не настолько, чтобы от этого вознестись и Никита тщательно скрывал от других близость с дамой старше себя намного. Да и репутация у неё не та, чтобы связью гордиться.
  Ну и ни на что не были похожи отношения Гали Кожемякиной и Николая Артемьева. Чемпионка мира по гимнастике и титулованный фигурист-одиночник являли собой пару, у которой спорт так и не закончился. Галя в недавней жизни всё делала сама, Николай тоже от партнёрши никогда не зависел и теперь оба с трудом вкладывали характеры индивидуалистов в модель синхронного дуэта. Да и без энтузиазма. Её не тянуло к Николаю совершенно и партнёр это уловил сразу же. И эта внутренняя прохлада ни на что значимое подвигнуть не могла, хотя иногда на спортивном кураже они сооружали нечто классное, но так случалось редко.
  Интересным элементом мозаики в шоу была пара Эммы Зигфрид и Сергея Гостищева. Певица мюзик-холла с хореографическим образованием и фигурист с имиджем самого покладистого партнёра из мира танцев на льду. Он становился призёром мировых чемпионатов с тремя партнёршами, которых давали взамен прежних, ставших мамашами. И с каждой спортивной мамочкой он дружил и потом, будто ничего не случилось. Ему эти мамочки на часок-другой-третий подкидывали своих деток и устраивали небольшие сабантуйчики. Детки его помнили и любили. Дядя Серёжа стал вроде деда Мороза. Он жил со своей сестрой и та его эксклюзивныке инстинкты одобряла. У неё была дочь, которую брат принял, будто свою и ни слова про исчезнувшего папу. Так что в этом доме все были на равных, в том числе и детки его партнёрш уже по ледовому шоу.
  Танцы они с Сергеем ставили и выполняли легко, с хорошим драйвом и оттягивались на этом от души. И всё это очень быстро, в течение пары дней они из любого замысла делали картинку на загляденье и потом лишь чуточку редактировали и шлифовали. Остальное время Эмма посвящала другим делам, которых набралось предостаточно. Развод с мужем обошёлся тяжко и бывший супруг держал её очень крепко, пользуясь влиянием в мире масс-медиа и попсы. Жильё она снимала, поскольку при разводе ей ничего не досталось, за дочь платила из заработанного, поэтому цену деньгам знала хорошо. Коньки Эмма принимала, как неизбежное зло и особо себя тренировками не изводила, сил лишних нет, поэтому только от звонка до звонка. И здесь неполная семья Эммы и причудливая неженатого Сергея быстро сдружились. Валентина, сестра Сергея, вполне прилично готовила и на её пироги и блинчики с земляникой приезжали в любом состоянии здоровья, так было вкусно. Кроме того, она чуточку напоминала актрису Гундареву в молодости и имидж сладкой женщины к ней прилип сразу же.
  Не менее самобытной была и пара Нины Самохиной и Ингмара Берзина. Актриса занялась коньками так основательно впервые и напрягала партнёра по полной. Ему нравилась её самоотдача и он с удовольствием въезжал в свободную часть пространства этой женщины, которая влекла неудержимо. Был в ней особый шарм и она им щедро одаряла всех, понимающих её устремления. Ей хотелось достичь вершин в своей корпорации и покорить главные бренды современного актёрства: классику в чистом виде и новую волну, где признанных авторитетов ещё нет.
  Когда Ингмар силком уводил из зала усталую партнёршу и поил густым и пахучим кофе из термоса с домашними плюшками, она устраивалась против него поудобнее и читала что-нибудь лирическое. Мужчину такое проявление интимности не оставляло равнодушным. Он делился секретами ледового дела и гармония их дуэта обрела основу из влюблённости партнёра и отзывчивости партнёрши.
  Они были почти ровесниками и обходились без условностей, которые в таких делах только мешают. Если Нина что-то делала отлично, он одобрительно шептал на ушко, она краснела и делала ещё и ещё и так же отлично, как бы фиксируя достигнутое. В паузах для разрядки и кофе он увозил её в уголок и там они о чём-то тихо беседовали по-семейному. После тренировок никуда не торопились и, бывало, подолгу задерживались в своей комнатушке, дотягивая или расслабляя мышцы и связки, попутно обсуждая и уточняя итоги дня.
  В их паре она была интеллектуальным лидером и мужчина с удовольствием ей подчинялся. Это выходило ненавязчиво и деликатно. Когда же он просил сыграть что-то из самого-самого, Самохина часто показывала вариации монолога Офелии из "Гамлета". Её героиня произносила текст о цветах сначала так завораживающе, что Ингмар едва сдерживался от мужского в себе, потом тот же кусок выдавала с позиции юродивой женщины и у него стыла кровь и заканчивала лепетом девочки, у которой родители погибли на её глазах и убийца, видя её ужас, оставил девочку мучиться с этим кошмаром всю оставшуюся жизнь. Ингмар долго держал полученное внутри и сидел, прикрыв глаза, а актриса любовалась содеянным. Надо ли говорить, как партнёр возмещал всё это своим тщанием на тренировках. Иногда они играли в папу и маму и Ингмар старался надежды партнёрши оправдывать во всём. Так бывало, когда она приводила сына в спорткомплекс и тот всю смену ходил по коридорам и разминочным залам.
  Узнав всё это, становится ясно, что хорошо выстроенное шоу с такими исполнителями не может избежать повышенного интереса публики. Его яркая картинка в момент трансляции опережала по рейтингу остальные телеканалы намного и это продюсеров окрылило, поскольку ставки рекламы на это время стали запредельными и рост предложений опережал возможности лимита на рекламу. Пресса и интернет уже не в первый раз оценивали передачу и сквозь зубы отмечали высочайшее мастерство на всех уровнях исполнения. И всё это почти вживую и с минимальным монтажом и редакцией. Рейтинг независимых агентств указывал на охват самых широких слоёв зрителей как по социальному и возрастному составу, так и географии, с удовольствием программу смотрели и за рубежом.
  Примазаться к такой конфетке захотелось многим, поэтому столичные и региональные медиахолдинги заключили с Главным каналом соглашения о сотрудничестве и под этой маркой занялись откровенным пиратством, запустив уйму собственных проектов, якобы сотрудничающих с ледовым шоу. Все полтора десятка пар-участников шоу тут же стали известны на пространстве СНГ и по всему миру. В США аналогов программы не оказалось, в Англии было что-то похожее, но с ограниченным эфиром и на платных каналах. Чтобы застолбить эту нишу в Европе, канал пригласил хозяев подобного шоу в Англии на свою передачу и дал поработать в жюри. Картинка по спутнику шла в Европу и США и бывший британский чемпион мира по танцам на льду признал приоритет русской программы. Её уровень намного превосходил европейские стандарты. Но туда их никто не звал, кто ж пустит козла в свой огород - конкуренция!
  
   27 сентября ПОСЛЕ 3 ТУРОВ
  
  После трёх туров обозначились лидеры и остальные. К первым можно отнести 5-6 пар с сильными амбициями и приличной техникой исполнения, ко вторым тех, кто к соперничеству на высшем уровне ещё не готов. Тон во всём задавали всё те же олимпийцы и прочие лидеры спорта, которым повезло с партнёрами. За полтора месяца с учётом предтурнирной раскатки пары устоялись, притёрлись и обрели лицо.
  Большинства пар работали ради контакта со зрителем, внимание к себе ощущали все, получая письма и эсэмэски отовсюду и в немереном числе. Оценки и текущие турнирные места участников немножко грели и что-то обозначали, но особо не расстраивали. Засветиться для многих значило больше, чем продвинуться вверх по таблице коэффициентов. Так или иначе даже аутсайдеров показывали столько же, сколько и лидеров. Поэтому можно экспериментировать сколько угодно. В таком варианте показа по ТВ самовыражение стало главным в работе и к ней все относились с должным уважением. И тащили этот воз на себе спортсмены, которые иначе жить и не могли. Коснувшись мира спорта и поварившись в его котле, новички на себе ощутили все его "прелести". Чтобы удержаться на вершине, надо пахать и пахать, зализывая раны, ссадины и синяки. Ни на что иное времени уже не оставалось, да и силы тоже не беспредельны. График же работы над программой был скользящим и тренировки проводились чуть не круглосуточно, причём, ледовая часть чаще приходилась на вечерние и ночные часы. Одновременно в одну смену на льду занимались от трёх до пяти пар и состав смен всё время менялся, так что за несколько недель тренировок в ночных, наиболее продуктивных сменах, побывали все пятнадцать пар и увидели вживую, кто чего стоит.
  
   28 сентября МАКЕЕВ
  
  Саша Макеев тянулся за Ириной изо всех сил. Тренерские указания и композицию танцев он выполнял осмысленно и постигал таинства акробатики и прочих элементов. Подтягивая его к своему уровню, Ирина видела ощутимый прогресс. Хотя с его ростом и весом акробатика выходила очень туго, но, в сравнении с прежними партнёрами таких же кондиций, Саша был мечтой профессионалки.
  Саша быстро перебрался от вожделения к почитанию, замешанному на мужском интересе. Парень он видный и на него тоже засматривались и о-ч-е-н-ь серьёзно. Одна девица из резервного состава так умело устранила у него растяжку голенной мышцы, что у Ирины даже сердце ёкнуло, когда девушка небрежно отмахнулась от благодарности излеченного мужчины, а тот проводил взглядом точёную фигурку непризнанной звезды нового шансона. И мужское возбуждение она чуяла ещё очень долго - Саша всё вроде бы делал, как надо, но мыслями ... С этим что-то нужно делать, но что именно, она так и не знала. Молодость парня и неискушённость во всём светском привычные способы снятия стресса делали некорректными.
  Быть рядом с женщиной и ничего от этого не получить - это что? И для кого? Как разряжаются партнёры на стороне и как их выматывали сучки с ангельскими глазками, она знала по себе и новых мук и скандалов совсем не хотела. Да и годы не те! И Ирина стала легонечко поддаваться его натиску, совсем незаметно сдавая позиции и поощряя к высшему. Сначала благодарно улыбнулась удачному решению, потом поддержала ход в поддержке и в конце тренировки с удачным результатом легонечко поцеловала в щёчку. Он задержал её руку и заглянул в глаза: не ошибся ли и потом лишь приобнял за талию. Сдвиг она почуяла тут же. Теперь с массажём при травмах он обращался только к ней. И при падениях сам предлагал услуги, угадывая мышцы и связки, которыми надо заняться. Реакция Ирины была очевидной, хотя и не совсем явной, но это уже не для всех.
  Публичность их жанра предполагала и специфику поведения в обществе, поэтому Саша с аккордеоном не расставался и его место в машине Ирины было прописанным слева и сзади, там была особая пристёжка у ремня безопасности. В паузах он доставал инструмент и что-нибудь играл. Чаще импровизировал на темы, под которые они катались на льду. А однажды сыграл победную для Ирины мелодию Олимпиады, где Ирина победила в борьбе с канадцами и подлейшим жюри. Что ей оставалось? - И она его при всех расцеловала, потом уронила слезу и припала к плечу партнёра. Так она выразила признание. Что-то в их отношениях перетекло в иную фазу и новое незаметно сменило старую изъеденную конструкцию.
  
   29 СЕНТЯБРЯ.НИКОЛЬСКАЯ, АЛИЯ НА МОБИЛЕ
  
  После проката трудного элемента Настя упала на кушетку отдышаться. Подъехал Слава и она приготовилась получить порцию указаний, замешанных на лести с адреналином. На середине желанного монолога у партнёра звякнул мобильник и он ответил:
   Аля, привет! Как самочувствие? - на ответ собеседницы он улыбнулся и отъехал в сторонку. Жену Славы зовут Тоня и Настя инстинктивно наполнялась ревностью к любой особе женского пола с другим именем. Не успела она выкупаться в адреналине этого порока, как подъехал Слава и сказал:
   Алка хочет с тобой пообщаться!
   Кто она и зачем я ей? - насторожилась Настя.
   Это Алия Самедова, самая первая партнёрша на ледовом шоу, - пояснил он и Настя припомнила приму Большого театра.
   Добрый день, я вас слушаю, - сказала она в микрофон мобильника.
   Здравствуйте, Настя! Меня насторожили ваши выступления. Они серые и я не узнаю Славу. Его не видно, потому что некого оттенять, поднимать, удерживать и вообще - ни-ка-ко-го блеска в его округе. Почему так? - У вас проблемы? - спокойно и уверенно произнесла раскрученная балерина, говорить тоже умеющая. Жизнь в Большом научила многому.
   Так сразу и не скажу, мы работаем и сдвиги есть, но не всё сразу. И потом, мы не на дне. При такой-то конкуренции, - после паузы ответила Настя.
   Когда с ним каталась я, то Заварзина нам носила тапочки, чтоб её на вторую строчку пустили. А вы про соперников, - не услышала возражений Самедова.
   Вы хотите, чтоб я забралась на останкинскую башню и рухнула оттуда? - Вам сразу же полегчает? - опомнилась Настя и взяла нужный тон.
   Ну, не то чтоб и так, но примерно в этом духе. Мне не нравится Слава в роли няньки для ползунков. Так что имейте в виду, в случае форс-мажора с вами я могу вернуться и он опять станет лидером. Всего вам доброго и извините за беспокойство. Настя протянула мобильник партнёру. Тот отошёл в сторонку и мило беседовал с возмутительницей покоя партнёрши ещё несколько минут.
   Не балерина, а адвокат дьявола! - сказала Настя в ответ на вопрос Славы, как ей понравилась Алка.
   Да, ангелом она не была и в детстве, - согласился Слава, - но в работе ей равных нет. Да и в остальной жизни за пределами театра тоже.
   И чем же ты с ней занимался, если знаешь подноготную? - подумала Настя и поднялась с кушетки. Слова балерины её сильно задели. Придя домой, она просмотрела в интернете про год успеха Славы и балерины в ледовом шоу всё хоть где-то зафиксированное. Оказывается, они потом засветились в благотворительности для больных детей и собрали несколько сот миллионов на эти цели. Сумма громадная, такую на улице и по простой подписке не собрать и Настя углубилась в чтение.
  Ко всему из благотворительности, про них чего только не писали и каких снимков не печатали. Выглядела парочка импозантно и объективов не стеснялась. Но через год Слава женился на скромном бухгалтере. Толком его молодую жену никто не знал, поскольку она из дому выходила только за покупками или на прогулку с махонькой собачкой. А остальные партнёрши по ледовому шоу особого ажиотажа не вызывали. Она просмотрела регалии этих успешных актрис и певиц, однако собственного интереса к ним не обнаружила. Но Слава ниже третьего места никогда не опускался, несмотря на разные фамилии партнёрш. Так что, Самедова знала предмет досконально. Видно, и тем женщинам она устраивала втык.
  Припомнив же прежние звонки и особый тон Славы, она заключила, что эта женщина звонит чуть не ежедневно. Через день Настя отметила, что Слава в паузе на отдых первым делом взял мобильник и тут же ответил на пропущенный звонок. Чутьём отчасти, музыкальным слухом в основном, она уловила, что это Самедова. Адреналину она Славе прибавила заметно, положительных эмоций тоже. Да так, что и Насте от Самедовой тоже перепало. Получалось, будто он, любезничая с Настей, на самом деле усиленно расходовал свои батарейки, что зарядиться от танцовщицы. И это Насте сильно не понравилось. Быть переводчиком страстей и привязанностей ей претило. Мужчина, который носит на руках одну женщину, не может так же интимничать с другой! Ведь не кукла же она, а живая и всё в ней так и отзывается на бесчисленные касания и объятия. Так что у неё и не заурядная ревность вовсе.
  - А что? - остановила себя женщина молодая, умная и успешная. Углубившись в совместное с партнёром, она не нашла ничего, с чем она была бы знакома прежде. И благоразумно остановилась на обобщающем термине - партнёрство.
  
   30 сентября МАКЕЕВ и ЗАВАРЗИНА
  
  Теперь их работа ничем не сдерживалась и текла удачно. Ссадины и синяки - это неизбежность и Ирина на них не зацикливалась, хотя в её возрасте они проходили не так легко, как прежде и следы не замаскировать. Иногда перед тренировкой она просила помассировать какую-нибудь мышцу или связку и он отмечал следы старых травм, сравнивая ненарушенную часть тела с пострадавшей. Таких скрытых повреждений больше всего на коленях, чуть меньше на ступнях. Следы неполадок со связками были везде и по ним можно составить медицинский атлас. Обнаружив припухлость на суставе, он спросил:
   А это откуда?
   Попала коньком в старый след и подвернула стопу. Ну и вдогонку врезала коньком сюда. Нога сразу же онемела. Будто и не моя вовсе. Потом прошло, а вот этот буртик остался на память. Саша бережно прошёлся по нему и надолго замолчал.
  День на катке прошёл в привычном режиме, падений становилось всё меньше и меньше и дело шло к шлифовке очередной программы. Двухнедельный ритм уже откатан и теперь они шли по пути усложнения. Ирина с тренером и балетмейстером консультировалась только при наборе элементов и их компоновке во что-то органичное, остальное же брала на себя, полагая, что внутреннее состояние партнёра знает лучше.
  
  2 октябряПИКНИК И НАСТЯ НИКОЛЬСКАЯ.БОННИ И КЛАЙД В ДЕТСКОЙ
  
  Настя Никольская себя и свой труд на ниве эстрады уважала и сражалась за победу в каждом туре, она чётко осознавала, где её поле, а где лучше не появляться. И застолбила делянку интеллектуалов, любящих тонкое и изящное. Её стиль в вокале был этому выбору близок и в танцевальных конкурсах такое предпочтение помогало. Однако добываемое с большим трудом преимущество ей ни разу не удалось приумножить и после яркого выступления шло не очень впечатляющее и она маялась от этого, хотя не всегда виною были её промашки. Иногда это вытекало из неудачного выбора темы или постановки танца, а то и поверхностного подхода к музыке. К тому же бывало и иное: кто-то из участников, что называется, выстреливал неожиданный шедевр и затмевал как собственный, так и привычный уровень соперников и тогда судьи их слегка приподнимали, а других, в том числе и Настю со Славой, опускали в своей шкале оценок, хотя те могли выступать стабильно и даже с небольшим ростом. Судейство в этом спорте было субъективным всегда и это данность.
  На партнёра ей жаловаться грех, поскольку тот проводил с ней всё время, включая и личное, из-за чего отношения с женой у него стали слегка напряжёнными. Но он не сделал и движения утолить её ревность. Собственническое в Насте эту штуковину тут же усекло и воспылало к партнёру уже по-женски. Несмотря на свою выдержанность и самодисциплину, в партнёра она всё-таки влюбилась. Уж очень он был хорош и заботу к ней проявлял умело и бескорыстно - какая женщина на такое не откликнется!? Если другие мужчины указывали и руководили, то этот брал за руку и тащил за собой к реально забрезжившим вершинам. "Славик, ты моя единственная надежда!" - мысленно повторяла Настя, боясь признаться хоть словечком. Уж на него-то она могла положиться во всём. Именно он убедил, что поддержки, вращения и прочее не опасны совершенно и вся эта акробатика - элементарные законы физики. И на пальцах показывал, как всё работает. Удерживал, поднимал и подставлялся он, не давая упасть ей. Если она и кувыркалась, то только на него. Он улыбался и говорил, что от такого синяков не бывает - она мягкая и упругая. И за всем этим никакой скабрезности и жутких иносказаний. Вдобавок ко всему, Слава ежедневно внушал, насколько она тоньше, изящней и красивей остальных участниц. И отмечал это на ушко, выделяя брачок у соперницы, в то время как у Насти с этим всё в самом ажуре. И показывал, в каком ажуре эта её штучка. Или губы, или коленка, или изгиб плеча, или алгоритм талии и так далее до самых интимных деталей: их он различал хорошо и Настины достоинства указывал охотно. Их и в самом деле набралось столько, что теперь она на соперниц частенько поглядывала свысока.
  И было от чего: если же он сравнивал её с Алёной Долминой, то имел в виду сексуальность и сообщал насколько с ней приятнее и забористей, чем с этой прожженной дивой. Для других он находил другие качества и там Настя тоже блистала и красовалась. Шепоток возбуждал, а увиденное впечатляло и вера в партнёра и себя при нём поднималась всё выше и выше. Единственная обязанность, которую он переложил на партнёршу, это слежение за её коньками во время падений и прочих приключений, чтоб не врезать ими по партнёру. - Тогда всё! И она научилась падать так, чтоб никому не доставлять проблем.
  Новый танец на паркете с удивительным сюжетом, придуманный Славой исключительно для её имиджа, Настю воодушевил, она считала, что он даст место не ниже второго. Но для этого нужно как-то ускользнуть от внимания соперников, которые теперь становились опасными. Да и в тренерской объективности она уже сомневалась. Симпатии старшего тренера шоу были явно не на её стороне, "подсказать" что-то сменному тренеру для него нетрудно и она сообразила, что рисковать не стоит и нужно всё от начала до конца сделать самим. Возможно, прежние перепады в выступлениях и случались из-за скрытых козней. Слава всю эту кухню знал отлично, но женские страхи высмеивать не стал и, потакая здравой инициативе, предложил зал в школе, где работала его мама. И зал большой и дом недалеко. Так поступали многие, когда ездить из конца в конец города приедалось.
  Репетиция затянулась и она осталась на ночь у Славы. Красавица Тоня, его жена, сверкала очами, в критические минуты отворачивалась, но ни единого слова в упрёк не произнесла. А его мама приняла Настю, как родную. Что такое партнёрша, она знала отлично. И если это перевести на семейно-бытовые категории, то отличная партнёрша весила 10 баллов, средняя - 8, а никудышная - 6, в то время как самая верная жена более чем на 7 баллов не тянула. Антонина была очень самокритична и свой рейтинг выше 5 баллов не обозначала. Так что Настя в её ценностях эту красавицу превосходила заметно и, зная это, чувствовала уверенность и особенный подъём, без которого в спорте никуда. Утром был прокат на льду и они после завтрака отправились в спорткомплекс. И первое знакомое лицо у входа - это муж Насти. Молодая жена кроме удовольствий предполагает массу тяжких сомнений, если тебе далеко за сорок. Не выявив на ней криминала, он даже расстроился. К Славе пора бы и привыкнуть, но он так и не смог. Всё прежнее окружение Насти на сцене - сплошь и рядом кобели и фавны и считать исключением Славу не позволял характер.
  И в отношениях Насти с мужем проявилась очередная трещина - Настя точно знала, что Слава - личность исключительно порядочная и такой взгляд на него был ко всему и оскорблением её. И она чуть не демонстративно стала возмещать партнёру ущерб, нанесенный мужем. Выразилось это сначала в парочке взглядов, а потом и нечаянных касаниях - вышло тонко и со вкусом.
  По окончании тренировки подошла Маша Фёдорова, у её Мишани именины - три года и она устраивала небольшой пикничок в рекреации рядом с разминочным залом. Недолго и необременительно. Настя даже не стала объясняться с мужем, отправив того домой: в роли ревнивого мавра она его не переносила. Да и не смешивались эти два мира, где пришлось вращаться последнее время - наркотически-расслабляющая богема рока и жёсткий подтянутый спортивный мир, где она буквально напитывалась энергией и духом борьбы. Сыграть для партнёра неревнивую подругу труда не составило. Партнёр всё понял и чуточку приобнял:
   Умница, дочка! - сказал он негромко и взял под защиту от нападок чужих взглядов. В этой компании она была самой неопытной хищницей. Другие, к примеру, Галя Кожемякина, своё выгрызали мгновенно и не особо чинясь. Добренькие до таких высот в спорте не добираются.
  Айра Коскинен тут же оставила своего партнёра и отправилась в рейд по чужим территориям. Среди десятка мужчин мог найтись и пахнущий приключением. Сегодня хотелось чего-то!
  Мальчишка у Маши был общим любимцем и, когда его привозили на тренировку, Мишаня важно прогуливался по залу, всё-всё трогал и рассматривал, тут была куча интересных вещей и явлений. Он забирался в самые тёмные закоулки, изучал, что-то выгребал из-под слоя пыли, спрашивал у взрослых, для чего оно и, исчерпав свой интерес, откладывал в сторону. Взрослые его мало интересовали, а вот провода и лампочки - это для него, это самое мужское дело! Разумеется, его все тискали, а он пищал и визжал, отзываясь на игры чужих тётей и дядей и купаясь во всеобщей любви. И прикупить что-то для него пришло в голову многим. Деньги собрала Ветрова, машина рядышком стояла у массажиста, а сообразить что-то доверили Марату Измайлову и Айре. Айра обеспечивала стиль, а Марат мужскую ориентацию подарка. Чтоб не взяли чего-то типа плюшевой панды, у Маши такого добра на даче море разливанное.
  Пикничок начался без разбега, обороты набрал мгновенно и уже вскоре Тина Шеметова предложила устроить фотосессию, идея была лишь прикрытием корыстных планов, которые в ней зрели в изобилии и реализовывались часто. Операторы были под рукой и дело пошло. Тина в общих чертах представляла, что, кого и к кому она приставит в фотошопе, чтобы варево заиграло всеми деньгами мира. Надо не напортачить со светом и всё будет в ажуре. Наибольшим интересом жёлтых листков сегодня пользовались Ветрова, Леонов и Никольская. К ним можно прислонять любого партнёра и пользователь скушает, не поперхнувшись. Основу сделают операторы, а она доснимет самое горячее и свою камеру далеко не откладывала.
  Актрисы к процессу отнеслись профессионально и всё в себе причесали, дорисовали и пригладили тут же, спортсмены же просто нежились в свете софитов и принимали позы уставших гладиаторов. Айра с покупками приехала уже вскоре и из вручения детского хоккейного набора со шлемом, амуницией и рубашкой с эмблемой НХЛ и фамилией русской звезды устроили отдельное шоу. Маше это понравилось и она не удержалась от слёз благодарности.
   Может, к нам и продолжим? - предложила она чуть позже, - до ночной тренировки всё равно толком не поспишь! Встанем в половине четвёртого и сюда! У нас сборная не один раз ночевала и все поместились. Ну, как?
  Согласилось большинство, неудобно было лишь массажистам и техникам. Такого случая не упустила и Шеметова. Взгляд изнутри на самое раскрученное шоу страны - это дорогого стоит!
  Продолжение было интимным и домашним, муж встретил гостей радушно и с фирменными экспрессными угощениями за пять минут. Его хвалили, хозяйке льстили и купались в атмосфере свободы и покоя - это у Маши было фирменным блюдом. Повод для веселья никто не забыл, мальчишку тискали, разрывали на части, он счастливо верещал и убегал, но вскоре стал клевать носом и Маша уложила его спать, а взрослые продолжили общение в неформате, прикрутив громкость у голосовых связок. Альбомы, реликвии, кубки, медали, призы и прочее разглядывали с уважением к хозяевам. Спортсмены здесь бывали и прежде, поэтому лишь отметили перемены в дизайне, который так и светился сутью Маши Фёдоровой.
  Алёна Долмина с удовольствием погрузилась во всё это, прикладывая к себе то одну маску, то другую, то взбираясь на подиум за наградой, то с тоской побеждённой глядя на победителя. Психология спорта в общих чертах стала понятной и она просто набирала типажи и коллизии. Ощущения от взгляда Заварзиной, когда та сделала ей втык, ни с чем известным не сравнить и в этот экстрим её тянуло, как щепку в водоворот. Да и оазис в доме Маши и Лёши идиллией казался лишь внешне. Эта гостеприимная вице-чемпионка мира тоже непроста и ей уже приоткрылась.
  Уставшая после напряжённого дня и не любительница тусовок, Настя устроилась в уголочке и дремала с каким-то альбомом в руках. Увидев это, Слава пошептался с Машей. Вскоре гостью устроили в детской комнате и рядышком остался Слава, которого она решила не отпускать, полагая, что любую сцену надо доиграть до конца. И какая женщина не воспользуется таким случаем!
  Два часа вместе и без догляда - это нечто! Сонливость с усталостью бесследно испарились и глаза Насти сообщили о готовности к болтовне без темы и смысла. И вообще Насте серьёзное и основательное уже и вставить некуда: настолько ото всего устала! Слава к перемене вектора оказался готов и Настя в который раз отметила его ум и понимание женских болячек. О программе не говорили: теперь она совершенствовалась в новой для себя школе чувственности, когда пальцы и взгляд мужчины включают и выключают в женщине движение и отключают страх. Он показывал, а она подставлялась, запоминая последовательность и динамику собственных включений. Увидев азарт очень интеллигентной и выдержанной девушки, партнёр предложил забаву покруче:
   Ты про акупунктуру слышала?
   Это китайские иголочки? - Р-р-р-аз и ты спишь!?
   Да, но усыплять я не буду.
   А если кто-то войдёт, а мы с тобой тут... это, а? - шутя-серьёзно спросила Настя.
   Ты думаешь, я этим телом с кем-то поделюсь? - поддержал игру Слава и Настя загорелась так ярко, что партнёр засомневался и покачал головой.
   Слава, если ты этого не сделаешь, я умру! - уже спокойнее сказала она и он достал из необъятной сумки коробочку с иглами. И женщина заворожённо уставилась на эти штуки.
   Сначала спрошу для протокола, так положено при этой методике. - Настя, ты мне доверяешь? - То, что я буду делать, может сказаться на твоём здоровье.
   Ты меня пугаешь или это шутка такая? - слегка обеспокоилась Настя.
   Нет, милая, так положено. Прежде, чем получить лицензию, я сам сто раз это слышал от своего учителя и то же говорил статистам, когда брал уроки практики.
   У тебя есть диплом? - поразилась Настя.
   Показать? - и это Настю завело круче первого поцелуя в седьмом классе.
   Конечно! - и он достал солидные корочки с печатями и подписями известных людей. Она их повертела, вкусила на запахи и решила, что документ настоящий. Как и всё у Славы.
   Да-а-а! - Я думала, всё это так, типа поговорить, а оно вон как - серьёзно! Ладно, начинай лечить, я согласна.
   Итак, леди, - сказал Слава, всё разложив на тумбочке и устроив партнёршу поудобнее, - с какой точки начнём?
   Если кто-то войдёт, мне будет уже всё равно? - уточнила Настя и Славе эта деликатность понравилась:
   Никто не войдёт, я дверь закрыл на вертушку, так что кроме меня об этом никто не узнает.
   Никто-никто? - с едва заметным звоном в голосе прошептала Настя. Ведь общая тайна - это и особая близость.
   Да, - ответил он и показал свои руки, которым она доверяла абсолютно. И она решилась на невероятную откровенность:
   Когда Сева занимается со мной сексом, то всегда кусает сосочки. Сначала это приятно, а потом незаметно приходит боль. И уже ночью, когда он спит, в них покалывает и я немею от этого, как в оргазме. Это во мне сидит очень долго, иногда часами. А утром и днём они просто болят. Временами подступает, а потом уходит. Вот такая заковыка.
   И давно так?
   Несколько месяцев уже.
   По нарастающей или на одном уровне?
   Волнами, то вверх до безумия, то почти исчезает.
   Только ночью?
   В основном, да, но иногда и днём достаёт так, что прокладки меняю.
   А что сейчас? Как им в моём обществе? - спросил он и положил руку на грудь.
   Просто болят, самую малость, но будто он кусал только что, - призналась женщина и с надеждой взглянула на мужчину. Игра закончилась и началось сложнейшее действо. Он внимательно осмотрел объект мужней любви и отметил заметную воспалённость кожи у оснований сосочков. Ни трещин, ни царапин. Он достал большую лупу и исследовал всё тщательно и не упуская малейших покраснений. Настя возбуждение уняла и обратилась к надежде на добро. Пока он изучал атлас расположения сигнальных точек и прикладывал его к ней, она фантазировала на разные темы и сравнивала партнёра с мужчинами, которые эту грудь видели и ласкали. И она, подлая и сволочная, реагировала совсем не так, как бы хотелось ей. И выставляла её откровенной сучкой, хотя ею руководило лишь любопытство. На Славу она тоже реагировала.
  Нужная точка нашлась в районе левой ключицы, чуть поближе к шее.
   Закрой глаза и расслабься! - велел Слава и она подчинилась. Иголка вошла в кожу без боли и вскоре очутилась в зоне сгущения нервных окончаний.
   Положи пальчик на сосок и следи за ощущениями. Как почуешь, что боль уходит, скажи.
   Хорошо, - ответила Настя и сделала, как он сказал. А Слава осторожно орудовал иглой в поисках нужного узелка. Маневрируя правой рукой и отслеживая глубину погружения, он краем глаза отмечал реакцию партнёрши. И вскоре точка сочленения нашлась, а лицо Насти просветлело.
   Й-е-э-с! - воскликнул мужчина и осторожно извлёк иглу. На месте укола остался едва заметный след и ни капельки крови. А грудь не болела, как прежде, но и не была мёртвой. Такое ощущение за последние месяцы она успела подзабыть. И вот оно пришло.
   Славка, ты бог! - произнесла ожившая пациентка, - хоть что для тебя!
   Богам поклоняются и по мелочам не беспокоят, - ответил Слава и улыбнулся. Таких диагнозов он ещё не лечил. Прежние - сплошь и рядом хондрозы и мышечные спазмы. Настя прикрыла глаза и настоящей благодарности из себя не выпустила, полагая, что не время. Узнав про партнёра и это, она иначе взглянула на ревность жены и требовательность Алии. Если он и с ними такой, то ... Она поняла, что обе женщины способны на что угодно, только бы защитить добытое.
   Неженатые партнеры в этом шоу сексом занимаются? - перевела она интерес на другое. Слава убрал руки с её тела, отодвинулся и спросил:
   А ты как думаешь? - и она замерла, поняв, о чём он. Секс как терапия и психологический тест - вот что он имел в виду.
   Если и у других вот так же на первом месте доверие и понимание, то секс - это естественное продолжение партнёрства. Так я думаю о других женщинах, мне кажется, что не ошибаюсь.
   Накинь на свою чувственность уздечку и пару раз выдохни лишнее - у тебя сейчас релаксация несостоявшегося оргазма и она толкает разрядиться хотя бы словесно. Ведь так? - Настя услышала про себя то, чего опасалась всегда, но сказанное им нисколько не унижало и не оскорбляло и она взглянула на партнёра с безграничным доверием. Умерила дыхание, сделала, как он велел, и ответила:
   Не совсем так, но в этом духе. Однако меня волнует другое: ты копаешься в самых заветных моих файлах, куда и сама редко забираюсь, а мне приятно. В том, как тянет к тебе, нет криминала. Это, как принять таблетку или в жару выпить воды, - призналась она.
   Просто надо чуять границу, за которой ты уже на чужой территории,- остановил её фантазию партнёр, - в нашем ремесле с партнёром делишь всё. И никакого лукавства и недосказанностей, иначе крах! Ты и сама знаешь, как это глубоко замешано. Так что, ступив не туда, жди неприятностей, за сексуальными играми следят все и поймать подозреваемого с поличным - раз плюнуть! Нам с тобой есть что терять, так что насчёт реального секса - ответ отрицательный.
   Ладно, вернёмся к реалиям. Вот он плод любви Лёши и Маши, Мишаня. По тому, какая она с мужчинами, думаю, что и с мужем не прохладна. На твой взгляд, Мишаня у Маши - это жирная точка на спорте или она ещё туда вернётся?
   Она была очень привязчивой и горячей. И Лёшу держала на дистанции. Но её бывший партнёр Голямин женился на другой и Маша сдалась.
   Такая гордая и сдалась, почему?
   Голямин увёл у Лёшки его зазнобу Нинку вместе с неродившимся ребёнком. Вот такая рокировка состоялась.
   Ничего себе! - Вот это Санта-Барбара!
   Представь себе. Но они про это не говорят.
   Я всё поняла, Слава, я ничего не слышала!
   И как информация к размышлению: Маша через годик родит ещё разок, а Лёша составит новое шоу и заработает на дом в Пушкино. Они уже приехали окончательно. Но Маша, как видишь, ещё та штучка и парни от неё заводятся с полоборота. Но Голямин с Нинкой теперь их враги. Ни в одном шоу вместе не участвуют.
   Так у всех, кто закончил?
   У каждого по-разному. Но к семейному обращаешься, когда наелся борьбы по самое-самое и уже как бы на излёте.
   А другие в нашем шоу, они сразу сближаются?
   Не буду называть имён, но за эти годы выявилось как бы общее: обычно среди женщин не спортивных тяга к интиму появляется на второй-третьей неделе после объединения в пару. Как только ко всему интимному прибавляется массаж, всё - это граница: или разбегаются, или уже всё-всё общее. Так эмоциональная физиология вступает в права. А потом всё зависит от симпатий, обстоятельств и прочего. От почти семейных пар до "не узнающих" друг друга при встрече.
   То есть, мы с тобой слегка ненормальные, раз ни разу даже и не попробовали и до сих пор не в ссоре?
   Если бы мы хотели только этого, то утро начинали бы с другой разминки, а вечер завершали вычурным эксклюзивом. Но мы хотим другого и создаём классную пару.
   А классная пара занята только делом и ничем больше не грешит? - намекнула она на Алию и благотворительность.
   Это у них не главное, а вроде гигиены и чистки зубов.
   А что главное?
   Другой адреналин! Ну, совсем другой! Ты про Бонни и Клайда слышала?
   Да, есть такой фильм у Артура Пэнна. Там милашка Фэй Данауэй играет подружку красавчика-гангстера Уоррена Битти, - блеснула эрудицией певица и вызывающе взглянула на мужчину.
   Так вот, милашка Настя, когда ты завалишь копа из кольта сорок пятого калибра только потому, что ему вздумается проверить у меня водительские права, я приму тебя за настоящую подружку и партнёршу. И не раньше!
   Это что - ультиматум?
   Ты же умная девочка и понимаешь, что из прежних отношений мы выросли и хотим роста и вглубь и вширь. Виртуально мы с тобой уже всё сделали и дальше зады повторять не будем. Ведь так?
   В общем, да! - подтвердила Настя, - и что ты предлагаешь?
   Чтобы адреналин был настоящим, а сотрудничество не натужным, ты должна стать Бонни.
   Приняв твоё покровительство, я не просто подруга, а тоже гангстер?
   Как-то так, Бонни!
   И меня пристрелят, как и тебя?
   Непременно и уже вскоре! - Бонни, ты же отвергла предложение стать миссис Бухгалтер и выбрала удел миссис Клайд. Адреналин погонь, запах пороха и дешёвые мотели с потрёпанными библиями на пыльном подоконнике затмили уют дома и чистый запах супружеской постели. И гриновские ассоли уже не волнуют.
   И никаких компромиссов?
   Увы! - развёл руками Слава и Настя живо представила его Клайдом, а себя Бонни. К роли гангстерши с таким Клайдом тянуло безумно, а в постель миссис Бухгалтер с рыхлым супругом, похожим на её Севу, ни капли. И гриновская Ассоль и впрямь стала неактуальной. Страницей прочитанной и забытой. Настя задумалась над своей долей, а Слава флегматично наблюдал за её мучениями. Иногда Настю так и подмывало ответить ему в пику, но что-то сдерживало и она опять погружалась в размышления, исследуя то один, то другой аспект проблемы. Так иногда решают композиционные задачи на творческом курсе консерватории.
   Поначалу Бонни промахивалась, - наконец-то подала ветвь сюжета Настя и Слава подхватил:
   Всё, как и у тебя! Если не подстрелят травмы, то банк будет нашим. - Так ты хочешь стать Бонни?
   А как мне узнать, что ты настоящий Клайд, а не самозванец? - У тебя есть лицензия?
   Интуиция, леди, интуиция! У Бонни она главный детектор лжи.
   Значит, выбора, считай, и нет: или становиться Бонни и пасть в перестрелке, или смириться с уделом миссис Бухгалтер и провести серую жизнь, глядя на чужое счастье по телевизору.
   Во втором случае у тебя будут детки и внуки, которых одолеют такие же сомнения. А в первом - после Бонни может и легенды не остаться. - Вот так!
   Слава, ты об этом с Алиёй тоже говорил?
   Грабить банки безнаказанно - это её идея, - огорошил Настю Слава.
   Вот как!? - уронила Настя и отодвинулась от мужчины: он вдруг весь проникся ароматами балерины, даже разрез глаз изменился на восточный. Видно, у них это и впрямь серьёзно.
  
  5 октября. НОЧНЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ. ИРИНА И САША - ЛАВ СТОРИ
  
  Как-то ночью они закончили прокат на льду и после душа задержались в рекреации, болтая с коллегами. Кто-то предложил оттянуться в ночном клубе и Саша взглянул на Ирину, ему очень хотелось куда-то выйти с ней. Про зажигающую Ирину он видел кучу снимков и видеосюжетов, но там она была не с ним. Или вообще ни с кем, а одна и блистала и обольщала всех подряд. Увидеть её в другом качестве и приобщиться - вот что довлело уже давно. Ирина же теперь сильно опасалась случайной встречи с кем-то из сообщников по прежним забавам и мотивацию для очередного экстрима искала внутри себя. Он был единственный - Сашка! Имея его чувственный адреналин вокруг себя, она и сама обретала иное звучание и содержание. С ним Ирина была намного выше прежних немудрящих забав в дорогущей упаковке. Сашка стоял рядом и звал на подвиги:
   Ириша, так мы идём? - И она кивнула - желание партнёра свято. Он тут же приголубил партнёршу и стал собирать вещи в громадные сумки. Ирина хотела помочь, но он так чувственно отмахнулся, что она им залюбовалась откровенно и не скрывая эмоций на этот счёт.
  Собралась немаленькая компашка и все разместились на четырёх машинах. Клуб "Змейка" был самым ближним и компания отправилась туда. Приехавшие до них там перезнакомились и освоились и на прибывшую компанию смотрели уважительно и вопросительно - зачем пожаловали? Однако особой агрессии на лицах прибывших аборигены не нашли и прибывшие плавно вписались в насыщенный драйв крутого досуга продвинутых москвичей. Лиц с южными чертами и темпераментами тут не водилось и этнический шовинизм был той самой зазывной конфеткой, из-за которой туда стремились любителя развлечений без экстрима. Охрана здесь настоящая и эффективная, поэтому и нет серьёзных эксцессов. Так, немножко и с перебора, но это ничем не кончалось, гасить конфликты в зародыше хозяева умели.
  Лицом ледового шоу стали русачка Алёна Долмина и финка Айра Коскинен, не уступали им и Зиночка Матюшин со своей Надей Пешковой. Эти личности были вроде фамильных гербов на знамёнах рыцарей во время тех самых турниров, где женское начало обозначило свои приоритеты.
  Если Надя просто развлекалась и с наслаждением ловила уходящие лучики драгоценной славы, то Алёна следовала курсу с чётким графиком и портами назначения. Профессионально она состоялась давно и знала истинную цену своему таланту, однако честолюбию требовалась постоянная подпитка и это нередко обращало её в эмоционального вампира. Сегодня она выжала из партнёра все соки и выпила пару галлонов крови, поэтому являла сытую стерву в драных колготках за кучу баксов.
  Однако Никита и виду не подавал, насколько достала капризная принцесса. Травма у него была серьёзной и на лечение и полное восстановление нужно много чего, поэтому молодой фигурист и согласился терпеть такую ношу повремённо. День считался завершённым, когда он сдавал жену царственному мужу с рук в руки. И отчёт он держал только перед ним, а потом уже начинались ариозы продюсера, агента актрисы и прочих. Треть срока миновала и он втянулся в роль. На счету уже была сумма первой операции и реабилитации после неё, на вторую операцию и остальную головную боль химиотерапии и восстановления надо ещё заработать. Так что, терпение, Никитушка, и ещё раз терпение!
  Айра беспределом и неуёмностью русских не насытилась и правил уравновешенной европейской жизни слегка сторонилась. Жить и работать в Европе она попробовала и не прижилась. В России её тоже не ждали, но и не выталкивали и от манер северной провинциалки не морщились, знанию же мировой классики дань выдавали и первую роль она получила без протекции и кабальных условий негласных соглашений. В Москве и Питере она жила большую часть времени, снимаясь в фильмах и участвуя в шоу, где её особенная фактура была в цене. Лёгкий акцент и своеобразная дикция вкупе с природным очарованием стоили дорого и участие в спектаклях и фильмах делало успех почти автоматическим. Пластика у Айры была врождённой и проблемы с коньками задержались ненадолго. Она нашла способ собственной подачи и партнёра особо не напрягала и, будучи воспитанной и тактичной женщиной, своего визави на льду боготворила.
  Костя Варламов, знавший и чемпионские регалии, и мировую славу особых иллюзий насчёт успеха в нынешнем составе проекта не питал и нёс крест работы с финкой без повышения тона. Айра, не в пример суетливой и шумной жене, вела себя свободно и без капризов, позволяя партнёру абсолютно всё и упиваясь обществом сильного и очень ловкого мужчины. Рядом с флюидными и нервными актёрами Костя выглядел рыцарем без страха и упрёка. Когда она, ещё не втянувшаяся в физические нагрузки, падала от усталости и забывала обо всём, он уносил партнёршу в укромное местечко и читал что-нибудь жутко чувственное из Есенина. Она оживала и ставила себя на место той дамы, о которой страдал молодой поэт. И через пять минут обретала силы для мучительных упражнений, растяжек и раскаток. Особенно её убивала гимнастика с акробатикой - она и на физкультуру в школе почти не ходила, а тут сразу такой цирк. Однако Костя умел найти подход и ей понравилось быть умелой и координированной.
  Успешная Ирина Заварзина ни в чём не походила на женщин из шоу-компании: классическая и почти лубочная блондинка в сарафане с кокошником. Не зря фирма с европейским именем сделала её своим лицом. Всё в ней от белья до спортивной амуниции подобрано строго и выглядело исключительно. Про косметику и парфюм и говорить не стоит. А тут ещё и парень в партнёры попал отменный. На его фоне она заблистала в особых тонах. Кто ж такое пропустит, чтоб не обсудить и не зацепиться!
  В первом же танцевальном марафоне приехавшие обозначили тотальное превосходство над аборигенами и мужчины из приехавших стали предметом особого внимания аборигенок. Компания держалась дружно и к себе никого не подпускала, как бы очертив круг, за который посторонним нельзя. А те, кто внутри, обходились без границ и правил!
   Мы приехали развлечься, пусть это каждый сделает на собственные пиастры! - решила Ирина и вошла в роль королевы. Привычно и властно. - Сашка мой и ничей больше! - сказала она четырём хищницам, ждущим момента для охоты. Галя Кожемякина, про которую вслух многие говорить опасались, взглянула на Колю Артемьева, назначенного в партнёры, и спросила:
   А ты чей? - тот улыбнулся и ответил:
   Я-то, может, и твой, но только по контракту, а вот ты точно не моя.
   А кто, Коляня, меня в рог изгибает и на лёд бросает- может, это товарищ Пушкин? - Сегодня от стыка с твоими коленками получила три фингала и пожаловаться некому: я твоя раба и синяки со ссадинами - плата за высочайшую общность. Разве нет? И чья же я после этого?
   Если и раба, то либо обстоятельств, либо своего характера. Точнее, гордыни! - Уж она-то у тебя: о-хо-хо! А синяки - это медали. Вы все ими увешаны, как новогодняя ёлка.
   Я что, похожа на мазохистку, которая одной рукой себе сажает синяки, а другой вешает медали?
   Это было бы слишком просто для тебя. Нет, Галочка-птичка, такое блюдо тебе не в корм! На самом деле есть кто-то, кому ты вот таким способом что-то хочешь сказать или доказать.
   Доказать что?
   Откуда я знаю, что там у вас? - Но для нормальной логики всё это - нонсенс! Ты и он ведёте диалог и сегодняшние фингалы - это твой ответ лорду Керзону. Так ведёт себя наложница или тайная содержантка. Я не первый год на льду и знаю, как ведут себя свободные и как несвободные женщины. На льду всё это никуда не спрятать и рефлексия сразу же выплывает наружу.
   Ты думаешь, я зажалась из-за боязни кого-то там? - она указала вверх.
   Или тут, - указал он на сердце, - при твоей координации и регалиях в гимнастике другое в голову не идёт, так что, извини!
   Коля, успокойся, - смягчилась Галя, - я ничья, это только кажется, что у меня есть кто-то. Ты уже давно со мной и многое уяснил. Могу ли я быть чьей-то?
   Если по большому счёту - то нет! Или ты большая актриса.
   Она не актриса, - вмешался Зиночка, - я их дефиниции за версту вижу. Галка, ты героиня. Пусть этот роман не написан, но ты в одном из них. И что-то вершишь сама, а не зады повторяешь, как некоторые! - фраза прозвучала и непростая. Кто есть кто - это самый русский способ выяснить отношения.
   Браво, смелый юноша! - уронила Алёна и развела руками, будто крыть нечем - так всё убедительно. Сарказм был язвительным.
   Спасибо за комплимент, леди, однако нам иногда нужно указать, откуда пришли и куда уйдём, разве нет? - ответил Зиночка и положил кисть на колено партнёрши, как бы интересуясь её мнением. Надя развернула его ладонь к себе и взглянула на линии жизни и смерти:
   Я бы на твоём месте к гадалке не ходила, боюсь, может сильно расстроить! Там такое намешано.
  Саша Макеев в полемику не вдавался и того же желал для партнёрши. Он подошёл к Ирине сзади, приобнял за плечи и она прильнула к нему. Вышло отлично и градус минуты заметно смягчился.
   Хочешь туда ещё? - спросил он для протокола и она ответила:
   А ты?
   Конечно!
   Споёшь сначала или потом? - он взглянул на неё и, пройдясь кистью по плечам Ирины, будто никого рядом нет, уронил:
   Сейчас устроим! - и ушёл к ди-джею. Компания тут же угомонилась, выжидая, что из этого получится. А дальше было следующее: ди-джей объявил, что после африканского ритма будет опус из фольклора. Так что готовьте тела и уши. Романс Саша спел без сопровождения, в тишине и едва слышном ритме ударных и колокольцев. Она знала, что всё это для неё и только и без неё никогда бы не прозвучало. Ирина не сделала и попытки оценить реакцию соперниц, отдавшись звучанию романса. Ей не раз приходилось готовить программы под такую музыку и она всем своим существом чуяла нюансы этого сокровища. Женщины, погрузившись в молодой и чувственный баритон, о соперничестве забыли начисто. Голос у Саши был хорош и вкупе с внешней фактурой всё это возбуждало сверх меры даже обычных гостей клуба, а компанию из шоу своей интимностью он просто полонил. Даже мужчин! - Ну, кто же нынче решится на романс?
  Когда Саша вернулся и стал отмахиваться от одобрительных фраз, светясь от чистоты содеянного, Ирина с нескрываемым удовольствием стала вязнуть в обаянии молодого партнёра: в пору собственной молодости такого ей никто не выкладывал, да и сама она тянулась к другому. И уголками глаз отмечала искры зависти у женщин и мужчин. Им откровенно завидовали и это ей нравилось. Она умело сыграла королеву бала, не подпустив к Сашке никого и выпотрошив чужих партнёров начисто. А Сашка на одном лишь инстинкте заработал премиальные баллы в негласной шкале рейтингов для партнёров шоу.
  Его согревала и близость с Ириной, и тот пиетет, который исходил от публики в клубе исключительно в их адрес. Его с ней принимали на равных - вот что он увидел в реалиях и это, прочитанное Ириной, возвышало и обогащало. Её звёздность и его молодость отлично сочетались и в глазах мужчин и женщин он видел все цвета чувственной радуги от восхищения до зависти. То, что Ирина его женщина, видели все. И что она стала такой по делу, тоже без вопросов. Вот это он и хотел увидеть.
  Свечение и обожание, которые вдруг покатились от Сашки мощными волнами, обдали и Ирину. А такое женщина не оставляет без последствий и она тут же выдала достойный ответ. Сашка продолжил диалог победным туром танца, умело сыграл свиту для королевы и набрал ещё в уверенности. Теперь Ирина, переполненная всем Сашкиным без меры и границ, позволила чуточку вожделения и другим, легонечко проехавшись по чужим угодьям и отметив, что её хотят всё так же безумно и если бы не Сашка...
  Компания задержалась в клубе ненадолго, поскольку работа у них каждый день и надо выспаться. Но сразу попасть домой не получилось из-за общей прогулки на Воробьёвы горы и облегчённо вздохнуть и отрешиться ото всего вышло лишь поздним утром. Дома у Ирины уже никого не было, Наташа в школе, а мама уехала по делам. Завтрак наедине прошёл в лёгком флёре фраз, жестов и взглядов, провоцируя и подбивая на сумасбродство и Ирина впервые прижалась к партнёру по-настоящему.
   Сашка, ты чудо! Я тебя обожаю! - и он едва удержался от бури, которая вдруг сорвалась с цепи и завладела всем его существом. Он проглотил комок в горле и умерил дыхание, а затем взял её за плечи и опустил руки ей на грудь. После рождения Наташки она была в ходу ежедневно и вскармливала дочь чуть не до года и потом ещё много раз напоминала обладательнице о своём высшем предназначении. От её груди без ума были все мужчины после мужа, сразу же всё сложилось и с Сашкой. Туда он добрался раньше, чем к губам и именно губы взревновали и потребовали приоритета. И он воздал, но уже после груди, выписав лирическую поэму каждому сосочку.
  Прижавшись спиной к его груди, она вынесла немыслимое в его ласках, сделав очередной шаг к рабству. Эрекцию и остальное Ирина как бы и не заметила. Она могла упиваться мужчиной и так, поскольку понимания партнёра было достаточно, чтобы сказать себе: - Ирка, ты в порядке и тебя любят по-настоящему и со всеми потрохами!
  Он опустился на колени и прижался к женщине, вдыхая и вкушая в ней всё. А её пальцы легонечко ворошили вихры мужчины и возвращали то, что когда-то перетекло в сердце женщины. Тишина и уединение располагали к неспешности и обстоятельности общения. Глаза можно закрыть и упиваться внутренним, а можно и распахнуть, закачивая внешнее. Сколько длилось такое состояние, не знал никто. Однако профессиональный метроном своё отмерил и предупредительно вздохнул. Ирина снизила, а потом и погасила энергетику и сказала:
   Пара часов у нас есть, поспим?!
   Усну ли после такого?
   Я же буду рядом, так что уснёшь! - пообещала она и не обманула. Сон пришёл и был настоящим. Молодость восстанавливается почти мгновенно и Ирина отметила это в который раз. В Сашке был источник её возрождения, это она отметила с удовольствием и опаской одновременно. Но у женщины иначе и не бывает, все её плоды и достоинства рано или поздно уплывают к другим. С Сашкой механизм чувственной и интеллектуальной регенерации вновь заработал и она была счастлива, как никогда.
  
   5 октября. НАСТЯ И АЛИЯ.
  
  Когда часть компании решила поехать в клуб оттянуться, Слава предложил присоединиться к ним и Насте. Но как-то так, что она насторожилась. Не они поедут, а она.
   А ты туда не хочешь? - спросила Настя и он кивнул:
   Сейчас Алька подъедет. И Настя покраснела, будто её в чём-то уличили. Ясно, чем они будут заниматься. А ночь уже давно в правах и муж о-ч-ч-ч-ень не любил таких тренировок. Балерина объявилась, когда Настя ещё полностью не переоделась. Она бегло оценила прелести соперницы и сказала:
   Наверное, Настя, вам жалко такое нежное тело утруждать муштрой и вы откровенно сачкуете! - Разве нет? - и она взглянула на Славу так, будто Настя на себя и прав-то не имеет.
   Слава меня только что угостил вкусной и питательной вещью, так что я сыта. Совместной с ним муштрой тоже. Адьё, месье, пока, мадам, спасибо за общество, располагайтесь, как дома, я ухожу! - только и смогла придумать Настя. Сказав это, она тут же пожалела, но слово уже витало в космосе и развлекало старинных партнёров.
   Одну минутку, леди, я вас надолго не задержу! - Вячик, прикрой дверь, я тоже разденусь, а ты нас сравнишь и оценишь по-настоящему. Кто я и кто она! А то всё Настя, да Настя, и то она сказала, и это у неё вышло, и вообще - девочка самый кайф!
  Алия сбросила с себя верхнюю одежду и, оставшись в белье, приготовилась к спартакиаде женщин в отдельно взятой комнате спорткомплекса. Задание на танцевальный тур, которое Настя со Славой мучила три дня, она по конспекту хореографа выдала моментально и с балетным шиком выставила ногу после окончания, мол, знай наших. Что оставалось Насте? - Провалиться сквозь землю? Или сбежать от позора и греха подальше!?
   Ладно, не грузись понапрасну, - успокоила Алия, - я тебе это показала для мозгового адреналина, чтоб они прочистились и соображали лучше. Она с такой же лёгкостью и подачей себя оделась и увела Славу. Тот и не подумал перечить. И на прощанье сделал Насте ручкой.
  Придя в себя после увиденного, Настя стала размышлять о своей жизни и прочем, окружающем её. Убогость, которую обнажила подруга Славы, вдруг проявилась в чистом виде. И её замужество, которым она так гордилась, предстало в ином свете. Когда она вернулась домой, муж даже не шевельнулся. Она устроилась в гостевой спальне и тихонечко лила слёзы, орошая ими подушку почти всю ночь.
   Что, испереживалась? - спросил Слава первым делом, увидев её красные глаза.
   Да, - холодно буркнула Настя и стала растягиваться. Когда дошло до стопы и кончиков пальцев, Слава присоединился и очень аккуратно стал гнуть и разминать холодные фаланги. То же проделал и с остальной частью тела партнёрши.
   Я после неё - будто холодная лягушка? - как бы осведомилась Настя, готовая после вчерашнего к самому худшему.
   Я бы это назвал иначе - ты нераскрывшийся бутон. Кто знает, что таится внутри?
   Вдруг гремучая змея? - с тем же отчаянием изгалялась над собой Настя.
   У змеи - жало, давай проверим? - вдруг сказал он и приблизил лицо к ней, чтобы рассмотреть. Она опустила глаза и чуть приоткрыла губы.
   Ну, же! - неслышно сказал он и она покачала головой. Но Слава не из тех, кто отступает. И добрался до сути. Так нежно её не ласкали никогда. Потом его обожание почуяла грудь, отошедшая за ночь отдыха без мужниных ласк и лягушка стала превращаться в прекрасного лебедя. Медленно и как бы неохотно. Сначала это были вздохи, редкие и неглубокие, затем они перешли в размеренное дыхание и вскоре раздалась песня. Когда всё это завершилось усталым дыханием и капельками пота на теле будто после интенсивного тренажа, она спросила:
   Зачем ты это сделал?
   Я же сказал - ты лучшая женщина в шоу.
   Ей ты говорил то же?
   Нет, с ней мы это не обсуждали.
   Она не была лучшей, но ты уже пятый год с ней, несмотря ни на что. Кому ты врёшь, ей или мне?
   Клянусь наточенными коньками, что ни ей, ни тебе я ни разу не соврал!
   Значит, она была лучшей балериной? - догадалась Настя.
   Лучшей в лучшем театре!
   Ловко! - фыркнула Настя и выбралась из-под мужчины, а тот откатился в сторону.
   По-моему, ты уже согрелась, пора в зал, - сказал он и взял партнёршу за руку. День прошёл сравнительно продуктивно и обошёлся небольшим числом падений. Паузы на отдых бывали не однажды, но он ни разу к мобильнику не подошёл и многозначительно поглядывал на Настю. Та тоже никому не звонила сама и не отвечала на входящие. И так было три часа. Когда они принимали душ и переодевались, Настин мобильник пару раз брякал, но она и движения не сделала к нему. Уже приведя себя в порядок, она сказала:
   И всё же я лучше неё! - и он ответил:
   Кто бы сомневался!
   Не врёшь? - и вместо ответа мужчина выдал нежный поцелуй. Потом слегка отодвинул от себя и сказал:
   На пьедестале мы будем и не раз. Мало того, ты вырастешь над собой прежней невыразимо. Но для этого - пахать и пахать! И мы сделаем из капризного цветка завоевательницу титулов. Гладиаторы, которые выступают в главном турнире сезона, умеют всё. А слабаков с арены утаскивают крючьями. Вот, так-то! - А это значит: программа здесь и со мной, а дома растягиваться придётся самой, сколько можно, чтоб гибкость стала твоей сутью.
   А секс в этом помогает?
   Да, но не семейный.
   Почему?
   Мужья по большей части ленивы и растяжек жёнам не делают.
   А ты своей делаешь?
   Разве я похож не сачка?
   Она что, гимнастка?
   В известной мере - да! Наша фирменная акробатика ей нравится. Так что её спорт - это моё здоровье. Ежедневное, утром и вечером.
   А Алия?
   Сверхурочные и творческие. Там другие группы мышц работают. Но больше мозги, ты ведь знаешь, у нас есть дело в благотворительности. А оно с законами не в ладах, так уж сложилось.
   Могут и посадить? - нашла место для иронии Настя и Слава снисходительно улыбнулся:
   Ну, до этого, думаю, не дойдёт, но потрясут капитально.
   И вы, такие деловые и порядочные, ради гармонии с законом встречаетесь тайно и по ночам, - раскрутила иронию Настя.
   Тайна личной жизни у нас обеспечена конституцией, - закрыл тему Слава.
  На этот раз Настя домой не поехала и пошла обедать в кафе со Славой. Кафе было в здании спорткомплекса и они управились быстро. Отдыхали в своей раздевалке, сдвинув кушетку и стулья. Нечасто вот так свободно и без мысли хоть о чём-то Настя держала руку партнёра. И без дела облокачивалась на его грудь тоже не каждый раз. Слава во время неожиданного антракта был так же заботлив, как и во время тренировок. Он чуть шевельнулся, чтоб ей стало удобней и этого хватило надолго, она вытекшие из него уют и тепло вкушала с удовольствием. Потом сменила положение тела и попробовала устроить голову на его плече и вновь после его мгновенной реакции нашлось комфортное положение. Мобильник у него ни разу не брякнул и Настя забеспокоилась: не сломался ли? Она взяла свой и набрала номер Славы, в ответ раздалось жужжание вибратора. Слава даже бровью не повёл на этот фокус и женщина успокоилась.
  Вздремнуть удалось чуть больше часа. Дневная раскатка прошла удачно и без приключений. Потом был ещё отдых. На этот раз оба уснули почти мгновенно. А вечером поехали в зал на паркетные танцы. Добравшись домой, Настя даже чай пить не стала и упала в постель, едва раздевшись. Муж покачал головой, но не произнёс ни слова.
  Так началась новая страница в их жизни. Но её значимости она ещё не оценила. Суть же заключалась в том, что теперь она с партнёром стала неразделимой сущностью и всё остальное отошло на второй план. И прогресс в технике стал разительным. Особенно заметно это на паркете. Там врождённая пластика ничем не сдерживалась и тут же обретала танцевальную завершённость. Настя теперь отдавалась танцам полностью, будто любовной страсти и сгорала в них без остатка. Слава видел чаяния партнёрши и пестовал, как собственные. Иначе было бы непрофессионально, да и вообще неформат!
  
  
   10 октября. ФИЛАТОВА
  
   Начало получаться что-то приличное у Филатовой как-то сразу и во всём. И произошло это после привычного непопадания в ритм и нераскрывания частей её тела в нужном порядке. Дибров не мог понять причину и снова привлёк Довлатову, та позанималась с Верой, но без результата. Костя в это время наблюдал за ними со стороны и соображал. Потом подъехал к мануальному терапевту, который дежурил в их смену, и долго беседовал. Тот предположил, что дело в зажатой приводящей мышце. Ей надо стоять наготове и подхватывать ритм остальной части тела, а она, прохладная и неразмятая, сачкует. Костя решил проверить и взял Веру за руку. Сделал несколько синхронных движений с партнёршей, проследил за результатом и радостно улыбнулся:
   Чёрт возьми, дело именно в ней, в этой мышце, - и уложил партнёршу на топчан. - Потерпи, девочка, сейчас мы с ней разберёмся и будешь, как новенькая! Мышцу он нашёл и привёл в рабочее состояние. А рядом стояла вся их смена и наблюдала за действом. Иначе массаж фрагмента бедреной мышцы, упрятанной очень глубоко, не назовёшь. А всё это время Филатова чувствовала себя вещью. Очень дорогой и хрупкой, застрахованной на кучу тысяч баксов, ради которой поднялся форменный кипеш, но ... вещью! Когда дело шло к концу, он бережно взял лодыжки партнёрши и стал разводить в стороны, а потом вперёд и назад. И внимательно наблюдал за реакцией женщины.
   Ну-ка, Верочка, упрись и как бы посопротивляйся, - велел он и она подчинилась. Со стороны похоже на игру женщины типа "Не дам!" и уже через несколько секунд партнёрша именно это и поняла. Взгляды окружающих вогнали её в краску, но из игры она не вышла. Почуяв нужные кондиции, Костя отпустил лодыжки и удовлетворённо выдохнул:
   Всё! А теперь попробуем их в деле. Он натянул на партнёршу конькобежное трико на молниях, поправил, чтоб не высовывалось и подал руку - вставай. На лёд Вера выехала себя не узнающей, тело ей не принадлежало и было чем-то этаким и послушным, взятым у Кости напрокат. Оно общалось и понимало всё, что говорил и показывал Костя. И тот к Вере заметно смягчился. Теперь он чаще обнимал и хвалил, ну и массажём и тренажём той самой мышцы занимался с душой. Вера в конце такого тренажа загоралась настолько, что забывала, кто она и для чего здесь.
  Наращивание физической и функциональной базы для подъёма к вершинам иерархии происходило медленно, но неуклонно. Собственное преображение Вера видела воочию в зеркале и чуяла по ночам, когда возбуждение в ней соперничало с вожделением и всё это с раскрученной супермоделью как бы и не кореллировало. Успешная и раскрученная сидела на обочине нынешней страсти и наблюдала за новой сутью, которая стремилась к иному стилю жизни - всё сделать самой! И первой ступенькой к успеху был её партнёр. Став его сообщницей, она сможет переменить вектор и сама будет писать нужные пьесы, а потом и играть главные роли. Для этого нужно стиснуть зубы и забыть себя любимую. Делать только то, что велит он. Он знает про путь наверх всё. Это оказалось хотя и трудно, но в её силах. Да и тщеславие в Филатовой ещё чувствовало себя уютно. Быть на виду и первой - чем не стимул?!
  
   14 ОКТЯБРЯ. ВЕРА ЗИНИНА И ВИКТОР
  
  Вчерашний пьедестал после выступления на льду на Веру произвёл сильное впечатление. И не самим фактом удачного выступления, а уверенностью, которая от Виктора укоренилась и в ней. Она много и успешно выступала в мюзиклах и умело заводила публику, чуя особый драйв и напор, но уровень того успеха и рядом не ночевал с тем, куда завёл Виктор. И если после каждого спектакля с партнёром после коллективной оргии был и индивидуальный секс-раут, то с Виктором вся эротика ограничивалась касаниями, объятиями в награду и поцелуями в особых случаях. Хотя успехи с ним были сугубо его заслугой, а Эдик в мюзикле лишь катался на сильном и чистом вокале и обаянии партнёрши. То есть, в её нынешней жизни настоящий и единственный мужчина и муж - это Виктор!
  Секс с Эдиком был хорош по-прежнему, но уже не впечатлял, она постоянно их сравнивала и Эдик ни разу не выиграл. Вот и в эту ночь закатил истерику, обвинив в левых заходах с партнёром. Он даже показывал фрагменты записанной версии их выступления и все контакты с партнёром трактовал в криминальной тональности. Выглядело и в самом деле очень на то похоже, но не на самом деле. Хотя виртуально Вера и промышляла на этой ниве с некоторыми из коллег, но лишь мысленно и шагов практических не делала никогда. На этот раз она вместо оправданий и прочей словесно-чувственной муры устроила ночь удовольствий и к утру Эдик урчал за завтраком, как кот, объевшийся сметаны, а она смотрела на него и удивлялась примитивности его страстей. И себя, этим раньше довольствовавшуюся, уже не одобряла.
  Теперь её тянуло к Виктору, который был высоко. И эту высоту она уже ощущала всем своим существом, там даже дышалось не так натужно. И утром, увидев её в раздевалке, он расплылся в широченной улыбке:
   Похоже, у нас ко всему прочему и проблемы общие?
   Какие? - почуяла подвох она, но не смутилась.
   Бессонница замучала, - сказал он и указал на красные глаза партнёрши, - взгляни в зеркало. Вера туда смотреть не стала и взглянула на Виктора - тот выглядел, как огурчик.
   И что? - спросила она и стала в позу оскорблённой невинности.
   Давай-ка, часок вздремнём, а потом наверстаем. И улёгся на кушетку. Она осмотрелась вокруг и придвинула стулья, чтоб сделать кушетку пошире, потому что лечь больше некуда. А отдохнуть было бы неплохо: Эдик, изводивший чуть не всю ночь вычурной страстью, проводил её на тренировочные галеры и сам тут же улёгся досыпать. Виктор заботливо прикрыл её спину пледом и прижал к себе. Уснула она быстро и спала без снов.
   Сэр, - разбудила она партнёра, - кофе вам в постель или куда?
   Если можно, леди, то лучше бы в кружку, - ответил он и открыл глаза. Очи партнёрши потемнели и красноты ни в одном зрачке!
   Верочка, ты изумительная женщина, - сказал он, выпив напиток, - будь ты моей любовницей, то и жены не нужно! - Исключительно хороша!
   Из рук моих отрава благотворна и в ночь со мной испить её не грех, - обратила она комплимент в шутку. Виктор тут же выдал сдачу:
   Если б знать, что эти руки и очи закроют, то и адские котлы во мне ни единой мысли не поджарят!
   Сэр, просветите насчёт жены, которую затмила любовница: она что, хочет с ней поменяться ролями?
   Она-то, может, и хочет, но после такого - захочу ли я?
   Но, сэр, я не могу быть вашей любовницей, поэтому... - возразила она, не объяснив причины, он оценил состояние женщины и пожал плечами:
   Вы необыкновенно рациональны, леди. Такой даме лучше удаются роли партнёрши или компаньонки, разве нет? - сказал он и подал руку, чтоб идти на тренировку. Там они выложились без остатка и едва добрели до раздевалки.
  
   17 октября НАСТЯ И СЛАВА, СОЗДАНИЕ ИМИДЖА
  
  Терпение, которым запаслась Настя, пошло ей на пользу. На коньках она стояла уверенно, наматывала круги перед разучиванием элементов автоматически, объезжая стойки на льду и выписывая петли и вензеля по узким проездам. Слава ехал лицом к ней, как бы пятясь, а она догоняла и старалась держать заданную дистанцию. Но главное, что они со Славой придумали - это изюминку для подачи достоинств Насти. Она вызрела не сразу, но появившись, просто прилипла к ней. И не совсем Настя, которую уже узнавали, но главные достоинства женщины в новом образе заблистали сразу и вдруг.
  Её будущая суть в лирическом имидже с налётом романтики. Что-то вроде Ассоли из Александра Грина. Он принёс диск с давнишним фильмом и они просмотрели его с паузами и комментариями для лучшего усвоения материала. Внешне Вертинская слегка напоминала Настю, такая же хрупкая и воздушная. Но лицо и глаза у них сильно отличались. Решили взять за эталон ту пластику, которую предложили авторы фильма для актрисы. И в своих композициях исходить именно из неё.
  Выразительность для Насти была предметом, знакомым хорошо, однако в настоящем драматизме и скупой выразительности певицы редко упражняются и ей в этих джунглях приёмов и хитростей пришлось тяжко. Хореограф следил за техникой, а партнёр за достоверностью образа.
  Когда дело забуксовало надолго, как чёрт из табакерки, появилась Алия и на себе выдала нужный рецепт. Он прилип к Насте, как приклеенный и дело пошло лучше. Они применили найденную драматическую краску к разным вариантам психологических коллизий и эти актёрские этюды свою роль сыграли - Настя уловила алгоритм своего имиджа и теперь могла сама "красить" характеры персонажей выбранным типом манер и поведения. А поскольку слух у неё был абсолютным, то перевести звучание мелодии в пластику движения сообразно собственной конституции труда не составило.
  Собранные в одном флаконе собственный двигательный алгоритм, пластика романтической женщины и мелодия для танца становились как бы фирменным знаком партнёрши. И это знаковое своеобразие должно сказаться на выразительности сыгранных сюжетов в целом, выделив Настю из толпы любительниц на льду. Когда есть чёткий и выписанный образ, технику судьи просматривают бегло - это Настя уже хорошо усвоила. Не менее тщательно и скрупулёзно обсуждались костюмы для выступлений и причёска партнёрши. Из всей красоты пары три четверти приходится на неё и, как выглядит партнёрша, первым делом определял сам партнёр, зная рефлексы женщины, на поверхности не лежащие, но в дело вступающие и всё определяющие. Не та длина юбки может висеть незримым грузом в подсознании и, в конце концов, привести к сбою или падению. Так что свою партнёршу Слава обихаживал тщательно и с разглядыванием реакции в глубине души Насти, а она проявлялась в глазах и общем поведении. Опыт партнёра был таков, что дискомфорт партнёрши он угадывал сразу же.
  Периодически он спрашивал у неё про жребий подружки Бонни и интересовался, скоро ли она обзаведётся кольтом. Сравнения с гангстершей молодую певицу подстёгивали и она тихонечко перетекала на иные позиции. Именно с них, а не с привычных домашних, начались удачи. Клайд происходил из чуждого ей мира, но звал к себе честно и без единой капли лукавства. То, что её ждёт в роли гангстерши, она знала точно. Однако их отношения не были классической дилеммой: у них было два банальных треугольника. Если бы всё сводилось к классике, то она бы давно купила кольт. Даже в самом начале пути в шоу она чуяла то, что ожидает её в самом конце. - Но есть и Алия! И Насте хотелось пресечь тягу Славы к балерине, как к панацее от всех бед. И она внимательно изучила их историю. Там было много и забавного и поучительного. Знание чужих тайн вооружает, так случилось и с Настей - узнанное расширила пределы ойкумены и придало уверенности. Она узнала, почему он выступил гарантом транша для детского профилактория больных лейкемией, ей стало известно, что они с Алиёй через свои руки пропустили немереные финансы, не зацепив и копейки. И зная это, она понимала другие их поступки. Её партнёр был личностью исключительной и это признавали все, в том числе и недруги. А с близким человеком каприза слепой фортуны не ждёшь: с ним ты судьбу придумываешь и устраиваешь сам.
  И в пятом туре пришла удача - Настя и Слава выступили отлично. На тему "Забытые мелодии" они приготовили настоящий шедевр и певица из малоизвестной попсы вдруг поднялась до уровня своего партнёра. В умении кататься она ещё имела кучу огрехов, но пластикой и выразительностью поразила многих, ну, а вера в именитого напарника была настолько безоглядной, что она пушинкой влетала на высоту и там удерживалась так долго, как требовала мысль тренера и воля партнёра. Поэтому судьи шероховатостей не "заметили" и выставили очень высокие баллы.
  
   17 ОКТЯБРЯ ИРИНА И САША. КОНСОЛИДАЦИЯ
  
  В пятом туре Саша Макеев выступал с травмой плеча и сильно осторожничал, поэтому высших оценок им не досталось, но в общем зачёте они ещё оставались лидерами. Порыв Никольской восхитил многих и все с удивлением взглянули на её мужа, модного среди рокеров сто лет назад. Неужели это его заслуга? - Он приходил в окружении своей тусовки на все выступления и некоторые тренировки и наблюдал за каторжным трудом жены. Когда после оглашения результатов он пробрался к подиуму и вручил ей громадный букет роз, Настя зарыдала, а Слава деликатно притушил эмоции партнёрши.
   Тебе она понравилась? - тихонечко спросила Ирина Сашу, когда они стояли на подиуме и принимали почести за третье место в туре. Про больное плечо они говорили сразу же после неудачного движения в подъёме на поддержку и она предлагала сняться, но Саша упёрся и кое-как откатал. А Ирина прикрыла огрехи и на её классе выступление сошло за среднее для них.
   Смелая девочка, - отметил Саша, - но ты лучше.
   Её ошибок "не заметили", а наши с тобой прелести оценили всего-то бронзой, - вернула его к предмету Ирина.
   Ирка, я её в упор не вижу, а ты во мне навсегда! - выпалил он.
  
  Настя от имени мужа пригласила коллег-соперников в загородный домик отметить свою победу и туда поехали все, включая и тренерский состав. Видно, у старого рокера почитатели ещё остались. На месте их ждали и всё началось без раскачки. Громадная площадь "домика" и окрестностей участка способствовала уединению и беседам вперемежку с дискуссиями, поэтому атмосфера не накалялась и сильно не остывала. Ирина держала дистанцию от светских знакомых, ни во что не вмешивалась, от Саши не отходила ни на шаг, в то время, как Саша увлекался и ввязывался то в одну, то в другую дискуссию и отстаивал себя и своё.
  В армии он отслужил от звонка до звонка и её прелести испытал на собственной шкуре, так же по полной прошёл и курс молодого музыканта в провинции, как построить дом или баню - проходил у себя в Крапивино, петь и плясать в любых ритмах умел, как надо и вообще, насчёт первого парня на деревне знал получше других. Рядышком была Ирина и ему очень хотелось показать, что он тоже крут. Да и когда ещё будет шанс вздрючить московскую богему!
  У Ирины хватило выдержки не вмешиваться и руководить партнёром на чувственно-энергетическом уровне. Она просто улыбалась, придавая выражению нюансы, которые останавливали или подталкивали на подвиги. Или, в крайнем случае, когда он ничего не видел и не слышал, подходила сзади и прижималась к его спине. От касаний женской груди он буквально немел и весь запал куда-то улетучивался. Но так случилось лишь однажды, когда обсуждали школьную реформу и продвинутые москвичи что-то толковали о приоритетах либеральной концепции. До конца он высказаться не успел: пронзённый остренькой штучкой груди Ирины, партнёр лишился речи мгновенно.
   Сашка, - сказала она громким шёпотом, чтоб перевести азарт диспута в иную тональность, - у меня проблема, выручай! - и увела парня с собой. Пропустить такое не смог никто и тема тут же сменила вектор: - Надо же, даже не извинилась и нас не спросила, можно ли встрять со своим! - И далее: - Эта Заварзина ещё что-то значит в ледовом мире или уже всё? Или - Вот ведь, стерва, охмурила молодого! Видно, на серьёзных мужиков уже слаба! - А потом про жён, мужей и любовников. Ирина почуяла это сразу же и выдала ответ, едва отойдя от них:
   За тобой публичный поцелуй, ты ещё хочешь? - не хотеть её он просто не мог, поэтому остановился и бережно привлёк к себе. И оппоненты тут же усекли - Заварзина в форме и её лучше не трогать! А бережность Саши свидетельствово редкостной чистоты отношений. - В наш век и в такой среде это невозможно! - возмутится всякий, достоверно знающий про спортивную богему и видевший массу самых провокационных фотографий Заварзиной. Но факт налицо и трепетные объятия тому свидетельством. Такое не сыграть!
   Да, ну их! - непослушным языком выдала она, когда дыхание успокоилось и глаза стали различать весь мир и Сашу рядом с собой, - там Надя на Алёну наехала, это гораздо вкуснее. Ты ведь уже большой мальчик и взрослую тётеньку не убоишься? И он подчинился.
   Вот скажи, Ирина, - тут же подключила пришедших Надя Пешкова, - пять раз выйти замуж - это паранойя или вид спорта? Алёна говорит, что после второго развода про институт брака и всерьёз думать не хочется: что, его логика уже не в масть! Надо просто дружить!
   Но у меня такого опыта ещё нет, как я могу об этом? - вдруг смутилась Ирина, от очарования объятий с Сашей не отошедшая и при нём обсуждать такое не готовая. Поволока в глазах женщины была явно сексуальной и отрешённой от мира. Любой видел, что сейчас она малость того! А уж такие прожжённые дамы и вовсе задышали и загорелись всеми цветами женских завистей и коварства. И погреться рядышком теперь так легко!
   Два-то раза уже есть, так что давно не девочка и про игры больших мальчиков знаешь предостаточно, - улыбнулась Надя, состояние коллеги видевшая насквозь. Сама она, разведённая трижды, всегда была оставленной ради молодой вертихвостки либо другой сучки с деньгами или с богатеньким папиком и поэтому с мужским миром сводила счёты по-своему.
   Ну, - промямлила Ирина, - пять-то раз - это и правда слишком! - и, напрягшись, добавила уже смелей: - А напрячься надо лишь на первом разводе. И то, если после свадьбы ты ещё не забыла про себя и привычка стелиться под мужа не стала второй натурой. Ох и сучье же это в нас! У меня было так, почему у других развалилось, не знаю!
   Вот и я о том же! - обрадовалась Надя, - Жизнь с настоящим мужчиной - это вкусный и творческий процесс с жутким наслаждением и оскоминой от переедания, временами доходящий до войны на мясорубках. Насчёт Алёниного творчества - ты возьми их фамилии и чины, какое ж там творчество, одни разделы и распилы имущества! Ну и второе, какие у Алёны и её милых парнишек мясорубки? Готовить она и не пыталась, а гигиену в доме делают приходящие шлюхи. Да и видятся они не так часто, чтоб захотелось запустить в мужика чем-то подручным. Надо сначала себя довести, а потом и уговорить на такое! Чтобы постичь мужчину и его претензии на тебя, надо в него погрузиться и всё там рассмотреть, как следует, ведь так? А как его узнаешь, если погружается только он и то не полностью?! - она улыбнулась всем и торжествующе посмотрела на Алёну. Однако та лишь повела плечами.
   Ты думаешь, я с пелёнок и доныне окружена няньками и гувернантками и с меня только пыль сдувают? - уронила Алёна.
   Не совсем так, но с тех пор, как в бабьем деле почуяла вкус и стала профи, что-то в этом роде. Я бывала на твоих спектаклях и приметила нечто - твоё исключительно, - интригующе уронила Надя и подняла глаза.
   И что же? - капризно скривила губки театральная прима, заведомо предполагая от такой мерзавки не самое приятное. Сыграла этот жест убедительно и точно.
   Изо всего состава ты одна в белье за тысячу баксов. И всем это видно, ты даже вертелась во все стороны, чтоб рассмотрели даже на третьем ярусе галёрки.
   Ты мне завидуешь или как? - стала в позу Алёна, из роли дворовой шлюхи не выбираясь и упиваясь вниманием мужиков - любителей крутого. Ради такого - на любой скандал!
   Будь я на твоём месте, то придумала бы для игры с любимой публикой что-то поизящней. И потом, не я подрабатываю на сцене рэперскими куплетами, а ты на льду любительством.
   Нокаут! - воскликнула Нина Самохина, игравшая в том же театре, что и Алёна. - Всё, Алька, ты проиграла! Она взглянула на мужчин и отметила, что реплика Надежды кое-кого возбудила до нельзя, так что этой правдолюбице спать ныне не придётся. Уж очень ярко и призывно она выглядела. Такую соперницу рядом Алёна стерпеть не могла и оценила возможную отповедь и реакцию на неё. Получалось, что вряд ли кто-то не одобрит Надю.
   Так думают все или только ты? - поинтересовалась Алёна на всякий случай, даже не подумав возмутиться. Нину она уважала за врождённое чувство меры на сцене, нестандартный ум и сибирские корни. Она считала, что там ещё не всё сгнило.
   По поводу разводов, это не ко мне, - подал голос Зиночка, - а насчёт эксклюзива Надя не промахнулась, я тоже слышал про такие фокусы. Некоторые от них тащатся.
   А вы, юный ангел, тоже так считаете? - обернулась Алёна к Саше и тот задумался, поскольку нежно придерживал Ирину за талию, был размягчён и тема диспута его не догоняла совершенно. Он покачал головой и сказал о другом:
   Я про вас читал в прессе и решил проверить, так ли всё заумно и запредельно, как пишут. Ну и сходил на вашу "Тоску по счастью", в афише сказано, что это по Флоберу. Смотрел на вас с удовольствием и старался уловить знакомое себе - мелодику в голосе. Её сходу и без партитуры не сыграть, да и фальшь видна тут же. А ещё надо, чтобы каждый точно вёл свою партию, иначе будет дикий сюр, а не театральный джаз. И понял, что оркестровка у вас ни к чёрту, ну и оркестр тоже. А у вас, Алёна Никитична, настоящий вокал. Но слушать не хочется. Не принимают уши и всё! - фраза получилась к теме диссонансом, но заинтересовала всех.
   Почему не звучит? - спросила Алёна, её голос окрасился в другую тональность, будто из раннего Моцарта - свежо и легко и над его владелицей ничто не довлеет и нет не только пяти разводов, но и до первого брака дистанция ого-го!- Ну почти юная и невинная Джульетта.
   Песня не ваша, вот и не звучит! - "не увидел" преображения актрисы очарованный мужчина и легко улыбнулся своей даме. Она отклонилась и ответила. И занавес упал. Остальное не интересно.
  
   20 октября ИРИНА И САША. ТОЧКА РАЗРЫВА
  
  Несколько дней спустя после этого на ящик электронной почты Саши Макеева пришёл пакет с фотографиями Ирины Заварзиной. Он поначалу решил, что кто-то из знакомых переслал старое, но потом увидел истинную подоплёку этого альбомчика. Значительная часть снимков была слишком интимной, чтоб выставляться вот так. Ну и несколько кадров выглядело чуть не порнушкой. Ирина там улыбалась в объектив и прижималась к рослому мужчине. И вообще знакомых лиц в этой пачке снимков он не увидел. Кроме Ирины, разумеется. Он взглянул имя отправителя, там значился "Твой Рома". Подошла Ирина и он отклонился от монитора, чтоб она всё оценила сама. Но настрой уже стал поганым, он почувствовал, что об него вытерлись. Она бегло пролистала фотографии и сказала:
   Оправдываться не буду, валить на хакеров и фотошоп тоже. Это я. Везде, - и повисло напряжение, в пространстве которого из Саши сыпались искрами, как от бенгальской свечи. Ирина вздохнула и отодвинулась от компа, а затем и перебралась в кресло. Саша не решался и взглянуть на неё, поэтому сидел, уткнувшись в монитор и незряче разглядывая россыпь фотографий. Прошла вечность, прежде, чем он сказал:
   Как это понимать? - И ведь не выбросишь из головы!
   Мне за тридцать, на спортивных галерах я с пяти лет и за эти четверть века чего только не перенесла. Тут год за три считать надо, однако девять лет назад родила и ещё в форме, как видишь, ну, а мужчины при такой работе это единственное средство продления жизни. Всё остальное, это эрзац - уж очень она затратна и полна стрессов. Секс давал уверенность в себе. Ты мужчина и этого не поймёшь! Я думаю, что большинство женщин в душе бляди, только не признаются или не у всех это выходит. Ею не станешь, если тебя не хотят! Вот и получается каста избранных - их хотят все. Ты вот тоже, прости за сравнение, не на дамочку из подземного перехода позарился!
   Это я, что ли позарился? - огрызнулся Саша и Ирина ответила:
   Ты мог просто кататься, но этим не ограничился. Тем более, что всё, как бы дармовое! - Ешь, Сашенька, не хочу! Ты нашу связь не на рыцарском турнире выиграл, так что "позарился" - это в самый раз. Но не в тебе дело, раз дошло до таких снимков, а во мне.
  Все мужчины на фотографиях - это память из разных лет и мест. Они дарили мне себя, а я им платила тем же. Тогда и с кем-то одним! Пусть ненадолго, но он прикрывал меня и за его щитом мне было так хорошо, что о последствиях не думалось. С тобой я тоже честна и ты видишь, насколько нам хорошо. То, что мы с тобой делаем, как мужчина и женщина, это ведь и не физзарядка вовсе. Но если наше выложить в Сеть и присовокупить к нему моё прошлое, то видна буду только я. Однако в обычном женском я греха не вижу, вот так! В общем, Сашик, знай - я не блядь и мне за себя не стыдно. Но это нехорошо, когда вот такое потом да на обозрение.
  Саша сидел за компом и боялся взглянуть на Ирину. Такого ему переживать не приходилось и он не знал, что делать. На тех снимках Ирина отдавалась так страстно, что мужчину не видела, купаясь в собственных эмоциях. И они были ему настолько знакомы, что он узнавал и предысторию.
  С ним она была такой же, как и с ними. - Одно и то же! Назвать это грязным словом не поворачивался язык, но мысленно он его произнёс. Желание провалиться сквозь землю прошло, но ощущение причастности к чему-то отвратительному его передёрнуло. Он отвернулся от снимков и встал из-за стола. Надо что-то делать, говорить, но ступор овладел им так сильно, что слов Ирины он не воспринимал и из неприятного погружения выбраться не мог. Он стоял у окна и ничего не видел. Так шли минуты, но ничего внутри не менялось. Вскоре крякнул будильник и Ирина стала собираться на тренировку. Вещи Саши сушились в ванной и она спросила:
   Твоё собрать или ты сам? И он в странной сомнабуле поднялся, чтобы ехать на каток. Собирать выстиранного из сушилки не стал, надеясь на вещи в своей сумке, которых брал с запасом, ихещё на один день могло хватить. А в голове всё так же стучало и свербило. Мир с безгрешной Ириной рухнул. И в этом доме, ставшим чуть не родным, стало неуютно. Он поднял глаза на собравшуюся Ирину и не узнавал её. Это была чужая женщина, для которой он очередной мужчина. После него будут и другие! С ними она будет так же улыбаться, любезничать, лукавить, обниматься и так дальше по списку партнёрского и прочих общений. Шептать несусветное, касаться возбуждающе и тихонечко стонать тоже! Год назад у неё было то же с Хайдаровым и про этого партнёра в обойме фоток предостаточно. Глядя шоу по телевизору, ему подобное и в голову не ложилось, заслонённое мастерством и природным обаянием Ирины.
   Вот это влип! - мелькнуло в голове и буквально парализовало всё эмоциональное и мыслительное.
  Из квартиры они вышли вместе, в лифте спускались без слов, только на улице оцепенение исчезло и он понял, что с ней даже рядом быть не сможет. Не мог он обнимать женщину, которая так же млела в чужих объятиях и восторженно хрипела. Откуда-то вынырнуло отчуждение, переходящее во вражду. И нежность, недавно царившую в его душе, отпихнули в сторону. Она, потерянно смотрела на него и чуяла себя лишней в новых обстоятельствах. Сильных и всё меняющих. Ирина чуяла его настрой, но не сделала и шага навстречу, в общих чертах понимая его состояние. - Он всё это должен пережить сам.
   Езжай одна! И вообще скажи, что я заболел, скурвился, сломался - придумай сама. Пусть дадут замену из резерва, - он чуть помолчал и выдохнул: - Не хо-чу!-Ни с тобой, ни с кем другим! - Всё! А теперь катись! - сказав это, он захлопнул дверцу и двинул, куда глаза глядят. С тренировочным багажом на плече. Машина немножко постояла и уехала. А он отправился в Нахабино. Жизнь вильнула и он снова оказался на обочине. Вот так!
  Выбравшись из переулков на оживлённую улицу, Ирина по инерции следила за движением и старалась не дать волю чувствам. Приехав на стоянку перед спорткомплексом, она долго не выбиралась из машины, пытаясь привести мысли в порядок. Чувства она уже обуздала и запихнула в чулан. Ирина прекрасно понимала, что весь прежний строй жизни держит её за горло и не даёт никакой слабины, не говоря даже о призрачной свободе. Прежние партнёры - мужчины бывалые и тёртые, с ними было просто и без затей. Они - ей, она - им и всё! А с Сашкой она ввязалась в чувственность, про которую основательно подзабыла. Сашка со своей непосредственностью и оптимизмом был настоящим наркотиком и она на нём тут же и основательно подсела. И теперь у парня наступило просветление вкупе с отрезвлением.
  Разложив всё по полочкам и сусекам, она вышла из машины и отправилась в здание комплекса. На вопросы, почему одна, она отвечала, что Саша приболел. Переодевшись и растянувшись в одиночестве, Ирина вышла на лёд и накатала положенную норму, затем выполнила остальное, что могла делать без партнёра. Но без него у неё не так много, остальное с ним. Она видела вопрошающие глаза коллег по шоу и чуяла за ними скрытое злорадство. Словам насчёт болезни никто из профи не поверил, как ни опытна в таких играх Ирина, коллеги тоже не пальцем деланы и всё усекли тут же. Кататься под перекрёстным обстрелом она смогла недолго и после первой же технической паузы ушла в раздевалку.
  Что-то нужно делать и как-то из тупика выбираться. Сашка не звонил, более того, отключил мобильник вообще, это она отметила, набрав его номер. Если он не успокоится в течение дня, надо менять партнёра. Однако в резерве ничего достойного не осталось, с такими, что есть в наличии, о призах лучше не мечтать. Она тяжко вздохнула и неожиданно для себя уронила слезу. На волне раздрая позвонила Хайдарову, он сейчас на съёмках сериала и после прошлогоднего фурора в шоу был на подъёме. Ирина - это гарантированое внимание судей и публики, а успех у них - это другой уровень притязаний и ставок у него. Хайдаров не Сашка, но всё же лучше резерва. Она своих проблем наружу не выпустила и поинтересовалась успехами на съёмочной площадке. Как бы слегка намекнула на ревность к молоденькой партнёрше, которой едва исполнилось восемнадцать. Сейчас он в разводе и может всё. По тому, как он принял её вопрос, Ирина уловила, что с партнёршей у него тип-топ. Хоть он и не светился, но она-то его кобелиную натуру изучила отлично. Часть тех самых снимков утекла именно из его альбома, но он, похоже, к самой акции непричастен, поскольку завяз с интрижке с юной партнёршей. Будучи не очень собранным и аккуратным, он мог просто не заметить, как кто-то из приятелей скачивает что-то из его компа. И она сфальшивым лукавством рассталась с прежним партнёром-любовником. Остальным она звонить не стала, понимая бессмысленность копания в прошлом.
  На прокаты и тренажи она впервые за последние два месяца не поехала и осталась дома. Занимаясь Наташкой, Ирина кое-что в себе притушила и утопила, с мамой не особо откровенничала, но та и так всё прочувствовала, однако ни словом ни жестом не укорила. Сашка ей нравился изначально и его она приняла безоговорочно и поддерживала всегда, даже в двусмысленных бытовых эпизодах. На нежную откровенность она Сашку даже подталкивала и иногда обнимала так, что вызывала ревность у самой Ирины. И когда ночью после близости с Сашкой она выходила на кухню малость поостыть, то не раз встречала там маму, которая одобрительно смотрела на неё и делала что-то целительное обоим. Ему отдельно и в изысканной посуде - ведь он единственный мужчина в доме! Его бельё мама стирала сама и делала так деликатно, что Сашка не замечал ни её внимания, ни того, что Ирина к этому отношения не имеет. Хайдарова же она просто терпела. Наташка тоже Сашку выделяла особо и он ей приглянулся с первого же дня, когда они музицировали над школьным заданием. Он вполне прилично играл и на фортепиано, поэтому помощь для ученицы третьего класса музыкалки была ясной и очевидной. И был он для неё не просто маминым коллегой, а личным другом. То есть, у них очень быстро сложились собственные отношения и в них она маму не посвящала - вот так-то!
  Уложив спать Наташку и не ответив на тревогу мамы, она стала размышлять. Ночь прошла в тревожной дрёме и утро ничего нового не принесло. Отправив Наташку в школу, Ирина закрылась в своей комнате и улеглась на постель. Ничего в голову не шло, на душе пусто, а сердце свербило будто у девятиклассницы, когда она влюбилась в своего партнёра Виктора по уши. Мужским богом он был очень долго. И после него эта часть души уже никем не заполнялась, да и в той жизни не было нужды в божестве.
  Ирина поднялась и вышла на кухню чего-нибудь выпить. Хотелось или опьянения или встряски и отрезвления. Мама сделала крутой чай с травкой и устроилась рядом:
   Найди и верни его, - сказала она, - любой ценой! Без него ты сейчас никто и звать тебя не Заварзина, а курва с мужиками!
   И это мне говоришь ты? - попробовала возмутиться Ирина, но мать её притормозила вмиг:
   Если ты хочешь сделать Наташку комплексующей неврастеничкой, этот номер у тебя не пройдёт! Езжай к своим хахалям и изгаляйся с ними сколько угодно, но внучку я тебе не отдам! - Всё, хватит! Устроюсь на работу и без тебя проживём. Напор мамы был так силён, что Ирина свой бег в никуда застопорила. И в очередной раз осознала, что в быту она полный ноль.
  
