Чепурная Карина: другие произведения.

Хозяйка Леса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


  • Аннотация:
    Кирилл ни за что не вернулся бы в этот Богом забытый посёлок, если бы не "тяжёлые жизненные обстоятельства" в виде отца, который привёл в дом любовницу и выставил на улицу его с матерью. Волей-неволей пришлось возвращаться туда, где за каждым углом подстерегают воспоминания о деде, который по слухам был неоязычником и водил дружбу с самой Хозяйкой Леса.

  Глава первая. Новоселье.
  
  - Тебе там понравится, вот увидишь.
  Мама повторяла это, наверное, уже в десятый раз. И каждый раз я делал умное выражение лица и согласно кивал. А сам думал "Понравится, как же!" Моё мрачное настроение легко объяснялось. Из большого и современного города мы переезжали в затхлый посёлочек городского типа, где жизнь не то, что ключом не била, она там едва шевелилась. Вечно полусонная деревенька с двумя-тремя десятками домов - вот каким я помнил этот посёлок. Сейчас, конечно, там могли понастроить новомодных коттеджей и прочее, но лучше-то он от этого не станет! Тем более, что нам предстояло жить не в новеньком коттедже, а в полуразвалившемся домике, унаследованном от деда и дотянувшим до настоящего времени лишь благодаря стараниям соседей. Они здесь что надо, кстати говоря. В меру приветливые и доброжелательные. Только вот говорливые страшно! Как начнут рассказывать сплетни, так всё, пиши пропало. До вечера будут перемывать косточки всем своим знакомым. Ладно-ладно, я знаю, что у каждого свои недостатки. У моей мамы вот главный недостаток - излишняя доверчивость. Прощала отцу все прегрешения, все пьянки и поздние возвращения домой. А неделю назад он взял и поставил её перед фактом - у меня давно другая семья на стороне и сын с Кирилла возрастом. Кирилл - это я, если что. Но вернёмся к повествованию. Что он там дальше сказал? Сейчас моя зазноба снова забеременела и я принял окончательное решение. Вы мне не нужны. Даю вам два дня на сборы. Уматывайте куда хотите, квартира моя и прав вы на неё никаких не имеете. Вот так, на шестнадцатом году жизни, привычный для меня мир разлетелся вдребезги.
  Мама тогда проплакала целый вечер... Я бы и рад был ей чем-нибудь помочь, но заставить отца прийти и извиниться за сказанное было невозможно. Если что тут и поможет, так только замена мозгов, которые у него, по ходу, съехали набекрень. Ладно, что тут теперь говорить! Что было, то было. Надо просто перетерпеть и найти в себе силы двигаться дальше. Может... может отец ещё одумается и вернётся к нам. Шансы невелики, ну, а вдруг?
  - Приехали, котёнок. Вылезай.
  Я не смог подавить улыбку. Мама такая смешная. Нашла котёнка! Я уже на две головы выше неё, а она всё котёнком меня называет. Динозавр там или годзилла было бы куда ближе к истине. Вытащив из багажника два чемодана, я потащился к дому. Надо бы постараться разгрузить такси до того, как она расплатиться с водителем. Не хочу, чтобы она таскала все эти тяжести. Поэтому я, фигурально выражаясь, взял ноги в руки и быстро зашагал к дому. И только потом до меня дошло - ключа-то у меня нет! Как же я внутрь попаду? Выругавшись сквозь зубы, я повернулся к машине... которой уже и след простыл. На её месте стояла мама, крепко сжимавшая в руках ещё два чемодана. Дамскую сумочку она, за неимением третьей руки, повесила себе на шею. Про то, что дверь открывается ключом, она, похоже, тоже забыла.
  - Дай помогу, - проворчал я, и, поставив чемоданы на порог и, подойдя к маме, забрал у неё сумки. - Ну-с, открывай.
  - Жаль, у нас нет кошки, - вздохнула мама, поворачивая ключ в замке. - Её в таких случаях положено запускать первой.
  - Зато у тебя есть я, - решил блеснуть остроумием я. - Как думаешь, я сойду за большого и недовольного кота?
  - Проходи уж, кот, - мама несильно пихнула меня в бок. - Нам ещё дом в порядок приводить, помни.
  - Даже если и захочу, то не забуду, - пробормотал я, окидывая взглядом обшарпанные стены дома.
  Занеся чемоданы в дом, я отправился осматривать дом. С маминого благословения, разумеется. Она сказала, что при распаковке вещей от меня больше вреда, чем пользы. Поэтому-то я с лёгким сердцем пошёл бродить по комнатам, оценивая масштабы предстоящей работы. А её предстояло немало. Обои давно отклеились и теперь лохмотьями свисали со стен. Кое-где зияли самые натуральные дыры. В стенах, естественно, а не в обоях. По углам висела паутина. Грязь и пыль правили здесь бал. Я даже боялся представить, что творится на втором этаже, где размещались спальные комнаты. Наверняка тамошние матрасы полны вшей, блох и прочей малоприятной живности. Бе-е, надо бы сказать об этом маме. Лучше уж поспать сегодня на чемоданах, а поутру продезинфицировать всё бельё, чем стать носителем паразитов. Так-с, а это у нас что? Я остановился перед портретом пожилого человека с длинной бородой и умными глазами. Хм. Это, часом, не дед? Деда я помнил смутно. Мама почему-то не любила пускать меня к нему. Хотя он, вроде, был нормальным. Не пил там, не курил и не ширялся. Конфетами меня всегда угощал. В лес водил по грибы и по ягоды. Хороший человек был, короче. Умер всего два года назад, причём совершенно внезапно. Кажется, сгорел от лихорадки. Или что-то в этом духе. Мать тогда даже на похороны не приехала... А он, между тем, на неё дом отписал. Ну, не мне её осуждать. Мало ли какие у неё с дедом отношения были.
  - Куда это ты смотришь? - мама встала рядом со мной. - Это твой дед, Кирюш.
  - В курсе, - отозвался я. - Слушай, мам, а отчего он умер-то?
  - Да никто толком не знает, - дёрнула плечом она. - Болячка какая-то проявилась. Он же в возрасте был. Если хочешь, то можем завтра на кладбище сходить. Цветов принесём, могилку приберём.
  - Хочу, - неожиданно для себя ответил я. - Я ведь почти не помню его.
  - Было бы что помнить, - фыркнула мама. - Ну, так? Где сегодня спать будем? Внизу или рискнём наверх пойти?
  - Не-ет уж, - рассмеялся я. - Экстрим - это не для меня.
  - Решено, - она улыбнулась. - Я постелю нам внизу. За простыни можешь не переживать, я их из дома прихватила. Жаль только, что погладить их негде. Ладно, на первых порах сойдёт и так. Позже электричество подключим, выдраим тут всё до блеска... Ох, и заживём же мы!
  Мать умолкла. В её глазах стояли слёзы. Видать, мысли опять на отца переключились. Я неловко приобнял маму и успокаивающе погладил по голове:
  - Всё будет хорошо, мама. Не переживай. Мне здесь нравится. Честное слово! Ну, а то, что электричества пока нет - это не беда. Раньше же люди как-то без него обходились? Обходились. Вот и мы обойдёмся.
  Спички и свечки у нас есть, а остальное приложится.
  - Приложится, - эхом отозвалась мать и отстранилась. - Ой, дай-то Бог, чтоб приложилось, Кирюшенька! Ох, совсем забыла! Я же к тёте Вере обещала по приезду сходить. Можешь пойти со мной, если хочешь.
  - Нет, - я даже вздрогнул от такого предложения. - Она же меня вусмерть заболтает.
  - Есть такое, - хохотнула мама. - Ну, тогда сиди здесь и никуда не уходи. Я быстро. Договорились?
  - Знаю я ваше женское "быстро", - пробормотал себе под нос я, и уже чуть громче добавил. - Договорились. Только долго не задерживайся. По телику грозу обещали.
  - Какой ты у меня заботливый, - умилилась мама. - В таком случае, я возьму зонт. Ну, я пошла, Кирюш.
  - Угу...
  Как только мама вышла за дверь, я тяжело бухнулся на старый диван. Мебель обиженно скрипнула. Вверх взметнулось облачко пыли. Я же уставился в потолок и философски изрёк:
  - Ну, здравствуй, новая жизнь.
  
  ***
  
  Мама задерживалась. Это было понятно и естественно, ведь тётка Вера была из тех людей, которые так просто своих жертв не отпускают. Наверняка мама сейчас сидит вместе с ней на кухне с чашечкой чая в руке и выслушивает бесконечные истории из жизни сыновей и внуков. Или альбом с оными листает. Или рецепты кулинарные записывает. Или... Короче, вы поняли. Между тем, погода начала стремительно ухудшаться.
  Синоптики в кои-то веки оказались правы. Надвигалась нешуточная гроза и мне оставалось лишь порадоваться тому, что я вовремя напомнил маме про погоду. Иначе, чего доброго, она бы и ночевать у тёти Веры осталась. Блин, надо было всё-таки пойти с ней. Не так уж и страшна тётка с этими своими россказнями. Зато у неё было электричество и компьютер. Вполне возможно, что она бы даже дала мне за ним посидеть. Эх, мечты, мечты.
  Я водрузил на стол тарелку со свечкой и щёлкнул зажигалкой. Свеча послушно зажглась и принялась отбрасывать на стену загадочные тени. За окном громыхнуло и я тут же поспешил закрыть окно. А после забрался с ногами на диван и принялся вслушиваться в шум дождя за окном. Вслушивался я, впрочем, недолго. Ровно до первой капли, упавшей мне на нос. Открыв глаза, я увидел как по потолку расползается чудовищно большое пятно. С потолка сорвалась ещё одна капля. На сей раз она упала мне на лоб.
  - Проклятье! - выругался я и бросился передвигать диван. - Мало того, что здесь пыльно и грязно, так ещё и крыша протека... Стоп.
  Я взбежал наверх и застал следующую картину: в потолке зияла средних размеров дыра, из которой струилась вода. Вода стекала на пол, он же потолок первого этажа. Я застонал от досады. Выходит, нам не только крышу надо будет менять, но и пол. Вот так наследство нам досталось! С другой стороны, не будь этого наследства, нам с матерью было бы некуда возвращаться. Сидели бы сейчас на чемоданах где-нибудь на вокзале...
  - Всё, что происходит - к лучшему, - напомнил себе я и, вернувшись на первый этаж, подставил под стекающую с потолка воду ведро. - Как рассветёт - займусь починкой. Муж тётки Верки же был плотником, да?
  Значит, можно будет одолжить у неё инструменты.
  И тут в дверь постучали. Обрадовавшись, я кинулся к двери, крича на ходу:
  - Подожди, мам, сейчас я открою!
  Но на пороге стояла не мама, а какая-то незнакомая девица с посохом в руке. Она слегка улыбнулась и произнесла:
  - Ну, здравствуй, михайлов внук. Больше она сказать ничего не успела, потому что я моментально захлопнул дверь. Потому что странные девушки, которые стучатся в дом на ночь глядя - это очень и очень подозрительно.
  
  Глава вторая. Сильвана.
  
