Чайка Алексей Дмитриевич: другие произведения.

Повелитель серебра

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Университет магии России. В один обычный учебный день в лаборатории теории магии происходит несчастье. Оно становится началом страшных событий, предвестником появления его, Повелителя серебра.

  

Повелитель серебра

  
  
Пролог, который должен был быть эпилогом
  
  В этот послеобеденный час московский вокзал "Мудрый", скрытый от глаз простаков, кишмя кишел магическим людом. Главный зал заполнен снующими туда-сюда мужчинами и женщинами в странных длиннополых одеяниях и островерхих шляпах, с туго набитыми чемоданами на колёсиках, орущими детьми или клетками с животными.
  Гомон стоял невообразимый, но он, словно по мановению волшебной палочки, вдруг стих, когда после очередной вспышки в одной из двадцати четырёх трансгрессионных кабинок распахнулась дверца и на мраморный пол ступил юноша. Он сделал несколько неверных шагов, оставляя кровавые следы, и повалился на колени. Пронзительный женский визг штопором ввинтился в барабанные перепонки. Произошло одно общее могучее движение, и все, похолодев, замерли, кольцом окружили юношу, который, дрожа всем телом, баюкал окровавленную руку и утирал катившиеся по щекам слёзы.
  К нему подскочил мужчина лет сорока, с первыми сединами в коротких волосах.
  - Что с тобой, парень? Что случилось? - начал спрашивать он и осторожно взял раненого за плечи.
  - Он... он явился...
  "Кровь!", "Он весь в крови!", "Господи, что же произошло?", "Доктора сюда!" - доносилось отовсюду.
  - Кто явился? Что произошло?
  - Он явился... это он... пришёл... я должен... - лепетал парень. Зубы его стучали, по лицу пробегала судорога, на дрожащих губах появилась кровавая слюна.
  - Доктора! Доктора! Кто же доктор? Где доктор? - подхватили десятки голосов и понесли обрывки фраз из конца в конец зала.
  - Откуда ты? Студент? - допытывался мужчина. - Доктор сейчас будет, потерпи минуту. Вон доктор. Он уже рядом. Кто явился? Что ты должен? Должен что-то рассказать?
  Парень нервно дёрнул головой.
  - Я... рассказать... он захватил... послан...
  - Кто-то послал тебя сказать, что кто-то захвачен?
  - Ддда...
  По подбородку парня змеёй поползла слюна. Он вытер её окровавленным рукавом.
  - Рука сломана?
  - Нннет...
  - Ты студент?
  Судорожный кивок.
  - Университет?
  Вновь кивок.
  - Московский магический?
  - Нн...
  - Южный алхимический?
  Парень качнулся и упал бы на бок, если бы его не держал мужчина. Взгляд незнакомца был суров. На лбу пролегла глубокая складка.
  - УниМаР?
  - Ддда...
  - Там что-то случилось?
  - Захватил... послал сказать... новая эра...
  - Держись, сынок, - гораздо мягче произнёс мужчина. Он явно добился своей цели, узнав место происшествия. - Доктор неподалёку.
  Люди вдруг расступились, и по образовавшемуся коридору уже бежал высокий, чуть сутулый мужчина в белом халате. Скоро он опустился рядом с юношей. Минуту он тихим ласковым голосом в чём-то убеждал раненного, потом осторожно отнял его руку от груди.
  Мужчины вовремя подхватили обмякшую даму. Тяжёлый вздох прокатился от крайних рядов очевидцев в глубь толпы.
  - О, небо... - охнул кто-то.
  Запястье парня было безобразно рассечено, но все ясно видели знак: двунаправленную стрелу, разделённую на середине короткой чертой.
  Холстом стала плоть, а знаком - свидетельство о пророчестве, которое сбылось.
  
