Чердак Александр Борисович: другие произведения.

Откровения медных котелков

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    веселая книга о Советской армии


   Откровения медных котелков
   или правдивые рассказы о том, что все видят, как красивы погоны, но мало кто знает, как тяжело их носить
  
   Объяснительная.
   Почему объяснительная? Почему не "предисловие" или "введение"? Почему не "вступительная глава" или "вступительное слово"? Объясняю: слово "введение" в повседневной жизни ассоциирует со слесарной терминологией, типа "введение разъема "папа" в разъем "мама", а я вводить вам ничего не собираюсь: у меня архихорошая жена. Это, во-первых, уважаемый читатель. А во вторых - "вступительная глава", или собственно слово "глава" - это "голова" на древнерусском. Если есть голова, то человек умный, а значит, в наше смутное время он не ступит ни в какую аферу, не ступит и в то, что прилипает к подошве обуви и воняет в теплую погоду или закрытом помещении.
   "Вступительное слово" тоже не подходит, потому что в начале было слово, а потом наступило молчание - за свои слова отвечать надо. Можно объяснить и по-другому: если человек говорит правильные слова, то это вовсе не означает, что он понимает их настоящий смысл.
   И совершенно законный вопрос, почему просто "объяснительная", а не "объяснительная записка"? Объясняю: начальник штаба Н-ской войсковой части майор Ноздрёв вызвал к себе в кабинет лейтенанта Обормотова.
   - Обормотов, напишите объяснительную запиську, и положите мне запиську тут, на столе. Суть записьки: почему ты, бесстыжий негодяй, в рапорте о сдаче дежурства написал "закладываю вам", вместо общевойскового "докладываю вам". Молчи, хам трамвайный рот открывать, когда стоишь. Его открывают, когда встают, услышав название своей фамилии. Пока ты пишешь, я пойду к акну, покурю и подумаю, какое на тебя наложить взыскание. Разрешаю писать сидя за моим столом, но не на моем стуле.
   Майор закурил и подошел к открытому окну. Лейтенант пододвинул стул к столу, сел и начал писать объяснительную записку.
   В кабинете было всего два стула, на одном восседал сам майор Ноздрёв, а на втором посиживал командир части. Когда заходили остальные военнослужащие, то всё то, что выговаривалось им, они слушали стоя.
   Начальник штаба покурил, но остался стоять возле окна, показывая всем своим видом презрение к этому "мерзавцу лейтенанту".
   Лейтенант Обормотов закончил писать, встал и положил лист бумаги на стол перед стулом хозяина кабинета. Вскинул руку к козырьку фуражки, отдал честь пустому стулу, четко повернулся кругом и, отпечатав три строевых шага, открыл дверь и вышел вон.
   У майора Ноздрёва от удивления из рук выпал спичечный коробок. Подскочив к столу, он взял бумагу и стал читать:
   "Начальнику штаба Н-ской в/ч майору Ноздрёву от лейтенанта Обормотова.
   Объяснительная.
   Я, лейтенант Обормотов, объясняю вам, что слово "записка" пишется так же, как и произносится, то есть без мягкого знака. Положить свою записку за письку вашу я не могу, так как, судя по вашему отношению к сослуживцам, она маленькая.
   Слова "заложил" и "доложил" - синонимы и от замены второго слова на первое, смысл моего рапорта не изменился.
   Еще довожу до вашего сведения, что семь дней назад у меня вышел срок действительной, срочной службы в качестве лейтенанта, призванного после окончания института с военной кафедрой. Исходя из выше мной указанного, вам не удастся на меня какнуть, то есть наложить взыскание. Какайте на тех, кто остается с вами служить.
   Желаю вашей морде быть набитой за ваше какание на всех нижестоящих по служебной лестнице.
   Когда вы открываете рот, хочется взять рулон туалетной бумаги, который в вашей жизни является единственной светлой полосой, и подтереть вас.
   Рот открывать не буду, так как не услышал название своей фамилии.
   Без уважения к вашему стулу, которым вы ходите. С большим уважением к вашему стулу, на котором вы сидите, а так же с уважением к вашей форме советского майора за то, что они такого какуна терпят.
   "__" 19... года, лейтенант Обормотов".
   Исходя из этой объяснительной, объясняю с какими целями написано то, что вы прочитаете дальше: просто хочу показать реальную жизнь армии, которая скрывалась на всех этапах развития советского общества. Да и, чего греха таить, скрывается и в современных армиях разных стран.
   Книга написана на основе реальных событий, воспоминаний личных и воспоминаний многих, как бывших офицеров и прапорщиков, а ныне военных пенсионеров, так и тех, кто еще служит.
   Мною, по возможности, сохранен армейский "арго", так как если выкинуть из песни хоть одно слово, то это будет другая песня. Поэтому сразу приношу свои извинения тому, кому что-то не понравится, но чувство юмора всегда должно присутствовать у всех, так как оно - защитная реакция организма на любые катаклизмы, в любом обществе.
   И, последнее: еще раз предупреждаю - все персонажи этой книги не собирательные, а реальные. И ежели кто себя узнает - так вам и надо. Народ должен знать своих героев.
  
  
   Глава первая повествует о том, что на шару и хлорка - творог
   Люблю военную службу за то, что в любое время суток можно вмазать. И не просто вмазать, а на шару. В Вооруженных силах СССР существовало множество разнообразных методик вмазать "на шару", которые, кстати, продолжают прекрасно "работать" и в современных Российской, Украинской и многих других армиях. Вот некоторые из них.
  
   ї1. Некоторые вещи столь очевидны, что нет смысла называть их своими именами
   Методика первая. Предлагаемая методика может быть использована только в том случае, если вы большой начальник и у вас есть подчиненные: тут даже думать не надо - вызывайте своего подчиненного и ...
   - Дежурный, пошлите мою машину за начальником службы ГСМ и, как приедет, сразу ко мне в кабинет, - голосом командира отдельной артиллерийской бригады изрекла селекторная связь с оперативным дежурным.
   Начальник службы ГСМ - молодой лейтенант Кондратенко Борис Васильевич - сидел на складе в своей каптерке и что-то быстро писал в "Книге прихода и расхода горюче-смазочных материалов". Вдруг он услышал гул подъехавшей машины. В дверь постучали.
   - Войдите!
   Вошел солдат, водитель командира артбригады.
   - Разрешите, товарищ лейтенант? - Произнес водитель, просовывая голову в приоткрытую дверь. - Вас командир к себе вызывает.
   - Подожди минуту.
   Быстро собрав документы, лейтенант сунул их в сейф, закрыл. Надел фуражку, вышел из каптерки, запер дверь на ключ. Сел в "УАЗик". Подъехали к штабу и бегом на второй этаж, постучал в дверь и, не дожидаясь приглашения, вошел.
   - Товарищ полковник, лейтенант Кондратенко по вашему приказанию прибыл!
   - А, лейтенант, заходи, заходи. Вот, понимаешь, часы мои остановились. А мне доложили, будто твой дед был часовым мастером. Разберись! - И полковник указал на огромные старинные напольные часы, по всей вероятности украденные во время Второй мировой войны сначала фашистами в одном из музеев оккупированной ими Европы, а затем ввезенные в Советский Союз на самоходной артиллерийской установке после Победы над нацизмом. То есть все одно - ворованные.
   Лейтенант подумал, что деда своего он не помнил, но раз командир говорит, что он был часовым мастером, значит, он им и был.
   Лейтенант обозрел часы: маятник равномерно раскачивался, механизм звонко щелкал, стрелки показывали точное московское время. Вопросительно посмотрел на командира.
   - Я тебе говорю, часы стали, открой дверцу и посмотри, - недовольно сказал командир.
   Кондратенко подошел к часам, открыл дверцу, нагнулся и, вывернув шею, заглянул под циферблат: шестеренки, сцепившись одна за другую зубьями, исправно крутились. Лейтенант выпрямился и, повернувшись, кругом доложил:
   - Товарищ полковник, часы идут.
   - Кондратенко, не разочаровывай меня, внук часового мастера должен быть сообразительным. Осмотри часы лучше - они стоят.
   Лейтенант еще раз заглянул внутрь часов и увидел стоящую на дне корпуса канистру литров на двадцать, сваренную по размерам основания и выкрашенную под цвет дерева корпуса часов. Он ее вытащил: канистра оказалась пустой.
   - Товарищ полковник, я нашел причину остановки часов - неисправен противовес балансировки механизма. Разрешите взять противовес и вашу машину. Съезжу на склад, устраню неисправность и привезу назад.
   - Да, лейтенант. Я в вас не ошибся. Действуйте!
   Через полчаса лейтенант вновь вошел в кабинет командира и доложил:
   - Товарищ полковник, противовес в рабочем состоянии, разрешите поставить на место?
   - Ставьте, лейтенант. - И полная спирта канистра была возвращена восвояси. - Лейтенант, видишь, часы пошли. Благодарю за службу!..
   После удачного ремонта часов в каптерку на складе ГСМ был проведен полевой телефон. Теперь командир бригады не вызывал к себе лейтенанта Кондратенко, он звонил:
   - Борис, часы стали. Водитель повез к тебе противовес, устрани неполадку.
   Надеюсь, что методика весьма проста и понятна: вам осталось завести в своем кабинете старинные напольные часы. Если такой возможности нет, можно заменить их холодильником любой марки и поставить канистру в него. Холодильники тоже имеют способность ломаться. Главное при этом не забывайте, что вы - командир. А командир - он как отец родной для своих подчиненных, и первый тост с напутственным словом на их днях рождения - ваш. И на торжествах по случаю присвоения очередных званий, получении квартир, годовщинах супружеской жизни и рождении детей - тоже ваш.
   И еще - помните, вы должны быть для подчиненных настоящим отцом - родным, а не бездушным отчимом: не задерживайте получение очередных званий, ходатайствуйте о выделении им квартир - пусть плодятся, чем больше у вас подчиненных, тем больше возможности вмазать на шару.
   И плюс к вышесказанному: когда наступит Ваш День Рождения, они будут организовывать праздничный стол. Главное на своём торжестве не делайте так, как сделал контр-адмирал Свиноткин, командир одной военно-морской базы.
  
   ї2. Я понимаю, что всегда можно немного выпить - бутылку, две. Ну ладно литр или два, но не напиваться как свинья!
   Середина лета, июль, у командира базы день рождения. Службы тыла базы в лице зам. командира по МТО (материально-техническое обеспечение), начальника медслужбы базы, начальника шкиперской службы и начальника продслужбы приготовили праздничный стол, посвящённый именинам контр-адмирала Свиноткина. Три начальника служб выехали на берег моря готовиться к встрече именинника, а зам по МТО направился к командиру базы пригласить его на его же день рождения. Адъютант доложил адмиралу о прибытии заместителя:
   - Пусть заходит.
   - Товарищ контр-адмирал, поздравляю вас с днём рождения. Разрешите пригласить вас на берег моря, где на лоне природы за праздничным столом начальники служб тыла базы поздравят вас и вручат вам памятный подарок.
   - Разрешаю. Когда выезжаем?
   - Сейчас, товарищ контр-адмирал.
   Они вышли из кабинета. Свиноткин сказал адъютанту:
   - Я на осмотр прибрежной зоны, буду часа через два с половиной - три.
   По лестнице спустились на первый этаж, вышли из штаба, сели в контр-адмиральскую "Волгу" и поехали к ласковому синему морю. За двадцать минут доехали. Водитель остановил машину в тени вековой сосны.
   - Извините, товарищ контр-адмирал, метров двести надо пройти пешком по этой тропинке, - просительным тоном доложил зам по МТО.
   - Ничего, заодно с природой пообщаюсь. А то, знаешь, давно на природе не был. Красота ведь сплошная: птички чирикают и травка задницу щекочет, а то все унитазы да унитазы.
   Прибрежный бриз услаждал слух рокотом моря, а обоняние - ароматом шашлыка. Пять минут хода и вышли на небольшую поляну. С трёх сторон её обступал сосновый лес, а с четвёртой открывался живописный вид на маленькую бухту с пляжем, на который, извиваясь по пологому склону меж кустов боярышника, вела тропинка.
   При появлении на поляне контр-адмирала три старших офицера бросили заниматься праздничным столом и шашлыками, вытянулись по стойке "смирно". Свиноткин быстрым взглядом флотоводца окинул поле боевых действий, которым служил огромный плоский камень. На нем красовались две бутылки армянского коньяка "Арарат", красивыми кучками разложена зелень. Чуть в стороне - на сложенном из гранитных каменюк очаге - доходил шашлык. Вросший в землю валун, покрытый густым мхом, делавшим его похожим на трон уездного князя, возвышался рядом.
   - Вольно! Товарищи офицеры, у вас я вижу всё готово для начала празднования моего дня рождения.
   - Так точно, товарищ контр-адмирал.
   - Ну, вот и отлично. Разливайте и поздравляйте, именинник прибыл. Разрешаю на природе называть меня просто, по-домашнему - Семён Терентьевич. Давайте первый тост - хочу послушать, какой я хороший.
   Начальник продслужбы налил по полстакана пахучего коньяка. Все взяли.
   - Семен Терентьевич! Поздравляю вас с днем рождения, желаю здоровья счастья и прибавления звезд на погонах. Примите от нас скромный подарок. Нет-нет, здесь открывать не надо, это сюрприз, посмотрите дома, - и начальник медицинской службы достал из-под куста средних размеров картонную коробку, обвязанную красной лентой.
   Адмирал жестом показал, мол, оставь на месте, потом заберу.
   - Семен Терентьевич, - продолжил зам. по МТО, - мы рады служить под вашим командованием. Товарищи, я предлагаю выпить за нашего именинника.
   Все поднесли стаканы ко рту.
   - Одну минуту, товарищи офицеры, прошу внимания. Стоит такая чудная погода, я предлагаю вам искупаться, - остановил дальнейшие манипуляции со стаканами контр-адмирал Свиноткин.
   Офицеры молча переглянулись, поставили так и не пригубленные стаканы и гуськом стали спускаться на пляж, так как любое желание командира является приказом для подчиненного, тем более, если он именинник.
   Понятное дело, что такого оборота событий никто не ожидал. Свиноткин - командир базы новый, всего полгода командует, странности его характера изучены не полностью, день рождения отмечается впервые. Контр-адмирал Ряхов, командовавший до этого, воды очень боялся и приказал всем военнослужащим военно-морской базы в ваннах не купаться, только под душем. Приказ был доведен всем частям и подразделениям под роспись. По этой причине купаться не собирались и полотенец с собой не брали.
   Спустились офицеры на пляж, разделись, поплавали и начали одеваться.
   - Наверное, адмирал сильно любопытный и решил посмотреть подарок, поэтому отправил нас искупаться, - выдвинул мысль начальник медслужбы.
   Но его не поддержали.
   - Все адмиралы одинаково любопытны, - ответил за всех начпрод.
   Одевшись, офицеры поднялись на праздничную поляну, и обалдело остановились: стаканы, оставленные с коньяком, были пусты, а адмирал, сидя на валуне без рубашки, доедал шашлык со второго шампура.
   - Ну, как, товарищи, вода?
   - Исключительная, Семен Терентьевич, - ответил зам по МТО. - Рекомендую вам тоже искупаться.
   -Конечно, но попозже. Ну, давайте к столу, наливайте.
   Начпрод разлил коньяк, все взяли стаканы. Начмед поднял стакан:
   - Семен Терентьевич, я от имени...
   Но Свиноткин перебил его:
   - Товарищи офицеры, если вода в море такая исключительная, искупайтесь еще разок.
   Офицеры молча поставили стаканы и поплелись на пляж. Выкупались, обсохли, оделись, поднялись по тропинке: стаканы пустые, а именинник приканчивал четвертый шампур шашлыка.
   - Ну, как водичка?
   - Отличная, - ответили все хором.
   - Чего тогда стоите, подходите и наливайте, пора выпить.
   Начпрод разлил коньяк.
   - Товарищи офицеры, если вы утверждаете что вода отличная, то пойдите и искупайтесь, а я пойду пообщаюсь с природой.
   - Семен Терентьевич, вон там, возле канистры с водой, пачка салфеток, - сказал зам по тылу, поняв, в чем будет заключаться общение с природой.
   - Зачем, мы же на природе. Я родом из деревни. Помню в школьном возрасте, ходили мы с отцом сено косить. Мать положит в торбу шмат сала, каравай хлеба домашней выпечки и кринку молока. Выходили в полчетвёртого утра, в четыре на лугу и начинали косить, - адмирал показал движениями тела, как они косили. - Часа четыре косим, пока роса на траве. В начале с непривычки у меня на пузе пена выступала, а потом привык, втянулся. И-и-к! А потом завтракаем: съедим по краюхе хлеба и по куску сала, молоком запьем. Батя перекурит, косы на плечо и домой, а тут сало с молоком на кингстон придавливает, садимся, - контр-адмирал показал, какую позу он принимал. - Посрал, сорвал травы, подтёрся, глянул: если грязная - выкинул. Опять сорвал, подтёрся, глянул, грязная - выкинул, - и весь процесс он продемонстрировал, ошалевшим офицерам. - Сорвал ещё раз, вытер, глянул, трава чистая и в карман - в хозяйстве пригодиться. Ну-ну, идите купаться.
   Офицеры искупались, поднялись по тропинке, увидели пустые стаканы и последний пятый шампур без мяса, а адмирал, покачиваясь, держался левой рукой за сосну и мочился. Повернув голову на шум шагов, спросил:
   - Доктор, а скажи мне, чем отличается пиво от лекарства?
   Начмед подумал, пожал плечами:
   - Не знаю Семён Терентьевич.
   - Полковник, начальник медслужбы и не знаешь. Запоминай. Пиво сначала пьется, а потом выписывается. А лекарство сначала выписывается, а потом пьётся. Ладно, всё, мои именины закончились, собираемся.
   Застегнул ширинку, и, покачиваясь, пошёл между сосен в сторону "Волги". Зам по МТО за ним, мало ли что - человек все-таки изрядно выпил. А начальники служб тыла затушили костёр и собрали остатки праздничного стола.
   - Хорошо, что не все бутылки выставили, а то купались бы, пока именинник не упал.
   Адмирал, пройдя метров пятьдесят, остановился, повернулся.
   - А скажи мне, боевой заместитель, почему, сколько не труси, а последняя капля в трусы? По глазам вижу, не знаешь. По тому, что он, - и показал указательным пальцем правой руки на ширинку, - не может делать так, - и контр-адмирал шмыгнул носом.
   - И ещё вопрос, проверю твою сообразительность. Почему мы вытираем задницу?
   Зам по МТО стоял, переминаясь с ноги на ногу.
   - Не можешь ответить? Вот поэтому ты всё ещё капитан первого ранга. Довожу до тебя, она не может делать так, - и контр-адмирал облизал языком свои губы.
   Повернулся, пошёл мурлыкая какую-то мелодию и вдруг споткнулся, но не упал - ухватился за сосну. Постоял, всматриваясь себе под ноги, нагнулся, сорвал голубой цветок, понюхал, улыбнулся и произнёс:
   - Природа. Как хорошо я сегодня погулял.
   Дальнейшее продвижение к машине прошло без происшествий. Открыв дверцу "Волги" обратился к зам по МТО:
   - Пётр Первый в завещании наследникам престола написал: "Не должно иметь рабов свидетелями, когда хозяин пьёт и веселиться". Как он прав! Даже задуматься страшно.
   Залез в машину, хлопнул дверцей, двигатель завёлся, "Волга" стронулась. Зам по МТО стоял и смотрел на удалявшуюся машину. Тут подошли остальные организаторы именин - трезвые, голодные и злые.
   - Ставлю диагноз нашему имениннику, - глубокомысленно произнёс начмед, - маниакальный шаровик. Самое приятное при общении с нашим командиром базы - это глотать пыль из-под колёс и нюхать выхлопные газы машины, в которой он уезжает.
  
   ї3. Мало знать себе цену, нужно еще и пользоваться спросом
   Методика вторая. Предлагаемая методика основана на знании негативных наклонностей ваших подчиненных. Рассмотрим ее на примере действий подполковника Жрюкова, командира второго отдела хранения ТУЦ (Территориальный учебный центр) и капитана Степанова, заместителя командира роты хранения по вооружению, который имел пагубную наклонность покупать водку на свои и менять ее на запчасти для обеспечения ремонта ротных машин. Но не просто менять, а еще и распивать ее с гражданскими лицами, работающими на автопредприятиях города. Поддерживая, таким образом, связи с расхитителями социалистической собственности, порочащие высокое звание капитана Советской Армии. Более того, мерзавец, Степанов помогал несунам разворовывать народное хозяйство для поднятия боеготовности какой-то роты хранения и, пользуясь служебным положением, использовал для транспортировки двух-трёх бутылок водки служебный транспорт. Причем производил эти противозаконные деяния в священное время обеденного перерыва, выделяемое офицерам и прапорщикам для приёма пищи и кратковременного послеобеденного отдыха.
   Подполковник Жрюков звонит на КПП автопарка.
   - Дежурный по парку второго отдела хранения прапорщик Зеньков слушает.
   - Подполковник Жрюков. Капитан Степанов выезжал сегодня из парка?
   - Так точно товарищ подполковник, капитан Степанов в тринадцать пятьдесят выехал из парка на дежурной машине "ЗИЛ" сто тридцать, номерной знак двадцать четыре семьдесят пять, вернулся в пятнадцать пятьдесят, сейчас находится с личным составом ремвзвода в ПТО.
   Жрюков кладет трубку полевого телефона и направляется в автопарк. Пролез через дыру в проволочном ограждении и сразу в ПТО. Заходит подполковник в помещении, а капитан Степанов с солдатами вытаскивает двигатель из "ЗИЛа-131". Увидев командира, капитан, бросив всё, нацепил фуражку, подбежал к командиру, грязную руку к козырьку, докладывает:
   - Товарищ подполковник, личный состав подразделения занимается подготовкой двигателя "ЗИЛ" сто тридцать один к ремонту. Заместитель командира роты хранения по вооружению капитан Степанов.
   - Очень хорошо, товарищ капитан, только запах от вас, как от пивной бочки. Какой пример может подать пьяный офицер солдатам?
   - Товарищ подполковник, для этого двигателя нужны были вкладыши. Во время обеда съездил к друзьям, дали их, вот и пришлось с ними выпить.
   - Товарищ капитан, это не причина для появления на службе с запахом перегара. У моей жены через три дня день рождения, мне для встречи гостей надо ящик водки, но, будьте уверены, с запахом перегара я в расположении отдела не появлюсь. На принятие решения о вашем наказании, я думаю это будет суд офицерской чести, есть десять суток, начиная с сегодняшнего дня. У вас на раздумья есть трое суток.
   Повернулся и вышел из ПТО. Степанов подумал и назанимал до получки денег, купил ящик водки и на третий день попросил прапорщика Павловского, у которого был "Запорожец", подвезти его к дому командира. Подъехали к пятиэтажке, где жил подполковник Жрюков. Степанов вытащил из машины набитую бутылками хозяйственную сумку и поволок её на третий этаж. Дотащив, позвонил. Дверь открыла жена командира.
   - Здравствуйте. Я капитан Степанов. Поздравляю вас с днём рождения! Вот это командир просил передать вам.
   - Спасибо, оставьте в коридоре.
   - Ещё раз с днём рождения. До свидания, - вышел и закрыл за собой дверь.
   Вывод: представленная методика очень действенная. Главное, воизбежании отрицательных последствий, хорошо знать психологию своих подчиненных. Иначе можно попасть впросак, что мы и рассмотрим на примере подполковника Жрюкова и майора Волобуева, документы которого ушли на увольнение из рядов Советской Армии, как отслужившего двадцать пять лет.
   Тогда дело было так. Отследив, что майор появился "под мухой" в расположении части в служебное время, подполковник Жрюков дал ему на раздумье трое суток. А у майора после выполнения интернационального долга в Афганистане была слегка нарушена психика. Он за бутылку шампанского выторговал в лаборатории гарнизонного госпиталя все анализы мочи за три дня. На местном ликероводочном заводе, после его объяснения зачем, анализы разбавили дистиллированной водой и разлили в бутылки с этикеткой "Водка лимонная" и закатали пробками. Без пяти минут военный пенсионер, кавалер ордена "Красная звезда" отвёз полную бутылок с "Водкой лимонной" хозяйственную сумку домой подполковнику Жрюкову...
  
   ї4. Воин, будь бдителен!
   Методика третья. Сия методика основана на использовании служебного положения при несении службы во внутренних нарядах и вахтах:
   а) дежурным по части;
   б) помощником дежурного по части;
   в) дежурным по столовой или камбузу.
   Время проведения мероприятия - только обеденное, когда личный состав пообедал, а командование на обеде дома. Садитесь не далеко от столовой или камбуза и делайте вид, что интересуетесь только дымом от сигареты, которую курите. Если не курите, можете интересоваться тучкой набегающей на солнце, прыгающими воробьями, в крайнем случае - своей обувью. Запомните, интерес должен быть искренним. В это же время внимательно наблюдайте за дверью варочного зала, выходящей на улицу. Как из неё появляется солдат или матрос с миской накрытой другой миской, знайте - там мослы из котла личного состава: повара оставляют немного на непредвиденные обстоятельства. Дайте ему фору шагов в тридцать-сорок и идите за ним, и он приведет вас в чей-то кабинет, каптерку или склад, где доблестные офицеры, прапорщики или мичманы употребляют спиртные напитки.
   Вывод: показанная методика перспективна только тогда, когда вы несете службу на вышеуказанных постах. В противном случае вам могут вмазать в морду, вместо вмазывания вами на шару.
  
   ї5. Друзья - это люди, которые хорошо тебя знают, но все равно любят
   Методика четвертая основана на построении вами дружеских взаимоотношений с теми, кому для проведения регламентных работ на аппаратуре выдаётся спирт. Разбор проведём на случае, произошедшем в Крымском подразделении НИЦ Военно-морского флота СССР в середине пятидесятых годов.
   - Витя, а как там чего-што? - Эта закодированная уважаемым мичманом Дмитрием Зозулей фраза обозначала: "Витя, налей сто грамм спирта".
   Уважение мичман Зозуля приобрёл за выведенную и доказанную математическую выкладку: "Любая кривая, проходящая вокруг начальства, гораздо короче прямой, проходящей мимо него". Но, увы, достоянием общественности на планете Земля она не стала, так как косвенно касалась обороноспособности страны. По этой причине с мичмана взяли расписку "О не разглашении военной и государственной тайны", а его умозаключение засекретили грифом "Сов. секретно" и "Хранить вечно" и передали в архив МГБ СССР.
   Кроме всеобщего уважения за кодированную фразу, уважение добавляла совместная деятельность в рационализаторской работе, а самое главное - крепкая пятилетняя дружба, связывающая семью Дмитрия Зозули и Виктора Балабана. Приходя, домой вмазанным, Зозуля разгневанной жене объяснял:
   - Да это Витька предложил, а я другу отказать не могу.
   В начале дружбы вмазывание происходило эпизодически, а последние полгода переросло в регулярное, каждодневное. За три дня до разбираемого случая, жена мичмана Зозули встретила Балабана:
   - Витя я тебя прошу, не наливай Мите, сам же ты не пьёшь.
   - Как я могу отказать другу, когда он просит, - ответил сердобольный Виктор.
   - А ты придумай что-нибудь. Спивается ведь твой друг.
   Весь день Виктор думал, как отказать своему другу в "чего-што" и решил сделать по-обыкновению всех, кому надоели любители вмазать на шару.
   - Витя, а как там чего-што? - Спросил мичман Зозуля, зайдя в 18:00 в каюту УТС (Учебно-тренировочное судно).
   - Митька, да пошёл ты на хер!
   Дмитрий от удивления на минуту опешил, а потом спросил:
   - Вить, ты что? Я к тебе со всей душой, а ты меня на хер, своего друга. Да ноги моей у тебя, не только в этой каюте, но и твоего дома, не будет.
   Балабан понял, что так он ничего не добьётся и вместо друга наживёт себе врага. Он открыл сейф, где хранился спирт, взял стакан со стола, налил половину. В банку из-под тушенки налил воды и поставил перед Зозулей.
   На флоте в каждом подразделении свои традиции: на УТС спирт пили не разбавленным из стаканов с подстаканниками и запивали водой из чистой консервной банки.
   Дмитрий вмазал. Запил водой, крякнул, достал пачку "Казбека" и закурил. Спичку бросил в обрезанную гильзу от сорокапятимиллиметровой пушки времен Отечественной Войны. Тоже традиция УТС - во всех каютах роль пепельниц исполняли такие гильзы.
   - Вот и правильно, Витя, а то друга - на хер.
   На душе у мичмана Балабана остался неприятный осадок. На следующий день вечером, он опять налил другу, а на третий день выход был найден. Весь тёплый октябрьский день прошёл в кропотливой работе, Виктор переписывал на чистовую черновики нового рацпредложения, а Зозуля в мастерской заканчивал сборку секретного устройства. В 17:30 Балабан открыл сейф, достал канистру со спиртом и налил в консервную банку 100 грамм спирта, канистру поставил обратно. В 18:00, как обычно зашел Дмитрий.
   - Витя ты пока чего-што, а я тебе почитаю, что изобрели на Мадагаскаре, - и достал из кармана клочок, какой то газеты. - Ученые Мадагаскара изобрели уникальный способ удаления мусора с острова и провели накануне первые испытания, после чего исчезли все представители правопорядка Мадагаскара. Слышь Витя, пропала вся полиция. В нашей стране этот способ не сработает, потому что наша советская милиция не какой-то мусор, она настоящий охранник правопорядка...
   Балабан молча поставил на стол полстакана спирта. Мичман Зозуля скомкал клочок газеты и бросил его в пепельницу. Взял стакан, выдохнул и выпил. Схватил консервную банку, запил. Лицо у него сразу приобрело цвет флотского борща. Развернувшись, Зозуля ударом ноги открыл дверь каюты, выскочил на палубу и стайером понёсся на нос УТС, чуть не сбив за борт курившего в неположенном месте, вахтенного офицера. Через клюз (отверстие в борту для якорь-цепи), вылез на внешнюю сторону борта, и стал спускать по якорь-цепи к воде. Консервная банка при этом была в правой руке.
   Вахтенный офицер, увидев как мичман полез за борт, бросился вслед за ним и, высунувшись через клюз, истерически заорал:
   - Товарищ мичман! Я запрещаю вам топиться! Если вы утопитесь, то я доложу об этом командиру, и он навсегда запретит вам подниматься на борт корабля!
   Зозуля, не обращая внимания на запреты и угрозы, спустился по якорь-цепи к воде, зачерпнул банкой морской воды, запил шаровой спирт и поднял голову к кричащему:
   - А теперь вытаскивайте!
   Вывод: изученная методика хороша только в том случае, если вы используете дружбу в разумных пределах и не делаете из вмазывания на шару культа.
  
   ї6. Это была моя первая мрачная ночь
   Методика пятая основана на заведовании материальными ценностями и более всего приемлема для начальников складов.
   Старший лейтенант Микошин готовится к сдаче должности командира рейдового тральщика в связи с назначением на вышестоящую должность. И вдруг обнаруживает недостачу четырех електродетонаторов, предназначенных для уничтожения шифровальной аппаратуры при непредвиденных обстоятельствах. Также нет и ЗИПа для двуствольной универсальной зенитной установки. Винить некого, так как сам проявил халатность при приёме должности - поверил такому же как сам старшему лейтенанту, так как думал, что у всех офицеров есть офицерская честь. Оказалось не так, вот и влип. Выручил мичман - боцман тральщика. У него оказался друг, у которого кум служил в минно-торпедном арсенале. Боцман переговорил с другом.
   - Командир прекрасный, настоящий офицер, отличный парень. Поговори с кумом надо помочь, ему с детонаторами.
   Друг переговорил с кумом, и кум согласился помочь за две бутылки коньяка. Боцман проинструктировал старшего лейтенанта:
   - Командир, с собой берёшь литр конька, стакан, едешь в минно-торпедный арсенал, находишь третью штольню, там начальник хранилища мичман Примак, узнаешь его сразу - рост два метра. Если никого рядом с ним нет, вытаскиваешь бутылку коньяка, достаёшь стакан, протираешь его полой тужурки, наливаешь полстакана, бутылку ставишь на стол и говоришь: "Товарищ мичман, к вам рекомендовал обратиться мичман Обрезков". Когда он выпьет, выставляешь на стол всё остальное, и выкладываешь свою просьбу. Только не перепутай, иначе разговора не будет.
   Начальник хранилища принял старшего лейтенанта можно сказать доброжелательно, хотя тот и забыл протереть стакан полой форменной тужурки:
   - Старлей, тебя что, не учили чистоте общения? "Мойдодыра" в детстве мама тебе не читала, что перед употреблением стаканы дезинфицировать нужно? - И вылил содержимое стакана на пол. Командир тральщика поник и, ставя на стол полторы бутылки коньяка, срывающимся голосом, пролепетал:
   - Товарищ мичман, к вам рекомендовал обратиться мичман Обрезков. Я лейтенант Микошин.
   Начальник хранилища минно-торпедного арсенала внимательно посмотрел на старшего лейтенанта:
   - А-а, старлей, так бы сразу и сказал. Да, был разговор: рассказали, что ты настоящий офицер, а если это так, я тебе помогу, говори.
   - Товарищ мичман, мне надо четыре электродетонатора.
   - И всего лишь? Запросы у тебя действительно не офицерские, - и встав из-за стола, пошел в глубь штольни. Минут пять через пять он вернулся, держа полную жменю электродетонаторов. - На, старлей. Может еще нужна помощь? Не стесняйся, знаю, как тебя прокатили при приёме должности. Бывает. Ты настоящий офицер и поэтому думаешь, что остальные такие же, как ты. Но это не так. Ты глубоко ошибаешься. Носить офицерские погоны, не значит быть настоящим офицером. Ты поступил как настоящий офицер, ты поверил такому же, как сам, и тебя кинули, как дворового Бобика. Скажи, чем тебе ещё надо помочь? Я тебе помогу, у тебя есть человеческая совесть и офицерская честь.
   - Товарищ мичман, у меня ещё не хватает ЗИПа на ЗПУ, - выпалил старший лейтенант.
   - Тралец, возьмёшь литр спирта и поедешь в артиллерийский арсенал. Спросишь там мичмана Краснознаменского. Ему скажешь, что от меня, и этот вопрос к нему. Лично ко мне вопросы есть?
   - Есть, товарищ мичман. Извините, за нахальство, но как вы будете списывать средства взрывания? Вы ведь мне дали вместо четырех электродетонаторов тридцать восемь, - спросил осмелевший старший лейтенант.
   - Старлей, штольня, в которой мы находимся, освоена метров на тридцать. Что делается дальше - никто и никогда не узнает, потому что никто умный туда не полезет. Есть предположение, что дальше она заминирована, а проверять начальство не хочет. Если чего-то не хватает, команду дают мне, я проходы знаю, я и вытаскиваю что им надо. Мне осталось служить полгода, проходы не отдам ни кому, мало ли что может случиться в стране. Старлей, запомни: в Сибири есть урановый рудник и к нему ведут две дороги - по одной ведут тех, кто рассказывает, а по другой тех, кто слушает. Хотелось бы с тобой там не встретиться.
   Через день старший лейтенант Микошин, выпросил у начальника ГСМ спирта и получил две бутылки мутной жидкости, потому что ГСМщик налил из бочки, в которой оставались остатки.
   Лейтенант приехал в артиллерийский арсенал, нашел мичмана Краснознаменского.
   - Товарищ мичман, меня к вам направил мичман Примак. Я старший лейтенант Микошин.
   - Да, старлей, ты тот, кто ещё верит в офицерскую честь и у которого она есть. Пошли в хранилище. Чем могу помочь настоящему офицеру?
   - Товарищ мичман, у меня не хватает ЗИПа на ЗПУ, - и выставляет две бутылки спирта на стол.
   Мичман подозрительно посмотрел на них:
   - Не вижу офицерской чести - спирт мутный, разбавленный.
   Старший лейтенант, перепугано глядя на мичмана, пролепетал:
   - Товарищ мичман, неразбавленный, просто наливали из последней бочки, остатки, поэтому и мутный.
   Мичман открыл одну из бутылок, нюхнул, попробовал на язык, удовлетворённо кивнул головой, убрал их в стол. Вытащил несколько бланков накладных, что там написал, расписался.
   - Старлей, распишись и вот здесь напиши "сдал". Ты мне на склад сдал весь ЗИП, включая два запасных ствола к ЗПУ, и весь остальной триппер, потому что за тебя ручались, что совесть и офицерская честь у тебя присутствуют, и что в тебе нет практичности, которую основная масса офицерского корпуса забрала себе. Ты - анахорет и ты больше похож на офицера Русского Императорского Флота и служить тебе будет очень сложно. Но за то, что приволок мутный спирт, ты заплатишь двадцать восемь рублей - за одну трубку холодной пристрелки. Будь здоров, старлей. Так держать, настоящий офицер.
  
   ї7. Идиотизм как оспа - переходит от одного человека к другому, только отметину оставляет не на каждом
   Методика шестая - сволочная. Прапорщик Евгеньев принимает дивизионный склад НЗ (неприкосновенный запас) артиллерийского боеприпаса у прапорщика Васильева. Все идет как по маслу - со склада НЗ ничего пропасть не должно: что пришло, то и в наличии. Прапорщик Васильев даже не находится на складе при приёме, он знает, он уверен, что весь боеприпас на месте. Хорошо прапорщику Васильеву - наконец-то он скинет с себя непомерную ношу хранения боеприпаса. Улыбается прапорщик, весело ему. Советский народ содержит его, бездельника: одевает, кормит, деньги платит, налог за бездетность не берет. Почему не радоваться трутню - как у пчел из улья не кто не выгоняет, безделье поощряется, хорошо. Вот он и ходи, и курит. Но не всегда коту сметана с маслом - наступает момент, когда надо расплачиваться за все, что съел, тем более у государства.
   - Вася, зайди в хранилище, есть неувязка, - зовет сменщик прапорщик Евгеньев.
   - Та пошел ты.
   - Зайди не хватает гранаты эф один.
   - Ты что, ебанулся?
   - Да нет, смотри сам, - и показывает открытый ящик, с сорванной номерной заводской пломбой. - Смотри, нет гранаты.
   Прапорщик Васильев непонимающе смотрит в ящик: действительно - гранаты Ф-1 нет. "Укопорка" под гранаты разделена на двадцать ячеек, в которых, как яйца в клетке, покоятся гранаты и еще одна большая ячейка - для запалов, запаянных в банку. Прапорщик тупо смотрит: одна ячейка пустая - гранаты нет. Улыбка сошла с лица, если это можно назвать лицом: толстомордый глобус с торчащим носом на месте Советского Союза. А вместо всего остального, что должно быть на глобусе - заплывшие от жира глаза и слюнявые губы.
   Как бы там ни было, но гранаты нет. Складское помещение потихоньку превращается... потихоньку превращается в тюремную... не дождётесь!
   - Вася, что случилось? - спрашивает прапорщик Зеньков, начальник полкового склада артвооружения.
   - Юра, не знаю как получилось, но в заводской укопорке, не хватает одной гранаты эф один.
   - Делов куча, у меня от полковых учений осталась парочка гранат! Берешь пойло и получаешь гранату. Идет?
   Прапорщик Васильев радостно помчался в магазин и таким образом не попал в тюремную камеру - друзья помогли. Честь и хвала им - спасли такого же, как и сами. На то и существует военное братство прапорщиков.
   Портвейн был коллегиально выпит, граната извлечена из-под груды обломков снарядных ящиков и положена в ячейку, где и должна покоиться до боевых действий. Ящик опечатан. Никто ничего не знает. Прапорщик Васильев спасен, но тюрьма по нему плачет, потому что не получила она то, что хотела.
   Прошло недели три, заела совесть братство прапорщиков - иногда она и их посещала - не выдержали они такой моральной нагрузки и при подходящем случае признались. Заранее зная, что чистосердечное признание смягчает вину, но удлиняет срок. Очередная получка, все немного выпили, состояние, когда можно сознаваться во всем, в чем хочешь:
   - Вася, помнишь, гранаты у тебя не хватило при сдаче склада? Это нам вмазать захотелось на шару...
   Вывод: первая часть изученной методики жизненно необходимая, а вторая...
   Думаю, мнение совпало и
   Жизнь, как коня, держи за узду,
   Если посылают в пи-ду, не ахай.
   Будь гордым и посылай всех на х-й!
  
