Чепалов Александр Иванович: другие произведения.

святая грешница евлалия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пьеса о выдающейся русской актрисе Евлалии Кадминой, женщине трагической судьбы, "комете дивной красоты".


  
  
  
  
  
  
  
   С В Я Т А Я Г Р Е Ш Н И Ц А
   Е В Л А Л И Я
  
   Пьеса - романс Александра Чепалова по мотивам произведений
   А.С. Суворина, А.П. Чехова, А.Н. Островского.
  
  
   Действующие лица
  
   Евлалия КАДМИНА (она же Катерина, Василиса Мелентьева)
   КАДМИНА - певица (или ее голос)
   САБИНИН (он же Борис Дикой, Осип Колычев)
   АДАШЕВ (он же Иван Грозный)
   СТАРЫЙ СУФЛЕР
   Голоса в церкви
  
   Премьера состоялась 27 марта 2000 года в Харькове.
  
  

В тексте пьесы строки, выделенные курсивом, не вошли в сценическую редакцию театра.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
   Слышны звуки колокола. В соборной церкви идет венчание. В глубине сцены, в средней створке между подобранными занавесками на фоне алтаря силуэты жениха и невесты. На сцене стоит рояль, гримировочный столик и зеркало, кресло.
   ГОЛОС СВЯЩЕННИКА
   Боже святый, создавый от перста человека и от ребра его воссоздавый жену и спрягий ему помощника по нему, за еже тако угодно бысть твоему величеству ,но единому быть человеку на земле; сам и ныне, владыко, ниспосли руку твою от святого жилища твоего и сочетай раба твоего сего Петра и рабу твою сию Веру , зане от тебе сочетавается мужу жена. Сопрязи я в единомудрии, венчай я в плоть едину, даруй има плод чрева, благочадия восприятие. Яко твоя держава, и твое есть царство, и сила, и слава, отца и сына и святаго духа , ныне и присно и во веки веков.
   ХОР(за сценой)
   Аминь.
   ГОЛОС СВЯЩЕННИКА
   Венчается раб Божий Петр рабе Божией Вере во имя отца и сына и святаго духа, аминь.
   (Раздается тяжелый женский стон).
   ГОЛОСА( на фоне хора):
   - Кто-то сейчас стонал...
   -Кажется, дама в черном. Ей дурно...
  -- Не понимаю, зачем сюда истеричных пускать?
   ( Еще стон)
  -- А вчера в "Европейской" гостинице опять женщина отравилась.
  -- С "легкой" руки Кадминой это уже четвертая. Вот и объясните-ка мне, батенька, что это такое.
  -- Самоубийства заразительны.
  -- Кадмина смертью своей отравила воздух.Все барышни помешались на том, что оскорблены.
   ХОР. Господи помилуй!..
   СУФЛЕР ( зажигая свечи на рампе):
   Осиротели мы, осиротели. Нет нашей звездочки. Чудо что за актриса была. Как публика-то на нее валила...Сорок лет служу на театре, а таких сборов не помню... Нет, не помню. На девятый день пошли мы ее помянуть на кладбище, а там, на могилке, кто-то икону поставил. Ну вылитая Евлалия. Будто это она-святая великомученица (достает икону, вглядывается в нее). А глаза такие, как в последний день, когда яд приняла. Грех-то какой, прости Господи...Икону тут же велели унести. Ну а я подобрал грешным делом, вот и храню. Бог простит,если услышит. Бог простит...(уходит).
   ЕВЛАЛИЯ (в образе Катерины):
   Ах, как я любила в церковь ходить! Точно, бывало, в рай войду, и не вижу никого, и время не помню, и не слышу, когда служба кончится. Маменька говорила, что все, бывало, смотрят на меня, что со мной делается! А в солнечный день из купола такой светлый столб вниз идет, и в этом столбе ходит дым, точно облака, и вижу я, бывало,что будто ангелы в этом столбе играют и поют. А то, бывало, ночью встану,- у нас тоже везде лампадки горели, да где-нибудь в уголке и молюсь до утра. Или рано утром в сад уйду, еще только солнышко восходит, упаду на колена , молюсь и плачу, и сама не знаю о чем, так меня и найдут... А какие сны мне снились, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом пахнет, и горы и деревья будто не такие, как обыкновенно, а как на образах пишутся.А то будто я летаю, так и летаю по воздуху (задумывается).
  
  
   2
   Отчего люди не летают так как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы и разбежалась, подняла руки и полетела...
   ПЕВИЦА.
   О спой мне ту песню, родная,
   Что пела ты в прежние дни,
   В те дни как ребенком была я
   Ты песенку вдруг запевала
   И я на коленях твоих
   Под звуки той песни дремала...
   Ты пела, гонима тоскою,
   Из темных, задумчивых глаз
   Катилась слеза за слезою.
   Протяжно и громко ты пела-
   Любила напев я простой,
   Но слов я понять не умела...
   О спой же ту песню, родная,
   Как пела ее в старину.
   Давно ее смысл поняла я...
   И пусть под знакомые звуки,
   Убитая горем, засну
   Я сном, что врачует все муки...
   О, спой же ту песню, родная,
   Как пела ее в старину...
  
   АДАШЕВ. Я знал ее.У нее был профиль камеи и смуглое, как у Руфи, лицо, безмятежность которого обманывала. Изредка я получал от нее письма, в которых она была вся - огонь, страсть и противоречие: мстительна и добра, великодушна и злопамятна. Еще в консерватории ее любили за даровитость, за сильный, самостоятельный ум, своеобразную магнетическую внешность и доброе, отзывчивое сердце. И не любили за прямые, подчас резкие суждения, за бурную вспыльчивость, за неуживчивый, бешеный характер.
   Она сама страдала от своих безудержных, порой гневных вспышек, но ничего не могла с собой поделать. Обидев кого-нибудь, она моментально горько раскаивалась и молила о прощении.
   Яркий, загадочный и грустный цветок...
   КАДМИНА(пишет письмо):
   Мой добрый друг, Михаил Алексеевич!
   Вы представить себе не можете, как я обрадовалась вашему письму. Но, увы, слово "незабвенная" пробудило во мне чувство, до бесконечности горькое.
   "Незабвенная"!..Да, вы меня еще не совсем забыли. И за это большое спасибо. Ну а другие? Вот уже более полугода я не имею решительно никаких известий из России, не знаю даже, где моя мама и сестры. Не знаю, что творится в родной консерватории. Не знаю, кто жив и кто умер. Неужели меня сочли отрезанным ломтем? За что? Чем я это заслужила?
   Незабвенная... Какая невольная ирония.! Знаете ли вы, что эта незабвенная перенесла много, очень много страшных минут, и ко всем неудачам, ко всему горю прибавлялось невыносимое мучение - сознание всеобщего отчуждения. Это сознание, пересилив все горе, доводило меня до такого ярого отчаяния, что , боясь лишиться

3

   рассудка, я не один раз пыталась стереть с земли самую память о моем существовании. Но яд не подействовал, а из реки вытащили полицейские. Не рассказывайте этого, не рассказывайте нашей дружбы ради никому. Я не хочу никому поверять своей муки, я стараюсь забыть ее, да и вас умоляю разорвать это письмо и никогда не вспоминать того, что невольно сорвалось с моего пера под наплывом до злобы горьких чувств и при такой первой и единственной возможности высказаться преданному другу.
   Крепко жму ваши руки. Ваш друг Евлалия Кадмина. Декабря 1877 года. Турин, Италия.
   * * *
  
