Чеканов Алексей Игоревич: другие произведения.

Колдун, паладин и его интуиция

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Колдун "злодействует" в своей башне, а молодой паладин уже спешит положить конец его бесчинствам...

  Колдун, паладин и его интуиция
  
   Всякие недоделанные колдуны-самоучки да тёмные шаманы могут позволить себе жить в жалкой лачуге. Им приходится выносить нудные жалобы никчёмных крестьян и безмозглых тёток, варить для них снадобья и шептать псевдозаклинания, а цена всему этому - грош!
   Шлосс искренне презирал таких доморощенных колдунишек, воображающих себя повелителями таинств мироздания, и при этом не могущих сосчитать до ста. Сам Шлосс был настоящим чернокнижником, во всем смысле этого слова. И жил он не в лачуге, а в небольшом замке, состоящем из четырех солидных стен, маленького дворика и средней высоты башни в одном из углов. Конечно, вы можете подумать, дескать, не такой уж и величественный у него замок для такого большого самомнения! Но не таким простачком был Шлосс, ведь замок - это не только величие стен и тёмные коридоры. Замок - это еще и тонны пыли, оседающие на камнях и забивающиеся в щели; а также километры лестниц, которые не очень-то молодому Шлоссу предстояло бы пройти. Поэтому в личном замке Шлосса было лишь всё необходимое для его чародейских занятий и немножко приятных любому чернокнижнику удобств: маленькая пыточная, загон для разных мерзких тварей и подстилка из человеческих костей для Чибо - прислужника Шлосса. Чибо был создан им в стародавние времена из скелета гориллы. Он был туповат, но Шлосс уже так привык к нему, что только ругался на чём свет стоит, но прислужника себе не менял.
  
   Этим вечером Шлосс проснулся в предвкушении замечательного эксперимента. После нескольких неудачных опытов, которые теперь спали в загоне для мерзких тварей, Шлосс, кажется, нашёл ошибку и теперь готовился создать Мерзейшую и Коварнейшую тварь.
   - Эй, Чибо, хрустни твои кости! - позвал Шлосс своего прислужника.
   Тут же со двора донесся противнейший хруст и начал приближаться; видимо, прислужник понял проклятье чернокнижника буквально.
   - Кончай хрустеть, болван, и принеси-ка мне в подвал одного из тез оболдуев, что я вчера наловил! Хотя, давай сразу обоих, что нам мелочиться? И не вздумай понадкусывать их по дороге, а то знаю я тебя!
   Шлосс не спеша спустился в подвал и прошёл мимо пыточной, из которой несло какой-то дрянью, в свою лабораторию. Он отпер большой сундук хитроумным заклятьем и достал оттуда одну из лежащих там книг. Она, разумеется, была чёрной, а иначе какой бы Шлосс был чернокнижник?! Он зажёг несколько огарков свечей и поставил чёрную книгу на пюпитр. Кстати, тех, кто не знал, что такое пюпитр, Шлосс сразу же тащил в пыточную и просвящал неуча сначала о назначении стоящих там орудий, а потом и о том самом пюпитре; пока, кстати, все усваивали материал с первого раза.
   Похрустывая и поухивая, под аккомпанемент из храпячей сюиты на два голоса, Чибо втащил в лабораторию два помоичного вида тела, не забыв случайно долбануть обоих о косяк двери. Тела забурчали что-то невнятное и принялись храпеть и сопеть с новой силой. Шлосс считал, что так долго продолжаться не могло, поэтому, зачерпнув немного слизи из баночки с надписью "Слизь отборная", Шлосс сотворил из неё два мерзких паукообразных существа и отлевитировал их пряма на лица подопытных. Соприкосновение нежной кожи лица с чем-то холодным, мокрым и шевелящимся быстро привело людей в чувство, и, издав разноголосый вопль, они вскочили и ударились лбами. Шлоссу повезло, что лбы у них были явно дубовые, поэтому проснувшиеся не отрубились.
   - Подъём, голубчики!!! Ваша мама пришла, слизнячков принесла! - гаркнул Шлосс, причём, если бы таким голосом говорила бы мама этих деревенщин, те бы точно померли еще в детстве.
   - Ыыы, это не мы, оно само... - что-начал бурчать один из людишек, но Чибо заткнул ему рот специально припасённым куском подгнившего кабачка.
   - Само ничего не бывает! Бывает, только если хорошенько поработать, - приговаривал Шлосс, проходя мимо запасов нужных ингредиентов и сверяясь с записями в чёрной книге, - глядишь из вас чего дельное и получится, хуже, по крайней мере, точно не будет, - усмехнулся Шлосс.
  
   К полуночи колдовское действо было практически завершено, и результат определённо устаивал Шлосса.
   - Что, Чибо, нравится? - Шлосс что-то энергично дописывал и черкал в чёрной книге.
   Чибо закивал горилльей головой, отчего гулкий подвал наполнился стуком костей.
   В пределах магической гексаграммы прохаживалось существо, не столько Мерзейшее и Коварнейшее, сколько Страннейшее и Толстейшее. Большое бочкообразное тело с надписью "селётка" на боку и огромной раскрытой пастью с высунутым, словно у пса, языком. Четыре ноги, обутые в драные деревянные сандалии, припрыгивали и притопывали, видать, "музыкальность" досталась им от прежних хозяев.
   - Хех, неплохая получилась козявочка, а как в интерьер то впишется, - хихикнул довольный Шлосс и захлопнул чёрную книгу.
  
