Чамкин Владимир Анатольевич: другие произведения.

Филевский парк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый проект.Полу-ностальгический,но на Филях никогда не жил, Г.Г. это не я :). За основу взят реальный случай с квартирой моего знакомого, только без фантастических событий. Для написания сего опуса использую так называемые "облачные технологии", а именно Google Docs. Поэтому файл каждый день понемногу будет увеличиваться. Если читателям это неудобно ,отпишите, изменю.

   Повесть "Филевский парк".
  
   Сергей Петрович выйдя из метро, плотнее запахнул куртку и поправил теплую кепку на голове. Осень хотя ещё и не поздняя ощутимо прибавила в холоде и сырости воздуха. Мелкий дождик казалось, висел в воздухе и проникал не только сверху, но и забирался под одежду снизу. Дорога до дома была недалека, от "Багратионовской" пять минут пешком по улице Барклая и он на месте. Проходя этот короткий путь, он мог спокойно подумать или помечтать, что не удавалось в душном, качающемся и стучащем вагоне подземки.
   За эти годы он так и не приобрел автомобиля, не смотря на уговоры жены и дочерей. Со временем они оставили это занятие. Старшие, обе рано выскочили замуж и теперь машины есть в их семьях. Правда доехать, на этих чудесах японского и немецкого автопрома, до его, отчего дома видимо очень сложно и долго, так как видит он их очень редко, как и внуков. Младшая, что ещё не улетела из гнезда, обходилась велосипедом и роликами летом, лыжами и коньками - зимой. Филёвский парк, находящийся всего лишь через дорогу, эту возможность всегда с радостью предоставлял. Его тенистые дорожки и их тишина очаровали в своё время супругу Сергея и решили вопрос с дачей и отдыхом всей семьей в выходные. Тем более денег на её покупку или строительство у них и не водилось никогда.
   С Катей они поженились ещё на пятом курсе института. Точнее это он перешёл на старший курс, а она только на третий. Диплом защищала уже с огромным животом, что придавал её маленькой фигурке уморительный вид плюшевого медвежонка объевшегося мёда в гостях у кролика. Так и родила она Надю, не успев выйти на работу по распределению. За Надей чуть больше чем через год последовала Валенька.
   Ему тогда казалось, время спрессовалось в одни длинные сутки: работа, подработка, пеленки, очереди в полупустых магазинах, коляски, опять пелёнки и работа. Катюша не жаловалась на отсутствие подарков, модной одежды и придирки свекрови, лишь иногда могла всплакнуть, ночью уткнувшись в его плечо.
   Первая большая удача пришла в их семью на самом закате "перестройки" да и самого СССР. Уже во всю торговали коммерческие магазины и палатки, Арбат шумел продавцами матрёшек и солдатских шапок ушанок с большими кокардами, но на работе, серьёзном "почтовом ящике" похлопотали за ценного инженера и Сергей Петрович получил в исполкоме, смотровой ордер на квартиру.
   Девяносто первый год встречали в своей двухкомнатной квартире, да, не в новом, но кирпичном доме, постройки последнего года жизни Сталина. Высокие потолки и большая кухня, им, которые ютились в маленькой хрущобе на восточной окраине Москвы, с мамой и младшим братом, виделись просто дворцом Пантикапея, никак не меньше. А ещё рядом метро и парк, да такому должен был завидовать сам царь Митридат.
   Погрузившись в воспоминания, Сергей Петрович не заметил, как прошел мимо ряда припаркованных машин. Они стояли, засыпанные ещё зелеными, облетевшими листьями, которые прилипли на капли дождя как на клей "секунда" к ветровым и лобовым стеклам. И сереющая пустота подглядывала за ним сквозь отслужившее своё, убранство, из салонов автомобилей. Дождался сигнала светофора и вошёл в парк. Тут он очнулся и, повернув голову, посмотрел на выглядывающий из-за плеча соседнего корпуса, свой дом.
