Чепенко Евгения: другие произведения.

Девица-Яга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.81*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Евдокии восемнадцать. Она студентка геологического отделения и по совместительству Яга без стажа. Как не выделяться среди людей, когда кикиморы и анчутки стремятся пообщаться, мавки при случае выпрашивают расческу, любимый домовой каждую ночь заплетает косички, а неизвестный волкодлак начинает преследовать ее с непонятными целями? Да еще задачку с проводами молодца решить надо...

  Девица-Яга
  
  Аннотация
  Евдокии восемнадцать. Она студентка геологического отделения и по совместительству Яга без стажа. Как не выделяться среди людей, когда кикиморы и анчутки стремятся пообщаться, мавки при случае выпрашивают расческу, любимый домовой каждую ночь заплетает косички, а неизвестный волкодлак начинает преследовать ее с непонятными целями? Да еще задачку с проводами молодца решить надо...
  
  Глава 1
  
  Даня закончила доклад по истории и теперь сидела в холле научной библиотеки университета, болтала ногами, ждала Лену. Скучно. Ох, как скучно.
  - Чего грустишь? - пискнул голосок из-под лавки.
  Даня недовольно склонила голову в сторону голоска. Кикимора стояла и пучила на нее свои глазки-пуговки. Девушка вздохнула и осторожно шикнула.
  - Я не грущу. Мне скучно. А теперь шасть отселева! При людях нельзя!
  - Грубиянка! У-ух! Наврежу!
  - Только попробуй! - пригрозила Даня и оглянулась - не смотрит ли кто. Никому не было дела. Студенты переговаривались между собой. Женщина, что тут же, напротив, продавала книги и канцтовары, не отрывалась от чтения.
  Дане было восемнадцать и она была Ягой. Конечно, примерно до тринадцати лет она была обычной себе девочкой, училась в школе, жила с бабушкой, а потом бабушка возьми да и расскажи что, кто, да как. К слову, быть Ягой не так то просто. Видишь не только всю жить, но и нежить тоже. А нынче при первых говорить о вторых не принято, не то направят в больничку спец назначения, а этих мест даже нечисть чурается.
  Девушка опять расстроено вздохнула. Город ее раздражал. Силы много, а применить тут, да так чтоб никто не увидел, негде, даже по ночам на улицах людно. То ли дело было у бабушки, до поступления, выйдешь в лес и тренируйся, давай силе волю. Бабушка Яга работала лесничим в таежном поселке. Когда-то люди боялись ее, а теперь уважали и приходили посплетничать, чаю попить. Времена нынче сильно изменились. Люди совсем позабыли свои предания: народные сказания стали просто детскими сказками на ночь.
  Вот, например, чего стоит повесть об Иване и Змее Горыныче. Девушка улыбнулась и подняла ноги. Длинная цветастая юбка легко скользнула, открывая взору ступни. Кто ей поверит, что она вот этими самыми ногами ходила по Каленому мосту через Смрадную реку?
  В дверях показалась Лена.
  - Давно ждешь?
  - Минут десять. Не больше.
  - А чего не звонишь? Я б быстрее спустилась.
  Даня улыбнулась и постучала пальцем по лбу.
  - Кузнецова! Денег нет!
  - А! - аргумент "денег нет" очень весомый, особенно если ты студент. - У меня тоже рублей пять, не больше. Надо положить.
  - Ага. Заодно поесть бы. А то очень хочется!
  Лена засмеялась.
  Банкомат был за углом. Даня стащила с лавки свою объемную зеленую сумку, водрузила ее на плечо и присоединилась к бодро стучащей по мрамору каблуками подруге.
  - Грубиянка! - пропищала ей вслед кикимора. Молодая Яга повернулась и сделала в ответ страшное лицо. - Ой! - нежить снова скрылась за лавкой.
  Лена оглянулась на Даню.
  - Ты сейчас ничего не говорила? Мне вроде показалось что.
  - Не-а, - замотала головой девушка, - ничего.
  - Ну ладно. Сколько положишь?
  - Рублей сорок.
  - Оптимально.
  Они уже вышли на улицу и завернули за угол, когда Лена неожиданно остановилась и одними губами прошептала: "Ого!" Даня проследила за взглядом девушки. Возле платежного терминала стоял юноша, не слишком высокий, худой, жилистый, статный, с иссиня черными вьющимися волосами. Он оплачивал счет и не обращал ни на кого внимания.
  - Оба! Упырь! - отчего-то обрадовалась Даня. Не то, что б ей нравились упыри. По сути, было все равно. Яга не судит, Яга - сторожит. Просто раньше она никогда их вживую не встречала, только бабушка рассказывала.
  - Гаврилова! Ты чего? Упала? Какой упырь! Красавчик! Ты смотри какой парень! - Лена обиделась, но быстро встрепенулась. - Хотя, это даже хорошо. Раз тебе не нравится, я возьму себе.
  Пока они стояли у угла и размышляли, к банкомату подошел еще один парнишка, он был на голову выше, и, что примечательно, намного живее товарища. Даня с удивлением отметила, что упырь и парень заговорили по-дружески. А вот этого бабушка никак не рассказывала.
  - Быть не может, - прошептала она.
  - Ты второго знаешь? - подруга истолковала слова по-своему.
  - Да, нет. Просто... и вправду красавчик, - нашлась Даня и после минутной паузы добавила. - Хочешь познакомиться?
  - Конечно, я же сказала! Только, блин, поздно уже, - раздраженно зашипела Ленка. - Они уходят.
  Даня прекрасно это знала. Она намеренно потянула время перед последней своей фразой. Для любого человека противоположного пола упырь, если он не сам обратился - есть существо красивое, притягательное. Для Яги все они - нежить и трупоеды. Парнишка и вправду при жизни был красив, ну а сейчас Даню больше интересовал вопрос, как не дать Ленке к нему подойти, она ведь упертая, выяснит обязательно, кто такой, где учится, есть ли девушка, с кем общается.
  Из молодой травы вылезла кривая рожица анчутки и повторила эхом услышанное.
  - Оба! Упырь! Оба. Упырь...
  - Скройся! - шикнула на него Даня.
  
  - Ну, Евдокия, блин, такого парня из-за тебя упустили. Стояли там как две идиотки, глаза протаращили и все, - полчаса спустя девушки лавировали с подносами между столиками в поисках свободного места.
  Даня поморщилась, она не любила, когда ее называли полным именем. Среди многочисленных Свет, Оль, Тань быть Евдокией не слишком приятное дело, особенно если твоя фамилия Гаврилова. Она чуть не разлила кипяток в стаканчиках, уворачиваясь от вездесущих спин и локтей студентов, битком набивших столовую. Хорошо когда-то бабушка придумала внучке вполне приемлемое сокращение. Хотя в школе ее не переставали дразнить вплоть до десятого класса. Наконец в дальнем углу освободился столик, туда они и проскочили.
  - Привет! - пискнул голосок под стулом, человек такой голос не услышит.
  Даня "случайно" столкнула локтем сумку на пол и залезла под стол.
  - Привет, - прошептала она беззвучно, нежить слышит и так. Кикимора теребила пакетик с сахаром и пялила глазки-пуговки.
  - Ты отчего давненько не приходила?
  - В библиотеке давно не была.
  - А обещание?
  - Я помню.
  Даня зашептала нужные слова и открыла сумку. Кикимора в последний раз оглянулась на кухню, откуда вышла, вцепилась зубками в свой пакетик, подняла с пола нехитрый багаж, больше смахивающий на кулек мусора, и нырнула в подставленный карман. Яга закрыла сумку и вылезла вместе с ней из-под стола.
  - Заметь, ты каждый раз что-нибудь роняешь, - засмеялась Кузнецова.
  Девушка пожала плечами в оправдание, развела руки и принялась размешивать пластиковой вилкой салатик. Высыпала светло-бежевый порошок, именуемый высоким словом "кофе", в прозрачный стаканчик.
  - Это не кофе, - в который раз прозаично констатировала Даня. Лена хмыкнула, она как никто знала о безумной любви подруги к благородному напитку.
  - Эх, Гаврилова. Ну куда деваться? Остальное тоже не фонтан, зато на этом не потолстеешь. Для фигуры это неплохо.
  - О, да! Весьма неплохо. Не считая того, что природу организма косишь на корню.
  - Фу! Дань, иногда ты так правдиво косишь под зануду. Ну сама посуди...
  Вдруг глаза подруги ошарашено округлились, она замолчала, покраснела и опустила голову.
  - Что? - не поняла Даня.
  - Он на нас смотрит. Сейчас тебя разглядывает, пристально так. Как же я не видела, что они тоже сюда пришли.
  - Кто? - девушка развернулась на стуле, в попытке найти источник беспокойства Лены.
  - Блин! Гаврилова. Не вертись так. Те парни, возле банкомата. Они сидят через три столика от нас, справа, - Даня посмотрела в указанном направлении и столкнулась с внимательными голубыми глазами. Он изучал ее, а между его темных бровей легла морщинка. Девушка не удержалась и довольно агрессивно улыбнулась наглому упырю. Тот нехотя отвел взгляд. Вот бывают в жизни идиотские совпадения!
  - Все, Лен, не суетись. Больше не смотрит, - Даня еще раз бросила взгляд в сторону, и отметила, что теперь их слушают, причем внимательно. Если бы она не была Ягой, то не заметила бы этого факта, но поскольку она была...
  Девушка беспокойно заерзала на стуле, такое течение дел ее не устраивало. Расклад, когда некая нежить проявляла к ней интерес, не внове. Она постоянно балансировала на грани: сколько раз люди заставали ее стоящей на четвереньках или говорящей с самой с собой, по крайней мере, они так думали. Нежить попадалась разная: какие в плохом расположении, какие в хорошем. Но сейчас, во всей этой ситуации с подслушивающим упырем была одна странность, которая заставила ее насторожиться и принять решение позвонить бабушке (что случалось крайне редко) - он не знал кто она такая. Явно чувствовал что-то, но не знал. Послушать бы в ответ, о чем они там с человеком говорят, но привлекать к себе еще большее внимание не хотелось. Она продолжила ерзать на стуле. Неправильный какой-то упырь попался. Они не дружат с людьми и, тем более, не сидят в обычной столовой.
  
  Яга бросила ключи от квартиры на стол и захлопнула за собой дверь. Она, не разуваясь, схватила телефонную трубку, благо соседка, Маринка, еще на занятиях, и набрала междугородний номер. На том конце защелкало, потом раздались длинные гудки и, наконец, в трубке проскрипели.
  - Алё?
  Даня про себя улыбнулась, бабушка потрясающе играла старушку.
  - Бабуль. Выходи из образа. Это я.
  - А! Евдокия Денисовна! - голос сразу помолодел.
  - Бабуля! - возмутилась девушка.
  - Ну, ладно уж тебе. От имени никуда не денешься. Как дела? Как учеба? Друзья? Случилось что? Недавно ведь созванивались.
  - Почти угадала, бабуль. У меня странное тут нечто.
  - Странное? - теперь в трубке раздался смех. Сказать восемьсотлетней бабе Яге о том, что встретила нечто странное, все равно, что назвать профессору математики интеграл новинкой.
  - У нас в универе упырь.
  - Упырь? И что странного? Ну акромя, что ты их раньше не видела. Я ж все тебе рассказывала.
  - Да... это-то да, - девушка задумчиво покусывала нижнюю губу. - Тут другое. Он не знает кто я. Он, вроде как чует, но не знает. А ведь должен.
  - М-м, - бабушка замолчала ненадолго. - Не знает, значит. И как это в универе? Упырю до третьих петухов в земельку.
  - Да нет. Он учится, днем его видела.
  - Ну, милая, - бабушкин тон стал учительским. - Двойка тебе! Опять ты целый урок куда-то подевала из своей головушки. Ты это в пятнадцать учила. Вспомни. Волкодлак, а не упырь. Упыри днем не ходют. Вот волкодлак, тот - другое дело. Они и умные, и человека в себе помнят и года прожитые за зря не тратят, обучаться умеют. Что... урок про волкодлака напомнить?
  - Нет, нет, - затараторила Даня. - Я сейчас вспомнила. Ты только скажи, почему он студентом заделался, и еще с человеком дружит?
  - С человеком? С едой они не дружат. - Утверждение было адресовано не внучке. - Видно хочет среди люда пожить, такое бывает. Встречала пару-тройку раз. Как звать его?
  - Не знаю.
  - Ты с ним не общалась?
  - Неа. С чего?
  - И не подходил?
  - Нет.
  Бабушка помолчала, потом задумчиво продолжила:
  - Вот и не трожь.
  - Почему? - растерялась Даня.
  - А что симпатичный? - заулыбалась бабушка в трубку. - Волкодлаки, они такие... Если не самообращенный, конечно. Эх, был у меня один волкодлак, Витюшей звали. Ух, мужчина, я тебе скажу!
  Девушка закатила глаза.
  - Бабуль, когда последний раз ты мне говорила такую фразу, в ней фигурировало слово "ведьмак"!
  - Так ведьмак тоже был. Ты поживи с мое, и не то еще будет.
  - Ладно, - засмеялась Даня, - почему не трогать?
  - Тут такое дело. Наша-то нежить, она все просвещенная. А это видать не отсюда. Сколько лет ему, навскидку?
  - Не знаю. Лет сто пятьдесят, не больше.
  - Молоденький. С Европы небось. Они там все необразованные нынче. Моржану-то ни разу в глаз не видели. Вот, ежели б моего возраста, так те да, еще помнят и знают. А молодые, чего с них брать? - Дане представилось, как бабушка сокрушенно махнула ладонью. - Не знают и не надо! Пущай живет себе. Сам подойдет - не гони. Если, что догадается, спросит - отвечай. Но сама рассказывать - виду не давай.
  - Как скажешь, бабуль.
  - Вот и умница, они там с западу все бешеные, непредсказуемые, кто их знает, чего взбредет... От греха, как говорится, подальше...
  - Бабуля... - Предостерегающе перебила Даня.
  - Все, все, все. Не буду. Не буду. Знаю, знаю. Старую сказку не затеваю. - Девушка засмеялась в трубку. Пройдет еще немало лет, а может и столетий, прежде чем старая Яга сможет забыть католической Европе ее костры.
  - Ты лучше расскажи как у тебя там дела?
  - Дела? Дела нормально. Федор заходил с неделю как. Пожил чуток тут у меня. О тебе все спрашивал, интересовался. Обещался тебя навестить. А намедни Ивашку встретила...
  После разговора с бабушкой Дане стало спокойно, но перестать думать о волкодлаке она никак не могла. Слишком ясно в память врезался внимательный изучающий взгляд голубых глаз. Пронзительные, они запали ей глубоко в душу, рождая непривычные беспокойные эмоции. Такого с Ягой еще не случалось.
  Здоровый черный кот, по кличке "Кот", потерся о ногу. Даня поняла, что все еще стоит обутая в коридоре, и ее осенило.
  - Кикиморушка!
  Гаврилова схватила сумку и выскочила за дверь. Еще две недели назад она обещала перенести пучеглазку из столовой в дом потише, с условием не вредить хозяевам раньше одного раза в неделю, а с этим неученым волкодлаком совсем забыла.
  
  Глава 2
  
  Дубравко, задумчивый и хмурый, сидел на крыше десятиэтажки.
  Мирна прыгнула к нему, устраиваясь рядом. Она обеспокоено заглянула брату в глаза. Девушка не любила его видеть вот таким; слишком многое им довелось пережить, слишком многое он старался брать на себя и, когда на его лице появлялось хмурое выражение, она чувствовала зарождающуюся тревогу. Брат успокаивающе похлопал ее по руке и улыбнулся. Горан приземлился неподалеку и, одним рывком ухватив Мирну, рухнул с ней вниз, на качающиеся под порывами ветра деревья.
  Дубравко с Гораном никогда не были особо близки, общаясь лишь в присутствии сестры, но сейчас он был ему благодарен, объяснять что-то или отвечать на вопросы совсем не хотелось.
  Дубравко вновь погрузился в раздумья. Пред глазами плясала угрожающая и обворожительная улыбка девушки из столовой. Девушки с удивительными глазами. Она угрожала ему, тут он не мог ошибиться. Почему? Такая реакция озадачивала. Обычно противоположный пол к нему влекло с первого взгляда, как вторую девушку, Лену, а эта даже не была очарована. Выходило как-то странно, непривычно.
  Дубравко заметил ее, еще у банкомата, точнее было бы сказать - почуял. Она пахла не как человек. Запах был притягивающий, манящий, но не вкусный. Он был занят своими мыслями и не слушал, о чем говорили эти девушки на углу, но, почуяв тот же запах в столовой, прислушался и постарался внимательно разглядеть его обладательницу. Лена восхищалась и пыталась угадать, где он может учиться, а Даня равнодушно пожимала плечами, изредка кидая на него недовольный взгляд, пока, в конце концов, просто не увела беседу в иную сторону.
  Перед внутренним взором вновь мелькнула улыбка и рыжая, коротко стриженая, голова с серьезными глазами. Дубравко определенно хотелось узнать кто она такая.
  Из-за перил высунулась голова Горана.
  - О девушке думаешь?
  - Да.
  - К ней пойдешь?
  - Да.
  - Не подставь нас, - Горана не слишком волновал сам Дубравко. Его больше беспокоила безопасность Мирны. Бывший каторжник до безумия обожал свою красавицу-жену, когда-то разглядевшую мягкую добрую личность под звериной шкурой.
  - Нет. Я просто узнаю.
  Горан согласно кивнул и вновь скрылся.
  
