Cеверные Вести: другие произведения.

Второй Ленский расстрел

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    помни, Север!

  УНИЧТОЖЕНИЕ ОПТОМ СЕВЕРЯН, НАШИХ ОТЦОВ И ДЕДОВ
  
  С большим размахом эмиссар организовал аресты врагов по всему громадному району и этапирование в бодайбинскую тюрьму.
  "Аресты производятся в условиях территориальной разбросанности от 200 до 500 километров. Мобилизовал некоторых работников милиции.
  Начало в "АП" за 24 октября
  Райком ВКП(б) выделил несколько партийцев, но все это подсобный контингент, который еще не может заставить арестованного говорить. И я вынужден использовать их в командировках по арестам"; "По Вашему приказанию выслал двух оперативников в район Мача"; "Я докладывал Вам, что в связи с непогодой партия арестованных с Мачи, более 150 человек, застряла в пути. Вины моей здесь нет. Я делал все, вплоть до того, что раздобыл бесплатно самолет и летчика. Поднялся буран, замело все дороги, движение остановилось. Прибудут арестованные не ранее 12 марта".
  Сутками арестованные шли по тайге в Бодайбо, не делая попыток обезоружить своих конвоиров. Такая покорность как-то не вяжется с образом врагов, руководителей шпионских организаций, диверсионных групп, обнаруженных Кульвецем. Люди были уверены, что в тюрьме разберутся в их невиновности.
  