   "Ну вот, опять, проскочил мимо. Не тянет в квартиру. Пусто там, с тех пор как не стало Кати. Наташка, небось, ещё в институте или с подружками укатила, куда-нибудь". Эти промелькнувшие мысли, однако не развернули его назад, а скорее наоборот, словно подтолкнули в спину. И одновременно с ветром, поднявшим брызги и листву, он зашагал неторопливым шагом в глубину аллеи.
   Домой он пришёл продрогший и слегка уставший. Всё-таки пятьдесят три года это не тридцать, силы уже не те, что в молодости. Но зато грустные раздумья отступили. Пытаясь настроить себя на бодрый лад, пошёл на кухню. "Надо приготовить ужин, скоро и Натуська прискачет" - на столе лежала записка: " Папка, меня сегодня не будет, заночую у Ларки, ужин в холодильнике. Целую, твоя доча. P.S. Не волнуйся, доеду до неё позвоню с мобилки."
   "Совсем выросла девчонка. Знаем мы, какие это Ларки, на ночь, глядя" - ворча себе под нос, Петрович налил себе стопку перцовки, поднял её на уровень глаз, посмотрев сквозь коричневатую жидкость на лампу и со словами: " не пьянства ради, а сугубо здоровья для" залпом в себя её опрокинул.
   Не дождавшись приятной теплоты, отставил сосуд в сторону, достал с полки холодильника пластиковый контейнер с ужином. Заботливо приготовленная руками "младшенькой" курица с овощами быстро зашкваркала в нутрах микроволновки. Через три минуты, исходящая паром коробочка, окутала каплями горячего тумана вторую рюмку с исконно украинским напитком, притулившуюся на белой вышитой розетке.
   " Не Китай, какой, Катя вышивала!" Сергей Петрович машинально поднял и выпил аква-виту, закусил. Тут его, наконец, пробрало, горячий комок скользнул по пищеводу в желудок и, по телу разлилось блаженное тепло.
   Удивительно, но в сон как обычно после алкоголя, его не потянуло. Найдя в кармане пиджака, оставленного в прихожей, свои очки для чтения он пошел к себе в комнату и включил компьютер.
   Новые технологии и устройства, созданные с их помощью, что наполнили нашу жизнь своим присутствием за последние двадцать-пятнадцать лет, не изумляли Сергея Петровича и не вводили в ступор как некоторых его ровесников. Когда то он сам прикладывал и свои руки, и свои знания к их созданию, и не его вина, что его страна оказалась на обочине электронного прогресса. Но, то, что это так, ему грустно было сознавать. Сейчас же он пользовался, и пользовался со знанием дела изделиями заокеанского противника и азиатского дракона-псевдодруга. Ведь если у тебя нет своего оружия, возьми его у врага.
   Просмотрев новости в интернете и написав пару сообщений в любимых форумах, Сергей Петрович вернулся мыслями в те годы, когда он был счастлив в этой квартире со своей Катенькой и девчушками. И среди этих воспоминаний как гвоздь из тонкой доски выскочила та тайна, что всё это время он гнал от себя, та, что тогда весной девяносто первого года они с женой поклялись забыть. И сейчас, оставшись фактически один, похоронив два года назад любимую женщину, он почувствовал в себе свободу и силу разобраться с тем, что приходилось скрывать все эти годы.
   Та дверь, спрятанная под обоями и тонким слоем штукатурки, что обнаружили они с женой, пытаясь обновить унылость ЖЭКовского ремонта, перед рождением третьей дочери.
  
  ***
   Получив тогда смотровой ордер, он с женой и дочками не утерпели и поехали в тот же день ,вечером смотреть квартиру. Техник -смотритель в ЖЭКе почему то не хотела давать ключ, долго его искала и выдала только после обещания пожаловаться в жилищную комиссию Моссовета.
