Чекмарев Владимир Альбертович: другие произведения.

Новые похождения Грига

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по спектаклям Театра Геннадия Чихачёва "Астрономия любви" и "Тарзан"

 []
   Новые похождения Грига Фанфик по спектаклям Театра Геннадия Чихачёва "Астрономия любви" и "Тарзан" Глава первая. Казино в Стамбуле
   []
  
  
  
  
   Григ вошел в вестибюль гостиницы Истамбул, с о своей фирменной легкой улыбкой и уверенным, как всегда взглядом, но на сердце у него было слегка неспокойно.
   Все началось неделю назад, когда он сорвал банк в Баккара. Как только довольный Григ отошел от Кассы, где обменял фишки на деньги и направился в курительную комнату, в коридоре его заблокировали трое джентльменов с револьверами. Пока двое держали Грига за руки и третий его обыскивал, неизвестно откуда взявшийся фотограф заснимал этот неприглядный процесс. В результате у Грига в карманах было найдено две початых колоды с рубашками казино Истамбул (которых изначально там не было и быть не могло, ибо игрок уровня Грига, никогда не опускался до таких дешевых трюков, он работал гораздо тоньше). Джентльмены объяснили Григу, что на основании фотографий, которые уже сегодня будут напечатаны, его ждет турецкая тюрьма, но если они найдут взаимопонимание, то тюрьмы не будет, а будет еще и денежное вознаграждение, и плюс изъятый у Грига выигрыш, который ему позднее тоже вернут. А сделать Григ должен был простую вещь...
   В указанное время и в указанном месте, он должен был из своего Браунинга Хайпауэра выстрелить в проезжающий автомобиль, попадать было не обязательно (пистолет Грига, джентльмены изъяли первым делом). Предложение было из тех, от которых не отказываются, но и соглашаться на которые чревато. Будь Григ простым игроком и бонвиваном, он бы согласился на это, но у него была и вторая личина, локтенант Сигуранцы Розулеску. А локтенант не умел гнуться перед испытаниями. Тем более, что его выигрыш в казино был не выигрышем, а операцией по финансированию местной резидентуры.
   Сделав плаксивое лицо, он стал умолять, что бы ему вернули выигрыш, ссылаясь на тяжелое материальное положение, он заламывал руки, но поняв по презрительным ухмылкам, что все тщетно, бессильно опустил руки вниз...
   И тут в его руках появились младшие братья Хайпауэра, маленькие Браунинги М1906 ? 2, скрытые до этого в рукавах. Почти не слышные из-за звуков ресторанного оркестра выстрелы, поставили точки в карьере агентов, схвативших слишком крупную для себя дичь.
  
   Но когда Григ пришел на конспиративную квартиру к Стамбульскому резиденту Сигуранцы майору Капулеску, сдавать деньги и отчитаться об инциденте, настроение его только ухудшилось.
   Майор, просмотрев документы шантажистов, устало потер лицо, плеснул в стаканчики Метаксы, себе больше, Григу меньше, выпил залпом и после большой паузы рассказал следующее...
   В Стамбуле готовилось покушение на посла Германии Франца фон Папена, причем покушения готовилось три. Первое готовили Русские, чтобы испортить отношения между Турцией и Германией, второе готовили немцы, что бы свалить его на русских и третье готовили британцы, чтобы косвенно указать на Рейх. Григ, по их мнению, румынский авантюрист, в идеале подходил на роль террориста. После покушения его бы естественно убрали, нашпиговали бы уликами и подкинули бы турецким спецслужбам. И Григ теперь должен был публично засветиться именно как мелкий криминальный элемент, не имеющий отношения к спецслужбам и только потом испариться из Стамбула.
   Григу сразу не понравилось слово испариться, ибо в устах резидента это могло иметь и фатальный смысл.
   А майор продолжил: "Я дам тебе трех опытных агентов, и ты разработай с ними мощный план твоей засветки. Где-то через неделю вы должны быть готовы, а к этому времени и британцы малость успокоятся, по крайней мере я надеюсь на это".
  
   Три опытных агента, оказались очаровательными метисками брюнетками, которых звали Азиза, Жасмин и Земфира. Григ кстати был рад, что это не блондинки, Мону он честно говоря, забыть так и не смог и брюнетки к счастью, ее вообще не напоминали, а скорее наоборот.
   План, они разрабатывали на вилле, притаившейся в густом саду на берегу Босфора. Девушки, не смотря на молодость были опытными боевиками и успели поработать и в Магрибе, и даже в Италии. Но характер у них был несколько шебутной для разведчиц. Один раз они даже подрались не поделив знаки внимания Грига. Но Григ был джентльменом и достаточно убедительно их успокоил, причем в разных составах и пропорциях.
   В конце концов был принят самый авантюрный план, решили ограбить казино Истамбул, где Грига знала каждая собака. А накануне операции, во время легкой нирваны перед сном, коллеги выяснили, что согласно секретного приказа Резидента, по выполнении задания, Григ должен был исполнить Земфиру и Жасмин, а Азиза соответственно его. Азиза сразу заявила, что прекрансо понимет, что после всего этого и ей жить останется не долго и предложила послать эту работу куда подальше и махнуть в Бразилию. Предложение было принято единогласно и налет на казино, был теперь замотивирован абсолютно.
   Операцию назначили на утро воскресения. Всю субботнюю ночь в казино по традиции шла большая игра и к утру в кассе накапливалась большая сумма наличных в фунтах стерлингов и золоте. Девушки выяснили через начальника охраны и охранника кассы, что под утро в казино практически никого нет, кроме кассира, помощника, охранника и швейцара, а инкассаторы приезжают за деньгами не раньше одиннадцати, ну а уборщики от между одиннадцатью и двумя часами по полудни (пунктуальности в Турции не бывает, как явления).
  
   Перешагнув бездыханное тело на свою беду проснувшегося швейцара (Жасмин угостила его казенником Стэна в висок) пройдя через обширный холл (вырубив по дороге портье и одев его феску) и войдя в казино, локтенант сделал то, о чем мечтал все последнее время. Он достал свой Хай Пауэр и выпустил в люстру три пули. Жасмин держала тыл, а Земфира дала короткую очередь по верхнему резному бордюру кассы. Через минуту кассир и охранник вынесли им саквояжи с золотом и купюрами и дисциплинированно легли на роскошный ковер лицом вниз. Григ одел им на руки и на ноги наручники и слегка закатал в ковер.
   Еще через минуту, Григ и Земфира со своим ценным грузом, погрузились в Роллс-Ройс, в кузове которого бдительно поводя автоматом, стояла Жасмин.
   Григ знал, что, не смотря на восточную ленивую негу во всем, погоня будет уже минут через пять, не позже, но план предусматривал все...
   Сегодня был парад, и по Галатскому мосту как раз должна была проходить конница и все ведущие туда дороги были перекрыты, перекрыты для всех, но какой полицейский осмелится остановить Ройс британского посла, (а именно эту машину угнала Жасмин), причем охранявший ее британский солдат, находился все это время в багажнике, куда кстати залез абсолютно добровольно. О это женское коварство.
  
   Ройс промчался по мосту вдоль колонны гвардейской кавалерии, свернул в сторону частных пристаней, где их ждала Азиза на арендованной яхте и уже где-то через пол часа, самый внимательны наблюдатель не смог бы найти среди сотен парусов, покрывших гладь Босфора яхту с богатыми беглецами.
  
  P.S. А одно покушение на Франц фон Папена всё-таки состоялось. 24 февраля 1942 года болгарский агент Коминтерна (и немножечко НКВД) Омером Токата, в 10 часов утра прямо на бульваре Ататюрка, попытался бросить в фон Папена бомбу замаскированную под приемник "Телефункен", но бомба взорвалась у него в руках. Скандал был страшный, а немец уцелел.
  
   []
  
   []
  
   [] Глава вторая. Тайна отеля отеля Гранд Софар
   []
  
