Цезарь Юлия: другие произведения.

Не фига себе, здравствуй!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


Не фига себе, здравствуй!

Ю. Косарь

   Действующие лица:
   Лена
   Юра, муж Лены
   Света, подруга, одноклассница Лены
   Сергей, одноклассник Лены
   Настя, дочь Юры и Лены, школьница 11 класса
   Тамара, знойная женщина
  
   Обычная квартира. Входят 2 женщины, одна - знойная, с большой грудью, Тамара, другая - худенькая, Лена, и мужчина в затемненных очках и сером костюме, Сергей. Сергею и Лене лет 40-45, Тамаре 30-35. Все трое по виду в легком алкогольном опьянении.
   Тамара. Я говорю ему: я - страстная, с пышной грудью. Ты понимаешь, говорю? Главное в человеке - грудь. И потому, говорю, я, наверное, достойна поклонения. Чем тебе не Венера Милосская? Чем тебе не Мария Магдалина?
   Лена. А я? Чем не Мария Магдалина?
   Тамара (критически осматривает Лену). Ничем.
   Лена. Че-его!?
   Тамара (примирительно). Мария. Однозначно. Но другая. Где у тебя удобства?
   Лена. Там.
   Тамара уходит.
   Сергей. Значит, вот как ты живешь.... (Осматривается.)
   Лена. Будем обсуждать интерьер?
   Сергей. Мне важно все, что касается тебя. (Берет игрушку Гжель. Шутливо.) И вот это вот имело удовольствие видеть тебя столько лет, а я нет.
   Лена. (Забирает игрушку. Ставит на место.) Подарок. От коллег.
   Сергей. (Берет ее за руки. Осматривает лицо, волосы.) Лена! Ты нисколько не изменилась!
   Лена. (Отнимает руки и отодвигается.) Разве? У меня есть зеркало и фотографии.
   Сергей. (Снова берет ее руки) Зачем ты так?
   Лена. Как?
   Сергей. Я не видел тебя столько лет, думал о тебе, представлял эту встречу....
   Лена. (Отнимает руки, но не отодвигается.) Что мешало зайти? Я никуда не переезжала.
   Сергей. Да, да, что тут говорить? Но я не наделся, что все еще что-то значу для тебя. Этот страх.... Представляешь, что... приближаешь лицо для поцелуя, а тебе вместо ответного - кулак. Это нас всех останавливает. Мы все трусы.
   Лена. Конечно, это оправдание. Какие могут быть счеты? Теперь мы встретились, и будем жить долго и счастливо, и умрем в один день!
   Сергей пытается обнять Лену. Входит Тамара. Сергей резко отодвигается от Лены.
   Тамар. Я все видела. Отвратительно! Шуры-муры за моей спиной. И это в то время, когда я, страстная женщина с пышной грудью, пребываю в раздельных удобствах в полном одиночестве. Надо выпить за это!
   Сергей. Лен, зачем ты притащила ее с собой?
   Тамара. Зачем ты притащила его с собой?
   Лена. Нам нужен же поклонник?
   Тамара. Поклонник? Нужен. Но не он. Он ничего не понимает в страстных с пышной грудью.
   Лена (смотрит на свою грудь). Ничего не понимает.
   Из боковой комнаты выходит девушка, Настя, лет 16.
   Настя. Мама? Что случилось?
   Лена. Случилось? Где?
   Настя. Кто эти люди?
   Лена. Соратники по прожиганию жизни!
   Тамара. Ха, девчонка! У тебя все впереди. Выпьем?
   Настя. Мама?
   Лена. Она не пьет. Зануда. Уходи. Ложись спать. И видь там сны. Вот и ответ: какие сны в том страшном сне приснятся, когда покров земного чувства снят.
   Тамара. Крепко сказано.
   Настя. Что тут происходит? У меня контрольная завтра.
   Лена. Пропусти.
   Настя. По литературе, между прочим.
   Лена. Тем более. Какая, нафиг, литература?! Иди в секретарши. Или замуж за дурака. Постарше и с баблом. Зис ис э реалити современного мира. Реалити-шоу. (Икает.)
   Тамара. Придешь на следующий урок и скажешь - в гробу я видала вашу классику. Она к жизни ни коим боком. Поняла?
   Настя. Мама!?
   Лена. Что?
   Настя (с нажимом). Завтра у меня контрольная по литературе, у Елены Петровны. А ты знаешь Елену Петровну. Она - очень строгий учитель. Не дает спуску ни себе, ни другим.
   Лена. Ну и дура. Дура твоя Елена Петровна! Презираю таких. Сами не живут и другим не дают. Ходячий набор дубовых правил. Позапрошлый век. Кому это надо вообще?
   Настя. Нам надо, подрастающему поколению. В этих условиях бесконтрольного морального хаоса нам нужно хотя бы подобие спасительно протянутой руки...
   Тамара (короткий смешок). Это что это? Что за чухню несет ребенок?
   Лена. Елена Петровна, наверное, научила.
   Настя (не обращая внимания на Тамару). Елена Петровна - не только наш учитель литературы, но и учитель жизни.
   Лена. Она?!! Что она знает о жизни? Ничего! Ничего не знает. Ничего не видит. И лезет учить. Если слепой поведет слепого...
   Настя. Не смей так говорить о Елене Петровне! Она - мой кумир.
   Лена. Она?! Твой?! Ха! Вот не знала!
   Настя. А что ты знаешь обо мне вообще?
   Лена. А что ты говоришь мне вообще?
   Настя. А что ты спрашиваешь вообще?
   Лена. Все спрашиваю вообще.
   Настя. Разве?
   Лена. Сообщать мне сейчас, в этой ситуации, что твой кумир - Елена Петровна, твоя учительница литературы, - это немного подло, тебе не кажется?
   Настя. Да? Вот Елена Петровна не сказала бы, что это подло. Она сказала бы, Настенька - молодец. Потому что Елена Петровна - женщина высоких моральных принципов, тонкий, все понимающий человек, знаток литературы, классики. И завтра у меня контрольная по ее предмету.
   Лена (Тамаре). Сдаться, что ли?
   Тамара. Русские не сдаются! (Насте.) Не мешай матери жить! И не сотвори себе кумиров. Особенно из училок литературы. Это я тебе говорю, как женщина опытная и неоднократно разочарованная в кумирах.
   Настя. То есть спать вы мне сегодня не дадите?
   Тамара. И не мечтай. А завтра... проспишь, да и все. Скажешь, будильник сломался, если пристанет. А лучше скажи: что тебе надо, карга ты старая? Ты же умеешь говорить крепко? По-русски?
   Настя. Ага. По-русски. Сами ей это скажите!
   Тамара. Твоя очередь, детка. Я этих училок литературы перевидала! Даром лучшие годы жизни потратила! Все они однообразные тупые старые девы. Потому что классику пытаются наложить на реальность. А не сходится. Никак! Вот у них крыша и едет. А с едущей крышей в реальности тяжелоооо.
   Настя. Мама?!
   Тамара. Хватит мяукать! Или ты веселишься с нами и признаешь, что грудь для женщины - это главное. Или идешь в свою комнату и завидуешь.
   Сергей подходит к Насте. Отводит в сторону. Заговорщицким тоном с ней разговаривает. В это время Лена и Тамара достают бутылки из пакета, еду из холодильника и начинают раскладывать на тарелки.
   Сергей. Настенька. Скоро я их разгоню. Прости, ради бога.
   Настя. Вы кто?
   Сергей. Сергей Сергеич. Одноклассник твоей мамы. Мы не виделись 20 с лишним лет.
   Настя. То есть... реально одноклассник?
   Сергей. Представляешь?
   Настя. И сегодня как бы случайно встретились?
   Сергей. Случайно. (Громко, чтобы женщины слышали.) Если бы мама не прихватила эту рыжую, все было бы нормально.
   Настя. Тоже одноклассница?
   Сергей. Нет. Подобрали ее в баре.
   Настя. Мама же не ходит в бары.
   Сергей. Сегодня вот зашла. Ты же знаешь, у нее беда.
   Настя. Беда. Точно. Она теперь сама себе беда. (Громко.) Мама! Тебе тоже завтра на работу.
   Лена. На работу? Завтра? Да ты что?
   Тамара. А где ты пашешь?
   Лена. На рудниках. Об этом ни гу-гу. За нас!
   Тамара и Лена пьют. Представляются друг другу.
   Лена. Елена, прекрассссная.
   Тамара. Тамара.
   Лена. Царица Грузии.
   Тамара. Точно! И если б ты этого отшила, мы подцепили бы парочку молоденьких.
   Лена. Хо-хо! У нас еще все впереди!
   Тамара и Лена начинают танцевать. Затемнение.
   Квартира Светы. Юра сидит за компьютером и тупо щелкает.
   Света. ...А эти ее закидоны! Говорит, лучше с балкона броситься, чем смотреть на все, что происходит кругом. Чего вдруг случилось? Да, в детстве тоже у нее было, вперед, на баррикады, разрушим мир, до основания, а затем.... Но потом-то устаканилось. Все как у всех. А теперь... Она одна у нас честность и принципиальность! Только она знает, что плохо, что хорошо, и непременно сообщит тебе об этом. Или надуется, как индюк и молчит. Кому это нужно, если страдает семья? Нет! Поделом ей. Поделом! Даже не думай волноваться!
   Юра. Я не волнуюсь, но... Может, мы не правы? Она этого не перенесет. Сломается.
   Света. Да, господи, боже мой! Увидишь, глазом не моргнет. Даже не заметит твоего отсутствия. Принесет работу на дом. И будет работать. Будет сидеть, тщательно выискивать ошибки. Чужие, заметь, ошибки. Зачем это? Ее ли это дело? Оставь все, как есть. Исправь свои. Пойми, что главное в жизни женщины - семья. Для нее же ничего, кроме работы, не существует.
   Юра. Но я ведь точно такой же.
   Света. Ты - мужчина.
   Юра. Позвони! Ты собиралась. Узнай, что и как.
   Света. Ну, Юра!
   Юра. Пожалуйста, прошу тебя!
   Света. А если она уже знает, что ты у меня?
   Юра. Откуда?
   Света. Откуда-нибудь.
   Юра. Значит, хреново. Бросишь трубку.
   Света. Она - моя лучшая подруга. С первого класса. Мне б не хотелось...
   Юра. Ты сама сказала - так будет лучше.
   Света. Сказала. И продолжаю так думать. Но для чего сейчас звонить?
   Юра. А вдруг она... (Хмыкает.) выбросилась с балкона? Она же не только тебе это говорит.
   Света. Да, боже мой, это ж оборот речи. Куча народа говорит: "Застрелюсь". Никто же не стреляется. Шутит просто.
   Юра. Все время так шутит, заметь.
   Света. Да ну тебя! Ничего с ней не сделается. Тупо сидит себе, и думает: "Ф-фу, избавилась от обузы". А если и жалеет, то лишь о том, что потеряла статус замужней женщины. У нас, в России, этот статус пока что еще что-то значит. До тебя же, как до человека, ей нет никакого дела. Поверь мне, ее лучшей подруге!
   Юра. Ты права. Что я, честное слово?! Так ей! Поделом.
   Света (смягчаясь). Я приготовлю что-нибудь пожрать? А потом мы обязательно позвоним и узнаем, не сиганула ли она с балкона.
   Юра. Пожрать - это хорошо. Но сначала позвони. И включи на громкую. Я хочу слышать ее голос, и убедиться, что ей плевать!
   Света. Ладно. Это правильно. (Звонит.)
   Звонок у Лены. Лена приглушает музыку. Берет телефон.
   Лена. Да? (Слушает, показывает Тамаре, чтобы та притихла, включает телефон на громкость. Дурачится.) Да. Так страдаю от одиночества. Ужасно! Думаю, не выброситься ли с балкона. (Беззвучно смеются с Тамарой.)
   Юра вскакивает, хочет отнять у Светы телефон, но та не дает.
   Лена. Не сплю ночами, пытаюсь работать. Думаю расслабиться, включаю телик, а там! Боже! Как будто специально нам этот ужас бытия. На тарелочке. Вместо заслуженной расслабухи после тяжелого трудового дня! Убийства! Войны! Я раньше не замечала. А теперь присмотрелась - ненавязчиво так внушают нам: жить невозможно в этом мире, поэтому сдохните быстрей, сдохните!
   Света. Может, тебе водочки купить?
   Лена. Неее! Я не пью. (Беззвучно смеются с Тамарой и беззвучно чокаются.)
   Света. В такой-то ситуации, пожалуй, можно. Нельзя же все время быть железным Феликсом.