  День в прокуренной съёмной квартире с убогой мебелью тянулся с таким скрипом и кряхтеньем, что у Макеева мозги попросту сковырнулись и он хорошо заправился. Не думалось и не смотрелось и он впал в забытьё. Приехали земляки и с ними он продолжил начатое днём, так ни в чём не признавшись и напустив туману, якобы сильно устал ото всего. Ребята понимающе кивали и распросами не доставали. Утром все уехали на работу, а он лежал под одеялом и старался уснуть, но не выходило: организм требовал тренажа и нагрузки, как сильного наркотика. В обед приехала Ирина и расположилась на койке Толяна.
   Поговорим?! - предложила она и он безвольно пожал плечами:
   О чём?
   Ладно, раз так, начнём не отсюда. - У тебя была женщина, с которой было всё и до самого-самого?!
   М-да-а!- с трудом и неохотно проскрипел он.
   Я тебе о ней хоть словом или жестом напомнила? - Нет! Потому, что это твоя жизнь и твоя женщина в ней. Что тебе до моих мужчин? - Мы с тобой катаемся на льду и танцуем на паркете. Ничего больше! - Причём тут моя жизнь? От чего ты так расклеился? - Хочешь их всех заменить собой и ревнуешь к прошлому? - Я не против - замени! Один всех. Ты молодой и в форме, глядишь, и получится! Замени, а не истерики закатывай! - Ирина распалилась, нападая нещадно и с азартом. Она была так привлекательна в этой страсти, что про других мужчин ему стало ясно многое. Однако обида сидела глубоко и тех, которые с ней развлекались, он не мог поставить рядом с собой, её обожающим до безумия. Но с ним она такая же, как и с другими!
   Нет, Ириша, так не выйдет! Я не запчасть какая-то и в чужом механизме шестерёнкой не буду. Я живой и со всеми страстями и прочими прибамбасами. А они к Ирине Заварзиной сильно переменились. Не та она оказалась! Пусть я и ошибался, что ж, это в прошлом. Теперь я вижу тебя настоящую и понимаю, что это не моё.
   То есть, всё наше, то, что мы пестовали эти десять недель, на свалку?
   Ирина, я любил не тебя, а придуманную женщину. Любовь из меня никуда не делась, она сама по себе и не о ней речь. А вот той женщины, к которой любовь прилагалась, не стало.
   И что теперь?
   Завтра уеду домой, там надо помочь по хозяйству, пару недель побуду, подумаю, а там видно будет.
   Ты подписывал контракт с Главным каналом на участие в шоу. И в нём про отношения с партнёршей ничего не сказано. Как ты им это объяснишь, ведь там сидят серьёзные люди со связями и влиянием и твою судьбу они потом не раз могут тормознуть. Они не любят ершистых и импульсивных.
   Ты что, пугаешь? - А ну, уматывай отсюда! - вспылил Сашка и Ирина мигом притухла.
   Извини, Саша! С языка сорвалось, глупости это, я понимаю, мы с тобой на одной стороне! - Извини! - сказала она и стала искать другой тон и аргументы.
   Ириша, ты меня тоже прости, но я так устроен! По-деревенски и просто! Моя девушка - она только моя! А то, что я узнал про тебя, говорит о другом. Ты - чья угодно! Спасибо за внимание и наше всё, за то, что позволила влюбиться и не отвергла. Я понимаю, та, выдуманная, и ты, настоящая, - это разные губернии, но всё равно спасибо. Это просто мои фантазии и не более. Сам полюбил, сам и разлюблю!
   Значит - нет?
   Да и это теперь я понимаю отчётливо. Я вижу твоё лицо и глаз и той, которую любил, не нахожу.
   Сашка, я к тебе тоже прилепилась не шуточно, пусть и не так глубоко, но по-настоящему. Мне не так просто выйти из этого. Я-то, живая и настоящая, от твоих рук заводилась нешуточно и про твои фантазии с придуманной Заварзиной ничего не знала. Я была с тобой всегда и ты ни в чём криминальном обвинить меня не можешь. Я со всеми прежними мужиками отношения пресекла. - Со всеми!
   Я что, такая несусветная деревенщина, что с девкой другого обращения, как по домострою не признаю? Твоя Наташка - это свидетельство твоего прошлого и к нему я был спокоен. Даже дружил с ним. И отпихнул от себя ту, которая собой торгует и держит цену. И других, что не лучше этой, тоже. Но теперь они выбрались на свет и показали, что в тебе именно они правят бал. Ты приехала мириться и оделась, чтобы охмуритить. Молодой и всегда хочу, ведь так? - Да хочу, но теперь не буду. Потому что хочу другую!
   В чём-то ты, Сашка, прав, но меня ты не услышал. Я приехала повиниться и мириться. На любых условиях. Мне ты стал дорог и дело не только в этом шоу. Я к тебе привыкла и пристрастилась. Да, у меня есть стервозное, но оно отдыхает, когда я с тобой.
   Ириша, хватит! - перебил её Саша, - эти слова уже никуда не прилепишь. Оно сгорело! Уезжай и передавай привет маме и Наташке. Я их люблю и помню. Вид этого молодого мужчины был так ярок и притягателен, что Ирина не выдержала и упала к его ногам. Он поднял её, прислонил к стенке и прибавил: - У тебя классная семья!
  Ирина на себя прежнюю, уверенную и сильную, даже отдалённо не походила. Лицо её мгновенно осунулось и на нём чётким контуром проступили годы, ранее невидные совершенно. Он аккуратно вытер её глаза, поднял и застегнул одежду. Вышла она сама, как-то устроилась в машине и завела мотор. Куда ехать? - Дома ждут только с ним. К подругам? Там куча вопросов и скрытое любопытство с затейливым сочувствием. К мужчинам не тянуло совершенно. Даже в пику или в отместку!
  Доехав до МКАДа в каком-то трансе, она повернула не туда и катила по кольцу, механически перестраиваясь и останавливаясь в пробках на пересечениях с вылетными магистралями. Несколько раз принимался звонить мобильник, но она не отвечала. Ни видеть кого-то, ни говорить не хотелось. Для женщины такое нонсенс, но ведь Ирина не просто женщина. Иногда она в себе её вообще не находила. Само собой вышло так, что она оказалась возле спорткомплекса и свернула на стоянку. Затем оказалась в их с Сашкой раздевалке и закрылась на ключ. Надо во всём как следует разобраться.
  Разбирательства затянулись надолго и в виде неясных контуров истина проступила лишь к полуночи. Шоу и прочее из тщеславия и честолюбия картину искажало, но уже прояснилось главное: всему причина и первоисточник - Сашка. Ни с Хайдаровым, ни с другими партнёрами такого не случилось бы. То есть, он не партнёр вовсе! Сашка хочет быть любимым и единственным! Но, узнавши в ней былую стерву, засомневался в реальности отношений с ней. А ту, другую, он любил и сейчас. Любила ли она Сашку? - Скорее да, чем что-то другое. Но уверенности в этом нет, так как большая любовь после Виктора в ней и дня не ночевала. Если чувство к Сашке - любовь, это вариант, если же нет, то надо соглашаться на другого партнёра. Она позвонила маме и сказала, что ночевать не приедет. Мама поняла и давить на дочь не стала. Пусть сама.
  И поиски истины продолжились чуть не до утра. Не до конца уверенная, что она на верном пути, Ирина всё же отправилась в Нахабино. Приехала она очень рано и застала земляков Сашки и его самого, собиравшегося домой. Саша не стал никого просвещать по части её визита и завтракали они весело и с гостинцами, привезенными Ириной. Сашка разогрел на микроволновке их фирменные бутерброды и с чаем они оказались очень к месту. Ребята уехали и Ирина с Сашкой осталась наедине. Он видел другую Ирину и в отношении к этой женщине от былой жесткости воздержался. Да и перегорело прежнее, чинившее боль и душевную смуту.
   У нас народилось и приросло к обоим многое, с ним так просто не распрощаешься, ведь так? - начала она.
   Бутылку на стол и по списку наших с тобой новорожденных? - чуть мягче прежнего ответил он. И Ирина решилась на шаг, который не всякой женщине по силам. А гордой и вообще не по зубам!
   У меня с собой нет, надо взять? - вдруг сказала она сговорчиво и по-мужски нейтрально.
   А у нас всегда есть на такой случай, - успокоил мужчина и разговор перетёк в иную тональность. Он понимал, что приняв предложение, она сразу же согласится на все условия и уехать домой до утра не сможет: Ирина за руль в подпитии не садилась. Да и шелуху водка снимает мигом. После третьей рюмки она усекла главную закавыку в их конфликте и сумела её одолеть. Не сказав ничего умилительного и не сломав в себе ничего важного, Ирина выложила намерения и чувства, как на блюдечке.
   Ирка тоже любит! - осознал Сашка и сердце его вновь ожило. Обида и её литавры ещё не отпускали, но вступило в этой музыке и другое.
   Я ночью звонила маме из нашей раздевалки, они сказали, чтоб я без тебя не возвращалась, домой не пустят! - призналась она, цепляя вилкой домашние грибочки из-под Тулы. Саша сглотнул и ни слова не произнёс, зато налил по-новой, будто с мужиком и сказал:
   Ладно с этим, а мы с тобой будем! - и опрокинул стакан одним махом. Ирина тут же последовала за ним. Бутылку они уговорили быстро и уже не конфликтовали в принципе. Сашка следил за тем, чтоб Ирина ничего в себе не испортила, а та уже себя не помнила и просто плыла, ведомая инстинктом. А тот велел полностью подчиниться мужчине. И он достал ещё бутылку. Ирина даже не охнула, выпив очередной бокал. Она упала лицом на стол неожиданно, но уже поближе к донышку второй бутылки.
   Он бережно уложил её на постель и устроился рядом. Новая Ирка ему нравилась и ей он доверял. Такая сама спасётся и ближних с собой прихватит. Он вдохнул её запах и сравнил с тем, что был с ней прежде. Нынешний был гуще и крепче: ни капли парфюма и прочего чуждого. И спиртное в ней было особой гармонией с его нынешним настроем. То есть, желанием понять и принять мужчину. Он-то всегда заглядывал и угадывал в ней всё.
  Уснул он не скоро и сквозь сон чутко следил за состоянием женщины, которая напилась вот так, да ещё водки, впервые. Когда Ирина заворочалась, он поднялся и приготовил лекарство. То же самое, но в разбавленном виде.
   Ирка, вставай, надо принять пару капель, чтоб захорошело. Ирина открыла глаза и улыбнулась: такого Сашку она не знала и он очень нравился.
   Разве что пару, - ответила она, поднялась и устроилась за столом, не помня, как оттуда выбралась, - больше в меня не войдёт!
   Это ты от необразованности такая, - заметил он и протянул стакан: - пей, сколько можешь! Остальное на завтра. Она сделала глоток, оценила себя и затем ещё парочку. Поразмышляв несколько мгновений, она выпила почти всё.
   Умница, Ирка! - Вот такую я тебя уважаю. Они за разговорами допили остальное и опять улеглись на постель. Теперь уже Ирина кое-что помнила, но не всё. Второй раз она проснулась под вечер уже раздетой и под одеялом. Сашка сидел на стуле и наблюдал за её пробуждением.
   Сашка, я пьяная и счастливая! - сказала она, окончательно проснувшись.
   Головка не болит? - озаботился мужчина, с таким состоянием женщины не знакомый.
   Слегка подташнивает, как при первых неделях беременности. Но ведь это проходит, я правильно мыслю? - поинтересовалась она.
   При беременности растёт плод, потому и проходит, а что у тебя? - услышав такое, женщина сильно затруднилась с ответом.
   Раз я женщина, то что-то же во мне должно расти. Если не плод, то что-то другое, но равноценное.
   Мне бы этого хотелось. Точнее, только что захотелось, - ответил Саша.
   Правда? - спросила Ирина, где-то в подкорке понимая нужность вот такого состояния для спасения собственной жизни. На трезвую голову такого не решить и не придумать.
   Есть в тебе, видно, что-то такое, что и в самом деле хочет перемен. Может, это оно? - она вздохнула и ответила:
   И ты поверишь этому из уст пьяненькой женщины?
   Если это правда, почему нет?
   Я, кажется, влюбилась и тихонечко схожу с ума. Мне нравится быть сумасшедшей.
   Это не грёзы наяву и ты уже проснулась окончательно?
   Подобное у меня было, когда я ходила с Наташкой.
   И всё?
   Да! - ответила она и лёд отчуждения окончательно раскололся. Она поднялась на постели, а потом и выбралась оттуда. Сладко потянулась и стала надевать одежду, развешенную везде и в особом порядке. Зрелище не для всех, но ведь и Сашка не из очереди в пригородную кассу! И она расстаралась. Неброско и со вкусом.
  Что-то внутри собрания принципов и мужских приоритетов Саши сильно изловчилось и нашло спасительную соломинку: без неё хуже, чем с ней, может, и она ищет для себя такое же? Ирина уже оделась и сидела напротив, глядя на Сашу. И не просто смотрела, а с надеждой и ожиданием. И в ней загорался огонь, ему знакомый и желанный. Он распалял саму женщину, потихонечку подбирался, соблазняя и отвергая домыслы умствований и навороты гордости. Её хотелось до безумия! Пусть и придётся маяться.
   И что мы со всем этим будем делать, забудем, будто не было или что-то другое зачнём? - она облегчённо улыбнулась и ответила:
   А ничего! Сейчас попьём чайку, чуточку поскрипим, смажем тачки и примемся за дело - надо готовить танец. Я тебя никому не отдам - так и знай! Не для того выбирала и пестовала. Ты мне нужен, Сашенька! Очень нужен и я на тебя запала так же, как и ты на моё прошлое! - с этими словами она поднялась со стула и прислонилась к шкафу. Яркая, сильная и манящая. Перед таким зрелищем и покойник не устоит.
  Примирение состоялось и было нежным и страстным одновременно. Ирина знала толк в мужчинах, но Сашка - это нечто! В нём намешано всё, чего так недоставало в этой жизни, и она прильнула к источнику, не в силах оторваться. Как называлось то, куда она окунулась с головой, она не знала и знать не хотела, поскольку не в имени дело, а в сути. И была эта суть, боже, как хороша!
  Ребята, приехавшие очень поздно, её виду не удивились и присоединились к чужому празднику. Рано утром Ирина с Сашкой уехали до пробуждения ребят и сразу же направились в спорткомплекс. Синдром похмелья они одолевали вместе и преуспели достаточно. К обеду они уже привычно накручивали круги и точили элементы.
  22 октября
  На следующий день пришло ещё письмо, там Ирина выглядела откровенной и похотливой сукой, но эффекта картинка не имела: подумав хорошенечко и всё сопоставив, Саша понял, что это заказ и их таким вот образом хотят поссорить и развести.
  Где-то на обочинах сознания и делянках гордости затаились обиды, но он через них перешагнул, поверив женщине в главном - теперь и надолго он единственный. И, сравнивая ту с нынешней, он видел разницу между лечебной гимнастикой и чувством, охватившим обоих. Через неделю поток эсэмэсок и писем обмелел, а через две совсем иссяк. Видно, кто-то стоял рядышком и видел, что всё без толку.
  
   23 октября. ФИЛАТОВА И ДИБРОВ. НАЧАЛО ПУТИ
  
  Из подвала турнирной таблицы они выбрались незаметно и теперь котировались где-то на уровне золотой середины. Спортивная наглость партнёра незаметно перетекла и в партнёршу и стала частью её новой сути. На Дину она поглядывала уже иначе, но что-то из женской ревности так и не покидало Веру. Как-то она заметила взгляды, которыми обменялись Костя и Дина, и поняла, что секс у них продолжается. А однажды и уловила её запах на нём. И глаза Веры потемнели от гнева. Они трахнулись только что, пока она отлёживалась на кушетке, укатанная непомерными нагрузками. Его не было минут десять-пятнадцать. Сразу она ничего не уловила, он был сосредоточен и так же внимателен, разве чуть размягчён. Однако, увидев подъехавшую Дину, Вера сложила три и два. Всё в ней тут же развалилось и она отправилась в раздевалку.
  Костя появился через несколько минут и без слов сел рядом. Партнёршу он чуял хорошо и обошёлся без околичностей:
   У Дины вчера был тяжкий день. Она везёт семью одна, муж опять без работы и долго нигде не задерживается. Сына она тащит, несмотря ни на что. Хороший парень будет, Серёга! Ну и ко всему, у мужа появилась любовница. На трудовой бирже сошлись.
   И ты ей устроил разгрузочный массаж, чтоб кровь не застаивалась? - едко уронила Вера.
   Верка, тебе надо завести настоящего мужика и жить с ним на полную катушку. Тогда про Дину и других женщин будет до лампочки.
   Ты что, доктор? - не жалея яда, спросила она. И он стал психотерапевтом из заморских фильмов про скучающих богатеек:
   Вера Геннадьевна, смею заметить, что длительное воздержание портит вашу кровь и сказывается на печени, яичниках и кое-чем ещё, связанным с иммунной системой. Вашему организму, как я вижу, недостаёт интимного движения, все эти фитнесы в залах для ленивых новорусских вам не помогут. Они не задевают сути. Не поможет и имитатор с подогревом и возбуждающей смазкой. Ваша проблема, милая леди, связана с этим, - он коснулся лба и важно развёл руками, - только с ним и ни с чем больше! Вы кого-то любите по-настоящему, делите с ним постель, не отказываете ни в чём и по субботам бегаете на пленере вместе с ним и любимой собачкой. Отметив эффект, он уже другим тоном добавил: - Верка, расскажи немножко о муже! Не держи в себе, вывали на меня и тебе, вредной и ревнивой прелести, станет легче!
  На лёд они в этот раз не вышли, но домой Вера уехала в хорошем расположении духа. И казнить Дину передумала. Ночью она почти не спала, размышляя о том, как этот самоуверенный мужик поселился в её сердце, растравил душу, но так и не согрел по-настоящему. Никогда ей не приходилось видеть вот такого глубочайшего проникновения в профессию, которое выявил партнёр. Он стал ей ближе пресловутого папика, она доверяла ему во всём и ни разу не была обманута. Даже в мелочах, которые забываются тут же. И ещё ей стало ясно, что она безнадёжно влюбилась. Улыбаясь публике во время танцев на льду или паркете, она прежде всего улыбалась ему. Ярко и искренне! - Ну, какая могла быть между ними Дина? И отдавалась в движениях и восхищалась она не мифической публике, а ему!
  
  24 октября. ВЕРА ФИЛАТОВА, ЛИРИКА И ТРУД НА ГАЛЕРАХ
  
  Увидев невыспавшуюся партнёршу на тренировке в зале, Костя слегка убавил обороты. Но задание на сегодня они некими усилиями выполнили и танец заиграл живыми красками. Она просмотрела запись и осталась довольна. На следующую фотосессию Вера приехала с Костей. Вышло в охотку, очень легко и качественно, она выдавала любые образы и, создавая их, была тонкой и выразительной. Присутствующие легко догадались об истоках куража. Когда кто-то из девочек приближался к нему слишком близко, она останавливала съёмку и делала нахалке соответствующий жест.
  - Моё! - написано на нём размашистым и уверенным почерком. Этот новый автограф стал её собственностью совсем недавно.
  В прежней жизни поклонники и покровители в её окружении подолгу не задерживались, поскольку Вера их умело оттесняла на обочину. Приходили новые и старым места уже не находилось. Была ещё и светская жизнь с посещениями концертов, спектаклей и всяких фуршетов. Там она пряталась то за одну, то за другую спину, умудряясь не приближаться к спутникам совершенно. Теперь всё переменилось, из-за занятости в ледовом шоу снималась она гораздо реже, а светская жизнь и вовсе исчезла. И в этой череде удовольствий и груза обязанностей редкие нерабочие паузы с Костей становились желанными отдушинами. Он стал её сопровождать на показы и дефиле и шумок вокруг его имени тут же отсекал претендентов на внимание Филатовой. Костя был на виду и она не скрывала близости с ним, этого оказалось достаточно. Они приходили и уходили вместе и звонки видных мужчин и их посредников, прежде одолевавшие, сошли на нет. Ну и после такого женщина становилась уже другой - она инстинктивно становилась его женщиной. Сама того не ведая.
  
   26 октября НАСТЯ И СЛАВА .
  
  Когда готовили танец на паркете под тему битловского хита "Хей, Джуд!" и в его постановке опять участвовала Алия, Настя вдруг увидела то, чего ранее не замечала. Ослепление хореографическим совершенством балерины поначалу сбивало её с толку и она не заметила главной доминанты в отношениях Славы и Алии. Та страсть, которая в них так и сквозила, не была любовью. При всех особенностях этого чувства и неповторимости для каждой пары у неё есть одно, объединяющее качество - нежность. Нежность и бережность и к самому чувству и к его субъекту. Не это их объединяло, не это! И, поняв важное для себя, она стала спокойнее и взвешеннее разглядывать феномен, объединяющий Славу и Алию, чтобы понять его природу. Открытие было удивительным - это боязнь одиночества двух близких существ. А взаимная тяга мужчины и женщины лишь окрашивала эту близость в подобие любви. И тут же в глазах Насти Алия перешла из категории диктаторов в разряд слабых женщин.
  Настя взяла запись танца домой и решила переписать вокальную часть под свою пластику. В домашней фонотеке нашлась подходящая фонограмма, она быстро адаптировала хит шестидесятых к нынешним стандартам и показала свой опус мужу. Тот внимательно прослушал запись и похвалил.
   Классная работа, - сказал он и потянулся с поцелуем. Она ответила нежным касанием и поймала себя на том, что сравнивает. Своё со Славой и с мужем. Чего-то у нежностей с мужем недоставало. - Чего?
   И это всё? - спросила жена устами певицы с пробудившимся азартом хищницы. Муж взглянул на жену и ухмыльнулся. В том, что он вытворял с женщиной чуть позже и уже в спальне, Настя любовной неги не заметила, но вожделение и страсть аж зашкаливали.
  Наутро она показала фонограмму и редакцию танца под свою пластику. Слава внимательно просмотрел корректуру движений и нашёл её удачной. Теперь уже специально, и готовая к исследованию и пониманию чужих закоулков, Настя заглянула в закуток одиночества своего партнёра. И увиденное ей понравилось. Слава Алию не любил, как не любил и жену. Он в них попросту топил свою нежность и тайную неприкаянность души. Любящие сердца ведут себя иначе и она это знала по себе. Тот, кого она когда-то любила, к ней был безразличен и её замужество - это жест отчаяния.
  Танцевать под собственную вокальную партию оказалось легко и танец вышел отличным. Они его исполнили вдохновенно и снова попали в призы. Адреналин успеха слегка кружил голову, но молодая женщина во вкус этого наркотика только входила. Спортивный азарт тихонечко обретал черты хищного, когда кровь своя и чужая уже хорошо различаются. Испить чужой, чтоб возвыситься самой, это в деликатной и интеллигентной певице обнаружилось неожиданно. И жажда в ней определилась с уклоном, которого она в себе прежде не знала - смесь секса и инстинкта убийцы, который в предвкушении чужой крови становится беспощадным. Если по части секса она разгружалась с мужем, загоняя его в ступор чувственности по ночам, то крови хотелось от Алии. Она даже присмотрела местечко на её шее, где возбуждающе синела тонкая жилка. Фраза Славы про покупку кольта обрели метафорическую конкретику и криминальные подвиги Бонни теперь казались окрашенными в романтические тона.
  28 октября. ФИЛАТОВА СВЕТСКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ
  
  Среди контрактных развлечений от генерального спонсора у Веры была ложа в Большом театре, она могла бывать там раз в месяц, но после смерти мужа пользовалась ею редко. И вот на "Дон Кихота" решила сходить с партнёром. Костя не возражал и это душу женщины согрело неимоверно.
   Ты отменная и недоступная женщина! - сказал он, когда Вера расправила крылья и распушила пёрышки в уютной раздевалке ложи. Его спутница проглотила услышанное и приготовилась к разминочному диалогу.
   Звезда на твоей груди только подчёркивает это! - добавил он к портрету, чтобы возвысить и согреть. И опять угадал. Вера нечасто носила украшения вот так, красуясь не на подиуме или приёме. Сейчас тот редкий случай. Она это колье надела для него. Костя был тем типом мужчины, который подходил любой женщине. Он был сильным и хорошо сложенным, а его свобода и независимость написаны на лице, открытом и грубоватом, то есть, настоящем мужском. И соответствовать ему внешне она уже научилась. Строгие костюмы мужчины и смокинги для официальных случаев подвигали женщину быть в гармонии. С ним она надевала украшения, которых ранее не носила и они выглядели очень уместно. И теперь Вера с затаённым чувством превосходства смотрела на расфранчённых спутниц денежных мешков, разглядывающих её в театральные бинокли и завидующих чужой удаче. Костя придавал такую уверенность, которая её соперницам и не снилась. Привычка играть роли вошла в неё вместе с уроками её нового учителя и стала будто собственной. Одеваясь в театр, она решила, что сыграет Анну Каренину на том роковом бале. То есть выбрала адреналиновый имидж рядышком с супернадёжным партнёром. И в роскоши Большого театра Вера нисколько не терялась.
  А теперь о Вере в её настоящем виде. Она была очень хороша фигурой и обладала красивым лицом с прекрасными волосами. При работе с её снимками фотографы не пользовались фокусами фотошопа, чтобы в ней что-то спрятать: и тело, и лицо у Веры были идеальны, кожа отливала естественным матовым оттенком и свежестью. Гримёры единственно что и делали перед съёмками, так это оттеняли части тела и лица для того, чтобы продать подороже рекламируемую косметику или что-то из белья или одежды. Стройность в ней сочеталась с законченностью форм всего тела и к нему можно прикладывать любые лоскуты и тряпки - на Филатовой всё смотрится обалденно! И это при среднем для женщин росте на фоне почти баскетбольных стандартов нынешних моделей и манекенщиц.
  Она на их фоне смотрелась гораздо выигрышней и поэтому в среде моделей была как бы белой вороной, что просматривалось в едва скрываемой прохладе, переходящей в откровенную корпоративную вражду к умничающей красотке. Но это так, к слову о нравах этого бизнеса. Между тем, ноги и бёдра Филатовой описывались одним неповторимым интегралом и любая обувь и бельё приложиться к ней почитали за удачу, в то время, как у стандартных моделей они висели,будто на ходячей вешалке. Разница ощутимая и не в пользу баскетбольных стандартов.
  Плечи и грудь у Веры рассчитаны изящной математикой нелинейного пространства и выполнены искуснейшим ваятелем. Костя этот шедевр видел ежедневно и касался бесчисленные тысячи раз, поэтому многое в реакции женщины знал наперёд. - Точнее - чуял! Глаза женщины часто меняли блеск от бирюзово-синего до голубовато-зелёного. Вечером они обретали насыщенные тона, а утром светились отражённой синью тихого моря в лучах едва взошедшего солнца. В общих же чертах этот эксклюзив напоминал голливудскую звезду Уму Турман. Но та уже закатывалась, а Вера в зените. Была и ещё одна особенность этой красотки: с ней можно обсуждать не только её прелести и за время набора партнёршей физических кондиций Костя в этом убедился, поэтому про шахматный уровень индекса интеллекта имел реальное представление. А в купе с характером - это вообще гремучая смесь.
   Я тебе говорил, что женщина ассоциируется с нежным цветком, но у них мало общего? - спросил Костя.
   Что-то не припомню, - ответила она, чуть помедлив и его фразы об этом в себе не найдя.
   Значит, только хотел. Вот теперь и скажу. Женщина нуждается во внимании сильнее, чем цветок и простое почитание и поклонение в ней губит главное.
   Что же это?
   Её внутренняя суть. С ней надо не только общаться. Она погибнет, если не будет касаний и проникновений. Без этого всё в ней становится манерным и искусственным. Разве нет?
   Ты с утра до ночи вертишь и касаешься меня в своё удовольствие, без слов тоже не обходится. Особенно хороши: "Вера Геннадьевна, растяжка у вас ни к чёрту! Разве так фигуристы тянутся?" - Это и есть мужское почитание? - улыбнулась она одними губами, отметив, что на них смотрят.
   Согласись, оно настоящее, - искренне улыбнулся он её тону, а ещё больше запрятанному обожанию и она кивнула:
   Я не могу пожаловаться на прохладу и непонимание, ты всегда во мне, однако никогда в тебе нет меня! - У нас нет отношений! Я вроде пустого места. Ты мне - всё и всегда, а я не знаю с чего начать, чтобы не нарваться на очередное задание или упражнение. Поскольку то стопа не такая, то бёдра не туда смотрят и так далее. Мы вместе всё время, но между нами кто-то или что-то. И он или оно нами правит всегда. И то, что у нас есть, на самом деле просто сумма взаимных обязанностей.
   Не лукавь, милая девочка, не надо! Обязанности вписаны в контракты, там про другое и мы знаем, что это лишь видимость и отмазка, чтоб не лезли в душу, а вот у душ отношения есть и они нешуточные. И ты это чувствуешь не хуже меня. А не говорим мы потому, что душе слова и не нужны. - Верно? - Вера молча с ним согласилась и пропустила мелодику его голоса через чувственную призму. И вздохнула от удовольствия - всё в его голосе отменно! У Вронского с Анной на том балу вышло гораздо претенциозней и женщина кроме иллюзий не получила ни-че-го! Костик же не сказал ни единого слова, обошёлся без обольщения, а сколько шарма и проникновенности - бедная Анна! - Идиот Вронский! Её партнёр ничего не изображал, но с ним было легко и комфортно. На любое движение или жест он находил собственное адекватное продолжение и все женщины горели от ревности к Вере, а мужчины завидовали Косте.
  Быть с Костей в публичном месте оказалось очень легко и она отметила это впервые, когда пару недель назад садилась в его машину и они поехали на обязательный по регламенту генерального спонсора приём. Он был предупредителен с ней, не ревновал к спонсорам, не мешал фотографам и не подпускал тех, кого не терпела она, улавливая её настрой влёт. Носить смокинги и роскошные костюмы он умел и это выглядело так же основательно, как и манеры на льду. Уезжая оттуда с ним под ручку, она имела парочку отличных предложений на следующий год и она, пользуясь невиданным куражлм, только пожала плечами. Партнёр её игру поддержал и тоже что-то на себе изобразил, как бы что-то зная, однако ещё не всё решео. Но это так, к слову.
  Итак, они в театре по пропуску из служебного входа и по пути все дамы и мужчины в форме узнвавли Костю и кивали ей. Они на месте оказались первыми и процесс раздевания партнёрши никто не увидел. Вскоре появились соседи по ложе, она с ними изредка встречалась на показах белья и верхней одежды, но, чем они занимаются, так и не знала, да и знать не хотела. Дама лет сорока и мужчина под пятьдесят выглядели скорее давними и чуть поостывшими любовниками, чем любящими супругами. Когда мужчина помогал раздеваться женщине, это обнаружилось тут же. Дама украдкой от мужчины сделала стойку на Костю, а мужчина так же выразительно взглянул на Веру и атмосфера невинного променада, пахнущего адюльтером, царила в ложе до самого начала спектакля. Костя, чтоб поддразнить соседей, периодически склонялся к Вере, что-то шептал, та непроизвольно загоралась, теряла дыхание и качала головой, возбуждая соседей донельзя. Вера видела, что он их основательно разводит на страсти и мысленно играла на его стороне, но вёл партию он! И это возбуждало женщину неимоверно: в своей прежней жизни интриговала и играла она. Но у него выходило гораздо сильнее и глубже и искры зависти соседки по ложе она чуяла, даже не глядя в её сторону. Ну и сосед тоже горел от ходов Кости, поскольку ничем подобным из ресурсов не обладал.
  Что такое ум и интеллект, Вера знала по себе и парила в облаке эйфории, чуточку задерживая руку партнёра. А он её реакцию улавливал давно и привычно. Сегодня эта понятливость её не раздражала и не возбуждала без меры, сегодня ей было роскошно и чувственно. И вскоре она забыла про стиль обманутой всеми Анны Карениной и вернулась к привычной роли партнёрши своего Костика. Там было гораздо приятней. Её муж был и умён и силён, но не настолько, чтобы вот так шутя проникнуть в любую часть её сути и вместе с ней чему-то удивиться или небольно съязвить. Муж с ней только нежничал, Костя же почти всегда был сугубо функциональным и рациональным, иногда жёстким, но в итоге оказывалось, что это лучшее, что требовалось - ведь они не развлекались на досуге, а работали.
  Перед самым началом, когда занавес только пошёл вверх, он шепнул, что она похожа на принцессу на выданье и спектакль - это её смотрины. Она чуть не грохнулась без чувств от такого совпадения с собственными ощущениями и вцепилась в его руку. Он мягко и привычно удержал её пальцы и ей стало легко. Как всегда с ним.
  Костя балет знал и понимал глубоко, поэтому погрузился в действо с первых тактов увертюры. Вера обычно возбуждалась по индукции от него, ничего не переменилось и теперь. Он вёл, а она подыгрывала и это доставляло удовольствие. Когда наступил антракт, он предложил:
   Прогуляемся? - и она кивнула. Быть свитой для женщины - важная часть профессии фигуриста и Вера в его квалификации убеждалась неоднократно. Он был рядом, но не давил и с добрым вниманием смотрел на её вежливые фразы с кем-то из знакомых и деликатно поддакивал, сопровождал комментариями или отделывался жестами, если нужно. Она не удивилась тому, что знакомых у Кости оказалось много и он кивал или кланялся во время прогулки достаточно часто. Не смутило Веру и то, что её узнавали гораздо реже, хотя в Большом она была частым гостем. Ну, а насчёт достоинства и записного суверенитета, так в этом деле Косте равных не было, ему всё равно, кого привечать и кому улыбаться. Иногда он умышленно вгонял её в краску, шепча непристойные анекдоты по мотивам и манерам поведения её знакомых. Со своими он был вежлив, приветлив, но без панибратства и фальшивых объятий. Они смотрели на очень молодую красавицу оценивающе и с едва скрытой иронией и удивлением, так как знали давнюю тягу Кости к зрелым женщинам. Поскольку за телевизионным шоу следили не все, то он деликатно шутил, что она новая страница жизни, а там всё непредсказуемо. Те понимающе кивали, догадываясь, насколько она дорогая. На её содержание никаких гастролей не хватит!
   У тебя там не закипело? - спросил он партнёршу после очередного представления мужчинам. Она недоумённо подняла голову, тогда Костя непристойно сузил глаза и взглянул в ту точку, которая, если не кипела, то перегрелась уж точно. И она вновь покраснела. И эта девичья слабость ему пришлась по душе. Она пахла негой и откровенной страстью, упрятанной в пристойные жесты и фразы. Остыть самое время, вот только признаться не было сил, но он догадался и проводил даму в деликатный уголок. Затем они отправились на свой ярус. В ложе был бар и перед вторым актом они выпили вина.
   Простите, леди, но мне кажется, вам нет и шестнадцати! Вы краснеете по любому поводу и моментально! - Или вам спиртное нельзя?
   Костя, мне больше не наливай, я уже пьяна! - шепотом призналась Вера, склонившись к партнёру и обдав волной сексуального парфюма. Соседи по ложе уже на месте и готовы поболтать. Но Вера могла говорить лишь о себе и с близкими, то есть с ним. Он взял её руку и так же тихо ответил:
   Попасть в светскую хронику - это одно, а на жёлтые сайты - совсем другое! Умерь пыл, ничего такого здесь не делают. Это же храм!
   Ну-ну! - зацепилась за него женщина, - на жреца ты не похож, а этим зевакам всё одно, кого обсуждать. Если не увидят желаемого, то придумают. Они меня изжарили своими взглядами, ещё чуточку и я свихнусь.
   По-моему, в твоих жилах не кровь, а вино! Нормальная женщина от такого в лучшем случае поведёт плечами, в худшем - подумает: - Ну и придурки же они!
   Ты так проницателен, что я опасаюсь: не заскучал бы со мной.
   Хороший ход, - одобрил Костя, - может и за меня пару слов скажешь?
   Каких?
   В духе моих мыслей о тебе, но на твой взгляд.
   Наверняка сравниваешь с Дульцинеей и вздыхаешь от моей поверхностности.
   Ничего себе, без запинки и выразительно, как Ольга Книппер, выговорила отакенное слово! У тебя внутри и впрямь не кровь.
   Ты не ответил! - напомнила Вера о своём. И он ответил громко, как бы приглашая соседей присоединиться:
   Мне очень понравилась Алентьева в этой партии. У неё Дульцинея и романтична и проста в помыслах одновременно. Но досталась дураку. А поверхностность с годами проходит. С тобой будет то же. Но Вера публичности не захотела и спросила почти шёпотом:
   В возрасте Дины Довлатовой? - и ему ничего не оставалось, как продолжить беседу в том же тоне и только с ней, соседи поджали губы и утёрлись.
   Примерно, - сказал он.
   А сейчас? - подставилась она ему в самой полной мере, мужчине и деваться некуда.
   Кипение и возбуждение. Либо пора снимать крышку, либо всё разнесёт к чёрту!
   Вот и я о том же!
   Мы в храме, служки в нём отменные, давай насладимся их чувствами, а потом и со своим сопоставим. Потерпи!
   Но, как только выйдем и скроемся от чужих глаз, так сразу и...- сказала она и взглянула на его реакцию. Соседка уже своего спутника не стеснялась и Костика буквально пожирала всем существом изголодавшейся самки. А он в это время играл в рисковое с ней. Вера не знала, чего хочет больше: врезать партнёру или отравить соседку. Он это чуял и никак не отвечал по сути её реакции, а только удерживал от шальных жестов. Ему она нравилась такой больше и это вошло в Веру вдруг и сразу. Она опомнилась и извинительно вздохнула. Её ладошка оказалась на его колене и всё партнёрское тут же перетекло в неё. - Ничего подобного Анна со своим графом Вронским и помыслить не могла.
   Бедная Анечка! - подумала Вера, закачав в себя терабайты уверенности партнёра.
   Перетрём и насладимся, но не сразу, а на проспекте Мира, там есть удобная закавычина для таких дел, - улыбнулся партнёр и мир перестал раздражать, а соседка и вообще испарилась, отдавшись ухаживаниям своего спутника.
  
   УРОВНИ БЛИЗОСТИ
  
   2 ноября НИКОЛЬСКАЯ И КИНДИНОВ
  
  В начале ноября Слава пригласил партнёршу с супругом на небольшой семейный праздник - годовщину свадьбы. Без помпы и без гостей, лишь по несколько человек с одной и другой стороны, так он сказал и Настя тут же ответила согласием. Муж идти отказался, сославшись на повышенное давление и прочую хрень, когда одолевала лень и расхлябанность, он в такие дни ходил по дому в непотребном виде и напоминал бомжа, нашедшего на помойке носильные вещи. Хотя Настя за его видом и следила, но подворачивать и оправлять за ним задиравшиеся каждый раз штаны, футболки и куртки пижам - это уж слишком. В общем, на семейном междусобойчике партнёра она будет одна. Настя на следующий день после приглашения спросила:
   Что бы ты хотел получить от меня? Тоне я угождать не хочу, а тебе с удовольствием и ты знаешь, почему. Он задумался и уточнил:
   Ты это купишь или устроишь?
   Цветы куплю, а остальное устрою.
   Тогда гиацинты, их любит Тоня, и что-нибудь из твоих рабочих записей, где исполнитель ругается с режиссёром и музыкантами. Мне приятно услышать тебя в ином качестве. Если там будет одна-две песни и полтора часа ругани - как раз самый кайф! - Ясно? И партнёрша кивнула - Слава никогда её не напрягал, в этот раз тоже.
  Настя оделась попроще, убрала яркое на лице и всем своим видом показала Тоне, что её намерения чисты и бескорыстны. Племянники Славы, Дима и Виталий, сразу же оттеснили гостью от Тони и окучивали молодую женщину, будто она им чуть не родня. Анна Васильевна на них посматривала по-матерински и лишь изредка осаживала, чтоб те не забывались. Родители Тони на гостью смотрели, едва сумев скрыть настороженность, опасность для своей дочери они чуяли чем-то глубинным. Хотя внешне они были дружелюбны и приветливы, однако Настя их раскусила моментально.
  Тосты за виновников торжества чередовались с танцами и воспоминаниями то про затейливую Тонечку, то про спящего на уроках Славу. Похоже, вместе все собирались неоднократно, комплект воспоминаний хорошо устоялся и истории уточняли и дополняли бесконечно. Семье Славы интересно про Тоню, а про Славу любопытно было и Насте. Кое-что новое для себя она услышала. Семейная тусовка шла своим чередом и наполняла главную задачу хорошим содержанием - ни конфликтов, ни двусмысленных ситуаций, один позитив и масса благодати. В такой атмосфере и анекдота сомнительного не расскажешь: не поймут и озорную частушку тоже не споёшь - не в тон, хотя Настю так и подмывало. Про жениха и невесту она их знала на долгоиграющую пластинку. Лишь один разок она рискнула потанцевать с партнёром, шутливо отставив молодых ухажёров, и ощутила свою правоту относительно одиночества Славы. В самый пик блюзового танца она заглянула в глубину его души и спросила, не сделав привычной деликатности даже реверанса:
   Слава, столько обожания рядом, почему в глазах прохлада и тоска? - он чуть отстранился и ответил:
   У меня она врождённая, так что, привык! - и она уловила фальшь. Но не расстроилась, поскольку оказалась права в главном. Остальное приложится. Или он к ней, или она к нему, но без Алии и Тони. Как отсекать жену, она уже догадывалась, с Алией посложнее будет. Да и крови Алии хотелось так, что сильно разбавленные кровяные тельца Тони ни интереса, ни аппетита не вызывали.
  
   6 ноября ТАЙНАЯ ВОЙНА ВЕРЫ ПРОТИВ ДИНЫ
  
  После театра и ложи с вином Вера Филатова стала прогрессировать ещё быстрее и вместе с уверенностью поднял голову заскучавший было снобизм. К Дине Довлатовой она начала относиться свысока и её связь со своим партнёром переносила с трудом. Изощрённый женский ум придумал и способ разделаться с соперницей, надо лишь выбрать момент. Несмотря на шальную репутацию, Костя никогда двух женщин одновременно не имел. Либо одна, либо другая, но до конца и без ограничения по списку удовольствий. А каким он может быть ко всему известному ей, Вера догадывалась, наблюдая реального Костю почти круглые сутки. Границы его личности были безмерны и она не боялась попасть впросак с обычными женскими флюидами: он понимал и отзывался всегда.
  Не всякий раз она слышала желаемое, но в этом и была особая фишка: чаще его реакция Вере нравилась. Если же намечался конфликт её желаний и поведения реального Кости, она тут же умеряла порывы и довольствовалась реалиями. Она просто чуяла его внутреннее и тянулась к нему. Более того, она знала наверняка, что он преодолел обычное для мужчин желание овладеть ею и разделаться по полной. Секс с ним будем страстным, но не единственным средством интимного. Всё это в ней разместилось самым причудливым образом и не мешало ничему прежнему. Более того, фантазия претендовала на реальное место в её душе и постепенно обретала вес и значимость. Прежние эмоции, полученные от мужчин, она забыла и потянулась к новым. Теперь она различала поверхностность прежних удовольствий и глубину нынешних, которые полностью исходили от контактов с Костей.
  Обретя в себе вот такое изощрённо-замысловатое сооружение, Вера посчитала, что имеет право на большую часть этого мужчины. Она не раз замечала чужой запах на Косте даже утром. То есть, Дина бывала с ним и ночью. Устроив безрезультатную сцену партнёру, она поняла, что момент для решительных действий настал и решила отомстить ей по-крупному. Она запустила в ход грязную историю с приобщением к ней мужа и сына Довлатовой. Результат она увидела вскоре. Однако, несмотря на предосторожности интриганки, Дина вычислила заказчицу почти сразу. Получив ушат грязи в свой адрес, сводить счёты с Филатовой она и не подумала. Ночные свидания исчезли и претензии мужа свелись к нулю, поскольку днём поймать кого-то в таком громадном спорткомплексе невозможно. Дина деликатно намекнула на чужие уши и глаза и Костя согласился, поскольку понимал её сложности.
  
   8 ноября. НИКОЛЬСКАЯ И КИНДИНОВ
  
  После очередного добротного выступления на паркете Слава на партнёршу стал смотреть иначе: ничего школярско-примитивного Настя не допускала, да и мыслила на хорошем уровне. Иногда во время апробации задания на следующий конкурс она садилась за пианино в рекреации и наигрывала вариации на музыкальные темы, чтобы партнёр сделал и свой выбор. Особенно это касалось музыки для выступлений на льду. Здесь приоритет партнёра доминировал. Настя помнила главную доминанту своей кампании и окутывала Славу шармом внимания и желания понять.
  Игра на фортепиано в подсознание мужчины входила без стука и в такие минуты с ним можно делать что угодно. Этим козырем Настя пользовалась аккуратно и в меру. Уж лучше оставить мужчину слегка голодным, чем дать пресытиться собой. Она видела, что нерв их отношений повышается, но терялась в догадках - почему? То ли это личное, то ли партнёрское. Ей бы хотелось того и другого. В специфике личного восприятия Славы она разобралась и знала, что звук для него важнее картинки и тезис "музыка звучит" она подкармливала игрой на фортепиано. Часто бывало так: он прослушивал серию мелодий и потом просил повторить что-то и напевал её мотив. Вполне музыкально напевал и она сообразила, что сие очень хорошо. Волну ревности, которая одолеет Алию, она представляла и её эффект приветствовала. Западая в душу Славе в музыке, она там оставалась даже тогда, когда он бывал с Алией. Завоёвывая пространства души партнёра, Настя совершенно инстинктивно и без явной корысти сеяла в нём семена своего характера, которые давали неожиданные всходы. Он сравнивал их и с каждым разом позиции Насти в нём становились всё глубже и глубже. Это молодая певица чуяла отчётливо.
  Первая партнёрша по ледовому шоу и звонила, и заходила, так что была на виду постоянно. Какую-то часть их потаённой жизни она не знала, но по манерам Алии и лёгкости с ней Славы Настя видела, что они не только тайные любовники. Но вида в осведомлённости не подавала. Она во время мозговых штурмов проблематики предстоящего конкурса очень внимательно следила за мыслью Славы и Алии и старалась сразу же вычленить главное, не вдаваясь в детали. И это касалось не только постановки танцев, но и остальной жизни на ледовом шоу. Молодая певица делала всё не так размашисто, как Алия, а с паузами и задержками, каждый раз выясняя: - Почему? Её интересовало главное - мотивы его действий. Когда он просвещал, она слушала, но соглашалась лишь при гармонии его предложения со своим менталитетом. И тут же поясняла, почему. Таким вот замысловатым способом давала понять, что она в этом мире не одинока и партнёр - это почти часть души. То же самое, но иными словами, говорил и он. Когда-нибудь он этому приятно удивится.
  Ну и самое главное, она нашла ещё одну палочку-выручалочку от непогрешимости соперницы. Когда та в рекреации показывала Насте своё видение танца в движениях-экспромтах, она садилась за инструмент и подыгрывала ей что-то из названной музыкальной темы. Алию, привыкшую всё выдавать под собственное "раз-два-три, раз-два-три и раз!", она таким образом сильно осаживала, поскольку музыкальный ритм темы никогда не бывал физическим метрономом и то замедлялся, то раскатывался, подчёркивая темповые диссонансы у танцовщицы. И всё это неуловимо. Если же такая ситуация возникала в раздевалке, где играть не на чем, то и здесь Настя выдавала вокализ или какие-то куплеты, точно следуя ритму оригинала. Так что задиристости и апломба у балерины заметно поубавилось. Зато у Насти прибавлялось уверенности. Пела она с раннего детства и песен знала не одну сотню, а уж мировые хиты она пела ещё в школе.
  Однако по окончании тренировки бывшая партнёрша уводила партнёра у нынешней, как и прежде, сделав Насте ручкой, будто ничего не изменилось. И Настя ей так же фальшиво отвечала. В такие дни она от мужа не пряталась за маской усталости и что-то ему готовила на ужин из маминой книжки рецептов. И он съедал всё, а на десерт употреблял свеженькую женщину, которая чудом сохраняла силы на этом форуме честолюбий и тщеславия.
   10 ноября ФИЛАТОВА, ДИБРОВ, ДИНА
  
  Тайная война партнёрши с Диной вскоре стала известна и Косте. Дина ни слова напрямую не сказала, но он и так всё понял. И с Верой тут же перешёл на "Вы". Подготовке программы это не мешало, а с тщеславными леди способы разборок он применял только эффективные. Прежде всего, перестал бывать на дефиле, презентациях и фотосессиях и про их результаты узнавал из серого лица и скверного настроения Веры. Её спрашивали про Костю и многие, услышав объяснения его занятости, злорадно улыбались хоть такой незадаче молоденькой звёздочки шоу-бизнеса. После феерического успеха в компании Кости с кем-то другим идти в Большой театр она тоже не осмелилась. Перебор в воспитательных средствах партнёра она чуяла и считала его совершенно несправедливым, поэтому решила объясниться. Костя охотно поддержал тему диспута.
   Ты спрашиваешь, кто Дина? - Отвечаю: подруга и любовница. Мы знакомы целую вечность и начинали у одного тренера. Как женщина устраивает и очень давно. И моя связь с ней на тебе никак сказывается. Не вижу проблемы.
   Я с мужем не была так близка, как с тобой! - страстно выдохнула Вера.
   Это естественно - мы же партнёры!
   Но я не могу так! Ты или мой полностью или я из шоу ухожу. Когда я чую её запах на тебе, во мне всё умирает! И ничего с собой не могу поделать. В день, когда на тебе её запах, все уроки достаются тяжко, а ночь и вообще без сна. Ты и сам это знаешь. Теперь же, перестав бывать со мной как спутник, ты вообще меня утопил. Все наш раздрай видят, злословят и упиваются моей уязвимостью. Зачем мне это, скажи?
   Ты хоть понимаешь, что говоришь? - Свои проблемы, о которых лучше молчать в тряпочку, ты выставляешь, как ультиматум! У нас с тобой нет какой-то истории, мы не спим в одной постели, я тебя не соблазнял и не совращал и вообще в наших отношениях ничего личного. Ты сама по себе, а я вообще отдельная планета! Детка, мы партнёры в этом грёбаном шоу и всё!
   Нет, не всё! - вспылила Вера, - возможно, я и глупа, но не до такой степени, чтобы путать разрешённые и запрещённые приёмы. Всё твоё со мной - это запрещённое в обычной жизни с окружающими. В личину партнёрства оно лишь упаковано! Остальное же - это наши с тобой ухищрения, чтобы укрыть взаимную тягу. И они буквально во всём, что ни возьми! Мы с тобой - мужчина и женщина в каком-то фантасмагорическом романе. Ты всем своим строем приучил не только к себе, но и к облику мужчины, знающему и умеющему всё! Всё мужское я употребляю из твоих рук и от других принять не смогу, пока ты рядом. Мне не вынести другую женщину с тобой! - О каком партнёрстве речь?!
   Ты думаешь, что близка мне? - растерянно спросил Костя.
   Я в этом уверена. Пойми, Косточка, пусть я и втюрилась без шансов, но ответную энергию от тебя я чую. В ней нет и признаков обычного мужского, которое дальше секса не идёт. И, понимая это, я прошу, требую и молю - сделай выбор! Она или я!
   Так говорят, зная последствия и не уповая на случай, дьявола или господа. Только на себя! - Ты об этом молишь?
   Да! - без раздумий выпалила женщина. И такой неистовый до полного безумия порыв она тоже усвоила у партнёра. С мужем ничего подобного она ни думала, ни совершала и, окутанная коконом внимания и тенетами обожания, беззаботно парила и порхала в сотворённом другими, ничего не предпринимая сама. Костя Дибров её заразил собой очень серьёзно.
  Наступила тишина и в вечернем спорткомплексе стало слышно всё. Кто-то уходил и перекликался с одевающимися, кто-то шаркал подошвами по ступенькам, кто-то выяснял отношения и всех можно услышать в тишине, наступившей вдруг. Константин Дибров думал, а Вера Филатова ждала. Запал куда-то испарился и теперь она перебирала пальцами ткань своей футболки.
  Выбор у мужчины был отвратительный: в любом случае кто-то сильно страдал. В таких случаях компромисса не бывает: только или - или! И он отдался жребию: складываются цифры даты рождения Веры и Дины, у кого сумма цифр больше, тот и выиграл. Первый вариант оказался в пользу Веры и он решил провериться со вторым вариантом: то же самое, но с номерами телефонов. Судьба и здесь выбрала Веру.
  Однако воля слепого перста судьбы, это не его путь и мужчина решил отредактировать судьбоносную арифметику. Поскольку друзей он не покидал ни радости, ни в горе, то необходимо куда-то убрать Дину. Попросту спрятать от ока партнёрши, а там видно будет.
   Что будет, если я выберу тебя? - спросил он.
   Серьёзно?
   Более чем!
   Наступит эра благоденствия и ты, моя милая Косточка, не пожалеешь!
   Уже наступила! - ответил он, а молодая женщина взвизгнула и припала к мужчине. В нём, как всегда, она не отметила и тени фальши или наигрыша - всё это на лице и в глазах. Костя был с ней и только с ней! Отдышавшись, она предложила продолжить тренировку. И они откатали двухдневную норму почти без ошибок и всего-то с десятком падений. Вера держалась изо всех сил и полностью отдалась инстинкту и подсознанию, которые прохладно отнеслись к её желанию отметить успех. Вся эта тщеславная эквилибристика не имела значения, важен факт выбора Косточки: между давней привязанностью и новой страстью. - Он выбрал её. Вот так-то, госпожа удача! И на этой волне она не сделала ни одного ложного шага, всё в своём поведении расставив самым удачным образом.
  После завершения работы Вера упала на топчан и не двигалась, пока не подъехал партнёр. Он опустился рядом и взглянул на молодую женщину с непомерными амбициями. Она только что с его помощью затоптала давнюю подругу и даже не задумалась о последствиях. Однако всю смену отпахала отлично и заслужила похвалу. Дина - это не её печаль! Вера блаженно улыбнулась миру и повернулась к партнёру:
   Косточка, если бы были реинкарнации, кем ты мог оказаться в прошлом?
   Ты в это веришь?
   А то! - он пожал плечами и произнёс:
   Если б была античность, наверное, быть мне воином. Торговля и земельные дела не моё, тогдашние учительство и ремёсла тоже.
   А в средние века?
   Путешествия и поиски Нового Света. Тогда об этом мечтали многие, может, у меня получилось бы и теперь на картах значился пролив или остров Диброва.
   А сто лет назад? - Мужчина посчитал годочки и уточнил:
   До мировой войны?
   Да, когда ещё нет ни красных, ни белых.
   Вот тут в самый раз быть учителем. Думаю, из меня получится стоящий учитель.
   Не сомневаюсь, - улыбнулась молодая женщина, - а на переломе куда бы тебя занесло?
   За белых или за красных?
   Да!
   За белых, точно, нет! А вот за красных - тут, как генетическая карта выпадет.
   Да, - протянула Вера, разглядывая уставшего мужчину, который стал центром вселенной, - хорошо мужикам, какой-никакой выбор хоть при рабстве, хоть сейчас есть всегда. А у нас, баб, всегда одно и тоже.
   Не скажите, милая леди! - Некоторые куртизанки без роду-племени так держали умы правителей, что ставки главнокомандования переезжали в их будуары.
   Тебе интересно, смогла бы я быть такой?
   Что ж, Верунчик, откройся!
   Думаю, смогла. И над собой насилия не совершила бы.
   А будь ты королевой Елизаветой, казнила бы Марию Стюарт? Ведь вы с ней династические враги.
   Не знаю, - призналась Вера, - рубить головы родне, такое надо как-то в себе по-особому выстроить. И она содрогнулась от подступившей мерзости. Мужчина её реакцию отметил и едва удержался от интимного жеста: так она хороша! Он продолжил утюжить тему: ведь в старину и эзотерику она забралась неспроста.
   Шотландцы англичанам всегда казались сепаратистами, а Мария Стюарт из них самая опасная. Красивая и очень образованная стерва. За такой королевой пойдут все.
   И свергнув меня, то есть, Елизавету, они тут же отрубят голову?
   Так у них принято, миледи, вековые традиции. Вера вздохнула и поднялась с топчана:
   Что-то мне такие выборы не по душе. Да и не выбор это, а шантаж с ножом к горлу! - Слушай, Косточка, - сказала она, чуточку подумав, - будь ты королём, а она опасной наследницей, как поступишь?
   Пусть правит и рожает нормальных наследников от молодых и красивых мужиков, а не уродов от скрюченных старцев. А сам поеду открывать Америку.
   Может, Америку на потом и сначала ко мне? - А? - Кофе на ночь и крахмальные простыни до утра гарантирую!
  На следующий день, а это выпало на 12 ноября, Дине Довлатовой поменяли смены и с парой Диброва она больше не встречалась. А Вера стала догонять ушедший без неё поезд. Появились внутренние движители, понимание того, что раньше делалось по наитию, а также безмерная тяга к мужчине, открывшему новый мир. Это намного превосходило все прежние чувствования и поглощало прежние устремления, теперь жизнь обретала особое звучание и она могла писать к ней партитуры, которые затем и выдавала в импровизированном театре двух актёров для двух зрителей.
  
   11 НОЯБРЯ. ВЕРА И ВИКТОР.
  
  Вера Зинина была приятной в общении всегда, начиная с детсада, где все утренники и родительские субботы проходили с её участием и улыбка музыкальных работников была главным воспитательным элементом в постановке отношения к искусству. Ей рано внушили, что улыбка - это всё и она по-детски непосредственно прилепила рекомендацию к остальным умениям. Но это так, к слову, главными же были яркие музыкальные данные, трудолюбие девочки и сговорчивость, что всех педагогов радовало безмерно. Несмотря на врождённые таланты к пению и танцам, она и в средней школе была проста в общении и длиннющий хвост поклонников уже тогда её не смущал: рядом была бабушка, которая заменяла вечно занятую маму. Папу она боготворила, он её пестовал и изредка баловал, но тоже в свободное время, которого на дочь по-настоящему нехватало. Зато бабушка имела времени в достатке и занятость участкового терапевта откладывала в сторону, занимаясь проблемами внучки. Их было много и самых разных. Но изо всего с ней происшедшего она вышла изящной и неотразимой брюнеткой, умеющей на сцене почти всё. И серьёзных связей у неё накопилось предостаточно, так что с Эдиком почти никаких сюрпризов в отношениях с мужчинами она не обнаружила. Так, интимные детали и элементы чувствований.
  Уже с самого представления Виктору Зельдину она явила себя в полной мере и без лишней скромности, считая это вежливостью профи. Виктор тоже своё выложил без мужского шовинизма, свойственного всем сколько-нибудь значащим знаменитостям, и молодая певица отметила главное различие спортсмена от певца: если Эдик в основном состоял из тщеславия и самолюбования, то Виктор ориентирован в другую сторону и себя в партнёрских отношениях никак не выпячивал, несмотря на громадный опыт и известность. Для Эдика Вера была дорогой и красивой игрушкой, а с Виктором она впервые почувствовала себя взрослой женщиной, умеющей многое и способной на всё. Вера даже себе боялась признаться в чувстве, которое стала испытывать к нему, настолько оно ни на что не похоже. Но обстоятельства таковы, что из них так просто не выбраться: к близости с мужчиной Вера привыкла настолько, что она стала почти наркотиком, а если честно, то с Эдиком, чтоб приобщиться к богемной взрослости, она и покуривала и употребляла внутрь. Это началось уже давно и секс с таблетками стал привычной рутиной. Не имея ежедневной подпитки, она бы свихнулась от голода. Так что, сказала она себе: "Терпи, Верка, терпи и тебе воздастся ещё на этом свете!"
  Но теперь она увидела просвет и после трёх месяцев поступательного движения вперёд и обретения совершенно новых качеств решилась на перемены. Постепенные и сугубо женские. Бескорыстие Вика к этому подталкивало неимоверно. И отношения Веры с Эдиком её стараниями преобразились в причудливую сюиту, он уже не доставал ревностью после тренировок, а поил любовным напитком на ночь и утреннее похмелье услаждал тем же. А чёрные очи женщины обретали цвет непроглядной ночи и наполнялись грозовыми искрами, которые могли сыпаться просто так, от избытка электричества. Они и раньше принимали всякие средства для остроты ощущений, но теперь он это делал втайне от неё, добавляя новые ститмуляторы к ритуальному глотку выдержанного бренди, где-то на уровне подсознания уловив, что теряет женщину. Вера была хороша и отдать её просто так он не мог и ловил удачу из последних сил. Это было и повышенное внимание, и подарки, и, самое главное - ненасытная жажда женской сути.
  Вера к своему плану освободиться от любовника отнеслась с решимостью колдуньи и холодным расчетом: она, как паучиха, решила высосать из него все соки и убить. Для этого она съездила к бабушке и поделилась задуманным. Та внимательно выслушала, уточнила про реакцию внучки на фармакалогию и провела инструктаж. Теперь она видела: Верочка готова к серьёзному, Виктор её сделал женщиной настоящей и глубоко чувственной без единого акта. Помочь такому мужчине - счастье редкое и благодарное. Разбавленный антигриппин она закачала в любимый Эдиком клубничный джем и во время любовных пауз, а то и накануне, он вкупе с чаем получит зелье, от которого вскоре зачахнет. Ещё не умрёт, но стручок засохнет и семена просыплются незрелыми. А потом и лепестки свернутся.
  В том, что средство патентованное, Вера убедилась первым же утром: страсть бой-френда была уже не столь горячей и явно выморочной, он на характере выплёскивал из себя мужскую энергию, а она раскачивала лодку и высасывала кровь до капельки. Поглощая полностью мужскую субстанцию белого янь, женщина стала классическим архетипом чёрного инь, ненасытного чрева, поглощающего мужское начало. Всем своим видом Вера показывала, что хочет именно его. Ей эту страсть и играть не пришлось, так всё совпало: живительная тяга к Виктору и чёрная ненависть к Эдику. Она знала точно, что иначе он её не оставит. Он не отпустил ни одну из партнёрш просто так. Однако драмы и слёзы прежних пассий не смущали тех, кто рвался им на смену и Вера тоже через это прошла. Её предшественница ушла из театра, бросив там всё, в том числе и ноутбук с партиями и прочим материалом.
   Верочка, - сказала она ей на прощанье, - ты ведь тоже ведьма. Мой совет - будь ею с ним всегда! Однако поначалу ничего в её отношениях с Эдиком не предвещало проблем и они стали жить вдвоём. Эдик был обычным красавчиком с небольшим баритоном, самовлюблённым, иногда до нарциссизма, но в остальной мужской части вполне терпим. Внимание и забота были настоящими, работа увлекательной и благодарной, а успех постоянным. И так продолжалось, пока Вера не почуяла пресыщение всем, связанным с Эдиком. Решение развеяться на ледовом шоу пришло вовремя и бабушка его поддержала, а мама, занятая новой семьёй после жуткого развода с отцом Веры, просто поцеловала и перекрестила. Так что последний год в жизни молодой певицы был насыщен до предела.
  Коварство замысла её не смутило совершенно, настолько влекущим казалось связанное с Виктором. В течение нескольких дней она кормила мужчину бутербродами с джемом и упивалась содеянным: Эдик стал сохнуть не только по её телу, но и в остальных частях души. Приятельницы по мюзиклу, где Эдик теперь пел с другой партнёршей, сообщали про него новости: нынешние индивидуальные репетиции с партнёршей после общих кроме вокала и сценической игры ни-че-го не содержали. И за ними уже не подглядывали, чтоб потом уколоть в обычных для актёров растирках и размолвках.
   Что-то, Верунчик, в тебе концентрация эстрогенов поуменьшилась, Эдик, что, приболел? - поинтересовался Виктор утром на раскатке. Вера чуть задержалась из-за утренних игр с Эдиком, который ко всему прочему взял на себя и растяжку основных связок своей женщины. Грех не использовать ревнивые мотивы в корыстных целях, так посчитала Вера, намекнув на то, что можно совместить приятное с полезным. И после всего этого он падал трупом. На утренние занятия и тренажи в театре он теперь не ходил, выбираясь из постели лишь к обеду.
   В чём это выражено, сэр? - поинтересовалась Вера, взяв его за руку и покатившись в паре. Он не ответил, но другой рукой обнял талию женщины и занялся привычным рулением, а она отзывалась и ехала в нужном направлении. Автоматизм во всём - это залог успеха. И в этом заключена особая прелесть общения двух различных тел, которые становятся единым целым и сознающие это ценят такие миги и минуты иногда больше жизни. Вот и сейчас слова в сторону и всё на преодоление внутренней преграды. Через полчаса они опустились на кушетку и руки партнёра привычно прошлись по мышцам и связкам партнёрши. Только теперь он ответил на любопытство женщины:
   Ты слегка пахнешь Эдиком, но в глазах ни огонька, ни искры.
  
  Глаза черны, как ночь,
  А смоль волос прельщает
  Вкусить Цирцеи дочь,
  Запивши утром чаем,
  Халвой её персты,
  Нектаром сердцу груди,
  В явь зуд любой мечты,
  А сон к деяньям будит:
  К распятью грешницу прибить,
  Капель вкушая крови,
  Всё-всё истекшее испить,
  Лаская нити бровей.
  Пурпур сменяет белизна,
  Прохладен тела мрамор,
  Не узнают её, кто знал:
  - Быть может - это тризна?
  - Откуда эта дама? - с такими словами закончил он массаж партнёрши и откинулся на прохладу колонны, стоящей рядом с кушеткой. Поражённая удивительным дивертисментом, Вера замерла и ни единой эмоции из себя не выпустила. Стихи, да ещё такие, она слышала впервые. За свои несомненные достоинства она получала самые разные подарки, но никогда не слышала такого и так! Не произнеся ни слова, Вера взяла его руку и прижалась к ней, вдыхая и проникаясь мужчиной.
   Вика, всё это про меня, как ты догадался? - спросила она позже и отошедши от яркого впечатления. Он покачал головой и ответил:
   Ты же моя партнёрша и мы штурмуем Олимп. А это война и там мелочей не бывает. Верка, ты прекрасна и я от тебя без ума. А эти стихи Ирине подарили на день рождения, мы тогда ещё катались вместе и она как раз стала брюнеткой. Правда, хороши?
   Отменные строчки, они живые и волшебные одновременно. Забираются внутрь и оттуда воодушевляют. Ведь о теле чего ни пишут, а это волшебное! Такое и по роли-то не всегда достаётся, а ты щедро и от души: "Бери, Верка, я ещё нарисую!" Вика, ты мой первый настоящий и понимающий партнёр! Остальные не в счёт! - ответила Вера и поднялась, готовая к новым испытаниям ледовых галер. Этот день они практически не разлучались и со льда уходили только в разминочный зал для черновых отработок акробатики на паркете, ну и перекусить в кафе при комплексе. Завтра последний день тренировок, а послезавтра выступление. Шоу в своём развитии перевалило экватор и шло всё более и более быстрыми темпами.
   А теперь, леди, водные процедуры, массаж и променад для души, - сказал Виктор после изнурительного дня на галерах. На этот раз он сам вымыл её под душем, старательно и аккуратно натирая разбитые связки и мышцы, а потом прошёлся с массажем по остальному телу, очень много уделив ногам и в особенности пальчикам. Когда она замурлыкала, он вынул флэшку с её фотографиями и фрагментами из мюзиклов и вставил в свой ноутбук. Её фотки он разглядывал так аппетитно и с такими раблезианскими комментариями, что она поднялась с топчана и приникла к экрану, чтоб приобщиться. Досматривала себя любимую в обнимку с партнёром и хихикая над собой с таким удовольствием, что к концу второй серии усталости, как ни бывало, а живости и озорства в глазах на мильон терабайтов. Когда он захлопнул дверь её "чайки" со словами: "Верка, ты лучшая на этом шоу!", она в этом ни капли не сомневалась. И, приехав домой, устроила Эдику день авиации с патентованными бутербродами. Эдик хрипел и вонзался, а она с удовольствием валькирии пила его инь-яньскую кровь. И утром не удержалась от того же, поскольку аппетит приходит в процессе поглощения. И перерождения тоже: она уже видела себя другой и её новые черты обретали всё большую и большую ясность.
  
   12 ноября. ВЕРА ЗИНИНА.
  
  Первое, что в это утро переменилось в нужную сторону, это наряд. Вера надела платье с расклешённой юбкой чуть ниже колена и короткие сапожки. Почему так? - Когда Виктор смотрел её фотографии, она отметила, что ему нравилось больше. Поскольку он для неё всё делал на щедром великодушии, то и она должна соответствовать. Партнёр всегда оценивал её утреннее появление каким-то новым словом или особенным взглядом, на этот раз в раздевалке встретила целая реплика:
   Леди! Смею вам заметить, что раньше я был просто вашим партнёром, но теперь стал и поклонников. Разрешите приложиться к вашей ручке!? - и Вера сделала нужный жест. Поцелуй вышел очень волнительным и чувственным, хоть и длился всего три секунды. Обычно после этого она уходила за ширму и раздевалась там, переговариваясь с Виктором. На этот раз она решилась на эксперимент - ширму чуток сдвинула и кое-что ему стало видно. Она знала, что он не будет подглядывать, но продемонстрировать доверие к мужчине хотелось всё в большей и большей мере. А ещё она задумала иное. В Викторе должна отложиться другая Вера, не партнёрша с рисковыми номерами из шоу, а молодая женщина, ни с чем из продвинутого мира не связанная. И маленькие фокусы с ширмой должны в этой пьесе сыграть свою роль. Оттуда каждый раз будет выходить другая женщина. То партнёрша, то молодая певица Вера Зинина. Для этого у неё есть умение преображаться и желание всё это применить в жизни. Костюм для тренировок сегодня был с махонькой деталькой, которую он отметил сразу и качнул головой:
   Ну, Верка, ты даёшь!
  И неимоверно тяжкие часы на льду пролетели одним файлом. К вечеру танец был отшлифован до блеска и в раздевалке, уже после душа и массажа, он сказал:
   С тобой приятно работать, Верунчик! - она благодарно кивнула и ответила:
   С тобой тоже! Одевшись в наряд, она чуточку переменила длину юбки и вместо сапожек надела туфельки. До машины добежит, не замёрзнет. Увидев такие необычные метаморфозы партнёрши, Виктор молча взял её и свои вещи в правую руку и подставил локоть левой руки для Веры. И шаг его стал коротким и неспешным, чтобы женщина не выглядела семенящей.
   Утреннего проката не будет, - сказал он, прощаясь у её "чайки", - так что отоспись, как следует! - Вера кивнула и подставила щёчку. Виктор всё исполнил по протоколу и Вера ему благодарно улыбнулась, но совсем не как партнёрша. И он это заметил. Домой Вера приехала собранной и сверхсосредоточенной, она поужинала с Эдиком, выслушала театральные новости и сплетни, заботливо обиходила мужчину, но спать легла отдельно, пояснив причину. Эдик впервые обошёлся без скрипа и нытья. Утро тоже было свежим и добрым, но без привычных наркотиков и опять Эдик утёрся молча, понимая серьёзность настроя женщины на победу, которая сама собой не придёт, какая бы цена не значилась на билетах. А то, что Вера в лидерах по трудам и заслугам, он видел своими глазами.
   Привет, как спалось? - спросил Виктор, встретив партнёршу на служебной стоянке.
   Отлично, Вик! - роскошно улыбнулась Вера Зинина, не пустив партнёршу и на порог.
   Вашу ручку, леди! - ответил он, прикладываясь к ней с настоящим почтением. В костюме классик на осеннем ветру не задержишься, но всё же женщина дала себя осмотреть получше. Увидев пиетет мужчины, она ещё раз улыбнулась и он взял её вещи. Привычно и в правую руку, подставив локоть левой под кисть женщины. Им предстояло многое для выхода на лёд и большая часть всего приходилась на Веру: макияж, причёска и подгонка платья. На этот раз она не манежила партнёра во время собственных метаморфоз, а держала рядышком и партнёршу он в ней мог изучать досконально. Да и им было что обсудить и уточнить по ходу пьесы, поскольку про фокусы грима он знал предостаточно и мог дать дельный совет. Внимательно слушая и чутко принимая слова партнёра, Вера всматривалась в него и как в мужчину, отслаивая служебные файлы от личных. При этом не забывалась и из роли партнёрши ни на шаг. Веру он увидит только после выступления. По жребию им достался второй номер во второй разминке и всё они проделали неспешно и с расстановкой. Когда грим и платье стали на ней влитыми, Вера попробовала себя и в поддержках, опробовав платье окончательно и в боевых условиях. Осмотрели всё внимательно, внесли коррективы и стали ждать свою очередь.
  Доверие у них сложилось абсолютное и он знал всё про неё, а она про него. Так что советы и рекомендации шли без ложной скромности и выслушивались без позы и прочей фанаберии друзей, мужей, жён и любовников. Случалось, по настрою незадолго до выхода они что-нибудь пели вместе. Народное или хороводное. Сегодня приглянулись "Подмосковные вечера" и лирике и проникновенности старой мелодии они придали собственное звучание. Голос Вика был в низких баритонах и Вера его хорошо обрамляла своим сочным меццо-сопрано. Их очередь была сразу же после Ирины с Сашей и они увидели на табло высшие балы.
   У нас будет не хуже! - прочитала партнёрша в его глазах. И они выкатили на лёд. Рука Вика на талии лежала прочно и уверенно и Вера отдалась танцу полностью, забыв сценическую рефлексию. Они откатали всё на отлично и получили высшие баллы. Лишь один судья дал им второе место. До конца шоу и награждения было время и они провели его вместе в который раз, глядя на трансляцию по местному каналу и прикидывая технические варианты грядущей программы. Поменяется лишь музыка, остальное они старались лишь накапливать и шлифовать. Такой партнёр Вере попался впервые и она старалась быть верной и надёжной подружкой, заглядывая в его душу и не скрывая свою. Но с некоторых пор уже разделяя себя, Веру Зинину с её непростой историей, от партнёрши Виктора Зельдина, которая никаких тайн от него не имела совершенно. Даже Эдик не знал её в такой мере, как Виктор.
  На награждении они стояли на второй ступени пьедестала и Вера начала осваиваться в роли лидера ледовой тусовки. Их вторая позиция в многоборье стала ещё более прочной. Третья пара Насти Никольской со Славой Киндиновым уступила им один балл. Остальные же отстали ещё больше и на них посматривали с уважением. Бремя лидерства Веру не тяготило и плечо Виктора в купе с его доброй иронией позволяло вытворять любые художества. Так и на этом награждении она вручила свой букет партнёру и, сделав оперную позу в духе испанской дивы Монсеррат Кабалье, спела пару строк о превратностях судьбы из романса "Не покидай меня". Виктор сделал фальшиво-серьёзную мину и ответил:
   Верка, будь спок, не покину! - Уж до финала, это точно! И с испанским поклоном вручил оба букета. Выглядел экспромт откатанной репризой и зал охнул с восторгом.
   Сбежим?! - спросила она в разгар вечеринки, которую устроили спонсоры. Вера была всё той же партнёршей и стелилась под Виком охотно и с удовольствием. Он её обнимал, слегка прикладывался с поцелуями, но всё это без оттенка личного и вкуса запретного. Вере хотелось другого и она чуяла, что ему уже можно явить самую малость личика Гюльчатай. Другие пары были интимно искренни не в меньшей степени, так что они ничем особым не выделялись.
   Надолго? - поинтересовался он и она оценила, кого в вопросе больше: партнёра или мужчины.
   До утра нам не надоест? - вернула подачу Вера и получила ответ:
   А в бассейне искупаться слабо? - сказал Виктор и Вера потерялась, настолько неожиданным было предложение. И стала просто влюблённой девочкой, которая ездит за своим парнем повсюду. И партнёршу в себе от Вика отстранила холодной рукой, сказав: - Ты, милочка, своё получила, теперь моя очередь! И в своём костюме классик поехала в бассейн на пассажирском сиденьи, являя аромат молодой колдуньи. Они мылись в душе и плавали в бассейне до изнеможения, а потом отдыхали в комнатушке меньше их раздевалки на узком диванчике. Затем играли на кегельбане и стреляли в электронном тире по взлетающим уточкам. Виктор такую Веру просто не знал и упивался обществом незнакомки. А Вера следила за тем, чтобы партнёрша не засветилась нигде. Они обошлись без объятий и поцелуев, не в силах выбраться из чар непривычного для обоих. Вера была просто женщиной, а Виктор мужчиной и всё! Ночь пролетала, оставляя следы и отметины на обоих, но они не уворачивались, принимая и понимая.
   Сам бы ел, да деньги надо! - сказал Виктор, усаживая Веру в её "чайку" с поцелуем на прощанье. После такой ночи оба уже не могли фальшивить.
  Приехав домой, Вера разбудила Эдика и за завтраком передала подробности корпоратива в спорткомплексе, чтоб снять возможные вопросы и подозрения. Секс чуть позже развеял последние сомнения бой-френда и он уехал в театр, а Вера прилегла до обеда.
  Потом опять комплекс, получение заданий на неделю и прочее, уже откатанное и привычное. Вера поехала в длинном пальто с сапожками до середины голени, надев платье с широкой юбкой до колен и ярким шарфиком на шее. Виктор оценил всё по-достоинству и сказал:
   Верчик, ты великолепна!
   Врёшь, поди, льстец записной! - ответила она, выбираясь из машины и являя остальное в себе, а не в партнёрше.
   Леди, вы, как всегда, правы! А я и есть враль безбожный! Без этого жена утром не поверила, что мы с тобой только купались и играли во всякие невинные штучки.
   И что же вы, сэр, прибавили? - строго выпрямив брови, поинтересовалась Вера.
   Самую малость, леди, ну такую пустяковину! - ответил он, сделав лукавую мину.
   И что же? - как бы снизошла она, небожительница, до лукавого смертного.
   Я сидел в мыльной ванной и отмокал от страстей по выступлению, а вы, нежная гурия, меня развлекали волшебным пением. Сначала душ, потом бассейн, за ними игры, а потом ванная с пением.
   Я Вам пела всю ночь? - деланно ужаснулась Вера, внутри вся закипая и увлажняясь одновременно.
   Да! - развёл он руками, как бы извиняя склонность женщин ко лжи даже там, где она всему вредит.
   М-да-а! - покачала она головой, - с ложью всегда проблемы, теперь и репертуар придётся уточнять, чтоб не поймали на разнобое.
   Вот такой грех, леди, Вы его извините?
   Раз так вышло, чего уж теперь. Но выдумка у вас получилась почти натуральной. Они вошли в свою раздевалку и Вера осталась в платье, сняв и полусапожки. С лаковыми туфлями платье смотрелось лучше и они отправились на еженедельный моцион для пар. Природная брюнетка в шоу была единственной и Вера свою порцию яда и комплиментов вкусила в полной мере. А чужая зависть некоторых женщин греет неимоверно, Вера была из таковских и в сопровождении Виктора светилась от чужой энергетики, как лампочка Ильича. Оказавшись в своей раздевалке, она откинулась на спинку кресла и спросила:
   Как работаем сегодня? -это прозвучало ещё не по-партнёрски.
   Пашем две смены без пауз, а потом вместо третьей - ужин. Ты и я. У меня дата. Потом скажу, какая.
   Хорошо, - согласилась Вера и ушла за ширму. Небольшой зазор позволял ей видеть его, а ему не терять из виду её. Шорохи и прочие звуки от движений переодевающейся женщины держали в тонусе.
  Началась тренировочная смена с выбора музыки из списка мелодий в заявленной теме. С этим они управились быстро и приступили к общей схеме танца. Тут тоже особых проблем не возникло и они, составив остов танцевального действа, отправились в зал. Там были и другие пары, приготовившиеся к этой части программы. Хореографы работали со всеми, подъезжали к ним и Вера с Виктором. С ними чаще работала недавняя солистка балета, которую вытурили на пенсию в самом цвете и она своей новой работе отдавалась так же истово, как и балетной сцене. Вставляли и меняли элементы по ходу и к концу первой смены танец в общих чертах был готов. Они отправились в местное кафе, там основательно перекусили и продолжили работу. К концу второй смены в целом танец был готов, осталось освоить и отшлифовать.
   Так по какому поводу пир? - уточнила Вера, наводя красу после душа и массажа. Партнёршу она уже прищучила и с Виком была наедине.
   В этот день сто лет назад мы во дворе разбили окно, мяч влетел в комнату, все разбежались, а мне пришлось остаться, поскольку мяч у Димки с пятого этажа выпросил я. После всего, обычного в таких случаях дома, меня отвели на каток, чтоб свободного времени не было вообще. Все во дворе продолжали гонять кошек, собак и мячи, а я ходил на каток и их почти не видел. Как видишь, день поворотный! - ответил Виктор.
   Я должна быть в тему с датой? - спросила она и он кивнул:
   Смени серые колготки на прозрачные, убери шарфик, чтоб лучше видеть грудь, в причёску вставь черепаховую заколку, перекрась губы чуть темней, а теням под глазами добавь тепла и глубины. Остальное сойдёт и так.
  Ещё два часа и без надоевшей партнёрши - это в самый раз! И Вера тут же стала исполнять повеление мужчины. Толк в красивых женщинах он знал и ни одна из прежних партнёрш безразличия и мужского эгоизма в нём не ведала. Они поехали в небольшой ресторанчик на Яузе за Садовым и там провели полтора часа. Виктор вспоминал бедовое детство до коньков, а Вера, чтоб быть на одном уровне, себя детсадовку и ученицу начальных классов. В танце на пятачке он был совершенно другим, мягким и ненавязчивым и Вера с удовольствием покомандовала мужчиной, хотя праздник чужой. Их узнали сразу, но публика была приличной и не доставала.
  Когда Вера сильно разохотилась в псевдокапризах, он спросил:
  - Я знаю, иногда ты так и светишься от желания мне досаждать и перечить, но обуздываешь себя, а я, каюсь - грешен, этим зрелищем украдкой любуюсь. Сейчас ты свободна сделать, что угодно. Ты готова к такому сейчас? - Вера задумалась и уточнила:
   Хоть что? - он кивнул, полагая, что у партнёрше давно всё кипит внутри.
   Знаешь, инстинкты иногда одолевают и я хочу впиться тебе в шею и как вампир высосать кровь. Особенно вот из этой родинки, - и она указала место под шеей Вика.
   А у Эдика кровь не вкуснее моей? - деликатно поинтересовался он её приоритетами.
   Стоит его тронуть, как из малейшей царапины кровь чуть не фонтаном. И сразу же в ход иод, пластырь и всё такое. А у тебя кожа мужика - прочная и дубовая!
   Прямо сейчас и начнём? - подначил он и она загорелась, учуяв заветное. Сыграть первичную страсть и на людях - это нечто и она увела его на танцевальный пятачок. Это суперское адреналиновое действо её увлекло и она придумала достойное оформление - танец. Прижимаясь к нему в блюзе, Вера тихонечко царапала его руки, а зубами вгрызалась в заветное местечко у шеи партнёра. Было хорошо, приятно подташнивало и перед глазами стояла дымчатая завеса, а в ушах отдавался звон серебристых колокольчиков. Она едва удержалась, чтобы не вонзиться в его тело по-настоящему. Руки мужчины в это время легонечко массировали её плечи и спину и на буйство поощряли неимоверно. Ну и его сильное дыхание, к которому хотелось приобщиться всегда. Вик на её фокусы реагировал и сердцем и дыханием и Вера играла на этом инструменте с удовольствием фанатки, а он поощрял капризы, зная, что она хорошая и послушная девочка.
   Ну, как? - спросил он потом, когда они устроились за столиком и стали приходить в себя. Виктор тоже завёлся, но не настолько, чтобы потерять голову. Вера только теперь поняла, насколько увязла в отношениях с Виком. Не в пример другим мужчинам, он отлично понимал её душу, а это стоит всего, чем она обладает. И свободы, и самовыражения, и прочих бабьих ценностей. Она подняла на него чёрные бездонные очи и ответила:
   Хочу ещё!
  Они ещё пару раз поиграли в такое на танцплощадке и Вера зашла так далеко, что не узнавала себя прежнюю, Вик в ней разбудил такое, что она ужаснулась себе, разнузданной и безбашенной. Ко всему, она за это время дважды потекла и он это хорошо чуял, но не воспользовался. Такого с ней не было никогда! Он закачивал в неё негу и уверенность без химии и секса, всего-то пониманием и добротой. А руки на плечах и спине были фантастическим электродами, через которые в неё перетекала созидательная энергия. К концу вечеринки ей захотелось как-то воздать мужчине и она сказала:
   Вик, я хочу спеть, у них есть караоке?
   Как в мультике про волка и дворового пса? - улыбнулся Вик, удерживая её руку, дымившуюся от возбуждения, - лучше не надо, сбегутся люди и отбуцкают! Потерпи до утра, а там и споём вместе. Она кивнула, одобряя в нём всё. Он привёл её в чувство и они в обнимку вышли на улицу. Слегка дуло и свежило, но полученный заряд был так хорош, что Вера ничего не заметила. Он сказал на прощанье заветное:
   Ве-ер-ка, ты лучше всех! - и нежно приложился к горячей щёчке. Через четверть часа она уже была дома и, увидев Эдика, сыграла смертельную усталость.
   Утром, Эдька, утром! - сказала она мужчине, не желая разлуки с полученным от Вика даже на минуту. Ради этих минуток она обошлась без криминальных затей с джемом. И закрыла глаза, прильнув к одному мужчине и воображая другого. Такой муки Эдик не выдержал и уже через четверть часа приступил к осаде. Вера вздохнула и осталась с мужчиной, ублажая, и по-настоящему, другого. Надо лишь не проговориться! Она стиснула зубы и запела новую песню, сводя с ума Эдика и храня тайну ящика с сокровищами, который открывалось заветным ключиком по имени "Вик".
  Эдик даже не представлял, что упрятано в его подруге под личиной продвинутости во всём интимном. И это в глазах Веры все его достоинства делало недокрученными фигурами, у которых оценки ниже плинтуса.
  
   13 ноября ХРОНИКА ШОУ
  
  Прошёл девятый тур, шоу набрало ход и обрело прессу. О нём говорили все и рейтинг программы учитывали даже при футбольных и хоккейных трансляциях, чтобы развести потоки страстей для расхристанных миллионов с изысканным зрелищем для приличной публики, которой было не меньше. Теперь участников шоу приравнивали к героям светской хроники: тарелки, магнитные открытки, календари и майки с их портретами побили все рекорды продаж. Учуяв свежину, стали заглядывать к ним и думские политики: где ж ещё засветиться, как не тут, у самого цитируемого источника, да ещё в свете юпитеров. К месту оказалась и ранее не очень заметная Галя Кожемякина, к которой думцы зачастили, как к себе домой.
  Со временем образовались группировки и внутри состава шоу. Былое противостояние: "Все против Заварзиной!" потихоньку преобразовалось в негласную обструкцию несносной дамочки во главе судейской коллегии и к ней присоединились многие из технического и тренерского состава шоу - Линда достала всех!
  
   13 ноября КОСТЯ И ВЕРА. ПОД ОДНОЙ КРЫШЕЙ
  
  Костя Дибров после разговора с Верой Филатовой условия примирения соблюдал строго и с Диной только созванивался, поддерживая морально и вербально. Тайную задумку милой подруги он поддерживал. Развод с мужем был как раз тем шагом, который устраивал и его. Воровать своё у чужака, подсуетившегося при раздаче, он считал унизительным и их близость с Диной от этого сильно страдала. Встречи с ней ничего в нём не нарушали, да и сама женщина понимала меру собственных притязаний, что в мужчине вызывало чувство, так необходимое женщине.
  Оставшиеся недели в ледовом шоу выпали на эмоциональный подъём Веры и Костя Дибров присоединился нему, питая и развивая известными ему приёмами. Публичность же профессии партнёрши налагала кучу неудобств. Дресс-код для одежды был очень жёстким и в публичных местах она обязана выглядеть в соответствие с ним. А публичность для неё начиналась у домашнего подъезда. Ловушки камер наблюдения, якобы для охраны жильцов, "желторотиками" из скандальных новостей использовались нагло и всё это оставалось безнаказанным. Поэтому Вера чувствовала себя комфортно, лишь удалившись от дома подальше, когда её аура растворялась в пестрой атмосфере громадного мегаполиса. Жить в доме Кости оказалось намного уютнее и это она ощутила с первых же минут, когда переступила порог его квартиры-сталинки. Туда никто из посторонних попасть не мог и жильцы это завоевание прежней эпохи берегли очень рачительно. Так что она могла вернуться сюда когда угодно и в любом состоянии и не бояться кого-то с объективом и микрофоном на загороженной площадке для машин. Так же чётко охрана следила и за тем, чтоб жильцов и их гостей понапрасну не беспокоили, ну и вход был хорошо прикрыт от корыстно любопытствующих.
  Костя видел, что партнёрше проще жить с ним постоянно, чем прятаться под его крылышко периодически. Ему тоже от этого было легче и он хорошо различал удобства житейские от тяги к этой женщине по-настоящему. Не будучи изначально его типом, она всё же сумела зацепить мужскую сущность. Утончённая фигура новой партнёрши поначалу у него тоже особого восторга не вызывала, хотя она и не была субтильной, как другие топ-модели. Очарование пришло позже и связывалось с чувственностью молодой женщины. Это проявлялось в ответных взглядах и интонациях на его слова и действия. Очень тонких и пронзительных одновременно. И предназначенных только ему. Мужчин в её окружении было с избытком, но с ними о тепле и сердечности она даже не помышляла. Да и притязания означались в иных сферах. В её душу никто не был вхож. - А там такое намешано!
  Публично Костя мог себя вести только в рамках, указанных её спонсором. Мужчины в контракте Веры оговорены особыми условиями и она от этого сильно страдала. Костя с учётом контракта с телеканалом в эти требования старался вписываться, чем сильно облегчал её жизнь. Ловушки и капканы Филатову сопровождали повсюду, ко всему примешивалась и зависть окружающих. Он на время стал её парнем и утром был первым, кто видел сегодняшнюю Веру. В течение дня они практически не разлучались и в постель она укладывалась, зная, что утро начнётся его роскошным жестом и фразой примерно такого содержания:
   Леди, просыпайтесь! Вы так прекрасны, что просвещённому миру вас надо видеть уже сейчас, я вас приветствую от имени и поручению.
  Завтрак чаще готовил он и она с интересом заглядывала на кухню, поджидая пока не подадут блюда на стол в гостиной. Здесь тоже интриги и сюрпризов хватало и нежности в произвольном порядке чередовались с нешуточными подначками. Иногда он сам одевал партнёршу по погоде и странному настрою души. То очень тепло, так что она могла запариться, то легко, но со словами про согревающие чувства, которые важнее. Усадив женщину в машину, он про вчерашнюю пассажирку говорил гадости типа:
   Вы знаете, юная леди, вечером довелось везти такую грымзу, никак не отойду от её одЭкОлОна. Всю ночь салон проветривал - бесполезно! А вы вошли и сразу другой коленкор! Можно вдохнуть от вас самую чуточку? - Вера жеманно делала губки и отвечала что-то вроде:
   Какой кошмар! - Ведь мы и не знакомы вовсе, а вы с таким и сразу! - потом милостиво сдавалась: - Да ладно, негодник, вкушайте свою пайку! Он склонялся к ней, делал умилительную рожу и с шумом втягивал в себя всё, исходившее от спутницы.
  Вера всегда выглядела исключительно и такая буффонада ему ничего не стоила. Путь до спорткомплекса проходил в лёгкой пикировке и доводил партнёршу до нужных кондиций. Остальное завершалось в раздевалке, где она растягивалась и разминалась так же интенсивно, как и он. Иногда он дотягивал её мышцы чуть сильнее и на льду ей ничего не оставалось, как выкатывать и выносить своё тело так и туда, куда звал партнёр.
  Когда Вера попадала в одну смену с Ниной Самохиной, которая в шоу тоже первый год, то невольно сравнивала свой уровень актёрской выразительности и её. Теперь разница была не так катастрофична и Вера улыбалась себе, сильной и умелой. До уровня профессионалок Насти Никольской и Веры Зининой ещё далековато, но с прежней дистанцией не сравнить. Ну и она видела, что личные отношения с партнёрами у этих дам тоже за рамками функциональных, они дружили по-настоящему. И Вера с иезуитским тщанием прибирала все свободные частички своей Косточки в личную копилку. О том, что у их дружбы есть оговорённые сроки, думать не хотелось. Она жила одним днём - днём общения с надёжным и сильным мужчиной, а это вылилось в нескончаемую череду дней и ночей, конца которым видеть не хотелось.
  
   15 НОЯБРЯ НИНА САМОХИНА. ОДНА И ОДНА
  
  Нина Самохина была самой выдержанной из актёрского состава и самой терпеливой: когда все уже нежились в руках массажистов, она ещё раскатывала по льду, выпив же дымящийся кофе, она лишь секунду впитывала в себя его аромат и тут же отрабатывала "ребро" - то есть основу скольжения. И её Ингмар следовал рядом, чтобы подстраховать или подсказать. Для неё успех в шоу значил очень много и это "много" обозначало почти всё. Карьеру актрисы в том числе. Или она остаётся на проходных ролях и снимается ежедневно за гроши, или же роли приличные и из них можно хоть что-то выбирать и ставить творческие задачи. А, значит, и расти!
  Что актёрская техника и прочее у неё на уровне, она знала и так, теперь в этом надо убедить постановщиков, режиссёров, агентов и продюсеров. И частое мелькание на экране эту цель в известной мере приближало. Разумеется, чем ярче и красивее одежда, тем чаще крупный план и внимание оператора и режиссёра на записи. Поэтому костюмы она продумывала загодя и выбирала, уже зная, что и как будет смотреться на ней. Чтобы хоть как-то отличаться от "принцессы" Долминой, надо превосходить её костюмы чем-то особым. Ну и стиль она выбрала попроще, но с крутым секси. Тип драйва, который она для себя определила, как "красотка из предместья", был ключевым и сильно помогал в зрительских голосованиях. Что-то в этом совокупном облике было из актёрских работ Джессики Ланж в пору расцвета и Дайан Лейн в зрелости. Именно "красотки" и как раз из "предместья"!
  Она не была назойливой, но и в когорту скромниц тоже не входила. Пару раз за приличные деньги устроила себе фонограмму достойного качества и под свою технику и в итоге заняла вторые места, пропустив вперёд только записных лидеров: фигуристку Ирину Заварзину и профессиональную танцовщицу Эмму Зигфрид. Это позволяло держаться в верхней части рейтинга. Но для успеха в финале требовалась особая программа и там нужно выделиться из обоймы сильных спортсменов чем-то особым. И она искала нужное решение, складывая выигрышные компоненты и присматриваясь к соперникам, чтобы не выдать посредственно то, что у других выглядит отлично. Собственный стиль она уже выработала, осталась малость: фирменный росчерк и победная точка.
  
