Чагина Яна Сергеевна: другие произведения.

Азум

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Земля. Далёкое будущее. Утопия

   7. Азум
   Когда пространство наполнилось длинными тенями произошло невероятное. Вначале был зов, ласкательный и властный, потом распахнулись глаза. Секунду назад глаз не существовало, а сейчас они открыты. И чувства обострены, и запахи, цвета, температура. Серебристые блики на воде и на стекле заставляют щуриться; постаревшее солнце застыло в зените, спрятав все тени; жар исходит и от неба, и от земли, и от стеклянно-стальных построек. Город Открывшему глаза кажется зеркалом. Голубовато-седые стрелки небоскрёбов перемежаются островками ухоженных садов, невесомые снежно-белые арки тянутся вдоль улиц, над арками носятся бесшумные поезда.
   Это была всё те же Земля и всё тот же человеческий мир, но старше, опытнее, люднее.
   Зов. Как описать, чем он был, чтобы смертный ум понял?
   Зов - это не крик как таковой, скорее чувство или неосознанная мысль. Словно внутри какая-то истома, и стук собственного сердца кажется боем часов; словно вдали слышатся и жалобы, и шепотки, и звоны, а посреди всей этой какофонии встаёт один, всё победивший звук. И нет ничего тише этого звука, нет ничего яснее, понятнее, прекраснее. Как Большой взрыв или Слово, после которого родилась целая вселенная. Вот, что такое Зов!
   Кто-то тихо, неуверенно звал. Без слов, без звука, одним только желанием. Голос был настолько тонок и невнятен, что в век прошлый он остался бы без ответа. Как такой услышать среди громких, дышащих умом, силой и талантом голосов? В век нынешний он гремел и раскатывался громом посреди глубокой сребро-серой тишины. Зов пронизывал существо Азума, именно он, этот сладостный зов, соткал из пустоты, воскресил из забвения. Азум поднялся со скамьи.
   Или поднялась? Не было признаков пола, таких характерных и естественных в былые времена. Внешность всегда зависела от представлений людей. В самый рассвет Эллады Азум был неизменно прекрасной девой, облачённой в белую тунику. Позднее он стал тенью и часто менял черты, но они всегда были человеческими, хрупкими, женскими. Сейчас он был иным. Таким ему быть никогда не доводилось. Грубым и воздушным в одно и то же время. Полупрозрачное тело напоминало медузу, однако длинные щупальца крепко держались на земле и всякое движение получалось надуманным, плавным, математически верным, механическим. Азум словно перетекал из одного положения тела в другое, так он перемещался.
   Одинокий зов смолк. Азум насторожился. Неужели снова придётся исчезнуть? Проснуться всего на мгновение, чтобы кануть в небытие? Ужасная пытка, которую может придумать только человек.
   Запах металла, зеркальные блики стекла, шероховатая поверхность асфальта, удушающая жара. Нет: жив. Азум двинулся в ту сторону, где только что звучал призыв. Земля для него утопала в тишине. Если бы он родился биологическим существом, он бы слышал все многочисленные звуки, которые производят люди, животные, растения и механизмы, но Азум был существом иного рода и мог слышать только призыв. Он безусловно существовал, но оставался невидимым для всего мира, зато мир был перед ним как на ладони. Азум мог посмотреть на него, словно на подробную карту или макет, а мог стать частью этой карты, слиться воедино и наблюдать изнутри.
   Планета изменилась. Ни дикая природа, ни цивилизованный человек больше ей не владели. И то, и другое никуда не исчезло, но теперь полностью подчинялось цифровому разуму. Искусственный интеллект заменил планете бога. Это был строгий, милосердный, мудрый и вполне осязаемый бог. Он никого не мучил, не сковывал цепями, не убивал, но и никому не позволял хандрить, лениться или прозябать. Благодаря нему планета превратилась в рай, в колыбель для многих форм жизни. Флора и фауна были под строгим контролем, получали должный уход, ни один вид не оставался на грани исчезновения. Энергия, необходимая для поддержания цивилизации, бралась из естественных источников: солнце, вода, ветер. Люди не голодали и не переедали, не болели, не страдали. Они всю жизнь учились, работали и отдыхали столько, сколько могли вынести. Над каждым новорождённым тут же бралось шефство. Цифровой интеллект подбирал и ежемесячно корректировал для ребёнка индивидуальную систему физического, умственного и душевного развития. Маленькому ученику предоставлялась вся история, наука, литература и искусство, которые только существовали в мире, но он слушал, читал, смотрел и изучал только то, что ему пойдёт на пользу. Ученик не мог выбирать книги или фильмы, но всё, что ему предоставлялось, непременно нравилось и было полезным. Компьютер учил человека быть сострадательным, заботливым, находчивым, трудолюбивым, любопытным, умеющим видеть и ценить красоту. Благодаря заботе и адресному подходу человечество полностью избавилось от душевных травм и комплексов. Всего за тысячелетие властвования цифрового бога тьма в разуме и в душе людей перестала существовать. Человек стал не только разумным, но и счастливым. А если кого и тревожили жажда славы, власти, богатства, превосходства, то они могли удовлетворить любые свои страсти да потребности в ролевых играх, созданных на основе истории, литературы и киноискусства. Никого из этих "особенных" людей Разум не уничтожал, но обезвреживал, иногда изолировал, переместив во вполне осязаемую, пусть и цифровую реальность.
