Чехин Сергей Николаевич: другие произведения.

Дезинсекторы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Знаете, у кого самая высокая зарплата во Вселенной? У пилотов? Или космических гидов? А может у наемников? Нет. У дезинсекторов. Меня зовут Демьян, и я один из них (закончено)


Дезинсектор

Часть 1

   Знаете, у кого самая высокая зарплата во Вселенной? У пилотов? Или космических гидов? А может у наемников?
   Нет. У дезинсекторов. Меня зовут Демьян, и я один из них.
   Чем же мы занимаемся? Чистим корабли от паразитов. Баржи, яхты, челноки, даже крейсера, если очень повезет. После выхода из гиперврат звездолеты просто кишат всякой дрянью. Она липнет к стенам, стекает в трюмы, скапливается у реакторных отсеков. Разноцветная слизь, кусочки хитина, обломки лапок, усиков. Иногда попадаются и целые органы.
   Что это такое?
   Говорят, остатки каких-то инопланетян.
   Почему они заполняют суда после прыжков?
   А хрен их знает. Несмотря на десять лет изучения, светила науки так и не смогли дать точного ответа. Лишь теории и гипотезы. Одни считают, что корабли проникают в некие параллельные миры и зачерпывают оттуда сувениры на память. Другие заявляют, что на самом деле суда теряются в пространстве-времени и тысячелетия успевают обзавестись соседями, которые эволюционируют из обычных земных микроорганизмов. А при выходе в нашу реальность паразитов размазывает по переборкам. Потому что здесь действуют иные законы и силы.
   В общем, мрак полный.
   Но мы с ребятами на эту тему вообще не заморачиваемся. Наша задача - выскрести дерьмо и получить деньги. Как я уже говорил, платят до черта, но и нюансы тоже имеются. Например, крайне высокая конкуренция. Если нет мохнатой лапы в правительствах колоний - получишь самые поганые врата, где корабли встречаются реже, чем живые пришельцы.
   В такой ситуации оказалась моя крохотная фирма под названием "Корней". В честь Чуковского, который "Тараканище" написал. К счастью, нам такие твари еще не попадались, но ходят слухи: всякое бывает. Впрочем, слухи на то и слухи. Как у любой профессии, у дезинсекторов тоже есть свой фольклор. Надо же травить какие-то байки за кружечкой в баре.
   Стыдно признаться, но бара у нас нет. Коллеги по цеху вытеснили "Корнея" в забытый всеми богами сектор Дзеты Сетки. Мы вращаемся на орбите похожей на Марс рыжей планетки, у которой и названия нет, только номер. Да не абы какой, а пятнадцатизначный.
   Здесь нет ничего, кроме геологоразведочной станции. Что за ископаемые она ищет - секрет, но явно нечто очень ценное. Иначе бы стали ради десятка человек строить целые гиперврата? Примерно раз в месяц сюда приходят корабли снабжения. Чаше всего небольшие баржи с припасами, развлечениями и запчастями для хитроумных приборов.
   Эти кораблики мы и чистим. Нас всего двое: я и американец Глен. Объем работ небольшой, вполне себе справляемся без посторонней помощи. Вообще, содержать большую бригаду очень затратно. Лишь самые успешные фирмы могут позволить большой штат. Каждого надо снарядить, вооружить и постоянно закупать расходники. Ведь мы не просто уборщики с пылесосами и метлами. У нас строгий Устав, за несоблюдение которого вмиг лишают лицензии.
   А в Уставе четко прописаны все ТТХ. Скафандры класса защиты не меньше третьего с запасом смеси минимум на сутки, плюс аварийный баллон на пять часов. Лазерные пистолеты первого и второго уровней - отлично жгут хитин, но не наносят вреда обшивке. Гарпунные копья, способные вытянуть до сорока килограммов. Холодное оружие первой марки: ножи, кинжалы, короткие мечи. И несколько страниц требований к дезинфицирующим жидкостям и распылителям.
   На весь этот арсенал нужны лицензии. За каждую надо заплатить. Я уже молчу о стоимости самой экипировки и запчастей. Ну и обслуживание челнока, куда ж без него. Мобильная группа недаром так называется. В общем, чтобы зарегистрировать фирму всего на двух человек, я продал трехкомнатную квартиру в центре Москвы. По нынешним меркам - целое состояние. Но оно того стоит. Всего за год нам удалось отбить половину средств. Даже с учетом базирования в жопе Вселенной.
   - Демиан, - позвал Глен.
   Напарник неплохо знает русский, но акцент жуткий. Когда мы познакомились, он вообще не знал других языков. За все время работы он так и не научился выговаривать мое имя. Демиан - на свой лад. Зато бороду отрастил как полярник и водку хлещет точно так же. С виду - настоящий русский медведь: высокий, широкоплечий, заросший. Никто и не догадается, что перед ним янки, пока Глен не раскроет рот.
   - Врата активейшн. Сегодня по плану баржа "Лёмонософф".
   - "Ломоносов".
   - Йес, "Лёмонософф".
   Я покачал головой и повторил по слогам:
   - "Ло-мо-но-сов".
   - Йа, "Лемонософ".
   Глен искренне удивляется всякий раз, когда я учу его произношению. Ему кажется, что он все говорит правильно и совсем без акцента. Вы спросите, почему я не взял соотечественника? Был один, но быстро съехал из этой дыры. Тут вообще мало кто задерживается. Слишком уж одиноко и уныло. Нужно быть настоящим мизантропом, чтобы месяцами терпеть отсутствие людей. Глен такой, да и я тоже. Так что мы быстро сработались.
   Квадратная рамка врат полыхнула фиолетовым огнем. Из портала выплыл похожий на гроб черный корабль. Почти все грузовики по форме напоминают параллепипеды. Реже - кубы. Удобно стыковаться, загружаться-разгружаться, ремонтироваться. Подобные махины собираются на орбитальных верфях и никогда не летают в атмосфере. А в космосе аэродинамика на хрен не упала.