  "Птичий язык" палачей
  "Организация бодайбинских дел" кругами расходилась по северу области, как волны по воде, хотя Бодайбо и Иркутск связывала только одна телеграфная линия.
  Чтобы телеграфисты не поняли сути ведущихся переговоров, использовался "птичий язык" палачей.
  Из телеграфной переписи заместителя начальника 3-го отдела УКГБ НКВД Иркутской области с Иркутском: "Кульвец - Троицкому: Привет = явился для переговоров = закуплено 900 голов скота = забить на мясо 280 дел = скот продолжает прибывать с мест = очевидно ближайшие 3 - 4 дня будет тысяча с лишним голов = следовательно до 10 марта произвести забои закупленного мною скота не успею = как быть?"
  Какой "скот" заготавливал на севере старший лейтенант, скажут отрывки из рапортов Кульвеца своему патрону Малышеву и указания последнего для Бодайбо.
  "Малышев - Кульвецу: Вам послали приговоры по тройке на 326 человек по первой категории, приводите их в жизнь - вот вам некоторая разгрузка..."
  "Кульвец - Малышеву: Чтобы не читали машинистки, пишу вам непечатно.
  Операцию по решению тройки провел только на 115 человек, так как ямы приспособлены не более чем под 100 человек. Операцию провели с грандиозными трудностями. При личном докладе сообщу более подробно.
  Пока все тихо, и даже не знает тюрьма. Объясняется тем, что перед операцией провел ряд мероприятий, обезопасивших операцию. Также доложу о них при личном докладе..."
  "Кульвец - Малышеву: Только сегодня 10 марта получил разрешение на 157 человек. Вырыли 4 ямы. Пришлось производить взрывные работы из-за вечной мерзлоты. Для предстоящей операции выделил 6 человек. Буду приводить в исполнение сам. Доверять никому не буду и нельзя. Ввиду бездорожья можно вывозить на маленьких 3 - 4-местных санях. Выбрал 6 саней. Сами будем стрелять, сами возить и прочее. Придется сделать 7 - 8 рейсов. Чрезвычайно много отнимет времени.
  Мое мнение, если Вы с ним посчитаетесь, - расстрелять сейчас. Чем дольше их держать, тем больше будет болеть голова. Положение у меня тяжелое.
  Забито все здание РО, все коридоры, занял столовую, здание милиции, склады РО и проч. Ведь лимит тюрьмы только 75 человек. Арестовано более 1000 человек.
  Прошу принципиально рассмотреть вопрос о лимите первой категории для Бодайбо. Меня очень огорчило, что из двух партий в 260 человек по первой категории идут только 157 человек. (10 марта 1938 года)".
  О выполнении приказа N 00447 Малышев рапортовал лично народному комиссару внутренних дел Союза ССР, генеральному комиссару государственной безопасности тов. Ежову: "Оперативная группа изъяла и ликвидировала только по районам Иркутской области более 4000 человек к-р элемента... Эта цифра неточная, может меняться только в сторону увеличения. В Бодайбинском РО УНКВД никакого учета арестованных не было".
  "Не жалеючи своего здоровья"
  Так вот: "изъяв и ликвидировав только по районам Иркутской области более 4000 контрреволюционного элемента в тяжелейших северных условиях" (так любил жалобиться этот охотник на людей), Кульвец уволился в запас "по состоянию здоровья". В Москве он устроился заместителем начальника оборонно-спортивного отдела ЦС общества "Динамо". Жил не тужил Борис Петрович, катался по командировкам.
  Но закатилась звезда Ежова, и бравый старлей запаса госбезопасности (рост 182 см, вес 85 кг) был арестован в июле 1940 года в Киеве, затем этапирован в вагончике в Иркутск. Он сразу же в знак протеста объявил голодовку, потом симулировал сумасшествие, не забывая писать письма Берия, Сталину...
  "Мой дорогой любимый Народный Комиссар! Прошу мне верить. Я никогда не думал, что меня арестуют, т. к. действовал всегда по своей партийной совести... Заявляю еще раз, и с этим я умру, что работал я честно. Вплоть до того, что по приговорам из Иркутска сам же приводил их в исполнение и в неприспособленных районных условиях приходилось таскать их на себе. Я приходил с операции весь обмазанный кровью. Но мое моральное угнетение я поднимал тем, что я делал нужное и полезное дело...
  Моя жизнь - это не частный случай, так можно многих пострелять..."
  Слова и мысли мерзавца, готового и дальше служить хозяевам, убивать - только бы его выпустили, только бы оставили жить.
  13 мая 1941 года военным трибуналом НКВД Забайкальского округа Кульвец был приговорен к ВМН - расстрелу. Но военная коллегия Верховного суда Союза ССР 30 июня 1941 года высшую меру наказания (ВМН) заменила десятью годами ИТЛ без поражения в правах. 5 ноября 1944 года Кульвец будет освобожден из Омского ИТК-4.
  Так, к сожалению, благополучно закончилась судьба палача Бориса Кульвеца, хотя в то время лишали гражданских прав детей, подобравших на убранном поле полупустые колоски, сажали в тюрьму и пытали мальчишку, опоздавшего к началу рабочей смены на пять минут...
  Десять лет истекли для этого палача через три с небольшим года.
  Во имя какой веры?
  Два Ленских расстрела. В первом случае была ружейная пальба в безоружную толпу людей ради публичного устрашения. Тогда с большими натяжками ее пытались объяснить как вынужденную меру, использованную для пресечения разгула и вандализма возбужденной толпы.
  Но такая версия была отвергнута в процессе последующих расследований, поскольку никаких актов вандализма и погромов со стороны участников массового шествия не было установлено. На основании этого заключения ротмистр Трещенков, отдавший приказ открыть огонь, был обвинен в преступном действии и наказан разжалованием из жандармов.
  Он был зачислен в пешее ополчение С.-Петербургской губернии. С началом военных действий 1914 года не без его настойчивых просьб он по "высочайшему соизволению" был допущен в действующую армию и погиб на германском фронте в мае 1915 года. Организатор первого Ленского расстрела не признал себя виновным и полагал, что действовал во имя "Веры, Царя и Отечества".
  Первый Ленский расстрел в царское время публично расследовался, вызвал большой общественный резонанс.
  Второй Ленский (советский) расстрел в отличие от трагедии 1912 года никакого общественного резонанса не вызвал. Никаких дискуссий о том, что надо изменить в общественном механизме для исключения подобных событий, в советской печати не последовало. Да и не могло быть!
  Была идеологическая установка очистить общество от "социально чуждого элемента" и "врагов народа". Обществу вдалбливалась новая вера: ради прекрасного всеобщего завтра можно все!
  
