Чепенко Евгения: другие произведения.

Записки о "Хвостатой звезде"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    У Светланы Шмелевой в жизни две радости: любовные романы (не те которые она пишет сама) и первый за пять лет отпуск. И надо же было такому случиться, что, даже не долетев до заветной цели, она попала в плен к инопланетным наемникам. Что может помочь среднестатистической земной женщине в такой ситуации? Хроническое невезение, неугасаемый оптимизм и любовь... Жанр: любовно-фантастический роман

  Записки о "Хвостатой звезде"
  
  Жанр: любовно-фантастический роман
  
  Аннотация
  
  У Светланы Шмелевой в жизни две радости: любовные романы (не те которые она пишет сама) и первый за пять лет отпуск. И надо же было такому случиться, что, даже не долетев до заветной цели, она попала в плен к инопланетным наемникам. Что может помочь среднестатистической земной женщине в такой ситуации? Хроническое невезение, неугасаемый оптимизм и любовь...
  
  1. Великий писатель
  
  "...- Ты моя жизнь, моя душа, моя любовь. Без тебя будущее теряет смысл.
  С этими словами он обнял Кэти и поцеловал ее страстно, нежно, так как может целовать воистину влюбленный мужчина."
  Я оторвалась от книги и шмыгнула носом. Как все-таки красиво Коул пишет о любви. Какие слова говорят ее герои, их благородство, воспитание, гордость. Я вздохнула и вытерла тыльной стороной руки глаза, щеки начали чесаться от соленой воды. Желудок бушевал. Надо же! Совсем не заметила, в какой момент начала реветь. Жаль расставаться с романом, но судьба зовет.
  Я позволила себе еще минут пять поплавать в просторном океане грез и фантазий, потом вернулась в жестокую реальность. Судя по часам, спать осталось не больше сорока минут. Вот елки зеленые! Это опять же угораздило так зачитаться!
  Я встала с кресла, расправила затекшие конечности, подошла к столу, нажала на светящейся панели пульта кнопку, штора у прозрачной стены отъехала в сторону. За стеклом брезжил оранжевый рассвет. С тех пор как закончилась бессрочная забастовка работников коммунальных служб - это стало даже красиво.
  Город внизу кипел. По трехъярусному шоссе неслись автомобили. Поезда высаживали и забирали пассажиров. Люди толпились на остановках, тротуарах, пешеходных мостиках. Налетевший за ночь снег уже успел немного подтаять и смешаться с грязью, образуя на горизонтальных поверхностях черно-серый налет, так всегда бывает в середине января. И если профсоюзы дорожников не прекратят свою забастовку немедленно, то к завтрашнему дню, с учетом прогноза метеорологов, весь город будет стоять в одной большой пробке, и как следствие народ хлынет в метро. Давка обеспечена. Бр-р.
  Стало немного не по себе. Я поморщилась. С тех пор как порвала с должностью менеджера по персоналу минуло уже почти пять лет, но к воспоминаниям о величественной подземке в часы пик предпочитала не возвращаться. Я любила запах метро, его залы, поезда, но только тогда, когда там была возможность развернуться и оглядеться, а не в те моменты, когда ты вносишься в вагон и выносишься оттуда, практически не шевельнув ни одной конечностью, и всю дорогу едешь у кого-то под мышкой, причем не всегда чистой. Некоторые вещи не меняются столетиями.
  По верхнему ярусу пронеслась скорая. Дорогу ей уступали немногие. Я вздохнула. Нет. Добрых молодцев на этом свете определенно не осталось.
  Ноутбук запищал на предмет видеовызова. Кто-то решил, что Светику пора вставать. Я покосилась на время. Ого! Оказывается размышления о бытие заняли больше получаса. Нажала соединение. На экране показалось чуть заторможенное расстоянием лицо Лизы, моего редактора.
  - Привет! Великий писатель. Встала?
  - Встала. - Вздохнула я.
  - Вот и отлично. Ну как? Все собрала?
  - Угу. - Я на всякий случай глянула на чемодан посреди кровати, который так усердно вчера наполняла по списку. К несчастью вся остальная комната представляла собой абсолютный хаос.
  - Документы?
  - Ага.
  - Телефон?
  - Ага.
  - Ноутбук?
  - Ты по нему говоришь.
  - Ой! Ну не забудь. По списку сколько раз прогнала?
  - Два.
  - Класс. Я чего звоню-то. Ты пораньше выезжай. Мне сейчас Ярослав передал, поезда с задержкой идут. Ну, слышала вчера про взрыв?
  Я растерялась.
  - Не-ет. Какой взрыв?
  - Ну, ты даешь! Новости еще не смотрела?
  - Неа.
  - Все с тобой ясно. - Лизка с той стороны экрана махнула на меня рукой. - Короче, два вагона с рельс сошло. Ничего серьезного, ребята давно уже ничего серьезного сделать не могут. Спасибо фээсбэшникам. У пассажиров максимум ушибы, синяки и тому подобное. Но расписание подпортили капитально. Неразбериха всю ночь была. Так что, давай-ка там не засиживайся за кофе.
  - Ладненько. Спасибо, Лиз. - Мое лицо по-видимому приобрело озабоченный вид, судя по тому, как подруга шутливо погрозила пальцем.
  - Ты, Свет, главное, особо не заморачивайся. Не успеешь на свой рейс, звони мне, я организую тебе следующий. В конце концов, путевка никуда не денется. Места твоего в гостинице никто не займет.
  - ОК. Лизок! Спасибо тебе. Ты всегда была моим спасением.
  - Ну, все! Давай. Счастливого отдыха! Погуляй как следует! Чтоб на пять лет вперед.
  Я засмеялась.
  - Хорошо! Пока.
  - Пока. - Она отключилась. Окно потемнело и свернулось.
  Я поспешила на кухню. Ярослав, Лизкин муж, просто так трепать не станет. Если сказал, дела с расписанием плохи, так оно и есть. Лучше пораньше. Придется поспать на корабле.
  Кофеварка зажужжала и выцедила в чашку сладкий кофе со сливками. Я достала лаваш, намазала его майонезом и принялась жевать стоя, лихорадочно перебирая в мозгу список вещей для отпуска. Это третий прогон.
  Взгляд упал на распечатанную неделю назад красочную брошюру, обещающую райские наслаждения в комфортабельном отеле и незабываемое сафари по диким джунглям Кедровки.
  
  Из учебника "Планетоведение. 5й класс."
  Кедровка - четвертая планета солнечной системы в созвездии...
  Основное направление экономического развития - туризм, лесхозная промышленность. Население - переселенцы, мигрировавшие в середине двадцать первого века с Земли. Коренное население - отсутствует. Флора, фауна - специфическая. До сих пор ученые ведут споры относительно признания некоторых видов растительности разумными...
  
  Аккуратно упаковала ноутбук в чемодан, влезла в рекордные сроки в майку, джинсы, толстовку с капюшоном, куртку, поверх намотала шарф. Сгребла со стола ключи и пулей вылетела в коридор. Двери лифта бесшумно запустили меня в свое нутро и, мгновение спустя, почти так же бесшумно выпустили. Консьержка внизу, отдавая дань традициям - пожилая подслеповатая бабуля, приветливо кивнула мне на прощание.
  - Надолго вы нас покидаете?
  - На две с половиной недели. - Я заулыбалась. Неужели каникулы начинаются?
  - Счастливо отдохнуть. А приедете - сразу за новую книгу?
  - Ага. - Улыбнулась я.
  Бабушка заговорщически наклонилась.
  - Если не секрет, задумки есть?
  - Есть кой-какие, Настасья Андреевна. Но только вы никому, они до конца не оформились, редактор еще пока не в курсе. Думаю, отпуск даст мне толчок.
  Настасья Андреевна, получив ценную информацию, понимающе кивнула головой. Я облегченно выдохнула. Конечно, никаких новых задумок в голове не было. За пять лет она настолько опустошилась, что Лизка решила дать мне законный отпуск.
  Я вышла из холла, в нос ударил неприятный запах тротуарного шампуня и гул. Знакомые приметы проснувшегося большого города. Я начала оглядываться в поисках такси, машина со вчерашнего дня на платной стоянке. Таксист нашелся на удивление быстро. Цена, конечно, заоблачная - кто б сомневался - но было важнее успеть на рейс.
  Предупреждение пошло впрок, электричка, на которую взяла билет, опаздывала, прямой транзит до космопорта. Так что я просидела сорок минут на вокзале у выхода, прямо на чемодане, поскольку иных мест не нашлось. Зато уже в вагоне отыскала местечко и доехала почти с комфортом, в автомате приобрела подогреваемый кофе и, попивая, докупила еще четверку про запас, уж не знаю зачем, мало ли накладок в жизни с моим-то везением, плюс пару бутылок воды.
  Однако дальше все шло как по маслу. Прямо удивительно! Я прошла регистрацию, просканировала багаж, потом благополучно закончила посадку и - вуаля! - мой законный одноместный полулюкс номер тридцать девять. Я пристроила свой нехитрый багаж под кроватью и стала оглядываться в поисках одноразового белья. Лететь на скоростном до Кедровки сутки. Стюардесса в дурацкой зеленой форме просунула голову в дверь.
  - Готовьте билеты, буду белье разносить! - И быстро скрылась, видимо не ожидая вежливого ответа.
  - Ну билеты, так билеты, пробубнила я. - И, быстро выудив со дна кармана последние, уселась на кровать в ожидании. Минут через двадцать девушка появилась вновь.
  - Давайте.
  Я протянула пластиковое подтверждение законности присутствия на борту. Стюардесса с каменным лицом проверила штрихкод.
  - Светлана Шмелева. Так. Вот ваше белье. - Она жестом фокусника вынула из-за спины, как выяснилось там пряталась тележка, целлофановый пакетик с кристально белой начинкой и небрежно кинула его мне.
  - Спасибо. - Процедила я сквозь зубы.
  И почему от их вежливости хочется плеваться?
  - Всегда, пожалуйста. - С не меньшей приязнью сообщила она и скрылась в коридоре. Я с радостью захлопнула дверь и стала стелиться. Надо бы поспать.
  Корабль дернулся и начал движение. Десять минут гудения, дребезжания и тряски, кто бы что не утверждал, но никакая шумоизоляция и искусственная гравитация не спасают от неудобств выхода из атмосферы, зато потом плавное движение и тишина.
  Я залезла в верхний кармашек чемодана, достала оттуда коробочку универсального разговорника и начала разбираться с инструкцией.
  Так. "Вскрыть пакет". Вскрыла. "Извлечь прибор". Извлекла. "Включить. Выставить язык по умолчанию. (См. стр. 12)". Ну, так это мне еще в салоне сделали! Что дальше то? "Снять защитную пленку с клеящейся поверхности". Где? А. Нашла. Сняла. "Осторожно вставить в ушную раковину. Внимание: глубоко вставлять не надо!" Ха, замечание для идиотов, куда без него. Я подошла к зеркалу и приладила в правом ухе миниатюрный приборчик телесного цвета, больше похожий на миллиметровый в диаметре кусок пластыря. Дальше? "Разговорник включается и выключается автоматически при улавливании речи, отличной от установленной по умолчанию". Здорово. Ну, типа все. Я еще раз глянула в зеркало, расправила волосы, так чтобы совсем не было видно ухо. Хотя разговорник и без того не был заметен. Отлично.
  Наконец, все неудобства тряски и шума остались позади.
  Вот он, как говорится, открытый космос. Поехали отдыхать! Привет сафари по мыслящим Кедровым рощам и загар у бассейна. А пока спать. Я растянулась на узкой выдвижной кровати, закрыла глаза и попыталась расслабиться.
  Желудок предательски заурчал. Стало подташнивать. За всеми треволнениями, совершенно не обратила внимания на свой живот, а он требовал еду и желательно быстро. Я вздохнула. Елки зеленые!
  Сон придется отложить. Встала. Стянула карточку ключа со стола и потащилась на третий этаж в буфет. Должно там быть что съедобное...
  Из съедобного оказались только пирожки с картошкой. Ладно. С картошкой, так картошкой. Взяла сладкого чаю, два пирожка и расположилась за столиком возле иллюминатора.
  Я почти доела свой незапланированный обед, когда ко мне подсела молодая женщина, работница буфета.
  - Простите, а вы случайно не писательница?
  - Случайно да.
  - Светлана Шмелева?
  - Ну это уж родители так решили.
  Буфетчица радостно кивнула и просияла. Можно было бы ответить нет, но нынче пиар есть пиар. Чем приветливее я буду - тем больше читателей.
  - А автограф можно?
  Я тоже кивнула, меланхолично жуя пирожок. Жаль, что мне как существу плотоядному мяса не нашлось.
  Буфетчица выудила из кармана, видно заранее заготовленные, блокнотный листочек и ручку и протянула их. Пока я старательно выводила именное посвящение, меня расспрашивали об уже изданных книгах. Я на автопилоте что-то отвечала. Неожиданно моя собеседница прижалась к столу и шепнула.
  - А хотите еще пирожок? - И заговорщически добавила. - Беляш.
  Я думала меня уже нельзя удивить. Нет. Оказалось можно.
  - Конечно, хочу! - Наклонилась я в ответ.
  Она, победно кивнув, начала вставать. Я меж тем просканировала степень своей сытости и по результатам решила обнаглеть.
  - А два есть?
  Девушка улыбнулась и снова кивнула. Я, кажется, засветилась счастьем и благодарностью, потому как пару минут спустя, получила свой хищный обед, приправленный добрыми улыбками. А еще через тройку минут в кафе ворвались четверо вооруженных мужиков в масках и направили на меня половину своего оружия.
  
  2. Похищение.
  
  Признаться, я поперхнулась, а потом так и осталась сидеть с полным ртом.
  - Встать! - Скомандовал мне передний. Старший что ли? Я, в общем, никогда не считала себя чертовски опасной особой - низкая, худая, боевых искусств не изучала - поэтому на всякий случай оглянулась. А что? Вдруг за спиной пара-тройка крутых спецназовцев. Но там никого не было, кроме серых испуганных лиц посетителей и персонала. Я недоуменно пожала плечами и встала.
  - Выйти! - Говорили с акцентом. Ладно. Вышла. Дальше то что?
  Двое молодчиков опустили стволы и, резво подскочив ко мне, схватили под руки.
  - Эй! - В голову почему-то пришла мысль, что если это похищение, кормить не будут. Я рванулась к столу и сцапала второй беляш. Мужики дернулись, но, увидев пирожок, расслабились и видимо для назидания ощутимо ткнули меня в спину.
  - Идти!
  Крутой у мужиков, однако, словарный запас.
  Я послушно перебирала ногами и пережевывала. В коридоре нам на встречу вышел высокий внушительный здоровяк в маске. Да мои сопровождающие просто детишки по сравнению с этим! Вот он то точно главный.
  - Мы взяли ее. - Коротко кинул один из четверых великану. Конечно, что он там прошипел-просвистел я не поняла, но приборчик услужливо прошептал в ухо перевод. С непривычки я дернулась, чем привлекла к себе внимание.
  Последовал еще один ощутимый пинок в спину.
  - Эй! - Вот теперь это было лишнее! Больно же!
  - На корабль. - Великан зашагал впереди. И тут меня осенило.
  - Мой багаж!
  - Что? - Главный растерялся.
  - Как что! - Начала явно не к месту возникать я. - Это ж российские космические линии. Вот меня сейчас не будет! А документы потом ищи-свищи с ветром в поле! Кто мне их восстановит? А?
  Меня опять пнули в спину. Я развернулась к обладателю тяжелой руки.
  - Ты гориллоподобный гад! Больно же!
  Конвоир бесцеремонно повторил удар. Невозмутимая горилла.
  - Ключ! - Главный тянул ко мне раскрытую ладонь. Я конечно нахалка, но признаться не рассчитывала на такую уступку. Видимо на моем лице отразилось удивление, поскольку под маской глаза сощурились, и от них поползли в стороны морщинки. Типа, ну насмешила, мать!
  Он все еще ждал. Я поспешно кивнула головой на свой правый карман джинс. Он осторожно вынул пластиковый прямоугольник и скрылся из виду. Подчиненные все так же бесцеремонно поволокли меня к аварийному люку стыковки. Ага! Эти гады воспользовались техникой спасателей. А я еще гадаю, почему так тихо прошмыгнули.
  Один из молодчиков отсоединил нетбук от вскрытой панели видеонаблюдения. Ясно, как они оказались в столовой, а не вломились в каюту.
  Меня провели по стыковочному шлюзу на корабль похитителей. Насколько можно разобрать через мутные иллюминаторы это было судно наемников, о чем говорили символы, нарисованные в нескольких местах обшивки, и это порадовало. Конечно, еще в буфете по маскам догадалась, но получить подтверждение всегда приятно. Жаль отсюда не разобрать принадлежность корабля.
  Наемники - это хорошо! Ни тебе убийства, ни членовредительства не будет. Похищение, скорее всего, с целью выкупа. Иначе начерта им сочинительница любовных романов для женщин? Историю писать что ли? Плохо если их наняла межпланетная террористическая группировка, мстители. Вот эти ребята меня по частям на Землю отсылать будут. Лет пятьдесят назад такое практиковали. Я поежилась. Бр-р. Не о плохом сейчас, тем более это маловероятно, "месть" по части взрывов, терактов, там диверсий, остальным они давно уже не занимаются.
  В крайнем случае, если взрыватели меня заказали, буду пытаться перекупить. Женщина не бедная.
  Пока я размышляла, меня провели по коридорам. Я с удивлением обратила внимание на довольно странную конструкцию корабля. Хотя могло и показаться. Меня закинули в небольшую каюту, по сравнению с полулюксом номер тридцать девять, это просто фешенебельный номер отличной остиницы. Заглядевшись, споткнулась и чуть не упала на кровать. Человеки-маски вышли, и дверь захлопнулась с той стороны. Я тяжело вздохнула, села на единственный стульчик посреди комнаты.
  Нервы, которые не давали покоя всю предыдущую ночь, хотя я летела всего лишь на курорт, сейчас, когда судьба делала стремительный кульбит с похищением, молчали. Непобедимое спокойствие разлилось по телу. Ну и ладно! Буду доедать беляш.
  Я вгрызлась зубами в мягкое, стараниями похитителей совсем остывшее тесто и принялась равномерно пережевывать, оглядываясь по сторонам.
  Чистенько так, беленько, уютненько. Только мебель к полу привинчена. С чего бы это?
  Внезапно дверь распахнулась, и в проеме показался великан с моим красным чемоданом.
  - Держи.
  - Спасибки. - Чавкнула я, собираясь задать пару вопросов, но он, к моему несчастью, невозмутимо развернулся и вышел. Однако вернулся довольно быстро. Я только успела оттереть жирные руки влажными салфетками.
  - Ты - заложница.
  - А то я не втыкаю. - Ляпнула я. Надо повежливее что ли. Он равнодушно пожал плечами, бесцеремонно влепился в мою левую руку и застегнул замок браслета. Ого! Я с удивлением разглядывала игрушку. Такие носят ребята с условным сроком. Термостойкий пластик повышенной прочности плюс датчик с радиусом обнаружения в пять километров, это если в открытом космосе, а если в обитаемых его частях, там где плавают усилители, и того не скроешься. Такая штучка не горит и не гниет. В случае чего от меня только прах останется и вот эта игрушка.
  - Все твои передвижения будут известны. - Подтвердил мои догадки капитан. А то, что он капитан, теперь сомнений не вызывало. Уж больно внушительный что ли, солидный и приказы направо налево раздает. - Тут ключ от каюты. Через полчаса тебя передадут заказчику.
  Ежкин кот! А вот это, блин, хреново! Очень!
  - Кто заказчик? - Пискнула я. Вот теперь нервы дали о себе знать.
  - "Месть" - Равнодушно пожал плечами капитан. Я отчего-то глянула на свои пальцы, длинные тонкие такие изящные. Какой ужас! Скоро их не будет. Похититель тоже воззарился на мои руки. Жаль за маской не видно, чего он там думает. Пока я прикидывала черты лица, капитан поднялся.
  - Стойте. Сколько вам заплатили?
  Он с любопытством обернулся.
  - Я заплачу больше. - Продолжила я.
  - Это вряд ли.
  - Но...
  - Вопрос не обсуждается. - Дверь закрылась.
  Я взглянула на браслет и на ключ. Блин! Блин! Запаниковала. Что делать? Что делать? Полчаса! Распахнула дверь. У входа стоял молодчик в маске. Я поспешно закрыла ее. Надо позвать на помощь! Точно!
  Кинулась к сумке, но ни телефона, ни модема там не было. Уроды! Чемодан обыскали. Я принялась истошно материться, пытаясь одновременно здраво соображать. Только, увы ничего мало-мальски полезного в голову не шло. Я кинулась к выходу. Он, кажется, сказал, могу передвигаться.
  - Эй! Суккуб! Где у вас Капитан?
  "Суккуб" равнодушно на меня зыркнул.
  - Капитан велел не подпускать тебя к нему.
  - А заместитель?
  - Капитан велел не подпускать тебя ни к кому.
  - Слушай, а ты не можешь поговорить с капитаном за меня, я...
  - Капитан велел не разговаривать с тобой.
  Ах! Чтоб тебя, зараза!
  Я кинулась по коридору бегом, в надежде сама найти того, с кем можно было бы договориться. И какого черта так наивно предполагала, что у меня будет достаточно времени на уговоры? Избалованное дитя цивилизации! Как давно у нас не калечили людей! (Ну это если не считать пластической хирургии.) Я стану одной из первых за последние полвека! Молодчик все время невозмутимо шлепал за мной с автоматом наперевес. Тяжелые армейские ботинки старого образца гулко стучали по полу.
  Порой попадались встречные парни, тоже, кстати, в масках, но стоило мне кинуться к ним, как они шарахались в сторону. Так и потратила отмеренные полчаса, мотаясь по чужому кораблю и ничего не добившись.
  Неожиданно завыла сирена. Суккуб сцапал меня за шкирку, доволок до каюты и, отобрав ключ, запер внутри.
  Время шло. Я совершенно терялась в догадках, бегала по каюте из угла в угол и бессильно заламывала руки, поглядывая на время.
  Наконец, когда ожидание стало казаться абсолютно невыносимым обо мне вспомнили. Хотя может правильнее сказать забыли. Ничего не объясняя, мой знакомый Суккуб, показался в дверном проеме, кинул ключ на кровать и исчез. Я пораженно взяла пластиковую карточку и выглянула за дверь. Никого! Только мой браслет приветливо подмигивает зеленым глазком. Вот это да!
  Я осторожно выбралась за дверь. По сравнению с армейскими бутсами наемников, мои замечательные замшевые сапожки на резиновой подошве, на которые прошлой осенью не пожалела кучу денег, не издавали никаких звуков при ходьбе. Так что я кралась по коридору тихо и наугад. Теперь логика кое-как начала срабатывать и я добралась таки до рубки. А потом совершенно невежливо притаилась за дверью в коридоре. Голос капитана мне был уже знаком. А вот другие нет. Шепоток в ухе весьма помогал.
  - Что теперь, капитан?- Ага. Угадала!
  - Все по плану. Летим закупаться.
  - А заложница.
  - Я еще не решил.
  - Но на операцию столько денег потрачено!
  - Капитан, как насчет выкупа? Теперь, когда корабль мстителей уничтожен. - Предложил невидимый третий. Что? Так вот что за фигня! Я неприлично опустила локоть вниз и одними губами прошептала: йес! Однако молчание там затянулось.
  - Может быть... - Наконец протянул мой умный верзила. - В конце концов, договор с Союзом мы не нарушали. Пленная цела и невредима. Зато у нас есть возможность попытаться решить давнюю проблему. Кто она там такая? Зачем мстителям понадобилась, что они готовы были своих за нее отдать?
  Я за стенкой выпятила нижнюю губу. Нет. Я, конечно, не ожидала, что суровые мужики читают мои книжки. В общем, и надеяться то не стоило. Но все же как-то надежда теплилась, что хоть узнали заранее кого воруют! В конце концов, обо мне на Земле все слышали. С Интернетом от этого никуда. Интересно, зачем взрыватели за меня кого-то своего отдавали? А выходит ценная я личность!
  - Она какая-то там сочинялка.
  Откуда слово такое?
  - Иекшар. Сканер с браслета... - Дальше нехорошая тишина, а потом грохот этих самых допотопных ботинок. Я смутно догадалась, что надо бы втянуть голову в шею. Так... на всякий случай. Прятаться бежать все равно бесполезно. Из-за косяка свету является мой громила... и ай!... без маски.
  - Сиросэкай... - Удушено прошипела я, оценив отличительные черты физиономии. Фотками этих ребят нас еще в школе пугали.
  
  Из учебника "Планетоведение. 5й Кл."
  Сиросэкайи - коренное население планеты Сиросэкаи (пер. Белая Земля). Высокие ( в среднем достигают до 200 см), смуглые, воинственные, непредсказуемые. Языковых различий на родной планете не имеют. Расовых тоже. Физические составляющие в полной мере идентичны человеческим. В контакты предпочитают не вступать, поэтому данные, находящиеся в распоряжении Союза, очень немногочисленны. Ученые ведут споры о родственном происхождении человеческой и сиросэкайи рас.
  Условия жизни на родной планете суровые, основное направление деятельности война...
  
