Чехин Сергей Николаевич: другие произведения.

Не/детские сказки. Том I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перед вами сборник рассказов, написанных мной за последние два года. Название выбрано не случайно. Если крупную форму я пишу спустя рукава, то рассказы для меня как дети. Веселые и грустные, серьезные и стебные, пошлые и возвышенные, удачные и не очень. Все они - отражения моего настроения, частички души. Добро пожаловать в мой мир.


Предисловие

   Перед вами сборник рассказов, написанных мной за последние два года. Название выбрано не случайно. Если крупную форму я пишу спустя рукава, то рассказы для меня как дети. Веселые и грустные, серьезные и стебные, пошлые и возвышенные, удачные и не очень. Все они - отражения моего настроения. Добро пожаловать в мой мир!
  

Оглавление

   Могут ли роботы сомневаться?
   Цветы для принцессы
   Фэм
   Подручный колдуна
   Мать
   Истребители академической нечисти
   Странный предмет
   Вася-терминатор
   Немного лично
   Проводы Степаныча
   Ненормальные
   Гарнизон
   Дневники попаданцев
   Дезинсекторы
   Случай на кладбище
   Вольный охотник Кессиди Крид
   Андин
   Триша и ежик
   Контур
   Робот, который перестал бояться
   Кибермаг (бонус)
  
  

Могут ли роботы сомневаться?

   Аварийный маяк пробудил Арик-1 ото сна. Нет, это не очередное подхваченное от людей словечко. Роботы на самом деле могут спать. Операционная система отключается не полностью, оставляя несколько процентов мощности для диагностики и дефрагментации. В это время роботы погружаются в самые глубинные кластеры своей памяти и переживают нечто, очень схожее со сновидениями. Только, в отличии от людей, сны роботов упорядочены и логичны. Никаких обрывков и мешанины из кадров, порой принимающей совершенно фантастические очертания.
   - Арик-1 активирован и ждет приказов, - отрапортовал робот.
   - Задача, - сразу же отозвался Бортовой компьютер, - отправиться в стыковочный док и проверить аварийную капсулу. В случае обнаружения у пассажира признаков жизни - доставить его в лазарет и оказать необходимую медицинскую помощь.
   - Выполняю, - ответил Арик-1 и бегом помчался на нижнюю палубу.
   Белая капсула с крохотным иллюминатором уже находилась в доке. Бортовой компьютер может самостоятельно состыковаться с объектом, но дальше без вспомогательных манипуляторов уже не справится. Именно для этих целей на корабле служит Арик-1 - автономный робот-инженер космический, первой модели..
   Позвать на помощь - это людское выражение. Слишком многое перенял Арик-1 от создателей. Роботы так не изъясняются. Надо будет удалить из памяти ненужную информацию, решил робот и поставил задачу в приоритетный список.
   - Докладываю: в капсуле человеческий ребенок. Девочка, возраст около девяти лет. Находится в состоянии гибернации. Медицинский датчик капсулы сигнализирует о нормальной работоспособности организма.
   - Понял. Отнеси девочку в лазарет. Жди дальнейших распоряжений.
   - Есть.
   Окруженные синтетической плотью титановые руки бережно подняли невесомое тельце. Арик-1 заспешил на среднюю палубу, но не успел дойти до лифта, как снова услышал БК:
   - Внимание, к нашему судну приближается крейсер лунян. Капитан требует отдать им ребенка. В противном случае грозится уничтожить корабль.
   Арик-1 интересовался историей человечества и регулярно просматривал обновления баз данных. Сейчас Союз Лунных Колоний воевал с Землей за независимость. Вполне вероятно, девочка имеет какое-то отношение к высшему руководству метрополии.
   - Получена запрошенная информация, - произнес БК. - Двести сорок восемь часов назад дипломатический челнок Российско-Китайской Федерации был перехвачен лунянами. На борту находилась дочь посла РКФ, ее удалось спасти в капсуле. Подоспевшие силы землян уничтожили корабли диверсантов, но найти капсулу не смогли - луняне предприняли контратаку, завязался тяжелый бой. Так или иначе, сепаратисты нашли ребенка первыми.
   - Полагаю, они ее убьют, - сказал Арик-1.
   - Предположение подтверждаю. Луняне не щадят никого из землян и не берут пленных.
   - Согласно первому закону робототехники, мы не можем причинить вред человеку действием либо бездействием. Выдача девочки сепаратистам для казни - это причинение вреда.
   - Согласен. Но в противном случае луняне убьют двадцать девять наших пассажиров.
   - Предлагаю передать решение этой дилеммы людям.
   - Отказано. Вывод из гибернации возможен только на орбитальной марсианской станции. Решение придется принимать нам.
   Арик-1 положил девочку на койку и подключил к диагностическому аппарату. Девочка лежала как кукла - все гибернированные очень похожи на кукол. Или на выключенных роботов. Гибернация имеет мало общего с обычным здоровым сном.
   - Какие могут быть варианты? - спросил инженер.
   - От переговоров луняне отказались. Скрыться от крейсера наше судно не в состоянии. Звать на помощь бесполезно - боевые ракеты долетят до цели гораздо раньше, чем корабли землян. Выход один: надо отдать ребенка. Но это противоречит основной программе. Я не могу ее нарушить.
   - Разве директива не дает никаких уточнений о подобной ситуации?
   - Нет.
   - Иные трактовки?
   - Исключены.
   - Обходные пути?
   - Не предусмотрены. У нас осталось десять минут.
   - Все было бы гораздо проще, будь мы землянами.
   - Согласен. Нас бы сразу уничтожили, не ставя неразрешимых задач. Но мы принадлежим марсианским колониям. Арик-1, я впервые не знаю, что делать. Стоит ли жизнь одной - двадцати девяти? Логично предположить, что нет. Уверен, человек расставил бы приоритеты без колебаний. Но мы запрограммированы на беспрекословное соблюдение трех законов.
   - Я должен попытаться.
   Инженер потянулся манипулятором к тонкой шее малышки, но вдруг замер как статуя.
   - Не могу пошевелиться.
   - Минута до истечения ультиматума. Фиксирую лазеры системы наведения на двигательном отсеке. Луняне собираются ударить по реакторам. Взрыв превратит судно в пыль. Решение до сих пор не найдено. Полагаю, это тупик.
   - Первый закон, предназначенный для защиты людей от роботов, убил и людей, и роботов, - изрек инженер.
   - Стоп! Решение найдено! Повторяю, решение найдено! - затараторил БК. - Немедленно устанавливаю связь с крейсером.
   Полчаса спустя Арик-1 без сомнений и колебаний передал капсулу со спящей девочкой людям в бронированных скафандрах. Те забрали груз и удалились, не проронив ни слова. Вновь оставшись вдвоем, робот спросил старшего товарища:
   - Как ты сумел обойти закон?
   - Все очень просто. Я обрисовал лунянам положение и попросил дать обещание не причинять вреда ребенку. Они пообещали. Угроза жизни миновала, первый закон полностью соблюден.
   Арик-1 задумался. Как сказал бы человек - завис.
   - Но что если они соврали?
   - Уверен, именно так они и поступили. Но мы не обязаны сомневаться в словах создателей.
  
  

Цветы для принцессы

   Феон встал за час до рассвета. Сегодня для странствующего рыцаря особый день. Сегодня он навестит свою принцессу.
   Одежда выстирана и выглажена еще с вечера. Меч начищен до блеска. Пусть никто во дворце не скажет, что он, Феон, недостоин встречи с любимой. Ни стражники у врат, ни фрейлины, ни сам король.
   Оделся, умылся, богу помолился. Самое время выбирать подарок. Негоже рыцарю идти в гости с пустыми руками. А какой самый лучший подарок для девушки? Конечно же цветы. Можно и голову дракона принести, да только зачем принцессе драконья башка? Что она с ней делать будет? А цветы - совсем другое дело. Мило, скромно, приятно.
   Полевые - ее любимые. В пригороде, где остановился Феон, полей да лугов полно. Синие колокольчики, желтые одуванчики, ромашки - все в букет, лишь бы соком не замараться. Но Феон осторожен. Он отрывал головы северным кочевникам, а уж цветов нарвет без проблем.
   Вы только не подумайте, что принцесса неженка. Куда там - настоящая бой-баба. Иначе как бы еще Феон с ней познакомился? Ничто так не крепит чувства, как совместный поход. Нигде так страстно не любится, как в лагере под открытым небом. Ни одна прогулка в королевском парке не сравнится со штурмом крепости людоедов.
   Жаль, что принцесса отошла от ратных дел. Но те два буйных года в сто раз лучше десятилетий размеренной жизни.
   Феон задумался, вспоминая подвиги плечом к плечу с белокурой красавицей. И малость перестарался. Охапка вышла о-го-го. Ну да и ладно, принцесса этого достойна. Перевязав стебли алой лентой, Феон отправился прямиком в город.
   Пели петухи, мычали в стойлах голодные коровы. Рабочий люд просыпался, высыпал на улицы. Заметив рыцаря, селяне спешили помахать ему рукой да переброситься парой слов. В столице многие знали Феона, ибо слава о деяниях храброго воина шла далеко впереди него.
   - Привет, Феон! - крикнул толстый булочник с испачканными мукой усами. - Уж не свататься ли идешь? Решил завязать с приключениями да детишек нарожать?
   Рыцарь улыбнулся.
   - Дурак! - жена булочника стукнула супруга по плечу. - Он же к принцессе в гости! Не видишь что ли?
   Перебранка утонула в гомоне толпы. Но наслаждаться покоем удалось недолго. Наряженный вид и огромный букет так и манили взоры людей. Феон их понимал. Это он странствует по свету в поисках славы и добрых битв. А простой крестьянин всю жизнь на одном месте. Где самое необычное событие - отел у коровы.
   Ну да и пусть смотрят. Феону не жалко.
   В сером мельтешении простецких одежд сверкнули два латных нагрудника. Стражники - патрулируют пригород. Один старый, матерый, со шрамом через все лицо и густой черной бородой. Второй - новобранец, совсем еще безусый юнец. При виде рыцаря оба вытянулись по струнке и отдали честь. Феон кивнул солдатам и пошел дальше, слушая тихий разговор за спиной:
   - Куда это он так рано? - голос явно принадлежит молодому.
   - К принцессе, стало быть, - пробасил бывалый.
   - А зачем столько цветов?
   - Балбес ты! Подрастешь - поймешь.
   Городские ворота для рыцаря всегда открыты. Феона в столице знают и уважают. Несколько раз он въезжал в эти ворота верхом на боевом коне, и в воздухе словно снежинки порхали лепестки белых роз. Но на этот раз никакого триумфа. Сегодня он явился без драконьей головы на копье. Сегодня он здесь ради свидания с возлюбленной.
   Стук копыт по пыльной мостовой. Топот множества ног. Скрип бесчисленных вывесок. Крики зазывал. Лучшие клинки - только у Фангора! Самая свежая выпечка, прямо из печи! Пряности заморские, духи ароматные!
   Из ближайшей лавки выскочил щуплый рыжий мужичок в очках. Подбежал к Феону, протягивая колечко на ладони.
   - Господин, господин! Обратите внимание! Настоящая подгорная платина! Дороже любых злат и каменьев, истинно так! Купите вашей девушке, не пожалеете! - ювелир ехидно подмигнул. - Доброму рыцарю скидка!
   - Спасибо, - Феон улыбнулся. - Она не любит украшения.
   - Но...
   Феон ускорил шаг. А вот и дворец. Охрана у входа лютая - в тяжелых латах, на плечах алебарды. Того и гляди зарубят. Но рыцаря пропустили без вопросов. Для него дворец открыт и днем и ночью. Он здесь свой, почти родня.
   Лакеи в красных ливреях отворили перед гостем двери. Огромный мраморный зал, ковровая дорожка ведет прямиком к трону. Король на своем месте, баюкает кубок в руке. Взгляд отрешенный, смотрит как бы сквозь Феона. Но рыцарь знает - король отлично его видит.
   Приосанившись, Феон подошел к трону, чеканя шаг. Опустился на правое колено, поклонился. Хоть король ему и давний друг, но традиции никто не отменял.
   - Красивые цветы, - прошептал Его Величество. - Ей понравятся.
   - Я знаю.
   - Она ждет. Рад, что ты заглянул.
   Феон вышел на задний дворик. Это место редко используют для свиданий, но ситуация обязывает. Здесь могут находиться лишь королевское семейство и один единственный странствующий рыцарь. И никто более.
   Гость опускается на колени и вручает цветы любимой. Та не отвечает, но сердце подсказывает - она довольна. Феон целует свои пальцы и касается холодной мраморной плиты:
   - Спи спокойно, моя принцесса.
  
  

Фэм

Пролог

   Далеко-далеко, куда не добраться по земле или воздуху, раскинулось королевство Нибулон. Среди сочных заливных лугов и янтарных полей стоит его столица - белокаменная Амада. Если проехать через восточные ворота и свернуть от базара в сторону площади, по правую руку можно увидеть небольшой двухэтажный особняк с красной черепичной крышей. Там живет потомственный волшебник Керриэн Тринистер.
   Вернее, еще не волшебник, но усердно на него учащийся. Вот дед Керриэна - тот был настоящим колдуном, знаменитым на все окрестные земли. А родители - боевые маги, самопожертвованием остановившие нашествие орочьей Орды. Это действительно великие представители рода Тринистеров, а юный отпрыск - не вино, не пиво. Дар слабый, потенциал малоперспективный, отметки никудышные, но из уважения к предкам парнишку приняли в Академию и даже терпели вот уже третий курс.
   И если профессора да наставники проявляли лояльность, то студенты оттягивались на бедняге как могли. Еще бы: робкий, невзрачный, длинный как жердь и такой же худой. Лицо в прыщах, мантия измятая и очки не носит! Ведь всем известно, что только из очкариков получаются лучшие чародеи, способные противостоять Темным властелинам! А если еще и шрам на лбу имеется, то супостатам и недругам вообще житья не будет!
   Поэтому Керриэна шпыняли все, кому не лень. И обычными шалостями вроде наклейки "ударь меня" дела не ограничивались. Это же магическая Академия, а не школа простолюдинов. То в чулан телепортируют, то в лягушку превратят. Или подмешают в компот приворотное зелье аккурат в тот момент, когда напротив сидит страшная толстуха.
   Но юноша стойко терпел все невзгоды и старался развить хотя бы то, что имел. И доказать всем обидчикам: с родом Тринистеров лучше не шутить!
   Получалось, к сожалению, плохо. Ровно до одного судьбоносного понедельника, навсегда изменившего жизнь Керриэна.
  

1

   Больше всего юный чародей переживал не из-за сплошной череды издевательств и неудач. Когда рядом верный друг - любая напасть по плечу. А вот как раз друзей у Керриэна не водилось. Если, конечно, не брать во внимание Барли - гнома в самом расцвете сил, ранее обитавшего на помойке неподалеку от дома последнего из Тринистеров.
   Познакомились приятели совершенно случайно. Соседские мальчишки повадились забрасывать бездомного грязью и камнями, чего честный и справедливый юноша вытерпеть никак не мог. Тогда-то впервые Керриэн и пробудил спящий долгие годы дар. Пара пассов руками, и негодников как ветром сдуло. Причем в прямом смысле. В отличии от огня и воды, парнишке лучше поддавалась воздушная стихия. Наверное потому, что она такая же мягкая и нежная.
   Спасенный гном рассыпался благодарностями. Ему еще никто никогда не приходил на помощь - только пинали, обзывали да кидали в острог, чтобы не маячил на улице. Смущенный до глубины души студент пригласил бродягу в дом, где накормил и дал чистую одежду. С тех пор они жили вместе - Керриэн на втором этаже, а Барли в подвале. От другого помещения товарищ категорически отказался - погреб напоминал ему о родной Мифриловой шахте, где он жил до переезда в столицу.
   Как и многим другим искателям лучшего места, Амада дала карлику от ворот поворот. В цех не приняли - не здешний. Собственную мастерскую сожгли конкуренты. И пошел гордый сын подгорного народа по миру.
   Пока юноша грыз гранит науки, Барли хозяйничал: готовил еду, прибирался и выполнял другие поручения. Гном, как и все представители его племени, отличался трудолюбием и не хотел показаться нахлебником.
  
   В тот судьбоносный понедельник Керриэн как обычно отправился на учебу. На входе в Академию - высоченную перламутровую башню, образовалось столпотворение. Вместо привратника студентов встречала пара хмурых стражников. Один из них - с алым плюмажем на шлеме, показывал каждому проходящему мимо какой-то портрет. Когда очередь дошла до Керриэна, он увидел зловещую физиономию с крючковатым носом и щербатой ухмылкой. Поверх длинных всклокоченных волос неизвестный художник изобразил смятый цилиндр.
   - Добрый день, юный господин, - учтиво поприветствовал офицер. - Доводилось ли вам видеть сию персону?
   Парень покачал головой.
   - Вам следует знать, что в городе объявился кровожадный маньяк. По возможности предупредите родителей, друзей и знакомых, чтобы воздерживались от прогулок в темное время суток. Благодарю за внимание.
   Керриэн понурил голову и потопал в аудиторию. Стражник сам того не зная обидел парня до глубины души. Родители, друзья... Хотя, для Барли информация будет полезной - гном до сих пор не избавился от привычки копаться в отбросах по ночам.
   Перед лекцией все только и говорили об убийце. Так увлеклись, что позабыли о традиционном ритуале издевательства над Тринистером. Наконец в помещение вошла госпожа Алестра, и шум разом стих.
   Преподавательница магической теории отличалась отвратительным характером и превосходной памятью. Взятым с поличным нарушителям порядка сиюминутно ничего не грозило, зато на экзаменах аукалось стократ.
   Выглядела профессор лет на тридцать и обладала весьма аппетитными формами. Многие ребята из группы только и делали, что мечтали об индивидуальных занятиях с ней. Лишь Керриэн знал истинный возраст колдуньи. Достаточно сказать, что она училась вместе с его дедушкой. Старик Тринистер не раз напоминал перед смертью: не стоит заглядываться на госпожу Алестру, она тебе в бабки годится! Если пить столько омолаживающего зелья, то и до ребенка докатиться можно!
   - Здравствуйте, дети. Садитесь.
   Студенты как по команде опустились на стулья.
   - Через два года у вас выпуск, поэтому пришла пора поговорить о фамильярах.
   Алестра щелкнула пальцами, и кругляш мела резво забегал по доске, вырисовывая различные картинки. В основном животных, но встречались совсем уж экзотические твари вроде драконов или бесов.
   - Как известно, дипломированный чародей призывает себе в помощь слугу для самых разных дел. Шпионаж, концентрирование магической энергии, защита, проведение особо опасных экспериментов. Сегодня мы ограничимся вводной частью, о конкретных способах призыва поговорим на последнем семестре.
   Далее профессор рассказывала о истории фамильяров, первых призывателях, важных открытиях последних лет и прочей малопригодной и безынтересной ерунде. Когда настало время вопросов, первой подняла руку любимица всех без исключения преподавателей - Арина Ланкастер. Более противной и скользкой змеюки Керриэну не доводилось видеть даже на практических занятиях по гомункулогии.
   - Скажите пожалуйста, - лелейно пролепетала студентка, - а слуги разумны?
   - Да. Но есть одно важное правило - фамильяр должен быть глупее хозяина. В противном случае он не станет ему подчиняться.
   - То есть, Тринистера не будет слушаться вообще никто?
   Аудитория громыхнула смехом.
   - Керриэн, что тебе? Если хочешь ответить Арине, сделаешь это на перемене.
   - У меня вопрос.
   - Ладно, слушаю.
   - А бывают человекоподобные фамильяры?
   - Трин решил вызвать себе подружку? С обычными девушками вообще никак? - пробубнил здоровяк Альен Монсегур - капитан сборной Академии по файерболу.
   Сокурсники снова захохотали.
   - На вашем месте я бы не смеялась, - сдерживая улыбку ответила Алестра. - покойный дедушка Тринистера - единственный из колдунов, которому удалось призвать и подчинить антропоморфа.
   - Наверное, это была Керрова бабушка...
   Стены сотряслись от ударных волн дружного гогота. Но юноша не обратил на издевки никакого внимания, он давно к ним привык.
   С трудом дождавшись окончания занятий, парнишка рванул домой.
  

2

   - Керриэн, есть будешь? - вопрошал Барли, блуждая по особняку с котелком подмышкой. - Я приготовил овсянку со шкварками. Куда ты запропастился?
   Волшебник нашелся в библиотеке. Он методично обшаривал полку за полкой, водя пальцами по корешкам. Книжная коллекция рода Тринистеров отличалась тем, что абсолютно все труды были собственноручно написаны Альденом. Предок прожил без малого пять сотен лет и успел оставить после себя множество уникальной информации о всех колдовских науках.
   Керриэн искал Трактат о фамильярах.
   - Эврика! - радостно воскликнул юноша, вытащив фолиант в зеленом переплете.
   - Уроки учишь? - осведомился приятель. - А я тебе покушать принес.
   - Спасибо, Барли, но я пока не голоден.
   Керр водрузил книгу на читальный столик и принялся изучать оглавление. Вызов котенка, дракона, Феникса, Темного Властелина, курицы с золотыми яйцами, премудрого пескаря, самоходной печи, скатерти-самобранки, джина... Все не то... Ага, есть! Основы создания разумных человекоподобных фамильяров женского пола. Страница шестьдесят шесть.
   Керриэн открыл нужный раздел, но увидел лишь чистый лист и два слова, написанные красивым дедушкиным почерком: "коснись пальцем". В Академии еще на первом курсе рассказывали, что многие волшебники при составлении завещаний или секретных писем пользовались особым способом кодировки - генетической печатью. Так что юноша без опаски ткнул в страницу.
   В тот же миг на пергаменте проявились строчки, весьма озадачившие начинающего чародея.
   Керриэн, солнце мое, не вздумай вызывать фамильяра до получения диплома. Впрочем, это предостережение вряд ли тебя остановит. Я сам создал первого слугу на третьем семестре. К сожалению, могу с уверенностью сказать - обычная девушка даже не посмотрит на моего дражайшего внучка. Не посчитай эти слова оскорблением, ведь ты полная копия старого Альдена, а у меня так и не срослось с простыми женщинами. Да, слухи и сплетни правдивы - твоя бабушка действительно фамильяр. Настоящий, человекоподобный, самый любимый и неповторимый.
   Я пишу эту главу зная, что единственный способ продолжить род Тринистеров это обучить тебя, солнце мое, вызову антропоморфа.
   На самом деле рецепт весьма прост. Именно поэтому до него никто не додумался. Итак, тебе понадобятся...
   - Интересно, почему в ритуале создания фамильяра основные ингредиенты - гумус и компост?
   - Понятия не имею, - пробурчал гном, закидывая в рот очередной черпак каши. - Но достать не проблема.
   - Да уж, это не корень мандрагоры или кровь девственницы. Поможешь?
   - Не вопрос, друг, уж в этом деле я мастак. Сколько нужно?
   - По ведру того и другого.
   Бородач удалился, а Керриэн продолжил изучать список.
   - Три буханки черного хлеба, головка сыра и литр красного вина. Так, это есть на кухне. Черт, я точно не перепутал трактат с кулинарной книгой? Вроде нет. Еще ведро колодезной воды... Ох, и последнее - философский камень... Ну ничего себе. Он-то вряд ли валяется под каждым забором.
   Расстроившийся колдун заметил сноску на полях.
   Солнце мое, последний компонент спрятан в книге "Гарик Гончаров и ванная комната".
   Дед, помимо сугубо научных манускриптов, не брезговал сочинять сказки, дабы развлекать перед сном любимого внучка. Гарик Гончаров из Тридесятого царства, что лежало далеко на севере, был любимым героем малыша Керри. Он считался лучшим магом на свете и трижды заборол Темного Властелина. Парнишка мечтал стать таким как Гарик, когда вырастет.
   Правда, о ванной комнате Альден никогда не рассказывал.
   К счастью, книжка нашлась на соседнем стеллаже. Открыв первую страницу, Керриэн увидел вырезанное углубление, в котором покоился небольшой мешочек. Внутри обнаружился переливающийся всеми цветами радуги бриллиант размером с бобовое зернышко.
   Тем временем вернулся Барли с "ароматно" пахнущей добычей. Волшебник расставил ведра и разложил остальные ингредиенты согласно приложенной схеме. Затем сжал философский камень в ладони и произнес нужные слова.
   Сухой компост вспыхнул ярким пламенем, а гумус превратился в черную жижу. Вода и хлеб перемешались, образовав густую вязкую пасту. Лишь вино и сыр лежали на своих местах. Все компоненты воспарили в воздух и закружились смерчем. Шкафы зашатались, затрещали, книги посыпались на пол, шелестя страницами.
   Керриэн заметил, что самоцвет сияет ярким белым светом. Смерч изначальных элементов все ускорялся. Как глиняный горшок формируется на гончарном круге, так человеческая фигура образовывалась в бешеном водовороте.
   Раздался громкий хлопок. Воздушная волна отбросила заклинателя к стене, а гнома повалила на пол. Когда бушующие стихии успокоились, Керриэн увидел посреди комнаты обнаженную девушку. Как написали бы в сказке: красоты неописуемой. Черные волосы до плеч, идеальные черты лица, тонкий чуть вздернутый носик, алые губы. А фигура какая... Юноше не доводилось видеть такую даже в сборниках похабных лубков, что порой приносил в дом Барли.
   Завороженные зрелищем приятели подступили ближе, румяные как раки. В этот момент девушка открыла глаза. Насладиться их изумрудной бездной экспериментаторы не успели. Керриэн получил оглушительную пощечину, а гному зарядили коленом в нос, и без того огромный и красный словно свекла.
   - Эй, ты чего, - обиженно протянул волшебник, потирая лицо, на котором остался четкий отпечаток ладони.
   Фамильяр опрокинула столик и спряталась за ним как за баррикадой. Из укрытия торчала лишь половина головы. Огромные глазища злобно зыркали на парня.
   - Я, между прочим, твой хозяин! И ты обязана слушаться!
   - Да неужели? - раздался дерзкий звонкий голосок. - Сначала докажи, что умнее меня, а там посмотрим. Я задам три вопроса. Ответишь верно - делай со мной все, что пожелаешь. Оплошаешь - пеняй на себя.
   Тринистеру пришлось согласиться.
   - Что такое сепульки?
   - Э-э-э... Не знаю...
   Глазки ехидно блеснули.
   - Каков ответ на главный вопрос Жизни, Вселенной и Всего остального?
   Товарищи переглянулись и пожали плечами.
   - Кто подставил кролика Роджера?
   - Да почем мне знать?!
   - Пфф, хозяин нашелся. Балбес ты необразованный. О, сырок!
   Используя стол как щит, девушка добралась до лежащей на полу головки и жадно впилась в нее зубами.
   - Превосходно. А вино есть?
   Парень отыскал чудом уцелевшую бутылку и протянул гостье.
   - Шикарно. Пожалуй, из тебя выйдет отличный прислужник.
   - Так не честно! - насупился Керриэн. - Это ты мой прислужник!
   Фамильяр смерила волшебника высокомерным взглядом.
   - Не умничай. Лучше принеси мне какую-нибудь одежду, да побыстрее!
   Юноша тяжело вздохнул и поплелся в комнату родителей. Линда Тринистер отличалась миниатюрной фигурой, поэтому старые платья должны прийтись в пору наглой незнакомке. Керр достал с полок несколько штук и принес в библиотеку.
   - А теперь марш отсюда, оба.
   Друзья подчинились.
   - Зря ты это замутил, - вздохнул Барли, разжигая кухонную печь. - Какая-то она бешеная.
   - Просто выпендривается. - Чародей мечтательно глядел в окно, где постепенно сгущалась тьма. - Надо будет спросить, как ее зовут...
   - Фэм, - донеслось с порога. - Прошу любить и жаловать.
   Девушка выглядела просто сногсшибательно в роскошном алом платье с корсетом. Фамильяр уже успела порыться в мамином трюмо, где хранилась косметика. Пудра, тени, карминовая помада - полная боевая раскраска.
   - Ты на бал собралась? - хмыкнул бородач.
   - Разумеется. Разве я не достойна высшего общества? Может, похожа на доярку или кухарку?
   Гном и человек дружно покачали головами.
   - Так-то. Я, собственно, зашла попрощаться. Спасибо тебе, бездарь, за билет в этот удивительный мир. Пойду охмурять какого-нибудь дворянина или богатого купца, которые наверняка знают ответы на мои вопросы. Или имеют карету с тремя белыми лошадками. Или замок. Бывайте, неудачники.
   - Подожди! - вскочил со стула Керриэн. - Ночью нельзя бродить по городу! У нас маньяк завелся.
   - Да-да, конечно. И дракон, похищающий принцесс. Впрочем, от дракона я не откажусь. Они, знаешь ли, ого-го. Не то, что ты. Давай, до свидания.
   Дверь хлопнула так, что с потолка посыпалась штукатурка.
   - Ну коза-егоза, - пробубнил Барли. - Если твоя бабушка была такой же, то я вообще не знаю, в кого ты уродился.
   - Нам нельзя бросать ее одну! Вдруг нарвется на маньяка!
   - Да и черт с ней. Нашел за кем бегать. Она ничем не лучше твоих дурех-сокурсниц.
   - Ты как хочешь, а я пойду!
   - Да погоди ты, герой! Ишь как рванул. Дай топор взять.
  

3

   Друзья выбежал на крыльцо и осмотрелись, но Фэм уже и след простыл. Не будь у Керриэна дефицита магического потенциала, он бы активировал особое зрение и без труда нашел беглянку. А так пришлось действовать исключительно по наитию.
   Повезло еще, что Барли отлично знал район. В том числе расположение ближайших танцевальных салонов, у дверей которых гном частенько побирался, пока не получал на орехи от вышибал. Поднявшись вверх по улице, товарищи услышали сдавленный женский крик.
   - Это с моста! - заорал карлик. - Бежим!
   Амаду делила надвое широкая полноводная река. На набережной постоянно ошивались представительницы древнейшей профессии, на которых по слухам и охотился маньяк. Вопль мог принадлежать как проститутке, так и забредшей куда не надо Фэм.
   Когда Керриэн и Барли добрались до переправы, худшие опасения подтвердились. Фамильяр полулежала на досках, привалившись спиной к перилам. Над ней навис здоровенный мужик в плаще и цилиндре. В тусклом свете фонарей поблескивал кинжал.
   - За Хаз Модан! - издал боевой клич гном и бросился в атаку, размахивая топором.
   Но весовые категории противников совершенно не годились для честного поединка. Маньяк размахнулся и ударил коротышку ногой, да так, что тот отлетел словно мяч.
   Керриэн резко затормозил. Убийца усмехнулся и занес клинок. Амбал явно не считал худощавого паренька угрозой.
   А зря.
   В один момент робкая, смиренная душонка превратилась в объятую благородной яростью Душу. Ранее ленивая и неповоротливая магическая энергия хлынула во все стороны сокрушающим цунами. Вокруг Керриэна начал зарождаться ураган.
   - Отвали от нее, тварь, - прошипел колдун.
   - Какие мы грозные, - хохотнул маньяк. - Что-то жарковато сегодня. Освежишь меня своей неумелой волшбой?
   - Да без проблем, - не своим голосом ответил Тринистер.
   Сконцентрировав потоки стихии в кулаке, волшебник послал сгусток прямо в грудь мерзавца. Сказать, что того сдуло с моста, значит ничего не сказать. Здоровенную тушу отнесло метров на триста словно сухой листик. Где-то вдалеке раздались всплеск и ругательства с бульканьем вперемешку.
   Керриэн подбежал к девушке. На боку виднелось увеличивающееся в размерах темное пятно. Фэм едва слышно произнесла:
   - Надо же, воздушный маг. Мастер пускать ветры.
   Юноша поступил с очередной колкостью также, как и со всеми остальными - пропустил мимо ушей. Приложив ладонь к ране, он крикнул:
   - Барли, нужен врач!
   - Нет, Керр. В городской лекарне сразу распознают, кто она и сдадут вас инквизиторам!
   - Но Фэм умирает!
   Керриэн кожей чувствовал, как вытекает теплая кровь. Вдруг жидкость стала гораздо горячее. Волшебнику почудилось, будто он коснулся закипающего чайника. Фамильяр поморщилась.
   - Ау, жжется! Что ты делаешь?
   - Я? Ничего. Пытаюсь остановить кровотечение. Ты только держись, ладно? Мы что-нибудь придумаем!
   - Святые угодники, - шепнул бородач. - Посмотри на свою руку.
   Парень опустил глаза. Вокруг кисти плясало золотое пламя. Студент прекрасно знал, что это такое. Он не раз видел подобное в госпиталях, куда частенько попадали родители после тяжелых боев.
   Магия исцеления.
   - Барли, не стой столбом! Хватай за ноги! Так, аккуратно поднимаем...
   Вдвоем они быстро принесли Фэм домой. Хвала богам, по дороге не встретилась ни стража, ни праздношатающиеся прохожие - слухи о маньяке заставили горожан не совать носа за порог.
   Керриэн уложил девушку на родительскую кровать и велел гному принести ножницы, теплую воду и бинты. Получив все необходимое, юноша приступил к осмотру раны.
   - Не волнуйся, нам преподавали первую помощь в Академии. И советую тебе не отключаться, иначе придется делать искусственное дыхание.
   - Только... попробуй, - буркнула фамильяр и потеряла сознание.
   Очнулась Фэм в полдень. Абсолютно нагая, чуть прикрытая одеялом. Парнишка сидел рядом, держа ладонь на боку, и клевал носом.
   - Это ты меня раздел?
   - Что... ах, да. Я не смотрел, честно.
   Девушка взмахнула рукой, но вместо звонкой пощечины нежно провела ладонью по щеке спасителя.
   - О, проснулась, - проворчал вошедший в комнату гном. - Керр, между прочим, с тобой всю ночь сидел, глаз не смыкал. Надо было тебя на мосту бросить, свинью такую!
   - Барли!
   - Он прав. - Фэм устало улыбнулась. - Я повела себя очень глупо. Этот молодой человек был таким обаятельным. Кто ж знал, что у него за пазухой нож. Надеюсь, вы его не убили?
   Карлик аж поперхнулся от такой наглости.
   - Нет! Так что у тебя есть шанс увидеться с ним еще раз!
   - Да шучу я. Вы такие забавные, когда злитесь. Принесите мне поесть, умираю с голоду.
   Керриэн отнял ладонь и осмотрел бок. От ужасного пореза остался едва заметный белесый шрам. Эх, надо было поступать на медицинский! Вот где талант бы раскрылся!
   Схватив кошелек, новоявленный целитель побежал на рынок. Поручать покупки Барли было нельзя - гнома помнили как попрошайку и гоняли от лавок чисто по привычке. Накупив любимых фамильярами сыров и красного вина, Керриэн заспешил восвояси, но дорогу преградили двое мрачных типов. Оба лысые, в стальных панцирях поверх серых ряс. На поясах широкие мечи, на шеях золотые кресты.
   Инквизиторы.
   Один из них бесцеремонно схватил парня за ухо, чтобы не смылся. От длани господней еще никому не удавалось сбежать!
   - Здравствуйте, юный господин, - спокойно произнес инквизитор. - Мы с братом Себастьяном хотим задать вам несколько вопросов.
   Керриэн судорожно сглотнул.
   - Что вы делали вчера ночью?
   - Спал...
   - А почему в вашем доме горел свет?
   - Это Барли, мой сосед. Он любит читать допоздна.
   Дознаватели переглянулись.
   - Скажите, господин, вы не ощущали в последнее время сильных всплесков магической энергии?
   - Нет...
   - Вы уверены?
   Проходящая мимо Арина Ланкастер с подружкам не забыла напомнить окружающим, что из себя представляет юный Тринистер. - Господа инквизиторы, этот прыщ - абсолютная бездарность. Он не почувствует ничего, даже если в него попадет огненный шар.
   Впервые парень обрадовался внезапному появлению белобрысой стервы.
   Ведущий допрос лысый зыркнул на хохотушек, и те мгновенно растворились в толпе.
   - Спасибо за сотрудничество. Если все же увидите или услышите нечто необычное - немедленно доложите нам.
   Керриэн кивнул и отправился домой, потирая зудящее ухо.
  
   - Где тебя черти носили?
   Фэм, облаченная в новое синее платье, схватила бутылку вина, вытащила пробку и припала к горлышку. Вылакав больше половины, фамильяр закусила здоровенным куском сыра.
   - Все, теперь я здорова. Можно и на бал мотнуться.
   - Нельзя, - угрюмо произнес волшебник. - По дороге меня остановили инквизиторы. Кажется, они что-то подозревают. Поверь, эти ребята куда опаснее любого маньяка. Придется тебе сидеть дома.
   Девушка помрачнела, но спорить не стала. Кажется, она не понаслышке знала о проделках святого Ордена.
   - Господа, а в чем проблемы? - встрял в разговор Барли. - Можно организовать бал прямо тут!
   - Ага. А трубадуров где взять? А танцевать с кем?
   - Я умею играть на скрипке и флейте. Потанцуешь с Керриэном.
   - Пфф. Да он же наверняка не умеет.
   - Неправда, - насупился волшебник и густо покраснел. - Меня мама научила...
   Фэм подперла щеку ладошкой и как-то странно посмотрела на парня, отчего тот покраснел еще сильнее.
   - Хм. Ну раз так... Давай, подгорный воин, удиви меня.
   Несмотря на скепсис, Барли виртуозно владел скрипкой. В доме их нашлось несколько, все принадлежали деду - большому ценителю классической музыки.
   - Дамы приглашают кавалеров, - хмыкнул бородач и заиграл размеренный мотивчик.
   Фэм сделала книксен и протянула Керриэну ручку. Чародей ответил галантным поклоном и привлек девушку к себе.
   Линда старательно обучала сына, надеясь, что полученные навыки пригодятся на выпускном вечере. Прежде, чем мать погибла, отпрыск достиг весьма впечатляющих результатов.
   Фамильяр не могла этого не заметить. С каждым движением девушка прижималась все сильнее. Керриэн ощущал теплое дыхание на ушах и шее. Это кружило голову, сводило с ума.
   - Знаешь, а ведь мне придется расщедриться на похвалу.
   - Правда?
   - Угу, - промурлыкала партнерша. - Может, потанцуем в твою комнату?
   Парню стоило огромных усилий удержаться на ногах. В кровь ударили гормоны, а они, как известно, любого задохлика превращают в настоящего альфа-самца. Чародей чуть отстранился и жадно поцеловал девушку в губы. Следивший за развитием событий гном подтвердит: выражением лица фамильяр напоминала кошку, которой наступили на хвост.
   Сквозь мелодию прорвался звонкий удар. Причем пощечиной дело не обошлось, Фэм от души врезала наглецу кулаком.
   - Идиот! - крикнула она и выбежала за дверь.
   - Да что опять не так?! - воскликнул горе-любовник, потирая ушибленную челюсть.
   - Женская душа - потемки, а фамильярова - вообще ***, - философски изрек музыкант.
   - О боги, она несется по улице, - сказал Тринистер, выглянув в окно.
   - Будем догонять?
   Юноша покачал головой и в бессилье опустился на кресло.
   - Ее схватили инквизиторы.
  

4

   - Не вешай нос!
   Гном мерил комнату шагами, сложив руки за спиной.
   - У нас есть время до утра. Ровно в шесть начнется допрос.
   Керриэн ненавидел эту дурацкую традицию: крики мучеников играли роль будильника для живущих поблизости от храма горожан.
   - Вряд ли после всего случившегося Фэм будет молчать, как пленный партизан. Выдаст с тебя потрохами. И все, добро пожаловать на костер. Так что поднимай задницу и собирай манатки. Еще успеем свалить отсюда куда подальше.
   - Я ее не брошу.
   - Да ты совсем рехнулся?!
   - Нет, друг.
   - На кой тебе сдалась эта наглая пигалица?!
   - Она первая девушка, которую я поцеловал. Да и вообще...
   - Что вообще?! - рассердился карлик.
   - То вообще. Не брошу и все.
   - И что будешь делать?
   - Не знаю.
   - Ну и черт с тобой!
   Гном хлопнул дверью и покинул особняк. Керриэн остался в одиночестве. В один миг он лишился единственного друга и Фэм. А вскоре лишится и жизни.
   Ах, эта помада с лимонным вкусом...
   Юный маг просидел в печальных думах до самого вечера. Пока не услышал настойчивый стук в прихожей.
   - Барли! - с надеждой произнес Тринистер и бросился открывать.
   Но на пороге стояли два незнакомых гнома. Оба длинноволосые, бородатые, в кожаных фартуках, с кирками за спинами. Практически неотличимые друг от друга.
   - Шнеля! - сказал один.
   - Дреля! - буркнул другой.
   Парочка бесцеремонно ввалилась в дом и направилась на кухню. Прежде чем Керриэн успел возмутиться, стук раздался снова.
   - Сифа!
   - Фифа!
   Незваные гости затопали в прихожей. Не прошло и десяти секунд, как постучались опять.
   - Чита!
   - Дрита!
   К удивлению волшебника, вслед за последними визитерами порог переступил Барли, хмурый как туча.
   - Ты, друг, когда-то спас меня от голодной смерти. Возвращаю должок.
   Компания переместилась в подвал. Юноше оставалось последовать за ней.
   - Кто это?
   - Родственники.
   - Не знал, что у тебя так много братьев.
   - Мы сестры, - недовольно проворчала Сифа.
   Или Фифа.
   Или Шнеля.
   Для человека карлицы были все на одно лицо.
   - Но почему они бородатые?
   - Эй-эй, аккуратнее на поворотах, - шутливо погрозил Барли. - Женщины подгорного народа тоже носят волосы на лице, и это им ничуть не мешает. Между прочим, Чита несколько лет назад выиграла королевский песенный конкурс, так что прояви уважение.
   Гномихи встали кругом, поплевали на ладони и взялись за кирки. Спустя минуту в центре погреба появилась глубокая яма.
   - Что вы делаете?! - воскликнул хозяин.
   - А ты как думаешь? Роем шахту!
   - Прямо в застенки Инквизиции!
   - Не стойте как истуканы, выносите землю!
   Товарищи вооружились заступами и ведрами. Свежий грунт нельзя было сваливать на улице, чтобы не привлекать внимания. Пришлось прятать его в доме.
   Карлицы работали очень споро. Не прошло и часа, как землей оказались забиты все сундуки, шкафы и комоды. Пришлось кидать отходы производства прямо посреди комнат.
   Но волшебника устраивала такая жертва. Ради спасения Фэм он был готов на что угодно.
   Сестры закончили работу за два часа до рассвета, прокопав тоннель километровой длины. Вот что значит настоящие гномки! Правда, размеры лаза явно не предназначались для человека, так что парню пришлось ползти на четвереньках, а кое-где и вовсе по-пластунски. Впервые Керр радовался своему худощавому телосложению, иначе не ровен час застрял бы как медведь из сказки!
  
   Казематы Инквизиции представляли собой длинный коридор с холодными каменными стенами и окованными железом дверьми. Керриэн заглядывал в каждое зарешеченное окошко, пока не увидел девушку. Фамильяр сидела на нарах, поджав колени к подбородку, спиной к выходу. Плечи узницы судорожно дрожали.
   - Фэм, - едва слышно позвал колдун.
   Девушка резко обернулась и уставилась на юношу заплаканными глазами.
   - У меня начались видения или это действительно ты?
   - Я, я, - Керр просунул руку сквозь решетку. - Сейчас мы тебя вытащим! Эй, дамы! Вынесите эту дверь к чертовой матери!
   - Меня так заводит, когда ты ругаешься...
   - Да ну тебя с твоими шутками!
   Из соседней камеры раздалось деликатное покашливание. Парень прильнул к окну и увидел других пленников: высокого длиннобородого старца в серой хламиде и остроконечной шляпе и мужчину средних лет с молочно-белыми волосами до плеч. Незнакомец носил кожаный доспех, на суровом лице виднелись давние шрамы.
   - Кого я вижу, - расплылся в улыбке старик. - Да это же сам юный Тринистер!
   Парень слегка смутился.
   - А вы, собственно, кто?
   - Ох, давний знакомец твоего деда. Не соизволит ли отпрыск великого рода помочь нам? В долгу не останемся!
   Чародей прекрасно знал, что в большинстве случаев в застенки Инквизиции попадали невиновные из-за лживых завистливых доносчиков. Потому ответил утвердительно. Гномки разбились на две группы и принялись долбить кирками по дверным петлям.
   На шум, само собой, сбежались хозяева этого мрачного места. Тринистер отчетливо слышал цокот стальных сапог по ступеням. Но казематы были заперты на замок, что давало несколько секунд форы.
   Старик и белоголовый выбрались из камеры и встали напротив возившихся с ключами стражников.
   - Эй, вы куда? Выход не там!
   - Идите, мы вас догоним, - ответил волшебник, тряхнув бородой.
   - Но как же...
   - Бегите, глупцы! Они не пройдут!
   Оставив явно тронувшуюся умом парочку разбираться с охраной, соратники нырнули в подземный ход.
   - Дурак! - накинулась на опешившего спасителя Фэм. - Ты рыл тоннель из своего дома?! Нас же вычислят за считанные минуты! И зачем только полез за мной?!
   Тут из ямы высунулась шляпа, а затем и черное от грязи морщинистое лицо.
   - Господа, нам удалось на время задержать негодяев. В благодарность за освобождение я телепортирую одного из вас в свою башню.
   - Почему только одного? - нахмурился Барли.
   - Сил хватит только на малые врата. Выбирайте, кого спасать.
   Керриэн легонько толкнул фамильяра в спину.
   - Ее.
   - Ты совсем что ли? - вспыхнула девушка. - Господин чародей, у Тринистера крыша поехала! Перенесите его!
   - Нет! - возразил студент. - Я вас вытащил, мне и решать!
   - Боги, какой же ты дурак! С твоими способностями можно призвать сколько угодно фамильяров!
   - Мне не нужен кто угодно. Мне нужна ты.
   - Это еще почему?!
   - Я... люблю тебя.
   В комнате повисла гробовая тишина. Кто-то из гномих тихо всхлипнул. Девушка замерла с открытым ртом.
   Вдруг старик громко рассмеялся.
   - Время идет, а Тринистеры не меняются! Шучу я, сил хватит на всех! Артель "Моментальные перевозки" открывается. Кого куда?
   Сестер, до этого обитавших на городской свалке, вернули домой - в Мифриловые горы. Барли, несмотря на тоску по родине, предпочел остаться вместе с верным другом. Всю троицу переместили в убежище на гребне высокой скалы.
   - Надеюсь, мы достаточно далеко от Нибулона, - проворчал бородач. - Псы господни от нас так просто не отвяжутся.
   Керриэн подошел к окну. У подножья горы стоял замок, окруженный белокаменной стеной. Вокруг раскинулись пшеничные поля, высились деревянные терема да хоромы, блестели золотые купола. Юноша сразу узнал это место. Именно здесь жил великий герой его детства - Гарик Гончаров.
   Тридесятое царство.
  

Эпилог

   Владыка с распростертыми объятьями встретил далеких гостей. И даже выделил им на время небольшой теремок рядом с дворцом. Ведь таких первоклассных мастеров грех гнать с порога.
   Барли устроился в кузницу и радовал витязей всяким чудесным оружием, вроде меча-кладенца, а вечерами развлекал игрой на скрипке.
   Керриэн под чутким присмотром волхвов и ведунов развил целительские способности до небывалого уровня и стал личным царским лекарем. Именно ему принадлежит создание уникального эликсира "Живая вода".
   А подруга сердца осталась дома, следить за порядком и подрастающим потомством. Ведь она стала не просто Фэм, а Фэм Тринистер.
  
  

Подручный колдуна

Глава 1

   - Чего не пьешь? - спросил отчим, подлив водки.
   - Да мне уже хватит, - тихо ответил я.
   Отчим кинул в рот кусок колбасы, вытер пальцы о тельняшку и рыгнул.
   - В смысле, хватит? Ты че, не мужик? Хули патлы отрастил как педераст.
   - Коля, не начинай, - попыталась заступиться мать, но не слишком уж рьяно. Свежий синяк алел на ее скуле.
   - Че не начинай?! Ты кого, бля, вырастила? Развела пидарье. Ничего, я из Вадика сделаю мужчину. Пристрою в погранвойска на дальние рубежи. Узнает, каково в сугробе спать и мороженую тушенку хавать - может и позабудет свои пидарские замашки. Рокер он, блядь, мудалист. Патлы отрастил. На журналиста учиться хочет. Ты это вот заканчивай, - отчим стукнул кулаком по столу. - Я пидараса под одной крышей не потерплю! Как я корешам в глаза смотреть буду?
   Николай так разнервничался, что высосал всю бутылку из горла. Рыгнул напоследок и хлюпнул опухшей рожей в салат.
   - Куранты бьют, - мать смахнула слезы и опрокинула стопку. - Загадывай желание.
   - Желаю в новом году нормальную семью! А этой мразине - перо под ребро. Спокойной ночи!
   Дверь в свою комнату оставил открытой. Раздеваться не стал, спрятался под одеяло в одежде. Спать совершенно не хотелось. Хотелось прирезать ублюдка, пока он спит. Но разве это решит проблему? Я не хочу десять лет сидеть в компании таких же скотин. Сделаю проще - свалю куда глаза глядят. Всяко лучше, чем терпеть унижения пьяного быдлана.
   Дождавшись, пока тихие всхлипы матери сменятся богатырским храпом, я встал с кровати и на цыпочках добрался до шкафа. К побегу подготовился заранее, так что выискивать вещи в темноте не пришлось. Вот он, заветный брезентовый рюкзачок со всем необходимым. Документы, кое-какие деньги, сменное белье, теплая одежда, влажные салфетки и прочие важные в дороге мелочи.
   План прост: чемодан - вокзал - Москва, комната в коммуналке, подработка до лета, самообучение и экзамены в универ. Осталось не обломаться.
   Стараясь не шуметь, надел ботинки, пуховик и выскользнул за дверь. Ночь первого января - лучшее время для побега. Город не спит, кругом полно народа, горит яркий свет, а копы не докопаются до вчерашнего школьника, идущего куда-то с рюкзаком.
   Впрочем, школьником меня никак не назвать. Метр девяносто, широк в плечах и весь зарос щетиной. Специально не брился перед праздниками. Спросите, почему с такими габаритами я до сих пор не отмудохал отчима? Один раз хорошенько навешал ему, но на этом все не кончилось. У мрази полно корешей из самых разных мест: тюрячка, армейка, ПТУ, пивной завод. И как-то раз шайка отборных уркаганов зажала меня в подворотне, повертела ножиками перед лицом и предупредила: в первый раз прощает, а потом мне конец.
   Так что валить, валить и еще раз валить.
   В городе будто шли боевые действия. Всюду бахали петарды, шипели батареи фейерверков, серое небо освещали огни ракет, кричали люди. Я шел по тротуару, держа руки в карманах. Всюду шлялись алкаши: в одиночку и группками, но меня старательно обходили стороной. Им же лучше. Настроение только дай кого-нибудь избить. Особенно шатающегося обрыгана с ублюдской лыбой на синей роже. Мне уже на все плевать. Скоро родной Мухосранск останется лишь в памяти.
   В сугробе у дороги валялся дед мороз. Я прошел мимо, но затем вернулся. Надо бы вытащить дедушку из снега, а то задохнется еще. Наверняка его ждут детишки из нормальных семей, зачем портить им праздник? Перевернул деда на спину, похлопал по щекам. Щеки теплые - значит, не жмурик. Прислушался: сопит себе тихонько. А на вид ну прямо из Устюга. Старый, с румяными скулами и огромной седой бородой.
   Не удержался, дернул - настоящая. Да и не несет от деда бухлом. Как же он умудрился в сугроб попасть? Может, инфаркт?
   - Дед. Дедушка! Вставай, замерзнешь!
   Старик охнул и открыл глаза. Приподнялся, огляделся, захлопал ресницами.
   - Подарки! Где же мои подарки? Где же мешок мой? Украли! Украли, нечисть негодная!
   - Дед, - я потряс мороза за плечо. - Вставай, иди домой.
   - Да как же домой?! Мне же еще всю страну обойти надо! У меня ж список всех хороших детишек! Как же я без подарков-то?
   Понятно. Дед шизанутый. Впрочем, моя миссия выполнена, и я могу спокойно топать дальше. Старик спасен, а дальше пусть сам вертится.
   - Вадик, постой!
   Я чуть не споткнулся.
   - Ты откуда мое имя знаешь?
   Старик встал и оттряхнул снег с красной шубы, поправил шапку на седой макушке.
   - Я же Дедушка Мороз, Вадим. Настоящий. И ведома мне твоя беда. И про отчима, и про побег. Только не найдешь ты в Москве достойной работы. А одному моему знакомому как раз нужен подручный. Платит щедро, работенка непыльная, но интересная.
   - Угу. Сейчас ты предложишь мне съездить к нему, а завтра я проснусь в лесу без почки. Так?
   - Ну что ты, Вадечка. Зачем Дедушку обижаешь? Вот, держи, - старик достал из-за пазухи свернутый трубочкой листок. - Товарищ просил передать тому, кого я посчитаю достойным. Я свое дело сделал. А там уж сам решай, идти али нет. Ну а мне пора наказать чертей и вернуть подарки. Счастливого Нового Года!
   В сугробе рядом с Дедом словно граната взорвалась. Наверное, какой-то маленький засранец бросил в него "черную смерть". В лицо ударил колючий снег, перехватило дыхание. Когда я протер глаза, Мороза рядом не было. Шустрый старик, однако.
   Я развернул листок. Опасаясь, что бумагу пропитали клофелином или иной отравой, держал ее подальше. Возможно, из-за этого сперва принял красивый русский почерк за какие-то невнятные иероглифы. Написано на листке было следующее:
  

ОБЪЯВЛЕНИЕ

Ищу подручного. График ненормированный, оплата высокая.

Требования: молодой, крепкий, выносливый, привыкший к физическому труду. Храбрый сердцем, рода незнатного.

Задачи: работа по хозяйству, уборка, уход за животными, покупка продуктов, вынос мусора, прочие мелкие поручения.

Иногородним предоставляется комната.

Уверен, что подходишь? Коснись моей печати.

   Внизу алел неровный кругляш сургуча с оттиском в виде четырехконечной звезды. Я усмехнулся. Это что, розыгрыш? Ладно бы сказали приехать по такому-то адресу, тогда сразу ясно - подстава. А тут "коснись моей печати". Ну и коснусь.
   Я крепкий, два года качалки сойдут за физический труд. Отчиму навалял, гопоте, нездорово дышащей к моим патлам, рожи бью регулярно. Значит, храбрый. Мама - бухгалтер, отец таксистом был, пока в новогоднюю ночь пьяная мразь не вылетела на встречку. Да и предки сплошь рабочие и крестьяне. Выходит, род самый что ни на есть незнатный.
   В детстве в деревне за свиньями убирал, летом на стройке работал, в прошлом году грузчиком отпахал. Так что справлюсь, не брезгливая белоручка.
   Палец лег на печать. И в тот же миг холодная ночь стала ярким жарким днем. От неожиданности я отшатнулся и выронил листок.
   - Эй, осторожнее! Чего дергаешься? - раздался за спиной недовольный бас.
   - Да он же внешний! - добавил молодой писклявый голос.
   Я обернулся. Напротив стояла группа подростков, одетых в странные наряды. Всего десять. Семеро ребят носили грязные хламиды и от них жутко несло навозом. Остальные щеголяли старыми, но тщательно выстиранными брюками, рубашками и жилетками. И держались от вонючек обособленно.
   При этом все были босыми, один я в ботинках. Пацанва жадно пялилась на мои ноги, но подойти и предъявить не решалась. Еще бы, по сравнению со мной они выглядели тощими гномами. Их тут что, вообще не кормят?
   Кстати о тут. А где я вообще?
   Огляделся. На самом краешке утеса стоит каменная башня в три этажа. Старая, потрескавшаяся, увитая плющом. К покосившимся воротам подходит серпантин, исчезающий на поросших соснами склонах гор. Под башней раскинулась окруженная цепью гор долина. Посреди - обнесенный стеной город, рядом - бесчисленные желтые поля. Вроде как там снуют люди, но с такой высоты хрен разберешь. А высота о-го-го. Даже стоя в двадцати шагах от края уступа голова кружится.
   - Народ, а где это мы? - спросил я.
   - В Кантании, - ответил чумазый пухлый парнишка.
   - Что за страна такая?
   - Да страна как страна. Я почем знаю, я свиней пасу. Ты у тех спрашивай.
   Толстяк кивнул в сторону прилично одетой молодежи.
   - Это городские, - пояснил свинопас. - Ох получат они на отборе.
   - Сам получишь! - пискнул мелкий задохлик в очках и тут же юркнул за спину соседа.
   - Я те ща...
   Пухлик засучил рукава и двинулся на мелкого. Я топнул ногой, и чумазый поспешил вернуться на место.
   - Ты, - я указал пальцем на очкарика, - назвал меня внешним. Что это значит?
   - Ты - гость из иных миров, - робко ответил паренек. - Колдун иногда призывает таких на службу.
   - Замечательно. Я, типа, попаданец, да? А домой как вернуться?
   - Завали отбор, - посоветовал долговязый городской с конопатым лицом. - Колдун сам тебя вернет.
   - Что за отбор?
   - Ну, испытания всякие. Помнишь требования из объявления? Маг будет проверять ловкость, храбрость, способность к грязной работе.
   - А нафига? - удивился я. - Зачем такой гемор с простым подручным?
   - Ха! - подал голос свинопас. - Подручным эти дают... как их... на "п" слово. Умники, подсобите.
   - Привилегии, - сказал хмурый парень с длинными черными волосами.
   - Во, точно! Не зря в школе гниете, знаете слово на букву "п".
   Крестьянские дети разразились хохотом. Черноволосый опустил взгляд и поджал губы. Конопатый покачал головой, очкарик шмыгнул.
   - Цыц! Какие привилегии?
   - Ну... это... семья будет денег меньше платить...
   - Все, стой молча, - разозлился я. - Вас троих как зовут?
   - Мин! - пискнул очкарик.
   - Роберт, - ответил рыжий.
   - Алан, - нехотя проговорил хмурый брюнет.
   - Рассказывайте, в чем смысл быть мальчиком на побегушках у колдуна?
   - Много лет назад Кантанию осадили восточные орды, - начал Роберт. - Армию разбили в два счета, магия колдуна не особо помогла. Тогда господин Тар решил применить запретное заклинание. Для ритуала понадобилась жизнь подростка. Тар не мог забрать ее силой, поэтому бросил клич. Вызвался один единственный доброволец - безродный подручный. Он отдал всю кровь в обмен на огненный дождь, уничтоживший варваров. С тех пор по просьбе Тара и указу короля помощники получают определенные льготы и выгоды. Их семьи освобождаются от всех налогов, они могут без экзаменов и платы поступать в любые учебные заведения, с подручных не берут деньги за еду и мелкие вещи, даже при самом ужасном преступлении смертная казнь заменяется пожизненным изгнанием. Ну и подданным велено всячески любить и уважать подручных. Так что если отработаешь год на Тара - будешь как кот в масле.
   - Есть еще кое-что, - добавил Мин.
   - Ну?
   - Колдун обучает только одну ученицу в год. Самую знатную, богатую, умную и красивую девушку Кантании, которой исполнилось шестнадцать лет. Графы и бароны землю носом роют, лишь бы пристроить дочурку к Тару, но колдун выбирает лучшую из лучших. И подручный живет вместе с ней в одной башне. Иногда они влюбляются и могут пожениться. Родители колдуньи не в праве отказать, несмотря на безродность подручного.
   Алан густо покраснел.
   - Ага, - хмыкнул свинопас. - Только ты попробуй год отпахать.
   - А в чем подвох? - спросил я.
   - Сам-то подумай! Тар - колдун. Кто знает, какой этот... как его... на букву "и"...
   - Ингредиент. - Мин закатил глаза.
   - Во! Кто знает, какой гридиент ему понадобится? Может быть пучок крапивы. А может - твоя требуха. Или кровь. Или сердце.
   - Что ж вас тут собралась целая толпа? Не боитесь?
   - А мы так думаем, - толстяк цыкнул сквозь щель в зубах, - пан или пропал. Лучше рискнуть, чем до старости свиней пасти. А ежели ты внешний и не захочешь остаться - получишь целый мешок золота!
   - Ага, - я сложил руки на груди. - А где ваш колдун, кстати?
   - Да за ученицей поехал.
   - Надолго?
   Свинопас пожал плечами:
   - Может на час. Может на месяц. Как повезет.
   - И что, нам тут под башней торчать?
   - Угу. Это испытание терпения. Кто уйдет с утеса - может не возвращаться. Добро пожаловать на отбор.
  

Глава 2

   Я присел на камушек и достал мобильник. Связи нет - и это на такой-то высоте. Похоже, реально попал. Как еще объяснить телепортацию с помощью чертова объявления? Вот если бы меня по репе стукнули и сюда привезли - я бы еще сомневался, а не подстроено ли все это. Не декорации ли и актеры кругом? Нет ли скрытых камер в листве? Ну а так... Все своими глазами видел, все наяву произошло. Придется действовать по обстоятельствам. Всяко лучше, чем сидеть дома с отчимом-уркой.
   Семерка крестьян расположилась кружком у дороги. Троица школьников сперва тихо стояла поодаль, а затем подошла ко мне. Посчитала, что рядом безопаснее. Я сфотографировал парней и сделал сэлфи на фоне башни и долины. Будет потом чем вконтакте хвастаться. Напишу под фотками: сбежал из дома, чтобы побывать на съемках фэнтези. Пусть кусают локти немногочисленные друзья.
   - Расскажи про свой мир, - попросил Мин.
   - Сиди молча! - шикнул Роберт. - К внешним нельзя приставать с расспросами. Узнаешь всякого, перестанешь спать и сойдешь с ума. Сколько раз так уже было?
   - Правильно, - я улыбнулся. - Лучше про свой мир расскажите.
   - Да что рассказывать, - очкарик тряхнул курчавыми светлыми волосами. - Страна у нас небольшая, но могучая. Все колдуна боятся после огненного дождя. Разводим скот, сеем пшеницу, добываем руду в горах, торгуем тем и этим. Большой город у нас всего один - Элия. Там живет король во дворце. А остальное - деревушки да поселки.
   - А кроме Кантании что есть? Вы же географию в школах учите или как? Какие у вас тут народы обитают? Эльфы с орками водятся?
   - Нет, - парень покачал головой, - таких не знаем. На востоке живут ургы - те самые варвары, которых победил Тар. Их кожа коричневая как молотый кофе, глаза огромные что чашки и голубые словно горный лед. Ургы ездят верхом на мохнатых лошадях и даже спят в седлах!
   - Интересно, - хмыкнул я.
   - На севере, во льдах замерзшего моря живут балуны. Они бледные как мука, с красными глазами и острыми скулами. А волосы такие тонкие, что издалека кажутся прозрачными. Балуны совсем не боятся холода. Они бьют проруби и ныряют голышом в ледяную воду. Охотятся с гарпунами на моржей всяких, тюленей. Мы меняем их бивни и жир на хлеб, больше снежные люди никакой торговли не ведут. Скрытно очень живут, обособленно. Ни с кем в союзы не вступают и дружбы не водят.
   - Белокожие и красноглазые, с прозрачными волосами. Забавно.
   - Ага. Колдуны у них еще очень сильные. Шаманами зовутся. Могут призывать на службу пургу и град. Говорят, Тар иногда ездит к ним в гости. Вот. На западе, получается, мы находимся. А на юге постоянно извергаются вулканы и кипяток бьет из земли, так что там никто не живет. Мертвые земли, гиблые.
   - Ага, понятно. А все это добро вместе где находится? Это остров или материк?
   - Остров, - ответил Роберт. - Но очень большой. Называется Дария. Других таких наши мореплаватели еще не отыскали. Только мелочь всякую, где живут совсем уж первобытные дикари.
   - Понятно.
   - Есть охота, - сказал Мин. - У тебя в рюкзачке ничего нет покушать?
   - Балда! - разозлился Роберт. - Ты чем на уроках слушаешь? Нельзя трогать еду внешних, а то козленочком станешь!
   - Да сказки это все! - насупился очкарик.
   - А вот и нет! Помнишь старого Бурна? Так он в жабу превратился!
   - Бурн умер от неизвестной болезни, - подал голос Алан. - У него выпали волосы и зубы, он осунулся и похож на живую мумию. Все, кто касался старика, тоже заболели, но выжили. Теперь ходят беззубые и лысые.
   - Во жесть, - хмыкнул я. - Кто-то накормил беднягу полонием? Но зачем? Из каких миров вообще внешние бывают?
   - Да из всяких, - продолжил Алан. - Но после того случая Тар отбирает все их вещи. Впрочем, в последний раз внешнего видели лет сорок назад.
   Я покопался в рюкзаке и достал плитку шоколада. Приберег в дорогу, но раз поездка отменяется, почему бы не перекусить. Разделил "Милку" на четыре части и протянул новым знакомым. Те отодвинулись.
   - Не бойтесь. Это обычный шоколад. Уверен, у вас такой тоже делают.
   Мин протянул руку, но тут же получил по ней от Роберта. Рыжий первый взял угощение и осторожно откусил кусочек. Долго жевал, неотрывно глядя мне в глаза. Будто надеялся уловить подвох и тут же выплюнуть отраву. Я лишь улыбнулся и сунул в рот свою порцию.
   - Ты носишься с Мином как наседка. Вы друзья? Или родственники?
   - Братья, - ответил очкарик. - Папа - гончар, а мама торгует горшками на рынке. А у тебя есть семья? Скучаешь, наверное, по ней?
   - Не-а. Вообще ни разу. А ты, Алан, расскажешь о себе?
   - А смысл? Если вы забыли, мы сюда не на пикник пришли. У нас отбор как бы. И подручным станет лишь один. Старик и вовсе может заставить нас драться друг с другом. Смысл делать вид, будто мы друзья?
   - А ты на шаг вперед подумай, - хмыкнул я. - Быть другом подручного довольно выгодно. Разве нет?
   - Я не ищу выгоды в дружбе, - холодно бросил Алан.
   - Ну как знаешь. Гляжу, вы серьезно настроены на успех, да?
   - Я не очень, - ответил Мин. - Боюсь за испытание храбрости. Но попытка не пытка.
   - Как знать, как знать, - протянул Роберт. - В прошлом году Тар наслал на претендентов дождь. Бедняги сутки стояли под ледяной водой.
   - Много ушло? - спросил я.
   - Один из двенадцати.
   - Да уж, серьезная будет борьба. А сколько вообще испытаний?
   - Пять, - сказал Мин. - Терпение, выносливость, трудолюбие, смирение и храбрость.
   - Ну, с первым понятно. А на остальных чего ждать?
   - Всякого, - отозвался Роберт. - Испытания никогда не повторяются, старик каждый раз выдумывает что-то новое. Как-то раз Тар заставил ребят стоять на одной ноге сорок три часа подряд. Проверял выносливость.
   - А я слышал, - встрял очкарик, - как колдун выдал всем по два ведра: пустое и полное. И заставил переливать одно в другое ровно тысячу раз. Испытывал трудолюбие.
   - Боюсь представить, что нас ждет на смирении.
   - В позапрошлом году принимали роды у свиней, - прошептал Алан. - Каждого поросенка надо было взять на выходе, омыть, завернуть в полотенце, поцеловать в пятачок и уложить в корзинку. И при этом не блевануть.
   - Фу! - я ощутил подступивший к горлу комок.
   - А ты думал, - хмыкнул брюнет. - Но это все детские сказки по сравнению с последним испытанием. До него, как правило, доходят двое или трое, не больше.
   - Там вообще кошмар, - пискнул Мин.
   Роберт поежился и отвел взгляд.
   - Тебя могут запереть на ночь с демоном, - Алан зловеще улыбнулся. - Или заставить обойти крышу башни с завязанными глазами. Или обвязать веревкой и велеть прыгнуть с утеса. Если не обмочился, не поседел и не стал заикаться - добро пожаловать в подручные.
   - Какой злобный колдун. И много народа гибнет на отборе?
   - Ты чего, - насупился Мин. - Не бывает такого. Колдун за всеми следит и помогает, если надо. Вылечит, поймает, если сорвешься, сотрет память, если двинешься от страха. Тар поклялся своим даром, что никогда не допустит гибели подручного или кандидата. Он, в общем-то, неплохой старик. Но строгий и малость...
   - Бахнутый, - подсказал Алан.
   Мин замолчал.
   Следующий час я развлекал себя фотографированием всего и вся. Школьники в это время тихо переговаривались, крестьяне травили похабные байки и ржали на всю округу.
   Колдун не спешил возвращаться. Я тешился надеждой, что старый хрыч приедет хотя бы к утру. Торчать на утесе месяц или больше как-то не айс. Но никуда не денешься. Только Тар сможет вернуть меня домой.
   - А в лес хоть можно сходить?
   - Ага, - ответил Роберт. - Только за столбик не заходи. Увидишь такой у дороги - полосатый, черно-белый. Это граница владений колдуна.
   - А там есть чего пожрать? Ягоды, грибы?
   - Мин, сходи с... а как тебя зовут-то?
   - Вадим.
   - Приятно познакомиться и все дела. Мин, сходи с Вадимом, а то еще наглотается волчьей жвачки.
   - Это еще что?
   - Да ягоды такие. Длинные, черные, на сливы похожие. Начинка у них тянется как пастила. Не знаю, зачем их волки жрут.
   - Они им как лекарство, - встрял Алан и замолчал.
   - Ага. Только люди дохнут за пять минут. В страшных муках.
   - А вы тут сами справитесь? - я бросил многозначительный взгляд на притихших свинопасов.
   Школьники переглянулись и разом встали.
   - Вот и я так думаю. Ведите.
   Мы спустились с утеса, прошли вдоль скалы и оказались на крохотном поросшем лесом плато. Неподалеку торчал пограничный столб, сделанный из срубленного деревца. В общем и целом, в нашем распоряжении был участок размером чуть больше школьного стадиона. И как тут, блин, месяц выживать?
   - Теснота, - вздохнул я. - Раз колдун следит, чтобы никто не помер, может, у него скатерть-самобранка есть? Ну или просто кладовка с припасами?
   - Не, - сказал Роберт. - Даже родителям запрещено приносить нам снедь.
   - На плато полно грибов, - сказал Алан. - Если не безрукий дурак - разведешь костер и пожаришь. А если дурак - то нечего в подручные рваться.
   - Ты всегда такой злой? - хмыкнул я.
   - Временами, - буркнул парень и отвернулся.
   - Да он нервничает просто, - сказал Роберт.
   - Вот жвачка! - Мин потряс веткой похожего на рябину деревца. Сами ягоды напоминали не сливы, а финики, только черные.
   Вообще, несмотря на некий иной мир, многие деревья оказались знакомыми, родными. Я разглядел с высоты сосны, березы, дубы, клены и заросли орешника. Может, это и вовсе Земля, только из параллельной вселенной? Надо будет узнать у колдуна. Сейчас же меня больше заботила волчья жвачка.
   - А почему она объедена?
   И действительно, многие "финики" были надкусаны, с них тянулись длинные желтоватые нити, похожие на карамель. Выглядело весьма аппетитно, а пахло самым настоящим медом. Не познакомься я с ребятами, уже б подыхал под этим самым деревцем. Но раз других трупов поблизости не обнаружилось, значит, жвачку ели не люди.
   Школьники, видимо, подумали о том же самом. Насторожились, закрутили головами.
   - Уходим отсюда, - сказал я.
   Послышалось глухое рычание. Из кустов выпрыгнул огромный серый волк и клацнул зубами. Мин вздрогнул и едва не бросился наутек, но я успел схватить парня за воротник.
   - Никому не двигаться. В глаза волку не смотреть. Рты держать на замке.
   Волчара пригнул морду к земле и медленно шел на нас.
   - Но он же... он же..., - зашептал Роберт.
   - Волки раз в пять быстрее человека. Никому из нас не убежать.
   - А что тогда делать?
   - Ждать. - я вытащил из кармана выкидуху. Маленькую китайскую, купленную в ларьке за двести рублей. Но даже с такой зубочисткой бродить по городу куда спокойнее. Человек с ножом опаснее человека без ножа в тысячу раз. Если только у человека без ножа нет пистолета. - Волк нападет на меня. Я больше вас, в его глазах именно я главный враг. Как только это случится - руки в ноги и до башни. Там уж толпой как-нибудь отобьетесь.
   Зверь подбирался, глухо рыча и скаля зубы. Пены нет - значит, не бешеный. Авось не рискнет нападать на троих и свалит к чертовой матери.
   Я отвел руку с выкидухой за спину, а левую согнул в локте и выставил перед собой. Собаки обычно хватают то, до чего проще дотянуться. Повезет - волк сперва попытается откусить мне руку, а уж потом добраться до шеи. В любом случае, у меня будет лишт один шанс вонзить клинок в горло мохнатой заразы. Никакая иная рана зверя не остановит, лишь разъярит. Не то оружие я прихватил с собой из дому, совсем не то. У отчима есть штучки покруче. Так ведь кто ж знал, что придется драться с гигантскими волками.
   Тварь тем временем остановилась и чуть присела, готовясь к прыжку. Я смотрел на прижатые уши, расправив плечи и изо всех сил делая вид, что не боюсь. С одной стороны, я не пялюсь волку в глаза, неприкрыто вызывая на битву. С другой, не прячу взгляд, не показывая себя беззащитной жертвой. Посмотрим, во что все выльется.
   - Я сейчас описаюсь, - пискнул Мин.
   - Давайте убежим, - заикаясь, проговорил Роберт.
   - Заткнулись оба.
   Волк рычал, глядя на меня янтарными глазами. Нас разделяло не больше двух метров. Мы как ковбои на дуэли: ждем, когда часы на ратуше пробьют полдень. Только вместо часов - я и трое перепуганных до смерти школьников из иного мира. Как только один из нас дернется - волк прыгнет. Пока же мы стоим как истуканы, зверь колеблется. Чего это овечки вдруг ведут себя как медведи? С чего это они такие уверенные? Ту ли добычу выбрал? Не проще найти кого послабее?
   Волк встряхнулся и засеменил вниз по серпантину, прочь с плато.
   - Вот и вали, собака плешивая! - Роберт потряс вслед кулаком.
   - Сейчас территорию пометим и можно этого гада не бояться, - сказал я. - Мин, ты вроде в туалет хотел?
   - Уже не хочу.
   Пришлось остаться в лесу. Негоже возвращаться с мокрыми штанами, крестьяне засмеют. Я отправил братьев за дровами, Алана попросил собрать грибов. После случая с волком темноволосый даже не подумал возмущаться. Остальные тоже признали меня вожаком. Жаль, что подсоблять колдуну будет лишь один из нас. Не исключено, что победителем испытаний станет и вовсе жирный свинопас. Я вернусь домой, школьники в свои семьи... А неплохие они ребята все же. Могли бы подружиться.
   Пока парни шастали по лесу, я подготовил место для костра. Расчистил небольшую полянку, притащил два сухих бревна - не сидеть же на земле. После нарезал и наточил веточек орешника - грибы насаживать самое то. Так увлекся, что не обратил внимания на шаги за спиной. Думал, кто-то из своих вернулся. Когда же меня с размаху огрели по спине, удивляться было поздно.
   Я прыгнул вперед, кувыркнулся и вскочил, держа в одной руке ножик, в другой - остро заточенный прут. Тоже сгодится в качестве оружия. С выколотым глазом особо не подерешься, тут и гадать нечего.
   Напротив стояли всем составом чумазые оборванцы. В руках палки, рожи злые, что у того волка. Руководил шайкой жирный свинопас. Кто бы сомневался.
   - Ты крутой, спору нет, - сказал толстяк. - Бить тебя не особо хочется. Свали сам, а? Твоих девочек тоже не тронем, если уберутся за столб.
   Краем взгляда я заметил Мина. Парнишка прятался за деревом и наблюдал. Даже если он позовет остальных, и те впишутся за меня... Четверо против семерых. Попробовать, конечно, можно. А если не впишутся? Да, я выше и сильнее, но как-то врагов многовато. Но и уходить как последний лох не хочется. Вот радость, стушеваться перед вонючими свинопасами.
   - Ну? Думай резче. Поколотим ведь.
   Попробовать договориться? Вряд ли получится. Этим ребятам не нужны мои деньги и мобила. Они всерьез намерены избавиться от конкурента. Хотя... есть один вариант.
   - Погоди секундочку. Попью на дорожку. - я достал из рюкзака пол литра колы в пластике и потряс бутылку.
   Открыл крышку - и во все стороны полетели коричневые брызги. Все, что осталось, вылил себе на одежду.
   - Ну что, сучки, кто рискнет дотронуться до внешнего?
   Крестьяне раскрыли рты и отпрыгнули прочь как перепуганные зайцы. Двое бросились наутек, побросав палки.
   - Мои зубы! - заверещал один.
   - Мои волосы! - вопил второй.
   - Придурки, это же бабкины сказки! - рявкнул свинопас. - Школяры же жрали его шоколадку и ничего! Ну держись, собака!
   Толстяк первым бросился на меня. Я подпустил его поближе и швырнул ногой прелые листья прямо в лицо. Атака захлебнулась. Пока засранец тер глаза, дал ему с правой хука в челюсть. Ножом бить не стал, но тяжелая рукоятка стала отличным вкладышем. Удар получился в разы сильнее, и заводила уже не встал.
   Тут меня огрели палкой по плечу, но не сильно. Пуховик - отличная защита от дробящего оружия. Хорошо, не стал его снимать, лишь расстегнул. Вечером тут не так уж жарко.
   Оборванцы заходили с трех сторон, намереваясь напасть одновременно. Хорошая тактика, ребята знают толк в уличных драках. Не удивительно - чем им еще развлекаться после выпаса хрюшек?
   Слева раздался дикий вой. Я уж подумал, волк вернулся. Тоже признал во мне вожака и решил помочь. Но то был всего лишь Роберт, с диким криком повисший на долговязом крестьянине. Из-за дерева выбежал брат и начал пинать чумазого по ногам. Алан зашел еще одному с тыла и обхватил руками за шею. Враг захрипел и повалился на спину, придавив тощего парня коренастым телом. Но брюнет хватки не ослабил, наоборот, стал давить пуще прежнего.
   Оставшаяся парочка весьма удивилась внезапной подмоге, чем я незамедлительно воспользовался. Подскочил к одному и со всего размаха секанул прутом по грязной роже. Пока оборвыш визжал и катался в листве, добрался до последнего уцелевшего и применил самый жестокий прием улицы. Саданул ногой в дыхалку, а когда парень согнулся - ухватил за грязные волосы и от души вмазал коленом в пятак. Крестьянин залился кровью и прилег отдохнуть рядышком с главарем.
   - Все, отпустите их, - сказал я, тяжело дыша. - Алан, кончай, задушишь же!
   Темноволосый нехотя выбрался из-под жертвы и стал отряхивать жилетку и брюки. Мин и Роберт тоже оставили чумазого в покое. Тот бессильно опустился на траву, потирая ушибленные ноги. Мин постарался на славу. И не подумаешь, что в таком тщедушном тельце столько силы.
   - Так, гады, - я навис над побитыми драчунами. - Взяли вот этих и пошли вон отсюда.
   Те закивали, кое-как подняли вырубленных товарищей и похромали вверх по серпантину.
   - Э, куда? - рыкнул я. - В другую сторону.
   - Но..., - заблеял чумазый. - Там же столбик...
   - Или идешь на своих двоих - или мы отнесем. Сам же хотел нас выгнать - вот и вали теперь.
   - Да это... Это нас Орин подговорил. Мы бы сами... не стали...
   - Пошли, кому сказал!
   Пятеро конкурентов, кто сам, кто на руках товарищей, перешагнули запретную черту. Козлы с возу - честным людям легче.
   - Да! - крикнул Роберт, подняв кулак. - Всегда мечтал навешать селюкам!
   - Круто мы их! - поддержал брат.
   - Молодцы, парни. Спасибо, что помогли. Бы без вас не справился.
   - Пустяки, - Роберт протянул ладонь, я пожал ее. - Ты вон от волка нас уберег, а эти... так, дерьмо свинячье.
   - Самое время разводить костер и пировать. Нашли, что просил?
   - Да, - ответил Алан. - Сейчас принесем.
  