  Леонид Журавлев, председатель Амурского регионального отделения Российской ассоциации жертв политических репрессий, 21 ноября 2008, 10:16
  "АМУРСКАЯ ПРАВДА"
  http://www.amurpravda.ru/articles/2008/11/21/1.html
  --------------------------------------------------------------------------------
  38. Kyльвец Борис Петрович-палач НКВД, начальник Љ3 отдела УГБ УНКВД Иркутской области. Принимал участие в расстреле граждан. По его приказанию до 1937 г. было арестовано около 400 человек, затем более 4000 человек, убито 447 ( http://www.memory.irk.ru/pub/isp.htm ) Отсидел 3 года за свои преступления.
  --------------------------------------------------------------------------------
  45. Малышев-cтарший майор госбезопасности Иркутского отделения в 1938 г. Затем начальник УГБ УНКВД Иркутской области. Начальник Кульвеца (http://www.memory.irk.ru/pub/isp.htm).
  --------------------------------------------------------------------------------
  ИСПОЛНИТЕЛЬ
  О праздниках и буднях обыкновенного палача
  
  Недавно был обнародован чудовищный документ - оперативный приказ НКВД ╧ 00447, открывший путь к массовым репрессиям ("Труд", 4 июня 1992 г.). Но приказ - лишь вершина айсберга. Громада исполнительской пирамиды, на которую он опирался, еще не вскрыта. Сегодня мы продолжаем эту тему.
  
