Чеглакова Елена: другие произведения.

Ангел (рабочее название)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последнее обновление от 18.12.2011 г. Главы 0-9. Не вычитано, так что если укажете на ошибки и ляпы, буду очень благодарна.


ПРОЛОГ.

      Тихо падал снег. Оранжевый свет фонарей заглядывал в окно, изредка шелестели шины проезжающих мимо автомобилей, о чем-то весело болтал ди-джей по радио. Цифры "23:08" на электронных часах уступили место дате: "13/11/2009". Гости разошлись еще часов в девять, что приятно удивило именинника: удерживать на лице "дежурную" улыбку и выслушивать очередные поздравления с каждой минутой становилось все труднее. К счастью, первый приступ настиг Илью уже после того, как друзья сбежали из квартиры под самыми нелепыми предлогами - от комендантского часа, на который всем и всегда было плевать, до недописанного, но очень важного реферата. Впрочем, в причинах их странного поведения можно разобраться завтра, а сейчас...
      Спину снова обожгло болью. Парень вцепился пальцами в матрас и прикусил губу. Несколько капель крови упали на подушку. Привычные звуки отодвинулись куда-то в сторону - осталось лишь его хриплое дыхание да стук сердца, эхом отдающийся в висках. Кожа от плеч до поясницы казалась раскаленной лавой и никак не желала остывать, хотя времени прошло больше, чем в тот раз.
      В какой-то миг ему почудилось, что между лопатками плеснули кипятка. Илья тихо застонал и вдруг понял, что боль прошла. Осторожно приподнялся, стараясь унять мелкую дрожь, не торопясь сел. Плечи будто одеревенели, по позвоночнику стекало что-то теплое и липкое.
      Погасить свет в коридоре никто не додумался, так что не пришлось искать выключатель и в очередной раз тревожить спину. Молодой человек подошел к зеркалу и замер от изумления.
      Не нужно было даже оборачиваться, чтобы понять, что произошло. Зеркало отразило худого светловолосого парня в одних джинсах, за спиной которого ярко белели сложенные крылья. Они резко распахнулись, стоило Илье чуть напрячь мышцы.
      - Вот и еще один подарочек, - усмехнулся именинник, на всякий случай ища другие изменения в своем облике. Круги под глазами, зрачки слишком расширены, лицо чуть бледнее обычного, но все остальное по-прежнему. Нимба над головой, к облегчению парня, не обнаружилось.
      Крылья были теплыми и мягкими на ощупь, только крайние перья, длинные, с острой черной кромкой, казались сделанными из железа и обжигали холодом.
      И что теперь делать? Прорезать дыры в рубашке, или на всю оставшуюся жизнь запереться в своей комнате? А утром родители вернутся...
      Илья передернул плечами. От резкого порыва воздуха с тумбочки слетела какая-то бумажка, и поверхность зеркала подернулась рябью, словно водная гладь, а потом пошла волнами. Парень больше не видел своего лица, лишь светлые и темные пятна. Казалось, еще чуть-чуть - и стекло выплеснется из рамы на стены, застывая причудливым узором. "Или не на стены, а на стоящего рядом человека", - сообразил Илья и начал медленно отступать назад. Но стоило ему сделать пару шагов, как движение резко прекратилось.
      Вот только вместо тесной прихожей зеркало показало какую-то незнакомую комнату. Потом еще одну, и еще - будто кто-то быстро переключал каналы телевизора. Илья осторожно приблизился, не спуская глаз с постоянно меняющихся картинок. Иногда там мелькали чьи-то лица, один раз на парня злобно зашипел, выгнувшись дугой, лохматый черно-белый котяра. Именинник опасливо поднес руку к прозрачной преграде, но стоило ладони коснуться стекла, как беспорядочное мельтешение закончилось. С той стороны, прислонив левую руку к зеркалу прямо напротив его пальцев, стояла темноволосая девушка с нереально-зелеными глазами.
      Сложно сказать, кто удивился больше. Незнакомка от страха не могла вымолвить ни слова, а Илье, наоборот, хотелось выругаться во весь голос. Все это слишком походило на бред умалишенного. Расскажи кому - в дурничку и отправят... Он раздраженно хлопнул крыльями - жест почему-то уже стал привычным. Волосы девчонки взметнулись в стороны и тут же легли обратно на плечи, разбросав по чужой прихожей мелкие водяные брызги. Судя по раскрасневшимся щекам и совсем не домашнему наряду - джинсы, сапоги и обтягивающая кофточка - она только что вернулась домой и к зеркалу подошла, скорее всего, по привычке. И явно не ожидала увидеть там что-то кроме своего отражения.
      Илья не заметил, сколько времени они простояли вот так, просто глядя друг на друга. Страх и изумление уступили место любопытству. Хотелось знать, что происходит, почему именно сегодня, и как, в конце концов, ее зовут?! Но тишину нарушало только нервное, несовпадающее тиканье двух настенных часов. И когда парень наконец собрался что-то сказать, он почувствовал под пальцами не гладкое стекло, а небольшую теплую ладошку.
      Отдернули руки они тоже одновременно. И, естественно, в следующий момент увидели напротив только свои собственные растерянные лица.
     

ГЛАВА 1.

      - Да что за люди! Никого нет дома, разве не ясно? - пробормотала Марина, направляясь в прихожую. Кто-то уже минут пятнадцать звонил в соседнюю квартиру, никак не желая уходить.
      - Здравствуйте, вы к кому? - поинтересовалась девушка, выглядывая на лестничную площадку.
      - Доброе утро. Я к Василию. Вы его знаете? - чуть резковато произнес незнакомец, продолжая давить на кнопку звонка.
      - Да, знаю. Но его, кажется, в армию недавно забрали.
      Незнакомец выругался, со злости долбанул кулаком по стене и начал спускаться вниз. Марина озадаченно пожала плечами и вернулась к себе.
      Через пару минут опять позвонили, на этот раз в ее квартиру. На пороге стоял все тот же молодой человек.
      - Что вам нужно? - спросила девушка и отшатнулась, увидев, что светлые глаза непрошеного гостя чуть светились в темноте.
      - Может, ты поможешь? - невпопад попросил парень.
      - В смысле?
      - Меня девчонка одна видела, когда я тарелку со стола в раковину левитировал. Подправишь? - незнакомец говорил уверенно, будто Марина не имела права отказать. - Ну? Да или нет?
      - Ты вообще о чем? Я не понимаю...
      Молодой человек посмотрел на Марину так, словно она сморозила какую-то глупость. Потом чуть прищурил глаза и удивленно выдохнул:
      - Так ты... Черт, ну почему мне так не везет?
      Девушка хотела спросить что-то еще, но вдруг обнаружила, что не может пошевелиться. Совсем, даже моргнуть не получается. Лицо незнакомца стало приближаться (или она сама начала заваливаться вперед?), но почти сразу остановилось. Левый висок кольнуло болью. Марина посторонилась, пропуская человека в квартиру, закрыла дверь на замок. Прошла на кухню, поставила чайник. Села за стол, прямо напротив пришедшего вслед за ней незваного гостя, случайно наступив тому на ботинок. "Что я делаю?", - мелькнула и пропала единственная мысль. В висок будто воткнули длинную иголку.
      Щелкнул, выключаясь, чайник. Хозяйка квартиры разлила кипяток по стоящим рядом высоким стаканам, кинула в каждый по щепотке заварки, просыпав половину. Невидимую иглу вогнали еще глубже, в глазах потемнело.
      Незнакомец побледнел, у него из носа пошла кровь.
      Марина повернулась к гостю, оставив в покое коробочку с чаем. От вида крови стало не по себе. "Аптечка, кажется, в зале", - подумала девушка. Руки и ноги снова слушались, головная боль прошла так же быстро, как началась.
      - Что это? Гипноз? - спросила Марина, встретившись взглядом с молодым человеком. Ответить он не успел: глаза девушки вспыхнули зелеными искрами, а сама она упала в обморок.
     
