Чекмурина Юлия: другие произведения.

Глава 2. Невидимка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наконец-то! Катя с трудом дождалась, когда они с Кириллом останутся вдвоем. Родители уговорили бабушку прогуляться с ними перед сном, и все ушли, взяв с детей слово долго в постели не читать. Петюню они тоже взяли с собой. Как только за ними закрылась дверь, Катя выскочила из-под одеяла и перебралась к брату на кровать...

  "ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ ЛЕЛЯ", сказка для детей в двух частях
  
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
  ГЛАВА 2. НЕВИДИМКА
  
  
  
  Наконец-то! Катя с трудом дождалась, когда они с Кириллом останутся вдвоем. Родители уговорили бабушку прогуляться с ними перед сном, и все ушли, взяв с детей слово долго в постели не читать. Петюню они тоже взяли с собой. Как только за ними закрылась дверь, Катя выскочила из-под одеяла и перебралась к брату на кровать.
  
  - Вот, - протянула она ему первую записку.
  
  - Беда... -прочитал Кирилл и вопросительно посмотрел на сестру.
  
  И Катя торопливо стала рассказывать обо всем, что произошло сегодня непонятного и загадочного.
  
  - Да, странно... - протянул Кирилл, выслушав ее рассказ. - Я бы подумал, Володька разыгрывает, но как-то не сходится.
  
  - Вот именно! Сначала я тоже решила, что это твои или Володькины шуточки. Но потом поняла, - Катя таинственно понизила голос, - что ни один человек так не может... ну, вот так вот - неслышно, незаметно... Так только знаешь, кто может?
  
  - Ну, кто?
  
  - Кики! Я как прочитала "В лесу беда", так сразу догадалась!
  
  - Кики?! Ты что! Нет, - убежденно сказал Кирилл.- Они бы сюда не пришли. Им из лесу и выходить-то нельзя! Да и Петюня лаял бы, они ведь для него чужие, а ты сама говоришь, что он спокойненько себе лежал.
  
  - Тогда кто? Кто записки писал? Кто со мной разговаривал?
  
  - Слушай, Кать, а может, тебе послышалось? Ну, подумай хорошенько, может, шум, может, Петюня возился, зевал, например...
  
  - Да ты что, Кирилл, я же голос слышала... го-лос! Понимаешь? Шелестящий такой. "Не надо" - говорит.
  
  - Знаешь, я, кажется, догадываюсь, - зашептал Кирилл.
  
  - Кто? - замирая, спросила Катя.
  
  - Это должен быть кто-то свой, к кому Петюня привык.
  
  - О-ох, - вздохнул кто-то то ли устало, то ли разочарованно.
  
  - С-слышал?! - почти беззвучно спросила Катя и, схватив брата за руку, почувствовала, что он испугался, такая напряженная была у него рука.
  
  Подозрение, и раньше мелькавшее в уме мальчика, теперь превратилось в уверенность, и он, обводя глазами комнату, выдохнул:
  
  - Домовой!
  
  - Ну, наконец-то! Ох, и долго же я ждал, - опять прошелестело где-то рядом.
  
  Катя испуганно посмотрела на брата. Кириллу тоже было не по себе, но он вспомнил, как Кик рассказывал о добрых домовых, и решил не поддаваться страху.
  
  - Кто это ... разговаривает? - не так уверенно, как хотелось бы, спросил Кирилл.
  
  - Дак сам же и сказал - домовой. Кутафий я, доможил ваш. А что это вы... оцепенели будто. Неужто испугались? В лесу-то Заповедном, поди, со всеми духами лесными познакомились, у самой Яги в гостях побывали. Ну а меня вам опасаться нечего. Не вредитель же я какой! Обыкновенный доможил. И характер у меня спокойный, покладистый.
  
  Кутафий все говорил и говорил, давая детям время опомниться. Шелестящий голос был приятным, и говорил невидимый домовой как-то обыкновенно, буднично, как будто они все давно и хорошо знакомы. Напряжение постепенно отпускало детей.
  