   Лена. А что мне остается? Я ж - стойкий оловянный солдатик. Зайку бросила хозяйка, под дождем остался зайка. Но стоит себе на одной ноге в канаве и стоит. Стойкий оловянный зайка. Символ наших дней. (Показывает Тамаре, чтоб не лезла.)
   Света. Но ты сама, дорогуша, виновата. Надо было заботиться о мужике.
   Лена. Правда? А я не заботилась? Ух ты! А он? Он заботился обо мне? Зарабатывал кучу денег, чтобы я не горбатилась на рудниках? Окружал меня заботой и вниманием? Носил цветы и складывал к моим ногам? Пел песни под банджо у балкона? Или просто, вот просто, фиг с ним, с банджо, деньгами и цветами, подставлял мне плечо в трудную минуту? Ему же даже неинтересно было слушать, что там у меня на работе. Я ему - вот такая вот феерическая, можно сказать, фигня у меня на работе. Долбанная реформа, можно сказать. Намеренное разрушение всей нормальной, когда-то хорошо работающей системы. А он что? Не грузи, говорит, своих проблем полно.
   Юра закрывает уши. Но Света ему показывает, что надо слушать.
   Света. Во-о-от. Утилитарный подход к мужчине предполагает такой вот итог. Мужчина - тот же ребенок. Его надо кормить, поить, любить, хвалить! И не грузить тяжелым.
   Лена. Ты на моей стороне, или где? Подруга дорогая!
   Тамара хочет отобрать у Лены трубку, но та не дает.
   Света. На твоей, конечно! Но я объективно смотрю на вещи! Может быть, если б ты как надо относилась к мужу, он не ушел бы от тебя к другой? А их так много, этих других. Конкуренция! Понимаешь, женщина, которая долго живет одна, идет на любые уступки. Она согласна, чтобы муж просто лежал после работы на диване. Чтобы ничего не делал, а просто был.
   Лена. Ты мужа с котом не перепутала?
   Света. Она, наверняка, печет ему блины и пирожки. (Пододвигает Юре тарелку с пирогами.) И борщик новый каждый день.
   Лена. У-у! Философия глупой русской бабы. Национальное бедствие какое-то! И ты, моя любимая подруга, туда же. Когда мне борщик новый каждый день, если я на работе постоянно? И даже дома работаю. И... брось ты про пирожки! У него кризис послесреднего возраста. Ушел, наверное, к какой-нибудь соплюшке. И сам ей борщик каждый день. Нянчится, сюсюкает. Сю-сю-сю. Со мной такой номер не прошел бы! Что за манера вообще? Мужик и сю-сю-сю. Что это по Фрейду?
   Света. Фрейд-то тут при чем?
   Лена. Именно! Он не при чем! Фрейд - это не оно само, а фиговый листок, которым прикрывают оно само! Суть вещей. А суть в том, что мужчина - воин, женщина - добыча!
   Тамара расправляет грудь и одобряюще кивает Лене. Сергей удивленно взирает на Лену.
   Лена (говорит в трубку, но, заметив взгляд Сергея, распаляется). Воин, да! Захватчик! Активный член процесса производства... любви. (Вспоминает, что здесь Настя.) А ну-ка, спать! Иди, иди! (Настя уходит.) А Фрейд поверх этой картинки, так сказать, шедевра, изваяния природы, намалевал херню... Такую - сю-сю-сю. Знаешь, зачем?
   Света. Что тебя на философию-то потянуло?
   Лена. Я ж брошенная женщина. Что мне остается? Сижу себе тихонько в уголке и философствую. (Показывает Тамаре - наливай.) И думаю: собака Фрейд! С другой стороны, собака-то - не он. Верней, он - точно собака. Тьфу. Зарапортовалась.
   Света. Выпей молока. И спать ложись.
   Лена. Ага. (Пьет.) Тонкий собачий нюх голодного пса, которому надо было прокормить кучу сделанных им маленьких детишек, принес Фрейду точный социальный заказ.
   Света. Лен, хватит философии! (Юра показывает ей что-то жестами.) Погоди! (Зажимает трубку.)
   Юра (шепотом). Дай ей выговориться, в конце концов. А то, правда, с балкона!
   Света. Ладно, говори.
   Лена. Кто там у тебя?
   Света. Никто.
   Лена. Если не воин, гони его взашей.
   Тамара понимает, что быстро Лена не закончит говорить, начинает танцевать и изображать воина и жертву.
   Лена. Смотрю я какой-нибудь американский сериал. И вижу, просто вижу воочию этот социальный заказ. Постоянно баба к мужику сама пристает. Типа - трахаться давай. Быстро давай трахаться! Ну да, можно рассмотреть это как факт победившей эмансипации, факт социального равенства мужчины и женщины. А можно, как 25-й кадр: смотрите - вот как надо поступать. И знаешь, кто заказчик?
   Света. Только вот не надо мне теорию заговора тут развивать!
   Лена. Ладно. Зайдем с другой стороны. Что это - факт непрерывной женской активности, как не факт скрытой м-м, как бы это помягче, а, впрочем, что помягче-то, факт навязанной скрытой педерастии большинства мужского населения?
   Тамара ржет.
   Лена. Вот они говорят, что я к этим баклажанам должна с толерантностью. Почему это? Мужиков и так мало, а тут они, конкурентки мужеского пола. Я сознательно против них ничего не имею, ну такие вот родились, что теперь? Но физически просто в ужас прихожу, не могу ничего с собой поделать. И я должна такая, ой, как я рада, чтоки-чмоки, да заберите у нас этих мужиков, а мы уж как-нибудь между собой или электронным хреном обойдемся. Суки! Ладно, не о них сейчас. Философия современного мира такова, что мужику уже не надо захватывать добычу, потому что она сама к нему идет, нападает на него, и, типа, жри меня, жри меня давай быстрей. И он теряет инстинкт захватчика. А женщина? Она как будто тоже не в себе. Играет роль, ей не присущую. Это ж против природы же вообще. Ну, согласись! Ты видела, чтоб курица за петухом гонялась?
   Тамара, обрадовавшись новой идее, изображает курицу, пристает к Сергею. Тот отбивается.
   Света. Какой-то дурацкий разговор. Вон кошка задирает хвост, когда ей невтерпеж.
   Лена. Вот именно! Когда невтерпеж. А невтерпеж ей пару дней за месяц, а то за два, три месяца. И даже в эту пару дней кот к ней подбегает, а не она к нему. Подбежит к ней, а она, думаешь, типо, здравствуй, кот? Нет! Она ему лапой по мордасам. И бежать. А в остальное время так вообще...
   Света. К чему ты это?
   Лена. К тому! Мы живем в кривом каком-то мире. И знаешь для чего все это надо? Для чего раскручен Фрейд?
   Света (иронично). Масонский заговор?
   Лена. Наличие воинов предполагает постоянную ротацию. Имущества и власти. А тем, кто захватил сей мир, им этого не надо. Они слабы, подлы и злобны. И превратили мир в оплот унисекса. Нивелирование половых различий снимает напряженность. Только разность потенциалов превращает материю в энергию. Отсутствие же разности потенциалов ведет к стагнации. Спасибо Фрейду, женщины теперь каждый божий день изображают кошек в период похоти, чтобы мужчинам не было необходимости быть воинами. Такова реальность. Зачем голодным волком рыскать в поисках пищи, когда сиська все время под губой?
   Света. Во, блин!
   Лена. Все, пока. В тоске по миру и по отсутствию воинов, пойду, брошусь с балкона. (Бросает трубку.)
   Юра пытается вырвать трубку у Светы.
   Света. Все-все! Она отключилась.
   Юра. Я иду домой. Ты слышала, какую пургу она несла? У нее явно с головой не в порядке!
   Света. Юра, перестань!
   Юра выбегает. Света за ним.
   Тамара. Это кто был?
   Лена. Бывшая подруга.
   Тамара. Почему бывшая?
   Лена. Потому что теперь моя подруга - ты.
   Тамара. И это правильно.
   Лена и Тамара танцуют. Сергей набирается храбрости. Подходит к Лене. Изображает брутального мужчину. Пытается насильно ее поцеловать. Лена оказывает сопротивление.
   Лена. Томка, помогай!
   Тамара. Чем?
   Лена. Веревка на серванте. Вяжи его.
   Тамара. Круто!
   Тамара берет веревку. Сергей сопротивляется, но им удается связать его.
   Сергей. Но ты ж сама сказала...
   Лена находит полотенце и запихивает ему в рот как кляп.
   Тамара. Не. Он не похож на воина.
   Лена. Не-а. Не похож. А был когда-то.
   Тамара. Он? Был?
   Лена. Да. Юноша моей мечты. А теперь связанный, поверженный никто.
   Тамара. Ух ты!
   Лена. Так ему и надо.
   Тамара. Сам виноват.
   Лена. Да. Мы - Амазонки! Женщины без мужиков. Нам, в принципе, герои не нужны!
   Тамара. Мы - женщины с оружием в руках!
   Лена. Нет, это ж надо?! Услышать слова женщины, просто абстрактные слова, и тут же лезть исполнять! Сказала про воина, он тут же воином! А где ты раньше был? Где у тебя свои идеи? Которые ты бы сам придумал?! Нет идей? Тогда сиди в углу тихонько и молча поклоняйся. Молча!
   Тамара и Лена танцуют.
   Тамара. Давай его обыщем?
   Лена. Для чего?
   Тамара. Для полноты картины. Военные трофеи амазонок.
   Лена. Разве что военные.... Давай. Пропадать, так сразу.
   Тамара. Почему пропадать?
   Лена. Грабеж и насилие.
   Тамара. Он первый начал. У тебя свидетель есть.
   Лена. Ага.
   Тамара обыскивает Сергея. Тот мычит.
   Тамара. А, гад! Что-то хочет скрыть.
   Лена. Мы - не жена. Орать не будем, если что-то неприличное найдем!
   Тамара. Презерватив проколем, и все.
   Лена. Зачем?
   Тамара. Мы - Амазонки. Что хотим, то и делаем.
   Лена. Точно!
   Сергей мычит. Тамара вытаскивает много всего у него из карманов, складывает в кучу. Находит у него что-то типа золотого портсигара, показывает Лене. Хочет сунуть себе в карман.
   Лена. Не, не, это уж слишком. Ценный предмет.
   Тамара. Ценный? Думаешь, золотой? Ладно. Нафиг, так нафиг.
   Сергей мычит.
   Тамара распихивает все в беспорядке по его карманам.
   Тамара. Неси нож. Принесем его в жертву. Зевсу.
   Лена. Может, Афине?
   Тамара. Один хрен.
   Лена. Ага. (Достает самые большие ножи.) Этот - тебе.
   Наигранно приближаются к Сергею. Тот в ужасе.
   Тамара. Описался?
   Лена. Хорошо бы! Представляешь, Геракл описался. Какой пассаж! (Достает кляп изо рта.) Твое заключительное слово, лже-Геракл.
   Сергей (кричит.) Помогите!
   Лена засовывает ему обратно кляп. Выбегает Настя.
   Настя. Мама!? Что это?!
   Лена. Репетиция оркестра. Вот! Замри. Послушай музыку. У каждого есть тема. Я- тра-ля-ля. Как все задолбало. Надо что-то менять! Надо все менять! Какая это гексаграмма по книге перемен? Узнай и доложи. Тема Тамарки - как классно жить и круто все вокруг. И сиськи во все стороны топорщатся. Тут и без гексаграмм все ясно. Правильный выбор направления. И вдруг, явление героя. Вот этого вот, героя моей детской мечты! Вначале тема - воспоминания о любви, так тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля. Да-да, он мне нравился когда-то. Вот этот вот серый мыШ. Да что там? Я была влюблена. Какой парень! Веселый, спортивный. А сейчас? Прислушайся! Прислушайся к его арии. (Передразнивает Сергея.) "Помогите"! Это ария героя?! Немыслимый поворот сюжета! Диссонансный ход! Контрапункт! Драма! Трагедия! Шекспир! Чего же не хватает в этой оратории?
   Настя. Развяжи его немедленно!
   Лена. Да, развязки не хватает. Но! Не могу. Герой еще не прошел обряд инициации. Он показал, что хочет быть героем. Он будет им!
   Тамаре приходит смс. Она смотрит в телефон.
   Лен. Кто там тебе?
   Тамара. Поклонник. Зовет! Говорит, без моей груди все серо и уныло. (Колеблясь.) Может, пойти?
   Лена. Стоять! Еще чего! Бросить меня с этим вот?!
   Хватает Тамару, танцует с ней танго. Настя развязывает Сергея.