  Девица оказалась настойчивой. Нет, она не барабанила в дверь и не порывалась пролезть в наполовину разбитое окно. Она просто продолжила стоять на крыльце, в надежде, что её впустят. И это было хуже всего. Потому что если бы она вела себя бескультурно и требовала, чтобы я впустил её в дом, у меня было бы полное право выгнать её вон. С другой стороны, она назвала меня михайловым внуком.
  Значит, была знакома с моим дедом и могла мне о нём рассказать. Быть может, он даже поручил ей что-то передать мне. А может и нет.
  Я осторожно выглянул в окно. Стоит, блин! Мокнет, мёрзнет, но стоит. И у меня, что называется, дрогнуло сердце. Ну, не могу я оставить девочку под дождём! Ещё простудится, чего доброго. Приоткрыв дверь, я произнёс:
  - Ну, заходи, что ли. Раз уж пришла.
  Она вскинула на меня огромные глазищи, зелёные словно молодая листва и проговорила:
  - Спасибо, михайлов внук. Но я не одна.
  - Так вас тут целая шайка? - я недобро прищурился и заглянул ей за спину. - Где твои приятели? В засаде прячутся?
  Однако девушка словно и не слышала меня. Взяв в правую руку посох, который до этого был прислонён к стене, она указала им на белоснежного пса, лежащего у её ног:
  - Без Берёзки не войду.
  - Псину можешь с собой брать, - великодушно разрешил я. - Только следи за тем, чтобы она ничего не подрала и не погрызла. Ай, ладно. Пускай грызёт. У нас тут всё равно разруха царит. Одним повреждением больше, другим меньше, какая разница!
  - Берёзка - хорошая, - вступилась за собаку девушка.
  - Охотно верю, - хмыкнул я и посторонился, давая им пройти. - Но ты присматривай за ней. Так, на всякий случай.
  Девушка прошла в комнату и сразу села на диван. Это не было чем-то удивительным, потому что диван являлся единственной более-менее чистой мебелью. Меня возмутило совсем другое. А именно: то, что она сделала это без приглашения! Чай не у себя дома, чтоб так вольно себя чувствовать. Но прежде чем я успел высказать наглой девице всё, что я думаю, она произнесла:
  - Я - Сильвана.
  Мой гнев мигом испарился. Глупо начинать скандал сразу же, как тебе представились. Лучше подожду, пока она опять сделает что-то возмутительное. К тому же... Я покосился на белую псину, с интересом обнюхивающую мои штаны. Да, со скандалом лучше обождать. По крайней мере, до тех пор, пока это создание не уберётся в другой конец комнаты. А ещё лучше - за дверь. Всё же животным не место в доме.
  - Что молчишь, михайлов внук? Али у тебя имени нет?
  - Есть, - я нахмурился и, оттолкнув от себя Берёзку, сел рядом с новой знакомой. - Кирилл я. Кирилл Староверов.
  - Хорошее имя, - одобрила девушка. - Михаил выбирал?
  - Да, мать говорила, что дед настоял на этом имени...- я осёкся и повернулся к ней. - Стоп. А тебе это откуда известно?
  - Михаил рассказывал, - похоже, у неё была какая-то мания отвечать одним-двумя словами.
  - А что ещё он тебе рассказывал? - полюбопытствовал я.
  - Много чего, - Сильвана задумчиво почесала Берёзку за ухом. - На жизнь сетовал. Часто о тебе говаривал. Просил приглядеть. Шибко непутёвый он у меня. Шебутной. Как бы чего не приключилось с ним. Так и говаривал. Да.
  - Шебутной, - мои губы дрогнули в улыбке. - Да, в детстве я был той ещё занозой. А отчего он умер, не знаешь?
  - Старый был, - Сильвана вздохнула и прибавила: - Старый и больной. Перед самой кончиной сказывал, что дочь свою видеть желает. Я бы и рада была его желание выполнить, но как? Лес свой оставить надолго не могу да и присмотреть за ним некому. Вот и помер Михаил, не дождавшись дочери.
  - Мать с ним в ссоре была, - пробормотал я. - Вряд ли она бы приехала к нему. На похоронах тоже не была, это я точно знаю. Слушай, может, ты в курсе, что у них за тёрки с матерью были?
  Но, прежде чем Сильвана смогла произнести хоть одно слово, дверь распахнулась и в дом вошла мама. На ней был старый и потрёпанный дождевик, с которого ручьями стекала вода.
  - Фу-ух, ну и погодка! - выдала она, вешая дождевик на крючок. - Ты почему дверь не запер, Кирюша? Что, если в моё отсутствие сюда вор бы пробрался?
  - У нас нечего красть, - меня рассмешило мамино предположение. - Единственная приличная вещь на первом этаже - диван. Но его незаметно не вынесешь. Кстати, мам, знакомься, это - Сильвана. Она знала нашего дедушку.
  - Приятно познакомиться, Аня, - мама приветливо кивнула девушке. - Я - Людмила Михайловна. Ты сюда недавно переехала, наверное? Раньше я тебя здесь не видела. А я ведь здесь родилась и выросла, оттого всех и знаю.
  Мама выглянула в окно и покачала головой:
  - Как зарядило-то! Аня, ты далеко живёшь?
  - В лесу, - ответила Сильвана, пристально глядя на маму. - Почему ты лжёшь? Мы встречались раньше.
  - Этого не может быть потому что просто не может быть, - рассмеялась мама и погрозила ей пальцем. - Я бы тебя запомнила. И, кстати, к взрослым нужно обращаться на "вы". Что за молодёжь пошла! Элементарной вежливости не соблюдают!
  - Волки, - девушка никак не отреагировала на сказанное. - На тебя напали три волка. Мы с Берёзкой их прогнали. Вспомни, Людочка.
  Мама слегка побледнела и еле слышно пробормотала:
  - Да, было дело. Но тебя я не помню. Всё как в тумане.
  - Взрослые, - Сильвана выглядела раздосадованной. - Вечно всё забываете. Нельзя так.
  - Это было давно, - попыталась оправдаться мама. - Мне было то ли пять, то ли шесть лет. Имей совесть!
  - Жаль, - девушка встала, опираясь на посох. - Тогда мы пойдём. До встречи.
  - Погоди, погоди! - заторопилась мама. - Дождевичок хоть накинь. Потом вернёшь.
  - Незачем, - ответила девушка и, вместе с собакой, скрылась за дверью.
  - Одно слово - молодёжь! - всплеснула руками мама. - Никого не слушают!
  
  ***
  
  На следующий день мы, как и планировали, отправились на кладбище. Мама несла две гвоздики, любимые цветы дедушки, а я - минеральную воду и две шоколадки. Нужная могила, что было странно, нашлась сразу же. Она была чистая, ухоженная и окружена живой изгородью. А ещё около неё кто-то возился.
  - Привет, Сильвана! - я помахал девушке бутылкой воды. - Всё это - твоих рук дело?
  - Михаил был хорошим человеком, - неопределённо произнесла девушка и выпрямилась. - Зачем пожаловали?
  - Как зачем? - возмутилась мама. - Это мой отец! Я просто хочу выполнить свой дочерний до...
  - Поздно выполнять, - отрубила Сильвана и, взяв маленькие грабли, принялась ровнять землю.
  Мама покраснела, но нашла что ответить. По-своему Сильвана была права. Мама могла бы и раньше приехать. Оградку установить, скамейку поставить. Но она этого не сделала. Сильвана же всё это время ухаживала за могилой. Вон, даже цветы сажает. А ведь она деду никто.
  - Давай, помогу? - предложил я, чувствуя себя виноватым.
  - Незачем, - она покачала головой и, увидев гвоздики, заметила: - Мёртвое мёртвым не нужно. Лучше выбросить.
  - Да как ты! - вспыхнула мама. - Кто тебя вообще воспитывал?!
  - Лес, - Сильвана провела пальцами над землёй и оттуда показались зелёные ростки. - Мои цветы всяко лучше.
  Меньше чем через минуту вся могилка оказалась усыпана лесными цветами. Среди них были колокольчики, ромашки, ландыши... и ещё множество других цветов, названия которых я не знал. Или знал, но забыл.
  - Волшебство! - изумился я.
  - Оптическая иллюзия, - не согласилась со мой мама. - Пошли-ка отсюда, Кирилл, не то она и нам голову задурит. К дедушке мы как-нибудь в другой раз сходим, когда её рядом не будет.
  - Все так говорят, - пробормотала Сильвана. - Говорят и не приходят. А они всё ждут и ждут. Да только не дожидаются.
  - Какие-то претензии?! - резко спросила мама и угрожающе двинулась к девушке. - Он мне всю жизнь испортил! Вечно был помешан на своей природе, в лесу пропадал целыми днями! Ритуалы какие-то проводил, о духах лесных без умолку болтал. Думаешь, мне легко было? Надо мной все смеялись и пальцем показывали. Мол, посмотрите, это та, у которой отец не в своём уме. Я уехала сразу же, как только появилась возможность. И ни капли не жалею об этом!
  - Что ж, дело твоё, - девушка перевела взгляд на меня. - А ты что думаешь, Кирилл?
  - Думаю, что вы обе неправы, - ответил я. - Сбавь обороты, мам, она ведь правду говорит. Мы ведь и впрямь не навещали деда. Ни до его кончины, ни после. Ну, а тебе, Сильвана, следует перестать
  морализаторствовать. Мы уже осознали свою вину и постараемся всё исправить. Насколько это возможно.
  - Хорошо, - Сильвана кивнула и ткнула в меня пальцем. - Тогда станешь в учениках ходить. Такова была последняя воля Михаила.
  - Невозможно, - возразила уже было успокоившаяся мама. - В завещании ничего подобного не было!
  - Михаил писал её при мне, - спокойно возразила девушка. - Плохо смотрели. Вспоминай, Люда.
  Люда, то есть, моя мама, наморщила лоб и нехотя признала:
  - Возможно что-то такое и было в отцовских бумагах. Надо будет их перебрать.
  - То-то же, - Сильвана выглядела удовлетворённой. - Я попозже приду.
  - Хорошо, - мама деланно улыбнулась и, схватив меня за руку, поспешила прочь с кладбища. - Не смей впускать её в дом, слышишь? Она, похоже, такая же чокнутая, как и твой дед. Гипнотизёрша, опять же.
  Внушит нам, что она невидимка, а сама последние деньги украдёт.
  - Но дедушка ведь ей верил! - возразил я.
  - Твой дедушка для меня не авторитет, - поджала губы мама. - К тому же, мы ничего не знаем наверняка. Вдруг она всё выдумывает?
  - Мне так не кажется...
  - Зато кажется мне, - жёстко произнесла мама. - И это куда важнее. Ты её в дом не впустишь, понял?
  Я вздохнул и понимая, что дальнейшие пререкания бессмысленны, кротко ответил: - Понял.
  
  Глава третья. Вячеслав.
  
  Жизнь потихоньку налаживалась. Мама устроилась продавцом в продуктовый. Дядя Ваня кое-как починил крышу. Точнее, прибил туда пару досок и ещё парочку положил на втором этаже, чтобы мы ненароком не ухнули в яму. Ну, а я стал помогать по мелочи местным. Дрова там помогал нарубить, воду из колодца наносить, грядки прополоть... Они же в ответ помогали нам с мамой продуктами, вещами и деньгами. Так что скоро у нас появились вполне приличные раскладушки, кресла, торшер и старомодный телефон. С электричеством разобрались, опять же. Так что свечки раз и навсегда канули в... нет, не в прошлое, а всего-навсего в подсобку. Перебои и внезапные отключения ещё никто не отменял, верно? Сильвана была верна своему слову и приходила к нам каждый вечер. Причём она каждый раз умудрялась проскользнуть незамеченной мимо мамы, которая первые несколько дней дежурила у порога со сковородкой наготове. На мой вопрос девушка лишь дёрнула плечом и обронила "Глаза отвожу". Любой другой бы высмеял её за эту фразу, но только не я. Потому как я знал, что она не лжёт. Цветы, стоявшие на подоконнике, оживали при её появлении и росли как на дрожжах. Воздух наполнялся лесной свежестью и цветочным ароматом.
  Сильвана была лесным духом. Однозначно. Поэтому мне казалось странным, что её заинтересовал кто-то, вроде меня. Но сама Сильвана так не считала и каждый вечер терпеливо растолковывала мне очередную лесную премудрость. Лес нужно уважать. Лес нужно любить. С лесом нужно считаться. Лес - твой друг и союзник. И так далее, и в таком же духе. Если честно, то я не понимал, зачем она мне всё это говорит.
  В "Гринпис" я записываться не собирался. Становиться лесным отшельником - тоже. Но Сильвана продолжала раз за разом повторять мне эти священные истины и правила поведения в лесу и вскоре я знал их назубок. Гораздо больше её рассказов о лесе мне нравились истории, связанные с дедом. А их Сильвана знала немало. Собственно, ради них я и терпел все эти лесные мытарства. Каждый раз, заканчивая свою лесную оду, Сильвана рассказывала мне пару историй о нём. Благодаря ей я узнал, что мой дед вовсе не был сумасшедшим и неоязычником. Он просто любил лес и всё, что с ним связано. Он уважал лесные законы и никогда не скупился на угощения для лешего. Освобождал зверушек, нечаянно угодивших в охотничий капкан. Он был хорошим человеком. Именно поэтому Сильвана позволила ему себя увидеть.
  - А что насчёт мамы? - как-то спросил я. - Ты говорила, что встречала её прежде. Даже от волков спасла.
  - Было дело, - неохотно произнесла Сильвана. - Но она не помнит. Забыла всё. Пока не вспомнит - ничего не скажу.
  На том разговор и окончился. Я уже давно усвоил, что когда Сильвана говорит "Нет" это означает именно нет. Вместо этого я стал ждать, когда же мама всё-таки вспомнит Сильвану. Самое интересное, что долго ждать не пришлось.
  
  ***
  
  Это произошло в полдень. Мама шла на обед, бережно прижимая к груди пакет с продуктами. Я, в свою очередь, сбежал по ступенькам вниз, чтобы помочь с покупками. Но не успел я и пары метров пройти, как к маме метнулось нечто большое и чёрное.
  - Стой, Рекс! Фу!
  Но Рекс, огромная немецкая овчарка, даже не думала слушаться своего хозяина. Она оскалила зубы и зарычала на маму. Та побледнела и судорожно вцепилась в пакет. Я тоже застыл как вкопанный, не зная, что делать. Загородить маму? Овчарка вцепится ей в горло прежде, чем я успею дойти до неё. Окликнуть псину? Вряд ли это поможет. Вон, она даже своего хозяина не слушается. Что же делать? В то время как я просчитывал всевозможные варианты, собака пошла на мать. Та принялась отступать, по-прежнему прижимая к себе продукты. Где-то слева невидимый для меня хозяин надрывал голос, в тщетных попытках отвлечь своего пса от матери. Затем мимо меня проскочило что-то белое. Это была Берёзка, собака Сильваны. Она повалила овчарку наземь. Завязалась нешуточная драка. Мама воспользовалась моментом и, обогнув сцепившихся псов, подбежала ко мне:
  - Ну, что же ты стоишь, Кирюша! Скорее, в дом!
  Однако в дом бежать не потребовалось. Потому что мы услышали властный голос Сильваны:
  - Прекратить. Немедля.
  Берёзка и овчарка и впрямь прекратили потасовку и вытянулись "по струночке". Грязные, помятые и раненные псы устремили взгляды на Сильвану, неспешно идущую по направлению к ним. Она шла, небрежно постукивая посохом по дороге. Тук-тук, тук-тук. Мама неожиданно сильно вцепилась рукой в моё плечо и быстро зашептала:
  - Знаешь, Кирюш, а я кажется, и впрямь вспомнила. В тот день, когда я заблудилась в лесу и на меня напали волки, меня выручила девушка в белых одеждах, сжимающая в руке дорожный посох. Она сказала то же, что и Аня. Прекратить. Немедля. Неужели это она и есть?.. Она ни капли не изменилась с того момента!
  Тем временем, Сильвана опустилась на корточки перед провинившимися собаками и, щёлкнув обоих по носу, изрекла:
  - Оба хороши. Женщину испугали. Меж собой раздоры учинили. Стыдитесь!
  Псы и постыдились. Наклонив морды вниз, они принялись разглядывать собственные лапы. Сильвана удовлетворённо кивнула и, ухватив овчарку за ошейник, поднялась на ноги:
  - Хозяин где?
  - Здесь.
  К ней подошёл аккуратненький и чистенький парень, примерно моего возраста. Вся его одежда буквально вопила о своей дороговизне, новизне и крутости. На левой руке у него были навороченные часы, а правая сжимала Яблокофон 28. Богатенький Буратино, одним словом. Внешность у него тоже не подкачала. Высокий, светловолосый и голубоглазый. При виде таких парней девушки обычно томно вздыхают и стараются оголить плечи и выставить напоказ вторичные половые признаки. Потому что красивые и богатые парни - довольно редкое сочетание.
  - Вы уж меня извините, - его виноватая улыбка сделала бы честь любой рекламе зубной пасты. - Не уследил я за Рексом. Слава Богу, всё обошлось.
  - Бог? - Сильвана удивлённо вздёрнула бровь. - Он здесь ни при чём. Извинись перед Людочкой. Сейчас же.
  - Да-да, - рассеянно произнёс парень и направился к моей матери.
  - Стой, - окликнула его Сильвана.
  - Что-то ещё?
  - Шавку свою забери, - девушка отшвырнула от себя скулящую овчарку. - Впредь следи за ней хорошенько. Не уследишь - пеняй на себя.
  - Какая злая девушка, - покачал головой юноша и, пристегнув поводок к ошейнику дрожащего Рекса, направился к нам.
  Мама рефлекторно шарахнулась в сторону. Я - тоже. Поводок - это хорошо, вот только от укусов он нас всё равно не убережёт. Это изрядно развеселило парня, чью спину продолжала буравить взглядом Сильвана.
  - Примите мои самые искренние извинения, - юноша слегка поклонился и, вынув из кармана бумажник, отсчитал пару красненьких купюр. - А также вот это. В качестве компенсации за моральный вред.
  Мы с мамой недоуменно переглянулись. Выходит, он хочет откупиться? Конечно, деньги лишними не бывают, но принимать их от такого как он... Немного поколебавшись, мама всё же взяла деньги. Сильвана укоризненно покачала головой. Я же лишь развёл руками, показывая, что ничего не в силах с этим поделать.
  - Полагаю, мои извинения приняты? - хозяин овчарки опять улыбнулся.
  - Да. Благодарю вас... - мама запнулась, не зная как обратиться к парню.
  - Вячеслав Соловьёв, - пришёл ей на помощь парень. - Ну, а вы?..
  - Людмила Староверова. А это мой сын - Кирилл, - мама крепко стиснула мою руку и вымученно улыбнулась. - Раз инцидент исчерпан, мы пойдём, пожалуй. Аня, ты с нами?
  Сильвана вздрогнула, когда к ней обратились. В зелёных глазах отразилось сперва недоверие, а затем - искренняя радость. Её узнали. О ней вспомнили. Что может быть лучше?
  - Да, - тихо произнесла она, не в силах поверить своему счастью.
  - Какой породы эта собака? - поинтересовался Вячеслав, когда она проходила мимо него.
  - Лесной волк, - не оборачиваясь произнесла девушка. - Обыкновенный лесной волк.
  И, оставив его стоять с открытым ртом, поспешила к нам.
  