  - А ты... а вы где? - Катя раньше никогда не разговаривала с домовыми и поэтому не знала, как к ним положено обращаться. Хоть бы посмотреть, какой он. Она осторожно посматривала по сторонам, но никак не могла догадаться, где прячется Кутафий.
  
  - Здесь я, рядом. Можно на твою кровать присесть, Катеринка?
  
  - М-можно, конечно, - разрешила Катя, все еще растерянная и немного испуганная.
  
  В это время одеяло Катино зашевелилось, и на нем образовалась вмятина, как будто там только что посидел кто-то. Дети переглянулись, потом опять уставились на Катину кровать.
  
  - А вы что - невидимка? - разочарованно спросила Катя. - И вас совсем никак нельзя увидеть?
  
  - Дак это можно, это я со всей душой! В виде исключения, конечно. Только вы-то как? Не испугаетесь?
  
  - Не испугаемся, - пообещали дети, решив, что с невидимкой куда страшнее! То есть не страшнее, а просто неловко как-то и неуютно. Разговаривают, а с кем - непонятно. Да и узнать, как выглядит настоящий домовой, очень уж хотелось.
  
  - Ну, коли так, тогда глядите, - сказал Кутафий, и с Катиной кровати свесились ноги в какой-то странной обуви. Ни Кирилл, ни Катя такую никогда не видели, но сразу догадались, что это лапти. Пухленькие ноги в лаптях висели сами по себе и легонько постукивали одна о другую. Дети со страхом смотрели на них и не знали, что и думать. Только Катя хотела спросить, куда подевалось все остальное, как домовой пробормотал, словно извиняясь: "Давненько я не объявлялся!" - и сразу после этих слов стал виден весь целиком. И вздохнул облегченно:
  
  - Ну, вот и объявился!
  
  Дети тоже с облегчением вздохнули. Ведь они боялись, что вдруг это странное существо в лаптях окажется чем-то совершенно непонятным, огромным, лохматым-мохнатым, может, даже чудищем-страшилищем, а перед ними сидел очень даже симпатичный человечек. То есть домовой, конечно, но он был совсем как обыкновенный человек. Небольшой такой, не молодой, но и не старый, нос - картошкой, а глаза карие, веселые. И лицо у него было не злое и не страшное, а простое и добродушное. Вот только действительно он был лохматый, и еще волосы у него были какие-то необычные: темно-рыжие с коричневыми и совсем светлыми прядями. И брови, и борода тоже были лохматые и трехцветные.
  
  Кутафий спокойно сидел, понимая, что детям нужно привыкнуть к нему, рассмотреть. А дети, хоть и знали, что разглядывать в упор неприлично, но глаз от домового отвести не могли. Не каждый ведь день выпадает такое знакомство. И тут у брата и сестры одинаково округлились глаза и брови удивленно полезли на лоб: в одежде нового знакомого они узнали старую бабушкину вязаную кофту, которая в прошлом году неожиданно пропала. Кутафий поймал их взгляд и, немного смущаясь, пояснил:
  
  - Дак ведь она сама сказала, что уже не будет ее носить. А мне в самый раз. Я и нитки подходящие нашел, тоже ненужные, да внизу вот подвязал чуток, чтобы подлиннее была: люблю, когда тепло.
  
  - Вы вязать умеете? - удивилась Катя.
  
  - И вязать, и прясть, и ткать, и плотничать, и всякую домашнюю работу знаю. Доможил ведь я, а не какой-нибудь там банник или дворовый.
  
  Дети удивленно переглянулись. Домовой все больше их удивлял и все больше нравился им.
  
  - А кто они, эти банники и дворовые? - допытывалась Катя.
  
  - Дак тоже нашего сословия - домовые, только не в доме живут. Банник - в бане, дворовый - во дворе, живность домашнюю оберегает: коров там или лошадей, у кого что. У всякого свои заботы.
  