   Хозяин яхты, нанятый Азизой в Стамбуле, за цену превышающую стоимость этой фелуки, оказался красивым юношей с аристократическими манерами. Яхта выглядела достаточно скромно, но это только внешне. Усиленный корпус, два мощных дизеля, скрытое бронирование капитанского мостика и кают-компании, тайники недоступные пониманию таможенников, причем технически судно было оборудовано вполне современно, и помимо капитана, в экипаже был всего два матроса, причем немых.
   Шейх Саид ибн-Султан Аль-Рахайни, был младшим потомком знатного рода, изгнанным из племени, кознями дядюшки захватившего престол. Юноша был способным и на "выходное пособие" купил и восстановил старую яхту и стал понемногу заниматься контрабандой. Судно под турецким флагом, не трогал никто, ни немцы, ни британцы, ни итальянцы, ни французы, так как яхта была приписана к "Бейрутскому Обществу Морской Торговли", которое было крышей, для официальных контрабандистов, которые были нужны всем воюющим державам. У молодого шейха-изгнанника, была цель в жизни, вернуть себе престол, но для этого нужны были три составляющих: деньги, деньги и еще раз деньги, а он пока заработал едва треть из этой суммы.
   Дорога была не близкой. Путь лежал в Бейрут, откуда, по словам Саида ибн-Султана, ходили пароходы в Бразилию. "Кофейный трафик" работал всегда, и в Первую Мирровую и сейчас.
   Мраморное море, потом Эгейское, когда на Восточном горизонте обозначился Кипр, к ним ринулся было эсминец HMS, но разглядев вымпел БОМТ, отвернул в сторону. Последнюю остановку перед Ливанскими водами сделали в Самандаге, небольшом городке на берегу залива Антакья, и там произошел неприятный инцидент...
   Сначала на яхту прибыли пожилой араб, в сопровождении трех вооруженных бедуинов. Они доставили явно армейские ящики. Ибн-Султан сказал, что это его родственник, доставивший ему груз для Бейрута. Ящики загрузили в трюмный тайник, бедуины расположились на палубе, под присмотром одного из матросов, а хозяин и гость, заперлись в капитанской каюте. А через час с берега по часовым ударили выстрелы, и к сходням ринулась группа неизвестных в черной одежде и в черных же глухих бурнусах. Один из бедуинов, раненый в плечо воскликнул - "Ассасины", и рухнул сраженный следующей пулей.
   Григ и девушки были начеку, и как и на каждой стоянке, оружие было у них под рукой. На четверых у них были три Стэна и Маузер "Schnellfeuer", и на ассасинов этого хватило. У пятерых асаинов было два Веблея, барабаны которых они расстреляли по бедуинам, а сабли и кинжалы против четырех автоматических стволов, это было слабовато. Старик араб, чуть было все не испортил, он выскочил из кают-компании, бросился с саблей на ассасинов, ранил одного из них, но получив два кинжала в грудь и саблей по шее, упокоился на палубе, причем без головы. Но тут ударили очереди, и ассасины быстро кончились. Когда Григ, Саид и матрос, стали затаскивать тела погибших в стычке на яхту, то обнаружили на пристани свернутый ковер, причем ковер шевелился и оттуда доносились непонятные звуки, похожие на коктейль стонов и ругательств. В ковре обнаружилась девушка в костюме танцовщицы, ее, не мудрствуя лукаво, так же взяли на борт.
   Пришлось срочно уходить в открытое море, где состоялись короткие похороны, после чего яхта взяла курс на Бейрут.
   А по дороге Саида ибн-Султан (теперь он попросил называть себя просто Саидом, так как после битвы, по его словам, они стали братьями и сестрами), рассказал весьма интересную историю...
   Старый Абдурахман, то самый араб которому ассасины отрубили голову, привез Саиду завещание отца. Он похитил его во дворце узурпатора-дяди. Завещание было зашифровано клановым шифром, который знали только Саид и его отец. Дядюшка собрал целый синклит мудрецов, дабы расшифровать данный манускрипт, так как там, были координаты секретной казны покойного шейха.
   Абдурахман, много лет был тайным советником Шейха, и во дворец, приходил под личиной Чистильщика ваз, и естественно его никто не узнал в халате мугаллима. Старый слуга шейха погиб, но выполнил волю господина. А в бумаге действительно была информация о сокровищах шейха. Это была шкатулка, наполненная алмазами и сапфирами. Она была спрятана в отеле Grand Sofar в Бейруте. Саид предложил Григу и его команде, в составе Азизы, Жасмин и Земфиры, участие в поисках сокровищ, с долей 30% от найденного.
   Ливан официально был независимым государством, хотя там сейчас находились колониальные войска маршала Петена. В отеле Grand Sofar жили старшие офицеры французской администрации и богатые беженцы. У Саида, как у одного из авторитетных капитанов "Бейрутского Общества Морской Торговли" была в этом отеле постоянная бронь, помимо этого у него был в Бейруте дом, оформленный на чужое имя.
   В свете имеющейся информации, было принято следующее решение...
   Григ и девушки, изображают Ансамбль Восточного Танца "Орхидея" из Стамбула, по рекомендации Саида, поселяются в его апартаментах в отеле и проводят рекогносцировку на месте. (Гюльчитай, так звали спасенную полонянку, активно вошла в команду. Она была родом из курдов, ее похитили торговцы живым товаром, но она, как любая курдская девушка была воином и периодически сбегала от хозяев, как и сегодня, но на свою беду попалась ассасинам, которые решили не отказываться от случайной добычи. Но судьба опять оказалась к ней благосклонна).
   Выступление ансамбля прошло под бурные овации. Девушки очень неплохо танцевали, а когда Григ¸ обладающий помимо прочих достоинств, великолепным оперным голосом, исполнил арию Калафа из оперы Пуччини "Турандот", зал аплодировал стоя, а княгиня Фличетти, бросила на сцену, свое драгоценное ожерелье.
   После проведенной разведки, компания опять собралась вместе. Ситуация была следующей...
   Наследство шейха хранилось в потайном сейфе, в старом хранилище ценностей, которое после устройства нового хранилища, использовалось как склад, более менее ценного отельного имущества. Вход и коридор ведущие в эту часть подвала не охранялись. Они были просто заперты на старый, но надежный замок. Проблема была в другом. Отель буквально кишел офицерами армии Петена, и конечно при имеющейся огневой мощи команды, нейтрализовать их было не сильно сложно, но недалеко от отеля базировалась комендантская рота Легиона, а это были серьезные ребята.
   И тут Судьба снова постучала в дверь...
  
   Вечерним гостем был улыбчивый европеец, совсем не опасный на первый взгляд, если бы не его глаза, "добрые" как у опытного снайпера. Он тепло поздоровался с Саидом, с которым, оказывается, имел общие дела во время Испанской войны, потом персонально поздоровался с остальными участниками "тайной вечери", причем назвав всех (кроме Гюльчатай) по имени.
   Геноссе Вальтер, так, по крайней мере называл его Саид, первым делом предъявил старинный перстень, демонстративно одев его на палец, в котором молодой шейх опознал специальный знак своего отца, который он давал только своим близким друзьям. Чужой человек не мог его использовать, к этому были применены некие древне родовые хитрости. По словам Вальтера, старый шейх, взял у него на хранение, некий сундучок. Там были важные документы и аварийная казна резидентуры НКВД. Саид знал, что в тайнике отца хранится нечто чужое, и хотя Саид был уверен, что шейх крутил дела с британцами, показанный перстень подтверждал требование Вальтера. Гость предложил помочь Саиду проникнуть в тайник, но с условием честной передачи ему золота и документов.
   "Простите товарищ" - подал голос Григ - "НКВД Контора серьезная. Так что назовите, хотя бы одну причину не убрать нас после операции..." - спросил он.
   Вальтер устало усмехнувшись сказал: "Ну во первых, нам ни к чему ссорится с бедуинами и контрабандистами, а во вторых я не хочу чтобы меня расстреляли свои же. Вам ни к чему меня закладывать по поводу моего сотрудничества со старым шейхом, а вот если вас уберут, то потянется ниточка, которую наши обязательно размотают и приведет она ко мне. Ну и на будущее плодотворное сотрудничество с человеком, поставившим на уши Стамбул, есть у меня легкая надежда". Саид жал слово чести, что выполнит завет отца.
   Увеличившаяся еще на одну единицу компания, вновь приступила к обсуждению операции.
  Геноцид в одном отдельно взятом отеле, Вальтер сразу решительно отмел. Он сказал, что может нейтрализовать "комендачей", через своего агента. Тот объявит, что женится и устроит мальчишник в местном борделе, находящемся на другом конце города, куда будет делегировано пару ящиков абсента и бочонок дешевого вина.
   Учитывая, что командир роты, уже третий месяц в запое из за двусмысленности положения, а всем заправлял Главный сержант (из бывших офицеров армии барона Врангеля), который и был агентом Вальтера, это должно было сработать.
   Отвлечение внимания офицеров живущих в отеле и местных полицейских сил, можно произвести взрывами в районе складов, благо, что динамита имеется достаточное количество. Но вот вопрос с паникой в отеле, надо продумать. Жасмин сразу же предложила, что мол девочки будут бегать по отелю и визжать, говоря что на них напали змеи. А Саид предложил дополнительно инициировать пожар, так как у него есть несколько дымовых шашек.
   Но точку в обсуждении поставил Григ. Он предложил, отправить местных пожарных так же на мальчишник к легионерам, а на их пожарной машине подъехать к отелю и под видом пожарных спокойно вынести сокровища. На том и порешили...
   Этот понедельник, вспоминают в Бейруте до сих пор. Взрывы в складском районе, пожар в отеле Grand Sofar, недельная совместная пьянка легионеров и пожарных, в процессе которой был полностью разгромлен местный бордель, и слухи о нашествии змей в город (тут помогли раскиданные Жасмин по отелю, клубки игрушечных змей с базара, очень похожих на настоящих).
  
   В два часа пополудни, в подвале портового склада, компания друзей подводила итоги. Золото, и засургученные пакеты, исчезли в саквояже Вальтера. Камушки из шкатулки, девчонки разложили по мешочкам, отложив долю Азизы, которая решила остаться с Саидом, на что Григ согласился, тем более, что к его команде присоединилась Гюльчитай.
   Григ и Вальтер, встречаясь глазами, периодически прыскали от смеха...
   Когда сокровища внесли в подвал, Вальтер попросил внимания, и предложил не горячиться и расстаться мирно. Он, конечно, всем верит и всех уважает, но золото это золото. Так что он предлагает подтвердить общие договоренности и мирно разойтись. После чего достал из кармана гранату Ф-1. Григ пожал плечами и достал из кармана своей куртки, точно такую же гранату. После чего они оба стали беззастенчиво ржать.
   Тут с улицы раздался недовольный рев ишака, запряженного в небольшую арбу, в которую Вальтер загрузил свой драгоценный багаж, и в которой же, сам и отбыл, предварительно переодевшись арабом.
   Ну а Григ и его спутницы отправились на пароходе в Рио де Жанейро, и не знали они, что займутся там ни чем иным, как строительством. Но это будет уже совсем иная история...
  
  P.S. Генеральный Комиссар Государственной Безопасности, Лаврентий Павлович Берия, уже пол минуты гипнотизировал блеском своего пенсне майора Вальтера, но наконец прервал молчание и сказал:
   - "Я одобряю ваши действия по привлечению к операции местных товарищей. Без вашего Саида вы не смогли бы открыть тайник, так как секретку знал только он. И мне очень понравилось, как вы разобрались с секретом перстня шейха. Эта их ловушка с отравленной иглой, коварна и хитра, даже для Востока. Без вашей смекалки, мы не смогли бы без потерь получить доступ к тайнику британских шпионов. Откуда кстати вы получили эту информацию".
   - "Так читал я много арабской литературы товарищ Нарком. Я ведь еще и арабист, по гражданскому образованию. И про перстень Истины, я читал в нескольких источников. Там спрятана игла с ядом и если даритель не блокирует ее секретным механизмом, то при надевании этого перстня, игла убивает носителя. Одеть его безопасно больше одного раза, для носителя незнающего работы механизма нельзя. Британский агент, у которого мы нашли этот перстень, было захихикал (он был уже под сывороткой правды), увидев, что я собираюсь его надеть, но когда я у него на глазах отключил механику иглы, радости у него поубавилось"
   - "Правильные ты книги читал Старший майор. Британцы должны быть тебе благодарны, за потерянные золото и документы"
   - "Я майор товарищ Нарком"
   - "С начальством не спорят Старший майор. Крууугом и шагом марш отдыхать два дня!"
   []
  
   []
   Глава третья. Тайна Бразильской субмарины  []
  
   В Рио де Жанейро было тепло и местами даже жарко. Григ снял для себя и девушек бунгало на берегу океана, нанял прислугу, двух поваров, взял на прокат пару авто и колясок, и предался отдыху, нирване и размышлениями о том, как жить дальше. Вот и сейчас, он сидел в шезлонге на пляже и лениво наблюдал за девушками, визжащими в пене прибоя. Григ вдруг вспомнил пляжи в Синане и его аж передернуло.
   Бывший локтенант Сигуранцы Григ Розулеску (а в Конторе, как известно бывших не бывает), прекрасно понимал, что после Стамбула и Бейрута, Сигуранце в принципе на него стало наплевать, но вот русским и британцам, он наверняка продолжает быть в какой то степени интересен, а там где СИС и НКВД, там рано или поздно появятся мальчики Шелленберга из РСХА.
   У него и у девушек были чистые турецкие документы, плюс чистые аргентинские. Но надо было создавать свою локальную базу обитания, куда никто бы не смог влезть пусть даже и на законном основании. Деньги были и деньги не маленькие. Что то было вложено в солидные банки, что то было в тайниках, но свой хорошо защищенный дом нужен позарез. Лучший вариант купить латифундию, и войти в провинциальное общество, хотя это жутко скучно. Григ махнул рукой Гюльчатай, пора было ехать в казино, ибо привычка, как говорится, вторая натура.
  