  Капитан как-то нехорошо ухмыльнулся и продолжил меня изучать с ног до головы. Следом выскочил другой сиросэкай, судя по габаритным составляющим и одежде мой суккуб, тоже без маски. Похоже, они решили больше не играть в суперспецназ.
  - Иекшар. - Ага! Значит, нашего грозного капитана так зовут. - Увести?
  - Я сам. - Буркнул громила. Потом обратился ко мне, не сводя насмешливо-сосредоточенного взгляда. - Ну и что именно из подслушанного ты поняла?
  Ой! Мы уже на "ты"!
  - А... - Сейчас главное правильно прикинуть раскрывать козырь с ушным шептуном или нет. Я почему-то решила, что нет. Хотя за дешевую ухмылочку, типа "тупая женщина", можно было и врезать. Не зная, что еще сказать, я снова взялась за протяжное "А". - Нет. - Смогла же выдавить.
  Мужик удовлетворенно кивнул, и лицо как-то смягчилось. Я расслабилась. Фу! Елки зеленые! Пронесло. Теперь главное не нахамить.
  - А... Господин капитан. - Как можно вежливее начала я. Он вроде подавился. Да? Или нет. А! Ладно. - Я хотела спросить. Вы меня кому-нибудь сдавать собираетесь или выкуп требовать будете?
  Лицо у мужика надо сказать невозмутимое.
  - Нет. Да.
  - А... - Он недоуменно поднял бровь. - Так нет или да?
  - Низшая раса! - Как то расстроено со вздохом протянул Иекшар. - Нет. Я не собираюсь сдавать тебя заказчику, он уничтожен вашим Союзом только что. Да. Я буду требовать выкуп.
  - Сколько? - Ухватилась за соломинку. Он прошуршал еще что-то насчет тупорылых хомос сапиенс.
  - Нисколько. От Земли мне не нужны деньги.
  - О. А чего тогда?
  - Запрет на приближение к нашей системе.
  - Ежкин кот!
  Все. Дохлый номер. Я нервно запустила пятерню в волосы. У них там на девятой планете какая-то супер охренительно дорогая руда. Кто променяет перспективу больших денег на одну маленькую писательницу. Он внимательно следил за сменой выражений на моем лице.
  - Ты думаешь, тебя не выкупят?
  Я отчаянно как-то поджала губы. Потом вспомнила у наемников договор - не калечить, не убивать, поэтому решительно набрала побольше в грудь воздуха и выпалила.
  - Кто променяет меня на туеву кучу бабок?
  - Я не понял сформулированную фразу.
  - Я говорю, не поменяют. Меня точно.
  - А кого поменяют?
  - Ну как кого? - Удивляюсь я. - Вот руководителей крупных компаний по разработке планет. Тех да! Это их вотчина! А я писатель. И ладно там ученый какой или философ, а я ведь романы любовные пишу! Их только женщины читают, ну и геи еще.
  Его лицо приобрело вдохновенное выражение, и вот тут до меня доходит ЧТО я только что сказала. Интересно, меня привлекут дома как соучастницу?
  Он схватил меня за руку и бесцеремонно потащил следом в рубку. Затем не менее вежливо усадил попой в сиденье, правда с первого раза не попал, и я пребольно двинулась копчиком.
  - Ай! - На глазах выступили слезы. На меня озадаченно уставились как минимум пять пар глаз.
  - Что? - Иекшар был удивлен не меньше остальных и - блин, мне кажется? - несколько растерян.
  - Больно. - Надулась я. - Теперь копчик болеть будет дня два и синяки на руках в виде твоих пальцев. - Ну насчет двух дней я преувеличила, конечно, но его вины это не умаляет.
  - Извини. Енни, занеси в справочник, у женщин низших пониженный болевой порог.
  - Да, капитан. - Я хрюкнула. Енни? Однако, имечко. Снова пять пар глаз устремились в мою сторону. Я закашляла.
  - Она инфекцию на борт не принесет?
  - Нет. Ее проверяли. - Отчаянно постаралась не вытаращить глаза. Когда это они проверяли?
  - Енни, занеси в словарь выражение "туева куча бабок".
  - Значение?
  Капитан повернулся ко мне.
  - Что значит это?
  - А... Очень много денег.
  - По отдельности в том же значении слова применяются?
  - А... Да.
  - Иекшар, чего она постоянно тянет эту гласную? Ты по низшим специалист.
  - Она приходит в замешательство или не знает что сказать.
  - Тянет время?
  Иекшар кивнул.
  - Умные типа. - Буркнула я. Ученый инопланетный громила с любопытством уставился. Под этим взглядом почуяла себя хомячком в аквариуме. - А... Ну я пойду. - Что еще сказать просто не придумала и стала потихоньку бочком вылазить из кресла, что кстати было весьма неудобно. Видно оно принадлежало капитану, потому как ноги мои не доставали до пола сантиметров сорок тридцать точно.
  - Сидеть! - Гаркнуло чудовще. - Ты расскажешь нам о нужных руководителях.
  Оба на! Попадалово. Конечно, особой симпатии к толстопузам никогда не испытывала, но вот проходить потом по делу как соучастница не хотела.
  - А вы скажите, что я созналась под пытками или гипнозом?
  
  3. Соучастница
  
  Cоучастница. Я твердо это поняла. Потому как за язык меня никто не тянул, но последний, собака такая, жил своей жизнью и прилежно выуживал из памяти все имена. Плюс Интернет - великая штука. Короче, как носитель языка благополучно поясняла неизвестные фразы слова и обороты и ни черта о том не жалела. Скажу больше, с каким то остервенелым злорадством, вносила все новые и новые идеи о кандидатах в заложники. Тем более мне часто приходилось сталкиваться со многими гадами на обязательных мероприятиях. И приятного в тех встречах было мало.
  - Стойте, стойте. - Я успела настроить сиделку капитана под себя и вытащила у него из рук панель. На боковом экране рубки отражались страницы. - Вот! Вот эта сволочь Рыбников на презентации "красного цветка" в ливчик мой заглядывал, при том, что жена рядом стояла. - Я для достоверности ткнула пальцем в неудачную фотографию главного акционера "Континентальной".
  Иекшар недоуменно приподнял брови.
  - И? Какая связь между твоим ливчиком и нашей системой?
  - Самая прямая и логичная! - Возмутилась я. - Ну вот сами посудите. Государств то на планете много, а вот крупных добывающих компаний всего две. Они по большому счету и имеют влияние на экономику, а значит на политику. Если стырить пару-тройку основных акционеров...
  - Это я и без знаю. На вопрос отвечай.
  Фу на тебя! Умник!
  - Этот пендаль как раз из той тусовки! А раз в ливчик заглядывал, значит гад и его не жалко!
  - Капитан. - Молодчик, который записывал все неизвестные изречения ненормальной инопланетянки, как его там, Енни, приблизился к "нашему" креслу.
  - Что? - Прорычал Иекшар.
  - Что такое "пендаль", "тусовка" и "ливчик"? - Приступ смеха в этот раз я подавила не так заметно, никто не заподозрил меня в заразности.
  - Плохой человек, собрание, предмет женской одежды для груди.
  На последнем пояснении раздался одобрительный галдеж.
  Ага! Высшая раса тоже мужики! В рубке воцарилась гробовая тишина. Я оглянулась. Неужели... вслух это сказала? Судя по лицам, да. Я пожала плечами и собралась вернуться к своему занятию, однако мне не дали.
  - Свободна. Дальше справлюсь сам.
  Признаться, немного опешила. Странно, но среди этих по идее "головорезов" было безумно интересно. Намного интереснее, чем могло бы быть завтра на Кедровке. Писательские инстинкты буквально бунтовали, когда меня практически за шкирку бесцеремонно выволокли обратно в коридор (правда теперь это было сделано намного нежнее, видно в первый раз капитан и вправду не имел понятия о болевом пороге "низших"). Дверь за спиной захлопнулась.
  - Низшая! - Я передразнила интонацию и чуждый выговор. - Бе-бе-бе!
  Ну и чем мне теперь заняться? Помирать в ближайшее время явно не светит. Ограничивать они не собираются, я снова покосилась на дурацкий браслетик. И тут в голову пришла гениальная мысль. Браслет-то они нацепили на левую руку. А у меня большой палец именно этой руки выворачивается в суставе. И кисти до неприличия узкие. Я оглянулась по сторонам, потом подумала о видеонаблюдении и ринулась в свою комфортабельную камеру временного заключения. Там любопытных глазков не обнаружилось, но на всякий случай я забурилась в ванную. Мало ли что.
  Соединила пальцы вместе, подтянула браслет, он был изначально великоват и легко соскользнул, но сустав преградил путь. Выгнула большой палец и потянула сильнее, браслет стал поддаваться, обдирая кожу. Я поморщилась и остановилась.
  Ну сниму сейчас эту игрушку. А дальше что? Это ведь тоже своего рода козырь. Нет.
  Пришлось затянуть кольцо обратно. Включила воду и по быстрому умылась. Глянула в зеркало. Благо оно тут было. Прошла к чемодану, достала оттуда ярко-алый газовый шарф и поудобнее замотала волосы, чтобы не мешали, мало ли что еще приключиться.
  Безумно хотелось есть. Если судить по местному гостеприимству, то кухню придется искать самой. Чем я и занялась. Попутно, набредая на второстепенные хозяйственные отсеки, нашла кают-компанию. По крайней мере, я так решила. Жилые помещения на этом корабле обозначались цветами, и почему моя каюта отделялась от всех остальных таким количеством нежилых комнат, я не представляла, точно так же почему она была столь близко к рубке. Как-то нелогично с моей точки зрения, но то с моей, а то с их. Меня моя точка зрения недавно в приступе паники вон как подвела.
  Кухня нашлась последней. Дверь была открыта. Запахи: мням! Беляшам Российских Космических Линий до такого лететь и лететь. Я осторожно постучалась в косяк. Молодой парень - кок - подпрыгнул от неожиданности и оглянулся. Брови у него поползли вверх. В отличие от сотоварищей, этот сиросэкай не отличался невозмутимой физиономией.
  - Привет! - Радостно прощебетала я. - Меня Светой звать. Я тут у вас в заложниках. Спросить хотела, а поесть че-нибудь есть? Или мне по статусу голодом мориться положено?
  - Низшая! - Как-то счастливо пропел кок после минутного удивления. - Корай сказал, что ты красивая, а я не верил. И правда. Хорошо, что ты по-нашему не понимаешь.
  Совершенно кстати состроила тупое лицо.
  - Капитан велел тебя накормить, только уж больно рано ты пришла, я еще доготовить не успел... - У него поток слов кончится? Есть хочу. - Тут уже все болтают, что ты своих сдаешь. - Ага! Павлик Морозов! Тебя тоже сдам. Дай мяса! - Я - Якшаси. - Он для достоверности ткнул себе пальцем в грудь и повторил. - Якшаси. Ты садись!
  Я устроилась на указанном стуле, за длинным узким столом. Якшаси поставил передо мной тарелку с какой-то зеленой жижей. Я осторожно взяла ложку и засунула ее внутрь. Ну так. Это что за кака? Попробовала. Фу! Ни соли тебе, ни мяса. А вроеде так вкусно пахло. Кок обиделся.
  - Что не так? Любимое блюдо команды! Очень полезное!
  Да что оно полезное, это сразу по виду определила. Но на вкус же калоша вареная.
  - А мяса нет?
  - Повтори. - Ага. Видно понимать он понимает, а вот сказать не может.
  - Мясо! Соль! - Пальцем ткнула в жижу. Теперь перекосило кока.
  - Фу! Плотоядная! - Елки зеленые! А вы нет? В учебниках ничего об этом не писали. Или писали, просто я внимательная очень была? Еще раз попадалово.
  - Как ж вы на эдакой траве и такие верзилы?
  - А как ты такая маленькая и такая хищная? - Иекшар стоял в дверях и улыбался.
  - А... - Я снова открыла рот. Вот эта улыбка. Да чтоб заполучить такую улыбку в кровать Лизка с Маринкой удавились бы! Неприличные мысли о неприлично сексуальном капитане заполнили мой земной разум.
  - Зачем она тянет гласную?
  - Она всегда так делает. - Якшаси повел бровями.
  - Капитан, говорит, это когда она в тупике или не знает, что сказать. - В дверях возвышался Суккуб. Когда ж они его по имени то назовут? - Я смотрю в такое состояние ее только капитан и вводит. - Сам заржал своей шутке. Очень смешно.
  - Корай, замолчи. Повар, дай ей соли. - Иекшар сжалился надо мной? Какая прелесть.
  - Фу! Она портит вкус. - Но маленькую пластиковую коробочку кок все же достал, такк что простила ему все его высказывания в мой адрес.
  К моменту, когда в столовую стеклась вся команда, я обильно насолила жижу и принялась ее отхлебывать по чуть-чуть, при этом ощущая себя опять же хомячком в прозрачном аквариуме.
  - Маленькая.
  - Красивая.
  - Худосочная. - Я икнула, но стойко продолжила есть, имитируя слона, которому все пофиг.
  - Почему она морщится над ложкой?
  - Она плотоядная.
  - Фу! - Вот это общественное "фу" порядком поднадоело.
  - Иекшар, ты знал, что низшие плотоядные?
  Капитан кивнул.
  - А почему тогда другие не просили иной еды?
  Оба. Значит, до меня тут уже побывали всякие.
  - Другие низшие боялись. Эта - нет. - Теперь все косились с уважением.
  - А почему она - нет?
  Иекшар пожал плечами. И тут в разговор вступил громила в дальнем улу, он до того все молчал.
  - Мы с Огавой ее из столовой пассажирского корабля РКЛ забирали, она даже не поверила, что мы за ней, потом когда вставала резко так к столу метнулась. Мы думали, бежать вздумала, а она в булку с мясом вгрызлась, вторую в руки схватила и так спокойно пошла. Огава говорил потом умалишенная.
  За столом заржали, Иекшар рядом тоже покосился и ухмыльнулся.
  Врешь! Зараза! У меня к тому моменту только один беляш оставался.
  - Да. Да. - Осмелел еще один. - А в коридоре у капитана чемодан свой потребовала.
  Все опять прыснули. Я угрюмо уткнулась в тарелку. Тут теперь про плотоядную инопланетянку анекдоты что ли насочиняют, как про чукч или блондинок. Вот потом этим громилам устрою. А бояться их и вправду - не очень боюсь. Люди вроде бы не злые, прямолинейные, равнодушные - да. Но точно не злые.
  И вот тут меня осенило. Какой сюжет! Заложница, и не просто, а у сиросэкай. Этот люд к себе никого близко не пускает. Мне, можно сказать, такой шанс выпал. У меня в голове начинали медленно рождаться первые строки. Знала бы Лизка, расцеловала бы!
  Надо описать участников события и вот эту жижу тоже...
  - Капитан, а как эта фигня называется? - Ткнула я в тарелку пальцем. Иекшар посмотрел на меня удивленно. У остальных тоже ложки до рта не долетели.
  - Суп.
  - Это то я доперла. В смысле из чего он?
  - Бурьян-трава.
  - А... - Чегой-то переводчик мне не подсобил. Мало того, что мои же слова с неродного переводит, так еще траву сказочно обзывает.
  - Она опять это сказала. Капитан это тенденция. - Гаркнул кто-то. Иекшар угрюмо отмахнулся и повернулся снова ко мне.
  - Откуда ты узнала обращение?
  Пришлось ткнуть пальцем в ребят.
  - Они тебя так обзывают.
  Он согласно кивнул. Я вылезла из-за стола и пошла шарить глазами по кухне. Не поняла. А чем посуду моют? Кок, что-то ворча, встал и отобрал тарелку.
  - Иди! - Отвинтил кран, оттуда тонкой струйкой полилась вода.
  Я приподняла бровь. Елки зеленые! Они посуду по старинке моют? Решительно подошла к коку.
  - Сам иди! - Отобрала у него тарелку и начала мыть. - Моя тарелка. Сама и помою.
  Сзади послышались придушенные смешки. Я невозмутимо домыла, высушила руки и удалилась из столовой с гордо поднятой головой. Вслед летело горловое ржание. Тоже мне кони!
  
  4. Катастрофа
  
  В каюте я строчила на ноутбуке все, что могла припомнить, начиная с утренних сборов. Затруднения вызвали имена, поскольку внешность их обладателей я еще путала, кроме Иекшара конечно. Да и такого разве забудешь?
  Мечтательно прервалась. Красавец тот еще. Его бы к нашим бабам Земным, они б его живым не выпустили. Худой, а кажется машину приподнимет. А улыбка... Его там на родине небось жена с ребятишками ждут. Я вздохнула. Все-таки отсутствие секса делает свое с организмом. Сижу как идиотка слюни по чужому мужику пускаю. Эх. Был бы мой, съела бы.
  Печатать больше не хотелось. Спать, как ни странно, тоже. Я глянула на часы, по моим расчетам глубокая ночь. Помыться что ли?
  Залезла в душ. Постояла немного, расслабилась, высушилась, оделась в чистое и легла на кровать. Сон не шел. Ерунда какая-то. Вторые сутки как на ногах, и все равно ни в одном глазу. Встала, побродила по комнате, потом открыла дверь. В коридоре пусто, освещение неяркое, ночное наверное. Если ученые полагают, что мы одной крови, то и спать эти гиганты тоже должны. Я медленно побрела влево, разглядывая лампы, пока передо мной не выросла рубка.
  Может Иекшар не спит и аккуратно поинтересуюсь подробностями личной жизни. Ну... для книги, конечно.
  Оглянулась. Никого. Закусила губу и открыла дверь. Тоже никого. Автопилот помигивал огоньками на пару с моим браслетом. Я осторожно зашла внутрь. Дверь за мной бесшумно закрылась, напугав до чертиков. Я схватилась за сердце, в лучших бабушкиных традициях, потом выдохнула и пошла дальше. Два кресла пилотов в дальнем углу. А вот капитанское, в котором я уже восседала. Что это? Он не поправил под себя его после того как я ушла. Некогда, наверное, было. Хорошо в столовой по ушам не настучал. Все-таки это с моей стороны хамство что ли. Как-то я себя неудобно чувствую. Не как пленница, а как незваная гостья. Надо будет завтра спросить, что со мной решили. За меня законов не примут.
  Я задумчиво оперлась на стол рядом с пультом пилота. Вдруг под рукой что-то пискнуло, щелкнуло, отъехало в сторону, и приятный мужской голос без выражения произнес.
  - Направление искусственной гравитации переключено.
  Мне показалось или по всему кораблю раздался грохот? Тут же шумоизоляция. А что значит "направление гравитации переключено"?
  Я попыталась вернуть панель обратно. А то не дай Бог, сейчас что-нибудь сделается, а мне утром отвечать. Надо эту штукенцию заставить переключиться на место, как было, пока все спя...
  - Низшая! - Это был рык по громкой связи. И очень громкий. Блин! Попадалово! Она все-таки как-то заметно сработала! Ежкин кот! Я заметалась по рубке. Куда прятаться? Куда прятаться?
  - Низшая! - "Низшая", "низшая". Ну и басок у капитана. Чертовы пульты! Все прозрачное! Куда прятаться то?
  Дверь распахнулась и моим изумленным глазам предстала чудная картина. Иекшар в одних брюках, босиком с перекошенным страшенным лицом висит на потолке, потом делает быстрый шаг в рубку и с грохотом падает на пол.
  Ух ты е! Так вот как оно "переключено". Я, кажется, издала звук похожий на писк.
  - Низшая! Иди сюда!
  А ручищи то тянет прям как в фильмах ужасов, старых. Я издала еще один писк и рванула в сторону, он следом. Я обогнула пульт и кинулась к выходу. Как только порог рубки миновал, я ударилась лопатками о потолок. У-ух. Как больно то! В глазах звездочки. Бегом по коридору. Навстречу мне мужики наполовину одетые, кто обутые, кто нет. Все ошалевшие чуток.
  Оглянуться я страшно боялась. Уж больно он, сиросэкай, поганец эдакий, жуткий. И правильно ими детей пугают. Я тут расслабилась, как дура! А бежать вниз головой было прикольно, кровь к мозгу в большом количестве не приливает, а мир перевернут. Интересно!
  - Направление искусственной гравитации восстановлено.
  Я мешком картошки ухнула с потолка на пол. Теперь отбила руку.
  Влетела в свою каюту, захлопнула дверь, заперла изнутри и остановилась. Кругом бардак. Вещи то вверх вниз летали. Я схватилась за голову. Это что же получается, они, молодчики, спали, а я их по собственной тупости рожей в потолок впечатала? И капитана тоже! От отчаяния я заломила руки. Вот непруха! Достанут - убьют. И наплюют на все правила! И что, что дверь заперла? Это ж их корабль и их замки, наверняка второй ключ найдется. Тут моя соображалка вовремя подкинула мысль.
  Я стянула с руки браслет слежения, изрядно расцарапав кисть. Речь сейчас не об этом. О больных конечностях потом. Кинула бесполезный кусочек пластика на убитую кровать (кстати, наконец то поняла, чего это у них вся мебель к полу привинчена). Осторожно открыла дверь, чтобы решили, что сбежала и залезла в дальний угол шкафа за стопку каких-то одеял. Найти меня, вроде легко, да кто догадается, что в шкаф полезла.
  Сидела там от силы минут пять. Потом в комнату ворвался вихрь, сердито шлепая босыми ступнями по полу. Хорошо, что убийственного выражения лица его не видно, дверцы закрыты.
  - Браслет?
  Ага! Ошейник Тузика нашли, самого Тузика пока не видно.
  - Сбежала! Далее следует национальный жаргон. - Я сначала даже не поняла, что это мой доблестный переводчик отсебятину говорит. Как-то срослась с ним. Замечать перестала.
  Что-то разбилось о стену. Я вздрогнула, но звуков не издала. Мало ли, вот найдет и так же мной о стену. Они вон сильные. И понес же меня черт в рубку!
  Вылетел он так же быстро как и влетел.
  - Корай! Комити! Ко мне!
  В коридоре бегали, суетились. Ну вот. Я выдохнула. Пронесло. Теперь дождаться пока они там поутихнут и перепрятаться. Они же вроде как закупаться летят куда-то там. Авось сбегу.
  Затылок стало саднить от соприкосновения с жесткой стенкой шкафа. Я осторожно прилегла на одеялку, устроилась чуть поудобнее и стала ждать...
  
  Из темноты сознание выплыло так же быстро, как и опустилось в нее. Конечности затекли. Я осторожно потянулась, насколько это было возможно в шкафу. Память услужливо вернула воспоминания о событиях ночи. Я резко распахнула глаза. Нужно же было перепрятаться, а вместо этого Светик уснула! Сорокавосьмичасовая усталость дала о себе знать совершенно не вовремя.
  Потом наконец-то поняла, что меня разбудило. Шкаф открыт. Но плохо не это, плохо то, что Иекшар сидел напротив, скрестив ноги по-турецки. Глаза красные, щеки впалые. В общем, человек являл собой вид мученика. И видимо из-за меня. Я пискнула и зажмурилась. Будут бить. Или голодом морить. В желудке как назло заурчало. Интересно, долго я проспала?
  - Ну и что мне с тобой делать?
  Осторожно приоткрыла один глаз. Голос не менее замученный, чем вид, но какой-то не злой...
  - Ты - Тякшанни. Моя личная Тякшанни, до конца дней моих.
  - Чего? - Решилась на хамство я.
  - У тебя имя совсем неверное. Ты не светлая, ты - Тякшанни, катастрофа.
  - А... - Это он мне имя дал на своем языке? Ух ты! Я тут своей становлюсь... Наверное. - Ну... вообще да, на основные тенденции моей жизни потянет более чем.
  - А теперь ты явилась ко мне.
  - Почему сразу явилась! - От обиды резко села и тут же схватилась за голову, в ней заутреннюю отбивали. - Вы меня сперли. Я вас не просила!
  - Так ты понимаешь меня? - Он перенес половину массы своего тела на руки, оказавшись в шкафу лицом к лицу со мной. - Язык учила?
  Я отрицательно покачала головой и указала пальцем на ушную раковину. Скорбеть об открытой тайне будем потом. Краем глаза заметила, как Иекшар прищурился, разглядывая переводчик. Кто бы мог подумать, но он сексуальный не только когда улыбается, но и когда рассеянный тоже. Ушат воды мне на голову!
  Опять меня понесло. Ночью он как бы прибить собирался. Хотя дело не может быть только во мне. Меня же на Суккуба не тянет, как его там, Корай, или вон на повара, а тянет к капитану, чтоб ему провалиться! И губы то такие охренительные где достал? Наваждение.
  - Как ты браслет сняла?
  Я молча продемонстрировала руку с засохшими ранками.
  - Зачем?
  Я старательно соображала, как бы не разозлить опять.
  - Я думала, ты меня убьешь. - Решила быть честной. У него лицо как-то нехорошо перекосилось
  - Я женщин не бью и тем более не убиваю. - Сердито отчеканил он. - С чего ты это взяла?
  - Ты себя в рубке не видел. - Все еще осторожничала, вдруг про "бью" и "не убиваю", так напускное. И тут же сообразила: а ведь совсем не извинилась!
  - Иекшар, прости, пожалуйста! Я уснуть не могла. Пошла погулять... А рубка пустая... Я просто так ходила, ходила, задумалась, оперлась на что-то, а эта фигня как заголосит на всю Ивановскую. Я не хотела! Честное слово! Я понятия не имела, что гравитация вообще от потолка бывает...
  Вот. Надеюсь у профессора по низшим хватит знаний понять, что вся эта ерунда, которую я сейчас выдала, извинение.
  Он вернулся в позу уставшего мыслителя и подпер щеку кулаком. Нет. Все таки какой обалденный!
  - Я догадался.
  - То есть, ты не сердишься больше? - Осторожно начала я.
  - Нет.
  Наступила пауза. Он по-прежнему сидел напротив и разглядывал меня как крыску за стеклом. Я ощущала себя выспавшейся, ужасно голодной, без чашки законного кофе, без душа и расчески, что меня, как подозревала, в мужских глазах явно не красило. Я заерзала. Начала подниматься. Он устремился следом.
  Я аккуратно вышла из шкафа, не теряя капитана из виду... так, на всякий случай. Он отступил, но из комнаты никуда не делся. Дверь открыта. А он стоит и смотрит. У него дел что ли других нету?
  Я было хотела ляпнуть, а не пойти ли вам капитан в рубку, ну или что наподобие, но потом подумала, а кто ж его знает. Вдруг, обижу. Все-таки иная раса, малоизученная, да еще и нас ниже себя считают. Я пожала плечами, выудила из чемодана сменные шмотки и пошла мыться. В конце концов, если он в душ ко мне нагрянет, я, наверное, буду не против, судя по внезапно ожившему повышенному гормональному фону.
  Не нагрянул, даже как-то разочаровалось. Зато он сидел все в той же позе мыслителя на моей постели.
  - А... - Начала я.
  - Я опять что-то сделал, что ты не находишь слов?
  - Ну... Как бы это сказать, да.
  - Что я сделал?
  - Ну... ты тут сидишь.
  - Я тебе мешаю?
  - А...
  -Что?
  А действительно, чем собственно он мешает? Вот же логика, а!
  - Да нет, ничего. Сиди, если хочешь.
  - Тебе интересна твоя дальнейшая судьба?
  - Очень! - Я даже на кровать подсела.
  - Я советовался с мудрыми, они не согласны с похищениями, может начаться война. Это отменяется. Но им интересен носитель языка и культуры, поэтому ты остаешься.
  - А... типа меня спросить не надо?
  Иекшар равнодушно пожал плечами.
  - Тебе заплатят.
  - За что? - Не поняла я. Пять минут назад готова была сама отдать все свое состояние.
  - За то, что ты будешь здесь отвечать на мои вопросы. У нас многие знания устарели о людях.
  - Так я ж не все люди. Я всего не знаю. Это вам какого-нибудь ученого надо.
  - У вас ученые что-то знают о современной людской культуре?
  Я поморщилась и все-то он в курсе.
  - Нет. Но есть же Интернет, чаты там разные, соцсети.
  - Вчера ты нам поведала больше, чем узнали наши исследователи за месяцы расшифровок.
  - А вы это расшифровываете?
  - Как иначе?
  Я рассеянно пожала плечами.
  - Ты нас боишься?
  - Нет. - Возмутилась я. - Еще чего!
  - Тогда менять тебя не имеет смысла.
  - А... ну...
  - Еще один звук?
  Тфу ты! Черт!
  - Мне домой позвонить надо, написать, всех предупредить, успокоить. И у меня с Лизкой контракт. Мне по нему еще два романа чирикать.
  Иекшар на меня смотрел и видимо чего-то ждал. Тупит парниша.
  - Телефон, модем верни.
  - Что еще?
  - Да все, собственно.
  - Переехать не хочешь?
  Я оглянулась.
  - А чем тут плохо?
  Иекшар пожал плечами.
  - Ничем. Просто спросил. - Он направился к выходу.
  - Стой!
  У него лицо стало каким-то вымученным. Достала я парня. Ничего терпи. Я тут вам устрою исследование хомячка. И с чего его мудрейших или старейших, как их там правильно, блоха в мозг укусила. Ладненько. Хоть роман напишу! Сама суть о сиросэкайи даст ему такой толчок популярности!
  - Да?
  - Я есть хочу.
  Он усмехнулся.
  - Мяса?
  - А есть? - Просветлела я.
  - Плотоядная Тякшанни.
  