  ***
  
  Мы сидели на веранде и пили сладкий чай с бубликами. Пили по старинке, из блюдец. Получалось, честно говоря, не очень. У нас, по крайней мере. Сильвана же справлялась с поставленной задачей на пятёрку, да ещё с плюсом. Её "обыкновенный лесной волк" лежал на крыльце и, по всей видимости, дремал. Ну, а мы с мамой не сводили с Сильваны любопытных глаз, не решаясь начать беседу. Поняв это, девушка поставила блюдце на стол и произнесла:
  - Спрашивайте.
  Вопросы посыпались как из рога изобилия. В основном, со стороны мамы. Я-то уже свыкся с мыслью о том, что Сильвана - лесной дух, умеющий повелевать животными и растениями. А вот мама никак не могла сложить два и два и получить четыре. Она почему-то вбила себе в голову, что Сильвана - дочь её лесной спасительницы. Мысль о том, что Сильване, по меньшей мере, столько же лет, сколько и ей, казалась матери кощунственной. Сильвана ведь моя ровесница. Ведь так?..
  - Не так, - качала головой Сильвана. - Я - душа леса. Хозяйка лесная. Родилась вместе с лесом и умру вместе с ним. Сколько лет самому старому дереву, столько лет и мне.
  - Иными словами, тебе около тысячи лет, - медленно проговорила мама.
  - Меньше, - похоже, мамино предположение изрядно развеселило Сильвану. - Восемьсот девяносто два. Вот.
  - Старушка, - фыркнул я.
  - Ещё какая, - подтвердила Сильвана и захрустела бубликом.
  - Хм. Сильвана, скажи-ка мне ещё одну вещь... - осторожно начала мама.
  Но девушка уже знала о чём её хотят спросить и произнесла:
  - Нет. Михаил не был сумасшедшим. И неоязычником - тоже. Люди злы. Их языки - тоже.
  - Выходит, я его избегала... - опять начала мама подрагивающим голосом.
  - Зря, - безжалостно произнесла Сильвана. - Совершенно зря.
  Мама уронила голову на стол и горько заплакала. Сильвана же только пожала плечами и взяла из тарелки ещё один бублик.
  
  Глава четвёртая. Дар.
  
  Где-то через неделю после досадного происшествия с немецкой овчаркой, я отправился в школу. Следовало подать документы на зачисление. Характеристику, табель с оценками, почётные грамоты... Короче, всё то, что могло бы заинтересовать директора и убедить его в том, что я - достойное приобретение, которое принесёт школе честь и славу. Но этого не потребовалось. Меня приняли с распростёртыми объятиями. Во-первых, потому что в десятом классе был громадный недобор, а во-вторых, потому что директор знал мою маму. Она ведь когда-то училась здесь, как-никак. Причём была медалисткой, а её фотография до сих пор висела на доске почёта. Разумеется, директор не смог отказать мне. Держу пари, он втайне надеялся на то, что я тоже окажусь отличником. Мне было даже как-то неловко его разочаровывать, так как я перебивался с тройки на четвёрку, а дни, когда мне всё же удавалось заполучить пятёрку, можно было пересчитать по пальцам. И то я списывал это на случайность.
  Порешав все свои учебные дела, я вышел на улицу, где меня уже поджидала Сильвана. Девушка сидела на ступеньках и, судя по всему, дремала. Мне не хотелось будить её, поэтому я просто сел рядом.
  Так бы мы, наверное и сидели, если бы не Берёзка. Завидев меня, волчица приветственно замахала хвостом и коротко гавкнула. Веки Сильваны затрепетали. Девушка потянулась всем телом и, широко зевнув, сонно посмотрела на меня:
  - Приняли?
  - А то, - я подмигнул ей. - Они просто не смогли отказать мне. Чем займёмся теперь?
  - Ну... - она огляделась по сторонам, словно окружение могло подсказать ей, как следует ответить на мой вопрос. - Магией, пожалуй.
  - То есть, ты будешь колдовать, а я - смотреть? - уточнил я.
  - Нет. Колдовать ты будешь, - хмыкнула она. - Я - смотреть.
  - Что ты, что ты! - я замахал руками. - Во мне нет ни капли магии. Я знаю. Я пробовал.
  - Плохо пробовал, - Сильвана покачала головой и резко поднялась со ступенек. - Идём.
  - Да-да, - я послушно поплёлся следом, гадая, что же она задумала.
  Не магии же она будет меня обучать, в самом-то деле!
  
  ***
  
  Как оказалось, именно ей. И, похоже на то, что нашему заднему двору предстояло стать полигоном для магических испытаний. Велев мне ждать, Сильвана исчезла в доме. Минут через пять она вернулась, неся два раскладных стула. Затем опять ушла внутрь. Возвратилась со складным столиком. Я посмотрел-посмотрел на все эти перемещения и выдал:
  - Ты, что, карточным фокусам меня учить будешь?
  - Нет, - Сильвана нахмурилась. - Магии.
  - Тогда в чём смысл... всего этого? - я обвёл взглядом мебель.
  - Я - сижу, ты - колдуешь, - охотно пояснила девушка.
  Расставив стулья и стол по местам, она сделала три шага вперёд и принялась копать в земле ямку. Голыми руками. Наконец, решив, что глубина у ямки подходящая, Сильвана удовлетворённо кивнула и запустила руку в сумочку, висевшую у неё на поясе. Долго искать не пришлось и вскоре она извлекла оттуда маленькое семечко. Положив его в ямку, она присыпала его землёй. Затем обернулась и помахала мне:
  - Иди сюда.
  Я подошёл и опустился рядом. Сильвана же картинно воздела руки над ямкой и велела:
  - Расти.
  Семечко послушно проклюнулось. Сильвана победоносно посмотрела на меня и продолжила:
  - Расти дальше.
  Зелёный росток подрос ещё на пару сантиметров вверх. На самом его кончике стремительно набухал зелёный бутончик.
  - Дальше будет - цвети? - не удержался от вопроса я.
  - Да. Цвети, - Сильвана даже не думала улыбаться. - Цвети.
  Бутон распустился и заблагоухал. Сильвана удовлетворённо кивнула и повернулась ко мне:
  - Всё запомнил?
  - А чего там запоминать-то было? - хихикнул я. - Расти-расти-цвети. Делов-то!
  - Отлично. Твой черёд.
  - Что-о? - возмутился я. - Мы так не догова...
  Но Сильвана уже всунула мне в руку очередное семечко, а сама побежала к раскладным креслам. Блин, так вот для чего она их вытащила! Одно кресло для себя, второе, по всей видимости, для меня. Ну, а стол тогда для чего? Словно услышав мои мысли, Сильвана хлопнула себя по лбу и вновь унеслась в дом. Когда она появилась на пороге, то я увидел в её руках кувшин с домашним лимонадом и чашку. Да-а, похоже, что Сильвана решила прохлаждаться по полной. Пока я буду тут из себя мага изображать.
  Ладно, попробуем сосредоточиться. Как она там делала? Вырыла ямку, засунула туда семечко и начала вещать про рост и цветение? Отлично. Так и сделаем. Я повторил все действия Сильваны, вплоть до заключительного "Расти". Немного выждал для приличия и осмотрел ямку. Естественно, у меня ничего не выросло.
  Впрочем, как и ожидалось. Я искоса глянул на Сильвану, лениво потягивающую лимонад. Может, она надо мной поиздеваться захотела? Если так, тогда всё более или менее ясно. С другой стороны, зачем ей это делать? С третьей же... Наверное, я и в самом деле сделал что-то не так. Ударение не на том слоге поставил, к примеру. Или слишком громко произнёс сакральное "Расти". Всё может быть. Я было собрался пойти на второй заход, как вдруг уловил за забором какое-то движение.
  - Спокойно. Это Вячеслав, - Сильвана и ухом не повела.
  - Это-то и внушает мне беспокойство, - проворчал я и подошёл к забору. - Шпионишь потихонечку?
  - Я просто мимо проходил, - огрызнулся в ответ Вячеслав, который и впрямь оказался по ту сторону забора.
  - Третий раз, - добродушно подтвердила Сильвана. - Но случайно. Да.
  Я захихикал. Вячеслав нахмурился. Атмосфера стремительно накалялась. Нужно было срочно что-то сделать, дабы не грянул гром. Поэтому я, недолго думая, произнёс:
  - Заходи к нам. Гостем будешь. Только говорю сразу: не смей ржать. Услышу смех - вышвырну вон. Всё же, это частная территория, все дела.
  - О, не переживай. Я умею держать себя в руках, - заверил меня Вячеслав и проследовал к калитке. - Так чем вы здесь занимаетесь?
  - Магией, - ответила Сильвана. - Присоединишься?
  - Хм-м, звучит заманчиво, - юноша подошёл к ней. - Что от меня требуется?
  - Цвести и расти, - буркнул я, склоняясь над многострадальной ямкой.
  - Именно в таком порядке? - поразился Вячеслав. - Может, всё-таки вначале надо расти, а потом цвести?
  - Ай, неважно, - я взъерошил волосы. - Фокус заключается в том, чтобы заставить семечко проклюнуться. Сильвана говорит, что я вполне способен на это.
  - Можно и мне попробовать? - поинтересовался Вячеслав.
  - Нет! Это моё семечко и моя ямка! - я накрыл свою кучку ладонью. - Найди себе другое!
  - Сильвана? - парень обернулся к ней.
  - Возьми, - она вложила ему в руку семечко. - Расти. Расти. Цвети. Понял?
  - Не очень, - честно признался Вячеслав. - Но я попробую.
  И что бы вы подумали? Этот чистоплюй взялся за рытьё ямки! Вот только он делал это не руками, а маленькой палочкой. Разумеется, дело продвигалось у него плохо. Но Вячеслав не унывал. Кое-как расковыряв землю, он положил туда семечко и, присыпав землёй, воздел над получившейся ямкой руки.
  - Расти.
  - Это не срабо... - начал было я, но осёкся.
  Потому что его семечко проросло. Оно прорастало не так быстро, как семечко Сильваны, но всё же в приличном темпе. Второй этап "расти" и, наконец, заключительное "цвети" Вячеслав тоже прошёл с блеском. Наконец, он вытер платком вспотевший лоб и повернулся к Сильване:
  - Я справился?
  - Да, - она похлопала по стулу рядом с собой. - Молодец. Садись, заслужил.
  Вячеслав с видом победителя прошествовал к стулу и опустился на него так, будто бы это был трон. Никак не меньше. Я же пробормотал себе под нос несколько ободряющих слов и вернулся к проращиванию семени. Без толку. У меня ничего не получалось. Я просто... просто бесталанный.
  - Извини, Сильвана. Похоже, что у меня ничего не выйдет, - пробормотал я.
  - Выйдет. Плохо стараешься, - она отрицательно покачала головой. - Вспомни, Кирилл. Лес. Покой. Единение.
  Да, она и в самом деле говорила нечто подобное. Но сработает ли?
  - Оставь его, Сильвана, - вальяжно произнёс Вячеслав. - Он не маг. Пора бы уже с этим смириться.
  - Кирилл - маг, - возразила Сильвана. - Очень сильный маг природы. Уж я-то знаю.
  Знаю, это прозвучит странно, но её слова придали мне сил. Сильвана в меня верит. А значит, не зазорно попробовать ещё разочек. Поводив руками над ямкой, я произнёс:
  - Расти.
  Сработало! Росток стал пробиваться сквозь землю с головокружительной скоростью! Не в силах поверить такому счастью, я быстро скомандовал:
  - Расти! Цвети!
  О-о, как же он рос! Мой цветок побил бы все рекорды по ускоренному росту, если бы таковые существовали. Размеры у него тоже были внушительными, сантиметров тридцать в длину, не меньше. Вячеслав поражённо молчал. Сильвана же встала с кресла и, подойдя ко мне, произнесла:
  - Я знала, что ты справишься, Кирилл.
  - Без тебя бы у меня ничего не вышло, - честно признался я. - Ты верила в меня всё это время. Вот я и расстарался.
  - Нет, Кирилл, - Сильвана взяла мои руки в свои и посмотрела в глаза. - Это твоя заслуга. Твой дар. Я тут ни при чём.
  - Кхм-кхм, - за нашими спинами вежливо закашлялся Вячеслав. - Может, хватит уже? Поставленная задача выполнена, цветок зацвёл... Самое время отметить это!
  - Гляди-ка, прям как у себя дома распоряжается, - фыркнул я и нехотя отстранился от Сильваны. - Ладно, чего уж там. Всем лимонаду! - Вот это - другое дело, - Вячеслав удовлетворённо кивнул и принялся разливать напиток по чашкам.
  
