Чарторыжская Аннет: другие произведения.

Фиолетовая трагедия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Он из связки призрачных воинов, был изгнан за невыполнение долга и пытался найти любую возможность вернуться. В то время в другом мире разгорается конфликт между двумя схожими расами. Применение биологического оружия ведет к тотальному геноциду. Что выйдет, когда окно между двумя мирами откроется?Агитки - Журнал Самиздат

    Проект временно заморожен в угоду двум другим



   Глава 1 "Последняя песнь Колада"
  
   Где-то на пути к Кремняку
  
   - Рейлан, нет!
   Этот окрик заставил отмереть и помянуть Хаос нелестным словом. В пылу борьбы не сразу заметил, как руки рефлекторно опутали защитные столпы света. Вспышка малейшей силы сейчас способна привести новых стервятников на наш след, поэтому нервозно скинул неоформленные искры прямиком в чернозем, поглотивший с неясным шипением моё подношение.
   Оглянулся на младшего брата, чьи терракотовые волосы смешались с пылью и грязью, опадая сосульками вокруг скуластого лица, и вздохнул с облегчение - жив паршивец!
   Было слишком поздно ожидать помощь собратьев, мы ушли далеко от Болливийского замка, а применять магию строго запрещено в этих землях. После госсулярапада любой призыв стихий может обрушиться катастрофой в немыслимых масштабах.
   Беспробудная ночь лишь только по началу казалось пустынной и тихой. С каждым шагом в воздухе копились шорохи, вздохи и клацанье чужих резцов друг о друга. После очередного стрекота, я прижал младшего поближе к броне, обнажив меч с чужого плеча - он был громоздким и бесполезным куском железа, которым плодотворнее оглушить, чем пытаться что-то отрубить, но так как мой Колада недавно превратился в два осколка над стриженной головой, пришлось довольствоваться тем, что попалось под руку.
   - Мы не прорвемся, - прохрипел Гинелий, дрожащей рукой зажимая предплечье.
   Рана свежая, кровоточит, но не успела загноится, поэтому есть вероятность, что яд на зубах гаморритов такие же россказни простых тагорийцев, как и басни о святом деде Макфее, приносящем игрушки благовоспитанным детям в первую ночь Студня.
   В горле встал ком, который, прокашлявшись, сплюнул под ноги вместе с мокротой. Покривившись, стер с губ остатки крови.
   - Ты трус, не был бы братом, прирезал, - надрывно сказал, засадив грубый меч в глаз набежавшей псине с косматой шерстью и ультрамариновыми дьявольскими глазами, светящимися в темноте. Главный ориентир, где выискивать этих тварей - свечение подавлять они пока не научились, хоть и эволюционировали с каждым новым поколением генномодифицированных.
   Гаморриты были из семейства хищных млекопитающих, в холке достигающих высоты плеч любого эквилибарка - члена элитного подразделения призрачных воинов, отбирающихся по выносливости, способностям и бог росту.
   - Рейлан, - плаксиво окликнул брат, завалившись на спину. Он неловко врезал каблуком сапога по заостренной морде нападающего, не сумев отодвинуть от себя грозящую вцепиться в голень пасть.
   Я успел пожалеть про традицию с монашеским орденом - для начала любого парня нужно обучать самозащите, а потом уже перебирать четки и приносить обеты небесным покровителям в тихой келье.
   Закинул ком грязи в глаз шавке, отвлекая внимание на себя. Их осталось всего пять, так что если успеть всех перерезать, есть шанс добраться до ближайшей крепостной стены до морана - самого тёмного и опасного часа перед рассветом, времени зловонных порождений бездны.
   Пробив хребтину вцепившемуся в руку гаморриту, который метил в шею, но не сумел, я подсчитал возможности: броня жалкими клочьями и помятыми черепицами свисала с корпуса, рука и бедро прокусаны, в голове всё ещё туман после дурмана, вызванного сакосом - тропическим растением, выделяющим сильные наркотические пары при сцеживании сока и хранении при определенной температуре двенадцать суток. Его яд ослабляет волю и силу принявшего. Нащупав пальцами кровавый ошметок, сделал неутешительный вывод - клок волос выдран в районе темечка, но лучше такая потеря, чем лишение головы. В это время брат подмят огромным рыжим рокочущим кобелем, чья слюна капая прямо на фланелевую рясу послушника, которую в спешке никто и не подумал сменить на более удобные штаны.
   Я вовсе не хотел опять становится должником у слепца Манхамона, обучившему меня шаманским пляскам.
   - Заговор способен спасти тебя однажды, но за это ты мне отдашь своё тело ровно на пять бадняков, - проскрежетал старец, пахнующий древними временами.
   - Вот ещё, - усмехнулся тогда, представив пять сочельников, которые придется пропустить, когда сжигается пламя, дарующее мощь. - Я всегда способен справится сам!
   Справился бы, с сожалением подумал, но вслух произнёс первые слоги:
   - Бао-бао, горум сав, - и теперь у меня больше нет моего поющего клинка, но и без него воин обязан спасти сопляка: - шамир агам нуэро вон клав! - обязан даже ценой собственной жизни!
   В отличие от магии шаманство носило другую природу и энергетикой этих мест воспринималось никак иначе, чем просто слова без какой-либо подоплеки.
   Призыв сработал и из ночи стал зарождаться зеленый призрачный шар, постепенно обволакивающий нашу дорогу, груду мохнатых тел и останки звероящеров.
   Подслеповато щурясь, заметил, что выжившие псины жалобно поскуливают, поджав отростки-хвосты, но пятятся обратно - в сторону зловещей чащи, от которой веяло промозглым холодом.
   Пока свет не погас, встряхнул несостоявшегося послушника за шкирку, ставя на гнущиеся ноги. Это нехитрое движение отдалось болью в плече, которую я отразил в незамысловатом ругательстве сквозь зубы.
   - Пойдем, сопляк, они могут вернуться.
   Мы молча плелись в сторону Кремняка - единственного города в ближайшем обозрении.
   - Зачем? - всё-таки упрямо бросил он, по-детски оглянувшись на то место, где когда-то стояли наши ездовые агамы, способные к планирующему полету чешуйчатые животные, гораздо более выносливее обычных лошадей, которых нещадно эксплуатировали крестьяне для перевоза грузов. Псины сумели сожрать и их, хотя именно мой гордый Смерч успел насадить двух членов бродяжьей стаи на свои роговые пластины прежде чем издать предсмертный хрип под рвущими плоть клыками.
   - Ты чертов сумасшедший, - не дождавшись ответ, сказал брат, проверяя самодельную повязку на предплечье.
   А зачем мне отвечать на столь очевидную вещь? Я обязан был спасти единокровного родственника, чтобы тот занял престол дискурса и стал правителем Болливийского замка. Ведь в нём все было соблюдено - мужчина, старше одиннадцати лет, девственник, носитель ржавой крови. Если не успею доставить Гинелия в отчий дом за восемь суток, то княжества опять пойдут войной друг на друга. Нет, такого позволить я не мог, тем более что сломленный меч ещё не говорит о том, что я окончательно покинул ряд эквилибарков.
   - Ты выживешь и станешь главой рода, - проговорил чуть более отстраненно, чем хотелось бы. - Будешь править, предотвращать междоусобицы, а я вернусь через несколько бадняков и проверю.
   Утешение никогда не было моей сильной стороной, но стоит показать парню его предназначение, дать проникнуться всей масштабностью творимого предприятия. Если мы подохнем, то захлебнуться в крови все земли во Флортогарской зоне, а это граничит с апокалипсисом.
   - Ты знаешь, что я из призрачных, и покинув тело, я не умру.
   Почувствовал сильное жжение в бедре, заставившее хромать на одну ногу. Такими темпами откинуть копыта можно раньше обряда передачи тела и ухода за Врата. Но выпрямившись, сделал вид, что ничего не мешает. Не стоит будущему князю знать, что призрачные воины умеют страдать, как обычный люд. По крайней мере, не сейчас.
   Воздух ночью чуть подмораживал, хотя давно уже увяли первые цветы, приносящие больше яркого света от красной небесной звезды, сменяясь ожерельями плодов на несущих кустарниках и деревьях.
   Отчий дом - красивое название вовсе не соответствующее содержанию. Это боевой храм, где можно пройти испытания (простые формальности) для подтверждения законности требований. Для начала мальчишку осмотрят врачи и проверят его здоровье, в том числе половозрелость, следующим этапом выступают подосланные блудницы, призванные либо усмирить, либо возродить зов плоти. Истинный правитель должен уметь отринуть свои потребности во имя будущего княжеств. Ну и последний шаг - кровопускание до клинической смерти. Каждый правитель должен обладать умением сродни тому, что делают призрачные - покидать своё бренное тело и становится эфемерным духом. Если кровь юнца достаточно ржавая, у него есть шанс завершить проверку и занять престол по праву рождения. Но как становится понятно из некоторых требований - по наследству дискурсом не завладеть, так как все князья являлись непорочными, но принадлежали к древнему и большому роду, в чьих жилах лилась, но не смешивалась кровь обоих народов - красная тогарийцев и золотая флоринкийцев. Феномен неясный и скрытый годами. По сути никто из нас не является полукровками, мы среднее звено, но именно к нам прислушиваются княжества и бремя нашего рода их мирить.
   - Я больше не могу, упершись руками в колени, согнулся Гинелий, дыша словно загнанная охотниками лань. - Мы столько миль прошли, что мои ступни кровоточат в этой грубой необработанной коже...
   - Которая спасла тебе жизнь, - зло перебил, растеряв весь добрый настрой.
   Сапоги были пошиты на ноги одного из стражников, более рослого и взрослого, чем мой неоперившийся брат с тонкими дрожащими конечностями и тщедушным телом.
   - Мы родственники, - напомнил я себе, потянув за рукав рясы вперед, чтобы ненароком не врезать кулаком по ангельскому личику с маленьким аккуратным носом, пухлыми алыми губами и большими озерными глазами в обрамлении длинных черных ресниц.
   Нянчиться с братом, которого я до этого в жизни видел от силы раз пять, не хотелось, но миссия жгла клеймом ответственности. Когда я был только рекрутом, то давал присягу, что буду всячески защищать и оберегать княжества будучи призрачным воином, что в отличие от замковой стражи и гвардии солдат, я буду напрямую следить за жизнями всех действующих и возможных князей.Для закрепление клятвы из моих мои жилы на руке были проткнуты небольшой тонкой ритуальной булавкой, вытягивающей ровно необходимое количество капель, пущенных в полёт над кодексом чести элитного отряда.
   Принюхался, задвигав двумя твердыми шарообразными наростами над переносицей и максимально раскрывая разрезы ноздрей - воздух вязкий, как после дыма и гари, также слышится запах зловоний клоаки и немытых тел.
