Чехин Сергей Николаевич: другие произведения.

Ультракул, гл.1-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Короче, меня накрыл творческий кризис, и я сломал башню, пытаясь выдумать нечто крутое и оригинальное. Чтобы и сеттинг бомбовый, и сюжет чумовой, и персонажи шипперистые и все такое прочее. Но ничего толкового на ум не приходит, а писать хочется, ибо за окном скучно, уныло и вообще все вокруг вызывает непреодолимые приступы эскапизма. Поэтому не ждите от этого текста вообще ничего. Он банален, шаблонен, баянист и полный отстой. Донельзя каноничное пати (МС-колдун, благородный, но хилый орк и ехидная эльфийка в бронебикини) идут из А в Б за Могучим МакГаффином, попутно зачищая подземелья, бухая в тавернах, влипая в неприятности и спотыкаясь о рояли в кустах. Никаких интриг, веселья, развития, морали, посыла, смысла и повода это читать. Листайте дальше. Курлык.


Глава 1. Приключение начинается

   В далеком-предалеком волшебном мире, столь же далеком от нас, как книги Чехина от издания, жил гномий царь, превеликий государь. Долгие годы мудро и справедливо правил он Подгорьем - страной пещер, шахт и высеченных в каменной толще залов.
   И было у него три сына-близнеца: Коргарон, Брандобас и Ультракул. Все высокие как люди, стройные как эльфы и умные как полурослики. Все успешно обучились магии земли у рудных жрецов, и ни один не уступал другому.
   Минуло двадцать лет, старость и хворь одолели царя. Пришла пора решать, кому из сыновей передать Рунную корону. Опечалился владыка от тяжких дум, покой и сон потерял. Ведь все братья равны, даже на лицо одинаковы. Нет среди них лучшего и худших. Кого посадить на трон? Ведь остальные обидятся, затаят друг на друга злобу, и не миновать Подгорью смуты и междоусобицы.
   Тут на помощь пришли рунные жрецы - могучие пещерные колдуны. Созвали они Чародейский Совет, пригласили царя. В самой глубокой шахте, освещенной кристаллами-самоцветами, пятеро сильнейших жрецов заняли свои места в тяжелых каменных креслах. Стали судить-рядить, чем же горю помочь и как из оказии выпутаться. Древние как само Подгорье седобородые слепцы размышляли целый день и всю ночь. В белых туниках, бледные без солнца, в свете кристаллов они очень походили на мраморные изваяния. Думали они думали, и наконец самый старый и мудрый жрец изрек:
   - Пусть царем будет Коргарон!
   - Почему? - спросил владыка.
   - У Брандобаса и Ультракула в именах по девять рун, а у Коргарона - восемь.
   - И все?
   - И все.
   - Чушь! Думайте еще.
   - Я! Я придумал! - крикнул жрец помоложе. - Пусть царем станет Брандобас!
   - Почему?
   - Он вышел из чрева первым. И потому как бы старший.
   - Бред! - Повелитель в гневе тряхнул рыжей бородой. - Тоже мне веский довод! Дальше!
   - Нашел! - взвизгнул еще один колдун. - Отдай корону Ультракулу!
   - Почему?
   - Потому, что Брандобаса и Коргарона уже предлагали.
   Царь выругался в сердцах и ушел прочь. Заперся в покоях и с горя нахлебался медовухи. После третьего кувшина ему вдруг явился дух павшего в бою с гоблинами деда - яростного воина, дерзкого балагура и уважаемого правителя.
   - Дундолон, внучек мой! - прокатилось замогильное эхо под высоким сводом.
   - Деда! - Царь, обливаясь слезами, рухнул на колени. - За мной пришел? Неужто пробил мой последний час?
   - Еще не пробил, но морально готовься, - печально прогудел призрак. - Недолго тебе осталось. А будешь налегать на медовуху - и того меньше протянешь! Явился я, дабы беде помочь. Не могу оставить род-племя в нужде даже на том свете. Правильно ты поступил, внучек, что не отдал корону. Славные у тебя сыновья, все достойны править Подгорьем. Но царь может быть лишь один.
   - Как же быть?! - простонал гном.
   - Испытай мальчуганов. Отправь в странствие. Кто принесет самый великий трофей - тот и сядет на трон.
   - Мудро! - Владыка просиял. - И как я раньше не догадался! Спасибо, дедушка! Немедля пошлю за царевичами!
   - Бывай, Дундолон! - прохрипело ослабшее эхо - Скоро увидимся!
   - Эх... - Царь вздохнул и с опаской взглянул на пойло.
  

+

   Просторную залу устилали неподвижные тела. Всюду валялись перевернутые столы, стулья, битая посуда, оружие и доспехи. Кое-где виднелись капли крови. Нет, на этих гномов не напали гоблины, устроив страшную сечу. Просто близнецы закатили знатную попойку. В честь чего? В честь того, что могли.
   Вошедшие гонцы дунули в бронзовые трубы. Тела зашевелились, морщась от нестерпимой боли и рвущихся наружу желудков. Девушки, стыдливо прикрываясь, зашарили по округе в поисках белья. Друзья царевичей потирали разбитые носы. Сами великаны (по гномьим меркам, конечно) кое-как поднялись, пошатываясь и опираясь друг на друга. Брандобас пуще остальных любил покушать и отрастил небольшое пузо, на котором покачивалась светлая борода, заплетенная в тугую косу.
   Коргарон питал особую страсть к кузнечному делу и успел нехило раздаться в плечах. Столь же широкой была его пышная рыжая борода. Ультракул прослыл первым бабником, и по долгу службы оставался строен, стригся коротко, а космам предпочитал ухоженную щетину цвета каменного угля.
   В остальном же они отличались меж собой как отражения в зеркалах. Точеные скулы, мощные подбородки, хищные носы и высокие крепкие лбы. Красавцы! На них засматривались даже эльфийки из редких посольских делегаций, а уж человеческие женщины вовсе не могли устоять.