   Лена. Раз все мужчины - не мужчины, будем тоже.
   Тамара. Чо? Не, как-то я не по этому... Я не согласна.
   Лена. Нет? (Отталкивает Тамару.) Я тоже не согласна. Не согласна, не согласна, никому я не нужна. Где выход, воздух? Выход есть!
   Лена открывает балкон. Входят Юра и Света. Юра бросается к Лене, отталкивает ее от балкона.
   Лена. О! Еще один герой. Он спас ее, она в его объятья, упала, проведя в упадке жизнь.
   Тамара. О, боже, какой мужчина. Очаровательный незнакомец! (Закрывает ему рот рукой.) Уж он-то точно поймет, что главное в человеке - грудь. (Лене.) Отдай его мне, детка.
   Лена. Забирай!
   Тамара хватает Юру, ведет его в сторонку.
   Юра. Куда вы меня тащите, дама?
   Лена. Не сопротивляйся. Амазонки не любят сопротивления.
   Света. Что тут происходит вообще?
   Лена. А что тут происходит? Почему он здесь? Почему ты с ним? Позвонила, доложила, как я страдаю? Таки нет, не страдаю.
   Света. Я просто позвонила. А он сказал, что надо немедленно к тебе. Откуда у тебя этот сброд?
   Лена. Встретились в баре.
   Света. В баре? Ты?
   Лена. А что?
   Света. Странно.
   Лена. Что странного!? Да, я тоже хожу в бары.
   Света узнает Сергея.
   Света. Сереж, ты? Не фига себе! Здравствуй.
   Сергей. Привет! Ты откуда?
   Света. Пришла подругу спасать.
   Сергей. А! Круто. Прямо вечер встречи выпускников.
   На авансцене Тамара прижимает бюстом Юру к стене. Лена постоянно отвлекается от Светы с Сергеем и присматривается к Тамаре и Юре. Тамара и Юра говорят то тише, то громче.
   Тамара (громко). Ну, ты-то можешь оценить мою грудь? И подтвердишь, что я лучше Венеры Милосской.
   Юра (громко). Что вы от меня хотите, женщина?
   Тамара (громко). Любви и поклонения. (Тихо.) Ты что здесь?
   Юра (тихо). А ты?
   Тамара. Я первая спросила.
   Юра. Это мой дом.
   Тамара. Как?! Ниче се. Ты - ее муж?!
   Юра. Да. И что?
   Тамара. Смешно.
   Юра. Что смешного?
   Тамара. Все.
   Юра. Что ты тут делаешь?
   Тамара. Работаю.
   Юра. Работаешь? У меня дома?
   Тамара. Получается так.
   Юра. Над чем?
   Тамара. Над твоим делом. "Промышленный шпионаж в Оборонманевре."
   Юра. Ага. Ты работаешь над моим делом, а я не в курсе. Как так? Помнится, ты выполнила свою кратковременную задачу и ушла на другой проект. Я тебя назад не звал.
   Тамара. Сверху позвонили и сказали.
   Юра. Сказали что?
   Тамара. Проследить за агентом. Выяснить связи.
   Юра. Почему я не в курсе?
   Тамара. Не ко мне вопрос.
   Юра. Хорошо. Выясню. И почему ты работаешь у меня дома?
   Тамара. Потому что он здесь.
   Юра. Кто!?
   Тамара. Агент. И его связи здесь.
   Юра. Интере-е-есно.
   Тамара. И мне.
   Юра. Давай по порядку. Начни сначала. И поподробнее, плиииз.
   Тамара. ОК. Как бы сценарий был следующий. Мы знали время и место, где товарисч, что получил документы из Оборонманевра, должен был встретиться с другим агентом. И он встретился.
   Юра. Ну?
   Тамара. Агентом оказалась твоя жена.
   Юра. Ха. Тамара! (Слишком громко.) Ты лбом тюкнулась!?
   Тамара (Громко.) Тюкнулась лбом! Точно! Голова помутилась от любви. Не бойся, юноша, потрогай мою грудь.
   Юра (тихо). Слушай, достала со своей грудью!
   Тамара насильственно кладет его руку на грудь, чтобы было видно Лене.
   Юра (брезгливо). Бог мой, из чего она?
   Тамара. Кто?
   Юра. Твоя грудь.
   Тамара. Какая, нафиг, разница? Силикон, наверное. Что будем делать дальше?
   Юра. С чего ты взяла, что моя жена - агент!?
   Тамара. Она была в том месте, в то время и знала пароль. Она четко произнесла его.
   Юра. Бред!
   Тамара. Почему бред? Ты хорошо ее знаешь?
   Юра. Естественно! Она моя жена. Уже 20 лет.
   Тамара. Кем она работает?
   Юра. Учителем. В школе.
   Тамара. В школе?
   Юра. Да.
   Тамара. Мдя... Стой! Не в той, где учится Настя?
   Юра. Да.
   Тамара. Училка... хм... литературы?
   Юра. Да. А что?
   Тамара. Ха!
   Юра. Что?
   Тамара. Елена Петровна? (Тамара громко ржет.)
   Юра. Да.
   Тамара. Черт, этот пункт я не знала! Это очень смешно! Очень! Да. Облом. Елена Петровна, как она есть, не может проходить по делу Оборонманевра.
   Юра. Именно! Так почему ты здесь?
   Тамара. Потому что твоя жена (срываясь на громкость) знала пароль.
   Лена (прорывается, наконец, к ним). Какой, какой пароль?
   Тамара. Тс-с. Не шуми. Пароль - я хочу вас, женщина. Без этого пароля никуда!
   Лена. Все! Хватит! Отстань от этого козла.
   Тамара. Дай мне пару минут. Всего пару минут. Как подруга!
   Лена. Не дам.
   Тамара. Зануда ты вообще! Твой муж такой же импотент, как этот. (Показывает на Сергея.) Но мне нужна пара минут.
   Сергей. Оставь их. Не обращай внимания. (Отводит Лену в сторону.)
   Юра. И какой же был пароль?
   Тамара. "Сколько лет, сколько зим". Отзыв: "Не фига себе, здравствуй".
   Юра. Какой идиот это придумал?
   Тамара. Пароль, как пароль. Не хуже, не лучше других.
   Юра. Да этот текст кто угодно мог произнести!
   Тамара. Все может быть. Вот я и выясняю.
   Юра. А ты к ним как пристала?
   Тамара. Пристала, и все. Легенда с грудью проходит на ура. Не впервой. Особенно среди пьяни в пивбаре.
   Юра. Среди пьяни в пивбаре? Моя жена? (Громко.) Господи!
   Тамара (громко). А как вам мои губы? Скажите, что они прекрасны. И я дам вам их облизнуть!
   Юра (тихо). Я бы скорее поверил, что моя жена занимается шпионажем, (Постепенно срывается.) чем то, что ее можно встретить в пивбаре!
   Лена (подбегает к ним). Что ты сказал?
   Тамара. Тихо ты! Спугнешь.
   Лена. Что спугну?
   Тамара. Мгновение. Оно прекрасно. Никаких бывших мужей. Только любовь! Только настоящее.
   Юра. Боже мой, Лена, в каком ты состоянии?! Стыдно смотреть! Ты была в пивбаре?!
   Лена (Юре). Отвали! (Тамаре). Чертова баба! Дай пять. Выпьем с горя. На счастье.
   Юра. Лена, я ...
   Тамара. Неси быстро кружку.
   Лена отходит за кружкой. Там ее отвлекают Сергей со Светой, и она не возвращается.
   Юра. А что она говорит по него?
   Тамара. Что - одноклассник. Клеился к ней в школе. И сейчас клеился. Прямо у меня на глазах. У меня, женщины с большой грудью!
   Юра. Клеился, значит?! Сейчас выясним...
   Тамара. Стоять! Может, так надо по сценарию? Чтоб не вызывать подозрения. И одноклассник - тоже легенда.
   Юра. Одноклассник легко проверяется. Светка тоже Ленкина одноклассница.
   Тамара. Я не слышала, чтобы она его опознала.
   Юра. Я тоже не слышал.... Значит...
   Тамара. А я о чем?! Пойдем. Будем искать носитель с документами.
   Юра. Носитель с документами?
   Тамара. Я ж сказала. У агента должны быть документы. Он их должен был передать в баре.
   Юра. Передал?
   Тамара. Не успел. Он пошел в бар, там встретил твою жену, она сказала пароль. И тут я к ним пристала.
   Юра. Зачем?! Надо было брать с поличным, а не приставать!
   Тамара. Как приказали, так я и сделала!
   Юра. И документы остались у него?
   Тамара. Должны. Я его обыскивала. Но пока в шутку.
   Юра. Так что будем делать? Брать?
   Тамара. Да, но брать буду я. Без тебя.
   Юра. Почему это?
   Тамара. Это мое задание.
   Юра. Я главный в деле Оборонманевра.
   Тамара. Дело поручили мне. Может, потому что твоя жена уже была под подозрением?
   Юра. Замолчи, ты!
   Тамара. Ты замолчи! Ты только все портишь! Поэтому! Либо ты просто тупо сейчас же уходишь, либо слушаешь меня и стоишь в сторонке, а реплики подаешь в тему происходящего, но как будто вообще не в теме. Иначе я звоню наверх.
   Юра. Я сам позвоню. Позже. Что ты предлагаешь?
   Тамара. Пока просто отшучиваться, и ждать момента.
   Юра. Ладно.
   Они присоединяются к остальным.
   Тамара. Все! Этот мужчина меня больше не интересует! Елена прекрасссная, можешь забрать обоих!
   Юра (Сергею). Любезнейший. Эта дама сказала, что вы приставали к моей жене?
   Сергей. Мы знакомы с первого класса.
   Юра. Я, кажется, задал совсем другой вопрос!
   Сергей. Так я только начал отвечать.
   Юра. Странно, однако, что ты не можешь дать простого ответа на простой вопрос!
   Сергей. Странно, однако, что ты требуешь простого ответа на простой вопрос, придя к женщине, которую бросил, с другой женщиной. Спроси его, Лена, почему так происходит.
   Лена. Но это же Светка...
   Сергей. Именно. Светка, как ты дошла до жизни такой?
   Света. До какой?
   Юра. Не уходи от ответа, ты, как там тебя?!
   Сергей. Не тыкай. Разберемся. Так что, Светка? Почему ты увела мужа у одноклассницы?
   Лена. Нет, постой, постой, ты думаешь, что...!
   Света. Сереж, ты появился через 20 лет и сразу лезешь судить? Как это похоже на тебя.
   Сергей. А на тебя?!
   Юра. Ага. Таки вы одноклассники?
   Света и Сергей. Да.
   Юра. Ф-фу. Ну вот.
   Света. Что вот?
   Тамара. Это ни о чем не говорит.
   Юра. Еще как говорит! А много ли у вас было Сереж в классе?
   Света. Один.
   Юра. Ага!
   Лена. Да, милый! Думаешь, а не тот ли это герой моих детских фантазий? Тот! Тот! Именно! Ты правильно подумал. Это он! И появился очень вовремя, не правда ли?
   Юра. Это уж точно. Очень вовремя!
   Лена. Ты уходишь, он приходит. Логично до безобразия. Как судьба стучится в дверь! Татататам!
   Юра. Ах, вот даже как?
   Лена. А что тебя не устраивает?
   Юра. Все бы устраивало, но...Ты только посмотри на него, Лена.
   Лена. Смотрю. И что?
   Юра. Вот в это вот ты была влюблена?
   Лена. Да. И что? Да, он сер. Серый мыШ. И имя у него такое. Но ведь всякое бывает. Может, это защитная светомаскировка такая. Может, он иностранный шпион. Или агент.
   Юра. Чего?
   Лена. ЦРУ-ФСБ. Плевать, одна хрень. Потому он и серый, чтоб затаиться. Не привлекать внимание.
   Тамара и Юра переглядываются. Сергей смотрит на Лену неодобрительно.
   Лена. Не может же герой моего детского романа быть просто серым. Это было бы просто невыносимо обидно! А с другой стороны! Один такой тоже серый ходил-ходил с вещами за боссом, а теперь секс-символ страны. Ха-ха. Мелкий такой, серый, без шерсти на груди, а секс-символ. Потому что люди в сером захватили эту страну. Ур-ра, товарищи! А люди в черном до нее никак не доберутся, чтобы с ними разделаться. Вот и мой бывший возлюбленный - он только внешне серый. Я уверена. Или.. не уверена? Уверена! Он внешне серый. А так он крут, он - такой, как моя детская мечта. Он - человек-паук. Он пришел, чтобы спасти меня! Буду падать с балкона, он точно свою паутину выбросит.