  ***
  
   Лэрн тряпочкой полировал свой парадный меч, ему так нравилось, как он блестит на солнце. Сегодня был ответственный день, его Лэрн ждал целый месяц, пока добирался в этот убогий город. Он отрепетировал речь, обличающую зло, много раз прокручивал в голове схватку со злым колдуном и, конечно, ежедневно упражнялся с мечом. В общем, Лэрн был во всеоружии.
   Паладин Лэрн Рассветный Луч кинул взгляд на лежащий рядом боевой меч - немного погнутый, выщербленный, но еще способный показать злым тварям. "Надо бы его тоже подточить...", - подумал Лэрн и с неохотой отложил от себя парадный меч.
   Наконец, сборы были окончены. Лэрн перекинул через кирасу суму, поправил значок с надписью "Борюсь со злом во имя добра" и перечеркнутым скелетом, и пошёл седлать коня Асмегидекса. Разумеется, конь был белый!
   Выехал Лэрн ещё затемно. На улице было грязно, и ему приходилось объезжать особо крупные горы мусора, а также храпящие тела, которые не смогли добраться до дома после вчерашнего праздника. Узнав о приезде нового паладина, который наконец избавит их от поганого злодея, жители быстро выкатили десяток бочек с местной бодягой отвратительнейшего вкуса, и практически тут же все их осушили, едва Лэрн Рассветный Луч успел представиться.
   Паладин с грустью посмотрел на парадный меч
   - Некому на тебя даже посмотреть, бедняга...
   И, провожаемый дружным храпом, что Лэрн решил расценить, как пожелания удачи в битве со злом, паладин покинул этот гостеприимный городок. Не стоит и говорить, что наутро никто так и не смог вспомнить, как звали того паладина с блестящим мечом.
  
  ***
  
   С первыми лучами Солнца паладин Лэрн Рассветный Луч выехал из-за поворота и увидел показавшуюся вдали башню злого колдуна. У поворота даже была прибита табличка "Осторожно! Злой колдун!" и нарисован череп с костями. Лэрн сделал решительное лицо и тронул коня к башне.
  
