Чебурахина Дарья Анатольевна: другие произведения.

Узы. (Обновление от 13.02.2013г.)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если узнали, что кошмары, которые снились вам последние годы - реальны, а мир совсем не такой, как вы себе представляли, и даже близкие люди могут причинить вам вред? А кто сказал, что у вас есть выбор? Продолжать жить и заново познавать мир, любить и доверять, бороться и защищать - теперь это ваша обязанность!


УЗЫ

Я разорву их... Ты не будешь против?!

   ПРОЛОГ
  
   Я закрываю глаза и вновь вижу...
   Температура на градуснике сегодня после обеда победно перевалила тридцатиградусный рубеж. Но это в городе невыносимо находиться, а попадая за его пределы, хотя бы в ближайшее Подмосковье, зной переносится намного легче. А если у вас есть большой двухэтажный дом с прекрасным садом, который так подходит для тихой семейной жизни, как у темноволосого мужчины, возраст которого недавно перевалил тридцатипятилетний рубеж, моющего около гаража своего "железного мерина", то вы, также как и он, с радостью покинете душный город и переедете со всей своей семьей жить на природу.
   Семья у него была не большая, всего лишь сын и дочь, но при этом он считал себя одним из самых счастливых людей на Земле. Ради этих двух пока еще маленьких человечков он работал не покладая рук и, если кто-либо решил бы причинить им вред, обидеть их, то такому недоброжелателю он был готов перегрызть горло.
   Работа у мужчины была специфической и очень странной, по крайней мере, он старался лишний раз не распространяться о ней. Необычная профессия ему досталась еще от отца, а тому в свое время от деда. Раньше он позволял себе достаточно безалаберно и несерьезно относиться к возложенным на него обязанностям, считая работу не более чем хобби, которое при этом хорошо оплачивалось, за что в свое время и поплатился, а ценою ни много ни мало послужила жизнь его любимой женщины. Познав на собственном опыте всю горечь потери, он почти сошел с ума... Но, не без помощи добрых людей, смог преодолеть этот жизненный барьер. Дети стали для него стимулом и смыслом жизни. А еще он всеми силами стремился как можно дольше оградить их от той нелегкой судьбы, которая уже буквально ожидала их за поворотом...
   И вообще разве что-то плохое может произойти в чудесный июньский солнечный день, наполненный благоуханием трав и цветов, растущих в ухоженном саду. Неужели шмель, случайно влетевший на кухню через открытое окно и радостно жужжащий над куском шоколадного торта, лежащего на небольшом белом блюдце, является предвестником беды. Или, сидящий на яблоне возле дома, соловей поет грустную поминальную песню. Нет уж! Сегодня точно беды никто не ждал!
   После обеда дети резвились, бегая по дому, и играли в прядки. Девочка лет девяти спряталась в большой вещевой шкаф в одной из комнат их большого дома, с трудом закрыв изнутри большую массивную дверь. Внутри пахло чистым бельем и немного лавандой, видимо, где-то притаилось убийственное средство от моли, и было темно, но ей не было страшно, она была смелой девочкой и ничего не боялась... Или почти ничего. О самом большом страхе малышка даже папе стеснялась рассказать. Единственный человек, который знал обо всех ее секретах - старший брат, при этом он никогда не смеялся над ее фобиями. Его поведение совсем не соответствовало подростковому возрасту, в котором пребывал сейчас он. Сестренке иногда казалось, что мальчик ведет себя, как старичок, проживший уже как минимум век.
   Пробравшись без разрешения в родительский шкаф, все равно папа возился со своей машиной в гараже, поэтому не должен был об этом узнать, она лишь надеялась, что хотя бы в этот раз брат не найдет ее также быстро, как это обычно случалось. Вообще-то играть в прядки она любила больше всего с папой. Он почти никогда не жульничал, не подглядывал, а брату всегда с легкостью удавалось ее найти, что вызывало легкую обиду и небольшую злость, хотя девочка очень его любила. По-поводу столь странной способности брата у нее было несколько предположений: первое, он - Супермен и, как ее любимый герой Кларк Кент, умеет видеть сквозь стены и другие предметы. Ну и второй вариант, в который ей верилось как-то больше, все-таки она стала взрослой девочкой, в Деда Мороза уже давно не верила и, как сама считала, обмануть ее было практически невозможно (наивная!), поэтому она была уверена, что, когда прячется, ее миленький братик постоянно жульничает, подглядывая за ней. Или того хуже, он умеет читать мысли, хотя это уже получался третий вариант и тоже какой-то неправдоподобный.
   Глядя на этих детей, играющих вместе, никто из посторонних людей, не знающих достаточно хорошо эту семью, даже не смог бы предположить, что мальчик старше своей сестренки аж на целых четыре года. Просто выглядели они, как погодки. Вид у мальчика был очень нездоровый и бледный, как будто после протяженной болезни, которая совсем исчерпала из его тела силы для роста и полноценного развития.
   Шкаф, в котором сегодня спряталась девочка, находился в комнате отца, и обычно ей и брату запрещалось туда заходить. Нарушив данный запрет, заранее понимая, что по голове ее за такой поступок не погладят, и если сегодня в ее жизни окажется один из не очень удачных дней, и папа об этом узнает, то гарантировано накажет ее тем, что в течение месяца не будет покупать ее любимое мороженое. "Подумаешь, не купит мороженое", - думала девочка. - "Главное, чтобы ремня не всыпал". А ведь он для профилактики вполне мог прибегнуть и к такому методу наказания. Но сейчас это девочку совсем не волновало, азарт игры полностью поглотил трезвость мысли и страх перед возможным наказанием. По крайней мере, она была убеждена, что в этой комнате брат ее точно не найдет.