  На вечерней раскатке у Самохиной случился обморок и она ни с того ни с сего посыпалась на лёд. Будто в рапиде: всё расслабленно и каждая часть тела в каком-то особом графике выключалась сама по себе. Ингмар такого не встречал давно и растерялся: отчего это? - Не споткнулась, кажется, да и он её лишь на секунду отпустил правой рукой, чтоб затем в сложной обводке перехватить в левую. И в эти-то мгновения она и рассыпалась. Он опустился и внимательно осмотрел её. По белизне щёк и слабому дыханию понял, что это не травма, а всего лишь обморок. Лет женщине уже за тридцать и без многолетнего тренажа такие нагрузки даром не проходят. В режиме профи на льду она жила впервые и слегка переусердствовала. Чуть позже Нина открыла глаза и шевельнулась. Что с ней, она так и не поняла. Пугать партнёршу Ингмар не стал и просто помог подняться. Она была очень слабой и пришлось напрячься, чтоб никто не обратил внимания и не устроил сцены. В общем, сошло за обычное падение. Он усадил её в кресло для хореографа и сказал, что принесёт пить. Нина приходила в себя долго и его кофе с чем-то энергетическим приняла, как данность. Они поболтали несколько минут и, когда надо было возвращаться на лёд, чтобы докатать остальное, он сказал:
   Что-то спина разболелась, будто плечевой хондроз вниз опустился. Давай посачкуем! И в течение нескольких минут занимался самолечением плечевых и спинных суставов. Потом опустился на широкий барьер рядом с ней и попросил чуток размять позвоночник. Туда он никак не доставал. По тому, как отличалась её энергетика от прежней, стало ясно, что сегодняшний день для неё закончен. И мужчина изобразил полный развал.
   Надо принять внутрь, иначе не выживу. Ты со мной? - она отозвалась, готовая на всё и тут же:
   Никита с няней, но утром в школу веду его я, так что...
   До утра мы излечимся, я правильно мыслю? - с показным напором портового грузчика спросил Берзин и она кивнула.
  Чем-то внутри себя она чуяла, что с ней нелады, но подсознание всё это отпихивало и подсовывало иное - желание посидеть в компании и ничем себя не грузить. Ингмар был отличным вариантом. Он снимал квартиру у кого-то из дальней родни, у него как в гостинице останавливались гости из Прибалтики. С женой отношения давно стали номинальными и её визит ничего не омрачит - это она уже знала, побывав пару раз и коротая время между тренировками в разных залах Москвы. Гости у них жили всегда и общение с ними было приятным, несмотря на скоротечность и поверхностность.
  Пока Нина переодевалась, он сообщил Летиции, что вскоре приедет и не один. Та ничего против не имела и сообщила, что приехала племянница и разговор с Ниной мог иметь что-то практическое. Инга снималась в рекламе, играла мелкие роли в антрепризе и искала перспективы в этом деле. Диплом бакалавра по этой части у неё был, но сугубо местный и в России вряд ли имеет вес. Однако хорошо то, что Самохина приехала в Москву не так давно и эту проблему должна знать изнутри.
  Нина вышла в рекреацию к поджидавшему Ингмару и тот решил, что с состоянием партнёрши не ошибся. Она слегка заторможена, но сама этого не замечает. Интеллигентного гуляку он изобразил правдоподобно и она, привычно взяв мужчину под руку, отправилась с ним за компанию. Ей после каторги на катке тоже ничего умного и трудного не хотелось. Они спустились в метро и через четверть часа уже входили в дом Ингмара. Щебетание двух цивилизованных женщин и шарм партнёра отвлекли от ежедневной напряжённости и она забыла про падение на катке. К месту пришлись и претензии племянницы на театральную сцену. Нина не стала разыгрывать театрального мэтра и назвала несколько фамилий и адресов, где этим занимались профессионалы. В принципе, спрос на нестандартных актрис есть, но он в рамках отдельных проектов и связан с конкретными постановщиками. Заодно она послушала о порядках в свободной Прибалтике и волне разочарования в национальных реформаторах.
  Утром Нина поехала домой и управилась с уже привычным набором разведёнки при сыне школьнике. График своей занятости в шоу она составляла так, чтобы сын был хоть в какой-то мере ухожен, пока не приехала мама из Новосибирска. К Новому году обещала быть. На утренней репетиции в танцзале отдохнувшая актриса прошла все трудные места без особых проблем и Ингмар облегчённо перекрестился: пронесло!
  
  Все ли в шоу работали вот так на износ? - Разумеется, нет! Как и везде, там были отличники, середняки и лентяи. Лентяи делали вид, что у них проблемы и они отвлекаются от шоу и что-то выправляют на основной работе, середняки в меру сил выполняли задания тренеров и хореографов, а отличники пахали, как им и положено по определению. Вот каков расклад этих категорий: 5-6 пар передовиков, 7-8 середняков и пара-тройка сачков. Но перед камерами светились и улыбались все. За тем к ней и рвались. И все видимые страсти разыгрывались перед камерами ТВ. Ну и в момент обсуждения оценок судей. Здесь ведущие обозначали себя чуть не участниками шоу и выезжали на лёд, чтобы показаться всем. А зрители на трибунах изображали самих себя и шумели в соответствие с пристрастиями. Особо им нравилось конфликтовать с судьями и по мере возможностей давить на них.
  Ещё были и негласные участники шоу, которые нигде не светились, но на процесс влияли ощутимо. Это спонсоры. У них тоже были любимчики и им хотелось, чтобы это выразилось в отметках судей. Ведь они фактически давали деньги именно им, а остальных позвали для количества и видимости борьбы. Но поскольку практически все спортсмены прошли настоящую школу жизни, то борьба была настоящей. А про судейство они и в прошлой жизни знали не самое лучшее. И клятвы верности олимпийским идеалам судьи нарушали во все времена. Но это так, к слову.
  
   15 ноября ФИЛАТОВА
  
   У нас сегодня перенос тренировки в зале. Начнётся тут же, но через два часа, - сообщил Косточка, вернувшись из тренерской. Вера устала после силовой тренировки и никуда ехать не хотела.
   Я бы тут на диванчике прилегла и ... - мурлыкнула она, не имея сил на большее.
   Ништяк, бабка, не горюй! - закончил за неё партнёр и потащил в душ. Сама бы она туда ни ногой. Мытьё они совмещали с неглубоким массажем и тело потом за такое внимание возмещало стократ. Косточка меру знал и партнёрша только получала кванты эмоций и энергии, лишь малость излучая наружу. Со временем ей захотелось быть на равных и он позволил, убедившись, что не навредит. Хорошая физика ещё никому не вредила - так размышлял партнёр, чуя её пальчики на своей шее и спине. Вытершись насухо, они устроились на диване и стали смотреть кино на его ноутбуке. Сегодня была мелодрама с Дайан Лейн "Неверная".
  Вера видела фильм давно и многое в нём забыла, да и всё прежнее смотрелось не так остро и опосредованно, как с Косточкой. С ним она ничего и никого не стеснялась и воспринимала мир, каков он есть, а не в интерпретации чьих-то норм и правил. Где-то в самой завязке интриги, где героиня Дайан Лейн на улице Нью-Йорка собирала развеянные ветром листы рукописи, она забралась под крылышко партнёра и тихо проплакала до конца грустной истории.
  
  Слезинки капали на скатерть,
  Она вздыхала: - Ну и пусть!
  Одна и ночь во взрослой дате
  И надо всем такая грусть!
  
  У героини не сложилось,
  Не вышла с Дэвидом любовь,
  А ей хотелось так и мнилось
  И чувством их горела кровь.
  
  Сжималось в боли острой сердце
  И тяжко ей от нот тоски,
  В ознобе жутком не согреться:
  Не греют кофта и носки.
  
  И глаз от серости не спрятать
  Исчезли блики и цветы,
  Промозглый вечер в стыни марта
  И проморожены листы.
  
  Слеза горючая стекает,
  Щека от чувств чужих горит
  О светлом для других мечтает,
  Когда ж своё ей предстоит?
  
  Когда Косточка произнёс последнюю фразу, тихие слёзки перешли в бурные рыдания. Модель с европейской лицензией и кучей дипломов рыдала, как деревенская девчонка и слёз не стыдилась совершенно. Задетая струна звучала чистым тоном и мужчина не мог скрыть восхищения этим кристально звонким в душе циничной москвички. Он просто качал головой и твердил: - Поплачь, моя девочка, поплачь, от этого сердце только очистится! Через некоторое время, избавившись от давивших эмоций, она просветлела и повеселела.
   И что это я расквасилась? - сказала она, заглядывая в глаза партнёра.
   Верно, захотелось настоящей чувственности, в фильме она просто удивительна! - ответил он. - Дайан Лейн в этой материи соперников не имеет. У неё всё через край.
   Твоя жена была такой? - спросила она. Косточка чуть отодвинулся от неё и ответил:
   Не надо о ней. Умерла и всё! - Вера вздохнула и поднялась, ощутив желание что-то сделать. Походив по раздевалке, она увидела чайник и принадлежности. Остальное вышло само собой. Они пили чай с лимоном и обсуждали фильм. На удивление партнёра, она ничего не упустила, а уж в интерпретации того, что в фильме прозвучало не явно, мужчину превзошла намного. Он ждал момента, когда она коснётся постельных сцен и сыграл для себя в угадайку, как это прозвучит. На неё самое сильное впечатление произвела первая сцена, когда актриса играла борьбу порядочной жены с проснувшейся в ней ненасытной самкой. Он поставил себе плюсик за угадайку, а она улыбнулась и невинно изрекла:
   Все знают, кто мы на самом деле. Такая ненасытность сидит в каждой.
   В общем, да! - согласился партнёр, - только лучше, чтоб это была не твоя жена.
   Косточка, когда ты смотришь такие сцены, то хочешь эту женщину или она только сигнал, чтоб вообразить другую?
   Хочешь узнать про это, но произнести никак? - сказал он и сердце у женщины замерло. И она только кивнула. А он решал задачу, у которой не было ни единого честного хода. Ложь, ложь и только ложь!
   В те самые минуты фильма ты терзала мою душу, а я сжимал себя в комок и думал: "Если она не закроет этот кран, то трахну тут же и самым разнузданным способом!" И еле сдержался от этого.
   Почему? - выдохнула женщина.
   Ты была нежным и ранимым созданием, которое от любого касания погибнет. И не излитое семя превратилось в молчаливое приятие тебя, какая ты есть.
   Видно, я откровенная дрянь, если эта минутная и истинная сокровенность перевешивается неделями меня остальной! - призналась женщина в главном грехе - гордыне и сильно потускнела. Ему она такой не нравилась, подавленная Вера - совсем другая Вера.
   С женщиной не всегда так, как бы того хотелось. Иногда не сделать что-то кажущееся нужным и важным оказывается лучше, чем выполнить всё по полной. И полезным считается совсем другое, прежде его держали за вред, а вышло наоборот, - деликатно вырулил из тупика мужчина и по глазам женщины понял, что его простили. Видимо, ложь казалась слишком целебной, чтобы возмутиться насчёт чистоты помыслов. Ничего равного по проникновенности женщина не придумала и просто сказала: "Спасибо, Косточка! Спасибо, что понимаешь!"
  
   16 ноября. НИКОЛЬСКАЯ И КИНДИНОВ
  
  Сегодня у них на льду впервые вышла дорожка шагов с переменой хода и обводом партнёрши вокруг партнёра и партнёрша ни разу не споткнулась. Она восторженно взвизгнула и стукнула кулачками в грудь партнёра. Он тут же взял её в оборот и они эту дорожку повторили, вышло и в этот раз, третий вылетел, как из пушки и Слава обнял партнёршу: даже Алия дорожку осиливала с трудом. На кураже они откатали и другие элементы. Не дав свалиться Насте от усталости и что-нибудь запороть, Слава увёл её в рекреацию, где Настя часто релаксировала игрой на фортепиано. Пирожное с кофе - это обычная премия, которую она получала за выполнение элемента. После кофе они немного поболтали и Слава занялся её связками, чтоб те чуточку разгрузились. Настя наблюдала за другими парами и видела, что массаж - дело обычное. Но редко это выполняли партнёрши из актрис, если такое и случалось с женщинами, то делали его опытные спортсменки.
   Вот бы научиться этому! - подумала Настя, а потом и решила: - А почему бы и нет? Надо пролистать интернет и найти там про эти связки. Славе такое будет сюрпризом.
  Труд и честолюбивые устремления в новом для себя деле незаметно становились самодовлеющими и не дать результата просто не могли. Ну и Настя не была заурядной посредственностью, талант и острый ум у неё виден за версту, поэтому у них получались не просто правильные танцы, а шикарные номера с узнаваемым лицом и почерком. О них говорили - Никольская и Киндинов! И это для Насти стало хорошим наркотиком.
  Надо отметить, что смелость для всех участников шоу была данностью изначально, а теперь многие плюс ко всему обзавелись лихостью с куражом и для непрофессионалов спорта она обрела статус дресс-кода. Так что тут Настя была как бы в струе и немножко своей. Для Славы её успехи значили многое, поскольку её прогресс - это результаты его стараний. Но эта молодая звёздочка только спортивными успехами не ограничивалась и всеми силами расчищала места, занимаемые другими. Фронда в адрес Алии была постоянной, тонкой и изощрённой и звезду балета явно напрягала. Алия стала ревновать и злиться на него, обходя причину дискомфорта. Минутки нечастой теперь близости стали похожи на отчаяние затухающей страсти, теряющей связь с источником горения.
  Не утруждаясь мыслями об Алие, недовольно косилась на Настю и Тоня, и домашней неги и покоя не получалось, однако при маме Славы она старалась держать спину. И это при том, что с партнёршей у Славы всё сугубо по номиналу и ничуть не более. Однако по сравнению с прежними мучительницами Тони Настя вызывала опасения и симпатию одновременно. Симпатию от того, что та не забиралась в чужой огород, а опасения, потому что уж очень Слава с ней носился, такое внимание к чужой женщине хорошо не кончается.
  Что же касается Славы, то он видел прогресс, умную энергию и громадную самоотдачу. Настя пласталась на тренировках, не щадя себя и он не мог не потрафлять женской сущности партнёрши, которая чуяла, что другие партнёрши получают много больше по этой части и в части этого обоснованно маялась от ревности, замешанной на зависти. Чтобы не вышло драмы и вообще чего-то в ней не надорвалось, он урывал чуточку у Тони и тихонечко вручал Насте, она принимала эти крупицы с благодарностью и не морщилась из-за того, что оно краденое. И вот это-то в ней просто сводило Славу с ума и перетекало в особый вид обожания. Настя не могла этого не чувствовать и возвращала прилежанием. Где-то рядышком прохаживалась Бонни и недосмотренное Настей брала на учёт, чтобы ничего не пропадало.
  Творческое содружество Славы с Настей находило ресурсы для рационального использования физического состояния партнёрши и недочёты ледовой подготовки становились всё менее и менее заметными. На паркете она уже сравнялась с лидерами, а по яркости подачи вокала в отдельных номерах собственной постановки не уступала Вере Зининой, которая в такого рода шоу была настоящим и признанным лидером. А раз так, то и место Насти в этом звёздно-змеином бомонде должно быть достойным.
  Слава хорошо знал рычаги и приводные ремни механизма успеха и нажимал на нужные клавиши вовремя и без устали крутил педали, поддерживая темп гонки и стремясь оградить лицо партнёрши от смуты неудач. Без партнёра тут ничего не достичь и подковёрные интриги здесь в таком же ходу, как и в формуляре тайных манипуляций мадридского двора. Немножко в этом помогала и Алия. Успех Славы - это не только бальзам на душу честолюбивой Насти, но и удовлетворение самого Славы. А у танцовщицы было куда нажать и что сказать, чтобы сезам не захлопнул ворота перед её избранником. Однако Слава обычно сам находил возможности и Алия при этом была лишь женщиной на свидании с мужчиной. Во время встреч они не говорили, понимая тщету звучания, а накачивали друг друга заветным. За годы близости оно устоялось и раскручивало маховик страсти мгновенно.
  А что же в таком случае доставалось Даше? И доставалось ли? - Хороший вопрос! И вот ответ: - Партитура её музыки выписана такими нотами, что с партиями Насти и Алии никак не пересекалась. Все знали про всех, но кроме заурядной ревности ничего запретного найти не могли. Да и не искали, поскольку для гимна кастрюль и грязного белья было жаль и времени, и душевных сил. Ну и главное: интимное общение с мужем у Даши было ежедневным, насыщенным и на полную чувственную катушку. Такое с женщиной способен вытворять только любящий мужчина. И это соображение снимало претензии Даши на остальной мир мужа. А собственной ревности она особого ходу не давала, поскольку видела, что ей самой завидуют и ревнуют к несправедливому успеху многие из круга Славы, да и из её знакомых тоже.
  
   17 ноября ДИНА И ВЕРА. ПРИМИРЕНИЕ
  
  Переход количества тренировочных часов на льду в иное качество катания произошёл как-то незаметно и теперь Вера каталась на равных с большей частью соперников из верхней части рейтингового списка и набиралась ценнейших эмоций, запахов и впечатлений. Косточка был тем реагентом-катализатором, без которого её жизнь так бы и текла в мутной серости. И, заглядывая ему в глаза, она черпала уверенность в себе. Вскоре это переросло в привычку и уверенность её не покидала. Такого с ней не было и в счастливом замужестве. И она стала понимать чувства Дины, которая знала его давно и хорошо. Щедрость и бескорыстие партнёра подвигли понять и другое: Дина была для него символом верного и надёжного существа.
  Как раз то, в чём она и сама нуждалась очень остро, потеряв мужа. Осознав это, она ощутила немыслимый ранее стыд.
   Костик, - сказала она после вечерней тренировки, когда они уже переоделись и выходили на улицу, - я хочу извиниться перед Диной. Свинья - это не я, а одно из обличий, взятых напрокат. Косточка, давай съездим к ней?
   Ну, Верка, ты вообще! Ты и в самом деле скажешь: "Прости!"?
   Да, - ответила она и он её чуть не задушил. Теряя сознание от мужских объятий, она общим фоном уловила его реакцию на себя. Он хотел в эту секунду её и никого больше. Оказавшись на земле, она вдохнула полной грудью, открыла глаза и увидела раскиданные сумки со спортивным имуществом. Он собрал всё это в одну руку, второй обнял партнёршу и отправился к машине. Потом позвонил Дине и договорился о встрече.
  Вера прислушалась к себе и уловила привычную уверенность. Того волнения, с которым она подступилась к Косточке с ультиматумом в прошлой жизни, не было и в помине. Увидев вышедшую из подъезда Дину, она отчётливо прочитала на ней страсть к Костику. Неурядицы дома ничего в отношении к нему не нарушили. И она ей откровенно позавидовала. Смущённая женщина вызвала невольную симпатию и она выскочила из машины, чтоб обнять и извиниться. Они немножко поговорили на женском эсперанто и дождались своего мужчину.
   Поедешь с нами? - спросил он и Дина кивнула.
   Думаю, лучше сразу поехать ко мне, - предложил Дибров и возражений не услышал. А Дина подбодрила:
   Как гаремщик скажет, так и будет!
   Мы что - наложницы? - подняла бровь Вера.
   А кто ещё, по-твоему? - ответила Дина и Вера как бы согласилась, но мысленно тираду Дины так и не отставила, вникая в нюансы собственного состояния.
   Просто ты новая и неопытная, а я бывалая и со мной просто и ненакладно. Вот так. С тобой же хлопот полон рот и не знаешь, чем кончится, - пояснила суть вещей Дина, увидев задумчивость соперницы. В гареме все соперницы. Иногда до смерти. Вера женским намётанным глазом разглядывала Дину и сканировала всё до мелочей. И лицо, и осанку, и одежду, и роль косметики в имидже. И решила, что Костик выбрал и держит при себе стоящую женщину. И у них было всё-всё! - Может, и ей повезёт чуточку?
  В доме Косточки Дина бывала нечасто и Вера отметила это с удовольствием. Пока хозяин собирал на стол, гостьи расположились в гостиной, поэтому мысль отравить соперницу даже не задержалась. Зато прикипела другая: - Зачем нам мужчины? Чего такого мы хотим от них, раз в ответ получаем душевное неприятие и грубую сексуальную агрессию. И ответ был прямо перед ней - Дина и Костик. Понимание и преданность. Взаимное понимание и такая же преданность! Костик, несмотря ни на что, Дине ни в чём не изменил. Даже с ней и при таком давлении!
  И она подумала: - А если их связь, как бы, не замечать и вести свою линию? Ведь могло так случиться, что чего-то из их тайной жизни она не знала? - Могло! И вообще они с Диной разные совершенно, ведь так? - Именно так! Они не муж с женой и ничто формальное их не связывает. Да и она ему в жёны не набивается. И хочет лишь развития того, что уже есть. Мешает ли ей Дина? - Если по большому счёту, то нет! Да, ревнивая жаба давит, но всего не объять и на все страсти не сесть! И ей хочется простого продолжения их причудливого романа. В том, что это роман, Вера не сомневалась. И куда он заведёт, уже не важно. Важно то, что он есть и она счастлива с этим мужчиной по-настоящему. У неё ни с кем не было такой свободы в мыслях и поступках. И такого полёта души никто не устраивал. Припомнив свои слёзы и его реакцию на них, Вера взгрустнула и опять заплакала.
   Что с тобой? - спросил Костик и она сморгнула слезинки с глаз.
   Я счастлива, как последняя дура! - пояснила она.
   Ну, и слава богу! - заключил он и прижал к себе. И тут она зарыдала пуще того, что было после фильма с Дайаной Лейн. От такой мокротени что-то сломалось и у Дины, она пару раз всхлипнула и присоединилась к молодой наложнице. Она хорошо помнила, как всё началось ещё в прошлом веке и чего стоило нынешнее благополучие. История банальна настолько, что и говорить нет надобности.
  Если отбросить нытьё и занудство эмоций, подумала Вера, то Дина ей была по душе и неприязнь возникла из-за глупых претензий на единоличное владение мужчиной. Теперь с нытьём покончено и мир снова заиграл всеми цветами радуги.
  Несколько иначе, но в той же палитре ценностей и критериев думала и Дина. И увлечение молодой женщиной для Кости извинительно. Было в Вере что-то, что нравилось и ей. Нет монополии на Костю, но и раньше было непросто. И она простила Веру во всём, поняв причину войны на семейном фронте.
  Что же касается мужчины, то тут ещё сложней. Костя не мог описать ни одну чувственную доминанту к любой из женщин. Он просто вёл себя, как отлаженная программа в режиме он-лайн. Честно и без причуд реагировал на каждую, руководствуясь единым правилом: не навредить! Слово "любовь" он не употреблял, поскольку не знал, что оно означает теперь. Смерть Элис в дереве его души что-то надломило и на этой веточке с тех пор ничего не росло. Что-то достаточно ёмкое и нежное он питал к обеим женщинам и каждая была очень далеко от другой. Да и были они, что называется, с разных планет.
   Дина, ласточка, что мы можем сделать для Верочки? - прервал он размышления давней подруги.
   Думаю, у нас имеются небольшие проблемы с вестибуляром. Отсюда и нелады с координацией. Из вращений иногда выходит не так и не туда. С поддержками та же история. Как думаешь? - ответила старшая наложница и младшая тут же встрепенулась.
   Надо сделать парочку тестов и потом всё по науке, - согласился Костя. И они в четыре руки занялись младшенькой. Любовно и трепетно. Вера тут же отдалась умелым рукам, понимая и доверяясь одновременно. Вскоре естествоиспытатели нарисовали схемку и показали младшенькой. Она вникла в пояснения и согласилась на тренаж. Несколько циклов по 15 минут, кое-что прояснили и дальше дело пошло успешнее. К полуночи перекосы в системе ориентации почти исчезли и пациенту дали перерыв.
   Как думаешь, зачем это нам? - спросил Косточка.
   Мне кажется, от большой любви, - не стала мучить себя изысками младшенькая, - вы меня любите, вот и лечите от разных болячек.
   Умница, - похвалил Косточка, - мы хотим сделать пару вертушек на поддержках и надо, чтоб ты не заваливалась набок.
   И ещё я теряю ориентацию в танцах при быстром вращении, - добавила младшенькая.
   Мы сначала закрепим это, а завтра примемся за устойчивость при вращении, - сказали старшие и младшая кивнула. Потом был душ с массажом и калорийный ужин.
  
   18 ноября ФИЛАТОВА
  
  Удалось несколько часов поспать, потом сытный завтрак, после чего Вера с Косточкой отвезли Дину домой, а сами поехали на утреннюю тренировку в зале. Младшенькая прониклась уверенностью старших и попусту не глупила. В обед на прокат приехала Дина и они продолжили работу с вестибуляром. Затем был душ и к Вере приехал парикмахер, чтоб сделать причёску к фотосессии.
  С 18.00 до 19.30 Вера позировала с дюжиной юбок и парой десятков кофточек от модного кутюрье. Попутно шли и рисунчатые колготки с обувью от производителя. И фурор, изданный сидевшими в зале спонсорами показа, подсказал Вере и Косточке, чего надо прибавить, чтоб тенденция к улучшению имиджа младшенькой стала устойчивой функцией. Ну, а на языке продюсера это значило просто, как день: продать Филатову подороже! Можно ли верить в чувства и доверие окружающих, если вся жизнь Филатовой - это эксплуатация тяги к прекрасному в корыстных целях? Вера старалась об этом не задумываться, доверившись надёжному лоцману женских чувств - инстинкту. А он доверял Косте в полной мере и Дине в главном. Частностями она себя не утруждала, да и возраст не тот, чтобы всё по полочкам и сусекам.
  
   18 ноября АЛЁНА ДОЛМИНА. СВЕТСКАЯ ЛЬВИЦА
  
  Сугубо провинциальная откровенность Саши Макеева звёздной актрисе Алёне Долминой пришлась по душе и она при случае и как бы запросто и по-приятельски обращалась к нему по разным вопросам, чаще в паузах тренировок и реже по телефону, изводя Ирину приступами ревности. Рецепт, однажды найденный для Саши, теперь срабатывал постоянно и она с маниакальным удовольствием пользовалась им и наблюдала за эффектом. Саша свою реакцию на женские провокации скрывал, но внутренне возбуждался, поскольку в Алёне столько такого, что мужик не мог ей не ответить чем-то мужицким! И польщённая таким тайным отношением к себе актриса благодарно улыбалась, храня его тайну, но воздавая за реакцию на себя.
  Она вообще была женщиной понятливой, умной и отзывчивой. Алёна чем-то в очертаниях фигуры напоминала Ирину, но глаза и губы у них имели иной рисунок и цвет. Различались они и по темпераменту: если Ирина прямо-таки светилась и искрилась, то Алёна была сама выдержка и величие. С теми, кто был ей близок, она часто вела молчаливые диалоги, одним лишь взглядом выказывая желание или прихоть и выискивая на лице партнёра реакцию на это. Эта игра её приводила в трепет, но многих женщин подобные вторжения на чужую территорию доводили до бешенства. В таких случаях актриса становилась пытливым исследователем характеров и срисовывала увиденное, пополняя свою коллекцию эксклюзивных истерик, воплей, монологов и жестов.
  Нормальным делом такие эксперименты в обществе считали лишь некоторые и репутация у неё стала очень сомнительной ещё во время первого замужества. Сейчас она замужем в шестой раз и за это время разрушительных для репутации фишек имела на сто жизней вперёд. Однако Алёна на всё это смотрела свысока и ей многое прощали: талант и мастерство актрисы тому залог.
  Ко всему одиозному в своём имидже принцесса российского театра и кино решила в пику мужу прибавить собственный этикет и своих приближённых. Перемены в этикете содержали криминал в дресс-коде, а собственные приближённые - это её личный каприз и включала она туда уж очень неформатных особ. Но за ними числился извинительный признак - они были личностями, самодостаточными и состоявшимися. Их она звала без церемоний, повода и протокола, просто по-соседски, но окружала вниманием, будто венценосных особ.
  Войдя в ледовое шоу, она с интересом наблюдала за людьми творчества, которых отправили на галеры. Такого изматывающего режима она не знала ни у одного режиссёра. И народ на галерах собрался непростой. Кое-кто пахал чуть не круглые сутки и пот вкупе со ссадинами и синяками принимал, как знак приобщённости к высшему. То есть, к тем, кто на Олимпе побывал и вкус божественной амброзии вкусил в полной мере. Они и выглядели иначе. Так что приобщённость ею понималась, как желание и самим возвыситься.
  На этот раз поводом для приёма она избрала освящение нового чайного сервиза, подаренного известным поклонником. Он к мужу не имел никакого отношения. Батюшка из ближней церкви уже своё сотворил и, оставив запах благодатных курений, откланялся. Чай в самоваре приготовили чуть раньше и зрелище получилось отменным, как по дизайну, так и по роскоши букета. Из участников ледового шоу на домашний чай она пригласила Ирину с Сашей и Нину Самохину с Ингмаром Берзиным.
  Кроме того пришла Галя Кожемякина с кем-то из прежних друзей, на виду красовался и сам муж принцессы - Егор Колыванов с новой фавориткой. Это недавняя выпускница его курса Тиночка Белкина. Внешне и пропорциями она слегка напоминала Верочку Зинину, но без цыганского шика, немыслимой преданности, отваги и безрассудства в глазах. И было в Тиночке кое-что чуточку, ну самую малость, как бы дисгармоничное, иррациональное, к чему тянуло приложить руку, чтоб подправить.
  Хозяйка расположила гостей в большом холле с несколькими креслами и диванчиками, в углу стоял громадный бар с бутербродами и спиртным. Столик с оранжадом притаился рядышком, там же были фрукты и цитрусовые. Оделась Алёна неброско и держалась по-провинциальному скромно, что сразу же всех напрягло. Саша её такой не видел никогда, а Ирина сообразила, что сия мимикрия к перемене погоды. Другие гости, знавшие хозяйку давно, просто ждали сюрпризов, показная сдержанность такой вариант делала неизбежным.
  Чай подали с самого начала и к нему прилагались беседы о типах заварки и церемонии вкушения, беседа текла прихотливо, перемежаясь воспоминаниями и диалогами и вскоре сама собой затухла. Саша в такой компании оказался впервые и нашёл себя не сразу, приглядываясь и прислушиваясь. Ладонь и локоть Ирины были рядом и их он касался, как Атлант лона Геи, лишь в особые минутки, в основном пытаясь выплыть самостоятельно.
  Общение с неформатной Алёной после случая в загородном доме, да и потом на полукриминальных звоночках и вопросах шепотком, многому научило и кое-что открыло. Но это мелочи, главный же ключ к миропознанию у него был собственный и испытанный.
  Постепенно Саша присмотрелся и стал различать тонкости светских шпилек, сыпавшихся из женских уст, мужских комплиментов, завёрнутых в необязательные фразы и флюиды хозяйки, перебивавшие общий фон и царившие безраздельно. Изо всего этого бомонда незнакомы только муж с Тиночкой и приятель Гали Корней, поэтому он особых неудобств не ощущал и не грузил себя, въезжая в темы бесед. Чего-то не понимая, он не стеснялся спросить и вообще чувствовал себя свободно.
  Когда пришла пора представить Тиночку, хозяин в общих чертах перечислил её достоинства и показал фрагменты из работ на домашнем проекторе. Бегло и умело, он знал, как в чётких фразах и ёмких кадрах подать нужное и упрятать лабуду. После этого Алёна упросила гостью показать какой-нибудь этюд и та с завидной готовностью прочитала пару абзацев из инструкции к соковыжималке. Выглядело очень оригинально и свежо. Так показалось Саше и Корнею и они улыбнулись такому ходу, остальные же ни единой эмоции наружу не выпустили. В том числе и хозяин. Почуяв момент, Алёна подошла к начинающей актрисе и нежно чмокнула в лобик:
   Молодчина, Тиночка! Ты просто клад! Егор опытный провайдер и всё своё доводит до конца, - затем, поставив точку в навязанном и досадном предложении и переходя к следующему, поднялась и добавила: - надо бы расслабиться и чуточку размять тело. А то мозги уже сварились.
  И включила музыку. Для гостей из шоу она была стилем жизни и средством пропитания уже четвёртый месяц. И все знали достоинства и примочки друг друга хорошо. В танце они умели всё, в том числе и выражение собственных мыслей и чувств. Читать чужие считалось первейшей задачей, иначе не выжить. Большая часть женских индукций имела адресом соперниц и содержала нескончаемый диалог. С мужчинами диалог был иным и совершенно эксклюзивным. Поэтому в танцах все тут же раскрепостились и явили что-то в себе, искоса поглядывая за другими.
  Алёна своих симпатий к Саше на этот раз не скрывала и это выглядело данностью, которую Ирине надо принять как факт: ведь не муж он ей! Когда "скромница" Алёна разок прошелестела с ним в плавном блюзе, то эксклюзив отношения к гостю прочитали все и Ирина едва не влепила той оплеуху. Спасибо Ингмару, он удержал и понимающе улыбнулся. Ирина отошла тут же, поняв, что её наглым образом провоцируют. И вскоре хозяйка исчезла припудрить носик. Музыка закончилась и все расположились группками, потягивая спиртное и пытаясь общаться.
  Алёна появилась неожиданно и выглядела будто из ретрофильма про семидесятые. Кадры хроники из той эпохи только такими женщинами и заполнены. Но те были в трудовых подвигах, а эта затеяла кантату о любви.
  - Нина, ты помнишь свою первую любовь? - спросила она и, увидев кивок, продолжила: - А она ярче, чем следующие? - и опять кивок. - Чем она закончилась? - на ответный вздох разочарования она уточнила: - А какая самая запоминающаяся и сильная? - Наверное, та, что без ответа? - и опять в точку.
   А у тебя, Ирина, так же или иначе? - Ирина не стала ввязываться в её игры и просто поддакнула.
   Я у Гали не спрашиваю, вижу, там та же история. - Откуда она? Почему у всех, таких разных, итог один? Почему мы любим не тех, кто готов на взаимность?
   А ты? - спросил Ингмар, - ты тоже любишь не того? Алёна подошла к нему, опустилась на колени и заглянула в глаза. Что-то там вычитав, она склонилась к нему и чувственно поцеловала. Коснувшись пальцами его лица легонечко, но со вкусом. Выглядело это призом за активность. Затем хозяйка дома поднялась и, прихватив стул, села на него верхом напротив Саши. Сидящую рядом Ирину она как бы и не заметила. Коснувшись его руки, она стала читать. Негромко и проникновенно, как признание в любви. Горькой и безнадежной.
  
  Поезд ушёл в ночь единственный,
  Спят до утра поезда,
  Небо изнежено искрами,
  Любишь ли ты? - Знаю, да!
  
  Губы помадой украшены,
  Запах почуять манят,
  Очи бунтуют бесстрашные,
  Дарят ликующий взгляд.
  
  Ты упивался ресницами,
  Нежил лазори ланит:
  Лики становятся лицами,
  В пыль обращая гранит.
  
  Шаг и в тебе я, единственный!
  Стала оброком семья,
  Нету в ней прежнего истины,
  Нет и тебя - есть лишь я.
  
  Жара руки я не чувствую,
  Томью терзает бедро,
  Видел меня бы ты грустную,
  Не называл бы игрой.
  
  Было ведь, ой, как всё было!
  Хлад, перетекший в пожар,
  От предвкушения стыла,
  Пестуя божества дар,
  
  Силу тебе возвращала,
  Выпивши сердце до дна,
  Жён и любовниц прощала,
  Знала - в тебе я одна!
  
  Было. В тебе прогорело,
  Нежность теперь - пошлый тлен,
  Лёд там, где прежде кипело,
  В ржавую сеть - сладкий плен.
  
  Горечь - не чую касаний я,
  Смерть - я тебе не нужна.
  Жизнь - хоть отчасти признание.
  Взгляд - мне на чувства узда.
  
  Милый, мне сладки мучения
  Искорку чувств подари,
  Нового жду обручения
  С браком до первой зари.
  
  Мне и хоть что, ну, пожалуйста!
  Мне - я учую полёт:
  Запах твой чудный из августа,
  Тела июльского гнёт,
  
  Марта порыв излохмаченный,
  Губ сумасшедших январь,
  Осень минуток утраченных,
  Вёсен с тобою янтарь.
  
  Плод есть во мне - он на память нам,
  Помнишь ли ты колыбель?
  Мы не навечно расстанемся,
  Вот тебе ключ в нашу дверь!
  
  Этот плач-спиричуэл она сыграла на одном дыхании, отдаваясь ему полностью и без раздумий, касаясь и припадая к мужчине, когда нужно и отдаляясь в той же логике. Сердце мужчины разрывалось на части, отвечая на призыв поэта и помня о той, что уже пленила и стала желанной. Натиск актрисы был настолько силён и пронизывающ, что к концу он не выдержал и зажмурил глаза. Разорванное пополам сердце истекало кровью, а роковая соблазнительница упала на его колени. Она была без чувств, а мужчина сгорал от вожделения под весом поникшего тела. Сгорал и не мог шевельнуться, ввергнутый в катарсис.
  Пауза затянулась и из неё никто не решался выйти первым, понимая, что любое слово будет не в тон и разрушит ауру бесподобного образа.
   Ну, ты и стерва! - первой опомнилась и восхищённо прохрипела Нина, - надо же выдать такое!
  Если Галина ко всему увиденному отнеслась, как к сценическому действу, то про Ирину и Егора с Тиночкой такого сказать нельзя. Так или иначе, эта троица и была конкретным адресатом гениальной миниатюры. И она их буквально убила. А невольный герой коллизии положил пальцы на плечи падшей актрисы и возвращал кванты чувственности, пребывая в нирване необъяснимой эрекции, которая плавно перетекала в следующую физиологическую фазу.
  Сыгранное Алёной отозвалось в его душе с первых же тактов и он следовал ритму и пластике до самого конца, понимая и принимая сказанное чувственным нервом. Она сумела въехать в мужчину, минуя волю и сознание, пользуясь лишь подсознательным. Как говорят ребята с фанатской трибуны: - Полный абзац! А прикосновения и взгляды дополнили прочувствованное и подняли на высоту, с которой видно многое и масштаб зрелища приводил в неописуемое состояние. Аура актрисы была настолько проникающей, что противиться ей не было сил. Ирину рядом он не видел и её боли не чувствовал, поглощённый собственной.
  Нина первой сообразила, что Алёна в состоянии эмоционального обморока в нём может пробыть долго и привела актрису в чувство. Придя в себя, Алёна осмотрелась и сказала:
   Ну и как? - Ирина не стала ждать актёрских славословий и приступила к защите своей территории:
   Дай мне кинжал и твоим мукам конец! - Ты хоть понимаешь, куда забралась?!
   Ирка, я тебя люблю, по настоящему, уже давно и на всю катушку и поэтому позволила такое именно с тобой. Когда это настоящее, есть и парение и глубина. А остальное - только игра. Лукавая и жульническая, но игра. Тебе выпала доля стать вдохновением для меня. Да ещё каким! И я не могла им не воспользоваться. Прости! - она села к ней на колени и обняла. Смирив порыв сопротивления Ирины, она припала к её лицу и буквально вылизала соперницу. По ходу этой лукавой пьесы актриса учуяла её ритмику, раскачала чемпионку в нужную сторону и склонила к страсти. Ирина, поддавшись наваждению, раскачалась с ней вместе и прикрыла глаза, чтобы лучше чуять ритм дыхания и запах искусительницы. И после этого Алёна поцеловала её в губы. Она чуяла, что та ответит и лишь выжидала. На мужа и его фаворитку она не взглянула, чуя по реакции, что они уничтожены. После этого притянула к себе Сашу, чувственно прильнула к нему и добавила, как бы визируя решения большого жюри:
   Вы оба мои. И с этим надо смириться. - Выпьем?! - к ним присоединились все, кроме мужа и Тиночки. Их просто не стало. Испарились без следа. Праздник рождения очередной Алёны закончился лишь к утру.
  Когда Ирина с Сашей вошли в подъезд, возбуждение обоих зашкаливало. Он никогда не видел её в таком раздрае и беспомощности. И понял, как она устала от роли амазонки. Однако судьба иных ролей не давала.
  Мама увидела их машину ещё на въезде из арки и открыла загодя. Ирину такой разобранной она не видела давно и взглянула на Сашу, тот пожал плечами и сказал, что они вздремнут немного, к обеду надо быть на катке. Ирина ни слова не произнесла и отправилась в комнату Саши. Мама прислушалась к домашним шорохам и решила, что всё в порядке. Когда-то это должно случиться.
  
   19 ноября. ВЕРА ЗИНИНА, РАЗЪЕЗД С БОЙФРЕНДОМ
  
  Прошла неделя после ужина в ресторанчике на Яузе и Вера решила её выделить по-своему. Когда утром Виктор привычно распахнул дверцу её "чайки" на стоянке у спорткомплекса, то увидел нечто: из машины выбралось создание неясного пола в драных колготках, суконной куртке мышиного цвета и войлочных ботах "прощай молодость". У него и челюсть отвалилась: модная и навороченная певица вырядилась попрошайкой из послевоенной электрички.
   Вика, привет! - весело защебетала Вера, будто она Мона Лиза, а Виктор её Ботичелли, - как тебе мой прикид?
   По какому случаю праздник? - наконец-то нашёл слова он.
   С тех пор, как мне отказали спеть в ресторанчике, прошла неделя. Чем не дата? - С престарелой дворнягой и выбракованным волком мой вокал сравнили впервые. Так что, вот так! - Праздник у меня.
   На тренировку ты выйдешь во всём этом? - догадался партнёр и она кивнула, готовая к более подробным разъяснениям.
   Ладно, так даже лучше, если надумаешь крутить брейк-данцевые штуки на животе, мозолей не будет! - не стал гнать волну мужчина и взял даму под руку. В этот день Вера была в высшей мере сосредоточенной и танец на паркете они довели до совершенства уже к вечеру. Несмотря на кучу прорех в одежде, его руки куда попало не вставились и ни за что не зацепились. Но их скольжение вдоль прорех - это нечто! Вера не могла представить, что мгновенные касания могут нести столько адреналина. И она его тут же возвращала тщанием и подсознательным проникновением в тайну движений и их немыслимых хитросплетений. Удачным входом с первого раза был каждый третий элемент при норме - каждый пятый. Вик это отметил с удовольствием и она легко кивнула, будто завтра будет удачным каждый второй заход. Ну и времени на всё у них ушло аж на полчаса меньше. И калорий всех сортов осталось немеренная уйма!
  Однако вечером, когда в конце тренировочного дня, он делал массаж и прочее разгрузочное, настрой мужчины сильно переменился. Он был чем-то сильно недоволен и косился на партнёршу с возрастающим недоумением. Вера терпела очень долго, но когда он стал невразумительно ворчать, а потом и выдавать ненормативное, она спросила:
   Что-то не так?
   Боюсь, что, да! - ответил он и отошёл от партнёрши. Сделал движение в карман за сигаретой, будто закуривает, но вспомнил, что не курит, и нервно вздохнул.
   Да не томи же ты, Вика, я так с ума сойду! - вспыхнула обиженная женщина.
   Вот здесь, - он указал на выемку у левой ключицы, - была глубина полтора мизинца, а теперь два и ещё четвертушка. Вот тут, на правой ключице, было мизинец с четвертью, теперь тоже два! Дальше: у правого соска выступ был в полмизинца, а теперь четвертушка, у левого чуть получше, но тоже усыхание налицо. Сами холмики раньше возвышались и колыхались почти на три пальца, а теперь заметное понижение. Та же ситуация с проёмом у спины по обе стороны от хребта: тоже ужалось! А углубление у хорды стало, как у провидицы Ванги. Продолжить или достаточно? - он покрутил пальцами, будто играет на гармошке и потом сжал в кулаки. Вера его беспокойством прониклась и вопросительно уставилась на мужчину.
   Ты меня не разыгрываешь, Вик, может, это шутка такая, чтоб меня прищучить за что-то? - в надежде на крутой розыгрыш спросила она. Он достал свой журнал процедур, куда вносил и всё по партнёрше: что, сколько, где и когда, ему уже много недель и всё расписано по датам массажей. Там стояли именно те размеры, которые он ей привёл напамять. Сегодня десятая неделя наблюдения за её телом.
   Когда делаешь массаж каждый день, то разницу не замечаешь, глаз как бы замыливается, - извинился он за то, что изменения не распознал сразу. Вера смотрела в журнал и пыталась сообразить, что к чему.
   И что теперь? - растерянно спросила она. Он разглядывал её тело и думал. Вера была в его руках большую часть суток и он видел всё, в том числе и питание. Нигде в режиме репетиций, отдохновений, обедов, завтраков, ужинов и тренировок не было и намёков на такие изменения. Значит, это без него, то есть, ночью или рано утром. Такую вкусную прелесть её бойфренд, конечно же, жалует на полную катушку и именно с ним изменения скорее всего и связаны. А это скорее всего - секс. Сам по себе секс в её возрасте только красит женщину, как бы долго она им ни занималась, значит, перемены от гормональных и стимулирующих средств. Если ритм жизни у принимающего эту химию вялотекущий, то и перемен незаметно, но при интенсивной жизни на божий свет выберется любая гниль или простуда, не зря профессиональные спортсмены подвержены этому чаще, чем ленивые фанаты.
  И он стал расспрашивать Веру. Она призналась во всём, кроме своей страсти к нему и замысла избавиться от любовника. Такое и духовнику не доверят. Вик внимательно осмотрел её слегка поблекшие губы, прибавил негатив к уже выявленному и уточнил:
   Вы всё время одним и тем же пользуетесь или экспериментируете?
   Уже почти год одно и тоже, но в последнее время, думаю, неделю-другую, Эдик что-то добавляет. Вижу по нему и себе. Не те эмоции.
   Верка, ты классная женщина, в тебе есть всё, от чего мужику стрёмно, зачем таблетки? - с отчаянием спросил Виктор.
   Тебе всю правду или только пристойное? - ответила Вера.
   Грузи всё! - и она выложила неприглядные мотивы, желания, ревность и тщеславие и всю прочую муть, которая одолевает творцов и умников.
   Ясно, - остановил он поток дефиниций без конца и смысла, - вам надо разъехаться тут же. Это тебе ясно?
   Да, - кивнула женщина, - но самой этого не сделать.
   Ты ему не жена, а он тебе никто! - сказал Виктор, - так что поехали сейчас и заберём твои вещи. Чтобы не тянуть, всё и сразу! Она оделась в прикид из тряпья и они поехали к ней, то есть, к Эдику, который снимал квартиру с ней на паях.
   У Веры обширный токсикоз и виной всему ты! - заявил Виктор, войдя в квартиру и потеснив Эдика, который ждал Веру и уже чуточку принял внутрь. Партнёр, пришедший с нею, его ошеломил. И размерами, и агрессией, и знанием темы конфликта. Но наиболее впечатляла и останавливала его спортивная форма и решительный запал: Зельдин мог его уложить и растоптать тут же, посмей он шелохнуться не так. По ящику это было не так заметно, но в тесной комнате хрущёвки всё стало на положенные места - фигура Виктора к фантазиям насчёт мужского самовыражения не располагала.
   Значит так, химический любовник! Её имя забудь и саму Веру обегай десятой дорогой, иначе будет скандал. Да и насчёт поставщиков внутренним органам очень интересно будет: таблетки, наверняка, левые. А теперь расскажи, чем поил последние две недели. И упаковку вместе с начинкой мне для образца, чтоб знать, от чего лечить, - с напором сказал Виктор и Эдик испугался. Не за Веру и её токсикоз, а за себя любимого. Его-то никто вот так спасать не будет! И он всё выложил до таблетки. Уточнив насчёт способов приёма, Виктор оставил Эдика и стал помогать сборам Веры. Та взяла только личные вещи и памятные подарки недавних пор. Всё это поместилось в её "чайку".
   Куда едем? - спросил он.
   К бабушке, там меньше вопросов, - вздохнула она и подумала о вопиющей несправедливости - самый надёжный и понимающий человек, которому доверяешь всё, ей по-настоящему недоступен. Бабушке всю эту грязь про себя не выложишь, а Вик без колебаний сделал спасительный жест, даже не спрашивая её желания. А почему? - Потому, что мужчина!
  Доставив Веру к месту и попив чаю в обществе женщины в годах и внучки в самом цвете, Виктор отправился домой. Час ночи, а Даши ещё нет. Видно, очередной корпоратив, подумал он и сразу же уснул. Утром он поднялся рано и ушёл завтракать один. Даша разметалась на постели и он её заботливо укрыл. От неё вкусно пахло, но он сдержался и будить не стал.
  
   Ну что, свет очей? - Хоть чуточку спала? - встретил он партнёршу на привычном месте.
   Да, Вич, немножко вздремнула, - ответила она и потянулась к нему. Он поцеловал партнёршу и нежно обнял. Теперь ей требуется тепло и за отсутствующего Эдика. В раздевалке они немножко поговорили и для начала решили откатать элементы и синхронность. Часа полтора им хватит. Чуткость Веры была на уровне и партнёр не стал её напрягать, зная, что к вечернему выступлению нужны и силы и настрой. И дневную тренировку они провели беглым просмотром, уже надеясь на себя в нужные минуты.
   Бабушка на работе, поехали ко мне? - предложила Вера, когда они переоделись. Он взглянул на партнёршу и согласился, понимая ситуацию.
  Женский механизм очень тонкий и хрупкий, поэтому с ним надо осторожно. Мужчине с женщиной вообще нельзя ни на минуту терять бдительности, не то влипнешь. У Виктора было много романов и интрижек и он хорошо знал им цену. С партнёршей отношения всегда особые и черту общих спортивных интересов пересекать нельзя. Когда находишься в её пределах, то и секс ни к чему не обязывает, он как бы фиксирует границы привязанностей: у одних ежедневно, у других по маленьким праздникам. Но настрой - это наше с ней всё. С Ириной Заварзиной у них всё было без меры и на полной солидарности и понимании, в том числе и секс. Казалось, это навсегда, но из-за его травмы она сменила партнёра и вышла замуж. Так что и с Верой надо уберечься от излишней интимности.
  Приехав к бабушке, Вера переоделась в домашнее платье с талией и рюшечками на груди и была без чулок в весёленьких танкетках на босу ногу. Нравиться партнёру она научилась отменно и пользовалась этим, не превышая меры. Он легонечко придержал её за талию, когда она пролетала мимо и шепнул:
   Леди, Вы бесподобны! - она склонилась, получила поцелуй и продолжила хлопоты по дому. Её талию он любил и выделял из других, это Вера знала точно и подыгрывала его инстинктам безукоризненно. Другие партнёрши на шоу в таких случаях усаживались мужчинам на колени, подставляясь играм сильных рук, она же обходилась энергетикой касаний: они и тоньше и живут в памяти дольше.
  Они плотно пообедали и устроились на диване смотреть сцены из мюзиклов, где занята Вера. Нежность и тепло от партнёра намного превосходили энергетику секса и она довольствовалась словами мужчины. Восхищение её вокалом было искренним, он по нескольку раз возвращался к понравившимся фрагментам и качал головой в такт мелодии, а Вера просто парила в облаках.
  Руки Вика удерживали певицув рамках разумного и не давали улететь в космос. Её партнёры по мюзиклам были в основном ровесниками и даже в общих чертах не представляли, на что способна Вера. Она и сама в собственном совершенстве убедилась только с Виктором, так что не ответить взаимностью того же уровня было бы настоящим свинством. Мысль о достойном ответе её и согревала и мобилизовала, в рутине же партнёрства она обычную ершистость и самодостаточность прикрутила до минимума.
  Теперь в них не было нужды, а особым рефреном зазвучало взаимопонимание, которое в партнёрстве мюзикла лишь обозначалось. Да и многое в спорте не так, привязанности и симпатии в том числе. После изматывающей пахоты на тренировке партнёра принимаешь гораздо ближе, чем в мюзикле даже после репетиций любовных сцен. Там лишь убеждаешь себя в том, что партнёр тебе дорог, в спорте и играть нечего: всё так и есть в реалиях. Она помнила, как благодарно прижималась к Вику после удачных элементов и как чутко он реагировал на её движения. Хватало взгляда и простой реакции ладоней в ходе проката и она следующий элемент выдавала в порыве, который становился прологом остальных композиций.
  Их очередь была в середине шоу и они даже вздремнули на её постели. Проснуться в объятиях партнёра было легко и комфортно. Вера привела себя в порядок и они отправились на шоу. Выступление прошло отлично и они опередили Заварзину. Правда, в общем зачёте остались вторыми, но сам факт победы значил для Веры очень много. Теперь ей никто не мешал и между нею и Виком нет никого.
  
   20 ноября ВЕРА И КОСТЯ. УГЛУБЛЕНИЕ ФАРВАТЕРА
  
  Вера Филатова давно усвоила, что глубина и проникновенность эмоций на её лице убеждает покупателя взять с её плеча самую простенькую тряпку и купить любой крем и выходит это лучше самых заковыристых слов на плакате. Графики продаж всякого эксклюзива знала даже она и видела ажиотаж спроса на раскрученное. Её работа сильно отличалась от того, что делали коллеги и к собственному эксклюзиву она спонсоров приучила давно. Теперь же и эта исключительность изменила форму и качество.
  Нынешняя Филатова не просто прошла по подиуму и вильнула бёдрами, а что-то изобразила как бы отдельно от одежды и для непонятливых поднесла на блюдечке. Костя научил её этому искусству: играть деталь или фрагмент так, что даже слепому ясно, какие коленки у манекенщицы, поскольку именно там помещён ключик в виде особого узора на чулках. С линией и всякими кружевами они тоже что-то придумывали и оператор только фиксировал наводки манекенщины и её бойфренда. Сами съёмки проходила легко и никакой усталости и нервов, прежде аж зашкаливавших, теперь нет. И простые образы для бюстгальтеров она находила вместе с ним, меняя собственные принадлежности, когда собирались куда-то в публичное место. Такие эскизы фотосессий и дефиле они придумывали почти для всей одежды и белья и Вера буквально светилась от них. Поскольку он свою партнёршу знал как свои пять пальцев, то идеи подачи чего угодно на ней вылетали моментально. Бывало так, что перед сном, когда усталось не валила в постель моментально, она устраивала домашнее дефиле из того, чтобы он хотел видеть на ней в дверях спальни и как это будет слетать с неё по ходу стриптизной пьесы. Так что во время настоящих дефиле и фотосессий её экспромты с одеждой и бельём имели солидную базу, в том числе и чувственную.
  Вот на этом Костя и катался с особым удовольствием. А наиболее эффективными у неё были любовные эмоции, с которыми она теперь не расставалась. Выраженные на лице, они с расстёгнутыми пуговками на блузке так же сильны и неповторимы, как и с застёгнутыми, потому что часть функций тела принимала на себя блузка. Наполненность такими эмоциями стоила бешеных денег при минимальных затратах. Просто рядом должен быть Костя - и все труды.
   Как думаешь, Косточка, я банальна? - спросила Вера, усаживаясь в машину.
   Иногда эта штуковина к тебе прилипает накрепко.
   А сейчас?
   Сейчас - не иногда! Сегодня ты с утра и до вечера - гениальный эксклюзив!
   Что ж, раз всё так отлично и мне ничего не будет - скажу банальность. Косточка, я без ума от тебя! Иными словами: Константин Алексеич, я Вас люблю!
   Верка, да ты и впрямь сошла с ума! Ты выглядишь слишком счастливой для нормальной женщины.
   Вот и я о том же!
   Раз так, ночная тренировка отменяется, едем за Диной.
  У Косточки в доме они втроём были до полуночи, после чего поехали на пленер. Ночная прогулка пошла на пользу. Небольшой сон, потом интенсивное восстановление и троица уехала на каток.
  К вечеру программа поддержек и вращений была откатана и все элементы Вера выучила назубок. И вестибуляр стал работать штатно, она не заваливалась в стороны и точно держала вертикаль оси вращения. На следующий день на публике Вера уже не трепетала и откатала свою роль на "отлично".
  Заварзина во время проката Филатовой и Диброва оценивающе взглянула на тандем, поднимающий любительницу к вершинам успеха, и сделала фирменный жест Косте, без которого этой красотке и медяка не заработать. Он улыбнулся и указал на младшенькую, которая сегодня стала королевой бала. А судьи оценили и прогресс участницы шоу и блистательную красоту её убранства. Костюмеры и визажисты свою лепту внесли тоже.
  Микросенсация на шоу всё-таки состоялась: пара Дибров-Филатова за один месяц поднялась с четырнадцатого места на восьмое, потеснив сразу пять пар. И о фотомодели заговорили всерьёз. Ведущие шоу заглядывали Вере в глаза и допытывались о причинах разительного успеха. Та роскошно улыбалась и переводила стрелку на партнёра. А он, взмокший и уставший и ещё не отошедший от нервного напряжения, тоже улыбался и указывал на тренеров и хореографов. Те важно поднимались и раскланивались. После записи программы троица устроила отдых. Влюблённая и счастливая младшенькая предложила съездить за сыном Дины и остаток празднества прошёл в тёплой семейной атмосфере.
  Молодой человек влюбился в младшенькую, которая приглянулась ещё по ящику. Она в реальности оказалась ещё интереснее, чем на экране. Сын увлёкся соперницей мамы по виртуальному гарему - такое где увидишь? - И вот оно - перед очами троицы и породившими всё это. О том, что мама по уши влюблена, он и помыслить не мог, ну, а разделённость этого чувства и вообще любовный экстрим! Однако сейчас всё именно так и обстояло. И недавние происки этой тщеславной и ревнивой дамы казались простым недоразумением из-за людской зависти, а уж про это сынок и сам знал преотлично. Так пояснила мама и он ей поверил, поскольку такое легко укладывалось в облик маминой подопечной.
  
   21 ноября ИРИНА И САША. ВНУТРЕННИЕ ДИАЛОГИ
  
  После случившегося у Алёны Саша почуял, что в отношениях с Ириной назрели перемены. Их взаимная чувственность просто подпирало остальное в них неразвитое и подталкивало к действиям. Саша разглядывал себя, сделавшего с ней такой шаг, и удивлялся Ирине, подвигнувшей его на такое одной левой. Да и беспредел, устроенный Алёной, не так чтоб и не нравился ему. То, что она сотворила - это нечто, но нечто запретное, туда нельзя: там разрушение. Однако и Ирина ведь не очень противилась и вилась под Алёной так же послушно, как и он. Собственно, ничего особенного не произошло, случилось то, чего они и достойны. Впредь надо самим всё устраивать, а не тащиться от стриптизёрши в чужом шоу задарма. И теперь это должно исходить от него.
  Ирина его не корила со случившимся, но в глубине души он понимал, что свою женщину не защитил. Атака Алёны была неожиданной и совсем не оттуда, где стоят его редуты: как воевать с женщиной, он и понятия не имел, да ещё такой умелой и разнузданной. - Надо же устроить театр одного актёра на глазах у гостей и мужа! Она ненормальная! Но и он хорош, уставился на её сисечки и дышал дурманом парфюма профессиональной соблазнительницы. Он не знал, что его возраст - это секс без меры и удержу хоть с кем и где угодно, виртуально или наяву, тем более, с такой профи. - Кто б его просветил при таком образе жизни? У него прежде не было настоящей женщины, а это, запрятанное в них глубоко и выбирающееся не сразу, с его ровесницами и их простеньким чарами не сравнить. Погружаясь в Ирину, он испытывал такое возвышенное чувство, что готов исполнить любую прихоть и каприз. Но Ирина не злоупотребляла и от этого становилась ещё желанней, ближе и дороже. А он так лопухнулся! И ночью, убаюкав Ирину, он стал размышлять о жизни со своей единственной и несравненной. Надо всё менять!
  Первое, что пришло в голову, написать песню и спеть утром, когда она ещё млела ото сна и божественно прекрасна в своей свежести. Саша осторожно поднялся и ушёл на кухню, где иногда по ночам сочинял музыку. Он мог обходиться и без аккордеона, просто записывая звучащее в голове. А поскольку Ирина была и музой и вдохновением, то творчество вышло лёгким по ходу и светлым по звучанию. Написав маленькую элегию за несколько приёмов, он блаженно растянулся в кресле и уставился в ноты. Мелодия в его голове звучала отчётливо и он занялся правкой и оформлением. Время текло незаметно и он, увлёкшись нотными значками, не заметил мелькнувшую тень за дверью. Это была мама Ирины и она ему мешать не стала. Часам к трём ночи всё было готово и он отправился в спальню. Ирина сразу же прильнула к нему и он возбудился. Эту женщину хотелось так, что возвышенное осталось на бумаге, смятое утробным и ненасытным. И он растерзал её. Она отдавалась, не проснувшись до конца и смешивая грёзы с явью желанного Сашки. Она чуяла чем-то внутри себя, что ночной тайфун неспроста и вообще это не тайфун.
   Ириша, прости! Ты такая сладкая и я не утерпел! - сказал он, оторвавшись от её тела. А мог и не говорить: женщина всё видела в глазах мужчины. Несказанное тоже. И уснуть рядышком с таким светлячком - это нечто! И она прильнула к руке мужчины, которая стала родной.
  Утро прошло так, как того хотел Саша и мечтала Ирина. Он встал пораньше, поменял воду в вазе с цветами, устроился с инструментом напротив и ждал пробуждения женщины. Поджидая желанный миг, элегию он выучил наизусть. И вот Ирина открыла глаза, увидела Сашу и блаженно потянулась, припоминая ночное наваждение. А тут и новый опус!
   Сашка! Ты чудо! - сказала она после его подарка и страстных жестов. Лишь разрядившись хорошенечко, Саша спросил:
   Тебе по-настоящему понравилось?
   Да! - полыхая от счастья, ответила Ирина. День начинался отлично и к подвигам на льду она уже готова.
   Танец из этого получится, как думаешь? - спросил он, заглядывая внутрь женщины и выискивая в ней собственное отражение. Ирина хорошо понимала мужскую психологию и выдала на блюдечке:
   После такого у нас получится хоть что! - сказала она и поднялась с постели. Пора на тренировку, но Ирина отдалась иному и не пожалела, что уступила мужскому вожделению ещё и ещё. Мотивы извинения Сашки прозвучали где-то в шелестении мужских жестов, но ей важно само мужское понимание и бережное отношение к женской слабости - оно к нему приходит постепенно и она тому свидетель. Будучи женщиной с большим опытом и выработанным вкусом, она многое чуяла наперёд, Сашка не всё умел и знал, но интуитивно делал верные шаги. Однако всё это в рамках нормальных отношений с нормальными людьми, случай с Алёной - это сплошная аномалия и здесь даже она не смогла увернуться от закидонов актрисы.
  Но утренние сюрпризы не закончились и Наташку будить они пошли вместе. Ей он написал маленькую будилку, изящную и вкусную. Возбуждённая его нежностями, Ирина слегка завидовала дочери, которая приобщалась к такому уже в детском возрасте. И ревновала тоже, поскольку Наташка повела себя чисто по-женски: улыбнулась и проглотила особый знак внимания, не поперхнувшись. Внутреннюю чувственность она приняла с пониманием, будто привычную. Уже по дороге на каток Ирина спросила:
   Она для тебя кто? - Саша развёл руками и ответил:
   Твоя дочка, кто ж ещё! - прозвучало легко и в довершение слов он взял её руку, свободную от вождения, и чуточку погладил, вовремя и как надо. Ирина проглотила комок и открылась в самом-самом:
   Когда мы с Игорем её зачинали, я была от него без ума. И носила её в себе, полная чувств к нему и всему миру. Вот она и получилась такой светлой и счастливой. И она с этой памятью светлого так и осталась. А ты ей тоже понравился. Она ни с кем так по-женски себя не ведёт. Спасибо, Сашка, ты мужик, что надо!
   Знаешь, она похожа на тебя во многом, но это уже другая женщина. И я её люблю, как твоё продолжение, - ответил Саша и Ирина приняла услышанное молча. Оно было слишком серьёзным, чтобы обсуждать.
  Тренировка прошла в штатном режиме: работа, работа и ещё раз работа - что было важным в жизни Ирины всегда. Милые нежности по ходу с ритма не сбивали и они откатывали программу до мелочей. В таком деле, как катание на льду, мелочи решают всё. И их надо шлифовать до темноты в глазах и бесчувственности во всём теле, только тогда во всём этом появится блеск.
  Прежние партнёры в шоу с ней тоже пахали, но с ними она чувствовала себя несвободной. Они в рот не заглядывали и могли сильно заупрямиться. Так всегда бывало, хоть и нечасто, но способ переломить это был один, женский. С Сашей подобное ни к чему и он стал единомышленником. И в последнее время он стал ограждать её от назойливых поклонников по-мужски. Ирине это сильно понравилось. Таким образом он отсекал возможные левые варианты для неё и становился как бы собственником. И она, зная свои склонности к беспределу, отказалась от фотосессий до окончания шоу на льду. В прежней жизни редкая из них не кончалась спиртным и последующей разрядкой без границ и наотмашь.
  Но не теперь! Прежде, разогретые её темпераментом, мужчины хотели ещё и ещё и становились в очередь, прощая Ирине подобную ветреность. И женщины, которым принадлежали эти мужчины, ни разу даже в пылу ссор не услышали в её адрес недоброго слова. Женщины-враги вели себя по-разному и не все утирались после Ирининых затей. Недруги имелись и среди мужчин, это те, которым ничего не досталось. Ирина была личностью самобытной и с очень сильным характером, поэтому могла повестись на минутную слабость, ответив мужчине и слегка приголубив, а потом не замечать прискучившего. Так что клубок страстей рядышком с ней был ещё тот. И Саша стал щитом от них.
  Ясное дело, Ирина отработала в его адрес на полную катушку. Новый виток их романа ей нравился всё больше и больше и она погружалась в него со страстью чемпионки, готовившей новую программу: основательно и по всем техническим элементам. Одной из таких мелочей было бельё и его смена: Ирина теперь это обратила в маленькое шоу с участием Саши. По понедельникам ему нравилось просто белое, а во вторник хотелось чего-то голубенького и так каждый день, благо цветов радуги тоже семь. Ирина приучала его к себе и всему своему бережно и не торопясь. Такого погружения в себя она прежде не знала! Иногда в паузах она держала его руку и ощущала такой адреналин, что сверзалась в пропасть бабьих страхов, как бы это не закончилось. Она сжимала его руку и ждала реакцию Саши - тот улыбался и шептал:
   Ириша, мне так же хорошо! - и Ирина качала головой, молча говоря себе:
   Я просто сумасшедшая! Было столько зрелых мужиков, а я с этим юношей. Боже, а ведь хорошо-то как! - но это для внутреннего пользования, вслух же она мурлыкала, как довольная кошка и любовалась мужчиной. Она чуяла, что ей завидуют и ревнуют к успеху, но это только побуждало к работе. Саша отдавался ей с таким же рвением.
  
   23 НОЯБРЯ ИННА И СЕМЁН. ВМЕСТЕ ДОМА
  
  Семён Ставский и Анфиса Родионова в международном аэропорту Внуково встречали Инну Ветрову, рейс из Братиславы прибыл по расписанию и они с дежурным букетом ждали её в зоне прилёта. Инна жила в Словакии с подругой и растила сына Феликса. На участие в шоу её подвигла принципиальность и солидный контракт спонсора. Будучи одиночницей, бывшая чемпионка мира и Европы в специфику шоу вписалась легко и проводила 4 тренировочных дня в Москве, а после записи выступления на плёнку часто улетала домой. Так что она была самой свежей участницей и не зацикленной на подковёрных играх. Её партнёра, тренера по боксу, патронировала Анфиса, призёр мировых и европейских чемпионатов, она работала в резервной группе и могла в случае форс-мажора заменить хоть кого. Но с Семёном она каталась чаще, чем со своим номинальным партнёром и вот так встречала Инну не в первый раз. С ним было легко, а женщине такое нравится всегда. И она с интересом наблюдала за самой необычной парой в шоу. Вроде мужа и жены, которые развелись по глупости и вновь захотели единения.
  Выглядела Инна по-европейски подтянуто и без единой лишней линии в одежде и косметике и русского в себе содержала немного, разве что принципиальную задиристость. Но это увидишь, лишь столкнувшись поближе. Семён издали наблюдал за фигурой партнёрши и в который раз вздохнул по этому поводу.
  Инна парочку встречающих с букетом роз увидела ещё на контроле и помахала перчаткой. Когда молодая женщина пересекла границу, её кроме партнёров по шоу поджидали ещё несколько человек, в том числе и троица из спортивного канала. Встречу с ними она быстренько свернула, обратилась к пожилым женщинам и узнала давних поклонниц. Немножко женского щебетания, автографы на память и она попала в объятия партнёра.
  Инна сменила духи и крем для лица и оценила, как поведётся этим партнёр, оказалось - нормально, слегка придержал и чувствительно вдохнул, задержал в себе, вызвав у женщины секундное замешательство в ожидании, оценил и затем одобрительно качнул головой. На нём Инна проверяла многое и находила, что для мужчин своего возраста он ещё представляет интерес. Семён семьёй не обзавёлся, на любовницу не сподобился и вполне обходился недолгими связями. Инна стала необычной подругой и являла особый мир, который интересовал и после секса. Это у них получилось естественно и в первую же ночь. Она даже не заметила, как скользнула под одеяло к нему, а не обошла широченную хозяйскую тахту к приготовленной за ширмой постельке для гостьи. До этого она целый день работала с мужчиной и чувствовала себя так, будто они всю жизнь вместе. Он не угадывал её движения и реакцию, а знал её природу и подставлялся в нужное время нужной частью тела. Такого она не знала никогда и не могла ответить иначе.
  Первый секс обычно и ключевой, после него либо контакт, либо немедленное прощание. С ним же вышло удивительно, она первой начала разговор после бурной и обоюдной разрядки и заглядывала в его глаза, дополняя их выражение собственными словами и жестами. С ним можно говорить о чём угодно и не опасаться банальности. О себе, Еве и сыне она рассказала сама, он понимающе что-то уточнил и отношения сразу стали основательными. Утром он просыпался первым и устраивал женщине маленькие удовольствия. После них утро начиналось легко и трудовой день не был внапряг.
  В минуты расслаблений на катке и в разминочном зале рассказы о сыне из уст Инны были простыми и интимными и про способы воспитания мужчины двумя женщинами он слушал с интересом. Кроме забавы для продвинутых в педагогике подруг в чуть не лесбийском доме он видел и то, чего не имел никогда - семью. И тайно им завидовал. Каждый раз он её приезда ждал с нетерпением и встречал с признательностью давнего поклонника. Три дня без неё проходили в томительном ожидании и он с интересом наблюдал за Анфисой, которая выспрашивала про Инну. Там было не только любопытство.
  Они быстро миновали развязки и посты и выехали на шоссе. За рулём сидел Семён, а Инна устроилась рядом и, полуобернувшись к Анфисе, слушала новости из ледового шоу. Они сразу же поехали на каток и там втроём вошли в подготовленную "болванку" танца. В общих чертах он был хорош и за оставшиеся четыре дня конфетку сделать можно. Рост и остальная физиология у Инны с Анфисой мало различались и Семён замены партнёрш в этом отношении не ощутил. Да и привязался к обеим настолько, что на время шоу ни с кем больше не встречался. Запах Анфисы на его одежде Инна отметила сразу, но чего-то особого в реакции на себя не признала и вскоре отдалась главному в своей жизни - конькам. Три с половиной часа на льду для тренированного тела пролетели незаметно и к вечеру Семён увёз её домой.
  В доме партнёра пахло мужчиной и холостяцким духом так, что и закусывать не нужно. Однако Инна ни разу его не упрекнула, понимая и признавая право на индивидуальность. Приехав с Инной и не отпустив Анфису, он готовил сюрприз: мясо по-африкански. Этому блюду научил тренер, несколько лет растивший боксёров Ганы. Пока мужчина возился на кухне, женщины расположились в большой комнате, служившей хозяину всем. Ему всего хватало и всем он доволен. На время тренировочной квадриды дней Инна здесь была хозяйкой, а Сёма - как бы дружком.
  Женская общительность и испорченный телефон вскоре привели в их компанию и Анну Гостенкину с Надей Пешковой. Они были знакомы давно и часто перезванивались друг с дружкой, а при случае и забегали на чашку чаю. Но Анна дружила с Инной, а Анфиса с Надей и все вместе пересекались нечасто. Вообще-то Сёма готовил сюрприз для Инны, а Анфиса - это так вышло. Однако ещё две бабы в доме - это перебор. И он чуточку переложил в мясо острых специй. Чтоб не выпендривались. А внимание оказывал только Инне, будто везирь любимой жене султана. Гостьи немудрящую игру хозяина приняли одобрительно и вечер удался. Когда они уходили, Сёма даже потеплел, отошедши от прохлады и деловитой суровости. На прощанье интриганки по очереди чувствительно приложились к нему и пожелали беречь себя и своё драгоценное. Особо изгалялась Надя, аккуратно подчистив следы своей помады на его щеке и вопросительно взглянув на Инну - всё ли так? Семён вымученно улыбнулся, а женщины дружно расхохотались.
   Я привезла новые кадры, Ева снимала, - сказала она и они устроились на тахте, геометрическом и политическом центре квартиры. Обычные семейные вещи расслабляли Инну и в эти минуты перед мужчиной была другая женщина. Будто он её и не знал совершенно. Иногда в кадр попадала и Ева и Сёма мог оценить эту изящную блондинку и погадать о причинах её близости с Инной. Инна была тёмной шатенкой и иногда для разнообразия красилась в жгучую брюнетку. При этом меняла весь гардероб, причёску и прочее, оставляя лишь контрактные условия по белью и косметике. Но такие революции отмечались не чаще раза в год и сейчас она была шатенкой. Сёма покопался в памяти и с удивлением отметил, что брюнеток в его подружках ни разу не было. А блондинки преобладали, видно, поэтому так благосклонно и лёг глаз на Еву, инстинкт подсказывал, что в постели она хороша, а лесбийские фокусы с Инной - своего рода оппозиция западной культуре.
  Героем сюжетов был, разумеется, Феликс, остальное к нему прилагалось. Пейзажи ухоженной Словакии в том числе. Дом Инны находился в живописном пригороде, связанном с Братиславой железной дорогой и шоссе. Чуть поодаль заканчивалась линия трамвая эпохи австро-венгерской империи.
   Хороший пацан, - в который раз похвалил сына Инны Семён, - ему бы и мужское воспитание.
   Может, потому и хороший, что мужика и рядом нету? - остудила его Инна. - Откуда бы он знал о добре и ласке, когда в доме война кастрюль и вонючих носков.
   Может и так, - неохотно согласился хозяин и чуть отодвинулся, чтоб видеть Инну получше. Крупные планы растворяли в ней главное и он давно понял, что самой привлекательной она кажется с расстояния вытянутой руки и дальше. Признаться в том, что его зацепило и дом Инны вызывает какую-то, прежде не веданную, реакцию и навевает смуту, он не мог из-за мужской фронды перед женщиной. Не пить, жить под присмотром, питаться регулярно, спать по режиму и иметь секс по расписанию - именно эта регламентация вызывала протест и неприятие всего женского. А тут ещё семейное видео и раздрай от него, который он постарался из себя не выпустить. Делать каменную и неприступную рожу он научился в ранней юности и далее это умение только совершенствовал.
  Инна выбралась из его объятий и подошла к зеркалу. Оно было огромным и с очень глубоким колером отражения, таких сейчас не делают, оно тут было ещё с царских времён.
   Надень халат в горошек, - попросил Сёма и она переоделась ещё раз. Пройдясь перед мужчиной и явив себя в другой одежде, она опять остановилась перед зеркалом. Он не вынес муки и подошёл к ней сзади. Она откинулась на его спину и спросила:
   Что во мне тебя привлекает в первую очередь?
   Издали или вот так, в обнимку? - она потёрлась о его тело и сказала:
   Когда руки заняты, а глаза не знают с чего начать.
   Руки автоматически находят грудь, но ничего не могут, пока не увижу глаз. Они вроде ключика на волшебном замочке.
   А потом?
   После этого я уже не вижу ничего - только твои запахи. Ты и сама знаешь, - она выслушала приятное, но вздохнула:
   Нос у меня великоват, не находишь?
   У тебя большие и выразительные глаза, махонькая пуговка к ним - это дискурс в гармонии. Так что именно этот хорош и он мне очень нравится. Когда мы целуемся, то игра с ним - это тест на мужское совершенство.
   Правда? - смягчилась женщина, - а я уже и на консультацию записалась к хирургу. После праздника сразу и очередь подойдёт.
   Я где-то читал, что длина носа у женщины всегда соответствует высоте груди. Ты что, хочешь её уменьшить? - он покачал головой, укоряя дурные намерения женщины, - и из этого роскошества сделаешь вот такую пипку? - он отвернул борта халата и обнажил груди, давно ждавшие своей порции внимания. Она прикрыла глаза и его атаку перенесла молча, подставляясь и упиваясь. На этот раз он выдал по заслугам и её носу. Он оказался таким же сексуальным, как и кончики грудей. И она на несколько мгновений потеряла сознание, свалившись в запредельную чувственность. Про точки гиперсексуальности на носу она никогда не слышала, а тут такое!
   Я меняюсь? - спросила она, выплыв из моря чувствований. Он не любил откровений, а нежничанья в особенности и помедлил с ответом. Но ей было достаточно реакции только зрачков глаз и запаха в последовавшем выдохе.
   Вступившись за тебя, я бы наверняка начистил нос даже Кассиусу Клею, - всё же ответил он, - вдыхая исходящее от тебя, я возвышаюсь над собой и горазд на подвиги, хотя и наелся их в детстве. И в тоже время ты, Инка, земная и грешная. Твоё тело давно стало моим и всё в нём знакомо, как собственное. Духи, крем, дамские привороты я просто не замечаю. Под душем после тренировки и в ванной после всего я с тобой почти всегда и перемен не заметил.
   А остальное? - улыбнулась женщина мужскому шовинизму и тупоумию.
   В "остальном" тоже нравишься, - нехотя сознался он, - но здесь я будто в незнакомой стране. В тебе так много всего, что я и не знаю - оно новое или ты его из шкафа достала.
   И что в итоге? - не отпускала она его в скорлупу мужского эгоизма. Но так ничего и не добилась. Он поднялся и привёл помещение в спальный вид. Много чего надо сделать, убрать и переключить. Всё это совершив, он опустился рядом с тахтой и глубоко вдохнул аромат женщины:
  Она спросила шёпотом:
   А что потом? - А что потом!?
  И упивалась силою,
  И наполнялась опытом.
  
  А голос нежный в хрип ушёл,
  Вибрация - в движения,
  Истолкся в дым объятий шёлк,
  От соли горькой - жжение
  
  И слов не тратит из души,
  И негой не насытится,
  И с пробужденьем не спешит:
  Сладчайший сон ей видится!
  
  Она опустила пальцы на коротко остриженную голову мужчины, ожидая монолога в прозе.
   Инка, я другим стихов не читаю. С ними я просто кобель. Ну, ты понимаешь?! - она кивнула и стала ждать продолжения: вот Сёма-то как раз и стал меняться. И по душе женщины от души мужчины растеклось тепло, а на тахте объявился уют. Попозже, остыв и умерив дыхание, он спросил:
   А у тебя есть что-то любимое? - Почитай! И она открыла ему изумительные строчки совсем юной Ирочки Одоевцевой, ходившие в списках петербургского общества ещё до эмиграции.
   Класс! - выдохнул боксёрский тренер и добавил: - Там было такое солидное общество и она - юная дама с бантами. И ведь ничего не боялась и с Блоком чуть не на шпагах фехтовала.
   Да и из-за этого Ахматова в их компанию ни ногой: ревновала, думаю.
   В ту эпоху взрослые мужи сплошь и рядом женились на юных и нецелованных. От напряжённого ожидания чего-то, что с ним и с ней выплывало неожиданно и захватывало сразу же, Инну чуточку повело и Семён сделал массаж. Потом согрел какой-то мазью и укрыл одеялом.
   Спи!
  Утром она проснулась от запаха кофе и яичницы с беконом. И еле вынесла, чтоб не отведать чуточку сейчас же. И ей воздалось - Семён в поварском переднике с финтифлюшками и карманами на груди подал плотный мужской завтрак женщине в постель и сам устроился рядышком. От него ночным безумием совершенно не пахло и, кроме дезодоранта после бритья и явных признаков холодного отрезвляющего душа, ничего постороннего. Инна дивилась тому, что никто из женщин шоу о нём ничего толком не знал. Для них он был тупым боксёром с тремя извилинами в голове и на неё поглядывали сочувственно и с пониманием вероятных проблем общения. Даже Анфиса, проводившая с ним примерно столько же времени, такого Сёму не ведала. Инне, одиночке по виду катания и житейскому жребию, не с кем было сравнивать своего партнёра и она не стала копаться в себе, приняв его в готовом виде. Сегодняшний настрой был очень продуктивным и на льду у них всё вышло по графику. После обеда они сделали паузу в три часа и отоспались впрок, чтоб использовать наиболее свободный лёд в ночную смену. В это время нет толкотни и в программу элементы складывались быстрее.
  
   НОВАЯ ТЕОРИЯ ПОЛЯ
  
   24 ноября ФИЛАТОВА
  
  Образ Веры для Константина Диброва стремительно терял привычные координаты и он уже не различал, где созданная им женщина, а где её прототип. И эту растерянность с потерей концентрации женщина уловила моментально. - Костя был с ней мужчиной, любящим женщину. И всё!
  Как-то они посмотрели не самый удачный фильм с Одри Хёпберн и перешли к сравнительной анатомии. Ирония мужчины женщину часто вводила в транс и она краснела без повода, чем возбуждала его ещё больше. На этот раз он сказал, что конституция голливудской суперстар очень напоминает фигуру и движения Веры Филатовой. Вера настаивала на исключительности, однако мужчина заваливал массой аргументов и женщина сдавалась. Когда же потом, поразмышлявши и кое-что припомнив, она всё-таки находила что-то общее с Одри, то он так же успешно отстаивал неповторимость и превосходство своей воспитанницы. И приводил массу отличий от суперстар во всём абсолютно, порою повергая в шок интимными подробностям поведения экранной дивы и Верочки - от поведения за столом до манер на подиуме и перед камерой.
  Игра обретала изысканный шарм и напоминала финальную пикировку Петруччио и Катарины в шекспировском "Укрощении строптивой". Вера легко уловила эту доминанту в игре партнёра и с удовольствием подыграла. Да и играть-то ничего не пришлось: отвеченное ему она чувствовала на самом деле. И, сражённый её уступчивостью, мужчина пал к ногам женщины.
  После этого было всё! Без меры и видимой связи со всем пройденным. И женщина окончательно убедилась в своём чувстве к нему. Он прошёл придирчивую проверку инстинктов и подсознания и назван достойным самого широкого расположения. Иногда он останавливался на полуфразе и говорил:
   Верка, не теряй голову, у нас ещё несколько выступлений!
   Знаешь, Косточка, ты опоздал, мне её снесло штормом. Живу тобой и наитием! - отвечала она примерно в таком духе.
  Утром они легко поднялись и начали готовить новую программу. Теперь они были в работе чуть не круглые сутки и такое рабочее состояние способствовало полному раскрытию всех ресурсов партнёрши. Константин считал, что нынешняя Вера Филатова может подняться на пятое или четвёртое место. Прежней фотомодели такое даже вкладывать было некуда, а нынешняя деловито справлялась, как этого достичь. Он стал догадываться, что его чувства к Вере тянут на понятие о настоящей любви к женщине. Но уверен не был. Зато Вера это знала точно и банальных объяснений не ждала. Дина приняла углубление романа Костика с младшенькой спокойно и с достоинством. Что-то внутри неё говорило, что потом состоится и её песня. И Костик в ней будет единственным исполнителем. А внутреннему голосу она привыкла доверять.
   Ты бесподобна, Верочка! - сказала она во время очередного проката новой программы. Вера оценила выражение на лице соперницы и нашла его адекватным сказанному.
   Без тебя, Дина, ничего бы не было! - Ни-че-го! Знай, я твоя верная подруга.
  
   25 НОЯБРЯ ИННА ВЕТРОВА И СЕМЁН СТАВСКИЙ
  
  Инна проснулась от аромата молотого кофе, который проникал из кухни, несмотря на плотно закрытую дверь. Ни шума воды в кране, ни шипения сковороды, ни шагов мужчины - ничего, только кофе! И она закрыла глаза в предвкушении, надеясь продлить негу пробуждения. Запах мужчины уступал аромату кофе лишь самую малость. Она распахнула ресницы и увидела гвоздику на подносе и чашку с о-о-о-о-бал-ден-ным напитком. Семён, тщательно выбритый и ухоженный после душа, заботливо разглядывал гостью и во всём этом никакой корысти. Она прикрылась ресницами, чтобы усвоить полученное, и инстинктивно натянула одеяло на подбородок. Он улыбнулся и сказал:
   Мадам, кофе! - женщина заворочалась, размышляя, как приступить к напитку, а мужчина опустил поднос на тумбочку и устроил подушки повыше. Подтянул одеяло, женское в женщине выглянуло пооткровенней и смелее, и после этого раскрыл столик для постели. Цветок и кофе искушали перед глазами, а хозяин чуть поодаль. - С чего начать?
   Мужчина взял свою чашку и поднёс к губам. Что-то в женщине буквально взметнулось, когда она увидела эти губы, касающиеся чашки с кофе. Они, расквашенные и измочаленные бесчисленными ударами, знали толк в изящном и чувственном! Вот что она поняла в то мгновение. И присоединилась к мужчине.
  Он пил кофе, поглядывал на неё и мягко улыбался. Рассеченные брови и не единожды сломанный нос излучению тепла к гостье придавали особый шарм, которого она прежде не замечала. Она покопалась в себе и не нашла ничего, адекватного увиденному и прочувствованному. И засомневалась: - Ей ли это? Но лицо мужчины убеждало, что это не сон, а сотворённое - для неё и только. И строчки, выисканные в сети, а затем упакованные в чувственную память женщины, всплыли сами собой:
  
  Мне розу на десерт не нужно,
  Тепла достаточно в тебе,
  Чтоб сытным был из хлеба ужин
  И грел сквозь прищур твой: - Привет!
  
  И искор не ищу во взгляде,
  И игр безумья твоих губ,
  Мой пыл, взметнувшись, не осядет
  И чтобы петь, не нужно труб!
  
  И опьянит вода в стакане
  Не даст уснуть один лишь взгляд,
  Собою мнишь, вздымаешь, манишь
  И весь во мне, горенье для.
  
  Нет слов и пусты мира звуки:
  Кантата - шелест простыни,
  Сонат нежнее твои руки
  И стон безмолвный: - Обними!
  
  Ты надо мной, я чую запах,
  Твоё меня боготворит,
  Горю желанием и страхом
  И содрогаюсь от молитв.
  
   Инка, мы с тобой будто давние любовники и сейчас переживаем очередное возрождение, - нарушил тишину мужчина, - и такое будет повторяться вечно. Женщина слушала и наблюдала, погружаясь в ауру мужчины и сравнивая себя с ним и без него. Если бы Ева была здесь, они бы его поделить не смогли. - Ни за что!
   А ты можешь представить нас через двадцать лет? - Ты и я и нам по шестьдесят! - он покачал головой и от фантазий воздержался.
   А через десять? - он пожал плечами и в слова женщины вник поглубже. Она это тут же заметила и ощутила чем-то внутри себя. Кто-то из фигуристок, выступавших в парных видах, сказал в девичьей раздевалке, что без внутреннего слияния будто в сексе паре не быть. Тогда это казалось блажью романтической юности, теперь же...
   Ко мне ты сможешь придти и через год и через пять - всё будет так же и я прежний. Из приходящих вечером до утра мало кто задерживается. Дело в другом, - он подумал и поправился: - нет, не то! У нас с тобой что-то высшее и одновременно - это общее. Именно оно сближает. Вот так! - он улыбнулся найденной мысли и она нашла его улыбку бесподобной. По-бабьи жадно упаковала найденное и замерла в ожидании добавки.
   Это хорошо, что у тебя сын! - Такая мама для мужика - несомненная удача. Мамой надо гордиться и для этого у тебя есть всё! Она прикрылась ресницами и занялась смакованием. Это были не слова, а животворное семя и его излияние так просто не пережить. Её мазохистские экзерциссы нарушил мужчина:
   А теперь массаж. Вчера у вас, мадам, коньки скрежетали, как старый трамвай на повороте и тонкой песни из-за него не услышать. Я ваши бесподобные песни обожаю, а скрип - нет. Так что, займёмся стопой и голенью. И она подставилась сильным рукам. Пока это длилось, она думала над достойным ответом. Она гордая и независимая женщина. Но с мужчиной такова, насколько высок и силён он. Что ни говори, а мужик из Сёмы, что надо! Идея сделать из поддержки вертушку с переворотом возникла первой, а за ней пришло и желание из совместного вращения по большому радиусу соорудить тодес. Координации и силы у Сёмы достаточно, остальное она сделает сама.
  Туалет, завтрак и сборы на тренировку прошли на одном дыхании и на катке они уже представляли творческую единицу в боевом состоянии. Сейчас Инна умела гораздо больше, чем прежде и творчество для неё стало образом жизни. А всё потому, что Сёма всю грубую работу взял на себя. Что бы у них было с Евой, не путайся под ногами быт и всё домашнее. Он ей и стирать не позволял, всё сам да сам и выдавал чистое и пахучее. Ну, как не взлететь после такого?!
  
   26 ноября. НИКОЛЬСКАЯ. ПЕРВЫЙ МАССАЖ ПАРТНЁРУ
  
  Сегодня Настя впервые ответила на массаж партнёра взаимностью, она вполне прилично приложилась к плечевым мышцам на спине, до которых Слава сам не доставал и ими занимался мануальный терапевт. Слава шевелил ими, как бы направляя на верный путь, а Настя устраняла напряжение и забитость. Таскал он партнёршу на себе предостаточно и в таком возрасте нагрузки быстро не проходят. Это и многое другое Настя вычитала на разных сайтах и картинки по мануальной терапии выучила наизусть. А практические работы провела на вечно хворающем муже. И убедилась, что все эти хвори от лени и прочих пороков, которыми тот даже гордился.
  Закончив массаж, она прикрыла его спину полотенцами и оставила лежать на кушетке. Подошёл мануальщик и спросил про здоровье, Слава сыграл кайф посетителя опиумной курильни и отмахнулся от него. Настя едко улыбнулась местному асклепию и пошла за соками, которые принесла с собой исключительно для Славы. Их было три и каждый для эксклюзивной функции. Когда она пришла с баночками, рядом с ним уже толпилась немаленькая компания и интересовалась, жив ли пациент и есть ли шансы вообще.
   Вставайте, граф! - Пора пить микстуру, - сказала подошедшая Настя и пациент поднял голову. А потом и себя.
   Жив, однако! - выдохнула удивлённая тусовка и стала наблюдать за тем, как она поила из ложечки. Устроив его поудобнее и слегка придерживая голову своим правым коленом, будто подушкой. И ведь пил же, не морщился. И так все три баночки! Зависть других женщин-партнёрш Настя чуяла всем своим существом и она грела неимоверно. А ещё большим адреналином была расслабленность и покорность партнёра: ведь обычно рабой и покорной служкой стелилась она.
  И этот жест не был ответной благодарностью партнёрши на бескорыстие партнёра, нет, Настей двигало нечто высшее и оно витало над ней, ухмыляясь примитивным женским штучкам и ухищрениеям. Прочитав и просмотрев про своего Славу в интернете всё, она в полной мере осознала его роль в успехах звёздных партнёрш. Он не только возил, поднимал и поддерживал их, но и всем своим строем соответствовал тонким и проникновенным образам, которыми восхищались зрители и судьи. Именно его руки дотягивали упущенное и недоделанное партнёршей, именно его движения покрывали неизбежные издержки любого прыжка. Именно его глаза встречали и ободряли партнёршу во время неминуемых ляпов по ходу катания и своей глубиной поглощали накипь всегдашней женской флюидности. Тайну вращений партнёрши он видел изначально и знал, каким будет приземление и страховал от любых случайностей. Он был светлым гением на льду и в этом Настя имела счастье убедиться. И решила, что воздаст ему по-своему и, несмотря на турнирные результаты. Всё же это лёд, а он скользкий.
  
  27 ноября, ночь. ИННА И СЕМЁН. ОЧЕРЕДНЫЕ ПРОВОДЫ
  
  Танец на льду Инна с Сёмой откатали прилично и поднялись к середине таблицы рейтингов. Само выступление понравилось обоим и по обыкновению Инна увозила с собой диск с записью самого шоу и массы закулисных фрагментов. Рейс в Братиславу был поздним и они все вещи Инны взяли с собой, чтобы уехать в аэропорт из спорткомплекса. Они привыкли к ритуалу расставания на три дня и к другой жизни почти не ревновали. Разве что самую малость и то в виде каприза. У Сёмы был мир бокса, а у неё сын и причудливая семья.
   Инна, хочешь вопрос на засыпку? - спросил он, нарушив гнетущую паузу.
   Спрашивай, - ответила она, поглощённая не самым лёгким из женского.
   А почему бы тебе в следующий раз не привезти Феликса? - Парню пора отведать и мужского блюда, он же будущий мужик.
   Спасибо за идею, но я об этом уже думала. Не сейчас, Сёма, не сейчас! Он весь изведётся в ревности.
   Сын - собственник матери, это не лучший вариант. Он тебе не муж, а только сын.
   Это так, но текущая по здоровому и сильному мужику мама - это не то, что ему нужно видеть сейчас. Его психика может сломаться от такого зрелища. Ты от тяги ко мне не удержишься, а я не устою перед облазном из твоих игрушек - ему это видеть ни к чему.
   Однако с этим тянуть не стоит, чем дольше безотцовщина, тем ущербней мужик.
   Ты что, в мужья метишь? -съязвила Инна.
   Три месяца ты претензий не имела, ведь так?
   Если ты и я и у нас нет груза - мы идеальны в такой паре. Но ты здесь, а я там и это выбор не между Ховрино и Мневниками.
   Поэтому лучше просто привезти его сюда, а там, как пойдёт.
   А если не пойдёт и он тебя отвергнет сразу же? - Что тогда!?
   Я так не думаю! - отрезал Сёма, - мужику мужское глянется сразу. А он у тебя мужик. Раз он понравился мне, то и ему во мне что-то да приглянется! Так что, леди, ваши опасения не из той пьесы!
   Ты его научишь драться? - улыбнулась Инна: ей эта идея понравилась. Да и прельстить женщину силой для её сына лучше, чем самому попасть на бабскую удочку.
   Зря иронизируешь. Мужчина начинается с независимости, а драка - один из способов самоутверждения. Не везде общество решает проблемы с помощью слов и мозгов, в молодости и юности их нет и в ходу кулаки. Так что драка - это основа мужчины.
   Сёма, я уже с тобой курс молодой женщины прошла - впечатляет. Но у него другая генетика, он и в отца тоже. А там разное наворочено.
   Если я сейчас поставлю тебе засос на шее, он спросит: кто?- Ты ответишь и привезёшь разобраться. Тут мы с ним тебя и поделим. Ему тоже кое-что достанется.
   Засоса не надо, но идея хороша. Да и не поставишь ты, я знаю!
   А если бы поставил?
   Перестань! - Это не смешно.
   Ладно, тогда обсудим другое. Сейчас все пары сильно прибавили и три дня с дублёршей не есть хорошо: как ни крути, но вы разные и мне приходится привыкать по-новой. И второе: тебе надо быть на виду постоянно и рейтинг иметь хороший. Ведь уже забывают. Ну и третье: мне твой героизм не нравится. Ты здесь работаешь на износ, потом дома маешься из-за меня с Анфисой, возвращаешься, всё восстанавливаешь и так без конца.
   Хорошая мысль. Я поговорю с Евой. Думаю, она согласится побыть с Феликсом одна.
   Но и это не всё. Сделав один шаг, стоит ли останавливаться?
   О чём ты?
   О том, что у всякой песни есть конец. Наша с тобой вскоре подойдёт к концу. Хочешь ли ты продолжения? - спросил он про то, чего она боялась всего больше. Романчик с мужчиной - ещё куда ни шло, но серьёзное она не допускала в принципе. Были основания и очень глубокие.
   Нам пора ехать, давай по дороге обсудим, - виновато свернула тему Инна и мужчина не стал дожимать партнёршу до пола. Он считал, что её шаг в мир мужчины должен быть осознанным и свободным, а не под давлением обстоятельств. Они отправились в аэропорт и тему будущего мужчина оставил за списком. Он только сказал однажды:
   Знаешь, что мне приснилось накануне твоего последнего прилёта?
   Боишься, оно меня не обрадует? - с оттенком колкости ответила Инна.
   Не знаю, может и отзовётся чем-то.
   Так что же это? - уже помягче спросила она.
   Ты рожала нашего ребёнка, должна быть девочка, а мы с Феликсом смотрели в окно роддома. Он мне говорит: "Сёма, а маме больно?", а я отвечаю: "Немножко есть, но после этого появится сестричка. И ты будешь её прикрывать собой. Мужчины всегда прикрывают женщин".
   Вот подлец, - уже совсем мягко сказала она, - и сына приплёл сюда. Она помолчала и добавила: - Ладно, я свои вещи оставлю тебе, а с собой привезу запас. На случай успеха или тризны. А ты на Анфису всё-таки взгляни разок как на женщину и сравни со мной. Так для нас будет лучше, когда я буду не единственной и не роковой. Тогда и дурмана в голове не будет.
   Вот и ладушки, - улыбнулся Семён, - насчёт чемодана отлично, а про Анфису так себе. Она хорошая партнёрша, но к ней душа не лежит. Нет искры! А к тебе и искры, и пламень! Как тут без дыма и тумана? Так что прохладно и без затей у нас не получится. Сказанное им и прочувствованное ею женщину сильно впечатлило и остаток пути она провела в размышлениях. В зоне вылета он легонечко прижал к себе женщину и шепнул:
   Ну, всё, я тебя жду! - и она поняла, что вернётся. К такому тянет нещадно и несмотря ни на что.
  Приехав домой, Семён часть вещей Инны разложил на видных местах и остаток ночи провёл в беседах с каждой из них. Утром он встретился с Анфисой и они после традиционной тусовки в понедельник занялись танцем, который должен быть на паркете. Тело сменщицы было таким же податливым и отзывчивым, но пахло совсем иначе и волнения, которое с Инной стало обычным, он не ощущал. Просто движения, позы и растяжки. Он растягивал Анфису так же, как и Инну и ощущал то же тепло и шарм, тёкшие из тела женщины, видел любопытство в её глазах, чуял скрытый азарт профессионалки и делал всё, чтобы партнёрша чувствовала себя комфортно. Тогда и он быстрее осознает свои обязанности. Анфиса отметила особую собранность партнёра и спросила:
   У вас с Инкой что-то произошло?
   Особенного ничего, всё по графику, - ответил он. На этот раз они работали очень долго и тщательно, будто он с Инной. И, чтобы проверить себя в главном, он привёз вечером Анфису к себе. Она увидела развешенные вещи партнёрши и от вопросов воздержалась. Получив обещанную растирку и массаж, она разнежилась и спросила:
   Ты её любишь?
   Да, Анфиса, люблю. Я и не думал, что могу вот так по-особому относиться к женщине. В мои-то годы. Но, как видишь!
  Зависть для женщины качество рутинное и Анфиса её тоже ощутила. Но лишь как собственница. Ничего из того, что так и полыхало между Инной и Семёном, ей испытывать не доводилось. И, глядя на дамские реквизиты Инны на видных местах комнаты, она понимала о них многое. Анфиса поднялась с массажного кресла и прошлась по комнате. Запах Инны витал и обитал здесь по-хозяйски, а ту часть постели, где спала её сменщица, он вообще оставил неубранной. Будто женщина отлучилась на минутку и сейчас вернётся. Так будет до среды, потом он сменит постельное и встретит так, как встречают государственных особ. Анфиса бывала и на встречах и на проводах не раз и парочку знала предостаточно. Но при ней они ни о чём таком не говорили, только о программе, ну и погоде. Травмы спортивные на погоду реагировали отменно. Анфиса ещё раз взглянула на постель Инны и сказала:
   Мне пора домой. Мужчина кивнул и сказал, что отвезёт её. Видеть комнату без Инны было не очень радостно и он старался эту минуту оттянуть. Анфиса была настоящей партнёршей и мужчину не напрягала. Вернувшись, он бережно поправил покрывало на половине Инны и улёгся так, чтоб одну руку держать на её половине. Ещё одна ночь и она вернётся.
  