   КАДМИНА(бросаясь навстречу АДАШЕВУ): Михаил Алексеевич, вы ли это?
   АДАШЕВ:Как видите.Еле дождался, чтобы повидать вас. С приездом, наконец-то.
   КАДМИНА:Вот как я вам рада. Расцеловала бы...
   АДАШЕВ:Можете, можете...
   КАДМИНА:Слов не найду. Сколько лет, а будто вчера... Вот вам чай. Видите, не забыла, из какой чашки вы любите. За чаем говорить хорошо, не поссоримся.
   АДАШЕВ: Да разве мы с вами ссорились?
   КАДМИНА:Как не ссориться-ссорились. Со мной нельзя не поссориться. Не то люди не по мне, не то я не по людям.
   АДАШЕВ: Вы замужем? По-прежнему?
   КАДМИНА: Развелась.
   АДАШЕВ: Несчастливы?
   КАДМИНА: Напротив. Очень рада. Свобода! Все таланты свободу любят.
   АДАШЕВ: Успели полюбить другого?
   КАДМИНА:Может быть...
   АДАШЕВ: Значит, все прочие-брось надежду?
   КАДМИНА: Да вам-то что? Вы разве можете в меня влюбиться?
   АДАШЕВ: Мне никто любить не мешает.
   КАДМИНА: Отчего же вы меня не полюбили?
   АДАШЕВ: Потому что вы меня не полюбили.
   КАДМИНА: Неправда, я вас любила, честное слово любила.
   АДАШЕВ: Хороша любовь, когда честное слово дают. Если бы я вам сказал: "Сударыня, честное слово, я вас люблю", вы бы подумали, что над вами смеются. В любви только клянутся, не так ли?
   КАДМИНА: До измены...
   АДАШЕВ: Пусть так, новая клятва покрывает старую. Все равно клянутся одному богу-любви.
   КАДМИНА: Вы ему клятву давали?
   АДАШЕВ: Хотел бы...ради вас...Но, боюсь, стар.
   КАДМИНА: А вы не меряйте жизнь годами. Душой, душой живите. Вот я живу, пью и радость и отраву. Вы этого не знаете. Тут и любовь, и ненависть, и злоба, и пьяный бред, и слава и разгул. Ах, вся душа поет и беснуется, и силы как-то вдесятеро вырастают и чувствуешь, что сердце такое огромное, и бьется оно точно десять сердец, и просит наслаждений еще и еще, безгранично, до безумия!..
   ПЕВИЦА:
   День ли царит, тишина ли ночная,
   В снах ли тревожных, в житейской борьбе,-
   Всюду со мной, мою жизнь наполняя,
   Дума все та же одна, роковая,-
   Все о тебе!
   С нею не страшен мне призрак былого,

4

   Сердце воспрянуло снова, любя...
   Вера, мечты, вдохновенное слово,
   Все, что в душе дорогого, святого,-
   Все от тебя!
   Будут ли дни мои ясны, унылы,
   Скоро лит сгину я , жизнь загубя,-
   Знаю одно: что до самой могилы
   Помыслы, чувства, и песни и силы-
   Все для тебя!
   КАДМИНА(смеясь):Что вы задумались? Я хохочу, а вы вдруг уставились! С вами женщина и очень даже милая...Говорили, что влюбиться не прочь - куда вам! Разве влюбленные так говорят, так смотрят?
   АДАШЕВ: У всякого свой характер, своя манера...
   КАДМИНА: У вас слишком серьезная манера. А я ведь совсем не серьезная женщина. Не думаю, не рассуждаю...Вот пела в опере, теперь перешла в драму(ее голос срывается, но Кадмина тут же старается улыбнуться).Помните, вы меня защищали от музыкальных критиков?
   АДАШЕВ: Вы чудесно пели. Вы душу терзали, вы захватывали ее, а критики разбирали по частям ваш голос, точно беззубые старики, что внимательно копаются вилкой в котлетке.
   КАДМИНА: А вы оживились, оживились... И глаза у вас заблестели. Вот так и надо! А критики все же были правы: я не певица, я актриса. Музыка меня стесняет, у меня своя музыка, свой тон. Вот погодите, я завтра выйду на сцену... Я чувствую в себе т акой огонь, такую горячку, когда играю. Но мне все мало. Нет пьес, где я могла бы вполне развернуться, любить, ревновать...В бешенстве кататься по сцене, рычать и кусаться (хохочет). Голубчик, Михаил Алексеевич, хотите я вас поцелую?
   АДАШЕВ: Разумеется, хочу.
   КАДМИНА(целуя его):Ну вот вам, вот, вот...И заметьте, поцелуи с удовольствием, с искренностью, даже с жаром... Ах, проклятая жизнь, отчего идет она не так как следует!
   АДАШЕВ: О, я узнаю вас. Жизнь должна блестеть как молния, рассыпаться как брызги фонтана. И чтобы солнце играло в них, играло в каждой капле вашей крови, в каждой жилке, в лице, глазах, и вам было бы весело, радостно, и жизнь щла бы как вечный праздник.
   КАДМИНА: Да, да! Рассуждают от скуки, безумствуют от молодости, от избытка сил, от любви...У вас это было когда-нибудь?
   АДАШЕВ: Меня не баловала жизнь как вас. Да и вам я советую остановиться. Тот огонек, который есть в талантливых натурах, необходимо беречь, чтобы он не погас, не обратился в копоть, не задушил бы вас...
   КАДМИНА: Будет вам наставления читать! Сама знаю...Вот с вами и поговори. В голову тотчас серьезное полезет. Умные разговоры вредны. Меня и без того в последнее время все чаще и чаще что-то неизвестное пугает и жалит, и сосет, и тревожит. Будто предчувствие беды...Что это такое?
   АДАШЕВ: Жить устанешь в такой горячке...
   КАДМИНА: Нет, не устала я жить. Просто жила я беспутно, бестолково. Но ведь это и есть жизнь. Ведь правда? Что толку в покое? Чинно, размеренно, день за днем. Я не могу так, не могу!.. Знаете что? Ну ее, меланхолию! Поедемте прогуляться, за город. Я воздуху хочу, свободы, жизни, смеха...Возьмем коляску, а? Но только за ваш счет- у меня ни копейки...
   АДАШЕВ: У меня хватит, не беспокойтесь.
  

5

   КАДМИНА: А вдруг не хватит? Вдруг я начну зеркала бить? Я ведь за себя ручаться не могу (Нервно одевается. Сбрасывает шляпу, убирает волосы). Проклятые
  
   шпильки... Ломаются, не держат волосы...Да ну их! Шляпу не надену. Лучше черную косынку.Вот...Распущу волосы, пусть себе развеваются на свободе. И они, бедные, устают - скручивают их, скручивают. Косынкой накроюсь , как испанка.(напевает) "Скинь мантилью, ангел милый!..".Да что вы молчите?
   АДАШЕВ: Любуюсь вами...
   КАДМИНА: Я разве статуя, чтобы мной любоваться? Знаете, я статуй не люблю. Вдоволь их в Италии насмотрелась. Стоят неподвижные, холодные, в одних и тех же позах, с белыми, безжизненными глазами.М не так и хотелось их толкнуть, чтобы дви гались, глаза нарисовать, чтобы смотрели... Не выношу эту неподвижность.
   Ну вот, я готова ,наконец. Хороша? Да ну, говорите же , хороша?
   АДАШЕВ: Вы сами знаете...
   КАДМИНА: Эх вы! Женщины любят, когда им говорят о том, что они знают, что и без вас чувствуют. Здесь даже солгать можно. Наговорите , чего в них отродясь не было. Только хорошего, обольстительного... Ну, теперь на свободу, на воздух!(уходят).
   ПЕВИЦА Уноси мое сердце в звенящую даль,
   Где, как месяц, за рощей печаль.
   В этих звуках на жаркие слезы твои
   Кротко светит улыбка любви.
   О, дитя, как легко средь незримых цепей
   Доверяться мне песне твоей.
   Выше, выше плыву серебристым путем,
   Будто шаткая тень за крылом.
   Вдалеке замирает мой голос. Зоря-
   Словно за морем тучи горят.
   И откуда вокруг, я понять не могу,
   Грянет звонкий прилив жемчугов.
   Уноси ж мое сердце в звенящую даль,
   Где кротка, как улыбка, печаль.
   И все выше помчусь серебристым путем,
   Я, как шаткая тень, за крылом...
  