   - Кремняк в пяти-десяти сотнях шагов от нас, я чувствую, - недовольно произнес, отметив, что мы едва поспеваем.
   Парень тоже попытался втянуть воздух, но его не обученный обонятельный орган мало чем помог.
   Я хромал, как это ни прискорбно было осознавать, но с каждым шагом правая нога всё меньше и меньше слушалась меня. На ощупь в районе укуса кожа опухла и стало нарывать, видимо если не яд, то инфекцию немытые зуба падальщиков занести сумели. Итак вылил часть фляжки со спиртом, на более тщательное промывание просто не хватало времени. Брат и того выглядел хуже, тонкий как тростинка, сгорбленный, дышит тяжело, постоянно отстает и потирает плечо. Совершенно не обучен орденом проходить большие дистанции, хотя монахом это и не нужно.
   Вообще лангумны сумели приобрести наилучшие черты от каждого народа: от тогарийцев это хорошо развитые мускулы, впечатляющие даже у женщин, полупрозрачная блестящая кожа кремового оттенка одинаково индифферентно относящаяся и к лютой стуже, и к ярой жаре - благодаря специальной алмазной пыльце мы не могли ни обгореть, ни отморозить себе ничего. Ну и самым выдающимся приобретением от расы глаза с полноценным третьим веком - мигательной перепонкой, позволяющей защищать очи или увлажнять без потери видимости. Флоринкийцы же, в свою очередь, обеспечили нас длинным гибким телом с эластичной лёгкой костной структурой, очень упругой на практике, потому что её практически невозможно сломать или повредить. Еле заметный небольшой нос с длинными каплями ноздрей по бокам и двумя наростами позволяет различать огромное количество запахов. Слуховые органы наши практически не имеют наружного уха, лишь небольшая складка кожи говорит о том, что внутри сокрыта барабанная перепонка, а также сложная по строению улитка с большим количество чувствующих клеток, поэтому слышим мы отменно, но никогда нельзя определить, вслушиваемся ли. На протяжении всего позвоночника идёт едва заметный гребень с небольшими шипами плавно переходящий в хвост с жалом на конце. У истинных флоринкийцев хвосты очень длинные и способны производить неограниченное количество яда, а у нас хватает ровно на один укол после чего необходимо несколько часов восстанавливаться. В отличие от той или иной расы мы имеем обычные волосы, довольно мягкие на ощупь и у каждого представителя они имеют свой особенный оттенок, практически нет никаких ограничений. У Гинелия, к примеру, терракотовые, а у меня коралловые.
   - Я не дойду, - на последнем издыхании сказал юнец и начал заваливаться набок. Ничего не оставалось сделать, как подхватить его и взвалить себе на гребень. Было желание чуть больше выпустить пластины, чтобы насадить брата и не испытывать сильную боль в запястье при поддержке, но такое отношению к будущему князю являлось негуманным.
   - Представьтесь, - громко бросил голос из-за закрытых ворот. В маленькой щели сначала один затем другой показались тогарийские глаза.
   - Рейлан Варан из ржавокровных лангумнов, вторая ветвь от дискруса. Со мной монашеский прислужник, наткнулись на стаю гаморритов третьего поколения, - послушно отрапортовал, выпрямляясь, хотя хотелось прямо здесь бросить поклажу и закалиться на мягкую перину, предварительно пропустив стаканчик горячительного в каком-нибудь из местных кабаков.
   Нас пустили, долго и со скрипом поднимая укрепленные ворота города и уступая дорогу двум путникам в один из грязнейших и беднейших городов княжеств.
   - Одна ночь и любые твои самые грешные желания будут исполнены, - подошла, виляя бедрами, в длинном плаще флоринкийка, её хвост свободно покачивался в такт движениям, игриво выпущенный из-под полов вискозы. Хищные высокие скулы, небольшие клыки выглядывали из-под верхней иссиней губы, смоляные волосы собраны в высокую замысловатую прическу, пара прядок ниспадала на длинную шею у основания которой виднеются первые несколько шипиков, уходящих далеко под одежду.
   Я любил флоринкиек за их грацию и красоту. Грифельный цвет кожи сглаживал или вовсе прятал все возможные дефекты, но вот по темпераменту эти манерные особы не сравнятся с миниатюрными коренастыми тогарийками, которых я и предпочитал в своей постели, пресытившись когда-то.
   Сейчас не хотелось ни то, что утех, жить. Я еле держался из последних сил, мечтая забыться сном, поэтому ночная бабочка наткнулась на довольно грубый ответ и рык с моей стороны.
   Слегка зашипев, отойдя на почтительное расстояние, она отвернулась и гордо двинулась в противоположную сторону, стуча каблучками.
   - Добро пожаловать, ним диадох, - сразу вычислил моё звание по обручу на голове хозяин корчмы. - Двухместный стандартный номер, еду наверх, кровати раздельные?
   Едва кивнув, последовал за подростком помладше Гилеона вверх по крутой лестнице. Маленький крепыш предложил своё плечо для тела брата. Зная, что сила тогарийцев даже в подростковом возрасте внушительна, быстро согласился на помощь и задержал дыхание, чтобы на волю не вышел вдох облегчения. Не дело терять лицо эквилибарка перед посторонними. Мы способны на любые нагрузки, не зря с детства обучались покидать собственное тело, проецируя астральное.
   Небольшая комнатушка с овальным окном без подоконника - две кровати между которыми приткнута квадратная тумба с лампадой. Отдельная дверь вела в узкий санузел. Оказавшись в уюте, первым делом разделся и встал под струи освежающего душа, смывая грязь предыдущих дней вместе со спёкшейся кровью. Бедро выглядело скудно, самое легкое касание вызывало боль. Решил заняться ранениями и ссадинами завтра, а сейчас голым запрыгнул в объятья белой простыни и мягкой подушки под щекой. Так и заснул,едва опрокинув голову.
   Престол дискурса это сердце и вершина нашей иерархическое системы, от него отходит много ветвей, от которых также отходят другие - всё это лангумны, состоящие в родстве между собой, деленные по отрезкам степенью близости. Вторая ветвь означает то, что нынешний князь являлся нашим двоюродным дедушкой. Да, у лангумнов практикуется кровосмешение, потому что института семьи у нас нет как такового: мы вольны выбирать себе сколько угодно партнеров, но детей нужно делать от себе подобных, иначе род вымрет, и их должно оставаться после твоей смерти не меньше трех. Самое забавное, что если скрестить флоринкийца с тогарийцем сейчас, то из этого ничего не выйдет, потомство приобретает гены доминанта и какие-то небольшие черты от второго родителя.
   Бывшего князя убили из-за моей безалаберности: не уследил, так как был под действием наркотика. Покушение спланировала одна из придаточных ветвей, чтобы подняться по социальной лестнице, выдвинув своего кандидата на пост нового монарха. К сожалению, выяснить кто предатель, я не сумел, законы призрачных суровы - за один промах меня лишили звания и меча, сломив его над оловой и выставив вон. Я бы может и подался в какую-нибудь другую стезю, подальше от политики, но случайно увидел незадолго до этих печальных событий своего братца, отданного монахам в возрасте шести лет. Я признал кровь, хотя обычно нашему народу это не свойственно и подался соблазну проникнуть Балливийский замок и выкрасть кандидата, который мне поможет отомстить за смерть прошлого князя и восстановить собственное имя. Но для этого надо самого щенка довести до отчего дома и понадеется, что тот достоин.
   - Рейлан, меня знобит, - к моей руке прикоснулось само пекло, отчего поспешил её отдернуть, не открывая глаз. За прошедшую жизнь я научился держаться начеку даже в глубоком сне, а внутренний радар показывал, что никакой опасности на ближайшие пару миль не ощущается.
   - Рейлан, - надоедливое использование моего имени не прекратилось.
   Плавно перекатился из позиции лежа в позицию стоя.
   - Да будь проклят тот день, когда я решил тебя выкрасть! - раздраженно подмял и кинул подушку на пол.
   Парень выглядел неважно: кремовая кожа приобрела сероватый оттенок, но не такой благородный, как у флоринкийцев, а с зелеными всполохами. Под озерными глазами залегли не менее фиолетовые тени синяков, всё тело дрожало, а острым слухом сумел уловить дроби отбиваемых друг об друга зубов.
   Обернул хвост вокруг тела, спрятав наготу. Не то, чтобы я смущался, просто так комфортнее.
   - Отравление, - смачно сплюнул данное слово в сторону окна, проклиная псиные отродья. Не хватало нам лишний день задерживаться на лечение хворей.
   Натянул потрепанный жизнью шаровары и вдел босые ступни в высокие ботинки. Новой рубашки на замену всё равно нет, а старая уж больно пострадала от схватки, одни лохмотья, поэтому спускался с голым торсом, предоставляя всем ранним посетителям любоваться старыми шрамами, которые не смогли свести ни одни заклинания.
   - Ним диадох? - испуганно вопросил вчерашний парень, откладывая письмена в сторону.
   Ну допустим после поломки меча я теперь просто ним, но чертовски приятно слышать бывшее звания, ведь снять обруч выше моих сил.
   - Позовите лекаря, желательно чтобы он не просто обладал магией жизни, но и специализировался по ядам, - коротко приказал, пробегая глазами по залу. Преследователей в них я не нашёл, да и ни одного лангума, что определенно радует. Мы не то, чтобы редко бываем в разных городах, особенно международного значения вроде Кремняка, но подобного рода постоялыми дворами брезгуем.
   - Хорошо, ним, я учту и сейчас попытаюсь найти нима Лезауруса, он достаточно компетентен в нужных вопросах, - круглые, как как блюдца, глаза уставились на меня: подбородок подрагивает, губы поджатые ниточки - тот ещё герой, ничего не скажешь.
   Так как мой сон всё равно был прерван, подошёл к стойке и заказал у служки отбивную с овощами и стакан шалманки для тонуса. Вообще призрачные воины не пьют, но так как меня разжаловали, можно наслаждаться тем, чего лишили за долгие годы.
   Занял самый дальний столик, лицом ко входу, чтобы отслеживать приходящих.
   Центральный гессонит в обруче нагрелся, решил повернуть его и ответить на вызов.
   - Рай, ублюдок, ты рехнулся? - раздался в голове знакомый голос. - Возвращаюсь с патрулирования, а тут убийство, кража послушника и во всём замешан ты!
   - Разочаровал, - всё по ту же сторону связи приглушенно вторила девушка.
   - Мы сейчас в портал, координаты задай, - продолжил друг.
   Закрыл глаза и увидел карту, где красной точкой отметил ближайший городской портал, а также пунктиром короткую дорогу до нашей остановки. Знал, что эти лангумны меня найдут быстро, откинулся на высокую спинку стула в ожидании.