  
1
  "Магия повсюду. Она окружает нас. От рождения и до смерти мы погружены в магию, как в невидимый эфир, из которого черпаем силу. Сама по себе магия нейтральна, сама в себе инертна. Её можно сравнить со светом, который мы видим, только когда он падает на какую-либо поверхность, либо сам источник света. Магия без человека мертва, через человека она проявляется.
  Благодаря связям, магическое сообщество добилось, чтобы в тайне от простаков на некоторых космических кораблях размещались простейшие аппараты, способные реагировать на присутствие магии. Первые данные развеяли все сомнения: магия повсюду, даже в космосе. Она пронзает планеты и звёзды. Только в космосе плотность магического потока меньше. И этим она напоминает реликтовое излучение Вселенной.
  И всё же главный вопрос остаётся открытым: почему планета Земля населена человечеством, разделённым на две неравные части: простаков, составляющих большинство, и магов, то есть нас с вами, являющихся меньшинством? Расположенность к волшебству, иначе говоря, к управлению материей с помощью магии, - не наследственный признак. В семьях простаков рождаются маги, и в семьях магов появляются на свет простаки. Примеры мы знаем с древнейших времён, но многие тысячи лет люди ищут и не находят ответа на этот вопрос. В чём кроется причина того, что один - волшебник, а другой - простак? Увы, какие-либо даже косвенные данные, способные пролить свет на нашу проблему, остаются скрыты. Великие открытия до сих пор впереди".
  Эту лекцию Макара Степановича Звенигородова, профессора университета магии России, студенты запомнили на всю жизнь, потому что многие фразы оказались пророческими. Они были произнесены за три года до того безумия, которое будет здесь описано.
  
  
2
  Факультет теории магии - самый молодой в университете, но именно ему была уготована удивительная судьба. Двери факультета распахнулись в середине девятнадцатого века. Преподавали там самые прогрессивные, либеральные профессора. Некоторые из них были с позором изгнаны за участие в тайных кружках социалистической направленности, но это ничуть не поколебало боевой дух студенчества.
  Факультет не принимал случайных юношей (а позже и барышень). На восточном крыле, которое занимал факультет, проживали студенты с исключительными аналитическими способностями, с огнём любознательности в глазах, жаждой знаний и открытий. По аудиториям важно расхаживали бледные всезнайки, которых иногда принимали за снующих туда-сюда призраков, причём в большинстве случаев эти господа-книголюбы так и не сходили до такой мелочи, как обида. Шмыгнув носом и поправив очки на заострившемся от недоедания носу, они проплывали мимо, а обидчик оставался ни с чем. На половине лбов можно смело писать "ботан" и не ошибёшься. А меж тем, здесь были и такие хулиганы и дебоширы, каких нельзя найти на прочих факультетах. Никто не строил более изощрённые козни преподавательскому составу, никто не умел так организовывать засады и западни в многокилометровых коридорах, переходах и лестницах древнего университета, как это делали студенты данного факультета. И стоит ли удивляться, что крушение всех старых представлений о магии началось именно под сводами восточного крыла?
  
