Чайко Артемий Александрович: другие произведения.

Весёленький Новый Год или Ничего Хорошего (Чиллфейс)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга была написана в период с 24.05.2001 по 07.06.2001 гг. накануне поступления в Университет. Затем в 2004 году я отправлял сей труд на литературный конкурс, причём первый раз в жизни. И вот прошло 12 лет и я вновь нашёл этот рассказ, но публиковать не думал. Однако всего нескольких слов моей Любимой хватило, чтобы вдохновить меня на эту работу! Готовая переработанная версия написана в период с 31.01.2016 по 02.02.2016 гг. Рассказ создавался в период глубокой депрессии и отражает моё душевное состояние того времени. Иллюстрации я нарисовал уже сейчас, стараясь подражать своим же собственным рисункам того времени, вроде бы вышло вполне похоже. Буду рад услышать ваше мнение, поэтому напишите, пожалуйста, комментарий, если прочли. Спасибо!


  

Чайко А.А.

  

ВЕСЁЛЕНЬКИЙ НОВЫЙ ГОД

  

ИЛИ

  

НИЧЕГО ХОРОШЕГО

  

(ЧИЛЛФЕЙС)

  

0x01 graphic

  

ЧАСТЬ 1

  

ЧИЛЛФЕЙС

  
   Люди толпились на набережной узкой речушки, вытекающей из водохранилища. Они ждали этого момента уже много лет, последнее появление "городской достопримечательности" стоило жизни многим горожанам. Но люди всё равно приходили, ведь пропустить столь ошеломляющее зрелище было просто невозможно! Его не видели три года, и многие стали думать, что Он больше не вернётся в Нью-Анджелес. Эта мысль пугала людей, ведь, несмотря на всю свою разрушительную силу, существо, появляющееся в городе лишь самыми холодными зимами, было единственной его ценностью, тем, что отличало городок от сотен таких же, как он, безликих людских поселений. Как Эйфелева башня в Париже, Статуя Свободы в Нью-Йорке или Кремль в Москве.
   Эта новость застала кого где: дома в кровати, в автомобиле по пути на работу, в универмаге за покупкой новогодних подарков для близких и знакомых, ведь скоро Рождество - главный праздник года. Объявление по радио потрясло горожан:
   - Два часа назад с севера в водохранилище вошёл Чиллфейс! Уже уничтожен химический комбинат! - в голосе диктора звучали ликующие нотки, он просто не мог скрыть волнения и радости. - Живой айсберг вернулся! Вернулся!!! - он еле сдерживал смех. - Просьба никому не покидать своих домов!
   После этих слов город буквально сошёл с ума: жирные горожане, тяжело дыша, вскакивали со своих диванов, хватали с вешалок потёртые плащи и бегом бросались к набережной, дабы созерцать это ещё не объяснённое с точки зрения науки явление. Радость по поводу появления существа на мгновение даже заглушила странноватое тоскливо-беспокойное чувство, которое таилось в самых укромных уголках разума жителей всего города последние предпраздничные недели. К тому же и погода была весьма подозрительной и пугающе тёплой, чего не было никогда ранее. Дни стояли просто весенние, и даже декабрьский снег на улицах начинал таять.
   На набережной творилось что-то невообразимое. Уйма людей стояла, замерев, всматриваясь в мутную гладь грязной промышленной реки.
   Вода колыхнулась, и все затаили дыхание: высоко над домами в синей мгле звёзды падали на город подобно снежинкам, всё застыло и как в зимнем сне, время остановилось. Ледяной воздух обжигал лёгкие стоявших на набережной, но не мог прогнать их отсюда. Мороз исходил от воды, вернее, от того, кто сидел под кирпичными сводами моста.
   Кошмарный рёв взорвавшегося вулкана оглушил толпу. Сперва из воды показались две тонкие ледяные пики, они поднимались и постепенно переходили в прозрачные рога чудовища. Часть собравшихся, лишь завидев хрустальную голову существа, с истошными криками бросилась прочь с набережной, другие хотели всё же досмотреть потрясающее представление, и эта задержка стоила им жизни. Из воды уже показались огромные пустые глаза Чиллфейса, и исходящего от них мороза хватило, чтобы задержавшиеся людишки превратились в ледышки.
  

0x01 graphic

  
   Площадь наполнилась хрустом, это фасад стоящего на другой стороне набережной дома обледенел и стал осыпаться в реку. Вместе с кусками кирпича и бетона из окон полетели зеваки, смотревшие на чудовище, не выходя из дому.
   Они падали в водоток и разбивались о воду, разлетаясь на тысячи осколков. Площадь опустела за доли секунды. Те, кто не успел убежать, повалился наземь и примёрз к мостовой. Потоки мороза, исходящие от чудовища, давали эффект жидкого азота.
   Кто успел и отбежал на безопасное расстояние, с восторгом смотрел на жуткую картину, разбивающихся о мостовую людей. Когда существо подняло над водой свою гигантскую голову целиком, уже все близлежащие строения покрыла толстая корка льда. Голова Чиллфейса была образована огромными кусками льда, как будто сваленными в кучу каким-то неведомым дворником, среди них виднелись куски арматуры и бетона с разрушенного завода. Ещё один громогласный рык, и Чиллфейс стал понемногу отступать, было видно, как он просачивается сквозь решётки канализационных коллекторов, двигаясь к главной очистной станции города.
  

* * *

   Немолодой и весьма полный полицейский Джонсон встал сегодня усталый и мрачный, ко всему ещё и раньше обычного. Узнав третьего дня, что его выгоняют на пенсию, жена, которая была моложе, бросила его, и теперь некому было приготовить старому копу утреннюю еду. Джонсон не завтракал вот уже три дня, а сегодня встал пораньше, потому что его напарник Вильямс, молодой и неопытный полицейский, пообещал прийти с утра и приготовить чего-нибудь поесть.
   Раздался звонок в дверь, Джонсон поспешил открыть и впустить Вильямса. Парень принёс два больших бумажных мешка, набитых доверху продуктами, и уже пошёл на маленькую кухню Джонсона, чтобы заняться приготовлением завтрака, как вдруг зазвонил телефон. Джонсон снял трубку:
   - Больше не звони сюда, Сандра, никогда не звони! Слышишь? Никогда!!! - гаркнул он в трубку железным голосом, подумав, что это его жена пытается наладить отношения.
   - Ты чё?! - раздался в ответ разъярённый голос лейтенанта Перкинса. - Я не знаю, какие у тебя там проблемы с женой, но ты мне нужен прямо сейчас, и твой напарник-сопляк тоже! Так что ваш пикник закончился, живо ноги в руки и дуйте ко мне в управление, ну! - добавил начальник, переходя на крик. Джонсон злобно бросил трубку и грязно выругался.
   - Извини, Вильямс, - обратился он к напарнику упавшей интонацией, - я понимаю, ты хотел меня накормить завтраком, отличным завтраком, да и я не прочь попробовать твою знаменитую стряпню... Но наш главный хмырь вызывает, у него там что-то случилось, наверное, опять проблемы с Чиллфейсом!
   - А я всю жизнь мечтал поймать его и исследовать! - признался Вильямс.
   - Кто знает, может быть, тебе ещё представится такая возможность. Дела, связанные с Чиллфейсом наш дорогой патрон всегда "доверяет" лично мне, а теперь, значит, и тебе! - прозорливо пошутил Джонсон и сам невесело рассмеялся.
  

* * *

   Старенький драндулет Джонсона неистово грохотал по чёрной, залитой талой водой мостовой.
   - Идиотская погода! - то и дело восклицал водитель, когда машина в очередной раз попадала колесом в свежую лужу.
   По такой дороге ужасной они добрались до управления только через час. Шеф пребывал в ярости, казалось, он сожрёт Джонсона сразу, как только тот войдёт в кабинет. Лейтенант ходил по комнате взад и вперёд, размахивал руками и злобно кричал.
   Джонсон распахнул дверь чуть ли не пинком и вперил в лейтенанта свой злобно-голодный взгляд:
   - Я не успел пожрать, а тебе наплевать?! Ещё и орёшь на меня! Ну и какого лешего тебе понадобился старый больной пенсионер?! - с порога заорал Джонсон на растерявшегося от неожиданности лейтенанта Перкинса.
   Но тот тут же собрался и ответил аналогичным тоном, переходящим в разъярённый вопль:
   - Какого?! Полоумный хрыч! ЧИЛЛФЕЙС! ЧИЛЛФЕЙС-ЖИВОЙ АЙСБЕРГ В ГОРОДЕ!!!
   Джонсон скептически нахмурился:
   - Да ну!
   - У нас уже две сотни жертв среди населения и гигантские разрушения недвижимости, а ты говоришь "какого"?!
   - Я жрать хочу, и мне наплевать на ваши проблемы!
   - Там люди обезумели, все бегут к набережной этой убогой речушки, где и дохнут как мухи, а у тебя аппетит разыгрался?!
   - А я что могу? Пойти разве что ловить его сачком... - попытался отвертеться Джонсон, но Перкинс вновь перебил его:
   - Что можешь? Ха! Теперь - это твоё дело, я его тебе торжественно поручаю. Рад? Тогда иди и обрадуй напарника!
   Джонсон вышел из кабинета темнее тучи, ещё более злой и недовольный, чем прежде. Заниматься делом Чиллфейса не представлялось возможным: потому как существо даже не могли исследовать из-за лютого мороза, исходящего от его поверхности и дающего при приближении эффект жидкого азота.
   - Ну, с чего начнём? - в голосе Вильямса чувствовался энтузиазм.
   - С того, что поедем в городскую библиотеку и прочитаем все, какие найдём, книги про айсберги. Надо узнать, чем его можно уничтожить, - предложил Джонсон какую-то странную идею, граничащую с бредятиной.
   - И ты действительно думаешь, что мы сумеем Его убить?
   - Ну, постараться-то можно... Тем более, что скоро весна, и он, может быть, уйдёт обратно в свою Антарктиду. А пока нам следует делать вид, что в самом деле ведём борьбу и, может, даже в силах его уничтожить. Горожане должны спать спокойно, чувствуя, как полиция их "охраняет"...
   Джонсон говорил с иронией, но Вильямс как будто этого не замечал. В его голове уже детальным образом разбирались все возможные варианты уничтожения чудовища.
   - Мы можем использовать газовые горелки или сварочные аппараты... - предложил он.
   Джонсон в ответ лишь смерил напарника скептическим взглядом.
  