   Телепортация для призрачных воинов, несмотря на распространенное мнение обычных, не наделенных даром, индивидов, возможна, как и для всех, лишь с помощью специальных портов - проколов в ноль-пространство, в котором каждая точка соотносится с нашей вселенной, но расстояния сжаты в несколько раз: преодолевая там пару шагов, тут можно добраться от одного города до другого. Поэтому мгновенного магического перемещения ждать было глупо, о таком только в бульварных фантастических романах для подростков пишут.
   - Ним диадох, профессор обещал через час быть! - запыхавшись, отрапортовал хозяйский сын, избегая моего взгляда.
   Ещё одно распространенное заблуждение о нас, мы не умеем выпивать чужие души через зрительные органы, да и вообще не являемся энергетическими вампирами.
   Когда друзья вошли в зал,всё вокруг будто замерло от скопления энергетики: два высоких воина в оранжевых прямых штанах, заправленных в высокие сапоги, подхваченные множеством ремешков, на куртке надета прочная, но легкая броня из нескольких сплавов металла, заканчивалась она у паховой области. Панцири должно быть сняли где-то по дороге, мудро решив, что опасности в этом месте не поджидает. Обнаружив моё укрытие,они направились в сторону стола, по дороге утягивая шлемы внутрь обручей.
   - Выглядишь, как пережеванный комок чужой покормки, - вежливо начала обмен любезностями Триш.
   Её длинные жёлтые волосы были собраны в хвост, полностью открывая забритые виски с вязью татуировок. На месте бровей по последней моде флоринкиек выложены ниточками блестящие чешуйкии фельзумы. Хищные оранжевые глаза с алыми всплохами игриво блеснули в полумраке помещения. Рядом присел Айзек с циановой короткой стрижкой, но в отличие от девушки бритая полоса шла ото лба к основания шеи. Запутанный узор татуировок покрывал это место, сообщая о подвигах воина их носящих.
   Тринити вольготно сложила свои длинные ноги мне на колени, доверчиво откинувшись на своего партнера. Мы были командой на протяжении многих лет, образовывая связку из пяти членов: я, Айзек, Тринити, Голагер и Джед, но не так давно нас разбили, оставив меня подле князя,а ребят отправив на фронтальную линию по обороне от вольных земель. Может и это они подстроили?
   - И я рад вас видеть, - напряженно сказал, заметив, что друг отводит взгляд. - В чем дело?
   - Это тебе стоит рассказать, - ответил тот, перебирая желтые пряди одной рукой.
   Не хотелось заниматься выуживанием информации, которую столь упорно скрывают, поэтому переключился на более актуальное.
   - Меня разжаловали, придаточники решили устроить переворот, но я кажется нашёл выход.
   - Прислужника? -лениво мурлыкнула Триш, полностью расслабившись под пальцами Айзека.
   - Он мой брат, - попробовал кинуть наиболее весомый аргумент из своего арсела.
   Девушка хмыкнула, подавшись ко мне.
   - Ты где такое слово узнал? Не дай Единый, скоро заговоришь ещё более страшными: "отец", "мать".
   Сквозь призму иронии я сумел уловить какую-то затаенную горечь. И дело вовсе не в том, что несмотря на то, что у лангумнов отсутствует институт семьи, Тринити с Айзом сумели создать пару и практически не изменяют своим постоянным партнерам.
   - Либо говорите, либо валите в замок. Нечего было сюда лететь на крыльях любви. И да, где наша парочка, опять набедокурили? - К концу фразы подобие улыбки с моих губ как ветром сдуло. Я увидел напряженность, гулящие желваки Айзека, прищуренные глаза Тринити, еле слышный судорожный вздох.
   - Джед сгорел, - женский отстраненный комментарий,а я почувствовал, как ногти впились в кожу.
   Сгорают любые маги только внутренне, не потянув собственным резервом и задействуя ауру. Сгоревшему помочь невозможно, он пустая оболочка.
   - Как это вышло?
   Хотелось встать, опрокинув стол. Джед не просто товарищ, это тот, кто спасал мою жизнь, вместе проходил обучение и являлся одним из самых близких друзей. Нас всегда было пять и я знал, что даже несмотря на мой уход, нас останется пять...
   - Нужно было накинуть полог, но где-то недалеко поставили ловушку в виде магического накопителя, который активировался и стал вытягивать вместе с силой жизненную энергию. Слишком поздно заметили. - Если Айз так говорит, то ничего нельзя было сделать. Стыдливо прячет глаза, на скулах не заживающие борозды, которые только сейчас бросились в глаза.
   - Ты пытался провести аон вар шах? - эмоции метались от скорби и меланхолии к злости и непониманию.
   Сцепка из пяти воинов это нерушимая связка, где каждый является частью огромной мощи. Ещё во время обучения, когда дети наиболее подходят друг другу по мнению наставников, нас заставляют проходить инициацию, некий обряд по обмену душами. Мы переселяемся в мысли и чувства друг друга, изучая все сильные и слабые стороны члена команды. Аон вар шах это одно из продолжений данного ритуала, позволяющее разделить одну боль на пятерых. Древние легенды гласят, что некоторые призрачные так сумели обмануть саму смерть, но не думал, что Айзек решит переключиться от теории к практике, ставя опыты на собственной команде. Тем более без одного члена он мог подвергнуть опасности всю связку!
   - Триш вытянула.
   Всё ещё избегает встречаться глазами, а девушка тем временем решает полностью раскрыть всю картину:
   - Мы заметили, как Джед стремительно иссыхает слишком поздно, его тело и душа практически истончились, поэтому пришлось разделиться. Шанс вытащить был, ведь смерть пока не наступила полностью. Голагер выявил накопитель, - она поморщилась и махнула рукой, они с Голом так и не научились вести себя по-товарищески: то это страсть, то ненависть.
   На первом этаже постоялого двора скопились различные представители двух многочисленных рас, населяющих наш мир, не считая диких племён, живущих за чертой. Флоринкийцы и тогарийцы являются пришлыми на эту планету, перворожденными и положившими начало всему. Говорят, что их основной дом был в ноль-пространстве, когда там можно было существовать долго, но в связи с перестраиванием атмосферного фронта, двум видам пришлось объединиться и найти новый дом, прорубив окно в другой мир. Тут они обосновали страны, где прекрасно научились жить в мире между собой. Только зона с территориями двух княжеств является исключением, как и лангумны - искусственно выведенный вид на ней. В эту зону, с близостью к проклятой земле, а именно электромагнитными полями, находящимися постоянно в процессе изменения, обычно отправляли самые проблемные и криминальные элементы, которые и являются владениями Гейлема.
   Обойдя взглядом окружающее пространство, вернулся к лицу собеседницы, которая тем временем продолжила:
   - Айз порезал себе под каждым нижним веком по несколько борозд, пуская кровавые слёзы, мне ничего не оставалось, как встать на подстраховку, он начал, не спрашивая.
   Выругался про себя, едва сдерживая порыв ударить друга по лицу. Без меня - камня преткновения нашей связки, они бы ничего не сумели сделать. Той ночью просто могло остаться три жертвы вместо одной.
   - Ним диадох?
   Встрепенулся, обернувшись на бархатистый и спокойный голос, принадлежащий явно не низшему сословию, а существу, обличенному если не властью, то знаниями. Только образованный книгочей может столь уверенно и умиротворенно говорить.
   Обругал свою невнимательность, отвлекшись на друзей. Будь это не зельевар, а квестор, мне пришлось бы страдать за эту оплошность.
   - Самый компетентный врач Камняка? - в свою очередь вопросил я, оглядывая невзрачную мантию серого цвета мокрых булыжников.
   Мы сцепились взглядами - его стальной против моих фиолетового. Брови сведены, воздух сгустился.
   - Я ним алхимик, Отониус Лезаурус, к Вашим услугам. - Он чуть заметно дотронулся края свисающего ближе к шее капюшона, признавая наш статус. - Без Вашего ведома, не посмел войти в комнату к больному.
   - Рейлан Варан, - два указательных пальца коснулись обруча.
   Я бы не хотел, чтобы беззащитного брата кто-то навещал без моего присмотра, поэтому с легкостью поднялся, пригвоздив друзей к столу взглядом. Мы ещё не договорили, они прекрасно знают, что я вернусь и выясню, кому нужно вправлять мозг и что мы будем делать со связкой. Но это потом, всё равно я временно отстранен от службы. Для начала нужно привести в чувство юного князя - моего ключа к лучшей жизни.
   - Мне жаль, ничем не могу помочь, - врачеватель развел ладонями в стороны, прикрывая за собой дверь.
   Громко ухнул орган, качающий в моих жилах кровь, ведь часто грешат на сердце и его недостаточность, когда слабы.
   - Всё настолько серьезно? - не мог поверить, что небольшое заражение может повлечь за собой серьёзные проблемы.
   - Он умирает, - молодой безбородый мужчина, высокий и худой, казалось посерел от вынужденных слов ещё больше. - Я не могу бороться с неизбежным.
   Яд занесен в кровь посредством укуса и так как он попал через просвет сосуда жертвы, то быстрее распространился по организму, вызывая различные нарушения. Ещё несколько часов назад была возможность принять противоядие, но сейчас это скорее просто продлит агонию, так как слишком много отравы находится внутри.
   Ним Лезаурус не отказался выпить с нами чашку отвара шиповника.
   - Вы же алхимик, сварите настой, - Триш вперилась тяжелым взглядом в мужчину, который полностью игнорировал её природный магнетизм и это жутко бесило воительницу.
   - Я алхимик, но не волшебник. Есть много способов очистить кровь, но у нас нет времени, - мужчина-флоринкиец недовольно обвил хвостом колено и громко поставил сосуд на стол. - Я могу ввести его вегетативное состояние и заторомозить процесс, но вымывать токсины при полностью приостановленной работе организма нереально.
   Пришлось помянуть всё племя проклятых, желая им того же, что вышло с моими планами. Из-за столь внезапной и непредвиденной смерти мальчишки, я просто не смогу вернуться в отряд призрачных, а если так, то восстановить связку не выйдет и мой долг я буду отрабатывать посмертно на потеху слепца Манхамона. Нет, это не дело.
   - Значит нужно сделать и искать выход, - уверенно объявил я, залпом осушив свой стакан.
   Айс всё ещё избегал смотреть в глаза, пряча еле заживающие борозды под тенями от длинных ресниц, доставшихся ему не иначе как в наследство от крыльев бабочек - казалось ещё чуть-чуть и он научиться с их помощью летать. Зачем такое сокровище призрачному воину, ума не приложу, но обстричь его он отказывался.