   Исключение составляют лишь яхты и личный транспорт. Там важна красота, поэтому конструкторы и дизайнеры изгаляются как могут. У нас же все просто. "Корней" - это просто кубик с намалеванными на бортах номером и названием. На носу стыковочный док и обзорный иллюминатор, в корме движки. Удобно и эргономично, пусть и без изысков.
   Я малость повернул штурвал, чтобы лучше видеть баржу. "Ломоносов" принадлежит Восточной Торговой Компании, то есть России и Китаю. Вон и флаги виднеются, один рядом с другим, чтобы никому обидно не было. Поэтому я сам связался с экипажем, дабы не травмировать гостей лютым говорком приятеля.
   - Борт семь один два один, на связи дезинсекторы. Разрешите стыковку.
   В ответ - тишина. Пощелкал рацией, проверил частоту - все в порядке. Повторил запрос. И снова ноль эмоций.
   Тем временем баржа медленно повернулась и включила двигатель. Из кормы вырвался сноп ослепительно белого пламени.
   - На орбиту ложится, - сказал я. - Значит, все в порядке. Наверное, это у них рация сломалась.
   Так как станцию построили на поверхности, доставка осуществлялась реактивными контейнерами. По сути это автоматические корабли с двигателями, компьютерами и парашютами, если на планете имеется атмосфера. Баржа сбрасывает груз, а тот самостоятельно прокладывает курс и приземляется в нужных точках. Удобно, но очень дорого. Еще один довод в пользу того, что геологи ищут тут чертов хрендостаниум.
   - Аутопайлот, - заметил Глен.
   И как я раньше не догадался. Ведь кораблем не обязательно управляют люди - он может стабилизировать орбиту и сам. Но по закону минимальный экипаж обязан быть для решения внештатных ситуаций. Раньше большинство грузовиков были автоматическими, пока у одного не засбоил компьютер, и три сотни тонн промышленной взрывчатки не рухнули на крупнейшую шахтерскую колонию Западной Торговой Компании. От десяти тысяч рудокопов не осталось и следа, ущерб был нанесен колоссальный. Убытки до сих пор подсчитать не могут.
   Расследование выяснило, что кто-то взломал систему и откорректировал маневр. Ответственность за теракт взяли на себя исламисты. На Земле началась очередная операция против фанатиков, а кораблям запретили летать самостоятельно. Такая вот история.
   - "Ломоносов", на связи "Корней". Как слышите? Прием!
   Не берут трубку, хоть тресни. А ведь капитан обязан получить от нас сертификат. Без обеззараживания сброс груза строжайше запрещен.
   Вдруг рация ожила. Я услышал знакомый голос Алены Скирюк - начальницы станции:
   - Демьян, что там у вас? Поставка и так задержалась на сутки, можете побыстрее все зачистить?
   - Баржа не отвечает.
   - Странно. Погоди секунду, попробую выйти на связь.
   Секунда растянулась ровно на три минуты - специально наблюдал за бортовым хронометром. Алена - талантливый ученый, и она точна во всем, кроме меня. Наверное, это и стало причиной нашей размолвки.
   - Тишина, - задумчиво произнесла подруга. - Впервые с таким сталкиваюсь.
   - Мы тоже. Ален, если через три часа не выйдем на связь - посылай SOS на всех диапазонах. Если произойдет сброс груза - даже не думайте прикасаться к контейнерам. Лучше вообще не подходите близко.
   - Дем...
   - Думаю, у них все же барахлит передатчик. Вдруг туда кусок жука попал? До связи.
   - Стикофка? - спросил Глен.
   - Ставь на автомат и в трюм.
  
   У дезинсекторов, постоянно работающих в одной точке, есть коды аварийного доступа к шлюзам. Как раз для подобных ситуаций. Потому что, как я уже говорил, мы не просто уборщики. Мы чистильщики самого широкого профиля. Мы можем не только отскрести куски паразита от стен, но и дать отпор целому. За все время существования гиперврат живые пришельцы не попадались, но вероятность имеется, пусть и маленькая. Поэтому дезинсектор должен быть готов ко всему.
   Я спустился в трюм и открыл шкафчик. Сканирование сетчатки, отпечатки больших пальцев, восьмизначный код, пароль и специальный ключ, сделанный в двух экземплярах. Один у меня, второй хранится в Управлении Дезинсекции ВТК. Как видите, все очень непросто, ведь шкафчик по сути сейф, где находится очень ценное оборудование. Технология его производства - промышленная тайна Компании, а она очень дорожит своими секретами. Более того, в случае моей смерти, все это добро будет уничтожено термитной взрывчаткой. Если я погибну в полном облачении, мое тело тоже превратится в пыль. В принципе, ничего страшного - на Земле уже полвека практикуется только кремация.
   Итак, что же нас ждет за бронированной дверцей? Трехслойный комбинезон из кевларосинтета - непреодолимая защита для любых колюще-режущих предметов. Говорят, ткань может выдержать даже удар алмазного бура. Испытана остатками пришельцев, среди которых встречаются острейшие жвала и похожие на клинки наросты. Мой комбинезон темно-зеленый с черными пятнами. Не знаю, зачем ему такой камуфляж, но выглядит внушительно.
   Дальше надевается скафандр из того же материала, только уже в пять слоев. Такой скафандр не имеет ничего общего с дутыми костюмами начала эры освоения космоса. Он растягивается и плотно облегает фигуру, ничуть не сковывая движений. Девушки в таких нарядах выглядят просто фантастически. Жаль, их очень мало на дальних рубежах.