   Вскоре они уже сидели в старой машине Джонсона, водитель положил руки на руль и задумчиво посмотрел вдаль:
   - Хотя кому Он мешает? Ведь люди сами идут, чтобы посмотреть на Него! - взгляд старого копа замер на чём-то, видимом только ему. -Ладно, поехали! - добавил он, немного помолчав.
   Машина долго громыхала по изъеденной колёсами мостовой, иногда просто плывя в ручьях талой воды и кучах грязного снега. На одной улочке Джонсон вдруг притормозил и стал пристально вглядываться в широкую щель между домами.
  

0x01 graphic

  
   - Что там?! - немного нервно поспешил уточнить Вильямс.
   - Пока ничего, да и ничего хорошего тоже! Там в дорожке выдолбленный водосточный жёлоб. Чиллфейс может протечь через него на главную городскую площадь, и это не очень-то хорошо!
   Машина тронулась снова. В утренней мгле утопавшие в темноте фасады домов выглядели ещё более пугающими и давящими. Массивные каменные узоры придавали им угрожающе-гнетущий вид. С дома на дом через улицу были перекинуты странные технологические конструкции, напоминающие строительные леса или опоры высоковольтной линии.
   В своё время служившие для каких-то целей, они были заброшены ныне. Люди, жившие в Нью-Анджелесе, использовали каждый сантиметр свободного пространства, ведь город был просто дико перенаселён. Данные нагромождения также очень быстро стали использоваться местными жителями для своих нужд. На них располагались антенны телевизоров, ящики с чахлыми цветами, оранжереи, самодельные летние балконы и прочее. Но кроме всего этого, люди, живущие в городе, были весьма неряшливы. Последняя особенность подтверждалось огромным количеством старья и барахла, которое валялось на конструкциях между целевыми постройками. Одни выставляли за окно старые велосипеды, сломанные предметы бытовой электроники и всё то прочее, что жалко было вынести на помойку. Хотя и сами конструкции превратились в некое подобие свалки. А некоторые вообще просто-напросто выбрасывали мусор прямо в окна, и он толстым слоем ложился на перекрытия, за годы спрессовываясь и слёживаясь. Эти странные постройки давно облюбовали крысы, их визг был слышен даже из машины. На нижней части нависающих конструкций располагались фонарики, призванные освещать трассу, но они были настолько загажены проворными грызунами, что вовсе не выполняли своей функции.
   После поездок по подобным улицам Нью-Анджелеса его главная площадь, на которой располагались все основные административные городские здания, включая и библиотеку, выглядела особенно красивой и чистой. Это было единственное место в городе, где под ногами не валялось мусора.
   Начало светать, рассвет в город приходил поздно и нехотя, в утренней дымке высотные дома казались только серыми тенями, а мостовая, выкрашенная в зелёный цвет, и вовсе блёкла и теряла всякий вид.
  

* * *

   К девяти часам утра Джонсон и Вильямс вот уже час просидели в библиотеке. Странная идея о чтении научной литературы привела лишь к тому, что они поняли: нигде кроме их города о Чиллфейсе никто ничего не знал, а читать статьи про обыкновенные айсберги не имело никакого смысла.
   Спустя ещё немного времени Джонсон встал, подошёл к окну и осторожно одним пальцем отодвинул штору:
   - А это ещё что за дикость?! - Джонсон протёр глаза.
   В этот момент и Вильямс привстал с библиотечного кресла и сделал движение корпуса к окну, из-за которого уже отчётливо доносился нарастающий рёв полицейских сирен.
   - Что там?! - судорожно собираясь с мыслями, пробормотал Вильямс.
   - Мда-а-а, - протянул Джонсон, - наши ребята-придурки совсем с катушек слетели! Кого это они там гоняют? Площадь-то пустая!
   Вдруг глаза Джонсона вылезли из орбит: он увидел, что площади нет, а вместо неё перед мэрией вровень с краями бордюра стоит огромная ледяная лужа. В центре бывшей площади из огромных кусков льда складывалась голова оледенелого чудовища. Она росла с быстротой и вскоре достигла уже высоты соседнего двухэтажного здания.
   Машины полиции, их было шестнадцать, остановились с разных сторон, на подъездах к площади, но не рискнули заехать на неё из-за лютого мороза, который исходил от живого айсберга Чиллфейса.
   -Ты посмотри!!! - истерично вскричал Джонсон. -Ну, скажи, где ещё на свете есть подобное чудо!? Кто может похвастать тем, что в его городе живёт, пусть всего лишь бывает, да нет. Всё равно ЖИВЁТ! Живёт ЖИВОЙ АЙСБЕРГ!!! Только мы ОДНИ! - он закончил тираду уже победным, ликующим голосом.
   - Почему они стоят, их что, не учили в академии? - воолновался Вильямс. - Надо идти туда и объяснить им, что нужно делать!
   - А что нужно делать?! - Джонсон просто ошарашил напарника своим вопросом.
   - Ну, я не знаю...
   - Тогда Я знаю! Ну, конечно! - Джонсон уже прикидывал в своей голове фантастический, как ему казалось, план действий.
   - Ну! - не выдержал Вильямс.
   - Смотри! На той стороне улицы, за площадью! Это магазин строительных товаров.
   - Значит всего лишь надо... - начал понимать молодой коп, но Джонсон договорил за него:
   - Добраться до магазинного склада и взять оттуда газовые горелки и лопаты. Может быть, мы сможем его растопить!
   - Да, да! Ты - гений, Джонсон!
   Вильямс выскочил из библиотеки и сломя голову бросился к супермаркету, прыгая как обезьяна по ещё не застывшим карнизам в основании зданий. На бегу он размахивал бляхой и кричал парням из управления, чтобы они бежали к нему и делали то же самое. Джонсон бросился следом. Тяжело дыша, он подлетел к двери магазина и, несколько раз выстрелив из револьвера, сбил висячий замок. Вместе с напарником они вмиг подняли тяжёлые металлические шторы-жалюзи, закрывавшие входную дверь, и проскользнули внутрь. Один из полицейских, очевидно, самый умный, понял, что собираются делать новоиспечённые герои, и ринулся им на помощь. Остальные, движимые стадным инстинктом понеслись следом, и все вместе ввалились в маленькое помещение магазина.
   - Это частная собственность! - сам не зная зачем, пролепетал Вильямс.
   - Мы сами полиция, причём, пытающаяся спасти этот город от обледенения! - прокричал в ответ Джонсон, расставив тем самым все точки над "i".
   Как по команде, толпа полицейских, почти что одновременно поразбивала витрину рукоятками пистолетов и вооружилась новенькими газовыми горелками и сварочными аппаратами.
   Вильямс выглянул за дверь, чтобы уточнить точное местоположение чудовища, но от увиденного тут же отпрянул назад:
   - Эй! Он у самой двери! - с этим криком Вильямс подпрыгнул и, уцепившись за декоративное растение, прикреплённое над дверью универмага, повис на его стебле.
   Все обернулись и устремили взгляды в дверной проём, где за порогом перекатывалась и бурлила огромная морда Чиллфейса, сложенная кусками льда.
   Живой Айсберг бушевал. Чиллфейс накатывался на стены магазина волнами, как будто пытаясь взять его штурмом и, возвращаясь обратно, уносил в своей толще обледеневшие элементы внешней отделки супермаркета. Полицейские кучкой жались в дальний угол, и некоторые уже прикидывали, как бы смотаться через окно. Но в этот момент Чиллфейс стал вдруг абсолютно плоским и, растёкшись, занял всю огромную площадь. Теперь стало слышно, как хрустят и трескаются ступеньки лестничных маршей и окна первых этажей, до которых доходил мороз от Живого Айсберга.
   - Сейчас или никогда!!! - подобно полководцу, громогласно прокричал Джонсон и одним прыжком пересёк лужу у входа, оказавшись на выступающем из Чиллфейса куске тротуара. Он рванул рукоять баллона, и из него вырвался столб алого пламени. - Съешь это!!! - крикнул Джонсон и сунул огненный язык в ледяное чрево чудовища.
   Раздалось шипение, и поднялось облако белого пара. Мостовая, в том месте, куда Джонсон ткнул факелом, стала понемногу оттаивать. Куски льда уплыли вслед за хозяином, а оставшиеся капли монстра просто-напросто испарились.
   Морда Чиллфейса возникла на другом конце площади, она поднялась на три метра над землёй, раскрыла свою огромную прозрачную пасть и издала такой ужасающий вопль, что копы позатыкали уши.
   Теперь монстр принимал и вовсе дикие формы: вода побелела, а огромная голова перетекла на маленький "горбатый" мостик через сточную канаву подле здания мэрии. Сверкающие рога чудовища запутались в четырёх фонариках, стоящих по краям перил, и те со стеклянным звоном рассыпались на мелкие ледяные осколки.
   В этот момент полицейские в магазине попытались было сгрести остатки Чиллфейса на входе лопатами, но те после соприкосновения с поверхностью айсберга становились хрупкими как стекло, а коснувшись её второй раз - рассыпались на ледяную пыль.
   Чиллфейс уже облепил стену городской мэрии и теперь медленно, но верно поднимался по ней к самой крыше старого здания. Фасад трещал и осыпался...
   - Нельзя дать ему уйти! - призывал Джонсон, в его голове вновь зрел невероятнейший план.
   Он сделал несколько пока неуверенных шагов и со всей силой прыгнул через ледяной ручей, преграждавший путь к его машине. Приземлился без двух минут пенсионер на передний бампер старого драндулета и каким-то волшебством удержался за зеркальце, едва не упав в ледяную лужу.
   - Молодец, Джонсон, Джонсон молодец! - Вильямс как будто понял, что хочет сделать его напарник и стремился подбодрить того одобрительными криками.
   Джонсон открыл клапан газового баллона на максимум, и гудящий язык пламени вырвался из заточения на метр вперёд. Затем Джонсон размахнулся и что было мочи метнул горящий баллон в сторону ужасной морды. В ту же секунду голова Чиллфейса куда-то провалилась, а баллон угодил в стену мэрии: прогремел взрыв. По луже пробежала рябь, из водоворота на месте взрыва донёсся жуткий вопль, и от стены отхлынула пятиметровая волна ледяной воды вперемешку с огромными кусками льда.
   В разных частях ледяной волны то и дело виднелась искажённая морда Чиллфейса.
   Джонсон чудом ухитрился подпрыгнуть и уцепиться немолодыми руками за фонарь, прежде чем волна накрыла его машину. Под натиском нескольких тонн льда автомобиль снесло в сторону, и под ногами у Джонсона больше не осталось опоры. Отнесённая волной в сторону, машина мгновенно обледенела "с ног до головы", вернее "с колёс до крыши", и рассыпалась на составные части. Очередная волна, ударив по корпусу, просто расколола её с хрустом сухой шоколадки.
   Кошмарно бурля и рыча, Чиллфейс стремительно стал утекать в канализационную канаву, идущую вдоль стены здания городского собрания. Перед тем, как Чиллфейс окончательно скрылся в отверстии люка на дне канавы, один кусок с такой силой ударил в фонарь, на котором висел Джонсон, что тот, не удержавшись, полетел вниз. Он уже поверил, что околеет, упав в эту ледяную кашу, и так бесславно закончит свою карьеру, но к моменту приземления весь Чиллфейс уже утёк, и он просто грохнулся в грязную лужу. Но, кажется, он был рад именно такому исходу своей дурацкой затеи, всё же жив остался!
  