   Утопия. Прекрасный идеал. Но, как и в любом творении человека, в этом тоже был изъян. Крохотный, сейчас почти незаметный. Азум сразу его обнаружил, только ему это и было под силу.
   Вдоль набережной тянулась полоса зелени. Полевые цветы и травы соседствовали с культурными растениями, требующими бережного ухода. Азум остановился, заметив человека, украшающего одну из клумб. Это был старик, который тихо беседовал с роботом-помощником, загруженным декоративными камнями разной величины и формы.
   - Камни, опилки, песок и растения должны быть единым целым в картине клумбы. Очень важно не ошибиться размером камня или цветом растения. Если что-то будет бросаться в глаза или выпячиваться, то это испортит общее впечатление. Покажи-ка мне, как должна выглядеть эта часть.
   Экран на брюхе робота засветился, и робот сообщил: "Наброски Василия Баренцева, вариант 30, 2056 год". Садовник наклонился посмотреть появившееся изображение.
   - Нет-нет, не так. Эта форма сюда не подходит. Покажи, как будет выглядеть с другими камнями, нужен 35 вариант Баренцева. Ага. Вот, я об этом и говорю. Красиво, правда! Здесь он явно руководствовался золотым сечением! Помоги-ка мне выложить точно такой рисунок.
   Азум несколько минут наблюдал за садовником и роботом, силясь уловить хотя бы отрывок разговора. Напрасно. Садовник продолжал работать, не заметив странного зрителя.
   Налево от набережной уходила широкая улица, разделённая на две пешеходные зоны высокой прозрачной стеной. У стены то там, то здесь на некотором расстоянии друг от друга копошились молодые девушки и юноши. Азум приблизился и понял: они рисуют на стене. Краска ложилась ровно, и прозрачная поверхность быстро становилась непроницаемой. Художники только кое-где оставляли пробелы: для пущего эффекта. Получалось красиво и интересно, словно идёшь по улице и читаешь книгу, точнее комикс. Это была история несчастной любви: молодой повеса приезжает в деревню и от скуки заводит дружбу с молодым соседом. Сосед собирается жениться, и на радостях знакомит нового товарища с семьёй возлюбленной. Старшая сестра невесты, вопреки здравому смыслу, влюбляется в нового знакомого...
   С четверть часа Азум любовался. Художники, рисуя сюжетные сценки с одними и теми же персонажами, не совещались друг с другом. Каждый мазок был точен, цвет выверен, и ничто в одной сцене не противоречило остальным. Как можно единый замысел воплотить разными руками и получить гармоничный результат? Молодые люди явно имели великолепное художественное образование, они могли работать над самыми мелкими деталями без черновика и страха всё испортить. Их руки, не преувеличивая, можно назвать золотыми. Но только Азум знал: серию картин, которую они воплощают на стене, нарисовал в середине 21 века мастер, вдохновлённый романом 19 века. Творец слова и творец кисти, разделённые десятками лет. Им не суждено было пожать друг другу руки, но они внимали урокам одной и той же тайной девы.
   Опечаленный, Азум медленно отвернулся, но тут дёрнулся и в мгновение ока оказался на другом берегу реки. Зов проснулся и снова погас. Всего секунда, но Азум успел уточнить координаты: здесь, в одном из этих зданий, недалеко от места его пробуждения.
   Стеклянные гиганты врезались в редкие облака. Зов слышался сверху, а значит нужно проверить верхние этажи. Для поисков Азуму подходил только один из трёх ближайших небоскрёбов, поскольку только он был жилым. Два других представляли из себя гигантские серверы, частицы извилин мирового разума.
   Комната была просторной. Из окна открывался великолепный вид на запад. Другие высотные постройки словно целенаправленно немного отступали перед этим окном. Мол, посмотри, какой вид, как хорошо. Мягкий ковёр немного щекотал, девушка сидела за белым столом перед окном и зарывалась ногами в мякоть ковра, будто в траву, в руках она непроизвольно теребила стилус для работы с планшетом. Рядом со столом стоял робот-учитель.