   - Царь Дундолон желает вас видеть! - хором гаркнули гонцы, отчего у бедняг брызнули искры из глаз. - Немедля!
   Похмелье похмельем, а отцовская воля - закон! Вдоль стеночек доползя до трона, братья пали на правые колена и склонили гудящие головушки.
   - Опять кутили? - прохрипел владыка. - Негодники. Полно веселиться, один из вас скоро займет это место. Долго думал, кому же отдать корону... - Братья напряглись. - И наконец решил! Было мне видение покойного дедушки. Велел он отправить вас на все четыре стороны. Точнее, на три. Кто принесет самый ценный трофей - тот и станет царем Подгорья. Таково мое слово! А теперь собирайтесь. Буду ждать у главных ворот.
   Брандобас вырос не шибко быстрым и ловким, зато метким. Он вооружился луком и кожаной броней.
   Коргарон любил хорошенько подраться. Он взял здоровенный молот и стальной панцирь.
   Ультракул в совершенстве познал азы магии земли, на нее и уповал. Доспехи волшбе лишь помеха, потому выбрал привычную одежду. Короткую черную куртку с золотой оторочкой и полосками на груди. Того же цвета штаны, заправленные в высокие сапоги со множеством блестящих пряжками ремешков. Серую шерстяную безрукавку со стоячим воротом. Подпоясался красным расхлябанным кушаком с бахромой.
   Насыпал в заплечную торбу сухарей и вяленого мяса, прихватил пару бутылок медовухи и немного золотых монет - квадратных, украшенных рунами. И первым явился к распахнутым вратам из чистого железа, за которыми простиралась бескрайняя зеленая долина. Вдали виднелись переплетения тонких рек, еловые заросли и проплешины болот. Меж них курились дымками деревеньки и городища.
   - Коль первым пришел - то первым и иди, - молвил царь и закашлялся. Он сидел в открытом паланкине в окружении хмурых гвардейцев в алых плащах.
   Юный гном задумался. Прямо пойдешь - к человекам попадешь. Они великие торговцы и балагуры, но в магии и ратном подвиге не очень. Слишком мало живут на свете, немногому успели научиться. Хвастать особо нечем. Разве добудешь у них величайший трофей? Вряд ли.
   Налево пойдешь - до орков дойдешь. Свирепые зеленокожие варвары не знают равных в драке, а место под солнцем добывают кровью и болью. У них много занятных штуковин, но за каждую придется биться насмерть. Пусть лучше Коргарон идет, ему по нраву сечи и поединки.
   Направо пойдешь - на эльфов набредешь. Нет никого красивее, мудрее и древнее этих утонченных созданий. Прирожденные музыканты, сказители и танцоры. Глубока и необъятна культура ушастого народа, а их женщины сущие богини. От одной только мысли о длинноволосых прелестницах сердце Ультракула рвануло из груди. Колебался он недолго.
   Поцеловал отцовский перстень, в пояс поклонился вратам и неспешно побрел в сторону золотого леса Дайона - земле вечной осени, туманов и сияющего багрянца. Но думал царевич не об успехе, не о великом трофее и уж тем паче не о скучной царской доле. А о пышногрудых белокурых красавицах, что в изобилии водились в том лесу.
   Жаль путь неблизкий и опасный. Целую неделю топать по кишащим чудищами болотам и обжитым разбойниками ельникам. Да и в городах и весях мужичье не шибко гномов жалует. Думает, они простой люд дурить мастаки и за грош удавиться готовы. Вот и срываются по чем зря. Могут обидным словом обозвать, помоями плеснуть или поленом огреть.
   А Предлесье и вовсе проклятое, богопротивное место. Тысячу лет назад там разыгралась жуткая бойня меж эльфами и предками людей. Народу с обеих ратей полегло - не счесть. С тех пор на пропитанной кровью земле не растет ни былинки, а среди сожженных руин летают неприкаянные души и снуют охочие до свежего мяса вурдалаки.
   Но даже сам Мракодар - безликий ужас, владыка всего Зла, воевода чертей и ведьм, не смог бы испугать Ультракула и вынудить свернуть с выбранной дороги. Ибо год назад царевич впервые увидел эльфийку и с тех пор потерял покой и сон. Гномихи, даже самые красивые, уже не так влекли его, а женщины казались уродливыми, неполноценными.
   А ведь то была даже не принцесса, не знатная особа, а просто чиновница из посольства. Судя по тому, как на нее смотрели эльфы-мужчины, в их глазах она выглядела далеко не красавицей. Какие же прелести скрывает сердце Дайона, где живут лучшие из ушастых дев? Ради их ласк царевич вознамерился свернуть горы, и никакие вурдалаки не сумеют ему помешать. Он, Ультракул, сын Дундолона, внук Арграбона, правнук Громолома, праправнук Рудокола, одареннейший маг земли, баловень судьбы, краснобай, отважный смельчак и просто красавчик покорит сердце любой лесной дамы! Или он не Ультракул, сын Дундолона, внук... о чем это я?
   Ах да.
  

+

   Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Иначе говоря - сказки сказывать не мешки ворочать.
   Наш герой шел по лугу вдоль речушки и наслаждался природой. Сочная травка блестела на солнце словно россыпь изумрудов. Тут и там жужжали жирные пчелы, летая от ромашек к клеверу, от клевера к медунице, от медуницы к лютикам. Теплый ветерок колыхал зеленое море, а вместе с ним и пестрые цветочные острова: белые, розовые, желтые, синие.
   В реке плескалась рыбешка, оставляя круги на зеркальной глади. Дурманяще пахло свежестью и сладкой пыльцой. Царевич нечасто выбирался на поверхность и всякий раз радовался как ребенок буйству красок, цветов и ароматов. После серых провонявших потом и брагой коридоров глаз не отвести!