   В Казино его встретили как своего, Григ был игроком высокого класса, и проводил очень хитрую политику своей игры. Он выигрывал и проигрывал по среднему, оставаясь к концу игрового дня в небольшом плюсе или небольшом минусе. Иногда срывал более менее солидный куш, тут же проигрывая его партнерам по столу. Он слыл азартным и не жадным игроком, и был душой общества. Ему очень помогло знание португальского языка, садовник в его родительском доме, был бразильцем и научил мальчишку Грига своему языку, на котором они постоянно общались и Григу тогда очень нравилось, что их никто не понимает.
   И тут в "O casino Imperial de pequeno", произошла сенсация. Богатый латифундист Дон Педро, из дальней провинции, поставил Ва Банк и проиграл, а рассчитываться по правилам Казино, надо было наличными и в течении двух часов. Как на зло, в местном банке, на счету Дона Педро, такой суммы не было и он объявил, что продает одну из своих латифундий, за восемьдесят тысяч мильрейсов или восемьдесят миллионов старых реалов*
  
   Так Григ стал владельцем латифундии, куда незамедлительно и переехал. Латифундия "Рensamento" находилась на границе провинции, недалеко от реки, и представляла собой уютное двухэтажное бунгало, с конюшней, маленькой крокодильей фермой и прочими службами, плюс с небольшой (по местным меркам) кофейной плантации и поселком агрегадус (батраков) ее обрабатывающих.
   Управляющий сдал Григу все бумаги и ключи, и откланялся. Григ, не долго думая назначил Гюльчатай - домоправительницей (ибо прислуга имелась), Жасмин - начальником службы безопасности, а Земфиру (так как у них в семье была плантация чего-то там), надзирающей за плантацией, и девушки активно включилась в работу, и это дало неожиданные плоды.
   Надо было сказать, что Григ приказал своим подругам, ходить по территории в полном вооружении, т.е. со Стенами и пистолетами в кобуре на поясе и это оказалось не лишним...
   Охрана плантации, уходившая к старому хозяину, попыталась устроить напоследок беспредел в поселке батраков, но тут появились Жасмин с Земфирой. Жасмин приказала прекратить обижать мирное население, но в ответ раздался гогот и похабщина. Короткая очередь в наиболее наглого мерзавца и длинная над головами, сразу привела все к консенсусу. Охранники забрали труп товарищ (по приказу Жасмин, которая сказала, что им тут разная падаль не нужна) и убрались с территории, обход которой девушки решили продолжить. К своему удивлению, они обнаружили самую настоящую тюрьму, где были заперты несколько пеонов с располосованными спинами и белый мужчина со следами побоев. Это оказался бывший начальник плантации Хуан. Человек с агрономическим образованием, оставшийся без ничего, и работающий тут за гроши, возжелал провести реформы, от которых доход плантации резко бы увеличился, а положение агрегадус немного бы улучшилось. Всего о надо было бы ввести премию десяти пеонам, собравшим больше всех кофе, ну и еще ряд преференций, но при разумном ужесточении дисциплины. И тут первым делом надо было менять охрану, которую хозяин, дабы сэкономить, набрал из полного отребья. Охранники, прознав про это, избили Хуана, бросили его в узилище и обвинили в воровстве. Так что власть поменялась вовремя.
   Григ поговорил с Хуаном, вернул ему должность, одобрил реформы и не успел он задуматься, где же брать новую охрану, как Хуан выдал весьма интересный вариант...
   Недалеко от плантации, на окраине маленького городка, жила небольшая колония беженцев из Австрийской республики. Это были остатки "Пожарной дружины Георга Вейселя", самой боеспособной части, участников февральского Венского восстания. Если бы войска Дрейфуса не применили отравляющие газы, то пожарные бы могли и победить. Но вот не сложилось. Двадцать мужчин (в том числе пастор), одиннадцать женщин и дюжина детей, таков был состав колонии. После разгрома восстания, все эти люди, стали ненавидеть любые ...измы, и хотели только одного, иметь свой дом и работу. Григ взял их всех на службу, выделил землю под строительство домов, заключил серьезные договора и принял от всех, не взирая на пол и возраст, личную присягу.
   Из женщин была набрана прислуга в дом, пастору разрешили построить часовню, при условии открытия школы. А из мужчин были выбраны надсмотрщики, а вернее бригадиры на плантации, из них же создана группа охраны, под руководством Жасмин. Дюжина манлихеровок с боеприпасами у пожарников была спрятана в бараке, где они жили. Но Григ экстренно заказал три десятка Томми-ганов, и по пять тысяч патронов к каждому, ну и сотню старых добрых Веблеев, так же с боеприпасами. Пулеметы у него были свои.
   И работа закипела. Учитывая, что жены пожарных, были хоть австрийскими, но немками, они принимали активное участие в строительстве, а так как климаты тут были жаркие, а кругом были как бы все свои, то на строительной площадке, дамы были одеты, несколько более смело, чем было принято в первую половину ХХ века. Приехавший как то к Григу, служащий банка, увидев группу очень легко одетых, рослых красивых блондинок, весело стучащих по каркасу дома молотками, пришел в дикое возбуждение, и попытался выяснить у Грига, а что это за дамы, на что Григ ответил, что это строительная бригада из Канады. Учитывая, то, что Григ встретил банкира в одном из бурнусов, подаренных ему некогда Саидом, финансист сделал ложную цепочку выводов, но как у всех сексуальных маньяков-шизофреников, вельми стройную...
   Группа красивых женщин, веселых, соблазнительно одетых, а хозяин в восточных одеждах... Значит это гарем дона Грига Рибейро. И теперь каждый раз, в редкие появления Грига в городе, встречные кабальеро, раскланивались с ним с особенным уважением. А их жены осуждающе морщили носики, но горящие глаза выдавали их истинные чувства. В городских сплетнях посвященных Григу, число его пассий колебалось от семи до восемнадцати. Короче его авторитет зашкаливал.
   Прошло несколько лет. Война закончилась. Сорт кофе с латифундии "Рensamento" был достаточно востребованным, пеоны были сыты и счастливы, а когда к ним приехал агитатор-социалист, они его скормили крокодилам.
   Однажды Григ поехал в столицу, разобраться с застрявшим у контрагентов груза, и по старой привычке зашёл в казино, и там его опознал по фото один из крупье.
   Григ не знал, что в этом же казино, присутствовал его старый друг Удря, тот самый провинциальный учитель музыки, которому Григ некогда закрыл подписной лист на постановку оперы "Безымянная звезда". Григ не заметил сильно изменившегося приятеля, а тот не стал даже и подходить к нему, памятую неприятную беседу в Сигуранце, по поводу связей с беглым локтенантом. Сейчас Удря жил в Нью-Йорке, подвизался около Бродвея, и был в Рио в качестве музыкального редактора и композитора съемочной группы. Перед отъездом в Бразилию, его вызвали в официальный кабинет и дали подписать обязательство, в котором Удря, обязан был сообщать о встреченных, где либо земляках, в американское консульство, атташе по культуре, и чиновник с безжалостно-равнодушными глазами намекнул Удре, что благодаря новому своему качеству, Удря может как ускорить получение постоянного вида на жительство, так и потерять временное.
   Удря, честно указал в отчете, что мельком видел в Рио бывшего земляка, его отчет вошел в сводный документ, который благополучно попал в архив, ибо к этому времени Контора имеющая к этому отношение прекратила информационную операцию в Рио. Но в архиве работал жучок другой Конторы, который передал своему куратору сводную компиляцию, по европейцам, находящимся в Бразилии, ибо этот момент весьма интересовал НКВД и вот почему...
   Шел 1946 год, и субмарины, бывшего Кригсмарине, продолжали курсировать между Европой и Латинской Америкой. И когда резидент НКВД в Бразилии, полковник Вальтер, увидел в сводке знакомое имя и выяснил, что Григ владеет латифундией, недалеко от интересующей его реки, где по непроверенным данным, находится секретная база U-Boat, последних стальных теней Третьего Рейха, то решил навестить старого знакомого.
   Так что, через какое то время, у ворот асьенды, зазвучал клаксон Фордовского грузовичка бродячего торговца. Коммивояжер объяснил, что его фирма торгует женскими украшениями и косметикой, и в поселке ему сказали, что синьоры из хозяйского дома могут заинтересоваться его товаром. Надо ли говорить, что это был полковник Вальтер собственной персоной. Сразу же узнавшая гостя Жасмин, приказала его обыскать, заковать в наручники и отвести к хозяину.
   Водителя поставили лицом к стене и заставили упереться в оную руками. А когда он попросился по маленькому, ему предложили оправиться прямо на стену, причем Жасмин целилась ему из пистолета, прямо в механизм оправки.
   Увидев знакомое лицо, Григ понял, что в Судьбе его команды, опять назревает новый поворот.
   Вальтер в красках описал ситуацию, естественно несколько сгустив краски. И то что американцы, рано или поздно возьмутся за Грига, и то что процветающая латифундия, рано или поздно заинтересует местных пистольерос, и то что негласная крыша от Великого Наркомата, придаст и спокойствие и дальнейшее благосостояние. Вальтер сходу предложил открыть при гасьенде небольшое современное кофейное производство, для обработки и упаковке зерен, и по изготовлению кофейного масла, и заодно наладить производство элитных сумочек из крокодиловой кожи. Сбыт он гарантирует, а под крышей активной торговли, тут будет работать материально-техническая база Советской разведки, причем это не будет нигде отражено, ни в каких документах, ни еще где (Григ, как бывший сотрудник Сигуранцы, прекрасно знал, что в Конторской бюрократии так не бывает).
   Но Григ должен будет выполнить одно задание. Тут недалеко, на реке Булунга, в затоне, спрятана нацистская субмарина. Ее надо захватить, исполнить охрану, изъять оттуда груз и передать соответствующим товарищам, а потом все будет хорошо. Увы, это было предложение, от которого не отказываются.
   Полковник Вальтер, оставил координаты, договорился о том, что через месяц его люди приедут за грузом и уехал, оставив двух своих сотрудников, спортивных, веселых, явных латиноамериканцев, но говорящих со странным акцентом. Их поселили в поселке пеонов, в качестве механиков по оборудованию. Они вызвали своим появлением бурный восторг у обслуги общественной столовой (это был бывший бордель для охраны, и весь персонал был набран из бывших путан, девицы получили просьбу - приказ от Гюльчатай, вспомнить былое, и парочке гостей стало вообще не до чего, тем более, новые подруги (причем периодически менявшиеся) дополняли свою страсть, крепчайшей Кашасой*. Парочка агентов настолько расслабилась, что рассказала своим подругам, что они боевики из Левого фронта Аргентины, и должны проследить, что бы при изъятии груза с субмарины, все было в порядке. Короче, когда группа захвата ушла на задание, они этого даже не заметили.
   Австрийские пожарники, узнав, что надо пощипать нацистов, вельми этому обрадовались и затеяли чистку оружия. Всю эту суматоху, прервало одно грустное событие. Жасмин сорвалась с мостков в крокодилий пруд, ее ринулся спасать Дитмар, бригадир крокодильей фермы, и оба они погибли.
   Подлодку обнаружили там, где она и должна была быть, из экипажа субмарины, осталось только пять человек, которые расслабились на столько, что практически не несли караульную службу, так что захват произошел штатно. Подводники под конец попытались оказать сопротивление, но тяжелые пули АКП из Томми-ганов, поставили на их сопротивлении свинцовое многоточие.
   На лодке нашли ящики с архивами РСХА, и в качестве бонуса, пару ящиков с золотом Рейха. Архивы оставили глубоко похмельным аргентинцам, и снова погрузили их в алкогольно-сексуальную нирвану, а через три дня, латифундию покинула небольшая автоколонна. Австрийские пожарники с семьями, кроме Ганса Дарецки, ставшего новым хозяином латифундии, и Григ с девушками. Григ объехал свои банки, проведя в них ряд операций, и, в конце концов все встретились в небольшой бухточке, где их ждал пароходик под канадским флагом. Его капитан-он же хозяин, совершал последний рейс в своей карьере, он хотел поработать еще год другой, но сумма которую ему предложили за аренду судна Жасмин и Дитмар (которые конечно не достались крокодилам), приблизила его благополучную отставку.
   А еще через месяц, в одной из Канадских провинций, ожил заброшенный горняцкий поселок.
   Поселившаяся там неизвестная секта, с одной стороны никого в поселок не пускала, но на шоссе проходящем в трех милях, они открыли заправку с кафе и магазинчиком. А учитывая то, что для Королевской Конной Полиции, там был ланч, со скидкой 90 %, проблем у приехавших не было.
   А еще через год, после этих событий, Грига занесло на Новый год, на Гавайи, но это будет уже совсем другая история.
  