  5. Плотоядная обезьянка
  
  Проснулась я, как выяснилось на станции, куда сиросэкайский утяшен причалил ближе к обеду по моему, естественно, родному времени. Сойти мне не дали, дабы не слиняла, телефон не вернули, зато модем выдали, не мой правда, с полным счетом. С ума сойти! Какая щедрость. Интересно только, чем был мой плох?
  Первым делом я начала обзванивать родственников друзей, успокаивать, дескать все ОК, в полном ажуре, я тут в отпуск решила обезьянкой на сиросэкайском корабле поработать. Мне за это заплатят. Мама охала ахала, страшные сиросэкай. Как же я у них? Папа, отставной офицер, маме поддакивал, а потом в тихую подмигнул и выдал: "давай, дочка, поработай там за нас за всех". Ой! Папа! Бывших разведчиков не бывает!
  Больше всех возмущалась Лизка. В разгар ее воплей в каюту бесцеремонно ввалился Иекшар. Услышав визг, он заинтересовался еще одним "носителем культуры и языка" и поговорил с ней, и - о чудо! - ладно, что Лизка от одного его внешнего вида тихо прибалдела, так он ей еще без обиняков сразу же выплатил сумму штрафа за обе книги. Когда еще более утонувшая внутри своего мозга, редактор отключила видеосвязь, я невидящим взором уставилась на Иекшара.
  - Вот это сейчас что было?
  - Я тебе помог. - А вид довольный какой.
  - Ну спасибо, блин! Помог.
  - Я что-то не так сделал? Она просила деньги за книги, которые ты не сможешь написать по нашей вине. Я отдал ей нужную сумму. В чем дело, Тякшанни?
  Вот опять, опять он это делает. Логика!
  - А...ни в чем. Просто я все же хотела написать романы. Это мой хлеб. Я этим на жизнь зарабатываю. - У меня тоже есть логика, ну не говорить же в конце концов, что это вышло так будто меня покупают как капусту на базаре.
  Иекшар поднял бровь.
  - Пиши, тут у тебя много времени.
  - Я летела на Кедровку в отпуск, погулять, воздухом подышать, поплавать. У меня две недели отпуска между прочим, первые за пять лет.
  Эта цифра видно впечатлила.
  - Ну тогда не пиши, отдыхай. Есть пожелания по закупкам? - перевел он явно наскучившую тему.
  - Да!
  Вот тут уж я развернулась. Ветчина, хлебушек, соки там, йогурты, кофе и побольше, кофеварку, а то у Якшаси ж нету.
  - Иекшар. - Позвала я, отрывая его от планирования и записи необходимого мне.
  - Да.
  - А что твое имя значит?
  - Крепость.
  - А Якшаси?
  - Нежный. - Я улыбнулась.
  - А корабль как называется?
  - "Хвостатая звезда"
  - Комета?
  - Ну можно и так.
  - Здорово! - Иекшар как-то странно на меня посмотрел и исчез за дверью каюты.
  Я осталась одна, наедине со своими мыслями, в которых все было не настолько плохо. Задумчиво откупорила, купленный еще в космопорту, кофе и принялась вносить правления в уже написанное ранее, плюс ночной прецедент.
  Потом снова позвонила Лизке. Она долго не отвечала, наконец явилась моему взору накрашенная и причесанная.
  - Лизок! Расслабься. Он ушел.
  - Ни хрена себе! Шмелева! Ты везучая баба!
  Я прибалдела.
  - Очень, Лиз! Меня чуть мстителям не сдали.
  - Как?
  - Вот так! Запросто! Для того и похищали.
  - Тебя похищали?
  - А ты после слов "я, наверное, не смогу сработать по срокам" меня вообще слушала?
  Редактор покраснела.
  - Прости, Светик. Так тебя похитили?
  - Да!
  - Вот этот лапочка?
  - Этот лапочка собирался меня взрывателям отдать.
  - Да ладно! Такой мужик.
  - Лиз! Они сиросэкайи!
  - И? Ты посмотри на него! Да еще такую сумму внести! Это ж скока бабок иметь надо! Ты видать ему очень нужна!
  - Не ему, Лиз. Он от меня в ауте. Я тут намедне учинила погром.
  - Ты что-то поломала опять?
  - Да нет... Но шума было много.
  - Ладно, а кому тогда ты там нужна?
  - Старым ихним или мудрым, не помню, как называются. Короче я тут типа инопланетная обезьянка.
  - А. Я чего подумала. Это же такая возможность...
  - Написать книгу!
  - Точно!
  - Я тебе за этим и звонила. Как тебе... записки о "Хвостатой звезде".
  - А при чем тут комета?
  - Корабль так называется.
  - А. В качестве рабочего пойдет, пока. Так как говоришь твоего лапочку звать?
  Я закатила глаза.
  - Иекшар.
  - Ой. А что это значит?
  - Говорит, крепость.
  - Да... - Мечтательно протянула Лизка. - В это я поверю. - И она неприлично хихикнула.
  - Лиза, у тебя муж есть. - Тактично напомнила я.
  - Не порть женщине фантазии.
  - Извини.
  - Записки о комете?
  - Хвостатой звезде.
  - Комете.
  - Хвостатая звезда.
  - Ой. Какой язык! А я, грешным делом, подумала, ты чудишь.
  - Ладно. Как печатать будем?
  - В общем так. Я даю объявление на твоем сайте. Поклонники с ума сойдут! Ты пиши по частям. Первую часть, мы опубликуем. А дальше по рейтингам посмотрим, но я думаю, что пойдет! Ты главное интрижку с этой крепостью заведи!
  - Зачем?
  - Как зачем. Ты романы пишешь, забыла?
  Я скривилась.
  - Светик! Ну ладно, просто придумай романтическую историю. И то хорошо. Хотя я б на твоем месте все узнала по факту.
  - Я и так уже достаточно узнала по факту. - Делиться с Лизой о своих недавних фантазиях насчет капитана не хотелось.
  - Ладно, не дуйся. Волки сыты, овцы почти целы. Жду первую часть. Давай пока!
  - Пока.
  Окно свернулось.
  Я снова закрутила волосы своим шарфиком, вывалила содержимое чемодана на кровать. Раз уж я тут на неопределенный срок, буду обживаться. Вскоре комната приобрела надлежащий вид, и я удовлетворенная пошла на кухню.
  Кроме Якшаси там никого не было. Кок выделил мне отдельный холодильник, дабы не смешивать продукты низшей со своей зеленью. И спасибо ему за это - не надо хлопать шкафами.
  - Так ты нас все время понимала?
  - Угу. - Кивнула я.
  - Я ерунду говорил разную, думал ты не понимаешь. - Он что оправдывается?
  - Да ладно! Расслабься!
  Он нахмурился, но потом видно понял смысл сказанного и успокоился.
  Я наделала себе бутербродов, сварила кофе. Кажется, начинала влюбляться в капитана, кофеварка просто отпад! Еще ни один парень за мной так не ухаживал. И сладко причмокивая, уселась за обед. Якшаси старательно отводил взгляд, и даже пытался не морщиться.
  Потом он вышел минуты на две и снова вернулся. Сначала не обратила внимания, но довольно быстро сообразила, что-то не так. В коридоре слишком шумно. Я сидела к двери боком и повернулась на звук.
  От неожиданности перестала жевать. В дверях стояла толпа и с нездоровым любопытством таращилась, как я ем. Осторожно, чтоб не подавиться, проглотила кусок и запила его кофе.
  - Ну, привет, мальчики. Чего ж вы там-то? Заходите что ли. Не стесняйтесь.
  Толпа притихла, потом с уже привычным грохотом ботинок расселась за столом. Мне стало жалко зверей в зоопарке. Интересно, к этому можно привыкнуть? Некоторые морщились. Некоторые затыкали нос. Это же просто ветчина.
  Я прищурилась и великодушно протянула свой надкусанный бутерброд ближайшему соседу.
  - Хотите? Угощайтесь.
  Мне показалось или его сейчас вырвет?
  - Надкусанный протягивает соседу?
  - Фу!
  - Низшая раса!
  Я пожала плечами и продолжала невозмутимо жевать.
  - Якшаси! В чем дело! Куда ты вызвал всю команду?...
  Иекшар так и застрял в дверях.
  Ага. Значит, подлый кок собрал мне зрителей! Я повернулась к капитану.
  - А у нас тут зоопарк на дому! Всем интересна плотоядная обезьянка!
  - Якшаси. Это невежливо. - Гаркнул капитан. Ого! У них в языке есть такое слово? - Она наша гостья и согласилась с нами остаться, а ты из нее музей сделал. - Странный перевод.
  Иекшар повернулся к команде, голос грозный, как тогда ночью.
  - Бегом по своим местам! Низшие по способу мышления и восприятия от нас не отличаются. В данный момент она проявляет к вам чудеса самоиронии.
  Мужиков как ветром сдуло, только в коридоре переводчик еще успел разобрать.
  - Низшие склонны к самоиронии?
  - Прости их. - Он смотрел серьезно, сурово. Я даже в стул вжалась. Все-таки страшный человек бывает, хотя вроде бы и не специально. Надо отучиться бояться совсем.
  - Я и не обижалась. Смешно просто. Моя еда - целое представление. Кофе будете? Он вроде растительный.
  Капитан заглянул в мою чашку, которую я ему протянула.
  - Вы до сих пор не соблюдаете гигиену?
  - О... - Так. Теперь понятно чем еще их не устроил мой бутерброд. - Ну... это типа я вам очень доверяю. А так вообще нет, конечно.
  - Доверяешь? - По ходу я его подвесила. - Надо занести в справочник.
  И, гремя сапогами, Иекшар удалился.
  - Прости. - Это был Якшаси, о котором я подзабыла.
  - Да ладно. Пустяки, дело то житейское. Я понимаю все.
  - Спасибо.
  - Слушай, а куда путь держим?
  - Это вопрос к капитану.
  - В смысле ты не знаешь или мне просто знать не положено?
  - В смысле сама у него спроси. - Пожал плечами кок.
  Ладненько. Где рубка я знаю. Но там Иекшара не оказалось. Зато мне доступно объяснили, прямо как тупой, все еще не верили ребята, что низшая соображает, где найти каюту громогласного верзилы. Это была соседняя с моей дверь.
  Елки зеленые! Так он постоянно был за стенкой? Это, случайно, не потому ли предлагал комнату поменять? Надо было согласиться. Кому охота жить рядом с ушибленной на всю голову землянкой. Как он там обозвал? Тякшанни, кажется. Красиво звучит, если перевод не знать.
  Я набралась духу и нажала кнопку звонка. Дверь бесшумно отъехала. Я даже отпрыгнула от неожиданности. Он никогда не спрашивает кто там?
  Хозяин предстал в одних брюках, босиком, с обнаженным торсом и мокрыми волосами. Я резко со свистом выдохнула и убрала глаза в сторону. Я - инопланетянка! Я - очень сдержанная инопланетянка! Я не думаю о сексе. Нет! Я не думаю, какого побывать в таких объятиях!
  - Тякшанни? Ты что-то хотела?
  - А... - Да что ж такое то! - Да... Спросить. А куда летим?
  - Тебе зачем?
  Вежливый человек!
  - Просто интересно. Я отвлекаю?
  - От чего? Нет. Не отвлекаешь. Летим за грузом.
  Я заставила себя смотреть Иекшару в глаза и надеюсь без вожделения. При его росте и просто кричащей сексуальности - это довольно сложно.
  - Куда?
  - На торговую станцию.
  - А где эта станция?
  Он засмеялся.
  - Этого тебе знать не надо. - Потом он вдруг изменился в лице и отступил в сторону. - Заходи.
  Вежливый жест?
  Я проплыла внутрь.
  - Спасибо. - Каюта оказалась такой же как моя, за тем исключением, что Мамай тут не прошвырнулся. Я обратила внимание сразу на модем, такой же выдали мне. Я подошла поближе.
  - А что за груз?
  Он снова засмеялся. Я сморщилась.
  - Дай угадаю, этого знать мне тоже не положено.
  Он кивнул.
  - М. - Протянула я.
  - Теперь ты тянешь согласные.
  - Прости, но ты и вправду ставишь меня в тупик. Такую же штучку выдали мне. - Я ткнула пальцем.
  - Не такую же. Это одна и та же. Моя.
  Я затормозила. То есть мне дали ее на время? Попользоваться? Видно на моем лице что-то отразилось.
  - Если нужно будет позвонить или что-то сделать, скажи мне. Я дам. - Пожал плечами Иекшар.
  - А как же мои вещи?
  - Чем меньше о нас знают низшие, тем лучше.
  Я лихорадочно переваривала информацию. Павлика Морозова заподозрили в шпионаже. Как же мне книгу-то отсылать Лизке, не диктовать же! Так. До этого далеко. Что-нибудь соображу. Чтобы заполнить наступившую паузу я задала еще вопрос.
  - А куда мы повезем груз?
  - Мы? - Он как-то странно улыбнулся. - Через неделю мы встречаемся с пассажирским судном, которое направляется на Сиросэкаи. На него и передадим.
  Прикольно!
  
  6. Бесподобная госпожа
  
  Грузом оказалась еще одна сиросэкай, женщина, молодая, лет девятнадцать, не больше, чуть выше меня ростом, бледная, с черными вьющимися волосами. Она как-то больше подходила всем этим ребятам, а в особенности капитану.
  С царским видом сия особа взошла на борт, в сопровождении двух низких сиросэкай.
  С командой она общалась равнодушно, даже презрительно. Завидев, меня и вовсе фыркала, хотя и с любопытством. Все таки низшая. Интересно. Ходила она постоянно, что плавала, закутанная с головы до ног в слои шуршащей ткани, с вычурной прической.
  Я, кстати, так и не поняла, на кой пес ей в охране такие хлюпики, когда их планета рождает таких верзил, как Иекшар или тот же Корай, например? С такой охраной к ней никто не подойдет. Инопланетянка. Может ей по статусу положено, кто их разберет?
  Но потом Комити, тот, что воровал меня с корабля, раскрыл прописную истину сиросэкайи.
  Я торчала в коридоре, когда великая мадам Хакариомота, - поди выговори - проплыла мимо и высокомерно обратилась к капитану.
  - Нельзя ли мне выделить время для прогулок, когда я могу не лицезреть вас и вашу команду? - Ух. Я б ей щас патлы бы повыдергивала! Привязалась я за это время к сексуальному капитану. Иекшар, кажется, не смутился.
  - Простите, госпожа, корабль военный, зона опасная, это невозможно. Насчет вас особое распоряжение.
  - Я донесу отцу.
  - Хорошо.
  Мне послышалось? Она донесет отцу на то, что ей отказали убрать с корабля команду? Я пнула локтем первого рядом стоящего. Им и оказался Комити.
  - Слушай, а чего она такая стерва?
  - Стерва?
  - Ну... плохая.
  - Она не плохая. Ей можно. Она дочь мудрейших, один из одних красавица Сиросэкаи. Русский язык у моих инопланетян пока страдает, но да ладно, суть ясна, а вот смысл не очень.
  - Да ладно. А почему она на вас смотреть не хочет? Охранники то за ней вон кругом ходят и ничего.
  - Охрана красавцы. А мы - нет.
  Я опять затормозила. Брови видимо у меня поползли выше лба.
  - Почему это вы - нет?
  Комити растерялся.
  - Ну как же, Света. Неужели сама не видишь? Мы высокие, кожа темная, волосы черные.
  - То есть чем ниже и светлее, тем красивее?
  - Да. Еще тоненькие красивые, как ты.
  - Ух ты!
  Я оценила окружающих. По их логике капитан самый страшный. Круто!
  - У вас не так? - Вмешался в мои обалдевшие мысли Комити.
  - Почти. Слушай, а чисто теоретически, я на какую ступень потяну?
  - Чего?
  - Я спрашиваю, я красивая?
  - Света самая красивая из всех. Но ты низшая. И ты ужасно одета.
  Потом мужик замолчал, ибо капитан закончил с принцессой и принялся отдавать команды застывшим подчиненным.
  Информация привела меня в шок, поэтому я даже как-то терпела царские замашки мымрины целых шесть дней, - это при моем то характере! - ну а потом... потом, кое-какая мелочь выбила меня из колеи.
  Я как обычно в обед пришлепала в вотчину Якшаси. Хакариомота в сопровождении своих хлюпиков восседала за столом, как на троне. Лицезреть ее гордую, хоть и красивую рожу не хотелось, поэтому я решила подогреть свой свежесвареный суп и слинять в каюту. Но мой холодильник был пуст. Вообще.
  Я, наклонившись, повтыкала на пустые полки с минуту, потом развернулась к Якшаси.
  - А где моя еда?
  - Госпожа велела выкинуть. Ее не устраивал запах.
  Благо "госпожа", языка моего не знала.
  - И ты выкинул? - Мне как-то не верилось, что Якшаси меня так подставил.
  - Нет. Она спрятана в общем холодильнике, только погодите пока госпожа уйдет, и я все достану.
  Я скрипнула зубами, но не подставлять же кока.
  - Минут через пять вернусь.
  Якшаси посмотрел на меня жалостливо и кивнул. А вот жалеть меня не надо! Ну я этой козе малолетней устрою. Я грозно глянула на последнюю. Девица позволила себе презрительно фыркнуть. Ладненько. Я сгоняла до своей каюты. Значит так. С утра, помнится, припаслась бутербродами, пока писала, да так и не съела. Ага. Вот они. Я быстренько выложила их на тарелочку, что прихватила с кухни.
  Дальше хуже. Эта гадина считает себя красавицей? Пусть она сиросэкай, но она все же избалованная девица, а значит, тщеславна и завистлива. А Комити уверил, что я в десятки раз красивее. Светлокожая блондинка, неприлично низкого росту. Эх, надо потом мужикам сказать, чтоб с землянками пообщались, у них от невест отбоя не будет. Землянки любят больших и смуглых.
  О чем это я? А да! Утереть нос дамочке за мой холодильник. Я стянула бесформенные джинсы, футболку, выудила со дна чемодана самое свое охренительное вечернее платье, которое прихватила именно на такой случай - да, да, ставить на место зарвавшихся стерв мое любимое хобби - каблуки нафиг, не тот ракурс выйдет, хотя они тоже охренительные, где-то тут мои походные босоножки. Волосы распустила, расчесала. Перманентный макияж поправлять не надо. Благо у меня на него, как у Лизки, аллергии нету.
  А теперь получи, фашист, гранату!
  Я величественно вплыла в кухню, надеясь, что фашист все еще там. Она была там. Якшаси со свистом втянул воздух. Я по-королевски села напротив Хакариомоты, положила нож, вилку, и принялась церемонно, отрезая маленькими кусочками, жевать ветчину.
  Сначала во взгляде стервочки появилась растерянность, потом дикая зависть, потом злоба. Два ее охранника таращились на меня, как на восьмое чудо света. То, что я низкая ребята и так видели, а вот волос-то они не лицезрели, я всегда носила шарф.
  Якшаси протопал башмаками за моей спиной и пулей вылетел из столовой. Хакариомота продолжила доедать, стараясь оставаться невозмутимой. Плохо играешь, деточка! Я годков на десять тебя постарше буду, меня не проведешь.
  Так мы и вкушали, каждая свое. Я лишь поглядывала и посмеивалась порой, чем вызывала вспышки злобы с той стороны стола. "Госпожа" доела и величественно покинула трапезную. И вот тут я заметила всю команду. Мужики расступились перед своей неприятной принцессой, пропуская особу с деланным почтением, потом сомкнулись за ее спиной и продолжили диковато как-то смотреть на меня. Иекшар стоял позади всех, но его глаза я заметила в первую очередь. А если быть честной с самой собой, то более всего на него сейчас мне хотелось произвести впечатление. Сердце бешено заколотилось. Кажется, я только что произвела фурор. Класс! Хорошо, что мы не на Земле.
  - Опять Якшаси наябедничал! - Возмутилась я. Сняла с лица королевский вид и обратилась в пространство.
  - Ну и где мой, блин, супчик? Хищник хочет кушать!
  Мужики очнулись, загудели, обступили меня со всех сторон. Якшаси тут же выставил на стол мое блюдо, даже не поморщился, и начал выдавать еду остальным. Оказывается, команда всегда ждет пока "госпожа" закончит трапезу.
  Я быстро наелась, обвела взглядом кухню. Иекшара нигде не было.
  - А где капитан.
  Ребята, кажется, тоже только что заметили его отсутствие.
  - В рубке, наверное. - Пожал плечами Огава. - Ты садишь ешь! Красавица.
  Опаньки! Я теперь не низшая, я теперь красавица. Надо почаще внешностью поражать.
  - Пойду найду.
  - Останься с нами!
  - Можешь, есть свое мясо!
  Как запели!
  - Да, нет, я наелась уже. Чуть позже, ребят. Спасибо! - И бегом вылетела за порог, дверь за мной закрылась, отрезая бесполезные, но весьма приятные просьбы.
  В коридоре было пусто. Я помчалась к рубке, потом позвонила в дверь каюты, но капитана не нашла ни там, ни там. Любопытства ради кинулась в ту комнату, что приняла за кают-компанию. Распахнула дверь.
  Вот он родимый. Глаза удивленные. Не ждал!
  - Капитан, ты есть не будешь?
  Он опустил глаза в налодонник, который читал до этого.
  - Нет.
  - Почему? - Пару слов-то я выучила.
  - Не хочу.
  - М.
  Я потопталась на пороге. Да что ж за человек такой странный. Даже присоединиться не предлагает! Придется хамить. Решительно прошла внутрь, дверь за мной захлопнулась. Я приблизилась к дивану и осторожно устроилась на краешке рядом с Иекшаром. Моя коленка коснулась его ноги, он резко вдохнул и немного отодвинулся. Не знала, что мое общество до такой степени может быть неприятно. Хотя может дело вовсе не в неприязни. Он же капитан, а я только что оскорбила суперважную особу под его подчинением. Команде то явно все равно, а вот Иекшара подставить могла. Черт!
  - Тебе потом из-за моего поступка достанется от начальства?
  - Нет.
  - Я тебя чем-то обидела.
  - Нет.
  Как же с ним трудно. Я наклонилась пониже, стараясь перехватить его взгляд. Должен он в конце концов оторваться от чтения.
  - Тебе неприятно со мной разговаривать?
  - Нет.
  Головы не поднимает. А ты еще слова знаешь? Повисло молчание, я уже собралась было встать и уйти, когда он выдавил.
  - Это я тебя постоянно обижал. И совсем не подумал об этом.
  Елки зеленые! Это он сейчас про отбитый копчик, нервный срыв и похищение вспомнил?
  - А чем именно ты меня обижал?
  - Видом команды, особенно своим. Я уже велел Якшаси подавать тебе отдельно от нас.
  Да какая муха его укусила?
  - Чего? Я не хочу отдельно! И, вообще, с чего это ты решил?
  Он посмотрел на меня. Наконец-то!
  - Ты указала Хакариомоте, что равна ей и хочешь состоять в элите.
  Мои глазки на этом корабле слишком часто лезут на лоб, неровен час, кто пугнет, так они там и останутся.
  - Я указала стерве, что она не самая крутая красотка в этой части галактики. Все. Если б эта гадина не выкинула мою еду, я б еще стерпела!
  Иекшар удивился.
  - Ты говоришь с презрением.
  - Еще бы! Тщеславие - порок.
  Он поджал губы.
  - Надо записать. Раньше низшие на элиту реагировали иначе.
  Вот, кстати, напомнил.
  - Слушай, я тут народ порасспрашивала, а это правда, что ты самый... как бы это... а...
  - Я - высокий. Чем выше сиросэкайи ростом, тем сложнее общаться в социальном плане. Мы неуважаемы. Уважение приходиться заслуживать трудом и свершениями.
  Ой, как пафосно!
  - Это не поэтому ли вы тут в космосе болтаетесь?
  - Отчасти.
  - Ежкин кот!
  Я быстро сканировала, открыть ли страшную тайну о предпочтениях земных девушек или не стоит. Он откинулся на спинку и застонал.
  - Что это за животное и при чем оно? Ты его второй раз упоминаешь.
  - А... Да нет такого животного. Это я так поругалась. Ну просто выражение.
  - Ясно. Надо записать.
  Мне стало жаль капитана.
  - Может, пойдешь, поешь?
  - Позже.
  Я вздохнула, встала с дивана и направилась к выходу.
  - Тякшанни!
  Я обернулась, почти свыклась с этим странным именем. Взгляд Иекшара был серьезным и грустным одновременно.
  - Ты бесподобная женщина.
  Я?
  - Для низшей?
  - Нет. Просто бесподобная, для всех.
  Я вышла. Дверь захлопнулась. Сердце ухало так, будто я кросс прогнала. Плотоядная инопланетянка хочет травоядного сиросэкай! Очень хочет! Срочно в душ. Желательно холодный.
  