   26-28 ноября ВЕРА ЗИНИНА, ТЕКУЩИЕ ЗАБОТЫ
  
  Прошла неделя жизни в доме бабушки и с помощью трудотерапии и домашних бесед Вера почти полностью отошла от разрыва с Эдиком. Вика занимал в ней уже предостаточно места. Для эмоций и настроя на галерную пахоту в зале и на катке Вик был панацеей от всех бед и болезней. К нему намешалось всякого и разбираться со всем этим ей нравилось перед сном. Но надолго сил нехватало и сон уже через четверть часа вытеснял умные мысли и предложения. Просто соблазнять не хотелось, да и не тот он человек, чтобы им любоваться тайком. С ним и она заражалась широтой, публичностью и удалью фантазий. И вот что она надумала:
   Вик, я хорошая девочка? - спросила она после душа с массажём и всех процедур в раздевалке.
   Сегодня ты неподражаема и нераздражаема, - осторожно ответил он, зная партнёрские заносы и фантазии.
   Вика, мы редкая пара, которая обходится без секса. А теперь может и единственная. У женщины есть инстинкты и гормоны, которые всё-всё в ней питают, пеленают и обслуживают. У меня с этим порядок, ты знаешь. Так вот, я хочу тебя давно и по-настоящему. Но мы не можем воровать и мне нравится осознание этого. Однако гормоны требуют и я на них управы не нахожу. Может мы с тобой их обманем? - Когда я пою, от сексуального стресса разгружаюсь сильно. Я хочу петь для тебя и это примирит наши принципы и мои гормоны. Ты понимаешь, о чём я?
   Если бы не вытурили Эдика, то и проблемы не было бы? - улыбнулся её хитрости мужчина, у которого с гормонами всё в ажуре.
   Ты же понимаешь, что после тебя иметь Эдика - это не уважать себя! Разве я похожа на мазохистку?
   Роль вымогательницы ты выучила наизусть!
   Мне что, самое время завести любовника? - сузила глаза Вера и мужчина отступил:
   И что ты предлагаешь?
   Не так уж и много, но это для нас подъёмно и ничего не нарушит. Мы будем ездить на часок в тот самый ресторанчик и я буду петь. Вот так! А со стороны это будет невинной забавой, - пояснила она и он нырнул в пространство, именуемое подсознанием. На поверхности ответа не было, но там он зрел, обсасывая и осматривая все файлы и их расшифровку. Немножко криминала в идее есть, но лишь самую малость. Не нанимать же ей мужской эскорт. Да и всё пространство её души он уже и так обихаживал и исцелял по-своему. Вера - женщина настоящая и щедрая, а к таким он относился с уважением и пиететом. Так что надо соглашаться:
   Хорошая мысль, - сказал он и женщина вспыхнула. Он взял её за обе руки и сказал: - Вера, ты уж прости за такой поганый компромисс, но на тебе надо жениться и не маяться с эрзацами. Однако у меня есть Даша и врать ей не хочу! Так что песня - это выход. Мне горько это говорить, но секс украдкой разрушит всё наше. А его предостаточно и оно очень хрупкое и нежное.
  Он не поцеловал, но Вере хватило и рук, которые несли жизнь в её размочаленное сердце. Она долго купалась в полученном и, казалось, вообще отключилась.
   Сегодня спою пару романсов и что-то ритмическое. Ты не против? - через много сердечных циклов спросила она. Он кивнул и началась новая глава отношений самой контрастной пары на шоу: яркой брюнетки с исключительной фигурой и фактурного светлого шатена.
  Вечеринка для двоих прошла отлично. Вера разрядилась донельзя, а Виктор получил колоссальный импульс. К романсам он пристрастился ещё с Ириной, она любила кататься под них в показательных номерах и готовилась к ним со всем рвением и максимализмом, приучая к тому же и партнёра. Когда Вера вернулась с эстрады, он молча взял её руку и поцеловал. В эту ночь он любил Дашу особенно изысканно и бережно. Утром он влюбился в неё вновь и долго не отпускал, закачивая себя и свои чувства. Ему давно хотелось сделать её мамой, но ...
   Верка, ты с кем таскалась всю ночь? - удивился он её виду утром.
   С тобой, Вик, с кем же ещё! - ответила она и он понял, что Вера чует его флюиды на расстоянии. Такое совпадение его игр с Дашей и её самочувствия не было случайным, да и Вера не из манерных капризниц.
   Выходит, караоке тебе мало?
   Не всё сразу, Вик, не всё! Поверь, мне уже намного лучше и от эдькиных таблеток я отвыкаю. Теперь моя таблетка - ты. А потом и от тебя отвыкну, не беспокойся, дольше года я ни с кем, - загрузила она и партнёра.
  Они прокатали программу, шлифонули компоненты и уехали к бабушке Веры. Она, как и вчера, была на своём участке и Вера занялась желанным для женщины - накормить и ублажить мужчину. Уже в другом платье, но с рюшами, талией и без чулок. Запах от её тела, просвечивающий сквозь прозрачный флёр парфюма, лишь слегка перебивался ароматами разогретого борща и рукотворного овощного рагу. Вера понимала, что гибнет, но остановиться не могла: к Вику тянуло неимоверно. После обеда и порции музыки из её спектаклей на экране телевизора они немножко вздремнули. Вера проснулась первой и сделала лицо, а потом ушла в ванную и включила воду, но не мыться, а заглушить свою негромкую распевку. Когда он проснулся и стал искать Веру, то понял всё. Он вошёл в ванную и обнял женщину:
   Верунчик! Не мучься, я тебя не брошу. Она прислонилась к нему и молча впитывала исходящее от мужчины. Это посильнее таблеток. Потом Вера устроилась за фортепиано, а он расположился на диване и она спела свои любимые вещи. Её голос притягивал лучше ворожбы и впервые он Веру расцеловал по-настоящему чувственно и до самого конца, ублажая и воздавая всему в этой несносной женщине. А она впитывала и вкушала, подставляясь всем своим несносным существом.
  Но между ними была Даша и страсть далеко не зашла. Однако и полученное ни с чем прежним не могло сравниться. Вера чуяла, что Вик с ней не просто мужик, готовый осчастливить всю женскую вселенную, но и любящее существо. - Что может быть лучше?
  По графику выступлений им выпала первая разминка и в спорткомплекс они уехали уже вскоре. За исключением мелких помарок на прокате всё прошло отлично и они стали вторыми, уступив лишь Заварзиной с Макеевым. А потом сбежали с вечеринки и отправились в тот самый ресторанчик. Вера была счастливой, Виктора не напрягала и пела от души. Заковыристые фиоретуры лились сами собой и она обходилась без фонограммы, выдавая ритмические рулады вместо сопровождения. Немножко танцев, немножко объятий и всё настолько невинно, что она поражалась себе: если бы вот так было с Эдиком, то они давно бы уже не раз где-то уединились до изнеможения и забрызгали страстью пол, потолок и стены. Так или иначе, но клин вышибают клином и к концу вечеринки она была счастлива. А утром понедельника выглядела свежо и на уставшего от Даши Вика смотрела сочувственно.
   Доброе утро, сэр! - сказала она на стоянке, - боюсь, дворецкий вам подал не тот чай? - он кивнул, любуясь светящейся женщиной, и она прибавила: - У меня для Вас бабушкино средство. От мигреней и сглаза помогает исключительно.
  В своей раздевалке они, как и многие пары, обустроили уютное гнёздышко и там Вера быстренько подправила настроение партнёра. И после этого отправились на смотрины нарядов партнёрш и разбора очередных тем для выступления на паркете.
  Вера выглядела отменно и Заварзину превзошла по всем статьям. Эту фишку из прошлой жизни Вика она изучила хорошо и знала, как с ней соперничать. Будучи с Виком, она превосходила Ирину, светящуюся Сашкой и тщеславная до люти первая партнёрша Вика такое переносила с трудом. Вера улыбнулась Вику и что-то чирикнула на его фразу. Это подвигло на подвиги, Вик по-хозяйски обнял партнёршу за талию и вместе с ней подошёл к Заварзиной:
   Ириша, привет! Как там Наташка? - Уже учится быть мамой? - Ирина оценила намерения подошедших и стала сама любезность:
   Здравствуй, Витюшка! - Кем-то быть она учится, а вот кем, не знаю, я в её возрасте была проще и послушней. Уж очень своенравна, правда, Саша? - обратилась она к своему мужчине.
   Мне кажется, у неё это только поза. Мы часто играем в четыре руки на фортепиано и свою партию она ведёт, всё же слушая меня. Натка очень музыкальна. И не боец! - ответил Саша, по существу и никого не задев.
   В её возрасте я играла всё подряд и со взрослыми не соперничала, а только прислушивалась к ним, - заметила Вера, - может, ты спутал характер с деликатностью?
   Нет, Вера, ты же музыкант и понимаешь, о чём я. Подстроиться, чтобы вовремя вступить, это не характер, а чувство ритма, разве нет? И ей лет немного, а оно уже есть. Так что, она музыкант, а не спортсмен, - всё же настоял Саша и Ирине понравилось в этой фразе всё. Она взглянула на певицу иными глазами и вдруг поняла, что та безумно влюблена. И на волне чувства способна на что угодно. Ведь уже и победила её дважды, правда на паркете, но и это очень весомо. Вера прислонилась спиной к Вику и тот положил пальцы ей на грудь. И в глазах Ирины он увидел огонь своей Верочки - она зажглась, чтоб светить ему.
   Что ни говори, но Натка твоя и от Игоря в ней нет ничего, - сказал он.
   А Даша на махонького Зельдина так и не решилась? - вернула подачу Ирина.
   Нет, - одними губами ответил Виктор, так и не выпустив груди Веры из своих рук. Партнёрша чутко среагировала и прислонилась головой к груди мужчины. После такого фокуса с крупным планом на большом экране публика взрывалась и вопила от восторга. На Заварзину это тоже подействовало и она освободилась от Сашки. Первый партнёр и мужчина ей до сих пор грезился и это сидело так глубоко, что ни удалить, ни чем-то залить. Вера уже хорошо в него погрузилась и он этому потворствовал. А ведь эта цыганка может отпихнуть Дашу. Инстинкты, поощряемые ревностью, искали сатисфакции обоим соперникам и вскоре нашли нужное.
  Ирина аккуратно, но уверенно извлекла Виктора из объятий партнёрши и увела к окну, там они расположились на подоконнике и Ирина взяла его руки, заслонив собой ото всех. И начался диалог, в котором уровень доверительности был неожиданно высоким, а взаимопонимание абсолютным. Затем они поставили точку на главном, потолковали за жизнь и погоду в южном Средиземноморье, полюбовались точками прежний страстей, нашли их восхитительными и вернулись. Знакомство длиной в два десятилетия давало право на многое и нынешние партнёры это проглотили. Когда Вера оказалась с Викомв раздевалке, то первым делом спросила:
   Она хочет родить от Саши? - Вик удивлённо вскинул голову:
   С чего ты взяла?
   Женское в Ирине теперь лежит сверху, что уж тут думать. Но тебе она призналась первому, почему?
   Я иногда убить её готов, такая она стерва, но когда повинится, то отхожу сразу. Вот и сейчас она повинилась, а потом призналась.
   Одну дочку и с её покладистой мамой тянуть можно, но двоих - это уже перебор, моя мамочка на меня одну времени не находит, - засомневалась Вера.
   Собственно, она больше интересовалась другим и я сказал, что Сашка нормальный мужик и муж из него выйдет отличный. Он не Игорь и по семейной части здоров на все сто! Да и с Наташкой они подружились, чего с прежними хахалями не было ни на рубль, ни на копейку. Вот она и призадумалась - годочки-то текут. Когда он закончил фразу, то увидел такое в глазах Веры, что опешил, а она вступила без раскачки:
   Будем считать, что мы с тобой в том ресторанчике и настал час романса. Есть у меня один особенный. Она опробовала голос и осторожно начала распевку, постепенно выходя в основную тему. Романс о тоске не требовал комментариев и лился из сердца певицы неспешной струйкой. Когда она закончила и осторожно взглянула на мужчину, то увидела застывшую слезу. Такое у мужчины она никогда не видела. Он отошёл от эмоций не сразу, впрочем, как и Вера.
   Верка, ты настоящая колдунья! - сказал он, покачав головой и разведя руками, так и не нашедши нужных слов.
   Околдованный Одиссей провел в плену у Кирки целую вечность. - Зачем тебе кабала?
   Ладно, - уже другим тоном сказал он, - сделаем по-нашему: раздевайся здесь, а одежду мечи за ширму. И на массаж. Она с удовольствием подчинилась и как бы спела ещё один романс. Пока она лежала под его руками, в голову приходили самые разные возвышенные мысли и фантазии. С другими мужчинами они всегда имели другой и сплошь низменный вектор. Мысль Ирины о ребёнке от Саши задела и Веру. Её совершенно не волновали трудности певческой карьеры и ребёнок в ней никак и ничего не перечёркивал. Фанаберия Даши Вере была непонятна в принципе. Многие актрисы рожают даже на съёмках и возвращаются к своим постановщикам без проблем. Что себе придумала Даша, она не могла и представить.
  Мысли такого типа в ней задержались ненадолго и вскоре в голове мелькнула идея нового танца. Она прикрыла глаза и мысленно прокрутила основные элементы и связки, а потом так же виртуально закрепила всё придуманное мнемоническими приёмами и упаковала их до поры. Свою долю в совместном продукте она выдавала только после мужчины. Так что, когда занялись идеологией танца, она предложила, он принял и снова у них всё гармонично и прочно. К вечеру танец был готов. Осталось отшлифовать и наполнить детальками, чтоб узнавалось и блестело.
  На этот раз в ресторанчик они поехали на его машине и это Вере понравилось больше. Он изредка поглядывал на её ноги и сползающую юбку, не менее интригующими были и воланчики на блузке. Пуговки светились в отблесках уличных фонарей, часы на левой и браслет на правой руке отблескивали не меньше и мужским вниманием наполнились под завязку. В общем, ещё до приезда она имела один романс. Там их ждали и угостили фирменным блюдом из белой рыбы и сырым чуть промаринованным в уксусе мясом под винным соусом. От этого набора потенция ого-го и официант многозначительно подмигнул партнёру. Обманывать Виктор умел профессионально и как бы разделил притязания молодого мужчины. Он давно знал легенду о том, что партнёры с партнёршами - это и в постели тоже и в пожеланиях из интернета ему чего только не желали с его лакомой конфеткой. Так бывало часто, но не всегда и доверительных отношений с мужьями партнёрш тоже масса, без них в этом виде никуда. На этот раз они вели себя будто на лирическом ужине, она спела, чуточку потанцевала с Виком и в удовольствие поболтала ни о чём. Никто кроме неё не знал, как на всё это реагирует её внутренняя секреция. И когда она уходила припудрить носик, то меняла и бельё. Сидящая в ней Астарта хотела Вика в себя и немедленно! Но Вик - не Эдик, в нём всё тоньше и заковыристей и с языческой распутницей Вера управилась легко. Вернувшись из дамской комнаты, она предложила:
   Давай выложим что-то из своего!
   А музыка? - Тут же такая не водится!
   Придумаем что-то, мы же с тобой умеем всё. Они просмотрели список мелодий и выбрали подходящее. Танец вышел на удивление органичным, несмотря на экспромт и не те костюмы. Вера станцевала свою партию так, что после раскланиваний и аплодисментов пришлось опять пудрить носик.
  На следующий день она была в отличном расположении духа и явилась в английском костюме эпохи правления битлов и роллингов. То есть, намного выше колен. Как ни сядешь, всё и отовсюду видно. Закопёрщица подобных номеров, Алёна Долмина аж потемнела от зависти, поскольку свои прелести с Вериными рядышком не выставить. Когда вечером она переоделась в утренний наряд, чтобы ехать в ресторан, он сказал:
   Ты представляешь, что будет с твоей репутацией после такого виража? - и указал на криминал. Вера никого сбивать с толку не хотела и эпатаж публики тоже не был целью, поэтому достала из баула другой костюм. Она приложила юбку к себе и спросила:
   Такая пойдёт? - он согласился и она переоделась. Единственный зритель и слушатель её игры и вокала - это Вик и ему она не перечила. Хотя в танце на паркете иногда заводилась. Там она знала предостаточно и умела почти всё. Танц-классы в музыкальном театре заняты чуть не круглые сутки и она там проводила времени предостаточно. Впрочем, Вик особо не спорил по поводу движений, его больше интересовала сама композиция, поскольку именно она и оценивалась в баллах. Каждый элемент стоил чего-то и все в сумме они и давали энное количество баллов. И чем дороже элемент или связка, тем выше общая сумма, которая и есть критерий силы или слабости. Так в спорте сложилось давно, в шоу чуть проще, но принцип тот же. Поэтому он и стоял за элементы с высшей ценой. Вера же смотрела на это с позиций вкуса и гармонии. Тоже правильно, но баллов поменьше. Как-то, обсуждая подобное, она заметила:
   Это только у мужчин такая фишка: чем больше член, тем они увереннее в себе. Но для женщины не это критерий. Средняя величина и нормальная толщина вполне достаточна, чтоб свести с ума, а супергигант - это для кино и только, у обычной женщины он может разорвать всё.
   Говорят же: - У нас, как в Польше: кто прав, у того и больше. По-мужски грубо, но в целом так и есть. Любая женщина всё сравнивает со своим мужчиной и интересуется у подруг: как было и какой он. Всех мужиков не перепробуешь, чтоб примериться к его умениям, а размеры и прочее, это те же баллы. Меня ты сравнивала с Эдиком постоянно, тебе не было безразлично, вялый он или эрегированный. У тебя глазки тут же загорались, когда он вставал перед тобой. Разве нет? - Вера его фразу выслушала с волнением и ответила не сразу, боясь выдать себя. И начала издалека и вообще не в тему:
   Начнём с того, что с тобой секса у нас не было даже имитационного, а душ и сам по себе горяч, так что я тут ни при чём. Это первое, а второе - Эдик в последнее время стал очень агрессивен и я не поддавалась, чтоб не задымиться от его фрикций и заводилась от тебя уже поэтому. Зная же тебя, я воображаю наше с тобой и нахожу секс таким же танцем, как на паркете. Я просто уверена, что нудной колки дров и распиловки брёвен не будет. Я знаю твои руки и уверена, что именно в них и покоится женское счастье. И хорошо представляю твою Дашу и её комплексы. И последнее, твой член больше и он чуткий, как и весь ты.
   А твоя вагина - это ты в суперконцентрации?
   Да, именно так! - улыбнулась Вера.
  - Красивая комбинация элементов хороша исполнением: чётким, элегантным, сбалансированным и выверенным, а не чуть обозначенным и схематичным, - через некоторое время продолжила она, - критерии красоты есть, но они в баллах не оцениваются. Во-первых, это вкусовщина, а во-вторых, как оценить полотна Джорджоне или Веласкеса, поставив рядышком? - Сколько баллов одному и сколько другому?
   Не спорю, Верчик! Логика оценочного балла и красота не всегда рядышком. К тому же есть и ньюанс: красота - это хитрая конфигурация интеграла любви. Так что, баллы и очки там есть, но они прописаны не так примитивно, как кажется на первый взгляд. И там куча всяких компонентов, как и в фигурном катании, в том числе и по части сексуальности.
   Красота не всегда сексуальна, она может быть и невинной, разве нет? - Прелестное дитя, роскошная природа, жаркий южный бриз и северное сияние - от них есть восторг, но нет секса.
   Не думаю, что это так! Эмоции всегда в той или иной мере сексуальны. Даже такие, что на пленере. Хочешь, покажу на тебе?
   Попробуй, - улыбнулась Вера, - мы с тобой на Чукотке и смотрим на сполохи.
   Верунчик! - прошептал Виктор на ушко партнёрши, слегка удерживая за плечи и пальчиками касаясь шеи, - какая прелесть, тебе нравится? И Вера тут же ответила:
   Класс! Такое увидеть раз и больше не жить!
   И в этой фразе нет и капельки сексуальности? - уронил партнёр и она ответила:
   Подлец, ты, Вика! На таком поймал.
   Вот видишь, милочка, секс вездесущ! У древних он был божеством наравне со смертью, огнём и громом. С тех пор мало что изменилось. А теперь о его связи с красотой и спортом. Секс без нежности и любви ничего не стоит. Без них - это порнуха или спортивная забава.
   В юности для тебя секс значил так же много или там был чистый спорт?
   По большому счёту мало что изменилось, разве появилась полнота ощущений. Мы в ДЮСШ иногда соревновались, кто лучше свою партнёршу отоварит. Именно свою! Мы делаем, а остальные смотрят и тоже оценивают в баллах за технику и артистизм. Три минуты и всё такое, в конце все раскланиваются, как на соревнованиях.
   Девочки тоже? - Или ...
   Её подниаешь, будто из тодеса и она как раз и есть критерий оценки.
   Ух ты, ну и экстремалы вы, фигурщики! Я бы ни за что так не смогла.
   Не скажи, если партнёрша настоящая, то смогла и ещё как в этом тодесе изгибалась!
   Маленькая девочка из шестого класса и увесистый партнёр или вы только со старшеклассницами так?
   В восьмом классе девочки из фигурки уже оформлены по полной и по юношам уже полноценные участницы. Моя девочка в самой первой паре это делала не со мной. Потом нас поменяли и уже эта была верной и преданной! Как и я ей.
   Но первая это с другим делала?
   Естественно, она с ним дружила давно и мы с ним тоже дружили.
   М-да-а-а! - восхитилась Вера, - а в музыкалке и училище совсем не так и если кто-то с кем-то дружил, но никаких приятелей или подружек рядом!
   Биологический замес у вас другой, вот у вас про дружбу и понятие вымороченное. У кого как, но при мне такая олимпиада бывала ежегодно. После такого партнёры привязываются друг к другу нешуточно и во всём. Особенно, когда тебе семнадцать-восемнадцать, а ей четырнадцать-шестнадцать и секс у неё первый. И, если ты не обманешь её в это время, потом она твоя по гроб! - Никаких парней кроме партнёра - всё только с ним и для него! - Пенелопа отдыхает!
   За любовь такое вы принимали или это продолжение спорта?
   До двадцати лет всё это в одном флаконе - не разорвать! А потом взрослеешь и в прежних рамках уже тесно. Но есть юная партнёрша и для неё ты почти весь мир. И ты платишь ей тем же, хотя внутри всё хочет перемен. Такая жизнь не всем по душе и после долгого супружества в паре тянет прочь от него и чтоб спортом и его выверенным графиком даже не пахло. В это время многие бросают фигурку.
   В последние недели с Эдиком я воображала себя с тобой и отдавалась ему будто тебе. - Ты такое с Дашей не пробуешь? - осторожно ступила Вера на запретную тему. Он улыбнулся:
   Да. Бывало и так.
   И какая я? - ещё глубже забралась партнёрша.
   Какой я тебя и знаю: нежная, азартная и отзывчивая. Поначалу и Даша была такой и я ни о ком больше не думал. А теперь вот, видишь, размечтался.
   Думаешь, через годик-другой я бы тебе вот так же жилы мотала?
   А вот этого наперёд не знает никто. Ты поначалу на своего Эдика тоже рассчитывала по-большому. А хватило на год и то с таблетками.
   Так-то, оно так! И если с ним я банально заблуждалась, то с тобой у нас давно отношения мужа и жены, но без секса. Мы друг друга знаем и уже по-большому притёрлись. Уверена, с Дашей у тебя тоже, что и у меня было с Эдиком. Только подзатянулось.
   Верка, если я поцелую, ты замолчишь?
   Да! - ответила она и приготовилась к празднику. Он наступил сразу же после поцелуя, а потом и нежностей. И они обошлись без караоке. Она впервые была нежной и отзывчивой наяву и отдавалась его ласкам так, будто завтра конец света.
   Ты помнишь Ирину с самого начала или всё уже забыто? - спросила она, надёжно припрятав полученное.
   Сейчас уже многое стёрлось, но главное не забыть никогда.
   Какой она начинала с тобой?
   Худенькой и робкой, в одиночницах у неё не пошло с прыжками и её перевели в парники. Она только перешла в шестой класс, а я был уже в девятом и она у меня летала, закрывая глаза поначалу. Потом стала открывать и вскоре освоилась.
   Выходит, взрослела и округлялась она в твоих руках и обретала вес в них тоже?
   Вроде того. Мы с ней разглядывали её тело ежедневно и, казалось, видели перемены. Я ей безбожно врал про это, а она с удовольствием верила. Собственно, ничего особенного я не говорил, но ей нравилось. Ну и она была тогда привязчивой по-детски. Мы всегда ходили за руку и на каток я её забирал из школы. Если кто-то из одноклассников на неё смотрел косо и что-то позволял, тут же давал взбучку и всё проходило. Когда она перешла в восьмой класс, то называла меня папочкой, а весной восьмого класса она расцвела и похорошела настолько, что старшеклассники за ней стали буквально охотиться и приставать. Буцкал я эту шантрапу регулярно и немилосердно. Но толку из этой затеи вышло мало и она сменила школу. А тут подошло время юниорского чемпионата и мы стали первыми сразу же.
   А как она вела себя с коллегами по льду?
   С девчонками она водилась не особо, опасалась за меня, чтоб не отбили, а с парнями легко. Она знала, что не дам не только в обиду, но и вообще не так посмотреть не позволю. А посмотреть было на что и я влюбился в эту тростиночку с косичками. Она это знала, гордилась и цвела ещё больше. Дома она только ночевала, в школе отбывала муторные часы, а остальное со мной и на тренировках. А там всё наше. Усталые и солёные после всего на тренировке мы закрывались в раздевалке, гасили свет и целовались до изнеможения и благодарили судьбу за то, что свела нас. Ирка меня любила своей первой любовью и отчаянно рвалась в женщины. Все девчонки из нашей группы давным-давно уже знали про это всё, они, бедовые и безбашенные, над ней, такой примерной и маме послушной, откровенно смеялись. Первый секс у нас был на её шестнадцать лет. Это пришлось на лето и мы были в спортивном лагере на Клязьме. Птички, тишина, мягкая травка и мы вдвоём. Мы загорали, купались и занимались любовью весь день. Она плакала, заглядывала в глаза и спрашивала, хороша ли в этом? - Это было нечто! И в тот сезон мы набрали физики так много, что уже никому не проигрывали. А уверенность ей придавал секс.
   Она была у тебя первой?
   Нет, но те, прежние, не в счёт! - улыбнулся Виктор, - не мог же я порушить в ней всё из-за обычного секса. Она сильно повзрослела, наполнилась женским и теперь могла остановить взглядом. Но драться из-за неё всё равно приходилось, некоторым проще разок врезать, чем рассусоливать про манеры. После миланского чемпионата среди взрослых мы оказались в мировой элите и тут она преобразилась по-настоящему. Появилась страсть к вещам. И мы почти всё тратили на неё. Она была счастлива и мне доставало и этого. Я был вроде Ромео. Школу она едва закончила и многое из оценок поставили за красивые глаза и успехи в спорте. За ней охотились модельные агентства и от предложений на фотосессии она первое время отмахивалась. Но денежки там охо-хо какие и она в конце концов согласилась. Я ходил за ней везде и всюду, как настоящий папочка и караулил каждый шаг, потому что там крутилась всякая публика.
   А она что на это?
   Тогда Ирина со своими бантами и выглаженной формой выглядела чистой и невинной и про наши изыски в постели никто даже не догадывался. И ей нравилась репутация пушистой Ирочки с заботливым Витюшкой, она всем показывала подаренных мною мишек и рулоны ярких лент на банты. Я их покупал везде и знаю в них толк больше Ирки. На чемпионате Европы в Хельсинки мы пробились на помост и тут её окончательно повело. Во всём. Во-первых, мы стали жить вместе открыто, во-вторых, у нас появилась машина и добавился круг новых знакомых плюс к спортивной тусовке. Тяга к вещам стала уже женской по-настоящему и она меняла наряды много раз на дню. Потом на мире мы провалились на пятое место и она одумалась. Если не пахать круглосуточно, тебя объедут обязательно, тем более на мире. И на следующий год мы были готовы на все сто, к тому же и в Федерации к нам переменились, стали давать средства на постановку, удобное время на лёд, квартиру рядом устроили, машину новую и прочее, так что мы только катались. И выиграли. Сначала Европу, а потом и мир. Вот тут-то в ней и стало проглядывать царское. Я сначала не обратил внимания, думал, пройдёт, ан нет.
   Ей двадцать, а она первая - от такого хоть у кого крышу снесёт, - возразила Вера.
   Тоже верно, но с прежней Иркой это не вязалось. Ну и потом, она была моей Иркой! А я себя самодержцем не чувствовал. Знал, что всё это за нашу пахоту и только: чуть сбавь обороты и всё.
   Думаю, она уже тогда перебирала варианты. Женщины так делают всегда, лишь минута удобная появится, вроде каприз судьбы, а она готова к новой роли и с другим партнёром. Я такие партии играла и пела не раз, - подтвердила Вера.
   Да, было и такое, застал я её с нашим тренером по ОФП, молодой и удачливый, папа доктор науки всё такое. Ирка уши и развесила. Набил я ему морду, а её закрыл в ванной, чтоб отмылась ото всего. Она повинилась и опять стала шёлковой. Мы выиграли после этого всё.
   А как она с Игорем сошлась?
   Он со своей Ленкой к нам часто заходил. Ленка - девочка красивая и аккуратная, для него и про него готова на всё и пропустила сезон, когда он маялся с голеностопом. Мог и коньки повесить на гвоздь, но обошлось. Так она ему бульоны каждый день носила будто верная жена. Но первых мест у них не было. Ленка не Ирка и через "не могу" до крови не может. Ирка из характера научилась готовить, чтоб гостям насолить своими умениями. А Ленка даже пельмени из пачки может сделать несъедобными. Я видел, что Игорь на Ирку запал, но на неё многие посматривали, так что, смотри, за это денег не платят. И так было года три. Не случись со мной беды, ничего бы и не было. Но травма, она травма и есть и от этого никто не застрахован.
  Короче, меня увезли на скорой, какое-то время Ирка ко мне ходила, а потом стало ясно, что у меня отпуск на год и она запросилась на вольные хлеба. Что я мог сделать? - Отпустил и вскоре бульоны стала носить Ленка. А Ирина стала в пару с Игорем. В тот год они ничего не взяли, а потом сменилась система подсчёта баллов и они взмыли. Мне ничего не оставалось, как взять Ленку и двинуть в погоню. И через год я эту красавицу с рыжими кудрями раскачал: убить Игоря и отравить Ирку она хотела сильнее меня. Мы едва не обошли их на мире, но судьи нас осадили. Сразу и первой Ленка стать не могла, надо пару сезонов помаяться в предбаннике. И мы бы с ней это сделали, но теперь беда случилась с Ленкой, она застудила придатки и с большим спортом пришлось завязать. А мне дали перворазрядницу Юльку Ермолову. Больше ничего подходящего не было. Разор и раздрай в стране дошёл и до коньков. А остальное ты и так знаешь.
   Ты её любил и ненавидел одновременно, так было долго?
   Спасибо Ленке, мы это пережили быстро. К концу третьего года к Ирине из обычных эмоций мало что осталось, только спортивное, а там другая шкала и вообще всё не так. К тому же, Игорь уговорил родить и Ирина пропустила два сезона. Ленка же была женщиной исключительной и на роль Пенелопы подошла бы любому режиссёру.
   Развод с ней вышел тяжко?
   Нет, мы и не расставались вовсе. Я ходил к ней с Юлькой, пока Ленка не надумала рожать. В спортшколе нашёлся парнишка и женился на ней. Он был тогда чуть старше Сашки Макеева. Тоже из тренеров. Мы с ними и теперь дружим. И на нашей с Дашей свадьбе они были свидетелями.
   Выходит, она отличная подруга, верная до гробовой доски! - Я до неё хоть чуточку достаю?
   Верка, не бери в голову, ты просто другая! Ты невыносимая и непроизносимая прелесть.
   Ну, раз так, хочу сделать предложение. Оно деликатное, но без пагубных последствий.
   Говори!
   Мне хочется собрать всех своих мужчин вместе, то есть, они со своими подругами и я с тобой. Вроде того, как на Западе прощаются с какой-то частью своей жизни. Поэтому можешь придти один, а можешь привести Дашу. Как тебе удобно. Можешь и с её партнёром для комплекта, чтоб уж всё поставить на место и избавиться от иллюзий. Как тебе это?
   Я приду, а с кем, ясно будет позже.
   В следующую среду после тренировки, примерно в это же время. Место то же, ресторанчик с караоке. Там уютно, нас знают и недалеко.
  
   29 ноября ФИЛАТОВА
  
  Во вторник Вера проснулась ночью и разбудила Костю:
   Косточка, мне приснилась связка из трёх движений, давай запишем, пока не забыла! - тот буркнул что-то и перевернулся на другой бок. Но Вера не унялась и он поднялся:
   Ладно, показывай свою фантасмагорию! Вера накинула халат и подвязала его поясом. А Косточка окончательно проснулся. Включив большой свет в комнате, она показала увиденное во сне. И по реакции мужчины поняла, что вещь стоящая. Он сел за стол и детально записал движения танца и их связки. Вера ждала слов, ей хотелось похвалы вслух, а не мысленно или во взгляде, как это бывает у мужчин. Мужчина понял это и стал тянуть время, прикидывая варианты. И припомнил кое-что нереализованное. Родинку на груди. Усадил Веру на колени и обнажил это сокровище. Она вся подобралась и замерла в предвкушении. Мужчина приучил и женщина не обманулась:
  
  С холма стекает капля страсти,
  Блестит - очей не оторвать,
  Желанней в мире нет напасти
  - Такую прелесть целовать!
  
  И пить, и пить, нектар вкушая,
  От чувств томиться и гореть
  Себя невинности лишая
  И, к ней прильнувши, тихо млеть.
  
  Что может ответить женщина на такое? - Ни одно слово не отразит написанного на лице и выраженного в её очах. Она была так счастлива, что светилась изнутри, будто чувственное солнце.
  Утром к ним присоединилась Дина и хореограф и дружными усилиями танец обрёл завершённый вид. Так Вера окончательно приобщилась к клану творческих лидеров. На следующий день после утренней фотосессии она задержалась и прильнула к альбому с новыми коллекциями одежды и белья не раскрученных брендов. Кое-что ей приглянулось и она спросила Косточку, нравится ли ему. Он взглянул и ответил:
   Шутишь, что-ли? - Я тебе сто раз говорил об этом.
   Косточка, я серьёзно, - обиделась женщина.
   Я тоже! Пусть принесут эти вещи. После переговоров вещи отыскались на складе и фотограф решил рискнуть с раскруткой лежалого товара. Сняли несколько кадров и правота Диброва стала очевидной. Фактура ткани и строчки на эксклюзивной выделке легко перетекали в обводы тела светящейся женщины и жульнически присваивали её изящество и обаяние. Фотомастер перевёл снятое на большой экран и сжал руки в кулаки от восторга: настолько картинка светилась удачей и деньгами. Затем сделали несколько опытных кадров, где она была в блузке и белье или в юбке и бюстгальтере. Вера и здесь была щедра на эмоции и лежалый товар прилепился к ней с пафосом и гонором эксклюзивного. Фотомастер сдержался от распирающих эмоций и просто похвалил Веру за хорошую работу. По мнению остальных, занятых в этом экспромте, сессия вышла исключительной и в павильоне тут же появились угощения и чайные принадлежности. В этот день они поехали только на ледовую тренировку и уже поздно вечером.
  Отдохнувшая и наполненная успехом фотосессии, Вера откатала элементы без сбоев и с хорошим скольжением. Награда последовала сразу же и впервые секс произошёл, несмотря ни на что. Этим "что" была Дина. Она смотрела на них, но они её не замечали!
  От Веры струился такой сексуальный дурман, что партнёр им мгновенно отравился и любовная игра началась здесь и сейчас. Она протекала так ярко и пронзительно, что Дина не смогла оторваться. Никакого пиетета к телу женщины, только функционально и по делу, сразу и без раскачки.
  Глаза женщины загорелись из глубины, оттуда же, из самых глубоких хранилищ плоти вытекло что-то пахучее и сводящее с ума. Его было так много и концентрация так густа, будто на белый свет вышла свита Кибелы, насыщая исконным запахом Матери матерей весь мир. И клубы чувственной отравы языческой богини не выпускали из своих тенет её Костика. У него закатывались глаза, сбивалось дыхание, звериный рык перемежался с нежным шёпотом, движения размашистые сменялись плавными, а еле слышные вкрадчивые звуки соития переходили в грохот перфоратора из золоторудной штольни, Вера что-то ему отвечала, взвизгивала и морщилась, но ни разу он не сделал по-настоящему больно. Ничего подобного с нею супружник даже не пробовал и это за много лет, а тут...!
  Очнувшись, Вера увидела ошеломлённую Дину и Косточку, который вытирал её слёзы своим платочком. Вера осталась в полупозиции, привалившись к стенке шкафа, а Дина сидела на скамейке и рядом - полураздетый мужчина, чуть рассеянный и заботливый.
  По состоянию партнёров Дина поняла, что такое у них в порядке вещей. А скользящий взгляд Веры - свидетельство полной власти над ним. Получив такой заряд, завтра она будет вновь бесподобна. И боль пронзила взрослую женщину.
  
   30 ноября ИСТОРИЯ КОСТИ УСТАМИ ЗАВАРЗИНОЙ
  
  На следующее утро Вера проснулась первой, взглянула в зеркало, удивилась странной улыбке, прилепившейся чуть не навечно, нашла себя великолепной и устроила завтрак любимому мужчине. День прошёл в хорошем ритме и Вера получила квант новой уверенности. В таком состоянии, да и в новом тренировочном костюме от спонсора она стала центром внимания в своей смене на льду. Спрашивали про костюм, но заглядывали внутрь и Вера с удовольствием купалась в таком внимании, зная точно, что глубокого погружения не будет. Косточка был гарантом надёжным.
  Во время перерыва на чай она оказалась рядом с Ириной Заварзиной. Так сложилось, что обе пары нашли себя на шоу и жили по-супружески, не стесняясь ничего. Из пятнадцати пар силой и яркостью привязанностей они выделялись заметно и это позволяло Вере отнести себя с Косточкой и Сашу с Ириной к особой касте. И Вера спросила Заварзину про жену Косточки.
  Ирина давно присматривалась к молодой супермодели и с удивлением отметила, что эта красавица от партнёра переняла почти всё, что касается трудолюбия и самоотдачи. Она умело прогибалась, но себя сохраняла в полном объёме, более того, в новом качестве женщины, приобщившейся к спорту, Филатова обрела и особый шарм, на который делали стойку мужчины-профи. Её роман с Киндиновым выглядел ну просто роскошно. По тону и прочему в ней видно, что партнёрша в своего мужчину погрузилась основательно и ищет в нём место для постоянного обитания. Это хорошее намерение и у такой женщины оно не бывает корыстным.
  Бывая на фотосессиях у мастеров достаточно часто, Заварзина кухню этого ремесла изучила хорошо и решимость Филатовой выбраться из мирка тщеславных нарциссов одобрила. Ирина подумала, что нынешняя спутница Кости достаточно продвинулась в изучении новой для себя конфессии и решила не деликатничать:
   Началось это в Лондоне в галерее современного искусства. После олимпийского сезона был коммерческий тур по Европе и Америке, мы с компанией решили посмотреть, чем восхищаются англичане и пошли в галерею. В зале новинок была экспозиция про зверушек и домашнюю живность. Ну и среди всего этого домашнего и миленького было несколько картин совершенно особенных. Кот был нахальным, собачка хитрющей, пони понятливой и терпеливой, а коза безразлично-царственной. И возле них,напыщенно улыбаясь, - "Как же, англичане!" - тусовались мужчины и женщины, юные джентльмены и будущие леди. Ты бывала в музеях на Западе?
   Да, в Прадо и Лувре, - кивнула Филатова и Заварзина продолжила о своём собрате по оружию:
   Многие из нас тогда по-английски понимали в рамках заказа в ресторане и особо в дух дискуссии не углублялись. А Костя, знающий инглиш получше других, подошёл и прочитал имя автора - Эл Картер. Вскоре нашёлся и контактный телефон. Из гостиницы вызвонили и выразили почтение от команды русских фигуристов. И всё. Немножко потолковали о всякой всячине и разошлись по номерам, а через четверть часа Элис Картер, это оказалась женщина, позвонила в отель и попросила соединить с кем-то из звонивших. После небольшого языкового променада художница пригласила нас в гости. Мы согласились и всей командой приехали к ней.
   Я настоящую хиппи видела впервые и эта леди меня ошеломила. В драных джинсах, мятой хлопковой блузке на голом теле и сандалиях из Ионии за пятьсот баксов. Ну и рыжие волосы, хорошо промытые стодолларовым шампунем. Глаза слегка подкрашены, но это чисто авторский дизайн для создания образа безбашенной дамы в неясно каком возрасте. Где-то около тридцати годочков. - То ли двадцать три, то ли тридцать семь. Она нас встретила радушно, напоила чаем по-английски, представила гостям дома и сразу же положила глаз на Костю. Поговорила с ним о чём-то и увела смотреть свои работы. Кроме кошек и собачек там были и портреты. Хорошие и классические, ни капли современного эпатажа и маньеризма в них не было изначально, так что я поняла мордашки собачек в галерее, как изощрённую фронду. Настоящая - она в классике!
  Короче, в отель мы вернулись без Кости. Он сделал нам ручкой и проводил до такси. Потом она ездила с нами по Америке и Костя с командой только тренировался. Светка, его новая партнёрша, материлась, как портовый грузчик и грозилась трахнуть хоккейную команду, если он не одумается. Но он сумел девку уломать, ненормальная Светка присоединилась к сумасшедшей парочке и стала ездить с ними везде. Элис ей тоже понравилась. А мне не очень. Не нашего она роду-племени! - Чу-жа-я! После завершения тура в Чикаго спонсоры устроили шикарный приём с музыкой и танцами под оркестр из шестьдесяти музыкантов. Мой Игорёк предложил поменяться женщинами на пару туров и я попала Костику под горячую руку: он только что трахнулся с Элис и ещё дышал сексом. И я бы в ту минуту легла с ним, где угодно, так он был горяч и соблазнителен. И потом - запах! От него шло такое - обалдеть! Во время второго танца он заметил, что я не в себе и сказал, что для настоящего секса нам одной ночи не хватит. Склонился, подлец, ко мне и шепнул:
   Ирка, ты в этой дивизии самая сексуальная и соблазнительная. Самая-самая! Моя Элька вне категории и в эти правила не вписывается. Она просто инопланетянка. А ты всех лучше! Хочешь, докажу? И я чуть не согласилась, забыв про мужа, который в это время маялся с Элис.
   Ты его захотела в ту минуту впервые или это зрело давно? - уточнила Вера.
   Ну, ты же знаешь, его хотят все. Так что рудимент давнего желания у меня был, но тут явно другое, я его знаю давно и всякого, но такое чуяла впервые. И Косте оно досталось от неё. Потом Игорёк вернулся ко мне и сказал, что Элис приглашает на ночной бренди. От него пахло этой сукой громче, чем собственными выделениями. Я ему устроила сцену и он притух. Она одно время жила в Лондоне, завершала проекты и возвращала долги, а потом приехала к нему и квартиру, где вы живёте теперь, нашла и устроила она. Мы с Игорем у них бывали и я видела, что эта дама не от мира сего. Говорят, у Есенина жена-танцовщица была такой же. Может, и так, но эта леди всех затмит и Айседору в том числе.
   Она вас угощала чем-то своим? - спросила Вера.
   Готовила Элис нечто, ни с чем несравнимое, даже не поймёшь - диковинный ли овощ это в натуральном виде или рыба под немыслимым маринадом. У неё всё было особым и, сделанное ею, всегда закручено и намешано так, что первичных элементов не различить. Что колер на картине, что кулинарный шедевр на блюде. И влияла на всех она тоже сильно. Даже на меня, ей незнакомую и с иным миропониманием. А секс во взгляде - это вроде пряностей к ужину из семи блюд.
   Твой Игорь на неё сильно запал?
   Да, его пришлось отлучить от тела, чтоб поостыл. И все годы их супружества он ею периодически бредил.
   И ты её возненавидела?
   Да! Видно, таких на свете оказалось немало и наши молитвы кто-то наверху услышал, - призналась Ирина без особых сожалений и стыдливости. У неё с этим уже давно комфорт - умерли от неупотребления.
   Как она умерла?
   Тёмная история, скорее всего, чего-то перебрала. Прикорнула днём, он поехал на тренировку, вернулся через три часа, а она уже остыла. Костя после этого почти год не тренировался и ни с кем не пересекался. Говорил, что лечит травмы и восстанавливается. Светка, его партнёрша, сорвалась с катушек и попала в психушку. Он увёз тело Элис в Южный Уэльс, где все её корни, и похоронил в семейном склепе. Он мог там и остаться, ведь её дом в пригороде Лондона и небольшой парк вокруг него переходили к нему, были и вложения с хорошей рентой, но Костя через пару месяцев вернулся.
   Неужели к ней кроме ревности ничего не осталось? - спросила удачливая наложница у неудачливой претендентки. - А как она смотрит, как ходит, как говорит и улыбается, что говорят её партнёры по художническому цеху и как отзываются о её работах заказчики?
   Умная и интересная - это ясно, а остальное на любителя. Шаги и прочие движения впечатляют, иначе Костю не зацепить! - Но знай, Вера, порченая она, вот что! А его будто подменили. И к Светке в дом после того ни ногой. Она на олимпийскую премию купила себе хоромы на Волхонке с подземным паркингом на две машины и он там часто оставлял свою тачку, когда сам ночевал. А так бывало не реже двух-трёх раз в неделю и почти круглый год! И ведь на такое Светку не сразу раскатаешь, чтоб дом и хозяйство, да такой мужик в друзьях. Почти год у неё была планета удач и благодати, пока не появилась Элис. Пару раз они к ней приезжали на дни рождения с подарками и прочим, но при Элис Светка на него и взглянуть боялась: осадить та могла даже не словом, а реакцией. К примеру, она её изводит по мелочам, чтоб та ревновала, а Элис только улыбнётся в ответ и у Светки внутри всё опускается. Семь лет из жизни у девки на выброс.
   М-да! - заключила чужое погружение в прошлую жизнь своего Костика Вера, - мужчин мы оценить можем, а вот женщин не получается: зависть вышла замуж за ревность. А однополые браки бесплодны. Однако кое-что я узнала, Ирина, спасибо!
  Вечером Вера спросила Косточку, не хочет ли он посмотреть "Забриски пойнт"? Он безразлично пожал плечами, поскольку фильм не видел и про кудесника Антониони только слышал. Вера пристроилась у него на груди и они вместе погрузились в эпоху зарождения новой волны в кино и хиппи в социуме. Актриса, занятая в главной женской роли, оказалась похожей на его Элис. Фильм Вера выбрала специально, чтобы проверить Косточку на верность памяти сердца. И он дрогнул, увидев актрису. Вера это ощутила сразу. Чуть позже она отметила, что мужчина фильма не видит и окунулся в мир чувственных фантомов.
   Что-то глаза слипаются, может, потом досмотрим? - решила она не мучить мужчину и тот согласился. Живая женщина - это жизнь. Другая и на другой планете. А от фильма так и тянулись липкие лапы фантомов. Лучше иметь дело с живыми. Вера сначала легонечко коснулась его щеки и потом запустила свои персты в жёсткие кудри. Так она делала всегда, чтобы ночь была в радость обоим.
  
  1 декабря ВЕРА И КОСТЯ, ОЧЕРК ДИНЫ О РАННЕМ КОСТЕ
  
  На следующий день Вера о раннем Косте спросила Дину.
   Тебе с какой точки? - уточнила Дина.
   Когда меж вас проскочила искра и вы зажглись.
   Тогда надо вернуться спортшколу ЦСКА. После чемпионата мира среди юниоров Костя со Светкой вернулись с золотыми медалями в парном катании, а я с Димой Елисеевым привезла серебро в танцах. В московских ледовых клубах тогда на молодых фигуристов с медалями была засуха и нам устроили праздник. Полный зал народу, ветераны в президиуме, артисты по окончание - короче, бенц. Когда всё это закончилось, собралась компания юниоров и молодёжки и устроила свою вечеринку. Светке в то время едва исполнилось 14 лет, выглядела она угловатым подростком без единой выпуклости и обладала характером уличного забияки. Но для парного катания другого и не нужно: они с семнадцатилетним Костей смело крутили навороченные прыжки и поддержки и на мире всех затмили. Они единственные на турнире, кто ни разу не упал!
  На вечеринку пришла и Светка. - Как же - она с Костей! Но её никто из ребят кроме Кости так и не приголубил: на танцы не приглашали, ни о чём интересном не спрашивали, а спиртного не наливали из-за детского возраста. И она затеяла скандал, который потом вылился в драку с одной из девчонок-одиночниц - она, будто бы на Костю глаз положила. Костя её успокоил и увёл. Возвратился нескоро, однако на прежнего походил мало и сразу же оказался рядом со мной. И я отвернулась от записного клубного охмурялы Дениса Веденина, который старше Кости на три года. Танцевал Костя хорошо и мне, профессиональной танцовщице, его пластика пришлась по душе. Потом мы перебрались в уголок и просто болтали, припоминая Париж и всё на этом чемпионате. Он единственный из нас, кто умудрился сбегать в самоволку, чтоб попасть в Лувр. Костя рассказывал о картинах и прочем, что успел увидеть и оценить сам, не зная языка. Ну, никакого сравнения с обычным трёпом на спортивных вечеринках. А потом он таинственно шепнул: - Сбежим? И мы оказались где-то под самой крышей спорткомплекса в комнатке без окон. И я поняла, что этот побег готовился тщательно и с размахом. Тут были термосы с кофе и чаем, шикарный торт, цветы в банке с водой и... железная кровать с крахмальной постелью. Стульев не было и стол придвинут к кровати. Но подсобка очень чистая и обработанная диковинным дезодорантом, так что трубами и вентилями совершенно не пахло.
  Он развёл руками, давая определиться, как быть дальше. Я знала Костю давно и в самых разных ситуациях, поэтому улыбнулась парню, как бы понимая и разделяя всё. Наедине он оказался ярче и чище. Цветы он протянул со словами признательности за понимание и усадил пить чай. Мы как-то сразу нашли и темы и тон. Костя уже тогда был хорош внешне и со сложившейся фигурой атлета. Ну, а смелость, с которой он ринулся окучивать даму старше себя, меня просто очаровала. А потом он признался, что я ему уже давно нравлюсь и он хочет со мной дружить. И сразу после этого стал читать стихи. С душой и умением. Пушкина, Лермонтова, Рылеева и других классиков. Закончив с лирикой, он взял меня за руку и спросил:
   Ну, так, что - дружим? И я, взрослая уже, робко кивнула. Появилось вино и он признался, что наедине с женщиной впервые. Мы стали целоваться и всем своим строем Костя покорил меня окончательно. В тот раз мы всё сделали впервые: он был с женщиной, а я с парнем моложе себя.
  Мы с Димой взяли шефство над парой Кости и Светки и около года такой квартет для нашего спорткомплекса выглядел привычно. И к концу этого года я влюбилась в него нешуточно. Думаю, у него это было не менее серьёзно. Но почему-то мы светиться не хотели и нас это вполне устраивало. Возрастная вилка тут вряд ли что-то значила, хотя без неё нам было бы намного лучше. Это я теперь хорошо вижу.
  Ну, да ладно с этим! Мы очень глубоко дружили, встречались часто и за нашими игрушками нас должны поймать. Первым уличил мой партнёр Дима и одобрил, сказав, что Костя классный парень и будет отличным мужиком. Через год после этого углядела нашу любовь и Светка. С мозгами она никогда не дружила и решила сделать себе грудь побольше. Чтоб Костя на неё глаз положил. Но тот оказался настоящим спортсменом и на её амбициях сыграл по-крупному - пока с её фигурой шёл неспешный процесс округления, они готовили сногсшибательные поддержки, парные многооборотные прыжки и вращения и прочий экстрим, недоступный другим. Так прошёл ещё год и они перешли в молодёжную группу, а я с Димой во взрослую.
  И обо всём нашем стали думать уже иначе. Быть вместе всегда - это давно казалось естественным. Ему девятнадцать, он известен в мире и мне двадцать два, я тоже была на волне успеха. И Светка в очередной раз сыграла стервозную роль. Воспользовалась усобицами среди тренеров и подкинула им про нас так, что я стала разлучницей, губящей самую перспективную спортивную пару страны. Скандал вышел капитальный и этим кое-кто воспользовался. В итоге мне устроили отъезд во Францию к Морису Бежару, у которого погибла партнёрша. А моему Диме дали молоденькую напарницу. И Светка Костю одолела. Над собой она работала во всех отношениях и, плюс ко всему, наконец-то, похорошела. И через год рядом с ним кроме неё уже нет никого.
  За тем, как они взлетели в Европе и мире, я следила из-за рубежа. И через полтора года опомнилась. Первая эйфория от Парижа прошла, я стала различать местных индейцев из Алжира и Конго от белых контадьеров из Марселя и Лиона, а потом и элиту от рядовых жанов и франсуа. С ними у меня не складывалось ничего и Морис в этом - не Костя. Пока я в форме и блистаю, он меня вылизывал буквально досуха и вся страна жанов и мари указывала места для этого наиболее предпочтительные. Своих танцоров во Франции меньше, чем у нас, и в стране мы с Морисом очень быстро стали вне конкуренции и на Европе соперничали только с нашими. В призах на Европе мы оказались уже на второй год катания вместе. Я была для них чуть не белокурой бестией, которая требовала тщания и изысков в употреблении. Почитать и поклоняться они умеют. И меня тоже кое-чему научили. Пришлось приспосабливаться к ажиотажу вокруг, я научилась новым изыскам, приучила к этому Мориса и остальную Францию. В очередь, чтобы засветиться рядом, выстроились денежная и родовая знать и кредиты открыли самые разные люди и структуры. Мне нужно было лишь держать себя в форме и внимательно относиться к советам спортивного агента, который имел процент от рекламы. Так что с деньгами у меня всё складывалось отлично и налоги во Франции я платила отменные. Но проблемы - они становились исключительно моей печалью. Так было ещё два сезона. Француженкой я так и не стала, а тут случился перелом, долгое восстановление и я вернулась в Москву. Первыми, кто пришёл ко мне, были Светка и Костя. И я её простила.
  Безбашенную Светку Костя в благодарность за её энергию и самоотдачу пестовал и лелеял, куча травм и растяжений у неё побудили изучить спортивный травматизм основательно. Массажи и растяжки он делал лучше дипломированного лекаря. И они не пропустили ни единого сезона. А потом появилась Элис и всё рухнуло. И у Светки и у меня. И я вышла замуж по совету мамы. Он выглядел хорошо и манеры приличные, вот маме и понравился, а мне уже было до лампочки. Так я влипла в очередной раз. Костя об этом и узнал не сразу.
  Потом была смерть Элис и новые проблемы.
   О ней самое разное говорят, кто она, на твой взгляд?
   Мне часто доводилось видеть Костика, когда он был мужем Элис. Я сразу же поняла, что он меня не забыл. И в его сердце ко мне мало что переменилось. Просто отношения Кости и Элис обитали в каком-то параллельном мире! Мы говорили вместе и наедине и не однажды. Элис выучила русский очень быстро, а Костик углубил английский до изысканно разговорного. Они переходили с английского на русский и наоборот в зависимости от темы. О Блейке и королеве Виктории по-английски, а про её художества по-русски. На обсуждениях своих работ она оттачивала русский. Акцента у неё к концу второго года замужества почти не было. На рынке она свободно торговалась с кавказцами и те принимали её за русскую, она потом это приводила, как доблесть. Однако Костику такие походы не нравились и он просил Элис поберечься. Она с ним легко согласилась, хотя что-то от ограничения личной свободы и ощутила. Но любовь и забота к ней всё перевесили и она так больше не играла. Я сразу же поняла, что с ней он необыкновенно счастлив. И выше себя обычного на тысячу порядков! Говорят, она сексуальная маньячка. И кто говорит? - Отвечу - завистники! С ней он думал и иначе и намного быстрее. И мысли, которыми он делился в бытность с ней, лучше и совершенней прежнего Кости, уж я-то его знаю давно.
   И никакой ревности?
   Нет, конечно! Я и сама от неё согрелась. Побудешь рядом с ним и Элис и суеты с шелухой уже не замечаешь.
   А её смерть, она же ушла не просто. Сколько из-за неё порушено!
   Кому много дано, с того и спрос иной. Да, волна пошла, однако всё это пустое.
   А как он потом жил?
   Очень просто: травмы залечивал и по операциям и восстановлениям мыкал горе чуть не год, после смерти Элис всё так разом и обнажилось. С ней незалеченное как-то было не в тягость и особо не давило. А потом... Короче, Федерация решила вмешаться и ему устроили партнёршу - Татьяну Аверину. Из-за границы выписали, гражданство устроили, квартиру нашли рядом с Костей, ну и дали джип самый навороченный. Она и в правду оказалась хороша и у судей тоже на хорошем счету, так что уже в конце сезона они были в призах, а на следующий год и мировые лидеры. На олимпиаде они победили, несмотря на невменяемость судей и ажиотаж организаторов Олимпиады. Ордена им за это выдали чуть не боевые, оценили нас, наконец-то. А Татьяну журналисты признали Мисс Олимпиада.
   Но и на ней он не женился. Хотя вместе жили и всё-всё делили! - Почему?
   Может, тебя ждал? - улыбнулась Дина.
   Знаешь, Дина, ты единственная, кто про Косточку говорит без корысти. Правда или нет - это не важно. Ты говоришь, что думаешь. Не все на такое горазды.
  
   2 декабря ИРИНА ЗАВАРЗИНА. ТРАВМА
  
  Первые дни зимы в таблицу лидеров ничего нового не прибавили, но внутреннее соперничество стало ещё острее. По коэффициентам сложности последние две программы имели самый больший вклад и к ним все готовились заранее, позволяя некоторую поверхностность на предшествующих. Ирина понимала, что Саша и другие новички наберут высшую форму именно к финалу и старалась создать задел на случай форсмажора. Один у них уже случился и они ещё легко отделались после Сашиной травмы плеча, с её мышцами и связками так быстро не излечиться и она суеверно крестилась ото все бед. Ей раскатываться и растягиваться надо дольше и Саша по возможности помогал. И вообще, он вышел на уровень понимания, который был прежде только с Виктором Зельдиным.
  Повредила связку Ирина после вечеринки у Гали Кожемякиной. Там были в основном её коллеги по гимнастике и кое-кто из новой обоймы, из Госдумы. На Сашу с Ириной они смотрели очень корыстно и обольщали кучей привилегий. Среди соблазнов были гарантии, которые давались высшим чиновникам. Список бывших спортсменов при должностях знали все и на него ссылались. Но ни он, ни она на дармовщину не позарились и от них отстали, да и Галя отпихнула. Потом она отошла с Ириной в сторонку и спросила:
   Я хочу его поцеловать, можно?
   С чего бы это, у тебя же есть партнёр? - Или одного мало?
   Не в этом дело, ты же знаешь, почему его хотят. И я тоже и давно.
   Мне это неприятно. - Ну, почему? - с тоской спросила Ирина.
   Ирина, тебя хотят все мужики, а его - все женщины. Что тут такого? Я и тебя хочу изредка. Ирина тяжко вздохнула и покачала головой, как бы отрешаясь от греха и отмахиваясь от нечистого. Если бы партнёром был не Саша, могла бы и уступить. Но с ним - нет!
   А если мы поменяемся, ну, как свингеры, а?
   Нет, нет и нет! И довольно об этом. А то мы уйдём. И на том закончили. Но, провожая их из подъезда, Галя легонечко приложилась к Ирине и нешуточно к Саше. Обманула-таки! Вот тут-то расстроенная Ирина споткнулась и повредила стопу.
  Неделю они пропустили полностью и часть второй тоже. В тринадцатом туре выступали не в полную силу, получили небольшие баллы, так что задел премиальных баллов, созданный двумя месяцами лидерства, растаял и они опустились на третью строку. Осталось два тура. Танцевальный и ледовый. И всё! Побеждать нужно в обоих и с большим отрывом. А для этого нужны шедевры. И они принялись за работу, слаженно и вдумчиво.
  Пересчёт вариантов победы за явным преимуществом привёл к тому, что танец на паркете надо сделать в стиле классик и под очень крутой шлягер, а на льду выдать некую фантазию, где Ирина технически затмит остальных женщин. Вопрос лишь в том, насколько высоко взлетит над собой Саша. То есть, тормозом феерии будет его техника. Значит, надо обойтись теми качествами, где Саша сильнее других, то есть, выразительность и пластика. Ну и не очень сложные поддержки без накрученной акробатики. И они в течение одной ночи определились с обеими программами, а утром с тренером, балетмейстером и постановщиком всё это прописали на бумаге. После обеда началась привычная работа до седьмого пота. Ирина была изящной и стройной на четвёртом десятке ещё и поэтому.
  Когда они оставались наедине перед сном, Саша устраивался в кресле, а Ирина при нём переодевалась в роскошные платья и дефилировала, кокетничая и упиваясь вниманием. Саша раздевать её не рвался, а наблюдал со стороны, проникаясь процессом и духом. Платьев много, некоторые ему приглянулись особо и забава стала ритуалом. В платьях Ирина обретала особый шарм и Саша любовался новыми линиями, которые подчёркивали все эти платья, юбки, костюмы, блузки и кофточки. Бельё с кружавчиками картину дополняло и Ирина его часто меняла, чтоб глаза не замыливались их причудливыми и невидными издали узорами. - Его нужно видеть так, чтобы и приласкать тут же.
  Особенно радовало женщину написанное на единственном зрителе дефиле желание подарить что-то особенное, в чём она выглядела бы ещё лучше. И она уже размышляла над тем, как его фантазию реализовать. Иногда при нём она специально не убирала журналов с коллекциями одежды и читала выраженные в глазах мужчины предпочтения. Ему хотелось, чтоб подарком стал строгий костюм с юбкой чуть ниже колена и пиджаком с подкладными плечиками на двух пуговицах. Такой его выбор нравился и Ирине, осталось всё это перевести в реалии. К Новому году в самый раз, ведь о подарках её маме и Наташке он уже советовался с ней.
  
   3 декабря. СЛАВА И АЛИЯ
  
  Вечером накануне выступления с танцем на паркете Слава впервые не ушёл с Алией после её прихода. Они дождались пока Настя переоденется и пригласили с собой. Было не очень поздно, но Настя хотела кое-что из завтрашней программы подработать дома и засомневалась, стоит ли идти с ними. Лишняя минутка с Алиёй всегда оборачивалась тяжко, даже успешная и с ядом в душу соперницы.
   Тут совсем рядом и, думаю, ненадолго, - сказал Слава и его слово решило сомнения. Он не мог ей что-то сделать не так по определению. Они выбрались со служебной стоянки спорткомплекса и через несколько минут въехали в обычный московский дворик. Подъезд с кодовой дверью, далее лифт, пятый этаж и вывеска на отвилке общего коридора лестничной площадки: "Благотворительный фонд "Детство". Алия достала ключ и открыла дверь в аппендикс, где как в кладовой лежало всякое имущество офисного происхождения, затем другим ключом открыла солидную дверь в саму квартиру. Квартиры, превращённые в офисы, Настя видела не раз и у этой было стандартное лицо. Небольшая комната в глубине оказалась чисто жилой и здесь казённым офисом даже не пахло. Настя поняла, что ей доверяли и пустили в самое сердце отношений Славы и Алии. Это и хорошо и плохо одновременно: плохо потому, что доверие означает и слабину Насти, как соперницы. У Насти давно не было подруг, зато соперниц в избытке и она к любой конфронтации готова изначально. С Алиёй даже сформировались правила фронтовой и тыловой жизни. Где-то они были беспощадны, а где-то давали слабину. Обе помнили, что Славу трогать нельзя.
   И давно вы здесь? - спросила Настя, имея в виду всё.
   Четвёртый год, - ответила Алия и взглянула на Славу. Тот прижался к её лицу на секунду и успокоил. Всё она делает так!
   И сотни миллионов прошли через этот телефон, факс и компьютер?
   Ничего больше у нас нет, только этот офис, но большая часть денег тут лишь планировалась, добывали их мы вместе и в других условиях. Вячик может рассказать, откуда у богатеньких буратино золотые цехины, - сказала Алия и стала домохозяйкой. По тому, с какой лёгкостью и блеском она это делала, Настя уяснила многое, в частности и глубочайшее погружение в Славу. Такое, которого Настя и представить не могла. Что-то у них было настолько сильным и щемящим, что ей захотелось того же.
  Тосты, бутерброды и кофе с молоком появились на столике моментально. Кем Алия была в эти минуты? - Настя видела в ней разные женские ипостаси: и любовница, и босс, и подружка, но не жена. А Слава был скорее другом и сообщником, чем любовником. Ни капли собственничества, ни грамма мужского эгоизма, зато гордость общностью с женщиной и её делом. Дело было всё же женское, а он лишь подпирал мужским плечом. Но именно это женщине и нужно, любой женщине. Будь она современной Хилари Клинтон или античной Аспазией.
  Настя попробовала представить эту парочку в роли супругов и отошла в сторонку, чтобы рассмотреть их вместе. Тепло и близость аж зашкаливали, но супружеством и не пахло! И она улыбнулась им, по-доброму и понимающе. Такой Слава ей нравился исключительно. Они немножко поболтали и вскоре с сожалением Настя раскланялась. Видеть чужое счастье, такое яркое и страстное, пусть и украдкой, она ещё не готова. Свечение этой парочки было очень заразительным.
  Даже не заметив того, она зацепила громадный кус увиденного и он остался где-то на поверхности сути молодой женщины. И мужчины за рулём, которые видели её лицо на стопах у светофоров, отмечали огни святого Эльма даже через тонированные стёкла. Приехав домой, она наткнулась на взгляд мужа. Он её оценивал и раздевал одновременно. На этот раз она ни на нотку не сфальшивила и сыграла точно по партитуре. Муж не отрывался от неё очень долго и страсть происходила совсем не от вытяжек из целебных желез забайкальской кабарги.
   Надо тебе поменять машину, чтоб она хоть чуточку соответствовала твоей нежности, - благодарно шепнул он, уже проваливаясь в сон. А Настя ещё долго не могла уснуть, чуя движения души своего партнёра, который не мог обидеть ни подругу по финансово-криминальным ристалищам, ни жену, явно за мужем не поспевающую. И с ней он был не менее щедр и отзывчив. В эти минуты он должен уже упокоить собой Тоню и тоже провалиться в сон. Как умудряется и откуда в нём энергия? - Ведь не бесконечна же она!
  Наутро она увидела его в обычной уверенной силе и чуть не задохнулась от охватившего.
   Выспался? - спросила она и легонечко прижалась к нему, вкушая утренние ароматы мужчины. Женой от него не отдавало совершенно. Алиёй тоже.
   Если бы не ты, то было бы в самый раз, - ответил он.
   Я что-то сделала не так?
   Да, ты приснилась где-то под утро и сон перебила.
   А сон-то хороший?
   Волшебный, как и вся ты! - Так что одно перекрыло другое. Утренняя раскатка прошла штатно, а после обеда они слегка прошлись по конкурсному танцу, который будут давать вечером на паркете спорткомплекса. Акробатика у них уже была серьёзной и сложность наращивали ежедневно и ежечасно. Настя висела и покоилась на руках и ногах партнёра в самых разных позициях и начинали они тренировки часто вот такими статическими упражнениями, где она была сверху и впитывала в себя нюансы физиологии партнёра. За неполные три месяца набралось столько, что это с лихвой перекрывало весь интимный опыт Насти, включая и школьные эксперименты с подружками. Мир Насти-индивидуалистки на тренировках исчезал и она становилась частью чего-то особенного, где мужчина делился силой, питая её нежность и изящество своим покровительством. Быть частью этого существа ей хотелось всё больше и больше и нешуточная общность Славы с балериной тому мало препятствовала. Наркотик единения со Славой всё компенсировал. С ним она была выше себя намного. И кольтом она уже обзавелась, осталось привыкнуть к запаху пороха и отдаче при выстреле. О том, что можно промахнуться, и речи не шло - выстрел будет единственным. Ответный сразит её наповал.
   Что будем делать? - спросила Настя, когда всё по танцу на паркете было откатано и до начала программы оставалось два часа. Слава взглянул на неё, едва удержался от слов восхищения. Настя буквально светилась. Жребий по очерёдности выпал на середину программы, так что ждать ещё часа полтора после первой пары. С учётом разминки и разогрева есть пауза около трёх часов.
   Сейчас решим, - ответил он и набрал номер Алии. Сегодня у неё спектакля нет. Есть какие-то занятия, но уже они подходят к концу или закончились. Танцовщица ответила с восьмого гудка и Слава понял, что она уже на выходе. Пара фраз вежливости и он предложил немножко развеяться втроём. Настя напряглась, но виду не подала. Пусть волнуется Алия, а ей сегодня лишние эмоции не показаны. Встречу назначили в офисе фонда.
  Первыми приехали Слава и Настя, вскоре появилась и Алия. Она приехала с записью нового балета, который продвигали боссы Большого театра на мир и Европу. К Насте она не цеплялась и её катанием со Славой не возмущалась, уже не было повода. Да и уроки с Настиным вокалом и фортепиано она не забыла. Балет на компакте был отличным, поставлен с размахом, ну, а техника кордебалета хорошо оттеняла мастерство премьеров. Сама Алия танцевала главную партию и у неё было два партнёра: князь Тьмы и доктор Берлинг. Оба босса мировой власти претендовали на главенство во владениях принцессы Дианы. А у этой леди были на этот счёт свои представления о жизни. Балет в два акта пролетел на одном дыхании и по окончании Настя сказала:
   Ты настоящая королева! А принцесса - это всего лишь должность. Алия почтительно отнеслась к её словам и с достоинством поклонилась. Потом высказался Слава и с этой точки началось обсуждение спектакля, солистов и постановочных ходов. Пришло время начала ледового шоу и они включили телевизор. Чопорная принцесса Диана мгновенно стала чуть не футбольным болельщиком и первые выступления Настя впервые увидела в такой вот необычной обстановке спортивного ажиотажа. После первого отделения они свернули тусовку и поехали в спортивный комплекс. Разминка и разогрев прошли в привычном режиме и тонус победы у Насти поддерживали Слава и Алия. Стало известно, что Ирина Заварзина в этом туре из-за травмы не участвует и шансы подняться вверх появились у всех.
   Ты хотела стать первой, так будь ею! - велела Алия и обернулась к Славе: - Удачи!
  
  4 ДЕКАБРЯ. НАСТЯ НИКОЛЬСКАЯ. ВЫСТРЕЛ ИЗ КОЛЬТА.
  
  Пришло время и объявили пару Никольской и Киндинова. Остановившись у рампы, Настя обернулась к Славе:
   Скажи что-нибудь! - он мельком оценил её состояние и ответил:
   Бонни, я счастлив, что мы вместе! - она впустила в себя услышанное и неслышно шепнула:
   Ты об этом не пожалеешь!
  Их лирическая поэма прозвучала одним файлом и без единого монтажного стыка. Не столько танец, сколько возвышенная баллада со знакомым сюжетом. Так проникновенно ещё никто тему не раскрывал и завороженная публика наблюдала за действом на сцене, затаив дыхание и не сводя глаз с виновников торжества. И по окончании танца разразилась гулом одобрения и аплодисментами, так не приветствовали даже Заварзину. У Насти после танца буквально подкашивались ноги, сбилось дыхание и закатывались глаза - все силы она оставила на паркете. Слава удержал её руками и прижал к себе. Его тепло и тяжкое мощное дыхание давно стало панацеей, сработало и на этот раз. На "биржу" она пришла лишь слегка адекватной и первое, что сделала, оценила себя в глазах партнёра. И увидела там высший балл. Когда они устроились на диванчике в ожидании оценок, Настя уже всё видела и ощущала. Ясное дело, всем и всему она мило улыбалась. И парочка ведущих с микрофонами пришлась очень к месту:
   Вы сегодня не танцевали, а будто объяснялись в самом высоком и чистом чувстве, - сказала ведущая не по тексту, а увлечённая маленьким шедевром, который ни во что привычное из конкурсных рамок не укладывался, - мы видели и прежние ваши работы, они тонки и изящны, но нынешняя - это нечто! Откуда она? - Слава подставил воспрявшую Настю тут же и она уже была готова к ответу, слишком долго шла к успеху:
   У всякой жизни есть светлые и тёмные полосы, а у жизненного пути есть спуски и подъёмы, но одолеваем мы их по-разному. Бывает, с пустотой и хмурью на душе, но случается и в светлом настрое и лёгкостью в мыслях. Тогда и тяготы путине страшнейоторвавшейся пуговицы. Видно, сейчас мы вышли на светлую полосу, но не забыли про тёмную. Всё дело в душе, - сказала она и добавила уже поставленным голосом певицы, выдающей проникновенный романс, он буквально прозвенел, вытекая из уст Насти и очаровывая мир:
  
  У неприкаянной души
  Засохли ветви совершенства,
  Уйти в забвенье не спешит
  Гордыни ложное степенство,
  В терзаньях томится душа,
  Гнетёт из прошлого наследство:
  - Ну, сделай же к сближенью шаг,
  Найди божественное средство!
  
  - певица выдохнула и продолжила уже обычным голосом: - Иногда эти поиски так ни к чему и не приводят. Грусть и тоска родом оттуда. Нам повезло и маленькая радость на большом пути - прелестный танец и ваше признание.
  Камеры внимательно следили за диалогом и на большом экране видны их лица в полном великолепии. Дождавшись конца фразы, ведущая, несмотря на висевшую на реснице слезу, легонечко прижалась к ней и чувственно поцеловала. Реакция Насти была тонкой и благодарной, громадный зал встрепенулся овациями и загнал патрон в ствол кольта. Настя взяла партнёра за руку и прислонилась к нему. Он другой рукой прижал её к себе и тут же прозвучал выстрел. Его грохот она услышала через биение сердца, ставшее гулким и неровное дыхание, поверх прежнего размеренного. Выражение глаз мужчины она видела на мониторе. Выстрел состоялся и он попал в цель.
  Судьи выставили высший бал, не колеблясь, и Настя со Славой выкупались в пиетете зрителей. Они благодарили за высшее чувство, открытое им. Такое случается не каждый день и толк в этом сведущие зрители знали отлично.
  Заданный уровень эмоций и выразительности заставил иначе смотреть на происходящее и судей, они стали исходить из достигнутого и не либеральничали при оценке сереньких танцев. В отсутствие Заварзиной конкуренция стала гораздо острее и теперь в призы стремилось семь пар, их уровень был примерно в одной категории. Досматривали программу Настя и Слава в раздевалке и вышли только к награждению. Алия придти к ним не осмелилась и впервые Настя ничего не опасалась, нежась в очаровании минувшего выступления. Слов восторга ей не требовалось, она и так видела и чуяла всё - она победила! Слава её поцеловал лишь один раз, но как! И к его взгляду слова не нужны. Её маленький опус-послание к сердцу он принял, как надо и всё понял. Терзания души -про его душу, негодное наследство - это тоже Славино и смятение в поисках чего-то родственного - это от неё к нему. И Алия тут не при чём. Потому и не пришла.
  Объявили окончательные результаты тура, выигрыш первого места Настей и Славой был оглушительным и соперники впервые увидели певицу в роли драматической актрисы, сыгравшей на грани фантастики. И актрисы, которых на шоу предостаточно, такую игру приняли, как вызов. Но в то же время они понимали, что на технике так не сыграть никому и без Киндинова нет и Никольской. А Киндинов один и в этом сезоне никому уже не светит. Так что сыгранная ею миниатюра уникальна и её надо принять, как данность. Второе место заняла Зинина, а на третье вышла Эмма Зигфрид.
  Вера на пьедестале была, как всегда яркой и светящейся и неожиданно для всех расшевелила воинственные неприступности каждой из солисток. Она втихую предложила устроить маленький сабантуйчик: только они, три пары и никого больше! Заразительность певицы из мюзикла захватила и мужчин, они только спросили: - Где? И она ответила: - У моей бабушки! Там будет чай с вареньем, сама бабушка и никакой прессы. Настя согласилась мгновенно, а Эмма, чуть подумав и всё прикинув, мужчины же последовали за партнёршами без раздумий. С мужем Настя даже говорить не стала, сообщив по мобильнику, что у них корпоратив. А это в семьях актёров и музыкантов священная корова. Так же случилось и у других. Группа из спорткомплекса исчезла без помпы и чуть не крадучись.
  Что было у Вериной бабушки? - Праздник отчаянной души! Каждый из пришедших таил в себе массу неизлитого и неприкаянного и слова того романса были про всех. На несколько часов звёзды экрана стали верками, эмками, витьками и серёжками и отдохновение объединяло всех. Ну и, конечно, надо отметить бабушку. Она гадала по руке так проникновенно, что, казалось, всё читает в самых закраинах души. И Эмма про себя узнала то, что хочешь видеть, но не веришь в реальность. Бабушка сказала, что её сердце упокоится с мужчиной, которого она сама и создаст. И пояснила, как это произойдёт. Про Эмму все слушали внимательно и перелагали на свой лад. Вера давно усвоила универсальность бабушкиных рецептов и легко адаптировала к себе. Настя же в услышанном не сомневалась и с интересом наблюдала за диалогом бабушки и Эммы, которую ткнули носом в очевидное.
  Мужчины следили за своими партнёршами и тщательно отслеживали нюансы звучания голоса, свечения глаз и конфигурации губ, чтобы вмешаться или подставиться при необходимости. Зная это, женщины спокойно изливались и являли себя. Изливаться и являть - это для каждой уже давно профессия. Бабушка про гостей знала всё и в своих прогнозах ничем не рисковала, но она тоже женщина и тайны многих для неё - открытая книга. Увлечённость Насти своим партнёром она одобрила, они подходили друг другу, так же очевидна и увлечённость внучки Виктором. Однако, оба мужчины несвободны и грядут проблемы. Тот уровень и накал, которого достигли их отношения, уже невинными междусобойчиками не обойдутся. Но об этом лучше умолчать, пусть всё сами и потом. Бабушка с удовольствием отметила, что ни один из мужчин на сторону взглянуть и не подумал, хотя возможностей для этого пруд пруди, не искали левых удовольствий и женщины, такое очень похвально и она не удержалась от слов и жестов для каждой из гостий. Внучка и раньше приводила гостей, бывали парочки, триады, квадриги и индивидуумы, но эти на прежнюю тусовку совсем не похожи. Приворотного зелья нашлось немножко и она тайком от мужчин Насте и Эмме вручила по флакончику. Когда все уехали, Вера, наконец-то, расслабилась и спросила:
   Как тебе всё это?
   Про всех или только про твоё? - Вера закрыла глаза, посчитала до трёх и ответила:
   А ты-то как думаешь? И бабушка изложила своё видение внучкиной проблемы.
   И всё будет в лучшем виде? - заключила она её монолог, бабушка кивнула и внучка, блаженно жмурясь, изрекла: - Господи, как же хорошо от одних только мыслей о нём!
  
  
  5 ДЕКАБРЯ АННА ГОСТЕНКИНА И ДМИТРИЙ ФАТЬЯНОВ
  
  Анна Гостенкина в шоу была самой возрастной из женщин-профессионалов, но внешне ей, почти сорокалетней, никто не давал больше 30-32 лет, так отлично и подтянуто она выглядела. Дочери уже 15 и для истинной москвички в пятом колене нужно многое, что стоило денег. С мужем она разошлась давно и теперь на заработок тренера сильно не пошикуешь, так что шоу помогало материально. Здесь же ей повезло и с женской долей: когда на неё грубо наехало судейство и задвинуло в низ таблицы коэффициентов, среди болельщиков и зрителей возник ропот, а один мужчина прислал эсэмэс с трогательным текстом. Она ответила, вскоре он появился у бортика на катке и она впервые увидела своего защитника.
  Текст той эсэмэски она помнила наизусть и матерные выражения в адрес судейской коллегии звучали изысканной кантиленой на израненную душу. Они стали встречаться и вскоре сорокалетний мужчина переехал к ней жить. Очень хотела этого Лена, которой он понравился сразу же. На каток дочь ходила с тайной мыслью о дальнейшем сближении мамы с этим мужчиной и учила его азам ледовой графики. Как-то так вышло, что выходные они проводили втроём и на льду бывали не менее двух часов. Для Анны это было естественным, как дыхание и актёр Дмитрий Фатьянов старался быть мужчиной во всём. Занятость в театре была неравномерной и дополнялась съёмочными павильонами в паузах между спектаклями. Идея выступить вместе в следующем сезоне в ледовом шоу пришла от Лены и мама к ней отнеслась скептически. Но Лена постаралась и тренировки на льду стали осмысленными.
  Кастинг для Димы прошёл удачно и Анна решила, что теперь у неё выбора нет - надо выступать и самой, несмотря на антипатию той самой судейской дамы. Как надо кататься с мужем, Анна помнила отлично и дело пошло на лад. Хотя высоких задач они не ставили, но Дима помнил, что Анна - это легенда фигурного катания и ей нужно соответствовать. И изо всех сил тянулся, а Анна подпирала его старания никуда не девшейся техникой и выразительностью катания. Ирина Заварзина пришла в сборную на спаде её карьеры и находилась лишь в её свите на пьедестале. Выйти на прежний уровень Анна, разумеется, уже не могла, но периодически выдавать нечто, что соперников заставит поёжиться от страха, это в её силах. И она готовила финальный танец с самого начала, не афишируя это и многое из задуманного выполняла на льду своей спортивной школы.
   Мамочка, ты расцвела в последние месяцы, - сказала как-то Лена, - у нас в школе об этом только и говорят.
   И что же говорят? - поинтересовалась Анна, догадываясь об ответе. Но он был неожиданным:
   Так ярко женщины цветут в беременности! Ну, ты понимаешь, о чём я, - лукаво улыбнувшись, пояснила дочь. И вогнала маму в краску.
   А что! - подбоченилась Лена, - Дима очень видный мужчина, да и ты от него без ума: так почему бы вам не соорудить мне братика или сестричку? - Анна взглянула на юную затейницу и пояснила, чем это пахнет:
   Пелёнки, подгузники, бессонные ночи и прочее. И в доме на пару лет ни тишины, ни покоя! Ты ведь, милочка, от такого отвыкла. Ты про это подумала?
   Мамочка, ты за кого меня держишь? Я что дурочка какая-то с фабрики грёз? - Конечно, думала!
   Поди и с Димой уже обсудила?
   Разумеется! Он считает, что тебе это необходимо, как живительный отдых от прежней жизни. Я думаю, он прав. И Анна серьёзно задумалась о жизни и семье, зовущей на баррикады материнства. Новое замужество так её взбодрило и завело, что она не знала, куда направить энергию. Созидательную настолько, что дочь и адрес подсказала.
  
   5 декабря. НАСТЯ И БОННИ.
  
  Утро понедельника. На раздаче новых заданий не обязательно быть в форме и многие женщины этим пользовались, надевая легкомысленные платья и соблазнительные блузки. В такие дни тон обычно задавала Филатова, наряжаясь в стиле ретро и никогда не красуясь в сапогах до колен. Она больше напоминала актрису из костюмных фильмов, когда наряд был вещью рисующей, а не обнажающей тело. В этом деле вопрос вкуса и прочих женских ценностей тут же выползал из тени пышущего молодостью тела и расставлял всё по местам. Даже в недорогих и с виду простеньких нарядах Филатова выглядела исключительно и умениям подать любую часть своего тела соперницы учились, наступив на горло собственной ревности и амбициям. Всё это выглядело продолжением традиционного соперничества на льду только без судей. В этом деле она была настоящей профессионалкой и соперниц не имела.
  Участницы шоу, красотки и модницы ещё те, в своих гадреробах имели большой, а некоторые и вообще запредельный выбор и по понедельникам выглядели неподражаемо. Настя решила надеть строгий костюм без блузки и с юбкой чуть ниже колена. Ясное дело, поддержки при этом нет и в просвете жакета можно кое-что угадать. После вчерашнего быть в ином стиле уже нельзя. Выстрел прозвучал. Она вошла в тренерскую и среди сидящих увидела Славу. Он тоже одет не в джинсовый каламбур. Серые брюки, тёмный пуловер и лаковые туфли. Строго и со вкусом. Она окинула присутствующих, кому-то кивнула, с кем-то перемигнулась, подошла к Славе и опустилась на свободное место. Он склонился к Насте, вдохнул утреннюю ауру, переварил изречённое фантазией женщины и сказал:
   Привет, Бонни! - Как спалось?
   Как будто я Никольская, а у тебя?
   На выстрел хватило и всё?
   Патроны кончились, - едко улыбнулась Настя. Раздача заданий и консультации времени заняла не так много и вскоре все вышли в фойе. Мужчины отпустили своих женщин и дали им свободу самовыражения. То есть, слегка посплетничать, деликатно поцапаться и учуять чужой парфюм и намерения. Заодно и разведать, не хочет ли кто-то забраться в чужой огород. Круг общения сложился тесный, интересы перекрёстные, поэтому чужой криминал тут же становился общим достоянием. На этот раз попалась Надя Пешкова, которой на последних прокатах приглянулся Ингмар. Самохина улыбнулась и защищать территорию не стала. В его верности она не сомневалась. А женским фантазиям платок на глаза не набросишь. Сегодня она оделась чуть легкомысленно и в своём стиле красотки из предместья. Подойти в очереди на электричку к такой дамочке и спросить, дают ли здесь билеты и на экспресс, потянуло бы многих. Сын в школе, Ингмар при ней, так что жизнь в шоколаде - вот что написано на её лице. А Ингмару она приготовила роскошную миниатюру. Как уйдут в свою раздевалку, так сразу и выдаст. Она заговорщически сузила глаза партнёру и тот понимающе ответил.
   Настёна, - сказал Слава, когда они уединились в раздевалке, - теперь мы на тропе войны и миндальничать с нами не будут. Видела, как на нас смотрят Заварзина, Зинина и Зигфрид?
   Я теперь Бонни круглые сутки? - ответила она и сбросила пальто на тумбочку. Оставшись в костюме, она почуяла себя свободной от роли жены музыканта и певицы на клонтракте у спонсора. Он осмотрел наряд партнёрши и сказал:
   У тебя и выбора нет. Подруга Клайда никому больше не достанется. Пройдись немножко, я полюбуюсь.
   Пока нас не пристрелили? - улыбнулась Настя и сделала шаг в сторону, чтоб он рассмотрел геометрию ног в новом свете. Юбка оконтуривала бёдра с таким изяществом, что муж, увидев её в таком наряде, обалдел и она еле отбилась, шепча, что опаздывает. Колготки подчёркивали тончайшие нюансы контура ног до самых лодыжек и такой он её не видел. Телесный цвет - это цвет тела. И, говоря о нём, имеют в виду женское тело. У этого слова даже звучание особое.
   Повернись! - и она с удовольствием подставилась мужчине. И так было немало минуток: он командовал, а она повиновалась и искрами глаз удерживала внимание на себе. Его тянуло коснуться, а ей хотелось подразнить и согреться этим сомнительным адреналином.
  Со Славой она необратимо превращалась в женщину, которая цветёт изнутри и пестует в себе это глубинное, даже не задумываясь о первопричине. Никто другой эту её часть даже не замечал, довольствуясь лицом и природной статью, которая, конечно же, хороша, но не настолько, чтобы в ней утонуть. Её добивались и домогались и она иногда уступала, наблюдая за добившимся и своей реакцией на мужчину. Однако парения и горения не было ни с кем. Красавчики её не привлекали никогда, поскольку в подпорках обычной для женщин уязвлённости она не нуждалась, с другими же мужчинами она не ощущала защищённости, которая исходила из мужской силы. Слава был первым, кто силу явил в полной мере, однако корысти ни граммочки.
  Настя прохаживалась по узкой комнатке, останавливаясь и делая повороты и магические пассы, поднимая руки, чтоб подчеркнуть фигуру, и оборачивая голову, чтоб показать лицо. Тонкий и аккуратный макияж завершал картину и манил коснуться. Но он не сделал и движения нарушить идиллию, а она не прельщала дармовым сыром. - Одетая и на расстоянии Настя желаннее намного. Атмосфера в тесной раздевалке становилась всё более и более накалённой и кто знает, что бы произошло, не брякни невпопад мобильник у Насти.
  Это звонила её мама и спрашивала про здоровье. Она смотрела вчерашнюю программу и нашла дочку слишком худой и уставшей. Дочь успокоила маму, передала привет папе и вернулась к партнёру. Но всё переменилось и прежнее электричество улетучилось. Того, что она могла сделать до звонка, теперь ни за что не совершить.
  Она растерянно взглянула на партнёра, а тот указал на место рядом с собой и стал разбирать задание на тур. Что-то должна сделать она, а что-то он. И всем своим строем указывал, что Бонни должна взять верх над Настей. Покончив с делами, он всё же коснулся её тела и легонечко прошёлся по нему, никуда не проникая и ничего не разрушая.
   Настёна, ты само совершенство, одевайся, не то разрушу его до основания! - велел он и она неохотно подчинилась: разрушений хотелось до боли на сердце.
  Предусмотрительный партнёр помог застегнуться и они вышли на декабрьский ветер, который в столице превращается в бурю моментально. Загремели рекламные щиты, опустели урны с мусором, взмыли вверх упаковки и пластикове пакеты, полетели сломанные ветви, распахнулись неплотные одежды и женщины мгновенно почуяли неуют. Настя инстинктивно прижалась к Славе и мир вне их пары перестал существовать. Запах мужчины давно стал привычен и с ним ей всегда покойно.
  Одним движением Слава укротил её одежду, упаковал и сделал функциональной, а Бонни цыкнула на Настю. На стоянке количество машин сильно поубавилось и из тех, кто занят в шоу, они уезжали последними. Работа с костюмами и прочее материальное хозяйство на Славе, музыка на Насте, а сам танец - это вместе и с постановщиками. И уже с готовыми идеями от пары.
  Вечер вступил в свою фазу и результаты дня стали ясны всем. Настя прекрасно понимала, что с выходом на лёд Заварзиной тройка призёров примет иное сочетание, поэтому стремилась использовать момент. И дело вовсе не в рутинном наборе рейтинговых баллов, а в том драйве, с которым она это делала. И глядя назад, она видела, что вещи-то получались отличные. Видно, дело во вдохновении, без которого творчества нет, сколько ни петь, ни играть написанное композитором. Да и у Заварзиной лучшими композициями были те, в которых блеснул Саша Макеев. В остальных же она на классе кое-как опережала нефигуристок, и не факт, что при другом судействе этот номер у неё пройдёт.
  Темой для танцев следующего ледового тура была музыка семидесятых и Настя уединилась дома с фонотекой, которую собирала и переводила из формата в формат со школьных лет. Оригинальность музыки должна сопровождаться и некоторой известностью, хотя бы ритмической, чтоб зритель сразу же принял музыку и не топорщился. Ну и второе, важное для неё: это не может быть что-то из банального диско с двумя аккордами. Не затем она собирала вокруг себя публику тоньше и изощрённей, чем у других.
  Сужая список и отсеивая одного исполнителя за другим, она остановилась на Донне Саммер. И вокал приличный, и саунд не устарел, да и для танцев ничего особо придумывать не нужно, музыка и так была заводной. Просмотрев альбом с записями, она выбрала парочку вещей и решила посоветоваться со Славой. Ещё не поздно и он не спит. Она сбросила ему файл с музыкой по интернету и позвонила домой. Слава обещал ответить сразу же. Через четверть часа он ответил.
   Ну и как тебе музыка? - спросила Настя.
   Не знаю, что и сказать, - раздалось в трубке, - в общем, по рейтингу и драйву возражений нет, но уж очень эта певица негритянская. Мы-то с тобой, вроде как белые? - У нас и пластика другая. В чернокожей пластике мы выглядим как и все. А надо быть лучше других.
   То есть, музыка и мы должны быть в гармонии?
   Да - если речь о победе. И всё равно - если прокатимся мимо подиума, - сказал он и Настя загрустила. В принципе, он прав - эта музыка для темнокожих.
   Жаль, - сказала она, - а у тебя нет идей на этот счёт?
   Первые альбомы "Би Джиз" очень хороши. У тебя они есть?
   Да, но уж очень они слащавы, даже первые. Может, возьмём Сантану? У него ритм и мелодия в чистом виде, а исполнитель и вообще от бога.
   Идея хороша, - согласился Слава и добавил, - но там главное - драйв самого гитариста, нам бы ещё и изюминку к ней, а?
   Самой спеть что-то?
   Для призов твой вокал - это в самый раз! Можно и с простым тра-ля-ля.
   Хорошо, - согласилась Настя, - я подумаю, что можно прицепить.
   Как только придумаешь, сразу звони, буду ждать.
   А если припозднюсь и...?
   Не гони волну, час фрикций миновал, так что...
   Как скажете, сэр! - ответила Настя и занялась делом. Если Клайд с рутиной быта управился, за Бонни - боевой дух партнёра. Муж уже спал и никто из-за плеча не подглядывал. Через полтора часа напряжённых переборов популярной музыки она нашлла композицию и ещё полчаса ушло на прикидочную озвучку вокализа к ней. Настя взглянула на часы - глухая ночь. Но она обещала. Настя включила интернет, отправила приготовленные файлы и увидела в "аське" Славину картинку, он ждал.
   Что ж, раз мы не спим, посмотри моё творчество, - сказала она в вэб-камеру, - оно, как вариант. Если пойдёт, то сделаю чистовую запись. Слава опять кивнул и она наблюдала в режиме он-лайн, как он слушает её сырую штуковину. Как-то раньше она не обращала внимание на это, а теперь поймала себя на том, что к нему не только придирчива, но и требовательна. Ни умиления, ни благостности, хоть он и старший партнёр.
   Настя, а тебе говорили, что в наушниках ты совсем на себя не похожа? - сказал Слава, подняв голову и встретившись глазами с ней.
   Нет, а что, глаз не оторвать от этой стервозы? - улыбнулась она.
   Наоборот, я вижу перед собой по-детски припухшие губы, глаза пятнадцатилетней плутовки и боюсь, что пришьют растление несовершеннолетних, - на полном серьёзе ответил Слава.
   У них, что, уже и груди третьего размера? - как бы не поверила Настя.
   Под мамин лифчик что угодно затолкают, только бы внимание обратили.
   Нужны доказательства?
   Нимфетку от женщины я отличу и по ящику, - осторожно сказал Слава. Она распахнула халат и придвинулась к вэб-камере. Показала сначала одну, а потом другую грудь.
   Класс! - произнёс мужчина, - теперь верю! Ты настоящая Бонни.
  Тренировка началась без раскачки и сразу же под фонограмму. Пока черновую, но с оригинальной партией гитары. Набор элементов и саму композицию делали по ходу и вместе с постановщиками танцев. Вечерней тренировки не было и Настя занялась записью своего вокала, подгоняя фонограмму и места для вставок. Как-то так вышло, что вместо "тра-ля-ля" родились слова, а потом и строки. Не то, чтобы уж очень, но у Битлов и Роллингов зачастую бывали тексты и похуже. Сравнив звучание с "тра-ля-ля" и с осмысленным текстом, она склонилась к варианту с текстом. Он хорошо ложился на музыку, а это и есть цель работы. На следующий день она дополнила свой опус акустикой большого зала и осталась довольна. И оставшееся время катали и катали свой шедевр, привыкая к нему и пополняя канву движений танца узорами и вуалью. Слава видел её настрой, поддерживал всеми силами и предостерегал от излишеств: надо сохранить запал на само выступление. Танцы соперников фрагментарно они видели, но на них не зацикливались и помнили только о своём.
  