   Вскоре он заметил на берегу молодого орка. По меркам пустынных варваров - довольно худосочного, но по сравнению с человеком или гномом - сущего великана. Дикарь в холщовых штанах и широкополой соломенной шляпе удил плотву. Вытащив рыбку, он тут же кидал ее в рот и с хрустом пожирал.
   Кожей орк был довольно бледен, лицом гладок, из-под припухших губ торчали кончики клыков. То ли болен, то ли полукровка - слишком много людского в чертах. Заметив Ультракула, здоровяк встал и снял шляпу, обнажив узкую, в пол ладони, полоску волос на лысом черепе.
   - Здравствуй, подгорный житель, - неожиданно звонко поприветствовал дикарь.
   - Привет, пустынник. Вот уж не думал встретить тебя в этих краях.
   - Меня зовут Зефир, и я - слабейший из рода.
   Царевич нахмурился.
   - Тебя зовут Зефир?
   Орк виновато кивнул.
   - И что значит это имя?
   - То и значит. Я слишком бледен и похож на человека. Поэтому Зефир. Еще ничего, могли бы Снежком прозвать, но на родине не идет снег. Я хотел заслужить другое имя во время ритуала взросления, но проиграл десять поединков подряд. Отец назвал меня слабейшим из орков и выгнал из племени. Теперь я должен снискать ратную славу в чужих землях. Возможно, тогда меня назовут Тачелой - что значит Победитель Людей. Или Такарлом - Покорителем Гномов. Или Таэлой - Одержавшим Верх над Десятком Эльфов. Но пока я не смог никого одолеть и все еще зовусь Зефиром.
   - А я - Ультракул, сын Дундолона, подгорный царевич.
   - Ух ты! - Орк оживился. - Одолеть царского сына - большой почет! Если побороть трех царевичей трех царств, можно взять имя Триплкил, что значит Поборовший Трех Царевичей Трех Царств. Всяко лучше, чем Зефир. Будешь драться со мной, Ультракул?
   - А то. - Гном отшвырнул торбу и размял плечи.
   - С виду ты силен и крепок. - Парень хрустнул пальцами. - Хоть и карлик.
   - Не смей называть меня карликом, огурец!
   Под ногами соперника разверзлась земля. Зефир провалился в яму по пояс, и тут края сошлись, плотно обхватив юнца под ребра. Варвар попытался выкарабкаться, но скорее курица взлетит в небеса, чем мать-твердь отпустит добычу. Гном встал напротив, скрестил руки на груди и самодовольно усмехнулся.
   - Ну и кто теперь карлик?
   - Ты колдун! - сердито выпалил орк. - Так нечестно!
   - Жизнь вообще несправедлива.
   - Мне ли не знать...
   Ульту стало жалко несчастного дикаря, самого слабого в роду. Он сказал:
   - Слушай, я к эльфам иду. Хочешь со мной? Путь неблизкий, опасный: и мне проще, и тебе будет кому бока намять.
   - Правда?
   - Царское слово.
   - Здорово! Сражаться и путешествовать с товарищем очень почетно. Я уже чувствую, как меня покрывает ратная слава!
   Гном ослабил хватку и протянул знакомцу ладонь. Тот вылез и оттряхнул штаны.
   - А зачем тебе к эльфам?
   Ульт рассказал.
   - О! - Зефир почесал лоб и поправил шляпу. - Получается, тебя тоже выгнали из племени? И запретили возвращаться без великой славы?
   - Нет!.. То есть... хм... Пожалуй, да. Ты прав.
   Орк улыбнулся.
   - Я слабый, но умный. Жаль в шаманы не взяли. Только могучие воины могут стать шаманами. А я... - Он посмотрел на мозолистые ладони. - У меня даже оружия нет. Не заслужил. Эх, хоть камень на шею и в речку.
   - Нашел из-за чего топиться.
   - Тебе не понять. - Попутчик вздохнул. - Орк без имени и славы - все равно что без рук и ног!
   - Живи у людей.
   - Шутишь? Они нас ненавидят. Хотя мы давно не воюем.
   - Нас тоже не шибко жалуют. Хотя мы вообще никогда не воевали.
   Спутники подошли к небольшому ельнику. Вдруг раздался пронзительный свист, и из-за деревьев выскочила ватага немытых бородачей в обносках. Ульт пересчитал: пятеро. Рожи страшные, побитые, пропитые, в руках - дубинки. Смотрят с ненавистью, скалят щербатые рты, брызжут зловонной слюной.
   - Опа, какие люди! - прохрипел главарь. - Вернее, нелюди!
   Лиходеи заржали.
   - А ну выворачивайте карманы, черти! А ты, карлик, раздевайся. Ишь золотом обшился, будто царевич какой!
   - Не смей называть меня карликом, - процедил гном.
   - Ути-пути! Как страшно! - Разбойник вынул из-за пазухи кинжал. - Снимай портки, лилипут. И куртку. Добрые шмотки, не хочу дырявить.
   - Их много, - шепнул Зефир. - Победить стольких - большая честь. Вот только вряд ли мы победим. Быстро бегаешь, а?
   - Я от врагов не бегаю. А от куриного навоза и подавно.
   - Ты как меня назвал, таракан хренов?! - Взревел вожак. - В бой, братцы! Ломай иноземную гадину!
   С воем и гиканьем дуболомы ринулись на приятелей. Ультракул вскинул руки - первого злодея с головой поглотила земляная глотка, второй споткнулся на ровном месте и с размаху шибанулся лбом об острый камень, которого еще секунду назад не было.
   Третьему зарядил в морду пудовый ком грязи, четвертого окутал жужжащий пылевой смерч, очень скоро ставший темно-бурым. Но последний - с кинжалом - успел подобраться вплотную и замахнулся, сверкнув острой сталью. От смерти Ульта отделяли мгновения, и тут перед глазами мелькнуло что-то зеленое. Зефир лягнул главаря под локоть, выбил клинок и толкнул плечом в грудь. Хоть орк и самый слабый, но рядом с человеком, даже сильным и рослым, сущая скала. Грабитель крякнул, распластался на спине и затих.