   Закончив считать до пятидесяти, находился мальчик снаружи дома, облокотившись на входную дверь, он во все горло прокричал: "Я иду искать", - и взявшись за ручку, он потянул дверь на себя и уверенным шагом зашел в дом. Сразу почувствовав, что искать на первом этаже смысла нет, он направился к дубовой резной лестнице, ведущей на второй этаж. Как ему удавалось понимать, куда лучше идти искать, он даже сам ни разу не мог объяснить. Может у него были развиты внутренние способности? Возможно. От такой мысли он никогда не отказывался, даже иногда приятно было считать себя необычным, нет, не так... немного особенным. Но ему больше казалось, что он чувствует сестру носом, то есть по запаху. Вот, например, сегодня на обед она съела клубничное мороженное, и именно им сейчас и пахло на втором этаже, а по мере его приближения к комнатам, запах усиливался... или все-таки ему это казалось.
   Открыв одну из дверей, мальчик зашел в комнату, где была его спальня. "Под столом и под кроватью ее нет", - размышлял про себя он. И вдруг вновь то ли чутье, то ли интуиция, или еще что-то наподобие внутреннего голоса подсказало, что сестры в этой комнате нет. Она спряталась в соседней спальне.
   "В комнате отца?" - подросток даже сам удивился мыслям, внезапно возникшим в его голове. Впервые в жизни он усомнился в своих способностях, но лишь на мгновение, ведь раньше чутье его не подводило. Он никогда не ошибался! И, более не задумываясь, покинул свою комнату.
   Уже в коридоре, остановившись напротив спальни отца, он медленно потянул дверь на себя. Сначала ребенок позволил себе лишь заглянуть в комнату, осмотреться и лишь повторно получив внутреннее одобрение, прошел в комнату. Он сделал по направлению к шкафу только пару шагов, как неожиданно его оглушил сильных звон в ушах. Ребенок упал на пол, что-то крича от дикой боли, но при этом совсем, не слыша себя. Это пугало его еще больше.
   Девочка вздрогнула от неожиданного крика. На миг прислушалась, пытаясь, разобрать, кто кричит, и не послышалось ли ей, но крик повторился. Этот голос, наполненный болью и страхом, оказался ей слишком знакомым и родным. Похоже, что кричит ее брат.
   "Что-то случилось?!" - промелькнуло в ее голове.
   Запутавшись в вещах и пытаясь вылезти, она выпала из шкафа. Сильно ударилась коленкой, расцарапала ладонь правой руки. Кровь мгновенно окрасила ее маленькую ладошку, но она этого даже не заметила, поднялась и побежала на помощь брату.
   Он сидел на полу около кровати отца, изо всех сил прижимая руки к ушам. В первые секунды она даже не узнала его. Слезы катились по его бледным щекам и мертвецки синим губам. Он что-то бессвязно мычал, словно успокаивая себя.
   - Костик, - в полголоса позвала его сестра.
   Он не ответил, продолжая также сидеть на полу, слегка покачиваясь из стороны в сторону, напоминая ей игрушку - неваляшку. Девочка подошла к нему, села рядом на колени и обняла. Он не сопротивлялся, позволив ей убрать свои руки от ушей, в которых еще продолжало сильно звенеть. Мальчик послушно положил голову ей на плечо, уткнувшись носом и губами в ее теплую кожу шеи, что успокаивающе подействовало на него. Прошло совсем мало времени, не более шестой части минуты, как она почувствовала, как ее шеи коснулось что-то влажное. Язык брата, медленно поднимался от основания ее шеи, обильно смачивая слюной, все выше и выше, остановившись лишь возле мочки уха.
   Она отстранилась от него и ужаснулась, увидев, как белки глаз у мальчика налились кровью. Он захрипел... Хотя нет, звуки, которые сейчас вырывались изо рта брата, больше напоминали шипение. И вдруг девочка увидела, что из его открытого рта торчат два больших белых клыка, совсем как у вампиров в фильмах ужасах. Не может же брат так жестоко разыгрывать ее? Еще мгновенье и он схватил ее за плечи с такой силой, которой из-за болезни никогда не было у ее брата. Ее разум отказывался верить, что чудовище, сидевшее сейчас рядом с ней, это ее брат Костик.
   Девочка смотрела на него, мысленно взывая о помощи, потому что от охватившего ее страха, не могла произнести ни слова. И в голову, как назло, не приходила ни одна здравая мысль, чтобы помочь брату придти в себя и прекратить этот ужас.
   - Костик, что случилось? - сиплым голосом спросила она, и, пытаясь успокоить, погладила ладонью по его щеке, оставляя яркий кровавый след на его слишком бледном лице. - Кровь? - вслух удивилась она и только сейчас, повернув руку ладонью вверх в свою сторону, она увидела достаточно глубокий порез, проходивший вдоль линии жизни. - Несильный... - прошептала девочка, словно пытаясь убедить в этом себя. Вид крови ее никогда не пугал, но все равно было как-то не по себе. Да и состояние брата сейчас для нее было гораздо важнее. Сжав в кулак ладошку, она вновь перевела свой взгляд на мальчика.
   На мгновенье ей показалось, что Костик успокоился и пришел в себя. Взгляд его перестал быть пустым. В нем появилась осознанность. Хватка чуть ослабла. Но просветление, внезапно появившееся в его голове, оказалось лишь мимолетным замешательством, которое длилось всего пару секунд. И вдруг все закончилось...
   Его клыки вонзились в тонкую шею своей сестренке...
   Словно удар молнии, боль обожгла все ее тело.
  