   - То есть вы предлагаете всё же мне ввести вашего брата в вегетативное состояние? - степень нашего родства в голосе алхимика звучала как нечто очень важное, но припоминая представления о семье флоринкийцев или тогарийцев, я так и не нашел ничего плохого в том, что хочу отсрочить смерть сопляка.
   - Всё верно, найдёте номер или вас проводить?
   Нужно было несколько минут, чтобы поделиться с командой только что созревшим сырым планом в голове. Я понимал, что оба и так пожертвовали свободным временем и сейчас уже должны бы возвращаться в Болливийский замок. Но кто знает, когда ещё нам попадется возможность говорить с глазу на глаз.
   - Я способен дойти сам, спасибо, - кивнул Отониус, поднимаясь из-за стола.
   Триш поправила сбившееся волосы, не обращая никакого внимания на сжавшую талию руку.
   Айзек грузно поднялся, демонстративно выказывая нежелание.
   - Нам пора.
   Я встретился с салатовыми, словно весенний луг после проливного дождя, глазами и наконец смог разглядеть, горечь, сожаление, стыд и муки совести.
   - Пора будет, когда я скажу.
   - Ты больше не диадох, - разрезы ноздрей набухли от резко втянутого воздуха, скулы заострились.
   - Однако ты - агриан, забываешься, - стукнул по столешнице кулаком, сожалея, что завтрак испорчен окончательно.
   Связка, это строгая иерархия, где есть главное звено и второстепенное, от которых отходят остальные. Так вышло, что Айзек был той самой правой рукой, почти связующий, но не совсем. Ещё в детстве, когда нас отбирали в призрачные воины, то каждому ребёнку присуждалась кличка - характеризующее его животное: у меня это варан, у друга мерлуз. Он способен преодолевать большие расстояния, очень выносливый, собственно как и рыба, в честь которой пошло это прозвище, но не умеет быть лидером.
   - Сядь, - сказал еле слышно, но на удивление мне подчинились. - Я совершил сделку с шаманом и теперь обязан отдать ему пять лет.
   Триш ругнулась на диалекте тогарийцев с большим количеством шипящих и рычащих.
   - Согласен, перспектива не самая лучшая, но на то были свои причины. - Последнее слово я подчеркнул. Не дело моей связке сомневаться. - Если бы не помощь старика, нас бы с молокососом просто сожрали, а так есть возможность сделать из него князя.
   - Он не выживет, - напомнила девушка, сосредоточенно рассматривая коготь на указательном пальце. - Тебе сказал специалист, никто больше не в силах помочь твоему братцу.
   В голову ворвалась попросту безумная идея. По своей абсурдности она не могла поспорить ни с чем, но это был единственный шанс, который я видел в сложившейся ситуации.
   Балки, поддерживающие стену с арочным окном, были открыты, без отделки, оголенным красным куском древесины громоздились прямо над головой. Припорошенные пылью, они находились на достаточном отдалении от пола, чтобы небольшого роста тогарийка имела большие трудности с их очисткой.
   - У нас есть место в связке, мы проведем аон вар шах по всем правилам.
   Оба моих собеседника удивленно воззрились, не сумев скрыть столь сильную эмоцию на своем лице. Глаза округлились, губы слегка приоткрылись. Я видел, что они не верят во всю серьёзность мероприятия, но за столько лет сумели понять, что шучу я крайне редко и в располагающей обстановке.
   - Но мой диадох, - наконец признал Айзек, приложив правую ладонь ребром к левому плечу.
   Князья для нашего народа не являются в полной мере суверенами. Отдавая маленьких невинных юношей на эту должно, мы первым делом ожидаем от них полного повиновения совету мудрейших лангумнов, занимаемых этот пост по праву самых рациональных. Если призрачные воины - сила, то совет - ум, а остальные лангумны - равновесие. Наша небольшая братия выведена для скрепления двух многочисленных и неуправляемых княжеств, которые могут служить угрозой всему материку.
   Обряд "Аон вар шах" был придуман при сильном ранении одного из призрачных. Чтобы не терять целое звено, боль разделяется между всеми членами пятерки поровну. Что для одного организма могло являться летальным, для сильных и молодых особей переживается чуть сильнее обычной простуды. По сути это то же самое шаманство, которое я применял на гаморритах поблизости от проклятых земель. Правда в отличие от вызова искусственного источника кристально-чистого разящего света из ниоткуда, тут затрачиваются собственные жизненные ресурсы, поэтому никаких посреднеков для совершения обряда включать вовсе не нужно. Два долга Манхамон стряс бы меня по тройному тарифу, а это пятнадцать бадняков за Вратами. Возможно ли вернуться оттуда спустя столь длительный срок или душа призванного растворяется без сосуда?
   - Возвращайтесь в замок, - поторопил я, барабаня в такт мыслям, - найдите бесхозный меч и обруч. - Прямо посмотрел в глаза друзей. - Проведем посвящение сразу после вашего возвращения.
   Триш лишь фыркнула, отвернувшись, а Айзек не постеснялся озвучить:
   - Сам знаешь, холодное оружие воина куют лишь по заказу, где мы его раздобудем?
   Устало потер переносицу, вставая.
   - Честно сказать, мне безразлично где. - Поняв, что позволил усталости взять над собой контроль, немного ослабил эффект: - Я верю в вас, друзья. В конце концов есть Голагер со своими связями.
   На последнем предложении невольно усмехнулся, вспомнив нашего гамму. Теперь он остался один, это заставило запнуться, но с курса не сбился, даже не обернувшись для прощания со связкой. Они не впервые предоставлены сами себе и выполнят то, что я им приказал, хотя и придется постараться. В действительности каждый воин дорожит своим оружием, как я Коладой, поэтому потерять его более чем позорно. Старшие знают, как побольнее задеть, до сих пор стоит звон в ушах.
   Камняк, ну что можно сказать об этом старом, набитом мусором, ржавыми гвоздями и гнилыми досками, городе? Несмотря на название, кособокие строения домов тут в основном выполнены из ксилемы, ну кроме разве что фундаментального основания, ибо так дешевле. Все-таки лесоматериала в окрестностях данной клоаки хватает, проклятые земли под боком, а каменные кладки приходится возить непосредственно из княжеств, где те умели добывать и обрабатывать соответствующим образом.
   Захлопнув оконные створки, чтобы выставить прохладную стужу не по календарю морозного утра, вопреки заданному времени года, постарался изолировать комнату от гомона бранившихся торговок, высыпавшихся по узким улочкам, словно бусины из шкатулки светской дамы. Помогло слабо, к сожалению.
   Поморщился от особенно высокой ноты, взятой причитавшей бабой с огромными боками. Чем уж ее соседка-тогарийка не угодила, неясно, но судя по звукам, жизнь порядочно подпортила. От константного визга разболелась голова.
   Посмотрел на спокойного умиротворенного Гинелия. Казалось, будто щенок безбородый просто забылся сном, даже длинные ресницы подрагивали в такт вращению зрачками. На вид ему сейчас было лет двенадцать, хотя на деле он уже проживал вроде семнадцатый год.
   - Хмаров гаморрит, - не выдержал и ударил кулаком по стене, чтобы тут же услышать возмущенное постукивание от соседа.
   Очень надеюсь, что связка успеет принести все для двух обрядов и мы доставим юношу в отчий дом к срок. Как только я воспользовался шаманством, Манхамон стал отсчитывать мои минуты прибывания на этом свете. Через уже тридцать девять дней я покину наш мир ровно на пять лет. Такова договоренность, иначе слепец не поделился бы силами стихии, а ведь только они способны вызвать шар чистого света - единственное противодействие от тварей проклятых земель. Ни одно заклятие не помогло бы мне лучше, тем более что физическое истощение очень сильно повлияло на магическую манну, чтобы не считали эти писаки фантастических баек. Чем сильнее ты развит мускульно, тем больше твой потенциал и наоборот. Поэтому не бывает тучных волшебников, это как безрукий мечник - оксюморон.
   Врата - страшный символ потустороннего пространства, что за ними, неизвестно, все призрачные, которые там побывали, отмалчиваются. Наверное, настраивать заранее действительно не стоит, порождать надежду, когда дело касается напрямую беззубой с косой - неблагодарное занятие.
   В дверь робко постучались три коротких раза.
   Я только удобно устроился на кровати, собираясь выполнять организм недостающими силами ещё несколько часов к ряду.
   - Кто? - нехотя прокричал в подушку, не в силах оторвать пуховое изделие от лица.
   - Ваш ищут, ним диадох, - и едва-едва, если бы не мой отменный слух, то и вовсе невнятное, - квесторы.
   - Ракшас, - помянул многоруких и многоногих тварей, скатываясь с ложа, еле сдерживаясь, чтобы не плюнуть.
   Патовая ситуация, так как оставить мальчишку, это значит потерять возможность отправиться в отчий дом. Черные епанчи сразу вернут тело монастырю, неважно в каком виде. А бежать мне по сути и некуда, так как через чуть больше, чем через месяц Манхамон стребует должок, а без ритуалов это верная гибель. Лучше отбыть это время не в бегах, а в относительной сухости и на казенной пище в замковых казематах.
   Рывком открыл дверь, завязывая тесемки на шароварах.
   - Сколько? - резко втащил хозяйского сына, закрывая за нами дверь.
   - Т-трое, - заикаясь, произнес паренек, вжимая шею в туловище.
   Три квестора, прошедших обучение - это вполне себе сила, но, конечно, не такая внушительная, как если бы их было пять. Да, безусловно, без Колады я сейчас не представляю той опасности, что была в звании диадоха, но эквилибраки не зря являются одним из самых элитных отрядов, мы и по отдельности, без своей связки способные на многое.
   - Айз, ну что там, - вжав гессонит внутрь.
   - Ну ты и скотина, Рай, - без предисловий, вступил в разговор друг. - Триш сцепилась с Галом, в итоге ее соблазнение и его связи принесут нам все необходимое, стоит только подождать.
   - Нет времени, - поморщившись, произнес я, надевая обруч на голову. Благо не обязательно говорить в камень, чтобы собеседник хорошо слышал твой голос.
   - Парень? - слегка озабоченное, но с нотками облегчения.
   Видеть нового лангумна в связке не хотелось никому. Была бы моя воля, я бы тоже нашел иной вариант, и вообще дал нашей потере немного остыть, все-таки Джед был моим продолжением. Но время неподходящее развешивать нюни - тридцать девять дней это очень мало.
   - Квесторы напали на след.
   - Ты понимаешь, что будет, если тебя поймают? - с расстановкой спросил друг, шумно выдыхая на той стороне. - Сбеги.
   Присел на кровать, уперев локти в колени.
   - Эти стражи порядка найдут меня через день-два, если возьму мальчишку с собой, а если нет, то бежать по сути незачем.