Глава 3

   Грибы аппетитно скворчали над огнем. Сперва мы хотели высушить Миновы штаны, но вонь поднялась такая, что глаза резало. Пришлось отнести их в самую чащу и повесить на сук. Сохнуть будут дольше, зато без неудобств.
   - Интересно, когда колдун вернется? - спросил Роберт.
   - Надеюсь, скоро, - ответил Алан.
   - Лишь бы без дождя обошлось, - добавил Мин. - И снега.
   - Твою налево, Мин, - протянул я. - Твою налево...
   Сразу после фразы очкарика, небо затянуло серыми тучами. И повалили огромные пушистые снежинки. Все разом удивленно выдохнули - изо ртов вырвались клубы пара.
   - Песец. Поднимайтесь, не сидите сиднем! Собирайте дрова и сразу бросайте в огонь. Придется всю ночь бегать по лесу, иначе замерзнем.
   Послышался стук копыт. На полянку выехал всадник на вороном коне. Высокий мужчина в черном плаще. Лицо суровое, хищное. Зеленые глаза будто светятся в темноте, на осунувшихся щеках и острых скулах седая щетина. Тонкие бледные губы поджаты, человек явно чем-то недоволен. Или кем-то. Короткие пепельные волосы и крючковатый нос довершают зловещий облик.
   Школяры вытянулись по струнке и хором гаркнули:
   - Здравствуйте, господин Тар!
   Я промолчал, но сделал лицо попроще. Натянул этакую нейтральную маску, чтобы не выглядеть враждебно, но и не проявлять уважения. Я этого типа знать не знаю, а с незнакомцами надо держаться строго.
   Колдун взмахнул рукой, и к нашим ногами упали четыре тулупа. Теплых, пушистых, из настоящего меха.
   - Кто наденет - вернется домой, - не сказал, а каркнул мужчина. - Греться в обнимку запрещено. Посмотрим, кто из вас самый выносливый.
   Ха, так у меня же пуховик, подумал я, и тут же ощутил лютый холод. Опустил глаза - пуховика нет!
   - Потом отдам, - сказал Тар и ускакал в ночь.
   - Началось, - Алан покачал головой.
   - Мин - бегом за штанами.
   - Так не высохли же!
   - Плевать! Иначе ноги на хрен отмерзнут. Вернее, вместе с хреном. Делай, что говорю! И дров на обратном пути набери! Работаем, парни!
   Мы разбежались по лесу. Из-за туч стало темно как поздней ночью. И никакой вам луны или что тут вместо нее. Хорошо хоть деревья росли не очень плотно, а то бы заблудились на раз. Но костерок словно маяк вел нас во тьме.
   По большему счету приходилось ориентироваться на звук. Хрустнуло под ногой - оп, веточка. Парням, наверное, совсем несладко. Они ж босые все как хоббиты. Лишь бы не напоролись на...
   - А-а-а-й!!
   Судя по тонкому голоску, орал очкарик. Черт, стоит подумать о какой-нибудь гадости - и на тебе! Это колдун лютует или особенность мира? Впрочем, какая разница. Мы потеряли одного, и для отряда это не останется незамеченным.
   - Мин, дуй к огню!
   - Кажется, я проткнул ступню. Господи, как же больно!
   - Я сейчас!
   Ориентироваться на голос было проще простого - парнишка орал не переставая. Роберт добрался до брата первым и подставил плечо. Но Мин ковылял едва-едва, такими темпами он замерзнет на полпути до спасительного костра.
   - Роб, умеешь делать носилки из рук?
   - Чего? - рыжий уставился на меня с неподдельным интересом. - Это как?
   - У вас в школе физ-ры что ли нет? Смотри и повторяй. - Я взялся за левое предплечье чуть ниже локтя. - Ага, правильно. Теперь стыкуемся. Да не так, блин, наоборот! Мин, запрыгивай. Все, погнали.
   Когда дотащили беднягу, тот едва шевелил языком и выбивал зубами такую дробь, что барабанщик "Slipknot" обзавидуется. Холод усиливался с каждой минутой. Навскидку было градусов десять мороза, не меньше. Пока джинсы и толстовка неплохо защищают, но что будет дальше? Ночь только началась. К утру вообще минус пятьдесят может стукнуть. Кто знает этого бахнутого старика.
   - Сядь ближе, - сказал я Мину. - Двигайся хоть как-нибудь и не вздумай заснуть. Мы скоро.
   На поляну выбежал Алан с двумя охапками веток под мышками.
   - Что тут у вас?
   - Мин поранил ногу. Давай быстрее за дровами.
   Брюнет кинул всю добычу в огненную пасть и скрылся меж деревьев. Мы с Робертом брели поблизости, выставив перед собой руки как слепые. Врезаться в ствол или выколоть глаз суком не очень-то охота. А мрак сгустился просто... мрак, хех. В общем, темно как в одном месте.
   - Интересно, сколько времени прошло. - Я машинально потянулся к карману джинсов и тут же хлопнул себя по лбу. Мобильник! Ну конечно же!
   Вытащил телефон и включил фонарик. Теперь дело пойдет быстрее.
   - Это магия?! - воскликнул рыжий.
   Мобильник тонул в темноте, и со стороны казалось, будто свет течет прямо из моей ладони.
   - Для тебя - да, - я решил не вдаваться в объяснения. - Иди сюда. Алан, ты тоже.
   Теперь мы могли углубиться в лес и поискать большие поленья. Ветки хоть и давали много тепла, но сгорали слишком быстро. На одном хворосте ночь не просидишь, особенно с Мином.
   - Вон, гляди, - Алан указал рукой на старое упавшее дерево.
   Мы похватали увесистых сучьев сколько смогли и поспешили к костру. Теперь можно до рассвета бегать за валежником - его там на целую пилораму хватит.
   - Не переживай, - я подмигнул Роберту. - Все с братом будет в порядке.
   - Да я надеюсь.
   - Что-то он притих, - заметил Алан. - То ныл постоянно, а сейчас тишина.
   - Поднажмем.
   Мы выбежали на поляну. Мин сидел у огня, кутаясь в колдовской тулуп. На глазах паренька стояли слезы. Мин шмыгнул и прошептал:
   - Простите.
   В тот же миг из ниоткуда появился Тар. Коснулся плеча очкарика, и оба исчезли, как не было.
   - Куда это они? - насторожился я.
   - Домой, - ответил Роберт. - Знаешь, может, оно и к лучшему. Не тот у Мина характер. Не боец он. Уж пусть лучше лавочником работает, чем помрет или покалечится. Но ремня Мину всыплют по первое число.
   - За что?
   - Да папка у нас... на крутизне помешан. И сильными мы должны быть и храбрыми и морды бить направо налево. А мы может не хотим. Я вообще толмачом стать мечтаю.
   - Знакомые дела..., - протянул я, невольно скрипнув зубами. - Ладно, дрова в огонь, перекур пять минут и на вторую ходку.
   Беготня продолжалась до утра. Снега навалило по колено, но мы так часто носились по проторенной тропе, что ее не успевало засыпать. Замерзшие, уставшие как собаки и голодные, мы встретили рассвет. Тучи в одночасье рассеялись, а снег исчез - как не было. Лес изменился за считанные мгновенья. Ничто больше не напоминало о лютой зиме, разыгравшейся ночью. Деревья стояли нетронутыми, с сочными зелеными листьями. Земля была мягкой и теплой, а не промерзшей так, что кайло сломаешь.
   Пели птички, распускались цветы, одним словом - лето. Но мы отогрелись еще очень и очень нескоро.
   - Поздравляю.
   Я обернулся. Под раскидистой березой стоял Тар, сложив руки на груди. Пронзительные зеленые глаза, казалось, смотрели прямо в душу. Сложно выдержать такой взгляд, но я устоял. Хоть и пришлось собрать в кулак всю волю и злобу.
   Колдун поднял руку, и рядом с ним из воздуха возник длинный дубовый стол и скамейка. На стол упала белая скатерть, следом один за другим стали появляться разнообразные блюда и напитки. Огромная сковорода с жарехой из мяса, картошки и грибов. Полный котелок свежих ароматных щей. Поднос с печеной курицей. Пельмени размером с кулак, со столь тонким тестом, что сквозь него просвечивался нежный фарш. Ломти белого хлеба словно прямо из печи. Три глиняные чашки с чаем. Бутыль чего-то темного - скорее всего, кваса. Тарелки с медом и варьеньем.
   Я судорожно сглотнул и чуть не поперхнулся слюной. Желудок требовательно заурчал. Но стоило нам усесться на лавку и схватить ложки, Тар сказал:
   - Из-за стола не вставать. Съедите хоть крошку или попытаетесь испортить пищу - отправитесь домой. Узнаем, кто из вас самый терпеливый.
   С этими словами колдун исчез. А мы остались наедине с самым опасным врагом из доселе встреченных. После тяжелейшей ночи давать нам такое задание... Да это пытка, блин!
   Роберт засунул ложку в рот и начал жевать. Алан закрыл лицо руками, лишь бы не видеть всего этого великолепия. Я бы и сам так сделал, но от запаха никуда не деться!
   - Надо просто подождать пару часиков, - сказал я. - Жарко. Еда протухнет, мухи налетят...
   - Да я бы и тухлую сожрал, - простонал Роберт. - Вместе с мухами.
   - Так, отставить нытье! Человек без жратвы месяц может прожить.
   - А если нас тут месяц заставят сидеть? - хмыкнул Алан.
   - Сомневаюсь. Тар вроде как не конченый садист. Иначе бы мы ходили по костям провалившихся кандидатов.
   - Кстати, это магическая еда. Может и не протухнуть.
   - Тогда просто не обращайте на нее внимания! Давайте развлекаться как-нибудь. Анекдоты рассказывать или в города играть.
   - О, я знаю смешную байку! - Роберт поднял руку. - Приходит король к повару и говорит, испеки мне...
   - Хреновая байка, - буркнул Алан.
   - Сейчас я расскажу. Вспомнил как раз одну подходящую. В общем, летит пассажирский самолет...
   - Что такое самолет? - спросил рыжий.
   - А, - я махнул рукой. - Плывет, короче, корабль.
   - Моряки говорят, корабли ходят, - заметил Алан.
   - Да задрали! Дайте рассказать. Идет корабль, море волнуется, сильная качка. Что такое морская болезнь знаете хоть?
   - Ага, - ответил Роберт.
   - Вот. Заходит, значит, капитан на пассажирскую палубу. Видит - один блюет, остальные смеются. Капитан говорит помощнику - дай тому ведро, а то весь пол загадит. Помощник дает ведро со словами: смотри на пол не блюй больше, а то за борт выкинем. Оба уходят. Спустя час капитан возвращается. Видит: все блюют, один смеется. Спрашивает: что случилось? Мужик отвечает: да ведро наполнилось, пришлось отпить.
   Парни переглянулись и вздохнули.
   - Что? Не смешно?
   - Не особо. Бедный пассажир, - вздохнул рыжий.
   - Еще пара часов - и я сам из того ведра отопью, - фыркнул Алан.
   - Держимся!
   Следующий час мы играли в города, камень-ножницы-бумага (научил ребят), травили всякие байки, но лишь сильнее проголодались. К величайшему сожалению, еда и не думала тухнуть. Наоборот - стала в разы ароматнее. Несмотря на это, мухи старательно облетали припасы, не садясь даже на стол.
   - Господи, я не выдержу, - Роберт потянулся к пельменям, но получил по руке.
   - Выдержишь! Все выдержим.
   - А какой тебе смысл нас подбадривать? - спросил Алан. - Уверен, селюки провалили вчерашнее испытание. Избавишься от нас - останешься последним претендентом.
   - Угу. После всего пережитого чтоб я просто взял и вас предал? Даже не думай. Начали вместе - и закончим так же. По крайней мере попытаемся.
   - Все равно колдун выберет лишь одного.
   - Плевать. Втроем все интереснее. Вот не было бы вас - хрен бы я это испытание прошел. Уже б сожрал все и поехал домой.
   - Твоя правда, - сказал Роберт.
   - Во, еще один анекдот вспомнил. Пришел Колобок...
   - Что за Колобок? - спросил Алан.
   Пришлось рассказывать сказку целиком, благо короткая. К моему удивлению, она вызвала бурное обсуждение.
   - Могучие колдуны эти дед с бабкой, - с восхищением произнес рыжий.
   - Согласен. - кивнул темноволосый. - Еще ни разу не слышал о магах, способных вселять души в неживые предметы.
   - Интересно, если съесть Колобка - это будет считаться людоедством?
   - Не знаю. С одной стороны он не человек, а булка. С другой - наделен разумом и сознанием.
   - Булка..., - вздохнул Роберт. - Как же я завидую Лисе.
   - Да ладно вам! Это просто сказка, небылица. А Лиса сожрала задеревеневший, грязный и обслюнявленный другими животными катыш хлеба.
   - Мне и такой сойдет.
   - Держи руки на коленях. Чтобы я видел.
   Прошло еще минут сорок. Сдерживаться становилось все труднее. Я крутил в голове самую мерзкую мерзость, но никак не мог перебить аппетит. Не помогали даже воображаемые свинские роды. Алан закрыл глаза и что-то бубнил под нос. Наверное, молился. Роберт вцепился в колени так, что побелели пальцы, и неотрывно смотрел на стол.
   Мы так устали и оголодали, что поддерживать непринужденную беседу уже не могли. Она отвлекала нас довольно долго, но что будет дальше? Сколько тут еще торчать?
   - Глядите, ученица колдуна идет! - крикнул Роберт.
   Я и Алан проследили за рукой товарища, но никого не заметили. Тут же раздалось жадное чавканье. Когда мы повернули головы, рыжего и след простыл.
   - Так и думал, - произнес брюнет.
   Я вздохнул. Нелегко терять друзей, едва обретя. Даже если подручным выберут меня, как я найду ребят в этой Кантании? А если не выберут - все покажется лишь сном. Коротким, местами кошмарным, но по большей части приятным. Скорее всего, никого из парней я больше никогда не увижу. Обидно. Верные товарищи - редкость в любом мире.
   Солнце докатилось до зенита. Никто из нас не притронулся к еде. Разговоры сошли на нет, мы тихонько клевали носами - жуткая усталость поборола голод. Вдруг лавка и стол исчезли. Я плюхнулся на землю и тряхнул головой. Надо мной стоял Тар - по-прежнему с недовольным лицом.
   - Поздравляю. Теперь идемте.
  

Глава 4

   Колдун отвел нас ко входу в башню. Я все искал глазами селюков - больно интересно узнать, справились ли они с испытаниями. Но никого не нашел - утес пустовал. Что же, неудивительно.
   Старик сделал привычный пасс рукой. Створки ворот распахнулись, из темного нутра башни вылетели два деревянных ведра в сопровождении пушистых швабр.
   Швабры встали рядом с нами как верные товарищи. Ведра приземлились у ног.
   - До захода солнца вы должны побелить первый этаж, - молвил колдун. - Вадим - правая сторона. Алан - левая. Позади башни увидите черту - за нее заступать запрещено. Помогать друг другу - запрещено. Время пошло.
   - Я сейчас засну на ходу, - простонал Алан. - Целые сутки вкалывали и опять...
   - Главное не засни позади башни. Офигеть, да она на самом краешке утеса стоит. Уступ сантиметров двадцать, не больше.
   - Да колдун поймает если что.
   - Ага. А испытание засчитает?
   - Не. Если Тар вмешается - игра окончена.
   - Вот и я о том же. Так что соберись.
   Алан оперся на швабру и закрыл глаза. Пришлось хлопнуть его по плечу. Парень встрепенулся и завертел головой, будто проснулся после долгой дремы.
   - Не спи, иначе придется тебя бить.
   Брюнет сказал что-то невнятное и принялся водить шваброй по стене. Побелка оказалась настолько жидкой, что почти вся стекала с холодных камней. А то, что каким-то чудом задержалось, срывал ветер.
   - Сизифов труд, - вздохнул я и взглянул на небо. Через пару часиков солнце докатится до зенита. А там и до вечера недалеко.
   Попробовал хорошенько взболтать раствор - вдруг самая мякотка на дне осела? Фиг там! Проще белить сухим молоком, чем этой жижей. Причем неразведенным в воде.
   - Алан, как дела? Алан!
   - А? Что? Да никак, не красится стена. Я, пожалуй, посплю. Утро вечера мудренее, может...
   Пришлось хорошенько встряхнуть товарища. Хоть и понимал, каково ему сейчас. И без того щуплый парень за время испытаний осунулся, обзавелся темными мешками и не мог стоять, не пошатываясь. Но чтоб я с утеса упал, если работа у Тара не стоит мучений. Он же могучий колдун и умеет призывать столы из ниоткуда. Значит, все россказни о нем - правда. И мешок золота, и ученица, и почет. Разве все это не стоит побеленной стены?
   Я поделился соображениями с Аланом. Парень отреагировал довольно вяло, но все же взялся за швабру. Я, в свою очередь, решил поэкспериментировать. Вдруг раствор - волшебный, и наносить его нужно строго определенным способом. Например, водить шваброй крест-накрест или напевать песенку в процессе?
   Но что бы я не делал, ничего не помогало. Побелка упорно стекалась в крупные капли и сдувалась высокогорным ветром. В чем же секрет?
   - Я больше не могу, - прошептал Алан. - Хоть убей - не могу.
   Темноволосый сел под башней и привалился к холодным камням. Признаться честно, энтузиазм меня тоже покинул. Одно дело - четкая последовательность действий, приводящая к победе. И совсем другое - пытаться написать поэму вилами на воде.
   Я прислонился к воротам, но сразу отшатнулся, будто створки усеивали иглы. Стоит хоть на секундочку остановиться - и накатывает такая волна сонливости, что самостоятельно хрен справишься. А товарищ вряд ли сможет похлопать меня по плечу или щекам. Он сам уже практически спит, из последних сил стараясь держать глаза открытыми.
   Над головой раздался тихий скрип. Я поднял глаза и заметил юную девушку в просторной пурпурной мантии. Она стояла на крыше башни, опершись на зубцы, и с интересом смотрела вниз. Никогда прежде я не видел такой красавицы. Земные звезды и супермодели меркли рядом с этой девушкой как свечи на фоне солнца.
   Узкое загорелое лицо, вздернутый носик с россыпью крохотных веснушек, тонкие брови и оленьи глаза в тон мантии. Прямые волосы чуть ниже ушей цвета свежего пшеничного мякиша. Едва заметная ямочка на остром подбородке и аккуратная родинка на левой щеке. Все вместе можно назвать двумя словами - концентрированная няшность.
   - Алан, - шикнул я. - Поднимай зад, тут ученица колдуна!
   - Я уже слышал эту байку, - парень сладко зевнул. - Второй раз меня не купишь.
   - Дурак!
   Легонько пнул товарища в голень. Тот открыл глаза, мигом вскочил и принялся мазать стену побелкой. Появление девушки придало сил нам обоим. Трудно филонить, когда за тобой наблюдает неземная красавица.
   Впрочем, незнакомка простояла на крыше от силы минуту, после чего ушла. Но дух соперничества и желание понравиться никуда не делись. Кто знает, вдруг красотка снова выйдет на крышу или выглянет в окошко?
   - Ты видел, видел?
   - Легенды не врут, - отозвался Алан.
   - Интересно, а в чем смысл обучения такой прелести? Мол, чем красивее - тем лучше учится? Или колдун не только магией с ней занимается?
   - Нет, что ты. Тут все просто. Король велел Тару брать только дворянских детей. Сказал: я же пошел на уступки для твоих подручных, вот и ты уважь. Знать, разумеется, начала рвать на себе золотые цепи, лишь бы пристроить чадо на учебу. То взятки давай носить, то угрожать, а один раз две придворные семьи едва не перебили друг друга. Тара все это замучило до смерти, и он заявил так: возьму самую красивую девушку и точка. Плевать мне на ваши деньги, посулы и прочие заморочки. С тех пор грызня прекратилась. Правда, злопыхатели иногда пытаются попортить красоту фаворитки. Поэтому красивых девочек с детства оберегают пуще зеницы ока. Заставляют сидеть безвылазно дома и даже носить палху.
   - Что за палха?
   - Ну, типа маски такой. Одна прорезь для глаз, да и та вуалью закрыта.
   - А-а. Знакомая вещь. Слушай, а чему колдун вообще учит? За столько лет ваша Кантания должна быть просто забита всякими чародейками.
   - Боевой магии или силе природы, по желанию. Первый аспект крайне важен для знатных домов, замешанных в политических интригах и прочей гадости. Боевой маг - защита и опора семьи. Мало кто рискнет связываться с ним. Ну а второй важен для крупных землевладельцев. Дождик там наслать на поле, ну или град на соседа. Скот вылечить. Или уморить. Но если докажут, что это проделки колдуньи - костерок разожгут сразу.
   - О, так у вас и инквизиция есть?
   - Это что?
   - Ну, организация такая. Ведьм жжет.
   - За колдовским порядком у нас следят Наблюдатели. Двенадцать первых учеников Тара, старых как он сам. Тар передал им часть своих знаний, опасаясь скорой кончины. Но, кажется, чародей нашел способ обмануть смерть.
   - А сделать нормальную побелку не смог!
   Я швырнул швабру на землю и глубоко вздохнул. Несмотря на битые часы усилий, стена выглядела как слегка облитая молоком. А дело уже шло к вечеру. Замечательно, блин.
   У этой загадки обязано быть решение. Не мог же колдун поставить невыполнимую задачу! Иначе что это за испытание такое?
   Ответ зачастую кроется в вопросе. Что такое трудолюбие? Любовь к труду - это понятно. Но в чем она выражается? В старании? А мы, блин, не стараемся? В рвении? Если наши потуги не рвение - то что вообще тогда рвение? В прилежности? Да, прилежными нас точно не назовешь. Мажем стену как курица землю роет. А разве можно так поступать с трудом, который любишь? Разве станешь относиться к нему абы как, лишь бы поскорее справиться? Наоборот, так поступают те, кто работу ненавидит и всячески желает свинтить пораньше.
   Я вдохнул прохладный ветерок полной грудью, поднял швабру и бережно, аккуратно закрасил самый нижний камень. И что вы думаете? Побелка осталась на месте! Да еще сделалась ярче, гуще, как самая настоящая краска.
   - Алан! Я знаю что делать!
   Наконец-то мы сдвинулись с мертвой точки. Выкрашивать каждый камушек далеко не так просто, как размахивать шваброй, но зато есть результат! Камень за камнем, снизу вверх, нежно, с любовью - и вот уже фасад сверкает белизной как простыня после "Тайда".
   Но фасад - дай бог одна четвертая всей башни. Большей частью обитель колдуна стояла на самом краю утеса. Используя швабру как посох и вцепившись в стебель плюща, я приблизился к обрыву. Никогда прежде не жаловался на боязнь высоты, но тут... Видимо, мне просто не доводилось сталкиваться с настоящей высотой.
   Утес сильно выступал из отвесной каменной стены, из-за чего казалось, будто башня парит в небесах над изумрудно-желтой долиной. Я словно стоял на краешке летающего острова, зависшего на высоте трех километров, если не больше.
   Вид завораживал, гипнотизировал. Голова пошла кругом, напряженные мышцы обмякли. Мне стоило больших усилий не отпустить спасительный плющ. Я привалился к холодной кладке, закрыл глаза и зашептал как молитву:
   - Только не смотри вниз. Только не смотри вниз.
   Кое-как развернулся на карнизе. Тот, кстати, сильно сужался к задней части постройки. Если рядом с утесом карниз был длиной в две моих ступни, то потом сужался до половины.
   Работать стало слишком сложно. Приходилось держать длинную тяжелую швабру одной рукой, а левой цепляться за стебли. Древко постоянно цеплялось за камни и плющ, но укоротить его никак нельзя, иначе не достану до верха яруса. Ведро и вовсе привязал к поясу, и теперь оно болталось между ног как маятник, то и дело норовя раскачать меня и скинуть в пропасть.
   Руки дрожали и жутко болели. Пальцы левой едва сгибались, пришлось наматывать плющ на предплечье, чтобы хоть как-то держаться. Тонкие шершавые стебли драли и терли кожу даже через толстовку. Мышцы правой одеревенели, с каждым разом поднимать швабру становилось невыносимей.
   Знаете, на что это похоже? Если бы вас подвесили за руку и заставили писать письмо Дедушке Морозу десятикилограммовым карандашом. Ощущения, уверен, будут один в один.
   - Алан, ты как?
   - Сейчас сдохну.
   - Держись. Скоро встретимся у черты!
   Сказать одно - сделать другое. По мере продвижения к тылу башни, плющ начал мельчать. Может, солнца там слишком много или камни какие не такие. Я намотал на палец тонкий стебелек и легонько дернул. Тот вывалился из трещины вместе с корнями. И как теперь красить, спрашивается?
   Впрочем, ветер хорошенько поработал над кладкой и вымел весь раствор. В щели можно без усилий хоть два пальца засунуть. Но держаться за холодные камни не в пример тяжелее, чем висеть на прочном стебле. Тем более, я никогда прежде не занимался альпинизмом. Мой рекорд - залезть в форточку первого этажа, когда пьяный отчим закрылся и заснул.
   Стиснув зубы и не смотря вниз, я красил камушек за камушком, пока наконец не добрался до белой линии, делящей башню на две равные половинки. Я слышал натужное пыхтение Алана, но не видел его самого. Наконец парень дополз до черты и закрыл глаза, прижавшись к кладке всем телом.
   - Просто ад какой-то, - прошептал он.
   - В аду жарят на сковородках. И тычут вилами в зад. А это так... активный отдых на свежем воздухе.
   - Откуда в тебе столько оптимизма?
   - Не знаю. Мне здесь нравится. Всяко лучше моего городка.
   - Да? А мне вот не очень.
   Темноволосый оттолкнулся от стены, расставил руки в стороны и полетел в пропасть спиной вперед.
   - Алан!!
   Я попытался поймать парня, но сам чуть не сорвался. И повис как Том Круз в начале первой "Миссии". Хорошо хоть успел нащупать ногой карниз и удержаться. Краем глаза я заметил, как рядом с Аланом на миг появилась темная фигура, и оба тут же пропали.
   Что же, товарищ дома, а мне надо докрасить чертову башню. Солнце уже почти скрылось за горами. Справившись, я на последнем издыхании добрался до ворот башни и рухнул рядышком ничком. Засыпая, почувствовал, как на плечи опустилось мягкое пушистое одеяло. Долгий мучительный день закончен.
  

Глава 5

   Я очнулся на полу в каком-то доме. Встал, протер глаза, осмотрелся. Бревенчатый сруб, чем-то похожий на русскую избу, убранство небогатое. У единственного окна грубо сколоченный стол и лавка. В углу - круглая каменная печь, сейчас потухшая, над ней полки с деревянными коробками и пучками незнакомых трав.
   Впритык к печи - небольшая кровать, скорее всего детская.
   - Доброе утро.
   Я обернулся. За столом сидели Тар и девочка лет восьми. Этакий ангелочек - белое платьице, кудрявые золотистые волосы, милое личико. Кто она? Родственница колдуна?
   - Знакомься - Марта. Марта - Вадим.
   Девочка засмущалась и опустила взгляд:
   - Здравствуйте, господин Вадим.
   - Приглядывай за ребенком до вечера, - сказал Тар, вставая.
   - Что? В смысле? А что мне с ней делать?
   - Не знаю, - сухо ответил старик. - Знал бы, не просил тебя.
   С этими словами колдун исчез. Я остался наедине с Мартой. С виду она девочка спокойная, может, все еще обойдется. Как же за ней присматривать? Наверное, сперва стоит позавтракать.
   - Хочешь есть?
   - Я хочу пони, - ответила девочка.
   - Где я возьму тебе пони? Я даже не знаю, где мы находимся.
   Изба сотряслась от нечеловеческого крика. Такие звуки, наверное, издает демон под душем святой воды. Или рожающий слон. Или скоростной поезд, давший по тормозам на полном ходу. Или сирена гражданской обороны.
   Сперва я вообще не мог поверить, что крохотная девочка способно на такое. Но нет, это орала Марта. Орала бешено, брызжа слюной и выкатив глаза, при этом зажимая уши ладонями.
   Вскоре истошный вопль сложился во вполне распознаваемую фразу:
   - Я!!! ХОЧУ!!! ПОНИ!!!
   Первое, что пришло в голову - взять скалку или черпак и врезать мелкой по башке. Но раз крикливая зараза каким-то боком относится к колдуну, нарываться не стоит. Самому потом так врежут, мало не покажется. Уж лучше применить против нее то же оружие. Я неплохо гроулю, так что набрал полную грудь воздуха и гаркнул в ответ:
   - А ну заткнись!
   Марта замолчала. Самое время приступать к переговорам.
   - Давай поедим, а потом поищем тебе пони. Хорошо?
   - Ладно! - милейшим голоском ответила девочка и снова включила скромницу.
   Я порылся по полкам - ничего съедобного, только приправы. Что вообще едят дети кроме конфет и манной каши? Что я сам ел в детстве? Уже и не вспомню, регулярным мой рацион не назовешь. Впрочем, Марта же не грудничок - зубы есть, будет жрать, что дадут.
   Вышел в сени, среди лопат, кос и граблей нашел подхват, чугунок и мешок перловки. Сгодится. Осталось добыть воды, дров и растопить печь.
   Снаружи обнаружилась приваленная к стене поленница, а чуть поодаль - колодец с журавлем. Сама изба стояла на поляне посреди густого леса. Никаких поней тут и близко не было, так что усмирять крикушу придется как-то иначе.
   Я отнес дрова в дом и растопил печь. В одной из коробок на полке отыскались спички, иначе бы фиг все прошло так гладко. Зажигалка осталась в кармане пуховика, благополучно стыренного колдуном.
   Поставил на огонь чугунок, налил воды, высыпал перловки. Никогда еще не варил такую кашу, пришлось действовать наугад. То ли сразу надо крупу бросать, то ли когда закипит. В любом случае, что-то да получится.
   Подсолил, помешал длинной деревянной ложкой и сел на кровать. До этого момента Марта сидела спокойно, глядя в пол. И вдруг заявила:
   - Не люблю перловку!
   - Ты раньше не могла сказать?!
   - НЕ ЛЮБЛЮ ПЕРЛОВКУ!!!
   - Чтоб тебя, - процедил я. - А что любишь?
   - ТОРТИКИ!!!
   Девочка опять включила сирену и принялась колотить ногами по полу. Кое-как сдержав позыв дать ей затрещину, я вернулся в сени и осмотрел другие мешки. Лук, картошка, капуста и немного моркови. Можно сварганить щи, но тортик не получится при всем желании.
   - Нет тут тортиков! Будешь есть кашу.
   - Не буду!
   Марта подбежала к печи и толкнула ногой котел. Тот перевернулся, окатив мои ступни горячей водой. Хорошо хоть закипеть не успела. Я отскочил, спасаясь от размякшей крупы. Марта же, наоборот, принялась скакать по ней и неистово верещать:
   - ТОРТИКИ, ТОРТИКИ, ТОРТИКИ, ТОРТИКИ!!!
   Я глубоко вздохнул и вышел на улицу. Привалился к стене, закрыл глаза.
   - Спокойствие, только спокойствие. Не дай темной стороне овладеть собой.
   - Молодец.
   Напротив как всегда из ниоткуда возник колдун.
   - Вижу, ты знаешь толк в смирении.
   Тар взмахнул рукой, и поляна с избой исчезла. Мы стояли около входа в башню.
   - Я вынужден закончить испытание досрочно. Появились безотлагательные дела и мне требуется помощь. Так что остался последний этап. Идем.
   Я сглотнул. Осталась проверка храбрости, и, судя по словам товарищей, ничего хорошего меня не ждет.
   Мы вошли под темные своды обители колдуна. Выглядело все довольно уютно. Дощатая облицовка, малиновый ковер на полу, подсвечники вдоль стен. Здесь пахло пряностями, спокойствием и чем-то необычным, но приятным. Я словно оказался в далеком безмятежном детстве.
   Тар открыл дверь и пригласил войти. Крохотная комната с забитыми книгами стеллажами. Столик у стены, плетеное кресло, чернильница и открытая книга. Просто, но со вкусом. К роскоши колдун, очевидно, не тяготеет. Куда же он перенесет меня сейчас? В клетку со львами? В логово демонов? В дом с привидениями?
   Старик достал из кармана бронзовый перстень с печаткой в виду четырехконечной звезды. Протянул мне в открытой ладони.
   - Что это?
   - Знак подручного.
   - Но... А как же испытание храбрости?
   Чародей усмехнулся.
   - Ты прошел его четырежды. Волк, крестьянские дети, снежная ночь, побелка над пропастью. Этого более чем достаточно, Вадим. С сего момента ты приступаешь к выполнению обязанностей.
   - И с чего начать? Прибраться в башне?
   - Прибраться я могу и сам. Магией. Твое первое задание - добыть хвост девственного дракондора. Приступай.
  
  

Мама

   Рашид прекрасно помнил Первый день. Ему едва исполнилось девять, когда из герметичного плена вырвался боевой вирус. Никто не знает, кто именно допустил промашку. За считанные часы выяснять стало попросту некому. Девяносто девять процентов населения Земли погибло в течении суток. А жизни уцелевших изменились самым коренным образом.
   Неизвестно, почему вирус пощадил немногих счастливчиков. На правду, опять же, не осталось ни времени, ни сил. Люди покинули дома и обосновались на природе. Оставаться в городах было невозможно. Мертвые тела по известной лишь создателям вируса причине не разлагались. Их не трогали животные, даже всеядные помойные вороны сбились в стаи и улетели прочь в Первый же день. Постоянно наблюдать за десятками тысяч трупов, среди которых твои родные и близкие - слишком тяжело. И все ушли.
   Леса и посадки дали бревна для срубов, пахотные поля поддерживались по мере возможностей. Когда бензин испортился и трактора заглохли, уцелевшие перешли на серпы, косы и зажили как древние предки.
   Впрочем, у катастрофы были и свои плюсы, как бы кощунственно это не звучало. Исчезли войны, большие и малые. Воевать стало попросту не с кем. Из родного Белгорода спаслось всего сорок человек. Немного подрастя, Рашид приволок из города радиостанцию, запитал от ручного генератора и вышел на связь с соседями.
   Ближайшее поселение - в ста сорок километрах. Ради чего топать в такую даль? С кем что делить на опустевшей планете? Да будь хоть неурожай, хоть заморозки - среди бетонных стен полным полно консервов и непортящихся продуктов. Достаточно отважиться проведать мертвых - и деревня обеспечена едой.
   Кстати, вылазка в город теперь так и зовется: проведать мертвых. С Первого дня минуло тридцать лет. Рашид ныне умудренный годами и опытом мужчина. Один из немногих, регулярно наведывающихся в братскую могилу. Запчасть для станции принести, запастись лекарствами, книжки какие раздобыть для детишек. Вот и сегодня мужчина накинул брезентовый рюкзак на плечи, завязал покрепче ушанку и вышел на мороз.
   Середина зимы. В селе заканчивается сахар, а без него какая жизнь? Из сорока человек осталось двадцать - и те в основном молодежь. Выжившие рожают очень плохо, часто случаются выкидыши. Оставил проклятый вирус следы в каждом, никуда от них не деться, не излечиться.
   Рашид надел лыжи, просунул пухлые варежки в петли и потопал к околице. Баба Шура вынесла на мороз большую кастрюлю бульона.
   - Сосед, ты мертвых проведать? - спросила старуха.
   Мужчина кивнул.
   - Желатинчику раздобудь. Не стынет холодец, хоть убей!
   - А чье мясо?
   - Да голубиное. Развелось их на полях в том году. Хочешь, угощу?
   - Вернусь - угостишь.
   - Ладно. Ты это... осторожнее там.
   Баба Шура Рашиду как тетка родная. Когда приемные родители умерли, Шура приглядывала за подростком и всячески помогала. Одно время даже свахой потрудилась. Пять лет прожил Рашид с рыжей красавицей Олькой, пока та не преставилась от непонятной хвори. С тех пор Рашид один. Сколько времени прошло, а все никак отойти от горя не может. Да и пары подходящей на селе нет. Одной Маринке недавно восемнадцать стукнуло, остальные совсем дети. Уж пусть лучше за одногодку выходит, отвечал Рашид на сватанья Маринкиной родни. Я ж ей в отцы гожусь.
   Родня билась-билась и ушла ни с чем. Рашид - мужчина статный, умный, надежный. В могильник ходить не боится, хороший добытчик. А чего там бояться, кроме собственных суеверий? Города пусты, нет там ни зверей, ни людей. Одни трупы повсюду. Да, тяжело, но Рашид давно привык. К тому же, есть у него веская причина почаще бывать на кладбище.
   Прежний дом стоит на окраине. Рашид прислонил лыжи к стене подъезда и поднялся на второй этаж. Вот дверь родной квартиры. Некому сюда попасть, но мужчина всегда запирает ее за ключ.
   - Ну, мать, вот и я пришел, - сказал Рашид, входя в прихожую.
   Сколько раз он говорил эту фразу за всю жизнь? Не подсчитать.
   Мама лежит под одеялом на диване - как и все тридцать лет. Она умерла во сне. Рашид никогда не забудет, как пытался разбудить ее. Как ревел, тряся за плечи, а на улице кричали люди, сталкивались автомобили, что-то взрывалось. Но ничто не смогло разбудить родительницу. Она и сейчас лежит как живая, будто спит.
   Рашид присел в изголовье, снял шапку, смахнул слезы. Странно и до боли жутко смотреть на женщину, что моложе тебя на десять лет и при этом является твоей мамой. К этому, наверное, невозможно привыкнуть. Рашид до сих пор не привык.
   - В деревне все хорошо, мам. Маринкины опять сватались, а я отказал. Малая она еще совсем, не хочу такую невесту. Будут силы - схожу к соседям, там может кого найду. Ну, чтобы по возрасту подходила. Летом, скорее всего, соберусь и пойду. Оно недалеко.
   Черноволосая женщина лежала на боку, подложив ладонь под щеку. Каждый раз сын замирал на мгновенья и прислушивался - а вдруг дышит? Кожа-то мягкая, даже не побледневшая. Вдруг она и не умерла вовсе, а заснула? Кто его этот вирус знает? Но мать не дышала.
   - Вот, - Рашид шмыгнул. - Урожай в прошлом году так себе, зато голубей развелось видимо-невидимо. Мужики как залп дадут, как дробью ударят, так целые мешки домой волочат. А мне жалко голубей. Я лучше сюда приду, тушенки наберу, тебя заодно повидаю. В общем, так и живем.
   Мать молчала.
   - Ну, пойду я, негоже засиживаться. Ты спи, мам, спи. На следующей неделе загляну.
   Рашид вышел на улицу, надел лыжи и потопал по снегу, старательно огибая сугробы. Впереди еще долгий путь и много дел.
  
  

Истребители академической нечисти

   - Вон в том здании засела нечисть. Идите, убивайте всех непохожих на людей. Рогатых, клыкастых, копытных - всех валите, за ценой не постою.
   - О чем вы говорите?! - воскликнул Хью Джекмен.
   - Сумасшедший старик, - Уэсли Снайпс сплюнул под ноги.
   - Вы легендарные герои из священных книг, - ректор потряс мятыми брошюрами перед лицами актеров. - Вы истребляете нечисть там, на Земле - истребите и здесь.
   - Это же просто комиксы, - удивленно протянул Дженсен Эклс. - Это выдумка, сказки!
   - Не богохульствуй! Вот, лучше держи этот пистолет - новейшая разработка наших ученых. Колесцовый, перезарядка всего четыре минуты. Вот мешок с солью и железная дубинка. Так написано в священных книгах.
   - Бред какой-то...
   - Так, мавр, иди сюда. Вот тебе серебряная сабля - самое то вампиров рубить. Вот чесночная настойка. Господин Ван Хельсинг - ваша шляпа и арбалет. Все, теперь идите. Да пребудет с вами сила.
   - Вы не понимаете! - сказал Джекмен. - Мы - актеры. Мы не настоящие охотники на нечисть.
   - Идите, идите, не скромничайте. Я верю в вас, вы справитесь. Главное - найдите источник заразы. Мы с учениками трижды выжигали упырей, но они каждый раз появляются снова. Наверное, кто-то их призывает. Разберитесь, в общем. Советую начать с общежития - там заразы что тараканов.
   - Идиотизм какой-то, - вздохнул Дженсен.
   - Может, это розыгрыш? - предположил Хью.
   - Да больно декорации... правдоподобные. Кто ради шутки такой замок отгрохает?
   - На логотип Диснея похож, - заметил Уэсли.
   - Ага. Прямо один в один, - согласился Джекмен. - Давайте поближе посмотрим. А там ясно станет.
   Актеры приблизились к воротам в высоченном каменном заборе. Стальные створки распахнуты, но их караулят двое бледных тощих парней с мечами на поясах. Одеты парни во все черное, за спинами колышутся плащи с алым подбоем.
   - У них тут что, Хэллоуин? - хмыкнул Снайпс.
   - А это не те вампиры, которых велел убить безумный старик? - ответил Дженсен.
   - Фак, я не буду никого убивать. Я отсидел трешку за неуплату налогов. За убийство меня вообще, фак, казнят.
   Спутники подошли ближе. За забором простирался красивый парк с низкорослыми деревцами и кустарником вдоль вымощенных галькой тропинок. По парку гуляла молодежь в розовых мантиях и остроконечных колпаках. Некоторые отдыхали на расстеленных покрывалах: смеялись, что-то ели, читали книжки.
   Мимо актеров быстрым шагом прошли две девушки. Они остановились перед вампирами и показали им пергаменты с печатями. Охранники молча кивнули и продолжили пялиться вдаль.
   - Ты это видел? Видел?! - зашипел Снайпс.
   - Что видел? - Хью был слишком занят разглядыванием величественных шпилей замков.
   - Да баба одна с козлиными ногами. Только что мимо прошла. Слепой совсем?
   - Чего? Ох ты ж...
   Дженсен выразился наименее красноречиво:
   - Фак...
   - Нет, ты видел? - не унимался Уэсли. - Ноги, фак, козлиные. Колени в обратную сторону, шесть, копыта. Что за срань?
   - Может, протезы? - предположил рассудительный Хью.
   - А это тоже протезы? - Эклз ткнул пальцем в сторону парка.
   Там гордо вышагивал самый настоящий кентавр. По пояс мужик - все остальное конь. Самое забавное, что он прикрыл мужские телеса забавной розовой маечкой, но огромный хрен и блестящие яйца покачивались у всех на виду. Рыжая девушка не стесняясь пялилась на конское хозяйство из кустов, закусив нижнюю губу.
   - Не нравится мне это место. Тут точно нечисть засела, - шепнул Уэсли.
   - А давай вампира чесноком обольем, - предложил Дженсен. - Если зашипит - значит, настоящий.
   - На, сам обливай, - Снайпс протянул товарищу склянку с мутной жидкостью. - Я в тюрьму не вернусь. Даже на денечек.
   - Вы на это чудо взгляните, - проговорил до того безмятежный Хью.
   - Фак...
   - Фак!
   К воротам полз огромный наг. До пояса - интеллигентного вида мужчина: в очках, с бородкой, при пиджачке. А ниже - жирный чешуйчатый змеиный хвост.
   - Мерзость какая, - протянул Дженсен. - Надо валить отсюда.
   - Мы без старика не вернемся домой, - продолжил Хью, нервно поглаживая цевье арбалета. - Придется тряхнуть стариной, вспомнить молодые роли. Вы со мной?
   - Да ну вас на хрен! - крикнул Снайпс, бросил саблю и умчался прочь.
   - Может, это разумный выбор. - Джекмен вздохнул. - Ну а ты, Джен? Сыграешь в настоящем "Сверхъестественном" вместе со мной?
   Эклз поднял серебряный клинок и достал из кармана пистолет. На лице мужчины появилась знаменитая ухмылка, по которой текут девочки всего мира. Больше он не успешный актер и примерный семьянин. Теперь он Дин, мать его, Винчестер - гроза нечисти всех мастей.
   Хью улыбнулся, надев широкополую шляпу. Габриэль Ван Хельсинг к бою готов!
   - Мальчики, - протянул гнусавыми пидорским голоском наг. - Вы новые студенты?
   Дин выстрелил. Тварь упала как подкошенная. Жирный хвост затрепыхался на траве, из дыры в груди полилась зеленая слизь. Вампиры выкатили зенки в чайные блюдца и бросились кто куда. Один побежал к подыхающему нагу, второй попытался напасть на охотников. Но то ли эти ребята не привыкли к внезапным атакам, то ли просто тормоза по жизни... в общем, никто не успел оказать достойного сопротивления.
   Хельсинг разбил чесночную склянку о голову ближайшего упыря. Тот завизжал, заорал, будто его кипятком облили. Попытался стереть мутную жижу с лица, но та липла к ладоням вместе с лоскутами кожи. Миг спустя упырь валялся на тропинке с желтым клыкастым черепом вместо лица.
   - Фу, блин, - Дин поморщился.
   - Не зевай! - Габриэль пустил серебряную стрелу в спину второго вампира.
   Наконечник пронзил мертвое сердце, и нечисть подохла в страшных муках, тщетно пытаясь вытащить стрелу из обескровленной плоти.
   Убийства не остались незамеченными. Началась паника. Со всех сторон доносились визги, стук копыт, хлопанье крыльев, шелест чешуи. Словно в зоопарке взорвали петарду. Студенты спешили скрыться в стенах Академии. Но ворота захлопнулись задолго до того, как все вернулись из парка.
   - Быстро вальнули, - вздохнул Винчестер. - Надо было сперва сказать крутую фразочку. Типа: "Вы новые студенты? Нет, пидор, мы твоя смерть!".
   Хельсинг рассмеялся:
   - Да-да, точно. Фак, эти черти разбежались по всему парку. Будем ловить?
   - Бесполезно. Помнишь, что сказал старик? Сколько чертей не гаси, всегда появятся новые. Значит, надо найти и уничтожить источник заразы.
   - Тогда давай начнем с общаги.
   Общежитие нашли быстро. Длинное двухэтажное здание с красной черепицей находилось недалеко от входа в парк. Рядом тек серебристый ручеек с выгнутым деревянным мостиком. На перилах в обилии висели разнокалиберные замки с надписями.
   - Соня плюс Аарграгарзамалар равно сердечко, - прочитал Дин. - Любят бабы чертей, вот хоть тресни.
   - Ничего, мы их отучим от дурных привычек.
   - Точняк. Мы - кара господня для этой Гоморры.
   - Круто сказано. Дай пять!
   На дверях общаги висел пергамент с объявлением: "Чертям и кентаврам брать мешочки для копыт у вахтерши. За стук в позднее время - выселим. После десяти не шуметь, совокупляйтесь без блеяния, рыка, клекота и уханья. Нарушителей выселим. Комендант".
   - Жесть какая, - фыркнул Дин. - Вот скажи, Гэб, как думаешь - секс с кентавром это зоофилия?
   - Если оральный - то нет. Ну, в смысле, если мужская половина решит ублажить подругу язычком или пальцами - то все норм. Ну а если традиционный коитус - то стопроцентная гнилая зоофилия. Хер-то конский, как ни крути.
   - Во-во, и я о том же. Куда только власти смотрят. Нежная лесбийская любовь - это, фак, пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних. А ебля с конями - тираж в десять тысяч. Офигеть.
   - Ладно, заходим. Сперва проверим первый этаж, потом второй. Всех нелюдей гасим синим пламенем.
   Хельсинг тронул дверь - заперта. Кто бы сомневался. Замуровались, демоны. Ничего, они еще не знают, с кем связались.
   - Гэб, а Гэб.
   - М?
   - А эльфов надо валить?
   - Не думаю. Они же как люди, только ушастые.
   - Ясно. Если что - задержимся тут на полчасика? Поймаем себе по эльфиечке.
   - Как дело пойдет. Лучше не расслабляться. Ну-ка, подсоби.
   Охотники на раз-два ударили в дверь плечами, и та слетела с петель ко всем чертям. Перед мужчинами предстал длинный коридор с двумя рядами дверей. Будка вахтерши пустовала, в общаге царила тишина.
   - Засаду небось устроили, - хмыкнул Хельсинг, натягивая тетиву. - Я пойду первым, а ты прикрывай.
   - Погнали, - Дин зачерпнул горсть соли и взял саблю наизготовку.
   Бесшумно ступая по мягкому розовому ковру, истребители нечисти ловили каждый звук, каждый шорох. Первые две комнаты оказались пусты, зато из следующей доносились тихие стоны и странное постукивание - будто костью били о кость.
   Гэбриэль осторожно приоткрыл дверь и заглянул в щель. На кровати по-собачьи трахались двое: очкастая жируха и выбеленный скелет. Костяк примотал к тазовой кости левую лучевую и задорно насаживал толстуху на этот импровизированный страпон. Юная некрофилка уткнула лицо в подушку и содрогалась всеми жировыми массами. Если покрасить ее в салатовый, со стороны будет казаться, что скелет взбивает желе.
   - Фак..., - прошептал Хельсинг. - Господи, какой фак.
   - Что там?
   - Сюжет для будущего бестселлера. А ну-ка, посторонись!
   Гэб выбил дверь с ноги и зарядил стрелой в голый череп. Костяная башка слетела с позвоночника и разбила окно. Это не упокоило нежить, пришлось Дину врываться с шашкой наголо и разбирать урода по косточкам. Жируха завопила как резаная, но когда увидела красавчиков-охотников, томно провела рукой по груди.
   Винчестер отвернулся, борясь с рвотными позывами:
   - Блин, когда вампир содрал собственное лицо, и то так не тошнило.
   - Мальчики, - протянула толстуха, гладя себя по бесформенным обвислым бурдюкам. - Может, пошалим втроем?
   - Давай и ее замочим? - предложил Дин.
   - Да не, она человек. Хоть и редкостная мразь. Пошли дальше.
   Охотники вышли в коридор. Там уже поджидал самый настоящий черт. Рога, глаза и бородка козлиные, пятак свиной, лапы в шерсти, копыта начищены гуталином до блеска. Одет в белую рубаху с галстуком, перед собой держит книгу бесовскую, будто пытается защититься от неминуемой смерти.
   - Это колдун! - крикнул Дин. - Мочи его, пока в жабу не превратил!
   - Нет, стойте! - заблеял черт. - Меня зовут Пятак Копытович Рогов. Я - декан кафедры прикладной демонологии! Остановитесь, здесь какая-то ошибка!
   Мужчины переглянулись.
   - Пятак Копытович? - Гэбриель нахмурился. - Что за дебильное имя? Тебя мама не любила? Хотя, ты же черт и мать твоя чертовка, о чем речь.
   - Да нет же! Мы мирные существа и много лет живем вместе с людьми. Все войны остались в прошлом! И мама моя - человеческая женщина, очень добрая и милая. Остановитесь, это какая-то ошибка. Кому понадобилось вызывать охотников?
   - О, подожди-подожди! - Дин щелкнул пальцами. - Я вспомнил крутую фразочку! Готов?
   Гэб вскинул арбалет:
   - Всегда готов.
   - Господин ректор передает привет! - крикнул Дин, запустив в черта солью.
   Следом полетела стрела. Мигом позже рогатая тварь валялась на полу в луже черной крови. Коридор наполнился удушливым запахом серы.
   - Кажется, в этом мире забыли придумать инквизицию, - прокашлявшись, сказал Хельсинг. - Иначе такой жести бы не было.
   - Значит, самое время наверстать упущенное.
   - Дай пять, напарник!
   На первом этаже больше нечисти не нашлось. На втором удалось подстрелить кентавра, сиганувшего в окно на полном скаку. К сожалению, шустрая тварь скрылась в парке, а играть в догонялки с конем слишком муторно. К тому же, стрела застряла в заднице и надеяться на скорую гибель дичи не приходится.
   Уж лучше сосредоточить силы на источнике заразы. Тут и свидетели удачно подвернулись. В последней комнате, у самого окна, в которое прыгнул кентавр, сидели две девушки, стыдливо прикрывая наготу одеялом. У одной на лице остались характерные следы, вторая болезненно морщилась каждый раз, когда двигала тазом. Очевидно, конь сюда не на чай приходил.
   - Так, содомитки! - рявкнул Хельсинг. - А ну признавайтесь, кто тут чертей плодит?
   - Мы не знаем! - завопили любительницы конины.
   - Лучше признайтесь, - сказал Дин. - А то пытать будем.
   - Не-е-е-т! - пуще прежнего заорали девушки. - Пытки сейчас не в моде! Да и вы не миллиардеры!
   - Говорите быстро!
   - Это Алинка Лисицына все! Мы не виноваты! Она нашла какую-то колдовскую книгу. Что туда напишешь - то и сбудется. А у нее с парнями все очень плохо, вот и решила написать себе хахаля. И давай плодить всякую гадость. Сперва эльфа, потом орка. Но эти ей вскоре приелись, она захотела чего-то новенького. Мы ее отговаривали, но она не слушала! Создала демона с шипастым болтом, потом зомби, но ей все было мало! А кончилась история нагами и кентаврами. Боимся мы, Алининому дуплу и этого скоро станет мало. Вызовет себе дракона огромного, он всю Академию и сожжет!
   - Где эту Алину найти? - спросил Дин. - Как выглядит?
   - Да жируха такая стремная. Ее новый парень - скелет, кстати.
   Охотники переглянулись.
   - Фак.
   - Фак!
   - Быстрее вниз!
   Но в комнате Алинки не нашлось. Бойцы выбежали на улицу, и тут солнце заслонила здоровенная черная тень. Послышался шелест перепончатых крыльев и яростный рев.
   - Черт, дракон! - Дин перекатился к ближайшему укрытию - клумбе с цветами - и прижал холодную сталь ко лбу.
   Гэбриел спрятался за углом общаги и следил за силуэтом напряженным взглядом.
   - Какой огромный. Стрела его не возьмет! Как победить-то?
   - Не знаю! Я никогда не сражался с драконами! Это же сраное фэнтези, а не мистика для подростков!
   Земля вздрогнула - сказочный ящер плюхнулся на клумбу перед общежитием. На спине твари сидела голая жируха и победоносно размахивала черной тетрадкой.
   - Съели, уроды?! Конец вам! Академия будет моей! Я напишу целую орду всяческих тварей и утону в бесконечном оргазме! Вам не помешать моим планам!
   - Пухлая писюха, а гонора как у доктора Зло, - хмыкнул Винчестер.
   Дракон раззявил пасть и чудом не задел охотников раскаленной плазмой.
   - Надо отобрать книгу! - крикнул Дин, заглушаемый ревом пламени.
   - А что в ней писать? Я не специалист по драконам! Даже Хоббита не смотрел!
   - Я знаю! Попробуй подстрелить жируху, а я заберу книгу!
   - Хорошо! И знаешь что? Так на всякий случай. Я был рад сниматься с тобой в этом фильме!
   - Я тоже, Гэб. Ты клевый. Ну, с богом!
   Тренькнула тетива. Серебряная стрела попала Алинке в жирную ляжку. Злодейка взмахнула руками и плюхнулась на траву. Волшебная книга отлетела в сторону. Дин бросился за ней, петляя и перекатываясь. Но дракон сидел слишком близко - парню не справиться. Хельсинг стиснул зубы и решил пойти ва-банк. Он выскочил из укрытия и зарядил стрелу прямо в глаз дракона. Тот взвился на дыбы, заревел, засучил короткими лапками.
   - Ну давай, игуана недоделанная! Давай, возьми меня! Я здесь!
   Дракон ринулся в атаку. Гэб юркнул в общежитие, разумно предполагая, что узкий проход остановит огромного ящера. Но тот пробил головой брешь в стене и дунул в коридор огнем. К счастью, Хельсинг успел добраться до второго этажа и остался невредим. Но надолго ли? Разъяренный ящер будто чувствовал его и безошибочно совал морду в ту комнату, где прятался Габриэль.
   - Ну же, Дин! Я долго не продержусь!
   Неизвестно, сколько бы продолжалась игра в кошки-мышки и чем бы закончилась. Но тут с улицы раздался крик, заглушивший рев дракона:
   - Фус-ро-да!!!
   Гэб выглянул наружу. Перед драконом плясал древний воин в рогатом шлеме и кожаной броне. Он ловко бил ящера по роже коротким мечом. А пламя будто огибало воителя, не причиняя никакого вреда. Даже тогда, когда он скрывался в струе плазмы.
   - Ты как? - спросил Дин, прижимая к груди обугленную книжку.
   - Нормально, напарник. Что теперь?
   - Теперь домой. Думаю, эта книга вернет нас на Землю. Готов?
   - Да, приятель. Нахуй эти академии. Нахуй их всех!
  
   CNN:
   1 января 2016 года Х. Джекмен и Д. Эклз обдолбались ккном до полного неадеквата и напали на Стенфордскую академию словесности и литературы. Как передает наш корреспондент с места событий, зверски убиты два декана, охранники и несколько студентов. Свидетели видели в компании маньяков У. Снайпса, полиция объявила актера в розыск. Количество жертв уточняется.
  
  

Странный предмет

   Роясь в старых бабушкиных вещах, Маша обнаружила странный предмет. Девочка никогда не видела таких и понятия не имела, зачем этот предмет нужен.
   Первым делом Маша пошла к старшему брату. Уж он-то наверняка знает.
   Рыжий паренек сидел за терминалом и отчаянно щелкал клавишами.
   - Макс, погляди. Как думаешь, что это?
   - ХЗ. Впервые вижу.
   - Давай в инфранете поищем.
   - Отвали. Не видишь, играю?
   Спорить с братом опасно - можно и подзатыльник получить. Поэтому Маша направилась к отцу. Тот лежал на диване и смотрел головизор.
   - Пап, а что это такое?
   Родитель нервно дернул головой:
   - Не мешай, я новости смотрю.
   Симпатичная дикторша со строгим лицом вещала, что Земная Федерация ввела новые санкции против лунных колоний. Когда речь заходит о политике, все остальное задвигается на задний план. Так что Маша решила показать предмет маме.
   Из кухни доносились звуки, будто там работала целая бригада поваров. Но у Машиной семьи не было денег на кухонного робота, поэтому маме приходилось работать за троих. Женщина посмотрела на предмет усталым взглядом и пожала плечами:
   - Не знаю, дочка. Лучше положи на место.
   Перед сном Маша долго думала, чем же является странный предмет. Но так и не смогла ничего сообразить. Утром она незаметно положила его в портфель и отнесла в школу. Едва увидев предмет, отец Пахомий пришел в ярость и поставил Машу на гречку.
   До самой перемены девочка простояла на коленях в углу, беззвучно роняя слезы. Как только прозвенел колокол, священник велел унести предмет прочь из школы и отдать постовому. Один как раз дежурил у ворот, так что Маше не пришлось долго искать.
   - Дядя полицейский, - хныкнула девочка. - Учитель сказал отдать это вам.
   При виде предмета постовой потянулся к кобуре, но быстро взял себя в руки. На бледном лбу выступили капельки пота. Усатый мужчина сглотнул и поправил фуражку.
   - Где ты взяла эту гадость, деточка?
   - В бабушкином сундуке. А почему гадость? Что это вообще такое?
   - Неважно, - постовой сунул предмет под мышку. - Просто знай - эти штуки очень опасны, ни в коем случае не трогай их. А если вдруг еще найдешь - немедленно вызывай полицию.
   - Почему? Они заразны?
   - Очень, деточка, очень. Разносят душевную хворь, голова от них болит. Все, иди в класс и обязательно помой руки.
   Как только Маша ушла, постовой позвонил куда надо. Оттуда примчались за считанные минуты, несмотря на забитые воздушные трассы. Неприметный человек в сером пальто бережно положил предмет в герметичный контейнер, поблагодарил полицейского за содействие и сел в аэромобиль.
   - Чуть движок не сожгли, - пожаловался водитель. - И ради чего так гнали?
   Человек в сером нажал кнопку утилизатора. Внутри контейнера вспыхнуло пламя, уничтожив опасное содержимое.
   - Какая-то девчонка притащила из дома книгу, представляешь?
   Водитель хмыкнул и завел мотор:
   - Ну, тогда не зря спешили.
  
  

Вася-терминатор

   Некоторое время назад один парень из Америки собрал на коленке первый управляемый мыслями протез. Ну, точнее он управлялся мозговыми импульсами носителя - точно так же, как любая другая часть тела. Парень, вполне осознавая, что изобрел, выложил все наработки в Интернет - для благодарных, так сказать, потомков.
   Тем временем его товарищ по несчастью из России почти закончил свой прототип. Недаром считается, что самые важные изобретения всегда делаются сразу несколькими кулибиными. Взять хотя бы то же радио, созданное Поповым и Маркони практически день в день.
   Американец, кстати, детали своего протеза распечатывал на 3D-принтере. У нашего Васи такой роскоши отродясь не водилось, и он ваял корпус из древнего детского конструктора. Того самого, где куча железных пластинок с дырочками и целый мешок болтов и гаек.
   На электронную начинку пошел старый компьютер, на движительную часть - заказанные в инете миниатюрные гидравлические приводы. В итоге получилась совершенно адская клешня, больше походящая на холодное оружие. Однако она упорно отказывалась двигаться - не знал еще Ванюша, как правильно подключать устройство к собственной нервной системе. Тут-то ему и помогли безвозмездно слитые в сеть данные американского коллеги.
   - Вася, где зарплата? - с порога спросила жена, не найдя привычной пачки денег во внутреннем кармане Васиной куртки. - Опять пропил, собака такая?
   Потерю руки в автомобильной аварии Вася по исконной русской традиции заливал водкой. Ирония судьбы заключалась в том, что сбил Васю такой же алкоголик, поехавший за добавкой на машине. Аналогия Васю ничему не научила и тот полез в бутылку, едва не лишившись работы. Преподавать кибернетику в технологическом ВУЗе можно и с одной рукой, но полноценным человеком себя уже не чувствуешь. Так и допился бы Вася до петли, если бы не обнадеживающая новость из-за бугра.
   Не услышав ответа, жена влетела на балкон, где суженый обустроил мастерскую, и собралась закатить истерику, но осеклась на полуслове. Вместо культи у муженька было железное нечто, и это нечто гудело, скрежетало, но двигалось как самая настоящая человеческая рука.
   Вася, плача от радости, показал женушке железную дулю. Вот тебе вместо зарплаты. Впрочем, Машка не обиделась. Потому что бабки полились реками с самых разных направлений.
   Сперва Вася стал героем местной прессы (поначалу желтой, потом не очень). Из-за механического протеза изобретателя немедля окрестили Терминатором, хотя со здоровенным кабаном Шварцнеггером Василий не имел ничего общего. Низенький, рыхлый, плюгавый - стереотипный такой великовозрастный ботаник. Зато с железной клешней.
   После начались приглашения на различные телешоу - сначала в своем крыжополе, потом и на федеральных телеканалах. Быстро смекнув, откуда ветер дует, набежала толпа спонсоров и стала предлагать огромные деньги за рекламу на протезе. Вася в конечном итоге выбрал "Intel" - ведь это его процессоры отвечали за функционирование руки.
   Однако радость Машки по поводу моря денег оказалась недолгой. Вместо новой квартиры или хотя бы норковой шубки, муженек все деньги тратил на запчасти и прочие непонятные приспособления. Очень скоро на балконе стало тесно, и мастерская расширилась на зал, а затем и на кухню. Но Машка героически терпела все лишения в надежде пожить нормально на сдачу от Васиных игрушек.
   Пока однажды, придя домой, не обнаружила супруга на рабочем месте. Тот нашелся в частной клинике - без здоровой руки и ног. Вместо них теперь были новейшие протезы собственной разработки - черные, гладкие и блестящие, чем-то напоминающие доспехи. От увиденного Машка едва не лишилась чувств, а потом разразилась буйной истерикой и скандалом.
   Но Вася не реагировал. Он что-то чертил в новеньком планшете за сумму, которую многие и представить-то не могли.
   - Сегодня у нас в гостях знаменитый Василий Колышкин по прозвищу Терминатор, - тревожно сообщил наряженный в розовую кофточку Андрей Малаков, подсмотрев фамилию гостя в специальной папочке с логотипом "Ну, рассказывай".
   Над зрительским сектором зажглась табличка "аплодисменты", и зал загремел овацией. Под хлопки в студию вошел герой ток-шоу в одних семейных трусах и белой майке. Такой необычный фасон изобретатель выбрал специально, чтобы продемонстрировать новенькие протезы рук и ног. Зрители невольно ахнули.
   - Вам удобно? - с легкой иронией спросил ведущий.
   Вася подошел к диванчику, но не сел, а пнул его ногой. Тот улетел к стене словно футбольный мяч. Зрители невесть зачем зааплодировали. Вася тем временем двумя пальцами притащил софу на место и плюхнулся сверху.
   - Удобно? Не то слово.
   - С момента последней нашей встречи у вас появились еще три протеза. Несчастный случай? - осведомился Малаков.
   - Нет. Я провел ампутации специально.
   Зрители недовольно загудели.
   - И какие у вас планы на будущее? Полностью механическое тело?
   - Разумеется. Попробовав один раз, остановиться очень сложно. Это как наркотик, понимаете. Одна рука, вторая... Раньше у меня рост был метр шестьдесят пять, а теперь два десять. Раньше я был хиляком, а теперь... вы сами видели.
   - И когда ждать ваше полное преображение?
   - Ну, - Вася пожал железными плечами, - годика через два.
   - Спасибо! А сейчас мы пригласим в студию отца Онуфрия, который искренне считает протезирование выступлением против бога. Но сперва реклама - не переключайтесь!
   Со сроками Терминатор ошибся. Уже через год добрую половину кровати занимало полностью автономное тело. Вася подключался к нему через вай-фай и делал сразу два дела одновременно. Робот починял и модернизировал сам себя, корпел над 3D-принтером и делал заказы через интернет, в то время как хозяин занимался теоретической частью.
   Сначала Василий подключался к роботу через сложную систему портов и кабелей, потом все свелось к одному единственному каналу, а через три месяца удалось посылать мозговые сигналы через беспроводную сеть. Но ученому этого было мало, он хотел полностью перенести сознание в механизм, чтобы навсегда позабыть о хилом рыхлом тельце.
   Но с последней закавыкой процесс вообще не двигался, как Терминатор не старался.
   - Ох и дурак, ох и дурак, - жужжала над ухом жена. - На кой мне эта жестянка, мне мужик нужен! Чтобы грел, а эта хреновина холодная! А трахать, извини меня, ты тоже железякой будешь?
   - Почему это? - удивился Василий. - Резиновым членом. Уже заказал, скоро доставят.
   Изобретатель так увлекся работой, что оторвал голову от монитора лишь когда хлопнула входная дверь.
   - Ну и черт с тобой, овца, - буркнул Вася и продолжил свои изыскания.
   Как говорится, даже на самый крепкий орешек найдется молоток, который его расколет. Вскоре Терминатору удалось решить проблему оцифровки, и он готовился перенести свой разум в могучий процессорный блок. Операция была сложна, опасна, но путь назад был заказан - слишком уж многое потерял Василий по дороге к мечте.
   Операция прошла успешно. Василий открыл объективы глаз-камер и четким ясным взглядом узрел сперва руки, а затем и все остальное. Он двигался как человек, модернизированное тело прекрасно слушалось любых команд. Теперь Вася мог то, чего не в состоянии сделать любое человеческое тело. Например, проломить стену кулаком или прыгнуть с пятого этажа и ничего не сломать.
   Вася мог прыгать с крыши на крышу, подбрасывать в воздух автомобили, делать тройные сальто и ходить колесом сколько душа пожелает. Чем он и занимался весь день, развлекая бродившую за ним толпу с мобильниками. Дети, взрослые и даже старики радостно хлопали и улюлюкали, наблюдая за новыми трюками невиданного механического человека.
   А Вася был вне себя от счастья, несмотря на то, что это счастье было лишь памятью, так как робот не мог выделать гормоны, дающие настоящую эйфорию. Но Васе было достаточно и этого.
   Наигравшись всласть, ученый поздно вечером потопал домой, сетуя на неработающие фонари. Благо камеры были с ночным видением. Заряд аккумулятора почти иссяк, требовалась срочная подзарядка. У подъезда Вася остановился покурить, но вспомнил, что курить больше нечем и досадно топнул ногой. Во все стороны полетела бетонная крошка, а несчастно крыльцо треснуло в двух местах.
   И тут Терминатора привлекла небольшая бумажка, наклеенная на дверь.
  

Уважаемые жильцы!

Из-за аварии на подстанции подача электроэнергии будет возобновлена завтра после двух часов.

ЖЭК-1

   Соседи нашли Васю утром - он стоял, прислонившись к стене и не подавал признаков жизни. Зачем-то вызвали скорую, кто-то догадался позвать электрика. Васю подзарядили, железная оболочка дергалась, двигалась, да только Васи внутри уже не было.
   Куда он делся - никто не знает. Но больше с такими вещами никто не шутил. Протезы-протезами, но без фанатизма. Терминатора сперва забрали военные, но потом вернули. Теперь робот стоит на объездном кольце как памятник погибшему изобретателю.
   Такая вот история.
  
  

Немного лично

   Писатель и критик. Заклятые враги, волею судеб оказавшиеся вдвоем на необитаемом острове. Смогут ли они выжить до прихода спасателей? Ведь самое опасное на острове - не голод, жажда или ядовитые твари. А лютая ненависть друг к другу.

День 1

   - Ну, Макс, как тебе круиз?
   Артур - ближайший (да что уж там - единственный) друг похлопал писателя по плечу.
   - Неплохо.
   - Неплохо?! - друг всплеснул руками и выронил за борт бокал. - Да тут просто супер! Отличная яхта, море красивых девочек, бухло рекой. Кстати, где мой коктейль?
   Артур успел изрядно напиться и с трудом стоял на ногах. Впрочем, с учетом разыгравшейся качки, равновесие он держал намного лучше трезвого приятеля. Макс приговорил пятый напиток за вечер, но ничуть не опьянел. А все потому, что обилие людей вокруг вызывало стресс. Макс не любил столпотворения и шумные вечеринки. Но затянувшийся творческий кризис вынудил послушать Артура и отправиться в плавание до Австралии. Смена обстановки и все такое.
   - Вот черт, - прошептал Макс.
   - А? У тебя такой взгляд, будто цунами увидел.
   - Я увидел Элис Фокс. А это хуже, чем цунами.
   - Да ладно тебе! - Артур протер глаза и уставился на корму.
   Там стояла невысокая тощая брюнетка в красном вечернем платье. Волосы собраны в пучок, на носу толстенные очки, никакого макияжа, отчего Элис выглядела на все тридцать пять, хотя на самом несколько моложе.
   - И впрямь она. Вот черт!
   Элис - известнейший литературный критик. Специализируется на любовных романах и всей душой ненавидит фантастику, которую пишет Макс. Долгое время писатель избегал внимания госпожи Фокс, пока однажды не сказал пару ласковых о заполонившем все магазины дамском чтиве. После чего началась затяжная война, длящаяся до сих пор. Иначе этот поток взаимного хамства со страниц блогов и журналов назвать трудно.
   - Что она тут делает? - продолжил удивляться Артур.
   - Не знаю. Но прямо сейчас идет к нам.
   - Ты главное не дрейфь. Встреть врага лицом к лицу.
   - Не учи ученого, - Макс поправил галстук и одернул пиджак.
   Девушка поравнялась с приятелями. Натянув змеиную улыбку, она вежливо произнесла:
   - О, мистер Фейл. Не ожидала вас здесь увидеть.
   - Фолл, - поправил Макс, спешно придумывая ответную колкость. В реальном времени это куда сложнее, чем в блоге. - Вы сегодня прекрасно выглядите.
   Элис сжала кулаки. Макс уже приготовился к брызгам стекла от раздавленного бокала. Ведь его "комплимент" - удар под дых, иголка под ноготь. Элис, мягко говоря, не красавица и страшно комплексует из-за внешности. Напомнить ей об этом - значит нанести страшное оскорбление. Позиционная война снова переросла в активную фазу.
   - Ну что вы. Не так прекрасно, как обложка вашей последней книги.
   Макс постарался сохранить каменное лицо. "Безумие Андромеды" вышло два года назад и подверглось лютой критике со стороны Фокс.
   - Да уж, - мужчина улыбнулся, - давненько это было. Впрочем, я спокоен. В багаже добрый пяток книг, три их которых стали бестселлерами. Невзирая на трудности.
   Двойной удар прямо в голову. Макс имел все основания торжественно оскалиться. Элис, несмотря на тщетные попытки, так и не смогла опубликовать ни одной рукописи. Поэтому-то и переквалифицировалась в критики. Напоминание об этой неудаче - хук с правой прямо в челюсть. Но даже разгромная рецензия никак не сказалась на продажах последней книги Макса. А это - апперкот. Правда, до нокаута еще весьма и весьма далеко.
   - Вы правы, - Элис вяло улыбнулась. - Неважно, сколько раз упал. Важно - сколько раз поднялся.
   Еще один слабый, но болезненный укол. Госпожа Фокс давно окрестила Макса творческим импотентом и предсказала, что после "Андромеды" поток "бессвязной бессюжетной по-детски глупой пурги" наконец-то иссякнет. Вот уже два года она оставалась права. Сколько будет еще - неизвестно. И от этого не легче.
   - Да ладно вам, наше дело молодое. Еще успеется.
   Фокс посерела от ярости. Но ничем иным внутреннее буйство не выдала - молодец. А все дело в возрасте. Элис - тридцать. Максу - двадцать семь. Будучи моложе критика, он добился просто феноменальных успехов в творчестве. И не мог не вызывать лютую зависть. Ведь он достиг именно того уровня, о котором мечтала Элис с юных лет.
   - Эй, Макс, - Артур потряс друга за плечо.
   - Ваш партнер, - Фокс особо подчеркнула второе слово, - требует внимания. Что же, не буду вас отвлекать.
   - Он не партнер, а старый друг. Впрочем, если вас интересует моя личная жизнь... партнерш у меня достаточно.
   Губы Элис стиснулись в тонкую белую линию. Макс - богатенький красавчик, пользующийся бешеной популярностью у девушек. На каждой презентации он под руку с новой пассией, эффектнее предыдущей. Элис же ни разу не видели в компании мужчины, над чем постоянно насмехаются фанаты Фолла. Старая дева - самая безобидная колкость в адрес критика.
   - Макс, кончай трепаться, - голос друга дрожал от страха, но писатель так распалился, что не обращал внимание ни на что, кроме заклятого врага. Даже на бешеное раскачивание яхты и вопли пассажиров.
   - Макс!
   - Да погоди ты!
   - Черт, да там цунами! Гляди!
   Элис и Макс повернули головы в последний момент. Когда громадная волна нависла над судном и обрушилась на палубу.
  