   Чернокнижник Шлосс снял свою рабочую мантию, лёг на большую, но жёсткую кровать с вышитыми на простыне магическими символами, и уже собирался хорошенько выспаться после трудовой ночи, как вдруг был нагло вырван из дрёмы воплями непонятного происхождения. Подпрыгнув на кровати, Шлосс вышел на балкон своей башни и увидел паладина, восседающего на белом коне у его ворот и громко, с выражением декламирующего обличительную речь.
   - Да что ж такое, опять эти герои поспать не дают! - с досадой проворчал Шлосс.
   Лэрн тем временем, поймав кураж, распинался у ворот логова нечисти, вкладывая всю душу в обращение к тёмным силам.
   - ... ибо я есть клинок отмщения, вобравший в себя всё горе и слезы, кои были причинены человечеству сей твердыней зла! Да ниспадёт возмездие на голову богомерзкого...
   - Иди проспись, гренадёр! - бесцеремонно прервал речь паладина Шлосс. - Куда тебе со злом сражаться, у тебя под глазами такие мешки, туда хоть уголь грузи.
   - А, вот и ты, колдун. Довольно людям терпеть твои надругательства над самой сутью природы, слуга дьявола! Я пришёл покончить с людскими несчастьями в этих землях!
   - Чернокнижник я, чер-но-кни-жник! Ума-то не набрался еще, а туда же - со злом бороться лезет. Тебе чтоб с людскими несчастьями разобраться, придётся все деревни тут пожечь. Деревенщины, им же все мало, глаз на чужое ложится, кажется, что у соседа все получше, а у меня, мол, в замке и вовсе несметные сокровища! Вот кто их просит ко мне по ночам пробираться, под стенами пыхтеть? Ни работать в таких условиях, ни поспать! Таблички уж поставил, чтоб отвадить их, так эти полудурки ж ничерта не соображают! Видишь, слуга правосудия, по хорошему не захотели, пришлось по-плохому!
   "Заодно и материал для опытов бесперебойно поставляется", - добавил про себя Шлосс и ухмыльнулся.
   - Из лживых уст исчадий тьмы только ложь и гниль льются, это любой ребенок знает!
   - Ладно, если тебе проще не думать, то ты хороший, я плохой, и закончим на этом, - Шлосс развернулся и вышел с балкона. - Ну подолбится, подолбится в дверь, и уйдёт. Правда выспаться всё равно уже не удастся...
  А надо сказать, что ворота в замок Шлосса были, само собой, зачарованны чернокнижником еще в процессе постройки замка, и чарами этими он по праву гордился.
   С разом испортившимся настроением Шлосс улёгся на кровать, вставил в уши затычки и закрыл их для надёжности руками.
   Тем временем Лэрн решил перейти от слов к делу. Достав свой боевой меч(парадный давно уже покоился в суме), Лэрн нашёл взглядом святой символ на клинке у самой рукояти. Как и принято среди паладинов, этот меч достался Лэрну от его отца, собственно поэтому меч и был такой выщербленный и слегка гнутый. Но святой символ с годами не потускнел, и Лэрн, вспомнив наставления отца, воззвал к святой силе. Паладин несколько раз крутнул меч в воздухе с невообразимой скоростью и резко подал обе руки вперёд, держа меч вертикально. Мир вокруг него исказился, воздух пришёл в движение, и святой кулак ударил точно в центр ворот.
   Шлосс вновь подпрыгнул на кровати, ведь сквозь ушные затычки донёсся невообразимый грохот, а башню слегка тряхнуло. Чернокнижник выпучил глаза, пулей вылетел на балкон и обомлел: его колдовские врата лежали на земле в облаке пыли.
   - Да что ж... - Шлосс сплюнул, вытащил из ушей затычки, затопал ногами и возопил, усилив свой голос магией:
   - Да что ж ты творишь, подлец?! Я ж тебя одним щелчком пальцев в порошок сотру за ворота! А ну на месте стоять, если жизнь дорога!
   Лэрн, еще не успевший ступить за ворота, замер и стал продумывать запасные варианты. Пыль еще не улеглась, поэтому местность за воротами было видно плохо, а вот разъярённого колдуна с шаром из молний и зелёного дыма в руке - более чем хорошо.
   - Сейчас, паладин, существует только два варианта развития событий, и оба по моему сценарию: либо ты разворачиваешься и бежишь отсюда сломя голову, либо превращаешься в кучку удобрений для моих кабачков.
   - Если паладин встал на путь борьбы со злом, он должен довести начатое до конца, - Лэрн решил потянуть время. Раз колдун до сих пор не убил его, не убьет и в ближайшие пару минут.
   - Вот ёксиль-шпоксиль!!! - возопил Шлосс, - это я-то зло?! Ты себе и не представляешь, насколько я добр! Ты припёрся сюда, сначала мешаешь мне спать, потом разносишь мне ворота и жаждешь только одного - расставания моей головы с моим же телом, а я до сих пор с тобой разговариваю и даже предлагаю тебе уникальный шанс уйти целым и невредимым, кстати, только потому что ты выглядишь умнее этих тупых деревенщин, правда, вынужден признать, ненамного. И после этого я злодей-убийца?! Ты меня всё больше разочаровываешь в своих умственных способностях, а кончиться это может только твоей безвременной кончиной! - Шлосс был воистину в ярости и сам не понимал, почему до сих пор не убил этого наглого разрушителя ворот.
   - Предоставляю шанс развернуться и уйти. В последний раз, - слово "последний" Шлосс выделил.
   Внутренний голос велел Лэрну не сдаваться, паладин словно откуда-то знал, что сегодня его день. Интуиция уже не раз помогала Лэрну принимать верные решения, поэтому в таких ситуациях он привык полностью ей доверять.
   - Давайте обсудим возможность дальнейшего... - забубнил Лэрн и начал потихонечку продвигаться внутрь замка. Вскоре он поймёт, что это было ошибкой.
   Когда нога Лэрна ступила на лежащую створку ворот, Шлосс разразился чередой проклятий и паладин услышал низкое гудение и жужжание.
   "Вот и конец", - промелькнула мысль на краешке сознания паладина, но Лэрн быстро её прогнал. Доверившись интуиции, он совершил гигантский прыжок. Позади что-то громыхнуло, ударная волна придала паладину скорости, отчего его прыжок получился воистину фантастическим. Интуиция не подвела его - Лэрн летел прямо к укрытию, от которого до входа в замок было не так далеко, причём с балкона его вскоре уже не должно быть видно. Теперь главное было при приземлении ничего не переломать, но, как оказалось в дальнейшем, эти опасения были излишни.
   Укрытием, которое выбрала интуиция Лэрна, оказалась пузатая бочка с кривой надписью "селётка". Паладин Лэрн рассветный луч был безмерно удивлён, когда в бочке открылась огромная слюнявая пасть и он с ужасом обнаружил, что траектория его полёта заканчивается именно в её глубинах. Кстати, для этого бочке пришлось привстать на коротеньких толстых ножках, обутых в драные сандалии и чуточку переместиться. Лэрн выронил меч, бочка сказала "А-ам, чавк-чавк, хрум-хрум".
   Шлосс потом долго ругался на чем свет стоит, пока прислужник Чибо убирал двор от щепок и осколков камней. Наложив временные заклинания на зияющий вместо ворот проём, Шлосс кое-как добрался до кровати и сразу же заснул, всё-таки день для него выдался тяжёлый.
   К этому времени бочка с надписью "селётка" как раз закончила переваривать тело неудачливого паладина и добралась до его интуиции. Интуиция была маленькая, постоянно норовила куда-то улизнуть, да и на вкус была противная, словно подошва драного башмака.
   11.08.2010
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"