   Аз стал громче дышать, будто бежал куда-то.
   - Я понимаю, что это глупо, но возьми еще один долг у Манхомна. Чары шаманов никто не умеет отслеживать. Отсидитесь в комнате под флером невидимости до нашего приезда. Пусть даже хозяин не знает.
   На улице опять закричали две сцепившееся в словесной баталии женщины. Гинелий умиротворенно лежал на своей одноместной койке, не меняя позы с самого своего последнего пробуждения.
   - Пятнадцать бадняков это ничто для лангумна твоего возраста. Тело не успеет постареть. - Продолжал наставлять Айзек. - А врата, что за ними? Возможно там время течет быстрее.
   Сурово нахмурился, не понимая, почему бета так радикально поменял свою точку зрения, в чем тут истинная причина. Понятное дело, что зерно правды в его словах есть, и возможно, выход оптимальный, но не верю я что-то в искренность друга. Однако расспрашивать сейчас, это тянуть наше и его время.
   - Хорошо, ты прав.
   Рефлекторно кивнул и отключился.
   За дверью появился шум. Не явный, потому что четыре пары ног дошли еще лишь до начала коридора.
   - Нет у нас никакого варана, вот вам тогарийский поклон в ноги, - увещевал хозяин, тараторя слова. - Какой лангумн сунется в нашу скромную корчму? Да я их только на центральной площади и видел.
   Играл мужчина хорошо, правдоподобно, но таких ищеек, как квесторы, провести одной лишь залихватской речью невозможно. У них нюх покруче волчьего.
   -Да что вы ломитесь в комнату к нашим постояльцам, - возмущенно заверещал тот на шум резко открывающейся двери.
   Понял, что тянуть дальше нет смысла и развел руки в стороны, перебирая в памяти осколки прошлых воспоминаний.
   - Рошен бих аубен, - начал просить разрешение у воздуха скрыться в его карманах.
   После того, как отзвучали последние слова, почувствовал боль и развернулся оголенным плечом к зеркалу над простеньким умывальником. Вторая метка слепца была болезненной в отличие от предыдущей. Теперь они обе чернели вязью инициалов Манхомна. Так старик заявил права на мое тело, но также я понял, что все прошло удачно и как раз кстати.
   - Пустой? - подозрительный голос и вот уже три фигуры с накинутыми капюшонами внутри.
   - Как видите, - не стал спорить бойкий хозяин, выходя в зону видимости. - как есть пустой.
   Одна из ищеек протянула костлявую руку к кровати мальчишки.
   - Не застелена? - вот уже пальцы тянутся к ноге Генелея.
   Я понимаю, что несмотря на эффект невидимости, осязать тело не составит труда.
   С напряжение наблюдал, как ладонь приближается к поверхности одеяла, стараясь дышать через раз и как можно медленнее. От напряжения свело скулы. Да пропади все пропадом, если мой удвоенный долг напрасен.
   Парень лежит смирно, на спине, вытянув все четыре конечности.
   - Теплая? - удивленно вопросило следвие и решило осмотреть постель внимательнее.
   Именно в этот момент я понял, все было зря.
  
  
   Глава 2 "Панзоотия"
  
   Париж, наши дни
  
   Подвесной потолок цвета грязной слоновой кости, скрывающий под отдельными кассетами - панелями из минерального волокна, металлический каркас ячеистой конструкции. В каждый отдельный модуль вмонтирован встраиваемый светильник с длинной колбой люминесцентной лампы, растянутым валиком, прикрепленной к блоку.
   Мадлен Виардо раздраженно откинула гелевую ручку черного цвета, переставая выводить трюизм распада гликогена в клетке. Черная непослушная прядь, слегка завивающаяся на самом кончике, своевольно выпала из затянутого хвоста и щекотно потянулась к скуле.
   Невозможно вырисовывать структурную формулу кислорода с преобразованием молекул типа -0-0-, когда над твоей головой постоянно что-то потрескивает и рассеянно мигает холодный белый свет, то озаряя, то затемняя тетрадный лист формата А4!
   - Существует еще один вариант программируемой клеточной гибели, - с неподдельный энтузиазмом человека, влюбленного в свой предмет, увещевал у доски профессор Монтиго - выдающийся цитолог своего времени. - Так называемая "кальциевая смерть". Есть предположения, хотя бы отталкиваясь из названия, о ее причинах?
   Умный взгляд через толстые стекла с диоптриями обвел лекционное помещение, выискивая хоть какой-то отклик.
   Неровные стены с кое-где потрескавшейся от времени побелкой, едва узнаваемые узоры плинтуса на краске приобрели серый грязный налет старости, их впавшие выпуклости более походили на поры в сыре или обглоданные куски после нашествия прожорливых термитов. Толпа студентов, как это часто бывала, рассеянными бусами рассредоточились по большому классному кабинету, сверкая в предвкушении своими воспаленными от недосыпа глазами то на доску, то на преподавателя. Были и те, кому подобного рода времяпрепровождение казалось бессмысленным, а негаснующий экран мобильного телефона приковывал взгляд, но таких осталось лишь единицы - только самые стойкие в эти дни отважится выйти на улицу под такимнелепым предлогом, как жажда к заниям.
   - Слушаю Вас, месьё, - шелест бумаг и кивок, - месьё Дебюсси.
   Со своего места поднялся высокий молодой человек приятной наружности - Гаспар. Ведущий представитель музыкального импрессионизма действительно являлся дальним родственником этой могущественной семьи, к которой относился староста группы, владеющими модным домом в Париже, инвестирующие несколько прибыльных предприятий. Даже журнал Esquire терялся подсчитывать их капитал.
   - Причин такого вида смерти может быть много, - зазвучал плавный баритон, выводя женскую половину аудитории из спячки. - Однако основной смысл такой гибели возникает при избытке ионов кальция, располагающихся в межклеточной жидкости. - Идеальный миндалевидный разрез глаз цвета морской волны имел свойство завораживать, если долго в них всматриваться. Уж это Мадлен знала не понаслышке. - Поступая в протоплазму, она активирует ряд ферментов, которые и ведут сначала к нарушению обмена веществ, а потом и вовсе к распаду.
   - Совершенно верно, - подтвердил преподаватель. - Спасибо Вам, месьё, можете сесть.
   Дебюсси шумно опустился рядом на стул, неосторожно толкнув локтем руку девушки. Шариковый пишущий узел на конце стержня некрасиво поехал, оставляя длинную линию поперек исписанного листа.
   - Кас, - недовольно зашипела Мадлен, отрывая ладонь от тетради и замечая пятно от чернил.
   - Прошу простить, - улыбнулся до ямочек по обеим щекам приятель - Это едва ли не школьная программа биологии.
   Тем временем профессор Монтиго подвел к интересующей теме патогенеза, выводя маркером на доске деления типовых реакций по периодам. Среди студентов пополз оживленный шепоток. Не так давно по радио объявили массовую эпидемию. Сначала особой огласки не придавалось, малетропный вирус Блекорта причисляли к такой группе, как лихорадка Эбола и конголезско-крымская горячка, которые ограничены географически и не опасны на большей части земного шара. Однако не так давно стали фиксироваться летальные исходы по всем странам Европы, несколько в США и даже Австралии, что повело за собой всеобщую панику.
   - Готовы описать три общепризнанных варианта связи этиологии и патогенеза, - продолжил преподаватель, несмотря на шум и сигнал об окончании занятия.
   Но несмотря на жажду к всему новому, небольшая, но достаточно шумная стайка из молодых людей разом повскакивала со своих мест, с грохотом отодвигая тяжелые скамьи.
   - Ты идешь? - Гаспар подхватил наплечную сумку и встал, следуя примеру однокурсников. Нераскрытая тетрадка была быстро запихнута внутрь.
   - Да, - Мадлен оглянулась, отметив, что почти все разбежались. Следующая лекция в другой аудитории и на нее нужно еще успеть - расстояние приличное, а перерыв весьма короткий.
   На улице стояла та приятная пора осени, когда по-весеннему свежо, тепло и солнечно. Облака приобрели тон и вязкость маршмеллоу, плывя беззаботно по голубому небу. Все еще зеленые кроны статично стояли, не подвергаясь дуновению ни одного ветра. Даже чайки - вестники дождя, которые привычно рассекали просторы в поисках пищи у мусорных контейнеров университетского корпуса, в этот раз поддались всеобщему настроению и скрылись где-то в глубинах Сены.
   - Знаешь, - подхватил Гаспар ученическую сумку Мадлен, где также был спрятан ноутбук. - Дай помогу, - начал вырывать, когда девушка предприняла попытку оставить лямку на своем плече. - Сегодня вечером семейный обед, неплохо бы и тебе прийти.
   Сведенные вместе жгучие брови дугообразной формы на женском лице свидетельствовали о тяжелых думах про облигатные паразиты, которые не способны размножаться вне клетки. С отсутствием аппарата трансляции, то есть синтеза белка, они не имеют возможности вмешиваться на генетическом уровне, однако мы знаем, что...
   - Мадлен, - в очередной раз окликнул парень, придерживая тяжелую дубовую дверь.
   Девушка вздрогнула, будто только очнулась и поспешно прошла внутрь корпуса "Ц".
   - Ты так и не ответила, - напомнил о себе староста группы.
   - О чем? - недоуменное выражение на лице достаточно быстро перешло в смешливую гримасу. - Если ты про ужин с твоим кланом Сопрано, то увольте. Я опять почувствую там все ничтожество моих предков, не сумевших оставить о себе никакого отпечатка в истории, кроме кузена, попавшего в тюрьму.
   Сквозившая в словах ирония была переплетена с нотками горечи. Все же когда-то Огюст был близким партнером по играм и никто не мог предположить по этим ангельским голубым глазам и пшеничным буклям, что из прилежного мальчика вырастет бандит. С другой стороны, как можно иначе назвать адепта группировки уличных отморозков, бивших витрины лавок и воровавших дорогие дамские сумки и припозднившихся прохожих?
   - Он вырос в Миди Пиринеях, сложно винить человека в том, что его жизнь пошла под откос, когда тот света белого не видел, - чванливо протянул Гаспар с выговором истинного парижанина.
   - Не забывай, - Мадлен заняла своё место, назидательно выставив указательный палец. - Я сама из Марселя.
   Пожав плечами, юноша буркнул короткое "бывает" и закрыл кабинет со звонком, чтобы никто из опоздавших не мог посетить лекцию древней Луизы - так за глаза называли преподавательницу по латыни.