   Дом сразу произвел солидное впечатление. Кирпичный, с высокими потолками и большими окнами, магазином 'продукты' на первом этаже, не новостройка, но состояние хорошее. Подъезд встретил будущих жильцов чистотой свеже покрашенных потолков лестничных пролетов и трогательным, плетеным из лоскутков, ковриком перед лифтом. 'Как у бабули в деревне' - отметила Катя.
   На седьмой этаж поднялись в слегка погромыхивающем, тесноватом лифте с деревянными дверками, сквозь стёкла которых были видны уходящие вниз перекрытия этажей. Отполированная до голого металла частыми прикосновениями, ручка металлической двери шахты лифта провернулась со звонким щелчком и выпустила их на лестничную площадку, покрытую целой, без единой выбоины, метлахской плиткой.
   Четыре квартиры смотрели на них своими обтянутыми черным дерматином дверьми и подмигивали стеклышками глазков. Свою они узнали сразу, даже ещё не рассмотрев номер на покосившейся табличке, прикреплённой к полотну двери одним погнутым шурупом. Да и как её было не узнать, среди чистеньких, блестящих соседок, строгих в своей чопорности и стерильности входных ковриков, она одна стояла замызганная побелкой, и усыпанная цементной пылью. Коврик перед ней отсутствовал как класс. Войдя в квартиру Сергей Петрович и Катя сразу догадались почему им так неохотно отдавали ключ.
   В квартире был полный кавардак, было такое ощущение, что здесь только что закончили ремонт, а рабочие не ушли, а по-выпрыгивали из окон бросив на пол все инструменты и материалы. И если бы у Сергея к этому моменту был видеомагнитофон и он бы уже посмотрел бессмертного Фантоцци, то просто бы решил, что в конторе внезапно закончился рабочий день. Но этот фильм никто в его семье ещё не смотрел, да и не это их удивило. На стенах были наклеены убогие бумажные обои из коллекции 'зеленеющие поля травы в мозгу любителя марихуаны' щедро сдобренные золотыми полосками, мрак, описать невозможно, только увидеть воочию. Но вот брошенные материалы и уже установленные санфаянс, краны и плитка, буквально выбили земную твердь из под родителей семейства. Катюша ойкнула и стала медленно оседать, а вовремя подхвативший её Сергей, посадил жену на подобие табуретки, раздел дочек и прокричав на бегу :'запритесь, никому не отрывать, я скоро!', рванул в ближайший хозмаг за новым дверным замком. Ему повезло, у алкаша толкущегося уже у закрытых дверей магазина был куплен замок за сумасшедшие деньги, пятнадцать рублей. Оба они остались счастливы, Сергей, что успел и купил, пьянчужка, что продал, стащенный у строителя собутыльника замок ABLOY. И если бы последний знал ему цену, то расстроился, а первый, обрадовался бы ещё больше столь удачной покупке.
   Замок Сергей менял почти до полуночи. Обычная и с виду неказистая дверь оказалась дубовой, да ещё и оснащённая противосъёмными штырями. И если бы не брошенный инструмент, среди которого нашлись стамеска, молоток и отвертки, новый запор никогда бы не занял свое место. Катя, пока он возился с замком, прибралась в комнатах, найдя среди строительного мусора тряпки и эмалированный тазик с отбитыми краями, в котором судя по всему разводили клейстер для оклейки стен. Отмывала она его от липкой субстанции со слезами на глазах, руки не поднимались выливать грязную воду в глазированное импортное счастье.
   Да! Вся сантехника в квартире была импортная. На унитазе, умывальнике и ванне гордо реяли импортные буквы IDO. Краны сияли хромом и отражались в импортной же плитке, что покрывала пол и стены в комнате для уединении и в ванной, которая размерами напоминала небольшой бассейн. Кухня не уступала по роскоши местам общего пользования, югославская газовая плита и мойка из нержавейки добили тогда бедную женщину окончательно.