   ГЛАВА 1.
  
   Вновь я проснулась из-за учащенного сердцебиения, словно и не спала, лежа в своей теплой мягкой пастели, а бежала, и как минимум, стометровку: спотыкалась, падала, вставала и снова продолжала бежать. Судя по своему нынешнему состоянию: небольшая боль в мышцах, огнем горят стопы, вся липкая от пота и колотивший меня озноб - загнала я себя во сне, точно старую клячу до полусмерти, и, кажется, медаль за самопожертвование так и не получила.
   Медленно открыв глаза, я посмотрела на часы, висевшие на стене, выкрашенной в нежный персиковый цвет, который со временем, потеряв свою первоначальную колоритность, еще более выцвел и поблек. Ярко-розовые геометрические фигуры, изображенные на стенах, пока еще моей комнаты, немного освежали ее скудный интерьер, состоящий из: полутороспальной кровати, компьютерного стола со стулом, комода и небольшого шкафа для одежды - внося в чопорный и сдержанный английский стиль немного женского шарма и в то же время шаловливого детского задора.
   В этой комнате, уже давно полюбившейся и ставшей родной, в принципе, меня все устраивало... Хотя нет. Не буду кривить душой - меня бесило это на редкость маленькое вместилище для моих любимых нарядов! И даже спустя пять лет во мне все еще теплиться довольно ярое желание: лично встретиться с дизайнером женского крыла общежития, где, собственно говоря, и находилась моя спальня, который предложил в комнатах, предназначенных для жизни и обитания представительниц прекрасного пола нашей Голубой планеты, поставить детский шкаф, вместо большого, широкого, удобного и вместительного гардероба, и, отобрав его диплом, разорвать на мелкие кусочки, и... положить их в лоток кота! Пусть хоть кому-то от его пятилетнего обучения будет польза! Ведь теперь, в очередной раз мысленно "благодарю" дизайнера, шкаф мне приходится лишний раз не открывать. К нему вообще лучше не подходить, а также не дышать рядом с ним, ибо мало того что на тебя постоянно вываливается все содержимое, так еще, чтобы потом закрыть это жалкое подобие шкафа, приходиться очень постараться, и буквально ногой, как макака, утрамбовывать в нем одежду. Получается преинтереснейший факт: труд превратил обезьяну в человека, а маленький шкаф, как показывает практика, может из любой леди сделать обезьяну. Так может быть тому дизайнеру положена Нобелевская премия за то, что он смог повернуть эволюцию вспять? Нет уж! Обойдется! Я все еще зла на него...
   На часах было всего лишь полшестого утра. И хоть на улице уже рассвело, а за окном, радостно щебетали птицы, в комнате все еще стоял легкий полумрак.
   Ну вот, настроение уже с утра не задалось, а виною всему дурной сон, который снова, словно смерч, ворвался в мой мир грез. Этот кошмар мучает меня уже не один год, стабильно повторяясь пару раз в неделю. Приснится же такое? Нет, ну мало того что от него, как говориться, трусами не отмахнешься... Да и современные девушки теперь предпочитают кружевные стринги, а не "бабушкины" необъемные панталоны, которыми, между прочим, отмахиваться (и не только от плохих, и не только от снов) было в самый раз, а если в них еще и положить что-нибудь, да потяжелее, так вообще убить можно было... Все же, как мне кажется, удобная одежда. Так о чем это я? Ааа! Так теперь после того, что он неоднократно сделал с моей психикой - я про кошмар - он, как истинный джентльмен, просто обязан был жениться!
   А, знаете, самое удивительное, что я до сих пор так и не смогла к нему привыкнуть... При виде своего старшего брата Костика в таком жутком образе, каждый раз чувствую, как сначала от страха кровь в моих жилах леденеет, а потом от дикого ужаса меня бросает в жар...
   Понять, почему мой мозг так упорно повторяет этот сон, я так и не смогла. Психологических травм в детстве вроде бы у меня не было, по крайней мере, я ничего подобного не помню. Быть может, раньше слишком часто смотрела по телевизору фильмы ужасов, поэтому мой мозг, подсев на данный наркотик, теперь при любом удобном случае транслирует для меня эксклюзивные показы. Правда, его репертуарчик оказался совсем скудным. Видимо, еще сказывается то, что у меня достаточно небогатое и плохое воображение. Но, честно признаюсь, я даже представить себе не могла, что все так запущено...
   Спать больше не хотелось. Да и как можно было уснуть после того, как сердце чуть не разорвало на части грудную клетку? Мне пришлось потратить около пяти минут, лежа в кровати и в тысячный раз рассматривая скудный интерьер своей комнаты, чтобы мозг наконец-таки дал команду надпочечникам перестать вырабатывать адреналин, и, благодаря этому, уменьшить силу и частоту сокращения моей сердечной мышцы.
   С большой неохотой я вылезла из-под теплого одеяла, нащупала ногами тапочки, одела их и, зевая, пошла в ванную. После бодрящего душа, благополучно смывшего весь негатив и усталость, которые подарил мне ночной отдых, я включила ноутбук и влезла в свою электронную почту. Во входящих сообщения, как обычно, был спам, снова спам и еще много спама, который я безжалостно, перенеся в "папку спам", удалила, даже не тратя свое драгоценное временя на его просмотр. Уверена, так поступает большинство пользователей электронной почты. Но также среди множества бестолковой, на мой взгляд, рекламы нашлось письмо, которое я ждала и никак не могла пропустить. Оно было написано моим любимым и единственным старшим братиком. Я с приятным предвкушением в сердце открыла письмо и начала читать.
  "Привет, Сестренка!
   Как у тебя дела? Поздравляю тебя с успешной сдачей экзаменов. Даже не сомневался в тебе! Ты же всегда была, есть и будешь умной девочкой!
   Отец сказал, что ты приезжаешь через неделю. Я очень рад! Так соскучился, что хочу поскорее обнять и подергать за пухленькие щечки свою маленькую сестричку. =)
   Мы будем встречать тебя в аэропорту.
   Будь осторожна!
   Целую, обнимаю!
   Костик."
   Фигня какая-то! Нынче точно не мой день. Даже письмо от брата сегодня оказалось слишком маленьким, я даже не успела насладиться чтением, как оно закончилось. Вот, блин! Он совсем ничего не упомянул: о себе, как у него дела... Раньше такого никогда не случалось. Обычно он писал мне письма на несколько страниц, подробно рассказывая, как прошел его день, с кем подружился, или о том, что узнал что-нибудь новое и очень познавательное, поэтому просто обязан был поделиться этими сведениями со мной.