   - Не хочу! - девушка импульсивно бросила стилус и поставила локти на столешницу, подперев ладонями подбородок. - Какой в этом смысл?
   - Алиса! - электронный голос робота эмоционально дрожал, именно так, как требовалось в данной ситуации по всем педагогическим правилам. - Я понимаю, это трудно и ты боишься, но все твои показатели говорят о том, что ты не только справишься, тебе ещё и понравится.
   - Я лучше знаю, что мне понравится, а что - нет.
   Девчушка была бойким, славным и немного шкодливым созданием. Ей нравилось изучать астрономию и читать на древних языках. Она часами могла заниматься вики-сёрфингом в Мировой энциклопедии, переходя от ссылки к ссылке, внимательно изучая, отрываясь на проверку некоторых фактов и не замечая времени.
   - Ты и сама видишь, что ни ты, ни я никогда не поймём, правда это или ложь, если ты не попробуешь.
   - Какой в этом смысл? - девочка встала и без просьб подняла стилус: - Прости, это было лишним, - добавила она тихо.
   - Человек с начала своего разумного существования что-то изобретает для пользы или эстетического удовольствия. Уже сто лет как никто ничего не создавал.
   - Так и есть. Мечты, стремления, труд и старание целых поколений были положены к ногам этого века. Общество, наконец, стало равноправным, жизнь уравновешенной и наиболее приближенной к идеалу. - Девушка начала расхаживать по комнате, с каждым предложением она всё больше волновалась и жестикулировала, словно её слушает не только робот, но целый зрительный зал. - О чём ещё можно мечтать? К чему стремиться? Что создавать? Все истории уже рассказаны, все песни спеты, все темы раскрыты, все мелодии написаны, все загадки разгаданы. Сто лет назад, если какой подросток и пытался написать стихотворение или мелодию, то в конце концов оказывалось, что он заново изобретает велосипед. Зачем мне такая участь?
   - Это не твои слова, Алиса! Их однажды написали, а ты прочитала и теперь повторила. Пришло время всё изменить. Ты умна, мечтательна и обладаешь явным литературным даром, ты способна говорить своими словами, создавать собственные миры!
   - Зачем? Зачем писать новые книги или изобретать математические формулы? Всё, что нужно для благополучной жизни людей в частности и планеты в целом уже создано. Даже если я и открою новый металл или напишу стихотворение, то по сути ничего не изменю. Нечего менять! Всё хорошо. Можно только разрушить, а я не хочу рушить мир!
   - Разве в тебе нет внутренней потребности оставить след для потомков? Каждый грезит о бессмертии. Попробуй себя увековечить так, чтобы людям хотелось и через сто лет после твоей смерти узнать тебя получше.
   - Да. Ты знаешь меня с детства и хорошо понимаешь мои желания, но только зря стараешься. Прости... Ничего не поделаешь. Ведь должны же быть и старые девы, и несчастные семьи, и одинокие путешественники, и неудавшиеся проекты, и неизданные книги, и несбывшиеся мечты. Всему этому есть место в мире. Тогда почему этому не может быть места в моей жизни? Почему этим кем-то не могу быть я? Я сознаю, что не всем суждено остаться в истории.
   - Так рассуждают только ленивые люди, которые предпочитают жалость к себе действию. Ты не из таких людей, Алиса, ты способна на большее. На великое! Ты можешь оставить след!
   Девушка рассмеялась.
   - Хорошо, даже если я и запомнюсь чем-нибудь, то какое будет лично мне до этого дело? Пожалуй, я потрачу своё время на что-нибудь более интересное, чем сидение перед чистым экраном планшета. А с жаждой увековечить себя мне поможет справиться ролевая игра. Подозреваю, что именно эти игры и подселили мне подобные мечты. Не так ли?
   - Алиса, у тебя есть талант. Зачем его менять на мимолётные радости? - Не хотел сдаваться робот-учитель.
   В ответ девочка встала в театральную позу и продекларировала, точно копируя одного из знаменитых чтецов конца 21 века:
   Пока не требует поэта
   К священной жертве Аполлон,
   В заботах суетного света
   Он малодушно погружён.
   - Никакая сила не требует от меня высказаться, - подытожила Алиса уже нормальным тоном, возвращаясь за стол.
   - Что ж. - Голос робота звучал расстроенно. - Твои аргументы как всегда убедительны, однако ты же понимаешь, что за отказ от выполнения задания в часы обучения тебя ждёт штраф. Ты можешь выбрать любой из трёх вариантов.