      Олег едва успел подхватить девчонку, когда она вдруг потеряла сознание. Странно, раньше ничего подобного не случалось. Может, крови боится? Или много сил потратила, пока сопротивлялась? Или?..
      Неожиданная догадка была безумна, но заставила вздрогнуть от страха. А когда парень обнаружил, что ментальных щитов как не бывало, ему самому захотелось аккуратно сползти вниз по стеночке. Что она могла увидеть? Теоретически - все его воспоминания, начиная с самого раннего возраста. А на деле? Как выяснить? Не то чтобы у Олега были какие-то страшные тайны или темное прошлое, но неприятно осознавать, что кто-то может знать о тебе все и даже больше.
      Молодой человек перенес начинающую мыслечтицу в другую комнату и уложил на диван. Заметил на ее футболке красное пятнышко и сразу вспомнил о собственном носе. Да, силой девчонку не обделили: через пять минут подчинение скинула, да так, что командовать больше не хочется! Лишь бы ума хватило этой самой силой правильно воспользоваться...
   Олег печально вздохнул. Это ж надо было так влипнуть!
   Настя, проснувшись, как на кухню зашла - так и застыла в дверях. И неудивительно: не каждый день прямо на твоих глазах гора тарелок со стола по одной перелетает в раковину, а недавний знакомый сидит на подоконнике и спокойно за всем этим наблюдает. Хорошо хоть, что случайную зрительницу сразу удалось усыпить, тем самым избежав громкой утренней истерики.
      Зазвонил Настин мобильник, который парень на всякий случай забрал с собой. Олег сбросил вызов и выключил телефон. Посмотрел на хозяйку квартиры, очнувшуюся от неожиданного звука.
      Взгляд незнакомки ему решительно не понравился. Глаза, сначала показавшиеся неопределенно-серыми, сейчас были ярко-зелеными, зрачки сузились, как у наркомана. Медные искорки в каштановых волосах стали заметнее, и так симпатичное личико - еще красивее. Но, взглянув на нее, хотелось крикнуть: "Ведьма!" и убежать куда подальше. Вполне можно понять Святую Инквизицию, сжигавшую таких на кострах. Олег на всякий случай создал новый ментальный щит, укрепив его в два раза лучше прежнего.
      - Так куда ехать? - поинтересовалась девчонка, садясь на диване.
      Кажется, буря миновала. Даже объяснять ничего не пришлось. И все-таки, что же она видела?
     
      Настя, как и полтора часа назад, мирно спала за кухонным столом, положив голову на скрещенные руки.
      - Даже до кровати девушку не донес, тоже мне, джентльмен, - усмехнулась мыслечтица, проходя мимо неосторожного мага и громко стуча каблуками.
      - Скажи спасибо, что тебя под столом валяться не оставил. И, кстати, могла бы и разуться, - раздраженно бросил парень.
      - Кстати, мог бы убираться почаще, - парировала Марина, картинно проводя рукой по верхней полке шкафа и стряхивая с пальцев пыль. Олег молча стиснул зубы.
      Девчонка, не дожидаясь ответа, села напротив Насти и положила пальцы ей на виски. Перед этим она честно предупредила, что не уверена в результате. Но лучше так, чем обращаться к Сергею Андреевичу, здраво рассудил Олег и доверился новой знакомой.
      - Кажется, все, - объявила та через несколько минут, медленно поднимаясь на ноги.
      - Получилось?
      - Разбуди - узнаешь, - пожала плечами Марина.
      К счастью, девушка не вспомнила не только утренних событий, но и вечера пятницы и очень удивилась, обнаружив себя не в общежитии, а в квартире малознакомого однокурсника. И когда Марина представилась его девушкой и разыграла что-то вроде семейного скандала, Насте пришлось быстро собраться и отправиться домой, стараясь держаться подальше от выясняющей отношения парочки.
      - Наконец-то! - выдохнул Олег, когда захлопнулась входная дверь. - Чай будешь?
      - Нет уж, дома хватило. И вообще, мне пора.
      - Тебя проводить?
      - Не надо, не заблужусь.
      Они вышли в прихожую. Девушка надела шапку, подкрасила губы перед зеркалом.
      - Ну давай, счастливо.
      - Спасибо, - собравшись с духом, проговорил Олег. Мыслечтица на мгновение растерялась, но почти сразу ответила, лукаво сверкнув зелеными глазами:
      - Не за что, должен будешь.
      - Вот ведьма! - поведал маг закрывшейся двери. И куда только подевалась покладистая, запуганная девчонка?
     
      Марина, завернувшись в два одеяла, уже час дрожала от холода. Согреться не помогали ни чай, ни два обогревателя у самой кровати. "Сейчас пройдет, сейчас пройдет", - повторяла она, словно заклинание. У Олега в первый раз случилось что-то подобное, только ему было не холодно, а, наоборот, жарко. Да и вообще - чего только девушка не видела! Бессвязные отрывки воспоминаний и целые дни жизни, смазанные ощущения и отчетливые, яркие мысли. Столько всего - сразу и не разберешь...
      Хлопнула входная дверь.
      - Марин, ты дома?
      - Да, мам, - кое-как выговорила мыслечтица, громко стуча зубами.
      - Ох, ну и душно у тебя здесь... Ты что, заболела?
      Сразу же из аптечки был извлечен градусник и устрашающего вида горка таблеток, капсул и сиропов. И пока мама впихивала это все в Марину, бормоча что-то про шапку, зиму и сквозняки, девушка сгорала от любопытства.
      Интересно, а как она думает? Какие мысли приходят в голову чаще всего? Почему поступает так, а не иначе? Что ни говори, слова - это немного, даже для родных людей.
      Выражение лица Марины вдруг стало странно-расчетливым, озноб отошел на задний план. Как там было? "Поймать взгляд человека и удержать, всматриваясь глубже, в самую душу". Хорошо, что Олега сначала приняли за телепата и учили читать чужие мысли. И еще лучше, что у него это не получилось.
      Но взгляд почему-то не желал "ловиться", и мама спокойно продолжала перебирать лекарства. С досадой поморщившись, мыслечтица вспомнила еще один фрагмент чужой памяти: на ближайших родственников никакие сверхъестественные таланты не действуют.
      Странный недуг прошел так же неожиданно, как и начался. Градусник, показавший стандартные тридцать шесть и шесть, с легкой руки мамы полетел в мусорку. Но, к ужасу Марины, таблетки и сиропы от простуды исчезать не пожелали.
  

ГЛАВА 2.