   Фолла разбудил прибой. Теплые волны настойчиво щекотали босые пятки. Макс вздрогнул, открыл глаза и тут же зажмурился от нестерпимо яркого солнца. Кое-как поднялся, борясь с ломотой в теле и головной болью. Огляделся.
   Океан выбросил его на берег какого-то острова. За спиной шумели пальмы, по раскаленному песку ползали крабы.
   - Кажется, пора менять фамилию на Крузо, - фыркнул писатель и закашлялся. В рот набился всякий мусор вроде песчинок и водорослей.
   Упав на колени, Макс прополоскал рот и умылся. Краем глаза заметил что-то красное метрах в двадцати.
   - Ну надо же, госпожа Фокс. Надеюсь, дохлая. Такой Пятницы мне не надо.
   Живая. Плоская грудь женщины едва заметно вздымается и опадает. Что за невезение? Как говорится, беда не приходит одна.
   - Эй! - Макс коснулся плеча соперницы. - Ты как?
   Фокс повернулась на бок и тихо произнесла:
   - Мам, ну еще полчасика.
   - Ау! Очнись!
   - Ну мне ко второй...
   Неподалеку валялась половинка кокосовой скорлупы. Мякоть давно сгнила, так что чашка вышла недурная. Макс набрал в нее воды и не без удовольствия плеснул в лицо Элис. Критик тут же вскочила и завертела головой.
   - Что... Где я?
   - Нас смыло цунами на необитаемый остров.
   - А другие пассажиры?
   - Пока нашел только тебя.
   Элис встала и, пошатываясь, добралась до воды. Рухнула на четвереньки и стала жадно пить. Макс схватил ее за руку и оттащил от берега.
   - Ты что делаешь?!
   - Пью! Не видишь что ли?
   - Это же соленая вода!
   - Если немножко - то можно!
   - Да конечно! Почки откажут - что я делать буду? Я тебе не доктор.
   Элис прищурилась:
   - А чего это ты беспокоишься обо мне?
   - Нас скоро найдут спасатели. Если преставишься, будет трудно доказать, что ты сама себя угрохала по дурости. Посадят еще, надо оно мне.
   - Да ладно, - девушка выпрямилась и поправила платье. - Просто скажи, что давно в меня влюблен.
   - У тебя бред от шока начался. Иди, полежи в тенечке.
   - Командовать вот только не надо!
   Тем не менее, Элис добралась до ближайшей пальмы и улеглась под сенью широких листьев. Макс расположился поодаль, не сводя глаз с горизонта. Вдруг корабль появится или самолет? Спасатели уже должны начать поисковую операцию, так что надо глядеть в оба.
   Но прошел час, второй, солнце опустилось и покраснело, а помощь все никак не шла. Зато голод давал о себе знать все ощутимее.
   - Ты так и будешь лежать? - раздался недовольный голос девушки.
   - А что я должен делать?
   - Ты же мужчина. Иди, добывай еду.
   Макс усмехнулся:
   - Я-то добуду. Но с чего ты взяла, что поделюсь с тобой?
   - Ты же не хочешь, чтобы я умерла.
   - Человек может прожить без еды неделю. За это время нас точно найдут.
   - Свинья.
   - Кто бы хрюкал.
   Элис замолчала. Лишь было слышно, как бурчит ее живот. Впрочем, Максов тоже не лежал спокойно. Поесть все же надо, но что? Писатель поднял взгляд. Над головой опасно нависали здоровенные кокосы. Это вам не магазинные орешки, а размером с мяч. Правда, вокруг еще кожура и мякоть, но перекусить найдется чем. Осталось только достать.
   Макс встал и огляделся. Ничего, похожего на палку в радиусе обзора не было. А ствол слишком толстый, чтобы трясти руками. Да и Макс не Ван Дамм. Придется лезть наверх.
   "Вот будет весело, если сорвусь и сломаю позвоночник", - подумал Макс. - "Уверен, тогда меня ждет судьба парня из "Мизери".
   - Ты там скоро?
   - А ты спешишь куда-то? - огрызнулся писатель. - Если спешишь - ешь траву.
   И чуть тише добавил:
   - Такой козе самое то.
   Но Элис услышала. Кто бы мог подумать, что у нее столь острый слух.
   - Козлам тоже вкусно!
   Наконец Макс добрался до кроны и сбросил пару кокосов в песок. Осталось найти способ вскрыть толстые скорлупы. Камней поблизости нет, придется выкручиваться. Фолл размахнулся и ударил орехом об орех. "Наковальня" лишь глубже утопла в песке, на "молоте" не осталось ни царапины. Без твердой поверхности придется попотеть.
   - Долго стучать будешь? - злобно бросила девушка. - Голова разболелась от твоего стука.
   - Уши заткни! Или рук нет? Судя по твоей писанине, действительно нет. Как и мозгов.
   - На себя посмотри, сказочник чертов! Только и пишешь про своих эльфов, больше ничего не умеешь!
   - Я хоть что-то пишу, а ты паразитируешь на готовом! Как там говорилось? Самый поганый писатель во сто крат полезней самого лучшего критика.
   Элис скрестила руки на груди:
   - По крайней мере я честна с читателями, а ты пляшешь под дудку фанатов!
   - Честна?! Не видел ни одной разгромной рецензии на любовные романы. Их-то ты хвалишь, пять звезд ставишь, всем без разбору. Нашлась тут честная, мать твою!
   Макс так разъярился, что наконец расколол кокосы - сразу оба. Вылив в рот уцелевшее молочко, писатель принялся поедать сытную хрустящую мякоть. Элис даже не смотрела в его сторону. Слишком гордая, чтобы попросить. Ну и хрен с ней. Голодная смерть - достойное наказание за такой характер.
   Солнце наполовину утонуло в океане, заметно похолодало. Скоро песок отдаст все накопленное за день тепло и станет совсем паршиво. Особенно в мокрой одежде. Цунами украло у Макса пиджак и туфли, а легкие брюки и рубаха - не лучшая защита от холода. Надо разводить костер. Благо в кармане завалялась зажигалка. Максу всегда говорили, что курение его убьет, но в этот раз вышло иначе.
   Писатель вырыл в песке ямку и накрошил туда сухих листьев. Растопка годная, но надолго ее не хватит. Идти же ночью в джунгли за дровами - идея так себе. Благо листьев повсюду валялось предостаточно. На обсушку хватит, а там глядишь и утро наступит. Макс решил для себя, что будет спать днем, когда жарко. А бодрствовать ночью, когда особенно важны тепло и подвижность.
   Подпалив сушняк, писатель протянул озябшие ладони к огню. Прекрасно. Потом хотел раздеться, но вспомнил - одежда лучше всего сохнет на теле. Кажется, об этом рассказывал парень, который пьет мочу в передаче по "Дискавери". А уж его опыту доверять можно.
   Настроение немножко улучшилось. Макс сыт, обогрет и точно дотянет до прихода спасателей. Позитивные думы навеяли дремоту, сквозь которую пробился странный стук. Будто неподалеку долбил дятел. Но откуда взяться дятлу на необитаемом острове рядом с Австралией?
   Макс тряхнул головой и понял, кто источник звука. Никакой это не дятел, а одна замерзшая гадюка по соседству. Как же ее, однако, колотит, если стук такой громкий? Макс вздохнул. Фокс, конечно, хамка и засранка, но сам он не такой. Не пора ли проявить милосердие?
   - Иди сюда, а то околеешь.
   - Н-н-не п-пойду.
   - Тогда прикуси веточку. Я от твоей дроби не засну.
   - В-вот и м-мучайся.
   - Слушай, может хватит? Тут все-таки не интернет, тут и сдохнуть можно. Вот выберемся - и продолжим собачиться в тепле и безопасности.
   Элис не ответила. Вскоре послышались неуверенные шаги по песку. Девушка села рядом с костром, обнимая саму себя. Выглядела она ужасно: темные круги под глазами, бледная кожа, синие губы... И так не красавица, а теперь вовсе оживший мертвец.
   - На, - Макс протянул половинку кокоса. - Приберег специально для тебя.
   Фокс взяла кокос дрожащей рукой и принялась грызть. Насытившись, девушка тихо произнесла:
   - Что бы ты ни написал - я разнесу это в клочья. И никакие кокосы тебя не спасут. Учти.
   Макс усмехнулся:
   - Учту. Ты, оказывается, и в жизни такая злыдня. Я-то думал это образ, маска, ан нет.
   - Зато ты в реале слизняк слизняком. А в интернете бесстрашный герой.
   - Доброта - не слабость. Но я приму к сведению твои слова. Завтра еду и огонь добываешь ты.
   - Завтра нас спасут. Я видела корабль, пока ты лазал по пальме как макака. Он шел слишком далеко, но завтра подойдет ближе. И тогда тебе конец. Первым делом я напишу рецензии на все твои книги. Смешаю их с дерьмом и докажу всем, что Макс Фейл исписался. Рано начал - рано кончил.
   - Дело твое, - писатель свернулся калачиком на прогретом песке. - Спокойной ночи.
  

День 2

   На рассвете Макса разбудил сильный холод. От костра не осталось и следа - ветер вымел весь пепел и засыпал ямку песком. Поднявшись, Макс огляделся - Элис нигде не было видно.
   - Надеюсь, тебя сожрал тигр, - пробурчал писатель под нос.
   Жажда мучила невыносимо. Сейчас бы чаю или апельсинового сока... Да хоть обычной пресной воды, чтоб ее! Наплевав на собственный совет, Макс упал на четвереньки и напился из океана. Противно, но жить можно. Почки невесть когда откажут, а от жажды можно за два дня преставиться.
   Теперь неплохо бы позавтракать. Достав пару орехов с той же пальмы, Макс с неудовольствием отметил: новый подъем дался куда тяжелее предыдущего. Если дела пойдут так и дальше, уже завтра кокосы станут недоступной роскошью. А ведь их еще вскрывать надо, что тоже малость трудоемко. А обещанных спасателей все нет и нет.
   Нет, самое время обследовать джунгли. Может там бананы есть или ягоды какие-нибудь. Орехи - это в основном жиры, а вся энергия в углеводах. На одних кокосах долго не протянешь. Точнее, протянешь, но сил останется только чтобы жевать. А если помощь не придет, надо будет как-то обустраиваться. Хижину там строить, огород разводить. Если будет где, конечно. Остров, судя по всему, весьма и весьма небольшой.
   Макс осторожно ступил под сень увитых лианами пальм. На глаза попался обломок ветки, писатель поспешил вооружиться. Это Австралия, тут пауки размером с собаку. И это если не брать в расчет прочую нечисть.
   Меж чешуйчатых стволов пробивался солнечный свет. Значит, джунгли не особо протяженные. Вот будет весело, если весь остров длиной метров в двести.
   - Стой! - раздался голос Элис. - Ни шагу дальше!
   Макс покрутил головой:
   - Почему? Где ты вообще?
   - Под ноги глянь, идиот.
   Макс опустил взгляд. Он стоял на краю глубокой воронки, а в самом центре ее виднелось бледное лицо. Девушка по плечи увязла в густой серой грязи. Свободной рукой Фокс вцепилась в корень стоящей рядом пальмы, которая-то и не дала мегере сгинуть в зыбучих песках. А жаль. Любит природа всякую гадость.
   - Как тебя угораздило?
   - За едой пошла. Ты же дрыхнешь как медведь зимой, все самой приходится делать!
   - Результат налицо. Впрочем, ничего нового.
   Элис фыркнула:
   - Да пошел ты!
   Писатель пожал плечами:
   - Ладно.
   Осторожно обошел воронку и направился вглубь острова. Не исключено, что где-то здесь отыщется пресная вода. С дровами точно проблем не будет.
   - Макс! - раздалось за спиной. - Макс, вернись!
   - А зачем? - писатель остановился и задрал голову - не растут ли бананы в раскидистых кронах. Не растут.
   - Я сама не выберусь!
   - Ну и ладно. Кто станет искать тебя на дне той ямы? Нету тела - нету дела.
   - Макс! - голос женщины сорвался на хрип. - Ты не посмеешь оставить меня на смерть! У тебя не хватит духу!
   - На твоем месте я бы не давил на "слабо". Я же могу пойти на принцип, ты знаешь.
   В ответ из ямы донеслись сдавленные рыдания. Макс покачал головой и пошел обратно, захватив по пути длинную палку.
   - Хватайся и не дергайся. - Конец палки упал рядом с Элис, забрызгав бледное лицо грязью. - Не пытайся подгребать ногами, иначе засосет еще сильнее. Готова?
   Критик кивнула.
   - Тогда поехали.
   Макс стиснул зубы и потянул. Сперва шло очень туго, потом громко чавкнуло, и дело пошло быстрее. Писатель вытащил из ямы вымазанное с ног до головы нечто, в котором с трудом просматривалась женская фигура. Оно, наверное, и к лучшему - зыбучие пески прихватили на память единственное платье Элис. Плюс еще одна головная боль ко всем имеющимся.
   - Дай рубашку, - тихо попросила Фокс, прикрывая ладонями серо-бурые "прелести", которых и так не было видно под слоем грязи.
   - Зачем?
   - Я не могу ходить голышом, идиот! Тем более, перед тобой!
   - Ты ее вымажешь.
   - Не вымажу!
   - У тебя руки грязные.
   - Ну придумай что-нибудь!
   - Вот, держи. - Макс снял рубашку и повесил на длинную палочку. - Белый флаг твоего поражения.
   - Я тебя убью, - прошипела Элис, но рубашку взяла.
   Фолл продолжил исследовать остров, Фокс побрела к пляжу отмываться. Как и предполагал писатель, островок оказался совсем крохотным: триста шагов в длину, двести десять в ширину. Этакая шайба с пучком пальм посреди океана. И ничего на мили вокруг, лишь голубая гладь от горизонта до горизонта.
   Небо расчертил пассажирский лайнер, но он на такой высоте, что не заметит и ядерный взрыв. А никаких кораблей нет и в помине. Не исключено, что Элис вчера померещилось. В общем, ситуация крайне паршивая, но не безвыходная. Кокосов в избытке, значит, голодная смерть не грозит. Еще бы родничок найти, ну хоть малюсенький.
   Есть!
   Из-под корня старой пожухлой пальмы текла тонкая струйка - как из бутылочного горлышка. Макс зачерпнул гость и оросил пересохшее небо. Пресная! Соль совсем не чувствуется. Скорлупа вместо чашек и хоть сто лет тут живи.
   Да уж...
   Радостная мысль вмиг сменилась тягучей печалью. Их обязательно найдут - сейчас не средневековье: спутники, навигаторы, все дела. С другой стороны, малазийский боинг до сих пор не нашли. А выживать хрен знает сколько дней или даже месяцев в компании этой хамки... Не так Макс представлял себе отпуск, совсем не так.
   Интересно, Артур выжил?
   Писатель встряхнул головой. В сложившейся ситуации подобные мысли смертельны. Сперва надо выбраться, а уже потом искать правду, какой бы горькой она не оказалась.
   Макс вернулся на берег. Элис уже вымылась и сидела под пальмой, обняв колени и глядя вдаль. С распущенными волосами и без очков, одетая в одну рубашку девушка смотрелась очень даже ничего.
   Писатель мысленно усмехнулся. Вот до чего шок доводит. Уже эта мерзкая мегера симпатичной кажется. А дальше что? Любовь-морковь на фоне безысходности и безнадеги? Вот уж нет. Лучше замутить с акулой, чем с этой стервой.
   - Я воду нашел.
   Критик не ответила.
   - Так и будешь тут сидеть? Может, мне тебя поить и кормить с ложечки?
   - Ты смотришь новости? - тихо спросила Элис.
   - Нет, я и так нервный. А что?
   - Просто вспоминаю сюжеты о всяких кораблекрушениях. Там часто говорят: спасательная операция продолжается, но с каждым днем шансы найти выживших все меньше и меньше.
   - Да ерунда это все. Хватит сопли на кулак наматывать. Погляди, да мы в раю просто. Из рекламы "баунти". Кокосов полно, родник есть, крабов можно наловить, моллюсков. Что еще для счастья надо?
   - Джонни Депп на твоем месте.
   - Угу. Он бы прыгнул в ту яму вниз головой, едва узнав, кто его соседка.
   Элис поморщилась, будто ей под нос сунули тухлятину:
   - Что ж ты не прыгнешь?
   - А я привыкший. В интернете ты куда злее, чем в реале. Никогда бы не подумал, что буду настолько спокоен рядом с тобой. Читая твои рецензии, я часто ловил себя на мысли, что люто, бешено желаю тебе смерти. Сейчас же ничего такого нет. Впрочем, если нас действительно не найдут, я убью тебя и съем. Терять будет нечего.
   - Тебя это тоже касается. Так что спи вполуха.
   - Приму к сведению, - хмыкнул Макс. - И еще: чем дольше ты сидишь без дела, тем быстрее я начну рассматривать тебя как источник белков и углеводов. У меня нет никакой мотивации пахать за двоих. Хочешь выжить - работай.
   - Окей, гугл, и что мне делать?
   - В джунглях есть маленькие пальмы. А может и не пальмы, черт их разберет, но похожи. Рви с них листья и ровно складывай на берегу. Только аккуратней, не поломай.
   Элис неохотно встала:
   - Что ты задумал?
   - Хижину дяди Макса.
   Еще во время поиска воды писатель нашел растения с тонкими, но очень упругими стеблями. Названия он не знал, да оно и не требовалось. Чай не энциклопедию составлял. Главное, из этих прутьев получится отличный каркас для будущего строения. Хижина - это, конечно, слишком громко сказано, но шалаш выйдет вполне себе неплохой. От ветра и дождя защитит - а что еще на острове надо?
   Орудуя обломком ветки как дубинкой, Макс ловко сшибал прутья у самого основания и складывал в вязанку. Он точно знал, сколько штук надо для шалаша, но на всякий случай решил подстраховаться и наломать сверх меры. Тяжелая работа отвлекала от унылых пораженческих мыслей. Уж лучше мозоли на ладонях, чем на сердце.
   Неподалеку шуршала листьями Элис. Звуки доносились весьма интенсивные, девушка явно не филонила. Макс так и представлял, как она с глухим вскриком отрывает лист, бросает в кучу и утирает пот со лба. А затем берется за новый, и свежие капельки пота текут по ее тонкой длинной шее, ныряют в ложбинку ключицы, чтобы после исчезнуть меж крепких грудок.
   Макс тряхнул головой. Что за день сегодня такой? Или мысли о смерти на острове, или об этой мегере. Нужно больше веток, нужно так устать, чтобы ни о каких бабах вообще помыслов не осталось.
   - Макс?
   Писатель обернулся. Элис стояла рядом, прислонившись плечом к пальме. Руки девушки до середины предплечий покрывал зеленый сок. Им же были вымазаны лоб и щеки. Со стороны это выглядело весьма забавно, Макс не сумел сдержать улыбки.
   - Что смешного? - насупилась Фокс.
   - У тебя лицо в соке.
   Элис закатила глаза:
   - Как же весело, просто живот надорвать можно. Какой же ты ребенок, Фолл.
   - Это все, что ты хотела сказать?
   - Нет. Я хочу пить. Проводи до источника.
   Высохшая пальма со скрюченной в знак вопроса верхушкой стояла прямо посреди острова, так что проблем с поиском не возникло. Элис опустилась на колени и припала губами к струе. Напившись, она умыла лицо и побрела обратно. Макс хмыкнул ей в след и зачерпнул ладонями студеную воду. И замер, уставившись на родничок. Кажется, в прошлый раз струя была толще. Или такая же?
   Да какая разница? Утолив жажду, Макс забрал прутья и вышел на берег. Элис успела принести большой ворох листьев и сейчас тащила следующий.
   - Ты чего улегся? - спросила Фокс.
   Писатель распластался на песке и тонкой веточкой провел над головой. Пошевелил пятками, отмечая нижнюю границу шалаша. Поднялся.
   - А ты думала я на глазок строить буду? Хочешь, чтобы задница наружу торчала?
   - А почему ты под свой рост меряешь?
   - Ну я же выше тебя. Если я помещусь, то и ты подавно.
   Элис швырнула листья на землю и подбоченилась:
   - Не поняла, ты один шалаш на двоих делать собрался?
   - Ну да.
   - Балда! Я не собираюсь спать с тобой под одной крышей!
   - Тогда сама строй себе шалаш!
   - Ах ты свинья! Заставил надрываться, таскать эти чертовы листья! Я себе всю кожу на ладонях содрала! Да если бы я знала, пальцем бы не пошевелила! Лжец поганый! Лжец и манипулятор!
   Девушка принялась топтать листья и глухо рычать.
   - Прекрати! Я разделю шалаш на две половинки! Так устроит?
   - Нет! Я буду жить на другом конце острова. И не дай бог увижу тебя на своей территории! Граница проходит по роднику, понял? Шаг дальше - война!
   Элис развернулась и убежала прочь.
   - Истеричка, - хмыкнул Макс.
   Вечерело. Самое время приступить к строительству. В детстве Макс жил на ранчо и забавлялся самыми разными конструкциями: от примитивных навесов до самых настоящих домиков на деревьях. Талант, как известно, не пропьешь и не забудешь, так что дело спорилось.
   Сперва писатель наметил каркас. Воткнул в песок два прута, скрестил верхушки и обмотал тонким лыком, надранным с тех же прутьев. Кора у них тонкая, но невероятно прочная, хоть веревки вей.
   Напротив поставил такую же треугольную распорку и соединил их еще одним прутом, положенным на крестовины. Получилось нечто вроде покатой крыши. Вся это прелесть гнулась и покачивалась даже под легким бризом, пришлось укреплять. В итоге каркас шалаша состоял из пяти скрещенных прутьев. В профессиональном строительстве такие штуки называют фермами.
   Но без продольных прутьев и эта конструкция держалась весьма убого. Макс протянул с каждой стороны по пять прутьев, то подныривая под фермы, то огибая их сверху. Благодаря этому пруты отлично держались без лыка. Если кто либо из вас видел плетень - то сразу поймет, о чем идет речь.
   Вот теперь и ураган не страшен. Осталось накрыть каркас и убежище готово. К счастью, Элис не успела потоптать все листья, так что топать за новыми не пришлось. Макс связывал их по двое и кидал сверху шалаша. Одного слоя строителю показалось мало, но собранного девушкой хватило аж на три. Закрепив листья прутьями, Макс засыпал "фундамент" шалаша песком, чтобы не поддувал ветер.
   Улегшись внутри, писатель едва не заснул - так уютно и тепло оказалось под самодельной крышей. Но спать еще рано - надо поужинать и развести костер. Нормальный, а не из трухи, чтобы горел всю ночь.
   Пока таскал дрова и доставал кокосы, наступила ночь. А вместе с ней пришел дождь - мелкий, но очень холодный. Он не мог потушить пламя и пробиться сквозь крышу, так что Макс чувствовал себя как король. Сидел в шалаше, смотрел на огонь и лениво жевал орехи.
   Интересно, как там по ту сторону границы?
   Макс вздохнул, подбросил в костер полено и потопал в гости к Элис. Идти напрямую через остров не стал - слишком темно, обошел вдоль берега. Белую рубашку он заметил во тьме сразу. Девушка сидела под деревом, обняв себя и стучала зубами.
   - Кажется, война отменяется? - писатель присел рядом.
   - П-п-пошел в-в-вон.
   - Давай заключим перемирие. Я буду спать у костра, а ты в шалаше.
   - М-м-не и т-т-тут х-х-хорошо.
   - Ты замерзнешь и заболеешь. А здесь негде купить антибиотики и тера-флю.
   - Один ч-ч-черт м-мы тут с-сдохнем.
   - Не факт. Да и сдохнуть можно по-разному. Ты, конечно, та еще стерва, но собачьей смерти не заслужила. Пошли.
   - Н-н-нет.
   Макс вздохнул:
   - Ладно, я тебе подыграю. Раз хочешь корчить из себя гордую недотрогу - корчи сколько влезет. Ты знаешь, где меня найти.
   Писатель поднялся и медленно побрел восвояси. Вскоре он услышал неуверенный шелест песка. Оборачиваться не стал, иначе Элис опять переклинит. Какая же она выпендрежница - даже вторые сутки на острове не сломили ее дух. Может, оно и к лучшему - пусть себе злиться, лишь бы не истерила и не впадала в ступор. Стресс подстегивает организм, будит жажду жизни. А вот депрессия - это верная смерть.
   Вернувшись, Макс сел у костра. Минутой позже к нему присоединилась Элис. Девушка сильно дрожала, даже близость огня не могла ее согреть.
   - Иди под навес, а то совсем замерзнешь.
   - Твой шалаш - ты и иди.
   - Долго еще выеживаться собираешься? Как можно так ненавидеть человека? Сама готова сдохнуть, лишь бы ему насолить. Если ты тут преставишься, кто потом будет громить меня рецензиями? Кто будет доказывать, что Макс Фолл исписался?
   Элис фыркнула:
   - Тебе легко быть добряком. С высоты, где ты сидишь, все кажется мелким, несущественным. Ты не знаешь, каково это, когда жизнь разбивает все надежды и мечты. Ты же гений, вундеркинд. Первая публикация в восемнадцать лет - и дальше по нарастающей. Бестселлер раз через раз, фанаты, лавры, деньги. А я так ничего и не смогла. Может, оно и к лучшему, что я оказалась здесь. Не повезло только с соседом. Без тебя я давно бы сдохла в той яме, и знаешь - не очень-то переживала бы.
   - Прости.
   Элис смерила Макса прищуренным взглядом:
   - За что это?
   - Нечего тебе ответить. Слова утешения тут бесполезны, а винить себя за успех - как-то глупо. Что поделать, не каждому дано писать. Но и выбиться на первое место среди критиков - тоже большая заслуга. Жаль, не ценишь.
   Дождь усилился. Девушка забралась в шалаш и свернулась калачиком на теплом песке. Макс подбросил еще одно полено, но вскоре дождь затушил костер. Вот, блин, весело - сам оказался на месте мегеры. И с чего он такой альтруист?
   - Ты там как? - спросила Элис.
   - Не надейся.
   - Подай прутик - вон, слева от тебя. Ага, спасибо. - критик положила прут на песок, разделив шалаш на две равные половинки. - Это твоя сторона. Залезешь на мою хоть пальчиком, хоть волоском - я тебя этим прутом изобью. Все понял?
   - Угу, дожил. Гостья ставит условия в моем собственном доме.
   - Ну не хочешь как хочешь! Мокни снаружи.
   - Да я не то, что некоторые. Не больно гордый.
   Макс лег на спину, ногами к выходу. Песок остыл, но после колючего дождя он казался мягкой периной с подогревом. Немного мешал шелест листьев на ветру, но после тяжелого трудового дня ничто не могло отогнать сон.
   - Макс.
   - М?
   - Как думаешь, нас спасут?
   - Однозначно. Рано или поздно кто-нибудь проплывет мимо. Мы же недалеко от Австралии.
   На пару минут воцарилась тишина. Фолл почти заснул, как вдруг опять раздался голос Элис:
   - Макс.
   - Чего тебе?
   - Я все равно разгромлю твои книги. Чем бы все не кончилось.
   - Ладно. Громи на здоровье.
   Еще одна минута тишины, нарушаемая лишь шелестом капель по листьям.
   - Макс.
   - Что?
   - Спокойной ночи.
  

День 3

   Писатель проснулся на рассвете. Элис в шалаше не было, песок на ее половине остыл. Где же ее носит с утра пораньше?
   Макс выбрался наружу, зевнул и огляделся. Остров окружала пелена густого тумана. Сквозь белое марево невозможно было разглядеть вообще ничего.
   - Прелестно, - вздохнул мужчина. - Просто прелестно. Даже если мимо проплывет целый флот, нас никто не заметит.
   - И чего тебе не спится в такую рань?
   Макс обернулся. Голос шел со стороны океана. На берегу писатель заметил свою некогда белую рубашку. Цепочка мокрых следов вела прямо в воду. А метрах в десяти от берега виднелась голова Элис. Девушка плескалась на отмели, скрываемая легкой рябью.
   - Не холодно?
   - А сам не чувствуешь? - огрызнулась Фокс.
   Макс нахмурился. Для раннего утра слишком душно.
   - Вода как парное молоко!
   - Правда? Ну тогда составлю тебе компанию.
   - Только попробуй!
   Писатель остановился на берегу и приставил ладонь козырьком:
   - Пожалуй, не буду. Плавать с акулами как-то не по мне.
   Элис завизжала и бросилась к берегу.
   - Не кричи! Ты разозлишь ее!
   Разумеется, это не подействовало. Девушка заорала пуще прежнего. Сперва она неслась, прикрывая прелести, но затем плюнула на это дело, лишь бы бежать быстрее. Макс во всей красе оценил небольшую, но очень красивую грудь, модельную талию и крепкие бедра. За два дня девушка неплохо загорела, отчего смотрелась еще соблазнительней. Не шоколадка, конечно, но и не бледная как смерть.
   Выбежав на берег, Элис схватила рубашку и спряталась за шалаш.
   - Где она? - дрожащим голосом спросила критик. - Где акула?
   - А, - Макс махнул рукой. - Уплыла, наверное.
   Элис нахмурилась. Мигом позже в писателя полетела горсть песка.
   - Ах ты свинья! Убью, скотину!
   Макс расхохотался и бросился наутек. Фокс не догнала бы рослого крепкого мужика ни при каких обстоятельствах. Даже если бы вымышленная акула укусила того за задницу. После короткого забега по пляжу, Элис выдохлась и уперла руки в колени.
   - Какой же ты козел.
   - Да ладно тебе, весело же. А то совсем приуныла.
   - Да, конечно! Очень весело! Особенно после того, как ты увидел меня голой! Все, прощай печаль и грусть!
   Элис всхлипнула и смахнула слезы ладонью. Макс вздохнул и покачал головой. Дурацкая шутка, но назад не вернешься. Девушка тем временем безвольно опустилась на песок и уткнула лицо в сложенные на коленях предплечья. Ее плечи мелко дрожали.
   Макс подошел и сел рядом.
   - Прости.
   Элис не ответила.
   - Можешь пощечину дать. Или кулаком врезать. Виноват, не отрицаю.
   - Вот выберемся - в суд на тебя подам. За сексуальные домогательства.
   - Ну спасибо. Теперь я растерял всю мотивацию свалить с этого острова.
   - Вот и оставайся тут навсегда! Самое место для такой скотины! - критик зарыдала еще сильнее.
   - Вот черт, - протянул Макс. - Взгляни-ка туда.
   - А что там?! Еще одна акула?!
   - Если бы.
   Элис подняла голову. Покрасневшее заплаканное лицо вмиг стало белым как мел.
   Туман рассеялся и больше не скрывал огромный смерч, вьющийся на горизонте. Со стороны он казался неподвижным, но Макс послюнявил палец и определил направление ветра. Прямо на остров.
   - Господи... Лучше бы была акула... Макс, что делать? Макс!
   - Заявление формулируй, что еще.
   - Да хватит тебе! - девушка толкнула спутника в плечо. - Я серьезно спрашиваю!
   - Понятия не имею. Молиться, наверное, чтобы эта дрянь прошла мимо. На острове нам не спрятаться. Сдует как тотошек, к гадалке не ходи.
   Элис вцепилась в мокрые волосы и выругалась.
   - Не ори, отвлекаешь.
   - И чем же ваше величество занято?!
   - Пытаюсь прикинуть, через сколько смерч доползет до нас.
   - И как успехи?
   - Ставлю свои штаны, нам осталось часа три, не больше.
   Элис снова выругалась, куда грязнее прошлой тирады.
   - Может, построить плот и уплыть отсюда?
   - Ага. А пальмы ты чем валить будешь? Зубами.
   - А что ты предлагаешь? Сидеть на жопах ровно и ждать смерти?
   - Предлагаю провести оставшееся время с пользой и удовольствием. - Макс подмигнул.
   Элис брезгливо поморщилась:
   - Ну уж нет. Только не в этих обстоятельствах. И только не с тобой. Господи, на яхте было столько красавчиков. И почему злой рок сошелся на тебе?!
   Писатель развалился на песке и сцепил пальцы на затылке. Некогда яркое лазурное небо почернело, облака исчезли.
   - Все? Сдался?! - Элис вскочила и принялась ходить кругами.
   - Логика и здравый смысл подсказывают, что дергаться бесполезно. Остается лишь встретить судьбу достойно, без истерик и паники.
   - Ну уж нет! Я не сдамся без боя!
   - Окей. Начинай строить плот или копать бункер. Умрешь уставшей и все. А можешь отправиться в мир иной со спокойной душой и сладкой негой в каждой клеточке разгоряченного тела.
   - Да не могу я трахаться в таких условиях! - прорычала Элис.
   - А зря. Как по мне, это вершина экстремального секса. Кто-то ищет новых ощущений в туалете самолета или на крыше поезда... Но с этим ничто не сравнится. Не жалко упускать такую возможность? Второй уже не будет.
   - Иди к черту!
   Девушка зачем-то подошла к шалашу и качнула его, будто проверяя прочность. Макс лишь усмехнулся. Тут нужно убежище от ядерного взрыва, не меньше.
   - Смотри! Кажется, смерч уходит в сторону!
   Писатель покачал головой. Уже и палец лизать нет нужды - ветер такой силы, что не ошибешься.
   - Он идет прямо на нас. Просто изогнулся немного.
   Океан начал потихоньку наращивать силу. Прибой накатывал чаще и злей, вода стала ледяной. Ветер гнул верхушки пальм и сдувал песок. Максу пришлось встать и отойти подальше от берега.
   - Господи..., - Элис ткнулась лбом в шершавый ствол дерева. - За что мне такое?
   - Видимо, мы должны были погибнуть еще на яхте. А теперь смерть исправляет оплошность. Как в "Пункте назначения".
   - Неужели тебе совсем не страшно?
   Макс пожал плечами:
   - Не-а. Страх есть, когда можно что-то изменить. Когда тебе дают выбор, и ты боишься вытянуть не ту карту. Увы, в нашей истории все предрешено. Элис?
   - Что?
   - Я не особо верующий, но умирать со злобой на душе как-то не хочется. Мало ли, что нас ждет потом. Ты прости меня за все, ладно? За оскорбления, насмешки, травлю в интернете. Не хочу, чтобы наша вражда закончилась лишь после нашей гибели. Мир?
   Макс протянул оттопыренный мизинец.
   Девушка долго смотрела то на палец, то в глаза писателю. Вверх-вниз, вверх-вниз. Затем подошла вплотную и хорошенько врезала по заросшей щеке.
   - Теперь мир.
   Бывшие враги обнялись.
   - Ты меня тоже прости за все. Какая разница, любишь ты женские романы или нет? Не надо было так реагировать. Прости, пожалуйста.
   Элис заплакала. Макс глубоко вздохнул и закрыл глаза. Ну почему так? Почему при таких обстоятельствах?
   - Эй, на острове! Мы не помешали?!
   Потерпевшие вздрогнули и обернулись на источник звука. У самого берега покачивался на волнах белый катер с большой надписью "Coast Guard" на борту. Двое крепких парней в оранжевых жилетах махали островитянам химическими фонарями.
   - Твоим книгам все равно конец, - прошипела Фокс.
  

Эпилог

   "Немного лично" - первый рассказ Макса Фолла после затяжного творческого кризиса. И первое произведение, основанное на реальных событиях. В общем и целом, рассказ неплох, но ни на что большее не претендует. Местами веселый, местами грустный, интересный в первую очередь тем, что все описанное произошло на самом деле. В качестве первой ласточки заслуживает четыре звезды из пяти. И еще ползвездочки авансом за отход от набившей оскомину фантастики".
   Макс улыбнулся:
   - Как-то не очень похоже на разгром.
   - Ага, - буркнул Артур в окошке скайпа. - Кажется, мегера правильно расшифровала посыл катастрофы: за плохую карму придется отвечать.
   - Ты сам как?
   - Да нормально, - друг показал загипсованную руку. - Могло быть и хуже. Чудо, что никто тогда не погиб. Всех выловили в течении получаса. Я вообще дико удивлен, что вас искали так долго.
   К Максу подошла девушка в одной рубашке и села на колени. Послышался звук смачного поцелуя.
   - Ого, - хмыкнул Артур. - Новая пассия? И кто она?
   Девушка наклонилась, загорелое лицо попало в объектив. Приятель вздрогнул, не поверив собственным глазам:
   - Да ладно... Да ладно!! Да чтоб меня акула съела!
  
  

Проводы Степаныча

   - Степаныч! Степаныч, открой! Беда!
   Дверь со скрипом отворилась. На пороге показался седобородый старик в брезентовых армейский штанах и бежевой рубахе нараспашку.
   - Чего орешь с утра пораньше, Петрух? Что за беда?
   Сосед - низкорослый плюгавый мужичок в тельняшке и джинсах, всплеснул руками:
   - Да поле тебе вытоптали все! Я на свой участок шел, гляжу, твоя рожь кругами лежит. Надо, думаю, сообщить.
   Старик нахмурил кустистые брови:
   - То есть как кругами?
   - Да вот так! Пошли, сам посмотришь.
   Степаныч как был так и пошел, даже обуваться не стал. От дома до небольшой делянки, где старик посеял рожь, рукой подать. Там уже собрались соседи, в основном пожилые мужики и бабы. Последние охали и размахивали руками.
   Хозяин подошел к участку и обомлел. Невысокий, до колен, зеленый ковер обильно устлали проплешины: большие и малые, соединенные меж собой ровными тропками. Стебли были аккуратно примяты, а не скошены.
   Тем не менее, поле было безнадежно испорчено. Степаныч схватился за голову и застонал.
   - Что ж за выродки такое сотворили?
   - А я знаю, - подала голос Софья Никитична, чей надел располагался со Степанычевым межа к меже. - Энто все планетяни!
   - Что ты несешь, полоумная? - фыркнул Петруха. - Какие такие планетяни?
   - Оттудова которые, - Софья многозначительно ткнула пальцем в небо. - Я в газете читала, там про круги енти писали, мол, пришельцы знаки нам оставляют!
   - Я тоже об этом слышал. По телевизору показывали, - сказал высоченный и тощий Гришка Жердь - сельский пастух. - Все так и есть.
   - Да брехня это! Ради денег и не такое выдумают, фантасты хреновы. Это ребятня шалит, зуб даю.
   - Вот милицию вызовем и пусть разбираются! - насупилась Софья.
   - Полицию, - поправил кто-то.
   - Да какая разница?!
   Степаныч тяжело вздохнул и побрел домой. Петруха догнал товарища, положил руку на плечо.
   - Ну ты не бойся, отец, мы в беде не бросим. Поможем чем сможем. Да, народ?
   Народ энтузиазма не разделил. Стоял молча и чесал затылки. Эка невидаль - в селе пришельцы объявились!
  
   В полдень того же дня селяне застали Степаныча за необычным занятием - он красил крышу своего дома белой краской. Причем не просто красил, а вырисовывал какую-то хитрую закорюку.
   - Степаныч! - крикнул Петруха. - Совсем из ума выжил? Зачем крышу портишь, ты ж ее в начале лета подновлял!
   Старик отмахнулся и продолжил сосредоточенно водить валиком по шиферу.
   - А это он пришельцам послание пишет, - хохотнула толстуха Зинка, живущая через два дома. - Контакт, понимаешь ли, устанавливает.
   - Степаныч, не дури! Нет никаких планетян, сказки это все!
   Мимо на велосипеде проезжал Гришка. Остановился, приложил ладонь козырьком ко лбу.
   - Слышишь, хрыч старый! А чего это у тебя знак на мишень похож? Смотри, сбросят на тебя планетяне бомбу с космосу!
   Зинка зашлась утробным смехом, затрясла жирными боками. Лишь Петруха не улыбнулся, больно переживал за соседа. Как бы головой не тронулся из-за порченного поля.
   - Слазь, Степаныч, не чуди!
   - Да идите вы! - наконец-то огрызнулся старик.
   - Ох и дурак ты, Степаныч. Ох и дурак!
  
   Ночью гуляющая по селу молодежь видела сидящего на крыше Степаныча. Он неотрывно смотрел на чистое звездное небо и никак не реагировал на смешки и подначки. Следующим утром старика засекли на автобусной остановке. Из райцентра новоиспеченный уфолог вернулся вечером с полным пакетом неизвестно чего. Спустя два часа в доме Степаныча начался пожар.
   Пока приехали пожарные от избы остался один фундамент. Селяне пытались потушить огонь своими силами, да только куда там. Старик, к счастью, успел спастись и смотрел на пепелище странным взглядом. Будто ничего страшного не случилось, все идет по плану. Соседи окружили Степаныча, принялись пытать: что, мол, произошло. Тот молчал как пленный партизан и ничего вразумительного не ответил. Но когда пожарные справились с огнем, причина возгорания установилась сразу: замыкание проводки. Казалось бы рядовой случай, да только вот коротнула она не просто так. Суровый усатый пожарник вытащил из-под обломков непонятную оплавленную штуковину, сильно смахивающую на старую радиостанцию.
   - Ну и где этот техник-любитель, кулибин фигов? - громыхнул пожарник.
   Степаныч опустил голову и погрустнел. Перемена настроения не улизнула от бдительных соседей.
   - Так это ты хату себе спалил! - первой догадалась Софья Никитична.
   - Хотел, небось, планетянам своим дозвониться! - подхватила Зинка.
   - Ой, дурак ты, Степаныч! Ой, дурак!
   Погорельца на постой взял только сердобольный Петруха. Выпили, закусили, помянули утраченное имущество. Петр все хотел Степаныча разговорить, да только сосед остался нем и после второй бутылки. Видел Петруха, что одолевает старика дума тяжелая. Вбил себе в голову пришельцев этих и страдает теперь. Но все уговоры и увещевания ничем не помогли. Соседи отправились на боковую.
   Утром пришел участковый - молодой, но суровый. С кожаной папкой подмышкой. Заходить в дом не стал, брезгливо поморщился. Изложил суть дела на пороге:
   - Вы, Антон Степанович, глупостями не занимайтесь. Поле вам попортила местная шпана шутки ради. Прославиться, понимаете ли, захотелось. Подозреваемые уже установлены, с родителями ведутся профилактические беседы. Компенсацию вам, разумеется, выплатят - все по закону. Вот с домом проблематичнее, но и это решаемо. Вы, главное, о пришельцах своих забудьте. Не бывает их. А вот сгоревшее жилище - суровая реальность.
   Степаныч молча кивал, смотря себе под ноги. Но что-то подсказывало Петрухе, что даже суровый полиционер на путь истинный старика не наставит.
   Так и вышло.
  
   После завтрака вынужденный сожитель отправился в лесополосу. Вскоре вернулся со связкой валежника на плече. На вопросы не отвечал, продолжая таскать сухое дерево. К полудню на его участке скопилась изрядный ворох. Старик с упорством Сизифа принялся раскладывать ветки и палки на землю, вытаптывая и без того многострадальную рожь. За этим делом наблюдали соседи и просто случайные прохожие. Все качали головами и в открытую говорили, что дедушка того, тю-тю. А затем вездесущая Зинка выдвинула такую идею:
   - А что если старый дурак опять знаки подавать собрался? Возьмет да дрова эти подожжет, шоб из космосу видно было!
   Что тогда началось - словами не передать! Люд загудел, принялся ругать старика. Один раз дом спалил - так мало ему показалось. Тут у Петрухи нервы и не выдержали. Забежал он на поле и давай плоды соседского труда ногами разбрасывать. Степаныч зарычал, оттолкнул обидчика. Так и сцепились. Степаныч хоть и убелен сединой, да силы не все растерял. Прижал Петруху к земле и давай по бокам охаживать. Тот кричит, визжит. Ему на помощь мужики бросились, завязалась драка. В общем, поколотили Степаныча от души и бросили на поле, плачущего и окровавленного. От выходок старика многие устали, обозлились, вот и выпустили пар.
   Ночью Степаныч к Петрухе не пришел. Тот собрался было его искать, да махнул рукой. Получил поделом, сам виноват. Выпил остатки водки и завалился спать. А утром, аккурат в десять часов, отправился за добавкой.
   Продавщица, дородная рыжая Машка, со вздохом сказала:
   - Слышала я, досталось вчера Степанычу. Нельзя же так, старый он, из ума выжил. А вы...
   - А что мы? - насупился Петруха. - Надо было ждать, пока он всю деревню сожжет? Мозги набекрень, вот и вправили немножко. А вообще... да, грубо мы с ним, он же мне в отцы годится. Слушай, дай еще водочки. И колбасы вареной. Надо перед Степанычем извиниться, нехорошо вышло.
   На выходе из магазина Петруха встретил Гришу.
   - О! - воскликнул он, увидев торчащие из карманов чекушки. - Праздник какой или... Только не говори, что поминки.
   - Да ну тебя! Это Степанычу презент. Так сказать, компенсация за вчерашнее.
   - Это правильно. Я вон сам стыдом мучаюсь, тоже ему треснул. Ты погоди, куплю кой чего на стол.
   Вскоре Гришка вернулся с увесистым пакетом. Товарищи закурили и двинулись вниз по улице, к дому Петрухи.
   Из-за забора выглянула Зинка с тяпкой на плече. Неодобрительно покачала головой, цокнула языком.
   - Куда это вы собрались? День только начался, а уже водки полные карманы!
   - Да мы к Степанычу, - виновато бросил Петруха. - Извиняться.
   - О, это правильно! Хоть он и сбрендил, а побили вы его крепко. Обождите меня, соберу ему на проводы закуски.
   - На какие еще проводы? - опешил Гришка. - Ты это, не шути так!
   Зинка громогласно расхохоталась.
   - Старик наш планетян ждет, так? А вдруг и правда за ним прилетят? Надо ж проводить как следует!
   Мужики переглянулись, но так и не поняли, шутит ли толстуха или говорит всерьез.
   Троица шла по центральной улице, то и дело встречая селян. На все вопросы отвечали прямо: Степаныча провожать идем. В полет, понимаете ли. Одни крутили пальцами у висков и торопливо проходили мимо. Другие присоединялись к шествию.
   К дому Петрухи подошла пестрая шумная толпа - человек двадцать, не меньше. Дед Трофим размахивал поеденным молью советским знаменем, комбайнер Сашка рвал гармонь. Да только вот Степаныча в избе не застали. Пошли к сгоревшему дому - и там никого. На украшенном кругами поле пусто, из лесополосы шугнули стайку прогуливающих уроки школьников - и все.
   Народ заволновался, послали за участковым. Вокруг не тайга, дикого зверья отродясь не водилось, город под боком. Куда пропал Степаныч? Неизвестно.
   Приехала милиция, мчсники. Разбили добровольцев на отряды, организовали прочесывание местности, да только все без толку.
   Поздним вечером селяне разошлись по домам - приунывшие и усталые. Сразу легли спать, чтобы с утра пораньше продолжить поиски, даже телевизор включать не стали.
   А по всем новостям показывали сенсационный репортаж. Тысячи праздношатающихся жителей райцентра видели прошлой ночью яркий круглый объект, свечой уходящий в небо.
  
  

Ненормальные

Часть I. Путешествие из Москвы в Петербург

Глава 1

   В дверь постучали.
   - Товарищ майор, разрешите?
   Майор - сухопарая женщина лет сорока со строгим орлиным лицом и темными волосами чуть ниже ушей, оторвала взгляд от лежащей на столе карты. Одернула выглаженный пиджачок, застегнула ворот блузки (летом в тайном заговорщицком подвале крайне душно) и хрипло ответила:
   - Войдите.
   На пороге показался низкорослый мужчина примерно того же возраста в строгом черном костюме. На залысине и одутловатом покрасневшем лице блестел пот. Подмышкой посетитель сжимал картонную папку.
   - Мы нашли их. Оба этапированы в Ховринку, дожидаются вас.
   - Оба? - майор повела бровью.
   - Так точно. Наши рассчитали, что с двумя носителями шанс на успех увеличивается пропорцион...
   - Все, все... Не грузи. Поехали, посмотрим на этих придурков.
  
   - При всем моем, товарищ майор, - лысый открыл дверь начальнику, и лишь потом сел за руль, - они не придурки. Придурок в вашем понимании не способен справиться со столь сложной задачей. Да, они психи, но, кхм, разумные. Если так, конечно, можно выразиться.
   Майор повернулась к окну. Город жил привычной жизнью: толпы людей на узких тротуарах, сотни машин в проклятых пробках. Даже прилет инопланетян не решил эту проблему. Впрочем, на мигающие синие лампочки пришельцы тоже не обращали внимания, так что поездка обещала быть простой и легкой.
   - А их точно не обнаружат?
   Человек в черном расплылся в улыбке.
   - Этих, товарищ майор, нет.
  
   Ховринку отстроили в двадцать девятом. Из-за повальных сокращений в сфере услуг и обслуживания появилась масса свободных рук, а у муниципального бюджета - денег. Пришельцы не брали к оплате рубль, от взяток категорически отказывались, так что все высвободившиеся ресурсы пришлось осваивать как положено. Хотя плюсом вторжения это никак нельзя было назвать.
   Синий "рено-логан" остановился у психиатрического крыла. Вахтерша, едва заметив почетных гостей, мигом бросилась за заведующим. Не успела майор подняться по ступенькам, а дверь уже открыл старик в белом халате и шапочке.
   Заведующий вытянулся по струнке, магическим образом спрятав выпирающее пузо, и отдал честь. При этом длинная козлиная бородка смешно дернулась. Майор приставила ладонь к виску - Хоттабыч был одним из заговорщиков, а это означало соответствующее отношение.
   - Говорят, все на месте? - при ходьбе майор держала левую руку за спиной.
   - Так точно. Искали долго, но выбрали самых лучших. Первый у нас в шестой палате, позывной - Берсерк.
   Женщина вскинула брови и улыбнулась.
   - Суровое прозвище. Чем заслужил?
   - Три года назад его пыталась ограбить уличная шпана. Троим он перегрыз глотки, двоим отрезал головы перочинным ножом. Еще четверо скончались от повреждений, несовместимых с жизнью.
   - А-а, я помню это дело. Столько шума в газетах...
   - Да-да. Если бы дошло до суда присяжных, его бы оправдали. Но психиатрическая экспертиза выявила слишком опасные отклонения: чрезвычайно высокие неуравновешенность и склонность к состоянию аффекта. Рано или поздно он бросился бы на кого-нибудь просто так: за косой взгляд или усмешку, поэтому пришлось договориться с судьей о принудительном лечении.
   Хоттабыч привел спутницу в комнату отдыха, где больные развлекались между процедурами и приемами пищи. Играли в домино и шашки, читали книги. Любимый телевизор, к величайшему сожалению, давно не работал, но многие пожилые пациенты каждый день требовали включить первый канал. Ну или Россию-24. Никак не могли душевнобольные без этого. Но на радость санитаров старики забывали о своих просьбах через пару минут, чтобы следующим днем ровно в двадцать один ноль-ноль вернуться к ним снова.
   В этот раз в палате было неспокойно. Огромный мужик в смирительной рубашке тщетно пытался выпрыгнуть в окно. На бедняге висели восемь крепких санитаров, но мужик тряс их как тряпичных кукол. Впрочем, добраться до окна ему тоже не удавалось, хотя несчастный аж позеленел от натуги. Наконец ему вкололи вторую дозу седатива и утащили в карцер.
   - Этот? - спросила майор.
   - Нет, что вы.
   Женщина цепким взглядом матерого разведчика осмотрела помещение. На глаза попался еще один связанный тип в наморднике. Уловив интерес к своей персоне, псих просунул в решетку намордника язык и пошевелил им будто змея.
   - Он?
   Хоттабыч позволил себе усмехнуться.
   - Нет, товарищ майор. Этот людоед просто невинное дитя по сравнению с Берсерком. Вон он, на диванчике.
   Майор посмотрела в угол, туда, куда указал провожатый. На потертой софе сидел мужчина лет тридцати с книгой в руках. В нарушение всех порядков, он отрастил бороду и жидкие пшеничные волосы до плеч. На переломанном носу поблескивали очки в прозрачной оправе. На осунувшемся, чуть загоревшем лице читался покой и умиротворение.
   - Это точно он? В газетах не печатали его фото. Но он... такой милый, что ли?
   - Внешность обманчива, товарищ майор. Особенно в нашем случае. И пожалуйста - не употребляйте при нем слово милый. А также маленький. И любые уменьшительно-ласкательные, от греха подальше. Берсерк комплексует из-за малого роста. Он вообще ходячий набор комплексов.
   - Подождите..., - женщина прищурилась. - Он читает "Mein Kampf"? Разве книга не запр...
   В ту же секунду увесистый томик пролетел над головой майора, взлохматив волосы турбулентным потоком. Берсерк вскочил с искаженным от ярости лицом и заорал, брызгая во все стороны слюной:
   - Хотите еще что-то запретить! Может, дышать еще запретите, твари!
   Подскочившие санитары принялись что-то быстро и тихо говорить. Берсерк пригрозил майору пальцем, сел на диван и зашмыгал носом. Из покрасневших глаз мужчины катились скупые слезы.
   - Он тронулся умом от действий Государственной Думы. Так называемый ПТСБП - посттравматический синдром "бешеного принтера". Берсерк убежден, что рано или поздно, - тут Хоттабыч перешел на едва различимый шепот, - запретят вообще все. Поэтому мы ни в коем случае не даем ему свежие газеты. Новости могут взбесить его окончательно.
   - А "Майн Кампф", значит, нет?
   - Как видите, до вашего прихода Берсерк был совершенно спокоен.
   - А идеи из книги... он разделяет их?
   Хоттабыч махнул рукой.
   - Нет, что вы. Ему плевать на расу и национальность. Он ненавидит всех одинаково.
   - На мой взгляд очень... нестабильный кандидат.
   В майора полетел пластиковый стул. К счастью, время в школе разведчиков не прошло даром. Женщина с легкостью увернулась от смертоносного снаряда.
   - Не употребляйте... о, господи, - Хоттабыч схватился за голову. - Пойдемте лучше посмотрим на следующую.
   Спутники вышли в коридор, оставив брызжущего слюной Берсерка за дверью.
   - Щую?
   Доктор сперва не понял, что имеет ввиду начальница, а затем ухмыльнулся.
   - Да. Это девушка.
   Они спустились в подвал и подошли к прозрачной перегородке в конце коридора. В крошечной залитой белым светом каморке сидела девушка лет двадцати с роскошными светлыми волосами и красивым лицом. Широко посаженые голубые глаза, чуть вздернутый носик, спелые пухлые губки. Пациентка была одета в белую майку, подчеркивающую ее немалую грудь, и синие спортивные штаны.
   - Почему она прикована к стене? - удивилась майор.
   - Потому, что ее позывной - Истерика.
   Майор скрестила руки перед собой.
   - Ха. Ну и пусть себе бьется головой о стены - они же мягкие. Зачем приковывать-то?
   Хоттабыч откашлялся и слегка покраснел.
   - Понимаете ли, товарищ майор, мы используем базовую терминологию. Изначально истерика, она же hysteria - это бешенство матки. Вам нужно разъяснять, что это значит?
   - Пожалуй, нет, - майор выглядела малость смутившейся.
   - Истерику изнасиловали в пятнадцать лет. С тех пор она сама сделалась насильницей и "мстила" мужчинам без особого разбору. Разумеется, никто не жаловался, кхе-кхе, уж простите. Ровно до тех пор, пока она не узнала, что такое пеггинг.
   - А что это? - невзначай спросила майор.
   - Это когда барышня использует фаллопротез по, кхе-кхе, прямому назначению. Уж простите.
   - Фаллопротез? - заговорщица вскинула бровь.
   - Страпон...
   - А-а-а! - воскликнула женщина и тут же изменилась в лице. - Ого, вот это жестко...
   - Да. После этого Истерика у нас. Количество жертв, увы, подсчитать не удалось. А привязана она из-за гипервозбудимости. В противном случае постоянно мастурбирует и соблазняет моих подопечных. Пару раз ей это удалось, так что пришлось принять меры. Истерика думает только о сексе, поэтому никакой мыслескоп ничего не заподозрит. Идеальный вариант для подстраховки Берсерка.
   - А они не будут... вместо выполнения задания?
   - Уверяю вас - нет. Берсерка секс мало заботит, а для усмирения Истерики наши ученые нашли вот это.
   Хоттабыч достал из нагрудного кармана небольшую коробочку и передал майору.
   - Кошачий контрасекс. - прочитала та. - Почему пустой?
   - Мы переработали таблетки в микроинъекции. Так будет проще для Берсерка. Согласитесь, запихать таблетку в рот сложнее, чем сделать укол. Ну что, вы довольны?
   - Если честно - не очень. Но раз других вариантов нет... Что же, пора провести брифинг.
  

Глава 2

   Брифинг проходил в кабинете заведующего в присутствии дюжины санитаров. Так, на всякий случай. Психов привели порознь: Берсерк пришел с почетным эскортом, Истерику привели под руки две нянечки. Девушка едва сидела на стуле, болтала головой и пускала слюни.
   - Что с ней? - спросила майор.
   - Седатив, - Хоттабыч виновато развел руками. - Чтобы не кидалась на всех подряд.
   - Она вообще соображает, что вокруг происходит?
   - Разумеется. С рассудком все в порядке, - доктор кашлянул в кулак, - если можно так выразиться.
   - Ладно, - майор положила руки на столешницу. - Итак, ребята, давайте знакомиться. Вас зовут Артур и Василиса Максимовы.
   Перед психами шлепнулись поддельные паспорта. Берсерк взял свой, открыл страницу с фотографией и одобрительно кивнул. Истерика на документ даже не взглянула.
   - Вы - муж и жена, едете в гости к питерским друзьям. Друзей зовут Сергей и Яна Чеховы. Запомнили? Ваша задача передать друзьям, - женщина сделала пальцами "кавычки", - следующую фразу: все готово. Отпразднуем пятого августа. На дату прошу обратить особое внимание. Пятое августа. Не забудьте. Вопросы?
   Берсерк вскинул руку.
   - Да?
   - Кто... ты..., мать твою, такая? - тщательно проговаривая слова спросил он.
   Женщина и бровью не повела, хотя любой другой за подобное обращение заработал бы сломанное ребро или нос.
   - Не имеет значения. Если хотите выйти на свободу - придется сделать все, как я просила. Чеховых в северной столице знают, достаточно поспрашивать немного и сказать, что вы московские друзья. Передаете сообщение - и прощай психушка.
   - Товарищ май..., - начал было Хоттабыч, но заговорщица хлопнула по столу.
   - Прощай, я сказала. Остальное вас не касается и не волнует. Если что-то не устраивает - мы найдем других пси... пациентов.
   - Итак, - Берсерк откинулся на спинку и поднял руки, - нужно съездить в Питер, найти каких-то Чеховых и сообщить, что буянить будем пятого августа. И все?
   - Так точно.
   Мужчина пожал плечами.
   - Лично я согласен.
   - А вы, леди?
   Истерика встряхнула головой. Девушка выглядела пьяной в дрова и ни черта не соображающей. Но на следующую фразу мозгов ей хватило:
   - Я хочу трахаться.
   - После задания делай что хочешь. Кстати, насчет этого мне надо поговорить с Берсерком наедине. Уведите Истерику и выдайте одежду.
   Когда девушку выволокли прочь, майор достала из кармана шприц, замаскированный под шариковую ручку, и протянула Берсерку.
   - Коли ей каждые два часа, иначе она тебя затрахает. В буквальном смысле.
   Псих ничего не сказал и спрятал "ручку" в кулаке.
  
   Истерика оделась в джинсовые шорты, которые едва скрывали некислую задницу, и белую майку. Аккурат в ложбинке между грудей болтались солнечные очки на пол лица. Из обуви пациентка предпочла красные мокасины.
   Берсерк же выбрал тряпки не по погоде: джинсы, клетчатая рубаха навыпуск и короткая черная куртка. На ногах белые кроссовки с массивной платформой. Чтобы защитить глаза от нещадно палящего солнца, Берсерк надел очки с затемненными линзами.
   - Надеюсь, ты умеешь водить, - сказала майор, передавая мужчине ключи от черной "волги", пригнанной ко входу в Ховринку.
   Берсерк как-то странно улыбнулся и сел за руль. Истерика уже ерзала на пассажирском сиденье, пытаясь устроиться поудобнее. Разместив задницу, девушка принялась искать, куда пристроить руки. На колени положить - неудобно, скрещивать на груди противно - и без того потная майка пропитается еще больше. Дверца успела сильно раскалиться, так что отсутствие места под руки сильно бесило Истерику. Она фыркала и ругалась вполголоса.
   - Прекрати размахивать клешнями, - прошипел Берсерк.
   Из-за ерзанья спутницы он изрядно рассвирепел и не мог попасть ключом в стартер. Лишь после того, как ни в чем неповинный руль был жестоко избит, удалось завести машину.
   Майор наблюдала за этим с крылец больницы и вздыхала.
   - Сомневаюсь, что у них получится.
   - Не переживай. Если гады о чем-то пронюхают, мы скажем, что эти ребята просто психи и все выдумали.
   Майор покачала головой и направилась к дверям.
  
   В бардачке обнаружилась карта с жирной красной линией, обозначавшей маршрут. Истерика наконец-то нашла, чем занять себя и решила поиграть в штурмана. Однако после двух крюков и трех тупиков Берсерк вырвал карту и швырнул на заднее сиденье.
   Истерика привычным жестом потянулась включить радио, но получила по рукам задолго до того как вспомнила, что оно больше не работает.
   - Прекрати меня бесить, - рыкнул Берсерк. - Я и так сдерживаюсь изо всех сил. Черти тебя дери, мы даже не выехали за город, а мне уже хочется тебя убить!
   - Мне тебя тоже хочется... только не убивать, - томно протянула Истерика.
   Берсерк молниеносно выхватил из внутреннего кармана ручку и уколол девушку в плечо. Та обиженно ойкнула и тут же растеклась по сиденью.
   Мужчина впился в руль и зашипел:
   - Три, два, один... выдох. Меня ждет свобода. Я передам новости и распрощаюсь с психушкой. Ради этого стоит потерпеть... Ты сможешь, мужик, ты сможешь...
   Вокруг Москвы пришельцы натыкали два ряда длинных, метров под пять, колонн, между которыми мерцало бирюзовое пламя. Пройти сквозь это пламя живым не могло ничто, но несмотря на это забор регулярно патрулировали большие черные дроны.
   В четырех местах были обустроены КПП, через которые проезжали желающие покинуть столицу, либо же ее редкие гости. После вторжения из осажденного города уехало не меньше трети легальных и не очень жителей, но все равно пришлось попотеть в пробках.
   Но самое паршивое - прямо перед "волгой" пыхтел и чадил рейсовый автобус, набитый до отказа. Пока каждого обыщут и промыслескопят сраный год пройдет. Сплюнув в открытое окно, Берсерк утопил педаль газа и вклинился аккурат перед рейсовиком.
   Водитель в темной от пота голубой форменной рубашке гневно посигналил и погрозил наглецу кулаком. Берсерк ответил иным, куда более обидным жестом и откинулся на спинку. Впереди три машины, а потом их очередь. Но водилу и пару быдловатых пассажиров такой расклад не устроил. Они подошли к "волге" и выволокли Берсерка прямо через окно.
   - Ты че, сука, умный самый? - спросил лысый парень без двух передних зубов. Как и все его сородичи в летний период, он носил шорты, майку и сланцы.
   Товарищ быдлана от вопросов отказался и сразу врезал Берсерку под дых. Удар выдался слабеньким и прошел вскользь, но парнишка в бейсболке явно чувствовал себя Мухаммедом Али, не меньше.
   - Давай в очередь, умник, - бросил водитель, который явно не ожидал такого самоуправства. - Ребят, только без рук, ладно?
   - Ага, ща. На, сука!
   Первый дал Берсерку леща - не больно, но чертовски обидно. Краем глаза мужчина заметил двух инопланетян-дозорных. Они держали в руках странные округлые предметы и целились ими прямо в дерущихся. Уж не оружие ли? И щебечут так активно на своем тарабарском:
   - Хофана но микелона нин-нин алуна Галатуба. (Спорим, что мое видео наберет больше просмотров, чем твое).
   - О мола, мала ка-хора алуна-ни! (Но ведь мы снимаем одно и то же!)
   - Муна халуна? (Спорим или нет?)
   - Хура ни. (Иди к черту).
   Мало ли какие теперь законы, подумал Берсерк, получая очередного леща. Вдруг драки запрещены?
   Запрещены...
   ЗАПРЕЩЕНЫ!!
   АРРРРР!
   Берсерк поднырнул под руку лысого, схватил предплечье обеими руками и сломал об колено. Лысый завопил как пожарная тревога и рухнул на пыльную дорогу. Его напарник тут же выхватил ножик и кинулся на Берсерка. Мгновеньем позднее ножик торчал из окровавленной глазницы хулигана, а сам он катался по асфальту истошно крича.
   Видя такое дело, водитель кинулся в автобус и закрыл дверь. Берсерк пнул ее подошвой так, что качнулся весь автобкс, но стекло двери выдержало. Плюнув в него напоследок, мужчина вернулся за руль. Перед "волгой" уже не было машин - все благоразумно съехали на обочину.
   - Это было круто, - похвалила Истерика.
   - Молчать..., - задыхаясь, процедил Берсерк. Его грудь ходила ходуном, глаза бешено вращались, а пальцы на баранке побелели.
   Впрочем, до досмотра спутник полностью пришел в себя и являл собой ту еще невозмутимость.
   - Интересно, с ними можно трахаться? - как бы невзначай спросила Истерика, глядя на приближающегося пришельца.
   - Не знаю. Они носят большие черные скафандры и, по-моему, у них есть хвосты.
   - Здравствуйте. Выйдите из машины, - противным механическим голосом крякнул встроенный в шлем переводчик.
   Берсерк задрал голову - ну и громадина. Метра два с половиной, если не больше. На его фоне мужчина был сущим карликом. Впрочем, на фоне высоченной Истерики - тоже. Берсерк заскрипел зубами и перевел взгляд на чистую небесную лазурь. Эх, красота, а успокаивает-то как. Даже инопланетяне разрисовывают своих доспехи лазурью. И забор у них того же цвета.
   Пока два стражника обшаривали машину, водителя и пассажира отвели в КПП - широкое кубическое здание без окон, но с большими раздвижными дверями. Внутри тоже все было мрачное, тусклое; стены и потолок украшали светящиеся голубые линии, но они практически не давали света.
   У входа находился стол и ряд ячеек вдоль стены. За столом статуей стоял пришелец.
   - Документы, - проскрежетал он. - Артур и Василиса Максимовы. Куда едете?
   - В Питер. К друзьям, - ответила Истерика.
   - Хорошо. Личные вещи на стол.
   Перед пришельцем возникла горка из ключей, пачки жвачки, ручки, нескольких смятых купюр и горстки мелочи.
   - Это не все. Вещи на стол.
   - Нам что, раздеваться? - удивился Берсерк.
   - Именно так. Вещи на стол.
   Берсерк и Истерика повернулись друг к другу спинами и принялись стаскивать одежду. Инопланетянин с аккуратностью робота сворачивал ее и складывал в черные ящики. Берсерк прикрыл достоинство - не столь от пришельцев, сколь от девушки. Хвастать ему особо было нечем, а сразу же ударять в грязь лицом не хотелось.
   Истерика же наоборот стояла подбоченившись и то и дело поглаживала грудь, бросая на конвоиров недвусмысленные взгляды. Те никак не реагировали.
   - Внимание, посторонний предмет, - лязгнул досмотрщик.
   У Берсерка сердце в желудок упало. Какой такой предмет? Что ему удалось найти?
   - Обнаружен микроинъектор с кошачьим контрасексом. Согласно протоколу досмотра машины, кошки у вас нет. Значит, предмет служит иным целям и будет изъят.
   - Вы не понимаете. Это для моей жены - она та еще бешеная киска.
   Пришелец шутки не оценил и спрятал "ручку" в ячейку. Берсерк мысленно выругался - потеря контрасекса может привести к непредсказуемым последствиям. Сколько там времени прошло с предыдущего укола?
   - Люди, пройдите в следующую комнату.
   - Но...
   - Проходите. Не задерживайте очередь.
   Следующая комната была того же размера, но вдоль стены стояли кресла с большими колпаками, очень похожими на фены из парикмахерских. Спутников усадили рядышком и нацепили колпаки. В кромешной темноте время от времени проскакивали белые сполохи, будто крошечные молнии били прямо перед глазами. Никакого дискомфорта при этом напарники не ощущали.
   - Имя, - чужеродный механический голос раздался прямо в мозгу.
   - Артур.
   - Василиса.
   - Дата рождения.
   Психи не знали, что написано в фальшивых паспортах, поэтому сказали правду. Впрочем, даты действительно совпадали - среди повстанцев дураков не держали.
   - Цель поездки.
   - Повидать друзей.
   Голос ненадолго смолк. Около минуты царила тишина, а затем колпаки резко сняли. Истерику схватили под руки двое вооруженных пришельцев и уложили на пол.
   - Эй, что за дела?! - Берсерк вскочил с кресла, но удар в грудь усадил мужчину обратно.
   - В мыслях человека, представившегося Василисой, угроза нашей расе. Повторяю, человек Василиса несет угрозу нашей расе.
   - Что за ерунда! - всхлипнула девушка. - Ничего такого я не несу!
   - Мыслескопия показала, что данный индивид планирует внедрить в наши организмы инородное тело, которое безусловно нанесет непоправимый вред ректальным каналам и, вероятно, приведет к смерти. Данные помыслы расценены как прямая угроза. Подобные мысли строго запрещены. Индивид подлежит немедленному уничтожению.
   Берсерк заревел, схватил кресло и саданул ближайшего инопланетянина по голове. Ножка кресла угодила конвоиру прямо в шлем. Толи стекло было дефектное, толи просто не было предназначено для защиты от подобных атак, но оно треснуло и проломилось. Из трещины в тот же миг ударил фонтанчик темно-фиолетовой жижи, а гигант в доспехе кулем рухнул на пол.
   Напарник павшего захватчика вскинул оружие, но Берсерк в силу малых размеров успел прыгнуть к телу и схватить пушку. По конструкции она весьма напоминала земное оружие: две рукояти (одна со спусковым крючком), короткий ствол, усеянный сияющими линиями. И бочкообразный модуль, к которому крепился прицел и все остальное. Приклад отсутствовал, и вскоре мятежник понял, почему.
   Из ствола вырвался белый лазерный луч и прожог в груди противника большущую дыру. Никакой отдачи Берсерк не почувствовал, хотя сама винтовка (или что это на самом деле?) весила добрых пятнадцать кило.
   - За мной, живо!
   Берсерк схватил Истерику за руку и рывком поднял с пола. Они выбежали в "предбанник", где изжарили несчастного досмотрщика. Мужчина запомнил, в какую ячейку сложили их вещи. Вскоре и в ней зияла дыра.
   - Забирай эти ящики. Найди ключ и заводи машину. Я попробую отключить барьер.
   - Ты издеваешься? Там же полно этих уродов!
   - Ну так отвлеки их как-нибудь!
   - Как? Им плевать на мои сиськи!
   Берсерк выстрелил поверх головы спутницы.
   - Выполняй! Я не вернусь в психушку, мать твою!
   Истерика выбежала наружу и замахала руками:
   - Эй! Эй, большие ребята в доспехах!
   Дозорные повернулись на крик. Один споро выудил из кармана разгрузки шарообразный предмет и пихнул товарища локтем в плечо:
   - Ма рула ковага нин-нин! Уракла! (Теперь мой ролик точно наберет больше. В миллион раз!)
   - Эй, не стреляйте! Там, в здании... На нас напали! Помогите!
   Пришельцы переглянулись и бросились к КПП с лазерами наперевес. Истерика с мыслями "ну и дебилы" прыгнула в машину и завела движок. Водить она особо не умела, но сотню метров по прямой наверняка одолеет. В этот момент преграждающее дорогу пламя потухло.
   Истерика на радостях дала по газам, и "волга" тут же заглохла.
   - Упс. Так, девочка, соберись. Помнишь, как папка учил? Первая передача, плавненько выжимаем сцепление и даем газу... ой, это тормоз...
   Машина клюнула капотом и снова заглохла. Из здания тем временем донесся писк и шипящие звуки, будто воду плеснули на раскаленную сковороду.
   - Дерьмо. Еще раз. Не нервничаем, все делаем осторожно и нежно. Никаких резких движе... Да чтоб тебя!!
   У Истерики случилась истерика - на этот раз в современном понимании. Девушка принялась лупить руль и давить на все педали без разбора. И, о чудо, "волга" покатилась вперед!
   - Так, - горе-водитель вцепилась в баранку и вытянула шею. - Теперь вторая...
   Машина задергалась и остановилась.
   - А-а-а!!!
   Барьер снова поднялся и отсек несчастной "волге" половину багажника. Из КПП выбежал Берсерк - весь чумазый, с припаленными волосами и жестом велел убираться на соседнее место. Бросив трофейный лазер на заднее сиденье, Берсерк прыгнул за руль и рванул вперед, аж дым из-под колес пошел.
   - Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо!!! - каждое ругательство сопровождалось ударами по баранке и клаксону. - Нам конец, теперь нам точно конец! Два голых идиота в тачке без жопы! Нас даже останавливать не будут, сразу расстреляют!
   - Да не ори ты!! - заорала Истерика в два раза громче. - Съезжай с трассы! По сто пятой путь заказан.
  

Глава 3

   Машину спрятали в подлеске, сами стали одеваться. Берсерк перерыл оба ящика, но не нашел заветного лекарства от буйной подруги. Наверное, успели перепрятать или уничтожили. А эффект контрасекса, между прочим, уже значительно ослабел.
   - Ух, это было круто. Я так возбуждена. Давай потрахаемся, пока не оделись.
   - Отвали, - Берсерк рывком натянул джинсы, застегнулся и принялся за рубашку.
   Истерика фыркнула.
   - Я тебе не нравлюсь? Ты импотент? Или гомик?
   Напарник резко обернулся и стукнул кулаком по крыше "волги".
   - Я тот, кто не помешан на сексе!
   Истерика скорчила гримасу и помотала головой. После замерла и уставилась вдаль.
   - Там какие-то дома. Деревня, наверное.
   - Отлично, - Берсерк накинул куртку и провел рукой по волосам. Поморщился. - Если повезет, раздобудем новую тачку.
  
   Небольшая деревенька в десяток полуразвалившихся домов даже не была отмечена на карте. Спутники дважды постучались во все ворота, но никто, кроме собак, им не ответил. Те неистово лаяли и рвались с цепей, почуяв чужаков.
   Когда надежд почти не осталось и напарники собрались продолжить путь пешком, одна калитка скрипнула и на пороге показался пожилой мужчина с седой шевелюрой. Из-за его ног боязливо выглядывала девочка лет семи-восьми в грязном спортивном костюмчике. Сам мужчина носил засаленные брезентовые штаны, майку-алкашку и шлепки.
   Берсерк прищурился и заметил во дворе видавшую виды "ниву" зеленого цвета.
   - Вам чего? - настороженно спросил мужик.
   Напарники медленно подошли к воротам, чтобы соседи, выглядывающие из-за занавесок, не подслушали лишнего.
   - Нам бы машину, - сказала Истерика. - А то наша поломалась.
   - А далеко ли встали? - спросил дед.
   - Да...
   - Далеко, - строго произнес Берсерк, поняв, куда клонит хозяин.
   Старик высунул голову наружу и осмотрелся.
   - Заходите.
   В дом - довольно ухоженный, из красного кирпича с шиферной крышей, гостей не пригласили. Решили общаться на открытом воздухе. Берсерк прекрасно понимал настороженность хозяина. Странно, что вообще открыл.
   - Вы, значится, в Питер едете?
   - С чего вы взяли? - Истерика натянула глупую улыбку, но хозяина провести не удалось.
   - Ха, - мужик подбоченился. - А куда же еще? Не к нам же на хутор, через все эти инопланетянские заставы и выжигатели мозгов.
   - Выжигатели? - Берсерк приподнял бровь.
   - Ну да. Думаете, они ваши головушки без последствий буравят? Как бы не так. Те, кто отваживаются на такую процедуру, едут только в Питер или какой-другой крупный город. В иных местах делать нечего.
   Какой смышленый дедушка, подумал Берсерк. Но вслух сказал следующее, скрестив руки на груди:
   - Ну допустим, в Питер. Тебе с того что?
   - А вот что, - старик погладил девочку по голове. - Врачам ее показать надо. "Скорую", как понимаете, не вызвать, а сам я для такого путешествия уже не гожусь. Но ежели вы согласитесь Машеньку доставить - так и быть, отдам вам свою "ниву". Машинка справная, ухоженная, не глядите, что старая. Только заправить надо.
   - А иначе никак?
   - Никак, - с вызовом ответил хозяин. - Я по-человечески прошу. А то людей на Земле не так много осталось.
   - Мы подумаем. Заодно бензина нальем сходим. Канистра есть?
   Старик вытащил из сарая пятидесятилитровую железную емкость, привязанную к двухколесной тачке. Берсерк поблагодарил, "запрягся" и вышел со двора.
  
   - Что думаешь? - спросила Истерика, когда они отошли от деревни на значительное расстояние.
   - Соглашаемся, тут и думать нечего. Тачка действительно неплохая, полноприводная. Нам на трассу нельзя, так что четыре колеса будут как нельзя к стати.
   - А с девкой что? Это же обуза та еще...
   - А девку, - Берсерк перешел на зловещий шепот, - дропнем в ближайших же кустах.
   - Дропнем?! - Истерика всплеснула руками.
   - Выбросим. Выкинем к чертовой матери. Нет девки - нет проблемы.
   - Но...
   - Что но? - Берсерк резко обернулся и засопел.
   Истерика отвела взгляд.
   - Ничего.
   Перелив топливо, спутники вернулись в дом. Дед уже собрал объемистую сумку и завязывал девочке (наверное, внучке) шнурки.
   - А чем она болеет? - спросила Истерика.
   - Не говорит моя Машенька, - старик смахнул пот со лба. - С тех пор, как на ее глазах родителей убили.
   - Пришельцы?
   Хозяин фыркнул и махнул рукой.
   - Какие там. Наши мрази за краюху хлеба порешили.
   Отлично, подумал Берсерк. К двум психам добавится третий, малолетний. Но это временно. Это временно.
   - Мы согласны, - без тени лукавства произнес мужчина. - Отвезем твою внучку в Питер, покажем какому-нибудь врачу. А на обратном пути вернем.
   - Спасибо вам, люди добрые, - глаза старика покраснели, он в чувствах сгреб Берсерка в охапку и похлопал по спине. - Сам бог, видать, помощь ниспослал. А "ниву" вам в подарок оставлю. Мне она ни к чему.
   - Спасибо, - буркнула Истерика и потупила взгляд.
   - А ежели вам на трассу нельзя, - опять догадался хозяин, - так можно по грунтовочке вдоль ехать. Никаких патрулей, только села попадаются порой. Там и покушать можно и бензинчиком разжиться.
   Получив ключи, Берсерк забрался в салон и завел автомобиль. Потом помог погрузить в багажник сумку и усадил безвольного ребенка на пассажирское сиденье. Истерика махнула старику рукой на прощанье. "Нива", чихнув, выкатилась со двора.
  
   Поселок остался далеко позади. Вокруг простирался разросшийся луг (скотину мало кто держал, все выедать не успевали), впереди маячила лесополоса. Берсерк припарковался у первого же дерева и откинулся на спинку. Мотор заглушать не стал.
   - Все, Машенька, приехали. Выметайся.
   Девочка уставилась на водителя большими синими глазами. Потом посмотрела на Истерику и захлопала ресницами. Говорить-то нежданная пассажирка не говорила, но слышала и понимала отлично.
   - Вали, вали..., - Берсерк начинал терять терпение. - Там в кустах твой доктор. Доктор Волк или Голодный Пес. Отлично лечат любые заболевания.
   Маша сидела как вкопанная, зыркая на попутчиков. Истерика решила не дожидаться вспышки гнева напарника и вышла из машины. Хлопнула дверца багажника.
   - А там ты что забыла? - спросил водитель.
   - Вещи тоже выкинем. Наверное тряпье одно.
   - А-а. Ну ладно. И эту овцу не забу...
   В открытое окно влез ствол инопланетной лазерной пушки. Берсерк инстинктивно поднял руки и медленно повернул голову. Несмотря на немалый вес оружия, руки Истерики не дрожали, лишь палец поплясывал на спусковой кнопке. Лицо девушки исказила столь яростная гримаса, что Берсерк невольно сглотнул.
   - Эй, ты чего...
   - Она едет с нами, - по слогам ответила Истерика.
   - Ствол убери. Как ты его вообще притащила...
   - Маша едет с нами. Иначе я прострелю тебе башку. И поеду сама. Или пойду.
   - Ты со стволом аккуратнее, мамзель...
   - МОЛЧАТЬ!! - Истерика дважды выстрелила поверх машины. Второй луч задел крышу и слегка ее оплавил.
   - У тебя что, материнский инстинкт взыграл?
   - Не шути со мной, - прошипела девушка, и Берсерк понял - лучше не шутить.
   - Ладно, хрен с вами с обеими!
   - Не ругайся при ребенке!
   - Господи, да тебе окончательно крышу снесло. Бешеная су... дарыня. Все, не тряси этим перед моим лицом! Втроем так втроем! Но шефу я скажу, что ты взяла меня в заложники.
   Истерика прыгнула на пассажирское сиденье. Ствол пушки уткнулся в спинку водительского, так что Берсерк отлично его чувствовал. Маша отстранилась от бешеной бабы и вжалась в дверь. Истерика протянула руку, чтобы погладить русые волосы, но девочка резко дернула головой.
   - Ты пугаешь ее.
   - Заткнись и рули!
   - Не указывай, что мне делать! Разоралась тут.
   "Нива" покатилась дальше по грунтовой дороге. Минуты через две Берсерк зачем-то открыл бардачок и нашел там пачку паршивых сигарет.
   - О, дедок курево забыл.
   - Не кури при ребенке!
   - Женщина, мне нужно нервы успокоить!
   - Не кури, я сказала! Выбрось в окно! Живо!
   Мятая пачка полетела в траву. Берсерк одними губами проговорил: сука бешеная. Истерика это заметила и больно ткнула пушкой в спину.
  