  Глава пятая. Недопонимание.
  
  Лето шло своим чередом. Июнь плавно перетёк в июль, а затем и в август. Настала пора серьёзно подумать о подготовке в школе. Пару раз я не только думал, но и предпринимал кое-какие шаги. Например, сгонял в местную библиотеку за учебниками и немножко посидел, глядя на закрытые книги. Открыть их я так и не решился, справедливо опасаясь, что ничего не пойму. А ощущать себя тупым - мало приятного. Поэтому я решил сосредоточиться на уроках магии, благо, она у меня относительно получалась. Правда, не так хорошо как у Сильваны или Вячеслава, но весьма и весьма недурственно. Я даже почувствовал как во мне зарождается нечто вроде гордыни. Впрочем, Сильвана быстро спустила меня с небес на землю, заявив, что мне ещё учиться и учиться. Легко ей говорить! Она - дух леса, ей и стараться-то особо не надо. Вячеслав тоже какой-то неправильный. У него всё получается с первого раза, в то время как у меня с четвёртого или пятого. Может, он тоже с лесным народцем связан? Хотя нет, будь это так, Сильвана бы заметила. Он просто везучий гад, вот и всё.
  Меж тем, "везучий гад" оказался ещё и настырным. Он ходил к нам каждый день. Столовался у нас, опять же. Я пытался было спровадить его куда подальше да мать не позволила. Она всерьёз считала, что Вячеслав - мой друг и позволяла ему творить всё, что вздумается. Ну, или что-то типа того. Сильвана думала примерно в том же ключе, но у неё хотя бы было обоснование. Дескать, в компании учиться легче, слабый будет всегда тянуться за сильным и прочее, прочее. Под слабым, естественно, подразумевался я. В общем, я так бы и продолжал скрежетать зубами и мечтать о том, что Вячеслав куда-нибудь подевался, если бы не одно маленькое происшествие. Наш богатейчик-колдунчик-чистоплюй соизволил пригласить нас в гости! Да-да, Сильвана тоже пошла, хотя на её "обработку" ушло довольно много времени. Всё-таки большие двухэтажные особняки, целиком сделанные из камня немного пугали её.
  - У нас есть сад, - соблазнял девушку Вячеслав. - Там много экзотических растений. В своём лесу ты никогда такого не увидишь.
  Она посмотрела на него и покачала головой:
  - Нет. Камень давить будет.
  - Ой, да ладно тебе! - я хлопнул Сильвану по спине. - Посидишь на улице в таком случае в окружении тех самых экзотических растений, о которых вещал Вячик. Ну, идём, ну?
  - Ладно, - нехотя проговорила она.
  - Ура. Тогда чего же мы ждём? Погнали! - я рванулся к калитке.
  - А письмо написать? - Сильвана и с места не сдвинулась. - Люда будет волноваться.
  - Ты можешь позвонить уже из моего дома, - предложил Вячеслав.
  - Нет. Пусть напишет, - продолжала упорствовать Сильвана.
  - А-а, блин. Напишу я, напишу, - я с неохотой поплёлся в дом.
  Лишь после того, как Сильвана убедилась в том, что я грамотно составил записку и запер дверь на все замки, мы смогли отправиться к Вячеславу.
  
  ***
  
  Домик Вячеслава поражал воображение. Он был не просто большим. Он был ОГРОМНЫМ. К тому же, с бассейном. Я сразу же почувствовал дикое желание окунуться. Вячеслав, похоже, понял моё состояние и радушно предложил:
  - Залезай. А я пока за полотенцами схожу.
  Повторять дважды не пришлось. Быстро скинув с себя одёжку, я нырнул в бассейн. Сильвана присела на шезлонг. Было видно, что ей неуютно. Берёзка же подкралась к воде и, потрогав её лапой, с визгом отскочила назад. Похоже, что купаться волчица не любила. Минуты через две вернулся Вячеслав с полотенцами.
  - Хочешь окунуться? - обратился он к Сильване.
  - Озеро в моём лесу куда больше подходит для купания, - пробормотала она. - А эта вода странная. И дурно пахнет.
  - Ты про хлорку, что ли? - спросил Вячеслав. - Так без неё никуда. Она все микробы убивает. Ладно. Может, тебя в сад отвести тогда?
  - Да, - она встала с шезлонга. - Пойдём, Берёзка.
  Волчица фыркнула и направилась следом за хозяйкой. Я проводил их взглядом, после чего лёг на спину, подставив лицо и живот солнечным лучам. Бли-ин, хорошо-то как! Знай я, что у Вячика во дворе бассейн, давно бы уже к нему в гости напросился. А вот, кстати, и он.
  - Водичка что надо! - проорал я. - Давай, заваливайся.
  - Сейчас, - он снял с себя штаны, под которыми оказались плавки и бултыхнулся рядом. - Освежает, правда?
  - Не то слово! - я был доволен как слон. - Покажешь мне потом садик?
  - Да сдался он тебе, - поморщился Вячеслав и брызнул на меня водой. - Одни растения и ничего интересного. Оставим его на Сильвану. Давай-ка лучше в WOT'у сыграем или ещё в какую кооперативку. Можно и в одиночную, если хочешь. Отец мне недавно такую классную игру из Америки привёз, закачаешься!
  - Голова твоя садовая! - ругнулся я, мигом вылетая из воды и наскоро обтираясь полотенцем. - Что же ты сразу не сказал? Компьютерные игрушки - это наше всё!
  - Хе, заинтриговал я тебя, да? - Вячеслав выполз следом. - Тогда айда в дом, монстров на шашлык рубить.
  - Айда, - охотно согласился я.
  И, позабыв про всё на свете, включая Сильвану, мы потопали в дом.
  
  ***
  
  Игрушка, привезённая отцом Вячеслава, оказалась чертовски увлекательной. Там было много крови, насилия, монстров и прочих интересностей, которые я так ценил в играх. Поэтому неудивительно, что я пришёл в себя лишь тогда, когда на дворе наступила глубокая ночь.
  - Чёрт! - взвыл я, отбрасывая от себя джойстик. - Мать, наверное, вся извелась!
  - Оставайся с ночёвкой, - с ходу предложил Вячеслав. - Свободных комнат у нас много. Ну, а завтра с утречка пораньше отправишься домой.
  - Нельзя, - гнул своё я. - У неё кроме меня никого нет. Так что я домой. Спасибо тебе за гостеприимство и всё такое, но нам с Сильваной пора по до... Стоп! А где, собственно говоря, Сильвана?
  Сильвана обнаружилась на скамейке в саду. Она сидела, подобрав под себя ноги и, кажется, дремала. У её ног лежала верная Берёзка. А вокруг них творилось нечто невообразимое. Воздух был наполнен незнакомыми цветочными ароматами, растения буйно цвели, цветы источали сладчайшие ароматы. На землю то и дело падали перезрелые фрукты. М-да. Похоже, что ей и в самом деле было очень скучно и она развлекалась как умела.
  Я подобрал с земли один такой фрукт и, стряхнув с него пыль, попробовал на вкус. Ничего так, кисленько.
  - Как будить её будем? - шёпотом спросил у меня Вячеслав.
  - А на фига будить? - ответил вопросом на вопрос я, отшвыривая от себя фрукт. - Я виноват в том, что оставил её без присмотра, мне и решать проблемы, связанные с транспортировкой. Раз, два, три!
  На счёт "три", я взвалил девушку себе на спину. Ох, и тяжёлая же! Заслышав шум, Берёзка открыла глаза и зарычала, но увидев, что это всего лишь я, успокоилась. Я сделал пару неверных шагов в сторону ворот, прикидывая, смогу ли я донести Сильвану до дома. Выходило, что смогу.
  - Спасибо за сегодня. Я бы пожал тебе руку на прощание, но все мои конечности заняты. Поэтому выражаю свою благодарность словами, - мне то и дело приходилось поправлять сползающую со спины девушку. - Классно было. Можно, я ещё к тебе как-нибудь зайду?
  - Валяй, - разрешил Вячеслав и перевёл взгляд на девушку. - Только без неё, ладно? Сильване не понять наших компьютерных развлечений. До завтра!
  - До завтра! - я толкнул ногой ворота и вышел на улицу.
  Берёзка молча проскользнула следом и побежала впереди меня, указывая путь. Я немного приободрился. С таким проводником, как она, мне было нечего бояться. Через пару десятков шагов проснулась и Сильвана. Обрадовавшись, я поставил её на землю и принялся разминать затёкшие конечности.
  - Как посидели?
  Ни тебе упрёков, ни возмущения. Простой вопрос, демонстрирующий, что Сильвана нисколько не обиделась на меня.
  - Неплохо, - пробормотал я, чувствуя стыд.
  - Чем занимались? - продолжила она, глядя мне в глаза.
  - В игры играли, болтали, плавали, - взялся перечислять я.
  - Одним словом вы не сделали ничего полезного, - подвела итог Сильвана. - Жаль. Осень ведь на носу.
  - При чём здесь смена времён года? - не понял я.
  Сильвана немного помолчала, а затем мягко произнесла:
  - Я ведь не могу быть рядом с тобой вечно, Кирилл. Придёт время, когда я буду тебе не нужна. Судя по тому, что происходило сегодня, этот день куда ближе, чем я думала.
  - Я больше не буду, - пообещал я.
  - Дело не в том, будешь ты или нет, - вздохнула Сильвана. - Пути смертных и бессмертных существ рано или поздно расходятся. Это не зависит ни от тебя, ни от меня. Так издревле заведено. И мы не в силах изменить существующий порядок вещей.
  - Смотри-ка как складно заговорила, - не удержался от подколки я. - Развёрнуто и заумно.
  Лесная хозяйка удручённо покачала головой, как бы дивясь моей глупости и предприняла ещё один заход:
  - Взгляни, - она указала на звезду, одиноко мерцавшую на небосклоне. - Звезда находится очень далеко от Земли. Расстояние между нами станет не меньшим. Возможно, что ты иногда будешь видеть меня, но прежних отношений меж нами уже не будет.
  - Почему? - я приподнял бровь.
  - Ты будешь слишком поглощён своими мирскими заботами и развлечениями, - пояснила Сильвана. - Ты забудешь о времени, которое мы провели вместе. Оно будет ничего не значить для тебя. Ты перестанешь верить в сказки и волшебство. Поэтому ты разучишься колдовать. Ведь современному миру не нужна магия...
  - Хватит! - воскликнул я. - Не желаю тебя больше слушать! Я тебя не забуду и точка.
  - Хотелось бы верить, Кирюша. Хотелось бы верить... Больше она не произнесла ни слова. Проводив меня до дома, Сильвана кивнула на прощание и они с Берёзкой растворились в ночной мгле.
  
  Глава шестая. Возвращение на круги своя.
  