  
  * В связи с обесценением Бразильского реала, была введена единицы - мильрейс (mil réis, 1000 реалов) и конто де рейс ( conto de réis, 1 000 000 реалов).
  * Кашаса - Бразильский ром  [] Глава четвертая. Тайна Гавайского камина
   []
   Григ, деятельной натуре которого, уже малость поднадоела и гасиенда и поездки в Рио, заинтересовался статьей в газете, которую ему показала Жасмин. Статья была о знаменитом особняке Божанси на Гаваях. Этот старинный отель Монморанси, из розового мрамора, был в своё время целиком вывезен из Божанси (Франция), эксцентричным миллиардером, который преставился прямо на новоселье, подавившись устрицей. Здание долго пустовало, но очередной наследник, игравший не последнюю скрипку в жемчужном бизнесе, организовало в особняке, международную жемчужную ярмарку, с аукционами, и с ежегодным торжественным приемом. На этом приеме, традиционно разыгрывалась в рулетку одна из крупных жемчужин этого урожая. Игроки должны были вносить безвозвратный аванс по 50 000 долларов, и их число не должно было превышать дюжину. И данное количество азартных индивидуумов, как ни странно каждый раз набиралось.
   Григ естественно загорелся идеей поучаствовать в этой игре, а заодно и обкатать свою новую океанскую яхту. Гюльчатай и Жасмин, захотели сопровождать Грига в этом путешествии, а Земфиру решили, по её же просьбе, оставить на хозяйстве в латифундии.
   Яхта, под ожидаемым именем "Мона", отправилась в свое давнее плавание. Сам круиз прошел вполне спокойно, не было даже пиратов, зато достали летучие рыбы. Хотя пиратам ничего не светило, ибо яхтой командовал бывший боцман Снайпс, который не только походил в свое время по морям, но и даже поработал начальником полиции, одного восточного базара.
   Вилла "Жемчужина", (бывший отель Божанси, отелями в века д Артаньяна, назывались особняки высшей знати вне Парижа, нечто вроде дорожных "домиков"), переливалась огнями. Ярмарка жемчуга была рекордной по объемам продаж и теперь, гости и журналисты, с нетерпением ждали знаковой партии в рулетку. Естественно тут работал и тотализатор на победителя, где хитроумная Гюльчатай, поставила весьма немалую сумму на победу Грига. А учитывая то, что Григ по наущению своей подруги, вел себя за игровыми столами крайне неадекватно и часто, хотя и по маленькой проигрывал, вероятность его проигрыша не вызывала особых сомнений, ни у букмекеров, ни у публики.
   Но тут появились новые гости... Мистер Шерлок Холмс Эсквайр, Доктор Ватсон (так по сию пору и не смогший никому объяснить, почему у него такое странное имя Доктор), великолепная Миссис Хадсон со своей лучшей подругой Элен Фолкен, и капитан и хозяин роскошного лайнера Левиафан, на котором они прибыли, барон фон Глебовски.
   Жасмин сразу забила тревогу, на тему того, что Ватсон отвратительно играет в покер и будучи неудачником за ломберными столами, вполне может сорвать банк в рулетку, ибо были прецеденты, например в Доусоне, где некий журналист Джон Гриффит Чейни, известный также, как Смок Белью, сорвал несколько банков в рулетку подряд.
   По этому поводу, курировать уровень млявости Ватсона, поручили лично Жасмин. Она потребовала по этому поводу доступ к винным погребам яхты "Мона". Ну а дальше все было на мази и высоко профессионально...
   Доктор Ватсон, не смог пройти мимо рыдающей за портьерой красивой брюнетки. Девушка всхлипывая рассказала доброму джентльмену, что она работает буфетчицей на яхте "Мона", сомелье уехал по делам, а хозяин срочно требует бренди с привкусом коры дикой вишни, а учитывая, что в буфете яхты, этого самого бренди, три дюжины сортов (тут Ватсон сглотнул слюну), а девушка, мало что названия не помнит но и вкуса такого не знает, а если ее уволят, то ее бедная матушка заболеет от горя и нищеты, а бедненькая собачка Жу-жу, умрет от голода.
   Доктор экстренно сопроводил несчастную девушку на яхту, где радушно был принят, заранее оповещенным боцманом Снайпсом и приступил к спасательной дегустации. Боцман объяснил Доктору, что для истинного ощущения и вкуса и послевкусия, необходимо по-сортно потреблять бренди, исключительно в Шортах (Short Drinks 60 - 120mg), что встретило у Доктора полное одобрение, что в результате его и подкосило. По возвращении на берег, Доктор был декларирован, как главный знаток элитного алкоголя, а в день Большой игры, все бармены и официанты в Каминном зале, получили оплаченное задание, по привлечению Ватсона к дегустации всевозможных вкусных напитков.
   Рулетка стояла именно в Большом каминном зале, где естественно был камин, причем огромный. На кону стояла большая розовая жемчужина Конх, с Таити. Она тянула, где то на полмиллиона долларов минимум, но учитывая взносы игроков, хозяева Ярмарки оставались в прибыли.
   Публично была произведена проверка жемчуга ультрафиолетом. Жемчужина засияла голубым светом, что означало ее натуральность, ибо будь она культивированной, свечение было бы зеленым, и началась Большая игра...
   У каждого, из дюжины оплативших взносы игроков, было по три игровых жетона. На кону стояла еще дюжина жетонов. Ставить можно было от одного жетона и выше, пропускать ходы было нельзя. Проигравший все жетоны игрок выбывал навсегда. Семь игроков вылетели сразу, рискнув поставить на три цифры, следующие пять (в том числе Григ), осторожно сыграли в цвет и вылетел из них только один. И тут на втором круге, Григ, после вылета двух партнеров, поставил на три цифры плюс на красное, и выиграл. Последний оппонент поставил на черное и тоже выиграл.
   И тут Григ, сделал свою фирменную ставку, два раза на три цифры и Зеро, и выиграл. А дальше уже было дело чистой статистики, то есть Григ задавил своего визави, чередой ставок на черное, и у оппонента, элементарно не хватило жетонов.
   Под аплодисменты зрителей, Григу вручили золотую шкатулку с жемчужиной, но открыв ее, победитель обнаружил там пустую раковину.
   После нескольких секунд мертвой тишины, зал буквально взорвался. Побледневший виконт Божанси, неожиданно тонким дискантом завопил, призывая полицию, частных детективов, жандармов и вообще любых альгвазилов.
   В зала влетел Шерлок Холмс, который привычно споткнувшись об доктора Ватсона, лежащего поперек ковровой дорожки идущей мимо цепочки баров, ринулся к Виконту. Но его элегантно опередила Миссис Хадсон, которая и задала первый вопрос...
   "Кто последним держал в руках жемчужину?"
   А Холмс добавил, "И шкатулку ?"
  На что Григ ответил, "Шкатулку, я естественно".
   Следствие закипело сразу по нескольким направлениям. Под подозрение были практически все, кроме Виконта, Грига, Миссис Хадсон, Холмса и спящего Ватсона.
   Холмс считал, что тут обязательно замешаны слуги таитяне, Виконт подозрительно косился на двух румынских графинь близняшек, Миссис Хадсон, пока значительно молчала, но судя по тому, как ее пальцы машинально бегали пальцами по клапанам знаменитой дудки, версии у знаменитой сыщицы уже были.
   Начальник местной полиции, был у Виконта на жаловании, так что полиция охранявшая Ярмарку, четко выполняла приказы хозяина особняка. Дом и Каминный зал были заблокированы и оцеплены. Гости нисколько не были расстроены этим, а наоборот буквально кипели радостным любопытством. Ведь действительно радостно и любопытно, когда не у тебя, похищают пол миллиона.
   Виконт собрав возле себя лиц допущенных к следствию, и спросил, какие у кого есть идеи. Ватсон предложил выпить, а когда ему намекнули, что у всех присутствующих в руках присутствуют бокалы, фужеры и прочие лафитники с алкоголем, ибо все действо сопровождал фуршет, Доктор сказал, что выпить, это относится только к бренди, со вкусом дикой вишни и русской водке, а остальное это компот. Барон фон Глебовски, одобрительно хлопнул Ватсона по плечу, после чего оный выпал в осадок, переходящий в сонную нирвану.
   Ну а потом пошли менее яркие идеи. Виконт, ответственно заявили, что жемчужина не могла покинуть этот зал и более того, она не спрятана в одежде ни у кого из присутствующих. Во первых при входе в Каминный зал все Леди сдавали сумочки, а джентльмены оружие. Во вторых, внутренняя обивка шкатулки, была обработана специальным химикатом, без цвета и без запаха, который светился в ультрафиолете, при нагревание до температуры близкой к температуре человеческого тела. Соответствующие лампы были включены в систему освещения зала, а специальные очки, имели при себе полицейские и сотрудники личной охраны Виконта.
   Миссис Хадсон же, заявила, что жемчужина спрятана, где то в зале и надо первым делом исключить все места, где она быть не может.
   Холмс сказал, что ее точно нет в люстрах, ибо до них не дотянуться.
   Начальник полиции добавил, что в районе Главной рулетки, жемчужину точно не могли спрятать, так как это место было постоянно в поле зрения полицейских и специально приглашенной итальянской бригадой Интерпола, специализировавшейся на пропаже драгоценностей. Элен задумчиво спросила, а где собственно эта полиция, ибо с начала игры, из полицейских в зале есть только начальник. Шериф побагровел, надулся и стал долго и косноязычно оправдываться, причем все время врал.
   А Грига мучало чувство дежавю. Сначала он думал, что виною тому румынские графини-близняшки часть вертевшиеся около него и которые только после того, как Гюльчатай, оскалясь улыбкой пантеры, провела пальцем, увенчанным алым маникюром у горла, а Жасмин, с самой милой улыбкой, продемонстрировала в разрезе вечернего платья, браунинг за кружевной подвязкой, исчезли на другой конец зала...
   Но только после некоего вопроса Миссис Хадсон, Григ понял, что невольно всплывало в его подсознании. Великая сыщица спросила Грига, а разбирается ли он в каминах, а как раз в каминах локтенант разбирался неплохо.
   Еще учась в Бухарестском университете, он написал для студенческого театра пьесу "Камин из Божанси" и сам же ее поставил на сцене. А надо сказать, что Григ был всегда скрупулёзен в любом занятии, и в данном случае, готовясь к спектаклю, где по сюжету завещание викария будет спрятано в камине, Григ лично построил декорацию камина, изучив при этом досконально, систему и технологию каминного дела, и что характерно, изучил не только теорию, но и практику. И теперь, он благодарно кивнул Миссис Хадсон и направился к огромному зальному камину, который никогда не разжигали. Григ вспомнил, что под богатой инкрустацией этой модели, скрываются служебные отсеки и ящики. В одном из ящичков и была обнаружена жемчужина.
  - "Но кто же похитители !?" - восклинул Виконт
  - "Это элементарно" - ответила Миссис Хадсон- "Это те, кто выдавая себя за итальянцев, запивал спагетти ракией!"
  А Элен добавила- "А рыбу, коньяком Скандерберг!" -
  Услышав слово коньяк, Ватсон не просыпаясь пополз в сторону бара.
   Выдававшие себя за агентов интерпола, албанские разбойники, сбились в кучу и в руках у них засверкали ножи и пистолеты. Главарь приказал всей богатой шушере заткнуться и поднять руки, ибо оружие в зале есть только у арнаутов, а полицию, он отослал перед игрой. Но не все было так просто...
   У Барона фон Глебовски, которого не решились разоружить и лишь попросили разрядить револьвер, в руках оказались два "Дерринжера" выскочившие из рукавов на хитрых резинках. Как н сказал подмигнув Григу, который и не собирался сдавать свой "Хай Пауэр", - "лишнего оружия не бывает по определению"
   У Миссис Хадсон и Элен, их верные "Веблеи" были спрятаны в изящных шляпках и тоже оказались в их не менее изящных ручках.
   Так что бандитам прострелили ряд конечностей, как тех что были заняты оружием, так и ног, дабы решить арнаутов мобильности.
   Григ получил свою жемчужину, плюс в подарок от Виконта, на яхту была загружена дюжина ящиков элитных напитков из подвалов Виконта. Шериф смог гордо арестовать преступников и препроводить их в тюремный госпиталь. Миссис Хадсон иЭлен, получили по набору коллекционных жемчужин, а Доктор Ватсон, зарекся потреблять Шерри Бренди, со вкусом дикой вишни. Фон Глебовски принял приглашение Грига посетить его бразильскую гасиенду и предложил отправится туда на Левивофане.
  P.S. Год спустя, Доктору Ватсону стало плохо на приеме в Букингемском дворце, когда японский Принц Абе Кого, стал читать английский перевод своей танки, о "Запахе дикой вишни", но это уже совсем другая история.
   []
   Глава пятая. Десять клетчатых братьев
    []
  