   Марина неторопливо шагала по знакомым улицам, изредка вслушиваясь в чьи-нибудь мысли. Шел снег. Настроение было преотвратным.
   С памятного (какое, однако, удачное слово!) визита Олега прошла почти неделя, и все эти дни оказались сущим кошмаром. Чужие мысли настойчиво лезли в голову, всегда и везде, вопреки желанию самой Марины. Они невнятным роем гудели на краю сознания, не давая сосредоточиться на чем-то другом. А когда девушка "улавливала" кого-то из знакомых... конечно, невысказанная мысль - это не оскорбление, но мыслечтица предпочла проводить больше времени в одиночестве. И откуда у нее столько недоброжелателей?
   А еще из головы не шел тот странный случай с зеркалом. Девушка была убеждена, что ей не привиделось. Именно тем вечером все и началось. Хотела стереть каплю воды со стекла, а увидела... "...почему именно сегодня и как, в конце-концов, ее зовут?" - вспомнилась нечаянно подслушанная (как она потом поняла) мысль. Парень, похоже, растерялся не меньше самой Марины. Интересно, кто он? И что значит "именно сегодня"? что необычного было в том дне? Неужели пятница тринадцатое - это не просто придуманная кем-то "страшная" дата, а нечто более...
   Мыслечтица свернула за угол и остановилась, как вкопанная. Лед в шаге от нее был красным. Чуть дальше, лицом вверх, с неестественно вывернутыми руками и ногами, лежала мертвая девушка.
   Тишина вокруг казалась жуткой и какой-то неправильной, но Марина не смела даже пошевелиться - только молча смотрела на незнакомку. Но вот раздался какой-то шум, хлопнула дверь подъезда, и девушку затопила волна чужого страха. Кто-то закричал, будто из ниоткуда возникли какие-то люди. Заверещали сирены милиции и скорой помощи. Ее о чем-то спрашивали и она, кажется, даже отвечала.
   Да, я...
   Нет, не помню...
   Не знаю...
   Не видела, я пришла уже после...
   Никого...
   Не смотрела...
   Какая-то женщина, не помню...
   Да, пожалуйста...
   Нет, спасибо, я сама дойду...
   Истерика настигла Марину уже дома. Слезы никак не заканчивались, а успокоительное почему-то не действовало, хотя мыслечтица выпила сразу три таблетки. Перед глазами все еще стояло спокойное бледное лицо, обрамленное бело-красными волосами.
  
   Утро началось с головной боли. Марина медленно доковыляла до шкафа с аптечкой, держа голову очень прямо и стараясь лишний раз ей не шевелить. Проглотила, не запивая, сразу две таблетки и опять вернулась в постель.
   Обезболивающее не подействовало ни через пятнадцать минут, ни через два часа.
   Вскоре проснулись родители, и все звуки - разговоры, шум телевизора, бряцание посуды на кухне - болезненным эхом отдавались в голове девушки. К полудню стало чуть-чуть полегче, а после того, как позвонили в дверь, Марине вообще некогда было думать о головной боли.
   - Мань, к тебе пришли, - с какой-то странной улыбкой сказала мама, появляясь на пороге комнаты.
   - Кто? - удивилась девушка.
   - Молодой человек.
   Марина быстро оделась и вышла из спальни, перебирая в уме всех своих знакомых, которым могло срочно что-то понадобиться и у которых хватило бы наглости явиться без звонка.
   На кухне, с большой кружкой чая в руках и банкой варенья на столе, сидел Олег.
   - Да ты пей, пей, - хлопотала вокруг него мама Марины. - Может, все-таки супчику налить? А то совсем исхудал, не кормят тебя в этом вашем институте, что ли?
   - Спасибо, Ирина Николаевна, я не голодный.
   - Да какая я тебе Ирина Николаевна, мы же почти родственники! Можно просто тетя Ира. А картошку с курицей будешь?
   - Спасибо большое, не надо.
   Девушка, прислонившись плечом к косяку, изумленно наблюдала за этой картиной. Да мама даже для них с папой никогда так не суетилась, что уж говорить о совершенно незнакомом человеке! Что же он ей наговорил? Представился каким-нибудь дальним родственником? Сыном подруги? Женихом самой Марины? Бред какой-то... Разве она бы поверила такой ерунде? А может...
   Школьница, чуть прищурившись, внимательно посмотрела на парня. Взгляд этот не предвещал ничего хорошего.
   - О, а вот и Мариночка! - воскликнула Ирина Николаевна, наконец-то заметив дочь. - Ладно, вы тут разговаривайте, а я пока в магазин схожу.
   - Что ты с ней сделал? - требовательно спросила мыслечтица, как только мать вышла из комнаты.
   - Да ничего страшного, часа через полтора пройдет.
   - Ничего страшного?! Над своими родителями экспериментируй, если так хочется, а мою...
   - Ну извини, просто очень нужно было поговорить, - примирительно произнес Олег. - Хочешь чаю?
   Девушка насмешливо приподняла брови, вспомнив о прошлом визите гипнотизера.
   - В этот раз я сам налью, - улыбнулся он. И, не дожидаясь ответа, направился к кухонному столу.
   Марина села на свое любимое место, возле окна. Перед ней тут же оказалась кружка крепкого горячего чая и блюдце с вареньем: Олег не поленился достать из шкафа чистую посудину и отлить туда немного из стоявшей на столе банки.
   С чего бы такая любезность?
   - И что тебе нужно? - перефразировала школьница свою последнюю мысль.
   Парень не стал ходить вокруг да около и сразу рассказал о цели своего визита. Как оказалось, девушка, тело которой Марина вчера обнаружила, была знакомой Олега. И он, увидев имя мыслечтицы в списке свидетелей, составленном его знакомым милиционером, решил с ней поговорить.
   - Что именно ты хочешь узнать? - немного неуверенно уточнила школьница. При воспоминании о вчерашнем вечере ей опять стало не по себе.
   - Видела ли ты что-то необычное? Может, еще чьи-то мысли уловила, кроме ее?
   - Нет, вроде тихо было, а наверх я не смотрела. Ты думаешь, что она не сама...
   - Не знаю, не похоже это на нее. И странно... Она должна была быть на паре. А ты - в школе, - странным голосом объявил Олег.
   - Я с литературы ушла, надоело эту чушь слушать. И вообще, я даже имени ее не знаю, правда.
   - Да ну? Я думал, что ты после того, как в память ко мне заглянула, всех моих друзей знаешь.
   Отчасти он был прав. В последнее время Марина начала замечать за собой одну странность: она знала имена, привычки и какие-то истории о некоторых людях, встреченных случайно на улице или в автобусе. Но вместе с тем мыслечтица была твердо уверена, что видит их впервые. К счастью, больше никаких последствий от ее встречи с Олегом не осталось, разве что иногда всплывали в памяти знания о чтении мыслей, гипнозе и подобной сверхъестественной ерунде. Хотя это было даже полезно...
   Но лицо незнакомой девушки она вспомнить все равно не смогла, как ни старалась. О чем и сказала гипнотизеру.
   - Ладно, извини, я и не думал ничего такого... - как-то слишком быстро сдался парень. - Если узнаешь что-нибудь, позвони, ладно?
   Он написал на бумажке свой номер телефона, попрощался и ушел, оставив на столе остывшую кружку с чаем.

ГЛАВА 3.

   Музыка долбила по ушам, от "светового сопровождения" рябило в глазах, да еще время от времени к нему за столик подсаживались не очень трезвые девушки и пытались развести кто на коктейль, кто на любовь до гроба... Но в остальном молодой человек чувствовал себя замечательно. Непривычное одиночество, с переменным успехом одолевавшее его всю неделю, почти исчезло, а надоедливым красавицам хватало одного долгого пристального взгляда, чтобы вспомнить о каких-то срочных делах и убраться восвояси.
   Вот уже неделя, как Илья неожиданно для себя полюбил шумные и многолюдные места: маршрутки в час пик, столовую родного университета на большой перемене... и ночные клубы - хотя раньше заманить его туда было очень сложно.
   Впрочем, за эту неделю в его жизни, и правда, многое изменилось.
  