  7. Ворованная лошадь
  
  Душ, душ, душ... Слово стучало в висках. Скорее бы что ли до каюты дотопать. Неожиданно на моем пути возникли молодчики, "красивая" охрана великой и могучей. Я опешила.
  - Вам чего? - Их меня отколошматить что ли послали? За ней не встанет.
  - Низшая, позволь пригласить тебя прогуляться.
  Ребят, нельзя в обращении к даме комбинировать слова "низшая" и "позволь".
  - Нет. Спасибо.
  - Но красивее и представительнее мужчин, чем мы, на этом корабле нет.
  Да ну?
  - О! Уверяю вас, есть!
  - Якшаси у нее. Я тебе говорил. - Подал голос второй молодчик.
  Вообще я думала про капитана, хотя если исходить из их логики, то, наверное, да. Кроме кока они никого и не увидели.
  - Но все познается в сравнении. - Они встали по бокам от меня.
  И тут в моей судьбе случилось де-жа-вю. Двое мужиков в масках с автоматами наперевес, подскочили откуда то сзади и вырубили горе охранников. Меня же, зажав рот, под белые ручки проводили к аварийному выходу (я предположила, что он аварийный, а вообще кто его знает).
  Ребята по росту были низкие, да и по одежде, ни дать не взять люди. Я изловчилась и со всей дури цапнула одного из них. Мужик заматерился. Точно наш, родной. Ага! Нечего пальцы куда попало пихать!
  - Иекша-ар! - Заверещала я. Надо же! Вот голосок.
  Дальше удар в челюсть и темнота...
  Темнота прошла, лицо болело, тело онемело. Кругом железо. Корабль, а это по любому корабль, трясет из стороны в сторону, и меня, естественно, вместе с ним. Елки зеленые! Опять сперли. Только теперь как-то невежливо. Все-таки сиросэкайи лучше, чем родные человеки. Дожила!
  Дверь распахнулась.
  - Ага. Очнулась! Рябой! Потащили ее к капитану.
  - Ему щас не до того! Этот наемник гребаный с хвоста не слезает! Сколько он уже непрямых попаданий сделал?
  - Я говорю, понесли. Приказ капитана.
  Мужик, с явным наличием корейской крови, склонился надо мной.
  - Сиросэкайя, чертова! Чуть палец не откусила!
  Меня подняли и потащили по коридору. Идти было больно, хотя конечности и не связаны. Мысли крутились вокруг вопроса. За кого они меня приняли? По ходу за ту девицу! Хакариомоту. Точно. Ведь ее охрана со мной была и платье на мне красявчатое.
  Следующий вопрос: начерта она им сдалась?
  Раскрыть инкогнито или нет?
  - Кто вы? - Прохрипела я. Губы болели.
  - "Месть".
  Ух, елки зеленые! Вопрос отпал. Сохраняем инкогнито.
  Меня доволокли до рубки.
  - Вот она, капитан.
  Этот тоже высокий, хотя до Иекшара ему порхать и порхать. Через все лицо шрамище. Полсекунды хватает Шраму чтобы сообразить, что не та сиросэкай. Он видно во внешности втыкает.
  - Это не их "госпожа"! Кого вы притащили?
  - Как? - Начали оправдываться молодчики. - Все по плану. Красивая, низкая, два охранника. Тихо зашли, тихо взяли, тихо в капсулу погрузили и ушли. Даже каюту брать не пришлось. Сама в коридоре стояла.
  Шрам подозвал к себе подчиненного и пальцем ткнул в экран.
  - Это ты называешь "тихо"?
  Я тоже покосилась по направлению пальца. Моя прелестная, моя обожаемая "Хвостатая звезда" - сейчас она была и любимой и, вообще, самой чудной на свете - не отставая преследовала взрывателей.
  - Я не виноват, что она кусается как лошадь!
  Шрам повернулся ко мне и оценивающе оглядел.
  - Однако, видно ценная лошадь, раз капитан Кометы нас преследует? Кто такая?
  Вот сейчас главное правильно изобразить крутую сиросэкайскую стерву. Я гордо выпрямилась.
  - Тякшанни. - Хорошо, что Иекшарчика лицом об потолок приложила, не пришлось срочно имя сочинять.
  - В каком статусе ты на корабле была?
  Ну и чего ему сказать? Надо что-то важное! Правдоподобное. Кстати, не так уж он знаком с сиросэкайи, если еще не понял, что я с Земли.
  - Жена капитан. - Изобразила шипящий акцент.
  Ты смотри, поверили. Даже кое-кто оглянулся. Притихли, гаденыши!
  Шрам улыбнулся.
  - Тоже неплохо. Хоть заплатит. Уводите ее.
  Знакомый мне Рябой, весьма щуплый человечек, потащил меня обратно к выходу. Мы прошли половину пути, когда корабль резко тряхонуло. Я упала спиной на своего конвоира, он не устоял на ногах и с грохотом упал на пол, да так и остался лежать подо мной. Я подскочила и оглянулась. Мужик прилично приложился головой о железный пол. Ого! Вот подфортило.
  Я отобрала оружие и, ухватившись за руку, поволокла к своей кладовке. Ну не будить же головореза! Только бы никто не попался на пути!
  Никто не попался. Я благополучно оставила Рябого среди железяк, оторвав от его футболки завязочку на хвост, и заперла. Так. Чего теперь? Управлять спасательной шлюпкой не умею. Даже не представляю, где они тут есть! Из ружья стрелять умею, спасибо папе-разведчику, но это все. А! Еще прятаться умею... в неожиданных местах!
  Чего делать то? Мозг лихорадочно выдавал идеи одна тупее другой. Хорошо Иекшар не бросил. Летит следом. Надо будет, если выберусь, спросить почему? Я ж низшая.
  Нет. Сначала расцеловать, обнять и может еще что...
  Так! Сейчас не о том! Думай, Света, думай! Чего может сделать одна катастрофичная писательница с бандой мстителей?
  Здравый ответ: нихрена. Спрятаться и не пищать.
  Я ринулась в направлении рубки. Самое неожиданное место.
  Дверь заперта. Я спряталась за косяком и стала ждать. Минуту и одну тряску спустя, дверь распахнулась, оттуда бегом выскочил второй мой конвоир. Он безуспешно вызывал Рябого на связь. Я прыгнула вместе с закрывающейся дверью и со всего размаха врезала прикладом по затылку. Мужик осел на пол. Рация на его ухе зашуршала. Я быстро обыскала тело, отобрала все колюще-режуще-стреляющее и заперла в первой попавшейся кладовке. Не успела вернуться на место, как стали вызывать кого-то в рубку.
  Я лихорадочно искала закуток, скроющий меня от глаз из коридора. Нашла! Сегодня везучая! Этих было двое.
  Я не стала тратить время на крики и предупреждения, сразу выстрелила, два раза, в две разные ноги. Ребята зашипели и упали на пол, я подскочила и, держа на прицеле, отобрала рации и повторила трюк с кладовкой, только тела сами туда поместились.
  Пока все идет хорошо. Спасибо шумоизоляция!
  Скоро в рации раздался мат, орал Шрам. Еще один выскочил из рубки. Туда же этого гада, только в уже хозяйственный отсек побольше. Блин, мне так везти постоянно не будет. Да и нет тут бесконечного числа служебных комнат.
  Извечный мой вопрос. Чего делать то? Опять позывные. Еще раз, и вуаля, мат, отборный. Грохот многочисленных сапог по коридору. Я заметалась, куда, куда?
  А! Была, не была! Прижалась спиной к стене. Трое или четверо? Я зажмурилась. И тут корабль тряхнуло сильнее обычного, где-то в его недрах раздался скрежет, треск, грохот.
  Сработала аварийная система. В рации заорали сразу множество голосов. Ребята, которые только что намеревались исполнить распоряжение капитана, развернули назад.
  - Нас подбили. К шлюпкам.
  Я едва соображая, что делаю, изменила свое местоположение, встав у двери рубки. Я угадала. Двое парней выкатились оттуда, один прижимал раненую руку к груди. Вслед им неслись выстрелы и ругательства. Господин капитан стреляет по своим? Я бросилась за ребятами следом. Крысы точно знают, как бежать с корабля.
  Угадала. Не обращая на меня внимания, они спустились двумя ярусами ниже. Кругом царила неразбериха. Ай-яй! Шлюпки одноместные. Черт! Я намеревалась стяпать заложника-пилота. Ладно! Корабль снова тряхнуло, треск. Кто-то проорал рядом.
  - Скоро разломится пополам!
  И тут появился сам капитан. И увидел меня. Елки зеленые! Выстрел раз. Промахнулся, зато застонали рядом. Я юркнула в ближайшую капсулу, - тесно то как, даже для одного! - дверь за мной не успела закрыться, Шрам оказался внутри. Вырвал из правой руки оружие. Холодное дуло оказалось возле моего виска. В левой еще оставался нож Рябова. Я судорожно вцепилась в ручку, только бы не заметил! Плохой из меня воин, папа, ох плохой!
  Он молча начал нажимать кнопки и переключатели. Шлюпка дернулась и выстрелила, отлетая от гибнущего корабля на приличное расстояние.
  - Итак, лошадь, будешь моей гарантией. Твой муженек подбирает всех подряд. - Да уж. На такой фигнюшке от Кометы не уйдешь. - Будь паинькой! Поняла?
  Я судорожно кивнула. Вот выживу, все космы Хакариомоте повыдергиваю!
  Шрам, не отрывая от моей головы дула, набрал что-то на панели, и на экране появилось черное окошко связи. Минуту спустя я увидела лицо Иекшара. Ого! Я его таким видела уже, когда он меня поймать пытался. Вот же иллюстрация к выражению: убить взглядом.
  Увидев меня с ружьем у виска, и Шрама на переднем плане, он чуть побледнел и сжал челюсти.
  За меня волнуется? За меня? Он ведь сам недавно собирался мстителям сдать, а теперь спасает. Мужчины - существа непостоянные.
  - Сиросэкай, слушай сюда. У меня твоя жена. Если хочешь ее увидеть живой, отпусти шлюпку. Или я убью ее. - Для наглядности он вжал дуло мне в висок.
  Я пискнула. Вот урод! Больно же!
  - Поздоровайся с мужем!
  - Я случайно! - Это было одно из немногих слов, что выучила на Комете. По-моему применила со смыслом. Я и вправду случайно.
  Иекшар заговорил как-то сдавленно, хрипло.
  - Тякшанни, все будет хорошо. Я не дам ему с тобой ничего сделать. - Он сам-то в это верит? - Если ты не дашь мне гарантий ее жизни, я выслежу тебя и убью.
  Переговорщик фигов!
  Эй! А Шрам-то испугался! Так. По ходу я чего-то не знаю. Головореза напугала именно угроза убийства. Хотя может дело в том, что Иекшар сиросэкай.
  - Только попробуй!
  И в этот момент мои нервы меня подвели. Это все! Иекшар отпустит шлюпку, Шрам причалит где-нибудь и пристрелит меня к чертям собачьим. Я испугалась, по настоящему, так, наверное, пугаются животные перед смертью. И в самом деле лошадь. Я могу умереть просто так. А еще могу умереть поборовшись. Это мой выбор. Во втором случае у меня есть шанс, маленький, но есть, а в первом - вряд ли.
  Воспользовавшись тем, что Шрам смотрит в экран, я осторожно отклонила висок, и резко вывернувшись всем корпусом, насколько позволяла теснота капсулы, всадила левой рукой острие ножа в живот Шрама.
  - Сука! - Заорал он и ударил меня по лицу, так что голова отлетела назад. Только бы не потерять сознание! Только бы не потерять!
  Иекшар что-то зашипел с экрана, переводчик работал, но я не слушала...
  
  8. Слабая женщина
  
  Я очнулась с ружьем в руке и трупом на коленях. Хотя нет, не так, труп дышал и стонал. Значит, жив и обездвижен, это хорошо.
  Я тряхнула головой. В глазах двоилось. Память услужливо стала возвращать все сотворенное мной кадр за кадром. Вот я схватилась за дуло и рванула его на себя что было мочи. Вот раздался хруст. Это я сломала палец Шраму. Вот тебе и слабая женщина! Вот я развернула ружье и, не задумываясь, выстрелила. Я не целилась, просто стреляла. Мужчина тяжелой тушей упал на меня.
  В голове стало кристально ясно. Я быстро обыскала полутруп на предмет наличия опасных предметов. Нашла нож. Забрала. Затем, отпихнув Шрама от себя как можно дальше, обернулась к экрану, где на меня смотрел уже не только Иекшар, но и часть команды за его спиной. Что-то тряхнуло снаружи. Заскрипело. Капитан исчез с поля видимости камеры. Зато минуты три спустя, он появился в капсуле и вытащил меня.
  Запищали медприборы. Кто-то ощупал мне голову, мягко, аккуратно. Я послушно ждала, и даже не протестовала, когда меня понесли на руках. Все вокруг что-то говорили, но переводчика слушать не хотелось, а может, он и вовсе сломался в пылу драки.
  Я видела только испуганное лицо Иекшара. Он тоже что-то говорил и не только на своем языке, я не реагировала. Сил не было даже осмыслить фразы. Безропотно привалилась головой к его плечу и закрыла глаза. Как тепло, хорошо.
  Бедный мой сиросэкай, я тебя всего испачкала. Кажется, опять вслух сказала. Мы перестали идти, и я открыла глаза. Незнакомая ванная комната. Большая. Зашумела вода. Опять подняли и прямо в одежде опустили в большую емкость. Я посмотрела на себя. Вода лилась красными струйками. Я прерывисто вздохнула.
  Осторожно, словно фарфоровую куклу, Иекшар начал раздевать меня. Потом намылил тело, голову. Как же хорошо, когда безопасно, а с ним безопасно. Я опять закрыла глаза.
  Иекшар завернул меня в полотенце и уложил на кровать. Я приподняла дрожащие руки и натянула краешек на мокрые волосы. Поджала ноги к груди и заревела. Никогда в жизни так не ревела. Колотило, словно в лихорадке.
  Испуганный Иекшар, поднял на руки и принялся успокаивать, что-то говорить на своем шипящем певучем языке. А я все ревела и ревела.
  Сколько времени он просидел вот так со мной не знаю. В конце концов, я начала успокаиваться, рыдания перешли в судорожные всхлипы. Я стала разбирать шепот переводчика в ухе.
  - ...милая моя, хорошая, пожалуйста, успокойся, я совсем ничего не знаю... не знаю как помочь, чтобы не навредить. Успокойся. Я рядом, тебя больше никто никогда не тронет, пока я жив! Я не позволю!
  Надо его успокоить, а то молчу и реву. По себе знаю, за таким наблюдать страшно.
  - Это истерика. Сейчас пройдет. - Хлюпнула я носом. - Я человека живого проткнула, а еще три раза выстрелила. - У меня на глазах опять выступили слезы и начало трясти.
  - С ним ничего не случится. Его еще допрашивать будут. Просто забудь. Сейчас поспи. Тебе нужен отдых.
  Я вцепилась в него, что было сил.
  - Не уходи!
  - Не уйду. Тякшанни, спи.
  Я послушно погрузилась в спасительную пустоту, не отпуская Иекшара. Только бы не ушел.
  Коридор был слишком длинный, слишком прямой, а следом меня догонял человек со шрамом, и он был все ближе и ближе. Надо закричать. Я открывала рот, но оттуда не выходило ни звука. Повторяла попытки снова и снова, но в результате лишь хрипы и сипение. Он все ближе. Я набрала в грудь воздуха и закричала что было сил.
  - Иекша-а-ар!
  - Я здесь! - Меня снова прижали к теплому телу. - Это сон. Тякшанни! Только сон.
  Я открыла глаза и выпрямилась. Оказалось, что благополучно и вполне удобно сижу на коленях у капитана. Как это?
  В следующую секунду память вернулась. Я вздрогнула.
  Он снова прижал меня к себе. Мне определенно нравилось.
  - Все хорошо! Я рядом.
  Я зачем-то кивнула.
  - Тебе надо поесть.
  - А пить?
  Он посадил меня на кровать, прямо как девочку, и, дотянувшись до стола, перенес мне поднос со всякой ерундой.
  - Вот смотри, Якшаси сделал все, что ты любишь.
  Я с удивлением уставилась на раскинувшееся многообразие и недоверчиво сощурилась.
  - А пиццу тоже Якшаси готовил?
  - Да. Специально для тебя.
  Я представила себе несчастного кока, вынужденного нарезать мясо, и мне стало невероятно смешно. Совершенно не к месту начала хихикать, потом сквозь истеричную икоту выговорила.
  - Бедненький! Зачем ты его так? Я бы и йогуртом обошлась.
  Иекшар даже обиделся.
  - Я не заставлял его. Я хотел сам сделать, но он мне запретил.
  - Сам? ... Запретил? ...
  Снова начала слишком медленно переваривать информацию. Выходило, что все на этом корабле носятся со мной как с писаной торбой. Я тут прямо как королевна!
  Пока я ела, Иекшар не сводил пристального взгляда.
  - Сколько я спала?
  - Около двенадцати часов.
  - Ого!
  - Ты переутомилась.
  Я опустила глаза.
  - Да уж. - Молчание немного затянулось.
  - А кто в рубке сейчас вместо тебя?
  - Как обычно, Енни.
  Я, наконец, решилась задать мучивший меня вопрос.
  - Иекшар.
  - Да?
  - Могу я спросить?
  - Да.
  - Почему вы меня не бросили?
  Он как-то странно на меня посмотрел, вымученно что ли. Я испугалась, что могла обидеть его, и постаралась объяснить вопрос поточнее.
  - Спасибо вам огромное! Ты не думай. Я просто никак понять не могу. Я же чужая вам тут. И похищать собирались вашу принцессу. А меня взяли по ошибке, по логике вам должно быть гора с плеч, а вы следом кинулись. И вот теперь, ты как сиделка моя, и Якшаси мясо резал, чтоб мне приготовить. Это странно...
  Ой, чую, наговорила ерунды всякой много и не по делу. Опять язык длинный не на меня сработал! Я с тревогой смотрела на капитана, даже наклонилась к нему и голову задрала, чтоб лучше видеть. Он заворожено смотрел мне в глаза, потом сосредоточился на губах.
  А... Мне показалось или он сейчас склонялся к поцелую?
  Позвонили. Я вздрогнула. Иекшар вскочил и понесся открывать дверь. На пороге возвышался Енни.
  - Капитан, через два часа стыковка с пассажирским судном на Сиросэкаи.
  Что принцессу сдаем? Я сейчас очень удивлю всех, если вскочу с кровати и истошно завоплю: ура, мать ее! Чтоб у нее волосы поредели! На всякий случай, чтоб не сорваться, я шумно отхлебнула сока.
  Помощник высунул голову из-за громады капитана. Лицо парня озарила широкая улыбка.
  - Ты проснулась!
  Я уподобилась деревянному болванчику и кивнула.
  Иекшар встал в полоборота, внимательно наблюдая за моей реакцией.
  - Я так рад! Тякшанни, мы все за тебя так боялись!
  За меня? Да ладно! Я против воли засмеялась.
  - Я по вам скучала!
  - Правда? - Енни сделал шаг навстречу, но Иекшар преградил ему путь, взгляд капитана был тяжелым и помощник тут же стушевался, что-то пролепетал про рубку и исчез.
  Иекшар угрюмо взглянул на меня.
  - Ложись отдыхай. Я скоро вернусь.
  Я растерянно кивнула в его широкую спину. Странный какой-то. Потом пожала плечами и принялась уплетать свои деликатесы. Надо будет поблагодарить Якшаси, он оказывается первоклассный повар! Мням.
  
  9. Кошачьи бои
  
  В дверь позвонили. Я уже почти все доела, встала с кровати, вытерла поспешно губы и руки и пошла открывать. Теперь на пороге красовалась Хакариомота, одна, без охраны. Чем обязана?
  От вида гордой красавицы не осталось и следа, предо мной предстала малолетняя стерва со злобными глазками.
  - Привет! - Слащаво пропела девица, изображая на лице подобие улыбки.
  А вот это по мне. Вот эту стязю я знаю вдоль и поперек!
  - Ну привет, привет.
  - Разрешишь войти?
  - Да ради Бога. - Сама же не сдвинулась с места. Еще чего! - Я думала ты меня не понимаешь.
  Хакариомота не обратила внимания на мою позу и просто обогнула по кругу.
  - Не у одной тебя есть такая штучка. - Она ткнула себе в ухо. - Я сегодня потребовала мне достать.
  О! Кто б сомневался. И небось специально для меня. Ну давай змейка, выпускай ядик. Ты ж не просто так пришла.
  - Понятно.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Ты смотри, терпеливая.
  - Отлично.
  - Это замечательная новость!
  Ага! Особенно для тебя!
  - Рада это слышать.
  - Я сяду?
  - Садись.
  Признаться, мое терпение начало кончаться. Все таки я не так хорошо выспалась, как думала.
  - Благодарю.
  - Ты пришла просто проведать?
  - Нет, не только.
  Вот оно!
  - Что еще?
  - Пришла тебе посочувствовать.
  - В связи с чем?
  - Понимаешь, я совсем не обратила внимания на твое имя. А когда тебя украли вместо меня, и все кинулись на поиски, я удивилась, ну кто кинется вызволять низшую, а потом выяснилось, что ты - вторая половина, жена, Иекшара. - Она тоже была в рубке, когда меня демонстрировали команде? - Мне так жаль! - Да ну? А у самой глаза блестят счастьем, яд текет из ушей и капает. Только бесполезно капает, потому как я нифига не понимаю. Ну да. Сказала я, что я его жена в целях спасения собственной шкурки. Дальше то что? Я пожала плечами, Хакариомота продолжала источать.
   - Как, наверное, была ужасна твоя жизнь, что ты решила выйти замуж за такое чудовище? - В порыве приторной страсти, она схватила меня за руку. Я приподняла бровь. Надо сейчас посильнее яд в уши обратно залить. Эх, если б еще вот в этой логике разобраться! При чем тут мое имя, замужество и почему сразу бедная? Я лихорадочно соображала.
  - А что ты там напутала с моим именем? - Ляпнула я самое безобидное, что пришло в голову.
  - Ну как же, - пропела принцесса, - твое имя теперь Тякшанни. Это ужасно! Назвать жену катастрофой.
  Думай, Света, думай!
  - Ну... как бы... в общем и целом тут недалеко от правды...
  - Несчастная! При твоей красоте ты смогла бы занять такое положение на Сиросэкаи!
  Стоп. Мозг ухватил главную мысль.
  Замужество связано с именем?
  Торможу.
  - А милая! - Полила я сиропчиком сверху. - А расскажи мне, как традиционно выходят замуж на вашей планете? - Фу. Вроде сформулировала безопасно. Ты смотри как просияла!
  - Это потрясающе красивый обряд! - Итак, женщина вплыла в родную стихию. Все мы бабы одинаковые, что инопланетные, что нет. - Девушка одевается в самое лучшее и дорогое платье. Пара предстает перед мудрейшим, мужчина говорит ей новое имя, что он для нее выбрал, поясняет его смысл.
  - И все?
  - Потом их поздравляют друзья, а после муж вводит жену в ее новый дом. Конечно, тут мудрейший сам Иекшар, поэтому ничего красивого в вашей церемонии не было! - Да уж! - Да и утяшен этот для церемоний самое последнее место. Какие тут торжественные залы? Разве что комната отдыха? - Бери выше, деточка, - шкаф!
  Ждет.
  Ладненько, с темой своего неожиданного реального замужества после разберусь. Ну, получай, деточка!
  - Ты знаешь, - начала я, - и вправду церемония не отличалась пафосом. Но романтичнее момента в моей жизни не было. Это было так искренне. Венчаться в центре вселенной, под сенью звезд!
  Это тебе раз!
  - Имя новое мне подходит как нельзя лучше, я когда узнала, так обрадовалась! Я и в самом деле, да ты верно уже заметила, притягиваю к себе все катастрофы. Так забавно! Это два!
  - И я совсем не понимаю вас сиросэкай. У нас такие мужчины как Иекшар, умные, смелые, высокие, смуглые, сильные - бесценны! Так что я отхватила себе поразительное сокровище, на которое покушалась даже моя замужняя подруга!
  Три!
  - Ну а вот такие девушки как ты, уж извини, у нас считаются не слишком красивыми или заметными. Так, что-то средненькое. Волосы непонятного цвета, ни каштановые и не черные, кожа сероватая, ни белая и не смуглая, глаза маленькие, нос длинноват. У нас землянки, если такую внешность наследуют, то в твоем возрасте стараются ее изменить, уж больно невзрачна. Мне так тебя жаль! Честно!
  Полный нокаут!
  - Ты! Далее субъект произносит сложный для перевода словарный набор.
  Ну ладненько, послушаем родной мат сиросэкайиской принцессы. Она даже покраснела. Ой, как ж мне сейчас хорошо!
  Завизжав что-то напоследок, она вылетела из каюты, оставив меня наедине с моей победой и пугающими мыслями.
  Выходит совсем странная ерунда, капитан в то утро обвенчался со мной, воспользовавшись моим незнанием обычаев? И ладно, блин, я ж так спокойно согласилась.
  Ага! Ты прав, Иекшар, я ходячая катастрофа.
  Как странно звучит. Нет. Это какое-то недоразумение! Надо разузнать побольше, расспросить. Только кого?
  Самого Иекшара? Я представила себе, как подхожу к нему и спрашиваю: привет, а мы случайно не женаты? Меня прошиб холодный пот. А если Хакариомота напутала или наврала (хотя вряд ли, мозгов не хватит)? Самый обалденный мужчина в галактике решит, что я чокнулась и сбежит. Конечно, оказаться вдруг замужем за ним, наверное приятно, и интересно, сама пока не разобралась, тем более с моей то тягой, но...
  Нет. Тут нужен кто-то болтливый, кто-то, кому до всего есть дело, кто-то... Якшаси!
  Рванулась с места, но вовремя затормозила и оглядела себя.
  Я была обнажена, Иекшар снял накануне в ванной всю одежду. Из вещей на мне лишь его серая кофта с длинными рукавами, доходящая почти до колен. Такая мягкая. Я осторожно пощупала ткань. Удивительно.
  Богатая фантазия услужливо нарисовала картину произошедшего. Вот он вносит меня в ванную, кладет, медленно, осторожно раздевает, моет, поливая водой обнаженное тело, волосы, затем заворачивает в полотенце и выносит на свою кровать. По телу разлилась приятная истома, дыхание участилось.
  Я осторожно пощупала волосы, по идее они должны быть всклокочены. Нет. Пряди лежали одна к другой. Он меня расчесал?
  Вот теперь я совершенно перестала соображать!
  Якшаси! Мне нужен Якшаси, срочно.
  Я вылетела из каюты капитана и быстро забежала в свою переодеться. Нет, конечно избавляться от замечательной кофты я ни за какие коврижки не стану, а вот джинсы с сапогами натянула. И бог с ним, с бельем!
  Кока, против обычного, я нашла в его каюте.
  - Привет! Не отвлекаю?
  - Нет. - Якшаси несколько удивился, но потом даже обрадовался.
  - Конечно, не отвлекаешь, ты уж извини мне на своем проще. - Я махнула рукой. Он отодвинулся. - Проходи скорее! - Я проскользнула внутрь. Он по-медвежьи сгреб мое хрупкое тельце в объятия. - Я так рад, что с тобой все хорошо! Мы все боялись за тебя! Ну ты... с ума сойти... кровожадная! У нас не каждый мужчина так сможет! Чего уж говорить о женщинах!
  Я прервала поток слов смешком и отстранилась. Ого! Да наш парнишка любитель ярких расцветок. Его каюта больше напоминала старое лоскутное одеяло.
  - Ничего себе! Якшаси! Сколько тут всего!
  Парень гордо вскинул голову.
  - Да! Это с разных торговых уголков. Антиквариат. Моя личная коллекция.
  - Можно?
  - Конечно.
  Я пошла разглядывать. Все горизонтальные поверхности были уставлены резными, стеклянными и лепными фигурками. Стены увешаны пейзажами. Гляжу все сиросэкайи поклонники пейзажной живописи. Картины изображали различные уголки вселенной. Я оглядела подписи.
  - Ежкин кот! Якшаси, да ты чертовски богатый тип!
  - Прости, что?
  - Я говорю, ты богатый!
  - В вашем понимании, мы все богатые. - Он протяжно вздохнул и пробормотал. - Жаль только некрасивые.
  Я снова ухмыльнулась. Ладненько, я не за тем пришла.
  - Слушай, спросить хотела.
  - Спрашивай.
  - Ко мне Хакариомота заходила... - Он напрягся.
  - Да?
  - Ну вот... она тут... сказала про имя, которым меня капитан называет, да и вы теперь тоже.
  Якшаси засуетился.
  - Да?
  - Так вот, она утверждает, что это связано с замужеством.
  Кок совсем занервничал.
  - Слушай, Тякша..., м... Света, ты лучше у капитана об этом спроси.
  Я опешила. Значит, принцесса ничего не напутала?
  - Так она говорила правду?
  - Пожалуйста! Поговори об этом с капитаном. Не со мной.
  Я пристально посмотрела на замученного парня. И вправду, он ведь подчиненный, что он сказать может? Так не пойдет. Я пересилила себя и согласно кивнула.
  - Знаешь, ты прав. Как-то глупо. Просто я побоялась, мало ли какую ерунду может девушка сказать, наверное, ошиблась. Теперь вижу, что не ерунда.
  - Спасибо. - Прошептал Якшаси.
  Я вышла из разноцветной каюты, дверь захлопнулась.
  