  
3
  Все помнят тот роковой день. Как и все роковые дни, этот начинался обычно, и никто не ожидал ни особенно приятных сюрпризов, ни катастроф.
  В семь утра облака длинной грядой пылали на востоке красным, а над ними одиноко порхала белая точка Венеры. Октябрьский морозец расписал узорами стёкла вдоль деревянных рам. В полумраке студенческой спальни давно началась возня. Кто-то боролся с покрывалом, не желавшим ровно стлаться, кто-то бурчал, безуспешно ища на полу носки.
  - Так, детвора, подъём! - громыхнул по обычаю Ванечка, всласть потягиваясь на кровати.
  - Чтоб тебя... - буркнули справа.
  - Пипец я не выспался, - констатировал сонным голосом Сеня с крайней кровати.
  Кто-то ругнулся.
  - Ну-ну, малыши, начнём день с позитива, - Ваня, на котором не было ни одной ниточки, подошёл к окну и дохнул на окно. - Холодно, блин. Сегодня практика?
  - А когда же ещё? - ответствовал всезнающий Костик. - В одиннадцать, чтоб завтрак не покинул наши уютные пузики.
  Ваня открыл дверцы шкафа и пощипал подбородок.
  - С сердечками, львятами, палочками или чайничками?
  - Опять... - выдохнул один из студентов.
  - О, надену со снежинками.
  - Если увидишь.
  - И то так, - дёрнул плечами Ваня, взял с полки стопку трусов, долго перебирал, повернувшись лицом к рассвету, - кажется, оно.
  Коротко и тихо звякнул звонок.
  - В каком ухе?.. - встрепенулся Ваня.
  - А то не знаешь, - усмехнулись рядом. - В Костиковом.
  - Оптимальное время для начала сборов, - уточнил Костя.
  Ваня одевался. Он спал голышом, об этом знали все, а первокурсниц этот факт просто сводил с ума. Для них он был божеством университета. Впрочем, такой популярности способствовал также ловко зачёсанный чубчик и хорошо подвешенный язык, который трудился на пользу владельца двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Если бы за умение пудрить девчонкам мозги полагались даны, он давно стал бы кёси и руководил школой по разбиванию женских сердец.
  Ближе к восьми часам даже те, кто отчаянно сопротивлялся наступлению учебного дня, были готовы и вошли на общую зарядку в главный зал факультета. Руководил зарядкой сам декан, Андрей Петрович Филиппов. Неподалёку в позе колхозницы из скульптуры Веры Мухиной стояла Диана Денисовна Удоченко, заместитель декана, и держала волшебной палочкой медленно плывущие друг за другом под сводчатым потолком длинные скамьи.
  - На зарядку, друзья, - велел декан усиленным голосом.
  Под аккомпанемент шуточек, иногда не скромных, студенты прилично размялись. По правде говоря, им нравилась зарядка, но никто даже под страхом пытки не признался бы в этом.
  - Молодцы, спасибо. Разойдись. Как обычно, нулевой урок, затем завтрак, а далее пары у групп по расписанию.
  Диана Денисовна дождалась, пока все разойдутся, прикрикнула на особенно медливших и мастерски опустила скамьи на пол. Зал был готов для общего совещания.
  
  
4
  Нулевым назывался урок, который проходил до завтрака и длился сорок минут, то есть в два раза меньше, чем обычная полуторачасовая пара. Поскольку сложность материала на нулевых уроках была пониженной, кое-кто из студентов использовали их, чтобы досмотреть сон. И тихое сопенье заложенного носа было не редкостью, особенно за последними партами.
  Завтракали студенты в отдельных факультетских столовых, благо, перемещение нескольких тысяч порций из пищевого блока не было проблемой для волшебников. По мановению палочки столы покрывались довольно вкусными и разнообразными яствами. Вообще питание в магических школах, колледжах и университетах давало фору любой столовке образовательного учреждения простаков.
  
  
5
  - Итак, господа, вы знаете, что делать, - сказал Макар Степанович и движением палочки водрузил на стол тяжёлый дубовый сундук, чья крышка немедленно откинулась.
  Студенты группы ВР-17 (порядковый номер групп содержал буквы и цифры, благодаря чему каждая группа являлась уникальной в истории УниМаРа, а вариаций хватит на тысячи лет вперёд) выстроились друг за другом, чтобы отдать волшебные палочки профессору, который лично складывал их в сундук.
  - Маша, Ваня, Сеня, Серёжа, Игорь, Анжела, Карина, Вера, Андрей... Сюда-сюда. Так, друзья. Все сдали палочки? Правила знаете: если вас увидят с палочкой на территории лаборатории, вы забудете, что учились в этих стенах.
  - А кто-нибудь пробовал... ну... - протянул Валера.
  - Глупо, господин Ильменский, очень глупо,- отрезал Макар Степанович, закрывая сундук на ключ. - Мы уже тысячу раз говорили об этом. Если запрещено, значит, на это есть все основания. Одевайтесь, на дворе холодно.
  - Как у медведя в ... - шепнул Ванечка на всю аудиторию.
  Взгляды обратились на Макара Степановича.
  - Могу только позавидовать вашему опыту, Любов, - парировал профессор с самым серьёзным видом.
  Аудиторию наполнил взрыв хохота. Последний на долгие недели.
  