   Небольшой резонанс в беседе обуславливался тем, что Париж всегда считал южан неотесанными, дикими и непредсказуемыми деревенщинами. Те в свою очередь брезгливо морщили носы на элегантных богачей, не видевших за своей гламурной башней, что такое настоящая жизнь. Столица vs провинция -- наиболее долгая и непримиримая вражда в истории человечества. Да и в какой стране север и юг не имели противостояния? Вспомнить хотя бы труды Элизабет Гаскелл и Маргарет Митчелл, как подобного рода вопросы отпадут сами собой.
   - На этикетках название "Лекарственная форма" указывается в именительном падеже единственного числа, - переключая слайды на проекторе, в то время монотонно зачитывала конспекты женщина в преклонных годах, на удивление облаченная в брючный костюм в клетку. - Есть исключения, это некоторые лекарственные формы, обозначенные в именительном падеже множественного числа. - Луиза Порсаро с отчетливыми испанскими корнями, вытесненными в чертах лица, хищно осмотрелась по сторонам. - Наименование лекарственного вещества или растения ставится в родительный падеж единственного числа и пишется с прописной буквы, например: Solutio Imizini - раствор имизина, Suspensio Zymosani - суспензия зимозана, Linimentum Streptocidi - линимент стрептоцида.
   Сцеживая зевок в кулак, Мадлен по памяти заносила латинские названия в тетрадь, только в исключительных случаях поднимая голову на экран и сверяясь с текстом. Итого сделано всего две ошибки, хотя курс длится от силы восемь лекций, можно было себя поздравить с этой небольшой победой, как освоение мертвого языка.
   Подготовить терминологически грамотного ученого, такова цель преподавания латинского в вузе. Инфекционисты по сути такие же врачи, а все медицинские и парамедицинские термины представляют собой морфологические образования, интегрированные в узкоспециализированную субтерминосистему. Однако для усвоения любого языка необходимо повышать свой культурно-образовательный уровень, расширять кругозор. Для этого помогают заученные афоризмы, изречения в лаконичной форме. Например сюда можно отнести всем известное: "Non progredi est regredi - "Нe идти вперед - значит идти назад"". Именно этому девушка уделяла много времени по выходным, благодаря чему так далеко сумела продвинуться.
   - Есть вопросы? - прервав смех на третьем ряду, строго спросила Луиза.
   - Вообще-то, да, - поднялась самая смелая из стайки второкурсниц, заправляя прядь волос за ухо. Мадлен припомнила, что её звали Софи, кажется, из группы "Дзета". - Про малетропный вирус и словообразование.
   Преподаватель устало потерла виски, закрывая с глухим хлопком ноутбук. Волнения дошли до университета и это неудивительно, пытливые умы студентов всегда хотят выборочно все знать.
   - Назовитесь, - не растерялась женщина, готовясь поставить галочку напротив фамилии.
   - Робер, - с заиканием произнесла блондинка. - Софи Робер из "Дзета".
   Мадлен мысленно хлопнула в ладоши, ко второму году обучения она примерно запомнила кто к какой группе принадлежит, а это неплохое достижение, с учетом того, что по большей части они все еще занимались общим потоком, состоящим из ста двадцати представителей молодежи Сорбоннского университета.
   - Я поставлю Вам неуд, мадмуазель Робер, - облизав губы, расстроенно проговорила Луиза. - Малетропный, явно имеет вторым словом "тропос", что в переводе с греческого, означает направление. Более того, с моими скромными филологическими навыками, - продолжила женщина, вставая с места и проходя вдоль экрана, - "малео" это анаграмма, так как в греческом похожего слова нет, впрочем в латинском тоже. Так вот в чем причина моего оценочного заключения, - преподаватель остановилась и обернулась к аудитории, продолжая держать руки сцепленными за спиной, - к латыни Ваш вопрос не имеет никакого отношения. А уж коль Вы путаете один язык с другим, будьте добры, готовьтесь усерднее.
   Все в зале затаили дыхание в ожидании того, что первая составная часть названия вируса наконец будет раскрыта. Почему-то никто не хотел разоблачить тайну этого загадочного корня, а СМИ уже не первый день строят свои неправдоподобные предположения.
   - Если ты придешь на ужин, я поясню тебе это "малео", терзающее умы миллионов, - с обворожительной улыбкой присел на парту Гаспар. Эту пару он провел в обществе своей новой пассии, поэтому временно избавил Мадлен от своего соседства, что не сильно беспокоило трудолюбивую девушку, предпочитавшую больше постигать новые азы, чтобы в будущем стать первоклассным специалистом и вылечить свою тетушку от приставучего недуга, чем попусту вести светские разговоры на абсолютно неинтересные ей темы, будь то выход нового смартфона под известным американским брендом или закрытие всеми любимого премитивного ситкома.
   - Только не говори, что в этой черепной коробке сокрыт талант криптографа, - поморщилась мадмуазель Виардо на такое невежливое отношение к ее столу. - Ну не хочется мне видеть чету Дебюсси в полном составе, даже в обмен на вакцину против этого вируса.
   Передернув плечами, она ни капли не соврала о своем настрое. Познакомившись со звездой потока еще на вступительных экзаменах, девушке довелось несколько раз быть представленной родителям своего теперь уже друга. Так вышло, что они с Касом быстро нашли общий язык и как-то вполне понятливо отнеслись к историям друг друга. Ну и от будущих связей отказываться глупо, ведь блестящая карьера приятеля была предопределена заранее: лучший исследовательский центр Парижа, а то и постоянные командировки в передовые лаборатории мира: Токио, Вашингтон, Лиссабон и многие другие. А вот супружеская пара Дебюсси предпочтений своего единственного отпрыска не разделяла, отчетливо выразив презрение к происхождению Мадлен и ее бабушке с дедушкой, имеющих свою утиную ферму по производству фуа-гра. Благо, банкир и его жена - фармацевт Виардо, им показались достаточно скучными для издевок и нареканий, а то неизвестно, стерпела ли большее унижение благодаря своей недюжей выдержке и воспитанию или же поддалась эмоциям.
   - Обещаю в этот раз теплое отношение, - возводя ладони в молитвенном жесте, произнес Гаспар.
   - Да зачем я там вообще? - не выдержала девушка, всплеснув руками. - Неужели нельзя общаться, держась на расстоянии?
   Смена маски на лице вызвали недоумение. Привычно задиристый и смешливый Кас, стал каким-то выразительно взрослым и серьезным.
   - Ты не понимаешь, - разделение слов на отчетливые слоги заставило вздрогнуть. - Это необходимо тебе!
   Поблагодарив небеса за начало следующей лекции по гигиене питания, предмета из общеобразовательной программы, достаточно скучного, но в меру полезного, Мадлен показательно указала глазами парню на кафедру, за которой уже стоял пышущий здоровьем профессор Франсуа Лепаж - жгучий брюнет средних лет с некой интеллектуальной искрой в глазах, приятными складками двух лучистых морщинок у кончиков губ, говорящих о частых улыбках и ямкой на остром подбородке.
   Они продолжали занимать узкий, но длинный кабинет более современного типа, чем остальные аудитории. Тут даже находились компьютеры и большая планшетная доска, но в данный момент все было деактивировано, так как несмотря на вполне себе молодой возраст, их преподаватель предпочитал классический способ передачи информации, заведенный еще во времена Древней Греции и возведения первой академии.
   - Доброго дня, господа учащиеся, - произнес поставленный голосом месьё, включив первый слайд с изображением схемы обмена веществ и энергии. - Не сомневаюсь, что про биохимию питания, скучные пищевые концентраты и государственный санитарный надзор вы прекрасно знаете и без моего длительно скучного "бла-бла-бла".
   Иллюстративное сопровождение было чем-то новым и непривычным, поэтому по помещению прошлась волна резко поднятых от своих столешниц голов разных форм и размеров. Студенты переглянулись и синхронно, но главное - глубокомысленно - кивнули. А Мадлен, как впрочем и несколько других мнительных особ, почувствовала тревожный звоночек о том, что неспроста Лепаж говорит об общей осведомленности, хотя чаще придерживается противоположного мнения, да и себе приписывая известное изречение Сократа: "scio me nihil scire или scio me nescire", что в переводе древнегреческого означает - "Я знаю, что ничего не знаю".
   - Поэтому я решил провести небольшой тест, - протяжное "уу" разнеслось по кабинету, - чтобы выявить наши пробелы.
   Теперь уже все обреченные взгляды смотрели на подсказку в виде таблицы, больше не задаваясь бесполезными вопросами.
   - Перечислите неспороносные бактерии, имеющие форму палочек, являющимися возбудителями инфекций, - лицо профессора говорило о том, что никаких поблажек не будет, поэтому все зашуршали листками, заглатывая комментарии о несправедливом отношении, ведь они только недавно стали изучать латынь.
   Мадлен понимала, что в указанном отношении не стоит перечислять отдельные штаммы условно-патогенных бактерий и полностью углубилась долгое перечисление богатого вида сальмонелл.
   - Подробно опишите процесс патогенеза токсикоинфекции с инкубационным периодом вплоть до указания точного времени. У вас пятнадцать минут и сдаем листочки, - зачитал последнее задание преподаватель и плавно опустился на кресло, предварительно отогну полы длинного пиджака.
   Заканчивая описание стафилококкового энтеротоксина, Мадлен осторожно поднялась со своего места и отправилась к кафедре. Все остальные шумно корпели над своими партами, пытаясь подсмотреть к соседу или в экран своего мобильного.
   - Виардо, Дебюсси, - обрадовался месьё Франсуа, - как всегда самые ранние, поэтому освобождаю вас от лекции про обмен веществ, надеясь на вашу сознательность.
   Проклиная шустрость Каса, девушка благодарно улыбнулась и медленно проследовала к месту. Может статься, что если она задержится, Гаспару надоест её ждать и он отправиться по своим делам. Всё-таки сегодня пищевая гигиена значилась последней лекцией в расписании, а значит у неё есть целый вечер, который она полностью сможет посвятить самой себе. Тем более, что вот уже как пару дней соседка по квартирке на окраине, которую они снимали вдали от университета, попала в больницу с тревожными признаками заражения. Это очень пугало девушку, ведь с Марго они ели одни и те же продукты, но главное - имели достаточно тесный воздушно-капельный контакт, а как иначе можно разгуляться на тридцати квадратных метрах.
   Демонстративно предъявив циферблат часов Пьера Ланьера, и стукну дважды по оному пальцем, староста лишил девушку всяких надежд.
   - Могла бы ещё медленнее, тогда уже и официальное окончание пары было бы, - закатил глаза парень. - Так вот, нам нужно поторопиться.
   -Куда? - ошарашенно спросила Мадлен, поддаваясь физической силе приятеля, а именно позволяя увести себя за дальше по коридору. - А Жёли?