  Десять клетчатых братьев, или... не бегай от снайпера, умрешь усталым
  
   Дела привели Грига в Лондон. Как человек с определенным опытом, Григ никогда не клал все яйца в одну корзину, у него были счета и в Рио, и в Берне, а вот добычу со своего нового золотого прииска, он решил разместить на Ломбард-стрит. Прииск оказался в собственности Грига совершенно случайно, а точнее, благодаря его гуманизму. В его латифундии Пенсаменто, купленной им некогда казино, были самые настоящие рабы, то есть пеоны работающие там были абсолютно бесправны и работали практически за еду, и не смотря на то, что новый хозяин латифундии, дал им права свободных людей, продолжали его считать своим сеньором, но с примесью обожания, которое заменило при сохранение страха перед хозяином своих жизней, ненависть к прошлому сеньору. Ведь Григ убрал злых надсмотрщиков, пеонов никто не бил, кормили их нормальной едой и даже что то платили за работу.
   У управляющего плантацией Хуана, был сын, которого Григ в свое время, так же освободил из узилища, а у юноши был пламенный роман с некоей метиской, горничной в соседнем поместье и все было бы хорошо, но у девушки был долговой контракт, не выкупив который, она не могла уйти от хозяев. Да еще жена ее хозяина, решив, что ее муж слишком заглядывается на смазливую горничную, задумала продать ее в бордель в порту.
   Григу было скучно, и он решил развеять скуку, а заодно сделать еще одно доброе дело. Взяв с собой Жасмин, он отправился в гости к соседу. По дороге, Жасмин обрисовала ситуацию в доме, из чего Григ сделал два главных вывода... Первое, что жена хозяина стерва, а второе, что хозяин страстный картежник.
  
   Пока Жасмин сплетничала с хозяйкой и рассказывала ей, как можно незаметно колоть шляпными булавками, нежелательных гостей на балах и приемах, Григ, по быстрому обыграл в вист хозяина и его гостей, на серьезную сумму в крузейро, потом подвел хозяина дома на то, что бы он поставил на кон контракты с прислугой, выиграл и их, далее спустил ему назад две трети выигрышей и все контракты, кроме контракта Аманды, так звали горничную метиску. Сами по себе контракты, были долговыми расписками, по которым годами отвечали пеоны и пейзане, без надежды рассчитаться, чем либо, кроме подневольного труда, практически узаконенное рабство. Посему Аманда, после того как Григ отдал ей долговые расписки ее семьи, посчитала себя по гроб ему обязанной и открыла ему семейную тайну, о заброшенном золотом прииске в джунглях. По счастливой случайности он находился на земле Грига, а дальше все было делом техники. И когда добыча золота, на восстановленном прииске, стала достаточно солидной, Григ воскликнув - "В Бристоль друзья, в Бристоль !", отправился в Англию.
   На Левиафане, который как раз шел из Рио в Бристоль, Григ познакомился с банкиром из Боготы, доном Михаэлем. Их попытался обчистить великосветский шулер, но благодаря Григу эффект получился обратным, и катала, мало что проигрался вдрызг, но еще и заплатил Григу и дону Михаэлю хорошие отступные за моральный ущерб, после того, как Григ применил доброе слово и Кольт 11,45.
   Дон Михаэль воспылавший после этого к Григу дружескими чувствами, и уверенностью в его талантах, обратился к нему за советом, по поводу одной непонятной истории. В его банке, держала свои счета некая торговая компания, официально занимающаяся каботажем, но в реале не чуравшаяся серьезной контрабанды. Счета у них были серьезные и с хорошим оборотом, но полгода назад, началась цепочка странных в своей периодичности событий. У компании "Братья Гомес" было десять совладельцев, три брата Гомес и семеро их друзей детства. И вот год назад началась череда покушений на компаньонов... Первого из них, снайпер убил во время обеда в ресторане, Второй получил пулю, когда дремал в гамаке во время сиесты, третий был убит во время охоты в джунглях, четвёртый получил пулю в голову, разжигая мангал на своей вилле, пятый получил свою пулю на ярмарке меда, шестой был убит на ступенях суда, куда его вызвали, как свидетеля, седьмой был застрелен на палубе своей яхты.
   У Грига, появилось некое ощущение дежавю, он явно что то похожее знал некогда, но не мог вспомнить что.
   В Лондоне, Григ познакомился со знаменитым детективом Эркюлем Пуаро, гениальный сыщик пал жертвой знаменитого карманника, который переодевшись чистильщиком сапог, по заказу Лондонского клуба хулиганов, украл у Пуаро носки, (кстати, этот же карманник, по заказу того же клуба, выкрал у доктора Ватсона фляжку с бренди, таким вот образом, великосветская молодежь, развлекалась всевозможными пари). Григ заметив, как обкрадывают Великого бельгийца, который зачитавшись газетой, ничего не замечал, пообещал сломать лже-чистильщику левую руку прямо сейчас и пообещал сломать и правую, если он продолжит обижать его друзей, после чего приложил негодяя по голени мыском своего изящного Amedeo Testoni с титановой вставкой. Пуаро снова оказался в носках, а Ватсону в конце недели, подкинули в прихожую ящик бренди, что на декаду выбило его из трезвой колеи.
   Пуаро узнав, что Григ в Лондоне с дамой, пригласил своего нового друга, на прием в Букингемском дворце, по поводу приезда в Британию, японского принца Абе Кого. У Пуаро было приглашение на три персоны, а ввиду того, что мисс Лемон и капитан Гастингс, еще не вернулись из командировки, Григ и его спутница были весьма кстати. Так что на прием во дворец прибыли Пуаро и Григ в сопровождении Жасмин, которая по поводу поездки в Европу, перекрасилась в блондинку.
   В ответ на опасения Грига, что тут возможно будет скучно, присутствовавший тут, капитан Левиафана, барон фон Глебовски сказал, что учитывая наличие тут доктора Ватсона, долго скучать тут явно не придется, как всегда оказался прав.
  