  Осень и впрямь была близко. Она двигалась прямо-таки семимильными шагами и вскоре достигла нашей деревеньки. Деревья враз пожелтели и помрачнели. Погода испортилась и небо теперь почти каждый день было серым и неприветливым. Вдобавок, постоянно капал противный мелкий дождик. Но были и хорошие перемены. Например, в лесах появились грибы. И Сильвана отчего-то посчитала своим долгом таскать их нам целыми... нет, не вёдрами, а лукошками. Откуда в лесу вёдра-то? Грибов было столько, что я скоро даже смотреть на них не мог. Зато у нас появились неплохие заготовки на зиму. Голодная смерть нам уж точно не грозила.
  А ещё я стал ходить в школу вместе с Вячиком. И - странное дело! - мне там понравилось. Ребята в моём классе оказались неплохими, а девчонки - симпатичными. Ну, а больше мне, собственно, ничего и не требовалось. Мама тоже был вполне довольна жизнью. Она перестала плакать и всецело отдалась работе и обустройству дома. Доски, кое-как прибитые народным умельцем дядей Ваней сменились на приличную кровлю, дыры в полу тоже заделали. Обои поклеили, опять же. Причём клеили все вместе: я, мама и Сильвана. Хотели было и Вячика припахать, но тот вовремя сообразил, к чему его хотят припрячь и самым позорным образом сбежал, сославшись на мифические дела. Догонять мы его не стали, но определённые выводы сделали. Сильвана же, напротив, работала наравне с нами, хотя ей-то, вообще-то, это было нужно меньше всех. Берёзка тоже помогала, охраняя стройматериалы, сложенные во дворе. Наконец, ремонт (а вместе с ним и деньги) подошёл к логическому завершению. Решив отметить его окончание, мы расположились на веранде и выпили целый кувшин дынной шипучки. А потом мама совершила свою ошибку. Она спросила у Сильваны, чего бы та хотела больше всего.
  - Побывать в школе, - просто ответила девушка и, заметив как вытянулись наши лица, поспешно добавила: - Хотя бы раз. Больше и не надо.
  - Хм-хм, - мама наморщила лоб. - Это будет непросто. У тебя ведь нет ни паспорта, ни аттестата о начальном образовании... Тебя туда не примут.
  - Значит, нельзя, да? - девушка сникла.
  - Почему же нельзя? - до нас донёсся голос Вячеслава, как раз проходившего мимо нашего забора и оттого всё слышавшего. - Очень даже можно! Я обо всём позабочусь... если вы только дадите мне такую возможность.
  - И что ты хочешь взамен? - я на всякий случай придвинул поближе кувшин с остатками шипучки. - Денег у нас не осталось, всё ушло на ремонт. А в твою доброту душевную я не верю. Уж извини.
  - Хм, даже так... - протянул юноша, заходя во двор. - Ладно. С вас два кувшина шипучки и безлимитный гостевой пропуск.
  - И всё? - я не верил своим ушам. - Ты точно ничего "такого" не замышляешь?
  - Кирилл, успокойся, - одёрнула меня мама. - Слава - хороший мальчик, он не станет ничего замышлять против нас. Доверься ему. И сходи на кухню, принеси ещё шипучки.
  - М-м, - промычал я, но всё же поплёлся куда сказали.
  Когда же я вернулся, выяснилось, Что Вячик успел всё обговорить с Сильваной. Всё, что осталось, так это как следует "проработать легенду". Иными словами, сделать так, чтобы ни у кого не возникало вопросов относительно того, откуда Сильвана взялась. Вячеслав предложил самый простой, как ему казалось, вариант:
  - Скажу, что она моя младшая сестра, долгое время проучившаяся за границей. Думаю, это прокатит, ведь все знают, что мой отец только и делает, что мотается по командировкам.
  - Ты, что, идиот? - я выразительно постучал по лбу. - Всем известно, что у тебя нет ни братьев, ни сестёр.
  - Двоюродных и троюродных родственников ещё никто не отменял, - спокойно парировал Вячеслав. - Но ты прав, нам нужно тщтательно обосновать причину, по которой моя родственница обучалась за границей. Хм. Знаю! Она там проходила лечение. Сейчас модно лечиться за границей, поэтому вопросов не возникнет.
  - Возникнет, - упорствовал я. - В особенности тогда, когда её попросят сказать что-то на английском... или немецком... Или... Блин, вот твой главный камень преткновения - язык! Сильвана же ни бельмеса не смыслит в иностранных языках!
  - С чего ты взял? - удивился Вячеслав и повернулся к девушке. - Ну-ка, милая, переведи: I have no problem with foreign languages.
  Сильвана пожала плечами и равнодушно ответила:
  - У тебя нет проблем с иностранными языками, - после чего добавила. - Я за тебя рада.
  - Не у меня, а у тебя, - поправил её Вячик. - Но, в целом, правильно.
  - Ты знаешь английский? - мама была поражена. - Чудеса! Слушай, Кирюш, может, мне и тебя в лес жить отправить? Глядишь, тоже ума наберёшься и тройки свои по-английскому выправишь...
  - Не смешно! - побагровел я. - Сильвана! Это какой-то фокус, правильно? Ты просто не можешь понимать другие языки! Ты же в лесу всю жизнь прожила!
  - Жила, живу и буду жить, - подтвердила девушка. - Но знаешь... Чтобы понять человека, необязательно знать язык. Достаточно смотреть в его душу.
  - Конкретика! - взвыл я. - Я требую конкретики!
  - Для меня вы все говорите на одном языке, - усмехнулась Сильвана. - Русский, английский. Всё это неважно. Голова у всех на плечах одна и та же. Сердце - тоже.
  - Одним словом, у Сильваны нет проблем с иностранным, - подытожил Вячеслав. - Хотя... Мы же не пробовали обратный перевод. Сильвана, переведи: Здесь нет ничего необычного.
  - There is nothing unusual... Так когда я могу прийти в школу?
  - Да хоть завтра! - Вячеслав был явно доволен собой. - Переговоры с директором я возьму на себя, ну а документы будут готовы примерно через неделю.
  - Не к добру это, - проскрипел я. - Ох, не к добру...
  
  ***
  
  Вячеслав сдержал своё слово. Директор уже был предупреждён о том, что в 10 "А" появится новая ученица. Причём не абы кто, а сестра самого Вячеслава Соловьёва! Каких-либо документов Вячеслав не предъявил, но разве такой хороший юноша, отличник и активист стал бы врать? Нет, конечно же, нет. А потому можно и подождать. Ну, а когда его отец, вернётся из командировки, то можно будет тонко намекнуть на то, что школа нуждается в ремонте, а кабинет химии - в новом оборудовании... Да, так будет лучше для всех.
  - Хорошо быть богатым, - проворчал я, когда увидел Сильвану и Вячеслава, входящих в класс.
  - Ты прав, неплохо, - кротко согласился парень. - Но знаешь, что ещё лучше? Умение не завидовать чужому счастью. Я же вот не злобствую оттого, что Сильвана проводит с тобой гораздо больше времени, чем со мной.
  - Хочешь, махнёмся? - оскалился я. - Штука в час и она - твоя.
  В этот момент Сильвана повернула голову в нашу сторону и тихо произнесла:
  - Я не продаюсь.
  Мне сразу стало стыдно. И Вячеславу - тоже. За компанию, видать. Наше раскаяние было столь велико, что мы бы без раздумий упали бы ей в ноги, вымаливая прощение, но... Но тут в класс вошёл учитель и начался урок. Поэтому нам пришлось отложить наше покаяние и сосредоточиться на более абстрактных вещах, вроде интегралов, корней и теорем. Поначалу я честно старался вникнуть в то, что говорил преподаватель, но потом плюнул на это гиблое дело и предложил Вячеславу сыграть в крестики-нолики. Но дух отличника в нём был слишком силён, а потому меня проигнорировали. Тогда я обратился с этим же предложением к Сильване. Та согласилась и весь остаток урока мы провели в блаженном ничегонеделании. Я выиграл десять раз, а Сильвана всего лишь пять. Моя самооценка взлетела до небес и я даже начал поглядывать на девушку со снисхождением. Вроде бы древний лесной дух, преисполненный вековой мудрости, а в банальные крестики-нолики выиграть не может. Впрочем, Сильвана взяла реванш на следующем же уроком, которым оказался иностранный. Она с поразительной лёгкостью составляла предложения, ни разу не ошиблась во всяких Симплах, а уж её выговор... Словом, учитель нарадоваться на неё не мог и поставил всем в пример.
  Даже Вячеславу. Но тот, в отличие от меня, нисколечко не расстроился. Напротив, он был горд за "сестру", сумевшую его обогнать. Но уже на следующем уроке была ничья. Ибо им была химия. Формулы, органики и прочие "ашдваошы" были для нас не более чем пустым звуком. Так что к концу дня наш счёт был 1:1. Моя единичка была за крестики-нолики, а её - за инглиш.
  - Нашёл чем гордиться, - хмыкнул Вячеслав, когда я поведал ему о наших воображаемых соревнованиях. - Сильвана, по всей видимости, чистейший гуманитарий, вот и не врубается в математику с химией. Ты же...
  - ... чистейший всеумейка? - с надеждой предположил я. - У меня одинаковые оценки по всем предметам. Тройки. Это о чём-нибудь да должно говорить!
  - ... чистейший лентяй, - сурово припечатал меня Вячеслав. - Тройки у него, блин. Тут не радоваться, а плакать надо. С такими отметками тебя ни в один приличный ВУЗ не примут!
  - Не морочь мне голову, - отмахнулся от его слов я. - До ВУЗа ещё далеко.
  - Но думать-то надо уже сейчас! - воскликнул Вячеслав. - Кстати, где там наша лесная государыня?
  - В зелёном уголке, - я ткнул пальцем себе за спину. - С растениями беседует. Сделай с этим что-нибудь. Пожалуйста. Хотя-я, если ты хочешь, чтобы твою сестру считали шизичкой, валяй.
  Сильвана действительно гладила пальцами листочки растений и что-то тихонько им рассказывала. Те, разумеется, не отвечали, но на её голос всё же реагировали. Растения становились зеленее и здоровее с каждым словом, произнесённым девушкой. Некоторые даже распустились и начали источать дивные ароматы. Пока мы с Вячиком лихорадочно соображали, как бы всё это объяснить пологичней, к нам подошла заведующая зелёным уголком, она же учительница биологии, Мария Андреевна.
  - Что здесь происхо... - она замолчала на полуслове, когда увидела, чем занимается новенькая. - Ого! Да у тебя "зелёный палец", не иначе. Сколько бы я ни билась, у меня так и не получилось его вылечить... А ты на раз-два справилась. Слова волшебные знаешь, что ли?
  - Вроде того, - пробормотала Сильвана, отводя взгляд.
  - Тогда решено! - Мария Андреевна хлопнула девушку по спине. - Будешь моим замом. Справишься?
  - Справлюсь, - Сильвана заулыбалась.
  - Вот и отлично, - женщина перевела взгляд на нас с Вячеславом. - Так, а вы чего тут стоите? Подслушиваете? Ай-яй-яй, ну что за народ пошёл! Лишь бы побездельничать. Взяли в руки тряпку и пошли вытирать доску.
  - Но мы не дежурные, - проблеял я.
  - Теперь дежурные, - отрезала Мария Андреевна и направилась к выходу из класс, но на полпути остановилась и, указав в нашу сторону, прибавила: - Чтоб к моему приходу доска сверкала! Спорить с учителем - себе дороже. А потому мы с Вячеславом обменялись унылыми взглядами и поплелись к доске. Поручение учительское исполнять.
  
  Глава седьмая. Дела семейные.
  
  Один день пролетал стремительнее другого. Школа - занятия с Сильваной - час-два свободного времени - сон. Причём уроки Сильваны теперь касались не только мира растений, но и царства животных. Она обучала меня и Вячика чтению мыслей животных, вдалбливала нам в головы какие-то понятия и непреложные законы и заставляла расшифровывать лай и мяуканье соседских псов и котов. Через неделю я уже мог дать фору любому Маугли, знавшему, что "в любом шорохе скрыт некий смысл". И да, в кои-то веки мне удалось обогнать Вячика!
  У него с телепатией и мысленной речью отчего-то не заладилось, хоть он и старался изо всех сил. Сильвана сказала, что это "не его". В школе у нас тоже всё было если не замечательно, то вполне терпимо. Учителя искренне привязались к тихой и вежливой Сильване и предпочитали закрывать глаза на некоторые странности, вроде употребления архаизмов, стиль одежды и задушевных бесед с растениями. В общем, ничто не нарушало мирного течения дней... ровно до тех пор, пока не объявился мой папка. Да-да, вы не ослышались.
  Хмырь, променявший родного сына и законную жену на любовницу-вертихвостку, решил нанести нам визит. Хотя "нанести" - это слишком сильно сказано. Просто однажды утром мы с мамой обнаружили его на скамеечек, пьяным в хлам. Мать тут же разохалась и велела мне затащить его в дом. Мол, здесь он простудится, бедненький. По мне так простуда была наименьшим из зол, которое заслуживал мой отец, но я благоразумно промолчал. Мать подхватила взяла отца под одну руку, я - под другую и совместными усилиями мы затащили его в дом. Кое-как пристроив непутёвого родителя на диван, я отправился на кухню, где хозяйничала Сильвана. Кратко изложив ей суть произошедшего, я задал извечный вопрос "Что делать?"
  - Поговорить, - просто ответила та, наливая в кружку чай и пододвигая её ко мне. - Он - твой отец.
  - Спасибо, - произнёс я и сделал добрый глоток из чашки. - Он мне отец лишь физически, но не фактически.
  - Отец - он и есть отец, - Сильвана явно не поняла юмора.
  Я хотел было что-то ответить, но тут на кухню заглянул сам объект нашего разговора и по совместительству мой блудный папаша. Он, стоял, держась рукой за дверной косяк. Вторая рука у него лежала на голове, которая, по всей видимости, адски раскалывалась. Пару минут он просто стоял, переводя мутный взгляд с меня на Сильвану и обратно. Но, под конец, он всё-таки определился со своими желаниями и даже смог их озвучить:
  - Пивка бы...
  - Ща-ас, - я сузил глаза. - Пивной бутылкой по лбу - пожалуйста, а вот пива - не дадим. Ты, батя, видать совсем офонарел. Забыл уже, как выставил нас с матерью из дома?
  - Перестань, Кирюша! - мама протиснулась на кухню. - Ты, что, не видишь, человеку плохо!
  - Ага, - поддакнул отец и, шатаясь, побрёл к свободному стулу. - Слушай мамку... Она дело говорит! Кстать, кто это?
  Он ткнул пальцем в Сильвану.
  - Друг, - мгновенно отозвалась девушка и полезла в холодильник.- Пива нет. Но есть квас. Давать?
  - Давай, - отец помахал рукой. - Хотя пиво было бы лучше. Или рассол там...
  - Будешь много разговаривать - из дома выставим! - пригрозил я.
  - Ой, напугал-то как! - насмешливо произнёс отец, берясь за кружку, которую перед ним поставила Сильвана. - А Людка меня обратно впустит. Так, Людка?
  - Да, дорогой, - покорно отозвалась мать, глядя на отец блестящими глазами.
  Мне захотелось сплюнуть на пол и растереть плевок ногой. Да что с мамой такое?! Отец вёл себя как последний козёл, до слёз её доводил, сердце разбил, а она... А она - ничего! Эх, умом мне женщин не понять. Сердцем разве что. И то не факт. Пока отец пил и нёс бред, мать разогрела суп и вчерашний плов. Теперь всё это добро стояло перед носом отца и покорно ожидало, когда же его съедят. Словно и не было двух месяцев расставания...
  - Мама! - я предпринял ещё одну безуспешную попытку достучаться до матери. - Он нас предал! Зачем ты его кормишь?
  - Ну-у, он же голоден, - мама непонимающе захлопала глазами. - Вот я и решила, что...
  - Это любовь, - тихо произнесла Сильвана. - Тут уж ничего не поделаешь.
  - Но попытаться-то стоило! - я потянулся к кружке и огорчённо забулькал квасом.
  Мы бы, наверное, ещё долго рассуждали о добродетелях, которые поставляются одновременно с любовью, если бы не услышали как хлопнула входная дверь. Очевидно, Вячеслав решил воспользоваться своим "безлимитным гостевым пропуском". Блин! Его-то я сейчас хотел видеть меньше всего. Но искать выход из положения было поздно. Парень переступил порог кухни и сразу уставился на инородный объект, вовсю хлещущий квас и заедающий его котлетами.
  - Это кто? - не совсем вежливо произнёс Вячик.
  - Папаня мой, - мой голос был полон досады. - Антон Викторович Староверов. Знакомься.
  - Здрасьте, - быстро произнёс Вячеслав и перевёл взгляд на мою маму, которая с умилением наблюдала за тем, как пустеют блюда. - И вам здравствуйте, Людмила Михайловна.
  - Привет, - отозвалась она, даже не поворачивая головы в его сторону. - Проходи. Кирюша с Сильваной на кухне...
  "Сильвана с Кирюшей" сдержанно хихикнули и указали на соседний стул. Вячик послушно бухнулся на него и замер, ожидая разъяснений.
  - Вот что любовь с людьми делает! - я закатил глаза. - От реальности напрочь отрубает!
  - Есть такое, - согласился Вячик. - А почему он именно сейчас заявился-то? Уже больше двух месяцев прошло, вроде как. Срок принесения извинений давно истёк.
  - Ты это моей маме скажи, - вздохнул я. - Хотя всё-таки интересно, чего это он приполз. Может, деньги нужны? Как думаете?
  - Нет, - Сильвана прищурилась, вглядываясь в лицо моего отца. - Не деньги. Приворот спал. Вячеслав, посмотри ты.
  - Ладно... - Вячеслав как-то по-особому прищурился и окинул моего отца взглядом. - Да, есть что-то такое.
  - А теперь по-русски, - скромно попросил я, когда мои друзья закончили забрасывать моего отца заХадочными взглядами.
  - Кирилл. Я же учила тебя! - искренне возмутилась Сильвана. - Смотри не на человека, а сквозь него.
  - Ты, может, и учила, - охотно согласился я. - Да только я не учился. Ну-с, попробуем.
  Я посмотрел на отца рекомендованным способом и едва не грохнулся со стула, на котором сидел. Прямо в груди у отца зияла клякса. Большая и жирная.
  - Раньше он был покрыт ею с ног до головы, - пояснила Сильвана. - Но сейчас... Что-то пошло не так.
  - А это что-то за ним не явится? - прозорливо спросил Вячик. - Часиков эдак в одиннадцать-двенадцать?
  - Ещё раз, - кротко сказал я. - И на языке дошколят.
  - Любовница твоего отца - ведьма, - охотно пояснил Вячик. - Она его приворожила. Теперь же приворот... ну, не спал, но ослабел. Потому твой отец к вам и ринулся. В душе-то он твою мать любит... Но не спеши радоваться. Она за ним придёт и попытается вновь над ним контроль захватить. Скорее всего, этой же ночью.
  - Ух ты! - искренне восхитился я. - Сам придумал, да?
  - Нет, не сам, - подала голос Сильвана. - Два занятия назад я рассказывала о порче, приворотах и особенностях из наложения. Ты тоже там был.
  - Я всё прослушал, - признался я. - Но! Не спеши укорять меня. Я уже во всём раскаялся. Говорите, этой ночью придёт ведьма?
  - Скорее всего, - кивнул Вячеслав. - Слушай, можно я сегодня у вас останусь? Никогда в жизни не видел живых ведьм. Да и мёртвых - тоже.
  - И я останусь, - подала голос Сильвана.
  - Фиг с вами, оставайтесь, - великодушно разрешил я.
  