0x01 graphic

  
   Копы понемногу стали выбираться из магазина и собираться в кружок вокруг сидящего на асфальте в луже Джонсона.
   - Эй, ты цел? С тобой всё в порядке?! - нервничал Вильямс, прыгая вокруг напарника.
   - Да-а-а... - протянул Джонсон, потирая рукой ушибленную задницу. - Со мной всё, вот только плащ свой промочил, а с вами совсем наоборот! Пропёрлись по полной программе, разнесли магазин, изуродовали инвентарь, а Чиллфейса упустили! Да, ребятки, мы облажались! Ну, долго я ещё буду торчать в этой дурацкой луже?! Дайте же пенсионеру хоть кто-нибудь руку!
   После этих слов все копы стали вместе пытаться помочь Джонсону встать с тротуара, но только сами повалились в скользкую снежную мешанину и промокли до нитки.
   - Ну и помощнички у меня, не дай Боже таких! - не уставал приговаривать старый, видавший виды полицейский Джонсон, барахтаясь с толпой рослых идиотов в грязной луже прямо напротив мэрии.
  

ЧАСТЬ 2

  

ЧИЛЛФЕЙС 2 - ХОЛОДНОЕ ЛИЦО В НЕБЕ

  
   Он аккуратно открыл тяжёлую старую дверь, стараясь, чтобы она не издавала звуков, но скрип всё же раздался жуткий. Он вышел из тёплого подъезда, и ледяной воздух с крыш тут же обжёг его лицо. Он поднял воротник плаща и стал быстро ступать по хрустящему и искрящемуся снегу, которым была завалена кровля. Каждый раз, когда в глубине чердаков раздавался шорох, он вздрагивал и, судорожно сжав губы, резко оглядывался, как будто ожидая недоброго. Хотя чего ещё можно было ожидать ночью на верхотуре в этом проклятом городишке?!
   В конце тёмной крыши у входа в разрушенную ветрами оранжерею возникла оранжевая точка - кто-то зажёг сигару.
   - Ты пришёл! А говорил, что я сошёл с ума, - победно проговорил человек с сигарой в зубах. Это особенно бросилось в глаза пришедшему: то, что он держал сигару не губами, а зубами. - Ну, скажи, что я не прав. Не можешь? А... То-то же, Джек. Я ВСЁ ПОНЯЛ!
   Джек как-то странно смотрел на человека в грязном пальто с сигарой, что сидел на подоконнике оранжерейного окна.
   - Что-то ещё случилось? Только выкладывай быстро, погода проклятая, холод собачий, я продрог до нитки, а ты тут ноешь о каком-то доверии к твоим бредням! - шёпотом вскричал Джек. - Что вообще происходит в этом городе, можешь ты мне объяснить?! - высотный ветер тем не менее подхватил даже его шёпот и разнёс эхом по заснеженной округе.
   - Ты просто не знаешь, но я его вычислил! - человек в плаще стряхнул пепел со своей сигары, но тот, упав, даже чуть-чуть не оплавил льда, такой сильный стоял мороз. - Видишь, - сказал он, указывая сигарой на горстку пепла, -на этой крыше ничего не тает, до самой поздней весны здесь лежит корка льда...
   - Ну и?!
   - А знаешь, почему Чиллфейс приходит только в самые морозные годы?
   - Ну, наверное, Ему свойственно жить в холоде, - предположил Джек.
   - Глупец! Все в этом городе полные идиоты, такие же, как и ты! Тут обратная связь: не Он приходит в самые лютые морозы, а самые морозные годы приходят вместе с Ним, вернее с Ними... - Человек с сигарой обвёл небо над крышей пристальным взглядом.
   - Как это? Ты о чём это, дружище?! - растерялся Джек.
   - Их двое... Два Чиллфейса! То, что ты видел внизу - всего лишь его половина!
   - И где же тогда вторая? - Джек скептически ухмыльнулся.
   - Здесь!
   - ГДЕ?! -Джек в панике отпрянул назад, поскользнувшись и едва не упав, начал судорожно озираться.
   - Что, весело? - теперь уже человек с сигарой ухмылялся. - Я знал, что тебе понравится! А ты всё верно делаешь, теперь всегда надо будет озираться. Это тебе не тот Чиллфейс, этот-то везде и всюду... Но если быть точным, то на соседней крыше.
   - Где?! - переспросил Джек, он присел на корточки, чтобы его не было видно за сугробами, и стал, мучительно напрягая глаза, вглядываться во тьму, но не смог различить ничего кроме снежного тумана, да проглядывающих сквозь него там и тут телевизионных антенн.
   - Он приходит с Северного Полюса, - продолжал курящий человек, - Он дрейфует между полюсами много тысяч лет. Я нашёл упоминания о нём у индейцев Канады и коренного населения Северного Сахалина. Его сносит ветром каждый год, но уж не пойму, почему именно в наш злополучный город. И кстати, Он весьма уязвим для открытого огня.
   - Откуда ты всё это взял?! - недоумевал Джек.
   - Всё у тех же индейцев был "Культ Бога Ледяного Ветра", это существо известно людям уже многие века...
   - Ну и где он сейчас? Я, признаться, ничего не вижу!
   - Посмотри на соседнюю крышу да повнимательней, наш общий "друг" как раз спит в оранжерее...
   Спина Джека покрылась ледяным потом, его аж затрясло от ужаса близости монстра.
   - Но почему же тогда до тебя Его никто не видел?!
   - Видели, но просто не обращали внимания, не замечали! Чиллфейс номер два представляет собой белоснежную ледяную тучу, и только изредка в её клубах можно различить кошмарную морду чудовища...
   - А как он выглядит? - Джек продолжал говорить шёпотом и всматриваться в ночную мглу.
   - Он очень похож на первого, земного Чиллфейса, но если последнего легко заметить, то эту тварь отличить от обычных облаков практически невозможно...
   - А как же ты его видишь? - недоверчиво поинтересовался Джек, у него ещё тлела надежда, что вся история его старого друга - всего лишь байка сумасшедшего человека.
   - А я и не вижу, - честно признался Человек с сигарой и развёл руками, - из него иногда сыплются куски льда, вот по этому ледяному следу на крышах я и нашёл его ночное пристанище, ведь лёд из Чиллфейса никогда не тает... - он указал рукой с почти догоревшей сигарой в сторону еле-видневшейся оранжереи, возвышавшейся над старым массивным домом, всего в двух метрах от крыши, на которой стояли они сами.
   - Ты в своём уме, Берни?! - Джек схватил Человека с сигарой за руку. -Давай валить отсюда, пока не поздно!
   - Ну уж нет! Я не за тем сюда пришёл, чтобы бежать позорно и трусливо! У меня есть особый фейерверк, я подорву эту сволочь, будет знать, как соваться в мой город!
   - Берни! Да ты и вправду с ума свихнулся! Эти твари на десяти метрах от себя сталь крушат морозом, а что тогда о нас с тобой говорить-то?! От нас с тобой через секунду ледышки останутся, как только он рядом пролетит!!! - закричал Джек, пытаясь образумить товарища, но тот словно бы находился в каком-то ступоре и ничего не воспринимал.
   Неожиданно Берни вскочил на ноги и одним скачком перепрыгнул на соседнюю крышу. Джек неимоверно боялся и страшно хотел уйти, даже ноги несли его обратно, но он не мог бросить своего друга одного на злополучной крыше, пускай даже бывшего друга, один на один с ледяной тварью. И он прыгнул следом...
   С виду на крыше не было ничего, что могло бы насторожить. Ни единого звука, кроме тихого шелеста снежинок, плавно ложащихся на сугробы, покрывающие кровлю. Они подошли вплотную к старинной металлической конструкции, выкрашенной зелёной краской. Окна оранжереи занесло снегом, и в свете фонаря, висевшего над входом, серая кружевная тень от падающих снежных хлопьев тихо стекала по обледеневшим стёклам, ложась под ноги мохнатым ковром.
   - И как ты собираешься открыть эту дверь?! - поинтересовался Джек, указывая пальцем на плотно запертый засов теплицы, на что Берни ничего не ответил, а просто вынул из кармана заранее заготовленный ключ и вставил его в замочную скважину.
   Внутри механизма что-то щёлкнуло, потом раздался ужасающий рёв горного потока, ломающего дамбу, и Берни с Джеком какой-то неимоверной, чудовищной силой отбросило на другой край крыши. Джек с трудом поднялся, отряхиваясь от прилипшего снега, и тут же в ужасе замер: из распахнутых настежь дверей теплицы в небо на несколько десятков метров вырывался бело-голубой ледяной поток, в нём проносились кусочки льда, кружились сверкающие серебром звёздочки снежинок и мелких кристалликов. В какой-то момент Джек смог усмотреть в потоке гигантскую перекошенную злобной гримасой морду уже до боли знакомого существа, так часто смотревшего на него из-за прутьев канализационных решёток на грязных улицах Нью-Анджелеса. Сомнений не было: это был - Чиллфейс. Правда, намного ужаснее и больше водяного, но всё же, как две капли воды похожий на собрата.
  