  Весной 1991-го года на севере Иркутской области в Киренске в подвале бывшего НКВД (ул. Советская, 46) было обнаружено захоронение жертв сталинского режима. Из подвала подняли останки 83 человек. С абсолютной точностью удалось установить имена 26 погибших, даты ареста и предположительно дату гибели: 5 июля 1938 года. Дальше предстоял поиск в архивах.
  ...Праздничным был ноябрь 1937-го для Бориса Петровича Кульвеца. Досрочно ему присвоили специальное звание старшего лейтенанта госбезопасности, представили к "Красной Звезде".
  Уроженец станции Тауз Закавказской железной дороги, окончивший мужскую гимназию города Тбилиси на общественный кошт, бывший в Тифлисе сексотом грузчик под кличкой Бурья, штатный сотрудник АзГПУ с марта 1928-го - Б. Кульвец был переведен по состоянию здоровья в середине тридцатых в Восточно-Сибирский край. На Кавказе выходец из ведомства Лаврентия Берия (под его началом успел поработать) вполне сформировался как охотник за людьми. В Иркутске, утверждаясь на новом поприще, он выслеживал и нападал.
  "а) Вскрыл пан-монгольскую диверсионно-разведывательную повстанческую организацию (арест. 127 чел.);
  в) добился признания активных членов К.-Р. троцкистской террористической организации в оловянной промышленности;
  г) вскрыл руководство "троцкистского параллельного центра" в Москве, выявил руководящих участников организации в Восточно-Сибирской области бывших секретарей обкома Разумова и Коршунова (арест. 250 чел.);
  д) разоблачил свыше 30 агентов иноразведок..."
  Это - выписка из аттестационного листа Кульвеца. Прекрасный по тем временам послужной список! 38-летнему старлею ГБ старший майор госбезопасности Малышев, возглавлявший Иркутское управление, в начале 1938 года мог доверить ответственную северную командировку. Выполняя приказ НКВД ╧ 00447 Кульвец единолично возглавил борьбу за чистоту и торжество политики ВКП(б) в Бодайбинском, Киренском, Казачинском, Усть-Кутском, Катангском районах: по территории - половина области!
  Обосновавшись в Бодайбо Кульвец немедленно запустил многосуточные "конвейеры" и "выстойки". Людей лишали воды, пищи. Арестованные сходили с ума, умирали от изнеможения. Подавая пример новобранцам-чекистам, Кульвец бил арестованных в глаза вилкой растопыренных пальцев.
  Один чекист - не воин. Нашлись подручные. Штатные, заштатные. Советская власть предавала бодайбинцев сотнями заранее заверенных бланков о соцпроисхождении. Для ареста достаточно было вписать в пустую графу фамилию и указать: из кулаков, из бело-бандитов - что в голову взбредет. Райком ВКП(б) прислал на подмогу самых проверенных товарищей - вести допросы. Опыт организации бодайбинских дел кругами расходился по северу области.
  Из телеграфной переписки заместителя начальника 3 отдела УГБ УНКВД Иркутской области Кульвеца с Иркутском:
  Троицкий - Кульвецу: "Развертывайте закупки по всем линиям шире".
  Кульвец - Троицкому: "Явился для переговоров. Закуплено 900 голов скота. Забито на мясо 290 дел. Скот продолжает с мест прибывать. Очевидно, ближайшие 3-4 дня будет тысяча с лишним голов. Следовательно, до 10 марта произвести забои закупленного мною скота не успею. Как быть?"
  Ответ незамедлительно следовал: "Вам послали приговора по тройке на 326 человек по первой категории, приводите их в жизнь - вот вам некоторая разгрузка".
  Кульвец - начальнику УГБ УНКВД Малышеву: "Только сегодня 10 марта получил разрешение на 157 чел. Вырыли 4 ямы. Пришлось производить взрывные работы из-за вечной мерзлоты. Для предстоящей операции выделил 6 чел. Буду приводить в исполнение приговора сам. Доверять никому нельзя. Ввиду бездорожья, можно возить на маленьких 3-4 местных санях. Выбрал 6 саней. Сами будем стрелять, сами возить и прочее. Придется сделать 7-8 рейсов. Чрезвычайно много отнимет времени... Мое мнение, если вы с ним посчитаетесь, расстрелять сейчас. Чем дольше их держать, тем больше будет болеть голова. Положение у меня тяжелое. Забито все здание, все коридоры, занял столовую, здание милиции, склады.
  Прошу вас принципиально рассмотреть вопрос о лимите первой категории для Бодайбо. Меня оч. огорчило, что из двух партий в 260 чел. по первой категории идут только 157. Между тем изымается исключительная сволочь.
  Кроме того, прошу учесть, что в условиях Бодайбо, где большой контингент врагов, которым надо дать почувствовать силу соввласти, выделяемая вами норма первой категории - капля в море и не даст никаких результатов..."
  (10 марта 1938 г.).
  Кульвец рапортовал в Иркутск, похваляясь способностями и выучкой. Сообщал торжественно, как на параде, лично Малышеву: уже открыл в Бодайбо английскую линию (шпионаж), польскую (шпионаж), латышскую резидентуру, германскую разведку. Линии: финская, чехословацкая, японская - все шпионаж. Китайская: "По городу арестовал всех до единого! Ближайшие прииски тоже опустошил. Разгромлю всех китайцев в ближайшие дни". "Это - правильно!" - накладывал, любуясь рапортом, свою резолюцию старший майор госбезопасности Малышев. От поощрений Кульвец становился еще активнее. "Для полной коллекции не могу разыскать итальянца и француза..."