   Самое интересное из его писем, было написано вечером после его первого посещения занятий в университете. До этого из-за болезни все его обучение: школьное и первые курсы в ВУЗе - проходило на дому. И даже наиболее яркие и насыщенные эмоциями слова брата, из-за многократного прочтения, я до сих пор помнила наизусть. Он писал: "...Утром я ощутил себя мальком, впервые перевезенным из тесной ванны, в которой родился и некоторое время рос, расположенной в одном их цехе фабрики по разведению рыбы, в гигантский водоем. Для меня многое было впервые, а что-то просто непривычно. Да я умел плавать, дышать, есть, но даже и не думал, что придется защищаться и давать отпор. Уже в первый же день мне понадобились знания по психологии и дипломатии, которые ранее мной были изучены только лишь из-за моей любознательности, небольшой заинтересованности и, что немаловажно, наличию свободного времени. Признаюсь, я бы мог просто плыть по течению, как бы со стороны наблюдая за предначертанной мне судьбой, но я словно одержимый, уже давно распрощавшийся с жизнью, с голыми руками пошел на захват крепости и... одержал победу... Спасибо, сестренка, за твою поддержку и веру в меня! Эту первую победу в моей жизни я посвящаю тебе..."
   Эти воспоминания вновь заставили слезам скатываться по моим щекам. Стерев тыльной стороной ладони соленую жидкость со своего лица, я несколько раз глубоко вздохнула. Хоть меня и не было рядом с Костиком, благодаря его письмам, я ощущала, как будто все эти годы была вместе со своей семьей. Поэтому я тоже очень благодарна ему.
   Через пять дней я возвращаюсь домой в Россию. Аааааа, я так скучаю по дому, что никак не могу дождаться встречи с родными мне людьми.
   Моя мама... Удивительно, на эту тему мне все еще больно говорить. Она ушла от нас, когда мне исполнился один год, поэтому вся забота обо мне и брате легла на плечи папы. В одиннадцать лет меня отправили в Англию, учиться в школу-интернат. Это было связано с тем, что у моего брата произошло ухудшение и так слабого здоровья. Он попал в больницу, ему предстояло долгое лечение, а у единственного родителя просто не хватало сил, чтобы заботиться и уделять свое внимание мне и Костику одновременно, при этом ему еще нужно было работать, чтобы содержать нас.
   У Костика была какая-то врожденная болезнь, к моему великому сожалению я не помню ее наименование, да и братик впоследствии отказался обсуждать со мной эту тему, лишь сообщив, что хотя бы в общении со мной он хочет позабыть о всех своих невзгодах... Но сколько я себя помню, он всегда находился на лечении. Брат рос очень слабеньким ребенком, каждый день ему приходилось принимать большое количество разнообразных лекарств, потому что без них, как говорил папа, он мог умереть. Друзей, понятное дело, у него не было, ведь из-за болезни его обучение полностью проходило на дому.
   В течение пяти лет, пока я училась заграницей, я не виделась со своей семьей, даже каникулы мне приходилось проводить в школе. Отец не приезжал ко мне, так как не мог оставить Костика одного. Обижаюсь ли я на то, что отец предпочел брата, а не меня? Наверное, где-то в глубине души меня действительно терзает обида за навязанное мне пятилетнее одиночество. И в то же время я понимаю, что все мы оказались пленниками обстоятельств. В нашей ситуации пытаться найти правых и виноватых - бессмысленная трата сил и времени.
   Перед отъездом мы с братом договорились, что будем переписываться каждый день, рассказывая друг другу все, что происходит в нашей жизни. А неделю спустя он предложил мне не присылать друг другу фотографии, чтобы впоследствии интересней было встретиться, и я согласилась.
   Полгода назад отец сообщил мне, что лечение Костика прошло успешно, и он почти полностью выздоровел. Даже стал заниматься спортом. В тот день я посетила храм. Не сказала бы, что я верю в Бога. Точнее не очень верю именно в те образы, что были "созданы" людьми, но при этом верю в то, что действительно существует какое-то высшее создание, сознание или материя, а может быть, миллиардами лет накопленная энергия, хранящая в себе жизненную силу и знания, которою человек назвал "Богом". Скажу честно, на этот вопрос я ответа не знаю. Но помолившись и поставив ко всем иконам, находившимся в том храме, свечки, я поблагодарила Всевышнего за тот дар, что преподнес он моей семье.
   Сейчас Костик оканчивает четвертый курс в одном из самых престижных университетов столицы, у него появилось много друзей, и, должно быть, он очень вырос. Также папа сказал мне по секрету, что за ним теперь бегает куча девчонок... Эта новость застала меня врасплох. Мне даже чуть ревностно стало: делить брата еще с кем-нибудь, тем более с какой-то незнакомой девчонкой - ведь раньше он был только мой...
   Вчера я успешно сдала последний экзамен, а через четыре дня я получу все документы на руки и смогу исполнить свое самое сокровенное желание...
   Я возвращаюсь домой.
   Столь приятную мысль мне нагло прервали настырным стуком в дверь. Я мысленно выругалась, посылая раннего, незваного гостя далеко и на долго, при этом подробный маршрут его путешествия я даже была готова нарисовать, но все же пошла открывать дверь. На пороге в розовом байковом халатике и такими же тапочками стояла, глупо улыбаясь, моя одноклассница и по совместительству подруга Ханна. "Сияние" этой милой сероглазой блондинки на корню уничтожили, с утра растущую во мне, раздражительность.
   - С добрым утром, Энджи! - сладким голосом пропела она по-английски, переминаясь с ноги на ногу. - Пришла напомнить, что сегодня в 11:00 часов утра состоится последняя совместная прогулка с классом.
   - С добрым утром, Ханна! - ответила я ей, убирая со своего лица недовольное, раздражительное выражение и пытаясь как можно дружелюбнее улыбнуться. - Спасибо, что напомнила. Сейчас начну собираться.
   Она с чувством выполненного долга, словно, от нашествия захватчиков, родину сейчас спасла, развернулась и направилась в свою комнату. Я тут же закрыла дверь. Не сказала бы, что была не рада ее приходу, ведь, в предвкушении скорого возвращения домой, я совсем забыла про нынешнюю поездку. Но прежде чем я начну приводить себя в порядок, мне нужно было подобрать подходящий наряд. Я посмотрела на шкаф, находившийся недалеко от двери.
   "Боже, пусть на этого дизайнера хотя бы птичка нагадит что ли..." - совсем по-доброму пожелала я и пошла к шкафу.
   Впереди меня ожидали еще целых пять насыщенных событиями дней.
  