   Когда японский принц, стал читать английский перевод своей танки, о "Запахе дикой вишни", доктору Ватсону стало плохо, так как он вспомнил свои дегустации на Гаваях, после чего подлечившись, доктор стал выявлять среди лакеев и официантов, германских шпионов. Виноват тут был опять же барон фон Глебовски, сказавший доктору, что шпионы больше всего любят переодеваться в прислугу, и что германские и прочие шпионы тут наверняка кишат, а проще всего разоблачить шпиона, потребляя с ним на брудершафт русскую водку и следя за его глазами. Начнут косить с одного бокала, уругвайский шпион, начнут косить со второго бокала, германский агент, а если с трех фужеров глаза не разъедутся, то значит это русский джентльмен, либо просто хороший человек. В результате чего, Ватсон напоил трех официантов, адъютанта принца и сам стал в лоскуты. После чего громогласно заявив, что на банкете шпионов нет и следовательно план по шпионам выполнен, то посему всем надо выпить. После чего был уведен отсыпаться в гостевые апартаменты.
   А Григ поделился с Пуаро, с загадочной чередой покушений в Боготе, на что Эркюль сказал, что эта история похожа на какую то извращенную детскую считалочку, и тут Грига осенило...
   Он понял, что за дежавю его мучало все это время, это была именно считалочка из его детства, про десять негритят. И сразу выдал Пуаро версию, по которой, следующую жертву убьют в зоопарке.
  
  Десять негритят отправились обедать,
  Один поперхнулся, их осталось девять.
  
  Девять негритят, поев, клевали носом,
  Один не смог проснуться, их осталось восемь.
  
  Восемь негритят в лес ушли потом,
  Один не возвратился, остались всемером.
  
  Семь негритят дрова рубили вместе,
  Зарубил один себя - и осталось шесть их.
  
  Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
  Одного ужалил шмель, их осталось пять.
  
  Пять негритят судейство учинили,
  Засудили одного, осталось их четыре.
  
  Четыре негритенка пошли купаться в море,
  Один попался на приманку, их осталось трое.
  
  Трое негритят в зверинце оказались,
  Одного схватил медведь, и вдвоем остались.
  
  Двое негритят легли на солнцепеке,
  Один сгорел - и вот один, несчастный, одинокий.
  
  Последний негритенок поглядел устало,
  Он пошел повесился, и никого не стало.
  
   В гостинице Григ попросил дона Михаэля, выяснить в Боготе, о судьбе седьмого компаньона фирмы "Братья Гомес", а когда Григ вернулся к этой теме на следующий день, в ресторане, где за столом присутствовали, помимо Грига и Жасмин, дон Михаэль, Пуаро и барон фон Глебовски. А тема зазвучала после телеграммы из Боготы где говорилось, что погиб очередной "Гомес", и пуля неизвестного снайпера, сразила его в цирковом зверинце, рядом с медвежьей клеткой. Пуаро, немедленно заявил, что едет с Григом и его другом в Боготу, ибо его серые клеточки, не могут пройти мимо такой загадки. Ну а барон фон Глебовски, предложил плыть на его корабле, так как на днях, Левиафан как раз отправлялся в круиз к берегам Южной Америки, с заходом в Картахену.
  
   Хуана Веласкеса, воспитал сержант Иностранного Легиона Оганер. В Легион Хуан попал, как и многие, совершенно случайно, но явно по воле судьбы.
   Он вырос рядом с трущобами Боготы, в небогатой семье. Отец его рано умер, а мать, напрягаясь изо всех сил тащила на себе и его и сестру. Она работала помощницей кастеляна в пансионате престарелых и подрабатывала уборщицей в кафе "Пьяная лама". Брат и сестра ходили в школу при монастыре, где можно было учиться бесплатно, но отрабатывая в монастырском хозяйстве. Сестру Хуана, Кармелиту, поселили в монастырском женском дортуаре, а Хуан ходил в школу из дома, но дорога шла мимо фавел и местные хулиганы, при каждом удобном случае задирали мальчишку, который вечно ходил с книжкой подмышкой. Особенно отличались в издевательствах гопники из банды "Клетчатых", десять хулиганов носивших одинаковые блузы в клетку и им особенно нравилось, соревноваться, кто первый порвет книгу из сумки Хуана пополам. Хуан терпеливо сносил издевательства, так как главным для него было получить образование, а с остальными проблемами он разберется потом, пока они не мешают главной цели. А потом произошло то самое страшное событие, на всегда изменившее жизнь Хуана...
   В кафе "Пьяная лама", местные гангстеры, отмечали день рождения старого Гомеса, который был хозяином кафе и по совместительству местным паханом. Мать Хуана, на свою беду пришедшая в этот вечер на работу, случайно задела шваброй, щегольские белые туфли Гомеса, которого шатало по коридору, после многих порций рома и текилы. Гомес сбил ее с ног ударом кулака и приказал вышибалам выкинуть женщину на улицу, а перед входом в кафе ошивались его сыновья с дружками, это была та самая уличная банда достававшая мальчишку. Подонки, хохоча стали пинать бедную женщину ногами, и один из ударов попал ей в живот, мама Хуана была после операции аппендицита и от одного из ударов швы разошлись. До дома, она так и не добралась, ее тело обнаружили утром в кустах на окраине фавел.
   После похорон, парень исчез из дома, а через неделю, Старый Гомес, был найден в квартире, которую снимал для одной из клубных стриптизерш, с "колумбийским галстуком", то есть с перерезанным горлом и выпущенным через разрез языком. Стриптизерша и бумажник Гомеса исчезли, как и последняя выручка с уличных драгдиллеров, а на старой грузопассажирской лоханке уходящей в Европу, появился новый помощник кочегара, ну а в группе монашек, плывущих в паломничество в Лурд, с дальнейшим обучением в Католическом колледже, появились еще две послушницы, это были Хуан, его сестра Кармелита и та самая стриптизерша, она буквально насильно всучила Хуану тысячу двести долларов из казны Гомеса, парень не хотел брать грязные по его мнению деньги, но девушка объяснила, что это ее плата за спасение, она давно ненавидела хозяина и только наваха Хуана ее освободила, именно для этого, она сама вышла парня и рассказала о том, когда и куда придет Гомес в этот вечер. Гомес взял себе двести долларов, а остальное отдал сестре, которая из Марселя, отправилась дальше в Лурд с монашками, у нее было письмо в католический колледж, готовивший учительниц для миссий. Стриптизерша растворилась в портовой мозаике, а Хуан подравшись прямо у ворот порта с парочкой апашей, уходя от полиции, юркнул в дверь попавшегося на дороге вербовочного пункта Иностранного Легиона, где и началась его новая жизнь.
   Сержант Оганер был родом с Корсики, и ему сразу приглянулся этот латинос, с затравленным и одновременно непреклонным взглядом и бородатый бывший сапер, взял парня под покровительство и на воспитание.
   Выслушав рассказ Хуана об его истории, сержант первым делом дал ему по морде, объяснив, что в Легионе, да и не только в Легионе, никогда нельзя поверять свои тайны первому встречному, потому что в девяносто процентов случаев, продадут или используют.
   Еще он сказал Хуану, что в жизни все взаимосвязано, и любое событие, это всего лишь звено, неразрывно связанное с цепочкой судьбы.
   Месть Гомесу, сержант одобрил, но сказал, что у них на Корсике, в случае потери родственника, мстят всем кровникам. Так что в Боготе, у Хуана осталось десять должников.
   Хуан стал ротным снайпером и его основным оружием стал немецкий автоматический карабин FG-42 в снайперском варианте, очень удачная машинка, созданная Луисом Штанге, для десантников генерала Штудента. Хуан получил это оружие в подарок от Оганера, после того, как положил десять пуль из десяти в монету пять сантимов, с трехсот метров. И все пять лет, службы в Легионе, Марсель Куто (так его записали в Легионе), думал о продолжении мести. Его очень зацепили слова сержанта, о цепочке судьбы, и он стал искать у себя в памяти первое звено, и он его нашел...
   Последняя книжка, которую ему порвали "клетчатые", был детектив Агаты Кристи, он как раз почти дочитал его, когда книгу порвал один из братьев Гомес. Хуан вспомнил ее потому что, там было десять героев, как и банде Гомесов. Будучи в отпуске в Алжире, Хуан нашел эту книгу и дочитав, восхитился филигранной отчетливостью и неотвратимостью тактики мести судьи Уоргрейва. И понял, как он будет довершать свою месть, причем не сегодня и не завтра, ибо как еще говорил старый сапер, сержант Оганер, месть это такое жаркое, которое надо есть из холодного котла...
   Отслужив в Легионе пять лет, охотник Марсель Куто, гражданин Франции, с чистыми документами и с карабином FG-42, укомплектованным снайперским прицелом и сотней маузеровских патронов, в сопровождении своего слуги Мориса Оганера (экс-сержант решил помочь "Малышу" разобраться со старыми недругами), прибыли в Боготу и тогда и началось веселье. Банда "клетчатых" стала усыхать на глазах...
  