   Юра. Лен, что ты несешь? Прислушайся, что ты несешь?
   Лена. Что я несу? Что?!
   Юра. Бред какой-то. Детский лепет какой-то.
   Лена. А право имею. Я брошенная женщина. Что хочу, то говорю. Ты что ли мне теперь указ? Я привела в дом другого мужчину. Человека-паука, героя. Могу я устроить, наконец, мою жизнь?
   Юра. Я ушел два дня назад!
   Лена. У-у, милый. За два дня брошенная женщина проживает целую жизнь. Она бьет зеркала, рвет фотографии и протыкает ножом любимое его кресло. Он ушел, понимаешь, а теперь с претензиями. И ведь, хорошо бы, я была как-то готова к этому уходу, хорошо бы, был хоть какой-то намек, что это может произойти, хорошо бы, на мне не висело в это время серьезное выступление на педсовете, которое тоже совершенно неожиданно мне подсунули. Так ведь нет, все одно к одному! Я просила тебя не доставать меня пару дней, всего пару дней. И что?!
   Юра. Что, что?! У меня тоже был большой напряг.
   Лена. У тебя все время напряг!
   Юра. И у тебя все время напряг!
   Лена. Тут был особенный напряг. Педсовет на носу. Его готовила Лидина. Она заболела.
   Юра. А ты при чем?
   Лена. Меня попросили.
   Юра. Почему тебя? Ты что, директор, завуч, завсклад, в конце концов? Ты никто, и звать тебя никак. Деньги они гребут, а работать тебе.
   Лена. Это мои слова!
   Юра. Видишь, а говоришь, что я тебя никогда не слушаю. Так что, зачем ты согласилась на напряг в те дни, когда и у меня был напряг?
   Лена. Меня попросили!
   Юра. А ты бы сказала - нет. Как тут ты нам с Настей говоришь - нет, и все. Твердо так, как отрезано. А ведь мы с Настей - главное в твоей жизни. Нам надо говорить - да. Всегда - да! А там, на работе - нет! Просто потому что они тебе - никто. И все. Так нет же! Все наоборот! Тут - нет, а там язык в задницу.
   Лена. Ничего не в задницу! Я говорю там, что думаю. Иногда.
   Юра. А что ж не всегда?
   Лена. Всегда никак не получается.
   Юра. То есть здесь можно всегда. А там только иногда, и то в воображении!
   Лена. Да. Там все время нельзя. Там деньги платят... И премии.
   Юра. Размышления дамы, торгующей своим всем!
   Лена. А что остается женщине, которую не обеспечивает муж, и ей приходится торговать своим всем? Стараюсь, поддерживаю наш бюджет, как могу. И вот, всего один раз у меня был полный завал, и я тебя попросила, и что? Вместо понимания и поддержки ты собрал вещи и ушел.
   Юра. А какие тексты ты произносила?
   Лена. А ты какие?
   Юра. Я говорил - надо записывать наши ссоры на диктофон, тогда любая третья сторона скажет, что ты первая начала.
   Лена. Зато твои реплики обиднее!
   Юра. Я остроумнее просто. А у тебя с чувством юмора швах!
   Лена. Твое глубокое заблуждение!
   Юра. Да что ты?! О чем я? С кем я?! Позволить судить о чувстве юмора человеку с отсутствием чувства юмора.
   Лена. Так юмористично звучало: "Любезнейший, вы приставали к моей жене!" Ничем, кроме словесного поноса, это твое чувства юмора остановить не могла.
   Юра. Когда на второй день отсутствия мужа жена приводит в дом любовника, тут уж не до юмора вообще!
   Лена. Ага. Слышу это от человека, что бросил меня и на второй день среди ночи является домой с моей лучшей подругой. Давай, я вас спрошу: Юра, ты что, ушел к Свете?
   Юра. Ну, понеслось!
   Лена. Света, он что, ушел к тебе?
   Света. Не собираюсь отвечать на глупые вопросы.
   Лена. А что вы приперлись-то вообще? Я - счастлива. Я живу, как хочу. Плюю на условности. Встретила, наконец, человека, которому я нравлюсь такая, какая есть. То есть, не такая, какой была всю жизнь, а какой мне следовало бы быть. Какой я была в детстве. Если бы мы все продолжали быть, как в детстве, разве мы позволили бы этот идиотизм?
   Света. Началось.
   Лена. Да, началось. Я жила не своей, какой-то тупой, скованной жизнью. Два шага налево, два шага направо, потому что так надо, так правильно, а в сторону - уже почти что расстрел. Я жила так и думала, что именно такая моя жизнь нужна моей семье, моей стране. Можно сказать, подвиг совершала, потому что так жить - это подвиг, блин. Это фиг знает что, блин. Ничего для себя. Ничего! Никакой радости.
   Юра. Именно! Никакой радости! А радостно, по-твоему, жить с женщиной, которой жить с тобой - никакой радости, а только подвиг?! А в последнее время это вообще чума! Я даже к семейному психологу ходил!
   Лена. Куда ты ходил?
   Юра. К семейному психологу.
   Лена. Зачем?!
   Юра. Потому что так жить нельзя!
   Лена. Охренеть! И даже мне ничего не сказал.
   Юра. С тобой невозможно было разговаривать в последнее время. С тобой вообще трудно разговаривать. А в последнее время, я думал, ты свихнулась вообще.
   Лена. Это ты свихнулся вообще. Рассказывать постороннему мужику, что там у тебя не так в штанах.
   Юра. Не у меня, а у тебя. И не в штанах, а в голове.
   Лена. Зашибись. И что он тебе посоветовал?
   Юра. Ролевые игры.
   Лена. Типа, я - горничная, а ты - дебил командировочный?
   Юра. Почему обязательно...? До игр пока не дошло. Я должен был прийти к нему с тобой. Но ты со своими педсоветами!..
   Лена. Я бы ни за что не пошла к семейному психологу.
   Юра. Вот и я так подумал.
   Лена. А что тут думать? Сидят такие тупые, сами по самое оно закомплексованные идиоты, и учат тебя жить. И чем они сами закомплексованнее, тем больше корчат из себя, что разбираются в чужих проблемах. Каждый судит по себе. И если его проблема совпадает с проблемой клиента, то еще ничего. А если не совпадает, то он все равно тебя от своей проблемы лечить будет. Потому что думает, что других проблем не существует. Каждый средненький человек судит по себе. У него мозгов не хватает оторваться от своего пупка и посмотреть на мир с другой точки. Ненавижу психологов. У нас есть в школе школьный психолог. Она даже вроде как дружит со мной. Но у меня постоянно в уме вопрос - в данный момент дружит она со мной или работает? Потому что ее работа - оценивать тебя, и ежели что, заорать иерихонской трубой: " Проблема! В школе проблема!"
   Юра. Лена. Но у тебя, действительно, в последнее время проблемы!
   Лена. У меня проблемы? А не у мира вокруг?
   Юра. Не можешь изменить мир вокруг, изменись сама.
   Лена. Вот! Это и есть проблема. На любое недовольство получи - сам дурак. Не было у меня проблем, Юра. Пока ты не решил, что они у меня есть, и не ушел. На текущем этапе ты - моя проблема.
   Юра. Я ушел, потому что решил, что надо же что-то делать с твоими проблемами!
   Лена. Молодец! Спасибо! Ушел, и скатертью дорога. А то и дальше пришлось бы тянуть эту серую дебильную жизнь-подвиг. Главное, оказывается в результате этой жизни-подвига, даже не то, что ты - не герой, а даже напротив, ты - занудная, вздорная стерва. Обалдеть! Ты всю жизнь все для других, а, оказывается, никому этого не надо! И решила я, все, хватит! Стану такой, как я была до встречи с тобой! Безответственной, веселой, пьющей. Такой, которую никто никогда не назовет занудной вздорной стервой! И как раз встретила человека, который думал обо мне всю жизнь. Да, Сережа? Это ведь что-нибудь да значит, правда?! Это правильно. Судьба иногда преподносит нам подарки. Живешь-живешь, не ждешь уже ничего, и вдруг бац! Подарок. Дед Мороз, елка. Тетки в возрасте ведь тоже ждут. Почему-то считается, что нам уже ничего не надо, потому что у нас морщины и целюллит. Какое? Какое отношение имеет целюллит к ожиданию чуда?! Но вот оно, пришло. Чудо! У меня теперь и подруга под стать! С основным достоинством женщины - знойной грудью. Вы двое мне больше не нужны. Можете идти и насладиться обществом друг друга.
   Света. Лен, но я-то тебе что сделала?
   Лена. А этот гиппертекст про пироги? Да! Я знаю, ты печешь пироги, а я не умею. Ну не умею вот, что ты будешь делать?! И борщ у тебя вкуснее! И что? Плевала я на это. Плевала, плевала!
   Света. Но это же так много значит - хорошо готовить. Мужчине нужно вкусно питаться. Тогда он думает, что он - любим.
   Света смотрит влюбленным взглядом на Юру. Юра отворачивается. Лена перехватывает Светин взгляд.
   Лена. Ага! Отнять чужое слаще, чем создать свое! Что-то твой Игорь сбежал, несмотря на пироги!
   Света. Это подло, Лен!..
   Лена. Ах, вот это вот подло!? А не то, что вы двое приперлись ко мне среди ночи?
   Света. Это же не то, что ты могла бы подумать.
   Лена. Да?
   Света. Да.
   Лена. Или нет?
   Света (с вызовом). Или нет!
   Юра. Света!
   Света. Что?
   Юра. Не смей!
   Лена. А ты посмей, посмей, подруга.
   Света. Да знаешь что?!...
   Лена. Что?
   Света. Да, он ушел ко мне. Я долго этого ждала. Я видела, что он тебе не нужен. Не нужен вообще. Хотя, что я? Он нужен тебе был, чтобы говорить мне, что у тебя есть муж, а у меня нет.
   Юра. Света!
   Лена. Когда я такое говорила?
   Света. Всегда, когда речь заходила о нем. Всегда. Не обязательно произносить определенный текст.
   Лена. Я должна была о нем вообще не говорить?
   Света. По крайней мере, не тыкать мне в лицо, что ты замужем, а я нет. Но не в этом даже дело.
   Лена. А в чем?
   Света. Ты всегда говорила о нем в таком тоне, такими словами, как будто он - ничтожество, которое ты терпишь.
   Лена. Да пошла ты!
   Юра. Света!
   Света. Но я-то видела, что это не так. Что он - не совершенство, нет, но мужик, о котором может мечтать любая. И надо же было достаться бабе, которая не может оценить. Не может просто в силу своей природной холодности. Которая воспринимает его, как мебель, как что-то должное, которое должно ей служить, а вот не служит в достаточной мере. Надо же, и как только смеет? А что ты для него сделала? Что?
   Лена. Охренеть.
   Света. Ты его кормила вкусно? Любила страстно? Выслушивала его рабочие проблемы? Что? Чем ты заслужила его?
   Лена. Ах, я должна была еще и заслуживать вот это вот?
   Света. Да ты послушай только, как ты говоришь - "это вот"! Он не нужен тебе, и я его забираю.
   Юра. Света?!
   Света. Да, забираю. Он - мой.
   Лена (очень тихо). Сказала бы раньше. Может, я бы и так отдала. А то так подло: приходить, дружить, поддакивать, а в это время лелеять план рейдерского захвата. (Кричит.) Сука! Сука ты! Сволочь! (Хочет напасть на Свету, но Света прячется за Юру.)
   Тамара. Ненавижу семейные сцены. Так тупо.
   Лена. Ну и вали отсюда. Вали! Достала!
   Тамара. Я!?
   Лена. Да! И ты тоже. Тоже мне заявки: "я - Мария Магдалина, а ты - нет". Мне что, не обидно? Может, я тоже хочу быть Марией Магдалиной. И что, что грудью не вышла?!
   Настя. Мама!
   Лена. Настя, ты еще здесь?! Господи! Спать! Сейчас же! А то Елена Петровна тебе завтра покажет!
   Настя делает вид, что уходит.
   Лена. И вы все убирайтесь! Убирайтесь! Надоело все! Надоело! (Машинально идет к балкону.)
   Юра. Хорошо-хорошо. Стой! Замри на месте! Сейчас уйдем. (Оттесняет Лену от балкона, сажает за стол, дает ей воды, кивает Тамаре. Та кивает в ответ.) Слушай меня внимательно и не перебивай. Извини. Но нам придется уйти чуть позже.
   Лена. Почему это?
   Юра. У нас тут дело.