  
6
  Студенты оделись и взобрались на верхний этаж, а оттуда - на плоскую крышу под пронизывающий северный ветер. Сюда лишний раз никого не пускали, поэтому многие воспользовались возможностью поглядеть на бескрайние леса, исчезающие за дымчатым горизонтом, на речушку, которая змеёй извивалась неподалёку от университета. Ценителей прекрасного быстро подтащили к центру факультетской крыши, юноши и девушки взялись за руки и по команде Макара Степановича трансгрессировали.
  Через мгновение они возникли посреди высокого стеклянного зала и шумной гурьбой направились к дежурному, который с хрустом сложил свежую газету и поднялся из-за стола.
  - Здравствуйте, ребята, - приветствовал он студентов обрадованным голосом (вероятно, на его работе можно было повеситься от скуки), выбрал из связки нужный ключ и вставил его в замок. Тот весело щёлкнул, и металлические роллеты поползли вверх, открывая длинный ряд узких высоких шкафов с мётлами.
  - Быстрее, друзья, не возимся, - велел профессор и взял себе крайнюю метлу, весьма потрёпанную.
  Стеклянные двери распахнулись, и поток сибирского морозного воздуха с крупными хлопьями снега окатил молодых людей.
  - Вот стужа, ёшкин кот!
  - Ерунда, - махнул рукой сибиряк Саша. - Зимой здесь сугробы высотой с человеческий рост.
  - Манал я тут жить.
  Ребята оседлали мётлы и взвились ввысь. Над самой поверхностью летел только Макар Степанович и его горячие поклонники. Профессор до смерти боялся высоты, а любители лебезить и подхалимничать умело представляли головокружение и ужас на лице и летели рядом.
  - Кто последний, тот старой ведьмы вонючая мохнатка, - прокричал Ваня во всё горло рванулся вперёд.
  Боевой клич разнёсся по округе. Мётлы чёрными молниями унеслись вдаль. Девчонки заверещали и тут же влились в гонку. Некоторые из них летали быстрее большинства мальчишек, например, Анка, которая сразу же вырвалась вперёд и оставила позади самого Ваню. Огненно-рыжая копна развевающихся на ветру волос Анки стала ориентиром для всей группы.
  Но не успели студенты как следует прочувствовать азарт гонки, надо было сбавлять скорость и снижаться. Многие об этом не думали и с лихачеством приземлялись, оставляя в снегу длинные борозды.
  - Хотите шеи сломать, да, Сеня, Саша, Ваня? - спросил прибывший пятью минутами позже Макар Степанович.
  - Да как бы и нет, - признались те.
  - Давайте я им переломаю, бесплатно и с удовольствием, - предложила запыхавшаяся Анка.
  - Ну-ну, сударыня. Думайте о работе.
  Они стояли у тёмных стен высокой исследовательской лаборатории. Надо было заходить внутрь и браться за измерения и настройку оборудования, но все переминались с ноги на ногу, потому что чувствовали одно: странное, не совсем понятное волнение и тревогу. В стенах университета всегда ждали дни практики, но по прибытии в лабораторию каждый раз Макару Степановичу приходилось буквально затаскивать студентов в высокие помещения, наполненные ярким, но каким-то чужим холодным белым светом.
  - Подгруппа дельта одевается в защитные костюмы. Подгруппы бета и гамма надевают респираторы, - распоряжался профессор. - Где наши лаборанты? Уснули, что ли?
  - Время полдника, - заметил Ваня. - Чай, заморили кабанчика да опрокинули по чарочке горилки.
  - Любов, Любов...
  - А я что? - Ваня, уже одетый, подошёл к стеклянной стене и заметил в коридоре спешащих лаборантов. - Красиво бегут... - растягивая слова, произнёс он как бы невзначай.
  - Кто? - спросила Лида.
  - Да вон те, в полосатых подштанниках.
  Кто-то заржал до неприличия громко.
  - Ну, у вас и настрой, скажу я вам, - покачал головой профессор, одетый, как и подгруппа дельта, в посеребрённый плащ с капюшоном. В одной руке он держал маску, в другой - перчатки в цвет плаща. - Словно не на практику прилетели, а в цирк...
  - С конями, которые громко ржут, - уточнил Ваня.
  - За мной, - безнадёжным тоном проговорил Макар Степанович и повёл студентов по коридору к винтовой лестнице.
  Они взобрались на несколько этажей вверх, потом прошли сотню шагов по гулкому коридору. Профессор открыл двустворчатую дверь прикосновением ладони. Воздух стал наэлектризованным.
  - Ваня и Сеня, уберите лепестки.
  Парни знали, что делать. Они вынули из механизма в конце комнаты металлический стержень, взялись за парные ручки и начали медленно крутить огромный маховик. Завизжали внутри полых стен тросы. Лёгкая дрожь прошла по зданию.
  - Закрепите на минимуме, ребятки. А вы, Лида и Толя, снимите показания со своих приборов. Остальные за мной. Покажите лица, перчатки и сапоги. Плотно завязали? Отлично.
  Макар Степанович резко взмахнул рукой, и дверь перед ним серой, поблёскивающей пылью осела на полу. Он первым шагнул в следующее помещение, и ноги его плавно оторвались от поверхности.
  - Дышите глубже, - глухо проговорил он через серебряную маску и, ловко двигая руками и ногами, быстро ухватился за железную лестницу, которая вилась вдоль гигантского цилиндра. - Невесомость - неприятная штука, если редко в ней быть. Нам наверх.
  