  Первого убили во время обеда в ресторане, второй получил пулю в гамаке, третий словил пулю на охоте в джунглях, четвёртый получил пулю в глаз у мангала на своей вилле, пятый был застрелен в зверинце, шестой был убит на ступенях суда, эту последнюю новость про Гомесов, Григ, Пуаро и дон Михаэль, узнали прибыв в Боготу,после чего дон Михаэль впал в прострацию, Пуаро задействовал свои серые клеточки, а Григ и Жасмин отправились в главный игорный дом Боготы Casino Luckia Bogota. Ну а там все пошло по привычной колее...
   Григ сорвал два банка в Покер и в Рулетку, в Жасмин влюбился дон Педро, начальник службы безопасности казино, он распустил хвост и даже стал малость наглеть, но после того, как к его коленкам были приставлены, большой Браунинг Грига, и маленький браунинг Жасмин, поплыл и выдал кучу интересной информации про семейство Гомес, в том числе и об убийстве Старого Гомеса пять лет назад. А потом Пуаро, Григ и робко примкнувший к ним дон Педро, начали мозговой штурм, а так как ключевой цифрой были десять Клетчатых и Десять негритят, упор был именно на это.
   Таким образом, скомпилировав информацию из разных источников, следствие в лице Пуаро сделало следующий вывод... Эти убийства каким то образом связаны с убийством Гомеса, смертью уборщицы из кафе и исчезновением ее сына и дочери. Когда дон Педро по своим каналам, добавил в число персоналий стриптизершу, вывод напросился один. Дети уборщицы и стриптизерша, убили Гомеса, а теперь кто то из них продолжает мстить, причем, почему то действует по сценарию детской считалочки.
   Пока было ясно одно, "седьмой клетчатый" получит пулю где-нибудь на солнцепеке. И тут, дон Михаэль внезапно переменил свое отношение к этому делу, и сказал, что ему сообщили в полиции, что это гангстерские разборки и посему он не хочет туда встревать и своим друзьям не советует и с тем раскланялся (на самом деле юрист банка просветил его в том, что счета Гомесов, оформлены как номерные на предъявителя, и если умрут все трое владельцев кодов, то вклад теоретически останется в банке навсегда, ибо официально, он никому кроме предъявителей кодов, не принадлежит и в наследстве семьи Гомес не присутствует. А Григ, Пуаро и окончательно потерявший себя на дне прекрасных глаз Жасмин, дон Педро, принялись вычислять возможное место будущего покушения.
   По данным дона Педро, остатки банды Гомесов, находились на вилле, у озера Лагуна Чисака, где солнцепека вполне хватало, особенно на частном пляже и причале с яхтой. Пока Григ и дон Педро, определяли возможные места снайперских засад, Пуаро, мобилизовав самых информированных жителей Боготы, мальчишек газетчиков и чистильщиков сапог, по крупицам собирал пищу для своих серых клеточек, по поводу того что происходило вокруг семьи Гомес пять лет тому назад.
   И практически одновременно, их изыскания увенчались успехом. Мальчишки Пуаро, засекли молодую женщину, ухаживающую за могилой сеньоры Веласкес, той самой погибшей уборщицы, ребята проследили, где она живет и доложили Пуаро. Параллельно, Григ засек мужчину, который в окрестностях виллы, зачем-то залез на старый платан. Григ дождался, когда он оттуда слезет и привязал к нему хвост, из пары бывших сослуживцев дона Педро, который до казино служил в военной жандармерии. Григ нанял их к себе на прииск, в качестве охраны, но зарплату начал платить уже в Боготе.
   Как выяснилось вечером, и женщина с кладбища, и незнакомец с дерева жили по одному и тому же адресу, в небольшом домике в сравнительно приличном районе на окраине. Помимо этой женщины и незнакомца, там проживал молодой мужчина. Пуаро протер пенсне и торжественно произнес: "Судя по всему, мы имеем дело с детьми покойной мадам Веласкес, которые мстят убийцам своей матушки.
  -"А причем тут считалочка ?"- спросил дон Педро (его Григ так же взял на работу, начальником охраны приисков, ибо в Боготе, у бывшего жандарма накопились проблемы).
   На это Григ ответил что, скорее всего, это связанно с какими то общими воспоминаниями, мстителя и жертв. И тут Пуаро ударил себя кулаком по лбу и воскликнул: "Браво месье Григ, мои юные помошники рассказали, что у банды Гомесов, была дурацкая забава. Они отнимали у школьников книги и соревновались в том, кто быстрее их разорвет. И судя по всему, молодой месье Веласкес был их жертвой, не только в качестве сына убиенной сеньоры".
   Ометив решение загадки легкой пирушкой, общество детективов и любителей, проводив Пуаро на корабль, отбывающий назад в Европу, пришло к выводу, что полицию сюда вмешивать не следует, ввиду неоднозначности этого дела и высокого местного уровня коррупции. Григ назначил день отъезда через неделю, и в оставшиеся свободные дни, внимательно просматривал утренние газеты, ну и ходил с Жасмин в казино, где достаточно удачно играл, впрочем, не переходя грани.
   Впрочем Григ не удержался и поставил в Большом покере свою яхту прибывшую в Картахену, против шикарной Буччали АВ-5 местного торговца, и естественно выиграл, предъявив Флеш рояль.. Так что теперь на палубе "Моны", срочно монтировали крепления для авто.
   А за два дня до отхода "Моны", Боготу всколыхнуло новое убийство, братья Гомесы, решившие покататься по озеру на своей яхте, а заодно искупаться и позагорать, были застрелены неизвестным снайпером, прямо на палубе, причем Рауль Гомес, даже будучи уже мертвым, сжимал в своих руках шкот.
  
   Жасмин, прочитав заметку, сказала с грустной улыбкой, что считалочка закончилась.
   В этот же день, Григ постучал в двери того самого дома, в котором жили действующие лица драмы. В ответ на недружелюбно-вопросительный взгляд бородатого мужика со шрамом на щеке, Григ вежливо приподнял свой элегантный белый стетсон, и улыбнувшись выдал фразу, от которой глаза старого сапера, выпучились, как у рака, а сказал Григ следующее: "Я хочу пригласить синьора Веласкеса и его близких в Бразилию, где для них есть дом, работа и безопасность.
   А через месяц, в школе в поселке при ранчо Пенсаменто, появилась новая учительница, а у Жасмин и Земфиры два новых помощника.
  
   Год спустя, один из Донов Рио, со своей командой, попытался захватить золотые прииски Грига, но это уже совсем другая история.
  
  
  
  
   Глава шестая. Тайна Золотого дворца
    []
  
  
   Прииск, оказался весьма прибыльным делом, даже не смотря на то, что половину золотодобычи выкупало государство (по твердым ценам разумеется). Но по местным законам, каждый прииск должен был акционирован и 20% акций выкупались государством. И тут власти сделали своеобразный финт ушами, и в счет выкупа акций, передали Григу заброшенный загородный дворец императора Бразилии Педру II, но Григ нашел выход из положения, причем не без выгоды для себя. Он провел во дворце косметический ремонт, и открыл там Казино вместе с отелем и Театр-Варьете. Костяком Труппы стал домашний театр его австрийских вассалов из "Пожарной дружины Георга Вейселя", и театр кстати был не плохой, так как его руководителем был бывший художественный руководитель одного из Венских варьете, некогда ушедший в Революцию и примкнувший к боевке социалистов. Маэстро Каролус, привлек в труппу актрис из Рио и это Варьете стало весьма модным, не только для полусвета. А Григ, стал устраивать ежегодную ярмарку золотых самородков, на которой по гавайскому примеру, разыгрывал в покер с костями три больших самородка, билеты на участие стоили по десять миллионов реалов, но все двенадцать билетов, были выкуплены буквально за час и не мудрено... Весь Рио был буквально обклеен афишами о том, что на торжественном концерте в честь Ярмарки, выступит сама Солистка Императорских Театров Дездемона Альтерра. Григ послал за ней специальный самолет и лично встретил на аэродроме.
   Но блеск золота, привлекал не только исполнительниц фламенко, один из криминальных Донов, ненавязчиво решил войти Григу в долю, причем хотел шестьдесят процентов, Григ же тянул время, усиливая параллельно охрану прииска. Из Боготы подтянулись бывшие жандармы, из Алжира отставные легионеры, и с охраной все стало более менее налажено и дворец был готов к нападению когда агентура Дона Педро и Жасмин сообщила, о том что пистольерос решили напасть на дворец, накануне ярмарки и захватить все золото и посему в машикулях дворца были установлены чешские пулеметы ZB37, дюжина этих пулеметов завалялась в трюмах корабля Барона фон Глебовски и он с радостью уступил их Григу.
   Солистка Императорских Театров Дездемона Альтерра прибыла заранее, ибо была серьезной певицей и хотела хорошенько отрепетировать свое выступление и привыкнуть к новой сцене. Тем более, что в ее репертуаре были довольно сложные партии из нового мюзикла "Кошки". Когда Григ, обрисовал ей тревожную ситуацию и предложил на время боев, расположиться в подземных апартаментах, Дездемона возмутилась, и заявив, что ей, как чемпионке Москвы и Санкт Петербурга по биатлону, не пристало бояться каких-то провинциальных гангстеров и потребовала выделить ей оружие...
  
   Пистольерос Дона Педро весело вышагивали по заброшенной лесной дороге. Эта дорога вела к заброшенным воротам в дальних тылах дворцового парка, куда не дошли пока руки у новых хозяев. Ворота охраняли два сторожа. Но они должны были к этому моменту быть мертвецки пьяными. Их уже неделю, обхаживали нанятые доном Педро две разбитных девицы, исправно приносящие сторожам на дежурство кашасу.
   Все вроде было в порядке, ворота приоткрыты, охраны не видно, но вот одно дополнение к тишине, было очень неприятным для бандитов, из старых ложементов, еще времен императора Педру II, ударили четыре пулемета, плюс пятый повел кинжальный огонь из бойницы рядом с воротами, да и карабины сторожей не молчали. Девицы, уже два часа, как лежали связанными в сторожке, гароты не знали, что для ветеранов Легиона, после многолетней привычке к абсенту, какой-то тростниковый самогон, был детским напитком. Финальный удар нанес патруль легионеров, зашедший с тыла, да и пулеметы на крыше дворца не молчали. Но дона Педро среди нападавших не было...
   А Дон Педро решил действовать наверняка. Он купил у мелкого чиновника из Министерства имуществ план Золотого дворца (так его стали теперь называть с легкой руки Грига), и мало что нашел на нем старый подземный ход, так еще и нашел в подвале комнату, обозначенную, как "сокровищница Императора". Старому негодяю стало абсолютно ясно, что именно там Григ хранит свое золото. Так что пока, набранный из разной швали отряд, для отвлечения охраны, гиб под пулями легионеров, (о чем, впрочем, дон Педро еще не знал), отряд его личных телохранителей, во главе с хозяином, направился по подземному ходу в подвалы дворца. Первое что увидели разбойники, выйдя из замаскированного лаза в обширный подвальный отсек, это дуло томмигана в руках Дездемоны, а учитывая то, что певица была в гриме ведьмы из аншлагового спектакля Маэстро Владимира Качесова "Богатыри или жизнь за Святогора", о сопротивлении не могло быть и мысли, тем более, что сзади мадемуазель Альтерра, стояли полукругом австрийские валькирии, причем тоже не безоружные. Дон Паскуале правда дернулся было, но сразу получил пулю в плечо и поняв, что с Дездемоной не побалуешь, сложил оружие..."
   Когда стали съезжаться гости, следов бой уже практически не осталось. Концерт прошел на ура, ярмарка тоже. А один из самородков, выиграл Григ, он мог бы выиграть и все три, но это было бы уже не спортивно.
   А этой же ночью, полиция и солдаты прошерстили базы и жилища, банды дона Педро и еще пары его друзей. Григ создал акционерное общество, продав по номиналу два десятипроцентных пакета акций прииска, зятю министра обороны, и тестю министра полиции. Спокойствие, оно дорогого стоит.
   А Русский Маэстро Владимир Качесов, узнав об этой истории, задумал оперу "Тайна Золотого дворца".
  