  Даня с Леной шли по нижнему ярусу набережной. Конец апреля, впереди сессия, зачеты. Они обсуждали предстоящее. Волга мягко перекатывала освободившиеся ото льда воды. Большая ржавая баржа, груженая песком, деловитая и солидная проплывала под мостом. Рыжая овчарка, с хозяйским видом лежала на палубе. Велосипедисты колесили из одного конца в другой. Дошколята в сопровождении бабушек и мам носились тут же. Ребята повзрослее на роликах в своей амуниции напоминали подвижные деревянные фигурки на шарнирах, которыми пользуются иногда художники. Небольшая шумная группа молодых людей околачивалась возле лавочки с пивом. Ветер катил по Волге узкие полоски волн. Даня наслаждалась прогулкой. Тихая атмосфера солнечного теплого дня витала в воздухе, проникая в самое сердце. Весна готовилась уступить свои права лету.
  Девушка смотрела на небо и старалась не обращать внимания на многочисленных существ вылезающих погреться на солнышке, когда глаз человека не мог коснуться их. Сегодня хотелось просто пройтись и не казаться при этом странной. Однако задачу можно было бы назвать практически невыполнимой. Вот сейчас стоило Лене отвернуться к холодильнику с мороженным, как из-за парапета вылезла совсем юная Мавка и обняла девушку за шею.
  - Дай гребешок, - жалобно прошептала девочка. - Мне никто не дает!
  Даня вздохнула, вынула из сумки расческу и отдала Мавке. Та чмокнула Ягу в щеку и прыгнула в воду. Девушка перестала считать, сколько щеток за год она раздает безвозмездно. Если б эти девчушки не были такими растеряхами, она снабдила бы уже всех.
  Неожиданно за спиной у Дани раздался веселый оклик.
  - Девушки! Гуляете? Не составить компанию?
  Лена поспешно проглотила остатки мороженого, на ее лице расплылась самая обворожительная улыбка, и прежде чем Даня успела что-либо возразить, подруга ответила:
  - Конечно.
  Яга, перед тем как повернуться, знала, кто стоит за ее спиной, и почему Кузнецова легко согласилась. И все же видеть так близко волкодлака было непривычно. Он излучал столько уверенности. Даже Яга не могла не признать, что движения его были по-звериному завораживающими. Волк! Что с него возьмешь? Конечно, он уверен в себе и своем превосходстве над всеми людьми.
  Волкодлак изучал девушек очень внимательно. Ей показалось или он, в самом деле, не выглядит надменно, как описывают волкодлаков легенды. Хотя кто верит в легенды? Даня по поверьям вообще старая полумертвая карга! Пока девушка размышляла, парень-человек продолжил:
  - Это же просто замечательно! Позвольте представиться. Я - Антон. А этот безобразно молчаливый, - он ткнул в сторону волкодлака, - Дубравко.
  - Дубравко? - Удивилась Лена.
  - Я приезжий, - голос был низким, приятным. - А вас как зовут?
  - Я - Лена! - девушка протянула руку, которую Антон пожал, а Дубравко галантно поцеловал, что ей, по-видимому, очень понравилось.
  - А вас? - волкодлак выпрямился и перевел пристальный взгляд на Ягу.
  - Даня, - руку подавать не хотелось, но Антон уже протянул свою ладонь, а грубиянкой она не была никогда.
  Дубравко, дождавшись своей очереди, перехватил у Антона изящную кисть с длинными пальчиками и прижался к ней губами, втягивая в себя уже знакомый запах. Теперь он чувствовал его всем сознанием, раскладывал на составляющие. Она пахла лесом, травой, землей, хвоей, водой, пряностями и чем-то еще еле уловимым, кажется смертью. Дубравко удивился. Как человек может пахнуть смертью? Это невероятно. Странно. Каждая составляющая ее запаха немного меняла оттенки, словно драгоценный камень блестит в лучах солнца, но составляющие эти не смешивались, исходя от ее кожи, а не от одежды. Удивительным было и то, что ее кровь имела тот же аромат, он чувствовал его сквозь вены. Девушка отстранилась и осторожно вытянула свою руку. От Дубравко не ускользнуло, как она незаметно вытерла тыльную сторону ладони о джинсы. При этом лицо ее оставалось равнодушным. Лена, в отличие от подруги, усиленно и недвусмысленно махала ресницами, бросала долгие взгляды, в общем, делала все то, что и сотни других девушек за прошедшие сто пятьдесят лет.
  Антон решил прервать повисшее молчание первым.
  - Гуляете или куда направляетесь?
  - Да нет. Просто гуляем, - отвечать взялась Лена, поскольку решила, что ее подруга явно не в себе, о чем тут же шепнула на ухо:
  - Гаврилова, сделай лицо попроще! Всех приличных парней распугаешь.
  Даня поморщилась и еще больше насупилась, скрестив руки на груди. Это он то приличный парень? Ха! Да три ха-ха!
  Дубравко понимал, что вовсе не Антон вызывает неприязнь. Это его зацепило. Он еще раз принюхался. Определенно человек, странно пахнущий, но все же человек. Так что не так? Может ведьма? Горан как-то встречал ведьму, правда по его рассказу, она была очень вредной, хотя и вкусной. Нет. Надо побольше узнать. Кто она? Чем занимается? Где живет? Что любит делать? Из какой семьи? Он сосредоточился на разговоре.
  Даня сердилась. Ей все это не нравилось. Ленка строит глазки волкодлаку. Как же ей объяснить, что он не вариант?
  Они вчетвером шли по набережной. Разговор поддерживали Антон и Лена. Сам Дубравко предпочитал помалкивать и уклоняться от прямых ответов. Странно, что и Даня делала то же. Темы прыгали в основном вокруг учебы, весны, города и сессии. На известие о том, что он учится на хирурга, Даня хмыкнула.
  - А вы девушки на кого учитесь? - Яга подумала, что такая улыбка искренняя и открытая, бывает только у очень добрых людей. Антон видно относился именно к такому типу.
  - Геологический, - пожала плечами Даня.
  - Здорово!
  - Ага! А ты, Дубравко, откуда к нам приехал? - ресницы Кузнецовой не переставали порхать.
  - Из Хорватии.
  - Он с сестрой и ее другом здесь втроем снимают квартиру и учатся, - добавил Антон.
  - Давайте посидим немного, - предложила Яга. - И указала на парапет.
  Компания остановилась. Даня с разворота закинула зеленую объемную сумку и уселась на нее поудобнее, скрестив ноги. Лена недовольно сморщила носик. Ее новенькая персиковая юбка вряд ли выдержит такое испытание. Из-под осыпавшейся местами штукатурки, выкрашенной в неопределенный оттенок серого, виднелась кирпичная кладка и бетон. Но более всего Лену смущала "чистота" этого самого парапета. Девушка осторожно провела пальчиком с накрашенным ногтем по поверхности и взглянула на результат. Вид пыльного кружочка на коже не удовлетворил.
  - Да ладно, Кузнецова, отряхнешься, - Лена посмотрела на свою подругу. Голубые потертые джинсы явно выдержали не один такой парапет. Пестрая длинная рубашка c широким черным поясом запросто могла скрыть вероятные следы грязи. Девушка прерывисто вздохнула. Вот в чем они с Гавриловой никогда не сходились так это во вкусе!
  Дубравко, заметив замешательство Лены, галантно постелил свою куртку. С этого момента парень перешел из разряда "возможно" в разряд "тот-кто-надо". Ну где еще в этом дурацком городе найти натурального рыцаря? Тем более красивого и классно одетого. Любопытно, все парни из Хорватии такие?
  Лена перевела взгляд на Антона. Тот не собирался жертвовать толстовкой, в отличие от Дубравко. Он не был заинтересован в равной степени ни ей, ни Даней. Просто наслаждался новой компанией. Непривычно. Более того, странно. Изящная бровь взлетела вверх. Что бы это значило? С Леной, ровно как и с Даней, всегда или флиртовали, или стеснялись. Что-то не так. Может уже есть девушка? Было бы жаль. Такие парни на дороге не валяются. Высокий, смуглый, со смешинками в глубине зеленых глаз. Лена готова была поспорить, что иди он по улице без друга, девушки с удовольствием пытались бы с ним познакомиться. Антон, не подозревающий о своем возмутительном поведении при столь восхитительной внешности, самозабвенно травил анекдоты.
  Даня болтала скрещенными ногами в воздухе и размышляла над сложившейся проблемой. Хотя почему, собственно, сразу проблемой? Наложим наговор на Лену и не станем маяться. В конце концов, не впервой. Синие глаза внимательно наблюдали за каждым движением Дани. Яга беспокойно поерзала на сумке. Что-то в его взгляде тревожило, смущало. Он смотрел не моргая, но стоило девушке встретиться глазами, как он отворачивался к Лене или Антону. Что за дурацкие игры?
  Даня услышала сначала легкий всплеск, а затем настойчивый зов. Девушка бросила косой взгляд на волкодлака, убедившись, что тот нарочито занят рассказом Антона, она склонила немного голову за спину Лены. Из воды выглядывала берегиня.
  - Помочь? - Прошелестела неслышно бледными губами водная дева и указала в направлении волкодлака. Ее длинные русые волосы расплывались зеленоватым ореолом в воде. Даня обеспокоено подняла взгляд на Дубравко. Тот не видел берегиню за парапетом, и слышать он не мог.
  - Нет, - оак же ответила девушка, вновь ныряя за спину Лены. - Справлюсь сама.
  Красавица улыбнулась и исчезла в глубине, оставив небольшое облачко пузырьков на мутной поверхности реки.
  Дубравко хмурился, он ясно уловил чье-то постороннее нечеловеческое присутствие, но это ощущение прошло так же быстро, как появилось. И все же повинуясь некоему инстинкту, он подошел к воде и заглянул в нее, именно оттуда мгновение назад послышалось нечто.
  "Умный волкодлак", - Отметила про себя Даня.
  Лена, воспользовавшись близостью Дубравко, положила ладонь ему на плечо и что-то прошептала на ухо. Он в ответ улыбнулся. Яга заскрипела зубами. Ну хоть один заговор должен найтись в памяти без помощи бабушки. Она принялась усиленно копаться. Тщетно. Все уроки о волкодлаках покрывала смутная пелена любовного романа, который она зачитывала в пятнадцать лет. Вот черт! Ей нужна ночь. Всего одна единственная ночь, а завтра Яга уж будет при оружии. Она с усилием оторвала взгляд от склоненной над водой кудрявой головы.
  - Как насчет кафе? А то есть охота! - Лена многозначительно повела плечами.
  Антон обрадовался. Его запас анекдотов, по-видимому, подходил к концу.
  - Это ж здорово! Дубравко, - парень повернулся к другу, - посидишь за компанию?
  - Конечно, посижу.
  - А почему именно "посижу"? Ты не ешь? - недоуменно поинтересовалась Лена.
  - Мм..., - казалось, он запнулся, - я не голоден.
  Лена скорчила рожицу. Даня догадалась: подруга заподозрила финансовые проблемы. Однако удачно! Безденежье отвадит Кузнецову. И заговор не понадобится. Надо бы развить тему.
  - А откуда Антон знал, что ты не голоден?
  Дубравко нахмурился.
  - Я на диете.
  - Ой, - Лену объяснение слегка расстроило.
  Надо же! Сто процентная удача. От удовольствия она хмыкнула. Ничто не отталкивает Ленку от парней так, как всякие мелочи, типа не чистит ботинки, не штопает носки, сидит на диете или на финансовой мели... Год совместной учебы кое-чем обогатил Ягу.
  Дубравко пристально изучал Даню, она так обрадовалась его последней фразе, на полных губах появилась довольная ухмылка. В глазах девушки плясали бесенята.
  - Что-то с желудком? - вопрос звучал так искренне. И он вдруг забыл, что люди должны дышать и шевелиться. Она словно туман обволакивала. Отчего реакция его была столь странной? Никто раньше не заставлял его чувствовать себя так.
  "Я ей неприятен", - с нежностью отметил Дубравко, оставаясь внешне спокойным. В чем причина ее неприязни?
  - Нет. Просто я предпочитаю... здоровую пищу... ем дома, готовлю сам, - Лена восхищенно выдохнула. Даня снова насупилась. Антон почесал в затылке и с ухмылкой покосился на друга.
  - Мы знаем неподалеку отличное кафе!
  - Что за кафе? - Лена решила продолжить штурм рыцарских владений.
  - "Черная пантера".
  - Звучит заманчиво, - удлиненные ресницы вновь запорхали. Даня решила, что именно это движение воспевали рыжие братья Гримм.
  - Да уж, - Яга проиграла по всем фронтам. Дубравко ласково улыбнулся ей, что только сильнее разозлило.
  Лена начала немного расстраиваться. Он явно и недвусмысленно заинтересовался Гавриловой, ей же отводил роль симпатичной подружки. Да и Даня, надо отметить, неровно дышит. Психует без причины, злится. Это никак на нее непохоже. Всегда такая спокойная, как танк. А тут злится от одной улыбки. Вот непруха! Но куда деваться? Лена всегда играла по правилам, если парень интересуется не тобой - не встревай, поэтому со спокойной совестью она переключилась на Антона. Само собой, если Данька отбреет Дубравко, уж Лена включит обаяние на полную. А пока придется подождать...
  
  Глава 3
  
  Даня сидела и сердито наблюдала, как волкодлак оплачивает ее счет, в то время как за Ленку платит его друг. Мало того, что она едва не давилась весь ужин, пытаясь скрыться от пронзительных голубых глаз, так он еще решил поиграть в джентльмена. Одно было ясно, подруга решила не стоять на пути Даниного "счастья" и углубилась во флирт со свободным парнем. Вроде бы хорошо и за Кузнецову спокойно, и заговор не нужен, но с чего Ленка решила, что Дубравко нужен Дане? Нет. Конечно, для него она пахла странно. Одно только это должно было вызывать его интерес. Но ведь, если бы Ленка не была уверена в ответных эмоциях самой Дани, ни за что бы просто так не отказалась. Это непонятно.
  Ничего кроме раздражения и досады волкодлак не вызывал. Видимо на ее лице отражались эти эмоции, потому что Лена наклонилась и шепнула ей в ухо.
  - Евдокия! Не будь букой! Парень тебе приятно сделать хочет. Ухаживает. Это ж здорово! Хоть улыбнись...
  Даня поняла, что волкодлак все слышал. Она с каким-то озлобленным чувством расплылась в широченном оскале. Лена шарахнулась в испуге:
  - Нет! Лучше не улыбайся.
  Дубравко засмеялся. Люди за соседним столиком подпрыгнули и недовольно покосились на студентов. Даня снова насупилась. Она бросила косой взгляд в окно. Был уже поздний вечер.
  Антон без труда прочел ее мысли.
  - Итак, девушки. Просим позволения проводить.
  - Конечно, мальчики, - картинно хлопнула глазами Лена. - Антон, вы не составите мне компанию?
  - Мадам, - Антон поднялся и протянул Лене руку.
  - Мамзель, - поправила угрюмо Даня. Он смутился.
  - Даня! - шикнула на нее подруга. - Своих парней пугай!
  - Прости, - тепло улыбнулась девушка. - Я больше не буду.
  - Вот и ладно. Будь хорошей девочкой, - Лена поднялась и удалилась под руку с Антоном, бросая многозначительные взгляды через плечо нерадивой подруге.
  Яга не отрывала взгляд от Кузнецовой, пока парочка не скрылась за дверью, затем нехотя обернулась. Уже второй раз за день он смотрел, не мигая и не шевелясь. Только зрачки неестественно то сужались, то расширялись, придавая глазам различные оттенки от черного до светло-синего. Девушка завороженная этим зрелищем, мотнула головой.
  - Моргай.
  - Что? - Дубравко стряхнул оцепенение.
  - Я говорю, моргать не забывай.
  Он послушался.
  Даня резко встала и взгромоздила на плечо сумку. Дубравко поднялся следом.
  - Я провожу.
  - Обойдусь.
  - Там темно. Ты одна. Тебе не бывает страшно?
  Она почти бегом преодолела расстояние до двери.
  - Нет.
  - Люди бывают разные.
  - А то я не в курсе! - пробубнила она.
  Даня понимала, что ее поведение скорее походило на позорное бегство от существа, с которым вполне могла справиться в открытом бою. Но его "рыцарское" поведение нервировало. Она не привыкла к такому отношению.
  Дубравко не знал что сказать, он твердо намеревался довести упрямицу и грубиянку до дома, даже если придется притвориться тенью, поэтому просто продолжил идти следом, не отставая. Это было легко.
  За дверью в нос ударил запах кофе, бисквитного теста, мокрых покрышек, бензина, мусорных баков, сухого цемента, дорогих и дешевых духов. Дубравко поморщился. Лес пах значительно приятней. Они миновали перекресток и направлялись к центральному парку. Наконец, парень решил нарушить молчание.
  - Значит, тебя зовут Евдокия?
  - Да.
  - А почему Даня? Это имя так сокращается?
  - Нет, просто так лучше звучит среди Оль, Тань и Марин.
  - М-м.
  Даня понимала, что он собрался ее проводить до самой квартиры, и пыталась сообразить, как отделаться от такой участи, но в голову гениальные решения не шли. В темноте рядом с ним вообще все мысли, уподобившись рыжим тараканам, куда-то разбежались.
  "А он выше, чем я думала" - Отметила про себя девушка. - "Симпатичнее, умнее и человечнее" - Добавил, не к месту, внутренний голос. Сердце стало стучать быстрее. В голове всплыли слова бабушки: "Волкодлаки, они такие!"
  Она все еще хмурилась. Он ей неприятен. Дубравко решил воспользоваться своим преимуществом. Он прибегал к способности притягивать людей крайне редко, но сейчас безумно захотелось получить доверие девушки.
  Парень наклонился и шепнул ей на ухо.
  - Евдокия.
  Прохладное дыхание обожгло кожу, по спине пробежали мурашки удовольствия. Даня поняла, что ее привораживают. Она резко остановилась. Яга в бешенстве!
  Взглянув на девушку, Дубравко понял, что гипноз не подействовал. Глаза у нее были злые, черные, губы сжаты.
  - Придурок! - Прошипела она. Ему показалось или деревья за ее спиной действительно качнулись в такт словам? - Не смей так делать!
  Она развернулась и побежала. Дубравко постоял, осмысливая произошедшее, а затем кинулся вдогонку. Однако, несмотря на то, что прошли всего доли секунды, ее уже нигде не было. Она будто растворилась в ночи. Дубравко еще долго искал по округе, принюхивался, но она не оставила следов.
  Всю ночь он не находил себе покоя, ему казалось, что из-за него Даня могла попасть в беду. Не может человек бесследно исчезнуть, тем более скрыться от волкодлака бегом. По скорости он превосходил всех известных ему существ на земле. Прометавшись бесполезно по городу, уже рано утром он позвонил Антону и выяснил телефон Лены.
  
  Воскресенье. Утро. Даня блаженно потянулась в кровати. Хорошо так просыпаться медленно, а не подскакивать. Никуда торопиться не надо. Девушка привычно потянулась к волосам. Снова косички!
  - И как ты умудряешься их заплести? - Одними губами прошептала она. - Я ж так коротко отстригла.
  Молодой домовенок вылез из-под кровати и зажмурился от яркого солнечного света.
  - Хулиганка! Я длинные хочу.
  - Гришань, были длинные! Забыл, какую каторгу ты мне по утрам устраивал? Хоть представляешь, каково это, расплетать целую гриву?
  - Тут ужо ничего не поделаешь! - Он пожал узкими плечами. - Нравишься ты мне. Против воли и то делать буду.
  - Да знаю я! - Даня ласково погладила морщинистую ручку. Григорий покривился.
  - Там девица Марина кавалера рано поутру впустила. Слыхал, тебя ждет.
  - Какого кавалера? - Даня села, моментально скинув сонливость.
  - Да тише ты! Волкодлак там сидит. Слухастый! Хочешь, я его пугну?
  Девушка открыла рот в изумлении, потом спохватилась:
  - Нет, не надо, вообще ему не показывайся. Баба Марья запретила.
  - У! Марьюшкин запрет - есть запрет. - Седая голова домового скрылась за шкафом.
  Какой волкодлак Даня примерно догадалась. А вот как он ее нашел? Девушка поднялась с кровати, посмотрела на себя в зеркало. Чисто Баба-Яга, она довольно улыбнулась и потащилась на кухню. Пущай попугается, раз пришел.
  Марина сидела за столом и что-то увлеченно рассказывала Дубравко, а тот крутил в руках чашку остывшего чая и делал вид, что ему интересно, хотя Дане это могло только показаться, может Маринка, и вправду, могла выдать что интересное, кто ее знает.
  Девушка проскреблась по проходу между холодильником и буфетом, упала на последнюю свободную табуретку, в квартире их количество доходило только до трех, включила электрический чайник на столе и, подтянув колени к подбородку, недружелюбно посмотрела на незваного гостя.
  - Привет. - Дубравко растеряно улыбался. Ну чисто щенок-подкидыш!
  Парень сосредоточился на словах. Ему безумно хотелось загладить свой вчерашний промах. Гипнозу она не поддалась, его неживое обаяние на нее не действовало, а значит придется попытаться подружиться по-человечески. Еще два часа назад, когда он подошел к двери квартиры и почувствовал ее запах изнутри, такое положение вещей его несколько пугало, сейчас же казалось вызовом его давнему желанию вновь ощутить себя живым. Против воли все инстинкты его напряглись. Слишком необычная ситуация, слишком необычная девушка... Он заерзал на стуле.
  Кажется ей удалось выбить наглого волкодлака из привычной колеи. Явился, как к себе домой. Подумать только! Хозяин кругом.
  - Ленка разболтала адрес. - Вопросительных ноток в предложении было не так много, Даня и без того знала ответ. Она почувствовала, что зевает, и закрыла лицо руками. Дубравко смотрел на нее со смесью нежности и настороженности. Почему его так влечет к этой девушке? Глаза припухшие, безразмерная серая майка доходит до середины бедра, на голове убийственная прическа. Любопытно, зачем ей столько косичек? Это новая мода? Дубравко забеспокоился. Может его грубиянка сумасшедшая? Он не сводил с девушки глаз. Ее соседка, Марина, уходить не собиралась. Дубравко перевел взгляд на Марину и велел ей удалиться.
  - Ладненько, ты тут сама хозяйничай, Дань. Я пойду в зал, у меня завтра семинар. Почитаю немножко.
  - Ага. - Яга напряглась. Маринку тянуло к волкодлаку. Сама просто так она бы ни за что с кухни не ушла. Он велел ей уйти. Не к добру это. Как там бабушка наставляла? Придет - не гони. Хорошо. Не погоним.
  - А зачем тебе косички? - Яга вздрогнула и покосилась по направлению взгляда Дубравко - себе на лоб, но ничего кроме рыжевато-коричневых бровей не увидела.
  - Для красоты! - Буркнула девушка. - Чай хочешь? Или кофе?
  - Нет, спасибо, мне уже налили. - Он смущенно указал на кружку.
  - Могу заменить. Остыл же. О теплый бокал руки греть приятнее. - Парень поспешно убрал длинные пальцы от чашки. Жаль. Даня готова была признать, что руки у него, и в самом деле, красивые.
  - Налей. Просто кипятка.
  - Угу.
  Даня сделала себе бутербродов, навела сладкого кофе.
  - Я тебе не предлагаю, ты все равно такое не ешь. Но если вдруг захочешь, ты скажи - я достану.
  - Хорошо. - Он кивнул. Сдвинул сосредоточенно брови и обнял пальцами бокал с кипятком.
  - Без косичек тебе больше идет.
  Девушка раздраженно нахмурилась.
  - Сама знаю!
  - А зачем заплела?
  - Она это сама делает. Во сне. Даня у нас лунатик. - Маринка отчеканила свой комментарий, взяла из вазочки конфетку и опять скрылась в зале. Даня чертыхнулась.
  - Лунатик? - Дубравко выглядел подозрительным.
  - Ну да. А что такого? С кем не бывает. - Впервые в жизни ей захотелось провалиться сквозь землю. Раньше показные странности так не напрягали. Девушка покраснела.
  Он улыбнулся и покачал головой. Яга покраснела еще сильнее. Чтобы скрыть смущение, она начала усиленно пережевывать бутерброд, уперев подбородок в согнутое колено.
  - Куда ты вчера убежала? Я тебя всю ночь искал по городу! Я думал, случилось что-то!
  - Че? - Пережевывание колбасы остановилось, подбородок приподнялся, а глаза удивленно расширились.
  Такого вопроса она никак не ожидала. Даня проглотила недожеваный кусочек.
  - То есть как это "всю ночь искал по городу"?
  - Ну вот так. Я за тебя отвечал и потерял. Так куда ты делась?
  - Домой. Сюда. Я... - Она осеклась. - Я быстро бегаю.
  - Быстрее меня сложно бегать. - Не унимался Дубравко.
  - С чего ты взял?
  - Да так, просто предположил. - Парень отвел глаза, вспомнив о том, что хранит тайну и не только свою. - Значит, убежала домой. А почему? Ты меня боишься?
  - Нет, ты меня раздражаешь. - Искренне ответила девушка и хлебнула кофе.
  - Я? Раздражаю? - Это было в новинку, раздражать людей он мог только до своей смерти.
  - А непохоже?
  - Да, в общем, похоже.
  - Я думала, сам догадаешься.
  - Только не пойму, почему.
  - Ну не знаю. Так... Интуитивно.
  - Хочешь, чтоб я ушел?
  Даня посмотрела в голубые глаза и задумчиво спросила.
  - Обещаешь не ес... не клеиться к Лене и моей соседке?
  Дубравко нахмурился. Она хотела сказать "есть"? Или ему показалось?
  - Обещаю, но тогда у меня встречная просьба.
  Это было условие. В таких случаях Яга сердилась. Это было неизменно. Только Даня почему-то не смогла. То ли оттого, что в нем обнаружилось благородство и он переживал за нее, то ли молодая она еще была, но девушка задала неправомерный для себя вопрос.
  - Какая просьба?
  Ответить Дубравко не успел. Гриша заворчал, высунул голову из-за косяка и цапнул волкодлака за ногу.
  - Ой! - Парень подскочил со стула как ошпаренный. - Меня укусил кто-то!
  Даня не могла ответить, она покатывалась со смеху, расплескав кофе по столу. Домовой рассердился за нее. Хоть кто-то соблюдает правила! Раз она сама не может.
  - Это... мой... кот! - Удалось наконец выдавить девушке из себя.
  Он ошарашено смотрел на нее. Кот не мог укусить его так сильно. Ложь. Это сделал тот, кто все время его пребывания в этой квартире прятался и наблюдал. Ощущение незримого присутствия этого четвертого Дубравко не покидало все утро.
  - Давай ты расскажешь мне о своей просьбе чуть позже. А сейчас, я провожу тебя до двери. Только не забудь про обещание.
  - Я никогда не забываю своих обещаний!
  - И всегда их выполняешь? - Даня перестала смеяться и теперь смотрела с любопытством.
  - Да.
  