  10. Бортовой журнал
  
  Куда идти? Что делать? Два вопроса, которые предстояло срочно решить. Поплелась на автопилоте и не заметила, как оказалась перед дверью каюты капитана, которую покинула совсем недавно. Открыла дверь, шагнула внутрь и позволила ей бесшумно отрезать меня от чьих-либо любопытных глаз.
  Прямого ответа на вопросы я так и не получила. Косвенных доказательств - предостаточно.
  В глубине утяшена что-то брякнуло. Наверное, стыковались с торговым кораблем. Идти смотреть на проводы Хакариомоты не хотелось.
  Я огляделась. Все здесь было так же, как до моего ухода. Иекшар еще не возвращался.
  Не задумываясь, я подошла к столу и села за него. Вот тут сидит постоянно он, что-то делает, думает о чем-то своем. Вот вопрос, о чем? Я взглянула на модем. Может позвонить маме. Рассказать ей все, она подскажет, что делать. Или нет. Мама - женщина проницательная. Если начну рассказ, то выложу о похищении, о мстителях и о Шраме, кстати, тоже. Нет.
  Ноутбук был слегка приоткрыт. Видимо Иекшар не успел его выключить. Я, любопытства ради, приподняла крышку. Глазам предстал аудиожурнал. Надо же. Бортовая хроника "Хвостатой звезды". Интересно. Только названия файлов записаны на их языке, а его я к несчастью не знаю.
  Я воровато оглянулась, протрусила до двери и закрыла замок изнутри. У каюты капитана свои плюсы. Такое снаружи не отопрешь. Вернулась за стол и наугад щелкнула запись.
  Показалась звуковая дорожка и я услышала тихий говор Иекшара. Сердце сжалось от звука его голоса, подпрыгнуло и понеслось, обгоняя мысли. Переводчик в ухе работал исправно.
  Дата записи соответствовала дню за три недели до моего появления в жизни этого утяшена. Сначала Иекшар, видимо запись проходила в рубке, давал отчеты об общем техническом состоянии корабля, его систем. Ну а потом речь пошла о более занятных вещах. Я пригнулась к динамику.
  - ... "Хвостатая звезда", вкупе с "Черным потоком" и "Бирюзовой скалой" успешно, без накладок, закончили вверенную им миссию по установке дополнительных модулей защиты Девятой.
  Это же три корабля сиросэкайских наемников! Союз всегда утверждал, что их никогда не бывает больше двух вне планеты. Что за черт? И что за модули защиты девятой? Чего девятой?
  Я поспешно открыла следующий файл.
  - ... Группа низших, под названием "Мятеж", через "Бирюзовую скалу" вышла на связь с мудрыми и предложила им деньги за похищение некоей Светланы Шмелевой. - Опаньки! Это ж я! - С низших потребовали выдачи убийц Бакусати, они согласились. Правящие передали это задание "Хвостатой звезде". Встреча и обмен в восемнадцатой системе по календарю Сиросэкаи.
  Поэтому он не брал деньги. Кто такой Бакусати? Корабль мятежников уничтожили, значит и убийц для передачи тоже, и во мне отпала необходимость.
  Дальше несколько записей, не содержащих ничего кроме описания техсостояния утяшена. (Любит черт рогатый свой корабль!) Я перескочила через два файла, в надежде услышать еще что-то и услышала. Кто ищет, тот всегда найдет.
  - Первая часть задания выполнена успешно. Светлана Шмелева была похищена с транспортного корабля и доставлена на борт "Хвостатой звезды". Однако, обмена с мятежниками не состоялось. Группа быстрого реагирования Союза уничтожила корабль. "Хвостатая звезда" попала под перекрестный обстрел. Правящие предоставили мне свободу действий в отношении похищенной. Ни я, ни команда не сталкивались с женщинами низших. Она не испытывает страха, только удивление и любопытство. Она меня интересует. Не могу избавиться от навязчивых мыслей. В своем мире она - писатель. Я нашел и послушал ее книги... сейчас две, скоро прослушаю все...
  Так он читал мои книги?
  Лихорадочно просмотрела символы в названии файла и, найдя похожие, открыла.
  - Я не понимаю своих действий. Словно безумный искал причину оставить ее на корабле. Команда меня не понимает. Я слишком уважаем, для протестов, но все же... Она сама дала мне эту причину, случайно, поняла свою ошибку и расстроилась. Она не хочет оставаться рядом. Причина заранее ненужная, в моем понимании как члена совета. Решил открыть этот факт позже. Я прослушал все ее книги.
  Как-то все сейчас было сумбурно. Однако я тогда выбила капитана из колеи. С ума сойти!
  - Я уговорил правящих оставить ее на утяшене как "носителя культуры". Они удивились, но согласились с моими доводами. Я дарю себе надежду.
  Так это его идея! А я еще себя чувствовала неудобно, подлец эдакий!
  - Я женат. Не знал, что она примет имя. Не знаю как себя теперь вести. Женился по собственной слабости. А слабость просто спала в шкафу. - Он протяжно вздохнул, затем продолжил. Я вслушивалась в каждое слово. - Вернее надо начать с начала. Ночью проснулся от сильного удара. Лежал на потолке. Понял, беда с направлением гравитации, и первая моя мысль была о низшей. Датчик браслета указывал на рубку. Я разозлился на себя за то, что не выставил охрану, на нее за то, что пошла на мостик. Я бросился в рубку. Она стояла там, бледная и растерянная, разозлился еще сильнее. Она испугалась и убежала. Я вернул направление гравитации, проверил состояние систем корабля, добежал до ее комнаты, в мозгу билось дикое желание утешить, успокоить, прижаться к ней. Просто осознать, что она рядом и с ней все в порядке, но вместо нее на кровати лежал браслет, а дверь была не заперта. Я не помню, что делал и что говорил, помню, что команда косилась на меня с неодобрением, я мог потерять контроль, но я продолжал искать. Ее нигде не было. Отчаявшись пришел к ней в комнату, просто побыть среди ее вещей, ее запаха и услышал тихое сопение. Она спала в шкафу, подложив ладонь под голову. Дальше не думал ни о чем, просто дал ребятам отбой и любовался ею, сколько не помню. Никогда не ощущал себя таким уставшим, беспомощным и одновременно счастливым. Наконец, она проснулась, и я понял, она - Тякшанни, моя личная катастрофа, до конца дней. Имел глупость сказать это вслух. Ее ответ: "Ну... на основные тенденции моей жизни подойдет более чем". Она согласилась, не осознав самого факта согласия. И теперь я женат и счастлив, и несчастлив одновременно. Если бы она испытывала ко мне хоть что-то. Я не дам ей уйти. Она - моя!
  Я заломила пальцы и открыла следующий файл.
  - Больше меня не осуждают. Тякшанни в столовой покорила команду. Практически посмеялась над ними. Вот тебе и низшая. Никогда не думал, что мне понравится наблюдать, как кто-то ест, тем более мясо. Мой маленький плотоядный зверек. Как же я хочу ее!
  Как же маленький плотоядный зверек хочет тебя! Трус ты эдакий! Что ж ты медлишь тогда?
  - Не могу удержаться и называю ее Тякшанни. Команда все поняла. Они не осуждают. Но сочувствие хуже.
  Все. Меня больше не интересовали отчеты капитана о корабле и заданиях.
  - Раньше она в моем присутствии тянула гласные, теперь стала тянуть и согласные. Зачем она носит эту уродливую красную тряпку на голове? - Эй! Мой шикарный алый шарф! - Мне так нравятся ее волосы. Она великолепна! Я запоминаю каждую минуту, проведенную с ней. Теперь я знаю, что такое ревность. Половина команды - мои соперники.
  Да ладно!
  - У меня нет надежды. Сегодня видел ее рядом с Хакариомота. Она превосходит дочь мудрого в десятки раз. Кто я по сравнению с ней? Никто не узнает о ее замужестве. Если понадобится, я скажу, что она не приняла мое имя. Команда будет молчать. А еще я осмелился признаться ей, что она самая удивительная и прекрасная женщина на свете. Идиот!
  - Сегодня Тякшанни похитили и я не смог остановить это, хотя знал о похищении Хакариомоты. Я гнался за кораблем, боясь попасть прямым ударом. Еще немного и мы бы взяли его штурмом. По неизвестной мне причине корабль "Мести" взорвался сам. Отдал приказ подбирать все шлюпки. А потом увидел Тякшанни с разбитым лицом и этот уродливый человек угрожал ей, и я не мог ничего сделать. Это страшно. Хотелось убить себя за беспомощность. Я собирался дать ему возможность уйти, я последовал бы на однопилотнике, оставив утяшен на попечение Енни. Но она справилась сама. Мой маленький плотоядный зверек боролась сама, пока я вынужден был оставаться наблюдателем. Никому никогда не пожелаю такого! Заставил Тагеки работать с ней у меня на руках. Не могу объяснить свой порыв. Дико боялся ее отпустить! Потом я мыл ее хрупкое тело, ее бесподобные волосы и мне казалось вот он рай. Сейчас она спит. Она плакала, ее трясло. Я выбегаю на несколько минут, чтобы проверить работу Енни. Наплевал на долг и обязанности. А еще помылся, потому что боюсь, что не понравлюсь ей, когда она проснется. Пальцы до сих пор горят от ощущения влажных дорожек на ее груди и животе. Я позволил себе расчесать ее, воспользовавшись сном. Я безумно, до боли в запястьях, хочу коснуться ее.
  Это было последнее сообщение. Я откинулась на стуле и прикрыла компьютер так же, как было до меня. С ума сойти! Я потерла ладонями лицо, потом положила руки на стол и уронила на них голову.
  Итак, во-первых я действительно замужем, во-вторых муж меня любит, в третьих... А что в третьих? А то, что я всеми конечностями за! Да вот беда. По какой-то непонятной мне причине, этот сиросэкай боится признаться. Он что же ждет, когда я сама кинусь к нему на шею? Я и так при каждом удобном случае всячески демонстрирую весьма благосклонное отношение.
  Дверь попытались открыть. Ой, блин! Иекшар! Я кинулась к замку, но на полпути передумала, - это мой шанс - быстро стянула через голову его кофту, стащила сапоги, джинсы, взяла с кровати простыню, небрежно обернулась и открыла. Ну держись, муженек. Ты у меня лично признаешься!
  На пороге и вправду стоял капитан.
  - Извини... - Я удовлетворенно отметила чуть приоткрытый от удивления рот, загоревшиеся желанием глаза. - Вот хотела воспользоваться твоей ванной.
  Он как-то удушено кивнул и продолжил стоять в коридоре. Я бесцеремонно ухватилась за рукав и затащила его внутрь. Кто знает, ведь и сбежать может! На лице написано, что эта идея в его мозгу самая оформившаяся. Будем переубеждать.
  - Ты же не против? - Заглянула я в почерневшие от желания глаза (для этого, кстати, пришлось задрать голову и встать на цыпочки).
  Он кивнул еще раз. Совсем словарный запас отшибла.
  Признаться, дальше никакого плана и не было. Мне казалось, увидит он вот так, рядом живую и тепленькую, ну и выиграла я бой. Ан нет. Крепок парнишка! Думай, Света, думай!
  Я живописно поправила простыню на себе, направилась в ванную и... - была не была! - упала в обморок. Будем играть нечестно! Иекшар резво подхватил меня на руки. Я старательно изображала безжизненное тело, с которого совершенно случайно соскользнуло всякое прикрытие. Ура! Услышала, как мой рыцарь со свистом втянул воздух в легкие, поднял, словно пушинку, и понес на кровать. Я открыла глаза, пока не положил.
  - Спасибо.
  Он затравленно дернулся от звука моего голоса. Я осторожно убрала пальцами прядь волос с его лица и, подтянувшись, поцеловала в щеку.
  Остервенело надеялась, что чертовы сиросэкайи знают, что такое поцелуй, потому как если нет, то пролетела я сродни фанере над Парижем!
  Иекшар застонал. Да! Он сам нашел мои губы и начал целовать, прижимая к себе все сильнее и сильнее, словно боялся потерять. Я обвила его шею руками, запустила пальцы в черные густые волосы и отдалась в водоворот эмоций, о которых грезила уже несколько дней. Ему было мало. Несмотря на то, что я не сопротивлялась, он не ослаблял хватку, а лишь усиливал, словно боялся, что я вдруг убегу или исчезну.
  Его губы блуждали по моему лицу, обнаженной шее, ключице. Он положил меня на кровать и провел горячим языком по груди, я выгнулась навстречу и еле слышно застонала.
  Он резко отклонился и уставился на меня глазами полными невыраженного желания. Я начала подниматься, но он с усилием накрыл меня до шеи одеялом, что оставалось на кровати, так что я оказалась прижатой к матрасу.
  - Прости, прости меня, Тякшанни. Я не хотел! Это вышло случайно и больше не повториться!
  - Что именно? - Я растерянно моргала глазами, пытаясь собрать воедино разбежавшиеся мысли. Он резко встал и нервно взъерошил волосы.
  - Я, пожалуй, пойду.
  - Куда? - Опешила я, но капитан не слушал.
  - На мостик.
  Черт. Быка за рога!
  - Иекшар, что сейчас было?
  - Я... я... я пошел.
  - Иекшар!
  Но он скрылся за дверью. Я ударила по постели кулаком.
  Парадокс моей личной вселенной. Большой страшный сильный сиросэкай сбежал от маленькой хрупкой инопланетянки.
  
  11. Старый знакомый
  
  Я бываю хамкой, особенно если мой муж не желает признаться, что он муж. Уже двое суток самым бесцеремонным образом обитала в каюте Иекшара. Команда поглядывала на меня кто со смехом, кто с сочувствием. Они думают, я не вижу и не знаю. Партизаны чертовы!
  Где две ночи подряд спал капитан, не имею понятия, но это была моя маленькая месть. Свой ноутбук он забрал.
  За прошедшее время, я успела обжиться и присмотреться к содержимому полочек и шкафов. Что Иекшар любит живопись, я и раньше знала, только до этого особо не приглядывалась к собранию его картин. Теперь у меня была такая возможность. Уже примерно представляла, какие пейзажи ждут меня на его родной планете. Признаться довольно суровый край, но до чего прекрасный! Даже размечталась побывать там и увидеть все своими глазами.
  В отличие от Якшаси капитан не собирал антиквариат или иные предметы искусства, зато он обладал приличной коллекцией бумажных изданий, причем Земных. Я так и не выяснила, то ли это потому что он крутой знаток низших, то ли потому что привязан, как некоторые из людей, к тактильным ощущениям во время чтения.
  А еще у мужа была потрясная коллекция вин. Точно не отказалась бы от бокала красного, но хамить настолько не стала.
  Я переселила свой ноутбук и записывала все происходящее подробнейшим образом. Сейчас торопилась, потому как намечалась любопытная акция. Передача Союзу мстителей, тех самых которых Иекшар подобрал при крушении. Они выдадут всех, кроме Шрама. Шрам лежал в медблоке. Тагеки штопал его и оживлял, чтобы тот смог говорить.
  Я забежала в ванную и осмотрела себя в зеркале. Свой алый шарф я больше не носила, теперь старалась держать волосы распущенными. Как сказала бы Маринка, Светик открыл сезон охоты. Убедившись, что все хорошо, я направилась к стыковочному люку. И вовремя. Чуть не опоздала.
  Пленных по двое выводили на корабль союзников.
  Я толкнула в плечо Корая.
  - Привет.
  Он недовольно покосился на меня.
  - Уходи!
  Я выпятила нижнюю губу.
  - Еще чего! Мне и тут нормально. И я тоже рада тебя видеть!
  Корай певуче зашипел, переводчик пролепетал что-то насчет "непереводимо". Я отыскала высокую фигуру капитана, она как маяк возвышалась среди окружающих, и направилась к нему.
  Иекшар стоял и медленно невозмутимо беседовал с каким-то мужчиной. Собеседник был человеком, в отличие от остальных людей Союза, присутствующих здесь, этот был в гражданском. Интересно, кто такой? Низкий, русый, загорелый... лицо до неприличия знакомое.
  - Петька! - Проорала я, прежде чем успела заткнуться. Ой, негоже девочка так подрывать авторитет капитана.
  "Петька" с Иекшаром одинаково сурово оглядели меня. Даже стушевалась поначалу от такого убийственного намека на собственный идиотизм, но потом, как это обычно случалось в семье Шмелевых, чувство стыда прошло так же быстро как и появилось.
  Наконец лицо Петьки, а в том, что это был он сомнений никаких, просветлело.
  - Светка! Шмель!
  В порыве дружеских эмоций я подлетела к нему и обняла.
  - Ага! Носатый! - Школьная кличка Петьки Носика. - Не узнал! Подлец!
  - Да тебя разве узнаешь. Ты с каждым годом все хорошеешь и хорошеешь.
  - Был ты бабником так им и остался. - Я прищурилась. Петька улыбнулся.
  - Ну может есть немного.
  - Я вам не мешаю?
  Ух ты е! Я отскочила от Петьки и взглянула на капитана. Губы сжаты в тонкую линию, желваки на скулах ходят, в остальном же эталон невозмутимости. Я взяла все на себя.
  - Прости, Иекшар, просто случайно вышло. Старые друзья... Давно не виделись...
  - Я так и понял. - Процедил он сквозь зубы.
  Петька переводил взгляд с меня на капитана, потом зачем-то оглядел членов команды, сопровождающих выдачу пленным.
  - Свет, а ты тут какими судьбами? Я думал ты на планете книжки сочиняешь.
  - Она - моя гостья.
  Он отвечать за меня собрался? Не говорит, а прямо стеклом режет. Да не как муженек ревнует? Ха!
  Петька явно заинтересовался. Еще бы. Когда последний раз сиросэкайи принимали на своих кораблях или планете гостей? Ответ: да никогда. По крайней мере в школе нам об этом не рассказывали.
  - Гостья?
  - Давайте вернемся к сути дела.
  Я решила не тратить нервы Иекшара и, подмигнув Петьке, встала чуть сзади от капитана, почти прижавшись к нему. Надо же. А у Носатого выдержка железная. Удивляться положено, а он кивнул и продолжил деловой разговор. Таким Носика я еще не видела.
  - Иекшар, как я уже говорил, Совет принимает ваши действия как должное, однако мое начальство не любит оставаться в долгу.
  - Я в курсе. - Ой! А это же слова из моего жаргона! Петька видимо подумал также. Я с нежностью взглянула на Иекшара. Хороший мой! - Иначе не было бы никакого сотрудничества.
  Носик засмеялся.
  - Логично. Что ж, благодарю еще раз. - Он обернулся, я проследила за его взглядом. Последние пленные покинули утяшен. - Мне пора. - Он обратился ко мне. - Светлан, у нас для тебя тоже найдется место.
  Мне показалось или Петя действительно как-то странно смотрит на меня, выжидающе что-ли? Иекшар рядом напрягся. Оба с необычайным вниманием ждали моего ответа.
  - Не, спасибо, Петь. - Небрежно ответила я. - Я в отпуске пока тут.
  Капитан расслабился, но виду не подал. Петька вроде тоже не расстроился. А еще друг называется! Жентельмен чертов! Он улыбнулся мне.
  - В отпуске? Предлагаю возобновить знакомство. - Он галантно поцеловал мою руку. - Как с тобой связаться?
  - Да ты мой старый почтовый адрес знаешь. - Улыбнулась я.
  Петька засмеялся.
  - Помню, помню.
  Носик развернулся к Иекшару.
  - Всего доброго, капитан, приятно с вами сотрудничать.
  Иекшар кивнул. Петька скрылся в стыковочном люке, на прощание, подмигнув мне. Капитан же даже не взглянул в мою сторону, просто развернулся и, отдав приказ задраить выход, удалился, размеренно топая своими допотопными сапогами по коридору. Я так и осталась стоять, глядя ему вслед. Да что ж такое то?
  Почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Кое-кто из ребят с любопытством поглядывал на меня. Ну нет. Прилюдно хлюпать носом из-за гада-мужа я не стану! Обойдется! Даже есть не хотелось. Я вернулась в каюту, уселась на кровать и дала волю жалости к себе. Опять реву из-за мужика. Только теперь он не выдуманный, а настоящий. Я обняла мягкую ярко-зеленую подушку, которую обнаружила вчера на своей кровати. Видно мой знаток где-то вычитал, что низшие их любят. Сами-то сиросэкайи такими вещами не пользуются.
  Уткнулась носом в мягкое тепло, хлюпнула, потом, вспомнив от кого подушка, рассерженно отшвырнула. Скрестила руки на груди и уставилась невидящим взором в пространство. Потерла глаза руками, легла на кровать, свернулась калачиком и, кажется, уснула.
  Проснулась я от легкого прикосновения к губам. Сквозь веки оценила, что в каюте темно, видно автоматика сработала, хозяин в состоянии сна, значит и освещение не нужно. Протяжно вздохнула, открывать глаза не хотелось, состояние депрессивного "ничего-не-хочу" и "все-в-жизни-плохо" еще не испарилось.
  Я снова начала погружаться в дремоту и снова почувствовала прикосновение легкое, почти незаметное к глазам, носу, губам, подбородку. Затем кто-то невидимый рядом тяжело вздохнул, почти повторив меня. Я напряглась и притворилась спящей.
  - Тякшанни.
  Голос печальный, уставший, невероятно тихий, почти на грани слышимости. Иекшар.
  Теперь он касался шеи, ключицы, провел по руке и осторожно сжал мои пальцы.
  - Зачем ты меня мучаешь?
  Я сжала его пальцы в ответ.
  - Скажи, как я тебя мучаю? И я не стану.
  Он резко дернулся.
  - Ты не спишь?
  - Нет.
  - Я пойду.
  - Почему ты убегаешь?
  - Я не убегаю.
  Я горько усмехнулась, открыла глаза. Разглядеть ничего не получилось, но зато ясно почувствовало легкое дыхание на своем лице. Потянулась и, не отпуская его руку, - мало ли, опять сбежит, - на ощупь нашла его губы и прижалась к ним в нежном поцелуе. Иекшар застонал, расслабился и отдался в мою власть. Наконец то!
  Он целовал меня как тогда, настойчиво, страстно, затем с усилием, несмотря на мои протесты, оторвался.
  - Мне надо тебе сказать... Я... Помнишь, ты уснула в шкафу?
  Я улыбнулась. Соблазн послушать объяснение из его уст был велик, но мне безумно хотелось вернуться к поцелуям.
  - Мы женаты. Я в курсе.
  Дыхание Иекшара стало прерывистым. Как жаль, что я не могу его увидеть!
  - И ты не против?
  - А похоже, что я против?
  - Кто тебе рассказал? - В голосе его скользило удивление.
  - Ваша принцесса приходила меня пожалеть.
  Я выдала фразу прежде, чем успела сообразить, что она не шибко удачная. Иекшар отодвинулся от меня.
  - Пожалеть... - Эхом отозвался он.
  - Ты уж извини, но принцесса ваша непроходимо глупа. - Затараторила я. - Нашла кого жалеть. Я лично не увидела никаких причин. Хотя, нет. Знаешь, одна причина есть.
  Я почувствовала как он напрягся. Потерпи, мучитель мой!
  - Мне безмерно надоело соблазнять собственного мужа.
  Иекшар вдруг оказался рядом. Все повторялось: губы, стоны, язык. Я поспешно стянула одежду с него, потом не без помощи с себя, и змеей обвилась вокруг его тела. Пусть только попробует сбежать! Хотя, кажется, на этот раз он не собирался...
  Нас окружал мягкий оранжевый свет. Я уже успела выяснить у своего капитана - это обычное для Сиросэкаи ночное освещение. Мы лежали вытянувшись на кровати. Вернее на кровати лежал Иекшар, а я лежала на нем. Мне безумно нравилось такое расположение моего туловища. Приложив ухо к его груди, слушала ритмичные удары сердца и чувствовала себя невероятно удовлетворенной и счастливой.
  - Щас замурлыкаю.
  - М?
  Я засмеялась.
  - Ты согласных от меня набрался?
  Иекшар обнял меня покрепче, хмыкнул.
  - От кого еще?
  - Ну да.
  - А что ты сделаешь?
  - Замурлыкаю.
  Он приподнял удивленно бровь.
  - Странное сравнение. Впрочем... а ты сможешь?
  Я подняла голову. Теперь он смотрел на меня с любопытством и вполне серьезно.
  Елки зеленые! Я закусила губу, чтобы не расхохотаться. Исследователь фигов! И как у меня из головы вылетело, что он инопланетный специалист по низшим. Я картинно хлопнула ресницами, подползла поближе к его лицу и с придыханием произнесла:
  - Мур-р! Мур-р-р!
  Иекшар нахмурился, поднял одну бровь, потом улыбнулся и легко провел пальцами по моим ребрам. Я завизжала и захохотала.
  - Нет, Иекшар! Нет! Щекотно! А-а-а...
  - Будешь знать, как дразниться.
  Прошептал он мне в ухо, перевернул на спину и снова принялся щекотать. Я визжала и извивалась. Все-таки порой маленькой и хрупкой быть катастрофически неудобно!
  - Все! Хватит! Я больше не могу! - Наконец удушено выдавила я.
  - Сдаешься?
  Ты смотри, какой довольный.
  - Сдаюсь.
  - На милость победителя?
  Соблазняешь?
  - На милость... - Я не удержалась, растянулась в недвусмысленной улыбке и обвила ногами его талию. - Сделаю все, что захочет победитель.
  Иекшар хмыкнул.
  - Маленький ненасытный зверек.
  А кто спорит?
  