   Надю и Валюшу уложили спать валетиком, накрыв маминым пальто и папиной курткой, на огромном, древнем кожаном диване, который судя по всему, занесли сюда ещё подъёмным краном при постройке дома. Ещё от предыдущих хозяев им достался колченогий стол на кухне и сколоченные для маляров, две табуретки из горбыля. А также черный, эбонитовый телефон, выпущенный в сорок девятом году в городе Лондоне. Именно такая надпись находилась на его нижней стороне, и самое главное он был подключен к линии и работал.
   Планировка квартиры была очень удачной, до Никиты Сергеевича халупы в Москве не строили, правда и бараки были и коммуналки. Но если люди въезжали в квартиру, то это была КВАРТИРА! Именно так, с большой буквы. Кухня не меньше десяти квадрат, раздельный санузел, прихожая переходящая в длинный коридор заканчивающийся вместительной темной комнатой-кладовкой. Из него же две двери вели в комнаты. Правая выходила окнами во двор и была площадью метров шестнадцать, левая, побольше, смотрела на дорогу. Как гласил ордер, было в ней двадцать четыре метра. Отмытые Катиными стараниями полы, обнажили из под слоя пыли свою паркетную суть. Буковые плашки сложенные елочкой блестели масляной поверхностью мастики, слой которой, наросший за долгие годы существования дома, не смогли повредить как неизвестные жильцы, так и нерадивые строители-ремонтники. О такой квартире супруги не могли и мечтать.
  
  ****
   Уже глубокой ночью, присев на кухне за качающимся 'наследством' Катя и Сергей устроили совещание.
   - Значит так, дорогой! - супруга решила взять инициативу в свои руки. - Завтра берешь отгулы до пятницы и за эти три дня надо обменять ордер и хотя бы частично переехать.
   - Да не успеть никак, что ты Катенька! - Сергей состроил страдательную гримасу. - Да и денег нет сейчас на переезды, на следующей неделе только аванс будет.
   -Надо Серёженька! Иначе не видеть нам этой квартиры как своих ушей! Ты же видишь не нам она предназначалась! Перепутали или отказался кто нибудь. Но я не отдам отсюда ничего! Костьми лягу, но не отдам!
   Раскрасневшаяся жена была так прекрасна в своем праведном гневе, что Сергей не удержался, да и Катя себя сдерживать не стала. А через сорок одну неделю у них появилась Наташка.
   Три дня Сергею дали, удача ему улыбнулась и он всё успел сделать в срок. А две бутылки армянского коньяка участковым и пара коробок шоколадных конфет приобретенные с помощью школьного приятеля, ускорили работу паспортисток до скорости света. Все семейство было выписано со старой площади и прописано на новую в рекордные для советских реалий, сроки. Коллега с работы, владеющий роскошным 'оленем на капоте' в виде ГАЗ-22М универсал, помог с перевозом нехитрого скарба нажитого за совместную жизнь. Управились в две поездки и бак бензина за Сергеев счёт. И всё их имущество, что раньше не давало пройти по комнате в маминой квартире, вдруг уместилось в кладовке, закрыв сложенные к дальней стенке обои и светильники, которые Катя считала своим законным трофеем.
   Жековские работники нарисовались на горизонте через неделю. Ситуация получилась смешная, с вызовом милиции и громкими криками. Началось всё с того, что в отсутствие хозяев попытались открыть дверь. Фирменный замок не поддался, как старому ключу так и слесарю. Попытка отжать дверь, тоже не удалась. А вот бдительные соседи, с которыми дружное семейство успело познакомиться за эти дни, вызвали наряд милиции и позвонили на работу Сергею.