   * * *
   СТАРЫЙ СУФЛЕР( у рампы):
   Удивительные все же русские актрисы. Никогда нельзя понять, чего у них больше-таланта, капризов или зависти. Да-с, простота нравов. Васенька, Машенька, а за полою-кинжал. Картонный , конечно, но на кончике есть такая скверная и ядовитая штучка. Ей Богу-с!
   Была у нас инженю Бельская. Так себе, звезд с неба не хватала, но имела партию.У всякой хорошенькой актрисы непременно есть партия - гимназисты там, чиновники особых поручений, студенты, офицеры... Вот и начались мины против Кадминой. А она тотчас же контрмины, и преискусно повела это дело, будто ее саперные офицеры обучали...(наливает в стопку из плоской бутылочки) Я позволю себе, господа...(опрокидывает одним махом содержимое в рот).
   К примеру, назначается маскарад в благородном собрании...Освещение, туалеты, маски, офицеры здешнего полка, адвокаты. Бельская без маски, какой-то французской пастушкой нарядилась. Она прехорошенькая, надо отметить.С этаким носиком, ротик-настоящий кармин...Только представьте, возле нее откуда ни возьмись, целая партия ослов. Вы понимаете? Все эти господа с ослиными головами- почитатели

6

   Кадминой. Они расхаживают по залам и говорят: "Мы поклонники Бельской, мы поклонники Бельской". Да к ней самой: "Мы ваши подданные. Прикажите, сударыня, и мы одним своим криком всех разгоним. И-ааа,и-ааа...Можете вообразить себе...Смех,
   хохот, скандал. С Бельской истерика, ее кавалеры кричат: полицию, полицию! Такой скандал учинили, просто чудо. Ну, доложу я вам, если бы наши артисты и артистки столько искусством занимались, сколько интригами да завистью, другая сцена бы была. Совсем другая...(Снова наливает).Я позволю себе...Всего рюмочку, господа (выпивает).
   Но и Кадминой досталось. Дали занавес на следующий день, она выходит кланяться, посылает в раек воздушный поцелуй. Вдруг из этого рая прямехонько к ее ногам дохлая курица-шмяк! Опять скандал, да еще какой!.. (заливается веселым смехом и уходит за кулисы).
   КАДМИНА(в образе Катерины)
   ...Я умру скоро. Нет, я знаю, что умру. Ох, что-то со мной недоброе делается, чудо какое-то! Никогда со мной этого не было.Что-то такое во мне необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или...Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда толкает, а удержаться мне не за что(хватается за голову рукой). Лезет мне в голову мечта какая-то. И никуда я от нее не уйду. Думать стану-мыслей никак не соберу, молиться - не отмолюсь никак. Языком лепечу слова, а на уме совсем не то. Точно мне лукавый в уши шепчет, да все про дела какие-то нехорошие. И то мне представляется, что самой совестно сделается. Что со мной? Ночью не спится, все мерещится шепот какой-то: кто-то так ласково говорит со мной, точно голубит меня, точно голубь воркует. Уж не снятся мне как прежде райские деревья да горы, а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо, и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду...
   ( Венчание в соборной церкви продолжается).
   СВЯЩЕННИК:
   Господи боже наш, во спасительном твоем смотрении, сподобивый в Кане Галилейстей честный показати брак твоим пришествием, сам ныне рабы твоя Петра и Веру, яже благоволил еси сочетаватися друг другу, в мире и единомыслии сохрани, честный их брак покажи, нескверное их ложе соблюди, непорочное их сожительство пребывати благоволи, и сподоби я в старости маститей достигнути, чистым сердцем, делающи заповеди твои. Ты бо еси наш, Бог ежи миловати и спасати, и тебе славу воссылаем, со безначальным твоим отцем, и всесвятым и всеблагим животворящим твоим духом, ныне и присно и во веки веков.
   ХОР (поет) Аминь.
   ГОЛОСА:
   -Она, она здесь...
   -Кто?
   -Евлалия.
   -Ты бредишь. Она на кладбище.
   СВЯЩЕННИК:
   Заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, твоею благодатию.!
   ХОР :Господи помилуй!..
   СВЯЩЕННИК: Дне всего совершенна, свята, мирна и безгрешна у Господа просим...
   ХОР : Подай, Господи...
   ГОЛОСА:
   -Да что же ты дрожишь...
   -Опять дама в черном. Стонет...Я креплюсь, креплюсь, ничего...
   -Невеста бледна, как смерть. Гляди, слезы на глазах...
   -Тише!
  
   7
  
   СВЯЩЕННИК:
   И сподоби нас, владыко, со дерзновением неосужденно смети призывать тебе, небесного Бога отца и глаголети...
   ХОР (поет). Отче наш, иже еси на небесех, да святится имя Твое, да приидет царствие Твое...
  
   * * *
   КАДМИНА (в образе Катерины. Весь монолог и следующую сцену говорит, растягивая и повторяя слова, задумчиво и будто в забытьи):
   Нет, нигде нет! Что-то теперь он, бедный, делает? Мне бы только проститься с ним, а там...хоть умирать. За что я в беду его ввела? Погибать бы мне одной! А то его погубила, себя погубила, себе бесчестье, ему вечный позор...Долго ль мне еще мучиться!..
   Ничего мне не надо, ничего мне не мило, и свет Божий не мил! А смерть не приходит. Что ни увижу, что ни услышу, только тут (показывает на сердце)больно...Радость моя, жизнь моя, душа моя, люблю тебя! Откликнись.
   ПЕВИЦА:
   Почудились мне будто голоса и шум шагов.
   Уж думала, Андрюша.
   Нет никого. Одна я здесь со своей тоской-кручиной,
   С лютым горем , что, как змея, мне жалит ядом сердце.
   Хоть бы взглянуть мне на милого!
   Ах, приди скорей, мой милый,
   Мой желанный друг!
   Ах, ветры буйные, донесите к милу другу
   Весть про горе-кручину, про любовь и воздыханья,
   Как я таю, как изнываю
   По моем желанном друге день и ночь...
  