   Тамара. Да. Извини, малышка, не думала, что моя грудь приведет тебя в такое уныние.
   Юра достает пистолет, загораживает входную дверь.
   Юра. Лен, только пойми меня правильно! Я, конечно же, не поверил, что ты завязана. Но мой долг - проверить, понимаешь?
   Тамара (показывает Юре - ты что, блин, перехватываешь инииативу?)
   Лена. Нет. Не понимаю. ... И тошнит еще. Как хреново. Зачем я столько пила? Пожалуйста, уйдите все. Убирайся к своей новой. И ты, новая, убирайся, и больше никогда!
   Юра. Тс-с. Ты должна выслушать меня. Это очень важно.
   Лена. Что важно? Уже ничего не важно! Ничего! Уходишь к ней? Уходи. Ладно бы нашел молодую, красивую, бывает. Не так обидно. Хотя...
   Юра. Да можешь ты на время забыть про это?!
   Лена. С чего бы?
   Юра. С того, что то, что я сейчас скажу, очень важно! Возможно, раз он - реально твой одноклассник, то все, и пароль, и отзыв были случайными. Да, я могу в это поверить. Но мне нужны доказательства.
   Лена. Какие доказательства? Ничего не понимаю.
   Юра. Ты сказала этому серенькому - сколько лет, сколько зим? А он тебе - ни фига себе, здравствуй?
   Лена. Я сказала?
   Юра. Да. Ты сказала ему эти слова?
   Лена. Да при чем тут?
   Юра. Сказала или нет!? Трудно ответить что ли?
   Лена (Сергею). Я сказала?
   Сергей пожимает плечами.
   Юра. Да! Ты сказала ему эти слова.
   Лена. Вот пристал!
   Юра. Я знаю, что сказала.
   Лена. С чего ты взял?
   Юра. За вами следил наш агент.
   Лена. Агент? (Смеется.) Ты что, приставил ко мне частного сыщика?
   Юра. Федеральный агент!
   Лена. Ты приставил ко мне федерального агента? Ого!
   Юра. Да не приставлял я к тебе никого!
   Лена. Ничего тогда не понимаю.
   Света. Я тоже ничего не понимаю. Юра, что это?
   Лена. Именно! Что?
   Сергей. Кажется, твой муж решил поиграть в шпионов. Оригинальная семейная сцена. Я тут, похоже, лишний. (Делает попытку уйти.)
   Юра. Стоять! Лена, так постарайся вспомнить, ты сказала эти слова!?
   Лена. Может, и сказала. Я не помню.
   Юра. Вспомни. Сказала?!
   Лена. А если бы ты увидел человека 25 лет спустя, что бы ты сказал на моем месте?
   Юра. Вот! И место. Ты встретилась с ним именно в том, условном месте. Сказала условленные слова - пароль. Это не может быть просто так! И слова и место!
   Лена. Да какое? Какое место-то?
   Юра. В баре на углу Ракитской, напротив музыкалки.
   Лена. Да, я там была.
   Юра. И встретилась там с ним?
   Лена. Встретилась.
   Юра. И сказала ему пароль: "Сколько лет, сколько зим".
   Лена. А что я должна была сказать?
   Юра. А он ответил: " Не фига себе, здравствуй".
   Лена. А ты бы что сказал на его месте?
   Юра. Это - пароль. Для встречи двух агентов. Крупный государственный военный шпионаж. Скажи мне точно, что ты здесь не при чем!
   Лена. П-фу... (Смеется.) Ну, это тупо!
   Сергей. До чего только не доводит ревность...
   Юра. Заткнись. Где документы?
   Сергей. Документы?
   Юра. За тобой следили от передачи носителя с документами до встречи с агентом.
   Сергей. Кто следил?
   Юра. Она. (Указывает на Тамару.)
   Сергей. Ага!
   Юра. Отличный коп.
   Лена. Пс-с. (Смеется.) Вроде я ничего такого не курила.
   Тамара. Извини! Вот так вот рушатся идеалы. Да, я - не та разбитная баба, которую ты хотела в подруги. Но такие в природе существуют. Точно! Я ж не на ровном месте изображаю. При желании найдешь, в тюрьме таких полно.
   Лена. В тюрьме?
   Тамара. И грудь моя, черт, как она мне надоела, жарко!
   Тамара вытаскивает накладную грудь, достает из нее небольшой пистолет и бросает грудь на пол.
   Тамара ( приставляет пистолет к виску Сергея). Говори, сволочь, где документы?!
   Сергей ( поднимает руки вверх). Стоп-стоп-стоп. Спокойно. Ты же меня обыскивала, леди. Разве там были документы?
   Лена. Юра?! Во что ты вляпался?
   Юра. Ни во что. Это моя работа.
   Лена. Ты же говорил, что сидишь, перебираешь бумаги.
   Юра. Девяносто пять процентов времени я так и делаю. Я - хороший парень на государственной работе, в отличие от этого твоего... Серого. Очень точно ты его раскусила. Серость - маскировка. Позволь представить: крупный международный шпион. Ворует все. Почти все. Почти Джеймс. Почти Бонд.
   Лена. Ага.
   Сергей. Смешно!
   Лена. Правда?
   Сергей. Что правда?
   Лена. Что ты - Бонд? М-м-м... (Обнимает его за шею, почти целует.)
   Юра. Лена! Отойди от него!
   Лена. От Бонда? Ни-ко-гда!
   Юра. Да какой он Бонд?! Хиленький такой Бондишко. Прокалывается на мелочах. Так что можешь не смотреть на него, как влюбленная дура.
   Лена. А вот буду. (Сергею.) Так ты - Бонд или ты - не Бонд?
   Сергей. Не Бонд. Не бери в голову. Я не знаю, что изображает твой муж. Крупный международный шпион! Сейчас совершенно не надо быть крупным международным шпионом, чтобы что-то украсть в России. Даешь денег, и тебе все в клюве приносят.
   Лена. Значит, ты этим занимаешься?
   Сергей. Нет.
   Лена. Откуда знаешь тогда?
   Сергей. Интернет читаю.
   Лена. Жаль.
   Сергей. Что?
   Лена. Что ты - не Бонд. Теткам так нравятся плохие крутые парни. (Вздыхает.)
   Сергей. Определенно.
   Лена. Обидно. Как было б круто! Живешь себе, живешь, кругом серость, серость, серость. И вдруг! Бывший муж - Джеймс, бывший возлюбленный - Бонд. Не зря прожила жизнь! Не зряа-а! Хотя... Сереж, если подумать, вот эта твоя работа, это ж родину продавать.
   Сергей. Не моя это работа.
   Тамара. Продажа родины, детка, - основа нашей национальной рыночной экономики. С продаж родины рынок начался, продажей родины продолжается. Потому что продавать у нас больше нечего.
   Юра. Тамара, ты при ней-то не шути. Она же все всерьез воспринимает.
   Лена. Гадость какая! Боже мой, какая гадость. Ненавижу эту страну. Когда-то, в далеком детстве, это была моя страна, я так гордилась, что живу в ней. А сейчас... Если остановиться и посмотреть на все вокруг трезвым взглядом, то...
   Юра. Лена!
   Лена. Что?
   Юра. Заткнись. Твой взгляд пока что совершенно нетрезвый. (Тамаре.) Пристегни его, обыщи.
   Юра бросает Тамаре наручники.
   Света. Да что тут происходит-то вообще?
   Юра. Света, сейчас лучше ничего не говорить.
   Света. Но это возмутительно.
   Юра. Замолчи, я тебе говорю. Пожалуйста.
   Света. Ах, вот как ты заговорил?
   Юра. Заткнись, честное слово! (Наводит на нее пистолет.)
   Света. Я заткнись? Я?!
   Тамара подходит и ударяет пистолетом Свету.
   Юра. Ты что?!
   Тамара. Не люблю... бывших лучших подруг.
   Юра. Превышаешь полномочия!
   Тамара. Хорошо. Больше не буду.
   Защелкивает наручники на Сергее.
   Лена. Но он же сказал, что он не при чем! Мы все не при чем, Юра!
   Юра. Он - при чем!
   Лена. (Тамаре про Свету). Это у тебя такая работа? Случайных людей пистолетами?
   Тамара. Еще надо проверить, случайно ли она здесь оказалась. Может, она-то и есть Бонд.
   Света. Я?
   Тамара. Хочешь еще?
   Света замолкает и тихо садится в сторонку.
   Лена. Юра, твоя сообщница, пардон, напарница, очень странная женщина. Она ошиблась во мне. Значит, могла ошибиться и в нем.
   Юра. В нем она не ошиблась. Все точно.
   Тамара. А с ней вот пока что не точно.
   Юра. С ней - точно!
   Тамара. Но больше ни один урод не подошел к нему и не сказал пароль.
   Юра. Увидел, что он не один, и не подошел.
   Тамара уже вытащила у него из карманов все, что можно.
   Юра. А портфель у него был?
   Тамара. Портфеля не было.
   Лена. Был портсигар.
   Тамара. Портсигар? Не помню.
   Лена. Как не помнишь?! Я тебе еще сказала, что вещь ценная. И надо положить ее на место.
   Тамара. А. Да, был портсигар. Портсигара нет.
   Тамара еще обыскивает его.
   Тамара. Портсигара нет. (Лене.) Давай-ка, детка, я и тебя потом обыщу. Может, ты его себе захапала уже.
   Лена. Юра?
   Юра. Пусть обыщет. Тебе же нечего скрывать?
   Лена. Нечего. Но это унизительно. Почему меня в моем доме должны обыскивать?
   Тамара. Ты под подозрением.
   Юра. Ты не под подозрением. Но надо снять этот вопрос, в конце концов! И все.
   Лена. У меня нет портсигара. Это она его обыскивала. Значит, портсигар у нее.
   Юра. Тамара?
   Тамара. Что?
   Юра. Где портсигар?
   Тамара. Ищу. Не знаю, куда он его перепрятал.
   Сергей. Он у нее, точно.
   Тамара. Заткнись!
   Юра. Тамара?
   Тамара. Что Тамара? (Бьет Сергея, у того появляется кровь на лице.) Говори, сука, где портсигар.
   Лена. Юра? Что? Что это?
   Юра. Успокойся. Тебя это не касается.
   Лена. В моем доме?
   Юра. Не надо было приводить в дом чужих.
   Лена. Нет, надо было сидеть и страдать от того, что ты ушел к моей лучшей подруге.
   Юра. Да не было этого!
   Лена. Что ты отпираешься, когда она уже все сказала?
   Света. Вот именно, что ты отпираешься? И правильно сделал, что ушел ко мне.
   Тамара и Юра. Молчать!
   Сергей. Зря ты думаешь, что она работает на тебя, мужик. Ты ведь даже не знал, что она продолжает заниматься этим делом. Позвони, наконец, начальству.
   Тамара. Заткнись!
   Юра (Тамаре). Тамара! О чем он? Давай я тебя обыщу, и дело с концом.
   Тамара. С чего бы это?
   Юра. Чтобы закрыть этот вопрос с обыском.
   Тамара. Или давай я тебя.
   Юра. Меня тут не было, когда производился обыск. (Приближается к Тамаре.)
   Тамара. Ты что, мне не доверяешь?
   Юра. Может, ты мне лапшу вешаешь? Я только не пойму, для чего. Я руковожу операцией.
   Тамара. Этой операцией руковожу я!
   Тамара резко отходит от него, приближается к Лене, приставляет пистолет к ее виску.
   Тамара. Стоять!
   Юра. Не понял?
   Сергей. Что тут непонятного? Девушка работает не на тебя.
   Тамара (Юре.) Бросай свой пистолет. Медленно. А то прострелю ее литературную башку.
   Юра бросает пистолет. Тамара подбирает.
   Тамара. (Лене.) Где веревка?
   Лена показывает пальцем.
   Тамара (Свете.) Возьми веревку и вяжи своего возлюбленного.
   Света. Еще чего!
   Тамара. Что я сказала?!
   Света (уже не так грубо). Веревка порезана.
   Тамара (Лене.) Почему веревка порезана?
   Лена. Настя его развязывала, разрезала веревку.
   Тамара. Тогда скотч. Живо говори, где скотч? Говори быстро!
   Лена. А полы не помыть!?
   Тамара. Жизнь надоела, курица?