  Глава 4
  
  Горан слушал Дубравко внимательно. Наконец после недолгих раздумий он предположил:
  - Думаю, ведьма.
  - А запах?
  - Может врожденная, потому и не пахнет человеком.
  - Как с ней себя вести?
  - Убить и все. - Горан равнодушно пожал плечами. - Проблемы возникали и раньше, но они всегда очень просто решались. Ты у нас конечно гарант мира и справедливости, но согласись, она - угроза.
  - Нет. - Дубравко пронесся по комнате, задевая мебель и опрокидывая ее.
  - Ого! Да ты, братишка, никак влюбился!
  Дубравко неуверенно остановился.
  - Такие как я не влюбляются.
  - Чушь! Как же тогда мы с Мирной?
  Дубравко молчал. Он свыкся с реалиями своего существования и те отношения, что связывали сестру с Гораном, казались единственным исключением из правил. Он повидал многих своей породы, чтобы быть в утверждениях столь категоричным.
  Но сейчас... Было что-то в этой девушке, что влекло его: таинственность, непосредственность, нежность, решительность, упорство, неординарная внешность и, без сомнения, удивительный запах. Слишком много для старого одинокого хищника. Но любовь? Определенно нет. Не дождавшись ответа, Горан продолжил.
  - Ну, в общем, так. Давай с ней сам разбирайся, а если что пойдет не так, мы ее того. - Он сделал недвусмысленный жест рукой возле своей шеи.
  - Нет! - Дубравко оскалился. - Ее никто не тронет, ни в каком случае.
  - Попадем мы из-за тебя, братишка, куда не надо! - В дверях стояла Мирна и расстроено качала головой.
  - Не попадете!
  Горан повернулся к своей жене.
  - Я ж говорю, Мирна, влюбился наш парнишка!
  - Очень даже может быть. - Задумчиво протянула девушка. Она ласково пригладила непослушные волосы мужа. Горан потерся носом о ее ладонь.
  Весь оставшийся день и вечер Дубравко просидел у Даниного дома, внимательно вслушиваясь в происходящее в квартире. Его продолжали мучить замечания Горана о любви.
  Когда шестьдесят лет назад Мирна привела здоровенного парня к ним в дом, он лишь отдаленно напоминал человека, это был зверь на грани безумия. Дубравко стоило огромных трудов понять сестру. Что такая изящная и образованная девушка могла найти в неуклюжем каторжнике, но, как ни странно, Мирна, в конечном итоге, оказалась права. Они с Гораном стали отличной парой, а главное любили друг друга. Дубравко и не думал, что он когда-нибудь сможет испытать нечто схожее.
  
  Даня с трудом распутала волосы, Маринка равнодушно взирала на происходящее. Соседку по квартире вполне устраивало объяснение в виде "я - лунатик, по ночам стучу бокалами и плету везде, где вздумается, косички", которое она так безжалостно выдала Дубравко. (Даня подозревала, что соседка сделала это вовсе не случайно.) Остальные привычки Гриши-домового легко списывались на Кота. В ответ Маринка бессовестно пользовалась Даниной способностью предсказывать на крупах будущий экзаменационный билет.
  Весь оставшийся день Яга потратила на чтение книжки, развалившись на кровати. Она бы убила на это занятие и вечер, но ее отвлек телефонный звонок. Пищал смартфон. Даня ушла на кухню.
  - Алло?
  - Евдокия? - На том конце говорили очень тихо.
  - Да. - Так же тихо ответила девушка.
  - Это Тетя Маша.
  - А! Здрасьте, теть Маш. - Марья была двоюродной сестрой матери, и она тоже была Ягой, только жила сравнительно ближе и предпочитала пользоваться благами цивилизации. Даню насторожил звонок. Они с теткой не слишком то общались.
  - Евдокия, у меня тут молодец есть, проводить надо. Ты к его цели всех ближе. Направила к тебе. Не откажешь?
  - Нет. - Пискнула ошарашенная Даня. - А как звать? - В душе девушки рос безумный восторг.
  - Звать его Павлом. Только я его с клубком пустила. Ты уж извини.
  - Блин. Нитки. - Пыл девушки заметно поубавился. Иногда она недолюбливала свое богатое волшебное наследие. Клубок шерстяных ниток сам искал магическое место входа в тридевятое царство. О своем решении сообщал заранее владельцу, но в процессе мог изменить окончательное место исхода. Не слишком надежная вещь в эпоху высоких технологий. - Кто мне покажет, где встречать?
  - Я к тебе анчутку пустила, он расскажет, возле дома тебя завтра с утра подождет. Справишься?
  - Еще бы!
  - Успеха тебе, если не появится - звони.
  - Ага. - Деловито произнесла Даня и положила трубку.
  Она стиснула смартфон, прижала к себе и дала эмоциям волю. Последний раз девушка так скакала и прыгала от восторга, когда сработал ее первый самостоятельный заговор. Она пыталась сдержать крики, свести их в шепот, но выходило надрывное сипение.
  - Мой первый молодец!! Мой первый молодец!!!
  Из-за холодильника вылез Гришка.
  - Что?
  - Мой первый молодец!! - Чуть не вслух завизжала Яга.
  - О! Поздравления прими! А кто таков? Зачем идет?
  - Понятия не имею!!!
  - А как ж ты...?
  - Завтра гонец расскажет.
  Даня постаралась взять себя в руки. - Я пока толком не знаю. Знаю только, что звать его Павлом, а ведет его клубок.
  - Нитки? Фу, какая пакость.
  - Вот это точно!
  - Тебе его Марья подбросила!
  - Ага.
  - Не нравится мне это. Темная она, тетка твоя.
  - Да ну тебя. Я просто с ней не лажу, вот и все. Гришенька, миленький, ты плети сегодня не на голове, ладно! Она анчутку мне послала. Я завтра побыстрее хочу! Это ж мой первый молодец!
  - Заладила: "первый молодец", "первый молодец". - Забубнил обиженно домовой и почесал свою густую бороду. - Ну ладно с тобой. Голову не буду.
  - Ой, спасибо! - Она чмокнула Гришу в щеку.
  Кот тоже явился на восторженный шепот хозяйки. Неожиданно Даня вспомнила.
  - Блин! Кот, ты ж мне нужен! А где я филина возьму?
  - Так может, не заметит? Кто нынче сказки то читает? - Подсказал Гриша.
  - А! Точно.
  Соседке причину радости объяснять вообще никак не хотелось, не говоря уже о истине, поэтому Даня вдохнула поглубже, сделала равнодушное лицо и вышла в зал.
  - Кто звонил? - Поинтересовалась Марина.
  - Да, не знаю. Номером, наверное, ошиблись.
  - А это не сегодняшний твой парень?
  - Нет.
  Марина поколебалась, но все же задала следующий вопрос.
  - А кто он? Такой симпатичный... - Соседка задумчиво и томно потянулась. - Утром на него смотрела, а в голове крутились такие мысли... Был бы мой - съела бы.
  Даня проглотила смешок. Нет, милая. Это он тебя бы съел, причем в самом прямом смысле этого слова! Вслух же небрежно произнесла:
  - Да маньяк какой-то! От него даже Ленка шарахнулась. Ты его больше не пускай! Ладно?! А если что - милицию вызывай. Без шуток!
  - А. - Расстроилась соседка. - Как скажешь. Тебе видней. - На миловидном лице читалось сомнение.
  - Точно. - Даня развалилась на кровати и нашла страницу, на которой ее прервали.
  
  На слове "маньяк" Дубравко поперхнулся слюной, закашлялся и чуть не выронил из-за пазухи свой пакет с едой. Так его еще не называли. И надо отдать ей должное он не видел, чтобы люди так смешно подпрыгивали и обнимались с трубкой. Очевидно, новость выдалась приятной. Вот только со своего места он не расслышал ни слова, как ни старался.
  - Старею что ли? - Философски прошептал он в небо..
  Дубравко взобрался на дерево - предстояла долгая ночь, еда с собой, занятия завтра придется пропустить. Сон ему не требовался.
  
  Утром Даня подскочила раньше будильника и кинулась в ванную. Домовенок обещание сдержал - на голове ни одной косички. Зато покрывало на кресле, имевшее несчастье обладать густой бежевой бахромой, придется расплетать долго. Девушка умылась, поела, покидала вещи в сумку и вылетела на улицу. Возле подъезда остановилась, внимательно вглядываясь под ноги.
  - Не меня ищешь? - Анчутка вытянулся в полный рост, высовываясь из-за обшарпаной двери. Местонахождение ему явно не нравилось.
  - Тебя, хороший, тебя! - Даня протянула распахнутую сумку. Чертенка влез туда через руку. Яга принюхалась. - Конопляник? Рано еще!
  - Я у Марьи в долгу.
  - А я думаю, как она тебя заставила? Ну ладно, я закрывать не буду, пойду медленно, а ты рассказывай, что передать велено.
  - Молодца Павлом звать. Дело его не знаю. Дорогу указать в тридевятое. Дойдет сюды к полудню пятничному. Встретить его надо в лесу на опушке. А где именно Марья написать велела.
  - Ручка в сумке, пиши в тетради любой. - Даня искренне удивилась, она думала конопляник покажет сам. Что ему писать то?
  - Вот. - Анчутка протянул листочек с корявыми числами. Девушка нахмурилась, пытаясь расшифровать. Наконец, до нее дошло.
  - Ну, тетка! - Закорючки оказались широтой и долготой. - А ты сам место указать не можешь?
  Анчутка обиделся.
  - Я не настолько тетке твоей должон! Уговор я выполнил. - Затем он выбрался из сумки на ходу, спрыгнул на землю, последний раз обернулся и скрылся из виду.
  - Ну, тетя... - Продолжала раздраженно возмущаться Яга. - Ну где, блин, я GPS-навигатор найду!? - И первый раз в своей жизни девушка пожалела, что кто-то в ее ведьминской семье увлекается высокими технологиями.
  
  Он видел его! Это существо выпрыгнуло из Даниной сумки, покрутило носом и бросилось наутек. Маленькое, корявое и... травяное. Дубравко постарался вдохнуть поглубже.
  Из всего разговора с сумкой он слышал только возмущенный крик про навигатор. И зачем он ей понадобился? Или не ей, а тому маленькому созданию?
  Дубравко вынул из кармана смартфон и набрал номер. Раз девушке нужен навигатор - она его получит. Звонок прошел, в трубке раздались длинные гудки.
  С Антоном они познакомились еще на первом курсе, хотя учились в параллельных группах, подружились сразу. У Дубравко никогда не было друзей среди людей. Как-то давно он сделал попытку, но спустя пару месяцев натолкнулся на чеснок, крест и кол. На том и прервалась попытка.
  Антон же, к удивлению не только самого Дубравко, но и его немногочисленной родни, вопросов не задавал, он не считал нужным выяснять то, что ему говорить не хотели. Личное - есть личное. Дубравко ценил - эту исключительную особенность Антона.
  - Алло? - Недовольный скрипучий голос вывел его из состояния задумчивости.
  - Привет. Извини, что так рано. Слушай, не поможешь мне?
  - Дубравко! Только ты можешь позвонить черт знает во сколько! Не поинтересоваться здоровьем несчастного друга и сразу перейти к делу! Шестой час! Если б мы не дружили - послал бы тебя куда подальше. - Театральный вдох. - Чем помочь? ...
  
  Глава 5
  
  Даня целый час проболталась возле университета - ждала, пока откроют корпус и успела немного замерзнуть. Возле кабинета она по-очереди расспрашивала всех приходящих одногруппников, с которыми более или менее состояла хоть в каких-то отношениях, о наличии переносного GPS. Ни у кого не было. Ленка старалась помочь, как могла, хотя вразумительного ответа от подруги на вопрос "зачем", так и не получила.
  К концу третьей пары Даня прикидывала, сколько своих сбережений на еду и жилье она может потратить на покупку, когда раздумья прервала счастливая Лена.
  - Нашла! Данька! Нашла! - Девушка тащила за собой по коридору смущенного Антона.
  - Что?
  - Как что! Прибамбас твой! Вот Антон говорит, у него есть и, притом, с собой! Он может тебе одолжить на время. Правда, Антош?
  Парень утвердительно кивнул. Даня обрадовалась такому повороту, но когда из рюкзака ей в руки вынули такой желанный предмет, девушка отстранилась. Прибор пах волкодлаком.
  - Он не твой, да! - Это был не вопрос, а утверждение. - Его тебе одолжил твой друг.
  Парень покраснел и кивнул, затем спохватился.
  - Ничего страшного, я думаю, Дубравко не слишком расстроится, если я его дам тебе на денек, до завтра. Мне все равно только через неделю возвращать.
  Даня задумчиво посмотрела в сторону, затем через силу выдавила.
  - Покажешь, как пользоваться?
  - Ага.
  Антону очень хотелось спросить, как Ленкина подруга догадалась про Дубравко, но помятуя о просьбе друга не задавать вопросов сдержался. Объяснил девушке что да как, после, немного поболтав с Леной, побежал на улицу. За углом его уже ожидал сгорающий от нетерпения волкодлак.
  - Ну как?
  Антон никогда еще не видел его таким возбужденным. Обычно равнодушный, в том числе и к девушкам, Дубравко попеременно менял позу, переминаясь с ноги на ногу, словно вот-вот собирается сорваться и побежать. И это было странно, даже если не брать в расчет недавнего прецедента с поисками адреса и телефона Дани.
  "Влюбился" - Усмехнулся про себя парень, но вслух изрек:
  - Отдал, только знаешь...
  - Что?
  - Она знала, что навигатор не мой. И не просто не мой, она знала, чей он.
  Дубравко растерялся.
  - Как это?
  - Ну, она взяла его в руки, потом вроде как, мне показалось... принюхалась, что ли. Я, честно говоря, не очень понял.
  - Расскажи.
  Антон подробно пересказал.
  Дубравко внимательно слушал. Они шли почти в ногу, одинаково засунув руки в карманы джинс и опустив голову.
  По всему выходило, что его выдал запах. Но как такое могло быть? Только такой же как он мог учуять себе подобного на предмете. Как она смогла? Ведьма.
  
  Вечером Даня вышла из подъезда, задрала голову и посмотрела на луну. Та, улыбаясь, равнодушно сияла с небосвода. По крайней мере, ночь будет светлой, проще ориентироваться в лесу. Маринка осталась в полной уверенности, что соседка собралась в какой-то там клуб с друзьями. Подул ледяной ветер, девушка застегнула куртку, достала из внешнего кармана черный прямоугольник со светящимся пятном экрана, заглянула в него и побежала. Двигаться пришлось чуть медленнее, чем обычно, нужно было сверяться с маршрутом.
  За несколько часов она преодолела город и добежала до кромки леса. Там на минуту остановилась прислушаться. Все время бега ей казалось, будто кто-то преследует ее. Яга обратилась к лесу, к траве, но те на сотню метров ничего вокруг не видели, поэтому она продолжила путь.
  Дубравко похвалил себя за осторожность. После ее проницательного носа утром, он держался на большем расстоянии, чем прежде. Решение пришлось весьма кстати - девушка остановилась не просто так. Он видел как она принюхивалась к земле.
  Бежала она, надо заметить, быстрее, чем обычный человек, и все же для него такой темп был слишком медленным. За всю дорогу, Даня не сбавляла скорость и не уставала. Гнаться за ней по городу было просто. Шумный с бетонными лабиринтами улиц, он легко скрывал волкодлака. Лес же был коварнее. Дубравко преследовал по деревьям. Она лавировала между густо поросшими стволами и ветками, не сбив ни одной паутины.
  Вот тебе и ответ, как она ушла возле парка. Ее тело не оставляло запах на земле.
  Безумная прогулка закончилась на широкой опушке леса. Даня вышла на середину, немного постояла, удовлетворенно кивнула головой, выключила GPS и пустилась бегом обратно. Вот только теперь она неслась почти наравне с ним.
  Дубравко проводил Даню до дома, посмотрел как она рухнула в одежде на кровать и тут же уснула, и со спокойной совестью отправился к себе. Горан и Мирна его уже давно не видели...
  - Мирна.
  - М? - Сестра задумчиво перебирала длинными пальчиками волосы мужа. Горан никогда не отрезал их коротко, зная привязанности и привычки жены.
  Дубравко замялся, и от нее это не ускользнуло.
  - Что? Говори.
  - Я хотел спросить...
  Мирна вгляделась в глаза брата. Что она там увидела, осталось загадкой, но девушка встала с дивана, разбежалась и выпрыгнула в открытое окно.
  - Пошли. Горан, полежи. Я скоро. - Интонации, не требующие возражений. Дубравко последовал за ней. По темной бетонной стене они взобрались на крышу.
  - Ты хотел спросить. - Напомнила девушка, устраиваясь поудобнее на парапете. Она любила красивый вид на ночной город.
  - Да. Как вы... Как ты...
  - Как я поняла, что люблю Горана?
  - Да.
  - Это тебе надо у него спросить. Наши эмоции разнятся.
  - У него не могу. Ты знаешь.
  - М. - Протянула девушка. - Согласна. Хотя ты сам виноват.
  Дубравко пожал плечами.
  - Я не относился к нему так, как он думает. Я просто был подозрителен.
  - И поэтому вел себя как холеный высокомерный аристократ?
  Парень хмыкнул.
  - Происхождение никуда не спрячешь.
  Мирна разозлилась.
  - В той жизни может и да! Но не в этой. - Девушка глубоко вздохнула. - Горан давно тебе это простил. Обещай мне, что поговоришь с ним?
  Дубравко с минуту изучал точеный профиль.
  - Обещаю.
  - Хорошо. - Сестра задумалась. - Я тебе не говорила... Ты все равно ведь никогда не спрашивал. Теперь, наверное, можно рассказать. Горан меня спас.
  - Что? То есть как?
  - Понимаешь, я... Помнишь, ты велел мне сидеть в землянке, а я не послушалась.
  Дубравко кивнул. Еще бы не помнить. Йосип тогда подобрался слишком близко и ему пришлось далеко уводить старика за собой. Вторая мировая мешала все карты. Увел, а когда вернулся, Мирна уже где-то верзилу-зверя достала.
  - Так вот. Я сидела. А потом... потом услышала звук охоты. Тот запах травли и смерти, который оставляли за собой СС. Ты ведь тоже его помнишь.
  Дубравко перевел стеклянный взгляд на неоновые огни. Сейчас груз прожитых лет лег на плечи брата с сестрой и отразился на их лицах и в позах. Случайный человек, если бы он мог в такое время оказаться на крыше, никогда не осмелился бы предположить сколько им лет.
  - Я слышала, как шуршит трава под сапогами, а еще запах жженого керосина. Жужжащий звук огня из трубы. И писк. Детский, задушенный плач и писк. - Мирна потерла глаза ладонью. - Я не могла слушать - кинулась на звук. Там деревня... И женщина с ребенком на руках в лес бежит, А рядом девочка, маленькая. И они сзади. Я прыгнула... Успела. Женщина с детьми оглядываться не стала. Убежала. Солдат двое было. Один завизжал, пока я второго ела. На визг еще семь выскочило. Четверых загрызла, прежде чем остальные очухались... Ты и сам знаешь, автоматная очередь - ерунда, раны заживают быстро, только время то теряешь. А они все-таки не простые солдаты. Они, как мы, охотники. Слабые злобные, но охотники. Решили, что добыча им по зубам. И тут с ревом вылетел Горан. Помнишь, какой он верзила? Как охотится?
  Дубравко хмыкнул.
  - Такого забудешь!
  Мирна улыбнулась нежно.
  - Вот. Сейчас-то он человечный и вполсилы все. А тогда я сначала даже не поняла кто он. Облик звериный совсем, только что в общем человек. Перебил всю группу, встал посреди и на меня смотрит. Я сначала испугалась, потом пригляделась, а у него самого глаза перепуганные. - Девушка засмеялась. - Я ему шаг на встречу, а он отскочил, как ошпаренный и по-прежнему смотрит так, словно меня бояться надо. Это потом я узнала, что он не меня испугался, а того, что я его испугаюсь. Он за нами наблюдал, пока мы в землянке жили. Тогда и влюбился. - Дубравко скрипнул зубами. Запах смерти забивает все. Он Йосипа пропустил и, как теперь выяснилось, Горана тоже. В любое другое время он бы учуял зверей. Но война...
  Сестра меж тем вновь засмеялась. - Я его за руку когда взяла, он так на меня посмотрел, что ноги подкосились.
  - Как посмотрел?
  Мирна пожала плечами.
  - Не знаю. Так будто я сокровище какое бесценное, которое попало к нему. Сложно объяснить. Облик совсем не мешал.
  - Спрашиваю: тебя как звать, а он молчит и смотрит. Я снова повторяю. С третьей попытки выяснила. Влюбилась как-то сразу. Он был такой сильный со всеми и такой беззащитный со мной. И до сих пор все так же.
  Дубравко засмеялся.
  - Да я заметил. Ты ж из него веревки вьешь! Как Мирна скажет, так и бу...
  Сестра кинулась на смеющегося брата, не дав ему договорить. Они кубарем покатились по крыше, снеся несколько антенн.
  - Вот влюбишься, - рычала девушка, - посмотрим, как запоешь!
  