   Глава вторая рассказывает о том, как один прапорщик трех генералов прокормил
   Чуть ниже среднего роста, полноват, но не толстый, холеные усы, но меньше чем у Буденного, всегда гладко выбрит, пахнет одеколоном "Красная Москва", военная форма пригнана по фигуре, чистая, выглаженная, сапоги гармошкой и блестят как зеркало. Но армейский канон "умом ты можешь не блистать, а сапогом блестеть обязан" к нему не подходит - на учениях, будучи начальником походной кухни, он три дня кормил трех генералов колбасой общим весом сто пятьдесят граммов.
   Если верить солдатскому телефону, служил этот прапорщик пятнадцать лет старшиной роты в дисциплинарном батальоне, а после перевелся в нынешнюю часть старшиной учебной инженерно-саперной роты. На службу приходил каждый день в шесть пятьдесят утра, исключение - воскресенье. Звали прапорщика Иван Николаевич, фамилия - Мельниченко.
   Расположение учебной роты находилось на втором этаже казармы, построенной, как и сам город Николаев по указу Светлейшего Князя Григория Потемкина, видевшем за этим городом большое будущее города кораблестроителей.
   Начало служебной деятельности в шесть пятьдесят утра было для Ивана Николаевича своеобразным ритуалом, выработанным за его долгую службу старшиной. Перед тем, как подниматься на второй этаж, он доставал белоснежный носовой платок и, шествуя по лестнице, то и дело проводил им по стенам выкрашенным синей краской, по перилам, по подоконнику. Если платок оставался таким же белоснежным - старшина доволен собой, не зря он старшиной служит - приучил солдат-курсантов учебной роты к чистоте. Чистота - залог здоровья, об этом говорят даже военные медики. Если платок терял свою белизну, тогда внутренний наряд по роте снимался в полном составе и до окончания времени дежурства мыл ротный туалет. Благодаря этим драконовским методам, молодые люди, оторванные от юбок мамок и бабок, становились солдатами - защитниками Отечества, проходили школу мужества, школу жизни. Очень многие из этих солдат, демобилизовавшись, становились кто рабочим, кто военным, кто ученным. Но все они писали прапорщику Мельниченко письма, благодаря его как раз за его драконовские методы, сделавшие из них настоящих мужчин. Все его требования были справедливы, и ни кто и ни когда не был наказан им без причины просто так.
   У Мельниченко Ивана Николаевича была очень интересная черта, но не та, которая у каждого человека делит задницу пополам, а связанная с фуражкой. Когда головной убор сидел на его голове строго по уставу, то мимо него можно было пройти солдату-курсанту строевым шагом и отдать честь. Если головной убор немного сдвинут на затылок, значит прапорщик немного в подпитии, и лучше всего мимо него по-быстрому пробежать и отдать честь. Когда головной убор еле держался на затылке, то старшину учебной роты обходил стороной даже командир учебного батальона - пьян в дым и обязательно найдет где что не по уставу. Но такое случалось крайне редко - обычно в приезды инспекций и проверок, проводимых штабами округа и дивизии. Старшина организовывал их встречи и за счет этого батальон был на хорошем счету у командования, а печень старшины - на плохом счету у эскулапа части.
   Кормили в этом учебном подразделении хорошо - это заслуга заместителя по тылу командира батальона майора Петухова, но везде находится тот, кто чем-то недоволен. Однажды, построив роту после ужина, прапорщик Мельниченко поинтересовался, понравился ли ужин солдатам. Рота загалдела:
   - Все хорошо, все вкусно, но чай холодный.
   Старшина пояснил:
   - С точки зрения советской военной медицины, горячий чай очень вреден для молодого солдатского организма, особенно на ночь: кто-то из вас случайно описается и обварит ноги, а утром не сможет одеть ни галифе, ни сапоги и его отправят на лечение в санчасть. Нельзя травмировать солдата в мирное время.
   Все чистки оружия личного состава роты проводились непосредственно под контролем прапорщика Мельниченко. Он всегда обстоятельно рассказывал и показывал будущим сержантам правильность чистки и где может быть грязь в автомате. Во время очередной чистки оружия "очень умный" солдат, выбрав момент, когда Иван Николаевич объяснял порядок разборки и сборки автомата, задал вопрос:
   - Товарищ прапорщик, разрешите обратиться, курсант Петров.
   - Обращайтесь.
   - Товарищ прапорщик, вот автомат, мы его разбираем, а почистив - собираем и ставим в пирамиду в оружейной комнате. А вот бы солдата так: перед отбоем разобрать и положить в кровать - экономия какая, кровати меньше, одеяла меньше, а подушки вообще не нужны.
   Старшина, не задумываясь, ответил:
   - Я с вами, товарищ курсант, согласен полностью. Экономия в объеме всех Вооруженных сил СССР огромная! Но представьте себе тревогу ночью и всех начинают собирать. Возьмем вас, к примеру. Вас в спешке собирают, и случайно перепутывают вашу голову с вашей задницей. Что из этого получается - каска не одевается, крючок кителя на горле не застегивается. Рота пошла в атаку, все кричат "Ура!", а что будете издавать вы, товарищ курсант?
   Веселое ржание солдат роты сделало на несколько минут казарму конюшней, а курсант Петров в солдатской среде стал "задницей без каски".
   Обучение курсантов учебной роты - будущих сержантов - шло своим чередом. За учебой и освоением военной техники незаметно прошла зима и природой стала управлять весна. Все Вооруженные силы СССР, согласно приказу Министра Обороны, перешли на летнюю форму одежды с весенним уклоном, то есть сдали зимнее нательное белье, зимние шапки заменили пилотками, а шинели остались.
   Прапорщик Мельниченко выдал пилотки курсантам учебной инженерно-саперной роты и дал команду построиться в расположении. Сержанты построили роту, и старшина стал показывать, как правильно надевать пилотку. После изучения новой для курсантов детали военной формы, Иван Николаевич спросил:
   - Товарищи курсанты, вопросы есть?
   Курсант Петров, по прозвищу, "задница без каски", решив отплатить старшине за свою кличку, решил поехидничать.
   - Товарищ прапорщик, разрешите обратиться, курсант Петров.
   - Я вас слушаю, товарищ курсант.
   - Товарищ прапорщик, а почему этот головной убор называется пилотка?
   - Товарищи курсанты, кто ответит на вопрос Петрова, будет на два месяца освобожден от несения нарядов до самого отъезда по линейным частям.
   В расположении роты повисла тишина - заманчивое предложение, все курсанты стали вспоминать все, что они изучали на занятиях по тактике, по изучению техники и вооружения, на политзанятиях, но к их сожалению ответа не находили. Даже в работах Ленина и тезисах, недавно прошедшего очередного съезда КПСС ответа не было.
   - Ни кто не знает, - констатировал этот пробел в знаниях курсантов учебной роты прапорщик Мельниченко. - Курсант Петров, я удовлетворю ваше любопытство.
   Подняв пилотку над головой, он тоном профессора анатомии изрек:
   - С этой стороны она похожа на то место вашей мамы, откуда вы, товарищ курсант, имели счастье появиться на свет божий, а с этой стороны она похожа на лодку, поэтому сокращенно называется пилотка...
   Но вернемся к учениям и генералам. На учениях оно как - всех кормят из общего котла, и солдат и офицеров, в том числе и генералов. А тут попались какие-то неправильные генералы, которые сильно возмущались, что их, как и всех, кормят борщом и кашей, а им хотелось бы и деликатесов. Прапорщик Мельниченко, наточив до бритвенной остроты нож, отрезал половину куска "Салями", который ему в "тревожный" чемоданчик положила жена, и порезал эту половину на куски толщиной листа газетной бумаги. Разложив эти куски на четыре тарелки, выставил их на завтрак генералам - дополнительным пайком к положенной всем военнослужащим каше, хлебу с маслом и чаю.
   Ткнет генерал вилкой в сухую колбаску - ан не накалывается, не было бы рядом ни кого, сгреб бы рукой все с тарелки - да в рот, а рядом сидят еще два таких же генерала, не удобно - по этикету только вилочкой. Два генерала смотрят на него - не получается, может они везучей: тык, тык - тоже не получается. Скушают они как сироты кашку да хлеб с маслом, похлебают чаю, посмотрят с грустью на дополнительное питание - колбаску сухую - и пойдут в штабную палатку картами шелестеть да мозги пудрить тем, кто не генерал. Прапорщик на это время выставлял колбаску на солнышко. Солнышко подтопит сало, затянутся дырочки от вилок и на обед опять выставляет её генералам как дополнительное питание. Съедят они борщ и кашу с тушенкой, постучат вилками через колбасу по тарелкам, попьют компот, и в штабную палатку за труды военные - помогать разрабатывать оперативно-тактические планы. А прапорщик опять тарелки на солнышко и на ужин стоит на столе доппаек к положенному продовольственному пайку, не покричишь и не по возмущаешься, так как есть сухая колбаска. За трое суток не получилось у генералов наколоть на вилочку колбасу, не попробовали они угощение прапорщика, но голодными не были.
   Закончились учения, повар-солдат намазал хлеб маслом, прапорщик нарезал оставшиеся сто пятьдесят граммов колбасы и отдал ее солдату, а себе то, что генералы не смогли наколоть. Уложили они себе колбасу на хлеб с маслом, да и съели вкусные бутерброды.
  
   Глава третья раскрывает особенности стрельбы в окно из охотничьего ружья мужа
  
   ї1. На случай тревоги штаны нужно покласть на табурет ширинкой к выходу
   Воздушно-десантные войска (ВДВ) - это род сухопутных войск предназначенных для высадки с воздуха в тыл противника и ведения там активных боевых действий.
   Десантно-штурмовые бригады (ДШБ) - это специально подготовленные формирования предназначенные для переброски по воздуху штатной и приданной авиацией и действий в тылу противника. ДШБ могут захватывать и удерживать важные рубежи и объекты, вести разведку охрану и рейдовые действия в тылу противника, борьбу с его воздушными десантами и аэромобильными частями, уничтожать пункты управления, узлы связи и выполнять другие задачи.
   Н-ская часть ВДВ Вооруженных сил СССР. По подразделениям провели вечернюю поверку, и дежурные по ротам докладывают дежурному по части:
   - Незаконно отсутствующих нет. Больных нет. Весь личный состав на лицо.
   Солдаты лежат на койках, где-то раздается тихий шепот. Дембеля по каптеркам закрылись на ключ и завесили окна одеялами: некоторые готовят дембельскую форму, другие доделывают дембельские альбомы. Все это, было, есть и будет - обыкновенное продолжение армейского отбоя.
   Караул несет службу. Часовые ходят по вверенным им постам. Отдыхающая смена спит, бодрствующая смена читает то, что положено по сроку службы: "салаги" - уставы, "черпаки" - книги и журналы. А "деды" спят, удобно устроив свои "старые головы" на пилотке, под которой спрятан подсумок с патронами. То есть ночная жизнь идет так, как и положено в спецназе ВДВ.
   В домах офицерского состава (ДОС) потихоньку гаснет свет. Все погружается в темноту. Только в окнах квартиры командира бригады горит свет - командир пришел домой пьяный в дым и жена проводит с ним воспитательную беседу:
   - Пьянь, да как тебе не стыдно? Я ужин приготовила, жду, а он, заявляется на бровях. Ты на себя посмотри, - и подталкивает к трюмо, - на кого ты похож! На подзаборного кобеля ты похож!
   Командир, пошатываясь, внимательно рассматривает себя в зеркало. Снимает китель: точно - пьянь, алкаш.
   Посмотрел, посмотрел, - вновь одел китель. Снова посмотрел.
   - Не-е-е дура, все-таки полковник.
   Жена кричит дочке:
   - Доча, твой папа - дебил и идиот!
   Полковник икнул и ответил:
   - Это не повод на меня орать! Дебилы и идиоты такие же люди, как и ты.
   И с победоносным видом, пошатываясь, уходит в спальню. Тут жена замечает, что ее благоверный не снял обувь и прихрамывает, подволакивая ногу.
   - Ты, пьянь, сапоги сними! С ногой что, подвернул?
   Полковник, пошаркав ногой о ковровую дорожку, ответил:
   - Не-е-е, говно возле подъезда пристало...
  
   ї2. Если Фортуна повернулась к тебе спиной - не расстраивайся. Пристраивайся...
   Дежурный по полку читает интересный детектив и поглядывает на часы: время идет к двум часам пополуночи, скоро поднимать помощника, а самому лечь отдыхать. (В Уставах Гарнизонной и Караульной служб написано, что военнослужащий не спит, а отдыхает.)
   Дежурный по парку прапорщик Маценко Сергей Иванович - 1958 года рождения, беспартийный, командир отличного хозяйственного взвода, женат, имеет сына Тиму пяти лет, кандидат в мастера спорта по военному многоборью, заместитель председателя местного охотколлектива - сидя за столом потягивался и внимательно смотрел на большую стрелку часов, которая подходила к двум часам. Ровно в два часа он поднимет дневального и ляжет отдыхать, как и положено по инструкции "Обязанности дежурного по парку".
   На часах дежурного по части час пятьдесят пять минут пополуночи. Он вкладывает закладку в книгу, закрывает ее, опирается двумя руками на стол, чтобы встать. И вдруг - звон разбитого стекла. Прямо перед ним на стол падает граната РГД-42. Граната крутиться и шипит. Ее шипение перекрывает все звуки мира. Секунды до взрыва - это самые тягучие секунды в жизни. У дежурного офицера срабатывает инстинкт десантника, выработанный годами тренировок на учениях: без вмешательства сознания тело офицера вылетает в окно и откатывается как можно дальше, прижимается к родной земле, закрывает голову руками и замирает. Медленно текут секунды и вдруг его руки, сильные и тренированные в рукопашных учебных боях, хватают такие же тренированные руки, выворачивают за спину и связывают. В рот, открывшийся для крика "Тревога!", запихивается тряпка. А взрыва нет, только удаляющийся топот.
   Часы прапорщика Маценко показывают час пятьдесят пять минут пополуночи. Тихий скрип входной двери, но он не успевает на него повернуться - сильные тренированные руки выворачивают его руки за спину и аккуратно укладывают на грязный пол лицом вниз.
   Тихая возня в маленькой комнате, где отдыхают дневальные. Потом скрипнула входная дверь и - тишина.
   Первая мысль прапорщика:
   - Почему я не заставил помыть пол, зачем я трусил пепел, кидал окурки и плевал на пол, а теперь собственной мордой в своем же говне...
   Час пятьдесят пять минут пополуночи, дворик караульного помещения. Первый раз, за год своей службы после училища, начальнику караула - молодому лейтенанту - вовремя удалось построить смену караульных для смены часовых на постах. Глядя на шеренгу солдат, молодой лейтенант думал:
   - Я становлюсь настоящим офицером, мне удалось построить этих, балбесов вовремя...
   Команду "Заряжай!" он дать не успел: к нему и к строю солдат метнулись тени, и через несколько секунд весь караул лежал на асфальте лицом вниз со связанными руками, без оружия и тряпками во рту. Пока эти тени укладывали смену караульных во главе с начальником караула, такие же тени проскользнули в караульное помещение.
   По "Уставу гарнизонной и караульной служб Вооруженных сил СССР", дверь караульного помещения, после выхода смены во дворик, должна закрываться. Начальник караула, которому удалось первый раз, за год службы в этой части построить смену караульных в час пятьдесят пять минут, так загордился собой, что забыл проконтролировать закрытие двери в караульном помещении.
   Две-три минуты в караульном помещении слышался приглушенный шум, а затем наступила тишина. Тени затащили в караульное помещение связанную смену и уложила ее на пол рядом с теми, кто был в караулке. Начальника караула, молодого лейтенанта, положили рядом со столом в комнате начальника караула отдельно от всех - все-таки лейтенант.
   Одна тень осталась в караульном помещении - охранять обезоруженный караул. Другая тень, повесив автомат на плечо, стала изображать охрану караульного помещения. Остальные тени исчезли в темноте.
   С нарядом по столовой справились еще быстрее, так как солдаты наряда, наевшись жаренной картошки, тихонько брели в казарму одни - без дежурного по столовой прапорщика, который часа два назад ушел к "двоюродной" жене. Родная жена прапорщика знала, что он в наряде и домой ночевать не придет.
   С дневальными в подразделениях расправились быстро: они несли службу почти по уставу - то есть сидели на тумбочках дневальных рядом с телефонами и чутко спали.
   Остались вооруженными часовые на постах, но они не знали о том, что начальнику караула - молодому лейтенанту - удалось построить смену караульных вовремя первый раз за год своей службы в этой части. Также они не знали, что этот лейтенант, чуть не ставший настоящим офицером, вместе с отдыхающей сменой и сменой, которая должна их сменять, лежит связанный на полу. Часовые думали, что их будут сменять как обычно, и к трем часам ночи они попадут в караульное помещение для отдыха.
   Час сорок пять минут пополуночи, квартира прапорщика Маценко. Появляется, наконец, главный герой нашего рассказа, Маценко Наталья Петровна, девичья фамилия Донецкая, 1965 года рождения, среднего роста, стройная фигура, длинные ноги. В гарнизоне она появилась семь лет назад в качестве жены прапорщика Маценко, лежащего связанным на грязном полу лицом вниз и с тряпкой во рту.
   Наталья Петровна, а по-простому Наташа, проснулась по очень простой причине - ей захотелось совершить физиологический акт мочеиспускания. За сутки до описываемых событий, ее муж принес домой два больших арбуза. Половину одного Наташа съела вчера перед сном. Теперь эта половинка арбуза настоятельно просилась наружу. Сначала Наташа хотела обидеться на своего мужа, но, дойдя до туалета и сев на унитаз, передумала. На работу утром не идти - она не работает. Да и как может работать жена командующего свинарником - это нонсенс. Если она устроится на работу, то этим уронит честь и достоинство мужа в глазах сослуживцев. Подумают что сквалыга - все ей мало. Муж - свинячий папа, а она на работу!
   - А я ведь не жадная, вон соседке, жене майора всегда даю то мясо, то сало, - думала Наташа под журчание половинки арбуза.
   Время - час пятьдесят минут пополуночи. Справив физиологическую потребность организма, Наташа вышла из туалета, вошла в ванную комнату полоскать то место, откуда только что вытекла, половинка арбуза. Полоскала, посмотрела на свое отражение в зеркале, сама себе понравилась: недаром товарищи офицеры и прапорщики на нее заглядываются, а некоторые предлагают свои услуги по замене мужа! Наташа на эти предложения отвечала грубовато: что-то об их правой и левой руках. Хотя мужское внимание женщине всегда приятно, но мужа она любила.
   Выйдя из ванной комнаты, зашла в детскую, включила ночник, посмотрела на сына, поправила подушку. Подняв глаза, она увидела висящее на ковре ненавистное ей мужнино охотничье ружье - оно разлучало ее с мужем, когда тот уезжал на охоту. Выключив ночник, Наташа за что-то зацепилась ногой - это, по ее понятиям, было второе исчадие ада - наполненный патронами патронташ.
   Два часа ноль-ноль минут пополуночи. Тени растеклись по казармам подразделений, по улицам ДОСов.
   Два часа ноль две минуты пополуночи. Началось. Тени открыли стрельбу из автоматов, в казармы полетели ручные дымовые гранаты, взрывпакеты. Солдаты, проснувшиеся в дыму грохоте взрывов и автоматных очередей, забыли о своих навыках воинов ДШБ и вели себя словно ополоумевшее стадо баранов. Кто-то первым выпрыгнул из окна - благо казармы одноэтажные - и это послужило примером: солдаты стали выпрыгивать в окна, сквозняк стал вытягивать дым, и стали видны тени с автоматами в руках. Гордость ВДВ разбегалась. Некоторые тени преследовали бегущих, стреляя вверх, от чего бойцы наддавали скорости.
   Часовые на постах, услышав стрельбу, попрыгали в выкопанные на каждом посту окопы и приготовились защищать вверенные объекты...
  
   ї3. Стрелять в цель следует старательно прицеливаясь! Случайно в цель попадают только сперматозоиды
   Два часа ноль две минуты пополуночи. Наташа хотела отшвырнуть ногой патронташ, но услышала взрывы и выстрелы. В ужасе присела на пол, но - она мужественная женщина и через несколько секунд пришла в себя. Стянула с кровати проснувшегося сына и поползла с ним под стенку.
   - Не бойся, сейчас наш папа и десантники перебьют напавших врагов, - шептала Наташа сыну.
   А в это время ее муж, лежа лицом в своих плевках и окурках думал, что это конец карьеры командира отличного хозвзвода и что он не будет больше кормить командира и его зама, и не будет прятать их поросят от проверяющих.
   - Нет, не может быть! В лучшем случае плен. Плен? Стоп! В плену, в лагере для военнопленных, должно быть подсобное хозяйство охраны - так что попробуем сделать карьеру военнопленного-свинопаса, - умилился прапорщик. И стало спокойно на душе...
   Наташа лежала, прижав сына. Ее сильно беспокоило то обстоятельство, что она почему-то не слышит криков "Ура!", не слышит матерных команд офицеров и прапорщиков. И тут Наташа вспомнила о ружье, висящем на ковре и патронташе на полу. Она поползла к стене, где висело ружье. Быстро поднявшись, сдернула его, присела, на ощупь нашла патронташ. Подползла к сыну, ласковым голосом сказала ему, чтобы он лежал под окном и никуда не двигался, что он хороший мальчик и должен слушать свою маму. Мальчик смотрел на нее испуганными глазами и согласно кивал головой.
   Наташа стала на четвереньки и, таща одной рукой ружье, а другой патронташ, стала пробираться в зал, к окну выходящему на улицу. Добравшись до окна, она почему-то подумала, что если бы ее увидели в этой позе, в какой она пробиралась к окну, те, кто предлагал ей заменить мужа, то у нее под балконом пели бы серенады, а возле окна с ружьем и патронташем сидел бы ее муж. Эта шальная мысль придала ей мужества и она выглянула в окно. На улице она увидела бегающие и стреляющие из автоматов тени.
   Наташа переломила двустволку, загнала два патрона. До этого она стреляла только по бутылкам в лесу, куда раза два брал ее муж. А на улице люди, но эти люди - враги. Наташа потихоньку поднялась, прицелилась. Выстрел! Один враг упал, а потом пополз, волоча ногу и что-то крича. Второй выстрел - еще один упал и свернулся калачиком...
  
   ї4. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает
   Два часа сорок минут пополуночи. В кабинете начальника штаба на надувном матрасе на столе спал сам хозяин кабинета - начальник штаба Н-ской части майор Серов Виктор Николаевич. Спал он беспокойно: стонал, что-то кричал и крутился, чуть не падая со стола.
   Два часа сорок пять минут пополуночи. Раздался звонок, долгий и требовательный. Майор Серов подскочил, ничего не понимая спросонья. Звонок! Машинально майор протянул руку, нажал кнопку и будильник замолчал. Майор продолжал сидеть, закрыв глаза и заново переживая только что увиденный сон. Это было ужасно. Да перебрали они вчера с командиром, вот и сняться кошмары. Но вдруг легкая улыбка прошла по его мужественному лицу. Он вторично увидел, как Наташа с ружьем и патронташем, интересным местом к нему, пробирается к окну и весь ужас сна пропал. Открыл глаза, встал, надел сапоги, портупею, фуражку и вышел из кабинета. Дежурный по штабу солдат вытянулся возле тумбочки и четко отдал честь.
   - Молодец, - подумал майор, - Не то, что те ублюдки из сна.
   Майор вышел из штаба, и пошел в сторону караульного помещения, где действительно нес службу начальником караула молодой лейтенант - год как из училища, но уже ставший настоящим офицером. Начальник штаба был сегодня ответственным по части и должен проверять несение караульной службы.
   Впереди, чуть вправо от столба, что-то зашевелилось. Майор Серов, надвинув козырек фуражки, чтоб свет не резал глаза, остановившись, присмотрелся. Там стояла Наташа. Она стояла в той же позе, в которой он видел ее во сне в тот момент, когда она пробиралась через зал к окну. Ружья и патронташа у нее не было, а интересное место как бы ехидно подмигивало начальнику штаба: "Ну, что майор, мой хозяин не будет начинать карьеру военнопленного-свинаря? Так и будет тебя кормить и прятать твоих поросят на подсобном хозяйстве?"
   Майор закрыл глаза, постоял с минуту, открыл глаза: там, где стояла Наташа, ехидно подмигивавшая ему интересным местом, стояла местная собачка Жучка и весело помахивала хвостом.
   Начальник штаба майор Серов Виктор Николаевич опять закрыл глаза, вспомнил самый интересный для него отрывок сна, и подумал, что вообще-то бы было бы неплохо стать временным хозяином ехидно подмигивавшего ему места. Открыл глаза, жучка так и стояла мотыляя хвостом.
   Сонное состояние прошло полностью, и майор Серов в бодром и прекрасном настроении двинулся к караульному помещению - проверить несение караульной службы...
   Сновидениям начальника штаба Н-ской части предшествовали реальные события, произошедшие в 19...году в отдельной бригаде Воздушно-десантных войск Советской армии расквартированных тогда в Прибалтике. В эту бригаду прибыл для дальнейшего прохождения службы в качестве начальника штаба майор - прообраз Серова Виктора Николаевича. После вступления в должность и ознакомления с реальным положением дел в бригаде, он "вбил" в план боевой подготовки бригады учения по нападению вероятного противника на расположение бригады, включая дома офицерского состава, силами разведывательной роты той же бригады.
   Реальное противодействие этому нападению, оказала жена находившегося в наряде прапорщика. Причем, как и во сне - стрельбой в окно из охотничьего ружья мужа.
  
  
   Глава четвертая, убеждающая, что "Никто не забыт, и ничто не забыто"
  
   ї1. Легче обвинить эпоху в отсутствии духовности, чем таковую там обнаружить
   Матросы замерли по команде мичмана Николаева "Смирно!", и вечерняя поверка началась. Мичман открыл "Книгу вечерней поверки личного состава бригады охраны водного района", переплетенную в красный ледерин с тисненным на обложке золотом гербом Советского Союза.
   - Матрос Ильичев, - громко зачитывает он первую фамилию в списке личного состава бригады.
   - Герой Советского Союза матрос Ильичев пал смертью храбрых в бою за свободу и независимость нашей Родины, - торжественно доложил заместитель командира первого взвода старшина первой статьи Охрименко...
   Раннее утро 18 августа 1945 года. Остров Шумша затянут пеленой густого тумана. Японский гарнизон в составе 73-й пехотной бригады, 91-й пехотной дивизии, подразделения 11-го танкового полка (60 танков), полка ПВО и Курильского крепостного артиллерийского полка был готов к отражению десанта советских войск.
   Общее руководство десантом осуществлял командующий Тихоокеанским флотом адмирал И.С. Юмашев, а непосредственное - командующий Камчатским оборонительным районом генерал-майор А.Р.Гречко и командир Петропавловской военно-морской базы капитан третьего ранга Д.Г.Пономарев.
   Силы десанта: два стрелковых полка 101 стрелковой дивизии, батальон морской пехоты и гаубичный артиллерийский полк.
   Первыми на берег острова высадились десантники взвода старшины первой статьи Н.А. Вилкова, но шквальный огонь японцев прижал их к земле. Десантников становилось все меньше и меньше. Ротный Вилков подполз к доту и грудью закрыл амбразуру. Петр Ильичев повторил подвиг своего командира, закрыл своим телом амбразуру другого японского дота. За эти подвиги Н.А.Вилкову и П.И.Ильичеву были посмертно присвоены звания Героя Советского Союза. После ожесточенных боев 23 августа остров Шумша был полостью освобожден.
   За совершенный подвиг матрос Ильичев был навсегда занесен в список личного состава бригады охраны водного района. И вот и поныне его имя звучит на вечерней поверке подразделения, напоминая потомкам о его подвиге, о подвиге народов, победивших во второй мировой войне фашизм и японский милитаризм.
   Любой праздник в стране - это праздник всенародный: празднует весь народ, за исключением вооруженных сил. Для них объявляется повышенная боевая готовность, то есть кроме обычной дежурно-вахтенной службы, ответственные офицеры в соединениях, полках и даже в самых маленьких подразделениях, меняются через каждые восемь часов. Для личного состава это означает построения через каждые два часа с обязательной проверкой по "Книге вечерней поверки". А также всенепременнейшие торжественные и комсомольские собрания, посвященные отмечаемым всем народом празднику. Следует заметить, что перед такими праздниками как годовщина Великой Октябрьской революции и День Победы, комсомольские собрания проводились в канун праздника, а торжественные - 7 ноября и 9 мая.
   Итак, 8 мая 1984 года в клубе бригады охраны водного района идет комсомольское собрание, посвященное тридцать девятой годовщине Дня Победы над фашистской Германией. Начальник политотдела бригады капитан ??? ранга Лаптев Николай Васильевич красочно и эмоционально рассказал комсомольцам о героических событиях, произошедших здесь тридцать девять лет назад. После чего предложил в ознаменование 40-й годовщины Победы над немецко-фашистскими захватчиками в расположении бригады 9 мая 1985 года открыть мемориал, посвященный Герою Советского Союза матросу Ильичеву, зажечь вечный огонь в память о его подвиге, и на это торжество пригласить ветеранов Великой Отечественной войны. Все комсомольцы, присутствовавшие на собрании, поддержали предложение капитана ??? ранга Лаптева, а активом комсомольской организации было принято решение о строительстве мемориала своими силами и открытии его 9 мая 1985 года.
   Утром 11 мая капитан ??? ранга свою служебную деятельность начал с того, что пригласил к себе в кабинет командира бригады охраны водного района капитана ?? ранга Красникова Леонида Ивановича и своего помощника по комсомольской работе старшего лейтенанта Зайченко Сергея Константиновича.
   - Товарищи офицеры, актив комсомольской организации нашей бригады восьмого мая принял решение о создании своими силами мемориала, посвященного героическому подвигу матроса Ильичева. Более того, приурочил возжигание Вечного огня у памятника к сороковой годовщине Победы над фашистской Германией, с приглашением на это событие проживающих на Камчатке ветеранов Великой Отечественной войны.
   Честно скажу вам, идея эта моя, так как мне надоело слушать злопыхательские выражение некоторых офицеров о том, что раз замполит рот закрыл, значит, убрал рабочее место. Я очень хотел бы, чтобы вы помогли мне доказать, что не все политработники бездельники и могут работать только языком.
   Леонид Иванович, к вам огромная просьба: подберите для строительства шесть толковых матросов и окажите им содействие в выделении спирта - главного движителя в любых работах у нас в стране, и на Камчатке в частности.
   Вас, Сергей Константинович, хочу попросить разработать проект мемориала и составить расчет количества спирта, необходимого на выполнение этих работ, то есть взять на себя техническое руководство строительством.
   Непосредственным исполнителем предлагаю назначить инструктора по комсомольской работе мичмана Тимофеева Валентина Ивановича.
   Если есть дополнения, замечания или возражения, то прошу высказать. По флотской традиции первое слово предлагаю предоставить самому младшему по званию. Сергей Константинович, слушаем вас.
   Старший лейтенант Зайченко присутствовал на комсомольском собрании бригады в качестве заместителя начальника политотдела по комсомольской работе, и как самый молодой офицер политотдела морально был готов к такому повороту событий.
   - Мичман Тимофеев - это самая подходящая кандидатура для осуществления непосредственного руководства строительством мемориала. Он потомственный камчадал, имеет огромные связи по всей Камчатке, умеет обходительно подойти к людям, настоящий проходимец, в хорошем смысле этого слова. Я считаю, что с поставленной задачей он справится, но нельзя сваливать всю тяжесть задуманного на него одного. Мы, все здесь собравшиеся, должны ему во всем помогать, - рассудительно произнес лейтенант Зайченко и тут же адресовался к своему непосредственному начальнику, то есть начальнику политотдела бригады капитану третьего ранга Лаптеву Николаю Васильевичу:
   - Николай Васильевич, разработка проекта мемориала для меня дело новое. Поэтому прошу вас освободить меня от служебных обязанностей на месяц. А в общем, возражений и замечаний нет, дополнения могут появиться только в процессе работы.
   Благожелательно выслушав лейтенанта, начальник политотдела бригады капитан ІІІ ранга Лаптев Николай Васильевич повернулся к командиру бригады.
   - Леонид Иванович, я прошу прощения за свой напор на вас. Вы - командир бригады, и мне надо было бы посоветоваться сначала с вами, но вы были на торжественном собрании в штабе базы, а идея создания мемориала пришла мне в мозги совершенно спонтанно, поэтому еще раз прошу вас оказать помощь в строительстве памятника.
   Капитан ?? ранга Красников, пока говорил начальник политотдела (начпо) и старший лейтенант Зайченко, грешным делом подумал о том, что а не посетила ли начпо послепраздничная "дама в белом", то есть банальнейшая белая горячка. Но после извинения начпо он понял, что капитан ??? ранга Лаптев в полном здравии и трезвом уме.
   - Николай Васильевич, в создании мемориала проглядывается глубокий смысл: открытием мемориала мы покажем оставшимся в живых ветеранам войны, что никто не забыт, и ничто не забыто. Возьмем эту прерогативу правительства на себя, хотя это очень прискорбно, что у правительства на это нет ни денег, ни совести. Я полностью вас поддерживаю, и, как командир, с полной ответственность заверяю вас, что будет оказана любая помощь всем личным составом вверенной мне бригады в создании памятника.
   Товарищи офицеры, я благодарен вам за то, что вы поняли и правильно восприняли решение актива комсомольской организации.
   Сергей Константинович, теперь дело за вами. Прошу приступить к проектированию мемориала, если нужна будет помощь, обращайтесь - мы живем в стране Советов и что-нибудь посоветуем.
  
   ї2. Имеющий способности - готовься! Будешь делать противоположное!
   Целый месяц, обложившись справочниками и чертежами, старший лейтенант Зайченко работал над проектом. Через месяц, с черными кругами под глазами, он зашел в кабинет начальника политотдела с солидных размеров рулоном чертежей.
   Увиденное поразило капитана ??? ранга Лаптева: правдой оказалось, что политработники могут работать не только языком, но и мозгами. В основании мемориала - двухметровая пятиконечная звезда, в центре которой горелка Вечного огня. Два луча звезды упираются в стелу в виде военно-морского флага с барельефом матроса, бросающегося на амбразуру дота. Из стелы выходят три трубы, зашитые гофрированным металлом, и весь комплекс памятника увенчан Орденом Отечественной войны, который стягивает трубы. Весь металл - нержавеющая сталь. Теперь этот проект с ватмана надо перенести в настоящие бетон и сталь, а для этого нужно, согласно смете составленной старшим лейтенантом Зайченко, двести литров С2Н5ОН, в обиходе - спирта. Или, на морском жаргоне, "шила".
   Лаптев сразу позвонил капитану ?? ранга Красникову и уведомил его о литраже сметы. Услышав, какое от него требуется количество спирта, он покраснел от прилива крови к думающей части тела, но твердо ответил:
   - Офицер слов на ветер не бросает, и с сегодняшнего дня регламентные работы аппаратуре будут проводиться в послепраздничные дни: дыхнул с утра на контакты - и протер ветошью.
   Пока Зайченко работал над проектом, мичман Тимофеев проводил работу с теми мичманами бригады, которые хап-способом строили себе гаражи для катеров и автомашин. Хапали они, конечно же, в воинской части, где служили. Он им объяснил, что если они окажут помощь в строительстве мемориала стройматериалами хапнутыми в бригаде и связями на местном судоремонтном заводе, то политотдел на их хапанье будет смотреть сквозь пальцы и дальше.
   Судя по всему, доходчиво все разъяснил мичман Тимофеев, так как мичмана поняли, что нельзя портить добрые отношения с политотделом, и для подтверждения этого договорились на судоремонтном заводе об изготовлении Ордена Великой Отечественной войны и всех металлоконструкций за семьдесят литров спирта. Кроме этого, они проявили инициативу, и нашли скульптора, готового за семьдесят литров спирта изваять барельеф с изображением бессмертного подвига Петра Ильичева.
   Влетев без стука в кабинет начальника политотдела, мичман Тимофеев радостно доложил:
   - Леонид Иванович, цифра изменилась: мичман Тимофеев только что доложил, что мы уложимся в сто сорок литров, да еще вместе с барельефом.
   - Давайте добавим на всякий случай десять литров непредвиденных расходов и остановимся на ста пятидесяти литрах, - позвонил Лаптев командиру бригады.
   Литраж сметы был окончательно утвержден - сто пятьдесят литров. И началась работа по созданию мемориала, то есть перенос его с чертежей старшего лейтенанта Зайченко на самую высокую сопку города Петропавловска-на-Камчатке. То есть на сопку Завойко, названной в честь камчатского губернатора и командира Петропавловского порта Василия Степановича Завойко, успешно отразившего с небольшим гарнизоном во время Крымской войны 1853-1856г.г. попытку англо-французской эскадры овладеть городом. И еще прославившегося тем, что приневолил население Камчатки высаживать картофель, каковой в дальнейшем стал одним из первостепенных продуктов питания на полуострове.
   За три месяца вырос на сопке памятник в бетоне и стали. Но, как это всегда случается, беда пришла неожиданно: на Камчатке не было газа - обыкновенного пропан-бутана. Все жители полуострова пользовались в быту электроплитами. Выполнение завета Ленина "О полной электрификации всей страны" ставило под удар претворение в жизнь решения актива комсомольской организации бригады охраны водного района зажечь Вечный огонь 9-го мая 1985 года в честь подвига, совершенного матросом Петром Ильичевым. С просьбой помочь найти газовый баллон, старший лейтенант Зайченко решил обратиться к земляку, служившему в военной контрразведке бригады. Работник контрразведки (фамилию, по вполне понятым причинам не называем) отнесся с большим пониманием к возникшей проблеме и через день дал ответ: единственный на Камчатке полный баллон с газом находится в собственности геологоразведочной партии, лагерь которой находится на севере полуострова.
   Зайченко вызвал к себе мичмана Тимофеева:
   - Валентин, баллон газа найден - он находится у геологов, надо его взять без шума и добровольно со стороны геологов. Как ты себе видишь это?
   - Сергей Константинович, я думаю, нужно десять литров спирта и машину. Завтра в шесть ноль-ноль выезжаю на север полуострова, и, думаю, буду к часам семнадцати в кабинете начпо с баллоном.
   - Хорошо, иди домой, отдыхай, а к шести утра машина подъедет к дому. Спирт будет в машине. Потом баллон занеси в кабинет Лаптева, - и поспешил к своему начальнику. Выслушав хорошую и обнадеживающую новость, что не будет завалено великое дело, не будет омрачена 40-я годовщина Победы над фашистской Германией и будет зажжен Вечный огонь, капитан ІІІ ранга Лаптев открыл сейф и достал канистру с последними десятью "сметными" литрами спирта.
   - Сергей Константинович, теперь все зависит от мичмана Тимофеева. Машину дадим ему мою. А я, ради такого случая, похожу пешком. Спирт опечатайте своей печатью и оставьте у дежурного, пусть утром Тимофеев заберет.
  
   ї3. Если военный не думает, что он делает, то можно быть уверенным, что он делает то, что думает
   На следующее утро машина начальника политотдела подъехала к дому, где жил мичман Тимофеев. После чего занавески во многих окнах слегка сдвинулись, и любопытные глаза жен военнослужащих стали наблюдать, кто выйдет и сядет в машину. В этом доме никто из командования не проживал, а тут - машина начпо. Да еще в такую рань! Очень интересно - может сам капитан ІІІ ранга Лаптев стал инкогнито у кого-то проживать?
   Но женский интерес пропал сразу, как только увидели садящегося в машину Тимофеева. Правда, удивление и тема для размышлений и пересудов осталась: зачем и почему? Теперь будет чем заниматься женам, сидя на лавочках возле подъездов, пока мужья на службе.
   Машина тронулась, и Тимофеев подумал:
   - Интересно, а стали бы они в окна выглядывать, если выезжал в пять утра?
   Заехали в политотдел, забрали спирт и поехали на север к лагерю геологоразведки.
   Конкретного плана действий не было, ехать больше часа, и мичман решил покемарить, вспомнив высказывание своего командира роты на срочной службе:
   - По команде отбой наступает темное время суток.
   Закрыл глаза - действительно стало темно, и он незаметно уснул. А проснулся оттого, что матрос тряс его за плечо.
   - Товарищ мичман, партия!
   - Какая партия? КПСС? В дурака? Преферанс? - Спросонья Тимофеев не понимал, что от него хотят.
   -Какая КПСС? Какой дурак? - изумился матрос. - Геологи!
   Открыв глаза, мичман увидел метрах в пятидесяти от машины палатки.
   - Микола, открывай капот и создавай видимость, а как захлопну дверцу, лезь в кабину и заводи мотор. На все вопросы отвечай: "Так точно!". Понял?
   - Так точно!
   Матрос открыл капот, вернулся к кабине, достал из ящика под сиденьем первый попавшийся гаечный ключ и стал в позу, которую в шоферской среде называют "и только задница торчит из-под капота".
   Повозившись немного, матрос залез в кабину, завел двигатель. Потом выключил зажигание. Еще раз завел, дал полный газ. Выключил зажигание, и опять под капот - загремел ключом.
  
   ї4. Рыба ищет где глубже, а человек - где кто глупее
   Из ближайшей палатки вышел крепкий мужик и стал наблюдать за происходящим. А матрос все "пробовал" завести двигатель. Через пару минут из палатки вышел еще один, потянулся, достал пачку махорочных сигарет "Памир", угостил сигаретой первого. Они закурили и пошли к терпящим бедствие военным. Когда им оставалось дойти до машины метров двадцать, мичман Тимофеев захлопнул дверцу. Матрос закрыл капот, сел в машину и завел двигатель. Мотор работал ровно без перебоев, он прибавил газу, потом заглушил его. Тимофеев поинтересовался:
   - Ну что? Карбюратор?
   - Так точно! - ответил водитель, вылезая из кабины.
   - Теперь в норме?
   - Так точно!
   Тут и геологи подошли.
   - Доброе утро! Помощь требуется?
   - Нет, все в порядке, сами управились. Вот если матросу закурить дадите, будет очень хорошо, а то я некурящий, - ответил мичман Тимофеев.
   Один из подошедших полез в карман и достал пачку сигарет.
   - Микола, куда собрался грязными лапами лезть в чужую пачку! Иди, помой свои клешни, я полью, и следом открыл заднюю дверцу машины, достал канистру, открыл.
   Матрос протянул руки сложенные "лодочкой", и тоненькой струйкой потекла жидкость, распространяя специфический запах. Геологи переглянулись, а державший пачку сигарет громким шепотом произнес:
   - Мичман, морда твоя петлюровская, ты что гад делаешь? Да тебя разжаловать, к тачке приковать и десять лет каторги. Да у нас в Керчи..., - он перешёл на крик. - Да я не знаю, что с тобой за это сделали бы - спиртом руки мыть!
   Мичман Тимофеев сделал испуганный вид.
   - Начальник медицинской службы флота приезжал к нам в часть и запретил мыть руки бензином, потому что там этил. А этил - это яд. Он через поры в коже он попадает в организм и накапливается там, где есть патология. Накапливается, пока не соберется его критическая масса. Например, в печени: ей деваться некуда, она выбрасывает яд в организм, и наступает моментальная смерть. Цепная реакция, как при взрыве водородной бомбы. Мы за это расписались. Он сказал, что если кто-то помоет руки бензином, то того отдаст под трибунал. Теперь, если куда-то едешь, выдают спирт - мыть руки.
   Геологи удивленно смотрели на мичмана. Возражать умному мичману они не собирались, а то матрос мог заметить разницу между ними, и тот, который кричал, задумчиво, как бы что-то припоминая, сказал:
   - Точно-точно. Я с месяц назад читал журнал "Химия и жизнь" и там была статья по этому поводу, написанная самим министром здравоохранения СССР Чазовым. Извини, мичман. Меня зовут Сергей, - и протянул мичману руку.
   - Валентин, - ответил мичман и пожал протянутую руку.
   - Александр, - отрекомендовался второй геолог.
   - Извини, Валик Серегу, одичали мы здесь: с населением не общаемся, живем полностью автономно. Связь с материком - радиостанция, и вертолет прилетает один раз в неделю. Недавно заставили по новой писать автобиографии, так Серега написал семейное положение "безвыходное", а мне за это, как парторгу, строгий выговор с занесением в учетную карточку.
   - Мужики, да что вы в самом деле! Я за свою службу такого наслышался, что Серегина тирада - писк младенца. У меня к вам есть чисто английское предложение: дриньк спиритуса-промывуса. И просьба: не называйте меня Валиком, напоминает сразу одну из частей дивана. Давайте, загружайтесь в машину, ни разу не пил еще с геологами. Серега, а ты кем будешь?
   - Начальник партии геологоразведки. Самое интересное, Валентин, что срочную службу служил в разведроте, и говорили в армии про нас: "весь в говне и в жопе ветки - это парень из разведки". Но только теперь, став начальником в геологоразведки, я понял, что эта поговорка ко мне стала более приемлема здесь, чем в армии. Правда, с добавлением "геолог". Матрос, не давай кобыле ссать, заводи и поехали вон к той палатке с антенной.
   Машина тронулась и через минуту стала возле указанного начальником партии места. Почти как бронепоезд - по указанию начальника партии, но не геологоразведки, ставший на запасной путь, напоминая нашим врагам, что мы - мирные люди.
  