  - А у доможильцев?
  
  Другой домовой, может, и обиделся бы на такое прозвище. Но Кутафий был мудрым и добрым, и поэтому он только улыбнулся и спокойно объяснил:
  
  - Доможилы в доме за порядком следят, от пожара уберегают, несчастья предупреждают, хорошим хозяевам во всем помогают.
  
  Кирилл недоверчиво посмотрел на Кутафия и не удержался от вопроса:
  
  - А почему же тогда пожары случаются?
  
  - Дак это значит, домового не было. У плохих-то хозяев и доможилу несладко, от таких-то он и сбежать может, вот и останется дом без хозяйского глаза. Но это редко случается, уж очень доможилы к своим домам привыкают. А может, и был домовой, да на хозяев сердился. Или, к примеру, отеть - он и предупреждать не станет. Да всяко бывает.
  
  Катя уже привыкла к домовому, осмелела и готова была засыпать его вопросами. Да и кто бы на ее месте поступил иначе?
  
  - А почему вас никто никогда не видел? - спросила она.
  
  Кутафий крякнул - не то откашлялся, не то засмеялся, и ответил:
  
  - Не положено нам. Ни показываться, ни разговаривать.
  
  Дети переглянулись и в один голос спросили:
  
  - А как же вы?
  
  Домовой вздохнул, поерзал на кровати, усаживаясь поудобнее, и ответил:
  
  - Тут, значит, вот какое дело. Первое, - это вы сами про меня догадались и меня окликнули. Нам ведь, доможилам, иной раз можно и объявиться, выйти к людям, но только ежели человек сам позовет - либо помощи попросит, либо так окликнет, по имени или по званию. Вот я и дожидался, когда вы про меня догадаетесь. А второе - надо, чтоб случай особый вышел, ну, то есть надобность какая. А без надобности - ни-ни!
  
  Кутафий опять вздохнул и замолчал. Детям показалось, что молчит он грустно. Кате хотелось еще многое спросить, но, как нарочно, она забыла, как можно обратиться к домовому, и зашептала брату в ухо:
  
  - Кирюша, как его зовут, не помнишь? Имя у него какое-то чудное.
  
  Домовой, хоть и с бородой, и явно не молодой, слухом обладал, по-видимому, отменным, потому что тут же поднял голову и сказал:
  
  - Кутафий я.
  
  - А дальше, по отчеству? - спросила Катя.
  
  - Можешь Иванычем называть,- разрешил домовой. - Ну, спрашивай, Катеринка. Тебе ведь не терпится узнать, почему я объявился?
  
  - Да-а... - протянула удивленно Катя.
  
  - Вот об этом я и задумался. Случай особый вышел. Известие у меня для вас есть.
  
  - Из леса? - спросил Кирилл. - Так это правда, что в записке написано? В лесу беда?
  
  Катя ахнула и закусила нижнюю губу в предчувствии чего-то плохого.
  
  Шумно вздохнув, печальный домовой сказал:
  
  - Правда, ребятки. Беда в лесу.
  
  - Какая? Что случилось? Как Кики? - вскочили Кирилл и Катя.
  
  Домовой, подумав про себя: "Ох, не люблю хороших людей огорчать!", усадил детей и сказал:
  
  - Ну, ну, милые, не пугайтесь так-то. Любой беде помочь можно. А Кики ваши живы-здоровы.
  
  - А что за беда и откуда вы про нее узнали? - спросила Катя.
  
  - Братушка мой, Пафнутий, ночью вчера прибегал. Он у Старой Яши в домовых, так уж ему все лесное житье доподлинно известно. Он-то мне обо всем и поведал.
  
  - Что? О чем?
  
  - Дак ведь... Эх! - махнул Кутафий пухлой рукой, поросшей рыжеватыми волосками. - Баба Яга с теткой своей опять в лесу появились.
  
  - Как?! - возмутился Кирилл. - Мы же их выгнали!
  