  ***
  
  Заполучив моё разрешение, Сильвана с Вячеславом приступили к делу. Раздобыв где-то кусочек угля, они расхаживали по дому и рисовали им защитные руны. Про руны, кстати, Сильвана нам ещё не рассказывала, так что у нас как-то само собой получилось внеплановое занятие по прикладной магии. Как оказалось, руны бывают трёх типов: добрые, злые и нейтральные. С добрыми и злыми, думаю, всё ясно, а вот про нейтральные я сейчас объясню. Нейтральные руны - это руны природных сил. Они могут служить как злу, как и добру.
  Скажем, руной льда, Иса, можно как охладить чай, так и отморозить чью-то руку. Всё зависит от воли человека, надумавшего ей воспользоваться. Руны же, которые мы чертили на чём придётся, были добрыми. Они защищали от влияния злых сил и не позволяли злу просочиться в чужое жилище.
  - Может, отца тоже разрисуем? - с надеждой спросил я, когда мы закончили разрисовывать дом. - Будет защищён от Зла по самое "не могу".
  - Без надобности, - ответила Сильвана, заводя в дом Берёзку и попутно объясняя: - Если ведьме или её посланцу всё же удастся прорваться в дом, Берёзка с ним расправится.
  - А не отравится? - усомнился я.
  - Нет, - коротко ответила лесная хранительница.
  Закончив работу, мы расселись внизу и принялись играть в карты. Надо же как-то скоротать время до полуночи! Партии через две к нам присоединилась и мама. Впрочем, через те же две партии она ушла, решив посмотреть как там отец. Что, не могу не заметить, было совершенно лишним, ибо папаня дрых в спальне на втором этаже и с ним по определению не могло ничего случиться. До полуночи, по крайней мере.
  И вот, часы пробили двенадцать раз. Сильвана с Берёзкой тут же насторожились. Напряглись и мы с Вячиком. За окном что-то зашуршало, в дверь что-то заскреблось. Вдобавок, было слышно чьё-то сбивчивое дыхание. Кто-то ходил вокруг дома, трещал сухими ветками и скрёбся в окно. Он явно пытался найти брешь в нашей защите. Пару раз за окном мелькнули страшные алые глаза с вертикальными зрачками. Признаюсь честно, будь я в тот вечер один, давно бы от страха в штаны на... Испугался бы по полной программе, короче. Так продолжалось до четырёх утра. Гость исчез сразу же, как прокукарекал первый петух. Мы с облегчением вздохнули.
  - Оно ведь не вернётся, нет? - с тревогой спросил я.
  - Не думаю, - вместо Сильваны почему-то ответил Вячеслав. - Зато в гости стоит ждать саму ведьму.
  - А, ну ладно, пусть приезжает... Погоди! Что ты сказал?
  - Что слышал, - Вячик пожал плечами. - Или ты думал, что она так легко отступится от твоего папани?
  Я перевёл взгляд на Сильвану.
  - Не отступится, - подтвердила она.
  Во-от бли-ин! И что же мне теперь, спрашивается, делать?..
  
  Глава восьмая. Корень всех зол.
  
  Она подъехала ближе к вечеру. Тщательно накрашенная, надушенная и одетая по последней моде. Я поневоле задался вопросом "Зачем ей мой батя? Такая эффектная, уверенная в себе женщина... Вполне могла бы заманить в свои сети кого поумнее и покрасивее".
  Следом за ней из машины вышел паренёк примерно моих лет, светловолосый и голубоглазый. Он с любопытством огляделся по сторонам и, наткнувшись на мой тяжёлый взгляд, улыбнулся. Я на секунду даже растерялся от подобной наглости. Ишь ты, улыбается он! Хотя... почему бы и не улыбаться? Наверняка он втайне потешается надо мной, сыном от первого брака, которому не удалось заставить отца остаться в семье.
  Мои руки сами собой сжались в кулаки и я сделал шаг вперёд, движимый одним-единственным желанием - набить этому улыбающемуся хмырю морду. Но мама, стоявшая рядом, коснулась моего плеча и тихо проговорила:
  - Обожди, Кирюша. Посмотрим, что они скажут.
  - А им есть что сказать? - хмуро спросил я, глядя в сторону. - Батю увели, в квартире прописались... И ты после всего этого хочешь с ними беседы вести?
  - Ну, мы же цивилизованные люди, - неуверенно протянула мама.
  - В таком случае, я провозглашаю себя пещерным человеком, - мрачно пошутил я.
  Тем временем, мини-делегация достигла нашего порога. Дальше пройти они не могли, причём не только в силу своего стеснения, сколько в силу особого магического растения, предварительно зарытого Сильваной перед нашим домом. Его свойства заключались в следующем: оно не позволяло существам, наделённым магией переступить порог нашего дома без предварительного разрешения.
  Исключение составляла лишь сама Сильвана, но оно и понятно: как-никак сама волшбу творила. Надо отдать ведьме должное: попыток зайти в дом она не делала, терпеливо дожидаясь, когда же ей позволят войти. Её сыночек застыл рядом.
  - Здравия желаю, хозяюшка! - улыбка ведьмы была насквозь фальшивой. - Я к тебе по делу пришла. Можно войти?
  - Не разрешайте. Пусть здесь говорит, - быстро проговорила Сильвана, сидевшая на соседнем дереве. - Пусть отсюда говорит.
  - Я - взрослая женщина и сама могу решить, что и как мне делать, - мама недовольно покосилась на неё. - И вам не болеть, голубушка! Да только мужа своего я вам не отдам, уж не обессудьте. В конце концов, это мой законный супруг, а не ваш.
  - Вот как, - ведьма перестала улыбаться. - Не хотите по-хорошему, значит?
  - Не хотим, - согласился я. - Тем более, что батя сейчас похмельем мучается. Не стоит беспокоить его понапрасну.
  - Уверены? - подал голос ведьмин сынок.
  - Да, уверены, - мама поджала губы. - Это мой муж и мы его вам не отдадим, что бы вы там ни говорили!
  - Ах, так... - губы ведьмы быстро-быстро зашевелились.
  - Что она делает? - вполголоса спросил я у Сильваны.
  - Читает заклинание, вестимо, - пожала плечами девушка. - Глупая она всё-таки. Несдержанная.
  - Может, нам что-то предпринять? - забеспокоился я.
  - Незачем, - Сильвана сорвала с ветки спелое яблоко и принялась сосредоточенно жевать его.
  Ведьма торжественно выкрикнула последнее слово и победоносно уставилась на нас. Пару секунд ничего не происходило. А затем в воздухе что-то сверкнуло, после чего ведьма начала с воем кататься по траве. Её сын побледнел как полотно и, склонившись над матерью, прерывающимся голосом произнёс:
  - Мама, что с тобой?..
  - Твари... барьер поставили... больно... - ведьма с усилием подняла голову и вперила в меня ненавидящий взгляд. - Ты! Это был ты! Чёртово отродье! Надо было проклясть вас сразу же, как увидела...
  - За что вы нас так ненавидите? - удивилась мама, старательно игнорируя угрозы в свой адрес.
  - Ха! Она ещё спрашивает, - ведьма кое-как поднялась с земли и принялась отряхиваться. - У вас, простых людей, всего в достатке. Дом - полная чаша, любовь - крепкая и чистая... А что у нас, ведьм? Правильный ответ - ничего! Личного счастья - нет, здоровья - тоже.
  - И кто же в этом виноват, спрашивается? - спросила Сильвана, спрыгивая с дерева. - Только вы! Вы всегда могли отказаться от своей магии, но почему-то не сделали этого. Хотите знать почему? Потому что утратив магию, вы утратили бы то опьяняющее чувство власти и вседозволенности, которое свойственно тем, кто практикует чёрную магию.
  - Складно говоришь, девочка, - хмыкнула ведьма, с интересом глядя на Сильвану. - Лишь одного не пойму: кто ты такая? И какое отношение ты имеешь к этой семье?
  - Сильвана - моя подруга, - вступился за девушку я. - Единственная и дорогая!
  - Я - Хранитель Леса, Сильвана. Семья Староверовых находится под моим покровительством, - Сильвана усмехнулась и протянула ведьме руку. - Будем знакомы.
  - Ясенева Вильгельмина Вениаминовна, - как ни странно, но женщина пожала ей руку, признавая за равную. - А это мой сын - Денис.
  - Мудрый выбор, - Сильвана выглядела удовлетворённой. - Что ж, можете проходить.
  - Спасибо. Идём, Денис.
  И ведьма с сыном проследовали в дом. Мама удивлённо покачала головой, но пошла следом. На пороге остались лишь мы с Сильваной.
  - Ну, и что это только что было? - требовательно спросил я, скрещивая на груди руки.
  - Формула гостеприимства, - просто ответила Сильвана. - Ответив на моё рукопожатие, ведьма показала, что не причинит зла тем, кто проживает в этом доме. Так что можешь её не бояться.
  - А она не может эту самую формулу нарушить? - не отставал я.
  - Нет, не сможет, - терпеливо ответила девушка. - Это всё? Тогда пошли в дом.
  - Пошли, - неохотно согласился я.
  