   ГЛАВА 2.
  
   Уже полгода мне не приходилось ездить на машине в качестве пассажира. Наверное, с тех пор как я получил права, и отец купил вторую машину, подарив мне ее в честь выздоровления и начала полноценной жизни. Данная поездка принесла мне массу положительных эмоций, даря неописуемый детский восторг. Я, вернувшись на короткий срок в детство, словно маленький ребенок, рассматривал по сторонам, проезжающие машины и проплывающую мимо нас местность. Сначала был мелькающий пейзаж Москвы: кое-где еще виднелись не снесенные пятиэтажки, которым правительство города уже вынесло смертный приговор; нарядные девятиэтажные дома после ремонта фасадов не могли не радовать глаз москвичей и гостей столицы; торговые центры, которые и так в последние годы были натыканы повсюду, все продолжали появляться, словно грибы после обильного летнего дождика, навязывая горожанам свои скудные развлечения и некачественные товары по завышенным в разы ценам; грозные и величественные монолитные новостройки... Как же восхищаются и хвастаются друзьям их собственники - тот небольшой слой населения, который в основном в своей жизни умеет лишь хорошо "отмывать и легализовать", наплевав на жизнь остальных людей, у которых либо нет возможности присоединиться к данной "элите", либо не позволяет совесть. На удивление, и такие люди все еще встречаются на Земле, только редко... Так как я вел городскую жизнь, весь этот пейзаж был мне хорошо знаком и уже давно успел порядком надоесть...
   А вот потом, въехав в область, на пути встречались: небольшие двух и трехэтажные дома, которые для пафоса называли коттеджами, таунхаусами или прочими звучными иностранными словами; кое-где еще стояли совсем ветхие избушки; ухоженные поля и маленькие негустые леса. Где-то вдали от трассы виднелись и многоэтажки, но основное впечатление, что попал совершенно в другое место - далекое от городской суеты, они совершенно не портили. Деревья, растущие по обе стороны около обочин дороги, словно кланялись, проезжающим мимо них машинам, желая доброго пути. Насыщенность и яркость молодой майской зелени радовала взгляд и поднимала мне настроение. Да и мой любимый цвет был как раз таки зеленый, который всегда помогал успокоиться и снять дневное напряжение.
   Отец сидел за рулем. За последние десять лет он почти не изменился, лишь, по-моему, взгляд его темно-зеленых глаз стал значительно мягче и добрее. Выглядел он отлично: спортивная, подтянутая фигура, морщин почти не было, а в темно-русых волосах, если только внимательно присмотреться, можно было увидеть редкие россыпи серебра - я бы не дал отцу больше тридцати пяти, хотя несколько месяцев назад ему стукнуло сорок три года. Как подумаю, что осталось еще не так много, всего лишь семь лет, и он пройдет полувековую отметку, даже не верится... А как буду я выглядеть в полтинник, если, конечно же, доживу - даже не представляю!
   Одет сегодня родитель был стильно, впрочем, как и всегда. Он почти не разбирался в моде, но при этом обладал хорошим вкусом. Розовая в тонкую красную полоску рубашка, слегка облегая крупный, крепкий, подтянутый торс, придавала ему какое-то особое обаяние. Ворот рубашки был не застегнут, и можно было предположить, что сделал он это нарочно, пытаясь привлечь женское внимание на свою мощную оголенную шею. Но на самом деле все было гораздо проще - он ненавидел носить одежду, которая даже слегка облегала или, не дай бог, сдавливала шею. По крайней мере, мне точно было известно, что в его гардеробе невозможно найти ни одного свитера или водолазки, все же не раз приходилось брать погонять у него, приглянувшуюся мне, одежду. Также на нем был черный неклассический пиджак из плотной ткани, который хорошо подходил к его темно-синим джинсам.
   В принципе, охарактеризовать отца можно было одной фразой: "завидный жених". Меня, если честно, уже давно мучает вопрос: почему такой солидный, хорошо выглядящий и далеко не бедный мужчина последние пятнадцать лет предпочитает вести холостую жизнь? Полностью от внимания прекрасного пола, конечно же, он не отказался. Раза два в неделю, отец находит время в плотном рабочем графике, посетить свою постоянную подружку. Вы спросите, откуда я об этом знаю? И даже не думайте, я за ними не следил! Вы просто не представляете, какие подробности о человеке и его жизни может поведать вам всего лишь его запах. А обоняние у меня с рождения поистине отличное. Так вот, на мой взгляд, любви со стороны отца точно не было, иначе, как настоящий джентльмен, он уже давно бы женился. Может привязанность?! Подробностей я не знаю, наверное, им хватает просто физических отношений, ибо поддерживать организм в тонусе - тоже хорошее дело ... Спрашивать о его личной жизни я не хочу, а по-хорошему мне вообще все равно - у каждого есть тайны и свои "тараканы в голове", за которыми негоже постороннему гоняться с тапком.
   Хоть сегодня такой, свойственный весенней погоде, дождливый и пасмурный день, но на душе у меня все равно светло. Наконец-то наша маленькая семья воссоединиться. Из Англии возвращается моя сестра Геля. Вообще-то ее полное имя Ангелина, но я и отец всегда зовем ее только кратким именем.
   - Ну, я же тебе говорил, что будут пробки, - сказал мне отец, резко нажав на тормоза. Я, наклонившись вперед, чуть хорошенько не приложился о бардачок автомобиля. Спасибо ремню безопасности - помог. Взбешенный водитель, сидевший рядом со мной, длительно посигналив, громко обматерил водителя, подрезавшей нас машины, и уже более спокойным голосом продолжил. - Хорошо, что мы выехали пораньше, а то Геле пришлось бы нас ждать. Посмотрим, сможешь ли ты ее узнать, - в голосе его прозвучали нотки вызова, но он и сам прекрасно знал, что спорить на эту тему смысла никакого не было.
   - Я смогу ее узнать даже через пятьдесят лет! - уверенно ответил я, но при этом все равно немного боялся нашей встречи, ведь прошло уже пять лет, и она явно изменилась. - Ты сомневаешься в моих способностях?
   - Конечно же, нет! У тебя первоклассное чутье! Любой упырь тебе позавидует, - "обласкав" сына, захохотал он. - Бобик, след.
   Спасибо тебе, батька, на добром слове! Мне вдруг стало так обидно. Можно сказать, что он буквально задел меня за живое. Такие шуточки отца я никогда не мог понять. Они меня всегда раздражали, раздражают и будут раздражать! Захотелось с размаху влепить ему подзатыльник, как непослушному, нашкодившему школьнику начальных классов. Пришлось пару раз вдохнуть и выдохнуть, чтобы гнев немного утих. Растянув губы в подобие улыбки, я ответил:
   - Ты как всегда очень добр ко мне, отец. Знаешь, в такие моменты у меня появляется желание отказаться от "вегетарианства" и больно укусить тебя, - решил позлить его я, подлив немного масла в огонь. - Хотя на вкус, наверное, ты подобен старому, трухлявому, поюзанному матрасу! - четыре последних слова были сказаны мной четко и с брезгливостью, после каждого определения я делал небольшие паузы. А напоследок звуком, скривленным лицом и характерным жестом руки показал ему, что такой "приятный" вкус мой желудок вряд ли выдержит.
   - Слышь, молокосос, ты сейчас у меня договоришься, - грозно сообщил родитель, а у самого в глазах скакали смешинки. Тоже мне! Напугал кота Василия повторной кастрацией! - Подпилит тебе батька зубки и еще ремня всыплет, как в старые добрые времена, - продолжал ржать он. Эту старую калошу ничем не обидишь. - И не посмотрю, что тебе уже за двадцать. И кстати, - уже серьезным тоном продолжил он. - Со временем у матраса появляется приятный мясной вкус...
   Тут уже не выдержал я, представив, как отец сидит и жует матрас, размышляя об его приятном вкусе, слезы так и брызнули из моих глаз. Еще минут пять я не мог остановить истерический хохот. Отец терпеливо дождался, когда я успокоюсь, и продолжил:
   - Ну, а теперь серьезно. Пожалуйста, постарайся держать свою жажду в узде, - с грустью в глазах сказал мне отец. - Ты же понимаешь, что Геля ни о чем не должна узнать. Тем более, ранее уже был инцидент, который, слава Богу, она не помнит...
   - Но я же тогда был еще ребенком, и жажда появилась у меня впервые... - начал оправдываться я. До сих пор сердце обливалось кровью, при упоминании того случая... К сожалению, мне не довелось забыть, я запомнил его в мельчайших подробностях и на всю оставшуюся жизнь. - Я не понимал, что делаю, и возможные последствия...
   На самом деле я, действительно, боюсь нашей встречи. Я никогда не забуду стеклянные от страха глаза моей маленькой сестренки. В тот момент в них был такой вселенский ужас и негодование, что я все еще опасаюсь вновь увидеть подобный взгляд.
   В тот злополучный день был мой первый и последний раз, когда я пил настоящую кровь...
  