  В пятницу в пять утра, пока на улице не так много народу, Яга пустилась за город. Только у кромки леса сбавила скорость и пошла шагом. Молодец явится еще не скоро, можно было воспользоваться случаем и просто прогуляться, полностью ощутить такой родной ей лес. По дороге она с размаху поймала пару жирных мух и посадила в сетку молодому пауку, за что снискала живейшую благодарность. С утра лесная нежить не имела привычки высовывать носы, зато птицы, зверье и насекомые так и проносились мимо. С той ночной прогулки, она прекрасно запомнила дорогу: каждый кустик, каждое дерево, травинка...
  Постепенно девушка вышла на нужную поляну. Она остановилась, огляделась вокруг, прислушалась к шуршащим неподалеку животным, разглядела в траве насекомых, улыбнулась и вдохнула полной грудью прохладный утренний воздух, затем сняла с плеча сумку и осторожно поставила ее на землю.
  Дубравко сидел на толстой сосне, вне поля зрения, и наблюдал за ней. Всю неделю он, словно одержимый, провел возле окон ее квартиры. Он знал о Дане все: что она ест, что любит пить, какие книги читает, в какой позе спит, как смеется и сердится, как разговаривает с кем-то невидимым в квартире. Чем больше он о ней узнавал, тем больше она ему нравилась. Теперь насмешки Горана не казались такими уж нелепыми. Стоило ему оказаться вдали от Дани, как перед глазами всплывало смешливое лицо с веселыми серыми глазами. Но после вчерашнего происшествия, он уже не мог думать о девушке, как о друге или интересной знакомой.
  Поздним вечером он сидел на своем дереве, которое за прошедшую неделю благополучно успело стать его вторым домом, напротив кухонного окна. Небольшие щели в задвинутых шторах дарили ему прекрасный обзор. Марина ночевала у своего парня. Даня села заниматься курсовой. Она заметно нервничала, будто утром ей предстояло нечто важное (что, в общем, было не далеко от истины, учитывая настоящие обстоятельства). Дубравко наблюдал как она, не разгибая шеи, колдовала над клавиатурой, но потом, устав, изящно потянулась на стуле. Одного этого грациозного движения было достаточно, чтобы представить ее в своих объятиях. Уверенная в том, что ее никто не видит, она включила проигрыватель и стала кружиться по комнате в каком-то диком танце. Безразмерная майка приподнималась от каждого движения рук, открывая стройные ноги с тонкими лодыжками. Гибкая, статная, восхитительно дикая, она спустя какое-то время, обессиленная и смеющаяся, упала на кровать. Дубравко только потом заметил, что все время танца не дышал, боясь спугнуть видение.
  Ну а после... девушка спала, он же всю ночь провел, позволив себе грезить наяву. Каково это целовать ее, чувствовать хрупкое тело в своих руках, вдыхать ее неповторимый запах, слушать ее голос...
  Дубравко мотнул головой, отгоняя восхитительные воспоминания и мечты. Не за тем он сюда явился.
  Даня лежала на земле, нежась в лучах утреннего солнца. Сейчас Дубравко мог бы написать ее портрет. Волосы сверкают медью, веснушки золотой россыпью покрывают задорный нос, полные мягкие губы слегка растянуты в улыбке. Длинная юбка, коих в ее гардеробе видно водится в избытке, задралась до колен, куртка валяется рядом. Восхитительная картина, достойная лучших мастеров.
  Между тем Даня поднялась и принялась на четвереньках ползать по поляне. Отломанной от дерева сухой веткой очертила на одной стороне, ближе к лесу, круг. Внутри круга нарисовала несколько символов. На другой стороне поляны из своей безразмерной сумки извлекла... кота, прижала к груди и стала что-то шептать. Черное животное в ее руках ощетинилось и прижало уши к голове.
  Деревья вокруг поляны зашелестели, застонали, вылезшая из земли весенняя травка пригнулась обратно, словно ищя защиты. Птицы и звери в лесу замолкли, ни одно насекомое не шевельнулось. И тут он услышал ее. Слова, что произносила девушка раздавались в его мозгу и исходили от вей окружающей природы. Звук заклинания все нарастал и нарастал. Даже толстая ветвь под ним начала постанывать. А затем в воздухе запахло смертью. Парень отчетливо чувствовал его. Мышцы непроизвольно сжались, готовые к любой неожиданности.
  Часть поляны, где девушка начертала символы, заволокло густым непроглядным туманом, но то длилось не более минуты. Будто морская волна он нахлынул и плавно откатился назад, оставив за собой деревянный дом, опирающийся на сухие корявые стволы деревьев, как морская вода оставляет на пляже пустые пластиковые бутылки. Его вроде не было, и вот он есть, вынесенный на поляну волной смрадного дыма и, странным образом жило в сознании ощущение, что был здесь всегда. Вкруг дома стоял частокол, усеянный черепами животных. А у корявых "ног" дома остались медленно клубиться остатки "волны".
  Кот вырвался из рук девушки, побежал к воротам, прошмыгнул под ними и скрылся из виду. Даня по хозяйски отряхнула руки, оглядела появившееся благодаря ей строение, сморщила в отвращении курносый нос и пошла к калитке с запором из человеческих кистей. Дубравко поспешно стряхнул сковавшее его оцепенение. Он почувствовал острую необходимость остановить девушку. В этом доме скрывалась смерть, и смерть "ждет" ее, тянется к ней. Секунды хватило ему на колебания, а затем он одним рывком преодолел расстояние до калитки.
  - Стой! Туда нельзя!
  
  Глава 6
  
  Даня отшатнулась в испуге. Она так-то с детства весь этот антураж не любила, а еще какой-то хмырь ее пугает. Девушка хлопнула глазами и узнала хмыря.
  - Ты чего тут делаешь? - Она зло прищурилась и уперла руки в бока.
  - Не ходи туда! - Дубравко понимал, что теперь многое придется объяснять, но ему совсем не хотелось, чтоб она умерла.
  - Почему? - Девушка казалась озадаченной.
  - Я чувствую, там пахнет... смертью.
  - Ну еще бы! - Даня немного растерялась. Туман действительно давал сильный запах смерти, но такова суть владений Маржаны. И она часть всего этого. А тут, вдруг, возникает этот волкодлак и не дает пройти. Останови ее кто другой - Яга уже бы была в бешенстве, но сейчас она ничего такого не испытывала, кроме растерянности и непонятного волнения. Впрочем, она, кажется, уже проходила что-то похожее. В то утро на кухне, Дубравко поставил условие, и вместо того чтобы его наказать, она только проводила за дверь. С ней явно что-то не так! А может и так. Впервые в жизни за нее переживал красивый умный парень, хоть и не совсем живой.
  - Ты, вообще, чего тут делаешь?
  - Ты знала? - Дубравко все еще стоял спиной к воротам, преграждая ей путь. Его терзали давно ушедшие смутные воспоминания. Что-то связанное с таким вот домом и частоколом с черепами. Дубравко сосредоточился, стараясь ухватиться за ускользающие отрывки памяти, но тщетно.
  - Конечно, знала! Дурень! Это же мой дом!
  Дубравко не успел отреагировать.
  - Так! Так! Так! - Заскрежетал из лесу над головами голос. Они повернулись и подняли глаза. На краю поляны возвышался великан похожий на огромное старое дерево. Его голова скрывалась среди густых крон, тронутых молодой листвой. - Никак родню принесло! А я думаю, кто тут шумить?
  Дубравко повинуясь непривычному инстинкту, который со времени знакомства с девушкой стал слишком часто его преследовать, встал перед Даней, закрывая ее и от этой новой угрозы. Он никогда не встречал столько необычного, тем более за один день. Только спасаемая опять не захотела оказаться спасенной. Она вынырнула из-под руки Дубравко и радостно закричала:
  - Дедушка, здравствуй! Ты проснулся?
  - А то как же! - Великан шагнул на поляну и тут же голос его провалился под ноги. Огромное дерево за доли секунды приняло обличие корявого гномика, полностью поросшего мхом. Гномик внимательно их разглядывал.
  - Что это с тобой за упырь?
  - Это не упырь, дедушка! Это волкодлак! - Обиделась Даня. Хотя в общем, если подумать, ей не должно быть никакого дела как его называет Леший. И вообще, Дубравко по большей части ее раздражает. С чего она кинулась его защищать? Даня решила позже разобраться в своем порыве. - А бабушка еще меня ругала за неразборчивость!
  - Дык, то ж не мое! Мне что упырь, что волкодлак! Как Марья там поживает?
  - Хорошо, дедушка. Не болеет. А вы сами как? Как зима прошла?
  - Ой, не те нынче зимы стали! Сколько раз просыпался в этом году, уж и не упомню. Никакого сна нет, никакого! То в декабре не заснешь, дремота одна съедает, то в мае в глубокий сон клонит. Ты Марье - то привет от меня передавай! У тебя проводы что ли?
  - Ага.
  - Ну работай, молодежь, работай. Пойду я.
  - До свидания, дедушка.
  Гномик исчез так же как и появился, словно в небытье канул. Дубравко медленно повернулся лицом к девушке и вопросительно на нее посмотрел.
  Даня прерывисто вздохнула, села на землю, опершись затылком на столб с черепом.
  - Ну ладно, по крайней мере, формально спалилась не я. - Она задрала голову, чтобы заглянуть ему в глаза, прищурилась от яркого солнца и продолжила. - Ты - волкодлак. Я - Баба-Яга.
  Дубравко на секунду задумался и поймал воспоминания. Остатки человеческой памяти хранили нянюшкины сказки о нежити.
  - Карлик деревянный видно Леший был?
  - Леший. - Улыбнулась девушка. - Ну, вот! А бабушка говорит, необразованный... А ты вон какой!
  Даня впервые так близко смотрела в его лицо. Обычно голубые глаза теперь были темно-синими, почти черными. Даня моргнула, чтобы рассеять чары, но попытка не сработала. Блин! Как же она забыла? Он не может ее завлечь. Это она сама так расплылась, как лед на солнышке! И всего-то от одного взгляда.
  - Мне нянюшка, помнится, много историй сказывала, да как-то упомянуть, что Баба-Яга - девица красивая, забыла.
  Девушка против воли покраснела.
  - Мы после двадцати не стареем. - Невнятно пробормотала она.
  - А еще ты странно пахнешь. - Задумчиво пробормотал он, беря девушку за руку. Его длинный палец стал выводить круги на тыльной стороне ладони, отчего у нее по спине побежали мурашки, а от места прикосновения разлилось тепло. Сердце беспокойно подпрыгнуло и пустилось наутек. От Дубравко не ускользнула реакция девичьего организма.
  Даня растерялась от собственных бурных эмоций. Она попыталась вернуть нить разговора.
  - Странно? Это как?
  Дубравко засмеялся. Даня несчастно поморщилась. Ерунду сморозила. А еще потомственная ведьма. Волкодлак возьмет и решит, что она - слабоумная. Просто потрясающе! Слабоумная Баба-Яга! Берегись нечисть.
  Дубравко осторожно поднял ее похолодевшую ладонь и прикоснулся к ней губами. Даня заворожено следила за склоненной кудрявой головой. Успокоившееся было сердце снова беспомощно затарабанило о грудную клетку. Ей безумно, до ломоты в суставах захотелось прикоснуться к синеватым волосам. Они были такие мягкие на вид. Она подняла левую руку, но, спохватившись, отдернула ее. Что ж она делает? Он, ведь, ей даже не нравился!
  - Лесом, травой, водой, цветами и еще много чем... Это так восхитительно и совсем не вкусно...
  Девушка хрипло засмеялась.
  - "Не вкусно" - это просто замечательное определение! Уже как-то позитивно на душе!
  Дубравко не мог не прикасаться к ней, не смотреть на нее и не улыбаться. Даня не угроза его семье, как считал Горан. Мало того, она была просто замечательной. Она сводила его с ума. Было так уютно с ней рядом и сжимать теплые пальчики. Руку, она, не забрала. Более того, сердечко выдавало ее волнение с головой. Ему нравилось это ощущение. Рано или поздно он добьется ее расположения. В конце концов, в свое время не было ни одной юной девицы в радиусе ста верст от дома, которая не была влюблена в него.
  - А дом этот я тоже вспомнил. В реальной жизни он выглядит еще поганей, чем в сказках.
  Даня возмутилась.
  - Эй! Полегче! Между прочим, я тут живу! Ну... или должна жить... - Уже тише, не так уверено добавила Яга и поморщилась. - В общем, ... ладно ... это не важно. Так полагается.
  Дубравко осторожно отогнал бабочку от ее лица. Девушка выглядела юной и немного растерянной.
  - Сколько тебе лет?
  - Восемнадцать. - Даня ожидала, что он засмеется против своего возраста, но поймала только ласковый взгляд синих глаз.
  - А тебе? Я подумала не больше ста пятидесяти.
  Парень утвердительно кивнул. Проницательности Яги удивляться не имело смысла.
  - Я родился в Хорватии, в Риеке в 1847 году. - Но все же лучше сменить потенциально опасную тему. - А что имел в виду Леший, когда сказал тебе "работай"?
  - Вот, кстати, да. Хорошо, что напомнил. - Девушка медленно встала, отряхивая джинсы. - Мне работать надо. Человек придет к полудню, его надо на ту сторону проводить. Я для этого и дом вызвала.
  - Снова сказки.
  - Кому сказки, а кому работа...
  - Не сердись. Что за человек?
  - Молодец.
  Это не его ли появлению она так радовалась тогда на кухне? Дубравко не сразу догадался, что неприятное ощущение, похожее на злость - это ревность. Он не мог вспомнить, когда в последний раз испытывал нечто подобное.
  - Ты ему так рада?
  - Ага! - На лице Яги заиграла ласковая улыбка. - Еще бы! В наше время желающих перейти туда или сюда не так много. А тут молодец хочет, да еще и мне достался! Это же какая практика! Сейчас придет, я его в бане попарю, накормлю, за дверь выведу и дорогу покажу.
  Челюсть свело.
  - Ты... его... в бане. - Каждое слово давалось нелегко.
  Даня не поняла.
  - Ну да. Так положено делать. А что?
  - Нет. Ничего. - Он секунду сомневался, стоит ли задавать вопрос, но потом решил спросить. - А ты с ним там... раздеваться будешь?
  - Нет. - Протянула девушка. - А что?
  - Ничего.
  - Второй раз "ничего". - Она пожала плечами. - Ладно. - По хозяйски оглядела волкодлака с ног до головы, потом спросила. - Хочешь посмотреть?
  - Хочу!
  - Тогда будешь моим филином.
  Дубравко не успел ни удивиться, ни возразить, она взяла его руку и потянула за собой, но он не сдвинулся с места, и только прошептал:
  - Что за черт?!
  Яга оглянулась. В нескольких шагах от них стояла юная девушка, почти девочка, с длинными распущенными волосами и внимательно разглядывала волкодлака. Из одежды на ней была полупрозрачная туника до пят без бретелек, которая облегала ее и казалась частью кожи. Ненатринерованому глазу девочка казалась прекрасной, невероятно притягательной.
  - Здравствуй, молодец. - Улыбнулась она самой очаровательной улыбкой на земле и протянула руку к парню. Он словно завороженный шагнул навстречу.
  - Привет.
  Даня закатила глаза. Резким движением притянула к себе Дубравко и, распахнув ворота, шагнула внутрь, увлекая за собой. Калитка скрипнула, кисти сомкнулись с обратной стороны, запирая замок. Ноги окутал плотный туман. Дубравко дернулся и удивленно посмотрел на Даню.
  А девушка неземной красоты, одним плавным движением за доли секунды преодолев поляну, приблизилась к воротам вплотную и сквозь прутья протянула ладошку к парню.
  - Пойдем со мной. - Ее голос убаюкивал и манил, в то время как сам ее безупречно красивый вид начинал вселять ужас. Дубравко никогда не сталкивался с таким, он нахмурился.
  - Кто ты? И куда ты хочешь пойти?
  Даня шагнула в сторону красавицы.
  - Мавка, уйди! Его не трогай.
  Девушка надула губки.
  - Я его пощекочу.
  - Нет. - Яга была непреклонна.
  Обиженная мавка снова протянула руку.
  - Молодец, дай гребешок. - Теперь она говорила тверже, с интонациями капризного ребенка.
  До волкодлака стало медленно доходить.
  - Гребешок...
  Даня прервала его.
  - Он не смертный. Ты молода, иначе б знала.
  - О. - Девушка казалась разочарованной. Ее обиду как рукой сняло. - Я молода, это верно. - Затем сверкнула уже знакомая улыбка. - А гребешок все же дай!
  Яга вздохнула, порылась в своей сумке, вытащила расческу и вручила мавке. Опять непредвиденные расходы! С этими девчонками постоянно.
  - Бери и запомни, дурочка, Яга такого не делает. Не попадись мне снова! - Она свела брови на переносице и угрожающе подняла руку.
  - Ой! - Пискнула девушка. - Яга? - Она стала вдруг перепуганной, перестала вселять страх, а скорее жалость, прижала расческу к груди, попятилась, затем повернулась и побежала.
  Даня сердито смотрела ей вслед.
  - Ага, испугаться - она испугалась, а расческу вернуть - не вернула! Подлянка такая...
  Дубравко округлил глаза.
  - У нее на спине кожи нет.
  Даня посмотрела на волкодлака.
  - Многовато для одного дня. Да? Ничего. Еще денек в моей компании и свыкнешься. Пошли. - Девушка потянула его за рукав.
  Из-за дома выглянул Кот и мяукнул.
  - Идем, милый, идем. - Откликнулась она на зов животного.
  - Надо бы вплотную заняться изучением мифологии, а то моих знаний явно недостаточно...
  Они сделали несколько шагов в густом тумане. Дом навис над ними темной сырой коробкой. Волкодлак довольно ухмыльнулся. День выдался просто восхитительный. С каких пор он вот так запросто доверялся кому-то.
  Девушка уперла руки в бока и зашелестела вместе с окружающей растительностью.
  - Ко мне - передом, к лесу - задом!
  Дом заскрипел, заскрежетал, сваи оторвались от земли по одной, вытягивая сухие корни, будто куриные лапы. Несколько раз переступив, жуткая конструкция развернулась на сто восемьдесят градусов и со стоном опустилась, снова запуская корни глубоко в землю. Даня подошла вплотную к дому, задрала голову вверх. Высота в пару метров, но она справится. Яга присела и, оттолкнувшись от земли, очутилась возле дубовой двери. Она распахнула ее и вопросительно оглянулась на Дубравко.
  - Ты идешь?
  Он тряхнул головой, рассеяно улыбнулся и всего одним прыжком оказался рядом с ней, преодолев расстояние втрое большее, чем она.
  - Ой, ой! Посмотрите, какой ловкий и сильный. - Забубнила Яга, скрывая скользнувшее восхищение. Она наблюдала, как он, в два раза согнувшись, прошел внутрь. Девушка подождала Кота и только потом закрыла дверь. Изба снова застонала, зашевелилась и стала поворачиваться.
  - Она встает на место. - На всякий случай прокомментировала Даня.
  - Я так и понял.
  Дубравко обошел единственную комнату вдоль и поперек. Запах смерти уже не казался настолько резким, нос почти адаптировался. Половину пространства занимала беленая печь. Возле нее стояли две лавки, лежала аккуратная стопка дров, по центру - стол и стулья. Обычная добротная изба, ничего особенного, если не считать пыли и свисающей ото всюду паутины, да разных незнакомых трав и цветов. Хотя все же что-то было не так. Даня достала три свечи и зажгла их, расставляя по небольшому помещению, чтобы осветить. И только тут Дубравко понял.
  - А где окна?
  Девушка поморщилась.
  - Вот поэтому мы тут и не живем поколениями. Работать - работаем. А жить... - Она зябко поежилась.
  - Это не ответ.
  - Ну... Изба то погребальная. А покойникам окна не предусмотрены. - Она равнодушно пожала плечами. - Оттуда же, кстати, и столбы снизу.
  - А... - Протянул парень. - Интересно.
  - Сколько времени?
  - Десять.
  - Рано еще. Давай расскажу что ли о нежити. - Даня устроилась рядом с ним на лавке и задорно улыбнулась.
  Два часа спустя Дубравко знал много. Он запоминал каждую мелочь, которая касалась этого вновь открывающегося мира. Волкодлак задавал все новые и новые вопросы, а Яга, казалось, обладала безграничным терпением. Она рассказывала ему сказки, былины, что он за полтора столетия успел позабыть, где-то объясняла, порой посмеивалась.
  Потом Даня прошептала над его головой наговор, превращая людским глазам и ушам в филина. И, к удивлению волкодлака, с писком "он идет" то же самое проделала с собой.
  - Ага! Вот теперь Баба-Яга!
  Перед ним стояла горбатая старуха в тряпье, с волдырями на лице, слишком длинный нос загибался вверх. Старуха, сверкнув Даниными серыми глазами и просипев "грубиян", проковыляла до двери, одна ее нога оказалась абсолютно мертвой и уже окостеневшей. Дубравко привык к мысли, что его тело не совсем неживое, но вид этой ноги, которую хозяйка приволакивала за собой, заставил его поежиться. Тут даже сказки не помогли. За стеной послышался скрип калитки, а затем изба застонала и повернулась.
  Даня распахнула дверь и заскрежетала противным басом, как учила когда-то бабушка:
  - Русским духом запахло! Кто таков? По что покой мой потревожил?
  