   Жульен была той самой каштанововолосой пассией Гаспара, которая ревностно относилась к их общению и совместным уходам. Привыкшая быть всегда на первом плане, главная модница потока, знавшая толк в Пьере Кардане и Кристиане Лакруа абсолютно не боялась быть слегка эпотажной, но при этом несколько утонченной. Вот и сейчас, сидя в укороченных брюках, открывающих щиколотки, в туфлях лодочках и черно-белом пиджаке, она выглядела, как это принято говорить - nonchalant. Недовольные взгляды сверкающих зеленых глаз, бросаемые украдкой, говорили о том, что мадмуазель весьма недовольна близким общением между друзьями.
   - Да ей там делать нечего, - легкомысленно отмахнулся молодой человек.
   После долгих препирательств и назревающей ссоры, Мадлен и Гаспар сумели прийти к консенсусу и все же сели в вызывающе красный ситроен ДС24 на закрытой платной парковке у главного здания университета. Девушка понимала, что если её другу что-то взбрело в голову, то проще согласиться, иначе не миновать беды.
   В городе по прежнему было светло, однако, отдаляясь от центра, можно заметить печальную тенденцию пустующих урбанистических джунглей: отсутствовали привычные этим дорогам пробок, плотное передвижение, постоянно снующие толпы по высоким тротуарным пластам. Столица, как и многие другие мировые населенные пункты вымирает, хотя все еще не в принятом понимании этого слова. Ведь малеотропный вирус Блекорта это вялотекущая бомба замедленного действия. После явного ослабления иммунной системы, болезнь можно спутать с симптомами малярии, тифоидной лихорадки и менингитом, но то будет клинической ошибкой, если врачи не проделают разом тесты на выявление антигенов, электронную микроскопию, полимеразную цепную реакция с обратной транскриптазой и изъятие ряда других образцов.
   Модная тенденция марлевых повязок на лице преобразила людей, подкашивая морально, выедая различия. Теперь каждый, кто выглядел бледно, покашливая в платок и шмыгая носом, становился неприкасаемым в общественном транспорте.
   "Главное - сохраняйте спокойствие" вещали инстанции красными заголовками на полках с газетами, а в аптеках пачками скупались различные фероны и кислоты, призванные к блокировке поступления необходимых веществ через мембрану вируса и задерживания его выхода в цитоплазму клетки хозяина. Дефицит чеснока и лимона в супермаркетах заставил пищевых поставщиков забить тревогу, взявшись за голову.
   Сначала власти скрывали, что летальные исходы сосредоточены не только в Азии, но и переметнулись на другие стороны света. Начальные десять смертей во Франции журналистами озвучивались, как падение нескольких жертв от нового вида гриппа. Птицы были, свиньи были, кто же переносчик в этот раз, задалось вопросом общество, в то время, как незаметно для себя редело. Первыми, кто обратил на эпидемию внимание, стали большие корпорации, с многотысячными сотрудниками. Недосчитавшись больше трети работников, Л'ореаль подала запрос в Министерство здравоохранения, получив частное уведомление об эпидемии.
   - У нас сегодня была массовая рассылка, - говорила одна женщина в очереди к кассе другой, - что эпидемия везде. - Приложив руку ко рту, прошептала едва слышно: - Говорят, люди умирают.
   Как только в массы дошел слух о смертельной болезни, у вируса появилась номенклатура с наименованием первой известной жертвы - Бенджамина Блекорта, отправившегося в командировку в Таиланд. Именно тогда рассекретили малетропный вирус, приписывая ему высококонтагиозность. В этот раз переносчиками инфекционного агента являлись собаки породы сиба-ину (именно с одной из представительниц имел тесный контакт мужчина, остановившись в Бангкоке). Однако теория рассыпалась вдребезги, когда в медицинский центр Седарс-Синай Лос-Анжелиса попала женщина-аллергик с явными признаками этой заразы - высокая температура, хрипы в грудной полости, мышечные боли, мигрень и воспаление гортани. За этими симптомами всегда следуют рвота, диарея, сыпь, нарушения функций почек и печени и, в некоторых случаях, как внутренние, так и внешние кровотечения. У пострадавшей не было никаких домашних животных и вообще она вела довольно аскетичный образ жизни, выбираясь из дома лишь за продуктами, полностью выживая на пособие по безработице.
   "Нам не хотят расшифровывать название", "Кто виноват: собаки или люди?", "Перерождение чумы", "Естественный отбор в действии" - кричала желтая пресса, телешоу формата диванных докторов и авторские передачи по региональным каналам. Никто так и не знал, почему люди заболевают и как остановиться процесс, а главное, есть ли выжившие.
   Мадлен откинулась на сидении, погрузившись в неприятные мысли о всеобщем безумии. Она, как неподготовленный, но все же специалист инфекционист-паразитолог прекрасно знала, что большинство эпидемий современности раздуты маркетолагами и рекламными кампаниями с целью заработать миллионы на новом чудодейственном лекарстве. А истинных причин многих болезней никогда не расскажут человеку без специального допуска к картотеке. Однако даже студентов их медико-биологического факультета тревожили реалии, которые с каждым новым днем не досчитывались по нескольку человек. Даже их поток не избежал отсутствующих, пока лишь известно, что ребята вышли на больничный, но насколько серьезны их дела, не обсуждалось.
   - Земля вызывает Марс, как слышно? - в очередной раз нагло влез Гаспар, лениво держа руль одной рукой. - О чем мечтаешь?
   - Тебе не кажется странным, что нет карантина? - внезапно для себя озвучила вопрос девушка, полностью корпусом поворачиваясь к собеседнику. - Ну то есть я хочу сказать, что школы, детские сады, заводы продолжают функционировать, хотя раньше при меньших процентах заболевших объявляли о домашней изоляции. А тут мы живем в обычном режиме, - Она отвлеклась на мигающий мобильный телефон, но быстро сбросив вызов, вернулась к беседе. - У дома есть небольшая бакалея, обычное фамильное дело, исключая того, что из мадам Ренмар осталась работать там одна, без своих племянниц и дяди Жерома. - Мадлен сглотнула ком в горле. - То есть ей тяжело вести хозяйство в полном одиночестве, но почему-то она продолжает принимать клиентов.
   - Филипп Рош, - отсылая к сериалу "Детективы", протянул Гаспар, - хватит видеть химеры, наслаждайся каждым мгновением.
   Свернув от моста Сен-Мишель, двинувшись по набережной параллельно южному рукаву Сены, нажав на клавишу громкости, Дебюсси включил музыкальную радиостанцию, вещающую последние новинки электронных битов. Под обманчиво заводное "туц-туц", они подъехали к парадному зданию в стиле Ренессанс эпохи Генриха IV - резиденция семьи Дебюсси с окнами, выходящими на реку.
   - Я готова воспользоваться последним шансом на побег, - выходя из автомобиля, пробормотала девушка, нервно озираясь. В самом эпицентре этого семейства она была лишь единожды, и едва ли сдержалась, чтобы не показать свои эмоции при платиновой блондинке Ирэн - матери Каса, такой же холодной, как и цвет её волос. А уж льдины двух варисцитов, обрамленных темными крыльями, порхающих, словно бабочки, ресниц умели приковать к месту и заставить заиждеветь от одного взгляда.
   Гаспар сжал тонкое плечо девушки:
   - Успокойся, сегодня все собрались только ради тебя.
   Выказать свое шокированное удивление, Мадлен не успела, дворецкий - никак иначе этого слугу в ливрее, белых перчатках и лаковых штиблетах прямиком из начала двадцатого века назвать язык не поворачивался, раскрыл перед ними двери, натянув на лицо вежливое выражение. С чего вдруг ради меня, хотела шепнуть она, но постоянное общество посторонних людей рядом заставило благополучно проглотить свой вопрос.
   Пробираясь в глубь огромного особняка с длинными галереями картин на пастельных стенах, высокими потолками, усеянными хрустальными помпезными люстрами, бросающими рассеяный желтоватый свет на ковры и мраморные полы, Мадлен с каждым отзвоном маленького каблучка о камень, чувствовала себя в филиале Лувра, вот только не всегда она умела определить ценность той или иной вещи, как это делали искусствоведы на элитных торгах. Например, та огромная кирпичная напольная ваза с выжженым орнаментом могла ведь быть обычной репликой какой-нибудь древнеегипетской поделки, а не оригиналом, но на вид изображение анубиса навевало какие-то мрачные мотивы.
   Возле высоких двустворчатых дверей без каких-либо стекол, только вылепленные выемки украшали белую конструкцию, Гаспар остановился и нерешительно преподнес костяшки пальцев к поверхности.
   - Поверь, тебе понравится, - шепнул он, прежде чем постучать.
   Большой конференц зал с длинным столом, завернутым буквой "п", расположенным посередине, встретил друзей неловким молчанием. По внешней стороне расселись не только представители семейства Дебюсси, но и какие-то другие весьма обеспеченные, судя по одеждам, люди. Коричневая древесина даже со стороны выглядела добротной и ценной. На глаз определить, являлся ли материал мебели орехом, палисандром или же грушей, было фактически невозможно, но как и присуще ценным породам, в помещении витал густой запах отцовского кабинета. За могучей спиной главы семейства Гаспара находился большой плазменный телевизор, нажатый на паузу. Картинка, транслируемая монитором, изображала то ли кожные волокна, то ли чью-то шерсть, увеличенную многократно.
   Позволить себе отвесить комментарий о том, что можно было просто залить на виртуальное облако тот познавательный фильм, который позвали её смотреть, она не могла. Все же ощущение сейчас было, будто плоть пронизана несколькими десятками шампуров, хотя на деле это были всего лишь взгляды.
   - Сын мой, дорогая Мадлен, - нарушила тишину мать, выходя навстречу молодым людям. - Приятно, что вы успели почти вовремя.
   Ирэн была в обворожительно небесно-голубом шелковом платье в пол, будто она не у себя дома, а на светском рауте, хотя судя по атмосфере и количеству собравшихся, возможно так оно и было.
   - Здравствуйте, - кивнула девушка, пытаясь подавить внутреннюю дрожь.
   Ну зачем она только подписывалась на этот поход в гости, ведь сразу видно, что чужда этим чванливым парижанам, которые умудрялись даже улыбаться как-то натянуто. Никто ведь даже зубы не приоткрыл. Впрочем Мадлен тоже не любила этого делать, так как несмотря на достаточно правильные черты лица, природа наградила её чрезмерно большими и выпирающими челюстями, которые, впрочем, она сумела исправить благодаря ортодонту, но вот чрезмерно острые клыки, да и едва ли уступающие им массивные резцы все еще заставляли ее скрывать свой недостаток.
   - Возможно отцу стоит поскорее начать, - заискивающе оглянулся Кас, обращаясь к мужчине с побеленными висками. - Вряд ли Мадлен понимает, что тут происходит.