  12. Изюм
  
  Проснулась с бесподобными ощущениями. В моей жизни все просто превосходно! Потянулась рукой к Иекшару, но наткнулась на пустоту и довольно прохладную. Я резко села в кровати. Каюта была пуста. Оранжевое освещение сменилось на светлое нежно-розовое. Рядом со мной стоял столик с завтраком. Над чашкой с кофе поднимался пар. Я улыбнулась.
  Глупо испугалась. В конце концов, он капитан и не может дрыхнуть рядом постоянно, зато мне принесли завтрак. И помятуя о его ревности, подозревала что даже если приготовил его не он, то в комнату принес точно самостоятельно.
  Свесила ноги с кровати и принялась уплетать яичницу. И как только Якшаси умудряется готовить так вкусно с первого раза? Отхлебнула кофе. Хорошо!
  Помотала левой ногой. Подумать только - замужем! Я мечтательно засунула кусочек хлеба в рот.
  Стоп. Я замужем! Надо позвонить маме и все рассказать, чем быстрее, тем лучше и сразу продемонстрировать зятя. Как бы так осторожно намекнуть Иекшару, что теща не подарок, но при этом не напугать? За папу можно быть спокойной, но вот мама... она же как моя жизнь, может выкинуть что неожиданное.
  Я доела, помылась, нарядилась в свои джинсы, сапоги и в, ставшую уже любимой, кофту своего мужа, ту самую, серую, в которой он меня уложил спать после похищения. По идее Иекшар должен быть на мостике.
  Пока шла по коридору, усиленно соображала, как же все-таки намекнуть про тещу? Дверь рубки была открыта. Я осторожно выглянула из-за косяка.
  Внутри кипела обычная работа. Пищали приборы. Пилоты переговаривались с Енни. Иекшар по большей части помалкивал и сосредоточенно занимался бортовым компьютером. В общем, все шло как обычно, не считая меня.
  Я постаралась понять как себя сейчас повести. И так тут с самого начала была цирковой обезьянкой, так со временем прижилась и ребята попривыкли. Теперь на кухне уже ела спокойно, но после вчерашнего имею право вести себя как жена Иекшара. И вот тут вставал вопрос. А как ведут себя жены сиросэкайи? Что делают? Если я вот сейчас зайду и поцелую его, чего мне безумно хочется, не будет ли это оскорблением?
  Фу! Сколько страхов. Я тряхнула головой, отгоняя дурацкие мысли. А не пошли бы все! Мой муж! Чего хочу, то и делаю. Я решительно приблизилась к нему со спины, обняла за талию (когда он сидел, мне не приходилось шибко наклоняться) и страстно поцеловала. Иекшар не сопротивлялся, напротив он ответил на поцелуй. Я оторвалась от мужа и взглянула в его глаза. Они сияли счастьем и чем-то еще... Я прищурилась. Гордостью? Нет. Скорее самодовольством. Прислушалась к тишине внезапно воцарившейся в рубке, только приборы по-прежнему шептали и пищали. Я улыбнулась. Угодила. Он же прямо сияет. Еще раз поцеловала своего капитана и только после этого позволила себе оглянуться.
  На меня смотрели пять пар глаз, не считая мужа. Не такие уж они невозмутимые воины! Я прочла по лицам все. Удивление, растерянность, а еще зависть. Енни очнулся первым.
  - Привет, Тякшанни.
  - Привет.
  Он обернулся к остальным.
  - Продолжим.
  В знак вежливости я кивнула и пилотам, и техникам. Потом прошептала в ухо Иекшара.
  - Я что-то опять не то сделала.
  Он улыбнулся.
  - Ну вообще говоря да. У нас не принято так выражать эмоции.
  - Как так?
  - Открыто.
  - Ты про поцелуй?
  - И про него тоже.
  - А что еще?
  Вот теперь удивил. Кроме поцелуя вроде ничего не сделала. Разве что обняла?
  Иекшар кивнул головой на свою серую кофту, красующуюся в данный момент на мне.
  Вот это да!
  - Она мне нравится. - Пробубнила я себе под нос. - Ты не говорил что можно носить, а чего нельзя. И потом я и до этого ее одевала.
  - До этого ты была избита и болела. - Он улыбнулся. - Я безумно счастлив, что ты так себя ведешь и что ты хочешь носить мои вещи. - Иекшар обнял меня, уткнулся носом в мою шею и прошептал. - Вот сейчас мне все завидуют, за моей спиной команда предрекала, что я никогда не женюсь, но вышло иначе, я женился первым, притом на самой красивой, умной и смелой женщине.
  - А откуда ты знал, что они обсуждают? - Поинтересовалась я так же тихо, игнорируя обалденный комплимент (если среагирую, то сделаю это по-своему, и вот тогда вся команда точно не одобрит).
  Он хмыкнул.
  - Ну я же капитан.
  У меня возник новый вопрос.
  - А когда вы женитесь, где жена...
  - На корабле с мужем. Это у вас низших иначе. Только нам найти жену еще надо. Я до сих пор удивляюсь, за что мне такое счастье...
  - По имени катастрофа. - Закончила я.
  Он засмеялся.
  - Иекшар.
  - Что?
  - Ты откуда вот про завтрак в постель взял?
  - Книжки твои читал.
  Я опешила. Елки зеленые! Совсем забыла. Только бы не принял мой исследователь всю галиматью, что мне когда-либо взбредала в голову, за чистую монету. Решила сменить тему.
  - А куда мы направляемся?
  - На торговую базу, Изюм.
  Одна из крупнейших. Никогда не была там, но знаю о ней довольно много. В свое время действие одного романа разворачивалось именно на Изюме, и мне пришлось перелопатить массу литературы.
  - Ого! Вам нужно что-нибудь купить?
  - Ну и это тоже.
  - Опять секреты?
  - А... Да.
  Я засмеялась.
  - Тянешь мою гласную.
  Иекшар улыбнулся.
  - Ты плохо на меня влияешь.
  - Муж, а муж!
  - Что?
  - А можно я тоже погуляю? В конце концов, ходить люблю и новые места. Я писатель, помнишь? - Напоминать ему, что еще и свободный человек благоразумно не стала. Надо же. Благоразумие и я. Откуда что берется?
  Иекшар напрягся.
  - Я дам тебе охрану.
  Я про себя поморщилась. Ну хорошо. И то разговор.
  - Вот и чудненько! - Пропела я, чмокнула его в губы и, уже уходя, закончила. - А еще ты познакомишься с моими родителями.
  Иекшар закашлялся и развернулся на стуле, глядя мне вслед.
  Возвращаться я не стала. Главное в известность поставила. А там будь что будет.
  Мои мягкие, едва слышные шаги совершенно не создавали эхо в коридоре. Я шла, не задумываясь об итоговой цели. Можно заглянуть к Якшаси, можно посидеть в кают-компании, можно спуститься в грузовой отсек к Огаве, но ноги занесли в медблок. Я пожала плечами и переступила порог. Будем смотреть страху в глаза.
  Тагеки сидел за своим столом. Когда я вошла, он с любопытством уставился на меня.
  - Зачем пожаловала, госпожа?
  - Почему госпожа? - Совершенно невежливо вытаращилась, последнее время со мной это случалось частенько.
  Врач смутился.
  - Ты ведь теперь жена капитана.
  Я раздраженно повела плечами. Со своим уставом, как говорится, в чужой монастырь не лезут, но внутри все переворачивалось, когда представляла, что меня будут сравнивать с Хакариомотой. А сколько у них на планете еще таких девиц? Меня передернуло. Ну нет! Я чертова плотоядная обезьянка была! Вот ею и останусь!
  - Ну и называй меня по имени. Я ведь не сиросэкай.
  Тагеки растерялся, но быстро нашелся и заулыбался.
  - И то верно. А каким именем тебя называть?
  - А какое приличнее?
  Я подумала, как бы опять не упереться в культурную стену.
  Врач понял.
  - Близких людей и друзей у нас называют по имени.
  - Вот и славненько! Будем друзьями! - Обрадовалась я. Прямо бревно с плеч.
  Он тоже улыбнулся.
  - Так зачем же ты пожаловала, Тякшанни?
  - Не знаю. Ноги занесли. - Интересно он понял вторую часть фразы? - Подумывала узнать, как дела у Шрама. - Я кивнула головой в сторону реанимационной кровати.
  - Его так зовут?
  - Нет. - Надо же совсем не заметила, как непроизвольно выдала кличку человеку. - Понятия не имею. Просто про себя его так называла пока он мне нервы мотал.
  Тагеки нахмурился, но потом про себя перевел. Чертовски умные мужики надо признаться. Я вот их язык с трудом воспринимаю, зато вся команда уже прилично говорит по-русски, а главное меня понимает.
  - Пойдем. - Он встал из-за стола, и мы прошли до кровати.
  Шрам лежал бледный неподвижный, раньше этот человек казался страшным, а сейчас вызывал жалость: худой, весь в проводах и трубках. Тагеки проверил приборы, затем обернулся ко мне. - На самом деле дела не слишком хорошо идут.
  - Он не выживет?
  - Выжить, он выжил. Функции тела я восстановил, но вот с мозгом беда. А нам его сознание было нужно.
  - А что с мозгом?
  - Сама посмотри.
  Я тупо уставилась на экран, на который указал врач. Вся аппаратура на этом корабле, за некоторым исключением, была неземного изготовления, в том числе и медицинская, поэтому понять там так и так ничего не могла. Хотя даже если бы мне ткнули пальцем в экран, где написано по-русски, все равно бы не поняла. Видимо женщины у них умнее меня. Я премило улыбнулась и развела руки в широком жесте "моя твоя не понимает".
  Тагеки терпеливо вздохнул.
  - Грубо говоря, он в коме.
  - Ой! - Пискнула я. - То есть Иекшару допросить его не удастся?
  - Нет. Капитан уже знает.
  Я задумалась, глядя как Тагеки что-то набирает на панели.
  - А он очнется?
  Мужчина пожал плечами.
  - Не могу спрогнозировать. Вы более хрупкие.
  Я задумчиво уставилась себе под ноги и побрела к выходу. У дверей спохватилась.
  - Спасибо, Тагеки.
  - Всегда пожалуйста. Ты заходи. Мне одному тут скучно.
  Я улыбнулась и кивнула.
  - Тякшанни.
  Снова обернулась.
  - Скажи, у вас все женщины носят одежду мужей?
  Я засмеялась.
  - Нет. Только очень влюбленные.
  Тагеки покачал головой. Когда я выходила, он непрестанно бормотал.
  - Надо же, надо же...
  Ну, по крайней мере, так воспроизводил переводчик.
  Изюм оказалась именно такой как я и описывала в романе. Громадная торговая территория, с гостиницами, кафетериями, бистро, аквапарком, кинотеатрами, жилыми кварталами, барами и посольствами разных стран. Вот тут можно было развернуться! Конечно - это не красивые джунгли, но тоже незабываемо.
  Сама территория, до того как тут появились посольства, была выстроена Континентальной, да только с тех пор много воды утекло, а точнее денег. Союз по частям выкупил станцию, закрыл все казино, которые процветали тут, и организовал свободную торговую зону. Здесь рождались и умирали поколения людей. Политологи прогнозировали, что к концу столетия Изюм вполне может перерасти в отдельную политическую единицу.
  Корай (Иекшар таки исполнил свою угрозу об охране) потянул меня за локоть, когда я потащилась в магазин техники.
  - Эй! - Возмущению землянки, увлеченной покупкой какой-нибудь интересной штучки, не было предела. - Чего такое?
  Он указал на ближайшее кафе.
  - Пойдем поедим.
  Я мельком глянула на экран с часами. Ого! Я провела тут уже большую часть земного дня. Совсем не заметила. Корай угрюмо взирал на меня и ждал ответа.
  - Конечно, пошли.
  Он уверенно и сурово кивнул. Вот уж кто точно отвечает своему имени. В самом деле "мрачный". Хотя порой мне казалось, что он только со мной такой. Любопытно. Надо поинтересоваться.
  Мы зашли внутрь просторного и уютного кафетерия. Серо-лиловые стены, оранжевые столики и стулья, сиреневые скатерти.
  - Ты уже тут бывал?
  - Это самое приличное кафе на Изюме.
  Ага! Похоже все сиросэкайи любят яркие расцветки, видно мой капитан скорее исключение нежели правило.
  Мы сели за столик. Официантки оживились за стойкой. С любопытством уставилась на них. Почему к нам никто не подходит? Я нахмурилась.
  Корай взглянул на меня и как-то нехорошо улыбнулся.
  - Они спорят кому к нам идти. Сейчас будут жребий кидать. Мы для вас страшные.
  Я постучала пальцами по столу.
  - Говори за них. Не все вас боятся.
  - Да уж!
  Что за скептический тон?
  - Слушай, Корай, я тебя чем-то обидела?
  - Нет.
  Слишком быстро ты это сказал, дружочек.
  - А все-таки. Я же вижу.
  - Видит она.
  - Ну?
  - Я посмотрел в словаре значение обращения "суккуб".
  Опять глаза на лоб полезли. Я засмеялась.
  - И всего то? - Он напрягся. - Я не имела в виду ничего плохого, Корай. Я же имени твоего не знала. Я вас тоже чуть-чуть побаивалась. - Подмаслила я.
  Мужчина немного оттаял. Чтобы скрыть как-то от меня сей факт, он угрюмо уставился на официанток.
  Одна из них осторожно приблизилась к нам.
  - Что желаете?
  - Овощное рагу и сок.
  Девушка повернулась ко мне. Я оглядела меню.
  - Запеченная говядина, зеленый чай и пахлава.
  На ее лице отразилось изумление. Представить приблизительно, о чем сейчас думает девушка было не сложно. Если ем мясо, значит человек. А человек в сопровождении сиросэкай - это не просто странно, это очень странно. Как бы то ни было, я пожала плечами и стала ждать свой заказ. Из песни слов не выкинешь.
  Корай хохотнул, наблюдая за удаляющейся официанткой.
  - Ей надолго хватит.
  - О да! - Засмеялась я.
  Мы жевали в молчании. Изредка Корай поглядывал в мою тарелку и морщился, а я посмеивалась. Наконец, он поднялся.
  - Скоро вернусь.
  - Давай.
  Он скрылся за оранжевой дверью уборной.
  Мои мысли потекли в направлении раскрытия страшной тайны пребывания утяшена на станции. В неожиданном замужестве напрягала только одна вещь - Иекшар мне не доверял. Это явно исходило из малого количества времени, проведенного вместе. Можно было бы обидеться, но какой в том смысл? Вода камень точит. Со временем он начнет мне доверять. А пока можно попробовать самой догадаться. Маловероятно, конечно, но чем черт не шутит?
  За окном раздалось монотонное пение. Яркая толпа буддистов шествовала мимо окон кафетерия. Я зачарованно наблюдала за ними. Они раздавали сладости встречным. Я оглянулась, Корай еще не появился. Никуда он не денется, если выйду посмотрю. Быстро набрала на сенсорной панели оплатить счет и прижала ладонь. Прибор послушно пискнул. Бегом содрала одноразовую пленку безопасного отпечатка, вскочила с места и побежала на улицу. Скоро вернусь, только гляну на эту красоту.
  Стоило оказаться снаружи, как мне тут же сунули горстку конфет. Я счастливо потопала за толпой кришнаитов. Вот же поют! И яркие такие. Моим сиросэкай понравились бы. Хотя может они уже их и видели?
  Мы дошли до конца улицы. Надо возвращаться. Корай небось уж вышел. Я повернула назад, но оказалась в самой гуще толпы. Пришлось нырнуть в служебный проулок между двумя небольшими торговыми точками. Спустя мгновение осознала, что не одна тут.
  Меня с любопытством оглядывал неприятного вида коренастый бугай, с перекошенным носом. Видно тоже поджидал пока народ рассосется. Не мне одной неудобно плыть против течения.
  - Привет, дамочка. Чего ж ты по проулкам одна шляешься?
  Елки зеленые! Совсем недружелюбный человечек. Вот этого я не ожидала. Выходит, не зря мне Иекшар охрану выделил!
  - А... - Замямлила я. - Вовсе не шляюсь. Уже ухожу. - И нырнула в спасительную теперь толпу, но меня бесцеремонно выдернули обратно. Кривоносый мертвой хваткой влепился мне в локоть.
  - Куда? Поговорим?
  - О чем?
  Я постаралась выдернуть руку.
  - Да, о чем угодно.
  Я набрала в грудь воздуха. Главное переорать общий гул. Видимо мое намерение ясно читалось на личике, Кривоносый сгреб меня в охапку и зажал ладонью рот. Ой, скажу напрасно! Мне под зубы мягкие части тела пихать нельзя! Я посильнее раздвинула челюсти, чтобы захватить побольше мяса и резко сцепила зубы. Мужчина сзади заорал и отпустил меня. Я пулей кинулась в толпу, которая немного рассеялась, и бегом полетела к кафетерию, сбивая с ног случайных встречных. Ворвалась внутрь в надежде, что Корай там.
  К несчастью я ошиблась. Его там уже не было.
  Я проматерилась и побежала на поезд. Ну его нафиг, Изюм этот! Разбалованная землянка. Скорей бы добраться до утяшена. Там хорошо, спокойно и Иекшар рядом. Больше одна никуда не попрусь! Бедный Корай. Ему же капитан теперь вставит!
  Есть, конечно, в этом и положительный момент - мне отдадут мой телефон. Пусть только попробует не отдать! Не доверяет он мне, подлец! Даже позвонить не могу в случае чего!
  Вот в таком порядке я накручивала себя, пока, в конце концов, окончательно не обвинила во всех своих злоключениях мужа.
  Когда я влетела на борт, в полном желании рвать и метать, рвать оказалось некого. Рассерженной фурией долетела до капитанской каюты. Убедившись, что она пуста, направилась на мостик. Дверь была открыта. Из-за нее доносились злые голоса. Все мое бешенство как рукой сняло.
  - Не смей мне угрожать, человек. - Голос принадлежал мужу. Я осторожно заглянула внутрь. Челюсть у меня отпала в прямом смысле.
  Иекшар сидел в своем кресле. А рядом стоял мой знакомый Кривоносый, я его отлично запомнила. И никого больше на мостике. Оба спиной ко мне. И совершенно не видно, что происходит. Кривоносый вполне мог быть вооружен. Я испугалась. Иекшар!
  - Ты выплатишь мне эту сумму!
  - Нет. - Процедил сквозь зубы капитан.
  Я не успела особо сообразить о необходимости своих действий, да и о последствиях признаться тоже не шибко подумала. Я прокралась внутрь, ухватила ближайший ноутбук. В голове почему-то всплыли слова любимой песенки моей прабабушки времен молодости ее бабушки (любила она напивать ее, пока пекла блинчики): "А мы его по морде чайником и не научим танцевать!" С этой здравой мыслью я подбежала и опустила технику на череп Кривоносого. Раздался глухой удар, и мужчина тяжелой тушей упал к моим ногам. Иекшар развернулся в кресле и ошарашено уставился на меня.
  - Тякшанни...
  
  13. Трусливый зверек
  
  Ну и откуда мне было знать, что я ухнула по чайнику суперкрутого осведомителя из числа мстителей? Я же не прорицатель. Меня в курс дела никто не ввел.
  Оказалось, что Корай, еще не сообщал Иекшару о моей пропаже, поэтому, когда вернулась на утяшен, меня никто не искал. Я не стала выдавать неудачливого охранника.
  В этот момент Иекшар как раз встречался с осведомителем и они даже толком не успели начать беседу, как появилась я и сделала гадость. Благо кое-какую документацию Кривоносый все же успел передать, ее то и просматривал мой капитан, сидя за пультом.
  Зато теперь узнала, как сиросэкайи выяснили про похищение Хакариомоты.
  Я скромно подпирала уголок во владениях Тагеки, а он суетился вокруг пострадавшего. Как можно более виновато взглянула на мужа, но он скептически покачал головой. Не поверил. Вот подстава! Я скорчила рожицу. Он засмеялся, подошел и обнял меня.
  - Кровожадный маленький зверек меня защищает.
  Я припомнила как рычат маленькие зверьки и изобразила нечто похожее.
  Тагеки недовольно покосился на нас.
  - Теперь он в сознании. И Тякшанни, пожалуйста, очень тебя прошу уменьшь количество моих пациентов! До тебя я здесь книги читал, самосовершенствовался.
  Я снова попыталась состроить виноватое лицо. Не вышло. Ну и ладно.
  Кривоносый уставился ошалелым взглядом на меня в объятиях капитана.
  Иекшар заметно оживился, отпустил мою талию, подошел к "пострадавшему", склонился над ним и совсем для меня чужим стальным голосом произнес.
  - Почему в документах не указана итоговая цель предприятия?
  Кривоносый зло сощурился (насколько это было можно сделать в его положении) и процедил.
  - Пока не повысишь ставку не получишь ответ.
  - Ты забываешься, низший. Если я не получу ответ, ты живым отсюда не выйдешь. - Голос совсем тихий, но от него по спине побежали мурашки и прошиб холодный пот. Я округлившимися глазами наблюдала за мужем. Видно не у одной меня сейчас сердце ушло в пятки. Кривоносый самым постыдным образом вжался в кровать.
  В мозгу пульсировала одна мысль: это мой муж? Иекшар продолжал молчать, но от этого молчания мой живот скрутило, в глазах потемнело. Я уже не соображала, где заканчивалось чувство страха, а где начиналась паника. Никогда в жизни не испытывала ничего подобного. Мысли в голове смешались. Меня замутило. Родные глаза Иекшара сейчас были жуткими. Именно они вызывали эту волну удушающего страха. Тагеки подошел ко мне, осторожно взял за руку и вывел из медблока.
  За дверью сразу полегчало. Живот разжался и заныл, сердце заколотилось с бешеной скоростью.
  - Что это было?
  Сиросэкай с любопытством осмотрел меня.
  - Ты испугалась, потом впала в ступор. Наконец то, я увидел у тебя нормальную реакцию. Ты забываешь, Тякшанни, что нас не зря боятся люди. Мы бываем страшными. А капитан особенно.
  Я растерянно хлопнула глазами.
  - Почему особенно?
  Тагеки поморщился.
  - Спроси у него сама.
  Вспомнилось выражение лица Иекшара и его голос.
  - Он его... его... - Я начала заикаться.
  - Нет. - Равнодушно бросил Тагеки. Потом взгляд его потеплел. - Ты не переживай. Иекшар так... попугать просто.
  Я выдохнула. Ни черта себе попугать! На секунду ощутила себя в чужой вселенной. Ну, блин, доктор! Не мог сразу сказать. Нормальную реакцию у меня ему захотелось увидеть! Экспериментатор.
  Дверь распахнулась. Капитан вышел угрюмый.
  - Ну что?
  - Ничего. Слишком хорошо мятежники скрывают цели. Нам нужен кто-то выше. Этого выгони. Он здоров и ничего не знает.
  - Как скажешь.
  Иекшар повернулся ко мне. Я уловила отголоски все того же ужаса в своем сознании.
  - Тякшанни, что ты мне не рассказала?
  Елки зеленые! А я то чего сделала?
  - Не знаю. Намекни.
  - За что у меня сейчас просили прощения?
  - А! Это. Так это... знаешь...
  Тут сзади, громко топая, подлетел Корай.
  - Капитан! - Он рухнул на колени и склонил голову. Чуть ли не лбом в пол двинулся. Я взвизгнула и отскочила.
  - Корай, ты чего?
  Собралась наклониться следом, мало ли, что у человека случилось. Может ранили. Иекшар меня удержал, лицо его приобрело то же выражение, что я видела несколькими минутами раньше в медблоке. Я ужаснулась
  - Прости, Иекшар! Я потерял госпожу и не смог найти.
  - Ты посмел отлучиться? - Пересилив нарастающий ужас, я вмешалась.
  - Это я виновата! Я сама вышла посмотреть на шествие кришнаитов, а когда вернулась, Корай уже убежал, и я сразу на поезд...
  Иекшар закрыл глаза, вдохнул, выдохнул, потом прервал мою речь.
  - Ты забыла о моменте нападения.
  Я услышала, как Корай с пола скрипнул зубами и благополучно заткнулась. Безумно боялась, что что-то упустила в своем доверии к Иекшару. Они инопланетные создания. О чем я думала?
  Муж осторожно взял меня за талию и коротко кинул.
  - Иди, Корай.
  Мужчина, не поднимая головы, встал и удалился.
  Иекшар повел меня по коридорам. Я послушно шла, пребывая в каком-то неясном ступоре. Что со мной? То ли пережитый шок сказался, то ли безумно страшно было разочароваться в муже, которого возвела на пьедестал. Оказавшись в каюте, Иекшар отпустил меня, сел на кровать и тихо произнес.
  - Говори.
  Садиться не хотелось. Я послушно затараторила, спеша поскорее пережить этот момент. Его лицо оставалось невозмутимым... почти.
  - ...Понимаешь, я не имела ни малейшего понятия, что тут может быть опасно. Я думала, ты мне не доверяешь, думаешь, что я сбегу или что-то вроде того, вот и улизнула на пару минут... Я же собиралась сразу вернуться. Иекшар, пожалуйста, не смотри на меня так.
  - Как?
  - Вот так. Ты меня пугаешь. И после того, что ты сделал с этим мятежником, и то, как повел себя Корай... мне страшно.
  Я непроизвольно сделала шаг назад. Иекшар поспешно поднялся, газа его потеплели, он обнял меня и окинул тем ласковым и нежным взглядом, который я успела полюбить.
  - Какой же я идиот! - Второй раз это от него слышу. - Милая, хорошая, пожалуйста, не обращай внимания. Я порой совсем забываю, что ты человек. Когда мы злимся, мы непроизвольно оказываем влияние на вашу психику. Это происходит само собой. Но это не значит, что я могу кому бы то ни было, а тем более тебе, причинить вред.
  На глаза стали наворачиваться непрошенные слезы, я закрыла их и прижалась к Иекшару. Как хорошо!
  - А Корай?
  - Что с ним?
  - Почему он так... ну... перед тобой...
  - Он провинился. Потерял мое доверие.
  - А если ты ничего ему не сделаешь, почему лбом об пол то?
  - Потому что мое доверие потерять - это... плохо.
  - Не понимаю.
  - Честно говоря, я твоего непонимания тоже не понимаю.
  Я засмеялась тавтологии. Он осторожно стер слезы с моих щек, все-таки скатились предатели.
  - Больше никогда нас не пугайся, и больше никогда меня так не пугай!
  - Не буду. А расскажи, что я еще не знаю.
  - Даже, честно говоря, не представляю.
  - Ну, например, вот так... бывает только когда вы злитесь? А еще Тагеки сказал, что людям надо вас бояться, а тебя в особенности, почему?
  Иекшар отступил от меня на несколько шагов и рассеянно провел рукой по волосам. Усмехнулся, уставился в пол.
  - Кому-то надо поменьше говорить. Нет. Я могу влиять на тебя не только, когда злюсь, а вообще всегда, когда испытываю достаточно сильные эмоции. - Мне показалось или я икнула? - Другое дело, что умею контролировать свои эмоции и не стал бы так поступать с тобой. В медблоке я забыл, что ты иной расы, допрашивал осведомителя и не применял контроль.
  Я внимательно смотрела на Иекшара. Мне хотелось знать ответ и на второй вопрос, но давить я не могла. Он немного помедлил, потом продолжил уже тише.
  - Что касается замечания Тагеки, это связано с моим возрастом и положением.
  Такс.
  - И что с твоим возрастом и положением?
  - Я один из тринадцати.
  Сказал так, будто мне это должно о чем-нибудь говорить. Я состроила лицо умного валенка. Да хоть семнадцати!
  Иекшар засмеялся искренне, счастливо. Ну вот настроение человеку подняла!
  - Ты не знаешь, да?
  Я отрицательно мотнула головой и скрестила руки на груди.
  - На Сиросэкаи два народа: воды и суши. Ваши спецслужбы это знают. А вот в школе видно не преподают. Команда "Хвостатой звезды" принадлежит народу суши. Наша столица Шутаку. Народом управляют три ступени мудрых. На верхней ступени всего тринадцать сиросэкайи...
  Елки зеленые! Это я типа не просто замуж вышла, а за высокодолжностное лицо?
  Иекшар скорчил несчастно извиняющуюся физиономию.
  - И еще... если считать земным времяисчислением, то мне пятьдесят три года. А чем мы старше, тем сильнее.
  Вот теперь добил. Я осторожно нащупала стульчик и аккуратно присела на краешек.
  А перед свадьбой сказать не мог? Я возмущенно взглянула на Иекшара, потом сообразила и махнула на него рукой. Как же он сказал бы, если и не подозревал, что я перед лицом ихнего закону скажу "да". Я то, наивная, на глаз прикинула лет тридцать максимум. Из груди вырвался непрошенный вздох.
  Иекшар подошел и присел передо мной, заглядывая в глаза.
  - Тякшанни...
  Я бессмысленно похлопала ресницами. Потом погладила его по щеке.
  - Аиньки?
  - Я тебя расстроил?
  - Не знаю. Еще не определилась.
  Он улыбнулся.
  - Как определишься, скажешь?
  - Угу.
  - И Тякшанни.
  - М?
  - Я тебе доверяю. С чего ты взяла обратное?
  - Ты мне не вернул телефон и модем. - Отозвалась я на автопилоте, все еще про себя рассуждая о возрастных различиях. Иекшар опустил глаза.
  - Прости, хорошая моя. Я совсем про них забыл. Ты - рядом и мне больше ничего не надо. Почему ты не напомнила?
  Я пожала плечами.
  - Только у меня к тебе одна просьба.
  - Какая? - Насторожилась я.
  - Не распространяйся о том, что узнаешь про нас. - Мне в голову тут же сунулся мой незаконченный роман. Я вгляделась в лицо Иекшара. Хватило секунды, чтобы сделать выбор между ним и потенциальным художественным бестселлером о жизни представителей малоизученной цивилизации. Надо же, как легко! Теперь, кажется, поняла, как мама однажды сделала выбор между шикарной карьерой хирурга и отцом. Я улыбнулась.
  - Как скажешь...
  