  ***
  
  Пока мы отсутствовали, мама успела сделать чай, нарезать мясо с хлебом и водрузить на стол большую тарелку оливье. Поэтому неудивительно, что некоторое время не было слышно ничего, кроме сосредоточенного хрумканья.
  Когда же все насытились, настало время серьёзных разговоров. Для пущей серьёзности мы извлекли из спальни батю. Тот устроился на самом краешек табуретки и, словно виноватый школьник, которого вот-вот отругают, уставился в пол. Было ли ему стыдно за своё поведение? Сложно сказать. С одной стороны, ведьма использовала приворот, с другой же... Неужели его чувства не смогли перебороть чёрную магию?
  Судя по рассказам Сильваны, искренние чувства было не так-то просто подавить и человек мог сопротивляться привороту. Здесь же о сопротивлении и речи не шло. Отец просто плыл по течению и старался не забивать свою голову посторонними мыслями. Удобная позиция, ничего не скажешь.
  - Антон, давай вернёмся домой, а? - ведьма сделала ход первой. - Мы же так хорошо жили! Чего ты в деревню-то убежал?
  - Достала ты меня, вот чего, - мрачно ответил отец, не поднимая головы. - Я, может, вообще Людку люблю. Только у меня не было времени над этим задуматься.
  - А сейчас, значит, появилось? - я сузил глаза. - Сейчас, когда тебя припекло, как следует.
  - Ты на отца голос-то не повышай, - он всё-таки оторвал взгляд от пола и с укором посмотрел на меня. - Оставь решение взрослых проблем взрослым, а сам сиди и не вякай.
  - Ах т-ты, - я задохнулся от возмущения и, не найдя что ему противопоставить, повернулся к Сильване. - Мам! Ну хоть ты ему скажи!
  - Кирюша, успокойся! - пролепетала мама. - Иди вон лучше с Денисом пообщайся. Вы же братья, как-никак.
  - Братья! Ха! - воскликнул я, но всё же послушно пододвинулся к ведьминому сынку, вполголоса обсуждавшего что-то с Сильваной.
  Ревность то была или ещё какое неприятное чувство, но мне жутко захотелось его чем-нибудь двинуть. Да так, чтобы он потом минут пять не вставал. Сильвана - моя подруга! Не его. Однако этот хмырь, по ходу, этого не понимал и места своего тоже не знал. Сильвана же, как мне показалось, относилась к нему вполне благосклонно. Ч-чёрт, как же это раздражает!
  - О, а мы только о тебе говорили! - Денис повернулся ко мне. - Сильвана сказала, что ты умеешь общаться с животными. Это правда?
  - Есть такое дело, - нехотя ответил я. - А ты чего в плане магии можешь? Отвороты с приворотами на девчонок накладывать, как твоя мать?
  - Нет, что ты. Я - универсальный тёмный маг, - гордо произнёс Денис. - Начинающий, правда, но это ничего. Я быстро учусь.
  - Мне этого не понять, - вздохнула Сильвана. - Тёмная магия развращает душу и губит разум. Опомнись, не то будет слишком поздно.
  - Спасибо за предупреждение, - Денис был предельно вежлив, но я чувствовал, как он внутренне напрягся. - Но, быть может, поговорим о чём-нибудь другом? Например, о хобби. Чем ты увлекаешься, Кирилл?
  - НЕ тёмной магией, - мстительно произнёс я, с удовольствием наблюдая за тем, как морщится мой "полубрат". - Растениеводство - наше всё.
  Примерно в таком ключе и протекала наша беседа. Денис пытался "развести" нас на безобидные темы, я неизменно подкалывал его, а Сильвана читала нам короткие проповеди на тему "Покайтесь, ибо грядёт!" Мы бы ещё долго так могли сидеть, если бы не отец. В один из моментов он просто встал и, рявкнув "Как же вы меня всё достали!", выбежал на улицу.
  - Какая несдержанность, - деланно вздохнула Вильгельмина Вениаминовна. - А ведь мы почти достигли соглашения!
  - И какого же? - поинтересовался я.
  - Два дня Антон будет у нас, три у вас, выходные же мы будем проводить вместе. Всё же мы - одна семья! - последняя фраза была произнесена вполне искренне.
  Я наклонился к Сильване и яростно зашептал:
  - Она врёт, да? Скажи, врёт?
  - Человеческие взаимоотношения для меня - потёмки, - призналась девушка. - Но лжи в её голосе я не слышу.
  - Мам! - произнёс я, уже чуть громчке. - Ты, что, согласна делить с ней отца? Она же ведьма!
  - Быть может, и так, - кротко согласилась мама. - Но она также и женщина, причём глубоко несчастная.
  - Но... но... а-а, плевать, - зло буркнул я, отворачиваясь от неё. - Умом вас точно не понять.
  - Таковы все женщины, - удачно ввернул Денис.
  - А ты вообще молчи... Сильвана!
  - Люда - взрослая девочка, - медленно проговорила лесная хранительница. - Пускай сама принимает решение.
  М-да. Мама-то моя, может, и взрослая, вот только излишне добрая. Как бы ей это решение боком не вышло... С другой стороны, Сильвана выглядит спокойной, а это - хороший знак. А это значит, что и мне не остаётся ничего другого, кроме как впустить в свой дом и сердце этих новоявленных родственничков! Чтоб им пусто было, блин!
  
  Глава девятая. В гостях у леса.
  
  Осень полностью вступила в свои права и сразу же обрушила на нас весь свой "арсенал" в виде дождей, гроз, жухлых листьев и пробирающего до костей холода. Погожие деньки можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вместе с погодой испортилось и настроение Сильваны. Она стала вялой, медлительной и неразговорчивой. А её любимым занятием стали молчаливые посиделки у обогревателя.
  Зато у Вячика, по ходу, открылось второе дыхание. Не было ни дня без того, чтобы он не попытался заманить нас в гости. Но действие, как известно, равно противодействию и вместо этого он "оседал" у меня в гостях, снабжённый горячим чаем и домашним печеньем. От его пребывания, кстати, была немалая польза, потому как в школе настала пора контрольных и самостоятельных, в коих мы с Сильваной были не сильны. Вячеслав же никогда не отказывал нам в помощи и всегда был готов вложить в наши непутёвые черепушки щепотку-другую знаний.
  Примерно так и проходили наши дни, прерываемые разве что набегами новоявленных родственничков и плановыми возвращениями отца. Они, между прочим, меня приятно удивили. Денис оказался вполне нормальным парнем, хоть и не без заморочек. С пустыми руками никогда не приезжал, у него вечно был наготове какой-нибудь презент. То для меня, то для матери, а то и для Сильваны. Сильване, как ни странно, подарки доставались чаще. Вильгельмина в этом плане от него не отставала. То торт дорогущий притащит, то копчёностей подкинет.
  Короче, я полностью смирился с их существованием и единственно, что меня хоть как-то беспокоило, так это настроение Сильваны. Она худела и бледнела с каждым днём. Мы с Вячиком не раз пытались поговорить с ней на эту тему, но Сильвана уходила от ответа. И вот, однажды, когда дождь моросил противнее обычного, она произнесла:
  - Пойдём в лес.
  Не вопросительно, а очень даже утвердительно, будто бы и мысли не допускала об отказе. Мы с Вячиком недоумённо переглянулись, но отказать не решились. Всё же Сильвана нас нечасто о чём-нибудь просит. Так отчего бы и не сходить? Тем более, что в лесу сейчас самое раздолье: грибы, ягоды, свежий воздух.
  Заручившись нашим согласием, выраженным синхронным кивком, Сильвана поднялась со стула и, накинув на плечи плащ, двинулась к выходу. Её шаги были медленными и какими-то шаркающими. Складывалось впечатление, что ей тяжело передвигаться.
  Переглянувшись, мы двинулись за девушкой, готовые в любой момент подхватить её. Но Сильвана не падала и продолжала идти по направлению к лесу. Она ни разу не оглянулась, полностью уверенная в том, что мы следуем за ней. Впереди неё бежала Берёзка. В отличие от своей хозяйки она была полна сил и то и дело оглашала окрестности заливистым лаем. Наконец, мы вступили в лес. Сильвана мгновенно преобразилась: плечи распрямились, спина выпрямилась, а походка сделалась уверенной. Сразу видно, кто здесь хозяин. Повернувшись к нам, она произнесла:
  - Скоро мы будем на месте. А вы пока подумайте о том, чего бы вам хотелось.
  - Злата и серебра, - пошутил я. - У вас такое в лесу водится?
  - Хм, - Сильвана ненадолго задумалась. - Клад сойдёт? Я знаю несколько подходящих мест... О, не бойся. Они не прокляты. Просто забыты.
  Мои глаза тут же загорелись. Клад! Причём настоящий. Наверняка там полно древних безделушек, за которыми охотятся коллекционеры! Я даже рот приоткрыл, чтоб произнести заветное "Показывай, где закопано", как вдруг Вячеслав толкнул меня в бок:
  - Кирилл! У тебя последние мозги отшибло, что ли? Как думаешь, почему никто до сих пор не нашёл эти клады?
  - Потому что Сильвана им о них не говорила, - тут же нашёлся я. - А нам вот скажет и покажет. Так?
  - Так, - послушно кивнула Сильвана, ускоряя шаг. - А ещё я покажу вам симпатичные полянки. Там полно грибов и ягод. О них никому кроме меня и лешего неведомо.
  - Пожалуй, с нас хватит и грибов с ягодами, - быстро ответил Вячеслав. - Ну, а клады пусть остаются в земле.
  - Эй! - возмутился я. - Говори только за себя! Я вот не прочь разбогатеть!
  - Даже ценой собственной жизни? - напустился на меня парень. - Да будет тебе известно, что клады, которые не желают быть найденными, не приносят счастья своему владельцу! Даже если они не прокляты.
  - Надо же, - Сильвана выглядела удивлённой. - А ведь ты прав. Я только сейчас вспомнила, что никто из нашедших клад, так из моего леса и не вышел. Все в землю легли.
  - Могла бы сразу сказать! - возмутился я. - Тогда бы я не питал напрасных надежд... Давай сюда свои ягоды!
  - Мы уже пришли, - Сильвана обвела рукой полянку.
  Грибов и ягод на ней и впрямь была тьма тьмущая. Мы с Вячеславом даже пожалели о том, что не захватили с собой вёдра. Ну, а в карманах, естественно, много не унесёшь. Сильвана быстро уловила суть нашей проблемы и ненадолго исчезла. Вернулась она уже с вёдрами. На наш логичный вопрос "Откуда?" она лишь дёрнула плечом и ответила, что одолжила. Одолжила так одолжила. Главное, что не украла, а остальное неважно. Поэтому мы с Вячиком перестали забивать головы ненужными вопросами и полностью сосредоточились на сборе ягод с грибами.
  Сильвана ничего не собирала, но оно и понятно: и так в лесу живёт. Дождавшись, пока мы набьём свои желудки, карманы и вёдра, она вновь махнула рукой, приглашая нас за собой. Берёзка, всё это время носившаяся между деревьями, отреагировала первой и, задорно тявкнув, исчезла в глубине леса.
  - Куда теперь отправимся? - деловито осведомился я, закидывая на плечо ведро. - Ух, ну и тяжёлое же!
  - Ко мне домой, - просто ответила Сильвана.
  - Постой, - Вячеслав выглядел взволнованным. - Но разве весь этот лес - не твой дом?
  - Так-то оно так, - согласилась Сильвана и неожиданно улыбнулась. - Но сплю-то я всё равно в другом месте. Или ты считаешь, что я на этой самой полянке и ночую, и столуюсь?
  - Ну, столуешься ты, предположим у нас, - я ехидно оскалился. - А вот на место твоё спальное мне и впрямь интересно взглянуть.
  - Хорошо, - девушка кивнула и пошла вперёд.
  Мы подхватили вёдра и поплелись следом. На наше счастье идти пришлось недолго, Минут пять-семь, не более. Сильвана вывела нас к большому и старому дубу, чьи ветви, казалось, хотели обхватить небо. Остановившись подле него, девушка положила руку на ствол и произнесла:
  - Это и есть мой дом.
  - Прям так и спишь? - уточнил я, опуская ведро на землю. - У самых корней?
  - Глупый ты, - огорчённо вздохнула лесная хозяйка. - Зря я тебя магии обучала, видать. Совсем ничего не усвоил из того, что я говорила. Вячеслав! Ты-то хоть меня порадуй!
  - Ты спишь на нём, - "обрадовал" Сильвану парень. - Ладн-ладно, не дуйся. Я же пошутил. Вероятно, этот дуб является проходом в параллельное измерение. Там-то ты и спишь.
  - Короче, она спит не на нём, не под ним, а в нём, - вмешался я. - Чудесно просто! Дальше-то что?
  - Вёдра здесь оставьте. Леший за ними присмотрит. А теперь дайте мне свои руки. Переход проще всего осуществить при непосредственном контакте, - проинструктировала нас девушка.
  Несмотря на весь свой скепсис, руку я свою ей всё же протянул. Вячеслав поставил своё ведро рядом с моим и тоже дотронулся до ладони Сильваны. А потом... Даже и не знаю, как же мне описать то, что произошло потом. Мир взорвался яркими красками и я на мгновение почувствовал себя легче пёрышка. Затем краски потухли и ко мне вернулись мои законные пятьдесят семь килограмм весу. Не доверяя ощущениям, я ощупал себя. Так, вроде бы всё на месте. Повернув голову, я обнаружил рядом с собой Вячеслава. Тот выглядел растерянным и удивлённым. Но, прежде чем я успел спросить, что же он почувствовал при перемещении, раздался голос Сильваны:
  - Добро пожаловать в мой дом!
  Желание задавать какие-либо вопросы пропало начисто. Когда ещё мне доведётся побывать в жилище лесной владычицы? Правильный ответ - нескоро. Может, вообще никогда. А потому следует воспользоваться предоставленной возможностью и как следует всё разглядеть. Хотя... тут и разглядывать-то особо нечего. Гамак, подвешенный между двумя деревьями, стол, два стула, комод да небольшое озерце. Под столом, изредка дёргая лапами, спала Берёзка. Интересно, почему у неё так мало мебели?
  - Не нравится? - проницательно спросила Сильвана, глядя на наши постные лица. - Эх, вы. Городские!
  Последнее слово прозвучало как оскорбление и я уж было совсем решился вступиться за честь своих городских собратьев, как вдруг Сильвана взмахнула рукой. Повинуясь её жесту, обстановка изменилась. Теперь мы стояли не в полутёмной пещерке с минимумом обстановки, а в шикарной комнате с бассейном, битком набитой самыми современными технологиями.
  - Круто! - выдохнул я, подлетая к навороченным приставкам, стоявшим под телевизором. - Вот это - совсем другое дело!
  - Извини, Вячеслав, - Сильвана виновато потупилась. - За основу была взята картинка из твоей памяти. Сама я не так уж часто посещаю человеческие дома. Школа и дом Миахила - вот и все места, где мне довелось побывать.
  - Ничего страшного, - успокоил девушку Вячик. - Наоборот, я польщён. Выходит, ты считаешь мой дом образцовым?
  - По крайней мере, так считает Кирилл, - уклончиво отозвалась та. - Присаживайтесь. Чаевать будем.
  Слова Сильваны никогда не расходились с делом и вскоре мы уже чинно восседали за столом, прихлёбывали чай вприкуску с конфетами и вели неспешные беседы о том и о сём. В частности, нас весьма интересовала причина по которой Сильвана решила пригласить нас в гости.
  - Всё просто, - девушка слабо улыбнулась. - Мне хотелось как следует запомнить ваши лица перед тем, как я отправлюсь в спячку.
  - Как медведь, что ли? - не выдержал я, за что тут же схлопотал от Вячика. - Ой, прости-прости! Я не хотел грубить.
  - Знаю, - откликнулась она. - Потому и не сержусь. Видишь ли, Кирилл, зимой природа засыпает. Спят леса, спят поля... Потому-то я и, тесно связанная с природой, должна буду уснуть, как бы мне не хотелось обратного.
  - Но весной-то ты проснёшься? - взволнованно спросил Вячик.
  - Да, - подтвердила Сильвана, скрещивая руки под подбородком. - Но до весны ещё далеко. А зима вот-вот настанет. И, прежде чем уснуть, я хочу запомнить вас всех, сидящих в моей комнате и весело болтающих о всяких мелочах. Таких родных и таких дорогих.
  - Вот оно что, - протянул я. - Хорошие сновидения обеспечить себе хочешь, значит?
  - Вроде того, - девушка вздохнула. - Я... слишком долго была одна. Поэтому, хотя бы во сне, я хочу быть рядом с вами.
  - И ты будешь, - твёрдо пообещал ей Вячеслав. - Если потребуется, мы можем каждый день приходить и стоять под твоим дубом.
  - Спасибо, не надо, - отвергла его предложение лесная хозяйка. - Достаточно и того, что вы будете помнить меня. И, когда на деревьях вновь появятся почки, распахнёте двери своих домов, привечая весну... и меня. Обещаете?
  - Обещаем, - твёрдо произнесли мы.
  