   Девушка и правда совершенно не понимала, особенно после того, как они с другом заняли единственно пустующие по центру два стула, между тучной женщиной с высоким ошейником ожерелья и дамой променявшей бальзаковский возраст несколько лет назад на высокую тугую кичку и схошиеся морщинистые руки.
   - Действительно, стоит, - слегка утробно, даже басовито, взял слово Марселон Дебюсси, расправив широкие плечи, не уступающие своими размерами атлетам античности, чьи статуи стояли на входе. - Наверное мадемуазель Виардо единственная из элевзатцей, кто может узнать о своём существовании так просто.
   - Простите, из кого? - невежливо перебила девушка, быстро пряча свою ладонь от загребущей руки Гаспара, который хотел предотваратить её вмешательство. - Каких элевзатцей?
   Мадлен нахмурилась, спотыкаясь языком на непонятном слове. Даже примерно определить, к какой категории оно могло бы относится, девушка боялась, возможно что-то из финно-угорской группы, но она не лингвист.
   - Ты не ослышалась, - слегка поджав губы, глава семейства обратился напрямую. - Эльвзатц - древнее слово, обозначающее тех, кто был отвергут или просто потерян.
   Отвергнут кем, прошептала она беззвучно, но так и не решилась сильнее напрячь голосовые связки.
   - Но для начала, если никто не возражает, - короткие кивки от собравшихся людей, - я позволю себе провести небольшой экскурс в историю. - Марселон встал, взяв в руки пульт. - Скажи-ка, Мадлен, что ты знаешь о амфиционидах?
   Также выпрямившись и не шелохнувшись, девушка удивленно уставилась на мужчину. Она слабо представляла, к чему ведется этот странный диалог, поэтому больше вступать в него желания не появлялось.
   - Хорошо, - выдержав небольшую паузу, все же продолжил месьё Дебюсси, - это иллюстрация из детской энциклопедии, наиболее часто встречаемая. - Повернув экран планшета к краю Гаспара, на мониторе стало видно изображение продолговатого медведя, по крайней мере бурая шерсть и массивные лапы скорее были похожи на данного хищника, но с более утонченным корпусом и длинной вытянутой мордой волка в оскале, а также выгнутым собачьим хвостом. - Вот так выглядел амфиционид пятьдесят миллионов лет назад, пока в верхнем миоцене предположительно весь вид не вымер.
   Всматриваясь в коренастого зверя с относительно короткими лапами, Мадлен признала в нем древнего предка псовых, чью реконструкцию она видела в одном документальном фильме в детстве. И что с того, что род тогда погиб, чуть прищурившись, подняла она свои глаза, все равно ведь она не историк или генетик, чтобы заниматься такими тонкостями.
   - Как ты относишься к дарвинизму? - перескочил с одной темы на другую месьё Дебюсси, подтягивая к себе айпад.
   - Уважительно, - осторожно подбирая слова, подхватила свою ноту девушка, с опаской замечая, что окружающие ничуть не удивлены нелепости обсуждениня. - Я более склонна верить эволюции, чем религии.
   Кас ряд громко выдохнул и утешительно за столом пожал запястье, будто воодушевляя продолжать нести подобного рода околесицу.
   - Хотя, - не смогла удержаться она, - в энциклике папы Пия XII католическая церковь признала происхождение тела человека, но не души.
   По обеим сторонам стола послышались трещащие шепотки, видимо собравшиеся решили счесть последний комментарий вопиющим, не сумели сдержать в себе негодование. Возможно все они относили себя к нигилистам, как это часто модно у богачей, поэтому теологические размышления или упоминания просто заставляли равновесие рушиться.
   - Занятно, - высказался Марселон в такой интонации, будто вовсе не это имел в виду. - Но ведь ты, являясь будущим врачом, наверняка в курсе того, что многие ученые оспаривали теорию Чарльза Дарвина про происхождение от обезьяны.
   Девушка поспешно кивнула, надеясь, что избежит очередной лекции о том, как в свое время было обнаружено множество ископаемых маммалиолитов и людей, и обезьян, но ни одного останка промежуточного существа между ними, что свидетельствовало о неверности выводов английского натуралиста.
   - А что будет, если мы тебе скажем, что небольшая часть людей произошла как раз-таки от амфиционидов?
   Девушка закашлялась, сильно подавившись воздухом, который нервно втянула. Что за глупости?
   - Да-да, именно от этого хищника произошло еще одно промежуточное звено, которое породило предшествующий нам вид. Он все же отличался от человекообразной обезьяны, родоначальником которой является тупайя...
   Сжав руками уши и виски, девушка вскочила, тряся головой.
   - Это ведь розыгрыш? - вопрос адресовался наследнику рода Дебюсси, который незамедлительно поднялся следом и попробовал прижать к себе девушку, остановить, сделать хоть что-то, чтобы она успокоилась и дослушала откровения до конца.
   Мадлен ощущала замешательство друга, оно прослеживалось в каждой черточке холеного лица с тонким благородным носом, чуть выпирающим, может быть даже слегка квадратным подбородком и очерченными скулами. Губы, верхняя явно разделенная на два аккуратных розовых холмика, нижняя чуть пухлая, были плотно сжаты.
   - Мадемуазель, сядьте, - заговорила тучная дама по правую сторону, протягивая пухлую руку с согнутыми пальцами, на которых поблескивали два ряда колец. - Неужели вам неинтересно к чему ведет весь этот бред?
   Удивленно раскрыв глаза, девушка глубоко вздохнула и слегка приоткрыла рот. Она действительно неосознанно повторяла это слово.
   У женщины был очень приятный голос, такой бывает у джазовых певиц, заставляющий трепетать под завораживающую мелодию.
   - Благодаря эволюции появилось два вида человекоподобных - симиами и венатици, одни больше походили на обезьян, а другие на псовых, - как ни в чем не бывало спокойно продолжал Марселон, дождавшись, когда Гаспар посадит девушку подле себя. - Это именно те самые промежуточные звенья, которые якобы не находят на раскопках ученые, но на самом деле скрывают оба вида.
   В комнате было два окна прикрыты плотными занавесками. Через них было сложно разглядеть пейзаж за окном, но красное пятно искусственного света, пробивающееся сквозь ткань оповещало о том, что на улице успело стемнеть и даже включиться фонарное освещение.
   - Я готов показать тебе фотографии потом и другие доказательства моих слов, но сейчас речь ведется вовсе не о происхождении человечества, а его вымирании.
   Мадлен попыталась отринуть лишние мысли, потоком скачущие по порогам в виде эмоций. Итак, что мы имеем? Какую-то весьма смутную историю про эволюцию людей, к тому же совершенно фантастическую и с явным мировым заговором, хотя куда уж без него. Но ведь в самом начале странного разговора действительно говорилось не о том.
   - Элевзац, - с предыханием припомнила она незнакомое слово, отчего все в зале, казалось, задержали дыхание. - Кто это? Вы обещали прояснить.
   Совершив пару пассов руками для бессловесной просьбы жене, месьё Дебюсси повернулся к девушке лишь после того, как Ирэн согласно кивнула и молча покинула комнату, плавной походкой пройдя за спинами собравшихся.
   - Элевзацами были те, кто добровольно отказался от памяти и мести симиами, интегрируясь в их цивилизацию. - На высоком лбу собрались морщины, широкие брови приподнялись. - Это было очень давно, поэтому они стали потерянными для нас...
   -Вас? - в очередной раз перебила девушка, чуть подвизгивающим тоном. - Кого вас?
   Кас осторожно придвинулся, положив теплые ладони ей на плечи и развернув к себе.
   - Нас, Мадди, мы все относимся к одному виду и нашими прародителями являются венатици.
   Что-то внутри ухнуло,а т после застучало, должно быть сердце отреагировала, после чего в нему присоединился шум в ушах - тонкая надоедливая свирель монотонно играла одну и ту же высокую ноту беспрерывно.
   - И вы считаете, что я поверю? - совладав с трясущимися руками, она оправила задравшуюся кофточку. - В этот абсурд?
   В комнате поднялась температура и стало нестерпимо жарко. Возможно все дело в количестве людей, собравшихся в небольшом помещении.
   Но комедия и не думала заканчиваться, не стали сменяться декорация и действующие лица, просто вернулась жена господина дома, неся в руках резную шкатулку с каймой из позололты, дутая, лакированная, с неизвестным рисунком, но вряд ли именно этот предмет наполнял таким фанатичным блеском глаза Ирэн.
   - Здесь есть фотографии, фрагменты зубов и костей наших предков. Я готов поделиться с тобой этими реликвиями, - мужчина постучал по крышке ларчика. - Но дослушай до конца, дело не в том, кто мы, а в том, что твориться в мире.
   Малеотропный вирус, кивнула девушка. Она первоначально знала, к чему приведет эта беседа, но чтобы все завело в такие дебри, такого девушка не ожидала даже от этого своеобразного дома с его обитателями, чтящими чистокровность.
   - Да-да, сейчас речь будет об общей беде, а именно той хвори, что убивает людей, - подтвердил догадку Марселон. - Он был изобретен, как оружие массового уничтожения, но не должен был быть использован в качестве нападения, - явственное сожаление в голосе заставило вздрогнуть. Неужели этот человек причастен к катастрофе? - Это по вине одного из венатици мы наблюдаем столько смертей симиами.
   Она передернула плечами, перестав удивляться несколько минут назад.
   - Все дело в генетической памяти, - подхватил Кас , слегка улыбаясь, - ген, отвечающий за информацию об опыте наших предков становится объектом для мутагенов, в нашем случае, вирус вызывает нарушающие функционирования корректирующей экзонуклеазной активности, что приводят к возникновению мутаторного фенотипа без тяжелых последствий для организма. В случае с симиами все хуже - нарушения функционирования систем рекомбинации, транскрипции, систем контроля структуры хроматина постепенно ведёт к разрушению всей цепочки ДНК.
   Громко сглотнув, девушка прикинула в уме возможности такого расклада, повсему выходило, что если существует штамм, направленный лишь на одно звено, то в случае, когда он не вызывает мутацию, а расщепляет, есть вероятность летального исхода. Но дело в том, что на антигены, которые являются специфичными митогенами, сразу реагируют лимфоциты: специфически адаптивный иммунный ответ начинается с возникновения цитотоксических T-клеток , хелперных T-клеток и противовирусных антител, которые и служат главным препятствием распространения вируса. Вспоминая симптомы, становится понятно, что все это не следствие влияния мутогена, а действием иммунной системы.
   - То есть вы хотите сказать, что у нас врожденная невосприимчивость болезни?
   Не самого заболевания, а только мучений, им вызванного. Для потомков амфиниционидов есть другие неприятные последствия в виде изменений костной структуры.
   - Но это же нереально, - прошептала Мадлен. - Не может быть.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"