   Более того, скафандр обработанного особым герметиком. Эта мазь обладает огне и кислотоупорностью, а также сопротивляется всем известным отравляющим веществам, особенно газам. Изнутри к скафандру прикреплен плоский баллон смеси, отчего создается впечатление, будто все дезинсекторы горбатые. Но это вынужденная мера - система жизнеобеспечения должна быть защищена лучше всего, и просто надевать ее как ранец - верх глупости.
   На этом этапе я останавливаюсь и жду напарника. Глен немного медлителен. Возможно, из-за габаритов или от природы такой. Без него мне не надеть последний элемент защиты - титанопластиковую броню. Из-за металлического блеска она похожа на средневековые латы и кажется тяжелой, громоздкой. На самом деле это совсем не так. Титанопласт невероятно легкий и, пожалуй, самый прочный сплав из существующих. Бронежилеты высших классов спокойно выдерживают попадания из крупнокалиберных снайперских винтовок. Наша защита не такая крутая, но от насекомых-переростков спасет без труда.
   Я вытягиваю руки в стороны. Глен надевает на меня панцирь и застегивает крепления. Следом идут наплечники и наручи с перчатками. Они соединены в локтях тонкой гофрой. Все сочленения наиболее уязвимы, но тут уж ничего не поделаешь - двигаться надо много. Залезь на контейнер, проберись в шахту, перепрыгни через штабель ящиков. Такая вот у нас подвижная работа.
   Следом идут высокие сапоги и набедренники. Пах прикрывает специальный пояс с треугольной пластиной. Бронированных трусов еще не изобрели, приходится довольствоваться чем есть. Шлем я надеваю уже сам. Пока шторка забрала открыта - все отлично видно. Но стоит ее поднять, и останется крохотная щель перед глазами. Впрочем, это вынужденная мера. Еще ни разу не возникало нужды защищать лицо чем-то, отличным от армированного стекла скафандра.
   С другой стороны, еще ни один корабль не отвечал на запросы. Эх, чует сердце недоброе.
   Я помог облачиться Глену и приступил к вооружению. На плечи закинул баллон распылителя. Внутри - особая жидкость, растворяющая остатки инопланетян, но не портящая все остальное. Раньше куски старательно собирали в специальные контейнеры и сдавали ученым за бешеные бабки. С развитием гиперврат необходимость в материале для исследований отпала. И так склады забиты до потолка. Но дезинсекторы в обязательном порядке изучают все эти кусочки, чтобы ненароком не пропустить нечто необычное. За образцы, отсутствующие в базах данных, отваливают такие премии, что мама не горюй. Столетия назад золотоискатели мечтали найти самородок размером с кулак. Сейчас же чистильщики жаждут отыскать незарегистрированный ошметок. Такие находки случаются крайне редко, и счастливчиков можно пересчитать по пальцам.
   На всякий случай я взял контейнер и повесил на пояс. С виду обычная пластиковая банка с крышкой, а на деле целый комплекс по консервации внеземных тканей.
   Гарпунное копье повесил за спину, рядышком с распылителем. Метровая трубка с крюком-кошкой на одном конце, и шариком сверхмощной лебедки на другом. Предназначена для добычи кусков из всяких труднодоступных мест. Но если что - сойдет за оружие или позволит преодолеть препятствие.
   Пристегнул к поясу ножны с коротким мечом. Специально выбрал себе дизайн под средние века, чтобы еще больше походить на рыцаря. Обычно дезинсекторы носят некое подобие мачете, а у меня полуторник с настоящей гардой. Красота! Чем бы дитя не тешилось...
   Засунул в кобуру на бедре лазерный пистолет. После принятия лазеров на вооружение у большинства солдат резко упали показатели точности. А все потому, что у лазеров не было ствола - направлять луч не имеет никакого смысла, это же не пуля. В конечном итоге, основные узлы перенесли из рукояти в ствол, а то бедняги с непривычки не могли целиться и жутко костерили новинку. Так что мой пистолет имеет стандартную компоновку, только нет курка, а вместо спускового крючка - кнопка.
   Ну вот и все.
   - Готов? - спросил я напарника.
   - Погоди плис.
   Глен опустился на корточки и подковырнул ножом днище своего шкафа. Там оказался тайник, откуда коллега извлек штурмовую лазерную винтовку.
   - Нам же нельзя такое...
   Янки улыбнулся и подмигнул:
   - Тудэй мошно.
  
   По Уставу дезинсекторы должны пристыковаться к верхней палубе, где находится мостик и каюты экипажа. Доложить капитану о прибытии, предъявить документы и отметиться в бортовом журнале. Лишь потом спускаться в трюм. Обычно вся гадость скапливается именно там. Чем ниже палуба - тем больше жучиного дерьма. С чем это связано - загадка. Процесс появления ошметков тоже до конца не изучен. Корабль проходит через врата за считанные секунды, люди даже не замечают никаких изменений. Камеры наблюдения почему-то отключаются при прыжке, как и вся электроника. А когда возобновляют работу, вокруг уже полно мусора. В общем, загадка мироздания. Но не отказываться же ради такой мелочи от колонизации целой Вселенной.
   "Корнея" легонько тряхнуло - сработали магнитные зажимы доков. Послышался свист воздуха - выравнивалось давление. После створки отворились, и мы вошли в карантинную камеру. Специальная лазерная решетка сожгла всех микробов на наших скафандрах, лишь после этого открылась дверь в жилой блок.
   Мы шагнули в узкий коридор с четырьмя каютами: капитана, навигатора, техника и пилота. Стандартный экипаж грузовой баржи. В коридоре горел свет, из-за двери летчика доносилась негромкая музыка. Я навострил уши, услышав знакомый голос. Точно - старина Фредди поет о том, что шоу должно продолжаться. Пилот заочно получил несколько очков уважения - обожаю "Queen".
   - Кажется, тут все в порядке, - с облегчением произнес я. - Просто рацию вырубило после перехода.