   (Аплодисменты, крики "Браво", вызовы сменяются звуками колокола и пением церковного хора).
   САБИНИН (с бокалом шампанского):
   Какое же бесчестье, спрашиваю я вас, быть Дон Жуаном? За что тогда его прославляют? Был он умен или учен, или сочинения какие после себя оставил? Открытия сделал для блага человечества? Нет-с, он только любил, увлекал, изменял, опять любил то ли многих сразу, то ли поодиночке. Тысячу и три любовницы имел. Вот и все его заслуги.
   Ну а современные Дон-Жуаны что делают? Они тоже любят, увлекают, изменяют, дерутся на дуэлях, убивают, из-за них женщины терзаются, плачут, страдают, разводятся, лгут, кричат о свободе чувства, подличают, оскорбляют...Разница в том, что живые мужья-командоры мирно пьют и едят с любовниками своих жен, современными Дон Жуанами.Так выпьем же, господа, за охоту на женщин, самый безобидный спорт и самое сладкое удовольствие!
   КАДМИНА (входя, нервно):
   Правду говорят, что твое имение продается?
   САБИНИН: Правда, правда. Вот надо ехать в банк, хлопотать...
   КАДМИНА: А сколько надо внести?
   САБИНИН : Пятнадцать тысяч.
   КАДМИНА :Ух сколько! Вот были бы у меня деньги, я бы тебе дала...
   САБИНИН : Спасибо. Но я не взял бы от тебя ни копейки.
   КАДМИНА :Это почему?

8

   САБИНИН : Да хоть потому, чтобы не походить на женщин.
   КАДМИНА : Не все женщины живут за счет мужчин...
   САБИНИН : Знаю, знаю. Ты исключение и столько раз мне об этом говорила...
   КАДМИНА : Ты, Петр, я вижу, не в духе.
   САБИНИН : Радоваться, как видишь, нечему.
   КАДМИНА(смотрясь в зеркало): Ты даже не заметил, что на мне новое платье...
   САБИНИН : Ах да, в самом деле. В новом платье-почти новая женщина... Мода это понимает и делает из одной женщины многих...Повернись-ка...Еще. Пройдись. Прекрасно.
   КАДМИНА:Нравится? Скажи, а я тебе нравлюсь?
   САБИНИН : Гм, какой странный вопрос.
   КАДМИНА: Разумеется, не ответишь же ты отрицательно. А скажи, Петя, почему я тебе нравлюсь?
   САБИНИН : Разве можно определить, почему женщина нравится?
   КАДМИНА: Как? Ты не знаешь, почему я тебе нравлюсь? Не знаешь?
   САБИНИН : Не горячись, пожалуйста...
   КАДМИНА: С чего ты взял, что я горячусь? Я просто желаю получить ответ на свой вопрос. Так меня, пожалуй, на каждую горничную променять можно. Коли ты не знаешь, твоя любовь-вздор, баловство.
   САБИНИН : Вот как. Тогда позволь и тебя спросить, за что ты меня любишь.Ну скажи, скажи.
   КАДМИНА: За что? Ты об этом. даже спрашивать права не имеешь.
   САБИНИН : Вот те раз.
   КАДМИНА: Ты думаешь, что тебе все женщины будут на шею бросаться? Как бы не так. Ты в почете у восторженных дамочек и светских кутил. А меня все знают, я талант. Выше таланта ничего нет. Будь ты хоть от Рюрика, хоть от Бога...
  
  
   САБИНИН Во-первых, мы все от Бога...
   КАДМИНА Разве ты в Бога веруешь?Ты веришь только в портных, модисток и кафе-шантаны У тебя и нервов нет - у тебя веревки, а вместо крови-красное вино.
   САБИНИН : И на том благодарен...по крайней мере, не вода. Выходит, ты меня любишь за мое ничтожество и желала бы, чтобы я пред тобой принижался, благоговел, ловил каждое твое слово, а ты с высоты своего таланта благоволила бы мне и в виде подачки давала любовь свою?
   КАДМИНА: Ничего подобного я не думаю.
   САБИНИН : Ну как же!Ты веришь в Бога, в искусство, в свое призвание, не знаю еще в какие высокие вещи, а я верю только в портных и кафе-шантаны! Прекрасно. А я смею думать, что ты веришь в тряпки, в наряды, в модисток, в блеск ю Ты любишь все это больше, чем так называемое высокое искусство.Пожалуйста, не перебивай.Я тебя згнаю очень хорошо и люблю в тебе женщину, а вовсе не твой талант и какое-то там призвание.В искусстве я профан, а рецензенты, которые тебя хвалят, быть может, понимают меньше, чем я.
   КАДМИНА: Ну конечно, где же им понимать? И публика ничего не понимает, только выстаивает часами на морозе, дожидаясь моего появления. И бестолковые студенты впрягаются вместо лошадей в мою повозку, чтобы довезти меня до гостиницы. Я возмечтала о себе настолько, что хочу только одного: твоей хвалы. Нет, Петр, не хитри. Я тебя насквозь вижу. Ты меня начинаешь мучить, злить.Ты ссоры хочешь...
   САБИНИН: Господи, все я ! Сама начинает, а я виноват. Нет, лучше уж уйти от греха.(собирается уходить).
   КАДМИНА: К Олениной? К Вере Александровне?

9

   САБИНИН(в замешательстве) :Я тебе уже сказал, что в банк.
   КАДМИНА: Знаю я эти банки! Ты воображаешь, что я ничего не знаю, что меня можно обманывать как глупую девочку. Ошибаешься!
   САБИНИН(кладет шляпу): Ну, где у тебя рассудок? Я тебе не поддакиваю как другие, я тебе возражаю, высказываю свои убеждения - и вот ты выходишь из себя, устраиваешь сцены. Оленину выдумала, наконец.
   КАДМИНА: Она существует-ты это знаешь лучше меня.
   САБИНИН: Ты ее выдумала как свою соперницу-вот о чем я говорю. Не понимаешь, да?
   КАДМИНА: Я все отлично понимаю. Она молода, красива и с хорошим приданым. А вы, Петр Иванович, нуждаетесь в деньгах и, чтобы не закладывать свое имение, хотите на ней жениться...
   САБИНИН( старается рассмеяться): Как ты ловко подсказываешь.Мне это и в голову не приходило... Вот в самом деле мысль...Ах ты, ревнивица! Ну сама подумай, можно ли тебя на кого-нибудь променять? Деньги... Да я их не любил никогда и никого на них не менял. Верь мне и дай ручку.
   КАДМИНА(бьет его по руке): Что за нежности!
   САБИНИН: Больно! С ума сошла!
   КАДМИНА: Для того и бьют, чтобы больно было(нервно смеется): Безжалостный!
   Ни в чем мне не хочешь уступать. А я, видишь, уже готова...Мне так жалко тебя...Смотри же, сохрани тебя Бог изменить мне...
   САБИНИН: А ты не думай об этом и все будет чудесно... Ну, прощай же...(уходит).
   ПЕВИЦА:
   Ночи безумные, ночи бессонные,
   Речи несвязные, взоры усталые...
   Ночи, последним огнем озаренные,
   Осени мертвой цветы запоздалые!
  
   Пусть даже время рукой беспощадною
   Мне указало, что было в вас ложного,
   Все же лечу я к вам памятью жадною,
   В прошлом ответа ищу невозможного.
   Вкрадчивым шепотом вы заглушаете
   Звуки дневные, несносные, шумные...
   В тихую ночь вы мой сон отгоняете,
   Ночи бессонные, ночи безумные!
  