  Глава десятая. Первый снег.
  
  "А теперь о погоде на завтра. Ожидаются кратковременные осадки, температура днём -7, ночью - 10..."
  - Завтра первое декабря, - Сильвана грустно вздохнула и отвернулась от экрана телевизора, где диктор жизнерадостно продолжал вещать о погоде в соседних городах и странах. - Зима уже совсем скоро...
  - И что с того? - рассеянно спросила мама, ставя перед нами тарелку с домашним печеньем. - Ешьте, пока не остыло.
  - Да ничего, - Сильвана вымученно улыбнулась и взяла одно печенье. - Спасибо, Людочка.
  - Ага, спасиб, - мы с Вячеславом одновременно потянулись за печеньем. - Эй, я был первым!
  - Ну, а я - ещё первее, - Вячик сграбастал себе всё блюдо. - Кто успел, тот и съел.
  - Нахал! - возмутился я. - Это, между прочим, мой дом, а не твой.
  - Зато я - гость, - невозмутимо парировал парень. - Мне полагается всё самое вкусное.
  - Крепкий подзатыльник тебе полагается, - пробормотал я. - А ну, вернул тарелку! Живо!
  - Можешь взять моё печенье, - любезно предложила Сильвана. - Мне что-то расхотелось есть.
  - Твоё печенье - это твоё печенье, - не согласился я. - Блин, и чего ты разгрустилась-то? Зимняя спячка - это не так уж и плохо. Наоборот, выспишься и со свежими силами примешься за учёбу.
  - Вполне возможно, что причина её волнений кроется как раз в учёбе, - заметил Вячеслав. - Всё же она довольно сильно отстанет от нас. Придётся нагонять пропущенное.
  - Нет, дело не в этом, - Сильвана отрицательно мотнула головой.
  - Тогда в чём? - прямо спросил я. - Уж извини, но мы мысли читать не обучены. Нам нужно по-простому объяснять, по-крестьянски.
  Сильвана немного помолчала. Вероятно, собиралась с силами. А может, и с духом. Затем медленно, словно нехотя, проговорила:
  - Вы изменитесь.
  - Ой, насмешила, - фыркнул я. - За те три месяца, что ты пролежишь под тёплым одеяльцем решительно ничего не изменится. Ну, разве что нам новую классуху поставят. Об этом давно уже речь вели.
  - Сдаётся мне, Сильвана не эти изменения имела в виду, - Вячеслав призадумался. - Ты боишься нашего взросления, так?
  Мне почему-то показалось, что Сильвана скажет "Нет" и на этом разговор окончится, но... Но она лишь кивнула. В голове тут же возник тысяча и один вопрос. И все, как один, требовали немедленного ответа.
  Что такого страшного во взрослении? По-моему, это вполне естественный и неизбежный процесс. Мы рождаемся, набираемся сил и опыта, а затем медленно усыхаем, возвращаясь к земле, из которой, судя по некоторым мифам, и пришли. Прах к праху, короче. Возможно, Сильвану, являющуюся бессмертным лесным духом, пугает тот факт, что однажды мы с Вячиком возьмём да помрём? Ну, так это тоже нескоро будет. Нам ещё и двадцати не исполнилось. А может... Всё, идеи кончились. Проще её саму спросить.
  - С возрастом люди теряют веру в чудеса, - Сильвана поёжилась. - Становятся серьёзными, деловыми и серыми. Кому нужны красоты природы, если есть ком... коп...
  - Компьютер, - подсказал Вячик.
  - Верно. Компьютер. Или чудо-ящик. Правильный ответ - никому. Чудесное постепенно уступает место прозаичному и, в конечном итоге, люди перестают верить в чудеса и... в таких как я. Нет, я не исчезну и буду по-прежнему обитать в лесу, но вы меня больше не сможете видеть. Потому что потеряете ту самую искру, от которой может разгореться пламя. А даже если и вернёте, то мало что изменится. Вы к тому времени отдалитесь от меня настолько, насколько это возможно.
  - Постой-ка, - я нахмурился. - Что-то здесь не складывается. Я тебя видел с самого начала. Вячеслав с мамой - тоже. И это не говоря уже о наших одноклассниках и учителях. Как-то многовато свидетелей для одного глюка, не находишь?
  - В тебе течёт кровь Михаила, - Сильвана произнесла это так, будто бы это всё объясняет. - Ты просто не мог не увидеть меня. Людочка тоже не простая женщина. Вячеслав же одарённый волшебник. Именно на это я и уповаю. Вы - исключительные люди с исключительными талантами. Вполне возможно, что вы сможете противостоять разрушительному воздействию внешней среды и остаться такими же, как прежде. Что же до второго твоего вопроса, то всё просто. В меня верят трое людей. И двое из них практически постоянно находятся рядом со мной. Вы глубоко убеждены в том, что я существую. И эта ваша вера поневоле заставляет остальных людей признать факт моего существования. Однако, если вы потеряете свою веру, то для всех остальных я вновь стану невидимкой.
  - Печально, - признал я. - Но ты не переживай. Мы с Вячиком в тебя верим. Какие-то три месяца разлуки не смогут разуверить нас в твоём существовании.
  - Точно? - настороженно спросила она. - Даже если кто-то попытается убедить вас в обратном?
  - Точно. Будь спокойна, - Вячеслав пододвинул к ней полупустую тарелку. - Так что выбрось эти глупые мысли из головы.
  - Вячик дело говорит, - я, в свою очередь, пододвинул тарелку к себе.
  - Хорошо, - Сильвана даже и не взглянула в сторону печенья. - Проводите меня?
  - Не вопрос, - отозвался я и, кряхтя, поднялся на ноги. - Где там моя куртка?
  - На крючке у двери, - подсказал Вячеслав. - Тебе не кажется странным, что ты не знаешь расположения вещей в собственном доме?
  - Мне кажется странным, что я тебя до сих пор из дома не выставил, - огрызнулся я.
  - Да... - пробормотала Сильвана, направляясь к двери. - Вы-то уж точно не изменитесь. Зря я волновалась.
  
  ***
  
  На улице было свежо. Не холодно, не прохладно, а именно что свежо. Свежесть витала в воздухе, нахально садилась на нос и вылетала изо рта облачком пара. А с небва валил неучтённый снег. Да-да, тот самый снег, который должен был появиться лишь завтра. Похоже, погода в корне не была согласна с теливизионными прогнозами и намеревалась доказать их полную несостоятельность.
  И всё бы ничего, но снег вернул Сильване меланхоличный настрой и она вновь уверила в тщетность бытия. Зато её ручной волк был иного мнения. Берёзка с лаем носилась за снежинками, трогала их лапами, смешно фыркала... Дурачилась, в общем.
  Вячеслав не прыгал и не дурачился, но тоже пребывал в приподнятом настроении. Вероятно, оттого, что схрумкал добрую половину домашних печений. Ну, а мне досталась незавидная доля посредника между меланхоличной Сильваной и приподнятым Вячеславом. Жуткая вещь, надо признать.
  Из одной слов клещами не вытянешь, а второй готов безостановочно рассуждать о чём угодно. Та ещё парочка! Немного побегав между ними, я не нашёл ничего лучше, кроме как оставить их в покое. Пускай сами разбираются со своими проблемами, а я палочку Берёзке побросаю. Если кто и умеет веселиться в этой стрёмной компашке, так только она! Даром, что животное.
  Но вскоре мне наскучило и с ней. Поневоле пришлось подумать о том, как облагородить атмосферу. Долго думать, впрочем, не пришлось. Мой взгляд зацепился за одинокий гриб, выглядывающий из кучки листьев и я выдал:
  - Айда по грибы да ягоды, ну?
  - Твоё построение предложение меня убивает, - поддел меня Вячик. - Но мысль дельная. Что скажешь, Сильвана?
  - Ладно, - девушка подозвала Берёзку и повела нас к делянкам.
  - Только мы это... опять без вёдер, - добавил я.
  - Ничего. У лешего их полно, - отозвалась Сильвана. - Только вы вернуть их не забудьте. А то он у нас хоть и смирный, но злопамятный.
  - Ой, тогда, может, лучше не надо? - испугался я. - Мы же прошлые ещё не вернули.
  - Ничего. В следующий раз отдадите. Вместе с теми, что я сейчас принесу, - Сильвана резко остановилась и указала на полянку. - Чувствуйте себя как дома. Я за вёдрами.
  Дальнейшие уговоры не потребовались. Опустившись на корточки, мы принялись лакомиться спелыми ягодами. Мы так увлеклись, что прозевали момент появления Сильваны. Поставив около нас вёдра, она присела на пенёк и стала терпеливо ждать, когда же мы соизволим обратить на неё внимание.
  К стыду своему признаю, что произошло это не ранее чем через семь минут. Наспех вытерев липкие руки об джинсы (всё равно стирать!), я поблагодарил девушку и приступил к собирательству. Вячеслав же немного помедлил, а затем спросил:
  - А как мы, собственно, вёдра возвращать будем?
  Я аж ягодой подавился от неожиданности. Ох, и непросто Вячик чел! В корень зрит. А я вот - дурак, спросить не догадался.
  - На полянке оставьте. Как уйдёте, так он их и заберёт.
  - Понятно, - Вячеслав снова умолк.
  Ничто не нарушало тишину, повисшую в воздухе. Лишь ветер позволял себе играть в догонялки с листвой и загадочно шуршать жухлой травой. Даже Берёзка притихла и, сев подле хозяйки, положила умную морду на лапы. Но всему приходит конец. Вот и молчание было нарушено. Причём не мной и даже не Вячеславом, а самой лесной хозяйкой, Сильваной.
  - Вы же... придёте ко мне весной? Мне бы не хотелось проснуться в полном одиночестве. И так всю зиму одна буду.
  - Ты будешь в это время спать и видеть развесёлые сны, - счёл своим долгом напомнить я.
  - Фу, Кирилл, до чего же ты бестактный! - воскликнул Вячик. - Мы сейчас говорим о фактическом одиночестве, дубинушка.
  - А-а, - я широко зевнул. - Мы придём к твоему дереву весной. Причём не гипотетически и не фактически, как любит выражаться наш умник, а очень даже физически.
  Вячеслав обиженно засопел, но ничего не сказал. Сильвана же, напротив, улыбнулась. Первая улыбка за долгое время... Как же сильно мне её не хватало!
  - Значит, до весны? - полуутвердительно-полувопросительно спросила она.
  - До весны, - твёрдым тоном произнёс я.
  Сильвана ещё раз улыбнулась, после чего растаяла в воздухе. Берёзка недоуменно повертела головой в поисках хозяйки, затем возмущённо гавкнула и убежала в лесную чащу.
  В голове промелькнула паническая мысль о том, что Сильванское "до весны" следовало понимать в прямом смысле слова. Мол, будем мы на этой поляночке до весны тусоваться, питаясь кореньями и древесной корой. К счастью, вернувшаяся из леса Берёзка мигом развеяла мои опасения. С её морды стекала вода, а сама она беспрестанно облизывалась.
  - Пить отходила, - резюмировал Вячик, закидывая на плечи ведро.
  - Сам вижу, - я последовал его примеру. - Ну, что, потопали?
  - Потопали, - согласился он.
  И мы устремились вслед за нетерпеливо приплясывающей Берёзкой. Впереди нас ожидала долгая и скучная дорога домой, к цивилизации. Всё то время, что я шёл, в моей голове настойчиво звучал голос Сильваны "Ты же не забудешь меня, нет?" Её голос показался настолько реалистичным, что я не выдержал и ответил вслух:
  - Даже не надейся.
  И - странное дело! - мне на мгновение показалось, что я увидел её улыбку.
  
  - К О Н Е Ц -

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"