   Лена (срывается). Жизнь!? Это жизнь? Где она? Ау! Я на яхте и ветер странствий мне в лицо? Я на балу, и десять красивых юношей спорят о том, с кем я станцую? Я в Африке и спасаю от смерти больных детей? Я лечу в просторах космоса? Или я мадам Помпадур и от меня зависит, кому жить, кому умереть? Я каждый день хожу в школу для дебилов, потому что детей не дебилов теперь почти нет в природе. Их намеренно всех дебилизировали. Это пакмены, шарики с круглым ртом, который у них все время открыт, как бы демонстрируя: пихайте в нас, пихайте, мы этого достойны, нам это по телевизору сказали. Ответной услуги ждете? Вот еще! Ущемление наших прав и свобод. И хочется сбежать от этой дебилиады, да некуда. Потому что этой стране никто не нужен кроме покемонов. Их на работу берут везде. Своя своих опознаша. А ты мимо, нет тебе места в этой жизни, не вписываешься в современное пространство, ты должен вымереть со своими допотопными представлениями о добре и порядочности. И муж еще к однокласснице ушел. Охренеть! И ты меня спрашиваешь: жизнь надоела? Ха!
   Тамара (ударяет ее по щеке). Заткнись уже! Истеричка! Где скотч?
   Юра. Не смей ее трогать!
   Тамара показывает на пистолет у Лениного виска.
   Тамара. Двинься с места, и ей конец. (Лене.) Говори, где скотч.
   Лена. Нет.
   Тамара. Тогда я пульну по дочурке. Поняла, ты, Елена Петровна, кумир школьниц?! И быстро! Представляешь ее мозги на обоях? (Наводит пистолет на Настю.)
   Лена. Настя! Я же сказала: иди в свою комнату! Дочь! Почему ты не слушаешь меня?! Никогда не слушаешь меня!
   Настя. Мама!
   Тамара. Хватит выть! Дом тупых истеричек!
   Лена. Юра!
   Юра. Скотч там, во втором ящике. Свет, давай быстро свяжи меня. Лена, закрой рот, и все устаканится.
   Света скручивает скотч на Юриных руках и ногах.
   Тамара (Лене). Теперь ты их. А то выстрелю в девочку. (Показывает на Свету и Настю.)
   Лена скручивает скотч на Светиных и Настиных руках и ногах.
   Лена. Но я ничего, ничего не понимаю.
   Юра. Пить надо меньше!
   Лена. Куда меньше-то? Первый раз за 20 лет.
   Юра. Но абсолютно не вовремя!
   Лена. Ты привел в дом эту... эту... свою сотрудницу!
   Юра. Я привел? Кто привел ее в дом?
   Лена. Я! Но сотрудница она твоя!
   Юра. Но привела-то ее ты!
   Лена. Ну да, что бы ни случилось, всегда я виновата!
   Юра. Нет, это я всегда виноват!
   Лена. Нет, я виновата!
   Юра. Нет, я виноват!
   Тамара. Молчать, уроды! (Стреляет в воздух.)
   Юра. Ты что, охренела?
   Сергей. Соседи ж полицию вызовут! Развяжи меня, и линяем отсюда.
   Тамара. Где носитель?
   Сергей. Ты взяла портсигар.
   Тамара. Я назад положила.
   Сергей. Ты сделала вид, что назад положила, для Лены, а сама взяла.
   Тамара. Нет же, говорю тебе, я не брала.
   Сергей. Что тогда не дала себя обыскать?
   Тамара. Не твое дело!
   Сергей. Мое дело - выпутаться из этой истории. А ты мне мешаешь.
   Тамара. Ах, это я тебе мешаю?! Где он, спрашиваю?! Где?! Где носитель?!
   Бьет Сергея. Его лицо еще сильнее покрывается кровью. Лена вскрикивает.
   Тамара. Молчать!
   Все молчат.
   Сергей (как можно спокойнее). Развяжи меня, и идем отсюда.
   Тамара. Щаззз. Я без носителя не уйду.
   Сергей. Значит, уйдешь с ментами. Какого черта ты стреляла?
   Тамара. Да я от этой семейки уже в полной истерике. Совершаю неадекватные поступки. Как они живут-то друг с другом двадцать лет, когда я за полчаса в их атмосфере офонарела?
   Лена хочет что-то сказать.
   Тамара. Еще слово, и я снесу полголовы твоей девочке.
   Юра. Лена, лучше молчи.
   Тамара. Тебя это тоже касается. Будешь бросать реплики, только если я разрешу, и то только по поводу работы. Поднимаешь руку, как в первом классе и ждешь разрешения.
   Юра поднимает заскотченные руки.
   Тамара. Говори.
   Юра. На кого работаешь?
   Тамара. Тебя ебет?
   Юра. Я руковожу проектом.
   Тамара. Накрылся твой проект. Работать разучились. И эти тоже. (Показывает на Сергея.) Погореть из-за дебильного пароля.
   Юра. Ты работаешь на тех же ребят, что и он?
   Тамара. Фи.
   Юра. Так на кого?
   Тамара. Тебе все пароли и явки сдать? А потом зачищать тут все? Этого ты хочешь?
   Юра. Нет.
   Лена. Что такое зачистить?
   Тамара бьет Лену.
   Тамара. Молчи, я сказала.
   Лена в ужасе поднимает дрожащую руку.
   Тамара. Нет, детка, твой голос закомплексованной дуры я больше слышать не желаю. Зачистить - это всех пострелять.
   Лена. Что?! Юра!
   Тамара. Впрочем, я тут подумала, зачищать в любом случае придется.
   Юра поднимает руку.
   Тамара. Валяй.
   Юра. Пожалуйста, не пугай мою семью. Лена, она шутит, никого зачищать она не собирается.
   Тамара. Хорошо, пугать не буду, не скажу больше ни слова. Просто неожиданно всех постреляю, как только носитель найду.
   Настя. Мама!?
   Тамара поворачивается к Насте, Юра показывает Насте, чтобы она не произносила ни слова.
   Юра. Она шутит. Настя, не волнуйся.
   Тамара. Ни капли.
   Юра. Шутит.
   Тамара. Надейся.
   Сергей. И меня постреляешь?
   Тамара. Не, тебя ментам на закуску оставлю. Пусть порадуются. Где носитель?
   Сергей. Сказал же, не знаю, сам в шоке.
   Тамара. Ладно, придется все тут последовательно обыскивать.
   Тамара начинает обыскивать Сергея.
   Сергей. Меня? Опять? В сто пятый раз?
   Тамара. Надо будет, и в двести пятый обыщу.
   Сергей. Это сексуальное домогательство.
   Тамара. И не мечтай, серый! Заткнись! А то и тебя постреляю. Последним.
   Юра. Откуда берутся такие паскуды?
   Тамара. Откуда вы, такие уроды, беретесь? Зачем, вот скажи, зачем оставлять вас в живых? Чтобы вы могли продолжать эту тупую, безрадостную, однообразную жизнь? Жизнь-подвиг, хм.
   Юра. Нас вполне устраивает.
   Тамара. Да? Что ж твоя долбанутая жена не довольна?
   Юра. Она недовольна тем, что я ушел, а она меня любит.
   Тамара. Что-то я не слышала ни одного слова про любовь в ее выступлениях.
   Юра. Она устала. Скоро каникулы. Отдохнет. И будет любить меня, как прежде.
   Тамара. Что ж ты ее бросил, если такой умный и все понимаешь?
   Юра. Кто тебе сказал, что бросил?
   Тамара. Опа-на. А из-за чего весь сыр-бор?
   Тамара начинает обыскивать Юру.
   Тамара. Давай поднимай руки, вьюноша, и без резких движений.
   Юра. Бессмысленные действия.
   Тамара. Вся твоя жизнь бессмысленна. Так что? Отчего ушел?
   Юра. Хотел показать ей, каково без меня. Решил, что, если уйду, она одумается, позвонит, скажет, прости, милый, я была не права.
   Тамара. Позвонила?
   Юра. Нет.
   Тамара (Лене). Почему не позвонила?
   Лена. Не знала, что можно позвонить.
   Тамара. Идиотка. Не нужен ты ей.
   Юра. Еще как нужен. Она без меня не может. Правда, Ленка?
   Лена отворачивается со слезами на глазах.
   Юра. Мы будем жить вместе долго и счастливо.
   Тамара. И умрете в один день... Сегодня.
   Юра. Что ж ты пугаешь, зараза, жену мою и ребенка моего?!
   Тамара подходит к Лене обыскивать.
   Тамара. Руки! Жена его.
   Тамара обыскивает Лену. Та неожиданно пытается выхватить пистолет, но Тамара сильнее. Она бьет Лену, связывает скотчем ее руки и ноги. И тут же стреляет по ноге Насти. Красное кровавое пятно проявляется на Настиных брюках. Настя падает набок на пол. Лена начинает кричать. Тамара залепляет ей и Юре рот скотчем. Все в шоке. Лена пытается ползти к Насте. Тогда Тамара приматывает ее скотчем к батарее, Юру к кровати. Света чуть поскуливает в углу. Тамара подходит к ней.
   Тамара. Сказала: не рыпаться! Заткнуться и не шевелиться.
   Света умолкает.
   Сергей. Ты сдурела совсем?
   Тамара. Я обещала оставить тебя в живых?
   Сергей. Обещала.
   Тамара. Погорячилась.
   Тамара обыскивает Настю, переворачивая, отчего пятно расплывается еще больше.
   Тамара. И у этой нет. Где ж оно? Ты что, проглотил?
   Сергей. Портсигар?
   Тамара. Кто вас, Бондов, знает?
   Сергей. Очень юмористично. Убить девчонку на глазах у родителей, и потом слегка пошутить. Животное!
   Тамара стреляет по ноге Сергея. Пятно крови расплывается.
   Сергей. У-у.
   Тамара. Ну, давай, пока я ищу, расскажи, что у вас было-то с ней в школьные годы? Нам с Юрой интересно послушать. Правда, Юра?
   Сергей. Тебя не касается.
   Тамара. Прострелить вторую ногу? (Наводит пистолет.)
   Сергей. Нет.
   Тамара. Рассказывай тогда!
   Сергей. Сейчас. Посмотри только, дышит ли Настя.
   Тамара. И не мечтай. Я стреляю надежно.
   Сергей. Какой был смысл стрелять в ребенка?
   Тамара. Никакого. Они меня достали. Я достала их. (Подходит к Лене.) Да ладно, ладно, а то поседеешь еще. Рана легкая, по касательной. Испугалась просто, в обморок упала. Когда найду документы, вызовешь скорую. Но я не найду быстро, если ты не поможешь. И от легкой раны можно истечь кровью. Если я освобожу тебе рот, ты поможешь мне? Скажешь, где документы?
   Лена кивает. Тамара разлепляет ей рот.
   Лена. Помоги ей, вызови скорую!!! Пожалуйста.
   Тамара. Где документы?
   Лена. Я не знаю, помоги ей, пожалуйста!
   Тамара залепляет Лене рот.
   Тамара. Так. Никто не хочет помочь ребенку получить своевременную помощь. Что ж, сами виноваты. (Сергею.) А ты рассказывай пока.
   Сергей. Ничего я рассказывать не буду.
   Тамара. Тогда я не буду искать, пока не расскажешь, и девочка умрет.
   Сергей. Что ты хочешь узнать?
   Тамара. Все. Где это у вас было, когда и как?
   Сергей. Ты что, действительно, хочешь это знать?
   Тамара. Хочу. Да. А как ты думал?
   Сергей. Прямо таки хочешь-прихочешь?
   Тамара. Не виляй уже! Давай. Очень интересно будет послушать, что у тебя с ней было и как.
   Сергей. Извращенка.
   Тамара. Да. И убийца. Выстрелю сейчас. Так как?
   Сергей (патетично). Так, как у тебя никогда ни с кем не было.
   Тамара. Интересное предположение. А ты знаешь, как у меня и с кем?
   Сергей. Знаю!
   Тамара. Правда?
   Сергей. Разве стала б ты такой... сукой, если бы кто-нибудь когда-нибудь любил тебя так, как я ее?
   Тамара. О! А если б меня кто-нибудь когда-нибудь любил так, как ты ее, то я стала бы училкой русского, примером для детей и юношества, для которой поухаживать за мужем - это подвиг. Ходить на работу - это подвиг. И никакой радости в жизни.
   Сергей. А у тебя-то какая радость в жизни?
   Тамара (водит пистолетом по частям его тела). О! Ты-то знаешь! Ты ж наш человек. Никакие "я на яхте и ветер странствий мне в лицо", или я на балу с красивыми юношами или что-то там про Африку и больных детей, а уж тем более, "я - мадам Помпадур", не дадут такого ощущения полноты жизни, как хождение по краю.
   Сергей. Не все это любят.