   - Не согласен, - отозвался янки. - Нас никто не встретил. Это есть странно.
   - Вот на мостик сходим и узнаем, кто прав.
   Глен снял с плеча винтовку. Я на всякий случай вытащил пистолет. Коридор оканчивался шлюзом, за которым находились системы управления кораблем. По Уставу экипаж не имеет права покидать мостик, не проведя их диагностику после прыжка. На это уходит не меньше часа. Так что если парней нет на месте - случилась беда.
   Напарник встал напротив двери и прицелился. Я прижался спиной к стене и коснулся пальцем сенсорной панели. Створки с едва слышимым шелестом раскрылись. Глен шагнул вперед, водя оружием из стороны в сторону.
   - Чисто, - отрапортовал американец.
   - Даже слишком, - заметил я.
   Четыре кресла, образующие равнобокую трапецию. Четыре рабочих места с включенными терминалами. Ни одного человека. Ни единого следа инопланетной заразы. Все стерильно, будто экипаж просто вышел покурить в жилой блок. Кстати о жилом блоке...
   - Глен, проверь каюты.
   - Есть.
   Слово "есть" янки очень любит. Наверное потому, что оно напоминает родное "yes", да и означает то же самое.
   Yes, sir!
   А дезинсекторы, между прочим, полувоенная организация. Четвертая ступень в иерархии после армии, частных военных компаний и внутренних войск. Чем крупнее фирма - тем строже уставные отношения. Нас всего двое, а каждый знает свое место. Особенно в экстренных ситуациях.
   Позади начал раздаваться шелест дверей. Пока Глен обыскивал комнаты, я сел в кресло навигатора и проверил связь. Все работает, никаких неполадок. Просто ответить некому.
   - "Ломоносов" вызывает поверхность, прием.
   - Демьян? - удивленно спросила Алена. - Как дела?
   - Плохо. Мостик пуст.
   Женщина глубоко вздохнула:
   - Я немедленно запускаю аварийный маяк.
   - Давай. А мы пока обыщем трюм.
   - Осторожнее там.
   Связь оборвалась. Подошел Глен и осторожно сел в кресло капитана.
   - В каютах никого. Вещи на местах. Экипаж не убегать быстро. Не покидать палубу в спешке.
   - Надо проверить камеры.
   Я активировал систему безопасности и вывел на монитор данные с камер. Всего их три десятка, но меня интересовали первые семь: стыковочный порт, карантинный отсек, каюты и сам мостик. Коснулся ползунка таймера и оттянул назад - к моменту подготовки к прыжку. Все записи сохраняются, так что выяснить, чем занималась команда по ту сторону врат не составило труда.
   Все на местах. Капитан слева от пилота, позади навигатор и техник. Самое удивительное, навигатор - девушка. Молодая, симпатичная блондинка с собранными в хвост волосами. Остальные - сурового вида мужики средних лет. Все в синих полетных комбинезонах, капитан - еще и в белой фуражке. Ничего подозрительного в действиях экипажа нет. Работают, елозят пальцами по сенсорным панелям, тихо переговариваются. В обзорном иллюминаторе виден краешек врат.
   Вот он вспыхивает, и баржа начинает прыжок. Фиолетовая волна захлестывает мостик, камера отключается. Когда же система наблюдения восстанавливается, никого из людей нет.
   - Что за...
   Я отмотал запись, но ничего нового не заметил. Просмотрел фрагмент трижды, в последний раз - покадрово. Ничего. Вот команда есть - вот ее нет.
   - Факин скейри.
   - И не говори.
   - Корабль-призрак. Флаин дачмен.
   Вот с этим можно поспорить. Я включил датчики движения в трюме и долго всматривался в диаграмму. За несколько минут зеленая полоска не колыхнулась ни разу. Кажется, судно действительно мертво.
   - Попробуй посмотреть другие камеры.
   В реакторном отсеке - излюбленном месте дохлых пришельцев - царила чистота. Ни кусочка хитина, ни капельки слизи. Хотя обычно эти отсеки выглядят так, будто туда сбросили несколько грузовиков настоявшегося мусора. В трюме тоже не нашлось ничего подозрительного. За исключением трех неработающих камер. Все они находились в носовой части. Посмотреть, что там - невозможно из-за плотного ряда контейнеров.
   - Ну что, спускаемся? - спросил я.
   - Лифт или лестница?
   - Лестница. Не хватало еще застрять.
   За переборкой тихо шелестел реактор. Под ногами поскрипывали железные ступени. Едва слышно гудели лампы на потолке. Мы осторожно спускались вниз, держа оружие наготове. Я шел впереди, Глен прикрывал. Еще один шлюз, и мы в трюме.
   Черные контейнеры стояли очень плотно, образуя узкий извилистый коридор. Он вел от реакторного отсека до самого носа и ярко освещался множеством ламп. Спрятаться тут негде, разве что за очередным поворотом. Мы преодолели уже половину пути, но так и не нашли ничего подозрительного. Никаких следов: ни людей, ни пришельцев.
   Я так напрягся, всматриваясь по сторонам, что чуть не подпрыгнул, когда зашипел шлемофон.
   - Демьян, это Алена. Только что прибыло спасательное судно Компании. Оно не отвечает. Повторяю: связи нет.
   - Просто здорово...
   Тем временем наш маленький отряд вышел на финишную прямую. За поворотом начинался отрезок коридора, упирающийся прямо в носовую обшивку. Я прижался спиной к контейнеру и жестом дал команду Глену: ты первый, я прикрываю.
   Янки выпрыгнул из-за угла, и сразу же взял на мушку проход. Я шагнул следом, водя пистолетом по сторонам. Пусто. Ничего.