  
   * * *
  
   (В гримировочной комнате Кадминой происходит разговор с Адашевым)
   КАДМИНА:Вот так, любезный Михаил Алексеевич! У всех женщин есть мужья, братья, сыновья. У актрисы одни поклонники, которые до тех пор около нее, пока она их развлекает или забавляет...
   АДАШЕВ: Различайте людей и будьте осторожнее.
   КАДМИНА:Я знаю, отчего так происходит. Нас презирают. И даже тот, которого я любила и думала, что дарю ему счастье...Разве он не чувствовал, как я способна любить? Разве можно променять меня на первую встречную и бросить так безбожно?
   АДАШЕВ: Перестаньте говорить о нем. Разве вы могли его любить?

10

   КАДМИНА: Вас, что ли, любить? Ну, хорошо.Я вас спрашиваю, хотите ли вы соединить свою судьбу с моею?
   АДАШЕВ: То есть как?
   КАДМИНА: Вот и отказ.
   АДАШЕВ: Позвольте...
   КАДМИНА: Нет, вы отказываетесь, я поняла. Я и сама знаю, что ни вы для меня, ни я для вас, не созданы. Понимаю... Вы отказались так деликатно...Вы любите мой талант, а он любил во мне лишь женщину... И я его любила. Я и теперь его люблю. Люблю и ненавижу. Это еще мучительнее, это вынести невозможно. Все мое сердце изболело и я не знаю, что делать, как справиться с собой...(Плачет).
   АДАШЕВ: Перестаньте! О чем вы плачете? Так нельзя жить. Бог дал вам талант. А вы на что его тратите? Вы его на мелкую монету разменяли, вы его разбрасываете даже на попойках. Вы сходите с ума от любви, точно вы нищая, которой остается вымаливать жизнь как милостыню. У вас карьера, слава. Ваша публика-это масса тружеников и людей, для которых театр-это храм, место восторгов и поклонения. Творите для них, для искусства. Пресыщенным людям ваш талант ни к чему. А вы погрузились в жизнь этих баловней судьбы, равнодушных, скучающих, прожигающих жизнь. Уйдите от них, опомнитесь.
   КАДМИНА(вытирая слезы): Вы, верно, решили, что у меня горе. Да нет, это пустяки. Я сама заставляю плакать других от воображаемого горя. Было бы у меня настоящее горе, и вы бы заплакали, а не читали мне нотаций. Я стала бы кричать, рыдать, ломать руки, биться в отчаянии и сжимать себе горло руками, и задыхаться . Вот так...(показывает).Надо кричать, чтобы на тебя обратили внимание, правда? Кто кричит, тот и поддельным горем расстрогает вас. А настоящее горе молчит и слез не показывает. Если бы...Какая странная мысль.Да, если бы какя-нибудь атриса приняла настоящегшо яду на сцене и стала умирать...
   АДАШЕВ: Действительно, странная мысль. Даже дикая мысль. Хорошо, что не нашлось такой безумицы, которая бы это попробовала...
  
  
   КАДМИНА: А разве лучше на рельсы лечь? Лучше, скажите? Так вот , представьте себе. Какая-нибудь, как вы говорите, безумная, задумала бы умереть на сцене от яда. Судороги бы мучили ее, страшные крики страданий вылетали бы из груди, стон раздавался бы по театру...Как в Колизее, когда под гром рукоплесканий и крики толпы умирали гладиаторы, когда звери терзали христиан... Посмотрела бы я тогда на вас. Вам ведь нужна смерть красивая, со вздохами, с изящными жестами, с нежными словами. От нстоящей смерти мы убегаем. Пусть она остается там, в больнице, в смраде и духоте, от пьянства и распутства (вздрагивает) ...От пьянства и распутства. Вот где ужасная правда. Налейте-ка мне шампанского поскорее...(жадно пьет).
   А с вашей моралью, любезный Михаил Алексеевич, держитесь лучше подальше. Здесь не монастырь. Как вы красиво говорили, однако: "Бросьте мишуру, опомнитесь, служите искусству"... Скажите-ка голодному: не ешь, а молись. Я жить хочу, а если жить нечем, жизнь закончилась, то надо умирать. Смотрите, как вино играет. Так в нас кипит любовь и кровь...Со дна души поднимается вверх искорками, пенится , шипит. А потом все меньше и меньше... Довольно! Никто больше не увидит моих слез.(Разбивает бокал и застывает в оцепенении).Так и жизнь разбилась. Теперь уж не склеить...(к Адашеву)Вы мне так и не сказали, неужели когда перед вами станут умирать по-настоящему, вы тоже будете шикать и смеяться, говоря, как это ненатурально.Я бы тогда из гроба встала...Я бы вам такое проклятие сказала! Привидением бы стала ходить и пугать...Вина еще, бокал подайте. Чтобы веселее было умирать...Ох устала я , устала...
   (Слышны колокола, пение церковного хора)

11

   АДАШЕВ: Я довезу вас до дома.
   КАДМИНА(бессильно падая к нему на руки): Умереть, уснуть...навсегда уснуть...
  
  
   * * *
  
   ПЕВИЦА:

Я ли в поле да не травушка была,

Я ли в поле не зеленая росла;

Взяли меня, травушку, скосили,

На солнышке в поле иссушили.

Припев: Ох ты, горе мое-горюшко!

Знать такая моя долюшка!

Я ли в поле не пшеничушка была,

Я ли в поле не высокая росла;

Взяли меня срезали серпами,

Склали меня на поле снопами.

Припев.

Я ли в поле не калинушка была,

Я ли в поле да не красная росла;

Взяли калинушку поломали

И в жгутики меня посвязали.

   Припев.

Я ль у батюшки не доченька была,

   У родимой не цветочек я росла;

Неволей меня ,бедную, взяли,

И с немилым, седым повенчали.

Припев.

  
   (Кадмина гримируется перед исполнением роли Василисы Мелентьевой. Перед ней кубок, который она несколько раз подносит к губам, но не решается выпить содержимое).
   ВАСИЛИСА: Задумала я думушку, запала
   На сердце мне заветная мечта-
   Царицей быть.Дурное ль это место-
   Да занято. Другая не пускает,
   Сидит на нем постылой, но женою,
   Царицею, а я ее рабою.
   Я не слепа, я вижу, что царю
   По нраву я, старик на Василису,
   Как кот на мышь, глядит, но мне
   Наложницей быть мало. Пробиралась,
   Ползком ползла я ко двору царицы,
   За сиротство и бедность натерпелась
   Позору я и брани от боярынь,
   Я краше их и в смирном вдовьем платье.
   Надень-ка я наряды дорогие-
   Пускай тогда покажут кто в Москве
   С Мелентьевой красой сравниться может.
   (Одевается и смотрится в зеркало)

12

   Ах, как давно себя я не видала
   Красавицей такой! И оставаться
   Рабою мне! Так нет же, нет! Цареву
   Я видела любовь и ласку,-быть
   Хочу царицей я - и буду!
  