   Появление людей в серой форме произошло минут на десять раньше чем приехал новый жилец, а следом подошла и Катя успевшая отвезти дочек в школу и купить продукты. Шум стоял на весь подъезд. Тётенька и слесарь из жека орали на соседку, милиционеры орали на тётеньку, соседка орала на милицию, а потом роли менялись. Закончилось всё в отделении. Сергей и Катерина сначала написали заявление на попытку взлома их квартиры, сотрудники жека требовали вернуть материалы, потраченные на ремонт квартиры, но писать ничего не стали. Милиционеру хватило паспорта Сергея с пропиской. После этого разговор перешел в конструктивное русло. На законный вопрос: 'зачем вы пытались проникнуть в квартиру?' Сотрудники жека, честно ответили: 'забрать сантехнику, материалы и инструменты, что остались в квартире'. Но когда попытались узнать кому они принадлежат с ответом случилась заминка. Ни документов, ни нарядов не оказалось. Рабочие были со стороны и никаких претензий не предъявляли, да и сами они не появлялись уже два месяца. А ремонт затеял бывший начальник ЖЭКа, Матронин Геннадий. Тут то и выяснилось, что квартиру должен был получить он. Семьи у него не было, родственников тоже, сам же он приехал в столицу лет семь назад из Тамбовской области и ради служебного жилья устроился в жилищно-коммунальное хозяйство. Где достаточно быстро дорос от слесаря до начальничка. Шустрый был молодой человек. Почему был? Да пропал он, те же два месяца назад. На работе не появлялся, Дома тоже. В розыск подали, но проходил он по другому отделению, в том районе, где и жил. Капитан, что разбирал конфликтную ситуацию, позвонил соседям и узнал подробности. Не вдаваясь в детали, пояснил, что розыск ведет и ОБХСС. Тут тётенька из ЖЭКа совсем стухла, весь напор у неё пропал, и он стала упрашивать отпустить её с миром. Капитан принял соломоново решение: ' если Сергей забирает заявление, то ЖЭК не имеет к нему претензий и обид, так как старая сантехника, плита и прочее исчезло в неизвестном направлении. А появится Матронин, то пусть и обращается лично к нему, капитану Суханову, или в отделение милиции по месту жительства'. Собственная шутка милиционеру очень понравилась и он долго над ней сам смеялся.
   Сергея и Катю, такое решение устроило, как и жековскую тётю. Однако умудрённый опытом сотрудник органов постановил: 'бумагу на бумагу, а ему покрасить кабинет, а если не устраивает, то срок за взлом квартиры он обеспечит'. В итоге, Сергей через два часа стал обладателем бумажки, что Жилищно-эксплуатационная контора номер такая то, провела косметический ремонт в квартире такой то, ремонт производился в связи с плохим состоянием жилища за выездом бывших жильцов. Произведена замена сантехнических и газовых приборов. И сделано всё это за счет государства. Стояла дата, подпись и печать.
   Пока делали и привозили бумажку, Сергей успел сходить в магазин и заперевшись в соседнем кабинете с Сухановым выпить бутылку водки под банку маринованных венгерских огурцов. И выслушать, в общем, правильные советы капитана как следует жить и куда посылать таких тёток, Матрониных и прочую дрянь. Расстались они почти друзьями. Года три спустя, Сергей с печалью узнал, что капитана убили заезжие отморозки, которым он сделал замечание за то, что они справляли малую нужду в его подъезде. Но сейчас радостный и хмельной, одерживаемый время от времени Катей, он возвращался в свой, полностью свой дом.