  Глава 7
  
  Яга с замирающим сердцем сквозь туман посмотрела вниз. Перед избой, вместо добра-молодца, стоял дедок лет шестидесяти в белой майке с надписью "Girls love me" и джинсах. Он диковато оглядывался по сторонам, на плече болталась полупустая спортивная сумка. Клубок голубых шерстяных нитей вырвался из его застывших пальцев и укатился под сваи, растворившись в тумане.
  Яга крякнула про себя: "Ниче се молодец!" На всякий случай принюхалась, нет ли наговора на нем, может сглаза, вдруг молодой, да заколдованный, потому и в царство нежити идет. Ни того, ни другого. Вот те на! Просто старик.
  - Звать Павлом. Пришел к тебе, узнать, как достать молодильные яблоки.
  Даня закатила глаза. Ну, все ясно! Стоило догадаться.
  - Заходи. Поговорим. - Старуха скрылась в проеме.
  Дубравко почувствовал, что она недовольна и расстроена. Его несколько удивило. Волкодлак мстительно улыбнулся. Пусть этот молодец окажется уродлив, еще лучше глуп. А и то, и другое - совсем хорошо!
  - Что-то не так?
  Яга сердито сверкнула глазами.
  - Все так!
  Молодец Павел с грохотом завалился внутрь избы.
  - Ну, бабка! Ты лестницу поудобней не могла сделать? - И тут же испуганно шарахнулся от икающего в углу филина. Дубравко давился смехом - молодец оказался не так уж и молод. Даня хмурилась.
  - Ну так что, бабка? Покажешь дорогу?
  - Покажу. Только что ж ты сам пришел? Полно. Такие посылают кого помоложе.
  Старик сердито забубнил.
  - Кого мне посылать? Сам с трудом верю в то, что вижу! Ну давай, показывай куда идти.
  - Грубиян. - Тихо прошептала девушка и уже громче добавила. - Ты сперва в бане попарься, да поешь.
  - Это завсегда можно! Устал я с дороги. За этим клубком не угонишься!.. - Он хотел сказать еще что-то, но едва устоял на ногах. Изба начала свое движение по кругу. Даня сердито одернула лохмотья.
  - Проходи, садись на лавку. Пойду баню истоплю.
  Яга тихо прошла к выходу. В нос Дубравко с новой силой ударил знакомый запах, в избу стал просачиваться липкий белый туман. Но затем внутрь ворвался небольшой ветерок и принес новый аромат, немного горький и притягивающий. Это была другая сторона, владения Маржаны. Волкодлак попытался вытянуть голову, чтобы рассмотреть хоть что-то, но Даня уже закрыла за собой дверь.
  Старичок окинул цепким взглядом окружающую его обстановку, осторожно дошел до лавки и сел как раз напротив большого филина. Кот запрыгнул на свободное место рядом с Дубравко. Они, вдвоем, не моргая, наблюдали за гостем, отчего тот весь съежился и не смел дохнуть.
  Эту самую картину гляделок и застала Даня через полчаса, когда вернулась. Она подошла к волкодлаку, склонилась к его уху и спросила.
  - Давно вы так с ним? Совсем же напугали!
  Дубравко рассчитывал услышать мерзкий бас, которым она общалась со стариком, но ошибся - девушка заговорила с ним родным мягким низким голосом, с нотками нежности в тоне.
  - Угу. - Сказал филин.
  Яга засмеялась. Затем развернулась к старику и махнула рукой.
  - Пойдем, милой! Банька готова...
  Деда Пашу оказалось не так то легко спровадить. После бани и обильного угощения гость растаял, страх в нем поутих, и он упорно порывался вздремнуть. Поэтому когда, наконец, за ним закрылась дверь, Даня вздохнула с облегчением. Ничего не скажешь - первый блин комом. Даня надеялась, что он хотя бы дойдет до указанного места, и не сгинет где-нибудь по дороге, а главное ничего не перепутает в полученных указаниях. На все про все ему два дня, если что не так сделает, то отвечать придется ей. А девушку никак не устраивало сутками бесполезно торчать в этой избе, дожидаясь обратного появления белой майки "Girls love me", или того хуже, получить на свою голову Морока с его распоряжениями.
  Дубравко в углу угукнул.
  - Что? - Переспросила девушка, мгновенно отвлекшись от тяжелых раздумий.
  - Я говорю, а что за яблоки?
  - Молодильные. Дедок думает, что они как в сказке, молодость вернут, а они всего-то только старение останавливают, ну и здоровье еще немного улучшают. Одно яблоко - пятьдесят лет. По закону человеку больше одного нельзя за раз брать. Ладно, давай сворачиваться, а то темно уже домой охота.
  Даня встала посреди избы, сняла с себя облик старухи и, сосредоточившись, прошептала:
  - Ну, милая! К лесу - задом повернись.
  Дом снова застонал, затрясся и начал поворачиваться, когда за стеной раздался сначала свист, а потом крик:
  - Эй! Данилыч!! Тормози карусель! Дай зайду!
  - Кто это? - Дубравко в один прыжок оказался возле двери. Даня нахмурилась и остановила избу.
  - Голос, вроде, знакомый. Федор что-ли опять шалит?
  - Кто?
  Она не успела ответить, дверь распахнулась и внутрь, согнувшись в три погибели, шагнул здоровенный детина, с длинными русыми волосами, собранными в хвост. Через плечо висел внушительного вида рюкзак, а в правой руке парень сжимал недоеденное зеленое яблоко.
  - Ты че, Данилыч! Своих не узнаешь? Я тебе издалека шел - орал, орал, а ты прыгнула и отворачивать!
  - Федька! - Даня просияла и обняла здоровяка за талию. Выше не доставала.
  Дубравко настороженно следил за чужаком, ему не понравилась реакция девушки. Предпочтительнее, если б такой оказался врагом, а не другом. Он бы с ним запросто справился. В голове зародилась неприятная мысль, быть может вовсе и не друг ей этот Федор, а некто больше, он, ведь, за эти две недели ни разу не догадался выведать влюблена она в кого или нет.
  - Черт!
  Федор насторожился.
  - А чей-то у тебя филин чертыхается? Не к добру оно! Давай я ему голову того! - Здоровяк сделал жест руками, который мог бы проиллюстрировать процесс открытия бутылки с лимонадом.
  Даня испуганно заморгала.
  - Федь! Не надо его голову "того". - Она сделала два коротких шажка, загораживая спиной Дубравко. - Это нормально так. Он не филин. - Детина расслабился, приподнял девушку за талию и переставил ее, освободив себе путь к птице. Дубравко напрягся. Никто не трогает его девушку! Пусть она пока об этом не знает, но дело это вполне решенное. Волкодлак пожалел, что истинного лица не видно за маской филина. Иначе б Федор понял, что ступил на чужую территорию. В груди поднимались звериные инстинкты. Дубравко сдержал, готовый вырваться, рык.
  - Наговор положила, чтоб казался. Это ты того старика омывала?
  - Я. Кто ж еще? Здесь рядом больше домов нету.
  - А. Ну понятно. - Здоровяк шагнул к Дубравко и протянул ему руку. - Федор.
  Парень с силой пожал ладонь, и с огромным удовольствием пронаблюдал, как Федя удивленно крякунл. Дубравко злорадно улыбнулся.
  - Ты кого там под филина заделала?
  Даня подошла к волкодлаку, встала на цыпочки, взяла в руки его голову и зашептала нужные слова, возвращая ему его истинный облик. От прикосновения горячих ласковых ладоней захотелось зажмуриться и замурчать. Кот понимающе покосился на Дубравко со своего конца лавки.
  - Федя. Это Дубравко. Мой друг.
  - Ну привет. Друзья Данилыча и мои друзья тоже. - Однако взгляд здоровяка говорил обратное. Еще бы! Дубравко нехорошо улыбнулся Федору.
  - Рад знакомству.
  - Взаимно. - Волкодлак впервые пожалел о своем небольшом росте.
  Даня не обратила ни малейшего внимания на повисшую вдруг напряженность. Она как ни в чем не бывало развернула избу, погасила свечи, взяла Кота и выпрыгнула за порог. Федор последовал за ней. Дубравко поморщился. Он никогда бы не повернулся к врагу спиной. Люди странные существа.
   - Ну все. Данила. Пошел я. У меня дела. Денечка через два к тебе загляну. Чай квартирку-то не поменяла? - Федя покосился на Дубравко. - Все с Маринкой живешь?
  - Ага, с ней самой.
  Он улыбнулся.
  - Вот и хорошо. Жди в гости! - Развернулся и пошел прочь. Но на двух шагах, будто вспомнив вдруг, оглянулся на ее спутника. - С тобой тоже еще свидимся, волкодлак.
  - И ты не скучай. - Сквозь зубы процедил Дубравко. Из лесу послышался громкий раскатистый смех.
  Даня нахмурилась и принялась задумчиво покусывать губы. Она не поняла причину такого отношения парней друг к другу.
  Федора она знала с детства. Он имел несчастье возиться с малолетней шалопайкой, когда баба Марья была занята работой. Девушка хорошо помнила, сколько бед натерпелся он с ней. И ни разу не отругал, не поднял голоса. Она постоянно дразнила его: бегала вокруг необъятного, с точки зрения ребенка, туловища и кричала: "Федька кривой!". Эту фразу она придумала сама, неверно истолковав замечание бабы Марьи о том, что Федор - кривич. И ужасно гордилась свом поступком. Тогда ей было только семь, и о своем наследии девочка еще не знала. Федор же стоически переносил пытку, и к радости Дани никогда, уж в будущем, не напоминал ей о детских проделках. Хотя стоило бы! За те все страдания, что она причинила. Федор замечательный друг и наставник. Почему же он так отнесся к волкодлаку? Девушка бессознательно теребила ворот своей кофты.
  А Дубравко очень вежливый и приятный, а еще воспитанный и добрый... и галантный... короче, он тоже замечательный! Волкодлак не мог не нравиться. Да и раньше она никогда не видела, чтобы Феде кто-то не нравился, ну разве что только ее домовой. Кстати о Гришке! С чего вдруг Федька решил ее навестить? Он постоянно старается минимизировать возможный контакт с домовенком. А тут сам, да еще и без разрешения с ее, Даниной, стороны! Что за новость такая?
  Дубравко внимательно наблюдал за сменой выражений на веснушчатом личике. Он без труда читал ее мысли.
  - Федор - богатырь?
  - Не просто. Он еще и ведьмак, не урожденный конечно, обученный.
  - Старый?
  - Больше семидесяти лет.
  - Давно с ним знакома?
  - С детства. - Даня мечтательно улыбнулась. - Он со мной всегда был рядом. Сколько себя помню. Возился, разговаривал, терпел мои выходки. Я была страшной головной болью. Он замечательный.
  Дубравко напрягся. Девушка удивленно на него посмотрела.
  - Что?
  - Ты его любишь, да? - Яга непонимающе уставилась на Дубравко. Перед ней стоял не тот вежливый парень, каким он был минуту назад. Существо только внешне походило на человека. Черные глаза горели злостью. Волосы на затылке стояли дыбом. Из горла шел низкий утробный звук, готовый вот-вот вырваться наружу звериным рыком. Перед ней был волк. И волка этого съедала ярость. Даня словно завороженная не могла отвести взгляд от черных зрачков. Что привело его в такое состояние? Девушка прерывисто вдохнула.
  Он пугает ее! Дубравко чертыхнулся и тряхнул головой, беря эмоции под контроль. Давно с ним такого не случалось. Бездонная темная глубина вновь сменилась синью горного озера. Даня облегченно выдохнула. Она и не думала, что задержала дыхание так надолго. Ого! Надо же! В нем прячется такое... такое... Девушка попыталась подобрать нужные эпитеты. Безрезультатно. Он вроде что-то спрашивал до того, как она заглянула в бездну? Яга не могла вспомнить.
  - А что ты спросил?
  Синие глаза вновь на мгновение стали черными. Но только на мгновение.
  - Я провожу. - Парень ослепительно улыбнулся. Он взял Кота на руки, посадил его в сумку, одел ее на плечо. - Дом так и оставим?
  Девушка всполошилась.
  - Ой. Нет... Конечно, нет. Его надо убрать...
  Когда Дубравко довел Даню до квартиры, стояла поздняя ночь. Он вышел из подъезда, довольно улыбнулся и пошел искать еду. Что-нибудь живое, теплое и с кровью, еды в любом большом городе хватало, особенно по ночам. В конце концов, охотиться намного интереснее, чем предаваться бесполезным размышлениям о Дане и богатыре.
  Пока звериное чутье разыскивало такого же охотника как и он сам, только живого, мысли Дубравко переметнулись в прошлое. Как давно он встречался с другим охотником. Отец. Последняя встреча с Йосипом чуть не стоила ему жизни. Не видеться бы еще век. Да разве такое возможно? Старик никогда не оставит его в покое. Тут, главное, не упустить чутье в вольное плавание. Уж кого-кого, а Йосипа он почуять должен, как ни крути ведь родственники.
  Дубравко методично обшаривал улицы и прислушивался. Важно не подпустить отца к Мирне. Сестре незачем эта встреча. Теперь правда прибавилась еще Даня. Эта девушка слишком хрупкая, несмотря на многочисленные свои таланты. Его отец всегда получал удовольствие, убивая именно таких: юных, красивых и хрупких. Лишь бы не узнал как важна она стала для сына.
  Наконец среди шума ночного города Дубравко уловил еле заметный придушенный писк. Парень улыбнулся и, пригнувшись к земле, побежал, моментально настроившись на охоту. Сейчас будет сытный ужин, а потом длинный курс истории славянской мифологии (Даня как раз снабдила его восхитительной рукописной книгой из своей коллекции).
  
  Глава 8
  
  Ночью Даню разбудил истошный звериный вой за окном. Она испуганно подскочила с кровати и чуть не врезалась в Маринку, которая спросонья моргала глазами, силясь понять, что ее разбудило. Девушки одновременно глянули на будильник.
  - Четыре утра! - Простонала соседка и рухнула на кровать. За окном жалобно заскулили. - Что за собака?! Она другого окна найти не могла? А? ...
  Дальше Марина забубнила нечто нечленораздельное и положила на ухо подушку. Даня выглянула за штору. На асфальте сидел здоровый серый волк и жалобно смотрел на окно ярко-синими глазами. Ярко-синими. Девушку осенила догадка. Эти глаза она с некоторых пор сможет узнать где угодно.
  Яга, недолго думая, кинулась натягивать джинсы и футболку.
  - Ты куда? Опухла совсем? - Соседка высунула нос из-под подушки. И поморщилась от нового воя, прорезавшего относительную тишину городской ночи.
  - Я покормлю - он выть не будет. Я мигом! Ты засыпай!
  - Какой покормлю! А если он бешеный? Ты чем думаешь?
  - Да ты выгляни. Он же маленький совсем. - Соврала девушка. - Я быстро...
  Даня не стала дожидаться ответа. Лишь у выхода, ныряя в кроссовки, кликнула Гришку и попросила убаюкать Маринку. Домовой немного поворчал, но, почесав бороду, великодушно согласился.
  Волк сидел возле подъезда. Со смешанными чувствами восхищения, жалости и удивления, она приблизилась и присела рядом. Животное превосходило размерами обычных представителей своего вида. Лохматый, с широкими сильными лапами, он выглядел далеко не так безобидно, как она описала его Марине.
  - Привет! - Девушка лучезарно улыбнулась. - Эксперимент поставил?
  Дубравко ткнулся носом ей в грудь и вздохнул.
  Два часа назад он не смог усидеть за книгой и бросился проверять прочитанные о себе сведения. Найдя осиновый пень, он перевернулся через него, как описывала автор, и ударился о землю. Захрустели кости, тело на мгновение запахло сыростью и смертью. Можно было бы решить, что все это галлюцинации, но здоровые лапы и, надо сказать, не слишком пушистый хвост сделали ситуацию вполне убедительной. Наверное, ему стоило испугаться, да только не до испуга, когда все твои и без того обостренные инстинкты вдруг становятся еще сильнее, совершеннее. Ощущение было настолько новым и великолепным! Прожить полтора столетия и не знать, что при желании ты можешь быть волком. Он носился и бесился, пребывая в абсолютной эйфории от своего тела, пока не решил возвратиться к прежнему состоянию, и вот тут, вдруг, возникла загвоздка. Тот же способ превращения не сработал. И другой, а потом и третий. Он пробовал разные варианты действий, выстраивая последовательность так и эдак, пока не пришел к выводу, что все попытки бесплодны. К своему стыду, пришлось мчаться к той единственной, что могла помочь.
  Честно говоря, утыкаться, вот так, носом ему вовсе не требовалось, ибо не был он настолько напуган или опечален, чтобы искать утешения, но мысль показалась такой заманчивой, что парень не устоял. И довольно заурчал, когда изящные нежные и невероятно ласковые пальцы стали успокаивающе чесать за ушами. Дубравко с удивлением обнаружил, что понимает всех собак и заодно кошек, у которых в хозяйках водятся такие милые молодые девушки. И Горан! Задери его медведь. Он понимал Горана, который ради почесываний Мирны готов был не стричься вовсе.
  Наконец, волк с неохотой отстранился.
  - Пойдем. - Даня перестала зарывать пальцы в мягкую серую шерсть. - Где пень нашел, гений, давай показывай.
  Десять минут спустя Яга объясняла неудачливому экспериментатору какие действия вернут ему человеческий облик. А волк согласно кивал и не сводил внимательного взгляда со стройных ног в обтягивающих джинсах. Наконец она закончила и чуть в стороне опустилась на землю.
  Зверь разогнался, перевернулся в воздухе, перекатился через пень и ударился левой лопаткой о землю, после чего резко вскочил и стал разгибаться, превращаясь в, уже знакомого ей, волкодлака. Вот только к ее ужасу... в совершенно обнаженного волкодлака.
  Даня взвизгнула и закрыла глаза руками. Как же она могла забыть о такой важной детали! Одежду ведь никуда не денешь! И совершенно естественно, она, как Яга, могла бы догадаться, что он ее снял.
  Дубравко закусил губу, чтобы не засмеяться. Пока Даня лихорадочно соображала, как безопаснее выкрутиться из этой ситуации, он преспокойно прошествовал до ближайшего куста и выудил из-под него свои джинсы и футболку. Но, чуть помедлив, не стал одевать, вместо этого он с улыбкой чеширского кота подошел и сел напротив девушки.
  - Ты уже оделся? - Из-за ладоней голос ее звучал приглушенно.
  - Пока нет. - Он расположил вещи у себя на ногах.
  - Почему? - Теперь в интонациях девушки сквозила паника.
  - Ты знаешь, как-то мне жарко, и, потом, как выяснилось, так намного удобнее. - Он с трудом сдерживал смех.
  - Немедленно оденься!
  - Зачем? - Все так же невинно спросил Дубравко. Дане казалось, что она сейчас сгорит со стыда и смущения.
  - Ты издеваешься?!
  - Ну, в общем, я бы назвал это иначе...
  - Как иначе?
  - Я бы сказал, дразню.
  Девушка слегка раздвинула указательный и средний палец и осторожно осмотрела сидящего перед ней юношу. Ее взгляду предстала вполне впечатляющая картина: чуть бледная, гладкая кожа; безмятежные озера голубых глаз, которые из-за зрачков в темноте казались совсем черными; вьющиеся, отливающие синевой волосы, непослушно спадающие на лоб. Даня опустила взгляд ниже. Широкие плечи, узкая талия, довольно длинные, сильные руки, стройные ноги и ... девушка чуть не застонала ... все это украшала ясно проступающая мускулатура. Весь его внешний вид являл собой совершенство, и не в том виде, в котором его можно было бы увидеть на журнальной фотографии, отшлифованной в одном из многочисленных редакторов. Нет. Он был идеальным с точки зрения самой Дани: таким телом может обладать дикая кошка, привыкшая сама себе добывать пищу: гибким, выносливым, сильным, но ровно настолько - насколько это необходимо. Ну еще бы! Он же волк. Девушка сосредоточила свое внимание на бледных полных губах. Господин "мечта" так довольно улыбался, что она разозлилась и, немного подумав, убрала ладони от лица. Он хочет войну? Он ее получит! Дубравко перестал улыбаться.
  - Ты! ... - Остальные слова застряли у нее в горле и тут же забылись, когда она поняла, что разглядывать его в щелочку из-за раздвинутых пальцев - одно, а смотреть на него вот так, лицом к лицу, - совсем другое. Во рту пересохло и теперь даже при желании, ей было бы трудно встать, кровь отлила от головы к сердцу, которое, кстати, тут же предательски сбежало вниз живота и стало усиленно отбивать там африканские мотивы.
  Все чувства Дубравко обострились, как на охоте, он слышал каждый удар ее сердца, ловил каждый вздох, видел расширенные зрачки, чуть подрагивающие губы. Надо сказать, в данный момент последние привлекали его более всего. Он усмехнулся, медленно встал, повернулся к ней спиной и стал одеваться.
  В тишине предрассветного леса раздалось резкое шуршание и тут же пропало.
  Дубравко чертыхнулся, он успел натянуть джинсы, футболку пришлось бросить.
  Даня неслась на предельно возможной скорости, углубляясь в лес. Она знала, что Дубравко быстро догонит. Девушка, не раздумывая, прыгнула на высокую крепкую осину и на высоте четырех метров прижалась животом к коре. Внизу прошуршало, затем снова стихло. Она посмотрела вниз - никого. Подождала еще десять минут - тишина. Обратилась к лесу - никого. Осторожно прыгнула вниз, выпрямилась, отряхнулась и секундой позже оказалась на земле, прижатая волкодлаком.
  - Поймал! - Парень победно улыбнулся и поцеловал ее.
  
  Даня разочарованно выдохнула. Уже в который раз за это утро!
  Она сидела на кухне и безучастно помешивала ложкой остывший чай, уперев в кулак подбородок. Там в лесу, лежа на земле, она видела приближающееся лицо, искрящиеся смехом синие глаза, с уверенностью читала его намерения, по крайней мере, ей так показалось, но, к великому ее разочарованию, он всего лишь чмокнул девушку в нос. Почему? Нет, она, конечно, собиралась сопротивляться, и ни в коем случае не дать себя поцеловать. Но почему именно нос? Дане всегда казалось, что у нее красивые губы. Она опять тяжело вздохнула. Бросив ложку, Яга дотронулась указательным пальцем до злополучной части своего лица. В нос может поцеловать старший брат или мама, ну или папа, в ее случае бабушка, но никак не парень, который...
  Зажужжал мобильник. Даня кинулась через стол к подоконнику.
  - Алло?
  - Алло! Евдокия! - Яга поморщилась, тетка не обладала чувством такта, и упорно продолжала называть девушку этим злополучным именем. Впрочем, судя по голосу, ей было вообще не до чего - что-то стряслось.
  - Да?
  - Ко мне Морок приходил! Сейчас, только что! Молодец этот ... - Даня вполуха разбирала крик Тетки. Так она и знала! Ничего хорошего нельзя ждать от дедка, решившего помолодеть. - ... он надергал в рюкзак! А два на месте съел, пока сторожа спали. А потом прыти поприбавилось. Когда ты его пропустила назад?!
  - Я?! - Девушка от неожиданности растерялась. - Я его не возвращала! Я его со вчера и не видела даже!
  - Не видела, говоришь... - Занавески качнулись в такт с ветром из открытого окна. В комнату проскользнула полупрозрачная фигура.
  "Мама!" - Растеряно воскликнула про себя Даня. Морок оплыл густым туманом комнату и по-хозяйски расположился на табурете напротив.
  Девушка мотнула головой, отгоняя оцепенение.
  - Я вам перезвоню. - Шепнула она в трубку и сложила смартфон. - Доброго утра, Морок. Ей стоило большого труда, чтобы голос не дрожал. Молодой Яге не престало злить жутковатого снотворца. Будь она постарше, противостояние могло б привести к ничьей. Бабушка, та и вовсе его не боялась, иначе как "дымок" не звала, а вот ей, Дане, пока надо не выказать ни страха, ни недовольства, ни, тем более, неуважения.
  - Утро и впрямь доброе. Не возвращала молодца? - Туман по кухне разносил шепот, Морок говорил не ртом, а всем своим существом.
  - Нет, батюшка. Не возвращала. Давеча омыла только и указания дала куда идти, сколько, да как рвать.
  Фигура стекла с табурета и окружила Даню со всех сторон мягким облаком.
  - Не послушался он. Найди его, Яга, накажи, яблоки верни, узнай кто помог, да мне передай. - Слова с воздухом, казалось, проникали внутрь черепной коробки. Не дожидаясь ответа, снотворец стал выплывать из окна. Занавеска легко покачивалась в такт его движению. Когда последние клубы дыма скрылись за подоконником, девушка подскочила к окну и захлопнула его, а потом тяжело опустилась на табуретку. Читать да слушать рассказы о посещении Морока - одно, а видеть его вот так, вживую, - совсем иное!
  Все. Можно выдохнуть. Но выдыхать не хотелось. Где ей искать этого старого гада? Да еще и того, кто ему помог? Девушка растерянно теребила рыжие волосы.
  - Что делать? С чего начать-то? Я ж не следопыт. - В сердцах прошептала она. А потом в голове начала складываться отчетливая мысль. У нее ведь есть знакомый волкодлак.
  
  Дубравко лежал в своей комнате на диване и бессознательно перекатывал по себе маленький мяч. Давняя забава, не позволяющая телу скучать, пока разум занят своими мыслями.
  Бам! Резиновая игрушка ударилась о потолок и упала на подставленный указательный палец правой руки, прокатилась по раскрытой ладони и, минуя предплечье, остановилась на груди. Перед мысленным взором стояли сердитые и в то же время растерянные глаза девушки. Дубравко улыбнулся. Такая красивая и такая живая. От незаметного движения мяч покатился с груди по животу, по правому бедру и одним движением колена описал в воздухе дугу, приземлился на босую ступню. Только позволительно ли ему попробовать быть с ней? Видеть каждый день, гулять, целовать... Ночью он поцеловал ее в нос и едва не рассмеялся. Кажется, несмотря на все свое видимое сопротивление, Даня была б не прочь настоящего поцелуя.
  Бам! Игрушка снова взлетела, ударилась о потолок и приземлилась на подставленный указательный палец левой руки. Ладонь. Предплечье. Грудь. Остановился. Волк. Он может быть зверем, а значит и Мирна, и Горан тоже могут...и отец. Нельзя, чтобы он узнал об этом, итак слишком силен. Что делать с сестрой и ее мужем? Рассказать, или пока не стоит. Даня не говорила ему, пока он сам ее не выследил. Мяч устремился к левой ноге. Бедро. Колено. Дуга в воздухе. Босая ступня.
  Бам! Бам! Бам! Дубравко вскочил. Дверь. К ним никто никогда не стучит вот так, без предварительного предупреждения. Он пулей вылетел из комнаты. Мирна открывала дверь нарочито медленно.
  - Привет. А Дубравко дома? - Раздался теперь до боли знакомый и приятный голос.
  