   (Входит Сабинин в образе Колычева, кланяется)
  
   КОЛЫЧЕВ: Челом тебе!(Взглянув на Мелентьеву)
   Ах, что ты, Василиса
   Игнатьевна. Зачем так нарядилась?
   Не гостя ли ждала?
   ВАСИЛИСА: Тебя!
   КОЛЫЧЕВ: Спасибо!(целует ее)
   ВАСИЛИСА(обнимая его):
   Кого ж мне ждать?Один ты у меня,
   Одна моя отрада ты, Андрюша!
   Не веришь ты?
   КОЛЫЧЕВ: Родная! Жизни
   Я для тебя не пожалею.
   ВАСИЛИСА: Правда ль?
   Вот на уме я и держу,что только б
   Мне увидать на деле, как ты любишь,
   Увериться глазами, ну потом уж
   И спорить я не буду.
   КОЛЫЧЕВ: Все на свете,
   Что хочешь ты!..
   ВАСИЛИСА (лаская его): Ужли, ах, мой родной!
   КОЛЫЧЕВ: Голубка ты! (обнимает ее)
  
  
   ВАСИЛИСА (освобождаясь): Ох, перестань.
   КОЛЫЧЕВ: Да что же
   Из рук моих ты рвешься?
   ВАСИЛИСА(будто стыдясь): С непривычки!
   От ласки-то давно отстала, парень.
   Моя вина, что я тебя пустила,
   А коль пришел, так ты хозяин здесь;
   Я гостю отказать ни в чем не смею.
   Глупехонька я ,баба. Ну а ты
   Исполнишь все, что попрошу?
   КОЛЫЧЕВ: Исполню! Приказывай.
   ВАСИЛИСА: Боюсь, обманешь.
   КОЛЫЧЕВ: Богом
   Клянусь тебе.
   ВАСИЛИСА:Ах, милый мой, сердечный!
   КОЛЫЧЕВ: Проси скорей, во мне душа кипит,
   На всякую готов пойти послугу,
   Чтоб знала ты, как я люблю тебя.
   ВАСИЛИСА (ласкаясь): Голубчик белый! Отрави царицу!
   КОЛЫЧЕВ: Безумная! Побойся Бога! Что ты!

13

   Возьми назад слова! Проси у Бога,
   Чтоб он простил тебя. Царицу Анну
   За все ее добро убить ты хочешь?
   ВАСИЛИСА: Не я хочу! Пошто такой злодейкой
   Считаешь ты меня! Могу ль желать я
   Царице зла? По царскому приказу
   Малюта мне велел убить ее.
   КОЛЫЧЕВ: Греха боишься?
   С души своей ты хочешь на мою
   Тяжелый грех свалить?
   ВАСИЛИСА: Да кому же
   Поверю я цареву тайну? Разве
   Довериться могу я нашим бабам?
   А больше я не знаю никого.
   Коль любишь ты меня, то выручай!
   КОЛЫЧЕВ: Любить-то я люблю тебя, да грех-то
   Незамолим. Ужель тебе не жалко
   Души моей? Освободи, послушай.
   Великий грех!..
   ВАСИЛИСА: И слушать не хочу!
   Я проведу тебя. Ее заставишь
   Испить до дна серебряную стопу
   За здравие...(выпивает кубок до дна и пустым передает
   Колычеву).
   КОЛЫЧЕВ: Запомни ты! Свершивши это дело
   Греховное, я буду господином,
   А ты моей рабой. Заставлю я
   Не ласкою,а грозным словом тешить
   Любовь мою и норов молодецкий-
   Женой возьму к себе, в свой дом.
  
  
   ВАСИЛИСА: Согласна. (Видно, что актрисе плохо).
   КОЛЫЧЕВ: И будешь ты любить меня и холить,
   И пуще грома Божьего бояться.
   (Берет ее за руку).
   ВАСИЛИСА: Ой, больно, больно!(Медленно оседает на пол).
   КАДМИНА:Отчего люди не летают?(начинает путать слова, забываться)
   Увидала -таки я тебя. Ну, прости меня. Не хотела я тебе зло сделать, да в себе не вольна была.Что говорила, что делала -себя не помнила.
   САБИНИН :Полно, что ты, что ты.
   КАДМИНА : Куда едешь?
   САБИНИН : Далеко, Катя, в Сибирь.
   КАДМИНА : Возьми меня с собой отсюда!
   САБИНИН : Нельзя мне, Катя. Не по своей воле еду, уж и лошади готовы.
   КАДМИНА : Поезжай с Богом, не тужи Только мне и нужно было, что увидать тебя. Теперь словно гора с плеч свалилась. А я все думала, что ты на меня сердишься, проклинаешь меня...
   САБИНИН : Время мне, Катя!
   КАДМИНА:Постой, постой, дай мне поглядеть на тебя в последний раз. Теперь Бог с тобой, поезжай.Ступай скорее.

14

   САБИНИН : Эх, кабы знали эти люди, каково мне прощаться с тобой. Боже мой! Злодеи, изверги! Прощай!.. (уходит).
   КАДМИНА: Куда теперь? Домой идти? Нет, мне что домой, что в могилу -все равно. В могиле лучше...Солнышком ее греет, дождичком ее мочит... Весной на ней травка вырастет, мягкая такая...птицы прилетят на дерево, будут петь, детей выведут, цветочки расцветут: желтенькие, красненькие, голубенькие... всякие. Так тихо, так хорошо. Мне так будто легче! А об жизни и думать не хочется... Ах, темно стало.И опять
   поют где-то.Что поют? Не разберешь... Умереть бы теперь. Все равно смерть придет, а так жить нельзя. Грех, молиться за меня не будут... Нет, кто любит, тот будет.
   Друг мой! Радость моя! Прощай!..(уходит)
  
   Крики зрителей: Браво! Кадмину! Занавес падает.
   Кадмина и Адашев в гримировочной комнате
  
   АДАШЕВ: Не подберу слов, чтобы выразить мое восхищение...Погодите, мы поднимем всю журналистику на ноги, чтобы вас пригласили в Петербург...
   КАДМИНА: Поздно, поздно...
   АДАШЕВ: Напротив, как раз вовремя. Вы сами не знаете силы своего таланта...Что с вами? Вы сильно побледнели. Вы больны?
   КАДМИНА: Нет, пустое...Почему сегодня не заехали? Я говорила вам давеча, что боюсь оставаться одна, боюсь наделать глупостей...
   АДАШЕВ: Я сам рвался к вам, боясь, чтобы вы не поехали к нему или к его невесте и не наделали чего-нибудь...Ах, какая вы были страшная и странная...
   КАДМИНА: Оказалось, я не способна мстить. Верно уж такая натура. Я думала поехать к нему и убить его, но это только на минуту. Вот если бы словом было можно убить человека, я бы это сделала, я бы вложила в свою речь всю силу моего негодования и проклятий. Но оружием - нет. Убивают только бездушные и сумасшедшие. Если бы я смогла это сделать, убитый стал бы меня преследовать днем и ночью, он замучил бы меня. Я знаю...У кого есть душа, тот не может спокойно жить после убийства. Уж на что леди Макбет была железной, и та не вынесла.
   Затем... Вы знаете, что бывает затем. Следствие, суд, адвокаты, прокуроры, журналисты, судьи -целый легион любопытных. Это мучительно. Надо лгать, притворяться или напротив, откровенничать. Нет, я не могу. Чтобы копались в моей душе? Ни за что.
   Знаете, кого я понимаю? Тех крестьянок, которые вешаются на воротах своего любовника. Пусть видят, кто честнее и лучше. Пусть все будут преследовать его, клясть, указывать как на мучителя и убийцу. Вот это месть!
   АДАШЕВ: Вы говорите это с такой страстью, точно готовы и сами это сделать. Самопожертвование ни к чему хорошему не приведет. Ну пожалеют, ну поохают. А потом ведь забудут. Выбросьте из головы все эти мысли. Ваша жизнь полна успехов и торжества. Вот как сегодня.
   КАДМИНА: Вы не понимаете. Какое торжество?.. Меня бросают как вещь! И без того жизнь актрисы - один миг, а тут каждый день отрава, отрава...
   АДАШЕВ: Все это женское самолюбие, и ничего больше. Полноте, голубушка, миллионы существ в мире страдают больше чем все мы. Да мы баловни судьбы...
   КАДМИНА: Замолчите, не могу вас слушать...(Болезненно вскрикивает).Нет, все не так, как я думала. Все горит огнем. Воды...(Пьет)
   АДАШЕВ: Скажите же, что с вами?
   КАДМИНА: Не обращайте внимания. Сейчас конец. Последнее действие и конец. Нельзя же не кончить спектакля...Идите, идите...Дайте руку. Вы добрый человек, но вчера обидели меня...