  
7
  Да, это невесомость. На расстоянии одной тысячи километров от лаборатории находились, образовывая правильный многогранник, пять заколдованных вышек, а на них - янтарные отражатели. Они направляли потоки магии в центр невидимого многогранника, и потоки сходились в том месте, где находилась лаборатория. Вся система работала, лишь когда открывались лепестки под стеклянной куполообразной крышей. Серебряные лепестки закрыты, потоки оборваны, многогранник замкнут в самом себе, а потому магия инертна. Чудеса начинаются, когда между отражателями нет преград из непроницаемого для магии вещества - серебра. Вокруг десятиэтажного цилиндра исчезает притяжение Земли, и маги чувствуют себя как в космосе. Что происходит внутри, никто не знает, ни одно живое существо не было там.
  Под цилиндром имелась особая Комната Фокусировки, которую студенты прозвали Комнатой Желаний, потому что каждый в единственном окошке с посеребрённым стеклом толщиной один метр видел воплощённые мечты и тайные желания. В Комнате иногда взволнованно кружился, иногда сонно плыл то искрящийся белоснежный, то чёрный, как смог, туман. Из этого тумана создавались и тут же разрушались атомы и государства, теннисные мячи и незнакомые астрономам планеты. Всевозможные вещи бились о бетонные стены, рассыпались в прах, носились тёмные силуэты животных и людей.
  В этих явлениях было столько волнующе-мистического, необъяснимого и вместе с тем реального, что никто не мог выносить этого зрелища. Минута, и студент, который неделю горел желанием хоть одним глазком заглянуть в окошко Комнаты, бежал прочь с тяжёлым чувством на сердце. Чувство это через час непостижимым образом обращалось в ещё более жгучее желание вернуться. Магия звала.
  