   6 декабря ВЕРА ЗИНИНА.ПРЕАМБУЛА К НОВОЙ ЖИЗНИ.
  
  Вся история Веры Зининой завязана на музыке и пении. В музыкальной школе её сразу же определили в группу с углублённым изучением вокала, где с ними занимался преподаватель из Гнесинки. И все утренники и школьные торжества Вера пела то в ансамбле, то в хоре, то солируя и умело вышибая слезу у взрослых дядей и тётей вокалом, костюмами, внешним видом и выразительностью. Уже в пятом классе её стали водить на уроки в саму Гнесинку и она там присматривалась к вокалу основательно. Геннадий Ильич, так звали её преподавателя, стал заниматься с ней персонально и к природному голосу отнёсся уважительно, ничего не ломая и не навязывая. Попутно Вера завоевала кучу призов на смотрах и фестивалях и стала гордостью школы, а потом и района. Правда, с точными науками она не дружила, но и двоек не имела, так что с учётом этих заслуг её академические успехи выглядели вполне сносно, а по некоторым и вообще отлично, к примеру, ей нравились уроки биологии и изучение разных букашек под микроскопом. Интересно было и на уроках истории, там учительница умело использовала детский интерес к личностям и всегда приводила кучу примеров, про детские годы всех правителей она знала предостаточно и ученики после её уроков читали не только школьный учебник.
  Немножко напряга девочка вызвала с первыми проявлениями девичей зрелости и Геннадий Ильич занялся проблемами вплотную. Наследственность по линии темперамента и сексуальности у неё оказалась южной и в седьмом классе мальчики Веру стали интересовать больше, чем вокал и фортепиано. Она стала прогуливать уроки, опаздывать на репетиции и покуривать с парнями в подворотне. В её классе некоторые девочки уже вовсю щеголяли историями о дефлорации и невинная Верочка сильно комплексовала по этому поводу. Учитель всё же смог на некоторое время отвлечь от этого, но в восьмом классе он буквально вырвал её из рук старшеклассника, когда Вера уже была готова согрешить. Беседа возымела эффект и девушка с надеждой взглянула на учителя. Он был любимым и с ним она одолела самые крутые вершины.
  В общем, они стали любовниками. Это бывало по средам, когда она занималась техникой вокала. Если урок был выполнен на отлично, следовало поощрение. Поскольку Вера в музыке была круглой отличницей с абсолютным слухом, то и с премиальными дело шло по-нарастающей. Учитель научил её всему так же обстоятельно, как и вокалу. Когда в школе её ровесницы тихонечко делились опытом в сексе, то она чуть не падала со смеху, слушая, как они врут наперегонки.
  В восьмом классе она получила и первые уроки сцены в музыкальном театре. А в девятом классе её приняли на вечернее отделение спецучилища при Гнесинке. Вере пришлось тяжело, но она сумела ничего не завалить в средней школе и вполне прилично засветиться в музыкальном училище. Сдав выпускные экзамены в школе, она попала на спецкурс к профессору, который готовил группу для музыкального театра. Они одновременно со штатной программой изучения музыки репетировали три мюзикла и в каждом у Веры была хорошая партия. И в восемнадцать лет она уже пела все вокальные партии в спектаклях группы. А в девятнадцать её приняли в труппу музыкального театра и дали главную роль и партнёра на время антрепризы, то есть, на год.
  Пять лет, шесть спектаклей, пять партнёров, последний - это Эдик. Ни с кем она больше не встречалась, поскольку времени, свободного от театра, не имела вообще. Конечно, круг её интересов был слегка перекошенным, но зато плотным, насыщенным действом и профессиональным ароматом. Если не считать корпоративных тусовок и вечеров с олигархами разного уровня, то людей другого круга она и не знала. А врождённая гордость сделала её устойчивой к соблазнам лёгких денег.
   Для первой поездки на Кипр она заработала сама и в полной мере ощутила прелесть женской свободы. И потом ездила на море дважды в год, продляя сезон солнца и привозя заряд энергии. На море она ездила одна и всё рутинное оставляла в Москве. "Я счастлива и свободна!" - так говорила она себе, пересекая границу. В таком отпуске она пересматривала варианты имиджа и стиля жизни и всегда возвращалась чуточку обновлённой. После учителя в её сердце ничего сопоставимого так ни к кому и не появилось и память о нём осталась самым ярким воспоминанием юности. Другие мужчины были лишь партнёрами по сексу. Удачными и не очень, но партнёрами и не больше. Хотелось же настоящего и она эту мечту лелеяла. Виктор под образ рыцаря подходил больше других и в душе отзывался самым чистым звуком. Хотя он и женат, но Веру этот вариант сюжета не смущал, читала она много и не только женские романы и хорошо представляла самые разные варианты их развития. Могло случиться что угодно и она надеялась на удачу.
  Избавившись от Эдика, Вера решила сделать отметку на этой части своей жизни, ведь следующим летом ей будет двадцать пять. Ощущение свободы сейчас было тоньше и ярче, чем обычно во время поездок к морю и солнцу. В таком состоянии и думалось и пелось несравненно и она знала это по реакции на себя окружающих. Поэтому Вера решила, что пригласит первых четырёх партнёров и Геннадия Ильича с супругой. Не так давно он, наконец-то, женился на одной из учениц. Сошлось всё, чтобы придти, у троих партнёров и Геннадия Ильича с супругой. Рейтинг певицы из мюзикла стал запредельным и приобщиться к ней хотелось всем.
  Даша передвинула все театральные дела и с соперницей решила встретиться в обществе мужа. Она оделась как обычно и приехала чуть раньше других. Буквально тут же подъехали Виктор с Верой и вслед за ними её прежние партнёры с подругами. Виктор сразу же стал мужем Даши, а Вера просто партнёршей. Последним в зал вошёл Геннадий Ильич с Оксаной и вечеринка началась. Главное, для чего она её устроила: честно и без купюр показать Вику своё недавнее прошлое в самом живом виде. Эдика и бабушку он уже знает, а вот остальных пусть тоже потрогает.
  Парни, с которыми она делила тяготы мюзиклов по целому году, выглядели прилично и ей за них не было стыдно, так же хорош и Геннадий Ильич с молодой женой. Ну и все они не скрывали своих чувств к ней, особенно Сергей, с которым она работала до Эдика. Вот как-то так эта вечеринка всем покажет, что Вера прежняя ушла в воспоминания. Теперь она уже в новом качестве. И не она проходит кастинг к кому-то в антрепризу, а её уровень позволяет устраивать собственные проекты. Ещё не сегодня, но уже вскоре. Кроме того, ей хотелось Дашу увидеть воочию и понаблюдать за капризной супружницей партнёра в тех обстоятельствах, которые нужны ей.
  Вера сделала несколько вводных, чтоб увидеть её реакцию. Не дискредитация жены партнёра ей нужна, нет! Нужен момент истины в натуральную величину. И к середине вечеринки всё нужное получила. Поведение женщины в танце с мужчиной ярче всего раскрывает её суть и глубину, Вера понаблюдала за Дашей, когда она танцевала другими мужчинами, и всё главное поняла. - За Вика она только держится. Тем лучше! Ничего и корчевать не нужно. Вера партнёршу к своему Вику не подпустила и на этот раз, а когда тот пару раз вместе с ней окунулся в блюзовую тональность, тихонечко прошелестела, ек выпадая из ритма и роскошного саунда:
   Вик, ты лучший в мире партнёр!
   Правда?
   Ну, кто же изо всех этих мужиков может сделать со мной сальто?!
   А у тебя ничего не оторвётся?
   Чем этот раз отличается от других?
   Ты на каблуках, не разогрета, не то платье и вообще, кроме азарта ни единого аргумента "за". Я ясно выразился?
   Я готова духом, остальное приложится. А насчёт одежды с обувью ты же сам меня учил: то, что отвалится, не было важно изначально, иначе бы его пришили, как следует!
  Он вывел партнёршу на свободное место и в нужном такте мелодии выбросил партнёршу слева, чтобы поймать правой рукой. Оксана была рядом и взвизгнула от неожиданности, Даша оцепенела, а другие женщины уважительно качнули причёсками. Отточенность номера была цирковой. И Вик живой и натуральный, и Вера не плод компьютерной графики.
  Партнёры поклонились зрителям,а Вера отправилась припудрить носик. Вскоре туда же последовали и три спутницы её партнёров. Им было что обсудить. А Вик с Геннадием Ильичём и жёны остались за столом.
  Оксана пела в одном из модных мюзиклов и с интересом наблюдала за Верой, которая для мужа до сих пор что-то значит. В реалиях она оказалась ещё лучше. А партнёр у неё и вообще само совершенство! Как певица у него летает по сцене, она видела только что и остальное сообразила сама. И она выложила сие Даше без обиняков. При муже-то! - А что тут такого: кто Даша, а кто Виктор?
  Вернулись молодые женщины почти подругами и затормошили своих мужчин. Всё же выглядеть достойно хотелось и им, поэтому вечеринка стала искрить и зажигать. Сама того не ведая, Вера сделала очень важное дело и виртуальные соперницы стали подругами, а главная соперница козырей подрастеряла. Хотя внешне Даша выглядела чуть фактурней, да и повыше Веры на полтора дюйма, но смотрелась тяжеловато и с выразительностью тоже не блеск. Вот если она родит парочку деток, тогда всё хоккей, с таким станом и деток кормить, и мужа ублажать в самый раз. Однако она не торопится, значит, это не её роль. Пришедши к такому выводу, виновница торжества потеряла интерес к сопернице.
  Утром Вера взглянула на партнёра и прочитала всё необходимое: они с Дашей сильно поцапались. И чуть не час порхала и летала без устали, приводя его в норму. Видно, эта заноза глубоко забралась в мужика, раз так долго выходит.
  
   7 декабря ФИЛАТОВА. КАРТИНЫ В ЧУЛАНЕ
  
  Вера в доме Кости освоилась сравнительно легко и он уступил ей право хозяйки. Она всматривалась во всё и усваивала дух, которому надо соответствовать. Мужчина был и любимым и любящим, а это обязывает. Прибираясь в чулане, она обнаружила несколько коробок и пару брезентовых баулов. Косточка ушёл на рынок, любопытство разбирало и она заглянула туда. В баулах были картины, аккуратно упакованные в пакеты, а в коробках - картоны и ватманы с рисунками и акварелями. Судя по подписям, это работы Элис. Две картины - поясные портреты Кости, одна - семейный портрет Элис и Кости и ещё на одной изображена женщина странного облика, что-то от аборигенки дикого Запада, одетой в европейское платье конца девятнадцатого века.
  Расставив полотна вдоль стены в гостиной, она стала изучать и содержимое коробок. Среди набросков и эскизов на нескольких листах были стилизации Кости в ролях воина-апача, Добрыни Никитича и Джеймса Бонда. Все работы главное в Косте выдавали, как на блюдечке, ну, и видно, что автор знал его глубоко и всесторонне. А портреты - свод эмоций женщины по мужчине. Это Вера уловила сразу же. Портреты маслом повергали в экстрим чувственности. На первом молодой мужчина чего-то ждал и находился в приподнятом тонусе, а на втором он, чуть прикрыв глаза и задержав дыхание, переживал что-то из интимной сущности. И первый и второй портреты несли печать глубокого погружения в любовь.
  На семейном полотне себе Элис уделила немного места, изобразив неприхотливую скво с удивительным пониманием самых тонких движений сердца своего повелителя. Но эта женщина была свободной и могла за себя постоять. Убить врага ей ничего не стоило.
  Филатова задумалась - картины упакованы, о них он ни слова не сказал, что это значит? - Или та страница упрятана глубоко, чтоб не терзаться, или где-то в глубине души происходит заживление ран и уязвлённый участок ждёт срока, чтоб плодоносить вновь. И из собственного подсознания получила наводку: раз с Элис в нём генерировалось лучшее и сильнейшее, значит и пространство души этой женщины обустроено наилучшим образом. И это лучшее не может источать боль. Боль - это уход Элис. И именно Элис привела его в чувственный эдем. С ней у Кости тоже серьёзно и глубоко, остаётся найти координаты эдема, в котором и ей будет уютно. Она упаковала всё и продолжила наведение порядка.
  Когда он пришёл с покупками и они занялись приготовлением обеда, Вера по крупицам припоминала чёрточки живописного мужчины Элис и сравнивала с живым, который уже дрейфовал к другому материку. Элис любила в нём совершенно другого человека - вот что она осознала.
  
   9 декабря. ФИЛАТОВА. ОБРЕТЕНИЕ СУЩНОСТИ
  
  После изматывающего тренажа на льду Вера упала на топчан возле бортика, а Костя уехал разбираться насчёт графика музыки, чтоб звучала на весь зал. Увидев Веру без Кости, подъехала Алёна Долмина с Никитой Грубиным, Костю она опасалась чисто по-женски и без нужды никогда не светилась рядом.
   Картина маслом, - сказала она, опираясь на партнёра, - "Нимфа после объятий с Геркулесом". Вера подняла глаза на неё и тут же вдохнула исходящее от Алёны - она только что имела секс с партнёром и умышленно выставлялась. Мужское так и осталось на поверхности, едва прикрытое женским парфюмом.
   Хорошая метафора, - ответила Вера, чуть приподнявшись, чтоб видеть Алёну, - но не про нас. Да и Костя не так воспитан, чтобы свою женщину оставить без защиты.
   Почему же, - не согласилась Алёна, - его нет, а ты без чувств и без сил. И вряд ли кому в голову придёт не то, о чём я сейчас. Как думаешь, Ника? - и её партнёр неохотно подтвердил соблазнительность чужой партнёрши. Вере тема не понравилась изначально и она ответила в пику светской львице:
   Секс и интенсивная тренировка по затратам равноценны, но с разными итогами: у первого - оргазм и онемение, а у второго - навыки и умения. Я теперь держу ребро и на левом и на правом коньке в равной мере, а моё вращение почти, как у Зениной и заметно лучше, чем у Самохиной. Мы работаем над вертушками и прочей акробатикой наверху. А там, наверху, ощущения почище самого разнузданного оргазма.
   Убедительно, - сказала Алёна, - про ребро я, к примеру, слышу впервые. Меня учат ездить и не падать. Уже получается!
   Мы эту станцию проехали давно и теперь хотим побед. Или хотя бы подиум! Потому и валимся от усталости.
   А мы на такое не способны? - обратилась Алёна к партнёру и тот отрицательно мотнул головой. - А на что мы способны? - тот улыбнулся, глядя на чужую партнёршу и одобряя в ней всё:
   Вот на это самое, что только что спроворили - способны. А пахать, как эта леди, у нас не выходит: то съёмка, то репетиция, то поясница, то муж не то сказал и мы в депрессии.
   Пожалуй, ты прав. Может, поднакушалась я? Или уже сил недостаёт, а?
   Дело не в этом, сил у вас предостаточно, - возразил Никита, - Инна Ветрова ваших лет, а что вытворяет со своим боксёром - глаз не оторвать и, что Сёма только учится конькам, забываешь, а Аня Гостенкина со своим брутальным Димой будто вернулась на лёд, чтоб задать перца Заварзиной и ничем ей, нынешней не уступает в выразительности и самую малость в скольжении. Дело в ином: у них есть искра, а у вас нет!
   А не в тебе ль проблема? - Они ради своих парней сподобились, а я при всём желании никак? И ведь стараюсь, разве нет?
   Это вам только кажется, что вы Золушка в ожидании принца: он придёт и всё сразу и по мановению волшебной палочки. Так не бывает! В нашем деле надо пахать через "Не могу!", до крови в членах и кучи синяков и потёртостей, тогда и толк появится. Вон вчера у вас вышло пустячное растяжение, так вы тут же консилиум из всех мануальщиков на уши поставили и вся в бинтах домой. А сегодня с утра только и разговоры про вчерашнее. Нет, леди Алёна, не там вы корни ищете.
   А у вас, Вера, травмы были? - спросила Алёна.
   Ссадин и ушибов - без числа, а от остального меня Костя страховал. Массаж сто раз на дню. Представив себя в руках Кости Диброва, Алёна вздохнула и её зависть тут же стала общим достоянием. В своё время у неё был выбор, но она убоялась себя с этим мужчиной. С ним она могла наворотить такого! Никита же оказался послушным и незатейливым, так что и сердцу и душе было покойно. Но в нос тычут все подряд. Что ж, пусть тычут, у неё другая задача. Она ещё раз окинула взглядом молодую спутницу Диброва и сказала:
   Я в тебе слегка ошиблась, сейчас ты уже не нимфа. И взгляд жёсткий и рука твёрдая. - Правда, Ника? - её партнёр легко коснулся кисти Филатовой и силу, угаданную Алёной с расстояния, отметил воочию. С такой партнёршей он мог горы своротить. А Алёна хороша лишь в пластике и выразительности, тут ей равных в шоу нет.
   Чего этой дамочке от тебя хотелось? - спросил Костя, проводив взглядом спешно укатившую парочку. Вера в его голосе учуяла тревогу и заботу: ни ревности, ни чего-то разрушительного.
   Думаю, она прикидывает - а что было бы, попади ей в партнёры ты. Ведь такое могло случиться?
   Разве что в её богатом воображении.
   А вдруг!? - не отпускала его охваченная неожиданной ревностью Вера.
   Она могла стать моей партнёршей в одном случае - если бы захотела выбраться из богемной жизни и сменить её на казарму тренировок. Возить её прелести, как это делает Никита, не по мне и тут никто меня не заставит.
   Но ведь и я на кастинге от неё мало отличалась.
   Изначально, ты, милка-дразнилка, её превосходила на два порядка по моторности и прочему; второе, в чём ты выше неё - это гармония роста, веса и прочих пропорций, без которых прогресс в нашем деле невозможен. Ну и третье, у тебя характер бойца, ты и сама могла бы пробиться в лучшую жизнь, даже когда больно бьют и куда-то не пускают. И четвёртое, что-то вы, леди, сильно разнежились, так и форму потерять недолго. А ну, на лёд! - он подал руку и она легко вспорхнула, будто и не было усталости. Всё в её движениях было отточено и завершено, так её учили и она это усвоила крепко. Быть размазнёй вроде этой актрисы - теперь не её уровень!
  
   11 декабря. 13-ТЫЙ ТУР.
  
  В этом туре Заварзина уже выступила, но не в полную силу. Настя и Слава катались в самом начале программы и снова задали тон. Роскошный саунд оркестра Карлоса Сантаны и вокал Насти сочетались идеально. Как и на предыдущем выступлении, Настя обернулась к Славе и тот призвал Бонни на очередное дело. Боязни льда не было совершенно и она откатала своё безупречно. Как и тогда, Слава скупо похвалил и легонечко прижал к себе. Остальную часть вечера они провели в раздевалке, болтали и следили по монитору за остальными выступлениями. Мобильники были отключены и мир для них ограничился пространством комнатки с единственным окошком.
  Эти часы они занимались привычным: акробатикой, растяжкой и висением друг на друге. Удерживать его руками и бёдрами ей удавалось не больше пяти секунд, да и к этому рубежу она пришла путём долгих упражнений. На нём же она могла висеть хоть сколько. Иногда партнёр делал усталую рожу и просил спеть для души. Настя ломалась, как провинциальная кокетка, и исполняла какую-нибудь попсовую муру, типа АББовской "Манни-манни", а он ладонями отбивал ритм на столике и строил довольную рожу.
  К награждению они вышли в спортивных костюмах и в очередной раз увидели, как не любят победителей. Теперь не любили их. В пику всем, уже на пьедестале Слава взметнул партнёршу в верхней поддержке и, крутнувши там оборот, опустил её вниз. Настя сделала ножкой, как и положено и подставилась главному судье, который повесил на шею массивный памятный жетон на ленте.
  Вторыми оказались Вера с Виктором, а третьей неожиданно для многих стала Нина Самохина с Ингмаром Берзиным, чуточку опередившая Эмму Зигфрид с Сергеем Гостищевым. Вторая победа подряд на Настю повлияла сильно. Если раньше её уверенность была прямой функцией связи с партнёром, то теперь она могла влиять на него и сама. Бонни в её душе всё больше и больше вытесняла прежнюю Настю.
  После 13 туров возглавляли таблицу Никольская и Киндинов, они на три балла опережали Макеева и Заварзину и на полтора Зельдина и Зинину. Преимущество символическое и все понимали, что ничего не решено. Травма Ирины лишь на время обострила соперничество за первое место, образовав некий триумвират. Всем было ясно, что Ирина своего не упустит и подвигнет партнёра на подвиги. Саша Макеев стал таким же крепким спортсменом, как и звёздная партнёрша. И его уверенность в себе сильно отдавала заварзинской. Виктор Зельдин это знал по себе. Его нынешняя партнёрша была очень хороша, но не настолько, чтобы соперничать с Ириной.
  В своём графике работали и Инна с Семёном, теперь она жила у партнёра постоянно и в Братиславу не летала. Ева взяла на себя труд заменить Феликсу маму и дала ей шанс приблизиться к хорошему рекламному контракту, из Москвы это сделать проще. Как результат решения, было седьмое место в первом же выступлении на льду. Десятка лучших - это гарантия очень солидного контракта. О другом Инна старалась не думать и не портить жизнь Сёме. Как есть, так и ладно!
  
  11 декабря. ДИНА И КОСТЯ. "РОКСЕТТ" НА ЛЬДУ И ЕЩЁ ТРИ ДНЯ ПОДГОТОВКИ
  
  Дни до ледового представления прошли в обычном ритме и роскошную сюиту на музыку "Роксетт" к композиции "Королева дождя" Вера и Костя сделали по нарастающей. Здесь были и сложные поддержки, и затейливые обводки, и красивые вращения. Дина с Костей младшенькую наложницу подали со вкусом и очень умело. Драная холстина, изображавшая накидку аборигенки на острове, и единственное украшение - цветок, вот и весь реквизит на партнёрше. Остальное - это она сама. И у них получилось - сюита прозвучала неожиданно и впечатляюще. Костя как бы оставался в стороне, лишь способствуя раскрытию образа, понятного по фактуре партнёрши, и совершенно гармоничной для этой темы музыки. Ни скрежета при скольжении, ни падений, ни других помарок Вера не допустила, а верхние поддержки с приземлением на одну ногу баланс сомнений в этой участнице склонили к благосклонности и судьи без раздумий выставили высокие баллы. И это у многих из участников вызвало нервозность. И, как следствие, посыпались ошибки. Из-за травмы придерживала себя Ирина Заварзина и пьедестал стал доступным для других.
  Теперь до пьедестала было рукой подать. Веру Зинину и Настю Никольскую от неё разделяло всего 1.5 - 2 балла, которые при очной победе легко компенсировались. Близость пьедестала и связанного с ним всеобщего признания на Веру оказала влияние возбуждающего и побуждающего наркотика и её глаза загорелись новым светом. Этот огонь Дина и Костя знали хорошо и облегчённо вздохнули - она вышла на тропу борьбы. И к отточенности жеста, завершённости движения и фигуры Вера теперь относилась осмысленно и требовательно, проверяясь по глазам Дины, знающей профессию назубок. На этом, предпоследнем ледовом туре они получили приз за оригинальность образа и прогресс в технике.
  Вера Филатова прочно обосновалась на четвёртой позиции и теперь все увидели, что она способна на большее. От интеллектуальной модницы осталась лишь оболочка и строгие манеры в обращении. Обворожительная улыбка этой изящной и ухоженной дивы в заблуждение никого не вводила, перед ними была такая же хищница, как и все. Как и остальным, ей хотелось успеха и славы. А этого можно достичь, лишь подмяв под себя других. Такова подноготная успеха - твоя победа, это чужие обиды, драмы, слёзы, а иногда и пролитая кровь.
  Сразу же после церемонии награждения Костя собрал свою команду и устроил разбор полётов. Вера ещё не отошла от возбуждения и на старших смотрела почтительно и с пиететом. Ей указали на ошибки и вместе наметили пути устранения. А это всё та же каторга ежедневного труда на льду. Теперь уже не таком коварном. Дина приготовила нарезку из программ ведущих фигуристок, где их движения разбирались детально, в замедленных повторах и крупным планом. Это они просмотрели в раздевалке сразу же после разбора полётов. И только потом Дина вернулась к поджидавшему Серёжке, чтобы с ним ехать домой. К тому, что с отцом они разъедутся, она его уже начала готовить. А для этого нужно бывать с сыном подольше и делить с ним побольше.
  Общую схему танца для завершающего тура на паркете Вера с Костей наметили по горячим впечатлениям сегодняшнего выступления. Решили удачу не пугать и пойти испытанным путём - оригинальность сюжета и индивидуальность Веры. С музыкой надумали определиться утром на свежую голову. Младшая наложница парила от счастья и рядом с ней не согреться просто невозможно. Костя очень бережно отнёсся к опекаемой женщине и ничего в её настрое не нарушил, да и возможно ли такое при их отношениях?
  Следующий день они посвятили танцу на паркете, подобрав музыку и выстроив сюжет от и до. Даже приехав домой, они были во власти этого сюжета и ради него не стали смотреть привычную мелодраму перед сном: хватило и забот с танцем. Вера хорошо понимала сложность задачи и в теме уже была не просто исполнительницей, но и участницей. Примерно треть-четверть идей принадлежали ей и это стимулировало её творческую жилку. Она загружалась усвоенным от Дины и Косточки на ночь и к утру выдавала кое-что содержательное. На этот раз идеи пришли ночью и она тихонечко, чтоб не будить Косточку, записала графику на языке танца, усвоенном от старших. Утром она встала пораньше и вместе с утренним кофе подала ему листок с ночной записью. Мужчина отставил кофе и сразу же погрузился в графику танца. Минуты хватило, чтоб просветлеть и раскрыться самой яркой и обаятельной улыбкой. Женщина сладостно зажмурилась и уронила слезу. Мужчина сделал всё, как надо и кофе тоже получил оценку. Только после этого налетел шквал и смял в женщине всё, ненужное в такие минуты.
  В этот день они первую половину провели в зале, занимаясь танцем, а к вечеру поехали на каток. Ничего особого не выполняли, накатывая дорожки и повороты и получая удовольствие от скольжения. Игры в салки придумала для них Дина и Вере они пришлись по душе, гоняться за Косточкой было интересно и он с удовольствием дразнил женщину, закладывал виражи, не убегая далеко и поддерживая адреналин удачи её салочными касаниями на углах катка. Вера таким образом впитывала пространство на уровне подсознания и включала внутреннюю координацию в режиме он-лайн. Так же автоматически и скользила по льду, не зацикливаясь на траектории движения: она в таких играх получалась сама собой.
  На следующий день работу над танцем на паркете Вера и Костя вчерне закончили и принялись за финал на льду. В пятницу они уже в общих чертах танец на льду скомпоновали и в субботу вернулись к танцу на паркете.
  Дина внимательно следила не только за Костей и Верой, у неё было ещё четыре пары и она видела, что только Костя тащил партнёршу на запредельную высоту и сложность. Нынешняя Вера набрала ход и уверенность, которые пугали соперниц. Дина хорошо знала истоки женской флюидности и неразлучность своих подопечных поддерживала всеми силами, понимая её значимость. Лучшими намного стартовые позиции были у многих женщин, но где теперь они и где Вера?!
  Та же Зинина при ином образе жизни с Зельдиным могла превзойти даже Заварзину с её хоккеистом-гармонистом, у неё отличная координация и врождённая склонность к сложной акробатике, к тому же она значительно моложе Ирины и это сейчас хороший козырь как в скорости, так и в координации. Чуточку тормозил её развитие пиетет перед авторитетом партнёра.
  Да и у Насти Никольской были шансы подняться над собой гораздо выше, не свались она в сентиментальную ахинею со Славой Киндиновым, который изначально готов на большее и смог бы эту талантливую девицу поднять до небес.
  Не менее интересным мог получиться и вариант Кожемякиной с Артемьевым. Эта чемпионка по гимнастике умела практически всё и ей оставалось лишь проникнуться ледовой спецификой, чтобы взлететь над соперниками, но Коля Артемьев - не Костя Дибров и свою партнёршу никуда не позвал, хотя вариантыу них были. Дина видела запредельную самоотдачу Гали Кожемякиной, но своего партнёра она ни на что подвигнуть не смогла. Видимо, не тот ей партнёр достался при делёжке, а жаль, подумала Дина о них и вернулась к младшенькой наложнице. Вот ей-то повезло исключительно и то, что в Костю она влюбилась не сразу, сыграло важную роль. Интрига отношений мужчина-женщина в других парах, за небольшим исключением, уже притухла, а у них она на небывалом подъёме и надо ковать, пока горячо.
  Если судьи не станут в позу, придерживая одних и подталкивая других, то быть Косте в призах. Утро воскресенья Вера с Костей провели на льду, особо не напрягаясь, лишь вкатываясь и привыкая к новому танцу. Партнёр Веру чуял отлично и не командовал совершенно, давая шанс самой сделать выбор. В целом алгоритм этого у неё сложился и его надо развивать, не подталкивая излишне, чтоб не повредить тонкую конструкцию.
   И ещё - самым главным, двигавшим Дину в этой затее подспудно и не выбираясь на поверхность, было желание возвысить младшую наложницу настолько, чтобы она захотела на свободу. Она молода и этой отравой ещё не насытилась. Мужчина по вкусу и уровню притязаний такой красавице найдётся быстро. Хотя Костик к ней и привязался нешуточно, но ведь и с Татьяной у них когда-то аж звенело... Дина к реализации этого замысла шла, не признаваясь даже себе, и всё своё тщание как бы укладывала на алтарь победы. А там, как сложится.
  
   12 декабря ЗИНИНА
  
  В последние дни Виктор основательно захандрил и тренировки проходили без былого тонуса. Разбирательства указали и причину: Даша. Идея проветриться и сходить на спектакль, где играла его жена, исходила от Веры и он согласился, скрепя сердце. В последнее время их графики не совпадали настолько, что он стал подозревать умысел. Не получалось не только поговорить, но даже увидеться: он уходил чуть свет, проводя большую часть дня с партнёршей, в редкие паузы днём она оказывалась занята в театре, а вечером он приезжал или поздно и она спала, или же она являлась, когда он спал, потому что тренировка будет очень рано. А с Верой складывалось всё настолько комфортно, что он уже подумывал в следующем сезоне для перезагрузки отношений взять Дашу в партнёрши. Полгода круглосуточно вместе - такого у них не было никогда.
  Они пришли к середине первого акта и увидели почти все выходы Даши, но визит оказался бессмысленным. И виной ревность к партнёру Даши, игравшему молодого профессора, у которого она была ассистентом. Разъярённый всем предшествующим с Дашей и внезапно покосившейся семейной жизнью, Виктор не видел разницы между ролью и реалиями и это удручало Веру. Да и партнёр, на которого он грешил, отнюдь не супермен и с Виком даже рядом не помещался. И всё же он упорно стоял на своём.
   Верочка, я же тебя чувствую и мы часто беседуем без слов. Так же я чую и Дашу. У неё интрижка с этим хмырём. Сам он дрянь и её в грязи вывозит. Кто-то же должен её защитить, и кто, как не я?
   Откуда к тебе приплыло всё это? - Кто-то просветил? - спросила она.
   А ниоткуда! - Чую и всё! Как-то успокоить и убедить не получалось, он доводов женщины уже не понимал. С таким Виктором не то, что Заварзину, даже Никольскую с Пешковой не одолеть. И она устроила партнёру форменную головомойку, имела полное право, хоть он и олимпийский чемпион, а она - певичка в мюзикле. Они сидели в рекреации на диванчике и ругались. Она нападала, а он вяло огрызался. Веру он уважал. Да и уговор был, как вести себя в публичном месте. Народу по театру бродило много и уединиться не получалось. И всё же она решилась на исключительный монолог, для неё это был единственный шанс достучаться:
   Вика, ты меня удивляешь! Кто ты и кто она?! - Ты покорил весь мир и вам с Ириной кланялись в ножки Америка с Европой, заглядывали в глаза и заучивали имена. Для янки произнести твою фамилию - это же насилие над их убогой артикуляцией, но ваши имена разноцветные журналисты шпарили наизусть! Ты достиг всего, о чём только можно мечтать. Сам добился: вот этими ручками и ножками, а не в наследство и на халяву! Таких, как вы с Ириной, единицы на весь золотой миллиард. И в этот круг ни одна поганая сука не попала: керосина не хватило! - А кто она? - Как бы ты к ней ни относился, я с ней одного поля ягода и вижу, что по всем статьям она типичная средненькая мещаночка с амбициями и знают её только в кружочке с такими же вымороченными вкусами. И поклонники у неё из той же компании. Ей повезло, что туда случайно попал ты и увлёкся. Признаю - она имеет чем вашего брата укокошить! Ну да ладно, я не о том. Ецй бы собственный домшний рейтинг подтянуть, так нет же, она тебя ещё и на ревность разводит. Женщина всегда чует состояние мужчины и заранее знает, чем всё кончится. Я знаю - ты её любишь, она тоже это знает. Так какого чёрта ты маешься, выглядывая из-за угла? - Причина проста: ты ей не веришь и в твоих фантазиях с ней кувыркаются все.
  Нормальная женщина всё это чует и как-то отвечает. Собой и своим телом, отношением, ну не знаю, как, но от-ве-ча-ет! Нельзя мурыжить мужика весь день и ночью отделываться охами на ушко и мокрями между ног. Вы и деток-то не завели именно потому. Нормальная женщина на уровне инстинкта хочет ребёнка от любимого мужика, как продолжения общего чувства. Я это знаю по себе и всегда чую того, от кого хотела бы залететь и выносить!
  Мы знакомы четвёртый месяц, но я уже знаю, когда надо уступить. И ты тоже ни разу не нажимал не на ту клавишу. Ты чуешь меня, а я тебя, хоть мы и не толчёмся на тесной кухне, не спим в одной постели, а из одной бутылки и бокала не выпили. Нам завидуют, я это чувствую своей бабьей натурой, нам крепко завидуют! Я слышала не раз про то, как ты меня и в хвост и в гриву: вон как под тобой стелюсь синхронно и гармонически! Камеры же это дают крупно и я действительно выдаю всё без фальши. На мне настоящая, а не американская улыбка и все это видят, не зря же режиссёр так полюбил нас. И это потому, что ты величина мировая и рядом с ней даже серая птичка выглядит канарейкой. У меня нет иллюзий и я своё место знаю! Но, пойми, Вика: не твоё это, вот так маяться, будто пятиклассник с первой эрекцией.
  Ты настоящий и состоявшийся мужик и на том поставим точку. Ничего о ней вслух и мысли комплексующего прочь! Нет - пустым флюидам и только дело!
  - Вот теперь всё! - она прижала ладони к раскалённым щекам и удивилась внутреннему жару. Партнёр внимал с удивлением, переходящим в восхищение. Он Веру уважал и раньше, теперь же она распахнулась настежь и от того стала ещё ближе.
  Он вздохнул и подумал про неё, безмерно преданную и себя, с кучей проблем. Усталость иногда накатывала так, что хотелось исчезнуть из этой жизни и очутиться на необитаемом острове. Никого в округе: только он и его шалашик из тросника. А там копошатся и пищат его детки. Неужто их мамочка не Даша?
  Вера его не торопила. Они молчали долго, каждый погружён в себя и ни к чему партнёра не обязывал. Ни с мужем, ни с любовником, ни с роднёй такое немыслимо. Там претензии на суверенитет личности аж зашкаливают. Партнёрство же изначально эту личность уважает и пестует, как опытный скульптор, ваяющий шедевры бережным и взвешенным отсечением исключительно ненужного и лишнего.
   Вот что, Верунчик! - сказал уже другой, уверенный в себе Виктор, партнёр и друг навечно, - мы с тобой хотим борьбы и победы. Соперники у нас охо-хо! Чтобы их одолеть, надо следующее: в танцах на паркете выдаём классику с твоим вокалом типа "Гуд бай, май лав, гуд бай", а на льду готовим модерн и тоже твой вокал, тот, что на французском. Никольская поёт только по-английски, так что тут мы её и прищучим. И потом, сейчас эти хиты в моде и у нынешнего судейства пройдут на "ура". У меня есть приятель, он имеет возможность всё это записать быстро и качественно. Сейчас ночь и он как раз на месте. Поехали? - и она едва удержалась, чтобы не расплакаться. Пришлось сделать глубокий вдох и выдох, что-то предпринять с лицом и лишь после этого она выдала:
   Наверное, твой приятель зануда, раз у него ночью вместо сна и развлечений масса свободного времени: - затем остановила себя и покачала головой, как бы каясь в грехах: - Ладно, замнём! Бюварчик у меня с собой. Так что, поехали! По пути они заскочили пожевать и между кофе и бутербродами обсудили стратегию и тактику финального выступления. Вера чуть из одежды не выпрыгивала, реагируя на то, что излагал партнёр: так это в её духе. Но линию выдержала, резонно полагая, что запись обеих партий потребует терпения и выдержки и лучше свой запал перекинуть туда.
  Так оно и вышло, с первого раза удалось сделать лишь одну фонограмму. Они наметили паузу между тренировками и в течение следующего дня Вера записала и французскую партию. По словам Вика - это шедевр! И она ему поверила сразу, поскольку в показном гламуре и толерантности тот ни разу не отметился. Если она недокрутила полоборота, он так и скажет: - "Верка! - Минус ноль пять!"
  Фоторепортаж об их визите в театр в интернете появился на следующий день и там была целая поэма, начатая с минуты входа и объяснений на вахте и далее до автографов тем же охранникам, включая все подробности крупным планом и всё это с таймером, так что фактура настоящая и никакого монтажа. А монолог изящной брюнетки в длинном пальто и алом брючном костюме и вообще картинка маслом!
  
   12 декабря. НАСТЯ,ПЕРЕД ТУРОМ ТАНЦА
  
  После тура на льду восход звезды Филатовой стал очевидным даже для скептиков, она подпирала традиционных призёров шоу и вызывала у них нервозность. Отметила этот природный феномен и Настя Никольская. Если Заварзина брала ледовой и танцевальной техникой и громадным опытом, переводя энтузиазм партнёра в нужное качество, то Зинина и Никольская добились подиумов трудами и умениями эстрадных певиц с похожей специализацией, как бы компенсируя неполное совершенство и пользуясь базой надёжных и умелых партнёров. В сравнении с ними Филатова была совершенством, которое заблистало в умелых руках настолько, что перед ним не устояли ни зрители, ни судьи.
  Настя ею любовалась, будто в музее прекрасным полотном большого мастера. Она знала, что красота ничто, пока её не зажгут изнутри. Филатова светилась будто Александрийский маяк в античности. Зависть к ней и её удаче захватывала многих женщин, а вот мужчины приближаться не торопились, настолько она обжигала и завораживала. Такой лучше любоваться издали и Диброву мало кто завидовал. Кто и кого возбудил в этой паре первым, значения не имело, Настя видела результат нелогичного сюжета и он впечатлял. Глядя на Филатову, она понимала, что может прибавить и взмыть гораздо выше.
  Теперь хотелось не просто победы в туре или многоборье, она постепенно перешла в новое качество житейских ценностей. И нужна новая жизнь и полноценное творчество, прежний уровень её не устраивал совершенно.
  У Алии в этот вечер был спектакль, а муж Насти уехал на несколько дней и по окончание тренировки они со Славой одевались не спеша. Настя освободила душ и, накинув халат, устроилась перед монитором ноутбука. Там были элементы танца для следующей программы на паркете. Тема предлагалась фольклорной и танец должен иметь общее с предложенными мотивами. Вариации для темы никто не ограничивал и диапазон от ирландской чечётки до ритмов африканских саванн ждал своих исследователей. Увидев партнёршу за таким занятием, Слава невольно расслабился и сказал:
   Будь я на пять-семь лет помоложе, то непременно бы влюбился - настолько ты очаровательна! - Настя проглотила услышанное, а ему сказала:
   А теперь что? - Состарился или груз не по Сеньке? - он оценил сказанное ею и обнял женщину. Так обнимают дорогую и любимую. Настя почуяла это тут же. И ответа не потребовала. Она уже глубоко погрузилась в роль Бонни и без красивых слов знала насколько дорога Клайду. И они приступили к обсуждению своих ресурсов в предстоящем туре. Примерно на середине пути к истине брякнул мобильник Славы и он ответил:
   Алька, привет! - Как прошло? - и после длинной очереди восторгов подруги сказал: - Может, мы всё это проделаем вместе? - Настя рядышком и домой не торопится. Он взглянул на партнёршу и та кивнула в знак согласия. О том, что муж может взглянуть на это косо, она и думать не хотела. После знаменательного выстрела её уверенность в себе требовала подтверждения, соперница уже не так страшна и общение с ней несмертельно. До встречи с Алиёй оставалось полчаса и они их использовали полноценно. Где-то в недрах памяти Насти таилась композиция Валерия Ярушина как раз на фольклорную тему. Она ритмична и очень жива, редкие русские ритмы в рок-интерпретации достигают самого совершенства. Настя по памяти напела фразы про Иванушку-Ивана, голова его кудрява. Слава спросил:
   Хочешь это спеть сама?
   Очень!
   И мы успеем с записью фонограммы?
   Подложка без вокала у меня есть, так что, сэр, без проблем! - ответила она и почуяла, что в нём это отозвалось так же, как и сразу после душа. Слава позвонил домой и объяснил задержку пирушкой после победы. Настя была и партнёршей и сообщницей, поэтому такое не обсуждается. Её он тоже изредка прикрывал, но там была иная подоплёка и криминал как таковой отсутствовал. Когда они пришли в квартиру с вывеской фонда, Алия уже хозяйничала вовсю. На столе лежал свежий диск с записью спектакля. Танцовщица начала просмотр с конца, там она с двумя партнёрами и постановщиком раскланивались и принимали корзины цветов. Зрелище сумасшедшее и Настя прониклась чувствами соперницы. Просмотрев избранные сцены, она не вынесла величия её мастерства и сказала:
   Алька, ты неподражаема и непостижима! Эти партии кто только не исполнял, но ты - это нечто! - и поцеловала соперницу так нежно и страстно, что та повелась от её чувственности. А Слава удивлённо уставился на нынешнюю партнёршу, выдавшую такой крендель. И это тонкая и лиричная гриновская Ассоль! Да ей после этого пора в бразильских сериалах сниматься. И на волне собственной энергетики Настя затмила обоих. Про их следующую композицию на шоу говорили не меньше, чем чествовали танцовщицу. Хотя потом Алия забралась в его объятия и пробыла там минуты, обратившиеся в вечность, у Насти не шевельнулось и признаков ревности. Зато Алия слегка потускела и при расставании у подъезда выглядела женщиной, провожающей мужа на фронт. Настя обняла её и ещё разок поцеловала, а потом уехала домой. Что было с ними и как они расстались, уже и неважно и неактуально! - Вот так.
  
   ДИВЕРТИСМЕНТ
  
  13 ДЕКАБРЯ. ВИКТОР ЗЕЛЬДИН, ВЕРА ЗИНИНА И ИЗДЕРЖКИ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ
  
  У Виктора по поводу интернетовского фоторепортажа состоялось натужное и неприятное объяснение с Дашей.
   Она моя партнёрша и мы приехали посмотреть на прогон твоей премьеры. Однако то, что я увидел, было отвратительным. Вы с партнёром вертелись вокруг коллизии и облизывали друг друга, хотя по духу пьесы у вас взаимная ненависть. То, что он занимается с тобой сексом, не увидит совсем уж незрячий. И не уверяй меня в обратном, не бери грех на душу! По всем нюансам жестов и прочего обихода я это увидел чётко и разборчиво - он тебя имел и не единожды! Вот и полилась из меня полилась ревность и к ней стала добавляться желчь. Меня так и подмывало придти в гримёрку и разобраться по горячим следам. Вера удержала, а то бы твоему качалову пришлось туго. Потом она меня привела в чувство и мы вместо пустых флюидов не на ту тему стали решать, как играть в финальных турах.
   Ты врёшь! - вскипела Даша, - чтобы отмазаться от своего греха, валишь на меня и нагло и бесстыдно врёшь: эта девка тебя облизывала, как последняя блядь рублёвого клиента - ты посмотри на снимки, там и слепому ясно, о чём меж вами речь! Её цыганский шарм мне сразу не понравился и в ресторанчике она неспроста сбивала меня с толку играми со своими прежними любовниками. - Ей нужен ты!
   Даша, милая, перестань! - Так же на меня смотрела и Ирина, потом Ленка и Юлька. В нашем деле иначе не бывает и если партнёрша не будет тебя любить глазами, то какой партнёр станет таскать её мешок с костями на себе? - Это на снимках они такие мягкие и податливые, а на льду там и локти, и ногти, и колени, и лезвия коньков - так что, только уворачивайся! И любая партнёрша это знает и своего партнёра-мужика любит и манит даже во сне, иначе всё сломается, тогда ни моего шарма в ответ, ни баллов у судей. К тому же, Вера не обычная партнёрша - она хорошая и порядочная девочка, которая знает меру и не переходит границы и вот так грубо ты о ней зря. И потом, я тебе не давал повода никогда. А вот ты не сможешь поклясться, что с партёрами не грешила. Я не малахольный без глаз и обоняния, твою натуру уже изучил, моя профессия учит многому и самочувствие партнёра умею видеть и без его объяснений. А ты ещё и жена, так что и спрос другой. Я всегда видел, почему ты ссылалась на усталость и различал настоящий разор в душе после сцены от игрищ в гримёрке после неё. Ты и пахла в таких случаях иначе. Видел, но как бы отпихивал от себя - не моё, не наше это, просто издержки ремесла. А раз так, то вскоре пройдёт! Так что не тебе судить! - И жена присмирела.
   В театре на меня и так пальцем показывают, все мужья заглядывают к жёнам, а тебя я по телевизору чаще вижу, чем дома, - прошептала она, оправдываясь и глядя в его глаза, они и в самом деле видели всё и тут возразить нечего. Слаба и уже давно. Но ведь это не более, чем упражнения, там ни единого чувства - одна мастурбация в натуральную величину. Она не знала, что сказать, поэтому прислонилась к мужу. С ним было безопасно, он мог простить и отпустить, если чуял её охлаждение или усталость.
  Они от упрёков и бессмысленной конфронтации тихонечко вернулись к семейным и домашним ценностям. Там было покойно и уютно. Всё бы ничего, но когда он завёл речь о ребёнке, Даша внутренне съёжилась, настолько тема была ей неприятна. Ребёнок перечёркивал все планы и она не могла себя представить с пелёнками в ванной и на кухне со стряпнёй, лишённую сцены.
   Вика, не теперь, - расслабленная его силой, прошептала она, - дай мне выбиться в люди! И он не стал спорить. Сейчас не до этого. Но слова Веры на эту тему теперь принимались иначе. Он и сам знал, что любимый мужчина и ребёнок от него - это лучший жребий для женщины и несомненная удача для мужчины. И терзать жену, как бывало, не стал. Она, изнемогшая от трудного дня, уснула на постели, отвернувшись от мужа. Виктор долго лежал с открытыми глазами, ворочалсяс боку на бок и затем поднялся.
  Мысли о финале вытеснили бессмысленное повторение Дашиных мантр про манящую сцену и он ушёл на кухню. Там он проводил долгие часы, вынашивая думы, сценарии и варианты танцев и прочее из своей работы. Он несколько раз просмотрел в ноутбуке запись первого эскиза танца и задумался. Сразу ничего в голову не пришло и он включил кофеварку. Запах настоящего напитка слегка взбодрил, затем прочистил мозги и придал свежести мыслям. Что-то расплывчатое витало вокруг и в один образ не собиралось. Он набросал схему вероятных движений к той музыке, что записала Вера, и вектор, наконец, проявился - ко второй части ледового танца нужно усиление и он увидел его очертания. Сможет ли Вера это реализовать? Он взял мобильник и нажал на кнопку партнёрши. Ночь заканчивалась и он полагал, что партнёрша уже на ходу. Вера, казалось, ждала звонка:
   Привет! - прозвучало знакомое сопрано. - Как спалось?
   Отлично, - ответил он, - мне кое-что про середину и концовку приснилось. Может, и тебе понравится.
   Заезжай за мной, а то моя "чайка" крылья подмочила и летать не хочет. Заодно и обсудим. И ровно в пять утра они уже разминались на катке и проговаривали, что будут менять в финале.
  
   13 ДЕКАБРЯ. ИРИНА И АЛЁНА
  
  Случилась обычная на льду пауза и все пары разъехались по катку к термосам и пакетам с закусками. Алёна Долмина подъехала к Ирине пока та, прикрывшись роскошным пледом из Шотландии, лежала на кушетке в ожидании Саши.
   У Диночки депрессия и она чуть не в коллапсе, - поведала она Ирине, размягчённой и довольной тем, что (тьфу-тьфу!) опухоль рассосалась и связки стали упругими и она вкатывалась в норму. Слова Алёны до неё не доходили. Но та и не ждала беседы, поскольку монолог уже давно стал её сутью. Она пожала плечами, будто на что-то отвечала и продолжила: - Постановочный план горит, рекламные деньги накрылись медным тазом - караул!
   И что? - наконец-то ответила Ирина.
   А то, что и новая машина, которую он обещал, и контракт с косметической фирмой, и протчая-протчая тоже дым.
   Раз он твой муж, то тебя должно другое волновать или я чего-то не знаю? - всё же включилась в диалог Ирина.
   Ириша, дело не в том, что он мой муж и вообще муж. Проблема в ином: он связался с дешёвкой и ставит меня с ней на одну сцену. Если он с кем-то спит или ещё как-то развлекается, то я отношусь к этому сугубо практически - играй на здоровье и подпитывай свою эрекцию. Хоть с музой, хоть с её вагиной - меня это не касается. Но путать развлечения с делом - это неформат. Как я могу разделять всё своё с таким мужчиной? Надо себя не уважать совершенно и стать подзаборной блядью, чтобы не указать этому мудаку его настоящее место!
   Ого! - наконец-то проснулась Ирина, - а ты сама разве не шалава? Да на тебе печать поставить некуда: куда ни кинь - сперма всех рас и народов!
   Ты ещё про пизду раздолбанную припомни, да задницу в два аршина и губы-вафельницы! - уж очень по-доброму улыбнулась Алёна. Ошеломлённая Ирина только головой качнула, а Алёна продолжила: - мужиков у меня побывало легион - эт-то верно. Но! - Я их сама выбрала из сильных и могучих и к себе привела! Я их к себе, а не они меня на дачку, пока жена на Бермудах. - Чуешь разницу? И этого мудака наследного я взяла тоже из интереса. Может, что и выйдет. Похоже, опыт получился неудачный. И она сделала глазками, как мама взрослеющей дочери, поучая и удерживая от глупостей.
   Ясно, - после долгой паузы уронила Ирина, - а Диночка с её депрессией тут при чём?
   Умница, Ирочка! - так же мило и по-доброму произнесла Алёна, - я хотела вас попросить об одолжении. Что-то вроде услуги. Она вас ни к чему не обяжет, а миру послужит примером.
   Помочь добить мужа? - предположила Ирина и Алёна улыбнулась так же, как и раньше:
   Вы придёте ко мне и останетесь на ночь. И всё!
   А он нас увидит?
   Что-то в этом роде, - сказала она, - я ещё не решила, как выстроить мизансцену, но это детали. Так ты согласна? Ирина вздохнула и мысленно представила, как эта дива будет охмурять неискушённого Сашку. - Нет, это за пределами её сил. И она сказала:
   Нет уж, сделай это без нас! Я и тем разом сыта по горло.
   Ириша, - улыбнулась гениальная актриса, - клянусь, ни к тебе, ни к нему я не прикоснусь! Он - это твоё и я твою добычу даже задевать не стану.
   Ты же патологическая лгунья и веры тебе нет ни в чём! А уж в этом деле и подавно.
   Ирка, да перестань! Ты же понимаешь меня в главном и чуешь, что я нормальная баба. Зачем мне враг до конца жизни? Если обману, то ты меня не только не простишь, но и со свету сживёшь! - Я что, совсем без мозгов? Спихнуть меня с лестницы - для тебя плёвое дело, я и охнуть не успею, как стану отбивной на рёбрах! Да и Сашку я тоже полюбила и для меня его боль - это собственная. Потом актриса предприняла ещё несколько заходов, обихаживая Ирину со всех боков. И смелая чемпионка решила рискнуть. В новой жизни такой опыт стоил очень дорого.
   Ладно, - сказала она, чтобы отвязаться, - мы это сделаем, но учти: ты и часу не проживёшь, обманув меня!
   Я знала, что ты не рыхлое фуфло! - сказала Алёна и добавила: - Я позвоню, когда приезжать.
  Пришёл Саша со свежевыжатым лимонным соком, Ирине сейчас это нужно край. Алёна ласково потрепала его по щеке и с нескрываемой страстью сказала:
   Ух, был бы ты постарше!
  
   14 ДЕКАБРЯ. ДАША
  
  Даша поднялась около девяти часов с тяжёлой головой: не то она сказала мужу и вообще всё было не о том. Она не совсем понимала его недовольства собой и вдруг засомневалась, что сцена и всё с ней связанное стоит такого дисбаланса с Виком. Она помнила, что согласилась на замужество лишь потому, что предложение сделал Вик: ни один из соискателей руки не вызывал и десятой доли того доверия, которое к Вику возникло сразу. И, говоря о ребёнке уже в первую неделю знакомства, он изложил программу жизни и тогда она с ним согласилась. Речь исходила из уст зрелого мужчины и в ней на всё были резоны и средства. Практически всё из того плана решилось уже вскоре, но с малышом повременили. Потом этот вопрос откладывали не раз и вот он напомнил о предложении сразу же родить троих, то есть на пять лет выпасть из театральной обоймы и перейти из графы "героиня" в "характерные". Он нерешённости главного, собственных грешков и игр в эмансипацию голова разболелась ещё больше и она решила на репетицию не идти.
  Вик появился к обеду, усталый и сосредоточенный. Её разобранное состояние он приметил мгновенно и спросил:
   Чем могу помочь? - Таблетками уже заправилась? - она поморщилась и отвернулась к окну. Серое небо с белёсыми раздёрганными тучами было под стать её настрою. Вдохнув поглубже, она учуяла запах Веры. Стойкий и запоминающийся. Значит, у неё не в порядке машина и он отвёз её на Остоженку. После целого дня в его руках и под взглядами всё знающих и понимающих глаз ей и мужчина не потребуется. - Вот чёрная сучка!
  Реакция на разлучницу была спонтанной и циклически разрушительной - женщина сорвала со стены сувенирную вещь, памятную ночью в факельного шествия в Афинах и возбуждающии шёпотком Виктора на ушко. Колонна участников казалась нескончаемой, она приурочена к античным Дионисиям и в ней туристов было не меньше, чем чистокровных эллинцев. Даша с Виком были голыми, как в эпоху античных Олимпиад, вымазаны красками на оливе и обуты в сандалии Гермеса. Тогда она впервые вышла на люди без топа и лишь в повязке вокруг бёдер. Вик выглядел античным богом и лавровый венок с ветвью тирса сводил с ума не одну женщину. Вещица напоминала о гречанке, явившей ритуальный танец менады вокруг Вика. Выбрав удобный момент, молодая женщина в образе духа чёрной лозы извлекла из холщового мешка ионийский фарфор с изображением Афины. Живописная глазурь тогда обоих потрясла совершенством исполнения и сочностью красок. Теперь же напомнила о другом - муж ярче и привлекательней жены! И та гречанка прямо-таки стелилась под ним.
  Как и новая партнёрша.
  Она с размаху грохнула покровительницу столицы Эллады о пол и растоптала осколки. Если бы Даша увидела своё отражение в зеркале, на такой жест ни за что не решилась. Перекошенное лицо напоминало маску из фильма ужасов. Муж сделал то, что и должен: сгрёб в охапку и отнёс в постель. Уложил, укрыл и стал лечить. Когда болит душа, средство одно - расслабиться! Он сделал пахучий грог и буквально влил в рот жены. Подержав это внутри себя совсем недолго, она решилась проглотить и вскоре согрелась, а потом захорошело и что-то внутри.
   Иди ко мне, я соскучилась! - произнёс кто-то её устами и она ужаснулась сказанному. Когда он оказался рядом и ощутил жар, исходящий из груди жены, то понял и остальное. Больную тему не тронули и на этот раз, она облегчённо вздохнула и подписала приговор.
  С вечернего проката он вернулся усталым и возбуждённым и Верой от него пахло в той же мере.
   Что делать, - думала она, - что делать?
  
   14 ДЕКАБРЯ. НИКОЛЬСКАЯ И КИНДИНОВ. СЦЕНЫ НАСИЛИЯ
  
  Пока Настя записывала и перезаписывала фонограмму с собственным вокалом, танец готовили под оригинальное звучание. На третий день был готов чистовик и Слава стал первым слушателем. Настя открыла дверь машины и впустила Славу. Компакт-диск уже ждал в плейере и она его запустила. В замкнутом пространстве салона славянские ритмы звучали исключительно. Музыка звучала, чаровала мужчину, женщина наблюдала за ним и тоже входила в транс единения со всем этим колдовством. Настя приготовила шедевр просто так и мужчина отзывался каждой ноте по полному списку партнёрства. Когда витийство компьютерного саунда затихло, он улыбнулся и сказал:
   Настёна, ты исключительно и восхитительно прекрасна! - Хочешь, поцелую за это?
   Хочу, но не за это, а просто так! - подставилась она, закрыв глаза.
   Как скажете, сударыня! - ответил он и поцеловал. Но не в губы, а прильнув к груди и растерзав шею, которая его уже давно искушала и изводила. Настя не была безмолвной и бесчувственной рабыней и во всём этом приняла живейшее участие. Её сидение само собой опустилось и Слава весь пиетет почитания излил на возбуждённую женщину, ждущую классического действа. И она совсем не мурлыкала, как довольная лаской кошка. Диапазон звуков от неё был шире привычных трёх октав, а тело ему в этом хорошо гармонировало движением. Теперь им ничто не мешало и оба получили желаемое. Хотя де факто она осталась невинной, однако им и того хватило, чтобы получить по-максмуму. Для него такое экстремальное эстетство привычно давно, однако Настя о подобном и не мечтала.
   Какой ты, однако! - восхищённо прошелестела она, отошедши ото всего. И на этот раз её партнёр тоже всё сделал как надо и на ней ни единой крохи вожделения не задержалось, всё ушло в дело. Теперь их сближало и это тоже. И можно сказать смело: теперь их ничто не разделяло! - Ничто.
  Они обсудили новые доминанты, которые выявились из нового вокала, и взаимно порадовались сотрудничеству. Но это уже молча и не для прессы.
  Танец под новую фонограмму выглядел живее и остальные движения вдогонку к главным рождались легко и укладывались в ткань сюжета очень гармонично. На следующий день началась чистовая прогонка танца и они занялись изготовлением очередного шедевра. Немного прервались, чтоб не забыть, как там чувствует себя лёд, и затем допоздна оттачивали компоненты фольклорного танца на сцене зала. Слава увёл Настю с подиума и сказал:
   Хватит! Остальное завтра. Меня уже ноги не держат! Оба устали настолько, что до душа еле доплелись. За эту смену он поднял её сорок раз, в поддержках держал на вытянутых руках от трёх до семи секунд и это вылилось в более чем две тонны, перенесенные на две трамвайные остановки. И носил он не железную штангу, а живую женщину с чутким и ранимым телом: не так коснись, без души пронеси и её настрою конец. Мышцы у него забивались очень быстро, но он терпел и носил партнёршу, улыбаясь и восхищаясь ею.
  Следующий день оказался не менее тяжким, но они всё вынесли, понимая, ради чего это. Оба знали, что победа при этом лишь скромно присутствует. На этот раз Настя видела своё будущее настолько ясно, что могла назвать всех его создателей.
  Уже дома, выпив кофе, она рухнула на постель. Муж подошёл поближе, вдохнул её ауру, покачал головой и изрёк:
   Натрахалась девочка по самое-самое! Даже мужской пот с себя не смыла. Видно, понравилось, раз так. Он один тебя или с помощниками? - Настя поначалу не понимала, о чём он и промычала:
   Отстань, потом!
   Ну, ну! Кому-то "да!", а кому-то "отстань!" И кесарь у тебя, как видно, ныне другой. И только тут женщина очнулась и повернулась к мужу. Таким она его не видела никогда. Хорошо "взбодренный", он являл неприятную картину.
   Сева, не заводись! Я весь день провела на паркете, мы готовим танцевальный шедевр, вот и сварилась. И потом, про Славу ты зря так: он порядочный мужчина. За это время он ни разу ничего такого не позволил сам и других не подпускал. Есть там любители свежих девочек! Но его боятся и меня не трогают.
   Вот как?! Так говоришь, не трогают? А сам-то как, неужто не прикладывается к такому? - Может, проверим? - плотоядно улыбнулся муж и устроился рядом с ней. Уверенная в непричастности к греху плотскому, она забыла, что есть в ней и другое начало, а оно-то на Славу реагировало тут же и в полной мере. Муж сорвал с неё брючный костюм и приник к лону, запечатанному хлопковыми трусиками. Следов женского эликсира мог не заметить только незрячий и лишённый нюха напрочь. Он сорвал с неё компромат и потряс над головой:
   Если столько натекло сюда, то какая Ангара омывала его член? - от возмущения Настя аж вскипела и затрясла головой, не находя слов.
   Она же у тебя такая нежная и упругая, я-то знаю эту штучку и восстанавливается сию секунду, но горяча до безумия, вот сейчас и посмотрим, насколько, - уронил муж и стал раздеваться. Она мигом подхватилась и убежала в ванную. Закрывшись там, она встала под душ и слов мужа за дверью не слышала. Он стучался, рвал ручку, рычал и матерился, но вскоре затих, решив, что долго она там не просидит. А Настя испугалась настолько, что выходить после всего и не подумала. Она просидела в ванной очень долго и, решив по затихшему мужу, что его патентованный "запал" иссяк, тихонечко выбралась в коридор. Его нигде не было, она решила, что он уснул и отправилась в спальню для гостей, заперев дверь на вертушку.
  После пережитого Настя не могла уснуть и сморило её нескоро, когда чуть не суточная усталость сказалась ещё раз, одолев-таки вспышку стресса. Ночью она проснулась от жажды и пошла на кухню. Раскрыв холодильник, она размышляла, чего бы выпить. И тут появился муж. С горящими глазами, нервными движениями рук и похабными словами, которые лились нескончаемым потоком. Сопротивляться долго её сил не хватило и он начал с оплеух и затрещин, не слушая слов и не видя слёз. То кулаком, то ребром ладони, не выбирая, куда бьёт, он сломил сопротивление, стреножил женщину её же халатом и утащил в спальню. Даже поверженная, Настя извивалась и рычала, не давая себя унизить и растоптать возникшее в ней новое существо. И это продолжалось очень долго, тогда разъярённый муж врезал ей на всю мочь и она отключилась.
  Женщина превратилась в вещь, которой пользуются, вытираются, устраивают оргазм и в удовольствиях себе не отказывают. Тело Насти было восхитительным даже во враждебной неподвижности. Муж это знал давно и навёрстывал недобранное в другие дни, когда она, как и сегодня, падала без чувств. И на этот раз не выпускал из-под себя очень долго. Сделав небольшую паузу и передохнув, он ещё раз "заправился" и продолжил начатое. Однако микстуры хватило ненадолго и Настя получила пять минут отдыха:
   Чтоб ты сдох! - прошипела она сквозь стиснутые зубы, но он не услышал, занятый очередной заправкой заморского средства внутрь. Потом был третий и четвёртый раз и вот тут-то, где-то на середине фрикции, его повышенный тонус отключился. Он сполз с женщины, перевернулся на спину и захрапел. Омерзение и брезгливость овладели ею тут же и она с трудом выбралась из кошмарной ночи. Хрип и похоть воющего мужчины звенели в ушах, а перекошенное лицо маячило перед глазами. От такого сразу не избавиться. Но она сделала над собой усилие и приказала себе не хныкать и жить дальше. Как это будет выглядеть, она ещё не представляла, но знала, чего не будет: мужа! Никогда он ни прикоснётся к ней и никогда она не обнимет его. - Всё!
  Настя пошла смывать его выделения и вообще всё, принадлежащее этому дому. Она долго стояла под душем, меняя струи и температуру, тщательно отчищая и отскабливая самые потаённые местечки хоть что-то содержащее и чем-то напоминающие об этом мужчине. Осмотрев тело внимательно, она увидела и синяки, и ссадины, и потёртости. Не убереглось от мужних "ласк" и лицо, но больше всего досталось груди и она была сплошным свидетельством происшедшего, начиная от засосов и кончая кровоподтёками и отпечатками мужских зубов. Будь у неё револьвер, она бы его застрелила, но оружия не было и мысль от жестокой мести скользнула к реальному - одеться и уйти.
  
   15 ДЕКАБРЯ. НАСТЯ. ПОСЛЕ ТОГО
  
  Собрав только необходимое, Настя отправилась на каток. Время раннее и вход ещё не открыли., на стоянке были только машины охраны и ночной смены. Время всё осмыслить и оценить было и она откинулась на сиденье, прикрыв глаза и опустив руки на подлокотники. Очнувшаяся в ней Бонни стала запоздало суетиться и выстраивать нарушенное по новому ранжиру. И эта возня отвлекла от внутренней боли. Где-то в глубинах подсознания мелькнула неясная мысль и, не дав и мига хотя бы рассмотреть себя, испарилась. В ней было что-то от конструктива и Бонни напряглась, пытаясь восстановить хотя бы её очертания. Возвратилась к реалиям Настя от шума шагов: открыли входную дверь и подходили участники программы, она развернулась лицом к служебному входу, чтоб не пропустить Славу. Встречаться с кем-то другим Настя не могла, она знала, что сотворённое мужем бросится в глаза каждому и вопросы появятся тут же.
  Слава появился неожиданно. Он подошёл к машине сзади и заглянул в салон. Поведение партнёрши было необычным, да и тёмных очков она по утрам не носила. Он устроился рядом, разглядел косметическую маску поверх синяков и вдохнул её настрой: он был паническим, а Бонни подсуетилась только на пепелище.
   Привет, Настёна! Рад тебя видеть, - сказал он, не поднимая волны, чтобы ненароком не задеть чего-то больного. Места живого на Насте не найти. Вот так! Пусть сама вылезает из норы и поднимается к нему. Бонни уже при делах, ей и карты в руки.
   Здравствуй, Славка! - из-под очков ответила она, - Я о тебе думала. Ты и представить не можешь, как я много и хорошо думала о тебе.
   Да-а-а, после такого даже я буду выглядеть ангелочком, - вздохнул Слава, - отделал он тебя, как бог черепаху! - Надо же, как постарался.
   Это точно, - потерянно ответила она, - старался он долго! И порушил всё. Но не в этом дело. Не в этом! - выдохнула она.
   Что-то ещё?
   Да, Слава, есть и ещё. Всё во мне стало расползаться, будто истлевшая тряпица. И стержня внутри не стало - вот это и есть главное, - сказала она и качнулась в кресле, как бы подводя итог. Окончательный и бесповоротный. Прежняя жизнь никак в нынешнее положение не вписывалась. Вот так-то - сплошь ранняя незащищённая Настя, а он ещё надеялся на Бонни!
   Хочешь уйти?
   Да, Слава, я своё показала, так что перед нашими болельщиками долгов нет. Я всю ночь думала и девичья прыть вкупе с тщеславием во мне заметно поостыли.
   Даже так, - с тоской на лице сказал партнёр, разглядывая мостовую за окном машины, - что ж, тогда надо говорить. Он передвинулся в кресле и взял обе руки женщины. Осмотрел и после этого принялся за изучение остального, так или иначе ему принадлежащее. Осматривая, он от реплик не удержался, но они просто звук и только. Закончив с этим, он надолго замолчал, так и не отпустив её ладоней и просто закачивая так нужное женщине тепло.
   Вот что, - сказал он, уже хорошо всё осмыслив, - первое и самое главное: ты всё ещё моя Бонни и этому мудаку несдобровать уже сегодня. И второе, это для профилактики: я партнёр и в беде подругу не оставлю. - Тебе это интересно? - она кивнула и он добавил: - Тогда уединимся где-нибудь и всё как следует перетрём.
  И они поехали в Измайловский парк. Свежий снег, тонкой изморосью сыпавший всю ночь, слегка покрыл поляны и пространства между елей и сосен, едва задержавшись на кронах. Они выбрались из машины и отправились вглубь парка, выбирая места с прогалинами без снега. Слава отыскал поваленное дерево и смахнул с него снег. Подошла Настя и они синхронно опустились на ствол. Он осмотрел её долгим и придирчивым образом и сказал:
   Ты похожа на хрустальный бокал, который изо всего роскошного сервиза остался один. - Красива, изящна, неповторима.
   Надтреснутый бокал и ненастоящий сервиз, - прозвучало из уст женщины, будто из мрачного склепа. - Это из иллюзий мужчин, желающих женщину. После обладания её цена падает, у некоторых ниже плинтуса. И, потом, руки! Руки, через которые она прошла, с ней остаются на всю жизнь. От такого не отмыться.
   Настёна, ты говоришь о повреждённой упаковке. - И всего-то! Думаю, он даже не знает, в чём твоя суть и там всё девственно чисто! Ко всему этому у него нет ни ключиков, ни отмычек!
   Какие ключики и замочки, Слава! Он схватил меня, как мешок с тряпьём и измывался, пока амброзии в аптечке хватило. После него я сама себе кажусь испоганенной. Какой бокал, какой хрусталь! - Я груда осколков. Собрать в совок и в мусор!
   Они говорили долго и он давал ей высказаться по каждой нотке боли, изредка уточняя и направляя. Накал её страсти снижался, но подавленность никак не уходила, пригибая тонкую и ранимую натуру к земле. Выпрямиться она должна сама. Медленно и по миллиметрику, чтоб нигде не треснуло и не сломалось. Когда погружение в эмоциональную яму закончилось и пришла пора обычной в таких случаях депрессии, он сказал:
   Ты сменишь гардероб, украшения, сделаешь новое лицо, пройдёшь курс реабилитации и куда всё денется.
   Так просто?
   Да, когда вернёмся к машине, сразу и переоденешься. Я буду держать зеркало и ты кое-что в себе подправишь. А потом реабилитация. После каждого дела бывает стрельба, кровь и ото всего надо отойти. Бонни всегда это делает с Клайдом. Я знаю одну чистенькую сауну, там из тебя с потом выйдет и остальное. Ясно? - она безвольно кивнула и он продолжил: - А пока займёмся терапией души. В этом своя специфика и она большей частью состоит из символов и ярлыков. Одни ярлыки про добро и они радуют, другие про зло и они гнобят душу.
   Ярлыки - это что? - Я думаю - это наклейка на коробке. Гнобит её содержимое, а не вывеска!
   Вряд ли всё зашло так глубоко! Мышцы и связки не нарушены, суставы тоже. На тебе одни ссадины и синяки. Ты пахнешь шампунем и прочим женским. Дело в эмоциях, что родились в том кошмаре и потом окопались внутри. Действо уже в прошлом, а эмоции живы! Будто оно продолжается. Ты говоришь со мной, но мысленно ещё с ним! И диалог с ним будто и не завершён. Он продолжается, хотя всё переменилось. Разве нет?
   Как-то так, - согласилась Настя и он продолжил:
   Надо бы эту пластинку выключить для начала. Ты со мной уже полчаса, а ведёшь себя, будто ещё с ним. Ты меня видишь или нет?
   Вижу, - ответила Настя, - и что?
   Кого ты видишь? - улыбнулся Слава.
   Тебя.
   Я на него похож?
   Упаси боже!
   Вот со мной и говори. А не с ним! - Что тебя беспокоит прямо сейчас?
   Может, дело и впрямь с моей головой? - Я после него вымылась на сто рядов, но очищения так и не почуяла.
   Не так быстро, но это проходит и все функции снова оживают, как новенькие. Думаю, процесс уже пошёл.
   Слава, такое слышать приятно, но внутри моей утробы мерзко и я вся бесчувственная. Он помнил, какие у неё руки - они и впрямь ледышки.
   Ладно, начнём с самого начала. Подумай обо мне. По-хорошему. И замри на пару минут, - велел он и женщина подчинилась. Потом он спросил: - Получается? - она покачала головой и вздохнула. Голова была, как чугунный горшок, в ней кроме гула - ничего. Слава достал знакомую Насте коробочку с иглами, атлас точек акупунктуры и принялся за дело. С этой пациенткой он уже встречался и координаты её точек не забыл. Холода оба не ощущали, да и внутренняя энергия со слабым морозцем пока справлялась. Узел нитей, связывающих общее состояние и тонус восприятия мира, располагался рядом с висками, чуть ниже ушных раковин, гул в ушах появлялся от этих проводов. Сначала он делал укол, отмечал реакцию и завершал массажём этой части тела. И так с каждой болевой точкой. Он начал с ушей и окончаний рядом с ними. Размяв их и растерев до металлического звона под ушными раковинами и затем вытравив остатки зла порциями нежных квантов из точек на шее, которые генерировали добро и ласку. Он заглядывал в глаза женщины и менял точки, переходя к ушным раковинам и так несколько раз, пока в её глазах не появился сигнал. Он отложил иглы и приготовился к другой терапии.
  Она уже выходила из эмоциональной комы и нужно разобраться именно с эмоциями. И он заговорил о давнем и невинном из детства, про первый класс, банты на косичках, нарядные туфли и прочие радости того времени. Настя, наконец-то, отозвалась и процесс начался. Через четверть часа она улыбнулась, жалко и униженно, но в улыбке было желание выйти из стресса. И он продолжил словесно-массажную терапию уже без иголок. Настя доверяла ему абсолютно и эта данность сильно им помогла. Именно поэтому она не лукавила и не смущалась вопросам, отвечала легко и ему было ясно, чего лучше не трогать, а где надо потрудиться. Потом взялся за упрятанные нервные окончания в подзатылочной части головы и заглянул в глаза. Перемены пошли. Такое в прежней жизни пришлось делать не однажды и теперь вышло по-накатанной. Не сразу, но глаза выдали факт перемен к лучшему.
  Остальное вышло по результатам предыдущего. Он переместился на снег и снова взял руки женщины. Чуть задержал в ладонях, приблизил к губам и коснулся кончиков пальцев Насти. Даже остывшие, они дрогнули. И он пошёл дальше. Её руки он знал, как собственные, и каждую ямочку и выступ мог возбудить и остудить. Возбуждать легче и он взялся за дело. На кону стояло больше, чем участие или неучастие в финале шоу.
  Через несколько минут её ладони стали тёплыми и он принялся за кисти. Вскоре и этот шедевр ожил и припомнил, для чего создан - утверждать красоту! Так же он обошёлся и с локтевым сгибом и принялся за плечи. В этой части женского устройства столько эмоциональных точек, что уже после первой он продолжал дело с их все более и более заметной помощью. Когда он занялся шеей, партнёрша на себя недавнюю не походила и отдалённо. Но была ещё и истерзанная грудь и он взглянул на Настю, та кивнула и он продолжил. Отметив синяки и отпечатки зубов, он лишь прикоснулся к некоторым местам и прикрыл тело одеждой.
   Для начала достаточно. Потрогай меня и припомни ощущения. Если к прежнему они отношения не имеют, тогда тебе в шоу делать нечего. А если чутьё осталось, будем лечиться. И она коснулась ладоней партнёра. Затем повела пальцы дальше и добралась до лица. Коснувшись губ, она покраснела.
   Вот видишь, Настёна, всё наше в тебе уцелело и работает нормально. Будем считать, что легко отделались. О происшедшем этой ночью он говорить не хотел и обошёлся нейтральным о ней самой. Он не верил в то, что ещё раз пережив минувший стресс, можно излечиться. И вообще всякое самокопание - это мазохизм, свойственный нездоровой психике, а его партнёрша не из тех. И Настя ответила на его деликатность:
   Может, Слава, ты зря со мной так бережно? Я женщина и вся из плоти. Именно она ему и требовалась. А высокие словеса, переживания и прочая дребедень - это лишнее! - она замолчала надолго и потом продолжила, чуть спокойнее, но с горечью. - Не аура и флюктуация нужна мужикам, а тело. Теперь я знаю точно. До этого он притворялся, что тает от моего голоса и чует, как бьётся сердце. Не слышал он его стона и долбил одно единственное: те-ло, те-ло, те-ло! Как присосался, ночь оторваться не мог, откусывая, вылизывая, обливая и услаждаясь, а я проклинала это создание, по которому сохнут все, а достаётся вот такой дряни. Я всю ночь пыталась представить, что со мной кто-то другой, думала хоть как-то смягчить это, но с его хрипом и пеной изо рта ни одна душа дружить не хотела. Даже твоя! Вот так-то, миленький.
   Ну, уж нет, Бонни! - решительно возразил Слава, - Случившееся с тобой - это стресс из-за перестрелки и первой крови! Но теперь он позади! Сделай усилие и забудь его.
   Как? - спросила она. - С чего начать?
   Ты прошла половину дороги, чтобы стать настоящей Бонни. Надо продолжить. Ты меня понимаешь?
   Я и Бонни? - Когда он меня сильничал, эта дамочка во мне и не пикнула.
   Это же ясно, как божий день: он здоровый бык и без кольта с ним не совладать. А у тебя патроны кончились. Тут моя вина, прости! - она покачала головой и прильнула к мужчине, вкушая и впитывая то, чего нехватило ночью.
   Знаешь, - сказала она, повернувшись лицом к нему, - простая дружба мужчины и женщины противоестественна. Будь ты моим мужчиной, такого не случилось бы в принципе. А так, я, замужняя, ищу защиты от мужа у женатого партнёра по проекту. Дурдом какой-то!
   Думаешь, только у тебя так?
   Ты не ответил! - Разве про друзей я не права?
   В принципе, да! Но, выйдя замуж за этого мудака или того умника, ты сразу же отдаёшься ему в полную собственность. И при этом сильно рискуешь. Ведь шансов на хорошего мужа много меньше, чем на сволочь. И выйдя замуж, ты крепко привязана к своему браку. С друзьями всё иначе - плохой друг уже и не друг вовсе и ты расходишься с ним без последствий хотя бы телу.
   А переспав с подругой, ты её переводишь в любовницы, ведь так? И она уже на других правах.
   Алию никак не забудешь? - почесал голову Слава.
   Она вообще идеальный вариант! - подхватила Настя. - А её бы в жёны взял? Или в супруги только покладистых? - она взглянула на него так вызывающе, что он решил тему развить и утопить в ней воспоминания о минувшей ночи.
   Тебе про нас с ней всю правду или только часть? - спросил Слава.
   Любую, но без умолчаний, - предложила она.
   Ладно. У нас началось с того, что мы попали к одному доктору. Травма Её и моя травмы лечились примерно одинаково и мы ходили на электрические процедуры в одно и то же время. Она меня узнала, а я только имя запомнил. Ну, танцовщица, какая-то и всё. Не скажу, чтоб она понравилась, нет! Не мой тип, да и к восточным женщинам с их прелестями и узкими миндалинами я безразличен. Но слово за слово и я узнал про её болячки подробнее. Мне тогда исполнилось 29 и в этом спорте я был уже целую вечность и чуял себя своим в доску, так что все травмы знал по себе, друзьям и знакомым. А они все из спорта. И через несколько процедур я от ребят про её травму бедра знал всё. Типовая травма без особых осложнений. И сказал ей, как и что мазать и сколько выдерживать. Она не поверила, ну, а мне от этого ни холодно, ни жарко, но и не стыдно: своё добро на её болячку уложил, остальное не мои проблемы.
  И через две недели у меня уже полный порядок, а у неё даже видимости улучшения нет. Я после электропроцедур массировал связки с особой мазью, а она только этими электродами и утешилась. И теперь она попросила такую же мазь. Она без показаний, растирочная и согревающая. Остальное организм делает сам. Принёс ей растирку и забыл про девку, потому что больше туда не ходил. Через неделю она звонит на мобильник. Нашла ведь! И просит сделать полный курс реабилитации. У неё дома. Я говорю - нет! У нас в спорткомплексе. Мало ли что ей привидится, а тут все свои, при случае пояснят девочке что и к чему. Согласилась она и после первого раза приходила ежедневно две недели. Пока я занимался на льду, она лежала с живительной повязкой в раздевалке, а по окончании занятий я смотрел, как там дело и снимал повязку. Бывало, она сидела у нас по пять-шесть часов, пока всё не рассасывалось. Ну не просто лежала, как изваяние, я периодически делал типа лёгкого массажа, чтобы шло вглубь , а не кожу согревало. По 15-20 движений через четверть часа.
  И между делом узнал, что эта восточная женщина на другой день после свадьбы сбежала от мужа. Кунаки сговорились и выдали бедную девку третьей женой местному басмачу. И никому не пожалуешься, все из власти сплошь бандиты, ну и всем родня и знакомые. Доучилась по чужой справке в Москве в балетной студии при академтеатре и её оставили, как самую трудящую и перспективную. Травму она из-за этого и натрудила, что не могла отказать. Мои руки ей понравились и она стала ходить на каток уже из любопытства и интереса к конькам. Однажды пришла сама не своя. И молчит, о причине ни слова. Потом разговорил её и оказалось: какому-то из новорусских спонсоров она приглянулась и её к нему в эскорт. Мол, спасай театр, зарплату брать не из чего, а он и есть благодетель. Так что, это не грех, а общественные работы. Что тут скажешь? - Вроде и не моё это и не в раю живём, но ведь она мне доверилась, а не в милицию пошла. Короче, сговорились мы с ней, как самые крутые волки и я вошёл в гримёрную в нужный момент. Там кроме нас никого. Свою охрану он в буфете оставлял, чтоб не скучали. Если бы он повёл себя по-людски, может, и обошлось разговорами, а ведь он с понтами и пальцы врастопырку. И давай руками-ногами махать, будто в кино снимается, пару раз даже меня задел. Пришлось его табуреткой свалить и ногами добить. Алия всё это сняла камерой, а его разговоры, которые перед тем были, показала в записи. Тот и обмочился весь от страха. Я в ту минуту размышлял, добить или пусть живёт? Но Алия остановила. Остальное, говорит, я и сама сделаю. Так он остался жить, но тягу к балету у этого спонсора, как рукой сняло. А с ней мы подружились по-настоящему. Через год её взяли в Большой, а остальное ты знаешь.
  И последнее, она не разведена до сих пор. Так что жениться на ней я не мог никак. Да и для неё это не актуально. Она верит мне, я ей и у нас есть общие тайны.
   Мама про неё знает всё?
   Да. Она у нас бывала часто, особенно первое время, когда жила где попало. Ночевала на диванчике и по вечерам они секретничали от меня.
   Однако Тоне про это ни-ни? - спросила она и он кивнул. - Ну и семейка у вас! - выдохнула Настя, про свои беды забывшая. - Знаешь, Слава, а я ведь сразу подумала, что у вас не любовь, а общая тайна. Только насчёт тайны не угадала, - призналась Настя.
   Какие у тебя глаза! - заметил Слава, - они живут сами по себе и от них светло! Вот и сейчас: кругом хлябь и морось, а они лучатся. Когда представили тебя, то ты мне сразу понравилась: чистенькая такая, почти что невинность. И глаза открытые. В этом аду и так соблюсти себя - это не каждая сможет!
   А то, что замужем, чуть не за папиком, тебя не смутило?
   В пушкинскую эпоху так было сплошь и рядом. Но какие жёны и какие мужья! - Нина Чавчавадзе и Грибоедов, Пушкин и Гончарова...
   Да ладно тебе! - перебила Настя, - и так ясно, что нормальная женщина за сверстника не выйдет.
   А нормальный мужик вот такую кралечку мимо не пропустит! - добавил Слава и приобнял Настю.
   И ты, ни разу не смутивший и не вогнавший меня в краску, называешь себя нормальным? - возмутилась Настя.
   Я в последнее время в этом тоже засомневался, - заявил Слава и взял женщину на руки, - довольно слов, пора и на следующий аттракцион, пока не остыла. И зашагал по кустам и снегу к машине.
  Они устроились в салоне, всё поганое вышло после избавления от прежней одежды, они её оставили на пенёчке в лесопарке. Затем он держал большое зеркало, а Настя переменила макияж и следовала репликам Славы, периодически жмурясь его шутейным эпитетам. Последние штрихи она наносила, уже улыбаясь и отвечая по-женски, лукаво и таинственно. После этого расправили сиденья и укрылись пледом. Сон Настю одолел очень быстро и она проспала больше часа.
  Прохлада рассасыванию синяков способствует и график сна Слава выдержал строго. В сауну они вошли через служебный ход и Настя избавилась от лишних взглядов и вопросов. Бассейн с сауной сняли стресс и в комнате отдыха Настя выглядела уже вполне прилично. И он пробудил новый интерес к образу Бонни.
   Ведь что получается, нормальному мужчине хочется, чтоб женщина была нежной и слабой и в доме вела самую тонкую часть хозяйства. Дети и любовь - это так близко и без женщины ни детей, ни любви нет. Но с другой стороны, скотов предостаточно и не всегда на них есть управа. И именно эту слабость такой кабан и возьмёт в оборот, с сильными-то чертами ему не совладать. Бонни для того и явилась на белый свет, чтоб дать им окорот. Мы же знаем, что Бонни женщина и тоже слаба. И в минутки слабости её честь спасает заряженный кольт. А потом кольт в сумочку и она опять слаба и готова для любви. То есть, я хотел сказать, что любая может при нужде стать Бонни. И вместе с Клайдом взять любой банк. Он силён, а она восхитительна, возбуждающа и по-женски умна и в этом их превосходство над миром. Надо просто сказать себе: - Сейчас я Бонни и мы с Клайдом готовимся взять банк. И никакой слабины при этом. Потом ты скажешь себе: - Я Настя и у меня есть партнёр. Он меня прикрывает весь день, а сейчас вечер и он устал. Я должна быть с ним женщиной и сделать так, чтобы завтра у него была свежая голова, твёрдая рука и острый глаз. Тогда у нас не будет проблем и не придётся стрелять. Пусть немножко слипаются глаза и не остёр язык, но ведь это пара часов и всё, а он-то со мной целый день! Всё просто: днём я Бонни, а вечером Настя. Тебе всё ясно? - так завершил гимн партнёрству Слава.
   Убедительно, - ответила она, всматриваясь в капли, стекающие по телу партнёра, - надо полагать, банк - это аллегория. И речь обо мне, но в другом качестве?
   Умница-дочка! - похвалил он и промокнул полотенцем тело.
   С Алиёй вы играли в такое же? - осторожно произнесла Настя и высвободилась из-под полотенца, чтобы поры извергали засевшее в ней зло от мужа, а чакры поглощали добро от партнёра.
   Да и все банки стали нашими! Вот тебе и гарантия. Ты её видела воочию. Но такой она стала не сразу. Были у нас и пролёты. А теперь она королева всех спонсоров по детским приютам.
   И она сразу согласилась?
   Нет, конечно! Хоть идея с банками и вышла из неё, но к практическим делам Алия не была способна. Поначалу она казалась неизлечимой трусихой, но потом выправилась. И теперешняя - это Бонни в кубе.
   М-да! - покачала головой Настя, облокотившись на Славу и заглядывая в его сущность, - несколько часов назад мир казался с овчинку, а мужики тварями. А теперь лежу рядышком с одним из них и занимаюсь философией. Ни топиться, ни напиться не хочется и на край света не тянет. А из мыслей хоть бы одна возвышенная.
   Например? - поинтересовался Слава, наблюдая за каплей изумрудного цвета на виске партнёрши. Она сначала тихонечко пробиралась по мокрым кудрям, а потом замерла. Упадёт или там и останется? Примерно такая же пару секунд висела на расправишемся сосочке и упала на его живот. Там Настино перемешивалось с его собственным и скатывалось вниз. Он перевёл глаза на уста женщины, они ещё не ликовали, без особой охоты раскрываясь для самого необходимого.
   За всё сегодняшнее я заслужила хоть что-то кроме заумных дифирамбов? - призналась Настя и с последними словами фразы капля с виска скользнула вниз. А около груди их собралось много, шрамы имели причудливые контуры и задерживали капли - зрелище не для слабаков. Слава видел всякое и представление об изысках имел необычное. Всё же его Настюха не сломалась!
   Ещё нет, Бонни, но я авансом, потом отслужишь! - сказал он и привлёк к себе женщину. Такого сладкого поцелуя от солёных губ она не ждала. И вскоре вся соль её тела оказалась на его языке. Когда он заканчивал с последними каплями у пяток, она почувствовала себя наполовину обновлённой.
  
   15 ДЕКАБРЯ. НАСТЯ. ПЕРВАЯ НОЧЬ В ДОМЕ СЛАВЫ.
  
  На катке они отработали все элементы и уехали к Славе домой. На вечернюю тренировку взяли с собой Тоню и оттуда сразу же направились в недавний дом Насти за вещами. Сначала Слава наедине с её мужем хорошо поговорил и заставил того обмараться от одного только страха. Его постановочный и актёрский опыт знал много сюжетов, образов и коллизий и с мужем партнёрши он обошёлся без мордобоя, пару раз схватив за шею и ткнувши носом в унитаз туалета, где тот хотел спрятаться. Он лишь обозначил намерения, прижав хрупкие кости шеи к голубому фаянсу - одно движение руки и всему конец! Холодная неумолимость физической силы мужика за 180 ростом и весом больше пяти пудов сломала и перемолола в нём гнилую суть и не смутилась ничем. Она лишь удерживала от крайностей, в остальном же жёстко карала и пощады не знала. Закончив с физиологией, он принялся за психологию и долго возил его носом по обосранным штанам и своим видом, кипящим от белой ненависти, показывал, какая участь его ждёт вскоре. Весь в дерьме и с пеной у рта, муж Насти производил жуткое впечатление и гость ткнул его носом в зеркало, чтоб запомнил. Славу так и подмывало врезать по зубам, которые оставили шрамы на груди Насти, но он сдержался.
   Вот что, мразь, для начала хватит, чуточку отмойся от собственного говна и поживи! - сказал он ему, - но помни, хоть что-то сделаешь поганое для неё, ни одно лекарство не поможет!
  Дрожащий студень и блёклые глазки, буравившие облёванный пол сейчас, совсем не походили на телеса крутого мэна, сутки назад гонявшего жену в хвост и в гриву. В завершение Слава позвал женщин и проследил за результатами воспитательной работы. Убедившись, что его поняли правильно, он не стал маячить в квартире без толку и спустился вниз, а женщины остались собирать документы, фонограммы и прочее имущество. Как раз подъехали две машины и он объяснил адвокатам суть проблемы. У мужа это был не первый развод и его адвокат кивнул молча, а Настин спрашивал долго и ушёл наверх не сразу. Но там уже всё за них проделал Слава и они только бумаги оформили.
  Когда Настя всё согласовала со своим и его адвокатом, Слава вернулся и супруги подписали разводные бумаги. После этого муж исчез и женщины стали собирать личные вещи и одежду Насти. Набиралось много и пока всё паковали и укладывали Слава спустился вниз. Машины её мужа на стоянке уже не было и Слава устроился в ещё тёплом салоне своего BMV.
  Когда они пришли с первым грузом вещей, он сладко спал. Решили не будить и сложили всё во вместительный багажник. Следующие рейсы наверх они сделали быстрее и вскоре проснувшийся от шума Слава принял на себя мужские хлопоты. Всё упаковав и уложив, он взглянул на женщин, Тоня выглядела подавленной и беззащитной, а Настя хмурой и воинственной. Он приголубил жену, чувственно поцеловал и шепнул:
   Тонька, ты всем секс-звёздам сейчас дашь фору на три жизни. Приедем домой, держись! - и она сначала смутилась, а потом расцвела в предвкушении. Ехали домой, переговариваясь и приобщая гостью к семейному укладу. Тоня сидела впереди и вполоборота так, чтобы видеть Настю на заднем сидении. Отвлечь её от грустного казалось долгом перед мужем и она своим шармом пользовалась в полной мере. И Настя потихонечку выходила из войны с мужем.
  Она и не предполагала в себе подобного цинизма и с удивлением вспоминала себя, хладнокровную и расчётливую, которая вела беседы с юристами о разводе с мужем в режиме он-лайн. И своего адвоката она шпыняла похлеще, чем муж собственного. Тоня была лишь на год старше Насти, но житейский опыт у неё был и она отличала робкую Настю, что начинала в шоу, от этой, прожжённой стервы. Диалоги с адвокатами и мужем никаких иллюзий на этот счёт не оставляли. Ну, и она не знала, откуда в Насте такая уверенность и апломб, а то бы всё увиденное расценила совсем иначе.
  Когда они приехали домой, мама Славы уже спала и вещи сложили в прихожке, чтоб разобраться утром. Настю поместили в махонькую комнатушку, которая прежде была лабораторией Славы. Мама всё лишнее оттуда убрала и устроила уютную девичью постель. Слава нашёл в своей аптечке таблетку и проследил, чтоб Настя проглотила. Сон ей сейчас нужен, как никогда. Чуть позже он заглянул к ней и убедился, что она спит.
   Ну, дорогуша, держись! Сейчас я тебе задам за все обиды мужиков, которым ты отказала. Ты об этом ещё не пожалела? - поинтресовался он и Тоня, приученная к таким играм, ответила:
   Нисколько! Мне и одного мужика достаточно, - и прижала ладошки к грудям. Он начинал с них и это было так сладко, что последующего шага этих игр она уже и не помнила. И про подушку, которой он накрывал в миги её восторгов, тоже. Славе не нужно ничего изображать мужского, поскольку Тоня хороша даже на самый придирчивый вкус и щедра в интимном общении до безумия.
  Он увидел её впервые, когда пришёл платить за квартиру в офис ЖЭУ. Она год назад закончила финансовый колледж и не могла найти постоянную работу, боссы платить полный оклад не хотели и на стажировке с большой недоплатой держали чуть не половину состава бухгалтеров и расчётчиков. Здесь она тоже на испытательном сроке. Слава попал к ней, выбрав из нескольких женщин, у кого очередь поменьше. Она его узнала сразу и кивнула, как знакомому и тот поздоровался, будто это правда. Он протянул платёжные книжки, а сам уселся напротив. От волнения она не могла ни файл найти, ни номера счетов, ни вставить нужные цифры в графы и строки. Он почуял её дискомфорт, нагнулся поближе и шепнул:
   Не торопитесь, вы так красивы, что не могу насмотреться! Так что можете несколько раз умножить три на два, потом проинтегрировать всё, извлечь кубический корень, выбросить распечатку в корзину несколько раз и ничего за это не будет. Я прослежу, чтобы к вам не приставали! - Она подняла голову, покраснела и он, очарованный её прелестью, добавил: - Так начинайте же! И она превозмогла себя. Когда их руки встретились за передачей платёжных книжек, он так же тихо спросил: - Как вас зовут? Услышав ответ, он сказал: - Как выйдет пауза, хочу перемолвиться парой фраз. Я вас подожду в коридоре. И она кивнула. Долго она выдержать не могла и вышла в коридор, он увлёк её за собой и она опомнилась лишь во дворе, в салоне его машины. Его лицо, известное по репортажам с чемпионатов и Олимпиад, выглядело родным и близким, особенно веснушки под глазами.
   Тоня, вы мне очень понравились. Давайте дружить! И она согласилась без раздумий. Своего поклонника, который был с ней ещё с учёбы, она отвадила быстро и почувствовала себя свободной уже на третьем свидании. Они встречались после его тренировок. Чтобы расслабить девушку, Слава вёл себя непосредственно, шутил, смешил и иронизировал над собой и миром. Понимая, что она своей красотой гордится, Слава прохаживался на этот счёт и Тоня ввязывалась в перепалку, итогом которой были объятия. Она их ощутила и тут же задохнулась. Быть в плену его рук - вообще нечто! Плен объятий и не плен вовсе! Туда тянуло, будто в омут и остудить себя было не так просто. Но Слава не торопился и Тоня это оценила. Так он заводил её не однажды и она попадала в перепалки уже с нетерпением и жаждой объятий.
  Они часто ходили по скверам и паркам или сидели на берегу пруда или речки и говорили о пустяках. Он разглядывал её руки и делал это так, что она парила и полыхала. Потом были объятия и поцелуи, от которых она хмелела и кончилось тем, что Тоня оказалась у него дома. Мама уехала на дачу до понедельника. Чувственный беспредел, от которого Тоня сходила с ума, начался уже на кухне, когда пили чай с вареньем. Сначала он поил из ложечки напитком безумного вкуса, доводя её интимные рефлексы до крайности, потом уронил каплю варенья на грудь и долго рассматривал её, не решаясь слизнуть и в завершение всех безобразий, пересадил с табуретки на стул с подлокотниками и стал оправлять юбку на коленях, после чего она чуть не отключилась.
  Оказавшись в постели, Тоня поняла, что о сексе не знает ничего. После первого раза она только пробовала голос, после второго ей уже ничто не было страшно, третий раз она и не помнила, а после четвёртого он спросил:
   Тебе понравилось? - теперь она уже могла ответить:
   Да! - прозвучало очень мило и Славе это пришлось по душе:
   Силы ещё есть? - поинтересовался деликатный мужчина у красивой девушки.
   Немножко! -призналась она и получила награду:
   Продолжим? - спросил он, удерживая руки на её поднятых коленях и, как бы, не замечая бутона перед собой. Тоня долго не могла произнести хоть что-то и снять с себя наваждение, а он терпеливо выжидал и не смотрел на бутон.
   Да! - наконец-то выпалила она и он улыбнулся бутону, не спрашивая хозяйку. И этот раз она запомнила надолго. Когда всё закончилось и она без сил распласталась на постели, он спросил:
   Ты пойдёшь за меня замуж? - она открыла глаза, увидела перед собой прекрасного рыцаря и кивнула, не имея решимости произнести такое. После шестого раза она уснула и проснулась от того, что Слава ароматной салфеткой вытирал её тело.
  Они встречались в новом состоянии общности ещё пару месяцев, за это время в офисе про их связь стало известно и Тоню приняли в штат с полным соцпакетом. Свадьба прошла в спорткомплексе и там невеста приобщилась к миру жениха. Уже тогда она отметила, что все его знакомые со Славой накоротке и ей не понравилось, что многие из женщин зовут его Славочка и Славик и обнимаются без стеснения. Впрочем, они и с другими себя деликатностью не утруждали. Потом некоторые названивали домой и шутейно разводили молодую жену на ревность.
  Он ежеквартально уезжал в коммерческие туры на несколько недель и раз в год на недельные турниры профессионалов, всегда привозил ей и маме подарки, кучу снимков с собой и коллегами по шоу и иногда дразнил её, возбуждая ревность сомнительными фотками и тут же разоблачал их, показывая стёртую часть снимка. Дважды она ездила с ним в Штаты, там ей ничего особого не увиделось, только громадные пространства с вертикальными улицами городов и широченные хай-вэи между ними. А Европе было привычней и интереснее, однажды они несколько дней жили в роскошном отеле на берегу озера. Они днём бродили по ухоженному городу, катались на лошадках и санях, смотрели на румяных от пива бюргеров и радовались жизни, вечером он катался в ледовом шоу, а она сидела на местах для гостей и сравнивала их жизнь со своей. Ухоженным швейцарцам она не завидовала. Вот так два года её замужества пролетели, как один день.
  С работы в ЖЭУ она ушла, Слава сказал, что не потерпит, чтобы такую красоту каждый день мусолили масленые глазки озабоченных мужиков. Тоня с ним согласилась, но про остальную грязь в этом офисе рассказать не решилась. К ней приставали всегда и она ещё со школьной скамьи научилась избегать скользких ситуаций, но они её искали очень старательно и скрупулёзно и изредка заставали врасплох. Так что затея мужа пришлась по душе. Дистанционная работа нашлась не сразу, но тоже усилиями Славы и в день оформления контракта она ему исполнила балладу замужней женщины.
   Тонечка, ты бесподобна! - так оценил её труды муж и выдал жене сдачу. В её жизни было всякое, но она не знала главных болезней супружества: безразличия и грубости. Ни единого прогула муж не допустил и в постели. Так что на происки некоторых женщин она не обращала внимания, зная про Славу главное - он её любит. Хотя эти женщины и знали про Славу слишком много и подробно.
  