   Родители вернулись только под утро, и изрядно навеселе - не каждый же день сыну исполняется восемнадцать лет! Мама поинтересовалась: "Илюш, а ты почему не спишь?" и, получив в ответ нечто невразумительное, вместе с отцом направилась в их комнату.
   А парень еще минуты две стоял и таращился на закрытую дверь. Потом почти равнодушно пожал плечами и пошел спать: после ночных потрясений и последовавших за ними долгих раздумий сил удивляться уже не осталось.
   Проснулся Илья ближе к вечеру. Принял душ - спину все еще украшали потеки засохшей крови, и как родители это не заметили? Хотя они и крылья сына как-то умудрились из виду упустить.
   - Ну наконец-то, я думала, ты до завтра дрыхнуть будешь, - улыбнулась мать, когда молодой человек вышел из ванной (крылья, кстати, даже не намокли: "Как с гуся вода" - это, наверное, про него). - В магазин сходишь?
   - Ага, - машинально кивнул парень, и только потом спохватился: как же он на улицу теперь выйдет? Но отказываться было поздно, тем более что мама, похоже, опять ничего необычного не увидела, а список продуктов и деньги уже лежали на столе.
   Как оказалось, Илья зря переживал: и рубашка, и куртка оделись совершенно свободно, неощутимо пропустив через себя перья.
   Прохожие тоже вели себя как обычно. От легкого ветерка, вызванного случайным взмахом крыльев, колебались тонкие веточки деревьев и редкие снежинки, но никак не волосы и одежда людей.
   Спина болела - не столько от порезов, уже, вроде бы, заживших, сколько с непривычки - крылья были хоть и нематериальными, но все же довольно тяжелыми. После первого полета, скорее всего, станет еще хуже...
  
   На следующий день Илья остался в квартире один - и впервые почувствовал эту странную пустоту внутри. Стены давили со всех сторон, тишина сводила с ума и не желала уходить, даже когда парень включил музыку на всю громкость. Ее звуки казались безжизненными, ненастоящими, фальшивыми, слова пролетали мимо сознания, не оставляя в нем ни одной мысли. Минут через двадцать после начала "звуковой атаки" пришла соседка снизу - средних лет женщина в халате, неухоженная, чем-то напоминавшая тещу из анекдотов. Но как восхитительно она ругалась! Из всей речи Илья уловил только что-то про люстру, штукатурку и безмозглую молодежь... да, впрочем, какая разница, что она говорила? Главное - голос, разносящийся аж до первого этажа, гримаса злости на лице, бьющие через край эмоции! Стало как-то теплее, уютнее, и хотелось целую вечность слушать эту неопрятную тетку в рваных домашних тапочках... Но запас красноречия соседки очень быстро иссяк. Молодой человек вернулся домой и через некоторое время снова погрузился в то унылое состояние, уже не пытаясь заглушить тишину.
   Звонил телефон, приходили письма на электронный ящик, время от времени кто-то стучался в аську. Вот одногруппница спросила, будет ли в понедельник первая пара, друг поздравил с прошедшим днем рождения, какой-то мужик два раза подряд ошибся номером. Илья отвечал. Пытался вникнуть в суть вопроса но, плюнув, отделывался общими фразами. Все это было бессмысленно и совсем не интересно. Парень хотел общаться с живыми людьми, или хотя бы просто находиться среди них, впитывая каждое слово, каждый жест, каждый звук...
   Но какое-то шестое чувство тревожно шептало: "Нет, нельзя... нельзя сегодня выходить на улицу, будет только хуже"
   Илья не верил в интуицию и подсказки свыше... но вчера он и в крылатых людей не верил.
   Когда наконец-то вернулись родители, молодой человек готов был расцеловать их от облегчения. Они улыбались, смеялись, шутили, так что сразу легче стало дышать. Но их тоже хватило ненадолго. Рассказав про свой визит к родственникам, родители отправились смотреть телевизор. Десятки скучных, безразличных фильмов и передач, не вызывавших почти никаких эмоций - так, редкие всплески, всего пара капель - и остальное опять уходило на дно. Илья страстно желал нырнуть следом, выпить все, сбросить этот азартный, неприятный озноб... Но все то же шестое чувство (или интуиция?) предупреждало об опасности, о том, что так нельзя, что будет только хуже...
   Парень стремительно вышел из комнаты и только тогда перевел дыхание.
   Утром стало легче: молодой человек наконец оказался среди толпы - сначала в автобусе, потом в университете, а после - на привокзальной площади, где народ собирался в любое время суток. Этого Илье было достаточно.
   "На первое время", - злорадно шепнуло подсознание.
  
   Со своего места молодой человек прекрасно видел вход в зал. Народ всю ночь шатался туда-сюда: кто-то уходил совсем, кто-то - немного отдышаться или покурить на крылечке, иногда прибывали новые люди.
   Его Илья заметил сразу - взгляд зацепился за какую-то незначительную деталь, да так и остановился. Незнакомец - высокий темноволосый парень лет двадцати - выглядел усталым и измученным, но глаза жадно обшаривали все вокруг, а за спиной мелькнуло что-то белое.
   Он тоже увидел Илью и, кивнув, направился прямо к нему. Сел на соседний стул, прикрыл глаза и устало откинулся назад. Светло-серые с черной полосой у основания крылья свободно прошли через металлическую спинку.
   - Хорошо тут, да? - со счастливой улыбкой проговорил незнакомец, не глядя на собеседника.
   - Хорошо, - согласился Илья, ничуть не покривив душой.
   Несколько минут прошло в молчании - новоприбывший впитывал в себя чувства окружающих. Признаки усталости исчезали прямо на глазах.
   Наконец, парень сел прямо и протянул Илье руку:
   - Фидрин Антон.
   - Петров Илья.
   - Давно здесь?
   - Часа три, может, чуть больше.
   - На всю неделю решил запастись? - усмехнулся Антон.
   - А почему бы и нет?
   - Ясно. Все время так подзаряжаешься?
   - Почти, - уклончиво ответил Илья, не представляя, как можно унимать эту жажду по-другому.
   - Я тоже. Не люблю изнутри забирать, мерзко как-то. И, говорят, остановиться сложно. Я-то сам не пробовал, у меня друг один так питается, - как-то слишком поспешно добавил новый знакомый. - Придурок, девушку свою недавно до нервного срыва довел.
   - Да ладно? - изобразил удивление Петров.
   - Я серьезно! Такую истерику на работе закатила, еле успокоили! Но это еще ничего, бывает и хуже...
   Илья чуть заметно вздрогнул после последних слов Антона, но тот развивать тему не стал и заговорил о чем-то еще. Дальнейшую болтовню нового знакомого он пропустил мимо ушей, а мысли парня вернулись к событиям вчерашнего дня.
   Потому что вчера он все-таки сорвался...
  
   Он вышел из клуба минут через пятнадцать, когда понял, что больше чужих эмоций в него не влезет. Постоял немного на улице, подставив лицо холодному ноябрьскому ветру, пару раз взмахнул крыльями - но передумал, решил, что еще рано. И пешком отправился ловить такси.

ГЛАВА 4.