   - Ура! - крикнул варвар. - Как мы их, а?! Точнее, ты их... А я так, помог чутка.
   - Не скромничай. - Царевич снял куртку и сел. Шерстяная безрукавка пропиталась потом насквозь. - Ух...
   - Эй, ты в порядке?
   - Всю силу земли сжег... Ощущение, будто пробежал десять верст, напился вдрызг, встал с бодуна и пробежал еще десять верст... Черт... Подай торбу.
   Зефир подал. Ульт вытащил бутылку медовухи и высосал досуха.
   - Будь другом - метнись к речке и набери воды. Подыхаю от жажды. Уф...
   Когда орк вернулся, товарищ дрых без задних ног, сотрясая округу молодецким храпом. Взяв дубинку побольше, дикарь сунул ее в торбу и закинул на правое плечо. А на левое бережно положил гнома и скрылся в ельнике.
  

+

   Маг проснулся под вечер. Солнце почти село, рядом потрескивал костерок, Зефир жарил на прутиках вяленое мясо.
   - Я взял немного из твоей торбы. Прости. Ничего не ел три дня.
   - Пустяки. - Царевич сел, кривясь и постанывая. - Мой хлеб - твой хлеб.
   - Лучше? - Орк протянул прутик.
   - Немного.
   - Колдовство - штука опасная. Изнурительная. Дает силу тебе, но пьет силы из тебя. Теперь ясно, почему в шаманы не берут дохляков.
   Ульт заметил неподалеку старый орешник. Выломал толстую ветку в полтора своих роста, ловко махнул над головой и со свистом рассек воздух.
   - О, ты и посохом дерешься? Уважаю!
   Царевич крутанул палку вокруг талии, перехватил за спиной, бросил на шею и завертел перед собой. Да так быстро, что стрела не проскочит.
   - Древнее подгорное искусство. Гном-ку-до! Мы невысоки, но посохом или копьем достанем кого угодно.
   Поупражнявшись немного, он вернулся к огню и вгрызся в теплое мясо.
   - А меня научишь?
   - У тебя не получится ничего. Это нужно лет десять заниматься.
   - Жаль... - Зефир погрустнел и уставился на костер.
   - Эй, не кисни. Просто наблюдай за мной, авось освоишь пару приемов.
   Ветер принес скрип колес, собачий лай, удары хлыстов и смех. Ульт выпрямился и приставил ладонь козырьком. Вдали, на фоне рыжего полукруга медленно шел караван: три крытых кибитки. Он направлялся к едва заметному силуэту деревеньки с остроконечными крышами. А она стояла строго на востоке - в той же стороне, где и прекрасный Дайон.
   - Наверное, торговцы, - сказал орк.
   - Идем. Поспешим - догоним их до темноты. С караваном быстрее и безопаснее.
   Несмотря на ломоту в теле, царевич перешел на бег. Орк тащил пожитки, оружие и старался держаться рядом, хотя мог припустить быстрее резвого жеребца. Но усталость быстро дала о себе знать. В полночь спутники разбили лагерь в поле и заночевали, дежуря по очереди. А утром добрались до поселения, обнесенного высоким частоколом.
   У распахнутых настежь ворот стояли три шатра: белый, желтый и красный, рядом толпились селяне. У одного сгуртилась шайка детворы, у второго - бабы, а у третьего - сплошь мужики. Караванщики в пестрых камзолах и колпаках с бубенчиками стояли у входов и брали деньги с посетителей. По борту телеги, словно петух по насесту, выхаживал размалеванный мужик и орал во всю глотку:
   - Только сегодня и только сейчас! Знаменитый странствующий цирк дядюшки Бо! Эй, мелюзга! Айда в белый шатер! Там ждет вас страшный зверь из самой глуби северных лесов! Близко не подходить, с рук не кормить! Леденцы и булочки - сущие гроши!
   - Я люблю булочки, - шепнул Зефир.
   - Эй, бабоньки, пчелки-труженицы! Бегом в желтый шатер! Наряды и цацки, тюли и шали! Волшебные мази и присыпки: лицо намажешь - красивее всех станешь! Запасайтесь серебром, считайте даром отдаем!
   - Мошенники, - прошипел Ульт. - Вот кого гнать надо, а не гномов. Так нет же, стоят, рты раззявили.
   - Красный шатер - для настоящих мужиков! Что там - сказать не просите! Не то бабы шеи намылят! Им туда ходу нету, ведь внутри красивейшее чудо света! Раз увидишь - ввек не забудешь! Хочешь потерять покой - готовь золотой!
   - Ого. Как думаешь, кто там?
   - Баба голая, - фыркнул гном. - Неужели не ясно?
   - А-а... - Щеки орка слегка потемнели. - Голые бабы получше булочек. Видел уже?
   - Конечно. Жди здесь.
   Царевич подошел к зазывале и спросил:
   - Уважаемый! Вы случаем не в Дайон едете?
   "Петух" хохотнул.
   - Не, брат. Нам туда путь заказан. А что?
   - На восток надо. За подвоз заплатим.
   - Извиняй, скоро на юг заворачиваем. Мой тебе совет - загляни в красный шатер, пока не свернулись. Оно того стоит.
   - Золотой за голую бабу - преступное расточительство.
   - Ха! Там тебе не простая баба. - Мужик понизил голос: - А ушастая. Понял?
   Сердце гнома гулко ухнуло.
   - Эльфийка?
   - Тсс... Потише, братишка. Не шурши. Это самая страшная тайна дядюшки Бо. То есть меня. И самая выгодная, хех. Многие носятся за нами по всей стране, как хреновы паломники. Матерей родных продают, лишь бы еще разок взглянуть на красотку. Это, брат, не баба. Это - чистый дурман!
   В кузов с тихим грохотом шлепнулась монета. Зазывала куснул ее и вскинул ярко-красные брови.