   Тамара. Не все знают, насколько это захватывающе. Дамочка вон чуть-чуть, самую малость, сорвалась, и уже совсем другое дело. Стала на человека похожа. Но завтра она протрезвеет, и будет такой же занудной стервой, учителем жизни подрастающему поколению. Скука смертная. В детстве-то она не была такой занудой?
   Сергей. Нет.
   Тамара. Так ты трахал ее? Отвечай!
   Сергей молчит. Тамара наводит пистолет.
   Тамара. Коленная чашечка разлетается в дребезги.
   Сергей. Трахал. Спаси девочку.
   Тамара. Успеется. Где вы это делали?
   Сергей. Под лестницей в школе.
   Тамара. Врешь.
   Сергей. Нет.
   Тамара. Выдаешь свои сексуальные фантазии за реальность.
   Сергей. Так интереснее.
   Тамара. И то правда. Так почему вы расстались?
   Сергей. Наверное, нашлась какая-нибудь помоложе? Типа тебя?
   Тамара. Ну-ну. Ты даже не клюнул на мою грудь.
   Сергей. Я сразу понял, что она - не настоящая. Не думал только, что в ней пистолет.
   Тамара. Не отвлекайся от темы! Зачем ты заливал ей, что помнил всю жизнь?
   Сергей. А как иначе, чтобы женщина согласилась перепихнуться?
   Тамара. Ты ж на задании, милок! Какое перепихнуться?
   Сергей. Ошиблась ты. Я не агент никакой. Зашел в бар, там бывшая одноклассница, вспомнил, решил перепихнуться.
   Тамара. Я сама шла за тобой от министерства.
   Сергей. Не знаю я, за кем ты шла от министерства. Перепутала. Купилась на пароль и отзыв. Действительно, глупее пароля не придумать. В баре еще десяток было таких, как я. Но моя одноклассница случайно зашла раньше, чем твой агент.
   Тамара. И что ж ты тогда тут Бонда-то изображал?
   Сергей. Я изображал? Даже когда услышал, что Бонды ей больше нравятся, и тогда не изображал. Я ж обычный, серенький такой.
   Тамара. Что ж ты вырос-то из красивого, по ее словам, парня в такого серого, и совсем не Бонда.
   Сергей. Сам расстраиваюсь. Пожалей меня.
   Тамара. Мечтай.
   Сергей. Поцелуй, я ж тебе нравлюсь.
   Тамара. Ага!
   Сергей. Такие, как ты, мечтают о таких как я.
   Тамара. Ну-ну!
   Сергей. Противоположности притягиваются. Вас, ярких, привлекаем мы, серые, стабильные. Про нас и говорить нечего. Мы балдеем от таких, как вы, которые по краю....
   Тамара. Что ж ты на нее западал целый вечер, а не на меня?
   Сергей. А ты ревновала? Был не прав. Косность. Увидел одноклассницу, и все внимание туда. Но теперь... Исправился. Поцелуй меня, и катись на все четыре стороны. Буду рассказывать внукам, что меня поцеловала настоящая шпионка.
   Тамара. Что ж. Давай, попробуем...
   Тамара наклоняется, долго и страстно целует Сергея. Он к этому времени уже избавился от наручников. Отнимает у нее пистолет, наваливается на нее, заматывает скотчем.
   Тамар. Вот гад! Отпусти! Сейчас же!
   Сергей. Зачем? Когда я уйду, то оставлю полицейским тебя на закуску.
   Тамара. Но я бы тебя не оставила. Я бы тебя отпустила. Я пошутила.
   Сергей. А я не шучу.
   Сергей лезет под шкаф, достает портсигар.
   Сергей. Все тут, дорогуша. Глупо было обыскивать меня по пятому разу. Тупая ты. (Подходит к Насте, шлепает по щеке. Настя приходит в себя. Смотрит на всех непонимающим взглядом.) Давай, давай, дитя. Нельзя последние минуты жизни провести в отрубе. Надо успеть сказать маме с папой, что ты их любишь.
   Лена делает знаки, чтобы он ее развязал. Он делает вид, что этого не заметил.
   Сергей. Увы, дорогуша. Следов оставлять нельзя. Слишком много на кону. К сожалению, вы тут все знаете, кто я. Печалька. Если б не знали, еще куда ни шло. Могу дать вам пять-десять минут поговорить, попрощаться. Говорить по очереди. Но если хоть один громко крикнет, или скажет что-нибудь не в свою очередь, стреляю без предупреждения. Все ясно?
   Все кивают. Сергей срывает всем скотч с губ.
   Лена. Сережа!
   Сергей. Неправильно. Тебе я слова не давал. Договор надо соблюдать.
   Лена. Помоги Насте! Вызови скорую.
   Сергей. Я сказал - говорить, когда дадут слово?!
   Лена. Да.
   Сергей. Ты не выполнила приказ!
   Залепляет рот скотчем Лене и Юре. Стреляет по Светиной ноге, у нее растекается небольшое красное пятно.
   Света. У-у-у.
   Сергей (Лене). Это из-за тебя я по ней. В следующий раз думай. (Свете). Царапина. Будешь выть, получишь настоящую рану. Если хотите умереть быстро и безболезненно, выполняете указания точно! Ясно?
   Света. Да.
   Сергей. Ты - первая.
   Света. Что?
   Сергей. Рассказываешь, почему увела мужа у одноклассницы?
   Света. Я не уводила.
   Сергей стреляет по другой ноге.
   Света. У-у-у.
   Сергей. Я слушаю.
   Света. Хватит уже! Он сам ушел!
   Сергей. Теряю терпение.
   Света. Он красивый умный, добрый. Она не ценит.
   Сергей. Но не твой. Мало ли красивых, умных, добрых на улице ходят? Нет, надо взять у подруги, потому что это под носом лежит. Правда? А за другими еще побегать надо.
   Света. Сережа, мне кажется, ты не о том....
   Сергей. Да?
   Света. Да. Этого не было в...
   Сергей. Закнись, ты! Ты что, идиотка?
   Света. Ты сам начал. Зачем?
   Сергей. Зачем? Просто узнать. Ты ведь и ко мне клеилась, помнишь? Я тебя послал. Тогда ты нас поссорила.
   Света. Не было этого!
   Сергей залепляет ей рот скотчем. Светлана еще долго возмущается.
   Сергей. Разве? А, впрочем, молодец, что поссорила. Все, что ни делается, делается к лучшему. (Освобождает рот Лене.)
   Лена. То есть, это она нас с тобой специально тогда поссорила?
   Сергей. Какая разница?
   Лена. Разница? Я все думала, почему. Столько лет я думала, что же случилось...
   Сергей. Бабы очень любят мусолить прошлое, докапываться, что ж там было и почему. Забудь и все, прошлое не возвращается. Освободи оперативку. Осмотрись вокруг. Люби то, что теперь.
   Лена. Я думала...
   Сергей. Что? Думала, я сох по тебе 20 лет? Любовных романов начиталась? У мужиков все проще. Ну да, бывает, некоторые посмотрят на фотку, вспомнят, вздохнут. Вздохнут и только.
   Лена. Но ты...
   Сергей. Ты сказала пароль. Я решил, что ты - агент. И вдруг эта дура прицепилась. И ты ее не отпускала, с собой потащила. Ничего не понимал. До последнего думал, что ты ее в дом не впустишь. Что я должен был изображать? Былая любовь - стопроцентное алиби. Конечно, надо было догадаться о накладке с паролем. Идиоты в штабе.
   Лена. Сережа, но ты же уйдешь и оставишь нас в покое, правда?
   Сергей. С чего бы вдруг?
   Лена. Ты все свое нашел. Тебе здесь больше ничего не надо. Мы - твои одноклассники. Мы тебя не выдадим. Правда. Честное слово. Уйди, пожалуйста.
   Сергей. Извини. Даю 5 минут. Попрощаться. Еще раз повторяю, будете орать или просто повысите голос, или не по делу, буду стрелять по таким местам, чтоб все протекало как можно дольше и мучительнее. (Освобождает рот Юре.) Давай, парень, скажи ей все, что думаешь.
   Юра. Лена. Кошмар. Не знаю, как мы оказались в такой ситуации.
   Лена. Я бы закричала сейчас, но он выстрелит.
   Юра. Я, правда, ждал, что ты позвонишь.
   Лена. Я, правда, думала, что ты не ждешь звонка. Я думала, ты у молоденькой, с длинными ногами и счастлив.
   Юра. Что за бред? Я был у Светки, но так, пересидеть. Чтобы поближе к дому.
   Лена. Почему она тогда сказала...?
   Юра. Потому что ты так вела себя! Как идиотка!
   Лена. Но я просто на грани была. Так обидно...
   Юра. Но что, что обидно-то? Ты на грани последние несколько лет.
   Лена. Последние несколько лет длится реформа образования.
   Юра. А последние два месяца просто жуть!
   Лена. Последние два месяца дебилизм реформы стал ясен окончательно! Это крах!
   Юра. Блин! Лена, если тебя так бесит работа, смени ее! Зачем ты согласилась на это выступление, если у меня запарка? Что ты так нервничаешь из-за всего?
   Лена. Не знаю, комплекс отличницы. Все время нервничать из-за ерунды.
   Юра. Если даже тебя выгонят с работы, что я вас, не прокормлю?
   Лена. Но ты всегда намекал, что денег мало, не хватает.
   Юра. Когда? Не было такого.
   Лена. Да постоянно!
   Юра. Я просто не люблю глупых трат. И все.
   Лена. Тебе они кажутся глупыми, а мне нет. И эта твоя прижимистость просто выводит меня из себя! Я, как за решеткой. Вот и пашу за себя и за того парня, чтобы не чувствовать эту решетку.... О чем мы вообще? Сейчас вообще уже ничего не имеет значения. Думаешь, он нас застрелит?
   Юра. Думаю, да.
   Лена. Нет! Сделай же что-нибудь!
   Сергей. Голос!
   Лена. Прости, прости, пожалуйста. Можно, Настю к нам?
   Сергей. Нет. Говорите издалека. (Освобождает Насте рот.)
   Настя. Мама!
   Лена. Тш-ш. Говори тише, милая.
   Настя. Мама, зачем ты все это устроила? Что тебе не хватало? У тебя был папа, была я. А теперь мы все умрем! Понимаешь?! Мы все умрем! Из-за тебя!
   Лена. Ты так думаешь? Действительно. Значит, надо сказать... Прости! Прости меня, девочка! Господи! Если ты есть, спаси нас, пожалуйста! Спаси нас! Я буду счастлива всегда, всегда. Я брошу эту тупую работу. Устроюсь уборщицей на три часа в день. Буду готовить борщ и печь пирожки. Прочитаю в одноклассниках, как это делать. Буду обожать мужа, потакать ему во всем. Пусть лежит на диване, как кот, и ничего не делает. Никогда, никогда не буду ругать Настю. Пусть делает, что хочет! Пусть вырастет недоразвитой. Только бы была жива! Пожалуйста, господи! Прошу тебя, господи! Прошу тебя! Господи!
   Сергей. Ну, все! Похоже, главное сказано?
   Тамара. Не кажется, что как-то с подъебкой?
   Сергей. Сказано!
   Сергей идет к Свете, стреляет в нее, она падает, красное пятно растекается. Идет к Насте, стреляет в нее, Настя падает, красное пятно растекается. Подходит вплотную к Юре, толкает его, чтобы он упал, наклоняется, стреляет, красное пятно растекается. Идет к Лене.
   Лена. А-а-а-а!!!!
   Лена отключается, но никто пока этого не замечает. Юра садится, смотрит на свои красные, липкие руки.
   Юра. Что за черт!?
   Сергей. Не мог уж полежать чуть подольше.
   Юра. Что происходит?
   Настя и Света поднимаются.
   Света. Гадость какая. Почему липкое-то?
   Настя. Отвратительно.
   Сергей развязывает Настю и Свету.
   Сергей. Какое дали. Я за бутафорию не отвечаю.
   Тамара. Зато отстирывается. А что меня-то не застрелил?
   Сергей. Отмывай тебя потом.
   Сергей подходит к Тамаре, развязывает ее, целует. Тамара отстраняется, идет к Лене.
   Тамара. Ей плохо! Воды!
   Юра приносит воды.
   Юра. Дышит?
   Тамара. Куда она денется? Не волнуйся. Все будет хорошо!
   Тамара поливает Лену водой. Лена не открывает глаза.
   Юра. Лена! Что вообще все это такое!?
   Настя (почти плачет). Мама! Извини, мам! Они сказали, так надо. Что так можно тебе помочь.
   Лена не отвечает.
   Настя. Теперь мне кажется, все это было неправильно!
   Тамара. Все будет хорошо.
   Юра. Да что здесь происходит-то вообще?