   Предсмертной записки Юля не оставила. И родители, и подруги в один голос утверждали, что ничего странного в ее поведении не заметили. О самоубийцах девушка всегда отзывалась очень резко, говорила, что так поступают только слабаки, что из любой ситуации можно найти выход. Да и сам Олег до последнего не верил в ее смерть. Конечно, они были знакомы всего несколько дней, нельзя разобраться в характере человека за такой короткий срок... Но все же что-то не давало ему покоя. Какая-то деталь, мелочь, неоформившаяся мысль, которая тревожно шептала: "Она не сама!", а почему - не объясняла.
   Милиция тоже не увидела в смерти девушки ничего криминального, и связи Юлькиного отца ничего не дали - разве что место происшествия осмотрели внимательнее, чем обычно, а следователям пришлось до позднего вечера допрашивать свидетелей. Лейтенант, которого Олег "разговорил" с помощью гипноза, тоже не сообщил ничего нового: улик нет, подозреваемых нет, очевидцев нет - люди собрались вокруг трупа лишь через некоторое время, когда женщина из соседнего подъезда подняла шум.
   Вся надежда была на Марину, но и она не смогла вспомнить ничего ценного.
   - Вы что-нибудь заказывать будете? - раздался над ухом женский голос.
   Олег бросил взгляд в сторону официантки, мысленно пожелав, чтобы она ушла, и продолжил смотреть в окно.
   - Эй, вы что, оглохли? Я спрашиваю, что будете заказывать? У нас просто так сидеть нельзя.
   На вид девушке было лет двадцать. Юбка до колен и форменная синяя рубашка на ее фигуре смотрелись весьма неплохо, туфли на высоком каблуке делали ноги еще длиннее, а вот лицо оказалось самым обычным, не слишком красивым и незапоминающимся. Но за этой скромной внешностью скрывалась уникальная способность - абсолютная сопротивляемость гипнозу. И как он сразу не заметил?
   - Извините, задумался, - немного рассеяно улыбнулся Олег. - Принесите пожалуйста чашку кофе со сливками.
   - Хорошо. Подождите пару минут.
   Ольга (по крайней мере, так гласила надпись на бейджике), громко цокая каблучками, отправилась к следующему столику, за которым с недовольным видом пил чай светловолосый "крылатый". Олег поспешно отвернулся. Ну не любил он этих уродов, да и за что?
   - Глядите, Осипов, как всегда, раньше всех! - воскликнул за спиной знакомый голос.
   - Всем привет, - поздоровался Олег, оглядываясь на однокурсников.
   Это уже стало традицией: время от времени всей группой собираться в этом кафе, поэтому отказаться парень не смог, да и не хотелось оставаться в одиночестве и по десятому кругу прогонять в голове одни и те же мысли.
   Пока он пожимал всем руки, официантка Ольга принесла его кофе, а ребята вспомнили, что жутко проголодались, сделали заказ и как обычно сдвинули вместе несколько столиков.
   - Что, только девчонок ждем? - уточнил Костя.
   - Нет, еще Леха где-то шляется, - заметил Саша.
   - Да придет, куда он денется. Еще и трех часов нет, - вклинился в разговор Андрей.
   Остальные пришли минут через тридцать, злые и голодные: им не повезло попасть в большую пробку на мосту. Все сразу же ухватились за эту тему, мигом обругав и гололед, и тупых водителей, машины которых ломаются именно на мосту. Особенно возмущались Машка с Никитой, уже имеющие собственные автомобили. Олега эта тема не особенно волновала, поэтому он как-то незаметно выпал из общей беседы, лишь иногда кивая и вставляя бессмысленные фразы.
   Через полчаса каким-то немыслимым образом разговор коснулся темы суицида, и вскоре кто-то вспомнил случай с Юлей, широко освещаемый в местных новостях.
   - ...Не знаю, я бы не решилась, - проговорила Алена. - Мне бы никогда смелости на это не хватило.
   - Да причем тут вообще смелость? - перебил ее Денис. - Это, наоборот, слабость - она не захотела искать выход из ситуации...
   - Короче, дура она, - резюмировала Машка. - Курица безмозглая - из-за парня из окна выпрыгнуть, и пофиг на родителей.
   - А с чего ты взяла, что из-за парня? - удивился Саша.
   - А из-за чего еще? - пожала плечами девушка и привычным движением убрала с лица прядь черных волос.
   - Андрюх, пойдем покурим? - шепнул Олег сидящему рядом другу. Тот молча кивнул и поднялся из-за стола.
   - Ты чего такой убитый? Случилось что-то? - с серьезным видом спросил Андрей, когда они вышли на улицу.
   - Да нет, нормально все, - соврал Осипов, роясь по карманам в поисках зажигалки. - Есть прикурить?
   - Ага.
   - Спасибо
   Падал снег. Машины на всегда переполненной по воскресеньям стоянке у кинотеатра в считанные минуты покрывались холодным белым одеялом.
   На фоне стены мелькнуло что-то белое - а, так это же тот самый "крылатый" из кафе, похоже, он вышел сразу вслед за ними.
   - Илья, подожди! - чуть не сбив с ног Андрея, мимо пробежала девушка в черной короткой шубке. "Крылатый" остановился.
   - Ты еще позже не могла придти? - осведомился он.
   - Прости, пожалуйста, я...
   - Ладно, проехали. Слушай, Оксан, нам надо поговорить.
   Олег задохнулся от удивления: Оксана на миг застыла, словно вдруг вспомнила что-то важное, но гипнотизер отлично понимал, что происходит. Как говорится, рыбак рыбака...
   - Твоя знакомая? - проследил за направлением его взгляда Андрей.
   - Да нет, обознался просто.
   Илья и Оксана простояли на улице еще пару минут, а потом разошлись в разные стороны.

ГЛАВА 5

   В принципе, Марина любила ходить по магазинам, но сегодня все раздражало: и бессмысленная болтовня подруг, и толпа народа в торговом центре, и зачастую фальшивые улыбки девушек-продавцов в магазинах. А еще сбивали с толку обрывки чужих мыслей.
   Поддерживать разговор было непросто, иногда так и тянуло ответить на какую-нибудь невысказанную фразу.
   Они сидели за столиком возле окна и решали, не пойти ли им в кино, а если пойти, то на какой фильм. Вкусы у всех были разные, поэтому спор длился уже минут двадцать. Что удивительно, только Ире на самом деле хотелось посмотреть мелодраму с любимым актером. Марина уже смирилась с выбором подруг, а Надя откровенно наслаждалась самим процессом обсуждения.
   За столиком напротив, лицом к Марине, сел человек с белыми крыльями за спиной, и у девушки на миг перехватило дыхание. Но уже через секунду она поняла - нет, не тот. У того вроде бы, волосы светлые, а на крыльях - черные линии по краям.
   Незнакомец еле заметно кивнул мыслечтице, показывая, что заметил, но та высокомерно отвернулась: еще чего, "крылатых" за равных принимать! С ними вообще рядом находиться противно...
   Опомнилась девушка только через пару минут: откуда взялись эти мысли? Почему "крылатые" в кавычках, и что в них такого противного? Опять, наверное, "подарочек" Олега дал о себе знать.
   Между тем девчонки выбрали фильм, а Надя даже успела купить билеты на ближайший сеанс. Подруги быстро допили чай и направились ко входу в зал. "Крылатый", к неудовольствию мыслечтицы, пошел следом и сел прямо перед ней. Крылья прошли сквозь спинку стула, коснулись колен девушки и заслонили собой половину экрана. Выбрав момент, когда подруги отвлеклись, Марина шлепнула незнакомца по крылу (вблизи оказавшемуся желтоватым, с красно-коричневыми разводами) и прошипела:
   - Ты мне экран загораживаешь!
   - Извини, - парень повернулся к ней, чуть улыбаясь. Глаза сверкнули серебром. - Я пересяду.
   "Крылатый" шепнул что-то сидящей рядом парочке, те кивнули, и незнакомец переместился на два сиденья вправо.
   - Так лучше? - поинтересовался он с все той же слабой, будто приклеенной улыбкой.
   - Да, спасибо, - ответила Марина и отвернулась.
   Ира с Надей так ничего и не заметили.
  
   - Жалко, что Юлька с нами не пошла, ей бы фильм понравился, - заметила Ира.
   - Кстати, а почему она не пошла? Я же ей звонила, - задумалась Надя.
   - Да к ней парень приехал, который с Байкала, - просветила подруг Марина.
   - А, ну тогда все понятно.
   Автобус резко затормозил, отчего Надя чуть не упала с сиденья. На дороге вдруг образовалась пробка.
   - Да что там такое? - спросил кто-то.
   Марине стало не по себе. Где-то далеко, почти на грани слышимости, кричал и плакал от боли ребенок. Но никто из пассажиров почему-то не обращал на это внимания.
   - Похоже, сбили кого-то.
   До места происшествия маршрутка доползла только минут через двадцать. Тело уже убрали - об аварии напоминала только лужа крови на обледеневшем асфальте да небольшая вмятина на капоте серебристой иномарки.
   Какая-то старушка вскочила с места и вытянула шею, жадно высматривая что-то на улице. Люди притихли. Марина постаралась отгородиться от чужих эмоций - любопытства там было даже больше, чем сострадания. А крик мертвого мальчика все не утихал.
  