* * *
  
   Мой отец еще в молодости вступил в гильдию охотников на вампиров. Да-да, вы не ослышались, я действительно упомянул о мистических существах, встречающихся на страницах фэнтезийных романов или в страшных сказках. Вы не представляете, как бы мне хотелось относиться к той группе людей, считающих вампиров всего лишь мифом или фольклором - жаль, что ни все желания и мечты можно осуществить... И так получилось, что моя мать оказалась втянута в план мести, подготовленный для моего отца одним из вампиров, которого ему поручила найти и уничтожить гильдия. Обо всем этом мне рассказал отец в тот день, когда я познал свою истинную сущность - сущность зверя, проснувшегося во мне.
   "Гениальный план мести" оказался довольно банальным и заключался в том, чтобы превратить жену охотника в такую же мерзкую тварь, на которых обычно охотился ее муж. В то время, когда мою мать пытались превратить в вампира, она была беременна мной. До сих пор неизвестно что же конкретно произошло, но почему-то вампирская кровь - она для людей яд, который, действуя на генетическом уровне, уничтожает в них все человеческое, оставляя лишь мерзкую сущность монстра - отравила только мое тело, совершенно не подействовав на мать. Она же, так и оставшись человеком, не выдержала сильнейших нагрузок на организм и умерла во время родов.
   Я родился вампиром... Хотя нет, я все же был человеком. Мое тело в течение долгого времени пыталось бороться с той мерзкой отравой, находившейся в моем теле, но, тем не менее, потерпело поражение - в тринадцать лет во мне впервые проснулась жажда. Даже сейчас, закрывая глаза, мои детские воспоминания о том злосчастном дне довольно часто не дают мне уснуть, продолжая мучить и изводить меня.
   Тогда все произошло слишком быстро. Возможности предотвратить ту трагедию не было. Я играл со своей сестрой в прядки, и вдруг ни с того ни с сего в моих ушах стал раздаваться звон, похожий на тревожный звук набата. Я закрыл уши, но шум все не утихал. Еще больше испугавшись, я позвал отца на помощь, но первой на мои крики пришла сестра. С ее появлением шум только усилился... Геля пыталась мне что-то сказать, но я ничего не слышал. Она, встав на колени, прижалась ко мне, обнимая и убаюкивая, словно младенца. Гул в ушах начал стихать. Уткнувшись лицом в шею сестры, я вдохнул аромат ее кожи и шелковых распущенных волос, которые волнами спадали на ее хрупкие, еще не обласканные солнцем плечи, мой разум помутился, и, окончательно потеряв контроль, я зубами впился ей в шею. Ее теплая кровь, словно подогретое молоко с медом и сливочным маслом, стекала по пересохшему горлу, гася пожар во всем теле и опьяняя меня.
   Не знаю, сколько продолжалась... моя трапеза, но чьи-то руки железной хваткой легли мне на плечи, затем мощный рывок отбросил меня в сторону. Сильный удар головой о комод, мгновенно отрезвляя, привел меня в чувство. В глазах все плыло, пеленой затянув мой взор, зато шум в ушах окончательно прекратился.
   Как только четкость зрения восстановилась, я увидел, как отец, склонившись над, лежащей без сознания на полу, сестрой, проверял ее пульс. Внимательнее присмотревшись, меня охватила тревога, постепенно перерастая в панику и страх, ведь ее лицо было совсем бледным, а губы - посинели. И хоть меня колотил озноб, ладони вспотели, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Я все также сидел на полу у комода и, хватая губами воздух, словно рыба, которую вытащили на сушу, пытался его вдохнуть. Получалось совсем плохо, поэтому головокружение вскоре опять возобновилось. Убедившись, что она еще жива, отец вздохнул с облегчением, достав телефон, кому-то позвонил, сказав лишь: "Нужна помощь! Быстрее приезжай!" - и повесил трубку. Не обращая внимания на меня, как будто я стал призраком, он аккуратно взял Гелю на руки и быстрым шагом вышел из комнаты.
   Только оставшись в помещении один, я осмелился пошевелиться и, завалившись, лег на пол. Мысли в голове то разбегались, устроив тараканьи бега, то, как партизаны, прятались в лесной чаще, а то, возомнив себя спасителем будущего монарха - Иваном Сусаниным, пытались запутать меня и завести в какое-то болото. И все же нахождение в горизонтальном положении благоприятно повлияло на мое состояние. Пытаясь понять, что же со мной произошло, мне почему-то вспомнился фильм про старого вампира - графа Дракулу, но я тут же отбросил эту мысль, ведь такие существа обитают только лишь в сказках. Я ем чеснок, не боюсь света и крестов, не сплю в гробу и не пью... Раньше никогда не пил кровь. На всякий случай потрогал зубы и убедился, что клыки не отросли, находясь в своем обычном состоянии.
   Отец вернулся через десять минут, со сменной одеждой и полотенцем в руках. Глаза его все еще горели от гнева вперемешку с... тоской?! Руки дрожали. Не произнеся ни слова, он стер влажным полотенцем кровь с моего лица и рук (а я ее даже не заметил), помог переодеться.
   - Тебе придется посидеть немного в... подвале. Как сестре станет лучше, я приду, и мы поговорим.
   Мне хватило сил лишь кивнуть в ответ. Я только сейчас стал осознавать, что я чуть не стал убийцей своей сестры. Я шел за отцом, мысленно благодаря Бога, ее Ангела Хранителя и судьбу за то, что все хорошо закончилось. Спустившись на первый этаж, отец зашел в небольшую комнату для стирки, сразу же загрузил мою грязную одежду в стиральную машину, включил ее и проводил меня до места "заточения".
   В подвале было темно и холодно. Я был рад, что на дворе царило лето, а то, находясь внутри него продолжительное время, можно было бы замерзнуть насмерть. Из мебели стояло только кресло, на котором лежало пуховое одеяло. Отец взял его, накинул мне на плечи и ушел, закрывая дверь на замок. Тогда я впервые почувствовал себя загнанным в ловушку зверем, которого поймали и посадили в клетку, чтобы потом принять решение о его дальнейшей судьбе.