   На всякий случай дошли до самого конца и внимательно все осмотрели. Серый грузовой люк под ногами, фермы и рельсы кранов под потолком, вокруг стенки гигантских ящиков.
   - Демиан, камеры.
   Глен поднял указательный палец. Я присмотрелся и увидел крохотные коробочки на кронштейнах. Все три были сломаны - смяты в лепешку, будто их машина переехала. Это явно дело чьих-то рук... или лап. При переходе никаких механических повреждений не возникает.
   - Кажется, у нас целехонький. Вот почему нигде нет жучиного дерьма. Но почему мы не встретили его?
   - Между потолок и контейнер зазор. Он мог проползти поверху.
   Яркий дневной свет сменился оранжевыми проблесковыми маячками. Завыла сирена, пол задрожал.
   - Сброс груза!
   Сейчас створки распахнутся, а корабль сменит орбиту на более высокую. Оставшиеся дрейфовать контейнеры включат двигатели и полетят на планету. А мы вместе с ними. Будь на нас самые прочные и огнеупорные скафандры - мы один черт не переживем приземление. Или сгорим, или переломаем все кости от диких перегрузок.
   - Гарпуны! - крикнул я, и снял с плеча трубку.
   Выстрелил, кошка угодила прямо в ферму и зацепилась за балки. Я крепче обхватил древко, напарник сделал то же самое. Люк открылся, баржа резко пошла вверх, оставляя контейнеры на прежней орбите. К счастью, мы не долго болтались над бездной. Сразу после сброса люк закрылся, гравитация восстановилась.
   Мы спустились и перезарядили гарпуны - мало ли что, вдруг опять придется играть в Тарзанов.
   - На мостик! Оно там!
   - С чего ты взять? - удивился Глен.
   - А кто по-твоему сбросил груз? У автопилота нет на это прав.
   - Но разве жук способен на такое?
   Я на ходу опустил забрало и сказал:
   - Вот заодно и узнаем.
   Мы взбежали на верхнюю палубу. Я коснулся сенсорной панели, но та мигнул красным.
   - Он заперся на мостике!
   - Отойди.
   Янки прицелился и нажал кнопку. Зеленый лазерный луч за считанные секунды выжег замок. Мы ворвались в отсек и увидели пришельца. Он стоял рядом с капитанским креслом, явно готовый к драке. Никогда прежде мне не доводилось видеть ничего подобного. Ученые много раз предпринимали попытки воссоздать облик инопланетян, но получались какие-то каракатицы с клешнями, усами и кучей лапок.
   Перед нами же стоял гуманоид. Треугольная богомолья голова с черными фасеточными глазами. Покрытое толстым коричневым хитином тело. Острые шипы на предплечьях и некое подобие загнутых шпор на голенях. Очевидно, в ближнем бою тварь крайне опасна.
   Глен выстрелил, но луч оставил на груди пришельца лишь дымящуюся обугленную точку. Богомол зашипел и бросился на нас. Мы отпрыгнули в разные стороны, и тварь промахнулась. Несмотря на грозный внешний вид, двигался жук так себе. Слишком уж медленно и неточно. Непохоже на отточенные выпады тренированного бойца. Но броня у него хоть куда.
   Напарник зажал кнопку и старался попадать в одно место, чтобы рано или поздно прожечь хитин. Существо уклонялось как могло, затем поднырнуло под руки и одним ударом рассекло винтовку надвое. От смерти янки отделяли считанные секунды, и тут меня осенило.
   Я вытащил трубку распылителя и брызнул в спину чудища моющим средством. Белая струя аэрозоля попала точно в цель. Богомол заверещал и стал крутиться как волчок, пытаясь стряхнуть едкий раствор.
   - Гарпуны! - крикнул я.
   Кошки без труда впились в размягченный покров. Мы включили лебедки и опрокинули пришельца на пол.
   - Стой!
   Глен опустил распылитель.
   - Почему не убить его?
   - Это всегда успеем. Тащи к креслу!
   Мы усадили тварь на место капитана и обмотали тросами. Богомол свесил треугольную голову на бок и тяжело дышал. Я дал ему крепкую пощечину.
   - Жжет! - простонал гуманоид.
   - Еще хочешь? - я поводил трубкой перед мордой пленника.
   - Нет!
   - Тогда отвечай, кто такой?
   - О, интерогейшн! - одобрительно произнес Глен. - Йа, хорошо! Как в Ирак и Гуантанамо. Лучше открывай рот!
   - Меня зовут Гар-Тан.
   Я врезал жуку в скулу.
   - Я не спрашивал, как тебя зовут. Повторяю последний раз: кто ты такой?
   Тварь растянула губы в некое подобие улыбки. Пришлось брызнуть разок на ступни. Послышалось шипение, от расплавленного хитина повалил пар. Гар-Тан запрокинул башку и утробно заревел.
   - Эта жидкость не оставляет и следа от таких как ты. Лучше не упрямься.
   - Вы, люди, слишком молоды и самоуверенны, - прохрипел чужак. - Как дети бросаетесь на игрушку, даже не узнав, что это такое. Возможно, это граната. Или мина. Или бомба замедленного действия...
   - Хорош демагогию разводить.
   - Гиперврата. Ты имеешь хоть малейшее представление о том, как они работают?
   Я пожал плечами.
   - Ну, корабль входит в одной точке и выходит в другой.
   Пришелец сухо заклекотал. Наверное, это означало смех.
   - Как я и думал.
   - Не зли меня.
   - Корабль входит в иное измерение. Наше измерение. Фиолетовое поле - это сканер, считывающий все данные объекта. На их основе создается точная копия, которая и появляется в указанном месте. При этом весь необходимый строительный материал воруется с нашей планеты. Вы как смерч вытягиваете металлы, камни и даже живые организмы. То, что вы называете мусором и уничтожаете вот этими штуками, на самом деле остатки моих братьев. За десять лет перелетов вы убили четверть популяции и нанесли нашему миру непоправимый вред. Мы пытались вам помешать, но при выходе из врат все, что не совпадает со структурой копии, превращается в...