   Настроение было безнадежно испорчено. Ну почему это происходит именно с ней? Сначала девушка-самоубийца, потом мальчик. Почему они не сели на другой автобус, почему подъехали именно в тот момент, - ни раньше, ни позже - почему, в конце-концов, именно сегодня это случилось?! А о чужих мыслях и странных личностях, встречающихся повсюду, даже говорить не хочется!
   Марина подняла воротник куртки и ускорила шаг. Волосы бесформенной копной плескались на ветру, уши заледенели. Наверное, стоило одеть шапку...
   - Блин!!! - громко воскликнула школьница и отскочила в сторону: проезжающий мимо автобус расплескал последнюю в этом году лужу и окатил девушку грязным месивом из воды и льда. Но через секунду ей стало не до того. Подняв взгляд от забрызганных джинсов, мыслечтица заметила в окне отъезжающей маршрутки светловолосого "крылатого".
   Того самого, которого недавно видела в зеркале.
  

ГЛАВА 6.

   Наверное, это была единственная в городе девятиэтажка без домофона или хотя бы кодового замка. Обычная деревянная дверь, старая, красно-коричневая, с железной ручкой. И подъезд самый обыкновенный - в меру грязный, темный, с ароматом мусоропровода и раздолбанным лифтом. Но самое главное - дверь на крышу здесь не запирали.
   Илья нажал цифру "девять", и старая кабина с вызывающим опасения скрипом поехала наверх. Дальше - ржавая лестница, пыльный чердак, а затем...
   "Конец ноября - не самое удобное время для прогулок по крышам", - заключил Петров уже через несколько секунд. Ветер, едва ощутимый внизу, здесь пробирал до костей, впору теплую куртку одевать. Один неудачный шаг, перелом, и без крыльев отсюда точно не спуститься. Впрочем, не за этим ли он сюда шел?
   Это идиотизм. Полный. Ничего глупее он в жизни не делал. Вдруг у него нет никаких крыльев, что если это просто психическое расстройство? Что если после вчерашнего разговора с Оксаной он не поехал в недостроенную церковь, и полет - неровный, осторожный, низкий, метра два от земли - лишь галлюцинация, бред? Как узнать?
   Илья передернул плечами и остановился в паре метров от края. Да, это самая большая глупость в его - может быть, очень короткой - жизни. Он дрожал от волнения и страха. Но с земли высоко не подняться, будто давит что-то. А Илья хотел в небо - и все остальное сейчас не имело значения.
   Он быстро преодолел оставшееся расстояние и, не мешкая, боясь передумать в последний момент, шагнул вперед.
   Восьмой этаж, седьмой...
   Глаза слезились, ветер свистел в ушах...
   Шестой...
   Пятый...
   Илья запаниковал. Неужели, всё? Он же сейчас разобьется!
   Четвертый этаж...
   Крылья распахнулись резко, будто сами собой, и еще пару минут он неумело планировал, пытаясь успокоиться и перевести дыхание. А потом, поняв, что у него получилось, с радостным воплем взмыл в небо. Почему-то он был абсолютно уверен, что сейчас его никто не видит и не слышит.
  
   Кое-как разлепив глаза, Илья посмотрел на часы. Восемь тридцать. Проспал!
   Он ринулся в ванную, за полминуты умылся и почистил зубы, а потом успокоился и перестал метаться по комнате: все равно не успеет даже к середине первой пары, так зачем торопиться? А когда не спеша собрался, вспомнил еще кое-что: у них же по вторникам нет первой пары!
   Спина болела, горло тоже - наверное, простудился - но такие мелочи не могли сегодня испортить настроение. Илья, не смотря ни на что, чувствовал себя отлично, и спать совсем не хотелось, хотя домой он вернулся часов в пять утра.
   Родители уже ушли на работу, поэтому пришлось немного повозиться с дверью - замок иногда заедал. Так что на свой автобус он не успел, пришлось ждать следующий. К счастью, пассажиров было немного - Илье совсем не улыбалось всю дорогу стоять, пытаться удержать равновесие на каждом повороте и одновременно не рухнуть на соседа.
   Через две остановки в автобус зашел какой-то парень - среднего роста, черноволосый и странно знакомый. Да, точно, Илья его позавчера в кафе видел, когда Оксану ждал. А еще незнакомец только что не заплатил за проезд - девушка-кондуктор просто дала ему билетик и пошла дальше, и никто ничего не заметил. Значит, он тоже... Но где крылья?
   Парень скривился - видимо, тоже узнал - и кивнул. Илья, ничего не понимая, кивнул в ответ.
   Они вышли на одной остановке, но спросить Петров ничего не успел: тот странный тип сразу ушел, ни разу не обернувшись.
   По дороге в университет Илья заметил еще двух необычных людей. Один, высокий тощий паренек с длинными волосами, тоже был гипнотизером, а второй, мужчина лет тридцати пяти, в очках (кажется, преподаватель), умел читать чужие мысли. Крыльев за их спинами Петров не обнаружил. Более того, он вообще не понял, как догадался о чужих способностях, ведь эти двое совсем не выделялись из толпы.
   Илья зашел в аудиторию за двадцать минут до звонка. Половина потока уже была здесь, но никого из своей группы он не увидел. Впрочем, неудивительно: утро, первая пара, математика...
Преподаватель и сам обычно на четверть часа опаздывал.
   Илья поздоровался со знакомыми, сел на свое место... и только теперь понял, что что-то не так. И дело даже не в странных людях, черт с ними, с людьми. Он же ехал в полупустом автобусе, шел по почти безлюдным коридорам - и чувствовал себя превосходно!
   Не хотелось находиться в толпе, впитывать чьи-то эмоции. На миг он даже испугался, что крылья исчезли. Но нет, вот они, все такие же, белые с черной кромкой и довольно тяжелые. Интересно, он перестал бросаться на людей из-за вчерашнего полета, или...
   Додумать Петров не успел: в кабинет, громко цокая каблучками, вошла Ира Михайлова, девушка из параллельной группы. Стройная, светловолосая и очень красивая. Она приветливо улыбнулась, сказала: "Всем привет!", и села рядом с Ильей.
   - Видишь? - шепнула она парню.
   - Вижу, - кивнул Илья. Ему стало не по себе.
   Потому что девушка, которую он знал больше года, могла предсказывать будущее.
  
   К вечеру голод вернулся. Илья с опаской, но все же увереннее, чем вчера, забрался на знакомую крышу и с разбега перемахнул через край. Но этот полет не принес много удовольствия не столько из-за мелких колючих снежинок в воздухе, сколько из-за невеселых мыслей, не покидающих его с самого утра.
   Говорили они с Ирой долго - и на математике, и после, две пары даже пришлось прогулять. Расспрашивали друг друга - когда, где, как, при каких обстоятельствах это случилось, пытались найти что-то общее. Оказалось, что ни восемнадцатилетие, ни пятница тринадцатое здесь не при чем - дар Ирины проявился в десятом классе, на контрольной. Девушка точно знала, какой вариант ей попадется, сколько будет заданий и какие из них она сможет решить. Видеть в других людях сверхспособности она научилась только через месяц. А еще через два, когда на отлично закончила год, поняла, как прятать свои возможности от других "одаренных"
   Но что самое удивительное - ей не нужно было по полдня проводить среди людей, никакого голода девушка не испытывала. "Но и летать она не умеет", - немного злорадно подумал Илья, но тут же устыдился. Ире все-таки сложнее. Знать все наперед хорошо только на экзаменах, а в повседневной жизни такой дар чаще мешает, чем помогает. Наверное, это страшно - видеть, что твой сосед завтра попадет под машину, рыжая девчонка из соседнего подъезда станет наркоманкой, а ты сама...
   Нет, свое будущее Ира предсказывать, к счастью, не умела, но по видениям о знакомых уже составила общую картину: знала, кем будет работать, с кем продолжит общаться после института, за кого выйдет замуж... а еще она была твердо уверена, что сможет все изменить, если захочет. И заранее будет знать последствия своего решения.
   Последнему Илья откровенно завидовал.
   Про самого Петрова однокурсница, несмотря на уговоры, ничего не сказала, лишь намекнула, что он должен в чем-то разобраться. Особых проблем у парня сейчас не было, разве что учеба, но не стала бы предсказательница обращать внимание на такие мелочи? С Оксаной он тоже все решил, еще позавчера...
   Но больше всего его беспокоила девушка из зеркала, про которую он Ире почему-то не сообщил. Казалось, что эта незнакомка знает ответы на все вопросы, что именно к ней нужно обратиться в первую очередь. Вот только где ее найти?