   15 ДЕКАБРЯ. АЛЬБИНА, ГАЛЯ И ЗИНЧУК. ЗВУКИ МУЗЫКИ
  
  После тренировки в зале Альбина Нифонтова задержалась, чтоб уточнить про вечеринку у Гали Кожемякиной, там должен быть Виктор Зинчук и ей хотелось с ним чуточку пообщаться, его музыка и дивертисменты на клавишных нравились давно и она часто вставляла его опусы в свои программы. Но поболтать так и не сложилось. Узнав время вечеринки, она отправилась к маме, где были Родж и Стелла.
  Они уже позавтракали и собирались в зоопарк. Альбина понежничала с ними и ушла отдыхать, дневная прокатка финальной композиции обещала быть очень затратной. Партнёр по-школярски заглядывал в глаза и старался, но ресурсами не обладал, вечно спотыкался и падал, увлекая за собой и партнёршу, виновато сокрушался, глядя на неё, но она ему всё прощала и следила лишь за тем, чтоб не получить травму самой. Она с самого начала решила за птицей удачи не гнаться и спокойно переносила средние и последние места в рейтинге шоу. То, что она сейчас дома и виделась со своими одноклубниками, дорогого стоило и про быт в ухоженной Англии с газоном трёхвековой выдержки перед домом забылось легко. Если бы не дети, такой раздрай вынести она вряд ли сумела.
  Ей говорили, что подобное одолевает первые пять лет, а потом русаки привыкают. Но что-то у неё не складывалось и привычка к чужбине так и не появилась. И муж к её ностальгии относился покровительственно, отмечая величие души и чуть не царскую щедрость сильной женщины. Он за её карьерой наблюдал давно и тайно следовал за ней на чемпионатах и олимпиадах, а потом незаметно вошёл в круг знакомых фигуристов и, зная по-русски уже прилично, рискнул обратиться к ней на одном из приёмов. Они сблизились не сразу, но всё у них шло по нарастающей и экстрим спортивной жизни этот мужчина принял за данность. Замуж за него она вышла без раздумий, будто совершала рутинный прыжок в три оборота. А её чемпионство он поддерживал всеми способами и после завершения карьеры в спорте. Впрочем, за рубежом русских чемпионок носили на руках и почитали не в пример отечеству. Там их сейчас собралось не меньше, чем на Родине. Но все женщины страдали от ностальгии и коренилось это в том самом прошлом, из которого спортсмену не выйти никогда. Надо уйти из спорта и перебить его адреналин-раш чем-то иным, но так сразу это никому не удавалось.
  На катке во время чайной паузы подъехала Галя Кожевникова и спросила:
   За тобой заехать или ты на метро? Там не так далеко, но по дворам петлять придётся.
   Если нетрудно, приезжай, заодно на моих посмотришь, - предложила Альбина, зная за Галей такую слабость. На том и сошлись. Вечером у них были разные спортзалы и увидела она Галю уже поздно, когда детки после вечерней сказки собирались спать. Звезда гимнастики явилась с подарками и не одна. С ней был мужчина в годах и совсем не спортивной комплекции.
   Это Марик, - представила Галя спутника и занялась детками, которым гостья понравилась сразу и наотмашь. Пока она приобщала деток англичанина и русской к специфике подарков с дремучей славянской историей, Альбина занялась Мариком и узнала, что тот когда-то поставлял звезде последние хиты из мира рока.
   Теперь вы с тем же чемоданчиком заглядываете? - вежливо поинтересовалась Альбина, выкладывая варенье и прочее к чашке чаю.
   Нет, нынче я вожу только две вещи: ноутбук и спортивную сумку. В первом - каталоги и картинки, а во втором - образцы, ну, чтоб потрогать и вкусить аромат.
   И вы нисколько не жульничаете? - искренне удивилась Альбина. Все эти хаусмайоры впаривали заурядные вещи по цене музейных раритетов. Живя в Англии шестой год, она это знала наверняка и коммивояжеров к дому близко не подпускала. Гость поморщился, но простил женский наезд.
   Мы с ней даже друзья в некотором роде, а с друзьями такого быть не может, - деликатно отмахнулся гость.
   А что в чемоданчике сегодня? - спросила Альбина, - Только честно! Гость покосился на дверь в детскую, за которой исчезла Галя, и неохотно раскрыл ноутбук. Бельё в роскошной и скандальной идеологии чередовалось с блузками и юбками невероятной прозрачности и длины, были там и перлы косметики с фантастическим сочетанием цветов и оттенков. И отдельным файлом стояли детские фото. Самых разных типов и на любой вкус. Видно, девушка хорошо на теме подсела, раз он предлагает и альбомы.
   Сегодня что-то продали? - спросила она не очень деликатно, детская тематика её насторожила, ничего определённого, но инстинкт матери её редко подводил.
   Вот это, - ответил Марик и показал бельё для будуара из костюмного фильма. Альбина иногда устраивала мужу сеансы с раздеванием и переодеванием и в общих чертах знала, сколько это может стоить. Лондонские цены от московских мало отличались. Вернулась возбуждённая Галя и они отправились на вечеринку. Галя попыталась тут же вернуть себе привычный тон, но не получалось и она замолчала. В мерседесе Марика они сидели сзади и смотрели в разные окна.
  Музыкант, из-за которого приехала Альбина, сказался нездоровым и не приехал. Тусовка ради тусовки Альбину не привлекала, поэтому она слегка отодвинулась от публики и стала рассматривать медали и призы хозяйки дома, собранные в небольшой комнатке без единого стола и стула: одни шкафы и стеллажи. Изучив всё это, она отметила, что вехи их биографий были очень похожими, только на взрослых чемпионатах мира и Европы Галя стартовала пораньше, на льду правила были жёстче и из юниоров во взрослые не перепрыгнуть никак. Посидев в одиночестве, так и не зацепившись женским взглядом ни на ком, она заскучала по деткам и пошла прощаться. На прощанье она шепнула Гале:
   Спасибо за всё, Галочка, мне пора! - та нахмурилась и сказала:
   Минутку, сейчас устрою транспорт. Появилась она уже в вскоре и одетая в куртку поверх выходного наряда.
   Пошли! - скомандовала хозяйка тусовки и гостья подчинилась. Тусовка и компания принадлежат Гале, подумала Альбина, и их порядки её не касаются. Выбравшись из лабиринта дворов, машина двинула в сторону ВДНХ, совсем не туда, где жила Альбина. Альбина удивилась и взглянула на гимнастку, та выставила руку и успокоила:
   К болящему едем, у меня этому кобелю тоже есть, что сказать! Дорогу к нему Галя одолела на одном дыхании и нужный подъезд оказался против чахлых деревец, куда она и припарковалась.
   Кто там? - раздался скрипучий женский голос в домофоне, когда Галя нажала нужную квартиру.
   Ксения Фёдоровна, Володя жив-здоров?
   Жив, но не очень, - ответил тот же голос, от её заботы не подобрев ни на иоту.
   Это Галя, вы меня помните, я пару раз бывала и вы меня видели. Тёмненькая и при спортивной фигуре. Вы ещё советовали чаще завтракать. В домофоне что-то треснуло и они услышали мужской голос:
   Что тебе, сука, надо?
   Ого! - обрадовалась Галя, - ожил покойничек! Открывай, я тебе гостью привезла из самого Лондона. И вымой подмышки, пока в лифте едем.
   Нет у меня в Лондоне никого! - отрезал он, - А тебя мне и на дух не надо! Так что, со своими приколами катись, куда подальше.
   Выйди на балкон и посмотри вниз, у подъезда я с моим сюрпризом. Только бинокль ночной возьми, темновато у вас внизу, - так же жизнерадостно сказала Галя. Разглядев пришедших, хозяин озадачился: гостью он узнал, но каким образом не пустить Галину, сообразить не мог. Хотя болезнь-отходняк уезжала на всех парах.
   Ладно, - ответил он через несколько минут, - ты садись в машину и жди там. А гостья пусть идёт к двери. И не шути - милицию вызову!
   Отлично! - согласилась Галя и сделала жест повиновения. Альбине она шепнула:
   Как только откроется дверь в подъезд, входи не торопясь и заклинь её вот этим, - она указала на кирпич у двери. Им пользовались молодые мамаши с детскими колясками, чтобы одолеть это чудо охраны. - А там я уж сама с ним разберусь!
   Так не терпится?! - учуяла давние отношения Альбина.
   В общем, как-то так, потом всё узнаешь. А теперь иди!
  Разглядев Альбину на мониторе домашнего сторожа, хозяин открыл дверь и, не успев сделать фарисейский реверанс, проглотил язык: откуда-то материализовалась Галя с бейсбольной битой. Захлопнуть дверь он никак не успевал, поскольку Галя оказалась слишком близко, да и открывалась дверь не в ту сторону. Он побелел и пропустил обеих. Увиденное Альбине не понравилось совершенно и она не знала, что делать дальше. Пока ничего в голову не приходило и она решила выждать. Галя увела хозяина в комнату и провела предварительный инструктаж. Пока Альбина осматривалась в квартире сталинской постройки с кучей закоулков и глубоких ниш, на неё без особого интереса смотрела женщина лет 40, одетая просто и с непривычными для нынешнего времени рыжими косичками. Почти без косметики и помады, лишь брови слегка очерчены и ресницы чуточку подкрашены.
   То ли жена, то ли родня дальняя, - подумала Альбина о ней.
   А вот и мы! - обозначила себя в пространстве дома Галя и предъявила слегка помятого хозяина квартиры.
   Ксюша, эта женщина приехала из Лондона послушать мою музыку. Ты её можешь и знать, припомни, пожалуйста! - женщина сделала движение головой и чуть качнула ею. - Вот и ладненько, - сказал хозяин и увлёк гостей в кабинет. Это была громадная комната, собранная из нескольких прежних комнатушек коммуналки, здесь у него была студия и репетиционная одновременно. Альбина Зинчука видела вот так близко в первый раз и в том, кто отложился по выступлениям на публике, не видела и признаков нынешнего больного мужчины. Но, похоже, Галя привезла её куда надо. И биту она из рук не выпускала.
   Мне пора принять лекарство, - извинился он и куда-тоисчез.
   Сейчас надышится и выйдет, - пояснила Галя, так и оказалось. - Может, и мы чуточку взбодримся? - добавили она чуть позже, когда музыкант стал разминать пальцы простыми, а потом замысловатыми пассажами, - иначе его не понять, а он сейчас очень хорош. Но теперь никуда не пускают. Альбина взглянула на неё и та успокоила:
   До утра и следа не останется. Это не тяжелей марихуаны. Так, для тонуса.
   Мы тут разве надолго? - спросила Альбина.
   А иначе зачем было ехать? - пожала плечами Галина и достала из сумочки пару синих таблеток. И они, особо не рядясь и понимая суть момента, поместили снадобье за щеку. Зинчук разыгрался и начал со своей классики. Её слышали многие, но не все знали автора. Через полчаса он перешёл на свой авангард и тут-то защёчное средство своё действие оказало в полной мере. Альбина закосила под рок-музыкантшу и подыгрывала виртуозному клавишнику на басовой гитаре. Галине достались ударные и она на них отыгралась по-полной. Потом Зинчук ещё разок исчез и вышел совсем раскрепощённым и светящимся.
   Вот теперь держись! - прошептала Галя и вжалась в кресло. Это было нечто! И буря, и смывающие пыль капли дождя, и пронзительный колокольчик в зимней степи. Ничего подобного Альбина не слышала, а эффекта такого погружения в музыку не могла и представить: её прошлая жизнь обитала на других континентах. Она не заметила, как Галя исчезла, а потом наступила пауза в двадцать тактов. И в её голове зазвучало продолжение темы, начатой Зинчуком. Галя появилась чуть позже и едва одетой. На ней висел Зинчук и слизывал с неё остатки парфюма. Под блузкой светился треугольник того самого бюстгальтера, что значился в проспекте Марика. И вдруг Альбине захотелось такой же. Но серебристый! Галина упала в кресло и невольно обнажила ноги до самых-самых. Под юбкой ничего не было. Зинчук слегка прошёлся по её телу и что-то промычал. Галина врезала его по лицу и приказала:
   На сегодня хватит! Теперь играй, иначе уйдём! - музыкант капризно осклабился и изрёк:
   Альбина, а вот эту штукенцию я играю впервые! И посвящаю её вам, а не этой ненасытной сучке! Он устроился за пультом и стал играть сразу на трёх инструментах. Известный виртуоз ничего своего пропить или продать не мог. И оно или есть, но с ним, или его нет и это никому. Погружаясь в игру мастера, она витала и летала и не было ничего, что могло бы это парение остановить.
  Где-то в уголочках подсознания мелькало что-то о Гале, пьющей из того же источника, но чуяла и видела она лишь Зинчука. Она высмотрела биту и взяла в руки. Чуть позже, повертев и примерившись к ней по-настоящему, она поняла, что может ею сотворить что угодно, и подошла к Галине:
   Теперь моя очередь! - сказала она так холодно, что Галя кивнула. И дала пару колёс. Ему и ей. Ничего другого ему уже нельзя.
  К утру они стали закадычными подругами, крещёными в одном источнике. Да и Зинчук обрёл лёгкость в движениях и удивительный шарм, блеск в глазах стал живым, речь отточенной, как и его музыка. Альбина прошла сокращённый курс для взрослых поклонниц и приобщилась к удовольствиям, которые видела в исполнении Зинчука и Галины. Они казались вполне естественными и она стала понимать в них толк.
   Жду вас в Лондоне! Пару недель кайфа и пять фунтов удовольствий обещаю, а остальное - как-нибудь сами, - сказала Альбина Зинчуку, усаживаясь в машину. Он удивлённо вскинул брови и она уточнила: - Тебе и Гале. Заодно познакомитесь с моей новой семьёй. Надеюсь, вы им понравитесь.
  
  15 ДЕКАБРЯ. ИРИНА ЗАВАРЗИНА. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ
  
   Ириша, как сегодня со временем? - спросила Алёна, подъехав к ней после проката части финального танца. Она была серьёзна и покладиста и по отсутствию фронды Ирина поняла, что ночь "Х" уже созрела.
   Кажется, всё в порядке, а у тебя тонус не испарился?
   Как раз на подъёме, значит, играем в свингеров?
   Каких свингеров? - насторожилась Ирина, - был уговор только о ночи и всё!
   Ну, да, - подтвердила Алёна, - а свингершей буду я и в одиночестве.
   И зачем тебе это нужно? - покачала головой Ирина, - ведь он тебе потом пришьёт что угодно! А Диночка подтвердит.
  
   16 ДЕКАБРЯ. ДИАЛОГ: АЛЬБИНА И ГАЛЯ.
  
  В этот день обе спортсменки попали в одну смену на льду, Галя и Альбина отработали в охотку, на своих партнёров особо не ворчали и выглядели лишь слегка развинченными.
   Ты часто так развлекаешься? - спросила Альбина в одной из пауз. Та сладко потянулась и оглянулась, как это оценили мужчины. Видели также оператор и пара массажистов, но не их мнение её интересовало. Женщины просто съели и даже не дёрнулись ответить - так телом владеет только гимнастка. - Не очень, - ответила она и мысленно проглотила таблетку, - да и здоровье уже не то.
   А с рыженькими косичками, она ему кто?
   Ты тоже её не узнала, - хмыкнула Галина, - а она не так давно держала удачу за бороду и мир валялся у ног, выпрашивая милостыню. - Это Ксения Арбенина, помнишь такую? Альбина тут же и вспомнила даму в красном балахоне с мощным контральто. Но в этой серенькой мышке не было и намёка на ту яркую женщину.
   И куда же она прежняя делась? И что ищет в его доме?
   Сгорела и спалил её он! Потом уже непотребную подобрал на помойке и теперь грехи замаливает.
   Колёса?
   Они самые. Он-то легко отделался - связи, деньги и в полгода его поставили на ноги, а у неё к тому моменту не осталось ничего: спазмы связок лишили профессии, а колёса сожгли всё имущество и наличность. К тому же из-за этих дел выкидыш случился, всё наложилось, вот у неё крыша и поехала. Зинчук думает, что ребёнок от него.
   И все это знают и мусолят? - Может, простой наезд за что-то?
   Нет, в то время у них был роман. И плод как раз из самой его сердцевины. Но что-то у них вышло не так, они разругались и она неожиданно осталась одна. Тут и колёса подкатили, а с ними и погибель. Но уже поодиночке. Сама знаешь, каково бабе в таком положении.
   Вот кобель! - выругалась Альбина и брезгливо поморщилась.
   И я о том же, - кивнула Галя, зная о своём кумире предостаточно. Но страсть у них была настоящей и грязи в его душе она просто не замечала, периодически срывая на нём зло всех женщин против всех мужчин.
   17 ДЕКАБРЯ. ПОСЛЕДНИЙ ТУР НА ПАРКЕТЕ. АЛЁНА В НОКАУТЕ
  
  Финал танцев на паркете прошёл живо и на высоком уровне и Филатова свою партию станцевала отлично. Явно выделялись над ними лишь Ирина Заварзина и Вера Зинина с партнёрами, но этот подиум для всех уже стал привычным и к перестановкам внутри относились просто с любопытством, как к прогнозу погоды, особо не удивляясь её капризам. А вот финишный спурт Филатовой и Диброва многих поразил и застал врасплох. На ближайших подступах к призам была и Алёна Долмина с партнёром, они удачно воспользовались раскруткой мюзикла на Главном канале и танцевали что-то на темы оттуда. Публике их номер понравился и заготовка спонсоров себя окупила выросшим рейтингом пары.
   Нравится? - спросил Костя партнёршу, когда их пригласили на пьедестал для награждения. Женщина прислонилась к нему и заглянула в глаза. Потом осмотрела соперниц, занявших пьедестал, и увидела нечто новое - её опасались. - С чего бы это? Успех для неё не был догмой или чем-то самодовлеющим. Это всего лишь побочный продукт самоотдачи и правильного распределения сил при высочайшей концентрации внимания. - Мелочей, недостойных труда и внимания, в таком деле не бывает! Дина и Косточка это внушали и показывали на кошечках и ежедневно. Она подыскала в своей памяти наиболее простую и доброжелательную улыбку и подарила соперницам - пусть помнят! И они запомнили, особенно мужчины.
  Оглядываясь на ход борьбы и судейские оценки, Ирина поняла, что денежки фирмы, лицом у которой значилась Алёна Долмина, захотели отдачи. То есть, Алёну тащили в призы, пусть даже в одном туре. Она со своим Грубиным поднялась с восьмого на пятое место и с небольшим отрывом от четвёртого. Теперь надо ждать заморочек от судей и генерального продюсера, которые что-то соорудят из голосов телезрителей и по желаниям "трудящихся" сварганят нужную им лабуду. - Кто ж их там считает, эти голоса?! И не факт, что мифические зрители только приподнимут чью-то креатуру. Могут и вообще всё перетасовать. Нервную улыбочку председателя жюри судей она уже отметила и фальшивое: "Ирочка, как там Наташка?" тоже оценила.
   Вот сука! - выругалась она так громко, что Саша оглянулся.
   Ты про кого? - спросил он, так и не найдя адресата для её слов. И она просветила парня. Тот, несмотря на молодость, не удивился и только спросил, так ли всё плохо. Она неопределённо пожала плечами.
   Да и чёрт с ними, Ириша, мы выступаем не для судей. Есть публика и телезрители, вот с ними у нас все отношения. Нас приняли и любят. У меня на сайте тысячи поздравлений и пожеланий от мужиков вставить тебе так, чтоб твои песни и на Аляске услышали, - поделился он чужими фантазиями, - так что готовим очередной танец и на них забили большой болт!
  Последнюю фразу она приняла с улыбкой, зная, насколько в жизни и на льду Саша понятливей других. И всё же завершения проекта она боялась больше, чем остальные участники. Даже мысль о том, что эта феерия улетучится без следа, её вводила в ступор. Она надеялась войти с ним в другую программу и оттуда обустроить их будущее. Она в него верила и приближала всеми фибрами души. Тело без Сашки уже просто не могло обходиться. И она чуяла, что в нём занимает огромное пространство. А про эхо своих песен на Аляске она и так знала и, если бы не мама и Наташка, то на соседей за стеной положила бы пест в варежке.
  В Сашке она завязла по самое-самое! И было оно таким, что ни одно название туда не подходит: намешано в нём и блядского и высшего в равных пропорциях. Разнузданная похоть леди Макбет Мценского уезда рядом с её страстью к Сашке выглядела лепетом девочки из церковного хора. Оплеуха в курилке, которой вчера удостоилась эмансипированная Алёна, была невинной ромашкой в букете прислужников Кибелы, к которым относили и Заварзину.
  Ирина вложилась так, что звезда театра отлетела к стенке, не успев сделать маски высокомерного непонимания. И всё потому, что не так взглянула не на того мужчину. Слов эта сука не понимала. И в той ночи, устроенной для показательного урока её мужу, слова не сдержала. Жгучую страсть в глазах ревнивицы Алёна отметила профессионально и срисовала мгновенно. - Такого нет ни в одном атласе по технике актёрской игры. Взглянув на поверженную соперницу, Ирина осмотрелась, вытерла руки о занавеску на окне и вышла оттуда.
  Алёна подниматься не спешила, пережидая звон в ушах и раскладывая нежданную добычу по полочкам. Теперь, расправив каждый раритет и уяснив его истинное назначение, она прониклась словами чемпионки о кинжале. Такая женщина убьёт, не раздумывая! Осознав это, она испугалась по-настоящему. До дрожи в членах и мельтешения в глазах. Ирина могла убить любым способом, не прибегая к пафосу. И обойдётся всего лишь парочкой вот таких ударов. Никто и никогда её не заподозрит. Так что, быть ей неотомщённой.
  Дрожь, лишь подступившая, выдавила из тела липкий пот, он перебил аромат тонкого парфюма и женщина ещё глубже погрузилась в ранее неведомую ойкумену. Картины Дали и Босха не отражали и части той подавленности, которая поселилась в ней без спроса. И какое-то существо, ходившее вокруг в сером балахоне, в большом зеркале показало актрисе её отражение - жалкое и ничтожное. Оно ей не принадлежало. Нет, это кто-то другой!
  Нацепив подвернувшуюся маску, чтобы не пугать публику, Алёна с большим трудом добралась до раздевалки и оттуда её увезли домой. Стресс был настолько силён, что и играть ничего не пришлось.
   А новоявленная леди Макбет воспряла духом и с новыми силами продолжила колдовское обихаживание лучшего мужчины, чтобы дать от него достойное потомство. Именно в нём настоящая ценность женщины.
  
  17 ДЕКАБРЯ. АЛЬБИНА И ГАЛИНА. ПРОДОЛЖЕНИЕ НОЧИ
  
  Смены Альбины Нифонтовой и Галины Кожемякиной опять совпали и после вечернего проката Альбина увезла её к себе, полагая, что той неудобно признаться в желании поиграть с детками. Утолив её детскую фишку, они с ней и сами оттянутся по-чёрному. Они прикупили гостинцев и визг воспитанных англичан, которые поджидали маму, мало чем отличался от восторгов русских детишек, разве что язык был непривычной смесью английского с русским. Галя вести себя с детьми умела и с удовольствием играла в особенные игры. Она их подтягивала к себе, побуждая к фантазиям о природе вещей. Альбина наблюдала чуть со стороны и видела, что девке пора рожать. Самое время!
   А Зинчук, что - бракованый? - спросила она первым делом, уложив деток в постель.
   В каком смысле?
   В этом самом, - улыбнулась Альбина и изобразила огромный живот беременной женщины.
   Не знаю, не спрашивала. А ты это к чему?
   Пора и тебе, милочка, обзаводиться потомством. Наша с тобой генетика проверенная, так что уродов быть не должно. И лучше парочку сразу! Как у нас с Дэвидсоном. Когда он во мне, я понимаю даже его кельтские вздохи и междометия. В эти минуты понимаешь всё, до того фантастическое, и можешь обратить самую немыслимую выдумку в явь, зачав от любящего и любимого. И на двоих я не решалась, нет! - Я летала и парила и мои детки - это наши с ним чувства. Они настоящие и ты в них влюбилась с первого взгляда - матери это хорошо различают. Галя, у тебя будут такие же! Хочешь, сделаем это вместе? - А? Мой хочет из меня сделать образцовую машину по рождению. Этих я родила, играючи! Ни токсикозов до, ни пятен потом. И уже через год выступала в шоу.
   Хорошая мысль, - криво усмехнулась потрясённая доводами подруги Галя, - вот только, кто будет отцом? Кто-то из этих кобелей и кабанов?!
   Что, ничего путнего вокруг?
   Ты же и сама знаешь наш круг! Всё напутано и наверчено, врут все, всё и всегда. Вот и сейчас в Думе я лишний раз выйти из кабинета боюсь: взгляды мужиков лапают и забираются под одежду, а потом и раздевают в мгновение ока. То же самое, когда бываю в разных комиссиях и комитетах. Ручонки липкие, глазки масленые, а изо рта аж течёт! Ладно бы с конца - мужики всё-таки, но изо рта - это же...! А тон-то какой: - Галина Васильевна, то, Галина Васильевна, сё, вот здесь подпишите согласование, а тут утверждение. А блузочка у вас очень секси! - Я душ три раза на дню принимаю, когда там бывать приходится. А перед сном в ванной откисаю, чтоб и духу не осталось! - страстно и, не скрывая отчаяния, выдохнула Галя.
   И Зинчук в этих лабиринтах даже не появлялся?
   Наверное, это совсем иная песня и публично её не спеть. Они помолчали и гостья забралась на кресло, где сидела Альбина. Отчаяние и страх - вот что увидела Альбина в глазах гимнастки, выполнявшей немыслимые трюки. Утешить и успокоить - такое не выходит просто. Отдавая ей тепло и впитывая эликсир доверия, Альбина невольно погружалась в эту молодую женщину и сама становилась её частью. Она принесла ночнушку и гостья устроилась в её постели. Они спали чутко и нервно, у матери это было естественным и гармоничным с природой, а у бывшей гимнастки - обострённой реакцией на среду обитания. Рано утром они немножко посплетничали и Галя призналась, что однажды с самым главным боссом не устояла. Альбина подняла глаза и та вздохнула:
   Думаю, мне чего-то подмешали во время обеда. Как-то у меня не так всё вышло.
   И что?
   Он хочет ещё! - Вот что. Ну, я же не блядь! - Он мне даже не нравится. Какой-то наверченный и всё передо мной кураж разводит. А вставить-то путём не получается, хотя весь из себя!
   Теперь не отвяжется, - сказала Альбина и гостья кивнула.
   От кого рожать, Алька, а?! Чтоб вышли такие же уроды?
   Думаю, мой сыночка в тебя влюбился, может, подождёшь маленечко? - спустила хозяйка проблему с небес и гостья расплакалась. И продолжалось это целую вечность. Здесь можно расслабиться.
   Давай сделаем завтрак, я ему, а ты дочке! - предложила гостья, промокая глаза платочком, салфетки она терпеть не могла, Галя не забыла их казённого амбре, памятного по тренировочным сборам с дешёвыми гостиницами, где приходилось жить подолгу. Они поднялись с постели и занялись женской психотерапией. Начали с себя и у зеркала после обычного туалета провели не одну минуту. На кухне Альбина отметила, что подруга отнеслась к завтраку основательно и решила не отставать. Галя приготовила для юного джентльмена тосты с ветчиной и яичницей, политые острым соусом. Ну и любимый Роджем горячий шоколад.
  Для дочери меню вышло иным и тоже эксклюзивным. Пришлось Альбине напрячь память и соотнести его содержимое с начинкой холодильника.
  Прикольный завтрак да ещё с таким сервисом деткам очень понравился, а дочь даже слегка заважничала, поджимая и отпуская неумелые губки и не решаясь на явную реакцию. Вот так впервые Альбина увидела в ней зачатки ревности. Мама Альбины наблюдала за всем молча и с интересом: такой изобретательности за дочерью прежде не водилось. И роль во всём этом молодой гостьи ей понравилась. В Лондон приехать для неё будет очень интересно! А если ещё подгадать с деверем Гарольдом, чтоб тот оказался там в нужное время...
  
  18 ДЕКАБРЯ. ФИЛАТОВА И ДИБРОВ. БЕСЕДЫ НА ДОСУГЕ
  
  На утро следующего дня у Филатовой назначена съёмка рекламного сюжета и она решила, что эмоции надо приберечь. Но в полной мере это не удалось, поскольку после вечернего выступления и награждения победителей был небольшой сабантуй и тусовка спонсоров и рекламодателей, которые хотели засветиться в обществе красивых женщин и надёжных мужчин. Пресса снимала и суетилась, а боссы красовались перед камерами. Сын Дины Серёжка с приятелем тоже пришёл и с ними пришлось чуточку повозиться. Вере в очередной раз пришлось отдуваться за обладание лицензией на красоту.
  Специфика слишком замкнутого общения спортивных пар женскую половину слегка напрягала и им хотелось публичности. Сравнить себя, блеснуть, заглянуть в чужой огород, ухватить никому не принадлежащее и вообще засветиться и развлечься. Причём, паблик-рилейшн, то есть, раскрученной публичности хотелось всем партнёршам без исключения. Ну, и естественно, на этой волне в очередной раз родилась интрига женского обаяния и на весь мир влияния. Правда, у всех по-разному, если Филатовой это в высшей мере безразлично и с самооценкой у неё конфликтов не намечалось, то чуть не половина партнёрш жаждала очередного самоутверждения. Соперничество стало самодовлеющим и тотальным.
  Если на самом туре измерительной субстанцией были судьи, то на подобных тусовках каждая женщина сама оценивала себя в чужих глазах и обходилась без посредников. И критерием было не техническое мастерство и актёрская выразительность, а обаяние и внешняя аура, слегка выступающая за пределы женских фигур. Такое в женщине сидит независимо от её душевного комфорта. Блеснуть хотят и те, кто в успехе купается, и те, кто с ним встречается лишь в ночных грёзах. Одной из самых активных в этих игрищах была Алёна Долмина. Чуть ей уступала Надя Пешкова, но и это не от жажды успеха, а из чистого спорта. Ничего не искали на этом пиру тщеславий Вера Зинина, Настя Никольская, Инна Ветрова и Галя Кожемякина. Они из себя не выпрыгивали и на подиум эксклюзивного успеха не рвались. Хотя именно к этим женщинам стремился результирующий вектор мужского интереса.
  Сравнивая свою партнёршу с остальными на ярмарке женских прелестей практически постоянно, Костя давно заметил, что она не только всех превосходит в обаянии, но и источает несметное число файлов собственной эксклюзивности. Они лежали поверх внешнего блеска и являли собой концентрированные элементы того, что он уже знал и был перед ним беззащитен. Они были как бы нежными и тончайшими лепестками тех эмоций, которые упрятаны глубоко внутри, но готовы воспламениться и зажечь собой весь мир. Он там бывал, нежился в тончайших переплетениях и изнывал в жару исходящего от женщины. И ему впервые захотелось сделать её юбку до пят, а на лицо набросить хиджаб. Мысль устроить фотосессию с такой коллекцией его развеселила и он поделился с Верой.
   Ты и вправду этого хочешь? - обожгла его искрой странной природы Вера. Костя слегка отошёл от идиотского приступа ревности и натужно улыбнулся:
   Им по боку, что у тебя в душе. Подавай тело и уж тут они с ним разберутся! Разве ты не чувствуешь? - во всём этом было столько утончённой ревности и горечи за бессилие спасти от толпы, что женщина, увидевшая такое впервые, едва сдержалась от порыва воздать за понимание и выдала нейтральное:
   Я от этого бедлама устала, Косточка, уведи меня отсюда! И в самый разгар сабантуя Костя увёл даму припудрить носик и оттуда они улизнули домой.
  На этот раз в сеансе мелодрамы выбрали "Любовника леди Чаттерли". Мужчина устроился на подушках, а женщина привалилась спиной к его груди. Такого мещанско-купеческого уюта и незатейливого комфорта Вера в замужестве не помнила, однако у Кости бывало и круче. Но уже давно. И разница в том, что Элис он ни к кому не ревновал. Вот так! А с Верой ревность выползала наружу уже не раз. И это слегка напрягало мужчину, однако женщине мужская ревность нравилась уж очень сильно. Самый расцвет её уже позади, но в глазах и словесной энергетике она ещё заметна. Не подавая вида, Вера касалась Кости и нервные джоули охотно перетекали к ней. Такой особенной неги от мужчины она не ощущала давно.
  Когда они пили кофе и обсуждали увиденное, Вера решила чуточку задержаться в чувственной ойкумене мужчины и спросила о фильме:
   Сама коллизия тебя не смущает? - Уж слишком тривиальна. Маялась от ненадобности и считалась хорошей, только сделала шаг в сторону и сразу же - мораль, общество и муж в роли палача. Ни чувств, ни метаний, ни сомнений - муж сделал жест и жертва на плахе. А общество - ноль эмоций на адюльтер и в экстазе от запаха крови. - Жуть!
   У этих сэров без червей в мозгах нет ни одной по-настоящему знатной семьи! Во-первых, левачить можно и женатому мужчине и замужней женщине. На десять фунтов и семь шиллингов женщине и на всю катушку мужчине. Другое дело, с кем? - Вот тут всё и начинается. Графья, пэры, баронеты и прочая аристократия имеет кучу привилегий и от обычных богатеев сильно отличаются. С другой стороны и денежные мешки себе тоже много чего из привилегий прописали в законах, в которых есть неотменённые нормы и правила эпохи Георга Первого. И вот в таком бардаке понятий и норм больная на голову публика решает, с кем замужней женщине ходить налево можно, а с кем нельзя!
   В твоей фразе про замужнюю женщину есть диссонанс, - заметила Вера, - ты их интонационно разорвал: женщину вообще и замужнюю в частности. Или мне показалось?
   Да, милая, дело в самом начале: в женщине вообще.
   Стоп-стоп, Косточка! Раз так, то определимся сначала с понятием женщины. А то у них и тогда- это одно, у нас и сейчас - это другое.
   Хорошо. К принятым определениям женщины я бы добавил самую малость: в самом цвете её хотят, она отзывается и в этом купается! - Вдумайся в это! - Вера осознала услышанное, увидела в нём заряд ревности и одобрительно кивнула, а Костя продолжил: - Если хоть одного из трёх компонентов нет, она неполноценна. Ведь так?
   Да! - после небольшой паузы выдала Вера.
   Без любого элемента из этой троицы она всё же особь женского пола, но с поражением в правах. Думаю, все эти суфражистки и борцы за права вышли из поражённых классов. Полноценная - это центр вселенной и весь мир и так вращается вокруг её сущности. Сама подумай, если её не хотят и, как следствие, в постели не величают, то кого она произведёт на свет? И что потом выйдет из её деток?
   Выходит, из 70 миллионов россиянок настоящие женщины, это сколько?
   Не так уж и много. В лучшем случае 3-4 миллиона. И те размазаны по всем возрастным категориям. Так что ни Анны Карениной, ни Наташи Ростовой, ни Анны Ахматовой без сумасшедшей удачи не найти. Как и у британцев эталонных персонажей Джейн Остин.
   Так всё плохо?
   Плохо или нет - это наша оценка цифры. А реально - это одна настоящая женщина на 15-20 статистических.
   По-моему, это чересчур!
   Отнюдь! Я как-то увидел в интернете научный отчёт группы социологов, они с медиками и сексологами изучали старшеклассниц и студенток в возрасте 16-18 лет. Выборка исследуемых что-то около трёх тысяч, то есть, надёжная. Так вот, там сказано, что в городских школах биолого-социологическим эталонам соответствуют не более 5-6 % изученных девушек. Это и есть наши 15-20 статисток на одну настоящую женщину. И это в больших городах, в провинции хуже намного и это не здесь обсуждать.
   Боже, - ужаснулась Вера, - не думала, что всё так грустно! - и добавила: - Тогда было так же?
   Уверен, чем глубже в века, тем хуже. Ко всему прочему в этой вакханалии игр генов с хромосомами в Старой доброй Европе добавлялись и последствия браков с родственниками во втором и третьем колене, а их было порядком. Считается, что сравнительно безопасны в этом плане линии глубже шестого-седьмого колена, а такая стерильность в ту пору была невозможна в принципе и браков по третьему и четвёртому колену родства воз и маленькая тележка.
   Почему так? Они, что родню свою не знали?
   Всё просто и без затей - невест выбирали из ближайшей округи, а при стабильном образе жизни и без свежей струи уже в пятом-шестом колене вся округа - кровная родня по обеим линиям. А откуда там свежая струя, если они живут на одном месте веками? Немножко разгоняли волны миграций войны, но и они в то время были уж очень локальными.
   То есть, слова про чистоту крови в былое время - это миф?
   Один из многих! Вот у эллинцев боги Олимпа все красавцы, хотя из одного семени, но ни одного урода. А у их предшественников они один на другом, про титанов и прочих деток Геи ты читала?
   Да, там Гея таких чудищ нарожала, что нынешним ужастикам до неё не добраться. Странно - один этнос, одна история, а с богами такая чересполосица.
   Всё просто: предки были тёмными и боги им соответствовали, а олимпийцы - это просвещённая поросль и боги там приятны даже нашему глазу.
   Ну, конечно, верховный бог - мужик-осеменатор, а бабы вроде инкубатора при нём. Их даже не спрашивают, кого вынашивать - всё в руках неумолимых Мойр и прочих богов.
   Это так, но есть и другое: чем глубже от античности в бронзу и неолит, тем меньше уродов и просто больных. И это по всей Земле!
   Они не выживали?
   Не знаю, возможно, естественный отбор роль сыграл и от уродов не было потомства. Этнографы всех времён, как только попадут к нетронутым племенам, так сразу и делают такой вывод.
   Не так давно показывали на канале ВВС племя из Африки, так оно совсем небольшое, несколько сот человек, то есть, там все чистая родня, но каких-то особых аномалий во внешности я не увидела, ну и по росту и сложениям разница есть и между мужчинами и между женщинами, как и у нас.
   Это верно, в таких племенах нет архимедов и геростратов и всё насчёт генных выбраковок касается только белой расы.
   Вроде платы за цивилизованность?
   Такое объяснение попахивает чертовщиной. Да и вряд ли все эти гены и хромосомы так примитивны, чтобы глючить, если брат полюбил сестру. У диких животных таких кровосмесительных родичей предостаточно, чем гомо сапиенс от них отличается?
   Думаешь, это зона так называемых повышенных рисков?
   Если убрать визг некоторых религий и смотреть на это с позиций науки с большой статистикой, то ничего другого в голову не приходит.
   То есть, гены близкой родни могут нести наследственное уродство?
   Вот так это и должно звучать: могут! И с вероятностью в какие-то проценты. С учётом же того, что лишь один сперматозоид из миллиардов своей родни оплодотворит яйцеклетку с идеей передачи брака по мужской линии трудно согласиться. Не те качества в них заложены.
   То есть, генетика династии находится в чреве женщины?
   Получается - да! И чем ущербнее род, тем больше шансов всё это получить в потомстве через два-три, а то и четыре колена.
   Я где-то читала, что женские хромосомы очень консервативны, а мужские шибко продвинуты и большая часть утробных проблем начинается именно отсюда.
   Скорее всего уже первые гуманоиды сообразили, что дальняя невеста слаще ближней и бегали за самую верхнюю речку или семидесятый лес.
   И в русских сказках про тридесятое царство намёк именно на это?
   Разумеется, ведь в обозримом прошлом именно мужчины ходили за невестами.
   В обозримом на сколько?
   Думаю, очень далеко. Веков, этак, на тридцать-сорок. Я читал про славян и их предков, так следы Змея Горыныча и Кощея Бессмертного будут постарше Олимпийцев.
   И ты веришь в такое?
   Как тут в чём-то усомнишься? - Так, на "веришь-не веришь". Но аргументы авторов идеи пахнут истиной и от гнусной политики очень далеки. Так что, если и ошибаются, то катастрофы в умах не последует.
   А бабушка Йошка издалека?
   Эта дамочка чуть помоложе, считают, на пять-семь веков и приходится это на самое тяжкое время в истории предков славян.
   Надеюсь, вредной её сделали не так давно?
   Да, уже после того, как тяжкие времена миновали и от матриархата в усечённом виде у наших предков ничего не осталось. Род снова пошёл по мужской линии и отбор женщин для продолжения рода производился мужчинами и частица крови прапрабабки в невесте претендента на мужское достоинство сильно уязвляла. Но об этом известно намного меньше, чем про южные цивилизации. К примеру, про шумеров и древние царства в Египте можно прочитать массу всего, а про нас крохи и те не найти. Но точно известно, что к браку наши предки относились иначе, чем на Юге, Западе и Востоке. Ни в одном источнике наши князья не женились на родне, даже дальней. Генетически мы чище! И намного.
   Ладно, возьмём античность. Про неё известно достаточно. К примеру, Кибела и Астарта. - Как быть с ними, ведь эти божества существовали параллельно с олимпийцами. Они символ чего: эмоций или высших устремлений, когда приоритет "нравится - не нравится" одолевает генетическое табу?
   Думаю, они - это чувственность, помноженная на интеллект. Это боги для избранной публики, которой можно всё! А простые декхане про них и понятия не имели, вот так-то!
   Интеллект как бы извиняет инстинкт?
   Что-то вроде того! Заметь, у эллинцев эти развратные дамочки уже мало влиятельны, зато на Ближнем Востоке они в самом ходу. В Египте после Солнца-Ра Астарта - это вторая фигура.
   Хочешь сказать, что они - это низкородная похоть?
   Скажем так: она не от большого ума тогдашнего общества. При таких браках и отвратной медицине вместе с властью и имуществом наследовались все пороки, ущемляющие генетику рода, поэтому уродство выражалось в цифрах вопиющих. И так было начиная с античности и с небольшим подъёмом кривой к нынешней демократии. А тысячу лет от падения Рима и до Возрождения и вообще из оценки надо исключить, потому что оценивать нечего. В ту эпоху браки с кузинами у рядовых христиан составляли от 5 до 10 % от всех зарегистрированных, а в элите чуть не вдвое больше. И портреты знати тому яркое подтверждение - вырождение родов налицо и его никаким словоблудием не скрыть. Все царские и королевские фамилии Европы ими поражены капитально, там каждый пятый-десятый из супругов родня. А это уже генетическая катастрофа.
   Выходит, что обструкция принцессы Дианы - это реакция отторжения свежей крови в захиревшей династии. Молодая, яркая и инициативная им не нужна?
   Примерно так. Эта ущербная ностальгия там вроде теста на лояльность отечеству. А вместе с ней обществу впаривают и прочие атрибуты подгнившего прошлого.
   А теперь-то там кузены меж собой не женятся?
   В этом исчезла необходимость не так давно, с распадом империи, то есть в сороковых годах прошлого века. Поток мигрантов из бывших колоний британское общество сильно перемешал. Но в высшем свете мало что изменилось, те же частные школы, те же бурсовские порядки и те же нравы, что и двести лет назад. Это закрытое общество с теми же вымороченными ценностями и сейчас.
   Припоминаю скандальный фильм, там мамаша и сынок из высшего света ни в чём из страстей друг другу не отказывали. Выглядит чувственно, правдиво и мерзко.
   Поэтому официоз его и принял прохладно. Мол, нельзя о таких вещах вслух: что о нас подумают! Пуританство - это всегда воинствующее лицемерие. И вообще весь хвалёный британский консерватизм с сильным душком!
   Выходит, моралисты не зря обвиняют Байрона и Вордсворта в кровосмешении?
   Ну, чисто по-житейски, в этом, возможно, что-то и есть. Но из недр самих семей о таком за её пределы не выходило ни звука. Никогда! И возникает вопрос: откуда эти слухи? - В отношении Байрона их главный генератор - это леди Кэролайн Лэм, которая чуть не год считала себя главной фавориткой поэта. И самое обидное для себя она увидела в том, что её променяли на собственную же кузину, абсолютно не светскую женщину, Анабеллу Милбэнк. После этого леди Кэролайн стала исчадием ада до самых последних дней поэта. Про былого кумира она чего только ни придумала. Даже книгу написала, а потом с её подачи такую же бяку выкинула и Бичер-Стоу.
   Это были сплошные выдумки или что-то реальное всё же имелось?
   Реальной была Медора, которую родила Аугуста Ли как раз в это время. Обычная история для Джорджа и катастрофа для Аугусты. Но она его в несдержанности ни разу не упрекнула. Да и сам Джордж к незаконной дочери отнёсся по-отцовски.
   То есть, пушистыми не были ни Аугуста, ни Джордж?
   Нет, конечно! И откуда бы этому взяться у них с такими отвязными и порочными генами у всех предков по мужской и женской линиям!? У неё хоть мама была уравновешенной, а у Джорджа оба родителя были, мягко говоря, сильно повёрнутыми. Но они в этом мало отличались от других: так или иначе - всё это осколки старой амбициозной и тщеславной британской знати. К успеху стремились все, но удача - удел избранных, остальным оставались пересуды всех подряд. И не злословили лишь о тех, кто не интересен обществу.
   То есть, мораль простая: не можешь не грешить, так хотя бы не попадайся! А если попался, то сделай вид, что в этом была необходимость и она предначертана свыше.
   Да и леди Лэм тому пример. Она пишет в своём дневнике после первой встречи с Байроном, что тот очень опасен и неуравновешен, но в его постели оказалась уже вскоре. Почему, как думаешь?
   Скорее всего, любопытство и чисто женская тяга к паблисити. - Как же - Байрон! Что-то вроде истерического синдрома, я про таких дамочек знаю достаточно.
   Ты права, начиналось именно так. Ясное дело, что надолго такая женщина его удержать не могла. Когда она при муже могла интимничать с Джорджем, это подавалось как атрибут богемной жизни и капризы в игре муз.
   Муж делал вид, что у них содружество на почве муз?
   Нет, зная жену давно, он в этом был уверен. Судя по тому, что она вскоре написала книгу о себе и Байроне, Кэролайн была и неглупой, и умелой по этой части. Книга сделана прилично и имела успех. Но изысканная рыжая хрупкость ему прискучила и он стал избегать общества Кэролайн. Она была в шоке и так с этим и не примирилась. Ты её понимаешь?
   Конечно! Быть отвергнутой любовником после такой страсти - такое трудно вынести. Тут и жить не захочется, не то что слёзы лить. Когда у тебя нет иных тревог, а только ты сама и весь мир, который тобой любуется -пережить такое очень тяжело. Это сейчас повседневная рутина у женщины отнимает многое из её сути. А тогда... Быть на виду в радостях и горе - жребий не для слабонервных. Короче, я ей не завидую!
   У этой истории есть и другая сторона - лорд Байрон. Что к нему у тебя? - Представь себе, что ты Кэролайн и он сообщил, что всё кончено!
   Не знаю, это так неожиданно.
   Мы с тобой играли в роли не раз, а теперь у тебя экспромт на тему классики. Ну!
   Я же не Алёна Долмина и пакета образов наготове у меня нет.
   Так создай и войди в него, что мешает? - Костя намеренно заводил партнёршу и наблюдал за игрой чувственности на её лице. Она стоила предостаточно. И в ней была какая-то осмысленность, логика, что-ли. Вера ответила не сразу, выбраться из двадцать первого века и погрузиться в начало девятнадцатого не так просто. Она оттолкнулась от очевидного и примерила к себе, потом выдала:
   Если секс был хорош и ему тоже, и она, то есть я, это видела, то охлаждение - это катастрофа! Тут мозги отключаются, по себе знаю! И Костя протянул руку помощи, сказав:
   Джордж всегда помнил Аугусту, с ней не нужно играть в светские и салонные игры. А Кэрол одна из многих, которые его добивались. И Вера продолжила уже уверенней:
   Женщина такое чует всегда и ищет способы зацепить мужчину. Самый надёжный - это беременность. Я слышала от многих, что она есть продолжение чувства. У них это долго продолжалось? - Ну, ты понимаешь, о чём я!
   У Кэрол не было детей, поэтому она топила свои флюиды в интеллектуальных и чувственных играх.
   Тогда у неё не просто ревность, а что-то фантастическое, - сказала Вера и потёрлась щекой о плечо Кости. Он легонечко коснулся её руки и ответил:
   Хорошо, что кончилось ревностью и романом, а не салоном, где развлекались будущие лесбиянки. Леди Листер их после Байрона подбирала пачками и некоторые у неё оставались надолго. Вот тогда бы было ещё хуже.
   Лесбиянство хуже? - С чего ты взял?
   Для нормальной женщины хуже, ты-то, надеюсь, натуралка? - ошарашенная Вера чуть не заплакала от его тона.
   Ты что, погружаешь меня в ту эпоху с головой? - наконец-то она нашла хоть какую-то логику в его фразе.
   Да! - Натурал Джордж - это пощёчина свету, который спал и видел его в компании высокопоставленных гомиков. А Кэрол тоже хороша - осталась с разбитым сердцем, но среди нормальных женщин. Возможно, и её толерантность по отношению к Аугусте Ли имеет как раз эту природу, ведь муж Аугусты кроме мотовства и пьянки замешан и связях с мальчиками.
   О боже! - поморщилась Вера, - ну настоящая античность! Нехватает свиданий под Акрополем. Выходит, Джордж в сравнении с ними не так уж и грешен?
   Как-то так. Но леди Кэрол никуда не денешь, у неё своя логика и счёты. Отвергнутая женщина - это не просто котёл страстей, а развёрзнутая преисподняя. И чем сильнее связь, тем гибельнее ненависть. Ведь в то время в спальне у Джорджа перебывало много женщин и большинство из девушек нижних сословий, некоторым посвящены поистине шедевры. Они ходили в списках и цитировались всеми, создавая сомнительную славу автору и сногсшибательную рекламу девушкам. Тому осталась куча свидетельств.
   Мисс К. прошла курс психотерапии после недели в обществе сэра Д.Г.Б. и готова поделиться опытом, как устоять перед его сатанинскими чарами, - предложила текст объявления в тогдашней "Гардиан" Вера и Костя кивнул:
   Что-то в этом роде и Кэролайн, понимающая в лирике и музыке не меньше, чем в разврате, видела разницу между мадригалами в своём альбоме и брильянтами на груди безвестных девок. Ну, а про строки для Аугусты Ли, которые тоже ходили в списках, надо говорить особо и в праздничный день: ничего лучше, тоньше и глубже в его лирике нет, так что в истинном и взаимном чувстве Джорджа и Аугусты нет никаких сомнений.
   Личные строки и в списках, откуда такая публичность?
   Переписчики. Сам он писал начерно и с множеством правок. Потом редактировал и скреплял последовательно нужные строфы. Три строки в мадригал шли и так, но для Аугусты не три строки и посредники-переписчики обычная данность. К тому же, после "Чайльд Гарольда" он стал публичным и это не обсуждалось.
   Представляю те салоны, они же это вместо нынешних культурных новостей по вечерам вкушали. Сейчас за неимением Пушкина и Байрона мурыжат сплетни про попсу.
   И вот на таком светском фоне леди Кэрол не могла не загнать себя в угол. Роман был про неё и Джорджа. Там её героиня забеременела от своего любовника и пережила всё то, что досталось Аугусте, но неверного любовника авторша утопила в море. Она отлично знала правила игры и всё выстроила по ним.
   То есть, леди Лэм мстила и знала, что сдачи не последует: жертва слишком замазана?
   Да, примерно так. Тогда скандальные связи в обществе были делом обычным, попадались на горяченьком часто и шантаж стал отрепетированным развлечением типа: "Ату Байрона!"
   Если развлекались на грани и за пределами норм все, то кто ж тогда кричал? Костя загадочно заулыбался и спросил в свою очередь:
   А ты-то как думаешь, а? - такой рикошет поставил Веру в тупик, но ненадолго, ведь не зря она имела высокий Ай-Кью. Ответ подразумевался в самом расширенном вопросе.
   Наверное, те, на кого у мужчин, как бы это помягче, - замялась она и нашла нужное слово вместо матершинного, - взгляд не лежал. Вроде бабушек на скамейке у подъезда.
   Пят-сэм, гдэ-то так! - с кавказским акцентом подтвердил он и продолжил уже обычным тоном: - Но тут есть жульническая подмена причины и следствия: Аугуста у Джорджа Байрона и Дороти у Вильяма Вордсворта были не партнёршами по криминальному сексу, а важнейшей частью души для каждого из них. А душа у поэта - это всё! Ему неинтересно с окружением, с ними ни говорить, ни умничать не о чем. Другое дело - близкие по духу и с ними душевный комфорт. Дороти была незамужем и оставалась с братом до конца дней, а замужней Аугусте с троими детками и беспутным мужем-игроком в весну 1816-го года после развода Джорджа с Анабеллой пришлось вернуться к семье. Без неё он чувствовал себя уязвлённым и ущёмлённым по всем статьям. Даже в стенах парламента от него отворачивались те, кто заверял в верности идеям и принципам борьбы с партией тори.
   Одно слово - политики! - заметила она и затем спросила: - А как в свете принимали саму Аугусту? - То, что она сестра знаменитого поэта, как-то сказывалось на отношении к ней общества?
   Её принимали при дворе потому, что кто-то из родни по материнской линии имел королевские корни. Бабка, которая её воспитывала после смерти мамы, ей передала многое из женских ценностей. И среди королевских фрейлин она не потерялась. А с братом всё выглядело и вообще чудом из чудес, поскольку в её обществе он преображался.
   И с фрейлинами и прочими придворными леди ни во что не играл?
   Они были сообщниками и сговаривались об интригах заранее. Но границ не нарушали и бунтарский пафос брата сестра направляла на другие и тоже рискованные проделки.
   Он хулиганил с королевой, а она с королём?
   Почти так, она с королём, а он с принцессами, те регулярно читали его опусы, были просвещены, следили за модой и внешне выглядели получше матушки. Так что с ними не скучно и папеньку в лапах Аугусты они наблюдали сообща. Были даже пари, типа: возьмёт ли он даму за руку или ограничится взглядом на очередную проделку Аугусты. И принцессы в это играли с удовольствием. А вот матушка - чистой воды комикс про ущербность их рода. Видно, корона - это приз за женитьбу на ней. И так было не только при королевском дворе, в лучших домах и салонах Лондона брат с сестрой были персонами желанными и им прощали всё.
   Да, после такого разлука с Аугустой - это нечто! Такая страсть - гибельная страсть! - сказала она и взглянула на Костю так, будто она Аугуста и им предстоит разлука. Он улыбнулся, успокаивая, и продолжил:
   Вот тут-то оно и началось. Анабелла разыграла оскорблённую невинность, общество как по команде подхватило её стенания и на островах ему места уже не нашлось. Слишком многим он стал неугоден. Он уехал в Европу, но и там британская диаспора была очень влиятельна, поэтому сжить со свету бунтаря-одиночку смогла легко. Он от Бельгии до Швейцарии ехал под перекрёстным огнём буржуа и прессы. Чтобы наблюдать за его апартаментами через зрительную трубу, на одном из курортов продавали билеты.
   В девятнадцатом веке? - В тихой Швейцарии? - Быть не может!
   Представь себе! - И начались скитания по свету, жизнь в долг, отчаяние и ежедневное изматывающее утверждение всем и вся: "Я личность, я высшая ценность цивилизации и всё моё принадлежит вечности!"
   Аугуста, наверняка, знала, куда он ввязался и не удержала, почему?
   Она не из тех, кто пеленает думы, чувства и руки мужчины. С ней он был свободен в высшем смысле этого слова. Такое может создать вокруг себя редкая женщина. Она оставалась кристаллом и генератором высшего, даже расставшись с ним. И потом, в ту пору ему хотелось бури и грандиозных катаклизмов, Аугуста бы такого не вынесла. Жертвенность наших княгинь-декабристок у неё выразилась иначе.
   И в чём же?
   В письмах к нему и заботах о его делах в Англии. Это касается и финансов, и деликатных дел с многочисленными скандалами в самых разных сферах жизни. Она это замыкала на себе, а брату выдавала резюме. Бывшая жена перестала считать его конченым человеком и позволила участвовать в судьбе их дочери Ады Милбенк. И случилось это под влиянием Аугусты. А такое дорогого стоит. Вот, к примеру, если бы твой муж капитально запутался и крупно согрешил, то какой должна быть та роковая женщина, чтоб ты её простила?
   Я ославленная на весь мир жена и должна простить мужа? - Ничего себе! - сказала Вера, прижала ладони к щекам и задумалась, а Костя стал наблюдать за ней.
   Простить, значит понять! И я это смогу в одном лишь случае - Аугуста близка Джорджу по-настоящему и у них не обидная для меня интрижка. У них громадное чувство и только оно может подвигнуть женщину к прощению. И потом, у меня с ним есть прошлое - наша дочь, у Аугусты - тоже, я живу одна, Аугуста тоже, гуляка-муж не в счёт, ну и мне нравится его дух и стихи, так что в этом мы равны.- Собрала в кучку хлипкие аргументы Вера в роли Анабеллы и тут же как бы извинилась за неуместную толерантность: - Но это так, как бы на уровне житейских размышлений, чтобы мотивы, как говорят в школе, подогнать под ответ; чувственно же эта женщина прощения не заслуживает.
   Ты, видно, забыла, что в последние недели беременности и при рождении Ады, именно Аугуста была рядом с тобой и не покидала тебя, пока ты не пришла в себя? - Это она, а не твоя мамочка, тетешкалась с твоей дочерью и приучала избалованную леди к общению с детьми. Не будь её, неизвестно, какой бы потом стала твоя единственная кровиночка.
   То есть, я ей уже тогда была обязана?
   В тебе было семя их рода и ты стала ей близка по-настоящему. Именно поэтому, уважаемая леди Анабелла Милбенк-Байрон, Аугуста к тебе отнеслась с полным погружением в твои проблемы. Такое просто так не проходит.
   Если так, то многое становится ясным. Жена лишь со временем узнаёт мужа и его окружение по-настоящему. Хоть и запоздалое, но прозрение. У меня было так же.
   И к тому же Джордж не однажды писал посвящения своей дочери и маленькая Ада Аугуста росла в понимании важности миссии своего отца. И этим ангелом, приносившим благие вести, была всё та же Аугуста Ли. Анабелла этому не препятствовала, но и не делала шагов навстречу. Однако гравюры с изображениями дочери он получал регулярно. Их заказывала и присылала Аугуста. Подборка из портретов родных и близких к его отъезду из Италии в Грецию была солидной и занимала целый сундук. Среди них было несколько миниатюр с дочерями от Аугусты и Анабеллы, три последних самой Аугусты и только одна в память об итальянской графине.
   То есть, Аугуста, в Англии и давно, перевесила Терезу, жившую рядом и сейчас, почему?
   Надо просто знать Джорджа и его приоритеты. Аугуста к своему внутреннему совершенству очень похорошела внешне. Когда они расстались, ей было чуть больше тридцати. Вся революционная патетика и работа с музами у Джорджа в Италии продолжалась шесть лет, а она в это время в заботах о нём и его делах просто цвела. Все шесть лет!
   Как ты это узнал?
   Гравюры. Их много потом отыскалось, самых разных. И везде она с какой-то внутренней искоркой и свечением, хотя авторы и школы художников разные. Их близость видна уже при обычном рассмотрении. А если изучаешь специально, так и вообще - брат и сестра.
   Сам на них набрёл или...
   Да, - подтвердил он намёк Веры, - это у меня от Элис! При случае покажу её альбом с Байроном и Шелли.
   И оставшиеся восемь лет чужбины - уже иная песнь Чайльд-Гарольда?
   Разумеется, если в Британии у него была как бы внутренняя эмиграция с питающей живицей от Аугусты, то после Швейцарии началась настоящая.
   А если бы Аугуста осталась с братом, несмотря ни на что, мы бы узнали другого Байрона?
   Уверен, так бы и случилось. Написанное с нею - это возвышенный полёт и высшая материя, а без неё романтическая галиматья.
   Так резко?
   Сейчас "Странствия Чайльд-Гарольда" кроме вкуса приключений, эмоций от бунтарских жестов и запаха романтики ничего не вызывают. В то время, как у его озёрного оппонента Вордсворта за годы с Дороти прогресс налицо во всём. И в технике, и в глубине взглядов, и прочем. И лирика - это лирика, а не пьяная оргия с гашишем и бунт на османском корабле. Ведь все его коллизии того периода, если мерить нынешними мерками, не что иное, как рекламная экзотика.
   Ему нравилось содержать гарем; женщины для него, как пишут, были главным наркотиком. А юная красавица из Италии стала чуть не любимой женой на четыре года.
   Вздор! - Итальянка - это совсем другое! Я видел гравюры этой графини - ломкая и капризная красота. Ею можно увлечься, она возбуждает, но что в этой девочке 17 лет может почерпнуть взрослый мужчина?
   И что?
   Фантазии на романтические темы, не более! Так что графиня Тереза Гвиччиоли в роли музы Байрона - всего лишь глава в жизни поэта-эмигранта. А поэт без корней - просто литератор. Ты представляешь Пушкина в эмиграции или диссидентом?
   Ты полагаешь, что его вытолкнули из страны намеренно и...? - она чуть запнулась и фразу не продолжила.
   Хочешь сказать, тем самым его как бы творчески оскопили? - уловил колебания Веры Костя и она кивнула. - Наверное, как-то так! А что ещё? - Трибуна у него есть - это парламент; с умом и воспитанием тоже в порядке, так зачем он им после знаменитой речи про бунтующих ткачей или с прокламацией против поглощения Ирландии? - Вот и сыграли на его слабостях. В этом фильме с леди Чатерли расправились так же, раз она стала для общества неформатом. Набросились и растерзали.
   Думаю, Косточка, в фильме вся эта светскость и рафинад с плюмажём - простая нагрузка к заурядной эротике. Разные они - эротика и респектабельность дома этого урода в коляске. Вот и выглядят, как винегрет из мяса и овощей. Поэтому фабула тут роли не играет и могла быть любой. Для эпатажа респектабельной публики выбрали вот такую. Эти линии, как не смешиваемые жидкости. В фильме одна отрада - отличный оператор, без него картина многое бы потеряла. И опять же, ухоженный английский парк и натуральный средневековый дворец с вышколенными слугами ничего в душе не цепляют.
   Даже дворецкий с его царскими манерами?
   Неживое всё это! Вроде картонных декораций. А вот домик егеря и всё при нём - это и цепляет и держит в напряжении. К тому же, интимные сцены сделаны явно другим режиссёром. Там всё живое!
   Ещё бы! - Такой мужик со всеми причиндалами и обделённая женщина! Тут любая заведётся.
   Кстати, ты начал было о гнильце и гемофилии, а потом отвлёкся на женщин. Что за гниль ты имел в виду?
   Гнильца и вырождение - это нормальный ход из самой ранней Британии, они усвоены от римлян чуть не на генетическом уровне, когда ради сохранения власти и земель на кровосмешение закрывали глаза. Британия была одной из колоний Рима и от метрополии усвоила всё, пороки в том числе. У нас в ту эпоху было не так. Коллизии британцев тогда - один к одному коллизии из античной классики. Вряд ли случайно то, что у Шекспира большая часть удачных пьес - это перепевы опусов драматургов-предшественников на темы античных сюжетов или давних, но британских. Как пример, "Антоний и Клеопарта", где сестра-царица замужем за несовершеннолетним братом-дебилом - она им раскрыта, как очень хорошо знакомая. - И это лучший автор!
   Ты что, из той эпохи читал не только Шекспира?
   Элис - цивилизованная англичанка и свои корни знала отлично. Мы с ней много чего читали в оригинале. Получалось легко при таком консультанте.
   И этого хватило, чтобы выстроить цепочку из авторов и выдать каждому по серьгам?
   Тут всё просто: когда знаешь пять авторов хорошо, то с шестым и седьмым разбираешься влёт. А десяток только проглядываешь, зная пристрастия каждого и видишь нюансы, прежде незамеченные. Мне было у кого учиться, поверь!
   И "озёрников" тоже знаешь не по статьям в интернете?
   Я перечитал у них три сборника. Это очень яркая поэтическая школа. Она состояла большей частью из провинциалов незнатных родов. Знать же - это изначальная обеспеченность, хорошее образование и традиции, поэты из этого круга были классиками по стилю и западниками по нашей классификации, их в Англии предостаточно. А у "озёрников" чаще всего поначалу простенькая одно-двухгодичная церковная школа, стихи и баллады в юности, у избранных затем учёба в чём-то более приличном, любовь к дороти или мэри, трое детей и жизнь впроголодь и в итоге как бы ландшафтная лирика. С пейзажами, пейзанами и прочей атрибутикой. Так сложились две школы, которые соперничали за влияние на общество. Как у нас когда-то западники и почвенники.
   Байрон - западник, а Вордсворт - почвенник?
   Да, и наши авторы пушкинской эпохи, а они были смесью западников и почвенников, подняли на щит революционную экзотику Байрона и стали петь ему псалмы.
   А это не есть хорошо? - улыбнулась азарту мужчины женщина, согретая как самой темой, так и глубиной погружения в неё.
   Вот именно! Тогда и сейчас романтика понимается по-разному. Тогда это связывалось с приключениями и неизвестностью, теперь же романтика куда-то исчезла, по всему свету летают комфортабельные лайнеры и про экзотику уже неактуально, она ассоциируется с чистыми пляжами, прозрачной водой, приветливыми индейцами на рынках и восточный колорит - всего лишь обрамление общества, застывшего в костюмном феодализме. Интересно ли это не рафинированному салону, а просвещённому европейцу позапрошлого века? - Едва ли! В то время как пейзажность и лиричность "озёрников" утончались и совершенствовались. Наши переводчики это заметили, несмотря на моду байронизма и сразу же британская литература в русских изданиях стала содержать вместо пяти-семи эксклюзивных десятки выдающихся имён.
   А как в этом ряду выглядит автор "Любовника леди Чатерли".
   Это Дэвид Лоуренс. Он из низших слоёв и вся его жизнь - это борьба за право быть услышанным. Для большого автора это лишнее, поскольку мешает раскрытию темы. Его вечно тянет к изображению самого механизма неравенства и он постоянно бьётся в корчах мазохизма на этой почве. Как и Джейн Остин упивается поисками достойных женихов для бедных девушек. Но Джейн хоть не скрывает иронии, а Дэвид Лоуренс режет правду-матку напропалую и из этой борьбы ни в какую.
   Джейн Остин тебе нравится больше?
   Да, она глубже и интересней. Это как у нас с тобой эксперименты с костюмами. Надо найти идею танца и подогнать ткань и формы прилегания к телу под эту идею. И каждый раз ты во всём этом выглядишь иначе и все падают уже только от костюмов. Ты у меня одна, но в музыке каждый раз выглядишь иной и неповторимой. Лоуренс же всегда один и тот же - борец!
   Если продолжить нить исследований Байрона, то с этим прозаиком всё просто - у него нет такого успеха с женщинами. Разве нет?
   Да и это его давило всю жизнь. Будь рядышком ты, кто знает, может из него и вышел кто-то на уровне Шекспира, - иронически улыбаясь, сказал Костя и продолжил уже серьёзно, - если Лоуренса от запретных тем с сексом и порочностью баронетов не оторвать и его романы избавили от цензуры лишь посмертно и не так давно, то Джейн вполне обходится разрешённой тематикой и пишет вещи классные. И все они лучше качеством, чем крамола у Лоуренса.
   Если бы она надумала использовать эту же тему, как бы это выглядело, на твой взгляд?
   Она бы за такое не взялась ни за что! Тут же ни иезуитской морали, ни самопожертвования, ни кучи бедной родни с незамужними сёстрами и проблемой хоть кого-то выдать замуж. В рамках же коллизий Лоуренса всё ясно и так.
   Выходит, оба супруга в фильме неудачники. Муж неудачно пошутил, разрешив жене трахнуться на стороне, а жена неудачно выбрала мужчину, позарившись на тело не из того круга.
   А потом леди взяла и влюбилась в классового врага. Для женщины это нетрудно. И сразу же исчезла красота пейзажей, наступили холода и одновременно с признаками беременности у леди появляется сословная нетерпимость у её мужа. И это вдобавок к классовому самосознанию её любовника. Интересное кино закончилось и началась нудота про капитализм. - Б-р-р!
   С фильмом всё ясно, - подвела итог Вера, - если отрешиться от риторики про мораль и устои, то искушённый зритель сразу сообразит, что к чему. Там идёт речь о парочке неудачников, которые глубоко дышат и предаются утехам на пленэре, несмотря ни на что. И никаким эстетством, реминисценциями и экзерциссами там и не пахнет. А вот страстей на любой вкус:
   Жесток наш мир и к ласкам чужд,
   В потоке льётся он растленном
   Из атомов погибших душ,
   В грехе живущих и изменах.
   Но плоть - с душой к чему разлад?
   Откуда к чувству безразличье?
   Тела - не мы, но наш наряд,
   Мы - дух, они - его обличья.
   Внимая монологу вслух
   Эмоций, вымоченных в рвоте,
   Лелеем плод, питаем дух,
   И предаёмся зову плоти.
   Ничего себе! - удивился Костя, - Ты откуда Джона Донна знаешь?
   В школе проходили, я же в английской гимназии училась!
  
   Дина, - спросила Вера на следующий день, - вы тогда в каптёрке стихами развлекались?
   Почти всегда и помногу, - ответила Дина, - ему нравилось читать, а мне слушать. Хорошо он читал, с душой. Даже школьную программу.
   А кроме классики что было?
   Имена он называл нечасто. Но иногда проскакивало что-то особое. Однако у всего, что он читал, было неописуемое сочетание красоты и силы. Простого нежничанья я не припомню, а заводного и сводящего с ума от страсти, сколько угодно.
   Так было и потом?
   Да, Костик, в этом плане консерватор. Теперь - тоже, - улыбнулась Дина намёткам ревности подруги.
   А на память ничего из стихов не оставлял?
   Нечасто, но на дни рождения или 8-го Марта всегда. Иногда и просто так, под настроение: - Вот тебе, Динка, новая картинка!
   Хранишь?
   Хочешь приобщиться? - Вера сделала над собой усилие и кивнула. На следующую тренировку Дина принесла подборку стихов к собственному сорокалетию. То есть, не такое уж и замшелое, всего-то пару лет назад. И всё это на десяти страницах стандартного листа с печатью мелким шрифтом на обеих сторонах.
   Как силовая? - спросила Дина про комплекс упражнений, чтоб ей не сваливаться с высоких поддержек.
   Костя посмотрел на это снизу и сказал: "Ещё немножко и кончики грудей станут подниматься, как у меня кое-что при эрекции".
   Как только она появится, считай, с твоей физподготовкой всё хоккей!
   Ну, ты и язва!
   Ни в коей мере! Первая в этом деле Пешкова, потом Заварзина, примерно на том же уровне его партнёрша Татьяна Каверина, а я в третьем десятке. Так что не льсти и не подлизывайся, будет только хуже!
   Мы вчера кое-что обсуждали и заговорили о ревности. Я сказала, что у меня это настоящий пунктик, а он пояснил, что ты его доводила до коллапса и изводила просто, изысканно и без сцен. Так что мне до тебя ой-ой-ой!
   Правда?! - И как же я это делала?
   Тебе не терпится услышать от меня? - А сама забыла?
   Нет, просто интересно, насколько он может быть вероломным. Я считала, что он наши беседы другим не поверяет. И вообще про нас другим - это компромэ!
   Успокойся, я тебя разыграла! А насчёт того, как ты ему устраивала уроки женского своеволия, я знаю от других. Злых языков хватает, а ты не из тех, кто сильно осторожничает. Ну и та же ревность с завистью - мне доносят о тебе, тебе и ему про меня. Разве нет? - она взглянула на Дину и улыбнулась.
   Ты права, - ответила старшая наложница, - про тебя и твои шашни в модельном бизнесе я более чем в курсе. Да и Косте сваливали в ящик такое, что он за голову хватался. Теперь это просто и никаких засветок - интернет!
   Знаешь, Дынечка, я вам обоим доверяю главное и в нём с вами честна. Но есть мелочи. И у меня и у вас. Их на божий свет лучше не вытаскивать. Ведь так?
   Пожалуй, ты права. Но, помнится, давным-давно Светка укатывала Костю и заглядывала мне в глаза, уверяя в том же, что и ты сейчас. Я кивала, но не верила. И, оказалось, не зря!
   Ты ведь знаешь, чем мы различаемся со Светкой в отношении Косточки?
   Неужто эти различия есть?
   Да! - Если забыла, напомню: Светка охмуряла Косточку много лет, а со мной было иначе - это он меня окрутил и добился близости. Я просто ответила!
   Что-то, милочка, я не припомню ни букетов тебе, ни прочего внимания. Разве не я рядом находилась или у тебя был другой выводящий тренер?
   Не жульничай, Дынечка! Ты же сама знаешь, какие у него руки и глаза. От них ни укрытия, ни спасения! Это посильнее цветочков будет! И потом, многое от тебя невольно укрывалось: и ему и мне так было удобнее.
   В прошлом году у него была дамочка из попсы - Стелла. Так она по ночам и выходным тоже брала у него индивидуальные уроки коньков, хотя даже изначально выглядела на голову выше тебя. Кончилось дело третьим местом в общем зачёте. Обошлось без проживания в одной квартире и разбежались они тут же. Однако по ходу пьесы она и простужалась, и голос теряла, и машина не заводилась по ночам. Что у вас будет через неделю, не думала?
   Думала-не думала - что с того? Здесь и сейчас - отлично и на этом, Дынечка, давай тему закроем!
   Как скажешь, милочка, как скажешь!
  
  19 ДЕКАБРЯ. ЗАВАРЗИНА, НАВСТРЕЧУ ФИНАЛУ
  
  К финалу на льду Ирина уже в общих чертах была готова и отдельные элементы и связки они с Сашей придумали, осталось увязать в общую картину и подобрать музыку. Разработчик идей в шоу был один - первый муж Ирины Игорь. Он советовал не обращать внимание на шумиху и суету судей, а сосредоточиться на максимальном варианте самовыражения.
   Надо ваш имидж раскручивать до конца,- сказал он, пригласив Ирину в тренерскую, - это будет "лав стори" в высшем её понимании. Вы с Сашей стали символом сильной страсти, его молодости уже не замечают, а тебя, заблестевшую новыми красками и сочной женственностью, хотят все. Так что, ничего не выдумываем и играем этот сюжет.
   По-твоему, мы готовы?
   Сашка весь светится и не заметить, что это от тебя, не получится ни у жюри, ни у спонсоров. А зритель вашу санта-барбару ждёт с нетерпением.Это с партнёрскими кувырканиями прошлых лет и рядом не лежит! Сашку приняли за своего, его гармошка у всех на слуху и девочка в сарафане рядышком совсем не похожа на известную всем стерву Заварзину. Имидж у тебя сильно переменился и хорошо сочетается с деревенским парнем. Такие гуляют с девкой прилюдно и на всю катушку, а потом женятся на ней. Что дело идёт к свадьбе, видят все и отношение к вам уже другое. Блоггеры выдают ваши снимки, как сагу о новых Ромео и Джульетте. И сейчас принимают ставки пари, когда вы поженитесь: на Пасху или уже в марте. А это в нашем шоу стоит сразу же за чистым прокатом без падений. Самый главный босс сказал, что рекламный контракт у вас с Сашкой уже в кармане, крупная фирма отшила всех карасей, так что - вперёд и с песнями. У меня к тебе было больше спорта, чем лирики. К сожалению! И это, несмотря на Наташку. - Ирина почти всё это знала и так, но услышанное от первого мужа сыграло роль положительную и она вздохнула с облегчением, поняв, что не заигралась и чувства меры не потеряла. Остальное они обсуждали на льду и вместе с Сашей.
  Осталось ввергнуть его в пучину таких страстей, чтобы он ощутил себя зрелым мужем. Музыку они выбрали сами и Игорь с выбором согласился. Звучит смело и размашисто, как раз то, что есть у них. Россыпи клавишных пассажей давали пищу для фантазии в компоновке элементов, а остальное работало на искания высшего и вечного.
  Если прежде Саша заглядывал ей в рот, то теперь его мнение в идеях танцев было очень весомым. Она видела, что он уже созрел и самое время пожинать плоды. Он чуял её тело и знал, какие из танцевальных элементов выглядят изящней и волнительней для зрителей, поскольку был самым ближним из этого легиона. А ещё он научился играть на этом инструменте и уже перешёл от простеньких этюдов к виртуозным пьесам. Ирина отзывалась на них благодарно и взлетала так, что он едва удерживался от желания тут же и воздать. Чуть не половина задумок и предложений исходила от него и женская суть в Ирине трепетала неимоверно - такого у неё после Виктора Зельдина не было ни с кем. Так что Сашка - это лебединая песня! Решив это, она ринулась в работу.
  "Лав стори" на музыку самого продвинутого композитора современности сразу же набрала ход и соперники уяснили, кто в доме хозяин. Высоченные поддержки, вертушки на выходе, приземление с переворотом, сложнейшие шаги, дорожки и переходы подняли планку неимоверно и задали тон. Собственно, кто бы спорил, поэтому в их адрес теперь не было ни единого косого взгляда: все понимали бремя лидера и уважали его. Но ещё был зрительский балл и интернетовский тоже, а это кое-что да значит. То есть, разыгрываются ещё два очка и с пятого места при некоторой удаче можно прыгнуть на третье, а с четвёртого на второе. Самое грустное в том, что от третьего до первого тоже рукой подать! Ну и с призами в конверте тоже благодать - контракт с рекламой на о-о-чень хорошую сумму можно получить уже с пятого места, а за первое и вообще золотые горы. И интрига завязалась с новым драйвом!
  
  21 ДЕКАБРЯ. ФИЛАТОВА. ИССЛЕДОВАНИЯ НЕЛИНЕЙНЫХ УРАВНЕНИЙ
  
  Вскоре одна из давних знакомых Веры по её просьбе исследовала Дынечкин сборник. Не сама, конечно, с помощью своего босса, а он в мире муз знавал толк. Ответ пришёл в тот же день. У большей части текстов авторы, по его мнению, были известные, он приводил их фамилии, но пара вещей оказалась без отцовства. Уровень очень приличный, но почерк разный. Такое бывает у поэтов-переводчиков, которые занимаются разными авторами и не столько следуют духу оригинала, сколько собственным убеждениям по затронутой теме. А ещё там была одна вещица, явно из Блейка, тщательно выписанная под музыку этого записного маргинала, но переводчика такого никто не знал. Вера заглянула ещё раз в заначку Кости и на отдельных листах картона увидела подписи. Интересные фразы, а иногда и пара строк.
  И у женщины отлегло на душе: инстинкт не обманул! И, разглядывая творения Элис уже в который раз, она впервые отметила общую черту почти всех портретов Косточки - стилизованная романтичность. Упрятанная в разные форматы и с самым удивительным макияжем. Когда Вера в интернете смотрела биографии и портреты европейских поэтов кисти современников, то отметила их удивительную схожесть в одном из качеств - возвышенный полёт мысли. Начиная с Шекспира и Джона Донна и далее к современности, включая эпоху Пушкина и Лермонтова с их кумиром лордом Байроном. Элис видела своего мужа таким же ярким, как и мятежный лорд и вряд ли в этом заблуждалась. Нет, она настоящий художник, который знает, как искать запрятанную суть. И про его тайную страсть она знала. А что может быть дороже разделённого понимания такой страсти? - Только беззаветная любовь! Элис в ней буквально сгорела. Что в таком случае ждёт её? - Вера вздохнула и стала убирать сокровища в чулан.
  Когда Костя пришёл домой, они поужинали и стали разглядывать обещанные им альбомы с английскими файлами. Они в основном собраныещё Элис и лишь небольшая подборка имела российское происхождение. Вера внимательно изучила сначала линию Байрона, а потом принялась и за других поэтов. Пролистав, она вернулась к страничке Байрона и углубилась в оттиски оригинальных текстов стихов, изданных при жизни поэта, затем полюбовалась гравюрами той эпохи, сравнила качество с нынешним и вздохнула, качнув головой: прижизненные портреты выписаны очень тонко и изящно.
   Косточка, а ведь леди Лэм имела право на претензии к Байрону, - сказала она, задержав на просмотровщике несколько портретов этой женщины.
   Какие ещё права могут быть у замужней дамы на неженатого мужчину? - удивился Костя.
   Ты посмотри, как она выглядит! - Это же настоящая топ-модель! Она в любом наряде смотрится отлично, даже в карнавальном. Такую женщину даже сейчас раскручивать не нужно - настолько хороша!
   Художники всегда женщин хотя бы слегка приукрашивали, иначе был риск остаться с портретом в своём запаснике: его попросту не выкупят! Смотри, чего они наворочали Аугусте, - он указал на букли и пряди, чуть не вертикально вздымающиеся над головой.
   Дело не в этом. У Кэролайн правильное лицо, вот, взгляни, на всех портретах линия подбородка одна и та же, то же с шеей и бровями. Ну и фигура - она же не какая-то малышка, у неё всего в достатке. Бёдра, правда, не так круты, но ведь она и не рожала, с чего бы им округлиться. Губы выписаны по-разному, но это уже детали макияжа. Колорит тут, конечно, фантастический, но даже в серых тонах она выглядит отлично. И глаза, они принадлежат незаурядной женщине.
   И что ты скажешь про неё, глядя на эту живопись? - Забудь про книги, интриги и остальное - только внешность.
   Она умна. Ещё о глазах, они так и полнятся мыслями и чувствами, не пустенькими мыслишками и не банальными чувствами: такое художнику не придумать.
   Но и стерва она порядочная! - Это говорят многие.
   Ну и что? Все мы - не мёд! Но если сравнить её с другими женщинами, которыхты показал, то она интереснее всех и яне очень понимаю мужчину, променявшую это пиршество на заурядных кокоток.
   Насчёт "заурядных" - ты зря. Взгляни вот на этих женщин - они были после Кэрол. Леди Уинтер и миссис Кэффтерсон. Костя указал на картинки и Вера их увеличила на мониторе.
   Ну, эти, - сказала Вера, разглядывая женщин в возрасте чуть за тридцать, - они вполне хороши, извиняюсь, я их пролистнула, но остальные-то не фонтан! - и Костя вздохнул:
   Верунчик кой-чего не догоняет! - Они явились домой с визитом и уверениями в верноподданичестве по части творчества. - Он их должен гнать со двора? - Тех, кто в салонах с вражьим голосом верхушки поддерживал его громче пуританской хулы! - Это исключено по определению! Да, остаться на ночь - мечта каждой, ну и что? - Это нормально! Те, кто молча упивается его лирикой и мятежностью, сидят дома и в публичных акциях не участвуют. А вот эти, как ты говоришь, дамочки, не дают его в обиду здесь и сейчас. Так что в их отношении он не сделал ни единого неверного шага.
   Да, - неохотно согласилась Вера, - в роли валькирий они хороши. Без них его бы съели быстро. Я об этом как-то не подумала, прости!
   Вера, не упускай главного в нём: он муж и боец! Кто из знати способен на кулачный бой до крови, кто стреляет и фехтует так, что о дуэлях с ним никто ни разу не заикнулся? А плавает так, что лодку с дамами сопровождает вроде дельфина. Если с ним и спорили, то в основном заочно, поскольку риторикой и декламацией он владел превосходно. И это в довесок к главному - поэзии. Когда Кэролайн увидела его в кулачном бою, то сначала обомлела от вида крови, акогда он достойно отмахал кулаками и победил, сделала всё, чтобы избавиться от соперниц. И это дама, муж которой вскоре станет британским премьером!
   Думаешь, если бы я увидела его в рукопашном бою, мнение о нём переменила?
   Наверняка! Или грохнулась в обморок от страха, или завопила вместе с другими: "Жорик, мы с тобой, поддай ему жару!"
   Хором - ни за что! - отрезала Вера и Костя улыбнулся.
   Но ведь и не грохнулась бы?
   Ну, - развела руками она, - если бы это случилось сейчас, то не грохнулась. Сама гладиаторшей стала. А полгода назад - кто знает!
   Аугуста ходила с ним на эти бои и именно она уводила брата с арены. В экипаж кроме неё и кого-то из секундантов никого не брали. - А ведь по Лондону тут же разнеслось: - Бой до крови, Байрон победитель и единственная спутница - сестра! Так что про Аугусту и сейчас можно понять многое. Вот так с налёта я и не припомню никого из женщин в подобной роли. Может, ты кого-то знаешь? - Вера подумала и покачала головой. - Вот так, а ты говоришь, что он штафирка.
   Ты как футбольный фанат с досье на каждого игрока. Знала бы про это, подготовилась.
   А ты хоть раз на футболе была?
   Нет, а что?
   Сразу видно, там сейчас другая публика жирует, она читать, писать и кричать умеет только по-матерному.
   А ты уже и сам уподобился Джорджу: слова поперёк не скажи, иначе о нём не подумай!
   Прости, это я в запале. Ты говорила о впечатлениях от портретов окружения Байрона, продолжай. И пауза повисла надолго. Она была вкусной и пахучей, раздумчивость женщины никуда не торопила, а сила мужчины звала испытать её. Нарушила идиллию женщина:
   Насчёт Аугусты ты прав - она особенная и рядом с ней никто не стоит. Анабелла Милбэнк так и вообще - серая мышка. Ни один художник живости и обаяния ей так и не смог прибавить. Так что она вовремя ушла от него. Умная дамочка, поэтому и выпихнула из себя все чувства к мужу.
   А Аугуста Ада Байрон?
   Вот эта девушка хороша и по-байроновски демонична. И в ней есть что-то фамильное от Аугусты Ли, то есть, всё-таки та самая пиратская отцовская линия. А от маминого, от Милбэнков, только страсть к математике.
   Теперь ты представляешь женское окружение Байрона?
   В общих чертах - да! Пустышек среди них нет. Вот эта дама и вообще всех старше, но как смотрится! - указала она на одну из фрейлин короля.
   А эти женщины у него отдельно ото всех, - он указал на три портрета, выполненных с классических тонах, с роскошными платьями, украшениями и затейливыми причёсками.
   Да, всё классно и по существу - гарем добровольный, первосортный и султанам такой ни за что не собрать. Однако я этих леди в будуаре просто не понимаю! Там же давка, а они напирают и напирают, будто в очереди за дефицитом.
   А сам-то Джордж на гравюрах понравился? Чисто по-женски.
   Из всех, что тут есть, он самый-самый! Бегали за ним и сходили с ума по делу. Видный джентльмен.
   Вера, не юли! Я что спросил? - нажал Дибров и Вера улыбнулась, поднеся ладони к лицу:
   Не моё это, Косточка, не моё! Хоть он гений и всё такое.
   Почему? - Вера задумалась и ответила нескоро.
   Я не в восторге от его стихов, нравятся, но не более других; раскрутка его имени сейчас тоже роли не играет. Сократ, Демокрит, Рафаэль, Ньютон и Эйнштейн стоят с ним в одном ряду и через запятую. Сужу по портретам, а они в основном поясные и там ниже рук не видно ничего. Что остаётся? - Глаза и их обрамление. А в них порядком того, что сейчас называют "бэд бой" - плохой мальчишка. Светской даме слегка вымазаться об него - это хороший тон. Думаю, что большинство из его гарема, это фанатки, мало смыслящие в изящном, но тяготеющие к нему инстинктивно. Леди Кэро жутко ревновала, но её ярость и страсть была только в адрес Джорджа.
   Да, это факт. В своём романе она Аугусту не тронула совсем, однако по своей кузине Анабелле прошлась основательно.
   Так вот, насчёт симпатий, я бы с этими дамами дружила, а с ним нет! И потом, Косточка, я мужчин не коллекционирую. Для комплекта - это не по мне. И не могу представить его руки на себе, а глаза, рыскающие по телу и душе.
   И по душе Аугуста?
   Очень! - Она настоящая женщина и из тех, что живут и поступают по велению сердца и вопреки обстоятельствам.
   Она умерла в крайней нужде. Говорят, в последние полгода для пропитания продавала письма брата с аукциона. А дети её так ничего и не достигли.
   Кто знает, кем буду на излёте, но себя в цвету я не забуду и жить буду именно этим. Думаю, с ней было так же.
   А вот леди Лэм жила так, будто с Джорджем всего лишь в жуткой ссоре, но именно он её единственный мужчина. Она пережила его на три года.
   Знаешь, из неё зря делают сумасшедшую Ксантиппу. Просто Байрон не тот мужчина, который мог бы понять и возвысить женщину. Он типичный эгоист и всех подминал под себя. Вся восточная экзотика с гуриями и красотками - пример на эту тему. Посмотрев эту живопись по диагонали, а картин тут порядочно, я о нём мнение переменила.
   И читать больше не будешь?
   Скажем так: увиденное станет как бы входным файлом для понимания его опусов. И вообще, мне Вордсворт нравится больше. Как мужской образ, разумеется. И Шелли тоже, хоть он и слабак изначально.
   Слабак и всё-таки нравится? - удивился Костя.
   Стрелял хуже Джорджа, драться не умел, ну и утонул бесславно - это слабости. Но есть и преимущества: глаза, они открыты и внимательны. Он принимает и понимает, в отличие от повелителя Джорджа.
   Но женщине всегда нравятся сильные и повелевающие мужчины, ты разве не такая?
   Своему мужчине - да, ему я позволю, а вот остальные должны хотя бы понимать. Шелли из них.
   И это ты говоришь, лишь рассматривая их портреты?
   Да, я англичан всех времён знаю на уровне школьной программы и простого любопытства. А эти гравюры - вроде отрезвляющего и просветляющего душа.
   Душ - это хорошо! А с понимающим Шелли ты, моя умничка, угадала: он на Гарриэт Уэстбрук женился, чтобы спасти шестнадцатилетнюю девушку от домашней тирании. А Мэри Годвин, дочь своего друга по политике, попросту украл, увёз в Швейцарию на сезон и сделал женой, не развёвшись с Гарриэт и тоже ради спасения её исключительной одарённости. Его отец с ним после этого долго не знался. Мэри в эту пору едва исполнилось семнадцатьи она с ним оставалась до конца. Кстати, именно её сводную сестру Клер Клермонт в ту самую пору в Швейцарии Байрон осчастливил дочерью Аллегрой.
   Да, у них - не у нас! - вздохнула Вера, - все кругом кузены и кузины и их это не смущает совершенно. Наши баре и князья больше с дворней баловались и от них свежую кровь добавляли, а моды на шуры-муры с роднёй что-то не припомню.
   Чтоб ты знала, твой дорогой Шелли в свой первый заход к Гименею чуть не женился на кузине и только угрозы родителей его образумили.
   Да ты ревнуешь? И к кому? - Очнись, Косточка!
   Разве? - Вот не думал, что тебе такое придёт в голову. Кстати, ты знаешь, что автором "Франкенштейна" является эта самая Мэри Годвин Шелли, его жена и придумала она этот опус в девятнадцать лет как бы в пику Байрону, который женщин видел лишь как украшение жизни.
   Я так понимаю эту юную леди! Будь я на её месте, то в отместку этому Жорику придумала бы и не такое!
   Насчёт мести у тебя хорошая интуиция: они тогда жили в плохоньком домике у озера в Женеве,а Джордж в шикарном шале со слугами чуть поодаль. Так что неравенство коллег и друзей по несчастью было вопиющим. И Мэри Шелли Байрона едва терпела.
   А сам Шелли?
   Он был выше тягот быта и с Джорджем дружил. Но свою жену от него старался держать подальше. Дружба дружбой, а женщины врозь!
   У него в то время женщины не было?
   С этим делом у него никогда проблемы не водились: как раз тогда с ним дружила Клер Клермонт.
   Ах, да, я и забыла про неё.
   В одну из ночей Шелли уехал по делам и не вернулся. Клер ушла к Джорджу и Мэри осталась одна. Была скверная погода с дождём и ветром, вот тогда-то ей и пришла в голову эта коллизия с Франкенштейном. Так что Шелли не ошибся в ней и она заблистала, в такие-то годы - всего двадцать! А у Байрона ни одна женщина так и не взлетела.
   Мэри, поди, и умерла рано и от чего-то экзотического?
   Нет, ничего особого с ней не приключалось, после смерти мужа она особо не блистала, но и не бедствовала, писала понемногу и дожила до пятидесяти с небольшим.
   Да, что ни говори, англичанки из хороших семей добивались большего, чем русские в ту же пору. А ведь изначально они не лучше нас.
  