   - Я понял.
   - Но теперь все изменится. Вы думаете, только после нас остаются ошметки? А куда тогда девается оригинал? Остается у нас, но быстро разрушается. Наши измерения слишком разные, тут уж ничего не поделаешь. Понимаешь, человек, всю суть ситуации? Ты - лишь копия. А твое настоящее тело давно сгнило в Зар-Алгале.
   Гар-Тан снова рассмеялся. Пришлось еще разок врезать ему по наглой морде.
   - Мы тоже собираем и изучаем ваши останки и обломки. Мы узнали очень многое о человечестве. Например, я свободно общаюсь на тридцати ваших диалектах и знаком со многими культурами. Но самое главное - мы открыли способ внедряться в вашу реальность, не боясь взорваться из-за нестабильности молекулярных связей. Мы внедрили себе ваши гены. Как видишь, эксперимент прошел удачно. И теперь ваши проклятые врата не отбирают нашу плоть для построения биологических копий. Все вошедшие в наш мир останутся там навсегда!
   - Зачем вы здесь? Почему ты сбросил контейнеры?
   - Охотно отвечу. Все равно вы уже ничего не сможете предотвратить. В ящиках - тысяча отборных воинов моего народа и несколько десятков ученых. Они захватят станцию и отыщут то, что вы гордо называете менделевием. Из этого элемента мы построим свои врата, и вы ответите за каждую смерть, каждое разрушение! Земля теперь будет нашим домом! Считаю это достойной компенсацией за весь вред, что нанесло человечество.
   - Следи за ним, - велел я Глену.
   А сам включил рацию и связался с Аленой:
   - Слушай, у нас ЧП. На подробности нет времени, но это полный атас. В контейнерах - целая армия инопланетян. Забаррикадируйте всех входы и выходы, постарайтесь продержаться хотя бы час.
   - Дем, мы научная станция, а не форпост!
   - Знаю. Но вы должны организовать хоть какую-нибудь оборону. Мы скоро будем. - И уже обращаясь к напарнику, добавил: - Живо на челнок.
   - Что делать с этим?
   Я провел пальцем по горлу.
   - Только в голову бей. Не хочу слышать его вопли.
   Гар-Тан зашипел, задергался.
   - Извини, приятель, ничего личного.
  
   Корабль жутко трясло. От потери управления нас уберегала лишь разряженная атмосфера. Будь она хоть капельку плотней - и челнок бы отправился в затяжной кувырок до самой земли. Но мы держались, пусть и неимоверными усилиями.
   Глен скрипел зубами и матерился, перемежая родные словечки с теми, что подхватил от меня. Даже могучие медвежьи лапы напарника с трудом удерживали штурвал. Я же не отводил взгляда от обзорного монитора. Серая полусфера станции с плоской вершиной стремительно приближалась. С высоты она походила на капельку сиропа, атакованную со всех сторон полчищем муравьев. Повсюду валялись разбитые грузовые контейнеры. К счастью, удачно приземлились далеко не все, но даже уцелевшие насекомые представляли серьезную силу.
   - Алена, как слышишь? Прием! Мы скоро будем! Выбирайтесь на посадочную площадку!
   В ответ помехи и неясные стуки, будто кто-то колотит деревянным молотком по железному ящику.
   - Глен, надо быстрее!
   - Бистрее нельзя! Не смочь затормозить!
   Челнок постепенно замедлял падение. За тонкими листами обшивки неистово шипели движки. Подобные корабли не предназначены для посадки на планеты, поэтому приходилось по максимуму напрягать маневровые сопла.
   Я продолжил разглядывать монитор. Остальное меня ничуть не заботило. Ни данные системы диагностики, ни количество топлива в баках, ни запасы кислорода. Я неотрывно смотрел на серый пятачок, окруженный мерцающими огнями.
   Вдруг у самого края возникла черная точка. Оттуда выбрался человек в скафандре, сразу же закрыл люк и лег на него. Я видел, как подрагивает тело незнакомца - кто-то отчаянно ломился снизу, но пока преграда держалась.
   - Алена, это ты?! Прием!
   - Да я, я! - раздался в шлемофоне запыхавшийся голос. - Скорее! Уроды скоро выбьют люк!
   - Держись крепко! - посоветовал Глен.
   Челнок сильно тряхнуло. Если бы не ремни, я бы вылетел из кресла. Над приборной панелью зажегся оранжевый маячок, бортовой компьютер начал монотонно перечислять ошибки и неисправности.
   - Готовься к взлету!
   Я выбежал из кокпита и спустился в трюм. Глен открыл стыковочный док. На ходу достав трубу распылителя, я выбежал на площадку. Алена продолжала лежать ничком, но с каждым разом подлетала все выше. Люк был весь покрыт вмятинами и порезами, слава богам - неглубокими.
   - На корабль, живо! - я протянул подруге руку.
   Девушка поднялась и побежала к "Корнею". В этот момент люк распахнулся и оттуда показалась уродливая треугольная голова. Я тут же пустил в нее струю и не отпускал кнопку до тех пор, пока снизу не раздался жуткий вой. Это не остановило насекомых, они полезли наверх с утроенной силой. Пришлось устроить им небольшой едкий душ. До тварей очень быстро дошло, что на крышу лучше не соваться. Получив небольшую паузу, я рванул к кораблю.
   - Дем, сзади!
   Оборачиваться не стал. Не глядя пустил аэрозоль через правое плечо. Судя по диким воплям - попал. Как только стыковочный порт закрылся, мы вбежали в кокпит. Корабль начал взлет, но слишком медленно. Движки ревели, но наша коробка поднялась аж на целый десяток метров.