ГЛАВА 7

   Снова автобус - на этот раз полный. Люди вокруг, разные: с крыльями и без, слушающие музыку или чужие мысли, спорящие с другими или гипнотизирующие всех вокруг... как же их много... Илья внимательно смотрел по сторонам, удивляясь и помимо воли подмечая детали. Девушка в розовом плаще, очень красивая. Мужчина с бородавкой на подбородке. Паренек, отводящий глаза кондуктору. Еще одна красивая девушка с черными блестящими волосами. Старуха с носом как у Бабы-Яги и таким же взглядом... А незнакомки из зеркала нет.
   Конечно, глупо надеяться встретить ее случайно. В городе живет дофига тысяч человек, а если она не отсюда? Из другого города, или даже страны? Или просто галлюцинация?
   О последнем варианте Илья предпочитал не задумываться, и так забот хватало.
   Он по-прежнему скользил взглядом по толпе, но кое-что необычное увидел только по дороге домой.
   На тротуаре возле "зебры" собралось уже человек по десять с обеих сторон. Ничего удивительного: конец пары, главная городская больница рядом и единственный пешеходный переход возле остановки. Какой-то идиот начал было переходить дорогу на красный, но остановился аккурат посередине - водители, конечно, не стали его пропускать. Сзади болтали о чем-то несколько девчонок - Петров даже через наушники слышал обрывки разговора. Вдруг одна из них рванулась вперед, ощутимо толкнув парня в плечо и локтями распихивая остальных пешеходов.
   Визг тормозов, дружный вздох стоящих в первом ряду, сигналы машин и отборная брань на всю улицу.
   Когда Илья пробился вперед, девушка уже поднялась на ноги и спокойно слушала водителя белой "шестерки", минуту назад чуть не переехавшей несчастную.
   - Да куда ты ломишься, ... ... мать, ... не видишь ... машины едут ... ... ... . А если бы я затормозить не успел, ... ... ...?!..
   "Споткнулась, наверное", - заключил было Илья, но присмотревшись к девушке, похолодел.
   Светлые джинсы разодраны на коленке вместе с кожей, до крови, руки в ссадинах, шапка валяется на земле, волосы - темно-русые, волнистые - лезут в глаза и заслоняют лицо. А она просто стоит.
   Месяц назад парень принял бы такое поведение за шок, но сейчас он ясно видел - девчонка себя не контролирует. Черт, да она же специально под машину бросилась!
   Но, мало по малу, незнакомка опомнилась. Из глаз покатились слезы, водитель сменил гнев на милость, подруги подобрали шапку и увели растерянную девушку прочь. В больницу они не пошли - просто вызвали такси и подождали его на остановке. Случайные зрители уже разъехались по домам, а Илья все еще наблюдал за девчонками.
   Незнакомка уже почти успокоилась, и от былого внушения не осталось и следа, а на вопросы подруг, вроде: "Кать, ты зачем это сделала?", - девушка не могла сказать ничего вразумительного.
   Наконец, подъехало такси. Перед тем, как сесть в машину, Катя на мгновение замерла, глубоко вздохнула и откинула растрепанные волосы за спину.
   Этот миг отчетливо врезался в память Ильи: тоненькая фигурка в ярко-синей курточке и рваных джинсах, запекшаяся кровь на ладонях и усталый, обреченный взгляд.
   На душе кошки скребли.
  
   Задумавшись, Петров сел не на тот автобус и опомнился только на конечной, поэтому пришлось три остановки топать пешком. Падал снег - холодные и скучные белые хлопья, то и дело залетающие за шиворот и скрывающие лед под ногами. Каждый шаг, как лотерея: то ли спокойно пойдешь дальше, то ли поскользнешься и сломаешь себе что-нибудь.
   Погода отражала последние две недели жизни Ильи. События, как снег, сыпали с неба, кружились в странном хороводе, таяли, будто бы их и не было, и мешали детально планировать будущее. А если завтра начнется метель...
   Парень который раз прокручивал в голове последние часы. Что же такого ужасного сделала эта Катя? Зачем кому-то ее убивать? Илья корил себя за то, что не попытался сразу отыскать гипнотизера. Хотя что бы это ему дало?
   Честно говоря, до сегодняшнего дня новая жизнь Петрову нравилась. Да, голод мешал и встречи с себе подобными порой ставили в тупик - но все это с лихвой окупалось крыльями и (пусть небольшой и почти неуловимой) властью над людьми. Мысль о том, что он может направить кого-то в нужную ему сторону - да, лишь по мелочам, но все начинается с мелочей! - приятно будоражила воображение. И совесть не мучает: одна фраза, пара шагов - ерунда!
   Оказалось, не такая уж и ерунда.
   Девушка в синей куртке прошла всего пару метров и чудом избежала смерти. А вдруг кому-то повезло меньше? А вдруг спонтанной мыслью можно случайно сломать кому-то жизнь?
   Илья вздрогнул - то ли от страха, то ли просто от холода. Чуть слышно ругнулся, в который раз поскользнувшись. Еще минут пять - и он дома. Мама, кажется, просила в магазин зайти, только вот вспомнить бы еще, зачем... Мысли путались, а когда он мимоходом глянул на другую сторону улицы, и вовсе пропали.
   Сюрпризы на сегодня еще не закончились.

ГЛАВА 8.

  
   Олег вышел из дома минут на десять раньше, чем нужно, и почти все это время провел на остановке, дрожа от холода и нетерпения. Звонок Марины его порядком удивил: он и не надеялся, что девчонка вспомнит что-нибудь еще, а если и вспомнит, вряд ли позвонит, в прошлый раз они не очень хорошо расстались. Наверное, не стоило применять свои способности к ее маме, но кто же знал, что мыслечтица так разозлится?
   Парень кинул в урну третий по счету окурок, глянул на часы. Опаздывает. Может, что-то случилось? Или передумала?
   Или у кого-то просто нервы шалят...
   - Привет, - раздалось прямо над ухом, и Олег от неожиданности выронил четвертую сигарету.
   - Привет. Зачем звонила?
   Видимо, девушка села не на тот автобус и вышла на соседней улице. И, судя по раскрасневшимся щекам и учащенному дыханию, очень торопилась на встречу. А он, дурак, волновался.
   - Я тут кое-что поняла. Я про ту девушку, которая из окна выбросилась, ты же просил звонить, если что... - скороговоркой выпалила школьница.
   - Подожди-подожди, давай помедленнее. И лучше не здесь.
   - Почему?
   Он и сам не до конца понимал, зачем ему это надо, но твердым голосом произнес:
   - Так надо. Пошли ко мне, тут недалеко.
   - Я помню. Надеюсь, сегодня никому память подправлять не придется?
   Олег промолчал, не желая грубить. Сначала надо выведать, что именно она вспомнила.
   Всю дорогу гипнотизера не покидало ощущение тревоги, беспокойства, взгляда в спину - он даже зачем-то обошел дом с другой стороны и дольше, чем нужно, искал чип от домофона, одновременно озираясь. Спокойно вздохнуть удалось только в подъезде. Марина, судя по всему, ничего такого не чувствовала, и лишь изредка вздрагивала от холода.
   На этот раз Олег немного прибрался в квартире, вымыл всю посуду и купил конфет к чаю. Он прекрасно понимал, что если какая-то мелочь спугнет мыслечтицу, вся его затея рухнет. Еще бы музыку расслабляющую включить, но это будет смотреться немного странно. Ладно, попробуем так.
   - Разувайся, проходи. Куртку можешь повесить сюда, на крючок, - распорядился парень, быстро скинув ботинки и пуховик и направился в строну кухни, на ходу уточнив: - Тебе чай или кофе?
   - Лучше кофе, - ухмыльнулась девчонка, и Олег вспомнил, как она дрожащими руками рассыпала заварку по кружкам в день их первой встречи. Решимости у него заметно поубавилось.
   Когда кофе был разлит по двум уцелевшим из набора чашкам, конфеты выложены в вазочку на столе, а Марина - усажена за этот самый стол спиной к окну, гипнотизер наконец произнес:
   - Выкладывай.
  