* * *

   Берни выхватил фейерверк, но не успел им воспользоваться. Ледяной поток тут же выбил его из рук. Уносимый какой-то неведомой силой, фейерверк нёсся над домами и вдруг, зацепившись о железный карниз, рванул: небо ярко озарилось жёлтым светом. Огненный шар вспыхнул так сильно и так близко от крыши дома, что Джек закрыл глаза рукой. Стоя здесь, на самой кромке над уходящими куда-то далеко вниз стенами высотных домов, он мог видеть потрясающую картину: ледяное облако, раньше плотно облегающее упаковку с фейерверком, после взрыва с истошными криками растекалось от вспышки. Оно рвалось на клочки и тончайшие струйки ледяного дыма. Один, самый большой кусок Чиллфейса, издавая чудовищные вопли, оторвался от оставшегося облака и подобно стреле, выпущенной из упругого лука, вонзился в толстенную крышу оранжереи. Он двигался с бешеной скоростью, наполовину погрузившись в помещение теплицы, оставляя при этом за собой сверкающий след обледеневших перекрытий, которые вслед за его движением стремительно осыпались внутрь строения, выбрасывая во все стороны фонтаны ледяных искр.
   Другие кусочки монстра вонзались в стены домов, образуя снежные шапки, они осыпались во дворы. Пролетая, обрывали подоконники и срывали навесы с подъездов.
  

* * *

   Крыша наполнилась звоном, от которого можно было оглохнуть. Обрывки сверкающего бело-голубого облака носились над кровлей, вновь собираясь в единое существо. Они сносили всё на своём пути: антенны, фонарики, перила и даже печные трубы.
   - Берни, у тебя есть запасной?! - прокричал Джек, поднимаясь на ноги.
   - Лови! - Берни бросил товарищу запасную трубку фейерверка, и тот поймал её на лету.
  

0x01 graphic

  
   Джек бросился бежать вдоль правого края крыши, в направлении объединяющегося монстра, зависшего над оранжереей, где он дремал до этого.
   Берни заметил ледяной обрывок облака, несущийся наперерез, и попытался его предупредить:
   - Джек, сзади! То есть с левого края!!! - заорал он что было мочи, стараясь перекричать вой ветра.
   Джек замер и обернулся, чтобы расслышать адресованные ему слова, и в тот же момент ледяное облако, переполненное ледышками, как раз ударило его в левое плечо. Силой удара мужчину развернуло, и он еле сумел удержаться на краю крыши. Тут же второй ледяной кусок врезался ему в грудь...
  

* * *

   Крыши перевернулись "вниз головой" и полетели в небо, ныне оно оказалось уже под ногами Джека и с бешеной скоростью уносилось куда-то прочь от грязных ботинок теперь уже бывшего полицейского. Всего за несколько секунд он пересёк огромное пустое пространство двора и грохнулся о свежезалитый каток. Коснувшись земли, обледеневший от столкновения с Чиллфейсом, Джек хрустнул и разлетелся на миллионы крохотных ледяных осколков.
   Берни упал на живот прямо в сугроб и пополз к лежащему в снегу фейерверку, что выронил Джек перед падением с крыши. Он ухватил его обеими руками и выдернул шнур: из трубы вырвалось пламя и тут же погасло, а через секунду в небо над тёмными домами взметнулся огненный шар, раздался грохот, и кровли вновь озарились ядовито-жёлтым светом. Берни, улучив момент, когда метнувшийся от взрыва Чиллфейс проносился над ним, прицелился, и следующий огненный столб фейерверка пронзил чудовище снизу. Секунды две он горел в дебрях монстра, а после рванул с силой в два раза большей, чем у предыдущего. С трудом собравшиеся воедино обрывки облака вновь распались на мелкие островки снежного тумана, которые наперегонки неслись прочь от эпицентра взрыва.
   Зрелище поразило бы любого: по мере расцветания светового узора ледяная дымка сверкающим венцом расступалась во всевозможные стороны с неимоверной скоростью. Чуть державшиеся ещё с прошлого взрыва кусочки Чиллфейса, не успевшие улететь, растворялись в воздухе, после чего из них вылетали россыпи ледяной "бриллиантовой" крошки. Крышу дома накрыло мельчайшим градом, воздух верхотуры сверкал и перепивался в сине-серебряных лучах фонарей и оранжевых лучах догорающего фейерверка.
  

0x01 graphic

  
   Над крышей встал сплошной слепой звон. Мгновения перестали двигаться, и время замерло: тончайшие ледяные иглы вонзались в снег и, задевая друг о друга, издавали непередаваемый звук. Берни в расхристанном пальто, замерев, смотрел на всю эту красоту. Свет, играющий на всём множестве граней льдинок в сочетании с плотной стеной мелодичного звона, создавал на грязной крыше поистине сказочную атмосферу.
   Льдинки падали на снег и на уже упавшие льдинки, сталкивались в воздухе, отскакивали друг от друга. Ледяные иголки, сталкиваясь, трескались пополам, разбивались в пыль, которая, тая в небе под светом фонарей, лилась на заснеженную крышу прохладными каплями.
   Между несущимися к земле кусками льда уже не стало просвета, а вставший звон достиг своей наивысшей интенсивности. Казалось, что весь мир, подобно хрустальной вазе, упавшей на жёлтый лакированный паркет, звеня, разлетается на миллиарды осколков.
   Берни, от восхищения застывший на месте, как заворожённый, понял, что больше не может стоять, ноги отказывались держать его: ледяные иглы сотни тысяч раз пронзили его тело, и он упал на крышу на бок. Подвергаясь вездесущей силе притяжения, мужчина проскользил по покатой стороне кровли, усыпанной скользкими и гладкими остатками Чиллфейса и, разбив обледеневшее ограждение, вылетел с крыши. Мороз, исходивший от иголок, пронзивших его, превратил последнего в огромный кусок льда. Подхваченный сильнейшим порывом ветра, офицер полиции Нью-Анджелеса Берни Уинстон прокружился над двором и, рухнув, угодил аккурат в сточную канаву дренажной системы, накануне открытую слесарями. Он ударился о дно и неуклюже развалился на несколько довольно больших кусков льда. Грязная сточная вода всё завершила, снеся ледяные обломки в канализационный сток, как будто специально открытый загодя.
   Остатки нового Чиллфейса унеслись в высоту и, утонув в ватных белых глухих тучах, затихли, лишь изредка оглушая округу своим неистовым рёвом. Ледяная пыль осела, и звон стих.
   А на следующее утро старый вечно пьяный дворник аккуратно подмёл обломки, оставшиеся от Джека, и теперь вряд ли кто-нибудь смог бы догадаться, что именно случилось на этой злополучной крыше прошлой морозной ночью...
  

ЧАСТЬ 3

  

ВЕСЁЛЕНЬКИЙ НОВЫЙ ГОД

  
   Джонсон вот уже много часов подряд не вылезал из-за стола с бумагами. С самого утра сев за него, он не встал даже за кофе. Вдруг дверь кабинета распахнулась, и вошёл Вильямс. Он осторожно прикрыл за собой тяжёлый створ и расположился в кресле напротив.
   - Эй, слыхал, что случилось в третьем участке? - произнёс он почти что шёпотом, перегнувшись через стол к самому лицу старого полицейского.
   - Не-е-ет... - прротянул в ответ Джонсон, не отрываясь от бумаг.
   - Детектив Стоквел и патрульный Уинстон исчезли!
   - Кто-кто? - переспросил Джонсон, судорожно пытаясь найти в памяти имена этих людей, ведь когда-то он знал их лично.
   - Ну, Джек и Берни! Помнишь? Так вот, два дня назад пропал Берни, а вчера ночью он позвонил жене Джека и попросил позвать того к телефону. После короткого разговора Джек, не говоря ни слова, собрался и бегом смотался куда-то из дому прямо посреди ночи.
   - Ну и!?...
   - Ну и их больше не видели, а самое шокирующее то, что сегодня утром вот это выловили из сточной канавы:
   Вильямс положил на стол перед Джонсоном чёрно-белую фотографию, на которой был запечатлен осколок полицейского значка, но сделанного не из железа, а изо льда.
   Джонсон присмотрелся:
   - Джек Стоквел N 72!- озвучил он увиденное. - Хочешь сказать, что они встретились с Чиллфейсом?! А какого лешего они полезли на него вдвоём?!!!
   - Лучше скажи, как он оказался в сточной канаве? Ведь обычно перед приходом Чиллфейса их все заваривают...
   - Он мог расколоться раньше, чем попал в канаву, а осколки провалились через прутья решётки, - Джонсон замялся, что-то обдумывая, - хотя, подожди-ка! Это ведь хорошая идея! Надо узнать, где производили ремонт коммунальщики, и где они снимали решётку. Я думаю, этим займёшься ты! Ладно?
   - Ладно, ладно. Тогда встретимся у библиотеки на площади в обеденный перерыв.
   С этими словами Вильямс вышел из кабинета.
  