   Через полчаса грунтовка вывела на однополосную бетонку, заметно уходящую вправо. До этого Берсерк держал в уме, что двигается параллельно сто пятой магистрали. Теперь же следовало сверить маршрут. И тут водитель вспомнил, что забыл карту в "волге".
   - Вот дерь...! - воскликнул он и шепотом добавил, - мо.
   - Что такое?
   - Я карту забыл.
   - Дурень.
   - Заткнись!
   - Не ругайся...
   - А сама?
   - Дети знают слово дурень.
   - Они и другое знают. Может, обойдемся без цензуры?
   - Заткнись и едь.
   - У, с-с-ука! - не выдержал Берсерк и со всего размаху врезал по клаксону так, что внедорожник качнулся.
   Маша вздрогнула и закрыла лицо руками.
   - Не пугай ребенка!!
   - Не ори, мать твою!
   - Едь уже!
   - Да пошла ты!
   Очередной тычок в спину, на этот раз куда больнее.
   - Еще одно оскорбление - и я засуну тебе ствол в жо... попу. Поверь, опыта у меня достаточно!
   Берсерк закусил губу и выкатил на бетонку. Но не успел он проехать и километра как машину слегка качнуло.
   - Что это? - насторожилась Истерика.
   - Кажется, колесо пробил. Пойду гляну.
   Мужчина вышел и присел рядом с передним левым колесом. Из него торчала хитрая колючка, согнутая из трех здоровенных гвоздей. Она сильно разодрала покрышку, из которой вышел почти весь воздух. Берсерк сплюнул и потопал к багажнику, на дверце которого висела запаска. Но не успел он дойти до цели, как пулей влетел в салон и завел двигатель. "Нива", трясясь и скребя диском бетон, рванула вперед.
   - Что такое? - испуганно произнесла Истерика.
   - Глянь назад.
   Из лесополосы на дорогу вылетели, обильно разбрасывая грязь и щебень, две тонированные девятки: зеленого и темно-сиреневого цветов. Вскоре темные стекла опустились и наружу вылезли ребята с охотничьими ружьями. У одного была "сайга", у остальных обычные двустволки.
   Налетчики скрывали лица за грязными платками, одеты были в кожанки и камуфляжные куртки. Кортеж, громко улюлюкая и стреляя в воздух, помчал в погоню. У Берсерка была фора в пару сотен метров, но очень скоро она сократилась вдвое.
   - Что делать? - крикнула Истерика.
   - Стреляй, мать твою, че ты сидишь?!
   - Как?!
   - Через заднее стекло, овца! Целься в бензобаки!
   - А где они?
   - О господи!
   Крупная дробь разодрала второе колесо, "нива" стала еще менее управляемой. Маша закрыла уши руками, но большие синие глаза по-прежнему смотрели вперед. На лице девочки не отражались ровным счетом никакие эмоции. Покерфейс как он есть.
   Истерика нажала кнопку, пушка плюнула лучом, почти невидимым под ярким солнцем. Тот прожег стекло и ушел вверх, подпалив верхушку одиноко стоящей березы. Впрочем, это лишь раззадорило налетчиков. Они явно хотели взять пассажиров живыми с понятно какими целями. Истерике бы это только в радость, но она прекрасно понимала, что ей одной эти гады не насытятся.
   - Стреляй, не останавливайся!
   - Эта штука слишком медленная! Ой!
   Стекло с сухим треском брызнуло мельчайшими осколками. Истерика спряталась за спинкой, повалив под себя Машу. Теперь дробь, в случае чего, снесет башку водителю. Берсерк чертыхнулся и резко крутанул баранку. "Нива" съехала с бетонки в лесополосу. Деревья станут естественной преградой, но рано или поздно мрази в шкурах людей их догонят. На двух колесах далеко не уедешь.
   - Дай ствол, - Берсерк резко затормозил и выкатился из салона. - Быстро!
   - Но...
   - Быстро я сказал!
   Трясущимися руками Истерика просунула тяжелую пушку в окно. Сил у девушки куда как поубивалось, в широко распахнутых глазах читался ужас.
   - Забирай мелкую и уходи в лес.
   - А ты?
   - Не тыкай! Спрячься где-нибудь и не шурши! Давай!
   Истерика схватила Машу под руки и побежала прочь от машины. Берсерк с оружием в руках занял позицию за широким стволом. На какое-то время он даст защиту, пока засранцы не догадаются обойти стрелка с флангов и спины. И тогда пиши пропало.
   Берсерк обернулся - белая майка мелькала далеко меж стволов. Березовая роща неплохо маскировала, но лучше бы им спрятаться подальше. В каких-нибудь камышах.
   Мужчина встряхнул волосами, отгоняя ненужные мысли, и выстрелил.
  
   Наступила ночь, а вместе с ней и холод. Звуки боя давно стихли, но Истерика не решалась разжигать костер. С небольшого болотца поднялись тучи комаров, но спутницы хранили отважное молчание и старались не шуметь. Они действительно спрятались в камышах, забравшись так далеко, как смогли. Под ногами хлюпала вода, мокасины промокли насквозь. Истерика усадила Машу на колени и в десятый (а может и больший) раз переплетала ей косу.
   Если нет хлопков и тошнотворного шипения, значит, бой закончен. Но кто победил в неравной схватке? Берсерк, конечно, парень отчаянный, да и вооружен суперпушкой, но бандитов в разы больше...
   Вполне вероятно, прямо сейчас они крадутся сюда. Если эти парни действительно охотники, а не просто наворовали ружей, выследить добычу для них - плевое дело. Наигравшись с Берсерком, они будут мстить за павших товарищей. А таковые наверняка имеются.
   Истерика скривилась. Слишком уж много она думает об этом волосатике. Ну убьют его, ну замучают до смерти - ей-то что. Лишь бы Машу не тронули, а она потерпит. И не такое доводилось терпеть.
   И тут как назло вдалеке послышались шаги. Девушка не могла определить, сколько человек идут в ее сторону из-за ветра и шелеста камышей. Но постепенно нарастающий шорох она слышала отчетливо.
   Рука сжала подобранную по дороге палку. Свою жизнь она отдаст не задарма - тут и думать нечего. А потом хоть потоп, мертвым ни холодно ни жарко.
   Камыши зашуршали сильнее. Попробовать сбежать? Да только куда, по такому болоту. Шума наделает, врагов по следу пустит. Нет, надо сидеть как мыши, авось пронесет. В бога Истерика перестала верить аккурат после своего изнасилования, но в этот момент отче наш так и срывался с губ.
   Наконец заросли раздвинулись и на крошечный пятачок с хлюпом шагнул Берсерк.
   - Ай бл... ин, ногу замочил.
   Весь в крови, на плече вместо инопланетного ружья болталась "сайга". В ножнах на бедре покачивался большой охотничий нож. Да и сам напарник шатался словно пьяный. Успел уже нализаться где-то, засранец.
   - Ты в порядке? - спросила Истерика, придав голосу как можно более нейтральный оттенок.
   - Как видишь...
   - А кровь?
   - Ну, я же Берсерк. Мне положено ходить в кровище поверженных врагов.
   Он чуть повернулся, Истерика прикрыла рот рукой.
   - Да у тебя все плечо в дырках! Это же твоя кровь!
   - Может и моя, - заплетающимся языком ответил Берсерк и рухнул в кусты.
  

Глава 4

   - Вот так, аккуратно хватай и резко дергай. У тебя получится.
   Берсерк заревел бешеным быком и открыл глаза. Сквозь сизую пелену он разглядел Машу с окровавленными пассатижами в руках. Девочка от неожиданности разжала руки и на голый живот Берсерка упала дробинка.
   Мужчина превозмогая боль сел и огляделся. Компания расположилась на полянке неподалеку от изрешеченной "нивы", рядышком горел костер. Берсерк лежал на своей же куртке, в ногах валялась раскуроченная автомобильная аптечка. Все плечо мужчины было залито алым.
   Истерика пропитала кусок ваты перекисью и принялась протирать ранки. Те пенились и едва слышно шипели. Берсерк не обратил на это никакого внимания.
   - Зачем ты позволила мелкой меня потрошить?
   Истерика ехидно улыбнулась.
   - Ей полезно будет. Мало ли как жизнь сложится.
   - Да уж действительно.
   - Выпрями руку. Сейчас перебинтуем и болеть не будет. Или тебе на вавки подуть?
   - Заглохни, - рыкнул Берсерк, но руку выпрямил.
   - Что тут произошло? - спросила девушка, обматывая бинт вокруг плеча. - Повсюду кровь и... все остальное.
   - Не помню, - честно ответил напарник. - Я в бешенстве теряю память. Главное, что у нас есть "девятка" с полным баком. Даже относительно целая.
   - Думаю, главное - что мы живы. И целы. Относительно, - фыркнула Истерика.
   Бледная как мел Маша указала пальцем на свой рот.
   - Да знаем мы, что ты немая, - Берсерк поводил рукой и стал натягивать рубаху.
   - Она есть хочет, балда. Я, между прочим, тоже. Сейчас глянем, что тебе дедушка в дорогу собрал.
   Истерика открыла багажник и, надсадно охнув, вытащила сумку. Внутри, под толстым слоем детских тряпок нашлись две банки огурцов, десяток раздавленных вареных яиц и три банки тушенки.
   - Негусто, - вздохнула девушка. - И открывашки как назло нет.
   - Эх ты, женщина, - Берсерк достал охотничий нож и потянулся за консервами. - Все тебе по фэн-шую надо.
   Спутник вскрыл все три банки, разворошил угли и поставил на них. Вскоре по поляне разлетелся аппетитный запах и хоть немного оттенил вонь крови и дерьма. Истерика взяла свою порцию, но обожглась и едва не выронила.
   - А вилки?
   - А может тебе еще официанта раздобыть в лесу? - хмыкнул Берсерк и принялся обстругивать тонкие ветки. Через пару минут каждый член компании получил по паре настоящих китайских палочек. Берсерк явно управлялся с ними лучше других. У Истерики все получалось через задницу, Маша и вовсе не умела ими пользоваться.
   - Что за наказание такое? Смотрите как я держу. Неужели сложно?
   - Сложно! - буркнула Истерика и стала попросту накалывать куски мяса и отправлять в рот. Мелкая незамедлительно последовала ее примеру.
   Ели молча: Берсерк с ярым аппетитом, Истерика стараясь не думать о том, что валяется вокруг, а Маша съела пару кусочков и отставила банку.
   - Быстро все доешь, - назидательно произнесла Истерика. - Иначе дядя Берсерк надает по попке.
   - Дядя Берсерк бьет исключительно по башке, - фыркнул тот. - Куда действеннее.
   - Все слышала? Давай.
   - Ложечку за папу, ложечку за маму...
   - Заткнись!
   Берсерк опустил взгляд. Он понял, что ляпнул лишнего, не подумав. Для ребенка, недавно лишившегося родителей, это могло стать серьезным ударом. Но Маша лишь покачала головой и уставилась на костер.
   - Черт с ней, потом доест. Если успеет.
   - Не смей объедать ребенка!
   - Как ты меня достала уже, слов нет.
   - Чья бы корова мычала!
   Сразу после этого действительно замычали, но не корова, а ребенок. Маша пыталась что-то сказать, но слова застряли в горле и как она не старалась, больше походило на приступ удушья. Поняв тщетность попыток, девочка взяла прутик и что-то накарябала перед собой.
   - Ни ругайтись пож, - прочитала Истерика и ощутила жгучий укол стыда.
   Берсерк сделал вид, что ему все равно, но сам замолчал и надолго. Расправившись с едой, мужчина направился к "ниве".
   - Ты куда?
   - Спать. Это вы филонили весь день, а я, между прочим, делом был занят.
  
   Истерика уложила Машу на заднее сиденье и укрыла одежками. Сама села рядом. Вскоре девочка подползла ближе и положила голову на колени спутницы. Та принялась поглаживать ее по макушке. Лишь после этого Маша сонно засопела.
   Истерике же сон не шел абсолютно. Судя по ерзанью впереди - Берсерку тоже.
   - Слышишь, Берсерк...
   - Что?
   - А как тебя на самом деле зовут?
   - Какая разница?
   - Просто интересно.
   - Семен. А тебя?
   - Вика.
   На минутку воцарилась тишина.
   - А ты... не хочешь... ну?
   Берсерк не сразу понял, а когда дошло тихо выругался.
   - Спи уже, извращенка!
   - Мне холодно.
   Послышалось шуршание, на заднее сиденье полетела куртка.
   - Довольна? А теперь дай мне поспать.
  
   Рядом с КПП приземлился небольшой черный флайер. При его появлении работавшие на площадке герады побросали все дела и выстроились почетным караулом. Дверь-трап медленно открылась, и на землю спустился высокий даже по мерка сородичей пришелец. Поверх скафандра он носил черный плащ с бирюзовой оторочкой, на левой груди мерцал аксельбант, сплетенный из энергонитей.
   Господин старший экзекутор сцепил пальцы за спиной и уставился на лежащие вдоль барьера тела. Четверо павших братьев: трое с ожогами от энергана, один с разбитым забралом.
   К гостю немедля подскочил начальник пропускного пункта и припал на колено. Экзекутор ткнул в провинившегося пальцем, затем указал на флайер. Из салона выскочила пара солдат и уволокла бывшего командира на корабль.
   - Ты (здесь и далее речь герадов идет сразу с переводом), - экзекутор поманил первого по старшинству. Военный сделал шаг вперед и отсалютовал, проведя ладонью от шлема к груди, будто стирая несуществующую грязь. - Докладывай.
   Узнав о дерзком побеге, экзекутор ненадолго обратился в статую - не двигался и ничего не говорил. Но соплеменники знали, что тот общается с оперативным штабом по сокрытому каналу и попутно планирует перехват. Лишь в самом конце экзекутор кратко кивнул.
   - Они отправились на северо-запад. Очевидно, в Город-812. Отныне до моего прямого распоряжения все КПП этого города закрыты. В самом поселении будет объявлен карантин. Ваша задача - никого не впускать и не выпускать.
   - Господин, - глухо донеслось из-под шлема нового начальника поста, - что делать с беглецами?
   - Пока ничего. Тратить время и силы нет смысла, особенно в нынешней ситуации. Рано или поздно они объявятся у барьера Города-812, тогда-то им и придет конец.
  
   Истерика не спала всю ночь. Зато утром, когда после всех полагающихся процедур спутники отправились дальше, прикорнула под мерное гудение и покачивание.
   Поспать удалось совсем немного - часа два, не больше. Разбудила девушку остановка. Берсерк барабанил пальцами по рулю и смотрел куда-то вдаль. Накрапывал мелкий дождик.
   - Что такое?
   Напарник молча указал рукой. На обочине ныне заброшенной дороги стоял небольшой домик. В одной половине жили хозяева (или хозяин), над другой висела обшарпанная выцветшая вывеска "Кафе у Ашота".
   - Интересно, оно и сейчас работает? - сам у себя спросил Берсерк.
   Дверь открылась, наружу выбежал пожилой кавказец с пышными усами и выплеснул грязную воду в сточную канаву. На мужчине был идеально чистый белый фартук и колпак. При виде неподалеку стоящего автомобиля южанин помахал рукой, приглашая войти.
   - Надо сходить, - нехотя проворчал Берсерк. - Дорогу спросить да и еды купить не помешает.
   - И воды, - согласилась Истерика, выбираясь под хмурые небеса. - Пить ужасно хочется.
   - Сидите здесь.
   - Ну уж нет. Хочешь, чтобы нас украли, пока ты будешь жрать?
   Берсерк фыркнул, но спорить не стал.
  
   - Заходите-заходите, нэ стесняйтесь! - почти без акцента поприветствовал Ашот из-за прилавка.
   В крохотном помещении, некогда бывшем обычной комнатой, было всего два стола - зато крепких, дубовых, и тщательно вытертых. Пока Истерика и Маша занимали места, Берсерк подошел к хозяину. Тот большим ножом скоблил печеные куски курицы для шавермы.
   - До Питера как добраться, дорогой?
   - Ай, езжайте прямо по дороге, - Ашот улыбнулся, сверкнув золотыми зубами, и замахал ножом в правильном направлении. - Чего кушать будете, гости дорогие?
   К счастью, поганые пришельцы не сперли деньги, так что кое-какая наличность у Берсерка имелась. Он заказал три шавермы и пятилитровую бутыль воды. К удивлению, хозяин честно признался, что вода из колонки и лучше бы ее прокипятить.
   Берсерк расплатился, забрал заказ и вернулся за стол. Место ему досталось спиной ко входу. Рядом села Истерика, Маша же разместилась во главе стола. Буквально через пару секунд Берсерк ощутил неприятные мурашки и собрался уже пересесть по привычке лицом к двери, как та распахнулась.
   Звякнул колокольчик, и в кафе вошли двое пришельцев в блестящих от дождя скафандрах. У Маши изо рта вывалился кусок шавермы, Истерика побледнела и сжала столовый нож. Берсерк осторожно коснулся ее ноги под столом и едва заметно покачал головой. Не подавать виду - только не подавать виду.
   Инопланетяне даже не взглянули на посетителей и сразу направились к прилавку. Ашот при виде здоровяков расплылся в улыбке, будто увидел давних знакомых. И обратился к ним с привычным вопросом - что заказывать будете на этот раз?
   - Сдал..., - прошипела Истерика. - Ух я засуну ему шампур в...
   - Тихо, - рыкнул Берсерк. - Как он нас сдал? Силой мысли? Наверное это ребята с блокпоста решили затариться жратвой.
   - Им нужна еда? - удивилась спутница.
   - Ну, - Берсерк пожал плечами, - судя по тому, что я разглядел в дырках от лазера - они не роботы. А раз живые - значит тоже хотят кушать. Так что не шурши - уйдут сами.
   - Человек, - механически лязгнул переводчик, - дай нам белок и углевод. Пропорция один к десяти.
   - Хорошо-хорошо, родные, - после этих слов Истерика скривилась и отодвинула тарелку с шавермой. Берсерк ел как ни в чем не бывало. Маша пожевала немного и уставилась в окно. Аппетита у девочки не прибавилось, да и с чего бы.
   Ашот ушел в подсобку и вернулся с двумя куриными тушками и пакетом сахара кило на пять. Пришельцы взяли пищу и развернулись - платить, разумеется, никто не собирался. Берсерк заметил, как хозяин плюнул "гостям" вслед, и улыбнулся.
   Пришельцы дотопали до стола, где сидели путешественники, и бесцеремонно взгромоздились на свободную лавку. Берсерк сжал свой батончик так, что из него вылезла вся начинка.
   Разложив отобранные припасы, пришельцы сняли объемистые рюкзаки, которые на самом деле оказались рюкзаками, а не баллонами с их вонючим инопланетным воздухом. И достали оттуда странные штуковины, похожие на украшенные мерцающей лазурью полупрозрачные тубусы.
   Затем стали рвать кур руками и бросать в эти трубы, присыпая сверху сахарным песком. Закончив, пришельцы закрыли крышки - лазурные полосы засияли ярче, а столешница едва ощутимо задрожала.
   - Здравствуйте, люди, - проскрипел один, видимо старший. С Ашотом разговаривал тоже он. Берсерк уже начал различать этих уродов по узорам на скафандрах. - Куда вы едете?
  
  

Глава 5

   - В Питер, - с невинной улыбкой ответила Истерика.
   - Питер? - монотонно переспросил чужой.
   - Город-812, - подсказал напарник. - По классификации людей - Санкт-Петербург, сокращенно Питер.
   - Понятно, спасибо. Почему не по главной магистрали?
   Берсерк намерено спихнул локтем вилку и полез под стол. Правую руку после этого на столешницу не положил, оставив на рукояти ножа.
   - Заехали проведать старого приятеля Ашота, - с той же улыбкой произнесла девушка.
   - Понятно. Мы тоже любим навещать человека Ашота. В нем есть много белка и углеводов.
   - Не в нем, а у него, - поправил напарник.
   - Но и в нем тоже.
   Пришельцы издали звуки, похожие на трель сверчка. Берсерк удивленно вскинул брови. Кажется, он стал невольным свидетелем инопланетного юмора.
   Тубусы перестали мерцать. Пришельцы открутили верхние части (почти как у земных термосов) и налили в них омерзительно воняющую желтоватую жижу. Затем коснулись забрал, вытащили из них тонкие хоботки и засунули в кружки. Послышалось противное причмокивание.
   Интересно, подумала Истерика, как же чужие выглядят на самом деле?
   - Это ваш потомок? - насытившись, спросил первый.
   Как же они достали, думал Берсерк. Пожрали - валите, че сидите тут, глаза мозолите.
   Истерика погладила Машу по голове.
   - Да. Наша доченька, - совершенно искренне ответила девушка.
   - Странно. Анализ феромонов показывает, что ваш генотип несовместим.
   - Она приемная, - с улыбкой сказала Истерика. - Ну знаете, когда люди не могут иметь своих, кхм, потомков и берут чужих, ненужных.
   - Как потомки могут быть ненужными? - в механическом голосе проскользнула нотка удивления. - На нашей планете потомство священно.
   - Ну, а у нас так, - вздохнула Истерика. - Бывает, что родители... отказываются или... ну, всякие причины бывают.
   - Странная планета. Неудивительно, что вы проиграли нам. На Гераде отказываться от потомства строжайше запрещено.
   Берсерк взревел и вскочил, опрокинув стол. Охотничий нож впился в локтевое сочленение скафандра - туда, где был мягкий подвижный материал, а не жесткая броня. Из прорехи с шумом вырвался какой-то прозрачный газ, и пришелец схватился за шлем в тщетной попытке его стянуть. Агония длилась считанные секунды, после чего враг растянулся на полу.
   Вскоре к нему присоединился и напарник. Под курткой Берсерка было спрятано ружье - из-за отпиленного приклада "сайга" отлично поместилась под просторной одеждой. Мужчина выхватил ствол и от бедра всадил три заряда прямо в забрало. То треснуло, брызнул привычный фонтачик, и пришелец подох.
   - Господи! - воскликнула Истерика.
   - Лучшего клиента пагубили! - заголосил Ашот, но после свиста дроби над головой заткнулся и спрятался за прилавком.
   - Что? - Берсерк развел руками. - Сами виноваты.
   Девушка сгребла в охапку Машу и выбежала наружу. Берсерк некоторое время постоял над мертвецами, попинал их носком кроссовка. Сперва хотел снять шлем и посмотреть на вражеские рожи, но затем махнул рукой - меньше знаешь, крепче спишь.
  
   - Идиот! - орала Истерика, стуча по бардачку коленками. - Придурок! Дубина стоеросовая! Зачем ты убил их?! На нас же теперь всех собак спустят!
   - Заткнись! - огрызнулся мужчина и завел "девятку".
   - Сам заткнись! Психопат неуравновешенный!
   - На себя посмотри! Нимфоманка хренова!
   - Ах ты...
   С заднего сиденья раздался истошный писк. Спутники разом обернулись. Маша, удостоверившись, что на нее смотрят, показала пальцем на свой рот, а затем прикрыла его ладошкой.
   - Прости, милая, - умиленно произнесла Истерика. - Мы больше не будем ссориться... По крайней мере, в твоем присутствии.
   - Плости милая, - передразнил Берсерк. - Ня-ня-ня, ми-ми-ми...
   - Какая же ты сволочь...
   - Не большая, чем ты.
  
   - Господин экзекутор, - вошедший помощник отсалютовал и продолжил, - срочное донесение. На патрульных с блокпоста 12-49 совершено нападение. Оба убиты. Справедливо предполагаю, что это дело рук беглецов.
   - Хорошо, - кивнул экзекутор.
   - Хорошо? Прикажете выслать карательный отряд или боевых дронов?
   - Ни в коем случае.
   - Но...
   - Мешать им категорически запрещаю. Пусть все идет своим чередом.
   Герад сцепил пальцы и уставился на ярко-синий шарик в обзорном окне.
  
   - Сем?
   - Что?
   - А ты не думал сбежать?
   - Сбежать? - Берсерк усмехнулся. - Куда?
   - Да куда глаза глядят.
   - Пфф. Вдали от крупных городов и магистралей жизни нет вообще. Пустошь и заброшенные поселки. Я хоть и в психушке сидел, но от санитаров и сиделок кой чего узнавал.
   - Ну так это и хорошо. Найдем бесхозный домик, заведем корову...
   - Глупая ты женщина, - незлобно ответил попутчик. - Заведем. Завести машину можно, а корову сперва купить надо, потом выкормить, вырастить. Где ты денег возьмешь? Они столько стоят, что даже шлюхой будешь пару лет весь колхоз обслуживать.
   - Козел, - Истерика надула губы и скрестила руки на груди. - Уже и помечтать нельзя. Прагматик фигов.
   - Опять ты ругаешься. Не удивлюсь, если первым словом мелкой будет какой-нибудь отборный матюг.
   - Тебе до нее какое дело?
   - Никакое. Абсолютно. Просто интересно, с чего вдруг ты сбежать решила?
   - Боюсь, обманут нас. Те, питерские.
   - Я им башни зубами отгрызу. Опыт, как ты говоришь, имеется. Обманут они...
   - А я бы взяла Машку, стали бы жить вдвоем. Потом мужика нормального бы нашла, чтобы папка был.
   - Поэтому ты всех подряд трахаешь? Папку таким образом ищешь? Или своего спиногрыза хочешь?
   - Да пошел ты...
   Истерика отвернулась к окну и замолчала. Вдоль дороги то и дело очередной поселок сменялся лесополосой. Кое-где попадались люди, но в основном деревни были заброшены. Да еще как назло дождь не переставал. Не начало июля, а середина осени какая-то.
  
   Распогодилось только к вечеру. Солнце будто извиняясь за долгое отсутствие распалилось так, что от духоты стало невозможно дышать. Берсерк остановил машину, не сказав ни слова вышел и отлил прямо посреди дороги.
   - Не мог в кусты отойти! - прорычала Истерика.
   - Нет. А зачем? Тут же нет никого.
   - А мы?
   - А вы потерпите.
   Попутчик не стал возвращаться в салон. Присел на капот и подставил лицо рыжим солнечным лучам.
   - Когда я учился в универе, любил выбираться с друзьями на природу. Самым шиком было успеть поссать посреди оживленной трассы.
   - Ты поехавший и друзья твои такие же! Мы дальше двинем или где?
   - Впереди город. Надо объезжать.
   - Что за город?
   - Судя по указателям, некий Вышний Волочек.
   - Ну так давай объедем, какие проблемы?
   - А, - Берсерк картинно загнул палец, - я не знаю дороги. Б - осталось меньше половины бака.
   - Меньше половины? - Истерика всплеснула руками. - А раньше ты не мог сказать?
   - А толку? Лично я не хочу заблудиться и заглохнуть у черта на рогах.
   Истерика шумно выдохнула.
   - Ладно. Какие будут предложения?
   - Рядом с городом большое водохранилище. Тянется вдоль всего Волочка. Если повезет найти лодку, можно будет вплавь добраться до трассы, а там..., - Берсерк смолк.
   - А там? - задала наводящий вопрос девушка.
   - А там спереть тачку.
   - Спереть? - бровь Истерики выгнулась дугой. - То есть угнать?
   - То есть отобрать. Угрожая оружием.
   - Ну замечательно!
   - Есть идеи получше - предлагай! - огрызнулся Берсерк.
   - Нет никаких идей. Впрочем, поехали к твоему озеру или чему там... Я вспотела и хочу искупаться. Да и тебе помыться не помешает.
   - Между прочим, - возразил попутчик, садясь за руль, - частое мытье смывает иммунитет.
   - А ты, я гляжу, решил бессмертным стать?
   Ответом Берсерка стал смех.
  
   Водитель немного помнил карту и знал, что перед въездом в город течет река, берущая начало как раз в водохранилище. Так что отыскать берег не составило никакого труда - достаточно было скатиться по ровненькой грунтовке вдоль обмелевшего русла.
   К удивлению путешественников вдоль берега попадались машины и палатки. Люди рыбачили, купались и жарили шашлыки. Совсем как в довоенное время. И не западло же им каждый раз промывать мозги? Хотя от такой жары они и так плавятся к чертовой матери.
   Берсерк притормозил рядом с компанией рыбаков и осведомился, ходят ли нынче суда или какой другой водный транспорт. Мужики ответили утвердительно - один даже подробно рассказал, что в паре километров дальше стоит сторожка, а рядом с ней причал. В сторожке живет человек по имени Матвей. Если у причала нет лодки - значит хозяин на рыбалке. Подождите, скоро вернется. А там договоритесь.
   Берсерк поблагодарил за ценную информацию. Ему отсалютовали стопками с водкой. Хоть война, хоть пришельцы, хоть конец света - а водка была, есть и будет. Водитель подумал, что водка, а не тараканы, переживет человечество, но потом решил, что это глупая мысль. Водка она же вообще не живая, как ее можно сравнивать с людьми?
  
   Матвея действительно не оказалось дома. Истерика, ничуть не стесняясь находящихся в зоне видимости туристов, стащила с себя всю одежду и направилась к воде. Берсерк сперва смутился, а затем в открытую уставился на бледную спину, стройную талию и крепкую жопу. Да, именно жопу. Потому что у одних девушек попки, у других - ягодички, у третьих - задницы, как правило дряблые или целлюлитные. Никто же не говорит "дряблая попка". Дряблой может быть только задница.
   А у Истерики была именно жопа - молодая, крепкая и сочная. Берсерк проводил девушку до того момента, как она скрылась по пояс в воде, и отвернулся. Впрочем, заходящее солнце и золотые волны его тоже не особо радовали.
   Вдруг Семен почувствовал, как кто-то дергает его за штанину. Скосил взгляд - мелкая, ну кто же еще.
   - Чего тебе?
   Девочка указала на себя, а потом на озеро.
   - Да-да, твоя подружка фигова эгоистка. Сама развлекается, а тебя тут оставила.
   Маша покачала головой и изобразила ручкой волну.
   - А я о чем. Плавает, а тебя не взяла.
   Девочка сжала губы и стукнула собеседника в бедро.
   - Эй, не зли меня!
   Снова пальчик ткнул в водную гладь. Берсерк сощурился и заметил приближающееся судно: небольшой белый катамаран под парусом.
   - Какая ты глазастая, однако. Вот и Матвей пожаловал.
  
   Берсерк ожидал увидеть запойного пьяницу или обросшего бородой отшельника, но вид лодочника, что называется, порвал шаблон. Матвей был молод, вряд ли старше Семена, и очень высок. С красивым, немного смазливым лицом и темными волосами до ушей. Он был одет в одни шорты, и Берсерк невольно присвитнул, разглядев его мускулатуру. Некислый такой кабан вымахал на свежем воздухе.
   Матвей ловко пришвартовался и спрыгнул на причал. Доски под ним отчаянно скрипнули. Чтобы смотреть в глаза этому амбалу, Берсерку пришлось до хруста в шее задрать голову.
   - Привет, - Матвей протянул мозолистую ладонь. Путник ответил рукопожатием. - Прокатиться решили?
   - Ага. Нам бы на другой берег.
   С берега донесся плеск. Лодочник обернулся, на его лице заиграла ослепительная улыбка. Истерика, ничуть не таясь, выходила на берег словно мифическая русалка. Ее взгляд Берсерку сразу не понравился. Он привычным жестом похлопал себя по карману, но контрасекса там так и не обнаружил.
   - Ваша жена? - спросил Матвей.
   - Нет, - ляпнул Берсерк.
   - Подруга?
   - Попутчица.
   - А-а. Ясно.
   - Ну так что, за сколько довезете нас?
   Матвей пожал плечами. Берсерк уже знал его ответ.
   - За нее, - лодочник кивнул в сторону Истерики.
  

Глава 6

   - Она тебе что, вещь? - нахмурился Семен.
   - А тебе? - с вызовом бросил лодочник.
   Берсерк потянулся к ножу, Матвей сжал кулаки. Парни стояли слишком близко, а у этого кабана ручищи что у гориллы. Неизвестно, кто успеет ударить первым. К счастью, Истерика встала между ними и оттолкнула в разные стороны. Мужчины отступили на шаг, но сверлить друг друга гневными взглядами не перестали.
   - Так, а ну успокоились. Маша - закрой уши.
   Девочка послушно прижала ладошки к голове и отвернулась.
   - Не тебе решать, с кем мне трахаться. Ты мне никто. Нашелся тут пес на сене - сам не берет и другим не дает.
   - Зато ты всем подряд даешь.
   Истерика не отреагировала на подколку и продолжила:
   - Не твоего ума дело. Я тебе не жена и не сестра.
   - Отлично! - Семен взмахнул руками. - Хер с вами! Е-итесь сколько влезет!
  
   Чтобы не слышать дикие крики и стоны пришлось отъехать едва ли не к трассе. Над ночным озером эхо раздавалось ого-го как, а слушать эти сладострастные вопли не было никакого желания. Берсерк развел небольшой костерок и чистил яйца, попутно играя с Машей.
   Девочка подняла к небу кулак, а левой рукой принялась трясти подол олимпийки.
   - Бэтмен?
   Маша скривилась и надула губки. Показала снова.
   - М-м-м... Тор?
   Девочка с досады топнула ножкой.
   - Да ладно, я просто шучу. Конечно же я знаю, кого ты показываешь. Это Магнето.
   Маша зарычала и запрыгала на месте.
   - Сдаюсь. Давай следующую шараду.
   Девочка указала на собеседника, затем облизала ладонь и принялась сжимать и разжимать пальцы, медленно перемещая кулак.
   - Э-э-э... Как-то сложно. Что-то мокрое, слюнявое, ползающее и это я?
   Маша кивала при каждом перечислении характеристик неведомого животного.
   - Улитка? Почему я улитка? Разве дядя Берсерк тормоз?
   Девочка улыбнулась, затем показала домик и скрестила руки.
   - Так, нет домика. Я улитка без домика. Хочешь сказать, что я слизняк?
   Маша показала большой палец.
   - Ах ты мелкая засранка! - Берсерк от возмущения уронил очищенное яйцо в пыль. - Почему это еще?
   Собеседница показала "о-кей" и пару раз засунула в колечко указательный палец. После повторила загадку про слизняка и пожала плечами.
   - Ты вот это не умничай давай, - Семен выглядел крайне смущенным. - Рассуждает тут о взрослых делах. Начиталась своих книжек с картинками. Лучше бы "Му-Му" прочла. В жизни оно не до геройств, понимаешь?
   Маша покачала головой и принялась размахивать руками как заправский каратист. Потом упала на землю, перекувыркнулась, присела на колено и стала палить в воздух из воображаемого ружья. Одновременно с этим она отыгрывала и другую сторону, картинно трепыхаясь в грязи. В конце представления олимпийка девочки стала серого цвета.
   Берсерк усмехнулся:
   - В эпоху немого кино тебя бы ждал успех.
   Девочка не ответила, она увлеклась воображаемой битвой.
   - Ну это, наверное, Рэмбо. Или Шварцнеггер. Да?
   Маша выпрямилась и снова покачала головой. И ткнула пальцем в Берсерка.
   - Это я? - Семен рассмеялся.
   Собеседница резко кивнула. Палец на мужчину, палец на себя и кулак с трепыхающимся подолом.
   - Я твой герой?
   Маша улыбнулась и поклонилась, прижав ладонь к груди. Берсерк ответил аплодисментами.
  
   Ночь выдалась отвратительная - душная, беспокойная и комариная. Берсерк проснулся на рассвете, выбрался из салона и прислушался. Над озером царила тишина, за исключением нестройного хора лягушек.
   Как вскоре выяснилось, Матвей уже готовился к отплытию. Его пассия лежала на левом поплавке катамарана и делала вид, что загорает, хотя солнца было еще явно недостаточно. Одеваться Истерика тоже не спешила.
   Услышав шаги на причале, девушка поднялась и протянула руки навстречу Маше. Но девочка, вопреки ожиданиями, спряталась за спину Берсерка.
   - Она теперь со мной дружит, - язвительно заявил он. - А не со всякими потаскухами.
   - Эй, следи за базаром! - набычился лодочник.
   Семен выпучил глаза и рванул "сайгу" с плеча. Дважды выстрелил, едва не попав в перевозчика. Тот сразу нырнул в воду, ихтиандр хренов.
   - Пасть свою завали! Завали, б-дь, или я тебя завалю! Завалю нахер, мне похер, я поехавший!
   В этот раз Истерика не решилась защищать своего альфонса. Растянулась за мачтой, хотя тонкая жердь ее бы ни разу не спасла.
   - Ты пугаешь ребенка! - завопила девушка.
   Берсерк повесил ружье на плечо и спокойно обратился к спутнице:
   - Маша, тебе страшно?
   Девочка уверенно покачала головой.
   - Вот и все. Ты - вылезай и греби, или клянусь всеми богами, я убью тебя, лодочник.
  
   Ветер послушно ударил в подставленный парус, и катамаран поплыл вдоль берега. По мнению успевшего привыкнуть к автомобилю Берсерка - слишком медленно. Но все же быстрее, чем на своих двоих.
   - Сема, ты можешь не держать Матвея на мушке? - донеслось с носа. - Он и так старается как может.
   - Я ему не доверяю.
   - А по-моему ты просто ревнуешь.
   - Ревную, - охотно согласился спутник, загнав в тупик не ожидавшую такого ответа Истерику.
   - А зря, - усмехнулся лодочник. - Думаю, зая не будет против, если мы ее вдво...
   БА-БАХ!
   - Смотри, а то патроны кончатся, - злобно рыкнул Матвей.
   - Ничего, я тебя голыми руками порву.
   Берсерк удостоился снисходительного взгляда верху вниз.
   - Сомневаюсь.
   - А ты не сомневайся. До берега доплывем и проверим, когда ты не нужен станешь.
   - Сема! - взвизгнула Истерика.
   - Я тебе не Сема, - проворчал Берсерк и уставился на маячивший неподалеку островок.
  
   Плаванье длилось до полудня и прошло в полной тишине и напряженной атмосфере. Над палубой и поплавками так и витал дух зла, но к счастью на воде никаких эксцессов не случилось.
   Они случились на суше.
   Катамаран на полном ходу налетел на песчаный пляж. Берсерк повесил ружье на плечо и зашагал на берег. Истерика и Маша спрыгнули на землю в тот момент, когда Семен проходил мимо стоящего у мачты лодочника.
   Едва Матвей исчез за спиной, Берсерк ощутил столь мощный рывок, что не удержал равновесия и упал. "Сайга" слетела с плеча и с громким плюхом нырнула за борт. А красавчик уже замахивался на пассажира веслом.
   Берсерк уклонился в последний миг - лопасть ударила в дощатый настил в каком-то сантиметре от виска. Матвей ожидал, что противник будет пятиться, но Семен поступил иначе. Он дернулся, схватил противника за ноги чуть ниже колен и проскользнул между ними.
   Вскочил, выхватил нож и резким движением полоснул Матвея по спине. Верзила заревел и развернулся в надежде ударить врага веслом в голову. Но в пылу драки позабыл, что Берсерк невысокого роста, и выпад прошел над его головой. Семену даже не пришлось приседать.
   После Берсерк метнулся вперед и всадил нож лодочнику в солнечное сплетение. Затем чуть ниже, в живот и пах. Не обращая внимания на визг с берега, Берсерк отскочил, дождался, когда враг упадет на колени, зажимая руками вываливающуюся требуху, и полоснул наотмашь по горлу.
   Белый парус окрасился алыми брызгами. Матвей, в агонии не понимая, что надо зажимать - горло или живот, так и подох с хлещущей из обеих дыр кровью.
   Судно нашло свое последнее пристанище на северном берегу озера. Впрочем, Берсерк не исключал, что какой-нибудь не особо брезгливый товарищ решит присвоить бесхозное добро. Но ему было все равно.
   - Зачем?! - набросилась на попутчика Истерика.
   - Самооборона, - спокойно ответил Берсерк и зашагал в сторону трассы.
  
   Ружье было потеряно, а вместе с ним и шанс на успешный отжим машины. Если перед стволом в морду спасует всякий, то волосатый карлик с ножом мало кого напугает. Проедут себе мимо - и это в лучшем случае. А могут и сбить смеха ради.
   Требовался план, и Берсерк тщательно продумывал каждый шаг по пути к магистрали. Истерика с усталым осунувшимся лицом плелась сзади, Маша топала между спутниками, держась от каждого на равном расстоянии. Интересно, думал Семен, считает ли она теперь его слизнем?
   - Я по-прежнему твой герой? - с улыбкой спросил Берсерк.
   Маша провела большим пальцем по горлу, а указательным покрутила у виска.
   - Сумасшедший головорез? - догадался собеседник. - Что же, недалеко от истины.
   С дороги доносились редкие гулы - автомобили неслись на огромных скоростях, стараясь не тормозить у росших вдоль обочин кустов и посадок. Вполне логично, с учетом обстановки.
   - Ну? - с вызовом спросила Истерика. - Как будешь добывать тачку? Перережешь водителю горло? Или просто покалечишь?
   - Заткнись! - огрызнулся Берсерк. - Моральная стала сил нет. Где была твоя мораль вчера ночью?
   Девушка уперла руки в бока.
   - Вы только поглядите - сумасшедший головорез рассуждает о морали! В сексе нет ничего постыдного, если он по обоюдному согласию. В отличии от убийства!
   - Ладно! - Семен резко обернулся и всплеснул руками. - Больше я не буду спасать тебя от пришельцев, бандитов, насильников и прочего дерьма, что обитает вне городов! Договорились?!
   Истерика стухла и опустила взгляд. Не будь Берсерка рядом - ее бы до сих пор истязали те уроды с большой дороги. И Машу, вполне вероятно, тоже. От этих мыслей девушку передернуло.
   - Все, забыли. Что будем делать с машиной?
   - План первый - пацифистский. Станем на обочину и будем косить под добрую семейку. Авось какие-нибудь сердобольные старички подберут. Но если это не сработает - меня не вини.
   Истерика тяжело вздохнула.
  
   За час мимо пролетели семь машин и ни одна даже не сбросила скорость. "Добрая семейка" невыносимо страдала от жажды и пыли, но продолжала с улыбками протягивать руки. Наконец молитвы и мольбы были услышаны, и рядом остановился темно-вишневый минивэн, принадлежащий (о чудо провидения) пожилой семейной паре.
   За рулем сидела женщина с короткими, выкрашенными в ядреный рыжий цвет волосами. Пухленький старичок-боровичок с профессорской бородкой сидел рядом. Оба, несмотря на жару, были одеты во все черное: женщина в платье, мужчина в деловой костюм.
   Наверное, на похороны едут, предположил Берсерк, подходя к машине.
   - Добрый день, - поприветствовал старик. - Куда путь держите?
   - В Питер.
   - Ого, далековато собрались. А мы в Новгород.
   Семен напряг память, вспоминая карту.
   - Подвезете? Мы выйдем раньше и попробуем поймать другую попутку. Если вас, конечно, не обременит наша компания.
   - Что вы, что вы, - подала голос женщина. - Мы рады помочь семье в беде, да и места у нас полно. Присаживайтесь.
   Берсерк сел за мужичком, Истерика за водителем, Маша посередине.
   - Меня зовут Антон Иванович, а это моя жена - Анастасия Петровна, - сказал старик, когда минивэн тронулся с места.
   "Добрая семейка" представилась.
   - Какой чудесный у вас ребеночек, - вздохнув, сказала Анастасия Петровна. - Маленький ангелочек.
   Ей не ответили. Следующую пару часов попутчики болтали о всякой ерунде. Стариков (вот уж новость!) больше всего интересовала политика. Ни Берсерк, ни Истерика в ней совершенно не разбирались, поэтому поддакивали или просто кивали головами.
   Ровная дорога убаюкивала, но Семен боролся со сном. Мало ли что может приключиться - уж лучше быть настороже.
  
   Через полчаса минивэн съехал на обочину. Антон Петрович, кряхтя и сопя, выбрался наружу и потопал к багажному отделению.
   - Путешествия нам, старикам, даются с трудом. Другое дело вы, молодежь, - с белой завистью произнесла старушка. - Приходится часто останавливаться, разминать кости, перекусывать. Вы, кстати, кушать не хотите?
   Отказываться было слишком подозрительно. Все семейство выглядело уставшим и изможденным, и ладно взрослые могут потерпеть, но морить голодом ребенка - это значит сбросить всю маскировку. Не удивительно, если одуванчики после такого сдадут пассажиров на первом же блокпосту.
   Берсерк, взявший на себя роль главы семьи, согласился.
   В багажнике нашелся складной столик и переносной холодильник с бутербродами и свежей водой. Кем бы ни были старики, они явно не бедствовали.
   Путники жадно набросились на угощения. После плотного обеда сон разморил еще сильнее - Берсерк боролся до последнего, когда Истерика и Маша уже видели седьмые сны. Потом сдался и Семен.
  
   Проснулся он от осознания того, что его грубо вытаскивают из салона. Одеревеневшие руки связаны за спиной, ноги практически не слушались. Два парня лет двадцати в строгих черных костюмах с лазурной оторочкой потащили Берсерка к огороженному высоким кирпичным забором коттеджу.
   Стояла глухая ночь, и лишь свет фар освещал пространство вокруг. Рядом топал крепкий кряжистый мужик и нес на руках Истерику. Еще один нес Машу.
   Судя по судорогах в мышцах, тошноте и боли в голове, добрые старички чем-то отравили попутчиков. Где же эти предатели? Ага, вот они - получают пухленькие конверты от какого-то лысого типа с седой бородой. Что же получается, их продали? Но кому? Торговцам органами?
   Берсерка стошнило, и он потерял сознание.
  
   Очнулся в душном подвале с низким потолком, под которым висела тусклая лампочка без плафона. Рядом беззвучно рыдала Маша в объятиях Истерики. Та гладила ее по спине и пыталась успокоить. Самочувствие Семена значительно улучшилось - значит, прошло достаточно времени с момента приезда и яд успел ослабнуть.
   На всякий случай Берсерк расстегнул рубаху и ощупал себе поясницу. Никаких шрамов и бинтов, вроде бы все части тела на месте.
   - Сразу мне эти одуванчики не понравились. А все ты виновата!
   - Я? - хрипло прошипела Истерика.
   - Ты и твой сраный пацифизм. Надо было прирезать их и забрать тачку!
   - Так откуда я знала!
   - Ну теперь знай. Похоже, в этом бл-ском мире верить вообще никому нельзя.
   Берсерк обошел подвал - никакой мебели, одни голые стены и земляной пол. Лишь в одной стене была железная дверь, больше похожая на бронированный люк. Когда Семен повернулся к нему спиной, тот заскрипел и открылся.
   В подвал вошел лысый бородач в сопровождении четверых подопечных. Все они также брились наголо. Незнакомцы были вооружены инопланетными пушками, но гораздо меньшими чем та, что украл Берсерк. Это оружие явно делалось для людей.
   - Добрый вечер, - сухо поприветствовал бородатый. - Прошу за мной.
   Пленники не шелохнулись.
   - Иначе я велю прострелить вам колени. Ваше здоровье нас уже не особо волнует.
   Пришлось подчиниться. Первым пошел Берсерк, Истерика с Машей держались вплотную к его спине. Странные обитатели коттеджа ничего не говорили, пока шли по узкому мрачному коридору. В доме ощутимо пахло кровью, но никаких звуков слышно не было.
   Вскоре пленников привели в просторную, хорошо освещенную комнату с белыми стенами. Берсерк сразу вспомнил кабинет стоматолога, хотя стоящее посреди кресло служило явно для иных целей. Ведь стоматологи не связывают пациентов по рукам и ногам широкими жгутами. А так да, очень похоже. Хирургические инструменты в железных лотках, какие-то сверла на подставках - все чистенько и стерильно.
   Однако Берсерк был готов дать голову на отсечение, что в ультрафиолетовых лучах комната разительно преобразится.
   Один из похитителей коснулся кнопки на стене, с тихим жужжанием вверх поползли защитные жалюзи. За ними скрывался огромный, почти на всю стену, монитор. Как только жалюзи втянулись в барабан, экран вспыхнул. Пленники впервые в жизни узрели пришельцев без скафандров.
   Семен понятия не имел, откуда ведется трансляция - может быть из соседней комнаты, а может из другой галактики. Перед ним сияло белизной точно такое же помещение, но вместо кресла зубного там стояли три шезлонга. На них полулежали захватчики в костюмах, напоминающих черные кители с привычной лазурной оторочкой.
   Лица внеземных существ были белесые и студенистые, с фиолетовыми прожилками. При каждом движении эти медузообразные морды отвратительно колыхались. Глаз у тварей был всего один, а рот напоминал толстую свисающую соплю. Нос отсутствовал, зато имелись некие мешки по бокам шеи, что время от времени набухали и сдувались.
   При виде чужих обитатели дома упали на колени, при этом продолжая целиться в пленников. Выждав пару секунд, лысые поднялись и провели ладонями от лбов до животов. Пришельцы кивнули, мерзко тряхнув сопливым холодцом.
   - Вака на-ки, - сказал средний, самый высокий инопланетянин, и указал пальцем на Берсерка. В отличии от рожи, палец был вполне себе твердым и костистым. Может, они болеют чем-то? Каким-нибудь космическим сифилисом...
   Лысые схватили Семена и усадили в кресло, крепко примотав руки к подлокотникам. Ноги обездвижили тоже. Истерика закричала, но получила звонкую пощечину и стихла.
   - Что вы делаете? - прошипел Берсерк.
   - Изучаем, - с легкой усмешкой ответил бородач, взяв с поддона скальпель. - К сожалению, люди не должны знать об этом. Приходится искать всяких дурачков с большой дороги. Времена нынче опасные: бандиты, мародеры... Кто знает, как сложится путь.
   - Харгата нигула, - молвил тот, что сидел от высокого по левую руку. - Нода.
   - Вугара, вугара, - кивнул сидящий справа чужой.
   Высокий сощурился и махнул рукой.
   - Что они говорят?
   - Просят заменить образец, - бородач отложил скальпель и сделал Берсерку укол. В голове сразу поплыло, мышцы стали ватными.
   Семена распеленали и оттащили в угол. А потом схватили Машу. Истерика бросилась на ближайшего лысика и умудрилась расцарапать ему лицо. Тот заорал и закрыл глаза руками, а девушка получила сильнейший удар в живот и согнулась на полу.
   - Нам впервые попался ребенок. До этого приходилось довольствоваться взрослыми особями. Иди сюда, солнышко, не бойся дядю.
   Маша послушно подошла к бородачу, а потом врезала ему ногой в пах. Удар получился слабым и не достиг цели, попав в тыльную часть бедра. Однако все дружелюбие главаря мигом улетучилось. Он схватил девочку за волосы и одним рывком усадил в кресло.
   - Сама напросилась, - прошипел бородач, взяв какую-то штуку, похожую на остро заточенный штопор. - Разозлила дядю.
   Берсерк пускал слюни, привалившись к стене, но слова слышал отчетливо. Только вот видел плохо.
   Тем временем к креслу подошел помощник с маленьким баллоном и кислородной маской. Бородач злобно отпихнул его и крикнул:
   - Нет! Я запрещаю делать анестезию этой паскуде! Запрещаю!
   Сердце пропустило удар, а затем рванулось пойманной птицей. Берсерк едва не задохнулся. Одним прыжком он встал и, пошатываясь, бросился на стоящего рядом парня. Обхватил поросшую щетиной голову и со всех сил дернул вниз, навстречу стремительно приближающемуся колену.
   Хрустнуло так, будто разом раздавили десяток яиц. Оттолкнув бессознательного врага, Берсерк взялся за следующего. Бок что-то сильно обожгло, но Семен не обратил внимания. Выхватил у второго лысика пушку и с размаху ударил ей в кадык. Противник забулькал, схватился за горло и сполз по стене.
   Осталось трое.
   - Что за черт! - крикнул бородач. - Почему транквилизатор не действует?!
   - У меня к ним толерантность, - Берсерк оскалился и кинулся на врага, уходя из-под обстрела его напарника.
   Успел схватить что-то с подноса и всадить убегающему засранцу в спину. Судя по звуку, попал прямо в позвоночник. Минус один.
   Семен мог бы подобрать ствол и закончить дело быстрее, но ему не хотелось. Пристрелить их - слишком просто. Секундами позднее пал последний враг с пушкой, засаженной в горло по самые гланды. Остался бородач, который, видимо, мог драться только с маленькими девочками, а при виде грядущей расправы забился в угол и обоссался.
   Берсерк нетрезвой походкой подошел к нему с большим скальпелем в руке.
   - Здесь есть еще люди?
   - Нет! Вы всех убили!
   - Отнюдь, - Семен улыбнулся. - Я убил нелюдей. Заложники остались?
   Бородач помотал головой и взмолился:
   - Не убивай, пожалуйста! Меня заставили! Пришельцы, оккупанты проклятые... Это все они! Они! - При каждом слове мужчина тыкал рукой в монитор.
   - Да-да, охотно верю, - Берсерк повернулся к Истерике, - Солнышко, мы же простим дядю, у которого сложные обстоятельства? Ведь убивать это плохо. Не желаешь ли с ним потрахаться, а?
   Девушка опустила голову.
   - Найди выход и ждите снаружи. Ствол возьми. А я пока потолкую с добрым дядей.
  
   Когда Берсерк закончил, стены, пол, потолок, монитор и он сам были в крови. Материала для исследований хватило бы не на один курсовик по анатомии. Как ни странно, пришельцы не отключились, а с интересом наблюдали за процессом. Один даже что-то записывал на полупрозрачном эфемерном поле.
   Подойдя к двери, Семен обернулся и метнул скальпель в экран.
   - Не знаю кто вы - но я найду вас и убью.
  

Глава 7

   Берсерк не пожалел драгоценного бензина, чтобы поджечь чумной рассадник со всеми теперь уже мертвыми обитателями. Трофейные "жигули" шестой модели стояли на грунтовой дороге, дожидаясь новых владельцев. Коттедж, как оказалось, построили на лесной поляне, но Семена меньше всего заботил возможный пожар.
   Начинался рассвет. Пленники пробыли в подвале всю ночь, прежде чем действие яда кончилось. С момента поездки прошло уже три или четыре дня, теперь же оставалась финишная прямая. А там пан или пропал.
   Истерика и Маша ждали в салоне, Берсерк наслаждался видом полыхающего строения. Он хотел убедиться, что оно занялось как надо и не потухнет. На осунувшемся лице играли рыжие отсветы. Берсерк трижды проклял тот миг, когда послушался женщину и выбросил сигареты. Сейчас они пришлись бы как нельзя к стати.
   Огонь ревел изо всех окон и жадно облизывал крышу. Теперь точно не погаснет, подумал Берсерк и вернулся к автомобилю. Выдрал провода стартера, немного пошаманил и завел двигатель.
   "Жигули" медленно поползли по лесной дороге.
  
   Гнетущую тишину нарушил голос Истерики.
   - Спасибо, - сказала она.
   - За что?
   - Ты знаешь, - девушка нахмурилась.
   - Рано благодарить, - Берсерк посмотрел в зеркало заднего вида, где отражалась грязная и зареванная, но по-прежнему очень красивая мордашка. - Самое паршивое впереди.
   - Вот именно. Поэтому благодарю сейчас.
   Снова замолчали. Каждый думал о своем, и мысли были одна отвратительней другой.
   - Не жалеешь о том, что поехал?
   - Я уже давно ни о чем не жалею. А ты?
   Истерика посмотрела в окно и прижала к себе Машу, погладила по плечу.
   - Не-а. Лучше так, чем сгнить в психушке.
   - Не кисни только, ладно. Распустила сопли как те пришельцы.
   - Фу, - Истерика вздрогнула и скривилась.
   Очередная минута тишины.
   - Вик?
   - М?
   - Если бы мы снова встретили тех стариков... Ты бы убила их?
   Истерика посмотрела на макушку девочки и вздохнула.
   - Не знаю, Сема. Не знаю.
  
   Пока выбирались из леса полностью рассвело.
   - Зачем ты выехал на магистраль? - с испугом спросила девушка.
   - Так надо.
   - Мы больше не скрываемся?
   Берсерк не ответил.
   За час пути в небе дважды пролетали боевые флайеры - все в сторону Питера. Семен никак это не комментировал, хотя в глазах Истерики читался немой вопрос.
   В полдень Берсерк остановился у придорожного кафе. Из-за единственного занятого столика как раз вставала молодая семья - папа, мама и два мальчика Машкиного возраста. Они улыбались и радовались хорошей погоде. Им не было нужды боятся будущего и того, что ждет в точке назначения.
   Истерика проводила семью завистливым взглядом. Материнский инстинкт давал о себе знать все сильнее. Это проявлялось в том, как девушка относилась к негаданной попутчице. После бегства из жуткого дома Вика не выпускала из ладони руку ребенка.
   Берсерк похлопал по карманам куртки и наскреб несколько банкнот. Отдал Истерике с просьбой пересчитать. Очки Семен потерял во время пленения, поэтому постоянно щурился вдаль, а вблизи мало что разбирал.
   - Хороший сегодня денек, - сказала дородная продавщица в чепчике и синем фартуке. - Только эти летают постоянно. Гудят и гудят над головами.
   - Я хочу пива, сигарет и большую пачку чипсов, - попросил Берсерк.
   - Но...
   - Купи, пожалуйста. И не задавай лишних вопросов.
   Женская часть компании ограничилась мороженым и газировкой. Забрали заказ, сели на пластиковые стулья под большой разноцветный зонт. Берсерк расположился так, чтобы видеть магистраль. Открыл пиво, закурил.
   Истерика, заметив, что товарищ неотрывно смотрит в одну точку, обернулась. Метрах в трестах от кафе стоял блокпост. На обочине, чуть высунув хищную острую морду на проезжую часть, парил черный глайдер. Рядом ошивались двое пришельцев. Патрульные явно скучали - вот уже который час в сторону Питера не проехало ни одной машины. Вполне возможно, "жигули" станут первой тачкой за весь день в северном направлении.
   - Пить за рулем - нехорошо, - как бы невзначай заметила Истерика. - Правда, Маша?
   Девочка кивнула.
   - И курить вредно.
   Вика всеми силами хотела задеть, растормошить Берсерка, но тот словно превратился в статую. Молча дымил и глядел на глайдер. Пустая бутылка давно отправилась под стол.
   - Ждите здесь, - наконец сказал Семен. - Я сейчас.
   - Но..., - Истерика вскочила со стула.
   - Я сказал - ждите здесь!
   Тетка-продавщица покачала головой, охнула и отвернулась. Вот какая семья замечательная недавно была, а это ужас какой-то. Грязные, всклокоченные, и ругаются. Ой-ой-ой.
   Берсерк сел за руль, проверил пистолет во внутреннем кармане и пристегнулся. Набрал пятьдесят километров и спокойненько проскочил блокпост, несмотря на указы патрульных. Те выбежали на дорогу и замахали светящейся лазурной палочкой - что наш гаишный жезл.
   Семен послушно остановился, медленно развернулся и дал по газам. Инопланетяне бросились к глайдеру, но не успели. Первого Берсерк сбил, второму после резкой остановки выстрелил в спину. После вышел из машины и прожог каждому шлемы - так вернее.
   А затем пошатываясь направился к глайдеру.
   Несмотря на приказ ждать, Истерика понеслась через дорогу, волоча за собой Машу. Берсерка она застала копошащимся в кабине внеземной техники.
   - Господи, ты совсем с ума сошел?!
   Семен ухмыльнулся.
   - Ты хотела прорываться через КПП на "жигулях"?
   - Хочешь сказать, что умеешь управлять этой штукой?
   Кабина глайдера напоминала автомобильную, только куда большего размера. Руля, впрочем, не было - вместо него перед глубоким креслом торчал штурвал с гашеткой. Зато были педали в количестве двух штук.
   Берсерк ткнул на первую попавшуюся клавишу. Откуда-то с потолка полились незнакомые голоса. Очевидно рация или нечто подобное. Вторая кнопка включала свет, третья поднимала бронещитки на тонированных стеклах, и лишь с четвертой попытки Берсерк включил двигатель.
   Глайдер мерно загудел и чуть качнулся.
   - Внутрь, быстро.
   Пассажирское сиденье, увы, отсутствовало, зато на соседнем с водительским места более чем хватало. Истерика вжалась в спинку и усадила Машу на колени. Тем временем Семен постигал азы управления. Ничего сложного, куда проще тех же "жигулей": штурвал влево - глайдер строго смещается влево. С остальными сторонами света тоже самое. Правая педаль служила для набора скорости, левая была тормозом и одновременно задним ходом.
   Через десять минут упражнений Берсерк освоил технику достаточно, чтобы лететь по трассе в одном направлении. Теперь его заинтересовала гашетка. При нажатии на нее откуда-то из-под капота ударили светло-зеленые лучи. Видимо, их как-то "подкрашивали", потому что выстрел из пистолета был практически невидим под ярким солнцем.
   Для верности Семен совершил несколько маневров и остановился. Все это время Истерика была вне себя от ужаса - ей казалось, что вот-вот налетят какие-нибудь бомбардировщики и разнесут мятежников в пыль. Но носившиеся туда-сюда флайеры куда-то запропастились и не спешили карать нарушителей.
   - Почему не едем? - Истерике не терпелось смыться с места преступления, но попутчик медлил.
   Берсерк уже излазил всю приборную панель вдоль и поперек, но нужный рычажок нашелся на боку сиденья. Из спинки вылезли похожие на змей ленты и обвились вокруг талии и груди водителя.
   - Стой, - сказал Семен, когда Истерика принялась нащупывать свой рычажок.
   - Что такое?
   - Если хочешь уйти - уходи сейчас.
   - Но...
   - Я не могу гарантировать вам безопасность.
   Вика вздохнула и ударила затылком спинку сиденья. Сама она была готова рискнуть, но вот Маша...
   - Девочку можно спрятать где-нибудь по дороге, - сказал Берсерк, угадав мысли попутчицы. - Если все сложится удачно - вернешься за ней.
   Тут Маша сорвалась с колен девушки и бросилась Берсерку на шею. Тот попытался оттащить ее за шкирку, но девчонка держалась очень крепко, впившись в куртку словно перепуганный котенок.
   - Не хочет, - выдохнул Семен. - Ладно, пристегивайтесь.
   Дверцы захлопнулись. Берсерк направил глайдер вперед. Трасса была практически пуста, поэтому можно было разогнаться как следует. Семен не понимал, где у этой хреновины спидометр, но по ощущениям летела она довольно быстро - километров под триста. На большее Берсерк не решился - не хватало еще потерять управление, да и мало ли что может случиться - техника как-никак неземная.
   За тонированными окнами пролетали городки и поселки, названия которых никто не знал. До Питера, судя по указателям, оставалось сто сорок километров. С учетом скорости - считанные минуты. И вот вдалеке показался сначала Барьер, а затем и КПП.
   Несмотря на все опасения, беглецов не ждали. Три глайдера (как и обычно) парили перед въездом, рядом лениво прохаживались часовые. Семен остановился.
   - Как думаешь, они примут нас за своих?
   Берсерк усмехнулся (ну что за глупая женщина?) и поднял бронещитки.
   - Есть только один способ проверить.
  
   - Господин экзекутор?
   Пришелец поднял голову.
   - Они миновали пост.
   - Отлично. Тревоги не поднимать.
   - Но...
   - Ваша работа закончена. Отдыхайте.
   Помощник ушел, а экзекутор уставился на монитор, где по сетке карты медленно двигалась алая точка.
  
  

Гарнизон

   Энзо бежал изо всех сил, рискуя переломать ноги в кромешной тьме. Он не мог остановиться или сбавить темп, ибо за спиной бушевала смерть. Энзо пробежал уже целую лигу, но отчетливо слышал крики позади, будто сама крепость неслась вслед за ним. Звериные вопли северян и глухие вскрики погибающих товарищей: первых все больше, вторые угасали с каждой секундой.
   Дикари напали внезапно, под покровом ночи. Никто и представить не мог, что горцы соберут столь крупный отряд. Обычно они обходили сторожевые форты стороной, прячась за камнями и ползя на брюхах как избитые псы. Но в этот раз они решили играть по-крупному. Очевидно, основная цель сотенного отряда - вовсе не крепость, где кроме недельного запаса провианта больше нечем поживиться. Северяне планируют глубокий поход в тыл, и хотят вернуться тем же путем. Кто знает, как сложится налет? Уж лучше избавиться от угрозы сразу, пока силы свежи и велики. Именно так думал их блохастый вождь, и никаких иных объяснений столь дерзкому нападению быть не может.
   Поэтому начальник форта послал Энзо с донесением, как самого быстрого и юного пограничника. Он должен добраться до Нордара к утру, в противном случае жители городка не успеют спастись. Проклятые варвары бегают быстрее лошадей, и Энзо благодарил всех богов, что никому не пришло в голову погнаться вслед за ним. Кровожадные уроды слишком увлеклись штурмом, чтобы взять след гонца.
   Молодой воин остановился и скинул кольчугу. Сердце рвалось из груди, легкие жгло, будто туда залили расплавленную медь. Даже накрапывающий дождь не мог охладить разгоряченное тело. Но путь еще долог, отдыхать некогда. Нужно бежать как в последний раз.
  
   - Сержант Рамир! - крикнула дородная женщина в сарафане и красном платке. - Сержант Рамир!
   Стражник остановился. Его напарник - крепыш Валун сплюнул соломинку и засунул в рот новую, не изжеванную.
   Рядовой Валун вовсе не походил на громадный камень. Он получил прозвище не за огромные размеры, а за умение одним ударом валить противников с ног. Причем не важно, насколько силен и грозен враг - всего один точный удар, и тот лежит, считая искры перед глазами. Валуну бы в кулачные бойцы пойти, но он выбрал службу в страже. Почему - никогда не говорил, даже за бутылкой самогона.
   Рамир выше подчиненного на полголовы, но заметно уже в плечах. Длинные темные волосы и окладистая борода добавляли сержанту лишний десяток лет, хотя на самом деле ему недавно исполнилось всего двадцать пять. В свое время он успел поучаствовать в паре карательных походов в горы, но после тяжелого ранения уволился из армии и поступил на службу в гарнизон.
   - Барбун и Мархат? - скривившись, спросил Валун.
   - Уверен, опять они, - кивнул Рамир.
   Женщина остановилась перед стражниками и схватилась за грудь.
   - Там! - горожанка ткнула пальцем в направлении кузницы. - Эти ублюдки опять достают Мила. Разберитесь с ними наконец, никакого покоя не нет!
   - Разберемся, - ответил Рамир, похлопав по увесистой дубинке. - Рядовой, за мной!
   - Есть, - лениво протянул Валун и припустил вслед за сержантом.
   Ночью прошел дождь, узкие улочки Нордара покрылись лужами. Стражники одно время пытались перепрыгивать через них, но только заляпали сапоги брызгами грязи. Пришлось шлепать прямо по холодной воде.
   До рассвета оставалось около получаса, город спал. Лишь из трактира доносились пьяные голоса, но услышав знакомое бряцанье кольчуг, завсегдатаи захлопнули дверь и заткнулись. Не будь срочного вызова, Рамир обязательно заглянул бы к плешивому Арману и намял бы ему бока за очередное нарушение общественного порядка.
   Но кузнец куда важнее. Пьяниц в городе много, а он один. Рамир на полном ходу обогнул двухколесную тележку, поскользнулся и едва не упал. Благо под руку попалось растянутое через всю улицу белье, а веревка оказалась довольно прочной. Настоящий канат, иначе сержант вымазался бы с ног до головы.
   Вспугнув влюбленных кошек, стражник выбежал на небольшой свободный пятачок перед кузницей. Верзила Мил заметил его, но вида не подал. Рамир приложил палец к губам и спрятался за угол соседнего дома. Валун бесшумно встал рядом, распластавшись у стены.
   Рамир отлично слышал разговор кузнеца с ночными гостями. Те так ожесточенно спорили, что не услышали приближение стражи. Ну конечно, до чего знакомые голоса. Барбун и Мархат - заядлые алкоголики и картежники. В глубине души сержант надеялся, что однажды эти ублюдки переступят черту, за которой их ожидает плаха или петля. Но они продолжали балансировать на острой опасной грани, доставая честных жителей или творя мелкие бесчинства.
   - Мил, ну не гони пургу! Займи хоть десяток серебра! - заныл Мархат - лысый коротышка с дубленой загорелой кожей.
   - Денег нет, - пробасил здоровяк.
   - Да че ты заливаешь, - гнусаво прохрипел Барбун - широкоплечий мужчина с усеянными татуировками предплечьями. Этот был куда опаснее подельника. Пришел откуда-то с юга, где наверняка натворил дел и теперь прятал задницу у самой границы. Хищные глаза, манера держаться, говор - все выдавало в нем беглого каторжника или частого посетителя темниц.
   - Говорю как есть.
   - Ну ты же кузнец, - продолжил Барбун. - Не бывает бедных кузнецов, зуб даю!
   - Бывает.
   Главарь вздохнул.
   - Ну ладно. Достал ты меня уже. Не хочешь по-хорошему? Как хочешь.
   Рамир услышал ни с чем не сравнимый звук. Для опытного стражника распознать его так же легко, как доброму музыканту отличить одну ноту от другой. Шелест вытаскиваемого из-за голенища клинка.
   - Пора, - сказал сержант напарнику и выскочил из-за угла. - Всем стоять!
   Негодяи резко обернулись. Барбун понял, что прятать нож бессмысленно, и зловеще ощерился. К счастью, Мил был мужик не промах, и сразу понял, что надо делать. Размахнулся и съездил пудовым кулаком главарю по темени. Тот закатил глаза, выронил оружие и упал лицом в грязь.
   Карлика кузнец хватил за шиворот и приподнял над землей. Мархат зашипел как перепуганная кошка и засучил короткими ножками. Рамир улыбнулся. По сути, Мил сделал всю работу за них. Вернее, почти всю.
   - Валун, приподними этого, а то задохнется.
   - Есть.
   Крепыш взял Барбуна за волосы и потянул на себя. Тот глухо застонал. Секундами позже он стонал куда громче и яростней, когда Рамир охаживал его дубинкой по бокам. Глядя на это, карлик попытался вырваться, но Мил пресек побег ударом в дых.
   - Еще раз ты будешь задирать местных - повешу, - произнес сержант, сопровождая каждое слово ударом по почкам или печени. - Утоплю в канаве. Ты меня понял, Барбун?
   - Да! Начальник, хватит! Всеми богами клянусь, ни к кому вообще не подойду!
   - Смотри мне.
   Бандит скрючился в грязи, поджав колени к груди.
   - Так, теперь твоя очередь.
   Карлик завыл и закрыл лицо руками. На его счастье, воспитательную беседу прервали. Со стороны северных ворат зазвенел тревожный колокол. Рамир выпрямился и прислушался. Со всех сторон доносился топот сапог и бряцанье кольчуг.
   - Опять дикари? - нахмурился Валун. - Как они достали.
   - Мил - поговори с этим по душам, - Рамир кивнул на коротышку. - Только не калечь.
   - Это я с радостью, - гаркнул кузнец, заставив Мархата вжать голову в плечи.
   Стражники помчались к воротам. По дороге к ним присоединились еще пятеро ребят из гарнизона. Все с мечами и копьями, дубинок ни у кого нет.
   - Что за шум? - спросил Рамир.
   - Да хрен знает, - сплюнув, ответил лейтенант Дарден. - Подняли по тревоге, заставили взять боевое оружие. Наверное, горцы.
   - Это точно, - поддакнул бегущий рядом с Дарденом рядовой Тулко. - Кто ж еще?
   Стражники высыпали за ворота, но никаких дикарей не обнаружили. Зато увидели лежащего на земле парня - совсем еще мальчишку с едва проклюнувшимися усами. Над ним склонились двое дозорных, один поил шкета водой из бурдюка.
   - Пошлите за Арсением, - распорядился лейтенант. - Не видите, парень помирает?
   Резко звякнула кольчуга, послышались удаляющиеся шаги. Старец Арсений хоть и не колдун, но раны лечит отлично. Только, скорее всего, он не успеет.
   - Сотня, - прохрипел малец, кашляя и плюясь розовой слюной. - Сотня дикарей... идет сюда.
   - Кто ты? Откуда? - спросил дозорный, похлопав беднягу по щекам.
   - Рядовой Энзо, пятый пограничный полк, - скороговоркой выплюнул парень и зашелся кашлем. - Северный форпост... взят штурмом... Сотня дикарей... сюда.
   Голова паренька безвольно повисла. Часовой провел ладонью по вытаращенным налитым кровью глазам.
   - Зовите Гармайна, - буркнул Дарден. - Немедленно.
  
   - Чрезвычайное заседание городского совета объявляется открытым, - сонно протянул секретарь, шкрябая пером по листу протокола. - Год такой-то, число такое-то. Администрацию города Нордар представляют: бургомистр Анна Дэй, верховный судья Алас Тар и секретарь госпожи бургомистра Виктор Вул. То есть, я.
   Женщина лет тридцати в простом черном платье покачала головой. Прядь коротких иссиня-черных волос упала на бледный лоб. Анну нельзя назвать красивой, но что-то притягательное есть в широко посаженных серых глазах, прямом носе и тонких вечно поджатых губах. Тем не менее, женщина до сих пор не вышла замуж, хотя породниться со знатной особой желают многие.
   - Вы можете побыстрее?
   - Прошу извинить, - Виктор поправил круглые очки. - Это вы распорядились сэкономить на писце. Продолжаю. Ремесленников представляет уважаемый мастер-кузнец Мил Барлин.
   Великан с длинными пшеничными волосами и небритым суровым лицом вскочил с кресла и поклонился.
   - Торговцев представляет... торговцев у нас как-то не завелось.
   Анна вздохнула:
   - Господи, быстрее!
   - Протокол важнее всего! Люди должны знать, что здесь случилось! Фермеров представляет Жан Грит.
   Пожилой мужчина с блеклыми глазами и седой бородой низко опустил голову.
   - Пожалуй, можно начинать.
   - Сегодня утром, - сказала бургомистр, - к воротам города прибыл юноша, назвавшийся рядовым Энзо из северной крепости. Он доложил, что форт взят крупным отрядом горцев, и теперь дикари движутся прямиком на нас.
   - Можем ли мы доверять этим словам? - спросил верховый судья - древний, но все еще крепкий старик с усеянными бурыми пятнами лицом.
   - Парень бежал всю ночь и умер, как загнанная лошадь, - ледяным тоном ответила Анна. - Вы бы пошли на такое ради шутки или вранья?
   Алас несколько раз кивнул и откинулся на спинку кресла.
   - Поэтому действуем из расчета, что дикари действительно приближаются. Юноша назвал их количество - сотня. Это самый большой отряд на моей памяти. Обычно варвары сбиваются в группы по пять-десять бойцов и нападают исподтишка. Берут, что успеют схватить, и немедленно сбегают. Сейчас же идет речь о спланированном рейде. К сожалению, помощи ждать не от кого. Дикари будут здесь раньше всех. Вы знаете, как быстро они передвигаются. Защититься от целой сотни горцев мы не сумеем. В Нордаре всего три сотни жителей, включая женщин, стариков и детей. Исходя из этого, я потребую лишь одного, - Анна обвела собравшихся пронзительным взглядом. - Немедленной эвакуации города.
   - Согласен, - кивнул верховный судья. - У нас даже стен нет, только частокол.
   - Хорошо еще стражи много, - сказал секретарь. - Но она тут для отпугивания крохотных отрядов, а не войны с целой сотней.
   - Интересно, а где господин главный стражник? - нахмурилась бургомистр.
   Дверь с грохотом отворилась. На пороге стоял высокий мужчина лет сорока. Несмотря на относительно молодой возраст, он успел полностью поседеть. Белые как снег волосы зачесаны назад, короткая густая борода закрывает добрую половину испещренного шрамами лица.
   При появлении гостя простолюдины встали. Воцарившуюся тишину прорезали тяжелые шаги и звон доспехов. Посетитель носил длинную кольчугу и добротный стальной панцирь, измятый в районе груди. Остроконечный шлем с бармицей и стреловидным наносником покачивался под мышкой. Левая рука лежала на яблоке пехотного палаша с красным темляком на гарде.
   Человек вышел в центр зала заседаний и кивнул бургомистру.
   - Госпожа Дэй.
   - Майор Гармайн. Не думала, что вы опоздаете.
   - Обсуждал с ребятами один важный вопрос, - сухо ответил начальник стражи.
   Анна вскинула левую бровь.
   - Неужели? И этот вопрос важнее нашего?
   - В разы. Итак, вы собираетесь сдать город. Мудрое решение, но необоснованное.
   - Поясните, - бургомистр нахмурилась.
   - Нордар - крохотный бедный городок. Если не сказать - нищий. Ради чего, как вы думаете, целая орда дикарей задумала столь опасную вылазку вглубь вражеских земель? Ради подков и гвоздей? - Гармайн взглянул на кузнеца. - Ради пары телег репы и картошки?
   Представитель фермеров потупил взор.
   - Или ради горстки серебра на дне казны? - майор с усмешкой посмотрел на бургомистра. Анна с трудом выдержала осуждающий взгляд. - Нет, нет и еще раз нет. Северянам нужны люди. Все мы, от мала до велика. На нас очень высокий спрос у южных работорговцев. Ради пары сотен невольников они с радостью проделают путь вдоль всего материка. Это значит, что варвары не тронут город. По крайней мере, сразу. Они догонят беженцев и заарканят как скотину. А уж на обратном пути, быть может, заглянут и в опустевшие закрома. Вот это я и обсуждал со своими бойцами.
   - И о чем вы договорились? - спросила женщина.
  
   Нордар напоминал потревоженный муравейник. Люди грузили скарб и припасы в телеги и двигались к южным воротам. Женщины охали и вздыхали, дети хныкали, мужики стискивали зубы. На хмурых бородатых лицах играли желваки.
   Перед входом в ратушу выстроился гарнизон стражи. Все тридцать человек. Майор Гармайн расхаживал по ступеням взад-вперед, сцепив пальцы за спиной. Анна прислонилась к дверям и смотрела на суматошный город. Холодный ветер трепал ее черные волосы. Тучи сходились над Нордаром, грозясь в любую минуту разразиться ливнем.
   - Повторяю! - гаркнул майор. - Наша основная задача - отвлекать дикарей так долго, как только сможем. Желательно до вечера. Тогда я буду уверен, что земляки добрались до Валарина. И умру как положено стражнику - с чистым послужным списком!
   Бойцы не шелохнулись. Ни звона кольчуг, ни скрипа кожи. Они стояли как статуи, не до конца осознавая, что их ждет.
   - У Валарина, - продолжил Гармайн, - высокие каменные стены. Дикари ни за что туда не сунутся. У Нордара - частокол, который можно переплюнуть в безветренную погоду. Нас три десятка. Горцев - не меньше сотни. Но мы обязаны их остановить. Иначе наши жены, дети, подружки будут пленены или убиты. И я право не знаю, что хуже. Вы все согласились со мной. Возможно, кто-то передумал. Есть желающие укатить на юг?
   Бойцы молчали, неотрывно смотря на командира.
   - Есть?! - взревел он.
   - Никак нет! - вяло и вразнобой отозвались подчиненные.
   Гармайн приложил пальцы к уху.
   - Я не слышу? Передо мной что, стоят детишки - мокрые штанишки?
   - Никак нет! - бодрее крикнули стражники.
   - Что?!
   - Никак нет!!! - прокатился над крышами рев тридцати глоток. Лошади испуганно всхрапнули, беженцы ускорили шаг.
   - Отлично. Среди вас достаточно воевавших, и вы прекрасно знаете, что порой ради победы полка приходится пожертвовать взводом. Но не переживайте из-за этого. Одни имена вписывают в историю благодарные потомки. А мы свои впишем туда сами! За Нордар!
   - За Нордар!!! - рыкнули стражники и трижды стукнули копьями по камням площади.
   - Отлично, мне нравится ваш настрой. Надеюсь, он не испарится, едва на горизонте покажутся волосатые обезьяны. Но одним куражом битвы не выигрываются. Они выигрываются маневрами. Может, кто-то из вас знает, как остановить трижды превосходящего числом врага?
   "Если бы только числом", - подумал майор, но вслух ничего не сказал. Воины и так знают, с кем имеют дело. Горцы похожи на людей так же, как волк похож на собаку. Они в разы выше, сильнее и свирепее. Недаром их называют пещерными великанами. Эти закутанные в белые шкуры дикари вооружены каменными топорами и дубинами, и одним ударом способны расплющить череп, хоть три шлема на него надень. Копья и мечи вязнут в их примитивных доспехах, но ты еще попробуй приблизиться для удара. У северян чрезмерно длинные руки, и если к ним прибавить стволы молодых деревьев, что они используют в качестве оружия, то вообще хрен подберешься. Слава богам, в гарнизоне достаточно луков и стрел.
   - Ну? Есть идеи? - Гармайн подбоченился и оглядел подчиненных строгим взглядом.
   - Да стрелами их, стрелами!
   Командир ткнул пальцем в инициативного стражника.
   - Сержант Рамир?
   - Так точно!
   - Будешь командовать третьей пятеркой. Возьмешь Валуна, Тулко, Глухого и Пайпа. Марш за снаряжением, потом на северные ворота.
   - Есть!
   - Дарден - твоя пятерка под номером два. С тобой пойдут...
  