  - Да! - подтвердила Катя, для убедительности кивая головой. - Навсегда!
  
  - Выгнать-то выгнали. А заклятье не наложили. Ну, да вам невдомек было, а Кики молодые еще. Может, заветного слова не знали, может, забыли. Да и то сказать, никто и подумать не мог, что они, колдуньи эти, смогут силу волшебную снова себе добыть. Уж как им это удалось - не знаю. И Пафнутий не знает. Только в это лето объявились они в Дальнем лесу, и стал лес болеть да чахнуть. И что странно: никто не знает, что с ним за болезнь такая приключилась. Вдруг дерево сохнуть начинает, а потом раз - и падает, аж корни наружу торчат, будто их срезал кто. Леший с Лесовиком, может, и разобрались бы, да только некогда им. С другой стороны опять болото наступает, да такое топкое, что и на краешек наступить нельзя: вмиг засосет. И что ни день - оно все больше становится. Да только наши-то берегини вовремя про то проведали. Но тут, слышь, сила на силу пошла. Никак друг друга не одолеют: то болото верх берет, то берегини. Вот ведь какое лихо напало! А уж как лес-то жаль - и не сказать. Сохнут деревья: и вековые, и молодые. Третьего дня, Пафнутий сказывал, ельник погиб - как есть весь высох!
  
  Дети слушали домового и представляли Заповедный лес - такой могучий, такой большой и красивый, что невозможно и подумать, что его когда-нибудь не станет.
  
  - И что, так весь лес погибнуть может? - с ужасом спросил Кирилл.
  
  - Уже гибнет, Кирюша, милый ты мой, вот беда! А ведь лес наш не простой - Заповедный. Таких лесов, почитай, на всем белом свете раз-два и обчелся.
  
  - А как же Кики и все остальные, весь лесной народ?! - воскликнула Катя, и в голосе ее послышались слезы.
  
  Кирилл с надеждой посмотрел на Кутафия:
  
  - Что же делать? Ведь делать что-то надо!
  
  - Вот потому, как Пафнутий все мне рассказал, я и решил семейный совет собрать: поговорить, подумать, посоветоваться. Может, что и придумаем все вместе. Ум хорошо, а три лучше.
  
  Подавленные страшным известием, дети сидели молча. Печальный домовой иногда шумно вздыхал, видимо, в ответ на свои невеселые мысли. Кирилл посмотрел на него и понял, что Кутафий тоже не знает, чем помочь лесу. Он ведь не лесной житель, а домовой.
  
  - В лес надо идти, к Лесовичку! - решил Кирилл.
  
  Катя закивала головой:
  
  - Правильно! Уж Лесовичок-то знает, что делать, да, Кирюш?
  
  - Уж Лесовичок-то знает... - медленно проговорил Кирилл и вдруг оживился: - Вот что, я прямо сейчас и пойду, ну, на разведку как бы. Найду Лесовичка и все как следует разузнаю, а там...
  
  Катя посмотрела в окно и робко сказала:
  
  - Ой, ведь уже темно, ночь уже! Страшно...
  
  - А кого бояться? -усмехнулся Кирилл. - Лешего? Лесовичка? Или, может, кикимор?
  
  - А Баба Яга? А Трясина? - Катя спросила это тоненьким голоском, и получилось у нее как-то так жалобно, что Кирилл сразу вспомнил все, что пришлось пережить его сестренке прошлым летом.
  
  - Ты не бойся! Я быстро! Мне бы только хоть кого-нибудь встретить! Лучше, конечно, Лесовичка... или кикимор.
  
  Кутафий, деликатно молчавший до сих пор, вступил в разговор:
  
  - Лесовика, чай, нелегко найти. У него теперь дела да заботы по всему лесу.
  
  Катя вскочила вдруг и побежала к столу. Она с шумом выдвинула ящик и, покопавшись в нем, достала коробку.
  
  - Вот! - с сияющими глазами сказала она и протянула ее брату.
  