* * *

   К назначенному сроку они оба подошли к зданию главной библиотеки Нью-Анджелеса.
   - Давай не будем сразу заходить, - предложил Джонсон, - а сперва немного прогуляемся по этой улочке.
   День выдался замечательный. Небо было серым и абсолютно ничего не предвещало. Джонсон и Вильямс неторопливо ступали по слегка заснеженной, утоптанной мостовой, изредка поглядывая в витрины магазинов, украшенные Рождественскими венками и праздничными лентами.
   В этот день площадь была полна людьми. Толстые домохозяйки с маленькими шкодливыми детьми несли домой кипы новогодних подарков. Достопочтенные джентльмены пуританского вида прогуливались под руку с дамами, которые не просто гуляли, а демонстрировали окружающим свои дорогие и ужасно вульгарные наряды. Они мерили простых горожан надменными взглядами, всех, кроме Джонсона и Вильямса, благодаря их блестящим полицейским значкам. Последние приводили проворовавшуюся "знать" в состояние безмолвного ужаса.
   Вдоль домов шли тротуарчики, они скрывали неровности земли и располагались на разном уровне. Одни выше других, благодаря чему создавалось абсолютно сумбурное впечатление. Главная улица города больше напоминала сквер, в котором, правда, ничего не росло.
   Горожане приходили на площадь не столько за покупками, сколько чтобы поговорить друг с другом, погулять перед праздником и подышать свежим морозным воздухом. Улица была перекрыта, и многочисленные автомобили ехали в объезд через другие грязные улочки, а главная магистраль на время новогодних праздников становилась огромной пешеходной зоной.
   Джонсон наверно больше всего в жизни любил ходить по этой главной улице туда и сюда, думая о надвигающихся праздниках вместе с Сандрой, но сейчас его жизнь была пуста, и его одиночество не позволяло радоваться всеобщему Рождественскому веселью так, как раньше.
   На фоне голубоватого неба, проглядывающего в щелях между домов, проносились стаи ворон и стрижей, так странно освещённые солнцем, и как будто не похожие на себя. В этот новый год они летали очень часто, сбиваясь в огромные пугающие стаи.
   Площадь заканчивалась тупиком, все тротуары сливались в единый, вплотную подходящий к витринам многочисленных магазинчиков, которыми были переполнены все первые этажи зданий, располагающихся на площади. Витрины у магазинов были большие, во всю стену высотой, а к дверям вели массивные ступени. Сверху над стёклами располагались тканевые навесы, своей лёгкостью не соответствующие общему виду зданий. Некоторые магазины как бы утопали в фасадах домов в огромных нишах, и перед ними возвышались каменные платформы, к которым вели ступени. В подобных нишах горожане, забывшие зонты дома, обычно пережидали дождь и град.
   Они отошли уже на порядочное расстояние от библиотеки, когда Джонсон заговорил:
   - Ну, что ты выяснил? Выкладывай!
   - Да ничего определённого, действительно в одном месте вчера меняли решётку, она показалась им не слишком прочной. Я съездил туда.
   - И что?
   - Никаких следов Чиллфейса, кроме обвалившихся карнизов на одном из домов, но я ума не приложу, как он поднялся на такую-то высоту... А что у тебя?
   - Тоже мало нового, вчера вертолёт метеослужбы исчез, а на земле грешной всё пока спокойно, Чиллфейс больше не показывался...
   - А может быть, - перебил его Вильямс, - стоит заманить Его на сталелитейный комбинат? Там бы мы его точно расплавили!..
   - По-твоему Он идиот? Ему, наверное, лет триста, а то и больше, Он умнее всего нашего города вместе взятого. Нет, надо придумывать что-то другое, например, заминировать шлюзы водохранилища, и когда Он будет проходить сквозь них, подорвать Его на ледяные кусочки.
   - Знаешь, Джонсон, не сочти меня за полоумного, но мне кажется, что люди любят Чиллфейса, ведь он - это то, что придаёт нашему городу неповторимость и уникальность. Лично я, несмотря на страх, горжусь этим чудовищем, и когда ездил в отпуск так всем и говорил: "я человек из города, в котором живёт Чиллфейс"! А если мы убьём Его, то люди вряд ли станут нас с тобой благодарить, мне видится, что они скорее забросают нас и всё управление гнилыми помидорами!
   - Ишь чего удумал! Чиллфейса он убьёт! Мы просто не справимся, не сумеем, понимаешь? Но ты не поверишь, я и сам об этом думал. Эти людишки орут "помогите!", звонят в полицию, но несмотря на все наши предупреждения, всё равно бегут каждый год на набережную, на пристани, едут на водохранилище, лишь бы поучаствовать в этом смертельном аттракционе... Ты прав, Вильямс. Они любят монстра больше, чем боятся и уж тем более больше, чем ненавидят! Ведь ещё не поступало ни одной жалобы или заявления в суд на власти города и полицию в связи с инцидентами, касающимися Чиллфейса.
   Вильямс буквально остолбенел, об этом он не знал.
   - Тогда с чем мы боремся? На кой мы пытаемся изловить существо, которое формально никому не мешает? Ведь жалоб-то нет!
   - Это наш долг перед обществом или, вернее, сомнительное доказательство того, что полиция работает. Если Перкинс не в силах организовать работу по поимке преступников, пусть общественность видит хотя бы попытки остановить монстра. А то, чего доброго, всякие журналюги начнут орать: "куда полиция смотрит?", или того хуже: "куда мэр пялится?". В нашем случае, мы всегда сможем парировать, мол, сами подумайте, что мы можем сделать против Живого Айсберга, но мы же стараемся!
  

0x01 graphic

  
   - Давай-ка забудем о делах хоть на минутку и выпьем кофе, - неожиданно предложил обычно увлечённый работой Вильямс, - ты как?
   - Только если стаканчики будут с рисунками! - поставил простое условие Джонсон.
   - Я мигом! - заверил Вильямс и исчез за дверями очередного магазинчика.
   Джонсон остался стоять снаружи. Вдруг его внимание привлёк чей-то недовольный ворчливый голос. Джонсон обернулся и увидел, что всего в нескольких метрах от него, возле табачного киоска стоит седой старик и сам с собой разговаривает, попутно обзывая мэра, правительство и весь мир самыми грязными ругательствами.
   - Всё в порядке, сэр? - осведомился Джонсон, обращаясь к старичку.
   Пенсионер поднял на Джонсона прищуренные глаза.
   -Что-что? - переспросил он неприятным голоском.
   Вглядевшись в лицо старикана, Джонсон неожиданно узнал своего старого знакомого. Много лет назад он работал на городской площади в Рождественские дни и самолично зажигал огни на главной ёлке Нью-Анджелеса.
   -Донни! Что с тобой стало? - воскликнул Джонсон.
   - То же, что и со всем нашим проклятущим городком, - спокойно ответил Донован. - Меня выгнали со службы уже пять лет назад в связи с ликвидацией коллектора...
   -Донни, какого коллектора? Хорошо, что я тебя встретил! Пойдём, пойдём скорей, я напою тебя кофе...
   И Джонсон повёл старика в кафе. В тот же момент им на встречу вышел Вильямс.
   - Мистер Бомовски! - воскликнул Вильямс, едва завидев старика.
   - А ты его откуда знаешь? - удивился Джонсон.
   - Я часто видел этого джентльмена, но он тогда был значительно моложе. - сказал Донован.
   - Мы с родителями ходили на площадь, - улыбаясь объяснил Вильямс, воспоминания детства его явно радовали, - мне было двенадцать лет, я хорошо помню этого денди, зажигающего Рождественскую ёлку...
   При слове "денди", ветхий старик заметно приосанился.
   - Тогда мне нет смысла вас знакомить! - констатировал Джонсон. - Давай-ка угостим старого знакомого.
   Все вместе они вошли в магазинчик с маленьким кафе и заняли один из столиков, располагающийся у окна.
   Старик с жадностью набросился на предложенную еду, очевидно, он уже давно жил впроголодь, ведь пенсий в городке не хватало даже на одно питание.
   Потом Вильямс заказал добавки, и только после третьей тарелки старик Донован стал рассказывать Джонсону о своей жизни.
   Он говорил долго и непрерывно, Вильямс тогда подумал, что, наверное, у бедного старика нет никого, с кем бы он мог поговорить, и что одиночество - самое большое горе, особенно для человека, привыкшего к общению.
   - Это вы гонялись за Чиллфейсом столько лет, а я всегда чувствовал себя королём городка, ведь эта тварь никогда не сунулась бы в мои владения! Все эти годы один я контролировал Его на самом деле! - старик гордо подбоченился.
   - Как же это вам удавалось? - поддержал беседу Вильямс, он почувствовал, что Доновану очень хотелось, чтобы его расспрашивали.
   - Вам это интересно, молодой человек? - старикан хитро прищурился. - В самом деле?
   Вильямс сделал заинтересованную позу и наклонился к самому лицу собеседника:
   - Очень! - воскликнул он, заинтересованно смотря на старика, хотя самому ему казалось, что этот джентльмен элементарно придумал себе некую власть над чудовищем для пущей значимости. По мнению Вильямса, он, как и все в этом городе, тоже был одержим идеей Чиллфейса.
   -Я управлял, - старик выдержал многозначительную паузу, - я управлял, молодой человек, самым мощным предприятием во всём нашем штате...
   - Но у нас в городе нет особенно больших предприятий! - удивился Джонсон.
   - Не видно, не значит, нету! - старик бросил на Джонсона презрительный взгляд. - А всё оттого, что вы не смотрите себе под ноги, никто из людей не смотрит себе под ноги... - добавил он с горечью. - А я вот всегда, всю жизнь сидел у вас под ногами и видел вас, проходящими мимо, когда вы даже не подозревали об этом!
   - О чём ты говоришь, Донни?
   - Я только на Рождество поднимался на площадь и надевал свой атласный фрак, а всё остальное время я проработал в коллекторе тепловых сетей, подогревающих площадь...
   - Подогревающих площадь?! - изумлённо переспросил Джонсон.
   - А работал бы он сейчас? Мы бы врубили его на полную мощность и всё, хана Чиллфейсу! - Донни с грустью посмотрел на пустую тарелку, заметив это движение, Вильямс в ту же секунду подозвал официантку и заказал гостю ещё супа.
   - Мистер Бомовски, - начал он, обращаясь к старику, - а вы смогли бы запустить коллектор сейчас? - в голове Вильямса уже зрел новый дикий план.
   - Да кто мне даст-то? Всю систему упразднили пять лет назад!
   - А если, скажем, я, вернее, мы сумеем "выбить" разрешение? - осторожно предположил Вильямс. - Тогда вы бы согласились?
   - Подожди, может Донни не сможет этого сделать, столько лет прошло! - неуверенно сказал Джонсон, на что старик лишь презрительно фыркнул:
   - Я проработал в коллекторе 25 лет! - заверил Донован. Этих слов было достаточно, чтобы дать понять, что он, Донни, сможет сделать с системой всё, что будет нужно...
   - Вот что, - вновь начал Вильямс, - мистер, будьте здесь через два дня в полдень. Только не забудьте! Это очень важно, я пробью разрешение, и вы сможете снова запустить свою систему! Только ради Бога не забудьте, в ваших руках будущее всего города!
  