  
   ***
   Постепенно обживаясь на новом месте, семейство Сергея Петровича обрастало и вещами. В квартире появились кровати для девчонок, на кухне стол и уголок. Короче, жизнь шла как у всех, а страна трещала по швам и разваливалась. В одних магазинах всё пропадало, в других, коммерческих, наоборот появлялось всё больше и больше товаров с красивыми иностранными этикетками. Работа и сбережения так же рушились в пропасть вместе со страной. Поняв, что на те копейки, что платили в его некогда могучей 'фирме' уже невозможно прокормит семью, Сергей отправился в плавание на корабле частного бизнеса. Специалистом он был великолепным, ориентировался практически в любых компьютерных технологиях, а тут в страну пошли первые персональные компьютеры. Новоявленные Российские нувориши хотели не отставать от своих зарубежных компаньонов, которым задаром сбывали всё, что некогда составляло богатство страны, и надо-не надо закупали себе 'железные ящики' с экранами. Нашлась работа и Сергею, закупать, устанавливать, обучать заморским игрушкам, туповатых менеджеров и наглых банкирчиков. Ему, несколько лет паявшему на кухне клоны Синклера и непринужденно читающего листинг на ассемблере почти всех доступных на то время процессоров, большого труда это не составляло. Пусть и не очень богато, но он смог кормить и одевать своих родных девочек, да ещё время от времени помогать своему непутевому братцу. Мама к сожалению не выдержала безумия начала девяностых и тихо угасла в девяносто четвертом. Хорошо хоть папа не застал всей этой вакханалии и покинул сей мир года за три до восхождения Меченного.
   Что греха таить, Сергей Петрович по началу радовался переменам, ему было душновато в 'совке', он видел реальность 'развитого социализма', но и как миллионы других людей в стране, не ожидали такого крушения надежд. Даже слово 'демократические перемены' у него теперь ассоциировалось только с ругательством, и более грязным, что пишут дебилы на заборах. И навсегда у Сергея в памяти остались слезы в глазах, когда он в мае девяносто пятого увидел кадры взрыва РЛС в Скрунде. Там, среди бетонных обломков остались его молодость, веселые и трудные командировки и энтузиазм с которым молодые инженеры преодолевали любые препятствия.
  
   ***
  
   Экскурс в историю не отвлек Сергея Петровича от главного, поиска заветной коробочки с ключом. Самым, что ни на есть обычным, такими запирают старинные шифоньеры и платяные шкафы. Стальной крючок с колечком на одном конце и парой выступов на другом. Катя убрала и спрятала его почти сразу как они обнаружили третью комнату и произошли все связанные с ней события. А начались они со слов Надюшки прибежавшей как-то от подружки с нижнего этажа :
  - Папка, папка! Я сейчас возьму книжку и опять к Ленке побегу.
  - А ты не будешь мешать её родителям, -только и успел спросить Сергей.
  - Нее, у Ленки своя комната, у Витьки, её брата, своя, а родители в зале сидят, смотрят телевизор. Ну я побежала, ты маме скажи где я, не забудь.
   И дочка тогда ускакала вприпрыжку, оставив отца в недоумении. Родители Лены и Вити жили в квартире прямо под ними, и квартира у них похоже трёхкомнатная.
   Вечером Сергей рассказал своей Кате про подозрения, и за несколько дней аккуратных бесед с соседями, супруги выяснили, что под ними и над ними, во всём подъезде, трешки и только у них двушка.
   Узнав у дочки расположение комнат, вечером они вышли на охоту за не зажжёнными окошками. Подозрительное темное пятно на фасаде здания рядом с балконом их квартиры, было быстро найдено. До глубокой ночи свет там так и не появился. Дальнейшее исследование провели на следующий день. Отправив детей в школу, Сергей и Катя смастерили самодельный, знакомый многим с детства, перископ из двух зеркал и плотного листа ватмана. Его длины как раз хватило заглянуть с балкона в соседнее окно. Приспособление мало чем помогло, все стекла изнутри были сильно заляпаны белой краской или побелкой. Постучав по стеклу никакой ответной реакции не получили.
   - А вдруг это окна квартиры из соседнего подъезда? - Засомневалась Катя - А мы так нахально себя ведём.
   - Нет, я узнавал, по тому стояку все квартиры двухкомнатные, как и у нас на этаже, напротив нашей. - Стал успокаивать жену Сергей. - Не беспокойся, за этим окном пустая комната.
   - Но почему так получилось? По документам у нас двушка, да и в ЖЭКе ничего не сказали,- опять сомнения обуяли Катюшу, - и за квартиру мы платим как за двухкомнатную.