  Кирилл снял крышку и ахнул:
  
  - Шишка! Браслетик! Ну, Катеринка, молодец, что вспомнила! Теперь сама видишь, что бояться нечего.
  
  - А как Лесовичка вызвать, помнишь?
  
  - Сейчас... - Кирилл немного помолчал, потер лоб, но начало заклинания просто вылетело из головы.
  
  - Шишка не шишка...- подсказала Катя.
  
  - А, точно, подожди, я дальше сам! - И Кирилл сказал все заклинание до конца без запинки.
  
  - Кирюша! - взмолилась Катя. - И я с тобой!
  
  - Ты что?! Ночью?
  
  - Но ты же идешь!
  
  - Так я же один! Во-первых, одному быстрее. А во-вторых, родители. Сама подумай, что, если они зайдут, а в комнате - никого! Что тогда? Ты представляешь, что будет?
  
  - А если тебя одного не будет, это лучше? - не сдавалась Катя.
  
  - Конечно! Ты скажешь, что... Ну, что-нибудь придумаешь.
  
  - Это пустяки! - поддержал мальчика домовой. - Я запросто за Кирилла сойду. Завернусь в одеяло и притворюсь спящим.
  
  - Точно, - обрадовался Кирилл. - А я один быстро сбегаю: час туда, час обратно, в общем, часа через два-три буду дома. Еще и выспаться успею!
  
  Катя молчала. Но в душе она понимала, что брат прав. Вдвоем нельзя.
  
  - Растеряха ты! - огорченно вдруг воскликнула она.
  
  Кирилл испуганно вытаращил глаза:
  
  - Кать, Катюш, ты чего?
  
  - Чего? Фонарик потерял? Вот чего! А сейчас он бы пригодился!
  
  Кирилл смутился и даже немного обиделся на сестру за то, что обзывает его растеряхой при посторонних. Хотя, если подумать, какой Кутафий посторонний? Мальчик с виноватым видом почесал в затылке и сказал:
  
  - Да ладно, обойдусь и так.
  
  - Нет! - возразил Кутафий. - С фонариком-то оно лучше. Щас я, погодите.
  
  Кутафий мгновенно исчез. Дети недоуменно пожали плечами: куда это он? Но долго раздумывать им не пришлось, потому что Кутафий вернулся быстро. С фонариком в руке.
  
  - Ты потерял, а я подобрал да припрятал. Вечно у вас все разбросано. Никак к порядку вас не приучишь. Вот и приходится иногда... по пословице: "Не проучишь - не приучишь!" - ворчал Кутафий.
  
  - Первый раз такую пословицу слышу, - сконфуженно сказал Кирилл.
  
  - Дак наша это пословица, доможиловская, где тебе ее услышать! - пояснил Кутафий и протянул мальчику фонарик. - На, держи. Работает. Я его и не включал, мне без надобности.
  
  Катя вдруг бросилась к окну.
  
  - Тихо! - зашептала она. - Кажется, наши идут.
  
  За окном действительно послышались приглушенные голоса. Кирилл быстро выключил лампу.
  
  - Все, скорей по кроватям, - заволновался он. - Кутафий Иваныч, забирайтесь в мою, Катя, что ты возишься, ложись быстро.
  
  Все засуетились. Кирилл в темноте никак не мог одеться.
  
  - Браслетик не потеряй и шишку, - шептала Катя.
  
  Кирилл натянул наконец джинсы и футболку, надел на руку браслетик, а шишку положил в карман.
  
  - Фонарик-то не забудь, - напомнил Кутафий, - да хоть теплое что возьми, ночью ведь холодно будет.
  
  - Ладно, джинсовку надену, - торопливо проговорил Кирилл и, схватив джинсовую куртку и фонарик, направился к окну. - Все, я пошел. А вы спите, пока меня не будет. Приду - разбужу, - и он осторожно вылез в окно.
   - Счастливо! Удачи! - прошептали Катя и Кутафий.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"