  14. Военный совет
  
  Мы отчалили от Изюма. Иных дел, кроме как встречи с осведомителем у Иекшара там не было. Теперь он старался рассказывать мне многое.
  Я, наконец, выяснила, что Девятая - это девятая планета в солнечной системе сиросэкайи, та самая, которая привлекала земных толстосумов своими дорогими залежами. А еще она по какой-то причине, скорее всего по той же самой, привлекала "Мятеж".
  Сиросэкайи допустили геологическую разведку на Девятую, но когда туда прибыли первые добытчики, они установили передвижные комплексы защиты. Эти небольшие по своим размерам штучки, окутывали сетью весь район и глушили любую электронику. И если толстосумов это остановило, то мятежников нет. Последние предпринимали различные попытки обойти "глушители". Для начала они пытались захватывать корабли сиросэкайи, но такие попытки не увенчались даже минимальным успехом. Тогда они начали организовывать похищения важных особ. Первой похитили Бакусати, дочь одного из мудрых. Однако произошел несчастный случай, мятежники в пылу сражения сами же застрелили девушку. Этих самых неудачников и должны были обменять на писательницу Светлану Шмелеву.
  Второе похищение было организовано и направлено на Хакаримоту, но тут опять подвернулась я. Хотя если принимать в расчет положение и чувства Иекшара, о которых к счастью мятежники ничего не знали, тоже бы вполне сгодилась.
  В документах, что передал Иекшару Кривоносый содержались детали третьего похищения. Теперь речь шла о двух высокопоставленных представителях народов планеты Сиросэкаи.
  Перед Иекшаром стояла непростая задача - организовать военный совет.
  - Ты пойдешь со мной.
  - Что?
  Я растерялась.
  - Пойдешь со мной. Сейчас.
  Я не стала протестовать. Ведь если берет с собой, значит ясно дает понять, что доверяет! Я взвизгнула и пулей вылетела из каюты.
  - А куда? На мостик?
  Иекшар улыбнулся.
  - Да. Представлю тебя друзьям.
  Я резко нажала по тормозам.
  - Подожди! Друзья?
  - Да.
  Я ошалело моргнула раз другой, потом сорвалась с места обратно в каюту, точнее в ванную и крикнула уже изнутри:
  - Три секунды. Я быстро!
  Осмотрела себя в зеркале.
  Если это друзья и при том участники совета, то они равны по положению. Это уж точно. А еще, наверняка, так же как и команда утверждали, что Иекшар не женится.
  Я залезла в шкаф и выудила оттуда фирменный пакет "Ульяна". Не зря же шныряла по магазинам в Изюме. Тонкое изящное платье из натурального шелка, двухслойное, с широким капюшоном, ярко-лазурного цвета. Конечно, немного открытое, а может для сиросэкайи слишком открытое, зато я в нем сексуальная и вообще просто офигительная женщина, короче по мне так самое оно! Я влетела в босоножки. Пристегнула двумя булавками капюшон к волосам и, едва не поскользнувшись, вернулась к ожидающему Иекшару.
  - Ну как? Похожа на сногсшибательную жену?
  Мой капитан выдохнул, резко обнял меня за талию, притянул к себе и поцеловал, сильно, страстно.
  Если бы у меня не был занят рот, то моя челюсть могла бы отвиснуть. Иекшар проявляет такие эмоции прилюдно? Ого!
  Наконец, он отстранился и уткнулся носом в мой лоб. Я отдышалась.
  - Ты знаешь, по-моему я плохо на тебя влияю.
  Он засмеялся.
  - Ты только заметила?
  - Ну я так поняла, я потрясно выгляжу.
  - Нет.
  - Почему? - Растерянно начала себя оглядывать. - Что не так?
  - Все. Ты не похожа на жену сиросэкай, ты похожа на восхитительную туземку, которую у меня попытаются отобрать.
  Ага! Так у них тоже, что ли мужики за женщин воюют. Круто!
  - Как это отобрать? - На всякий случай поинтересовалась я.
  - Переманить к себе в жены.
  - Фигушки, - улыбнулась я, - я тебя люблю!
  Проворно выскользнула из кольца ослабших рук и поплыла по коридору в направлении рубки, но на полпути остановилась, недоумевая, Иекшара не было рядом. Я обернулась. Он стоял там, где я его оставила и смотрел на меня.
  Я нахмурилась. Что не так?
  - Скажи еще раз.
  Я поняла, улыбнулась. Как мальчишка, ей богу! А еще пятьдесят лет.
  - Люблю тебя, Иекшар!
  Он подбежал, поднял на руки и прижал к себе.
  - Скажи еще!
  - Люблю тебя!
  Ну так! Я не болванчик, чтоб сто раз повторять!
  - Еще!
  - Люблю!
  - Еще!
  - У тебя военный совет! Помнишь?
  - Я помню. Скажи еще раз, и мы пойдем. - Он поцеловал меня.
  - Я люблю тебя, Иекшар! Так мне переодеться?
  Он покачал головой.
  - Не надо.
  Я победно улыбнулась.
  - Вот и славненько. Странные вы все-таки мужики сиросэкайи, реакция, будто я стриптиз собралась танцевать...
  Иекшар нахмурился.
  - Мы не склонны к половым извращениям.
  Я второй раз за последние двадцать минут резко дала по тормозам.
  - Чего?
  - Извращения не входят в наши взаимоотношения.
  - По-твоему стриптиз - это извращение?
  - Да.
  Я тихо офигела.
  - А ты хоть раз его видел?
  - Нет. С какой стати?
  Лицо каменное.
  Та-а-акс... Извращения значит, да еще и половые. То есть привязать тебя к кровати шелковым шарфиком не получится? Стоп. Так мы не договаривались!
  Я подластилась.
  - Любимый! Ты же исследователь, ученый...
  - И? - Иекшар насторожился.
  - А разве ученым не положено руководствоваться практикой?
  - Да. Чего ты хочешь? - Выражение сосредоточенное.
  А то, милый, будем тебя развращать!
  - У меня предложение. Поскольку тут мы с тобой во мнениях расходимся. То я устрою тебе приватный танец, окуну так сказать в свою культуру, а ты сам решишь извращение это или приятное времяпрепровождение. Ага?
  Он все еще хмурился.
  Состроила невинный взор.
  - Ты мне не веришь? - Раз хлоп ресничками, два хлоп, три...
  - Хорошо.
  Я была уверена, что окажусь права. Сиросэкайи тоже мужики - эту истину еще в первый день выяснила!
  Иекшар, все еще хмурый, шел теперь впереди меня. Я беспечно следовала за ним, перебирая в уме все возможные позы и подходящие вещи. А еще музыка...
  - Тякшанни, садись, пожалуйста.
  Выплыла из приятных мыслей. Иекшар указывал на кресло рядом с собой. Я аккуратно села в него. Енни, пилоты, техники покинули рубку как только мы появились. Дверь за ними закрылась.
  - Приступим.
  Я осторожно отодвинула кресло так, чтобы оно оставалось сбоку, но было при этом чуть позади пульта Иекшара. Он удивленно на меня взглянул. Я улыбнулась в ответ. Ну да, ну да. Ты не понимаешь, зачем я это сделала, но поверь, мужчина мой золотой, так надо. Особенно, если твои друзья, по твоим же словам, захотят меня увести.
  Может ваши женщины и настолько глупы, чтобы при необходимости не пользоваться знаниями примитивных инстинктов охотника-добытчика, но я то знаю и умею и сейчас собираюсь это сделать. Пусть я плотоядная туземка, но я умная плотоядная туземка, которая ко всему прочему еще и влюблена.
  Я откинулась на сиденье, сложила руки на коленях, приняла вид гордой королевы и приготовилась.
  Иекшар запорхал по капитанскому пульту. Прозрачные панельки по всей рубке пришли в движение, плавно вытекая и втекая куда-то. На трех экранах появились черные окошки связи. Первым ответил левый.
  Моим глазам предстал широкоплечий смуглый мужчина, со сломанным хищным носом. Его глаза остановились на лице капитана, а затем очень внимательно, словно под стеклом, изучили меня.
  - Здрав будь, Риса.
  - И ты живи, Иекшар.
  - Позволь представить тебе вторую половину мою. - Иекшар повернулся ко мне. - Тякшанни.
  В глазах Рисы мелькнула зависть и быстро исчезла. Ага! Так и думала.
  - Ты женился на низшей?
  В голове опять всплыла прабабушкина песенка. Вот этого бы точно по морде чайником!
  - Да.
  - Она воистину красива. Никогда не встречал наших женщин таких маленьких. - Эй! У вас вроде военный совет! А не сплетни на лавочке. - Поздравляю, друг! Мы не думали, что ты женишься вообще.
  Риса улыбнулся. Я выдохнула. Слава богу! Эмоции появились. Иногда эти парни серьезно пугают, даже если не злятся.
  - Она плотоядна?
  - Она еще кровожадна и сама может за себя говорить! - Я не ожидала от себя такой прыти в чужом языке, но, кажется, злость прибавляет уверенности. Иекшар хмыкнул в кулак.
  - Прошу прощения. - Риса на том конце склонился в поклоне. - Весьма польщен знакомством.
  Я царственно кивнула.
  Два остальных экрана загорелись, и все повторилось вновь.
  Риса был капитаном "Черного потока" и принадлежал, как и Иекшар, к людям суши. Справа на нас взирал Накарера, капитан "Бирюзовой скалы" и он и его команда были людьми воды. По-центру экран должны были делить два представителя тех же народов, Каиа (суши) и Тэкара (воды), те самые кого предполагали захватить мстители. Однако с Тэкарой связи не было. Это осложняло дело, но по словам Рисы хватало и Каиа. Последний сильно отличался от моего мужа и его товарищей. Миловидный, курносый, немного кудрявый, смуглый и по моему предположению маленького роста - он был первым красавцем своей страны, по крайней мере, первым гордецом точно.
  Его реакция на меня была однозначной. Он в лоб поинтересовался у капитана, какую цену он мне заплатил, чтобы я вышла за него. (После этого я решила, что Риса - ангелочек.)...
  - Я передал вам документы, что получил от осведомителя. Как видите, в них указаны все детали похищения, а главное точные дата и время. Необходимо что-то решить с этим.
  - Времяисчисление земное дает нам одни сутки. Это мало. - Каиа заерзал на стуле. Что, мальчик, за шкурку страшно?
  Риса, молчавший все время беседы наконец подал голос.
  - Мы до сих пор лишь предполагаем цели всех диверсий оказываемых против нас земными группами взрывателей. Но реального подтверждения этих догадок мы так и не получили.
  - К чему ты клонишь? - Накарера подался вправо. Видимо именно там Риса отражался на его мониторе.
  - А к тому, что нам это похищение на руку, если бы смогли выяснить истинные цели или подтвердить предполагаемые.
  - Вы не станете им препятствовать? - Практически взвизгнул Каиа.
  Ой! Кудрявый испугался! Он поспешно начал приводить один весомый довод за другим, пытаясь подтвердить глупость такого предложения. Я поразилась. Неужели одна вижу это? Я взглянула на мужа, потом на Рису и Накареру. Лица их были невозмутимы. Черт! Собралась было открыть рот, но меня прервал Иекшар.
  - Мы с Накарэрой займем места послов.
  Что? Подставляться вместо этих хлюпиков? Мне понадобилось все мое самообладание, чтобы не подскочить к Иекшару и не вытрясти из него эту затею, а он меж тем продолжал.
  - Поскольку мы знаем, что за вами установлена слежка, мы обменяемся местами. Я оставлю корабль под командование Енни, Накарера доверит это...
  - Гумота.
  - ... Вы проведете гостями здесь время, что нам потребуется на операцию. Теперь необходимо обсудить детали. Каиа может отключиться.
  - Я вас прикрою, господа. "Черный поток" полетит следом.
  Я сейчас была благодарна Рисе за то, что он и в самом деле не трус и друг. Но этого для моего спокойствия было явно мало.
  Каиа удовлетворенно кивнул и погас.
  - Трусливый кролик! - Все-таки не вытерпела. - Я пойду с тобой, Иекшар!
  - Черта с два! - Иекшар упер в меня ледяной взгляд.
  Ха! Не на ту напал! Я у тебя же и похуже видала! Забыл?
  - Фигушки. Я пойду с тобой!
  Краем глаза заметила, как Риса и Накарера наблюдают за неожиданно возникшей перепалкой, удивленно приподняв брови. Они тоже знают язык?
  - Это не обсуждается!
  И тут меня пронзил животный ужас, совсем как тогда в медблоке. Я инстинктивно отпрянула от Икшара, но потом сообразила. Ах, ты, черт рогатый! Не пройдет.
  Я закрыла глаза, вздохнула поглубже, выдохнула, представила, что передо мной маленький львенок, который только и умеет, что рычать и распахнула ресницы. Удивительно, но это помогло. Страх не прошел, зато я знала, что это всего-навсего проекция его злости на меня, и она не имеет физической подоплеки.
  - Не стреляй в меня глазками, жуткий мальчик! Не проймешь! Я за тебя боюсь! А если с тобой что-нибудь случится? - Я расстроено махнула рукой. Нас прервал искренний веселый смех Накареры.
  - С ума сойти! Иекшар! Я теперь понимаю, чего ты на ней женился! Ни разу не встречал низшего, который бы выдерживал наши эмоции. Меня боялись все! А уж тебя и подавно!
  - Да я тоже полагал до недавнего времени, что хоть крайности она должна бояться. Видно ошибся.
  - Ошибся, ошибся! - Поддакнула я. - Я волнуюсь! Почему должны идти вы? Ведь послы те двое! И, кстати, мнения второго вы спросить забыли. Быть может он не такой трус!
  Иекшар серьезно взглянул на меня.
  - Тэкара довольно стар для подобных операций. Его бы изначально заменил кто-то из нас.
  Я потупилась.
  - Все равно...
  - Это не обсуждается, Тякшанни, ты останешься и присмотришь за мудрым. Ты слабая, ты можешь мне помешать.
  Я надулась. Слабая и помешать. Просто потрясающе! Хотя в глубине души понимала, что он прав.
  Риса снова захохотал. Иекшар обратился к нему.
  - Будь добр, отключи переводчик!
  - И пропустить такое? Как она у тебя там говорит? Фигушки!
  Теперь смеялся только Накарера.
  Иекшар взял меня за руку. Я тяжело вздохнула и замолчала.
  
  15. Поднос, белье и невезение
  
  Каиа, что переводилось как язва, полностью отвечал своему имени. И да, я угадала, ростом он был почти с меня, зато самомнения его легко хватило бы на всех четверых: меня, Иекшара, Рису и Накареру. Короче - это была та же Хакариомота, только мужского пола. И как такому доверили стать послом? С Тэкарой мне знакомиться не хотелось. Благо и не нужно было. Его препроводили на "Бирюзовую скалу".
  Иекшар с другими капитанами заперся в каюте. Они перепроверяли и детализировали план. Мне же пришлось в комнате отдыха команды возиться с Каиа, которому, как назло, в честь меня достали переводчик. Вот уже полтора часа я терпела идиотские вопросы и замечания этого кудрявого шибздика.
  - Скажи-ка мне, низшая, - я не оторвалась от наладонника, остервенело изображая жуткую увлеченность написанным, - а все же ну сколько заплатил тебе твой муж?
  - Нисколько. - Процедила я сквозь зубы в четвертый раз.
  - Но как же ты согласилась на брак?
  - По доброй воле.
  - Не ври мне, низшая! Знаешь ли ты, с кем говоришь?
  С трусливой мелкопакостной козявкой!
  - Знаю и не имею никакого желания врать.
  Козявка расценила мои слова по-своему.
  - Я всегда знал, что наше положение и внешность само собой влияют на ваше мнение положительно. В чем же причина твоего согласия?
  - Я люблю своего мужа.
  - Ты лжешь.
  - Не имею такого желания.
  - Что ж остается один вариант, - Каиа торжественно поднял указательный палец в воздух, - его эмоции повлияли на тебя. Всем известно, что мы так можем.
  Я глубоко вдохнула, выдохнула, кипящая в груди злоба вот-вот норовила вылиться наружу.
  - Не-ет. Я просто люблю своего мужа.
  - Но он же некрасив, в отличие от меня.
  Все!
  Я резко вскочила с места и, пролаяв что-то насчет туалета, вылетела из помещения пулей. На пороге дежурил Огава. Я попросила его занять посла, сама понеслась в каюту, в спасительные объятия Иекшара.
  Бесцеремонно отперла дверь и, оказавшись внутри, прижалась к ней спиной. Не обращая внимания на оторвавшихся от работы сиросэкайи, я сжала руки в кулаки так, что побелели костяшки, и зарычала.
  - Еще час такой компании и я убью этого шибздика! Убью! Честное слово! В особо жестокой форме!
  - Милая! - Иекшар подошел ко мне и обнял. - Все хорошо. Не волнуйся. Что случилось?
  Это совсем не успокоило.
  - А то, что я убью его даже раньше, чем ты покинешь корабль!
  В дверь позвонили. Капитан, не отпуская меня, потянулся и открыл ее. На пороге маячил Каиа в сопровождении громадного, по сравнению с ним, Огавы. Я отвернулась, лицо мое недвусмысленно перекосило.
  Риса и Накарера, наблюдавшие все это время за разыгравшейся сценой, смотрели с любопытством и смешинками в довольно усталых глазах. Вот почему не они послы? Эти, в отличие от козявки, существа умные, рассудительные, серьезные. И с ними наверняка интересно!
  - Тякшанни, ты уже закончила со своими делами? - Прожурчал мне в затылок Каиа. Мое лицо видимо перекосило еще сильнее, потому как два сиросэкайи передо мной опустили головы, скрывая ухмылки на лицах. - Ты пойдешь со мной беседовать. Немедленно.
  Я зажмурилась и вжалась в тело Иекшара, такое теплое, родное, любимое. Благо ему ничего не нужно было говорить, он прекрасно меня понимал и без слов.
  - Прошу простить мою жену, посол. Но она приступит к своей обычной трапезе, а поскольку она предпочитает есть мясо, вряд ли вы захотите наблюдать за процессом.
  - Фу! Тякшанни ты обязана отказаться от этой пагубной привычки. - Я сцепила зубы. Я хорошая примерная землянка! Я не огрею по голове придурковатого посла! - Я, как возможный будущий претендент на твою руку, - я все еще хорошая инопланетянка! - рекомендую тебе заняться этим как можно быстрее. - Я начала медленно разворачиваться, отодвигаясь от Иекшара. Где-то тут сбоку стояла увесистая подставка под чашки. - Поскольку, я сильно сомневаюсь, что ты мне не соврала относительно выплаченной тебе Иекшаром суммы, - я высунула руку и ухватила поднос, - знай, я не собираюсь платить тебе за то, чтобы каждый день наблюдать за твоими примитивными привычками. - О, да! Я плохая инопланетянка! Я очень, очень плохая инопланетянка!
  Следующее произошло одновременно: Иекшар, видимо угадав мои тайные планы, нажал кнопку закрытия двери, произнеся "спасибо" и "всего хорошего, посол"; я резко закончила разворот и обрушила поднос на предполагаемое место расположения головы Каиа, но, к моему несчастью, поднос наткнулся на полузакрывшуюся дверь, так что посол только ойкнул от услышанного им снаружи грохота; Риса и Накарера покатились с хохотом, каждый в своем кресле.
  Я тяжело дышала, опустив оружие. Иекшар медленно, осторожно вынул тяжелый предмет из моих онемевших рук.
  - Милая, зачем же так?
  Я развернулась к мужу. Теперь вся моя злость перекочевала на него.
  - Ты что, не слышал? Этот шибздик указывает мне, что я должна, а что не должна, да еще оскорбляет моего мужа! Да я его прибью, если еще хотя бы раз...
   - А как он оскорбил Иекшара? - Риса с любопытством смотрел на меня.
  Я даже слегка растерялась. Ничего себе вопросик. Ах, ну да!
  - Он же при всех, не смущаясь, заявляет, что я, якобы, согласилась на брак за деньги. Это раз. Я якобы вру, что люблю мужа. Это два. Он уверенно утверждает, что я променяю Иекшара на его козявчатую персону! Это три. - Я выдохнула.
  Все. Шарик сдулся. Молодец сиросэкай, полезный вопрос задал.
  Риса и Накарера удивленно взглянули на Иекшара.
  - Где еще водятся такие землянки?
  Я устало приложила ладонь к лицу и повисла на муже.
  - Не оставляй меня с ним! - А теперь коронный взгляд невинного щенка в глаза любимого. - Пожалуйста! Я за себя не ручаюсь. Я его либо без потомства оставлю, либо без головы. И в том, и другом случае Тагеки меня поругает. А?
  - А что уже были прецеденты? - Накарера с любопытством подался вперед.
  - Два.
  Иекшар покачал головой и сдался.
  - Я отправлю тебя к Тэкара на "Бирюзовую скалу". Ты не против, Накарера?
  - Нет, конечно. Команда только рада будет. И с Гумоты часть обязанностей снимется.
  Я испуганно посмотрела в глаза Иекшара. Что? Еще один посол?
  - Любимая, Тэкара старше, мудрее и женат.
  - А с тобой нельзя? - Уже как-то без надежды спросила я.
  Он отрицательно покачал головой. Я послушно вздохнула.
  - А можно я с вами посижу?
  Риса подскочил со своего места.
  - Садись, красавица!
  Я благодарно улыбнулась.
  - Иекшар, а где состоится заседание Союза?
  - На Кедровке.
  Я удивленно уставилась на мужа. Он ухмыльнулся и подмигнул мне. Все возвращается на круги своя.
  Несколькими часами позже капитаны отправились на свои корабли. Я же, наконец, осталась наедине с Иекшаром, который заставил Тагеки невинно солгать послу относительно моего здоровья. Вот уж чужие нравы, так чужие нравы. У нас любой другой мужик давно бы по голове такому настучал. А Иекшар лишь поглядывал на меня искоса, то ли сам не верил, что я не поведусь на молодого "красавца", то ли еще чего. Спрашивать не хотелось. Вопросы защиты личной территории обсудим позже. Сегодня у меня были иные планы.
  Я дождалась пока Иекшар унесется бегом в рубку (муж у меня положительно жаден до моего тела оказался) дать контрольные указания Енни, и принялась быстро соображать поле боя. Ароматических свечей тут нет, поэтому пришлось просто помудрить с освещением. Настроить его (все-таки инопланетная техника) удалось с десятой или девятой попытки. В качестве одежды выбрала простое кружевное белье, джинсы, серую просторную кофту Иекшара. Музыку подобрала еще накануне вечером. Ну берегись, мой противник "извращений"! Спряталась в ванной, заколола на затылке волосы и стала ждать.
  Ждать пришлось недолго. Я услышала, как открылась и захлопнулась дверь каюты.
  - Тякшанни, что это?
  Я бегом нажала плэй на мониторе и крикнула из ванной.
  - Иекшар, просто сядь в кресло.
  - Хорошо. - Он все еще был удивлен. Ну еще бы! Видно не предполагал, что я устрою сюрприз.
  Зазвучали первые аккорды. Я картинно на носочках выплыла из-за косяка и сделала первые по кошачьи плавные движения. Брови у моего мужа поползли вверх, особенно когда я начала ласкать себя через одежду.
  А вот и оно! Удивление в глазах сменилось напряжением. Так. Теперь сесть, попу назад и медленно встать. Напряжение сменилось вожделением, Иекшар подался вперед.
  Я медленно провела руками по бокам, груди, распустила волосы. Потом, сделав два шага навстречу, в такт музыке сняла кофту и швырнула ее на кровать. Иекшар поднялся с места, подошел ко мне вплотную. Чего ему хочется, понятно было без слов, но он меня плохо знал.
  Я уперлась вытянутой рукой в широкую мужскую грудь и властно усадила на место, оседлав сверху. Иекшар резко выдохнул и попытался меня поцеловать, я увернулась. Тогда он обнял за талию и притянул к себе. Засмеявшись, я выскользнула из его объятий, при этом недвусмысленно задев грудью все самые чувствительные части его тела, вышла на середину комнаты и продолжила танец.
  Изогнулась, легла на пол и плавно расстегнула джинсы, положила ладонь на живот, медленно стянула их, лаская себя. Сделала березку, согнула ноги, и брюки полетели вслед за кофтой. Встала. Иекшар снова повторил попытку поймать меня, и снова попытка закончилась неудачей. Я перешла к финальным аккордам танца.
  Призывно улыбаясь, спустила лямки лифчика, сначала правую, потом левую, затем расстегнула застежку спереди, и он полетел на пол. Провела ладонями по груди и, приблизившись, уселась на колени мужу, с удовольствием отметив его возросшее желание. Он весь напрягся и тяжело дышал. Я склонилась, едва прикоснулась губами к его губам, при этом мое обнаженное тело касалось его одежды и это возбуждало обоих. Иекшар приоткрыл рот, собираясь поцеловать меня. Я установила преграду в виде ладони. Он прерывисто вздохнул.
  - Это и есть приватный танец, Тякшанни?
  Я улыбнулась и закусила нижнюю губу. Догадливый мой сиросэкай.
  Я провела ладонями по его телу, забралась сначала под кофту, затем под брюки. Он закрыл глаза и застонал.
  - Ты победила.
  Причем безоговорочно, любимый! Легко поцеловала его и соскользнула с коленей. Остался последний предмет одежды. Я отступила на несколько шагов назад, изгибаясь и вращая бедрами, положила руки на талию, подцепила тонкую ткань кружевных трусиков... наступила на свой ливчик, поскользнулась и сексапильно рухнула на пол. Иекшар сполз ко мне с кресла. Я увидела его недоуменный взгляд, все еще горящий неудовлетворенным желанием.
  - Тякшанни, это тоже входит в твой танец?
  Меня прошиб приступ смеха.
  - Нет, но это входит в общую концепцию моей жизни!
  Иекшар усмехнулся и вытянулся рядом, глаза его горели.
  - Любимая.
  - М?
  - А могу я сам снять вот это. - Он указательным пальцем поднял краешек кружевного белья.
  Я тяжело сглотнула и утвердительно кивнула. Иекшар проложил кончиками пальцев дорожку от бедра до груди и обратно, сел, зацепил белье, стянул и, подняв меня на руки, уложил на кровать.
  Я, тяжело дыша, нетерпеливо наблюдала, как самый умопомрачительный мужчина во вселенной раздевается и, кажется, завидовала сама себе. Потом мозг перестал работать.
  