ЧАСТЬ 4

  

НИЧЕГО ХОРОШЕГО

  
   Снежный туман, спускавшийся на стены домов Нью-Анджелеса из-за свинцовых туч, плотно окутывал их, оставляя видимыми лишь жёлтые точки горящих в ночной мгле окон. Улицы будто бы были укрыты ватой, сквозь которую виднелись только фары одиноких такси. Иногда туман сотрясали глухие гудки машин, застрявших в пробках на предновогодних улицах да беспорядочный лай собак. Ночь сегодня поистине была необычной, городок, как предчувствуя плохие события, отдыхал, плотно закрыв двери и зашторив узкие окна.
   В чёрной глубине дворов-колодцев звенели и искрились одинокие снежинки, разбивающиеся о железные карнизы. Короткие, но резкие порывы ветра носили над городом рваные листы обёрточной бумаги и разноцветные подарочные ленты, которыми в преддверии праздника перевязывают покупки.
   Никто из горожан уже и не надеялся, но всё же, несмотря ни на что, новогодняя ёлка зажглась. Она возвышалась посреди площади выше домов, а лучи, исходящие от её гирлянд, пронзали снежный туман подобно лазеру, и в них тоже искрились и переливались невообразимыми брызгами цвета снежинки и увешанные рядами сосулек фасады. Они отблёскивали как зеркала, а оконные стёкла, покрытые изморозью, напротив, были мутны и темны.
  

* * *

   И вот уже третий день над крышами города, высоко в ватных облаках что-то грохотало и ворчало, подобно весенней грозе.
  

0x01 graphic

   Это остатки воздушного Чиллфейса, о существовании которого так никто и не узнал, метались в поисках ледяного потока, который бы вынес их из проклятущего городишки. Водный Чиллфейс меж тем, поддерживаемый ранее холодом воздушного, теперь, при разрушении последнего, значительно ослабел и больше не мог заморозить ни одного человека на расстоянии большем, чем полметра.
  

* * *

   Дверь в кабинет лейтенанта Перкинса распахнулась резко:
   - У меня важная информация! - прокричал Вильямс ещё с порога.
   Перкинс оторвался от бумаг и уставился на вошедшего:
   - Какого лешего ты вваливаешься без стука? Сопляк! И вообще, тебе что, заняться нечем?! Так я это с лёгкостью исправлю!
   - Я получил информацию, которая может перевернуть всю нашу работу!
   - А вот этого не надо, мистер умник! - Перкинс злобно ухмыльнулся. - Переворачивать - это моя работа, а ваша - тупо исполнять то, что я говорю!
   - Я узнал о подземной системе подогрева городской площади посредством циркуляции под ней горячей воды из системы центрального отопления! - победоносно продолжил Вильямс так, как будто совершил вселенское открытие, при этом совершенно игнорируя возмущение шефа.
   - А-а-а... - недовольно протянул Перкинс. - Да уж, действительно суперновость! Её пять лет назад закрыли, а ты только сейчас узнал, что она вообще когда-то была! - лейтенант расхохотался зычным и скрипящим смехом.
   - Нам нужно туда попасть, в этот коллектор, и восстановить отопление площади! - Вильямс приблизился и опёрся руками о стол шефа, чего раньше никогда себе не позволял. Лицо его сделалось напряжённым настолько, что по спине лейтенанта пробежали мурашки. - И вы дадите мне разрешение на это!
   - Коллектор затопило весь, там сейчас одно болото, - как-то вяло попытался возразить Перкинс, напор и наглость парня выбили его из прежнего уверенного состояния.
   - Я ведь не прошу вас самого туда лезть, - давя на каждое слово, пояснил Вильямс, - мне нужен всего лишь ордер на вскрытие коллектора, а там мы уж как-нибудь сами...
   - Да, вы уж как-нибудь что-нибудь да натворите! Это шутка что ли?! - Перкинс вновь взял прежний тон, стараясь вернуть себе позиции лидера. - В таком случае, весьма неудачная! Думаешь, это так просто? Я ещё после разнесённого вами магазинчика не оправился, а тут новая радость! - лейтенант замолчал, чтобы перевести дух.
   - Соглашайся, козёл старый! - злобно процедил появившийся в дверях Джонсон. - Это наш шанс, сам раскинь мозгами!
  

0x01 graphic

  
   - Ладно, ладно! - внезапно быстро согласился шеф. - Уговорили, это у вас здравая мысль. Я постараюсь вам помочь, но, думаю, не раньше, чем через два дня! А ты, Джонсон, будешь обзываться, вообще ничего делать не буду! Понял, хрыч? Не забывай, с кем говоришь! А теперь проваливайте! Пошли вон! У вас обоих работы выше крыши!!!
  

* * *

   - Наш Перкинс, пока его не пошлёшь куда подальше, ничего не хочет делать! - устало произнёс Джонсон, когда они с Вильямсом вышли в коридор.
   Денёк не предвещал ничего хорошего, чем ближе становилось наступление нового года, тем гаже делалась и атмосфера на улицах. И даже у Вильямса, который никогда раньше не страдал меланхолией, в эти дни напрочь портилось настроение. Граждане Нью-Анджелеса были серы и унылы, будто новогодняя лихорадка их и не коснулась.
   Люди бродили по улицам словно тени и казались одинаковыми, как камешки на морском берегу. А однотипные серые плащи делали их ещё более унылыми и скучными. Как будто их уже никто и ничто не интересовало, но стоило появиться Чиллфейсу в канализации, как городок оживал. Люди, побросав новогодние подарки, бегом неслись к месту появления Живого Айсберга.
   Тупые зануды сразу же становились остроумными весельчаками, отпускающими искромётные шутки направо и налево. Надменные сэры с детской радостью в глазах впивали свои взоры в ледяную поверхность единственной достопримечательности старого городка и, казалось, это были самые счастливые мгновения их нудной, загруженной рутиной жизни.
   Чиллфейс, Холодное Лицо, этот монстр, крушивший всё на своём пути, был для них чем-то вроде символа нового года и Рождественского веселья, знаком того, что праздник взаправду пришёл в их злополучный медвежий угол.
   И теперь их проклятые крыши уже не казались им столь тяжким грузом, и даже дома как будто бы не так страшно утопали в ночном грязном мраке этих улиц. Чиллфейс приносил в город разрушение, но кроме него вместе с Чиллфейсом в город приходил настоящий праздник. Люди и ёлки покупать начинали, лишь услышав о Его приближении. Его боялись и любили, ненавидели и обожали, ведь кроме Него в грязном портовом городке не было ничего достойного внимания. Разрушая электростанцию и заводы, оставляя целые районы города без света, он приводил горожан в такой неистовый восторг, что никто так и не подал ни единой жалобы на это чудовище или на бездействие городской администрации. Ни один из разорившихся по вине чудовища никогда не желал Чиллфейсу зла, а их плаксивые интонации при обсуждении разрушений и ущерба были скорее данью общему мнению о том, что делового человека должно огорчать собственное разорение.
   Полицейские иной раз не понимали, по какой причине и с чьей лёгкой руки они должны бороться с Чиллфейсом, если Он абсолютно никому не мешает. Если Он так уж нужен горожанам, то логичнее было бы занести Его в "Красную Книгу" и охранять так, как охраняют редкое вымирающее животное, а не расстреливать ледяные глыбы из дробовиков, делая вид, что от этого есть хоть какая-то польза. С помощью Чиллфейса люди из городка становились великими учёными, писали диссертации по его поводу, богатели производители товаров массового потребления, майки с айсбергом, молоко с фотографией Чиллфейса в полный рост под стенами мэрии на боку, изысканные гавайские сигары "Айсберг-Чиллфейс", где каждую сигарету украшало его изображение. Кроме того существование айсберга приносило городской казне ощутимый доход. В город каждую зиму набивалось столько приезжих, желающих лицезреть монстра, что негде было плюнуть, не то что яблоку свалиться. В пик наплыва туристов Ньютон точно бы не открыл свой великий закон.
   В эти предновогодние дни Чиллфейс чем-то спасал людей, отвлекая их от забот и хлопот. Казалось, если рядом живёт столь удивительное существо, то как же вообще можно грустить и киснуть?!
  

* * *

   И вот наступил долгожданный новогодний вечер. Вильямс, изрядно замёрзший, уже несколько часов подряд топтался в условленном месте, но старик не появлялся. Может быть, он просто забыл?
   Вскоре Вильямс вернулся в участок. На входе он столкнулся с Джонсоном.
   -Донни исчез! - воскликнул Джонсон. - Я забеспокоился и решил проверить его каморку...
   - И что там?! - нетерпеливо выпалил Вильямс.
   - Соседи сказали, что он ушёл куда-то ещё с утра и больше не появлялся. Я думаю, что он отправился к нам, но что-то случилось!..
   - И что теперь? Не хочешь же ты сказать, что всё отменяется?!
   - Я не знаю, Вильямс... Очень хочется просто встретить новый год, - Джонсон выглядел ужасно усталым и вымотавшимся за последнее время, - но как представлю себя входящим в эту пустую квартиру, и что Сандра больше не будет со мной вместе разбирать подарки... - он замолчал и опустил взгляд. - Не знаю, Вильямс, просто не знаю!
   - Скоро семь вечера, надо решать! - Вильямс выжидающе уставился на Джонсона.
   - Конечно, поехали! - с внезапной улыбкой воскликнул старый полицейский, совсем неожиданно.
   -Вы это куда?! - раздался голос лейтенанта Перкинса, выходящего из кабинета напротив.
   - Открывать водичку! - в ответ победным голосом произнёс Джонсон.
   Перкинс только заскрипел зубами:
   - Проклятые оболтусы!
  