   - Квадратная... Ба! Да ты гном! А так сразу и не скажешь. Наверное, с телеги все кажутся карликами.
   - Не называй...
   - Прости, прости. - Он хлопнул себя по зеленым губам. - Не серчай, заговорился. Эй, Балда! Пропусти парня! Уплачено.
   Лысый верзила в кожаной жилетке молча кивнул на полог. Мужики проводили счастливчика полными зависти взглядами. В спину то и дело летело:
   - Ух, богатей.
   - Ишь прет, хвост распустил.
   - Вельможа чертов.
   - Слышь, а это не гном?
   - Дуралей. Где ты таких высоких гномов видел? Да и бороды нет, щетина одна. Я с бородой, ты с бородой, а гном - без бороды? Рассказывай.
   В шатре царил полумрак, пахло хвоей и мылом. Посреди высилась огромная клетка, накрытая куском парусины. Рядом в плетеном кресле сидел тощий усатый тип с острогой. Увидев гостя, он расплылся в улыбке и встал.
   - Здрасьте, здрасьте, добрый господин. Присаживайтесь и наслаждайтесь представлением. Дать вам масла?
   Ульт не понял, на кой нужно масло, и вежливо отказался. Тип кивнул и сдернул занавеску.
   В клетке стояла эльфийка, привалившись спиной к ржавым прутьям. Из одежды на ней были лишь кожаный корсаж - столь короткий и узкий, что едва скрывал крепкую поджарую грудь, и кожаная же набедренная повязка, больше похожая на затянутый в промежности ремень. И то, и другое украшала звенящая кольчужная бахрома.
   Маг судорожно сглотнул, хотя ушастая выглядела еще хуже той чиновницы из посольства. Очень худая, вся в шрамах от кнута, с грубым лицом и темными кругами под карими глазами. Стрижена коротко, под мальчика, часть лба и левый глаз закрывает густая рыжая челка. И все равно она красивее и притягательнее любой гномки или человеческой женщины.
   - Танцуй, прорва! - рявкнул мужик и ткнул ее острогой в бок. - Шевели булками, дармоедка.
   - Эй, полегче! - крикнул Ульт.
   Эльфийка повернулась к мучителю и смачно харкнула в грязную рожу. Типчик взбесился не на шутку и принялся колоть беднягу со всей дури. Если бы палку застругали чуть острее, если бы в тщедушном тельце скопилось больше силенок, он бы точно насадил пленницу как ломоть мяса на прутик.
   - Прекрати! - заорал царевич, но надзиратель бился в ярости как объевшийся мухоморов орк. Разве что пеной не брызгал.
   Девушка сжалась в клубок на дне клетки, прикрывая глаза и голову. Не прошло и мига, а ее бледную кожу усеяли алые пятна, кое-где сочащиеся кровью.
   Пол ушел из-под ног мужичка. Буквально. Он шлепнулся плашмя, уронив острогу. Ульт подбросил палку носком сапога, схватил и треснул гада тупым концом в подбородок. Хрясь - и тот обмяк, закатив покрасневшие зенки.
   Пошарив по карманам засранца, гном нашел ключи и отпер дверцу. Но девушка не спешила выходить. Села, обняла колени и хмуро уставилась перед собой.
   - Эй, ты свободна.
   Она хмыкнула и отвернулась.
   - Беги, я прикрою. Устрою этим циркачам такое представление... на всю жизнь запомнят.
   - Далеко ли я убегу, умник? Без оружия, денег и... одежды.
   - Мы идем на восток, в Дайон. Хочешь - пошли с нами. Проводим до дому.
   - Кто вы-то?
   - Я и Зефир, мой друг-орк.
   - Зефир? - Рабыня хохотнула. - А тебя случаем не Сырок зовут?
   - А? - Парень был так ошарашен наготой и грубой красотой девушки, что растерял все красноречие. - Меня зовут Ультракул.
   - Пфф... Лучше бы тебя звали Сырок.
   - Хватит ерничать. Идешь или нет?
   - Боги... Гном, орк и эльф... Чую, та еще будет прогулочка.
  

Глава 2. Проклятое золото

   В шатер заглянул вышибала.
   - Что за шум? Вы зако... какого лешего?!
   Рыжая кошкой сиганула из клетки, повалила амбала и ударила ребрами ладоней по шее. Охранник тихо вскрикнул и обмяк.
   - Пора кончать этих циркачей, - прошипела она. - Я вырву глаза каждому, кто пялился на меня.
   - И мне?
   Девушка обернулась и смерила гнома гневным взглядом.
   - Тебе - нет. Наверное.
   - Слушай, пошли уже. Потом мстить будешь. Вы долго живете, времени полно.
   - Может ты и прав. - Пленница вынула из-за пояса охранника кинжал. - Но дядюшку Бо я укокошу прямо сейчас. Иначе спать не смогу.
   - Да стой ты...
   Но рабыня выскочила из шатра. Ульт рванул следом. Толпящиеся у входа мужики ошалели, едва увидели полуголую эльфийку. Они вытаращили глаза, утробно замычали и потянули к ней грязные лапища, словно оголодавшие вурдалаки.
   Девушка крутанулась на пятка, очертив клинком сверкающую дугу. Кольцо одуревших селян чуть расступилось, но ненадолго. От увиденного им напрочь снесло крыши, и даже страх смерти спрятался куда-то далеко и глубоко, уступив место похоти. Ну точно восставшие мертвецы.
   Стоящие неподалеку бабы потеряли к побрякушкам всяческий интерес и с подозрением уставились на мужей. Пошли пересуды и разнотолки - пока робкие и негромкие. Одна женщина влезла на бочку, но все равно ничего не увидела.
   - Не пойму, что там творится, - выдохнула она. - Слетелись как мухи на мед. Водку что ли раздают?
   - Тут девка голая! - во всю глотку крикнул Ульт, оттолкнув особо ретивого ухажера острогой. - Мужья ваши последние деньги на блуд спускают!