   - Именно ЖЭКовцы нам ничего бы и не сказали, рыльце видимо у них в пушку, - снисходительно посмотрев на жену, Сергей продолжил, - или ты забыла кто должен был получить эту квартиру? Этот жук, Матронин, специально уменьшил площадь квартиры, иначе ему её никогда бы не выделили. Его подчиненные помогали ему, видимо связанные круговой порукой. Все небось подворововали понемногу. А как он исчез, тут же прибежали поживиться.
   - Ну так давай искать вход. Где то он должен быть, - к Кате моментально вернулась решительность.
  - Не суетись, дверной проем, как и у наших соседей в коридоре должен быть, рядом с комнатой девчонок. Понятно теперь, почему он такой длинный и бестолковый.
  
   ***
   Катя и Сергей не стали откладывать в долгий ящик поиски, и через пятнадцать минут путем простукивания стены, было точно найдено положение дверного проема. Звук при ударе настолько явно отличался от соседних поверхностей, что стало бы ясно любому, вот это место,здесь.
   - Ну, и когда будем делать проход? - Катя с вызовом в голосе обратилась к мужу. - Надеюсь не сейчас.
   - Естественно, не сегодня. Надо девчонок пока сплавить куда нибудь, им сюрпризом лишняя комната будет, - Сергей сразу понял причину волнения жены, - да и не сболтнут случайно никому, кто его знает, что в ту комнату сложили. Может там стройматериал ворованный находится.
  - Правильно Серёж! На следующей неделе в школе весенние каникулы начнутся, отправлю их к двоюродной сестре под Клин, она давно в гости зовет. А мы с тобой ремонт косметический сделаем, надо обои освежить и всё такое,- Катя погладила себя по уже выступающему животу, -тем более, не за горами наше пополнение. Совместим оба дела.
   Так они и поступили. Дочки уехали в деревню на машине, с забравшим их свояком, совместившего транспортировку племянниц и закупку колбасы в московских магазинах. К сожалению прилавки тощали с каждым днем, но супруги под-напряглись и детей отправили в гости, не с пустыми руками.
   Так тогда поступали все у кого имелись родственники в провинции.
   Москва забирала всё, с ближайших областей, а люди на своём горбу тащили это обратно. Страдали от этого все, и приезжие у которых дома было вообще пусто, и жители города вынужденные стоять в огромных очередях за всем подряд. Родственников это мало волновало, живёшь в Москве, поделись! И было невероятно стыдно отправляться в гости, не захватив с собой, хотя бы одну сумку заполненную батонами 'докторской' и 'круглым' черным хлебом. Многие помнят анекдот-загадку: 'длинное, зеленое , колбасой пахнет'. И отгадку: 'электричка из Москвы'.
   Это порождало одно известное, шуточное, противоречие социализма: 'в магазинах пусто, а холодильники битком забиты продуктами'. Не всегда это соответствовало истине, и Сергей даже многие годы спустя припоминал как стоял за хвостами в магазине при Останкинском мясокомбинате. И как его приятель - хирург из Свердловска, просил прислать хоть немножко бананов для дочки. Она их ,в свои шесть лет, никогда не пробовала, но мечтала и только и спрашивала папу : 'а они на вкус как яблоко, как слива?'. Знала бы тогда эта девочка, что бананы будут дешевле картошки, а тех замечательных яблок и слив никогда уже не купить в городском магазине, наверное, не мучила бедных родителей просьбой достать заморское лакомство. Но все это, ещё только произойдет, сейчас же будущие 'господа', владельцы ваучеров, обладатели акций призрачных предприятий и 'мавродиков', приступили к зачистке стены от старых обоев.