  Глава 9
  
  Даня смотрела на миниатюрную девушку лет девятнадцати с такими же кудрявыми и черными, отливающими синевой, волосами, как у ее брата. Хозяйка квартиры незаметно принюхалась и удивленно расширила глаза. Рядом с ней молниеносно возник Дубравко.
  - Привет. - Он сиял. - Антона расколола.
  - Угу. Есть с кого пример брать. - Девушка многозначительно улыбнулась. Она вспомнила раздраженный голос Антона, которого оторвала от занятий, чтобы выяснить адрес.
  - Ты проходи. - Парень аккуратно подвинул онемевшую сестру, освобождая место в довольно узком коридорчике. - Даня, это Мирна, моя сестра. Мирна, это Даня, я тебе про нее рассказывал.
  Девушка настороженно улыбнулась Яге.
  - А это Горан. - Продолжил Дубравко. Даня с любопытством взирала на молчаливого верзилу, подпирающего косяк.
  - Привет. - Улыбнулась она сразу обоим. У нее было ощущение, что она попала внутрь волчьей стаи, к ней приглядывались и принюхивались, держась на расстоянии. Хотя при чем тут ощущение? Это, собственно, и есть волчья стая. Они же волкодлаки. Хорошо хоть на месте стоят, а не ходят кругами. Дубравко видел ситуацию с той же стороны. Он недовольно и многозначительно покосился на родственников, Даня даже краем глаза заметила, как он оскалился на Горана, затем взял ее за руку и повел через зал в свою комнату. Мирна очнулась первая.
  - Братик, вы чаю хотите, ну или кофе? С печеньем.
  - У вас есть еда?! - Даня не успела поймать вырвавшуюся фразу. Она испуганно уставилась на волкодлаков. "Щас нападут" Сколько раз бабушка учила, не наноси оскорбления зверю в стае. Внезапно Горан захохотал. Громко, от всей души. Мирна еле заметно улыбнулась. Дубравко рядом расслабился, Даня ощутила это почти физически. Странно, что у нее с ним такая связь. Обычно она не чувствует так сильно.
  - О! Поверь! У нас есть еда. Братишка дружит с человеком.
  Антон. Точно! Как же это она могла забыть.
  - Так как, чай или кофе? - Продолжила Мирна.
  - Кофе. Без печенья. - Уверенно кивнула головой Яга.
  Дверь за ними закрылась и только тут девушка обратила внимание, что находится в мужской комнате, хозяин которой практически неодет. И все б ничего, если б этот хозяин ей не нравился. Она покраснела.
  - Садись. - Дубравко указал ей на диван. Даня осторожно присела на край. Еще никогда в жизни она не была так скована. Волкодлак не отводил от нее пристального, изучающего взгляда. Она заметила маленький теннисный мячик, который он ловко перекатывал между пальцами.
  Что сказать? Надо что-то сказать. Все вылетело из головы. Напрочь. И почему он опять не моргает? Смотрит своими синими глазищами и не моргает. Буквально, каких то там два дня назад, она, не задумываясь, бы отчитала его за такой промах. А сейчас не могла даже губами шевельнуть. А! Да! Надо же сказать, зачем пришла. Или лучше сказать, как обалденно он выглядит без рубашки, и с голыми ступнями... и с этим дурацким мячиком, который держат длинные пальцы... Девушка откашлялась.
  - Я пришла... у меня просьба...
  - Какая?
  За дверью слушали. Даня тут же отвлеклась от посторонних мыслей и сосредоточилась. Она закрыла глаза, намереваясь оградить комнату от лишних ушей, но потом в голову пришла мысль намного проще. Яга покопалась в своей объемной сумке и вытащила оттуда блокнот с ручкой.
  Дубравко не мог оторвать от нее взгляд. Он понимал, что ей придется писать, и это злило. Мирна с Гораном прямо сейчас за дверью самым неприятным образом вмешиваются в его жизнь. Даня что-то быстро нацарапала, согнувшись над коленкой, потом протянула ему листок, и он прочел.
  "Ко мне Морок приходил. Дед, кот вчера проводили, яблок наворовал и пропал. Морок велел найти. Вот я и хотела попр тебя помочь. Ты же волк. У тебя нюх стопроц-й, у меня в десять раз хуже. Поможешь?"
  Даня смотрела на него с надеждой. Он осторожно вытянул из ее рук ручку и написал.
  "А почему именно тебе искать? Ты то тут при чем?"
  Она рассеяно развела руками.
  "Я его провожала, наставляла, последняя видела. Поможешь?"
  "Спрашиваешь! Конечно, помогу. Только ответь на один вопрос".
  "?"
  "Кто такой Морок?"
  Девушка улыбнулась. В дверь один раз стукнули.
  - Кофе. - Мирна изящно и быстро внесла поднос в спальню. Яга поспешно спрятала блокнот в сумку.
  
  Даня неслась так быстро, как могла, и все же не поспевала за волком. Дубравко был прав еще тогда, заявив, что быстрее него сложно бегать. Истина на лицо. Вернее на тело. Его непривычно ломило от такого темпа.
  Дубравко остановился и посмотрел назад. Девушка снова отстала, ему постоянно приходилось ждать. Это отвлекало от следа, а след был четким, очень ясным. В звериной шкуре обнаружились многочисленные преимущества, к примеру, вести носом по земле, не пригибаясь с высоты своего роста, да и опора на четыре конечности несравнима с двумя ногами. Он вздохнул и огляделся. За короткое знакомство с Даней мог бы уже перестать удивляться многочисленным открытиям, но не перестал. Его окружал лес, вроде тот же лес, в котором они были десять минут назад, до того как Яга одним нашептыванием вызвала маленькую стену белого густого тумана, сквозь который ему пришлось пройти вслед за ней, и вот, пожалуйста, он здесь, в ощутимо другом месте. Сидя в прошлый раз в избе в обличие филина он мечтал заглянуть во владения Маржаны. Что ж. Желания сбываются. Он здесь. Теплая мягкая земля, поросшая травой и усыпанная прошлогодней листвой, бурые стволы старых деревьев, кустарники, голубое яркое небо над головой, и животный инстинкт, подсказывающий, что все здесь не так обычно.
  Из чащи, прямо перед Дубравко выскочил заяц. Увидев здоровенного волка, зверек испуганно повел носом, моргнул черными глазками и, громко матерясь своим тоненьким голоском, припустил в чащу в удвоенном темпе.
  Стоп. Заяц! Это же был заяц! Зайцы не матеряться. Хотя и волки, Дубравко готов был клык отдать, не стоят, выпучив глаза и раскрыв пасть. Он не страдает галлюцинациями. Волкодлак ошалело мотнул головой. Надо перестать удивляться. Совсем перестать удивляться. Начать философски относиться ко всему окружающему, в конце концов, кто знает, какие еще его девушка Яга сюрпризы бережет. Подумаешь, Лешие, безспиные русалки, погребальные избы, кусачие домовята, начинающие жизнь со старости и умирающие младенцами, потусторонний лес, матерящиеся зайцы... И все таки зверек не просто говорил! Он матерился!
  - Ты чего? - Голос запыхавшейся Дани вернул ему ощущение реальности.
  - Я зайца напугал. - Ну вот... Он это вслух сказал. В шкуре волка! ...главное не удивляться... Надо почаще себе это повторять. Не удивляться. Даже, если по центру лба вдруг вырастет рог, это ничего - это так и надо! Звери разговаривают. В конце концов, помнится, все дети в это верят.
  - А чего такой взъерошенный?
  - Он меня ... обругал.
  - А! - Девушка сделала неопределенный жест рукой и уперлась ладонями в колени. Она тяжело и прерывисто дышала.
  Дубравко улыбнулся. По крайней мере, ему хотелось улыбнуться, на деле, со стороны, верно, вышел обычный оскал.
  - Устала?
  Даня поспешно выпрямилась. - Вовсе нет! Давай дальше!
  Но он не шевельнулся, продолжая изучать раскрасневшееся лицо. Затем, мягко ступая по земле, приблизился и, подставив спину, велел:
  - Садись. Мне так проще будет.
  Она с надеждой и сомнением посмотрела на волка.
  - Я тяжелая.
  Он фыркнул и придвинулся ближе.
  - Садись.
  Даня послушно взобралась на широкую спину. Он был теплым и мягким. Она обхватила покрепче бока ногами, поставила перед собой неизменно верную зеленую сумку и обняла волка за шею.
  - Устроилась? - Вопрос прозвучал больше как рык.
  - Угу.
  Дубравко рванул с места, снова взяв след. Девушка сидела на спине, и была практически невесомой. Теперь можно было не беспокоиться о ней и сосредоточиться на поиске.
  Даня задохнулась от скорости, но только в первую секунду, потом пришел восторг и не только по поводу быстрого бега, но и по поводу того, кто сейчас был под ней.
  Девушка не могла не признать, что он ей нравится. Все в нем было привлекательным, удивительно, что она раньше не обращала внимания на то, какой он добрый и внимательный, а еще сильный, понимающий... И так благородно сразу согласился ей помочь... А еще защищал от своей семьи... Волк играючи перемахнул овраг. Девушка сквозь зубы резко втянула воздух, а потом засмеялась.
  - Ты чего? - Правый глаз с любопытством покосился на наездницу.
  - Щекотно!
  Дубравко не понял.
  - Отчего?
  Она продолжала нервно хихикать.
  - Мне всегда с детства было щекотно, когда резко вниз с высоты падаешь. Вот тут. - Она указала на низ живота.
  Волкодлак сверкнул глазами и прыгнул еще раз, перемахнув через верхушки деревьев. Даня зашлась в смехе. Тогда он прыгнул еще. Девушка схватилась одной рукой за живот.
  - Перестань... Дубравко ... - Ее скрутил новый приступ смеха. - Мне щекотно...Очень...
  Волкодлак оценил звучание своего имени в ее голосе.
  - Тебе не нравится?
  - Нравится! - Еще прыжок. - Только щекотно!
  Он засмеялся вместе с ней.
  - Ладно, отдышись пока. Мы ж по следу идем. - Он ткнулся носом в землю, потом приподнялся и заметил. - Знаешь, ты стала как-то иначе пахнуть.
  Яга смутилась. Ее еще никто так не катал. Было здорово. Какой же он все-таки замечательный! Даня насторожили собственные мысли. Не о том она сейчас должна думать. О яблоках. О предателе. Вот о чем поразмыслить следует.
  Как деду удалось так быстро добраться пешком до дерева и уйти? Видно не пешком он шел. Кто-то дал ему коня или иного зверя. Кто-то, у кого была такая же власть как у нее. Только истинная Яга могла вывести смертного отсюда. Это не есть хорошо. Кому могло понадобиться нарушать правила, да так глупо? Эх, она из деда душу вытрясет, когда до него доберется, если, конечно, доберется. Девушка вздохнула.
  Им понадобилось не больше получаса на то, чтобы добраться до дерева с молодильными яблоками, а затем дойти до обширного болота, возле которого след кончался. Дане пришлось вызывать проход, при этом она до чертиков напугала местную кикимору, которую Дубравко предложил расспросить. Многого они не узнали. Старику Павлу, и впрямь, помогала Яга, а что за Яга кикимора описать не смогла. Провела деда, коня белого забрала и пропала, будто и не было ее вовсе.
  Так и нырнули они с волком в туман, не имея больших сведений, чем те, о коих Даня и сама догадалась.
  С другой стороны волкодлак снова нашел след и понесся. К его разочарованию язык больше не произносил человеческих слов, из горла вырывался рык. А ему безумно хотелось спросить где они. Места слишком незнакомые. Впрочем, такая возможность ему представилась возле ближайшего города. Девушка верхом на огромном лохматом волке не вызвала бы особого доверия случайных прохожих. Даня засмеялась при одной этой мысли. У окраины она спрыгнула, вытащила из своей объемной сумки одежду волкодлака, небольшой осиновый кол, воткнула его в землю, а потом наблюдала как Дубравко обращается. Кол прекрасно заменял собой пень.
  - Где мы? - Парень, наконец, обрел возможность спросить.
  - На берегах Енисея.
  Волкодлак удивленно свистнул. Ничего себе забрались!
  
  Павел Семенович сидел на своем месте за кассой и немного нервничал. Старуха обещала, что он помолодеет, но в зеркале по-прежнему отражалось морщинистое лицо. Это никуда не годилось! Обманула ведьма! Пришибить бы ее чем-нибудь. Да кто знает, на что она способна. А вот здоровья прилично прибавилось. Он и не мечтал, что кости ломить уж не станет. Вот же яблоки.
  Яблоки. Он съел целых два. И полный рюкзак набрал. Павел Семенович всегда, еще с детства, был наделен деловой жилкой, в отличие от братьев. По крайней мере, ему так казалось. Жаль, что все его проекты так плохо заканчивались. Но ничего! В этот раз он своего не упустил. Сколько будет стоить одно яблоко! Это же уму непостижимо. Он станет миллионером. Продавать их и продавать подороже! Тут только покупателя своего найти надо. А там уж он развернется. И дом себе купит. И машину. И магазин новый откроет. И, чего уж греха то таить, жену молодую заведет.
  Мужчина оглядел свой маленький закуток с биодобавками для спортсменов, гордо именуемый "Мир БАД". Все это отживает свои последние дни. Какая ж гадость. И зачем все это пить? Он вздохнул. В общем, и не важно, главное деньги платят.
  Звякнули алюминиевые трубки с дельфинами, которые он совсем недавно приобрел в сувенирном магазине. Покупатель. Павел Семенович с дежурной улыбкой развернулся на стуле.
  - Добрый день. Чем могу помочь?
  Покупателей было двое. Парень и девушка. Интересно, кто из них двоих решил приобрести мышечную массу? Оба хилые. Парень приблизился к стойке кассы, перегнулся через нее. И вытащил Павла Семеновича за грудки.
  - Где яблоки?
  От неожиданности мужчина икнул.
  - К-какие яблоки?
  - Молодильные. - Парень не говорил, он рычал.
  Откуда в столь небольшом теле такая сила? Приподнять за грудки. А он, Павел Семенович, в свои шестьдесят два, весит больше семидесяти килограмм. И откуда этот знает про яблоки?
  Старуха Яга же сказала брать сколько хочешь, и ничего за это не будет. Хотя третья, убеждала, что взять можно только одно. Но кто слушает младших сестер? Тем более старшая так и сказала, слово в слово, не слушай, мол, ежели ограничивать что станет. Выходит, обманула карга! Как есть, видно, обманула!
  Рыжая девица сорвалась с места и подлетела к сейфу, кинув многозначительный взгляд в сторону его мучителя. Тот поставил Павла Семеновича на пол и рыкнул в ухо:
  - Только попробуй сбежать.
  Истинный крест, и мысли такой не было! Сбежишь от него! Глазищи страшенные черные!
  Мучитель подскочил к сейфу и одним рывком (одним!) выдернул дверцу, будто и не железная она вовсе, а бумажная. От сильного толчка, яблоки посыпались на пол. Павел Семенович застонал. Прощай богатое будущее.
  - Что вы делаете?!
  Рыжая сверкнула на него глазами, собирая яблоки.
  - Тебе велено было более одного не брать! А ты что сотворил?
  - Так старуха сказала бери сколь хочешь!
  - Какая старуха? - Насторожилась девица.
  - Ну старуха Яга. Я у нее был.
  - Подробнее! - Рявкнул бешеный.
  - Так а чего подробнее? Самая первая Яга сказала, что могу брать сколь угодно. Вторая клубок выдала и направление указала. Третья накормила, вымыла и дорогу показала. А потом еще коня дала.
  - Третья тебе коня дала? - Мужчина решил, что у рыжей не все дома.
  - Дала. Она самая. Правда что-то говорила, когда кормила, что больше одного нельзя брать. Только старшая велела ее не слушать.
  - Когда она тебе коня дала? - Не унималась сумасшедшая.
  - Да потом, за воротами, догнала и подвела, еле на нем удержался. Конь сам дорогу знал.
  Девушка задумчиво потерла подбородок.
  - Старшая, говоришь, разрешила много. А где ж ты ее встретил?
  - Да тут, недалеко. Она в центре с цирком приезжим на площади гадала.
  Дане закралось неприятное ощущение, что ее подставили.
  - А где эта площадь?
  Дедок, так и не сменивший свою замечательную футболку, выглядел напуганным, но объяснить почти внятно все же смог. Да. Что называется - не серди волкодлака. Дубравко был в бешенстве. В основном от вида самого старика. Забавно. Ей даже показалось, что он сердит на деда исключительно из-за нее, Дани. Это было бы приятно.
  Она собрала яблоки в пакет. Больше ничего не узнать. Пора переходить к наказанию. Девушка поежилась. Не любила она все это. А куда деваться? Правила - есть правила. Яга собралась с силами, закрыла глаза и зашептала.
  Дубравко наблюдал, как волосы и кожа на ней засветились, стали ярче. Губы чуть подрагивали, произнося слова, порой такие знакомые, но общий смысл ему уловить никак не удавалось. Он услышал, как городская природа шевельнулась в такт ее речам. А потом старик, с которым он только что разговаривал, уменьшился и на глазах превратился в ... зайца. Дубравко хмыкнул. Надо же! Второй заяц за день. Может, первый потому и материться умел, что человеком родился? Надо потом будет у Дани спросить. Она наверняка знает.
  Зверек пошевелил носом, прижал ушки и осторожно стал перебирать лапками.
  - Зачем? - Волкодлак с интересом наблюдал за ушастым.
  Даня пожала плечами.
  - Наказание. Такие законы.
  Она вручила пакет с яблоками Дубравко. Зайца же посадила в свою безразмерную сумку. Задача номер один почти решена. Теперь очередь за Ягой, повинной в этой истории.
  Как и следовало того ожидать, в цирке никакой гадалки не оказалось. Правда подсобный рабочий подсказал, что сидела до этого тут на площади одна, но та была сама по себе, а вчера пропала.
  Никаких следов. Девушка стояла в тени дерева и раздумывала, не пытаясь скрыть своего разочарования. Дубравко подошел и обнял ее.
  - Мы ее найдем. Вот увидишь.
  Она благодарно улыбнулась и, уже не в первый раз, смахнула с плеча белую бабочку, которая упорно отказывалась улетать.
  