   - Слышали, слышали?! - возмутилась дама на бочке.
   - Вот кобели старые!
   - Так и думала. Так и думала!
   - Ладно на девку смотрят, черт с ними. Деньги, скотины этакие, тратят!
   - Ах вы пороси паршивые! А ну-ка, подруги, отстоим семейный бюджет!
   Клин озверевших селянок ударил в тыл мужикам и расколол на два фланга. Началась потасовка, подобных которой гном не видел даже на самых крупных подгорных попойках. Бабы таскали мужей за бороды, валяли в пыли, разбивали носы и отвешивали такие подзатыльники, что звон стоял как в Великой Кузне. В воздухе закружились клочья волос и рваные лоскуты, взбитая пыль застлала все вокруг подобно туману.
   Воспользовавшись неразберихой, Ульт схватил спутницу за руку и поволок прочь, ловко снуя среди дерущихся крестьян. Циркачам тоже досталось на орехи, ибо именно в них бабы и узрели корень всех бед. С воплем "долой искусителей" они начали громить шатры и переворачивать телеги. Дядюшка с подельниками предпочел дать стрекача, к счастью - в другую сторону. Но убегая, гном отчетливо расслышал сквозь крики и лязг:
   - Еще свидимся, чертов карлик!..
   - Вы целы? - спросил Зефир, догнав товарищей.
   - Пока да. Но сбавлять скорость совершенно ни к чему.
   Они пробежали битый час и добрались до небольшого болота. Посреди росла березовая рощица, кругом горбились мшистые кочки, щедро украшенные красно-желтыми ягодами морошки. Шум и гам остались далеко позади, уморенные спутники решили немного отдохнуть.
   - Sen'kkhe ki'shi, - проворчала эльфийка, развалившись на траве и сцепив пальцы под затылком. С ее языка это переводится примерно как "отрыжки енота". - Здорово ты их отвлек. Иначе бы всех перерезала.
   Ульт сел рядом и открыл торбу. Хотел угоститься сухарями, но из-за долгой тряски они превратились в панировку. А мяса осталось всего три кусочка, кои и были розданы товарищам по несчастью.
   - Пойду дров поищу, - смущенно пробормотал Зефир, отворачивая потемневшее лицо и пряча глаза. - А то комары заедят.
   - Ага, давай. Возьми шест, а то в трясину юркнешь.
   Девушка усмехнулась.
   - Как тебя зовут?
   - Мива.
   - А в рабство как угодила?
   - Не твое дело.
   Гном пожал плечами.
   - Не хочешь - не говори.
   - И не скажу.
   - Злыдня.
   - Просто не лезу в чужие дела. И не люблю, когда лезут в мои. За волю спасибо, но в подружки я к тебе не набивалась. С орком своим болтай по душам.
   Устав лежать, Мива встала на четвереньки и принялась обирать с кочек морошку. Ульт не отказал себе в удовольствии полюбоваться на поджарую красотку с самой выгодной стороны.
   - Тут на дне что-то блестит. - Она склонилась над водой. - Иди за ноги подержи, а я нырну.
   Гном опустился на колени и схватил девушку за лодыжки. Эльфийка кивнула и юркнула в холодную трясину. В глуби, окутанный илом и подернутый гнилой ряской, лежал скелет в полуистлевших лохмотьях. У почерневшего черепа торчал тяжелый булыжник с обрывками веревки. Очевидно, бедолага оказался в болоте не случайно. То ли сам утопился, то ли кто помог. Впрочем, кого волнуют дела давно минувших дней?
   Мива схватила монетку и попятилась назад.
   - Доход без забот. - Эльфийка подбросила кругляш на ладони. - Заодно искупалась. Сейчас бы пожрать от пуза и накатить. Есть бухло?
   Ульт нашарил в торбе медовуху. Девушка поморщилась.
   - Фу, сладкая гадость. Я тебе что, нежная принцесса?
   - Нет, - вздохнул маг. - Не принцесса. И уж точно не нежная.
   - Еще вина предложи. Водка есть?
   - Водки нет.
   - Жаль.
   - Ребята! - крикнул Зефир, выйдя из рощицы. - Там на деревьях дощечки какие-то прибиты. Непонятными словами исписаны. Кто по-человечьи читает? А то я не умею.
   - Дощечки и дощечки, - фыркнула Мива, встряхнувшись как собака. - Пойди сорви парочку для костра.
   - Не я приколачивал - не мне и срывать, - пробормотал орк. - Лучше сходите да посмотрите. Там недалеко.
   - Ух ты какой правильный дикарь. - Дочь леса хохотнула. - Лениво нам, ерунду всякую читать. Небось крестьянские дети матюги накалякали.
   - Думаю, там что-то важное...
   - Не нуди, задрал. Разводи огонь лучше.
   Зефир вздохнул и достал из кармана огниво. Кучка бересты вспыхнула с первой искры, в зародившееся пламя упала горсть сухих веточек. Когда занялись и они, варвар подложил сучок.
   Вечерело. Закатное солнце облило луга и кочки рыжим золотом. Небесная ржа заискрилась на листьях, а ягоды морошки засияли будто подгорные кристаллы-самоцветы. Красота, достойная самого Дайона, длилась недолго. Под комариный писк и протяжные вопли выпей из топи поднялись зеленоватые испарения и зловонные миазмы, окутав бивак непроглядной стеной. Но даже болотный туман, словно дикий зверь, боялся огня и не смел тянуть к нему свои дымчатые щупальца.
   - Ну и дела, - шепнул Ульт. - Придется тут ночевать, не то утопнем впотьмах.
   - Я собрал много дров. - Зефир гордо похлопал по вязанке валежника. - До утра хватит.
   - Кто просил мое золото? - тревожно спросила Мива, прижав к груди стиснутую в кулаке монетку.
   Товарищи переглянулись.
   - Чего? - удивился орк.