   Листы фанеры прикрывавшие дверной проем обнаружили быстро, как только оторвали третье или четвертое полотнище бумажного авангарда позднесоветских времен, с трудом цеплявшихся силами крахмального клейстера за не совсем ровно выведенные поля гипсовой штукатурки. Фанера прикрученная шурупами к дверной коробке вместо наличника, легко поддалась отвёртке и изредка помогавшим ей пассатижам. Перед новоявленными строителями предстала обычная межкомнатная дверь, как и остальные в их квартире, белая, филенчатая,деревянная, покрытая многими неровными слоями масляной краски. Самая обычная дверь, которую от других отличало только то, что у неё отсутствовала ручка и была замочная скважина, около которой на обрывке шпагата зацепленного за выступающий гвоздь, висел ключ.
   Сергей и Катя переглянулись и не сговариваясь потянулись к нему, столкнувшись лбами нервно засмеялись.
   - Ладно Сереж, давай ты открывай! - Катя протянула мужу сорванный с гвоздя ключ. - Только постучи на всякий случай.
   - Ну ты всё ещё думаешь, что так кто-то живёт? - Сергей с силой три раза стукнул кулаком по содрогнувшейся двери. - Ну видишь, глупышка, полная тишина в ответ.
   Ключ легко, без заедания, провернулся в замке и тихонько скрипнув дверь без усилий открылась вовнутрь. Сереющий свет мартовского дня освещал сквозь запачканное окно прямоугольник комнаты. Совсем не маленькой по меркам советского домостроения, метров шестнадцати квадратных площадью. Сто ваттная лампочка без абажура, разбуженная щелчком выключателя, находившегося там где ему и было положено, справа от входа, мгновенно развеяла полумрак помещения. Ничего неординарного тут не было. Посреди комнаты высились строительные козлы, на которых стояла банка засохшей краски. К дальней от окна стене, был придвинут массивный письменный стол с поставленным на него, ножками кверху, стулом. Обклеенные старыми газетами стены и коричневая крафт-бумага закрывавшая паркет, создавали эффект ненатуральности, будто всё вокруг сделано из папье-маше. Словно у игрушечного домика сняли крышу и рассматривают, что там есть такого интересного внутри. А кукольные жители бросив все дела и вещи, дабы не быть замеченными, попрятались кто куда.
   - Какой воздух здесь спёртый, пойду форточку открою, проветрю, - Катя подойдя к окну, поднялась на цыпочки и подняв шпингалет резко её распахнула. Сквозняк, метнувшийся по комнате, с силой захлопнул дверь. Мигнула и погасла лампа под потолком, её перегретая вольфрамовая спираль не выдержав сотрясения порвалась, и остро звякнув соскочила со своих проволочек на дно стеклянной колбы.
   У Сергея вдруг перехватило дыхание и всё поплыло перед глазами. Стены пошли волнами и на светлых прямоугольниках газет стали проступать бордовые пятна соединяясь друг с другом. Из оцепенения его вывел сдавленный вскрик Кати. Она, схватившись за подоконник опускалась на пол. Её движение походило на кадры замедленной киносъемки, так пуховое перо падает вниз. А окно затягивала темнота, закрывая его лепестками гигантской диафрагмы и в центре этого кошмарного объектива последним светлым островком оставалась форточка. Но свет исходящий из неё пугал больше, чем мрак заливший всё вокруг. Нечеловеческий ужас проникал из неё в каждую клеточку организма Сергея. Его язык распух во рту и прилип к нёбу, сердце застучало в голове оглушительным набатом, а грудь стянуло стальным ржавым обручем. Превозмогая себя он кинул свое, цепенеющее с каждой секундой, тело к упавшей жене. От напряжения лопались сосуды в глазах, было ощущение, что гравитация возросла раз в пять, и уже теряя сознание он захлопнул это отверстие, впускающее инфернальное безумство в обычный мир. Очнулись они на полу, крепко обхватив друг друга руками. За окном как и раньше мела мартовская поземка, которую кидала в проходы московских улиц уходящая зима. Перегоревшая лампочка раскачивалась под потолком, а из приоткрытой двери, тонкий лучик электрического света освещал дальний угол комнаты. В котором не таилось никаких ужасных чудовищ, а валялась связанная пачка пыльных газет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"