   ї5. Алкоголь - один из немногих способов рисковать не вставая со стула
   Первым из машины выбрался парторг и широким жестом хозяина пригласил гостей в палатку. В палатке мичман с матросом увидели три облезлые железные армейские койки, на одной из которых кто-то спал, три тумбочки и два дощатых стола. Спартанскую обстановку скрашивали шесть грубых самодельных табуретов и мощная радиостанция, громоздившаяся на одном из столов.
   Александр толкнул спящего:
   - Саня, кончай ночевать, у нас гости. Быстренько оденься, умойся и готовь стол, - пробасил геолог и повернулся к военным, - это наш биолог.
   Биолог оказался молодым парнем лет двадцати трех-четырех. Он быстро соскочил с койки и стал натягивать джинсы.
   - Извините за спальный вид, - быстро произнес он, выскочил из палатки; послышался стук рукомойника, фырканье.
   Умывшись, зашел в палатку.
   - Сан Палыч, а что готовить на стол, ежели мы вчера все вчистую вылакали?
   Начальник и парторг геологоразведчиков вопросительно посмотрели на мичмана Тимофеева.
   - Дайте матросу литровую банку, - попросил мичман геологов.
   Биолог, порывшись под своей кроватью, достал банку из-под вишневого компота.
   - Мыкола, иди и налей в банку из канистры, - приказал мичман.
   Матрос взял банку и вышел. Послышался звук открываемой дверцы, хлопок крышки канистры и ласкающее слух бульканье. Хлопнула дверца машины. Откинулся полог палатки, появилась рука с банкой, а следом матрос. Он поставил банку на стол.
   - Товарищ мичман, как стал я наливать в банку, так из всех палаток люди повылезали и таращились на меня, как на фокусника в цирке. Разрешите, я в машине посижу, чтобы действительно фокуса не получилось?
   - Иди, иди, Мыкола, здесь люди честные, но тебе тут делать нечего.
   Матрос вышел. Тимофеев повернулся: на столе уже стояли четыре относительно чистые граненые стакана, банка с вишневым компотом, а биолог, громко сопя и сглатывая слюну, открывал банку с тушенкой. Парторг доставал из тумбочки ложки, а Серега, как начальник партии, сидел за столом и внимательно наблюдал. Как только биолог и парторг перестали суетиться и уселись за стол, начальник партии сипло произнес:
   - Валентин, шило твое - тебе и наливать.
   Тимофеев плеснул из банки в один из стаканов и придвинул его к себе.
   - Знаете, товарищи геологи, на флоте существует закон: спирт наливает каждый себе сам.
   Биолог отодвинул тушенку и обернулся к начальнику партии.
   - Сергей Ваныч, давайте как всегда - наливаю я, как самый молодой.
   Получив утвердительный кивок, он разлил по четверти стакана и сноровисто открыл компот. Все присутствующие взяли стаканы, и мичман заметил жгучее общее желание перелить жидкость из стаканов в свой организм не пьянки ради, а здоровья для.
   Парторг поднял стакан выше других.
   - За знакомство!
   Мужики чокнулись, дружно выдохнули и выпили. Геологи, похватав ложки, стали закусывать. Тимофеев запил компотом, налил себе снова, и сказал:
   - Вы собрались здесь жрать или пить? Между первой и второй пуля не должна пролететь, можно только третью выпить.
   Биолог быстро вновь наполнил стаканы.
   - На правах гостя хочу вас спросить: почему, когда пьют, всегда чокаются?
   Геологи отрешенно посмотрели на мичмана и пожали плечами - им не хотелось мыслить, им хотелось выпить.
   - Когда мы пьем, рот участвует в пьянке - он пьет. И нос участвует - он нюхает. И глаза участвуют - они смотрят. А для участия в пьянке ушей - чокаются. Поэтому мне хочется чокнуться с вами за то, что мы оказались с вами за этим столом: народ и вооруженные силы едины.
   Все чокнулись. Тут вдруг откинулся полог палатки, и в проеме появилась бородатая физиономия.
   - Сергей Иванович, извините, дайте, пожалуйста, кроки номер три, - просипела бородатая физиономия, - еще раз извините, что помешал.
   - Семен, зайди попозже...
   Но вмешался Тимофеев:
   - Чего попозже? Подходи Семен к столу. Саня, налей и ему - мы же пьем за единство армии и народа!
   Биолог достал из-под кровати щербатую эмалированную кружку.
   - За всех нас, здесь собравшихся! - тостонул мичман.
   Все чокнулись, выпили, закусили.
   - Серега, а сколько у тебя человек в партии?
   - Всего семнадцать. В данный момент в лагере десять - семеро ушли на юг, через три дня придут назад с пробами грунта и образцами минералов. А к чему вопрос?
   - Да просто по старой флотской традиции за третий тост должны выпить все, кто в наличии в подразделении.
   - Саня, пробеги по палаткам, и всех сюда, но со своими кружками. От традиций отказываться нельзя, - с энтузиазмом поддержал мичмана начальник партии, и тоскливо посмотрел на полупустую банку, - мичман спирта осталось мало, на всех не хватит.
   - Саня, водителя моего позови, - попросил Тимофеев.
   Биолог выскочил из палатки. Через секунду вошел матрос.
   - Микола, разлей что осталось, и ливани еще в банку.
   Матрос разлил остатки спирта, забрал банку, вышел. Только за матросом опустился полог палатки, как все население палаточного городка собралось вокруг стола с кружками в руках. Зашел водитель и поставил на стол полную банку.
   - Мужики, а можно моего Миколу угостить компотом? Да и пожрать ему тоже не мешает.
   Биолог полез под кровать, достал три банки компота и три банки тушенки. По банке отдал матросу, остальные на стол.
   - Хлеба нет.
   Кто-то выскочил из палатки и быстро вернулся с двумя буханками хлеба. Полбуханки отдали матросу.
   - Микола, иди в машину и рубай. Наливайте! Третий тост во всех вооруженных силах - за тех, кого с нами нет. Все пьют не чокаясь.
   Выпили, начали закусывать.
   - Да, - продолжил мичман, - разлить бутылку - это труд физический. А разлить литр спирта на одиннадцать человек - умственный.
   И, меняя свою дислокацию за столом, подошел к начальнику партии.
   - Серега, я когда выпью, то иногда закурить хочется. Пошли, покурим, а потом на посошок - и мы поедем.
   Вышли из палатки, закурили, подошли к машине.
   - Серега, а почему с населением не общаетесь?
   Ответ на этот вопрос являлся государственной тайной, но в банке осталось мало спирта, а мичман собирался после посошка уезжать вместе с канистрой, поэтому начальник геологов, чтобы вызвать сочувствие - может еще нальют - ответил:
   - Валентин, ты парень нормальный, открою тебе секрет. Мы ищем природный газ, но это - официальная версия, а основная - поиск золота. Все сопутствующие минералы есть, и биолог говорит, что какая-то травка - спутник золота - произрастает тут, значит и золото где-то рядом. В связи с этим Москва запретила общение. Только тебе рассказал, не подведи, в лучшем случае - уволят, а то и посадят.
   - И у вас, значит, есть "за неразглашение". А вроде - гражданские люди. Тяжело.
   Мичман заглянул в машину:
   - Микола, плесни нам с начальником втихаря, чтоб обидно никому не было. Сергею Ивановичу, побольше - ему тяжелей. Не забудь разбавить компотом.
   Чок, глоток, протекло в желудок.
   - Серега, а еще вопрос: почему ты в автобиографии написал, что семейное положение "безвыходное"?
   - Да понимаешь, Валентин, в моей семейной жизни было три этапа.
   Первый. Приезжаю из тайги в отпуск. С женой пьем на кухне шампанское. Мне лень идти в туалет, говорю: "только покойник не ссыт в рукомойник". Она смотрит и смеется. Потом мылись в ванне и в постель. А утром она говорит, что я лучший из всех мужчин мира.
   Второй. Приезжаю в отпуск, пьем коньяк на кухне, после ритуального писания в раковину помылись и в постель. А утром - "Ты такой же, как и все мужики".
   Третий наступил два года назад. Приехал из тайги. Жена работает учительницей. Пришел домой, она на второй смене. Накрыл стол на кухне, налил стакан портвейна, и на балкон. Сижу, пью, курю. Второй этаж, а на первом кто-то электродрелью бетон сверлит. Сверло свистит, визжит. Под балконом лавочка, там два мужика сидят и в перерывах, когда дрель не скрежетала, случайно услышал разговор. Один другому говорит: "А у Светки со второго этажа...- свист дрели...- Да, учительница ...- свист дрели... - ...огород... - скрежет дрели... - ...у Кольки сантехника... - свист дрели... - ...Мишка таксист тоже говорил... - свист дрели... - ...огород у Светки.
   Я сижу и думаю: моя Светка и огород? А может со скуки взяла огород, пока я в тайге, и привыкает к земле? Выбросил окурок с балкона, мужики посмотрели на меня, поднялись с лавочки и пошли в глубь двора. Вскоре жена пришла из школы, обнялись и на кухню, коньяк пить. Я, как обычно, пописал в раковину, потом в ванну, и в постель. А утром она сказала, что все мужики - люди как люди, один я мудак. И понял я, что не огород у Светки, а брала она у Кольки и Мишки со скуки в рот. Собрался я и в тот же день уехал в Москву. Через друзей добился назначения на Камчатку. Разводиться, сам понимаешь, нельзя - аморалку пришьют и сошлют на Памир нефть искать, где ее никогда не было. Поэтому и написал, что мое семейное положение - "безвыходное". Потом писал объяснительную, что автобиографию писал после отмечания 144-й годовщины рождения Владимира Ильича Ленина - отделался строгим выговором "без занесения".
   - Да-а-а, жизнь! Бабу надолго нельзя оставлять одну. У меня тоже не подарок, но по сравнению с твоей, Серега, буду считать ее ангелом. Бывает, правда, утром, проснусь после получки, а она: "Валя, я тебе рубашку, китель и брюки почистила". "Спасибо, кисюнчик, а туфли почистила?". "А там что, тоже карманы?". Н-да... Мыкола, налей!
   - Валентин, пошли в палатку, парторг выглядывает.
   - Пошли.
   Вернулись в палатку. Там обстановка накалилась: нет гостя и начальника, и полная банка стоит - вызывает судорожное слюноглотание.
   Биолог, увидев вошедших, радостно задрожавшей рукой сразу начал разливать спирт.
   Всем разлил - и банка пустая. Подняли кружки, стаканы. Мичман Тимофеев всех опередил своим тостом:
   - Товарищи геологоразведчики, хочу выпить за вашу крепкую мужскую дружбу. За ваше очень нужное ковыряние в недрах нашей Родины. Но пора и честь знать, я и так отрываю вас от выполнения важной государственной работы. За вас!
   Чокнулись, выпили. Все поняли, что если ничего не сделать, то спирт уедет, покачиваясь в канистре в такт движущейся машине, и парторг заговорил:
   - Валентин, да ты нас ни от чего не отрываешь. Мы две недели работали без выходных, вчера связались с материком, и нам дали на сегодня выходной, но это не самое главное, что я хотел сказать. Я хотел предложить тост за твоих родителей, Валентин, за то, что они вырастили такого мужика как ты.
   - Саша, мужик в поле работает, а я в мичмана пошел, потому что с детства физическим трудом напуган. Лучше быть маленьким начальником, чем большим подчиненным. Ну, а предложение выпить за своих родителей поддерживаю и благодарю за это.
   Высунулся из палатки, позвал матроса. Когда он появился, сказал:
   - Микола, возьми банку и налей половину.
   Матрос выскочил и через несколько минут вернулся со спиртом. Биолог разлил, банка опять опустела.
   - Давайте выпьем не только за моих родителей, но и за ваших. Чокаться не будем - может у кого-то их уже и нет.
   Выпили и десять пар глаз выжидающе уставились на мичмана.
   - Да не смотрите на меня так, мне же перед командиром отчитываться за спирт, а он мужик - о-го-го какой и может в морду дать. Ладно, - выглянул из палатки, - Микола иди, возьми банку и налей полную. Оставлю ее вам, а сам поеду в Петропавловск на толкучку, думаю за пять с половиной литров шила выменяю что-нибудь оригинальное для жены командира. Она любит, чтобы было в единственном экземпляре и только у нее, хоть говно престарелого китайца. Скажу, что не удержался от того, чтобы вам приятное не сделать. И пошел из-за этого на растрату государственного спирта, а она со своим мужем, моим командиром, договорится. До свидания, приятно было с вами познакомиться. Может когда-то и заеду к вам, - и, покачиваясь, мичман вышел из палатки и пошел к "УАЗику".
   Подойдя к машине, пописал под колесо, открыл переднюю дверцу.
  
   ї6. Если после коллективной пьянки осталось спиртное, значит в коллективе непорядок
   - Валентин, подожди!
   Из палатки выскочили парторг и начальник геологоразведки.
   - Микола, как только упаду, грузи меня в машину и домой, - успел мичман сказать матросу.
   - Валентин, может у нас найдется чтобудь, чего нет у твоей командирши? Зачем ехать в Петропавловск? Пошли в хозпалатку!
   - Да что у вас может быть? Ладно, Микола сходит, посмотрит. Он часто бывает у командира дома и знает, что там есть. Но это только из уважения к вам. А вы меня уважаете?
   - Валентин, конечно, уважаем!
   - Ну, раз вы меня уважаете, ик, я тоже пойду. Микола, держи мичмана, а то мичман может упасть и опозорить флот - качки нет, а его стравило.
   Геологи пошли вперед, а мичман, поддерживаемый матросом, за ними.
   - Коля, рассматривай для приличия, а как увидишь газовую плиту, говори, что такого у командира дома не видел.
   И все пошли к палатке.
   - Серега! Ик! Давай покурим, а ты, Саша, показывай Миколе ваши сокровища!
   Закурили.
   - Серега, хороший ты парень, я тебя уважаю не как начальника партии. Сам знаешь, партийных начальников никто не уважает. Я тебя, ик, уважаю как человека. Приезжай к нам в гарнизон - баб много, а мужья в море. Берешь телефон, набираешь любой номер, женский голос тебе отвечает, а ты и говоришь:
   - Здравствуй, Таня!
   А тебе отвечают:
   - Вы нет туда попали!
   А ты и говоришь:
   - Станьте в удобную для вас позу, и я попаду туда, куда вы захотите!
   Если муж в море, тебе говорят адрес, и ты идешь. Друг у меня есть - капитан, он говорит: "берешь, блямба, пару пузырей, звонишь куда-нибудь, а попадаешь к трещинам". Ик. Так вот, переводили моего друга на материк, заходит он по трапу на корабль. Ик. А его на причале весь женский гарнизон провожает. Он поворачивается и, как Саша Пушкинзон, стих им: "Прощай, прекрасная Камчатка!
   Страна вулканов и камней,
   Страна повышенных окладов
   И заспиртованных блядей!".
   Закончив цитировать своего друга, Тимофеев, пошатываясь, задумчиво посмотрел в небо, и вдруг неожиданно очень громко пукнул.
   - Извини, Серега, нервы ни к черту, расчувствовался. Ты знаешь...
   Тут из палатки вышел матрос.
   - Товарищ мичман, ничего интересного не нашел.
   - Микола, тогда поехали в Петропавловск. Братки, извиняйте.
   - Саша, зайдите с матросом в кухонную палатку, там японская посуда хранится, хрен с ней, может, что и подойдет, а мы с Валентином пока поговорим! - Крикнул начальник партии.
   - А о чем мы говорили, Сергей? - Утерял нить разговора Тимофеев.
   - Так вот, С-Серега, о к-крепостном праве. В Подмосковье в тридцатых годах прошлого века жил барин - любил все оригинальное, как наша к-командирша, и был у него к-крепостной конюх, к-который мог выпукивать любую мелодию, а соседи помещика не верят, не может, мол, быть такого. Накрывает барин столы, приглашает соседей, а конюха под стол, и говорит ему:
   - Под столом сидишь возле меня, как толкну ногой - исполняй любую часть оратории "Страсти по Матфею".
   Собрались гости, выпили, барин толкает конюха - тишина. Второй раз толкает - тишина, но такая вонь пошла, что у барина аж глаза заслезились.
   Вылезает конюх из-под стола.
   - Извини, барин, с высокой ноты взял и обосрался...
   - Товарищ мичман, я нашел, чего нет у командирши, идите сюда!
   - Пошли, Сергей, г-глянем!
   Начальник партии, поддерживая пьяного Тимофеева, завел его в палатку.
   - Вот, смотрите, товарищ мичман, - матрос показывает на таганок.
   Парторг посмотрел на начальника, тот кивнул:
   - Спишем.
   - Ну, Валентин, забирай подарок командирше.
   - А б-баллон? Я что ли в таганок бздеть должен?
   - Валентин, ты что, за пять с половиной литров спирта и баллон хочешь забрать?
   - Б-братки, при всем уважении к вам, я за пять с половиной литров шила даже в таком состоянии как сейчас, воробья в небе трахну, и ни одно перо не упадет. Наша начальница оригинальность любит, оценит это. Ик. И так из уважения иду на ущерб себе. Вот и меня уважайте. Решаем так, не по-вашему и не моему: я вам спирт с канистрой, а вы мне таганок с баллоном газовым и дарственную, что дарите для нужд Н-ской войсковой части и печать вашу ставите "Членские взносы уплачены" на свою подпись. И никто тогда не подумает, что мичман украл это... Ик. А не хотите, я вас ув-важать перестаю. П-поехали, Микола, в П-петропавловск, - с пьяной решимостью заявил Тимофеев.
   Начальник партии задумался:
   - Пять с половиной литров спирта - два дня можно пить с оставшимися в лагере. Баллон и таганок можно списать, как раз недавно ливень был, и мощным водным потоком смыло имущество в океан. Под Уссурийском работали, там на ливень списали ломы, лопаты, кирки и два дизель-генератора. Все, что пропили в окрестных деревнях, было по акту на списание смыто в Уссури! А тут - таганок и баллон.
   - Договорились, Валентин, забирай. Саша, а ты пиши дарственную.
   - Серега, если бы ты не рассказал третий этап супружества, не удалось бы вам, братки, обдурить меня, мичмана. Дарственную ник-кому не отдам, буду смотреть и вспоминать, как меня первый раз за службу обдурили.
   Матрос за это время отнес баллон и вернулся за таганком. Парторг пошел писать дарственную, а начальник партии потащил к машине пьяного Тимофеева, который начал горланить попурри:
   - Эх, яблочко, да куды ты катишься? А-а-ах лишь только подснежник в ночном ресторане... Ком ту гезе, ш-ш-шик...
   Пока он его дотащил, парторг уже стоял с бумагой возле машины. Тимофеев взял ее и прочитал: "Партийная организация Н-ской геологоразведочной партии дарит газовый баллон и таганок военнослужащим Н-ской войсковой части. Парторг: подпись. Начальник геологоразведочной партии: подпись", и поверх подписи - фиолетовый оттиск: "Членские взносы уплачены".
   Спрятав дарственную в карман, мичман скомандовал:
   - Микола, канистру с шилом отдай, и отчаливаем до дому.
   Геологи стали предлагать Тимофееву хлопнуть "на посошок". Это предложение его очень возмутило.
   - Бр-ратки, к-какой пс-псошок, я остаюсь у вас жить!
   Сделав два неуверенных шага, мичман проделал то, что удается далеко не всем: чихнул, кашлянул, высморкался, икнул и, в завершенье, громко пукнул. Причем все это он проделал одновременно. На флоте это называется "громко вспотеть". По инерции он сделал еще один шаг, упал и захрапел. Разведчики земных недр подняли его с земли и поволокли к машине. Матрос открыл дверцу и общими усилиями мичмана усадили на переднее сиденье.
   Начальник партии инструктировал водителя:
   - Поезжай потихоньку, чтобы лбом не выбил лобовое стекло, а лучше давайте привяжем его к спинке сиденья.
   - Нет, привязывать не будем - мичман все-таки, - ответил матрос.
   - Тогда поезжайте. Счастливо доехать без приключений, - и захлопнул дверцу.
   Машина тронулась и, чтобы мичман не расплескался, потихоньку поехала.
   Геологи помахали вслед, парторг взял канистру и пошли они к палатке, из которой выглядывали жаждущие её содержимого.
   - Да, измельчал флот, разучились пить. Ни с чего напился так, что собственная реактивная струя сбивает его с ног, а солитера мамы-начальницы готов поздравлять с выходом в свет в любое время как он высунется, заодно облизать и адрес, где он живет, - задумчиво произнес Александр.
   - Саша, вооруженные силы - это зеркальное отображение всей нашей страны. Да ну их всех корове на хер, у нее их на вымени пять или шесть, пусть выбирают любой и идут на него. Пошли к ребятам, скоро из палатки слюни ручьем потекут.
  
   ї7. Любая политическая партия живет по правилам. Она же их создает, она их и изменяет
   Когда машина отъехала от лагеря геологов километра на полтора, с мичманом Тимофеевым произошла удивительная метаморфоза: он открыл глаза и трезвым голосом сказал:
   - Микола, гони! Нас ждут. Жми на педаль.
   Матрос с удивлением посмотрел на мичмана - несколько минут назад рядом находились "дрова", которые не могли переплюнуть через губу, и вдруг - совершенно трезвый человек. Только запах перегара напоминал о выпитом мичманом спирте.
   На парусном императорском флоте существовал закон: когда судно стоит в иностранном порту, ни один матрос не сойдет на берег пока не выпет пол-литровую кружку растительного масла, в котором, для улучшения вкуса, разболтаны соль и мелко рубленый лук. На трапе стоял боцман, возле него бочка с маслом и полулитровая кружка. Подходит матрос - хлоп масла и пошел не берег жрать виски, бренди, джин и прочий алкоголь. Масло заполняло желудок и не давало всасываться алкоголю в организм в течение двенадцати - четырнадцати часов. Матросы отпускались на берег на двенадцать часов. Вернутся матросы на парусник, масло прекратит свое действие, и падает матрос мертвецки пьяным на родную палубу. Зато никто и никогда не видел русского матроса валяющегося под забором или кабаком. Это было отмечено в одной из стран Западной Европы производством особых литровых стеклянных стаканов. В самом их верху была риска с надписью "для русского матроса", а чуть ниже - "для свиньи". Посередине кружки риска и надпись "для английского матроса", еще ниже - "для джентльмена" и возле самого донышка - "для леди".
   Этим старинным флотским рецептом и воспользовался "проходимец" Тимофеев, но перед маслом он выпил три капсулы "Имодиума" - для закрепления своего желудка, который не был таким всеядным, как у матросов русского парусного флота.
   Через час мичман Тимофеев с матросом внесли газовый баллон в кабинет капитана третьего ранга Лаптева. Увидев баллон, тот от радости не смог сразу сообразить, в какой угол поставить баллон, а в какой - мичмана.
   Мичман Тимофеев бодро доложил:
   - Николай Васильевич, я сделал все возможное, но наплел геологам такого, что сам себе поверил, а самое интересное - геологи поверили мне. Вот дарственная на баллон и таганок.
   Лаптев внимательно почитал бумагу и, судя по его улыбке, остался очень доволен мичманом.
   - Тимофеев, вы сделали не только возможное, но и невозможное. Наше советское правительство и живет-то хорошо только потому, что делает невозможное, а коммунистическая партия осуществляет непосредственное руководство этим невозможным. Ни в одной другой стране невозможно держать народ в таком невозможном положении. А народ, из невозможного своим героическим трудом делает возможное и при этом еще верит, что живет лучше всех народов в мире.
   Тимофеев, а тем, что ты наговорил геологам, ты добился цели, поставленной мной. Только не обольщайся! До тебя еще больше наговорил Владимир Ильич Ленин. Ему тоже поверили, чем он и добился цели - развала Российской империи и создания рабоче-крестьянского государства. Правда, еще неизвестно, кто ему поставил эту цель. Ясно одно - все в мире узнали, какое зло несет любой "изм": капитализм, фашизм, шовинизм, идиотизм.
   Что получают те, кто пришел к власти после любой революции или переворота? Они получают сумму того, что было, плюс то, что они хотят. Запомни, главное, поверить самому себе, а идиоты, которые поверят тебе и понесут эту веру в народ, всегда найдутся. Это канон любой партии, любого лидера, любой религии.
   После речи начальника политотдела у мичмана лицо покраснело и заслезились глаза, но не оттого, что советские лидеры, начиная с Владимира Ильича, несли народу ахинею, как он геологоразведчикам. Нет. Это "Имодиум" закончил свое действие и начало действовать на его желудочно-кишечный тракт растительное масло, выпитое утром перед поездкой за газовым баллоном. Его действие было аналогичным действию вражеских идеологов на умы некоторых идеологически неподкованных еще с детского садика советских граждан.
   - Николай Васильевич, извините, я в гальюн. Приспичило, - и выскочил из кабинета с выпученными глазами.
   - Надо посоветовать начальнику медслужбы этот метод вместо очистительной клизмы, - удовлетворенно подумал капитан III ранга Лаптев. - Рассказал пациенту немного правды о политике, проводимой коммунистической партией - его и пронесло.
   На его столе лежала газета "Сельская новь", неизвестно каким путем попавшая в кабинет, и, пока мичман находился в гальюне, Николай Васильевич решил ее почитать.
   На первой странице был напечатан Указ Председателя Президиума Верховного Совета о награждении председателя колхоза и доярки орденами Трудового Красного Знамени. Ниже излагалось, за что именно они удостоились высокой награды: "Два месяца назад вышеуказанные лица одержали новую трудовую победу - вышли на 10-й килограммовый рубеж по надою молока от одной коровы...", - и покраснело лицо, и заслезились глаза - приспичило начальнику политотдела. Выскочил он из кабинета и понесся вслед за мичманом - благо в гальюне политотдела пять унитазов.
   Подключившись к соло Тимофеева, сидевшего рядом, подумал:
   - После такой правды будет поносить неделю - не подойдет военной медицине такой метод, а то пациент может умереть от обезвоживания организма, как при холере, а холера - это эпидемия. Очень много сил надо для уничтожения эпидемии. Не надо правды им, пусть пользуются общепринятой очистительной клизмой.
   Из капитана III ранга и мичмана получился отличный дует по исторжению шлаков из своих организмов. Оказывается, получается все, если попробовать.
   Все мероприятия по обеспечению воздвижения мемориала, посвященного подвигу Героя Советского Союза Петра Ильичева, были успешно завершены. Времена года менялись, наступила весна, и подошел конец апреля, а ближайший вечный огонь горел во Владивостоке.
  
   ї8. Не надо ничего говорить. Низкий поклон Вам!
   В конце 1942 - начале 1943 года группа подводных лодок под командованием Героя Советского Союза А.В.Трипольских совершила беспримерный в истории подводного плавания переход с Дальнего Востока на Север через Тихий и Атлантический океаны, общей протяженностью 17 тыс. миль. Преодолев большие трудности, группа благополучно прибыла в поселок Полярное, что на Кольском полуострове. В составе этой группы находилась лодка типа "Сталинец" ("С-56"), командир - капитан-лейтенант Григорий Щедрин. Лодка с марта 1943 года стала принимать активное участие в боевых действиях Северного флота против немецко-фашистских захватчиков. Уже в первом боевом походе экипаж лодки выполнил задание по высадке группы разведчиков на вражеский берег.
   За 1943 год "С-56" уничтожила четыре вражеских танкера. А 28 января 1944 года у мыса Слетнее лодка атаковала и утопила танкер, на борту которого находилось более 6 тыс. тонн горючего.
   В конце марта "С-56" была награждена Орденом Боевого Красного Знамени. А 10-го апреля Щедрин был удостоен Ордена Нахимова III степени.
   24 сентября "С-56" в районе мыса Нардкин обнаружила конвой и потопила большой транспорт противника.
   5 ноября 1944 года Г.И.Щедрину было присвоено звание Героя Советского Союза.
   Всего, с момента вступления в состав Северного флота и до окончания военных действий, "С-56" совершила восемь боевых походов, потопила 10 боевых кораблей и судов, 4 серьезно повредила.
   В феврале 1945 года экипаж Краснознаменной подводной лодки "С-56" за героизм, мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, преобразован в Гвардейский.
   В июле 1954 года Гвардейская Краснознаменная подводная лодка "С-56" под командованием капитан-лейтенанта В.И. Харченко с Северного флота отправилась на Тихоокеанский, и, пройдя Северным морским путем, завершила свое легендарное кругосветное плавание.
   Во время описываемых событий 1984 года, "С-56", как корабль-музей, стояла во Владивостоке на Корабельной набережной, и возле нее горел Вечный огонь, освещая ее героический путь, а Герой Советского Союза Григорий Иванович Щедрин, в чине вице-адмирала, находился в отставке и жил тут же - во Владивостоке.
   Капитан III ранга Лаптев вызвал к себе мичмана Тимофеева.
   - Валентин, к тебе опять или снова огромная просьба: надо четвертого мая сесть на теплоход "Ильич", идущий во Владивосток, и там за сутки любым путем зажечь огонек от Вечного огня на Корабельной набережной. Для этого на складе "НЗ" нашли лампу "летучая мышь" выпуска сорок пятого года. После зажжения, то есть седьмого мая, сесть на теплоход "Советский Союз", а девятого мая мы тебя встретим на причале в Петропавловске, - нагнулся и достал из-под стола "летучую мышь".
   - Валентин, поездка твоя неофициальная, твои командировочные на нее - это специально собранные для тебя деньги офицеров и мичманов политотдела и штаба бригады. Билеты уже куплены туда и обратно. Надеемся на тебя.
   Тимофеев взял деньги, билеты, "летучую мышь" и вышел из кабинета.
   Утром 4 мая мичман, одетый "по-гражданке", поднялся по трапу на теплоход "Ильич". В руках у него был средних размеров чемодан, в котором покоилась керосиновая лампа выпуска 1945 года, а также бритвенные принадлежности и смена белья.
   Найдя свою каюту, мичман расположился в ней. Теплоход, дав прощальный гудок Петропавловску, отвалил от причала и Тимофеев с радостью обнаружил, что в каюте он будет один. Можно хорошо выспаться, а как выполнить поставленную задачу, обстановка покажет на месте. Плавание прошло однообразно: поел в буфете - и спать, поспал, поел в буфете - и спать, претворяя в жизнь поговорку солдат царской армии: "Почему матрос гладок? Потому что поел - и набок".
   Утром 6 мая "Ильич" перед заходом в акваторию Владивостока дал гудок, вошел в порт и ошвартовался у причала. Сойдя на берег, мичман не заметил ажиотажа по поводу прихода "Ильича". Не настоящий Ильич - просто теплоход, и гудок не как у Леонида Ильича с утра. Теперь нюхают, чем пахнет утренний гудок у Раисы Максимовны, потому что на этот запах чутко реагирует Михаил Сергеевич. Ильичи не в моде, правда, на оболочку одного из "Ильичей" ходят посмотреть в Мавзолей. Но это отходит в темное прошлое, а страна идет в светлое будущее перестройки, и весь советский народ всеми своими сознательными силами, под руководством Раисы Максимовны, Коммунистической партии и Михаила Сергеевича Горбачева, должен стремиться в это светлое будущее, дополнительно освещаемое прожектором перестройки.
   Первое, что сделал мичман Тимофеев - это в гостинице "Дом моряка" снял койко-место. Оставил там чемодан. Достал из него "летучую мышь". Купил пакет, запихнул ее в него и отправился на корабельную набережную.
  
   ї9. Совесть у него странная - диктует ему свои условия, а так - он человек совестливый
   Набережная была пустынна, только возле киоска "Соки-воды" стоял милиционер в звании младшего сержанта. Он был недоволен жизнью, собой и начальством. Он посмотрел много фильмов, где главные герои были простые советские милиционеры. Особенно нравился ему многосерийный фильм "Рожденная революцией", и, поддавшись патриотическому порыву, отслужив срочную в Советской армии, решил посвятить свою жизнь службе в советской милиции. Пока оформляли документы, он во сне ловил преступников, участвовал в погонях и перестрелках. Разочарование наступило сразу, как оформили документы. Наврали ему кадровики, что будет служить он в уголовном розыске. Оказывается, туда без образования брали после революции, когда советское государство и милиция только зарождались, а сейчас в сильном государстве без высшего образования со своим патриотизмом он годится только в постовые. Вот и стоял он возле ларька "Соки-воды" советской пропагандой обманутый, кадровиками обдуренный, начальством унижаемый, народом нелюбимый и собой недовольный. Даже то, что он охраняет от хулиганов площадь с кораблем-музеем, на котором пришел во Владивосток в 1954 году его отец, не прибавляло оптимизма взамен утраченного патриотизма. Теребил пустую кобуру, которую для солидности такие же постовые, как и он, набивали газетами. С тоской осматривал он площадь в надежде, что успеет спрятаться за ларек, если, не дай бог, появится кто-то из знакомых, а он тут рядом с Гвардейской подлодкой, рядом с Вечным огнем, освещающим ее героическое прошлое, в милицейской форме, нелюбимой всем народом страны. Парадокс, правда? Охранников народа, служителей закона не любит народ, который они призваны охранять и защищать. Наверное, это очень трудный вопрос, уходящий своими корнями к истокам образования советской милиции. Может на этот вопрос поможет ответить старая милицейская история, рассказанная одним из ветеранов ОБХСС (отдел борьбы с хищениями социалистической собственности) - будучи молоденьким лейтенантом, он был свидетелем этой истории.
   Один из его сослуживцев подал рапорт на увольнение из рядов министерства внутренних дел. Его вызвал к себе начальник ОБХСС.
   - Лейтенант, потрудитесь объяснить мне причину, по которой вы хотите уволиться, хотя вас направил сюда служить горком комсомола?
   - Товарищ майор, причина в том, что платят мало, всего сто двадцать рублей, а у меня двое детей. На днях встретил начальника цеха, откуда по комсомольской путевке я был направлен на службу, предлагает мне вернуться обратно, заработок гарантирует двести двадцать - двести пятьдесят.
   - Хорошо, лейтенант, я подпишу вам рапорт, если в течение дня задержите и приведете ко мне трех спекулянтов. Вы свободны. Идите.
   Лейтенант прямо из кабинета чуть ли не бегом на местный рынок. Через десять минут был пойман первый спекулянт. Повел его лейтенант к своему начальнику, но...
   За ворота рынка вышли, а спекулянт и говорит:
   - Командир, вот тебе четвертак, и краями - ты меня не видел, я тебя не знаю.
   Милиционер хотел возмутиться попыткой подкупа честного сотрудника ОБХСС, но передумал:
   - За двадцать пять рублей мне надо служить неделю, а спекулянтов на базаре много.
   Четвертной в карман. Спекулянта отпустил и обратно на рынок. Не прошло и пяти минут, как второй спекулянт попался. Довел его до половины пути к милиции.
   - Начальник, а давай я тебе полтинник, а ты меня отпускаешь?
   Лейтенант сам себе думает:
   - Да бог с тобой, иди, спекулянтов на рынке много, - пятьдесят рублей в карман и быстрым шагом на рынок.
   Только зашел, а вот и третий. Провел задержание и повел к своему начальнику.
   - Тебя-то я доведу, и так неплохо заработал, - думает по пути лейтенант.
   Спекулянт бодро идет и молчит. Подходят они к двери милиции, тут и заговорил враг государственной экономики, работающий на себя, а не на государство, как все порядочные люди.
   - Я случайно стольник нашел и пока шли надумал сдать их вам. Не хочу сдавать в "Бюро находок" - волокита.
   Обиженный маленькими окладами лейтенант открыл дверь милиции, но зашел в здание один и пошел в кабинет начальника ОБХСС.
   - Товарищ майор, отдайте мне мой рапорт на увольнение, я передумал.
   Майор милиции внимательно оглядел своего подчиненного.
   - Вот то-то, научился работать, - удовлетворенно произнес он.
   Но вернемся от воспоминаний ветерана ОБХСС к интересующим нас событиям.
   Убедившись, что Вечный огонь возле корабля-музея в наличии, Тимофеев огляделся по сторонам или, выражаясь военным языком, провел рекогносцировку местности. Метрах в пятидесяти на одной из улиц, выходящих на Корабельную набережную, женщина продавала цветы. Он подошел к ней, купил три красные гвоздики и вернулся обратно на набережную, направляясь прямиком к прятавшемуся за ларьком милиционеру.
   Мичман с отроческих лет не уважал, мягко выражаясь, советскую милицию. Перед самым призывом на срочную службу он провожал с танцев домой свою девушку. Был двенадцатый час ночи, шли прямо по проезжей части улицы, и вдруг возле них остановился милицейский мотоцикл. Сидевший за рулем милиционер спросил:
   - Молодые люди, а закурить у вас не найдется?
   Тимофеев, тогда еще баловавшийся сигаретами, ответил:
   - Есть, - и, достав пачку сигарет, протянул ее милиционеру.
   И тут произошло то, что на всю жизнь врезалось в память восемнадцатилетнему юноше. Сидевший в коляске сотрудник внутренних органов повел себя как настоящее содержимое внутренних органов. Он, опершись одной рукой о бензобак и обдав молодого Тимофеева свежим и густым перегаром самогона, приподнялся в коляске мотоцикла, выхватил пачку сигарет из его руки и гадливо сказал:
   - Вали, ссыкун, не зли дядю, а то ты останешься здесь, а твоя чувиха поедет с нами и покажет, что там у нее между ног. Вали ссыкун, пока я добрый!
   После этого случая у Тимофеева, когда он видел форму советской милиции, моментально появлялось чувство омерзения. Но сейчас воинский долг и ответственность за выполнение поставленного Лаптевым поручения, перебороло это чувство. Мичман, почти печатая строевой шаг, подошел к младшему сержанту милиции.
   - Здравия желаю, товарищ сержант! Я к вам обращаюсь, как к главному начальнику на этой набережной. Я внучатый племянник вице-адмирала Щедрина. Прошу вашего разрешения возложить цветы к вечному огню и взять его частицу, дабы зажечь огонь в этой лампе выпуска тысяча девятьсот сорок пятого года. Года Победы над фашистской Германией, - и достал "летучую мышь", демонстрируя милиционеру дату изготовления. - Хочу поздравить деда с Днем Победы и подарить эту лампу с огоньком, зажженным от Вечного огня горящего у лодки, на которой он топил фашистов. За что был удостоен звания Героя Советского Союза.
   Молодой сотрудник министерства внутренних дел, еще не потерявший на службе совесть, был ошарашен такой просьбой. Но его назвали главным здесь, и он сразу осознал свою значимость в глазах подошедшего гражданина - внучатый племянник знаменитости вежливо и даже заискивающе обращается к нему. Его спина сама по себе распрямилась, в глазах появился стальной блеск. Он стал похожим на себя в своих героических и патриотических снах: мужественный и решительный охранник правопорядка, готовый прийти на помощь любому гражданину Советского Союза. Многие советские милиционеры видели героические сны, но не каждый мог повторить свою помощь гражданам СССР наяву, а младшему сержанту выпала честь нереальное сделать реальным. Он еще очень мало прослужил постовым милиционером, поэтому не успел отупеть от погодных условий: зимой холод - мозги замерзают, летом жара - мозги расплавляются, вытекают вниз, и, в конце концов, советский милиционер теряет главное отличие человека от животного - умение думать. А этот младший сержант еще мог думать, и не только думать, он мог еще и соображать. И он без усилий начал думать, что будет, если он откажет просьбе внучатого племянника вице-адмирала в отставке Щедрина.
   - Если я откажу, то он расскажет об этом деду. Дед - Герой Советского Союза - пожалуется нашему большому начальству, и пойдет раздача соленых помидоров сверху вниз. Помидоры переварятся, превратятся в то, во что превращается в организме любая еда, и все это сольется на меня, как на самого низшего в милицейской иерархии. Если узнает отец, что я отказал, то он (а он и так говорит, что второе место в городе по количеству мусора, после милиции, занимает городская свалка), да он просто набьет мне морду. Тем более на лодке "С-56", которой командовал Щедрин, он с Северного флота пришел во Владивосток и участвовал в оформлении ее в корабль-музей. Значит, пусть зажигает свою лампу от Вечного огня, а я постою рядом, как бы тоже причастный к героизму его деда и моего отца.
   Кашлянул, убирая спазм в горле, появившийся от волнения вызванного раздумьем как поступить в данной ситуации, и твердым голосом произнес:
   - Гражданин, ваша просьба - нарушение самого гуманного законодательства в мире, но учитывая заслуги перед Родиной вашего деда, я разрешаю вам зажечь огонек в лампе от Вечного огня. Идемте к музею.
   И они пошли к подлодке. Подойдя к Вечному огню, мичман Тимофеев преклонил колено и возложил цветы. Затем достал из пакета лучину и "летучую мышь". Протянул лучину к Огню, но тут раздалось чихание мотора, страшный скрип тормозов и на площадь выехала милицейская машина, вспугнув стаю голубей, чинно ходивших по площади, и всех воробьев, сидевших на деревьях вокруг площади. Проехав через площадь, она остановилась возле мраморного основания Вечного огня. Дверца открылась, и из нее, как сказочный чертик из табакерки, только с капитанскими погонами, выскочил милиционер.
   - Постовой, это что здесь творится? Какой-то хрен, выросший на огороде бабы Брони, засратым дрючком лезет в священный огонь, а ты стоишь рядом как снеговик, только вместо торчащей вверху морковки - висящая книзу колбаса. Что стоишь с трауром на щеках и скорбью на лбу?
   - Товарищ капитан, это ...
   - Постовой, что это за доклад! Доклад должен быть резким, как холодный душ! А ты, постовой, как будто поссал на стенку. Если у тебя в голове ничего нет, то это настоящая милицейская голова.
   Капитан первый день как приступил к выполнению служебных обязанностей после болезни. Две недели назад, после отмечания своего дня рождения, он проснулся со страшной головной болью и с ярко-красной полосой посереди лба. Выпил сто грамм водки, закусил. Боль прошла, а красная полоса осталась. Очень не понравилось это капитану. Пошел он в поликлинику. Никто из врачей диагноз поставить не может. Вышел он во двор, сел на лавочку, закурил. Настроения никакого, а тут старенькая нянечка мимо проходит.
   - Что сынок, пригорюнился?
   Милиционер в гражданской одежде был, вот бабулька его сынком и назвала. Объяснил страдалец в чем дело.
   Нянечка и говорит ему:
   - Да не поможет тебе никто из врачей. Съездий к сестре моей Мотре. Скажешь ей, что от меня. Она тебя и вылечит. Записывай адрес.
   Поехал капитан к Мотре, а у самого кошки на душе скребут: узнает кто, доложат руководству и долго будут бить его мордой об стол. Как это он, капитан советской милиции, обратился не к самым лучшим в мире советским врачам с копеечной зарплатой, а к бабке. Значит, не доверяет своё здоровье официальной советской медицине, которая, если надо, после вскрытия поставит любой диагноз. А он, сучий сын, доверяет пережиткам темного прошлого, то есть тому, с чем боролась и борется более шестидесяти лет Советская власть - со всем народным и нетрадиционным.
   И совесть мучает милиционера, и себя жалко. Поэтому едет Мотре как советский разведчик на вражеской территории: с оглядкой, с проверкой - нет ли за ним хвоста. Но хвоста нет, ни кому он не сказал - даже жене - куда он едет.
   Наконец приехал к знахарке. Позвонил. Дверь открыла старушка. Зашел в квартиру.
   - Здравствуйте, я ...
   - Садись, я всё вижу.
   Хотел было милиционер накричать на старушку - какое она имеет право его сажать без санкции прокурора, но посмотрев ей в глаза, добрые, уставшие, всё понимающие глаза простого человека, и промолчал.
   - Тебе надо собрать всех своих сослуживцев-милиционеров, накормить-напоить их и пусть они насрут в посуду, из которой их кормили; они это умеют. А ты все должен все это съесть, и пройдет красная полоса на твоём лбу.
   И в пот и в жар бросило капитана от такого народного метода лечения. Поднялся он, гневный представитель власти, но ничего не сказал. Только дверью саданул так, что чуть не слетела она с петель: видать вложил в удар всю ненависть советской власти ко всему народному, самобытному. И бегом на автобус, и ложиться в больницу на обследование. Но обследование ничего не показало - врачи по-прежнему диагноз поставить не смогли. А красная полоса стала почти во весь лоб, и решился милиционер применить рецепт бабки Мотри. Все сделал, как она рекомендовала и, проснувшись на следующее утро, не нашел капитан красноты на лбу.
   - Неужели так сильна народная мудрость? - Задал он сам себе вопрос, и ответить не смог. Но узнать, что это было - надо, и поехал он к бабке Мотре. Позвонил, открыла старушка дверь.
   - Извините меня! Скажите, что это было?
   - Скажу. Здоровье нельзя купить, ни за какие деньги. За деньги можно купить только венерические заболевания. Запомни - только геморрой подкрадывается сзади, а все остальные болезни происходят от состояния твой души. У тебя упал уровень говна и красная полоса просигналила об этом. Пересмотри свои понятия о жизни. Но у приступившего к выполнению служебных обязанностей милицейского капитана не было на это времени.
   Постовой милиционер, набрав полные легкие воздуха, гаркнул:
   - Товарищ капитан, этот гражданин - внучатый племянник Героя Советского Союза вице-адмирала в отставке Щедрина, первого командира подлодки, возле которой мы находимся.
   После такого доклада, чертик в погонах моментально превратился в доброго гнома из сказки.
   - Товарищ младший сержант, ну что вы сразу об этом не сказали?
   Мичман тоже подал голос и объяснил милицейскому капитану суть своих действий возле Вечного огня. На что милицейский капитан вежливо ответил:
   - Извините меня, служба, нервы. Товарищ младший сержант, вы должны обеспечить полную безопасность нашему товарищу. А вы, товарищ, когда будете вручать подарок своему уважаемому деду, поздравьте его с днем Победы от всей Владивостокской милиции и от меня лично, капитана Хамова, командира взвода патрульно-постовой службы. Честь имею! - И злой чертик, он же добрый гений в одном лице, в погонах милицейского капитана, хлопнул дверцей машины. Она заскрежетала всеми своими составными частями, выпустила сине-вонючее облако выхлопного газа и с грохотом выехала с площади, унося милицейского капитана в милицейские будни.
   Мичман Тимофеев облегченно вздохнул, преклонил колено и зажег лучину от Вечного огня. Поднес ее к фитилю лампы. Фитиль вспыхнул, и в лампе, немного коптя, затрепетала частичка Вечного огня - задание капитана III ранга Лаптева было выполнено. Тимофеев убавил длину фитиля, теперь огонек горел ровно, без копоти. Поднявшись с колена, он обратился к младшему сержанту милиции:
   - Товарищ сержант, я благодарю вас за содействие. А как гражданин СССР, я благодарю вас от имени всего советского народа, так как сегодня вы, по всей вероятности единственный из всей советской милиции, не опозорили почетное звание советского милиционера и сделали доброе, хорошее дело. С наступающим вас днем Победы. И постарайтесь впредь, будучи милиционером, делать только хорошее для людей. Правда за это могут выгнать из рядов советской милиции, как белую ворону.
   Пожав младшему сержанту руку, мичман Тимофеев пошел в гостиницу.
  