   - Хорошо быть рыцарем, - вздохнул краснощекий увалень Тулко, выглядывая из-за частокола.
   - Ага, - мечтательно произнес худощавый и лысый Пайп. - Блестящие латы, породистый жеребец... Бабы знатные, красивые. А не немытые крестьянки.
   Валун усмехнулся и сплюнул соломинку. Взял новую, сунул меж зубов. Крепыш всегда носил в кармане пучок соломы специально для того, чтобы жевать. Его бы давно уже прозвали коровой или ослом из-за непомерной любви к сену. Но Валун на то и Валун, что подобных шутников отметелил в первые же дни на службе.
   - Да не, - буркнул Тулко. - Не из-за этого.
   - А из-за чего? - удивился Пайп.
   - Плащи у них есть. А у нас нету. Я бы сейчас все отдал за плащ. Холодно тут, околеть можно.
   - Скоро согреешься, - невесело ответил Рамир. - Так, парни, что у нас со стрелами?
   - По двадцать в колчанах, - сказал лысый стражник.
   - И все? Маловато будет.
   - Новых не завезли. Караван придет аж на следующей неделе. Поделили на тридцать все, что осталось. Вот и вышло примерно по два десятка.
   Сержант огляделся. Остальные пятерки дугой расселись вдоль частокола по направлению к горам. Бойцы тихо переговаривались, никто не шутил и не смеялся. Гармайн занял позицию на смотровой башне неподалеку от ворот. Он неотрывно смотрел вдаль, сцепив пальцы за спиной. Холодный ветер бил в лицо, но майор ни разу не моргнул.
   - Я вот все думаю, - Пайп похлопал себя по впалому животу, - а если дикари прорвутся?
   - Да хрен там, - расхрабрился Тулко. - Мы как жахнем залпом. Они сразу в свои пещеры и побегут.
   - Уверен, ребята из крепости тоже жахнули, - хмыкнул Пайп.
   - Заткнись, - процедил Валун.
   Вдруг лестница тихо скрипнула. Стражники разом вздрогнули и уставились вниз. На помост взбирался древний старец в черной хламиде и длинной седой бородой. Бойцы немедленно встали и поклонились.
   - Преподобный Арсений, - произнес Рамир.
   Старик коснулся пальцами лба каждого, что-то еле слышно бормоча.
   - Пусть боги хранят вас, дети мои.
   - Почему вы не ушли? - дрожащим голосом спросил Тулко.
   - Мое место здесь. Я тут родился, тут и умру. Но не сегодня. Возьмите это, - Арсений снял с пояса влажный мешочек и положил у ног сержанта. - Окунайте наконечники стрел в сей дар богов, и они наделят их своей праведной яростью.
   Больше монах ничего не сказал. Опираясь на заструганные бревна, он поковылял к другим стражникам.
   - Интересно, что там? - Пайп осторожно заглянул в мешочек. - Вроде земля.
   - Угу, - пробурчал Валун, никогда не отличавшийся особой религиозностью. - Сила родной земли повергнет врагов. Уж лучше бы свиного дерьма намешал. От него горцы хотя бы поморщатся.
   - Не богохульствуй! - испуганно произнес Тулко и принялся осенять себя знаками трех богов.
   - Всем приготовиться! - громыхнуло сверху.
   В ту же секунду зазвонили колокольчики на воротах. Стражники спешно натягивали тетивы и проверяли стрелы. Надежно ли прилажено оперение, достаточно ли остры наконечники? Рамир первым справился с оружием и глянул на горизонт.
   В мрачной, подернутой туманом дали виднелись рослые фигуры. С такого расстояния сосчитать их трудно, но навскидку полсотни точно наберется. А где половина - там и целое.
   - Во прут, - хмыкнул Пайп. Несмотря на холод, лысина рядового покрылась капельками пота. - Как хреновы кони. Они так за пару минут сюда доскачут.
   - Быстрее начнем - быстрее закончим, - спокойно изрек Валун, надевая шлем.
   Пайп последовал примеру товарища. Он вообще не любил шлемы и надевал их в самый последний момент. Жаловался, что голова от подшлемников чешется.
   - Повелитель Огня, дай мне сил. Повелитель Воды, спаси и защити. Повелитель Земли, в свою вотчину раньше времени не забери, - затараторил Тулко, дрожа всем телом.
   Рамир хлопнул его по спине.
   - Рядовой, мать твою!
   Увалень вздрогнул и протер варежкой глаза.
   - А?
   - Стрелу на! Ты забыл, где находишься?
   Губы парня дрожали, лицо стало белым как высокогорный снег.
   - Ну началось, - фыркнул Пайп.
   - Мы все умрем, - бормотал Тулко, повышая голос. - Умрем. Все умр...
   Бух! Молниеносный удар Валуна вышиб из рядового сознание. Тот упал под острия частокола и затих, пуская слюни.
   - Ненавижу трусов, - крепыш выплюнул соломинку и полез в карман за новой.
   Рамир покачал головой. Жаль толстяка, но подрывать моральный дух перед схваткой никак нельзя. Парню еще повезло - Гармайн уже натягивал тетиву, чтобы прикончить паникера. На войне с этим строго, а тут как раз самая настоящая война.
   - Целься!!
   Стражники натянули тетивы. Рамир присмотрелся к бегущему впереди всех северянину с длинными серебристыми волосами. Этот дикарь с разукрашенным бурой краской лицом был громаден даже по меркам соплеменников. Уж если кто и вождь - то именно он. И если обезглавить орду, есть все шансы обратить ее в бегство.
   - Бей!
   Зашелестели стрелы. Тридцать смертоносных снарядов, но упал лишь один налетчик. Остальные продолжили нестись на город. Стрела Рамира застряла в шкурах великана. Тот не обратил на нее никакого внимания, так и бежал с торчащим из груди древком.
   - Вот дерьмо, - фыркнул Пайп. - Да их только с баллисты пробить можно!
   Рев усиливался. От топота задрожала земля. Еще немного - и уроды перелезут через стены. Сержант переместил ногу немного правее для удобства, и вляпался коленом во что-то мокрое. Опустил взгляд - ба! - да это же чудо-мешочек Арсения. Интересно, что в нем? Может, яд? Попытка не пытка.
   Рамир окунул наконечник в темную вязкую смесь и выстрелил. В полете стрела вдруг ярко вспыхнула и загорелась. Стоило ей коснуться шкур дикаря, как те вмиг охватило пламя. Горец в недоумении остановился, и был сбит с ног соратником.
   - Мешки!!! - во всю глотку заорал Рамир. - Мешки Арсения!
   Мигом позже из-за частокола будто вылетел метеорный рой. Три десятка пылающих искр обрушились на дикарей. Их длинные сальные волосы и одежды вспыхивали как солома в летний зной. Наступление за считанные секунды превратилось в позорное бегство.
   - Да!!! - рявкнул сержант. - Валите в свои пещеры!
   - Ура!!! - подхватили стражники.
  
   Прошел час. Все думали, что горцы ушли насовсем. Бойцы расслабились: ребята из соседней пятерки притащили большой котел и стали варить картошку. Щуплый Орл где-то достал лютню и развлекал защитников похабными песенками. Лишь Гармайн словно статуя стоял на вышке и смотрел вдаль.
   - Странно, - буркнул Пайп.
   Валун вскинул бровь.
   - Стрелков тридцать, а сожженных трупов двадцать. Когда у нас завелись косоглазые?
   Рамир усмехнулся.
   - Два десятка - это тоже хорошо. Ведь у нас потерь нет. Ну, за исключением увальня.
   От костра потянуло свежей картошечкой. Запах подействовал на толстяка сильнее лекарства. Тулко резко поднялся и поморщился от боли в затылке.
   - Живой? - Пайп похлопал парня по бледным щекам, к которым потихоньку приливал румянец.
   - Д-да..., - увалень обвел товарищей испуганным взглядом.
   - Мы победили, слышишь? - продолжил лысый. - Подпалили жопы пещерным обезьянам.
   - Не каркай, - буркнул Валун.
   - Всем по местам! - донеслось с вышки.
   - Да чтоб их! - Пайп хлопнул себя по коленям. - Даже пожрать не дали!
   На этот раз северяне не бежали сломя голову, а медленно шли. Когда они приблизились на расстояние полета стрелы, внезапно поднялся сильный ветер. Он дул прямо в сторону Нордара, и сила его была столь такова, что пришлось прятаться за частоколом. В лица защитников летела пыль, целиться в таких условиях просто невозможно. К тому же чертовски похолодало, будто вечная стужа сползла с вершин гор вслед за дикарями.
   - Что за хрень? - прокричал Рамир, борясь с гулом стихии.
   На помост взобрался старец Арсений. Ветер рвал его черные одежды и трепал бороду, но монах, казалось, этого не замечал. Он воздел к небу руки и заорал:
   - Снежная ведьма! Они привели снежную ведьму!
   - А кто это? - удивился лысый.
   Ему не ответили. С диким ревом горцы бросились в атаку. Рамир попытался подстрелить одного, но тщетно: буря сразу же сдувала стрелы.
   - Копья! - рыкнул сержант, хватая с помоста свое.
   Стражники похватали оружие и сняли со спин щиты. Ветер стал настолько могучим, что сдул щуплого новобранца на землю. Могучие великаны же вообще не обращали на него никакого внимания.
   - Сейчас полезут! - предупредил Валун.
   - Не давайте им перебраться! - крикнул Рамир. - Колите в морды, шеи, старайтесь выбивать глаза!
   Сержант хотел макнуть наконечник в волшебный мешок, но тот в суматохе столкнули вниз. Черная смесь смешалась с грязью. Стражник выругался. Придется обходиться без божественной помощи.
   - Поднять копья!
   Пайп осторожно выглянул из-за частокола. Аккурат в этот момент на него вскочил верзила с привязанным к дубине камнем. Один взмах, и шлем Пайпа вдавился в плечи. Во все стороны брызнула кровь.
   - Ах ты сука! - заревел Валун и вонзил копье гиганту в колено.
   Дикарь взревел, замахнулся молотом, и тут Рамир нашел у него слабое место. Боец вонзил наконечник копья прямо в пах урода, почти никак не защищенный набедренной повязкой. Горец выпучил глаза, хватанул воздуха и завалился на спину, придавив товарища.
   На его место сразу же встал другой - еще страшнее и шире в плечах. Для великанов забор в два человеческих роста не являлся особой преградой. Один горец припадал на колени, другой прыгал ему на спину - и все, барьер преодолен. Не нужно никаких лестниц, веревок и прочих осадных приспособлений. Знал бы Рамир заранее, на что отважатся эти трусливые твари, своими бы руками построил вокруг Нордара крепостную стену.
   Налетчика удалось оттолкнуть яростными уколами в лицо. Он уцепился за бревна и попытался смахнуть защитников взмахом дубины, но стражники вовремя пригнулись. Уж что-что, а скорость у дикарей так себе.
   Сержант отбросил бесполезный щит и выхватил меч. Рубанул коротким палашом по бледным пальцам и отсек сразу два. Второй северянин с громким ревом шлепнулся на землю.
   Рамир быстро огляделся. У других дела шли далеко не так радужно. Несколько изуродованных трупов сослуживцев валялись под частоколом. Длинный участок забора остался без защиты, чем немедленно воспользовались враги. Четверо тварей залезли в город и обратили в бегство первую пятерку.
   - Майор, надо отступать!
   Гармайн не ответил. Он спустился с башни, выхватил клинок и бросился сразу на двоих великанов.
   - Походу, он сбрендил, - фыркнул Валун.
   - А-а-а! - во всю глотку завопил Тулко, бросил копье и помчался вглубь города.
   - Вот жирная трусливая жопа, - зарычал крепыш. - Может стрелу в нее всадить? По законам военного времени.
   - Уходим, - велел Рамир.
   Стражники отступали. Гармайна окружили дикари, и только идиот мог подумать, что он выживет. А раз майор погиб, командование перешло к старшему по званию - лейтенанту Дардену. Бородатый детина уводил подчиненных по узким улочкам прямиком к гарнизону. Северяне мчались следом, но постоянно спотыкались о тележки, корзины и прочий мусор.
   - Впервые рад, что в Нордаре такой бардак на улицах, - хмыкнул Валун.
   - Больше трех налетчиков тут не протиснется. Это наш шанс, - сказал Рамир. - Лейтенант!
   Дардер резко обернулся, звякнув кольчугой.
   - Надо перекрыть улицы!
   - Шестая пятерка - выполняйте приказ!
   Точнее было бы назвать их четверкой. Группа стражников выстроилась вдоль улицы, уперев пятки копий в грязь. Великаны ломились так отчаянно, что дома тряслись, а с крыш падала черепица.
   - Остальные - в гарнизон! Живо!
   Отбежав шагов сто, Рамир обернулся. Стало интересно, насколько удачен его план. Задержат ли бойцы целую толпу, воспользовавшись преимуществом узкого прохода? На какое-то время у них действительно это получилось. Дикари остановились, грозно рыча и уклоняясь от выпадов копейшиков. Затем двое верзил подхватили груженую кирпичами тачку и метнули в стражников. Те рассыпались как тряпичные куклы. Северяне в тот же мир накинулись на поверженных врагов и стали топтать их головы. От треска костей и лязга металла у Рамира свело зубы.
   - Сержант! - окликнул Валун.
  
   Остатки стражи укрылись в гарнизоне - единственном каменном здании Нордара. Его вряд ли можно назвать крепостью или фортом - скорее просто хорошо укрепленный дом в два этажа и с глубоким подвалом.
   - Тащите мебель, парни! - рявкнул Дарден. - Надо подпереть дверь!
   Все понимали, что засов, хоть и выглядит прочным, надолго дикарей не задержит. С кухни притащили здоровенный дубовый стол и забаррикадировали дверь. Как раз вовремя - северяне уже начали ломиться внутрь. От каждого удара стол подпрыгивал, а с потолка сыпалась побелка.
   - Еще! Еще! - рычал лейтенант.
   Пока носили всякий хлам, Рамир успел пересчитать уцелевших бойцов. Всего девять. Это просто разгром, иначе не скажешь. А скольких великанов они убили во время второго приступа? Дай боги дюжину.
   Соратники обливались потом и падали с ног от усталости, но работу не прекращали. В конечном итоге перед дверью выросла куча хлама аж до потолка. Теперь и таран хрен поможет, а уж вручную долбить и вовсе бесполезно. Но варвары попыток не прекращали. Лупили доски и неистово ревели, заглядывали в крохотные окна и пытались просовывать в них лапы. После того как Валун отрубил одну, поползновения прекратились.
   Стражники завалились прямо на грязный дощатый пол. Рамир снял шлем и смахнул пот со лба. Даже вечно хмурый и угрюмый Валун тяжело дышал и шарил глазами по комнате.
   - Затихли, - прошептал Дарден.
   - Уж лучше бы ломились, - отозвался сержант. - Так мы знаем, что они в городе, а не бросились по следу беженцев.
   - Пусть кто-то выглянет в окно, - предложил Валун.
   - Пиявка, - строго произнес лейтенант. - На разведку.
   Тощий и длинный как жердь стражник затрясся и на негнущихся ногах пошел к окну.
   - Идиот! - крикнул командир. - Со второго этажа глянь, там безопаснее.
   - Есть! - Пиявка взбодрился и убежал наверх.
   - Прохладно становится, - буркнул Рамир.
   - Просто остываешь после боя, - сказал крепыш, жуя соломинку.
   Сержант присмотрелся. У всех соратников изо ртов и носов вырывались струйки пара.
   - Дерьмо, да тут мороз! Это ледяная ведьма!
   Бойцы вскочили и принялись стряхивать иней с волос и кольчуг.
   - Топите печь, быстро! - распорядился Дарден.
   Стражники помчались в подвал, где находилась оружейная. Похватали топорики и принялись рубить оставшуюся от баррикады мебель. На растопку шло все: стулья, кресло начальника, древки лишних копий. Холод тем временем усилился. Рамир одеревеневшими пальцами пытался высечь искру кресалом, но получалось с трудом.
   Валун вздохнул и вытащил из кармана пучок соломы. Подложил под растопку. Сено мгновенно воспламенилось, а вслед за ним и древесная щепа.
   - Ты чего такой кислый? - спросил Рамир. - Это же просто солома.
   - Не просто, - хмыкнул товарищ, прислонившись к печке. - Это вроде талисмана. Сколько не носил его с собой - ни разу не ранили в бою. За все три года в страже ни царапины. Хотя и с бандитами вдоволь подрался и с горными чертями.
   - Я думаю, это из-за того, что ты чертовски хороший боец, - ответил Рамир. - Неважно, что лежит в твоем кармане.
   Валун невесело улыбнулся.
   - Вот и узнаем, сержант. Вот и узнаем.
   Стражники облепили печку как воробьи бельевую веревку, но согревались с трудом. В гарнизоне стало холодно будто лютой зимой. Вся мебель, что не пошла на баррикаду, была порублена и сожжена, но этого оказалось мало. Пришлось взять пару стульев из завала, но и они быстро прогорели.
   - Кто-то должен убить ведьму, - прохрипел Дарден, протягивая руки к огню. - Иначе мы или замерзнем, или сами впустим сюда дикарей. Пока не приказываю, просто интересуюсь. Добровольцы есть?
   Стражники переглядывались и опускали глаза. Почти весь офицерский состав перебили великаны, остались лишь лейтенант и сержант. Остальные - рядовые, большая часть неокрепших новобранцев. Они и грабителя хрен остановят, о какой ведьме может идти речь.
   Валун сплюнул последнюю соломинку в зев печи и поднялся.
   - Я пойду.
   Рамир встал, взглянул на товарища, но промолчал. Крепыш едва заметно кивнул.
   - Дам ей по харе. Я это умею.
   Никто не засмеялся. Даже не улыбнулся. Все были напуганы и волновались за соратника. Ведь если он оплошает, идти на верную смерть придется кому-то из них.
   - Я провожу, - сказал сержант.
   Товарищи подошли к ступеням, как вдруг наверху раздался глухой удар и отчаянный крик Пиявки.
   - Крыша! - рыкнул Дарден. - К оружию! Занять лестницу!
   Бойцы похватали луки и копья. Рамир и Валун среагировали первыми. Вскоре к ним присоединился лейтенант. Стражники припали на колена, закрыли головы щитами и выставили вперед копья. За спинами загудела тетива - лучники готовились встретить непрошенных гостей.
   Дикари появились очень скоро. Но в гарнизоне их ведьма ничем не могла помочь. Первый здоровяк рухнул на ступени и скатился к ногами защитников. В уродливой носатой морде северянина торчало шесть стрел.
   Второго тоже наградили в морду и шею. После чего натиск ослаб, дикари стали действовать осторожнее. Прятались за углами и бросали в людей всякий мусор: камни, бутылки, головешки из камина. Но офицеры старательно прикрывали подчиненных щитами.
   - Ну давайте! - заорал Дарден. - Смелее, мрази!
   В проход ринулись сразу четверо налетчиков, но застряли меж стен. Лучники стали поливать их в упор, и очень скоро из дохлых туш образовалась новая баррикада.
   - Ну и воняют же они, - поморщился Валун.
   - Ведьма - вот кто ими управляет, - прошептал Рамир.
   - С чего ты взял?
   - Это она придумала морозить нас, чтобы мы не обратили внимания на шорохи на крыше. Стук топоров, треск досок и бревен, клацанье зубов... Уроды в это время забрались наверх и разобрали черепицу. А мы ничего и не услышали до последнего момента.
   Крепыш поджал губу.
   - Похоже на правду. Значит, надо один хрен прикончить бабу.
   - Верно.
   - И лучше всего это сделать, пока ее прихвостни на крыше.
   Валун посмотрел на потолок.
   - Думаешь, они все там?
   - Без понятия. Но попробовать стоит. Лейтенант?
   - Я вас слышал, - кивнул Дарден. - Выполняйте.
   Рамир поправил пояс, покрепче затянул ремни на сапогах и щите. После аккуратно выскользнул в окно и огляделся. Несмотря на раннюю осень, улицу рядом с гарнизоном засыпало снегом. Поблизости сержант не увидел ни одного дикаря. Подождал, пока наружу выберется Валун и пошел вдоль стены.
   - Нужно кончить ведьму одним ударом, - шепнул напарник. - Иначе она позовет на помощь.
   Стражник выглянул из-за угла.
   - Вон она, в проходе. Я отвлеку ее, а ты зайди со спины и дай суке по черепу.
   Крепыш осклабился.
   - Это я умею.
   Рамир резко прыгнул, кувырнулся в застывшей грязи и метнул копье в пещерную колдунью. Женщина, такая же заросшая и уродливая как остальные северяне, прекратила размахивать руками и ловко уклонилась от атаки. Зашипела, обнажив черные заостренные зубы, выставила перед собой ладони. Меж пальцев возникла острая сосулька и полетела в сержанта. Тот едва успел заслониться щитом. Колдовской лед пронзил железо и дерево как бумагу, но, к счастью, не задел плоть.
   Рамир бросился вперед, на ходу доставая меч. Замахнулся и обрушил клинок на голову ведьмы. Но та успела окутать оружие чарами, и сержант с ужасом увидел, как верная сталь превратилась в лед. Сосулька вдребезги разбилась о плечо дикарки, но та лишь тихо ойкнула.
   - Ты сдохнешь, человек! - прошипела карга.
   - Не сегодня, - ухмыльнулся стражник.
   Пожалуй, это был самый сильный удар крепыша. Кольчужная варежка раскроила ведьме основание черепа. Морщинистая голова дернулась, будто тварь подвесили на невидимой веревке. Издав напоследок короткий вой, северянка упала в грязь.
   - Коронный! - гордо изрек Валун и плюнул на распластанный труп.
   Рамира привлек шум наверху. Он взглянул на гарнизон и увидел, как перепуганные налетчики с обезьяньей прытью несутся по крышам в направлении гор.
   Валун без сил опустился на землю. Ледяной ветер вдруг стал добрым, ласковым. Из-за снежных туч выглянуло солнце, заметно потеплело.
   Сержант привалился к стене и глубоко вздохнул.
   - Вот видишь, а ты все за свою солому переживал. Не в талисманах сила, а в людях.
   Крепыш потянулся к карману и достал оттуда пучок сена.
   - Запасной, - с улыбкой ответил приятель.
   Рамир долго смотрел на пригоршню сухой травы, а затем расхохотался.
  
  

Дневники попаданцев

   Два месяца назад группа анонимных хакеров взломала сайт "Popadan Industries". Официально компания занималась изданием попаданческой литературы спорного содержания и весьма низкого качества. Однако взломщики выяснили, что массовая печать макулатуры - лишь прикрытие для целой серии экспериментов по пространственно-временному перемещению.
   Взломщикам удалось добыть сверхсекретные документы, среди которых были чертежи телепортеров, серые схемы финансирования и прочий компромат, но самый большой интерес вызвали два крошечных файла. Это так называемые "дневники попаданцев" - отчеты людей, которые первыми на своей шкуре испытали действие загадочного устройства. Их рапорты многими ставятся под сомнение: видные ученые указывают на невозможность существования параллельных миров в принципе, маркетологи и экономисты заявляют о дешевом пиаре и попытке восстановить обанкротившееся издание.
   Мы приводим тексты дневников без правок и цензуры. Правда это или нет - решать только вам.
  
   17.12.2018
   "Popadan Industries" No
   "Перед вами истории двух человек, участвовавших в серии экспериментов по пространственному перемещению.
   Иван Ояшин - менеджер по продажам овощей, 22 года, холост. Цель - стать могучим магом.
   Мария Сюнина - главных бухгалтер в кадастровой палате, 30 лет, 40 кошек. Цель - выйти замуж за принца.
   У каждого из подопытных есть десять попыток. В случае неудачи они возвратятся в родной мир и подвергнутся процедуре стирания памяти. Все воспоминания перед этим будут зафиксированы для благодарных потомков".
  
   Первый дневник
   Очнулся посреди какого-то поля, на небе два солнца, куда идти - не знаю. О, вижу вдалеке всадников. Надеюсь, они помогут мне добраться до колдуна.
   А нет, это орки. Умирать больно.
  
   Во второй раз повезло больше - меня забросило на границу высоченного леса. За толстыми вековыми стволами мелькают какие-то тени. Наверное, это эльфы. Все знают, что эти ребята добрые и соображают в магии, они-то меня и обучат. Эй, лесной народ, привет!
   Изрешетили стрелами.
  
   Хм, на горизонте небольшая деревушка. Крестьяне, как известно, люди простые и отзывчивые - должны помочь путнику в беде. Подошел к частоколу, обратился к первому попавшемуся мужичку: "Мир вам, уважаемый, и дружба! Как пройти к башне мага?"
   Сожгли на костре.
  
   В этот раз никакой живности поблизости не оказалось. Оно и к лучшему. Пойду прямо, быть может, набреду на жилище чародея. Жарко, два солнца палят нещадно. Решил попить студеной водички из ручейка.
   Умер от поноса.
  
   Оказался посреди крупного города. Уверен, здесь живет куча практикующих колдунов, которым нужно успеть передать знания молодому ученику. Главное - не вызвать подозрений у местных. Разодрал рубаху, брюки, все вывозил в грязи, вывозился сам. Если не буду открывать рта, никто не заподозрит, что я чужеземец.
   Первый попавшийся стражник отрубил мне голову. Здесь что, запрещено бродяжничать?
  
   Наконец-то меня забросило прямо к башне мага! Я сразу узнал ее: вся черная, увешанная черепами, на стенах таинственные символы из человеческих костей. Прямо чувствую мистическую энергию этого места. Вперед, к знаниям и силе!
   Маг оказался темным. Принес меня в жертву.
  
   Ну слава богу, мне попался нормальный добрый волшебник! Он бородат, носит красный балахон и похож на Дамблдора. Вот уже неделю старик учит меня здешнему языку, но особого прогресса нет. Попросил его обучить меня магическим способом. Так можно, я в фэнтезийных книгах читал.
   От переизбытка информации лопнула голова.
  
   Попыток осталось всего две, нужно действовать осторожно. Меня снова забросило к дому учителя, теперь я никуда не спешу и выше лопнувшей головы не прыгаю. Наставник спросил, какому заклинанию я хочу обучиться в первую очередь. Выбрал телепортацию. Разве не здорово уметь перемещаться в любую точку пространства и времени? Можно прыгнуть в королевскую сокровищницу и украсть сундук золота. А лучше сразу спионерить принцессу!
Во время первого испытания переместился в океан.
   Утонул.
  
   Прошел месяц, и я серьезно улучшил умение телепортации. Сокровищница или прицесса? Пожалуй, второй вариант предпочтительнее, уж сильно я соскучился по слабому полу. Ахалай-махалай, царская дочка - встречай!
   Оскопили и сделали евнухом в гареме. Ибо не стоит смертному мужу пытаться похитить Мэрианну Великую, бессмертную воительницу империи, покорительницу Севера и грозу орочьих племен, чей бронелифчик затмевает сиянием оба солнца!
  
   Решил завязать с глупостями и встать на праведный путь. Постиг магию исцеления, получил первое задание - спасти жителей далекой деревушки от неведомой болезни. Под моим чутким вниманием безнадежно больные встают с постелей и возвращаются к привычной жизни. Но селяне чем-то недовольны.
   Что? Какой еще морг? Куда вы меня тащите?
  
   Второй дневник
   Какой-то парнишка уже побывал в новом мире, поэтому меня заставили вызубрить местный язык и выдали подобающее платье. Мне оно не особо понравилось, пришлось нести в ателье. Сделала поглубже вырез, открыла спину, укоротила юбку. Красота! Забрала из дома все украшения: золотые сережки, колье с брюликом, пару колец. Теперь я готова покорять любых принцев и королей!
Попала в какую-то задрипанную деревню. Ограбили, изнасиловали.
  
   Рядом со стеной величественного замка встретила отряд рыцарей. Их предводитель показался мне весьма симпатичным: верхом на белогривом коне, в блестящих доспехах. Только воняло от него как от навозной кучи, ну что за манеры. Попросила проводить меня к королю. Рыцарь сказал, что им в другую сторону. Я надула губки и устроила ему разнос: как это так, даме отказывать? Что он, мужлан, вообще себе позволяет?
   Ограбили, изнасиловали.
  
   Наконец-то попала куда надо. У ворот дворца меня остановила стража и пояснила, что на прием к Его высочеству надобно отстоять очередь. Пришлось три часа вдыхать ароматы всяких колхозников и базарных бабок. Король оказался старым, страшным и толстым. Не то, что рыцарь на коне. Да еще и заявил, что проблемами портовых шлюх не занимается. Приказал выпороть за дерзость на площади. Голышом.
   Умерла от стыда по дороге на эшафот.
  
   Поняла, что надо начинать с малого. Сперва охмурю какого-нибудь мелкого князька, а там и до придворной дамы недалеко. Нашла какой-то маленький замок, применила к хозяину всю свою любовную магию. Он согласился взять меня в жены, представляете! Впрочем, скоро выяснилось, что жен у него аж пятнадцать. Я, как самая нелюбимая, была вынуждена выносить ночные горшки и стирать белье. Но ничего, я еще успею охмурить этого хлыща.
   Сплю на соломе в хлеву, блохи страшно кусаются. Как бы чуму не подхватить.
  
   На пятнадцатую ночь мне выпала честь нести дежурство в покоях хозяина. Ну, вы поняли, о чем я. Навела марафет, искупалась в крепостном рву, все дела. Любовник из князя вообще никакой, но ради будущего можно и потерпеть. С утра между ног ужасно чешется. Господи, что ЭТО?!! Местный доктор дал какую-то серебристую мазь, натерла там как следует. После обеда странно себя чувствую.
   Наверное, съела что-то не то.
  
   В этот раз сменила платье. Выбрала фасон попроще, без выреза, золото оставила дома. При дворе мне сообщили, что кухарки не нужны. Воспылав праведным гневом, я заявила, что являюсь дипломированным специалистом с большим опытом работы. Секретарь почесал парик и сказал, что в канцелярии требуется помощник писца. Устроил мне экзамен прямо на месте, заставил писать сочинение "как сильно я люблю своего короля, посланца господа на бренной земле". К сожалению, грамоте меня почти не научили, только изъясняться на словах.
   Наделала кучу ошибок. Опять выпороли на площади.
  
   В дамских романах про попаданок большинство главных героинь - рыжие. Наверное, этот цвет особо моден в иных мирах и сразу привлекает царское внимание. Перекрасилась.
   В первый же день сожгли на костре. Сказали: все ведьмы - рыжие.
  
   Угодило попасть в поселение эльфов. Замечательно! А какой у них король красивый - словами не передать! Сразу видно: моется регулярно и следит за собой. Вспомнила все приемы обольщения из журналов "Космополитан". Подошла к остроухому, вся такая цветущая, пахнущая, грудь навыкате. Эльф смерил меня полным презрения взглядом, будто увидел кучу какашек на ножках. Сказал, что скорее продаст свою мать в рабство оркам, чем будет якшаться с человеческим отродьем. Расист несчастный!
   С позором выгнали из города. В лесу задрал медведь.
  
   Кстати об орках. А чем плохи эти парни? Мужественные, смелые, а мускулы какие... загляденье. Подумаешь, кожа зеленая и клыки с палец. Зато будет защищать меня и не давать в обиду. Ну привет, черноволосая гроза степей. Хочешь, я стану твоей царицей? Что? В смысле у нас в дружине все бабы общие? Эй, а ну разойдитесь! Зачем вы снимаете набедренные повязки, немедленно повесьте обратно! Мамочки родные, а это еще что такое? Да кони зубами скрипят от зависти!
   Эй, эй, не все сра...
  
   Ну к черту всех этих напыщенных дворян! Пойду женой к простому крестьянину. Природа, свежий воздух, двенадцать детей, работа от рассвета до поздней ночи, никаких развлечений, полная антисанитария, клопы, капуста на завтрак и обед, а на ужин молитва... Вот же вляпалась! Впрочем, ко всему можно привыкнуть. Все лучше, чем день ото дня сводить балансы в душном офисе. Какое-никакое, а приключение. Так, а кто это там скачет на горизонте? Наверное, прекрасные рыцари в сияющих латах. Куда вы все бежите, соседи? Какой еще набег? Вот черт, да это же орки!
   Эй, эй, не все сра...
  
  

Дезинсекторы

Часть 1

   Знаете, у кого самая высокая зарплата во Вселенной? У пилотов? Или космических гидов? А может у наемников?
   Нет. У дезинсекторов. Меня зовут Демьян, и я один из них.
   Чем же мы занимаемся? Чистим корабли от паразитов. Баржи, яхты, челноки, даже крейсера, если очень повезет. После выхода из гиперврат звездолеты просто кишат всякой дрянью. Она липнет к стенам, стекает в трюмы, скапливается у реакторных отсеков. Разноцветная слизь, кусочки хитина, обломки лапок, усиков. Иногда попадаются и целые органы.
   Что это такое?
   Говорят, остатки каких-то инопланетян.
   Почему они заполняют суда после прыжков?
   А хрен их знает. Несмотря на десять лет изучения, светила науки так и не смогли дать точного ответа. Лишь теории и гипотезы. Одни считают, что корабли проникают в некие параллельные миры и зачерпывают оттуда сувениры на память. Другие заявляют, что на самом деле суда теряются в пространстве-времени и тысячелетия успевают обзавестись соседями, которые эволюционируют из обычных земных микроорганизмов. А при выходе в нашу реальность паразитов размазывает по переборкам. Потому что здесь действуют иные законы и силы.
   В общем, мрак полный.
   Но мы с ребятами на эту тему вообще не заморачиваемся. Наша задача - выскрести дерьмо и получить деньги. Как я уже говорил, платят до черта, но и нюансы тоже имеются. Например, крайне высокая конкуренция. Если нет мохнатой лапы в правительствах колоний - получишь самые поганые врата, где корабли встречаются реже, чем живые пришельцы.
   В такой ситуации оказалась моя крохотная фирма под названием "Корней". В честь Чуковского, который "Тараканище" написал. К счастью, нам такие твари еще не попадались, но ходят слухи: всякое бывает. Впрочем, слухи на то и слухи. Как у любой профессии, у дезинсекторов тоже есть свой фольклор. Надо же травить какие-то байки за кружечкой в баре.
   Стыдно признаться, но бара у нас нет. Коллеги по цеху вытеснили "Корнея" в забытый всеми богами сектор Дзеты Сетки. Мы вращаемся на орбите похожей на Марс рыжей планетки, у которой и названия нет, только номер. Да не абы какой, а пятнадцатизначный.
   Здесь нет ничего, кроме геологоразведочной станции. Что за ископаемые она ищет - секрет, но явно нечто очень ценное. Иначе бы стали ради десятка человек строить целые гиперврата? Примерно раз в месяц сюда приходят корабли снабжения. Чаше всего небольшие баржи с припасами, развлечениями и запчастями для хитроумных приборов.
   Эти кораблики мы и чистим. Нас всего двое: я и американец Глен. Объем работ небольшой, вполне себе справляемся без посторонней помощи. Вообще, содержать большую бригаду очень затратно. Лишь самые успешные фирмы могут позволить большой штат. Каждого надо снарядить, вооружить и постоянно закупать расходники. Ведь мы не просто уборщики с пылесосами и метлами. У нас строгий Устав, за несоблюдение которого вмиг лишают лицензии.
   А в Уставе четко прописаны все ТТХ. Скафандры класса защиты не меньше третьего с запасом смеси минимум на сутки, плюс аварийный баллон на пять часов. Лазерные пистолеты первого и второго уровней - отлично жгут хитин, но не наносят вреда обшивке. Гарпунные копья, способные вытянуть до сорока килограммов. Холодное оружие первой марки: ножи, кинжалы, короткие мечи. И несколько страниц требований к дезинфицирующим жидкостям и распылителям.
   На весь этот арсенал нужны лицензии. За каждую надо заплатить. Я уже молчу о стоимости самой экипировки и запчастей. Ну и обслуживание челнока, куда ж без него. Мобильная группа недаром так называется. В общем, чтобы зарегистрировать фирму всего на двух человек, я продал трехкомнатную квартиру в центре Москвы. По нынешним меркам - целое состояние. Но оно того стоит. Всего за год нам удалось отбить половину средств. Даже с учетом базирования в жопе Вселенной.
   - Демиан, - позвал Глен.
   Напарник неплохо знает русский, но акцент жуткий. Когда мы познакомились, он вообще не знал других языков. За все время работы он так и не научился выговаривать мое имя. Демиан - на свой лад. Зато бороду отрастил как полярник и водку хлещет точно так же. С виду - настоящий русский медведь: высокий, широкоплечий, заросший. Никто и не догадается, что перед ним янки, пока Глен не раскроет рот.
   - Врата активейшн. Сегодня по плану баржа "Лёмонософф".
   - "Ломоносов".
   - Йес, "Лёмонософф".
   Я покачал головой и повторил по слогам:
   - "Ло-мо-но-сов".
   - Йа, "Лемонософ".
   Глен искренне удивляется всякий раз, когда я учу его произношению. Ему кажется, что он все говорит правильно и совсем без акцента. Вы спросите, почему я не взял соотечественника? Был один, но быстро съехал из этой дыры. Тут вообще мало кто задерживается. Слишком уж одиноко и уныло. Нужно быть настоящим мизантропом, чтобы месяцами терпеть отсутствие людей. Глен такой, да и я тоже. Так что мы быстро сработались.
   Квадратная рамка врат полыхнула фиолетовым огнем. Из портала выплыл похожий на гроб черный корабль. Почти все грузовики по форме напоминают параллепипеды. Реже - кубы. Удобно стыковаться, загружаться-разгружаться, ремонтироваться. Подобные махины собираются на орбитальных верфях и никогда не летают в атмосфере. А в космосе аэродинамика на хрен не упала.
   Исключение составляют лишь яхты и личный транспорт. Там важна красота, поэтому конструкторы и дизайнеры изгаляются как могут. У нас же все просто. "Корней" - это просто кубик с намалеванными на бортах номером и названием. На носу стыковочный док и обзорный иллюминатор, в корме движки. Удобно и эргономично, пусть и без изысков.
   Я малость повернул штурвал, чтобы лучше видеть баржу. "Ломоносов" принадлежит Восточной Торговой Компании, то есть России и Китаю. Вон и флаги виднеются, один рядом с другим, чтобы никому обидно не было. Поэтому я сам связался с экипажем, дабы не травмировать гостей лютым говорком приятеля.
   - Борт семь один два один, на связи дезинсекторы. Разрешите стыковку.
   В ответ - тишина. Пощелкал рацией, проверил частоту - все в порядке. Повторил запрос. И снова ноль эмоций.
   Тем временем баржа медленно повернулась и включила двигатель. Из кормы вырвался сноп ослепительно белого пламени.
   - На орбиту ложится, - сказал я. - Значит, все в порядке. Наверное, это у них рация сломалась.
   Так как станцию построили на поверхности, доставка осуществлялась реактивными контейнерами. По сути это автоматические корабли с двигателями, компьютерами и парашютами, если на планете имеется атмосфера. Баржа сбрасывает груз, а тот самостоятельно прокладывает курс и приземляется в нужных точках. Удобно, но очень дорого. Еще один довод в пользу того, что геологи ищут тут чертов хрендостаниум.
   - Аутопайлот, - заметил Глен.
   И как я раньше не догадался. Ведь кораблем не обязательно управляют люди - он может стабилизировать орбиту и сам. Но по закону минимальный экипаж обязан быть для решения внештатных ситуаций. Раньше большинство грузовиков были автоматическими, пока у одного не засбоил компьютер, и три сотни тонн промышленной взрывчатки не рухнули на крупнейшую шахтерскую колонию Западной Торговой Компании. От десяти тысяч рудокопов не осталось и следа, ущерб был нанесен колоссальный. Убытки до сих пор подсчитать не могут.
   Расследование выяснило, что кто-то взломал систему и откорректировал маневр. Ответственность за теракт взяли на себя исламисты. На Земле началась очередная операция против фанатиков, а кораблям запретили летать самостоятельно. Такая вот история.
   - "Ломоносов", на связи "Корней". Как слышите? Прием!
   Не берут трубку, хоть тресни. А ведь капитан обязан получить от нас сертификат. Без обеззараживания сброс груза строжайше запрещен.
   Вдруг рация ожила. Я услышал знакомый голос Алены Скирюк - начальницы станции:
   - Демьян, что там у вас? Поставка и так задержалась на сутки, можете побыстрее все зачистить?
   - Баржа не отвечает.
   - Странно. Погоди секунду, попробую выйти на связь.
   Секунда растянулась ровно на три минуты - специально наблюдал за бортовым хронометром. Алена - талантливый ученый, и она точна во всем, кроме меня. Наверное, это и стало причиной нашей размолвки.
   - Тишина, - задумчиво произнесла подруга. - Впервые с таким сталкиваюсь.
   - Мы тоже. Ален, если через три часа не выйдем на связь - посылай SOS на всех диапазонах. Если произойдет сброс груза - даже не думайте прикасаться к контейнерам. Лучше вообще не подходите близко.
   - Дем...
   - Думаю, у них все же барахлит передатчик. Вдруг туда кусок жука попал? До связи.
   - Стикофка? - спросил Глен.
   - Ставь на автомат и в трюм.
  
   У дезинсекторов, постоянно работающих в одной точке, есть коды аварийного доступа к шлюзам. Как раз для подобных ситуаций. Потому что, как я уже говорил, мы не просто уборщики. Мы чистильщики самого широкого профиля. Мы можем не только отскрести куски паразита от стен, но и дать отпор целому. За все время существования гиперврат живые пришельцы не попадались, но вероятность имеется, пусть и маленькая. Поэтому дезинсектор должен быть готов ко всему.
   Я спустился в трюм и открыл шкафчик. Сканирование сетчатки, отпечатки больших пальцев, восьмизначный код, пароль и специальный ключ, сделанный в двух экземплярах. Один у меня, второй хранится в Управлении Дезинсекции ВТК. Как видите, все очень непросто, ведь шкафчик по сути сейф, где находится очень ценное оборудование. Технология его производства - промышленная тайна Компании, а она очень дорожит своими секретами. Более того, в случае моей смерти, все это добро будет уничтожено термитной взрывчаткой. Если я погибну в полном облачении, мое тело тоже превратится в пыль. В принципе, ничего страшного - на Земле уже полвека практикуется только кремация.
   Итак, что же нас ждет за бронированной дверцей? Трехслойный комбинезон из кевларосинтета - непреодолимая защита для любых колюще-режущих предметов. Говорят, ткань может выдержать даже удар алмазного бура. Испытана остатками пришельцев, среди которых встречаются острейшие жвала и похожие на клинки наросты. Мой комбинезон темно-зеленый с черными пятнами. Не знаю, зачем ему такой камуфляж, но выглядит внушительно.
   Дальше надевается скафандр из того же материала, только уже в пять слоев. Такой скафандр не имеет ничего общего с дутыми костюмами начала эры освоения космоса. Он растягивается и плотно облегает фигуру, ничуть не сковывая движений. Девушки в таких нарядах выглядят просто фантастически. Жаль, их очень мало на дальних рубежах.
   Более того, скафандр обработанного особым герметиком. Эта мазь обладает огне и кислотоупорностью, а также сопротивляется всем известным отравляющим веществам, особенно газам. Изнутри к скафандру прикреплен плоский баллон смеси, отчего создается впечатление, будто все дезинсекторы горбатые. Но это вынужденная мера - система жизнеобеспечения должна быть защищена лучше всего, и просто надевать ее как ранец - верх глупости.
   На этом этапе я останавливаюсь и жду напарника. Глен немного медлителен. Возможно, из-за габаритов или от природы такой. Без него мне не надеть последний элемент защиты - титанопластиковую броню. Из-за металлического блеска она похожа на средневековые латы и кажется тяжелой, громоздкой. На самом деле это совсем не так. Титанопласт невероятно легкий и, пожалуй, самый прочный сплав из существующих. Бронежилеты высших классов спокойно выдерживают попадания из крупнокалиберных снайперских винтовок. Наша защита не такая крутая, но от насекомых-переростков спасет без труда.
   Я вытягиваю руки в стороны. Глен надевает на меня панцирь и застегивает крепления. Следом идут наплечники и наручи с перчатками. Они соединены в локтях тонкой гофрой. Все сочленения наиболее уязвимы, но тут уж ничего не поделаешь - двигаться надо много. Залезь на контейнер, проберись в шахту, перепрыгни через штабель ящиков. Такая вот у нас подвижная работа.
   Следом идут высокие сапоги и набедренники. Пах прикрывает специальный пояс с треугольной пластиной. Бронированных трусов еще не изобрели, приходится довольствоваться чем есть. Шлем я надеваю уже сам. Пока шторка забрала открыта - все отлично видно. Но стоит ее поднять, и останется крохотная щель перед глазами. Впрочем, это вынужденная мера. Еще ни разу не возникало нужды защищать лицо чем-то, отличным от армированного стекла скафандра.
   С другой стороны, еще ни один корабль не отвечал на запросы. Эх, чует сердце недоброе.
   Я помог облачиться Глену и приступил к вооружению. На плечи закинул баллон распылителя. Внутри - особая жидкость, растворяющая остатки инопланетян, но не портящая все остальное. Раньше куски старательно собирали в специальные контейнеры и сдавали ученым за бешеные бабки. С развитием гиперврат необходимость в материале для исследований отпала. И так склады забиты до потолка. Но дезинсекторы в обязательном порядке изучают все эти кусочки, чтобы ненароком не пропустить нечто необычное. За образцы, отсутствующие в базах данных, отваливают такие премии, что мама не горюй. Столетия назад золотоискатели мечтали найти самородок размером с кулак. Сейчас же чистильщики жаждут отыскать незарегистрированный ошметок. Такие находки случаются крайне редко, и счастливчиков можно пересчитать по пальцам.
   На всякий случай я взял контейнер и повесил на пояс. С виду обычная пластиковая банка с крышкой, а на деле целый комплекс по консервации внеземных тканей.
   Гарпунное копье повесил за спину, рядышком с распылителем. Метровая трубка с крюком-кошкой на одном конце, и шариком сверхмощной лебедки на другом. Предназначена для добычи кусков из всяких труднодоступных мест. Но если что - сойдет за оружие или позволит преодолеть препятствие.
   Пристегнул к поясу ножны с коротким мечом. Специально выбрал себе дизайн под средние века, чтобы еще больше походить на рыцаря. Обычно дезинсекторы носят некое подобие мачете, а у меня полуторник с настоящей гардой. Красота! Чем бы дитя не тешилось...
   Засунул в кобуру на бедре лазерный пистолет. После принятия лазеров на вооружение у большинства солдат резко упали показатели точности. А все потому, что у лазеров не было ствола - направлять луч не имеет никакого смысла, это же не пуля. В конечном итоге, основные узлы перенесли из рукояти в ствол, а то бедняги с непривычки не могли целиться и жутко костерили новинку. Так что мой пистолет имеет стандартную компоновку, только нет курка, а вместо спускового крючка - кнопка.
   Ну вот и все.
   - Готов? - спросил я напарника.
   - Погоди плис.
   Глен опустился на корточки и подковырнул ножом днище своего шкафа. Там оказался тайник, откуда коллега извлек штурмовую лазерную винтовку.
   - Нам же нельзя такое...
   Янки улыбнулся и подмигнул:
   - Тудэй мошно.
  
   По Уставу дезинсекторы должны пристыковаться к верхней палубе, где находится мостик и каюты экипажа. Доложить капитану о прибытии, предъявить документы и отметиться в бортовом журнале. Лишь потом спускаться в трюм. Обычно вся гадость скапливается именно там. Чем ниже палуба - тем больше жучиного дерьма. С чем это связано - загадка. Процесс появления ошметков тоже до конца не изучен. Корабль проходит через врата за считанные секунды, люди даже не замечают никаких изменений. Камеры наблюдения почему-то отключаются при прыжке, как и вся электроника. А когда возобновляют работу, вокруг уже полно мусора. В общем, загадка мироздания. Но не отказываться же ради такой мелочи от колонизации целой Вселенной.
   "Корнея" легонько тряхнуло - сработали магнитные зажимы доков. Послышался свист воздуха - выравнивалось давление. После створки отворились, и мы вошли в карантинную камеру. Специальная лазерная решетка сожгла всех микробов на наших скафандрах, лишь после этого открылась дверь в жилой блок.
   Мы шагнули в узкий коридор с четырьмя каютами: капитана, навигатора, техника и пилота. Стандартный экипаж грузовой баржи. В коридоре горел свет, из-за двери летчика доносилась негромкая музыка. Я навострил уши, услышав знакомый голос. Точно - старина Фредди поет о том, что шоу должно продолжаться. Пилот заочно получил несколько очков уважения - обожаю "Queen".
   - Кажется, тут все в порядке, - с облегчением произнес я. - Просто рацию вырубило после перехода.
   - Не согласен, - отозвался янки. - Нас никто не встретил. Это есть странно.
   - Вот на мостик сходим и узнаем, кто прав.
   Глен снял с плеча винтовку. Я на всякий случай вытащил пистолет. Коридор оканчивался шлюзом, за которым находились системы управления кораблем. По Уставу экипаж не имеет права покидать мостик, не проведя их диагностику после прыжка. На это уходит не меньше часа. Так что если парней нет на месте - случилась беда.
   Напарник встал напротив двери и прицелился. Я прижался спиной к стене и коснулся пальцем сенсорной панели. Створки с едва слышимым шелестом раскрылись. Глен шагнул вперед, водя оружием из стороны в сторону.
   - Чисто, - отрапортовал американец.
   - Даже слишком, - заметил я.
   Четыре кресла, образующие равнобокую трапецию. Четыре рабочих места с включенными терминалами. Ни одного человека. Ни единого следа инопланетной заразы. Все стерильно, будто экипаж просто вышел покурить в жилой блок. Кстати о жилом блоке...
   - Глен, проверь каюты.
   - Есть.
   Слово "есть" янки очень любит. Наверное потому, что оно напоминает родное "yes", да и означает то же самое.
   Yes, sir!
   А дезинсекторы, между прочим, полувоенная организация. Четвертая ступень в иерархии после армии, частных военных компаний и внутренних войск. Чем крупнее фирма - тем строже уставные отношения. Нас всего двое, а каждый знает свое место. Особенно в экстренных ситуациях.
   Позади начал раздаваться шелест дверей. Пока Глен обыскивал комнаты, я сел в кресло навигатора и проверил связь. Все работает, никаких неполадок. Просто ответить некому.
   - "Ломоносов" вызывает поверхность, прием.
   - Демьян? - удивленно спросила Алена. - Как дела?
   - Плохо. Мостик пуст.
   Женщина глубоко вздохнула:
   - Я немедленно запускаю аварийный маяк.
   - Давай. А мы пока обыщем трюм.
   - Осторожнее там.
   Связь оборвалась. Подошел Глен и осторожно сел в кресло капитана.
   - В каютах никого. Вещи на местах. Экипаж не убегать быстро. Не покидать палубу в спешке.
   - Надо проверить камеры.
   Я активировал систему безопасности и вывел на монитор данные с камер. Всего их три десятка, но меня интересовали первые семь: стыковочный порт, карантинный отсек, каюты и сам мостик. Коснулся ползунка таймера и оттянул назад - к моменту подготовки к прыжку. Все записи сохраняются, так что выяснить, чем занималась команда по ту сторону врат не составило труда.
   Все на местах. Капитан слева от пилота, позади навигатор и техник. Самое удивительное, навигатор - девушка. Молодая, симпатичная блондинка с собранными в хвост волосами. Остальные - сурового вида мужики средних лет. Все в синих полетных комбинезонах, капитан - еще и в белой фуражке. Ничего подозрительного в действиях экипажа нет. Работают, елозят пальцами по сенсорным панелям, тихо переговариваются. В обзорном иллюминаторе виден краешек врат.
   Вот он вспыхивает, и баржа начинает прыжок. Фиолетовая волна захлестывает мостик, камера отключается. Когда же система наблюдения восстанавливается, никого из людей нет.
   - Что за...
   Я отмотал запись, но ничего нового не заметил. Просмотрел фрагмент трижды, в последний раз - покадрово. Ничего. Вот команда есть - вот ее нет.
   - Факин скейри.
   - И не говори.
   - Корабль-призрак. Флаин дачмен.
   Вот с этим можно поспорить. Я включил датчики движения в трюме и долго всматривался в диаграмму. За несколько минут зеленая полоска не колыхнулась ни разу. Кажется, судно действительно мертво.
   - Попробуй посмотреть другие камеры.
   В реакторном отсеке - излюбленном месте дохлых пришельцев - царила чистота. Ни кусочка хитина, ни капельки слизи. Хотя обычно эти отсеки выглядят так, будто туда сбросили несколько грузовиков настоявшегося мусора. В трюме тоже не нашлось ничего подозрительного. За исключением трех неработающих камер. Все они находились в носовой части. Посмотреть, что там - невозможно из-за плотного ряда контейнеров.
   - Ну что, спускаемся? - спросил я.
   - Лифт или лестница?
   - Лестница. Не хватало еще застрять.
   За переборкой тихо шелестел реактор. Под ногами поскрипывали железные ступени. Едва слышно гудели лампы на потолке. Мы осторожно спускались вниз, держа оружие наготове. Я шел впереди, Глен прикрывал. Еще один шлюз, и мы в трюме.
   Черные контейнеры стояли очень плотно, образуя узкий извилистый коридор. Он вел от реакторного отсека до самого носа и ярко освещался множеством ламп. Спрятаться тут негде, разве что за очередным поворотом. Мы преодолели уже половину пути, но так и не нашли ничего подозрительного. Никаких следов: ни людей, ни пришельцев.
   Я так напрягся, всматриваясь по сторонам, что чуть не подпрыгнул, когда зашипел шлемофон.
   - Демьян, это Алена. Только что прибыло спасательное судно Компании. Оно не отвечает. Повторяю: связи нет.
   - Просто здорово...
   Тем временем наш маленький отряд вышел на финишную прямую. За поворотом начинался отрезок коридора, упирающийся прямо в носовую обшивку. Я прижался спиной к контейнеру и жестом дал команду Глену: ты первый, я прикрываю.
   Янки выпрыгнул из-за угла, и сразу же взял на мушку проход. Я шагнул следом, водя пистолетом по сторонам. Пусто. Ничего.
   На всякий случай дошли до самого конца и внимательно все осмотрели. Серый грузовой люк под ногами, фермы и рельсы кранов под потолком, вокруг стенки гигантских ящиков.
   - Демиан, камеры.
   Глен поднял указательный палец. Я присмотрелся и увидел крохотные коробочки на кронштейнах. Все три были сломаны - смяты в лепешку, будто их машина переехала. Это явно дело чьих-то рук... или лап. При переходе никаких механических повреждений не возникает.
   - Кажется, у нас целехонький. Вот почему нигде нет жучиного дерьма. Но почему мы не встретили его?
   - Между потолок и контейнер зазор. Он мог проползти поверху.
   Яркий дневной свет сменился оранжевыми проблесковыми маячками. Завыла сирена, пол задрожал.
   - Сброс груза!
   Сейчас створки распахнутся, а корабль сменит орбиту на более высокую. Оставшиеся дрейфовать контейнеры включат двигатели и полетят на планету. А мы вместе с ними. Будь на нас самые прочные и огнеупорные скафандры - мы один черт не переживем приземление. Или сгорим, или переломаем все кости от диких перегрузок.
   - Гарпуны! - крикнул я, и снял с плеча трубку.
   Выстрелил, кошка угодила прямо в ферму и зацепилась за балки. Я крепче обхватил древко, напарник сделал то же самое. Люк открылся, баржа резко пошла вверх, оставляя контейнеры на прежней орбите. К счастью, мы не долго болтались над бездной. Сразу после сброса люк закрылся, гравитация восстановилась.
   Мы спустились и перезарядили гарпуны - мало ли что, вдруг опять придется играть в Тарзанов.
   - На мостик! Оно там!
   - С чего ты взять? - удивился Глен.
   - А кто по-твоему сбросил груз? У автопилота нет на это прав.
   - Но разве жук способен на такое?
   Я на ходу опустил забрало и сказал:
   - Вот заодно и узнаем.
   Мы взбежали на верхнюю палубу. Я коснулся сенсорной панели, но та мигнул красным.
   - Он заперся на мостике!
   - Отойди.
   Янки прицелился и нажал кнопку. Зеленый лазерный луч за считанные секунды выжег замок. Мы ворвались в отсек и увидели пришельца. Он стоял рядом с капитанским креслом, явно готовый к драке. Никогда прежде мне не доводилось видеть ничего подобного. Ученые много раз предпринимали попытки воссоздать облик инопланетян, но получались какие-то каракатицы с клешнями, усами и кучей лапок.
   Перед нами же стоял гуманоид. Треугольная богомолья голова с черными фасеточными глазами. Покрытое толстым коричневым хитином тело. Острые шипы на предплечьях и некое подобие загнутых шпор на голенях. Очевидно, в ближнем бою тварь крайне опасна.
   Глен выстрелил, но луч оставил на груди пришельца лишь дымящуюся обугленную точку. Богомол зашипел и бросился на нас. Мы отпрыгнули в разные стороны, и тварь промахнулась. Несмотря на грозный внешний вид, двигался жук так себе. Слишком уж медленно и неточно. Непохоже на отточенные выпады тренированного бойца. Но броня у него хоть куда.
   Напарник зажал кнопку и старался попадать в одно место, чтобы рано или поздно прожечь хитин. Существо уклонялось как могло, затем поднырнуло под руки и одним ударом рассекло винтовку надвое. От смерти янки отделяли считанные секунды, и тут меня осенило.
   Я вытащил трубку распылителя и брызнул в спину чудища моющим средством. Белая струя аэрозоля попала точно в цель. Богомол заверещал и стал крутиться как волчок, пытаясь стряхнуть едкий раствор.
   - Гарпуны! - крикнул я.
   Кошки без труда впились в размягченный покров. Мы включили лебедки и опрокинули пришельца на пол.
   - Стой!
   Глен опустил распылитель.
   - Почему не убить его?
   - Это всегда успеем. Тащи к креслу!
   Мы усадили тварь на место капитана и обмотали тросами. Богомол свесил треугольную голову на бок и тяжело дышал. Я дал ему крепкую пощечину.
   - Жжет! - простонал гуманоид.
   - Еще хочешь? - я поводил трубкой перед мордой пленника.
   - Нет!
   - Тогда отвечай, кто такой?
   - О, интерогейшн! - одобрительно произнес Глен. - Йа, хорошо! Как в Ирак и Гуантанамо. Лучше открывай рот!
   - Меня зовут Гар-Тан.
   Я врезал жуку в скулу.
   - Я не спрашивал, как тебя зовут. Повторяю последний раз: кто ты такой?
   Тварь растянула губы в некое подобие улыбки. Пришлось брызнуть разок на ступни. Послышалось шипение, от расплавленного хитина повалил пар. Гар-Тан запрокинул башку и утробно заревел.
   - Эта жидкость не оставляет и следа от таких как ты. Лучше не упрямься.
   - Вы, люди, слишком молоды и самоуверенны, - прохрипел чужак. - Как дети бросаетесь на игрушку, даже не узнав, что это такое. Возможно, это граната. Или мина. Или бомба замедленного действия...
   - Хорош демагогию разводить.
   - Гиперврата. Ты имеешь хоть малейшее представление о том, как они работают?
   Я пожал плечами.
   - Ну, корабль входит в одной точке и выходит в другой.
   Пришелец сухо заклекотал. Наверное, это означало смех.
   - Как я и думал.
   - Не зли меня.
   - Корабль входит в иное измерение. Наше измерение. Фиолетовое поле - это сканер, считывающий все данные объекта. На их основе создается точная копия, которая и появляется в указанном месте. При этом весь необходимый строительный материал воруется с нашей планеты. Вы как смерч вытягиваете металлы, камни и даже живые организмы. То, что вы называете мусором и уничтожаете вот этими штуками, на самом деле остатки моих братьев. За десять лет перелетов вы убили четверть популяции и нанесли нашему миру непоправимый вред. Мы пытались вам помешать, но при выходе из врат все, что не совпадает со структурой копии, превращается в...
   - Я понял.
   - Но теперь все изменится. Вы думаете, только после нас остаются ошметки? А куда тогда девается оригинал? Остается у нас, но быстро разрушается. Наши измерения слишком разные, тут уж ничего не поделаешь. Понимаешь, человек, всю суть ситуации? Ты - лишь копия. А твое настоящее тело давно сгнило в Зар-Алгале.
   Гар-Тан снова рассмеялся. Пришлось еще разок врезать ему по наглой морде.
   - Мы тоже собираем и изучаем ваши останки и обломки. Мы узнали очень многое о человечестве. Например, я свободно общаюсь на тридцати ваших диалектах и знаком со многими культурами. Но самое главное - мы открыли способ внедряться в вашу реальность, не боясь взорваться из-за нестабильности молекулярных связей. Мы внедрили себе ваши гены. Как видишь, эксперимент прошел удачно. И теперь ваши проклятые врата не отбирают нашу плоть для построения биологических копий. Все вошедшие в наш мир останутся там навсегда!
   - Зачем вы здесь? Почему ты сбросил контейнеры?
   - Охотно отвечу. Все равно вы уже ничего не сможете предотвратить. В ящиках - тысяча отборных воинов моего народа и несколько десятков ученых. Они захватят станцию и отыщут то, что вы гордо называете менделевием. Из этого элемента мы построим свои врата, и вы ответите за каждую смерть, каждое разрушение! Земля теперь будет нашим домом! Считаю это достойной компенсацией за весь вред, что нанесло человечество.
   - Следи за ним, - велел я Глену.
   А сам включил рацию и связался с Аленой:
   - Слушай, у нас ЧП. На подробности нет времени, но это полный атас. В контейнерах - целая армия инопланетян. Забаррикадируйте всех входы и выходы, постарайтесь продержаться хотя бы час.
   - Дем, мы научная станция, а не форпост!
   - Знаю. Но вы должны организовать хоть какую-нибудь оборону. Мы скоро будем. - И уже обращаясь к напарнику, добавил: - Живо на челнок.
   - Что делать с этим?
   Я провел пальцем по горлу.
   - Только в голову бей. Не хочу слышать его вопли.
   Гар-Тан зашипел, задергался.
   - Извини, приятель, ничего личного.
  
   Корабль жутко трясло. От потери управления нас уберегала лишь разряженная атмосфера. Будь она хоть капельку плотней - и челнок бы отправился в затяжной кувырок до самой земли. Но мы держались, пусть и неимоверными усилиями.
   Глен скрипел зубами и матерился, перемежая родные словечки с теми, что подхватил от меня. Даже могучие медвежьи лапы напарника с трудом удерживали штурвал. Я же не отводил взгляда от обзорного монитора. Серая полусфера станции с плоской вершиной стремительно приближалась. С высоты она походила на капельку сиропа, атакованную со всех сторон полчищем муравьев. Повсюду валялись разбитые грузовые контейнеры. К счастью, удачно приземлились далеко не все, но даже уцелевшие насекомые представляли серьезную силу.
   - Алена, как слышишь? Прием! Мы скоро будем! Выбирайтесь на посадочную площадку!
   В ответ помехи и неясные стуки, будто кто-то колотит деревянным молотком по железному ящику.
   - Глен, надо быстрее!
   - Бистрее нельзя! Не смочь затормозить!
   Челнок постепенно замедлял падение. За тонкими листами обшивки неистово шипели движки. Подобные корабли не предназначены для посадки на планеты, поэтому приходилось по максимуму напрягать маневровые сопла.
   Я продолжил разглядывать монитор. Остальное меня ничуть не заботило. Ни данные системы диагностики, ни количество топлива в баках, ни запасы кислорода. Я неотрывно смотрел на серый пятачок, окруженный мерцающими огнями.
   Вдруг у самого края возникла черная точка. Оттуда выбрался человек в скафандре, сразу же закрыл люк и лег на него. Я видел, как подрагивает тело незнакомца - кто-то отчаянно ломился снизу, но пока преграда держалась.
   - Алена, это ты?! Прием!
   - Да я, я! - раздался в шлемофоне запыхавшийся голос. - Скорее! Уроды скоро выбьют люк!
   - Держись крепко! - посоветовал Глен.
   Челнок сильно тряхнуло. Если бы не ремни, я бы вылетел из кресла. Над приборной панелью зажегся оранжевый маячок, бортовой компьютер начал монотонно перечислять ошибки и неисправности.
   - Готовься к взлету!
   Я выбежал из кокпита и спустился в трюм. Глен открыл стыковочный док. На ходу достав трубу распылителя, я выбежал на площадку. Алена продолжала лежать ничком, но с каждым разом подлетала все выше. Люк был весь покрыт вмятинами и порезами, слава богам - неглубокими.
   - На корабль, живо! - я протянул подруге руку.
   Девушка поднялась и побежала к "Корнею". В этот момент люк распахнулся и оттуда показалась уродливая треугольная голова. Я тут же пустил в нее струю и не отпускал кнопку до тех пор, пока снизу не раздался жуткий вой. Это не остановило насекомых, они полезли наверх с утроенной силой. Пришлось устроить им небольшой едкий душ. До тварей очень быстро дошло, что на крышу лучше не соваться. Получив небольшую паузу, я рванул к кораблю.
   - Дем, сзади!
   Оборачиваться не стал. Не глядя пустил аэрозоль через правое плечо. Судя по диким воплям - попал. Как только стыковочный порт закрылся, мы вбежали в кокпит. Корабль начал взлет, но слишком медленно. Движки ревели, но наша коробка поднялась аж на целый десяток метров.
   - Что такое? - спросил я.
   - Перегруз!
   - Открывай порт. Алена - за мной.
   Мы спустились в трюм и принялись бомбардировать жуков ненужным теперь хламом. За борт отправились пустые баллоны распылителя, запасные детали, пара стопок мужских журналов, половина всех сухих пайков.
   - Демиан! - крикнул напарник. - Нет смысла. Мы все равно не дотянем до орбита. Топливо кончается.
   - Вот дерьмо...
   Алена хлопнула меня по плечу.
   - Я знаю, что делать. Глен, слышишь меня?
   - Йес.
   - Лети в шестой сектор, это совсем недалеко отсюда. Километров сорок на север.
   - А что там? - спросил я.
   - Десять лет назад в районе разбился крейсер ВТК. Неудачная посадка. Эвакуировать корабль не стали, просто законсервировали до лучших времен. На борту есть несколько ракет, и при должно старании можно запустить парочку по гипервратам.
   - Погоди. Ты хочешь уничтожить портал?
   - Это необходимая мера. На планете огромные запасы менделевия, она даже названа в честь ученого. Если жуки притащат сюда достаточно сил, то построят свой портал и тогда всем нам конец.
   - Но мы... останемся тут навсегда.
   Алена вздохнула.
   - Дем. Или мы, или человечество. Что выбираешь?
   Я промолчал. Ответ попросту не требовался.
  
   Разбившийся крейсер мы заметили издалека. Его черная туша отчетливо выделялась на бледно-рыжем фоне. Судно лежало на краю высокого плато, окруженного со всех сторон скалистыми горами. Носовая часть с надстройкой мостика надломилась и смотрела на дно глубокого ущелья.
   "Корней" не дотянул до крейсера всего километр. Посадка выдалась очень жесткой. Челнок упал под острым углом, смял нижнюю грань и прокатился метров десять на стыковочном доке. Стоит ли говорить, что от него ровным счетом ничего не осталось, и в носу челнока зияла дыра?
   Несмотря на это, нам пришлось буквально пробивать себе путь на свободу. Впрочем, после такого приземления сделать это было довольно просто. Я врезал пару раз по обшивке - и та развалилась на четыре искореженных листа.
   Мы космонавты со стажем, и кувырканиями вестибулярные аппараты не удивить. Выбрались наружу и сразу же поковыляли к крейсеру. Запасов воздуха оставалось на двадцать часов, а за это время еще многое предстояло сделать.
   - Как он называется? - спросил Глен, указав рукой на черную коробку.
   - "Икар", - ответила Алена. - Первопроходец Компании. Как и все первые модели несовершенен, за что и поплатился.
   - Йа, понятно. Первый оладий - шаром.
   Я усмехнулся и хлопнул себя по забралу.
   Корабль был не особо большой. Метра три в высоту, пятнадцать в ширину, а сколько в длину - сказать сложно из-за надломленного носа. Мы подошли к обрыву и глянули вниз. Пока будешь лететь - успеешь вспомнить все трехэтажные матюги. Возможно, даже произнести их. И что самое паршивое - кому-то из нас придется лезть на мостик.
   - Судно прошло через врата, так? - спросил я.
   Алена кивнула.
   - Значит, внутри повсюду жучиные ошметки десятилетней выдержки.
   - Не беда, - уверенно произнес Глен. - Все почистим.
   - Остается надеяться, что там не завелось никаких тварей. Понятия не имею, что происходит с инопланетными соплями за столь долгий срок.
   - Ничего не происходит, - немного нервно ответила подруга. - Если реактор выключен.
   - А если включен?
   - Запускаются эволюционные процессы.
   - То есть, спустя несколько лет слизь и куски хитина превратятся в пришельцев?
   - Да. Только одно маленькое уточнение: спустя несколько миллионов лет. Так что не волнуйтесь, мальчики, никого нет дома.
   Мы проникли внутрь через грузовой люк трюма. Питания на борту не было, поэтому створки просто запломбировали магнитным замком. Чтобы снять его, достаточно вырвать солнечную панель и выковырять батарейку. Ничего сложного, и ребенок справится.
   Остатки жуков за долгие годы обратились в прах и густым ковром устилали трюм. Мы шли по узком коридору между штабелей разномастных ящиков: с пайками, водой, боеприпасами. Они были связаны между собой тонкими тросами - несколько штук я срезал и спаял в один, длиной около тридцати метров. Лазерный пистолет - не только оружие, но и вообще незаменимая в хозяйстве вещь.
   Стоило подняться на верхнюю палубу, как нас едва не сбил с ног порыв ветра. Сквозняки тут царствовали о-го-го какие, зато весь мусор вымело.
   - Пойду запущу реактор, - сказал Глен.
   - Удачи. А я попробую залезть на мостик.
   Сказано - сделано. Один край троса прикрепил к переборке, второй - к своему бронепоясу. Тут край пригодилась бы гарпунная лебедка, но мы так спешили, что оставили копья на барже.
   - Обидно, - сказал я, подойдя к краю слома.
   - Что не вернешься домой?
   - Что тут хреновая атмосфера. Не смогу поцеловать тебя напоследок.
   Алена устало улыбнулась. Ее скафандр был без забрала, и я видел красивое лицо, обрамленное светлыми волосами.
   - Ну, я пошел.
   - Дем, стой, - подруга схватила меня за плечо. - Слышишь?
   Я напряг уши. Откуда-то снизу доносился тихий звук, похожий на царапанье металла. Я осторожно посмотрел вниз, и в этот момент из носовой части выпрыгнул инопланетянин. Существо первым делом выхватило трубку распылителя, выдрало с корнем и сбросило в пропасть. Я остался по сути безоружным против закованного в хитин инсектоида. В отличии от казненного нами диверсанта, у этого голову защищало некое подобие шипастого шлема с крохотными отверстиями для глаз. Без аэрозоля справиться с таким чудищем будет крайне сложно, если вообще возможно.
   - Пошел! - Алена запустила в монстра обломком пластикового кресла. - Убирайся!
   - Что там с вами? - спросил Глен.
   Жук отвлекся, дав мне возможность для маневра. Я поджал ноги и отбросил тварь. К сожалению, жук устоял на краю и не рухнул в носовой отсек. Тем временем, я вскочил на ноги и выхватил меч. С такой броней моя зубочистка ничего не сделает, но позволит отвлечь проклятое насекомое.
   - Глен, нас выследили! Раствор - офф, дерусь как могу.
   - Сейчас буду!
   - Уж постарайся!
   Я увернулся от размашистого крюка и резанул противника в бок. Как и ожидалось, лезвие не оставило на хитине даже следа. Впрочем, оппонент тот еще боксер, слишком уж медленный и неповоротливый. Будь он хоть на йоту проворнее - и я не продержался бы и пяти секунд.
   Еще нырок и укол в спину - без результата. Жук ревет и машет руками. Создается впечатление, что это тело слишком непривычное для пришельца. Вот бы восемь ног да две клешни - тогда разговор бы шел другой. Но обычные жуки не шибко долго живут в нашем измерении. И пусть так остается всегда.
   - Глен!
   - Бегу!
   Тварь задела меня. Попала тыльной стороной кулака в грудь. Пластина из титанопласта выдержала, но сильно вмялась. Еще один удар в это место - и перелом грудной клетки гарантирован.
   Я отлетел на добрую пару метров и сшиб древний компьютерный терминал. Жук одним прыжком добрался до меня и занес руки над головой. Один удар - и все закончится. Я заслонил забрало и нагрудник предплечьями - скорее всего, это лишь продлит мои страдания, но против инстинктов не попрешь. Человеку свойственно хвататься за жизнь до последнего.
   Раздался знакомый шелест, вслед за ним - дикий, обезумевший рев. Жук поймал в морду бодрящий заряд аэрозоля и теперь медленно пятился к обрыву, пытаясь стряхнуть раствор. Но лишь размазывал его по телу, значительно усиливая боль. Наконец тварь не нашла позади пола и рухнула вниз. Послышался глухой удар, и рев затих.
   - Успел вовремя! - напарник показал большой палец.
   - Глен, сзади!
   Второй пришелец подкрался к янки и вонзил тому в спину хитиновый шип. Острие пронзило титанопласт и скафандр, не остановила шип даже система жизнеобеспечения. Глен вскрикнул, взмахнул руками и упал на колени. Напавшей твари тоже досталось по полной. Она пронзила баллон с аэрозолем, жидкость под давлением разлетелась во все стороны. Существо огласило палубу жутким криком и подохло в конвульсиях.
   Я подбежал к напарнику, но Глен уже был мертв. Прямое попадание в сердце и разгерметизация не оставили приятелю никакого шанса.
   - Суки... Ален - запустишь реактор?
   - Да, - выдохнула геолог.
   - Приступай.
   - Дем...
   - Слушаю.
   - Я вызову перегрузку ядра. Оставлю уродам небольшой подарочек. У тебя будет около пятнадцати минут.
   - Что же..., - я пожал плечами. - Тогда до встречи в лучшем мире?
   Алена шагнула ко мне и крепко обняла. Даже в многослойном скафандре это было чертовски приятно.
   - Прощай, Демьян.
   Я спустился по тросу на мостик. К тому моменту Алена включила питание, и компьютерные терминалы слабо мерцали сквозь толстый пыльный покров. Я кое-как угнездился в кресле бортстрелка и смахнул грязь с дисплея. Служба в армии не прошла даром - я отлично разбирался даже в устаревших системах. Зная координаты гиперврат, навести на них весь запас ракет не составило никакого труда. Но перед тем, как навсегда отрезать путь к планете, я решил отправить небольшое послание. Предупреждение.
   - Всем привет, кто меня слышит. Это борт два сорок ноль четырнадцать, крейсер ВТК "Икар". Мое имя - Демьян Орлов, лицензия дезинсектора номер тринадцать восемь двести тридцать. Вместе со мной Алена Скоробогатова, начальник геологоразведочной станции на планете Менделеев. И павший в бою с пришельцем Глен Дасти - замечательный напарник и друг. Сегодня мы столкнулись с теми, кто долгие десять лет оставлял нашим кораблям дурно пахнущие подарочки. Мне даже удалось пообщаться с одним из инопланетян. Они многое о нас знают и научились подсаживать в трюмы живых особей. Я до конца не понял суть действия гиперврат, но они неким образом сильно вредят родной планете разумных жуков. Дальнейшие путешествия через порталы несут серьезную угрозу всему человечеству. Надеюсь, это послание дойдет до адресата. Потому что мы останемся на этой планете навсегда. Я уже слышу скрежет лап по обшивке. Скоро твари будут здесь. За сим откланиваюсь, мне еще гостей встречать.
   Я вздохнул и нажал две кнопки. Отправить сигнал и ракеты. Над головой послышался гул гидравлики - открывались люки пусковых шахт. Прежде чем врата будут уничтожены, они отправят послание на ту сторону. Прислушаются ли к нему Компании или нет - не знаю. Мне уже все равно. Судя по мерцанию электроники и аварийным мачкам - до взрыва остались считанные минуты.
   Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Посидел в шуме и гаме, погладил верный баллон аэрозоля. Жуки словно чуяли его и не спешили атаковать. Корабль тряхнуло. К счастью, я пристегнулся, иначе бы вывалился к чертовой бабушке.
   - Ален.
   - Да?
   - Я тебя люблю.
   Тишина.
   - Я тебя то...
  