   - Что такое? - спросил я.
   - Перегруз!
   - Открывай порт. Алена - за мной.
   Мы спустились в трюм и принялись бомбардировать жуков ненужным теперь хламом. За борт отправились пустые баллоны распылителя, запасные детали, пара стопок мужских журналов, половина всех сухих пайков.
   - Демиан! - крикнул напарник. - Нет смысла. Мы все равно не дотянем до орбита. Топливо кончается.
   - Вот дерьмо...
   Алена хлопнула меня по плечу.
   - Я знаю, что делать. Глен, слышишь меня?
   - Йес.
   - Лети в шестой сектор, это совсем недалеко отсюда. Километров сорок на север.
   - А что там? - спросил я.
   - Десять лет назад в районе разбился крейсер ВТК. Неудачная посадка. Эвакуировать корабль не стали, просто законсервировали до лучших времен. На борту есть несколько ракет, и при должно старании можно запустить парочку по гипервратам.
   - Погоди. Ты хочешь уничтожить портал?
   - Это необходимая мера. На планете огромные запасы менделевия, она даже названа в честь ученого. Если жуки притащат сюда достаточно сил, то построят свой портал и тогда всем нам конец.
   - Но мы... останемся тут навсегда.
   Алена вздохнула.
   - Дем. Или мы, или человечество. Что выбираешь?
   Я промолчал. Ответ попросту не требовался.
  
   Разбившийся крейсер мы заметили издалека. Его черная туша отчетливо выделялась на бледно-рыжем фоне. Судно лежало на краю высокого плато, окруженного со всех сторон скалистыми горами. Носовая часть с надстройкой мостика надломилась и смотрела на дно глубокого ущелья.
   "Корней" не дотянул до крейсера всего километр. Посадка выдалась очень жесткой. Челнок упал под острым углом, смял нижнюю грань и прокатился метров десять на стыковочном доке. Стоит ли говорить, что от него ровным счетом ничего не осталось, и в носу челнока зияла дыра?
   Несмотря на это, нам пришлось буквально пробивать себе путь на свободу. Впрочем, после такого приземления сделать это было довольно просто. Я врезал пару раз по обшивке - и та развалилась на четыре искореженных листа.
   Мы космонавты со стажем, и кувырканиями вестибулярные аппараты не удивить. Выбрались наружу и сразу же поковыляли к крейсеру. Запасов воздуха оставалось на двадцать часов, а за это время еще многое предстояло сделать.
   - Как он называется? - спросил Глен, указав рукой на черную коробку.
   - "Икар", - ответила Алена. - Первопроходец Компании. Как и все первые модели несовершенен, за что и поплатился.
   - Йа, понятно. Первый оладий - шаром.
   Я усмехнулся и хлопнул себя по забралу.
   Корабль был не особо большой. Метра три в высоту, пятнадцать в ширину, а сколько в длину - сказать сложно из-за надломленного носа. Мы подошли к обрыву и глянули вниз. Пока будешь лететь - успеешь вспомнить все трехэтажные матюги. Возможно, даже произнести их. И что самое паршивое - кому-то из нас придется лезть на мостик.
   - Судно прошло через врата, так? - спросил я.
   Алена кивнула.
   - Значит, внутри повсюду жучиные ошметки десятилетней выдержки.
   - Не беда, - уверенно произнес Глен. - Все почистим.
   - Остается надеяться, что там не завелось никаких тварей. Понятия не имею, что происходит с инопланетными соплями за столь долгий срок.
   - Ничего не происходит, - немного нервно ответила подруга. - Если реактор выключен.
   - А если включен?
   - Запускаются эволюционные процессы.
   - То есть, спустя несколько лет слизь и куски хитина превратятся в пришельцев?
   - Да. Только одно маленькое уточнение: спустя несколько миллионов лет. Так что не волнуйтесь, мальчики, никого нет дома.
   Мы проникли внутрь через грузовой люк трюма. Питания на борту не было, поэтому створки просто запломбировали магнитным замком. Чтобы снять его, достаточно вырвать солнечную панель и выковырять батарейку. Ничего сложного, и ребенок справится.
   Остатки жуков за долгие годы обратились в прах и густым ковром устилали трюм. Мы шли по узком коридору между штабелей разномастных ящиков: с пайками, водой, боеприпасами. Они были связаны между собой тонкими тросами - несколько штук я срезал и спаял в один, длиной около тридцати метров. Лазерный пистолет - не только оружие, но и вообще незаменимая в хозяйстве вещь.
   Стоило подняться на верхнюю палубу, как нас едва не сбил с ног порыв ветра. Сквозняки тут царствовали о-го-го какие, зато весь мусор вымело.
   - Пойду запущу реактор, - сказал Глен.
   - Удачи. А я попробую залезть на мостик.
   Сказано - сделано. Один край троса прикрепил к переборке, второй - к своему бронепоясу. Тут край пригодилась бы гарпунная лебедка, но мы так спешили, что оставили копья на барже.
   - Обидно, - сказал я, подойдя к краю слома.
   - Что не вернешься домой?
   - Что тут хреновая атмосфера. Не смогу поцеловать тебя напоследок.
   Алена устало улыбнулась. Ее скафандр был без забрала, и я видел красивое лицо, обрамленное светлыми волосами.
   - Ну, я пошел.
   - Дем, стой, - подруга схватила меня за плечо. - Слышишь?
   Я напряг уши. Откуда-то снизу доносился тихий звук, похожий на царапанье металла. Я осторожно посмотрел вниз, и в этот момент из носовой части выпрыгнул инопланетянин. Существо первым делом выхватило трубку распылителя, выдрало с корнем и сбросило в пропасть. Я остался по сути безоружным против закованного в хитин инсектоида. В отличии от казненного нами диверсанта, у этого голову защищало некое подобие шипастого шлема с крохотными отверстиями для глаз. Без аэрозоля справиться с таким чудищем будет крайне сложно, если вообще возможно.