   Выслушав сумбурный рассказ школьницы, Олег несколько минут молчал, рассеяно обводя взглядом комнату. На ум напрашивался только один ответ, и он парню не нравился.
   - То есть после смерти Юли ты не услышала никаких остаточных мыслей, а мальчик кричал, даже когда умер? - уточнил гипнотизер.
   Девчонка кивнула.
   - И что это значит? - робко поинтересовалась она через некоторое время.
   - Я и сам толком не понял, - приврал парень. Но, похоже, это было не самоубийство.
   Мыслечтица чуть сильнее сжала кружку с кофе, но ничуть не удивилась: видимо, уже предполагала что-то подобное, а Олег только подтвердил ее опасения.
   - И что теперь делать? - спросила Марина почти испуганно.
   И в самом деле, что? Идти в милицию? В лучшем случае над ними просто посмеются и посоветуют не читать мистику на ночь. Искать убийцу самим? Юные сыщики, блин... А даже если найдут - что потом?
   Похоже, девушку тоже одолевали подобные мысли. А ведь она Юльку даже не знала, зачем ей все это? Обостренное чувство справедливости? Приключений захотелось? Да, Марину обязательно нужно проверить. Тем более что ради этого он и привел ее к себе.
   И момент подходящий - девушка так сильно задумалась, что не замечала ничего вокруг. Осталось только взгляд поймать...
   - Марин, - окликнул ее парень.
   Школьница подняла глаза - зеленые-зеленые, обрамленные совсем не нужной в ее возрасте подводкой - и гипнотизер неожиданно для себя спросил:
   - Можно я сам посмотрю, как все было?
   Твою мать, зачем он просит разрешения?! Сейчас закроется - и все!
   Марина не отводила взгляд, и Олег насторожился - а ну как шарахнет ментальным ударом, вдруг уже научилась? Но девушка, взвесив все "за" и "против", тихо ответила:
   - Можно.

ГЛАВА 9.

   Марина заново вспоминала тот день. Шел снег. Настроение было - хуже некуда. Кажется, именно тогда она подслушала мысли одноклассников.
   Приказ: "Авилова, к доске!" (именно приказ, вызывать, приглашать, или, упаси Боже, просить Надежда Федоровна отродясь не умела) как всегда выбил из колеи. Прозвучали ехидные смешки, половина - мысленно; кто-то облегченно вздохнул. Прошлись по одежде, прическе, голосу... Было обидно и непонятно: откуда столько желчи? Хотя сейчас девушка ясно различала, что кое-кто вовсе не думал о ней плохо, а большинство думали совсем не о ней. Захотелось сбежать из этого серпентария, что она и сделала на следующем уроке.
   ...Шел снег. На душе было мерзко. Прохожие думали о разном, но часто поминали погоду - то добрым словом, то не очень. Мыслечтица проигрывала в голове тот случай с зеркалом: как оно неожиданно пошло рябью, как неслись мимо чьи-то комнаты, как мельтешение прекратилось, едва она коснулась стекла...
   Парень выглядел так, будто его по голове чем-то тяжелым шандарахнули. Одетый в одни джинсы, растрепанный, с прозрачно-белыми крыльями за спиной.
   "...что происходит, почему именно сегодня и как, в конце - концов, ее зовут?"
   первая подслушанная мысль... все началось именно тогда...
   ...Марина решила обойти девятиэтажку по узкой асфальтовой дорожке, примыкающей к дому. Свернула за угол, а там...
   Волосы белые, руки-ноги поломаны, вокруг кровь, голова разбита. Хорошо, что глаза у школьницы слезились от ветра, что мешало разглядеть все внимательнее. А кстати, почему она в пижаме, проснулась и прыгнула, что ли?
   А еще - было тихо. Слишком тихо, даже гул машин на улице словно отошел на второй план. Потом появилась женщина - соседка Юли. Приехала милиция, скорая. Тело куда-то забрали, Марине задали несколько стандартных вопросов. Соседка все причитала, вот вернутся родители из отпуска, а дочки нет, умерла, каково им будет?...
   Женщина, к слову, переживала совершенно искренне...
  
   Очнувшись, мыслечтица обнаружила, что лежит на кровати. Олег сидел в изголовье, положив руку ей на лоб.
   - Ты в обморок грохнулась, - объяснил он, как только девушка открыла глаза, и сразу же убрал ладонь.
   Странно, но он и сам выглядел так, будто собирался немедленно рухнуть без сил.
   Марина попыталась подняться, но тело не послушалось и упало обратно. Олег понимающе улыбнулся.
   Девушка старалась не смотреть на гипнотизера, и сразу повернула голову к окну. Ей было ужасно неловко за все те глупости, которые он слышал. Знала бы, что наружу всплывет все - никогда бы не согласилась. Сейчас обиды недельной давности казались такими нелепыми, что и вспомнить стыдно.
   Вдруг школьница вздрогнула: показалось, что за окном... Она мотнула головой... нет, точно показалось, просто воспоминания еще не утихли...
   Наконец - сложно сказать, сколько прошло времени - Олег поднялся и заварил еще чаю. Молча помог Марине сесть, подложил под спину подушку и вручил ароматно пахнущую кружку.
   Чай будто бы придал сил - или парень туда что-то добавил? - и она решилась задать вопрос:
   - И как, узнал что-нибудь новое?
   - Про Юлю - нет.
   - А про кого? - школьница озадаченно нахмурилась.
   - Не нравится мне эта история с зеркалом, - немного невпопад ответил гипнотизер.
   - Мне тоже, и что теперь?
   - Да фиг его знает... Кажется, я этого "крылатого" где-то видел, только вот где? А ты его вживую когда-нибудь встречала?
   Девушка покачала головой.
   - И хорошо, - заключил Олег.
   - Почему?
   - Да мерзкие твари эти "крылатые", - процедил парень и видя, что его собеседница ничего не понимает, пояснил: - Они - энергетические вампиры. Снуют постоянно в толпе и тянут, тянут...
   - А летать умеют? - полюбопытствовала мыслечтица.
   - Нет, конечно. Вообще непонятно, зачем им крылья.
   Немного подумав, Олег добавил:
   - Ты если его встретишь, будь осторожней, ладно? А если что-то неладное почувствуешь, мне позвони.
   - Хорошо, - согласилась школьница и встала с кровати, уловив в последней фразе намек на то, что ей пора уходить. - Я, наверное, пойду.
   - Проводить тебя до остановки?
   - Нет, спасибо.
   Выйдя из подъезда, Марина тут же пожалела об отказе: впереди, небрежно прислонившись к фонарному столбу, стоял тот самый "крылатый" из зеркала.

Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | А.Минаева "Леди-Бунтарка, или Я решу сама!" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмор) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"