15

   АДАШЕВ: Я? Сохрани меня Бог...
   КАДМИНА: Вы от меня отказались давеча. Помните, я спросила, хотите ли связать свою судьбу с моею?
   АДАШЕВ: Да, я люблю вас. Я ревновал вас к этому господину. Мне досадно было, что вы так мучились из-за него. Меня это оскорбляло не меньше, чем вас...(Хочет уйти).
   КАДМИНА: Погодите, это правда?
   АДАШЕВ: Да неужели и теперь глаза мои ничего не говорят?
   СУФЛЕР(появляясь): Госпожа Кадмина , ваш выход. Пожалуйте.
   КАДМИНА (Адашеву): Теперь прощайте. После придете.После...
   (Адашев уходит)
   Кажется, легче стало. Смерть будто погрозила и отступила. Решилась играть с ядом в груди. И вот опять жить хочется. Он так горячо говорил, он любит. Да нет же, это не то, не то. Стоит ли из-за этого жить? (Хватается за грудь). Ах, опять!..Я закричу! Господи, спаси и помилуй (уходит на сцену).
  
   ПЕВИЦА: Соловушко в дубравушке громко свищет.
   А девица в теремочке слезно плачет:
   Скучно, скучно мне, девице, в теремочке.
   Утешай меня, соловушко, в кручине.
   Прилетай ко мне, соловушко, в светлицу,
   Я поставлю тебе клетку золотую,
   Я насыплю белояровой пшеницы,
   Напою тебя медовою сытою.
   Не мила то мне твоя медовая сытица,
   А мила то мне болотная водица.
   Не мила мне белоярова пшеница.
   А мила мне мушка малая, лесная.
   Не мила мне твоя клетка золотая,
   А мила мне моя воля дорогая.
  
   АДАШЕВ(в образе царя Ивана Грозного), КАДМИНА (в образе Василисы Мелентьевой).
  
   ВАСИЛИСА (кому-то невидимому):
   Поди ты прочь, поди!
   Зачем за мной ты ходишь?
   Зачем глядишь ты мертвыми глазами,
   Закрытыми мне прямо в сердце? Сгинь!
   (Застывает в неподвижности)
   ЦАРЬ: Но кто же мог вселить в нее недуг,
   Чьим волшебством в ней бес посажен?
   Злые порчи.
   То умысел и злой навет бояр-
   Крамольников.
   Я знаю их! Кого б ни полюбил я,
   Сейчас они отнимут иль испортят.
   И первую жену мою сгубили.
   Испортили мою невесту Марфу,
   ВАСИЛИСА: Ах, что со мной! Куда зашла я? Царь!
   (падает перед ним на колени)
   Защиты у тебя прошу. Царица Анна,
  
   16
   Она за мной приходит по ночам
   Манит меня к могиле. Государь,
   Пусти меня, я съезжу помолиться
   На гроб ее. Быть может, умолю
   Слезами я и щедрым подаяньем
   Усопшую, и, грешная, во гробе
   Уляжется она спокойно.
  
   ЦАРЬ: С Богом!
   Я не держу тебя. Я для тебя не мальчик,
   Сидеть с тобой и забавлять тебя.
   ВАСИЛИСА: А коли стар, зачем же ты женился?
   Молился бы по четкам.
   ЦАРЬ: Василиса!
   ВАСИЛИСА: Завистливы на молодое тело
   Глаза твои, а угождать не хочешь
   Жене своей! Так помни ж ...
   ЦАРЬ: Василиса!
   ВАСИЛИСА: Почто кричишь? Меня не испугаешь.
   Мне выходцы из гроба только страшны,
   А грозного царя я не боюсь.
   (ЦАРЬ хватается за нож)
   ВАСИЛИСА (становится перед ним):
   Убить убьешь, а лучше не найдешь...
   (ноги у нее подкашиваются, Царь опускает нож)
   Я спать хочу...
   ЦАРЬ: Иди в опочивальню.
   ВАСИЛИСА:Я здесь усну. Покрой мне ноги.
   Сними кафтан с плеча.
   ЦАРЬ: Да ты в уме ли?
   Иль хочешь ты, чтоб свет переменился?
   ВАСИЛИСА: А отчего не так?
   ЦАРЬ: Эх, дура баба!
   ( снимает кафтан и покрывает ее)
   ВАСИЛИСА: Не больно дура, не глупей тебя.
   Иль для жены ты соболя жалешь?
   Эй, старенький, поди ко мне, присядь!
   (ласкает его)
   Не спорь со мной! За красоту и младость
   Утешь меня, зови меня царицей!
   Царица я?
   ЦАРЬ: Какая ты царица?
   Невенчанной царица не бывает.
   Ты самому царю забавой служишь.
   ВАСИЛИСА:Прости меня. Ты царь, я баба дура,
   Хоть день да мой, а там хоть умереть.
   И умереть то хорошо царицей.
   Потешь жену что малого ребенка.
   Потешишь, что ль?
   ЦАРЬ (смеясь): Да ладно!

17

   ВАСИЛИСА( тянется, целует царя в губы, потом руку его):
  
   Ну, прощай. Я сплю совсем (засыпает).
   ЦАРЬ: Ну спи, Господь с тобою...
   Какой спокойный, безмятежный сон!
   Ужель меня лицо твое обманет?
   Под кроткою и ясною улыбкой
   Ужель душа черна? Не верю.
   Так нежно, свято улыбаться могут
   Лишь ангелы небесные да дети.
   Уста твои как маков цвет раскрылись
   И шевелятся, точно поцелуем
   Дарить меня ты хочешь, прошептать
   Мне ласку. Ну, шепчи скорее.
   (наклоняется к ней)
   ВАСИЛИСА (во сне): Андрюша!
   Голубчик мой, простит меня! Сгубила
   Я молодость твою.
   (Царь, пораженный, прислушивается)
   Хотелось мне
   Царицей быть, но я не разлюбила
   Тебя, дружок...А старого, седого,-
   Нет!.. Я не в силах. Ах, Андрюша!
   Люблю тебя...
   ЦАРЬ : Царица Василиса!
   (Василиса просыпается)
   Где милый твой? Указывай!
   ВАСИЛИСА (с испугом) : Во сне я
   Не назвала ль кого?
   ЦАРЬ : Ну, кайся перед смертью!
   ВАСИЛИСА:Винюсь, во всем винюсь...(падает без чувств)
   (Занавес закрывется. Звуки колокола, церковный хор, который перекрывают рукоплескания и вызовы: Браво, Кадмина!)
  