   Настя. Папа! Но это же ты заказал!
   Юра. Что я заказал?
   Настя. Мне сказали, что ты ходил к семейному психологу и заказал эту ролевую игру! Поэтому я согласилась.
   Юра. Да, я ходил. Но мне сказали, что сообщат, когда она будет. И замерло все. Никто не звонит, ничего не сообщает. Я даже предположить не мог, что вот это вот - та самая игра. Я думал, мы пойдем к психологу и поговорим по какой-то новой методике. Я вообще не думал, что такое вот может быть, бог знает что! Почему мне ничего не сообщили!?
   Тамара. Считается, лучше, когда самый близкий партнер тоже не в курсе. Иначе, клиент чувствует фальшь.
   Юра. Блин. Посадить вас всех!
   Юра поднимает Лену, обнимает. Лена открывает глаза, утыкается ему в грудь лицом.
   Тамара. Но вы же подписывали контракт?
   Юра. Подписывал.
   Тамара. Там все прописано, что и как.
   Юра. Что, я его читал, что ли?
   Тамара. Юра, ты работаешь в такой организации, и не читаешь контракты?
   Юра. Серьезные контракты я читаю.
   Тамара. Георгий Алексеевич с тобой беседовал? Беседовал. Говорил, что в таких ситуациях нужна шоковая терапия?
   Юра. Говорил. Но мы ничего не утверждали!
   Тамара. Все будет хорошо, не волнуйтесь. Мы провели уже около сотни игр. Всегда все заканчивалось хорошо.
   Юра. Ты - психолог?
   Тамара. Я - актриса. Провожу игры. Но сценарии пишу не я, а профессиональные психологи со сценаристами.
   Юра. Ага. Предположим, что все это - ролевая ваша игра. Но как ты на моей работе-то оказалась?
   Тамара. Георгий Алексеевич договорился. Обычно в такой ситуации, когда говоришь начальству, что дело идет о спасении семьи, люди идут навстречу. Я же ничего особенного не делала у тебя на работе, правда?
   Юра. Это точно. Ничего не делала. Я думал, ты - чья-то любовница. Вот, думал, пристроили полную дуру. Не знал, как отделаться.
   Тамара. Да хватит уже гадости-то говорить. В своем деле я - спец. Обычно я очень хорошо вживаюсь в роль, подвожу базу под сценарий, а не так, с бухты-барахты.
   Юра. Хорошо, предположим, тебе начальство позволило подвести твою базу под сценарий и вжиться. Но как тебя допустили к такому засекреченному делу, как дело Оборонманевра?!
   Тамара. Да не было никакого дела Оборонманевра.
   Юра. Как не было!?
   Тамара. Так. Вспомни, когда оно началось? Тут и я появилась. По сценарию.
   Юра. Не-не-не, в это я не поверю. Это же нехилые деньги, кадровые ресурсы.
   Тамара. Ладно. Одному твоему большому начальнику Георгий Алексеевич тоже в свое время помог. Поэтому он позволил чуть больше размахнуться. Но вообще никаких особых затрат. Ваши кадровые ресурсы чуть подыграли. Над ложными документами нам с Сережей пришлось посидеть. Благо, ворд с экселем он неплохо знает.
   Юра. Тоже актер?
   Тамара. Да. Актер, сценарист. Мой муж, кстати.
   Юра. Зашибон.
   Тамара. В этой игре нам вообще подвезло, что Сережка оказался одноклассником сразу двух персонажей. Сценарий приобрел некий объем.
   Юра. Где ж вас таких набирают-то?
   Тамара. Каких таких?
   Юра. Сволочей.
   Тамара. Почему сволочей!? Мы актеры! Раньше играли в театре. А потом Георгий Алексеевич предложил это. И мы решили, почему нет? И денег больше, и дело благородное. Мы помогаем людям! Как можно не понимать, что сейчас век технологий. Психология массового воздействия, психология личного воздействия - это современно. Все сейчас этим пользуются.
   Юра. Отвратительно!
   Тамара. Ваше же министерство тоже проводит.
   Юра. Поэтому я знаю, что говорю. Технологии массового воздействия отвратительны! Но я и предполагать не мог, что можно так отвратительно вмешиваться в личную жизнь!
   Тамара. Вы сами это заказали.
   Юра. Что могу сказать? Да, я - идиот. Но я подробно ничего не знал! А Настя со Светкой, значит, знали?
   Тамара. Да. А как иначе? В них же надо было стрелять. И чтоб кровь будто бы растекалась, и чтобы они по настоящему падали и кричали.
   Юра. Это просто беспредел!
   Тамара. Георгий Алексеевич говорит: так эффективнее. Но мы не всегда стреляем. У нас разные сценарии. Мне нравится, когда Серж в меня стреляет. Я так эффектно падаю. Вот так, смотрите.
   Тамара изображает, как она смешно падает. Но никто не смеется.
   Тамара (Лене.). Знаю, ты нас всех сейчас ненавидишь. Но это пройдет.
   Юра. Думаю, вам пора.
   Тамара. Нужно подытожить.
   Юра. Чего?
   Тамара. Заказ сделан. Заказ должен быть выполнен. Без резюме никак. Иначе все бессмысленно. По технологии надо.
   Юра. Блин! Я вас сейчас убью, и все.
   Тамара. Дай две минуты, и мы уйдем.
   Юра. Время пошло.
   Тамара. Итак, Лена! По мнению Георгия Алексеевича, тебе желательно бросить эту работу. Понятно, что ты всю жизнь посвятила этому драному образованию. Но сейчас времена чуть другие, государству образованные люди не сильно нужны. С другой стороны, может, это правильно, что не нужны? Вдумайся только! Меня вот от этой математики в школе просто трясло. И ради чего мне нервы трепали? Я два плюс два складываю, и мне больше не надо. Я и тогда это понимала, что не надо, но все равно чувствовала свою ущербность. А это неправильно, когда ребенок на ровном месте чувствует свою ущербность. А математикам твоя литература нафиг не нужна. Если он захочет, он и так этого Достоевского прочитает. Когда придет его время. А насиловать образованием.... Сейчас, мне кажется, вводится более гуманная система. И надо меняться. А если меняться не хочешь, зачем тебе мучаться? Из-за нервотрепки потерять дочку, мужа, себя, наконец? Все! Хватит. Ты отдала лучшие годы родине, родина тебя не оценила. Забей. Хочешь, мы тебя с собой будем брать на какие-нибудь проекты? Сценарии тоже можно писать. Проблемные. Ты ж должна вроде неплохо писать, училка литературы!
   Лена. Я подумаю. А теперь позволь мне тоже резюме.
   Тамара. (Смотрит на Сергея, тот кивает.) У нас это не принято, но давай.
   Лена. Я осознала. Я виновата. Виновата во всем. Может, если бы я всю жизнь была собой, мир был бы лучше.
   Тамара. Мы о мире вообще не говорим. У нас другая задача.
   Лена. Я тебе не перебивала.
   Тамара. Ладно.
   Лена. Эти, которые перевернули все с ног на голову: "а поставим ка мы этот мир на попа и посмотрим, что будет, вот просто интересно", они, конечно, бандиты. О них и говорить нечего. Они просто развлекаются. Потому что бабло все равно у них. Могли бы доить всех и по старой системе. Но вот захотелось им еще и так поизмываться. Бог с ними. А вот вы то все, что у вас у всех с головой!?
   Тамара. М-дя, запущено. Похоже, у нас провал. (Юре.) Можете нас по-новой заказать.
   Лена. Так вот, из твоей речи я поняла, что учить не надо, говорить о добре, справедливости не надо, сопротивляться дебилизму не надо, если кто-то это делает, он просто псих, и его надо лечить, загружать физическим трудом, отлучать, нефиг портить юное поколение. Эти, что сверху, ладно, они развлекаются, им что так, что сяк, они отдельно, им не достанется, а вам-то в перевернутом мире жить. Ведь когда он окончательно перевернется, будет поздно. Почему вы не кричите, не сопротивляетесь? Почему все дружно участвуете? Остановитесь на секунду, задумайтесь. Классику хоть почитайте, полезно. Да что я, с кем я? Сама такая. Участвую, молчу. Все! Я все сказала. Бесполезно. Убирайтесь.
   Тамара. Пора, пожалуй.
   Юра. Вперед.
   Света. Я тоже пойду.
   Юра. Провожу.
   Тамара. Мы проводим. Не волнуйтесь. И, Лен! Не было у них никакого романа. Все по сценарию. Она тоже за тебя волновалась, поэтому мы уговорили ее участвовать. Она сначала сопротивлялась, говорила, ничего не получится. Но, вроде, ничего так получилось. Да, Свет?
   Света. Отпадно.
   Настя. Мам, а контрольная-то будет завтра?
   Юра. Настя, спать!
   Тамара. Да. Забыла сказать. Педсовет, он тоже был в сценарии, для обострения противоречий и нагнетания обстоятельств. Лидина не болела. Мы ей справку достали. Теперь вроде все.
   Юра. Уходите уже!
   Тамара, Сергей и Света уходят. Настя отправляется в свою комнату.
   Юра. Пойдем спать?
   Лена. Посижу тут. Я в норме.
   Юра. Я, правда, не знал, что...
   Лена. Я поняла. Но Настька знала.
   Юра. Она думала, что так лучше.
   Лена. Что толку растить и воспитывать ребенка, если в ответственный момент она думает, что вот так лучше? Что можно запросто взять и предать. То есть она даже не воспринимает это, как предательство.
   Юра. Настька глупая пока. Не сердись. А вот Светка! Не ожидал.
   Лена. Светка!
   Затемнение. Кафе. Света и Лена сидят и пьют кофе.
   Света. Бэллин, ты так изображала. Казалось, что и впрямь ни о чем не догадываешься.
   Лена. А куда было деваться?
   Света. Может, с профессией ошиблась?
   Лена. Ну, видишь, народ считает, что ошиблась. В образовании мне не место. Нужны такие, которым все пофиг. А я прямо такая сразу все бросила и побежала увольняться с любимой работы.
   Света. Эта Тамарка вообще какая-то недоделанная.
   Лена. Это мы с тобой недоделанные! Ничего не понимаем. В технологиях не разбираемся.
   Света. Точно недоделанные.
   Лена. А ты ни секунды не сомневалась? Типа, вдруг эта игра и впрямь мне на благо и такая будто бы забота о моем драгоценном психическом здоровье?
   Света. На секунду-то точно задумалась. Я ж тормоз. А потом как представила: если бы мне кто нанял этих идиотов. Они уверены, что тебя можно запихать в какие-то придуманные ими схемы и вертеть тобой по этим схемам, как хотят. Уверены, что имеют право обращаться с тобой, как с недоразвитой дурой, как будто они прям такие мэтры, тонкие знатоки человеческой души...
   Лена. Да, принц Гамлет таких посылал играть на флейте.
   Света. Но от Юрки я никак не ожидала.
   Лена. Ладно. С Юркой разберемся. Я в последнее время и впрямь была немного не того. Черт знает. Жизнь проходит. А ты все по кругу, по кругу, одно и то же, одно и то же. Психовала. Климакс подкрался незаметно.
   Света. Да ладно! Рано еще про это.
   Лена. Не знаю.... Где-то я Юрку понимаю. Но! Можно же просто сесть, поговорить, обсудить.... А как тебе наш Сережик?
   Света. Блин, лысоват реально.
   Лена. И убогий. А помнишь, как ты плакала, говорила, что больше мамы его любишь?
   Света. Ой, не говори, по кому я только не плакала! (Смеются.)
   Лена. Сука. Актеришка! Ты б слышала, как про любовь заливал.
   Света. Когда?
   Лена. Да в забегаловке еще. Вот думаю, если б ты не предупредила, поверила бы я или нет? А рядом женушка с накладной грудью, стоит, прислушивается. Прикинь?
   Света. Супер. Она его явно переигрывает.
   Лена. А история тебе как? Какая-то невообразимая хрень. В здравом уме разве поверишь?
   Света. Так рассчитано на эффект неожиданности. Когда тут думать? Интересно, довели они кого-нибудь до инфаркта?
   Лена. Меня бы точно довели, если б не ты. Спасибо, Светка! Дай пять.
  
   No 2017

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | К.Огинская "Касимора. Не дареный подарок" (Юмористическое фэнтези) | | У.Гринь "Швабра и шампанское, или Танцуют все!" (Женский роман) | | РосПер "Альфарим" (ЛитРПГ) | | В.Миш "Академия счастья, или Кофе - не предлагать!" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | А.Грин "Курсантка с фермы" (Любовная фантастика) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"