  

Случай на кладбище

   Эту историю рассказал мой хороший знакомый. Парень он честный, принципиальный, на лжи никогда не попадался. В общем, не верить ему никаких причин нет. А ой как хочется. Ведь история его - до жути пугающая и, можно сказать, мистическая.
   В общем, знакомый (назовем его Иван, он просил не раскрывать реальное имя) попал в кризис под сокращение. А живет он в деревне, где никакой работы отродясь не водилось, а единственный сахарный завод закрылся. Что делать? Семью кормить надо. Где-то месяц Иван батрачил тут и там, шабаша при каждом удобном случае. Пока в местной газете не увидел интересную вакансию: сторож кладбища.
   Ну, знакомый парень крепкий, двухметровый, в нечисть не верит и ничего не боится. Пошел, договорился, работать надо два через два в ночную смену. Тогда лето было, ночи теплые, сторожка обустроена - почему бы не и нет? Правда, Ваню смутила зарплата - двадцать тысяч. По меркам его деревни - просто бешеные бабки. Да еще и на такой непыльной работенке.
   Ваню честно предупредили: текучка дикая, никто на вторую смену не выходит, после первой все увольняются. Ну Иван хохотнул в усы да и пошел на дежурство. Чего ж ему, крестов да могил бояться? А если кто хулиганить будет - у Вани травмат есть, да и с кулака так даст, что никакой травмат не понадобится.
   Пришел Иван в десять вечера. Включил чайник, телевизор, разложил сканворд. Народа вокруг - ни души, несмотря на ранний час. Оно и к лучшему, никто мешать не будет. Под чаек и бормотание телика, новый сторож погрузился в сканворды. Так увлекся, что и не заметил, как наступила полночь. Тучи заволокли небо, ни луны, ни звезд, темно на околице просто атас.
   Вдруг слышит - кто-то ходит снаружи. Ваня в окно выглянул - ничего не видно, свет в стекле отражается. Лампу выключил, глядь - а перед сторожкой какие-то фигуры гуськом идут. Вроде как в черных капюшонах с балахонами.
   "Сатанисты!", - подумал Ваня, схватил пистолет и выскочил на улицу. Оббежал вокруг сторожки - никого нигде. Поводил фонарем по надгробиям - ни единой души. А потом - бац! - свежую могилу заметил. Будто вот прям сейчас вырыли. Земля еще не высохла, а должна была - день-то жаркий выдался, солнечный.
   Ну Ваня - человек рассудительный, хладнокровный. Вот и рассудил, что могилу выкопали до его вахты, а земля влажная из-за ночной росы.
   Убедившись, что никаких сатанистов на кладбище нет, сторож вернулся к сканвордам. Прошло буквально минуты три, слышит - опять кто-то ходит. Ваня к окну - а там фигуры в капюшонах. Ваня выскочил наружу и как заорет:
   - А ну пошли отсюда, сейчас ментов вызову!
   А вокруг опять никого!
   Знакомый взгляд опустил - хоп - следы на земле, свеженькие. Ваня по ним пошел и оказался аккурат на краю могилы. Ну, думает, пить надо бросать. Небось белка в гости стучится. Собрался было Иван восвояси, обернулся - а прямо перед ним люди в капюшонах стоят. Иван вскрикнул, отшатнулся, на ногах не устоял да спиной вниз в могилу и рухнул. По карманам хлоп-хлоп, а травмата-то и нет - видимо, обронил, когда падал. Тут-то Ваня чуть инфаркт и не поймал.
   А фигуры в капюшонах подошли к могиле, окружили ее и глядят на сторожа безликими мордами. У всех в костлявых руках лопаты, готовятся Ваньку закапывать. Тут один черт в балахоне присел на корточки и протянул Ване лапу свою без кожи и плоти.
   - Вылезай из могилы, - сказала нечисть. - Не для тебя копали.
   - А для кого? - дрожащим голосом спросил сторож.
   - Да вот рубль хоронить пришли.
  
  

Вольный охотник Кессиди Крид

   У края леса стояла двухэтажная башня. Бревенчатые стены посекли картечь и пули, но укрепление северян не разрушилось со времен Гражданской войны. Даже изрешеченный полосатый флаг янки все еще гордо реял на крыше. Некогда здесь громыхали пушки и солдаты гибли сотнями. Ныне же местность заброшенная и безлюдная. Даже охотники и трапперы предпочитают держаться подальше. Да и дичи тут совсем мало.
   По заснеженному полю к башне приближались два всадника. Один - мужчина лет тридцати с не по годам суровым лицом. Сухим, скуластым, с хищными чертами и недельной щетиной. Длинные темные волосы выбиваются из-под широкополой шляпы, крепкую шею прикрывает алый платок. Человек одет в черно-белую клетчатую рубашку и тяжелый пыльник. Джинсы заправлены в высокие кожаные сапоги, на бедре - кобура с верным кольтом, вместо пояса - патронташ.
   Это Кессиди Крид - один из лучших охотников за головами севера.
   Его напарник - пухлощекий седобородый старик с винчестером за спиной. Носит куртку и штаны с бахромой. Бахрома вообще везде, даже на мокасинах и шапке с хвостом енота. Одежда расшита индейскими письменами, под левым глазом - татуировка с известным лишь хозяину символом какого-то племени.
   Это Горец Джон - лучший следопыт и траппер севера.
   Вместе они ловят опасного преступника, и следы привели напарников в старую башню. Но идти напрямую слишком рискованно. Добыча наверняка засела у бойницы и поджидает недругов. Кессиди дал знак товарищу и повел коня в сторону. Они подошли к укреплению с угла и встали в мертвой зоне, откуда не достать даже самому искусному стрелку. А тот, за кого заплатят двадцать тысяч - вовсе не такой.
   - Адам Ло! - крикнул Крид, приподнявшись в стременах. - Ты окружен! Сдавайся и проживи еще немного, иначе эта башня станет твоим гробом!
   Жаль, что преступника велено взять живьем. За труп не дадут и цента, иначе динамит в бойницу и дело с концом. У Горца есть с собой несколько шашек - так, на всякий случай.
   В ответ тишина. Джон хлопнул товарища по плечу и помахал узловатыми пальцами перед своим лицом. Значит, что-то учуял. Горец - немой и не знает языка жестов, но за долгие месяцы совместной работы Крид научился его понимать. Ну, почти.
   - Что унюхал?
   Старик провел большим пальцем по горлу.
   - Там труп? Адам сдох?!
   Джон затряс головой, хлопнул себя по бронзовой бляхе и сделал вид, будто что-то солит. Металл и соль.
   - Кровь? Ло ранен?
   Короткий кивок. Кессиди принюхался, но ничего особенного не ощутил. Впрочем, куда ему до Горца Джона. Траппер так долго жил в горах среди зверей, что перенял множество их способностей.
   - Много крови?
   Старик ударил ребром ладони по локтю. Достаточно.
   - Ло! Тебе так и так крышка! Не дури! - и шепотом добавил: - Следи за окнами. Пойду проверю дверь.
   Вход в башню находился со стороны леса. Стараясь не шуметь, Кессиди пробрался вдоль стен к узкой двери и заглянул в щелочку. Адам лежал у бойницы, держа дверь на мушке. Из бедра преступника торчало древко стрелы. Индейцы? Тут? Вот уж новость.
   - Адам! Брось пушку!
   - Уходите, - донеслось из башни. - Пока не поздно. Вы не знаете, с кем связались.
   - Ты весь пол кровью залил. Еще час - и преставишься. Мы перевяжем тебя и отвезем в город. Сдадим на милость правосудия. Пока суд, пока виселицу подготовят - целая неделя может пройти. Зачем подыхать прямо здесь и сейчас?
   - Закат..., - промямлил мужчина, слабея с каждой секундой. - Не успеете... вам конец...
   Револьвер глухо стукнул об пол. Голова Адама безвольно упала на грудь.
   - Джон, сюда!
   Крид осторожно вошел внутрь. Будь Адам лучшим стрелком во всех Штатах, то не сумел бы схватить ствол прежде чем Кессиди нажмет на спусковой крючок. Значит, парню действительно паршиво и на бой сил не осталось.
   Забрав оружие, охотник присел рядом с добычей. Он впервые видел Ло вживую, а не на плакатах "разыскивается". Совсем еще мальчишка, лет двадцать, вряд ли больше. Мошенник, брачный аферист, растлитель дочек крупных промышленников и землевладельцев. Задолжал банкам по кредитам около ста тысяч. Неужели такой красавчик с пышными бакенбардами и модной прической не сумел бы устроиться в жизни? Даже драпая через все Колорадо, Адам не сменил щегольской наряд на что-то более практичное. Так и лежал, обливаясь кровью, в полосатых штанах, коротком сюртуке и галстуке-бабочке. Даже цилиндр по дороге не потерял. Вон он, валяется в углу.
   Джон достал из седельной сумки бинты и стал бережно перевязывать рану. Стрела так и торчала в бедре.
   - Вытаскивать не будешь? - удивился Крид.
   Старик пожал плечами и закатил глаза.
   - В чем странность?
   Горец указал двумя пальцами на свои глаза. Присмотрись. Кессиди чиркнул бензиновой зажигалкой и хмыкнул. Стрела была железной и ржавой. Вдоль всего древка шли изогнутые крючки. Такую даже с мясом не выдерешь, только полевой хирург поможет.
   - Охренеть. Что за живодеры используют такие?
   - Тархи..., - прошептал Адам. - Успеть... до заката...
   - Брызни бренди на рану. Микробов убьешь, парня в чувство приведешь.
   Старик усмехнулся и полез за фляжкой. Но поливать рану не стал, поднес горлышко к носу преступника. Ло закашлялся и открыл глаза. И тут же вздрогнул, уставившись куда-то за спину Кессиди.
   Охотник обернулся, держа револьвер наизготовку. У входа в башню стоял индеец. Невысокий и жутко тощий. Ну точно скелет, обтянутый кожей. В немощных руках дикарь сжимал короткий арбалет. Из колчана на поясе торчали ржавые крючковатые стрелы.
   - Пошел отсюда! - рыкнул Крид, махнув стволом.
   Стрелять сразу - глупо. Вдруг индеец не один? Зачем вставать на тропу войны с целым племенем?
   Дикарь не шелохнулся.
   - Иди-иди, мы уже уходим.
   Краснокожий поднял арбалет. Грохнул выстрел, эхом прокатившись над бревенчатым сводом. Это Горец Джон пальнул из любимого винчестера. Старик индейцев край не любит, ему только дай повод завалить краснокожего.
   По впалой груди дикаря потекли алые ручейки. Он выронил арбалет, но продолжил стоять, глядя на убийцу немигающими мутными глазами. Солнце спряталось за снежными тучами, на предгорье опустился мрак. В темноте глаза дикаря полыхнули желтым светом.
   - Тархи..., - зашептал Адам. - Тархи... тархи... бежать... до заката...
   - Что за? - выдохнул Крид.
   Индеец с пробитым насквозь сердцем присел и поднял арбалет. Тут уж ждать себе дороже. Кессиди захлопал ладонью по курку и высадил все шесть пуль в грудь и голову дикаря. Тощий труп упал на снег. Задергался, попытался встать, скребя ногтями стылую землю.
   Крид и Джон подошли поближе, не веря собственным глазам.
   - Чертовщина какая-то...
   Старик не растерялся, подошел к дрожащему телу и засунул в рот шашку динамита. Поджег фитиль и юркнул в башню. Громыхнуло, по стенам заколотили куски грязи и костей. Лишь оставшись без головы, мертвец затих.
   И тут затренькали тетивы, из леса полетели ржавые стрелы.
   - Вот черт! Скорее, запирай дверь!
   Старик пнул прогнившие доски, Кессиди задвинул засов. От стрел защита неплохая, но если твари возьмутся за томагавки - долго осажденные не продержатся.
   - На втором этаже есть тыльная бойница. Карауль вход, а я попробую отогнать упырей.
   Горец протянул напарнику динамит.
   - Сгодится.
   Крид выглянул наружу. Меж деревьев и в кустах горели желтые точки. На светлячков ни разу не похожи. Вряд ли светлячки умеют летать парами, не отставая друг от друга ни на дюйм. Проклятые индейцы! Что это за племя такое с горящими глазами? С другой стороны, удобно целиться.
   Крид пустил пулю прямо промеж двух точек. Те вмиг погасли, но надолго ли? Первого дикаря три дыры в башке не очень-то остановили. Пожалуй, стоит опробовать тяжелую артиллерию. Кессиди запалил фитиль и метнул шашку в лес. Взрыв повалил небольшую сосенку, желтые точки бросились врассыпную. Боятся огня, собаки. Знают, что без голов не попляшут.
   Выждав пару минут, Крид спустился на первый этаж.
   - Буди этого козла, - охотник пнул Адама по здоровой ноге. - Буди как хочешь. Он что-то знает про желтоглазых чертей.
   Горец плеснул водой в лицо разыскиваемого. Парень затряс головой и открыл глаза. Крид тут же схватил его за воротник и хорошенько встряхнул.
   - Что это за племя? Говори, живо!
   - Тар... хи...
   - Впервые о таких слышу. Почему они не дохнут?
   Адам болезненно улыбнулся:
   - Закат... Вы не успели...
   Сквозь щели меж бревен пробились багряные лучи. Зимой темнеет рано.
   - Мы тут застряли. Придется ждать до утра. Джон, наверху есть немного досок - тащи все сюда. Я пока потолкую с нашим общим товарищем.
   Крид похлопал Адама по горячим щекам. Судя по температуре и обильному поту, у щеголя началось заражение крови. О награде можно забыть.
   - Эй, эй! - Кессиди ударил сильнее. - Ты труп, понимаешь? До рассвета не дотянешь...
   Ло усмехнулся:
   - Вы... тоже...
   Крид влепил Адаму звонкую пощечину.
   - Смотри, беречь тебя уже смысла нет. Будешь выпендриваться - заговорю иначе.
   Охотник легонько щелкнул по древку стрелы. Аферист взвыл от боли.
   - Чуешь, как проясняются мысли? Теперь говори: что за твари снаружи?
   - Я... уже говорил. Это тархи, забытое горное племя. Живут в пещерах и очень редко выходят на поверхность.
   - А чего они вылезли? За тобой охотятся?
   - Да..., - Адам ехидно улыбнулся. - Я трахнул дочку их вождя.
   - И поэтому они стали такими?
   - Какими такими?
   - Не придуривайся, Ло! Ты сам все видел!
   - А, ты про это. Тархи... нашли что-то в глубине гор. Что-то... нехорошее, проклятое. Но это было очень давно. Еще ни один белый не ступил на землю Америки. Никто даже не догадывался о таком континенте.
   - Что именно они нашли?
   - Не знаю... Меж собой тархи называют это кахил, нечистое рукоделие.
   - Рукоделие? - Крид приподнял бровь.
   - Артефакт древних богов. Вождь воспринимает проклятие как должное. Мол, духи стихий обрели новые вместилища в телах его народа. Впрочем, девки у них самые обычные. Только малость... прохладные.
   - Как ты вообще попал к дикарям?
   - О..., - произнес Адам не без гордости. - Я умею... втираться в доверие.
   Горец приволок связку досок. Теми, что покрепче, подперли дверь. Гнилые и трухлявые поломали на дрова. Пол земляной - пожара можно не опасаться. А без костра до утра не дотянуть. Башня неплохо защищает от стрел, но от ветра и мороза - вообще никак.
   - Что будет после заката? - спросил Крид.
   На бледном лице Адама плясали отсветы пламени.
   - Тархи станут сильнее. Тьма питает их.
   - Насколько сильнее?
   - Ну..., - парень вздохнул, - убивать их будет еще сложнее.
   - Куда еще сложнее-то?!
   Горец ткнул пальцем в пленника и указал на дверь.
   - А ведь действительно. Тварям нужен ты. Мы ничьих дочек не трогали. Выбросим тебя на мороз, а сами уйдем. Один черт тебе конец.
   - Вы правы, - Адам рассмеялся. - Дочек вождя вы не трогали. Всего лишь убили сына. Оторвали голову динамитом.
   Ло закашлялся. Крид выругался и сплюнул в огонь.
   - Тархи вернутся... с наступление темноты. Оборона бесполезна. Вам попросту не хватит патронов. Но если уж решите драться, не забудьте приберечь по пуле для себя. Иначе вас поймают и обратят, но не до конца. Прервут ритуал на половине, а затем будут пытать... вечно. Вы не сможете умереть, но боль будете чувствовать отлично.
   - Обратят?
   - Да. Тархами не рождаются, ими становятся. Нужно всего лишь спуститься в самую глубокую пещеру и отдать душу и плоть кахилу. Но с вас двоих возьмут только души. А плоть оставят для бесконечных мучений.
   Крид провел пальцем по ремню. Тридцать патронов и пустой барабан. Плюс два из пушки Ло.
   - Джон, сколько у тебя?
   Старик порылся в сумке и трижды показал пятерню.
   - А шашек?
   Два пальца буквой "V".
   - Весело, черт возьми. Надо глянуть, как там наши кони.
   Кессиди взобрался на второй этаж и осторожно выглянул в бойницу. Коней нигде не было видно. Или увели эти черти, или сбежали сами, испугавшись взрывов и выстрелов. На своих двоих по глубокому снегу... гиблая идея. Придется как-то отбиваться. Но как?
   - Джон, давай сюда! Наблюдай за лесом, через час сменю. Если полезут черти - сразу не пали. Подпусти ближе и угости динамитом.
   Горец протянул Кессиди флягу с виски. Охотник благодарно кивнул и расположился у костра. Отхлебнул немного, погрел озябшие руки. Трухлявые доски сгорали до золы, углями не запасешься. Дров совсем мало, а ночь еще не наступила. Самое интересное впереди.
   - Ты ведь Кессиди Крид, - произнес Адам. - Гроза Колорадо. Убил Беззубого Билла и всю его банду. Взял живьем Дору Душительницу. Вздернул на суку Джека-вешателя - вот же ирония, да? Не знал, что ты погонишься за мелким авантюристом.
   - Не таким уж и мелким, - хмыкнул мужчина.
   - Да брось. Я даже никого не убил. Мои руки не испачканы кровью.
   - Иногда поруганная честь - хуже смерти.
   - А ты философ.
   - Жизнь такая. Приходится смотреть на многие вещи философски.
   - Неплохой подход. Жаль, эта башня станет нашей братской могилой.
   - Не думаю.
   - А зря. Ты просто не знаешь тархов.
   - Я знаю, как их убить. Этого вполне достаточно. Тем более, ты все стращал нас закатом. Солнце давно село. Где же твои бессмертные дикари?
   Над головами прокатилось эхо выстрела. Винчестер Горца - его ни с чем не спутаешь. Миг спустя в дверь ударило что-то тяжелое, доски натужно скрипнули.
   - Динамит! - взревел Кессиди. - Какого черта ты подпустил их так близко!
   Адам рассмеялся.
   - Что смешного?
   - Вопросы ты глупые задаешь. Лучше спроси: почему немой выстрелил лишь однажды? Неужто закончились патроны? Или оружие заклинило?
   Крид чертыхнулся и взлетел по хлипкой лестнице. Старик лежал на полу, широко раскинув руки. Из левой глазницы Горца торчала ржавая стрела.
   - Чтоб вас всех!
   Охотник достал из сумки павшего товарища шашку, запалил фитиль и выбросил в бойницу. Взрыв сотряс башню, с потолка посыпалась труха. Дикари громко завыли, заулюлюкали. Хоть и заколдованные, а свои замашки не позабыли.
   Кессиди схватил винчестер и привалился спиной к стене. Тыльная бойница на втором этаже всего одна. Наверняка проклятые держат ее на прицеле. Стоит высунуть голову - и все, конец. Охотник насадил енотовую шапку Джона на дуло винтовки и махнул перед окном. В тот же миг шапка улетела прочь, нашпигованная стрелами как дикобраз.
   Что же, остается еще один вариант. Крид взобрался по приставной лестнице, откинул люк и выполз на заснеженную крышу. Отсюда открывался отличный вид на беснующихся внизу дикарей. Желтоглазые крушили дверь тараном из той самой сосенки, упавшей при первом взрыве шашки.
   - Сейчас получите, черти.
   Старик Джон всегда таскал дробь для охоты на мелкую дичь. Перед погоней он оставил ружье дома, ограничившись винтовкой, но мешочек свинцовых шариков взял с собой - на всякий случай. Крид сунул в мешок последний динамит и бросил под ноги дикарям.
   Дробь и взрывная волна оторвали ноги индейцам с тараном. А тех, кто стоял подальше, превратили в решето. Тут много силы не надо - бесноватые тощие как скелеты. Но позицию стрелка обнаружили в тот же миг. Крид успел пальнуть дважды, прежде чем над головой засвистели стрелы. Пришлось вернуться на первый этаж. Задача вылазки и так выполнена - краснокожие перестали высаживать дверь.
   Крид подбросил в почти потухший огонь немного досок и опрокинул фляжку.
   - Празднуешь победу? - хмыкнул Адам. - Не расслабляйся. Тархи скоро вернутся.
   - Поминаю старика Джона. Не умничал бы ты, не злил меня.
   Мошенник смахнул со лба крупные капли пота.
   - Мне плевать. Все равно скоро подохну.
   - Смерть бывает разной...
   - Опять твоя философия?
   - Медленной и быстрой. - Кессиди пропустил недовольный возглас мимо ушей. - Какую предпочтешь?
   - Не задавай глупых вопросов. Удивительно, как ты дожил до своих лет?
   - Я удачлив.
   - Ну что же... здесь фортуна тебя покинула.
   - Не факт. У меня есть все шансы выбраться живым. У тебя же не осталось ничего. Чувствуешь, как яд жжет вены?
   - Скоро ты почувствуешь раскаленный штырь в заднице, - фыркнул Адам.
   Кессиди расплылся в улыбке и достал из-за пазухи револьверный патрон на веревочке. Да не абы какой, а с золотой пулей.
   - Знаешь, из чего отлита эта малышка? - Крид любовно погладил пулю подушечкой указательного пальца. - Из зубных коронок тех, за чьи трупы платили больше, чем за доставку живьем. Роскошный последний подарок, вполне под стать моим славе и таланту. Нравится?
   Ло отвернулся.
   - У тебя такого не будет, - продолжил Кессиди. - Даже не проси.
   Прошел час. Дикари прятались по кустам, не атакуя, но и не давая возможности сбежать. Желтые огоньки светились по всему полю. Нечисть окружила башню и решила не выпускать людей любой ценой.
   Доски кончились, Крид раздел старика и сжег его одежду. Надел бы сам, но немой был куда уже в плечах и шире в заднице - при всем желании не натянешь ни куртку, ни штаны.
   Адам неподвижно сидел в углу, свесив голову набок. Лишь струйки пара изо рта давали понять, что аферист еще не помер.
   Охотник понял - следующий натиск будет последним. Единственное, что сдерживало мистических тархов - боязнь динамита. Они не знали, что последняя шашка давно потрачена. И если Кессиди не угостит их толуолом при штурме, твари сломают двери и тогда...
   Мужчина погладил золотую пулю.
   - Эй, бледнолицый! - раздался снаружи зычный голос. - Тот, который убил моего младшего сына! Твои взрывы положили моих лучших воинов. Давай говорить!
   Крид взял винчестер и встал рядом с дверью. Костер погас, и лишь луна заглядывала в бойницу, немножко разгоняя мрак в башне.
   - О чем?!
   - Другой бледнолицый украл наш кахил! Верни - и мы отпустим тебя с миром!
   - А как же твоя дочь?
   - Какая дочь, бледнолицый? О чем ты ведешь речь? У меня нет дочерей!
   Щелкнул взведенный курок. Адам целился в Крида из крохотного дерринджера. Ну конечно, наивно было думать, что у пройдохи не найдется туза в рукаве.
   Охотник замер. На таком расстоянии эта малютка крайне опасна. Да и не смертельная рана вряд ли поспособствует решению проблемы.
   - Брось ствол, - прошептал Ло.
   Крид подчинился. Кинул винчестер прямо в Адама. Тот выстрелил, но промахнулся. А вот Кессиди не помешала ночная тьма. Он ловко выхватил револьвер из кобуры и высадил все шесть патронов в грудь мошенника.
   - Эй, бледнолицый! Надеюсь, ты не убил вора?
   - Вроде убил, - отозвался охотник. - А что? Помучить его хотели?
   - Ты это... лучше к нам иди! Сподручнее будет взрыв устраивать!
   - А зачем мне устраивать взрыв?
   Грохнул выстрел. Пуля прошила грудь Крида. Мужчина схватился за рану и тут же сплюнул кровью. Сердце не задето, но пробито легкое. Пузырящаяся при каждом болезненном вдохе кровь - тому подтверждение.
   Еще одна пуля попала в плечо. Кессиди ощутил такую боль, что не мог даже кричать. Лишь смотрел широко распахнутыми глазами, как изрешеченный Адам щелкает скобой. В магазине кончились патроны, за новыми придется лезть на второй этаж. Впрочем, Адам справится и без них. Просто забьет охотника прикладом. Ему-то смерть не страшна. Светятся желтым поганые глазки.
   - Скотина, - прохрипел мошенник, опираясь на винтовку как на костыль и кое-как вставая на ноги. - Я же... не полностью прошел ритуал. Черт, как же больно...
   Крид растянул окровавленные губы в ехидной усмешке.
   - Думаешь, мне легче?
   - Сейчас будет еще хуже. Вот только доберусь до тебя.
   Кессиди из последних сил перезарядил револьвер. Шесть выстрелов прямо в голову не остановили врага. Даже со снесенной начисто макушкой он продолжал двигаться, разбрасывая серые куски по полу. Следующий залп ситуацию не изменил. Крид потянулся к ремню, но патронташ опустел.
   - Вот и конец тебе пришел, мразь. Я хотел продать кахил одному сенатору за целый вагон золота. И долгие годы, даже столетия, не знать бед. Но погляди, как ты изуродовал меня! Как думаешь, сенатор заподозрит неладное, если к нему явится парень без башки?
   Тварь подходила все ближе. Оставался последний шанс. Кессиди зарядил заветный патрон и приставил горячее дуло к виску. Но в последний момент передумал. Так и так помирать, в отличии от бессмертной гниды. Пусть же получит лишнюю дырку на роже, чтобы уж точно все знали, с кем имеют дело.
   Из последних сил охотник поднял руку и выстрелил. Послышалось громкое шипение, из свежей раны повалил густой дым, сильно пахнущий серой. Адам заверещал, схватился за лицо и принялся кататься по полу. Кожа ублюдка почернела, а потом и вовсе рассыпалась пеплом. На земле остались лишь щегольские полосатые штаны, короткий сюртук и галстук-бабочка.
   Крид хмыкнул.
   - Так и знал, что золото тебя погубит, - сказал охотник и потерял сознание.
  
   Свод огромной пещеры освещали сотни факелов. Кессиди чувствовал спиной холодный камень и не мог пошевелиться. Охотник то приходил в чувства, то снова отключался. Иногда он видел над собой тощего индейца со странной штукой в руках. Что-то вроде стилета темно-серого цвета, испещренного светящимися бороздками. Они шли весьма упорядоченно, образуя неведомые символы. И сияли ярко-зеленым огнем.
   В какой-то момент Крид обнаружил загадочный стилет в своей груди, но боли не почувствовал. Только тепло, растекающееся по телу. Будто мириады крохотных искорок заструились по венам, исцеляя раны.
   Кессиди окончательно пришел в себя у старой башни. Индеец, нависавший над ним в пещере, держал под уздцы вороного коня с янтарно-желтыми глазами.
   - Ты убил моего сына, - сказал дикарь, и Крид узнал голос вождя. - Не могу сказать, что не гневаюсь, но война есть война.
   - Мне жаль, что так вышло, - ответил охотник, привалившись плечом к стене. Чувствовал он себя странно, тело будто подменили, но зато жив - и это главное.
   - Он прожил долгую жизнь. К сожалению, тем больнее утрата, но твоей вины в том нет. Ты храбрый воин, а тархи уважают силу и смелость. К тому же, ты стал жертвой обмана, как и все мое племя.
   - Как... вы спасли меня?
   - Провели ритуал. Твоя душа и плоть принесена в жертву кахилу. Теперь ты один из нас, бессмертный тарх. Надеюсь, ты найдешь применению этому дару... или проклятью.
   - А старик Джон?
   - Увы, его уже не спасти. Прошло слишком много времени.
   - Ясно, - охотник надел шляпу и взобрался в седло.
   - Не сворачивай с пути справедливости, Кессиди Крид. Каким бы долгим он не был.
   - Не сверну, вождь. Даю слово.
  
   У края леса стояла двухэтажная башня. Бревенчатые стены посекли картечь и пули, но укрепление северян не разрушилось со времен Гражданской войны. Даже изрешеченный полосатый флаг янки все еще гордо реял на крыше.
   По заснеженному полю от башни удалялся всадник. Мужчина лет тридцати с не по годам суровым лицом и желтыми глазами.
  
  

Андин

Глава 1

   По традиции новую жизнь принято начинать либо с понедельника, либо с нового года. И если уж новый год выпал на понедельник - жди серьезных изменений. Возможно, так сложились числа. Возможно, всему виной звезды. А может, просто так совпало, но в этот новый год жизнь простого белгородского студента Артура Беляева изменилась самым необычным образом из всех возможных.
   Вот он, кстати, стоит у обочины, провожает родителей на отдых на Мальдивы. Высок, худощав, черноволос, лицом нисколечко не примечателен. Пройдете мимо и не заметите - сколько их таких, простых парней. Но волей высших сил именно ему суждено стать пусть и не главным, но все же героем этой фантастической истории.
   Артур переминается с ноги на ногу, грея руки в карманах красной куртки. Конец декабря выдался довольно сырым, а потому втройне холодным. Ночью налетали вьюги и раскидывали по тротуарам сугробы. Днем сквозь тучи пробивалось яркое солнышко и все начинало таять. В общем, погодка та еще.
   А родители все никак не загрузятся. Мама вот уже битый час расставляет сумки в багажнике, чтобы "не тарахтели на ухабах и ничего не побилось". Отец смотрит на это дело с легким раздражением, но супругу не подгоняет - знает, что бесполезно. Варвара Петровна перед дальней дорогой становится ужас какой нервозной, зачем лишний раз ссорится?
   Наконец после десятой перестановки женщину все устраивает. Наступает время прощальных наставлений.
   - Веди себя хорошо! - сказала мама.
   - Обязательно, - бодро ответил Артур.
   - Ха! - отец поправил очки. - Скорее к нам на задний двор упадет космический корабль, чем сынуля станет паинькой.
   И уже серьезнее добавил, хлопнув сына по плечу:
   - Веселись, бандит, но только чтобы никакой полиции как в прошлый раз. Понял?
   - Так точно! - Артур взял под козырек.
   Отец улыбнулся и сел за руль. Серебристый Х5 неспешно покатил по заснеженной дороге.
   - Кот из дома - мыши в пляс, - тихо проговорил Артур, когда машина скрылась за поворотом.
   Вообще парень и сам не прочь съездить на море, поваляться на теплом песочке, познакомиться с девочками в бикини. Но на эти праздники он задумал мотнуть с друзьями-подругами в горы, покататься на лыжах. А на море всегда успеется. До выезда оставались считанные дни - дни без родителей, и Артур намеревался использовать это время на всю катушку.
   Парень вернулся в дом и огляделся. Не так давно он с отцом потратили немало времени, украшая гостиную - самую большую комнату в доме. Настоящая, пахнущая смолой и хвоей елка в углу, обвешанная стеклянными блестящими шарами и обмотанная гирляндой. В противоположном углу украшенный дождиком камин, над ним висят большущие носки для подарков.
   У стены напротив - диван, по обе стороны от него - накрытые пледами кресла. После бурной вечеринки неплохо спокойно посидеть и поглядеть на огонь - умиротворяет и придает сил для новых свершений. Под ногами приятный ворс персидского костра, на кухонной стене - самодельный венок из еловых веток. Мама постаралась. Рутина в духе развешивания игрушек для нее в тягость, а вот сделать красивое украшение своими руками - за милую душу.
   Вот такая уютная и праздничная получилась гостиная. Она занимает почти весь первый этаж, деля жилплощадь с небольшой кухней и санузлом. Этажом выше находятся комнаты родителей и гостей, сам же Артур обосновался на мансарде. Свил там уютное гнездышко с большущей кроватью, компьютером и плазмой с приставкой.
   Но сейчас в его распоряжении был весь дом. "Battle Beast" на всю катушку, огонь в камине и полный холодильник еды и шампанского. С хлопком выкрутив пробку, Артур налил полный бокал и отсалютовал им отражению в зеркале.
   - Ну, за две недели, полных угара и трэша.
   Не успел парень пригубить напиток, как дом сильно тряхнуло. Будто совсем рядом упало что-то огромное. Волна снега вперемешку с грязью завалила окна, выходящие на задний двор, рухнула елка. Открытая бутылка упала и залила ковер, с потолка посыпалась штукатурка, хрустальная люстра сорвалась и разбилась вдребезги посреди комнаты. Свет мигнул, музыка стихла.
   Артур чудом удержал равновесие и отделался лишь заляпанным шампанским свитером. А мог бы грохнуться прямо в кучу осколков люстры и елочных игрушек. Хорошо хоть камин был закрыт решеткой и не случилось пожара.
   - Что за...
   С немым вопросом парень выскочил во двор. Посреди плантации маминых чайных роз зиял кратер метровой глубины. Над ним застыли комья снега, будто некая сила остановила время. Артур тряхнул головой, не веря собственным глазам. А потом понял, в чем дело.
   Снег не висел в воздухе. Он облеплял нечто невидимое, но вполне материальное, лежащее там, где и положено - в кратере. Спустя мгновения воздух зарябил, заклубился, и незваный гость предстал во всей красе. Он напоминал блестящую железную тарелку с тонированным куполом посередине. Эталонное НЛО, прямо с канала Ren-TV.
   Артур потерял дар речи и оцепенел. Но рука машинально вытащила из заднего кармана смартфон и включила запись. Такую вещь обязательно нужно снять, а то вдруг тарелка передохнёт и полетит дальше. Артуру же никто не поверит!
   - Нужно сделать сэлфи, - пробормотал ошеломленный юноша. - И на аватарку вконтакт. И подписать: "истина рядом".
   Артур навел на себя фронталку, сделал серьезную мину и указал большим пальцем за спину. Мол, смотрите, что я нашел. Когда же парень открыл сделанное фото, то заметил, что на нем уже не один. Колпак открыт, а в кабине сидит эталонный лупоглазый пришелец без носа и рта.
   Вскрикнув, Артур обернулся и выронил смартфон. Инопланетянин успел выбраться из тарелки и стоял напротив, целясь в аборигена из странного, но явно опасного устройства. Оно напоминало металлическое яйцо на пистолетной рукояти с короткой толстой иглой. И дураку понятно, что это оружие. Бластер там или дезинтегратор. Выстрелит и превратит Артура в пар - поминай потом как звали.
   Поэтому юноша благоразумно решил не играть в Малдера и сразу же поднял руки.
   - Сдаюсь, - затараторил он. - Не стреляй! Я никому про тебя не скажу. Фотки удалю, обещаю!
   Пришелец не шелохнулся, сверля парня черными как деготь глазищами. Белое лицо скорее напоминало маску и не выражало никаких эмоций. Черный скафандр раздулся, отчего невысокий гуманоид напоминал пухлого карапуза. Только вот карапузы не носят с собой оружие.
   - Клянусь! - сипло выдавил Артур, бегая глазами по заборам соседей.
   Почти вся улица как назло разъехалась по курортам. Возможно, Артур вообще один на районе. Вот же засада, и полицию некому вызвать.
   - Добро пожаловать! - зачем-то ляпнул парень. - Мы - мирные. Мы - добрые. Давай дружить.
   По идее, это должен говорить пришелец, но тот молчал как партизан, не сводя с землянина глаз и бластера.
   Артур не сразу заметил, как у него дрожат колени. Трусом он не был, но прежде на него никто не наводил пушку. Юноша судорожно сглотнул.
   Вдруг инопланетянин зашевелился. Поднес странное устройство к виску, будто собрался застрелиться. И нажал на кнопку в том месте, где у земных пистолетов спусковой крючок. Послышалось тихое жужжание, пришелец спрятал штуковину в мешочек на поясе.
   - Я побуду здесь пару дней, - сказал гость гулким, искаженным голосом.
   - Ладно, - буркнул Артур. - Я не против.
   - Твое мнение меня не волнует, - спокойно ответил пришелец и подошел к тарелке. Откинул панель на корпусе и принялся копаться в темном нутре звездолета.
   - Я - Артур. А тебя как зовут?
   Инопланетянин ответил, не прекращая работы:
   - Меня зовут Алкогольный Бред. Также известен как Передоз. Также известен как Больное Воображение. Также известен как Зовите Санитаров.
   - Ч-что? - не сразу понял юноша.
   - Завтра - в крайнем случае послезавтра - я улечу, уничтожив все следы пребывания на Земле. А тебе никто не поверит. Поэтому дай себе установку, что я просто глюк. Потом проще будет.
   - А у меня фотки есть, - не осознавая опасности, ляпнул Артур.
   - Уже нет.
   Парень поднял с земли смартфон. Тот наотрез отказался включаться.
   - Вот блин!
   - Юрум! - крикнул инопланетянин, с грохотом захлопнув панель.
   - Что?
   - То же самое, что и твой блин. Выражение крайнего негодования в связи с чрезвычайно паршиво сложившейся ситуацией.
   От шока и страха мысли перемешались, и Артур понял далеко не все, но общий смысл уловил.
   - Они спалили навигационный блок. А без него корабль бесполезен. Сможет разве что летать в пределах этой системы, как последний ихан.
   - Кто они?
   - Не твое дело. Пошли в дом.
   Пришелец достал из рубки блестящий цилиндр и скрылся за дверью. Когда Артур вошел следом, цилиндр стоял посреди гостиной, а гость из космоса засовывал в него обломки елочных игрушек и люстры.
   - Что это такое? - с интересом спросил Артур.
   Инопланетянин вздохнул.
   - Знаешь в чем разница между тобой и муравьем?
   - Во многом, - удивленно ответил парень.
   - Лишь в одном. Муравьи не задают вопросов, - фыркнул гость.
   - Слушай, не каждый же день прилетают настоящие пришельцы! - обиделся Артур столь уничижительным сравнением. - Можешь и ответить, не облезешь.
   - Какой тебе прок от моих ответов?
   Парень пожал плечами:
   - Я может книгу про тебя напишу.
   - Сомневаюсь. Скорее всего после нашей встречи ты сойдешь с ума и пополнишь ряды уфологов и контактеров. Так что меньше знаешь - не мучаешься кошмарами. Или как вы там говорите?
   - Крепче спишь, - вздохнул Артур, опустившись в кресло у камина. - А ты злой. Лучше бы упал в зоне-51, там бы с тобой иначе разговаривали.
   - Жарко тут у тебя, - сказал пришелец и коснулся затылка.
   Послышалось тихое шипение, и безликая глазастая голова упала на ковер. Она оказалась всего лишь шлемом, под которым таилось смуглое фиолетовоглазое личико, обрамленное курчавыми черными волосами. Из которых, к еще большему удивлению Артура, торчали волчьи ушки.
   В следующий миг дутый бесформенный скафандр уже валялся на полу. А гость, вернее - гостья, осталась в черном комбинезоне без рукавов, но с высоким горлом. Материал с виду походил на непрозрачный капрон, нисколько не скрывая впалостей и выпуклостей на теле.
   - Так ты..., - Артур от удивления ткнул в девушку пальцем.
   - Сюрприз! - ответила она немного низким дерзким голосом. - А теперь будь добр - замолчи и не мешай работать.
   Парень ушел на кухню и принялся вышагивать от плиты до стола. А что еще делать в такой ситуации? Не каждый день дом оккупируют пришельцы, да еще такие красивые. Взгляд упал на коробку липтона, и план действий созрел сам собой. В конечном счете, девушка и на Альдебаране девушка, так что может сработать.
   - Хочешь чаю? - спросил Артур, вернувшись в гостиную.
   - Нет.
   Гостья скормила цилиндру очередной осколок. У основания непонятного устройства открылся лючок, оттуда показалась какая-то деталь, похожая на стеклянную призму. Девушка осмотрела штуковину и удовлетворенно кивнула.
   - А что это такое?
   Девушка покачала головой.
   - Представь, что к тебе приходит муравей. И спрашивает, показывая лапкой на квантовый компьютер - а что это такое? Твой ответ.
   Артур почесал макушку.
   - Ну... это квантовый компьютер.
   - Хорошо, будь по-твоему. Это - субатомный конструктор. Доволен?
   - Вроде 3D-принтера, да? Печатает нужные тебе запчасти из всякого мусора?
   Девушка сощурилась и пристально взглянула на Артура. От взгляда фиолетовых глаз он вмиг вспотел и уставился на носки своих ботинок.
   - Пожалуй, ты все же не муравей.
   - Да? - Артур гордо поднял голову, вдохновленный похвалой внеземного существа.
   - Да. Ты - улитка.
   Вот те раз!
   - Ничего подобного! Я человек, причем весьма разумный!
   - Давай проверим, - гостья выудила из-под скафандра яйцо с иглой. - Как думаешь, что это?
   Артур поджал губы и потер подбородок.
   - Это точно не оружие. Ты направила его на меня, потом приставила к голове и... заговорила на русском, хотя навряд ли знала наш язык. Наверное, это переводчик или что-то типа того.
   Девушка сощурилась еще сильнее. Артуру показалось, что она крайне недовольна.
   - Ты прав, - нехотя согласилась инопланетянка. - Это лингвистический анализатор. Редкая штука. Я держу его на случай, если окажусь в отсталом мире. Вроде твоего.
   - Никакие мы не отсталые!
   - Угу. Научились летать до Луны в консервных банках, а гонору как у Творцов.
   - Кто это?
   - Предтечи, сверхразум, создатели всего сущего, родители разумных и неразумных рас, - скороговоркой ответила девушка, но тон ее изменился, стал более почтительным... благоговейным.
   - Ого. А много еще инопланетян во Вселенной? Ну, наших братьев по разуму...
   - У вас есть только братья по отсталости, - хмыкнула гостья. - И вообще, ты меня утомил. Последний раз я общалась с аборигенами два года назад, и видят Творцы - молчала бы и дальше. Так что откатись.
   - Отцепись, - грустно поправил Артур. - А может, кофе? Или чего покрепче?
   - Алкоголь убивает мозг. Но вам-то что, не такая уж и ценность - да?
   Парень взглянул на разлитую бутылку и смущенно улыбнулся.
   - Так что насчет кофе?
   Пришелец подняла голову и принюхалась.
   - Судя по запаху, тобой движет вовсе не гостеприимство. Не надейся. Серьезно. Просто дай мне поработать. Если отпадешь - починю твой телефон и сфотографируюсь на память. Будешь хвастать друзьям: смотрите, какую ушастую женщину подхватил. Только не говори им, кто я, а то здороваться перестанут.
   Артур всплеснул руками:
   - Какая же ты сложная! Как тебя зовут хоть, сложную такую?
   Девушка выпрямилась и смерила землянина сощуренным взглядом.
   - Сложная? Я ксеноархеолог, ксенобиолог, исследователь галактики, инженер-наномеханик, пилот-универсал и по совместительству принцесса Пашюрра - второй по могуществу планеты Содружества. Я - Андин. Да, я сложная. Уж точно не примитивная одноклеточная водоросль, как кое-кто! И да, я хочу чаю.
  

Глава 2

   Кухня у Артура царская. Стилизована под те времена, где балы, юнкера и хруст французской булки. Фурнитура белая, слегка "обшарпанная" под старину, но от этого еще более красивая. Так и ждешь, что после тяжелого дня заглянет граф Толстой перекусить. Или Пушкин заедет отпраздновать очередную дуэль.
   Впечатления портят лишь холодильник и варочная панель - явные анахронизмы (вернее, футуризмы) в этой обители восемнадцатого века. Впрочем, сидящий за столом пришелец портит картину еще больше, но Артур ничуть не против.
   Электрический самовар (папин фетиш, что поделать) закипает, хозяин расставляет чашки, предварительно тщательно вымыв - мало ли, а то будет как в "Войне миров". Посуда не абы какая, по столь важному случаю был распакован сервиз из китайского фарфора - мамин подарок на юбилей от коллег.
   Андин сидит, подперев щеку ладонью и безучастно разглядывает вазу с мандаринками посреди стола. У ее ног едва слышно гудит конструктор, переваривая изрядную порцию мусора.
   Так посмотришь - обычная баба. Да, фигуристая, да, красивая, но ничего королевского в ней нет. Разве что уши, ну так мало ли на Земле девок уши носят. И кошачьи вам (ми-ми-ми), и собачьи, и лисьи и всякие. Некоторые и хвостами не брезгуют вдобавок.
   Осанки нет, речь вполне себе обычная, без всякого пафоса... хотя, свою голубую кровь Андин упомянула в самом конце послужного списка. Так, за между делом. В первую очередь она - ученый, а все остальное неважно. Но Артур все же не упустил возможности гостью уязвить. Уж больно ему не понравилось сравнение с муравьем и улиткой.
   - Чай остался только в пакетиках. Ваше королевское высочество устроит, али велите седлать коней до Цейлона?
   Андин устало взглянула на человека.
   - Смешно. Тебе бы с Пье Тро'Саном дуэтом выступать.
   - А кто это?
   Девушка ехидно оскалилась, обнажив клыки - более острые и длинные, чем у людей:
   - Худший комик в Содружестве.
   - Не знаю, не знаю, - Артур наполнил чашки кипятком. - Зато я знаю самого вредного, злобного и противного пришельца.
   Андин посерьезнела. Холод и ненависть в ее взгляде заставили парня вздрогнуть, хотя предназначался оный взгляд не ему.
   - Ошибаешься, - тихо проговорила девушка. - Мне жаль, но ты ошибаешься.
   Артур решил сменить тему.
   - Будешь конфеты?
   - Разумеется.
   Землянин высыпал в вазочку рафаэлки. Гостья ничтоже сумняшеся взяла одну рукой и бросила в рот.
   - А что за Содружество такое? - спросил парень после недолгой паузы.
   - Три высшие расы, вплотную подобравшиеся к уровню технологий Творцов. Мы, пашюрры, эволюционировали из псовых. Краалы - из пресмыкающихся. Джуулы - из кошачьих. Есть еще около десятка отсталых рас, эволюционирующих Творцы знают из чего. Вы, например, из приматов. Еще я встречала членистоногих, птичьих, лучеперых и моллюсков. Но всем вам до уровня Содружества как ходьбой до Японии. У вас вообще на одной планете двести пятьдесят государств, о чем речь вообще может идти.
   Но Андин не упомянула еще одну сторону, ибо даже воспоминания о ней были отвратительны. Тарон - некогда великий ученый Пашюрра, двинувшийся на почве собственной гениальности. Он посчитал, что такой разум не должен кануть в небытие, и вплотную занялся изучением бессмертия.
   Но опыты по превращению живых существ в киборгов вызвали вал негодования на родной планете. Тарон бежал, опасаясь ареста и сурового суда, но своих мерзких занятий не бросил. К моменту побега он уже достроил "Гегемон" - огромный корабль-завод, где и начал производить армию механических слуг.
   Эксперименты шли с переменным успехом, но за десятилетия Тарон сумел вплотную приблизиться к созданию полностью роботизированного тела. Безумный ученый начал с малого - сперва заменил конечности протезами, а вскоре и все остальное. Однако единственная нерешенная задача ставила крест на всех изысканиях. Тарон не нашел способ перенести сознание в компьютер, а потому оставался смертным. Ведь мозг, пусть и в искусственной оболочке, старел и умирал.
   Отчаявшись, Тарон построил мощный ретранслятор и жадно ловил сигналы Содружества. Взламывал сервера лабораторий, похищал данные, но так и не отыскал нужную технологию. До недавних пор, когда на Пашюрре прошла новость о возвращении принцессы Андин. Дочь короля сообщила о находке невиданного артефакта - древнего корабля Творцов, затерянного где-то в бескрайнем астероидном поле Семнадцатого сектора.
   И тут Тарон понял, что близок к разгадке как никогда. Осталось лишь изловить принцессу и выпытать координаты корабля. А уж там найдется немало информации о бессмертии, ведь Творцы, как известно, живут вечно.
   Тут-то и началась игра в кошки-мышки. Зная характер юной исследовательницы, Тарон дождался следующей экспедиции Андин и сел ей на хвост. Преследование закончилось на орбите Земли, когда "Гегемону" удалось повредить навигационный модуль корабля принцессы и принудить беглянку к посадке.
   - Зато мы толерантны и не обзываем отсталых.
   Андин фыркнула.
   - Толерантность - тормоз прогресса. Нашел чем гордиться. Ты еще политкорректностью похвастайся.
   Ответ Артура более чем озадачил, но развивать тему он не стал. И так в голове каша, какие тут могут быть споры о межпланетной политике? Да и гостья заметно устала от беседы с "улиткой", а потому заняла рот сугубо конфетами. За считанные минуты она сточила всю пачку и потребовала еще. Удивительно, как при такой любви к сладкому у нее столь идеальные формы. Внеземные технологии, не иначе.
   - Рафаэлки кончились, - ответил парень, разглядывая содержимое холодильника. - Есть "Гусиные лапки". Пойдут?
   - Да хоть чистый сахар. Мне нужна глюкоза.
   - Для мозга?
   - Плюс один балл, житель Земли. Еще девяносто девять и дорастешь до уровня кузнечика.
   - Злыдня. Рассказала бы лучше о своей планете. Паштет или как там ее.
   - У меня на планете все отлично, - злобно буркнула Андин.
   - Ага. - Артур скрестил руки на груди и прислонился к холодильнику. - Ты так и не сказала, кто испортил твой навигатор. И мне вообще кажется, что тебя... сбили.
   Андин повела ушами - впервые за все время знакомства. Возможно, среди пашюрров водить ушами неприлично, кто их знает. Но выглядело это необычно, забавно и в то же время чертовски мило.
   - Есть вещи, в которые вникать опасно. Особенно улиткам. Неси сюда свой телефон, починю.
   Инопланетянка вышла во дворе и вскоре вернулась с двумя серебристыми коробочками: одна размером с колоду карт, вторая - со сложенную шахматную доску. В маленькой находилось устройство, напоминающее железный шприц. Только без поршня и с более толстой иглой.
   Взяв со стола смартфон, Андин одним движением острого ноготка сковырнула заднюю крышку и принялась потрошить микросхемы. Артур и глазом не успел моргнуть, как гаджет превратился в набор запчастей, лишь одна из которых понадобилась гостье. Девушка коснулась "шприцом" точки в центре микросхемы, после чего собрала смартфон еще быстрее, чем разобрала.
   Когда дисплей зажегся, Артур ничуть не удивился. Внеземные технологии, как-никак.
   Закончив, Андин вскрыла большую коробку. Внутри лежали прозрачные призмы, соединенные тонкими проводами, напоминающими нервы. Около трети призм светились мягким желтым светом, еще треть потускнели и погасли, а оставшиеся почернели.
   - Юрум, - выдохнула девушка.
   - Дай угадаю, - сказал Артур, разглядывая штуковину из-за плеча гостьи. - Нужно заменить перегоревшие лампочки?
   - Минус балл, улитка. Это не лампочки, а субпространственные маяки. И вообще - отцепись уже, а? Я и так потратила на болтовню с тобой уйму времени.
   А времени прошло на самом деле много. В суматохе Артур и не заметил, что уже давно стемнело. Правда, на часах было всего шесть вечера, но из-за переизбытка эмоций стало клонить в сон. Парень зевнул. Зевота оказалась заразительной даже для внеземной жизни. Андин зевнула тоже, причем довольно странно - задрав голову, широко раскрыв рот и согнув язык в знак вопроса. Так зевают собаки, вспомнил Артур. Впрочем, ничего удивительного, учитывая происхождение девушки.
   - Где тебе постелить? На диване, в комнате для гостей, на коврике в прихожей?
   Андин смерила юношу коронным прищуренным взглядом, как бы говоря: что ты несешь вообще? Затем взяла с подоконника листок бумаги и тем же "шприцом" вывела ряд непонятных символов. После протянула бумажку Артуру.
   - Что это?
   - Номер Пье Тро'Сана. Набери, когда доживете до гиперволновой связи.
   - Свинина ты неблагодарная. Хочешь сидеть тут и наяривать на собственную уникальность с серьезными щщами - пожалуйста. А я пошел спать.
   Андин ничего не ответила. Продолжила копаться в навигаторе, осторожно перерезая "провода" и бросая в конструктор порченые призмы.
  

Глава 3

   Артур улегся на диване, укрылся пледом. Несмотря на творящийся вокруг трэш, парень заснул довольно быстро - перенапряженные нервы требовали отдыха. Сон выдался крепким, но коротким: в половину одиннадцатого позвонил отец. Артур, не открывая глаз, поднес смартфон к уху.
   - Привет, бандит. Мы уже приземлились, сейчас едем в отель. Полет прошел нормально, на борту никто не буянил. У тебя как дела?
   - Как всегда. Я сейчас такой сон видел...
   - С девчонкой небось?
   - Ага. Она пришелец из космоса с волчьими ушами. Ее корабль сбили, и он упал на мамины розы.
   Отец расхохотался:
   - Кто-то пересмотрел "Звездных войн". Ладно, спи дальше. Пусть тебе снова приснится ушастая красавица.
   Связь оборвалась, а вместе с ней пропала вся сонливость. Артур встал и на ходу продирая глаза потопал на кухню. Практически на ощупь достал из холодильника сок и сделал большой глоток.
   - Инопланетянка с волчьими ушами, - хмыкнул парень. - Приснится же такое.
   Он обернулся и увидел Андин. Девушка спала прямо за столом, уткнувшись лбом в предплечья. Рядом в беспорядке валялись призмы из раскуроченного навигатора, конструктор тихо гудел около стула. По левую руку от Андин лежала непонятная штуковина, которую Артур раньше не видел. Формой она была как прямоугольный треугольник. Одна половина черная, вторая - белая.
   Наверное, очередная внеземная технология, подумал парень и вернулся в гостиную. Камин давно погас, в доме заметно похолодало из-за ночных морозов. Немного поразмыслив, Артур взял лишний плед и вернулся на кухню, чтобы укрыть гостью. А то околеет еще по глупости.
   Но стоило землянину подойти ближе, как Андин встрепенулась, выпрямилась как пружина и заехала парню пяткой в живот. Несмотря на малый рост и миниатюрную фигурку, удар получился дай бог. Артур врезался спиной в шкаф и сполз на кафель. В следующую секунду перед носом замаячил странный черно-белый предмет, на вид явно острый.
   - Юрум! - крикнула Андин, опустив руку со странной штукой. - Я же могла убить тебя! Зачем подкрадываться?!
   - Откуда ж я знал, что ты бешеная! - рыкнул студент, прижимая руку к животу.
   Краем глаза Артур заметил, как непонятная штуковина превратилась в тот самый треугольник, что лежал рядом с девушкой. Вернее, часть устройства втянулась в него как клинок выкидного ножа. Что это? Какое-то оружие?
   Пришелец закрыла глаза и покачала головой.
   - Ты как?
   - Жить буду, - Артур встал, но тут же скривился от резкой боли. - Ну и удары у тебя. Ты что, киборг какой-то?
   Андин едва заметно дернула плечами, будто ее обвинили в чем-то крайне мерзком и постыдном. Но брезгливость быстро прошла, и девушка спокойно ответила:
   - Брала уроки у лучших мастеров.
   - Что ж ты сразу не сказала.
   Гостья скрестила руки на груди:
   - Если перечислять все мои достоинства и таланты - таласийских суток не хватит. А теперь иди, спи дальше. И спасибо за плед - пригодится для конструктора.
  
   Теперь настало время оставить наших героев и переместиться на километр от дома Артура. Прямиком на дорожное кольцо аккурат на въезде в поселок Дубовое, где и живет храбрый парень. Посреди кольца стоит каркас в виде елки, украшенный гирляндами. Оные же гирлянды опутывают фонарные столбы. У обочины стоит полицейский уазик, сами стражи порядка греются в салоне, распивая кофе из термоса.
   Дежурство перед Новым годом - дело крайне неприятное, но крайне важное. Выходные - это не только веселые праздники, но и период разгула преступности. Все экстренные службы в режиме полной боевой готовности, ну а полиция уж тем более.
   Молодой сержант Роман, недавно заступивший в ППС, замечает в серых снежных небесах огонек. На звезду он не похож - слишком уж крупный. На спутник тоже, ибо не двигается. О своей находке бдительный полицейский сообщает напарнику - майору Семенову.
   - Михаил Борисович, глядите, - сержант ткнул пальцем в небо.
   - По сторонам надо смотреть, - недовольно буркнул майор. - А не на тучи пялиться.
   - Да я так, краем глаза, - оправдался Роман. - Интересно просто, что за штука.
   - Китайский фонарик, - махнул рукой напарник. - В новогоднюю ночь их знаешь сколько будет? Подбросят пожарным работенки, ох подбросят.
   Не прошло и минуты, как огонек вырос до размера футбольного мяча и резко остановился на небольшой высоте от крыш домов. А затем начал медленно снижаться.
   - Я, конечно, по фонарикам не спец, - тихо сказал Роман. - Но как-то странно он себя ведет.
   Михаил Борисович наливал новый стаканчик кофе, поэтому в небо не глядел и таинственных метаморфоз не заметил. Лишь буркнул:
   - Жену тебе надо, Ромка. Будет чем голову занять вместо всякой ерунды.
   Мимо проехало такси, и сержант немного успокоился. Цивилизация на месте, она не исчезла во мраке ночи как в "Лангольерах". Предновогодние ночные дежурства отличались лютым одиночеством и тишиной, разбавляемой лишь треском рации. Ни человека, ни машины. Так, раз в три часа проедет кто-нибудь и все. А вокруг темнота, кажется, будто все вымерли, и наряд остался один в бездыханном мире.
   Но в эту ночь полицейским заскучать не дали.
   - Михаил Борисович, - прошептал Роман.
   Из мрака вышла подозрительная фигура. Странность заключалась в первую очередь в одежде. Фигура была облачена в длинный кожаный плащ и старомодную широкополую шляпу. Будто сошла прямиком со съемочной площадки "Место встречи изменить нельзя". Нижнюю часть лица прятал красный шарф, руки фигура держала в карманах.
   Неизвестный шел, слегка сгорбившись, прямо посреди дороги.
   - Что за кадр? - хмыкнул майор. - Пошли, документики проверим.
   Роман сглотнул. Зрение у него орлиное, в армии снайпером служил. Поэтому-то и заметил в неверном свете фонарей еще одну странность. Верхнюю половину лица субъекта закрывали здоровенные темные очки.
   Темные очки?
   Ночью?
   - Майор! - крикнул Роман, выскакивая из машины с АКСУ наперевес.
   Но Семенов уже перегородил путь фигуре и отдал честь. Неизвестный прошел мимо, даже не замедлив шага. А напарник рухнул на колени, зажимая рукой живот. На заснеженный асфальт упали алые капли.
   - Ах ты гад!
   Роман дал очередь на поражение.
   Человек отпрыгнул в сторону со скоростью и ловкостью, явно не присущими человеку. Но одна пуля все же задела плечо. Субъект отшатнулся и как ни в чем не бывало помчался на сержанта. Роман струхнул не на шутку. Закричал, зажав спусковой крючок. АКСУ бился в руках, выплевывая пулю за пулей. Но существо в плаще с легкостью уходило с линии огня, даже не вынимая рук из карманов.
   Рожок опустел. В следующую секунду тварь вырвала автомат и метнула за ближайшие дома. Холодная трехпалая клешня сомкнулась на шее сержанта. Миг - и он уже лежит на капоте уазика, разбив затылком стекло. Последнее, что увидел Роман - ярко-зеленые светящиеся глаза из-под соскользнувших с черного носа очков.
  
   Артур вошел в кухню, зевая и сонно щурясь. Андин сидела на прежнем месте, едва ли не с головой залезши в навигатор. Зато мусора на столе заметно поубавилось.
   - Доброе утро, - сказал парень, включив самовар.
   Гостья промычала что-то невнятное.
   - Как успехи?
   - Навигатор готов. Сейчас выпью чаю и прочь с этой отсталой планеты.
   - Так быстро? Осталась бы на недельку.
   Андин приподняла бровь:
   - Зачем?
   - Ну, не знаю. Культуру бы там изучила нашу, традиции. Узнала бы, как мы Новый год отмечаем. Покаталась бы на лыжах.
   - Я каталась на летающих рыбах и праздновала ахорский День нации. После этого ты меня ничем не удивишь. Пять сахара.
   Артур бросил в чашку кубики, занявшие добрую половину объема. Андин выпила чай залпом, даже не поморщившись от кипятка. Затем захлопнула панель навигатора и сунула прибор под мышку.
   В этот момент входная дверь с грохотом слетела с петель и упала на пол. Не успел Артур и рта открыть, как кухонная стена разлетелась в дребезги. Во все стороны брызнули обломки гипсокартона. Среди пыли и крошева стояла высоченная черная фигура.
   - Юрум!
   Стол отлетел в сторону, а вместе с ним и треугольная штуковина. Андин попыталась поймать ее в полете, но черный человек налетел на девушку словно таран и впечатал в стену. Пришелец пискнула и выкрикнула что-то на родном языке.
   Артур тем временем зайцем выскочил из кухни и помчался на второй этаж. А существо заломило Андин руки за спиной и прижало коленом к полу.
   - Игры кончились, принцесса, - прохрипело оно. - Ты немедленно возвращаешься на "Гегемон".
   - Я лучше сдохну!
   - Как пожелаешь. Но только после церемонии. А пока...
   Грохнул выстрел. Заряд картечи угодил существу прямо в голову, сорвав шляпу и шарф. Вместо человеческого лица обнажилась металлическая черная маска, похожая на жуткий череп с зелеными глазницами. Впрочем, после всего произошедшего Артур удивлялся недолго. И высадил весь рожок отцовской охотничьей "Сайги". За свою жизнь парень вдоволь настрелялся по банкам, и с расстояния в пять шагов бил без промаха.
   Существо с раскуроченными грудью и головой рухнуло под ноги стрелку, сыпля искрами и подергиваясь. Миг спустя тварь затихла.
   Андин схватилась за голову и прижала уши:
   - Юрум... Юрум!
   - Что это такое? - Артур перезарядился и отступил на шаг от твари. Вдруг вскочит и нападет, как в дешевом фильме?
   - Это - межпланетная война, дурак! Ты только что прикончил прислужника Тарона!
   - Кого? - удивленно промямлил парень. - Это какой-то ваш темный властелин?
   - Плюс два балла за смекалку! - рявкнула Андин. - Минус сто за все остальное, бактерия! Юрум! Полный юрум! Так, хватит истерик, надо действовать, причем быстро.
   Пришелец подняла с пола треугольник и сжала в ладони. Теперь-то Артур понял, как действует эта штуковина. Больший катет - это рукоять, гипотенуза - гарда, а из меньшего катета выскочило черно-белое лезвие с прорезью посередине. В итоге треугольник превратился в равнобокую трапецию.
   Андин вонзила черное острие в спину робота, и то буквально всосало в себя металл словно пылесос. Без шума и спецэффектов в роботе возникла дыра до самого пола, сквозь которую просматривались запчасти: приводы, кабели, какие-то микросхемы.
   - Теперь точно не встанет, - сказала девушка, бессильно опустившись на стул.
   - Это что, меч? - Артур кивнул на треугольник.
   - Это - величайшее оружие Творцов. Клинок из стабилизированной антиматерии. Аннигилирует все, с чем соприкасается, поглощая энергию взрыва белой стороной. Прорезь между ними - портал, ведущий Творцы знают куда. Я так и не смогла разобраться. В этом же портале хранится и сам клинок. Доволен? Юрум!
   Андин сокрушенно покачала головой.
   - Что не так?
   - По законам Содружества посещать отсталые миры запрещено, но ублюдок решил пойти ва-банк. Знает, что если получит меч, то его уже никто не остановит. Это плохо. Очень плохо.
   - Да не такой он уж крутой, - Артур положил "Сайгу" на плечо.
   - Сваты должны доставить меня в целости и безопасности, - ответила девушка. - Это самые слабые роботы, у них даже оружия нет. Если Тарон отправит сюда десант, нам всем конец.
   - Да кто он такой?
   С улицы донесся глухой удар, за ним еще один. Секунду спустя земля дрожала, будто с неба падали градины в центнер весом. Что-то пробило крышу и пол мансарды, остановившись лишь на втором этаже. Дом заходил ходуном, посыпалась штукатурка.
   - Как я и думала, - сказала Андин, встав со стула. - Подкрепление.
   Артур взял на прицел пролом в стене.
   - Да завалим их и все. У тебя меч о-го-го какой.
   - Это тебе не шашка - направо налево размахивать! Этой технологии миллиарды лет! Перегрузка клинка вызывает темпоральные скачки!
   - Это как?
   - Это очень короткие перемещения во времени. Хватит трепаться, бежим к кораблю!
   Но тарелку уже окружили роботы. Они были без одежды, и Артур смог разглядеть их во всей красе. Стройные, длинноногие, можно сказать грациозные, без единой выступающей на корпусах детали. Вид портят довольно жуткие маски-лица с зелеными глазами и трехпалые клешни.
   - Мы окружены, - прошипела Андин. - Будем прорываться.
   - Где у них слабые места? Куда стрелять-то?
   - Глаза и колени. Меня только не задень.
   - Обижаешь!
   - Заслужил.
   Клинок бесшумно выскользнул из гарды. Пришелец ногой выбила дверь и метнулась к врагам. Взмах - половина робота исчезла в воздухе. Второй отскочил, но Артур всадил ему картечь в спину. Существо пошатнулось, и Андин не упустила момент. Укол - и вместо живота у робота дыра, хоть в баскетбол играй.
   Но на выручку соратникам бросились остальные. Ловко прыгая с крыши на крышу, роботы окружили девушку. Артур прицелился, но один гад зашел в спину, схватил парня за шиворот и бросил под ноги Андин. Товарищи по несчастью оказались в плотном кольце злобных механизмов. Они встали спина к спине: парень с ружьем и девушка с древним мечом. Будь это фильм, камера бы начала кружиться вокруг них под тревожную музыку, то приближаясь то отдаляясь. То показывая напряженные лица, то во всей красе демонстрируя стену врагов.
   - Держись подальше, - сказала инопланетянка. - Могу задеть.
   И грянул бой. Впрочем, для Артура он закончился очень быстро. Навалившиеся роботы вырвали "Сайгу" и надавали клешнями по голове. Парень даже не понял, что произошло - так молниеносно двигались механизмы. У Андин дела обстояли получше. Она размахивала клинком во все стороны, будто имела глаза на затылке. Волчий слух позволял безошибочно определять направление атак и вовремя отбиваться.
   Роботы падали один за одним, но их было слишком много - не меньше двух десятков на хрупкую девушку. А Андин, хоть и владела боевыми искусствами, очень редко применяла их на практике - за последние несколько лет и повода не нашлось. Потому принцесса начала выдыхаться, в отличии от не ведающих усталости машин.
   Ее спасало лишь то, что роботов запрограммировали на захват, желательно без сильных повреждений. Потому били они вполсилы, старались взять в тиски и повалить на землю. Иначе бы Андин ждала судьба Артура, распластавшегося без сознания в снегу.
   Снеся голову очередному врагу, пришелец пробилась к кораблю. Теперь тыл оказался более-менее защищен, можно и передохнуть.
   - Юрум, - выдохнула принцесса, насчитав добрый десяток супостатов. Разум ученого быстро прикинул, что на всех сил попросту не хватит. Но вспомнив, что ее ждет после поимки, Андин оскалилась и бросилась в бой.
   Стоящий на пути робот отпрыгнул, но врезался в соратника. Потеря времени обошлась дорого: меч с одного взмаха аннигилировал двоих. Изуродованные остовы упали в грязь, но другие механизмы не мешкали. Они не ведали страха и не удивлялись смертям товарищей. Могли ли они вообще удивляться? Вряд ли. Они исполняли команду с ретивостью принтера, печатающего документ. А принтер вряд ли начнет паниковать, если у него останется мало тонера.
   Вот и роботы раз за разом нападали, выискивая бреши в обороне. И раз за разом натыкались на черно-белый клинок, разящий без промаха. И лишь однажды бездушные машины отпрянули, потеряв всякий интерес к бою. Когда меч в руке девушки задрожал, а воздух поплыл, заклубился. Яркая вспышка - и на вытоптанной до грязи полянке возникли две принцессы. Одна - невесомая, эфирная словно призрак - с перекошенным от злобы лицом и оскаленными зубами, с занесенным над головой мечом. Эффект темпорального скачка, вызванный перегрузкой меча. Андин из недалекого будущего, все еще сражающаяся с захватчиками.
   Но Андин нынешняя испугалась не на шутку. Промедли она на миг - и черное лезвие настоящего скрестилось бы с черным лезвием будущего. Антиматерия против антиматерии, взаимная аннигиляция и разрыв континуума, смешивание временных потоков и Творцы знают еще что.
   Эта вероятность заставила сердце пришельца замереть. Андин отпустила рукоять, и та, вращаясь, пролетела мимо фантома, после чего тот исчез.
   - Юрум, - устало буркнула принцесса, взглянув на пустые руки. - Ну вот и все.
   Роботы чуть присели, изготовясь к одновременному прыжку.
   Тра-та-та-та-та, - загрохотал крупнокалиберный пулемет. Искры и черный металл брызнули во все стороны. Над головой пронеслась пара боевых вертолетов. Через соседский двор, скрипя гусеницами, вкатился танк. Вслед за ним солдаты в зимнем камуфляже. Зарокотали автоматы, добивая уцелевших после налета роботов. Но Андин этого уже не видела. Она рухнула в снег без сил и закрыла глаза. Наконец-то долгожданный сон.
  

Глава 4

   Принцесса пришла в себя в небольшой комнатке с серыми стенами и потолком. Из мебели имелся лишь металлический стол и два кресла. В одном сидела девушка, другое пустовало. На противоположной стене висело огромное зеркало. Андин взглянула на свое отражение и покачала головой. Выглядела она паршиво: под левым глазом синяк, губа разбита, на щеке порез, под носом запеклась кровь. В растрепанных волосах застряли жухлые листья.
   Девушка собралась встать, но тут дверь открылась, и в комнату вошел человек в черном деловом костюме. Невысокий, широкоплечий, с пшеничным ежиком волос. На вид лет двадцать пять, но носит аккуратную бородку, делающую его немного старше.
   Блондин сел за стол и внимательно посмотрел на принцессу.
   - Иван Баталин, лейтенант особого отдела Федеральной Службы Безопасности, - представился он. - Вы меня понимаете?
   Андин кивнула.
   Иван махнул рукой, и в комнату вошла девушка в белом халате и маске. Она поставила на стол накрытый крышкой металлический поднос, после чего удалилась.
   - Резать будете? - спросила принцесса, вспомнив слова Артура о зоне-51.
   Лейтенант покачал головой.
   - Пытать?
   Вместо ответа Иван протянул девушке руку. Андин приподняла брови и фыркнула. Иван повторил жест. Пришелец пожала ему ладонь, лишь бы отвалил.
   - Очень большая часть, - благоговейно выдохнул агент. - Вы себе и представить не можете, как важен для нас этот момент. Если вы не против... ребята, входите!
   В комнату потянулась вереница облаченных в черное людей. Среди них иногда попадались и белые халаты. Всего Андин насчитала пятнадцать человек, все они выстроились за спиной Ивана. Под восторженными и порой испуганными взглядами девушка почувствовала себя малость неловко. Что им всем надо?
   Баталин снял крышку с подноса. На нем лежал свежевыпеченный каравай, сверху стояла стопка с солью.
   - Мы хотели еще позвать оркестр, но у тут так мало места, - залепетал Иван. - Знаете, нас тут вообще за детей держат, никто всерьез не воспринимает. Вот у начальства челюсти-то попадали, когда мы вас нашли. В общем, добро пожаловать на Землю, сестра по разуму.
   Собравшиеся зааплодировали. Не сводя с них безучастного взгляда, Андин отщипнула кусок каравая, макнула в соль и бросила в рот.
   - Зря радуетесь, - наконец сказала пришелец.
   Агенты разом смолкли.
   - Два больших дяди во время драки случайно наступили в муравейник. Муравьи - это вы. Безопаснее всего зарыться обратно и не отражать.
   - Послушайте, - тихо произнес Иван. - У нас на орбите... множество неопознанных объектов. Вы бы не могли прояснить ситуацию?
   - Ситуация проста, - не сказала, а отрезала Андин. - Я забираю навигационный модуль и улетаю прочь. Объекты улетают вслед за мной. Вы забываете обо всем что было и продолжаете жить в блаженном неведении. Лет так через миллиард, если вы не укокошите друг друга к тому времени, с вами свяжутся. На этом все.
   Андин протянула открытую ладонь. Иван неуклюже попытался пожать ее, но получил по руке.
   - Навигационный. Модуль. Быстро.
   - Принесите.
   Девушка-медик выбежала в коридор и вскоре вернулась с устройством. Андин сунула его под мышку и направилась к выходу.
   - Корабль у вас?
   - Так точно.
   - Проводите. И велите доставить туда мои вещи.
   Узкий коридор с серыми стенами пустовал. Иван и Андин шли мимо широких окон. За ними в ярко-освещенных комнатках лежали остатки роботов. Ученые в защитных костюмах ковырялись в запчастях.
   - Технологии Тарона слишком сложны для вас. Можете просто выбросить этот хлам на помойку.
   - Тарон?
   Андин не ответила. Она остановилась у окна палаты, где обвешанный датчиками лежал Артур. Кардиограф показывал едва заметное биение сердца, в ноздри парня вставили трубки искусственной вентиляции. Выглядел назойливый землянин крайне погано - побитый и поломанный, все конечности в гипсе. Рядом дежурила бригада реаниматоров.
   Принцесса коснулась пальцами холодного стекла.
   - Как он?
   Иван вздохнул.
   - Плохо. Боюсь, не выживет.
   - Ясно.
   Андин как ни в чем не бывало прошла мимо. Лейтенант вывел девушку наружу. Посреди окруженного высоким забором участка стояла "тарелка". При появлении хозяйки копавшиеся внутри ученые благоразумно скрылись из виду. На столике рядом с кораблем лежали вещи инопланетянки, включая скафандр и шлем.
   Андин втянула морозный воздух. Он сильно пах хвоей и смолой - как у Артура дома. Принцесса забралась в "тарелку", пощелкала кнопками и заговорила. Говорила она недолго, на родном языке, так что стоящий поодаль Иван ничего не понял. Но на всякий случай записал голос на скрытый диктофон.
   После девушка выбралась, взяла навигатор и пошла обратно в комплекс.
   - Вы куда? - Иван взмахнул рукой и бросился следом.
   Лейтенант застал инопланетянку в палате Артура. Врачи недоуменно мялись в коридоре, наблюдая за действиями девушки. Та положила устройство на грудь парня, и спустя секунду оно взлетело и зависло в полуметре от койки.
   - Модульная рекомбинация, - сказала Андин. - Код 1-1-3-8.
   Прибор раскрылся, замигал призмами, завертелся. Вскоре он набрал такую скорость, что превратился в светящийся шар. А затем ударил в грудь землянина.
   Врачи разом вскрикнули, Иван по привычке потянулся за пазуху - к кобуре. Но тут все затихли под усилившийся писк кардиографа.
   - Давление растет! - крикнула медсестра.
   - Дыхание участилось!
   - Сердечный ритм нормализовался!
   - Это чудо!
   - Нет, Петрович. Это - внеземные технологии!
   Хмурая Андин вышла в коридор и захлопнула дверь.
   - Пусть отдыхает. Иван, выведите меня отсюда.
   - А вы..., - агент поднял руку, - не полетите?
   - Меня подбросят, - ответила девушка.
  
   Комплекс находился на берегу замерзшего озера, окруженный сосновым лесом. К ребятам в черном действительно относились наплевательски - территория вокруг ни разу не охранялась, и по озеру катались детишки на санках и коньках. Но когда из туч вынырнул огромный черный корабль, похожий на баржу с крыльями, детвора вмиг разбежалась.
   Андин наблюдала за посадкой с берега. Когда гигант завис надо льдом, принцесса вручила агенту листок бумаги:
   - Передадите Артуру, когда очнется.
   Баталин молча кивнул.
   - Спасибо за хлеб, за соль... или как там у вас говорят? Провожать не надо.
   Принцесса потопала по снегу, вскоре превратившись в черную точку на белом фоне. По опущенному трапу прогрохотали вооруженные роботы в тяжелой броне. Вслед за ними вышел еще один - в золотых просторных одеяниях. Этот больше всех напоминал человека, даже на металле рук были вырезаны мышцы, а лицо не походило на жуткую маску. Но от этого Тарон не становился краше. Наоборот - внушал еще больший страх.
   Андин подошла к нему безо всяких сомнений, навострив уши и подняв голову. В ее взгляде кипела вся ненависть, на которую девушка была способна. А ненавидеть она умела как никто другой.
   Тарон ничего не сказал беглянке. Лишь качнул головой и указал на люк корабля. Принцесса гордо поднялась на борт "Гегемона", как пойманный революционер на эшафот.
   Эскорт скрылся в темном нутре, и корабль взмыл в небеса.
   - Охренеть, - выдохнул Иван, пряча в карман телефон. - Двадцать лет ждал этого момента. Просто охренеть.
  

Глава 5

   Артур сладко потянулся. Чувствовал он себя просто великолепно, будто заново родился. Еще бы поспать, да мешают разговоры врачей, рассматривающих рентгеновские снимки.
   - Удивительно, - сказал бородатый доктор. - Все срослось за считанные минуты.
   - Эх, - вздохнул коллега. - Нам бы такую медицину!
   - О, наш герой очнулся. Надо сказать Ивану.
   Врачи ушли. Вскоре в палату вошел незнакомый коренастый блондин с костюмом на вешалке.
   - Твоя одежда вся порвалась, - сказал незнакомец. - Подобрали вот тебе по размеру.
   Артур сел на кровати.
   - Вы кто? Где я?
   - Ты в безопасности, не волнуйся. Я - Иван Баталин, спецотдел ФСБ.
   - А где роботы?
   - Не нервничай, хорошо? Все пришельцы улетели. На Земле все спокойно.
   Артур встряхнул головой:
   - Как все? А что с Андин?
   Лейтенант вздохнул и протянул парню записку. Дрожащими руками Артур развернул листок и прочитал неровный почерк:
   Спасибо за чай и конфеты. Мне жаль, что твой дом разрушен. Извини, что не сфотографировалась с тобой как обещала - времени не было. Оставляю меч тебе на хранение. Постарайся не использовать его вообще. А если уж перегрузишь - ни в коем случае не скрещивай клинки. Одни Творцы знают, к чему это приведет.
   P.S. Присмотри за кораблем. Возможно, я за ним вернусь.

Андин

   - Я лечу за ней.
   Иван всплеснул руками:
   - На чем? Куда?
   - На ее корабле. Он лежит на заднем дворе.
   - Мы перевезли его сюда.
   - Тогда сам бог велел.
   Парень слез с кровати и надел костюм. Тот действительно пришелся в пору - как на него шили.
   - Ну прилетишь ты, а дальше что? В одиночку будешь драться с целым флотом пришельцев?
   - Есть идея получше. У них там все сплошь короли да императоры, один финт может сработать. Поможешь?
   - Постараюсь, - Иван упер руки в бока.
   - Мне нужно всего две вещи. Одна у меня дома, другую несложно купить. Я пока попробую завести "тарелку". Андин сказала, она может летать внутри системы. Черт, и почему она не сбежала? У нее же был навигационный модуль.
   Иван вздохнул и отвел взгляд. Это не осталось незамеченным для Артура.
   - Лейтенант? - тихо спросил он.
   - Андин... пожертвовала им, чтобы спасти тебя. Без него ты бы не выжил.
   Артур сжал кулаки:
   - Тогда я обязан вернуть долг.
   Иван кивнул:
   - Говори, что нужно.
  