* * *

   Через 15 минут они уже были на площади и бежали по тёмной аллее к чёрной решётке канализационного коллектора. К этому времени здесь скопилось уже достаточно полицейских, которых прислал Перкинс. Парни были в новой форме, да к тому же вооружены специальными армейскими огнемётами.
   Один из них подбежал к Джонсону и Вильямсу:
   - Что у тебя, Майк? - не сбавляя скорости, на бегу поинтересовался Джонсон.
   - Рыбаки...
   - Что?!
   - Рыбаки, они говорят, что Чиллфейс в проливе и движется к третьему пирсу! - парень говорил быстро, срывающимся голосом, с трудом переводя дыхание, сбитое от бега.
   - И что?! - встревожился Вильямс.
   - Третий пирс вон за тем домом! - Майкл указал рукой на здание, стоящее на соседней с площадью улице.
   Все трое замерли на месте:
   - Нельзя допустить его на площадь! - констатировал Джонсон. - Скоро станут собираться люди, мы их за уши не оттащим от этого жуткого зрелища! Жертв будет много сотен!
   Оцепившие район копы с испугом всматривались в трещины старого асфальта, а не пробивается ли где ледяная струйка Чиллфейса?
   Майкл, Джонсон, Вильямс и ещё двое патрульных с трудом подняли тяжеленную чугунную решётку коллектора и немного оттащили её в сторону, чтобы в образовавшееся отверстие мог пролезть человек.
   - Я эту систему в жизни не видел! - шарахнулся Вильямс. -Когда её строили, меня ещё на свете не было!
   - Ну ладно, - Джонсон включил фонарик, - я когда-то работал на теплоэлектростанции, это должно быть не сложнее! А разрешение получил-то?
   - Да, да. Если там будут пломбы, то ломай всё спокойно. Это можно! - заверил Вильямс.
   - Тогда я полез, - Джонсон упёрся руками в кожаных перчатках в обросшие ледяной коркой края люка и спрыгнул внутрь.
   - Эй, Вильямс! - крикнул он снизу. - Не торчи там, как придурок! Оставь мне Майка для непредвиденной ситуации, а сам возвращайся на площадь. Эти парни без тебя ничего не смогут сделать, ты среди них самый смышлёный! - с этими словами Джонсон скрылся во мраке канализационных сводов коллектора.
  
   Старый полицейский ступал по колено в грязной холодной воде, затопившей коллектор, на поверхности которой плавали льдинки и снежная крошка. Освещая себе путь тусклым полицейским фонариком и постоянно сверяясь с планом, он наконец-то добрёл до двери нужного ему помещения.
  
   В этот момент до ушей Вильямса долетел еле слышный треск обледеневающего асфальта, Чиллфейс постепенно заполнял площадь. От ужаса позабыв об огнемётах и термогранатах, полицейские взбирались на возвышенные участки тротуара, озирались, светили себе под ноги, изо всех сил пытаясь не задеть смертоносную ледяную массу чудовища.
   - Ну, где же ты, Джонсон? Давай, сделай это!!! - лепетал Вильямс себе под нос, забираясь на подоконник библиотеки.
  
   В это время Джонсон куском кирпича сбил замок с двери коллектора и стал разматывать цепь, которой была замотана щеколда. Вдруг он замер и резко обернулся, его лицо выражало нечеловеческий ужас: в дальнем углу затопленного зала маячил довольно большой кусок льда. Он двигался так быстро и столь резко менял траекторию, что Джонсон сразу же понял: это был кусок Чиллфейса, пришедший по его душу.
   - Ну ты и хитёр! - не смог сдержать восхищения Джонсон. - Ты меня выследил, как настоящая ищейка, или караулил любого, кто мог прийти сюда?
   Он посмотрел наверх: над головой Джонсона весь потолок оплетали обледеневшие то стеклянности провода и трубы, очевидно, Чиллфейс сидел в канализации очень давно, наверное, ещё с тех пор, когда они только договорились со стариком, несколько дней назад.
   Айсберг метнулся, скользнул к стене, исчез в тени и вмиг вынырнул у самых ног Джонсона. Сработала многолетняя привычка уворачиваться, и Джонсон, подпрыгнув, повис над водой, вцепившись руками в провод. Кусок Чиллфейса немного покружил под ногами полицейского и избрал другую тактику. Его структура стала меняться, теперь из бесформенной глыбы льда, он превратился в тонкую ледяную пику и, продвигаясь по залу, монотонно скрёб своим верхним краем по потолку. Чтобы заморозить Джонсона, Чиллфейсу было необходимо коснуться его непосредственно, так как без поддержки разрушенного воздушного Чиллфейса, он более не мог поражать людей морозом на расстоянии. Но Джонсон, который этого не знал, решил, что преследующий его кусок айсберга просто слишком мал.
  
   Чиллфейс наверху тем временем окружил полицейских, и его ледяные струи захватывали всё больше и больше от территории площади. Он заморозил уже двух копов и подбирался ещё к пятерым, неудачно взобравшимся на низкую клумбу под окнами городского совета.
   - Дайте свет!! Больше света, мы его не видим!!! - вскричал сам лейтенант Перкинс, стоявший на высоком крыльце мэрии.
   Один из патрульных понял, что надо делать, и дёрнул рычаг на трансформаторе, подключённом к Рождественской ёлке. И тут же на ели вспыхнули сразу все огни, стали сегментарно загораться линии с лампочками, идущие от верхушки ёлки к краям площади. Улица залилась необыкновенным радужным светом. Теперь полицейские во главе с Перкинсом явно видели границы ледяного монстра.
   - Ну, держись! - Вильямс вынул из кармана термическую гранату и, вынув чеку, метнул её в огромное скопление ледяных глыб Чиллфейса возле соседней стены библиотеки.
   Прогремел взрыв, и во все стороны брызнули горящие струи. Волна уязвлённого чудовища тотчас с воем и рёвом отхлынула от стены. Воспользовавшись моментом, Вильямс спрыгнул с подоконника и побежал на другую сторону площади.
   То же самое сделал и один из полицейских.
   - Джексон, нет, не беги! - прокричал Вильямс, но не успел.
   Парень, не рассчитав прыжка через последний ледяной ручей, отделяющий его от спасительного крыльца мэрии, замёрз на лету. Застывший в летящей позе, как спортсмен горнолыжник, он со звоном рухнул на ступени крыльца и разлетелся на сотни тысяч мелких осколков, некоторые из которых долетели аж до ботинок лейтенанта Перкинса.
   - Нет, не бегите! Идиоты! Стойте на месте! - вопил Вильямс, но всё было тщетно.
   Перепуганные рёвом ледяного потока, полицейские бросались бежать со всех ног и, задевая о Чиллфейса, обледеневали, под действием силы инерции продолжая движение, лопались на осколки. Через полторы минуты от семи десятков копов на площади осталось всего полсотни.
  
   Возраст давал о себе знать: Джонсон понял, что больше не может удерживаться за провод и, раскачавшись, прыгнул в сторону. Выбив ногами хлипкую дверь, он приземлился в глубочайшую лужу. Трёхметровая игла Чиллфейса метнулась за ним со скоростью света, но зацепилась о верхний косяк дверного проёма и разлетелась в ледяную пыль. Скорость была столь высокой, а сила удара такой большой, что осколки разметало по всей комнате. Они со звоном рассыпались по всевозможным трубам и растаяли, наполнив комнату густым белым паром. Такого удара хватило бы Джонсону, чтобы отправиться на небо, даже и без ледяной силы монстра. Старого полицейского просто-напросто разорвало бы на куски при столкновении.
  

0x01 graphic

  
   Джонсон с трудом стал вспоминать свои годы работы на электростанции.
   - Ага! Кажется, здесь! - подбодрил он себя, сделав вид, будто бы что-то на самом деле вспомнил и открутил какой-то первый попавшийся вентиль.
   Раздался хлопок, и из-под сорвавшегося крана в другом конце коллектора повалил пар, и хлынула кипящая вода.
   - Так и свариться недолго! - воскликнул Джонсон и повернул другой вентиль.
   Тут же в помещении погас свет. Это лопнувшая труба под самым потолком, качнувшись под натиском пара, разбила лампу, и Джонсон понял, что снова облажался, но всё же продолжил поиски нужного вентиля при помощи своего чудом уцелевшего фонарика.
  
   Ледяная волна хлынула на крыльцо мэрии, пытаясь достать лейтенанта. Спасаясь от чудовища, шеф полиции прыгнул с крыльца в сторону и упал в чуть заснеженный палисадник. Он тут же вскочил на ноги и обернулся к крыльцу. Увидев Чиллфейса, Перкинс прокричал что-то невнятное и попытался, было закрыться руками... Ледяная струя ударила в его выставленные вперёд ладони, и Перкинс в ту же секунду застыл, превратившись в кусок льда с чертами человека. Затем он повалился наземь и, ударившись о каменный парапет крыльца, разлетелся на части.
   -Лови! - Вильямс метнул в центральную часть Чиллфейса, где уже начинала создаваться его огромная морда, сразу две гранаты. - Держи подачу!
   Оглушительный взрыв разбросал айсберг по краям площади, а его жидкая ледяная часть сама стремительно уносилась к стенам домов, подальше от пылающего пламени.
   Чиллфейс издал жуткий вопль, да такой, что уши заложило. И тут же в считанные секунды в конце улицы, подходящей к площади, из водной поверхности выросла Его огромных размеров голова с гигантской пастью. Нижняя челюсть, состоящая изо льда, окружённая рядами таких же ледяных исполинских зубов, открывшись, отвалилась до земли, и голова понеслась по площади, загребая в рот всё, что попадалось на пути. Лишь только тонкие ледяные зубы чудовища пронзали очередного полицейского, как тот вмиг замерзал, и в виде ледяного куска переходил в структуру монстра.
   Стражи порядка носились по площади, разряжая в Чиллфейса целиком обоймы, но что можно сделать пулей обыкновенному куску льда? Некоторые бросали в него гранаты, но он заблаговременно успевал растечься от места приземления взрывчатки.
   Морда Чиллфейса пересекла площадь и, вонзившись зубами в крыльцо мэрии, резко развернулась на сто восемьдесят градусов и понеслась в обратном направлении, оставляя за собой в асфальте продавленный след.
  