   ї10. Что вы мне рассказываете? В борьбе за счастье всех людей победа невозможна! Стольких не победить
   Шел мичман медленно, наслаждался весенним воздухом и на душе было легко и весело. Легко оттого, что с поставленной задачей справился на "отлично" - в лампе горела частица Вечного огня. А веселился, вспоминая, как милицейский капитан сказал "Честь имею!". Эта фраза наводила на раздумья: может милицейская честь и заключается в том, чтобы сначала опустить человека ниже римской канализации - а она самая глубокая в Европе, а когда узнают, что кто-то из родственников этого человека знаменитость, да еще в больших чинах, расстелиться под ним соломкой. А судя по классическим армейским выражениям, отпускаемым капитаном, можно предположить, что на срочной службе он был командиром отделения или заместителем командира взвода - вот и нахватался этих выражений у своих войсковых начальников, когда они проводили воспитательную работу с ним. Очень его речь похожа на "эрудированную" речь командиров: от Эдиты Пьехи до "иди ты на хер".
   Да ладно - бог им судья: этому капитану и всему министерству внутренних дел.
   - Вот новости, что-то со мной происходит: был убежденным атеистом, а теперь бога призываю в судьи. - Встрепенулся вдруг мичман. - У нас же в стране есть судьи, жаль только, что им в понимании милосердия и справедливости до бога очень далеко.
   Как мичман Тимофеев повел сутки во Владивостоке, вдаваться в подробности не будем. Скажем только, что 7 мая к отходу теплохода "Советский Союз" мичман стоял у трапа. Предъявил билет, поднялся по трапу на борт. А, найдя свою каюту, первым делом достал горящую лампу и укрепил ее на столе - чтоб не упала при качке. И только затем стал располагаться сам.
   Представьте себе обратную ситуацию: показал билет и покинул Советский Союз - нет, это даже в самом волшебном сне не привидится. Даже не пытайтесь думать! Нынче вам этого не понять.
   "Хорошо тому правительству, где в стране народ не думает" - говорил Адольф Гитлер, и это его мнение совпадало с мнением всех большевистских, коммунистических и советских деятелей. Все они, вместе взятые, и в фашисткой Германии и в коммунистическом СССР, призывали к оздоровлению общества во всем мире. Призывать-то призывали, да видать не помнили или же вовсе не знали, что еще Конфуций, он же Кун Фу Цзы, много веков тому сказал: "Если Вы считаете, что миру нужен целитель, стоит подумать - не нужен ли он Вам самому!".
   Но какой алкоголик признает, что он алкоголик. И эту идею первым начал развивать В.И. Ленин, говоря: "Никто не виноват в том, что родился рабом...". Правда, потом он - но не для всех ушей! - добавлял: "Но раб - это совершенно отвратительный и вызывающий законное чувство омерзения холуй и хам, который должен быть уничтожен"...
   Прозвучал гудок, и боцманская команда отдала концы - не свои, а швартовые, и "Советский Союз" вышел в плавание по Советскому Союзу. Курс: Петропавловск-на-Камчатке.
  
   ї11. Наша армия непобедима только потому, что выполняет приказы, зачастую отдаваемые вопреки логике и здравому смыслу
   Теплоход вышел в открытое море. Тимофееву повезло - он вновь был в каюте один, что его несказанно радовало. Его возвращение домой было аналогично пути во Владивосток.
   Наступило утро, гудок теплохода разбудил мичмана. Он умылся, оделся и задумался о том, сколько радости и печали было у многих людей сорок лет назад - 9 мая 1945 года. Радости оттого, что фашизм разбит, нацистская германия капитулировала, война закончилась, наступил долгожданный мир. А печаль? Печаль осталась у живых участников тех кровавых сражений за Родину и по сей день. Печаль и траур по погибшим под бомбами фашистов родным, по расстрелянным и уничтоженным в нацистских концлагерях. О друзьях и сослуживцах, погибших на полях сражений. А в послевоенное мирное время добавилась скорбь и печаль по сгинувшим в сталинских лагерях, куда "отец всех народов" отправлял победителей германского фашизма.
   Нельзя забывать, что почти все, занимавшие кресло Кобы в Кремле, выходцы из шабаша упырей и вурдалаков. Которыми верховодил не гоголевский сказочный Вий, а рожденный от нормальной женщины, но по своей человеческой натуре - вампир, Генералиссимус Сталин. Тот самый, который не постеснялся протиснуться в ряд настоящих генералиссимусов - полководцев, не проигравших ни одного сражения. Он посчитал, что если он уничтожил всех, кто его не устраивал, объявив их "врагами народа", а сам при этом остался у власти и жив и здоров, значит он не проиграл ни одного сражения, и имеет полное право пристроить свое корявое рыло неудавшегося семинариста на плечо графа Суворова-Рымникского.
  
   ї12. Неважно, будут ли на вас погоны офицера или простого гражданского человека
   Испугавшись таких своих мыслей, мичман Тимофеев испуганно оглянулся по сторонам - не дай бог кто-то умудрился подслушать крамольные антисоветские мысли!
   - Да что я, в самом-то деле! Не изобрели еще наши КГБешники аппаратуры для подслушивания мыслей! Не изобрели! - Успокоив таким образом самого себя, мичман спрятал лампу с горящим фитильком в чемодан и поспешил на выход.
   Выйдя на палубу, он остолбенел. На причале стоял бронетранспортер и от него до трапа "Советского Союза" выстроились в две шеренги солдаты роты почетного караула 25 Армейского корпуса. Все в парадной форме: с аксельбантами и автоматами в руках. Чуть в стороне - ровные шеренги гарнизонного оркестра. Ближе к выезду из порта расположились командирские "Волги" и "УАЗы". У трапа на теплоходе торжественно замер генерал-майор, командир 25-го Армейского корпуса с целой свитой полковников и капитанов I ранга. Из знакомых лиц мичман увидел только капитана II ранга Красникова, капитана III ранга Лаптева и старшего лейтенанта Зайченко. Все они тоже были в парадной форме, увешанные орденами и медалями и при кортиках.
   Команда теплохода и пассажиры с удивлением глазели на военных.
   - Никак встречают самого министра обороны СССР, втихаря пришедшего на теплоходе простым пассажиром, - перешептывалась глазенапствующая публика.
   И тут мичман увидел, как к нему спешат Лаптев, Красников и Зайченко.
   - Почему не позвонил? Норма?
   Мичман утвердительно кивнул, поставил чемодан на палубу и, открывая его, шепотом сказал знаменитую фразу всех мужей своим женам:
   - Не мог дозвониться.
   Достал горевшую лампу и отдал ее старшему лейтенанту Зайченко, тот передал капитану III ранга Лаптеву, тот передал капитану II ранга Красникову, который сделал три строевых шага и передал лампу капитану I ранга, передавшему лампу по эстафете армейскому полковнику. Приняв лампу, полковник, словно на занятиях по строевой подготовке, четко и красиво выполнил поворот кругом. При этом он даже удержал свое грузное тело, которое по инерции пошло за огромным животом на второй оборот.
   Все офицеры, стоявшие на борту "Советского Союза", разобрались в две шеренги и вытянулись по стойке "смирно". Пузатый полковник (не подумайте плохого - это у него ум в голове не умещался и поэтому в рост живота пошел) строевым шагом, прижимая двумя руками ко второму вместилищу ума лампу с частицей Вечного огня, двинулся к командиру 25 армейского корпуса. Без лампы он уже давно не мог обхватить свой запасной разум. Отдавая честь, офицеры, стоящие в две шеренги, вскидывали руку к козырькам фуражек в тот момент, когда "летучая мышь" равнялась с ними. Отдавали именно ей, "летучей мыши", так как в ней горела искра Вечного огня, а не полковнику, шедшему далеко позади.
   Подойдя к генералу, полковник отрапортовал:
   - Товарищ генерал-майор, лампа с частицей Вечного огня, горящего у гвардейской подводной лодки эс пятьдесят шесть, первый командир - Герой Советского Союза вице-адмирал в отставке Щедрин, в Петропавловск-на-Камчатке доставлена.
   Командир армейского корпуса, встав на одно колено, принял лампу. Когда он выпрямился и повернулся лицом к трапу, раздалась команда начальника почетного караула капитана Нелюбовстречева:
   - Караул! Равняйсь! Смирно! Равнение на лево!
   Личный состав почетного караула повернул голову в сторону генерал-майора, оркестр заиграл "Встречный марш", начальник почетного караула, приложив руку к головному убору, строевым шагом пошел навстречу командиру корпуса, который спускался с "Советского Союза". Генерал ступил на причал, и начальник караула, четко распечатывая свой шаг - профессионализм нужен везде! - особенно при встрече с начальством, остановился в трех шагах. Оркестр прекратил играть.
   - Товарищ генерал-майор! Почетный караул в часть прибытия частицы Вечного огня из Владивостока построен. Начальник караула капитан Нелюбовстречев, - отрапортовал капитан и, не опуская руку от головного убора, сделал шаг в сторону с одновременным поворотом налево.
   Оркестр начал исполнять Государственный гимн СССР. По окончании исполнения гимна, командир корпуса двинулся вдоль фронта караула, начальник караула следовал за ним в двух шагах сзади, не опуская руку от головного убора. Генерал-майор, подойдя к бронетранспортеру, передал лампу с частицей Вечного огня в бортовой десантный люк. Через несколько секунд из верхнего командирского люка появился крепкий дед, одетый в белую матросскую голландку с лычками старшины первой статьи на погонах. На его груди в лучах солнца сверкали боевые ордена и медали.
   Капитан дал команду "вольно", и перестроил караул в колонну по четыре. Стал во главе, и караул торжественным маршем прошел мимо ветерана Отечественной войны, который с высоты БТРа принимал этот маленький парад - он его заслужил в боях за Родину. Караул прошел, завелись моторы бронетранспортера, и он тронулся с причала. Все офицеры, находившиеся на палубе теплохода, стали его покидать.
  
   ї13. Будучи коммунистом, вы все будете членами нашей партии
   Мичман Тимофеев сходил по трапу последним. Едва он ступил на первую ступеньку, как получил ощутимый пинок в зад. Но успел схватиться за леер и удержался на ногах, чем не позволил "Голосу Америки", этой Иерихонской трубе акул американского империализма, обожравшейся до такой степени, что народы Соединенных Штатов живут очень хорошо, да еще и помогают другим странам, протрубить на весь мир: "9 мая 1985 года в 40-ю годовщину капитуляции фашистской Германии группа советских офицеров под командованием генерала-майора, покидая Советский Союз, бежала так, что скатилась с трапа". А население земного шара, не воспитанное на высоких идеях КПСС, то есть по своей серости решило бы, что "группа советских офицеров, руководимая генерал-майором, захватила самолет и бежала из Советского Союза, спасаясь от очередных репрессий". Таким образом, скромный мичман спас престиж своей Родины - Союза Советских Социалистических Республик.
   Он оглянулся, обыкновенная реакция человека, получившего ни за что пинок под зад, и увидел мужчину в форме гражданского флота, который прошептал:
   - Ты, сучий потрох, протащил на теплоход открытый огонь. Засранец, ты хоть представляешь, что могло произойти - вся корабельная система пожаротушения давным-давно вышла из строя. Знал бы я раньше, и тебя несчастным случаем вместе с твоей лампой смыло бы волной с палубы!
   Мичман рванул вниз по трапу. Откуда бы он мог знать, что на "Советском Союзе" не работает система пожаротушения.
   - Занесла же меня нелегкая на этот чертов "Советский Союз"! Всё, что можно и что нельзя - скрывают от пассажиров, говнюки, - подумал мичман.
   Пока это происходило, колонна машин выстроилась на причале. Во главе - машина военной автоинспекции с включенной мигалкой. За ней - бронетранспортер с ветераном войны, державшем частицу Вечного огня. Следом на черной "Волге" - командира армейского корпуса. И замыкали колонну полковники и капитаны первого ранга на "УАЗиках".
   В самом последнем "УАЗе" ехали капитан III ранга Лаптев, вдохновитель сегодняшнего великого мероприятия, старший лейтенант Зайченко, автор перехода идеи в проект, капитан II ранга Красников, обеспечивавший материальную часть переноса мемориала с бумаги на сопку и мичман Тимофеев, непосредственный руководитель создания этого мемориала с самого начала и до доставки частицы Вечного огня на Камчатку. Они сделали то, что забыло сделать правительство, за счастье и благоденствие которого пал смертью храбрых матрос Петр Ильичев.
   Вот так-то: могущество Советского Союза заключалось в том, что простые советские люди проектировали, созидали, работали на благо Родины, а потом задвигались на задний план и еще получали по заднице за проделанное, как мичман Тимофеев, а плоды их трудов пожинали те, кто ездил в черных "Чайках" и "Волгах".
  
   ї14. Мудрость Древнего Египта гласит, что существует нечто, перед чем отступают и безразличные созвездия, и вечный шепот волн - это деяния человека
   Колонна машин потихоньку двигалась по городским улицам. Празднично одетые люди переговаривались между собой:
   - Такого не было с тех пор, как умер Леонид Ильич. Забыли ветеранов войны! - Говорили одни.
   - Значит не все засранцы - памятник едут открывать, - говорили другие. - Вон, генерал, который едет в первой черной "Волге", это он все организовал. Сам во Владик на пароходе сходил, зажег огонь от Вечного огня на Корабельной!
   - А кому памятник? - спрашивали третьи.
   - Да вон, видишь, дед на БТРе? Это ему.
   - А что он сделал?
   - Не знаю, но глянь, сколько наград. Сами знаете, настоящих фронтовиков просто так не награждали.
   - Ну и что награды? Может штабным каким был, там и нахватался, пока другие в атаки ходили.
   Но тут вмешался мужчина в возрасте, одетый в поношенный, но аккуратно зашитый костюм с орденскими планками.
   - Не штабной он. В сорок пятом году в декабре молодым лейтенантом я попал служить в Петропавловск командиром взвода разведки. Иван Петрович был у меня замкомвзвода. Провоевал всю войну в разведроте, дошел до Праги, затем со своей частью был переброшен на Дальний восток, участвовал в десанте на севере полуострова. Все его награды - заслужены в боях. - Немного помолчав, он продолжил: - За генерала и памятник вы тоже перегнули. Расскажу случай. Встречает бывшая школьная учительница своего бывшего ученика через много лет после выпуска из школы.
   - Здравствуй Александр! - говорит.
   - Здравствуйте Марья Ивановна!
   - Александр, я очень рада тебя видеть! Как живешь, где работаешь?
   - Марья Ивановна, генерал я, служу, не работаю. Зачем работать. Хочу - командую, хочу - не командую.
   - Сашенька, а как же ты генералом стал, учился-то ведь плохо, ничего не знал, тройки тебе еле-еле натягивали, - сетует старенькая учительница.
   - Марь Ивановна, я и сейчас ничего не знаю, и знать не хочу, но к утру все должно быть сделано, - ухмыльнулся рассказчик, - Уловили? Ну а с памятником вы почти угадали, что ему. Но не лично, а всем, кто погиб сражаясь за Родину. Всем, кто остался жив в горниле Великой Отечественной войны. Всем, кто воевал за Родину, за то, чтобы вы не были у нацистов и японских вояк быдлом и рабочим скотом, - сказал, повернулся и пошел походкой уставшего и много повидавшего человека.
   А БТР с бывшим разведчиком и частью Вечного огня с владивостокской Корабельной набережной приближался к мемориалу, затянутому белой тканью. Почетный караул, сразу же после церемонии на причале, выехал к памятнику и тут уже стоял по стойке "смироно", построенный в две шеренги фронтом к монументу.
   Две пары часовых с автоматами в положении "на грудь" стояли у звезды с горелкой еще не зажженного Вечного огня. Бронетранспортер остановился метрах в пятидесяти от почетного караула. Рядом припарковались "Волги" и "УАЗики". Командир 25-го армейского корпуса покинул свою машину, подошел к БТРу и помог выбраться бывшему разведчику.
   Начальник караула подал команду:
   - Караул! Равняйсь! Смирно! Равнение на середину!
   Приложил руку к головному убору и строевым шагом пошел к начальству и ветерану. Остановившись в трех шагах, доложил:
   - Товарищ генерал-майор! Почетный караул в честь открытия памятника Герою Советского Союза матросу Петру Ильичеву построен! Начальник караула, капитан Нелюбовстречев! - и, не опуская руку от фуражки, сделал шаг влево, пропуская вперед генерала и старшину первой статьи.
   Подойдя к строю почетного караула, ветеран, обеими руками держа лампу с зажженным фитилем, поздоровался:
   - Здравствуйте, товарищи солдаты!
   - Здравия желаем, товарищ старшина первой статьи!
   - Поздравляю вас с днем Победы над фашистской Германией!
   - Ура! Ура! Ура!
   - Вольно! - Скомандовал генерал.
   - Вольно! - Подал команду капитан, опустил руку от фуражки и стал на свое место в строю.
   Командир корпуса с ветераном войны пошли к задрапированному монументу.
   Начальник караула скомандовал: "Караул! Смирно! Равнение на середину!" и оркестр заиграл Государственный гимн СССР. Старшина первой статьи, бывший разведчик, ветеран Отечественной войны, остановился возле горелки и преклонил колено, рычагом на лампе приподнял стекло. Генерал подошел к монументу и взялся за шнур драпировки. Матрос, сидящий за валуном в десяти метрах за памятником, открыл вентиль. Командир корпуса дернул шнур, драпировка поползла вниз, открывая глазам собравшихся монумент. Ветеран войны поднес лампу к горелке. И, вспыхнув, загудел огонь. Облегченно вздохнули капитан II ранга Красников, капитан III ранга Лаптев, старший лейтенант Зайченко и мичман Тимофеев. Они взяли с нужной ноты - стоит мемориал, горит Вечный огонь.
   Оркестр заиграл Гимн Советского Союза.
   - Вольно! - Скомандовал генерал.
   - Вольно! - Повторил капитан Нелюбовстречев.
   Командир корпуса подошел к микрофону.
   - Товарищи ветераны Отечественной войны, товарищи офицеры, прапорщики, мичманы, товарищи сержанты и старшины, товарищи солдаты и матросы! Митинг, посвященный открытию мемориала Герою Советского Союза матросу Петру Ильичеву, павшего смертью храбрых за свободу нашей Родины - Союза Советских Социалистических Республик, открыт! Первое слово предоставляется бывшему разведчику, кавалеру орденов и медалей, старшине первой статьи Ивану Петровичу...., - за грохотом аплодисментов фамилию не было слышно. - Прошу вас, Иван Петрович, к микрофону!
   Старшина первой статьи, кавалер многих орденов и медалей, держа двумя руками горящую лампу "летучая мышь", подошел к микрофону.
   - Товарищи..., - и по его лицу потекли слезы, голос задрожал от волнения, - я говорю от имени всех павших в боях Великой Отечественной войны за нашу Родину - Союз Советских Социалистических Республик. - Голос окреп, слезы перестали идти. - Товарищ генерал, огромное вам спасибо за то, что вы нас, ветеранов войны, не забыли. Спасибо за то, что вы потратили столько усилий для создания этого памятника! Товарищ..., - он хотел еще что-то сказать, но слезы опять потекли по его изрезанному морщинами лицу и не дали договорить. И он, прижимая лампу к груди, отошел от микрофона.
   Митинг продолжался, говорили участники боев с фашизмом и японским милитаризмом, говорили офицеры. Все они говорили хорошие и добрые слова, но только в адрес генерала.
   "Я был батальонный разведчик, а он писаришка штабной..."
   Когда все высказались, слово взял генерал.
   - Я благодарю всех за добрые слова, сказанные в мой адрес. Мой девиз, как продолжателя героических традиций, возникших благодаря вам на полях сражений за Родину в те далекие и такие близкие годы, "Никто не забыт и ничто не забыто!".
   Бурные аплодисменты.
   - Товарищи ветераны Отечественной войны, товарищи офицеры, прапорщики, мичманы, товарищи сержанты и старшины, товарищи солдаты и матросы! Митинг, посвященный открытию мемориала Герою Советского Союза матросу Петру Ильичеву, павшего смертью храбрых за свободу нашей Родины - Союза Советских Социалистических Республик, закрыт.
   Оркестр заиграл Гимн Советского Союза. Все присутствующие на митинге вытянулись по стойке "смирно".
   Гимн закончился. Почетный караул по команде начальника караула построился в колонну по четыре и парадным маршем прошел мимо памятника с горевшим Вечным огнем. Оркестр, заиграв "Смело, товарищи в ногу", тоже прошел парадны маршем.
   - Дорогие ветераны! - зазвучал голос в громкоговорителе. - Для вас накрыт праздничный обед в офицерской столовой штаба корпуса. Автобус ждет вас. Товарищи офицеры штаба корпуса и товарищи штаба военно-морской базы, вы тоже приглашаетесь на праздничный обед. Остальные свободны.
   И никто не вспомнил о тех, кто принимал непосредственное участие в создании памятника в честь подвиг матроса Петра Ильичева.
   Уехали на автобусе ветераны, уехал генерал на черной "Волге", уехали на "УАЗиках" полковники и капитаны первого ранга. На сопке остались три флотских офицера и мичман - их обдувал весенний ветерок. Они стояли и смотрели на то, что сделали. А внизу, у подножья сопки, шумел Тихий океан, кричали чайки...
   "Я за Россию был в ответе, а он спал с моею женой", - где-то в глубине души у каждого клокотала обида. А может и не было никакой обиды. Никто не должен обижаться на Советское государство - он впитано с молоком матери, воспитанно в яслях, детских садах, школах, пионерских лагерях, военных училищах. Это завещал "Великий Ленин", развил "Великий Сталин" и поддерживала КПСС под руководством любого генерального секретаря. С самого образования Советской власти обиженные валили лес на лесоповалах - это в лучшем случае...
   Первым пришел в себя капитан ІІІ ранга Лаптев.
   - Товарищи, у меня в кабинете накрыт праздничный обед. Я вас всех приглашаю.
   Они сели в "УАЗик" и поехали в политотдел отдельной бригады охраны водного района. Возле политотдела на лавочке сидел и курил пропагандист политотдела капитан ІІІ ранга Россов. Увидев подъезжающую машину начпо, он бросил окурок в урну, подошел к остановившейся машине и доложил Лаптеву:
   - Товарищ капитан третьего ранга, праздничный обед, посвященный 40-й годовщине Дня Победы над фашистской Германией и открытию памятника Герою Советского Союза Петру Ильичеву, накрыт в вашем кабинете. Доложил капитан третьего ранга Россов!
   - Спасибо, Россов! Ты тоже принимаешь участие. Без пропагандиста это будет просто пьянка, а с тобой - праздничное мероприятие.
   Все рассмеялись и пошли в кабинет Лаптева.
   По камчатским меркам, праздничный обед был обычный, скромный: спирт, лимонад, черная икра, камчатские крабы, красная рыба - соленая и копченая, тушенка. Выпили за День Победы, закусили. Выпили за участников войны, закусили. Выпили за созданный ими мемориал, закусили. Заставили Тимофеева рассказать весь процесс добывания газового баллона. И начались воспоминания, как это начиналось, как происходило, как утверждали литры сметы - сначала двести, потом сто пятьдесят литров спирта. Услышав, какое количество "шила" пошло на строительство, Россов на минутку задумался и сказал:
   - Если бы Петя Ильичев знал, сколько спирта истрачено на него, он бы утопился в нем!
   Это праздничное мероприятие все запомнили надолго. И не только они, но и вся страна. Через несколько дней был обнародован и вступил в силу Указ Президиума Верховного Совета СССР, подписанный Михаилом Сергеевичем Горбачевым "О борьбе с пьянством и алкоголизмом" и несколько лет подряд на праздники устраивали чаепитие. Правда, в некоторые чайники наливали подкрашенную водку.
  
   Глава пятая расскажет о больном, который стал выходить из бессознательного состояния и сейчас проявляет интеллект в форме беспросветного мата
  
   ї1. В жизни всегда есть место поводу
   Петропавловск-Камчатский, район Завойко, кабинет начальника политотдела бригады охраны водного района капитана ??? ранга Лаптева. Хозяин кабинета стоит у окна и читает документ, принесенный ему командиром бригады охраны водного района капитаном ?? ранга Красниковым: "Представление на капитана ??? ранга Писякамушкина Арон Гутановича, начальника штаба Н-ской войсковой части. Национальность - не установлена. Образование высшее, но без среднего. На воинской службе с (невозможно определить), члена КПСС (не понятно, как попал).
   За время прохождения воинской службы в Н-ской воинской части капитан ??? ранга Писякамушкин А.Г. зарекомендовал себя как подающий надежды офицер: военную службу любит, так как ни к чему более не способен. Систематически работает над устранением вновь выявленных недостатков, которые допускает все чаще и больше.
   Военную форму уважает и донашивает аккуратно до полного износа. Периодически работает над изучением новой техники, но старой не знает. Уделяет много внимания изучению организации армий вероятного противника, но штаты подразделения, где служит сам, знает нетвердо. Старые уставы забыл, новые изучает, но запоминает с трудом. Может ездить на всех марках машин, как отечественного производства, так и иностранного, но только в качестве старшего или в кузове и только привязанным.
   Усердно изучает иностранные языки, может разговаривать со словарем, с людьми еще нет. Пьет с отвращением много и часто. Склонен к карьеризму, так как во сне видит себя главкомом военно-морского флота Союза Советских Социалистических Республик.
   Терпелив, усидчив, особенно в гостях. Уважает юмор, иногда улыбается. Особенно после опорожнения на унитазе, но и на корточках. Физически развит хорошо, может стоять на лыжах в безветренную погоду на любой ровной местности. Здоров, но часто забывает выходить на службу, особенно по понедельникам. Военную и государственную тайну хранить умеет, так как ничего не знает.
   По характеру груб, но только с подчиненными. Требователен, но не к себе. С сослуживцами недостаточно уживчив. В общественных местах может вести себя культурно. Идеологически выдержан, на семинарах, как правило, молчит. Тактичен, на критику реагирует правильно, так как на службе, обленился до такой степени, что перестал пререкаться со старшими. Владеет тремя языками: командным, матерным и русским, но со словарем.
   Вывод: В мирное время не нужен, в военное - опасен. Занимаемой должности соответствует, но поскольку за время прохождения воинской службы отупел, целесообразно направить на учебу в Академию генерального штаба, с последующим выдвижением на вышестоящую должность.
   Командир войсковой Н-ской части капитан ?? ранга Красников".
   - Леня, ты меня извини, но что ты приволок? - Изумленно произнес капитан ??? ранга Лаптев, обращаясь к командиру бригады охраны водного района капитану ?? ранга Красникову. - Ты хочешь, чтобы я эту галиматейшую галиматью подписал? Леня, ты кретин. Ты кретин в кубе.
   - Коля, я знаю только одного кретина в кубе - это Змей Горыныч о трех головах, позволивший Ивану-дураку себя убить. Ты же прекрасно знаешь, что если хочешь избавиться от дурака, отправь его на учебу или на вышестоящую должность в другую часть. Так что давай договоримся - я тебе помогаю с мемориалом, а ты мне помоги избавиться от этого Пясикамушкина. Послушай про него, а потом реши, стоит он направления для поступления в Академию генштаба, или нет.
  
   ї2. Больше большего и меньше меньшего обычно равны нулю
   23 февраля 19... года капитан ?? ранга Красников на утреннем разводе бригады охраны водного района представил личному составу бригады нового начальника штаба. На следующее утро новый начштаба, проводя развод бригады сказал:
   - Свое вступление в должность начальника штаба бригады охраны водного района я отмечу марш-броском личного состава на три тысячи километров.
   Заместитель начальника штаба ему подсказывает:
   - Вы оговорились, марш-бросок на три тысячи метров.
   На это капитан ??? ранга Писякамущкин громко ответил:
   - Я вас попрошу впредь меня не поправлять, мои приказы не обсуждать. Начальник штаба в этой бригаде я.
   Замначштаба шепотом:
   - Товарищ капитан третьего ранга, об этом вы могли сказать мне отдельно. Зачем при всём личном составе?
   Капитан ??? ранга, окинув своего заместителя презрительным взглядом от краба на фуражке до носков ботинок, громко ответил:
   - Офицер - это вам не хухры-мухры, он тоже человек. Но по вам это не всегда видно. И, пожалуйста, не прикидывайтесь здесь идиотом. На вас Достоевский даже не позарился бы. Я всю свою службу борюсь с чужим идиотизмом, а до своего руки не доходят.
   Вечером после общебригадной проверки он произнес речь:
   - Товарищи матросы, мичманы и офицеры, я горжусь тем, что буду служить в бригаде, где в списки личного состава, навечно внесен Герой Советского Союза матрос-комсомолец Петр Ильичев, который своим подвигом доказал, что матрос, вооруженный сухим пайком, практически бессмертен...
   Командир бригады про себя решил:
   - Если судьба подсунула тебе свинью, то с ней лучше подружиться.
   Но это были ни к чему не приведшие потуги ложной беременности. Иметь любой контакт с капитаном ??? ранга Писякамушкиным - это все равно, что ударить ладошкой по куче дерьма на столе: остаешься в вонючих потеках, а все вокруг принюхиваются и многозначительно молчат.
  
   ї3. Кому-то может показаться, что я ничего не делаю. Но на клеточном уровне я очень занят
   Тем временем начальник штаба бригады полностью вошел в боевой ритм части. Через пару часов после утреннего развода личного состава он уходил домой, предупреждая начальника строевой части:
   - Я ушел на ужин, как позавтракаю - приду. Если что - звони, я дома. Хороший командир должен уметь командовать по телефону: во время войны из блиндажа, расположенного за двадцать километров от последней тыловой части, а в мирное время - из своей квартиры.
   Служба у начальника штаба строилась так: два часа служебного времени перед уходом на свой запасной командный пункт он посвящал обходу и осмотру территории части и расположению личного состава. Видя одиноко бредущего матроса, расстояние до которого не играло никакой роли, он орал:
   - Товарищ матрос! Бегом, ко мне! - Отстаивая этим принцип кавалерии - командира должно быть слышно по всему полю боя.
   Матрос подбегал, вскидывая руку к бескозырке, докладывал:
   - Товарищ капитан третьего ранга. Матрос Пупкин по вашему приказанию явился.
   - Товарищ матрос! Во-первых, являются черти, а советские матросы прибывают. Второе: доложите, куда вы соизволите тащить свою задницу? Отвечая мне, приложите вашу лапу к уху и не опускайте ее, пока я с вами вынужден общаться.
   В начале матросы терялись, но потом стали понимать, что на диалекте начальника штаба "лапа к уху" - это отдание воинской чести. А если ему нравится, что стоящий перед ним держит руку возле головного убора во время всего разговора, то пусть так и будет. Чем бы большое дитя ни тешилось, лишь бы не просило отнести его в гальюн на руках и там подержать над очком с просьбой "а-а".
   Когда у капитана ??? ранга было хорошее настроение, он, после доклада матроса, рассказывал ему свой любимый анекдот: " Летит по небу птичка, а на встречу ей половинка крокодила.
   - Здравствуй, половинка крокодила, - здоровается птичка.
   - Здравствуй птичка, - отвечает половинка крокодила.
   Летит птичка дальше, а на встречу ей вторая половинка крокодила.
   - Здравствуй, вторая половинка крокодила.
   - А вторая половинка крокодила отвечает..., - и начальник штаба издавал звук, имитируя вторую половину крокодила, которая разговаривать не могла, а выполняла функцию выхлопной трубы работающего дизеля - сначала звук, потом вонь. - Эх, пироксилином запахло. Матрос занимайтесь поставленной вам задачей...
   Сдыхающая в страшных агониях от густого перегара мошкара указывала маршрут его передвижения к казарме личного состава бригады.
   Казарма была построена перед Крымской войной 1854 года: здание с полутораметровой толщиной стен, а потому мрачное и, вдобавок, холодное даже в июльскую жару. Тумбочка дневального находилась в коридоре, поэтому дневальным разрешалось нести службу в шинели. Обращаясь к дневальным, капитан ??? ранга Писякамушкин не кричал. Наверное, стены царской постройки внушали ему почтение перед русской стариной. Тихим голосом он спрашивал дневального:
   - Дневальный, доложите мне, кто из личного состава находится в казарме?
   - Товарищ капитан третьего ранга, в казарме находится матрос Николаев из стройбригады. Отскочившим осколком гранита ему поранило ногу. Мичман Тимофеев освободил его на трое суток от работ.
   - А что, мичман Тимофеев умнее чем санчасть?
   - Не знаю, товарищ капитан третьего ранга.
   - Дневальный, вы - дурак.
   - Вы меня спрашиваете?
   - Я вас, дневальный, не спрашиваю. Я это утверждаю.
   Почитав инструкции дежурному и дневальному по роте, он обращался к дневальному:
   - Дневальный, доложите мне, зачем на шинели с тыла внизу разрез?
   Матросы предпочитали промолчать и послушать очередной перл Писякамушкина.
   - Что молчите, дневальный? Не знаете? Я вам объясню. Когда вам припечет, вы снимаете штаны. А для того, что бы вам не снимать шинель и не обгадить ее, вы задираете полы шинели аккурат по этому разрезу. Блеск пуговиц отмечает вас на местности. Разрез на шинели позволяет всем военнослужащим идти в ногу со временем, то есть гадить там, где захочется.
  
   ї4. Надуйте пляжный матрас. Надули? Теперь из него можно вырезать два спасательных круга
   Однажды капитан ??? ранга Писякамушкин собрался на очередной ежедневный обход территории. Но в этот момент на столе зазвонил телефон.
   - Слушаю, - проскрипел в трубку Писякамушкин.
   - Дневальный по КПП матрос Галушкин. Товарищ капитан третьего ранга, к вам армейский капитан.
   - Дневальный, дайте ему трубку.
   - Капитан Поваляйко, заместитель начальника штаба инженерно-саперного батальона. Ваши соседи. Разрешите к вам зайти для согласования карты минирования побережья.
   - Капитан, я вас жду! Передайте трубку дневальному.
   - Дневальный, проводите капитана к моему кабинету.
   (Сухопутные войска в случае войны минируют побережье противодесантными минами на глубину до пяти метров, на удаление от уреза воды - до трехсот метров. Дальше в море минные поля ставит военно-морской флот.)
   - Войдите.
   Дверь открылась, и в кабинет вошел капитан в зеленой армейской форме и густым басом пророкотал:
   - Здравия желаю, товарищ майор. Разрешите войти?
   Услышав, как его, военно-морского капитана ??? ранга, обозвали наипошлейшим армейским майором, Арон Гутанович подскочил из кресла:
   - Товарищ капитан! Слово "сухопутные", состоит из двух слов: "сухо", то есть сухие. А, как общеизвестно, все сухое обламывается и выкидывается, как не нужное. А второе слово "путные". Значит, общее значение этого слова можно объяснить так: эти войска не нужные, не путные. Вы, капитан, пришли в боевую военно-морскую часть и даже не потрудились узнать, как звучат звания флотских офицеров. С моего позволения я вам проведу небольшой экскурс по названию военно-морских званий, как полных, так и сокращенных. Итак: капитан-лейтенант - это каплей, капитан третьего ранга - это каптри, капитан второго ранга - капдва, капитан первого ранга - капраз. - Взгляд его стал тусклым, выражение лица задумчивым и, растягивая слова, мстительно и ехидно продолжил: - А потом адмирал. Но до этого мне еще далеко. Адмирал - это нормальный физиологический процесс у людей военных после капитана первого ранга или капраза. Запомните, адмиралы - это звание флотоводцев, и штаны они носят без красных, как у сучки во время течки, полос. Вы и ваши генералы в своей зеленой форме, да и вы, кстати, капитан похожи на то, что болтается между ног у половины населения земного шара, но только у вас оно маленькое и зеленое, как у кузнечика, - и Арон Гутанович с превосходством рассматривал капитана. - Вы, наверное, с гордостью называете себя сапером, и думаете, что это слово происходит от французского sape - мотыга и saper - вести подкоп. "Сапа" - это траншея, скрытно отрываемая в зоне огня противника для приближения к его укреплениям. В середине 16 века в Западной Европе солдат, занимавшихся устройством сап стали называть саперами, а в 1678 году французский военный инженер Вобан, для отрывки сап и выполнения различных военно-технических работ организовал первые саперные роты, положившие начало инженерным войскам. Я, флотский офицер, знаю историю создания инженерных войск, а вы капитан не знаете военно-морских званий. Стыдно для офицера, даже если он и сапер. Так вот, копая сапы, строя мосты, солдаты от тяжелой работы сапели и пердели и поэтому солдаты других родов войск и стали их называть саперы.
   Отомстив таким образом армейскому капитану за майора, капитан ??? ранга Писякамушкин успокоился.
   - Ладно, что вам надо капитан?
   - Товарищ капитан третьего ранга, мне нужна ваша карта побережья с фарватерами и проходами кораблей в минных полях, для согласования с нашими постановками мин. Я так очень многое от вас почерпнул. У вас очень большие знания военной истории. Слушая вас, товарищ капитан третьего ранга, я пришел к выводу, что умные мысли военному человеку попадают в голову изнутри, после переваривания съеденного, и выходят через рот при разговоре. Мне нужна только карта побережья, а вы оставайтесь в своем кабинете.
  
   ї5. Фикция - это тоже действительность, ведь мы за неё тоже расплачиваемся
   - Леня, я тебя понимаю и без тебя знаю, кто такой твой начальник штаба. Но ты написал такое сногсшибательное представление и сделал такой уникальный вывод из него, что не дай бог его кто-то из командования прочитает! Я даже не догадываюсь, что с нами тогда сделают.
   - Коля, да после твоего утверждения, его и читать-то никто не будет. Ты и сам это знаешь. Тем более, что всегда можно прикрыться Владимиром Ильичем Лениным. Вспомни его работы. Например, том 54, страница 446 полного собрания сочинений В.И. Ленина: "Нам нужна полная правдивая информация. А правда не должна зависеть от того, кому она должна служить". А в 39-м томе на странице 45 он же написал: "Поменьше интеллигентского и бюрократического мнения...", поэтому мы с тобой претворяем в жизнь заветы нашего первого вождя. Ты же начальник политотдела, то есть недремлющее око коммунистической партии в нашей бригаде. И твоя прямая обязанность следить за правильным выполнением заветов великого Ленина, который живее всех живых и живет в Мавзолее, откуда он все видит и все знает. Коля он тебя накажет за невыполнение его наимудрейших наказов. Поэтому проанализируй служебную деятельность Писякамушкина как начальника штаба бригады и можешь провести аналогию с наказами Фрунзе Михаила Васильевича, которого Владимир Ильич любил и уважал: "Искусство командира проявляется в умении из многообразия средств, находящихся в его распоряжении выбрать те, которые дадут наилучшие результаты в данной обстановке и в данное время", Фрунзе М.В. Собр.соч. М.-Л. 1929г. том 1, стр. 403, - ухватываешь мысль? "Нужно знать не только свое узко-военное дело. Наши полководцы должны быть во всеоружии знаний не только военных", - это там же, том второй, страница 37.
   - Леня, ты меня извини, но ты так аргументировано проводишь мысль оправдания любому идиоту и дураку стоящему у власти, цитируя первоисточники и высказывания наших великих людей, что у политически неграмотного человека может возникнуть искаженное понимание об истории нашей Социалистической Родины и умственных способностях всех больших деятелей КПСС, руководителей народным хозяйством и о начальниках и командирах в Вооруженных силах СССР. И вообще, любого идиота находящегося в данное время у власти, если взять за основу твою мысль, можно оправдать, так как великий Фрунзе написал: " Всякая работа управления требует особых средств".
   - Коля, не утрируй. Мы с тобой не говорим обо всех вместе взятых идиотах, имеющих большие должности и чины, а говорим об отдельно взятом капитане третьего ранга Писякамушкине, о котором можно сказать словами моих офицеров и мичманов: "У мамы было три сына, два умных, а третий - начальник штаба бригады охраны водного района". Это тебе хорошо, у тебя в политотделе нормальные офицеры и тебе не надо будет думать, кого отправить на учебу в Академию, если будет разнарядка. Так?
   - Да, Леня, так. В этом плане у меня лучше: у меня все люди нормальные и писякамушкиных нет.
   - Ну, так помоги мне избавиться от идиота, и отправить его на учебу в Академию. Возвращаемся, как ты говоришь, к первоисточникам: "Проблема личности может быть решена, если в каждом человеке видеть личность". Кстати, это - Макаренко А.С. Сочинения, издательство "Москва", 1952 год, том 7, страница16.
   - Коля, давай проведем эксперимент: прочитает кто-то аттестацию после наших выводов и рекомендаций или нет. Если прочитают, посмеются, ну влепят нам с тобой по выговору. Ну и что, выговор карман не порвет, все равно потом снимут. Фамилия его в штабе флота засвечена, времени нет готовить документы на другого кандидата, да и по возрасту подходит только он, а директиву командующего флотом о направлении одного офицера от нашей бригады для поступления в Академию выполнять надо. Коля, я стол накрываю в том, что Писякамушкин поступит на учебу. Экзаменов нет, только собеседование. Договорились?
   - Ладно, Леня, убедил ты меня. Очень интересно все обосновал. Согласен, - и капитан ??? ранга Лаптев сел за рабочий стол, взял представление на капитана ??? ранга Писякамушкина и после подписи командира бригады написал: "С выводом старшего начальника согласен. Но владеет капитан ??? ранга Писякамушкин не тремя, а двумя языками, так как командный и матерный - суть одно.
   Капитан ??? ранга Писякамушкин занимаемой должности соответствует. Поэтому по своим морально-деловым качествам достоин направления на учебу в Академию генерального штаба СССР, с последующим выдвижением на вышестоящую должность.
   Начальник политического отдела Н-ской войсковой части капитан ??? ранга Лаптев Н.В."
  
   ї6. Засовывая палку в колеса, убедитесь, что она не будет служить осью
   - Леня, все наши прения по твоему начальнику штаба, чем-то напомнили мне одну историю, рассказанную мне моим дедом.
   В семидесятых годах 19 века, в связи с усилением в России влияния народовольцев, в одну из духовных семинарий Российской Империи приехал для проверки благонадежности преподавателей и семинаристов член Святейшего синода русской православной церкви архимандрит Аббакум. Встретил его сам отец-настоятель Сильвестр и после трапезы прошли они в рабочий кабинет духовного наставника семинарии, где на столе лежали списки преподавателей и семинаристов. Член Синода, взяв лист бумаги, приступил к работе: выявлять в духовной семинарии выходцев из рабочих и крестьян. На которых-то и делали главную ставку народовольцы.
   За два часа он все закончил. А это большое отличие от современных проверяющих, которые час работают, а сутки трапезничают с обязательным вливанием в свой организм горячительных напитков, создав своими действиями незыблемый канон для тех, кого проверяют. Сколько проверяющего не корми, все равно он напьется.
   Так вот, на листе бумаги была сделана одна пометка: "Иван Иванов, сын из бедной крестьянской семьи Херсонской губернии".
   - Сын, мой, - обратился архимандрит Аббакум к настоятелю семинарии, - все у вас в семинарии благолепо и богоугодно, но объясните мне, каким образом в числе семинаристов, представителей дворянских фамилий, духовенства и купеческого сословия, находится крестьянин, да еще из бедняков. Мнение мое такое - отчислить его надо.
   - Святой отец, - отвечает ему настоятель, - отчислить его не за что - он лучший семинарист, лучший прихожанин.
   - Пригласите его, я с ним побеседую.
   Через некоторое время в кабинет вошел Иван Иванов, и скромно остановился возле двери:
   - Вы вызывали меня, Святой отец?
   Архимандрит протянул правую руку для целования:
   - Будь здоров, сын мой.
   Семинарист подошел, преклонил колено, поцеловал руку.
   - Здравствуйте владыка, - поднявшись, отступил два шага назад и всем своим видом показывал почтение отцам Аббакуму и Сильвестру.
   - Сын мой, откуда родом?
   - С Херсонщины, Святой отец.
   - Семья-то какая?
   - Мать и нас семеро. Я самый старший, Святой отец.
   - Сын мой, надо выполнять свой христианский долг, помогать матери своей в воспитании чад малолетних.
   - Да, Владыка, через полгода заканчиваю семинарию, получаю приход, забираю туда мать свою, братьев и сестер меньших и буду исполнять свой христианский долг по воспитанию их.
   - Сын мой, все дело в том, что семинария сия не для сынов крестьянских. Оставь семинарию, поезжай на Херсонщину в село свое и приступай к долгу своему христианскому.
   - Святой отец, учебу я сам не брошу, я лучший семинарист.
   - Сын мой, гордыня тобой властвует. Ну да ладно, ответишь на мой вопрос и обоснуешь его, оставлю тебя в семинарии.
   - Задавайте вопрос, Владыка.
   - Сын мой, какое первое слово появилось в грехах наших: пизда али манда?
   - Святой отец, первым появилось слово на языцах наших то, которое вы назвали вторым, и это я обосную. Начну с музыки. Один из музыкальных инструментов называется мандалина, а не пиздалина. В механике существует манжет, а не пизжет. С точки зрения географии обосную так: Материк Африку и материк Азию соединяет Бап-эль-Мандепский пролив, а не Бап-эль-Пиздепский. Далее: в субтропическом климате произрастают деревья мандарины, а не пиздарины. В обиходе лобковую вошь называют мандавошка, а не пиздавошка...
   Член Святейшего Синода с удивлением и интересом слушал семинариста.
   - Сын мой, мне нравится направление твоей мысли. Продолжай.
   - И последний довод в пользу вышесказанного вами слова - это ваш сан. С самого основания Русской Православной Церкви и по сей день, он звучит на устах у всех православных христиан, архимандрит, а не архипиздит.
   Святой отец Аббакум долго сидел молча, что-то рисуя на бумаге с выписанными данными лучшего семинариста. Наконец он поднял свой взор на Ивана, Иванова сына:
   - Сын мой, гибкость твоего ума дает право надеяться, что ты с отличием закончишь сию семинарию, и твои познания и умения их поднести будут служить только на благо нашей Русской Православной Церкви и на благо всех христиан Российской Империи.
   Это был мой прадед Иван Иванович, который после окончания духовной семинарии получил приход и на основе его организовал церковно-приходскую школу, небольшую больницу для бедных и богадельню для инвалидов.
  