  
8
  - Наверх, ребята, - повторил Макар Степанович.
  Но магия звала, и в числе студентов подгруппы дельта нашёлся один такой, которого магия захватила в железные объятия. Все последовали за профессором и карабкались вверх, крепко цепляясь за перекладины лестницы на случай, если чуткий аппарат заметит подозрительные всплески магического излучения и выбьет держатель маховика, а тот мгновенно закроет лепестки, и невесомость исчезнет.
  Но высокий худенький паренёк Витя не слушал профессора. Ступив в помещение с цилиндром, он вдруг затряс головой и начал бормотать: "Посмотреть, надо посмотреть, хочу посмотреть". Впопыхах и во всеобщем возбуждении никто не заметил странного поведения, а Витя, облизывая губы, на носках сапог прошёл к лестнице и быстро начал спускаться вниз, через отверстие в полу.
  - Смотреть... смотреть, надо смотреть, - громко бормотал он.
  - Дронников, ты куда? - вдруг закричал Ваня.
  Витя с непостижимой проворностью стремительно спускался вниз, на ходу срывая маску.
  - Профессор, Дронников на Комнату хочет посмотреть, - пропела местная "шестёрка" Тося.
  Макар Степанович велел оставаться на местах, крепко держась за перекладины, а сам оттолкнулся и быстро поплыл к отверстию.
  - Профессор, надо держаться, - робея, заметил Сеня.
  Но Макар Степанович не слышал. Он только круто развернулся ногами в направлении пола. Это и спасло ему жизнь.
  Витя был уже возле Комнаты, в полумраке нижнего этажа. Окошко полыхнуло белым ледяным светом, и Витя, на лету зубами сорвав перчатку, ладонью правой руки гулко ударился о стекло. Цилиндр вздрогнул, что-то пикнуло в отдалении, тросы зажужжали роем потревоженных пчёл и невесомость исчезла. Девчонки пронзительно заверещали, все ударились о железные перекладины, а Макар Степанович приземлился на ноги и сразу же рухнул навзничь, как подкошенный. Из губ вырвался протяжный стон.
  - Профессор!!!
  Все начали спускаться вниз. В условиях гравитации это было привычно и удобно.
  А Витя продолжал парить в горизонтальном положении. Глаза впились в туман, который не исчез из-за разорванной связи с янтарными отражателями, а сделался наоборот ещё гуще и метался по Комнате серыми клочками облаков.
  Витя сорвал другую перчатку, запустил руку в карман и вынул... - нет, в это невозможно поверить! - волшебную палочку. Её заострённый край он ткнул в стекло, и оно покрылось паутиной трещин. Тысячетонная лаборатория словно билась в ознобе мелкой дрожью. В ушах застрял фоновый, какой-то удушающий гул, словно неминуемая катастрофа заговорила языком звуков.
  - Смотреть... - произнёс последний раз Дронников, и с его губ сорвались алые шарики крови.
  Они горизонтально упали на стекло, которое вдруг превратилось в сверкающие кристаллики. Туман подхватил их и обратил в себя, а потом осторожно высунул из Комнаты полупрозрачные щупальца и запустил в нос и рот Вити. Через секунду лицо парня посерело, глаза расширились и закатились.
  Витя сам стал туманом.
  
  
9
  Он проснулся от странного ощущения, будто кто-то на него смотрит. Реальность вернулась в ту же секунду, а с ней накатил леденящий ужас. Ночники на стенах почему-то погасли, а студенты на соседних кроватях спали так тихо, словно их и не было. Но был в этой кромешной тьме некто чужой. Его-то глаза-дыры и смотрели на него.
  - Пойдём, - невербально сказал незнакомец, словно уколол мыслью.
  Он не мог противиться, и незнакомец повёл его по тёмным коридорам. Как был босиком, так и вошёл в мужской туалет.
  Одинокий студентик справлял малую нужду.
  - Накажи, - шепнул сгусток тьмы из-за плеча. - Он плохой волшебник.
  Палочка запотела и стала скользкой от напряжения пальцев, но рука была тверда на праведный суд.
  
  
10
  - Сегодня утром около мужского туалета факультета магических финансов найден студент. Имя его вы и сами уже узнал. Он получил тяжёлые увечья. Его исполосовали. Он потерял много крови, но, к счастью, жив. Находится в лазарете. Но хуже всего то, что администрация университета почти уверена: ужасное преступление совершил один из нас. Предположения о проникновении преступника в здание университета исключены, хотя охрану мы вынуждены усилить. Со всеми будут проведены беседы, собрания, открытые уроки и анкетирование.
  