   Джонсон в этот момент наконец-то нашёл необходимый барашек, но сразу не смог его открыть. Здесь всё сильно заржавело. Возможно, Чиллфейс специально не морозил эту часть коллектора, чтобы разрушить системы своего технологического врага. Разум Живого Айсберга действительно вызывал восхищение!
   Сместить колесо вентиля удалось лишь при помощи ломика. Убедившись, что горячая вода всё-таки пошла в систему, Джонсон бросился бегом к площади. Но когда он добежал до канализационной решётки, то никого вверху не увидел:
   - Эй, придурки! Что у вас там творится?! - закричал он, сложив ладони рупором.
   К дыре подбежал Вильямс и подал Джонсону руку. Джонсон выбрался на поверхность и ужаснулся.
   -Вода идёт?! ВОДА ИДЁТ?!!! - заорал Вильямс, снедаемый ужасом предположения, что Джонсону не удалось запустить систему, и теперь весь город обречён.
   - Да, да! Там всё путём... Надо что-то делать, он поубивает парней!
   - Земля начинает теплеть, я чувствую это сквозь туфли, но окончательно она прогреется минут через двадцать! Всего двадцать минут, нам надо продержаться всего двадцать минут! - Вильямс не мог больше ничего придумать: гранаты кончились, а от полицейских осталось меньше тридцати человек, считая при этом и его самого и Джонсона.
   - А огнемёты?!
   - Бесполезно! Он слишком силён! - Вильямс только всплеснул руками.
   - Придумал! - вдруг воскликнул Джонсон и кинулся к полицейской машине, стоящей на возвышенности. - Вильямс, помогай! Открой бензобак и засунь в него носовой платок!
   Вильямс сразу понял, что именно хочет устроить Джонсон.
   -Поджигай, как только я поеду! - крикнул Джонсон напоследок, садясь в машину и захлопывая дверцу.
   Автомобиль с включёнными маячками и пронзительно взвывшей сиреной тронулся. Вильямс поднёс зажигалку к платку, и тот, пропитавшись бензином, резко вспыхнул. Машина с визгом пронеслась по площади до центра, и Джонсон ударил по тормозам. Раздался скрежет, автомобиль, погружённый колёсами в ледяную кашу, занесло, и огненный факел, пылавший на бензобаке, чуть было не сдуло. Джонсон распахнул дверцу и выпрыгнул из горящей машины прямо на длинную клумбу, идущую вдоль стены библиотеки. Упав, он поднялся на ноги, и из последних сил бросился бежать прочь от охваченной пламенем патрульной машины.
   Огонь поднялся по платку, и новенький полицейский автомобиль рванул. Джонсон всё рассчитал правильно: взрыв был такой силы, что некоторые куски Чиллфейса намазало на стены домов на уровне пятых этажей. Уцелевшие полицейские шарахнулись от огненного столба, вырвавшегося из бензобака, и чуть не свалились с самого высокого на площади крыльца библиотеки, на котором они до сих пор прятались от Чиллфейса.
   Дым рассеялся через пять минут. И всё это время не было заметно никакой активности на ледяной поверхности Чиллфейса. Он сливался воедино столь медленно и плавно, что этого вовсе не было видно. Спустя ещё десять минут гигантская морда чудовища вновь стала подниматься из-под воды. В Его огромных мутных глазах изо льда, заполненных ледяной водой, кружились зрачки и мельчайшие частички сажи от взрыва.
   Половина морды находилась на голове, а вторая половина плавала возле, у её подножья, и дико смотрела на полицейских своим расплывшимся глазом. От этого ужасного взгляда хотелось зажмуриться или отвести глаза в сторону.
   Джонсон добежал до крыльца, на котором пряталась последние уцелевшие полицейские, и взобрался на него с боку в том месте, где парапет соединялось с длинной клумбой.
   -Парни! - вскричал он. - Надо добраться до другого края площади! Надо открыть трансформаторную будку!
   - Точно, замкнём этого гада! - из толпы выскочил патрульный офицер Трэвес.
   Парень разбежался и легко перепрыгнул на плавающую в воде покрышку, с неё на клумбу, а оттуда на крышу обледеневшей до уровня поднятия Чиллфейса машины. Под весом замёрзшая часть машины хрустнула и раскрошилась, а крыша провалилась прямо под его ногами вглубь бурлящего Чиллфейса.
   - Прыгай! Быстро! - крикнул Джонсон, и копы подхватили его крик:
   - Прыгай!
   - Прыгай скорее, Трэвес!
   Парень не удержался на заледеневшей крыше и хотел прыгнуть обратно на клумбу, но просто поскользнулся и свалился в самую ледяную воду. Ослабевший монстр не смог заморозить его сразу, и Трэвес вынырнул. В ту же секунду на частично заиндевевшего патрульного накатила ледяная волна Чиллфейса и, заморозив, разбила его на куски.
   -Да! - победно вскричал Джонсон. - Он слабеет!
   - Он не смог заморозить его сразу! - радостно подхватил Вильямс.
   - Нельзя дать ему уйти! - Джонсон схватил из рук одного полицейского огнемёт и смело спрыгнул на площадь, ногами прямо в Чиллфейса.
   Он почувствовал боль от ледяной воды, но это уже был не тот смертоносный мороз, что раньше, и Джонсон нажал на курок: пламя полицейского огнемёта ужалило чудовище, и ледяные струи брызнули во все стороны с протяжным визгом.
   Ослабевший Чиллфейс, почувствовав, как разогревается вся мостовая от циркулирующей под асфальтом кипящей воды, рванулся было с площади, но пришедшие после виртуозной атаки Джонсона в себя копы преградили ему все пути отступления. Они махали перед собой огнемётами, направляя огненную струю в и без того разогретый асфальт, а Чиллфейсу приходилось лишь оттекать к центру площади, откуда уже некуда было утечь.
  

* * *

   С момента включения Джонсоном системы подогрева площади прошло уже полчаса, и монстр Чиллфейс начал уверенно таять. От всей его гигантской массы оставалось менее половины. Чиллфейс кружил по площади, пытаясь вырваться из плотного кольца полицейских, но Он был уже слишком слаб и не мог противостоять факелам огнемётов, которые раньше смог бы заморозить на расстоянии десятков метров.
   Вдруг Вильямс с ужасом углядел в толще монстра обледеневшую голову старика Донни, что пропал накануне, так и не запустив больше свой коллектор.
  
   Поверхность площади разогрелась, да так, что Джонсон почувствовал тепло своими мокрыми, холодными ногами даже через толстую подошву ботинок. Постепенно к площади стали стягиваться горожане. Оставшаяся от монстра лужа, где еле виднелась его искорёженная морда, всё ещё тщетно пыталась утечь с мостовой. Полицейские выключили своё оружие и с какой-то тупостью смотрели на тающего прямо на глазах Чиллфейса.
   Спустя ещё пятнадцать минут Чиллфейс растаял полностью, и хотя несколько ледяных ручейков всё-таки сумели утечь в канализацию, основной Чиллфейс был уничтожен.
   Джонсон посмотрел на часы, было одиннадцать вечера. Он даже не поверил, что прошло столько времени, казалось, будто всё свершилось за какие-то секунды! Потихоньку пошёл снежок, но он таял в воздухе, не долетая до самой мостовой.
   Джонсон присел на землю, вытянув вперёд левую ногу и согнув в колене правую. Он поправил рукой сбившуюся на бок мокрую шляпу и обернулся к присевшему рядом Вильямсу.
   - Помнишь, что ты говорил про гнилые помидоры? - мрачно поинтересовался он.
   - Ну, почему? Мы ведь спасли город от разрушения, к тому же тебя теперь могут оставить на работе, ведь Чиллфейс сожрал почти четыре десятка полицейских и патрульных.
   -Ладно тебе! - Джонсон многозначительно посмотрел на напарника так, словно знал всё гораздо лучше того.
   - Что ты имеешь ввиду? - с поддельным удивлением в голосе спросил Вильямс.
   - Сам же понимаешь, посмотри на людей! - и Джонсон обвёл взглядом собравшуюся толпу.
   Унылые и злобные взгляды горожан в действительности выражали многое, но ничего хорошего.
   - Да они ненавидят нас! Ведь мы убили их единственную достопримечательность... Ну разве приедет теперь кто-нибудь в грязный Нью-Анджелес, чтобы посмотреть на те ледяные капли, что утекли в канализацию? Теперь в нашем городе не осталось ничего, что отличало бы его от сотен подобных городков... Все тридцать лет, что я в нём проживаю, все люди были помешаны на Чиллфейсе! Мы не просто айсберг растопили, мы отобрали у людей их индивидуальность. Это то же самое, что отобрать пляжи у Майами. Никто, ни один из этих людей никогда не простит нам этого! - Джонсон опустил голову и упёрся усталым взглядом в землю, надвинув шляпу совсем низко на глаза, он теперь страшился встретиться взглядом с горожанами. Но всё равно чувствовал исходящую от них ненависть даже спиной.
   - Ты прав! Наверное, они будут ненавидеть нас до конца своих дней. - Вильямс перевёл взгляд с Джонсона на толпу. - Посмотри, какие у них "убитые" лица! Этой победе никто не рад! Так что же мы выиграли?
   - Этот ответ наверно огорчит тебя, - начал Джонсон и тяжело вздохнул, -но он единственно правильный: мы ничего не выиграли, а абсолютно проиграли! А насчёт того, что меня оставят на работе, так это вряд ли. Да и тебе придётся подыскивать себе новое место работы и лучше не в этом городе. Полицейский департамент просто не захочет, чтобы наш поступок отождествляли со всем отделением. Мы убили Чиллфейса, и это не победа, а грязное пятно на репутации полиции нашего города! И сколько бы мы ни жили на свете, нам его не смыть никогда!
   И это была правда.
   Город выглядел мутным и мрачным, люди ходили, повесив головы, и не могли ничего сказать, кроме: "весёленький новый год!" или "ничего хорошего!"
   Да, праздник был испорчен, но если бы только этот! Ведь все горожане понимали, что настоящего нового года больше не будет никогда!
   Полурастаявшие огромные глаза Чиллфейса плавали в грязной луже в центре площади, созерцая в небе мутную жёлтую луну, и понемногу впитывались в асфальт...
   Город охватило смятение: что было теперь делать?! Вместе с Живым Айсбергом Чиллфейсом умер и сам Нью-Анджелес...
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
  
   Книга написана в период: 24.05.2001 - 07.06.2001 гг. накануне поступления в Университет.
   Иллюстрации авторские.
   В 2004 году рассказ принимал участие в конкурсе литературной премии.
   Переработан в период: 31.01.2016 - 02.02.2016 гг.
   Решение издать книгу здесь было принято благодаря всего нескольким твоим словам, моя Любимая, спасибо тебе!
   Редакционная правка, корректура и вдохновение - Ariel Wright
   Посвящается всем моим близким и любимым!
  

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Арьяр "Тирра-2. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | О.Райская "Полное счастье Владыки" (Фэнтези) | | Blackcurrant "Магия печатей" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Ты придёшь ко мне во сне" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Проданная королева" (Любовное фэнтези) | | Ю.Танюшина "Если ты - не совсем эльф ("Хаос в моей крови" - книга 1)" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"