   ї7. Талант - мужского рода, бездарность - женского
   Личное дело и представление на кандидата в слушатели Академии генерального штаба капитана ??? ранга Писякамушкина были отправлены в отдел кадров Академии. Через некоторое время ему пришел вызов явиться для собеседования. Он уехал в Москву. Прошло несколько дней, начальник штаба бригады вернулся в часть, и все военнослужащие заметили в его поведении большие перемены. Например, он совершенно перестал кричать на матросов. Опять же походка стала медленней и вальяжней, издаваемые им звуки - мелодичней, а на службе появлялся реже и на более короткое время. Через два месяца в бригаду охраны водного района пришла кодограмма, где было указанно: "Согласно приказа МО СССР N... от ... 19... года капитан ??? ранга Писякамушкин А.А. зачислен слушателем Академии Генерального штаба военно-морского флота СССР.
   Капитану ??? ранга Писякамушкину сдать дела и обязанности начальника штаба Н-ской войсковой части и не позднее 1 октября 19... года прибыть к месту учебы в Академию Г.Ш. в г. Москве, имея на руках нижеперечисленные документы:
   1 - денежную расчетную книжку;
   2 - продовольственный аттестат;
   3 - вещевой аттестат.
   Финансовой части Н-ской войсковой части произвести полный расчет с капитаном ??? ранга Писякамушкиным, с последующим снятием со всех видов довольствия".
   Писякамушкин быстро сдал дела и обязанности начальника штаба бригады своему заместителю, получил все необходимые ему документы и, ни с кем не попрощавшись, самолетом улетел в Ленинград. От радости офицеры и мичмана бригады устроили отвальную без виновника торжества, на которую были приглашены командир бригады и начальник политотдела.
   За праздничным столом, по случаю избавления бригады охраны водного района от отличного офицера, после очередного тоста за здоровье отбывшего, начальник секретной части мичман Джюрило проговорился, что Писякамушкин, приехав после собеседования, заявил ему: "В Академию военно-морского флота я уже поступил, но об этом никто не догадывается. Все эти комбриги и начпы думают, что я идиот, а я слушатель Академии ВМФ. Земля круглая, Союз маленький, кто-нибудь из них попадется мне после окончания учебы, и тогда посмотрим кто дурак. Со мной даже приемная комиссия не собеседовала. Сам председатель приемной комиссии, начальник Академии вице-адмирал удостоил меня беседой, как своего. Поговорили о камчатской рыбалке, а когда он спросил, есть ли у меня к нему вопросы, я задал ему вопрос, как из икса, двух квадратов и равностороннего треугольника сделать два полушария, он ответил, что эта задача из высшей геометрии и когда это проходили в училище, он болел. Я сложил эти фигуры из спичек на его столе и подсказал, что перестановкой двух спичек можно получить искомые фигуры. Адмирал долго думал и сдался. Я ему показал решение этой задачи и поэтому, когда я приеду на учебу, буду у него неофициальным советником по неразрешаемым никогда вопросам".
   Все присутствовавшие на отвальной, отвалившего академического слушателя, вопросительно уставились на говорившего.
   - Да, он показал мне решение, а я задаю задачу вам, кто решит, тому ставлю трехлитровую банку спирта, а если не решите каждый ставит мне три литра спирта. Идет?
   За всех ответил комбриг:
   - Джюрило, изжога у тебя будет, хватит и двадцати литров спирта.
   - Хорошо, - и разложил спички.
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
1 а 2 3 в 4 7 д 8 11
   0x08 graphic
   б б г с с з з
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
   а 6 в 5 10 д 9 13 12
  
   Осмотр фигур начал капитан ??? ранга Лаптев. Решения не нашел. Затем капитан ?? ранга Красников - тоже решения не нашел. По очереди осмотрели все присутствующие за столом офицеры и мичмана. Решения задачи не нашел никто. Джюрило с умным видом переставил две спички и ... взрыв хохота - получилось слово "жопа". Представляете, как может гоготать и ржать компания здоровых, подвыпивших мужиков.
   Когда все просмеялись и вытерли слезы, мичман Джюрило продолжил:
   - Уезжая капитан ??? ранга Писякамушкин сказал: "Пусть все умные, остающиеся здесь, идут в дырку между двумя полушариями, а я поехал на учебу в город Ленинград.
  
   ї8. Когда у альпинистов ничего не болит, то они прямо на стену лезут
   Учеба в Академии военно-морского флота у слушателя капитана ??? ранга Писякамушкина на удивление шла хорошо: то ли он не был идиотом, то ли он попал в свою родную среду обитания. Очень часто начальник Академии вызывал его к себе в кабинет, где они подолгу беседовали. Каждая беседа начиналась со знаменитой в Академии фразы: "Хороший начальник Академии на дороге не валяется, он валяется в своем кабинете на диване".
   Как-то они решили выяснить, что представляет собой социализм. После долгих споров получилось, что капитализм - это эксплуатация человека человеком, а социализм - это наоборот.
   Возле доски приказов и объявлений по Академии все толпились, читая подряд все приказы и объявления. Потому что иногда вывешивались приказы написанные лично начальником: "Приказ N...
   Товарищи слушатели Академии ВМФ!
   Дружно вступим в борьбу с тараканами, а так же тараканоподобными скотинами. Борьба начнется 22-го сего месяца. Приказ не опаздывать. Опоздавшие будут наказаны - они будут читать лекции по общежитиям Ленинградского гарнизона на тему: " Наши соседи в борьбе с тараканами в свете решений 23 съезда КПСС.
   Число. Месяц. Год.
   Начальник Академии ВМФ
   Подпись".
   Или: "Приказ N...
   Товарищи слушатели Академии ВМФ!
   22-го сего месяца в 9-00 часов будет диклолация тараканов во всех помещениях Академии ВМФ без исключения, включая кабинет начальника Академии и все туалеты.
   Число. Месяц. Год.
   Начальник Академии ВМФ
   Подпись".
   Приказы отдавались не только начальником Академии. Вот, например:
   "Приказ N...
   Товарищи слушатели Академии ВМФ.
   Внимание.
   Ввиду того, что в общежитии Академии ВМФ развелось много кошек, а это нарушение санитарного режима, то посещений в общежитии нет.
   Приказываю кошек отлавливать и бросать в бочку, которая находится у входа на вахте.
   Число. Месяц. Год.
   Начальник тыла Академии ВМФ
   Подпись".
   А вот еще образец:
   "Объявление.
   В столовую Академии ВМФ нужны: грузчики, блюдомойки, блюдоноски, блюдосортировки и женщины на вешалку.
   Число. Месяц. Год.
   Начальник тыла Академии ВМФ
   Подпись".
   А о меню в этой столовой стоит поговорить отдельно:
   "Меню столовой военторга N1.
   На сегодняшний день для питания посетителей имеется в наличии:
   Сердце говяжье-свиное.
   Капуста квашенная из яблок.
   Бюкштекс - котлета голая.
   Пирожки выпеченные с мясом из муки.
   Куры из помидор.
   Бздоба домашняя.
   Икра кабацкая, диетическая.
   Клубника со сликами.
   Вино сухое "Кабинет" - 3р22к 1 бут.
   Кисель клубный.
   Компот из свежей капусты.
   Сок из сухофрукта.
   Продаётся манго со вкусом папайи и минтай из говядины.
   Свеж, аккуратен, на ощупь приятен - длинный хлебный батон".
   Потекли слюни от обилия еще не известных миру деликатесов?
  
   ї9. Некоторые вещи недоступны человеческому уму, но мы не знаем какие
   Начало одного из дней учебного процесса в Академии ВМФ. Начальник Академии принял доклад оперативного дежурного и решил провести воспитательную работу с дежурно-вахтенной службой. Ему не понравилась суточная щетина докладывающего:
   - Товарищ капитан первого ранга, я - целый вице-адмирал, и то утром после любой пьянки, пусть ползком, но добираюсь до бритвы. Вы хоть раз видели меня небритым с утра?
   - Никак нет, товарищ вице-адмирал! Вы всегда чисто выбриты.
   - Вот видите, а у вас от подъема до моего прихода масса времени, а встречаете меня не бритым. Поэтому у меня всегда такое мироощущение, что лучше бы его вообще не было. И так плохо, а тут еще щетинистые оперативные на вахте. И вообще - оповестите личный состав Академии, что в 11:00 общий сбор в актовом зале.
   Закончив разговор, вице-адмирал решил сходить в гальюн, и расстроенный внешним видом лица оперативного дежурного, случайно попал в женский. Рассеянно глянул на двух женщин и произнес:
   - Ничего, ничего, сидите.
   Пописал, застегнул ширинку, еще раз посмотрел на застывшие статуи Венер на унитазах:
   - Продолжайте. В моём возрасте или писать мемуары или описывать писсуары, - и пошел в свой кабинет создавать приказ, так как скоро будет выпуск слушателей Академии.
   "Приказ N...
   Приказываю!
   Распределение очередности слушателей Академии на экзамены должен записывать начальник факультета, а не кучка оголтелых любителей из числа слушателей.
   Число. Месяц. Год.
   Начальник Академии ВМФ.
   Подпись".
   В 11:00 весь личный состав Академии собрался в актовом зале, где начальник представил нового начальника отдела кадров Академии.
   - Теперь у нас новый начальник отдела кадров в чине Героя Советского Союза...
   Через неделю слушатели знали, за что начальник отдела кадров получил высокое звание Героя Советского Союза. Он - бывший разведчик, проработавший несколько лет в США секретарем у президента.
   В июле 1973 г. в Вашингтоне, при подписании документа о предотвращении ядерной войны, президенту США Никсону приглянулась одна из секретарей советской делегации, и он предложил Леониду Ильичу Брежневу поменяться секретарями. Брежнев согласился. Русская осталась в США, а американка поехала в Союз.
   Американка в каждом письме домой маме писала: "Мама, в СССР странная мода - юбки становятся все длиннее и длиннее. Скоро никто не будет видеть мои стройные и красивые ноги".
   Русская тоже писала письма маме, и в Москве, после дешифровки, куратор читал: "Иван Иванович, в США очень странная мода - юбки становятся все короче и короче, скоро будут видны мои кобура и яйца. В связи с этим прошу Вас отозвать меня с выполнения задания". За выполнение этой сверхсекретной операции новому начальнику отдела кадров было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.
   Бывший разведчик принимал новые для него дела и обязанности, а попутно знакомился с личными делами слушателей Академии и, наконец, ознакомился с личным делом капитана ??? ранга Писякамушкина. Внимательно прочитав его, он спросил у сдающего ему дела:
   - Я ознакомился с личным делом слушателя капитана третьего ранга Писякамушкина и не могу понять, как он с таким представлением и выводом был отправлен с флота к нам. Объясните мне тупому, как он прошел собеседование и был зачислен в Академию военно-морского флота СССР.
   - Объяснение этому очень простое: идиотизм капитана третьего ранга будет использован с пользой для нашей Родины. Проект приказа Министра Обороны о присвоении Писякамушкину капитана второго ранга есть. Ему будет присвоено очередное звание и поедет он служить туда, куда умного не пошлем - мало их у нас - военным атташе в Африку. Так что успокойтесь, вы еще не привыкли к специфике нашей работы.
  
   ї10. Бред. Но ведь новый!
   И вот долгожданный для всех выпуск. Весь личный состав Академии собран в актовом зале. Начальнику Академии приготовили речь, напечатали и положили ее в фуражку. Снял ее, положил на трибуну, и читай. Но по рассеянности вице-адмирал забыл очки и не смог прочитать свою речь, а отступать нельзя - в президиуме один из заместителей Министра Обороны:
   - Товарищи! Мы собрались здесь, в актовом зале, для того, что бы проводить наших выпускников в последний путь.
   Пауза. Недоуменный шепот в президиуме и в зале.
   - Простите, оговорился, на большую дорогу...
   После учреждения в 1711 году Петром ? Сената, как высшего органа по делам законодательства и государственного управления, был издан Указ: "Повелеваю, держащий речь в Сенате, должен говорить не пописанному, а своим словом, дабы дурь была видна кажного. А по сему приказываю ослушавшихся бить кнутом и нещадно по мягкому месту. Невзирая на чины и ранги - двадцать пять кнутов".
   Но Петра ? нет, вице-адмирала кнутобойству не подвергли, а выпускники Академии ВМФ пошли "на большую дорогу" по Вооруженным силам СССР. У некоторых это получилось очень хорошо. Арон Гутанович Писякамушкин в новом звании капитана ?? ранга был направлен военным атташе на черный континент в крошечную страну Мандавито, которая являлась главным потребителем советского оружия и военной техники в Африке.
  
   ї11. Пророки всегда ошибаются, когда говорят правду
   Мандавито - крошечное государство в Центральной Африке, бывшее королевство, официальные языки куньяманда и итальянский, 15,5 тыс. км2, население 30 тыс. чел., два племени: мандак и витак, а также советские военные советники и специалисты. Столица Мандакет и второй город Витокет. Социальное устройство основывается на принципах матриархата, а религия - поклонение женскому началу. Мандавито - республика, глава государства - Генеральная Секретарша.
   С началом в Африке антиколониального движения правившая в то время королева Бутилья Десятая создала в стране партию "Коммунистическое движение женским началом", а сама стала Генеральной секретаршей этой партии. Королевство провозглашено Республикой и взят государственный курс на сближение с СССР. По образцу Советского Союза партия взяла на себя руководство всей страной, во всех сферах жизни племен, теперь уже граждан республики. Генеральная Секретарша единогласно избрана на общереспубликанском референдуме главою правительства, в состав которого вошло все ее бывшее дворцовое окружение. На площади возле королевского дворца, переименованного в Дворец Съездов Движения, был возведен десятиметровый памятник вождю мирового пролетариата В.И.Ленину. А когда Бутилья решила создать рядом такой же десятиметровый символ своей партии "Коммунистическое движение женским началом", в Мандавито срочно прилетел Молотов. Прямо возле трапа самолета он стал уговаривать главу государства:
   - Товарищ Бутилья, не надо этого делать. Мировой капитализм может поднять компанию в мировой прессе о том, куда Владимир Ильич ведет все коммунистической движение. Не надо давать им этот козырь.
   И получил ответ:
   - Maronna mia, te giuro, me ne futto. (Матерь божья, ей богу мне на это наплевать!).
   Вячеслав Михайлович, как настоящий коммунист, отстаивающий свою точку зрения, в долгу не остался:
   - Buttiglia diavolo! State stuitu rembre le culunno! (Чертова шлюха! Заткнись, не пудри мне мозги!).
   Таким образом было принято решение о советской военной помощи республике Мандавито. Символ партии рядом с Владимиром Ильичом создан не был, а в страну понаехали советские военные советники и специалисты - создавать и обучать вооруженные силы молодой республики. Начала поставляться военная техника и вооружение, да в таких количествах, что Бутилья стала продавать его по всей Африке, в том числе и террористическим организациям всех окрасов и мастей...
   В возрасте шестидесяти трех лет умерла от болезни, приобретенной в "Коммунистическом движении женским началом" ее Генеральная Секретарша и глава правительства республики Мандавито Бутилья. Тело усопшей было бальзамировано и помещено на вечное хранение и для обозрения в Мавзолей, построенный и взятый на обслуживание советскими специалистами, единственными в мире в этой области. На пост Генеральной Секретарши партии и главы государства единогласно была избрана дочь умершей Бутильи - Мандалила. В тот момент ей "стукнуло" тридцать пять лет. Она вот уже на протяжении последних пяти лет, из-за тяжелой болезни матери, от ее имени управляла партией и страной. После полугодового траура в стране, Мандалила созвала съезд партии "Коммунистического движения женским началом", на котором она, как Никита Сергеевич Хрущев на ХХ съезде КПСС, доложила собравшимся о культе личности своей матери. Коммунисты всех стран по заветам великого Ленина - атеисты, святого для них ничего нет, даже в своей партийной среде. Что бы это понять, отвлечемся от происходившего в республике Мандавито.
   В один из горкомов партии огромного Советского Союза пришла жалоба от родителей, дети которых ходили в ясли N..., в группу N...:
   "Председателю Н-ского горкома партии.
   Жалоба.
   Наши дети вчера пришли домой из яслей N... все без исключения измазанные человеческим калом, что они объяснили так: воспитательница нашей группы Марья Ивановна посадив нас после тихого часа на горшки, сказала, что мы будем играть в партсобрание, а сама вышла. На горшках мы сидим в два ряда, лицом друг к другу. Первым покакал Петя. Он залез рукой в свой горшок и измазал сидевшего напротив Вову. Тот из своего горшка измазал Петю. Все подумали, что это настоящее партсобрание и начали мазать калом друг друга.
   Просим Вас разобраться с данным вопиющим случаем, так как Марья Ивановна является парторгом яслей.
   Число. Месяц. Год.
   Родители:...".
   Воспитательница яслей N... Марья Ивановна была вызвана на заседание горкома партии. Ее заслушали по вышепредставленной жалобе, и члены горкома единогласно вынесли решение: "За нарушение регламента проведения партийного собрания с детьми ясельного возраста Марье Ивановне объявить выговор без занесения в учетную карточку".
   А теперь возвращаемся обратно в Африку. Съезд партии "Коммунистического движения женским началом" единогласно постановил: "Тело мерзкой диктаторши Бутильи за содеянные преступления против граждан Республики Мандавито убрать из мавзолея и выкинуть в джунгли на съедение гиенам".
   Прах покойной генсекши при большом скоплении граждан республики был вытащен из мавзолея, погружен на повозку, запряженную четырьмя свиньями, вывезен в джунгли и там выброшен. Иосифу Виссарионовичу повезло - его захоронили у Кремлевской стены.
   Отвлечемся еще раз от Мандавито.
   Незадолго до захоронения И.В.Сталина у Кремлевской стены, один из часовых почетного караула, стоящий на посту N1 у Мавзолея, услышал отдаленный разговор. Происходило это около полуночи. Часовой насторожился и стал прислушиваться.
   - Йосиф, что там шуршит, ты здесь еще молодой, пойди, посмотри.
   Раздался скрип, шаги, тишина и опять шаги.
   - Владимир Ильич, никого.
   - Йосиф, я всегда говорил, что ты не дальновидный. Говорю тебе, кто-то шуршит! Ладно, пойду сам посмотрю.
   Скрип, шаги, тишина, шаги и возглас:
   - Йосиф, что ты там мне плел: никого нет, никого нет. Да это Никита Сергеевич с раскладушкой к нам пожаловал.
   Больше часовой ничего не слышал. После смены он доложил об этом начальнику караула, тот выслушал, побледнел и, оглядываясь на стены караульного помещения, выдавил из себя:
   - Молчи, дубина! Забудь и больше никому ни слова, а то я с тобой, в лучшем случае, в психушку попаду.
   Объяснение этому феномену одно: парапсихологи называют его "яснослышание". Оно и открылось на несколько секунд у простого советского солдата.
  
   ї12. Дверь - это отверстие в вертикальной плоскости и выход на людей
   После вывоза в джунгли тела бывшей главы государства, в партии "Коммунистического движения женским началом" произошел раскол на две фракции. Первая была за движение женского начала снизу вверх и обратно и возглавляла ее Генеральная Секретарша Мандалила, державшая четкий политический курс на СССР. Вторую фракцию возглавляла подруга покойной Бутильи Вульвитта, бывшая при ней Первым заместителем Генеральной Секретарши и выступала она за круговое движение женского начала: справа на лево и назад слева направо, а политический курс - порвать все отношения с Советским Союзом и наладить отношения с США.
   В эту сложную политическую обстановку и вляпался капитан ?? ранга Арон Гутанович Писякамушкин, приехавший в страну в качестве военного атташе СССР в республике Мандавита. Страна находилась на грани гражданской войны. Главе государства - Мандалиле - Писякамушкина представлял посол Советского Союза Алексей Семенович Огурец. Услышав фамилию нового военного атташе СССР, в глазах Мандалилы вспыхнул огонь. Она переглянулась своими министрами. Затем был раут, после которого представители Советского Союза отправились в свое посольство.
   Удивительное началось с наступлением следующего дня. Утром на площади возле советского посольства собралась большая толпа женщин. Стояла тишина, слышался только один женский голос, говоривший на втором государственным языке - куньяманда, который в советском посольстве никто не знал. Посол с беспокойством разглядывал толпу в бинокль, но каких либо враждебных действий не замечал, а даже наоборот - все женщины держали в руках букеты цветов. Посол с удивлением узнал в говорившей женщине главного врага СССР - Вульвиту. Но чудеса только начинались. Зазвонил телефон, связывающий его кабинет с главой Республики. Огурец поднял трубку, там он услышал голос самой Мандалилы, она говорила на итальянском:
   - Товарищ посол, вас и нового военного атташе я приглашаю к себе во Дворец Съездов Движения. Машину брать не надо, возле посольства стоит паланкин моей бабки королевы Бутильи Девятой, в котором вас доставят ко мне, - и положила трубку.
   Алексей Семенович Огурец ошалело разглядывал телефонную трубку, наконец положил ее на аппарат, нажал на кнопку вызова секретаря, она зашла в кабинет:
   - Ирочка, срочно найди Арона Гутановича, пусть быстро приведет себя в надлежащий вид - наденет белую парадную форму - и ко мне.
   Через пятнадцать минут капитан ?? ранга Писякамушкин в белой парадной форме "номер раз", одеваемую на Родине только один раз в год - на День Военно-морского Флота, как парфюмерная фабрика благовоняющий одеколоном "Русский лес", предстал перед послом. Вскинув руку к козырьку фуражки, он было начал:
   - Товарищ посол, капитан второго ранга ...
   - Да прекратите вы эти ваши военные штучки. Быстро пошли, нас ждет сама Мандалила. Вышли из ворот посольства и увидели паланкин из эбенового дерева, украшенный затейливой резьбой и золотой инкрустацией. Возле него стояло восемь здоровенных негров. Четверо из них были вооружены здоровенными мечами, лезвия которых напоминали турецкие ятаганы. Увидев вышедших, носильщики взялись за ручки паланкина и подняли его. Охрана, салютуя, вскинула сверкающие клинки остриями вверх, подержала их в таком положении секунд десять, потом опустили себе на плечи и стала по бокам носильщиков.
   Посол и военный атташе подошли к паланкину, носильщики опустили его на брусчатку и, став на одно колено, преклонили свои курчавые головы. Алексей Семенович и Арон Гутанович расположились в непривычном для них транспортном средстве бывшей королевы. Носильщики подняли его. Женщины, собравшиеся на площади, расступились, образовав живой коридор и паланкин плавно поплыл в сторону Дворца съездов Движения. Со всех сторон на него и на булыжник площади полетели букеты цветов, а женщины запели удивительный напев, который успокаивал и расслаблял.
   Наконец показался Дворец. От литых из красной меди входных ворот, до открытых громадных дверей в здании дворца, дорожка, выложенная из обсидиана, была усыпана благоухающими лепестками роз. Вдоль дорожки в две шеренги стояли женщины - воины из батальона национальной армии, охраняющей дворец. Все черные, стройные, полуголые, вооруженные хромированными автоматами АКМС. Форма национальных гвардейцев отличалась от нудистских "купальников" только портупеей и белой ленточкой, элегантно делящей попку на две ягодицы и чуть прикрывающей бритое женское начало.
   Носильщики опустили паланкин, встали на одно колено, преклонили головы, охрана вскинула мечи остриями вверх, пассажиры вышли. К ним подошла высокая стройная мулатка в форме национальной гвардии, отсалютовала палашом и, повернувшись кругом, пошла к входу в резиденцию Мандалилы, грациозно виляя бедрами. Капитан ?? ранга успел только подумать:
   - Научиться так ходить можно только вставив в задницу карандаш, и рисовать восьмерки на стенах, - и военный атташе могучего Советского Союза, выпучив глаза на ее задницу как кролик на пасть удава, пошел вслед за ней. Посол СССР шел спокойно: он находился в Мандавито пять лет и привык к форме национальной гвардии.
   Двери бесшумно раскрывались перед представителями СССР и вот приемная главы Республики. Сопровождавшая их мулатка остановилась, сделала шаг в сторону, жестом пригласила пройти в Большой зал встреч.
   Гипноз женской задницы прошел, и капитан ?? ранга с интересом осматривал приемную. Это был большой прямоугольный зал. Обстановка спартанская: не было ни кресел, ни стульев. Стены отделаны красным деревом, над входом в Большой зал встреч находилось панно изображавшее мечущее молнии женское начало. Еще он заметил, что в дальнем углу на маленькой скамеечке за маленьким столиком сидел маленький черный человечек. Странно, но мужчина, одетый по-европейски, пил из большого стакана молоко. Поражал его взгляд - холодный и внимательный.
   - Алексей Семенович, смотрите - нигер молоко пьет. Но, по-моему, оно ему не поможет - все одно черномазым останется.
   - Арон Гутанович, замолчите! Ваше счастье, что он по-русски не понимает. Это самый страшный человек страны, хуже нашего покойного Берии. Он по привычке, даже на рыбалке поймав рыбу, бьет ее ногами, - и замолчал, так как на встречу им шла сама Мандалила - Генеральная Секретарша партии "Коммунистического движения женским началом".
   Мужчины по очереди поцеловали ей руку, а она жестом хозяйки пригласила их в Большой зал встреч к столу, на котором стояли прохладительные напитки и вазы с фруктами. Рассадив гостей в кресла, Мандалила задала несколько ничего не значащих вопросов. Рассеянно выслушала ответы: разговор шел без переводчика, так как итальянский язык наш посол знал отлично. И вот, главное:
   - Товарищ посол, я пригласила вас по очень важному делу. Есть возможность прекратить раскол в нашей партии и избежать гражданской войны в стране.
   - Товарищ Генеральная Секретарша, я вас внимательно слушаю и обещаю приложить все свои усилия, что бы вам помочь.
   - Все дело в новом военном атташе вашей страны, но не в нем самом, а в его фамилии. Ее перевод с древнего куньяманда на современный язык означает следующее: "Благословение на любое движение женским началом с вершины Божественной горы". Я от имени своего маленького народа, но большого друга Советского Союза, прошу разрешения Советского правительства стать ему моим мужем, что уничтожит раскол в нашей партии "Коммунистического движения женским началом" и укрепит ее дружеские отношения с КПСС. За него наша республика даст двух слонов и сто тренированных обезьян, которые могут хлопать руками и ногами, создавая имитацию аплодисментов тысячи человек, что не маловажно на пленумах и съездах вашей Коммунистической партии, тем более, что думать и говорить они не обучены. Подали им определенный сигнал - и бурные аплодисменты докладчику обеспечены.
   - Уважаемая Мандалила, я доложу о вашей просьбе в ЦК КПСС и Советскому правительству и убежден, что отказа не будет. В наших вооруженных силах столько военных, желающих стать военными атташе, что если волки будут съедать в день по десятку, то этого никто не заметит. А очень многим докладчикам на пленумах и съездах КПСС как раз и нужна аудитория слушателей, которая не должна уметь думать и говорить, но умеющая дружно и громко аплодировать...
   Карьера большинства военных, как зебра - полоса белая, полоса черная, белая, черная ... Наш герой по службе проехал как по горностаю - гладко, мягко ... пушистый хвост.
  
   Глава шестая показывает, что если вокруг все дураки, значит вы центральный
  
   ї1. Жил был спирт. О своем семейном положении он говорил: "Я разведен"
   Рота работает на разгрузке цистерн со спиртом. Офицеры бдят чтобы ни дай бог ни капли спирта в рот к солдату не утекло. Но ведь против природы не попрешь, и к вечеру рота нетрезвая. Товарищи офицеры удваивают бдительность. Бесполезно. Спирт мистическим образом оказывается в желудках у солдат. Однако и товарищи офицеры не лыком шиты, разобрались-таки в этой мистике. Все оказалось не просто, а очень просто: умные бойцы, перед тем как сливать спирт из цистерны, подвешивали внутри цистерны ведро на веревке. Спирт сливался, но ведро-то оставалось полным!
   Халяву прикрыли. Но трезвость, как норма жизни, процветала недолго. Не прошло и недели, как бойцы опять стали регулярно попадаться в нетрезвом виде. Что за чертовщина?! Выяснилось, что после разгрузки на дне цистерны всегда остается чуть-чуть спирта, слить который уже не удается. Но если подойти к делу творчески, то есть если загнать цистерну на уклон, то остатки спирта, согласно законам физики, соберутся в угол, а оттуда их уже совсем нетрудно извлечь.
   Выяснив такое дело, командование "поощрило" рационализаторов недельным отпуском на гауптвахту, а сэкономленными спиртовыми ресурсами принялось распоряжаться самостоятельно.
   Да вот закавыка: победить нашего солдата невозможно и еще через неделю казарменное пьянство вновь бурно расцвело. На этот раз источник "живительной" влаги имел подземное происхождение: остающийся после перекачки в шланге спирт по технологии полагалось сливать на землю, за чем строжайшим образом бдели руководители работ. А дабы обеспечить экологическую безопасность этого мероприятия, спирт всегда сливался строго в одно и то же специально оборудованное - присыпанное песочком - место.
   В своей заботе об окружающей природе солдаты пошли дальше отцов-командиров и закопали в этом песочке украденную в столовой 40-литровую алюминиевую кастрюлю, а сверху в три слоя накрыли ее мелкой латунной сеткой.
  
   ї2. Быть или не быть? - засомневался Гамлет и решил из двух зол выбрать меньшее
   197... год, канун международного Дня солидарности трудящихся всего мира. События разворачиваются в Одесском военном округе. В то время в единственном развернутом танковом полку. Командир полка совместно со своими заместителями по политической и строевой частям, а также с командирами подразделений проводят операцию по изъятию спиртного, завезенного в полк водителями транспортных машин.
   В это самое время на этаж расположения саперной роты влетает солдат зенитно-ракетной батареи:
   - Проверяют первый этаж! Вынести невозможно - на выходе из казармы стоят ваш ротный и наш командир! - И, хлопнув дверью, понесся на третий этаж предупреждать своих.
   Каптерщик и дежурный по роте сержант мгновенно вскрыли каптерку и открыли шкаф, в котором аккуратно уложенные под стопками кальсон покоились двенадцать бутылок водки. В создавшемся положении решение надо принимать очень быстро и план действий созрел в солдатских головах моментально. На столе в каптерке стоял найденный при разминировании какого-то подвала старинный хрустальный графин вместимостью чуть более трех литров. Через форточку вода из него была вылита, и вместо нее графин поглотил содержимое шести бутылок водки. Ну а куда девать остальную водку и пустые бутылки? Выход найден: пустые и полные бутылки сложены в вещь-мешок, к нему одним концом привязана толстая леска, второй ее конец сделан петлей и накинут на петли форточки. Вещь-мешок аккуратно через форточку был опушен ниже уровня подоконника. Все - в саперной роте спиртного нет!
   Дверь каптерки закрыли и бегом в ленинскую комнату. Только открыли подшивки газет, как прозвучала команда дневального:
   - Смирно! Дежурный не выход!
   Дежурный по роте выскочил в коридор: возле дневального стояли командир полка, замполит, заместитель командира по строевой и командир саперной роты, который уже знал, что водка находится в каптерке роты.
   - Дежурный, где каптерщик? - спросил ротный.
   - Товарищ старший лейтенант, ефрейтор Пронькин находится в ленинской комнате, он подготавливает подшивки газет к дню солидарности трудящихся всего мира.
   - Это как? - изумленно спросил замполит и прошел в ленкомнату, где увидел ефрейтора, нанизывавшего на шнурок газету "Правда" и подрезающего ножницами выступающие края листов. Получалась замечательно ровная стопка "Правды".
   - Товарищ ефрейтор, после того, как вы нанизали и покромсали "Правду", хорошая получилась "Правда", и очень подходит она для ленинской комнаты. Я пришлю к вам всех редакторов "Боевых листков" - поделитесь с ними своим опытом приведения "Правды" и всего остального в надлежащий и нужный для нашей Родины вид, - сказал замполит.
   В это время в ленкомнату заглянул командир роты:
   - Извините, товарищ подполковник, командир полка приказывает открыть каптерку.
   - Да, да, - быстро произнес замполит и обернулся к каптерщику:
   - Товарищ ефрейтор, идите и откройте.
   Каптёрка была открыта, все командование вошло в помещение. И тут же остановилось, пораженное увиденным. Беспрепятственно проникая сквозь идеально вымытое стекло окна каптерки, лучи весеннего солнца падали на грани старинного хрусталя. Они преломлялись в этих многочисленных гранях важно стоящего на столе графина и создавали всполохи, похожие на миниатюрное северное сияние.
   Командир полка первый пришел в себя:
   - Товарищи, напоминаю, мы пришли проверить есть спиртное в сапёрной роте или нет. Кому понравилось увиденное, может прийти в любое время и любоваться. Но дело есть дело, а сигнал - сигналом, поэтому приступим к тщательному осмотру помещения на предмет обнаружения спиртного.
   И они приступили: каптерка была вывернута наизнанку, командир полка лично перековырял тюки с грязными портянками и кальсонами, приготовленными старшиной роты для сдачи в стирку. Но как ни рылись - ничего не нашли.
   Командир роты вытер пот со лба и призадумался: он знал точно, что водка в каптерке есть. Командование полка направилось на выход. Ротный облегченно вздохнул, подошел к столу, взял графин, налил полный стакан воды, поднес ко рту и в нос ударил запах водки:
   - Сергей Борисович, пей быстрее, - повернувшись, сказал замполит. - Все ждут тебя. Сейчас проверим зенитчиков и ты свободен.
   Старший лейтенант Карпов, командир сапёрной роты, под строгим начальствующим взглядом быстро осушил стакан, поставил его стол и вышел из каптерки вслед за замполитом.
   - Внизу стоит дежурный по части, он не даст ничего вынести из казармы, - подумал старший лейтенант, поднимаясь на третий этаж.
   Как только закрылась дверь на лестницу, каптёрщик и дежурный по роте заскочили в каптёрку, вытащили вещь-мешок. Водку из графина перелили в пустые бутылки, заткнули горлышки самодельными пробками из газет, бутылки обратно в вещь-мешок, а его - назад через форточку за окно. Ефрейтор Пронькин схватил графин, бегом в умывальник: из-под крана набрал воды ровно столько, сколько оставалось водки в графине после ротного, и поставил его туда, где оставил ротный. После этих молниеносных действий они вернулись в ленкомнату. А через минуту туда вломился ротный:
   - Ну-ну, - зловредно пронукал он, - а ну, ланцепупы, марш в каптерку! Ща-а-ас я вам устрою ледовое побоище!
   Солдаты-саперы суматошно вошли в каптёрку и выстроились вдоль стены. Командир роты за ними. Вошел, подвинул стул к столу, плотно уселся, опершись ладонями о колени и вперился взглядом в шеренгу солдат.
   - Пронькин, а ну достань сухпай, - вдруг скомандовал комроты.
   Ефрейтор быстро встал на табуретку, снял верхнюю коробку с сухим пайком и поставил её на стол перед ротным. Старший лейтенант разорвал картонную коробку, достал банку паштета, вскрыл её ножом, вытащил из пачки галету и стал медленно намазывать на неё печёночный паштет, хитро поглядывая на ефрейтора и сержанта. Намазав, придвинул стакан, взял графин, налил половину и, глядя на своих подчиненных, поднес его ко рту. Но знакомого запаха не было! Озадаченный старший лейтенант Карпов поднял стакан к самому носу: понюхал, поставил на стол, взял графин, вытащил массивную хрустальную пробку, вновь понюхал. Наблюдая за манипуляциями своего командира, сержант с ефрейтором начали медленно, спиной вперед, отступать к выходу из каптерки.
   Понюхав отверстие графина, ротный размахнулся. Вода, потёкшая из графина, облила старшего лейтенанта, но он этого не заметил и как противотанковую гранату метнул тяжеленный графин в подчиненных. Но они успели выскочить и захлопнуть дверь. Графин ударился в неё и со страшным грохотом разлетелся на мелкие осколки.
   Не будет больше в каптерке саперной роты подобия северного сияния...
  
   ї3. Он решил не отрываться от коллектива, и оторвался с коллективом
   Канун Нового 197... года, матросы решают, что такой праздник необходимо отметить. Ближайшая деревня от поста связи и наблюдения находится в шести километрах. Посыльным за водкой выбирается молодой матрос Обухов, кандидат в мастера спорта по бегу - ему вручаются деньги и вещь-мешок. Не успел матрос отбежать и двести метров, как мичману, старшему на посту, было обо всем доложено и он садится в засаду. Часа через полтора на горизонте, в лучах заходящего солнца появилась фигура бегущего матроса. Мичман взял на него пеленг, произвел быстрый подсчет где встречать и перебежками добрался к месту предположительного рандеву. Бегун обогнул свинарник, и тут прозвучало:
   - Ну-с, и чем мы будем встречать Новый Год?
   Матрос то неожиданности остановился, и, увидев мичмана, медленно снял с плеча вещь-мешок, достал бутылку водки и - бегом обратно в степь, лакая на ходу водку из горлышка. Мичман за ним. Матрос отбросил, пустую бутылку, достал вторую, выпил её и сел на вещь-мешок дожидаться мичмана...
   Три мичмана поста были наказаны за плохую воспитательную работу с вверенным им личным составом. А матроса Обухова за "отличную" подготовку поста связи и наблюдения ещё до Нового года перевели служить в батальон связи. И здесь за его воспитание рьяно взялись замполит, парторг и секретарь комсомольской организации батальона. Все вместе они доказали ему пагубность его поступков. Матрос осознал свои сшибки и стал искупать их изучением ленинских работ, а также материалов пленумов и съездов Коммунистической партии Советского Союза. Не матрос - загляденье, впору возить его по всем частям и показывать как наглядную агитацию для личного состава, как пример того, что партийно-политический аппарат может сделать с матросом.
   Незаметно, в процессе идейно-воспитательных мероприятий миновали зима и весна. Пришло лето, и вот в последнее воскресенье июля грянул праздник - День Военно-морского флота Союза Советских Социалистических Республик.
   Командир батальона связи сидит на подоконнике своего кабинета курит и с удовольствием рассматривает чистый строевой плац. Радуется сердце командира - митинг, посвященный празднику, закончился, матросов в увольнение отпустил, остальные сидят в ленинской комнате и смотрят телевизор. Замполит с ними. Хорошо. Красота. Но тут через плац с вещь-мешком на перевес, пробежал молодой матрос Ефимкин. Остановился возле забора, подпрыгнул, подтянулся и исчез из поля видимости.
   - Напротив, через дорогу, гастроном, - озарилась мыслью голова командира.
   Он быстро вышел из кабинета, спустился на первый этаж, остановился около рубки дежурного:
   - Дежурный пойдемте со мной.
   Вышли.
   - Товарищ лейтенант, идите вон туда, - и командир батальона показал лейтенанту на то место, откуда матрос перепрыгнул через стену.
   - Станьте за дерево, и как только матрос Ефимкин соскочит со стены, схватить и привести его ко мне.
   Прошло около десяти минут. Звеня бутылками, с забора спрыгнул матрос, которого дежурный по батальону тут же поймал и за рукав и повел к командиру.
   Развязали вещь-мешок - он полон бутылок с вином "Золотая осень".
   - Товарищ Ефимкин идите в Ленкомнату и передайте замполиту, что построение батальона через пятнадцать минут на плацу. Выполняйте! Товарищ лейтенант вино пусть будет пока в рубке дежурного. Позвоните мне, когда батальон будет построен. Вино уничтожать будете вы. Бутылки не бить - выльете в отлив, - и показал на единственный во дворе водопроводный кран с раковиной.
   Ровно через пятнадцать минут дежурный доложил о построении батальона. Командир вышел на плац и жестом остановил замполита приготовившегося дать команду "Равняйсь!".
   - Товарищи матросы! - зычно начал командир. - Вас построили для того, чтобы омрачить ваше праздничное настроение. Сейчас дежурный по части выльет борматень, которую приволок в расположение части матрос Ефимкин. Товарищ лейтенант, приступайте. Ассистировать вам, то есть открывать бутылки, будет матрос Обухов. Матрос Обухов, к крану шагом марш!
   Матрос лихо открывал бутылки, а дежурный выливал их содержимое в отлив. Весь личный состав отрешенно вздыхал. Когда вино из последней бутылки исчезло в отливе, последовали команды: "Вольно! Разойдись! Личному составу зайти в ленинскую комнату!".
   Молодец командир! Не допустил пьянки любимого личного состава.
   - А Обухов, каков. Молодчага! - думал про себя командир. - Вовремя забрали его с поста от мичманов, человек получается. Надо сказать замполиту - пусть поработает с ним и заявление в кандидаты партии пусть подаёт.
   После отбоя из казармы выскользнула тень, прокралась к водопроводному крану, вытащила решетку, и под лунным светом предстал полный обрез вина. Матрос Обухов не доверил эту операцию молодому Ефимкину, так как правильные выводы сделал матрос Обухов, изучая работы Ленина, материалы пленумов и съездов КППС: нельзя делать самому то, что могут сделать другие, но и нельзя доверять то, что ты обязан сделать сам. Особенно, если это касается материальных ценностей.
  