  Дальше рапортовали лично наркому внутренних дел Ежову: "Оперативная группа (Кульвеца - А.К.) изъяла и ликвидировала только по районам Иркутской области более 4.000 чел. к. р. (контрреволюционного - А.К.) элемента...".
  Но закатилась звезда Ежова. И под короткий сбой набранного хода, под минутный откат угодил бравый старлей госбезопасности. Арестовали его в командировке, в Киеве. Этапировали в Иркутск в вагонзаке...
  Четыре увесистых кирпича - сдавленные полувеком тома папиросной бумаги. Меж шелестящими листами сочится песчинками само время: два автографа Берии - черным карандашом, бланки приемной ВКП(б), куда арестованный стучался, моля о помиловании. Заключения психиатров: Кульвец умело симулирует сумасшествие. Доносы тюремных сексотов хранит трижды секретная папка с устрашающей пометкой: "Может быть вскрыта только военным прокурором и председателем военного трибунала войск НКВД". В ней, к примеру, "источник Сидоров" сообщал, что, объявив очередную голодовку, Кульвец ночью под одеялом поедает сухари...
  Вообще-то Кульвец не был наивным. Зная методы работы своих бывших коллег, он не сомневался в расстреле. Оттого не уставал требовать бумагу и карандаш. Если не давали, устраивал голодовки. И писал, писал...
  "Народному комиссару ВНУДЕЛ тов. Берия Л.П.
  Мой дорогой любимый народный комиссар! Заявляю еще раз, и с этим я умру, что работал я честно. Не гнушался вплоть до того, что по приговорам из Иркутска сам же приводил их в исполнение, и в неприспособленных районных условиях приходилось таскать их (видимо, расстрелянных, - из текста письма не ясно. - А.К.) на себе. Я приходил с операции весь обмазанный кровью. Но мое моральное угнетение я поднимал тем, что делал нужное и полезное дело..."
  Еще письмо. По штампу ОСЦК ВКП(б) поступило 25 сентября 1940 года:
  "Дорогой мой ЛЮБИМЫЙ отец тов. Сталин! Я сын старого рабочего, член ВКП(б), сам из рабочих, чекист, арестован органами моей ЛЮБИМОЙ Родины как враг народа. Предъявлено мне обвинение по 193-й ст. (17(б) - за перегибы в следствии. По этой статье меня обязаны расстрелять...
  Со свойственной мне большевистской страстью, не жалеючи своего здоровья, с полным сознанием, что я делаю нужное, полезное для Партии и Родины дело, я два эти года не покидал буквально стен НКВД, беспощадно громя врагов. В результате я полностью был морально удовлетворен... Даю клятву перед своей Родиной, так как плоть от плоти, кровь от крови являюсь верным сыном советской страны в том, что я честный человек и никогда не совершал поступки против своей партийной совести...".
  Судебное заседание началось 13 мая 1941 года. На следующий день зачитали приговор: подвергнуть... расстрелу.
  30 июня 1941 года (уже шла война. - А.К.) председатель Военной коллегии Верховного суда Союза ССР армвоенюрист Ульрих, не находя необходимости применения расстрела, заменил его на 10 лет лишения свободы. Еще через три года осужденный Кульвец вышел на свободу, и далее следы его теряются в общей неразберихе тех лет. Его почерк убийцы стал известен лишь теперь.
  * * *
  История киренского подвала имеет жуткое продолжение. Чтобы разрыть тайное захоронение работники КГБ нашли подходящих исполнителей. Помогла водка, она в таких делах и в тридцатые годы выручала.
  "Всего через две недели те, кто раскапывал захоронение, - рассказывал мне следователь райпрокуратуры С. Акинчиц, - распивали спиртные напитки в одной из квартир на первом этаже этого дома. И двое, в состоянии алкогольного опьянения, на фоне личных неприязненных отношений, убили третьего".
  Они стащили его в тот же подвал. И бросили в ту же яму, откуда поднимали жертв 1938 года...
  
  А Комаров,
  соб. корр. "Труда"
  г. Иркутск
  5 августа 1992 г.
  
  ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ МЕСТ РАССТРЕЛА
  В 1935 году на территории Мамы было 2(два)предприятия - 1.Мамское рудоуправление и 2.Воронцовский затон, ведавший водным транспортом. Деревни Воронцовки, где располагался Воронцовский затон, как мы знаем, на сегодня не существует.Как не существует и барж, на которых нкавэдэшники возили обреченных бодайбинцев на острова расстреливать.Имеется предположение, что таким островом является о.Каменный вблизи п.Мама напротив Черной Речки, так как один из бодайбинских нкавэдэшников в Бодайбо вроде бы проболтался, что людей стреляли на Черной Речке, а скорее всего на Каменном Острове вблизи п.Мама, так как есть информация,что еще в 1970-ых годах на Каменном Острове играли черепами... к тому же там стояла метка дьявола - фанерная звезда советская,то есть там точно хоронили,а вот кого - вопрос... для исследователей будущих поколений.
  Мамско-Чуйский район в то жуткое время считался Бодайбинским.
  Мама была т.н 4-ая зона.
  Такова страшная история Мамско-Чуйского района.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"