  Глава 10
  
  Даня потянулась в кровати, приоткрыла один глаз. В комнату из-за плотной занавески проникал яркий солнечный свет. Близкое лето давало о себе знать. Девушка повернула голову. Маринки нет в кровати, на кухне и в ванной тихо. Видно на занятиях уже.
  Занятия! У нее же со всей этой канителью столько пропусков! Она соскользнула с постели и бросилась собирать сумку. Зачеты, экзамены на носу. Будь они все неладны! Старухи, молодящиеся дедки, кони и Морок туда же!
  Еле его в ту ночь нашли. Бегали за ним по всему лесу, чтобы отдать зайца и яблоки. Дубравко тогда искренне потешался над ней.
  Да еще эти бабочки! Они будто преследуют. Стоит ей оказаться на улице как две или три обязательно пытаются сесть на плечи, волосы или, того хуже, нос. Что им, собственно, надо? Такого раньше не случалось. Это что один из этапов увеличения ее сил? Если так, то почему бабушка ничего по этому поводу не рассказывала? На первую пару она пришла с опозданием в десять минут.
  После той ночи, когда они с Даней искали Морока, Дубравко наблюдал за ней издалека. Ему не хотелось отвлекать девушку от учебы. Изредка он звонил ей или заглядывал в перерыв между занятиями. Любопытно было, куда она уедет летом? Впрочем, куда бы она не отправилась на каникулы, он последует за ней. Ему не составит труда.
  Мирна с Гораном уже смирились. После того непростого знакомства он объяснил им кто эта девушка, умалчивая о некоторых деталях. Сестра искренне радовалась за него и сетовала на свою нелюбезность в первую встречу. Она восхищалась, что любимый брат не будет уже таким одиноким. Хотя по этому поводу у Дубравко все еще возникали сомнения. Ведь оставался тот верзила, Федор, который обещался прийти, но так, кстати, и не появился. По крайней мере, Дубравко его не видел, а значит и Даня тоже.
  За последнюю неделю все, казалось, стихло, никаких приключений, жизнь стала налаживаться, пока во вторник утром не произошли события, доказавшие обратное.
  Они с Антоном сидели в кафе после первого экзамена, когда туда впорхнула Мирна. Голоса в помещении тут же немного притихли. Дубравко улыбнулся, так происходило всегда, даже при жизни. Сестра вбегала в гостиную и его друзья замолкали. Она была такой изящной тонкой, невесомой на вид, будто куколка, а теперь, когда девушки в среднем достигали роста в метр семьдесят, это стало только заметнее. Антон поднялся, галантно уступая стул. Мирна благодарно улыбнулась парню. Дубравко подозревал, что друг с первого дня знакомства немного влюблен в сестру, но он никогда не пытался подтвердить свои подозрения.
  - Как ваши успехи, мальчики?
  - Отлично. - Антон с улыбкой ответил за обоих. - Тебе что-нибудь принести, Мирна?
  - Нет, спасибо. - Сегодня она выглядела слишком серьезной. - Я так, забежала спросить как дела и все. Спасибо за стул. Уже освобождаю. Хотела сообщить. Братик, кажется, папа решил нас навестить. - Не дожидаясь ответа, Мирна исчезла так же внезапно, как и появилась.
  Антон что-то спрашивал, но Дубравко теперь был способен только на односложные ответы. Выходило, что за утро, пока он сдавал экзамен, Горан учуял Йосипа. Еще ночью ничего не было, он был в этом абсолютно уверен. Может ошибка? Впрочем, нет. Горан редко ошибается. Отец в городе и будет убивать без разбору, дабы преподать очередной урок нерадивым детишкам. Дубравко вздохнул и нервно провел рукой по волосам. Антон удивленно взирал на друга. Жест вышел такой человеческий. С каких пор Дубравко стал склонен делать их.
  - Неприятности с отцом?
  - Ну да. Он у нас властный немного. Ну, сам догадываешься как это бывает.
  - А. - Антона, как всегда, вполне удовлетворил односложный уклончивый ответ.
  Дубравко взглянул в глаза другу и впервые почувствовал настоятельную потребность поделиться своими бедами. Но ведь не расскажешь же про такое. Да и как? Антон, я и моя семья - волкодлаки, мы пьем человеческую кровь, а наш папаша - чокнутый, убивший когда-то своих детей. Дубравко горько усмехнулся. Да. Не тема для разговора.
  Кажется, они с сестрой стали навязчивой идеей больного разума. Придется снова избавляться от родителя. В последний раз он оставил его тяжело раненого в снегах. Парень так надеялся, что холод не даст тому выжить. Видно ошибся. Если бы только ему хватило сил убить Йосипа!
  Антон уныло болтал пластмассовой ложкой в стаканчике, подперев щеку кулаком. Дубравко отвечал на все вопросы и даже пытался быть внимательным собеседником, но только не для близкого друга. Чудной же человек! Когда он, наконец, решиться рассказать? Антон себя одернул. Вернее будет - не человек. Догадаться о том, что Дубравко со своей семьей - волкодлаки не составляло труда, с учетом того, что его бабушка и прабабушка часто рассказывали свои удивительные истории. Трудно было другое - поверить в свои догадки. А Антон верил. Печально одно - приходится набраться терпения и ждать, когда Дубравко сам решит поведать свои секреты.
  Интересно еще, что это за девушка Даня? Яркая такая. Да и Дубравко явно влюбился, причем с первого взгляда. А если волкодлак заинтересован, значит, она тоже не человек. Лена, в отличие от подруги, оказалась обычной, хорошенькой и ветреной. Если говорить о Кузнецовой, то два дня назад она сообщила, что они смогут остаться только друзьями. Антон против воли улыбнулся. Девушка несколько расстроилась, поняв, что он воспринял эту новость без особой печали. Забавная. После десяти дней знакомства она, кажется, ожидала горькой влюбленности с его стороны.
  Мысли снова вернулись к парню напротив. Мирна сказала "папа". Не слишком счастливым голосом она это произнесла. Жаль прабабушка больше про домовых, леших и навий рассказывала. Знания про волкодлаков бы весьма пригодились сейчас. Их отец, верно, не самый лучший представитель рода нечеловеческого.
  - Пойдем, сходим к девушкам. - Дубравко прервал его раздумья. - У них обеих экзамен сейчас... Как у вас дела с Леной?
  - Лена, - парень засмеялся, - расстроилась, что я не расстроился, когда она решила остаться друзьями. Кажется, девочка не привыкла к отказам. А у вас с Даней как?
  - Да так, понемногу.
  Ну вот. Снова уклончивый ответ. По крайней мере, это касается всего лишь свиданий с девушкой. А это не обсуждаемая тема. Если, конечно, девушка и впрямь нравится.
  Они вышли из столовой и направились к соседнему корпусу.
  Подруги стояли на крыльце и оживленно что-то обсуждали. Дубравко засиял. Антон ухмыльнулся такому преображению, мимо проходящие студентки не преминули оценить внешность волкодлака, буквально съедая его глазами. Ничего не скажешь, черт его дернул дружить с таким. Антон поправил рюкзак на плече. Дубравко не видел никого вокруг кроме курносой головки с бабочками в волосах.
  Лена обиженно сверкала глазами. Кто б мог подумать, эта девушка умудрилась на него обидеться! Антон прищурился от яркого солнца, выглянувшего из-за туч. Он приложил ладонь ко лбу в виде козырька. Дубравко уже стоял возле Дани и убирал ей волосы с лица. А бабочки на ней прямо как настоящие! Подрагивают крылышками на ветру. Надо же! Сделают ведь девчачьи украшения! Большая и мохнатая вспорхнула, закружилась в воздухе, испуганная резким движением руки волкодлака.
  Стоп! Это не украшения! Они настоящие! А еще две пчелы и здоровый шмель! Ничего себе! Студенты обходят ее стороной. Даже Ленка и та держится подальше. Что это?
  Молодая Яга готова была зареветь, чего с ней не случалось с детства. Теперь назойливые насекомые не оставляли ее даже в помещении. Это какая-то болезнь! Точно болячка! И она прогрессирует. Скорей бы последний зачет! Она идет по улице, а за ней шлейфом летят многочисленные крылатые. Такими темпами ей скоро не нужна будет одежда, они уже прекрасно заменяют любой головной убор. И избавиться от них нет никакой возможности. Она даже позвонила бабушке, а та только засмеялась в трубку и таинственно сказала, что придется смириться и что это скоро само пройдет. Интересно, только когда?
  Люди сторонятся ее, даже Лена. Даня стояла и, затаив дыхание, ожидала, что Дубравко сейчас отдернет руку. Но этого не произошло. Напротив, волкодлак с нескрываемой нежностью смотрел на девушку и немного улыбался.
  - Привет! - Даня вздрогнула. Антон удивленно взирал на нее с высоты собственного роста. - Тебя в мед окунули?
  - Нет. Не знаю. - Девушка почувствовала, что на глаза наворачиваются предательские слезы. Бабочки будто почувствовав ее настроение, всколыхнулись и беспокойно запорхали разноцветным облаком вокруг нее.
  Дубравко взял Даню за руку и успокаивающе сжал. Насекомые перестали кружиться и расселись на них обоих.
  - Как успехи?
  - Нормально. - Голос Лены звучал бодро. - Ребят, вы тут без меня, ладно? - Она взвизгнула, неуклюже отмахнулась от шмеля. - У меня сейчас свидание.
  Лена осторожно покосилась на Антона. Произвело ее заявление должный эффект или нет? Парень улыбнулся. Ему было не интересно.
  - Ну удачи.
  Лена раздраженно тряхнула волосами и чертыхнулась про себя. Вот подстава! А ей казалось, он влюблен. Дура! Ну и ладно. Подумаешь. Не больно то и хотелось!
  Девушка попрощалась, развернулась и постучала изящными каблучками по асфальту. У Мишки, в отличие от Антона, есть преимущество - обалденный мотоцикл, ну или как он его там называет, и потом Мишка не менее красив, чем Данькин Дубравко. Уж она то в этом разбирается. А этот бесшабашный верзила студент пусть катится подальше!
  Прежде, чем скрыться за поворотом, девушка оглянулась. Антон стоял к ней затылком и, кажется, смеялся. Даня боролась со своими насекомыми. Надо все же ей проверить туалетную воду. Может на нее летит такой рой. Дубравко улыбался. Тут не перепутаешь. Этот влюблен. Девушка перевела взгляд на дорогу перед собой. Каблуки босоножек отбивали бодрый ритм. Везучая все же Данька. Это хорошо.
  
  Лена очнулась в полной темноте. Сознание возвращалось не сразу, а короткими обрывками, будто кто-то листал слайды.
  Девушка застонала. Как же болит голова! Что с ней? Где она находится? Почему так темно? Рот залеплен скотчем. Это не вокруг темно, это на голову одето что-то наподобие мешка. Боже! Что случилось? Последнее что она помнила: Миша идет ей навстречу, ласково улыбается, такой невообразимо красивый, точь-в-точь парень ее мечты, а потом закружилась голова, подкосились ноги, и она здесь.
  Лена попробовала пошевелиться. На ногах не оказалось туфель! Хуже того, ноги - они связаны. И руки тоже! А еще - она сидит прижатая спиной к чему-то шершавому и, кажется, сидит на голой земле. А как же ее новая персиковая юбка?! После такого испытания она станет просто тряпкой! Нет. Она думает не о том! При чем тут юбка? Она же связана и похищена!
  В приступе паники девушка задергалась и замычала. Рядом что-то прошуршало и стихло. Что-то большое. Животные инстинкты подсказывали Лене, что от этого кого-то исходит прямая угроза. Ну все! Вот теперь она и в самом деле испугалась!
  - Помогите! - Но из горла вырвалось только сиплое невнятное мычание.
  Мешок слетел с головы и она увидела перед собой лицо. Лицо со звериным оскалом. Лицо так мало походящее на человеческое. Девушка придушенно вскрикнула.
  - Ты будешь слушать, что я говорю.
  Лена в панике попыталась отодвинуться как можно дальше. Главное не терять присутствие духа! Главное не показать страх! К обморокам она не склонна. Или склонна? Девушка зажмурилась, но потом вновь открыла глаза. Звериный оскал стал еще шире.
  - Елена...
  Этот звук издал он, но прошуршало в голове. Все вокруг закружилось. В мозгу с бешеным темпом стали проноситься посторонние мысли. Реальность преобразилась, перемешиваясь с недавними фантазиями и снами. Девушке показалось, что она засыпает. Стало так спокойно и хорошо. А еще немного уютно. Странно, она ведь, кажется, сидела на мокрой земле? Или ей только показалось? Быть может и вовсе приснилось...
  
  Глава 11
  
  Дубравко шел рядом с Даней. Краем глаза он наблюдал за девушкой. Вокруг, махая разноцветными крылышками, порхали бабочки. Солнце пригревало по-летнему. Так здорово просто идти вместе и ни о чем не думать. Не думать о своей поганой природе, о своих обязанностях, о своем отце.
  Даня выглядела тихой и растерянной. Так непохоже на нее. Две недели назад она бы при виде него скривилась и наговорила гадостей. Где-то в солнечном сплетении клубком свернулась нежность. Такая маленькая, колючая. Интересно, всем влюбленным хочется обнять, загородить собой и никого не подпускать, или это только его желания? Что она скажет, если он так поступит? Дубравко улыбнулся правым уголком рта. Если он так поступит, она выпустит свои колючки и обвинит его в чем-нибудь, например, в собственнических инстинктах. Ну а потом добавит, что она - Яга и сама со всем справится.
  - Почему ты так на меня смотришь?
  Дубравко приподнял темную бровь.
  - Как так?
  - Не знаю, пристально и ... я не знаю как объяснить...
  Волкодлак повел плечом.
  - Скажи как, и я отвечу.
  Даня смутилась еще больше. Как она ему скажет? Он смотрит не просто пристально, а так будто собрался съесть не посолив. Блин! Девушка взялась теребить браслеты на запястье. И чего он молчит? Надо что-нибудь сказать. Даня пыталась найти подходящую тему для беседы, но в голове было пусто. Необычное для Яги состояние. Пчела села ей на нос. Девушка попыталась ее смахнуть, но полосатая упрямица наотрез отказывалась улетать.
  - Чем займешься сегодня?
  От неожиданности Даня вздрогнула и обернулась к идущему рядом волкодлаку.
  - Не знаю. Учить буду... Послезавтра зачет.
  Дубравко кивнул и осторожно пальцами снял пчелу с кончика ее носа. Девушка проследила за быстрыми, ловкими движениями, потом поспешила спросить.
  - А ты?
  - Учить не буду.
  - Почему?
  - Давно живу... - Он пожал плечами.
  - А-а. - Она замялась. - Понятно.
  Вот дура! Могла бы догадаться. Это она малолетка! А он... Даня ужаснулась от пришедшей на ум догадки. Может она напрасно ждет от него иного внимания, чем то, которое он уже оказал? Как тогда в лесу, ей хотелось поцелуя, и он поцеловал, только так словно Даня младшая сестра. Вот и сейчас думает о ней не иначе как о надоедливой, но забавной девочке. А она то размечталась!
  Даня дергала браслеты на руке. Они глухо позвякивали. Из-за поворота показалась ее пятиэтажка.
  - Куда поедешь летом?
  Ничего не значащий вопрос. Девушка сжала губы.
  - Как обычно, к бабушке. - Даня встрепенулась и, прежде чем успела осознать, спросила. - А хочешь со мной? Бабуля рада будет. Она волкодлаков обожает!
  Дубравко засмеялся.
  - Ты меня приглашаешь?
  - Ну да. - Осторожно ответила девушка.
  - Тогда с удовольствием! - О том, что независимо предложи она сама или нет, он последовал бы за ней, Дубравко умолчал.
  - На сколько можно потеснить бабушку?
  - На столько, на сколько захочешь.
  - Звучит замечательно.
  Даня ликовала. Даже если сейчас ее статус "сестренка", то со временем обязательно добьется большего.
  - Давай послезавтра вечером сходим куда-нибудь?
  Неугомонные бабочки совершенно утратив покой, закружились разноцветным смерчем вокруг них, ускоряя и без того быстрый темп. Сердце девушки бешено заколотилось в груди, губы приоткрылись от удивления. Дубравко засмотрелся на такое явное проявление эмоций. Разве так бывает, что все написано на лице? С этой девушкой бывает. Когда она оставит в покое свои браслеты?
  - Это свидание?
  Он прищурился.
  - Свидание.
  - А куда пойдем?
  - Куда захочешь.
  Дубравко взял ее руку и осторожно отцепил пальчики от украшений. Девушка покраснела, поспешила ответить:
  - Тогда в лес. Я совсем устала от города.
  - Договорились.
  У подъезда они остановились.
  - Хочешь зайти?
  - Хотелось бы, но я не могу. У меня дела есть, которые требуют срочности. - Он не отпускал ее пальцы.
  - А-а. - Тоскливо протянула Яга. Бабочки большей своей частью, будто повинуясь невидимому указу, взлетели и расселись на волкодлаке. Дубравко уже привык к назойливым насекомым. Даня искренне расстроилась, и это было единственное, что он замечал. Парень нежно провел тыльной стороной ладони от хрупкой кисти до плеча, а потом, притянув ее за талию к себе, поцеловал. Поцеловал почти как тогда, в лесу, только на этот раз нос оставил без внимания.
  Прикосновение губ было мягким и очень легким, так кружившие насекомые касались ее своими крылышками, но в тоже время обжигающе приятным. По телу пробежала волна удовольствия и, остановившись где-то на уровне коленок, сделала их слабыми. Ноги подкосились. Она обхватила его руками за шею. В груди гнездилось навязчивое желание стоять вот так вечность, но мгновение спустя Даня уже была свободна. Она смотрела на него широко открытыми глазами. Дышать получалось часто и неровно.
  Удивленная и немного дезориентированная девушка повернулась и на непослушных ногах отправилась к себе. Все, на что она сейчас была способна, - это дойти до квартиры и, оставшись сама с собой, подумать.
  Она ему нравится! И не как сестра. Уж это теперь точно!
  По квартире порхали две бабочки, умудрившиеся проскользнуть в дверь. Даня в очередной раз задалась вопросом: почему они летают следом?
  Дубравко стоял возле дома и с любопытством оглядывал себя. Насекомые были везде: на плечах, голове, животе, руках. Они даже умудрились рассесться на джинсах! Парень усмехнулся. Подумать только, он же мертвый, а к мертвым не пристают любители сладкого нектара. Он готов был зуб дать - это из-за Дани. Она в последнее время стала пахнуть как полевые цветы, с горьковатым привкусом гречихи. Видно бабочки липнут не только к ней, но и к тем, кто рядом.
  Он еще в лесу обратил внимание на медленную смену запаха. Любопытно, с чем это связано? Аромат терпкий и в то же время нежный. Так приятно было вдыхать, перескакивая через овраги и держа ее на спине. Он урывал моменты и поглядывал на длинные стройные ножки, тесно прижатые к его бокам. Совсем невесомая девочка...
  - Чего ты лыбишься, нежить?! - Дубравко поднял глаза на обладателя громкого баса. С другого конца улицы к нему приближался Федор.
  Принес же черт радость! Интересно ведьмак ждет ответ или это просто повод подраться? А бой будет. В этом Дубравко был уверен, поскольку сам безотчетно готов был дать повод. Слишком самоуверен Федор. Слишком много на себя берет.
  - Я спрашиваю, чего ты лыбишься?!
  Он зол. Это хорошо. Очень хорошо. Победа будет легкой.
  - Любуюсь бабочками.
  - Ты? Любуешься? Врешь, гад!
  - Почему же?
  Дубравко внутренне напрягся, готовясь к прыжку. Однако внешне казался расслаблен и невозмутим.
  - Потому что, урод, я знаю, о чем ты думаешь! Зачем она тебе?! - Федор протянул руку и схватил его за ворот куртки, спугнув всех насекомых. - Что ты от нее хочешь?
  - От кого? - Дубравко одним сильным, чуть заметным, рывком выдернул куртку из стальной хватки богатыря. Федор ойкнул.
  - Ты еще попритворяйся! Я твоего брата вдоль и поперек знаю! Чего ты хочешь от Дани?
  - Это не твое дело. - Сквозь зубы процедил волкодлак.
  - Мое. Еще как мое! Я ее с детства знаю! Возился с ней, пока она взрослела. Видел, какой красавицей стала. Она талантливая ведьма. А ты кто? Нежить со звериной шкурой!
  - Повторяю еще раз: не твое дело.
  Федор замахнулся кулаком, но в намеченную цель не попал. Волкодлак был быстрее, не уступал в силе, и, наверное, оттого богатырь пропустил ответный удар, который пришелся как раз в челюсть.
  Дубравко удовлетворенно наблюдал, как соперник отлетел к стене дома и матерился, потрясывая головой. С губ и носа капала кровь. Даня не оценит. Кто знает, что значит для девушки этот ведьмак? Парень поморщился. Да и расходовать силы таким бесполезным образом было глупо. Он развернулся и, окинув презрительным взглядом противника, исчез среди многоэтажек. Предстояло еще разобраться с Йосипом. Федор пока подождет. Осиротевшие бабочки остались испуганно порхать там, где только что стоял волкодлак.
  
  Даня оторвала потрясенный взгляд от окна. Марина восторженно и с некоторой завистью смотрела на соседку.
  - Ничего себе! Я так понимаю это они из-за тебя?
  Девушка рассеяно кивнула. Хорошо, что Марина не могла слышать разговор. Как же так вышло? Федька? Ее друг Федька! Она ведь в детстве к нему как к дядьке относилась, пока не выросла. Любила почти как отца, ну или старшего брата. А сейчас... сейчас ... Федя - это же просто Федя. И все. А вот Дубравко - это другое дело. Он такой... такой...
  Девушку посетила мысль, что ее не часто подводит красноречие. Она ужаснулась, вспомнив всю картину. Дубравко так легко увернулся от увесистого удара богатыря, а потом так резко дал сдачи. Волкодлак сильный. Сильнее, чем она думала и намного. Яга решила, что, наверное, нужно пойти к Феде и помочь. Только вот идти совсем не хотелось. В дверь постучали.
  Марина сорвалась и поспешила в коридор.
  - Это тот верзила! - Радостно закричала она. Даня высунулась из-за косяка и показала сложенные крест накрест руки. Она понимала, что Федя знал, что она дома, а если не знал, то догадался, но ее сковал какой-то неприятный непреодолимый страх перед встречей с ним. Марина поморщилась, покрутила пальцем у виска, но повиновалась.
  - Кто там?
  - Друг Дани. Она дома. - Это было утверждение. Марина еще раз многозначительно посмотрела на соседку. Даня отчаянно замотала головой.
  - Нет, вы ошиблись, ее нет. Зайдите вечером, или завтра с утра.
  - Послушайте. Я знаю, что она там. Я знаю, ты меня слышишь, - Федор повысил голос, - поэтому скажу. Тебе все равно придется выйти и поговорить со мной. Рано или поздно. Он тебе не пара. Я так не оставлю. Почему ты прячешься? Черт! - Дверь пошатнулась от резкого удара кулаком. Даня взмолилась, чтобы хлипкая преграда выдержала натиск богатыря.
  - Ладно. - Уже чуть тише продолжил Федор. - Передайте ей, что я найду, как с ней поговорить.
  - Я передам. - Даня сомневалась, что ведьмак услышал последнюю фразу соседки, на лестнице раздались затихающие шаги. Она глубоко вздохнула. Так неправильно. Она поступила ужасно, но выяснять отношения сейчас была просто не в состоянии. Нужно сначала все обдумать.
  
  Глава 12
  
  Снова стук. Девушка подпрыгнула от неожиданности. Неужели Федор вернулся? Она поспешила в коридор, чтобы попросить Марину избавиться от гостя повторно, но та уже с абсолютно безразличным выражением лица открыла дверь. В прихожую ступил незнакомец.
  Молодой парень: высокий, смуглый, широкий в плечах, с красивым лицом. Гость хищно улыбался. Яга про себя машинально отметила, что перед ней еще один волкодлак. Она перевела взгляд на Марину. Та была под гипнозом. Проклятье! Она не учла, что у соседки не слишком устойчивая психика.
  - Привет! - у незнакомца был приятный низкий голос. Он протягивал к Дане руку.
  Девушка удивленно приподняла бровь. Молодой волкодлак. Местный, а не имеет понятия кто она. Еще и привлекать пытается. Ты смотри! Она с любопытством уставилась на незваного гостя.
  - Ты идиот? Тебе чего надо?
  Теперь волкодлак выглядел озадаченным. Но не более секунды, а затем на его лицо вновь вернулось самодовольное выражение.
  - Пошли со мной.
  Девушка скептически хмыкнула.
  - С чего вдруг? И, позволь полюбопытствовать, куда?
  Волкодлак шагнул к ней и схватил за локоть. Она дернулась и с силой вырвалась из железной хватки. В этот момент Гриша с ревом вывалился из-за шкафа и ринулся на чужака. Тот в испуге отскочил.
  - Черт! Че за хрень? Йосип о таком ничего не говорил!
  Парень уворачивался от острых как бритва зубов молодого домовенка и не прекращал чертыхаться. Даня начала произносить слова заговора. Деревья вокруг пятиэтажки зашумели, небо заволокли небольшие грозовые облака, воздух начал звенеть в такт голосу Яги...
  Неожиданно все прекратилось: выглянуло солнце, ветер утих, девушка безвольно осела на пол, а Марина опустила свой ноутбук, продолжая бессмысленно улыбаться.
  Миша справился со странным бородатым человечком сильным ударом в челюсть. Оставив соседку без воспоминаний, он взвалил на плечо ту, за которой пришел и тихо покинул квартиру.
  