  
11
  Девушки кричали что-то, но никто не мог разобрать слов. Студенток схватили, усадили. Они ещё долго бились в истерике, прежде чем стало ясно, что они увидели нечто ужасное этажом выше. Побежали туда. На одной из стен висел Пашка Пельман из группы ВП-05. Ему в запястья кто-то всадил гвозди по самые шляпки. Ещё два гвоздя пронзали одежду чуть выше плеч. На одежде он и держался.
  Студентов разогнали, Пашку унесли. Он оказался жив.
  
  
12
  Взволнованный шёпот по углам, подозрительные взгляды, редкие нелепые смешки. Всех словно придавило случившееся. Боялись туалетов и пустых коридоров. Ходили только группами. Договорились спать при свечах. Назначили дежурных, не смыкавших глаз.
  Минула неделя, две. Всеобщий психоз начал стихать. Всё бы так и заглохло в рамках местного расследования несчастных случаев, если бы не обнаружилась пропажа пяти человек из разных факультетов.
  Сразу же решили, что это и есть преступники, участники какой-то университетском группировки. Трое суток вели поиски. Исследовали каждое помещение, каждый закоулок. Нашли с полсотни неизвестных ранее ходов и скрытых люков.
  На четвёртый день Ванюша вошёл в зал факультета теории магии с перекошенным лицом и выдавил:
  - Пять трупов в гробах у входа в главный зал.
  Он плавно, как в замедленном кадре, опустился на стул.
  - Я так больше не могу, ребята.
  И заплакал.
  