   ї3. Он рванул с места в карьер и свернул себе шею... Под ноги смотреть надо!
   Штаб минно-торпедного полигона на Северном флоте. В часть привезли молодое пополнение. Заместитель командира по политической части находится в кабинете командира.
   - Петро Прокопыч, нашел я художника. Фамилия его Беридзе, - отрапортовал командиру замполит.
   - Грузин? Ну, так забирай его себе. Я только позвоню начальнику особого отдела - пусть хорошенько проверят, наглядная агитация всё-таки, политическое лицо страны, можно сказать.
   Замполит забрал матроса, выделил ему пустовавшее лет пятнадцать помещение в политоделе, которое Беридзе действительно превратил в художественную мастерскую. На стенах появились вырезанные из журналов портреты художников, репродукции их картин. Везде лежали краски акварельные, масляные, пастели, свернутые рулоны холста. Все это было закуплено по приказу замполита. Чувствовалось, что настоящего художника нашел замполит.
   Особое внимание матрос Беридзе уделял великому русскому художнику-маринисту Ивану Константиновичу Айвазовскому. Поэтому душа и расположение замполита были завоёваны написанной за три дня копией Ивана Константиновича девяносто на шестьдесят сантиметров "Девятый Вал". Какой настоящий моряк не любит море, какой настоящий моряк не любит Айвазовского! Картина тут же была подарена командиру, с комментариями:
   - Командир, такой художник! Нельзя убивать такой талант плакатным пером для плакатов и транспарантов, найдем другого. Этот должен посвятить свой талант военно-морскому флоту. Его работы ничем не уступают оригиналам, в Москве нами будут очень довольны.
   Расположение высоких чинов из Главного штаба Военно-морского флота Советского Союза завоевать трудно, но надо. Что замполит и стал делать: матрос Беридзе творил - писал копии Айвазовского. В казарме он не появлялся, а жил в своей художественной мастерской. Раз в месяц в Москву везлись две, а то три его картины. А от туда в ответ посыпался град благодарностей и ценных подарков: за отличное проведение государственных испытаний, за улучшение рационализаторской работы специалистами полигона, которые имеют благотворное влияние на повышение боеготовности ВМФ и всех Вооруженных сил СССР в целом...
   Начало февраля. Замполит зашел в художественную мастерскую за очередной работой. Копия "Бой в Хиосском проливе" впечатляла, некоторые детали такелажа были выписаны лучше, чем на оригинале у Айвазовского, а заревом пожаров и луной в облаках простой матрос грузин Беридзе переплюнул великого мариниста - армянина Айвазовского.
   - Беридзе, за твои успехи в боевой и политической подготовке командир решил объявить тебе отпуск на десять суток с выездом на Родину. Приказ по части готов, завтра на утреннем разводе будет зачитан, поэтому поприсутствуй на нем.
   - Сэргэй Сэргэич, пасматры какой нэхоршый выд ыз акна. Да! Прыеду, прывезу сэмэна тульпанов. Да! Сдэлаю клумбу звездой, красный звэзда, красный тульпан. Пасэрэдыне сэрп и молот, жолтый тульпан. Да! Ныгдэ такого нэт. Эта будэт мой, падарак и камандыру и табэ.
   - Спасибо Беридзе, но ты лучше пиши картины.
   - Нэт! Грузын сказал, грузын сдэлал. Да!
   На следующее утро был зачитан приказ и через два часа матрос Беридзе отбыл на Родину.
   Из отпуска прибыл без опоздания. Через неделю клумба в виде пятиконечной звезды была готова, делал по ночам. Наступила поздняя, но бурная весна, расцвела клумба. Действительно, матрос настоящий художник: лучи звезды прямые, как по линейке сделаны, молот вообще впечатлял, серп - слов нет - произведение искусства! Хоть прямо сейчас проводи кому-нибудь кастрацию: молотом по голове, а серпом по яйцам. Ну, это так, к слову.
   Красота и лепота неописуемая. Командир и замполит смотрят из окна - не нарадуются, а главное - все в округе завидуют.
   В один из прекрасных дней северной весны прибыл новый начальник медпункта и приходит представиться командиру:
   - Товарищ капитан первого ранга, майор медицинской службы Онуфрейчук, - представился военврач и тут же спрашивает, - Товарищ командир слава о вашей клумбе гремит по всему флоту, но я её не видел. Позвольте поглядеть?
   Гордый командир подводит доктора к окну.
   - Смотрите! Я польщен.
   Доктор глянул на клумбу и, тихо охнув, присел на подоконник. Не спрашивая разрешения закурил. Командир сам не курил и поэтому с удивлением вперил взгляд в наглеца. А военврач вдруг спросил:
   - Командир! Вы что, хотите пойти под трибунал и сесть в тюрьму на долгие годы?
   - Доктор, вы что - идиот?!
   - Нет. Я не идиот. Просто не тюльпаны это, а мак опиумный, товарищ командир...
  
   Глава седьмая предлагает: если вы устали делать видимость работы, отдохните, и сделайте что-нибудь полезное
  
   ї1. Ну-ну, я буду вашей программой "Время"
   - По-о-о-лк! Равня-яйсь! Смирно-о-о-о!
   Топ, топ, топ - три четких строевых шага и майор Степашин останавливается напротив командира полка подполковника Одежкина.
   - Товарищ подполковник, полк на утренний развод построен. Начальник штаба майор Степашин!
   - Вольно! - Это командир.
   - Вольно! - Это начальник штаба. - Офицеры и прапорщики, десять шагов вперед шагом марш!
   И только пыль, пыль, пыль из-под шагающих сапог. И некогда солдату отдохнуть.
   Десятый шаг, все встали и замерли, как соляные столбы подле Содома и Гоморры, а командир полка, словно праведник Лот, начинает проверять внешний вид офицеров и прапорщиков.
   Сегодня недремлющее и всевидящее око командира остановилось на прапорщике Птицыне. Замкнув круг около прапорщика Птицына, командир внимательно оглядел объект своего внимания и, не найдя никаких изъянов в форме - мундир выглажен, сапоги блестят, портупея не потертая - сделал было шаг в сторону, но вдруг вернулся назад.
   - Товарищ прапорщик, а почему у вас уши волосатые? - задумчиво спросил подполковник Одежкин. Пока прапорщик мялся, положа свою правую руку на левый погон, не ведая, что ответить, командир полка продолжил развивать свою командирскую мысль. - Товарищ Птицын, а почему у вас морда красная, хоть сигару гаванскую прикуривай? Наверно водку жрете безмерно? А? Водку жрете? Жрете. А молодые лейтенанты смотрят на вас и думают, что она вкусная и себе начинают жрать. Нажираются, и на службу с похмелья не выходят. Вот какое поганое влияние, подрывное и буржуазное, вы оказываете на молодых советских офицеров своей красной, как зеленый помидор мордой, товарищ прапорщик.
   Закончив с прапорщиком, подполковник Одежкин, говоря военным языком, выдвинулся к минометной батарее. Подойдя вплотную к старшему лейтенанту Олупкину, командир полка изрек:
   - А ты - пиджак драный, заношенный и без пуговиц.
   Старший лейтенант был "двухгодичник", то есть окончил институт с военной кафедрой и вместе с дипломом инженера ему присвоили воинское звание лейтенанта запаса. Как положено он отработал три года на закрытом военном предприятии, а после присвоения очередного воинского звания - старший лейтенант запаса, был призван на действительную воинскую службу "Законом о привлечении граждан к выполнению воинской обязанности (повинности) в рядах Вооруженных сил" в качестве офицера.
   - Где доктор, где этот бездельник? Где этот служитель смерти, с рюмкой на петлице?
   - Доктор обрабатывает рану солдату - его укусила собака, - доложил майор Степашкин.
   - Так пусть теперь солдат укусит собаку, а доктора сюда немедленно. Если бы на улицах не бегали собаки и не кусали солдат, то этим "Ваткиным" и "Пилюлькиным" вообще нечего было бы делать в армии.
   Начальник штаба послал в санчасть ближайшего прапорщика. Через пару минут показался бегущий военный врач в белом халате и фуражке. Подбежал к командиру и вскинул руку к козырьку, чтобы доложить, но подполковник Одежкин не дал ему ничего сказать.
   - Доктор, этот двухгодючник решил стать кадровым офицером. Так вот, врачебную комиссию он не должен пройти по причине его неизлечимой болезни. В кадрах вооруженных сил такие уебаны ухатые не нужны.
   - По какой болезни, извините за некорректность, товарищ подполковник?
   - Я не знаю, как называется его болезнь, но от одной его фамилии меня тошнит, меня рыгать тянет и нападает понос.
   - Товарищ подполковник зайдите в санчасть, я дам вам от всего этого лекарство.
   От такого ответа у командира полка затряслись губы, он отвернулся от Олупкина, забыв о его существовании и, как трехглавый Цербер, накинулся на военного врача.
   - Вы что, майор, если ваши документы пошли на увольнение в запас, вы себе можете позволять все, что хочется? Вы, палец болтающийся между ног, марш в свою санчасть с моих глаз, и ковыряйтесь своим носом в сданных вам анализах!
   На этом утренний развод полка закончен. Торжественное шествие военнослужащих принимал один начальник штаба.
  
   ї2. Нормальных людей аист приносит, а тебя дятел принес
   Старший лейтенант Олупкин, командир минометной батареи, был человек с математическим складом ума и поэтому очень далеким от техники. Год назад на боевых стрельбах присутствовал командующий округом, минометная батарея по расчетам лейтенанта Олупкина без пристрелочного залпа поразила все цели. Командующий округом после окончания стрельб снял свои часы и подарил старшему лейтенанту за отличную стрельбу.
   А сегодня во время смотра командир прицепился к лейтенанту Олупкину не просто так, а по причине одного происшествия приключившегося пару дней назад. На днях в курилке автопарка полка собрались на перекур все офицеры и прапорщики. Зная, что Олупкин очень далек от техники, поинтересовались:
   - Миша ты минометы покрасил?
   - Покрасил, - ответил тот.
   - А стволы внутри покрасил?
   - Нет.
   - Да ты что, Миша. Если Одежкин узнает, что стволы внутри не крашены, он тебя съест и солью не посыплет. Давай быстрее с пульвера прямо по пуш-салу брызни немного по краям и все будет нормально. Давай, давай, командир проверяет сначала танковый батальон, а потом твою батарею.
   Олупкин бегом в бокс ПТО (подъемно-транспортное оборудование) искать пульверизатор, шланг, краску и компрессор. В это время в парк заходит начальник Олупкина майор Иванов, начальник РАВ (ракетно-артиллерийское вооружение) полка. А народ, сидящий в курилке, и рассказывает майору чем сейчас Миша занимается. Иванов чуть в обморок не упал, зная, что будет с минометом - если ствол внутри покрасить даже и чуть-чуть, то ствол при стрельбе разорвет. Майор выскочил из курилки еще быстрее чем Миша, и бегом в минометную батарею. Как бывает в таких случаях, срабатывает "закон бутерброда": дневальный по парку открывает ворота и на "вувазике", так называл "УАЗ" подполковник Одежкин, собственной персоной въезжает командир полка. Вылезая из машины, командир оглядел всех собравшихся в курилке и сплюнул себе под ноги.
   - У, блядь, пятая колонна, - и собрался подниматься на второй этаж КТП (контрольно-технический пункт) в кабинет своего заместителя по вооружению, но, услышав крики и громкий мат, стал в стойку охотничьей собаки, огляделся. Впереди бежал обладатель математического ума, а за ним гнался майор Иванов, громко матюгаясь и размахивая над головой шлангом с пульверизатором. Увидев командира, оба остановились.
   - Ну, бля, не боевой парк, а прерия с индейцами, - в сердцах высказался командир. - Майор Иванов, потрудитесь объяснить мне, почему вы изображаете вождя каманчей в погоне за бледнолицей собакой?
   Иванов в запарке выложил командиру все, что чуть не случилось.
   В ответ подполковник Одежкин ничего не сказал, но, проходя мимо, внимательно посмотрел на притихшую в курилке "пятую колонну" и поднялся на второй этаж.
   Через несколько минут дневальный по парку побежал оповещать всех офицеров и прапорщиков, работавших в парке, что совещание командир полка сегодня будет проводить в клубе полка в девятнадцать часов.
  
   ї3. Не слышны в мозгу даже шорохи
   Девятнадцать ноль-ноль, возле клуба собрались все офицеры и прапорщики, нервно курят и ждут командира. Прошло десять минут, начальник штаба дает командиру и все гурьбой в клуб, расселись. Входит подполковник Одежкин.
   - Товарищи офицеры! - Все встали.
   - Товарищи офицеры! - Все сели.
   На сцене клуба стоит длинный стол, за ним рассаживаются: командир полка, замполит, начальник штаба, зам. по тылу и зам. по вооружению.
   Началось совещание. Заместитель командира по тылу подполковник Ежик задаёт вопрос:
   - Товарищ подполковник, что будем делать с туалетом?
   Ту надо пояснить: дело в том, что военный городок довольно большой - в нем расквартированы несколько частей и на протяжении многих лет командиры этих частей ни как не могут решить, кто из них отвечает за туалет городка. Этот спор длится очень давно, наверное аж с Великой Отечественной войны, то есть с того самого дня, как освободили город и расквартировали в нем гарнизон. Правда года три-четыре назад прапорщик Клячкин, перед уходом на пенсию, попробовал решить эту проблему - кинул в туалет килограмм пятнадцать дрожжей, вонючая брага вышла из "берегов" туалета и потекла по улице через весь городок. В городке разразился грандиозный вонючий скандал. Брага шла пять дней, потом это смыли водовозками. Прапорщик Клячкин ушел на пенсию и все стало на прежнее место - никто из командиров частей не хотел брать на себя ответственность за солдатское дерьмо.
   Ответ командира полка последовал незамедлительно.
   - Товарищ подполковник, насрать бы тебе шапку и одеть на голову, чтобы говно по тебе потекло. Заниматься своими обязанностями надо самому: в котельной что случится - ко мне бежишь, в столовой - опять ко мне. Я что вам, местный царек воды, говна и пара? Не пристало мне, командиру, заниматься солдатским говном.
   Дальше совещание пошло по стандартному руслу.
   - Майор Хачатурянц.
   - Я, товарищ подполковник.
   - Где вы раньше служили?
   - В Даурии.
   - Там служат одни кретины, идиоты и придурки, и я там когда-то служил.
   - Прапорщик Бабков.
   - Я, товарищ подполковник.
   - У вас жена есть?
   - Так точно.
   - А почему вы ходите к чужим женам?
   - Понимаете, товарищ подполковник, когда из дня в день ешь черствый хлеб, иногда и булочку хочется.
   - Сядьте, а то и мне булочку захочется.
   Словесная разминка закончилась.
   - Товарищи, сегодня в частях нашей дивизии произошло два из ряда вон выходящих случая и оба на продовольственных складах. Командир дивизии приказал заместителю по тылу и начальнику продовольственной службы дивизии проверить наличие продуктов на любом из продскладов дивизии, по их усмотрению. Так вот, вышеуказанные офицеры приехали в танковый полк, зашли на продсклад, а там - один солдат - помощник начальника склада - да еще не русский. Начальника склада нет, начпрода нет, начальника столовой нет. Гречку перевешали - не хватает, рис перевешали - не хватает, рыбных и мясных консервов тоже не хватает. У солдата спрашивают: "Где крупа?", а он отвечает: "Миши съели". "Консервы где?", он опять: "Миши съели". Начпрод дивизии говорит ему: "Ладно, крупы мыши съели, а консервы? У твоих мышей что, зубы бронебойные? Да если они столько съели, то у тебя по складу они должны валяться толстущие как бегемоты на болоте! Ты что, воин, на мышей сваливаешь? Ты не грузин, ты грызун". А солдат отвечает: "Зачем, товарищ капитан, обижаешь? Начальник склада - Миша, начальник столовой - Миша, начпрод полка тоже Миша, это они и съели".
   Командир оглядел притихших офицеров и продолжил:
   - Второй случай. В особый отдел кто-то позвонил, что возле продсклада артиллерийского полка кучкуются прапорщики и стоит хлебовозка. Особый отдел ставит об этом в известность командира дивизии, а тот выставляет наблюдение. Начало темнеть и вся толпа прапорщиков начинает, что-то грузить в хлебовозку. Дежурному по КПП дают команду машину за пределы части не вы пускать. К КПП артполка подтянулись начальник политотдела дивизии и сотрудники особого отдела во главе с начальником. Подъезжает хлебовозка к КПП, дежурный по КПП сержант просит старшего машины, прапорщика, открыть хлебовозку. Прапорщик посылает сержанта. Надеюсь на вашу сообразительность - вы догадались куда именно должен был отправиться сержант срочной службы. В это время с КПП выходят начальник политотдела и начальник особого отдела. "Что вывозите с территории части, товарищ прапорщик?" - спрашивает Начпо. Прапорщик, икнув, ответил: "Не что, а кого". А сегодня на подсобном хозяйстве кололи свиней, вот начпо и подумал: "Вот пьяный прапорщик себя и сдал с потрохами".
   Начальник особого отдела приказал водителю хлебовозки открыть будку. Солдат открыл, а от туда на руки особнякам вывалился мертвецки пьяный прапорщик Белобородов. Все присутствовавшие при взятии вора запихали его обратно и приказали водителю развести их домой. Разбираться с пьяницами будут завтра. Надеюсь, что в нашем полку таких конфузов не будет.
   Представьте себе, а если завтра война, а если завтра в бой, кто будет защищать Родину? Кто? Я вас мудаков спрашиваю? Я? Да на хер она мне нужна! И вообще, если вы все здесь присутствующие думаете, что я за вас буду делать свою работу, то вы глубоко заблуждаетесь, - и, сделав паузу, подполковник Одежкин продолжил. - Товарищи офицеры и прапорщики, на следующей неделе будут проводиться командно-штабные учения с выездом в запасной район. Автослужба, доложите о готовности автотехники на сегодняшний день. Майор Жидаев, я слушаю вас.
   Поднялся начальник автослужбы полка и четко доложил:
   - Если будет привлекаться техника, которая привлекается всегда на эти мероприятия, то готовность 100%.
   Одежкин, задумавшись на минуту, спросил:
   - Инженер, колючая проволока для ограждения полевого автопарка есть?
   Начальник инженерной службы полка майор Рюмин доложил:
   - Товарищ подполковник, выедем в район за день до учений, подтянем старое ограждение, где надо заменим на новую, единственное от нас независящее - украли шлагбаум.
   Обведя взглядом собравшихся на совещании офицеров и прапорщиков, командир ответил:
   - Если нет шлагбаума, то поставьте вместо него двух майоров и дайте им в руки канат. Или поставьте толкового прапорщика - он обязательно додумается один конец каната привязать к кусту, и будет изображать или двух майоров или шлагбаум.
   Кто эти майоры, все поняли. А один из этих майоров - Жидаев - сразу вспомнил зимние командно-штабные учения (КШУ). Зима, мороз, кое-где лежит снег. Штаб полка в запасном районе. Майор шел к палатке, где жили офицеры. Там было тепло - грела печка-буржуйка, а для поддержания тепла в офицерской палатке выделялся истопник. Так вот, этот солдат ночью, когда офицеры и прапорщики заснули, надел тулуп и валенки. Понятное дело, что ему тепло, спать хочется, а тут и печка прогорела. Засунул он в печку фонарик с красным стеклом, включил, и спать увалился - тулуп и валенки греют хорошо. Кто ночью от холода проснется, глянет на печку, а в ней красное пламя, и сразу теплей становится. А под утро мороз усилился. Проснувшиеся от холодрыги закоченевшие офицеры и прапорщики обнаружили сладко спящего солдата и фонарик в печке, поорали на бойца, поорали и простили - за находчивость.
   Шел майор в тепло палатки, и думал про себя, что для полноты воинского счастья вмазать бы чего-нибудь для настоящего сугрева души, и легче будут переноситься все тяготы и лишения службы в условиях учений.
   - Майор Жидаев, ко мне! - Раздается голос командира, прервавшего теплую его думу. Майор оглянулся на окрик. Подполковник Одежкин стоял возле штабной машины "бабочки".
   "Бабочка" - это "ЗИЛ-157" с кунгом, оборудованным так, чтобы командир мог комфортабельно думать свои командирские думы и правильно принимать правильное командирское решение в поставленной боевой задаче, то есть в кунге есть гамак и печка-буржуйка.
   Командир стоял в теплом зимнем танковом комбинезоне.
   - Товарищ подполковник, по вашему приказанию прибыл.
   Ничего не говоря, командир засунул левую руку в карман комбинезона, вытащил граненый стакан и протянул его майору.
   - Держи.
   Правой рукой, из другого кармана, достал бутылку водки и стал ее открывать. Майор чуть не заблеял от охватившей его радости: "Вот это да, вот это повезло. Бог услышал мое желание, и рука командира является десницей божьей, награждающей за холодную ночь".
   Подполковник, налив полный стакан, взял его у майора Жидаева и стал пить.
   Майор подумал: "Все правильно, он командир, он и должен первым выпить, тем более, что бутылка его, хоть это и бог помог".
   Командир полка, выпив водку, выплеснул оставшиеся капли на землю, засунул стакан обратно в карман комбинезона. Порывшись в другом кармане, достал пластмассовую пробку, заткнул ей бутылку и засунул бутылку в карман.
   - Свободен, майор, - и, повернувшись, пошел к "бабочке".
   Жидаев посмотрел в след командиру, затем глянул в небо и мысленно сказал:
   - Господи, если еще когда-нибудь захочешь помочь мене, не передавай через командира - он забирает все.
   Как будто это было вчера - все вспомнил майор, все до мельчайших деталей, до тоненьких синих прожилок на красном носу командира полка...
   Ну-ну, это не то, что все подумали, это когда Одежкин служил в Даурии, давным-давно, он тогда не был командиром полка и не жил в штабной машине, а жил как все - в палатке, и тогда ему сильным даурским морозом приморозило нос. Поэтому от и красный, с прожилками.
   - Начальник БТС (броне-тракторная служба) доложите о готовности "Чайки" (командирский бронетранспортер).
   Начальник БТС полка майор Терех тихо посапывал за широкой спиной майора Иванова. Сидящий рядом прапорщик Богданов толкнул майора.
   - Товарищ майор, командир полка спрашивает сколько вы выпили.
   Начальник БТС подскочил, как будто и не спал.
   - Товарищ подполковник, всего ничего - стакан вина и бутылку пива во время обеда.
   В клубе воцарилась тишина. Глаза у командира расширились. Воздух через медленно открывающийся рот поступал в легкие, чтобы вылететь обратно в атмосферу с неизвестно какими выражениями по поводу майора Тереха. Но этого не произошло - зал взорвался и затрясся в хохоте. Прапорщик Богданов пулей выскочил из зала, за ним майор. Он понял, как над ним грубо пошутили, и решил "порвать сучару прапора".
   Когда зал успокоился, подполковник Одежкин глубокомысленно изрек:
   - Один из классиков русской литературы, один из ее столпов, точно не скажу кто, но кажется Бунин, правильно написал: "умные служат в артиллерии, пьяницы на флоте, а дураки в пехоте". Н-да, майоры какие-то пошли. Помню, когда служил в Даурии, был у нас в полку один майор, фамилию не помню, могу только сказать, что ему можно было служить и в артиллерии и на флоте. Н-да... Так вот, повесился этот майор, дома, в туалете. Веревку на сливной бачок закинул, петлю на шею, стал на унитаз и спрыгнул. Труба гнилая оказалась, бачок отломался и по майорской башке, а на голове шапки не было. Отвезли его в госпиталь с сотрясением мозга. Когда пришел в себя, оказалось, что не стоило сливным бачком по башке получать - просто супружница его достала. Мало - говорила она ему - денег приносишь, неделями сидишь в лесах, в своих УРах (укрепрайон), а народ женьшень копает и через ваши УРы в Китай тянет, денег немеряно имеет с этого. Майор ей доказывает, что он границу Родины охраняет, а не от нечего делать в УРах сидит, да не мои - говорит - это УРы, а государственные, а что бы кто-то в Китай шел, он не видел и не слышал. Тем более что с офицерскими женами он не общается, это - говорит - вам делать нечего: работы нет, вот и перемываете косточки каждого, да сплетни собираете. А денег мало приношу, так это Родина так оценивает мой ратный труд. И вообще, как платят, так я и охраняю. В общем, когда понял майор этот, что не совладать ему с супружницей своей, пилившей его как пилорама, решил он покинуть этот мир. Н-да...Так вот, товарищи офицеры и прапорщики, знайте, какова наша могучая Родина в виде гнилой трубы, что не дала повеситься майору: она беспокоится о нас с вами, верных ее сынах и надежных защитниках. Александр Михайлович, я правильно говорю?
  
   ї4. Даже на сковороде в преисподней каждый печется о себе
   Заместитель командира по политической части подполковник Кузькин был хороший замполит, так считали все офицеры и прапорщики полка. Он занимался не только наглядной агитацией и политическим воспитанием личного состава, он и гнал прочь жен военнослужащих, приходивших жаловаться на своих мужей и узнавать, сколько они в действительности получают денежного содержания. Очень многие офицеры и прапорщики полка благодаря ему получили квартиры. В общем, подполковник Кузькин был очень хороший замполит и очень хороший человек, а это весьма и весьма редкое сочетание.
   Заместитель командира по политической части подполковник Кузькин встал, оглядел всех и хорошо поставленным голосом - у других замполитов и этого не было - начал речь:
   - Товарищи офицеры и прапорщики, наша Родина - Союз Советских Социалистических Республик - это мощный конгломерат, монолит из многочисленных народов, народностей и национальностей, и нам, то есть Родине, чужого не надо, а своего мы никому не отдадим, даже богу, даже сатане. Этот вывод можно сделать из одного случая случившегося с одним майором. Мы все с вами здесь находящиеся входим в этот монолит - великий советский народ, и поэтому мы всегда будем находиться на территории нашей родной страны. За границу мы можем ездить только в служебную командировку. А защищать свой дом - только на территории наших братьев, участников Варшавского договора, который, товарищи офицеры и прапорщики, о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи заключен в тысяча девятьсот пятьдесят пятом году четырнадцатого мая, с целью защитить социалистические завоевания, обеспечить мир и безопасность в Европе. Вступил в силу пятого июня одна тысяча девятьсот пятьдесят пятого года. Его заключение открыло новый этап в развитии сотрудничества братских социалистических стран на основе ленинских принципов пролетарского интернационализма, и стал оплотом прочного мира и безопасности в Европе и во всем мире.
   Есть, конечно, и не будем этого скрывать, отщепенцы советского общества, которые хотят покинуть нашу великую Родину, вскормившую их, бесплатно учившую и лечившую этих козлов. Они наслушались буржуазной пропаганды у вражеских голосов типа "Голос Америки" и "Радио Свобода" и попались как утки на манок охотников. На пропаганду тех, кто издевается и измывается над неграми в Гарлеме и над индейцами в резервациях. Бедных индейцев, потомков индейских племен, бывших настоящими хозяевами на континенте Америка, довели до того, что они не хотят покидать свои резервации. Они создали там такие жесточайшие условия, что в резервациях есть все нужное для нормальной жизни человека.
   А взять израильских агрессоров. Как вы думаете, мощное государство Израиль? Да! Слабое, называлось бы просто - Изя. Многие пытаются эмигрировать туда. И уезжают, но небольшое количество уехавших, униженно просятся назад. Там хорошо, где нас нет. Куда мы придем, там другим помешаем, об этом говорит громадный плакат на здании аэропорта имени Бен-Гуриона: "Не думай, что ты самый хитрый - здесь Израиль, здесь все евреи. Поэтому наша Родина, как истинная мать, принимает своих блудных сыновей, понявших, что нет другой Родины, кроме Израиля".
   Взять их культуру. Да какая в Израиле может быть культура, если туда едут из стран Восточной Европы - бегут от наших братьев по оружию. Вы все прекрасно знаете, если формируется новое воинское подразделение, то командиры отправляют туда самых худших солдат, только бы избавиться от них, пишут им отличные служебно-политические характеристики, именуя отличниками боевой и политической подготовки.
   Приведу вам жизненный пример. Недавно из нашего города уехала в Израиль одна семья, договорившись со своими знакомыми, что если там плохо, то они пришлют фотографию - все сидят на стульях, если хорошо - стоят рядом со стульями. Приходит письмо, там фотография - вся семья стоит на стульях. Вот вам культура Израиля - в обуви стоят на стульях. О какой культуре мы говорим, если в общественном месте позволено не только стоять в обуви, но еще и фотографироваться. Это вопиющее безобразие. У нас такое никогда не позволяли, не позволяют и не позволят!
   Товарищи офицеры, товарищи прапорщики, кончая, я, как заместитель командира по политической части хочу еще раз напомнить вам - враг не дремлет. А врагов у нашего государства, первого в мире, где все принадлежит народу, где нет ни бедных, ни богатых и все равны, почти как в первобытнообщинном строе, где был один вожак, а все остальные - рабы, слуги и охранники, очень и очень много.
   Наша Родина, Союз Советских Социалистических Республик, коммунистическая партия и правительство доверили нам, людям в погонах, с оружием в руках охранять участников Варшавского договора. И по первому зову о помощи выполнить свой интернациональный долг, как выполняли его наши войска в Венгрии в 1956 году, в Чехословакии в 1968 году и выполняем сейчас в Демократической Республике Афганистан. "Интер", кстати, в переводе с латинского, обозначает "между".
   Замполит полка сел на свое место за столом. Подполковник Одежкин благодарно кивнул головой. Он умел командовать, а умные речи, по штатному расписанию, должен уметь говорить заместитель командира по политической части.
   Командир полка поднялся, за ним поднялся начальник штаба полка.
   - Товарищи офицеры! - Офицеры и прапорщики встали, подполковник Одежкин пошел к выходу из зала. Вышел.
   - Товарищи офицеры! - Совещание офицеров и прапорщиков мотострелкового полка закончилось. Все спешили домой - радиостанция Маяк передавала: "Московское время двадцать один час тридцать минут". А попробуй объяснить жене, особенно если она такая, как у безвестного майора из укрепрайона в Даурии, приходя каждый день (а если в наряде, то не приходя вообще) в двадцать два часа, что ты с совещания полка, а не завел себе любовницу. Женам не объяснишь, что поздними такими совещаниями и могуча наша Советская Армия. И армейская поговорка "чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона" не относится к настоящему времени. Она больше подходит для раннего средневековья: тогда для защиты от врагов вокруг поселений устраивали дубовые частоколы.
  
   ї5. Голова у военнослужащего чтобы думать, а мозги - чтоб соображать
   - Товарищи, вы призваны в ряды вооруженных сил Союза Советских Социалистических Республик. После прохождения "курса молодого бойца" вы будете распределены по частям гарнизона и каждый из вас попадет в дружную семью. Там вы можете жить, как дома. И помните, что командир - ваш отец.
   И пришел в семью новый командир, не отчим - новый отец. Каждый человек индивидуален, у каждого свой характер: если два или несколько человек делают одно и тоже дело, у каждого свой метод достижения конечного результата. В данном случае - боевая подготовка мотострелкового полка, воспитание солдат и сержантов срочной службы как защитников своего Отечества, подготовку высококвалифицированных воинов-специалистов. Непосредственными наставниками в освоении боевой техники и военного мастерства являются офицеры и прапорщики: командиры взводов, рот, инструктора и старшины рот. Как говорится, не трудно свести лошадь к воде, а вот если вы заставите ее плавать на спине - это значит, что вы чего-то добились.
   У нового командира полка подполковника Смертева был свой подход к людям. Он не кричал, не оскорблял, он с людьми разговаривал. Его дед был боевым ветераном, начинал службу в Первой конной армии Буденного и своему внуку с детства вдолбил любопытнейшую мысль: не важно что подать, важно как подать.
   - Витя, ты можешь заставить кота с удовольствием есть горчицу?
   - Нет, - ответил маленький Смертев.
   - Витя, это очень просто: набираешь ложку горчицы, задираешь коту хвост и ляпаешь ее коту на задницу, и он с превеликим удовольствием вылижет.
   Только не думайте, что новый командир со всех на разводе снимал штаны, а начальник тыла полка продовольственной службы и начальник продовольственного склада ляпали горчицу на голые задницы офицеров и прапорщиков. Нет. Он мог поставить задачу так, что каждый старался выполнить ее как можно быстрее и лично доложить о выполнении. С его приходом сразу прекратились наказания офицеров и прапорщиков за мелкие нарушения воинской дисциплины - все почувствовали, что пришел настоящий отец военной семьи.
   Прапорщик Павлов после наряда начальником дальнего караула - смена происходила поздно - приходил на службу к десяти часам утра, вместо положенных восьми часов тридцати минут, то есть начала полкового развода на работы. Через две недели после вступления в должность командира полка, подполковник Смертев в десять ноль-ноль ждал прапорщика Павлова на КПП части. Прапорщик прошел через КПП, и раздалась громкая команда:
   - Полк, смирно! Товарищ прапорщик, за время вашего отсутствия в мотострелковом полку происшествий не произошло. Командир полка - подполковник Смертев!
   У прапорщика с чувством юмора, все было в порядке. Выслушав доклад, он дал команду "Полк, вольно!", а командиру - "Благодарю за службу, товарищ подполковник", но стал приходить на службу как все - к восьми тридцати. Но и машина со сменой караула стала уезжать в отдаленный караул не в девятнадцать часов, а в семнадцать. Не важно что, важно как.
   Ровно за месяц подполковник Смертев научил лошадей плавать на спине. Рабочий день у военнослужащих не нормирован и поэтому разводы полка стали начинаться в семь утра в автопарке, а рабочий день (служебная деятельность) заканчивался в восемь часов вечера, с заслушиванием каждого о выполненном за день. Зато в субботу работы заканчивались в два часа дня, а воскресенье стало настоящим выходным днем, а не просто красным листиком в календаре. Как раз этого не и хватало как офицерам, так и прапорщикам этого мотострелкового полка, а наверное, и всем военнослужащим Вооруженных Сил СССР. Большие начальники помнили - Великая Отечественная война началась в воскресенье 22 июня, поэтому, как воскресенье - так аврал, а в канун, то есть в субботу до позднего вечера, подготовка к этому авралу.
   Подполковник Смертев прокомандовал полком всего девять месяцев и был назначен начальником штаба одной из дивизий округа. Перед переходом на вышестоящую должность он своим приказом снял все взыскания, наложенные на военнослужащих полка. Среди личного состава полка он оставил о себе только теплые и добрые воспоминания.
   Как мало, оказывается, надо было Советским офицерам и прапорщикам: не оскорблять их человеческое достоинство, а также дать регулярные выходные - половину субботы и целое воскресенье.
  
   ї6. Из ботаники я знаю, что дубы произрастают из жолудёв не съеденных дикими кабанами, а кто не съел семена из которых выросли вы?
   Смена власти в полку произошла, командирский "УАЗик" заимел нового хозяина - подполковника Дюкова, чем-то неуловимо похожего на латиноамериканских полковников, дорвавшихся до власти и становивших диктаторами в странах Южной Америки. Разговаривая с подчиненным, он всегда стоял в классической позе диктатора - руки сомкнуты за спиной, голова гордо откинута чуть назад и в бок, правая нога немного выставлена вперед, живот по объему меньше большого, но больше среднего и важно выпирает из-под кителя, слегка нависая над портупеей. В связи с такими природными данными подполковник Дюков получил прозвище "Самоса", а полк стал превращаться в подобие латиноамериканского ранчо.
   Чтобы унизить, человека не обязательно оскорблять, обзывая его каким-нибудь животным или органами животных, его можно унизить взглядом или тоном разговора, показывающим, кто ты в представлении начальника. Грозный "Самоса" это очень хорошо умел делать, и офицеры и прапорщики полка поняли, что они незаметно превратились в пеонов на его ранчо. Кроме основных служебных обязанностей, у них появилась обязанность выполнения личных просьб командира, причем его личное ставилось выше служебного.
   Суббота, четыре часа дня, разгар горбачевской антиалкогольной компании. В полку идет обычный субботний рабочий день, и личный состав с грустью вспоминает подполковника Смертева, но все хорошее когда-то заканчивается - командиров, как и родственников, не выбирают: одних командиров посылает бог, других назначает министр обороны.
   Итак, суббота, четыре часа дня, по-военному - шестнадцать ноль-ноль. Подполковнику Дюкову захотелось скрасить свой субботний рабочий день каким-нибудь запрещенным советским правительством напитком. В момент захотения, командир полка находился на вещевом складе, осуществляя руководство по перетаскиванию солдатских кирзовых сапог из одного угла склада, где они пролежали лет десять, в другой. Работа очень важная, требующая руководителя ни как не ниже командира полка, и поэтому он решает кого-нибудь за напитком послать.
   Вызывает подполковник прапорщика Калинина. Прапорщик докладывает:
   - Товарищ подполковник, прапорщик Калинин, по вашему приказанию прибыл!
   Командир отвел его в сторону и объяснил суть своей просьбы.
   Прапорщик подумал и ответил:
   - Товарищ подполковник, в нашем городе есть только два специализированных магазина торгующих спиртным с двух часов дня. Сейчас четыре часа. За два часа, тем более в субботу, население города с драками выгребло все спиртное, выделенное на выходные коммунистической партией и народным любимцем Михаилом Сергеевичем Горбачевым. Но выход есть. Вы самогонку пьете? Есть у меня одна точка - баба Аня. Она гонит в месяц всего десять литров, продукт отличный. Продает только своим, беру я и два милиционера. Литр стоит шесть рублей. Для выполнения вашей просьбы от вас требуется шесть рублей и машина.
   - Товарищ Калинин, - обращаясь с личной просьбой, подполковник Дюков называл подчиненных только по фамилии, без звания, - если вы с такой уверенностью гарантируете качество бабкиного напитка, я вам верю. Найдите начальника клуба, передайте ему мою просьбу и он вам не откажет. - Затем достал из кармана кителя удостоверение личности офицера, а из него десятку. - Товарищ Калинин, вот вам десять рублей, возьмите мне литр и не забудьте вернуть сдачу, а то у прапорщиков, как у попов - сдачи никогда нет.
  
   ї7. Не надо тянуть за рога и смотреть даренному коню на вымя
   Прапорщик Калинин нашел начальника клуба майора Сускина и передал ему просьбу командира. Отказа не последовало - выполнение воинской повинности есть долг каждого гражданина - поехали. Баба Аня встретила на веранде по-доброму: налила постоянному покупателю стаканчик самогонки и на закуску подала хрустящий с сильным чесночным запахом огурчик. Взяла деньги, вошла в дом, вернулась через несколько минут, отдала четыре рубля, две полулитровые бутылки, налитые под пробку и еще стаканчик прапорщику.
   - Не забывай меня старую, здесь всегда можно без драки и рваной одёжи удовлетворить свою потребность в спиртном, да еще и пару стаканчиков на шару, да с огурчиком.
   Поехали в полк, майор Сускин баранку крутит и про себя думает:
   - Хорошо прапору: самогонки квакнул, а командир ничего ему не скажет - его ублажил. Повезло.
   Подъехали к КПП полка. Майор машину оставил возле ворот. Вылез прапорщик Калинин из "Москвича", бутылки горлышками вниз в брюки засунул, живот свой небольшой подтянул, китель одернул и не видно ничего. Дыши полной грудью - оправдал доверие подполковника Дюкова. Зашел в штаб, спросил у дежурного по полку:
   - Где командир?
   - На вещевом складе продолжает тактические занятия по переходу кирзовых сапог из одного угла в другой, - ответил дежурный.
   Пошел прапорщик на склад. Командир увидел его издали - походку узнал - мешают все-таки бутылки идти. Когда-то сам так ходил молодым лейтенантом, самого за водкой посылали старшие воинские начальники. Расцвел командир как дикий кактус в прерии. Даже три шага сделал командир полка на встречу прапорщику.
   Подходит прапорщик и докладывает:
   - Товарищ подполковник, вашу просьбу выполнил, всё у меня в штанах. Отойдем за угол слада, я достану, а вы сразу в рот возьмете, прямо из ствола.
   - Ну что вы, что вы, товарищ Калинин, туда окна политотдела выходят, не поймут дикари, то есть политработники. Лучше будет так: вот вам ключи от моего кабинета, как входите в кабинет, справа споит шкаф, поставьте туда бутылки, дверь закройте, а ключи оставьте дежурному. Рабочий день для вас закончен. Завтра воскресенье, даю вам выходной - вы его заслужили.
   Взял ключи прапорщик, руки в карманы засунул - придерживать горлышки бутылок, чтоб не давило на отличие Адама от Евы, и в штаб пошел, в кабинет подполковника Дюкова. Открыл дверь, поставил бутылки в шкаф, вышел, закрыл дверной замок, ключи занес дежурному. А выйдя из штаба почувствовал, что в желудке хотюнчик зашевелился - мало бабулька налила. Вернулся к дежурному:
   - Дай ключи от кабинета командира, кажется, я шкаф не закрыл.
   Взял ключи, открыл кабинет, зашел, дверь прикрыл, достал бутылку из шкафа, пробку отвинтил и буль-буль из ствола, а тут дверь открывается, и явился на пороге "Самоса", глазам своим не веря. Прапорщик Калинин третье "буль" делать не стал, пробку завинтил, бутылку на место поставил.
   - Товарищ подполковник, у бабки последнюю забрал, вот и решил попробовать - вдруг плохая очистка. Боялся опозориться в ваших глазах.
   - Товарищ Калинин, вы такой нахолюга, что если бы были офицером, то давно и меня перещеголяли б и носили б сейчас генеральские погоны.
  
   ї8. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает
   После этого случая миновало некоторое время, и Советское правительство сделало первый шаг к прекращению "холодной войны" между социализмом и капитализмом - приравняло пиво к слабоалкогольным напиткам и пиво стали продавать во всех гастрономах с одиннадцати часов утра. Как известно, этот шаг в дальнейшем перерастет в разрушение стены между Восточным и Западным Берлином.
   Вызывает подполковник Дюков к себе в кабинет прапорщика Калинина.
   - Товарищ Калинин, сейчас десять сорок пять утра. С сегодняшнего дня пиво продается с одиннадцати. Вот вам портфель и деньги. На все возьмите пива и отнесите мне домой, - сказал он, доказывая этим, что он командир полка и подполковник, а Калинин, при всем его нахальстве, всего лишь прапорщик.
   - Есть! - Сказал прапорщик Калинин, взял портфель, деньги, вышел из кабинета и отправился за пивом.
   Через трое суток утром, в одиннадцать часов пятнадцать минут, он постучал в дверь командира. Услышав "войдите", вошел. Поставил портфель на стул, деньги положил на стол и доложил:
   - Товарищ подполковник, пива нет. Разрешите идти? - Четко выполнил поворот "кругом" и вышел из кабинета.
   На следующий день перед разводом личного состава полка на работы, прапорщик Калинин, проходя мимо подполковника Дюкова, приложил правую руку к козырьку:
   - Здравия желаю, товарищ подполковник!
   Командир полка косо глянул на прапорщика и пробубнил:
   - С мудаками не здороваюсь.
   - Зато я здороваюсь, - подумал прапорщик.
  