  Антон торопливо проскочил мимо вахтерши. Кстати он всегда подозревал, что она ведьма, причем точно из русских сказок. С большой бородавкой на подбородке, седая, всклокоченная и страшно злая женщина неопределенного возраста. Она что-то кричала ему вслед, только в данный момент Антона это мало занимало. Все его внимание принадлежало недавнему телефонному звонку. Лена просила его спуститься вниз на детскую площадку недалеко от общежития. Голос ее был таким невыразительным, вялым. Парень был уверен: случилось что-то действительно из ряда вон. Он волновался, пока бежал вниз.
  Наконец, преодолев полосу гаражей, сохранившихся еще с советского периода, он оказался на пустой площадке. Никого! Странно. Она же сказала что тут. Может подождать? Антон сел на лавочку. Вокруг шелестели деревья, поскрипывали от ветра проржавевшие качели, в песочнице играли в переглядки два кота. Лены не было видно. Антону показалось, что за деревьями мелькнула человеческая фигура, но слишком быстро исчезла. У него не было времени обдумать увиденное. Над головой захлопали огромные крылья. Парень удивленный приподнял голову: так летает филин или сокол. Ни тот и не другой!
  У Антона непроизвольно открылся рот. Он решил, что существо не может быть реальным... это сон! Но потом вспомнил про Дубравко и решил, что все-таки реальность.
  В поток беспорядочных мыслей вклинилось воспоминание: надо заткнуть уши! Впрочем поздно. Ласковый нежный голос начал свою великолепную песнь. Она рассказывала о будущем, прошлом и настоящем. Звук обволакивал, успокаивал, манил. Антон склонил голову на грудь, а потом медленно опустился на лавку. В затуманенном сознании промелькнула яркой вспышкой мысль: Гамаюн... Как же он сразу не вспомнил ее?.. Теперь поздно и ... так приятно... Кто бы знал, что это так приятно...
  В нескольких метрах над лавочкой сидела великолепная в своей красоте птица с нежным девичьим лицом и выводила свою песнь. Птица замолчала лишь, когда услышала ровное глубокое дыхание. Полюбовавшись на красивого молодца, гамаюн улетела, оставив его на верную смерть. Не в первый раз она это делала.
  Из-за тополя метнулась тенью мужская фигура. Тень взвалила на себя спящего и исчезла так же быстро и незаметно, как появилась.
  
  К рассвету Дубравко наткнулся на еле уловимый след отца. Он отправил короткое сообщение Мирне с Гораном и пошел по направлению запаха. Сестра нашла его первой - он метался по берегу реки.
  - Что?
  - Ушел водой.
  - Есть мысли куда?
  - Черт! Мирна! Откуда я знаю?
  - Не ори на нее. - Горан вышел из-за деревьев довольно далеко от них, но его раскатистый голос был отлично слышен. Дубравко сжал губы.
  - Прости, Мирна.
  - Нет. Это ты прости. Я знаю. Ты всегда закрываешь меня от него. Я просто нервничаю. Больше никаких дурацких вопросов. - Она извиняющимся жестом подняла руки.
  - Да. - Дубравко немного помолчал. Горан хрустнул увесистой веткой, которую выловил из реки. - Логично, если он окажется на одном из островов.
  Мирна оценивающе окинула взглядом многообразие выбора. От берега до горизонта раскинулись бесчисленные островки суши, поросшие зеленым камышом, кривыми деревьями и высокой травой. Они лежали уединенно и группами, разделенные узкими протоками. За стальной лентой реки виднелся противоположный берег.
  - А что если он там. - Девушка указала кивком на сплошную полосу суши.
  Дубравко сжал зубы.
  - Тогда мы будем искать его там.
  - Ну что ж! Пока будем делить острова! - Она весело тряхнула волосами. - Мальчики, как обычно: находим - даем знать. Я плыву туда...
  Они распределили порядок обследования. Дубравко нырнул одновременно с сестрой и Гораном. Доплыть до первого острова не составило никакого труда, потом до второго, и третьего...
  Как там Даня? Спит, наверное, еще. А ее сумасшедший домовой как обычно выплетает мелкие косички. Она так смешно морщит нос по утрам, ощупывая голову. От этой мысли на душе стало легче, и на краткий миг волкодлак даже позволил себе улыбнуться.
  В кармане завибрировал мобильник. Мирна нашла след. Дубравко поплыл в указанном направлении. Он доберется до Йосипа прежде, чем тот доберется до него.
  
  Ее тошнит. Это первое, что почувствовала Даня, когда сознание стало возвращаться. Вот, невезуха! Как ж болит голова! Будто кто по ней сковородой двинул! Или чем потяжелее. Сколько она была без сознания? И как темно кругом. Интересно, сейчас ночь?
  Ага. Поняла. Темно, потому что глаза закрыты. Девушка медленно приоткрыла один, потом второй. Опять затошнило, голова закружилась, картинка вокруг расплылась.
  Это ей показалось, или все действительно стоит верх тормашками. Она пригляделась. Сейчас рассвет. Просыпающееся солнышко золотило первыми лучами изнанку листвы. И все на самом деле вверх ногами, вернее это она висит вверх ногами.
  Яга вздохнула и пошевелилась. Ноги и руки связаны, причем первые болтались за спиной, больно выгибая лопатки. Притока крови к ним не было долгое время, так что пришлось дернуться и немного раскачаться, чтобы онемевшие конечности упали к спине, приняв более естественное положение.
  Сработало. Даня напрягла память. Последнее, что она помнила это неизвестный гость и искры в глазах, от сильного удара по голове. А еще имя, непривычное... Йосип. Да. Кажется, так и сказал наглый волкодлак.
  Девушка огляделась внимательнее. Рядом в таком же положении болтался Антон. Без сознания. Любопытно. Кому нужен Антон? Человек. Обычный стопроцентный человек. Сзади слышалось ровное тихое дыхание. Даня вывернула голову и посмотрела через лоб. Опираясь на серый корявый ствол, стояла Лена в состоянии глубокого транса. Ого? Вот это совсем нехорошо! Еще один человек. Это как-то связано с ней. Иначе бы Лены тут не было.
  Где-то недалеко плескалась вода. Пахло мокрым песком, лягушками и сухой травой. Вокруг теснились худые деревья с редкой кроной, похожие на больных старичков. Пышные ивы изящно изгибали длинные ветви на ветру. Вывод прост: она либо на берегу реки, либо на острове. Даня сосредоточилась и обратилась к дереву, на котором висела.
  Что ж. Она оказалась права. Волга. Это потрясающе! Какой дурак додумался связать ее, Ягу, в лесу, да еще и на берегу реки? Ха! Немного поморгать, выгнать окончательно из сознания темноту, и держитесь господа-похитители! Кстати, где они? Даня прочистила горло, но прежде чем успела произнести свое емкое "эй", послышалась шуршание и в ста метрах от нее возникли три силуэта, в которых она без труда узнала знакомую семью волкодлаков. Дубравко! Яга улыбнулась.
  - Дубравко! - Незнакомый голос, больше напоминающий скрежет проржавевшего металлического листа, принадлежал старому изуродованному мужчине. - Сынок! Мирна. Девочка моя, и ты тут, и своего каторжника прихватила. Как мило. Словно сторож!
  Горан зарычал.
  Так-так! Самообращенный волкодлак - папик ее парня. Какая прелесть! И, по-видимому, это и есть Йосип. Прихватил всех важных для сына людей. Хотя все равно, при чем тут Лена? Даня еще раз оглянулась на подругу. Потом перевела взгляд на Дубравко. Впервые в жизни она увидела на его лице всю гамму эмоций, переживаемых им в данный момент. Боль, нежность, страх, злость и, ей не показалось, крупица отчаянья. У девушки перехватило дыхание. Отчаянье - не подходящее чувство для нее! Она же Яга! Подумаешь, связали. Ерунда. Даня ободряюще улыбнулась Дубравко и подмигнула. Правда при этом незамысловатом жесте жутко разболелась голова, и подступили слезы, зато должный эффект достигнут. Теперь ей надо сосредоточиться, прояснить голову, прийти в рабочее состояние.
  Без слов троица метнулась в сторону старого волкодлака. Но стоило им сделать всего несколько резких шагов, как на горле Дани сомкнулись две довольно внушительные ладони. У девушки снова потемнело в глазах.
  - Он их убьет! Причем быстро. Стоять на виду. Особенно ты, сынок! - Дубравко остановился, зарычал и поймал за руку Мирну, которая готова была проигнорировать запрет. - Твоя привычка водиться со смертными тебя погубит! - Старик осуждающе поцокал языком. - Познакомьтесь, это мой приемный сын, Михаил. Его помощь престарелому отцу весьма бесценна.
  Даня, горло которой освободили от цепких обьятий, но руки так и не убрали, скосила глаза на их обладателя. Тот самый ее незваный гость. Интересно, чем Маринка огрела ее по голове? Мысль интересная, но не своевременная...
  - Отпусти их! Я пойду с тобой.
  - О! Мне уже ничего от тебя не надо. Я отчаялся вразумить своего родного наследника и оттого нашел себе приемного, как выяснилось, более достойного. Тебя мне хочется просто убить. Хотя перед этим ты мне ответишь за все годы, что я провел, разыскивая тебя, наставляя на путь истинный.
  Даня округлила глаза. Пора освобождаться. Что скажет бабушка? Позор на всю семью. Она закрыла глаза и зашептала. Деревья заговорили вместе с ней, воздух зазвенел, поднялся ветер, вода вокруг острова забурлила.
  Волкодлаки одновременно обернулись, услышав легкую поступь. Из-за деревьев выплыла стройная изящная девушка в белом сарафане. Бледные босые ноги скользили по сухой траве, оставляя влажные следы. Распущенные русые волосы, украшенные замысловатым плетением из водорослей, спадали на плечи. Нежный лик сиял безмятежностью и красотой.
  - Волкодлак, пойдем со мной. - Берегиня скользнула к Мише. - Пойдем, погуляем. Я тебя в лес отведу. Хочешь? - Она протянула бледные тонкие руки. Миша заворожено отступил от Дани и сделал два шага к величайшему чуду природы.
  Не теряя времени, Яга прошелестела следующий заговор. Плотные веревки сами собой послушно соскользнули с рук и ног. Девушка мешком свалилась в колючую траву и со свистом втянула в себя воздух.
  Превозмогая боль, пульсирующую в затылке и висках, она медленно поднялась, не прекращая шептать. Ветер усилился, теперь деревья стонали в такт ее словам. Боль возрастала вместе с силой заклинания. Девушка неуклюже покачнулась, но упасть ей не дали. Знакомые нежные руки придерживали за талию. Даня оглянулась: позади стоял Дубравко. Она благодарно улыбнулась ему и, не переставая произносить заклинание, кивком указала в сторону Антона. Волкодлак освободил одну руку и принялся распутывать друга.
  Антон тяжело рухнул на землю. Застонал.
  - Вот черт! Как с перепоя. - Парень потряс головой и огляделся. - Дубравко? Даня? ... Ого!
  Он во все глаза уставился на происходящее. Дубравко придерживал Даню за талию. Она же беззвучно шевелила губами. Какой-то незнакомый парень, будто привязанный, уходил в лес вслед за бледной красавицей. Чуть поодаль стоял и по-звериному рычал уродливый старик, окруженный двумя вихрями, в которых с трудом можно было различить человеческие силуэты. В двух шагах Лена безучастно взирала на все происходящее.
  - Фу! - Антон, покачиваясь, поднялся. - Головка то бо-бо. Чертова гамаюн! Как паленая водка ее песенки!
  - Гамаюн? - Даня перестала шептать и с любопытством взглянула на парня. Но тот только недовольно поморщился, придерживая обеими руками голову, и ничего не сказал.
  Дубравко позвал сестру. Это они с Гораном кружили возле Йосипа, не давая сдвинуться тому с места. Мирна остановилась и подскочила к брату.
  - Забирайте их и унесите подальше.
  - С ума сошел! - Она была возмущена. - Один ты не справишься! Йосип сильнее! В прошлый раз ты сам чуть не погиб! Пусть уходят сами! Мы тебя не оставим!
  - Я никуда не пойду. Я - Яга! - Вмешалась Даня. - А того, кто покушается на жизнь Бабы-Яяги ждет...
  - ...наказание. - Прожурчал нежный голос с хрипотцой. По воздуху бесшумно скользила деревянная ступа, подгоняемая ветром и метлой.
  Даня почти завизжала от радости.
  - Бабушка!
  - Бабушка? - Мирна, задрав голову, наблюдала полет чудного объекта. Ступа приземлилась в трех шагах от них и оттуда проворно выскочила молодая рыжая девушка немного похожая на Даню.
  - Бабушка Марья! - Даня бросилась на шею вновьприбывшей.
  - Ничего себе бабушка! - Антон был удивлен не меньше других.
  - Ты как же узнала?
  - Гришаня позвонил. Соседку твою до смерти напугал.
  - Гриша и телефон?
  Старя Яга засмеялась.
  - Апосля, деточка. Ну, так кто тут порядок нарушает?
  Дальше события начали развиваться стремительно, раскручиваясь как по спирали. Пространство разорвал истошный звериный рык. Горан пролетел по воздуху. Раздался глухой удар, треск. Дерево не выдержало столкновения с тяжелым волкодлаком и сломалось пополам. Горан рухнул к ногам жены. Мирна завизжала. Дубравко рванулся с места, преграждая путь летящему на нее Йосипу.
  Даня поймала взгляд Марьи и... время замедлило ход. Старая Яга закончила за внучку древнее заклинание. Плавно, словно под толщей воды, девушка увидела приближающегося старого волкодлака. Четыре конечности, будто звериные лапы ударились о спину Дубравко, повалив его на землю. Сверкнули острые клыки, впились в шею, хрустнул позвоночник...
  Мирна, дико рыча, прыгнула на отца, сбивая со спины брата. Йосип прокатился по земле, но тут же вскочил на ноги.
  - Дура! - Заскрежетал зверь.
  Мирна кинулась в новую атаку. Глаза девушки сверкали, окончательно потеряв человеческий облик. Горан, пошатываясь, поспешил на помощь жене. Даня опустилась на колени возле раненого Дубравко. Осмотрела позвоночник. После такого человек не выживет. В душе против воли стала подниматься паника. Но он же волкодлак, а их не возьмешь так просто. Дубравко застонал. Рана начала медленно затягиваться. Даня облегченно выдохнула.
  - Все хорошо, родной мой!
  - Евдокия! Не время сейчас. - Марья кинула к ногам девушки деревянный маленький кол. - Действуй!
  Даня подхватила заточенную ветку боярышника и в два прыжка преодолела расстояние до тройки дерущихся волкодлаков. Старая Яга усилила заклинание, заставив время и вовсе остановиться. Перед девушкой предстала жутковатая картина, сцепившихся в смертельном танце, полулюдей-полузверей. Только бы не промахнуться! Только бы собрать достаточно сил. Прицелившись, Даня сделала один единственный точный удар в сердце, и все разом прекратилось.
  Время вновь текло своим чередом. Мирна и Горан недоуменно остановились, они тяжело дышали. Йосип плавно осел на землю и испустил последний вздох, из груди торчала острая ветка. Даня разглядывала свои руки. Она впервые в жизни наказала кого-то смертью. Убить - страшно. Пусть и зверя. Страшно.
  Антон осторожно приблизился, придерживая под руку Дубравко.
  - Боярышник, да?
  Даня с любопытством взглянула на парня. Человек знает много больше, чем говорит. Удивлена была не одна она. Дубравко осторожно освободился от твердой хватки друга, рана уже полностью зажила, организм восстановился и пришел в норму.
  - Ты и про меня знал?
  Антон равнодушно пожал плечами.
  - А ну шасть подалее все! - Марья отодвинула внучку и Мирну с дороги. - Не мешайте старой женщине!
  Яга опустилась на колени, склонила голову к убитому волкодлаку и зашептала наговор. Из-под рук стали подниматься клубы смрадного дыма. Мирна и Горан с шипением отскочили подальше. Дубравко улыбнулся. Не сам ли он недавно столь же остро реагировал, но не теперь. Боярышник? Надо будет еще о многом побеседовать с его Ягой...
  Она повернулась и взглянула на Дубравко.
  - Ты... Все хорошо?
  Серые глаза беспокойно бродили по его лицу. Он улыбнулся.
  - Я же волк. Что со мной будет? - Парень настойчиво притянул ее к себе. Яга подчинилась. Безпрекословно. Волкодлаку это понравилось. Она уткнулась ему в шею и прерывисто вздохнула.
  - Хороший мой.
  Он нежно смахнул с рыжих волос бабочку.
  Что теперь будет? Именно она нанесла Йосипу решающий удар. Не такой должна была стать эта битва. Хрупкая маленькая девочка взяла на себя то, что он не решался брать долгие годы. Клан не оставит ее в покое. Если, конечно, найдет... Или узнает... Но узнать никто не должен. А если даже и узнают, то он позаботиться, чтобы с ней ничего не случилось. В любом случае.
  Дубравко сцепил зубы в бессильной злобе. Даже после смерти Йосип причиняет неприятности.
  Марья сосредоточенно растворяла мертвое тело в тумане.
  
  Эпилог
  
  Дубравко сидел на сосне и был счастлив как никогда. Светило солнце, вокруг шумел лес, а где-то там, внизу, Даня искала его. Прятки - детская игра. Кто бы мог подумать, что серьезный старый волкодлак будет так самозабвенно в нее играть? Приятнее всего было искать Даню. С его нюхом спрятаться она не могла, а с тем количеством бабочек, пчел, стрекоз и прочей мелочи, стайкой летающей за ней, дело становилось и вовсе простым. Правда вся эта мелюзга преследовала и его. Он посмотрел на порхающий разноцветный круговорот. Никто ему так и не объяснил, почему только их двоих окружают насекомые. На все вопросы Марья только улыбалась, а Даня краснела. Он стал постоянным предметом шуток Горана. А сестра морщила нос и держалась от него подальше.
  Уже две недели они жили в тайге у бабушки Марьи. За это время Антон, которого старая Яга пригласила лично, стал другом не только ему, но и его семье. Оказалось, доверять кому-то так хорошо, так спокойно.
  Дерево под ним резко закачалось, зашелестело всеми своими листьями, и в шелесте этом отчетливо слышались слова. Дубравко заулыбался. Жульничает девчонка! Он перепрыгнул на соседнюю сосну, но и тут его сбрасывали вниз. Он перебрался на третье дерево, а потом на четвертое... Попытки удержаться больше не имели смысла. Она все равно сбросит. Волкодлак спрыгнул возле маленького чистого родника. И тут же оказался на земле с сидящей сверху Даней.
  - Жульничаешь!
  - Вовсе нет! - Она обиженно отмахнулась от бабочек. - Я пользуюсь своими возможностями, так же как и ты, кстати!
  Дубравко улыбнулся.
  - Я не пользуюсь! Чего ими пользоваться, когда вон они, - он указал на насекомых, - как маяк тебя выдают с головой?
  Девушка опять покраснела.
  Нет. Определенно, так дальше нельзя. Одно и тоже. Он про насекомых - ее щеки меняют окрас. Пора получить объяснение. Причем, немедленно.
  - Почему они кружат над нами?
  Даня слезла с него, села рядом, обхватила руками колени.
  - Просто так.
  - Просто так? Интересно знать, почему же тогда ты каждый раз краснеешь?
  - Я краснею? - Она, кажется, растерялась. - Я никогда не краснею!
  Дубравко положил ладонь поверх ее руки. Насекомые встрепенулись и закружились смерчем вокруг них. Волкодлак проследил за сумасшедшей пестрой стайкой. Его вдруг посетила догадка. Он склонился к ушку девушки и прошептал:
  - Я люблю тебя.
  Природа вокруг неожиданно потеряла рассудок: поднялся легкий ветер, заиграл листьями, родник забил сильнее и звонче, из-под земли не ко времени года стали расти всевозможные цветы и тут же распускаться, многочисленные птички слетелись на деревья и заголосили каждая на свой лад, а бабочки и пчелы, те самые, что так долго не давали им покоя, продолжали кружиться разноцветным хороводом над их головами. Догадка оказалась верной.
  - Вот и ответ на мой вопрос о насекомых. - Дубравко нежно погладил пылающую щеку. Она подняла смущенные глаза.
  - Я люблю тебя. - Шепнул лес, окружавший их.
  Теперь волкодлак ликовал. Тепло и нежность, до того жившие лишь в груди, разлились по всему телу, заполняя каждую клеточку.
  Губы девушки приоткрылись, она нервно облизнула их. Вздохнула. Дубравко склонился и поцеловал ее. Хорошо бы поймать этот язычок. Его нежная, маленькая девочка! Такая сладкая. Как же она пахнет, словно букет цветов. Девушка опустила ноги, обвила руками его шею. Он легко приподнял ее и усадил себе на колени. Даня задела нижней губой о его зубы и почувствовала металлический привкус крови. Дубравко довольно заурчал и втянул в себя выступившие из пореза капли. Девушка со смехом отстранилась.
  - Вкусно?
  Волкодлак улыбнулся.
  - Ага.
  - Ты ведь, помнится, говорил обратное.
  - Когда я это говорил, ты пахла иначе. - Он прижал палец к кончику ее носа. Потом нежно провел по губе. - Больно?
  Девушка с замирающим сердцем ощутила легкое прикосновение.
  - Нет.
  - У тебя еще кровь. - Он перестал улыбаться и лизнул ранку. - Теперь все.
  Даня поймала его губы. Он снова заурчал. Девушка хмыкнула. Как же легко соблазнить волка.
  
  В комнату Марьи через приоткрытую форточку втекла призрачная фигура. Женщина расчесывала свои длинные косы сидя на кровати.
  - Дымок! - Жизнерадостно воскликнула она.
  - Я - не дымок! - Возмущенно прошелестела фигура. - Я - Морок! Я величайший из снотворцев, я вершу жизни...
  - Да, да, да! - Нетерпеливо отмахнулась женщина. - Как скажешь. Зачем пришел?
  - Ты никогда меня не уважала! Даже в молодости! Ты хоть представляешь...
  Яга передернула плечами.
  - Уважение для любителя кошмаров и открытых окон? Очень интересно. Я думаю, тебе не стоит особо надеяться. Давай покороче! Зачем пришел?
  - Внучка твоя наказана будет, коли не найдет того, кто зайцу Павлу помог.
  - Фу! Дымок! Меня не запугаешь. - Марья без труда разогнала рукой окутавшую ее фигуру. - Наказывать ее не за что, сам знаешь. А виновника мы найдем, чай не первый год на свете живу. Появится еще этот грешник, проявит себя. Ведь что-то ему или ей нужно было от моей внучки. А раз так - найдем. Иначе для чего же ей я?
  Морок вздохнул.
  - Хорошо. Спокойных снов тебе, Марья.
  - И ты не скучай. - Ответила она вслед исчезающей в форточке фигуре. Положила щетку на стол и погладила свернувшегося клубочком на краю постели черного кота.
  - Ну что думаешь?
  Кот протяжно зевнул, потянулся и муркнул ласковой хозяйке.
  - Что ж это за недоброжелатель такой у нас появился? Чего ему надобно?
  Женщина задумчиво выглянула в окно. Там на скамейке возле бани сидел Антон. Мальчик вслушивался в окружающие звуки. Он действовал по наитию инстинктов, хотя и не урожденный. Сильный будет ведьмак. Яга встала со стула. Пора закончить то, что так осторожно начала когда-то бабушка Антона.
Оценка: 6.81*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"