   - Кто-то сказал: отдай мое золото. - Девушка огляделась. - Замогильным таким голосом.
   - Да то тебя совесть гложет, - хохотнул царевич. - На кой нам твои деньги? У меня вон своих полная торба. Квадратненьких.
   - Так, это уже не смешно...
   Эльфийка сунула трофей в корсаж, схватила кинжал и резко выпрямилась.
   - Кто тут умный такой, а? Выходи, коль не трус! Или только из тумана крякать горазд?
   Ульт посмотрел на спутника. Зефир ответил удивленным взглядом и пожал плечами.
   - Ты испарений надышалась? Или воды болотной хлебнула?
   - Заткнись! - злобно цыкнула она, вертя головой. - Не могу понять, откуда звук...
   - Какой звук?
   - Тот, который просит мое золото.
   - Да это крестьяне небось шалят. Задумали подшутить над чужаками, - предположил дикарь. - Наверное, хотят нас прогнать.
   - Почему тогда одна Мива их слышит? - окрысился гном, потянувшись к посоху.
   - Ну... - Зеленокожий юнец стушевался и опустил глаза. - У эльфов же слух как у волка. Мы не слышим, она слышит.
   - Странно все это. - Ульт встал, крутанул палку и поймал ее подмышкой.
   В зеленоватой дымке вспыхнули два ярко-фиолетовых шарика. И медленно поплыли к биваку, покачиваясь вправо-влево. Вскоре из густого марева вырвались шарканье шагов, натужное кряхтенье и скрежет, от которого ныли зубы.
   Шарики засияли пуще прежнего, сквозь мглу проступило мрачное очертание, и на полянку вывалился уродливый почерневший скелет в гнилых лохмотьях. По рваным кожаным лоскутам спокойно ползали улитки, серебрянки, а на груди подобно медалям и орденам блестели лоскуты лягушачьей икры. На шее, вернее - на пропитанных вонючей жижей позвонках - болталась веревочная петля.
   Вытянув перед собой увитые тиной и ряской руки, скелет раззявил зубастую пасть и проревел:
   - Отдай мое золото!!
   Мива без раздумий метнула клинок и угодила нежити точно в лоб. Да с такой силищей, что черепушка слетела прочь и громко плюхнулась обратно в трясину. Ульт прыгнул вперед и рубанул обезглавленный костяк аки мечом - сверху вниз. С оглушительным треском кости разлетелись по сторонам. Левая ключица шлепнула орка по лицу, и он брезгливо швырнул ее куда подальше.
   - Экий жадный мертвяк попался. - Гном хмыкнул. - С того света за монеткой восстал.
   - Как восстал - так и упал. - Мива хрустнула костяшками. - Жаль, кинжал посеяла. Искать его я, конечно же, не буду.
   - Ладно, давайте спать. - Ультракул зевнул. - Я первый сторожу.
   Спутники свернулись калачиками у огня. Царевич подбросил немного поленьев и принялся упражняться в гном-ку-до, дабы отогнать сон. Где-то через час девушка вздрогнула и поднялась на локте.
   - Поиздеваться надумал? - прошипела она.
   - Ты о чем?
   - Отдай мое золото... Отдай мое золото... Заняться нечем? Можешь молча своей палкой махать?
   - Да я слова не сказал. Даже не кряхчу, чтобы вас не разбудить. Хотя в гном-ку-до надо кряхтеть, от этого удары сильнее. Ша!
   - Черт! Сзади!
   Нечто тяжелое, вонючее и стучащее кинулось магу на плечи, ледяные пальцы сдавили горло. Ульт не растерялся и рухнул плашмя на спину. Треснуло на всю округу, хватка ослабла. Встав, он нашел под собой груду раздавленных костей.
   - Опять этот хрен приперся! Мы же вроде кончили его.
   - Может, это другой? Кто знает, сколько их в той трясине.
   Зефир проснулся, потер глаза и огляделся.
   - Сдается мне, золото проклято, - мудрым шаманом изрек он. - Кинула б ты его в болото. Там ему самое место.
   - Пффф. Еще чего. - Мива вздернула носик. - Вот найдешь монету, со дна достанешь, в холодной воде искупаешься - тогда и выбрасывать будешь. Ишь удумал, чужими деньгами сорить.
   - А если нежить не отстанет?
   - Да куда она денется? Главное до петухов дотерпеть, а потом пока-пока. Не станет же мертвяк за мной по всему свету шастать.
   - Мать-Земля... - Гном потер щетину. - Давай я тебе своих монет отсыплю.
   - Я тебе не дочка, чтобы ты мне деньги просто так давал. - Эльфийка фыркнула. - Мне подачек не надо. Отбиваемся до утра и двигаем дальше.
   - Вот сама и отбивайся. - Ульт призвал на помощь волшбу и похоронил кости в глубокой яме. А сам лег поодаль.
   - Вот и буду! Нужны вы мне сто лет.
   - Что за баба... за гульден удавиться готова.
   - Кто бы говорил, жадная гномья рожа. Чахнете над своими слитками, даже на свет не выходите. И все норовите каждого встречного нагреть.
   - Да-да, конечно, - сонно пробубнил царевич. - Спокойной ночи.
   Нежить восставала еще восемь раз. Ее ломали на части, крошили в труху, жгли, закапывали, но скелет появлялся снова и снова. Особого вреда, правда, он причинить не мог. Не было у него ни когтей, ни клыков, ни даже мышц, а двигала им сила Мракодара - темная, но зело слабая.
   И все же докучал костяк похлеще комаров. На рассвете не выспавшиеся, уставшие и вспотевшие товарищи отправились в путь. Скелет тащился следом, рыча и стуча зубами. Догнать спутников он не мог, потому они решили не обращать на него внимание и не тратить время на краткие упокоения.
   Проходя через березовую рощицу, Ультракул прочитал на дощечке:
   - Золото из топи не брать - проклято. Наказание - изгнание.