  22 ДЕКАБРЯ. ВИКТОР И ВЕРА. НАЧАЛО СБЛИЖЕНИЯ
  
  Примерно в то же время, что и начало премьерного спектакля у Даши, Виктор Зельдин и Вера Зинина откатывали финал последнего танца ледового шоу. Программа была сложной и шла очень напряжённо. По ходу стало ясно, что фонограмму надо редактировать и Виктор опять вышел на того самого знакомого. Выступление через три дня и ехать в студию надо этой ночью. Вера знала, что у Даши премьера, но Вик даже не заикнулся про неё, откатывая и укатывая партнёршу до нужных кондиций, считая это более важным здесь и сейчас. Здравый прагматический цинизм позволял игнорировать что-то в пользу чего-то, и поначалу неясного происхождения и пути движения. Так бывало часто в его жизни фигуриста и он по натиию из этих коллизий выбирался всегда, в этот раз случай от прежних отличался мало и раздражители прежние - неуёмное тщеславие одной особы против азарта испртивного интереса другой. Первой всегда была супружница, а в роли второй кто-то из фигуристов или новых русских, продвигающих современные идеи.
  Теперь в этом занята Вера Зинина и она в своей роли партнёрши обходится без фанаберии, ограничиваясь преданностью партнёру в самой высшей степени: вот такой самоотдачи с придумыванием вокала и суетой записи от рутинной дамы рекламного шоу ни за что не дождаться. Он на эту тему особо не говорил и Веру не напрягал, однако содействовал в полной мере. В этом отношении она сейчас на голову превосходила супружницу и подпирать плечом надо её. И, учитывая ночную перезапись, надо ухитриться не проспать обеденный прокат на льду основного катка.
  Они сидели в раздевалке и просто переговаривались, отходя от жуткого напряжения и сосредоточенности, когда любая неточность в движениях могла привести к травме. Такая работа опустошала и после неё на ум не приходило даже фразы из двух-трёх слов, только междометия и вздохи. Их смена уже работу закончила и до следующей был небольшой зазор, поэтому Виктор и Вера не торопились совершенно, дожидаясь заветного звоночка от подсознания - пора! Первым он прозвучал для Веры и она сказала:
   Я уже готова в душ, а ты?
   Я гель забыл, - развёл руками партнёр, заглянув в сумку.
   Возьми мой, а я пока с шампунем поиграю. И в банном халате отправилась мыться. Он проследил за ней и отметил, что девушка слегка и на кураже кокетничает, несмотря на жуткую усталость.
   Хороша девочка! - подумал он и проследил её движения, теперь настоящей дамы из фигурки. И Вера, почуяв его взгляд, игриво вильнула бёдрами. Не обернувшись и не сбавив хода. Работа на льду выработала в ней особую пластику, которой по прежним занятиям с хореографом она не знала.
   Вот стерва! - одобрительно подумал Виктор. Вера в нём занимала особое место и он его тщательно обихаживал, не допуская туда инородного. Получалось легко и без последствий для сердца. Став под душ, он начал с холодной струи и привёл тело в возбуждённое состояние, затем дал горячую, расслабляя и так несколько раз, пока не почувствовал свободу от забитости мышц после трудного дня. Собственно мытьё заняло несколько минут и как раз в это время заявилась Вера:
   Вика, гель освободился? - она в своём развратном халатике стояла у проёма и наблюдала за мужчиной.
   Можешь забирать, спасибо, Верунчик! Это средство смывает всё! Даже то, чего нет.
   Правда? - Так чего же в тебе нет? - подхватила игру девушка, протягивая руку за флаконом.
   Многого, к примеру, иногда на что-то подмывает, но... и, ты меня понимаешь, р-р-а-аз и его нет! - ответил он, возвращая флакон.
   Ничего не понимаю и никого не догоняю! Не морочь голову и выражайся яснее, - замотала головой она, предвкушая сюрприз. Он пожал плечами, крутнул кран с холодной водой и объяснил для не очень непонятливых:
   Сначала я от этого отмахался, от этого желания, но ты настояла. Вот и получай! - и затащил её под струю ледяной воды. Она взвизгнула и прижалась к Виктору. Вышло непроизвольно и прозвучало естественно. Он задержал её на секунду и отпустил, тут же прикрыв воду. Пряди чёрных волос под напором струи беспорядочно перемешались и картинка молодой женщины с чёрными, как ночь глазами, в который раз изумила мужчину:
   Я в музее видел глазурь, "Наяда и Парис" называется. Так ты в точности, как та девушка. - Вера зажмурилась от полученного и ушла. Мокрый халат - мелочь в сравнении с услышанным. Он думал о ней, а она о нём! Со всеми его прибамбасами и неправильной супружницей в том числе.
  Когда они сели в машину, шёл двенадцатый час. Оба подумали о премьере у Даши и никто так и не решился что-то сказать. Вера от неясного предчувствия, а Виктор из деликатности. Негоже тащить партнёршу в свои проблемы. Премьера закончилась давно и сеучас самое время принимать лавры почёта или хулу порицания.
   Давай заедем туда и на вахте узнаем, как прошло, в театре, наверняка, ещё не разошлись, - предложила она и направила свою "чайку" к музыкальному театру. Он в ожидании неизвестности буквально отключился и очнулся лишь у служебного входа.
   Я только узнаю, - сказал он, выходя из машины, - если что, позвоню! И она осталась наедине с собственными мыслями. Они метались от редактуры фонограммы, к Виктору, а оттуда к личным проблемам: у молодой женщины их всегда под завязку.
  Погрузившись в себя, она не заметила, как появился Виктор и неслышно опустился на сиденье. Она приготовилась сказать что-то на темы Парнаса и Мельпомены, подняла глаза и осеклась. - На нём не было лица. Одни потухшие глаза. И всё! Как себя вести с мужчинами в таком состоянии, она не знала, да и вся её жизнь звучала не на той волне. Она только поняла, что дело в Даше и внутренне подобралась.
  Её сценические персонажи в таких случаях с соперницами не церемонились и яд был привычным средством завершения диалогов. Но Вика эту заразу любил и надо как-то по-другому. Взгляд с потухшего партнёра скользнул по салону и остановился на плейере, который переливался разноцветными табло и кнопками, как новогодняя ёлка в ожидании праздника. Она нашла нужный диск и вставила в щель аппарата. Через минуту раздалась мелодия романса, который она записала к проекту нового мюзикла. На публике его ещё не пробовали.
  Виктор был искушённым слушателем и его мнение ей казалось важным. Он поднял голову и выбрался из одолевшего.
  
  Осень в душе шелестит моей листьями,
  Серым дождём, пьяным танцем ветвей,
  Голы дубравы с подлесками чистыми,
  Есть лишь отрада из чёрных кистей.
  
  В терпкий сентябрь выхожу я из августа,
  В прошлом эдем, только ты туда вхож,
  Милый, лишь взглядом тихонько пожалуйся
  И прозвучит сокровенная ложь.
  
  Чую простор и распевность я осени,
  Зреет во мне чёрной кисти нектар
  И робкий взгляд, и намёк жёлтой проседи
  К томи души будет стоящий дар.
  
  В терпкий сентябрь выхожу я из августа,
  В прошлом эдем, только ты туда вхож,
  Милый, лишь взглядом тихонько пожалуйся
  И прозвучит сокровенная ложь.
  
   Иглы тоски в моё сердце вонзаются,
   Игры затеял безумный сентябрь,
   Кроны надежд под напором ломаются,
   В смуту тоски погружая тебя.
  
  В терпкий сентябрь выхожу я из августа,
  В прошлом эдем, только ты туда вхож,
  Милый, лишь взглядом тихонько пожалуйся
  И прозвучит сокровенная ложь.
  
  В сад я вхожу: мнятся лозы брильянтами,
  Во мне жёлтых листьев бушует дурман,
  Будит он жар мной до срока припрятанный,
  Очи прикрыв, погружаюсь в туман.
  
  В терпкий сентябрь выхожу я из августа,
  В прошлом эдем, только ты туда вхож,
  Милый, лишь взглядом тихонько пожалуйся
  И прозвучит сокровенная ложь.
  
  Музыка затихла, но атмосфера грустной неразделённости осталась и они молча приспосабливали её к наболевшему.
   Погадать? - Всю правду совру и ни слова про наболевшее! - пообещала Вера и взяла его руку. Бабушка в юности была ещё той шалуньей и внучку научила многому, тем более, что Вера была вылитая бабушка, только сорок лет спустя. Враньё должно быть неконкретным, волнующим и таинственным, тогда с клиента можно сорвать хоть что. Чёрные глаза и профессиональная дикция, ну и желание отвлечь от неприятного, чем не стимул для подвигов? Через несколько минут он отошёл и заулыбался, а потом и хохотал вместе с наглой попрошайкой, требующей позолотить ручку. В студию они приехали в добром настрое и задержались там не очень долго. У Веры получилось слегка переменить интонацию во втором и четвёртом куплетах, сделав её гармоничной с новой хореографией танца. Виктор слушал фонограмму через наушники и, закрыв глаза, прокручивал в голове вариацию их танца. Пару раз он сделал замечания и Вера нашла их резонными. Звукорежиссёр не возражал и, когда все дорожки совместили, получилось отлично.
  Собрав фонограмму в копию на диске, они вышли из студии и решили подышать свежим воздухом. Ночная Москва в такое время становилась чище и приятней для обитания. Они шли рядом, за руки не держались, но любому, увидевшему их в этой зимней ночи, было ясно - они вместе. Отдохновение, как и вдохновение - это всегда настрой и они появляются от кого-то и чего-то. Вера буквально захлёбывалась от энергетики Виктора и светилась, а он, глядя на неё, проникался глубочайшими эмоциями, смывающими рутину и тлен бытия.
   Ты домой не хочешь? - спросила она, зная ответ. И он развёл руками. - Поехали ко мне, нам нужно капитальноотдохнуть.
  Пока добирались, пили кофе и потом укладывались, его не покидало ощущение вторичности происходящего с ним, где-то в подкорке витало, что такое уже было, просто он забыл. А было в его жизни предостаточно и разного. Копаться в себе Виктор не любил и с удовольствием всё начинал с чистого листа. Вера поцеловала его в щёчку и забралась под одеяло. Счастье было недолгим, но она и не загадывала куда-то вдаль, сейчас достаточно того, что Виктор устроился рядом и на его челе нет хмури и напряжения.
  Они устали настолько, что уснули тут же, пожелав друг другу доброй ночи. Вера точно знала, что ей приснится и ринулась в знакомую стихию с привычным азартом. А её партнёру хотелось всё забыть и ото всего минувшего отрешиться. Груз прошлого всегда мешал идти в будущее - это он знал точно.
  Комнатка хранила невинные забавы и страсти и, возвращаясь сюда, Вера как бы очищалась и обретала запал для нового витка жизни. Бабушка сделала вид, что гостя внучки не заметила и решила, что утром уйдёт пораньше, чтоб не давать молодёжи повода для мелкой лжи. Внучку она любила и понимала и с интересом следила за трогательным романом с партнёром в этом сумасшедшем шоу. Их производственный роман ей нравился и она всеми фибрами души чаяла, чтоб у них всё получилось правильно. Её прежние парни бабушке не глянулись и она их не приближала к внучке даже виртуально, отгораживая заморским словом "бойфренд", ничего общего с чувственностью слов "любовник" или "любимый" не имевшим. А Виктор - это шанс. Его-то Верочка любила по-настоящему.
  
   16-23 ДЕКАБРЯ. НАСТЯ
  
  На следующий день после переезда партнёрши к нему хозяин дома устроил всё, чтобы развести Дашу и Настю по разные стороны житейского фарватера. Для этого все супружеские файлы нужно делать исключительными, чтоб Даше и в голову не пришло найти минус, хоть как-то связанный с Настей. Вечерний секс с женой он перенёс на ночь, когда гостья спит и от супружеских игр не возбуждается, то же стало с утренним, его он устроил в ванной, включив душ на всю катушку и вызывающее пение Тони кроме него никто не слышал. Профилактическая беседа с женой про место партнёрши в их доме оказалась продуктивной и Тоня являла само радушие и гостеприимство. В отношения партнёров она не вмешивалась и утром Настя просыпалась от голоса Славы и слушала его с теплом и благодарностью:
   Бонни, пора вставать! Нас ждут сокровища вселенной и банки Оклахомы. Она открывала глаза и делала партнёру ручкой. Голос и лицо настоящего друга - что может быть лучше для начала дня? Она поднималась легко и шла в освободившуюся ванную. Там были владения старшей хозяйки дома и дамского бардака молодой жены не водилось никогда. Завтрак проходил под флагом той же консервативной власти и Тоня при свекрови вела себя исключительно паинькой. Настя с мужем даже в медовый месяц не была такой восторженной и послушной. И рука хозяйки дома гостье понравилась. Когда свекровь ушла в школу, поведение Тони мало изменилось и к Насте в её глазах читалось доброе и уважительное. И на тренировку она их провожала, как в средние века дамы рыцарей на подвиги.
  Растяжки и разминку начинали в своей раздевалке сразу же и интенсивно. Чтоб сэкономить время, делали одновременно друг другу, усаживаясь напротив или валетом. Слава понимал, что давить сейчас не нужно и за призами лучше не гнаться, поскольку пустота в душе женщины зарастёт не сразу и маята так или иначе своё возьмёт. Нужно отвлечь её от себя уязвлённой и переключить на другое - активную и беспощадную Бонни. А это значит и для него перемены - нежность и деликатность надо сменить рациональным напором и грубоватой лестью. Касания сменились хлопками, призывы вызовами, а деликатность откровенностью. В итоге энергетика эмоций была такой же, но иного наполнения. И Настя такие перемены приняла с одобрением. Для образа Бонни такая пища в самый раз: нежное и изысканное на искорёженной почве ни за что бы не взошло, какая-то травка и кустики неизвестной природы и поразительной живучести уже выглянули и своё дело вершили исподволь. Однажды в паузе она спросила Славу:
   Как там Алия? Не слишком ли я с ней обошлась?
   Она крепкая девочка, должна совладать, - ответил Слава и улыбнулся заботе Бонни к прошлому Клайда.
   Я хочу с ней поговорить. Можно?
   Сейчас?
   Да. И он набрал её номер на мобильнике. Через пару минут протянул Насте навороченную мужскую игрушку и сказал:
   Она по тебе тоже соскучилась. Разговор получился простым и без былых препирательств. Алия пригласила их на обед в офис фонда. Настя согласилась и за Славу тоже. Ей было интересно, как он управится с двумя женщинами за одним столом. К Славе она присматривалась основательно и прежнюю восторженность взрослым мужчиной гнала прочь. Слава Настю в этот день чуточку придерживал и к концу тренировки она от усталости не свалилась. В душе он мылся с ней вместе и расслабляющее-бодрящее она получила в полной мере. Обед на три персоны привезли из ресторана и нарядная Алия совсем не пахла кухонными ароматами. Синяки на лице Насти грим едва прикрывал, но Бонни к ним отнеслась, как к боевым шрамам и на сочувствующее от соперницы только улыбнулась:
   Когда тебя хотят так сильно, что не видят никаких препон, это не беда, а бабья доля. К тому же, фингалы проходят. Хуже, если на тебя не смотрят, а это навсегда. Верно? - не удержалась от колкости Настя и взглянула на Славу. Алия должна знать, что верный и крутой на расправу защитник он не только ей.
   Да, Бонни, всё пройдёт и в памяти останется самое ценное и высшее. А высшее не бывает плохим. Он приблизился к ней и мягко поцеловал в щёчку.
   Ты тоже так думаешь? - спросила Настя у Алии.
   Женщина только тогда может состояться, когда её хотят и любят одновременно. Но при этом она должна быть свободной от пут рутины. Супружество вроде твоего - тоже путы. А сейчас ты сделала к свободе только первый шаг. Хорошо бы - удачный. Ты стала частью Славы и это тебя спасло. Иначе бы так там и болталась, во лжи супружества. Так что твои фингалы - это ордена на груди нашего Славы.
   Ты ревнуешь?
   Немножко. У нас с ним другая история и ты мне не соперница.
   Можно зацепить главное?
   Цепляй! - улыбнулась Алия и взглянула на Славу. Уверенно и по-доброму.
   Сложись всё иначе, ты бы вышла за Славу?
   При ином раскладе я бы его и не встретила. И он единственный мужчина, которому я верю без меры и всегда. Но быть женой я не умею. Не то во мне намешано, чтоб жить бок о бок много лет, варить супы, стирать, штопать, вести дом, нянчить детей и ревновать к своим подружкам. Не то во мне, Бонни, совсем не то! Тепло к нему не исчезнет никогда, а как у него... - она поперхнулась, затем откашлялась, отмахнулась, будто от привидений, в конце концов уронила большущую слезу и поднялась из-за стола. Слава выждал минутку и, не глядя на Настю, вышел за ней. Настя немножко посидела одна, осмотрелась и, никого не увидев в дверях, взяла ложку и попробовала суп. Он не остыл и был хорош чистым бульоном и ароматом специй. Что-то от восточного в нём так и сквозило. Она, не торопясь и смакуя блюдо, доела первое и принялась за второе, уже приговорила около четверти порции мяса с картофелем и острым соусом и только тут появились Слава и Алия. Они виновато поглядывали на Настю и держались за руки. Видно, что Настя в душе Алии проделала немалую пробоину и она внутренне порадовалась увиденному. Но наружу не выпустила ничего.
   Доедим эту прелесть, не пропадать же ей, - предложила гостья, - и посмотрим твой балет. Хочется увидеть его ещё раз и другими глазами.
   Да уж, и вправду прелесть, - прохладно выразилась Алия по поводу супа, - долго выбирала, обсуждала меню с поваром и, надо же, так свалилась!
  Обед прошёл нормально и по-семейному, Слава шутил, Настя отзывалась, а Алия улыбалась и потихонечку приходила в себя. Балет она смотрела, забравшись к нему под бочок и Настя её словам насчёт семьи и детей не поверила. Там что-то другое замешано. - Что?
  Когда они возвращались в спорткомплекс, Настя молча сидела за рулём и лишь разок бросила взгляд на Славу. Его происшедшее с Алиёй сильно смутило. На тренировке он партнёршу не мучил совершенно. Мысль о вероятной беременности Алии мелькнула, но не задержалась: не та это женщина, чтоб попасть в подобную ловушку. - Что же ещё? К концу полуденной тренировки Слава так и не оправился и перед вечерней на льду они никуда не пошли. Отмывшись и отдышавшись, они устроились в раздевалке и слушали музыку. Через час должна приехать Тоня со скатертью-самобранкой. В такие минуты Бонни брала над ней верх и диалоги с партнёром становились скупыми и краткими. Музыка скрашивала тяготы ожидания и смягчала отвратное настроение партнёра. Так и прошёл час.
  Настя прикрыла партнёра и встретила его жену, как лучшую подругу. Не тот настрой у Славы она объяснила нагрузкой на спину, он слегка перетрудился со штангой.
   И носить тебя на руках уже не может? - не скрывая иронии, поинтересовалась Тоня.
   Да, - подтвердила Настя серьёзно и в бабьи перепалки не скатываясь, - а для мужчины такое - сильный стресс. Просто выкатываем танец, шлифуем элементы, а силовую на завтра. Пока не пройдёт! Так что, вот так, Тонечка.
  И супруга поостыла заметно. Но после съеденного тормозка из дому Слава всё же приободрился. Жену хлопнул пониже спины и прижал в уголочек, не стесняясь партнёрши. Она ушла, а они ещё чуточку полежали, впитывая калории и целебные ферменты. Беляши, калорийное рыбное асорти, салат из огурцов и помидоров, куриный бульон и черничный кисель их силы восстановили полностью и вечерняя тренировка прошла, будто утренняя. В душе Слава сделал ей расслабляющий массаж, а потом чувственно поцеловал и сказал:
   Я твой должник, Бонни!
  Уже перед сном вместо секса с женой Бонни устроила ему массаж спины и не подпустила Тоню к нему и близко, отыгравшись на нём за его верность Алие. Хотя в глубине души она понимала цену этому, но претендуя на него, уже не могла вести себя иначе. Иначе - это неправильно! Она укутала его спину пледом, успокоила маму и улыбнулась жене. В эту ночь он ни разу не поднялся и сыграл роль болящего до конца. А утром был ещё один массаж, причитания жены и мамы и решительное от Славы:
   Жить не обязательно, однако элементы надо выполнить по полной программе! И они уехали в спорткомплекс. Бонни умела уже многое и её власть над Клайдом усиливалась всё больше и больше. Сегодня был последний день в паркетном зале и они шлифовали танец с её вокалом под фольклорную ритмику.
  Чужие проблемы и физические нагрузки полностью поглотили молодую женщину и про ночное происшествие с мужем она забыла. Ко всему прочему, Слава заглядывал к ней в спальню после игр с Тоней и контрастного душа, смывающего следы секса, чтоб не будить в ней погребённого. Он подходил к её постели и желал добрых снов. Даже, если она спала, этот миг Настя ощущала всем существом. И сны приходили исключительно светлые, а пробуждение было чуть не райским. Иногда она вспоминала ту самую слабость Алии и восстанавливала в голове остальное про неё. Получалось, что её ночи со Славой здесь когда-то и были тем самым ключиком к нынешнему дискомфорту. Не могла молодая женщина добровольно отказаться от рая с мужчиной, а со Славой именно так и было - рай! Что-то развело чувства и остальное в этих незаурядных особах. В этом доме всё так и дышало покоем и негой и нормальная женщина не могла отказаться от них. Вот и Тоня всем этим не надышится, несмотря ни на что и создавать собственный дом не торопится.
  Как-то утром Настя вошла в ванную, из которой Тоня так и не вышла, хотя её время уже закончилось. Женщина стояла перед зеркалом и разглядывала себя. Сомнения в себе, такие знакомые Насте, одолевали и Тоню. Настя подошла к ней и обняла, будто Славу и чуя на ней его выделения, которые та смывать не торопилась. Халат молодой жены распахнулся и гостья увидела недавние следы мужних ласк на груди и остальных прелестях, которых у любящей женщины без числа. Они буквально стояли крутыми холмами и ещё не остыли от забав и нежного внимания. Тоня от гостьи не отстранилась, прислушиваясь к себе и глядя в зеркало, через которое партнёрша мужа изучала её лицо и тело. И она ей показала всё! Должно же когда-то это случиться. Настя отвернулась и подставила вместо себя Бонни. А гангстерша свою роль знала отлично:
   Классный у тебя муж! Я бы с таким сходила с ума ещё сильнее. Береги его и не изводи понапрасну. Роди сына и дочку и жизнь у вас поменяется. Что мешает, ни карьеры у тебя, ни какой-то особой работы?
  Тоня повернулась к гостье и вздохнула:
   Боюсь!
  Гостья пожала плечами и коснулась вожделенного холма, которым так любил играть Слава:
   Я сейчас его позову, а ты воздай ему. Мы самую малость задержимся, я подожду.
  Через полчаса Слава заглянул к гостье и сказал:
   Ну, что? - Поехали?!
  В этот день они не торопились, сделали немного, но капитально. Клайд заботился о Бонни и вкладывал в неё умения к ледовому ремеслу с любовью и без суеты.
  Всю оставшуюся неделю Настя жила у Славы и оттуда они ездили на тренировки на её машине, а его жена готовила обеды и в сумке-термосе возила на каток на Славином BMW. Тоня впервые так плотно столкнулась с проблемами мужа и прониклась ими в полной мере. Приходилось быть и кухаркой и сиделкой. Синяки на лице Насти прошли через пару дней, а укусы и прочее непотребство на груди остались на долгую память о первом замужестве. Да и вообще, за Настей нужен пригляд, в разобранном состоянии полуразведёнки она могла сотворить что угодно, совратить её отзывчивого мужа, в том числе.
  Тоня ухаживала за гостьей и выслушивала её рассказы о себе, получалось - она хорошая девочка и послушная дочь. Бывали и минутки в ванной, похожие на их первую откровенность, но теперь Тоня подставлялась рукам гостьи с любопытством бывалого первопроходца, входящего в страну запретного. Её тело было рельефным, крутые бёдра и высокая грудь не могли не волновать мужчину, да и глаза у неё ничего от самки не скрывали и Настя убедилась в том, Слава выбрал хорошую женщину и сделал это, как всегда, без суеты и спешки.
  Любопытство Тони не было столь сильным, чтобы в гостью нырять самой и без приглашения, поэтому она обошлась поверхностным осмотром партнёрши мужа. Получалось, что эта стройная с некрутыми выпуклостями женщина владеет особыми секретами обольщения. Во время тренировок на их льду она видела, как на его партнёршу смотрят другие и сколько нежного вожделения таится в глазах мужчин, занятых вокруг катка, да и на льду тоже. На Тоню смотрели иначе - затащить в уголок, облизать с пяток до губ и трахать до изнеможения!
  Вожделение и возлежание обитают в разных сферах. Купаясь в ласках мужа, она прежде не задумывалась о многом, теперь её глаза открылись и мир во всём своём гнусном великолепии предстал перед ней и озадачил. Слава в этом мире был своим и это её смущало. Теперь она понимала смутную тревогу, которая одолевала при мысли о ребёнке. И природа подспудного страха стала понятной.
  Тоня была красивой женщиной без комплексов и именно это влекло к ней мужа, уставшего от борьбы и адского труда на галерах. Тоня была чистым воздухом и, погрузишись в неё, он отдыхал. Ни о чём не думая и никуда не стремясь. Настя и Алия - это те же галеры и такое же напряжение. Но и сильный наркотик! Очистить себя от такой зависимости удавалось немногим и не часто. Но редко кто из мужчин задумывался над тем, что любая женщина - это опиум в гибельных дозах. И, отравившись одной, не получаешь иммунитета от другой.
  Зато сами женщины об этом осведомлены на уровне инстинкта и впитывают колдовские файлы буквально из воздуха. Не зря колдуний больше, чем колдунов. И Тоня в глубине души побаивалась Насти именно поэтому - она чуяла в ней колдовское всевластие. И, когда гостья по утрам прижимала её в ванной, ко всему с ней относилась с пиететом и покорным вниманием и ждала с нетерпением новобрачной. Со свекровью она была не столь благодушной, как с Настей. Когда Тоня втирала целебные мази в раны гостьи, в неё потихонечку входило то вожделение, которое мог испытывать муж, терзая и мучая такую грудь. Искусанные сосочки ещё не отошли от стресса и мази не принимали совсем. Она как-то набралась смелости и спросила:
   А Слава их видит? - и Бонни хохотнула:
   Каждый день! Утром, днём и вечером по два раза переодеваемся, а по ходу пьесы по сто раз задеваем и касаемся. За эти месяцы, думаю, не одна тысяча раз случилась.
   Но ведь их нельзя трогать вообще, пока не заживёт - иначе быть беде. Ты же деток не думаешь растить из бутылочки?
   Хороший совет! Но нереальный. В нашем шоу такое невозможно, - соврала Бонни, даже не моргнув глазом. - И Слава был осторожен, и она надевала страховочный бандаж поверх бюстгальтера. От нижних, самых опасных для этого поддержек, они отказались сразу же, а на верхние он переменил подход и она взлетала вверх с разворота и локтями прикрывалась от движений его рук. Они несколько раз это опробовали внизу, а в раздевалке специально тренировали висение Насти на его руках в новом положении. Но Тоне этого знать не нужно.
   Что ж, - вздохнула сердобольная Тоня, - немножко вам осталось, а там и отдохнёшь!
   Да, - подтвердила Бонни, - три дня и всё! Надо потерпеть. Три-то дня и только!
  
   22 ДЕКАБРЯ ДАША ЗЕЛЬДИНА
  
  Премьера в театре прошла удачно, зрители аплодировали и цивилизованно вопили, пресса в буфете одобрительно качала бородами и пламенела бюстами, генеральный спонсор заявил, что "бабки" полностью отбиты и по окончании спектакля случился оперативный "праздник" силами актёрского состава, только что "отпахавшего" премьеру. Ясное дело, отметили чуткое руководство и поклонились тем, кто выделил денежку сверх заявленной сметы и сотворил долгоиграющую баланду реалией театральной жизни. И потом принялись за тружеников сцены. В ведущих значились Фёдор Ефимов, игравший доктора Стрейджлава, и Дарья Зельдина, сыгравшая роковую красавицу Раймонду.
  После дежурных тостов за искусство вообще пошли конкретные с именами и заслугами. К тому времени публика переменилась слегка и кто-то, в том числе и начальство, ушёл, а кто-то, это друзья и знакомые, пришёл и число гуляющих в театре почти не изменилось. В буфете толпились так же, как и в коридорах, рекреациях, фойе и других нерабочих помещениях. И темы бесед у каждой компании слегка отличались лишь потому, что спектакль удался и объект приложения эмоций находился напротив тебя. Обсуждали игру и качество постановки. Ни про семейную или закулисную жизнь сегодня не было интересно, а вот о Ефимове и Зельдиной сколько угодно. Чуть поменьше и не так яростно про постановщиков, а их аж трое и все из-за бугра. Что интересное можно услышать про них? - В ответ пожмём плечами, а вот про нашу сладкую парочку - это да!
  Между тем эта парочка и остальные из первого состава собрались в нижнем буфете и от души расслаблялись в узком кругу. Дверь на этаж закрыли изнутри и гуляли свободно, не опасаясь происков жёлтой прессы. Кроме актёров были самые близкие люди из родни, так что дух корпоративности хорошо укреплялся семейным. Близких позвали не так много и они духа избранности не разбавили. Не пришли, к глубокому сожалению собравшихся, семьи обоих премьеров спектакля. Этим не замедлили воспользоваться "друзья и коллеги" и окучивание пошло по полному профилю. Дашу Зельдину взяла в оборот подруга по театральному училищу Евгения, а в рутинном обиходе кулуарного междуцарствия Женя Прохорова:
   Что ты держишься за своего хоккеиста? Что ты в нём нашла? С ним же говорить не о чем, он ничего не смотрит и никого не знает! В приличное общество с ним тоже не пойдёшь - принципы! А как он ручку целует?! - Лорд Букингемский! - Это же с печки упасть, какой он важняк! - Ты теперь в таком кураже и надо имидж менять.
   И кого ты имеешь в виду? - Может, Савельева с бензоколонками? - Или Газзаева с рыночными вышибалами? - ответила Даша подруге по редким удовольствиям втайне от догляда. Она, будучи незамужней, умела обустроить всё так, что никто об этом не знал.
   Кого-кого, его! - она сверкнула глазами и указала на её партнёра, который лениво окучивал чью-то знакомую. И безопасно, как бы ничья, и девочка в самом соку! Даша даже отшатнулась от подруги - так опасно выглядело всё, связанное с Федей. Но к нему тянуло, несмотря на реноме неверного любовника и вообще ходячего губителя репутаций. Она в его объятия попадала не раз по роли и это не однажды кончалось постелью после репетиции или спектакля. Не сказать, что он роскошный любовник, но он всегда свободен. Особенно такое по душе замужним дамам, в выборе сильно ограниченным. А Даша как раз из них и была и все приключения на страстной почве были спонтанными и недолгими, так что особого опыта не давали и она каждый раз как бы лишалась невинности и чаще всего с другим искусителем. Умеющие и знающие женские слабости Дашу укладывали влёт и она лишь со второй страсти понимала, с кем имеет дело. Такие приключения для неопасны и последствий не имели, поскольку настоящей и прирождённой любовницей она не была и потуги сексуальных партнёров на неё особо не влияли: переспала и довольно! На отношения ни с кем её не тянуло по изестным причинам, а запретный секс - просто награда за рутину репетиций и воздержаний от многого в рутине жизни. И тянуло в основном после удачных премьер, как вышло сегодня.
  В этот раз они с Фёдором сидели не рядом и почти не общались, но того, что затронуто в душах и инстинктах по ходу пьесы, вполне хватило, чтобы слегка захмелеть от его игры. Особый драйв заключался в том, что от него слегка попахивало бренди и трубочным табаком особого сорта, который валил женские сердца наповал. По ходу спектакля он зашёл в гримёрку, когда там никого не было, и предложил пари. У них оно стало обычным и тайным, поэтому желанным для обоих. Так вот, если спектакль пройдёт на ура и у неё будет рейтинг выше, то желание загадывать достанется ей, ну, а если наоборот, то американка принадлежит ему. Сегодня, несмотря на её игру и усилия костюмеров и гримёров, победил он. И перевес в пять голосов при трёх воздержавшихся. Так что, придётся платить. И она незаметно исчезла, будто по женским делам. Чуть позже испарился и Фёдор, а Женя наблюдала за бомондом, готовая предупредить подругу.
  Партнёр набросился на неё сразу же и быстро у них не получилось. Он растерзал её, трижды подступая и отпуская, таскал по всей гримёрке, вытирая ею все выступающие углы и не оставил живого места на теле, вымещая зависть и ревность за её лёгкую, штриховую и в то же время выразительную игру, в противовес его широченным мазкам и жестам, до классических канонов не дотягивающих очень и очень много. Если Даша могла играть в пьесах любого плана, то он был ограничен вот такими чуть не буффовскими драмами.
  Он терзал, а она млела от разнузданности и непотребства. В его постельном лексиконе уважительно семейных обращений не было, а "блядь" или "курва" относились к средневзвешенным. Не признавал он и презики и вообще он ничего не признавал. Экстрим с Фёдором выносили немногие и Даша была в числе избранных, ему с ней было в самый раз к менталитету. С ней на него находило такое вдохновение, что потом женщина прощала всё. Она его разнузданность могла смаковать неделями и размеренный секс с мужем на чистой постели только разбавлял суперконцентрацию оргазмов, полученных от безбашенного коллеги. После аккуратного, подтянутого и организованного Виктора секс с разгильдяем Фёдором был тем самым адреналином, которого интеллектуально озабоченной москвичке часто недостаёт. Тут уж ничего не попишешь - физиология! А может и что другое.
  
   23 ДЕКАБРЯ ФИЛАТОВА И ДИБРОВ. ДЕТАЛИ ВОСПРИЯТИЯ
  
  После тяжкого и изматывающе марафона на льду Костя и Вера отдыхали дома и на этот раз вновь обошлись без фильма для разрядки. Всё в них и так выглядело отточенным и совершенным, мозги в этом принимали самое активное участие и теперь тоже хотели покоя. Единственной, обойденной особым вниманием, себя чувствовала избалованная сексуальность Веры. И она слегка поддразнивала коллегу в Костике. Мужская ненасытность - это всегда сильно, без меры и долго. Когда присмиревшая женщина упала без чувств, он немного ею полюбовался, выждал пару минуток, чтоб её дыхание стало обычным и только после этого стал заботливо обихаживать самое яркое в ней. И она очнулась. Первое, что вырвалось наружу, это выражение какого-то гнетущего душу вопроса. Вопрос чуть не прозвучал, но она себя одолела и мурлыкнула гламурное:
   Ты мой бог! Я без тебя ничто!
   Правда? - сказал он и поинтересовался, - И что же ты от него хочешь услышать на ночь?
   Я тебя обожаю, милая Косточка! - тоном школьной задаваки сказала женщина.
   Так что? - повторил мужчина и дамочка раскололась:
   Знаешь, не могу успокоиться и меня мучит даже подспудно то, что ты его возвышаешь, а мне он никак. И ключевой файл во всём этом - Аугуста. Неужели она так безалаберна и податлива, что позволила себе залететь от брата? Двое деток уже есть и она знает, каково с ними и всё же она это сделала! Так могла поступить честная давалка из провинции со столичным ухажёром, чтоб зацепить. Но у них ведь не так: он не хахаль, а она не давалка! - Тогда почему?
   И на поверхности ничего не лежит, правда?
   Косточка, успокойся: я к нему не переменилась, а теперь и знаю побольше, но этого у них не пойму.
   Есть такое выражение - поймать бога за бороду. Став кумиром после возвращения из первого турне в Южную Европу, Байрон вкусил всё. И подумал, что он бог, а рядом заурядные смертные. И так было, пока не сблизился с Аугустой по-настоящему. И увидал, что она такая же. То есть, он и она боги! А раз так, то им позволено всё. Квод лицет йови, нон лицет бови! Беременность Аугусты была её капризом и он только утолил в ней это.
   От брата?
   От бога!
   Даже так? - А ведь внешне она нормальная.
   К богам людские мерки неприемлемы.
   И они наблюдали её беременность с самого начала? Как в камере Обскура, а? - Знали и тайком ото всех любовались этим?
   Да! И упивались цветением Аугусты. Представляешь - никто не знает, а они играют с миром в свои игры. Разве такое стоит дёшево?
   Да, версия убедительная.
   И чем больше копаешься в фактуре, тем меньше сомнений.
   Откуда ты это взял? - Ведь прямых свидетельств нет. А из косвенных, разве что неожиданный жест миссис Анабеллы Байрон. Но и он выглядит как-то спонтанно и растерянно.
   Надо просто знать и понимать самого Джорджа. Его эмоции всегда как-то привязаны к сюжету и в основном обслуживают его. Так вот, написанное с Аугустой - это чувственность в чистом виде. Ни сюжета, ни роскошных героинь, ни борьбы с демонами и обстоятельствами - только чувственность. Если понимать это, то становится ясно, что он написал накануне их публичных игрушек, а что после обсуждения результатов наедине с Аугустой.
   Правда? - насторожилась Вера, ей подобное в голову приходило, но не о Байроне.
   Мы это можем разобрать на примерах с кошечками. Ты готова? - и женщина загорелась. Усталости, как ни бывало. Через полчаса исследований она и сама видела правоту своего кумира. Её английского было недостаточно, чтобы понять это на оригиналах, но даже этого хватило, чтоб уловить алгоритм любовных флюидов. Не те окончания, не тот ритм и вообще всё иное. Всё же аргументы звучали из первоисточников, то есть первых публикаций в Лондоне. Тонкости звучания тогдашнего текста он передавал из собраний эмоций своей супруги-художницы, а она была что называется погружённой в тему поэта-расстриги. Их она знала множество и Костя был в полном их осознании.
   Если такое прекрасное сумасшедствие увидел ты и Элис через двести лет, неужели современники такие слепые?
   Такие вещи слишком величественны, чтобы их разглядеть стоящему рядом.
   Тут и добавить нечего: они настоящие божества! Спасибо, Косточка, за урок! - За мной не заржавеет. Можно ещё разок нырнуть в тебя? - Я не усну, не узнав ответа.
   Давай, сегодня ты заслужила.
   У тебя с Дынечкой в принципе так же, как у него с Аугустой. Ведь так?
   Примерно, - осторожно ответил он и она мысленно ухмыльнулась.
   Она не подбивала на то, чтобы родить кроме привязанности ещё и махонькую крошку? И всей неопределённости подвести черту.
   На всё и сразу была готова Светка. Ей нечего терять и любое у нас было бы подарком ей за терпение и характер. С Диной всё сложилось иначе с самого начала и мы предохранялись за мой счёт. Она ничего не опасалась и во всём нашем купалась без оглядки. И это нас неимоверно сближало, несмотря ни на что. А потом, когда мы выступали на мире и Европе, об этом не могло быть и речи - спорт, это больше чем любовь. Это вся наша жизнь и ни один партнёр свою партнёршу даже не подумает соблазнить на такую фигуру.
   Тебе интересно, что я думаю об этом?
   Разумеется!
   Дынечка в глубине души мается от того, что забеременела от чужого мужика. Мысленно она это сделала с тобой и не однажды. Но ты этого не прочувствовал. А она, деликатная и чуткая, не стала навязываться. Женщине хочется, чтоб всё исходило от мужчины. Думаю, она над этим проплакала не одну подушку!
   А теперь она счастлива?
   Я на неё уже давно смотрю не со стороны, поэтому необъективна.
   И всё же?
   В последнее время она заметно смягчилась и стала более женственной. Это уже не та, всё умеющая тренерша, до сих пор сама летающая на поддержках, долю слабой женщины в ней вижу и я. Мужики - тем более.
   Ты думаешь, это она для них такая слабая?
   Косточка, я не совру даже себе в корысть - кроме тебя мужчин в её мире нет. Другие же - это лишь особи мужского пола. Так что она для тебя настоящая Аугуста.
   А ты? - Кто для меня ты? - спросил он, взяв подбородок правой рукой, а левую ладонь уперев в грудь. Но женщина не сменила тона:
   Тут с классикой диссонанс - я для тебя божество. А раз так, то Аугуста мне не соперница!
   И после такого ты уснёшь?
   Да, теперь моя душа покойна! Можно и баиньки!
  
  23 ДЕКАБРЯ. ЗАВАРЗИНА И МАКЕЕВ.ПОДАРКИ НА НОВЫЙ ГОД
  
  После утренней тренировки Саша предложил съездить за подарками для Наташки и мамы. Хоть это и было Ириной угадано, обустроено и просчитано, но звучало немыслимым гимном. Она прижалась к нему и поцеловала, обдав собой и мгновенно взыгравшим нутром цветущей женщины. И она постаралась из прогулки по магазинам сделать шоу. Дочери он присмотрел девичью виртуальную игру, а маме тёплые перчатки из натуральной замши. Со своей стороны Ирина тоже не поскупилась и взяла нарядное платьице Наташе и жакет к юбке для мамы. Упаковывая всё это подальше, они улыбались друг другу, понимая, что такая игра повышает тонус. Дневная раскатка прошла так затратно, что по окончание они едва доползли до раздевалки.
  Только они было расположились передохнуть, как вошла уборщица и спросила, надо ли убирать у них. Сегодня это была другая женщина, очень молодая, можно сказать даже, юная и хорошо беременная. Живот и грудь у девушки в возрасте чуть за шестнадцать были уже хороши, а глаза выражали непомерное счастье от этого. И взгляды обоих партнёров так и прилипли к ней, привычно раздевая и оценивая. Девушка это почувствовала и слегка покраснела, от чего стала ещё краше. Ирина взяла Сашу за руку и увела от соблазна, а беременная красотка занялась уборкой. Они подошли к окну и устроились на широченном подоконнике.
   Правда, хороша? - спросил он Ирину, слегка притянув к себе и вдыхая её запах. Он был всё так же возбуждающ и призывен. И чувство Саши вошло в Ирину тут же. Ревность исчезла, не успев излить яда.
   В какой части тела? - только и осталось от неё.
   Вот в этой, - сказал он и коснулся живота и груди. Нежно и призывно. Усталость на время отступила и Ирина вознеслась:
   Он хочет от неё ребёнка! И она удержала его руку там, чтобы нырнуть в разверзнутое поглубже. Хорошенечко вдохнув оттуда, она сказала:
   Счастливая девочка, я ходила такой же.
   Ты тех альбомов не показывала, - заметил Саша.
   Там только один и я его после развода с Игорем убрала, чтоб не грузиться лишним, - вздохнула она, нежась в объятиях Сашки и оттуда ни в какую!
   Ириша, я тебя люблю, начиная со школьных бантов и доныне. И к прошлому ревную уже не так сильно. Это прозвучало настолько проникновенно, что Ирина ничего не стала уточнять, зная главное - он принадлежит ей полностью и ближайшая вечность длиною в месяц или полтора вполне её устроит.
   Сашка, я тебя тоже люблю!- после таких слов в театре опускают занавес и звучат овации премьерам. У нас же вышла беременная уборщица и улыбнулась именитым людям страны. Эта пара ей очень нравилась, особенно Саша и, засыпая, она представляла себя в ним в постели. Так было легче забыть глупую забаву с одноклассником и уход из школы из-за этого. Ирина и Саша вошли в чистую и свежую от духа юной женщины раздевалку и вдохнули ауру, так и не утекшую вслед за её хозяйкой. Ирина тут же определила симпатию девочки к Сашке и улыбнулась - хорошая девочка и мысли от неё хорошие.
  До вечернего проката осталось три часа и они улеглись отдыхать, надув дачный диван. Экономия на езде и переодеваниях была существенной и диван сюда перекочевал с дачи неспроста. Еда для таких случаев у них была всегда, оставалось вскипятить чайник. Сон пришёл тут же и они чуть не проспали начало своей смены. Саша видел во сне беременную Ирину и там они сравнивали старые фотографии с тем, что есть сейчас, нынешняя Ирина ярче и красивей. Ирина же просто уворачивалась от соблазнов, которые окружили вдруг и предлагали варианты. Виллы, Канары, рекламные контракты и прочее. Но она отмахивалась ото всего, зная им настоящую цену. Сашка - это всё и несмотря ни на что! Проснувшись, они отметили взаимную смуту и ни слова о ней, понимая зыбкость сказанного по сравнению с охватившим.
  Лёгкий ланч и опять на лёд, победа в финале решала всё и Ирина с Сашей вылизывали элементы программы, так будто это настоящая Олимпиада.
  
   24 ДЕКАБРЯ. ФИЛАТОВА. МАНДРАЖ
  
  Ночь накануне финала была особой и напряжение с волнением буквально захлёстывало. Однако Костя успокоил партнёршу:
   Такой мандраж - дело обычное. Хуже, когда его нет. Тогда нет драйва и нет победы. Так что, волнуйся, но не сходи с ума.
   А ночь перед произвольной на последней Олимпиаде ты помнишь?
   Такое разве забыть! Татьяну трясло так, что не приведи господи. Я и сам тогда сильно взвёлся, если бы не надобность успокоить Таню, не знаю, как бы и уснул. На нас наехали всем миром и в прессе и на ТВ только и шума про нас, засидевшихся на троне, и новой поросли, которую мы, замшелые русские пни, губим и топчем. Вопли и кухонные страсти - это не наше. Там мы не соперники, наше дело - лёд и коньки. После обязательной программы мы с Татьяной сразу же уехали за город, для нас сняли бунгало без ящика и телефонов и там вместе с массажистом провели почти сутки. Васильич был и поваром, и официантом, но в глаза не лез и лишнего не говорил. Приводя в порядок Таню, я выправился и сам. И она, молодчина девочка, откатала с блеском.
  Он прошёлся кончиками пальцев по телу женщины, она замерла и прикрыла глаза. Слушать от мужчины про другую женщину и млеть - это ли не мазохизм? Или она свихнулась? - Полгода назад такое ей бы и в кошмаре не привиделось! Прикосновений хотелось, несмотря ни на что и слова про Татьяну и Элис ничего не меняли: сейчас эти пальцы принадлежат только ей! И она отбросила гнетущее, отдавшись блаженству. А оно уже и зазвучало:
   Верчик, всё будет в шоколаде! Ты девочка с отличными мозгами и настоящим характером. Таких на свете больше нет, - мужчина повернул партнёршу к себе и добавил, - если сравнить тебя с Татьяной или Светкой, так ты и вообще титан духа: в спорте без году неделя, а вон куда забралась!
  
   24 ДЕКАБРЯ. ВЕРА ЗИНИНА. ПЕРЕД ФИНАЛОМ
  
  Вера Зинина уснула под бабушкину молитву поздним вечером и до утра ни разу не встала. Виктор с ней распрощался на вечернем льду и по домам они разъехались каждый на своей машине.
  Но у Виктора дома нелады не завершились и Даша ничего хорошего после той премьеры так и не надумала. Он решил не спешить и волну не нагонять. Выбор - быть верной женой или чьей-то игрушкой под горячую руку не делается. Виктор видел в ней глубинную суть и любил именно её. Тщеславная червоточина в характере молодой актрисы раньше так себя не проявляла и он ей всё прощал, помня и себя в подобных обстоятельствах. Они спали в разных углах комнаты, завтракали и ужинали врозь и встречных шагов не делали: не говорилось и не смотрелось! Да и график жизни "удачно" не совпадал. На завтра у Даши вечерний спектакль, а до этого тренаж в балетном зале театра. Так что и на финале года своим мужем она с трибуны не полюбуется. Вот так!
  Вера всё это знала или чуяла, но и шагу не сделала к партнёру, боясь наворотить и всё порушить: Виктора она любила по-настоящему и опасалась своей жуткой натуры. Избиение Даши - не самое страшное, что она могла сотворить в азарте. Такой покорной, как с нынешним партнёром, она не бывала ни с кем прежде. И всё конструктивное и возвышенное в себе она считала эффектом Вика. И в эту ночь он впервые не приснился. Что-то бормотал Эдька, но она его сопли игнорировала. - Не мужское это дело - сопли!
  
   ФИНАЛ
   25 ДЕКАБРЯ. ВЕРА ЗИНИНА
  
  Проснулась Вера до свистка будильника и занялась собой, понимая важность любых мелочей этого дня в своей жизни: от утреннего проката, полуденной паузы перед выступлением, приезда на шоу, разминки и подготовки выступления, выхода на лёд и до бесед с агентами и продюсерами после процедуры награждения. Предложения к ней уже поступали, не раз заводил речь о контрактах её агент, но она решила выдержать паузу и решение принять лишь после разговора с Виком. Была одна идея, где она могла дружбу-партнёрство с ним продолжить ещё на некоторое время. В том проекте ему отводилась роль тореадора, с танцами, акробатикой и прочим, ему хорошо знакомым. И это был сюрприз. Сделать хоть что-то ответное и равноценное его личности она хотела, чуть не выпрыгивая из себя. - Ну, очень хотела!
  
   25 ДЕКАБРЯ. УТРО.
  
  ИННА ВЕТРОВА И СЕМЁН СТАВСКИЙ. АНДАНТЕ КАНТАБИЛЕ И ЛАВ СТОРИ
  
  На утренней раскатке у Инны Ветровой открылось давнее повреждение спины. Сёма и массажист в четыре руки долго приводили её в порядок и в раздевалку унесли на руках. Теперь про выступление можно забыть: такое быстро не проходит. Дома Семён ещё раз прошёлся по спинным нервам партнёрши, втёр туда целебную мазь и укрыл одеялом. Расстроенная и разбитая, Инна уснула с трудом, спала плохо и, болезненно морщась от провалов в преисподнюю, ворочалась во сне. Движения давались тяжело и от этого было плохо сердцу. Оно едва-едва прокачивало необходимый объём крови по поражённой недугом стволовой части организма. Нервные узлы, упрятанные разумной природой внутрь позвоночника, от смещения всего-то в одном узелке свою проводимость потеряли и наступил функциональный коллапс. Если повреждённое восстановить сразу же, не давая болезни поразить здоровые клетки, то ступор ненадолго. Если же оставить как есть, то рецидив обретёт мощь и следующий приступ будет поистине губительным. Всё это Сёма знал от знающих людей и по мере сил следовал древним традициям, которые сохранила память человечества в целительстве. Анатомию человеческого тела он изучал в физкультурном ВУЗе и теперь хранил дома учебники и пособия по массажу и прочей профилактике. Травмы позвоночника у спортсменов из самых распространённых и про это есть масса пособий, написанных настоящими мастерами. Всё это у него есть и при случае он мог достать любой атлас и найти точку приложения. О травме Инны он знал давно, поэтому был готов к лечению сразу же после рецидива.
  Когда Инна очнулась, то увидела лицо Сёмы и по глазам определила, что самое страшное позади. Он склонился к партнёрше и шепнул:
   Это серьёзно, но мы выкрутимся! И твоя сладкая задница будет вертеться, как на сковороде уже в течение суток. Ты этого хочешь? - и она ответила:
   Да! - если шоу нереально и о нём лучше забыть, пусть будет хотя бы сковородка. С Сёмой это было нечто.
  Финал программы, ради которого она так много важного в своей жизни отодвинула в сторону, теперь пройдёт без неё. И отличная миниатюра, подготовленная и вылизанная до мелочей, так и останется неизвестной публике. Несмотря на громадный опыт спортивной борьбы и сторожкую предусмотрительность, такой фортель судьбы она никак не ждала и попалась на рецидиве. Было горько и обидно.
  Между тем для её партнёра и шоу и шумиха вокруг были рутиной жизни, над которой возвышались месяцы общения с Инной. Её горю он сочувствовал, но по-своему и без слезливых нот.
  
   25 декабря день ИННА ВЕТРОВА
  
  Когда Инна открыла глаза, то увидела задремавшего рядышком Сёму, похоже, его эта суета тоже порядком вымотала. Инна в который раз прокрутила в памяти предшествующее рецидиву и поняла, что случившееся было неизбежным. Так что всё надо менять, снижая планку претензий. Не те нынче годы! Этот звоночек был болезненным, но могло случиться и хуже. Она натужно шевельнулась и партнёр тут же открыл глаза.
   Инка, я тебе такое питьё приготовил, обалдеть! - сказал он и отправился на кухню, там под стёганым колпаком стоял чайник с питательным бульоном. При таких травмах - самое то! Инна к патентованным средствам партнёра привыкла и относилась с доверием, замешанном на пиетете. На этот раз отвар чего-то экзотического с холостяцким дизайном выглядел исключительно. Как и сам лекарь-лицедей. Он начал поить Инну из ложечки.
   Неужто так вкусно? - удивился он её восторгу. Попробовал разочек и стал через одну ложку лечиться и сам. У него болячек тоже набралось пару кулей с довесками. Вдвоём они в течение часа опорожнили чайник и гостья заметно повеселела. До начала шоу было далеко и они, не сговариваясь, о нём не упоминали. А ящик с экраном накрыли диванным покрывалом. Сёма заглянул ей вглаза, оценил состояние и сказал, что пора заняться спиной. На этот раз она спину уже немного ощущала, но сил перевернуться на живот не было и Сёма осторожно перевернул её тело. В каких-то местах чувствительность уже восстановилась и тепло его рук согрело женщину. Массаж он перемежал с дозами гальванических токовот стационарного прибора и к концу процедуры Инне стало получше. Он укутал её одеялом и придавил спину подушками. Сон пришёл тут же и был уже посветлее.
  Через полчаса она проснулась и прислушалась к ощущениям. Спина ещё болела, но шок уже прошёл и появились ощущения деталей. К примеру, покалывали кончики грудей, как перед месячными. Сёма осмотрел спину, чуточку прошёлся по ней и проверил рефлексы, удовлетворённо кивнул сам себе, затем протёр кожу каким-то снадобьем и перед тем, как укрыть, сказал:
   Инка, не поверишь, но мои мужики на твои фотки не налюбуются. В такие годы и такое тело! - и женщина ощутила прилив крови туда, где начинается общение с мужчиной. Он подмигнул и укрыл это роскошество от сглаза. Инна попробовала повернуться сама и это почти вышло, Сёма лишь чуточку помог. Устроившись поудобнее, она решила ещё раз покопаться в биографии партнёра и тот с удовольствием подставился.
  Про учительницу русского языка, которая привела драчливого Сёму в секцию бокса, она услышала с улыбкой, представляя хулигана-подростка, воюющего с причастиями и синтаксисом, и обнаружила истоки влечения боксёра к изящной словесности. К учительнице он захаживал до сих пор. В ответ на его откровенность Инна призналась в давней и дремучей ревности к Наде Пешковой, которой вечно всё сходило с рук. И шуры-муры с тренерами, и вечные истории с партнёрами, которых она у кого-то уводила, да и сами парни в её сторону дышали неровно и ждали времени, чтоб покувыркаться в роскошной постели этой женщины. В чужие дома она не ходила из принципа.
   Я понимаю, у поэтов и композиторов такие художества сбивают настрой и муза становится капризной, но в вашей размеренной и каторжной работе они разве могут разрушить пару? - полюбопытствовал Сёма.
   Ещё как! - Поэтому тренеры следят за всеми перипетиями личной жизни каждого из партнёров. И, как Александр Матросов, собственной грудью прикрывают левые заходы обоих. Развал пары для него - это производственная катастрофа. Годы кропотливой работы с утра до ночи и всё коту под хвост из-за девичьего косяка или засоса в тёмном уголочке с чужой партнёршей. - Как она может доверять ему, если он лижется с соперницей и, возможно, обсуждает родинку на её теле или запах дезодоранта. Тренировка тут же в сторону, а партнёрша в позу. И простое недоверие - это уже сигнал тренеру, который их пасёт чуть не круглые сутки.
   Так кто она, по-твоему? - чуть заметно улыбнулся Семён, такую бодягу не терпевший в принципе. В боксе всё проще и без слюней. Инна задумалась и ответила:
   Самая настоящая сука! И её три развода за семь лет - это плата за всё!
   Тебе она тоже насолила?
   Говорят, что нормальный мужик должен в своей округе трахнуть всё, что двигается. Устроен, видите ли, он так! Так вот, если теория верна, то Надька - это мужик с бешеной вагиной.
   Не понимаю, как она могла кого-то отбить у тебя? Да перед тобой же стелются все!
   Вот если б она на тебя запала по-настоящему, тогда б ты пел не так и не то! Мало кто устоял, к кому она клинья била, - отмахнулась Инна, так и не признавшись в личных счётах с Надей. И причину, по которой она с ней держала видимость нейтралитета, не выдала тоже. Всё же одиночницы не всё выдают из себя наружу.
   А толку от её бешенства? - пожал плечами Семён, - Ни дома в Куршавеле, ни дачи на Канарах, ни пентхауза в Москве.
   Это другая тема, корысти у неё ни в чём таком нет, потому и разведёнка! Но ведь ни одного видного мужика не пропустит, чтоб не сманить хоть на ночку.
   Может, в этом зависть замешана: она у вас уводит, а вы у неё нет?
   А как можно увести у неё кого-то, если там все мужчины чужие? - удивилась Инна.
   Так-таки ни одного?
   Из троих мужей двое вернулись к прежним жёнам, это тебе о чём-то говорит? - уже выдала искорку у глаз Инна и это обнадёжило Сёму.
   И как вы такое терпите? - не скрывая иронии, спросил он, - унять её никто не пробовал, может и помогло бы?
   И тогда бы эта штучка с перебинтованными ногами и сиськами в зелени красовалась перед камерами и вышибала слезу у тех, кто её не раскусил! Утешители слетелись бы со всего света. Нет, мы с ней по-другому!
   Как? - обозначил интерес Семён. Тема возбудила Инну настолько, что пропущенный финал уже стал побоку, а спина позволяла проявить темперамент: она в этой ремарке ни разу не поморщилась! И он стал хладнокровно раскручивать женский азарт в благотворительных целях.
   На мужиках она нас обыграла, но есть и другое, там всё сложнее и от запаха промежности мало зависит. Я о детках. Она всё же родила дочку, пройдёт время и всё станет на свои места.
   Ты сыном сама занимаешься? - ещё раз переложил рули в другую сторону мудрый кормчий и оценил реакцию пассажирки. Она, похоже, увлеклась и очередного галса не заметила.
   Стараюсь, нужное в нём уже есть и мой Феликс кроме, как вставить бабе, будет иметь и другие интересы.
   А как вы с Евой его делите, не в унисон же учите мыть руки перед едой?
   Ева - внешнее, манеры, привычки и всё такое, а моё - это душа и сердце. Интеллект мы делим пополам, Ева умнее и тоньше меня.
   И как он вас называет?
   Меня мамой, а Ева так Евой и осталась.
   Она выглядит очень молодо, он может в неё влюбиться по-настоящему. У парней такое бывает. Это ваш симбиоз не нарушит? - Инна задумалась, видно, такое уже проходила и ответила не сразу:
   Она его плохому не научит, так что в этом всё тип-топ!
   Инка, меня ребята спрашивают, знаешь про что?
   Ума не приложу! - саркастически качнула головой Инна.
   Как ты дышишь и чем пахнешь! Утром, перед завтраком и после него, что из тебя выделяется после катка, ну и потом до самого-самого! - Ты знаешь, о чём я. - Боксёры и борцы - люди контактного спорта и по запаху соперника узнают многое. От меню на обед до национальности и класса массажиста. А если палочки и ящички на столике расставляет ассистентка, то про её парфюм и косметику ему вставят, куда надо.
   И тебя они через свои рецепторы тоже пропускают?
   А как же! Тут не соврёшь даже в мелочах. Твой парфюм от Анфискиного различают влёт. И когда она потечёт, знают, как и я.
   И что ты отвечаешь? - уронила покрасневшая чемпионка мира, представляя сборище мужиков, смакующих гормональное в женщинах. Они приходили к Сёме по вторникам и иногда с её сменщицей пересекались. Та была женщиной колоритной и нестеснительной, поэтому их тоже привечала по-своему. Зная всё это, Инне было одновременно и стыдно, и волнительно: как её оценят. Сёма деликатно подставил плохим вестям преграду в виде ладошек и успокоил:
   Я им говорю: - Ребята, там посторонним делать нечего! Инка - это кладезь ароматов. Каждое утро она излучает что-то новое и им не надышишься. Такое сокровище надо вдохнуть самому и впитать полностью, чтоб никому не досталось, а то учуют, сбегутся со всех сторон и потом не разгонишь".
   Врёшь ты всё! - слабо возразила Инна, не отошедшая от мужской метафоры. Однако мужчина не оставил никаких шансов выпасть из нирваны:
   А когда рассказываю про наши ночки с книжкой и альбомами, тут же спрашивают, когда мы бываем дома, чтоб взять эти книжки, взглянуть в альбомы и свериться: не вру ли! А, может, на них следы наших аргументов сохранились, так они моё и твоё различат влёт! На худой конец, просто почитать и приобщиться к тебе хоть так!
   Ты им правду, а они не верят! - Инна зажмурила глаза и качнула головой. Шейная часть позвоночника по части болей уже претензий не являла. Не упустил прогресса и лекарь и это вдохновило на очередную профилактическую и очень питательную фразу:
   И с тобой они хотят поговорить и подышать общим. Зная меня, они понимают, что с тобой может получиться и у них. А трах с Пешковой им не в масть: таких девочек тьма. Инна осторожно повернулась к стенке и стала осмысливать услышанное.
  
   25 ДЕКАБРЯ ФИНАЛ ЛЕДОВОГО ШОУ
  
  К предновогоднему финалу ледовое шоу набрало размах, сумасшедшую рекламу, красочные костюмы танцоров дополнялись световыми эффектами и фантазиями лазерных технологий, зрители болели по-настоящему и поднимали накал борьбы до небес. Выглядело шоу очень впечатляюще и гость программы, известный в прошлом чемпион мира - стройный англичанин в годах, наблюдал за всем из судейского жюри. Это стилю судейства прибавило в объективности и теперь судьи не оглядывались на председателя, поняв сие, как знак свыше. То есть, генеральный продюсер таким вот образом заткнул ненасытные глотки мелких спонсоров, желавших отдачи на свой манер.
  Ещё на раскатке и последних тренировках он просмотрел весь состав участников и разделил их на три группы. Для слабых уровень оценок за общее представление программы был 5.0-5.2 балла, для середняков 5.3-5.6 и 5.8-6.0 для сильнейших. Ну а с техникой по общим меркам цены каждого элемента по шкале ИСУ.
   Так принято в спорте, одни выглядят на льду лучше, другие хуже, мы лишь вводим критерии неравенства, и такие баллы реально соответствуют уровню каждой группы, - пояснил он, - хоть это и шоу, но ведь и соревнование тоже, поэтому так было бы лучше и пустой ажиотаж вокруг смазливых девочек, катающихся на руках у мастеров мирового уровня ни к месту. У нас высшие ценности и фигурное катание - главный герой шоу. Разве нет? - и его поддержали. С Европой, так с Европой! Ну и договорились о цене ошибки и бонусе за успешный риск. В общем, вкусовщину и тайный заказ загнали в узкие рамки. Теперь оценки судей публику не раздражали и телефонные звонки по этому поводу совсем исчезли.
  Для создания интриги и напоминания зрителям о прогрессе каждой пары во время разминок перед выступлением на большом экране показывали наиболее удачные элементы предыдущих выступлений. Всё шоу разделили на четыре акта и в каждом выступали по 4 пары, жеребьёвка накануне распределила, кто и за кем катает программу. Таким образом, лидеры могли разойтись по всему временному пространству шоу и ни разу не встретиться. Естественно, при таком раскладе пока не выступит последняя пара - ничего не ясно. Вера Зинина попала в первую разминку, Настя со Славой и Дибров с Филатовой во вторую, Эмма Зигфрид, Алёна Долмина и Ирина Заварзина в третью и Нина Самохина с Галей Кожемякиной в четвёртую. О том, кто и за кем катается, знали ещё вечером и отсюда планировали свой режим дня, поскольку первое и последнее выступление отстояли одно от другого почти на пять часов.
  
  1 ВЕРА ЗИНИНА. ФИНАЛ С ВИКТОРОМ ЗЕЛЬДИНЫМ
  
  Четверть часа до начала шоу Вера Зинина провела в любимой роли партнёрши, отдаваясь ей, будто любовнику перед казнью. Продуманный наряд, причёска, макияж с новыми духами "Вера" и хладнокровный и внешне невозмутимый Вика были с одной стороны и пары рейтингом заметно ниже с другой. Суета и напряжение вокруг создавали нормальный фон для борьбы: кто-то у кого-то что-то спрашивал, здесь же вертелись люди из медиа-бизнеса, операторы и масса публики праздной и работающей, кто есть кто, сразу не различишь.
  Вера держалась за руку Вика и улыбалась направо и налево, как голливудская звезда на красном ковре при вручении Оскаров. Своим светом она хорошо заправляла партнёра и приводила в рабочее состояние. Что с Дашей у него так ничего и не изменилось, она поняла сразу.
  После разминки в спортзале она отметила, что Вик в порядке, а на льду раскатка и вообще вышла отлично. Их выход был вторым и они закрылись в своей раздевалке, пережидая открывающих интригу финала. Этот жребий выпал Маше Фёдоровой и Марату Измайлову. Пока те катались, а потом ждали оценок, они почти не говорили, не рассеивая золото концентрации и чувственной энергетики. Левая ладонь женщины покоилась в правой руке партнёра и никак не участвовала в ритмике движений Веры, которая молча пела ту самую французскую мелодию. Когда пришло время выхода на лёд, она поднялась первой и прислонилась к партнёру. Чтобы он её почуял всю и сразу. Она знала, чем и как пахнет её тело и хотела, чтоб и партнёру это стало точно с самого начала. Он улыбнулся её хитрости и легонечко шлёпнул пониже спины.
  Их объявили и навели прожектора у выхода на лёд. Вера знала, как выходят профи и сделала по-науке. Раздалась фонограмма и они начали танец. Волнение исчезло с первыми же аккордами и Вера отдалась главному делу года - самостоятельному выходу в люди. Как она станцует сегодня, так всё и пойдёт дальше. В том, что Вик споткнуться и упасть не позволит, она убедилась давно и, свободная от лишних опасений, выводила разученные элементы без единой помарки. Когда пришла пора выходить на поддержку, Вик заглянул Вере в глаза - она моргнула: "Вертушка с переворотом" и взлетела на неё, будто всю жизнь каталась на коньках.
  Это было нечто! И на волне драйва она сделала всё-всё! Выходы из рук партнёра всегда были на внешнее ребро левого конька и с чёткой фиксацией приземления. Она ни разу прежде времени не отпустила руку партнёра и так же вовремя касалась его ладоней, ни разу не промахнувшись и на миллиметр, от чего ни смещения центра тяжести и рук партнёра, ни перекоса динамики выхода в верхнюю точку поддержки. Так вдохновенно, точно и бесстрашно она не каталась даже на прокатах и Вик расцеловал её сразу же после окончания танца. Она восторженно взвизгнула и повисла на нём:
   Вика! Мы это сделали! - он был счастлив не менее партнёрши и повёз её на "биржу", где ждут оценок судей и отвечают на вопросы ведущих.
  По лицам тренера и хореографа было ясно, что к прокату претензий нет и по названным техническим элементам всё отлично и все они зачтены по высшему уровню. А художественное впечатление, по мнению обоих, более чем благоприятное. Вера светилась яркими лучиками и телекамеры это сияние передавали на весь мир. Когда объявили отметки, стало ясно, что без призов они не останутся. На вопросы о планах на будущее, впечатлении от борьбы и прочем она ярко улыбалась и отсылала к партнёру, давая понять, кто в их доме хозяин. А Виктор в несколько слов отвечал на навороченые гималаи вопросов. Вера иронически качала головой, слушая эту тягомотину, потом заглядывала в лицо партнёру и согласно кивала или просто улыбалась. Быть дисциплинированной умницей, а не сумасшедшей певицей из мюзикла - эта роль у неё откатана и она в чужой огород не совалась. Им вручили корзинку косметики от спонсоров и Вера тут же разделила всё пополам и отвезла своей и Викторовой маме. А корзину роз вручила постановщице танцев, которая вела их пару все эти месяцы очень строго, точно и требовательно. В этом деле Вера разбиралась отлично и воздала отставной балерине по таланту. Они с Виком очень чувственно поделили её прелести и довели до слёз. Она качала головой и роняла одну россыпь слезинок за другой.
  Когда они проезжали мимо нависающей трибуны, оттуда раздался голос подростка с просьбой об автографе, Вера остановилась и абонемент с ручкой упал вниз, Вера поставила фирменный вензель и взглянула на партнёра, тот поднял её будто в поддержке и девушка передала автограф по назначению. Операторы эту картинку выдали крупно, а режиссёр трансляции выдал на большой экран. После этого они опять попали на биржу и ответили на кучу вопросов заковыристого свойства, переданных ведущим в последний момент. Вера только улыбалась и лишь иногда что-то добавляла к ответам Вика. Понимание момента вышло чуть не подсознательным и такой Веры прежние поклонники не знавали совершенно. Но молодая певица чем-то внутри себя знала, что темперамент надо осадить. И в который раз с этим справилась. А Вик в свою очередь молча одобрял её выдержку. Нынешние манеры - иная звёздность. Вера готова взлететь ещё выше и это как раз то, чего он хотел от талантливой партнёрши.
  Пробираясь через группы и островки отдельных поклонников, они наконец-то, добрались до своей раздевалки и только здесь расслабились. Вера закрыла дверь на вертушку и припала к партнёру, так ей было легко и приятно с ним, что она долго не могла оторваться. Всё закончилось и на самой высокой ноте. Он взял её на руки и поднёс к самому большому зеркалу:
   Кого ты там видишь? - спросил он и она мурлыкнула:
   Сто пятнадцать фунтов слегка счастливой женщины!
   И чего ей нехватает для полноты счастья? - она покачала головой и не призналась. Он опустил её на кресло и пристроился рядом:
   Ве-е-ер-ка, умираю от жажды! - сказал он вредным тоном и она сыграла восточную женщину, услуживая и заглядывая в рот. Пришла пора переодеваться. Теперь уже в последний раз на этом шоу, поскольку на подведение итогов все шли в специальной форме, сшитой по этому случаю.
   До раздачи слонов четыре часа, что делаем? - спросила она, наперёд зная, как он сформулирует. Но нетерпения из себя не выпустила. Бабушка сказала, что сегодня он поступит не так, как всегда. А что было всегда, она не забыла.
   Тут рядышком есть музей игрушки, я слышал удивительные вещи про него. При нём есть мастерская, где могут соорудить копию любой штуковины. И вроде, не очень дорого, - ответил он и обратился к партнёрше: - Как тебе это?
  
   25 ДЕКАБРЯ. ВЕЧЕР. ИННА ВЕТРОВА
  
  Они ушли от болезненной темы и занялись изучением взглядов на жизнь. Прожили предостаточно, натерпелись всего более чем, так что не повторились ни разу за сутки, отведенные Инне до вылета из Москвы. Через каждые 4 часа он делал массаж и кормил питательным бульоном, который варил специально и он всегда был свежим. Ева не могла и представить, что такое варево можно перенести без рекомендаций специалистов с дипломами. А уж поверить в то, что её подруга всё это пьёт в запущенной квартире из нестерильной посуды - это и вообще запредельно. Но массаж действовал эффективно, а бульон что-то внутри взбадривал и рассасывал одновременно. А про такие беседы с партнёром и их пользу не мог мечтать самый классный психотерапевт.
  
  2. 25 ДЕКАБРЯ. ВЕЧЕР. ЛЕДОВОЕ ШОУ. ФИНАЛ. ПРОДОЛЖЕНИЕ БАЛА
  
  Альбина Нифонтова и Денис Викулов были следующими в графике пар и выступили на своём уровне, который определился давно. Партнёр явно никуда не годился, но старался изо всех сил. Его поддерживала ассоциация московских учителей и чемпионка мира с пониманием отнеслась к своему жребию. Они ни разу не упали и получили средние баллы. От профсоюза учителей и корпорации математиков столицы им поднесли корзину цветов. А первачки прочитали маме двоих деток небольшой променад для души. И хозяйка дома в пригороде Лондона уронила роскошную слезу. Сувениры и рисованные открытки от них дорогого стоили и партнёр облегчённо вздохнул - простила!
  Завершали первую разминку Коскинен и Варламов. У них не заладилось с самого начала. Айра по завершении танца рыдала на груди своего партнёра и орошала его рубашку горькими слезами: она так неказисто грохнулась в самом начале программы, что потом так и не смогла опомниться. Она завалила всё. Теперь контракта с косметической фирмой не видать. Айра сделала отвергающий жест ведущим программы и не стала выслушивать их заискивающих причитаний.
  Костя Варламов утащил партнёршу в "комнату слёз" и неудачница этого тура разревелась, уже не стесняясь и роняя русские слова вперемежку с финскими, а потом и вообще перешла на речь страны Суоми. В комнате не было окон, зато зеркал и туалетных столиков и кресел хватит на труппу небольшого театра.
  Приведение партнёрш в нормальное состояние входит в обязанности фигуристов и Костя занялся этим. Сначала расшнуровал ботинки с коньками и освободил ступни от ненавистной обуви. Это из-за неё она запнулась на дорожке шагов, зацепившись задником лезвия за носок другого ботинка. Айра была дамой деликатной и аккуратной даже в мелочах, обувь ещё отдавала дезодорантом, которым она брызгала внутрь перед надеванием. Сначала Костя отщёлкал ботинок по носу, будто живого собеседника, а потом закатил воспитательную тираду. Было там и из русского фольклора, но чаще проскакивали ненормативные словечки и звучали они настолько возбуждающе, что, в конце концов, Айра прислушалась к ним.
  Через несколько минут раздрай и паника перетекли в досаду, а потом и это рассеялось: партнёр тихонечко пел старинную ямщицкую песню и массировал ступни, выводя их из ступора. Костя знал о партнёрше всё и про уплывший контракт тоже, поэтому переводил её мысли на другое - какая она прелесть! Такое женщина готова слушать в любом состоянии. А поскольку Айра была необычной женщиной и её претензии на мир где-то аж зашкаливали, то бальзам пришёлся к месту. Слёзы сами собой высохли и она перевела взгляд на себя в зеркале, а потом на партнёра. Ещё неделю он приписан к ней для релаксации и она успокоилась окончательно. Пошевелив пальчиками ног, она нашла их чуткими и восхитительными и благодарно улыбнулась Косте:
   Принеси, пожалуйста, одежду. Мы уйдём по-английски, не прощаясь. Я тебя жду тут.
   Как скажете, леди! А что с этими обормотами делать? - он указал на ботинки с коньками стоимостью в кучу баксов. Она легкомысленно пожала плечами и ответила:
   Не знаю, но видеть я их больше не хочу! Оставим тут, может, кому-то с ними повезёт больше.
  
   3. ЛЕДОВОЕ ШОУ. НАСТЯ И СЛАВА
  
  После перерыва второй акт открывали Шеметова и Леонов. Они особо не блистали и взяли свои законные 5.6-5.7 баллов за представление и артистизм. Публика ждала Настю и Славу, полюбившихся тонкостью и лиричностью почерка и мягким скольжением партнёрши.
  И вот они выехали на лёд. Настя была в белом платье, а партнёр в светло-сером комбинезоне. Начало было эффектным и резким, Настя мгновенно взлетела в поддержку, Слава сделал с ней три оборота и плавно опустил под визг восторженной толпы. Она стала, как водится у профи, на одну ногу со второй, выставленной в ласточке назад. Потом последовало несколько обводов и дорожка шагов. Не такая, как у профессионалов, но всё же это настоящая дорожка и без сбоев. От её коньков не слышно скрипа, они вонзались в лёд и скользили на ребре! При тех мелодиях, которые они использовали, это особенно выигрышно. Ну и другие поддержки, которыми Слава отличался всегда, были разными по элементам и изящными по выполнению, как и всё, связанное с Настей. Исполнение их из-за незаросших шрамов на груди партнёрши по сложности уступало прежним поддержкам и другим силовым элементам, но немного и разницу мог увидеть лишь специалист. Остальную часть программы они откатали безукоризненно. Пара, совершенно непохожая на Веру с Виктором, и тоже очень хороша. Судьи совещались долго и выдали баллы чуть ниже, чем Вере Зининой с Виктором Зельдиным, но на том же высшем уровне: похоже, арбитры приберегали высший балл для Заварзиной, которая выступает в третьей группе. Хотя, возможно и другое - слабину в силовой части они расценили, как более низкий уровень готовности на сегодня. Зрители стали считать баллы, сравнивать с уже выступившими парами и прикидывать расклады баллов и мест. Если учитывать и мнение зрителей, то их положение могло существенно улучшиться. Появлялись варианты и назревала интрига.
  Во время оглашения оценок и цветочной церемонии спонсоров произошёл инцидент. Настя обратила внимание на букет роз в большой вазе и спросила, откуда они, поскольку он выбивался из общего набора подарков фигуристам. Ей показали на мужа, сидевшего в окружении старых рокеров. На него навели камеры и он помахал ручкой. Настя не успела оглянуться, как Бонни отпихнула её в сторону, вопрошающе взглянула на Славу и с полученной вазой поехала туда. Слава последовал на небольшом удалении: он сразу прочитал нешуточные намерения на лице партнёрши.
  Рокер в годах и со свитой сидел во втором ряду и роскошно улыбался в объектив, будто в ту ночь не было ничего и он снова сверху. Испуг у бывшей супруги успел пройти и она увидела прежнюю ненавистную рожу. На этот раз Бонни не растерялась и ничего не упустила: повернулась к камере и слегка выпятила губы, обозначая улыбку. И тут же махнула рукой с вазой: цветы вместе с водой брызнули в физиономию мужа. Трахнуть этим хрусталём по голове, было бы слишком для такого дерьма и она в последний миг оставила его в руках.
  Сидящая рядом тусовка зажмурила глаза и прикрылась руками, а бывший муж, уже в листьях и мокрой крапиве, нырнул за спинку сиденья первого ряда. Окружающие только ахнули вдогонку: так всё вышло неожиданно. Бонни поставила злополучную вазу на бордюр, отряхнула руки и уехала в расположение Клайда. В его сторону бывший муж и смотреть боялся. Осознав собственную глупость и припомнив ночную угрозу, он мгновенно посерел и обмочился. Бонни взглянула на Клайда и успокоила взглядом. И мужского акта расправы не состоялось.
  Поначалу жест молодой певицы поняли немногие, но вскоре об этом заговорили все. Тем более, что рок-тусовка в полном составе убралась с катка - как такое не заметить! Ведущие шоу тут же пристали с вопросами, но она отмахнулась:
   Никаких комментариев! - и вместе с партнёром направилась в раздевалку.
   Умница-дочка! - сказал Слава, чувственно приобняв и сообщив привычный квант живительной энергии.
   Стараюсь, папочка! - ответила она, едва сдерживаясь от слёз. Слава прикрыл собой партнёршу и вскоре они оказались в своей раздевалке. Настя вежливо поблагодарила Бонни, вздохнула, свалив груз с души, и опустилась на кресло. Слава в три движения сбросил свои коньки и пристроился у ног партнёрши:
   Настёна, ты моя прелесть! - сказал он ей и потом обратился к ногам: - А эти изумительные создания сегодня были безупречны. Можно, я их поцелую? - она с удивлением посмотрела на Славу и увидела нечто, прежде незнаемое. И волнение молодой женщины, пережившей стресс от сцены с бывшим мужем, сменило вектор. Слава всё увидел и уткнулся в её колени, нежно воздавая сначала им, а потом и остальным частям тела женщины, которая несколько месяцев манила и порождала возвышенные эмоции всей страны. В этом не было и признаков функционального массажа, а сплошная чувственность! Такого за ним Настя не знавала и вздрогнула в предвкушение. Слава всё высказал каждой пяди объекта публичного вожделения, воздал по заслугам, а потом снял с неё коньки и слаксы. Настя слегка пошевелила освободившимися пальцами ног и Слава продолжил муку, замешанную на неге: он массировал каждый пальчик и, сняв напряжение, нежно целовал. Все десять!
   Ничего не говори! - велел он, увидев движение Насти, - я всё знаю! - и довёл начатое до самого конца. Потом она поднялась и лишилась сначала роскошного белого платья, а потом бандажа и белья. На кушетке она получила остальное по части мужского пиетета и благодарно заплакала. Он слизал каждую её слезинку и, осушив глаза, увёл под душ. Так же тщательно и с любовью вымыл женщину и привёл в нормальное состояние, теперь она могла заняться его спиной, не обращая внимания на нешуточную эрекцию у мужчины.
   Славка, ты ведь давно хочешь, но мы так этого и не сделали. Ты что, в секту какую-то вступил? Проект завершён, мы в призах, над нами ничто не довлеет, а секс будет вроде отвальной пирушки, почему нет?
   Настёна, эрекция - это всего лишь рефлекс! - ответил он, омывая член под струёй и поддразнивая её, - Так реагирует каждый нормальный мужик на привлекательную женщину. Представляешь - целый гарем прекрасных женщин и лес шелестящих фаллосов!
   Ты знаешь, Славочка, вот эту игрушку я бы из того поющего частокола приватизировала, - заметила Настя, коснувшись объекта обсуждения, - мне он и самой нравится. Можно?
   У тебя для этих дел есть куча привилегированных акций, - ответил он, - можно продать и пропить, а можно и потерпеть. Ещё малость и они станут управляющими.
   Чем они будут управлять? - И кто они - эти акции?
   Акции - это всё, из чего складываются наши отношения, поступки и эмоции с твоей и с моей стороны. Твои новые умения, мои витания от общения с тобой, твой новый уровень притязаний и вся ты после нашего непростого романа. Признайся, сейчас под душем со мной было как? - Только честно! Если никак, то делаем, как все: трахнемся и разбежимся. Если же ты нежилась и плыла, как и я, то продолжаем в том же духе. Так, как же было? - он взял женщину за плечи и заглянул в глаза. Она покачала головой и заплакала. Он обнял её и она рыдала под струями воды очень долго.
   А ты не боялся, что я выберу секс? - спросила она, успокоившись немного.
   Немножко было, - признался он,- однако обошлось и ты, моя решительная и смелая прелесть, на глупые инстинкты не повелась.
   Да, на этот раз меня пронесло! Надолго ли?
   Не знаю! С кем-то другим у тебя могло бы получиться: секс и невинная любовь, но не со мной. Я из тебя очень быстро сделаю текущую суку. И нам это понравится. На какое-то время. А наше тончайшее создание погибнет: ему таких страстных шквалов не выдержать. Он легонечко коснулся её плеча и скользнул пальцами по телу, подбираясь к израненной груди. Настя замерла в предвкушении и перестала быть собой. Вся её сущность сконцентрировалась на кончиках сосочков и приготовилось к неслыханной боли наслаждения. И она пронзила её так сильно и глубоко, что сознание оставило молодую женщину наедине с утробным хрипом и причитаниями.
   Славка, я люблю тебя! - сказала она, придя в себя после всего.
   У тебя возвышенный тон и глаза, будто изумруды. Такое раз увидеть и потом можно не жить! А после секса они темнеют и голос понижается до контральто. Ты мне себя такой показывала не однажды, когда секс был за полчаса до тренировки. Ведь так? - она кивнула:
   Я воображала себя Кибелой и превращала мужа в тебя. Не поверишь, но он и в самом деле преображался!
   И ты потом спотыкалась чуть не половину раскатки на льду, - улыбнулся он, - думаешь, легко вернуть тебя к прежнему уровню?
   Правда? - смутилась Настя, услышав о себе такую подробность. Однако Слава решил её не жалеть и продолжил:
   Ты подсознательно въезжала во владения Алёны Долминой и становилась дорогущей шлюхой. Мол, как я тебе такая?!
   Так это выглядело? - ещё раз смутилась Настя.
   Теперь ясно, кем станешь после первого же секса?
   Ужас! - выдохнула Настя, пропустив через себя услышанное: - Я ненасытная блядь?
   В чём-то и похлещее, - не стал миндальничать Клайд. Однако Бонни тоже не дремала и в ответ прозвучало уже не столь трепетное:
   Уточним, сэр - такое только с вами! Другие если и возбуждают, но не настолько!
   Я о подобном могу говорить только с тобой.
   Врёшь ты всё! - Как у вас такое с Алией, я видела отлично. Она даже пахнет тобой. И тоже когда-то была партнёршей. А женщиной так ведь и осталась! - вдруг возмутилась Настя.
   Ты хоть догадываешься, что для неё означает секс? - обиделся Слава и его тон насторожил Настю.
   С тобой или вообще?
   И со мной, и вообще.
   И что?
   Ей требовались заверения, что она не свихнувшаяся сука и с ней возможно всё земное. От первых жестов внимания до почитания и одевания потом. Ты не знаешь, что было с самого начала. На ней места не найти живого и ещё хуже, чем у тебя. Только не с телом, а с мозгами.
   Она молоденькая танцовщица с тронутыми мозгами и ты, чемпион с адреналином и без комплексов, лечишь болезную атлетической гимнастикой. - Упасть и не подняться! - Не проще признаться, что она оказалась хороша по этой части, а связь с ней ни к чему не обязывает?
   Ты что, специально из себя деревенскую разыгрываешь? - сузил глаза в обиде Слава.
   Почему же, как раз самая городская и есть! Я немножко в балетную студию ходила, пачку и пуанты надевала, так что в общих чертах про их кухню в курсе. Да и потом общалась с ними, не с солистами и премьерами, но вся подтанцовка у нас оттуда, из балета, поэтому просвещена и ты зря на меня наезжаешь!
   И моим словам про Алию не веришь? - жёстко поставил вопрос Слава. И Настя поняла, что затронула слишком больное, чтоб мужчина спустил ей это безнаказанно. Надо сыграть назад.
   Славка, прости: я просто ревную! - Ты же понимаешь?
   Ладно, - смягчился он, - она тоже ревнует, так что, считай, вы квиты! С ней я уже чуть не пятилетку вместе, а с тобой и полугода нет. Про тебя ей тоже слушать не хочется, но я на тебе будто женат, только и всего, что спим раздельно.
   Славка, умоляю: прости! - Я и впрямь поднаелась хорошего и меру потеряла. К хорошему привыкаешь быстро.
  Он привлёк женщину к себе и она почуяла в нём всё настоящее. Из последних сил она противилась проискам Бонни, искавшей его сущность и желающей её тут же и познать. Настя чуточку отодвинулась и дала ему возможность убрать её в сторону, а Бонни даже в этой позиции умудрилась легонечко её задеть и сделать ещё более выразительной. Слава же был сама доброта и предусмотрительность:
   Ладно, не будем об этом, всё равно пока ничего толком и не решить. - Настя погрузилась в себя и стала взвешивать услышанное и прочувствованное.
   Славка, как бы это ни называлось и сколько бы ни продолжалось, могу сказать одно: я счастлива! - сказала она в итоге нелёгких мук и терзаний. Мужчина полюбовался ею в струях воды, легонечко приложился к губам и ответил:
   Вот сейчас ты и чиста и возвышенна одновременно. Такой тебя запомнили болельщики и возвышенными наши танцы могут быть только поэтому. Ты и я - это взаимная настоящая и искренняя тяга мужчины и женщины. И мужики всей страны видят, что ты свободна и в полёте. Поэтому хотят стать твоими избранниками. Женщины же видят в тебе эталон, к которому стремятся мужчины, и невольно берут пример. Они тоже твои.
  Настя смотрела на Славу и не знала, что сказать. Ей и в голову не пришло обидеться или вообразить себя оскорблённой куртизанкой.
   Мне никогда не было так хорошо, - в который раз призналась Настя.
   Мы стали идеальной парой и ты продлила всё наше рабочее на остальную жизнь. Но она у нас разная. И, пожив со мной и Тоней, ты увидела другого Славу.
   Тот мне тоже нравится, - ответила Настя, припомнив игры с Тоней в поисках Славы.
   Тот, другой, любит жену и пестует в ней маму своих детей. Как будет готова, так сразу и... Ведь ты гордая и смелая женщина, твоим полётом и выдержкой я восхищаюсь! - Настя, зачем тебе быть второй?
   А если захочу стать первой? - обнажила зубки Бонни, отпихнув деликатную Настю.
   Тогда и поговорим! А пока давай вздремнём!
  Женщина плотно прижалась к мужчине и не ощутила ни капельки дискомфорта, хотя на ней не было ни бандажа, ни бюстгальтера. И этой тайной она с мужчиной не поделилась. Не время! Было кое-что и ещё, чем она хотела удивить и удержать, но и это чуть позже, не всё сразу. Разделённый сон сближает, такое известно многим и часок вместе очень уместен.
  Выложившийся до изнеможения и расслабившийся в горячем душе, Слава уснул первым, чуть позже сморило и Настю. Без видений, будто в яму, она провалилась ненадолго, а потом стала разглядывать своё ближайшее будущее, поскольку его чертежи уже готовы. Теперь нужно как-то и со Славой это уладить. Его роль во всём предстоящем могла стать ключевой. Никаких планов отдать его Тоне там и не просматривалось. Хотя складывалось уж очень на тоненького. Так что, - "Настенька, - сказала она себе, - с ним надо очень деликатно и осторожно!" Сценарий был подробным, но имел люфты и зазоры для различных вариантов реакции мужчины и внешних обстоятельств. Начиналось же всё грандиозной уборкой закоулков души.
  Сон партнёра и выдавшуюся свободу женских перестановок она употребила с пользой и от прежнего багажа избавилась, не задумываясь. Вакуума внутри не получалось, но ощущение гулкой пустоты в отдельных закоулках души впечатляло.
  Из прежнего, что просилось назад, она взяла немного и выбирала, ориентируясь на предпочтения своего партнёра. А остальное - по ходу пьесы, решила она. Ей пришлись по душе голые стены и свободное пространство в душе, не стесняющее мыслей и дыхания. Когда Слава проснулся, она ему показала свою новостройку. Он осмотрел её и качнул головой:
  - Ну, ты даёшь, Настёна! А женщина прикрыла глаза и сжала кулаки для продолжения часа удачи. Теперь от былой Насти, жертвы мужского вожделения, не осталось ничего. Внутренняя память отформатирована полностью и установлена другая операционная система. Внешне это проявилось сразу же и первым её оценил Слава. Когда она переодевалась в эксклюзивный костюм канала, партнёр уловил и внешнее. Взгляд был не мягкий и чуть застенчивый, а скользящий и уверенный. То же произошло и с голосом. Она не спрашивала, а предлагала.
   Славка, сними этот пояс, он от тебя устал. И ты с ним никакой.
   Сто лет носил и вдруг афронт?! - удивился партнёр.
   Я давно хотела подарить, но не решалась, - пояснила Настя и вынула упаковку с поясом ручной работы. Такую вещь дарят лишь близким людям. Очень близким!
   Да-а-а! - только и сказал он, но ей было ясно без слов - она угадала и подарок ему по душе. Так же было и с остальной частью Насти.
   Дру-га-я! Немалых трудов стоило и ликвидировать остатки былых разрушений на лице, теперь оно преобразилось. Создавали его он и она. Затем пришла визажистка и закрепила образ фирменным набором.
  Они прошли коридорами спорткомплекса на ритуал награждения, получили свою порцию почитания и внимания и на Настю оглядывались, не узнавая. Теперь перемены видели все: с ним была другая женщина.
  
  
   4. ЛЕДОВОЕ ШОУ. ФИНАЛ. КОСТЯ И ВЕРА
  
  Костя с Верой Филатовой выступал во второй группе последним и судьям было важно знать: явят ли они что-то интересное и, тем самым подтвердят претензии на пьедестал, или их восхождение закончилось и соперничество признанной группы лидеров останется незыблемым. Ко всему, это был конец первой половины шоу и уже можно делать какие-то прогнозы про фамилии на пьедестале.
  Первый шаг к удаче они сделали, не выехав на лёд и лишь попав в лучи софитов у балюстрады. Прежнюю игру с идеей костюма по линии максимальной простоты они продолжили и Вера предстала в наряде хиппи 60-ых, а Костя в армейском камуфляже той же эпохи. Тема в чём-то перекликалась с раскрученными "Шербурским зонтиками" и в ней любовь и разлука звенели таким рефреном, что им оставалось просто не выпадать из ритма. Раскрытие музыкальной темы - это всегда плюс, даже при ошибках и сбоях. Заявленная программа отвечала на все вопросы и тему раскрывала полностью, осталось откатать её, выполнив заданные элементы. Они были высшей сложности и это заявка на пьедестал.
  Вера уговорила Костю рискнуть на поддержку одной рукой сразу же, пока сил и концентрации достаточно и они вышли на неё в первую же минуту. Она удалась, поскольку свежая Вера удачно нашла баланс центра тяжести и чётко выдержала три оборота в верхнем положении, в баллах это 5.6, плюс хорошие надбавки до 3 баллов. Опустилась она так же легко на внешнее ребро левого конька, выставив правую ногу в ласточке назад. Публика восторженно взвизгнула и рассыпалась аплодисментами. На кураже удачи они выполнили ещё парочку сложных элементов и остальную часть программы откатали просто безукоризненно.
  Зрители поразились удивительной синхронности этой пары и гармонии всего сущего. Сегодня их прогресс выявился в полной мере и недавний успех в танцах на паркете теперь представлялся закономерным и цементирующим нынешнее катание. Партнёр ярок и силён, а партнёрша божественно красива, пластична и женственна. Образ женщины, отправляющей мужчину в бой, потрясал силой и убедительностью. Средства для этого использованы скупо и строго. Всё по делу и ни единой лишней нотки и движения. Здесь на грани шедевра и чуда природы были и фабула сюжета, и хореография, и костюмы, ну и, конечно, исполнение. Дина и Костя сделали всё, чтобы младшенькая всех превзошла. И она это хорошо прочувствовала. Успех - это для неё известно, но вот так, на стадионе при гуле трибун и лучах прожекторов, она не выступала никогда. Тут в тебе играет не только адреналин, но и что-то другое, подспудное.
  Судьи собрались на совещание и решили, что за выразительность пара заслуживает оценок в высшей шкале. Это значило, что могло быть от 5.8 до 6.0. За технику средний балл вышел 5.95, а за артистизм - 6.0. И с учётом результата предыдущего тура на паркете пара выглядела отлично. Там они тоже попали в призы. После объявления оценок и обычной процедуры вопросов-ответов на "бирже" Костя и Вера оказались в своей раздевалке. Дина подошла чуть позже и пошепталась с Верой. Костя в это время лежал на кушетке и просто отдыхал. Конец всего! - Теперь напряжение отпустило и можно спокойно вздохнуть. До подведения итогов ещё около полутора-двух часов, пока не откатают оставшиеся восемь пар.
   Где будем ждать? - спросила Дина и Вера тут же ответила:
   Хочу на трибуну, хоть раз надо всё это увидеть живьём! Переоденемся и туда. Костя поднял голову и сказал:
   Я тоже кое-что хочу, моё мнение вам интересно?
   Разумеется, сэр! - сказала Дина. - Чего изволите?
   Снимите с меня эти чёртовы коньки и наденьте простые кроссовки. Тогда пойду! - и капризно надул губы.
   Как скажете, сэр! - ответила Дина и взглянула на Веру. Она была младшей наложницей и любимой женой с самого утра, так что ...
  И Вера подошла к Косте.
   Может вам и гавнеца из ложечки? - улыбнулась она.
   Тогда уж всё по понятиям: коровьего и на лопате! - ответил мужчина и поднял правую ногу, чтоб удобнее шнурки развязывать. Переодевание мужчины вылилось в небольшую игру и надолго не затянулось.
  Вера на этом шоу была официальным лицом косметической фирмы и должна выглядеть по протоколу. Поэтому кроссовкам Косточки вынесли вотум недоверия. И футболке с джинсами тоже. Пришлось мужчине принять душ и переодеваться под перекрёстными взглядами женщин. Они и не подумали отвернуться, но ни слова не сказали по поводу носков и белья. Он надел то, что хотел. Вскоре перед ними стоял респектабельный джентльмен в смокинге и иронически улыбался. Дресс-код он признавал, но не любил. Его терпеть не могла и Элис. Они устроились на гостевой трибуне и впервые смотрели шоу вживую.
  