    []
  
   Глава 7. Золотой Зиккурат
   []
  
  
   Григу было скучно. После той самой знаменитой Золотой ярмарки в Императорском дворце, любые внешние раздражители стали невозможными. Криминал и полиция, даже дышать в сторону Грига боялись, власти были более, чем благожелательны, так как Григ продал еще десять процентов акций приисков и продал их очень влиятельным людям из верхних эшелонов власти, реальным хозяевам страны и продал практически по номиналу. Конечно Театр-Кабаре был какой-то отдушиной, но после отъезда блистательной и отважной Дездемоны Альтерра, представления стали на редкость пресными.
  И тут подвернулся один жучок из свиты покойного дона Педро, упокоенного при неудачном штурме дворца. Хуанито Шакал, явочным порядком захватил две точки из бывших владений дона Педро, скобяную лавку и пулькерию. Шакал просил благородного синьора Грига, оставить эти точки под его управлением, за сорок процентов от прибыли, а за это предлагал поделиться одной очень большой тайной. Как уже было сказано выше, Григу было скучно и он благосклонно решил пожертвовать этой мелочью.
  
  А тема была следующая... Глубоко в джунглях было заброшенное селение, там были развалины капища и под этим капищем в подвале хранились золотые идолы инок, которые когда-то бежали в эти места от конкистадоров, и тянули они не просто на большие деньги, а на очень большие.
  
  Дог Педро где-то нашел письмо с этой информацией вместе со старой картой, а Шакал обнаружил этот пакет в тайнике в пулькерии, где был один из кабинетов Педро.
  Ну что же подумал Григ, классика жанра, старые карты, таинственные сокровища, короче надо встряхнуться.
  Григ взял с собой несколько своих австрийцев, для которых как раз пришла амуниция штурмовиков Кайзера первой Мировой, где все было в полной комплектации... стальные нагрудники, каски, Шмайсеры МР-18, артиллерийские Парабеллумы. Народу новая сбруя очень понравилась. Все это великолепие кстати, Григ выиграл в Баккара у одного торговца оружием.
  
  Девушки рвались в поход с ним, но Григ взял с собой только Жасмин, Гюльчитай и Земфиру он оставил на хозяйстве. Григ изображал из себя нувориша помешанного на ботанике и искавшего некий цветок-мухоед. В лицо в этих диких местах Грига не знали, а охрана и вовсе отбивала у окружающих проявление излишнего интереса.
  Большая часть пути была по воде и Григ не заморачиваясь, прямо в речном порту купил катер европейской постройки (и заодно бляху офицера сельской жандармерии), а углубившись в протоку, поставил на него два Шварцлозе на треногах, так что путешествие проходило почти без приключений, только один раз из прибрежных зарослей порскнула стая пирог, но две длинных пулеметных очереди крест на крест по речной глади, закрыли вопрос сразу. Поднявшись по притоке до указанной на карте точки, Григ оставив на судне караул, углубился с экспедицией в зеленый сумрак джунглей. Шли они почти сутки, но карта не соврала, все метки были на месте и через несколько часов после ночлега, они вышли на большую поляну, полностью прикрытую сверху ветвями и лианами.
  
  По периметру поляны стояли странного вида каменные хижины а посередине было нечто вроде небольшого зиккурата. Австрийцы с автоматами наготове рассыпались цепью, Григ положил руки на рукояти Кольтов Миротворцев из своей богатой коллекции, но тем не менее, когда из зиккурата выскочила какая-то стремительная фигура, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся женщиной с копьем и это копье она собиралась кинуть именно в Грига. Григ не мог стрелять в дам, но тут из черного проема в строении вылетела стрела и поразила неизвестную жрицу, которая взвизгнула басом и попыталась бросить копье в Грига. Члены "Пожарной дружины Георга Вейселя", прошедшие кровь и смерть Венского восстания, не были так щепетильны, как их хозяин и их Шмайсеры буквально изрешетили это исчадие, именно исчадие, так как женщина-жрица, под градом пуль стала превращаться в некое чудовище, но не успела. Против сотни пуль 9×19 мм Парабеллум, древние чары оказались бессильны.
  Из зиккурата появились еще две фигуры, но достаточно мирного поведения. Это были два жреца, их руки были подняты в жесте Мира и Григ приказал не стрелять и быть наготове. Жрецы выразили ему благодарность за освобождение Святыни от демона и в знак признательности преподнесли подарок - золотой барельеф под сотню килограмм весом, который вынесли из капища пеоны, они же дотащили бесценный груз до катера. А перед отплытием старший из жрецов прошептал слова, которые слышал один Григ - "Ты избранный, и ты нам поможешь, жди когда тебя позовут, ибо только так, ты снимешь проклятие с этого золота".
  
  
  
   []  []
   Она не стреляла по Одессе, или Новые похождения Грига
  
   Сегодня Григ очень спешил в свое казино в Императорским дворце, ведь сегодня в Татре и Варьете был последний в этом сезоне концерт очаровательной Дездемоны Альтерра, которая на днях уплывала в Европу, где в главном театре Лиссабона, должно было состояться совместное ее выступление с Марлен Дитрих, в программе посвященной творчеству Жака Оффенбаха.
   Григ вошел в свою личную ложу и оцепенел... Там вальяжно расположились две фигуры в белоснежных чесучовых тройках, Старший майор ГУГБ Вальтер и жрец из капища инков, жреца Григ сначала даже не узнал в этом элегантном кабальеро, но он был игроком и не показал вида, что его что-то удивляет, сделав для себя отметку о том, что потом он выяснит, как поучилось то, что в его личную ложу прошли посторонние и кое-кто сильно пожалеет об этом. Но тем не менее Григ изобразил радушие и показал подскочившему сомелье три пальца, что означало, что сейчас официант принесет три фирменных "Кайпариньи от Грига", там помимо увеличенной доли тростниковой водки кашасы и долек лайма с тростниковым сахаром, добавлялись еще и мелко нарезанные клубника и киви, и подавался этот коктейль в двойных роксах.
   Как учит нас Сунь-Цзи, проигрывает переговоры, тот кто начинает разговор первым и по сему, Григ потягивая через соломинку напиток своего имени, ждал когда же гости возьмут слово и это увы произошло, почему увы, а потому-то Григ оказался обязан обоим своим гостям. Вальтеру, своим спасением, а жрецу десятью пудами золота, в виде того самого барельефа и вопрос снимался в случае небольшой ответной услуги, совсем небольшой...
   Надо было попасть в окрестности Одессы, которую осаждают румынские войска, подчинить себе артиллерийскую батарею и произвести из нее минимум три залпа по строго определенным координатам. После чего Григ больше ничего не должен чекистам, а с золота инков будет снято проклятие. А доставку к месту и последующую эвакуацию, Контора гарантирует. Ну и пятьдесят тысяч долларов на сопутствующие и последующие расходы, лежит вот в этом элегантном докторском саквояже. И столько же Григ получит после завершения операции, а теперь в дорогу... Сначала на пароходе с труппой Дездемоны Альтерра до Лиссабона, оттуда самолетом в Бухарест, там инициация в майора Сингуранцы и здравствуй земля Одесская.
   Марин Мирою, локтенант Королевской артиллерии, командир полубатареи тяжелых орудий "Шнейдера", с ненавистью смотрел на немецкого гауптмана, а немец чуть не выпрыгивал из начищенных сапог, пытаясь доказать этому мамалыжнику, что слово немецкого офицера, гораздо весомей приказов румынских генералов. Марин уже третий раз терпеливо объяснял тевтонцу, что согласно приказа командира дивизии генерала Григулеску, он со своими орудиями находится в специальном резерве штаба дивизии и без приказа именно из штаба не сделает ни одного выстрела и не сдвинется с места. И тут появилось еще одно действующее лицо, майор Сингуранцы со смутно знакомым лицом. Выслушав Марина и гауптмана, майор на чистом немецком языке, объяснил гауптману, что он, то есть гауптман, является лошадиным дерьмом, а не офицером, раз настолько не разбирается в субординации. Немец пошел красными и белыми пятнами и схватился за кобуру, на что майор радостно воскликнувший -"Ну наконец-то"- пристрелил гауптмана из большого браунинга, после чего приказал Марину построить личный состав, перед которым произнес следующую речь: - "Солдаты, русские только что начали наступление и ваша дивизия уже разбита. Впереди русских войск идет Черная смерть, их морская пехота, которые берут в плен только пехотинцев, а вот на артиллеристов они злы, за обстрелы Одессы. Сбежать не получится, так как на единственной дороге ведущей отсюда в тыл эсэсовский заградотряд с пулеметами и румын точно не пропустит. Но у нас есть выход... Мы сейчас накроем из этих пушек эсэсовцев, а русским вы про это расскажете и они вас не тронут, только пушки заберут. Так что расчеты к орудиям, а вы локтенант командуйте"-.
   Марин ощущал какой то непонятный магнетизм исходящий от этого майора, который полностью нивелировал любую его инициативу. Майор продиктовал с планшета координаты новой цели и приказал выпустить по двенадцать снарядов (это было все что было в зарядных ящиках). Когда орудия отгремели, на холме появились фигуры русских морских пехотинцев. Они спокойно спустились на позиции и стали помогать артиллеристам приводить орудия в походное состояние.
   Командир русских о чем то переговорил с майором, после чего они подозвали Марина и показали на карте, где артиллеристы смогут спокойно добраться до своих. В ответ на вопрос Марина о том что он скажет в штабе, майор сказал, что штаба больше нет, пушки вели огонь до последнего снаряда и были взорваны героическими артиллеристами, которые после этого прорвались к своим. И только через несколько дней, в Ганчштетах, куда остатки дивизии отвели на переформирование, Марин вспомнил где видел этого майора... Это был Григ, тот самый человек, который увез некогда Мону.
   А пушки Марина, провезли по улицам Одессы и на их стволах было написано: "Она стреляла по Одессе, больше не будет".
   В портовом ресторане Лиссабона, Григ спросил Вальтера про то, зачем и в кого он направлял снаряды, на что чекист ответил: "А тебе это надо обязательно знать? Довольствуйся знанием того, что ты наказал плохих людей и спас хороших и на этом все, кроме того что твое золото из джунглей теперь чистое, я сам не верю в это мракобесие, но тебе я думаю так будет спокойнее".
   Григ вернувшись в Бразилию, на свалившийся с неба гонорар устроил в казино Большую игру и умудрился выиграть ипподром, который поставил на кон разгоряченный владелец.
   Так и закончилась эта история. А в Лиссабоне на концерте Дездемоны и Марлен, все три дня был полный аншлаг.
  
  
  
  
    [] Владимир Чекмарев г. Москва 2021
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"