   ї9. Человеку свойственно ошибаться, но ещё более свойственно сваливать вину на других
   Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных сил СССР, утвержден Указом Президиума Верховного Совета СССР, от 30 июля 1975 года. Статья 240: "Дежурный по полку назначается из строевых офицеров, как правило, командиров рот, офицеров штаба и служб полка. Дежурный по полку подчиняется командиру полка. Ему подчиняется весь суточный наряд полка". Статья 244: "О всех обнаруженных недостатках в несении службы суточным нарядом и о других нарушениях внутреннего порядка в полку за время дежурства, дежурный по полку делает запись в книге приема и сдачи дежурства по полку. Книга приема и сдачи дежурства ежедневно представляется дежурным по полку на просмотр командиру полка"...
   Все расписано в уставах - кто что должен и обязан, но в стране шла перестройка. Армия гоже перестраивалась: почему-то перестало хватать солдат и сержантов срочной службы, что повлекло за собой грубейшее нарушение уставов. Устав - это не просто книга, написанная по чьей-то прихоти, это каноны воинского поведения, быта и несения караульной и внутренней служб в частях. Если бы кто-то сделал анализ, сколько человек погибло из-за неправильного выполнения требования уставов, только тогда можно было бы понять, что все уставы вооруженных сил любой страны написаны кровью погибших...
   Знакомый нам мотострелковый полк. Надеюсь, Вы помните, что там был отдаленный караул, из которого прапорщик Павлов поздно приезжал домой. Так вот, солдат, он же бодрствующая смена, приготовил обед для караула, разбудил отдыхающую смену и пригласил на обед начальника караула прапорщика Шубова Валентина Семеновича. На первое он сготовил наваристый украинский борщ, на второе - жареная картошка с тушенкой, салат из огурцов и помидоров с луком петрушкой и укропом, на третье - компот из свежих абрикос. Пообедали. Подошло время проводить смену часового на посту. Начальник караула вышел во двор караульного помещения, закурил и оглядел раскинувшуюся вокруг степь: вся округа была выжжена солнцем - градусник показывал +360С в тени. Поэтому начальники караула, их было трое - два прапорщика и один подполковник, разрешали расстегивать кителя до пояса и закатывать рукава, а караульным ходить в караульном помещении с голым торсом и в тапочках.
   Из караульного помещения вышел караульный с автоматом на плече и подошел к пулеулавливателю. По команде начальника караула "Заряжай!" зарядил автомат и пошли они на пост - менять часового. В караульном помещении остался один солдат. В комнате начальника караула - в оружейной пирамиде - стоял его автомат, а под топчаном начальника караула покоился ящик с неприкосновенным запасом боевых патронов и гранат, на случай отражения нападения на караул.
   Проведя смену часового, начальник караула со смененным часовым, теперь караульным, поплелись в караульное помещение. Было очень жарко.
   Солдат по команде прапорщика возле пулеулавлевателя разрядил автомат, сделал контрольный спуск и поставил на оружие на предохранитель.
   - Можно, поставь автомат в пирамиду. Портянки и сапоги оставь на улице, а то при такой жаре в караулке задохнемся от них.
   Солдат зашел в караульное помещение, поставил автомат в пирамиду в комнате начальника караула, вышел, присел в тени здания и стал разуваться.
   - Товарищ прапорщик, а вы не знаете, когда нас сменят? Полтора месяца стоим в карауле, трусы и те здесь стираем.
   Прапорщик ответить не успел, послышался отдаленный гул мотора, а так как караул находится на территории полигона, то ехать могло только начальство.
   - Войско, а ну быстро надели кителя, сапоги и разбежались по местам!
   Войско, состоящее из двух солдат, быстро привело свою форму одежды в состояние соответствующее уставу. Отдыхающая смена улеглась на топчан в духоту и жару "комнаты отдыхающей смены", бодрствующая смена, натянув сапоги без портянок, отправилась в столовую обедать, а прапорщик Шубов подошел к воротам караульного помещения встретить того, кто приедет. Через пару-тройку минут к караулке подъехал УАЗик, из его недр вылезли два незнакомых полковника.
   Прапорщик Шубов представился:
   - Начальник караула прапорщик Шубов! Цель вашего прибытия, товарищи офицеры?
   - Товарищ прапорщик, я новый начальник штаба корпуса, в состав которого входит дивизия, где вы служите. Зовут меня полковник Аверьянов Петр Петрович. А это начальник политотдела, полковник Никонов Петр Иванович, - представил он второго полковника. - Допуска на проверку караула у нас нет, но вы позвоните дежурному по части, и он даст вам команду допустить нас в караульное помещение. Он в курсе, что мы едем в вашу дивизию.
   - Товарищ полковник, связи с дежурным по части нет.
   - Товарищ прапорщик, я, как начальник штаба корпуса, отвечаю за несение службы всеми караулами соединения, поэтому я беру ответственность за допуск нас в караульное помещение на себя. Слово офицера, что никаких записей в постовую ведомость делать не будем. Нам надо знать проблемы вашего караула, чтобы помочь их устранить. Вы мне покажите периметр поста, состояние вышек, проволочного ограждения, а также выскажите ваши личные пожелания в организации охраны и обороны объекта. Вот мое удостоверение личности, видите, написано: начальник штаба Н-ской войсковой части. Вы мне верите, товарищ прапорщик?
   - Так точно, товарищ полковник.
   - Хорошо, оставьте за себя помощника начальника караула, берите разводящего и идемте на пост.
   - Товарищ полковник, у меня нет помощника, у меня нет разводящего. Разрешите, я подниму отдыхающую смену - он останется охранять караульное помещение, а мы с бодрствующей сменой пройдем на пост.
   Полковник Аверьянов в недоумении посмотрел на начальника караула.
   - Как это у вас нет помощника начальника караула и разводящего? А как вы, товарищ прапорщик, производите смену часового на посту?
   - С караульным иду на пост, он становится часовым, а я с новым караульным возвращаюсь в караульное помещение.
   - Товарищ прапорщик, а каков состав караула?
   - Я и трое солдат, товарищ полковник.
   - Товарищ прапорщик, будить никого не надо. Петр Иванович, вы собирались осмотреть караульное помещение, так поохраняйте его заодно. Ведите меня на пост, товарищ прапорщик.
   Вдвоем они пошли по периметру поста, начальник штаба корпуса внимательно рассматривал ржавую, обвисшую колючую проволоку ограждения. Часовой окриком "Стой, кто идет?!" остановил их.
   - Не до уставных формальностей при таком перестроечном фоне, пусть часовой подойдет,- сказал полковник Аверьянов.
   Прапорщик Шубин призывно помахал часовому рукой. Тот спустился с вышки и подошел.
   - Товарищ солдат, какова длина периметра поста?
   - Три километра, товарищ полковник.
   - Сколько лампочек горит ночью?
   - Пять, товарищ полковник.
   - С вышки вы видите тыльную сторону объекта, товарищ солдат?
   - Никак нет, товарищ полковник.
   - У вас, как у часового, будут какие-нибудь предложения по охране и обороне объекта?
   - Так точно, товарищ полковник. Развернуть освещение так, что бы освещалась территория примыкающая к посту, а не сам периметр. Часовой не видит нечего, что делается за проволокой, а сам как на ладони - из рогатки можно убить, поэтому очень хорошо, что горят всего пять лампочек.
   Полковник Никонов, оставшийся в караульном помещении, осмотрел наглядную агитацию, подшивки газет, собирался почитать "Боевой листок", но зазвонил телефон в комнате начальника караула и он из любопытства взял трубку.
   - Алло,- и услышал то, что не слышал за всю свою службу.
   - Шубов, это дежурный по части, ты слышишь меня?
   - Это не Шубов. Я начальник политотдела корпуса, полковник Никонов.
   - Шубов, я ни хрена не слышу. Слушай приказ командира: дай бойцам трояк и отправь их в деревню, пусть в бане помоются, а то там из корпуса два козла едут, вдруг заедут к тебе, а бойцы полтора месяца немытые. Не забудь забрать у них боеприпас и штык-ножи. Пусть затянут на вышку ящик с боеприпасом, и туда же ихние автоматы. Пока они будут мыться, ты там посиди, покури, посмотри за постом, надоест сидеть, разрешено тебе погулять вокруг вышки.
   Полковнику после услышанного очень хотелось покусать телефонную трубку, а сам полевой телефонный аппарат разбить на голове дежурного или командира части, но трубка была сделана из эбонита, а должностные лица далеко.
   - Действительно, - думал он, - дураком может быть каждый, но этим природным даром не надо злоупотреблять.
   Напротив комнаты начальника караула находилась столовая личного состава караула, и оттуда очень вкусно пахло - совсем не так, как обычно воняет в солдатских столовых. Решил он туда зайти. Вошел, а там сидит солдат и жареную с тушенкой картошку ест.
   - Это вам дополнительный паек выдают? - Спросил он солдата. - Нет, товарищ полковник. В части нам дают только хлеб, сахар и сливочное масло, а это прапорщик Шубов из дома привез. Вообще-то получается, что нас кормят начальники караула.
   Ответ солдата добил начальника политотдела. Он вышел он из караульного помещения, а тут с поста вернулись полковник Аверьянов и прапорщик Шубов.
   - Петр Иванович, вид у тебя какой-то больной, перегрелся в помещении?
   - Да, Петр Петрович, обстановка здесь жаркая, будем ехать, расскажу. Товарищ прапорщик, сколько человек ходит сюда начальниками караула?
   - Три, товарищ полковник, два прапорщика и один подполковник.
   - Товарищ прапорщик, вам звонил дежурный по части, передал приказ командира. Я его отменяю, но в связи с этим звонком, у меня к вам вопрос. Сколько дней стоит в карауле этот состав?
   - Полтора месяца, товарищ полковник.
   Начальник штаба корпуса, услышав ответ начальника караула, стал похож на выискивающего добычу орла.
   Полковники молча пожали руку прапорщику и уехали в гарнизон.
   К заходу солнца приехала смена караула - три солдата и подполковник Зюрин.
   - Валентин, что здесь такого произошло, что солдатам дали смену? - Спросил новый начальник караула.
   Шубов рассказал подполковнику о приезде корпусных начальников.
   - Жаль, что меня здесь не было, я бы им поведал, как служит офицер.
   - Володя, это ты когда в Монголии, в развернутых войсках служил, там ты был командир, а здесь ты такое же говно, как и я, только денег больше получаешь.
   Зюрин хотел обидеться, но логика прапорщика победила.
   - А вообще ты, Валентин, прав...
   Сначала ищут справедливость, потом другое место службы, а так как прапорщик Шубов справедливости не искал, то остался ходить начальникам этого караула, как и два других прапорщика. А подполковника убрали из этого наряда, усмотрев грубейшее нарушение Уставов Вооруженных сил СССР - прапорщик меняет в карауле подполковника, а подполковник меняет прапорщика! Смена караула, которую привез подполковник Зюрин, простояла в карауле два месяца и кормили их два оставшихся прапорщика, ходившие начальниками караула.
  
   Глава восьмая повествует о форменной загадке мировой цивилизации
  
   ї1. Размеров формы одежды в вооруженных силах существует два: сильно большой и сильно маленький
   В лексиконе нормальных людей (в отличие от людей военных) все понятно. Вот к примеру: земля имеет форму шара - это вне сомнения. Половинка бюстгальтера имеет форму тюбетейки - это тоже, само собой разумеется. Или: его морда имела форму овала, но после того, как он нахамил, она приняла квадратную форму - это вообще не требует объяснений. А вот попробуйте объяснить приказ какого-либо коменданта гарнизона: "С 1 ноября 19... года, форма одежды по гарнизону зимняя" или "С 1 апреля 19... апреля форма одежды по гарнизону, летняя"? Или объявления в воинских частях: "В гражданской форме одежды вход строжайше запрещен!". Как объяснить нормальному человеку, что такое зимняя или летняя форма одежды? Как понять - "гражданская форма одежды". Убежден, что ответить не сможет ни один министр обороны в мире. А это значит, что выражение "форма одежды" можно отнести к ещё одной загадке мировой цивилизации наравне с египетскими пирамидами или с исчезнувшим материком Атлантида. Но ни для кого не секрет, что на все загадки когда-то находят ответ стезей выдвижения различных гипотез, пока не решат на какой из них остановиться. Попытаемся и мы тоже выдвинуть гипотезу. А за основу обоснования возьмем отрывок из общеизвестного литературно-художественного произведения 50-х годов 20 века: "Издалека было видать, что он человек военный - на кителе военного образца с погонами маршала блестели награды, начиная от значка ГТО и заканчивая орденом "Победы", дополняли это впечатление военного покроя брюки на выпуск". Из этого отрывка вытанцовывается, что "китель военного образца" и "брюки военного покроя" - суть военная одежда. А далее, ежели следовать логике, получается, что военная одежда может сформировать из сугубо гражданского человека вполне военного, то есть она создает из него форму нужную для тех, кто на него форму наденет. Выходит, что форма создает содержание. По всему видать, что отсюда и пошло выражение "форма одежды". Так что ежели она формирует военного, то это военная форма одежды, а если гражданского - гражданская форма одежды.
   Вот мы и разобрались в происхождении выражения "форма одежды", в нашем случае - военная форма одежды. Осталось заметить, что военная форма одежды - это еще и показатель принадлежности субъекта или к сухопутным войскам или к военно-морскому флоту. Возьмем за пример форменные брюки солдата и матроса срочной службы.
   Солдатские весьма сходны с обычными гражданскими брюками: та же стандартная ширинка, кстати, обязательная для всех граждан Советского Союза, включая даже членов Политбюро, те же карманы, за исключением заднего. Пошиты из зеленоватого материала, который текстильная промышленность массово выпускала по заказу Министерства обороны.
   Форменные брюки матроса отличались от армейских материалом, из которого шились - черное сукно. Но главное отличие - отсутствие общепризнанной не только в СССР, но и во всем мире ширинки. Её заменяет откидной клапан, что даёт матросу возможность быстрее выполнить команду "оправить естественные надобности", особенно на морозе: отстегнул две пуговицы, клапан упал, и зажурчала струя этой самой естественной надобности.
   Происхождения этого клапана на форменных флотских брюках история приписывает русской императрице Екатерине ІІ Великой.
   Однажды вечером императрица, опосля посещения Петербургской Академии наук, основанной в 1724 году, решила прогуляться с президентом академии Екатериной Романовной Дашковой. На улице стоял февраль, небо было на удивление ясное, звездное и лунный свет мягко струился по вечернему Петербургу. Екатерины шли молча, кутаясь в теплые шубки, любуясь и наслаждаясь необычной для этого времени погодой и фантастическими тенями, отбрасываемыми всем, на что падал свет ночного светила. Мороз был крепкий - слышно было как потрескивают деревья. Вдруг Её Величество и Её Светлость увидели тени: одна повыше, другая несколько пониже. Ветра не было, и, тем не менее, тени равномерно покачивались, издавая при этом некие звуки. Для понимающего человека, а обе высокородные дамы были понимающие, эти движения и звуки свидетельствовали о многом. Императрица, осмотревшись по сторонам, приложила пальчик к своим пухлым губкам и показала Дашковой, откуда берут начало равномерно раскачивающиеся тени. Дамы крадучись стали подбираться к тому месту. Чем ближе они подбирались, тем звуки становились больше похожими на разгоряченное мужское дыхание и женское сладострастное постанывание. Подкравшись вплотную, они увидели то, что и ожидали - фрейлина императрицы стояла нагнувшись и уперевшись руками в ограду, задранные юбки шелестели в такт её движениям, а офицер Российского флота, с опушенными по колени форменными панталонами, судорожно двигал голой задницей от которой валил пар как от взмыленного коняки. Стало ясно, что дело в завершающей стадии. Екатерина Великая и Екатерина Дашкова переглянулись, скабрезно улыбнулись и тихо удалились восвояси.
   На следующий день императрица вызвала в свой кабинет графа Никиту Панина - воспитателя своего сына Павла Первого.
   - Дорогой Никита Иванович, я указываю вам, как умнейшему человеку Российской Империи, сообразить моим офицером флота штаны, в коих они, не снимая оных, могли бы махаться с моими фрейлинами, особливо в мороз. Дабы после того не хворали и несли флотскую службу зело и борзо.
   Граф Панин с полным пониманием отнёсся к просьбе императрицы, и офицеры Русского Императорского флота стали щеголять примерно в таких штанах, какие носят современные матросы срочной службы Военно-морского флота, то есть с обширным клапаном вместо ширинки.
   Кстати, различие в форме между армией и флотом заключается еще и в таком случае. Как-то на праздновании в Петербургском Офицерском собрании Дня Ангела императора Николая Первого, мичман флота отправился в мужскую комнату справить малую нужду, следом пошел прапорщик крепостной артиллерии. Стали по разным углам, пописали. Мичман застегнул клапан на форменных брюках и направился к выходу. Прапорщик же, поковырявшись, застегнул ширинку и пошел к умывальнику. Одновременно с тем он повернул голову в сторону мичмана и язвительно заметил:
   - Господин мичман, нас в кадетском корпусе учили после опорожнения руки мыть.
   На что мичман, полуобернувшись, ответил:
   - Господин прапорщик, а нас, в Гвардейском флотском экипаже, учили при любой качке на руки не ссать!
   Интересная деталь военной формы - это нательное бельё, под названием "рубашка-кальсон" и "штаны-кальсон". Остановимся на штаны-кальсонах.
   В воинскую часть прибыло молодое пополнение осеннего призыва из Средней Азии. К вечеру под руководством двух прапорщиков и четырех сержантов эту ораву повели в баню. Первые два сержанта собирают гражданку и пакуют в мешки, что бы потом сжечь - кому нужны вонючие халаты и тюбетейки. Третий сержант показывает, как пользоваться мылом и тазиками. Один прапорщик выдает помывшимся обмундирование, а второй показывает, как наматывать портянки. Четвертый сержант наблюдает и подсказывает, как что одевать, если у кого не получается.
   Вдруг среди сынов пустынь и оазисов начинается хихиканье, а затем среди потомков грозных джигитов бухарского эмира послышался сочный русский мат. Сержант протолкался через орду и увидел оскаленное лицо настоящего бухарского эмира, который почти на чистом русском матерном обкладывал своих смеющихся земляков. Эмироподобный, заметив приближающиеся лычки, олицетворяющие начальство, подобострастно заулыбался и, показав на свои кальсоны, одетые задом наперед, сказал:
   - Маленький дырочка - писать. Большая - какать.
   Не виноват он, что в своем ауле никогда не видел этой детали военной формы одежды, поэтому по-своему рассудил для чего маленькая дырочка, а для чего большая. Что являлось показателем большого пробела в школьных занятиях по начальной военной подготовке. НАТО, СЕАТО изучали, автомат разбирали, а вот кальсоны не включили в программу, хотя это очень важное военное имущество - попробуй зимой воевать с НАТО без кальсон!
   Мало кто знает, что кальсоны достались Советским Вооруженным Силам по наследству от царизма, о чем писал в своих воспоминаниях, опубликованных в одной из эмигрантских газет, денщик полковника царской армии:
   - Утром просыпается мой полковник после очередной попойки и говорит мне:
   -Ванька, почисти мой парадный мундир. Его обрыгал штабс-капитан Овечкин!
   -А я ему:
   -Ваш бродь, а в кальсоны ваши тоже он насрал?
  
   ї2. Форма одежды спортивная - трусы и тапочки. У кого нет - майка и сапоги
   Головные уборы также показывают принадлежность их владельцев или к Военно-морскому флоту - черные, или к сухопутным войскам - зеленые. Но у моряков есть ещё и белые - это летняя форма одежды. За белой фуражкой нужен уход, белый чехол стирают один раз в три дня, как правило это делают жёны, что иногда приводило к таким вот курьезным историям.
   - Товарищ капитан третьего ранга, в части объявлена тревога. Пока вы собираетесь, я заеду заберу двух мичманов, - доложил водитель дежурной машины. А следом, увидев недовольное лицо офицера, добавил: - Приказ командира, привезти мичманов.
   Капитан третьего ранга Кокиш начал собираться, а когда дело дошло до фуражки настроение его испортилось окончательно: его шитая мица была нестирана. Жена была не виновата в этом - он всего-навсего полчаса назад пришел домой. Набрав полную грудь воздуха, он заорал:
   - Ну, что? Что теперь делать, бля?!!
   В прихожую выглянула перепуганная супруга.
   - Дорогой, а потише можно?
   Он пальцем показал на фуражку.
   - В части тревога, а она грязная, а за мной сейчас приедут.
   Жена взяла фуражку и вошла в комнату. Через пару минут вышла и аккуратно одела мужу на голову сияющую белизной фуражку.
   - Только не тряси головой.
   В это время раздался стук в дверь. На пороге стоял матрос. Капитан третьего ранга Кокиш вышел из квартиры, спустился по лестнице, сел в "санитарку" и машина тронулась. По салону распространялся тонкий аромат.
   Приехали в часть. Командир, капитан первого ранга стоял у входа в штаб и курил папиросу. Чуть в сторонке стоял дежурный по части и записывал время прибытия офицеров. Мичманы сразу направились к дежурному, а Кокиш, подойдя к командиру начал докладывать.
   - Товарищ командир..., - но сильный порыв ветра не дал командиру дослушать. Он с удивлением разглядывал свою черную тужурку, на которую ветер принес ароматный белый порошок. Подняв глаза на капитане третьего ранга, он увидел вьющееся над его фуражкой белое облачко.
   - Товарищ капитан третьего ранга, купите своей жене, крем-пудру и тогда она будет пудрить свое лицо, а не вашу фуражку по тревоге.
   Ещё раз коснемся флотских фуражек, теперь уже черных. В школу мичманов и прапорщиков Краснознаменного Черноморского флота произвели очередной набор курсантов. Вечером их собрали в конференц-зале и замполит одной из рот капитан-лейтенант Влахо, чтобы дурные мысли в голову не лезли, пока им не выдали форму, прочитал лекцию.
   - Несмотря на то, что очень немногие из вас сидящих одеты в военно-морскую форму, вы все являетесь курсантами военного учебного заведения Черноморского флота, которое за полгода выкует из вас, согласно приказу Министра обороны. "Золотой фонд Вооруженных сил СССР". Поэтому за любое нарушение воинской дисциплины, если оно принесет тяжкие последствия, можете привлекаться к суду военного трибунала. С этим вопросом всё ясно?
   Теперь перейдем ко второму вопросу, - и капитан-лейтенант, одетый в рабочий китель давно нуждавшийся в стирке, явно кому-то подражая, красочно облокотился на трибуну. От этого движения из-под рукавов кителя высунулись рукава рубашки-кальсон.
   - Вы думаете я не знаю почему вы пошли в мичмана? Знаю! Первая причина - это красивая форма. Идёшь по городу, а бабы на тебя смотрят и падают, падают: кто в одиночку, кто в штабель, а ты идёшь гордый, на них не смотришь, форма красивая, сам себе нравишься.
   Вторая - хорошо жить захотелось, а у доменных печей и мартенов теплые места забиты, на холоде возле огонька тоже не погреешься - там наше национальное меньшинство шашлык жарит. Вот и надумали стать мичманами - так проще залезть на шею советскому трудовому народу. Царя скинули, а вас не скинешь, так как вы теперь официальные защитники Родины.
   Произнося свою пылкую речь, замполит картинно жестикулировал и в такт его жестам рукава рубашки-кальсон то прятались, то появлялись, как бы говоря: "не всё такое грязное, как он показывает, есть и чистое и его больше. А таких, каких он вас видит, в Вооруженных силах единицы и они сидят не в таких конференц-залах".
   На следующий день с утра началась выдача военной формы, и к вечеру все курсанты сидели по классам и пришивали на погоны лычки, на рукава шевроны. Это же делал и будущий прапорщик Зюкин, ему одному из роты выдали погоны с красным кантом. Пришил он всё что надо быстрее всех, и теперь ходил и учил, как что надо делать. Кому-то, это надоело:
   - Слава, ходишь тут, учишь, а сам завтра от ротного выгребешь. Ты глянь на свою фуражку, у тебя она мичманская - с белым кантом, а должна быть, как и погон, с красным. Вещевой склад закрыт, так что подумай о себе.
   Хлопнув дверью, Зюкин выскочил из класса, через некоторое время пришел и, тихо сопя, начал выдавливать из стержня шариковой ручки красную пасту, а потом, потея, аккуратно красить белый кант. На следующий день на утреннем разводе он понял: если ты будешь показывать что ты умнее всех, то тебе посоветуют то, что для тебя кончится неприятностью.
  
   ї3. В старости можно делать две вещи: писать мемуары и марать писсуары
   Офицеры и мичманы Советского флота на протяжении многих лет хотели иметь (и это была заветная мечта всех!) пилотку для формы одежды в не строя. Красиво, изящно, идет офицер по городу, ветер, если сдул её - не надо бежать за ней, как за фуражкой, которая катится колесом выставляя его на посмешище и потом обязательно останавливается или в луже, или возле патруля.
   В конце семидесятых годов "Первый научно-исследовательский институт военной формы одежды", находящийся в Москве и поныне, воплотил эту мечту флота в реалию. Но окончательное решение должен принять Главком - адмирал флота Советского Союза Горшков Сергей Георгиевич. К разработкам института он относился очень скрупулезно, подолгу рассматривал эскизы, рисунки. Готовые образцы, пошитые и одетые для демонстрации на матросов, мичманов и офицеров, также осматривал со всех сторон, щупал материал, расспрашивал, какие бы хотелось доработки для удобства при носке, как в служебное время, на дежурствах, на регламентных работах с техникой, а так и в не служебное. Сергей Георгиевич был маленького роста и любил рослых офицеров. Идет демонстрация новых разработок предназначенных для ношения в районах Крайнего Севера. Всё хорошо, всем доволен, форма получилась легкая, теплая, просьб и замечаний со стороны личного состава нет.
   - Вот это хорошо постарались разработчики, надо и наградить их, - думает адмирал флота Советского Союза, обходя строй высоких и статных офицеров и матросов.
   - Во, бляха муха, а это что? - вырвалось у адмирала.
   Последним в строю стоит капитан третьего ранга одетый в повседневную форму: черная тужурка, кремовая рубашка, черный галстук, черные брюки. Долго адмирал ходил, осматривал, ничего понять не может.
   - И, что вы тут разработали?
   - А вы на его голову посмотрите, - подсказывают ему.
   Он задрал голову и увидел черную изящную пилотку.
   - А это зачем?
   Ведущий этого проекта объясняет:
   - Когда офицеры в транспорте едут - фуражка мешает.
   Сергей Георгиевич удивленно посмотрел на капитана первого ранга и глубокомысленно произнес:
   - Если она мешает, снимите её и киньте на хер на заднее сидение!
   Долгожданный проект, давняя мечта советского флота, провалился по простейшей причине - проведенной Горшковым аналогии между общественным транспортом и служебной "Волгой", а так же из-за склероза, в связи с которым он забыл, как ему самому в час пик в общественном транспорте сбивали фуражки и растаптывали их ногами. Но это не последняя стадия склероза, поэтому он мог ещё командовать Военно-морским флотом Советского Союза. Последняя - это когда посрал, оторвал бумажку и вспомнил, что штаны не снял. Но Кремлёвские врачи доказали, что и при этой стадии можно командовать флотом - штаны должны снимать ему адъютанты. Не главкомовское это дело!
  
   ї4. И она сказала ему: "Ладно, стели диван-шинель"
   По шинели можно определить принадлежность военнослужащего: черная - значит военно-морской флот, все другие цвета - сухопутные войска. Шинель очень важная деталь формы при несении любого наряда, любого дежурства в весенне-зимний период. Ну а какой строевой смотр, не говоря уж о параде, обходится без шинели? Никакой! В шинели военнослужащий выглядит подтянутым, мужественным, и никому дела нет, что она неудобная: зимой в ней холодно, а осенью и весной жарко. Опять же она - наследие царской армии. Правда при царе-батюшке форма была красивее: эполеты, аксельбанты, гусарские ментики и доломаны, а в 70-80 годах 19 века в армии были проведен ряд реформ, одна из которых - переход на более удобную военную форму. Огромную роль в этом сыграл генерал-фельдмаршал Дмитрий Алексеевич Милютин. Установлены темно-зеленые мундиры без пуговиц (на крючках) и лацканов, единые головные уборы, вся армейская кавалерия получила мундиры пехотного образца, парадные форма была отменена (кроме гвардейской кавалерии). В 1907-08 годах парадная форма восстановлена. В связи с увеличением потерь в военное время возникла необходимость иметь форму с маскировочными свойствами, и в 1906 году в русской армии она была принята цвета "хаки". После гражданской войны прошло несколько изменений в обмундировании, пока оно не стало таким, какое оно существует сейчас.
   Но вернёмся к шинелям. В1827 году Турция отказалась выполнить требования Лондонской конвенции 1827 года подписанные Англией, Россией и Францией. Соединенная эскадра этих стран под командованием старшего в чине вице-адмирала Э. Кодрингтона подошла к Наваринской бухте, где находился турецко-египетский флот. Когда корабли союзников заняли свои места по диспозиции, к турецкому брандеру был послан парламентер с требованием отойти от союзного флота. Турки открыли оружейный огонь, и парламентер был убит. Сражение началось после того, как турки убили второго парламентера, посланного на флагманский корабль Мухаррем-бея. Оно продолжалось около четырех часов и закончилось уничтожением турецко-египетского флота. Наиболее решительно и искусно действовала русская эскадра под командованием адмирала Л. П. Гейдена. В этом сражении отличился флагманский корабль "Азов" под командованием капитана первого ранга Лазорева М. П., уничтоживший пять турецких кораблей, в том числе и фрегат командующего турецким флотом. На этом корабле умело действовали лейтенант П. С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В.И. Истомин - будущие герои Синопа и Севастопольской обороны. За боевые подвиги "Азову", впервые в русском флоте, был присвоен кормовой Георгиевский флаг.
   На следующий день командир французского линейного корабля пригласил отпраздновать совместную победу командира английского линейного корабля и командира русского линейного корабля "Азов", капитана первого ранга Лазарева Михаила Петровича. Встреча была назначена в доме ещё позавчера принадлежавшего турецкому бею - в прибрежной деревушке, примыкавшей к крепости Наварин, взятую 10 апреля 1770 года русскими экспедиционными силами под командованием адмирала Григория Андреевича Спиридова и бригадира морской артиллерии Ивана Абрамовича Ганнибала. Командиры в сопровождении только своих вестовых на баркасах причалили к берегу. В комнате сняли красивые шинели: золотые пуговицы, золотые эполеты, мягкое сукно. Вестовые вынесли их и повесили в первой от входной двери комнате - не дай бог случайно заляпать.
   За поднятиями бокалов с вином, за тостами "За победу!", за криками "Виват Франция!", "Виват Англия!", "Виват Россия!", сумерки подкрались незаметно. Подвыпившие французский и английский офицеры заспорили между собой о достоинствах своих вестовых. Застолье стало перерастать в межнациональный скандал, назревала дуэльная ситуация. Сказывалась, несмотря на совместную борьбу с турками, давнишняя обоюдная неприязнь французов и англичан, уходившая своими корнями к началу Столетней войны (с1337г. по1453 г.) между Францией и Англией. Капитан первого ранга Лазарев не мог допустить раскола союзников из-за спора двух перепивших офицеров и поэтому, встав между ними, предложил:
   - Господа, мы только вчера сожгли вражеский флот, что принесет Греции свободу. Не надо из-за пустяка омрачать нашу совместную победу, хотя мне самому стало интересно, чей же всё-таки вестовой лучше. Господа, чтобы это выяснить, я предлагаю поступить так: дадим денег обоим, и пусть один принесет вина, а другой - закуски. Кто раньше придет и принесет заказанное, тот лучший, и мы продолжим наше застолье.
   Офицеры союзного флота перестали метать друг в друга громы и молнии - предложение русского офицера им понравилось. Француз достал вышитый жемчугом кошелек, вынул пять франков:
   - Месьё, пользуясь правами пригласившего, я своего вестового посылаю за вином. Возражения есть?
   Возражать никто не стал.
   - Жан, сходи в крепость, купи вина, но очень быстро.
   Английский офицер достал кошелек украшенный крупным изумрудом, вытряхнул из него золотой соверен.
   - Джон, сходи и купи хорошей закуски. Джон, не долго ходи.
   Пошло около получаса, хлопнула входная дверь, и в комнату одновременно влетели оба вестовых и, опустив головы, положили деньги на стол.
   - После турок ничего нигде нет, - последовали объяснения на французском и английском языках.
   Михаил Петрович Лазарев, предотвращая битие командирами нижних чинов, поднялся и сказал:
   - Господа, ваши вестовые оба оказались на высоте - за такое короткое время оббежали крепость. А в том, что они ничего не принесли, виноваты мы сами, так как мы вчера разбили турок, а после них, вы это прекрасно знаете, не остаётся ничего. Я сейчас это исправлю - у меня на корабле остался кое-какой запас. Я сейчас объясню своему вестовому, он на баркасе сходит, и мы продолжим наше празднование победы. Иван идем, я дам команду мичману на баркасе. Извините господа, - и они вышли из дома.
   - Иван, держи империал, полчаса времени тебе, не опозорь Русский флот перед Европой.
   Чрез полчаса в комнату заскочил запыхавшийся Иван и стал выставлять из большой торбы на стол бутылки с вином, копченый окорок, вяленое мясо, сухой сыр, колбасы, оливки, всевозможные овощи и фрукты и, подойдя к Лазареву, незаметно вернул империал. Михаил Петрович вопросительно посмотрел на вестового, но тот уже нёс пустую торбу к окну.
   Французский и английский офицеры зловеще посмотрели на своих вестовых. Первый уже мысленно видел Жака в кандалах на каторге в Кайене, а второй своего Джона на Ямайке - рубящим сахарный тростник.
   - Господа, господа, продолжаем праздновать. Я предлагаю выпить за вас, только у таких великолепных офицеров могут быть прекрасные вестовые. Мой что - сходил на корабль, взял из моих запасов и даже при этом на веслах не сидел. При встрече с нашим императором Николаем, я доложу ему, какие прекрасные офицеры служат на союзных нам флотах. Господа, я считаю за честь находиться с Вами за одним столом. За Вас господа!
   Союзные офицеры, весьма польщенные сказанным, заулыбались, а вестовые облегченно вздохнули - после такой похвалы русского офицера наказывать их не будут. Празднование вошло в своё русло. По приказу раздобрившихся офицеров вестовые отнесли вина и закуски командам баркасов, чтобы не мёрзли - ночи стояли холодные.
   Прошло часа полтора, и Лазарев заметил, что на столе доставленное Иваном потихоньку иссякает, он подозвал его взглядом. Вестовой наливая вина в бокал тихо произнес:
   - Слушаю, Петр Михайлович.
   - Иван, на империал, надо ещё раз удивить Европу.
   - Не могу, Петр Михайлович.
   - Почему?
   - Петр Михайлович, за дверью висит только ваша шинель...
  
   Глава девятая показывает, что казарма - это образцово-показательное социалистическое общежитие советских воинов
  
   ї1. Живете здесь, как свиньи в берлоге!
   - В связи с природным потеплением резко ухудшилось поведение во всех ротах батальона, что суммарно накладывает говняный отпечаток на дисциплину всего подразделения в целом, - начал вечернее совещание офицеров, старшин и сержантов сверхсрочной службы командир мотострелкового батальона подполковник Солнцев.
   Монолог этот он произнес в первый же день своей служебной деятельности после очередного отпуска. Видимо, за время отпуска подполковник очень соскучился по командованию людьми.
   - Ноги человека побывали даже на Луне, поэтому на поверку каждой роты мне потребовалось двадцать минут, а командирам рот потребуется на это сто разделить на двадцать..., - подполковник немного задумался, - получается одна минута. Очень простая арифметика. Должен заметить, что сегодня первый батальон по уровню дисциплины выше нашего. Это заметно даже невооруженным глазом идиота.
   Пока я был в отпуску, к нашему носу незаметно подкралась очередная годовщина Великой Октябрьской Революции, поэтому к началу празднования все двери казармы должны быть обшарпаны и помазаны краской.
   Замполит, а что в Ленкомнате разбросано: книги, тетради, бумаги, телевизор? Уборный материал в туалете валяется вперемешку с унитазами. Бардак какой-то! Осталось в туалет поставить вигвам и развести гарем с одалисками. А вспомните, товарищи офицеры, проводимый в прошлом году конкурс солдатских туалетов, так наш победил с перевесом в десять очков. И пусть мои слова навсегда застрянут в ваших головах, а если вы отупели за мой отпуск и не можете запомнить, тогда записывайте в кондуит как я. При всех достаю свой кондуит, - и подполковник Солнцев почему-то расстегнул все до единой пуговицы кителя, вытащил из внутреннего кармана сложенную пополам школьную тетрадку. - Вот, смотрите, что еще у нас делается, без нашего ведома и разрешения. Во втором взводе мною были найдены под матрасами две спортсменки. А в тумбочки кто-нибудь заглядывал? В них можно найти что угодно, начиная от помидор и кончая ужов. Личный состав загадил все тумбочки фотками своих невест, и мне пришлось лично разоружить тумбочки Пятакова и Павлова. У сержанта Булавина вообще обнаружена голая женская задница, - и подполковник вперил злобный взгляд в замполита. - Замполит, объясни ему, что это пошлость! Была бы обнаженная, вот это было бы настоящее искусство. Прямо не солдаты у нас, а какие-то недоразвитые и умственно отсталые идиоты, - подполковник энергично покрутил пальцем у виска, тем самым демонстрируя, насколько умственно отсталые солдаты. - Отцы-командиры, в кубриках что творится? Читая кондуит, рассказываю. Во втором - решетка грязная и на всех плафонах мухи гадят. К чему это приводит? Объясняю: засранные плафоны приводят к неуставным отношениям, грубейшему нарушению дисциплины, а нарушитель дисциплины - не наш товарищ. Нарушитель дисциплины - это пособник врага. И это еще не все. В каптерке третьей роты на лампе висит петля, а под ней - белые тапочки. В сушилке гуляет ветер. Не сушилка, а медвытрезвитель какой-то. На все мои недостатки и замечания держите глаза в оба, а там мы будем посмотреть. Я еще после отбоя пройдусь по тумбочкам и чью кровать там поймаю, тот будет жестоко наказан. Вы у меня смотрите. Я где нормальный, а где и беспощадный.
  
   ї2. Не делайте умное лицо! Вы же офицер!
   Командир батальона налил из графина полстакана воды, выпил. Несколько минут изучал свой кондуит и продолжил нравоучение:
   - Запомните, товарищи, каждого барана желательно вешать за свою ногу. Вот ты, начальник штаба, утром вставай раньше, и нечего бежать на автобусную остановку, как пяткокантроп за мамонтом. В мирное время бегущий майор вызывает смех, а в военное - панику. Смотри на командира. Командир пешком не ходит. Он берет с собой "ГАЗ -69" или зампотеха. Если будешь хорошо смотреть, то "ГАЗ -69" и тебя будет подбирать.
   Замполит, армия это не ссылка и нечего здесь Ильича в шалаше изображать. "Боевой листок" - это не газета "Искра", поэтому не надо в нем писать только о бардаке. Пусть пишут и что-нибудь хорошее: о культуре, о войне во Вьетнаме, гестаповских пытках. А работа телевизора в Ленкомнате определяется порядком его включения. Все вам надо подсказывать, вот для этого у командира и голова, чтобы вперед смотреть.
   Отвлечемся немного от служебных обязанностей. Послушайте, что я сегодня слышал по радио: Братская ГЭС закрылась на ремонт, - продолжил подполковник Солнцев, - или у них санитарный день... Нет, отвлекаться не будем. От нее, этой ГЭС, тянутся провода, по которым пускают ток высокого напряжения, там действует сила тока мощностью пять мегаватт. Не мудрствуя лукаво, попробуйте, как говорят лесники, врубиться в неписаные давно написанные правила: от несоблюдения техники безопасности человек может не только умереть, но и родиться, поэтому не будем тут рисовать жертву несчастного случая. Когда мы говорим "поражение электрическим током", то подразумеваем, естественно, смертельный исход. Вы это должны знать как правило умножения: "один пишем, два - себе", а если нет, то наш разговор о технике безопасности гроша выделанного не стоит.
   Возвращаемся обратно из ТБ в казарму. Старшина первой роты!
   Поднялся старшина Мордвинов.
   - Старшина, наряд по батальону сегодня от вашей роты, а я должен говорить дневальному, чтобы он помочил тряпочку и вымыл полы. Второй дневальный не стрижен, висит на ушах, и чуб торчит из-под головы. Грубейшее нарушение формы одежды. Я ему: "Ты что развел гриву, как у коня, убери челку с шеи", а он меня глазами лупает, как бестолковый Буратино. Хотя, если верить Алексею Толстому, он был умнее - продал азбуку за пять сольдо. Дневальный - просто дубина из этого полена. Сядьте, старшина.
   Товарищи офицеры, сверхсрочнослужащие, старшины и сержанты, у нас в казарме пять утюгов, а личный состав не стрижен. Всем стричься! Парикмахерские ведь в Ленинграде работают круглосуточно.
   Командир третьей роты, донесите своему личному составу, что я категорически запрещаю бить стенку табуреткой, нельзя все поломать, надо на чем-то и сидеть. Пусть лучше нацепят каски и стучатся головой. Табуретки будут целые, и извилины в мозгах растрясут и каски проверятся на крепкость. У тебя в роте семь разгильдяев, а ты волосы на пробор носишь.
   Товарищи, сколько можно вас предупреждать о переходах через забор? И вот, результат: рядовой Булавин совершил самовольную отлучку с посадкой на голову заместителю командира батальона в кинотеатре "Аврора". Где и был отловлен, ну, не с вином, а с намерениями. Рассказал мне, где вина есть. Вот вам истина: "Болтун - находка для трибуны". Поэтому каждый солдат должен быть или наказан или поощрен. Возьмите уставы, перепишите их наизусть, и тогда тоже все будете знать. Напоминаю: всякое дышание воздухом возле забора является самовольной отлучкой.
   И последнее, что я хотел здесь отметить. Подхожу к казарме, меня увидели - и назад. Быть может, вам здесь лучше пугало поставить?! Если вам не нравится ваш начальник, поставьте себя на его место. Судя по вашим лицам, вижу, что семя брошено не в каменистую почву, и теперь я усматриваю тенденцию к построению на ужин. И чтобы во время ужина ни одного личного состава не видел в казарме. Предупредите батальон поротно, что буду на ужине и вечерней поверке.
  
   ї3. Ложка упала на пол и давай валяться
   Батальон подошел к столовой. Командир стоял у входа.
   - Батальон! Смирно! - скомандовал дежурный по части.
   - Вольно! Товарищи солдаты, по команде "вольно" вы можете ослабить правую или левую ногу, а не вертеться как поросята в мешке. Когда меня нет, вы тут перед столовой матом ругаетесь, как маленькие дети, а затем этими же руками хлеб будете брать, - и зашел в столовую.
   Навстречу ему спешил начальник столовой, тучный в телесах мужчина. Подполковник Солнцев оглядел его с ног до головы.
   - Да-а-а, состояние души-тела: тупо, сыто, мордато, - и двинулся вдоль столов, за которыми ужинали солдаты.
   Но сразу остановился, услышав, как солдат сказал сержанту:
   - Ни один человек такой чай пить не будет.
   Сержант ответил:
   - А я пью!
   - А человек, хоть один?
   На что командир батальона, набычившись, отреагировал:
   - Товарищ солдат, круговорот воды в природе гарантирует: все, что мы пьем, уже когда-то пили...
   Развить мысль о законе природы ему не дал подошедший начальник столовой, прошептавший:
   - Товарищ подполковник, зайдите, пожалуйста, в класс поваров, попейте кофе.
   - Хорошо.
   Пройдясь вдоль столов, зашел в класс поваров, сел за стол. Через пару минут дверь открылась, пропуская начальника столовой, несущего солдатскую кружку с кофе, распространявшую колониальный аромат заморских стран.
   - Товарищ подполковник - это кофе. Напиток чудесный из Индии.
   Подполковник отхлебнул глоток.
   - Надо же - из такой дали волокли, а он еще теплый. Вообще-то ничего. Лучше сухой блин во вторник, чем кукиш с маслом в среду, тем более что кукиш с маслом - дальний родственник обещания.
  
   ї4. Сегодня четверг. Завтра - пятница. Остальное старшина доведет.
   - Батальон, на вечернюю поверку становись! - проорал дневальный.
   - Капитан, в детстве я мечтал быть дворником, - рассказывал подполковник Солнцев дежурному, пока солдаты строились. - Но, когда подрос, понял, что буду очень глупо смотреться на лобовом стекле автомобиля, и поэтому поступил в военное училище, и вот...
   - Товарищ подполковник, батальон построен, - тихо произнес дежурный.
   - Ах, да! Командуйте!
   - Батальон! Равняйсь! Смирно! Товарищ подполковник, батальон на вечернюю поверку построен!
   - Товарищи солдаты! По команде "равняйсь" чайники поворачиваются носиками вправо. Дежурный, доложите о наличии людей! Кто не все - накажем! После вечерней поверки всех отсутствующих построить в одну шеренгу! Не будем тянуть резину в долгий ящик. Сейчас разберусь, как следует, и накажу как попало! Командирам отделений, доложить о наличии отсутствия личного состава дежурному по батальону!
   Через несколько минут выяснилось, что все на месте.
   - Товарищ подполковник, вечерняя поверка в батальоне произведена. Незаконно отсутствующих нет!..
   - Ага! - перебил командир. - Отсутствующих нет! Ну, вам повезло, это большое счастье для вас, иначе я бы начал зверствовать. В армии виноват не тот, кто виноват, а тот, кого назначают. Отбой сорок пять секунд, чтобы я никого не назначил! Вы думаете, я домой ушел? Нет! Мой дух остался с вами.
  
   ї5. Сапоги нужно чистить с вечера, а утром надевать на свежую голову
   На следующее утро в 6:00 подполковник Солнцев наблюдает, как солдаты после команды дневального "подъем" строились.
   - Батальон! Равняйсь! Смирно! Товарищ подполковник!..
   - Вольно! Товарищи солдаты, если хотите быть сильными - бегайте, если хотите быть умными - бегайте, но сегодня физической зарядки не будет. Сегодня проветрите спальные принадлежности, а то дух стоит в казарме, как будто здесь ночевало стадо уланских лошадей. С одеялами прихватите прикроватный коврик! Разойдись!
   Солдаты разбежались к своим кроватям, похватали одеяла и коврики.
   - Батальон! Становись!
   Построились.
   - Товарищи солдаты! Одеяла и прикроватные коврики надо вытряхивать только по ветру! Направо! Бегом марш! - и полторы сотни пар сапог затопали на выход из казармы, а командир обратился к дежурному:
   - Капитан, после утреннего осмотра выделить несколько солдат, пусть разметут лужи по плацу, чтобы офицеры и сверхсрочные служащие по дороге не мочились.
   Личный состав возвратился в казарму и стал заправлять постели.
   - Товарищи солдаты! - зазвучал голос командира батальона. - Простынь складывается вдвое и заправляется в голове. Разложив одеяло, натяните его, оглядите и натяните еще раз, каждая складка на солдатском одеяле - лазейка для шпионов мирового империализма. Дежурный, командуйте!
   - Батальон! На утренний осмотр становись! Равняйсь! Смирно! Товарищ подполковник, батальон на утренний осмотр построен!
   - Вольно! Командирам отделений приступить к утреннему осмотру! - И подполковник Солнцев пошел вдоль строя.
   Остановился возле солдата, не успевшего застегнуться.
   - Ну, что это такое? Майка нараспашку, ремень отдельно, живот отдельно, брюки отдельно.
   Солдат быстро привел себя в порядок.
   - Вот, теперь хорошо. А где ваш головной убор?
   - Потерял, товарищ подполковник.
   - Дежурный! Это боец вашей роты?
   - Так точно!
   - Ну, тогда натяните ему на голову презерватив и напишите на нем "шапка". А то что ж - он будет без головного убора стоять, что ли? А кто это там зевает? После построения подойдешь ко мне - заклею рот пластырем, и получишь ровно четыре с половиной наряда.
   Прошел еще немного вдоль строя.
   - Что это у вас за сапоги? Каблуки сточены до самого кобчика. Снимите сапоги. Товарищ солдат, что за ногти вы на ногах отрастили? Как у орла - хоть по деревьям лазай, - и стоящему рядом. - А вы что улыбаетесь, как инопланетянин? Дежурный, закончить утренний осмотр! Принесите мне в канцелярию книгу "Записи больных". Для офицеров и сверхсрочнослужащих совещание у меня в восемь ноль-ноль. Вам, товарищи солдаты, приказываю: ешьте суп, а то заболит живот. Вы тогда даже армии не нужны будете.
  