   Обернувшись в одеяло, я сел в кресло и не заметил, как уснул. Мне приснилась сестра. Мы бегали по цветущему полю, играя в салки. Она беззаботно хохотала, убегая от меня все дальше и дальше, а я так и не смог ее догнать. Разбудил меня голос отца:
   - Как себя чувствуешь?
   - Нормально, - прохрипел я. Пересохшее горло немного болело, а во рту было так же сухо и жарко, как в пустыне знойным летом. Голова раскалывалась на две части. - Как Геля?
   - Ей сделали переливание крови. Сейчас она спит, - он немного замялся, будто сомневаясь в чем-то. - Вот выпей это лекарство, - и протянул мне стакан, наполненный дурно пахнущей молочного цвета жижей.
   Если бы раньше я мог себе позволить покапризничать, отказавшись пить эту баланду, на внешний вид похожую на помои, в которых вымыли горы посуды, то сейчас у меня просто не было прав привередничать, чувствуя себя, словно животное, стоящее перед хозяином и смотрящее на наточенный топор в его руке, уже заранее зная, что рыпаться бесполезно. Трясущимися руками я взял стакан. Задержав дыхание, я выпил залпом, вкус оказался не таким уж противным, как казалось на первый взгляд.
   - Пойдем в комнату. Здесь холодно, можешь заболеть, - с заботой и добротой в голосе сказал мне отец. Сразу камень упал с моих плеч, заставляя немного успокоить, колотивший меня, озноб.
   Я шел впереди, отец за мной. Почему-то мне показалось, что если я сейчас сделаю какое-нибудь резкое движение или побегу, то отец, не задумавшись, пристрелит меня, хотя никогда раньше не видел оружия у него в руках. Видимо, это было наподобие звериного инстинкта, появившегося, после моей первой охоты.
   - Наверное, тебя сейчас мучают множество вопросов... - уже на кухне, насыпая какао-порошок в чашку и заливая его кипятком, заговорил он со мной. Я промолчал, а он продолжил, поставив передо мной горячий, вкусно пахнущий, напиток. - Впервые я узнал про реальное существование вампиров в пятнадцать лет, когда наш дом был атакован этими животными. Их было двое. Одного убил мой отец, а второй, ранив мать, прикрывшую своим телом моего младшего брата, умер от моей руки. После этого случая, меня приняли в гильдию в качестве нового охотника и всему обучили. Я не буду вдаваться в подробности, может как-нибудь в другой раз, - он налил себе пол стакана водки, достав ее из холодильника, и выпил одним махом. - Вампиры действительно существуют, и в мире их много. Одни ведут спокойный образ жизни, потребляя в пищу кровь животных или специальные лекарства, другие - преступив за грань дозволенного, убивают и превращают людей в себе подобных - уничтожаются охотниками.
   - Из-за меня Геля превратиться в вампира? - ужаснулся я.
   - Нет. Сам по себе укус безопасен и не опасен для человека, если выпито немного крови, а из-за большой потери - он умрет! Чтобы стать вампиром, нужно выпить крови этого животного.
   Честно, у меня камень с души упал. Я даже вздохнул с облегчением.
   - Незадолго до твоего рождения, мне было поручено уничтожить одного очень сильного вампира, помешанного на создании нового поколения себе подобных тварей, убившего больше сотни человек. Я долго выслеживал, но мне удалось лишь ранить его. И он мне отомстил, заставив твою мать, выпить его крови, но она не превратилась в вампира, потому что весь яд твое тело приняло в себя. Все это время, я пытался остановить твое превращение, используя различные лекарства, которые изобретает и производит гильдия. Но сегодняшнее происшествие доказало, что это бесполезно, и хоть теперь доза медикаментов будет увеличена, в ближайшие лет десять, ты окончательно превратишься в вампира, - в его глазах читалось сострадание, но при этом он был похож на врача, говорящего пациенту, что надеется не стоит, так как лечение положительного эффекта не принесет, и он все равно скоро склеит ласты. - В настоящее время ведутся разработки, улучшающие вкусовые качества заменителя крови, поэтому тебе после полного обращения не нужно будет пить кровь. Короче, - он нервно провел правой рукой по своим волосам и отвел взгляд в сторону, наткнувшись на четверть опустошенную бутылку водки. Схватив бутылку, все еще стоящую перед ним, он налил себе вторую порцию горячительного напитка и тут же проглотил ее, опять-таки ничем не закусывая. - Я даю тебе право выбора, поэтому решать тебе: жить животным или умереть человеком. Как отец я приму любое твое решение и помогу.
   От этих слов душа ушла в пятки. По-моему слишком жестоко было предложить ребенку, сделать выбор между жизнью и смертью. Наверное, я оказался трусом. Не смог стать таким же героем, о которых рассказывают в военных произведениях. Не смог пожертвовать собой ради блага человечества...
   Я выбрал жизнь.
  
* * *
  
   - Все! Я устал! Теперь твоя очередь! - сообщил мне отец, притормозив у обочины, и, не заглушая мотор, вышел из машины. Мне выходить было лень, поэтому я просто, перекинув ногу, перебрался на водительское место. Мое же с довольной рожей занял отец, усевшись и немного откинув назад спинку пассажирского сидения, принимая полулежащее положение. - Я сделаю музыку потише? - спросил он, но, даже не удосужившись дождаться ответа, убавил звук магнитолы до минимума. Да еще настолько, что звук от включенного сигнала поворота, при перестроении в левый ряд, был слышен в два раза громче музыки. Сразу стало понятно, что остаток пути до аэропорта насладиться приятной музыкой мне не удастся. Еще немного поерзав на сидение, устраиваясь поудобнее, отец закрыл глаза и добавил: - Я вздремну немного. Разбуди, когда уже будем подъезжать, - и буквально пару минут спустя стало слышно его мерное посапывание.
   Образовавшийся затор, давал ясно понять, что дорога до аэропорта займет еще около часа времени. Мне же оставалось лишь расслабиться и крутить "баранку", а главное не уснуть от скуки.
  