   - Говорил же, - вздохнул Зефир.
   - Мива, выбрось гадость, пока не поздно. Я не хочу, чтобы это чучело шастало по пятам. Нас же ни в один трактир с ним не пустят.
   - Шиш вам. Теперь уж точно не выброшу. Из принципа. Эта скотина меня за ухо укусила и задницу поцарапала. Не парься, скоро отстанет. Ну право дело, не будет же он таскаться за нами повсюду?
   Минуло пять верст, трясина и рощица скрылись вдали, а нежить все шла и шла, требуя свой гульден.
   - Думаю, он таскается за монеткой. Это золото для него как маяк. Куда оно - туда и скелет. Выбрось, пожалуйста. Я тебе три взамен дам. Или четыре.
   - М-м-м... Они квадратные, их принимают не везде. Да и выглядят паршиво, и углами острыми колют больно. - Эльфийка потерла правую грудь, под которой покоился проклятый трофей. Гном сглотнул, орк сделался цвета спелого баклажана. - Пять давай.
   - Разбойница...
   - Еще какая. - Она чмокнула и подмигнула.
   Ульт достал кошель и пересчитал деньги - десять монет. Отвалить половину этой засранке - верх расточительства, но ничего не попишешь. Гремящая гадина за спиной гораздо хуже пустых карманов.
   - Вот. Могу в сумке понести, а то тебе девать их некуда.
   - Ха, хитрый какой.
   За мгновенье квадратики бесследно исчезли в корсаже. Подбросив на ладони гульден, девушка вздохнула и метнула его далеко в поле.
   - Отдай мое золото! - проревел скелет, не сбавляя шага.
   - Вон оно, пустая твоя башка! - процедила Мива. - Ищи!
   - Отдай мое золото! - не унимался незваный попутчик.
   - Ты еще нашла что ли?
   - Нет! Одна была - одну и выбросила. Ух, погремушка ходячая!
   Эльфийка подошла к преследователю и сокрушительным крюком справа снесла голову с плеч. Таранный пинок коленом под ребра разбросал гнилые кости по всей округе, будто ими из катапульты жахнули. "А она сильна", - подумал гном.
   - Теперь точно отстанет. Глядите, на горизонте какой-то город! Большой, со стенами. Поспешим, мне надо срочно нажраться и прибарахлиться. Благо есть на что. - Мива похлопала себя по грудям. Те зазвенели как туго набитые мошны.
   - Кажется, она знала о болоте, - робко шепнул Зефир, подойдя к Ульту. - И развела тебя на деньги. А в городе просто сбежит.
   - Да и черт с ней. - Царевич пожал плечами. - Но не оставлять же ее в рабстве на потеху грязным пахарям?
   Орк надолго задумался и наконец молвил:
   - Ты очень благородный, сын подгорного вождя. Надеюсь, твое благородство тебя не погубит.
   - Отдай мое золото!!
   Все трое разом обернулись. Взявшаяся из ниоткуда нежить шлепала за ними, вытянув руки и подволакивая хромые ноги.
   - Совсем тупой?! - раздраженно вопросила Мива. - Или тебя харей твоей костяной в монету ткнуть?
   - Вот же напасть, - выдохнул гном.
   Он щелкнул пальцами, и земляная пасть всосала мертвеца по самые колени. Тот брякнулся на ребра и засучил кривыми клешнями, оставляя глубокие борозды.
   - Счастливо оставаться. Коль убивать бесполезно, так и валяйся, анафема.
   - Думаешь, поможет? - с тревогой спросил орк.
   - Попытка - не пытка.
   Версту спустя путникам встретился густой куст сирени. Неизвестно, как он очутился посреди луга, но в отсутствии соседей и прочих конкурентов разросся до невиданных объемов и густоты. Эльфийка попросила обождать полминутки и скрылась за зеленой ширмой.
   Через миг она выскочила из укрытия как ошпаренная, а следом, шурша листьями и треща ветками, вывалился скелет. И снова, раз уж сотый, а то и тысячный, потребовал обратно свои деньги.
   - Я с ума скоро сойду, - проворчала девушка.
   - И стоили эти мученья одной монетки? - с укоризной полюбопытствовал Ульт.
   - Ну... не одной, а пяти. - Она похлопала по звонкому корсажу и поморщилась. - Ай, колются. Что вы, гномы, за народ такой. Совсем не хотите нормальными быть. Солнца не уважаете, в норах ютитесь, деньги и те - квадратные. Во всем мире круглые, а вам лишь бы выпендриться.
   - Выговорилась?
   - Нет! Эта зараза начинает напрягать. Как я дальше жить-то буду? - Мива схватила скелет за грудину и со всей злости встряхнула, разбросав по округе. - Ни поспать не даст, ни поесть, ни, ash'al Alo'me, в кусты сбегать.
   Ash'al Al'ome - "Лес прости" по-ихнему. Эльфы считают бескрайний Дайон единой живой сущностью, неким подобием божества. Он их кормит, поит, дает кров и все самое необходимое. Под вековые корни женщины ходят рожать, туда же относят покойников. Весь быт эльфов неотрывно связан с Лесом.
   - Кажется, от нежити не избавиться, - заметил Зефир. - Проклята ты навечно за жадность, дерзость и обман.
   - Да ну... - вступился за притихшую спутницу Ульт. - Должен быть способ. Любое проклятие можно снять. Нужно найти местных и все расспросить. Если они развесили дощечки с предупреждениями, значит всяко знают больше нашего.
   - А может просто выгоним ее? - Орк кивнул на девушку. - Сама вляпалась - пусть сама и выкручивается.
   - Ах ты рожа зеленая!
   - Тихо! - Гном встал между спорщиками. - Во-первых, я сам виноват, что тебя не послушал. Во-вторых, избавиться от проклятья - очень почетно. Гораздо почетнее, чем намять кому-нибудь бока. Возвращаемся.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Л.Алая "Хозяйка приюта магических существ"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"