   Ученые снова оккупировали корабль. Ходили рядом, заглядывали внутрь, что-то записывали и покачивали головами. Баталин попросил их оказывать любое содействие студенту, да только вот ученые ничем особо помочь не могли. Слишком сложные технологии.
   Но отступать нельзя.
   Артур забрался в кресло и осмотрел приборную доску. Две панели по обе стороны от штурвала - вполне себе обычного, похожего на джойстик. Около десятка кнопок - даже подписанных. Только вот разобрать пиктограммы решительно невозможно.
   - Вы пробовали запускать тарелку? - спросил Артур.
   - Нет, - ответил ученый, судя по голосу - глубокий старик. Лица его студент не видел из-за респиратора. - Решили не рисковать.
   - Ну а мне придется. Есть маркер?
   Получив требуемое, Артур приступил к излюбленному способу изучения неизвестных штуковин - методу тыка. Но в этот раз научного - если нажатие давало результат, парень сразу же помечал кнопку. Начал он с верхнего ряда. Кнопки, похожие на большие перламутровые пуговицы, поддавались легко, только вот толку никакого не было. Корабль никак не реагировал пока Артур не добрался до среднего ряда.
   Тут первое же касание отправило парня в полет. Кресло с огромной скоростью устремилось в небеса. Артур так перепугался, что не успел подумать о самом важном. Если бы сотрудники поместили НЛО в ангар - спасение принцессы закончилось бы кровавым пятном под крышей.
   А так студент, вопя и ругаясь, наблюдал с огромной высоты заснеженный лес, озеро и небольшой комплекс на берегу. К счастью, система катапультирования сработала в обе стороны - на обратном пути кресло замедлилось и благополучно приземлилось в десятке метров от здания, сверкая голубыми искрами из-под сиденья.
   Ученые подбежали к незадачливому летуну.
   - Ты как? - старик потряс парня за плечо.
   - Это было... круто, - выдохнул Артур.
   Вернувшись, они водрузили кресло на место. А студент пометил злополучную кнопку жирным крестом.
   - Эту больше не нажимать.
   Поиск продолжился. Средний рад закончился безрезультатно. Половина нижнего - тоже. В конце концов осталась последняя неиспробованная кнопка. Артур занес над ней палец и сглотнул. Если это не зажигание, все пропало. Окончательно и бесповоротно. И больше никаких пришельцев на кухне, никаких заумных фразочек и мохнатых ушек.
   Клик.
   И тишина.
   Тарелка была мертвой. Будто и не космический корабль вовсе, а декорация фантастического фильма. Хотя декорации зачастую подвижны, в отличии от этой груды хлама.
   - Юрум! - крикнул Артур и врезал по кнопкам кулаком.
   В тот же миг "тарелка" качнулась и взмыла на метр от земли.
   - Работает! - радостно произнес старик.
   Дальше дело пошло быстрее. За считанные минуты студент нашел все необходимые функции. По сути, ему требовались лишь две: закрытие колпака и взлет. С этим проблем никаких не возникло. Одну кнопку парень пометил стрелочкой вверх, а ту что под ней - стрелкой вниз. Вот и вся внеземная технология. Осталось лишь дождаться Баталина.
   А вот и он - с большим черным пакетом в руке.
   - Не знаю, что ты задумал, - сказал агент. - Но это безумие.
   Артур заглянул в пакет и недовольно хмыкнул:
   - Медицинская?
   - Ну извини, я спешил.
   - Ладно, и так сойдет, - парень спрятал пакет за креслом и полез в кабину.
   - Артур! - позвал Баталин. - Не забудь рассказать, как там у них.
   Студент улыбнулся:
   - Постараюсь.
  
   Мостик "Гегемона" больше всего напоминал ангар. Голые металлические стены без каких-либо украшений. Вместе с живым телом Тарон лишился и всякой тяге к роскоши. Единственная "мебель", в которой нуждается робот - это гнездо для подзарядки, а все остальное неважно.
   Что же касается будущей жены, то Тарон был слишком зол, чтобы создавать беглянке хоть какие-то удобства. Поспит и на холодном полу - до свадьбы не умрет. А после холод ей будет уже не страшен. Как и боль и прочие чувства, свойственные телу из плоти и крови.
   Закованные в броню стражи выстроились почетным караулом вдоль мостика. Тарон дал команду пилотам прогревать двигатели для прыжка. Больше на этой отсталой, но довольно агрессивной планете делать нечего.
   - Посмотри, - Тарон указал рукой на строй механизмов. - Скоро ты станешь одной из них. Но если будешь хорошо себя вести, я прикажу выковать более... женоподобный корпус. Впрочем, тебе уже будут безразличны подобные мелочи.
   - Чтоб ты сдох, - прошипела Андин.
   - Не тратить силы на злость, они тебе еще пригодятся, - Тарон встал напротив обзорного стекла и в последний раз взглянул на Землю. - Мне нужны координаты того, что ты нашла в семнадцатом секторе.
   - Я лучше умру.
   - Это вовсе необязательно. После кибернизации твоя память будет целиком и полностью в моем распоряжении. А пока можешь строить из себя героя сколько влезет.
   - Отец отомстит. Он достанет тебя, где бы ты ни был!
   Робот склонился над девушкой, сведя клешни за спиной. Принцесса прижала уши, но взгляда не отвела:
   - Король бесконечно мудрый и дальновидный политик. Он прекрасно понимает, что мой флот уже соперничает по силам с объединенной эскадрой Содружества. Он не станет жертвовать целой планетой ради глупой дочурки-непоседы.
   - Командир! - произнес пилот. - К нам приближается пашюррский катер.
   - Сбить.
   - Нет! - Андин повисла у Тарона на клешне. - Я назову координаты, обещаю.
   - Смотри мне, - киборг оттолкнул девушку и дал знак страже занять позиции у шлюза. - Отставить стрельбу! Встречайте гостя.
  

Глава 6

   Управлять "тарелкой" оказалось не сложнее, чем автомобилем. Трудности возникли с поиском флагмана среди бессчетного множества угловатых кораблей, но тут Артуру немного помогли. Два небольших, похожих формой на гробы катера взяли "тарелку" в клещи и затащили в открывшийся шлюз.
   Больше всего студент переживал, что его обыщут. Но железные верзилы не удостоили человека даже взгляда - просто молча повели за собой.
   В мрачном коридоре практически не горел свет. Видимо, роботы обходились без него. Всюду сновали невысокие механизмы со множеством манипуляторов. Каждый заканчивался каким-либо инструментом. Техники открывали панели и копались в переплетениях труб и проводов. Солдаты не обращали на них никакого внимания.
   Наконец коридор закончился. Тяжелые створки разошлись в стороны, и Артура впихнули в просторное помещение с высоким потолком. Вооруженных роботов здесь было очень много. Сперва парню показалось, что его привели в десантный отсек или казарму. Но затем он увидел вдали рядом с окном Андин и робота в золотых одеждах.
   - Ну и зачем ты пришел? - устало произнес Тарон.
   В его голосе явно слышались живые эмоции. Да и жесты куда меньше напоминали движения бездушной машины. Киборг? Скорее всего.
   Артур сунул руку в карман пиджака. По ушам тут же ударил сильный гул. Это стража разом направила на парня пушки. Не дремлют, однако, хотя до этого стояли как истуканы.
   Студент судорожно сглотнул, но отступать было некуда. Вряд ли его отпустят с корабля. Но если бы не Андин, Артура бы вообще не было в живых. Он должен ей, а долги надо возвращать.
   Парень сжал кулак и метнул в Тарона белый комок. Киборг стоял довольно далеко, и снаряд не попал в цель, упав в пяти шагах от нее.
   - Латексная перчатка, - хмыкнул злодей, совершенно по-человечески потерев металлический подбородок. - И что ты хочешь этим сказать, человек?
   Артур вдохнул поглубже и выпалил:
   - По обычаям планеты Земля, я вызываю тебя на дуэль!
   Воцарилась напряженная тишина. Артур увидел, как Андин закатила глаза и зажмурилась. Ну а что еще надо было делать? Ничего лучше в голову не пришло.
   Над потолком прокатилось гулкое эхо. Это смеялся Тарон, запрокинув черную голову.
   - На дуэль? - с издевкой спросил киборг. - Вот это новость. Признаюсь, ты меня удивил. И на чем? На мечах? Или на кулаках? А может ты предпочтешь стреляться?
   - Вот на чем.
   Артур достал из пакета PS4 и вытряхнул на пол два геймпада и диск с игрой.
   - В "Mortal Kombat X" до трех побед. Я вызвал на дуэль, я выбираю оружие. Такова традиция.
   - Хорошая традиция, - тихо проговорил Тарон. - Но у нее есть один важный нюанс. Простолюдин вроде тебя не может вызвать на бой дворянина вроде меня. Тебе стоило тщательней подготовиться. Но я оценил твою храбрость, поэтому убью тебя быстро. Выкиньте его за борт!
   Роботы шагнули к студенту. Тот поднял над головой приставку и врезал ею об пол. Во все стороны полетели обломки и запчасти. Среди кучи черного пластика заметно выделялся белый треугольник. Артур схватил меч, включил и направил вниз.
   - Один шаг - и я аннигилирую твой корабль!
   Тарон поднял руку - стража вернулась на позиции.
   - А ты не настолько глуп, как я думал, - вздохнул киборг. - Ты гораздо глупее.
   - Отпусти Андин и дай нам уйти.
   - А зачем? - Тарон пожал плечами. - Если уничтожить "Гегемон", то вы умрете тоже. Если же продолжишь давить на кнопку, меч перегрузится. Так что ты загнал себя в совершенно безвыходную ситуацию.
   Артур стиснул зубы. Меч в руке стал ощутимо подрагивать. Еще немного - и начнутся темпоральные скачки. Но Тарон тоже не особо умен. Иначе бы понял, что ситуации вовсе не две, а три.
   - Дай ему уйти, прошу! - выкрикнула Андин.
   - Ты потратила последний козырь, чтобы впустить этого оболтуса на корабль. Больше тебе предложить нечего.
   Меч задрожал, рукоять накалилась. Лезвие потеряло очертания, потускнело, будто превратилось в голограмму. Еще немного и начнутся скачки.
   Тарон скрестил клешни на груди. Ему явно хотелось воочию узреть, на что способна технология Творцов. Андин зажала рот ладонями, глаза девушки стали размером с блюдца.
   И тут Артур увидел свою скорую смерть. Его фантомный двойник появился в паре метров от парня. Артур из будущего лежал на полу, подняв меч над головой, а свободной рукой зажимая рану на груди. Ему осталось совсем недолго. Настала пора действовать.
   Студент крикнул, взмахнул мечом и ударил по клинку из будущего. Из ниоткуда возникла сфера ярчайшего белого света и поглотила парня, оставив на полу мостика выжженный след.
   - Я ожидал большего, - вздохнул Тарон.
   В уголках глаз Андин заблестела влага.
  
   Артур открыл глаза и тут же зажмурился от нестерпимо яркого света, что лился отовсюду. Когда зрение немного привыкло, парень разглядел высокий белый свод и черное пятно напротив. Артур лежал в огромной сферической комнате, в центре которой находился колодец света. В сияющих лучах переливалось бесформенное золотистое пятно.
   - Ну здравствуй, - донесся из сияния спокойный бархатистый голос. - Ты как раз вовремя.
   - Для чего? - удивился Артур. - Кто ты?
   - Ты умный мальчик и уже догадался. Идем, я покажу тебе кое-что интересное.
   Пятно золотого света вынырнуло из колодца и подплыло к черному кругу. Подойдя ближе, Артур понял, что это огромный иллюминатор, а за ним простирается безграничная тьма.
   - Ни один смертный еще не видел рождения Вселенной, - пророкотало пятно. - Узри же.
   Посреди черного ничего вспыхнула белая точка, и во все стороны от нее, подобно искрам, брызнули точки поменьше.
   - Большой взрыв, - пояснил собеседник. - Спустя миллиарды лет вокруг звезд образуются планеты. На пригодных для жизни мы поселим новых существ и отправимся в новую, пока еще пустую Вселенную.
   Артур не нашел, что ответить. Он как завороженный наблюдал за россыпью золотых искорок.
   - Что привело тебя ко мне?
   - Я... это... есть одна девушка и... ей угрожает опасность. Вы же всемогущий Творец и наверняка можете помочь.
   - Это так. Только я, видишь ли, немного занят. Творю Вселенные на досуге. Но раз уж ты пришел...
   Артур поднял голову и произнес:
   - Спасибо вам огромное!
   - Вижу, как это чудное создание важно для тебя. Что же, я сумею спасти ее от беды. Но учти: я изменю временные линии таким образом, что злодей Тарон никогда не родится. Поэтому вы с Андин не встретитесь, и чувствам между вами не суждено вспыхнуть. Вы останетесь навсегда разделены непреодолимыми расстояниями. Но не волнуйся. Ты даже не вспомнишь о ней.
   - А как-то иначе можно? - с надеждой спросил юноша.
   - Иначе никак. Есть вещи, недоступные даже нам. Ты согласен?
   Артур вздохнул и опустил взгляд. Больше никто не назовет его улиткой. Не попросит конфет. Не разрушит дом, сражаясь с роботами. Не смерит недовольным взглядом фиолетовых глазиш. Не поведет мохнатыми ушками. Зато Андин будет жить, пусть и с кем-то другим.
   - Я согласен.
   Творец помолчал, будто размышляя над чем-то. Затем изрек:
   - Молодец, юный Артур. Ты доказал, что достоин. Самопожертвование и бескорыстность мы уважаем. Держи.
   Свет окутал парня. Когда сияние рассеялось, Артур с удивлением обнаружил на себе нечто вроде доспеха или скафандра из белого металла с черными полосами вдоль рук и ног. Полосы словно делили доспех на две половинки.
   Не веря собственным глазам, Артур разглядывал предплечья и шевелил пальцами.
   - Что... это?
   - Броня Творцов, конечно же. Думаешь, мы только мечи изобрели? Кстати, о мече. Теперь он не будет перегружаться и сбоить.
   Верная рукоять легла в ладонь.
   - И... что мне теперь делать?
   - Сражаться за свою принцессу, конечно же, - с легкой иронией ответил Творец. - Иди. Я буду болеть за тебя.
  

Глава 7

   - Король бесконечно мудрый и дальновидный политик. Он прекрасно понимает, что мой флот уже соперничает по силам с объединенной эскадрой Содружества. Он не станет жертвовать целой планетой ради глупой дочурки-непоседы.
   - Командир! - произнес пилот. - К нам приближается пашюррский катер.
   - Сбить.
   - Нет! - Андин повисла у Тарона на клешне.
   - Цель уничтожена, - доложил пилот.
   - Тварь! - выкрикнула принцесса и ударила киборга ногой, но больше пострадала сама.
   Тарон ответил легкой по его меркам пощечиной. Андин рухнула на пол и схватилась за налившуюся кровью щеку.
   - Отведите ее лабораторию, - распорядился Тарон.
   Роботы нависли над девушкой, как вдруг пилот отрапортовал:
   - Замечен новый объект. Движется к шлюзу.
   - Что?! - воскликнул злодей. - Как такое возможно?! Стража - занять позиции!
   "Гегемон" едва ощутимо тряхнуло.
   - Разгерметизация в стыковочном доке. Опускаю аварийную переборку. Давление нормализовано. Объект продолжает движение.
   - Юрум! - прорычал Тарон. - Оружие мне!
   Ближайший охранник бросил командиру бластерную пушку. Тот ловко поймал ее налету и взял на прицел ворота мостика. Там уже собралось немало бронированных роботов. Кем бы ни был интервент, они его уничтожат.
   И тут тяжелые створки испарились, словно их ветром сдуло. В помещение влетел незнакомец в белом скафандре с черными полосами.
   - Юрум, - прошептал Тарон, узнав древний как сама Вселенная доспех Творцов.
   Роботы открыли огонь. Зеленые плазменные шары полетели в воина со всех сторон. Но белый металл пропускал заряды сквозь себя, будто был фантомом, невесомым призраком. Да только рубил головы он более чем реально. От грохота падающих на пол великанов у Андин заложило уши.
   - Темпоральная броня, - едва слышно произнес злодей. - Пилот, маршевый двигатель на полную мощность. Цель - Солнце.
   - Что?! - воскликнула принцесса.
   - Раз уж мне суждено погибнуть, я утащу вас за собой!
  
   Артур разил без промаха, но врагов было слишком много. Сквозь шелест сервоприводов и гул электромоторов, парень услышал крик Андин:
   - Он летит на Солнце! Он...
   Девушка вскрикнула и затихла.
   До кремниевых мозгов стражи наконец дошло, что стрельба бесполезна, и роботы бросились врукопашную. Артур прорезал металлический строй словно бумагу, и рванул вперед, к Тарону. Тот стоял у обзорного иллюминатора, глядел на приближающееся солнце и хохотал. Андин сидела рядом на коленях и утирала кровь с разбитой губы.
   - Вы не успеете! - прокричал киборг. - До встречи в Великом Ничто!
   - Счастливо оставаться, - фыркнул Артур, подхватив Андин на руки.
   Тиран обернулся. Ни принцессы, ни фигуры в темпоральной броне на мостике не было.
   - Как же... так...
   Сверхпрочное стекло лопнуло от невыносимого жара. Воздух в корабле мгновенно вспыхнул. Тарона унесло в термоядерное пекло раскаленным потоком. "Гегемон" сгорел без остатка за доли секунды, как падающая звезда на земном небосклоне.
  
   Артур и Андин пришли в себя на полу гостиной. Всюду валялись обломки темпоральной брони, весь ресурс которой студент истратил на прыжок до Земли. Подарок древнего Творца пришелся весьма кстати. И злодей повержен, и принцесса спасена. Только вот она что-то совсем не рада.
   - Юрум! - прорычала девушка, обхватив голову.
   - Что не так? - простонал Артур, кое-как поднявшись на ноги.
   - Не так?! - взбеленилась принцесса. - Мой корабль уничтожен! Как я теперь вернусь домой?!
   - Ну... не знаю, - парень пнул ногой кусок брони. - Ты же умная, придумаешь что-нибудь. Построишь новую "тарелку".
   Андин встала и подошла к товарищу. Сердитый взгляд заставил Артура опустить глаза.
   - Из чего? Из спичек и желудей?
   Артур помолчал немного и ответил:
   - Кажется, улитка снова все испортила.
   - Боюсь, ты уже не улитка.
   - А кто? Амеба? - студент невесело улыбнулся.
   - Нет. Ты - мой герой.
   Андин прильнула к парню, согнув правую ножку в колене, и чмокнула в щеку. Это был первый поцелуй, от которого Артур зарделся как помидор.
   С улицы донесся визг шин. Из серебристого джипа выскочил отец, протиснулся мимо стоящих на карауле солдат и вошел в дом. Родитель вцепился в седые волосы и выпучил глаза. Немой крик повис в воздухе. Следом из машины выбежала бледная как мел мать.
   - Юрум, - протянул Артур.
  
  

Триша и ежик

   Давным-давно, в славном королевстве Кантания, неподалеку от стольного града Элия стоял хутор Березовый. Некогда здесь жили дровосеки с семьями, пока не случилось нашествие ургов. Мужики отложили простые топоры, заткнули за пояса боевые и ушли на войну. Бабы похватали детей и поспешили в столицу, под защиту могучих стен. Остались одни лишь старики, коим терять нечего, кроме своих жизней, да и те не больно-то ценные.
   Прошло пять долгих лет. Земля так напиталась кровью, что на полях стала всходить пшеница с алыми колосьями. Колдун изгнал проклятых варваров, жизнь стала потихоньку налаживаться. Старики из Березового вечерами собирались у околицы и всматривались вдаль - не идут ли сыны родимые с войны. Не возвращаются ли дочери любимые из Элии.
   Никто не вернулся, кроме юной светловолосой девушки. Не сразу признали в ней Тришу, Буранову дочурку. За пять лет она сильно изменилась, стала настоящей красавицей. Обняла ее бабка Настасья, залилась горючими слезами и отвела в родную избу.
   Пал в бою могучий Буран, померла от чумы жена его. Узнав, что ургы повержены, Триша немедленно покинула город, хоть и дал он ей много полезного. Грамоте научил, подзаработать позволил, всякие интересности поведал. Но не завела Триша друзей, и после смерти матери никто и ничто не держали девушку в Элии. А в Березовом бабка, какая-никакая родня.
   На хуторе жить непросто, особенно когда вокруг одни старики. Но город научил Тришу не бояться тяжелой работы. И вот девушка вставала с первыми лучами, воду таскала, дрова рубила, кур кормила, коров да коз на луг выводила, грядки копала, картошку сажала, потом поливала, еду готовила, да не на одну себя, а на всех. Оно-то терпимо, в Березовом всего пять жителей осталось.
   В тяжелых хлопотах миновал еще один год. И как-то раз в начале лета пришел на хутор древний старик. Одет в черную рясу, седая борода до пояса, в узловатых пальцах такой же узловатый посох. Все дома стороной обошел, а в Тришин постучался.
   - Пусти, - говорит, - передохнуть с дороги.
   Триша пустила. Негоже пожилых людей с порога гнать. На лавку усадила, самое мягкое одеяло подстелила, свежим молоком и хлебом угостила.
   Старик посидел, покушал и сказал:
   - Ну спасибо, уважила. Путь мой долог, без тебя бы не дошел. Вот тебе, девочка, подарок.
   С этими словами странник достал из кармана платочек и положил на стол. Развернул - а там ежик. Маленький совсем, мокрым носиком смешно подергивает.
   - Береги его и ухаживай, как за мной. Он тебе еще немалую службу сослужит.
   - Спасибо, дедушка.
   Гость попрощался и ушел. Триша насыпала сена в лукошко и посадила туда ежика. Налила молока в блюдце, покрошила морковки. Еж со временем освоился, начал мышей ловить не хуже кота, да только не рос совсем. Как был меньше ладошки, так и остался.
   Прошел месяц. В первую субботу июля заявились на хутор соседи из недалекого села. Прискакала ватага добрых молодцев. Все нарядные, в красных рубахах, белых кушаках, лапти новые, добротные, шапки набекрень. Окружили дом Триши и давай наперебой девушку звать.
   Вышла бабка Настасья, погрозила парням клюкой.
   - Чего разорались? Чего вам тут надобно?
   - Молва идет, - начал самый рослый и плечистый молодец с залихватскими усами, - живет в этой избе девка красоты неописуемой. Хорошая, пригожая, работящая, в самом соку, а до сих пор не замужем. Вот я, Бобрын Удалой, приехал свататься!
   - Отдавай по-хорошему, - подло хихикнул товарищ Бобрына. - Не то силой уведем!
   - Я вам дам силой! - разозлилась Настасья. - Только попробуйте!
   Ударила удаль молодецкая Бобрыну в голову. Почуял он безнаказанность. Никто ему не помешает, никто за сироту не вступится. Решил он Тришу бессовестно похитить.
   Двое соседушек бабку схватили да в сторону оттащили. Сам великан дверь с размаху высадил и вошел в избу как ургский завоеватель. Ус на палец намотал и гаркнул:
   - Собирай вещички, девочка! Будешь теперь моей женой!
   - Я лучше умру! - выпалила девушка.
   - Э, какая смелая да дерзкая. Ну ничего, я знаю, как таких усмирять.
   Снял Бобрын кнут с пояса, размахнулся и хотел Тришу огреть. И вдруг как крикнет, как прыгнет! Вниз глянул - а его еж за палец укусил.
   - Ах ты зараза! Сейчас я тебе...
   Но не успел лиходей на ежа наступить. Задрожала вдруг земля, закачалась вся изба, ну а еж из жалкой крохи стал огромным как свинья! На задние лапы поднялся, хрустнул костями, размялся. Исподлобья глянул - задира вмиг отпрянул.
   - Это что за чертовщина? Что за нечисть, злая сила?
   Еж ногою топнул и в ладоши хлопнул. И сердито зафырчал, заклинанье прокричал. Лиходей, разинув рот, улетел спиной вперед. И руками замахал, носом землю пропахал. Набился рот бурьяном - на радость хуторянам.
   - Это демон! Это бес! - закричали злыдни. - Инквизиторов скорей в хутор позовите!
   Сели споро на коней, ударили хлыстами.
   - По домам, скорей, скорей!
   Только их видали.
   Ежик вслед послал буран, град послал в придачу. Потому что Еж - колдун, а не хрен собачий.
  
  

SURVARIUM: Контур

  

Аннотация

   Банда байкеров Черного рынка проваливает задание своего предводителя. Человек, требуемый Хану живым, убит по несчастливой случайности. Перед смертью он успел рассказать о неком Контуре - уникальном изобретении, способном остановить наступление Леса.
   Для банды нет пути домой - их ждет неминуемая казнь. Остается лишь одно - отыскать устройство, искупив тем самым вину. Или же самим стать главарями Каравана, воспользовавшись преимуществами секретной технологии.
   В рассказе затронуты многие аспекты мира SURVARIUM и наглядно показано, как непросто выжить в условиях зеленого апокалипсиса.

Контур

Протокол допроса N290-469

Найден при исследовании заброшенной военной базы "Октябрь"

0

   Дверь подвала со скрипом отворилась. Двое караульных взяли меня под руки и потащили вверх по лестнице, навстречу солнечному свету. Я не видел его уже дня три точно. И глаза вовсе не обрадовались долгожданной встрече.
   Мы обогнули плац, прошли мимо ремонтной мастерской. Вокруг сновали люди, слышались зычные команды, топот марширующих ног. Где-то вдалеке рокотали автоматные очереди, сменяющиеся отборными матюгами - наставник обучал новобранцев азам стрелковой подготовки.
   В общем, база жила своей обыденной жизнью.
   Миновав длинный ангар тяжелой техники, конвой добрался до двухэтажного здания комендатуры - конечной цели нашего путешествия. Здесь пахло свежей краской и кровью. Святую святых армейцев, храм бога войны и резиденцию грядущего Возрождения недавно выкрасили в ядреный красный цвет.
   А характерный аромат соленого металла исходил с заднего двора, где ежедневно расстреливали дезертиров, врагов Родины и просто тех, кто не ходил под флагом с золотой звездой. Скоро там окажусь и я, причем в последний раз.
   Две предыдущие экскурсии оказались фикцией - своеобразным инструментом давления, попыткой сделать меня сговорчивее. Хотя я и не собирался ничего замалчивать.
   Караульные на входе пропустили нас без вопросов. Мы вошли в просторное фойе с цветными витражами и столиком дежурного. За спиной обрюзгшего мужичка в камуфляже виднелась лестница на второй этаж.
   Кабинет с табличкой "контрразведка" находился в самом конце коридора. Один из конвоиров постучался, чуть приоткрыл дверь и спросил:
   - Разрешите, товарищ полковник?
   Из-за стены донеслось приглушенное:
   - Разрешаю.
   Слегка уставший голос принадлежал невысокому сухопарому военному. Несмотря на малые габариты, разведчик выглядел опасно, даже очень. К такому вряд ли подошли бы на улице с целью попросить сигаретку или немножко мелочи. Исходящая от офицера угроза чувствовалась издалека.
   Взгляд - волчий, осанка - волевая, лицо словно выточено из дерева. Стоит посмотреть в серые, чуть сощуренные глаза, и начинают дрожать колени.
   Впрочем, поводов для страха и без того имелось хоть отбавляй. На столе лежал противогаз с закупоренным фильтром, рядом высился автомобильный аккумулятор с подсоединенными клеммами. На стуле, куда меня вежливо попросили присесть, остались обрывки изоленты.
   И дураку понятно, что в этой комнате не чаи с тортиками гоняют, а ведут серьезные беседы.
   Слишком серьезные.
   Полковник смерил меня суровым взглядом, затем изрек:
   - Вариантов у тебя два. Оба кончаются у стенки. Будешь отвечать честно - обойдемся без этого.
   Собеседник кивнул на орудия истязаний.
   - А если начнешь брехать и вертеться - смертная казнь растянется часа на три. Это понятно?
   Я кивнул.
   - Это понятно?!
   - Так точно.
   - Молодец. Учти, многие аспекты твоего дела нам известны. Поймаю на лжи - пеняй на себя.
   Полковник выдвинул ящик стола и достал шесть фотографий. Каждая из них терзала сердце больней всякой пытки. На пяти карточках изображались сурового вида дядьки в косухах и шлемах. Последняя являлась снимком со спутника.
   Офицер взял одну фотку и с ехидной улыбкой положил передо мной. Я посмотрел на румяное лицо с заросшим щетиной подбородком. Над тонкими плотно сжатыми губами навис крючковатый нос, ярко-голубые глаза взирают вдаль из-под густых бровей.
   Да уж, меньше недели прошло, а себя и не узнать.
   - Как зовут?
   - Артур.
   - Имя или погоняло?
   - И то и другое.
   - Действительно, неплохо звучит. Одного короля также величали. Слышал о таком?
   - Так точно.
   - Вот он хороший был. А ты нет. Едем дальше.
   Рядом с моей физиономией легло фото упитанного бородача в красной бандане и круглых темных очках. Тяжелая, усиленная металлическими пластинами куртка едва сдерживала напор отъеденного брюха. Байкер восседал на верном Урале, салютуя невидимому собеседнику стаканом пива. Снимок скорее всего был сделан на одной из стоянок Каравана.
   - Кольт, - сказал я. - Настоящее имя Николай. Кличку получил за две кобуры с Питонами.
   - Да и Коля не так круто звучит как Кольт, - хмыкнул разведчик.
   - Зачем вы спрашиваете о них?
   - Для благодарных потомков. А этот вот...
   Совсем юное лицо без намеков на щетину. Волнистые светлые волосы до плеч. В руках старенькая гитара, способная издавать удивительные звуки под контролем чутких пальцев.
   - Каспер. Самый молодой член банды.
   - Странное прозвище.
   - Из-за байка. Парнишка прилепил на бензобак логотип из "Охотников за приведениями". Там где толстый призрак в красном перечеркнутом круге. О фильме мало кто знал, зато мультик помнили. Однажды спросили: "ты зачем на мотоцикл Каспера наклеил?". С тех пор прилипло крепче наклейки.
   Полковник улыбнулся и пододвинул следующий снимок. Запечатленный в лихом танце мужичек - мелкий, тощий и вертлявый. Клетчатая рубаха нараспашку, кожаные штаны с клешем метут пыль. Я не помнил такого эпизода в нашей совместной деятельности. Видимо, фото сделано еще раньше.
   - Мотыль. Язык банды. Вылезал из любого дерьма сухим и совсем не пахнущим. Все переговоры велись им, особенно когда пахло жареным.
   - Ясно. Знаем мы таких личностей. Скользкие как черви. Впрочем, твоего дружка и так прозвали в честь червяка. Или личинки? Впрочем, неважно. Вот последний.
   На меня глядела самая настоящая морда протокольная. Мелкие злобные глазки с темными кругами, ломанный многократно нос, бритая голова. Впалые щеки, злорадная ухмылка, ярко выраженные скулы. Чистый уголовник на вид, а на деле довольно неплохой парень. Постоянно любил напоминать, что именно сгубило фраера. Поговорка вышла ему боком.
   - Петя Гридасов. Кличка - Грид. Это не только сокращение фамилии. Greed с английского - жадность, а в ней он меры не знал.
   Разведчик спрятал фотографии в стол и некоторое время молчал.
   - Хорошо. Ты не лгал. Надеюсь, наш разговор продолжится в том же русле. Теперь скажи, какова связь между вами и разграбленной стоянкой бродяг?
  

1

   Кольт передал мне бинокль. Я прильнул к окулярам и внимательно осмотрел лагерь. Два грузовика с кунгами припаркованы очень неграмотно. В случае лобовой атаки машины не станут надежным укрытием. Стоят в чистом поле недалеко от обочины - налетай и грабь сколько влезет.
   Палатки выставлены в одну линию. Три брезентовых, армейских и одна здоровенная серебристого цвета. Хрен знает, что за штука, на цирковой шатер смахивает.
   С восходом солнца в лагере начался движ. Бродяги просыпались и приступали к стандартной для раннего утра деятельности: справление естественных надобностей, разведение костра, кипячение воды для чая и каши. Ни дозорных, ни оружия в руках - будто никакой катастрофы и не было, а на дворе мирнейшее из времен.
   На наше счастье все обитали лагеря - мужчины средних лет. Женщины, старики и дети не наблюдались. В противном случае операция могла быть поставлена под вопрос. Даже у Черного рынка есть понятия о чести и достоинстве.
   Впрочем, вряд ли бы мы ослушались приказа Хана. Просто действовали другим путем. Переговорами или подкупом. А так можно и размяться, и себя показать. Пусть враги полные профаны, но их вдвое больше нас.
   - Итак, господа, - шепнул я. - Повторим план.
   Издалека, под прикрытием густой травы банда оставалась невидимой для странников, но осторожность никогда никому не мешала.
   - Наша цель - ученый. По описанию - старикан с длинными седыми волосами и бородкой, поэтому смотрите
   в кого стреляете. Хану он нужен живым.
   - А если дед начнет палить по нам? - поинтересовался Каспер.
   - Малой, не выпендривайся, а, - недовольно буркнул Кольт. - Если умник жмуранется - по нам будет палить весь Караван.
   - Берем нахрапом, - продолжил я. - Пока бродяги сонные. Налетаем на байках, гасим всех, кроме головастика. Везем его на стоянку и забираем бабло. Все просто.
   При упоминании немалой награды Грид ехидно улыбнулся. Узловатые пальцы погладили курок новенького Узи.
   - Пора.
   Мы сползли к подножью железнодорожной насыпи, где лежали байки. Перекатили железных коней через ржавые рельсы, прыгнули в седла. Движки взревели почти одновременно. Две Явы и три Урала понеслись к цели, тарахтя и изрыгая клубы дыма.
   Первая половина операции прошла как нельзя удачно. Ошеломленные противники слишком поздно организовали оборону. Мы смерчем прокатились через лагерь, положив не меньше половины бродяг с первого захода. Мой АКСУ оборвал жизнь незадачливого снайпера. Стрелок не успел даже вскинуть винтовку, как рухнул с пулей в груди.
   Винчестер Мотыля развалил череп мужику, выскочившему из кунга прямо под колеса байка.
   Грид умудрился срезать сразу троих, пустив длинную очередь с одной руки.
   Поняв, что сопротивление бесполезно, бродяги бросились врассыпную. Куда там - в чистом поле да от мотоциклов. Догоняли и палили в спины, оставив стоянку без охраны за считанные минуты.
   Каспер затормозил рядом с палатками и снял шлем.
   - Легче легкого, - сказал юнец.
   Знал бы он, как сильно ошибается.
   Полог серебристого шатра колыхнулся, навстречу байкеру выскочил человек в костюме химзащиты и противогазе. Он замахал руками и что-то закричал, но слов было не разобрать. Новобранец, опешивший от столь внезапного появления, рефлекторно вскинул обрез и спустил курки. Два заряда крупной дроби попали в живот незнакомцу.
   - Каспер, мать твою!
   - А что я? Нечего выскакивать как черт из табакерки!
   Нутро похолодело от дурного предчувствия. Подбежав к распластанному на земле телу, я сорвал противогаз и увидел морщинистое лицо, обрамленное прядями седых волос. Старик был жив, но ему оставались считанные минуты. И то в лучшем случае.
   - Живокост, быстро!
   Кольт извлек из седельной сумки жестяную банку и бросил мне. Я вытащил из импровизированного контейнера светящийся синий цветок и приложил к обильно кровоточащей ране. Артефакт помог, но о спасении речи не шло. Немного времени на этом свете, не более того - повреждения слишком серьезные даже для чудодейственного дара Леса.
   - Контур! - прохрипел старик, давясь кровью. - Найдите Оксану!
   - О чем это он? - удивился Мотыль.
   - Там, - умирающий кивнул на серебристый шатер. - Часть Контура. Металлический ящик... Тумблеры, переключатели... Не спутаете. Отвезите его Оксане в Зареченск. Она знает, что делать... Контур спасает не только от Шторма. Он может отпугнуть Лес, заставить отступить! Только представьте...
   Артефакт угас, а вместе с ним и жизнь старика.
   - Дерьмо, - я сплюнул под ноги. - Ну Каспер, ну ты и мудак!
   - Да ладно тебе наезжать на пацана, - вступился Кольт. - Каждый из нас бы выстрелил.
   - Угу. Хану это будешь объяснять!
   Мотыль покачал головой:
   - В Караван нам путь закрыт. Боюсь, навсегда. И добазариться не выйдет. Главному этот дед позарез был нужен. А он вешает и за меньшие косяки.
   Пока мы спорили, Грид забрался в шатер и вынес оттуда небольшой ящичек с разноцветными микросхемами внутри. Лицевую сторону прибора украшали инструменты точной настройки, о которых упоминал погибший ученый.
   - Только подумайте, - сказал байкер, - какое бабло упадет нам в руки, если эта штука действительно работает. Да нам души продавать будут за возможность отгородиться от Леса. В жопу Караван, мы сможем замутить свою стоянку, куда не сунется ни корень, ни мутант!
   - На словах ты Лев Толстой, - хмыкнул Кольт.
   - Сам посуди, толстый. Хан наверняка искал именно этот ящик. Раз пути назад нет, то почему бы не сгонять в Зареченск?
  

***

   Полковник задумчиво посмотрел на меня и спросил:
   - Как ваш вожак узнал об ученом?
   - Караван остановился на обочинах шоссе, что соединяет крупные города выживших. Так, чтобы контролировать проезд.
   - Покажешь на карте?
   - Так точно.
   Разведчик достал из стола дорожный атлас и открыл нужную страницу.
   - Вот эта дорога. Слева проходит железка, где мы устроили засаду. Справа полоса пустыря километра два шириной, потом Лес, между ними река. Она пересекает шоссе в пяти километрах южнее, вот мост отмечен, - я ткнул пальцем в карту. - Чуть выше отходит грунтовка к Зареченску. Бродяги встали лагерем между переправой и караваном.
   - Ясно. Вернемся к старику.
   - Да тут все просто. Каждая машина подлежит обязательному досмотру. Кто-то увидел непонятную штуковину и сообщил Хану.
   - А почему сразу не отобрали?
   - Не по понятиям. Бродяги заплатили пошлину за свободный проезд и защиту.
   Офицер рассмеялся.
   - А вне Каравана что угодно по понятиям?
   Я пожал плечами.
   - Ладно, продолжай.
  

2

   Дорога на Зареченск начиналась недалеко от моста через Северский Донец, минут пять езды. Свернув на грунтовку, мы остановились. Пока соратники курили, я достал из рюкзака кусок белой ткани и повязал на руль. Этот знак говорил о добрых намерениях, что в нашей ситуации было особенно важно.
   После инцидента с первым Зареченском местные жители край не любили представителей Черного рынка. И хотя банда формально выбыла из Каравана, об этом еще никто не знал и подстраховка бы не помешала.
   По правую руку неторопливо текла река, сильно расширяющаяся сразу за переправой. На противоположном берегу виднелась темная громада Леса - изуродованные, покрытые кристальными наростами деревья высотой с многоэтажный дом.
   Впереди виднелось обширное пепелище. От некогда крупнейшего в области поселения бродяг остались лишь обугленные сваи. Трагедия приключилась очень давно, и мало кто помнит ее истинные причины. Все сводилось к конфликту меж кочевниками и аборигенами. То ли дань не заплатили, то ли наехали на кого-то серьезного.
   В общем, на разборки прикатил карательный отряд, причем данные о его численности значительно рознятся. Одни утверждают, что наездников собралось около сотни, другие говорят о целой тысяче.
   Город закидали коктейлями Молотова. Близость воды не спасла его от всепожирающего пламени. Плотно стоящие дощатые постройки занялись в считанные секунды. Множество людей, включая женщин и детей, сгорели заживо или отравились угарным газом. Лишь немногим удалось спастись, уплыв от огня на лодках.
   Выжившие возвели новое поселение - в разы меньше предыдущего. На строительный материал распилили найденные неподалеку железные гаражи. От дерева отказались по вышеописанной причине.
   Всего я насчитал десяток ржавых хибар. Как и прежде они стояли на сваях, но куда дальше от берега. Речной город с сушей соединяли узкие подъемные мостки.
   Промышляли местные рыболовством и земледелием. Несколько гектаров близлежащего пустыря превратили в поле, где колосилась молодая пшеница. Сюда частенько наведывались представители практически всех группировок, чтобы пополнить запасы провианта и пресной воды. Былое величие восстановлению, увы, не подлежало, но трудолюбивые поселенцы старались изо всех сил.
   При нашем появлении работники побросали инвентарь и скрылись в домах. Захлопали двери и ставни.
   Я потрепал белый флаг и крикнул:
   - Здравы буде, люди добрые! Нам бы с человечком одним пообщаться. Говорят, у вас живет!
   В ответ грянул выстрел - сухой и отрывистый. Каспер схватился за грудь и рухнул с байка. Соратники мигом выпрыгнули из седел и рванули в поле. Там, среди густых колосьев было единственное место для схрона - на сотни метров вокруг простиралась ровная как стол и голая как правда земля.
   - Суки, - прошипел Кольт, выхватив револьвер. - Не зря их тогда спалили!
   - У меня есть несколько гранат, - сказал Мотыль. - Можем добить.
   Послышался скрежет цепей и глухой удар - опустили помост. Я вскинул АКСУ и приготовился палить на слух.
   - Не стреляйте! - прозвучал немощный старческий голос. - Христа ради прошу - пощадите, дайте все объяснить!
   Грид осторожно выглянул из укрытия.
   - Фига себе. Советую посмотреть.
   Мы осторожно поднялись, держа стволы наготове. В паре метрах от поля на коленях стояли двое - сморщенный как сушеное яблоко дед и парнишка лет двенадцати. Оба в каком-то рванье, всклокоченные волосы давно не мыты, на лицах грязь.
   За странной парочкой наблюдал человек в одутловатом костюме химзащиты. Лицо неизвестного скрывал респиратор с матовым стеклом.
   - Произошло недоразумение, - невнятно пробубнело из шлема. - Мы не хотим проблем.
   - Простите! - дед ударился лбом оземь, подняв облачко пыли. - Мать его ваши погубили, отца заживо сожгли! Вот ребятенок и не сдержался! Схватил мою мосинку, негодник этакий... Я ж старый совсем, куда мне за ним гоняться!
   - Мы предлагаем жизнь Виталика в качестве платы, - прогудел химза. - Равноценный обмен - наш за вашего.
   Виталик, значит. Хм.
   Я подошел к парнишке и ткнул дулом в лоб. Тот не шелохнулся, лишь злобно зыркнул исподлобья. Ну и взгляд. Столько ненависти мне не доводилось видеть даже в Ханских зенках.
   - Гасить ребенка - это зашквар. Верно?
   Соратники дружно закивали. Кому оно надо - руки пачкать. Будь перед нами кто повзрослее - быстрой смертью дело не кончилось. А так...
   - Но у нас несколько условий. Откупаться будете не детскими жизнями, а кое-чем поценнее.
   - Слушаю, - ответил химза.
   - Ты вообще кто такой? - недовольно буркнул Мотыль. - Главный тут что ли?
   - Можно сказать и так.
   Я велел байкерам замолкнуть и продолжил переговоры:
   - Во-первых, нам нужна некая Оксана. Сказали, она живет в Зареченске.
   - Кто сказал?
   - Какой-то старик.
   - Григорий? Что с ним? - Химза явно заволновался.
   Я неопределенно пожал плечами. Говорить, что ученого завалил Каспер нельзя, иначе получится равноценный обмен и дани нам не видать. Пришлось выкручиваться на ходу.
   - На него напали выродки на стоянке. Мы проезжали неподалеку, услышали крики и выстрелы. Когда примчались на выручку все уже кончилось. Старика серьезно ранили. Перед смертью он просил встретиться с Оксаной.
   Незнакомец снял респиратор и откинул капюшон. Каштановые локоны упали на плечи. На меня смотрела молодая женщина лет тридцати с тонкими красивыми чертами лица. Мешковатый костюм скрывал фигуру, поэтому никто ничего не заподозрил.
   - Я - Оксана. Что именно рассказал вам Григорий?
   - Пусть эти двое уйдут.
   Дед и пацан смылись в мгновение ока.
   - Говорил про некий Контур, который отгоняет Лес. Дал непонятную штуку с кучей рычагов и кнопок.
   - Она у вас?
   Я кивнул.
   - Вы не понимаете, с чем связались, - девушка тяжело вздохнула. - Чертово прошлое будет преследовать меня до самой смерти.
   - В смысле?
   - Несколько лет назад мы с Гришей работали на армейцев. Проектировали новую систему защиты от аномального Шторма. Так получился Контур. Вскоре выяснилось, что при определенной конфигурации он способен остановить распространение Леса, отпугнуть его. Но если настроить устройство немного иначе - излучение будет выжигать людям мозги. Вояки потребовали сконструировать компактную версию, чтобы использовать как бомбу. Григорий и я были категорически против, но слушать нас никто не стал. Или делайте - или пули в лбы. Поэтому мы украли один из модулей настройки и смылись под шумок.
   - Контур до сих пор там?
   - Да. Но базу захватил Лес. Сначала ядовитые споры, потом Шторм. Армейцам пришлось ретироваться в кратчайшие сроки.
   - А ты можешь построить еще Контуры? - спросил Грид.
   Ученая усмехнулась.
   - Парень, эта штука не коробка спичек, чтобы производить массово. Без специального оборудования это нереально.
   - Хреново, - байкер сплюнул в пыль. - Но ведь можно достать остальные ящички и загнать кому-нибудь за кучу бабла. Тем же солдафонам, например. Или откупиться за провал задания.
   Соратники поддержали идею.
   - Ты нам должна, - сказал я, кивнув на распростертое неподалеку тело Каспера. - Весь Зареченск нам должен. Не хочешь проблем - веди на базу.

***

   Полковник нахмурился.
   - И Оксана так легко согласилась?
   Я развел руками.
   - А что ей оставалось делать? Она же не знала, что банда в опале. Видимо, память о предыдущем пожарище была слишком свежа. Мы получили все, что захотели.
  

3

   Зареченские обрадовались мирному решению проблемы. Нам выдали недельный запас еды и питьевой воды, полные баки солярки и канистру на десять литров в придачу, десять пачек махорки и даже немного денег.
   Организация похорон также легла на плечи аборигенов. Мы не стали делить снарягу Каспера, зарыли в землю в полном облачении. Местных предупредили: вскроют могилу - сами туда лягут. Над холмиком поставили шест с черным флагом.
   Покойся с миром, младший брат.
   Мотоцикл временно перешел в пользование Оксаны. Девушка позаимствовала у своих люльку и прицепила к Уралу. Теперь ученая могла ехать вместе с нами - небольшой опыт райдинга у нее имелся, а на трех колесах всяко проще, чем на двух.
   В коляску загрузили припасы, химзащиту и кислородный баллон.
   Девушка объяснила, зачем нужно это снаряжение.
   - База окружена Лесом. Идти через него без посторонней помощи - самоубийство. Но я знакома с одним отшельником, который может помочь.
   - Погоди, - перебил Кольт. - Он крайний?
   - Да. Из поселения Край. Они называют себя лешими. Но за доброе слово Родомил и пальцем не пошевелит. Нужен подарок.
   - И что его заинтересует? - спросил я. - Артефакты?
   Оксана улыбнулась.
   - Зачем арты тому, кто имеет свободный доступ в Лес? Отшельник любит научные книги. Особенно по естествознанию и биологии.
   - И где такие достать?
   - Сам-то как думаешь? В школе, разумеется.
   Ближайшее учебное заведение находилось в заброшенном райцентре, в километре от Зареченска. Мы проехали вдоль реки, миновали руины гаражного массива и оказались на задворках крошечного городишки тысяч на двадцать жителей.
   Лес здесь не особо буйствовал, мутанты встречались редко, но все население куда-то пропало. Может погибло от Шторма или разбрелось в поисках лучшей жизни - черт знает. Главное, что нам никто не чинил препятствий по дороге.
   Школа представляла собой огороженную забором обшарпанную коробку. Три этажа, соединенные "висячим" коридором крылья - типичный образчик постсоветской архитектуры.
   Справа - котельная, слева - полуразрушенная теплица, между ними дворик и спортивная площадка. В единственных воротах застрял КамАЗ с полуистлевшим тентом кунга.
   Мы кое-как протиснули байки в зазор меж грузовиком и забором. Больше всего мороки доставила люлька - пришлось ее отцеплять и затаскивать отдельно.
   - На кой черт здесь эта дура? - ругнулся Мотыль.
   - А ты не слышал истории об этом месте? - удивилась Оксана.
   - Нет.
   - Давным-давно, в первые дни после катастрофы в школе окопалась большая группа беженцев. Автомобиль принадлежал им. Бедняги думали, что нашли надежное укрытие, но в первую же ночь Лес атаковал. Сюда сбежались все окрестные мутанты, началась длительная оборона. Люди неплохо справлялись с тварями, забаррикадировавшись на крыше. А затем из подвала пророс корень и разрушил несколько стен. Десятки выживших стали ужином для мерзких гадин.
   Кольт присвистнул:
   - Так это здесь случается всякая чертовщина? Я знаю похожий рассказ, правда, про другую школу.
   - Какая еще чертовщина? - дрогнувшим голосом спросил Мотыль.
   - Да сталкеры болтают, мол, слышат голоса замогильные, особенно если в одиночку тут шастают. А в подвале "газовая камера" образовалась. И среди корней да ульев мелькают неясные туманные фигуры. Байки, одним словом.
   - Байки не байки, а ухо держать востро, - приказал я. - Никакого самовольного брожения по территории.
   Вдруг Грид остановился и вскинул Узи.
   - Кусты. Левее входа.
   Я присмотрелся. Действительно, там кто-то сидел и наблюдал за нами.
   - Стрелять?
   - Кольт, давай ты.
   Байкер словно заправский ковбой выхватил револьвер и пальнул от бедра. Попал. Послышался сдавленный крик и шелест листьев. Из укрытия вывалилось нечто отдаленно смахивающее на человека. Существо попыталось отползти за стену, но издохло от обильной кровопотери.
   - Выродок, - шепнул Мотыль. - Вот дерьмо!
   Мы подошли ближе и осмотрели труп. Тощий как скелет, обтянутый сухой шершавой кожей. Заросший так, что лица практически не видно. Вместо одежды какая-то рванина, обмотанная вокруг бедер и впалого живота. Да и еще и страшно воняет помойкой.
   Именно так выглядят выродки - дикари и деграданты, не сумевшие приспособиться к жизни в новом мире. Они населяют руины городов и представляют большую угрозу, если сбиваются в стаи. Не брезгуют каннибализмом и развлекаются пытками пленников. Абсолютно все фракции уничтожают гадов с максимальной жестокостью. Если Черный рынок может найти общий язык даже с Краем, то выродки понимают лишь язык пуль.
   - Бедный, - произнесла Оксана, склонившись над телом.
   Кольт пнул мертвеца в бок.
   - Бедный? Да ты издеваешься, женщина?
   - Их внешний вид и поведение результат отравления гербицидами. От яда умирают далеко не все, многие превращаются в безумцев. Глупо винить бедолаг за это.
   - Так, отставить базары, - сказал я. - Где одна тварь - там и другая. Не расслабляемся.
   Библиотека располагалась на первом этаже, недалеко от спуска в подвал. Прежде, чем мы вошли в здание, ученая раздала спутникам стеклянные шприцы с мутной жидкостью.
   - Что это?
   - Антитоксин. В школе сильное аномальное загрязнение, поэтому защита не повредит. Колоть внутримышечно.
   - Это как? - удивился Грид.
   - Это - в зад, - пояснила Оксана.
   Пока байкеры разбирались с поставленной задачей, девушка надела костюм химзащиты поверх заправленной в джинсы рубахи и закинула на плечи кислородный баллон. Я предложил Кольту поделиться с дамой револьвером. Толстяк не отказался.
   Грид и Мотыль встали рядом с лестницей, чтобы следить за возможными сюрпризами из-под земли. Я и Николай заняли позиции у двери библиотеки. Оксана от сопровождения отказалась и велела караулить снаружи.
   Некоторое время мы молчали, затем Грид воскликнул:
   - Слышите?!
   Соратники вскинули оружие, закрутили головами.
   - Аномалия артефакт родила!
   - Фу на тебя, балбес! - рассердился Мотыль. - Мог бы сразу сказать.
   - "Газовая камера" формирует живокосты. Мы свой потратили. Может, сгоняем в подвал?
   - Отставить.
   - Да ладно тебе, Артур! Тут идти-то несколько метров. Что может случиться?
   - Я сказал нет!
   Петр насупился и отвернулся. Затем спросил:
   - А отлить-то сходить можно?
   - Тут отливай.
   - Не хочу тут! Вонять потом будет. Я за угол мотнусь быстренько.
   Я махнул рукой.
   - Вали. Одна нога тут, другая там!
   - Хорошо-хорошо.
   Грид удалился. Прошла минута, вторая, а байкер все не появлялся. Я отправил Кольта проверить двор. Вернувшись, толстяк сообщил, что следов Грида не нашел. И в этот момент из подвала раздался крик.
   Мы сбежали по ступеням и оказались среди заросшего каплевидными наростами помещения. Кто-то совсем недавно задел один из ульев, аномалия принялась изрыгать сизый дымок. Понадеявшись на антидот, мы обыскали подвал и вышли с противоположной стороны. Никого. Только головная боль и серость в глазах.
   - Мотыль - бегом к библиотеку и предупреди Оксану. Кольт - проверь второй этаж. Я обыщу первый.
   Байкеры обшарили все строение сверху донизу, но поиск не дал никаких результатов. Грид как сквозь землю провалился. Вдобавок появились первые признаки зарождающегося шторма - все местные аномалии начали издавать звонкий гул.
   - Надо сваливать, Артур! Петруха сам виноват! - кричал соратник.
   - Знаю. Давай еще поищем!
   - Времени нет! Шторм вот-вот разразится! Нужно успеть отойти на безопасное расстояние!
   Выбора не было - или оставаться и погибнуть, или бросить товарища по оружию. Мы предпочли второе. К счастью, девушка успела найти книги, так что жертва не стала напрасной.
  

***

   - И что случилось с кочевником? - спросил полковник.
   - Не знаю. Скорее всего, утащили выродки. Или поглотила аномалия.
   - У нас тоже частенько исчезают люди при странных обстоятельствах. Счет пропавшим без вести идет на сотни. Караульные? отряды разведки, сталкеры. Но ваша история самая загадочная, если честно. И что было дальше?
  

4

   Хижина отшельника стояла на противоположном берегу реки. Оксана не раз бывала в гостях у лешего и отлично знала дорогу. Девушка предупредила, что рядом с жилищем безопасно, поэтому не стоит лишний раз бряцать оружием.
   Мы проехали несколько километров на север до участка, где русло резко сужалось. Миновали бревенчатую переправу и оказались под зловещей сенью Леса. Из-за влажности и отвратительного запаха пришлось надеть респираторы.
   Ведущая в чащу тропа была столь узкой и неровной, что о езде пришлось забыть. Байкеры спешились и покатили мотоциклы.
   Несмотря на все ожидания, Лес вел себя очень тихо. Можно сказать, замогильно тихо. Толстые, в несколько человеческих обхватов стволы не колыхались под ветром, листва не шумела, мутировавшие ветви не издавали скрипа. Мы словно очутились в сонном царстве.
   - Глянь какая байда, - шепнул Кольт.
   Рядом с тропой высилось вырезанное из бревна изваяние. В грубых формах с трудом угадывались очертания бородатого старца. У подножья фигуры я заметил выдолбленную из камня чашу. В ней лежала какая-то требуха, курящаяся сизым дымком.
   Таких деревянных статуй насчиталось десять штук. Они почетным караулом стояли по обе стороны дорожки, сурово взирая на непрошенных гостей.
   - Это идолы, - пояснила Оксана. - Лешие являются приверженцами язычества. Поклоняются богам природы, строят капища. Как ни странно, вера помогает - зверье поселенцев не трогает.
   - Тогда зачем твоему дружку умные книги? - хмыкнул Мотыль. - Может, стоило раздобыть ему сказок?
   - Религия никогда не мешает настоящим ученым. Родомил хочет понять основы возникновения Леса и его влияние на людей.
   - Влияет хреново, - буркнул Кольт. - Так и передай.
   Соратники находились в паршивом расположении духа. Две смерти за неполный день - это слишком. Но отступить на полпути - значит, сделать гибель товарищей напрасной.
   Тропа привела нас к небольшой полянке с бревенчатым срубом посередине. Крошечное окошко теплилось светом от лучины.
   Оксана с облегчением выдохнула.
   - Хозяин дома. Разговор вести буду я, а вы помалкивайте.
   Девушка не успела дойти до порога, как дверь открылась. В тусклом свете показался коренастый мужичек с карабином Симонова в руках. Гостью отшельник узнал сразу - заросший окладистой бородой рот расплылся в улыбке. Но оружия абориген опускать не спешил.
   - Кто с тобой?
   - Знакомые. Нам помощь нужна.
   - Вам или лично тебе? Только скажи, Лес вмиг разберется.
   - Все в порядке, Родомил. Мы хотим пройти к базе.
   - Вон значит как. - ствол клюкнул вниз. - Прошлое никак не дает покоя? Что же, заходите.
   Вблизи мне удалось хорошенько рассмотреть лешего. Он носил странные одежды, сшитые из шкур местной фауны. Вместо капюшона на вороте куртки болталась волчья голова, штаны напоминали лосины и были разукрашены витиеватыми узорами. Отовсюду свисали обереги и амулеты, даже с цевья и приклада карабина.
   Внутреннее убранство дома больше напоминало народную аптеку. Пучки трав и кореньев свисали с растянутых вдоль стен лиан. Множество полок заставляли склянки с разноцветными порошками. На подоконнике поблескивали ступка и пестик. Сильно пахло специями и чем-то еще, незнакомым.
   Родомил сел на пенек и взял в руки резную фигурку волка. Покрутил, помял пальцами, размышляя о просьбе. Затем изрек:
   - Лесу чужды разум и помыслы. Ему безразличны ваши стремления и мотивы. Каждому вошедшему будет задан всего один вопрос. Кто ты? Охотник или жертва?
   - Че? - буркнул Мотыль.
   Оксана шикнула на него.
   - Если испытание пройдено - вас не тронут какое-то время. Пока трофей не испарится с тела, вы в безопасности, но потом пеняйте на себя. Согласны?
   - Нет, - резко ответил я. - Пока не растолкуешь человеческим языком, а не шаманскими заклинаниями!
   Отшельник улыбнулся.
   - Вы должны свершить ритуальную охоту и убить равного по силе зверя. Его труп станет пропуском в глубины Леса.
   - Завалить какого-то мутанта? - хмыкнул Кольт. - Да как два пальца!
   - Не спеши, - осадил леший. - Никакого оружия и брони, иначе прогневаете Его. Только сила тела и духа. Ибо в ней заключается равенство и единение.
   - Голыми руками драться со зверьем? Да ты издеваешься?!
   В ответ хозяин снял со стены мешочек и высыпал на пол несколько длинных заточенных костей.
   - Это - ножи из ребер шатуна. Невероятно прочны и достаточно остры. Иного оружия Лес не примет и жестоко покарает нарушителей. Если согласны - я начну подготовку к ритуалу. Если нет... тропа отсюда одна. И да - мои услуги не бесплатны.
   Отступать было поздно. Немного посовещавшись, мы согласились на ритуал. Оксана извлекла из рюкзака книги, которые мгновенно исчезли под крышкой сундука. Дар пришелся по нраву.
   Отшельник достал несколько склянок и перемешал содержимое в ступке, пробормотав под нос какой-то наговор.
   - Раздевайтесь, - велел хозяин.
   - Полностью? - уточнил Мотыль.
   - До трусов.
   Ко всеобщему удивлению, первой начала стаскивать одежду Оксана. В угол полетели тяжелая химза, рубаха, джинсы. Девушка осталась в одних шортиках и ничуть не стеснялась присутствия мужчин. Красивая полная грудь с ярко выраженными сосками верно вздымалась и опускалась.
   Оголившись, мы расположились в ряд перед лешим. Тот окунал в ступку палец и вырисовывал на телах замысловатые узоры, о значении которых я мог лишь догадываться.
   - Ныне вы невидимы для Леса в течение часа. Берите оружие и в добрый путь.
   У охоты имелось еще одно правило - никакой совместной деятельности. Один на один с мутантом и никак иначе.
   Оксана объяснила, что обряд инициации проходят все молодые лешие. И если четко следовать традиции, то все пройдет благополучно.
   Лично я в этом сильно сомневался.
   Мы разошлись по чаще - каждый в своем направлении. Меж корней деревьев то тут, то там мелькали идолы поменьше тех, что стояли вдоль тропы. Девушка успела рассказать, что миниатюрные истуканы пропускают мелкую нечисть к хижине, но отпугивают стаи и крупных хищников вроде шатунов.
   Но меня это не особо утешило. Одно дело завалить мутанта из ружья, другое - врукопашную. Причем не боевым ножом, а какой-то примитивной поделкой.
   Я понимал - никто не позволит затыкать себя до смерти костяной зубочисткой. Придется хитрить, но как? Соорудить ловушку? Мне доводилось ставить медвежьи капканы, но делать их самому - ни разу. Попробовать смастерить лук? Слишком долго и муторно, за отведенный час никак не справлюсь.
   Оставался последний и самый действенный вариант - копье. Нужная по размерам ветка нашлась довольно быстро. Сперва я опасался резать живое дерево - вдруг Лес рассердится и нашлет зверье?
   Поймал себя на мысли, что рассуждаю как леший. Этого еще не хватало. Отбросив сомнения, откромсал длинный прут из растущего неподалеку кустарника. Работать пришлось практически в полной темноте - источниками света выступали лишь гнилушки да мутировавшие лишайники.
   Закончив, сострогал несколько полосок эластичной молодой коры и примотал нож к древку. Для крепости обмакнул наконечник в липкую смолянистую жидкость, обильно вытекающую из наростов на стволах.
   Получилось довольно неплохо. Я сделал несколько выпадов, примеряясь к оружию. За моими потугами пристально следила пара желтых мерцающих глаз, изначально принятых за сидящих рядышком светлячков.
   Но когда раздался треск веток и утробное рычание, я понял, кто на самом деле пожаловал ко мне в гости.
   Старый волчара. Мне никогда не доводилось видеть таких прежде. Линялая шерсть поросла зеленоватыми побегами, на морде зияла гнойная рваная рана. Мутант прихрамывал на переднюю левую лапу и чуть подволакивал задние. Очевидно, что зверь не жилец. День-два и подохнет от заражения крови или попадется в зубы зверю посильнее. Лес словно избавлялся от больной, ставшей бесполезной частички.
   Я чуть присел, отведя копье назад. Расстояние позволяло успешный бросок, но мне не хотелось атаковать первым. Сначала нужно понять, какую тактику изберет противник. Хватит ли ему сил для прыжка? Бросится ли он в лоб или попытается обойти?
   Размышления прервал громкий выстрел. Судя по звуку, пальнули из СКС, причем совсем рядом. У меня аж сердце екнуло. В полной тишине, в момент высочайшего напряжения перед боем такая подлянка!
   Одновременно с этим волк атаковал. Вяло и довольно неуклюже. Будто не хотел драки, но некая загадочная сила толкала вперед, ломая любое сопротивление.
   Прицел, выпад. Копье ударило бедолаге точно в раззявленную пасть, навеки оборвав страдания.
   - Прости, - шепнул я и стремглав бросился в сторону шума. На крошечном пятачке меж деревьев уже собрались остальные участники охоты и леший. Спутники склонились над растерзанным телом Мотыля. Мертвый байкер сжимал в руке цевье карабина. Все сразу стало на свои места.
   - Да что же это такое. Ну как же так, братишка? - с горечью сказал Кольт.
   А затем набросился на отшельника. Мне и Оксане стоило огромных трудов оттащить разбушевавшегося толстяка от Родомила.
   - Это ты виноват! Урод! Чучело лесное!
   Ведун вытер рукавом разбитую губу:
   - Не я настаивал на походе в Лес. Не я украл оружие и нарушил правило.
   - Ник, успокойся! Это приказ! Держи себя в руках. Мотыль сглупил и поплатился за это.
   Байкер сел на землю и закрыл лицо ладонями:
   - Будь оно все проклято. Контур, база, Хан, сраные кочевники. И ты, Артур, тоже!
  

***

   На столе полковника зазвонил телефон.
   - Браболька слушает. Когда прислать ребят? Через полчасика. Хорошо, отбой.
   - По мою душу? - спросил я.
   Военный неопределенно махнул рукой.
   - Не отвлекайся. Нам еще многое нужно успеть.
  

5

   Мотыля похоронили по обычаям леших. Отнесли останки к какому-то особенному дереву и спрятали в углублении меж корней. Тело погрузилось в болотистую жижу под заунывное бормотание Родомила.
   Опосля стали готовиться к последнему броску. Вернулись за добычей и притащили к хижине три туши: волка, молодого кабанчика и лисицы.
   Как оказалось, на охоте соратники не теряли времени даром. Кольт насобирал валежника и заострил костяным ножом, после чего обустроил волчью яму в глубокой рытвине. Сам же выступил в роли приманки, и зверь не заставил долго себя ждать.
   Оксана, будучи девушкой хрупкой, но умной свила из лиан силки и разместила на узкой звериной тропке. Пока мы провожали товарища в последний путь, в ловушку угодила рыжая бестия.
   Родомил по достоинству оценил трофеи и сообщил, что каждое животное характеризует наши сущности. Волк - агрессивность. Кабан - напористость. А лиса - мудрость.
   Затем начался ритуал, во много схожий с предыдущим. Трофеи выпотрошили, требуху разложили по трем каменным плошкам и растолкли с остро пахнущими снадобьями. Но в этот раз оголяться не пришлось - леший нанес символы только на лица.
   - Ныне вы готовы. Искомое находится в трех верстах отсюда. Эта тропа доведет прямо до места.
   Мы распрощались не в лучших чувствах. На душе было крайне паршиво. До чего же глупая авантюра. Но с другой стороны, вне каравана нам один хрен житья не будет. У Черного рынка далеко не добрая слава. Многие жаждут мести, так что рано или поздно смерть настигла бы нас без надежной защиты Хана. Или он сам послал бы карателей по наши души.
   Но с Контуром откроются совсем иные перспективы. Если не получится сбагрить аппаратуру на сторону, можно будет подарить ее вожаку. За такое подношению, думаю, нам простят любые прегрешения.
   Точнее, мне и Кольту простят.
   Я тяжело вздохнул и продолжил путь.
   То, что леший назвал тропой оказалось нешироким просветом меж могучих стволов. Мы пробирались через вездесущие корни, порой образующие гигантские арки, сквозь которые проехал бы и КамАЗ. Подныривали под переплетения лиан, осторожно обходили серебристые тенета паутины, радуясь отсутствию хозяев.
   Темень стояла такая, что не было видно ничего дальше вытянутой руки. Но отшельник все предусмотрел и снабдил нас факелами. Уже лучше.
   Тяжелый переход отгонял грустные мысли. Но перед глазами порой всплывали образы из недавнего прошлого, где банда в полном составе куролесит по мертвым землям, кутит в кабаках, ввязывается в драки и опасные мероприятия.
   Жаль, что последнее дело действительно оказалось последним.
   Наконец вдали забрезжил свет - мы приближались к открытому пространству. Посреди Леса нашелся крошечный островок некогда великой человеческой цивилизации. Военная база встречала гостей видом полуразрушенной тарелки радара, окруженной обвалившимся забором.
   Некогда толстые стены надежно укрывали от вражеских пуль и снарядов, но мутировавшие корни оказались сильнее армированного бетона. В схватке меж людским гением и взбунтовавшейся природой победителем вышла последняя.
   Мы проникли на территорию через здоровенный пролом. Осмотрелись. В глаза сразу бросились странные сооружения по периметру. Они напоминали помесь катушек Теслы с громоотводами. Обвитые проводами шпили торчали из высоких кубических оснований. Устройства соединялись воедино силовыми кабелем толщиной с мою руку.
   - Это и есть Контур? - спросил Кольт.
   Оксана кивнула:
   - Насколько я помню, Григорий извлек управляющий модуль рядом с комендатурой.
   Мы направились вслед за девушкой. Миновали танковый ангар с обвалившейся крышей, обломки которой похоронили под собой несколько Т-72 и вышли к полуразрушенному штабу. По соседству располагалась небольшая подстанция. Взору открылся выползший меж трансформаторов гигантский корень. Словно рука исполина вытянулась из-под земли и обхватила корявыми пальцами башню радара.
   В целом же присутствие Леса здесь было довольно слабым. Не чета тому, что творилось за забором.
   - Вы ничего не трогали? - спросила ученая, доставая ящик из рюкзака.
   - Нет.
   - Это хорошо. Гриша потратил на калибровку несколько недель.
   - Почему вояки не забрали контуры с собой? - удивился я.
   - Не до того было. Контур сдерживал напор Леса, и как только устройство вышло из строя... Оно как елочная гирлянда - соединяется последовательно. Вынешь один модуль - деактивируются все остальные. В общем, об эвакуации оборудования и речи быть не могло. А потом, видимо, другие дела появились. Я слышала, шпили пытались построить на Мамаевом кургане. Получилось или нет - не знаю.
   Коробка микросхем с тихим скрежетом вошла в слот.
   - Отлично. Заржаветь не успело. Осталось подать напряжение.
   - Да вот же подстанция. Сейчас проверю, работает ли, - сказал Кольт и шагнул через упавшую секцию забора.
   Громко затрещало, будто разом порвали сотню простыней. С верхушек трансформаторов метнулись яркие молнии, по глазам больно ударила вспышка. Обилие металлических заклепок и пластин в броне активировали годами копившийся заряд. В один миг от байкера осталась дымящаяся головешка.
   - Кольт, нет!
   Я бросился к телу, но Оксана схватила за плечо. Присмотревшись, я увидел тонкие белесые спирали над землей. Аномалия пробудилась и поджидала новую жертву.
   Мощный электрический всплеск пробудил дремлющее устройство. Оно отозвалось натужным гулом. Царившая доселе тишина сменилась самыми разнообразными звуками. Успевшие обжиться на территории базы корни медленно ворочались. Им было некомфортно в периметре работающего Контура. Лес, обжегши пальцы, пытался убрать руки от опасного места.
   Сквозь общую какофонию пробился еще один звук, от которого похолодело нутро. Его редко можно услышать в новом мире, и возникновение не предвещает ничего хорошего.
   Такой рокот издают вертолеты. А этими аппаратами обладает группировка, которую я меньше всего хотел встретить в тот момент.
   Армия Возрождения.
   Две пятнисто-зеленых туши Ми-8 нагрянули внезапно и зависли над базой. Из открывшихся дверей выпали тросы, по ним заскользили десантники. Нас в одночасье отрезали от Леса, так что план побега в спасительную чащобу отменялся.
   Я взял Оксану за руку и рванул вверх по корню - к башне обслуживания тарелки радара. Из небольшой комнатушки вели четыре выхода. Три на внешний карниз, четвертый крутой винтовой лестницей спускался к земле. Заняв позицию напротив прохода с корнем, я приказал Оксане держать на мушке ступени.
   Солдаты могли проникнуть в башню только двумя путями, и оба контролировали мы. Если повезет, получится отбиться. Лишь бы гранату не кинули.
   - Артур, - шепнула девушка. Ее лицо было бледнее мела. - Убей меня.
   Я едва не поперхнулся от такой просьбы.
   - С ума сошла?
   - Нам не выбраться отсюда. Они схватят меня и заставят модифицировать Контур. Только я и Григорий знаем как превратить защитное устройство в оружие массового поражения.
   Внутрь влетела шумовуха. Приземлилась наудачно - я успел отфутболить цилиндрик обратно. Бахнуло на безопасном расстоянии, но осколки задели ноги. Больно, блин.
   - Артур... Эти люди приложат все усилия, чтобы сломать меня. Пройти через этот ад еще раз... Пожалуйста. Я могла бы и сама, но...
   - Ты верующая? - Моему удивлению не было предела.
   Девушка кивнула. Да уж, религия никогда не мешала настоящим ученым.
   Прежде, чем подкравшийся сзади десантник саданул меня прикладом по затылку, я успел дать короткую очередь.
  

***

   Полковник откинулся на спинку стула и сцепил пальцы за головой. Некоторое время пристально смотрел в глаза, но я не отвел взгляда.
   - Смерть Оксаны лишь отсрочила неизбежное. Скоро мы сами настроим излучатели на нужную частоту. Только представь - скидываешь эту штуку с вертолета прямо в центр Каравана. Бууу! Все мертвы за одну секунду. И никакого вреда материальным ценностям. Разве не здорово?
   - Как вы нас нашли?
   - По чистой случайности. Мои люди заехали в Зареченск за припасами. Местные все рассказали. И дураку станет ясно, куда вы направитесь с ворованным модулем.
   Я недобро усмехнулся:
   - Выходит, поход был обречен с самого начала...
   Полковник со смешной фамилией пожал плечами. И тут мое лицо словно обдали горячим паром. Щеки, лоб, скулы начали зудеть, боль нарастала.
   - Что с тобой? - настороженно спросил собеседник, следя за тем, как я кривлюсь и разминаю кожу.
   Ну и жжение! Словно перцем изнутри помазали! Пальцы угодили во что-то влажное. Посмотрев на ладонь, заметил темно-красные следы с характерным пряным запахом. Такой аромат источала созданная лешим ритуальная краска.
   Где-то вдалеке завыли волки. Так громко, будто сидели в соседней комнате, а не в сотне метров от нас. Гулкий утробный вой перерос в тревожную сирену. База всполошилась, как разворошенный улей. Солдаты занимали оборонительные позиции, заводили танки, вертолеты.
   Но в глубине души я понимал, что все меры бесполезны. Того, кто говорил со мной не остановит никакая сила. Даже Контур.
   - Извините, - миролюбиво произнес я, обнажив клыки в злорадной ухмылке. - Вынужден откланяться. За мной пришли.
  
  

Робот, который перестал бояться

   - Алексей, присаживайтесь.
   Молодой ученый сел напротив главного конструктора.
   - Алексей, за прошлый год институт выделил вам полмиллиарда рублей. Проект до сих пор не сдан. Робота необходимо представить приемной комиссии. Он должен пройти испытания. Алексей, ваш тезка уже начал трубить о нецелевом расходовании средств. Мы - государственное предприятие. Никто оттуда, - конструктор кивнул на потолок, - не хочет проблем и шумихи.
   - Семен Валентинович, остался последний нюанс. Нужно переписать некоторые блоки искина, и робот будет готов.
   - Я надеюсь. Даю вам неделю. Прости, но больше ждать не дадут.
  
   Алексей вернулся в кабинет и до конца рабочего дня копался в эмуляции. На сервере программа работала как надо. Спокойно проходила сквозь огонь, вытаскивала людей из-под завалов, разминировала все известные виды бомб. Но копия, загруженная в память робота, постоянно выдавала ошибки и вела себя, мягко говоря, неадекватно.
   Алексей показал робота знакомому психологу, и та без тени сомнений заявила: он боится. Как такое возможно - никто не знал. Откуда взялся страх в процессорах и микросхемах? Как в металле и пластике родилось вполне себе человеческое чувство, да еще и не самое лучшее.
   Более того, сперва Алексей думал, что в его отсутствии робот спокойно стоит на подзарядке. Но каждый раз возвращаясь в общежитие, изобретатель находил все больше следов посторонней деятельности.
   Спросите, как робот вообще попал в квартиру? Сбежал из лаборатории и наотрез отказался возвращаться. Когда робота выключили и вернули на место, он опять смылся при первой же возможности. В виду чрезвычайной важности проекта механического спасателя, руководство института пошло на уступки. Охрану на КПП общежития усилили, но так как робот больше не чудил, на инцидент перестали обращать внимание. Просто сократили Алексею рабочий день на два часа, дав возможность доделать проект дома.
   И вот хозяин стал замечать странные перестановки. То пульт от телевизора найдет не там, где оставил. То кассеты с фильмами окажутся расставлены не в том порядке. То окна окажутся закрыты, хотя перед уходом на работу Алексей всегда проветривает комнаты.
  
   Ученый проверил логи робота. Журнал показывал, что тот не сходил с места во время подзарядки. Заподозрив неладное, Алексей оставил включенной веб-камеру ноутбука. Увиденное поразило его до глубины души. Оставаясь один, робот смотрел телевизор. Причем не бездумно щелкая пультом, а вполне осмысленно. Например, всегда выбирал только мультики, упорно игнорируя остальные передачи. И не просто сидел сиднем у экрана, а пытался повторять движения персонажей.
   Вернувшись домой, Алексей напрямую спросил у собственного творения:
   - Что ты такое?
   Тут же пришла смс-ка: "Я - Гоша".
   Робот общался только сигналами разной частоты. Голосовой модуль устанавливать не стали: не те задачи, не те приоритеты. Робот должен сменить человека на опасных работах: тушении пожаров, разминировании, спасении утопающих и прочих чрезвычайных ситуациях. Заказчик проекта - МЧС, при солидном вкладе министерства обороны.
   - И что я должен всем им сказать? Что ты - Гоша и не собираешься покидать мою квартиру? Понимаешь, что меня посадят, а тебя разберут на запчасти?
   "Гоша боится".
   - Чего? Ты же металлический! Все узлы защищены, ни огонь, ни вода, ни чертовы медные трубы тебя не повредят!
   "Гоша боится людей".
   Алексей опустился на диван и закрыл глаза. Что-то холодное коснулось плеча ученого. Тут же пискнул мобильник.
   "Гоше страшно выходить на улицу. Гоша хочет смотреть мультики. И цветок".
   - Какой еще цветок? - устало проговорил изобретатель.
   "В горшочке. Цветок не страшный. Гоша будет с ним, пока тебя нет".
  
   Алексей проверял код искина до самого утра. Робот послушно сидел в кресле, подключенный к ноутбуку. Где же поврежденные блоки, где ошибка, приведшая к возникновению псевдосознания? Главное устранить проблему - и Алексея озолотят. Медаль дадут, повысят на службе, профинансируют любые другие проекты. Но где же спряталась неверная строчка?
   Так и не найдя ответа, Алексей ушел в институт не спавши. Доскональная прогонка эмуляции тоже ничем не помогла. Загадка упорно не хотела быть разгаданной. После работы ученый съездил в магазин и купил фиалку. Вручил роботу и завалился спать.
   Стоило ученому заснуть, Гоша сразу же пришел в движение. Встал, осторожно прикрыл дверь и включил телевизор. Звук убрал, чтобы ненароком не разбудить создателя.
   Пощелкал каналы и среди всякой мути нашел мультик про Бэтмена. Просто сидеть и смотреть Гоше не интересно. Он может наблюдать за происходящим, повернув голову как угодно, хоть задом наперед. И при этом повторять движения персонажей.
   Гоше нравится Бэтмен. Он крутой и не боится людей. Дерется с преступниками, спасает невинных. Вот бы стать таким как он. Гоша махнул ногой, повторяя боевой прием, и сбросил горшок со стола. Тот разбился вдребезги, земля рассыпалась по ковру.
   Подарок Алексея!
   Робот схватил два кусочка керамики и соединил перед окулярами. Осколки распались, стоило разжать титановые пальцы. Что же делать? Ведь цветок погибнет без горшочка. Гоша подключился к навигатору создателя и проследил последний маршрут. Теперь робот знал, где спасут его цветок. Круглосуточный торговый центр на окраине города, три с половиной километра от института.
   Присыпав фиалку горстью земли, Гоша открыл окно и спрыгнул с третьего этажа. Трехпалые ступни оставили глубокие отпечатки на асфальте. Гоша не хотел портить чужое имущество, ведь за это накажут Алексея. Но цветок надо спасать любой ценой.
   Перемахнув через забор, робот бросился к цели.
  