* * *
  
  Мы приехали в аэропорт за пятнадцать минут до прибытия самолета, поэтому оставшееся время решили скоротать в кафетерии. Цены в меню оказались заоблачными. Сложилось впечатление, что в напитки они добавляют лекарство от всех болезней, в основные блюда вместо гарнира кладут драгоценные металлы, в десерты вместо фруктов - драгоценные камни, а орехи точно заменяют бриллиантами. Просто других логических объяснений столь завышенным ценам у меня не нашлось. Простому студенту, коим я и являюсь, подрабатывающему на полставки, хватило бы денег лишь на пару раз пообедать в подобном заведении, поэтому, хотя и предпочитаю быть самостоятельным, я не стал спорить, когда отец, достав кошелек, оплатил счет не только за свой кофе, но и за мой чай.
   - Отец, а можно я первым подойду встречать Гелю? - попросил я. - Хочу посмотреть, узнает она меня или нет.
   - Хорошо. Тогда я пойду в машину, и буду ждать вас там.
   Чай оказался не очень вкусным, и допивать я его не стал.
   - Ну, я пойду. Вы только не задерживайтесь, - сказал отец и, получив в знак согласия от меня кивок, ушел на стоянку. Я же прошел в зал ожидания, самолет уже должен был приземлиться. Только стоило сестренке покинуть борт самолета, ее приятный аромат проник в мои легкие, пробуждая старые воспоминания, теребя давно зажившие раны, вызывая такую сильную жажду, которая была у меня лишь однажды. В сердце защемило. Во рту появился вкус крови...
   Ай! Потер я левой рукой щеку. Вот я идиот! Так разволновался, что не почувствовал, как прикусил свою щеку. Все-таки отец был прав, мне давно уже следовало подпилить клыки, которые сейчас беспричинно пытались вылезти, а лучше надеть намордник, да и поводок тоже не помешал бы. Как же редко животные инстинкты пробуждались во мне, ведь их уже давно подавляли препараты. Утром я на всякий случай выпил двойную дозу, но даже это сегодня не помогло запереть зверя внутри меня. Я почувствовал, как превращаюсь в серого волка, ожидающего появление Красной шапочки.
   Зал ожидания был переполнен людьми. Многие в руках держали букеты, другие - камеры. Похоже, в скором времени должна была прилететь какая-то знаменитость. Желания наблюдать за другими людьми у меня совсем не было. Сейчас они все выглядели одинаково - серой безликой массой. Я встал около ближайшей стены, закрыл глаза и, мысленно следя за ее передвижениями, стал ждать.
   Все! Надо расслабиться, а то еще прохожих покусаю ненароком. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Ощутив, что та, которую я так желал вновь увидеть, зашла в зал ожидания, я мгновенно нашел ее взглядом и... остолбенел.
   Моей маленькой сестренки здесь не было. На ее месте стояла прекрасная девушка семнадцати лет, хотя ей можно было дать и все двадцать. Ее расплетенные волосы цвета молочного шоколада волнами мягко ложились на плечи. Глаза цвета молодой сочной листвы искали кого-то в толпе ожидающих, светясь от радости, в предвкушении долгожданной встречи. Пухлые губы ее были слегка приоткрыты, словно в любой момент готовы прокричать чье-то имя. Интересно, не мое ли?
   На ней было коротенькое синее платье с глубоким декольте. Оно облегало ее тело, уже сформировавшиеся пышные женские формы, которые точно не соответствовали моему представлению об ее нынешнем виде. 'Девушки в последнее десятилетие стали развиваться быстрее, и общество тут играет одну из главных ролей, специально совращая молодежь...' - эти слова частенько говорил отец, беспардонно разглядывая очередную молоденькую красотку.
   Мои глаза упорно отказывались воспринимать ее, как сестру, с которой я прожил двенадцать лет. Если бы не мой первоклассный нюх, я бы не признал в этой красивой, утонченной и ... черт возьми, очень сексуальной девушке свою сестру. Стоп! Так, наверное, нельзя думать о своей родной сестре! Я тут общество во всем обвиняю, а сам оказался еще тем извращенцем. Эти мысли во мне явно рождает моя звериная сущность, по крайней мере, мне хотелось, чтобы причина была именно в этом, ведь у животных нет деления на родных и чужих. А я в первую очередь все же животное, ведь человеческого во мне осталось не более двадцати процентов.
   И вообще, она тоже виновата! Додумалась, так непристойно одеться. Помимо меня ее еще пол зала мужской части мысленно уже раздела, а вторая половина пока что только приступила к этому занятию. Да за такой вид ее стоило бы наказать. И чему их только в этой английской школе учили?!
   Не найдя нас, Геля расположилась на свободном месте с краю, продолжая разглядывать прохожих. Я стоял недалеко от нее, но подойти никак не решался.
   Видимо, я слишком долго и похотливо пялился, потому что она, почувствовав мой взгляд, тоже обратила на меня свое внимание. Может быть, узнала меня? Хотя вряд ли, ведь я сильно вырос, возмужал и самое главное, моя кожа сильно побледнела, но я не выгляжу болезненно, а наоборот, мое тело стало просто светиться силой и здоровьем. Она внимательно осмотрела меня с ног до головы, потратив на это не больше десяти секунд, и вновь отвела свой взгляд.
   Все, хватит пожирать ее своим взглядом, пора к ней подойти. И только я сделал первый шаг, как какой-то муди... мужчина уже, навострив лыжи, подкатил к ней. Я прислушался к их разговору:
   - Здравствуй, красавица! - сладко пропел лыжник. О боже, а сам-то чуть краше гоблина. Почему-то своей внешностью, он напоминал Квазимодо, который и так был далеко неписаным красавцем, так еще при этом, в пьяном угаре пару раз свалившись с чердака Собора Парижской Богоматери, умудрился приземлиться на асфальт вниз лицом. И этот общипанный индюк, возомнивший себя павлином, пытался сейчас приударить за самой красивой девушкой из всех, ранее встречавшихся мне - за МОЕЙ сестрой.
   - Здравствуйте, - небрежно оглядев горбатого индюка на лыжах, ответила она.
   - Серж, - протянул он ей в знак знакомства свою клешню.
   - Жаннет, - даже глазом не моргнув, обманула доходягу девушка, сделав вид, что не замечает его протянутой руки.
  
* * *
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"