  16. От таможни добра не ждут
  
  Мы приземлились в VIP-порту Кедровки. Я проводила Иекшара и передислоцировалась на утяшен Накареры.
  Тэкара, что переводилось как мощь, оказался пожилым невысоким старцем, довольно крепким для своего возраста, хотя я еще пока не научилась до конца разбираться в этом вопросе. И о чудо! Дедушка мне безумно понравился! Мудрый, рассудительный, внимательный, он как никто другой подходил на роль посла. Мы сразу же нашли общий язык.
  Помощник Накареры, Гумота, был не слишком говорлив и порывался называть меня "госпожой", пока ему в приказном порядке не запретили этого. Он также как и остальные члены команды "Бирюзовой скалы", был высок и по меркам сиросэкайи некрасив. Любопытно, сколько значения вкладывает этот народ во внешность, и насколько это значение странно в своем проявлении.
  Вместе с послом я расположилась в рубке и наблюдала трансляцию заседания Союза Космических Держав по центральному экрану, оно продолжалось уже более четырех часов в большом зале частного туристического комплекса "Звездное небо" и подходило к концу. Нервы мои были на пределе, поскольку именно на выходе нашу (и вот тут важный нюанс: под словом "нашу" я подразумевала совсем не человеческую) делегацию должны были захватить мятежники.
  Диктор увлеченно комментировал происходящее. Камера то и дело возвращалась к невозмутимым лицам командиров. Еще бы! Практически событие века! Раньше сиросэкайи, если и участвовали в подобных мероприятиях, а таких случаев в истории взаимодействия наших цивилизаций было два, то только в закрытых. Теперь по словам того же диктора, которые он умудрялся вставлять между выступлениями участников заседания, зрители становились свидетелями исторического события, когда правительства Сиросэкаи наконец решили сотрудничать в более широком смысле этого слова.
  Единственное, чего мне хотелось к концу заседания, огреть тупого болтливого дядьку чем-нибудь тяжелым.
  Закончились последние обсуждения. Делегации дипломатов стали понемногу выплывать из зала. Я наблюдала за Иекшаром. Его речь, да и Накареры тоже, не отличалась пафосом или вычурностью. С точки зрения сиросэкайи политические заявления выглядели заметно иначе. Коротко, четко, по существу вопроса.
  Затем обязательное позирование участников СКД и гостей на крыльце под вспышками камер. Иекшару не слишком нравилась окружающая обстановка, но он держал себя в руках. Я неплохо изучила мужа за эти недели, чтобы частично понимать, что творится в его голове.
  Вот, наконец, все формальности закончились и оба капитана в сопровождении липовой охраны двинулись к своим кораблям под прицелом журналистских камер. Дальше все произошло быстро. Практически у самого корабля из резко выехавшего на летное поле электромобиля выскочили молодчики в масках, схватили двоих "послов" и так же слаженно скрылись, затолкав последних в машину. Журналисты принялись что-то орать, но Гумота уже отключил канал.
  - Начали. - Скомандовал помощник.
  Я подалась вперед, Тэкара непроизвольно вторил моему движению. Пилоты запорхали над полупрозрачной аппаратурой. Рубка пришла в движение. Каждый действовал быстро, я прониклась невольным восхищением этими людьми, но лишь на секунду. Страх за мужа наполнял каждую клеточку мозга, заставляя чутко вслушиваться в неродную речь команды "Бирюзовой скалы".
  Гумота напряженно обернулся к правому экрану, где отображалась трехмерная карта с тонкой сигнальной меткой расположения Накареры и Иекшара. Помощник склонился над своим пультом и включил обратную связь.
  - Капитан, операция началась. Мы вас видим. Следуем за сигналом.
  Ответом было шипение, небольшой гул, а потом я услышала голос мужа.
  - На кого вы работаете?
  Молчание.
  Он снова повторил вопрос на нескольких человеческих языках, - это мой гениальный ученый! - ответом ему каждый раз служила тишина. Гумота напрягся и обернулся к Тэкара.
  - Мудрый, они молчат. Это странно.
  - Почему? - Я понимала, что вмешиваться не стоит, однако язык - враг.
  Посол взглянул на меня.
  - Мятежники никогда не молчат, они не профессиональны в своих действиях. - Я вспомнила Рябого с сотоварищем, которые остались на корабле и, скорее всего, погибли в кладовке, Шрама, который так и остался в коме в медблоке Тагеки. Тэкара повернулся к Гумоте. - Эти люди хорошо обучены. Включи повтор.
  Помощник послушно кивнул и запустил повтор записанного с трансляции материала на замедленном воспроизведении. Затем, подождав несколько секунд, остановил картинку. Поднял руку и указал на панели несколько мест, они тут же осветились бледно красным.
  - Вот здесь и здесь. И еще дальше. - Он пролистал следующие кадры и проделал с ними тоже выделение. Тэкара кивнул.
  - Если не брать в расчет экипировку, технику, а руководствоваться анализом их действий, то это совершенно не похоже на предыдущие похищения.
  - Наемники? - Поднял голову один из пилотов, кажется, его звали Нама.
  - Сложно сказать. Не припомню в космосе таких групп. - Гумота хмурился. Мне это определенно не нравилось. Иекшар всегда точно все знал. Возможно, он и теперь имеет предположения, только высказать вслух их не может. Но я ошибалась, капитан подал голос.
  - На кого вы работаете? - О! Этот язык я знала и без переводчика. Он дал подсказку через меня.
  - Китайцы! - Почти завизжала. И как окружающие не приняли меня за чокнутую?
  - Спасибо, мудрый. - Поблагодарил Иекшара Тэкара. - Гумота, тебе знаком этот вид наемников? - Помощник неопределенно качнул головой.
  - Ни разу не встречал, но частично слышал.
  - Они взлетают. - Нама указывал на трехмерную карту.
  Гумота оживился и начал отдавать команды. Вскоре единый живой организм "Бирюзовой скалы" выстрелил в космос, уводя за собой "Хвостатую звезду" под командованием Енни и Рису с его "Черным потоком".
  Восемь часов напряженного молчания и ожидания. Куда следует этот чертов китайский корабль? Кажется, не я одна задавалась подобным вопросом, разница была лишь в том, что все сиросэкайи оставались невозмутимы, я же то и дело подскакивала и повторяла это вслух, пока не услышала тихий успокаивающий голос мужа.
  - Накарера, друг, как считаешь, Тякшанни следовало бы немного успокоиться? Надеюсь она знает, что с нами все в порядке?
  - Думаю да, а то у всех там, наверное, голова уже болит, что для нас неестественно.
  Ах ты, гнусный дружок! Язва чертова! Я со стоном брякнулась рядом с Тэкарой и, наплевав на всех и вся, проворчала.
  - Я же люблю тебя, чертов инопланетянин! Говорила тебе, возьми меня с собой!
  В эфир прошел смешок Иекшара. Пилоты и техники осторожно покосились на меня. Гумота остался невозмутим.
  Я решила занять свои руки хоть чем-то. Время обеда давно прошло.
  - Сейчас вернусь.
  В бешеном темпе - не дай Бог пропущу что важное - сорвалась с кресла и понеслась на кухню. Местного повара звали Аигукита. Когда-нибудь поломаю язык, выговаривая эти имена, ну... или мозг, запоминая. Быстро оседлав коня безграничного нахальства, я жестами выпотрошила из него обед на семь персон и с подносом, уставленным всяческими травами, ринулась в рубку.
  Более всего такому проявлению заботы удивился Гумота.
  - Кормить нас?
  - Ну не себя же!
  Я услышала как Иекшар закашлял. Так значит, ты тоже порой скрываешь смех, счастье мое?
  Тэкара первый взялся за тарелку с жижей под названием суп.
  - Спасибо, Тякшанни. Я и в самом деле проголодался.
  Спрашивать, а почему собственно повар не допер снести управленцам поесть, не хотелось. На задворках сознания теснилась мысль, что лучше этот факт жизни сиросэкайского утяшена отложить на потом.
  После еды в рубке заметно потеплела атмосфера. Совсем же можно было замерзнуть в сухом холодном климате молчания. Я тоже достала себе бутербродиков и аккурат навернула их по дороге из кухни, чтоб не испортить аппетит пилотам или Гумоте. Все таки от них зависит целый корабль.
  С регулярной частотой на связь выходил Риса. Тэкара мне объяснил, что ни Енни, ни Гумота не имеют права на открытие огня, несмотря на то, что управляют военным кораблем. Таким правом наделяется исключительно капитан и только письменно, с разрешения совета.
  Вот же елки зеленые! Они так любую войну проиграют!
  - Нет. Введенное военное положение - это иная система действий.
  - А-а. - Вот блин! Опять вслух ляпнула!
  - Мы входим в транспортный поток Земли.
  Земли?
  - Рассчитать траекторию возможных путей.
  Нама запорхал над панелью.
  - Они снизили скорость. Вошли в центральную очередь на таможню.
  - Вставай туда же.
  Утяшен сиросэкайи на таможне? Да провалиться мне, если пропустят! Он же для профессионалов выделяется как лебедь среди уток. А в нашем случае целых три лебедя.
  Я устало прикрыла лицо руками. Думай, Света, думай.
  Хотя... Авось прокатит.
  Не прокатило.
  Военные корабли окружили нас и вывели из очереди. С этого момента все покатилось под откос. Нама отслеживал маячки по карте, пока Гумота, Риса и Енни общались с представителями властей, а потом Нама сказал то, отчего у меня похолодели руки. Впрочем, я и сама все поняла до того как пилот озвучил мысль, поскольку следила не менее внимательно за картой.
  - Они пропали. Связь обнаружена и устранена.
  Гумота отключился от таможенников и попытался несколько раз связаться с Иекшаром и Накарерой. Бесполезно. Я заломила руки.
  - Нама, в какой точке?
  - Сразу после прохождения таможни.
  На экране появилось невозмутимое лицо Рисы.
  - Мудрый, нас не пропускают. Пролет будет разрешен через сутки. Столько времени требуется на официальный запрос. Я уже связываюсь с советом на предмет введения военного положения. Тоже предлагаю и вам.
  Я пискнула. Военное положение с Землей? Ничего себе межпланетный конфликтик.
  Думай, Света, думай!
  - Стойте!
  Тэкара протянул мне пульт. И откуда он угадал? Хотя быть может сама потянулась, они люд внимательный. Я схватила прозрачную клавиатуру с манипулятором и принялась реализовывать безумную мысль. Центральный экран, где только что красовалась физиономия Рисы почернел, пошел звонок, на том конце включились. На нас взирало небритое, невыспавшееся лицо Петьки Носика, в руках дымилась одноразовая чашка кофе.
  Он немного рассеяно оглядел меня и окружающую обстановку. Я с пультом вылетела на середину рубки.
  - Шмелева?
  - Петька, нужна помощь!
  Парень прибалдел. - Какая? - И моментально приобрел сосредоточенный вид. - Кто с тобой?
  - Помнишь обстоятельства и разговор, при которых мы с тобой встретились последний раз? Помнишь обещание твоего начальства капитану?
  - Да-а.
  - Петь, я жена Иекшара. Его...
  - Выкрали. Я видел.
  - Мы преследовали до Земли. Утяшены застряли на таможне, если не поможешь, все кончится войной.
  Носика будто током двинули.
  - Ничего не предпринимайте! Мы будем через пятнадцать минут. Вас пропустят.
  Экран погас. Тэкара обернулся ко мне.
  - Он поможет?
  Я утвердительно кивнула, хотя сама не была толком уверена.
  
  17. Неправильные заложники
  
  Менее чем через тринадцать минут Носик ступил на борт "Бирюзовой скалы" в сопровождении двух мужчин в строгих неприметных костюмах. Таких в толпе не выделишь. Нас тут же пропустили таможенники и сопровождали вплоть до правительственного порта, куда просил садиться один из Петькиных сопровождающих, Дмитрий Сергеевич.
  По дороге я умудрилась изложить подробную версию похищения и преследования, начиная с добытой от мятежников информации.
  На Земле Дмитрий Сергеевич поднялся.
  - Прошу вас, джентльмены, не покидать своих кораблей. ФСБ возьмет на себя часть с освобождением заложников.
  Тэкара вопросительно взглянул на меня. Снова уподобилась болванчику. Потом сообразила. Это что же? Они там что-то делать собираются, а мне тут сидеть? Я подскочила следом.
  - Я пойду с вами!
  Петька состроил мне неприятное лицо.
  - Боюсь, вам придется не покидать это судно. - В глазах Дмитрия Сергеевича не было ни капли понимания или внимания к моей персоне.
  Ошибаешься, старичок! Только попробуйте меня не взять.
  - Я жена Иекшара.
  - Я в курсе.
  - И если я не пойду...
  Тэкара впервые перестал быть мягким и добрым. Вот уж откуда не ждала помощи! Он одним повелительным жестом заткнул меня. Я на удивление послушалась, он упер в Дмитрия Сергеевича тот самый взгляд, которого боялись все люди и тихо произнес.
  - Мы вдвоем пойдем с вами. - Старый фээсбэшник отпрянул, но не сдался, хотя у меня шкала пугливости зашкаливала. Вот вправду чем старше, тем сильнее. - В противном случае, я буду вынужден отдать иной приказ.
  Соглашайся, переговорщик непутевый!
  Согласился. Я обернулась на Петьку и третьего сопровождающего. Они хорошо держались.
  Мы впятером вышли наружу. Я по привычке глубоко вдохнула родной воздух. Посол в отличие от меня закашлялся.
  - Убитая планета. Совсем нечем дышать.
  Никто ему не ответил. На краю взлетного поля стоял электромобиль. В него то мы и сели. Нас везли по родным московским улицам. Я влипла носом в окно. Оказывается за несколько недель можно соскучиться.
  Справедливо предполагала, что везут нас в главное управление. Не ошиблась. Лифт поднялся на пятый этаж, в огромную приемную. За столом возле окна восседала секретарша. При появлении начальника она встала и открыла двери в кабинет. Прямо швейцар!
  Мы прошли внутрь.
  - Располагайтесь.
  Широким жестом хозяин указал на удобные кресла. Тэкара величественно внял предложению. Я же для начала внимательно огляделась. Кто знает чего ждать от этих ребят? Петька, конечно, старый знакомый, но сейчас он меньше всего походил на того человека, которого я когда-то знала. Передо мной маячил фээсбешник, строгий профессиональный беспристрастный.
  Почему-то всегда полагала, что в кабинете большого начальника можно играть в мяч. Что ж. Мысль явно была ошибочной. Вполне себе средненький кабинетик, на мою гостиную потянет. Прозрачная стена, несколько экранов, стол, диван, кресла, портрет президента. Все по-спартански.
  Дмитрий Сергеевич открыл свой ноутбук.
  - Полина, - обратился он к женщине в дверях, - будьте добры позаботиться о нашем особом госте. Зеленый чай и фрукты.
  Тэкара благодарно кивнул.
  Погодите! А меня в счет не берут? Типа пустое место? Ладно. Черт с ними! Главное чтоб помогли! Я взяла быка за рога.
  - Так что с Иекшаром? Господа. Уже больше двадцати минут прошло!
  Дмитрий Сергеевич строго глянул на меня исподлобья, видно не часто сталкивался с таким хамством, и вывел на большой экран окна связи, переключил звук со своего наушника на колонки. В помещение тут же ворвалось множество сухих мужских и женских голосов. Среди этой какофонии я постаралась выудить нужную мне информацию. Получилось.
  Речь шла о "Континентальной".
  - Стойте. Вы ошибаетесь! При чем тут мой муж? Его украли китайцы по заказу "Мятежа".
  За своего начальника ответил Носик, хотя обращался он скорее к Тэкаре.
  - Мятежники работали на тандем Колосков-Рыбников за информацию и оружие.
  Этой фразы вполне хватило. Никогда не отличалась тугодумством. Неожиданно все встало на свои места. Континентальная не приостановила свои интересы в районе системы Сиросэкаи как остальные компании, напротив они в обход законодательства, через взрывателей, прилагали усилия к снятию "глушителей". Утяшены проходили через такое поле безнаказанно, обладая нужной защитой, потому и пытались захватывать корабли сиросэкайи по началу. Потом мстители провалили два похищения. Случай с послами намного серьезней и для этого наняли профессионалов. Те же мысленные процессы произошли в голове Тэкары.
   - Девятая.
  - Так точно, господин посол. Мы давно наблюдаем за ситуацией. Не волнуйтесь, все под контролем. Мы, так же как и вы, знали о готовящейся акции. Наши люди вели корабль от Кедровки. Сейчас он стоит в частном порту. Как только мы определим куда...
  На одном из экранов появилось сосредоточенное лицо молодого человека.
  - Дмитрий Сергеевич. Местонахождение определено.
  Третий мужчина, который нас сопровождал и молчал все это время, оживился. А я про него успела забыть.
  - Действуем. Группа захвата. Выезжаем.
  Он ринулся к двери, Петька следом.
  Начальник же продолжил.
  - Действовать аккуратно. Координирование за мной.
  - Я с вами. - Ринулась вслед за уходящими.
  - Нет. - Но твердые слова прозвучали мне в спину.
  - Петька! Меня возьмите!
  Носик недовольно обернулся.
  - Иди на место!
  Ничего, нормальный такой приказ! Я что собака?
  - Я с вами. Я могу знать то, чего не знаете вы! - Нашлась чем ударить. Потом подумала про Тэкару. - И посол, кстати, тоже!
  Мужчина, имени которого я так и не знала, не положено наверное, поэтому обозвала его про себя Черный, отрешенно кивнул в пространство и окликнул Носика.
  - Пусть идет. Будет сидеть в машине.
  Согласна на все!
  Лифт вынес нас в гараж, откуда мы выехали с водителем на служебной машине.
  - Вторая, третья и четвертая группы, загородный клуб Рыбникова. Время пять минут. - Кинул Черный.
  Мы неслись по городским улицам. Я мимолетом засекла время. И правда пять минут понадобилось, чтобы на бешеной скорости добраться до здорового особняка, выстроенного в стиле помещичьей усадьбы середины девятнадцатого века.
  Сказать, что строение впечатляющее, не сказать ничего! Настоящий музей, опутанный охранной системой. Привет двадцать второе столетие.
  Казалось, что в доме невероятно тихо. Мы остановились вне поля зрение камер и систем обнаружения движения.
  - Он вообще обитаем?
  Черный сурово зыркнул в мою сторону.
  Поняла! Взгляд "молчи дура", я всегда могла определить.
  Петька ухватил меня за запястье и покачал головой.
  Что? Тут все молчат? Ой, елки!
  Я картинно вытаращила на Петьку глаза, но он только махнул рукой. Вроде, потом объясню.
  Ну, потом, так потом.
  Черный натянул маску и выскочил из машины. Я увидела еще молодчиков тридцать в той же экипировке. Все молчали. Черный отдавал команды жестами, остальные послушно кивали.
  Группа рассредоточилась так неожиданно и тихо, что я потеряла всех из виду.
  Петька что-то рассматривал на своем экране. Я нырнула ему под руку. Трехмерная карта местности и надо отметить довольно подробная, с четким планом дома, его внутренних помещений. По ней двигались и замирали огоньки маячков. Все три группы, как на ладони. Один из маячков горел зеленым. Я предположила, что это Черный. Подробнее расспрошу потом, если, конечно, ответят.
  Маячки слаженно стояли, пока тройка из них двигалась вокруг дома. Потом я услышала щелчок в ухе у Петьки, и он удовлетворенно выдохнул.
  - Ты нас чуть не сдала!
  Я опешила.
  - Как?
  Он закатил глаза.
  - Щука! Новейшая охранная система, выделяет человеческие голоса. Это у нас автомобиль звуконепроницаемый. Спас. А ты, Свет, помалкивай, когда тебя не спрашивают.
  - Петь, скоро уже?
  Он снисходительно глянул на меня.
  - Не волнуйся. Ребята лучшие в своем деле. Будет твой Иекшар скоро вместе со вторым.
  На карте меж тем разворачивалось целое действо. Точки прыгали скакали, перемещались по дому.
  - Петь, а почему камер на них нет? Только маячки?
  - Опять же. Охрана. Наши маячки с защитной системой, их не поймаешь, а вот сигнал с камеры легко. Тут мы еще не сильны... - Он схватился за ухо.
  - Что? - Пискнула я.
  Петька побледнел.
  - Что? - Уже дурным голосом взревела.
  - Они выводят из строя людей. Одного за другим.
  - Как? Кто?
  Я ухватилась за парня и начала трясти. Он бесцеремонно скинул меня и открыл дверь.
  - Капитан со товарищем.
  Рот непроизвольно открылся, потом захлопнулся, и я ринулась следом.
  Ну конечно! Как я, дура такая, не догадалась, что два здоровенных сильных сиросэкайи, да еще профессиональные воины, будут сидеть в плену и тихо ждать, что их кто-то там освободит! Ага! Как же! Хренушки! А еще хвасталась, что знаю мужа.
  Я бежала вслед за Петькой, не разбирая дороги. Мы миновали кованые резные ворота, парк, подъездную дорожку, фонтаны (вот развернулся же барин!), центральный вход, какие-то лестницы, залы. Носик ориентировался на голоса в своем ухе. Я ориентировалась на Носика.
  Наконец до меня донесся небольшой шум, и я, приняв гениальное в своей простоте решение, заорала.
  - Иекшар! Накарера! Мать вашу! Не трогайте ребят! Они же помочь хотят!
  Эхо гулко разнесло слова по дому, каверкая их. Петька неодобрительно оглянулся и скрылся за поворотом.
  Позади раздались гулкие удары тяжелых сапог по полу. Меня почти снесли с пути. Две крепкие руки обвились вокруг талии и возле уха прошептал знакомый голос.
  - Тякшанни.
  Я повисла на Иекшаре, как клещ. В таком положении нас застал Накарера, одной рукой сжимающий за шкирку Черного, а второй - знакомого мне толстопуза Рыбникова, что когда-то бесцеремонно шарил глазами в вырезе моего платья.
  - Иекшар, этот, - он для наглядности потряс, побитое туловище Черного, - утверждает, что они группа захвата... О! Тякшанни! А ты тут как?
  Черный сверкнул прикрывшемся покрасневшим глазом.
  Я решила подать голос во спасение.
  - Я же кричала. Они и вправду фээсбэшники и...
  - Иекшар! - Петька вынырнул из-за угла в сопровождении троих молодчиков с автоматами. - Отпустите командира группы захвата немедленно!
  Накарера пожал плечами и поставил парня на землю.
  - Ну кто ж знал то? Какая-то слабенькая у вас группа захвата.
  Я засмеялась, истерично неестественно и снова уткнулась в родное, теплое плечо Иекшара. Он нежно погладил меня по голове.
  
  Эпилог.
  
  В который раз одернула кофту на муже, чем заслужила насмешливый взгляд и позвонила. Несколько минут спустя дверь открылась и на пороге показалась моя мама.
  - Светик! Доченька! А что ж без предупреждения?
  - Мам, познакомься. Это Иекшар, мой муж.
  Мама перевела взгляд на возвышающегося рядом представителя иной планеты. Я ожидала, какой угодно реакции, какого угодно вопроса, но не того, что услышала дальше.
  - Замужем? Опять?
  Елки зеленые! Как ж могла забыть, откуда унаследован мой неверно подвешенный язык.
  Иекшар приподнял бровь.
  - Опять?
  - А...
  Мама прервала мою гласную.
  - Добрый день, молодой человек. Проходите, пожалуйста.
  - Солнышко! - Отец появился с наладонником в руке. - Ты приехала! - Он перевел взгляд на моего спутника и легко кивнул в лучших традициях сиросэкайи. - Доброго дня. Проходите.
  Иекшар снова удивленно смотрел на меня.
  - Папа разведчик, бывший.
  - Бывших не бывает, милая.
  - Знаю, папочка.
  Я послала ему самую милую детскую улыбку.
  - Ну представь нас своему знакомому.
  - Он не знакомый, - вмешалась мама, - он - муж.
  На папину реакцию я могла рассчитывать. Он меня не сдаст!
  - Надо же, поздравляю. Только почему без нас?
  - Прости, пап. Так вышло.
  Иекшар взял меня за руку.
  - Это моя вина. Она не знала обычаев и согласилась на брак, не подозревая о том.
  Вот и кому сейчас это откровение было нужно?
  - Что? Опять? Милая...
  И папа туда же! Я закрыла лицо ладонями.
  - Нет. Это обдумано и правильно. - Из-под рук мой голос звучал приглушенно.
  - Вы проходите, Иекшар, проходите. Я сейчас стол накрою. - Пропела мама.
  Пока мы шли на кухню, муж склонился к моему красному со стыда уху.
  - Когда ты была замужем? Отвечай немедленно. Почему ты мне не рассказывала?
  - Это было случайно, мне было девятнадцать, и я впервые в жизни курила то, что курить было не нужно. Проснулась с печатью в паспорте. У папы тогда много сил ушло на развод. Парня я даже не знала.
  - Вернемся на корабль, ты мне расскажешь всю свою жизнь до меня, начиная с рождения.
  - Подробно?
  - Очень.
  Я состроила страдальческое лицо, потом обратилась к маме.
  - На самом деле вы ничего не пропустили. Расписаться нам еще предстоит. Разрешение совета и президента у нас уже есть.
  - Так это вы были послом на Кедровке? - Очнулся папа. Все-таки стареет мой разведчик. Раньше бы сразу сообразил...
  Тем же вечером мы лежали в каюте, и я рассказывала о некоторых деталях своей катастрофичной жизни. Меня разбирало на признания.
  - Знаешь, я книгу про "Хвостатую звезду" писала, хотела опубликовать.
  Иекшар улыбнулся.
  - Знаю.
  Я приподнялась на локте.
  - И?
  - И ты передумала.
  - Откуда ты...
  - Я вообще много чего знаю.
  - Слишком уклончивый ответ. Ты следил за мной?
  - Вовсе нет. Я следил за твоим ноутбуком. А ты, между прочим, слушала мой журнал.
  Я потупилась. Ладно. Праведный гнев спрячем на потом.
  Мы помолчали.
  - Тякшанни.
  - М? - Я по-кошачьи потянулась.
  - В журнале я много в чем сознавался, но было еще кое-что, чего я не записывал.
  - Что именно?
  Я ожидала блаженную фразу: "я люблю тебя, плотоядная землянка". Однако ошиблась.
  - Это я уничтожил заказчиков твоего похищения.
  Я села.
  - Что?
  - С твоим другом Носиком нас связывает давнее сотрудничество. - На слове "друг" у него сомкнулись челюсти. Я улыбнулась. Люблю, когда он ревнует. - Помнишь, ты взглянула на свои пальцы такими испуганными глазами? - Еще бы! - Ты натолкнула меня на одно из воспоминаний о низших. Я просмотрел материалы, нашел несколько описаний похищений мятежниками.
  Он немного помолчал.
  - Я не смог бы отдать тебя на такое, поэтому связался с Петром и передал координаты, объяснив про твое присутствие на "Хвостатой звезде". И это не должно выйти за рамки нас двоих. По сути я предал свой народ.
  Елки зеленые! Ради меня!
  - Вот почему никто не почесался, когда я пропала с пассажирского судна?
  Иекшар кивнул.
  Я нависла над ним. Никогда бы не подумала, что мое невезение приведет меня к счастью.
  - Я только одно не понимаю.
  - Что?
  - Зачем понадобилась нанимать утяшен для моего похищения да еще за своих же, даже школьники на Земле знают наемники сиросэкайи занимаются охраной. Нелогично как-то. Почему не китайцы?
  - Эх, ты! Такая умненькая и не догадалась?
  Вот спасибо! Теперь чувствую себя тупой!
  - Не-ет. Вы то, я чувствую, тоже не сразу догадались.
  - До того, как нас с Накарерой попытались заставить подписать документ на доступ к Девятой, нет. Ну а потом... Тебя бы убили, твое убийство свалили на меня и команду. У вас школьникам до сих пор преподают, что наше основное занятие война.
  - А что нет?
  Иекшар засмеялся, покачал головой.
  - Нет, туземка моя образованная. - Я приподняла бровь. Мой дурацкий юмор заразен? - Убийство бы подорвало имидж Сиросэкаи в целом, и разрушило ту нить, что мы установили с Союзом за последние годы.
  Вот теперь умная инопланетянка все поняла. Я легла на Иекшара и прижалась к нему.
  - Спасибо тебе.
  - За что?
  - За то, что ты появился в моей жизни.
  Он обнял меня.
  - Нет, Тякшанни, это тебе спасибо.
  - Иекшар, мне надо сказать.
  - Да?
  - Для нас, туземок, ты, Накарера, Риса, и остальные члены команд кораблей, безумно привлекательные, в отличие от того же Каиа. Лизка замужем, но она умудрилась мне позавидовать, когда тебя увидела. Я не совершала никакого подвига, влюбившись в тебя. Это произошло само собой и вполне естественно. - Я взглянула на задумчивое лицо мужа. - Разочарован?
  Он приподнял бровь.
  - С чего? Скорее озадачен.
  Я засмеялась.
  - Зато у твоих ребят масса шансов улететь отсюда женатыми. Ты бы предупредил их. Мама собирается укатить вечеринку и приглашенных много. А мы, землянки, при отсутствии хорошего секса становимся чуть-чуть озабоченными, с учетом того, что все мои подруги не шибко пугливы.
  Иекшар хмыкнул.
  - Поверь, болтающиеся в космосе годами пираты, тоже не наделены особым женским вниманием. Ты мне ночами снилась в совершенно неприличном виде, и твоя обычная одежда не способствовала здравому мышлению.
  - Догадываюсь. - Я самодовольно закусила губу.
  Он улыбнулся.
  - Насчет свадьбы, Тякшанни, после того как распишемся здесь, нам надо на Сиросэкаи.
  Вот это переход.
  - Зачем?
  - Во-первых у меня тоже есть родители, и они жаждут с тобой познакомиться. А во-вторых Накарера, Риса и Тэкара наплели про некую бойкую землянку обоим советам, теперь тебя жаждут узреть мудрые двух стран.
  - Ежкин кот!
  Иекшар засмеялся.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Приключенческое фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | И.Шаман "Демон Разума. Часть первая" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Юмористическое фэнтези) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"