   ї6. Если бы другие не были дураками, мы бы были ими
   В 8:00 в канцелярию мотострелкового батальона зашел подполковник Солнцев.
   - Товарищи офицеры! - скомандовал начальник штаба.
   Все присутствующие вытянулись по стойке "смирно". Командир прошел к своему креслу во главе длинного стола.
   - Товарищи офицеры! - И офицеры, и сверхсрочнослужащие расселись вдоль стола.
   Солнцев всех оглядел.
   - Товарищи, вчера я был на вечерней поверке батальона и могу отметить, что вчерашнее совещание пошло на пользу - самовольщиков не было. Сегодня присутствовал на подъеме и утреннем осмотре - все подстрижены. Так, мелочи были, замкомвзвода, надеюсь, доложат. Прошел я по прилегающей природе и нашел вытоптанные газоны. Что за свинья там топталась? Корова, что ли? Объясните солдатам, что топтать газон - не подвиг. Героями не рождаются, героями погибают. Иду - рядовой Худайбердыев навстречу. Шапка набекрень, верхняя пуговица расстегнута. Вы ему, товарищи, сообща наденьте шапку прямо, а то ему самокрутку в рот и дым караулом. Все нарушения дисциплины оттого, что у многих солдат пуговицы расстегнуты. Ответьте мне: чем отличается ширинка от наших солдат. Не знаете? Я вам доложу. Ширинка всегда застегнута! Добейтесь этого от солдат! Наши солдаты спят стоя на ходу, здесь им так не пройдет! Рубите дерево под корень, а обезьяны сами с него посыплются.
   Возвращаемся к вчерашнему кануну праздника, о котором я говорил на совещании. Он нас ждет впереди. В связи с этим, помойка в бане с субботы переносится на сегодня. Батальон будет мыться после обеда. Этим будут руководить командиры рот и старшины. Потому что в баню я не хожу. В женскую не пускают, а в мужской неинтересно. Моюсь дома. Смотрите, все должно пройти нормально. Первый взвод помылился - и выходи строиться, заходит второй и так далее. До вечера весь личный состав должен успеть помочиться под душем. Запомните, баня - это единственное место, где можно сменять шило на мыло. Если есть вопросы, то по вопросу всех вопросов обращайтесь по команде, по уставу. После завтрака личного состава десять минут перекур и будут строевые занятия. Начальник штаба, скомандуешь смирно и поставишь их столбами, а я хочу посмотреть их внешним лицом. Ровнее, чем полосы на плацу люди еще ничего не придумали. Пусть походят отделениями, взводами, ротами и так далее и тому подобное. Когда будут строиться, смотрите, чтобы не бежали один по другому. Плохо, что нет у нас оркестра, так бы в оконцовке занятий сначала кончает оркестр, потом все. Замполит, займитесь этим после праздников.
   Начальник штаба, когда я выйду на строевые занятия, мне командовать не надо. Я буду на плацу и на те недостатки, которые выйдут боком, укажу сам, в каждом отдельном случае.
  
   ї7. Что вас занимает? То, что я вам говорю или дохлый голубь, летающий над столовой
   Подполковник Солнцев подошел к начальнику штаба:
   - Заканчивайте занятия строевым шагом.
   - Батальон! Закончить строевые занятия! Разойдись! Батальон! Поротно! Становись! Равняйсь! Смирно! Товарищ подполковник!...
   - Товарищи солдаты, это касается всех. Уже команда "равняйсь", а вон, бумажка еще лежит. По команде "равняйсь", все резко поворачивают голову направо и должен быть виден четкий одновременный щелчок. По команде "смирно" руки прижимаются к бокам, а мизинец находится на уровне шва штанов. В лучшую сторону хочу отметить третью роту. Строевой шаг у вас хороший, но надо больше сгибать носки в колене, и удар должен быть более одновременным под срез сапога товарища. В худшую сторону отмечаю солдат второй роты. Ну как вы ходите, как ходите! Корова какая-то, свинья, наверное! А за весь батальон в целом скажу так - это караван плешивых верблюдов, жующих, чавкающих, рыгающих и пердящих на ходу...
   Весь состав дружно, весело заржал.
   - Эй, вы! Кто давал команду смеяться?..
   И все же, командира мотострелкового батальона Солнцева любили и уважали все: и солдаты, и офицеры, и сверхсрочники. Он был фронтовик, кавалер трех орденов "Красная Звезда", двух "Отечественной войны", одного "Славы" и многих боевых медалей. Нехватку образования ему заменяло уважение к людям, любовь и справедливое отношение к своим подчиненным, которых, если что-то случалось, он наказывал только сам. И называли его все "папа".
  
   Глава десятая рассказывает о том, что лодка самым наглым образом приставала к берегу
  
   ї1. Если ты сунешь нос в мою задницу - ты будешь иметь нос в заднице, и я буду иметь нос в заднице, однако это не то же самое
   Атомная подводная лодка типа "Тайфун" входила в бухту после выполнения учебно-боевой задачи. На борту находился командир дивизии атомных подводных лодок контр-адмирал Диарейкин, который после вчерашнего единоличного отмечания успешного завершения учебно-боевой задачи чувствовал в себе большой прилив командной энергии. Она зародилась в нем минут сорок назад. Могучий адмиральский организм начал вырабатывать ее из десяти капель крепкого чая, разбавленных стаканом спирта. Она перла из него не только через крупные дырки в теле, но и через мельчайшие поры кожи, окутывая его вонюче-радужным облаком, называемым оккультистами аурой, а нормальными людьми - перегаром. Порывы ветра с трудом отрывали маленькие клочки этого облака и несли их на корму, где они цеплялись за гюйс, от чего он не трепетал весело на ветру, а висел, болезненно свернувшись тряпочкой.
   Атомоход шел швартоваться без буксира, а это очень высокий показатель мастерства судоводителя, в данном случае - командира корабля капитана І ранга Меньшова.
   - На руль! Лево на борт! Стоп оба! - скомандовал Меньшов.
   У контр-адмирала Диарейкина, бывшего несколько лет назад командиром однотипной лодки, командная энергия нашла, наконец, выход через верхнюю дырку тела командой:
   - Левый малый назад! Правый малый вперед!
   Командир подлодки молча взял микрофон внутренней связи, нажал тангенту и спокойным голосом произнес:
   - Командир - центральному! Запишите в вахтенный журнал: в командование лодкой вступил контр-адмирал Диарейкин.
   Реакция адмирала была молниеносная:
   - Отставить! Товарищ капитан первого ранга, вы что себе позволяете! Вы - командир корабля и имеете допуск на командование им. Вы и несете полную ответственность за свои команды.
   - Командир - центральному, отставить запись в вахтенном журнале! Кораблем командую я. На руль! Право на борт! Малый вперед!
   Но опять прозвучал голос адмирала:
   - Отставить! Левый назад! Правый малый вперед!
   Командир повернулся в сторону адмирала:
   - Товарищ адмирал, если вы будете мешать мне командовать кораблем, я вызову вахту, и они спустят вас через люк в нижний отсек.
   У контр-адмирала Диарейкина от удивления вздыбились брови. Он вперил свой взгляд в лицо капитана І ранга Меньшова, и началась дуэль взглядов. Они стояли друг против друга, оба двухметрового роста, в меховых канадках и штормовых сапогах. Все в дивизии знали, что адмирал хам, нахал и в то же время трусливый лизун. Многие помнили случай, произошедший на атомной лодке, где Диарейкин в звании капитана ІІ ранга занимал должность старпома. На корабль прибыла труппа одного из Московских театров, гастролировавшая по военно-морским базам Краснознаменного Северного Флота. После экскурсии, согласно флотской традиции гостеприимства, для них в кают-компании накрыли обед. Гости разместились за столом, командир с бокалом в руках поднялся произнести тост, и вдруг динамик громкоговорящей связи выдает:
   - Да пошел ты на хер!
   Мужчины-артисты заулыбались, женщины скромно опустили томные взгляды в тарелки. Командир наклонился и прошептал на ухо старпому:
   - Разберись, кто это ляпнул.
   Капитан ІІ ранга Диарейкин, извинившись, потихоньку выбрался из-за стола, вышел из каюты и бегом в центральный пост. Схватил микрофон громкоговорящей связи, поднес к губам.
   - На корабле по отсекам доложить, кто сказал слово "хер"!
   Через несколько секунд пошли доклады:
   - Центральному. В первом отсеке слово "хер" не говорили.
   - Центральному. Во втором отсеке слово "хер" не говорили...
   Все отсеки доложили, что слово "хер" никто не говорил. В кают-компании командир и замполит сидели красные, как кумачовые флаги. Артисты улыбались все.
   - Командиру - старпом, - проговорила в последний раз громкоговорящая связь. - Товарищ командир, на нашем корабле слово "хер" не говорили.
   Артисты не выдержали и громко рассмеялись, а за ними натянуто засмеялись, как бы за компанию, командир и замполит.
  
   ї2. Что получится, если скрестить свинью с Диарейкиным? А ничего. Есть вещи, которые даже свинья делать не будет
   Утренний подъем флага. Старший помощник командира капитан ІІ ранга Диарейкин обходит строй офицеров и мичманов, построенных на палубе атомохода. Приближая очень близко свое лицо к погонам, он как бы ищет пылинки, но это первое впечатление, обманчивое. Старпом внимательно вынюхивает ароматы вчерашнего схода на берег. Обнаружить эти запахи не удаётся, а так хочется. Останавливается возле мичмана из БЧ-5.
   - Товарищ мичман, почему у вас глаза красные, как у вареного судака?
   - Глаза больные, товарищ капитан второго ранга. Блефорито-коньюктивит.
   - Доктор! Что это за болезнь?
   - Это глазное заболевание, инфекционное. Передается, если протереть свои глаза его носовым платком, - исчерпывающе ответил судовой врач.
   - Товарищ мичман, для вас это последнее общее построение. С завтрашнего дня вы строитесь один на полубаке. Ваше наличие проверяет доктор. Доктор, вы меня поняли?
   - Так точно, товарищ капитан второго ранга.
   Старпом двинулся дальше вдоль строя. Резко остановился подле капитан-лейтенанта из БЧ-2.
   - Товарищ капитан-лейтенант, а что у вас за глаза?
   - Нормальные, товарищ капитан второго ранга, навыкате.
   На этом обнюхивание офицеров и мичманов закончилось.
   - По своим заведованиям разойдись!
   Строй рассыпался, все бросились к центральному люку, чтобы спуститься вниз и разбежаться по отсекам лодки. Матросы, пропустив старших по званию, стали спускаться, и тут раздался грозный окрик старпома:
   - Что за ржание на трапе? Отставить! Всем поднять уши! - Он имел в виду уши на шапках. Когда последний матрос скрылся в недрах корабля, капитан ІІ ранга Диарейкин, отдав честь флагу, по сходне сошел на причал - походить по берегу, поискать кому-нибудь неприятности. Счастье улыбнулось ему сразу: навстречу шел "секретчик" с соседней лодки.
   - Товарищ мичман, стойте! Ответьте мне, кто дал вам три рубля, чтобы вы подорвали устои Советского военно-морского флота? Молчите? Да, я вас насквозь вижу! Ваш дед был "бандеровцем", а бабка с немцами спала. Вы почему держите руки в карманах? Вам, что не нравится служить на героической земле Сайда-губы? А сигарета во рту! У вас совесть есть на плечах?
   - Товарищ капитан второго ранга, она не прикурена.
   - Дать бы вам как следует по башке, да оттуда ничего хорошего не вылетит, кроме соплей. Сразу видно: или "режимщик" или "секретчик". А насчет того, что не прикурена - вытащите хер из ширинки и ходите так, все равно не ссыте. Доложите своему командиру, что капитан второго ранга Диарейкин сделал вам замечание. И запомните, я буду тормозом на вашем пути к званию "старший мичман", - и разошлись они на параллельных курсах: мичман - на свою лодку, а капитан ІІ ранга - дальше вдоль причала.
   Счастье не повернулось к нему задницей, оно продолжало улыбаться ему передницей: прямо на него шли два матроса с посылочными ящиками в руках.
   - Матросы! Ко мне, бегом!
   Матросы подбежали и вытянулись по стойке "смирно", так как честь отдать они не могли - обеими руками держали посылки.
   - Что в ящиках?
   - Яблоки, товарищ капитан второго ранга.
   - Яблоки? Куда вы их тащите?
   - В расположение, товарищ капитан второго ранга.
   - Вы целенаправленно несете холеру и дизентерию, а остальные матросы добровольно и с превеликим удовольствием будут заражаться. И когда на море будет качка, то на моряков, с вашей подачи, нападет срачка.
   - Товарищ капитан второго ранга, мы каждое яблоко помоем с мылом и протрем полотенцем.
   Диарейкин оглядел матросов.
   - Эх, вы! Поколение семидесятых годов! У вас еще лапша на ушах не обсохла, а вы пытаетесь ее вылить на мои уши. Сходите лучше в медпункт и пусть там обработают каждое яблоко хлоркой. Скажете, что приказал капитан второго ранга Диарейкин. Идите.
   Он смотрел им вслед и рассуждал сам с собой:
   - Даже работу медиков я выполняю. Почему никто не может ничего делать сам? Обязательно над каждым должна стоять дубина и им командовать. Это только мы, русские, с нашим нежеланием работать могли "включатель" назвать "выключателем".
   В общем, свой служебный день капитан ІІ ранга Диарейкин начал удачно - его самолюбие было удовлетворено.
  
   ї3. Если хочешь чтобы тебя оценили - умри. Если жаждешь крови - стань клопом
   Закончил свою служебную деятельность капитан ІІ ранга вечером в Ленкомнате с командой подводной лодки.
   - Встать! Смирно! Товарищ капитан второго ранга, команда подводной лодки собрана. Капитан третьего ранга штурман Дмитриев.
   - Вольно! И сидеть передо мной смирно. Эй, там, кто-нибудь сидящий на конце, закройте дверь Ленкомнаты, мы не к любовнице пришли. Мы будем сталкиваться с кое-какими проблемами, о которых нельзя упоминать в обществе. За мир во всем мире надо бороться, в том числе и с оружием в руках. Поэтому старшие команд каждое утро должны вставать не с той ноги, чтобы враг и матросы не дремали. Они не должны валяться на кроватях, для этого есть Ленкомната. Почему мы собрались в Ленкомнате, а не в курилке или в гальюне? А потому, что политработа на флоте - это единство борьбы и противоположностей. Пора брать коня за рога - необходимо ликвидировать всех не стоящих на комсомольском учете и выявить лучших пропагандистов, - и Диарейкин, словно Наполен, заложил ладонь за полу форменной тужурки прошелся туда-сюда и продолжил воспитательное мероприятие. - Надо подписать обложки политических тетрадей. Вон шкаф, там есть работы и Карла, и Маркса, там даже есть "История" Платона, который соблазнил все афинское юношество, но в философии можно как в двух пальцах заблудиться, поэтому придумайте какую-нибудь цитату Ленина, только каждый свою, и напишите ее на обложках.
   Кто у нас ответственный за выпуск "Боевого листка"? А я сам знаю, не надо мне подсказывать - это мичман Кондраш. Мичман встать! Все свободны! Остается узкий круг ограниченных людей - это офицеры корабля. Кроме лейтенантов - они еще не одурели. А вы, мичман, стойте, как монумент, как стела, как такой вот живой памятник "Боевым листкам". Я не успокоюсь, пока вы не уйдете домой, а я вас вызову обратно. Товарищ мичман, "Боевой листок" должен быть боевым листком - это ведь боевой листок. Но, судя по вашей мимике лица, вы не знаете о чем в нем писать! Да две - три заметочки, бабу голую ленточку грудью разрывающую и надпись "Юмор". Только вот бабу страшную, как нечищеный, обосраный прусаками торпедный аппарат, не рисуйте. И не надо, товарищи, смеяться, смех без причины - это признак незаконченного высшего образования. А вы, мичман, почему не смеетесь? Цитирую кого-то из великих, конечно, не таких, как Владимир Ильич Ленин и товарищ Леонид Ильич Брежнев, а кого-то похерее: "Я понял в чем ваша беда, вы слишком серьезны. Серьезное лицо - еще не признак ума, господа. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением". Вы хоть раз видели, чтобы я улыбался? Товарищ мичман, сколько вы еще собираетесь служить на Севере? Что? Еще один срок? Запомните, товарищ мичман, что свой стаж сроками меряют только американские президенты и политики, а также уголовники. А вы - советский моряк, подводник! Куда вы планируете перевестись после Севера? В Севастополь? Почему? Ваша Родина? Гордитесь! Я тоже горжусь тем местом, откуда родился. Это хорошо, что вы стремитесь на Родину. Есть беспринципные случаи бегства с Родины, из нашего Советского Союза за границу, к врагам. Этим отличается торговый флот: торгаши есть торгаши. А почему люди бегут с корабля, который не тонет? Да потому, что они сообразили, куда он их везет!
  
   ї4. Как отличить впадину от возвышенности? Объясняю: если руки ложатся на сиську - это возвышенность. А если руки как в письку - это впадина
   Контр-адмирал Диарейкин любил давать самые неожиданные команды. Поднявшись однажды на корабль, он снял фуражку и, бросив ее на палубу, заорал:
   - Это бомба! Ваши действия?
   Молодой матрос, салага, не долго думая, ударил ногой по фуражке, и она улетела в воду. Все затаили дыхание, ожидая реакцию адмирала. Тот указал рукой на плавающую фуражку и дал команду:
   - Человек за бортом!
   Увы, тягостное впечатление производит контр-адмирал Диарейкин. Самовлюбленный самодур. Он, что таким родился? Этого не знает никто, потому, что при великом таинстве его рождения представители флота не присутствовали. Но везде присутствует причинно-следственная связь. Может, причиной послужил случай, приключившийся с Диарейкиным на третьем месяце службы в качестве офицера. Некто позвонил командиру части и доложил, что лейтенант Диарейкин с молотком в руках гоняется по расположению за матросами. Следом кто-то позвонил дневальному и попросил передать лейтенанту, что его вызывает командир прибить книжную полку у него в кабинете. Неизвестно кто позвонил в санчасть и сообщил, что из расположения личного состава выскочил лейтенант с молотком в руках и отправился к командиру. Все закончилось тем, что зашедшего в командирский кабинет лейтенанта Диарейкина скрутили матросы-санитары, облачили в смирительную рубашку, а потом на санитарной машине отвезли и сдали в приемный покой местной психбольницы. Там он пробыл под наблюдением месяц и был выписан с диагнозом "Психических отклонений нет. Здоров".
   После выписки из психушки лейтенант был переведен для дальнейшего прохождения службы в другую часть. Но месячное общение с психически нездоровыми наложило свою печать и на его психическое состояние. Так, он стал панически бояться звонящего служебного телефона, стал ненавидеть матросов, мичманов и офицеров, так как не знал, кто звонил о нем и о молотке. А заодно стал ненавидеть медиков - и военных, и гражданских. И, почему-то газеты стал читал только в гальюне. Вот там лейтенант Диарейкин и сделал выводы, о которых, по определенным причинам, никому говорить не стал.
   Первый вывод: кто любит колбасу и уважает себя, не должен видеть, как она делается.
   Второй: положение в иерархии советского общества определяет не количество колбасы в холодильнике, а наличие туалетной бумаги дома в гальюне.
   Третий: надо втираться во влиятельные круги.
  
   ї5. Если гражданские такие умные, то почему они строем не ходят?
   - Лейтенант, вы старший у этих матросов?
   - Да.
   - Где вы ходите, работа стоит. Пошли, пошли, - и строй матросов из шести человек во главе с лейтенантом Диарейкиным пошли следом за гражданским лицом.
   Они повернули за угол на другую улицу и увидели развороченный тротуар, а на проезжей части - большую кучу тротуарной плитки.
   - Лейтенант, вот это видишь? До пяти вечера все надо уложить. Ясно? Вон двое рабочих, они все расскажут и покажут. Мужики, идите сюда, морячков поучить. И запомните, капля никотина убивает не только лошадь, она убивает десять минут рабочего времени.
   Минут через пятнадцать подошли шесть солдат во главе с лейтенантом. Работа по благоустройству города закипела с удвоенной силой.
   В это время к КПП воинской части подъехала "Нива". Из нее вышел мужчина лет под сорок, и обратился к дневальному:
   - Подскажите, пожалуйста, шесть матросов и лейтенант выходили?
   - Да, час назад.
   - Странно, - пробормотал мужчина, садясь в машину.
   Двигатель заработал, и он поехал к себе домой, где через два дома за углом шесть матросов и шесть солдат под присмотром двух лейтенантов выкладывали плиткой тротуар.
   Мужчина нервно курил, посматривая на часы. Через полчаса "Нива" стронулась и поехала обратно на КПП.
   - Извините, можно от вас позвонить командиру? - спросил он у дежурного по КПП.
   - А вы кто?
   - Брат.
   - Одну минутку, - и мичман закрутил рукоятку телефона. - Командира. Товарищ командир, вас брат спрашивает. Есть! - он протянул телефонную трубку мужчине, - Пожалуйста!
   Мужчина схватил ее и прижал к уху.
   - Лева, привет. Лева, ни лейтенант, ни матросы ко мне домой не пришли.
   Лейтенант Диарейкин по прибытию с работ за невнимательность и халатное отношение к служебным обязанностям получил трое суток ареста с содержанием на гауптвахте. После этого лейтенант невзлюбил гражданское население Союза Советских Социалистических Республик. А о себе он говорил, что он баловень трагической судьбы, но:
   - Выше голову, - сказал палач, накидывая петлю. - От рождения никто не застрахован.
  
   ї6. Счастье - это когда все тебя понимают, а сделать тебе ничего не могут
   Ветер перемен иногда выдувает тех, кому лучше бы оставаться на своем месте. Порыв этого ветра подхватил лейтенанта Диарейкина и понес вверх. А подхватил он его после того, как лейтенанту, отстоявшему очередь в булочной, досталась черствая буханка хлеба. Этим порывом ветра оказалась миловидная женщина.
   - Молодой человек, вам что, плохо? Это из-за черствого хлеба? Да не расстраивайтесь так. Возьмите буханку, у меня две. Берите, берите.
   Нет зверя настолько дикого, чтобы он не отзывался на ласку. Сны видят все, но не все в это время спят. Диарейкин ошалело смотрел на улыбающуюся женщину. Что это, прекрасный сон? Медленно протянул руку и потрогал женщину. Улыбка сразу пропала. А "Остапа понесло":
   - Извините меня! Вы, когда заходите в магазин и видите что-нибудь красивое, то обязательно это трогаете. Но в жизни, как и в наших магазинах красивого почти нет, а если есть, то за ним стоит очередь, - произнес в свое оправдание лейтенант за ощупывание и сник.
   Женщине явно понравились слова лейтенанта вылетевшие из глубины души. Она взяла его под руку и повела к выходу. Через месяц они дошли до ЗАГСа. Лейтенант Диарейкин приобрел себе в жены умную и красивую женщину, которая оказалась дочерью очень большого начальника в Министерстве Обороны. И ветер перемен понес его по званиям и должностям, и вот он адмирал. Капитан первого ранга - это его последнее офицерское звание, а адмирал - это счастье, это выживший из ума капитан первого ранга.
   Сколько Диарейкин сделал во время этого полета хорошего и плохого, не знает никто. Да и трудно на воинской службе ставить грань между плохим и хорошим: что одному плохо, то другому это же самое хорошо. К примеру. Став командиром атомной лодки, капитан І ранга Диарейкин через неделю принес на корабль поварскую книгу 1879 г. издания. Вызвал своего заместителя по материально-техническому обеспечению, корабельного врача, баталера, старшего повара и приказал:
   - Для вас нет схода на берег месяц. Если за месяц не освоите приготовление пищи по этой книге, схода на берег не будет еще месяц.
   Меню составлял сам, все блюда пробовал сам. В общем, через полтора месяца на его корабле стали готовить лучше, чем в любом московском ресторане.
  
   ї7. Всё-таки в дерьме что-то есть! Миллиард мух не может ошибаться
   Адмирал Диарейкин не выдержал дуэли взглядов, отвел глаза и буркнул:
   - Командуйте, командир. И пусть принесут мой портфель, - и повернулся к командиру корабля спиной.
   Капитан І ранга Меньшов продолжал уверенно командовать кораблем. Атомоход удачно ошвартовался к причалу, сходня соединила лодку с берегом. Командир дивизии подхватил свой портфель, принесенный матросом, и молча направился к трапу. Как только он ступил на сушу, раздалась команда командира корабля:
   - Смирно!
   - Да пошел ты на хер со своим "смирно"! Всему личному составу корабля объявляю оргпериод сроком на десять суток, без схода на берег... ик, ик, ик! - У него началась нервная икота, и он быстрым шагом поспешил в дивизионный лазарет.
   Встречавшие его офицеры штаба дивизии еле за ним поспевали.
   - Ик, ик, ик, - ураганом ворвался Диарейкин в лазарет и прямо в кабинет терапевта.
   Не прошло и двух минут, как дверь распахнулась чуть не слетев с петель - это выскочил адмирал. Остановившись около начальника штаба дивизии, он прорычал:
   - Я вам приказываю уничтожить эту банду медиков! Разделайте их по лазарету, как бог черепаху!
   Ничего не понимающий начальник штаба зашел к терапевту, подполковнику медслужбы.
   - Толя, что произошло?
   - Да ничего особенного, я сказал адмиралу, что он беременный.
   - Толя, да ты охерел!
   - Зато адмирал икать сразу перестал.
   А возле трапа лодки вместо матроса десять дней несли вахту офицеры штаба дивизии. После окончания оргпериода корабль ушел в трансарктический переход подо льдами Северного полюса. После успешного перехода капитан І ранга Меньшов всем говорил:
   - Не надо рыть другому яму - он может использовать ее под фундамент. Если бы не объявленный адмиралом оргпериод, то мы бы не смогли так хорошо подготовиться к этому походу. Спасибо ему за оказанную помощь!
  
   ї8. Все гениальное просто, но со вкусом
   После Трансарктического перехода капитан І ранга Меньшов собрался в очередной отпуск. Жена уехала раньше, еще когда лодка находилась подо льдами. Поэтому он остался круглым холостяком и оттого неспешно сдавал дела и обязанности. А по вечерам у него собирался узкий круг офицеров - расписать пульку. Пишут чинно, благородно: на столе скатерти нет, в квартире жены нет, под мизер коньячок попивают. Собрались вот так, вечерком - на одном столике играют, на втором: рюмки, коньяк, лимоны, пепельница. Один игрок лишний, просто наблюдатель, пока за спиной стоит, но взято с него обязательство - смотреть может только в карты одного игрока, и коньяк может пить со всеми, а не когда захочется.
   Вдруг телефонный звонок, хозяин поднимает трубку.
   - Володя, привет, мы пришли с Камчатки к вам на Север. Узнали, что ты в отпуск уходишь. Будет очень неприлично с твоей стороны, если ты не появишься у нас. Мы в кабаке "Арктика".
   Меньшов положил трубку.
   - Господа офицеры, с Камчатки пришли две лодки, командиры - мои друзья-однокашники. Прошу прощения, я вас покину на некоторое время. Вреда игре это не нанесет, есть кому меня заменить. Одна просьба: не спалите хату.
   - Володя, конечно, иди, все нормально.
   Меньшов одевается и выходит из квартиры. Игра продолжается, Всё красиво, прилично, курят - пепел в пепельницу, окурки - туда же. Под мизерок немножко коньяку - благодать. Через час телефонный звонок.
   - Мужики, как обстановка?
   - Володя, не волнуйся, все в норме, отдыхай, развлекайся.
   - Ну хорошо, скоро буду.
   Игра идет, коньяк потихоньку уменьшается, куча окурков в пепельнице растет. Все играют, выбросить некому. Через час, опять звонок и заплетающимся языком вопрос:
   - М-мужики, как обстановка?
   - Володя, все хорошо, хата целая, не спалили.
   - Скоро б-буду.
   Игра продолжается, коньяк убывает, окурки начинают вываливаться на стол. На это никто не обращает внимания. Недосуг - расписывается пулька. Проходит час, раздается звонок в дверь. Ближайший к двери офицер, идет открывать. На лестничной площадке стоят, чуть покачиваясь, два красавца, два капитана І ранга, а между ними висит хозяин квартиры. Заносят. Помутневший взгляд окидывает комнату, где происходит игра - оценивается обстановка, затем следует удовлетворенный кивок, означающий "все нормально" и звучит фраза:
   - Мужики, а теперь несите меня еб...ся!
   В этой классической фразе заключена вся суть корабельной службы: все свое основное время боевой флотский офицер проводит вдали от берега, от дома, в дальних походах...
  
   Глава одиннадцатая утверждает, что настоящего мужчину видно даже тогда, когда он стоит за углом
  
   ї1. Опять мы пошли своим путем, но к той же матери
   Группа советских войск в Германии, отдельная рота радиолокационной станции (РЛС), командир роты с фамилией распространенной в самых медвежьих уголках необъятного Советского Союза - Хлыпало. Личный состав, включая офицеров и прапорщиков роты, говорил: "Хлыпало не родилось, а из п-ды выпало и ударилось головой".
   Такое "уважительное" отношение вытекало оттого, что командир роты, выполняя уставные положения, заставлял дежурную смену РЛС брать с собой противогазы. Правда, делал он это очень оригинальным способом. Для проверки наличия противогазов в кунг, где находилась дежурная смена, им забрасывалась хлорпикриновая шашка. У кого противогаз есть, тот отделывался легко, ну а безпротивогазники долго размазывали слезы и сопли.
   Бойцы, в отместку за хлорпикриновое обезвоживание своих организмов, на всей технике, стоящей в автопарке, изъяли из катафотов красные стеклышки. Техник роты, прапорщик Сливкин, отвечавший за сохранность техники и за эти самые красные стеклышки, не знал что делать. А тут ему звонит его земляк, секретчик штаба дивизии, и сообщает:
   - Зёма, будет неожиданная проверка из штаба дивизии. Я тебе, как земляку: сам готовься, но не вздумай кого-нибудь предупредить.
   Прапорщик крепко задумался, ведь после проверки все вытекающие последствия сольются на него в виде начета за не укомплектованность техники катафотами. А могут обвинить в расхищении военного имущества с целью наживы, в умышленном снижении должного уровня боеготовности Вооруженных сил СССР и в пособничестве мировому империализму.
   Настроение портилось с каждой секундой. Мозги окутывались черными вязкими мыслями. От досады прапорщик стукнулся головой о машину, но она даже не шелохнулась. Уж очень мрачная перспектива открывалась перед ним. Наконец, он замерз и вошел погреться в КПП. Наряд по парку от неожиданности даже не встал. Один из дневальных пытался засунуть что-то в стол. Прапорщик Сливкин подумал:
   - Это он прячет остатки красных стеклышек, которые с утра еще были, - и истерично заорал: - А ну дай это сюда!
   Солдаты еще никогда не видели техника роты в таком состоянии: лицо красное, глаза выпученные, рот перекошен. И дневальный дрожащей рукой протянул затертый потрепанный западногерманский порнографический журнал "Lui".
   Прапорщик настроился на стеклышки, а тут какой-то журнал, и он еще более истерично завопил:
   - Это что такое? Где стеклышки? - Его начинала бить истерика. - Красные-е-е!
   Солдат от перепуга уронил журнал. Ударившись об пол, журнал разлетелся, и одна из страниц легла под ноги прапорщику. Взгляд его остановился на ней, и он стал приходить в себя. Истеричная дрожь прошла, глаза приняли нормальное положение, лицо порозовело.
   - Вот проклятые империалисты! Убери это, и что б никто не нашел! - сказал он нормальным голосом, вышел из КПП и, подойдя к первой машине, перочинным ножиком скрутил катафот. Засунул его в карман и пошел в общежитие, где жил в комнате с лейтенантом, таким же холостяком, как и он сам.
  
   ї2. Настоящего мужчину видно даже тогда, когда он стоит за углом
   Проснувшись на следующее утро, прапорщик Сливкин умылся, побрился и отправился в ближайшую немецкую аптеку. Провизорша встретила его стандартной улыбкой.
   - Фройляйн, гиб мир битте роте кондом.
   Немка выкладывает на прилавок презерватив в красивой блестящей упаковке. Прапорщик разрывает упаковку и разворачивает красное изделие. Долго и придирчиво разглядывает со всех сторон. Закончив осмотр, делает попытку натянуть его на кулак. У фройляйн самопроизвольно открывается рот, глаза вылезают из орбит, дыхание становится прерывистым и глубоким. Прапорщик на это ноль внимания - он продолжает попытку натянуть презерватив на кулак. Если получится, то он натянет красные презервативы на катафоты, и никто его не обвинит в пособничестве мировому империализму. Как вовремя на листе журнала "Lui" он увидел рекламу разноцветных презервативов. Вот-вот у него все должно получиться, но в самый ответственный момент тонкая резина рвется. Сливкин внимательно разглядывает свой кулак.
   У немки рот закрылся, глаза стали томными, призывными. Она перебирает ногами, как застоявшаяся кобыла перед жеребцом. Но советский военнослужащий не замечает этих сексуальных поползновений на его кулак. Он разочарован произведением медицинской промышленности ГДР. Не отрывая взгляда от порванного презерватива, он произносит:
   - Фройляйн, гиб мир битте гроссе кондом!
   У провизорши глаза и вовсе вылезают из орбит, она, цокая каблучками, убегает в подсобку, и через несколько секунд кладет перед прапорщиком самый большой размер. Если бы Сливкин глянул на нее, сам бы забился в оргазме, но он занят важным делом. Разрывает упаковку и не менее придирчиво, чем в первый раз, изучает экземпляр.
   - Битте, айн момент. Их пробире дизе кондом, - и сует руку в карман шинели.
   Из-за прилавка не видно, куда он засунул руку. А у немки третий раз глаза вылезают на лоб, и она в предынфарктном состоянии лепечет:
   - Нихт пробирен! Нихт пробирен!
   Прапорщик, глянув на нее, понял, что с ней происходит, и пулей выскочил из аптеки.
   Произойди этот случай в Западной Германии, надо полагать, что провизорша подала бы на недостойного называться военным иск в суд о возмещении ей морального и физического ущерба за то, что довел ее до предынфарктного состояния и убежал, не оказав первую помощь, нужную в таких случаях. А у восточной немки осталось неудовлетворённость и неверное представление об анатомии советских военнослужащих.
  
   ї3. Собака всё понимает, но ничего сказать не может, а командир всё высказывает, но ничего понять не хочет
   На КПП роты прапорщик Сливка столкнулся с командиром. Капитан Хлыпало, после ночной пьянки в гаштете, шел приступать к служебным обязанностям.
   - Товарищ прапорщик, вы почему пересекаете КПП вместе с командиром? Наверное, очень себя возвысили, и командир для вас уже ничего не значит? А это что, выпирает из кармана? Бутылка? Достаньте, а я приму решение, что делать со шнапсом.
   Из кармана на свет появился катафот.
   - Бутылка где? Что вы мне эту херню вытащили?
   Товарищ капитан у нас в парке пропали с катафотов все стекла, и я хотел у немцев в аптеке...
   - Вот оно что! Вы сначала разворовали и продали стекла немцам, чтобы их заинтересовать. Ловкий ход, а теперь им же катафоты. Все правильно, зачем немцам красные стеклышки без катафотов. Вы знаете, чем отличается старший прапорщик от прапорщика? Молчите? Не знаете? Прапорщик ворует только у государства, а старший прапорщик, кроме этого, ворует и у прапорщика. Вас можно представлять к званию старшего прапорщика только за то, что вы мудро реализуете немцам ворованное у Родины, которая поставила нас здесь защищать свои интересы от немцев.
   Стоявший рядом сержант, дежурный по КПП, с рукой у козырька, пытался перебить капитана и что-то доложить.
   - Воин, что за неуважение к командиру? Что за перебивание когда, я, командир, говорю?
   - Товарищ капитан, приехал...
   - Кто приехал? Твой дед из глухой деревни? За неуважение к старшему по званию, снимаю тебя с наряда и объявляю трое суток ареста с содержанием на гауптвахте. Иди к старшине роты, пусть он выпишет записку об арестовании, а перед разводом наряда принесет, я подпишу. А знаешь, почему не сразу? Чтобы ты сегодня остался без ужина. Кругом! В роту, бегом марш! А вы, товарищ прапорщик, в парк шагом марш и ждите меня там! - И с чувством полного достоинства, хозяина положения и вершителя судеб на этом маленьком клочке Земли, гордо задрав голову, чуть пошатываясь, направился в штаб.
   Чрез несколько минут с освеженным запахом перегара и слезоточивой шашкой в руке быстрым шагом пошел в сторону боевой позиции роты. И там он увидел то, что ему сейчас надо - приоткрытую дверь станции.
   Зажженная шашка летит внутрь, а дверь подпирается мощным телом капитана. Из-за двери слышен мат и неистовые удары кулаками и ногами, но он, как Атлант небо, удерживает её.
   Бальзам, ох, какой бальзам проливается на хлыполово сердце, страдающее от безалаберности подчиненных. Наконец удары ослабли, мат стал какой-то неубедительный. Капитан отскакивает, дверь распахивается и на землю в ядовитых облаках, в слезах, соплях и с выпученными глазами вываливаются старший лейтенант - начальник РЛС, и подполковник, приехавший из штаба дивизии с внезапной проверкой.
   После того как проверяющий отплакался и откашлялся, капитан Хлыпало услышал официальную версию, откуда "оно" выпало и куда его надо засунуть.
   Через неделю капитан Хлыпало по определенным причинам отбыл в Советский Союз для прохождения службы в места, где срать ходят с паяльной лампой и зимой и летом. Летом, чтобы отгонять от задницы комаров, а зимой, чтобы не примерзнуть.
   Солдаты вернули красные стеклышки на место, разработанное для них конструкторами автомашин. А самое главное - через несколько дней после этих событий прапорщика Сливкина на КПП роты встретила фройляйн из аптеки и уговорила проделать те же манипуляции, что он делал в аптеке, только у нее дома и не с кулаком.
  
   Глава двенадцатая предупреждает: Стой, кто идет?!
  
   ї1. Часовому запрещается покидать пост до тех пор, пока он не будет сменён или застрелен
   Как излишнее служебное рвение, так и стремление сделать гадость подчиненному до добра не доводит. Грамотный солдат может сам сделать гадость своему излишне ретивому командиру.
   В одной из крымских воинских частей служил солдатик из дальних северных краев. Нормальный паренек, только, когда надо, мог прикинуться натуральным чуркой типа: "моя твоя не понимай". К слову сказать, солдатики вышеуказанной части все очень злы были на начальника строевой части полка капитана Мухрякова. О нем они говорили так: "такое говно, что рядом срать не сядешь". Столь нелестную характеристику капитан заработал, например за то, что днем подкидывал на посты окурки и посылал туда начальника караула, а потом требовал наказать стоявшего в это время на посту часового. Особенно любил он ловить спящих часовых, для чего выходил на проверки тайком, то есть без начальника караула.
   На этот раз он ночью подобрался к складу, где стоял в карауле тот самый солдатик.
   Шел нудный осенний дождь. Порывистый ветер бросал в лицо холодные капли и раскачивал единственный на угольном складе фонарь. Сполохи его света метались по лужам густой жирной грязи, перемешанной с многолетней угольной пылью и за истекший день тщательно взболтанной колесами грузовиков.
   Часовой давно заметил нарушителя. Хитро улыбнувшись, солдат притаился за угольной кучей и ждал, когда "любимый" начальник строевой части зайдет на самую средину самой глубокой лужи, обойти которую просто невозможно.
   Капитан, несмотря на собачью погоду, был в восторге: наконец-то он подловит на горячем "слишком умного чукчу" и сейчас поведет раззяву-часового к начальнику караула, а потом сдаст голубчика прямо на гауптвахту, чтобы другим неповадно было спать на посту. Однако в лужу лезть он не жаждал, и поэтому, подойдя к краю, негромко позвал:
   - Часово-ой!
   Часовой, само собой, не откликнулся.
   - Крепко спит, зараза, - злорадно прошипел капитан Мухряков.
   Но форсировать лужу его все равно не тянуло - не охота потом отмывать сапоги от этой жирной жижи.
   - Надо бы вытащить часового сюда, а уж тут-то я его, голубчика...
   Обычно капитан это делал так:
   - А дай-ка глянуть, есть ли в магазине патрон, - ехидничал капитан.
   После чего карабин брался "на руку" и следовала команда часовому:
   - Руки вверх! Кругом! На гауптвахту, шагом марш!
   Именно этот сценарий и хотел воплотить в жизнь капитан нынешней ночью.
   - Часовой, ко мне! Часовой, твою мать!
   А в ответ тишина.
   - Черт бы побрал этого часового, придется лезть в грязь, - просипел капитан и осторожно пошел через необъятную лужу жирной жижи, по-женски подобрав полы шинели.
   И вот, когда проверяющий был уже посреди лужи, со стороны склада раздалось грозное:
   - Ситой, хито идет?
   Капитан от неожиданности чертыхнулся. А в ответ:
   - Ситой, стирилять буду!
   - С ума спятил, по своим стрелять?! Я капитан Мухряков, начальник строевой!
   - Ложись! Стирилять буду! - незамедлительно последовал ответ.
   - Да ты что, куда ложись? В лужу?! Свой я! Сдурел что ли?
   - Моя твоя не знай! Стирилять буду! Ложись! Стириляю!
   Волею-неволею пришлось проверяющему, проклиная тот миг, когда он надумал пойти без начальника караула, а заодно и дурацкую погоду, грязюку и этого дурака часового, ни черта не понимающего по-русски, брякнуться в жирную, обжигающую холодом жижу.
   Зловонная жижа мгновенно промочила галифе и потихоньку начала проникать сквозь шинель все ближе и ближе к телу.
   Надо было что-то делать. Долго в этой грязюке не протянуть.
   - Часовой, а ну позвони начальнику караула, вызови его на пост!
   - Моя не понимай! Стирилять буду!
   - Вот же чурка! Да позвони же, ишак северный, в караулку! Телефон! Телефон! Чурбан сраный!
   - Телефон ёк! Стирилять буду!
   - Вот, блин, угораздило напороться на идиота!!! А до смены еще почти целый час! Замерзну тут, подохну в этой луже! Вот же понабирали защитничков, мать их! Это же надо так влипнуть! Подохну, как пить дать - подохну!
   Мысли горе-инспектора отчаянно метались, но ничего путного в голову не приходило. Отчаявшись, капитан попытался встать. Клацнул затвор и раздался оглушительный выстрел. Капитан в ужасе с головой нырнул в черную вязкую жижу: этот не промахнется и враз пристрелит - они ведь там охотники, белку в глаз бьют, дьяволы узкоглазые. Дальнейшие переговоры были бесполезны, и капитан Мухряков смирился с судьбой - покорно замерзал в густой холодной жиже...
   Через десять минут на звук выстрела, скользя по грязи и чертыхаясь на чем свет стоит, прибежал начальник караула с бодрствующей сменой: караул был поднят в ружье. Дежурный уже доложил о нападении на пост начальнику гарнизона, начальник штаба уже несся на "газике" сквозь промозглую ночь в штаб полка...
   Злосчастный проверяльщик общими усилиями был вызволен из лужи и доставлен на негнущихся ногах в штаб полка, где для сугрева получил разнос "с занесением" за вопиющее нарушение "Устава гарнизонной и караульной службы", так как начальник штаба, поднятый среди ночи, просто жаждал "отблагодарить" кого-нибудь за это неземное счастье.
   Потом был громкий приказ по части, и каждый в нем получил свое. Часовой, кстати, за хорошую службу получил отпуск на десять суток "с выездом на Родину" и долгое время ходил в героях. