Целнаков Валерий Леонидович: другие произведения.

Встреча Выпускников

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Развёрнутая история отношений в студенчестве 1960-70ых годов. Как мужик-офицер с простыми манерами очаровывал девочек из интеллигентных семей и обходился без лукавства и лжи. Там весь советский интернационал, в том числе и иудейский - замукж к нему готовы многие. Но за пять лет он так и не выбрал никого и на встрече выпускников через пять лет проверил девичье-женские сути на всхожесть. Все уже замужем и мамочки минимум по разу. Выбрал, завоевал и увёз с собой.

  
  ПЕРСОНАЖИ
  Лиза Бахмут - худенькая умница, 17 лет, сын от Соколова Саша после 5-ого курса и дочь Анна после 5-летней встречи
  Иван Савельев - после армии, производственник, среднего ума, технарь
  Володя Соколов - после армии, крутой парень, имеет ЯВУ-350, он старше всех на семь лет, служил в ГСВГ срочную 3 года + 3 сверхсрочник
  Ия Циммерман - стройная красотка-иудейка, 18 лет, потом в замужестве на 3-ем курсе - Бельман
  Нина Савельева - блондинка, хорошенькая, полновата и вкусна - 19 лет, после техникума
  Коля Урванцев - первый сосед Соколова по общежитию и комнате. Ровесник, отслуживший и производственник, работает по вечерам и водит домой девочек с работы
  Светлана Никитина - студентка, шатенка, серая внешне, но умница, - 20 лет, после техникума
  Надя Игонина - почти брюнетка, на любителя, холодна и расчётлива, 17 лет
  Наташа Ярыгина - хорошенькая светлая шатенка, 18 лет,
  Идалия Липснис - светлая крашеная шатенка, 18 лет из рода революционных латышей
  Рахиль Шейдерман - истинная иудейка, брюнетка, пришла в группу после академотпуска на 4-ом курсе
  Настя Веселова, студентка, 18 лет, после техникума, не красавица
  Вера Ветрова, студентка, 17 лет, после школы, обычная и без претензий на успех
  Женя Тибейкина, 20 лет, общественница, староста группы
  
  Неля Анатольевна Светлова, доцент на кафедре у Соколова, чуть за тридцать, её мужа он выставил и она свободна, потом невеста и жена танкиста Тимоши Игнатьева
  Танечка Фетисова, хорошенькая умница, аспирантка, невеста и жена зенитчика Миши Герасимова
  Вера Геннадьевна Травина - агроном в колхозе, около 30 лет или меньше, не красавица вообше
  Юлия Сазонова, тайная пассия папочки Нины Савельевой, чуть за 30 лет
  Манечка Чаплина, деревенская красотка из 10-го класса
  Циля Райхен - инженер на КБ коллега Бельман, чуть старше Ии
  Боря Лейбах - инженер на КБ, коллега Бельман и любовник Цили Райхен
  Светлана Виндзор - молодая девица из городского бомонда, эротическая дива
  
  Покровский Игорь Ильич - профессор, завкафедрой, за 50 лет
  Заикина Нина Ивановна - кандидат наук, душа кафедры, сильно за 40 лет
  отставной майор Пивнев, ведущий техническую графику и начертательную геометрию, под 50 лет
  Неля Анатольевна Светлова, доцент на кафедре у Соколова, чуть за тридцать, её мужа он выставил и она свободна, невеста танкиста Тимоши Игнатьева
  Танечка Фетисова, аспирантка, невеста зенитчика Миши Герасимова
  зенитчик Миша Герасимов - приятель Соколова по армейскому сбору
  танкист Тимоша Игнатьев - приятель Соколова по армейскому сбору
  Ольга Осипова - проводница ЖД, около 30 лет, в форме, при фигуре.
  Настя Гончарова - проводница ЖД, 25 лет, очень хорошенькая, не замужем, в поисках суженого
  Светлана Алексеевна Кузьмина, фирменный поезд в Москву, главная по части зелий и прочего в поездах, слегка за 40 лет. Симпатичная, других на таком деле не держат
  предшественник Соколова в части - старший сержант Степанов
  Магда, 26-28 лет на начало сюжета, замужем за Нобелем, немка, изначально любовница, искательница приключений при замужестве, красотка, на неё стоит всегда и у всех
  Рита Мюллер, 20 лет, медик, уровня фельдшер, на начало сюжета, сын Борька от Соколова на третьем году сюжета
  Анна Мюллер, музыкант, около 38-40 лет на старте сюжета, очень стройна и хороша, замужем с 1940-ого года, родила в 1941 году
  Вернер Мюллер, погибший муж Анхен
  Алла Ильинична, Аллочка, - жена капитана Новикова - 24 года
  Лейтенант Фёдоров, муж Ирочки и комвзвода у Соколова
  майор Венера Иосифовна Терехова, Машулька, медиана возраста от 30-32 до 38 лет, завбиблиотекой и спецфондами
  Семёнова, супруга старшины Семёнова, ведала спецодеждой для атомных и химических учений.
  Дарья Петровна Шумская, майор медслужбы, хорошо за 30 лет, так себе лицом и плотна фигурой, очень хороша грудь
  Идалия Петровна, супруга начальника танковой дивизии, генерал-майора Захарова, первая дочка от Соколова Евгения Владимировна Захарова, затем сын Денис
  сержант Петрищев - сменщик Соколова по взводу в ГСВГ
  
  
  Светочка, проводница в поезде Ташкент- Москва чуть за тридцать, двое деток, замужем, русая,
  Ниночка, проводница в поезде Ташкент- Москва ближе к сорока, шатенка, крепкая, разведена
  Айшет, библиотекарь в Ташкенте, на машзаводе, 30 лет, незамужем, очень хороша, невысокая, кругленькая
  Тамара Алексеевна Гареева - комендант студенческого общежития, плотная и высокая тётка около сорока годков
  Костик и Светка, соседи по комнате в Бакуриани, студенты из Свердловска
  Евгения Викторовна Ликина - руководитель отдела ГК на сибирском военном заводе
  Мириам - девушка для интима на первом витке - Сибирский завод, этническая немка из эпохи Екатерины Второй, поначалу девушка серая, а потом расцветшая
   Розия - девушка для интима на первом витке, танцовщица в кафе, красотка
  Шейла, - девушка для интима, сменщица Розии, красотка
  Элла, - девушка для интима, сменщица Мириам, студентка второго курса медик в первых месяцах при Соколове
  
  Любовные приключения и настоящие чувства
  Фирменный поезд на Москву подали за треть часа до отправления и на перроне уже поджидала толпа чуть не вдвое превышавшая вместимость вагонов, что было естественно, поскольку провожающих в такие дни, вечер пятницы, всегда больше обычного. В вагон номер 5, спальный и мягкий тоже много пассажиров и, судя по докладу начальника поезда, практически все места будут заняты сразу же. Ольга и Настя, проводницы распределились по своим местам и принимали шумную толпу на входе и расталкивали в вагоне, присматривая за детками, которые "помогали" грузить и раскладывать вещи взрослым. Самая большая группа таких "помощников" была в четвёртом купе и ребятишки живо забрались во все места, где размещалось хоть что-то из багажа и клади. Груза у дяди Володи, как они называли молодого мужчину, было порядком, поскольку провожающие собрались вместе только на перроне и пакеты гостинцев аж зашкаливали. Провожающих было пять семей, так что, откуда растут ноги у багажа одинокого мужчины, ясно сразу. Проводницы дивились такому раскладу, но вслух ни слова, поскольку живут на свете давно и кое что в этой жизни понимают, ну и проблем с этим обычно не бывает, поскольку лишнее куда-то пристраивают.
  Управившись с погрузкой, детвора обосновалась в купе основательно и по-хозяйски, устроила другим пассажирам допрос про их собственное житьё-бытьё и просветило про дядю Володю, как светоча всего мужеского и настоящего. А он в эти минуты решал дела, мужеские совершенно и деликатные до ужасти. Но об этом потом. Прощание такой толпы с дядей Володей могло быть только на перроне и суету последних минут в отдельных деталях никто особо не заметил. Факт уменьшения числа провожающих на одну единицу прошёл мимо всех. А вышло так, потому что на перроне все только встретились, ясное дело и расходились сугубо группами, коих было то ли пять, то ли семь.
  Вагон тронулся, дядя Володя обнялся с одним из мужей однокурсниц, прыгнул предпоследним и подал руку проводнице, которая стояла с жёлтым свёрнутым флажком и делала свою работу. От его жеста веяло такой силой, что она взлетела на подножку, будто невесома сама, а он знает, куда нажать, чтобы так оно и было!
  Её звали Ольга и на ней лежала миссия, которую мужчина успел поручить, как главную в жизни. И купюру руке тоже.
  Знатную купюру!
  Но доверительность сокровенного так и зашкаливала, поэтому купюра ей жгла кармашек. Мужик интеллигентный и красивый по особой категории, где от классики только название, а остальное и не Аполон и не Геркулес, а что-то особое, но женщина слабеет и взгляд её теплеет.
  Её напарнице Насте досталась другая роль и она ей понравилась, поскольку Володя образно и в пять слов изложил её суть!
  Таковская суть хороша всегда. В кино подобные сюжеты показывают редко!
  Беглянка из города сидела в служебном купе и ждала своего часа.
  Своего часа для чего?
  - Правильно, для свидания! - Любовного, разумеется.
  Мужчина пришёл вскоре, переодевшись из нарядно-парадного в спортивный костюм, которые кому попало не продают, а него он есть и вполне себе пообмятый. Для свиданий такого рода - самое то! Заодно прихватил самое-самое для неги и правильного процесса, правильность - это его главное качество и сейчас оно проявилось в который раз.
  Если в трёх словах: он украл чужую жену и планировал завести с ней дитя. Это акция не разовая, женщина отобрана особым кастингом и мужчину, то есть дядю Володю для гурьбы девочек и мальчиков, она уже полюбила. Насчёт верности такой красавицы он иллюзий не питал, однако у неё и других женских фишек предостаточно. Это он знал точно и некоторые из них тоже пестовал, как и другие удачники-охотники.
  Свидание у них не первое настоящее и для правильного оплодотворения всё должно выйти по ранжиру, поэтому и объятия, и поцелуи, и нежные ласки, и многое из касаний, жестов, слов и прочего, без чего свидание не может быть настоящим! Раздел женщину он не сразу, а закипевшую и стонущую в предвкушении. И, приняв его полностью, она в который раз осознала, чего лишалась в своё время, не сдавшись и не открывшись в эпоху начала студенчества. Он в ту пору был по-мужески циничен, очень уважителен и иудейское в ней "не замечал и не знал", обходя стороной и раздавая честные комплименты насчёт сходства с библейскими персонажами, которые то двигают в нирвану, то погружают в ад! Он про эти дела знал порядком и выдавал истину. Но развлекался с другими и того особо не скрывая.
  Теперь, слившись по самое-самое, женщина погрузилась в особую ойкумену, а все её сути стали грести из мужика полными пригоршнями, тем самым оценивая никчемность и ущербную женскую недосказанность всего иудейского, на публике шедшее за мудрость и прочие ценности. Соединившись с ним и испытав самое заветное - понимание, она осознала, что женщиной стала только с ним!
  Но это теперь, а тогда...
  Другие девочки, катавшиеся с ним на мотоцикле до озёр и речек с рыбалкой и ловлей редких ночных бабочек, а это было-было и она с горьким сожалением узнавала, что сии раритеты и впрямь есть, похоже, юннатки познавали истину на невинном пленере под щебетанье птичек и дуновениях ветерка в кронах деревьев, под которыми и был счастливый вигвам, имя которому - молодость!
  - Вовка, Вовочка, Вовик, где же ты был прежде? - стонала она, вопрошая и чуя ответное в мужеских проявлениях, сильных и сокровенных. Первую порцию приняла уже вскоре, и упаковав получше, велела продолжать. И на ней-то поняла очередное: выть по-волчьи! Он драл, а она выла! Не так громко, чтобы вызвать воздушную тревогу, но в служебном купе и под стук колёс - оно в самый раз и хорошо, что соседи - тоже проводницы.
  Улучив минуту на паузу, она изрекла осознанное, но так и не высказанное:
  - Вовка, я тебя люблю! - Люблю, сначала по-детски, потом сильнее и сильнее и так с той самой картошки перед первым курсом и потом эта штука мучила меня, не отпуская.
  - Счастливая Рахиль собирает кувшинки и играет роль Пенелопы! - напомнил он тогдашнее, которое застряло в нём надолго. Она в той прогулке была так величественна и прекрасна, что рутинное здесь и сейчас - ни за что! Другие спутницы открывались без особых затей и гармония слияния начиналась тут же.
  Но не с ней!
   - Это всего лишь роль! - Ты ведь тоже был тот ещё ковбой.
  - Ни одна не забеременела и в деканат тоже никаких жалоб.
  - А со мной, что, того же проделать нельзя?
  - Странный вопрос, нет, конечно!
  - Потому что Рахиль?
  - Тогдашняя ты и нынешняя - разные планеты! - пояснил он и привлёк к себе, дабы указать разницу. Оказалось, он про неё знает так много, что она поверила и в этот раз, вообще-то Соколов ни одну девочку не совратил, не обманул и в дурацкое положение не поставил.
  И она сделала шаг из себя прежней в новую личину:
  - У нас могла быть шикарная история: ты меня похищаешь и мы на острове Мальта устраиваем русско-иудейское представительство. Посольство СССР отдельно, а наша миссия вся в цветах и лианах и никакого официоза, но балы: как при Пушкине.
  - Ты строгая брюнетка, а я за блондина?
  - Как-то так.
  - Сейчас придумала или тогдашнее?
  - Когда Лиза Бахмут показывала фото вашего сыночка. Носилась так, что достала окончательно. Но сделать то же, что и она, не успела.
  - Теперь и ещё один малыш заявлен.
  - Да, - шумно выдохнула женщина, - и отчество Владимировичи и фамилии не наши. Как сумели?
  - Это уже не я, а её родня. Александр - имя настоящее, Александр Владимирыч, ух, оно как звучит! Остальное - это Лиза и её близкие.
  - Мне бы такое! - выдала себя женщина с такими же корнями, но фамилией другой.
  - И как ты сие устроишь со своим кругом? Он точно другой. А с её роднёй мы дружили и не тужили с самого начала.
  - Ещё не знаю, но оно во мне будет зреть вместе с твоим семенем.
  - Продолжим?
  - Да, - ответила она и нанизалась на мужескую страсть. Очень легко и умело, будто за ним сто лет и ещё три года. Они соединялись и разъединялись не раз и испытали всё возможное и женщина снова отравилась мужеским.
  Навсегда или нет - неясно, но когда пришла пора выбираться из постели, она разлуки не хотела ни под каким предлогом. Станция, где ей надо выходить, приближалась, но женщина из клинча страсти - ни в какую! Проводницы её буквально вырвали из любовных объятий и истовая страсть: "Вова, Вовочка, Володя, не уходи!" звучала, шипела, струилась в самых разных вариациях.
  Роскошная красотка в дорогущем белье и прочем подставлялась одевающим её проводницам и очами не отрывалась от Володи. Дамы одевающие ею тоже отравились, поскольку всё в ней так и сочилось недавней близостью. Сочилось отовсюду и перебивало дорогущий парфюм из Парижа. Одевание шло около пяти минут и того хватило, чтобы отравить обеих. Роль мужчины была без слов: он расставался с нею особым образом, касаясь и нежа удивительное тело. Свидание в купе было шестым в прекрасном ожерелье из мужеской отравы и очарований. Не просто свидание, а перемена вектора бытия!
  Ранее оба считали, что иудейское и русское несовместимы. Соединившись же впервые, поняли пустоту древних норм и естественную гармонию иня и яня разных культур.
  - Ты знал, что будет так? - спросила она на том свидании.
  - Догадывался, поскольку ни одна женщина из других миров в соитии от славянки не отличается совершенно. - Ох, ах и матерщина так же мелодичны, как и у тебя, так что вот так, прекрасная леди.
  Она отлипла неохотно и с трудом. И улыбка стала вишенкой на торте их второго свидания:
  - Я сегодня без мембраны, заметил?
  - Давно сняла?
  - Как ты приехал, так и сняла. А Гришу не подпускаю. Он меня такую обожает.
  - Ну и плутовка, ну и стерва!
  - И сука тоже, ведь так?
  - Повтори правильно!
  - С-с-с-ц-у-к-к-к-а! - Так?
  - Да.
  - И твой плод уже митингует с моим семенем? - явил понимание мужчина.
  - Обычно так, с первого раза контакта нет.
  - Так загорелось?
  - Я бы Лизку Бахмут свела в преисподнюю от зависти: она все годы имела тебя открыто, а я и себе признаться боялась!
  - М-м-да, такое где прописано?
  - Наверное потому и не прописано, что дорого обошлось парочке и огласке не подлежит?
  - Завтра уезжаю, день расписан и на бегу не получится. Давай в поезде, а?
  - Это как? - и он растолковал, что делать.
  - Мужик всё-таки, - восхитилась женщина.
  Она ворочалась всю ночь, переживая полученное от Володи-Вовочки и просчитывая предстоящие шаги исчезновения. Там есть деталь с посещением купе и возвращением назад, где ей надо переждать в служебке проводников.
  И вот этот день, вокзал, поезд и она в служебном купе. Молодая проводница окинула её взглядом, признала за элитную особу, ради которой столько таинственной суеты, и заперла в служебке, предупредив:
  - На стук не отзываться, сидеть смирно и ждать меня, как поезд тронется, так ваше время и начнётся, ясно?
   Она кивнула и оно началось!
  - Вот тут вам и простынки, и салфетки и штучки для примочек, если в азарте чего-то повредится, ясно? - уточнила проводница, явив тонкое знание культуры интимного свидания.
  И само свидание - это гейзеры и фонтаны страсти, олимпиада по акробатике и прочим видам спорта, беседы телом, глазами и прочим, чего она не знавала никогда и оно вдруг обрушилось, подминая и покоряя, а она и не думала противиться, теперь уже замужем за Вовчиком! Так оно вышло легко и в том Вовочка Соколов всеми своими сутями, а не её несчастное иудейство! Она чуяла своё тело отлично, поэтому благость восхитительной химии зачатия ощутила сразу и шепнула:
   - Вовка, началось! - и он стал генератором перемен, тихонечко закачивая в женщину уверенность в себе: уверенность - это движитель процесса. Она повизгивала, сопровождая оккупацию плода и сообщала ему.
  Кто он ей?
  Ответ один - муж! И у них будут ещё дети. Теперь общие с супругой и нега с ней прервётся визгом деток, пришедших разбудить папочку с мамочкой. Этого хотел он и жаждала она. Так что вопли, услышанные проводницами, всего-то обёртка другой высшей миссии.
  Их растащили с трудом и муж крутой красавицы наконец-то осознал содеянное.
  Поезд остановился и две дамы в форме сопроводили стройную даму, ещё в любовном трансе и искрящуюся недавним сумасшествием. Володя смотрел в окно и видел, как эти дамы деликатны и понятливы, инстинктивно совершая только верные шаги и движения, слова и наставления. Они усадили стройную брюнетку на скамейку, осмотрели, как она выглядит со стороны, что-то подправили и сделали ручкой. Стоянка две минуты и проводницы прыгнули на подножку. А брюнетка как бы и не отсюда и вообще не местная!
  Мужик смотрел и сердце его разрывалось, поскольку чуял её хорошо и страсть к ней горела, будто Ия никуда с ним! И фаллос в стоячем режиме продолжает обожать Ию!
  - Девочки, милые и прелестные, - так он начал, слегка отошедши, - вы нам послужили очень чутко от души и сердца. Ия выглядела отменно и это ваши труды и заботы. Она не любовница и вы видели, что у нас и как! - Спасибо, за всё!
  Ольга улыбнулась и ответила:
  - Да, такой страсти не ведала и думала, что она бывает. Завораживает сильно.
  - И меня тоже, - призналась Настя. Тут особо рассусоливать не надо, всё видно и так и он ответил:
  - Девочки, ведь вам хочется такого же, как у нас с Ией? - и те не сразу осмелились признаться в грешке. Он улыбнулся, понимая и разделяя их ценности и выдал наружу, то, что на покой - ни за что!
  И речи ни к чему! Он приставил фаллос к устам Ольги и та моментально приняла его, будто он её собственность. Понятливая Настя ушла по делам, а Ольга причастилась к остаткам пиршества чернокудрой красавицы. Потом Ольга ушла работать проводницей, а Настя прильнула к мужику, явив себя всю!
  - Хочешь по-настоящему?
  - Да, чтобы как у вашей Ии!
  - Сейчас разминка, а потом будет тебе белка, будет и свисток!
  Он слегка размял Настю и отпустил в проводницы, а пока обе дамы делали свою работу, прикорнул в служебке.
  Думал минутка, оказалось три четверти часа.
  Ольга - дама бывалая, но и она подобного не знала, что говорить про Настю, которая только в интимную жизнь вступала. Ну и размер мужеского достоинства - это шло сверх всего и сильно впечатляло.
  И начинающую Настёну и ушлую в таких делах Ольгу. Она кому попало не уступала и иногда подразнить было вкуснее самого соединения. А этот мужик - нечто! И принятое от него для разминки очень впечатлило, поэтому насчёт продолжения не было никаких сомнений. Они приготовились к свиданию без отрыва от производства и заглядывали в служебку, наблюдаая его спящего и чуть не мокрели от увиденного: так понравился обеим!
  - Он тебе как? - спросила Ольга у Настёны.
  - Нежный и сильный, а тебе?
  - Как увидела их в энтом деле, так и захотелось к ним!
  - Когда их разнимали, тебе больше он доставался, как-то оно в тебе: колыхнуло или полыхнуло?
  - К такому мужику просто хотца и всё тут! И под бочок, и под него тоже! - А она как тебе?
  - Ну и хороша же, стерва! И она его и он её! - Сказка!
  - Думаю, он нас уважит по полной, кто будет пионеркой?
  - Ты, конечно, а уж потом и я.
  - Свои заочные курсы и на практику?
  - Такая удача, да!
  Вот мужик проснулся, рассмотрел женщин рядышком, всё оценил и просто потянулся, как бы предвкушая с ними что-то вкусное. и Ольга спросила:
  -Такая роскошная дама, а свидание на лету, это что?
  - Любовное свидание, что же ещё?
  - Ты с нею давно?
  - Если по факту интима, то неделя. А так смотрели друг на друга целую пятилетку! А вчера днём уже капитальное супружество! - Да и вы слышали всё, так что...
  - Пять лет смотрели на неё, а имели других, попроще и доступнее?
  - Тогдашняя она - только смотреть! Вкусна и всё такое. А теперь царица небесная.
  - Насчёт царицы стало ясно давно?
  - Неделя. Даже присматриваться не пришлось - ясно и так, царица и надо звать на правление.
  - Неделя и такое вот, что не оторваться, сразу? - не поверила она. - И совсем зря: суть Соколова надо просто чуять!
  - С тобой мы по этой части не так уж и знакомы, ведь так?
  - Не скажите, - держала дистанцию женщина, - а разминка?
  - Но и с ней, как бы и без репетиций - р-р-раз и в дамках?!
  - Тоже верно, - кивнула проводница, - но такое же и с другими.
  - Какая гордая прелесть, - сказал мужик, - а после других внизу мокрело, а под сердцем зудело?
  - Нет, - призналась она.
  - В этом-то и вся суть!
  - Может, я зря размечталась и вашенские с брюнеткой и не моё вовсе?
  - И завопить как и она - тоже не твоё? - и дама решила испытать себя в новой игре, поскольку риска никакого. Настя рядом, если что, шумнёт. Но выдала естественное:
  - Ну, не знаю, может быть да, а может и нет! - Настя, как думаешь, этому мужчине довериться можно? - та пожала плечиками, поскольку соображать ещё не могла: и недавняя разминка ещё звенела, и от воплей чёрной красотки не отошла. Она её отрывала, а та противилась и мужеский остов тоже не желал разлуки. Она впервые видела такое в самом неприкрытом виде и огромный фаллос на её глазах то исчезал во чреве, то являлся на белый свет, а его руки удерживали ароматную задницу красотки, которая даже в таком состоянии пыталась подмахивать и ублажать, ублажать и подмахивать, ублажать и шептать: Вовчик, Вовочка!
  Капли датского короля и женское излияние смешались, сотворив гремучую возбуждающую смесь. По тому, как оно шло с самого начала, этот заход у парочки был не меньше, чем третий-четвёртый и с чего бы им так кипятиться?
  Дама, уже одетая и собранная проводницами к выходу, этого мужчину даже взглядом не отпустила и что в нём содержалось, ведомо только ему! После отправления прошло около часа, но азарт пережитого так и не покинул купе и всех участников финала. В кино такого не увидишь, словами не описать, а волнение - оно живое и это электричество так и витает вокруг, ввергая в чувственную турбулентность.
  Как оказалось, у мужчины запала осталось на всех дочерей царя Феспия, он взял Ольгу за руку и обратился к обеим:
  - Вот что, прекрасные леди! Секс - одно из состояний человека, типа еды, питья и дыхания, без этого нам никак и никакому роду не будет перевода. Секс для продолжения рода и для здоровья - звенья одной цепи и без одного нет и другого.
  Вы видели меня с Ией, когда у нас с ней первое вышло замуж за другое и уже никак не разнять. Честно признаюсь, моя потенция изначально - это три-четыре часа секса, такого, который вы увидели. С Ией ушло около часа, а вот тут, - он указал где, - имеется ещё на два-три часа. Разминка с обеими за деяния секса не считается. Мы уже знакомы и понравились обе. - Вы очень хорошие девочки, повторяю и воздать за всё - это с удовольствием. Хотите секса с голодным мужиком? - напрямую обратился мужик к женским сутям. Тут дипломатия ни к чему. Эрекция у них на виду и дело лишь с ложной деликатности.
  - На служебное блядство это не похоже, правда? - начала Ольга.
  - Две симпатичные девочки уступили симпатичному мальчику и что такого? - Поиграли, попели и разбежались по делам, какое б...ство? Разве такое впервой?
  - Поиграли и попели, если это, как ваша брюнетка: не то что вагон, весь поезд сбежится! - поддержала Настя.
  - На такое кино надо бы и билеты продавать, разве нет? - поддел мужик, понимая истинный интерес девочек при исполнении. Не они первые и даст бог не последние в таких игрищах.
  - Да, уж! - улыбнулась Ольга, у неё уже замокрело и зуд тоже ощущается. Но как начать? - Или он сам? Разумеется, если он мужик!
  - Иди ко мне, милочка, иди же! - ответил он и привлёк к себе, лаская и раздевая одновременно. А Настёны тут как бы и нет. Ещё и половины всего с неё не слетело, как Ольга запела и задышала, будто нирвана уже в ней. Сразу и по всем полочкам и закуткам женских сущностей.
  В промежуток небольшого просветления она выдала:
  - Миленький, дери же меня, дери! Так меня не брали никогда! - что подвигло Настёну не травить душу, а вернуться к вагону и обязанностям проводницы. Увиденного достаточно, чтобы вдохновиться и полыхать сокровенным пламенем роскошнейшей и разнузданной страсти. Поэтому даже самые-самые капризы и подлянки пассажиров не смущали и не выводили из себя, она улыбалась в ответ любому хамству и отвечала:
  - Сейчас что-то придумаем, дайте секундочку! - и оно находилось, и никаких облаков, одно солнечное сияние. Она в служебку не заходила, но прислушивалась, дополняя услышанное виртуальной картинкой, где терзают не Ольгу, а её и это она там изворачивается и вопит от мужеских сокровений. Она незаметно для себя влюбилась в мужика и любилась с ним по полной программе, хотя весь её опыт - это редкие встречи с коллегой-парнем, когда у них совпадали смены и особым делом - тарификация тела начальником поезда один раз в месяц. Пассажиры к молодой и стройной девушке подкатывали постоянно, но этот мужик был первым, кому она готова отдать себя и взять у него. Брать у него - есть чего, это точно!
  А между тем Ольга уже с ним, под ним и на ней ничего! Такого не бывало никогда, но с этим мужиком вышло само собой. - Женщина вошла в роль и далее строго по тексту. Ну и решимость мужика, готового вдуть по самые помидоры - она чуяла всем существом и ответить - самое то! Его энергетика прямых ходом текла в неё и Ольга становилась частью этого мужа, уже вдыхая и чуя слияние, вот тут-то они одно целое!
  Настоящая женщина готова к соединению с момента одевания на работу, будто на свидание и на ней всё нужное есть. Перед рейсом Ольга так делала всегда и вот он, случай, который выпадает редко. Она видела и размер, и пронзённую женщину, так что всё в ней включилось, не спрашивая и не давая засомневаться.
  Соединение и остальное прошло в штатном режиме и Ольга принялась за исполнение вокальных циклов, которых прежде не знала, а тут они из неё, как по нотам. И, оценив мужика ещё разок, она простонала:
  - Вовочка, миленький, давай передохнём, заодно, чего-нить хлёбнём, жажда истомила! - такое и так она выдала впервые и оно вылилось с опупенным достоинством. Он тихонечко снизил напор и отпустил. Просто отпустил, не вышедши.
  Чуя всё-всё, она завопила, предостерегая:
  - Не уходи, миленький, не уходи, ещё чуток, а потом и...
  Мужицкая отрава - та ещё штуковина и с ней и под ней - ни похмелья, ни чего другого - хотца и всё тут! Придя в себя окончательно, а это через несколько минут, она стукнула в стенку купе, сообщая, что жива. Настя все дела по пассажирам закончила и в ожидании новостей устроилась в служебке. Условный стук пришёлся в минуту ожидании и неопределённости. Настёна явилась тут же и оценила напарницу с тех пор, как та осталась с ним наедине. Она, яркая, растерзанная и откровенно блядовитая, выглядела намного приличней пассажирки, которую они только что ссадили. Ну и свою общность с мужиком она подчёркивала умело и с достоинством, прежде бывало намного хуже, а благородством от Ольги не пахло никогда и вот они - перемены.
  - Нам попить или выпить? - спросила она у мужика, отдавая приоритет ему.
  - Немножко того, чуточку другого и чтобы твой вкус я тоже почуял: вдруг понравишься и сама, - вмешался мужик.
  И Настя потупилась, пойманная на горяченьком. Всё же она умная девочка и всё рассудила правильно, отделив страсть от энергетики и для каждой секвенции определила свою долю. Мужик только смотрел и оценивал, не вмешиваясь в служебное между ними. Настя ушла, а они с Ольгой стали говорить: самое то для женщины после таковского самума. И про начальство, и про мужа, и про блядство в рейсе, и прочее, что и составляет рутину бытия на железной дороге. И в такой рутине стала желанной и симпатичной настолько, что он прервал и овладел на полуслове, прильнув, поцеловав, возбудив и уже не отпуская ни на секунду! Она завыла и запела и не заметила прихода Насти и её смятения от увиденного. Порыв длился не так долго и только через треть часа мужчина с женщиной увидели третью лишнюю. Она уже к своей роли адаптировалась и сказала:
  - Я вам кое что принесла. Свежие полотенца сначала, а потом остальное.
  Любовники уважительно прошлись по телам: что сами, что с помощью Насти и уже понимая, что та к игрушкам готова. Немногих касаний хватило понять всё до тонкостей. Следующий акт был настолько мощным, что Ольга отключилась, приняв мужеский фонтан в его полном цикле. Он тихонечко вышел из неё и отметил лишь усталость при расцветших прелестях и шарме. Так бывало часто и такие женщины всегда играют в открытую.
  Одевался он не спеша и поглядывая на Ольгу, та тихонечко приходила в себя, восстанавливаясь и переходя на размеренное дыхание, после чего наступил глубокий сон. Он немножко поиграл с её прелестями и получше рассмотрел ту, которая удерживала в крутом деле сокровенного акта. Секс женщину раскрывает и красит, Ольга не исключение и он едва удержался от желания пронзить - так хороша она и приманчива!
  Но хищника в себе подавил: пусть девочка отдохнёт, она отменно потрудилась.
   Когда перебрался в своё купе, оказалось, что Настя его соседей расселила по другим купе, пояснив удобства соседства женщины с женщиной, а пожилой дамы с ровесницей. Так что ему лафа: в купе один и никаких расспросов про недавние шалости деток.
  Пока раздавала чай в других купе, глазки по сторонам нужное для себя внимали и оценили варианты и оно решилось легко, поскольку Настя - девочка умная. Ничего такого, но ему особый поднос, который так в его купе и остался: там и вареньице, и лимончик, и ложечки серебряные, и салфетки пахучие, и сама из дома моделей.
  Соколов не вчера родился и политес фирменных поездов знал хорошо: благодарить надо сразу! - Он поднялся с диванчика, широко улыбнулся: ну почти как немки-проводницы в таких поездах, привлёк девушку и поцеловал. Она ответила движением, но не до конца, как бы извиняясь: я при исполнении пока напарница в ауте. Про "в ауте" и его причине она в курсе! И это одними лишь движениями, устами и ресничками, которые подправлены и загибаются как надо. То есть, известный обмен военного самолёта с ПВО аэродрома: "свой-чужой".
  Он понял и лишь прошёлся по телу, знакомясь и приобщаясь. Оно не такое, как у Ольги, чуточку свежее, а с чувственными наворотами ещё не очень-то и дружна: Ольга аж из себя выпрыгивала и это было чем сотворить! Но по глазам и прочему видно: Настёна потоньше и поумнее и чего-то да придумает. Белья на теле уже не было и вещи, сие заменяющие, хорошо вписаны в сюжет. Дело к ночи и прикорнуть было желательно, кто знает, как оно сложится далее.
  Обменявшись с мужчиной вводными и получив гарантии, Настёна привела себя в надлежащий вид, куда надо приложила нужное, где положено, освежила, достала заветный халат для свиданий, который лежал без дела целую вечность, прошлась в нём туда-сюда по купе, выждала чуточку и сняла, чтобы почуять перемены. И внесла коррективы: не зря же Володя считал её умницей. А тут и Ольга пришла в себя и зажмурилась от распирающего: хорошо до безумия и такой кайф во время смены.
  - Я в порядке, - сообщила она, - иди, твоя очередь. Мужик - что надо!
  Настёна выглянула в коридор, увидела, что там никого и неспешно отправилась в 4-ое купе, оно рядышком. У двери ещё раз зажмурилась, решаясь на приключение с настоящим мужиком. Тихонечко открыла своим ключом и вошла. Там горел синий ночник. Она пять секунд привыкала к его свету и ориентировалась по месту. Володя спал на правом боку лицом к стенке. Она развязала пояс и сунула в карман, потом шагнула к нему, чтобы он её почуял прежде, чем увидит. В этом она уже соображала, то есть, оно вышло из подсознания. - Он повернулся на запах и открыл глаза. И она увидела его реакцию: не хищника, скрадывающего добычу, а приятную и нежную.
  - Ну, ты даёшь, чистая нимфа из эллинских мифов, - сказал он и поднялся на диванчике, обозревая перемены в купе. Она чуточку склонилась в его сторону и тихонечко спросила:
  - Так лучше? - негромко, пробуждая и возбуждая лучшие инстинкты. Ароматы мужчин умиляют и пленяют, это известно из книг.
  Волна из распахнутого халата хлынула наружу и достигла цели. Он глубоко вдохнул и сунул руки внутрь, обнимая и осязая женские прелести тактильно. Для полноты ощущений он прикрыл ресницы и задержал дыхание, вкушая и ощущая. Женщина замерла и не дышала, выдавая лишь аромат тела и ничего более! А в нём сейчас намешано всего и всякого.
  Так он делал всегда и сие без визуального синхрона шло успешно и тонкостей различалось много, поскольку живая картинка не сбивала с толку. Собрав пакет ароматов и учуяв нужное, он притянул гостью к себе и вдохнул от неё ещё сильнее, раздвигая булочки и делая вход доступным для всего. Такого она не ведала и придвинулась, как ему надо и угадала. Потом ещё и ещё и женский пестик вскоре оказался в его зубах.
  Она вздрогнула, но было приятно и кино с переходом от мазохизма к эстетству началось сразу. И она не заметила, как сделала кувырок и подставилась тому самому фаллосу из служебки, ждущему общения. Сначала это вышло губами, а потом так же легко приняла вагиной. И он в ритме странной музыки, которую выдавала она, стал погружаться глубже и глубже, расширяя пространство сексуального космоса до бесконечности. И она сообразила, в чём разница между Володей и другими: он чует её и ласкает, совершая это так уважительно и нежно, что ни боли, ни чего-то неприятного, хотя громадный фаллос уже пировал в её девичьей вагине, однако кроме удовольствий - ни-че-го! Ей так захорошело, что не заметила собственного вокала и ответных движений везде-везде!
  Володя прибавил энергетики, увидев, что девочка жива-здорова и в игре полностью, прибавил ещё и так раз за разом добрался до линии, где у неё очи потемнели и голос охрип, исчезая совсем. На этом ритме он сделал усиление и она заполыхала и заохала, изливаясь и брызгая собственными секретами. Таким образом он уважил даму и та познала свои прелести здесь и сейчас!
  Настёна была правильной девочкой и ответила тут же:
  - Вовочка, ещё! Не то умру! - он понимал, что сие из последних сил и, уважая женскую гордость, сделал новый заход, но на два тона ниже. Она вцепилась в него и удерживала в себе, раскачиваясь и поглощая мужескую лаву. Что-то подобное она помнила по пассажирке, которую оттащили от мужика и ссадили в Невьяновске. То есть, та брюнетка удерживала в себе семя в который раз и это не банальный оргазм. - Оргазм у неё сейчас: она расслабилась и просто балдеет. И решение ребуса возникло моментально - брюнетка хотела от Вовочки дитя!
  И такой вариант свидания всё пояснял: шумные проводы, фирменный поезд со строгими девочками в форме, служебное купе, никаких свидетелей уединения брюнетки и подозрений в адрес Володи. У неё сейчас период безопасный и можно хоть сколько. У Ольги стоит штука и она тоже хоть с кем, но удовольствия не те.
  Она прильнула к мужчине и прошептала:
  - Ты лучшее, что у меня было и я тебе благодарна.
  Он не ответил, а прижал, сообщая желанное для женщины - понимание. Общий сон - не лишнее в таких обстоятельствах и она вздремнула, чуя минутки, которые отпущены и не выходя из их лимита. В момент, когда он заворочался, она скользнула из постели и осмотрелась. Зеркало в двери выдало стройную фигуру, которая уже восстановилась! Ей пришло особое зрение и она видела всё-всё! Чуяла тоже порядком и это подтвердило новый статус: она с настоящим мужчиной и его нирвана пролилась в неё. Все прежние сути куда-то испарились и теперь она иная совершенно!
  Не питая иллюзий на собственный счёт, Настя решила, что за случайное добро от божества надо воздать осмысленным женским даянием.
  Каким?
  Одеваясь, она уже была в поиске и призадумалась. В служебке была Ольга и они поболтали о делах, а Настя, не отключаясь от беседы, размышляла о своей осмысленности. Потолковать с девочками из вагона-ресторана вышло естественным, да и припасы заморских зелий надо восполнять. Это не для прессы и не каждому из знакомых, но зелий разных они имели порядком и применяли давно. Спиртное не в счёт. А у торговых девочек знакомых масса и зельями богаты ого-го как. Она приоделась для похода через три вагона и вскоре была в нужном месте. Там девочки были себе на уме и раскрученную гостью вычислили моментом. Та призналась не во всём, но и того довольно, что простая давалка делает движения и жесты из высшей лиги.
  И с одного только раза!
  И это романтическая Настя Гончарова.
  Такое есть кому продать и надо сделать с максимальной накруткой. Светлана Алексеевна Кузьмина, главная по этим делам, кое-что уточнила и премировала проводницу за богатый улов и срочное о том сообщение. Нужные вещи для проводниц и их затеям с пассажирами у неё в ассортименте и она выложила ей ящичек на выбор.
  - Цены прежние, реализуешь, расплатишься, - сообщила привычные условия Кузьмина. Она имела совсем небольшой навар с единички и не торопилась попасть к ментам. При таких чуть не семейных делах никто не попадается и поезд клиентов за собой не тянет.
  Настя ушла, а Кузьмина тут же раскинула пасьянс. Начальник поезда в таких делах не был фигурой условной и поинтересовался, чем Светка так увлечена. Та не стала интересничать и сразу выдала:
  - Пассажир попался интересный, ну, такое и так! - Короче, классики по сексу из порнушки ему и до спортивных кроссовок не дотянутся. Во как! - заявление было смелым, но дама не рисковала, поскольку начальник по этой части давно пенсионер.
  - Твои доносчицы так осведомлены, что и сама в азарте? - Сама проверить не хочешь? - только и всего, что соорудил мужик при должности. Но женщины в этой части сущностей устроены иначе и информация от умной проводницы легла куда надо. Если что-то срастётся, то и ей перепадёт. И она углубилась в пасьянс, перебирая варианты и точно зная цену времени. Прямой выгоды она не искала никогда, закладывая более глубокие смыслы и именно оно давало всходы.
  
   2
  
   Армия в ГДР, семья Мюллер и Володя Соколов
   НАЧАЛО НАЧАЛ
  Служить срочную Володя пошёл после окончания курсов, там и школа сержантов, и специализация по новым системам залпового огня, типа известных по войне "катюш" и сугубо командирский комплекс мер по борьбе в десантом противника, стремящегося захватить установку. Это меры и приёмы борьбы в тесных пределах кабины машины и самой установки, когда те знают расположение кнопок по самоуничтожении техники. Причём сохранность и ликвидация изучены подробнее, чем многие детали самого комплекса, про это говорили, что в части изучите так, что и чертежей не надо. И в части, в десятке вёрст от границы с ФРГ, которая самая что ни есть развёрнутая и по полным штатам военного времени, его служба и началась. Должность заместителя командира взвода чисто сержантская и кого попало туда не ставили ни в каких войсках, потому что взвод и отделение - это основа единения и боеспособности армии. В его части на эту должность оставались и старики-сверхсрочники, но не в этот раз - его предшественник старший сержант Степанов накушался армейского по самое не хочу и ушёл точно по приказу министра обороны.
  Дела по взводу передавались неспешно и основательно, поскольку было и то, чего по спискам имущества как бы и нет, но оно в наличии и ему надо давать ума. Степанов указывал на вещь нигде не обозначенную, но без неё хватанувший воздух дизель не завести:
  - Кумекаешь? - спросил Степанов и Соколов развёл руками:
  - Догоняю, но не совсем. И получил исчерпывающую информацию, как оно устаканивается. И так по остальным ясным и мутным делам,
  "старик" и вместе с ним ходил по базам, подсобкам и местам всего и всякого хранения и передавал ключи от каждого замка и двери и сообщал про их недуги и хитрости открывания, поскольку всё это ещё с эпохи Бисмарка. Самым последним в маршруте было несколько каптёрок и кладовок в подвале и там без знания расположения заблудиться - раз плюнуть. И он ему вручил план всего сооружения и места, где сейчас со светом хреново и надо туда с фонариком. Вишенкой на торте его владений оказалось помещение 5 на 8 метров с полками, стеллажами и прочим удобством, тут когда-то помещался большой немецкий начальник и он себе устроил удобную жизнь: белёные стены, паркетный пол, вода, туалет в закутке и душевая.
  - А это мой тебе личный презент, дарю, нигде не числится, а конфетка ого-го, - сказал сдающий дела сержант, - диванчик нашёл, отрихтовал и соорудил постельку. Простынки меняю регулярно и девочки штабные не жалуются!
  - Ух, ты! - поразился Соболев, - на нём, поди, ещё принцесса Елизавета своих гвардейцев на "не могу" инспетировала.
  Дембель про принцессу пропустил, а своё добавил, как бы просвещая:
  - Ты с этими штабными подолгу не балуй, капризничать станут, а так неделя-три-месяц и мамзель на выход! Оно и тебе получше, среди штабных порядочные не водятся.
  Приняв все дела, ключи и как бы секретные сведения, он распрощался с предшественником, тот сразу же сел в местный автобус и уехал в Криммичау на сборный пункт. Ракеты, машины и всё крупное было в одной стороне части, а всякая бытовуха в другой и большей частью в подвале имперских времён. Осмотрев имущество в общих чертах, он решил сделать это уже самостоятельно и свежим глазом, чтобы потом не искать кота в тёмной комнате. И отправился в те несколько кладовочек и подсобок в здании штаба, что в подвальном этаже. План на руках и он уже миновал два поворота куда надо, как попалась немка с таким же планом и в недоумении и прострации. Она не считала переходы точно, а просто прикидывала и наприкидывалась. Он взял у неё план, отметил на нём нынешнее место и цель, куда надо идти. Это не в ту же сторону, куда и ему, так что она уже забрела не туда. Надо вернуться и стать на правильный путь. Он пояснил, она пожала плечами и только тут сообразила, что заблудилась основательно. По-русски не шпрехала она, а он ни в зуб по-немецки и сошлись на том, что сержант доведёт её до своей каморки, сделает свои дела, это недолго и потом фрау попадёт по своему адресу. Даме примерно 26-28 лет, одета прилично, причёска по моде и сама из среды явно не пролетарской - такое видно сразу. После длиннющего объяснения она взяла его под руку и пошла с ним, чего-то щебеча на своём наречии, Володя ей кивал, не понимая, но оно сходило, будто так и надо. И чириканье дамы, её дыхание не в такт, плюс близость тела и рука подмышкой своё сделали: у него капитальная эрекция, вот так сразу и он наружу! Такое бывало и он к капризам подсознания и инстинктов привык и не воевал с ними, а сотрудничал и всё у них шло путём. Ну и присмотревшись к невольной спутнице, он отметил, что и она как бы не в себе, дышит в его сторону совсем неровно и эрекция частично и из-за этого. С выпирающими штанами идти неудобно, он извинился, отпустил даму и указал на причину. Та не возмутилась, но улыбнулась и беседа тон переменила: теперь совершенно живой и непосредственный. И насчёт неровно дышит сержант получил косвенные свидетельства, которые в таких делах только и имеются.
  Раз такая пьянка, он расстегнул мотню и выложил мужеские аргументы: надо же их остудить!
  Он остужает, а она наблюдает. Он на неё не смотрит, но подсознание чует: зрелище даме нравится сильно и оторваться никак! У неё и дыхание стало другим совершенно, каким?
  Описание его чисто медицинское, а ежели проще, в казарме такое называют: баба не в себе и сильно-сильно хочет! Слегка грубовато, но по сути - самое оно и есть!
  Картина Репина "А что за кадром?"
  - Может мы с вами вот это и вот сюда? - так он выдал желание секса, поскольку из диалога подсознаний дамы и мужика оно и так ясно. Сия штука перевода не требовала, как и её ответ: вообще - да, но где? - и развела руками вокруг.
  Это совсем иной коленкор и он махнул рукой в сторону своих каптёрок. Опять оба под ручку и уже с ясной целью. По тому, как дама листок с планом и пунктом назначения оставила на месте, он сообразил: она шла на свидание, но Вовчик девочку Магду, как бы это сказать? - у соперника перехватил. Именно перехватил, а дальше она сама! - Могла фыркнуть и отвернуться, а она нет - решила приобщиться! И это участникам виртуального диалога придало особого азарта и напора. Она буквально парила в пространстве имперских катакомб и возбуждала мужика, который так понравился! И он сообразил, что в таких нарядах по присутствиям и учреждениям военного толка не шлындают. А раз так, то она его трофей, заслуженный и ни с кем неделимый и сие в первый же год службы в СА.
  Вот тот проулок, вот она дверь, вот ключ, один момент и дверь нараспашку. Она сначала заглянула, осторожная девочка, а потом вошла. Он следом за ней и закрыл дверь.
  И, как положено у людей, стал знакомиться:
  - Володя, - представился он с рыцарским жестом и кивнул в её сторону, она любезно улыбнулась и ответила:
  - Магда.
  Магда ещё раз осмотрелась, отметила постель с крахмальными простынями и сделала победный жест, когда что-то удаётся, несмотря на...! Обнимать и ласкать гостью он начал сразу, она легко подставлялась, а потом оказалась на руках у мужика в форме и прямиком на постель. Он устроился рядышком и раздевание началось параллельно с ухаживанием за всем женским. Дама она очень симпатичная, можно сказать, красивая с фигурой и отличной задницей и за такими в парках культуры на танцах очередь до самого входа. И по ходу выяснилось, что дама фурычит по-английски, а Володя на нём может и в любви объясниться, научили в своё время девочки. И сразу же полегчало и обмен пошёл на приличной скорости.
  Магда видела фаллос, Володя видел её глаза и поэтому входил неспешно плавными витками с широким кругом вращения. И только, вошедши и распялив вагину до нормы, начал скачки. Дама оказалась из высшей лиги, всё умела и знала, так что удовольствия только заворачивай! Он гонял её по территории каптёрки и она перепробовала все позы и места соединений и приняла мужескую лаву достойно, но вскоре смежила очи и как бы ушла к соседям на телевизор!
  Раз такое дело, он стал собирать её вещи, раскиданные повсюду. Штанишки оказались под верстаком, дорогущая поддержка и вовсе на лампе у наждачного точила, туфли - те, никуда не делись, как их скинули у входа, так там и томятся. Юбка и блузка спрятались под простыней, а янтарная заколка просто испарилась. Собрав всё на диванчике от прежнего дембеля, он присел рядышком в ожидании пробуждения, всё же она девочка выдержанная и надо бы ей флаг в руки. Та очнулась уже вскоре, осмотрелась, припомнила былое и себя в пиесе про любовные игрушки и позвала Володю.
  - Матрёшка, очухалась, наконец-то, а вот и я - Володя, помнишь такого?
  Девочка видывала виды и не такие и процедила:
  - Нох айнмаль! - по-русски примерно так - хочу ещё!
  И получила следующую порцию мужеского уважения. Теперь уже посерьёзнее, учитывая образование и воспитание. Среди приборов и тренажёров диванчика и в помине не было, там только передых, капелька влаги в пересохшее горло и всё - на работу, девонька! И на заднице отметины, и на груди засосы, а живот и не живот вовсе, а танкодром на учениях! Сама девочка большая, в телесах крепких, но к концу второго акта устала вкрай и грохнулась, как и в первый раз. На этот раз он просто дождался возвращения из рая и узнал, куда изволит фрау Нобель, так она назвалась позже и про мужа чего-то такое сказала. Но Володя не местный и ему чужестранное имя - птичий звук. И Магда, хорошая и трудящая девочка, выдала:
  - Хочу ещё!
  Володя не изверг какой-то и следующую порцию соорудил типа музыканты пиккато - бережно. Магда это оценила по достоинству и прильнула к нему:
  - А ведь я шла на свидание, но увидела тебя и передумала.
  Сказанное ею подтверждало мужеские догадки и он спросил:
  - Вы с ним истоптали всё поле любви и подвал для тебя стал новым вызовом? - Круче, опаснее и сомнительней? - Пропуск сюда в вашей мэрии не дают, ведь так?
  - Ты прав, Володя, я перемерила собой множество постелей, подоконников, столов и ломберных столиков, стонала не под мужем и любимым существом, а от такой же лживой твари, как сама. И новый вызов просто необходим, поэтому подвал советской военной части. Мой любовник чувственный садист и делает из меня тряпичную куклу за полчаса, а ты из меня сделал ненасытную суку уже через четверть часа. Однако он остался с носом и я к тому почти непричастна, а так оно сложилось. И я жива, и ты добр со мной. Как мне расплатиться?
  - А этот садист, он не расстроится, что ты не пришла!
  - Ещё как! Думаю, уже ищет с собаками! Но я же сказала - мой муж герр Нобель и он что-то придумает.
  - Он всегда придумывает или этот случай особый?
  - А ты умный парень и с тобой женщине хорошо. И я про тебя герру Нобелю ни слова не выдам, а твою лаву запомню надолго. Володя, только честно, со мной тебе хоть чуточку понравилось?
  - Знаешь, Магда, ты вкусная дама от сих и до сих и подобное нашему каждый мужчина разок или другой пред тобой выложит, разве нет? - она кивнула и он продолжил: - в святом писании сказано: плодитесь и размножайтесь и будет вам счастье. Вот я тебе из собственной души и тела сколь семени излил? - она кивнула и он продолжил, - правильно, много, но оно не в деток пошло, а в иное дело - эмоция секса. Я стараюсь дать удовольствие тебе, а ты хочется вернуть сторицей. Я на тебе, я в тебе, тебе больно, ты рыдаешь, но отпустить - ни за что! Сколько раз я тебя разрывал, ты вопила, но вцепившись, не отпускала. Вон на плечах отметины от этого, - и он указал, а она и так знала, поскольку не маленькая девочка и научена многому. - И я знаю, что семя не в прок, но лью и ты знаешь, что не зачнёшь и не понесёшь яко святое и божественное.
   С ней так не говорили никогда, а проникновенность наставников - не больше, чем шлепки по телу: не пристаёт никуда и забывается моментально. Но этот сержант манил и отравлял её сути, от прикосновений и только от них кожа становилась виртуальным аналогом вагины. И она, уже подсаженная на натуральный наркотик, молвила магическое:
  - Хочу ещё!
  Володя не был ни садистом, ни доктором Фаустом и добивать женщину за её откровенность и простоту - не его стиль. И он сделал это естественным путём: поцелуи, нежности, объятия и так по всему телу и всеми способами. В своё время он экспериментировал и сотня девочек из техникума перенесла его транзакции по интимным частям тела и практически все реагировали одинаково - отключались, насытившись до собственного предела. А придя в себя, как бы начинали всё заново и трансакции и отключки с ними не было. Если то же свершить с Магдой, очнувшись, она забудет почти всё, оставив в памяти последнее: ласки и поцелуи. Магда вертелась, отвечая, а он наращивал и наращивал пока женщина не отключилась. Мягко так и естественно для женщины: прикорнула и что с неё взять?
  Осталось ждать. Она очнулась нескоро, осмотрелась в каптёрке, узнала Володю и сказала по-английски:
  - Я не слишком разоспалась?
  - Нет, ты дремала совсем недолго. Тебе не надо куда-то срочно, могу подвезти? - она подумала и ответила:
  - Меня потеряли все и я для них объект охоты. И твоя идея насчёт плода в себе - хорошая идея. Но семя твоё, так пойдёт, а?
  - Твоё лоно, моё семя и эксперимент чистый, да. Однако потом порхать по фаллосам и мерить их - не в корм, об этом подумала?
  - В этом-то всё и дело.
  Они расстались мило и походка дамы из подвала мало кого удивила: конец дня, устала, мало ли!
  Он её больше не видел, а фамилия мужа не подвигала узнавать про него что-то самолично, да и работы по службе вал.
  
  Под ним в каждом отделении были: комод, начальник расчёта и как бы резервный водитель установки, на случай если что, если вдруг. То есть: водитель танка и всего гусеничного, автомобилей всех типов, ну и мотоцикл и прочее с учётом роскошных дорог в обеих Германиях. Поскольку отделений четыре, то всё умножаем на четыре и имеем громадные хлопоты. На тактических занятиях его, как младшего командира, особо не напрягали, но давали понять, куда входит его звено из машин с направляющими и трёх единиц техники обслуги, которая и подвоз боекомплекта, и всякая хрень, без чего никуда. Полгода он крутился как бобик и из боксов не вылезал, пока не въехал в курс. А там оно и пошло, поскольку и часть хорошая, и командование не жлобское, и техника вполне себе новая и почти не сыплется: включил, а она работает!
  Дружба народов СССР и стран социалистического лагеря начиналась с футбольных баталий местной команды с солдатами из Советского Союза. Володя в футбол играл давно и успешно, поэтому его брали в команду постоянно на место забивного форварда. Немцы имели больше шансов, поскольку все местные и их не тасовали, как военных из гарнизона, однако победы русаков командование имело в виду по умолчанию. Хоть они и чуточку советские немцы, но ведь немцы, а не русаки! И командование постепенно вошло во вкус и в курс всего, поэтому команду не растаскивали, а наоборот - собирали из других частей ГСВГ (группа Советских войск в Германии). Матчи всяких промежуточных кубков и первенств здесь шли за высшую лигу и собирали стадионы, не столичные "Динамо" и "Торпедо", но тысяч 10-15 на трибунах было постоянно.
  С Ритой Мюллер он познакомился случайно, получил травму в столкновении с немецким стоппером, захромал попал к докторам и потом на игру не вышел. Тренер перепоручил Соколова медикам и про него забыл, поскольку идёт игра. И медики тут же взяли в оборот, как положено, тут без регламента никуда - Германия, укол, массаж, повязка и лежачее положение на несколько часов, пока не пройдёт. То есть, в часть он со всеми не едет, а останется на попечении немецких медиков. Там и доктор какой-то тут же нашёлся и что-то важное сказал медсестре по-немецки, та кивнула и перевела парню:
  - Без рентгена никуда, вдруг и кость нарушена.
  МЕСТНАЯ АНЕСТЕЗИЯ
  Короче, все уехали, а он остался, немцы обещали быть на связи и сообщать в часть ход дела. Рентген и прочая мутота ничего такого не обнаружили кроме капитальной опухоли, но такие вещи заживают моментально. Когда ты в военной среде среди мужиков круглые сутки, а женщины это - хохол-сундук в роте, то чистенькая девушка в крахмальном халатике - персонаж не ниже, чем Мэрилин Монро или Любовь Орлова. Сам-то Володя тоже не увалень из деревни и симпатия первого рода к стройным ножкам и фигурке в белом халатике возникла моментально. Рита - не то чтобы красотка на подиуме или в дамском салоне на Арбате и всё такое, но здесь и сейчас - самое то! Укол, уход, повязка, эластические бинты, снова осмотр, Немцы от него ни на шаг, бормотание по-немецки, рентген и пауза ожидания. Белый халатик как принял его по доверенности от тренера, так и не удалялся ни на шаг. В таких обстоятельствах и взаимной симпатии, медицинских осложнений не обнаружено и из немецкой клиники он уже шкандыбал нормально.
  Поскольку время ему не назначили, в общем списке он значился футболистом на матче, что значит до вечерней поверки, то приглашение на чай-кофе-какао он принял с удовольствием. Парень, известный футболист и в гостях у медсестры из клиники - что может быть лучше! Дом у них был традиционный и достался по наследству от предков. Там раньше жило много народу, а теперь только они с мамой, бабушка умерла в прошлом году, а остальная родня испарилась в ходе минувшей войны. Поскольку у Володи отец тоже погиб, эту тему деликатно обошли обе стороны. Мама у Риты была учителем музыки, то есть ведёт фортепиано в специальной школе и гостю была рада, как и дочь. Он увидел на стене гитару и спросил старшую Мюллер:
  - Вы и на ней играете?- мамочка улыбнулась так, что гость аж зажмурился от её блеска.
  - Нет, мой рояль, а на ней Рита упражняется. Очень недурно выходит, - ответила она и гость сразу сообразил, кто в доме настоящий хозяин.
  Ну и он особо не задавался, а как настоящий мужик обошёл домостроение и оценил по части запущенности - если по пятибальной шкале, то самая середина: когда поднимешь половик и видишь подноготную с балками и поперечинами, с довоенной поры туда никто и не заглядывал, короче, дел - начать и кончить! Он поинтересовался насчёт инструмента и ему указали каморку, где всё такое кем-то и когда-то собрано. Он почесал репу и сказал:
  - Да, уж! - и дамы поняли, что предки у них весьма достойные. Короче - мир, дружба, фестиваль! Дамы вполне хороши мозгами и прочим и тему визитов к ним в дом предложили сразу. На поверхности - ремонт и всё такое, чтоб заткнулись соседи, а чай-кофе-какао - это уже частное и не для всех. Если кто-то из парней захочет домашних плюшек, пусть приходят вместе с Володей. Мамочка выглядела даже пикантнее дочери и именно это они и имели в виду. Но репутация домашней учительницы музыки - это пре всего, поэтому к ним никто особо не забредал, да и немцы не такие хлебосолы, как русские.
  Однако, несмотря на обещанные плюшки, в первую увольнительную он пришёл один. Не хромая и вообще во всём отутюженном с начищенными сапогами. Форма есть форма и в спортивном только на стадионе или спортзале. Дамы - они же дамы, а не кто-то с улицы Вязов и домашнее для гостя нашлось сразу и на выбор от павших и пропавших мужиков, соорудивших этот дом. Он переоделся и пока дамы там чирикали о своём и на родном дойче, гость взялся за дело и перевесил покосившуюся дверь в девичью спальню. Снял с петель обе створки, выровнял обе диагонали дедовским способом и повесил по-новой, теперь не скрипели, а открывались и закрывались, как новые. Дамы переглянулись и многое себе зарубили, учуяв и осознав о госте самое глубинное: мужчина настоящий и на все времена. И всего-то полчаса, а как споро и умело. По такому случаю на столе показалось вино и хозяйки посмотрели на гостя: можно или нельзя?
  Он по-немецки ни бум-бум, у школе был английский и его фраза:
  - С такими дамами и быть трезвым - ну и шуточки у вас, товарищ сержант! - стала стержнем школы взаимного обучения бытовому эсперанто. К вечерней поверке он был почти как стёклышко и на вопросы вахтенных, как прошло, казал оттопыренный палец и на том конец. А что поддатый капитально, но не попался, так это особые умения и они на виду всегда. Другие парни тоже ходили с местными, но об этом, как и Соколёнок - никому!
  На третьем свидании мамочка слегка перебрала и оставила его с Ритой наедине. Володя горел давно и Рита познала много чего из русского словаря. Большей частью интимного и сокровенного. По-русски и по-немецки. Уходил он, познавши самые-самые глубинные прелести дамского совершенства, но без самого-самого! Она сказала:
  - Не сейчас! - эту фразу они уже перевели и затвердили. Шли дни и недели службы и дружбы двух систем: и там и там Володя был отличником боевой и политической подготовки, с семейством Мюллер шло к виртуальной семье, а в части он уже сделал переподготовку двух составов взводов и евонный командир счастлив иметь такого настырного срочника. Взаимозаменяемость у них была полная и любой боец при нужде мог заменить условно выбывшего члена команды и работать на его месте, будто ничего не случилось. Если при условной войнушке изо всего состава в строю только трое, а остальных спалила лихорадка противника, то установка шпарила по супостату, будто убыли и нет!
  Оно вышло не так просто, поскольку насчёт сознательности не у всех должный порядок, но Соколов сумел управиться, где рыком, где хитростью, где с упором на тщеславие молодого бойца и вместо пустопорожних перекуров и как бы уборки территории и прочей хрени они сидели в боксе и учили матчасть, как она есть и сборка-разборка пока не пойдёт с закрытыми глазами.
  - Это вам не хухры-мухры - переставить с места на место ящики с ракетами, вставить в направляющие, сделать наводку на цель, выстрелить и смотать удочки, пока тебя не накрыл условный противник. - вещал он солдатам и указывал роли в каждом номинале ситуаций. Выходило просто и доступно и без зауми, как у лейтенанта! Четыре машины, четыре звена и после каждого условного выстрела обмен техникой. После полного цикла в этом составе делается выезд на другой условный полигон и на нём всё повторяется снова.
  Охренеть как болит всё, железки-то ого-го какие и ручек, как в чемодане нет, так что потаскаешь и потом лишнего не сделаешь. Родина требует и ребята учатся воевать. Команды не совсем условные и часто вместе с цифрами углов возвышения и азимута звучит одно из мест базирования противника и азарта прибавляется заметно, поскольку на политзанятиях им говорили что и где противник имеет по-настоящему и жахнуть туда, накрыв условную площадь - самое то. Реальные стрельбы после такой муштры - сладкие пряники.
  Мог ли замкомвзвода Соколов после всего такого давать расслабон и халтуру с семейством Мюллер? - Ясное дело, нет и с каждой увольнительной женская епархия погружалась в русскую систему бытия всё глубже и глубже. Часть времени они типа играли в школу иностранного и он учил немецкий, а они русский, другая часть - это домашнее хозяйство, которое он тихонечко приводил в достойный вид, благо инструменты есть и подручные средства тоже, третья часть, самая тонкая и капризная - деликатно семейная и там оно шло с волнами успеха и жуткими провалами. Парадно-выходная партия тоже имелась и там они изображали семью с двумя молодыми женщинами. Одна - Рита играла роль его подруги, а мамочка Анна была типа соседки и с ними за компанию. Эта часть разыгрывалась с визитами в границах города и ближних деревень и Володя мог видеть бытие Германии в натуральную величину. Он был в гражданском наряде и немцев собой не дразнил. Ну и у кого выигрышная карта, видно сразу: на Аннушку в такой компании тут же делали стойку и она стригла купоны. А Рита скромно сидела сбоку от Володи и все знали, что это её кавалер. Статный, здоровый и не шамкающий испорченными зубами.
  Но был и второй вариант, он разыгрывался, если они попадали в среду как бы интеллигенции и местная богема тянулась в Аннушке, не замечая Риту. И тут Володя выходил на сцену и объяснял, что ныне фрау Мюллер занята и интимные хлопоты не по адресу. Отшитые таким образом, местные бюргеры к Рите подходить стеснялись и та улыбалась маминым проделкам руками Володи. Ну и мама роль дамы русского парня исполняла легко и охотно. В танцах она никого из местных дам к нему не подпускала и Володя только улыбался, поскольку на сложные объяснения словаря ещё нет. Танцевала она классно и так себе умения своего партнёра микшировала легко. К тому же все видели, с кем она и статный русский одним видом отбивал охоту упражняться в светских протоколах. Дома они обсуждали сыгранные сюжеты и Володя воздерживался от откровенных жестов с обеими женщинами, как бы не отдавая предпочтения для сохранения мира в доме. Казарма - это не дом, а место службы и у них ему нравилось просто потому, что они семья. Обе женщины очень хорошенькие и он с удовольствием за ними подглядывал, а они, шутя, прикрывались. Чуточку посвободнее он был с Ритой и та отвечала, понимая трудности семейного перевода с одних ценностей быта на другой. До поцелуев в засос не доходило, но обниманцы-обжиманцы и мужеские руки на талии и ниже уже вовсю. Свечения от обеих дам ему достаточно и эту линию он выдерживал очень долго. Но как-то вышло, что ремонты и прочее переустройство в комнате Риты шли более основательно и вишенкой ремонтов стало старое кресло, которое он обнаружил на чердаке и решил обновить. Там имелись всякие хитрости со спинками и боковушками: сесть и лечь можно с любой стороны, как и свалиться что его и вдохновило на реконструкцию. Он втащил его собранным и настороженным, как капкан для дичи, в спальню Риты, не рассказав про хитрости. Он на нём повертелся и, зная эти секреты, осторожно поднялся.
  - Ну и как тебе обнова? - спросил он Риту и та бахнулась в него со всего маху. И, сделав чуть не сальто, сковырнулась к его ногам.
  - Ничего себе обнова! - сказала она, потирая ушибленное плечо. И он ей всё показал, куда жать, как отпускать и прочее.
  - Маме покажем? - спросила она. И увидела лукавую улыбку. Рита пошла к маме и та, ясное дело, тоже в кресло грохнулась с маху. И попала в объятия поджидающего Володи. Тело падающей женщины и танцующей - не сравнить и он сию истину уловил тут же. Ко всему, она не торопилась выбираться из его рук, а он не сразу дал ей свободу. Вот тут-то и искрануло в нём в первый раз. Рита ничего такого не заметила и между хозяйкой и гостем возникла первая тайна. Аромат Анны вдруг и сразу вошёл в него и выходить не торопился, вот так то!
  После работы в доме он принимал душ и обычно полотенце подавала Рита и они болтали, пополняя бытовой словарь. В этот раз он был более внимательным и отметил, что девушка к нему тянется и это не обычная шутейная игра, а кое-что посерьёзнее. И он шутя, брызнул на неё струёй из под душа, самую чуточку, но вышло ого-го для дочери соблюдая иллюзию ушиба и испугакак и намокшая ткань сделала платье прозрачным. Это кончик плеча и грудь. Картина не для всех и у него капитально встал! - Он, ясное дело, не удержался и из-под струй ринулся туда увидеть и коснуться, поскольку зрелище и аромат хорошенькой фройлан достигли носа быстрее звука. И восставший фаллос явил себя Рите.
  Она уставилась на него, а он шептал:
  - Какая же ты прелесть, Рита! - и стал целовать промокшее тело, его руки помогали устам с другой стороны и сбивали её с дыхания, от него у неё всегда так. Она не знала, что делать с азартными и запретными поцелуями, а тут ещё фаллос. Он спросил:
  - Хочешь его? - она кивнула и он велел: - тогда возьми!
  Сцена не затянулась, поскольку Риту окликнула мама и Володя вернулся под струи душа.
  Так появилась тайна Риты и Володи. Были и другие милые вещи, сближающие одних и разъединяющие других. Жутких засосов и рук, где не надо, так и не было, зато милых и нежных объятий и касаний тьма тьмущая и не только с Ритой. Шутливое и чуточку нарочитое с Анной уже наметилось и оно было столь же волнительным, как и нежности с Ритой. Ну и роль кавалера для двух дам стала публичной, а это предполагало экипировку не в мундире Советской армии. То есть, среди немцев он одевался в немецкое от ушедших в иной мир хозяев. Однако никаких рефлексов от их призраков в его душу так и не въехало. Как-то они были на юбилее музея какого-то композитора и пока мамочка общалась с коллегами, Рита увела его в уютный уголок и сказала:
  - Мы с тобой кто? Если друзья, почему не целуемся? - на что Володя резонно ответил:
  - Если и так, то мне поцелуев недостаточно уже давно и ты знаешь, почему.
  - Между нами мама? - он кивнул и она продолжила, - но сейчас её нет, а мы болтаем ни о чём! И Володя усадил её так, что поцелуи перетекли в жуткие обнимашки и руки уже ничего не стеснялись.
  - Хочешь, останусь до утра? - спросил он и она чуть не расплакалась, поскольку именно этого хотела сама.
  И она уточнила:
  - Ты мой и ночуешь у меня!
  Мамочка наконец-то объявилась и, будучи сильно возбуждённой, перемен с дочерью и парнем не заметила. Зато дома сильно расстроилась, увидев, что детки уже всё решили без неё. Они с Ритой любовью занимались чуть не до утра и он убежал в казарму, почти не спавши. Рита была вкусной девочкой и свои эмоции на этот счёт он высказывал самыми разными способами. Ну и факт медицинский - утром она ног свести не могла и на службу в клинику не пошла. Впервые прогуляла, объявившись недужной. Мама на неё поначалу слегка сердилась, однако потом отошла и насчёт раскаряки кое-чему научила. Теперь с главным всё ясно и Рита ждала Вовочку в роли супруги. Если по сути, то оно так и было, поскольку в выходные он только с ними и с того раза спать с ней стал постоянно. Правда, не так рьяно как в первый раз и ножки у девочки были желанными, а не деревянными. Парни в казарме девушками, ясное дело, хвалились и у каждого она лучше всех. Володя о ней ничего не говорил, а только называл имя и того хватало, поскольку дочку музыкантши знали все. Как и Рита особо про Володю никому и ничего, но про русского футболиста - это памятно многим.
  
  Иногда в части устраивали праздники с застольем и танцами и туда приглашали немцев, с учётом того, что Соколов мог привести пару вкусных партнёрш, то ему делали исключение и старший сержант был в компании офицеров и их жён. Так сложилось, что Анна Мюллер в этих кругах котировалась высоко и её экспромты с игрой популярных мелодий на рояле шли буквально на "бис". Фрау Мюллер запоминали и впредь приглашали особо. А та пользовалась случаем и тоже имела некий гешефт - уроки музыки для офицерских семей. Текучка из-за ротации кадров имела место быть и фрау Мюллер имела новых учеников.
  Так или иначе, но Мюллеры и Соколов стали близки даже слишком и сию штуку отметило командование. А раз так, то старший сержант Соколов мог оставаться в их доме и после отбоя. Однако утром на разводе, как штык! Поблажка вышла очень весомой и Володя ею пользовался без помех и не попадался ненужным людям. А это дежурный по части, который мог этой доверительной византии и не знать.
   МАМА РЕВНУЕТ
  Отношения из доверительной дружбы очень быстро перетекли в сокровения и интимное до нельзя. Так оно и бывает, если инь и янь совпадают по всем спектрам. Сокровения в этом доме настоящие и доверительность самая глубокая. Как-то ближе к утру с ночи на воскресенье Рита мурлыкнула спящему Володе:
  - Ты знаешь, мне кажется, мама нас ревнует.
  Тот ещё спал и толком не понял и она повторила:
  - Мамочка нас с тобой ревнует.
  И он проснулся окончательно. Теперь всё подспудное выбралось на поверхность: Анхен играла на публике разнообразные роли, а он ей подыгрывал, не улавливая потаённые смыслы и намёки взрослой женщины и списывая это на нюансы немецкого языка и бытовой психологии. Ну и кокетливость - это всё-таки игра и он в ней участвовал легко и охотно. Играл на публику, обманывал её, а потом цинично уединялся с Ритой. Это не могло не вызвать должной реакции, тем более в отношении дочери, которую вела с пелёнок и вот она откусывает часть женского пирога! Но так ли оно?
  - Ты не путаешь? - уточнил он немецкое звучание ревности - Eifersucht? - Не зависть - Neid, Missgunst, Mißgunst, а именно ревность?
  - Ещё бы, такое не спутаешь! - возразила Рита.
  - И что теперь?
  - Она страдает! - пояснила дочь.
  - Она ревнует тебя и меня, а ты "она страдает?"
  - А что остаётся? - Делать вид, что не замечаю?
  - Думаешь, она не спит?
  - Уверена.
  Они вошли в спальню Анхен и та, увидев сладкую парочку только из постели и ещё пахнущих близостью, зарыдала в голос. Рита зажмурилась и отвернулась, дав мужчине мужское дело: расхлёбывать сугубо женское.
  - Анхен, не плачь, а то цвет лица испортится! - начал он привычную у русских байду, однако не на ту попал:
  - И кому я нужна, старая и безобразная, так хоть слезами умоюсь!
  - Ну, ты даёшь, да на тебя у всех мужиков стоит, а Риту кроме меня никто не замечает! - сказал он и она притихла, почуяв новый поворот сюжета. А он припомнил кое-что из недавнего по немецким гостям и косякам мужиков в её сторону и, прибавив своего порядком, убедил, что она лучше Риты. И для убедительности приложился сначала к лицу, затем перетёк на шею и в финале любовной версии приложился к устам, руки отправив пониже и разведав там обстановку.
  - Похоже, ты говоришь правду, - с хрипотцей после океана слёз ответила она.
  - А вот здесь, как и во всей Германии слаще места не найти! - нахально соврал он и приложился к самому главному устью любви. Там он не бывал никогда даже мимоходом и именно сия штука так расстроила мамочку. Вовочка эти места у женщин обожал более всего и в некотором роде мамочка Риты сохраняла девственность. Что есть распад флористики любого состояния, описано многими и мы это опустим. И, лишившись флористики, Анхен закипела, заполыхала и ошалела настолько, что не заметила, как раскинула руки и приняла молодого мужика и тот всё это выдал по статьям убедительности. Её прежде никто по-настоящему не любил и подобного обращения не дарил и она в свою избранность поверила сразу. И когда он спросил:
  - А может и это? - выдав готовый к деяниям фаллос и она кивнула, не в силах произнести незнамо что, хотя желала до боли между ног. А мужеский орган халтуры не любит и честен из принципа, это Анхен знала и сама, поэтому общение с ним вышло кипучим. И когда её сущности оказались залиты мужеской живицей, стало ясно, что Аннушка исцелена и молодых сильно беспокоить не будет.
  Фразу - "Я люблю тебя!" она произнесла на трёх языках и Володя это скрепил печатью поцелуев в те самые места, где любовь и обитает.
   Володя был честным парнем и никогда голову женщинам не морочил, четко обозначая свои претензии. Страсть, глубокая и сильная, да, но не чувство! Однако в чувствах Анхен он не сомневался. Она так же честна и порядочна, как и он.
  - Если я тебе отвечу по-настоящему, что будет с Ритой?
  - Дело второе и неважное, главное - я призналась и ты в курсе.
  - Борьбы за первенство не будет? - Родители и дети иногда враждуют ого-го как!
  - Ещё не знаю, как сложится с тобой. Я намного старше и это главное.
  - Признаюсь, я на тебя по этой части смотрел не раз и возраст не стал препятствием ни разу. Когда ты у плиты и я сзади, когда за роялем, а я сбоку, в ванной тоже любовался, пусть и случайно.
  - Любовался?
  - Да, Анхен, ты прелестна и обольстительна. Когда тебя обихаживают на моих глазах, так и хочется врезать хахалю.
  - Хахаль - это кто?
  - Примитивный дон Жуан. Утащить в уголок и попользоваться.
  - Ему меня не отдашь? - тепло улыбнулась она и стала так соблазнительна, что вместо ответа он набросился с поцелуями и прочими страстями. Она запела и затрепетала, так что соединение случилось тут же.
  Рита занялась завтраком, полагая, что маме нужно разрядиться. К ней, похорошевшей за время знакомства с Володей, теперь приставали и домогались самые разные типы, а она была без защиты. Теперь защита есть. Остальное приложится. Завтрак она решила соорудить отменный, поскольку и случай тому есть. Размышляя над ситуацией, она отметила, что у неё и Володи обычная страсть и они очень умело в ней обосновались и играют по полной программе. А вот мама и впрямь влюбилась. Так что вот так.
  Анхен сорвалась с катушек, а Володя обходил острые углы и вёл любовную шхуну в тихую гавань. К столу они вышли нескоро и лишнего не говорили, острое не обсуждали. Через неделю Анхен встретила его в одиночестве, поскольку Рита уехала с подругами на девическую вечеринку.
  И Анхен рассказала свою одиссею от и до. Супругой она была недолго, поскольку Вернера увезли на фронт, сначала на один, потом на другой и на третьем он пропал без вести. Где-то под Смоленском. Так что насчёт таинств супружества она не в курсе совершенно. И вот Володя, который из той самой России, указал ей настоящие приметы этого таинства. Любовь - это сильное чувство и она смогла донести её к этому парню так, что пронзила насквозь! У него были прежде всякие истории, но никто не любил вот так, нараспашку!
  На следующий раз Рита и Анхен были вместе и Рита слегка посторонилась, давая маме шанс. С другой же стороны - Володя, именно он стал камнем раздора и это его напрягало сильно.
  Спас случай, их пригласили на свадьбу и это здесь же в городе. Дамы нарядились, а сержанту срочной службы пришлось снова наряжаться из домашних припасов Мюллеров. Не совсем этнический немчик, но и не солдат в самоволке. На людях напряжение само собой рассеялось и Рита отыграла свою партию, а Анхен свою и никто ничего не заподозрил, хотя между ними аж кипело. Увольнительная была допоздна и они никуда не торопились, наслаждаясь собственным потаённым. Рита впервые задумалась о том, что может быть счастлива по-настоящему, а Анхен уже это имела. Русский парень делал это с ними уверенно, попутно набирая словарь бытового немецкого. Девочки, как он называл Анхен и Риту, вполне прилично тараторили по-русски, ну и фишка всего и всякого - русская матерщина, которая у немцев котировалась очень высоко. Правильно отчеканенная - ну прелесть и всё!
  И тут наступила некая разрядка, типа армейской вводной: "Неприятель нарушил границу и уже в зоне нашей компетенции. Всем тревожный сбор, через час выходим!" - Причина рутинная, однако рано или поздно, такое случиться должно. На очередное сетование Анхен по поводу воздыхателя он решил вмешаться и указать донжуану его место. Просто и по-мужески. Как в деревне или типа городка под Москвой. И узнал массу всего и всякого насчёт местного политеса по этой части и глубочайшей погруженности во всё это разлюбезной Анхен. Рита тоже не невинная фройлайн и если по деревенским меркам, то печати и на ней ставить некуда, не говоря уже про стерву-мамочку. И пояснения от женщин, что у них сие вовсе не грех, а рутина, привычная и кирхой дозволенная.
   РАЗМОЛВКА
  Короче, он отреагировал как положено и про дом фрау Мюллер забыл. И в следующую увольнительную, и в две за ними занимался чем угодно, и получил то, чего не имел при глубочайшей дружбе с очаровательными немками. Что ни говори, обе дамы исключительны по своей сущности, однако новые обстоятельства его сильно смутили. Не то, чтобы неверные супруги и девицы к себе допускающие кого попала ему противны и всё такое, но познанное от них в понятия сокровенной близости не вписывались. Перепихнуться и разбежаться, раз фигурка и личико приятные, - это одно, а крутить романсы на долгую - нет! И он и близко не приближался к местам, где обитали или перемещались эти женщины.
  Командир взвода и комбат отметили перемену у сержанта, но как-то так, что оно их и не касается! А на насущных нуждах - ежедневные наезды супружниц, которые скучали и тосковали по свежему общению и перемывать гарнизонные сплетни надоело порядком. И они подбили мужей на ночную рыбалку с романтическим деликатесом в палатке, ухой на костре и прочими вещами, которые показывают в кино и описывают в литературе.
  Жена комбата дождалась сержанта в укромном уголочке и припечатала парой вопросов про рыбалку и охоту, которые бывают без жён и откуда они домой в дупель пьяные. Соколов мужик правильный и про такие дела не в курсе совершенно, ну, ей-бо не в курсе!
  И тогда Алла Ильинична зашла с другой стороны:
  - Может оно так, потому, что там вашенские дамы, которые из местных и их нам показывать нельзя - военная тайна, а?
  - Как давший присягу, на эту тему я беседовать не имею права. Лучше уж вы сами со своим супружником, а? - И это не я вам посоветовал.
  Алла Ильинична не вчера родилась и линию сержанта приняла на вооружение. И уже вскоре комбат вызвал его к себе и спросил напрямую:
  - Дамы немецкие от наших в постели сильно отличаются? - А то моя Алка ревнует и требует удовлетворения.
  - В смысле, дуэли с нечестивцем? - улыбнулся Соколов.
  - Вроде того! Про твоих Мюллеров не бают только немые и ледащие! Якобы мы с лейтенантом Фёдоровым тебя в наряд, а сами пользуем твоих подопечных, сам знаешь как!
  - Все так и бают или это со слов Аллочки?
  - Я что, проверять стану, сказала и сказала!
  - Если я выдам рекомендацию от уважаемого начальника по медицине не желать супружницы своего командира - это вас устроит?
  - Толстомордая майорша так и сказала? - так выразился о внешности майора медслужбы капитан и сержанту такое не понравилось. И Соколов, несогласный с этим капитально, добавил:
  - А ещё она думает, что ваши супружницы эту хрень про моих немочек сами плетут, а потом на других ссылаются.
  - Неужто Алка такая блядища, а?
  - Не могу знать, товарищ капитан, это же ваша супружница. Я про своих подружек уверен и доверие на основе знания про них. А у вас - это лень проверить факты. В работе вы такого не позволяете, а тут - вынь да положь Соколова с подружками!
  - Хочешь, сержант, честно? - Я уже пообещал кое-кому, что рыбалка будет и сковородка язей - как с листа.
  - Местная рыба вашему коту не в корм - может, не надо? - капитан набрал воздуха побольше и, поскольку разумных аргументов ни тединого, то командным голосом приказал:
  - Короче так: в следующие выходные ты в увольнительной будешь с нами, и своих красоток явишь в полном их виде. Едем на рыбалку, там есть полигон с озером, вот туда. И с ночевой, чтоб без лишних вопросов.
  - Ко всему, товарищ капитан, я с ними ныне раздружился. Так скажем, ввиду открывшихся обстоятельств.
  - И что, - сильно помрачнел комбат, - задружиться никак?
  - Не знаю, они тоже голос имеют.
  - Телефон у них домашний имеется, так что выясняй прямо отсюда.
  Говорить при командире на неприятную тему - так не годится и он возразил:
  - Я не знаю, что сказать. Разошлись круто и так просто сойтись не получится.
  Видно, жена его припёрла глухо и командир велел разрешить переговорную стадию срочным образом, в армии приказы не обсуждаются, но выполняются, иначе наказание! И капитан отпустил сержанта, понимая его долю. У того в распоряжении служебный мотоцикл, месячный путевой лист и бензин хоть сколько, так что вперёд и с песнями.
  Как Соколов выпутался из ситуации, пропустим, а сразу про вечер пятницы и уже с собранными жёнами командиров Ирочкой и Аллочкой у дома фрау Мюллер. Машина для боевого десанта распахнула дверцу и приняла гражданских лиц в числе фройлайн Риты и фрау Анхен Мюллер. Немецкие дамы деликатно пощебетали на военно-гражданском эсперанто и тут же обозначили симпатии к сержанту, как бы забыв про разрушительный и принципиальный инцидент. В домашних беседах и мытарствах без его такого лакомого баритона им уже никак! Ну меж собой они решили, что Володя муж обеим и дочка не ревнует, а мамочка не завидует. Дамы были настолько разные по физиологии и прочим женским достоинствам, что он не боялся повторов и типа заигранной пластинки никогда. Тело Анхен улавливало самые тончайшие флюиды от Володи и отвечало так, что иногда отключалось напрочь. Приводить её в порядок - изумительная сокровенная затея и в финале её мужика поджидали самые лакомые сюрпризы, так что отключка Анхен и релаксация руками Володи - это фирменное блюдо и без него обоим уже никак!
  Однако вмешались принципы и дом Мюллеров попал в затяжную опалу. И рыбалка в семейном кругу - вариант самый подходящий для мирной конференции в верхах.
  Офицерские жёны в свою очередь оценили залоговую стоимость немок и слухи про оргии с ними и их мужьями теперь не казались диким наветом, наоборот, оно к тому склонялось больше.
  Анхен выглядела старшей сестрой вполне себе оформленной Риты и кадры из кинохроники иностранной жизни как раз таких леди и мадам и показывали. Дама, ведущая музыкальные уроки в европейском городе, не могла выглядеть кое-как, как и дочь, работавшая в приличной клинике! Парфюм и всё такое от них не был навязчивым и тем не менее с их появлением спектр ароматов в боевой машине десанта сильно переменился. На месте рыбалки их выгрузили, соорудив ощутимый бугор на поляне, и машина уехала в город. Поставить палатку и обустроить бивак - это для такой команды недолго и дамы из СССР припомнили себя в пионерках и игры во всякое такое, в том числе "Зарницу" и ГТО. Главным же исполнителем был сержант и это его повседневная работа. Немецкая диаспора свой манёвр знала и из общей диспозиции не выпадала, ну и сержант не таков, чтобы подставлять своих женщин не лучшими сторонами. С другой же стороны, не понять, что немки обожают сержанта ого-го как, быть совсем незрячему.
  Офицеры сержанта знали давно, а женщины наблюдали приятного парня за хлопотами с топором, шёлковыми фалами, кольями и прочим для установки палаток и устройства всяческих удобств в немецком лесу. Как-то так размеренно и споро, однако ни пота на лице, ни испарины на спине, несмотря на форменную гимнастёрку и сапоги; нарушением формы был только ремень с бляхой, который выполнял иные служебные функции и офицеры точно знали, что при нужде сержант придаст им иное назначение, после которого выздоровление противника может и не наступить. На учениях при вариантах нападения вражеского десанта на батарею в походе значилась и такая вводная.
   Разогреть чайник и сковородку не на костре - раз плюнуть и сноровка парня вызвала приятный восторг у одних и жуткую ревность у других. Но вслух ни слова и из себя - ни нотки раздражения! Отменно обществу стало лишь с удочками в руках и от людского отключившись. Дамы обеих наций вели себя будто они из высшего света и удочка, это типа особенного инструмента в руках, чтобы употребить что-то съестное. Особо старались офицерские жёны: им всё интересно и предвкушение новых приключений так и стучалось в их сердца, заметим, старшей Аллочке было 24 года, а младшей Ирине 22.
  Володя во время выдвижения на место рыбалки сидел с водителем и указывал маршрут, так что в чириканье русских и немецких женщин не участвовал. Езда заняла около получаса и, соединившись со своими дамами уже на месте, он был с ними и ни прохладен, и ни активен по-обычному. Тепла и непосредственности, прежде так обаявшие троицу, нет и в помине и сержант стал типа фрикционной передачи: включили - работаем, выключили - отдыхаем! Анхен предложила, уловив момент:
  - Давай начнём снова и про нашу прошлую жизнь ты как бы и не в курсе, а?
  - К вам будут приставать, а я не моги дать кому-то по-рогам, поскольку он и вообще твой недавний, ко всему и не разведённый, нет, так не пойдёт.
  - Хорошо, - предложила она, - давай иначе и по факту: ваши взяли город штурмом и мы с Ритой - твои трофеи. Ты нас добыл честно. Что с нами будет потом, дело иное, но полюбоваться и попользоваться - почему нет!?
  - Трофеи?
  - Да, зашёл в замок, а там всего навалом и ты берёшь самое-самое. Руки заняты и ничего лишнего. - А?
  - В руках автомат, немчура может сидеть даже в бельевом шкафу и ухо держи востро. К тому же в таком виде ничего крупного не возьмёшь: разве что карманы набить, - заметил он, зная про такие вещи немало, - вашего так много, что ни в карманы, ни за пазуху.
  - Тогда скажи и мы сами пойдём.
  - И дом постыл, и господа никчемны? - спросил он, однако Анхен не уловила сути пиитической фразы и задумалась, выискивая новые шансы к большой беседе и примирению. Но ничего так и не нашлось. Подошла Рита и предложила музыкальный компромисс в паузе между поклёвками и жуткой тишиной с бездельем. Офицерские жёны тоже заскучали и крючки с поплавками им до фени. Тайм-аут от женщин пришёлся к месту и мужчины, поймав по десятку-полтора язей, отвлеклись от природного инстинкта добычи. У Риты была гитара, у офицеров музыка по немецкому радио, только крути - там обе политические системы крутят самые разные коллекции и на время про рыбалку забыли.
  Ну и без выпить и закусить у русских не бывает. А это и иной расклад и расслабуха по-полной. Если офицерам деваться некуда и супруга у каждого единственная и "пока смерть не разлучит нас", то у Соколова иная стезя: две сразу и свобода вершить мир или хранить молчанье и вражду.
  Всё же Анхет была супругой настоящей, хоть с Вовочкой и невенчанной, но любящей круто и без ограничений. Она соорудила затейливый бутерброд и затеяла игру, известную ещё из девичьей поры, в музыкальном заведении, типа нынешнего музыкального училища. В Германии бутерброд - это сэндвич и в ходу оба названия. Он был многослойным, нанизан на шампур и парочка с каждой стороны откусывает ломтик по очереди и тот, кому достался последний фрагмент, проиграл и водит. Что-то подобное офицеры проходили в военном училище, там разливали спиртного ровно по полстакана и проигравший бежал в магазин за закуской.
  Вот он первый тур и там Анхен становилась выигравшей при любом раскладе и Рита мамочкой гордилась. Так оно и вышло, ей выпал роскошный поцелуй, который заказала накануне.
  - В палатке или здесь? - спросила жена комбата Аллочка, надеясь на интригу.
  Вообще-то ночная рыбалка, это её идея, она надеялась раскачать мужей-офицеров и устроить групповушку, для чего и вино и закуски с базы и кое что ещё, о чём вслух не принято. Ну и на Соколова Аллочка имела виды давно и оно к тому шло, однако нужных обстоятельств не складывалось. А тут она узнала, что майор Терехова именно от Соколова имеет полный пакет. К ней вход только через спецчасть и секретные материалы командиров хранятся в помещении напротив, а у неё библиотека с секретными инструкциями, методичками и так далее. Соколов следит за периодикой по своей технике и майор Терехова сообщает, когда пришла новинка. Что и как он конспектирует, не знает никто, а вот после его ухода дама становится шибко вальяжной и старается лишнего шага не ступить и слова не молвить. Ну и что совсем смертельно: на груди и под шеей алеют засосы, как у пятнадцатилетней! Это по секрету поведала медсестра из профилактория, изредка делавшая ей массаж от одной из болячек и однажды было клинчевое сжатие отдельных внутренних мышц. Оно только от передозировки в сексе! А засосы майор показала из доверительного синдрома, который опять же, только после капитальной игры с мужиком! Что мужа она к себе не подпускает давно, известно всем. И вот Венера Иосифовна опять в скоромной теме! Кто бы мог подумать. И не какой-то офицер, про которого все знают всё, а простой сержант из казармы.
  Так что сугубо мужеская номинация у парня завидная, хотя вслух ни-ни - секрет. И уже по ходу сборов и суеты Аллочка пару разиков к нему "нечаянно" прислонилась и коснулась нужных вещиц, чтобы проверить, оказалось: не врут! Ну и рост у него подходящий, так что с ним можно хоть что и хоть как. Во время рыбалки ещё пару раз пересеклась и не обманулась: нормальный мужик, но с ним две стильные дамы и это надо иметь в виду.
  
  - Сцена для исполнения здесь, - ответила Анхен и Володя сделал первый шаг на запретную территорию. Вкушать Анхен в таком виде - дело рисковое и оно так и вышло. Следующий номер не мог быть рутиной и офицеры поменялись супружницами. Некая симпатия у жён и так просматривалась, так что тут вам и интрига, и тайна в стакане воды, точнее, в бокале вина, поскольку с жёнами водка не идёт правильно.
  А Рита подогревала страсти переборами гитары и партнёры не откусывали, а как бы целовались и впивались устами, а там, что останется, неважно. Анхен после победы так из его объятий и не выбралась, без интереса наблюдая за сексуальной продвинутостью офицеров. И в собственном понимании сокровенного была вполне на уровне, не зря же именно русские побили солдат фюрера!
  Игры перетекли на пленер и закинуть крючок подальше - очередная затея с призами, призы и выпивка чередовались и азарт постепенно сменился томной сокровенностью. И делать это на глазах у всех - легко! И Аллочка с другими мужчинами намиловалась под завязку, как и Ирина. Офицерам же задача отметиться на немках стала идеей-фикс и фокусов супружниц они не замечали в упор.
  Вечер тихонечко перетёк в ночь и пора укладываться на сон. Не так чтобы все и устали, но улечься и расслабиться хотелось всем. Ко всему и не так темно в палатке, чтобы не видеть и не чуять главного, из-за чего всё и затеяно. Жёны офицеров молоды и кое-что между ног играет жуть как огнемётно, потому и игры такие и палатка новая и ещё солнцем не просветлённая!
  В спальник надо устраиваться без верхней одежды, иначе запаришься и раздевание стало очередным шоу, поскольку и зрители и участники - одни и те же и конфронтация немок и русских женщин не могла не состояться. Две русские дамы и две немецкие, первые совсем молоды, а немки то и другое.
  А потом и второй акт, он особенный и там только акустическая компонента. Рита отпихнула мамочку и сняла пробу с Вовочки, ещё не отошедшего от мамочкиных лобзаний.
  -- Вовка, я первая в строю и со мной что угодно, хоть бы и вон из постели! - таков экстремизм в стиле Мюллеров и он не стал плодить зло:
  - Только без цирковых номеров, - предупредил он и она кивнула, поскольку за несколько недель "непонимашек" сильно-сильно истосковалась и соскучилась. Она Володю так отчаянно, как мамочка, не любила, но обожала и уважала, поскольку тот своим присутствием многое устранял и делал безопасным. Ну и любовник, каких поискать.
  Мамочка учила и воспитывала её от самых грудничков и ещё в разгар войны уверяла, что фюрер съехал с ума давно и прочно и такую ахинею, как войну с русскими вменяемый и хоть чуточку разумный вождь затеять не мог. И потом, после капитуляции добавляла, что вся его банда - та ещё публика, загнала народ в мышеловку и смылась на тот свет, избежав суда над собой. Практически все парни последнего поколения либо гниют в земле, либо прозябают калеками и их никому не показывают, опасаясь позора. Попавшие в плен к американцам и англичанам в раздолбанный фатерланд не спешили и большая часть из них оформила новую волну эмиграции. И когда русские солдаты в пилотках и касках объявились на городских улицах, то ни рогов на лбу, ни шерсти по всему телу нет, клыков, как у вепрей, тоже не отмечено. И вместо того, чтобы обносить завоёванные города и веси, как это делали солдаты вермахта, они раздавали бесплатные обеды из своей кухни и мальцов-огольцов, что смотрели на них зверятами, по-доброму приветствовали и говорили смущённым мамочкам по-русски:
  - Хороший у тебя малец, - и мамочки кивали, понимая сказанное. И от этих мужиков многие зачали и выносили деток, как бы компенсирую фатерланду естественную недостачу по арийскому генетическому фонду. Сколько их таких? - На тысячу рожающих не один десяток принял русское семя и оно вышло вполне здоровым и полноценным. Анхен тогда была в ином состоянии и зачать наверное бы не смогла, да и обстоятельств тому не было, теперь же они в самый раз и Володю она имела как высшее благодарение за женское терпение.
  
  Прильнув к Володе, Рита уже счастлива, а мужчина меж тем не собирался устраивать чемпионат по лечебной физкультуре в отдельно взятой палатке и в бережном режиме воздал маминой дочке за всё хорошее.
  Через четверть часа стало жарковато и они выбрались из спальника, потом и этого мало, Володя вытащил Риту из палатки и поставил к дереву, обаявши одним движением:
  - Рита, ты лесная нимфа, а я леший, отравился твоим духом и буду переиначивать на собственный. Отравы много и переиначивать буду долго, не возражаешь?
  Она знакома с его манерами давно и кивнула, подставившись удобнее и уже вскоре запела, поскольку уж очень у Володи всё классно. Русские дамы того только и ждали и вскоре упражнялись в парном конферансе с ними неподалеку. Мужикам интересно наблюдать за сержантом и его упражнениями, такое в кино не увидишь, жёны тоже очи имеют и своё видят отменно. Сделав первый заход, рыбаки приняли по чарочке на грудь, чтоб шло помягче и подольше. И тут комбат сказал сержанту:
  - Совсем Алка охренела, хочу, как Соколов, чтоб и туда и сюда! Я такого ещё не выучил, может, ты ей сам, а?
  - Ни фига! - выдал сержант и руки Риты не отпустил. Та уловила суть и с интересом наблюдала игру интересов. Что дамы гребли в сторону групповушки - видно сразу. Так или иначе, но поддав на грудь ещё порцию, капитан пообещал фотку у знамени части и письмо на Родину с благодарностями школе, маме с папой и военкому. Короче, деваться некуда и Аллочка попала к Володе. Она не стала таиться от мужа и велела ему:
  - Смотри и учись, иначе стану курвой, как Семёнова! - Семёнова супруга старшины, она и ведала спецодеждой для атомных и химических учений. учений. Стирать, чистить, проветривать и прочее - это её работа. Она умудрялась не мараться обо всё это и сию мутоту за неё делали первогодки. И кто поверит, что это по чистой сознательности и доброте, особенно у выходцев из Средней Азии и Кавказа? Так что Аллочка ничего такого не придумала.
  Попав в оборот сугубо сексуальной риторики и слухов, она сообразила, почему спецпочта для Соколова прибывает каждую неделю: будь она на её месте, это было бы через день и не реже! Мастер-класс был не только для капитана, зрелище молодого мужчины в активной игре с женщиной - такое где увидишь ещё и лейтенант со своей Ириной малость поостыли от семейного и согрелись, на других глядя. И Ирочка тоже зудела:
  - Вишь, как он, а ты так сможешь? - она откровенно завидовала Алке и того не скрывала. Идея соорудить полноценную групповуху становилась всё реальнее и реальнее. И вот Ирочка уломала уставшего супруга согласиться на калибровку собственной жены органами сержанта. Ко всему лейтенант захмелел с непривычки и линию обороны уже не держал.
  И в дело включилась Анхен, она явилась ниоткуда и увела капитана с собой, поскольку процесс с Ирочкой лейтенант должен видеть воочию и на её претензии отвечать по существу. Вовлекать Риту в эти дела она посчитала неуместным. Ошарашенный таким раскладом капитан следовал за Анхен, как послушный мальчик, что по сути так и было.
  - Мы с вами незнакомы и это ли не повод для наведения переправ? - предложила она и тот кивнул. Когда их отыскала пришедшая в себя Аллочка, то капитан уже извергнул всю мужескую лаву, но с поля чудес - ни в какую. И про сержанта, попавшего в такую семью, подумал:
  - Везунчик же он, чёрт возьми!
  Насчёт везения у Володи было другое суждение и он первым делом влепил Анхен плюху и приклепал фразой:
  - С-с-с-сука! - Не утерпела и дала. Вот я тебе сейчас устрою кошкин дом.
  За неё вступились капитан и Аллочка, он влепил и им, а расслабленную и вкуснючую Анхег потащил для индивидуальных разбирательств. Но куда там! В него вцепились ещё и Ириша с лейтенантом и ни нормальной драки меж собой, ни разбирательства с Анхен. Капитан уже слегка очухался и предложил традиционное для русских - залить и запить без закуси. Лейтенант тоже вину почуял, но нутром с тем не соглашался, тоже полагая, что всю эту хрень затеяли бабы и это со скуки, не более того. И он взял её за шиворот:
  - Признавайся, вы с самого начала хотели Володькиного хрена, а рыбалка типа повод. - Не признаешь, тут же и прикончу: нехватало, чтоб мужики собачились из-за такого разводилова!
   И так прищучил, что та созналась:
  - Миленький, не бери грех на душу, отпусти! - Да, это мы с Алкой, мы, мы, мы!
  Той тоже деваться некуда и она призналась, не дожидаясь силовой акции. И как бы вся вина с Анхен перетекла на них.
  Но это лишь часть крамолы и тайных сокровений: Анхен же капитана выбрала неспроста. Поддатая и обиженная, она его захотела в отместку вольностям супружника. Если Рита - типа близкой подруги, то Анхен - супруга и не иначе! А это совершенно другое! И его физкультура с чужими супругами - это что?
  Она пыталась изложить свою роль, но она при всеобщей поддатости вышла не совсем вразумительно, поскольку такие тонкости - сугубо на трезвую голову и не сегодня!
  А сейчас приняли решение залить непонимашки порциями спиртного.
  Разлили по сосудам, оправили внутрь, помесили речи, потом ещё раз и сошлись на том, что вина русских девочек доказана и сексуальное лечат сексуальным. То есть им, от мужиков полагается по три порции внутрь и чтоб не пищать и дикую природу не пугать! Экзекуция получилась не страшной и уже через полчаса провинные лежали смирно и не возникали. Немецкие девочки наблюдали за всем с опаской и провинных жалели. Если бы Анхен или Рита были на их месте, то Володю захотели бы тоже и что теперь?
  Всё в доме Облонских перепуталось: жаление русских девочек перетекло в новую оргию и теперь уже их обожали и лелеяли. Поскольку настоящий виновник всего - сержант Соколов, но об этом вслух ни-ни! - то и реабилитация его руками.
  Ради мира на Земле чем не пожертвуешь и он согласился с таким решением.
  А что мужья?
  Они были не в состоянии думать и попадали, где стояли. И тут Анхен явила себя супружницей:
  - Выпей и сделай, что положено!
  И он сделал.
   Так бы все Потсдамы решались - ни одна война и не началась бы!
  Утром поднимались с трудом и намного позже обычного. Сержант и дочь с мамочкой вместе, а офицерские пары так и не воссоединились, поскольку было тому много причин и все весомые, а спиртное к тому ни убавить, ни прибавить не смогло ничего. Капитан по старшинству званий так и не понял, чем старшая сестра так околдовала, раз он не смог окосеть и забыть её волшебные прелести!
  Не знал и всё тут! А ему говорить тост, поскольку в сосуды налито и публика ждёт. В армии приоритет командира на уровне инстинкта и ритуалы с их словесными обозначениями не обсуждаются.
  - Так вам скажу, - начал он речь, - всяко бывало и со всякими водился, с африканскими царьками тоже. Там голимая нищета и тела молоденьких самочек мужикам на услужении, ничем не прикрытые и тем прекрасные: груди, бёдра, осанка и всё такое. Под балдахином тоже умеют многое и по-особому, не как европейцы. С такой ежели не так пошутишь, этими же прекрасными бёдрышками и придушит. Знаю, пробовал и обошлось. Мы там кое-что соорудили из метёлок и мусорных корзин и прежнего царька смели, а эти ребята стали править. Парни что надо и девочки тоже: видно, Америку заселяли откуда-то оттуда. Такое не забыть и оно больше не встречается.
  Однако ж, фрау Мюллер их всех взяла и заткнула! И тост мой, вершащий конец рыбалке, такой: "С такими дамами не воюй, но дружи и роду твоему конца не будет!"
  После такого спича о рутинном как-то не в тему и перешли на детские воспоминания. Они у всех разные и узнать про собеседника полезно весьма и весьма. И былые непонятки и размолвки испарились сами собой.
  Потом пришла машина, шумные сборы, недолгая езда и на первой остановке у Мюллеров Володя помахал офицерам ручкой. Теперь дорогу указывать не надо, Володя вместе с ними и женский интернационал имел полную сатисфакцию, поскольку задуманная офицершами групповушка состоялась, а мирные переговоры немцев и русских завершились примирением.
  Что-то произошло и оно произошло незаметно, перекроив прежние начала и обыкновения. Теперь Володя знал про них всё и без умолчаний, а они гордились тем, что ничего приукрашивать не пришлось. Чисто вкусовое приключение с чужими супругами выглядело невинным, а речь капитана - обычной после капитальной пьянки. Чуть попозже им перезвонили Алла и Ирина по очереди, каждая из собственного дома, и искренне поблагодарили за всё. С Володей они надеялись разобраться отдельно и это, новое и соединяющее, им казалось вехой жизни.
  
  Перетаскав вещи в дом, а набралось всего из лесу порядком, семейство устроилось уже для особого сугубо домашнего разбора полётов. Муж и любящие супруги. И он им не чужой. Один фингал чего стоит!
  Обеим женщинам он дорог и люб и примерно в равной степени. Хотя Анхен следы истинной мужеской любви закрасила и затушевала гримом, всё же фингал в глаза бросался, как вещь не натуральная на столь гармоничном и совершенном обиталище - женском лице. Он легонечко приложился к ней и сказал:
  - Прости, но ты неправа и давать соседям и друзьям мужа - дело последнее. Теперь Рита. - Ты оказалась очень зрелой девочкой и я от тебя без ума. Были бы мы одного племени, лучшей супружницы не сыскать! Но мы по разные стороны и этого ничем не переменить. Вот оно - моё к вам.
  А что созрело у вас?
  Женщинам особо согласовывать нечего: он и так всё сказал. Рита лишь озвучила уже осознанное:
  - Нам от тебя нужен ребёнок. Или мне или маме, как ты решишь, так оно и будет, мы любим обе и кто забеременеет - дело второе. Любить - счастье редкое и нам оно выпало.
  А что мужчина на всё это? - Ему решать непросто. Поскольку на службе, а там ты ничему не хозяин. Но мужик от тряпки тем и отличается, что решает капитально и реально.
  - Ладно, я вас услышал и понял. Отвечаю по пунктам: первое, рожает Рита, обихаживает Анхен. Второе, я остаюсь на сверхсрочную и на большую зарплату, так что дитя первое время будет в пригляде, третье, через три года мне уезжать и к тому времени насчёт нашего бытия что-то прояснится.
  - Год сейчас и три потом? - уточнила Анхен.
  - Да, когда зачинаем?
  Рита с мамой засуетились и стали шёлковыми и приятными во всех своих частях. И решили, что через пару недель в самый раз. В этот день он имел увольнительную до утра и оно у них вышло с первого раза. И уже вскоре стало ясно: мужеская сила взяла верх и зачатие состоялось. Когда и это прояснилось, сообщили Ирине с Аллой, так мол и так, у нас прибавление будет, а у вас?
  
   Во вторник фельд-почта доставила очередную порцию секретных материалов, забрала исходящее из части и после обеда Соколова пригласили в спецфонды для знакомства с новинками научных журналов по его профилю. Он пришёл чуточку, задержавшись для записки начальству по минувшим разборам технических неполадок. Обычные разборы, обычных военных заморочек. Проверки жетонов и прочее на подступах к владениям Тереховой шли так, будто часть в осадном положении и бдительность на ближних подступах - дело первейшее. Майор Терехова проверила его форму допуска, будто не сама её оформляла и продлевала каждые полгода: таковы правила! Ну и она точно знала, что враг не дремлет и засланцы и продавшиеся есть и у нас и у них, так что подмену допуска у того же Вовочки с целью проверки на вшивость она бы отметила моментально, как и другие штучки, которыми и мы пользуемся и они.
  Обычно вербуют офицеров и работников штабов и через них, недовольных продвижением по службе и прочим делам, качают доступное про Советскую Армию. Отвергнув мужеские притязания, как форму порабощения, она общалась с Вовкой чисто по-женски и человечески и естественность вовкиных эмоций на её фокусы - была классикой жанра интимных отношений, у них были именно такие - отношения тел и сердец и фокусы умненькой дамы при погонах были ярким воплощением женских притязаний на мир и мужеских ответов на такую хрень! - Машка всегда смята в комок и распрямится не раньше чем через полчаса, чего там не придумывала перед этим. - Четверть часа упражнений и тридцать-сорок минут отходняка! Мужик и моложе, и сильнее, и хитёр до опупения, ну и руки у него - отрава охренительная, но без них нет кайфа. И она к ним льнула в естественной для женщины бессознанке, когда принимала бумаги, смотрела допуск,, выдавала личную тетрадь и всё такое и искала шансов коснуться, подманивая особым парфюмом и секретными добавками к косметике.
  Вообще-то евонная форма допуска была редкой и она по тем деталям устройства современной техники, которые ни одному командиру даже на слух неведомы. А этот сержант копается в технике сам и своих солдат приучил и у них с направляющих вылетает всё, что заложено и попадает куда надо всё вылетевшее. Там куча всяких примочек: внешний вид, толщина и состояние каждой шпильки, шпонки и любой примочки - это и есть настоящая диагностика снарядов, без которой дорогущий снаряд и ракета лишь кусок железа. В сержантской школе про эти дела знали порядком и Соколов усвоил главное: нюх чистый, с курцами не дружим и из группы гоняем, а спиртного только для аппетита и правильное, то есть ни шнапсов, ни портвейнов, а водку и коньяк или что-то из списка дозволенного. Ну и собрать-разобрать установку с закрытыми глазами, как пехтура пестует автомат Калашников - это и есть наш ответ НАТО. Офицеры, закончившие училища и с нужными допусками и дипломами знают дело вообще, а на нюх определить, что боеприпас на складе держали слишком долго и не по нормативам, Соколов со товарищи могут сказать сразу!
  Кстати, определил её слегка неправильное состояние он тоже по запаху и сказал, что таковское средство имеется:
  - Принести или как, будете и дальше мучаться?
  И даже про дамское прикрытие сказал: польская фирма "Быть может". Она, майор и большой начальник в части, не стала качать права и доверилась сразу. Он явился через полчаса с чемоданчиком, как у провинциальных сантехников. Велел повесить табличку, что идёт сверка материалов и чтоб никто не стучался и от дела не отрывал.
  - Это что, так долго? - спросила она.
  - Точно не скажу, сам не делал, а умельцы бают - если управимся в полчаса - то и ладушки.
  - Может, не надо, раз вы не сами, а только со слов? - засомневалась хозяйка кабинета. Сержант размышлял лишь пару секунд и предложил мужеский выбор, если, что не так:
  - Если выйдет, вот такая вещица вас устроит, она там как раз и поместится, а? - и указал на низ галифе, где оно и прячется. Дама засомневалась и он для верности и снятия неправильных сомнений сунул её руку туда, вообще-то она при теле и фигуре, так что на неё у нормальных парней встаёт всегда, а сержант Соколов был из их числа. И дама руку там придержала, оценивая и взвешивая входящие и исходящие. Однако естественный размер и живительное тепло взяли верх и она решилась:
  - Думается мне, товарищ сержант, аргументы у вас правильные! - С чего начнём?
  - Вы ложитесь вот отсюда, - он указал на рабочий стол, - всё долой и у нас получится типа операционки.
  Она указала, как начинать, чтобы оно поскорее и в четыре руки лишилась всего лишнего на теле. То есть, практически без ничего, не считая белых носочков на ножках: они ничему не мешали
  Он управился за 23 минуты и 47 секунд. Побочная отрава в дыхании дамы исчезла и она это ощутила тут же. Средства и инструменты как раз и к месту, хотя с виду обычное для ветеринара. Операция шла без наркоза, но с уговорами и убеждениями, что девочка Венера охренеть как хороша и к ней теперь мужики будут становиться в очередь, чтоб только оценила их, а она, ого-какая и вот тут и тут аж сочится! Она иногда повизгивала и вырывалась, но так, из вредности и женской несознательности.
  - Мадам, мужик сказал - мужик сделал, вам, надеюсь, получше? - она покивала, ещё не способная выражаться внятно, тогда он добавил: - а как насчёт расплатиться? - и стал собирать инструменты и всякие мази и примочки. А дама приняла решение, каких не принимала никогда: отдалась молодняку из сержантского состава и где, у себя в кабинете и прямо на столе!
  - Жутко вкусная ты, Венерка, - сказал он после испытаний материальной части майорши. Та по сумме пережитого ещё не отошла и всё ещё не способна ни говорить, ни двигаться. Он увидел новую беду дамы и в несколько движений привёл её в чувство. Такая крепатура и у циркачек случается, ему об этом кто-то из служивых признался.
  Отошедши, она раздобрилась и предложила кофе с коньяком, кофе побольше, а коньяк для аромата.
  - Теперь гостей можешь потчевать даже лимонадом: ничто не сочится сверх природного, - ответил мужик и от спиртного отказался. - Можно, я тебя буду звать попроще, а то как-то заковыристо и неудобно при наших делах, а?
  - Наедине, хоть как - всё дозволено, - согласилась она. На следующий раз он назвал имя: Машутка. И дама ни слова против. А она при военной части типа негласного надзора за боевыми офицерами. И про шабаш на боевой машине под прикрытием рыбалки майор в курсе сразу же. Она сержанта-самоучку расспросами не томила, пока тот не закончил с новыми журналами. Затем проверила записи в тетради и ничего лишнего не нашла. Только после этого спросила про ночное в обществе офицерских жён.
  - Машуля, - улыбаясь будто родной, ответил он, - тебе же известно, что ракетчики своих не сдают. - Сели в машину и поехали рыбачить, ясное дело, приняли на грудь, поставили палатку, там переночевали и всё такое. Сколько приняли, чем запивали, кто с кем рыбу чистил, разница какая, если в политотдел не жалуются?
  - Я думаю, - так же миролюбиво продолжила женщина при погонах, - этим офицершам язычки попридержать было бы не лишне. Не напрямую, а намёками. Тут такую кантату для хора дремучих соорудили, что и до меня докатилось.
  - Короче, так и запиши: я не в курсе и ты не больше меня, разве нет? - Так что - забудем? - она кивнула и сообщила главное:
  - Я одну штучку придумала, как раз в размер моего стола.
  Они больше нигде этим не занимались, не считая пола, тумбочек и стульев, расставленных по-особому и своей конфигурацией оттачивающих прагматизм мужеских изысканий сержанта. Майор Терехова имела грозную репутацию и своего благодетеля охраняла ото всяких напастей. Не поддаваться агитации в военные училища - её совет и он склонялся к тому, что она права. И она же убедила никого больше в рамках части не заводить, включая и женскую половину офицеров. И объяснила это на пальцах. Они у неё были изумительно ухоженными и он иногда не удерживался от соблазна, отлавливая их во время порхания по строчкам своих записей, якобы в поисках нечаянной крамолы.
  - Машка, у тебя там намазано? - шептал он, соблазнённый и укрощённый мужик, которого она обожала. Ну и ему двадцать с хвостиком, а ей на дюжину больше и она, как и Анхен, этой разницы не замечала. Если бы не служебные предрассудки, она бы что-то придумала и такую умницу пристроила получше, чем сугубо фронтовая доля заместителя командира взвода реактивной артиллерии при отдельной армии в Группе войск в Германии. И его дружба с немками стала удобным прикрытием отношений с майором Тереховой. Была и мелкая штучка, которая и вообще ставила майора вне подозрений: она вместе с штабными офицерами ежедневно ходила на получасовой тренаж по общефизической подготовке и видела сержанта Соколова на спортивных снарядах, когда тот не с футбольной командой. Ну и насчёт футбола она побеспокоилась, чтобы его больше на матчи с городскими не ставили, дабы он не получил более серьёзную травму: что для воинской части футбол, а что защита Родины?
  Дамы по такому случаю облачались в спортивную форму из запасников общества ЦСКА и выглядели весьма и весьма пикантно, так что сами упражнения - бесплатное приложение к самим дамам. У Машутки и так фигурка ого-го, а в спортивном трико и вообще! Все смотрели и их она не замечала, зато Вовочке сразу семафорила. Вовочка в нынешней жизни - мужчина единственный и она знала цену настоящим удовольствиям. Насчёт соперничества с фрау Мюллер она не переживала: Анхен другая совершенно и такая дама годится для утоления мужеской стражды, не более. В то время, как у них по глубине и напряжению сцены из римских трагедий про гладиаторов. Сержант - гладиатор, а она в дорогущем прикиде среди знатной публики, дарующей или лишающей жизни. У них не бывало длительных свиданий и всё своё - это чуть больше трети-четверти часа. Они успевали и с каждым разом она всё глубже и глубже проникалась мужескими изысками, даже в принципе исключив супруга из этой роли. Как и начальника штаба корпуса, который возомнил бог знает что! - А сержант её обожал и всё очень честно и на имеющиеся у Тереховой средства. Тут ни фальшивой деликатности, ни чего-то другого ненатурального, а сколько денег, столько песен!
  Была и другая сторона отношений молодого мужчины и ещё цветущей женщины: в связи со спецификой его работы и собственной приобщённостью к его интересов она так или иначе к ним приблизилась и некоторые рукоделия Вовочки с её подачи ушли вверх по командованию и обернулись приказами по ГСВГ насчёт распространений опыта их воинской части, самым первым было обоняние при оценке технического состояния боеприпасов. Она повертела этим приказом перед носом Вовочки и тот её моментально вознаградил:
  - Ну, Машулька, ну, умница, ну, милая сучонка, таковское удумала, а! - и впился туда, куда после процедур ухаживания и прочего пиетета. В тот раз она домой ушла после всех, поскольку тело так и осталось на свидании с ним.
  Были и другие приказы, где имён рационализаторов нет, зато имеется номер части и оно сразу же известно всем, ну и откуда ноги растут у такой известности, тоже не шибко большая тайна. Он иногда предлагал другое место свиданий, его не так просто отыскать, но там можно делать хоть что. Женщина вздыхала и качала головой:
  - С такими репутациями и фейсами нас уже через месяц поймают и что тогда? - Нет, уж лучше у меня, тут им не светит ничего! А болтать - хоть сколько, не пойманы - не признаемся!
  Как-то они обсуждали фильм "Сорок первый" и он спросил:
  - А если бы на месте Марютки была ты, сняла бы счастливого любовника из винтаря? - вопрос по существу и при такой должности он в самую точку. Что ни говори, а Володя - свободный мужчина, ей не принадлежит и если что, она станет Марюткой? - Женщина прикрылась ладонью и покачала головой?
  - Вовка, такое скажешь, я и Марютка!
  - И всё же?!
  - Можно не отвечать? - и мужчина улыбнулся, всё поняв и так.
  
  В части была ещё одна женщина, с которой всё и началось. Это Дарья Петровна Шумская, майор медслужбы, она ведёт самочувствие сержантского и офицерского состава, сержант Соколов при зачислении в часть прошёл полный курс обследования и на записи школы сержантов она только посмотрела, хотя они совсем недавние. Её удивило, что парень уже полный сержант, обычно оттуда идут младшие сержанты, а тут...
  Она разложила его на кушетке и снимала параметры приборов, которые фиксируют пульс, колебания электрических параметров при нагрузках и в расслабухе и всё такое, что нужно знать про военного на случай критических обстоятельств, типа детектора лжи, но попроще и по уму обычному врачу. Всё у этого парня выявилось с первого захода, что редкость, но выставить его за дверь и крикнуть:
  - Следующий! - не тот случай: парень такой простой и понятливый, что ей сразу же понравился чисто по-женски. И она, такая хитрая стерва, его "нечаянно" задевала то одним боком, то другим, то не так вставляла пальчики в прибор замера давления, то слишком наклонялась, записывая показания приборов, тем самым обнажая шарики опупенных грудей и проверяла парня на вшивость: тест он прошёл изумительно, член встал и укладываться не думал. Майор Шумская сыграла невинную монашенку в княжеской бане и уронила:
  - Это что? - а тот, деревенский и неробкий, скинул порты и молвил:
  - А вот оно - что!
  - Это он на меня или мнишь иную особу, а я вроде заставки? - майор при всей фактурности на личико была так себе, если не сказать, что там полная катастрофа.
  - А на кого ж ещё? - нахально и без стеснения ответил сержант, - нас тут двое и он желает к вам в гости, вон как набычился! - сказав это, он просунул руку под халат, ладошкой прошёлся по бедру и замер, ожидая реакцию, её не последовало и он продолжил: - врать в таких случаях он не привык, может проверим? - когда рука достигла дамской сущности, женщина взглянула на него и ответила:
  - Пожалуй, сержант, дело того стоит! - и пошла закрыть дверь, а над входом повесила табличку: "Я в штабе округа". Это давало около часа на интимное знакомство. Общение шло живо и плодотворно, в течение трёх четвертей часа они многое обсудили и перепробовали, Дашутка уже было отправилась снимать табличку, чтобы приступать к работе, но шла так призывно и маняще, что парень поймал её руку на ключе и вернул в постель, где она только что блистала: он не накрывал лицо покрывалом, а она дарила тело и его возможности. Масса майора не так чтобы и большая и не особо маленькая, но там есть чему радоваться жизни и воздавать правильным мужикам, а этот парень как раз из таковских! Напал он так, что не ответить - ну никак!
   Она, сметенная порывом новой страсти, вздохнула и ублажала его и наслаждалась сама. Если сказать, что он доставал до самого сердца и она умирала, но молила продолжать и он ни разу не заупрямился - это истина чистой воды. Азартная тётка в самом крутом месте армейской жизни - удача несомненная и он её прелести так из внимания и не отпускал, да и личико не совсем так себе, а в азарте и вообще мона Лиза! И провожала его уже по-настоящему: на ней ничего, а по телу следы жарких сражений, примирений тоже в виде засосов и кроточин в самых интимных местах.
  - Кто увидит, расспросов не оберёшься? - уронил парень и прошёлся по телу, такому отзывчивому и понятливому.
  - Думаешь, я вот так с каждым? - по-девичьи вредно ответила она и он улыбнулся:
  - Не с каждым - это точно, но монастырской затворнице такой формы не набрать ни за что!
  - Насчёт формы - в самую точку, - ответила она, - если по нормам ГТО, то какой у меня разряд? - на такие вопросы отвечают без лести и она узнала про себя кое что новое:
  - Вот у меня в технаре кроме футбола был Первый разряд по вольной борьбе и в его рамках ты ни разу не споткнулась и не легла в партер отдышаться. Ну и смелость - это в магазине не продаётся, а у тебя оно, как влитое. Мне ты, такая сибирская крестьянка, очень понравилась, надеюсь, будем дружить?
  - Насчёт сибирских корней - угадал и дружить будем: такое или есть, или не продаётся! Руки у тебя, парниша, особые, в них всё дело! - Ты в курсе?
  - А то! - улыбнулся парень и они согласовали режим свиданий, чтоб ему и ей было комфортно.
  Согласно графика осмотров текущие визиты к ней по средам чётных недель, а углублённые раз в квартал в те же дни. Ну и питание: в целом оно из общего котла, но в окошке раздачи каждое утро давали подписанный и запечатанный пакет со всякими витаминами и таблетками для тонуса зрения и мозгов, к нему десертную тарелочку со свежими овощами и так далее по врачебному списку. По тому профилю, что означен комиссией из сержантской школы, этот набор не для космонавтов, но где-то рядом. И сержанта ему дали сразу не за глазки милые: обычно до следующей лычки на погоны служат год.
  На следующем осмотре она спросила насчёт мужеского и тот указал на штаны.
  - У других такого нет и они завидуют? - уточнила она.
  - С этим всё в порядке: встаёт не на всех, которые с ароматом оттуда, а на этаких дамочек в соку и с правильной косметикой и парфюмом.
  - На немок тоже?
  - У них другие спектры и выделяются тут же.
  - А у наших штабных? - Там оно как?
  - Если бы эти тётки не улыбались так призывно, от мужика мог бы и не отличить, - легко соврал он и она поверила, поскольку так оно и было. И в течение месяцев и недель регулярных свиданий-осмотров шла одна и та же динамика мужеской потенции: она идёт по нарастающей и мощные волны раскачивают женское судно в конце первого часа. А потом постепенная арьергардная штуковина типа партизанских войн. У неё на учёте мужчин с выраженной потенцией имелось около дюжины и сравнить было с кем. Так что она сразу остудила его насчёт супружниц капитанов и лейтенантов: неосторожны и болтливы, выдадут, того не сознавая!
  - Похвастает напрямую или как? - спросил сержант.
  - И то и другое, если самуё пришпилит кто-то из старших офицеров, тогда мужу карьера прямым ходом, а если сама так себе и всё на общих основаниях, то любые перемены общество увидит тут же. В одежде, поведении, посещении кружков по вязанию и прочем.
  - А тебя со мной тоже вычислили? - она улыбнулась и ответила:
  - Неправильный вопрос: мне шьют всех абсолютно, так что вот так.
  - Я от тебя кой чего приконопатил, а ты от меня?
  - Ты не совсем правильный парень и после тебя мысли шастают где не надо. Вот и забеременеть приходило не раз.
  - Забеременеть - не штука, а ведь потом и носить надо, и кормить, и учить главному, а как тому твоё другое - женское?
  - В том-то и беда. Так просто оно не выходит: то состояние не то, то подходящий мужик уже при семье, то ещё что-то.
  - Семья - тому большая нескладуха?
  - Не семья, а дурацкие правила! - Рожать в одиночку не принято. Хотя по сути это сугубо индивидуальное и женщина носит тайный плод очень часто. Процентов 5-7 из сотни - число обычное. И родить при муже, но от кого-то - самый ходовой фокус.
  - Он не догадается?
  - Догада - недогада не главное, потом она ему всегда выдаст в виде укора: вот твой, а вот евонный и почувствуй разницу?
  - Ты об этом тоже в курсе?
  - Биология и психология обитают рядышком, а в женщине и вообще единое целое!
  - Дашка, ты прекрасна, взгляни! - она окинула себя в подставленное зеркало и не узнала даму в зеркальном отражении. Она не то, чтобы другая, нет - она неземная вовсе!
  Вообще наличие сержанта Соколова в жизни майора Шумской стало явлением знаковым и значимым, былые фантазии о диссертации на свободную тему после игрушек с ним обрели ясность и чёткие структуры. Вдруг и сразу нашлись каналы для научных публикаций и её материалы шли тут же в печать, поскольку свежи, оригинальны и из действующей Армии. И после свидания с ним она какое-то время отходила, а потом принималась за обработку материалов от приборов и аналитики и озарения шли одно за другим. А прежде от этих графиков и таблиц кроме уныния - ничего! Ну и как-то так и тоже само собой вышло общение её тела с Вовчиком. Когда он ложился на топчан под груз датчиков и повязок, она была в коротеньком халатике на запАх и всегда без пояса,, чтоб ему удобно и ей приятно. И четверть часа исследований вертелась рядом с ним, наблюдая, переключая функционал и всё такое в измерительном комплексе, он беседовал с её телом, прикладываясь то к одной штучке, то к другой и они отвечали, не спрашивая самой хозяйки. Грудки, когда попадались его зубкам, тут же получали импульс от легонького укуса и сообщали ему, хорошо или не годится, то же с внутренней частью бедра, когда она пристраивала датчики на боках и животе, там его пальчики шли будто минёры по затеям ушлого противника и точечно освидетельствовали каждую клетку женского тела, а те без затей выдавали самые сокровенные секреты.
  И к тому времени, когда начиналось слияние, эти штуковины в ней просто продолжали прерванный диалог! И как отнестись к этому? Ему идея диссертации понравилась и он в ней участвовал косвенно, не только подставляясь датчикам и приборам, но и предлагал идеи для полноты исследований, что есть выборка достоверная, что - так себе, он знал от неё и мотал на ус по своей военной части. За многие месяцы исследований накопилось много чего и она его туда окунала постоянно. То указывала какой-то график, где она с ним и под ним, а рядышком всё наоборот, то собственные игрушки с кем-то другим и те же комбинации. Его не смущало признание в интиме с другим, а интересовала сама наука: у того мужика совершенно другая формула, почему? И у неё тоже не те токи и потенциалы в вольтах, если интимное не с ним, это что? Он спрашивал, а она отвечала на самые деликатные вопросы про размеры и конфигурацию члена, частоту погружения и так далее и она честно, как и положено в науке,, выдавала искомые параметры, а он их мысленно примерял к себе и размышлял,
  Слово "любовь" употребляли не раз, но не в том значении, что у Пушкина с Лермонтовым. И они занимались тем, что в науке зовут - повторяемость эксперимента. Три, пять раз и вообще сколько надо! Потом смотрели на график и что...
  А бывало всякое, полный облом чаще всего. Но графики-картинки тоже случались и тогда у них праздник. И кто она ему после этого?
  Он старался Анхен с Ритой и дамочек из воинской части разводить подальше и не заводить речи о соперницах никогда! - Женщины всегда соперницы! Но был мир окружающий и ему по барабану мораль и нравственность и сунуть нос в чужое - самое то! Так что утечки шли одна за другой и настроение дамам портили. С другой же стороны, законы природы имеют историю в миллионы и десятки миллионов лет, а законы общества меняются махом и под влиянием бог знает кого. С учётом всего общего и разделяющего Володя приобщил Дашу к основанию беременности у Риты. С самого начала и та не обиделась, поскольку Рита компенсировала то, чего она ему дать не могла - ребёнок от него! И она прекрасно понимала последствия явления - дитя без отца. После войны их было чуть не половина и ничего, страна выдюжила. Теперь мир на земле и в убежище бежать не надо. И рожать от любимого - стало неким приоритетом, не для всех и не везде, однако в цивилизованных кругах оно уже засветилось. И генеральша Захарова тому ярчайший пример. В их воинской части таких настроений тоже хватает, но втихую и всё же с женатым мужиком. Володя в этом плане - явная аномалия, это если юридически, но по факту - у него отменный гарем.
  
  В положенную среду он явился к майору Шумской и всё как на духу про ночную рыбалку и прочее. Её интересовало лишь одно: СКОЛЬКО раз и в каких дозах. И он показал на пальцах этапы ночного загула. По сути, это обычная пьянка и там только женщины вставной элемент.
  - И как после "вчерашнего", синдром есть или нет?
  - В понедельник с утра чуточку покачивало, а потом прошло. А вчера и вообще - будто у мамочки в деревне.
  - И избежать этого никак? - она имела ввиду контакты с жёнами ближайших командиров.
  - Комбат настаивает на рыбалке в неправедных условиях изначально - мне что проситься в другую часть?
  - Они хоть как девочки вкусные?
  - Так себе, свежие и ещё пахнут домашним образованием, своего - пусто!
  Она провела традиционный осмотр и динамику сексуального, отметила их на тех же сегментах и темпах развития. После того, как он обозначал себя пациентом, майор становилась чуть не диктатором. Подобное возможно не со всяким мужчиной и тайная мысль сделать кандидатскую исключительно на Володе, как истинном и чистом эксклюзиве, становилась всё более реальной. И эта мысль особо измывалась над докторшей, когда тот упражнялся на ней, делая ЭКГ и прочие вещи, оказывалось: ей можно идти в космонавты, поскольку устойчивость органов лучше не придумать!
  Он не был ни любовником в привычном смысле, ни интимным другом, ни вообще кем-то с твёрдым именем, а просто Вовчиком Соколовым и всё! Поэтому она закрывала глаза на неправедные вещи женщин, устраивающих с ним интимные дела. Это чаще всего экспромты для него и тщательно приготовленные операции не менее уровня Верховного главнокомандования со стороны женщин. Большая часть таких приключений решалась типа спринта в закоулках подвалов, где были базовые архивы части и всякие мастерские и кладовки.
  Молодые девочки из вольнонаёмных, которых около дюжины, жалели срочников и давали парню, если тот хорош собой и правильно попросит. Поскольку у сержанта Соколова там тоже есть каморка, то ясное дело, чем кончалось сие для проходившей мимо вольнонаёмной. И он не был каким-то исключением и сексуальным хулиганом, офицеры туда забредали надолго и возвращались без того, за чем шли. И супружницы лейтенанта и капитана, устроившие таки групповуху с Соколовым, перед этим репетировали элементы предстоящей "рыбалки" именно тут, в подвале прежней базы вермахта. Как с этим было при Гитлере, ничего такого не сохранилось, поскольку прежних обитателей здания либо переместили на тот свет, либо они сбежали на Запад и про сомнительные делишки тотальной диктатуры старались не вспоминать. А годы всего-то 1960-ые и после войны минуло годков не так уж и много.
  Солдат спит - служба идёт
  Дела у Володи шли отменно и вскоре ему дали отпуск на Родину. Как сказано в приказе, за высокие показатели в боевой и политической подготовке. Гостинцы домой ему собирали особо, обычно же ничего кроме армейских самоделов не везли и поэтому набитый чемодан у Соколова аномалия явная. Ну и снова подбивали прицепить к отпуску и сдать экзамены в военное училище по специальности, с учётом всего получалось больше месяца дома.
  Однако он отшучивался и отмалчивался, но не поддавался. На беседах с особистом вёл себя попросту и на вопросы про интимную жизнь с немками улыбался и показывал большой оттопыренный палец. И говорил про тайну исповеди. Особист сам из городских и парня из пригорода понимал прилично.
  Дома он почти не сидел и по гостям и знакомым, а так же футбольным корешам бывал постоянно и с учётом всего и всякого поостыл и осознал роль мамочки Риты и для себя. И в этой связи добыл для Анхен обручальное колечко девятисотой пробы, понимая истинную роль этой женщины, вышедшую замуж до войны и так и не испытавшую вкуса полноценной семьи. Минутки неги с ней он принимал с пониманием и благодарением. Так же легко отыскались иные вещественные презенты для Риты и Анхен, с учётом их тяги изящному.
  Назад он вернулся с тем же самым набитым чемоданом и гостинцы распаковывал, как и положено в простых семьях: у них семья! И новый оборот службы совпал с углублением отношений с двумя немками, когда общаешься на смеси трёх наречий и нюансы долетают без сносок из словарей. Такие вещи даром не проходят и Анхен катастрофически похорошела, попутно скинув десяток годков и выглядела старшей сестрой своей дочери. Разумеется сие так просто для женщины не проходит и зависть крутая от несчастных немок в ближайшей и дальней округе вылилась в молву и недомолвки на счёт природы её благоденствия. Отлетало и Рите, но там был щит и Володя остудил не одну горячую натуру. Анхен доставалось через учениц и их родителей, которые так или иначе являли осведомлённость на эти сплетни.
  Но верблюды кашляют, однако караван идёт по пустыне! И ко второму отпуску на родину Володя имел уже две недели премиальных к общему циклу. Последний год службы шёл легко и теперь домашние заготовки в его бригадах разошлись по части, повышая готовность в целом. Лучшего замкомвзвода в части Соколова сватали в училище, но он так же отнекивался и просто служил хорошо. Все бы так!
  С особистом он имел особенные отношения и с подачи Машульки связь с немками шла за оперативную информацию. В принципе так оно и было, с одной разницей: он особисту ничего не писал и беседы с ним имели чаще всего частный характер, Поскольку Соколов имел форму допуска более высокую, чем особист. Такое бывает и оно имело особую логику. И на не совсем правильную дружбу с местными дамами как-то перестали коситься, зато живой интерес: как там у них и что бывает, если... - задавали часто.
  Он отвечал просто: заимей такое и сам сообразишь, каково оно! А городок не Москва или Берлин, поэтому про русских знали порядком, как и те про немчуру. Что бы ни говорили про дружбу и фестиваль, но перед увольнительными уже после общего развода Соколов собирал своих и конкретно указывал, куда ходить можно, а куда ни в коем разе! И с кем дружить разрешено и оно без проблем, а с кем дальше ля-ля ни за что! Он знал про всех торговцев в долг и неправильных указывал сразу, поскольку имел точную цену их доброты. Взаимное доверие от солдат шло естественным образом с самого начала службы и старший сержант жил с ними в одной казарме, питался из одного котла, а на технике и вообще равных не имел. На учения3х это видно в чистовом варианте и стрельбы по условному противнику их экипажи шли с максимальным попаданием в статистический центр и небольшим разбросом поражаемого района.
   По теории стрельб залп одной установки при дальности 5-6 км поражал квадрат в несколько футбольных полей, а все сразу - это такая большая деревня, которая исчезла с лица земли. Они редко стреляли боевыми, но учебные и учебно-боевые шли по назначению. А это точная нивелировка опорной базы ещё при размещении батареи и потом выставление по осям координат, с тем чтобы земные просторы и планы стрельб совпадали в точности, иначе раздрай и противник усмехается!
   Командир взвода и комбат имели высшее образование и периодически скидывали нужное Соколову, а тот переводил это на кривизну местности, градусы по Цельсию и наличие туч в небе. Общение получалось продуктивным и офицеры имели благодарности на учениях, а рядовые потом обсуждали, кого уконтропупили так удачно.
  ИДАЛИЯ
  Супруга начальника танковой дивизии, генерал-майора Захарова, дама чуть до сорока, загорелась желанием близости с ним, а это заронено дамой, приближённой к кругам из части, где Соколов слыл в местных героях; с её подачи армейская газета сделала материал с крупным фото и улыбкой на три четверти. Идалия Петровна, так звали мадам командиршу, провела с этим портретом вечер, потом ночь и утро и сообразила, что ей жизни не будет, пока Володечка не утолит её печали.
  Она сумела сохранить романтичность в душе и периодически устраивала мужу учения типа борьбы Варшавского пакта и НАТО за овладение мировым пространством. Саму проработку операции мы упустим, а начнём с часа Х, когда линии мужеская и женская пересекаются в нужной для одного из них точке.
  Идалия Петровна ехала в машине начальника по мехчасти и на повороте в лес что-то в ней сломалось. Типа, движок перегрелся и заглох. Она вышла на пленер собрать цветы, а тут и Соколов на табельном мотоцикле в ту же сторону. С сачкующим шофёром он перемигнулся и далее по своим делам. А тут и роскошная шатенка в танкетках, вуалевой шляпке и дамской сумочкой за много денег из Парижей. Он издали определил слишком роскошный кадр, как постановочный, и подкатил к ней, заглушив мотоцикл. Она тут же обернулась, сравнила фото с реалиями и облегчённо вздохнула, поскольку не актриса и на сцене не играла. А мужик на мотике тоже в думах, поскольку водила на что-то намекнул и про гербарий, который у городских дам на слуху постоянно, подумал тут же. Но есть и другое: такая дама и без роты охраны - это из какого сюжета?
  - Если леди ищет экземпляры для гербария, это не здесь.
  - Мне сказали, что тут есть изумительные Víola odoráta и Viola tricolor.
  - По-научному как их кличут, я не в курсе, может, мы просто фиалки поищем, - предложил он, - полковые дамы тут бывали и место на этот счёт хвалят! - важная дама не затем ехала сюда, чтобы пудрить мозги капризами и просто кивнула. Про фиалки она в курсе и что-то подобное в лесах Германии имеется везде.
  Для политеса полагается небольшой диалог и они прошлись насчёт берёзок, которые на чужбине, как и Отечестве родном. Дама в этом деле хорошо в курсе и очень поставленным голосом просветила собеседника насчёт происхождения таких легенд.
  
  Муссон и пальма - не берёза
  И волны - не в тайге ручей,
  Но как приятно в мире грёзам
  И плен вкушающих очей.
  - ответил парень и поставил даму в тупик, поскольку ступил на её территорию, а ведь именно она должна вести интимную линию. Ну и наряд у дамы не для сбора гербария, для этого надевают штаны все ботаники и цветоводы полка, но он даже не коснулся этой истины, для себя отметив, что он очень ей идёт и картинка, хоть и постановочная, однако композиционно очень классная. Как по сочетанию тонов, так и гармонии ароматов от женщины с природными. И парень в мундире добавил:
  - Тут до полянки недалеко, могу подвезти, в таком наряде и танкетках не пройти.
  И она в цивильном платье сильно ниже колен устроилась сзади в ожидании сюрпризов. Он оглянулся и ничего насчёт динамики воздушных потоков не сказал: уже ясно, что фиалки тут ни при чём и насчёт руки на коленях тоже умолчал, полагая реалии надёжнее предсказаний. Проблемы у дамы начались моментом, поскольку юбки тут же взметнулись вверх, перепутались, часть закрыла лицо, а остальное образовало широченный шёлково-вискозный шлейф, но кто ж это видел? И через пару минут машина вылетела на лесную луговину с ковром из цветов: только вкушай и любуйся!
   Но пассажирка первым делом привела свои атрибуты в порядок, а на фиалки и не посмотрела. Юбки под собственным весом опали, но как попало и их пришлось-таки пристраивать одну к другой, а это не пять секунд и Соколов сделал вид, что сэндвича из нижней одежды не видит, а смотрит, ну, совсем не туда! Но боковым зрение охотника отсчитал на её теле четыре слоя из шёлковых покровов и три из вискозы, они чередовались правильно и со счёта его не сбили. И дама его деликатность оценила тут же: значит он и её придуманный образ вполне себе похожи.
  Вот она пришла в себя и уже смотрит по сторонам, пора и ему включаться, речь шла, кажется, про фиалки? Какие из них правильные, Володя не в курсе, но остальное по инструкции для десантников в чужой стране: он подхватил её на руки и крутанул пару раз, а потом, дав самой верхней юбке опуститься и скрыть сущее женское, поставил на землю:
  - Правда - лесной дурман сшибает с ног? - дама после такого пируэта прислонилась к нему и в самом деле не в этом мире и космосе, а это и про него тоже: таких ароматов от одной только одежды не перечислить, а она уже вся в истечениях и всем своим видом не здесь, но с ним!
  Так что машина на повороте "сломалась" не случайно.
  Значит, надо ковать!
  Дама учуяла момент и тоже открылась, достав фото в газете на три четверти листа.
  - Это ведь вы - Соколов Владимир?
  - Так точно, я сержант Соколов, - выдал он по уставу.
  - Вот и всё, - уронила женщина, - я на месте и вы рядом.
  И будто восьмиклассница перед выпускником! - тут как-то турусы разводить ни к чему, дама смелая, ума ей не занимать и он тут же взял быка за рога:
  - Вы здесь и у нас свидание?
  - Да. Мой муж генерал Захаров и тут я в самоволке, - пояснила она и сразу же парню понравилась. Ароматический поток от неё аж зашкаливал и с этим надо что-то делать, он опустился на колено перед ней и взял руку, как это делают графья и прочие аристократы в кино. Дама ему подыграла, поскольку парень делал то, что и положено в таких сюжетах.
  Она назвала только имя - Ида, он ответил так же - Володя. И стало ясно, что за птица залетела сюда:
  - Право дело, никогда не видывал женщину прекраснее и очаровательней и вы здесь - не менее, чем царица небес, - изрёк он и ещё раз вкусил ейные ароматы, а те и не думали тускнеть и ущемлять свою палитру, поскольку их хозяйка имела что явить и сказать.
  
  - Я к вам пришла, чего же боле,
  со мною и вы и благодать,
  любой ответ, он в вашей воле
  и я пред вами, чтобы дать!
  
  - так она выложила свои аргументы, выстраданные и выстроенные несладкой долей жены офицера. И уровень притязаний у обоих стал самым высшим. Она возрастом примерно с Анхен, но иная жизнь, иные ценности и ароматы несхожие совершенно. И платье от Кардена, и танкетки ручной работы, и остальной камуфляж важной дамы склонял к очень серьёзному свиданию и уважительности к ней неповторимой. Он осмотрел место, где они стояли, потом окрестности и выбрал небольшой закуток между деревьев, прикрытый шатром кустарника. Там комарья не бывает и прямое солнце тоже не попадает. Через пару минут там образовался бивак для свидания и он за руку сопроводил свою подругу туда.
  - Нравится? - она кивнула, очарованная и отравленная мужеским обаянием ещё больше. Всё начинается с объятий и поцелуев, здесь ничего не переменилось и дама вскоре заискрилась ещё сильнее. Процесс раздевания описан мильон раз и его всегда читают с интересом, здесь оно началось с танкеток, снятых мужчиной и так облагороженной лодыжкой, что это место загорелось тут же и волшебство началось. Платье они снимали вместе и мужчина приобщался к тонкостям, доселе незнаемым. Его повесили на раскладную вешалку, чтобы не запуталось в кустарнике, потом всякое нижнее, она снимала и подавала, а он укладывал так, чтоб снять и надеть одним движение. И её руки постоянно попадали под мужеские поцелуи, а части тела в нечаянные объятия, порой так, что и выбираться из них грех. Снявши поддержку и открыв груди, он восхищения не скрыл, выдав:
  - Надо же, такая красота! - и приложился тут же устами, не успела она охнуть от охваченного, как он впился зубами в кончик и сотворил очередной оргазм, ещё ничего не случилось, а она полыхает, как пожар в лесу. Потом то же с другой грудкой и такой засос между ними, что она потеряла сознание.
  Когда на ней уже почти ничего, пришла его очередь и она приняла в том участие, приобщившись в мужескому телу сразу же: р-раз, и гимнастёрки нет, д-ва, и сапоги стоят в кустах, как живые, т-р-ри, и бриджи долой, а там и желанный ею мужеский агрегат. Ещё под нижним, но считай уже на свободе. На счёт че-ты-ре - полная свобода и агрегат в живейшей красе и настроении! - У мужа не то - никогда он не бывал таким живым и упрямым!
  И она очей отвести не могла! - Какая милая прелесть! Знать, не врали женщины!
  - Возьми, он твой! - привычно повелел он и она охотно повиновалась. Взявши его в руки, женщина от соединения с мужеским могуществом, (а это именно оно и не иначе!) приосанилась и внутренне укрепилась и давнее желание стало явью! Головка фаллоса напоминала картину первозданности, когда Астарта и Осирис сошли на Землю и стали покровительствовать людям.
  Она опустилась на колени и впитала его дух, а потом и чуточку вкусила, чего прежде не осмеливалась, здесь же иное совершенно и дело кончилось поцелуем. Он сделал небольшой качок бедром и мужеский авангард оказался в женских устах. Головка была частью целого и въехала в открывшиеся уста, вкусив нежность остальной части лица. Ещё чуточка и головка ушла совсем глубоко и атака её не смутила, более того, понравилась и дыхание как-то по-особому переменилось, не мешая изысканному соитию! Ритмическое покачивание с едва заметным погружением - лакомое женское блюдо и Идалия оказалась изумительной пользовательницей. Вот уже головка там на всё могущество фаллоса и снова нет проблем, зато нега и трепет во всём теле. Она не удивилась своей смелости и внутренние сути изыски продолжили, а помогли мужеские руки, взявшие личико смелой дамы в оборот.
  Так вышло нечаянно, дама так не делала никогда, но здесь и сейчас от этого не могла оторваться! - Фаллос в руках, потом в устах, наконец, там, где всё чувственное и начинается!
  И первый мощный оргазм застал её именно так, с мужескими ладонями на лице. Она в два приёма проглотила горячую лаву и опустилась на подстилку, которая мягче домашней постели. У него не было подобных намерений, но оно вышло само и завершилось изумительно. Он без единого слова приласкал её уста, потом шею, возбудил плечи и спросил:
  - Продолжим? - она кивнула и уже сама многое определяя, а он только поощрял:
  - Молодец, девочка.
  Вообще-то её тело - та ещё ценность и гениталии не развиты совершенно, будто принадлежат монашенке из прихода. Он об этом догадывался и туда особо не торопился, разогревая остальное и особо живчик на входе. С ним он поговорил, как с живым, а Иды тут и в помине нет. Короче, она не то, чтобы потеряла голову, но себя уже не узнавала, поскольку творила не от себя, а от чего-то или кого-то во внутренних сутях.
  Поговорив с живчиком, Володя отправил главный калибр между алых штучек и не торопил его, тихонечко расширяя пространство для манёвров, а они будут, раз она издалека и именно за этим. И за четверть часа попал к самим дамским воротам, где обитают входы в зачатие. Он спросил:
  - У тебя что-то внутри или таблетки?
  - Мембрана, - с чистейшей улыбкой ответила она и сия истина говорит о многом: снять её и поставить мог и он, её нынешний любовник. Он прошёлся вокруг и ощутил степень женской несвободы, поскольку мог нечаянно затронуть эту штуку и тогда мужеское семя ринет к зачатию. И решил судьбу не дразнить и рядышком с этой штуковиной ничего такого не вытворять. Чуть подальше - да, но не здесь. Ида на его игрушки внимание обратила, но не поняла, поскольку опыт совсем не тот. Он перевернул её в очередной раз в нужную позу и сказал:
  - Сейчас жахну!
  И ускорился.
  А потом и жахнул.
  Ида долой с копыт и из сознания, а он на ней и тяжело дышит. Руки мужеские на остроконечных грудках и от них особая волна и дурманящая нега! Она прикрыла очи и отдалась милостям природы, сделавших её пособницей величайшего слияния. Прошлое бытие не в счёт и длинная подготовка себя окупила и перенесла в новую жизнь. А огненная лава рекой и по всем дамским сущностям. Такое и многое иное с ней впервые и она уже не удивлялась, а принимала как должное.
  - Устала? - она кивнула и прильнула к нему, как бы отвечая и на остальное, - для неофитки ты чистой воды отличница. Было страшно или больно?
  - И то и другое, но оно быстро прошло. Это цветочки, ягодки впереди, - отметил он и она привычно, будто супружнику за обеденным столом кивала или возражала, хотя знакома не более часа.
  Он откатился и у неё внутри стало пусто! - Только что - нега и комфорт, а теперь вакуум. И она зажмурилась, впервые при интимном свидании. Он это почуял и положил руку на бедро, всё и наладилось и потекло своим чередом. В обожании женщин он не был ни оригинальным, ни из кожи вон, а просто самим собой. И эта самость вытекала из такого же понимания личности женщины. Самодостаточность - это всего лишь активная её часть, есть рутинные и с ними он общался тоже и находил сии штуковины иногда превосходящими парадную самодостаточность. И сейчас рутинная податливость и самотдача Иды перевешивали её иные качества, а в чём-то и превосходили майоршу Машульку. Иду он знает лишь по интимным игрушкам, но именно в них эта приезжая красотка стартовала с нуля и сумела очаровать мужеские сути. Им она нравилась просто так и они его поддразнивали, сравнивая с несравненной и неподражаемой Анхен. Уж кто-кто, а Анхен ему известна глубже и основательнее других женщин, однако та же Шумская на своих редких свиданиях иногда превосходила немочек вместе взятых и как превосходила! Но ни слова в претензии, ни сокрытой слезы отвергнутой претендентки на престол. - У женщин только так - или я или она! Ида тоже желает восхождения, но пока не на его территории.
  - Надо бы перекусить, не находишь? - спросил он и Идалия вспомнила про роскошные бутерброды и термос с кофе.
  - Сейчас, ваша милость! - уронила она и поднялась с импровизированного ложа. Оно для неё стало брачным и именно здесь началось новое бытие в новой ойкумене. Как была нагой, так и к вещам и оттуда с дарами для Осириса. Теперь он Осирис, а она Иштар. Она ему так и сказала, а тот улыбнулся, принимая от неё и такое. "Как же ты хороша!" - не прозвучало, но всем своим вниманием он этого не упустил и очарование ею было на нём написано!
   ИДАЛИЯ - ПЕРВЫЕ МЕТАМОРФОЗЫ
   У мужчины тоже имеется неприкосновенный запас всего и всякого, он у него в мотоцикле и на бивачке оказался мигом. Бутерброд из армейского хлеба с печёночным паштетом, бруснично-черничный горячий морс в китайском термосе и овощная смесь в другой баночке. Калорий - ешь не хочу и Идалия впервые попробовала армейскую еду.
  - Вкусно? - спросил он, она таких порций никогда не употребляла, но сейчас всё оказалось внутри и живительный морс вкуснее любых вин.
  - Сытно! - ответила она и показала, что сыта от пуза.
  Убрать всё в сторонку вышло быстро, да и не за тем они здесь!
  Он отловил её бёдра за бытовыми хлопотами и приземлил себе на колени.
  - Хочешь так? - она хотела и нанизалась моментально, под самую пуповину и тут же взлетела выше. И с размаху под небеса, а потом грозовым потоком в Ниагару и вниз. Стало тесно в закутке под кронами и она перемерила собой всю луговину, укладываясь и вставая, вставая и укладываясь и как оно вкусно и затейливо! А потом фигуры коленями, затем бёдрами и ногами в его руки и как угодно фантазии акробатике соития. И он забыл про прежнюю монашенку с неправильными устами, упиваясь дамой во всей красе. Периодически она спотыкалась и запиналась, но недолго и характер гнал к покорению мужеской ойкумены.
  Теперь она точно знала, что к прежнему - ни ногой! Вряд ли с ней будет кто-то другой и мысль о продлении лицензии на Володю становилась всё более очевидной. Она стала чернильницей-невыливайкой, принимая и удерживая мужеское в себе и отвечая ему по достоинству. Здоровье, сохранённое до сих пор, тикало как швейцарские часики и манило мужика упиваться её прелестями, раз он в азарте, а соперниц нет. Были и игрища-догонялки, и акробатика на деревьев, и визг на мокрой луговине, где она лицом в мох и устами в жидкую суспензию. Недолго и несильно, но таким образом и грудки от немецкой природы свою долю заполучили. Фаллос в ином влагалище - тоже факт и его она прошла не так, чтобы и с комфортом. Она визжала и противилась, а он хрипел, матерился и не отпускал:
  - Глупенькая, это поначалу непривычно и неэтично, терпи и оно придёт, у баб оно так всегда!
  И правда, уже вскоре она почуяла новые ощущения и стала подмахивать и помогать, как и в вариациях с вагиной. А потом, когда дело к извержению, и вообще зарычала и завыла и что в этом было!
  - Ну и видок - закачаешься! - задница и бёдра алели и зеленели пятнами от похвал, затрещин и самого разного юзания по пленеру, а грудки сочились от укусов и нежной ласки, когда их имеют в качестве элементов вагины. Так вышло, что тело в боках и около груди именно ею и стали! Если кто не знал, то Идалия это затвердила на всю жизнь. В его руки она попадала такой, будто иного любовного инструмента и нет и узнать, что у неё восхитительные пяточки и закорки больше не от кого!
  После купания в омуте с ней тоже ничегошеньки не случилось. Когда он растирал её полотенцем, она возбудилась и повалила мужика на землю с воплем:
  - Теперь мой черёд! - нанизаться, вот первая задача, она исполнена, потом вторая - излиться самой и третья - излить его! Чуть не умерев от усердия и неумения, она-таки с задачей справилась. И он похвалил:
  - Молоток, детка!
  Было много чего из её плана на десять листов, но и экспромтов порядком. И как бы уже и финиш, но к нему тянуло по прежнему и в этой части финишем и не пахло!
  - Тебе когда надо быть на разводе? - спросил он и она перевела на свои ценности:
  - В четыре часа пополудни.
   И дама ещё полчаса играла в доисторические игры, про которые пишут много, но увидеть их никак! Теперь она в курсе многого и испытала практически все формы соединений и чувствований. Почти три часа она изнывала от мужеских игрушек с её телом, которое с ним заодно!
  Не с ней, Идалией Петровной, а с мужиком в сержантском мундире. Где она только ни побывала, куда ни окуналась, что ни поглощала и от чего ни умирала и таки выжила! Он её хлестал прутом, то заставляя кататься нагишом по луговой траве, то в короткой маечке распинал на огромном бревне, то, загоняя в стресс от погружения в омут, ловил её там, как местную русалку и нанизывал на себя, а она визжала и не имела даже малости свободы, чтобы не промахнуться мимо.
  Он так и сказал:
  - Промажешь, кина не будет, я одеваюсь и уезжаю, мадам, у меня дела! - и "мадам" и "дела" её сильно задели и она не промахнулась. Были и другие испытания, которые она перенесла с удовольствием. Она имела и характер, и бездну ресурсов времени, чтобы запастись всем и впрок,
  Минута в минуту он всё завершил, обработал тело средством из сумочки, она только подставлялась и просила добавить в самые потаённый и натруженные местечки, он осмотрел всё это и вздохнул. Она истолковала сие по-своему и мимо внимания, мужик меж тем собрал в одно место принадлежности и женщину, устроил всё это на мотоцикле и доставил туда, откуда она ушла собирать цветы. Водитель, парень срочной службы и уже дембель, отоспался на заднем сидении, листал немецкий журнал с картинками и часов не наблюдал. Мотор за это время остыл и завёлся сразу и вскоре дорогая гостья из центра оказалась в штабе ракетчиков. А поскольку от гимнастики с акробатикой сильно занемогла, то сказала, что подвернула лодыжку, может компресс или что?
   ИДАЛИЯ И ШУМСКАЯ
  Поскольку дама с недугом и из самых верхов, то она пациент майора Шумской и не ниже. Та моментально учуяла сексуальные излучения на пленере, которых не перебить ничем, и сразу же сообразила про истинные намерения гостьи - банально очухаться и отоспаться! Ходила она стараниями Вовочки почти правильно и следов недавних игрушек с интимными органами почти не заметно. Но по ходу массажа и примочек выяснилось: дама сроду в руках не держала ничего тяжелее ложки с вилкой и всё в ней натружено так, что к утру не пройдёт ни за что! Особо это проявлялось в нижней части ног и сами лодыжки, где мужики любят ласкаться и вертеть даму, как архимедову спираль. Там у основания ступни имеется такая фишка, которая как раз в ширину мужеской ладони и мужеский аромат оттуда не улетучивается очень долго. Как подмышками и у шеи, там руки мужчин задерживаются надолго, если с дамой у них серьёзно. С гостьей так оно и было, так что остальную часть ребуса Дашутка решила моментально: вовочкина работа! - Так обиходить и не напортачить - только он. На даме куча всякой премудрости из белья и одежды и оно надето правильно, хотя сама дама, если по-простому - лыка не вяжет!
  И чтобы шито-крыто до конца, как в нашумевшем кино "И дождь смывает все следы", Щумская предложила принять душ.
  - Прямо здесь? - спросила гостья.
  - Да, у нас с этим полный абгемахт, ещё от вермахта осталось! - Может вам полотенце и шампунь? - Идалия улыбнулась и продолжила линию:
  - Вроде, как у нас Европа и банщики не положены?
  - Такая гостья и так удачно с пленером и эталонными фиалками, можно и банщика, вам того же? - припёрла умная удачливую.
  - А я не умру от передоза? - спросила она, оценив медичку по-полной.
  - Даже если случится, тело вскроют не раньше утра.
  Володя прибыл по приказанию майора Шумской и та представила их друг другу уже официально. И так же официально велела устранить синдром усталости здесь и сейчас.
  - Есть, товарищ, майор, разобраться с синдромом усталости. Мне уже выполнять? - она кивнула и гостья из центра попала в лапы мужика, обожающего горожанок. Если воду в душе включить на полную, то ни всхлипов, ни вскриков не услышать, а для особо болезных есть поручни и они не дадут поскользнуться. На теле гостьи не осталось и следа лишнего веса, а вместо дурных клеток стали расти правильные, которые из белка и от них сила. Она периодически спрашивала своего благодетеля, в которого влюблялась всё сильнее и сильнее:
  - Я не умру?
  - Ни за что, Идка, мне бог такого греха не простит! - и продолжал возвращение горожанки в лоно естественных ценностей. После такого па де катра она переменится и её потянет к нормальным мужикам с приличными сущностями и от них-то всё и зачнётся, потом созреет и вот она, новая Идашка!
  У неё с собой было и она предложила Вовочке разговеться, тот качнулся в отрицании:
  - Это, милая леди, пустое, мастурбация духа и не более! Типа рукоблудия - видимость процесса есть, а женщина под тобой не стонет, спину не царапает и потом не извиняется. Мои волны к вам - это настоящее, ваши визги и страдания в омуте - та же вкусовая нирвана и она надолго. А спиртное ...
  Она припомнила дикий оргазм в холодном омуте, себя горящую и его рычащего! - Вот оно, стоящее поездки к чёрту на рога и кучи фальшивых прикрытий для соединения с парнем от сохи!
  Вспомнила и опрокинула сосуд.
  - Поговори со мной! Просто поговори, о погоде, мне, глупой суке и мире, где я так удачно пристроилась.
  - Хорошее дело, с чего начнём?
  Майор Шумская через три часа вывела пациентов через запасной ход и их никто не увидел. Такие фокусы они проделывали часто, замысловатость самой конструкции здания вела за собой и сложные переходы в подвальных помещениях, где теперь архивы, небольшие лаборатории и мастерские. При случае там можно и свидания устраивать, и не попадаться. Как это сказано у Роберта Бёрнса в переводе Маршака:
  
  Расстаться с ней мне было жаль,
  И чтобы ей не дать уйти,
  Я попросил её: - Нельзя ль,
  Ещё подушку принести?
  
  - и вышло, как у него, только гостем была женщина и ей хотелось продлить миги такого зыбкого счастия. Она и говорили, и сходила с ума, и вытворяла неимоверные доселе вещи. Поскольку она девочка умная, то училась и запоминала всё с первого раза, а то и сама соображала, угадывая шаг кумира. Как-то она спросила:
  - Ты можешь меня отхлестать, как на луговине?
  - Теперь в том нет нужды - ты и так хороша!
  - Розги для прогресса?
  - До сих пор ничего лучше в ЦПШ не придумали. Работает и сейчас.
  - Я - это ЦПШ? - обиделась она.
  - Теперь уже нет, а типа последних классов гимназии. Поздно плясать надумала - музыканты уже уехали.
  - Ты уверен?
  - При хорошем раскладе капитальные перемены возможны. Другое дело - куда тебя эта штуковина занесёт.
  - Занесёт?
  - У тебя системы не было и прежде, а сейчас и вообще сплошные экспромты и шаги в неизвестность. Вместо меня мог быть другой воин и тебя бы учили другим истинам. Вот насчёт меня ты тогда что себе надумала? - задал он главный вопрос.
  - Что-то типа произошедшего, но не полагала, что влипну так глубоко. Мне казалось, что мы с моим героем чуточку поиграем и разбежимся. И он простой и я не гений.
  - А вышло так, что хотела снять мембрану и всё с самого начала.
  - Я и сейчас хочу. Для этого только беременности и недостаёт.
  - Ты подумала о последствиях, ты же не девочка из церковного хора и ничего просто так у вашего круга не бывает.
  - То есть?
  - Нас вычислят моментально и вместо счастия - мы изгои. Ты, того втайне желавшая и я, о том не в курсе совершенно.
  - И что теперь?
  - Думаю, сокровения тебе пришлись по душе. Начни с них. А там что-то и прояснится. И всё сама!
  - Банальный любовник и видимость страсти?
  - Умная девочка, да.
  - Ты мне чего-то такого влил: хочу ещё и ещё! И сразу во все лузы.
  - Придётся пороть, - сказал он и снял ремень. И она послушно подставилась. Получила сначала одно, а потом заслуженное другое. След от порки во втором деле не мешал совершенно: она вращалась, ничего не замечая и он вертел её по всякому и с тем же эффектом: чувства боли нет, зато нирвана слияния в самом расцвете.
  Кое-что в ней щёлкнуло ещё раз и она запросила добавку.
  - Будет больно, - напомнил он, однако коса на камень, а жена в разнос!
  Получив обе штуки, она прислушалась к себе и сказала:
  - Опять нирвана, а боли как бы и нет, так, что-то и чуточку, но нирвана перебивает.
  - Вот теперь ты настоящая русская баба, искони нашей среды и деревенская от сих и до сих.
  - Я городская в третьем колене, а так мои корни из Смоленщины.
  Такие вещи просто так отпускать нельзя и он занялся профилактикой, чтобы не было проблем с возвращением в дом, откуда сбежала. Он не спрашивал о том, а она стыдилась признаться в сомнительных затеях.
  - Я хорошая жена? - спросила она попозже и применившись к новому положению.
  - Жена ты и раньше была, что надо. А вот остальное у тебя чужое и не своё. Потому на приключения и потянуло.
  Утром Идалия была в порядке и доктор Шумская о том написала заключение, якобы небольшая травма и амбулаторное лечение. Печать и подпись.
  
  - Зачем она это сделала? - спросил он у Дашутки через несколько дней.
  
  - Темна, ты, женская утроба,
  Темна и мыслей череда,
  И нет ни дьявола, ни бога,
  И в грех лишь лакома езда.
  
  - Да, она вкусная девочка, но кроме меня этого никто не знает, я не скажу никому, ты тоже, зачем тогда: для себя?
  - В душевой она себя вела так же или иная роль, иные сцены?
  - Мне особо не с кем сравнивать, думаю, она сняла груз пенелопы, как бы и генеральская супружница, но теперь у неё собственные погремушки. Кстати, спросила насчёт Вагнера и Моцарта, различаю их или нет. Услышав ответ, сказала, что и муж предпочитает Кальмана и Штрауса. Полковник и сержант, четверть века разницы в годах, а ценности одни.
  - Насчёт мужа и ценностей, жена генерала - не майорская или подполковника, это особая каста и там случайных людей не бывает. Ты в курсе?
  - В общих чертах, настоящая генеральша попалась впервые и понравилась, другие из этого племени такие же?
  - Откуда мне знать, я из медиков и там свои скелеты в шкафах. Кстати, романтическая дама в платье от Кардена и на мотоцикле, это как? - Не могу вообразить!
  - Она от него избавилась одним движением и в омут, будто делала так всегда.
  - За тобой или с тобой? - уточнила Шумская.
  - Первый раз за мной, а потом всюду вместе и наперегонки.
  - И ей было шестнадцать?
  - Если не меньше.
  - Я бы это назвала синдромом отложенной юности. - Она под душем была развивающейся категорией или как была девушка из монастыря, так ею и осталась?
  - Конечно растущая и успешная, но умная девочка.
  - Девочка?
  - Да, послушная, пропущенная через надежды и сомнения, но девочка.
  - До дома у неё спазмы пройдут?
  - С мужем она не живёт давно, а если ножку подвернула, собирая гербарий, это кому интересно?
  - Тоже верно.
  
   ПРОЕКТ - ФИАЛКИ
  
  Через две недели после цветочного приключения майор Шумская была в штабе дивизии и там её отловила Идалия Захарова. Завела в какой-то кабинет и выложила перспективный план общественного совета любителей полевых цветов: Víola odoráta - Viola tricolor. Бумага шла с самого верха, от командования ГСВГ. В дивизии командирша Идалия, ну, а кто же ещё, а майор Шумская в Цвиккау. В других дивизиях и частях тоже есть фамилии и прочее.
  - Без меня меня женили! - саркастически развела руки медичка.
  - У тебя и выбора нет, ты единственная в курсе нашего с Вовчиком. Что у него со мной - не знаю, но я уже влюбилась и это сильнее меня. А цветы - это прикрытие и я часто приезжать не буду. Ты мне сообщаешь примерную дату и я еду к вам, чтобы фиалки росли правильно.
  - Ещё одна сумасшедшая, - уронила медичка и тихонечко почесала себя у жёсткого форменного воротничка, его приходилось прицеплять при визитах к начальству.
  - Их так много?
  - Не знаю, ты первой призналась, другие маются втихую.
   - Ну и что, у меня тоже весь блокнот в адресах и телефонах, куда я звонить не собираюсь ни в коем разе. Зато есть Володя и он не даст умереть со скуки.
  - С одного раза и так прилипла?
  - Даже "не раза", а с первого взгляда на фото в газете.
  - Так зацепило?
  - Да и вам, женщине и медику такая неврастения знакома. Или нет?
  - Да уж, - вздохнула медичка, - бывало и хуже. Одна дама бабахнула из табельного оружия супружника и сделала его любовницу фригидной. Он на ней, а она под ним - это её и спасло, хотя подушки в перья и пух. Никуда не попала, но испугала вкрай.
  - И как оно обернулось?
  - Ему выговор за неправильное хранение оружия и перевели в часть подальше, а её в дурдом. И тоже не в Тверскую губернию.
  - Это она так любила или сбрендила?
  - Как медик могу сказать вот что: сбрендила от несчастной любви. Она этого мудака любила, а он крутил с её подругой. И подруга, и муж - подлецы чистой воды и им ничего, а её ото всех подальше.
  - Аж мурашки от этой истории, - призналась Идалия Захарова и её реакция медику понравилась - чиста! Володя о ней так и сказал - девочка.
  - Мы как будем общаться, я военный медик, а вы гражданское лицо или как-то иначе?
  - У нас есть общая ценность и она фальши не потерпит. Я - Ида, вы - Даша. Можете звонить в любое время, муж в эти дела не въезжает, но понимает и спихивает меня хоть куда, лишь бы не путалась с кем попало.
  - Надо ли мне светиться у вас дома? - Мало ли!
  - Напротив, глядя на вас, ему ничего такого и в голову не придёт, так что -- цветы, Шумская, Цвиккау или что там ещё, Ида, тебя к аппарату! - Я переключаю на твою спальню. И всё!
  - Его в Союз когда переведут?
  - Думаю, мы тут застряли на четыре-пять годочков, если не будет форс-мажоров. Звание и должность у него совпадают и сбоку никто не подпирает. Хотя в наши времена возможно всё.
  - А мне три года. Так что дома окажусь пораньше.
  - Даша, мы с тобой типа скованных одной цепью, да?
  - Общность через мужчину - хорошая общность. Если мужчина того стоит.
  - Ты права, Вовка, хоть и парень лихой и заносчивый, но без курвы в голове. Что имеет, тем и играет. Мужеского в нём на пехотный взвод, не меньше, а другие бедолаги своих кровинушек подсовывают ему отоварить, поскольку у самих пусто.
  - Ты это знаешь точно, они из вашей части?
  - Да, нашенские они.
  - Мой бедолага из той же артели. Поорёт в штабе и дома у него стоИт. Но не так долго. Вовчик сразу бы понял, что это за эрстэ коммандер, - перевела на немецкий жаргон русских офицеров в ГДР.
  
  Идалия приехала через три недели, больше не вытерпев и в ожидании Вовчика трепетала как дошкольница на новогоднем утреннике. Он её только увидел, как всё понял и далее не отпускал и сильно не ласкал, чтобы чего не случилось. Но ей хватило и счастие написано на ней самым ясным шрифтом. И она была так же хороша, как Анхен в те роковые недели перед размолвкой. - Что это, совпадение или естественный ход женской страсти? Нежна, чувствительна и ласкова в поцелуях, от которых отходит не сразу и удерживает Вовчика как можно дольше, возвращаясь к ним постоянно и из любой позиции. Ну и оральные прелести ей стали особо дороги, поскольку научилась иметь и удерживать кайф, упивалась его руками на щеках и подмахивала его фрикциям, чуя и отвечая очень синхронно и гармонично. Всему этому она научилась от него и теперь его школу возвращала сторицей. Столь же изысканными стали и ласки вагины, тут она сравнялась с Дашей и превзошла Машу, странным образом не попав ни на одну из позиций секретчицы. Выть, петь и стонать под ним - не штука, теперь Идалия исполняла камерные мелодии секса акапелло, от прелюдии и далее интродукции, завершая крещендо излияний. Она была с супругом в роли Астарты и кого угодно, равная по статусу и женские прелести были именно такими, как он называл, а Вовчик с ней был честен, как с Машей и Дашей. И эта царская ноша её нисколько не тяготила и в гонках по прериям девочка так же жива и понятлива. Она имела два сеанса, один дневной во владениях Даши, второй ночной и там она распоясывалась так, что утром и не собрать. Но Вовчику на службу и она выпутывалась сама. - Жена не подставляет мужа!
   В том, что Идашка любит всерьёз, сомнений не было и весь строй её тела теперь был и утончён, и возвышен. Надолго ли хватит?
  Потом были ещё два свидания с интервалом в три недели и она менялась в ту же сторону. Яркую и самодостаточную. Про Анхен и Риту тоже узнавала и расспрашивала, деликатно, но имела право, поскольку доверила себя, шибко самодостаточную ему. Такая взаимность дорого стоила и он не стал таиться, выложив доступное для их отношений. Идалия сравнивала себя с Анхен постоянно, хотя и не вслух и не напрямую, а поведением в интимных делах и тонкостях взаимного понимания. Она становилась его виртуальной супругой и такое сравнение казалось естественным. Ну и её совершенно не смущала разница в возрасте, положении в обществе, бытовое двоежёнство и прочие вещи, кабальные ей и ему. Теперь она приезжала без предохранения и, зачать или нет, решала сама. Для Володи сие не проблема и он обожал любую, поскольку таких тонкостей и глубины погружения в сексе нет ни с кем. Рита и Анхен в этом отношении ей сильно проигрывали и в том сказывалось воспитание и положение в обществе: она из интеллигентной и обеспеченной семьи с высшим образованием историка. Но с Вовчиком, который имел диплом техника машиностроения, не касалась этого никогда: он муж, она супруга и в любовной страсти они равны!
  И через три месяца такой жизни она объявила о беременности.
  - Вовка, у нас будет ребёнок! - сказала она первым делом, уединившись в служебном закутке у Даши.
  И что тут было!
  - Ну, ты и Иштар, Исида и Гея в одном обличье! - Решилась-таки! - он взял её руки и, как когда-то на лесной поляне, стал на колени: - Какая же ты! - и она, дама разумная и циничная в быту, просто расплакалась, от правильно понятого движения собственных сутей, которые воротили что хотели, но оказалось, что Вовчику это по душе! Теперь таиться нет смысла и развод или разъезд с мужем до выяснения неизбежен.
  Свидание прошло в том же режиме, поскольку их субстанция счастия вышла на плато и выше и сильнее уже быть не может. Через месяц её отправили в Союз и на том связь прервалась. Вовчик свою миссию выполнил и женщина из подкаблучниц перекочевала в мамки-няньки-любящие создание и далее по списку женских добродетелей.
  В сухом остатке было общество любителей фиалок, которое Даша перепоручила активной жене замполита первого ударного батальона. Дело с диссертаций зрело и наполнялось правильными бумагами и протоколами и шло к тому, что кандидатский минимум сдавать не надо: достаточно и научных статей. И практически совпало рождение сыночка Борьки у Риты и публичной защиты у Даши. Ей тут же кинули ещё звезду на погоны и должность переименовали под реальное состояние и так достаточно высокое.
  Поскольку майор Терехова в целом по части ведала кадрами в части их надёжности, то деловые качества командного состава она знала как отче наш. И несправедливость размещения кадров её возмущала постоянно. Один лишь частный пример с Соколовым, который имел квалификацию не ниже военного инженера первой категории, но был на самом дне армейской иерархии, хотя майор Дементьев, зампотех части именно у него спрашивал, какие железки заказывать в центре и подойдут ли они к нашим установкам. Командир спрашивает у подчинённого, как развиваться части дальше, а? Она единственная знала его настоящий уровень и однажды написала рапорт командиру части с предложением разобраться. Тот её вызвал к себе и спросил напрямую:
  - Про вас с ним болтают всякое, не оттуда ли ваша забота об его росте? - и та улыбнулась,
  - Я многим из этих ревнителей морали не дала и кое кого даже послала подальше. Майор Дементьев в их числе. А Соколов единственный специалист по реактивным установкам, кто читает чертежи и аннотации к ним на английском, а теперь и немецком языках. Посмотрите входящий реестр у меня в журнале закрытой почты, там только три фамилии, моя, начштаба и Соколова, остальные по прибытию в часть и отчислению от нас: их документы спецпочтой пришли и ушли. А Соколов постоянно чего смотрит и критикует конструкторов. Наших в том числе.
  - Сержант, - ухмыльнулся командир, - ну и наглец!
  Он поблагодарил майора за новый взгляд на кадры и отпустил. И тут же вызвал команлиров подразделений хоть как-то связанных с Соколовым. Оказалось, что на него завязаны многие.
  - Он сержант, а вы офицеры и смотрите ему в рот, почему? - на это все и дружно ответили:
  - У него мозги правильные и он точно знает устройство любой хрени, которая стреляет, поднимает направляющие и доставляет машину в точку стрельбы.
  А его непосредственные командиры вообще признали, что это они при нём и сидят на связи с начальством, а он - это и техника, и дисциплина, и практическое выполнение скатанности как внутри отделений, так и всего звена в целом. То есть, батарея - в его полной компетент. ности.
  - Командиром взвода его можно было ставить уже на втором году службы, - добавил капитан, его знавший дольше всех.
  После этого он вызвал начальника штаба, устроил форменный разгром за незнание кадров и заставил написать рапорт о переводе в другую часть. Про Соколова ему докладывал и особист и с его подачи держать парня в тени - дело очень перспективное и на его деревенские реляции чего только ни выплывает.
  - Но в своём деле он соображает?
  - Конечно, наверху считают, что мы втёмную подписали какого-то отставного академика и тот разворачивается по полной программе, как бы отвечая оппонентам: меня топили, а я жив!
  - И что с ним будет теперь? В инженеры, командиры или типа радиоигр?
  - Ему сто раз предлагали учёбу по нашей линии, он отказывается постоянно, мол, я деревня и место мне там.
  - То есть, пусть служит, как прежде, а звание уже офицерское?
  - Он хороший мужик и немецкая семья стала вотчиной, все наши туда бегают снимать мерки. Так что менять не надо ничего.
  - Что ж, раз он в вашем деле занят втёмную, пусть так и будет, а офицерство надо оформить по всем правилам.
  - Есть, товарищ командир!
  КРЕСТИНЫ БОРЬКИ И ПРОЧЕЕ У РИТЫ володя на сверхсрочной
  Крестины и всё такое - это же не совсем советское, но тут иная страна и для правильного политеса у Борьки было две крёстные мамки и столько же отцов. Ими стали оба командира, которые за него держались больше, чем он за них. Потом был дембель, небольшая передышка и переход в новое качество, теперь уже кадрового сверхсрочника. А это и должность выше и звание младшего лейтенанта, а не старшины, как у других, ему зачли какие-то курсы в техникуме и фактические знания предмета и безупречную службу. То есть, теперь он полноценный командир взвода в полку реактивной артиллерии. Через полгода службы вторая звезда, а потом к дембелю и третья. И это на три года, а потом он вольная птица. Борьку надо растить и папка из него вышел правильный.
  В новой конфигурации Машуля никуда не делась, Дашутка тоже, а Идалия стала неким фантомом, изредка присылающем открытки с поздравлениями. У неё родилась дочка Евгения. И она подчеркнула: Владимировна! Фамилия у дочки - Захарова и генерала за неправильную семью не турнули ниоткуда, что могло значить только волосатую руку у самой Идалии. Об этом он мог поделиться только с Дашей и ни с кем более! И Даша эту генеральшу поддерживала всем своим строем. Изредка она поддевала Машульку, в миру майора Терехову с нерусским именем:
  - Хоть и генеральша и под сороковник, а ведь родила! - А тебе, Венера, слабо? - и та скрипела, вздыхала и ходила по кабинету, понимая мотивы генеральши. У неё были такие же, но керосину не хватило!
  Вовчик был в положении местного левши и ему шли даже переводные статьи из Минобороны, пересланные Первым главком ПГУ. То есть, срисовали у конкурентов за бугром. И Соколов давал типа экспертной оценки сией штуке с тремя грифами секретностей: две с нашей и одной, особой важности от потенциального противника. Материал разный и черновые в наброски там доминировали. Так что некая принципиальная новизна видна сразу и суть новых завихрений конструкторской мысли именно здесь! Они слеплены наспех и оформлены едва-едва, но боссами тех самых принципиальных противников уже выделены и денежки из бюджета стран НАТО на них будут течь непременно. Для него достаточно одного узелка со спецификациями сталей и сопряжений, чтобы всё это раскинуть на саму машину или гусеничную платформу. Соколов понимал, что эти материалы шлют не только ему, но на уровне своей компетенции отмечал всё-всё!
  Он советские аналоги знал отлично и все болты и гайки там пересчитаны сто раз, поэтому сравнить с неприятельскими - легко! И в этом деле важен грозный момент - ресурс. В бою - это выживаемость. Она включает и не тот заряд в ракете, и неправильный бензин в машине, и горящие дома в точке стрельбы, и помехи станциям наведения и координации стрельб и многое другое. Некоторые выводы можно сделать, не приступая к самой машине и её начинке: масса базовой машины, масса самой реактивной установки, ширина колеи, высота центра тяжести и соотношение этих вещей с машиной, на которой всё это помещено. И из этого будет ясно обычному грамотею в этих делах: после первого же старта снаряда с любым прицелом каждый следующий будет сползать на один-два градуса в сторону, какую? А это зависит от плотности грунта, на которой стоит машина. Последний снаряд полетит вообще в другую деревню, имея отклонение до 20-25 градусов. И вместо шквала на ограниченной площади получится картофельное поле в десяток-другой гектаров! То есть, разнос всего залпа из 40 снарядов от условного центра более 200 метров и большее, при паспортных 40-50 метров.
  - Почему мимо? - спрашивают у оружейников и те чего-то городят в оправдание, требуя трёшку миллионов на изучение проблемы. Такие вещи Соколову присылали одним пакетом, чтоб тот оценил проблему во всей совокупности. И хвалебные реляции из Пентагона и прочих военных ведомств ему видны уже по заголовкам: если писал компетентный оружейник или вояка - одно и хорошо узнаваемое по всем практическим делам и деталям, а если отписка от бизнесменов - другое совершенно и можно смело судить, что и не заглублялись в эти дела, а тупо пилили военный бюджет. Так что у янки, что у макаронников, что у западных бошей. Спецификация сталей и других комплектующих - это справочник и там можно видеть всё. и если одна и та же установка у нас стоит в 5-10 раз дешевле, то истина насчёт качества и прочих практических вещей совершенно не очевидна. Он такую работу сделал для расчёта опорной рамы нашей установки и однотипной от Пентагона. И никакого лучшего качества по точности, дальности, выживаемости и прочим делам не нашёл.
  На отдельное обращение сверху: "Так они делают, чтобы всегда был бутерброд с маслом?" - он ответил: "Так точно, бутер с тремя слоями масла. А нам достаточно и одного". И после такого диалога незнамо с кем, стал получать полновесные чертежи и схемы от самого-самого первого производителя забугорной оборонки. И вопросы от заказчика шли в одной плоскости: выживаемость и ресурсы системы в походных и боевых условиях. А это чисто практические вещи и там критерии отработаны давно. Ресурсы мотора, прочность рамы с направляющими, стабильность движущего горючего, устойчивость перед РЭБ противника и прочие вещи, которые они в части делают ежедневно.
  Если говорить в целом по нашим машинам средней дальности залпов, то они на 5-7 км прицельной дальности имеют среднеквадратичный разброс от статистического центра до 10 метров и из этих рамок мы не выходим. Эти вещи знают немногие и настоящая цена любого оружия - не миллионы затрат, а точность исполнения.
  Так что, ребята из-за бугра, шпандорьте такое и дальше и попутный вам ветер в одно место! - Не так, но примерно в этом духе и Машутка сие заключение Вовки слегка подредактировала.
  Машутка оформляла по реестрам и отправляла бумаги Вовчика сама и в этом деле уже соображала, хотя и не как он, однако подискутировать с ним было нестыдно и он улещивал её после такого:
  - Милочка, душенька, тебе бы Матой Хари, а?
  Иногда смотрит на неё из-за своей загородки и чего-то выжидает, как охотник в тайге: замер и не дышит! И в нужный момент командует: "Машка, замри!", она замирает, а он берёт её голыми руками и надевает на себя, всю и сразу! Белья на ней нет по условиям игрушек, а остальное - это их фантазии и художества. Надеться без эволюции фигур - высший пилотаж!
  Её кабинет 4 на 6 метров с учётом шкафов, тумб, стульев и прочего посетителям не казался интимный раем и никому в голову не залетело, что здесь разыгрываются изумительные соревнования по сексуальной акробатике и эротической гимнастике, но это так и многие месяцы тут не меняли ничего и не переставляли, но вдруг и сразу её хотелось перемен и именно Вовчик обязан из совершить. Было в этом естественное от секретчицы стремление не допустить даже уборщицу к мытью полов, она допускала в своём присутствие от и до. И указывала, где недомыто или недометено, вредная тётка, говорили уборщицы, но инструкция гласит именно такой порядок и она его поддерживала. Перекинуть всё это, двигая шкафы с бумагами, не разбирая содержимого, а только убирая вещи наваленные сверху - легко. Четверть часа и всё стоит иначе, как нравится Машутке. Премия в сорок минут заработана честно и она с удовольствием платила. В здании уже нет никого и можно хоть что! В итоге таких игрушек она порой теряла координацию, чувство пространства и времени. Так же шутя он облачал её в собственные порты и та не ощущала разницы. И только перед зеркалом с его саркастической рожей, соображала, что оно и к чему и набрасывалась на него. И попадала в жуткий клинч, из которого никак!
  - Вовка, умираю, отпусти!
  И получала очередной ультиматум, как бы привет из недавнего ейного запрета, а потом что-то ещё: и так же сладко и больно.
  Как после этого водиться с мужем, вечно недовольным, стонущим и не попадающим без направляющей руки супружницы?
  В этом отношении родившая генеральша - занозина и ещё какая! - Первенец и в сорок лет, а?
  Что наша жизнь? - Игра!? - и кто же такое мутное и вкусное сказал?
  
  Внешних перемен в жизни Соколова оказалось много и главное - он имеет настоящую семью, с ежедневными обедами, завтраками и ужинами в обществе любящих женщин и пухленького вампира Борьки, который папочку узнавал по запаху ещё на входе в детскую. Рита спала с ним в этой комнате и оставляла дверь открытой на ночь, а сама с мужем. Чуть он хлюпнул, папочка ушки-на-макушки и ждёт, если тихо, то углубляется в сон, а если оно ещё раз, то он к нему и мужеское бу-бу-бу и ого-гой, а не мамкины причитания и соблазнительно пахнущая сиська. Ночные излишки он снимал сам и сия процедура ей нравилась ого-го как. Анхен по инерции ревновала, но муж укорачивал моментом:
  - Может и ты родишь и тоже с титькой? - и она смирялась, полагая такое невысокой платой за ход семейной истории - он так и остался мужем для них и никаких преференций одной даме и ущемления прав для другой. Три дня с Анхен, три с Ритой и одна ночь с Борькой. Как раз с субботы на воскресенье. Ясное дело, тут они обе с ним и оргия складывалась ещё та, но формально с Борькой его папочка. Укрепление семьи на такой почве - процесс естественный и раздрай в правительстве ГДР со стеной между Западным Берлином и ГДР на них никак не сказался, более того обе дамы ринулись в защиту социалистических ценностей, поскольку в курсе, откуда божий рай в Западном Берлине, где ни одного крупного завода, но масса контор и учреждений. Эти нюансы ему выложила Машулька, предупредив о неразглашении, но как бы в неумышленной утечке. Раз это знает она, то западные спецслужбы в курсе и подробностей, поскольку сие и есть их продукция в современном политесе. И когда она с ним откровенничали на такие темы, то несовершенства советской военно-политической агитации были видны особенно очевидно.
  И что там сидят мудаки с трёхклассным образованием - дело известное и почти непоправимое.
  - Не ходи к ним, - в который раз предостерегала она, - ты не такой и они тебя затопчут. А такие, как Захаров, выедут на твоём горбу.
  С тех пор, как Идалия родила, её репутация превзошла мужнюю и теперь ясно, почему это случилось.
  
   Бабе Анхен сорок пять!
  Как-то так ладно и сладко житие Соколова со всеми дамами текло и текло и у них ни сожаления, ни жажды узнать, как там под другим мужиком! В новом качестве офицера он многое соорудил и по военной службе, чему командование с удовольствием пособничало, теперь он вёл не только свой взвод, а и три других, опекая хозяйства офицеров из училищ. Рациональное зерно видно любому службисту, ну и в ГСВГ процент дуболомов был самым низким. С его подачи уровень мобильной координации батарей реактивной артиллерии и самой дивизии с танками и пехотой примерно поровну подтянулся до образцов передовых частей и неофициальные "учения" Соколова с поражением конкретных Бремена, Гамбурга и Мюнхена стали рабочим эталоном и инициативой снизу. Что и кто им противодействует через границу, они примерно в курсе и заряжались в соответствие с этим. Раздолбать мост через речку так, чтобы там и брод горел синим пламенем - это придумки Соколова и мичуринские опыты с комбинациями зарядов и домашними доработками самих направляющих сию картину Репина дополняли капитально. На объекты в 5-7 км по закрытой местности они руку набили и координировали свои фокусы с глушилками передовых частей и от выстроенного накануне военными инженерами железобетонного моста не было и признаков после единственного залпа, а это 30 секунд и ещё чрез 20 секунд их там нет и в помине. То есть, минута на всё про всё. И всё это экипажи Соколова и в норму укладывались, и по месту попадали!
  И что тут визги майора из политотдела, что мужик начистил рыло болтливой бабе в мужеских штанах! - Мужик деет, а не болтает!
  Так что, ты, с...ка, воспитай из разноцветных призывников вот такую гвардию, а потом и дуди в свою погремушку.
  И коллектив у него не только из офицеров, семьи тоже дружат и с немками, которых тот имеет аж две, все здороваются и заглядывают в рот, угадывая их желания. В стране, которую мы завоевали дорогущей ценой, по-другому нельзя.
  В батарее с его возвышением прошли перемены и лейтенант с супружницей Ириной стал комбатом, комбат ушёл в роту и уже там философию Соколова двигал в массы. При случае не миндальничал, а приглашал того и он выдавал мастер-класс с последующим разгоном уже от капитана.
  В армии только так и не иначе!
  Новых женщин у Соколова не появилось, а с прежними шло, как и положено - таковские жёны бывшими не бывают! Из подвального будуара он соорудил типа приёмной, там железок минимум и только радиозапчасти и прочее, чему влага и мороз не положены. Машулька новоселью рада до смерти, поскольку могла творить что угодно и как угодно - никто не услышит, а как оно завершится, то её, уползающую раскарякой, не увидят. Но он такого не допускал и массаж уставших органов шёл в обязательном порядке. Что до майора Шумской, то она, став подполковником медслужбы, на косые взгляды кое-что забила и встречалась с ним, когда сильно затоскует. Ну, а Дашка ему и теперь Дашка!
  На вопрос: - Хочешь дитя от него? - она отвечала:
  - Да и он готов на это, но у нас высшая миссия и там деток быть не должно! Давние сердечные знакомые Ирина и Алка от них так никуда и не делись, забеременели вслед за Ритой и потом родили сугубо под его контролем, поскольку ихние мужики не на тех учились. Они изредка забегали к Володе за советом и никогда не жаловались на его крутые рекомендации. Мужья этих дам Соколову доверяли и знали, что подлянку он не выкатит, а ежели баба захочет, то и сама заскочит. Офицерские жёны стали рутинными гостьями у роскошной семьи и вовсю срисовывали этюды для собственных домиков. Они жили в одном подъезде и на одном этаже, так что пообщаться, пока тесто в квашне, а каша на плите - легко!
  Ну и на плацу перед выездом на учения картина построения - живописная сцена, Ирина и Алла специально откладывали все дела, чтобы увидеть заматеревшего Вовочку:
  - Взвод, слушай мою команду! - По машинам! Все тут же бежали по месту собственного назначения, моторы прогреты и через несколько секунд колонна выдвигалась на место учебных пусков. У пересечения с трассой их поджидали машины ВАИ и так до поворота на полигон. Сами пуски недолго и уже через четверть часа первый разбор полётов. Чуточку отъехали и стоп-машина.
  Бывало, что они возвращались и пуски шли в том же или ином режиме, поскольку наблюдатели на объекте поражения имели какие-то замечания. При нужде меняли заряды и пуски шли снова. Конец такой войне наступал всегда и офицеров дома ждали семья и детки, а рядовой и сержантский состав в родную казарму. За один год таких учений не менее дюжины и они рутина службы. Соколов служил шестой год и таким выездам счёт перестал вести ещё на срочной.
  Возвращение с учений - всегда знаковое событие и оно подводило итог текущей учёбы и скатывания подразделений действующей армии на глазах у противника. Он был через границу и тоже готовился к войне.
  Техника в боксах, личный состав в казарме и только теперь офицер думает о доме и прочих вкусных вещах. Борька, Рита и Анхен! - Эти вкусности перевешивают другие удовольствия и соблазны и дом - это нечто и туда хочется всегда!
  Заматеревший Соколов стал неким символом мужеского и "заблудиться" в его вылизанной каптёрке удавалось немногим, чаше обходилось ритуалом без самого проникновения и дама в эйфории от касаний и прочей лирики улетала в иную вселенную. Но удачливым дамам доводилось написанное в уставах поглощать в полной мере. Уползать без дыхания и сознания - оно самое и есть! И непременный сувенир на память, у каждой особенный и упрятан - не сразу отыщешь! Соколов в этом отношении был щедр и честен и гостьи к нему без обиды, зная его предысторию.
  И вот такая нега и благодать шла и шла, пока Анхен не стукнуло 45. После публичных торжеств он её оформил по полному списку и увидел, что она выдыхается и чуть не в осадок! Ещё не совсем, но...
  Анхен была на полном пакете всего семейного, а Рите облегчённый вариант, поскольку на ней Борька. По формуле калорий и электрон-вольтов не востребованными оказались более трети мужеских экзистенций, если по полному циклу, то надо заводить ещё одну Риту.
   И что теперь?
  Подпирало и грядущее вскоре решение: куда теперь, сверхсрочка шла к концу, если продлить, то надо прилипать к Германии, а он-то русский до мозга костей. И Борька особый - говорит на двух языках сразу и Рита ему - мутти, а Анхен - мамуля. Он сопровождал Анхен на концерты, когда они выпадали и в мундире советского офицера слушал классику в исполнении гениальной женщины - Анхен! Молва к этому относилась нервно и ревниво, многие её именовали госпожа Соколова, с чьей подачи, неясно, но чаше бывало так, чем фрау Мюллер. И в случае фурора он уводил её подальше от липких глаз освежить причёску и перевести дыхание. Бывало так, что она возвращалась без белья и с явными признаками интимных игрушек на лице. Её ревновали и ей завидовали, поскольку выглядеть настолько вызывающе кто мог себе позволить? - А мадам Соколова могла! И ей всё равно, что подумает кто-то.
  Рита занималась растущим Борькой, так что Анхен отдувалась за двоих.
  И как раз к финалу сверхсрочной службы подгадала с визитом Магда, та самая, которую он увёл у её любовника-садиста. Она приехала с большими планами и своего избранника наблюдала издали, любуясь и возвращая былое очарование. Место встречи и декорации тоже её работа, так что Володе осталось лишь сыграть свою партию. Немецкий язык она не жаловала и сразу же на перешла на английский. Теперь Магда раздавала карты и свидание прошло в загородном доме и без единого свидетеля в округе. Она была столь же великолепна, но старше на 6 лет. И он это отметил сразу, да и сама Магда призналась:
  - Уже не та я, не та!
  - И только, став такой, захотелось продолжения рода?
  - Это ведь не поздно никогда! Тем более за мои деньги и в моём доме.
  - Это твой дом?
  - Не совсем, он обиталище моего должника. И его закладная в моём банке.
  - А сама где?
  - Теперь я француженка, мадам Кюри, разведена и у меня имение с виноградом и прочим добром в Провансе. И пришла пора заводить наследника.
  - Через три границы и ко мне? - Правильных мужиков в округе - ни одного? - улыбнулся Володя, в этих делах в курсе и не плавая по части женских привязанностей, если мужик сильно приглянулся. Ну и его миссия - плодить добро, а не дразнить женское тщеславие. Они расположились в роскошной спальне с цветам, свечами и прочим благоуханием, включили музыку и занялись созерцанием прекрасного, устроив из раздевание шоу, потом то же вышло и с соединением и безумствами в постели, а потом, как положено в таких делах, по всей комнате и за её пределами, поскольку она убегала, он догонял и пронзал где попало, а она визжала, вертелась как портовая девка в кабаке с одичавшими матросами. Первую порцию она приняла на последнем издыхании и попросила чуток поубавить оборотов:
  - Володя, мне слегка за тридцать!
  Он убавил, но и такой уровень для её нынешней зашкаливал. Анхен и сейчас в этом плане выглядит лучше и свежее, значит интимное бытие Магды устроено так себе. Им есть, что обсудить и английский у обоих стал получше, так что дама многое поведала, а он много чего услышал, ну и насчёт слабости "поговорить" - это не только у русских женщин. Магда знала, что ещё хороша и Володя давал тому массу подтверждений, так что обошлось без обмороков, а лишь текущими слабостями.
  Наступлению беременности есть чёткие признаки и Магда задержалась в гостях на несколько недель. Не прицепить к законному грешное - для женщин её калибра - так не бывает и она это имела, впрочем, Володя особо не возражал, поскольку куда-то же надо те самые 35 процентов задействовать. К тому же Магда на голову превосходила визитёрок в ту самую каптёрку, но к Машульке и новой Дашке ещё не приблизилась. Он спросил как-то в паузе:
  - Мэд, ты потеряла форму, неужто не с кем и некогда?
  - Это я и сама поняла. Но сделала неправильные выводы и вместо того, чтобы иметь тебя регулярно, хотя и не каждую неделю, я позарилась на другое и только теперь выпуталась изо всего. - Я могла быть в таком графике? - он подумал, припоминая давнее и позавчерашнее и кивнул:
  - Одной из полудюжины могла стать запросто. Но не ближе! - Это бы тебя устроило?
  - Вполне!
  - Какая же ты стала вкусная и манкая, как волчица во время течки. У них семьи, почти как у нас, однако в течке она подставляется всем желающим, но с перебором и зубами всерьёз.
  - У меня есть зубы, в чём это?
  - А про волчицу ты пропустила, почему?
  - Так оно и есть, насчёт меня хищной - твоя очередь.
  - Написано на тебе, я читать такое умею. И включаю мужеское, обесточивая эту хищность. Я всегда сверху и никогда женщина не застаёт врасплох.
  И Магда кивнула, соглашаясь, поскольку он единственный, кого она не сумела куснуть хотя бы раз. Ну и она не настолько глупа, чтобы портить такого самца и насчёт плода от него в последнее время стало настоящей страждой. Инстинкт продолжения рода - первый и главный инстинкт и она ему подчинилась легко.
  Семя образовало плод с первого раза и Магда поведала об этом с восторгом. Володя предложил "на посошок", а она подзабыла нюансы их единственного свидания и спросила:
  - Это что и куда?
  И он пояснил. Ей понравилось и она получила положенное русскими традициями. Он её вбил в пол, что называется и единственное, что она спросила:
  - А что плод?
  - Ничего ему не станется, более того, тело надо кормить эмоциями и лучше бы любовными. У нас было любовное и наполненное сутями свидание, плоду как раз оно и нужно сейчас. По своей Рите знаю из первых уст. Как у тебя с этим?
  - Я подумаю, - ответила самодостаточная владелица виноградника и шале в уютном районе Франции.
  И на следующий день он подал рапорт на увольнение в запас. Срок его контракта закончился и затяжек быть не могло.
  Вот тут-то оно и лежало! Против были многие люди и обстоятельства и терять такого мужика не хотелось никому. Хотя он и замену приготовил, но замена - это сержант Петрищев, а не старший лейтенант Соколов.
  Хуже всего - дом и семья! Здесь всё по живому и с кровью самой не останавливаемой.
  Но мужик - не баба и именно он открывает Америку и Антарктиду, так что расставание в порту - естественные атрибуты грусти.
  О том не будем: пришёл срок и приказ о дембеле по СА неотвратим, как и восход солнца.
  Соколов на гражданке
  Новые пенаты
  Он долго выбирал, где обосноваться и с чем жить, поскольку ехать домой нет ни смысла, ни нужды, а метаться по свету без кола и двора - не по нашему. Увольнение вышло весьма знатным и значимым для лейтенанта Соколова: это полный расклад записей в военном билете, теперь уже офицерском, он мог поступать в любую военную академию ез экзаменов и практически во все ВУЗы СССР кроме МГУ, МФТИ и МГИМО. Тут он бы тоже имел гарантии 100 процентов в разряде льготников по стажу в рядах СА. Выбирал и регион, чтоб не Север, не Юг и не промозглая Прибалтика. И выбрал регион в центре России, не столица и не совсем провинция с несколькими ВУЗами, рекой, продуктовыми деревнями и чтобы немчурой и прочими аборигенами и не пахло. Теперь он знал, что есть это в самом начале и чем оборачивается уже вскоре. В городе и ВУЗ с традициями от Петра Первого, и нет военной кафедры, которая ему бы чего-то да вменила по линии военных обязанностей, он хоть и в запасе, но запас первой категории и в мобилизационный период моментально становится региональным фронтом. Это он знал от Машульки. Пришёл в военкомат, стал на временный учёт до уточнения с ВУЗом.
   и ему тут же предложили деловое предложение от заботливого и помнящего его критику заморских чертежей ПГУ и приз в виде мотоцикла ЯВА-350. Ничего такого, в Советской армии по воинским частям внутри самого Союза подобное везде!.
  Посмотрев статью учёта, майор кинул взгляд на бумагу, поднялся и пригласил его следовать за ним к военкому. Полковник был не замшелый тыловик, а подтянутый мужик с без понтов сразу же к делу. Из ГСВГ все офицеры надёжные и техника там новейшая.
  - На "Градах" начинали и какая модель последняя? - спросил он, устроившись на приставном столике напротив запасника.
  - Практически на всех, первые модели вскоре сняли и потом в течение пяти лет все модификации.
  - А вот эта вам знакома? - он показал рекламку с ТТХ новой техники ограниченного пользования. Соколов взглянул и определил, что всё там прежнее, но чуточку пообтёртей и укатаннее.
  - Так точно, товарищ полковник, знакома, у нас была примерно такая, но с некоторыми вывертами по системе наведения, тут их, кажется, уже нет.
  - Так сразу и насчёт системы?
  - Если ты разбираешь и собираешь эту штуку три раза в день, то через месяц это идёт уже втёмную.
  - С вами всё ясно, старший лейтенант. Ставлю задачу: изобразить слаженную команду "сыроежек" из состава запасников и прочей публики при вооружённых силах СССР. Командир, которого надо прикрыть, мужик хороший, но как бы в провинностях и инспекция по его душу не случайная. Всё ясно?
  - Так точно, товарищ полковник! - Разрешите выполнять?
  - Приступайте, личный состав военкомата и списочные специалисты ви вашем распоряжении тоже. Чтобы без лишних вопросов и непоняток, до конца задания вы в капитанской должности и при таких же погонах, это на мне. Майор увел его в каптёрку, там он выбрал себе обмундирование по росту и приступил к выполнению. Уже по ходу один из военкоматовских сообщил, что призовые в этом деле ого-го какие! Но Соколов это пропустил мимо ушей и сознания, не нагружаясь лишним. На войне так лучше.
   Суть дела - отстрелять на новой технике вместо "сыроежек", так называли служивых второго года, которыми в воинских частях должности на технике в основном и заполнены. Хотя по его опыту - нужно минимум четыре года и только тогда ты настоящий "ГРАДирник". Инспекторская проверка из округа - это не адмиральская приборка на судне, но к тому очень близко.
  Техника - Грады минувшего года, для частей Союза настоящий свежак и сыроежки в ней ни в зуб ногой. В военкомате сидят зубры проверенные, по списку Соколова они свою паству пошустрили, так что к вечеру все имеющиеся в наличии ребята сидели в каптёрке и знакомились между собой. Три установки - это максимум, на который их хватит. Имитировать батарею - это как?
  Он спросил военкоматовского, тот не в курсе и вскоре их соединили с командиром части, где эта оказия с проверкой и намечалась. Когда выяснили и это, надо реальный некомплект специалистов чем-что заместить. Проверка послезавтра и у них есть сутки на всё. Соколов выстроил своих и военкоматовских и приказал, как недавно у себя в части:
  - Слушай мою команду! - Выдвигаемся в район учений, что имеется с собой, то и остаётся, никаких телефонов, передачек и посылок вдогонку. Время в пути идёт на ознакомление с техникой. По ходу познакомимся сами и выясним, кого куда сажать и как являть себя начальству.
  Жёсткий тон и чёткие команды привели публику в режим воинской дисциплины и послушания и в течение суток они стали мобильным боевым коллективом. Военкоматовские служили не так давно, так что на сутки-другие стать рядовыми и сержантами - легко. Не сказать, чтобы оно шло по-маслу и мужики не получали хренов в спину и другие места, однако к вечеру батарея в развёрнутом виде уже выполняла вводные командира части. Там к ним присоединили и срочников с офицерами и практически до полуночи эта скороспелая рать уже свёртывалась и развёртывалась по команде. Нет только самих пусков, которые как бы уже проводились и "сыроежки" вполне в курсе. Из этой "ГРАДирни" (слэнговое сокрашение установки ГРАД) вживую стрелял только Соколов и он стал командиром первого расчёта, а офицеров из проверяемой части поставил на те же должности в остальные установки. Командир и штабные молили всех святых, чтобы до настоящей стрельбы не дошло: мало ли.
  И вот оно утро и приехавшая проверка. Закомпостировать мозги москвичам - это профессия замполита и парторга, остальные изображают ветер и публику. Как-то так вышло, что выехали на полигон без проблем, и и стрельба была, и попали куда надо, и что офицеры шуткуют на местах солдат, никто так и не заметил. В Германии такое бы не прошло, но:
  - Тут вам не ГСВГ, а Советский Союз, - испустив затейливую командирскую матерщину и чуточку отошедши, заключил командир части подполковник Сухмин. Не будь этих ребят, его бы ещё вечером упаковали в часть подальше и рангом намного ниже! Другому руководству части греховному от слова - дальше некуда, было бы тоже самое.
  Однако обошлось.
  Трое суток по зову Родины - это нормальному мужику приятно и они потом в кабаке хорошо посидели и друг другом повосхищались. Ну и Соколов, без него про это дело и думать нечего! Но он скромно отмалчивался и бытие в ГСВГ никак не освещал.
  Призы сразу же шли по рангу и ему Ява, а остальным по ИЖу с коляской: одна ЯВА и шесть ИЖей. Документы оформили при них и номера тоже, поскольку ГАИ структура государственная, а суженное совещание, прикрывшее эту операцию, высшая власть города- это первый секретарь ГК КПСС, прокурор и военком.
  У кого-то вопросы?
  К утру следующего понедельника Соколов накатался по городу и округе и в целом представлял, куда попал и что тут водится, а чего и в гастрономе на Урицкого не купишь. После этого отправился в политехнический подавать документы в приёмную комиссию. Среди пачки бумаг была штука из управления кадров ГСВГ, она в твёрдом спецпакете и запечатана сургучом, открывать имел право только чиновник в ранге заместителя директора предприятия, для ВУЗа это проректор по кадрам. Пока сие решалось, Соколов сидел в коридоре и знакомился с местными порядками, вольными и безалаберными. Для военного, у которого позади шесть лет в ГСВГ - хорошая расслабуха и почти что кайф. Его вскоре отыскали и конверт от управления кадров ГСВГ проректор открывал в его присутствие и никого больше: а вдруг в пакете что-то ещё!
  Дальнейшее пропустим и сразу к кафедре конструирования, куда он хотел попасть. Туда его провели как птицу важную и он познакомился с будущими коллегами и профессорами. Формальности тоже долой и после официоза самое то - беседа по душам в подвальчике лаборатории новой техники. Студент у них будет не простой: приехал в часть сержантом, через три года - младший лейтенант, ещё три года и уже старший лейтенант, а увольнение в запас - три малые звезды на золотые погоны и куча наград за службу без расшифровки. И это без училища и академии, а сразу и дамки. Ну и приписка про научные статьи в реферативных журналах - это как, если парень без вузовского диплома?
  Большую часть вопросов он отринул - не положено, а кое-что прояснил: - Разбирал наше и сравнивал с ихним!
  - А как же диплом?
  - Техникумовский есть, а он не за красивые глазки и по блату.
   И тоже без подробностей. А насчёт генеалогии новенького классного мотоцикла неким образом и доверительно в курсе многие. То есть, командир настоящий! Парень тут же отказался от любых командных и как бы выборных должностей: вот оно у меня где, буду только учиться! - Рядовой студент!
  Заведующему кафедрой он понравился сразу, большей части преподавателей тоже. И предложение кой какие железяки подшеманить за условные рубли, чтобы не одна стипендия, принял легко и без пижонства. Сразу решилось со стоянкой для мотоцикла и остальной рутиной жизни приезжего в большом городе.
  Пока шли приёмные экзамены он чего-то такое шеманил в подвале кафедры и наблюдал за абитурой в её общем виде. В целом по статистике в этот ВУЗ принимают около четверти от числа подавших заявление. Он жил в закутке для аспирантов, пока те отдыхали на каникулах и наблюдал за шумной толпой абитуриентов, как за публикой из чужой вселенной, настолько все без хозяина в голове. Он и в техникуме перед армией жил на свои, подрабатывая где-то, в армии тоже не обходился копейками на курево и вообще, у него был интерес в жизни. У этой публики с серьёзными делами дружбы не видать. Зато:
  - Прокати, дядя, на тракторе! - сколь угодно. Когда была охота и настроение, он таранил таких любительниц загородной рыбалки просто:
  - Сама ты, девица-красавица, на мой кукан не поместишься, маловата наживка, может подружку с таким же профилем найдёшь? Тогда - может быть, а так - нет!
  И девочки видели, что дядя на тракторе в этом деле очень даже петрит и с ним можно! Бывало, что и в самом деле ездили на пленер, но чаще "рыбачили" в женском отвилке общежития и девочки начинали соображать по-настоящему, поскольку дядя их и в ряд ставил, и по одной исповедовал, и всё это без бухалова и прочих административных осложнений. И только к утру становилось ясно, кто кастинг прошёл, а кто нет. Днём Володя среди железок и упаковок на кафедре, а вечером "рыбачит" среди абитуры, отбирая "рыбачек" для выезда в субботу. К тому времени кастинг обычно завершён и парочка успешных девочек надевает каски мотоциклистов и под завистливые возгласы отвергнутых выезжает любоваться природой и соблазнять тракториста. Он мог подразнить обеих, а сам уломать деревенскую даму с подойником и сама с полдня проветриться и чтобы оно с ветерком, а девочки посмотрят, чтобы молоко опять к коровкам не сбежало! И так уговаривал местных, что те садились, подобрав деревенское как следует, а он газовал и только их и видели. Чем они занимались - не знает никто, но сговор налицо и деревенская, как актриса театра и кино: ноги враскаряку, а блузка будто и пуговок не имела! Ну и помада на его лице "от и до" - обязательный штрих картины.
  Бывало, он с кем-то с кафедры ездил помогать на даче и помощника лучше не сыскать, поскольку тот в деревенском деле знает всё. Как-то так вышло, что криминала за ним по части интимного не заметили и доверялись по-полной: муж супругу, жених невесту, знакомый знакомую на стадии ухаживания и ни разу он чужую капусту себе не утащил. И сам попал в кастинги и улыбался обнародованному рейтингу.
  Осенняя картошка
  Вот и подошла пора формирования учебных групп из прошедших по конкурсу и отъезд на картошку. Он мог ехать с группой, а мог остаться на кафедре с гарантированным отдыхом в общаге и рыбалкой по выходным, Соколов выбрал картошку и колхоз. Ему город никогда не нравился и при первом же выборе между ними предпочитал пленер.
  В один колхоз и одну деревню отправили обе группы первокурсников факультета конструирования и одну экономистов третьего курса. Жили кто куда попал: и общий коллектив в пустующем доме, и мальчик или девочка по отдельности, и группами по домам. Причём студентов выбирал и распределял колхоз сам, как на бирже, выбирая того и эту, и вот тех. Соображения там, ясное дело, были, но студентам они неведомы. Соколов приехал на своём мотоцикле и его деревенские приметили сразу. Поэтому от общей группы тут же и отцепили, определив к пенсионерке. Кто не знает про те времена: тогдашняя колхозная пенсия - это смех и копейки на растопку! И жили старики больше огородом и грядками. Он попал в дом старушки, ещё бегавшей, но уже многое ей не по силам, а в деревне такое одиночество хуже уродства и инвалидности: за всё по хозяйству не допросишься, поэтому в хозяйстве лишь курочки и коза, без молока в деревне никуда. Хотя той и нужно чуточку: воды из колодца, дров в поленницу, немного прибраться по двору и всё. Увидев, что парень свойский, она ему периодически, когда самой неможется, доверяла козу Симку и тот с ней управлялся играючи, но насчёт сена на зиму - это в колхоз. Он весь ритуал исполнял утром, а вечером, что осталось. Бабушка чего-то готовила себе из домашних припасов: картошка, капуста, лук и что подкинет родня, а Соколов питался из общей кухни при пустующем доме. Готовила женщина из деревенских и городские сильно интеллигентные девочки не знали, как к этому отнестись, поскольку мамочки их учили всё делать не так. Тётка готовила прилично и без затей, поэтому Соколову нравилось и на выпузыривание однокурсниц не реагировал.
  Не видел и всё тут! Ну и ему, прошедшему Крым и Рим, было, так скажем, смешно. И некоторым сия не корпоративность пришлась не по нраву. Они побухтели и затихли, поскольку тут надо урожай спасать, а не изображать римский парламент. Староста группы - девочка из приезжих и постарше бухтевших, ей лишняя копейка не лишняя совершенно, так что оно притухло и больше не возникало.
  Зато работа сама по себе многих интересовала, как хоть какой-то заработок. Обеспеченным он по-барабану, их треть-четверть примерно, а остальным очень даже актуально, городским тоже. И бригада Соколова - это чуть не городские расценки и весомый приработок. Он перед этим прокатил на своём тракторе молодую агрономшу в обозрении всех работ в колхозе и та удивилась его домогательствам, непривычным совершенно и сформулированным очень чётко:
  - Вы и заработать хотите?
  - Почему нет, при социализме деньги не отменили.
  И дама-агроном развернула перед ним лист с расценками, объёмом работ и численностью рабочих рук. Получалось - по выгодным работам выбор не ахти и они все у местных! Но есть и другие работы, самые разные на всю линейку деревенской нескладухи и студенты, которым и питание не надо отрабатывать, вот тем-то эту нескладуху и надо вменить: не заработают, но и в долгу не останутся! Соколов прикинул, что мужеская бригада в пять-семь человек объём работ тут имеет и на среднюю зарплату городского сантехника потянуть может вполне. Для этого и бригада нужна, и гарантии от начальства. А это внимание и контакты с агрономом. Что совсем не проблема, поскольку она дама незамужняя и вниманием мужиков не избалована от слова совсем. Офицер запаса деревенскую даму уважил по-настоящему и убедил в производственной состоятельности.
  В ходе операции по убеждению она на его мотоцикле съездила в правление и уточнила все непонятки на этот счёт. Приехала не сразу, а только к обеду, но с приятной вестью - можно!
  - Можно, ребятки, можно и такую бригаду затеять! - сообщила она парням.
  И не все отметили чуточку неправильную походку, типа жара на лице и слегка сбитое дыхание, а Соколов, так и вообще не при делах и в своём мотике копается.
  - Наверное продуло на кукурузном поле, - заметила она, - Владимир Николаич, может, вы меня в контору доставите, а то вконец простыну?
  Желание начальства - дело святое и агрономша только к утру отошла от примочек и процедур студента на тракторе. Утром, уже вполне окрепшая, она прокатилась до места очередных полевых работ и бригада ударников осталась на поле, а Соколов увёз докучливую агрономшу по другим бригадам. И дело пошло, глядя на парней, зашевелились и девочки, там не все с обеспеченными родителями и они к старосте, а та тык-мык к одному начальнику, потом к другому, затем к счетоводу, а её пинают - не мешай работать. Ну и одна девочка из диаспоры догадалась подойти к Соколову:
  - Почему вам можно, а нам нельзя? - Если это дискриминация, то по какому принципу?
  - Лизанька, цветочек аленький! Какой произвол, каковская дискриминация? - Обычный колхоз, а тут бардак - дело обычное. Просто бардак!
  - И всё же, у вас бригада из парней - это можно, а нам, девочкам, нельзя, почему, если равноправие у нас уже сто лет.
  - Лапонька, Лизанька, - без елея и по-мужески пронзительно напирал Соколов, - где они, ваши ударницы, давай их на просмотр. Построй по росту, чтоб видно было всех и мы примем правильное решение.
  Строиться - это скрытая дискриминация и девочки так и стояли стайкой. Но это же Соколов, а не бригадир и он усёк причину небрежения начальства к студенческому энтузиазму: разнокалиберные они, эти девочки и при той работе, что есть, их как коня, козу и трепетную лань в одну телегу впрячь не можно. Ежели сегодня Лизаньку на картошку или другие осенние овощи - лучше сразу в больницу, то же и про других, разве что Никитину и Липснис на всякую выгодную сдельщину можно, а остальных только на лён, надо теребить и оно в овине и там не дует, а сколь наделаешь, всё твоё. Если не затевать дебаты и не собачиться с местными, чего-то заработать можно, не как у парней, те пашут ого-го, но и не копейки несчастные!
  - Короче так, - решил он, подумав малость и оценив каждую из интеллигентных энтузиасток, - лапонька Лизочка, пойдём отседова, от бабьего завистливого духа подальше и посекретничаем. А они пусть тут побудут, - сказал и приобнял, будто на танцы или ещё куда, а не в чистом поле, где кроме картошки и ветра - ничего.
  И пояснил ей политику партии и правительства на колхозных объектах. Изложил просто и доступно, будто сам сидит в правлении колхоза. И девочке стало ясно, что быть вместе всем-всем - идея неправильная и Соколов прав. Ну и, мужиком приобнятая, она девичьей солидарности сильно воспротивилась. Он прижал легонечко, но умело и нужные рецепторы, такая сволочь и волокита! - таки зацепил, а те, ясное дело, захотели продолжения концерта.
  К девочкам она вернулась совсем иная - смягчённая и просветлённая. И мысль от Соколова перешла к ним. Девочки не стали дискутировать меж собой, а вот дружить с Соколовым - самое то. И в течение недели общество расслоилось на несколько групп, оказалось, что не нуждающихся в заработке только четверо и все городские. Колхозным бригадирам это понравилось и отношение к студентам переменилось сильно. Дружба Соколова с агрономшей особо в глаза не бросалась, но некоторые это увидели и в стойку - он наш!
  Всерьёз это принимать нельзя, но репутация женщины в деревне - вещь серьёзная и с этим что-то надо делать, что? Он у неё до утра оставался редко и в такие ночи обсуждалось многое, в том числе и - Соколов не студент, а председатель местного колхоза. У него для этого есть всё и не пьёт - это главное, а на собрании убедить народ, что он лучше нынешнего - раз плюнуть! А что офицер в отставке - и вообще гарантия для избрания.
  И примеры тому были, да ещё какие, так что Вера Геннадьевна Травина не лукавила и не преувеличивала. Она была хорошая девочка и плюс ко всему честная и порядочная, но слегка подкачало личико и с замужеством не складывалось никак. Сначала надо было учиться на агронома, а потом в колхозе пластаться с утра до ночи и бабье-женской как-то так мимо и проехало. Личико для деревенской дамы - это вроде диплома на всю жизнь. Как и у медика Даши Шумской. Сам не из столицы, Володя хорошо знал специфику деревенского и иллюзий на этот счёт не имел. Ну и бдругое, о чём вслух бают нечасто: без капитальной крыши административного ресурса шансов у председателя любой артели нет совершенно. А у них с Верочкой кроме репутации - шаром покати! Он как-то спросил у неё:
  - А председатель к тебе не подкатывает, а? - Ну, нормальный мужик не может не захотеть такую вкуснятину! Я вот и оторваться не могу! - женщина просветлела, похорошела, а потом нахмурилась, яко грозовая туча на небе:
   - Такая пьянь!? - Ну, нет, ни за что не дам, как бы не просил.
  - А если по пьяни таки завалит, хряк-то он упёртый и могучий. Завалит ежели, долго не продержишься, сломает и вставит, что тогда?
  - Давай не будем о нём!? - с возмущением ответила она, - ему такая хрень, как я и в голову не забредёт! - Есть дама в сельсовете, учётчица на ферме, пара доярок помоложе и учителка в школе, той он ой-как нравится!
  - Училка и пред! - да, представляю их в постели, - улыбнулся Володя, - весовая категория одна, а насчёт интеллекта - не знаю.
  - Стал бы он клинья бить к умной девке, ага, так и держись! - А так почти на равных.
  - Верочка, скабрезное узнать можно?
  - Поди, про меня целку? - Как и с кем?
  - Нет, другое, такое можно?
  - Валяй, сейчас можно.
  - После меня с кем утешишься? - и девушка смутилась, пойманная на горячем:
  - Ревность или интерес?
  - Не личность конкретная, а типаж! - Добрый, злой, хитрый, толстый и так далее.
  - Поди, шуткует дядечка?
  - А почему нет? - Просто хочу ему задел оставить, а одному типажу надо одно, другому другое, понятно, о чём я?
  - Тут просто до безумия: не такой вообще! От сих и до сих - не такой!
  - А ты, Верочка, умница-разумница, не зря тебя народ обожает. Вера, а если ты сама в преды, а?
  - Ну, Вовчик, зацепил по самое-самое! - Давай лучше вздремнём, утром нам вставать и на работу бежать.
  - Думаешь, уснём? - Вона, какая страсть под боком!
  - А ты руки-то убери оттуда и оно тихонечко притухнет! - уронила она, совсем того не желая: уж очень сладкие руки у студента. Ну и поболтать есть о чём, о колхозном тоже. Про деревенскую элиту она кое-что знала и поделилась, чтобы просветить парня и от пустых бабонек уберечь. Ведая парню про сокровения, она возбуждалась и в ночи светилась звездою яркою, так что не однажды он прерывал откровения и вонзался с сокровениями. Баба она молодая и здоровая, так что отвечала по сути и со страстью настоящей.
  Уснули не сразу, да и как, если оно у обоих. У Соколова со всеми по-настоящему.
  Дама Верочка приличная и мужику, который озаряет и пестует, своя забота и понимание. Выставиться с ним в цветастом наряде и прочем - оно ни к чему, зато сам парень - спортсмен и со студентами из соседского колхоза соорудить что-то можно и самой приобщиться за компанию.
  Сказано-сделано и вскоре он поехал туда с разведкой. Там были студенты с механического факультета и все старшекурсники, пять групп разных специальностей и он договорился о футболе, как объединяющем всё и вся. Что есть в этом отношении в их Ивантеево, он ещё не в курсе, но играть надо, а там, как оно сложится. Итак, Игорево против Ивантеевки. Когда есть цель, с остальным проще и за неделю команду собрали и пару тренировок устроили. Верочка обещала транспорт команде и болелам, чтоб заткнуть соседям глотки: шибко уж Игорево задаётся. Там председатель не пьющий, но тащит ого-го как и оно примерно поровну по ущербу, потому и не геройствует народ на работе.
  Чтобы общественные пытливые очи сбить со следу, Соколов на последних танцах девочку из десятого класса отцепил от местного хахаля и та выразила понимание и благодарность. Возникла толчея интересов, в том числе и тракториста с Манечкой Чаплиной, это все увидели и обличили. Местные - в предательстве интересов с приезжим, а студенты - это что за игрушки с малолетками?
  И про Верочку-агрономшу забыли, будто её и не было. На следующие танцы в клубе Манечка не явилась, а с утра отправилась с Соколовым в Игорево на договор о матче и вечеринке потом. Да так, что и весь день с ним. Футбольный матч - дело громоздкое и со всеми надо порешать, так что весь день на то и ушёл. Ну и Игореве студенты не дураки и Манечку приметили сразу, так что от студенческого внимания и комплиментов чуть не сгорела. Но гордость и достоинсьво - это при ней, что понравилось и Соколову. Девочка хорошенькая, неглупая и при вот такенном теле, а сколько лет - кому интересно и Манечка охотно купалась в запретном внимании. И на то сильно похоже, что и ей там место будет, а это ого-го, как кайфово! Когда возвращались домой, она так распереживалась, что Володя остановился и спросил:
  - Ты чего, птичка осенняя? - так это было к месту, что она зарыдала, чего никогда не было и вот оно - девочка повзрослела! Тут надо утешать и утешения перетекли в ласки, объятия и поцелуи, а там и запретное рядышком. Он погладил её прелести и спросил:
  - Хочешь?
  - Да, Вовочка, сильно хочу! - ответила она, решившись и отважившись сразу: парень-то что надо и с ним вона как хорошо. И получила от него тут же! - Правда, не по полной, но чувственности с пригорком и по всему телу. И из неё тут же вылетело всеми девочками пестуемое:
  - Вовочка, я тебя люблю!
  Она с ним не первый вечер и услышала и узнала от него порядком хорошего, так что влюбиться сам бог велел. Она так растрогалась и заискрилась в своей страсти, что похорошела неимоверно, подобные знаки от мужика красят женщину и, признавшись в чувстве, Манечка переходила в категорию женщины, а там всё другое! И около часа они с места не тронулись, пока Манечка не утешилась. Домой она ехала, прижавшись к любимому мужчине и виртуально всё позволяя.
  Он слегка понизил тонус девичьих грёз, хлопнувши по уютному задику, ещё не целованному и не распакованному. Завтра танцы и там нынешний статус надо зафиксировать, днём у него работа, а у неё школа.
  И сразу же к Верочке, та заждалась и аромат юной сучки учуяла тут же:
  - Уже успел или нет?
  - А ты узнай? - и она решила, что нет, иначе - ароматы другие. Засыпать в его объятиях хорошо, а просыпаться от мужеской страсти везде-везде - мечта лакомая. И так разика два-три за ночь, кому же такое не по нраву?! Поближе к утру она спросила:
  - Я вкуснее?
  - А то, какой раз оторваться не могу!
  Она и в самом деле являла себя новую совершенно. Однако эта тайна так никому и не открылась. Для деревни самое то.
  На танцах он ещё разик закрепил в памяти общества себя и Манечку и увёл с глаз долой и соблазнов для неё избегая. Они немножко покатались, порядком пообнимались и всё такое и вдруг она предложила:
  - Я знаю овин, там не бывает никого, пойдём туда?
  - Это рядом?
  - Нет, надо прокатиться на мотике, через лес и речку.
  - Если задержимся, что скажешь дома?
  - А ничего! - Тихонечко прокрадусь и никто не узнает, когда вернулась.
  - Ты твёрдо решила? - он давал шанс отката на прежние позиции, увы:
  - Вовочка, ты со мной как с маленькой и неразумной!
  - А ты уже большая и сама себе хозяйка?
  - Как-то так. - Так мы едем?
  И их отношения вильнули не в ту сторону тут же, поскольку в овине можно только обниматься и всё такое, особо не походишь, чтобы куда-то не вступить, кто деревенский, знает, куда. Практически всё время Манечка испытывала его терпение и чуть не надевалась на него, пылая и восхищаясь мужескими атрибутами Вовочки:
  - Вот такое и оно во мне, я от него ничем таким не изойдусь?
  - Всеми соками и выделениями, что есть внутри тебя и мои извержения, которые мою девочку обратят в тряпичную куклу.
  Она примерилась к мужескому агрегату и продолжала испытывать его терпение:
  - Боюсь, мне тут же и конец, - горестно заключила она и приготовилась зарыдать, набравшись смелости и прочего, без чего ни одна женская сцена не обходится. У него была не одна дюжина женщин в интиме и его ожидании, однако они не повторялись совершенно ни по настрою, ни по музыке, а мистических всхлипов у каждой на большой актёрский коллектив, типа театра Вахтангова.
  Тут следует добавить из Роберта Бёрнса:
  - И так она была мила, что крепко обнял я её.
  Они проиграли массу сцен и вариаций и он сумел не нарушить девственность, всё более очаровываясь великолепием. Потом путь домой и опять рыдания и утешения и в спальню Верочки он попал нескоро.
  - Вкусна и прелестна, но ты её опять не взял! - Потому, что есть я или... - спросила она не так агрессивно, как в прошлый раз.
  - Ты можешь поверить: и то и другое?
  - Думаю, тебе нет смысла врать, - легко ответила она и притянула к себе. Наутро общий сбор и поездка в Игорево на футбол.
  Так вышло, что группа Соколова поехала чуть не в полном составе, поскольку были игроки и болельщики примерно пополам. Агрономша, как официальное лицо села в кабину грузовика, а остальные в кузове под тентом. Ехать поменее часа и ГАИ такие машины не трогала. Соколов взял с собой Манечку Чаплину и та обещала вести себя правильно. Они примчались намного быстрее и встречать грузовик - для Манечки фунт изюма.
  История с травмой у него повторилась и медичка из Игорева за него взялась основательно, хотя там обычный ушиб. Но вскоре захромал игрок из Игорево и она прилипла к нему, забыв гостя. Во втором тайме Володя вышел снова, местные правила такое допускают и забил три гола подряд, став героем дня. Матч закончился вничью, поскольку гости напропускали столько же. И те и другие студенты, так что местным только зрелище. Ну и у студентов уровень всего выше, поэтому они с листа компоновали составы и так же меняли их по ходу игры. Дорога домой для него стала тем ещё испытанием, поскольку Манечка объявила, что сегодня это можно делать у них сеннике, родители уехали на свадьбу, а дедуля глуховат и так себе видит.
  - Если так и оно ненадолго, то лучше бы у тебя в постели, что скажешь?
  - Вот это мужчина! - округлив прекрасные очи, восхитилась Манечка, - даже не надеялась, но ты это предложил.
  Этот вариант намного безопаснее сенника и неизбежный приезд родителей со свадьбы амплитуду сумасшествия Манечки сильно ограничит. В постелях деревенских красавиц он бывал издавна и кардинальных перемен в декоре и манерах не заметил. На этот раз на ней не было ничего, на нём тоже и игра приняла совсем рискованный характер. Кто пережил такие коллизии, участи Володи не мог не сочувствовать. Девочка деревенская и городская - создания разные и деревенская в шестнадцать лет - это настоящая жемчужина. Аромат отовсюду зашкаливает, кончики грудей уже готовы к кормлению, бёдра так и молят, чтоб их оттоптали и усмирили! - А ножки - целый архипелаг страстей с подводными вулканами и циклоническими вихрями меж коленок и везде-везде. На страже у всего этого роскошества пестик, он молит пообщаться и чтобы на полную катушку. Он пообщался с наконечником и почуял его магию, которая и есть женское безумие.
  Отметины на контурах вагины он поставил очень заметные и Манечка обещала хранить, пока эту штуку не удалит. Будь она хотя бы на годик постарше, такое тело в оборот пускать можно, но ей всего шестнадцать и тот мудак, которого он отставил, после отъезда студентов наверняка возвернётся и девочку соблазнит!
  - Или испортит?
  Есть ли в том принципиальная разница для Манечки, поскольку и Вовочка и тот мудак банально преследуют одну и ту же цель?
  Что с этого самой Манечке? - Исходя из симпатий Манечки к нему, вопрос аморальности не стоит, его страсть к ней вполне легитимна.
  А кто тот мудак?
  - Тут сомнений никаких - неудачник! Но я почему-то засомневался и такая привычная вещь, как дефлорация, так смутила? - Почему?
  
  - Мудак и я, таков вопрос,
  Что благородней:
  Духом покоряться
  Иль взять у Манечки мечту
  И в светлой памяти остаться?
  
  - эти слова он повторял много раз, но так и не мог решить, что же важнее. Для него ничего не значило число дефлорированных девочек, он даже имён их не помнил. Но с Манечкой вышла форменная окклюзия и вопрос из философского перетекал в рутинный. Мысль поделиться таковской окклюзией с Лизанькой Бахмут была как бы взглядом со стороны.
  Иудейка и русская девочка, а проблемы одни и те же. Если русскую хотят все и из-за неё толчея вокруг, то на тело иудейки никакого спроса. Если душу иудейки переместить в Манечку, то и толчея, и наследные войны. А с мозгами Манечки даже соблазняющий мудак заскучает вскоре. Но такой свежести у иудейки не было ни в одном колене, поскольку там иная генетика. Аромат оттуда - это та палитра, в которой без интеллекта никуда и именно он сразу же делит грешниц и агнцев и козлищ. Поэтому ни одна городская женщина не рискует и имеет соблазняюще-обманывающую занавеску.
   И снова Верочка и её нежные сомнения. Она как бы со стороны оценила девочек его группы в ходе самого матча и потом.
  Если кто забыл, всё это томило его ум во время футбола.
  - Игра стала как бы оселком, на котором всё настоящее и проверяется?
  - Да, ты, получивший от костолома из Игорева, картина первая, потом вышедший и забивший три штуки в их ворота, картина вторая и после того, с игоревскими студентами чаевавший запросто, картина номер три. Что-то от Дашутки в ней было и неспешность и тут правила бал. После футбола для страсти кое-чего нашлось, однако они проспали и утром никаких страстей уже нет, надо на работу.
  Утром рядом с ним была иудейка и за завтраком они обсудили такие штуковины, как зависть, ревность и чревоугодие, сбивающие с толку кого угодно. Наутро им никуда не надо - выходной и сразу же после завтрака он объявил:
  - Еду на солёное озеро купаться, кто со мной, есть два места? - Лизанька и Наташа Ярыгина подняли руку первыми и по спортивному принципу оказались в одной компании. Никакие иные обстоятельства не могли их соединить таким образом. Кто сзади, кто в коляске - решают девочки и Наташа оказалась в коляске, а Лизанька сзади и ей обнимать Володю чуть меньше часа. Остальные на сие смотрели по-разному, однако ни одна душа не явила равнодушия. Он скользнул по обществу и сообразил, что у каждого своё эксклюзивное мнение на этот счёт. Доехали весело и быстро, озеро лесное и дорог туда нет, от слова - совсем, но мотоцикл - это шанс где-то продраться, где-то проскользнуть и пять метров ехать по натоптанной зверями тропке, чтобы уткнуться в кусты и так без конца, однако Соколов в этом деле за шесть лет в Германии наловчился изрядно.
  Попав на заветное место, девочки взвизгнули и явили межэтническую солидарность. Это местечко рекомендовала Верочка и сожалела, что не может попасть по медицинским причинам. Он деталей не уточнял и теперь понял: обиталище райское! Вода в таких местах либо холодная, либо от горячих газов из недр гораздо теплее остальных водоёмов. По утрам не то что дымка, а настоящее облако серно-кислых испарений. Несмотря на осень, было очень комфортно и нырять в плавках - глупость и неуважение к природе. Соколов природу почитал, поэтому тут же скинул с себя всё и ринулся в озеро. Проплыл немного по-деревенски размашистыми саженками и восторженно огласил вердикт:
  - Класс неимоверный, такого не испытывал никогда! - Девочки, слушай мою команду: с себя всё долой и купаться!
  Лизанька поддалась зову тут же и по-собачьи ринулась к нему. Наташа, девочка тоже не серого ума, снимала всё с себя неспешно, так же смело вошла в воду и поплыла правильным кролем, являя другую сторону городских приоритетов. В солёной тёплой воде иные ощущения и нирвана, знакомая Соколову в самых разных вариациях, теперь и им предстала на оценку. Лизанька - девочка прогуливающая физкультуру и вечно со всякими справками и освобождениями, визжала с первобытным восторгом, а Наташа, себя чуточку сдерживала, но восторг в ней жил сам по себе. Длина озера около ста метров и овал в узкой части около 60 метров, так что бывалым пловцам разгуляться есть где. Но Лизанька уже повернула назад, зная свои ресурсы, а Наташа приблизилась к нему и явила грудки, которые через годик-другой будут сводить мужиков с ума. Сейчас же они просто живая геометрия Эвклида.
  Рядом никого и Лизанька об этом никому, так что с Соколовым можно поиграть. И она перевернулась на спину, перешла на другой кроль и ему стало видно всё. В бассейне тоже видно, но там это "всё" никому не интересно. Мужчина тоже перевернулся на спину и явил картину, для женщины желанную всегда. Лизаньке не рассмотреть, она далеко, а Наташе в самый раз. Она приблизилась вплотную, слегка пошевеливаясь в воде, которая держала тело и так.
  - Хочешь потрогать? - негромко спросил он и она молча кивнула, чтобы не дразнить соперницу, Лиза Бахмут ей соперница! Он повернулся удобнее для девушки и волнение от него передалось ей. Волнение чувственное и с таким делом не соперничают. Он слегка качнулся и их тела стали касаться то там, то здесь. Вещь в руке ожила и ей передалось многое оттуда, из недр мужика.
  - Ух, ты, - едва слышно воскликнула она и услышала:
  - Теперь я? - и она кивнула, догадываясь, что последует. В бассейне мальчики и парни всякое проделывали, такие штучки тоже. А на спортивных сборах такие вещи из бассейна перебирались в душевую, а потом и спальни, где парочки менялись самым причудливым образом, поскольку девочкам что-то давали и они кроме страсти и любопытства ничего не имели. Симпатии как возникали, так и затухали, уступая место банальному любопытству: - А что у этого парня внутри? Если оно впечатляло, то соединение повторялось, а ежели нет, то были варианты с охлаждением и прочими неприятностями. Наташа была хорошего роста и за ней гонялись всегда, так что с кем попало не водилась. О сути этих нюансов самой не разобраться и эротических гуру они имела не одного. Озеро отменное, Соколов парень надёжный и с ним можно что угодно. Она расслабилась и подставилась и через пару секунд почуяла проникновение в её суть. Легонечко и осторожно он проверил девушку на всхожесть и лишние вещи теперь ни к чему. Собственно, Наташа на что-то подобное надеялась, уж очень у Соколова репутация необычная. Он вынырнул и спросил:
  - Хочешь продолжить, Лизанька не догадается.
  И она опять кивнула, узнав о себе новое: тело у неё не спрашивает, а кивает так, как требуется мужику. Однокурсник обратился в классического мужа и мужика. Другой берег был в густой дымке испарений и близорукая Бахмут дальше середины озера ничего не различала. Сексуальные игры и перемещение в воде интриговали сильно и через несколько минут возбуждение стало знаковым и обоюдным. Тут слова ни к чему и катамаран особого типа поплыл на другой берег, всхлипывая и отфыркиваясь. На мелководье она прижалась к нему и шепнула:
  - Вовчик, милый, возьми меня!
  Поцелуи и объятия сменяли друг друга и таким вот образом Соколов и Ярыгина пошли к берегу и прижимаясь друг к другу, на траве он вскинул девушку на руки и она прижалась, надеясь на удачу. - Болтали про него всякое и плохое в том числе. Однако вышло по-романтическому варианту и свидание стало достоянием и Наташи Ярыгиной. По траве стелилась электризация и её тело стало участником любовного акта. Ну и размер фаллоса - не скромная штучка, как у парней, а настоящая штука и это она познала по всему величию, было немножко боли, но это последний гвоздь в гроб с предрассудками! Руки мужчины - это как бы продолжение могущества фаллоса и эту истину Наташа познала из первоисточника.
  - Охотку сбила? - спросил он и она кивнула, ещё в неге и страданиях замужем за иллюзиями. Быть у него единственной - нереально по определению, но стать одной из лучших - это нам по силам. Она ответила взглядом и улыбнулась одними глазами. Потом виртуальное разъединение и выпутывание из тины овладевшего, однако сексуальное электричество не отпускало ни на секунду, так что после всего и всякого в воду они погрузились и поплыли синхронно.
  - Ещё одна синхронистка! - подумал он. Он смотрел на неё, а она любовалась собственным отражением в его глазах.
  - И ей только восемнадцать! - восхитился он.
  Когда они приплыли к их стоянке, навстречу ринулась Лизанька и восторженно поведала о самочувствии. Выбирались из воды вместе и Лизанька вдруг прозрела, увидев фаллос в особом состоянии.
  - И вы там это делали без меня? - возмутилась она. И смутила Наташу, но не Соколова:
  - Ты же библейская девственница, с тобой такие игрушки - грех!
  - А с ней нет?
  - Она правильная девочка и физкультуру не прогуливает, поэтому ей можно всё, поскольку по физкультуре у Наташи "отлично". Видишь, как он ей кланяется? - и эта картинка иудейку смутила сильно. Но здесь и сейчас карты сдаёт мужик, так что Наташу он прикрыл, а иудейку приголубил и того хватило, чтобы она заулыбалась, чая продолжения.
  - Сейчас чайку из термоса, упражнения и процедуры в воде. Чуть дальше есть грязи, они тоже для чего-то полезного, так что, прекрасные леди, ловите момент.
  Соколов деловой и бытовой - разница страшенная и теперь девочки купались в его внимании и старались не краснеть от огромного фаллоса, который, то вздымался, то слегка опадал, как выражался обладатель, в эти минуты он имел по полной программе эту парочку и ещё одну виртуальную Исиду! Если перевести на сексуальную энергетику, то это примерно половина девятого. Девочки любовались, прижимались и тоже светились от приобщённости к высшему и настоящему, для Наташи это новая глава в книге сокровений, а Лизаньке лишь виртуалии, но сладчайшие, она его обожала больше жизни!
  - Мои прекрасные леди, прошу за стол перекусить чем бог послал, - сказал мужик и дамы сделали книксен и устроились на травке, выказывая лучшее и высшее и соперничая изо всех сил. В чём-то хороша Наташа, в чём-то Лизанька и он воздавал каждой чуточку, дабы соблюдать баланс равновесия. Что ни говори, обе хороши и желанны! Но Лизаньку сейчас нельзя, а Наташа уже размялась и в хорошей форме. Такой настрой губить нельзя и надо продолжить интимную пьесу сокровений.
  Они перекусили, снова в тёплую воду и пошли по берегу, отыскивая место, где обитали те самые целительные грязи. Их прежние пользователи хорошенечко замаскировали и искать пришлось долго, но с Соколовым нерешаемых задач не бывает. Со слойками текучей грязи на теле надо лежать и ничего не делать.
  Если рядом молодые девушки, такое невозможно в принципе! Но опять же, не с Вовчиком!
  У кого чего болит, тот о том и говорит! И намазывать надо не всё тело, а некую часть, которая лечебные компоненты и впитывает. Опять же из сведений Соколова, знающего это из отчёта про годовые отложения Хиросимы и именно там определили, что грязь того времени от вредных солей радиации избавилась и по целительности хороша в местах без костей, то есть: живот, бёдра и иное, наполненное белками. Полчаса они выдержали и слегка замёрзли, поскольку тут не вода с её плюс 30 градусов. Покупались, полежали, поупражнялись в остроумии и сильно проголодались.
  - Может, порыбачим? - предложил он и девочки подняли руки. Пришлось одеться и переехать на другое место. Рыба тут водилась и клевала сразу же, поскольку соблазнять Вовчик умел профессионально, то глупой рыбе не устоять и все рыбаки по три-пять хвостов поймали. А это чуть не полведра! - Девочки взвизгнули от восторга и сразу же за женское дело: чистить, резать и обихаживать умениями. Девочки сроду не едали ничего вкуснее и смели всё до косточки.
  - Едем домой или купаемся? - спросил он и купание выбрали единогласно. Теперь Наташа знала свой манёвр и не ревновала ушлую иудейку. И когда он предложил удалиться, легко кивнула. Лизанька забавлялась в лечебном фонтанчике и исчезнувшую парочку увидела уже вернувшихся и самодостаточных. Не то, чего хотели оба, но здесь и сейчас - разрядка хорошая. Наташка отравилась мужиком окончательно и вымолила свидание этой ночью:
  - Не то умру! - прошипела она, удерживая его из сил последних. И на вопрос про место свидания ответила:
  - У меня, а Ленку куда-нибудь ушлю.
  Свидание неплановое, но отменять нельзя и он кивнул, упаковывая экзистенции в женское тело. Наташка - дама зрелая и умелая.
  Лизанька развлекалась в неге реакции целительной смеси с собственным Лизаньке телом. Володя перед удалением с Наташей поддал ей такой силой, что она слегка уже того. Он взял на руки начинающую наркоманку и унёс в воду. Там она очнулась и с восторгом уронила:
  - Такое и так! - Володя, ты меня породил заново.
  И ушедшую с Вовчиком Наташу просто благословила, понимая суть несправедливости. - Карта ей выпадет непременно, но не сейчас. Она верили Вовке и это смягчало ревность к Наташе, тело которой и вправду - мечта мужика в соку и зрелости. Вторая пайка Наташе прошла ещё лучше и она сообразила, что это не простой мужик, а с опытом и созвездием партнёрш по любви. Он хорошо чуял её сути и легко обходился с ними, управляя и направляя туда, куда она и сама хотела. Так что мечта о ночи сегодня - очень удачная затея.
  Потом был чаёк с заваркой изо всего собранного и соперницами они уже не были. Обеим стало ясно, что мужик видит в каждой особенности и именно их и пестует. Обе умницы сие сообразили и он того от них и хотел.
  Вернулись в деревню к ужину и явили себя существами с другой планеты, особенно Лизанька, которая аж светилась. А мужчина следил за реакцией одногруппников, с которыми жить следующие пять лет. Если парней он понимал почти сразу, то с девочками беда: все городские и себе на уме каждая.
  С мужиками производственной бригады шло по накатанной и его замещал Коля Урванцев, когда Вовчик мотается по делам. Коля тоже отслужил и ушёл в дембель старшим сержантом, так что офицера из своих просто уважал, зная почём фунт армейской соли. Как-то он сообщил ему новость:
  - Моя Настюха желает прокатиться на твоём тракторе, ну, хотя бы до солёных озёр, а?
  Настя - это дама под тридцать, доярка, только что развелась с мужем, попавшим под суд по пьянке и уже в зоне прибавивший к сроку новый пятерик. Так что она теперь подыскивает жениха и мужа. Своих - ни в коем разе, а приезжие мужики и командировочные - эти на ней отметились, однако она так и не замужем. Николай - парень ушлый и на неё вышел сразу, а та не стала модничать и со студентом на картошке - почему нет? Внешне - она обычная дама при теле и простом лице славянского типа. На танцах Соколов её изредка видел, но танцевать с ней не пришлось. К тому же она вскоре попала под Урванцева и выпала из поисковой обоймы.
  - Прокатить даму на тракторе - дело немудрящее, да только тракторист требует мзду, это ничего?
  - Она девочка правильная и обещала за твоё добро отплатить своим.
  - А ты, она разве не твоя?
  - Моя - это громко сказано, она девочка большая и я ей в этом деле не указ. Но если у вас выгорит, то тебе и мне одним разом. Разве оно того не стоит?
  - Хорошо, давай попробуем, когда?
  - Сегодня вечером - это нормально?
  - Где встречаемся?
  - За колхозной скважиной, там подъезд хороший и издали место не просматривается.
  Он подъехал, она уже ждала и моментально запрыгнула на Яву, будто делала это сто раз. Прокатившись с ним по местам заветным и волнительным, она возбудилась выше некуда, и он тоже. Они остановились на развилке и он спросил:
  - Дело сделано, теперь куда за объятиями? - она размышляла недолго, чего-то перебирая и потом сказала:
  - Крути на молочную ферму, знаешь, куда? - он кивнул и вскоре они подъехали к ней с тыла, не видимые никому из деревни, да и Ява негромкая, так что уже за изгородью неслышно. Настя провела мужика тропой любовников и вскоре они оказались в комнате, где переодевались дамы постарше. Она закрыла дверь и сказала:
  - Всё, дело за тобой.
  За Вовчиком не заржавело и вскоре Настёна пылала, вопила и материлсь так, что в окна стали подглядывать и вся конспирация коту под хвост. Она оказалась вкусной и слегка развинченной одновременно. Увидав себя большом зеркале на стене, она удивилась:
  - Ни хрена себе, неужто я? - те, кто подсматривал и подслушивал, более присматривали за мужиком, похоже, это студент на Яве. А все грешили на другого, а оно вона как вышло!
  Когда кино завершилось, Настёна от него не отлипала и просто благодарила. Когда он ушёл и она рухнула в объятия недавних грёз, объявились доярки и им-то надо начистоту.
  - Каковский мужик, а! Будто ни мужиков не ведала, ни себя, суку ебучую не знала! Николенька тоже хорош, бог ему в помощь, однако Вовчик - длань господня дарующая! Завтра ещё дам, обоим, красавчикам!
  И ничего больше. Но и того хватило, чтобы сложить три и два в этом святом равенстве.
  На следующий день она приняла мужиков у себя в избе и получила по самое не хочу. Дамы с молочной фермы проследили кто и когда к ней зашёл, но так до утра никто и не вышел. Утром оба мужика на работу, а у Настёны отгулы за переработку. Ясное дело, любопытные и сердечные зашли проведать, как там оно, да без толку.
  Не пустила никого!
  Такое счастие грех на пятаки разменивать! - Ну, вы даёте!
  Если Володе сия миссия - очередная благотворительность, то напарнику - подспорье и серьёзное. Потом он ещё разок такое для Настёны устроил, но и всё:
  - А самой стать Нефертити или Лиз Тэйлор никак? - притушил идею Соколов и Урванцев согласился. Не потому, что тот офицер, а Колян сержант, а потому, что Вовчик прав! - Вован всего достиг умом и руками с ногами, а не ему подфартило. У него и мотоцикл никогда не ломается и бензина хватает с запасом.
  Почему? - Потому, что он каждую гайку и прокладку чует. И из Настёны сделал актрису с первого раза, в то время как с ним она рутинная баба. Вот девочки и стелятся под него, чуя правильного и понимающего мужика.
  
  Следующая вылазка у Соколова была в другое место и с другими девочками, парней он решил не брать из-за их бесполезности в лесу и прочем пленере. На этот раз сзади сидела полненькая Нина Савельева, а в коляске Светлана Никитина, умничка после техникума. С ней у него сразу же возник симбиоз и он никуда не девался всю поездку на старинную усадьбу русских князей, ныне сильно заросшую с едва заметными тропками грибников. Здесь ничего такого не журчало, но дух самых первых на этих землях предков впечатлял и девочки с удивительным пиететом читали забытые строки и прикидывали, как и чем их сюда занесло, поскольку рек больших нет, лишь леса и болота.
  - Может, они тут пережидали лихие времена? - подал идею Володя и девочки стали её изучать вслух. Умненькие девочки умных родителей умели рассуждать и школьное применять на практике. Они обошли всю округу, отметили сгоревшее, сопревшее и вполне себе прочное и сейчас. И ему тысяча лет!
  Потом чаи, беседы и снова застолье на местах, где столовались давние предки. Володя не был ни навязчивым, ни авторитарным, но естественное: "Слушай мою команду!" обитало рядышком и нисколько не мешало управлять и подчинять этих горожанок чистой воды. Было тут и иное: он очарован нежной девичьей прелестью, а они невольно отдавались мужеской силе, которая сквозила изо всего.
  И та же картина Репина по возвращению в деревню.
  И откровенная ревность Лизаньки!
  Он с ней поговорил, но вышло совсем не то и он в который раз спросил:
  - Так торопишься расстаться с девичеством, что скатываешься до банальной иудейки из ветхого завета? - она фыркнула и убежала. Идалия улыбнулась строптивой девочке из диаспоры:
  - Такая, она замуж не выйдет никогда.
  - А может в том всё и дело и она нам об этом открытым текстом, а мы ни в зуб ногой, а? - предположил Соколов и Идалия согласилась. Он второй раз в жизни встретил женщину с таким именем и обе уникальны внешне. Она теперь не девушка, а его стараниями молодая женщина.
  - Следующая поездка будет в трудовую колонию имени Горького, она - это оригинал, с которого писали фильм "Путёвка в жизнь". Там рядом с самой колонией выстроили киношную и кино снимали именно в этих декорациях.
  - И нас туда пустят?
  - Мне сообщили, что студентов педвузов пускают всех. А мы абитура ещё без студбилетов, думаю, пустят. И в колхозе обещали дать справку с фамилиями экскурсантов. - Так ты хочешь?
  - Разумеется, мы там купаться нагишом, надеюсь, не будем? А то у меня правильного купальника нет.
  - Правильный - это когда впереди ничего, а сзади тоже самое?
  - Да, а неправильных аж четыре, на разные случаи. А спутница у меня уже есть?
  - С кем попало не хочешь?
  - Нет, я простая девочка, но твою Лизаньку Бахмут могу не выдержать.
  - С нами будет Надя Игонина, это ничего?
  - Хорошая девочка, мы с ней на льне вместе пыль глотали.
  Поездка прошла в духе прежних и обсуждение в тех же восторженных тонах. И следующая поездка, она будет последней, поскольку потом и общий отъезд, уже на слуху. Но Соколов хранил молчание и никто так и дознался куда на этот раз. И тайной это оставалось до самого последнего момента: на развилке дорог у входа в цирк Шапито на гастролях. Уезжали хорошо озарёнными и слегка опьянёнными мороженым в стаканчике, ситро в бутылках и прочей провинцией, только в цирке и уцелевшей. Девочки дорогу назад поделили между собой и первую половину его обнимала Настя Веселова, а потом Нина Ветрова. Они пару раз останавливались попить какао из термоса и молчали, боясь сказать лишнее, поскольку эрекцию на себя видели обе и она их просто подкупила, поскольку обе внешне не ахти и их он выбрал как бы всем смертям назло и в цирке с ними был идеальным папочкой. Если бы такое случилось чуть по-другому и рядом не было второй студентки, наверняка они бы где-то задержались, вкушая поцелуи и всё такое. А так только созерцание.
  Соколов - правильный парень!
  
  Отъезд студентов в каждый раз проходил по-особому и в каждом приезде что-то своё, на этот раз особым было всё. И футбол, и сдельно-премиальные бригады, и отсутствие конфронтации с местными насчёт выгодной работы, и масса девочек-старшеклассниц, провожающих своих парней, к которым прилипли и они лучше местных, но так бывало всегда и на следующий год упрямые девочки просто уезжали, подвигнутые на это студенческой вольницей. Десятиклассница Манечка Чаплина таки уломала Вовочку Соколова и тот ей устроил цирковое лишение девичества и через пару ночей влитое закрепил так, что девочка и имени своего не помнила, и если бы это не в собственной постели, то домой бы дороги не нашла ни за что!
  После такого кому попало - ни за что! Слегка прослезилась и агрономша, но так, за компанию, а мысль спихнуть председателя самой, устроив ему подлянку - это навеяло от правильного Вовочки. Он напрямую об этом ни слова, ни звука, но она же умная и намёк насчёт его на ней и всё такое, приняла за основу. И как-то оно, остальное бытие перестало казаться серым. Он ей говорил:
  - Верка, ты же классная баба, у тебя всё на месте и мозги не путаются между ног. Сделай себя сама и это единственное, на что ты годна в этой деревне! Никто больше сюда не ринется и этот бардак разбирать не станет.
  Так-то оно ничего, но на прощанье он её так уважил, что ни ног свести, ни слова доброго сказать, едва пришкандыбала и ручкой махнула, а он-то всё понял! На своей Яве укатил, а с ним эта шлындра Лизка Бахмут, допекла-таки его.
   Общага и быт первую пору
  По прибытию в город приезжих расселили в общежитии, а городские отправились по домам. Соколова поселили с Колей Урванцевым, его ровесником, который имел подработку ночного электрика в Горсети. У них всё сложилось по работе на картошке и так же шло уже в городе. У Коли сразу же завелись знакомые и они забегали на огонёк, в том числе девочки и женщины и беседы за жизнь и прочее шли допоздна, после чего Коле на дежурство, а Вовчику провожать девочек до трамвая или троллейбуса. Бывало и так, что он приводил двоих и пока сам с одной, Володя прогуливался с подругой и обсуждал мировые проблемы. В частности про неправильности сексуальной жизни и никакой школе по этой части. Одна из них спросила:
  - Вот ты сам девочку уломал или её, твою первенницу, добры люди подложили?
  - В смысле - она холодная, а я на ней скачу без роздыху и сам уже в ауте, а она так и не в теме?
  - Ну, да, так оно и бывает.
  - Тут, милочка, теория ни к чему. Вот придём, всё сразу увидишь и почуешь!
  - И оно без обмана?
  - Разумеется.
  В окошке их комнаты зажёгся условный сигнал и он пригласил даму отведать студенческого секса. Они редко ограничивались часом и добавку гостьи требовали раз за разом. После всего он спрашивал:
  - Ну, как оно, наше студенческое?
  И первое - оттопыренный большой палец, поскольку с речью ещё не в ладах. Одевание - ритуал, перетекающий в неспешное и манкое - оно им нравилось. Проводить - дело первейшее, это недалеко и прогулка перед сном - дело хорошее. Девочка села в транспорт и помахала ручкой - картина маслом.
  Утром подъём и ему на работу к 7 утра, а с 8 утра лекции и занятия в институте. С 14.00 до 15.30 у него следующий сеанс обслуживания техники и 18.00 до 19.00 второй, после чего свободен. Учился он легко и общие кафедры математики, физики, химии и общественных наук проблем не вызывали и там у него только отличные отметки, ну и репутация ремонтёра тоже в наличии, поскольку именно к нему прибегал штатный на одну или две кафедры как бы электрик, слесарь и прочее на все руки и жаловался на ломкую технику, так её за ногу. Прибегал уважительно, в большой перерыв и с тормозком, чтобы Володя тут же и подкрепился. Обычно управлялись быстро и ремонтёр у него на побегушках и подай-подержи--принеси, а Соколов ломал, скручивал, шеманил и прочее, после чего, включишь, а оно, так твою маму, надо же - работает!
  И в общении с преподавателями и профессорами Володя не стеснялся задавать вопросы по теме и, ясный корень, с лабораторками по общей физике, электротехнике и всяким разным химиям имел автоматический зачёт. - У него ничего не выгорало, реакции шли до конца, при монтаже не глючило и вообще, как он выражался часто: товарищ майор, теперь всё абгемахт! О том, что старший лейтенант Соколов признанный эксперт по реактивным установкам и читает чертежи влёт, знала только подполковник Терехова и писать про это в бумагах общего пользования запрещено. Что он по-английски и немецки уже на высоком уровне - тоже писать нельзя! Поэтому студент Соколов ходил на лекции, семинары и практические занятия по этим предметам наравне со всеми и сдавал всё досрочно и на "отлично", но про миссию эксперта - ни слова, ни намёка. У него сложились особенные отношения с отставным майором Пивневым, ведущим техническую графику и начертательную геометрию. Чертежи в любом формате - это сугубо мужеская игрушка и Володя иногда чего-то припоминал из тех самых реферативных журналов и с невинной рожей подавал преподавателю.
  - Картинка к инструкции была, ни хрена не ясно, вы не в курсе, что оно такое?
  Пивнев - мужик он вредный и честолюбивый и нерешаемых задач не любил, а подвохи от студента чуял отставленной пропитой печёнкой. Обычно он вёл лекцию особым образом и периодически обращался к какой-нибудь невзрачной или незадачливой студентке и спрашивал, что она думает на сей счёт, пока та краснела и смущалась от такого внимания, он менял тон и продолжал повествование. Лиза Бахмут в такой роли оказывалась часто и Володя ею любовался: так она возбуждена и питает собой протухшие чакры старого пердуна. Такие вопросники от Соколова держали отставника в тонусе и он забывал про подначки студенток, периодически возвращаясь к мине, подложенной студентом. "И ни хрена в ней нет правильного, что-то изображено не так!" - выдавал он в конце лекции и смахивал картинку на пол.
  И всю прошедшую лекцию студентка Бахмут спокойно писала конспект, не оглядываясь и не оправдываясь. Потом она Вовочке всё возвернёт, а сейчас техническая графика. Когда она чего-то пропускала или не понимала, был тот же Вовчик и он в пять слов пояснял целый параграф. Другие девочки тоже не стеснялись его консультаций и никогда не обращались к записным отличникам, которые из профессорской среды. Она так же каталась с ним на мотике то по городу, то на пленер подальше и с детским удовольствием упивалась его эрекцией, которую сама и возбуждала. Он иногда останавливался на оживлённой трассе и спрашивал:
  - Так допекло, что здесь и будем?! - и намерений отдубасить именно здесь, не скрывал. Какой бы девушка ни была азартной и порывистой, но такое средь шума и гама, а? - Ни в коем разе! И обещала вести себя прилично. Они приезжали куда-то и начиналось перевоспитание советской девочки из чистокровной еврейской среды с очень запущенной генеалогией. У них и в самых диких фантазиях нет - выйти за инородца! Тому масса "достоверной" и придуманной лжи и ничего научно доказанного. На этот счёт у него сугубо практические и прагматические воззрения и методы. Среди них - сделать ножки девушки привлекательными по общей рисующей геометрии и наполнению: то есть - ни худоба, ни бочка пива. А это и правильное питание, и упражнения, и некое насилие физическое - упругие тяжи, выправляющие кривые кости ног. На пленере он делал это как пример и она при нём выдерживала полчаса, после чего падала от боли и усталости.
  Он её привозил домой и обязывал делать это самой, раз желает фаллос от него. Это условие было трудным, кабальным, но и реальным. Примеры выправления ног описаны в медицинской литературе и Лиза это знала. Сидеть с ним на лекциях постоянно не получалось, поскольку круг избранных и роскошен и велик - три четверти девочек группы. Практически все прошли мотогонки в колхозе и он так никого и не забраковал. В бельё никто не заглядывал и про евонные интимные сокровения с девушками можно догадываться сколь угодно, однако ни девушки, ни сам Володя на сторону ни слова, ни какого-то факта. Так что девушке Лизе Бахмут - стать в строй и с Вовчиком на общих основаниях.
  Николай Урванцев и Володя Соколов вполне удачно сосуществовали среди бывших школьников и по зрелости ума и годочков не питали иллюзий насчёт девочек, девушек и женщин. Оба точно знали, что до диплома и распределения дёргаться с семейными делами нельзя и с девочками только ночки и записные страсти. Володя питался женскими сокровениями в академической среде и там аспирантки, доценты и профессора на одних правах со студентками и их достоинства написаны на них самих. У Коли иная ойкумена и он обитал среди женщин попроще и особо не различал замужних от свободных, поскольку те сами шли на кукан. Он регулярно приводил одну-другую прелестницу и они могли развлекаться на полную катушку, с обеими сразу - тоже, но нечасто. За время работы в электрической конторе перепробовал всех и не по одному разу, но никого не выделил, впрочем, как и Вовка в академической вотчине. Одна дамочка была на особом счету и они, профессионалы по этой части, пользовали её так, что она, будучи в особенной отключке, к утру садилась в такси и адрес водителю оставляли на бумажке. В такие разы один собирал даму в одну кучу, а другой спускался вниз и на улице ловил такси. Пока то да сё, даму помещали в машину и она уезжала к ненавистному супружнику, дабы уязвить по самое-самое! Она была супругой начальника Николая и он однажды решил её, такую никакую и никому не нужную, отодрать примерно и с неприличным уклоном. Мужик, её супружник, противный и вредный, так что лучшего наказания, как поиметь супружницу всеми хитростями - ход замечательный! Попутно искупался в неизвестной ойкумене: у него простые принципы и крайности мазохизма и прочие дела, которыми Вовчик так и дышит, он лишь осваивает. На следующее дежурство эта редкостная дама пригласила его в свой кабинет и узнала про самочувствие после вчерашнего.
  - В смысле: встанет или нет? - На такое сокровище и не встать - вы меня обижаете! - и показал туда, где обитает эрекция.
  - А если картинку увеличить и дать крупно, а то я в прошлый раз не рассмотрела.
  - Нет проблем, - и она увидела товар в живом виде и дневном освещении.
  - Да, молодой человек, вы и есть моё спасение на этом свете, вы понимаете, о чём я?
  - Догадываюсь.
  - Как сказал один классик - полцарства за коня, а я за тираж этой штуки - своё понимание.
  Тут уже не шуточки, а практические работы по сборке элементов системы и дальше: заведётся или нет? А такие дела только с Вовчиком.
  - Хорошо, но на моей территории и с моим товарищем, он в этом деле мастер настоящий, - ответил он и дама согласилась.
  Он привёл её в общежитие и вместе с Володей они провели ППР по полной программе, ей понравилось и она регулярно, хотя и нечасто, проводила ночки с молодыми парнями, они её имели, а она отвечала, являя аномалию для такой роскошной, но расплывшейся конституции. О сатисфакции отмщения супружнику Николай давно забыл.
  Что это было с их стороны? - Естественное проявление Зевесового комплекса и ничего криминального . Муж гребовал её прелестями, пользуя молоденьких дам и девочек, что в природе дело обычное, между тем, как физиология зрелой женщины требовала постоянного внимания и пользования. Парни из политехнического с этим справлялись легко и она им воздавала по-своему. Поток от Николая был представительной выборкой в её чистом виде и системность там шла первым номером программы. Он никогда особо не зацикливался на прелестях одной дамы и после её заявки на добавочное питание и воспитание предъявлял условие: ты приводишь четыре незнакомки и получаешь четыре свидания со мной и одно вкупе с Вовчиком. Ни одна от такого компромисса не отказалась и обновления списка шло по точной формуле. Если принять, что у Соколова своё досье и очерёдность, то мужеская лава в их чреслах не застаивалась. Ну и принципы имелись у обоих мужиков, они их соблюдали и не имели проблем с законом.
  А потом случилось то, что случилось и Николай впервые узнал истинную сущность Манечки.
  А вышло это так: в обычную пятницу прямо на кафедру заглянула Манечка Чаплина и мир в этом подземелье временно стал небесами. Рядом с ней так бывало всегда.
  - Ой, как у вас тут шикарно, электричество, химия, циклотроны и прочая хрень, а у нас с вашим отъездом и крапива повывелась! - пошутила она и стала своей остальным умникам на кафедре.
  Девочка хоть и деревенская, это все тут же и усекли, однако себе на уме и при цене на себя твёрдой. Это она им специально пудрила кое-что, дабы Вовчик приметил прогресс в интеллекте. Она решила идти в библиотечный, он и по уму и там работой всех устраивают.
  - Манечка что-то надумала, - сказал кто-то из аспирантов, про неё наслышанных: про Манечку в клубе только и разговоров.
  - Да, надумала и знаете что? - Охмурить Вовочку и в хорошей тягости за него замуж! И детки что надо, и сама ухоженная, и при мужнем внимании. По мне разве не видно? - и вектор интереса стал вилять туда-сюда, поскольку Манечка и впрямь девочка на заглядение, только не городская. И прописка для неё может быть единственным аргументом к замужеству за одним из умников. Чай-кофе-какао начались сразу же и старшие по научным делам дамы поприжали уши, поскольку уж очень хороша Манечка. Она ушла с ним, но не в общагу, а к общему входу:
  - Там у меня вещи! - пояснила она Вовчику. Их оказалось воз и маленькая тележка. - Из деревни навсегда, а куда, так и не надумала.
  Решили с этим делом не спешить, а всё как есть в общагу к Володечке. Она приехала к любимому существу и особо себя не тормозила, хотя и знала своё место в его жизни. Она разобрала кое-что и сразу же нарядилась обольщать мужика, сделавшего её женщиной. И в этом деле порядком преуспела. А поближе к ночи пришёл Коля с подружкой и после общего знакомства затащил Наденьку в постель, та для вида поупиралась, мол люди и всё такое, а он ей что-то шепнул и она стала раздеваться при всех.
   Для кого диво, а кому дико! И Манечка вспомнила, зачем она здесь и почему одета так фривольно, Володя подмигнул и она нырнула ему под бочок, а потом и под него самого. Надечка к тому времени уже скрипела под Колей и дразнила Манечку неправильными манерами, а та искренне полагала, что так с мужиком нельзя!
   И со своей постели стала давать правильную трактовку женского поведения с любимым мужиком, она полагал, что Наденька тоже любит Колю. Раз пошла такая пьянка, то соперничество выплыло наружу и преимущество Манечки даже не обсуждалось. Ну и Наденька, девушка простая, так и сказала во время чаёвки, когда все за столом и обсуждают ход уборки урожая по стране. Комплименты в адрес Манечки посыпались нехилые и девушка расцвела ещё ярче. А потом Коля предложил поменяться девочками. Манечка знала Колю по колхозным делам, но не интимным и взглянула на Вовчика. Из тактических и стратегических соображений дать Коле - это хорошо и Володе, как бы долг платежом красен, ну и девочке пора осознать, что он на ней не женится и попробовать себя с приличным мужиком самое время. Он ей кое-что шепнул и обмен состоялся.
  Наденька моментально поняла разницу в размерах и прочем и запыхтела и застонала по-настоящему, а вот с Манечкой картина иная и что Коля ей по силам и возможностям, прямиком это не скажешь, но косвенно сие прозвучало и Колю она обнимала, ласкаясь и отвечая не шутя. Хотя близка прежде не была. До утра коллизия поменялась не однажды и провожать Наденьку до семейного общежития пошли втроём. Манечка шагала легко и пританцовывала, а вот Наденьке досталось побольше и она шла с тремя фаллосами, которые и не думали испаряться. Про то, что это и есть высший кайф, она не в курсе. Завтра утром её просветят и похлопают по заднице, поздравив с приобщением к элите запретного вида спорта.
  Манечка так и щебетала, а мужики любовались и в таком состоянии вернулись в общагу. Девушка за время разлуки с любимым окрепла физически и считала, что могла любовничать хоть сколько. Она легла с Вовчиком, а Коле на работу в ночь. На следующий вечер Коля привёл другую парочку и те Манечке не удивились, посчитав её в такие дела посвящённой. Вот тут-то она и сообразила, почём фунт женского счастья. Через несколько дней она решила, что библиотека не для неё, а вот электросети - самое то!
  И ещё недели хватило, чтобы влюбиться в Колю. И тот перед ней не устоял. Что ни говори про деревенское, но ведь девочка хороша и чиста по-настоящему! Короче, Коля влюбился и его планы насчёт женитьбы полетели в тар-тарары. Вышел разговор с Володей и влюблённый мужик признался, что эксперименты с ночными бабами прискучили и он сам скатывается в бабье и теряет мужеское. А Манечка как раз то самое и в то время, когда надо сменить курс и экипаж команды. Он так и мыслил категориями подводников и их ценностями. Манечке только что стукнуло девятнадцать и ей надо не учиться на незнамо кого, а рожать деток и миловать мужика. Что Манечка не станет городской стервой - это написано крупными буквами. Вовчик это знал давно и потому так долго не решался нарушить её девичество, от которого и сам балдел и шалел по-настоящему.
  Что мог сказать Соколов? - Одобрить решение сменить флюгерство на глубокую вспашку. Ощущение отцовства его не покидало никогда и служило неким ресурсом, из того самого подводного массива айсберга, который никто никогда не увидит. Раз так, то надо парня поздравить с выбором и долбить профком насчёт комнаты для них в обшаге. С получением диплома и работой на предприятии будет и квартира.
  Опять общественные трения и пересуды, однако вскоре дело пошло, а раз так, то и свадьба не за горами. Студенческая и со всеми атрибутами растрёпанной молодости. Манечка была счастлива и про Вовочку не забывала, то зачётку не так оформила, то с комендантшей непонятки и кроме Вовчика это решить некому.
  
  А на его место в комнате перешёл Ваня Савельев. Он учился в параллельной группе, был из отслуживших в армии, с умниками из своей группы не очень дружил и в комнате офицера в запасе первой категории пришёлся ко двору, поскольку шутя и всерьёз, по поводу и без него со своими одногруппниками вёл показную сугубо дембельскую и понятную офицеру игру в "салаг", "сыроежек" и стариков. В группе он был единственным отслужившим в армии от приказа до приказа, остальные либо после школы, техникума или производственники, так что и "перематериться не с кем", как он говаривал у себя в группе. И некое подобие дружбы на публику с Соколовым пришлось по душе обоим. Он был откуда-то из дальних краёв и ему слали продукты постоянно и он сам готовил достаточно часто, приговаривая на общей кухне: не пропадать же продукту. Еда простая и калорийная в том числе жареная картошка, тушёная капуста, грибы всех сортов и банки закрученных помидоров любых типов готовки. Это стояло и лежало везде и не наткнуться в поисках закатившейся ручки на головки чеснока, лука или чего другого - так не бывает и оно лежало там, где быть не должно. Ванёк извинялся и помещал беглеца на место. Но это так, к слову и без обиды, поскольку Соколов и сам деревенский. Хоть оно всё и в три слоя упаковано, но в комнате уже прежним бедламом женской косметики и парфюма не пахло совершенно. А овощным рынком - очень похоже.
  Вот такие перемены из-за женитьбы Николая и Манечки.
  
  На кафедре Соколов сразу стал своим и это касалось не только учёбы, но и общественной жизни. Как-то он приметил, что с утра доцент Светлова появилась с закрашенным фингалом и не в настрое совершенно. Занятия она кое-как провела, а потом исчезла в своей каморке в конце общего коридора. Тут мимо проходил завкафедрой Игорь Ильич Покровский и он прямиком к нему, это же его кадр и выдвиженец.
  - Игорь Ильич, Неля Анатольевна с фингалом и не в себе, это нормально и само пройдёт?
  - М-да, опять эта тварь колбасит по своему! - ответил он и задумался надолго, проводя судьбу своей протеже от замужества до сего дня и потом продолжил: - Там прямых виновных нет, а одни жертвы обстоятельств: ему нельзя было к ней и близко подходить, а ей принимать его аргументы всерьёз. Случись так, ничего бы не было.
  - Как говаривал старшина Олобабенко: если вышла пьянка с мордобоем, значит замешана чья-то баба! Если иначе - залили, запили и забыли! - сказал Соколов и профессор улыбнулся.
  - Только на неё уже никто не смотрит и под блузку не заглядывает. А ему мнится хрен знает что.
  - Это мнение общее или ваше эксклюзивное?
  - Назовём это так - сборно-корпоративное.
  - И наше мнение: даму надо спасать или перетопчется?
  - А вы, товарищ командир, с ней сами потолкуйте и решите. У нас мнений тьма, а она периодически с фингалом.
  - Ладно, задачу понял, буду выполнять, - отчеканил он и по инерции повернулся через левое плечо.
  Беседа с доцентом Светловой особо не затянулась и вскоре она вместе с ним ушла домой. По пути кое-что выяснили, уточнили и всё такое и открывали дверь в квартиру доцента уже при полной ясности обстановки порядка решения задач.
  Лихой мужик лежал на диване и смотрел передачу для детей. Жена с мужиком его развеселила и он уронил:
  - Что, сука, хахеля привела, да? - Так ты ему скажи, я тут прописан и живу по закону.
  Он был ничего ростом и хлипок сложением, поскольку от пива и прочих дел мышечная масса не нарастает. И при таких кондициях гонять бабу - дело вполне по силам.
  Однако пришедший мужик диалог не продолжил и велел доценту подождать за дверью, случаев, когда жена вступалась за своего кровного пропитого - масса. Она вышла, а он сказал:
  - Вставай, мудак, лежачего бить неудобно! И мебель портится.
  И подошёл поближе. Мозги у такого кадра давно в магазине и дороже, чем на 1 рубль сорок товар не берут. А тут ему хрен знает что и никак не взять в толк, чего делать то?
  Мужик сказал:
  - Не встанешь сам, выкину с балкона, как ты тут есть на диване! - это как-то до него дошло.
  Но и всего.
  Мужик взял его за шиворот, как щенка и влепил коленом под дых, а потом ребром ладони по шее. Тот и зашипеть не успел.
  Соколов позвал Светлову и велел собрать вещи мудака, он его имени не знал и знать не хотел. Его уверенность и сила передались самой женщине и её маме, даме под семьдесят примерно. Пока собирали и всё такое со всхлипами и слезами, мудак и очухался. Что-то брякнул и Соколов его снова за шиворот:
  - Ты всё понял?
  Когда в мышечной памяти сидят такие плюхи, вспоминается всё. Других приводов такой памяти природой не предусмотрено. И мудак согласно кивнул.
  - А теперь пшёл отседова и чтоб духу тут не было! - Вещи спустим на лифте.
  И как тот был на диване, в таком виде и выставил за дверь, а потом турнул по лестнице. Он покатился кубарем и ничего себе не сломал, поскольку природа о расслаблении в критических ситуациях хорошо позаботилась. Ну и ведёрко холодной воды презентом от тёщи за всё хорошее не дало пасть сухим листом ещё в самом подъезде. Он от промозглости быстро очухался, кое-как доковылял до скамейки и устроился там, поскольку с мозгами дружбы никакой. А тут и лифт с его шмотками прямо с балкона и на кусты и деревья. Картина всего этого шла со звуком и соседи с интересом наблюдали редкостное зрелище - пьянь перекатная оказалась там, где ей и место. Кто-то кому-то позвонил, новость сообщили по эстафете и оно закипело. А через час ни виновника торжества на скамейке, ни вещей на деревьях.
  А Соколов между тем доводил исполнение задачи до логического конца. Если ты офицер, то в тебе это по гроб жизни.
  - Чтоб им и не пахло! - заняло много времени и квартира мигом стала объектом адмиральской приборки и ни единого кубического сантиметра квартиры не пропущено и лишнее и пахнущее прошлым удалено с треском! Командир в таких делах не на коне, но с шайкой, молотком, метёлкой, пассатижами и чем угодно, что требуется сию минуту. Всё отчистив и отглянцевавши, сели пить чай с вареньем из чёрной смородины.
  Неля с командиром на "ты" и она ему - "Вовчик", а он ей - Нэлечка-милочка, названная тёща тоже не в капусте найдена и "Владимир Николаич", как диктор Шатилова по телевизору.
  Уже стемнело и в общагу поздновато. Да и не всё в ритуале доведено.
  - Очищение! - без него в новую жизнь - никак! - сказал он и дамы переглянулись, поскольку совсем мудрёно.
  - Я мою тебя, а ты всё-всё моешь у меня, теперь ясно? - дамы кивнули и оно началось. - То есть и мочалка особая, и шампунь импортный, и постельное новое, а под халатом - ничего! У меня тоже. Утром проверим, если всё сошлось, то ни одна соседка жалобу на шум за дверью не напишет.
  Процесс очищения прошёл по известному командиру ритуалу и Нэлечка сильно помолодела, командира слушаясь. Она так долго не имела ничего сексуального от мужа, что навороты от Володи не только компенсировали дефицит, но и сделали задел на будущее.
  Утром Вовчик кинул супружнице очередную порцию от себя и своевольного фаллоса и ушёл на работу. Его у спальни отловила тёща и дала пирожок и кое-что в пакете на дорожку.
  Дорога такого рода - она всегда без конца и ему пришлось придавить авторитетом и кое-чем ещё даму в суде, чтоб развод дали сразу, а не тянули волынку в пользу мудака. И добавил аргументы в пользу женщины от науки.
  Через месяц доцент Светлова - свободная дама. И уже в процессе освобождения она расцвела и заискрилась, как оно было до злосчастной аспирантуры. Профессору сильно понравилось в этой истории многое, особо бельё и одежда мудака на деревьях! Он бы до такого не додумался, а Соколову - раз плюнуть. И разговор о ней состоялся по его желанию, профессору интересно, насколько глубока вспашка у доцента. И тот всё как на духу и в армейских терминах:
  - Понедельник, среда, пятница - она играет на моём поле, а потом, где угодно.
  Профессор не мог упустить благоприятное расположение звёзд, в четверг приложился к святому источнику Нэльки и ошалел. - Он эту даму такой не знал, может и не она вовсе?
   Новая Лизавета Бахмут
  Меж тем в середине третьего курса совместный эксперимент по выпрямлению ног дал ощутимые результаты: теперь между коленями никакого колеса, сами коленки яко конфетки, ну и оптимальное заполнение тела мышцами, а не семитским жирком. Грудки тоже не условные и возвышаются на положенные пять дюймов. Эти параметры Соколов огласил публично перед лекциями, собрал обе группы и поставил Лизу на подиум, чтобы все видели и сам процесс и размеры, которые пишут на доске. Коля рисовал условные параметры и фигурка у Лизель получалась изумительной. Поскольку с женскими телами он имел добрые отношения, то и рисовал их так же одним штрихом, как и обнимал. Поскольку Вовчик эту ненормальную обожал по-настоящему, то и он некое мужеско-зевесовское применил в изображении её новых размеров. Штучка пониже пупка тоже особенная и её очертания он отразил на особой выноске чуть в стороне. Эти художества шли с самого первого семестра и по данным из интимного альбома Вовчика Соколова он имел представление про динамику каждой девочки-лидера и суммирующий вектор сексуального интереса и предпочтений. Среди лидеров Бахмут не числилась и сейчас общество впервые отметило солидные перемены и они практически везде, бугорок пониже пупка тоже особый и Вовчику нравился давно. Тело Лизаньки он знал наизусть и именно его вниманием она и выстроила себя новую. На место ниже пупка он напирал часто и именно к нему привязаны упражнения, диета и прочий физиологический мазохизм. У многих девочек, живущих с парнями давно, самые глубокие слияния не могли сравниться с обмерами тела руками Вовчика на теле Бахмут. Иногда, если мерялось что-то сверху, она визжала и извивалась, будто от щекотки:
  - Ой, Вовка, умираю, ну, хватит же, хватит! - а там всего-то талия, бёдра и низ у коленок и щиколоток. Смеялась и вопила она звонкими колокольчиками, которые ей привил Вовчик. Было много чего другого, что сразу же прилипало к ней, как врождённое. Глядя на это, ему доверяли и другие девочки и тайком доверялись в самом-самом! Так что к Бахмут отношения были самые разные и многие девушку банально недолюбливали, частью из-за происхождения, частью из-за удачливости с Соколовым и вишенкой всему: она это сумела!
  При всех играх с ним, она держалась ближайшим другом, стремящимся в супружницы. Володя не лукавил и к метаморфозам готовил без заднего умысла, а с надеждой на торжество науки и человеческого упорства. С Лизой Бахмут такие вещи показательны особо и её верность принципам была похвальна, ему оставалось лишь поддерживать её тонус. И вот картинка на доске и две группы имеют контуры обаяния и очарования. Вовчик прошёлся по её телу, как античный ваятель Фидий, смачно хлопнул по заднице и та чувственно отозвалась, качнувшись туда-сюда пару раз, как раз норма! Апертура с грудями и те отозвались тоже, возбудив эрекцию у ровесников. У служилых на неё стоял давно, но она только с Вовчиком! Измерение нижних частей, мука ещё та и Лизанька Бахмут аж извелась, чуя Вовчика и его руки, от которых сойти с ума, что воды напиться!
  И там тоже идеальная цифра.
  Потом сам бугорок с просветом и инспекция:
  - Девочка-цветок, невинна и запашиста. Голосуем как Афинах: фигура Элизабет Бахмут в рамках эталона или нет? В большой корзине были шарики белого и чёрного цвета, они от детских погремушек. "за" - белые, "нет" - чёрные. Как и положено, секретариат и прочее, поскольку речь не столько про Бахмут, сколько о шансах одолеть судьбу.
  Из 54 шаров белых - 47, чёрных - 5 и двое воздержались. Принято квалифицированными большинством.
  Староста Женечка Тибейкина объявила и Элизабет Бахмут приняли в сонм посвящённых.
  Теперь сама дефлорация и что с ней?
  Он спросил об этом и она качнулась:
  - Они этот спектакль ждали и не верили, а я терпела и уродовалась не ради из воплей, нет, я обожаю тебя, ты уважаешь меня и нам больше никто не нужен, ведь так? - он кивнул:
  - Лизетт, думаю, сию штуку надо сделать у тебя дома. Ты, я и родители. По ходу пьесы могут выпасть самые неожиданные вещи от твоих сутей и нам лучше подстраховаться.
  - Я буду орать матом, кусаться и всё такое?
  - Примерно, если не хуже.
  - Она спросила шёпотом,
  А что потом, а что потом? - и он в ответ улыбнулся:
  - А потом - ты женщина и посылаешь всех подальше и лесом. А я мужчина и у меня свои погремушки.
  - А секс - это что?
  - Если по сути - это формат общения такой. Специфический и криминальный отчасти. Многие имеют секс помимо брака, грубо говоря - левачат.
  - И у нас с тобой брака не будет?
  - В ближайшее время нет, а потом - кто знает.
  - Ты для меня такой шанс оставляешь?
  - Разумеется, иначе и этой затеи с коленками не было бы.
  Дефлорацию перенесли на субботу и домашние наконец-то узнали свою дочь в полной мере и в полный рост. Парня они и так признали давно своим, но что и их кровинушка такое может, в голове папы и мамы не укладывалось.
  
  Первой из армейских знакомых к нему подъехала Идалия Захарова, она теперь работала в центральных архивах министерства обороны и это почти по специальности. Выглядела она, как и прежде, шикарно и представление в подвальчике на кафедре её очаровало:
  - Вовка, ты тот же! Все железки, полки, систематика - они как и в Германии.
  Он не стал интриговать и сразу же представил её:
  - Идалия Захарова, генеральша, теперь ещё и историк, у нас с ней, так сказать, почтовый роман. Истоки - портрет в газете и статья журналюги из штаба ГСВГ. Она работает над книгой про маршала Рокоссовского. Там ещё не всё законопатили и есть живые люди и материалы. Но она об этом скажет сама.
  Посмотреть на генеральшу хотели многие, но пустили только своих. Она приехала к Вовчику и его окружение - часть самого, поэтому отвечала про всё. Фотографии дочки она приготовила и часть показала, а остальное он сам и потом. Ну и себя тоже. Она так и не развелась и реноме мужу не испортила, за что тот одарил квартирой в столице. Расходились поздно и компанией чуть не семейной, что и есть Соколов. Она остановилась в гостинице Военного округа и их пустили без проблем. Оставшись наедине, они и поговорили, и обменялись ласками. А потом то, что было на операции "Фиалка". Она так же не отпускала, рыдала, возмущалась, выла и была той же девочкой, нашедшей счастье по билетику. Он догадался:
  - Мы зачинаем Авдюшку? - и она улыбнулась:
  - Думаю, да. по всем графикам выходит сын!
  Она уехала через три дня и в конце месяца сообщила о новом зачатии.
  Потом почти одновременно подъехали Алла и Ирина и про Борьку он не спрашивал, а они не начинали. А под гороховый спас пожаловали две дамы с погонами подполковниц: Машенька и Дашенька. Обе уже в Союзе и при хороших должностях. Так на кафедре вживую познакомились с прошлым своего студента. Он их прокатил на своём тракторе, однако историю его обретения умолчал. Солёное озеро и местные грязи им пришлись по нраву и обе дамы отметили, что тут и чисто по-деревенски и вода как раз нужной температуры.
  - Тебе сколько осталось служить? - спросила Машулька.
  - Два с половиной года и полный дембель.
  - Никого на хозяйставо не присмотрел? - уронила Дашутка.
  - Нет и не предвидится. Я от прошлого не отошёл.
  И дамы про Борьку и Анхен с Ритой тоже молчок. Им было чего вспомнить и кроме того, к тому же ревновали они немку и недолюбливали, так что тут снова вышел синхрон. На озере им понравилось больше всего и они туда ездили ещё дважды. Про деток и папочек, которые не в курсе, что детки не евонные, обсудили особо и примеров из истории тьма и никак дамы не избавятся от такой возможности наставить суженному рога. Обе дамы про эти мотивы в курсе и роль Вовочки в этих игрищах тоже. Она в этом деле что или кто? И так прикидывали и этак и кроме того, что оно грех, ничего не складывается. И тут он им про Магду Нобель и потом виноградаршу из Прованса припомнил. И что она, записная стерва из ГДР, потом оказалась во Франции и именно оттуда решила заиметь наследника.
  - Замечу вам, мои драгоценные, на-след-ни-ка! От меня, ей чуждого по всем канонам кроме интимного.
  - Так впечатлила? - сказала Даша.
  - Тут слова не годятся, надо видеть глаза женщины в это время. Я бы это назвал моментом истины. Она избавилась от шлейфа рутины и низкопробного и вот тут-то припомнила меня. И приехала к нам, нашла возможность спокойно всё это устроить и устроила.
  - Хорошенькая? - вырвалось у обеих.
  - Более чем.
  - И что в осадке?
  - Интересно найти и узнать, кто родился и как оно там прижилось. Это реально?
  - Легко, - ответила Даша, - через Международный Красный Крест. Адрес, фамилия и фото есть?
  - В сундуках где-то лежат. - Так вы берётесь?
  - Если она жива и данные тебе не придумала, то за неделю-две. Недавно там же искали кого-то из технарей "Нормандии-Неман" и нашли. Но там всё это тиной поросло, а у тебя свежак и трёх лет не исполнилось. Так что, давай твои фотки, а мы подумаем, как это подать, чтобы оно вышло. Сам знаешь, под кем ходишь.
  - Да, - припомнила что-то Машулька, - есть один момент: если твоя условная Магда - не Мата Хари, то её найдут быстро и сразу же ответят за неё чего-нить из местных справочных фондов. А потом ответит и сама Магда. Но, если это не так, то даму с такими позывными возьмут в работы наши ребята, а тебе сообщат, что таковая среди местных жителей отсутствует.
  - А на мне поставят блямбу - ищет контакта?
  - Как-то так, - подтвердила Машулька, - и оно того стоит? - она так прохладно на него посмотрела, что и не узнать её. И Володя призадумался, припоминая подробности обеих встреч. С ним могла быть и условная Мата Хари, но и настоящая Магда тоже.
  - По её легенде, фрау Нобель, она местная и всем известна, так?
  - Так точно, командир! - рубанула Машуля, как и когда-то.
  - И шла на свидание с каким-то хахалем, известным в городе и это проверить легко, так?
  - Так точно, командир!
  - Я потом через Анхен и Риту насчёт Нобеля справлялся, такой тип в местной газете значился, однако сбежал на Запад. Магда так и нигде отдельно от него не появилась. Она очень тщеславная и умная дама и при случае о себе непременно заявит. Но не заявила, вывод - не было обстоятельств. То есть, милочка замужем и оттуда никак! - Выходит, что она его супружница и мается с ним рядом, как и положено суженой. Скольких мужиков она собьёт с толку, скольким сама воздаст, дело иное и про такие дела в газетах не пишут. А поскольку на супружнике печати ставить негде, то такая же хрень и с ней. Вот тогда в первый раз, я только что из Союза и эта дама подо мной. Что я вижу? - Умелая записная стерва. Просто плакала и рыдала и играть ей негде было и нечего. И выставить её я мог сто раз, но того не сделал, пожалевши. И мы с ней поговорили по-человечески на-английском языке, такое не сыграть! Тогда немецкий мне был неродным. Будь она Матой Хари, неужто бы не пришла ещё и ещё, раз мужик такой сладкий попался?
  - Так точно, командир, пришла бы и на завтра и через неделю.
  - И потом, через несколько лет, могла ли Мата Хари заявиться за обещанным когда-то в качестве дамы чести, а?
  - Никак нет, командир.
  - Ставлю десять против одного - она не Мата Хари!
  - И вот такой мужик не армией командует, а учится на инженера, какой крендибобль, Дашутка?
  А примерно в это же время Нина Савельева имела беседу с Лизой Бахмут насчёт женских прав на Володю Соколова. Та как раз влилась в когорту девочек, с которыми он дружил по-настоящему и это не мешало всяким матримониальным планам парней и родителей на их счёт. Просто такие планы отдельно, а Вовчик отдельно! И иудейка прохладному цинизму славянских девочек противопоставляла чистоту помыслов, в принципе иудейству несвойственных. Она любила Вовочку, как и положено женщине любить мужчину. Ясный пень, кто ж такому поверит? Ну и сокровения у русских девочек проверены временем и рядом с ними иудейка как голодная нищенка. И то, что он её выставил на общий коленкор, ничего не значит. Она им соперница и это надо помнить чётко. Лизанька призадумалась и против ветра вопить не стала. С кем ему сидеть - выбор за мужчиной и тут шансы есть и раз конкуренция, пусть так и будет.
  Со своей стороны Володя давно никого особо не выделял и очерёдность всего сущего и случайность выборки всякого остального шла главным элементом. Насчёт эффективности армейского порядка и в мирских делах он был уверен и считал, что на гражданке ничего лучше армейского порядка не придумали. Ну и женский аромат - это хитрая смесь парфюма, естественных выделений и белья с одеждой. В этом отношении горожанки продвинулись далеко и славянская часть девочек в этом сильно преуспела. Утончённость и погружение - это их козыри. Про строгую очерёдность тоже надо помнить. В свой день девочки часто шли в атаку и белья не надевали вовсе и так весь день с лекциями и практическими и только в большие перемены на обед что-то придумывали и меняли, а так массированная атака на мужеские органы чувств. Не факт, что после такого что-то случится тут же, но как правило - оно так. Он удалялся с сегодняшней и употреблял.
  Ради минуток в объятиях с ним чего не сотворишь!
  И кто эти ребятишки 18-20 лет, пахнущие мамочкой, а не мужиком? - В этой группе у них нет шансов. В параллельной та же хрень и там к мужикам тяга, а ровесникам отворот! Так что к пятому и шестому семестрам девственниц не осталось ни в одной группе, ни на одном факультете. Бахмут созрела и оформилась как раз вовремя. В то же время многие видели дам, приезжавших к Володе и иллюзий на свой счёт не имели. Но ведь они и не замуж стремятся, а только погреться и прочувствовать себя с настоящим.
  Первые попытки вмешаться в процесс у Лизы кончились разочарованием и улыбкой Володи, уводившего очередную даму на кастинг сокровений. Не обязательно оно кончится жутким слиянием, может и остаться в не менее чувственных объятиях и фотографиях на память, где есть такое и оно заманчивее колечек, нарядов и тончайшего белья из-за границы. Фотографии эти только в его альбоме и в единственном экземпляре. На первом курсе после удачной сессии он пригласил Бахмут в свою каптёрку на кафедре и заставил позировать, как он выразился, для истории факультета. Фотки тридцать на сорок вышли изумительными и он сделал исключение - подарил Лизетте одну, там она во фривольной позе и змеиной улыбкой. Потом таких же памятных портретов было ещё три и она отметила динамику перемен в себе самой. Она его любила, а он лепил новую и на оригинал ноль внимания! Подобные фотографии были практически у каждой, кто ему интересен и редко хотя бы один экземпляр покидал саму коллекцию.
   У каждой девочки так или иначе формировалась репутация и в конце каждого семестра выявлялась победительница и ей-то всё и доставалось. Ну и все девочки в этой игре с первого семестра, так что знают и понимают многое. И вообще, здесь не торговый институт, тут техническая элита и ею дорожат ого-го как!
  Так что у Лизаньки проблемы!
  У Ванечки Савельева, как говорят спецы, имелась твёрдая рука и все виды технической графики он исполнял одной левой. И с первого же курса к нему зачастили студенты и студентки в этом деле двоечники. И он шпарил листы чертежей в карандаше и туши без замечаний от преподавателей. Ясный перец, такого парня надо иметь в приятелях и кандидаты на это дело стали в очередь.
  Но ему намекнули, что делу время, а потехе час! И лист сборочного чертежа со спецификацией - это вам не на танцах буги ломать. Откуда-то прояснилась цена вопроса и Савельев её не стал накручивать, а твёрдо по таксе. Ну и она ему плюсом в копейку к стипендии, поскольку подработок ему не хватало из-за марок, которые стоили не копейки. Так он промышлял тихо и незаметно от сессии до сессии, а горячая пора начиналась за неделю до сдачи всех долгов и допуска к экзаменам. И тут должники вспоминали про Ванечку Савельева и что без него им никак! Были и другие умельцы, но речь не о них. Соколов делал графику тоже быстро и сдавал её задолго до предсессионной горячки. И редко задерживался в институте, сдав всё досрочно и куда-то укатив. Но горячую пору и Ванечку заставал всегда и если срок был завтра утром, а заказчица приходила под вечер, то с интересом наблюдал за ним - успеет или нет? И по тому, как оно шло у Ванечки, Вовочке становилось ясно, что хрен вам с маком - не успевает!
  Деньги авансом на столе и остальное утром по готовности. В таких случаях он подключался и они двойной тягой успевали сделать главное к часу ночи. Соколов становился с одной стороны чертёжной доски, Савельев с другой и конвейер двух мужиков с умелыми руками и правильными мозгами укладывал сборочные и прочие чертежи из учебного задания на лист ватмана. Тушь со своей стороны Вовчик укладывал сразу, а Ванечка - по общей готовности и это сдвигало работу на час-полтора. Вовчик уже давит подушку, а Ванечка ещё пурхается с тушью. Но так или иначе, к утру всё просохло и блестит чернотой на белой ватмане. Приходит заказчица, ахает насчёт качества продукции, производит окончательный расчёт и мчится сдаваться на кафедру, поскольку надо было, оказывается, ещё вчера. Но рулон - вот он, подпись автора стоит и преподаватель, не глядя и зная руку настоящего исполнителя, ставит "зачтено".
  И допуск к сессии - вот он!
  Про то, что причастен и Соколов ей сообщили и что он мзду не берёт, она в курсе. Где его ловить, знают многие и вот грешная заказчица там. Она уводит Вовочку в уютное гнёздышко, запирает дверь на швабру и поворачивается к нему. Дальше оно без слов и начинается с расстёгнутой блузки. - Почему блузки, а не чего-то другого? - Потому, что только девочки сдают чертежи с таким запозданием. Одна неделя той самой поры и бюджет Ванечки дополняется примерно двумя-тремя стипендиями. И его дружба с Соколовым так до диплома и продлится.
   Практика на Советском Востоке
  В Ташкент - город хлебный, он попал на вторую практику и привёз с собой мотоцикл, надеясь побывать в Бухаре, Ходженте, Самарканде и других местах знаковых Советского Востока. Что есть он по сути, для него не тайна, но посмотреть на реалии застывшего времени - что может быть лучше. Он полдня работал в КБ машзавода, а после обеда пропадал в технической библиотеке за изучением альбомов с экспликациями заводской продукции за все годы существования. Там такой хренью больше никто не занимался и он свободно сидел между стеллажей и изучал содержимое полок. К нему начальство приставило даму из какого-то отдела и она выполняла его волю, заодно приобщаясь к истории завода. Он беседовал с ней, как с попутчиком в вагоне и не очароваться им - это из разряда фантастики! Она хорошенька, чуточку пухленькая, ручки изумительные, глазки живые и чёрные и ей уже или завтра - тридцать!
  Такая прелесть и незамужем - это неправильно и на резонный вопрос она ответила:
  - Меня пытались сбагрить ещё в девятом классе, но что-то там не срослось и выдали другую сестру, потом то же было в двадцать и двадцать три года. С теми же проблемами меня оставили дома, а сестра постарше вышла вместо меня. Так что, вот так! Теперь уже точно не выдадут. - Сия фраза как-то со временем и географией не вязалась: замуж в СССР женщины и девушки выходят сами, а не выдаёт родня уже сорок с лишком годочков. Но Айшет перед ним и не верить ей нет оснований.
  Ну и была иная, тёмная сторона женского бытия и о ней вслух не говорят, но, как и всё греховное, творят и ещё как!
  Как и положено в среде мусульман девочек много веков держат для поддержания финансов семьи и замужество - это чистой воды сделка двух семей с предъявлением девственной невесты с одной стороны и полновесной суммы с другой. Поскольку семьи большие и все под одной крышей, то старшие братья имеют шансы упражняться в сексе на младших сёстрах без нарушения плевы - в анус. И в городских домах такое не то чтобы правило и все счастливы, однако в реалиях такие вещи не такой уж и криминал и равноценны переходу улицы в неозначенном месте.
  Айшет взяли в оборот в седьмом классе и приучили прислуживать старшакам, как оно есть в кадрированных частях Советской Армии. Её имели в зад не только братья, так что к двадцати годам Айшет приобрела вкус к этому занятию, поскольку не братья в этой затее были настоящими гурманами. Так что Айшет и девушка, и та ещё гурия в восточном наряде. И следующий вопрос был по сути:
  - Так ты, Айшет, девушка советская или восточная со всеми вашими погремушками?
  И та ответить не могла, поскольку уже ни тут и не там. Она, как и все местные носила под платьем штаны и ещё один чехол типа нижней юбки, раньше на женщине был некий балахон на теле и паранджа на лице. Советские женщины не имеют ни того, ни другого и нижнее у них устроено иначе. То есть, общее - у нас и у них бельё есть.
  И что ответить этому симпатичному парню?
  - Ладно, проехали, - прервал молчание парень и она вздохнула.
  - Вот я с вами наедине и мы откровенничаем - по нашим законам это неправедно! И если кто-то об этом донесёт моей родне, со свету сживут и не задумаются.
  - Вся родня или кто-то зачинщиком? - Соколов про Советский Восток знал больше, чем пишет газета "ПРАВДА" и по военной логике везде видел истоки, пищевую среду и движущие силы.
  - Заправляет один дядюшка, а остальные подпевают. Они сидят под ним и заглядывают в рот.
  - И мама тоже?
  - Про неё не надо, она страдает за нас и за себя тоже, - ответила она и парень загрустил, поскольку дисгармония приятной девушки и её домашнего и социального статуса зашкаливали. Будто революции 1917-ого и не бывало!
  - А если мы устроим революцию исключительно здесь и сейчас и ты станешь просто советской девушкой?
  - Мы что-то подорвём и устроим пожар?
  - Начнём с малого: простой свободы. Тут жарковато и три слоя на тебе - многовато. Лишнее снимем, а? - она была в сомнениях, но он уже всё решил за неё и сдёрнул верхний балахон. Под ним обнажился ещё слой и его тоже определили на стеллаж. Штаны в такую жару и мужики не носят, облачаясь в шорты и что-то подобное. Она и это позволила, уже по инерции, поскольку запретная кнопка на ней исчезла и парень владел ею по умолчанию.
  - Ух, ты! - изумлённо выдохнул он, увидев шедевр женского тела с рельефным пупком, овальными бёдрами и щиколотками, на которых прежде заканчивались штаны. Она слегка удерживала один покров, который исключительно для плеч и груди, представив остальное парню. А тот любовался и наслаждался и его восторг в девушку проник очень быстро и глубоко. Он освободил тонкий покров от её руки и тот упал на уровень чуть до колен.
  - Вот так будет достаточно, - сказал он и она не возразила даже мысленно, поскольку в этой ситуации одежда лишь декор. А само тело у Айшет очень красивое и на него покушались давно и систематически. Но сейчас противиться не хотелось, а продолжения чувственной каторги - очень! И она открылась поглубже, сев так, чтобы любое движение мужчину волновало и тянуло так, как хочется женщине. К тридцатнику не такой уж и праведной жизни она кое-что постигла и многому научилась. В книжках об этом не пишут, но она девушка с собственным умом и его достояния - её собственность.
  - У вас, Володя, были женщины и вы знаете, что делать, если они затрудняются себя выразить, разве нет? - он улыбнулся и начал с руки и нежных пальчиков и перешёл к устам, не задержался и там, скользнул по шикарной груди и пальцами прошёлся по основанию талии, как бы выражая понимание и почитание. Любовного холмика он не касался, оставив на десерт. И всё свершив, он отринулся от неё, дав придти в себя.
  - Похоже на то, что мне повезло и вместо банального соития у нас будет чувственный диалог? - наконец-то выдала Айшет.
  - И со мной очень достойная женщина. Она всё поняла правильно и переменила позу, чтобы всё и сразу:
  - Так нам будет лучше? - спросила она.
  - Смотря для чего, мы обычный чай пьём или наркотический?
  - Обычный. А что?
  - А такой, от которого мозги в отключке, тебе можно?
  - Вы и я? - не поверила Айшет.
  - Ты и я! - У нас и песня есть такая: "У самовара я и моя Маша пить будем чай в прикуску до утра!" Правда у нас особых чаёв не бывает, но с Машей и до утра - это реально.
  - Вы меня соблазняете? - уже на ином градусе спросила она.
  - Соблазн - это когда хочется запретного и ты колеблешься. Так вот, Айшет - ты прелестна и я тебя соблазняю на чай с чем-то особенным, у тебя такое, от чего дух вон, найдётся?
  И она тут же встрепенулась, собралась и переспросила:
  - Мы это делаем здесь и сейчас или вы меня куда-то увезёте и это там? - восточная женщина всё ещё удерживала себя от интимного сумасшествия с опьяняющим "ты".
  - Если сложится здесь и сейчас, увезти куда-то - мечта здорового мужчины.
  С чаем у них срослось, увезти с собой тоже и Айшет впервые в жизни попала на настоящее любовное свидание. На следующий день они не стали терять время и после обеда почти сразу же отправились в путешествие по временам и нравам Среднего Востока. Она показывала, он снимал, она рассказывала - он слушал. И во время одного из девичьих повествований так обнял рассказчицу, что та и не подумала противиться и из них выбираться. Эрекцию она почуяла сразу и разрешила всё.
  Накануне Айшет прошла капитальную проверку и в результате офицеру запаса стало ясно, что она отнюдь не невинная монашка, а почти Изида, способная играть роли в любовных драмах и коллизиях, поскольку есть и опыт, и силы, и с родословной тоже порядок и нет недоношенных и прочих деток с изъянами. Её лечебницами и клиниками шибко не баловали: Аллах дал, Аллах взял!
  Печать на вагине он деликатно обследовал и оставил, как есть: утро вечера мудренее!
  Вечер наступил сразу после обеденного перерыва и они уехали на пленер в чинарову рощу, в самые тугаи и расположились лагерем. Всяческим упражнениям здесь самое место. Она эту полянку описала каким-то стихом и он ему понравился:
  - Это кто и откуда?
  - Один поклонник в послании ко мне, это ничего, что у меня такая молодость?
  
  - Володя Сокол не ледащий
  И прелесть связанной строки
  - Лучом ему в кромешной чаще,
  А рифма чисто длань руки!
  
  - ответил он и она приняла правила игры. Коврик смягчал неровности лужайки и они расположились на нём. Объятия, поцелуи, раздевания, обожания и на пике чувственной увертюры он спросил про невинность:
  - Оставим или напишем новую книжку?
  - Замуж здесь всё равно не выйду, так хоть о первопроходце память останется.
  И сразу к делу. Он не стал терзать и память оставил такую, что она запросила добавку.
  - Ты меня будешь хотеть всегда - об этом подумала?
  - Вовочка, не терзай, а люби ещё!
  Они подружились легко и в роли восточной супруги Айшет просто идеальна. Она убегала с работы чуть раньше, ждала его со съестным недалеко от чайханы, он подъезжал, преображал в скифскую всадницу и красная ЯВА растворялась в потоке машин, телег, велосипедов и общественного транспорта. Места она знала и куда надо поворачивали по дорожным указателям, а дальше по наитию и дуновению чистого воздуха с Памиро-Алая. Таких, как они было немного и биваки не бывали шумными. Если же кто-то из ценителей дикого пленера и попадался, это были цивилизованные таджики, узбеки и казахи. Они говорили и думали по-русски и у возрастной парочки не спрашивали ничего, догадываясь про рогатки у восточной красавицы. Теперь показную скромность долой и Айшет вышла на тропу войны с прежней жизнью. Среди любителей дикого пленера парочки были разного формата и возраста, однако добро и светлые улыбки во главе.
   Не однажды Володя с Айшет заставали парочки в интимном беспорядке и шутки международного координатора таких затей Соколова перетекали чуть ли не в оргии с участием всех со всеми. До соитий с чужими не доходило, но восхищение мужеским и женским телом доминировало и Вовчику за свою Айшет не было стыдно. Она не стеснялась прижиматься к своему визави и позировать для интимного фото. Так же им позировали другие и удовольствия были взаимными и перекрёстными. Айшет что-то подсмотрела у встреченных дам, что-то они переняли у неё и в одних и тех же козырях ходили талии, улыбки, воздушные поцелуи и тёмные местечки за коленками. Об этом шутили, как бы подглядывали, но не касались и жили мирно и дружно. Они договаривались о новой встрече на новом месте и приезжали почти в тех же составах. У него спрашивали напрямую:
  - Украл и жируете?
  - Жируем, но не украл.
  Примерно то же и у других парочек и триад и эта часть ойкумены Востока отдельно, а официальный он совсем в других тонах.
  Но практика когда-то закончится и что тогда?
  Это дело они обсуждали не раз и ничего иного, как бежать из родного края не получалось. Иначе её убьют. Пообщавшись с местными аборигенами и русскими, он склонился к тому, что Айшет точно погубят. И всё из-за его ненасытности: уж очень вкусна! Уже через неделю её не смущал размер фаллоса, а потом и мужеские затеи всякого рода. Она влюбилась, а любимому можно всё!
  Бегство они просчитали, как войсковую операцию и она в том принимала весомое участие, явив ум и практицизм, чем очень понравилась Вовчику. Увольнение и отъезд практикантов шёл в одни и те же дни и в самые разные края, билеты на поезд не именные и отследить кого-то невозможно из-за бездны вариантов.
  Уезжали в московском поезде с русской бригадой и выкупив всё купе. Садились в два приёма: он в Ташкенте, а она на станции в 60 км от столицы Узбекистана. Он туда её увёз сам и наказал вести себя правильно. С ней только документы и немножко денег на всякий случай, а весь груз в его багаже вместе с мотоциклом в багажном вагоне этого же поезда. Проводницам он сказал полуправду, однако того хватило и они поняли несказанное. Айшет села, как и положено на промежуточной станции и они закрылись в купе, пока не выбрались в другую республику. Проводницы сообщили об этом и Айшет с Володей облегчённо вздохнули.
  - Жену украл? - спросила проводница постарше. Они с Айшет переглянулись и она ответила за обоих:
  - Любимую и любящую! - Ведь так? - он заташил её к себе на колени и иных подтверждений не потребовалось.
  Трое суток в пути - трое суток райской жизни и к этим ценностям от Володи и Айшет приобщилась бригада проводниц, периодически попадая на жуткие объятия сладкой парочки при открытых дверях. Айшет демонстрировала наряды, а он фотографировал, она их меняла и попадала нагой в кадр не однажды и не смущаясь совершенно, а искрясь и лучась от любви. Володя и Айшет физически сложившиеся личности, при этом сексуальный стаж у обоих зашкаливал и при взаимной тяге любовные игры у них захватывали и сторонних подглядывающих, кем стали проводницы. Подслушивать любовную оргию в их исполнение - вовсе не грех, а счастие неописуемое! После одной из них Светочка, которая помоложе и про модное теперь развлечение не забыла, пришла к ним и сказала:
  - Сколь жила, такого не ведала и полагать не полагала и вот увидела краешком глаз, как вы любитесь и очаровалась. Любовь в самом чистом виде! Можно мне к вам ненадолго, уж очень у вас оно волшебное и отравленное.
  Проводница так и светилась сказанным и не понять её тяги к романтике юности никак нельзя. Эта парочка не в десятом классе и тем самым возбуждала особо.
  - Отравленное - это как? - спросила Айшет.
   - Внизу всё кипит, сердце замирает, а руки так и рвутся обнять мужика, раз он могет таковское!
  Молодые переглянулись, а проводница задрала подол форменного платья и указала то, что рвётся к общению с молодыми. И тут вступил Соколов:
  - Если к нам, то и по-нашему всё-всё! - Мохнатка на такое способна?
  - Не о том печаль, миленький, нас начальство другой раз так выдрючит, что сутки пластом и ни слова даже шепотком. А тут счастие полыхает, выдюжу, не беспокойтесь!
  Айшен посмотрела на Вовчика и приняла очередное решение самостоятельно:
  - Хорошо, готовьте ваш целительный кофе и к нам.
  Светочка вышла за напитками, а Вовчик спросил:
  - Не заревнуешь, если шоу с ней выйдёт в укор тебе?
  - Я же рядышком и тебя чую, а она пришлая и применится к нам нескоро, так что - нет, ревность - не наша тема!
  Светочка пришла в цивильном халате и с подносом всего и всякого, кофе там ютился в уголочке. Напиток и в самом деле бодрящий и, отведав капельку, он привлёк гостью к себе. И внимательно оценил всё-всё в ней.
  Потом тихонечко впился в уста, чуточку потерзал, опустился к шее, устроил засос и снова к устам. А руки в это время готовят мохнатку, чтоб оно без заусениц.
  - Возьми его! - велел он и она повиновалась. И тут ей кульбит чуть не цирковой и сама перед его устами самым нежным своим местом. А его губы уже наготове и оно пошло! Соитие стало вторым темпом и она не чуяла жуткой боли от хищной головки фаллоса. Очнулась через тьму времени, вся в мыле собственном и мужицком тоже. А что внутри деется - не тут и не сейчас говорить. Светочка держалась достойно и Айшет её не заревновала, да и передохнуть - самое время. Если к ним присоединить Машутку с Дашенькой, тогда, да, как бы гармония, хотя и не по всем регистрам.
  С Айшет они в играх третью неделю как по-настоящему и тоже рассинхронов порядком. Ну и Светочка - это свежий ветер и его дуновения прелести брачным играм только прибавят. Он похлопал её по крутой неезженой заднице и велел ждать и смотреть. Её взяли в работу попозже и она вошла в неё с пониманием и чутьём на нюансы включений. К ужину Светочка совсем в курсе, но ей надо на смену. Девочку отпустили и та с нетерпением дошкольницы ждала своего часа.
  Глядя на удачливую и истерзанную молодуху, заегозилось и Ниночке: у неё и бельишко импортное заготовлено, и для мужика стимул ого-го какой, ну и груди потвёрже, чем у молодухи-напарницы!
  - Хотся-то хотся, но как?
   Она же на смене и предложение прилетело как раз оттуда. Если она с дельным предложением, отказать им не получится.
  - Уже вторые сутки в деле, душа с ванной в поезде нет и после любовей бельишко-то куда девать? - Так вы его мне и киньте, у нас стиралка есть и я мигом, а? - Гладить-шоколадить тоже моя забота, как вам оно?
  Белья в любовных выделений набралось и мужеское с дамским пополам, ого-как он гоняет бабу!
  Нина включила стиралку и вскоре всё было готово и отпарено. Она выждала тишины в купе и чуток погодя постучала. Думала - отдыхают после трудов любовных, а как же, люди не машины, я им бельишко на диванчик, а они, очнувшись, и рады будут!
  Ещё разик стукнула и тоже тихонечко, а в ответ - ни-че-го!
  - Соснули, поди с трудов-то таких, - решила Нина и тихонечко крутнула своим ключом, дверь-то и открылась. Тихонечко так отъехала, сроду так не бывало и картина, каких не кажут в музеях и не печатают в журналах: она, миленькая узкоглазая, к нему раком и одной ногой на постели, таки прочно, а другой на полу, ею туда-сюда качается и дрючится кругами, мохнаткой сама и туда-сюда сам, таким махом, аж из неё чуть не выскакивает, да с выдохом он и оттого-то она и не услыхала их.
  Рот на диво разинула и про дверь забыла.
  Какое там кино, оба рядом: аж в глазах потемнело от ихней страсти и обалденного аромата от евонного и ейной штуковины! Он-то дрючит, а она, стерва узкоколейная, бока-то у неё что надо, да только оно под одеждой и никому не видать, что лакома охренеть как! Да и парень-то, губа-не дура, глаз, что алмаз, углядел и учуял и урвал из диких краёв такую прелесть для любовных игрушек, и впрямь, хороша Маша и Глафиры она краше! Вона груди каковские и тоже в деле и мужика возле себя держат. А сама под русским мужиком змеёй изгибается и шипит, будто проглотить хочет! - Батюшки-светы! - и только тут вспомнила про дверь.
  Как её закрыла, вышло-то с грюком, так её и засекли.
  Делать-то нечего и она им:
  - А вот вам и бельишко свежее на смену!
  Ему, видно, передых понадобился и он свою штуку из красотки вынул. Не сразу, давая милочке потешиться и краешком зацепиться. А пока вынал, Нина ажно извелась от близости и вида мужеской штуковины. Большая такая и толстая и вся в изюминах и синих побежалостях.
  Молодка устало прислонилась к спинке дивана, затем сползла по ней долу и прикрыла очи. Такие узкие они и как ими большое-то разглядеть?
  А сам-то своей штукой, ну, прямиком в руки!
  - Твоя сменщица его ласкала и благородила, а ты сумеешь? - такое и так сразу и она опешила, но нашлась вскоре:
  - И то правда ваша, не старая я и до сороковника ещё топать порядком:
  
  И с соседом дружны по интимной нужде,
  И не в зарослях муди дремучие,
  Все в засосах алы мои груди пахучие,
  А мохнатка и вовсе учёная:
  На мужицкие мощи вощёная!
  Ежели правильно вставить сукровке в Торжке,
  До Твери нам протянется диво!
  
  - таких частушек она знала тьму, вот оно и всплыло, когда надо.
  - Ничего себе, - услышав привет из дивной юности, поразился он, - ну-ка, дева, нам явись и вкруг тела обернись! - припомнилось сразу и он отметил, что тётка и в самом деле нестара и свою коллегу по упругости тела явно превосходит.
  Дева обернулась и ничего в купе не смела, да и узколинейную невесту не разбудила. Он сунул руку под юбку - там ни-че-го! Под форменным кителем тоже. А пакет со стирано-глаженым - обычная отмазка: его на верхнюю полку, может пригодиться. Он распахнул ейный китель и приложился к верхней части тела, доводя гостью до спазмов дыхания из-за того, что она старалась не завыть как волчица. Потом то же случилось с низом и одежды как и ни бывало, а сама на гимнастических брусьях и ими стали ейные же ноги! Так изогнул и махом той самой штуковиной облизывать сукровку. Она меняла положение верх-низ несколько раз и то сама лизала евонные чресла, то он пил кровушку из ейных! А грудки стали, как у молодухи и млеют от его рук. Руки у мужика - это наше всё!
  Однако и Ниночку не в капусте нашли и она чего-то могет тоже!
  Она изворачивалась, подставляясь, упираясь и всё к довольству господина-барина! Ей стало ясно, что он именно барин и ничего от уныло советского, как у них на дороге, даже в зачатках нету! Но гонял он её совсем не так, миролюбия и в помине нет, казаки так своих баб гоняют, поймавши на греховном. Это она знала от кого-то и оно втемяшилось прочно. По ходу скачек она несколько раз исходила внутренней изморосью и барин одобрительно хлопал по бокам и знай жучит и рычит:
  - Ну же, ну же, давай, скрипи ещё и сучься по-полной! - и она всё по евонному. Когда он обрушил в неё горячую лаву, стало ясно, что Нина - дама в теле и в форме тоже. И соседушке за то поклон большущий.
  Он на ней, она вцепилась в евонные плечи и никак не оторваться от мужика, да и не хочется. А тут и узколицая очи открыла и увидела финал Варфоламеевской ночи.
  Всё с диванчиков и столика на полу, а они с мужиком в обнимку: и не там и не здесь! Он хрипит по инерции, а она стонет от сбитого напряжения в животе и ещё чего-то неясного. И отдохнувшая молодка принялась обихаживать мужика и оттаскивать от проводницы, куда он прилип капитально.
  - Вот это синхрон! - воздал он женщине вместо похвалы. Она, ничего для того не сотворив, ни разу не выпала из обоймы и при такой массе и объёме тела играла им как пианист на фирменном инструменте.
  - Пондравилось? - так она перевела на свои ценности.
  - Мадам, вы были изумительны! - и сия похвала при украденной невесте значила много и Айшет не надо ничего пояснять, поскольку Вовочка и так многому научил и образумил тоже.
  Школа интимных искусств и изысков - это высшая школа и там нет общих лекций и предметов, но всё принятое и отданное - вдохновенный тет-а-тет. В библиотечном техникуме о высшем говорили много, но она лишь теперь вплотную соприкоснулась с этим. И проводницы стали особым средством, которым он ей добавил чисто женского. Она Вовчика полюбила с первой же чаёвки и потом лишь добавляла в этом чувстве. Сколько достанется того времени, где мир и нирвана, неведомо, однако рубикон перейден и она в мире русских.
  Теперь русские женщины к беглецам приобщены кровно и считали их за своих. А Соколов будто вернулся в Германию и Рита с Анхен меняли друг друга в семейном домике. И Нина со Светой хороши, и Айшет - дама из Тысячи и одной ночи.
  Уже подъезжали к Москве и поезд тихонечко катил по пригородам, а их не разнять, не унять и сластям из-под одежды никакого перевода. Нина так и осталась в юбке и кителе на голом теле и Айшет видела, что может русская женщина с совершенно иными предками. Нина в последнем изнеможении опустилась на постель, когда поезд остановился и все забегали с вещами.
  - Бог вам в помощь! - пожелала она молодым, от души и на крутом нерве.
  
  В Москве им помогла Светлана, с багажом из вагона, переездами и перепаковками багажа, поездкой в ГУМ и на примерках импортных нарядов восточной красоткой с удовольствием отмечала ревнивые взгляды продавщиц. Она-то с ними имела всё-всё и оно в ней кипит до сих пор. Московские дамы это почуяли, как и простоту обращения с ней рослого парня. Тот её иначе как Светик и Светочка ни разу не нарёк. Наряды купили классные и Айшет, видевшая столицу впервые, таки разорилась и из заначки денег купила туфли, о которых и мечтать не могла. А Светочка, устроив все дела, дала адрес и телефон:
  - Заезжайте, мы теперь свои!
  Про мужа и двоих деток ни слова, будто их и нет! - таковская была отрава от Вовочки и, чтобы соединиться снова, Светочка готова на что угодно.
  - Она хорошая девочка? - спросил он Айшет в ожидании рейсового автобуса.
  - Я не ревную и даже сочувствую: хоть она и замужем, но спит с нелюбым и невзрачным. А у меня любимый и любящий, разве нет?
  - А Ниночка?
  - Проста как мир и ненасытна. В тебя она тоже влюбилась.
  Тут, как говорят, ни прибавить, ни убавить и всякая женщина, с которой он бывал близок, в финале включала именно эту пластинку.
  - Ай, я хочу тебя здесь и сейчас, но вот-вот придёт автобус и тебе надо быть в нём! - Потерпишь дюжину часиков? - лучшего признания не бывает и она кивнула: теперь у неё иная жизнь и что эта небольшая передышка!
   Если бы не три чемодана багажа, она бы с Вовчиком не рассталась и езда в обнимку - участь не хилая.
  Первое время она жила с ним в комнате общежития, потом подключилась кафедра и для Айшет нашлась работа в фондах городской библиотеки. Такую вкусную девочку тут же приметили и Соколов стал как бы за всю родню и сватов принимал и отшивал махом. Сама невеста в этом тоже участвовала и на её мнение мило улыбались, поскольку все русские мужчины у неё шли по высшей категории. Она, как говорят у нас, здесь не местная и её тихонечко и исподволь просвещали на этот счёт.
  Поскольку прошло сообщение про жительницу Ташкента пропавшую в выходные во время прогулки на природу со знакомым европейского типа, возможно она похищена белым сластолюбцем, такая версия шла от ташкентских властей и надо торопиться со всеми шагами по дальнейшему устройству женщины.
  Обрезать и срочно надо все концы.
  Мужа нашли отменного и на свадьбе гуляла вся кафедра, поскольку и Вовчик свой и затея с умыканием красотки - где такое встретишь?!
  Перед уходом в дом мужа Айшет поговорила с Вовчиком и заявила:
  - Восточная женщина любит один раз. У меня - это ты. Так что помни.
  Соколов точно знал, что настоящая любовь и впрямь бывает один раз и ей по барабану география и местные обычаи. Любил ли он так, как любили его? - Нет, никого и никогда! Но глубочайшие симпатии и сердечная слабость - это было и у него. Айшет одна из них.
  Она стала Анной Степановой, для удобства сменила и отчество: была Гульбекиевна, стала Григорьевна, что привычнее русскому слуху. Через месяц забеременела и в срок родила. Теперь Вовчик к этому делу не имел никаких касательств.
  История имела местный резонанс и седьмой семестр стал поворотным для многих студентов. Во-первых, похищение и устройство восточной красотки кому-то из искателей невест, а не себе в корысть, а во-вторых, скорость операции, будто дело на фронте под огнём противника. Ну и участие во всём этом мотоцикла ЯВА-350 от начала до конца. Школьная версия преподавания мужества примерами из правильных учебников развалилась в прах и папо-мамины сынки остались у разбитого корыта, с ними ни одна из девушек дел иметь не хотела:
   - С курсовой помочь?
  - Нет, я сама!
  - В кино сходить?
   - На папо-мамины деньги?
  И так далее. Не сказать что влюблены все, - нет, есть и безразличные и те, у кого интерес давно оформился и Соколов в них ничего не переменил.
  Дело в ином: вдруг и сразу заиграли истинные ценности.
  И в этих рамках ничего не изменилось в отношениях с доцентом Светловой и давняя зазноба профессора стала тем стимулом, который подвигает придумать новую таблицу химических элементов или сконструировать перевёрнутую пирамиду Хеопса. Её будущая докторская - мечта самого Покровского и теперь следует её передать в надёжные руки и Нэлька как раз то, что нужно самой идее.
  А если у неё другие планы?
  
   СЕДЬМОЙ семестр, эпопея выборов и далее
  В начале сентября на кафедру позвонили из деревни и просили передать Соколову, чтоб тот перезвонил главному агроному. Он узнал об этом только к вечеру и всё же позвонил, надеясь, что Верочка его дождётся. Она ждала в своём кабинете и в общих чертах поведала о желании следовать предложению Вовчика. То есть, она созрела и надо девочке помочь. Что есть выборы председателя в деревне, он хорошо в курсе и сказал, что такая мысль понравилась.
  - Ты там с сорняками и спецификой удобрений разберись сама, а мы сообразим насчёт закуски будущему торжеству.
  Такая конспирация необходима край, поскольку в деревне телефонная сеть со сплошными отводами трубок и параллельными аппаратами, так что лучше ничего конкретного не говорить, а имён и цифр подавно. Общее собрание будет в пятницу после обеда и к этому времени надо всё приготовить. Деревенскую базу сделает Верочка, а за ним остальное и Гринго на Пляс де Революсьон не пройдут!
  Он договорился на кафедре об освобождении некоторых студентов по уважительным причинам - общественная занятость с подшефным колхозом, поговорил с активом группы и практически все поддержали насчёт агронома Травиной, осталось соорудить выездную команду. Первым делом он включил туда старосту Женю Тибейкину и именно на ней все качества будущих риторов и дискуссантов на колхозной трибуне. Ну и такое эфемерное, как "народ", тоже учли, "шум зале", тоже. Осталось расписать роли и пригласить исполнителей. По сценарию для убедительности самой студенческой атмосферы надо и из параллельной группы, и из других заездов "на картошку". С этим несложно и они подключили деканат, там эти списки есть. И то же обсудили с ними, узнав, что речь о смещении пьяницы-председателя, никаких вопросов и все "за". Осталось согласовать детали и он выехал в деревню сам, чтобы без лишних свидетелей и испорченного телефона. Та же военная операция и те же приготовления техники и обучение личного состава. - Знакомо до одури! Осталось информацию от агронома довести до своих. На следующий день собрали на кафедре сержантский состав и прогнали сюжет по главным пунктам. Все знали общую линию и в курсе вероятных фокусов противника. После этого сержанты пошли в свои группы и довели до них план операции. С одной стороны - это некая самодеятельность и вмешательство в компетенцию партийных и хозяйственных органов, с другой же - проявление социалистической сознательности на уровне самоорганизованной общности в борьбе с пережитками прошлого. И всё абсолютно по закону, администрация в курсе и шефство над колхозом - дело обоюдное.
  Завтра выезжать. Десант получался под три десятка человек и автобус от ВУЗа был самым убедительным аргументом на случай непредвиденных обстоятельств. Уломать начальство по транспорту взялась заместитель заведующего кафедрой Нина Ивановна Заикина. Это вышло по телефону и моментально.
  - Всё, молодёжь, - изрекла она, - теперь ваш черёд штурмовать Зимний.
  Оставим само собрание и колхозные византии, непредвиденными обстоятельствами оказался представитель от райкома партии, который упирал на мнение бюро райкома товарища Н. рекомендовать в правление колхоза имени Тельмана. Список из семи кандидатур и проходит большинство. Учитывая круговую поруку местного начальства и прихлебаев, этого кадра нельзя допускать в состав правления ни в коем разе. Никакого рейтингового голосования, а персонально по каждому и отдельно. Достоин или нет - решает народ! А студенческий десант проследит за процессом и исключит все варианты жульничества. Верочка про такие собрания порассказала и про народ студенты иллюзий не имели. А тут и новые вводные в обстановку - райком партии ракомдует!
  То есть, надо его шумно забаллотировать и тогда вся тусовка из райкома приехала зря. Началось с отчёта, проценты, надои и прочее, потом успехи по сдаче стране того, сего и этого. И вроде как товарища Н. снимать нет резона. А что есть отдельные недостатки, так с кем не бывает!
   Такое на собраниях во всей стране, когда председатель пьянь, но в райкоме "рука" или попросту "лапа". Сразу после успешного доклада пошли такие же прихлебаи и тоже про план и долг сельчан перед государством. Когда список у ведущего закончился и тот было готов перейти ко второму вопросу - выборам, поднялась баушка, у которой жил Соколов и спросила напрямую и без политеса, свойственного грамотным:
  - Дык Панонин же пьянь и куча дел провалена из-за него. И чегой-то всем он люб и дорог, а? А ты, Ахрим, не от него ли получил плюху на яблочный спас? И не он ли тебя, в дрызг косого, посадил ровнять подъезд к мосту и там трактор-то и утонул. Три дня вытаскивали. И ничего, ремонт за счёт колхоза, а значит, за наши трудодни! А Фомкин чего глаз не кажет, стыдно от людей али нет? Кто на ферме спалил генератор и коровок неделю доили врукопашную. Не всех успели и сколь молока в выменях сгорело, а? И дойная корова ушла на мясо! А ростить её не один год надо, да и не из всякой тёлки рекордистка выйдет, а тут - раз и на мясо! И ничего, потому как он тебя покрывает, а ты его.
  Товарищ из райкома зыркнул на ведущего и тот баушку унял:
  - Чего-то ты, Петровна, разошлась и выпить человеку нельзя, что ли?
  Дискуссия сворачивала не туда и Соколов поднял руку, молва гудела и не дать ему слова, быть в матерках упомянутому. А потом ведь где-нито в укромном местечке и схлопотать можно: деревенские в таких делах срока давности не имеют!
  - А вот и студенчество в нам пожаловало, сроду не было, прежде-то только насильно на картошку и вдруг такая компания. Что-то сказать хотите, а народ-то того хочет? - и зыркнул своим, те тут же загудели:
  - Да, ну их, не нашенские они, работы должно не знают, а хорохорятся. Нечего их слушать.
  Где-то такое прокатит и с успехом, но не здесь и не теперь. Начал атаку староста группы экономистов:
  - Мы сюда ездим третий год и песня одна и та же, и исполнитель тот же, по вашей оценке - по нашей тоже. Пьянь. Мы сделали выборку по нашей помощи вам. И по сумме трёх лет получается, что нас везут на работы, куда колхозников не загонишь ничем. И по расценкам им сливки, а нам вручную и наспех! Сгоревшее молоко - это при нас было и наши девочки тоже сидели на стульчиках и как бы доили. Женщины с близкими коровами - Машенька, лапочка, ну ты моя красотка! И молоко эта машенька отдаёт сполна. А ежели вручную и наспех, то и недодача, и сгоревшее. Я спрашивал ветеринара тогда, так он поморщился и отвечать отказался, мол председатель не велел. Я так полагаю, что организация труда у вас хуже рабской неволи в древнем Риме. Там рабы разрушали машины, а у вас на неправильную операцию посылают студентов, будто мы рабы неграмотные и бесправные?
  Потом были ещё речи студентов и за ними поднялись деревенские, как бы приобщённые к теме колхозного быта постоянно и глубоко. Разговор перешёл на конкретику и там план по молоку, зерну и мясу как бы на втором месте, зато местный бардак теперь главный. Недовольства недостатками в работе было много и повязанными с начальством оказались не единицы. А раз так, надо менять начальство, причём всё сразу.
  - Ничего себе, революция! - подумал председатель собрания, чуя крах откатанной системы выборов. При правильном подходе к делу он тоже из обоймы вылетал, поскольку и образования, ни каких-то трудовых навыков - одна преданность начальству.
  В дело вмешался представитель из райкома и затеял старую байду об опытном руководителе и что перемены ни к чему хорошему не приведут, при этом указал на веяния с сельскими и промышленными обкомами.
  Тоже не в ту степь и не по теме. Дали слово и Соколову, а тому было ясно, что упор на несменяемость и проверенные кадры идёт сверху.
  И он начал без обиняков:
  - Вот я, боевой командир, сижу на НП в квадрате А, у меня задача - захватить мост в моём же квадрате. И тут прибегает вестовой с пакетом, а там предписано штурмовать мельницу в квадрате F. Где на карте А, а где F? - Звоню командиру, что за хрень, мне с кем воевать? Он смотрит на карту и там мне поставлены стрелы брать мельницу в квадрате А. Он говорит: "Ничего не меняется, а штабным я хвоста накручу!" Думаю, у вас в райкоме та же история. Не может партия не слушать народ и поддерживать откровенную пьянь, Давайте звонить туда и вопросов, уверен, не будет.
  Кадр из райкома аж позеленел от наглости студента. Но публика реагировала на слова студента и райкомовские фигли-миги им до лампочки. Терять лицо он не мог, но и уверенности в том, что со звонком всё уладится, тоже нет. И он застыл, соображая, как выкрутиться. И тут прозвучал зычный командирский голос:
  - Завклубом, принесите аппарат сюда. А в аппаратной пусть соединят с первым секретарём райкома. И поживее - народ ждёт!
  Наступила напряжённая тишина и спокойный Соколов видел, что их козыри в игре. Просто видел и всё! Вскоре брякнул аппарат и завклуб взял трубку, а через пару секунд протянул Соколову. Тот в пять фраз обрисовал обстановку и ответ иным быть и не мог: Соколов его предвидел.
  И собрание продолжилось, но уже в ином направлении. Студенческий десант дождался решения самого первого вопроса нового правления колхоза и после этого стал собираться домой. Их отпустили не сразу: ни разу не выходило против райкома и вот оно есть! Толпа деревенских у клуба хотела видеть новых героев. Отъезд отложили на час, потом ещё на два и в ночь решили не ехать, то есть пируем до утра.
  В воскресном выпуске обкомовской газеты указано, что в таких-то районах состоялись перевыборы в правления колхозов и процент стабильности курса партии такой то. Про студенческий десант ни слова.
  Забегая вперёд, отметим, что через полтора года на кафедру перезвонила Травина и сказала, что её вот-вот доконают бумагами из райкома.
  - Что, та же хрень?
  - Думаю, теперь оно похуже. Тебе лучше приехать, это не для чужих ушей.
  Так оно и вышло: их сплели вместе и любовники Травина и Соколов чего себе только не позволяют.
  - Мы с тобой не виделись с того собрания: какие любовники!?
  - Это ты им скажи, а мне уже и слова не молвить и кредитов с техникой не попросить.
  - И райком в эту хрень верит? - спросил он и она кивнула. Тут лучше без провожатых и посредников и они на колхозной машине поехали в район. Их продержали в приёмной и через час с лишним пригласили к первому:
  Тот широко улыбнулся и изрёк:
  - А вот и любовнички пожаловали, каким ветром занесло? - на что Соколов выдал тут же:
  - Я знаю, что это ложь и наветы, вы об этом тоже догадываетесь или в полном курсе. Поэтому как мужчина мужчине - извинитесь перед женщиной и наведите порядок в своём свинарнике. Думаю, ваше правление здесь не нравится не только нам.
  Итак, ваши извинения! - здесь и сейчас шли армейские учения и ни одного шанса противнику давать нельзя: секретарь райкома противник!
  - Вы хоть представляете где находитесь, это партийный комитет и я его секретарь. Я сейчас вызову милицию! - и потянулся к аппарату. Спицей, которая у него ещё с ташкентских полевых учений, он хлестанул по столу и чуть не отсёк руку чиновника. Тот взвизгнул и кинулся на него. И тут за его здравие никто бы не дал и гроша. Гость его отделал под орех и позвонил военкому.
   - Товарищ полковник, я тут гниду приговорил, совершил здесь и сейчас, типа самосуда по горячим следам. Моя версия: оскорблённая честь женщины. Сама женщина рядом, свидетелей в деревне будет тьма. Что делать?
  - Милицию вызвали?
  - Ещё нет.
  - Я сейчас подошлю кого-то из наших и они займутся этим кадром. Будь на месте и жди. Местных и близко не допускай - версия всего будет от нас. Там давно ЧК не ночевала.
  Если прежде агроном Травина про офицерское и воинское что-то слышала и читала, то теперь исполнение этих понятий имела от ненаглядного Вовчика. Бывший первый секретарь точно не жилец и по больницам протянет недолго. Вовчик оценил эту мразь одним взглядом и изрёк:
  - Неделя-другая и в саван! - а ей прибавил, - Верка, ты настоящая баба и из-за тебя мужики будут драться ещё как.
  И агроном Травина перетекла в председательскую ойкумену, поскольку гнидник выкорчеван основательно. И ей надо применить мозги, чтобы подобное не повторилось, поскольку Вовчика может рядом не оказаться!
  А что это было? - Просто мужик заступился за бабу и в мире сильно похорошело.
  То есть бабой настоящей надо быть, иначе никто не заступится, это тоже истина и она из вечных.
  Через пару дней в партийной прессе прошло сообщение о нарушениях партийной дисциплины рядом ответственных работников на местах и комиссия из ЦК уже выехала по поступившим сигналам с мест.
  В это время Соколов писал очередной курсовой проект по системе автоматизации конструкторских работ.
  Вера Травина на своей должности уцелела и сильно заматерела. Теперь они обходились без студентов и школьников и выполнение государственного плана не выливалось в ликвидацию стихийных бедствий.
   РАХИЛЬ ШЕЙДЕРМАН И СВЯТОЕ ПИСАНИЕ
  Сразу после Нового года в группу влилась кондовая иудейка, она вышла из академического отпуска по уходу за ребёнком. Девушка-мамашка пропустила полтора года и на худеньких мамочек двадцати лет не похожа в принципе. Круглая, упитанная и уверенная в себе. И штатные иудейки Бахмут и Циммерман потеснились, поскольку Рахиль тут же заявила о себе, как о существе самодостаточном и как бы уже советском: родня у неё при императорских оружейных заводах обитает со времён царя Гороха и она тут вам не торгово-номенклатурная прослойка. Внешне она не то чтобы уж и очень импозантна, однако умна весьма и весьма и это у неё не иудейское, оно не на все 100% , но сугубо славянско-советской накатистости треть, а то и половина крови, если не больше.
  Девушка сразу же сообразила, что здесь и к чему в отношении к прима-вэре Лизетт Бахмут и роль в том Вовочки Соколова осознала всем существом. Ну и публично означенная цель Лизочки - это не фухры-мухры и девочка туда стремится на всех парусах, чистокровная иудейка к образу Зои Космодемьянской - с ума сойти?!
  И у неё хватило ума к нему подъехать не напрямую, а через Ванечку Савельева и консультации по технической графике, которая у конструкторов - вторая профессия и идёт с первого же семестра, усложняясь и утончаясь с каждым семестром. Она периодически приходила к ним в общежитие с папой, который тоже инженер и с ним общался Соколов, если не занят чем-то важным, а Рафочка, так в быту звали Рахиль, разбиралась с Ванечкой. Это не чертить листы от и до, а некие консультации, которые Вовчик делал в учебных аудиториях за пять минут, но у Ванечки не так и он с Рафкой вошкался по полчаса и больше.
  Девушка прекрасно понимала деревенский политес молодого, но уже мужика и приносила в сумочке вместе с бумагами чего-то вкусного, что хозяйственный Ванечка тут же пускал в оборот. Папа беседовал и очаровывался Соколовым, а дочка въезжала в дебри технической графики, которая и его когда-то донимала. Так что к проблемам дочери он относился с пониманием и выгораживал от нападок свекрови, ревнивой и блядовитой суки. Она всех мерила по себе и чужая дочь - это не её кровь и, по её убеждениям, сманить Рафочку стороннему мужику - раз подмигнуть! Потому папочка дочку и сопровождал. Но он этим парням доверял по-большому счёту и, если Вовчик занят своими делами, то уходил прогуливаться по роскошному студенческому городку. Здесь куча спортивных площадок, на которых тренировались сборники по игровым видам и лёгкой атлетике и понаблюдать за ними - милое дело. Сборников видно по спортивной форме и особой тренировочной экипировке. У игровиков тренировки очень походили на саму игру и часто тренер прерывал атаку одного звена и защиту другого, указывая просчёты и удачи. Здоровенные парни стояли вокруг него и чесали репу, если что не так.
   Дочь находила его именно там и вместе с ним возвращалась к полуторагодовалому сыночке, няне и свекрови. Папочка вопросов не задавал и душу не травил, поэтому дочь с ним и дружила. Училась Рафка хорошо и получала стипендию, которая из обеспеченных родителей только хорошистам. Так вышло, что дружба папы с Соколовым перетекла и на Рафку и та невольно прониклась папиными симпатиями.
  Явно не семитскими!
  А какие у неё могли быть симпатии к парню, по которому страдали все? Свекровь сущность этой хорошенькой умнички уловила собственной сутью, которая без мужчины на стороне жить не могла и устраивала их постоянно, пусть и ненадолго. Сейчас как раз случился период безрыбья и она страдала особенно. Короче, на графиках сексуальной активности и потенции у свекрови и невестки графики противоположных функций и все функции невестки шли по восходящей.
  Кто-то из ребят подсмотрел за ней и увидел роскошный сосок! - Ого-го какой! - восхищался уже вторым темпом Сашка Рыбин и от него весточка овладела немалым числом умов группы. И такая конфетка смиренно постигает секреты технической графики под челом Ванечки.
  - А ведь хороша Рафка, правда? - приставал к Вовчику Ванечка и тот в ответ улыбался. - Ну же, неужто не хороша? - не унимался Ванечка и получал апперкот:
  - Не топтал - не знаю! А по тебе ежели судить - да, девочка - вкуснота неимоверная. Вот Колян, ежели б не женился, чегой-то с ней сварганил бы сам и без меня.
  И Ванечка признался, что на неё стоит и даже неудобно как-то вошкаться с линейкой, циркулем и транспортиром, когда на ейный аромат полный мужеский стояк. Да и сама - не дура, чует, поди?
  - Груди-то каковские, а? И вот тут тоже, ого-го какое! - описывал женские прелести русский мужик, уважительный к чужим законам и обыкновениям, что не мешало мечтать и виртуально грешить.
  - А что такого, если она не против, почему не соорудить свиданьице: меня не окажется тут же?!
  Но Ванечка - не Николай и ему такое - ещё не время!
  И истинные ценности у Рафки проявились, когда она к Ванечке пришла не то чтобы не вовремя, а вообще не в тот день. Сегодня Ванёк был на подработке и раньше полуночи не заявится. - Забыла или как?
  Между тем гостья уронила:
  - Так и быть, подожду, - и устроилась на его постели как бы надолго и по-свойски. И так это выглядело непривычно, что Соколов насторожился и хорошенечко потянул ароматы от гостьи. И из их специфики следовал вывод: раз тушью и прочей чертёжно-бумажной хренью не пахнет, а парфюмом изо всех мест, значит дама пришла на свидание.
  - К кому? - Может, к соседям?
  Между тем гостья распаковала арсеналы сумочки и давай косить то в махонькое зеркальце, то на Вовчика, а потом и к большому зеркалу: может там что-то не так?
  - Чай-кофе? - на середине женских размышлений спросил Володя и та махнула рукой, мол всё одно. А это имеет только одно значение: девушка пришла на свидание!
  И надо ковать горячее, пока не выкипело!
  Надо же, Рафка сама пришла! И сейчас он узнает, насколько она смела и очаровательна в одном сосуде.
  Он мигом устроил напиток, от которого болезная душа восстанет из пепла и из савана выберется тоже.
  Очень вкусная вещь и гостья, попробовав и оценив, тут же приговорила весь бокал.
  И ей захорошело! - тут же вся стратегия дамы перестала быть тайной.
  - Мы на свидании и нам остальное по барабану? - спросил он и гостья кивнула.
  Поскольку под одеждой у гостьи нет ничего и она себя готовила загодя, то никаких ухаживаний и приглядок, но к делу тут же! И она запела интернациональную мелодию одурманенной женщины, чего-то подобного она от этого мужика ждала, так что усилитель страсти как раз в тему. И все части зрелого тела тут же стали подпевать мужику во всём абсолютно. И впервые "хоть куда" вышло одним росчерком. Большая девочка - большие ожидания и она их не обманула!
  Вовчик честно исполнил её желание и в новую ойкумену Рафка перетекла без особых проблем. Она не знала про принципы Соколова не играть с замужними, но тут исключение из правил и беседы с её отцом выявили негодные мотивы дочернего замужества. Он о том особо не распространялся, но муж дочери был лишь Григорием и не здороваться ним на улице было бы правильно и естественно: приверженность императорским оружейным заводам так и выступала изо всех сторон. И осознанное движение дочери к Ванечке и Вовчику - это движение на свободу! Другой формы самовыражения у Рафки нет и не поддержать его - настоящее свинство!
  Когда на следующий день он отловил её в уголочке и вернул забытый тубус, она благодарно кивнула, не выдавав ни его, ни себя. Потом после лекции раскрыла тубус, а там не чистые листы гознаковского ватмана, а четвертушки с желанными для неё картинками. - Он её не только покрыл, но и реабилитировал перед ненавистной свекровью.
  Всё просто: для него это вопрос чести!
  И евонные ценности перетекли на новоявленную грешницу из иудеек. Потом она так и ходила к Ванечке со всякими деликатесными штучками и пока Ванёк гоношился на кухне, сооружая для Рафки сюрприз, гостья упивалась краденым счастием, которое дороже богом данного, то есть - семейного!
  Надо ли говорить, насколько Рафка похорошела плюс к имеющемуся роскошеству! Однако эта специфическая краса из узкого круга ни шагу и парни с горного факультета, шлындающие в столовую мимо конструкторов и машиностроителей, замечали и шутили с кем угодно, только не с ней! А та в особой конфигурации ценностей набирала баллы всё уверенней и уверенней.
  Такое и так бесстыдно бывает, если часто и на полную катушку!
  Но с кем? - Про мужа не затекло ни в одну голову!
  Утром уходит на лекции смурная и торопыга, только чмокнула дитятю и хвостом следы заметать. А с занятий и практики - светлая и в искрах и дитя аж млеет от мамочки и от неё ни в какую! И спит с дитятей, мужа допуская ненадолго и конспирации ради. А лукавство - это в ней генетическое и супруг даже не представлял глубину погружения Рафки в иное общество и прелести роковых обстоятельств, когда высшее вылетает в несколько минуток уединения и его достаёт на остаток дня.
  Ясное дело - кто-то из институтских.
   И свекровь перестала доверять папочке невестки и к ценностям технической культуры стал приобщаться её племяш, который прежде вертелся вокруг них и пробовал на вкус всех особ женского пола. Теперь этот сластёна при деле: он ревнив и завистлив и ничего такого Рафке не позволит!
  А что Вовчик? - Но ведь у Рафки всё тоже от души, идущей к советскому и что - отвергать?
  - Ещё чего! - и он её включил в особые списки, с кем редко, но метко и родня в надзоре - не помеха. Ну и умная иудейка гребла от мужика полными пригоршнями, теперь уже на весь объём царского инструмента. До сего времени вне конкуренции по этой части была Наташа Ярыгина и её спортивная подготовка вообще равных не имела, но Рафка - иная специфика и там во власти мягкость и податливость, заманивающие мужчину на глубину и там его съедающие. Это проходило со всеми, но не с Вовочкой и она не заметила, как стала принимать гиганта во весь рост!
  Он подбадривал, мол, Рафка, давай-давай и она давала так, что без его помощи с ложа любовного никак! А ведь она замужем и вечером Гриша будет ломиться туда же, а там что?
  - Что, сомневаешься в себе? - улыбнулся Вовчик и она кивнула, а потом уронила слезу:
  - Ведь говорила себе - в последний раз, и что?
  - Может и правда - раз такие муки и мужа на ночную смену не отправишь? - улыбнулся мужик, а полегчало ей. Оказалось - беда только кажется страшной, на самом дела - простенький массаж и она почти невинная девочка и совсем узенькая щелочка! В следующий раз она намеренно выпросила глубоко и надолго. После - слезы отчаяния и та же история.
  Нужен ли муж для таких дел, а?
  Разве что, как прикрытие! Мужики с горного на неё так и не пялятся, ясно почему, а из девочек параллельных чисто интеллектуальных групп только Рафка с прибылью и вне подозрений.
  
  А Ия Циммерман, статная красотка и хорошистка по академической линии, с удивлением отмечала, что невидные иудейки у Соколова становятся знаковыми дамами и именно его умом и волей. Эту волю она чуяла отлично, поскольку сами объекты метаморфоз явно не классические героини. Она не однажды отмечала на себе его взгляды: он как бы приглашал к виртуальному чувственному общению. Пару раз "случайно" касался тела в запретных местах и на её немой вопрос: что это?
  - А ни-че-го, Июшка! И ведь почтение к истинной красоте иудейки у него настоящее и на всяких междусобойчиках в группе он об этом прямым текстом:
  - Ия, ты прекрасна! - но диалога не бывало никогда! Его руки она тоже почувствовала и слова девочек, познавших этого мужика прилично, сразу же приняла на веру.
  Да, он девочек слегка баловал, но не более и тем не менее их привязанность не остывала и периодически имела достойную компенсацию. А с ней он прохладен, как Снежный принц. Она отмечала на себе взгляды Лизетт Бахмут и в них кроме жалости ничего. Что-то она такое отметила и потому жалела, что?
  Ия всегда была первой: в детсаду, потом в классе, поступила в институт с одной лишь четвёркой при остальных пятёрках и в группе по части внешности тоже первая и замуж её выдали из опасений, что не смогут удержать, если что-то выйдет не так. И на третьем курсе она стала Ией Бельман. На свадьбе, чисто иудейской, из студентов были Вовчик с Лизеттой и ещё две девочки. Лизетта уже щеголяла улучшенным телом и почти правильными ножками, ну и сутью своей - почти готовой советской девушкой. Семитская среда к ней давно относилась так себе, а тут и вообще поставила крест, не нашенская она! Сам Соколов к мужу Ии отнёсся по-мужицки и похвалил:
  - Молодец, парняга, такую девку отхватил, а! - Теперь обихаживай и охраняй, чтоб не украли, вишь, как зыркают вокруг, - и указал на тех, которые Ию хотели, но не смогли или не успели. И не факт, что при других обстоятельствах не уведут!
  Она не Пенелопа и вряд ли будет шибко грустить и противиться. А вот Нину Савельеву или Натащу Ярыгину из такой роли только в гроб! Ну и Бахмут, та вообще невенчанная, но истая и до дней последних донца!
  Счастливая Лизетта стояла рядышком и впитывала мужеское от единственного на свете мужика. И в эти минуты выглядела намного краше невесты в белом и воздушном.
  Перед уходом Соколов деликатно попрощался за ручку и тут же чуть не отдавил руку Грише и шепнул про охрану добра.
  - Ты вела себя изумительно! - сказал он Лизетте, порядком отошедши от свадьбы и суеты не своего праздника. Ну, такого не своего, что дальше некуда!
  - Мой бог, - ответила она, - вы, как всегда, сильны неотвратимо!
  И домой не пошла! Позвонила домой и сказала, что она с Вовчиком. А там ему доверяли поболее, чем дочери. Ещё одна дама на особом балансе и её проблема стала больше его болью, поскольку с нею он так ничего толком и не соорудил, а временщичество до добра не доводило никогда.
  И всё более вероятное замужество доцента Светловой за профессором Покровскоим грозило гибелью многим деликатностям, в частности тому, что в итоге Светлова лишится свиданий с Вовчиком. Она точно знала, что Вовчик левачить не станет и к её мохнатке путь забудет. Сам же Покровский явно не в прежних летах и форме и, она, познавшая высшее и с ног сбивающее, чувствовала себя с Покровским лукавой обманщицей и на свиданиях с Вовчиком смывала вину из сил и соображений последних. Вовчик сие понимал и просто пользовал милую душу, севшую не в тот поезд. И с ним она никогда не лукавила и не играла совершенно и, бывалоча, падала без сил пред ним и под ним, а он хоть бы что:
  - Нэлька, какая же ты вкусная, когда пала и никакая! - Хочу тебя такую, - она этого наглого и бессовестного стервеца принимала и оказывалось, что силушки-то оказывается есть, а обморок - сугубо женское лукавство! Ничего такого в другой жизни быть не могло.
  Так нужен ли ей Покровский?
  А через пару дней Володя ощутил такую тоску внутри себя, что не знал, куда деться. Это композиторы и поэты ерошат кудри и пишут баллады и фуги, а что отставному офицеру на инженерских курсах?
  И мысль увидеть Идалию с детками явилась как раз в такую минуту. Соображал и прикидывал диспозицию он по ходу за мотоциклом и уже на заправке все нюансы плана сидели в голове. Сентябрь - на август, уже прохладно и вечером по трассе совсем не жара, поэтому мысли пустые выветрелись, оставив лишь зрелые охвостья. И в полночь стучал в заветное окошко, вызывая милую на свидание. В такую пору в окошко чужой стучать не мог, она откинула занавеску и увидала Вовчика с букетом лесных цветов вместо фиалок Víola odoráta.
   Сбивши охотку, через полчаса он выдохнул желанное:
  - Как наша Женька? - Пора бы и взглянуть. Она повернулась, хорошо беременная и счастливая, - чуток попозже, пусть уснёт поглубже, а то вертелась весь вечер.
  - Может, чуяла, что папка едет?
  - Думаю и такое возможно, он умненькая девочка и с нею особо не расслабишься: всё надо и всё интересно. Каким будет этот? - и коснулась живота. Риту он имел чуть не до рождения Борьки и ежедневно по нескольку раз и бережное движение у живота - лишнее баловство. Он поиграл с её телом, прислушиваясь к диалогу двух систем и решил, что будет сын. И сразу же к нему:
  - Вот что, сынуля, мамку шибко не терзай, она и так тебе всего и всякого выложит. Книги, музыка и всё такое - это для правильной кристаллизации твоей сути и тут стои на своём, ежели недостаёт кальция, мамке сообщи и она толчёной глины из мела тебе и сообразит.
  И далее в том же духе на том же наречии чалдонов. Мамочка едва дождалась очереди и получила сразу за всё хорошее. И любовное свидание шло до утра, когда надо будить дочку и выложить придумку про папочку.
  Соколов сразу же на Яву и домой. Дом у него временно в институте. И к обеду он на месте. Раз его нет ночь и утро, значит где-то далеко и глубоко и приедет голодный и холодный - это Ванечка знал точно и затеял блины с творогом, любые Вовчику. Чего-то не хватило и он звякнул Рафке, может, у неё найдётся. Она моментально сообразила, что к чему и к возвращению Соколова первые блинчики уже под покровами домашнего внимания и традиций.
  Вовчик сильно устал, не спавши сутки с лишком, однако светился, как новый пятак из Монетного Двора и намёки Рафки ни отвергал, ни принимал, поскольку с силами был большущий диссонанс. У дамы с мозгами наблюдалась гармония и повод услать Ванечку за чем-то таким и надолго нашёлся легко. Ванечка исчез, а она без особых церемоний уложила его в постель и сама рядышком. А глазки на часики-ходики, которые на виду. Он подмял её под себя и моментально отключился.
  А она терпела и не шевелилась, давая двойную энергетику и главную - от самого сердца. Оно у неё не хуже, чем у Лизетты. И ей про то ни слова!
  Он очнулся часа через два и Рафка так и не изменила положения, демонстрируя выдержку и особенную верность. Она указала на ходики сказала:
  - Ванечку с кореньями отпустят через полчаса, там чай и всё такое, плюс езда и у нас почти час на релаксацию.
  Он прокачал сердце и лёгкие, пошевелили руками и остальным телом. Притянул к себе и послушной и понятливой даме прошептал на ушко, чтоб никому больше:
  - Грешить с замужними - дело неправедное, однако ведь мы и не грешим? - она кивнула и получила тому подтверждения. После Идалии в сусеках чего-то да осталось, ко всему организм молодой и он мужескую суспензию качает круглые сутки без перекуров и пересменок. Сегодня ей можно всё и она его получила по самое не хочу!
  А потом приехал Ванечка и они затеяли пироги с грибами. На аромат заглянул Коля и, увидев правильный расклад, привёл Манечку и Рафку увозили на такси уже свекровь и папочка. Папочка укорял свою новую родню:
  - Где бы она такому научилась, а? - А тут за полгода и готовить, и за мужиком с детками смотреть. Она вам что не так сделала?
  К той минуте подсуетился Соколов и свекровку прижал так, что та и сама домой не шибко-то.
  - Чай у вас целебный, откуда такой и как заваривать? - а сама прямым текстом мужику про его достоинства.
  И к полуночи дома у них только дочка с няней-кормилицей, а остальные - вызволять домашних из общежитского плена! Когда тебя этак "нечаянно" задевают везде-везде на изгибах лестничной клетки и партизанской тропы к поджидающему такси, не обращая внимания на невестку - это ли не повод явить ответное уважение? Ну и военная операция с Рафкой требовала отвлекающих ударов и свекровка как раз один из них. И потом, свекровь, дама совсем не старая, а где-то около 50 годочков и с тех пор со снохой мир-дружба-фестиваль, Ванечке с Вовочкой от себя передавала приветы и угощения для души и тела. И не дура она, инженерша по части строительства, понимала нужды мужеские и тягу женскую взаимные и как устоять перед ними, если мужик ого-го как нравится и у него с потенцией полный порядок?
   Маленькая война и большие маневры
  За месяц до отъезда на практику, как всегда - сюрприз, дали под роспись повестку с нарочным и на месяц с лишним в распоряжение МО ССССР. На такой строк что попало не бывает и, прибыв на место сбора, он узнал, что с подачи Миноборонпрома, как производителя техники нового поколения, пройдут учения на новой технике и скатывание на уровне пехотного развёрнутого полка и танкового отдельного батальона как усиления. Ну и намекнули, что дело не закончится даже дивизией. А такие дела - это не одно скатывание и развёртывание, так что месяц пролетит мигом! Это значит, что и "Шилка" как зенитное прикрытие будет обязательным для танковых подразделений и "градов" каждому батальону отдельно. Областной военком обеспечивал запасниками по части танков, ракетчиков на "Градах" и зенитчиков на "Шилках", а техника новая с баз хранения или прямо с завода, как получится, однако всё новое и ни разу нигде не задействованное. На "Шилках" - Михаил Герасимов, на "градах" Владимир Соколов, а танки - Тимофей Игнатьев. Пехота будет на месте службы в ГСВГ, а боевую технику после расконсервации, которая полностью на офицерах запаса, привезут прямо на место и сразу в бой. То есть, повозиться придётся порядком.
  Личный состав своей огневой группы Соколов выбирал из запасников по данным военкомата и такая метода шла успешно. До этого на подобных учениях был только танкист Тимофей Игнатьев и он по прошлым лекалам своих ребят собрал тоже быстро, капитан Герасимов после увольнения в запас живого дела так ни разу и не имел и во время учений прохлаждался на военно-штабных побегушках и посиделках, где обходятся без сержантов и рядовых. Игнатьев и Соколов эту беду хлебанули и понимали сложности такого дела и в рамках собственной компетенции помогали советом, но чаще матом и прочими ускорителями дисциплины.
  Почти вся техника была с баз хранения и находилась там около одного-двух месяцев, то есть - свежак! А дальше всё по уставу и инструкциям МО СССР. Про трудовой героизм и матерки по ходу расконсервации и сличении документов с фактическим делом пропустим и сразу же про эшелоны из-под Москвы и на место - в ГСВГ. Как раз напротив военной базы США и НАТО.
  У каждого командира комплект карт на все случаи жизни и они прикинули, что это психическая атака как раз на одну из вонючих газетёнок Шпрингера. Через реку с небольшим лесочком и обитает их редакция. Если шустро, то "Градами" можно снести мосты и по мелкому руслу реки, где минные заграждения не поставить, выставиться самим и после залпа дым и пожарища рассеются, а тут и наш десант на танках и БТРах. А с воздуха прикрывают миг-ари и су-шки. Следующий ход уже на территории противника, за этим районом горные цепи кончаются и танковые колонны не остановить до самого Ламанша. Визгу потом в прессе будет через край, но так и должно быть - штаники пусть стирают почаще, мы 1941-ый будем помнить вечно.
  Такой план. У каждой машины и бригады чёткое задание и сроки выполнения: не сделал ты, не выполнили задачу все. Тренаж и прежний опыт обещали не подвести и вместе с пехотой захватить приз с газетёнкой и именем владельца.
  С пехотой скатывались и изучали местность больше недели и по команде из штабов назначили час Х. Война такого рода долгой не бывает и через минуту от моста и подъездов нему не осталось и следов, огнемёты по цепям условной обороны первых линий закрывали перспективу для оценки разведкой противника и через четверть часа командир первого пехотного батальона доложил на КП о выполнении задачи. Второй и третий доложили чуть позже и четвёртый доложил, что окружение противника завершено: в их зоне живой силы нет.
  Потом взяли вторую линию, на которой мог быть противник и снова удары по стягивающимся клиньям, куда ринулась пехота на танках и БМП. У них есть для таких нужд ствольная артиллерия, которая поразит огневые точки противника и по закопавшейся пехоте будут навесные приветы от миномётов и огнемётов. Переходы между этапами общего наступления полка небольшие и глубина обороны противника 5-10 км при ширине атаки до 10-15 км преодолена за час примерно. Пехота только ею числится, а на самом деле - это моторизованный десант, колонны машин с двумя пехотными взводами в каждой и готовые к бою сразу же, откинув тент и вертолёты противника уже имеют неприятности от вспыхнувших ниоткуда облаков, которыми ограждены машины с пехотой. А танки развёртываются по своим путям впритык с пехотой и контакта не теряют. Нигде нет скоплений, как и пустот, куда может вклиниться противник. - Всё по науке!
  В случае упорного сопротивления противника направление стрел корректируют и выявленных героев сопротивления добивают уже впритык танки, БТэры и самоходки большого калибра. Они расстреливают в упор бетонные и прочие подземки и как раз по этим ослабленным участкам противника идут ударные группы пехоты со всем необходимым. Контакт между подразделениями части - многоканальный радиотелефон и меж собой связь постоянная. Никакого плена от "западных союзников" не предусмотрено и трофейные команды, имевшиеся прежде, теперь ни к чему. Если выживет один из тысячи, куда ему деваться, как не в саван и под любые развалины вместо обелисков?
  Условное подавление ПВО и РЭБ на воздушной поддержке - это не наша печалька. Мы своё сделали и кроме дыма и пожарищ от огнемётов там не осталось ничего.
   Это значит, что ни мирного населения, ни легионеров, охраняющих местных борцов за истинную демократию тоже нет. Если у кого дома личное бомбоубежище, полностью автономное обеспечение воздухом для дыхания и энергией для согрева тела, то эти богатеи протянут недолго, поскольку весь этот смрад не рассеется очень долго. Ну и занимать эту территорию в который раз - себе дороже. Две недели минимум тут будет нечем дышать и птички с тараканами переберутся в иные края, более сговорчивые по высшему начальству.
  Мелким шрифтом указаны вероятные потери на той стороне: в рамках удара одного полка - более 250 тысяч человек. По нынешним временам - моментально! Никаких ядерных зарядов и химических распылителей над полем боя. Про боевые потери не здесь. Там выживших нет по условиям игры - сколько на участок боевых действий прибыло, столько же и убыло.
  А кто ж вас заставлял строить так кучно многоэтажные дома и так близко к лесам и рекам?
  Ребята по ту сторону учения тоже проводят и сколько числится жертвами у них?
  Но нас это не трогает, у каждого своя песня. Что решала дивизия и где у неё тылы и где фланги - это не к нам. И сразу же разбор полётов в рамках полка. И сначала командиры меж собой: что, где и как. Пехоту приехавшие из СССР знали в общих чертах, но в бою так и должно быть. У них одна задача, а у технарей свои. Через пару дней всё учли и переписали и пехоту в казармы, а технарей на Родину в СССР.
  Погрузка в эшелоны, надзор за личным составом, быстрое перемещение по Европе и вскоре Подмосковье с базой формирования. Тут осматривается и сдаётся техника и всё - ещё одни дембель. А перед этим отличившимся офицерам дают очередные звёзды, Соколову четвёртую. Как положено: построение, речь командира и благодарность за службу Родине и ответное громовое:
  - Служим Советскому Союзу!
  Вот теперь-то офицеры и свободны, только теперь. И небольшой гудёжь тёплой и скатанной компании просто так и в разрядку былому молчанию и скрипучему терпежу. Игнатьев, Соколов и Герасимов были в этой сборной солянке с самого начала и невольно сдружились, прикрывая друг друга с переменой вводных от высшего командования и подлые штуки от них шли постоянно, поскольку учения не должны проходить без сучка и без задоринки. Вот их-то они рассыпали очень щедро и постоянно. А командиры уворачивались и чего-то придумывали - у них миссия такая. И Володя, Миша и Тимоша - это уже меж собой и до конца жизни. Из них Володя был единственным мужиком, как бы устроенным по части любви и ласки. Поэтому он предложил знакомство с отличными девочками, одна - кандидат наук слегка за тридцать и другая - успешная аспирантка 24 года. И на общем фото кафедры показал где, кто. И рекомендация надёжного парня заинтересовала обоих. Не факт, что у кого-то срастётся, но так хоть память останется.
  Он привёз парней и сразу на кафедру, там как раз общий сбор - Вовчик приехал! И девочки тут же к мужикам и собственному ненаглядному. Опустим подходы и отходы, но вышло по Соколову. Танкисту оченно приглянулась Нелечка Светлова, а зенитчик без ума от Танечки Фетисовой. После шумного застолья парочки друг друга слегка потрогали, попробовали и главное дело далеко не откладывали. На следующий день было суженное совещание командиров. Обсудили многое и предстоящее семейное в первую очередь. Им учиться и дипломничать не надо, так чего тянуть кота за хвост!?
  Будущее согласие невест даже не упоминалось, как бы за неимением сути вопроса. Оба мужика проверили невест на всхожесть и с рекомендациями Вовки согласились. Когда главные вопросы решились, устроили общий сбор и на нём, как положено у приличных людей, попросили руки у своих избранниц.
  С пыла, с лёта!
  Кафедра напыжилась, насторожилась, однако дамы приняли предложения. И оно вышло без промедления, поскольку Вовчик подлянок не выкатывает и его рекомендации - это двухсторонняя гарантия. И ответ на нём.
  Забегая вперёд, отметим, что свадьбы сыграли уже вскоре, они собрали массу серьёзных людей и на своём пиру танкист Тимофей Игнатьев сказал, что рутинная в рядах СА процедура обмывания звезды в спиртном - это неправильная и сильно антисанитарная штуковина и следующую большую звезду он обмывать не станет. Так они с Нелечкой решили.
  На что Танечка с Мишей решили ответить попозже и подумавши. А уже вскоре и другая новость: Светлова решила рожать деток, а не писать докторскую, поскольку муж зарабатывает прилично и в доме лучше заводить шумных деток, а не дорогую мебель и молчаливые коленкоровые фолианты. Деваться зенитчице некуда и Танечка Фетисова решила так же.
  Из студенческого круга там были Лизетта, Ванечка Савельев и Рафка, как его учебная подруга и Ниночка Савельева. И все институтские тут же задумались, что бы это значило? Зато Рафка знала точно: она в науку - ни за что! Хотя родня и обещала содержать деток и не нагружать домашним, только поступай в аспирантуру и наша фамилия не исчезнет. Пример Лизетт был ярким и убедительным - наука она и есть наука и офицер Соколов своим примером это постоянно доказывает и оно у него стреляет куда надо!
  
  Насчёт высшей справедливости у него были убеждения, что она есть: за первые учения офицерам дали по мотоциклу и спасли командира части от позора, а за более крупные государственные учения ничего такого!
  Но у него теперь два кунака и друзья в самом презираемом анклаве граждан СССР и дело к тому, что тенденция усилится. Опять же, без мотоцикла не было бы ни Айшет, ни Верочки, ни Манечки с Колей и много чего именно на нём выезженное!
  Вы помните про художества Лизетт на заднем сидении?
  А капитанскую звёздочку он так и не обмыл!
  Примерно через пару месяцев после всего троицу вызвали к облвоенкому и тот указал на гостей из Москвы. Они представились сотрудниками Генштаба МО СССР, показали удостоверения, снимавшие вопросы у приглашённых. Их интересовали технические детали правильной стрельбы всегда и своевременное обнаружение противника, который тоже не куча мусора, но креатура большущей шишки из Генштаба. И тут негласный лидер спросил:
  - А можно все данные: мы и другие части и всё в одних координатах?
  Им выложили несколько папочек с распечатками по каждому из четырёх полков. Там собрано всё, в том числе время разворачивания на каждом из вводных и скорость принятия решения при перемене действия условного противника, и чисто технические дела по разбросу реактивных снарядов. Их полк с условным именем "Царьград" на фоне трёх остальных отличался заметно и это при одной и той же технике с одних и тех же баз хранения. Троица переглянулась и уставилась на высшее начальство из столицы.
  - Мы сдружились на пристрелке и ничего не переменилось теперь! - ответил танкист Игнатьев, - ну и скатанность в любой большой работе - это основа успеха. А то, что кучность нашей стрельбы лучше и намного - это капитан Соколов пусть скажет.
  - Как говорят мужики, попав в деревню со сплошными целками: "Надо же, весь мир к себе собрали, а! - Может, тут и останемся?"
  - Не понял? - выгнул бровь полковник из столицы.
  - Я шесть годочков отбарабанил в части под Криммичау и вот такая же стрельба у нас шла из Градов первых моделей. Немножко их шеманили, но в целом оно всё заводское. И после стрельб и учений шла такая же хрень, почему у других разлёт хуже намного!? - Приезжали, смотрели, чего-то писали и вот оно - опять, теперь уже из Москвы, а вопросы те же, - ответил Соколов.
  И на полковника, как на недоношенного какла при огромном складе армейского добра. Другой полковник издевку капитана уловил и принял к сведению:
  - То есть, мы мудаки и вас, мастаков, от дела оторвали, не так?
  - Ну, не знаю, - подключился зенитчик Герасимов, - однако 1941 год, Первое мая и парад на Красной площади под "Броня крепка и танки наши быстры" - это же не фухры-мухры! - Что, Сталину не сообщали истины в горьком её виде? - На местах все знали всё, наверх тоже всю дорогу докладывали, но немцы "вероломно и неожиданно" - и так далее. Я тоже куда надо писал рапорты и толку ноль! А тут вышла встреча с капитаном Соколовым и Игнатьевым и мы сделали то, что умели сами и давно. Танкист, зенитчик и градирник.
  - И что доложить начальству про вас, таких удальцов? - суховато спросил тот самый недоношенный полковник. И тут Соколов припомнил свою ремарку на одну из новинок западной техники:
  - Где-то годочков пяток, примерно, я писал отзыв на западную новинку по части направляющих и системы стабилизации реактивных установок. Он под моим именем и как бы в открытом доступе. Очень подробно про то, каким образом установка не должна плыть во время стрельбы. Мы с ребятами сию штуку применили у себя и нас не водило и с дороги и направления стрельбы не выбрасывало больше чем на один градус.
  - "Шилки" тоже?
  - Да, - ответил зенитчик Герасимов, - нам стрелять лучше с опоры прочной и тогда башня никуда из генерального направления не денется. Мы заранее выбирали точки, где пережидаем демонстрацию и она всегда на сухом месте и там не утонешь ни сразу, ни потом. К тому же нас в густом лесу с воздуха не различить и точно не попасть, а в прямой видимости у "фантомов" шансов никаких. Ну и облака с аэрозолем мы им подвешивать научились, так что они близко не подлетают, а издали их наши истребители пакуют по-чёрному.
  - Аэрозоль, что за хрень? - спросил один из москвичей.
  - Типа тумана и дымки от пожарищ. Настройки электроники и радара сбивает махом. Пришли на точку и развесили эти хреновины со всех сторон. Ветер наверху кружит всегда и турбулентность нам наруку. Наши летуны туда не суются, но поджидают на входе и выходе из такой зоны, - привычно выдал "зенитчик".
  - А с ними-то как, это же не полковые коммуникации? - и капитан сыграл дурачка, разведя руками и неформальных договорённостей не выдав. Конец длинной и мало продуктивной беседы положил капитан Игнатьев:
  - Вся стратегия и тактика успеха - это точное исполнение служебных обязанностей всей вертикали от рядового до генерала. А эти дела напрямую зависят от квалификации каждого. Касаясь своего дела, скажу так: три года при нынешнем уровне военного имущества, полностью раскрытых умений личного состава и точного знания нашей тактики и противника за бугром - это не служба, а отбывание очереди. У нас у каждого в действующих звеньях нет ни одного "сыроежки"! - Ни единого! Только отслужившие и отличники БПП. Вот с ними можно говорить, они в курсях всего и в штаны не наложат.
  - И 1941-ый будет не у нас? - подначил умный полковник.
  - Так точно, товарищ полковник. У этих толстозадых.
  Когда всё закончилось и ребята шли домой, подвернулась кафе-мороженое и они там слегка расслабились.
  - А ты, Володя, - спросил Тимоша, - как думаешь насчёт 1941-ого? - тот улыбнулся и ответил:
  - А что, у наших партнёров, которые из НАТО, командование из другого теста замешано?
  - М-да, - уронил Миша, глядя на разноцветные шарики мороженого, - кручу эту массу и соображаю, что она напоминает, у вас такого нет?
  - Ложечкой, фи, такое скажете, штабс-капитан! - такое добро месят другим местом, - улыбнулся Володя.
  - Да, - вздохнул Тимоша, - пора по девочками и баиньки! - Меня ждут-с!
  Володя эту девочку знал хорошо и "баиньки" с капитаном - это типа штабных учений первого уровня: всё настоящее и никакого перемирия и посредников до утра.
   Девятый семестр и плавные метаморфозы в рядах студенчества
  
  Напомню читателю, что Володя не приставал к женщинам, зная об их замужестве, если такое случалось и он узнавал пост-фактум, то приговор следовал моментально.
  Так, в частности, Айшет имела от него что угодно кроме секса. Она его любила по-прежнему и в постели с мужем легко переставляла фигуры и муж становился Вовчиком. И она ни разу не попалась на перепутанных именах. В этой связи она, ныне счастливая по самое-самое, приняла как долг перед дамами несчастными и обделёнными - одарять их мужеским величием Володи ради исцеления. Это шло по разряду благотворительности и в рамки законов, разумеется, не вписывалось. Так один из таких персонажей - Светка Иванова из античного отдела засохла и припухла без мужеского, поскольку там оказалось замешанным что-то от медиков и наследственности. Она рассказала Вовчику и тот, имея те же императивы: возлежим на Анечке, а воображаем Танечку, оприходовал условную танечку, не отходя от кассы, то есть в том закутке, где командует Айшет. Условная танечка ожила и стала настоящей Светкой Ивановой. После первой порции она заискрилась и заполыхала так, что попросить добавку вышло легко. После добавки вообще воспряла духом и про прежние приоритеты и ценности хорошенечко призадумалась - а стоит ли тянуть дальше?
  Через пару недель, хорошо взвесив и продумав, она умолила Айшет и та свела их снова, сильно негодуя на неудачницу. Но оказалось, зря! Светка прикинула все вводные от Вовчика, прибавила их к собственным мукам и на выходе уравнений получила простой ответ: этот брак - наша общая ошибка и её надо исправить.
   Тут рецепт единственный - развод!
   В части вестей приятных и нежданных совершенно было письмо на отличном английском от Магды. У них с Володей растёт сын Эдвин и он в курсе про папу, который служит за морем. Письмо настолько тёплое и женское, что он поразился мимикрии светской львицы и нестандартной куртизанки. Машулька его просветила и поздравила с победой в дискуссии насчёт сути Магды. Читая послание Магды, можно подумать, что у них семья давняя и они съедутся на зимние каникулы. Фотографии тоже свидетельство истины - Магда стала мамой и супругой мифическому мужу за морем-океаном. И взгляд - картина маслом, она долго выбирала кадр и выслала тот, где видно: я влюблена! Эту тайну и выложить некому и держать в себе - вредно для психики.
  С Идалией вышло проще и дочурка Женечка тому свидетельством и тоже Владимировна. Она выслала несколько фотографий и на каждой видно - у Идалии с женскими делами полная гармония и мужние гены видны даже полузрячему. Летом она будет жить на даче и ждёт своего суженого с визитом. Подмосковье не Германия и съездить надо обязательно. Заодно проверить на всхожесть иных семян.
  Здесь и сейчас зрела иудейка Лизетт и внутреннее переформатирование просматривалось всё яснее и яснее. Она набирала и физические кондиции и выдерживала примерно половину того, что легко принимала пловчиха Наташа Ярыгина. Его приглашали на семейные торжества, дабы указать родным и знакомым, в каком кругу общается дочь и пример Соколова был наиболее ходовым. Его это ни к чему не обязывало и, если позволял собственный график, то разрешал девочкам приглашать себя. По большому счёту они не были особо интересными и если с кем-то что-то и было, то неглубоко и недолго, поскольку ни с Ритой, ни, тем более, с Анхен они и рядом не обитали! Эти женщины в нём не умерли, но оказались на втором плане по причинам от них не зависящим.
  На заднем сидении Явы и в коляске побывали многие студентки и опыты по разгону эрекции производили охотно, ну и получали сами знаете что. И взаимное ненападение с ним совпадало с обратным по знаку отношениям к парням-ровесникам. Они-то не так чтоб и доходяги, но рядом с Соколовым, который был мужиком во всех отношениях, не смотрелись и их никто на домашние смотрины не приглашал, от слова - совсем! Два других студента после армии как-то совсем уж наглядно эти выводы являли и остальным. То есть и уважительность взаимная и сам Вовочка не задавался и рутинным просьбам унять родню и посидеть у них на партии преферанса или бриджа, не играя, а только типа: ух, они такие! И к дискуссии про наших и не наших женщин.
  Обычно в аргументах были фильмы и про них деревенский Соколов большей частью совсем не в курсе. Но с него аргументы и не требовали он просто заявлял, что, к примеру их дочка, так она этих заморских див переплюнет по всем статьям, к примеру, на их первой картошке ... и далее шла лабуда про дочку, утеревшую нос самой агрономше. Оно как-то так и было, но с другими персонажами. Для домашних же - лакомая тема про наследственность.
  Очередное приглашение от Ниночки Савельевой он принял охотно, поскольку она что-то из себя внутри представляла и покопаться в ней было любопытно, ну и она позволяла это только ему и нечасто. Репутация мужлана и записного ходока её не смущала и, более того, привлекала, поскольку не отражала и части его глубины и состоятельности. Под ним Ниночка однажды побывала и восторг со страхом долго её не покидал. Но он больше не похищал и как энтомолог под микроскопом не разглядывал.
   Савельевы устроили что-то типа корпоративного медицинского чаепития со спиртным и танцами. Возраст гостей зашкаливал от студентов-аспирантов до преклонных дедушек и бабушек. Но медиана возраста была около 35-40 лет. Володе чуть до тридцати и эта публика мало отличалась от возрастной вилки во время службы в ГСВГ. По ходу танцев они с Ниной были самыми желанными партнёрами и испытать его эрекцию довелось многим, поскольку Володя и сам не подарок и никаких бирюлек с собой не позволял. Отправить строптивую докторшу в ванную подправить причёску - приём самый безобидный. С Ниной он в такие минуты почти не общался, поскольку та тоже испытывала избыток внимания от ветеранов службы советских эскулапов.
  На этот раз она держалась рядышком и это ему понравилось, поскольку тётки, которые с крутыми торсами и так себе мозгами, порядком наскучили. Образумить стандартным мужеским способом нельзя и он общался с умницей Нинкой.
  И вот она указала даму чуть до сорока годков с уже оплывшими контурами. Дамы, которые в его вкусе, такого себе не позволяли, он на неё даже не взглянул.
  - Эта дама - тайная пассия моего папы. Мама знает и страдает. Можно ли её как-то унять?
  Дело распадалось на разные составляющие и тайная пассия, о которой знают все тётки на улице - это что? И он задал этот вопрос, она ответила:
  - Не придирайся к словам, пассия - это точно и мама страдает - тоже точно.
  - Некий мужик с улицы присмотрел себе даму для утех и что я ему предъявлю на верховном суде? - Я тоже не ангел и грешу со многими, что этого мужика - казнить, что ли?
  - Ты его оправдываешь?
  - Нинка-картинка, на грудях цветок! - Мы утопим эту даму, но его мужеский интерес не утонул, а отправился искать замену. Что, топить самого папу или мамочке покопаться в себе и наличными ресурсами отвлечь от криминала, как-то так, я думаю.
  - Ну и сама-то эта дама, кто и что? - Безобразна до ужасти!
  - Тут согласен, юная и прекрасная леди, и бока обвисли, и поддержка слишком поднимает содержимое, и такие коленки подают не так, а вот что там, между них - это иное дело и именно оно, может, и есть то самое яичко с секретом вечной молодости.
  - А попроще?
  - Можно и так, но пока на кукан не нанижешь, не скажешь ничего.
  - То есть, сексуальная составляющая и правит бал?
  - Как-то так, юная и прекрасная леди: эта тайна у неё заключается между ног!
  - Вовчик, ты же настоящий мужик и нас видишь насквозь, ещё ничего и никуда не вставив. - Просвети и меня!
  - Хорошо, вкус дамы заключается в сокровениях, не вставивши - не испытать. У неё может кислотность каких-то радикалов обитает как раз там, где ему лепота и благодать. Именно ему, а не мне! - Она же евонная пассия и на ней он остановился после поисков, вставивши не одной вкуской даме!
  - В логике не откажешь, - согласилась Ниночка, - но есть и вариант случайности и она просто попалась в нужную минуту в нужном месте! - Такое возможно?
  - Моя прекрасная леди, вы тоже логичны и аргументы у вас правильные.
  - Тогда у нас есть шанс?
  - Смотря для чего.
  И Нина Савельева изложила план, где Вовчику означена ключевая роль соблазнителя и искусителя. За неимением других затей по этой части и свежести самой идеи, а также и тому, что у него равноценная партнёрша, он в дело вошёл.
  А это много чего и Нина рот раскрыла от того, о чём она сном и духом не ведала. И ей тоже пришло в голову, что Соколов не на того умника учится. И его участие уже по ходу дела устраняло нестыковки и упорство противника. Она разинула рот и не скрывала восхищения. Он улыбнулся:
  - Рот закрой, п...ду простудишь!
  Для выполнения надо многое соорудить уже сейчас и они дружно принялись за работу. Умная девочка - хороший помощник и Нина сыграла на стороне противника, то есть Юлии Сазоновой, пассии любимого папочки. Что Вовчик сказал, то она и сделала, наступив на гордость и прочие принципы.
  - Молоток, девочка, - похвалил он во время танца и "нечаянно" цапанул виновницу торжества. Та осторожно осмотрелась и нашла взгляд Соколова. Невинный и безразличный. А потом это вышло ещё разик и уже покрепче и подольше, насколько позволяли обстоятельства танцевального пятачка. И по реакции чужой пассии решилось остальное. Когда менялись партнёрами и она попала к нему, он, не стесняясь, указал на эрекцию и приложился в качестве аргументов. Дама не была Пенелопой и отозвалась правильно. Чуть позже он как-бы восхитился её телесами и прошептал:
  - Вот это бы и натянуть сюда! - и указал, куда именно. Дама не возражала, однако тайну грядущей операции по измене не выдала, явив опыт и прочее в таких делах. Однако легонечко и совсем незаметно запретного вкусила, чтобы оно уже без сомнений. Лёгкого касания молодого мужика было достаточно:
  - С ума сойти, как вкусно! - шепнула она практику
  - До конца и больше?
  - Да!
   Но здесь и сейчас не получалось, хотя уединения на пару минуток выходили успешными. поэтому настоящее слияние отложили из-за окончания вечеринки. Чужая пассия уже переменила фаворита и настроилась на молодое, сильное и с ума сводящее.
  - Они это делают где? - спросил он у Нины и та развела руками:
  - Где угодно, потому их и вычислили, но не поймали: у нас или у неё, или у папы в кабинете - где получится, там и играют.
  - И у вас россыпь домыслов вместо прямых улик?
  - Да, иначе давно был бы скандал.
  Он подумал и решил, что насчёт улик непринципиально и историю можно элементарно спланировать.
  Загнать противника в ловушку и там раздербанить - это описано сто раз и тем не менее ловушки играют исправно и туда попадаются практически всегда, если всё правильно устроено. Провалы - это неправильные ловушки и их конструкторы слегка обленились. Его в этой истории смущало одно: Нина не защищала отца и спасала маму, а сама играла центра нападения. В литературе подобных примеров нет и она явный не типаж! Но схема готова и все элементы загона расставлены и место встречи - квартира Савельевых и папочка обнаруживает свою пассию в непотребном виде после другого мужика. Другой мужик - Вовчик Соколов. А он сюда попал, поскольку у него свидание с Ниночкой. У папочки временная вилка такая, что он приходит как раз к распяленной пассии. Неожиданный приход мужа, полицейского или иного свидетеля - это классика таких операций. Правильный план, дисциплинированные исполнители и ловушка захлопывается!
  Так оно в расчётный день и вышло: папочка приходит чуть раньше и растерзанная, но счастливая Юлечка зажмуривает очи и через несколько секунд улыбается бывшему любовнику: сцена снята с одного дубля!
  На следующий день Нина Савельева пришла в институт пораньше, чтобы обсудить с Соколовым проведенную операцию. Тот как раз всё включал и настраивал, а тут и она, манкая и лживая до кончиков ногтей. Вот из таких-то девушек Мата Хари и получаются. Во время подготовки она прикрывала Володю не однажды, в том числе пару раз, когда он заводил виновницу торжества в каморку домработницы и знакомил с новыми обстоятельствами. Там он с Юлечкой задерживался ненадолго и вбивал в неё тягу к настоящему мужескому, от которого правильная женщина дуреет. Юлька Сазонова полагала себя женщиной правильной и вкушать настоящее мужицкое подключилась сразу. Наташа знала лишь общее положение и про детали охмурения папиной пассии не в курсе совершенно и подробностей ей лучше не знать: такая она будет спать крепко.
  - Ну, как мы их! - заявила она и он пожал её руку:
  - Операция проведена с минимальными жертвами со стороны противника. Убитых нет, растерзанная выздоравливает и кроме занятых в операции ни одна душа в мире о том не в курсе. Мамочка твоя в том числе. Папочка к пассии больше ни шагу, сама дама от твоего папочки излечилась насмерть, что и было целью плана.
  - Такого мужика в мужья - мечта несбыточная, да?
  - Так точно, прекрасная леди. Но в ином у вас шансы имеются. Вы в моём досье с каждым семестре всё выше и выше.
  - На свидания к тебе жуткая очередь, можно мне разок по блату, а? - и вызвала саркастическую ухмылку парня:
  - Сейчас посмотрю, где тут у меня блатные наложницы,- достал ежедневник, полистал и спросил: - в следующий вторник с 20 часов и до утра, у тебя как?
  НОВЫЙ ГОД И ВСЁ С САМОГО НАЧАЛА
  Соколов сдал зимнюю сессию досрочно и был готов устроить визит к Идалии, она как раз на даче и детки должны увидеть своего папочку. Он отправился на почтамт и оттуда набрал код дачного посёлка, где обитала Идалия с детками. Она не подходила к аппарату долго и он уже было решил, что в доме никого нет. И, услышав её усталый голос, почуял тревогу, поскольку Идалия с ним никогда не бывала ни уставшей, ни погружённой в себя и грустной. Разговор вышел неприятный и ни на что прежнее не походил.
  Ну и финал: у нас всё закончено и теперь в прошлом!
  И далее ни слова, повесила трубку и важная часть душевной жизни Соколова получила торпеду в бок. Настолько это больно, что он долго сидел в зале и не слышал объявлений диспетчера о связи с другими городами.
  На улице предпраздничная суета и все чего-то смотрели, за чем-то стояли в очередях и куда-то торопились, поскольку там тоже что-то дают!
  А ему некуда!
  Побродивши немного и оклемавшись от торпеды, он решил, что маяться на глазах у всех не стоит. В профкоме всегда есть "горящие" путёвки и он отправился туда, помаленечку осваиваясь в роли торпедированного. Там его встретили, как родного и на выбор аж пять штук. И все бесплатные! Он выбрал кавказский Бакуриани с горнолыжными спусками. Таких лыж он не знал и самое время познакомиться.
  
  И вскоре ему лучше стало:
  Лиса ему навстречь бежала!
  
  Не совсем лиса, но очень умная и состоявшаяся девушка Наташка Ярыгина. У него и настроение улучшилось при её виде. Привет-привет и всё такое и кончилось тем, что она отменила свою поездку на Карпаты и поехала с ним в Бакуриани, в профкоме как раз была последняя из "горящих". И ехать надо уже вчера!
  Они туда добрались с огромными приключениями и не так быстро, но таки - добрались! Устроиться рядышком тоже получилось и оно совсем просто - дали грудзину в лапу - оно и срослось. И Володя ей пояснил:
  - Пока что у них ГДР, поэтому и просто, а как они переплывут в ФРГ, то пора вводить контингент спецвойск. (ГДР - в народе и тогдашних анекдотах Грузинская демократическая республика и ФРГ - Федеративная республика Грузия, вот так оно в начале 1960-ых!)
  Начнём с того, что в комнате с двумя полуторными кроватями жили две пары как бы семейных и их размещали так по взаимному соглашению и Вовочка спал с Наташей на законных основаниях, как и студенты из Свердловска на другой постели и они тоже счастливы.
  Постижение нового вида спорта пошло весело и легко и к вечеру оба уже смело скатывались с четвертушки склона для начинающих. Ясный корень, что около Наташки вечно крутились всякие учителя с консультантами и указывали, как оно правильно. Володю тоже учили, но не так настойчиво. Она смотрела на Вовчика, тот улыбался и она терпела. Обед в шумной столовой, потом пару часиков в комнате и снова на склон и на лыжах до ужина. Оба так или иначе спортом занимались постоянно и усталости не чувствовали. И только здесь Наташа почувствовала себя женщиной по-настоящему: и к ней пристают постоянно и Вовчика - того и гляди уведут! Соседи с Урала тоже не подарок и по ночам не столько сами играют в супружников, сколько за ними подглядывают.
  Но не на тех попали! - Наташа и Вовчик выступают в высшей лиге и приготовишки с Урала - это кто?
  Они ходили в кино на что угодно, лишь бы в зале темно и на экране хоть любовная драма, хоть американский боевик - Наташка льнула к нему и безо всякого стыда возбуждала, а он в ответ шептал незнамо что и обещал чудовищные пытки в постели. Они здесь всерьёз не целовались, но немножко и самыми закраинами - не один раз и того хватало, чтобы Наташа возбуждалась и возбуждала его. На танцах, которые тут чуть не до утра, Наташа терпела висящих на нём партнёрш и жутко хохотала потом, обсуждая с ним произошедшее. Наташу обожали многие парни спортивного склада и она уважительно не издевалась над провинциальными закидонами и реверансами. А всё потому, что рядом Вовчик и он задаст любому посягателю. Наташа вела себя слегка не как положено и про неё думали совсем не то, а Вовчик тут же всё пояснял шустрым веникам и до рукопашной ни разу не дошло. Однако внутренние сути девушки упивались содеянным и толкали на подобное снова и снова! Она в Соколова влюблялась не однажды и сегодняшняя страсть стала самой настойчивой и полноценной. Пока ехали в Бакуриани, Вовчик не один раз являл себя мужиком разумным и на неё навостряли глазки многие охотники и не менее злобные ревнивицы, желающие себе Вовчика. Что они друзья исключительно по постели, видно каждому, поэтому урвать и себе кому не захочется?! Наташа понимала, откуда растут ноги у тотальной страсти к ней и просто прислонялась к источнику всего мужеского без слов.
  С ним она могла и так!
   О том, что Натали прекрасна и неотразима за сегодняшний вечер она слышала не раз и даже не догадывалась, чего это стоило ему! - Он просто вырывал из себя сокровенные части, рождённые с Идалией, и устилал ими страсть к Наташе.
  Она - что-то этакое, которое режут по живому, чуяла, но это и всё! Вовчик - мужик правильный и слезы из себя - ни за что!
  Нынешняя глава отношений стала очередным этапом для обоих и его не стоило сооружать из непрочных материалов.
  А тут ещё соседи, настырные и подглядывающие! Светка, подруга Костика ей про их дружбу выложила всё-всё до винтика и салфетки и умоляла допустить к Вовчику хотя бы на часик!
  И так достала, что Наташа махнула рукой:
  - Если Вовчик согласится, я этого не замечу! - и на восторженный визг Светки строго добавила: - но только один раз!
   Светка уломала Володю и тот, ушедши с ужина пораньше, отогрел несчастное сердце уральской студентки. Досталось и остальным органам и на танцы Светка не пошла по уважительной причине: ноги из недавнего клинча так и не вышли и ей подчиняться отказались наотрез!
   Следующий день у Володи с Наташей последний на Бакуриани и Светка от них не отлипала, забыв про Костика.
  Домой они ехали светящиеся и загоревшие под горным солнцем: за две недели не было ни единого пасмурного дня! В общем, со стороны Наташа выглядела новобрачной и такого супружника хотела всякая уважающая себя женщина, а Наташа дозволяла подобные фантазии. О том, что они и где, в институте уже болтали на все лады и во время сессии это не одному студенту доставило неприятности с пересдачами и разборками в деканате.
  Они засветились на родной кафедре и как отличники перешли в категорию дипломников раньше других. Отсюда у Наташи и Володи траектории полётов шли в разные стороны: Наташа оставалась в городе в одной из проектных контор при оборонном главке, где на неё посматривали давно и корыстно, а Володя имел предложение от сибирского военного завода, который после практики тоже положил на студента глаз. Его деревенская подноготная и служба в армии сыграла важные такты симфонической поэмы при внутренних разборках технической элиты предприятия. Он там был не так и долго, но одна дама зрелого возраста и при портфеле сразу же отметила иные достоинства и парень на принеси-подай, обычных для студентов, не прозябал. И, ясный корень, ждать своего часа в центре технической индустрии - не есть удел сильных и смелых. Ну и Евгении Викторовне он обещал сногсшибательный по идее проект, а не обычную тягомотину из ГОСТов и СНИПов. Эта идея у него зрела долго и вынашивалась тоже не три дня и как раз во время отдыха с Наташей в Бакуриани и проявилась в окончательном виде.
  При Идалию и деток он с Наташкиной понятливостью "забыл" и проникся новым и тоже живородящим. С руководителем диплома Ниной Ивановной у них давний мир-дружба-фестиваль и его военно-практическую идею она приняла с восторгом:
  - Вовка, ты настоящий мужик, будь я помоложе хотя бы на немножко, никаких Сибирей и ты здесь, со мной, а потом и вместо Покровского! С таким мужиком только гениальных деток зачинать!
  Что-то подобное она говорила и раньше, но не так страстно и не наедине, а в качестве альтернативы папо-маминым мальчикам. И особо отмечала девочкам из диаспоры:
  - Не слушайте родню, а зачинайте своих первенцов с мужиками, как Соколов и будет вам счастие, а не нынешнее прозябание.
  И дружбу Бахмут с ним одобряла обеими руками. Та в ответ обожала её и у них вышел вариант затейливой дружбы великоросской шовинистки с иудейской раскольницей.
  Короче, Володя сразу же в дело и остальное в сторону. Проект назывался так: "Система саморегуляции механизмов по осям координат в подвижных установках военного типа" То есть на базе автомобиля УРАЛ-375 и платформы с несущими установок залпового огня. Там секретного ничего и рабочие контуры самой машины есть в технической библиотеке, а сама установка к ней пришивается через промежуточные швеллеры на самих консолях автомобиля. Именно консоли образуют систему из четырёх точек и через гидросистему выравнивают положение главной части с направляющими для нулевых отклонений и точного прицеливания в режиме постоянного слежения. То есть, любые завалы в ту или другую сторону по причинам естественным тут же компенсируются автоматикой и экипаж установки о том не парится совершенно. Эту сквозную идею механизмов она увидела сразу и спросила:
  - Так накипело?! - и он просто кивнул.
  После каникул у остальной группы началось дипломирование, так сказать, в тотальном объёме и библиотека институтская и публичная городская заполнилась молодыми людьми-кандидатами в инженеры. Периодически туда заруливал и Соколов и общался со знакомыми и знакомыми знакомых. Большую часть времени он проводил дома или на кафедре, где удобнее, там чертил, считал и писал. И под чутким руководством Нины Ивановны соорудил такую штуковину, что кафедра изначально поёживалась: если Вовка вдруг передумает ехать в тьму-таракань и останется в городе, то многие планы трудоустройства рухнут навсегда. Имелось в виду ещё и то, что в этой связи некоторые блатные девочки могут передумать и вместо уже готовых тёпленьких местечек ринутся туда, где обоснуется Соколов. Время для виртуального согласования списка, присланного из министерства, имелось приличное и негласный конкурс стал перманентной войной для самых разных одиночек и группировок. О своих планах и личных договорённостях Володя никому и ничего и тем самым сохранял интригу византии по суммарному рейтингу баллов. Само дипломирование стало формальностью и не защититься не мог уже никто, да и тому никаких предпосылок: на обоих потоках было пару троечников и только, остальные отличники и хорошисты.
  К нему периодически забегала Рафка и получала необходимые стимулы для городской жизни и дальнейшего плодоношения в иудейском формате. Лизетт тоже бывала, но не задерживалась, поскольку для дальнейших метаморфоз из одной данности в другую были иные места и там всё неспешно и обстоятельно. Вопрос с беременностью решён и на семейном уровне, дело в точном сроке.
  Защита проектов - это не совсем театр, поскольку автор и комиссия обитают в одном анклаве и дело лишь в деталях оформления византий местного значения. Соколов к ним никак не причастен и его просто слушали и пробовали на зубок. В целом и частностях диплом шёл на высший балл и в итоге слегка заумных вопросов и не менее профессиональных ответов в первоначальной оценке ничего не переменилось.
  Красный диплом и свободный художник по выбору места работы.
  Поскольку приглашение в кармане, то список желанных местечек для первых номеров учёбы начинался как бы с самого нуля. Он зашёл в кабинет. выложил бумагу из Сибири и её подшили к делу:
  - Кто там следующий?
  Вечер выпускников решили провести в кафе на Горького, там и музыка и меню приличное и расходиться всем недалеко. Две параллельные группы все семестры так и шли вместе, расставание решили оставить таким же. Здесь была кафедра в полном составе и хорошо беременная Светлова тоже, её от слишком резких движений придерживал танкист Игнатьев, а другая героиня воинского романа Танечка Фетисова уже родила и маленькую Дашеньку кормит грудью, поэтому на балу ни её, ни зенитчика Миши.
  Эта воинская триада разлучалась навсегда. У мужиков прощание выходит построже и короче женского и вскоре Тимоша жал руку Володе и уводил Нэлечку из загула выпускных страстей на свежий воздух. По тому, что он видел, дома после полуночи окажутся немногие.
  И кто утром будет отпаивать чаем-кофе-какао Вовчика - как бы знать?
  И вот в таком грешном чаду на блюз от усатого трубача-цыгана Соколову выпала Ия Бельман. Она только к середине выпускного бала осознала истинную значимость Соколова в обеих группах. Не говоря про репутацию донжуана и прочие что ни говори, но доблести, он был самым значимым и уважаемым среди парней, девушек и преподавателей. И блюзы с ним - это типа признания связи, пусть с некоторыми и виртуальной. Она на прежних вечеринках и тусовках с ним танцевала редко: поскольку на неё посматривали все и до блюза с Соколовым просто не доходила очередь, поскольку и у того своя обойма страстей и страстишек, а потом музыканты собирали вещи и пора расходиться.
  Сейчас же - что-то говорил он, что-то она, а напряжение нагоняло градус и электризацию вокруг них. Все и так знали, что это полюсы разных ойкумен.
  И смотрели - что будет?
  А на виду у всех ничего так и не случалось и мужик увёл женщину проветриться, туда все ходят.
  - Ия, ты что вытворяешь, от тебя дух будто из чистилища - чего там только нет!? - она не сразу сообразила, что ответить, поскольку и в самом деле вся её сущность куда-то провалилась.
  - Если честно: кто-то меня утащил и не отпускал. Может и из чистилища, - призналась она.
  - Самое время признаться - это мои мысли про тебя: утащить и не отпускать - как раз то, чего хочу сейчас, - и она увидела штаны с оттопыренным фаллосом, что и есть крутизна момента. Что-то она чуяла и во время блюза, но оно как-то неясно и смутно, а здесь....
  И не успела опомниться, как оказалась в объятиях и тот самый гигант прямым ходом расположился в положенном месте. Одним движением и куда надо - каков наглец!
  Одежду не надо снимать: сама посторонилась. Несколько секунд такой каторги и Ия готова последовать куда угодно, чтобы виртуалия стало реалией. Его руки были везде и губы не оставляли тела чужой женщины в покое, терзая и мучая. Они успели попасть везде и всюду и, о ужас, туда тоже!
  Что-то особое вот-вот случится и она этого ждала смиренно и с неким вожделением. Такого она не чуяла никогда и новизна сексуальных ароматов от мужеской атаки полностью одобрялась женскими сутями!
  - Войдёт или не войдёт? - гадали сути и подталкивали отдаться здесь и сейчас, не мешкая и не рассусоливая попусту.
  - Да, - наконец-то выдохнул он и сказал: - хороша Маша, да не наша.
  И отпустил.
  А она с могучим фаллосом в промежностях так и не рассталась. Её сути противились и вредничали, питаясь мужеским из настоящих источников. Пару минут они смотрели друг на друга, ожидая продолжения, но подошла Лизетта Бахмут и увела его с собой. Для неё Иечка Бельман в дорогущем наряде даже на бульваре Пикабу не отсвечивает!
  В один из моментов, когда все ещё вменяемы и помнят себя в первом классе, Ванечка Савельев спросил у Вовчика:
  - Я хочу девочку привести, музон послушать, ты когда вернёшься? - такое и так свободно Ванёк не спрашивал никогда и Вован ответил:
  - Бунгало в твоём ведении до утра, точнее - до восьми ноль-ноль по Москве. Но если припозднитесь, не паникуй и девочку не пугай: я войду тихо и вас "не замечу" в упор! - Ясно, товарищ сержант?
  - Так точно, товарищ капитан!
  Бунгалом комната стала не сразу и причиной метаморфоз стали девочки, которым нравилось всё загадочное и чтобы оно без лампочек под потолком с выключателями у двери. Так понемножку капризами девочек и руками бывалых мужиков постели стали зашториваться кулисами от потолка, окно тоже с фокусами и на каждую постель особый вид, а свет от фонаря за окном лишь сообщал соседу реальные времена года и границы его свободы.
  Выключателя тоже не стало и при содействии электрика Коли Урванцева свет включался и выключался сам, стоило открыть или закрыть дверь. Устройство хитрое, но надёжное и не искрит. Ну и вместо лампочки со стеклянным абажуром соорудили ажурный плафон с бестеневым светом. Для чертёжных работ теперь есть кульманы и у каждого свой, он убирается, если не нужен и место для того-сего - вот оно!
  Ну, и сами постели тоже не казённые, а типа сдвижного диванчика: можно односпальный, а можно и для парочки оченно смачных гостий. Железные штучки соорудил Вовчик, а остальное хозяйственный Ванёк. До сих пор Ванечка просто слушал планы уходящего куда-то соседа и действовал сообразно. Капитан Соколов младший состав с его хитростями изучил хорошо и этим обозначал рамки свободы, так что специальная справка на этот счёт означала, что и музон и сама слушательница ого-го какая важная.
  Так оно и было: этой дамой - только между нами! - оказалась Рафка, которую он таки уломал, найдя подходящие доводы. Ну и практичная иудейка хотела провериться на Ванечке, поскольку тот должен же чему-то научиться от Вовчика!
  Забегая вперёд, отметим, что беседа про музон имела практическое продолжение в дальнейшей жизни обоих. Но об это в других главах.
   Комнату принимала сама комендантша, дама слегка за сорок, плотная и живая на всякие разборки с молодёжью, но и понятливая в этих делах вполне прилично, про будуар она слышала, но насчёт визита с проверкой не суетилась, зная репутацию тамошних обитателей. Но сдача помещения - это акт прямого действия и туда техничку не пошлёшь. Ну и ребята объявили, что съезжают и вещи уже в другом месте. Как и всякая правильная женщина Тамара Алексеевна Гареева пришла во всём свежем и только что из пакета, её ждали и завели в будуар. Если бы она о нём так много всякого не слышала, то грохнулась бы сразу, но она в курсе и только внутренне напряглась, поскольку такие будуары не для изучения китайской грамоты. Парни всё показали в действии, особо ей понравилась идея с освещением, там оно и от солнца, и от луны, и от самодельного светильника с автоматическим выключением. Парни не были бы настоящими ковбоями, если бы не раскрутили даму на мужескую шутку, от которой не отвертеться никак.
  - Оно зажигается само и к выключателю не надо? - спросила она очередное в капканах и ловушках для доверчивых женщин.
  - А то, - легко подначил Соколов, - правильная поза и автомат сам деет нужную комбинацию.
  - Правильная - это как? - не почуяла опасности дама и шагнула к самому-самому!
  - Вот вы сели на диванчик и вам охота прилечь и чтобы свет очи чёрные не застил, - он указал и она присела, как он велел.
  - А теперь? - спросила дама, которая не то что школу сокровений, даже садик не закончила и про остальные фокусы мальчиков с девочками не в курсе совершенно.
  - Подумайте о том, чего хочется и оно вам на блюдечке с каёмочкой, - и так посмотрел на неё, что она подумала и диванчик стал двухспалкой тут же и она на ней в правильном положении, такое идёт от тела автоматически. Так же автоматически включился плафон и дама очумела уже по-настоящему.
  - А остальное на автомате и только пошевеливайтесь! - шторы задвинулись, а плафон стал будто синий ночничок в поездах. Места на двуспалке прилично и два рослых мужика устроились по бокам у гостьи, вопрошая и требуя одновременно. Уважить гостью при её достоинствах и полноценном понимании мужеского - самое правильное и они пристроили свои ручки и остальное, куда надо, мол оцени и дай добро на деяние!
  Двоих она никогда не обслуживала, но и Ванечка с Вовчиком не в капусте найдены! А тем и команды никакой не надо и через минуту зазвучал свадебный марш Мендельсона, под его ритмы с гостьи слетело всё-всё и замаячило ого-го что!
  Приёмка имущества затянулась надолго и рачительная хозяйка решила из будуара сделать премиальный фонд и только отличниками содержания социалистического имущества. Подписавши бумаги, она опустилась на диванчик и тот эволюцию преобразования в брачное ложе выполнил, как по нотам,
  - Так вашу за ногу! - выразилась она и закрыла чёрные очи. Вообще-то она их видела сто раз на дню, но такое про них не говорил никто.
  До обеда она пролежала в комнате типа будуар, меняя постели и орудуя шторами и занавесками - всё работало как часы. Она немножко походила туда-сюда, но тело из любовных игрищ возвращаться и не думало. Его завести в эти дела непросто, но остановить...
  - Это скольких же девочек они туточки отоварили, а? - подумала она, в который раз опускаясь и поднимаясь с этих сексуальных чудищ, - а я, дура кромешная, о таком деле узнаю после всех.
  И только после обеда ножками можно ходить, а остальное тело перестало издавать роковые движения и звуки. Она бельё и прочие свидетельства недавнего самума собрала в пакет и в стирку - ни за что!
   Сибирь - новая ойкумена
   Сибирь, обиталище и место творчества
  По приезду ему всё все рассказали и показали, дали ключи от служебной квартиры-однушки со всем казённым и вполне годным для начала бытия. Было оно и казённое и неправильное. Из подъёмных у него осталась большая сумма и он приобрёл то, без чего жильё - первобытная пещера. И после этого отправился на поиски девочек, которые вместе с ним будут петь, капризничать и всё такое от правильно обихода и внимания. Стильную танцовщицу Розию отыскал в кафе "Двое на Арбате" и после обстоятельной беседы убедил в состоятельности, а Мириам отыскал в библиотеке за чтением модного шлягера из толстого журнала. Он следил за реферативными журналами, которых в служебной библиотеке их режимного предприятия нет. И девушка сразу же понравилась скромностью и одновременной степенностью. И, покопавшись в памяти, решил, что она в чём-то напоминает Анхен. Присмотревшись получше, решил провериться и спросил на немецком, французском и английском одно и то же, насчёт владения этим языком. Она ответила по-немецки, на древнем наречии ещё екатерининских мигрантов:
  - А как вы догадались? - спросила она чуть позже и уже за столом. Он пожал плечами:
  - Не знаю, инстинкт, подсознание или что-то ещё.
  Далее шёл банальный охмурёжь и вечер для неё закончился жуткими объятиями и самумом, в итоге которого она оказалась в постели и присоединилась к олимпиаде по интимным видам спорта. И лишь к утру начала что-то соображать, а с его хозяйским утренним напитком и вообще стало яснее ясного - она любовница этого мужика и готова на что угодно, лишь бы оно не кончалось. Мириам шла второй по очерёдности и ей достались чётные дни недели: вторник, четверг и суббота, а воскресение - это интимный выходной, если получится и не будет накладок.
  Розия уже через месяц осознала, насколько свидания с Володечкой полезны душе и телу и отшила практически всех поклонников и прихлебаев, поскольку духовное от Володечки аж зашкаливало и его заряда хватало надолго. И так же вскоре она сообразила, что при всей своей спортивности и природной гибкости и живучести трёх ночей подряд по полной программе не выдержит и именно поэтому у неё есть сменщица. Слегка погоревав по этому поводу, она успокоилась и стала такой, каковскую желал он.
  Примерно так же складывалось и с Мириам и немецкая девушка изумительным образом вписывалась в тот образ, который обитал в нём под именем Анхен. И систематическая гимнастика с мужескими излияниями своё дело вершило поступательно и неотвратимо, делая тело совершенным, а прелести неотразимыми. Неотразимыми не только Вовочке, но и остальному миру. Если Розие это уже знакомо и только имело повышенный знак типа факториала (то есть увеличение какой-то или всех функций в десятки и сотни раз), то серенькая прежде Мириам расцвела настолько, что к ней стали приставать на улице с предложением проводить до угла или просто познакомиться. И на третий год знакомства обе имели столько предложений для замужества, что голова шла кругом.
  Вовочка обеих девочек обожал и уважал, поэтому интересовался насколько оно терпимо и не пора-ли подумать о детках-колясках-пелёнках уже всерьёз. Первой ушла Розия и привела вместо себя Шейлу из Ургенча, тоже танцовщицу, но уже с ресторанной сцены. Пересменка прошла удачно и Розия с оттенком ревности смотрела на сменщицу, которой досталось такое сокровище - Вовочка. Однако она осталась до утра и получила премиальный бонус, от которого даже пару шагов сделать нет сил. Шейла при этом присутствовала и с восторгом видела контуры своего будущего.
  Примерно так же сменилась и Мириам, она привела вместо себя Эллу, тоже из этнических немок, студентку второго курса мединститута. Она жила в общежитии и вопрос остаться у Вовочки до утра решался легко. Мириам и Розия вышли замуж, но прежнего кумира не забывали и при случае забегали с тортом или чем-то такого же типа прикрытием проведать подругу на пару часиков! И беременности в себе устроили тут же, проверяясь не столько в женской консультации, сколько на его кухне.
  А на работе он с первых же недель выказал твёрдый характер и волю и любые задания начальства доводил до логической готовности: эта штуковина полетит или взорвётся на старте - выяснялось со стопроцентной гарантией. И уже к концу года он имел личный сейф, куда укладывал письменные задания начальства с точными миллиметрами, метрами и джоулями конечного изделия.
  Что и как делает проектная группа, ведомо только командиру, а исполнители точат болты и гайки и нарезают резьбу. Группа реализации на заводе была самой многочисленной и именно из их среды он выбирал исполнителей конструкторских затей. Именно затей, поскольку сами идеи - прерогатива главного конструктора. А кто спускал идеи ему - тайна за семью печатями.
  Идея комнаты для релаксации бродила по заводу давно, но никак не приживалась и всё тут! И как-то раз он, получив очередную полубредовую идею от начальства, почесал репу и пошёл к своей прямой начальнице за консультацией, мол, как оно и что задумано.
  Евгения Викторовна Ликина - ничего у себя чесать не стала, но улыбнулась с иронией и очень почтительно в то же время, поскольку парня уважала за прямоту идей и рационализм изначальный.
  - Идея чужая, но тебе приглянулась? - спросила она.
  - Как бы и не идея вовсе, как у Ньютона с яблоком и законами тяготения и никакого сумасшествия, как у Эйнштейна. Но у скромника Эдвина Хаббла с его красным смещением везде оно есть и косвенно помогает в поисках истины.
  - Ну да, умник так умник, этот Хаббл, типа - пифагоровы штаны на все стороны равны. Слово - релаксация и спектральное смещение - вроде где-то рядом, а? У вас там чего больше: эзотерики или подсознательного?
  - Ни то и не другое. Пытаюсь мерить энергетику своих умниц и через их посредство выйти в нужное поле поиска истины. Примерно так.
  - Релаксация в вашем варианте - это настройка мыслительной системы на высшую производительность, если проще, так?
  - Что-то в этом роде.
  И услышал, что оно ничего конкретного, но чтобы после релаксации был положительный эффект и лучше бы здесь и сейчас.
  - То есть, мы там покувыркались, померились фантазиями и прочим и нате вам - ларчик и открылся?
  - Да и лучше бы из трудового ритма не выпадать и час - это предельная рамка релаксации. А ты уже что-то конкретное имеешь или так, в очереди поразвлечься?
  - Пока в общих чертах и относительно умненьких девочек при этом. Парней я там не вижу, пусть сами думают.
  - Ну и чтобы профком с комсомолом не бузили насчёт прав трудящейся молодёжи, остальное можно.
  Относительно собственных заданий он уже общую линию прикинул и с позволения Ликиной провёл первый опыт. Одна девочка была стройной и прогонистой, а другая и постарше и всё в ней как бы основательнее. На столе чай, плюшки и всё такое из дому, а он им как бы свою модель будущего изделия на листе бумаги и в общих чертах. И по очереди меряют то одну обнажённую натуру, то другую и оценивают упругость среды, и прочность на разрыв и всё такое, что видно из схемы-задания как картинки. При таких суперских моделях мозги включаются у всех и аналогии становятся почти фигуральными и девочки наперебой предлагают собственные решения, изображая фигуры. Первый опыт обошёлся без соединения тел и решение задачи пришло уже через полчаса. Там проверка математикой шла машинная, за пару минут проверила и отклонений не нашла.
  Техсовет состоялся тут же и всей группе присудили премию за рационализацию в проектировании изделий для МО СССР. И идея перетекла в реалии конструкторской мысли. Другие тоже там отметились, но быстро и в яблочко - только у Соколова. И постепенно определились лучшие ассистентки, из общего числа группы поддержки в четыре дюжины с рейтингом 6 удач в 10 опытах выделились семь исполнительниц. Трое дам помоложе и без деток дома, но замужем все и четверо крутых и проверенных от тридцати и до сорока, старше сороковника нет ни одной!
  У других мужиков график распределения сильно размазан и там сорокопяток парочка в наличии имеется. - Может Соколов не там искал?
  Ко всему у него и задачи посложнее. И семёрка девочек сразу же прилипла к лидеру, демонстрируя понимание и особое чутьё, без которого в релаксации никуда.
  Дружба производственная у кассы проверяется капитально и семёрка практически ежемесячно имела премии в треть оклада плюс ещё чуточка за экономию фонда заработной платы. И полтора оклада против номинальной суммы у других, как вам такое? И эта семёрка стала неким ориентиром для Соколова, поскольку задания от ГК сыпались самые разные. Они периодически задерживались после работы и приходили пораньше, чтобы не терять линии атаки и самой инициативы. Критерий успеха был очевидным - изделие либо шло на поток, либо на свалку бесполезных прожектов. Коэффициент тут от них мало зависел, поскольку ГК и сам не знал, куда и как выведет то или иное виртуальное изделие, которое родят или утопят мозги конструкторских групп. Но рутинный здравый смысл диктовал одно, а нужды производства совсем другое. К тому же фонды по финансам и единичкам продукции шли к ним по результатам прошлого года и с годом нынешним враждовали капитально.
  Так или иначе Соколов и великолепная семёрка стали местным маяками и из приказов по поощрениям не выпадали. Девочки сидели в президиумах и ездили по бесплатным путёвкам по стране и за рубеж, а он - и невыездной по разным причинам, и сам без желания к туризму - и так наездился. Летом же иное дело и тут полный форсаж и с ним как семёрка по очереди сзади и в коляске, так и интимные девочке обе сразу.
  После срока три года на заводе его перевели в другую категорию и дали двушку для одного, чтобы он кого-то оконтурил и завёл деток. Болтали, будто их у него везде хватает и за границей тоже, но за язык ныне не сажают и прелести родного края с Вовочкой на мотоцикле и моторке осваивали все.
  В отпуск ему ехать некуда, поскольку охотка сбита давно и он брал обычные компенсации и работал на месте.
  Девочки интимные и рабочие подружились сразу и семёрка задерживалась не раз до утра, а интимные девочки кормили их и облагораживали особым вниманием. И ни разу Соколов не тискал их тайком и не затаскивал в уютные местечки проверить лямочки и застёжки, а одобрительно хлопал по роскошным ягодицам и давал домашние поручения. Засыпали вповалку и все вместе: однако локальная задача выполнена. Случалось и у кого-то из семёрки ночевали и было это сугубо производственной необходимостью и домашние видели, насколько важна их мамочка в военной бригаде. Так что потом вопросов на эту тему не задавали и премии компенсировали нервические затраты родни.
  Так вышло спонтанно и естественно, что премии - это заработанное и его лучше бы в саму работу и вложить. Эта мысль пришла в голову взрослой тётке с детками и она резонно подумала, что дорогущее бельё и импортный наряд - лучшее для общего тонуса бригады. Именно бригады, как она есть! И она спросила у остальных:
  - Если мы в кабинете или в релаксации нарядимся как Коко Шанель, вместе и в тон, как пишут умники в газетах, а? - Вовчик, ясное дело встрепенётся, член встанет ого-го как и ни одной завалящей мысли в его голову, только отменные.
  Девочки умные и с толку их так просто не сбить, да и Ерофеева дело говорит. И решили, что с гармонией сами разберутся, а для закупки импортного надо кого-то привлекать из начальства. Профком не та линия и решили идти к Ликиной. Начальница немножко поворчала, но идею не провалила. И через неделю устроила визит на оптовую базу промторга. Там-то и отоварились на полные сумки. И теперь светились при опытах и экспериментах в изумительном белье, которое при нужде исчезало и давало новый виток мысли. С соперницами из других бригад они не откровенничали и никаких подробностей про специфику их устойчивой линии впереди планеты всей ни разу не выплывало. И знакомые девочки от науки, которые чего-то там обсуждали с Вовчиком, наверное, на прогулку с ним агитировали! Что он катает всех подряд - не тайна и девочек из универа почему не прокатить, а? - Особо на Горячие Ключи, туда пешком далековато и оно не каждому по силам, машиной не проехать, а на ЯВЕ - полчаса сплошного удовольствия!
  И снова к работе бригады с Соколовым. Поскольку задачи были в основном для реактивных снарядов с твёрдым топливом и разница лишь во внешних размерах и типе топливного элемента, то уравнение решалось вводом данных в расчётную формулу и полетит или не полетит - это рутинное соответствие каким-то правилам, которые известны заведомо. Цифры у него в голове, одна дама укладывается и становится испытуемым снарядом, а другая вместе с Соколовым посредством влажного электрода идёт по её телу, как по корпусу снаряда и на каждом отрезке траектории снимает координаты с искомыми давлением и температурой, сопоставляя с пределами прочности самого снаряда. Поскольку корпус часто сборный и из разных материалов, эта штуковина тоже на виду и она не фигуральная и вообще как бы из ничего, а из того материала, который и будет применён. Вовчик имел особое свойство пальцев рук и как различал когда-то вымя и соски у козы, коровы и овцы, так и теперь чуял флюиды от металла на теле женщины из семёрки. И этих перемен хватало различить - выдержит корпус такую нагрузку или нет. Потом проверяли на счётной машине и отклонения случались, но редко.
  А что чувствовала модель в эти минуты - словами не передать. И она чувствовала напряжение от системы: плюс от клеммы постоянного тока - Вовчик - материал снаряда - тело модели - гальванометр на выходе. Потом модели менялись местами и выводы сверялись. И наука такого рода с математикой расходилась не часто и ненамного. Обычно у них срок оценки живучести идеи снарядов со стандартным порохом не составлял и недели. У других бригад от 10 до четырнадцати дней. Таким вот образом к пятому году на заводе он имел и имя и уважение коллег. А бригада на всяких междусобойчиках его критиканам готова глаза выцарапать.
  И к этому времени стало ясно, что Соколова надо загружать более серьёзным делом. И тут он взял отпуск и полетел в родной ВУЗ к родимой кафедре проектирования. Обещали приехать все.
  К тому времени он был в курсе и от Машульки с Дашей про генеральшу Захарову, они откуда-то узнали о разрыве и держали сторону мужика, а она у них типа вертихвостки: то с тем, то с этим. Оно не так, но что-то рациональное в их словах просматривается. Ну и не заехать к ним - сплошное свинство. Даша в Свердловске, а Машулька в Горьком. Сначала Свердловск, а потом Горький и оттуда на кафедру рукой подать!
  Свердловск, Горький и далее везде
  Встреча с Дашей была такой, будто виделись на той неделе и обсудить уже есть чего. Она чуточку прибавила вальяжности, в остальном же прежняя рисковая девочка, с которой и на штурм Эвереста, и на ночную рыбалку без жён, и на премьеру в Большом театре тоже, поскольку и там и там героиней дня именно Дашутка! Она отметила перемены в мужеских приёмах любимого мужчины и он признался в вождизме, шаманстве и прочих грехах, ну и специфике режима релаксации в критические моменты их работы. Даша и раньше его ладошками восхищалась, теперь же эстетские извращения пошли на службу Родине. Для неё Вовчик просто снял мундир, а как был смышлёным мужиком при погонах, так им и остался. Она, как и прежде, позабавилась энцефалограммами с его рук в разных опциях и при соединении тоже. Теперь новая техника позволяла и такие опыты.
  - Дашка, у тебя кто-то есть? - воскликнул он, увидев и несминаемые азарт, и темперамент, и новые штуковины типа изысков извращенки: такого в ней раньше не намечалось и вот оно есть! Ну и она в себе многое подправила и отредактировала и стала очень соблазнительной внешне. И повадки хищницы, прежде лишь слегка обозначенные, ныне аж зашкаливали. Она скинула несколько килограммов веса и в талии стала чуть не тридцатилетней. То ли гимнастика тому виной, то ли личный тренер, поскольку в такое состояние женщина преобразуется только с постоянными нагрузками на определённый части и органы тела.
  - А то! - Один что ль умелец на белом свете? - с фальшивой оттяжкой уличной стервы ответила она. И он больше на эту тему ни слова. Зато извёл изысками, которые от колдовской семёрки на релаксациях и прочей производственной жизни. До отключки не доходило, всё же Даша - девочка спортивная, но одышка и прочее наметились, чего у семёрки и интимной парочки ни в одном глазу! - Годы!
  Три дня пролетели одним мигом и последовавшая грусть на очах могучей подполковницы - это что?
  - Куда-то переводят с понижением?
  - Нет, просто милый в армию уехал!
  Встреча с Машулькой была столь же эмоциональной и полезной обоим, она отложила всё и была с Вовчиком трое суток, как и Даша. И будто не было ни нескольких лет разлуки, ни служебных перемещений и они лишь вчера в коридоре обсуждали её новую гражданскую юбку и всё, спрятанное под ней. Сексуальную и для посторонних криминальную. Нашлось что обсудить, чем утешиться в постели и отравиться ему женским, а ей мужеским. Слово "любовь" не для таких отношений и подобных личностей, но она не могла отлипнуть от него, а он не выпускал из рук её и сводил с ума нажитыми умениями и колдовством. Она тоже та ещё штучка и у них опять гармония! Они взяли моторку напрокат и катались по Волге, подъезжая к низинным бортам и босыми ногами шастали на луговинах, будто первоклассники. Им было что обсудить и вспомнить, но теперь иная пора и страсти и молчали они не менее словесных самумов про "тогда и теперь".
  Уезжал он, как чего-то в себе надрезал и не давал ране зажить, а коросте засохнуть и исчезнуть в прахе времени. Так бывает при отношениях с историей и глубиной. У них было и то, и другое. Она и с мужем сблизилась из-за физиологической потребности в мужчине, которым всегда был Вовочка. Теперь его не стало и скрытую сексуальную озабоченность подполковника Венеры Тереховой штабные ходоки уловили сразу, поэтому муж - выход самый надёжный. Она закрывала глаза и на ней не облезлый ходок Терехов, а здоровый мужик, от которого рёбра хрустят и бёдра изворачиваются! Трое суток - не срок, но и она не глупенькая первокурсница в академии жизни.
  - Какого чёрта он уехал так далеко?
  В родном ВУЗе его приняли, как родного и тут же на кафедре не протолкнуться и про предстоящий бенефис одного из лучших выпусков только и речи. На нём тут же отметились аспирантки, помнившие его старшекурсником и девичьего восторга не скрывали. Одна из них отловила Вовчика на большой перемене и затащила в группу таких же как и она и про себя в Сибири Соколову пришлось рассказать в особых тонах.
  И тут же к "Вовчик приехал!" прибавились интимные подробности, подсмотренные умными девочками-аспирантками.
  Нина Ивановна это усекла и беззлобно покачала головой:
  - Вот юные стервы! - что значило признанием интеллекта!
  Отметившись здесь, он позвонил в общагу и прежняя комендантша радушно пригласила в родные пенаты - будуар его постройки. Она его встретила у подъезда, организовала подъём вещей на третий этаж и оба налегке и с любопытными ушами поблизости переместились к его бывшей комнате, где он обитал пять годочков. Он деликатно не называл начальницу всея общаги ни киской, ни Томочкой и её чуточку погрузневшей фигуры не касался от слова - совсем! Она это оценила по-достоинству и к нему только Владимир Николаич. У входа в комнату висела мемориальная доска с именами живших здесь знаменитостей, а именно Соколова, Савельева и Урванцева.
  - Не хило! - подумал Соколов и покосился на Гарееву, а та улыбнулась, мол про нас ещё песни слагать будут!
  Вещи сложили у входа и далее будет закрытый просмотр. Она открыла дверь особым ключом и вошла первой, свет зажёгся тут же и Володя втаскивал вещи в освещённую комнату. Когда дверь сама закрылась и раздался щелчок язычка в замке, включился марш Дунаевского про физкультурников: это самодеятельность Гареевой и она нравилась всем. Володя подошёл к своей прежней постели и осторожно опустился, кроватка и распахнулась! И с этого места увидел перемены: видеомагнитофон с полкой для кассет, качественный проигрыватель с полкой для пластинок и катушечник с колонками и полка с катушками. Не тип-6, а BASF и не ниже.
  Он пробежал обновления взглядом - после них тут кто попало не обитал и за пять лет бунгало сильно преобразилось. И без коменданта такие вещи в длинном измерении не свершить никак!
  А тут и Гареева явно на свидании. Он посмотрел на неё и та с ним согласилась, указав на готовность, которую он чуял и так. Уважительность и прочие дела - это надо поощрять и вскоре вариант свидания тридцатилетнего с сорокалетней начал свою прелюдию. Почуяв его интерес, у неё потемнели очи и дыхание стало на порядок глубже!
  - Мы никого не ждём и ничего не слышим? - спросил он и она уточнила:
  - Да, до 14.00, проректор по быту проводит очередную говорильню и не явиться нельзя.
  Старинные ходики показывали 10.35 и тикали себе, не слыша ничего и ветра из человеческих органов не замечая. Тикают себе и тикают, а люди вытворяют незнамо что. Ну и пусть на них!
  Томочка ушла, точнее - уползла, пораньше, чтобы переодеться поприличнее - ведь к начальству! И перед уходом подставилась для разгрузочного массажа, теперь она в курсе и попусту задницей светить не будет: Вовочка приехал! Заботливая Томка заказала ему обед с доставкой на дом и он кайфовал бы в одиночестве, но пришла Наташа Ярыгина:
  - Вовка, а вот и я! - и вместе с ним обед от общепитовской кухни умела со вкусом и не спеша. Она девочка не гордая и самум, которым пахло и сейчас, как бы не заметила. Им было, что вспомнить и интимного там пополам с чувственным и интеллектуальным. Когда нюансы купания в солёном озере пошли на детализацию и прятки от Лизетты Бахмут, идиллия уединения закончилась и пришли Ванечка Савельев с Рафкой. Они с собой кое-что принесли и воспоминания пошли на новый круг и уже с новыми героями и сюжетами. Тут музыка к месту и они чуточку потанцевали, с удовольствием касаясь "нечаянно" и попадая не туда "по ошибке". Только все разбились на правильные корреляционные парочки, как постучались Коля Урванцев с очаровательной Манечкой, беременной вторично. У них с собой тоже что-то имелось и процесс извернулся, приняв новое направление: подобное уже всем привычно и никакой зависти. Ну и посмотреть и подышать Вовчиком - оно и есть цель визита. Опять музыка, блюзы, обнимашки-поцелуи и чередование "туши свет" с демонстрацией слайдов на стенке. Слайды - это переведенные на диапозитив старые и новые фотографии.
  А там такое!!! - Если наедине и неспешно - ничего особого, но вслух и при соперницах! - Вы меня извините! Все тут сидящие девочки были когда-то и сейчас крутые соперницы. Поэтому и обнимашки, и поцелуи, и шлепки, и руки совершенно не там. Ну и танцы эту неразбериху слегка смягчали, а выпитое и вообще сводило в ноль!
  Наташа свою долю пирога какое-то время контролировала и Вовчика надолго не отпускала.
  Но тут явление следующее и в дверях её очарование мадам-мадемуазель Бахмут собственной персоной - как она могла пропустить такое - Вовчик в городе, а её рядом нет?! Ясное дело, она тоже что-то прихватила с собой и присоединилась к всеобщему бедламу. И так ещё около часа.
  Мысль посетить лучшую даму кафедры вызвала одобрение и шумная компания высыпала на улицу. Там уже свежело и обещало дождь. Из автомата позвонили Нине Ивановне, чтобы всё по правилам и та пригласила всех. У неё дома, будто у себя в общаге и компания нисколько не застеснялась и не затушевалась в таком обществе. Хозяйка привычно пестовала Соколова и слегка прошлась по остальным "конструкторам". Никто и не подумал обижаться: так оно и есть!
  Откуда-то о такой шумной и бестолковой оказии у Нины Ивановны узнала Ия Циммерман, теперешняя Бельман, и спросила разрешения присоединиться, удобно ли? Она работала в престижном КБ союзного значения, но это и всё: продвижения не предвиделось, хотя об этом коренные семиты, как правило, и не мечтали, их интересовало иное и оно не всем по уму. Ярая шовинистка Заикина их слегка недолюбливала и этак прохладно и в рамках политеса спросила:
  - Тебе нужен кто-то или соскучилась по всем? - мадам Бельман размышляла лишь пару секунд и ответила так:
  - Нина Ивановна, я не из-за скуки: и то и другое! - ответ прозвучал моментально:
  - Приходи.
  Был рабочий день и ей пришлось отпрашиваться, благо про предстоящую встречу знали многие с её работы и краем уха в курсе о приезде одного из лучших выпускников, уехавшего по персональному распределению в главковский КБ Средмаша при большом заводе. И одни думали о вероятном интересе Бельман насчёт перевода в Средмашевское КБ, другие же полагали, что дело в другом совершенно, ну, не том, разумеется, что вы подумали!
  А Ия Бельман ничего не думала, поскольку действовала импульсивно и из давней ревности к удачливой уродине Бахмут. Она уже там и ей "добрые люди" о том доложили!
  В части женской византии она имела высшую квалификацию и всё нужное сейчас соорудила моментально, кого-то подключив, кого-то исключив, кому-то улыбнувшись и во двор души общества Нины Ивановны Заикиной подъехала на такси, с собой у неё небольшой груз и водитель распахнул багажник, а Ия взглянула на окна второго этажа, где обитала Заикина. Хозяйка дома всё оценила и велела Вовчику встретить гордячку Бельман:
  - В таком наряде с тортом и прочими гостинцами - совершенно не комильфо!
  - Девочки её съедят после такого, ничего?
  - Не бери в голову, я ими займусь, а ты ею.
  Надо отметить, что Ия нарядилась на свидание и этого не скрывала с самого первого обмена взглядами с Вовчиком. Пока поднимались по лестнице старинного здания эпохи Александра Третьего выяснилось много конспирологического и оно так не похоже на прежнюю Ию, что Вовчик не удержался от шутки, которая с ней не коррелировала никогда:
  
  - Ты и я - теперь вдвоём,
  Шмыг за угол целоваться
  И на часик повлюбляться,
  прогуляем - ведь вдвоём?
  
  - Это так сразу и видно? - не очень огорчилась она, уже войдя в его ойкумену.
  - Ты не просто похорошела, Ийка, ты попросту дозрела!
  - И?
  - Наверху целая россыпь самоцветов и все до единой готовы к продолжению былого и думы о том их прямо-таки распирают.
  А тут и дверь распахнулась и Ия ответить не успела, как попала в настоящий оборот бывших сокурсниц. Они тоже пришли на свидание и имели фору в том, что Вовчик про их тела знал сокровенное и натурально излагал это наедине, а ей такие вещи только предстояли, раз решилась быть со всеми!
  Поскольку каждая из себя звезда эфира самого замечательного возраста, то гостью ожидало настоящее созвездие. Сама Бельман и гостинцы тут же обозначили новый оборот общения и киевский торт и баварские охотничьи колбаски придали и так интимному сабантую новый шарм и очарование. Хозяйка дома особенную Бельман отметила сразу и с интересом стала её изучать поглубже, чего прежде не делала по известным причинам.
  Одна и без мужа Ия стала непарным шелкопрядом и Лизетта это подчеркнула, демонстративно выложив фотографии Сашки Соколова, который больше в папу и маминого в нём разве что крупноватый нос. Танцы были и у Нины Ивановны, правда раритетные и под граммофон с большой трубой, но оно шло в гармонии с настроем и шипения иглы не замечали в упор. Попав в руки Вовчика на какой-то фокстрот, Ия тут же помолодела на пяток годков и не удержалась от вопроса:
  - И как тебе мы, переменившиеся? - как бы и не о себе вовсе.
  - Про других - другим, а про тебя к прочему насчёт зрелости добавлю - похорошела, утончилась и стала чуточку с кислинкой.
  - А была?
  - С сахарной пудрой, как на пончиках в кино имени Фрунзе.
  - Признаюсь, мне сказали, что Вовчик ого-го какой и уже с какой-то дамой, привёз показать Нине Ивановне. Тебя вижу - не соврали, ого-го какой, а где дама: спрятал или врут?
  - Мы с Ниной Ивановной дружим по-особому и представить избранницу так же интересно, как и Пушкину Наташу Гончарову Екатерине Карамзиной. И если она рассоветует, я поверю: она умна и доброжелательна. Твой Гриша ей не глянулся сразу, но может это по поводу не нашей крови? - про свою избранницу он промолчал и Ия не стала настаивать, но про работу в Сибирском КБ расспросила подробно. И поняла, что Вовчик там такой же отличник, как и в институте. Работой доволен, бытом и зарплатой тоже.
  Шиковать с Вовчиком долго - вариант неправильный и он ей больше ни разу не достался. Девочки не сговариваясь, уводили его под любыми предлогами, так что парням она досталась по нескольку раз, что случилось вообще впервые! Особенно упражнялась в этом Лизетта Бахмут и к прежней антипатии Иечки Бельман прибавились новые порции. Но сам Вовчик букой не казался и лукаво "не замечал" проделок однокурсниц. И местная звезда эфира облегчённо вздохнула, поскольку Вовчик обрёл массу того, что нынешней Ие Бельман ценно и интересно в высшей мере. Теперь он не просто умный мужик и всё такое, а настоящая мечта женщины! Насчёт мечты пришло само собой и девочки- воительницы сейчас настоящие амазонки, не пустить её к Вовчику - дело рутинное.
  Эта фишка или другая, однако вдруг и сразу нечто от амазонок проснулось и в ней.
  - Сразиться за Соколова? - Почему нет!
  И всё сразу упростилось, поскольку не надо хитрить: с Вовчиком можно общаться иными средствами, чисто женскими.
  И все девочки точно знали, что сейчас Вовчик выбирает себе подругу для бытия и семейной жизни. Практически все замужем, но эта хрень их не затрудняла совершенно и во время учёбы, и теперь.
  - Хочет ли она к нему замуж? - напрямую такая мысль за эти годы ни разу не возникала, но она его помнила и сравнивала постоянно всегда и со всеми. Поскольку все они уже близки с ним по полной, то имели значительную фору и эта близость отдаляла Ию чуть ли не в бесконечность.
  - То есть, сначала - близость.
  С этим проще намного, поскольку она уже этого хотела. Если он приехал с серьёзными намерениями, то будучи мужиком основательным, просто обязан испытать и её. И женское электричество от соперниц подтолкнуло к решительности. - Он спросит, а она честно ответит! Прежняя схима теперь ни к чему и она ступила на тропу соперничества.
  Вовчик сильно облегчил участь хозяйки дома и припомнил былое, когда бывал тут часто и чаи на кухне заваривал по-особому, и кофе по немецким рецептам и посуду мыл наравне с хозяйкой, которая только протирала тарелки, а он щадил дорогущее на ногтях, лишней влаги не терпящее. Девочки тоже былые фокусы Вовчика помнили и помогали по мере возможностей, Бахмут мыла чайное и ложечки, Соколов остальное, а Ия Бельман протирала всё это сахарным полотенцем из дому: что-то подсказало, что пригодится! Ну и она не однажды оказывалась на кухне с чем-то и делая что-то, так что её фигуру и лицо он отведал в самых разных ипостасях, другие тоже не стеснялись и Вовчика задевали и обольщали, других парней не замечая по-прежнему. И вот та самая минутка и пароль-ответ прозвучали однозначно: она - я на свидании с тобой, он - вкусна и терпка, сними бельё и я скажу очередное!
  Она сняла и он касался того местечка, куда все мужики стремятся всю жизнь.
  И в ответ звучало:
  - Изумительная штуковина, хочу остальное!
  - А вот это уже по твоей части!
  И всё это тайно от других и хозяйки дома тоже. Наташка и Лизетт во всём корпоративном конструкторском слегка выделялись, но самую малость, поскольку и других девочек он благосклонности не лишал, понимая жертвы этих девочек с мужьями и детками, припомнивших себя недавних и включившись по полной программе. В таком бедламе страстей и искреннего от души и сердца Иечка сильно забеспокоилась и обнаружила в себе нещадную ревность ко всем девочкам сразу! И ясный разум и прочее семитское продиктовали необходимые шаги. Она на почтовой карточке на письменном столе хозяйки соорудила список телефонов и время звонка по каждому. Как в кино про шпионов! И улучила миг, чтобы вручить Вовчику. С учётом всего и всякого - право на то имела полное! Вовчик мигнул и они стали криминальными сообщниками, которые, как и всё не законное, на общие правила кое что положили!
  Так сразу и!
  Задержались допоздна и провожание вылилось в то, чего никто не хотел - явление настоящего лица.
  И чтобы снять все вопросы, Лизетта громко объявила:
  - Мы с Вовчиком решили, что Сашке нужен братик или сестричка. Так что я с ним до утра и потом то же самое завтра, вопросы?
  Их не последовало, поскольку Вовчик кивнул, одобряя Лизетту, а что надо ещё?
  И кое кому кое-что обломилось капитально!
  Однако есть утро и день, Вовчик будет в будуаре и там-то можно договориться уже с ним. Все знали, что он на полторы недели и потом домой в Сибирь. Кому-то рисковая иудейка фарт переломила, кому?
  Второе зачатие Лизетта обустроила, как и первое, для чего Сашку увели от греха подальше, чтобы тот про мамочку ничего такого не подумал. Она вопила и рычала, домашние восхищались и подавали необходимое прямо в постель, которая - весь дом без остатка! Ну и с фаллосом познакомилась даже бабушка и тётушка по папиной линии. В квартире большущая кухня, сеть закоулков из кладовок, темнушек и семь комнат на пять семей семитов и все они какая-то родня.
  Упившись и насладившись всем-всем, Лизетта расслабилась, прильнула к Вовчику и вся в раздумьях: чего бы захотеть такого или чего-то сотворить, чтобы оно в новинку и домашние очумели вконец? Она свою безалаберную родню любила и они её тоже, поэтому и Вовчик стал для них обожаемым существом. Письма для Сашки из Сибири - это надо же такое писать пацанчику - несмышлёнышу! Вовчик аллюры своей подруги знал хорошо и спросил:
  - То ли мы в таковском виде в гости, то ли они к нам, а? - ему просто, как говорят, только подпоясался и можно на выход. С Лизеттой дело иначе и в таком виде - лучшего фото для обложки журнала не придумаешь! Где бы такого фотографа, поскольку он с собой аппарат к ней не брал никогда, а надо бы!
  - Я такая и гостям? - спросила она и потянулась к зеркалу на шкафу. Однако увиденное там её не расстроило, более того - вдохновило:
  - А если эту гордячку Бельман с её Гришаней, а? - он потянул ароматы от женщины и понял истоки такой смелости:
  - А почему нет? - Гришаня тебя таковской не видывал и у него встанет!
  - При ней?
  - А то!
  - Вовчик, звони и уломай, а я полюбуюсь!
  Вдохновлённый мужчина и вдохновляющая женщина - сила неизмеримая и Ия противиться и не подумала. Посмотреть на грешницу Элизабет в неглиже Грише интересно и вскоре они пришли к Бахмутам. Элизабет лишь что-то на себя накинула, как и Вовчик в гостевом халате иудеев. Гости принесли несколько новых пластинок, что-то для души и слуха, что-то для тела и танцев, а с этим делом дамы настоящие соперницы. Пару раз поменялись партнёршами и Гриша что называется захмелел от женской отравы, которой Элизабет просто окутана. В комнатах ходили в домашних тапочках и ради танцев пришлось их скинуть и ворс ковра дал свободу чувствам по полной программе. Тем более, что Гриша супругу подначил:
  - Лизка без ничего, а ты в валенках? - Ия скинула лишнее и босой оказалось намного приятнее. Вовчик не нажимал и не шибко к себе прижимал, а в меру и чуть не утрируя старомодные дистанции танго и фокстрота, которые и есть на пластинках. Такое в романах описано сто раз, но и здесь хозяйка гостью превзошла и её супруг от Лизки чуть с ума не съехал.
  Накачанная Вовчиком, могла ли она не отыграться на убогом иудее? - вопрос без ответа, тем более, что Ия уже в тайном сговоре с Соколовым. Обманывать соперницу на глазах у собственного мужа - это что, это как?! И она в эту игру включилась по-настоящему. И на его прямые вопросы во время танцев Ия давала прямые ответы:
  - Я хочу тебя, а ты?
  - Чуточку сильнее прижми и почуешь сам! - он прижимал и священное электричество перетекало из женского сердца в мужеское.
  Гриша в это время терзался в отраве Элизабет и прямо-таки балдел от упругих холмов податливой и разнузданной Вовчиком партнёрши. С эрекцией у него не задержалось, так что с окончанием музыки он её отпускал не сразу. Он не в курсе, однако в такие часы Элизабет становилась чуть не Астартой и мужчины ею восхищались. Пенелопой она быть не могла по определению, но верность Вовчику снижалась по очень плавной экспоненте. В интимной беседе она тоже хороша и в отличие от Ии не имела никаких ограничений по моральным обязательствам. И, когда они разместились за столом на кухне, то не казалась Астартой, а была ею. Ревность у гостьи давно зашкаливала и ей в подмогу пришла зависть, поскольку она не может ничего из того, чем козыряет Элизабет. Про Вовчика речи нет и она иногда зажмуривалась, слушая перлы супружника с собеседниками на самые разные темы. Элизабет, общаясь с Вовчиком, набралась от него порядком и это шло его программой переформатирования иудейки в советскую женщину. Вовчик с удовольствием кивал речам партнёрши и такой расклад кроме зависти ничего вызвать не мог. Иногда Элизабет на середине такта заумной фразы набрасывалась на него и падала под весом мужика, покрывающего всё сущее. Она чуть позже поднималась, благодарила лёгким касанием и беседа текла куда-то в веси заумные, после чего ставили пластинку и танцевали. Танцы с Вовочкой - испытание не для слабеньких духом, но Ия их вынесла с достоинством белой женщины. Беседы и танцы с чуточкой спиртного с живительными капельками шли легко и гости совершенно не мешали хозяевам, а те имела свою формулу счастия, каждый собственную.
  И вот звякнул будильник - пауза закончилась и пора в постель за сокровениями. Вовчик извинился:
  - У нас всё по графику, Эльке пора заряжаться от мужика.
  Гриша покосился на хозяйку, потом на супругу и отметил, что невзрачная ранее Элизабет сейчас краше его писаной супружницы на сто рядов! И на шутку Вовчика присоединиться отреагировал естественно, но Ия его остудила в момент. Гости ушли, а названные супружники продолжили святое дело - зачатие дитя! Получалось шикарно и домашние не могли нарадоваться, поскольку в доме появится ещё один блондин или блондинка. Насчёт выносить и всё такое - они постараются.
  На следующий день в положенное время Володя позвонил Ие и спросил:
  - Как после вчерашнего? - в быту той эпохи сие значило, что вчера была грандиозная пьянка и от похмелья мало кто отошёл.
  - Хороший вопрос, - ответила она, - поближе к обеду у меня будет окно, мы можем встретиться и всё это обсудить, где? - то есть, штабные учения закончены, начинаются манёвры на полях и лесах, морях и небесах.
  Дальше всё шло по регламенту учений и она впервые приняла его в себя в разминочном режиме, ей очень понравилось всё и запретное тоже. Получаса им для начала хватило и далее строго по обстоятельствам и втайне ото всех. Прикрытием решили взять подготовку к вечеринке в кафе. Что-то там делает и договаривается она, что-то он.
  Но уже утром она передумала, осознав куда попала и чем оно пахнет для всей жизненной системы - благополучная иудейка с разнузданным русским. Пример Элизабет - яркий пример экстремальной функции с резкими асимптотами. Иметь Володю в любовниках - самое оптимальное: он приезжает и она погружается в нирвану. Неделю или две можно устроить, к примеру, с путёвками в одно место от дома подальше, так делают многие. В сексе и прочем интимном Гриша - не подарок и налево ходит исправно, но в таком браке живут почти все, кого она считала за приличную женщину, дамы типа Бахмут не в счёт! В общем она себя успокоила и убедила грехов не плодить и с Вовчиком тихонечко разбежаться. У того девочек полно и русские среди них в подавляющем большинстве.
  Когда он на следующий день позвонил ей на работу, она сказала, что слишком погорячилась, поддавшись его натиску.
  - Я соблазнял, ты противилась из последних сил и рухнула, исчерпав их в себе?
  - Да. Так оно и было, разве нет?
  - С вами, мадам, всё ясно - вернулась покаянная душа и вся теперь в лоне семьи, - ответил он и повесил трубку.
  Добропорядочные женщины как легко поддавались искушению, так и выходили из готового проекта без особых аргументов - передумала и всё тут.
  Что делать: так и оставить или украсть сабинянку, а там будет уже поздно петь баллады о верности долгу или что-то ещё?
  Размышления были глубокими с погружением в историю собственного мужания и навыков соблазнения девочек ещё в техникуме. Там было проще - правильный парень спортивного вида и она любопытная и прямодушная. Собственно соблазнения и не было, поскольку девочка и сама хотела иметь свидетельства женской силы и власти над парнем, а тут способ единственный - соединиться и держать на удочке лакомой страсти. Ну и само соединение - лишь премиальная конфетка в цепи приятных вещей от касаний, поцелуев, суеты с раздеванием и зрелища обнажённого тела. И всегда эти вещи носят обоюдный характер, ни разу не было такого, чтобы условная девочка на первых этапах к близости не подтолкнула бы парня к следующему шагу, прохладно глазея на его суету вокруг себя. Большие девочки в нарядных платьях с пелеринками и с кругленькими животами в этом отношении не отличались от нецелованных, но уже наготове к первым шагам взросления. Хорошенькие кондукторши в трамваях и троллейбусах нисколько не отличались от девочек на скамейках в парке и улыбались ответно, и подставлялись удобной стороной, чтобы удобно ему и не видно остальным пассажирам. Практически всегда девочка или женщина отвечает до того, как её начали соблазнять. Это происходит на уровне подсознания и мужику или парню сигнал оттуда уже прошёл: я тебя вижу и наблюдаю! Если у парня с инстинктами всё в порядке, то он включается и начинает процесс, а если там ещё ничего не выросло, девочка отворачивается от этого парня и как бы замечает другого и тоже на подсознании.
  То есть, речь о диалоге!
  С Ией он шёл не так чтобы оживлённо, но он был и она у нему тянулась так же, как и другие девочки, того не замечая и лишь на подсознании. А ведь оно-то Вовчика Соколова выделило и на том прощальном вечере в кафе это выявилось отчётливо: она пошла с ним на верандочку проветриться и там подставилась для мужеской атаки. Пожелай он её тогда для пополнения списка, не было бы ни отказа, ни чего-то ещё и неизвестно, как бы оно обернулось дальше, поскольку принцессы не играют ролей камеристок.
  Ну и сейчас, через пять лет она делает шаг первой и во время визита к Нине Ивановне Ия не однажды приходила на кухню с посудой и прочими делами, подставляясь нечаянным касаниям и ни слова про семейную честь. Ей с ним нравилось всё и суета на кухне - забава невинная и не наказуемая. Так шалили все девочки и она из обоймы не выпадала, хотя раньше такого не было от слова - совсем!
  Научный анализ изученного говорил, что Ия Бельман хочет стать Ией Соколовой.
  - И это самое главное!
  Просчитав уравнение с разными пределами интегрирования, он увидел: ничего нового не вытекало и свидание в доме напротив её работы - свидетельство полной гармонии её сущностей с мужескими. Погрузившись в неё не так уж и глубоко, он не почувствовал никакого дискомфорта от чужой среды. Ия со своей стороны тоже выступала в роли супруги, а не любовницы.
  И общий вывод такой: её "передумала" - обычные дамские флюиды. Надо осаждать крепость по всем правилам и флюидное оттуда изгнать! То есть, её отказа он не слышал и продолжает общение и сближение.
  В удобное время он позвонил и сказал, что обожает больше жизни и хочет подарить подборку фотографий, где она с ним, а он с ней. Квартира, где они соединялись, принадлежала любителю фотографии и сделать интимные фотки захотелось ей и ему в равной мере. Фотографии в амурных делах - средство серьёзное и Ия тут же сменила тон, поскольку то кабальное для неё волшебство тут же и выплыло и защемило везде-везде:
  - Это условие?- едва не рыдая, спросила она: в кабалу, даже любовную - ни за что! Однако Володя не заметил ни нервического стресса, ни семитской покорности:
  - Нет, милочка, это свидетельство твоей зрелости для принятия решений. Ия, ты уже давно не там и ценности, которые принялась защищать, тоже не твои!
  - Я замшелая иудейка и белому всаднику апокалипсиса не могу противиться: он одолеет и возьмёт силой?
  - Ты уже не иудейка, но я всадник!
  - Если не впущу и не выслушаю наедине, ты вломишься всё равно?
  - Вломлюсь - да, но объяснение будет на языке любви!
  - Любовь, даже так?
  - Да. Это больше, чем желание. Ты и сама это чувствуешь, - она вздохнула, увидев просвет и знакомые вещи и сказала:
  - У меня только сорок минут, отсчёт через полчаса и в арке той семиэтажки, где у нас всё это было.
  Штурм и совращение перетекали одно из другого и в крепости у него были союзники, так что обошлось без сорванных штор и занавесей, свитых в гармошку ковровых дорожек и половиков. Закрыв дверь, он тут же взял её на руки и не отпускал ни на миг, ублажая, совращая и покоряя, нашёптывая и внушая то, что она о себе и так уже знала.
  Знала от него!
  И противилась изо всех сил, умоляя пожалеть и не делать из неё демоницу! И, чем больше она противилась, тем сильнее он возбуждался и повышал градус приобщения уже не иудейки к всаднику апокалипсиса.
  - Такую Ию и Гришке - ни за что! - и он выдал ключевую фразу: - ты моя или ничья!
  Она, уже растерзанная и обессиленная, впервые узнала настоящую цену себе:
  - Добей же, я умру от страсти и стану ничьей, так будет не лучше?
  - Ия, ещё раз и уже без нерва: ты моя и не добыча, а сама пришла, разве нет? - этот компромисс менял в ситуации разных менталитетов многое и она задумалась. А тут и подборка тех фотографий. Там она и в самом деле была партнёршей Вовчика по интимным игрушкам и никаких гришек и детками с семитским прошлым и не пахло! Она была подругой белого всадника, которым Володя и был.
  И смотреть на себя в объятиях самого всадника, который в ней везде и всюду - совсем не тот климат и мужеская отрава делала союзницей ему, а не защитницей прежних ценностей.
  Оценив всё это и впитав поглубже, она в очередной раз передумала. А главные женские сути тут же грянули аплодисментами, переходящими в овации. И отмазку для всех, в том числе и семейного менталитета он выложил из резервов операции по пленению замужней женщины:
  - Ничего такого после встречи у Нины Ивановны у нас не было и я просто охочусь за новой девочкой, идёт? - она видела перед собой мужика, который и в беде не бросит и в гадких обстоятельствах не передумает.
  - Ты моя гибель и отрава! - ответила она и взяла под руку, чтобы увести на дальнюю скамейку и там приложиться к мужескому телу. На свежем воздухе у неё осталось десять минут:
  Как просто этот ларчик открывался:
  Печаль на лик её легла
  И он, ушедший, в сердце заплутался,
  Когда за окнами царила мгла,
  А верность улетела с южным галсом.
  На скамейке она просто дышала и внимала вечное и нескончаемое для женщины. Ясное дело, не удержалась от девичьей ревности:
  - Вовка, ты в этот скверик девочек водил и до меня: вон как у нас ладно вышло!
  - Сюда - нет! Это не моя деляна, а городских парней.
  Про ночные прогулки перед первым курсом она слышала не раз и терзать себя не стала, поскольку теперь Вовчик - её собственность! Все женские сути его к себе хотели давно, теперь же с традициями семитов покончено и она на воле!
  - Воля - это что-то! - она посмотрела на мужика рядом с собой и просто уронила слезу.
  
  А дальше пошло по расписанию разноуровневой подготовки встречи и на одной из тусовок, когда собрались практически все, Соколов заявил следующее:
  - Товарищи конструкторы, смею вас уверить, что с плодом в теле уважаемой Элизабет вопросы сняты и через положенные недели она родит мальчика или девочку, как судьба повернёт. Вы все наблюдали первую беременность Элизабет и она впечатляла свежестью лица и никаких эксцессов с обменом веществ - она, чистокровная семитка от чистого славянина выносила абсолютно естественно и разве что мела, крапивы и ревеня употребила больше нормы, но так ей диктовал Сашка и она требуемые компоненты и минералы выдала в положенном виде - травке, меле и стержнях ревеня. У нового плода всё по регламенту и с чётом нашего первенца.
  Необходимое от папочки внимание и соответствующие поправки к физическим полям и химическим ингредиентам уже упакованы и усваиваются будущим Соколовым вторым. Я это к чему? - Вы уже большие мальчики и девочки и к этим летам сообразили, что принцесс крови и рыцарей без упрёка на всех нехватает и с горя в спутники выбираете компромисс. И вот вам стыдливая беременность, не так питающийся плод, трудности с сохранением и в итоге не лучший подарок себе на всю оставшуюся жизнь.
  Поэтому предлагаю, если есть сомнения насчёт себя, у меня проверенная генеалогия по родне в деревне и вполне приличные детки от городских девочек. Всего имею шесть фактов рождения и один из них Сашка от Элизабет. Остальные - вот они.
   И он выложил пачку фотографий с мамочками и детками. Там только серия от Риты не имела продолжения. Остальные, в том числе и от Идалии, имели хронологию и всяческие подписи типа: дорогому папочке от сыночка Юрика или дочурки Женечки. Если само заявление Вовчика - это покушение на устои советского общества, то фотографии и подписи к ним от самого "опчества" камня на камне не оставляют. Ну и репутация Соколова от наличия детсадовской группы даже не шелохнулась. С ним девочки дружили и раньше, а не беременели известно почему. Теперь запрет с темы снят и до отъезда Вовчик готов к сотрудничеству в самом главном - правильное потомство!
  Особо эта тема касалась иудейских семей, которые сплошь родня и выкресты. С Рафкой тема исследована и она склонна вмешаться в это дело и родить от правильного мужика. Хорошо бы от Соколова, но уж слишком контрастным оно будет по самым главным качествам, а уже набитая тропка с Ванечкой была реальна и не наказуема. Самым позорным звеном в этой системе выглядела Ия Циммерман, ставшая Бельман. Там сразу ясно насчёт родителей!
  Привыкший всё доводить до конца, Соколов подозвал Рафку, Элизабет, Наташу Ярыгину и Ию Бельман. И спросил у троицы, познавших в себе самое-самое и эти штуковины за грех не считавшие:
  - Девочки, я вас считаю очень вкусными и интересными женщинами и мы бывали близки не шутейно, так? - они одобрительно кивнули и он продолжил: - было ли так, что я обещанного не выполнил и рек в ваши лона не излил и вы сухими и злыми поднимались с ненавистного ложа? - опять дружное единение с оратором и тот продолжил: - было ли так, что фаллос под сердцем, дышать невозможно и мы прекращаем ласки и делаем компрессы и прочую медицину? - все отрицали такую хрень, невозможную в принципе! И он перекинулся на Ию:
  - А вы, прекрасная леди, со своим суженым хотя бы раз имели подобный катарсис, а? - та не могла и шевельнуться от вдруг объявившегося стыда и прочих эмоций, так и подпирающих изнутри. Но ответила ресницами, подтверждая и так известное.
  А Соколов добил её и общественное сознание, предложив девочкам сообщить потерпевшей некие факты по этому разделу интимного бытия. Наташа оголила грудь и показала свежее, только что от Вовки:
  - Видишь, это засос, - затем задрала юбку и, сдёрнув нижнее, указала ещё на один в самом сладком местечке: - сам секс с ним хорош без меры, но и остального хочется и он их делает так, что другой раз и секса не надо. Твой Гриша про такое в курсе?
  Не менее приобщёнными оказались и Элизабет с Рафкой и даже по этому семитскому дуэту можно составить альбом мужеских предпочтений. Они выложили кое-что и оборона ложных ценностей рухнула. Ия - девочка умная и на дармовые коврижки не падкая, поэтому, припомнив себя с ним недавним и уговор беречь тайну, сказала:
  - Хорошо, начнём с малого, а там видно будет. Поцелуй и засос вот сюда, - она указала местечко, чтобы ничего не снимать и легко удалить следы.
  Соколов улыбнулся:
  - При всех или они отвернутся? - она уже было сделала руками отторгающий жест, но уста брякнули:
  - Пусть смотрят, им же такое не в новинку.
  Девочки заслонили собой парочку и Вовчик сделал из гордой иудейки послушную кармелитку.
  - Что и требовалось доказать! - вслух это не прозвучало, но реалии видели все.
  Наташа вызвала такси и Вовчик увёз красотку на перевоспитание.
  Пока только это!
  В том, что дама не станет противиться, не сомневались и другие девочки. В машине он времени не терял и будущая супружница прощалась с прежним укладом интимной жизни. Чужих супружниц он не соблазнял, но Ия уже не чужая. И по её глазам и душевному трепету это ясно, как божий день! Ехать недалеко и инструктаж продолжился по пути, поскольку на этот раз всё по полной программе.
  Он провёл её через путь в обход вахтёрши и на третьем этаже Ия увидела мемориальную доску, капитальную из мрамора, что её приятно удивило! - Такие люди и рядом с ней!
  Приятные впечатления продолжились и она впервые увидела ту самую комнату, которая на слуху - будуар Вовки и Ванечки. Он дал погрузиться в дух своей комнаты и начал с окон, которые зашторились и музона, который включился. И, пока суд да дело, принялся ласкать и раздевать одновременно. Летом это просто и уже вскоре он указал в большое зеркало напротив:
  - Вот такими были самые первые люди на Земле, - и коснулся её бедра. Из зеркала на них смотрели крупный мужик и изящная женщина с классическими бёдрами и грудью, манящей и уже кормившей.
  - Какими могут быть детки у таких перволюдей? - не унимался он и она залюбовалась собой в объятиях мужика.
  Он обнимал, а она любовалась. Никогда она не взирала на себя с таким вожделением и интересом и ни разу не видела такой фаллос живым. Ну и открывшаяся иерархия ценностей, где она стоит выше всех - это не внешние прелести, которых дальше виртуального правления не пускают. С Володей она станет царицей земной, владычицей морской и небесной в одном обличии! Нужно лишь вынести тяготы испытаний и тогда она с ним.
  Рука нашла головку фаллоса и та прильнула к её пальчикам. Мужик в зеркале прошёлся по груди изнутри и её пронзило током: внутренние сути всеми токами крови требовали:
  - Хотим этого мужика!
  Никого и ничего они так не хотели, как тела Володи! После летучего знакомства в чужой квартире это стало наваждением.
  Диванчик развернулся и стал двуспальной кроватью. Она на ней, а он рядышком и терзает всякими словечками, касаниями и проникновениями. Ещё ничего не произошло, а она завыла в предвкушении. Потом он вошёл и она охнула от всего сразу и сладкой боли под сердцем, где уже обосновался фаллос. И началось то, о чём говорили девочки. С разными интонациями и вариациями, но об одном и том же - неге и волшебном состоянии валторны, на которой играют что угодно. Короче, прежняя жизнь на свалку и она отдавалась и участвовала в новой. Ничем Рафка и Элизабетт не лучше неё и в этом она не сомневалась. Она не могла не быть на голову выше и она это свершила.
  - Ну, ты молоток, Ийка! - похвалил Вовчик и она улыбнулась, не веря тому, что уцелела. Дав передохнуть, он приступил ко второму акту и теперь гостья в полной мере осознала, почему юные иудейки под его влиянием переменили в себе всё-всё! И в третьем акте участвовала сама, насаживаясь и отцепляясь по его команде. Часы-ходики с кукушкой показывали время по-эйнштейну, когда всё вокруг относительно и масса превращается в сокровенную энергию, из которой вытекала материя излияний, делала её то сумасшедшей пифией, то послушницей в монастыре.
  Часы себе шли и шли, тикая и хрипло кашляя вместо "ку-ку" каждые четверть часа. Она пробыла с ним полтора часа и не устала! Он не напрягал и не зажигал, указывая на упущенные возможности. Не приставал с вопросами и лишь "больно или нет?", остальное междометиями и короткими похвалами типа "Молоток, девочка!" и всё. Чтобы всё по номиналу, поставил засос в том самом месте, что и у Наташи и она могла судить, насколько та объективна и точна в оценке эмоций от такой недолгой но изумительной вещицы.
  Слов для описание не нашлось, но хотелось такую же штуковину ещё. Но услышала ответ:
  - Сладкого много вредно, в другой раз, - и она утёрлась.
   Ия улыбнулась себе, отваживающей мужа из-за жуткой мигрени, которая от перепада давления. После такой космической эквилибристики пустить банального Гришку - полный отстой! Ну и её тело так и не рассталось с его руками, которые играют и "ДУНАЙСКИЕ ВОЛНЫ", и куплеты из "МАРИЦЫ, и даже сонаты Бетховена. С вагиной разговор особый: она давно запродалась россказням удачливых девочек про божественный фаллос. Хотя, он и в самом деле от бога! Ия слушала диалоги частей тела и сутей и понимала, что она им уже давно не указ.
  И что теперь?
  - Мужик изумительный, случай исключительный, может всё же отдаться и попробовать что-то в себе переменить?
  Хотя, всё и так случилось и она выжила, отравилась им вконец и что плакать по волосам, коль головы лишилась?
  Она смотрела на стоящую грудь и подтянутый живот с расслабленным пупком - те тоже свой выбор сделали и в последние миги облизывались с мужиком будто роднее нету!
  М-да-а, получается, меня без меня женили и выбора у милой женщины нет, как нет!
  Вовчик выжидал и она сказала для поддержки беседы умника с дамской серостью:
  - Всё сказанное прежде в ваш адрес, сэр, прошу считать недоразумением и за глупые фразы в дискуссиях просто извинить! Для продолжения диалога и сближения двух разных систем прошу о свидании в нашем будуаре, лучше бы завтра, мало ли что выплывет в связи с вечеринкой в кафе.
  - На посошок, не желаете? - спросил мужик и не затруднился убрать свою штуку. Гостья от него глаз не отрывала и просто кивнула.
  И ещё две кукушки проквакали, а посошок так и стоял в уголке избёнки.
  - Ну, ты и штучка! - сказал он, собирая дамские прелести вместе. Она не соображала и не видела ничего, но шептала: - хоссю иссшо!
  Короче, с Ией что-то не то и завтра надо разобраться без наркоты слияния и не менее разрушительных поцелуев. Он осмотрел её тело и после сексуального марафона ни ссадин, ни потёртостей, ни синяков, а засосы пройдут быстро. - Отличное тело, только кому оно досталось!
  
  Пушкин и Гончарова -почему он её выбрал?
  
  Историки литературы перебирают варианты мотивов из-за которых Наталья Гончарова стала его избранницей. Особой логики никто так и не нашёл и единственное, что перевесило достоинства других претенденток в избранницы - красота. Не факт, что в иных обстоятельствах бытия он бы выбрал именно её, поскольку прекрасные дамы его окружали постоянно и он понимал толк в красоте. Но всякий вариант связи с женщиной - это всегда и её родословная. Наталья Гончарова этим похвастать не может, поскольку, так скажем, неблагополучной родни у неё предостаточно и по материнской и по отцовской линиям. Линии ущербности и по одной и другой линиям тоже предостаточно, но ему на это было плевать с колокольни.
  Сама Натали в ту пору только готовилась выходить в свет и государь император отметил её на живых картинах как весьма достойную кандидатуру для первой линии на балах. Сам Пушкин о ней писал: - Чиста, свежа и не испорчена! Это известно точно, а он-то в этих делах, как и Государь, вполне профессиональный знаток, донжуановский список в альбоме Лизы Ушаковой тому свидетельством. Мамочка Наташи в своё время была фрейлиной при государыне императрице и замешана в истории с беременностью от гвардейца, после чего её срочно выдали за Николая Гончарова и удалили из фрейлин. И Натали стала любящей супружницей в их недолгом общем счастии. И она, уже вдовая, подружилась с его тайной зазнобой и соседкой по имениям Осиповой. Обе Сашку любили по-настоящему!
  Ия Кейфман очень красива, однако у её родни нет никого, кто бы был хотя бы немножко хорош по канонам не семитским. Стати у её мужа тоже сугубо семитские и замечание Соколова насчёт охраны супруги - это сугубо житейское для всех времён и народов и разводы после нескольких лет брака были всегда. Разводы в СССР тоже не в особенном почёте и сохранить семью - это первое, что делалось на бытовом уровне. Но что делать, если ясно, что совершена ошибка и новый вариант вот он, перед нами?
  А в семитских семьях были и особые фишки, которые заключались в немногочисленности самой диаспоры и чесать репу из-за того, что после развода круг новых кандидатов сужался ещё на парочку фамилий. В этой связи выбор очень ограничен и иудейские невесты по части внешности сильно уступали славянским или иным народностям, но их им нельзя!
   Стремление сохранить нацию таким вот образом сильно подкосило генофонд, поскольку в брак вступала родня через три-четыре колена. Для безопасного развития общества надо хотя бы пять-семь. Ну и семитские мужчины - совсем ене то, что могло нравиться иудейкам, однако погрешить - ладно, а вот замуж только за них. Так что агитация Соколова имела на то основания, поскольку он уважил не одну такую даму и видел разницу женской реакции на соединение и прочие игрушки. Обновление и освежение крови назрело давно! Сами иудейки тому ярчайшим свидетельством:
  - Вовчик, отрада тела и души, в любовной страсти задуши! А совсем молоденькие девочки, которых он знал ещё по техникуму, обожали парня из деревни и его ласки ценили больше любых украшений и злата с серебром на теле и пальцах. Повзрослев и возмужав, он стал той самой мечтой женщины, которая витает везде, но достаётся избранным. И он не только витает, но и обитает реально, делая иудейку пригодной для остального общества.
  Исправленное тело Лизетты Бахмут - пример обычный для больших городов СССР, а рождение деток от славянина Соколова - естественный путь сохранения и обогащения генетики путём смешивания кровей. Семитская со славянской - добротная смесь и тайные игры Рафки с Ванечкой - как раз из категории взаимных симпатий и когда он замечал Ванечку со стойкой и косяками в сторону Рафки, было ясно: сейчас закроются в аудитории и он ей будет подправлять причёску и слизывать капельки молозива с аппетитных грудок. Что есть это - Вовчик знал хорошо и запретную тягу к соблазняющей семитке понимал и оправдывал.
  Сия вкусовщина не всякому русскому по уму, но если одолеть смуту неподобия другим и въехать в ойкумену Рафки поглубже, то становилось ясно, что она внутри гораздо привлекательнее и роскошнее, что он знал и по изумительной актрисе Лизетт Бахмут.
  Одолевши внешнее, которое с крупным носиком на самом виду, Вовчик погружался в изумительный мир, который открывался волшебным ларчиком и один слой за другим, а очи соблазнительницы лишь семафорили соблазнённому - я здесь, иди за мной! Лизетта шла к нему сама и с самого начала определила тот путь, который они одолели вместе. Она настойчивая и умная труженица, вытерпела всё и право иметь Вовочку как мужчину заслужила.
  У Ванечки с Рафкой не так с самого начала и к нему она попала, испытав естественный катарсис с Вовчиком. Глубину своей сути и тайные изящные штучки она познала из его рук и потом тянулась к ним инстинктивно, без труда перетекши на Ванечку, который в этом отношении - настоящая душка и не опасен в быту. И Ванечке именно Рафка кажется желанной дамой, как и ей Ванечка в его славянской доброте и покладистости. Увидеть в женщине обаяние и красоту - дар нечастый и у Соколова с этим полный порядок. Но тяга к особенной красоте и её изюминке - штука изменчивая и спонтанная, как и все чувства. И подавляемая им тяга к Ие Бельман - как раз и есть тяга к запретному. Поскольку её красота исключительна и к семитству никакого отношения не имеет: она принадлежит всему человечеству.
  Да, она брюнетка и у неё чёрные глаза, но таких брюнеток половина мира! И в подавляющем большинстве они с правильными фигурами и ноги не надо выправлять силовыми методами.
  Слившись с ним, Ия не просто ожила и обрела новое дыхание и новый поток чувствований, она банально выбралась из ограничений диаспоры и стала гражданкой мира.
  
   Сила, красота и гармония мира
  
  Любовное свидание в будуаре, уже по полной программе, поставило всё на места и мир незатейливых мифов и иллюзий рухнул самым естественным образом: Ия влюбилась!
  Впервые и по-настоящему. Гармония с мужиком возникла не на пустом месте и со своей стороны у женщины имелось много преференций, так себе примочек и достоинств, которые этот мужичара принял одним списком без разговоров. Однако есть но: он свободен, а она нет!
  И её несвобода такова, что рубить нельзя - только тихонечко выпутываться. Тайная вечеря, любовный сговор, чувственный клинч, тихое сумасшествие - это и есть любовь. Принимая это, Ия чувствовала новые силы и иные горизонты миропонимания, недоступные прежде и теперь с новых высот - ни за что!
  Третье свидание стало ключевым и на нём она окончательно прониклась новой ойкуменой, куда он не то, чтобы манил, а тащил и волок чуть не за шиворот. Проход по тайной лестнице и ступеньки с площадками до третьего этажа - это особый сюжет и она млела и задыхалась от мужеской отравы, которой хотелось ещё и ещё! Уже у входа в любовный будуар она попала к клинч мужеской страсти и по другую сторону двери начался такой самум объятий, касаний и поцелуев, что к их финалу - на ней ничего и всё готово ответить Вовочке.
  Танго под сольные рулады знаменитого джазмена, где она висит на нём чуть не половину опуса и слияние страстной Изиды с Сетом стало естественным завершением небесной колоратуры. Она догадывалась, что Вовчик - божество и слышала от девочек такое не раз, но одно дело слышать, а вкушать и иметь божье знамение - иной коленкор совершенно! Именно от него она узнала про кладезь личных совершенств и это не словами, а собственными ощущениями. Она уже не проваливалась в чувственные обмороки и после нирваны блюза без затей переходила в иной ритм и тоже без осложнений.
  Так миновал первый час и она вопила и выла, не замечая времени и собственного положения в космосе любовных мелодий. После второго часа слегка почесала репу по поводу неудачного замужества, а после третьего забыла про него напрочь!
  Теперь был лишь один бог и царь - Вовчик!
  А на исходе четвёртого держала руку на груди мужика, который дышал по-особому и изливал в неё очередную лаву сокровенного мужества. То ли пятую, то ли шестую за свидание! И она отключилась, став мужу настоящим синхроном.
  Вовчик имел со временем особую связь и спящую Астарту пронзил не сразу, но вдоволь налюбовавшись и насладившись земным совершенством. Она взвизгнула от острой боли, переходящей в наслаждение и стала тем, кто она и есть - Астарта!
  Пойти за дочкой в садик гостье стоило очень дорого и уже одетая и собранная в образ Ии Бельман, она села в такси поехала в детский сад забрать дочку. А Вовчик сидел в машине и любовался супружницей.
  Следующее свидание от третьего отличалось немногим и началось ещё на партизанской лестнице, на втором этаже она не удержалась и прильнула с повизгиванием:
  - Вовка, ну же, ну, умираю, сделай что-то!
  Эта лестница не зря партизанская и тут бывало всякое, поэтому объятий мужика с красоткой никто не заметил. Опомнившись в постели, она уронила:
  - Какая же я ненасытная!
  И опять в роль Астарты.
  Пятое свидание отличалось от предыдущих сильно и она решила показать Вовку сослуживцам по КБ, резонно полагая, что тут она работает и обитает последние недели. Там был очередной сабантуй, то ли дата знакомства, то ли что-то ещё с музыкой, застольем, танцами и обжиманцами за портьерой, где стояло большущее зеркала, раздолбанное кресло, торшер с абажуром и всё такое подправить реснички. Народу было порядком и он причудливым образом менялся, то одни доминировали, то другие. Она представила Володю, как положено в таких случаях и он ей просто знакомый из суровой Сибири!
  Про учёбу и пятилетку приглядок - ни слова!
  Она же умная иудейка.
  На него тут положила глаз её подруга Циля Райхен. А её давний хахаль Боря Лейбах пристроился к Ие, она ему нравилась давно, но шансов не давала от слова - совсем!
  И вот он, кажется, тот самый шанс!
  Раз Вовчик просто знакомый и она, такая верная Пенелопа, теперь с ним, то и ему может обломиться!
  Вся жизнь - игра, а мы рутинные актёры. Касаемо Бельман Ии - это точно на все проценты лжи и истины.
  Ия на время уступила Вовчика подруге и та минуток терять не стала, понимая суть мгновенья, которое неуловимо. Ия танцует со счастливчиком Борей, а Циля упивается счастием виртуальной близости с Володей. На ней написано всё и никаких иллюзий - обожает Вовчика и принимает по всем частям своей личности!
  Кругленькая иудейка выглядела намного ярче Лизаньки Бахмут изначально и на её теле и лице ничего подправлять не нужно и она этим жила с детского садика, потеряв невинность в восьмом классе от милостей семейного стоматолога и далее по жизни набиралась опыта и умений не только с ним. Она дружила с Ией из тяги к чистому искусству, как это описано в книгах Талмуда про грешников и праведников самых первых правильных семитов. Сам Талмуд и его язык для неё - тоска охренительная, а в пересказах для ленивых - там всё просто и мифы к употреблению готовы, как и сама Циля. Ия как раз таким образом и была. И, что она с Володей дружит по-крупному, ей прочитать - раз мигнуть правильно.
  А что на то имеет Ия? - Она помнила изыски извращенки и простенькой иудейской давалки по всему бытию в этой сильно блатной конторе и воздать так, чтоб оно осталось надолго - легко!
  Вовчик уже супруг и понимает её капризы из души и тела с полувзгляда и она роскошным движением ресничек позволила сделать из Цили бессловесную куклу. Она им отравится навечно - такой наркотик неистребим! Вовчик вскоре уедет и она с ним, так что мука ей на всю оставшуюся жизнь в иудействе!
  Циля увела Володю в кабинет, где есть диван и кресла и какое-то время была с ним и старательно изучала фонетику русского языка сокровений устами, телом и прочими частями своих ненасытных сутей. Через четверть часа ликтор Вовчик вернулся, а Цили не было ещё долго. Ия обработала его чем-то из сумочки и Вовчик, пахнущий исключительно Ией, со щедрым роскошеством общался с дамами и необидно с мужчинами, но те и не возникали, понимая момент истины. Все дамы его через себя так или иначе пропустили и сразу же оценили значение мужика из Сибири. - Капитальный мужик!
  С таким хоть куда.
  В разгар веселья невенчанные супруги удалились, Ия показала ключик от кабинета на пятом этаже и они неспешно продолжили начатое недавно. На этот раз он фотоаппарат с собой взял и фотки на память и чернухо-порнуха из них так и сыпалась. Ей нравился Вовчик и всё, что с ним связано, так что сама в разверзнутом или ином виде - это нормально и естественно. Через пару часов они спустились на третий этаж и в кабинете с закутком и раздолбанным креслом застали Борю и Цилю. Боря старался, а Циля изображала: смеяться над несчастными - неприлично и супружники "ничего не заметили", устроившись на рабочем месте Ии за шкафом. И тоже позы, и фотки, но уже приличные. Ия ничего не играла и не стеснялась, так что вскоре Циля спихнула с себя любовника и пришла к ним. Расхристанная и несчастная, прикрытая едва-едва и пахнущая не мужиком, а заменителями от мужеского парфюма, (вы не забыли, кем она отравлена?):
  - Может, чаю или кофе?
  - Кофе с капельками оттуда, - поддержал Вовчик и Циле снова захорошело.
  Ия позвонила домой и бабуля занялась внучкой, поскольку у мамочки дела. Бабушка ждала того дня, когда дочь выставит иудейского ходока вместе с вещами. Её дела по вечерам - это звоночки и тон дочери говорил о многом.
  Циля сроду не говорила с мужиками о жизни, а тут и вообще Вовчик Соколов! Она узнала и познала многое и невинная супружница Ия с изумлением узнавала грязнейшую подноготную, казалось бы, респектабельной лишь чуточку развинченной подруги. Излившись, Циля похорошела, расслабилась и с видом понимающей собаки пила с ними отравленное, как он и велел, оттуда и наслаждалась чужой удачей. Напиток вышел отменный и честно заработанный! - Володя таким был всегда и со всеми, Циля не исключение.
  Они доставили её домой, спасаю чужую репутацию и рискуя собственной. Вовчик выглядел туповатым сибирским мужиком и изящно-изысканная Ия рядом с ним не монтировалась ни во что криминальное, от слова нет!
  Ей приятно играть рисковые роли, а ему тупого старшину на складе казённого имущества. Она влюблялась и отравлялась всё сильнее и сильнее, а он и так супруг до дней последних.
  До отъезда оставались считанные дни и их не транжирили, а пестовали и холили как на глазах у других, так и в кулуарах и закоулках, не выдавая себя и до поры не признаваясь ни в чём! Сама вечеринка будет в большом кафе на Островского и молодая звезда нового эфира впервые принимала активное участие в организации всего, с удивлением всматриваясь в чёрточки ранее неведомого и недоступного. Она взяла отгулы сразу же после первого свидания и теперь они длились сколько угодно им, а не сумасшедшие минуты между тем-то и чем-то.
  Теперь всё неспешно и без пауз и прочих не музыкальных секвенций.
  Она наблюдала иного Вовчика, которого окружающие обожали, уважали или терпели, не имея чем возразить. Во время суетных бестолковищ к нему не прилипала, но он её близость чуял и отвечал взаимностью и часто по разным организационным делам типа музыки, танцев и прочего развлекалова отсылал, куда надо:
  - Культурой и танцами заведует мадам Бельман, вам к ней! - если что не так и Бельман возражала, шли к Соколову за управой над этой чёртовой красоткой, а тот качал головой и говорил:
  - Мы тут все технари и термеховские умники, в культуре и культах тупые до неприличия, а она кроме диплома конструктора и без отрыва от инженерии в вузе закончила музыкалку с красным дипломом, так что у нас на полном доверии.
  Насчёт отсутствия гена сутяжничества Ия - пример изумительный и он ей доверял всегда, даже на первых семестрах, когда она устраивала капустники и прочее с девочками из комсомола. Теперь же, когда они с тремя-четырьмя оппонентами обсуждали что-то жутко деловое, то Ия и Володя только переглядывались и общее перенимали друг от друга, доверяясь изначально. Прежде такого не было никогда и вот оно в самом ярком виде!
  Музыка и музыканты - это так же основательно, как и их профессия, поэтому и состав, и репертуар - это она и никто больше. Вовочка поручил, а она исполнила и так же, как и он - безукоризненно. Лабухов и пьющих гениев ни одного, остальные приличные и непьющие. Так же скрупулёзно насчёт репертуара и она знала, что от них требовать можно, а чего нельзя.
  От обычного сборища в уютном кафе нынешнее не отличалось и перед началом было рутинное общение насчёт обслуживания и всё такое. Рыжая официантка Томочка спросила рослого молодого мужика:
  - А если кто-то из ваших будет руки совать куда ни попадя, нам в милицию или как? - мужик улыбнулся и ответил:
  - Такую красотку и не отметить - не уважить женщину, это не серьёзно, шантрапы с улицы у нас нет, так что малый грех, если чуточку не туда попал и тут же извинился и не грех вовсе! - и девочки поддержали, понимая суть, но рыженькой что-то попало куда-то и она заупрямилась:
  - А ежели я замужем и мне есть от кого иметь такое постоянно? - мужик, так же по-простецки улыбаясь, приблизился к ней, взял в оборот и она мигом с ним и в нём! - Томочка и охнуть не успела. - И такое от мужа бывает тоже? - Томочка тихонечко качнулась, неясно то ли "да", то ли "нет", но из его рук - ни за что!
  А старшая бригады сдёрнула её оттуда и пошла показывать комнатку, где можно подправить причёску и всё такое. И долго не возвращалась.
  - Ей там вставляют, что ли? - не унималась Томочка, а её подруга Верочка сунулась было туда, чтобы проверить, однако дверь закрыта и по звукам оттуда старшая бригады что-то говорила и показывала, а рослый мужик то ли отвечал, то ли и в самом деле вставлял.
  Старшая вышла чуточку не в себе и призналась:
  - Знакомый мой, не виделись давно, вот и разговорились.
  Оно так и было и знакомы они через Колю Урванцева, который в прошлой жизни приводил девочек на ночь. Ей с ними понравилось, но долго оно не продлилось. Такой вот виток судьбы! Лет-то минуло ого-го сколько, а он как был вкусным, так и пахнет мужеским до сих пор.
  Насчёт того, кого пригласить кроме самих выпускников, мнения разошлись и в итоге пригласили даже девочек из основных фондов библиотеки, которые со студентами дружили и не строжились насчёт задержки книг до утра. А с подачи Соколова и вообще некоторым разрешили самим выбирать в фондах, если у тех список большой и постоянно меняющийся по ходу чтения каждого из изданий. Такое Володя со своими справочниками и реферативными журналами отработал давно и убедил девочек в своей правоте. Девочки присмотрелись к его манёврам у стеллажей и с ним согласились: выполняй они заказы по инструкции, то набегали бы туда-сюда не один километр, а так Вовчик стал у стеллажа и листает один журнал за другим, после прочтения кладёт на место и только нужное издание, где и есть то самое, берёт в зал. Он и так пользовался доверием девочек из фондов, а после истории с Айшет и вообще стал своим парнем всем библиотекарям города. Кроме того, девочки - в основном молоденькие симпатюшки и для танцев и прочего веселья - самое то.
  Думаю, надо вернуться назад и про элиту и бомонд крупного промышленного и научного центра чуть подробнее. Как ни странно, но технарь и офицер от бога, Вовчик Соколов оказался на виду у интеллигентной публики как раз после украденной Айшет. До этого его знали отдельные индивиды: они изучали его натурфилософию, а он познавал их!
  И никакой прессы рядышком!
  С появлением Айшет в городе переменилось многое и виновника торжества захотели знать многие, а бомонд в особенности. Девушка подробностями на этот счёт не распространялась, так что по городу бродили самые развесистые версии "похищения сабинянки".
  Мужик, взявший её в жёны, потом с Вовчиком подружился и с его слов дамы из городского бомонда проверились на Вовчике. Оказалось, что он душка, но к ним ни в какую: мне и так хорошо!
  Ниночка Савельева после опциона по воспитанию папочки поделилась сюжетом с подругой из музыкального училища, а та как раз из этого бомонда и искательница приключений! Услышав от подруги про него из первых уст, она захотела к нему и сообщила Ниночке. Ясное дело, Ниночке соперницы ни к чему и она отбоярилась, себя особо не выдав. И девочка из бомонда решила всё соорудить сама: она и хороша собой, и умница, и женщина уже давно, знакомых у неё полгорода, зовут Светлана Виндзор и с девичеством она распрощалась в седьмом классе. Её не соблазняли, как в этих кругах водится, а вели давно, наблюдая хорошенькую умницу и приобщая к высшим ценностям. Поэтому попасть к Вовчику у неё получилось и теперь про настоящего мужика бомонд слушал из собственных источников. Негласно, но со вкусом прозвучало: "Хотим его к себе!"
  Слегка развинченная Ниночка с удачливой Светкой дружбу укрепила и изредка бывала в том самом бомонде, сравнивая тамошнее и натуральное от Вовчика. Пока он был в городе, она стала ему чуть не Пенелопой. Постоянно ревнуя ко всему миру, она познакомилась с мужиками чуть постарше, которые извращенцы, дальше некуда, однако здесь и сейчас ей по вкусу. Нешумная такая компания и после отъезда Вовчика в Сибирь она стала Ниночке отдохновением и развлечением. Замуж она вышла, выбрав из этих мужиков приличного. И устроить свидание, чтобы и другие разок увидели Вовчика - это она выполнила. Снять мерки - то есть быть рядом, тоже получилось и Ниночка буквально порхала от причастности ко всему этому! Она это умудрилась соорудить по ходу подготовки вечеринки в кафе, за что честь ей и хвала.
  Вечеринка проходила размеренно: музыка, подвижные игры и застолье чередовались правильно, официантки вошли во вкус юмора и прочих диагнозов публики и скинули с себя лишнее, дабы не затруднять мужиков в изучении женской топографии, которые периодически их отлавливали в уютных местечках и там про мужей и деток забывали все и тут же! Но сия штуковина ненадолго и уже вскоре сияющая работница общепита возвращалась к подругам, которые тоже слегка в трансе и по их виду определяли, сколько и чего перепало каждой.
  Обычно на подобных мероприятиях кое-что от них имели музыканты, но не в этот раз. - С другой же стороны, музыка всё время в деле и к концу застолья толку с них никакого! Поскольку публика избранная и себе шибко на уме, то перепившихся ни одного, скандалов тоже, а ключики от комнатки для подправки ресничек всё время в обороте и диванчик периодически то раздвигали, то собирали, то покрывали простынкой, то прямо на бархатной обивке и заряжали по полной! - Образование у всех высшее и являло себя с инженерными изысками над женским телом. Женщин-инженерш много, все красотки, они и раньше были что надо, а через пять лет - глаз не оторвать, сердцу не надышаться. Спиртного не так много и оно только стимулировало уже готовое, поэтому провериться на ком-то, кого из виду упустил или недооценил, самое время.
   Толпа хоть и громадная, однако интеллигентная и подправляли реснички даже дамы сильно в возрасте, а им любезно: Нина Ивановна, Тамара Петровна и всё такое и за ручку и под ручку, как в кино про старину. На этом сабантуе Ию можно трогать, приглашать на танцы и выдавать комплименты про наряд, который и впрямь - редкостный и в области такого ни у кого! Соколов с ней танцевал не часто и в этом отношении не выделялся, а вот Лизетта светилась изнутри, не оставляя сомнений насчёт предмета любви. Ниночка Савельева и Наташа Ярыгина по старой памяти с ним уединялись, но ненадолго и будущую леди Соколова Первая не дразнили. И вообще лига девушек Соколова вела себя достойно и на первые роли и под микрофоны - ни за что!
  Вовчик мужик настоящий и дамам вставлял издавна, так что долгоживущее с ним - естественный продукт. С Иечкой он тоже удалялся и женский сплин, когда ревность правит на всю катушку, как рукой!
  Программная речь Володи насчёт правильного зачатия впечатление произвела и провериться на этот случай в ту комнатку заходили многие. У кого-то сошлось, а кому-то так ничего и не светит!
  Однако чего тут сетовать: на кого учился, в того и оборотился!
  С вечеринки расходились поздно и не все отправились домой, некоторым нужна релаксация и они в размышлениях: где и с кем? За Ией прислали такси и она распрощалась со всеми одним махом изящной ручки, а Вовчику подарила взгляд, он поймёт его назначение и содержание.
  А примерно дюжина из оставшейся компании отправилась куда и положено - к Вовчику, в его бывшую резиденцию, которая теперь с мемориальной доской. Поднялись, разместились, осмотрелись и оказалось, что места хватает всем. Было видно, что они здесь от желания, чтобы песня не кончалась. И мальчики, и девочки расставаться не хотели и только половина из них училась с Вовчиком вместе, остальных привели друзья. Музыка втихую, танцы в обнимку, слайды под музыку и комментарии знающих незаметно приблизили всех к отметке 4 часа то ли утра, то ли поздней ночи и компания ужалась ещё раз, теперь уже до Иды Липснис и Вовчика.
  - Спим или говорим? - спросил он. И та призналась:
  - Вовка, я просто соскучилась! На картошке мы на рыбалку ездили часто и меня, школьную дурочку, ты деликатно лишил невинности, а потом и иллюзий жизни. Мы беседовали, играли в секс и всё это текло в меня струёй, потоком и как угодно, но попадало куда надо и болота во мне не образовалось. А потом в городе - на мотоцикле редко, а в аудиториях на швабру и вовсе один раз. Я не такая и со мной достаточно разочек в семестр?
  - Ида, ты же всегда была разумной девочкой и понимала, что парням вроде меня надо иметь под собой кого-то ежедневно и хотя бы часок-полтора, ну, плотно, очень плотно! Помнишь, как было у нас? - не стал миндальничать он, тогдашнюю катавасию припоминая в общих чертах: там всякого и со многими намешано.
  - Только поэтому?
  - Конечно, в остальном ты была отличной девочкой, но тогдашнее твоё мне было неактуально! - честно признался он и она вздохнула, поскольку из-за девичьей флюидности думала другое и оно ужасно неприятное.
  - А я-то думала... - призналась она.
  - А потом и твоё замужество на третьем курсе: я чужих супружниц не совращаю.
  - Я не поглупела?
  - Ясный пень, нет! - Ни одна из вас не пошла в сторону: толстая и глупая, но стройная умничка - все!
  - Знаешь, Вовчик, у меня с Игнасом разлад. Не развод и всё к тому, но он охладел и уже давно. Что делать?
  - Охладел давно?
  - Как перестала кормить Димку, так сразу и.
  - Ну-ка, покажись? - поскольку всё равно в постель, она скинула всё и стала перед ним. Перед ним - не перед доктором и трепет от его взглядов всегда побуждал на высшее. Он осмотрел её, потом стал рядом и указал на большое зеркало, где они оба.
  У него эрекция, а она возбуждена!
  - Можно ли не хотеть такое чудо? - спросил он и часть её сомнений рассеялась моментально. А потом свидание, ухаживание и прелюдия и она припомнила давнее. Он переменился сильно и теперь это сплошная любовная линия от мужика чуть за тридцать. Не доводя гостью до катарсиса и между прочим, он вытащил из неё подробности семейных проблем. И, дав ей излиться, излился сам.
  Не ждал, что в закромах осталось так много, однако в латышскую копилку нашлось порядком, чего даже в прежние времена изливалось поменее.
  И она, ото всего вместе собранного и в горестном состоянии излитом, заплакала:
  - Ты предупреждал, но я не послушала! - Родная кровь, не какая-то, а балтская, древняя! Вот и маюсь.
  Ему её симпатия - латышский парень с университетского истфака не шибко показался изначально, не прижился в его философии и позже, но ведь она влюбилась, а это особое состояние и туда с доводами разума лучше не соваться!
  Он добавил и свою порцию приятного с грустным:
  - Ида, ты в порядке полном, дело в супруге. Судя по твоим эмоциям, он просто близок с другой, ну, я так это по-мужески чую, стало быть, твои прелести не волнуют нисколько. А я, человек нейтральный и чуть не сторонний, от них завёлся моментально и не остывал совершенно и ты тому способствовала, повторяю: ты в порядке.
  После этого в будуаре стало совсем тихо и пауза стала чуть не бесконечной.
  - Что делать? - с трудом вымолвила она.
  - Зависит от того, насколько у него серьёзно с нынешней отрадой. Если он остынет к ней, примешь назад?
  - Вот тебя, даже точно зная, что куролесишь с нашими, я бы приняла. А его - не знаю!
  До утра всё-таки прикорнули и после семейного завтрака, где Вовчик - муж и хозяин, она со спокойной душой вернулась домой, примерно в курсе, что и как делать.
  Вовочку обожали и девочки из параллельной группы, но просили особо не болтать, особенно при Элизабет Бахмут. К тому же правильный Соколов всё держал под контролем и всем деткам, которых имел и знал, отправлял открытки с очень мудрыми текстами и подарки к датам рождений: мальчикам машинки, танки и всё мужеское, а девочкам куклы, игрушечные домики, посуда и всё девичье-женское. Так что дядя Володя для них значил порядком.
  СТАНЦИЯ НЕВЬЯНОВСКАЯ
  Поезд на Москву тихонечко причалил к высокому перрону, принял новых пассажиров и высадил нескольких, которые, считай, блатные. Среди них очень яркая молодая брюнетка без вещей, но с дамской сумочкой за много денег. Её проводницы заботливо пристроили на скамейку у киоска Союзпечати и сами в вагон. На брюнетку смотрят, а та, как бы и не при делах, а слушает сонату Бетховена номер три. Поезд укатил, а она слушала. Ей было с кем слушать и внутренние сути наперебой выкладывали про новое мироздание и они при всём при этом. Те части, которые обитали между ног, и вообще в трансе, поскольку мелодика и ритмика оттуда так и не затихла. Сердечные субстанции ещё в себя не пришли, а кое-что так сидело под сердцем и наружу - ни за что!
  Подошла электричка и шум с говором пассажиров таки своё содеял и дама стала осматриваться вокруг. Потом раскрыла сумочку и прочитала руководство от Вовчика, что и как дальше. До электрички в город время есть и надо всё успеть. Дамы в железнодорожной форме одели её в общих чертах и со стороны, да ещё и мужику как бы и нормально, но ходить неудобно, а чувствовать себя комфортно - не в нынешнем виде! Она осмотрелась и на другой стороне путей увидела роскошный пленер с деревом и кустиками.
  Ей надо туда!
  Туфли на каблуках для этого не подходят и на ступеньках лестницы она их сняла и дальше босиком. Вовчик катал её и в такие места, где как раз подобная нирвана. С ним такое везде и всегда! Девочки ездили с ним на пленер и куда угодно и кроме восторгов и потупленных взглядов про подробности - ни-че-го! Про босиком по траве тоже порядком и это запомнилось, вот сюжет оттуда:
  - Из моего окна вид примерно такой же, - сказал он и уложил на европейскую траву-мураву с обалденными ароматами. И расстегнул блузку, выпуская груди на свободу. Эти штучки тут же становились дрессированными и кончики такие, будто она кормит грудью давно и успешно. Она принимала любовную позу и травка ласкала её ладони, а он сводил с ума шею и грудь. И ничего больше, но как хорошо! Она терпела такую муку и шептала любовное заклинание:
  - Ну же, ну! - а он отвечал:
  - Люблю!
  Теперь и она знала, что есть мужеское чувство: с ума сойти и оттуда не вернуться! На ней много чего, но оно им не помеха и мужеские ласки достают везде-везде и она шепчет, как и модная поэтесса под любящим мужиком:
  
  Хочу ещё и травы в руку,
  И солнце жаркое на грудь,
  И единенья в страсти муку,
  И долгий, долгий с милым путь.
  
  Ни жемчуга на шее с златом,
  Ни нежный у сапог сафьян,
  Ни шёлк на теле, он лишь сватом,
  Жених же - сердца богдыхан.
  
  На зелёной травке - не на постели в будуаре и она понимала, чего лишилась когда-то, не ответив ему правильно. Никакое иудейство и рядом не лежало с таким сочным и вкусным язычеством.
  
  Потом покровы ринут долу
  И юбка на колени,
  Уста замрут в нежнейшей лени,
  Перстам промолвив: - Олух!
  
  Было много чего другого и гармония двух систем пронизывала всё пространство.
   - Может, тут и заночуем? - предложила она, не желая движений отсюда.
  - Понравилось, бывшая иудейка?
  - Теперь точно - бывшая.
  Они таки убрались в город и сыграли лживую сценку советских разведчиков на вражеской территории, экспромты с ним выходили легко и она банально каталась на собственном вожделении, которое растекалось по всем сутям и весям всегда и надолго.
  И вот пьеса уже в финальной части и вскоре оба заговорят на одном языке и поклоняясь одним ценностям, не лавируя по мелочам.
  Здесь трава не совсем такая, но можно расположиться лагерем и переодеться по-настоящему. Кое-что сменив, а что-то, компрометирующее и неправильное удалив из реквизита тут же. Мужеского на белье было более чем, но оно в самом низу и с таким ароматом так просто не разлучаются. Внутренние сути свои игрища не прекратили и ей пришлось ополоснуться, чтобы смыть ту самую отраву. Смыть-то смыла, но память тут же подсовывала недавнее со свидания и её - гимнастку и чемпионку мира по интимным играм:
  - Ия, ну-ка ещё раз пируэт! - она легко выполняла упражнение из группы ультра-си и получала уверения в том, что краше Ии нет никого и такое нигде и никогда не родится!
  - А наши детки, наша Яночка, она уже во мне? - капризно возражала она и он соглашался. И снова объятия и ласки, которых она ждала всегда и вот оно с ней и в ней.
  И сразу полегчало! Она так влюбилась в Вовку, что сразу же набрасывалась на него и практически ничего не слышала из им сказанного. Там было всё и всякое, про будущее в Сибири тоже, но оно мимо ушей!
  Для неё эта любовь была первой и в ней всё чистопородное. В его любви она не сомневалась и чуяла всеми сутями, которые одобряли в нём и принимали всё. Он одевал и раздевал сам и евонное вожделение не заметить нельзя, он вздыхал:
  - Ийка, прикрути краники, а то вот такую и скушаю! - она прикручивала, хотя быть скушанной в любом виде приходилось не раз. В вагоне он раздевал и она разошлась ого-го как, а одевали дамы в форме и было то же самое. - Почему?
  Потому, что Вовчик рядом! С ним безумие соседствовало с нирваной и никаких проблем. Надев на себя правильное и правильно, она полежала на травке и мысленно обнималась с ним. Выходило просто и мило. Когда вдали зашелестела электричка в город, она поднялась и с туфлями в руках пошла на перрон. Руками пируэты, ногами па де круа, а телом недавние упражнения любовной акробатики. Ощущение полёта и любовной нирваны тому способствовали и музыка внутри переключилась на Моцарта и Гайдна, которых она обожала. Ритмика сердца и страстных сутей обрела гармонию и она вернулась к нему, который теперь - смысл бытия! Пусть не сразу она пришла к простой реалии Вовчика-мужика и супруга, но теперь навсегда.
  - Вовчик, я тебя люблю! - в который раз прошептала она и внутренние сути устроили овацию, поскольку подталкивали к этому давно.
  Потом туфельки приняли в себя трудовые пальчики стопы, натруженные пяточки и местечки между ними, которым тоже досталось и на асфальте она уже дама на прогулке и без собачки на поводке. Ехать около часа и она устроилась в уголке, взяв в руки книжку и не прочла оттуда ни единой строки, поскольку общалась с ним.
  Согласно легенды она ходила на индийский фильм и что-то оттуда сравнивала с нашим. Но мыслями давно в ином мире и с другими ценностями. И как ни странно, Лизетт Бахмут теперь не вызывала раздражения, хотя и откровенничать с ней она бы не стала и сейчас. Осталось чуточку подождать и тогда переформатировние примет другую скорость. С работой там дело решённое и первые полтора года как раз уйдут на врастание в новую среду. Она родит ребёнка от Володи, к ним приедет её мама и побудет, пока детки не подрастут. Ну и у Володи есть большие перспективы на работе, поэтому всё отменно и для неё.
  вставить куда-то вначале!
  
  
  Сейчас иная эпоха никаких слюней с эн-плюс первыми нотам, а сразу на курок. Я понимаю: с мозгами эта братия покрытых дерьмократией не дружит и не дружила никогда. То есть, на глупости горазда ещё как. И жидёнок в поперденчике в каждом утюге - это для своих пища. Но грохнут этого пернатого наши, которые шутить не будут, а снимут с монитора и всё, дальше встреча по программе в заданной точке.
   ЭПИЛОГ
  Как бы человек ни предполагал, природа имеет своё мнение и именно она всем и вершит: Ия забеременела и Соколов в очередной раз стал папочкой. Она сразу же созвонилась с ним и имела беседу.
  Первая часть плана выполнена и расстояние между ними предполагало некую паузу для оценки происшедшего.
  - Гриша уже у мамы и дочка не донимает, где папочка?
  - Она и прежде с ним не очень дружила, так что теперь оно выйдет проще.
  - И переезд ко мне стал естественным ходом вещей?
  - Да и уже давно. Скажи главное мужеское заклинание!
  - Ия, я люблю тебя и стражду иметь супружницей от ныне и пока не разлучит нас смерть.
  - Звучит убедительно и думаю, твоих девочек пора отпускать на волю.
  - Обеих?
  - Сегодня первую, а завтра и другую. Но дружить мы с ними будем. Это ничего?
  - Хорошо, по приезду ко мне всё увидишь сама, тогда и решим. Со мной ты навечно, а другие по твоему усмотрению.
  - Повтори! - и он подчинился виртуальной супруге. Любовниц он не заводил из принципа, обходясь виртуальным и оно нисколько не мешало жить и работать. Деток своих он знал в лицо, обожал мамочек и приезжал на большие праздники. Лиза Бахмут и вообще имеет двоих и счастлива просто так. Замужних он не провоцировал и не дразнил, понимая чем оно грозит, а со свободными, там да - чистые художества. Но им пришёл конец - Ия будет полноценной царицей Савской и к семени от Гриши Бельмана прибавит троицу от него. Ей всего-то двадцать семь!
  - Вовка, мне уже собираться или ты сам соберёшь и увезёшь? - он размышлял пять секунд и ответил так:
  - Знаешь, милочка Иечка, я был у вас совсем недавно и светиться снова - не та мелодия. Там все дела решай сама, а в Москве я вас встречу и потом только со мной и через года и невзгоды, пока не ...
  - Что брать с собой, а что у меня уже есть там?
  - Дочка и всё для неё, ну и свои вещички тоже. Книги и картины оставь Грише, будут в качестве привады для невест.
  - А квартира, она ведь моя?
  - Тогда после развода оформи полную собственность, а ему предложи роль арендатора, как такое?
  - И это говорит чистокровный русак! - удивилась она.
  - Я теперь большой начальник и инженерией занимаюсь меньше, чем всякой химией договоров. Вот и наторел. - Ладно об этом, как там наш будущий спиногрыз?
  - Думаю, будет девочка, Эллочка ворочалась так же.
  Развод оформили быстро в связи с новыми обстоятельствами и через месяц он встречал свою новую родню в столице. Потом езда в городской аэропорт и самолёт в Сибирь. Ещё тепло и дочка с интересом смотрела на новую природу, где не так почти всё. И мама, которая счастлива и не ругается с папой. А дядю Володю папой будет называть уже вскоре.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"