  
13
  Занятия отменены. Специальная комиссия по расследованию несчастных случаев прибудет из Москвы через пару часов. Лица угрюмы и растеряны. Педагоги подавлены. Общее собрание в центральном зале, а за стеной - пять человек в гробах. Гул встревоженных голосов наполняет помещение.
  Усталой походкой вышел на кафедру ректор университета. Роману Геннадьевичу в этот раз не потребовалось даже кашлять или стучать по кафедре, чтобы привлечь внимание студентов. Все взоры и так были устремлены на него.
  - Ну, что сказать, друзья... - начал он, не веря в собственные слова. - УниМаР впервые в истории закрывается на неопределённый срок. Университет работал даже в Февральскую революцию, даже в Великую Отечественную, но сейчас... нынче враг внутри, коварный враг среди нас, и все попытки его поймать потерпели неудачу. Враг действует слишком осторожно... магией владеет виртуозно.
  Роман Геннадьевич вынул платок и вытер капли пота со лба.
  - Что ж, товарищи, я всегда считал эту меру необходимой, но коллеги были со мной не согласны, - он махнул кому-то стоявшему в дверном проёме у сцены. - Закатывайте.
  Студенты, педагоги и родители увидели большие серебряные ящики на низких каталках. Ясное дело, магия не применима к ящикам, ни один даже самый великий волшебник даже на дюйм не сдвинет из с места с помощью заклинания. Их доставили вручную.
  - Теперь каждый из присутствующих здесь должен положить волшебную палочку в один из ящиков, пройти за моей спиной по сцене и выйти вон в ту дверь. Каждый. По очереди.
  Несколько профессоров были уверены, что ректор встретит сопротивление среди студентов, но этого не произошло. Никто не сказал ни слова. Те, кто стоял ближе к кафедре, первыми начали расставаться с палочками.
  Церемония растянулась на час, и когда люди начали по кругу возвращаться в зал, Роман Геннадьевич выглядел чрезвычайно обессиленным.
  - Теперь я, - сказал он, поднял руку вверх, показывая палочку, а потом положил её в заполненный доверху ящик. - Палочек нет. Закрывайте, - он вздохнул. - Но это не всё. Помогите.
  Люди, которые закрыли ящики, отдали ключи ректору и помогли ему сдвинуть занавес.
  - У нас куча секретов, - слабым голосом и с вымученной улыбкой добавил Роман Геннадьевич.
  Он достал из-за пазухи большой ключ, сунул в скрытую замочную скважину и сдвинул в сторону стену, за ней ещё одну. Он шепнул заклинание и выхватил из воздуха ручку двери, которая материализовалась секунду спустя. Новый ключ, щелчок и перед взором обескураженной публики появился из темноты крошечной каморки рубильник.
  - Вы думаете, мы балуемся электричеством? - крикнул ректор. - Это удел простаков. Вы видите самую экстренную меру - магоотвод. Думаю, не надо вам объяснять, что он заблокирует всякие чары в университете. Даже еду придётся носить руками. Вы готовы стать простаками до конца дня?
  Одобрительный гомон пронёсся по залу. И снова скептики были удивлены.
  - Да будет так.
  Многие думали, что сейчас разверзнутся небеса и земля поколеблется, но подобного не случилось. Рубильник со скрипом подался вниз. Роман Геннадьевич убедился, что он находится в крайнем положении и запер дверь.
  - Дождёмся комиссии и по домам. После расследования палочки будут возвращены. Это будет не позднее вечера завтрашнего дня. Спасибо за понимание...
  - Позвольте, Роман Геннадьевич, - подал голос Пётр Сидельников, староста факультета теории магии.
  Озадаченные студенты расступились, и Пётр проворно вскочил за кафедру.
  - От лица всех присутствующих я хочу выразить благодарность руководству университета и лично ректору...
  Многие одобрительно закивали. Роман Геннадьевич зашевелился и даже чуть покраснел. А Пётр вдруг обхватил его рукой за шею и похлопал по плечу.
  - Ты сделал всё, что нужно, чувак, - сказал он, и у одной половины зала мгновенно перехватило дыхание, а другая была уверена, что ослышалась. - Всё ништяк, так держать.
  - Прости... - пролепетал ректор.
  Лица присутствующих отражали крайнее изумление.
  - Я бы со своим котелком не допетрил, не придумал, чтобы всё стало тик-так, чин-чинарём, а сейчас всё гладко, прям как попка нашей Анечки.
  Безумие зашкаливало.
  - Петя... Я не понимаю, что с вами...
  - Ни одной палочки на километры в округе. Магия заблокирована. Но никто не врубается. Никто, да? - Сидельников оглядел зал и вдруг расцвёл, как майская роза. - Это ж я был. Я! Это я всё сделал. Наказал Крапивкина, распял Пельмана и прочие необходимые вещи.
  Удар молнии в кафедру не произвёл бы такого ошеломляющего впечатления, как эти слова. Пётр Сидельников, староста факультета!
  - У меня миссия, чуваки, миссия или что-то вроде того. И я не сумасшедший. Если бы я был псих, я бы не смог проделать во-от такой весёлой штуки.
  Пётр вынул из кармана палочку, длинную, чёрную, грозную. Повертел её в руках, а потом вдруг навёл на ящики.
  - Думаете, я слетел с катушек? Пипец вы тупые, если так думаете. Магоотвод и прочая хрень? Да забейте.
  Он сделал едва уловимое движение, и ящики поднялись в воздух. Люди ахнули. Серебряные ящики порхали, как бабочки! Нет, нет и нет! Это же невозможно!
  - Те, в гробах, думаете, я их убил? Они живые. Ну... то есть не совсем живые... они теперь мои верные слуги.
  Снова движение, и под крики публики, разбивая большие стёкла зала, влетели гробы и повисли над головами.
  - Встать! - велел Пётр, и студенты, которые до этого считались погибшими, поднялись во весь рост, качаясь в гробах, как в лодках на волнах. - Теперь послушайте, что я скажу. Я вам не враг, но и не друг, если вы не пойдёте за мной. Мы на заре новой эры, эры великой магии. Мы построим цивилизацию, достойную нас. Простакам придётся распрощаться с планетой. Магия - сила, а сила на нашей стороне. Будущее за нами. Сейчас я выберу некоторых из вас и пошлю в народ, дабы он узрел явление силы и наступление новой эры. Эти избранные будут носить мой знак. Знак Повелителя серебра.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"