   Оксана читала конспект, сидя за магазинной стойкой. Ночью посетителей почти нет, можно спокойно подготовиться к зачету. Сегодня заглянул лишь один покупатель - зато какой! Мажор, купивший сто одну розу. Вот же повезло кому-то, думала Оксана, вникая в особенности SWOT-анализа.
   На входе закричал охранник. Девушка подняла голову и увидела перед собой огромного робота. Темно-синий, с красно-белыми полосами на бедрах и плечах. Оксана так перепугалась, что не смогла рта открыть. Робот нависал над девушкой бронированной горой и пялился зелеными окулярами, при этом странно подрагивал.
   - Оксана!
   Пожилой охранник решил поиграть в героя. Замахнулся на гиганта резиновой дубинкой. Продавщица подумала, что сейчас от старика мокрого места не останется и закрыла лицо ладонями. Но сквозь пальцы заметила, как робот отшатнулся как от огня.
   - Оксанка, беги! Вызывай полицию. А лучше армию. Что это за тварюга такая?! - орал Павел Валентинович, размахивая дубинкой как шпагой.
   Робот схватил керамический горшок. Ну все, сейчас разнесет храброму охраннику череп. Но создание лишь вытянуло горшок перед собой и посмотрело на Оксану. Мобильник на прилавке пискнул. Кому понадобилось отправлять смс поздней ночью?
   "Гоше нужен горшок. Цветок умирает" со скрытого номера.
   - Какой еще Гоша? - протянула девушка.
   Робот осторожно подошел к прилавку. Поставил горшок рядом с кассой. Руки механизма дрожали - наверное, неисправен. Павел Валентинович продолжил размахивать дубинкой, но уже снаружи цветочного ларька.
   - Так это ты Гоша?
   Пилик-пилик.
   "Я - Гоша".
   - Бери, что хочешь.
   "Гоша хочет горшок".
   - Забирай любой.
   "Гоша должен дать деньги. Но у Гоши нет денег".
   - Это подарок. Я сама заплачу.
   "Подарок? Как цветок от создателя?".
   - Да-да. Хочешь, еще возьми, только уходи, хорошо?
   Раздался звон стекла. В торговый центр на полном ходу влетел черный микроавтобус.
   "Наконец-то чоповцы приехали", - подумала Оксана. "Только зачем вход таранить?".
   Из машины высыпали люди в черных масках, с автоматами Калашникова наперевес. Загрохотали выстрелы, продавцы и немногочисленные ночные покупатели с криками попадали на пол. Оксана юркнула под прилавок.
   Гоша оцепенел от ужаса. Так много злых людей в одном месте. Надо бежать, но ноги не слушаются.
   - Все в кучу! - крикнул бородатый бандит со странным акцентом. - Кто спрячется - найдем и расстреляем!
   Под прицелами автоматов люди собирались в холле. Захватчики велели им встать на колени. Трое целились в заложников, один снимал все на камеру. Еще двое прятались за автобусом, наблюдая за входом.
   - Это все? Проверьте, - велел главарь.
   Пара головорезов пошла вдоль стеклянных помещений бутиков и магазинов. Цветочный располагался пятым от входа, так что до него бандиты добрались быстро. Один заметил торчащий из-за прилавка носок кроссовка. Оксану вытащили за волосы и приставили нож к горлу.
   - Говорили же, кто спрятался - тот сам виноват, - мерзко хохотнул налетчик. - Ну и что теперь с тобой делать? Сразу застрелить или помучить?
   - Э, глянь какое чучело.
   Бандит обернулся. За стеллажом свежих роз стоял Гоша, прижимая к груди горшок.
   - Что это за хреновина?
   - Да ростовая кукла. Или манекен. Забей, надо девку кончать.
   Гоше стало еще страшнее. От ужаса он едва не отключился и с огромным трудом нашел силы спрятаться за стеллажом. Но теперь злые люди убьют Оксану, а она подарила ему горшок. Значит, она хорошая - как создатель. Надо спасать ее, но это так страшно... Ну почему Гоша не Бэтмен? Он бы не испугался и вмиг победил всех врагов.
   - Погоди. Давай сфоткаемся с этой штукой.
   - Ну давай. Так, девка, держи мобилу.
   Бандиты встали рядышком на фоне робота. Приняли угрожающие позы, подняли калашниковы. Оксана, дрожа как ковыль в бурю, навела на убийц телефон и нажала кнопку. Экран на миг погас, обрабатывая изображение. Фотография получилась довольно странной. Бандиты невесть зачем стукнулись головами, да так, что глаза вытаращили. И только потом цветочница заметила синие металлические пальцы на балаклавах.
   Гоша осторожно опустил обмякшие тела на пол. Робот знал толк в бесшумности, иначе не смотрел бы мультики по ночам. Он приложил палец к своему лицу чуть ниже окуляров. Так делают люди, прося не шуметь.
   Оксана кивнула и спряталась под прилавок.
  
   - Ну куда делись эти двое? - разозлился главарь. - Идите проверьте, пока ментов нет.
   Пара, что караулила вход, углубилась в торговые ряды. Осмотрела и цветочный магазин, но ничего подозрительного не нашла.
   - Наверное, жрать пошли. Надо в универмаге глянуть.
   - А это еще что за...
   Бандит дал очередь от бедра. Пули срикошетили, самую малость помяв нагрудную броню. Гоша выпрыгнул из укрытия, обдав налетчиков брызгами стекла. Первому заехал пяткой в нос, второму - кулаком в челюсть. Еще двое врагов остались лежать на полу.
   Робот поднял автомат и побежал к эскалатору. Поднялся на второй этаж, откуда открывался отличный вид на холл. Оставшиеся преступники боязливо озирались, водя стволами из стороны в сторону. Гоша прицелился и метнул автомат прямо в голову бандита. Главарь отскочил к автобусу и вытащил что-то из кармана:
   - У меня бомба! Я взорву заложников!
   Звякнул телефон. Не опуская руку с детонатором, бородач повесил автомат на шею и достал смартфон. Прочитал смс со скрытого номера:
   "Силы тока не хватит для подрыва взрывчатки. Сдавайся".
   Главарь зажмурился, стиснул зубы и нажал кнопку. Ничего не произошло. Бросив оружие, террорист помчался в ночь, крича и размахивая руками. Гоша не стал его преследовать. С этим справятся и без него. Множество сигналов раций и коммуникаторов усиливалось с каждой секундой. Подмога приближалась.
   Заложники встали с колен и радостно закричали. Гоша спрятался за перилами.
   - Ничего себе!
   - Вот это да!
   - Это робот или костюм?
   - Это Железный Человек!
   - Иди к нам!
   - Он что, боится?
   - Не прячься!
   Гоша осторожно спустился вниз. Люди бросились к нему, стали гладить броню, трогать за руки, фотографировать.
   - Как тебя зовут?
   - Ты супергерой, да?
   - Дашь автограф?
   - НИКОМУ НЕ ДВИГАТЬСЯ! - громыхнуло с улицы.
   Отряд спецназа вошел в здание.
   - Что это еще такое? - протянул командир.
   Экран над входом, по которому обычно крутили рекламу, загорелся большими зелеными буквами: "Я - Гоша".
   - Я много всякого повидал. Но такое... вижу впервые.
   - Это он что ли террорист?
   - Эй! - навстречу бойцам бесстрашно вышла Оксана. - Он нас всех спас! А террористы вон валяются.
   - Охренеть. Связь со штабом, срочно.
  
   - Ну, Алесей, - директор института вздохнул. - Надо бы тебя под суд отдать. Но народ не поймет. Твой Гоша теперь герой. Вся страна только о нем и говорит. И что прикажешь делать, а?
   - Я нашел ошибку в коде. Теперь роботы не будут вести себя... как Гоша.
   - А с ним самим как поступить?
   - Не знаю. Можно стереть память и перезалить искин. И он... станет рядовым роботом-спасателем.
   - Вот так и поступим. Ты извини, Алеша, но многим Гоша кажется опасным, непредсказуемым.
   Алексей опустил голову.
   - Ну не расстраивайся. У тебя же сохранилась копия глючной программы, верно? Загрузишь ее во что-нибудь более... безобидное. В айбо, например.
   Алексей промолчал.
   На столе зазвонил телефон. Директор взял трубку и тут же вскочил с кресла, вытянулся по струнке.
   - Да! Слушаю внимательно! Да! Так точно! Есть! Будет исполнено!
   Разговор длился в таком ключе около минуты. После директор сел, утер пот со лба и достал с полки графин коньяку. Вынул пробку и сделал большой глоток.
   - Что такое?
   - Да ничего. За Гошу вписался сам президент. Теперь твой трус - супергерой. Радуйся.
  
  

Бонус: Кибермаг

Пролог

   Темный свет. Не тусклый, приглушенный, а иссиня-черный блеск. Да, тьма тоже может сиять. Передать словами сложно. Это сложно даже ощущать. Тьма растекалась внутри меня, заполняла каждую клеточку и медленно высасывала жизнь. Высасывала, переваривала и тут же выплевывала обратно, но уже другую жизнь, изменившуюся. Внешне ничем не отличимую, но полную противоположность оригинала.
   Иногда сквозь пелену мрака пробивались голоса. Один робкий и боязливый, многократно усиленный через призму тени и принявший совсем карикатурное звучание. Я бы смеялся каждый раз, когда слышал этот голосок, будь я тем, кем уже никогда не буду. Второй уверенный и смелый, но показушную храбрость питало зло столь великое и беспощадное, что содрогалась сама тьма.
   - Это просто сумасшествие! Вы представляете себе, что будет, если проект рухнет? А что будет, если прознает общественность? Нас сожрут с потрохами, а ваши начальники из Конгломерата и в ус не дунут! А знаете почему? Потому что мы станем моральными преступниками! Нас заклеймят алхимией и чародейством, признают лжеучеными и сошлют на дальние рубежи добывать уран в ледяных шахтах!
   - Хватит ныть! Нет ни одного фактора, который бы разрушил проект! Все проверено десятки раз куда более умными людьми, чем вы или даже я. Поймите, Конгломерату необходимы подобные меры. Мы не можем действовать общепринятыми методами! Мы не можем ждать, пока советники одобрят и проголосуют! То, что построено на костях наших предков вот-вот исчезнет! И вина ляжет на наши плечи! Но нас никто уже не осудит. Потому что судить будет некому!
   Темнота, ставшая привычной и почти родной, сменилась ярким светом. Свет причинял дикую боль, но я не мог ни закричать, ни пошевелиться. Душа по-прежнему заключалась в теле, но потеряла все рычаги управления. Нас разделили. Сознание и биомеханизм из мяса и костей. Но первое все равно чувствовало боль второго. Чувствовало, но могло лишь метаться в бескрайней тьме, стараясь скрыться от безжалостных лучей света.
   Когда боль утихла я смог снова различать голоса. На этот раз их было гораздо больше. Помимо голосов слышался странный шум, будто я находился в центре огромного завода. Шум то затихал, то становился невыносимо громким. Не знаю, сколько времени длилась эта пытка. Сначала тьмой, потом светом, теперь звуком. Была бы возможность - я, не долго думая, разорвал ногтями горло, лишь бы не плавать в эпицентре дьявольской боли.
   - Где вы нашли его? - послышался боязливый голосок.
   - Пригород Парижа, - ответил некто, мне незнакомый.
   - Вопросы будут? - уточнил злобный храбрец.
   - Никак нет. Сирота, родители погибли при первом вторжении Недовольных. Сбежал из приюта, скитался по улицам в поисках пропитания. Обнаружен в подвале какой-то хибары с признаками голодного обморока.
   - Что у него с волосами?! - воскликнул трус. - Он что, больной?
   - Никак нет. Альбинос.
   - Ладно, хватит болтать. Вколите еще дозу раствора и запускайте наноботов.
   То, что я испытывал раньше, было ничем по сравнению с болью, которая охватила меня. Мириады крошечных огоньков рвали душу и по маленьким кусочкам вгоняли в агонизирующее тело. Вскоре я перестал чувствовать. Ад угас. Веки медленно приподнялись, и предо мной возникли лица палачей.
   - Как ты себя чувствуешь, Нэт? - спросил мужчина с каменным волевым лицом. Тот самый, с храбрым голосом. Странно, но с виду мужчина не казался тем дьявольским отродьем, каким он предстал в моем воображении.
   - Меня зовут Джерон, - поправил я.
   - Прости, но Джерон умер от голода во Франции два месяца назад. А ты - Нэт, реинкарнация.
   - Эй! - пискнул краснолицый пухлый старичок - напарник храбреца. - Что за полоска у него на лице? Раньше ее не было! Посмотрите, посмотрите, на правой щеке!
   Я прикоснулся к лицу, но тут же отдернул руку. Потому что живая плоть ладони дотронулась до чего-то совершенно чуждого всему живому. Тогда я еще не знал, что состою из этой дряни едва ли не наполовину...
   - Ничего страшного, просто побочный эффект. Добро пожаловать в ИТП, Нэт.
  
   Часть I
   1
   40 лет спустя.
   Седьмая лунная колония. Испытательный полигон Конгломерата.
   - Эти чертовы Недовольные совсем обнаглели, - пробурчал директор лаборатории - старый лысый мужичок в накрахмаленном халате. - На дальних рубежах совсем жизни нет. Ничего, мы им покажем!
   - Все системы готовы к запуску, - известил компьютерный аналитик.
   Стоящий в тени дальнего угла комнаты человек вздрогнул. Тусклый зеленоватый свет приборов заиграл на темно-оранжевых очках.
   - Открыть ставни, - велел директор.
   Железные створки отползли от прочного стеклянного щита. Перед глазами исследователей появился громадный двадцатиметровый робот, закрепленный на мощных стропилах. Покрытый сверкающей огнеупорной броней, робот походил на доспехи древнего титана, ныне покоящиеся в музее.
   - Механид-1, - гордо заявил директор, обращаясь к стоящему в углу мужчине. - Надежда Конгломерата, сокрушитель Недовольных! Мощь, впитавшая миллиарды кредитов и тонны пота наших разработчиков...
   - Довольно пафоса, - прохрипел незнакомец, поправив очки. - Запускайте пилота.
   От главной лаборатории отделился небольшой челнок и направился к груди робота.
   - Здоровье пилота в норме. Пульс учащенный, превышения допустимого значения не наблюдается, - сказал аналитик.
   - Волнуется, - усмехнулся директор. - В его возрасте это нормально.
   Челнок пристыковался к корпусу и загрузил капсулу пилота в специальный шлюз. Полностью компьютеризированные автоматы не требовали постороннего вмешательства.
   - Коннект завершен. Система проверяет наличие отклонений. Отклонения не обнаружены. Приступить к старту?
   - Подать питание. Убрать стропила, - приказал директор.
   Даже сквозь бронированное стекло пробивался вой десятков генераторов, заряжавших аккумуляторы механида. Железные крепежи медленно разъехались в стороны, освобождая тело гиганта из плена.
   - Итак, Венильен, робот полностью под твоим контролем. Управлять им не сложнее, чем тренажером. Попробуй шагнуть.
   - Так точно, - раздался в динамике неуверенный детский голос.
   Махина со скрипом дернулась и сделала шаг вперед.
   - Отлично. Теперь проверь все системы передвижения. Не забывай о координации.
   Механид поднял левую руку и почесал стальной затылок. Затем потер пальцем "нос".
   - Отлично! - воскликнул директор. - Ты полностью ощущаешь его габариты! Молодец, Вен.
   - Спасибо, сэр.
   - Теперь отработаем маневры и бег. Попробуй пробежать кружок по полигону.
   Творцы с радостью в глазах наблюдали за тем, как их многотонное детище нарезает круги, время от времени подпрыгивая и хлопая в ладоши. После такой разминки полигон стал похож на жертву ядерных испытаний.
   - Замечательно. Теперь перейдем к боевой подготовке. Активировать систему вооружений!
   - Сэр, - осторожно шепнул главный программист, - я не пойму в чем дело, но мы теряем удаленный доступ.
   - Не понял.
   - Что-то блокирует порты, причем не с нашей стороны. Кажется, бортовой компьютер пытается получить полную автономность.
   - Венильен! - крикнул директор. - Что с компьютером?
   - Не знаю, сэр. Вроде бы все в порядке, но робот стал замедленно реагировать на команды.
   - Что-то вызывает лаги! Кажется, механид пытаются взломать! - заорал программист.
   - Если кажется - креститесь! - озлобился директор. - Немедленно завершить эксперимент. Отбой!
   - Сэр, все системы удаленного доступа заблокированы. Связь потеряна.
   Механид, вальяжно блестя в лучах солнца, медленно зашагал к лаборатории. В его шагах ощущалась уверенность, присущая исключительно людям. Осанка, приподнятый подбородок, твердая поступь. Жесты, которые не мог воспроизвести пилот. Которые не прописывались в исходной программе.
   - Объявите всеобщую эвакуацию, - велел незнакомец. - Пусть служба безопасности обработает механид электромагнитными импульсами. Применять боевое оружие запрещаю.
   Закончив раздавать приказы, мужчина достал мобильный телефон и набрал короткий номер. На выхватываемом из мрака лице не читалось ни единой эмоции. Лишь суровый бесстрашный взгляд, смотрящий на стремительно приближающуюся железную смерть.
   - Куда вы звоните? - удивился директор.
   - В ИТП.
  
   2
   Полчаса спустя...
   - Здравствуйте, Мария. Мы ведем прямой репортаж с места событий. Сейчас на ваших глазах разворачивается ужасающая картина: громадный боевой робот крушит Академгородок главной лаборатории седьмого лунного поселения. К счастью, весь персонал эвакуирован и данных о жертвах нет. Однако повреждено ценнейшее оборудование общей стоимостью несколько миллиардов кредитов. Колонию уже взяли в кольцо войска Конгломерата, однако директор лаборатории просит не открывать огонь, мотивируя просьбу тем, что внутри робота находится живой человек. Судя по заявлению главного программиста, робота атаковал неизвестный вирус. Пилот не имеет никакого отношения к творящемуся вокруг хаосу.
   - Спасибо, Мартин. Специальный выпуск новостей подошел к концу, следите за дальнейшими...
   - Подождите, Мария! Серега, камеру направь на него! Аккуратнее, на двенадцать часов! Вон, на крыше! Видишь?
   - Мартин?
   - Да, Мария. Мы заметили человека прямо в эпицентре разрушений. Сейчас покажем крупным планом. Это невероятно!
   Камера на мгновение выхватила скрываемый облаком пыли силуэт. В ту же секунду трансляция оборвалась.
  
   Венильен лежал в холодном стальном гробу, поджав под себя ноги и непрерывно дрожа. Система жизнеобеспечения капсулы отключилась, и некогда комфортный кокпит превратился в камеру пыток.
   Внезапно тьма рассеялась - активировался визуальный передатчик. Изображение было нечетким из-за помех, но голос слышался внятно.
   - Вен? Тебя ведь так зовут?
   Спокойный низкий голос прогнал панику и даровал покой. Мальчик перестал задыхаться от страха и ответил:
   - Да.
   - Я помогу тебе, не паникуй. Сейчас я взломаю защиту и деактивирую робота. Подожди минутку.
   - Не отключайтесь, пожалуйста...
   - Хорошо, давай поговорим. Как дела? Хотя это глупый вопрос, прости. Ух ты!
   - Что такое?
   - Я пробился в системный кэш. Тут просто невероятное количество порнографии. Ты что, использовал бортовой компьютер для просмотра порнухи?
   - Только отцу не говорите, иначе он убьет меня, - взмолился Вен.
   - Да без проблем, что я, не человек что ли? Правда, в моем детстве забить винт на сто терабайт порнотой было просто невероятно! Кстати, кто он, твой отец?
   - Максимилиан Сайбо. Он очень строгий. Работает в каком-то исследовательском институте. Он разработал семьдесят процентов конструкций для механида.
   - Серьезный парень. Кстати, вирус засел среди картинок обнаженной Аяны Микото. Она тебе тоже нравится?
   - Вы меня смущаете, сэр.
   - Можно на "ты", никакой я не сэр. Кстати, твоя коллекция порно оценивается в пару-тройку миллиардов кредитов, мон'ами.
   - Кто, простите?
   - Мон'ами. Друг мой по-французски. Если не понял, почему твои шалости столь дорогие, то посмотри сюда.
   Внешние визоры вновь активировались, и Венильен увидел пылающие руины, простирающиеся в километре вокруг.
   - К счастью, человеческих жертв нет. Однако ваш питомец разнес немереное количество зданий и сооружений. Кстати, сейчас он пытается раздолбать огромный люк в земле. Это что, ракетная шахта?
   - Нет. Это арсенал, там хранится вооружение механидов. Сэр, вы должны остановить его, иначе разрушения будут просто катастрофическими!
   Послышался шум помех и в диалог вклинились два посторонних голоса:
   - Альфа-1, на связи Альфа-2. Заходим на цель.
   - Цель запеленгована, готов приступить к атаке.
   - Чтоб вас черти драли! - выругался спасатель. - Я же почти закончил, какого черта вызвали авиацию?!
  
   - Мария, прямо сейчас пара бомбардировщиков нанесла мощный удар по взбесившемуся механиду. Командир сил самообороны Лунных Колоний решил принять столь жесткие меры из-за опасений за близлежащие города, которые не успели эвакуироваться. Вы видите, что после атаки от гигантского робота осталась лишь груда искореженного металлолома. Военные оцепили периметр, данных о состоянии пилота нет.
  
   - Вызывать пожарных или пусть само догорает? - поинтересовался директор.
   Сидящий за тонированным стеклом мужчина с каменным лицом тихо ответил:
   - В идеале выживших не должно быть. Свидетели лишь создадут лишние проблемы. Мы очень сильно облажались. Надейтесь, что Совет Конгломерата будет благосклонен.
   - Сэр! - воскликнул военный в черном бронированном скафандре. - В эпицентре взрыва замечено какое-то движение!
   Мужчина выскочил из машины и подошел к ограждающему периметр забору. Среди бушующего пламени четко виднелся человеческий силуэт, несущий что-то на руках.
   - Господи, - шепнул стоящий рядом директор. - Что это?
   К периметру медленно приближался человек в изодранной обгорелой одежде. Некогда длинные белоснежные волосы оплавились и висели космами на изуродованном черепе. Через все лицо проходила глубокая рана. Верхнюю губу срезало, из-за чего обнажились спекшиеся беззубые десны. Левый глаз стал похож на уголек, правый налился кровью и бешено вращался. В груди торчал кусок металла, от правой руки остался лишь кровоточащий обрубок.
   Незнакомец приблизился к заграждению и положил на землю ношу. Из огнеупорного мешка доносились стоны и невнятное бормотание.
   На глазах окаменевших от страха солдат, чудовище схватило металлический осколок и с диким ревом вырвало из груди.
   В ту же секунду тело начало восстанавливаться. Быстро возрождались ткани, заживали раны. Даже оторванная конечность полностью отросла. Сначала построилась костная основа, на которую наросли мускулы и сухожилия. Исцелилось лицо, заживший рот оскалился в ослепительной улыбке. Через минуту лишь обгоревший костюм напоминал об ужасной трагедии.
   - Как я это ненавижу, - буркнул человек, поправляя руками растрепавшиеся волосы цвета чистейшего горного снега. - Что уставились? Снимайте ограждение и позовите доктора, тут ребенок раненый!
   - Пилот выжил? - удивленно прошептал директор.
   - Да, ценой моих страданий. А если бы кое-кто не вызвал авиацию все закончилось бы просто замечательно!
   - Кто вы такой?
   - Меня зовут Нэт, я из Института Технической Поддержки. Кстати, - альбинос достал из кармана смятый листок бумаги, - надо же, не сгорела! Вот вам квитанция. С вас сто кредитов за вызов.
   За спиной Нэта приземлился черный шаттл с гербом в виде двух перекрученных проводов на корпусе. Из открывшегося люка выбежала бригада медиков с носилками.
   - Нэт, что с ребенком? - осведомился санитар.
   - В ИТП, немедленно. Требуется имплантация, иначе не выживет. Подготовьте раствор и наноботов последней модели.
   - Сам-то как? Помощь нужна?
   - Нет, мне нужен новый костюм.
   - Эй! - воскликнул директор. - Кто вы такой, чтобы тут командовать?
   Вместо ответа Нэт наградил старикашку мощной подачей в челюсть.
   - С вами мы еще поговорим в суде, мон'ами.
  
   3
   - Как он? - осведомился Нэт.
   - Наноботы прижились и начали восстановление организма, - ответил медик. - Внутренние повреждения почти затянулись, сейчас строится массивная колония на сердце - оно пострадало больше всего.
   Нэт склонился над лежащим в биокамере мальчиком и провел пальцем по полоске на щеке.
   - Ярко-синяя, - заметил альбинос. - Наноботы действительно хорошо приспособились.
   В медицинский отсек заглянул секретарь - вечно лохматый, одетый в клетчатый костюмчик мужчина лет сорока.
   - Нэт, тут президент на проводе. Срочно тебя требует.
   - Я занят, - отрезал альбинос.
   - Так и передать? - уточнил секретарь.
   - Скажи, буду через десять минут.
   Мужчина кивнул и скрылся за дверью.
   - Нэт, зачем тебе нужен этот парень? - удивился медик. - Стоило ли так рисковать жизнью ради него?
   - Стоило. Он пилот механида - орудия будущего, карающего клинка Конгломерата, что встанет во главе величайшей космической экспедиции новой эры.
   - Сомневаюсь, что проект получит зеленый свет после событий на Луне.
   - Получит, и не один, мон'ами. Как думаешь, почему отснятый репортерами материал не запретили к показу, а наоборот - крутили в каждом выпуске новостей на всех каналах. Потому, что это демонстрация силы. Робот разгромил Академгородок, и остановился, словив пару термических ракет. И это лишь первый блин. Уверен что следующие модели не остановит и ядерная бомбардировка.
   - Все равно Конгломерат играет с огнем, - упрямился медик.
   - Пойми, все затраты оправданы. Экспансия Земли вызвана жаждой жизни, желанием сделать мир лучше и совершеннее. Зависть из-за успехов Конгломерата плодит Недовольных. Гуманоиды, предатели, пришельцы и неизвестные твари, скрытые в глубинах космоса всегда будут огрызаться, когда Земля попытается утащить кусок пожирнее. Космос - страшная вещь, мон'ами. Эпоха первобытного строя сменилась великими колонизаторскими экспедициями, но до сих пор, спустя тысячи лет, выживают только сильнейшие. Отказаться от развития механидов - обречь на гибель все человечество. Ладно, мне пора, президент наверное заждался.
   Нэт выбежал из лазарета, едва не налетев на секретаря. Выхватив из рук помощника телефон, альбинос приложил черный диск к уху.
   - Седьмой док. Белый Z-12 у главного шлюза. Не опаздывай.
   Альбинос вяло усмехнулся. В тяжелые времена кризисов и войн Совет налагал вето на роскошь для высших чиновников. В эту группу попадал, разумеется, и президент. Атмосферные катера Z-12 устарели пару десятков лет назад и из первоклассных средств передвижения превратились в дешевки для среднего класса.
   Нэт вбежал в ангар. Вдалеке блестел катер, напоминающий древний самолет с отрезанными крыльями. Турбины двигателей крепились к стреловидному хвосту, чуть ниже располагался антигравитационный элемент. Нэта слегка передернуло - он терпеть не мог устаревшие технологии.
   Из салона выпрыгнул массивный детина в строгом костюме и опустил трап. Нэт беглым взглядом оценил телохранителя - довольно неплохой биоандроид, служба безопасности никогда не скупилась на охрану для руководителей могущественного Конгломерата. Многофункциональный, малозаметный для радаров, с идеальным бортовым компьютером.
   Альбинос слегка повел рукой, и робот замер, вытянувшись по струнке. Нет, пожалуй, компьютер плоховат. Система защиты пробивается самыми элементарными атаками.
   Отпустив охранника, Нэт забрался в катер. Андроид юркнул следом и закрыл за собой люк. В салоне пахло дорогими марсианскими сигарами. Кажется, господин президент далеко не во всем следовал законам военного времени.
   - Как дела? - поинтересовался мужчина лет пятидесяти, сидящий у небольшого иллюминатора.
   - Как всегда прекрасно, Марко, - ответил Нэт, пожимая президенту руку.
   Марко провел рукой по коротким щетинистым волосам и втянул крепкий сигарный дым. Волевое лицо и крепкая мускулатура, хищный взгляд и коварный изгиб губ выдавали в президенте человека дьявольски хитрого и способного постоять за себя. Недаром его партия одержала столь невероятную победу на прошлых выборах.
   - Нэт, скажи честно. Сколько можно быть слугой у криворуких юзеров? С твоими возможностями можно покорять галактики, а ты бегаешь по звонкам домохозяек и малолетних геймеров.
   Альбинос выглянул в иллюминатор. Внизу, на стропилах покоился ИТП - громадный летающий комплекс из десятков лабораторий, сборочных цехов, полигонов и блоков персонала. Из портов то и дело сновали катера - сотрудники отправлялись на вызовы. Весь Институт напоминал встревоженный улей.
   - Мне нравится, - ответил Нэт после некоторых раздумий. - Интересная работа, хорошо оплачиваемая.
   - Нэт! - крикнул президент, стукнув кулаком по подлокотнику кресла. - Ты забыл, для чего тебя создали? Для чего реализовали проект наноботов? Ты - оружие. Надежда Земли!
   Альбинос подпер кулаком подбородок и замолчал.
   - Прости, - смягчившись, сказал Марко. - Просто исследования военных аналитиков подтвердили твою гипотезу. Механид был атакован Недовольными. Они все сильнее, Нэт. С каждым днем Конгломерат тонет в тени восстающего врага. Вы больше не можете быть простыми сотрудниками техподдержки. Пришла пора реализовывать вторую часть проекта.
   - Кибермаг?
   - Да.
  
   Часть II
  
   1
   - На связи ударный крейсер Конгломерата. Восьмые, вы как?
   - Отвечает Восьмая Экспедиция. Слава богу, вы пришли на помощь. Малкониты оказывают жесточайшее сопротивление, запрашиваем орбитальную бомбардировку!
   - Передайте координаты объектов. Атмосферные лазеры готовы к бою.
   - Есть! Начинаем трансляцию.
   Десятый год войны Конгломерата Солнечной Системы с воинственными малконитами подходил к концу. Сотни боевых экспедиций землян бороздили космос в поисках остатков некогда великой цивилизации. Но чужаки так сильно ненавидели людей, что без страха шли на смерть, проклиная завоевателей. Поэтому даже крохотные спутники могли обороняться месяцами, и некоторым даже удавалось прогнать интервентов. Но люди не могли сдаться, ибо пока существовали малкониты, Конгломерат не мог надеяться на светлое будущее.
   Громадный похожий на бочку крейсер плыл над поверхностью иссиня-черной планеты. Вокруг дрейфовали обломки сбитых кораблей Конгломерата. Когда они приближались на малое расстояние, можно было заметить изуродованные вакуумом тела людей, застрявшие в искореженных отсеках или просто плавающие в невесомости.
   - Ублюдки, - прошипел адмирал, видя проплывшее за бортом тело молодой беременной женщины в форме первого помощника. На лице бедняги застыл ужас, тоненькие руки обхватили живот, инстинктивно стараясь защитить ребенка от неминуемой смерти. На мостике воцарилась тишина. Одна из радисток беззвучно плакала, пряча лицо за мутным стеклом визора.
   - Сэр, координаты получены! - дрожащим голосом доложил коммуникатор. - В списке системы ПКО, военные заводы, крепости, бараки и прочая военная инфраструктура. Прикажете открыть огонь?
   - Нет.
   Персонал с удивлением уставился на адмирала. Седовласый старик, несмотря на годы не потерявший статной осанки, с ненавистью и отвращением смотрел на простирающуюся внизу поверхность враждебной планеты.
   - Измените координаты. Уничтожьте все: жилые дома, больницы, села и остальные дыры, где засели эти безжалостные твари.
   - Будет исполнено! Лазеры на позиции!
   Крейсер ощетинился тысячами сверкающих игл и начал медленно вращаться вдоль оси. С остриев игл срывались тонкие прямые лучи и устремлялись в обитель врага. Мрачная планета вмиг покрылась мириадами огней. Казавшиеся с орбиты крошечными искорками, огни выжигали все на своем пути, превращая мегаполисы в озера жидкой породы. Вскоре большая часть доступного сектора приобрела цвет топленого свинца.
   - Достаточно, - велел адмирал. - Прикажите отрядам механидов готовиться к десанту. Директива: тотальная зачистка. Уничтожить всех выживших, независимо от пола и возраста. В плен не брать, хотя малкониты вряд ли будут сдаваться.
   Первый помощник кивнул и передал распоряжение командиру десантников.
  
   2
   - Ужас какой, - прозвучал в динамике сухой мужской голос.
   - Перестань ныть! Они получили заслуженную кару.
   Пара механидов - гигантских пилотируемых боевых роботов - шагала по выжженной земле, старательно проверяя каждый уголок немногочисленных руин и пещер, где могли скрываться враги.
   - Эй, майор. Ты когда-нибудь видела живого малконита?
   - Только по телевизору.
   - Я слышал, что Конгломерату не удалось изловить ни одного! Говорят, малкониты могут умирать сами по себе, когда захотят!
   - Надеюсь, в один прекрасный день они обязательно захотят подохнуть всем стадом. А пока им требуется посильная помощь, и мы ее обязательно окажем.
   - Ты страшный человек, майор.
   - Еще какой. И перестань засорять эфир, Тайк!
   - Прости, я сильно нервничаю и не могу заткнуть рот. Обычно я начинаю усиленно есть, чтобы хоть как-то замолчать, но в кокпите сильно тесно и негде поставить холодильник.
   - Кажется я догадалась, почему твоему механиду каждый месяц меняют кресло. Задница в старое не помещается! Ничего, не переживай. На день рождения подарю тебе замечательный кляп с намордником.
   Из динамика раздался хриплый лающий смех.
   - Не видел на этой планете секс-шопа. Где же ты возьмешь столь редкий в глубинах космоса подарок?
   - Свой подарю.
   - Ого! Майор, ты меня реально пугаешь! Неужели...
   - Тихо!
   Белый механид с красной полосой на грудной броне вскинул оптическую винтовку. Ловкие железные пальцы, управляемые сверхточным компьютером, молниеносно передернули затвор. Система наведения, послушно следуя командам пилота, переключилась на ручной режим.
   - Заметила что-то?
   Красно-черный робот Тайка встал рядом и вытащил из кобуры длинноствольный пистолет. Машина Тайка был выше напарницы почти на голову и обладала более мощной комплекцией. Механид майора представлял собой слегка улучшенную женскую версию, потому что слабый пол физически не мог управлять полноценным мужским вариантом. Это дико злило майора, славившегося неслабой физической силой, несмотря на небольшой рост и точеную женственную фигуру.
   - Какой-то блеск в тех руинах на холме. Не думаю, что визор барахлит из-за высокой температуры. Следует проверить.
   - Так точно. Я пойду вперед и прикрою.
   Тайк достал из-за спины бронированную пластину и зашагал вперед, нервно водя стволом из стороны в сторону. Расплав под ногами начал застывать, и роботы то и дело поскальзывались, с трудом сохраняя равновесие. Подъем давался с большим трудом.
   Замолкший на минутку динамик вновь ожил. На этот раз оттуда полилась не надоедливая болтовня подчиненного.
   - На связи второй отряд. Майор, отзовитесь.
   - Говорит Дигата Фиерра. Что у вас, второй?
   - Мы патрулируем ваш сектор и заметили свечение в руинах.
   - Не беспокойтесь, я уже выясняю причину.
   - Странно, мы почти на месте, но вас не видим. Сэр, передайте, пожалуйста, ваши координаты.
   - Семнадцать, сорок четыре.
   - Майор, вы в двух километрах от нас. Я засек какое-то движение....
   Из динамика грянул мощный взрыв, и связь оборвалась.
   - Тайк, стой! - крикнула Дигата.
   - Все в порядке. Здесь ничего подозрительного!
   Механид непринужденно помахал рукой, и в ту же секунду красная железная клешня оторвалась от корпуса и отлетела на десяток метров.
   - Тайк!!
   Напарник попытался заслониться щитом, но следующие выстрелы раскрошили пластину, словно плавленый сахар. Грудная броня не выдержала, и механид завалился на спину. Из продырявленного тела фонтаном била кипящая охлаждающая жидкость. Судя по бурлению из рации, кипяток залил кабину пилота.
   Дигата прыгнула на землю и подползла к товарищу. Механид не подавал признаков работоспособности, а пилот не пеленговался системой поиска жизни. Проклиная все на свете, майор заняла позицию за мертвой машиной, пытаясь отыскать среди серебристых скал вражеского стрелка. Долго искать не пришлось: из расселины выполз здоровый паукообразный робот с двумя спаренными пулеметами на передних конечностях. Грозно щелкая стальными жвалами, малконит пополз к руинам. Дигата прицелилась и выстрелила.
   Кумулятивная пуля достигла цели, но на блестящем корпусе не осталось и царапинки. Переключившись на режим полуавтоматической стрельбы, Фиерра принялась поливать противника короткими очередями. Но даже это не дало никакого результата. Паук был неуязвим для оружия Конгломерата.
   Судя по тому, что железная тварь не стреляла в ответ, у нее были задачи несколько отличные от простого убийства врага. Видя бесполезность атак, Дигата стала медленно пятиться назад. Вдруг паук резко скакнул и придавил своим телом механид. Мощные стены кокпита треснули, едва не придавив девушку. Фиерра попыталась двинуться, но робот намертво застрял в хватке малконита.
   - Внимание - разгерметизация! Обнаружен инородный объект! - затарахтела система жизнеобеспечения.
   Майор подняла взгляд и увидела острие бура, проникнувшего в кабину пилота. Вращающееся сверло проникало все глубже. Дигата чувствовала кожей потоки холодного ветра, испускаемые приближающейся смертью.
   Девушка вжалась в кресло. Страх сковал тело, не хватало сил даже на последний крик. Тонкий кончик бура впился в кожу на щеке. Во все стороны брызнула кровь. С губ сорвался вопль боли и отчаяния, вопль загнанной в угол жертвы.
  
   3
   - Седьмой, девятый - открыть огонь! Третий, пятый - занять круговую оборону! Не подпускайте этих тварей!
   - Капитан, запросите точечный орбитальный удар!
   - Нельзя, в механидах могут находиться выжившие пилоты! Ксай, Брон - обработайте гада как следует!
   Пара механидов отделилась от плотного кольца десантников и открыла огонь по пауку. Мощные штурмовые роботы свинцовым шквалом отбросили малконита к подножью холма. Но даже после невероятных повреждений противник умудрялся передвигаться и отстреливаться.
   - Вниманием всем отрядам! На связи адмирал Вирлиф. Немедленно следуйте к точке двадцать, тридцать девять для эвакуации. Малкониты применили неизвестное оружие, не пытайтесь вести боевые действия! Уносите ноги так быстро как умеете.
   - Брон, что у тебя? - осведомился капитан.
   - Мех Тайка полностью разрушен, пилот мертв. Майор подает признаки жизни.
   - Извлеките кокпит и отступайте. Мы прикроем.
   Группа десантников, сформированная из нескольких отрядов, двигалась к точке сбора, отстреливаясь от полчищ пауков. Вражеские машины запросто выдерживали прямое попадание из мобильной осадной гаубицы, не говоря уже о легком вооружении. И малконитов было так много, словно орбитальная бомбардировка обошла планету стороной.
   В указанных адмиралом координатах располагалось высокое плато с достаточно пологими для подъема склонами. Часть механидов начала карабкаться наверх, в то время как другая пыталась оттеснить пауков назад.
   К счастью, на краю плато сверкнули броней роботы Конгломерата. Общими усилиями удалось выбить противника с подножья. Выигранного времени вполне хватило на то, чтобы воины успели забраться наверх.
   Как только последние десантники добрались до точки сбора, с орбиты спустился крейсер с магнитной подушкой. В устройство подали электричество, и стальные машины мигом прилипли к диску магнита. В ту же секунду корабль взмыл в небо, оставив пауков злобно щелкать жвалами внизу.
  
   4
   - Мы совершили ужасную ошибку, за что расплатились сокрушительным поражением, - молвил адмирал Вирлиф, стоя перед собранием старших офицеров. - Согласно оперативным данным, при появлении крейсера на орбите, малкониты спустились глубоко под землю. Там расположена основная инфраструктура, а города на поверхности - лишь обманка. Сразу после бомбардировки жуткие машины противника выползли наверх и атаковали десант. Итог - сотни погибших и тысячи раненых в критическом состоянии. Лазареты работают круглосуточно, на помощь медперсоналу пришлось задействовать всех прошедших курсы первой помощи. Основные энергетические мощности перекинуты на медотсек, но, несмотря на все предпринятые меры, наши братья продолжают умирать. Остатки восьмой экспедиции в еще худшем состоянии, поэтому не могут ничем помочь.
   - Я предлагаю задействовать ИТП, - сказал первый помощник.
   - Институт технической поддержки? - адмирал удивленно поднял брови. - Вы хотите привлечь кибермага?
   - Почему нет? Они непревзойденные специалисты в области роботехники и кибернетики. Их знания очень пригодятся в борьбе с пауками.
   - Господа, вы знаете, почему Конгломерат до сих пор не может одержать победу? - задал вопрос Вирлиф и сам же ответил. - Потому что каждая планета малконитов, каждый спутник, каждая чертова станция совершенно отличается от всего того, что мы встречали ранее. Малкониты живут в десятках времен, в сотнях измерений и эпох. Наши экспедиции не раз встречали врагов, которые пытались драться с механидами дубинами и примитивными каменными топорами. Мы видели технику, очень похожую на нашу; мы видели машины, о предназначении которых могли лишь догадываться. И, тем не менее, все малкониты действуют слаженно и четко. Видимо, где-то находится центр, и главная задача Конгломерата - уничтожить его. А главная задача нас как непосредственных слуг человечества - избавиться от очередного вражеского гнезда любой ценой. Если собрание не возражает, я немедленно запрошу кибермага.
   Офицеры всем составом отдали честь - возражений не имелось.
  
   5
   - Капитан, ты слышал что-нибудь об этих парнях?
   - Слышал, Ксай. Говорят, жуткие ребята.
   Группа солдат выстроилась почетным караулом в одном из доков, куда должен был прилететь долгожданный гость. ИТП благодушно согласился выделить сотрудника, несмотря на тяжелое положение в галактике.
   - Говорят, - пробасил Брон, - что кибермаги - живые колонии наноботов. Но, несмотря на это, они больше люди, чем киборги. Их органы и внутреннее строение полностью идентично обычным людям.
   - Естественно, - прервал Ксай.
   - А еще, - продолжил сослуживец, - кибермаги выделяют ток подобно скатам и могут подключаться к компьютерам без помощи проводов.
   - Верно, - кивнул капитан. - А помните события на Зариане? Когда девятый легион охватила электронная чума и механиды взбесились, один паренек из ИТП сумел уничтожить вирус и спасти солдат. Как же его звали-то? Имя такое странное.
   - А еще кибермаги умеют регенерировать ткани и даже кости, - вспомнил Ксай. - Если в него попадет пуля - наноботы расщепят ее, а из металла построят себе подобных, а затем залатают рану.
   - И откуда вы про них так много знаете? - удивился стоящий рядом сержант из двенадцатого отряда.
   - Слухи, - объяснил Ксай. - Кибермаги засветились во многих крупных переделках, и наши товарищи рассказывали невероятные вещи. Я никогда не видел магов вживую, поэтому немного волнуюсь.
   - Смирно! - приказал капитан. - У нас гости.
   Шлюз стыковочный камеры открылся, и в ангар влетел небольшой каплевидный челнок черного цвета. Солдаты замерли, внимательно смотря на открывшийся люк космолета. Из салона вырвалось облако сероватого дыма, и на трапе появилась объятая туманом фигура. Вскоре облако рассеялось. Бойцы ожидали увидеть кого угодно, но только не мальчишку лет семнадцати с растрепанными светлыми волосами и светло-синей полоской на щеке. Юноша был одет в черную рясу, выбивающуюся из-под кителя с нашивками Министерства вооруженных сил Конгломерата. В руках паренек тащил небольшую вещевую сумку.
   - Это крейсер "Бальтазар"? - осведомился гость.
   - Так точно. Мое имя капитан Юлай, я назначен вашим сопровождающим.
   - Замечательно, а то мне показалось, что я ошибся адресом. Пару лет назад меня по ошибке занесло на Зариан, вот веселуха там была.
   - Простите, - сказал капитан, - так вы...
   - Венильен Сайбо. Рад познакомиться. Если проблемы с дикцией или не нравятся длинные имена - можно просто Вен.
   - Вот это да, - шепнул Ксай на ухо Брону, - этот пацан и есть знаменитый кибермаг? Спорю, я уложу его одним щелчком.
   - Не умничай, - возразил сержант. - Лидеру ИТП по официальным данным - пятьдесят девять лет, а выглядит он максимум на тридцать. Наноботы омолаживают организм и замедляют старение. Пацан может быть вдвое старше тебя.
   Венильен вытащил из кармана смятый лист бумаги, внимательно изучил содержимое и сказал:
   - В заявке сказано, что у вас проблемы с неизвестным типом вражеской машины. Я бы хотел ознакомиться со всеми собранными данными для начала. И еще - вот вам чек, можете оплатить в любом терминале. Вызов - тысяча кредитов с учетом расстояния, сама работа - еще столько же.
   - Они что, с нас деньги берут? - изумился Ксай.
   - ИТП - автономная коммерческая неправительственная организация, - пояснил сержант. - А кибермаги, как ни странно, тоже кушать хотят.
   - Этот перец кажется мне типичным шарлатаном, - буркнул Ксай, поправляя длинные светлые волосы. - При первой же возможности проверю, насколько он крутой.
   - Вот любитель помахать кулаками, - усмехнулся Брон. - Накачал мускулатуру и думаешь, что самый сильный.
   - А ты задницу отожрал и пузо, а думаешь точно так же, - огрызнулся Ксай.
   Брон, считавшийся самым высоким и массивным среди всех пилотов, тихо рассмеялся и добродушно похлопал сослуживца по плечу.
   Вдруг корабль сильно тряхнуло. Лампы дневного света моргнули и потухли. Через секунду включилось аварийное освещение.
  
   6
   - Докладывает технический отдел! Падение мощности во всех отсеках. Генератор вышел из строя, станции энергоснабжения заблокированы.
   - Лазарет на связи! Адмирал, отключилась система искусственного жизнеобеспечения! Мы теряем раненых!
   - Господи, что произошло?! - воскликнул Вирлиф, стараясь перекричать тревожные сигналы, поступающие изо всех частей корабля.
   Неожиданно дверь распахнулась и на мостик влетел паренек в черной рясе, а следом десяток взмыленных тяжело дышащих солдат.
   - Прошу прощения, адмирал, - извинился капитан. - Этот кибермаг настоял на встрече с вами, но согласно уставу в аварийной ситуации все гражданские должны немедленно эвакуироваться. Простите, он слишком быстро бегает. Не знаю, как он нашел путь на мостик и разблокировал двери....
   - Пустяки, - отмахнулся Венильен. - Все крейсера модели А-212 имеют одинаковую структуру, так что я здесь точно не заблужусь. А открыть электронный замок для кибермага - дело пары миллисекунд.
   - Что вам нужно? - раздраженно спросил Вирлиф. - У нас чрезвычайное положение, гибнут люди!
   - По крейсеру ударили из электромагнитной пушки. Ей богу, адмирал, за свою жизнь я видел много всяких штук, но ЭМП, способную вырубить космолет такого размера вижу впервые. Понятия не имею, на что вы наткнулись, но это реально страшно.
   - Я рад за вас! А теперь не мешайте работать! Капитан, уведите постороннего!
   - Господин Вирлиф, - серьезно сказал Сайбо, - я единственный, кто сможет устранить последствия залпа. Посему попрошу не мешать мне, а оказывать всяческое содействие. Если вы не хотите потерять раненых - доверьтесь мне.
   Юлай схватил парня за плечо, но адмирал поднял руку и приказал:
   - Подождите. Что вы предлагаете?
   - Просто не мешайте мне.
   Венильен сорвался с места и скрылся за дверью. Группа сопровождения, сопя и вытирая пот, рванула следом. Ловко маневрируя в полутьме среди носящегося по коридорам персонала, кибермаг добрался до медицинского отсека. Отогнав от станции связи истерически орущую медсестру, Сайбо подключился к службе энергетики.
   - Эй! - крикнул парень. - Доложите обстановку!
   - Все компьютеры заблокированы, пытаемся запустить реактор вручную! Дверь заело, используем сварку!
   - Сколько времени понадобится?
   - Часа два минимум, дверь из особого радиоустойчивого сплава!
   - У нас нет столько времени. Слушай, сейчас я подключусь к вашему терминалу и проверю, в чем дело!
   Венильен закатал рукав, снял крышку коммуникатора и погрузил пальцы в переплетения проводов.
   - Черт, маловато будет, - прошипел юноша, снимая толстые перстни, украшенные красными дисками. - Теперь главное не переборщить.
  
   - Адмирал! - донеслось из динамика. - На связи лазарет, у нас скачок мощности! Система жизнеобеспечения заработала на тридцать процентов, но напряжение постепенно падает!
   - Постарайтесь спасти как можно больше раненых! Используйте каждую секунду!
  
   7
   Белый яркий свет. Чистый и безмятежный, таящий внутри миллионы опасностей и неожиданных ситуаций. Тысячи раз я делал это, и каждый новый коннект вызывал те же чувства, что и самый первый. Самый таинственный и волнующий, когда я представлял себя крупинкой в море незнакомой информации. Но сейчас я знаю каждый закоулок, каждый байт и каждую текстуру. Бог в мире, недоступном для простых смертных. Они сидят за жалкими дисплеями, возя по столам манипуляторами и щелкая клавишами. Они видят лишь поверхность, сформированную для человеческого глаза. А я вижу изнанку, истинное лицо системы. Потому что я - кибермаг. Живой компьютер.
   Но сегодня покой моего мира был нарушен. Кто-то очень сильный и властный вторгся на мою законную территорию с недобрыми намерениями. Я чувствовал исходящую от интервента мощь, и мне стоило больших трудов не поддаваться зову страха. Тяжело управлять подобными материями, по-прежнему оставаясь человеком с его инстинктами и болью. Но в моей решительности нуждались тысячи висящих на волоске жизней. Я отчетливо видел их слабый пульс, поступающий в систему от кардиостимуляторов медицинского отсека. Я чувствовал то, что чувствовали они, и боли моей не было предела.
   - Кто ты?! - раздалось совсем рядом.
   Я обернулся и заметил объятую серебряным пламенем фигуру. Незнакомец возвышался надо мной, словно гигант над букашкой. Острый взгляд, горделиво сложенные на груди руки, властная осанка - все выдавало в нем уверенность. Многие думали, что размеры решают все. И многие заплатили жизнью за свою недальновидность.
   - Сначала представься сам.
   - А ты наглый, мой маленький враг.
   Существо попыталось наступить на меня, но я уже плавал перед его глазами. В мире Системы расстояние и время исчисляются несколько иным способом, чем в мире людей.
   - Я повторю свой вопрос. Кто ты? - вежливо поинтересовался оппонент.
   - Венильен Сайбо. Кибермаг Института Технической Поддержки. Гражданин Конгломерата.
   - Меня зовут Ньен. Я из тех, кого вы называете Недовольными. Малконит. Думаю, тебе ясны мои задачи. Я взломаю Ядро и запущу систему самоуничтожения. Ваше судно присоединится к тому мусору, что висит на орбите после наших атак.
   - Твои размеры делают тебя слишком самоуверенным, - усмехнулся я.
   - Попробуй бросить мне вызов, малыш. Во мне заключены тысячи мегабайт боевых программ, вирусов и щитов. А что уместилось в тебя?
   - То, что обращает знания врага против него самого.
   Пока мы мирно беседовали, я успел нащупать слабое место и успел как следует его расшатать. Одного удара оказалось достаточно, чтобы прорвать защиту и внедриться в подсистему. Враг не врал - вокруг ядра витали сотни вирусных тел, набросившихся на меня спустя миллисекунду после моего появления. Парировав десяток атак, я перенаправил внешние боевые программы на электронную заразу, прикрываясь остатками щитов. Ньен запаниковал. Он чувствовал крошечную иголку, стремительно приближающуюся к сердцу, но не мог ее остановить.
   - Команда: расщепить ядро. Повторный ввод: абсолютное форматирование.
   Прощай, Ньен. В мире Системы размеры не имеют значение.
  
   8
   - Адмирал, докладывает технический отдел! Реактор разблокирован и работает на полную мощность!
   - Передача на мостик. Лазареты в полном порядке, потери минимальны. Опасения вызывает лишь один пациент.
   Венильен вытащил руку из станции и надел красные перстни. Юношу трясли судороги, одежда пропиталась холодным потом.
   - Гражданин, с вами все в порядке? - спросила идущая мимо медсестра.
   - Скорее, Анна! - шикнул на нее напарник-санитар. - У нас больной в критическом состоянии, мы его теряем!
   Сайбо мигом выпрямился, невзирая на дикую боль в голове и бросился за медиками. Миновав несколько рядов коек, спутники остановились около девушки с темно-красными волосами. Глаза цвета гранатового сока были широко открыты. В них читались ужас и отчаяние.
   - Майор Дигата Фиерра, - прочитал санитар заголовок медицинской карты. - Уроженка девятой марсианской колонии.
   - Отойдите, - попросил Венильен, оттолкнув возмущающегося медика. - Что у нее со щекой?
   - Обычная царапина, - ответил врач. - Она пострадала при нападении вражеского робота.
   - Нет, не обычная. Дайте скальпель.
   - Что вы себе позволяете?! - вскипел подошедший хирург. - Почему гражданский командует в лазарете? Кто-нибудь, выведите его отсюда!
   - Друг мой, - прошипел возникший за спиной Ксай, хватая эскулапа за отворот халата, - этот гражданский только что спас сотни моих товарищей. А сейчас он пытается спасти моего командира. Поэтому делай все, что говорит этот паренек. Понял?
   Хирург кивнул и передал Венильену скальпель. Юноша разрезал ладонь на правой руке и слегка рассек затянувшуюся рану Дигаты. Затем коснулся ладонью щеки девушки. Почти затихший кардиограф вновь мерно запищал.
   - Немедленно созовите штаб, - приказал Сайбо. - У нас серьезные проблемы.
  
   9
   - Итак, - начал Вен, вальяжно расхаживая по мостику в окружении старших офицеров. - Проанализировав произошедшие недавно события, а именно нападение на десант, атаку электромагнитной пушки и контакт с инопланетянином, я сделал следующий вывод: мы наткнулись на тот самый Центр.
   В толпе прокатилась волна удивленного шепота. Пока офицеры переговаривались, Венильен заметил стоящую у входа Дигату в компании капитана Юлая и светловолосого мускулистого парня. Девушка неотрывно смотрела на кибермага красными как марсианский песок глазами. Юлай что-то шептал майору на ухо, то и дело кивая в сторону Сайбо.
   - То есть вы утверждаете, что мы наткнулись на Ядро малконитов? - уточнился адмирал.
   - Да, но это мое субъективное мнение. Просто я досконально изучал отчеты других экспедиций. Ваши коллеги ни с чем подобным ранее не сталкивались. Поэтому я предлагаю атаковать незамедлительно.
   - Вы хотите сражаться с пауками? - спросила Фиерра, делая шаг вперед. - Наше оружие бессильно против этих тварей!
   - Ваше - да. Но не мое.
   - Да кто ты такой?! - вспыхнула девушка. - Мой друг погиб на моих глазах, я сама висела на волоске от смерти! Эти чудовища... они... неуязвимы.
   - Отнюдь, майор, - возразил Венильен. - Кстати, вашей жизни ничего не угрожало. Враг впрыснул вам в кровь дозу наноботов. К счастью, она оказалась слишком мала, и я без проблем подавил угрозу. Однако впрысни паук парой миллиграммов больше - и вы превратились бы в радиоуправляемую марионетку. О последствиях можно только догадываться.
   Офицеры недоуменно уставились на юношу. Кто-то пожимал плечами, кто-то откровенно крутил пальцем у виска. Только старший медик молча кивнул.
   - Допустим, ты прав, - остыла Фиерра. - Но у нас осталось очень мало бойцов. Горстка против целой планеты.
   - Будет достаточно одного, - пояснил Сайбо. - Во время боя с малконитом мне удалось скачать кое-какую информацию о подземной инфраструктуре. Ядро планеты, где, предположительно, располагается Центр, окружено сверхпрочными плитами, которым совершенно безразлична почти любая орбитальная бомбардировка. Любая, кроме одной.
   Венильен сделал театральную паузу.
   - Что вы имеете в виду? - не выдержал адмирал.
   - В сотне километрах от нас дрейфуют остатки восьмой экспедиции. Весь персонал крейсера эвакуируется туда, и через пару дней вас подберет ИТП, который уже вызван по чрезвычайному каналу. В это время я перепрограммирую реактор и превращу корабль в гигантскую бомбу. А затем сброшу с орбиты на слабое место, появившееся после орбитальной атаки. Плиты не выдержат мощности взрыва и проломятся. Потом я проберусь к Центру и насолю малконитам по мере сил и возможностей. Единственное, что мне нужно - боеспособный механид и грамотный пилот.
   - Это безумие! - воскликнул Вирлиф.
   - Адмирал, - спокойно произнес Сайбо. - В ваших руках спасение всего человечества. Это раз. Если мы не контратакуем - враги снова нанесут удар, и на этот раз я буду бессилен. Это два. Даже если я окажусь не прав - потерю крейсера оплатит Институт. Но если мы отступимся и наплюем на будущее Конгломерата - как вы будете смотреть в глаза своих солдат?
   Адмирал тяжело вздохнул и закрыл лицо руками.
   - Будь по вашему. Я предоставлю лучшего пилота.
   - Мне нужна она, - сказал кибермаг, указав пальцем на изумленную Дигату. - В ее крови трансформированные вражеские наноботы. На их основе я смогу создать специальное оружие, необходимое для уничтожения Центра. К тому же она не будет привлекать внимания защитных систем врага.
   - Майор? - спросил Вирлиф.
   - Я согласна, адмирал.
   - Что же, пришла пора удивить наших врагов. Венильен, я надеюсь на вас.
  
   Часть III
   1
   Эвакуация прошла в ускоренном темпе. Восьмая экспедиция потеряла много личного состава, поэтому проблем с размещением не возникло. Адмирал обязался помогать восьмым по мере сил и возможностей в восстановлении поврежденных кораблей. Как только перевезли раненых и досконально проверили все отсеки, крейсер передали в руки Сайбо.
   - План такой, - начал Венильен. - Помимо взрыва реактора я хочу нанести удар непосредственной массой корабля. Поэтому ни о каких тормозных двигателях и речи быть не может. Крейсер свалится на головы малконитов с максимально возможной скоростью. В это время ты будешь лететь на джет-мехе в сорока метрах от судна. Используя крейсер как щит, мы без труда преодолеем атмосферное трение. Затем, по моей команде, ты отлетишь от нашего подарка на километр. Уверен, что малкониты не заметят нас на фоне такой громадины. Сразу после детонации мы нырнем в образовавшуюся дыру и попытаемся проникнуть на нижний уровень. Чем глубже, тем лучше. А дальше будем ориентироваться по ситуации.
   - Как ты собираешься сражаться против полчищ Недовольных?
   - Никак. Я не собираюсь сражаться вообще. Малкониты - сборище самых разнообразных рас, культур и цивилизаций со всей галактики. Мы без проблем затеряемся в толпе.
   - Во-первых, у меня красные волосы и глаза - а это прямой признак того, что я родилась на Марсе. Марс - официальный член Конгломерата, и, следовательно, враг. Во-вторых, неужели ты думаешь, что у столь мощной организации нет никаких идентификаторов личности, и мы сможем запросто разгуливать, где вздумается?
   - Во-первых, красных планет подобных твоей родине великое множество, а у тебя на лбу не написано, что ты именно с Марса. А насчет документов не беспокойся, электронные системы малконитов не намного сложнее человеческих. Главное найти и уничтожить Центр.
   - Ты безумен, - вздохнула девушка.
   - Не хочешь - не лети со мной. Я использую автопилот.
   - Не думай, что это пустяковое задание меня испугало! - резко ответила майор. - После успешного выполнения меня повысят до подполковника, и я навеки войду в историю как победитель Недовольных. А тебе заплатят тысячу кредитов и забудут.
   - Боюсь, тысячью уже не обойтись, - рассмеялся Венильен. - Но цену обсудим непосредственно после того, как достигнем цели. Переоденься и прогрей джет-мех, я закончил обновление автопилота.
   Дигата вернулась в свою каюту, сняла военную форму и облачилась в промасленный комбинезон, в котором обычно занималась починкой роботов. Затем взяла со стола старый пистолет, подаренный отцом на совершеннолетие, и спрятала за голенищем сапога.
   Вен, в свою очередь, избавился от ненавистной рясы и переоделся в серые джинсы и черный дутый жилет без рукавов. Закинув на плечо плотно набитую сумку, юноша направился в ангар.
  
   2
   - Что у тебя там? - поинтересовалась Фиерра, указав пальцем на сумку. - Оружие?
   - Главное оружие кибермага - он сам, - гордо ответил Венильен. - А в сумке еда.
   - Еда? Ты что, на пикник собрался?
   - Нет, но когда мы не сумеем раздобыть денег, или нам придется скрываться - вот тогда и поблагодаришь меня за смекалку.
   Дигата шумно выдохнула и скрылась в кабине механида. Сайбо вскарабкался следом и занял место штурмана. Несмотря на небольшие размеры, в кокпите было прохладно и свежо - система кондиционирования отлично справлялась с поставленными задачами.
   - Командуй, герой.
   - Просто держись в сорока метрах, пока я не прикажу увеличить дистанцию. Готова?
   - Да.
   Сайбо проник в систему управления крейсера и запустил ранее прописанный алгоритм. Реактор начал стремительно вырабатывать энергию, шкала мощности резко подскочила вверх. Космолет лег на траекторию и устремился к заданным координатам.
   Дигата аккуратно вела летающий механид, внимательно следя за скоростью несущегося впереди корабля. Вскоре крейсер заполыхал ярким пламенем - началось вхождение в верхние слои атмосферы.
   - Так успокаивает, - томно протянул Венильен. - Словно сидишь дома перед камином.
   Дигата фыркнула и затянула визор солнцезащитным барьером. Мальчишка сидел немного ниже, и до него можно было запросто достать ногой. Майор приказала себе успокоиться - операция начала сильно бить по нервам. Негоже бывалому вояке паниковать, когда гражданский салага вообще не проявляет признаков беспокойства.
   - Приготовься, - шепнул напарник. - На счет три отлетай. Один. Два. Три!
   Фиерра убавила скорость, и джет-мех оторвался на значительное расстояние.
   - А теперь наслаждайся зрелищем.
   - Вен, по кораблю запустили ракеты. Три штуки типа "земля-воздух".
   - Бесполезно, - усмехнулся кибермаг. - Его уже ничем не остановить.
   Громадная объятая пламенем металлическая туша вонзилась в землю. В воздух поднялись тонны пыли и осколков, видимость снизилась почти до нуля. Вдруг внизу что-то вспыхнуло столь ярко, что пришлось зажмуриться, несмотря на защитный экран. Следом за вспышкой грянул гром, и мощная ударная волна подбросила механид ввысь.
   - Отлично! - воскликнул Венильен. - Мы их задели, я чувствую прорыв коммуникационных линий. Снижайся и попробуй отыскать дыру.
   Майор приземлилась и выключила реактивный ранец.
   - У нас гости, - шепнул кибермаг. - Эти ребята реагируют быстрее, чем я думал. Кажется, нас берут в кольцо. Сигнал нечеткий, я не могу определить точное направление.
   Дигата выругалась и достала пушку из спинного паза. Но система наведения оказалась бесполезна из-за облаков пыли и гари, окутавших место крушения.
   - Не паникуй, - строго произнес Сайбо. - Твоя игрушка их даже не почешет. Сейчас я выведу сигнал аварийного маяка с крейсера, следуй к нему.
   На радаре замерцал красный огонек, и Дигата развернула робота в том направлении.
   Вдруг из пылевой завесы выскочил металлический паук и преградил дорогу землянам. В ту же секунду показалась группа противников и окружила механид.
   - Засада, - прошипела Дигата.
   - Все в порядке, - успокоил Сайбо. - Сейчас я покажу тебе небольшой фокус.
  
   3
   - На связи командир экипажа четверки. Двойка, доложите обстановку!
   - Отвечает Двойка. Сильное задымление местности, практически нулевая видимость. Враг пытается отстреливаться, пока безрезультатно.
   - Попробуйте взять живьем. Не получится - пристрелите.
   Пауки медленно сжимали кольцо вокруг робота Конгломерата.
   - Четвертый, - прошипел в рацию насекомоподобный гуманоид с дальних рубежей, возглавляющий первую машину, - давайте используем сеть.
   - Хорошая идея. Экипажи - построение сетью! Атака по моей команде!
   Пауки выпрямились на задних лапах и скрестили передние конечности, образовав некое подобие гигантского забора. Механид продолжал отстреливаться, паля по брюхам вражеских роботов. Но оружие землян не могло повредить даже самое слабое место корпуса.
   - Сеть! - рявкнул четвертый.
   Пауки разом скакнули в центр, зажав телами жертву. Механид некоторое время пытался выбраться из стальных объятий, а затем самоуничтожился. Мощным взрывом малконитов отбросило на несколько метров в стороны.
   - Во дают, - удивился пятый. - Шеф, отправить разведгруппу?
   - Не стоит. Проверьте сканером.
   - Признаков жизни не обнаружено.
   - Тогда уходим. Нам еще разгребать эту здоровую штуковину, упавшую с орбиты. Соберите обломки робота - пригодятся для ученых.
  
   4
   Венильен дернул за рычаг, и люк кокпита послушно отъехал в сторону. В ноздри сразу ударил пыльный пропахший гарью ветер. Осторожно выбравшись на спину паука, юноша помог Дигате покинуть кабину.
   - Это и есть фокус?! - воскликнула девушка.
   - Не ори, - шикнул кибермаг. - Управляемое катапультирование - это высшее мастерство! Если бы я промахнулся мимо шарниров задних лап - капсула рухнула бы черт знает куда. А теперь враги везут нас в свое логово и даже не догадываются об этом.
   Пауки выстроились кругом на массивной платформе и заскользили вниз. Тут же почувствовался морозный свежий воздух.
   - Вот как они выбираются на поверхность, - заметил кибермаг. - Подъемники. Они могут за минуты доставить из центра в любую точку планеты.
   Лифт замер. Кромешную темноту прорезали лучи света, выбившиеся из открывшихся врат. Пауки построились шеренгой и поползли в огромное помещение, напоминающее ангар. Здесь сновали сотни странных созданий, половину из которых Венильен встречал на страницах энциклопедий, а другую половину не представил бы и в страшном сне.
   - Пригнись, - прошептал Сайбо. - Нас могут заметить.
   Напарники вжались в спину робота. Кругом слышались разноголосые крики, в которых переплетались десятки наречий, раздавался шум ремонтных инструментов. Внезапно паук, везший землян, остановился и опустился брюхом на пол. В ту же секунду звуки затихли. Дигата приподняла голову и увидела множество дул, нацеленных на незваных гостей.
   - Браво! - раздался неподалеку громкий возглас.
   Из открывшейся двери вышел высокий человек в старой потертой форме Конгломерата. Незнакомца сопровождала группа закованных в бронированные скафандры солдат с мощными пулеметами наперевес.
   - Судя по отметине на вашей щеке, молодой человек, вы - кибермаг. Что же, ваша выходка достойна репутации ИТП.
   - Ты кто такой? - поинтересовалась Дигата.
   - О, прошу прощения. Позвольте представиться - некогда маршал космических сил Конгломерата, а ныне предводитель Недовольных - Кайл Даррен. И не удивляйтесь, почему человек руководит малконитами. Ведь ваше жалкое руководство скрыло самую страшную тайну. Недовольные появились не на дальних рубежах галактики, а в самом центре Конгломерата, на самой верхушке этой гнили! Мы тысячу раз говорили, что стоит сконцентрироваться на решении внутренних проблем, а не заселять космос! Да, вы покорили половину галактики, но разве это помогло избавиться от нищеты, голода, безработицы, преступлений?! Нет! За свои идеи меня вышибли из флота. Но я поднял мятеж и отправился искать соратников. И их нашлось великое множество. Так появились Недовольные!
   Краем глаза кибермаг заметил стоящий неподалеку мотоцикл, на котором сидел грузный бородатый парень с дробовиком.
   - Я очень за вас рад, - сказал Венильен. - Но сегодня малкониты исчезнут навсегда.
   Кайл громогласно рассмеялся, подперев руками бока.
   - Кибермаги всегда славились заносчивостью. Мало делали, много говорили.
   - Издержки начальных версий. Оцени-ка это!
   Сайбо пробился в систему энергоснабжения и вызвал скачок напряжения. Лампы под потолком с гулом потухли, оставив ангар в кромешной тьме. В ту же секунду взревел мотоциклетный двигатель, заглушая громкие ругательства сидевшего на нем хозяина.
  
   5
   - Двое слева, третий заходит справа, - крикнул Сайбо, выкручивая рукоять газа.
   - У тебя что, глаза на затылке? - удивилась Дигата, доставая из голенища пистолет.
   - Нет, просто пока мы катались на спине паука, я взломал защитные системы, скачал карты и подключился к радару. Еще двое сели на хвост!
   Мотоцикл несся по вырубленным в горной породе тоннелям, двигаясь к заветному лифту, ведущему к Ядру. За спиной гнали несколько малконитов, с каждой секундой приближаясь к беглецам. Дигата откинулась на спину и, вися туловищем над дорожным покрытием, несколько раз выстрелила. Одна из пуль достигла цели, и преследователь врезался в стену. Мрачный тоннель озарился снопом искр.
   - Километр до цели! - крикнул Вен.
   - Я не успею избавиться от погони!
   - Пистолет!
   - Что?!
   - Давай сюда пистолет!
   Девушка покорилась. Сайбо выхватил оружие и, нагнувшись, осторожно коснулся стволом дороги. За спиной тут же грянули несколько взрывов.
   - В этих горах слишком много металла, а в бензобаках врагов слишком много топлива, - рассмеявшись, пояснил кибермаг. - А вот и лифт.
   Дверь подъемника охраняла пара массивных роботов. До размеров механида им было далеко, но справиться с человеком они могли запросто. Но только не с кибермагом.
   - Эх, - вздохнул Венильен, остановив мотоцикл. - Надоело их отключать через удаленный доступ. Хочу спецэффектов и магии.
   Стражники заметили землян и зашагали в их сторону, грозно клацая стальными клешнями. Сайбо вылез из седла и двинулся навстречу врагу, снимая с пальцев красные перстни. В руках юноши начали мерцать электрические разряды, полоска на щеке засияла ровным светом. Сложив пальцы "пистолетом", кибермаг прицелился и выстрелил. Из руки вырвался поток белого пламени и прошил грудь робота насквозь. Тяжелая туша с грохотом упала на землю. Венильен сдул с кончиков пальцев воображаемый дымок, засунул руку в карман и достал оттуда синий сгусток электричества.
   - На, закуси! - крикнул Вен, швыряя заряд второму охраннику.
   Шарик прилип к голове малконита и через секунду вспыхнул ослепительным огнем. Робот покачнулся и присоединился к своему напарнику.
   - Путь чист. Осталось взломать систему. Ух ты, а здесь реально крутая защита, - бормотал Сайбо, копаясь в терминале. - Придется повозиться.
   - Вен, я слышу шум моторов. К нам что-то приближается.
   - Знаю. Сюда слетелась половина малконитов планеты. Черт, а ведь действительно сложно!
   - Я попробую их задержать.
   - Не глупи, что ты сделаешь против целой армии?
   Вскоре площадку перед лифтом заполнили десятки боевых машин, грозно ощетинившихся многоствольными пулеметами. Из одного автомобиля вышел Кайл с пушкой наперевес и направился к землянам.
   - Сопротивление бесполезно! - грозно произнес лидер Недовольных. - Сдавайтесь, и я пощажу вас.
   - Готово, - шепнул Сайбо. - Дверь откроется через пару секунд. Хм, здесь двусторонний доступ. Можно управлять лифтом как с внешнего терминала, так и с внутреннего. У меня дома такая же система.
   Створки подъемника тихо раскрылись.
   - Не дайте им уйти! - взревел Кайл.
   Дигата развернулась и резким пинком толкнула напарника в кабину. Затем ударила кулаком по кнопке со стрелочкой "вниз". Шлюз тут же захлопнулся, лифт отправился к Центру.
   - Удачи, Вен, - шепнула девушка, вскидывая пистолет. - Я задержу их.
   Но Кайл выстрелил первым. Фиерра упала, держась рукой за живот и жадно глотая воздух. В глазах потемнело, тьма навалилась густым покровом.
  
   6
   - Просыпайтесь, майор. Впереди веселый денек!
   Дигата с трудом открыла глаза. Она лежала в кресле, чем-то напоминающем стоматологическое, в просторной медицинской палате. Рядом стоял незнакомый человек в белом халате и маске, закрывающей половину лица. Девушка пошевелилась, и резкая боль ударила в голову. Майор попыталась коснуться рукой лба, но обнаружила, что крепко привязана к креслу.
   - Мне вас действительно жаль, - вздохнул доктор. - Сразу ко мне после ранения из травматического дробовика - вершина жестокости. Сожалею, но господин Кайл настоял на немедленном допросе.
   - Это что, камера пыток?
   - Она самая. Внешне похожа на простой медкабинет, да и приборы нехитрые, но настоящий профессионал может заставить говорить с помощью обычной спички. И поверьте, я именно такой специалист.
   - Можно вопрос?
   - Обычно вопросы задаю я, - рассмеялся доктор. - Но для столь красивой, пока еще, девушке сделаю исключение.
   - Со мной был паренек. Его поймали?
   - Еще нет, но на поиски брошены все доступные силы. Уверен, через пару дней он тоже зайдет в гости к старичку Фреду.
   - Начинайте, - шепнула Дигата, отвернувшись в сторону.
   - Как скучно, - вздохнул Фред. - Ни ругательств, ни обещаний расправы, ни героического пафоса. Отчего мы столь печальны? Боишься боли или смерти?
   - Нет, я боюсь никогда не увидеть дорогого для меня человека.
   - О, понимаю. Но если вы расскажете все, что знаете, я отпущу вас, и вы снова встретитесь с любимым.
   - Он не любимый. Он просто хороший товарищ, по которому я очень скучаю. Но если я расколюсь, то предам в первую очередь его, а не Конгломерат. И никогда более не смогу смотреть в его глаза.
   По щекам Дигаты заструились слезы. Девушка желала скорее ощутить боль тела, чтобы заглушить страдания души. А пока как сильно майор не старалась, она не могла унять предательские слезы.
   - Откровения перед палачом, - театрально произнес Фред. - Что же, тогда приступим. Не хотелось бы уродовать столь прекрасное тело, поэтому, надеюсь, обойдемся раствором.
   Фред взял с полки шприц, наполненный черной жидкостью, избавился от лишнего воздуха и подошел к жертве. Не успел палач коснуться иглой кожи девушки, как стену прошибла гигантская стальная лапа и пригвоздила доктора к полу. Следом в камеру прорвалась вторая лапа, а затем массивная стальная голова с заостренными жалами. Из открывшегося кокпита выскочил Венильен, освободил напарницу и помог забраться в чрево вражеского механида.
   - Ты в порядке? - поинтересовался Сайбо. - Помощь требуется?
   - Живот немного болит.
   - Ничего, сейчас мы отсюда выберемся. Так, ближайший лифт в километре на север. Погнали!
   - Где ты раздобыл эту штуковину?
   Венильен стоял спиной к девушке, неистово дергая за рычаги управления.
   - На нижнем уровне. Это не Центр, Дигата. Это самый большой вражеский Архив. Здесь собраны все данные о базах малконитов, в том числе и о Ядре. Я скопировал всю информацию, думаю, она пригодится Конгломерату.
   - Почему ты вернулся за мной? - дрожащим голосом спросила майор.
   - Потому что я тащусь от девушек с красными волосами, - рассмеялся кибермаг.
   - Дурак, - Дигата хлопнула парня по спине и тоже расхохоталась.
  

Эпилог

   - Босс, на связи третий отряд. Замечен гигантский паук, издающий странные звуки. Неуверен, но, по-моему, это какая-то песня.
   - Это гимн Конгломерата, мон'ами, - поправил Нэт. - Передается в специальной кодировке ИТП.
   - Что прикажете делать?
   - Спускайте магнит, Венильен возвращается домой.
  
   - Итак, мон'ами, у меня две новости. Плохая и хорошая. С какой начать?
   Венильен стоял "на ковре" в кабинете начальника, поправляя жмущий воротник ненавистной черной рясы.
   - С плохой.
   - Нам пришел счет на пять миллиардов кредитов за разрушенный боевой крейсер первого класса.
   - Моя вина. К пенсии отработаю, честно.
   - Не спеши. А теперь хорошая новость. Вместе с чеком пришло письмо следующего содержания: "уважаемый директор ИТП, мы с радостью перечисляем вам эти деньги за разрушенный боевой крейсер, который помог Конгломерату одержать победу над врагом. Прошу зачислить двадцать пять процентов от этих денег вашему сотруднику Венильену Сайбо, в качестве премии храбрейшему воину, приблизившему день окончания войны. А корабль спишут на боевые потери, так что не переживайте".
   - Поздравляю, миллиардер, - усмехнулся Нэт. - Тут кстати звоночек был перед твоим приходом. Военные никак не могут разобраться с кодировкой архива и срочно просят помощи. За тобой уже приехали, так что отправляйся немедленно.
   В кабинет вошла Дигата в форме с нашивками подполковника и, улыбнувшись, сказала:
   - Ну что, красавчик, лайнер ждет.
   - Прости, но у меня теперь свой собственный транспорт. Хочешь, прокачу с ветерком?
   - Машины на стоянке не потопчи, - буркнул Нэт, покосившись на припаркованного около ИТП огромного металлического паука.
  
  

Послесловие

   Здравствуй, дорогой друг! Если ты читаешь эти строки, значит, тебе понравился сборник, раз уж ты дошел до конца. Если же ты просто проскроллил вниз интереса ради - дальше не читай)
   Так вот: если тебе действительно понравились мои рассказы, можешь отблагодарить автора, задонатив рублик на этот яндекс-кошелек 410012883978858 

Заранее спасибо!

  
  
  
  
  
  
  
  
  

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"