   5. ЛЕДОВОЕ ШОУ. ФИНАЛ. ИРИНА И САША
  
  В третьем акте сразу после разминки выступали Ирина и Саша. Их танец с самого начала был на достойном уровне и непрофессионал-партнёр выглядел лучшим среди своих, ну, а остальное Ирина довела до логического конца. Уровень пары как по композиции программы, так и по выполнению оказался выше критики и ему выставили заслуженные балы с премиальными бонусами. Ирина выглядела счастливой и сияющей, будто выиграла Олимпиаду. Её так и спросили ведущие и она ответила:
   Как на Олимпиаде - это точно! А кто соперники? - Тоже сплошь чемпионы, да ещё знающие тебя, как свои пять пальцев. Такая победа дорого стоит.
   Но итог судей - ещё не всё. Оценки зрителей могут всё переменить. Как вам такое новшество?
   Если так и случится, значит, судьи на шоу не всё учли. Мы ведь это устроили для зрителей. И им судить, кто лучший!
   А на ваш взгляд, кто всё же самый-самый из участников? По уровню прогресса в технике владения коньком, разумеется.
   Если с самого нуля и до нынешнего танца - это Семён Ставский. Я помню, с каким ужасом смотрела на него Инна Ветрова. Она думала, что придётся всё это покрывать шутовством и комедией, но Сёма на подачки не позарился и вот он, красивый и мужественный с бесподобной Инной. А как он её носит на руках!... Короче, в ней умер классный мужской тренер. Зря она в Словакии ото всех прячется. Жаль, что из-за травмы у Инны их не было в финале. Но мы-то всё помним!
   А что ты подумала о ней? - спросила Дина у Веры, когда Костя отлучился на пару минут.
   Я почему-то представила её ассистенткой, которая залетела от босса и теперь не знает, как быть.
   В её-то возрасте и вот так по-идиотски?
   Перед ним она беззащитна совершенно и прежняя хищница куда-то исчезла.
   Да, - согласилась Дина, - Инка втюрилась похлеще тебя. Но именно это её извиняет и она выглядит просто здорово.
   Ты, кстати, тоже восхитительна! И по той же причине, - неожиданно сказала Вера и оценила реакцию Дины. Та мгновенно потеряла дыхание и прикрыла глаза, не выпуская из себя охватившего. Вера взяла её за руку и спросила:
   Ты ему часто изменяла? - Дина дёрнулась, но младшенькая держала крепко. И она покорилась:
   Скажу так, верность для него специально я не хранила. Но о нём помнила всегда. Сильно грешила, уехав к Морису. Там я чуть не стала оторвой. Но что-то удержало и Морис ко мне сильно переменился. А потом, когда были Элис и Татьяна, тоже, порой, заносило.
   В пику ему?
   Нет, просто с ним я всегда чувствовала свободу. Он был каким-то чудом, источающим эликсир свободы. И в то же время любой мужчина, положивший глаз на меня, знал, что я чья-то женщина. На мне это было написано крупными буквами и редкому из умеющих читать не приходила мысль увести чужую добычу.
   И что потом?
   Они видели его отражение в моих глазах так же, как и ты видишь меня в глазах Костика.
   И уходили?
   А кому такое понравится! - освободила, наконец-то, руку Дина и взглянула на младшенькую. Что-то в ней переменилось. Или она её не всю знала?
   Мне нравится! - Ты, миленькая Дынечка, мне очень нравишься, - сказала Вера и оценила реакцию старшенькой.
   Даже так? - подняла глаза Дина.
   Да! Глядя на тебя, я понимаю, что со мной будет, а чего нет. Косточка - это хороший повод для сближения. Очень хороший и достойный.
   Ты решила родить? - догадалась старшенькая.
   Теперь уже определённо! - Во мне всё выстроилось так, что материнство сейчас просто неизбежно. Иначе превращусь в стерву. - Вера на секунду задумалась, подбирая слово и, взглянув на выкатившую на лёд Алёну Долмину с партнёром, добавила: - и буду, как эта вечно текущая сука.
  Подошёл Костя с мороженым и вектор интереса переместился.
  Звезда российского театра на этот раз играла в классику. Романс "Не покидай меня" она подавала большеи сценически и слегка по-спортивному, насколько позволяла ледовая подготовка. Партнёр возил её тело по пространству катка и изображал страсть к этой отнюдь не дешёвенькой женщине. А она стелилась под ним на манер Веры Холодной: закатывала глаза и заламывала руки, как героиня из забытой эпохи. Выглядела Алёна исключительно и отсутствие ледового мастерства подменяла выразительными позами и жестами. Но многим это нравилось и аплодисменты эта дива сорвала не раз. Вера взглянула на Косточку и спросила:
   Она так же хороша и на сцене?
   Ты ревнуешь? - улыбнулся он и коснулся её руки, как бы убеждаясь, что она не наваждение.
   Можно и так сказать, - выдавила из себя смущённая младшенькая: так сильно отозвалось его касание.
   Все партнёры от неё без ума, нашим ребятам она тоже понравилась. Хороша, отзывчива и честна. Для мужчины - это самый кайф. Но я не наркоман! - Я о том сказал? - и она кивнула, переведя взгляд на лёд. Сценичность этой дивы никуда не делась и кое-что почерпнуть не грех и ей. Отметки за технику выставили не очень высокими, но артистизм и выразительность отметили все судьи. И Алёна их приняла будто театрального Оскара, роскошно улыбаясь и раскланиваясь публике и судьям. Гримёры над ней поработали на совесть и теперь актриса наслаждалась вниманием и бесконечными проекциями своего лица на громадных экранах.
  Выступление Эммы Зигфрид с Сергеем Гостищевым завершало третий акт шоу и прошло очень интересно и технически и творчески. Будь Эмма чуть поуверенней на льду и её выразительности, пластике и ритмике не было бы равных на этом шоу. Но огрехи в технике смазывали все достоинства. Ну и Эмма подрабатывала в других местах, поэтому выглядела почти всегда усталой и измотанной. Хотя и того, что она приготовила на публику, достаточно, чтоб убедиться в её мастерстве и гениальности. Практически всё в программах она придумывала сама и затем в помощью хореографов и тренеров переводила на язык парного катания. Вера получила настоящее наслаждения от её танца. Это была драма женщины в нынешнем обществе. И в последней точке их танца Вера поймала себя на том, что плачет. Эмма станцевала свою судьбу и она оказалась созвучной для других. Хотя судьи пару на этот раз не оценили, зрители воздали должное и "не заметили" технических огрехов. И шум в адрес судей выдали несусветный. Эмма с достоинством раскланялась, выдала им поцелуи и ушла.
   Она великолепна! - покачал головой растроганный Костя и женщины это молча подтвердили, не в силах растечься на речи. Все знали, что Эмма одна растит дочь-школьницу и оберегает её от папы-продюсера, с которым она вдрызг разругалась. Тот пытался её вернуть и использовал все ресурсы для наказания непокорной, но не всё в этом мире продаётся. И Эмма нашла свою нишу, в которой уже стала набирать ход. Участие в шоу сильно помогло в этом. Деньги около шоу вертелись несусветные.
  Антракт Вера с Костей и Диной провели в своей раздевалке и пили кофе с пирожными. Мужчина любовался женщинами, а они ему это позволяли. Ну и где-то боковым зрением он видел, что младшенькая чем-то озабочена. Чем?
  Дали гонг на последнее действие и они отправились на свои места. Первыми выкатились Надя Пешкова и её партнёр Зиночка Матюшин. Они очень резво начали под модерновые ритмы и Надя дала всем понять, что очень ещё в форме. Зиночка за ней едва успевал и мужскую роль при такой даме явно выдерживал. Впрочем, Надя обошлась и без него, придерживая партнёра от грохота в скольжении и путаницы в дорожках и переходах. На поддержки она выезжала сама и партнёру оставалось не упасть с такой ношей. Одна верхняя им удалась и это хоть как-то скрасило общую серость программы. Через "не могу" Зиночка не способен и отсюда вся стратегия и тактика фигуристки. Оценки их не расстроили, как и вопросы ведущих про личные планы. Кто-то запустил слух, что Надя хорошо подсела на своём партнёре и тот пообещал ей брильянт в случае удачи в финале. Они ни разу не упали и ведущая прямым текстом намекнула про брильянт.
   А чем Надя сама не брильянт? - отшутился партнёр, указывая на уставшую спутницу. Она знала и умела всё. И сейчас в одиночку осилила неподъёмный груз.
  Нина Самохина была в испытанном амплуа красотки из предместья и легко завоевала симпатии зрителей. Вполне прилично она выглядела и технически, поэтому их оценки были очень хороши. Нина сыграла саму себя и невозмутимый партнёр привычно подыграл самодостаточной актрисе, когда она, кокетливо играя глазками, отвечала на вопросы ведущих. Недюжинный ум и женскую расчётливость мог увидеть не всякий, купившись на внешнюю раскованность красотки. Она выдавала прямо-таки убийственные реплики, шаржируя современные сериалы с дамочками при мужьях и деньгах.
   Потрясающая актриса! - выдохнул Костя, - надо взять абонемент на её спектакли. Надо же выдать такое! - И его спутницы согласилась, ревниво поморщившись от мужского напора и тяги к хорошо известному.
  Следующая пара внимания не задержала и журналистку Шеметову с красавцем Лёшей Леоновым они почти не обсуждали. Тина на шоу делала успешно только свои дела, остальное тянул партнёр. Они замыкали турнирную таблицу с самого начала.
  Последними катались Галя Кожемякина с Николаем Артемьевым. Бывшая гимнастка была в хорошей форме и с акробатикой расправилась играючи, то же вышло с пластикой, но скольжение подкачало и пару раз она споткнулась, хорошо, партнёр изловчился и удержал. В общем, вполне приличная программа чемпионки мира по гимнастике. Если бы и с коньками она дружила побольше, то быть ей на пьедестале. Но Галя имела особые цели и больше положенных часов на льду не задерживалась.
  
   ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ ШОУ
  
  Итак, шоу завершено и судьи углубились в расчёты. А все замерли в ожидании. Одновременно шёл и подсчёт электронного голосования звонков телезрителей и интернет-пользователей. Через минуту таймер замрёт и экран высветит итог по каждому из участников.
   Волнуешься? - сказала Дина, отметив нервозность во взгляде младшенькой. Она смущённо потупилась и ответила:
   Сама не знаю, откуда это у меня?!
   От него, от кого ещё! - указала она на Костю, который тоже слегка подобрался, хотя виду не подавал.
  По самому финалу ясно стало почти сразу, первыми значились Заварзина и Макеев, вторыми - Зинина и Зельдин, а на третью ступеньку поднялись сразу две пары: Филатова с Дибровым, а также Никольская с Киндиновым. Вера Филатова захмелела от счастья и прижалась к Косточке, боясь не удержаться на ногах от охватившего. Саша Макеев закружил Ирину и та восторженно запричитала, как девочка после чувственного поцелуя украдкой, Верочка Зинина достойно подставилась Виктору и очень нежно прильнула к его груди, это важнее поцелуев взасос и страстей на продажу: она слушала ритм сердца партнёра и тайком ото всех сообщала код доступа. Настя же отпихнула наглую Бонни, прислонилась к Славе и благодарно улыбнулась. Без него ей в этом шоу успеха не видать! Он настоящий мужчина и всё у него настоящее.
  Церемония награждения состоялась чуть позже и к тому времени подвели итоги всех голосований. Участники соревнований надели специальные костюмы с логотипами спонсоров и выстроились на "бирже". Здесь хватило места всем, в том числе и электронной прессе с кучей техники и их обслугой. До оглашения результатов все были возбуждены и ждали финальных релизов.
  И вот председатель коллегии судей огласил итоги. Первое место в общем зачёте заняли Ирина Заварзина и Саша Макеев, вторыми стали Вера Зинина и Виктор Зельдин, а третье место добыли финишным рывком Филатова и Дибров, которым в электронном голосовании отдали предпочтение около половины респондентов. От серебряных призёров их отделяло всего-ничего. Остальные участники расположились в таком порядке: четвёртые - Никольская и Киндинов, пятые - Зигфрид и Гостищев, шестые - Самохина и Берзин, седьмые - Долмина и Грубин, восьмые - Кожемякина и Артемьев, девятые - Гостенкина и Фатьянов и замкнули десятку счастливцев Пешкова и Матюшин.
  Затем объявили призы за лучший танец на паркете, лучшую интерпретацию фольклорной темы и так далее и без награды никто не ушёл. Но главную процедуру - кубок Главного канала и две вазы с портретами участников вручили с помпой и под гимн страны. Ирина с Сашей стояли у стяга Главного канала с кубком и дипломами победителей. И слёзы радости и облегчения сами собой выступили на глазах. Взволнован был и Саша, но роль мужчины, прикрывающего женщину, уже стала собственной и он прижал Ирину к себе, как бы перекачивая ей свою силу.
  Призёры тут же стали героями дня и пресса набросилась на них, будто гончие на дичь. Но счастье победителей к этому отнеслось снисходительно и благостные улыбки с себя никто не снимал. Вера Зинина чутко ловила флюиды партнёра и замирала от предвкушения - бабушка сказала, если он будет держать за руку и прижиматься плечом, значит, ты уже в нём. Не торопись и он сам всё сделает. Не торопись и не оборачивайся - иначе быть тебе оцепеневшей, как глупые женщины из библейской легенды. И она терпела, время от времени прислушиваясь к сердцу своего избранника. Ирина Заварзина тоже сильно захмелела и почти ничего не соображала, прессе и ведущим отвечал Сашка и ей было легко и покойно: наконец-то, она за ним! А Вера Филатова из плена эйфории уже выбралась и приготовилась к главному для себя - сейчас начнётся нечто. - И вот оно!
  
   ВЕЧЕР 25 ДЕКАБРЯ. ОЖИВШИЕ ФАНТОМЫ ИЗ ЖИЗНИ КОСТИ ДИБРОВА
  
  Татьяна Аверина в объективе оператора оказалась первой и на громадном экране все увидели элегантную брюнетку в юбке с жакетом цвета морской волны и белой блузкой. Стройность фигуры подчёркивали туфли на тонкой шпильке, завершающих идеальный рисунок ног в тонких сетчатых колготках. Причёска была затейливой и с темой блузки и отворотов жакета сочеталась очень сексуально. Такую женщину хочет любой мужчина, но её стиль подразумевает недоступность. Костя, увидев Татьяну так негаданно, слегка напрягся, но оценил её взгляд, роскошный шаг и остальное, хорошо известное, впустил в себя ненадолго и после этого расслабился. По тому, как Татьяна взяла руку, а потом чувственно прижалась к мужчине, Вера поняла, что любовь в ней не остыла. Скорее всего, она просто не вынесла соперничества с Элис. Гордая и достойная женщина, подумала Вера, болью в сердце прочувствовав её влечение к своему мужчине. И, встретив её взгляд, она без раздумий обняла Татьяну.
  Подошедшая не так впечатляюще Светка выглядела роскошной американкой и со своим первым партнёром обнялась по-свойски в пику Вере и Татьяне, которые переглянулись и заключили немой союз. Ведущие шоу тут же окружили гостей и участников и забросали вопросами. Светлана выглядела по-прежнему уверенной и бесшабашной, но с особым шармом опытной женщины, Татьяна рядом с ней казалась чем-то несовместимым и, как преемницу партнёра её представить трудно, но так есть. В Косте Диброве утонули страсти обеих. Мужчина смотрел на прежних партнёрш и улыбался их красоте и женственности, к которым был причастен в большой мере.
  Светку разохотили на фразу про детей и та призналась, что крутит перед ними сальто и прочие фокусы, когда они не хотят кашу. Ведущие недоверчиво уставились на неё, подозревая розыгрыш. И женщина обратилась к самому надёжному в мире существу - партнёру. Тот развёл руками и через пару секунд она оказалась наверху, выполнив самое простое для такой одежды - вертолёт. Зафиксировала поддержку и приземлилась на правую ногу с кокетливо отставленной левой, так и не потерявшей туфлю на шпильке, как и положено олимпийской чемпионке. Восторженный зал грохнул аплодисментами, а Светка привычно раскланялась публике. Её лицо горело, а глаза светились, будто после чемпионского катания.
  
   25-ОЕ. ОБЩИЙ ФУРШЕТ. КАЖДОЙ ПАРЕ ПО ПАРЕ.
  
  А затем был фуршет участников и воздаяние призёрам. Кто-то обошёлся экспромтом и в несколько фраз, а кто-то со всем прилежанием и ответственностью. Саша Макеев спел балладу, посвящённую Ирине, та была растрогана публичным жестом и качеством его исполнения, а затем не ослушалась его призыва, вышла к микрофону и припев спела вместе с ним. Такое укрощение гордой Заварзиной выглядело не менее ярко, чем классический сюжет с Катариной и Петруччио у Шекспира. Рядом с рослым партнёром она такой и казалась: красивой и умной правительницей, знающей прелести и истоки всего для жизни. Ко всему, присутствующие отметили и хороший вокал у мужчины. Фигурой и общими кондициями он уступал лишь Косте Диброву и это уже давно оценили женщины. Филатова же параду тщеславий не дала и толики внимания, зная точно меру талантов для мужчины и тот минимум, ниже которого надо делать харакири и не мучить общество.
  Следующим сюрпризом стал романс, который спела Вера Зинина вживую. Без сопровождения и в звенящей тишине.
  
  Колдунья гитара, волшебные струны,
  Сама изольётся в звучанье душа,
  Эоловой арфой вздымаются дюны,
  Надежд упоение массой круша.
  
  Натянута туго, струна осторожна
  И мне лучшим другом становится гриф,
  Едва прикасаюсь, насколько возможно!
  И в новой каденции строится стих.
  
  Не миру, но сердцу, в тиши незвучания
  Мой нежный струится к признанью поток,
  Течёт он размеренный в строгости тщания,
  Но где-то запрятан в нём чувства глоток.
  
  Пустынею гиблой ручей пробирается,
  Барханы преградой живице стоят,
  Но слабый росток к чистой струйке ласкается,
  Его вожделением к жизни объят.
  
  Вот семя роняет досужая птица,
  Ручей матереет и в чувствах звенит,
  А наши с тобою усталые лица
  Оракул в грядущих несчастьях винит.
  
  Поток в никуда из пустыни уткнулся:
  Ни рек, ни озёр, ни туманов мечты,
  Ни робких надежд, чтоб создатель очнулся
  И в отчаянном гласе услышал: - Есть ты!?
  
  Весь наш мир - нотный стан, в нём рассыпаны мысли,
  Полон тайных надежд, я к барханам бреду:
  К слабым струйкам моря с пропитанием вышли,
  А симфоний раскаты в шелест звуков ведут.
  
  Мало кто знал, что единственным адресатом был её партнёр Виктор Зельдин. Но проникновенность и эксклюзив исполнительницы всех присутствующих на фуршете, а это более трёхсот человек, заставили кричать "Браво!" и требовать повтора. Гул был настолько сильным и дружным, что она вернулась к микрофону и взглянула на Виктора. И спела для него предпоследнюю строфу. В ней-то и заключена суть романса. Про этот диалог никто не узнал, однако нечто личное ощутили многие. Вера не расставалась с фарфоровой Мальвиной, на внутренней части которой значилась подпись её партнёра: "С любовью, твой Вика!" Её сделали специальной горелкой и навечно.
  Среди гостей было много бывших и действующих спортсменов, их корпорация своего веса и влияния на общество не утратила и теперь приглядывалась к перемене декора у некоторых из лидеров. Пристально разглядывали Веру Зинину, в которой усматривали новую пассию Зельдина из ярких певиц взамен не очень видной актрисы. И находили её достойной титулованного мужчины. Да и по возрасту она в самый раз, чтобы родить маленьких зельдинят и снять заклятие бесплодности, висящее на многих из ветеранов. Иван Фёдорыч Кудрявцев, ведший Виктора из юниоров до самого пьедестала, сразу же уединился с ней и без обиняков спросил:
   И что же ты, голуба, обо всём этом думаешь? Мне бы пора и внуков нянчить, да на коньки ставить, а у Витьки даже бабы путней нету - одни вертихвостки! Ты-то как с ним дружишь: по контракту или по-сердечному? - Вера смутилась такому обороту и не сразу нашлась.
   Знаете, Фёдорыч, если откровенно - то всё сразу. Но у него жена и он ..., - она стала искать слова, чтобы выразить их отношения по-настоящему, и замолчала, не нашедши нужных.
   Да не про то я, голуба! - отмахнулся от пустого тренер, - Хочешь ли сама? Я его знаю с детсада и про семейность и её святость - это от меня в нём. А вот про деток - это его мечта. Он приёмный у родителей и тепло ему совсем не то досталось. Да и огрызки! Вот и хочет своего, да чтоб много и навечно. Не тяни, признавайся: любишь ли, хочешь ли родить деток? А на Дашку не смотри - это моя ошибка, зря я её к нему подпустил. Вера вздохнула и ответила:
   Мы только катаемся вместе и всё. А мечтать можно хоть о чём!
   Я так чую, что ты хочешь, но Дашка всей обструкции причина?
   Как-то так! - согласилась Вера, глядя на узловатые руки тренера, покойно лежащие на коленях. А глаза мужчины испытующе смотрели внутрь молодой женщины.
   И на том спасибо, - сказал он, - о нашем разговоре ему ни слова. Я всё устрою. Сам их свёл, сам и разведу! Иди, Верчик, к нему и не отпускай эти три дня ни к кому. А Новый год мы вместе встретим. Обещаю! - он поднялся, одолеваемый обычным букетом спортивных хондрозов, улыбнулся по-отечески и ушёл. А Вера обрела новую порцию уверенности и с Виком была уже другой. Вик о причине преображения партнёрши долго не размышлял и, проверив варианты, установил связь с Кудрявцевым. И отдался привычному с ним - доверию. Вечер фуршета затянулся и обоим захотелось тишины и покоя, не сговариваясь, они исчезли и женщина увезла его к своей бабушке. Самому надёжному после партнёра созданию.
  Несколько иной была картинка в паре Насти и Славы. Жизнь Насти в доме Славы стала кошмаром для Тони и сильным раздражителем для самого Славы, который в партнёрше всё больше и больше открывал женщину. И девать Настю просто некуда. Поскольку фуршет был почти протокольным и участники шоу ещё связаны контрактом и щеголяли в специальных костюмах, то родственники и близкие держались особняком и развлекались самостоятельно. Потолковать с мужем и женой супругам не возбранялось, но и маячить рядышком всё время не давали специальные люди. Так что у многих пар было время осмотреться и что-то придумать.
  
   25-ОЕ. НОЧЬ, ФУРШЕТ. НАСТЯ И СЛАВА
  
  Настя после внутренних переделок у себя даже не пробовала сделать шаг из расположения Славы и мучения Тони наблюдала как бы со стороны. Когда Тоня в очередной раз подошла к ним и завязала разговор, Настя впервые ощутила себя тайной собственницей партнёра. Об этом не догадывались ни Тоня, ни Слава. Владеть чем-то тайно - это ей уже нравилось. И после фокуса с цветами идея-фикс перетекла из подсознательных устремлений к осмысленным шагам. Теперь она знала, что это плоды их физической и интеллектуальной близости в самых критических ситуациях. То, что Слава называл совместной интеллектуальной и чувственной собственностью. Из шестнадцати танцев пять они расценивали по самым высшим меркам и совместные затраты на них можно сравнить с выпуском полновесного альбома. А если перевести на спорт, то это целый сезон от раскатки до чемпионата мира, включая травмы и выход из них. Так что прав на Славу у неё предостаточно.
  Слава же во всём этом не видел ни дилеммы: жена или подруга, ни драмы для любой из женщин. Была обычная ревность и монополия на собственность, но это другое и с ним можно работать. И всё потому, что ни одна из них в пространстве его души с соперницей не пересекалась. Жена не могла хоть что-то сыграть в поле, где он обитал с Алиёй, Алия не рвалась на место Тони, ну и совершенно эксклюзивными складывались отношения с Настей. Та же Настя не могла заменить собой ни Тоню, ни Алию. В этом состоянии его мужского дилижанса они могли мирно следовать по ухабам судьбы и обсуждать цены на рынке, а что будет за поворотом и или на следующей станции, приехавши и посмотрим.
  В свою очередь и Тоня знала, что для Славы она не красивая игрушка и с ней у него связаны далеко идущие планы, ведь не зря же он с самого первого месяца подбивал, пусть и шутя, обозавестись тройкой маленьких киндиняток. И теперь она осознала былую глупость и решение отложить деток. Вряд ли бы Слава ввязался в такой проект и так глубоко, зная, что дома сидит дочка и ждёт папочку. Да и свекровь намекала, что устала от чужих деток и могла бы переключиться на собственных.
  Воспитанная в умеренных ритмах, Тоня не могла представить и части того шквала, который сближает мужчину и женщину в адских муках и крови. Сейчас у Славы завершался лишь слегка прослабленный вариант олимпийского цикла. И призом во всём этом могла стать Настя. Она набирала и набирала уровень и приближалась к запредельности своего кумира. И затмевала всех женщин, окружавших Славу, в том числе Алию и жену. Так уж устроен внутренний мир спортсменов, не утративших главного в себе - духа борьбы за превосходство над соперниками. Тоня обладала массой качеств, привлекательных для мужчин с высшими притязаниями, кроме одной мелочи: дух борьбы ей не был родным и на чужие чемпионаты она смотрела со зрительской трибуны. При таком муже, как её Слава, подобная самоустранённость не есть хорошо. И осознание этой данности проступало в Тоне всё чётче и чётче.
  Настя посторонними мыслями не заморачивалась и жила одним - адреналином общения со Славой. И многое сделала в общении со своим агентом, чтоб тот поискал хлеб для неё и комиссионные для себя. Хорошую пайку и весомый процент от сделки. И вот он, кажется, нашёлся: кто-то из богатеньких буратино готов финансировать проект, где Настя будет петь, кататься со Славой и под это снимут нечто вроде мюзикла. Как у Кристины Агилеры. Если это не разводка бюджета на деньги, то дело стоило свеч. Вроде тех, что зажигают на юбилейных тортах.
  После шумной суеты на фуршете с тостами и прочими дивертисментами она поделилась сомнениями со Славой. Тот внимательно выслушал и сказал, что идея хороша в принципе, но исполнителей надо проверить. Он улыбнулся и сказал в завершение мысли:
   Но дело они будут иметь не с тобой, а с нами. Так что, кинуть у них не получится! Тебе ясно? - она кивнула и он уточнил: - Что именно, юная леди, Вам ясно?
   В деле буду я и твои парни, верно?
   Умничка, дочка, я от тебя без ума!
   Стараюсь, папочка! - улыбнулась Настя.
   Славка, что бы тебе хотелось услышать такого, чего я раньше не пела? - сделала она первый шаг в новом качестве и "Славка" в нём звучало в особом регистре. Мужчина задумался и спросил:
   А из "Куин" что-то сможешь?
   Если из золотых альбомов, то любое.
   Тогдасамоепростое: "We Are The Champions".
   Хорошо, милый друг, это нам по силам, - согласилась Настя, - и последнее: наедине и в уголочке или через микрофон и со сцены?
   А как бы ты хотела? - полюбопытствовал мужчина.
   Чтобы приятно было тебе! - Остальные мне безразличны.
   Ты не от Ирки этим заразилась? - удивился он. И женщине понравился тон мужчины. Он не мог ввести в заблуждение.
   Нет, Славка, но диагноз тот же. И мужчина стал добытчиком и охотником. Его глаза обрели холодный блеск. Именно такого Славу обожали женщины России.
   Переплюнь Ирку! - сказал он своей партнёрше, - дай этой сучке поддых. Ты поёшь, а Сашка подыграет, - он взял её за плечи и заглянул в глаза, - это мужская песня. И он будет под тобой, а не на ней.
   Как скажете, сэр! А вообще идея близка и мне. Так что, я с вами, сэр!
   Ясное дело, - ухмыльнулся кумир, опускаясь на землю, - мы же партнёры.
   И это тоже, - сказала женщина и взяла его под руку. Деловые вопросы лучше решать вот так, с ним вместе. К этому привыкли и без Славы - она неизвестная миру Никольская. С ним же - "На льду Никольская и Кин-ди-ин-ов!".
  Дело у них вышло очень быстро, никто не перечил и не юлил и вскоре дуэт Никольская и Макеев исполнял гимн чемпионов. Припев подхватил весь зал, знакомый хит подыграли и музыканты, так что затея получилась впечатляющей. А фиоретура Насти, для которой бэк-вокалом оказался Саша Макеев, поставила точки над i. Оглушительный грохот финала перешёл в аплодисменты и публика долго не отпускала виновников торжества. Саша держал за руку Настю и воздавал женщине на сцене, как и положено ритуалом. К тому же оба выступали на привычной сцене и у микрофона, а здесь-то у женщины было заметное преимущество, ощутимое любым слушателем. И во время поклонов она вдруг почуяла, что Саша грубо и чувственно захотел её!
  Она не стала и глаз поднимать, чтобы убедиться в этом: энергетика прикосновений ею исследована отлично - Саша её хочет! Группа поклонников певицы собралась вместе и стала скандировать: На-стя! - На-стя! - На-стя! И молодая певица повернулась к ним, чтобы явить ответное:
   Шоу продолжается? - это не только фраза-вопрос, но и название хита той же группы. Музыканты кивнули, что поддержат и Настя выдала первый пассаж увертюры к шедевру рок-музыки, уже на третьей руладе они присоединились и взяли в оформление, не мешая певице. Разогревать публику она научилась всеми тяготами попсовой жизни и легко раскрутила фанов на подпевки. И после этого приступила к делу. Вышло не менее впечатляюще и концовка известного припева гремела на весь зал. Поклонники Насти были счастливы, отлично себя чувствовала и она. В своей тарелке и на кураже. Саша Макеев стоял у второго микрофона и аплодировал вместе со всеми. То, что он купился на Настин розыгрыш, заметили немногие, но они были и их немало, в том числе и Ирина.
  Ирина поймала на себе взгляд вечного соперника и молча проглотила пилюлю. Им было что делить. Всё правильно поняли и другие.
  
   25-ОЕ, ВЕЧЕР. ТОНЯ И НИКИТА ГРУБИН.
  
  Публичное объяснение в любви, устроенное Настей в виде вокально-сценического этюда, больно резануло по сердцу Тони. Видела и реакцию Славы - она тоже удручала. К этой певице у него было нечто, посильнее и поглубже обычной страсти мужчины к женщине. Да и Настя на него запала совсем не по-бабьи. Это Тоня почуяла всем своим существом в ту ночь, когда Слава из Настиного мужа сделал мешок с дерьмом. Именно в ту ночь Слава был с ней настолько нежен и изобретателен, что она забыла муки ревности от вида его забот о партнёрше. И столько ласковых слов в одну ночь она давно не слышала. Вряд ли это совпадение! Если до этого Настя была очередной партнёршей из шоу, то теперь у них есть и другая история и она их сблизила. Тоня точно знала, что секса и прочих криминальных вещей между Славой и Настей нет и формально из рамок партнёрства они не выходят, но внутри каждого зрело что-то огромное, а на поверхности была лишь облизанная ветрами и дождями верхушка айсберга. Деликатная и сдержанная Настя на такое признание решилась неспроста. И отчаяние проникло в самую глубину существа молодой женщины.
  Тоня сидела недалеко от сцены в группе других членов семей шоуменов и за чужим праздником жизни наблюдала без восторга. Её приглашали танцевать, с ней заговаривали и пытались закадрить, но, даже хорошо выпив, она так и не выбралась из дурмана тяжких дум.
  Тоня тихонечко вышла из-за стола и отправилась к выходу, надеясь в прохладе громадного вестибюля решить: то ли уйти домой, то ли эту горькую чашу выпить до дна. На широченной лестнице её догнал Никита Грубин и сказал:
   Настя, нам надо поговорить! - она взглянула на него с удивлением:
   О чём? - он аккуратно заслонил собой Тоню от людского потока и ответил:
   Давай отойдём, я объясню. Они ушли в дальнюю рекреацию и устроились на диванчике. Тоня смотрела на молодого фигуриста, который в шоу попал по нужде, чтоб заработать на операцию, чтобы залечить травму. Она его видела изредка в спорткомплексе и в гастрольных шоу, когда ездила с мужем. Тогда и теперь - это разные Никиты. Нынешний, спутник и партнёр Алёны Долминой, на прежнего одиночника, выдающего четверные прыжки играючи, не похож совершенно.
   И что? - спросила Тоня, видя мужчину в нерешительности.
   В общем, так! Я давно наблюдаю за тобой и многое про тебя знаю. Это не простой интерес к красивой женщине. Нет! Это глубже и до безумия серьёзно: Тоня, я тебя люблю!
  Тоня была не в том состоянии, чтобы вникать в слова Никиты, поэтому отмахнулась и хотела уйти, но он удержал. И так удержал, как могут только любящие любимую. Она слушала слова и ей было горько от того, что звучали они не из тех уст.
   Я люблю Славу, - в который раз повторила она, но у Никиты были свои аргументы. Весомые и убедительные, Тоня их понимала, но принять не могла - к мужу у неё настоящее чувство и аргументы Никиты только раздражали. Если у них со Славой и есть проблемы, это их внутренние проблемы. И она произнесла эту фразу ещё раз. Однако Никита знал, как разговорить, отвлечь от опасного и чем соблазнить, чтобы женщина смягчилась. Вскоре раздражение его собеседницы прошло и появилосьженскоелюбопытство к деталям прошедшего шоу. Они стали обсуждать перипетии финала. Тема неисчерпаемая и он надеялся уже сегодня застолбить свою заявку на золото. Объяснение сразу играло роль ключевую и именно оно потом и сыграет заложенное сначала. Она поймёт, что его цель не интрижка или банальное ухаживание за красивой женщиной, а нечто большее, что потом и проявится в полной мере. Что-то внутри ему подсказывало благоприятный исход в итоге. За ней он наблюдал давно, за Славой тоже и считал, что тот с женой лишь забавляется.
   Никита, почему ты не со мной? - раздался голос неясно откуда взявшейся Алёны.
   Я вами сыт вот настолько и больше, сейчас вроде минутного перекура от вахты при вашем теле, - ответил он и показал размеры сытости. Но актрисе это было до лампочки и она устроилась в своём роскошном наряде от Главного канала на подоконнике, даже не всмахнув с него пыль. Сигарету она держала в руке, из ниоткуда явилась зажигалка, извергнув огонь, она исчезла в никуда. Алёна глубоко затянулась и получила кайф от этого.
   Достойный ответ партнёра! - заметила она и по-хозяйски взглянула на него, как бы напоминая о подзабытых обязанностях.
   Извините, но не я это начал. А по сути вопроса ответил, - нимало не смутившись, сказал Никита и Тоня это оценила. Но Алёна будто бы и не услышала ничего, спросив:
   И что ты делаешь в таком тёмном месте и с такой классической красавицей? - А-а-а, вижу! - Она тебя уже отшила, - завершила фразу Алёна не очень трезвым голосом и ещё разок затянулась, - и правильно сделала, - сказала она на выдохе.
   Это не какая-то там красавица, а жена Киндинова. Я только что объяснился, но она верна своему Одиссею.
   Раз она классический тип, то и остальное в ней по-науке! Следовательно, её в образе Пенелопы надо обходить стороной: иначе ты труп - Одиссей пришьёт твоё тело к городским воротам одной стрелой! У него тяжёлая рука, я знаю.
   Я думаю, она не Пенелопа вовсе. И нет ни царства теней, ни Итаки, и ковры она ткать не обучена, да и к чему быть одной из нескольких? - Одиссея на островах ждёт не одна волшебница и приключения с ними - это его профессия.
   Никита, ты ему просто завидуешь! В шкуре Одиссея любой мужчина будто в собственной! - Чем ты лучше?
   Я этого и не сказал. У меня другая установка - Тоня для меня любимая и единственная. Единственная! - подчеркнул он. И прозвучало это убедительно. Однако Алёна лишь улыбнулась:
   Так говорят господа начинающие, одетые в рубища и без меню на столе, пока чего-то не достигнут. И даётся это единицам из них! Зато потом господа достигнувшие философию меняют. Некоторые из них и вообще переходят в разряд как бы героев. А Киндинов герой изначально и ему позволено то, что запрещено всяким достинувшим и смертным, в том числе и тебе, - ткнула она пальцем в Никиту, - и она выбрала именно героя и любит его, несмотря ни на что. От этого и герой становится погуще в тонах и повыше в поступках. А в женщине от общего духа с ним тоже прибавляется и она хорошеет. С ним и оплеуха от жизни видится капризом погоды. А уж во время близости с героем, - она блаженно вздохнула, - внутри всё переворачивается и ты понимаешь, для чего родилась. С тобой же, Ника, я оргазмов не имела, хоть и старалась. Путняя баба потечёт, лишь хорошенечко поговорив с героем и вдохнув от него. А потом придёт к своему болезному, пусть и достинувшему, и устроит день авиации. Так что, милочка, родите от него сына и дочку и в любом случае у них будет папа герой. Как бы потом у вас ни сложилось. Она взглянула на Тоню и ещё раз глубоко затянулась.
   Вы будто монолог в драме произнесли, - не скрывая иронии, заметила Тоня, хотя в целом высказанные мысли актрисы она разделяла.
   А как вы это, Тоня, определили? - настороженно покосилась Алёна. И Тоня улыбнулась её хмельной непосредственности:
   Монолог бытовой и театральный имеют разную жестикуляцию. А вы стали в позу Ермоловой и полилось! Даже про секс выглядело инструктажём на рабочем месте.
   Какая вы прелесть! - натурально и без нажима призналась актриса, - не зря Киндинов выбрал вас в жёны. С вами легко и мужчины это любят.
   Толстой свою Софью любил, но и воевал. Она лёгкая женщина?
   Она стерва и сука, но очень обаятельная и он её всю жизнь укрощал, а она таким вот образом поддерживала его мужскую и авторскую форму. И родила скольких, и довела до ума. Но стервой так и осталась, не зря он умирать на люди ушёл.
   Значит, быть податливой необязательно?
   Смотря с кем. Вот с Киндиновым лучше не воевать. Он воин и мужик от бога, так что в его епархии бабе с кулаками делать нечего. Нечаянно и схлопотать можно. Он этого и не заметит, а у вас гематома в мозгах от того, что он не понял. И с Дибровым надо быть паинькой. Ирка тоже героя нашла и упокоилась, наконец-то. А вот с моим мужем надо на ножах, тогда он хоть что-то поймёт!
   У вас он герой? - спросила Тоня. Алёна повертела вопрос в себе и качнулась на подоконнике, теряя опору, и Никита тут же подхватил её. Сделал ловко и одним движением.
   У Славы такая же реакция, - подумала Тоня.
   Мой муж - козёл! - ответила Алёна, сначала опираясь на его плечо, а потом и повиснув на Никите, - он ведёт баранов на убой и ему за это от комбината махры пачка. Чтоб он и следующее стадо привёл. - От такого рожать нельзя! Если б можно, вот так, с самого-самого начала, я бы стала рожать от героев. Они бы меня любили и я их тоже. И вашего Славу я бы любила. Думаю, на двоих деток нас хватит. Но я захочу деток и от другого героя. Так что, сейчас бы у меня было..., - она стала считать вслух, сбиваясь и начиная сначала, но всё же выдала: - думаю, к десятку уже подходит. У королевы Виктории с её принцем Альбертом столько же родилось. Она поморщилась и сказала: - Тоня, простите, меня мутит. Ника, отведи на свежий воздух, а то стравлю!
  Они ушли, а Тоня тут же оделась и уехала домой. Голова шла кругом и она после метро не стала ждать троллейбус, а пошла пешком. Свежий воздух необходим и ей.
  
   25-ОЕ, ВЕЧЕР. НАСТЯ В НОВОМ ОБЛИЧЬЕ
  
  Неожиданная по-женски изощрённая и по-мужски смелая фронда Насти в отношении Ирины привлекла к ней симпатии Нади Пешковой, Алёны Долминой и компании. И они окружили певицу, выказывая знаки признания. Вокальные и, прямо скажем, очень весомые актёрские фокусы певицы их интересовали лишь в известной мере, всё перевешивал сам факт публичного окорота записной лидерши. Ну и выполнено отлично: такие овации Сашке за подпевку Насте Ирина долго не забудет.
  Уже освоившаяся в новой Насте Бонни к временным союзницам отнеслась снисходительно и взглянула на Клайда: - Как быть? Мужчина сузил глаза и оценивающе посмотрел на подружку: а сама никак? И Бонни извлекла роскошную улыбку для генетических коллаборационисток. Клайд одобрительно кивнул и вернулся к мужским делам: ну, не мог же он утонуть в женских.
  Компания слегка перемешалась и градус диалогов теперь сильно зависел от выпитого. Кто-то стойко выдерживал линию белого и сухого, а кому-то микст стал настоящей отдушиной после многомесячной уразы. Столы сдвинули и темы объединили. Мужчины были сами по себе и женщин теперь не стерегли, за исключением Никиты Грубина: Алёна на нём висела грузом ответственности так, будто шоу в самом разгаре.
   Женщины расслабились основательно, в то время, как Настя и Слава лишь чуточку согрелись. Оба были в компании, но особо в неё не погружались, больше подчиняясь личным инстинктам, чем стадным. О Настиной выходке в адрес ледовой примы говорили охотно, но Настя больше Ирину не задевала, посчитав, что с неё достаточно и на дифирамбы не реагировала. К тому же не стоит забывать, что Настя пела на три с половиной октавы уже давно, имела в мышлении сугубо музыкальный крен, поэтому с посторонними обсуждать могла лишь понятное для остальных. То есть обычные сплетни, которые в своей бытности начинающей певицы она уже не терпела. О Славе Настя вообще ничего не говорила, удерживая в себе всё и на подначки никак не отвечая, зато легко восхищалась сценическим мастерством Алёны, Нины и Эммы.
  Бонни запретила бравировать своим мужчиной без повода, поэтому она держала связь с ним только зрительную. Клайд в таких ситуациях всем видом показывал партнёрше привычное для отношений ведущих лётчиков с ведомыми в небе: делай, как я! Бонни следила за ведущим и повторяла манёвры. Этого оказалось достаточно, чтобы быть на волне.
  В последние два года пристрастия и внутренние ценности в Насте сильно переменились и требования чистоты она соблюдала чуть ли не с маниакальным педантизмом. За месяцы в ледовом шоу детали этой наклонности слегка обогатились, но общий их контур не изменился - чистого и совершенного хотелось во всём. Появилась и новая фишка - запах от рук. Усвоив новое обретение, Настя разделила мир на тех, кого она переносила легко и других. Первых она чуяла сразу и признавала за своих, а для вторых устраивала санитарный кордон. Так со Славой, который попал в избранную когорту, она всегда бывала в новом белье, даже, если приходилось переодеваться три раза на дню и где попало. Если муж, попавший во вторую категорию, касался её чулок или колготок, они тут же отправлялись в корзину. Произошло это само собой и не казалось взбалмошным капризом. Что-то из её внутренней сущности говорило, что это правильно! - А кто манкирует внутренним голосом?
  Некоторое смещение интересов и круга общения душу Насти не грузили и она стала замечать за собой иное отношение к мужчинам вообще. Теперь она увидела то, чего раньше не знала - мир сильных и волевых мужчин. У них многое устроено не так, но понятно и прагматично. Вкусы и пристрастия на знакомую ей ойкумену не очень похожи, но в них была рациональная прелесть и особый аромат. Всё это сильно замешано на вкусе победы и отдавало специфическим наркотиком, гораздо сильнее общегражданского адреналина. На победу в этом мире заточено всё. Настя с женским любопытством присматривалась к нему и делала житейские наблюдения. К примеру, она знала, что именно нравится Славе в её одежде, хотя тот вслух ничего не выделял. И, зная это, она надевала вещи либо ему в пику, либо в качестве приза. Она и сама не знала, почему, но так ей нравилось. И в других женщинах она искала подобную принципиальность и последовательность. Для настоящей женщины такой язык и влияние на мир эффективнее бесед и убеждений. Близкие контакты со Славой научили многому и именно с них начался новый виток её умственно-эмоционального прогресса.
  Из женщин ледового шоу в категории подобной принципиальности вписывались немногие. Алёна Долмина и Надя Пешкова в их число не входили. В то же время Эмма Зигфрид и Нина Самохина ей нравились, как раз из-за приверженности тем же ценностям. Особенно Нина: исключительно точная в разработке темы и её подаче, она ко всему этому была аккуратной в любом наряде и никогда костюмеры не оставляли недоглаженных складок и клиньев, недошитых лент и висящих ниток даже в многоярусных фольклорных юбках и цыганских кофтах: они знали педантичность Нины и её едкого разгона опасались больше, чем финансовых санкций менеджера. А танцы Эммы всегда были постановочными шедеврами и содержали такие жемчужины жестов и движений, что их повторяли даже именитые соперники. И, конечно же, Эмма была исключительной чистюлей и аккуратисткой во всём.
  Сейчас Настя рассеянно следила за перемещениями женщин и угадывала, чем они занимались там, откуда только что пришли. Когда кто-то возвращался с танцевального пятачка, это видно сразу, а вот остальное не так явно. Однако есть и такое, где сомнений нет - женщину только что тайком обнимали или обходились ещё круче. Даже, если она свою одежду вылижет, а причёску подправит и укрепит лаком, глаза и нервный драйв выдавали её с головой. На эти мелочи ей указал Слава и она ахнула от цены элементарной вещи - выражения глаз и поведение рук! Сейчас он сидел рядышком и одним глазом наблюдал за Настей, а другим перебирал что-то у себя в голове. Настя восхищалась таким умением расслабиться и готова была на всё, лишь бы её научили такому. Слава улыбался и говорил, что это "всё" ему не по вкусу. И вообще - не женское это дело - думать! Вот и теперь он что-то думает, как тот удав в мультфильме про попугая, а она мучается в догадках.
  Между тем, Ирина с Сашей тихо исчезли и векторы притязаний у оставшихся стали избавляться от антагонизма. Слава с интересом наблюдал за этим и Настя хорошо видела - почему. Поэтому "дружить против" воздержалась и интересничала с мужчинами, уверенная в безнаказанности, к тому же сидящая в ней Бонни набивала обойму партонами и чередовала боевые с холостыми в произвольном порядке. Она и сама не знала, когда поразит насмерть, а когда вызовет улыбку. Все мужчины вокруг были намного старше и от покровительности в тоне избавлялись с трудом, поэтому выстрелы в лоб вызывали всплески адреналина.
  Женщины после ухода Заварзиной инстинкты оставили в покое и переключились на медийные и спортивные проекты и лидеров, которые их возглавляют. Разумеется, в большинстве своём это мужчины и у них есть к чему прицепиться продвинутой женщине. А в шоу других и не было. По-настоящему эти проблемы касались Пешковой и Зигфрид, они не имели постоянной работы, достаточной для приличного существования, и жили буквально с колёс, остальные же стабильную "кормушку" имели и держались темы за компанию.
  Вообще-то спортивные темы Настю мало интересовали и раньше, поскольку сам стиль жизни у них был иным и теперь нравился потому, что связан со Славой. Так что, спорт сам по себе, а Слава отдельно от него. Достаточно интересной казалась Галя Кожемякина, которая уже сделала многое на пути к светской женщине, но не настолько, чтобы с ней иметь беседы о чём-то. Тряпки, деньги, мужчины и покупки Галю тоже не интересовали, но для нормального общения этого недостаточно. Что-то проблескивало в Алёне Долминой, но манерная агрессивность и неряшливость театральной дивы вызывала у Насти раздражение. Так что в этой компании ей ничего не оставалось, как слегка кокетничать с мужчинами. И всё потому, что Слава пошёл разузнать о надёжности того самого проекта и сказал, чтоб она "развлеклась". Неожиданно к ней подсела Нина Самохина, отгородила от докучавших мужчин и, наклонившись к уху, сказала:
   Ты тоже на своего партнёра подсела? - Гляди-ка, как на них насупилась!
   А тебе разве Ингмар не нравится? - вернула подачу Настя.
   Но не до такой же степени, чтобы с мужем разводиться! - отыграла Нина и улыбнулась. - Шучу! - добавила она и развела руками.
   Глядя на Славку, я прозрела и осознала совершённую глупость. - И всего-то!
   Некоторые глупостью считают развод. А жить в видимости брака - самый кайф!
   Ты же не стала наркоманкой, - ответила Настя, имея в виду недавний развод Нины с видным чиновником из минкультуры. Уже третий за восемь лет.
   Так я же свободная женщина, из сибирских казачек, а там свои ценности.
   Теперь и я свободна. Хотя и без родословной.
   Насчёт свободы и так легко - ты зря! Теперь-то и узнаешь, почём она обходится. Уж он постарается. Ты первая, кто ушёл по своей воле. Тех-то он выставлял без содержания и за провинности. А ты, видно, согрешить не успела, вот он и гневается, что раскулачат-таки, - как бы просветила сведущая дама про наклонности бывшего мужа. И Настя на свою долю взглянула со стороны: получалось именно так, как сказала Самохина. В качестве отступных он подписался выплатить хорошую сумму, но это исходило от Славы с Тоней, сама бы она отказалась ото всего, обездвижив ненавистное тело навсегда. Вот тут-то Бонни отпихнула Настю и поинтересовалась:
   И про это знают все?
   В газетах напрямую и пофамильно не пишут, но мне, к примеру, известно, - ответила Самохина.
   А согрешившие так и остались неотмщёнными? - Раз их много, могли бы и профсоюз организовать или они не из тех?
   Если ты его зачнёшь, может и получится. А прежние утёрлись.
   Я что, похожа на Жанну Дарк? - улыбнулась Бонни.
   Теперешняя - да! - ответила Нина и Бонни задумалась, потому что тема вильнула не туда.
   Знаешь, Нина, я от этой Орлеанской девы отличаюсь принципами. Мне не нужны посредники для диалога со всевышним. Прислужники тоже. Мою молитву и сотворю сама.
   Значит, топор войны актуален?
   А ты сама что об этом думаешь, раз в курсе всего? - жёстко уронила Бонни.
   Уже то, что ты ему сломала карту, обнадёживает, а ваза с цветами в лицо, так и самый хит сезона, после него Заварзина уже не так актуальна, - сказала Самохина, - да и вообще, ты мне нравишься. Хорошая девочка! Я когда-то была такой же.
   Выходила не за тех? - улыбнулась Бонни.
   Почему же, именно за тех, кто был нужен. Это потом - извините, не сошлись.
   Ничего общего со мной! - А говоришь: была такой же!
   Не кипятись! У тебя всего лишь первое замужество и первый развод, а впереди целая жизнь! Скольких ты ещё сведёшь с ума или в могилу, а? И сколько драм придётся пережить самой?! - добавила она последнюю фразу поставленным голосом актрисы.
   И опять ты про меня знаешь больше, чем я сама, откуда?
   Так я же эти станции уже проехала. И про себя тоже кое-что узнала, пусть и задним числом. Ты там же, где бывает каждая из нас сразу после развода. И здесь мы, к сожалению, выглядим чуть не сёстрами, даже ресницы перекрашиваем в одном стиле, удлиняя их дуги, чтоб казаться старше и умудрённей.
   Да, - согласилась Настя, отодвинув Бонни в сторонку, - будто из сердца кусок вынули. Тут не то, что укрыться ими, а вообще исчезнуть хочется.
   Если бы не твой Киндинов, ничего бы и не произошло. Увидев его и осознав, каким может быть содержательный и сильный мужчина, ты запустила в себе мину с часовым механизмом. Взорвалось через три месяца. А так бы маялась и не знала, что глупостями себя лучше не тешить.
   Верно, - согласилась Настя, - Слава во всём этом деле - это ключевой файл!
   Вот именно, ключевой! От этих ребят столько энергии, что женское в нас моментально увеличивается в лавинообразной пропорции.
   И у тебя тоже? Я думала, что в твоём возрасте таким можно и управлять.
   Управлять можно тем, что позволяет это над собой сотворить. Для меня это тяга к мучному, в основном получается. А тут - нет! Я даже не пыталась.
   Твой Ингмар - мачо? - вмешалась Бонни, отпихнув Настю.
   И ещё какой! - В нём кровь викингов очень хороша, а эти ребята в очных битвах грандам никогда не проигрывали. Я где-то вычитала, что ещё на заре христианства, когда Испания только выбирала между маврами и римлянами, язычники-викинги приходили в порты Атлантики и в роскошных битвах побеждали будущих кабальеро. И гордые женщины Астурии, Галисии, Кантабриии Басконии сами выбирали мужей из галеонов победителей.
   Партиотизм уступал зову тела?! - И про такое пишут сейчас? - Не может быть!
   Испанки в этом плане для нас яркий пример непосредственности и буйной непокорности. На корриду ходят вместе с мужчинами много веков и так же упиваются пролитой кровью. Ну и бык - это же океан секса! Испанские дамы возбуждаются донельзя, лишь увидев этого красавца на арене. Так что с генетикой в плане таких эмоций у них всё в порядке. На крутые берега Бискайского залива выходило всё население округи и смотрело за морской битвой ненавистных местных грандов и пришлых моряков, одетых в шкуры диких зверей.
   Похоже, они и пахли после этого зверем? - уронила Бонни, про школу запахов знающая уже достаточно.
   Как пишут древние, викинги редко проигрывали сражения, хотя числом никогда не превосходили. И те, что первородные испанки, в морском деле знали толк, так что лучшим викингам доставались лучшие женщины. И у них уже в десятом веке было предостаточно блондинов и блондинок.
   А кто они были изначально?
   Вроде бы есть племена-аборигены, но они уцелели от перемешивания только в горах. А так в их крови предостаточно и европейской, и африканской веток. И те, кто не любил мавров, отдавали предпочтение потомкам белых ариев, к примеру, из племён кельтов или викингов. После падения Рима тяга к блондинам стала уже хорошо выраженной. Когда я готовилась к роли в спектакле по Фейхтвангеру, про средние и древние века Испании прочла многое. - Испанки - та ещё кровь!
   Кармен - настоящая испанка?
   По тому, какой описана у Мериме, да!
   Но у него она просто цыганка или я что-то путаю?
   Он сделал её цыганкой, чтоб не возникло проблем с испанской общиной. В то время Просперу пришлось быть дипломатом и диаспору испанцев во Франции не стоило ссорить с остальной Испанией. Опальный Гойя жил во Франции и на культурный имидж родины влиял основательно. То, что мог себе позволить испанец, высказываясь о родине, запрещено иностранцу.
   В общем, да, - неожиданно согласилась Бонни, - я тоже не переношу критические голоса про Россию от иноземцев. И я не темпераментная андалузийка!
   Вот-вот! Поэтому Мериме в очередной раз выступил как бы мистификатором. Поскольку страсть мужчины и женщины выходила за принятые общественные рамки, то кто-то из этой парочки должен стать как бы деклассированным и принять груз всех пороков. И это досталось Кармен, её сделали и падшей, и воровкой, и вместилищем прочих грехов. И, чтоб всё было в окончательном шоколаде, он сделал её цыганкой.
   Симпатичная грешница вышла!
   Из-за заурядной дамы сильных страстей не бывает!
   Звучит захватывающе! - буквально выдохнула восхищённая Бонни, - Правнучка казацкого атамана и викинг благородных кровей! В старом романе у вас с Ингмаром обязательно был бы сын, к которому он вернётся на его конфирмацию и подарит родовой меч. Он научит его всему мужскому, а ты зачнёшь черноокую дочь.
  И эта фраза подкосила бывалую актрису. Она стала просто женщиной. Немножко романтической и совсем беззащитной.
   Если бы в романе, то я бы точно родила! А в этой б...ской жизни слабины лучше не давать! Хотя моему сыну братец был бы в самый раз. И дядя Ингмар ему нравится. Но..., но и но!
   Ты из замужества в каком состоянии выбралась?
   Полгода сидела дома и просто отходила ото всего. А потом вышла в свет и увидела, что меня хотят! Так же, как и тебя теперь. И хор поклонников был дружным, и я им упивалась. Вот в этом мы схожи, - пояснила актриса и примирительно улыбнулась - им, действительно, делить нечего. И Бонни взглянула на Настю выжидающе, дальше текст был из её роли.
   Тогда сын наверняка от глубокой страсти, разве нет? - Ну не могла ты решиться на него с трезвой головой, - сказала Настя, с удовольствием разглядывая хорошо упакованную и красивую женщину. Она и актрисой была умной и непохожей на многих. Её, казалось бы, простенькие героини внутри содержали всю мудрость женщин и не кичились этим. Их внутреннее богатство проступало во всём и стояло рядышком с невыразительной фактурой реквизита и грима. Глубина и основательность у актрисы была врождённой и на шоу это видели все.
   Да, с моим первым страсть была чистой и настоящей, - призналась Самохина, слегка окунувшись в себя прежнюю, и Настя это тут же ощутила, - его я даже чуточку любила. Увы, всё прошло.
   Ты успела понять это первой?
   Да! - Такое всегда неприятно, - она глубоко вздохнула и качнулась на стуле, продолжая движение головой с закрытыми глазами, - даже сейчас. Тогда сыну и года не исполнилось, так что обошлось без драм. Ну и мама была рядом. Завтра приедет сюда и я вздохну.
   Надолго?
   Хочу навсегда. Там её жизнь завершена, а новую лучше начинать на новом месте. Да и мы с ней дружим по-прежнему.
   Про мужчин ты с ней делилась?
   В основном, да! Ну, а про блядство - нет! Тут и себя уважать не будешь.
   Достают?
   Скоро и ты всё это прочувствуешь на себе. Разведёнка для них, как коту валерьянка - тянет всех, сразу и надолго!
   Ну и ужастики ты мне сулишь. - Зачем?
   Почему ужастики? - Реалити-шоу нашей жизни.
   При всей твоей логичности я вижу одну неувязку. И она очень меня смущает.
   Что именно?
   Сыну нужен отец, а ты, вся из себя умница, уже трижды разъехалась. Ему это не вредит?
   Вредит то, что он видит. Маму обихаживают, облизывают с ног до головы и трахают со вкусом и досыта. Мне-то всё в кайф, я вижу, что оно настоящее и верю ему. А потом эйфория проходит и я вижу истину: я нужна и мне хоть что, а вот от сына они откупаются игрушками. Ни научить чему-то, ни поговорить по-мужски и серьёзно. Пацаны эту житейскую хитрость любят. Он у меня мужчинка из ранних и ревнует. Я изредка сплю с ним и он понимает, почему. Так что, быть защитником он уже умеет.
   Нина, вы с Алёной в одном театре работаете, она там так же выпендривается?
   Это тут она выпендривается, а там она "Не тронь, не задень, не скажи!". И "непонятливых" в труппе не осталось. - Зачем так! Она же талантлива до безумия. Может, переела чего-то? Ей не так давно Ирка Заварзина взбучку устроила, так она три дня была чуть не золушкой, всё делала, всех слушала, своему Грубину туфли атласным бюстгальтером чистила. И на её Сашку глаз не поднимет. - Вот так!
   Да, это она хорошо придумала, взбучку! - А я и не знала! Выходит, зря её сегодня угрохала с этим "Вива, виктория".
   Всё путём, как говорит мой партнёр, за пиво плачено, так что, мух пусть гоняет администрация. Марля на окнах и чистая бандерша за стойкой входит в цену напитка! - Ирка тоже хороша, не бери в голову!
   Настёна, моя прелесть, ты без меня не скучала? - спросил подошедший Слава.
   Нет, папочка, меня тут Нина просвещала про местные нравы. Ты-то меня от тягот жизни бережёшь, вот и расту дремучей от счастья белоручкой! - капризно надув губки, ответила Настя.
   Эк она тебя зацепила! - качнул головой якобы рассерженный папаша и строго взглянул на актрису-развратницу. - Надо же! Я-то думал, она это..., - показал он руками нечто большое и круглое, - а она ... - и выдал худое и плоское, - того!
  Нина с парой пересекалась нечасто и всё же заметила, что их отношения в шоу одни из самых чистых. Выданный экспромт говорил и об уровне их дружбы. По пятницам, субботам и воскресеньям они тренировались до седьмого пота, поэтому всё время в призах.
   Ты уж на неё не сердись, папочка, она хорошая! - повела плечиками Настя и сделала глазки. Мужчина вздохнул и тут же остыл. Нина рачительно впитала в себя все гигабайты их тепла, нюансы выразительности и приготовилась смотреть продолжение репризы.
   У меня есть две новости, одна очень хороша, а другая отвратительна. С какой начать? - спросил Слава.
   Давай хорошую, - по-царски легкомысленно выбрала Настя.
   Проект настоящий и люди за ним живые, так что работать с ним надо. А что с отвратной делать?
   Ну её, а то молоко свернётся! - он кивнул и про козни своего мужа Настя так и не узнала.
   Да, кстати, - вспомнила Настя, - у Нины после контракта нет защиты. Может, возьмём под твоё крылышко, а? - она имела в виду новый проект и их участие в нём с большой командой.
   Она видная женщина, при теле и вообще... - не заревнуешь? - спросил Слава и Нина напряглась, чуя суть недомолвок.
   Если и заревную, ты, папочка, об этом не догадаешься! А она уже играла леди Макбет и Офелию, так что про "любовь" придворных знает всё, - и обратилась к актрисе: - Нина, ты с нами хочешь?
   Хочу что? - спокойно улыбнулась актриса, давая им шанс одуматься, поскольку была хищницей и кровь любила свежую, а тело сильное. Вкус у неё устоялся и толк она знала во многом. Но без прессы и свидетелей.
   Кататься на коньках, петь романсы, играть скетчи и всякое такое. А я буду петь. Нина поняла, что главным на льду будет Слава, у микрофона Настя, а ей придётся работать с драматической компонентой шоу. Сценария ещё нет и в нём можно поучаствовать.
   Большой проект?
   Примерно, месяцев пять-шесть. В марте старт.
   Где?
   В столице, где ж ещё такие деньги! - ответила Настя.
   Поехали ко мне, - предложила Нина, - там и обсудим.
   Уже поздно, - заметил Слава, глядя на Настю, но та его предостережений не видела в упор.
   Останетесь на ночь, диван для гостей у меня есть, - улыбнулась Нина. И они согласились.
  
   НОЧЬ 25 НА 26 ДЕКАБРЯ.
  ИННА ВЕТРОВА И СЕМЁН. ЖЕНЩИНА ОДОЛЕВАЕТ СПОРТСМЕНКУ
  
  Инна постепенно освободилась от боли в спине, а с этим и от психологических пут и стала следить за своей речью и эмоциями, прикрывая одни и приподнимая другие. То есть, захотела быть женщиной. Получалось легко и эта игра доставляла удовольствие. Ощущение же безопасности и безнаказанности за любое слово и действие, которое исходило от Сёмы, как влияние крупного небесного тела, придавало сил и уверенности. И каждый раз она возвращалась в Москву в новом обличье, ведомая одним: искупаться в этом мужчине.
  Из постели она выбралась после очередного массажа, немного подвигалась по комнате, прислушиваясь к реакции спины, и решила, что самое страшное позади. Теперь жить можно и вечер при свечах пройдёт без осложнений. Она приготовила косметичку, разложила по дивану одежду и бельё, выбирая, что надеть. Семён пару минут смотрел на это и ушёл на кухню заниматься кулинарией. Намерения женщины он уловил и решил подыграть во всём. Насколько она хороша, он знал и без подглядывания за занавеску.
  Когда мужчина с подносом холостяцкого эксклюзива открыл дверь в комнату, то слегка опешил: Инна была в платье для банкетов, обалденных чулках и вишнёво-красных туфлях на высокой шпильке. Она в полной красе и с дорогими украшениями стояла у трюмо и исполняла последние штрихи на картине женского совершенства. Джинсы и ковбойка требовали срочной замены и он по-солдатски в пять секунд переоделся. Не во всякой жизни бывает, чтоб вот такая женщина и в таком доме устраивала роскошный праздник. Найти в ноутбуке что-то, соответствующее моменту, оказалось самым сложным. Вскоре он положил текст на поднос вместе с пиршеским угощением и вошёл в комнату.
  Она волновалась, будто перед выступлением на мировом первенстве. Это вошло в неё неожиданно, но она подчинилась. И услышала из уст мужчины то, чего не могла и представить:
  Бог дал тебе из искор имя
  И душу к сердцу приложил,
  Оно в невзгодах не остынет
  И в нужный час прибавит сил.
  
  Раскрутит образ яркий мода,
  Волненьем светится слеза,
  Когда в интимной песне ода
  Чарует слушателей зал.
  
  Уста - вместилище жемчужин,
  А голос - звуки божества,
  Согреет в стыни зимней стужи,
  Взволнует тела хрупкий стан
  
  И ног волшебное витийство
  Вершит каскад твоих чудес:
  Ты - серым демонам убийство
  И знак доверия небес!
  
  Услышанное в свой адрес что-то в женщине надломило и она не находила ни жестов, ни слов в ответ. Собственно, он их и не ждал:
   Инка! - Ты бесподобна! - сказал он, поставил гружёный поднос на тумбочку и обнял женщину. Она спрятала глаза у него на груди, но он и так знал, что в них. Потом, намного позже, обретя способность выражаться осмысленно, она сказала:
   Сёма, наши совместные постановки - это и вправду знак небес. Ты первый из другой вселенной, с кем вот так запросто.
   Я знаю, Инка, я всё про тебя знаю, - унял он дрожь женщины, прикоснувшись к трепетным перстам. И она тут же взмыла, увлекая за собой и мужчину. Они пили вино, обменивались фразами и купались во взаимном понимании. После нескольких месяцев совместной работы это нетрудно. Мобильники и телефон молчали, отключенные от внешнего мира, и беседе мужчины и женщины никто не мешал. Теперь в его лице воплотился весь мир мужчин, а она - единственная женщина на свете, в которой собрано всё. И бал для двоих вступил в права, потихонечку захватывая всё новые и новые части душ и приобщая их к таинству.
  Она чувствовала себя свободной женщиной, знала причину и источники этой свободы и с трепетным жаром насыщала собой мужчину и его дом. Ей хотелось вернуться сюда и вдохнуть то, что потом и сообщит о настоящем значении её сути в мире этого мужчины. Это можно узнать только со временем.
  Они говорили, вслушиваясь в тон и музыку голоса, касались и чуяли друг друга в танце, пили вино и погружались всё глубже и глубже. К середине ночи он понял, что дальше сдерживаться нельзя и был секс. Без разведки, разминки и раскачки, поскольку всем предыдущим они это прошли. Он знал, что для неё можно, а чего надо избегать и ту часть болезни спины они обманули. Когда знаешь, это несложно. Первый раз был сильным, без меры и до крови: она растерзала ногтями его спину, а зубами уже пристрелянную шею и грудь. В ней затаилась чёрная страсть к мужчинам и подавленное нечто из женской сути требовало сатисфакции, партнёр для этого подходил по всем статьям. Мужчине не осталось ничего, как вылить на женщину всю нереализованную любовь. Её было так много, что вскоре она захлебнулась и запросила пощады. И вообще, слабая жнщина - это самый сильный наркотик, сию истину Сёма проходил много раз и каждый раз нега охватывала так, что и таблеток не надо. Ну и его партнёрша не так легко становилась чемпионкой всего и вся, чтобы не создать из этого особую ойкумену. Сёма тоже не забыл убийственну. пахоту на ринге и хорошо понимал цену призовых. Сейчас им выпала капитальная награда и надо бы всё это не расплескать.
  Был небольшой перерыв, стихи, альбом и снова страсть. Ближе к утру энергетика стала спадать, уступая нежности и вниманию. Инна собрала все силы на последний штурм и легализацию женского либидо. Ни с кем прежде такого не было и этого шанса упустить нельзя. Он этот шанс вручил легко и, дождавшись женской разрядки, довёл дело до логического мужского конца. Её буквально захлестнуло волной и она, бездыханная, утонула в мужской силе и могуществе. Об этом мечтает любая женщина и вот оно в ней!
  
   26 ДЕКАБРЯ. НОЧЬ-УТРО.
   ИННА И СЕМЁН. ЛЮБВИ СЛИШКОМ МНОГО НЕ БЫВАЕТ
  
  Остаток ночи и раннее утро пролетели одним файлом, так и не насытив никого из затейливой пары заковыристого шоу. Усталости не было ни в членах, ни в глазах. Звякнул хронограф и они отправились в душ. Она только и всего, что устала, но фантомных болей в спине как ни бывало и щадящий массаж вскоре перешёл в атлетический. Задержались в душе они надолго, шлифуя тела и пеленая ощущения, но вышли сияющими, как новенькие монеты. Завтракали чисто символически, лениво ковыряя вилками и изредка что-то глотая. Обратный отсчёт шёл неумолимо и его тиканье отзывалось уколами в сердце. Долго такое не вынести и они периодически брали передышку. Вот что-то щёлкнуло слишком громко и зажёгся транспарант: "Пора собираться". Инна с трудом оторвалась от него и прошептала:
   Помоги одеться. С самого начала и до конца.
  И он согласно кивнул. Семён летал за рубеж много раз и маленькие хитрости провоза житейского криминала знал из собственного опыта. Тело Инны он изучил в самых тонких деталях, но в который раз отметил его волшебство. Снизить энергетику и волнение помогли шутки и ирония. Поцелуи при этом были и невинными и чувственными одновременно. Такая привычная игра. Ну и они кое-что припрятали. Умело и с пониманием дела.
  Час пути в аэропорт прошёл в междометиях и заметной напряжённости. Это трудно назвать волнением: эмоции зашкаливали во всём и когда в зоне вылета они слегка сблизились в прощальном поцелуе, Инна запаниковала. Сёма, того не ведая, вторгся в мир, с таким трудом сооружённым двумя эмансипированными женщинами. Остаться с ним для Инны было самым сильным тайным желанием за последние несколько лет. Сделай он жест, качни головой, мигни легонько и тогда ...
  Но так бывает только в кино.
   Приезжай обязательно, буду ждать! - услышала она уже по ту сторону границы. Такая фраза на подвиги не подвигнет. Сердце заныло от раскрученной неутолённости и свежих побегов на древе её жизни. Они уже сочились и текли и спасения от их колобродства не найти ни за что! Уже в салоне загудел вибратор мобильника, пришла запоздалая эсэмэска:
   Можно, я им про нас с тобой совру? - И дрожащими пальцами она ответила:
   Про себя со мной - хоть что!
   Разве нас с тобой нет?
   Были!
   А теперь?
   Не знаю. Может, всё это затяжной сон?
   Значит, Инка, я так и не проснулся. Да и не хочется. Целую!
  
   25 ДЕКАБРЯ. ВЕЧЕР.ВСЕ ЖЕНЩИНЫ КОСТИ ДИБРОВА
  
  На фуршете финала шоу команда Диброва была самой представительной: Светка с мужем Мэтью, Татьяна, Дина с прилетевшим Морисом Бежаром и новая шоу-партнёрша Вере Филатова. Несмотря на шумные и мокренькие объятия с остальными коллегами по цеху, великолепная семёрка держалась особняком и далеко друг от друга не удалялась. В течение двух часов страсти по ледовому шоу не утихали и на нём было много как причастных, так и просто любопытных и зевак. Операторы и режиссёры сновали по залу спортивного комплекса и писали картину маслом. Столько звёзд шоу, театра, кино и спорта собирается вместе редко и кадров общения и интимных жестов можно сделать миллион, поэтому одни просто общались и оттягивались после напряжённых трудов, а другие всё это забивали в файлы и гигабайты информации.
  Уехать к Косте всей компанией вышло естественно и вскоре квартира, выбранная и обустроенная Элис, принимала друзей её мужа. Никогда здесь не были Морис и Мэтью, остальным же тут знакомо многое. И первой освоилась Светка, она прижала Костю ещё в лифте и прошипела, чтоб не услышали Морис и Дина, занятые друг другом:
   Ты что, не мог этого янки сбагрить в гостиницу под каким-нибудь предлогом? Я и летела сюда, чтоб отдохнуть от него хоть чуточку! - И теперь майся с ним - туда нельзя, это не трогай!
   Светка, он твой муж, как я его выставлю? - Ты хоть чуточку подумай!
   Короче, либо ты его спаиваешь ву смерть, либо я ухожу! Оставайся с моими преемницами, вон их сколько! - едко и зло прошипела она.
   Ладно, котёнок, - смягчился он, - будет тебе пьяный в стельку мужик и ты рядышком свободная. И она притянула его губы для поцелуя, не стесняясь Дины с Морисом. То, что она вытворяла, нормальным не назовёшь и, когда лифт остановился на его этаже и двери разъехались, она и не подумала выбираться из его объятий, терзая его и умирая сама. Дина на секунду замешкалась и вытолкнула Мориса на площадку, затем нажала кнопку последнего этажа и вышла сама. Костя со Светкой объявились минут через десять. Она уже слегка насытилась и выглядела почти спокойной.
   Ну и лифты у вас, - сказала она для мужа, но обращаясь к русакам и по-русски, - как почуют иностранку, так и клинят сразу. О своём виде и упаковке она не думала совершенно, зная, что Котик ничего не упустит. Так и случилось, Костя её не подвёл и теперь. Ничего подобного её мужу и в голову не могло придти, а уж вот так легко унять все хондрозы и болячки на месте старых травм - это вообще фантастика! И ведь он их помнил - её травмы и растяжения. Засушенная на 12 лет страсть вспыхнула мгновенно и мужа во избежание скандала следовало срочно напоить. Но сделать это ненавязчиво и аккуратно.
  Обустройством стола занялись Вера и Дина, а остальные бродили по комнатам и разглядывали трофеи хозяина дома. Их число с тех пор, как Элис ушла из жизни, увеличилось намного. Кроме спортивных были и призы за коммерческие старты, исполненные не менее искусно, чем европейские, мировые и национальные. Да и в обстановке кое-что поменялось. Татьяна отметила отсутствие картин Элис, но оставила это при себе.
  Светка здесь бывала часто, но не жила и деталей оформления дома художницы уже не помнила. Её заботило иное: накачать Мэтью, чтоб тот не путался под ногами сейчас и не доводил сценами потом. Слабости мужа ей известны и она смешала бренди с водкой, для него - мгновенное снотворное. Пока тянулись сборы на стол и прочее он был уже тёпленьким, а после второго тоста жена вместе с хозяином уложила подуставшего гостя на боковую. Таким образом, за столом из мужчин остались только Костя и Морис. Застолье получилось крутым и сугубо русским и вскоре заботливая Дина ушла с Морисом в другую комнату. Её не было долго и все подумали, что она с ним до утра, но - нет: через час Дина появилась из двери слегка возбуждённой, без причёски и, виновато улыбнувшись всем, шмыгнула в ванную.
  
   НОЧЬ С 25 НА 26 ДЕКАБРЯ. ФИЛАТОВА
  
  Воспоминания сидевших за столом лились бесконечно и Вера с интересом узнавала вещи, для публики с улицы немыслимые. Про соревнования, судейство, наше начальство и тренеров, козни и интриги среди своих - и всё это из первых уст. Вера внимательно следила за всеми и отделяла котлеты от тараканов, понимая положение Кости. Он был привычно надёжен и ничего в своих привязанностях не менял. Татьяна и Светка были живым прошлым с разделительной границей в лице Элис и он в нём купался, как в живительном источнике. Её место было эксклюзивным и это чуяла даже Светка. Веру же волновало другое: насколько она ему дорога и нужна в свете выявленных обстоятельств. Татьяна надежд не потеряла, а Светке они и не нужны, ей было бы хорошо просто рядом с ним. К примеру, детским тренером при армейском клубе, где её ждут всегда. И вечно цветущая Дина тоже на особом сердечном балансе. Проект завершён и Вера с Костей от него свободны. Он ничем не обязан ей, а она уже не связана с ним. Через неделю заканчивается срок контракта и тогда всё!
   Косточка, - сказала она, дождавшись паузы в дивертисменте воспоминаний, - почитай что-нибудь из своего. Мне нравятся твои стихи, особенно мадригалы, они ёмкие и чувственные.
  И мужчина вздрогнул: никому из гостей в авторстве он не признавался. Об этом знала только Элис. Несравненная и ушедшая до срока. Он обвёл взглядом женщин и увидел удивлённых Дину, Светку и Татьяну. То есть, Вера догадалась сама. - Умничка Вера, она бы с Элис дружила по-настоящему!
  Пока Костя подбирал тексты, начались перемещения слушательниц и Светка воспользовалась приоритетом первой партнёрши. Она забралась к нему под бочок и посмотрела на всех, как это делала больше десяти лет подряд. И он в очередной раз простил, всё понимая и принимая по гамбургскому счёту. Вера с Татьяной оказались на маленьком диванчике напротив, а Дина чуть поодаль в большом кресле. После баллады о босой девчонке из переводов Блейка Светка пустила слезу и потом периодически шмыгала носом, слушая жалостивые истории про британок, шотландок и француженок, как и сто лет назад. Ей и в голову не ложилось, что половина услышанной когда-то классики на самом деле написана её партнёром.
  Когда он читал что-то эксклюзивное из своего быта и эмоций, три подруги одного мужчины подбирались внутренне и какой-то особой памятью восстанавливали собственное восприятие прошлого, узнавали прежние ноты и цепенели от их звучания. Но сейчас всё было иначе и настоящее авторство, больше в подпорках не нуждавшееся, представило баллады и песни в ином свете. Кое-что из читанного определялось женщинами, как собственные переживания и чувства той эпохи, когда мир лежал у их ног. Дина, Светка и Татьяна слышали собственные песни сердца, спетые их верным партнёром. Костя и писал всё это под впечатлением их прелести, не называл музами, но создавал для них. Вера это видела и радовалась приобщённости к таинству слова, так долго и бережно хранящего эмоции. А последнюю точку Костя поставил, прочитав совсем новое. И сердце Веры чуть не оборвалось от услышанного. Если не считать написанное для Элис, эти строки были лучшими. Кроме Светки это уловили все. Но и натурализованная американка тоже кое-что усвоила - всё самое важное и значимое в её жизни сложилось здесь. А там она лишь коротает век, рожая детей и развлекая семейство остатками неликвидных файлов. Осознав это, Светка выбралась из объятий самого дорогого человека и налила полный фужер бренди. Но тут раздалось мужское и родное:
   Прекрати! - Не то всыплю! - и она послушно отвернулась от спиртного. В Штатах такое и сказать некому. И она заскрипела зубами от бессилия.
  
   26 ДЕКАБРЯ. УТРО. ФИЛАТОВА
  
  В новых реалиях было что обсудить основательно и до утра они так и не уснули. Теперь фантом Элис перестал угнетать мужчину и он выставил её работы для новой жизни. Они были отпечатком минувших эмоций, как неизгладимые следы сильных и глубоких чувств. Но жизнь в своём клокотании и хаосе спадов и подъёмов не останавливалась и рождала новые чувства. Если следовать логике, не менее глубокие. Надо сражаться за них, обретать и не походить на скрюченных чудищ из коллажа "Всё в прошлом".
  И сравнивая прежние чувствования и пережитое сегодня, Вера осознала, что судьба дала шанс, который нельзя упустить. Сын от Косточки был хорошим гарантом для старта в это будущее. Татьяна, пережившая с ним лучшее и глубочайшее в жизни, надёжно упаковала свежие побеги былых чувств и убедила себя не мучиться и родить для Вернера дочь. Сына ему недостаточно. Для Дины с приходом в его дом Веры всё давно прояснилось и теперь надо спокойно и последовательно выйти на новый уровень бытия. Младшенькая наложница всем своим строем показала, что уже пора. Светка же ничего не решила и ни с чем не определилась. Чем-то глубинным она чуяла, что в Америке не приживётся и увезти детей сюда не получится. Таковы законы Штатов. Она смотрела на удачливую Верку и в ней вскипало такое забытое и утробное, о котором лучше не вспоминать.
   Котька, - сказала она дрожащим от волнения голосом, - увези меня отсюда, пока я чего-то не наворотила. Сразу же в аэропорт, улечу первым рейсом. А этот кабан пусть дрыхнет. До обеда он не проснётся.
  Как кондовая восточная женщина, Светка всё своё возила с собой, в том числе деньги, кредитки и документы. Порыв её ощутили, поняли и поддержали все и поехали провожать в Шереметьево. А француза с американцем оставили досыпать.
   Светке повезло, нашлось свободное место и она улетела, не задержавшись в порту и часа. Напоследок она обняла Веру и с градусом неутолённой страсти шепнула:
   Береги его! Поверь, он настоящее сокровище, - потом выдохнула, как перед тройным прыжком, улыбнулась и добавила: - Сдаю по описи, там всё главное в сохранности и готово к употреблению.
  
   ПЛАНЕТЫ РАСХОДЯТСЯ
  
  Законы больших числе и астрономия оперируют абстрактными величинами, однако они всегда неумолимы, точны и конкретны. Они с точностью до дня, часа и секунды предсказывают затмения, противостояния и сближения планет и прочих небесных тел. Известно так же, что этим эпохальным событиям жизнь - всего-то миги и часы. А потом всё это запечатывается в память земных слоёв, ледниковых аномалий, загогулин в контурах флоры и очертаниях человеческой фантазии, причисляющей сугубо материальное неким живым феноменам.
  Все участники ледового шоу были яркими личностями, известными стране, но вместе они встречались редко. Жребий их свёл в пары и на многие недели сделал объектом внимания миллионов зрителей. Из законов гравитации известно, что в моменты схождения планет их влияние друг на друга становится максимальным и в геологическом прошлом некоторые разрушились, попав в поле тяготения более крупных, назовём их колоссами. Орбиты других при этом изменились настолько, что их влияние друг на друга не стало разрушительным. Масса и влияние колоссов были так велики, что ничто малое рядом с ними на собственной орбите не уживалось и поглощалось этими гигантами. Тех же, кто оказался более удачлив, выбросило будто пращой и в ближайшие миллионы лет они не встречались.
  Влияние участников шоу друг на друга было настолько же сильным и кто-то поглощал другого, а кто-то отталкивал. Но есть у них и отличие от астрономических законов, неполное, но всё же. - Двойные планеты, рождающие третью и прочие сателлиты. В природе все эти сателлиты и пояса астероидов образуются изначально и потом лишь пополняются с неумолимой неизбежностью процесса и дифференциацией по сумме энергий через столкновения и в сторону упрощения и усреднения. У людей слияние и расхождение происходят без разрушительных катастроф, хотя и не без проблем. И у людей принято считать таких личностей звёздами на небосводе. Поскольку мы изучали личности известные, то у них с сателлитами и шлейфами были особые отношения и от самой звезды светились даже небольшие приближённые или проезжие астероиды. В нашем случае они тоже были и их блеск заслуживал внимания. Их мы изучили лучше других и у каждого есть свои достоинства, как личности. Именно эти достоинства и стали героями книги. Некоторые из таких личностей сойдут с эксклюзивной и просчитанной орбиты и создадут систему двойных планет. При этом прежние системы могут разрушиться - таковы законы природы и от них никуда. Близость к звезде не должна превышать допустимую, далее всё, попавшее в зону опастности, сгорает с яркой вспышкой и взрывом или просто исчезает без следа.
  В такой иерархии мы можем выделить звёзды первой величины и рангом пониже. Вам ясно, кто первый. К ним внимание, с них и спрос.
  И второе, главные компоненты людских полей тяготения - это доброта и красота. Именно они продвигают и созидают вселенную душ и сердец. Миллионы и миллиарды душ и сердец. Мужская и женская красота. Если о женской многое известно и она на слуху, то мужская - это особая материя и о ней говорят редко, чтобы не спугнуть ранимую женскую. В нашей повести есть истинно красивые мужчины и женщины и вы их видели, читая сагу о ледовом шоу. У них всё складывается по высшим законам и спрашивается по высшему счёту. Такие сгустки красоты, интеллекта и энергетики при сближении всегда образуют системы и рождают новые небесные тела. Думаю, и у наших будет так же. Добро порождает любовь и привязанность. А из них появляются новые планеты и звёзды. И этот процесс у людей и в природе одинаков - вечное создаёт незыблемые ценности.
  Хаос в природе постепенно переходит в организацию, потом у неё появляется чувственность, а та рождает любовь, из которой выходят новые создания. Все мы, рождённые ею - это слова и музыка гимна любви. Такова конечная точка развития физики и астрономии вечного.
  
  СТИХИ К ТЕКСТУ
  Содержание:
  1 ВЕЧЕРНИЙ БРИЗ И ВЕЧЕР ЖИЗНИ
  2 ОДА СОВЕРШЕНСТВУ
  3 В страстях выспренных инь с янем бесятся,
  4 ПЕЙЗАЖ ПРОГОРКЛЫМ МАСЛОМ
  5 РОМАНС ПЕЧАЛИ
  6 БАЛЛАДА О СЛЕЗИНКЕ
  7 ПРЕДПОЧТЕНИЯ
   8 ЧЁРНЫЙ ВОРОН
   9 ПОЭТ И ЦАРЬ
  10 Слюна истекает лишь там, где не могут.
  11 ЛЮБЛЮ ПУСТЫННОСТЬ ЭЛЕКТРЧКИ...
  
  
  
  
  ВЕЧЕРНИЙ БРИЗ И ВЕЧЕР ЖИЗНИ
  
  Усох вечерний бриз, видавший мир и страны,
  Уютный уголок порывы поглотил,
  Но памятью штормов он вновь бередит раны
  И, будто в годах юных, горит к победам пыл.
  Не поминают нас и в храмах нет свечей
  И тропок нет к вершинам безымянным,
  Но вот погост и крест, теперь уже ничей
  И выцвели всех надписей обманы.
  
  И день с лучей грядёт,
  И в клубах прежних тучи,
  И тот же в баре лёд,
  И тапер, вроде, лучший,
  Но сердце криво шьёт
  И мысль таблеткой пучит.
  
  Прокурен грязный лифт
  В бетонном небоскрёбе,
  Был раньше частью "их",
  Но "мой" теперь он вроде.
  Тропинка вдоль реки
  Затеей милой вьётся,
  На ней мои грехи...
  ...Как тяжко оно бьётся!
  
  На сопку я взлечу
  И зверь меня боится,
  Хоть что мне по плечу:
  Могу до неба взвиться,
  Банальных нету слов,
  В семь нот звучат аккорды,
  На всё ответ готов
  И отзвук в тоне гордый.
  
  Но ... слышна хрипотца,
  Чуть сбился ритм у шага,
  Уже отец отца,
  Истёрся почерк мага
  И стол у яств иной,
  Меню для привереды,
  Капризен горн в отбой,
  Не те веду беседы.
  
  Но сила есть, она во мне,
  Хоть ждут стенаний в корчах,
  Я жив и дух кипит в огне,
  Храня гордыни почерк!
  
  
  
  ОДА СОВЕРШЕНСТВУ
  
  Совершенство всё из пота,
  Ему чужды лестьи дым:
  Фуга - сложная работа,
  Не по вкусу молодым.
  
  Звук вступленья очарует,
  В недра рвётся, там звучит,
  Вдохновение дарует
  - В нём победные ключи!
  
  Осторожность первой ноты,
  Шаг навстречу во второй,
  Глаз сиянье дарит сотый
  Звук, извергнутый душой.
  
  Льёт поток, звеня и нежа,
  Раня и вводя в восторг,
  Ароматом рея свежим,
  Будит зарева восток.
  
  Тучей мрачной накрывает,
  Принося разор и стынь,
  Без следа вдруг исчезает
  И в душе ветра пустынь,
  
  Свист, песка зубовный скрежет
  И губительный мираж
  От забот уводят прежних
  - Всё за музы дар отдашь!
  
  Им, тоскующим, внимая,
  Погружаемся в туман,
  Нежен в цвете лёгком мая,
  Наш целительный дурман!
  
  Очи смежив, окунуться б
  И в волнах его уплыть,
  Грёз и таинства коснуться,
  Прозу скучную забыть.
  
  Дым рассеялся и звуки
  Шелест листьев обрели,
  И в касаньях клавиш руки
  В пустынь тонких чувств брели.
  
  Барханы страстей в ней вздымались,
  Их гнал нещадный ветер-хлыст,
  Песчинки душ легко терялись,
  Бессильно скатываясь вниз.
  
  Потом взлетали, как пушинка,
  Текли просторами небес,
  Чтоб стать кристальною росинкой,
  Лучась и грея утром лес.
  
  Ритм всех течений в перепадах,
  И с ним в гармонии душа,
  Нас погружают в муки ада
  И все достоинства крушат.
  
  Бесконечен путь к финалу,
  Вот аккорд последних сил,
  Всё ушло, кивнёшь лишь залу:
  Пуст и наг - один пассив!
  
  Арьергардом входит эхо,
  Клубы дыма и мороз,
  Плеск оваций слышен где-то,
  В отголосках мнимых гроз.
  
  Вновь покой, сухи ресницы,
  Сердце вроде не болит,
  Не порхает больше птицей:
  В нотный стан им вход закрыт!
  
  Славословья нет потока,
  О другом волненье губ -
  Онемели в нас до срока,
  Если нет звучанья труб.
  
  *****
  В страстях выспренных инь с янем бесятся,
  Нет и чувств - разлетелись осколками.
  Позвони, может, стоит нам встретиться
  И взлететь над досужими толками!?
  ****
  ПЕЙЗАЖ ПРОГОРКЛЫМ МАСЛОМ
  
  От картины мысли стынут
  Ненавистное лицо
  Из багета образ вынут
  - Скорбь недавняя отцов
  
  От заката до рассвета
  Мир во власти жутких сов
  Блекнут прелести у лета
  Доброта исчезла снов
  
  Лжи и тлену нет преграды
  Суета - саван души
  Жертвы - подвиг без награды
  В думах - нравственный ушиб
  
  В ясный день не видно света
  Нет желанного лица
  Разум мира бродит где-то
  И безумью нет конца
  
  Храм достоинств обесчещен
  Паству ждёт фальшивый жрец
  Для казны - ладан и свечи
  В нищете без плуга жнец
  
  У молитвы нету крыльев
  На коленях блеклый раб
  Гордых нет,бредут босые
  И сильнейший вечно прав.
  
  Нет желаний в поздний вечер
  В душах темь и нет огня
  Сон трудов лихих не легче
  В ненавистном ритме дня
  
  Мех сопрел, в ходу овчина
  Май, но в сердце не весна
  И в привычку уж кручина,
  Лишь причина не ясна:
  
  Где и как, с какой молитвы
  Править стал фальшивый бог?
  Трон владетельный без битвы
  Кто вручить ему помог?
  
  Дом не виден в клубах дыма
  И запущено жнивьё
  Мрачным стал для жизни климат
  В клочьях чистое бельё
  
  Звон нечистый в мир стремится
  На молитвах горбуны
  Тройка быстрая не мчится
  В запустении умы.
  
  ВСТАВКИ К ПАРАДУ ПЛАНЕТ
  РОМАНС ПЕЧАЛИ
  
  Колдунья гитара, волшебные струны,
  Сама изольётся в звучанье душа,
  Эоловой арфой вздымаются дюны,
  Надежд упоение массой круша.
  
  Натянута туго, струна осторожна
  И мне лучшим другом становится гриф,
  Едва прикасаюсь, насколько возможно!
  И в новой каденции строится стих.
  
  Не миру, но сердцу, в тиши незвучания
  Мой нежный струится к признанью поток,
  Течёт он размеренный в строгости тщания,
  Но где-то запрятан в нём чувства глоток.
  
  Пустынею гиблой ручей пробирается,
  Барханы преградой живице стоят,
  Но слабый росток к чистой струйке ласкается,
  Его вожделением к жизни объят.
  
  Вот семя роняет досужая птица,
  Ручей матереет и в чувствах звенит,
  А наши с тобою усталые лица
  Оракул в грядущих несчастьях винит.
  
  Поток в никуда из пустыни уткнулся:
  Ни рек, ни озёр, ни туманов мечты,
  Ни робких надежд, чтоб создатель очнулся
  И в скорби призывах услышал: - Есть ты!?
  
  Прост, как мир нотный стан, есть поступки и мысли,
  Полон тайных надежд, я к барханам бреду:
  К слабым струйкам моря с пропитанием вышли,
  А симфоний раскаты в шелест звуков ведут.
  
  
  БАЛЛАДА О СЛЕЗИНКЕ
  
  Ноты нежности иссякли,
  Ритмсердечный задрожал
  И слезинка горькой каплей
  Мир съедает будто ржа.
  
  Как добра порой природа:
  Дарит нам слезы кристалл -
  Боль от тяжкого исхода
  И эмоций лёгких залп,
  Губ мерцанье с чутким пылом,
  Сердца тяжкое биенье
  И дыханье в жути стылой,
  И без слов благоговенье.
  
  Капля чистая слезинки
  Задержалась у ресниц,
  Как кристалл лучистый льдинки,
  Он в свеченьи женских лиц.
  
  Тишина и неги шелест
  В струях чувственной реки,
  Адвижений мягких прелесть
  В волнах эроса летит,
  Убаюкивают страсти,
  Сам собой смягчился взгляд,
  Откатились прочь ненастья:
  Ликов счастья миг продлят.
  
  Каплей чистая слезинка
  Задержалась у ресниц,
  Как кристалл лучистый льдинка,
  Украшеньем женских лиц.
  
  Горечь чувствами омыта,
  Их вершит тяжёлый вздох
  И глубинным перекрыта
  - Нерв питающий усох.
  И слеза взялась за дело,
  Едкой влагой полила,
  Миг - и вновь душа запела
  И в улыбке расцвела.
  
  Капля чистая слезинка
  Изумрудом у ресниц,
  Как кристалл лучистый льдинка,
  Красит негу женских лиц.
  
  ПРЕДПОЧТЕНИЯ
  
  Мне скучно за ужином,
  Овеянным древностью
  Трудами заслуженным
  И тягой к кочевности.
  Я строки чужие,
  Как ноты и струны
  Ценю в сухожильях:
  - Там чисты и юны!
  
  ЧЁРНЫЙ ВОРОН
  
  Ночь без страсти излиянья
  Мутит душу, губит кровь,
  Без надежды прозябанье
  В дверь стучится вновь и вновь.
  Я от бед своих укроюсь,
  В келье тесной я запрусь,
  Хоть слезой в тоске умоюсь,
  Но рассвета я дождусь.
  
  ПРИПЕВ:
  В небе вороны и тучи
  И просветы не видны,
  Мыслей рядом нету лучших,
  Только беды мне верны!
  
  Страсти лезвие вонзилось,
  Искорёжило судьбу
  И во мне всё покосилось
  - Нет! - на истую мольбу.
  Мыслей нет, свобода где-то,
  В быстрине негоден плот,
  Глас остался без ответа:
  - Без любви который год!
  
  ПРИПЕВ:
  В небе вороны и тучи,
  Будто тени, мне верны,
  Знаю я: мне с ними лучше
  И не буду гнать волны.
  
  ПОЭТ И ЦАРЬ
  Лежит, повержен, неуклюже
  И перед оком звёзды в луже.
  ( изэпитафии)
  
  Поэт и царь, чья власть прочнее?
  - Один велит, царит другой:
  То хладом льда, то бражным хмелем
  И поднимает над собой
  Любого, будь он вдрызг потерян!
  
  А царь, владетель туч и благ,
  Народ не видит напрямую
  И не ему он в мыслях рад,
  С амвона втОря алиллую.
  Лакеи - не цари виной,
  Они,властей сановных свита,
  Лукаво гнут в почтеньи бровь
  И гнобят фразою избитой!
  
  Строка ж в поэме - это кровь,
  Нектаром полнит она души,
  Одним даст негу и любовь,
  Другим же ненависть затушит,
  Водою мёртвой окропИт
  И страсть в иной предел направит,
  От безрассудства исцелит,
  Оттяги к жуткому избавит.
  
  Луна, что в луже - просто ход
  И он ничтоже преходящий,
  Как и студёный небосвод,
  И грёзы душ в любовной чаще.
  Поэт -лишь отблеск звёзд в тиши,
  Он - без исхода упоенье,
  Там нега, некуда спешить
  И божье царствует веленье.
  В нём миг и вечность - всё одно,
  В нём звук слезой омыт волшебной
  И к восприятию годно,
  Как средство в горестях целебно.
  
  Парят пространства тонких душ
  И в эмпиреях обитают,
  Стал ловким тот, кто неуклюж,
  Зеркальный блеск у прежних луж,
  В ней серп луны уж все признают.
  Поэт всё может -он наш бог,
  Ему пришедшие подвластны,
  Его оружье - тонкий слог,
  Эгидныйзнак - вниманье паствы!
  
  **********************
  Слюна истекает лишь там, где не могут,
  Соплив недозрелый, глумлив подлый шут,
  Но музы намёком поэту помогут,
  Даря панацею от фИглярства пут.
  
  *********************
  Люблю пустынность электрички:
  И взгляды мутные бичей,
  И юных девок ноги-спички,
  И дам, которым я ничей,
  И мужиков, обутых в думы,
  И скорбных в прелести старух,
  И лиц бесполых и угрюмых,
  Которым чужд сомнений дух.
  Я ритм без жалости вонзаю
  И дрогнет в страхе чёрный гриф,
  И мысль лукавую подставит.
  Не за трояк - за просто чих!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"