   - Пошел! - Алена запустила в монстра обломком пластикового кресла. - Убирайся!
   - Что там с вами? - спросил Глен.
   Жук отвлекся, дав мне возможность для маневра. Я поджал ноги и отбросил тварь. К сожалению, жук устоял на краю и не рухнул в носовой отсек. Тем временем, я вскочил на ноги и выхватил меч. С такой броней моя зубочистка ничего не сделает, но позволит отвлечь проклятое насекомое.
   - Глен, нас выследили! Раствор - офф, дерусь как могу.
   - Сейчас буду!
   - Уж постарайся!
   Я увернулся от размашистого крюка и резанул противника в бок. Как и ожидалось, лезвие не оставило на хитине даже следа. Впрочем, оппонент тот еще боксер, слишком уж медленный и неповоротливый. Будь он хоть на йоту проворнее - и я не продержался бы и пяти секунд.
   Еще нырок и укол в спину - без результата. Жук ревет и машет руками. Создается впечатление, что это тело слишком непривычное для пришельца. Вот бы восемь ног да две клешни - тогда разговор бы шел другой. Но обычные жуки не шибко долго живут в нашем измерении. И пусть так остается всегда.
   - Глен!
   - Бегу!
   Тварь задела меня. Попала тыльной стороной кулака в грудь. Пластина из титанопласта выдержала, но сильно вмялась. Еще один удар в это место - и перелом грудной клетки гарантирован.
   Я отлетел на добрую пару метров и сшиб древний компьютерный терминал. Жук одним прыжком добрался до меня и занес руки над головой. Один удар - и все закончится. Я заслонил забрало и нагрудник предплечьями - скорее всего, это лишь продлит мои страдания, но против инстинктов не попрешь. Человеку свойственно хвататься за жизнь до последнего.
   Раздался знакомый шелест, вслед за ним - дикий, обезумевший рев. Жук поймал в морду бодрящий заряд аэрозоля и теперь медленно пятился к обрыву, пытаясь стряхнуть раствор. Но лишь размазывал его по телу, значительно усиливая боль. Наконец тварь не нашла позади пола и рухнула вниз. Послышался глухой удар, и рев затих.
   - Успел вовремя! - напарник показал большой палец.
   - Глен, сзади!
   Второй пришелец подкрался к янки и вонзил тому в спину хитиновый шип. Острие пронзило титанопласт и скафандр, не остановила шип даже система жизнеобеспечения. Глен вскрикнул, взмахнул руками и упал на колени. Напавшей твари тоже досталось по полной. Она пронзила баллон с аэрозолем, жидкость под давлением разлетелась во все стороны. Существо огласило палубу жутким криком и подохло в конвульсиях.
   Я подбежал к напарнику, но Глен уже был мертв. Прямое попадание в сердце и разгерметизация не оставили приятелю никакого шанса.
   - Суки... Ален - запустишь реактор?
   - Да, - выдохнула геолог.
   - Приступай.
   - Дем...
   - Слушаю.
   - Я вызову перегрузку ядра. Оставлю уродам небольшой подарочек. У тебя будет около пятнадцати минут.
   - Что же..., - я пожал плечами. - Тогда до встречи в лучшем мире?
   Алена шагнула ко мне и крепко обняла. Даже в многослойном скафандре это было чертовски приятно.
   - Прощай, Демьян.
   Я спустился по тросу на мостик. К тому моменту Алена включила питание, и компьютерные терминалы слабо мерцали сквозь толстый пыльный покров. Я кое-как угнездился в кресле бортстрелка и смахнул грязь с дисплея. Служба в армии не прошла даром - я отлично разбирался даже в устаревших системах. Зная координаты гиперврат, навести на них весь запас ракет не составило никакого труда. Но перед тем, как навсегда отрезать путь к планете, я решил отправить небольшое послание. Предупреждение.
   - Всем привет, кто меня слышит. Это борт два сорок ноль четырнадцать, крейсер ВТК "Икар". Мое имя - Демьян Орлов, лицензия дезинсектора номер тринадцать восемь двести тридцать. Вместе со мной Алена Скоробогатова, начальник геологоразведочной станции на планете Менделеев. И павший в бою с пришельцем Глен Дасти - замечательный напарник и друг. Сегодня мы столкнулись с теми, кто долгие десять лет оставлял нашим кораблям дурно пахнущие подарочки. Мне даже удалось пообщаться с одним из инопланетян. Они многое о нас знают и научились подсаживать в трюмы живых особей. Я до конца не понял суть действия гиперврат, но они неким образом сильно вредят родной планете разумных жуков. Дальнейшие путешествия через порталы несут серьезную угрозу всему человечеству. Надеюсь, это послание дойдет до адресата. Потому что мы останемся на этой планете навсегда. Я уже слышу скрежет лап по обшивке. Скоро твари будут здесь. За сим откланиваюсь, мне еще гостей встречать.
   Я вздохнул и нажал две кнопки. Отправить сигнал и ракеты. Над головой послышался гул гидравлики - открывались люки пусковых шахт. Прежде чем врата будут уничтожены, они отправят послание на ту сторону. Прислушаются ли к нему Компании или нет - не знаю. Мне уже все равно. Судя по мерцанию электроники и аварийным мачкам - до взрыва остались считанные минуты.
   Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Посидел в шуме и гаме, погладил верный баллон аэрозоля. Жуки словно чуяли его и не спешили атаковать. Корабль тряхнуло. К счастью, я пристегнулся, иначе бы вывалился к чертовой бабушке.
   - Ален.
   - Да?
   - Я тебя люблю.
   Тишина.
   - Я тебя то...
  


Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Рай "Семь желаний инквизитора"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"