   * * *
  
   (Венчание в церкви подходит к концу)
   СВЯЩЕННИК:...Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земле. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и остави нам долги наша...
   ХОР(поет) ...якоже и мы оставляем должникам нашим...и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого...
   ГОЛОСА:
   - Что это с женихом?
   - Даму в черном, с которой истерика была, за Кадмину принял...
   -Смотрите, чтобы он какой штуки не выкинул...
   - Такая скотина выдержит...
   - Надо будет окружить карету и свистать ему.
   ХОР: -Исайе, ликуй,дева име во череве и роди сына Еммануила, Бога же и человека , восток имя ему...его же величающе, душу ублажаем...
   ГОЛОСА:
   -У меня все Кадмина из головы не выходит...

18

   - Какие прекрасные слова говорят мерзавцам.
   -Бог у всех один...
  
   СВЯЩЕННИК: Отец, сын и святой дух, всесвятая и единосущная, и живоначальная троица, едино божество и царство да благословит вас, и да подаст вам долгожитие, благочадие, преспеяние живота и веры, и да исполнит вас всех сущих на земле благих! Да сподобит вас и обещанных благ восприятия молитвами
   святыя богородицы и всех святых, аминь!
   Поцелуйте вашего мужа.
   (Снова раздается стон).
   ХОР: Честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим, без истления Бога слова рождшую, сущую Богородицу тя величаем Именем Господним благослови, отче...
  
   (Гримировочная комната Кадминой. Она бессильно сидит в кресле. Слышны рукоплескания и крики "Браво, Кадмину!"
   АДАШЕВ (входя, с букетом): Боже мой, я все понял, как вы только вышли на сцену.
   КАДМИНА:Все горит во мне. Воды...
   (Вновь слышны вызовы публики. Кадмина пытается встать)
   АДАШЕВ(поднося ей воду): Куда же вы, сядьте. (вошедшему суфлеру) Доктора!
   КАДМИНА: Нет, я пойду...В последний раз...(идет под восторженные крики и рукоплескания к рампе. Занавес закрывается и Кадмина падает к Адашеву на руки).
   АДАШЕВ (усаживая ее в кресло): Что же вы наделали...
   КАДМИНА: Я это нечаянно, клянусь Богом...Я могу дышать...Вот принесут лекарства - и домой.
   АДАШЕВ:Когда выздоровеете, будет торжество. Расклеят по городу афиши с аршинными буквами : "Бенефис Кадминой".То-то публики будет... У вас лицо спокойнее стало...
   КАДМИНА: Да, мне спокойней. А то я все мучалась, узнать хотела, что будет потом...Теперь не надо, не хочу. Жжет все внутри, а голова ясная, холодная (на миг забывается, потом открывает глаза).Где вы? Куда вы ушли от меня? Или мне показалось? Вот сейчас я от вас скроюсь.
   Куда я денусь? Куда улечу? Буду ли сиять яркой звездой или летать по ветру?
   Или сидеть в чашечке цветка? Не рвите его, не рвите, - там моя душа. Радость будет-вспомните, как я радовалась, плакать будете-вспомните, как плакала я... Господи, какие муки. Точно огненный дождь. Жжет...Нет сил терпеть. Сжальтесь. Убейте меня! О, Господи, Боже милосердный...
   СУФЛЕР (входя): Доктор приехал, коляска уже у подъезда.
   АДАШЕВ: Сейчас , милая, сейчас...
   КАДМИНА: Навеки, навсегда...Иду...(умирает).
   ПЕВИЦА:
   Спи, дитя мое, усни!
   Сладкий сон к себе мани...
   В няньки я к тебе взяла
   Ветер, солнце и орла.
   Улетел орел домой,
   Солнце скрылось под водой,
   Ветер после трех ночей

19

   Мчится к матери своей.
   Ветра спрашивает мать:
   "Где изволил пропадать?
   Али звезды воевал
  
   Али волны все гонял?
   " Не гонял я волн морских,
   Звезд не трогал золотых,
   Я дитя оберегал-
   Колыбелечку качал...".
   Спи, дитя мое, усни!
   Сладкий сон к себе мани.
   В няньки я тебе взяла
   Ветер, солнце и орла...
   СУФЛЕР Разъезд, господа! У нас несчастье. Гасите свет. Спектакль окончен. Разъезд...Господи, ну дайте же кто-нибудь занавес...
   (Суфлер гасит свечи у рампы, бормоча что-то свое. Потом достает икону, дышит на нее и протирает рукавом. Слышны звуки церковного колокола и пение хора).
   Конец.
  
  
  
  
   ПЕРЕЧЕНЬ МУЗЫКАЛЬНЫХ НОМЕРОВ
   (композитор П.И. Чайковский
   1.О, спой мне ту песню.Романс. Стихи А.Плещеева
   2.День ли царит...Романс. Стихи А.Апухтина.
   3.Уноси мое сердце...Романс.Стихи А.Фета.
   4.Почудились мне будто голооса...Ариозо Наташи из оперы "Опричник" (по одноименной трагедии И. Лажечникова)
   5.Ночи безумные...Романс. Стихи А. Апухтина.
   6. Я ли в поле да не травушка была...Романс .Стихи И.Сурикова.
   7. Соловушко в дубравушке...Песня Наташи из оперы "Опричник".
   8.Спи, дитя мое...(Колыбельная).Романс. Стихи А. Майкова.
   АННОТАЦИЯ
   "Тайны жизни человеческой огромны, и любовь-самая недоступная из этих тайн"- написал Иван Тургенев в своей последней повести, посвященной Евлалии Кадминой (1853-1881), выдающейся русской артистке, чья жизнь трагически оборвалась в возрасте 28 лет.
   Над тайнами судьбы Кадминой задумывались не только Тургенев, но и А.Чехов, Н.Лесков, А.Куприн, А. Суворин... А. Луначарский придумал для Кадминой сиющий образ "кометы дивной красоты", который стал названием книги искусствоведа Б. Яголима. Новелла о Кадминой вошла недавно в сборник "Вечный идол" современного писателя Л. Третьяковой и читается как одно из самых трагических и романтических повествований о женских судьбах в 19 столетии. Кадминой посвящали стихи и пьесы, даже оперу. Еще при жизни Чайковский написал для нее романс "Страшная минута".Есть основания полагать, что он был увлечен не только ее ярким талантом...
   В тот роковой для артистки 1881 год Кадмина потеряла певческий голос и была вынуждена отказаться от ролей оперной примадонны, перейдя на амплуа драматической актрисы. Здесь она буквально за несколько месяцев создала выдающиеся образы, играя
  

20

   Офелию в "Гамлете" Шекспира, Катерину ("Гроза") и Василису Мелентьеву в пьесах А.Островского. К сожалению, это были последние ее сценические создания.
   Поступки людей, наделенных ярким талантом, предугадать невозможно, объяснить - трудно. Если правда, что Кадмина погибла из-за несчастной любви, то сделала она это как настоящая актриса, отравившись на сцене во время спектакля.
   Похороны Кадминой в Харькове вылились в настоящее траурное шествие, невиданное по своим масштабам. Прощаться с ней шли тысячи мужчин и женщин. И казалось, что они хоронят не только любимую артистку, прекрасную и самоотверженную женщину, но и символ романтической, воистину отравленной красоты. Пьеса - романс "Святая грешница Евлалия" - еще одна попытка рассказать про "комету дивной красоты" средствами искусства, которому она посвятила свою недолгую и яркую жизнь, отодвинуть занавес ее трагической судьбы... Александр ЧЕПАЛОВ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | М.Весенняя "Дикий. Охота на невесту" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "S-T-I-K-S Шесть дней свободы" (Постапокалипсис) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"