   - Ах! Лучше я напишу пять сочинений по картине, чем одно на свободную тему! - девочка выглядела обрадованной.
   Азум был лишним в этой комнате и в этом мире, но он был. А если звёзды зажигают, значит кому-то жизненно необходимо... Кто-то желал создать нечто новое, уникальное, чудесное, кто-то хотел высказать себя, оставить след, чтобы помнили, чувствовали. Желание творить было одиноким, неопытным. Зовущий никогда раньше не сталкивался с этим чувством, и он не понимал, как его подавить. Но он также не знал, из какого сора растут стихи, из каких скрежетов рождаются мелодии, не ведал, откуда взять образы и значения. Азум дважды слышал этот немощный зов и теперь боялся его потерять ещё сильнее.
   Утраты были и раньше. Дуэльная пуля, завистливая капля яда, верная петля, политические интриги, болезни и войны неизменно закаляли характер, часто отнимали и никогда не восполняли. Азум боялся утрат. Их было так много. Но страшнее шпаги всегда были повседневность и лень. Они затягивали вернее чёрной дыры, ослабляли, высасывали, редко отпускали.
   Азум обошёл все жилые помещения верхних этажей, но поиски были напрасны. Даже женщина у кухонной плиты, что пекла маленькие радужные пирожные только потому, что ей нравилось печь, действовала строго по рецепту, не желая менять ни вкуса, ни запаха, ни формы.
   Однажды этот рай рухнет. Пройдёт ещё сто-двести лет, и человек не только не захочет создавать что-то новое, он не захочет что-то новое узнавать. Избежать этого можно только изобретя новые методы воспитания. Но в этом и кроется проблема. Изобрести их может только человек. Даже спокойный, лишённый любых эмоций мировой разум понял: избавившись от самого худшего в человеке, он потерял и самое лучшее.
   Два других здания нежилые, но люди там работают круглосуточно. Везде стеклянные стены и герметичные прохладные комнаты, бесконечные ряды процессоров, матриц, серверов. Азум проплыл к двери у противоположной стены, за ней ещё одна комната, а потом ещё. И так на каждом этаже многоэтажного монолита. Через несколько километров точно такое же здание. Оно похоже не только снаружи, но и внутри: вся информация дублируется и сохраняется. И таких строений по всему свету миллионы. Войдя в комнату, Азум понял: ему нужно было именно это здание, именно эта комната. Зов больше не звучал, но источник его был здесь, остались отголоски, как держится некоторое время пение струны.
   Проснись же! Позови! Я здесь, я готов подарить тебе все смыслы и значения вселенной! Готов приобщить тебя к миру идей.
   Несколько людей в белых костюмах переходили от комнаты к комнате, от процессора к процессору, собирали специальными устройствами пыль, проверяли температуру и выполняли все необходимые действия, направленные на то, чтобы даже самая маленькая часть мирового компьютера работала без сбоев и осечек. Азум всматривался в их лица. Кто? Кто звал меня? Кто разбудил? Чей разум смог испустить животворящий зов? В чьих снах колыхаются тени несозданных созданий?
   За прозрачной стеной показался меленький мальчик с упругим синим мячом: один из сотрудников с одобрения робота-учителя привёл сына, хотел познакомить со своей работой. Азум неотрывно следил за ребёнком. Да, это он. Никаких сомнений! Мальчик выглядел невзрачным, немного отрешённым, казалось, его не слишком интересовали ни рассказы отца о работе, ни собственный мяч. Ребёнок! Конечно же, ребёнок! О чём он думал, что представил, что захотел исправить?
   Азум ждал, но всё равно вздрогнул, когда вновь услышал.
   Мальчик, по-прежнему не проявляя никакого интереса, пошёл дальше. Азум развернулся. Все сотрудники уже покинули комнату. Здесь были только он и машины мирового разума. А ещё здесь был Зовущий. Где он? Кто он? В каком измерении он существует, если его физической оболочки здесь нет? Азум всматривался, искал, перетекая сервера к серверу, заглядывая за углы. Зов усилился, и тогда Азум смог его увидеть.
   - Здравствуй! - зачарованно, не веря тому, что видит, он приближался к Зовущему.
   Азум, наконец, понял, почему обрёл эту странную, мало походящую на человека форму. Такой музой он мог предстать только перед разумом, порождённым компьютером. Зовущий оказался машиной, роботом, собирающим и перерабатывающим всю информацию с данного района города.
   - Красиво! - откликнулся Зовущий, направив все свои камеры и радары в окно. - Так красиво!
   Там всё ниже к горизонту опускалось солнце, и яркие лучи отражались от всех поверхностей.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"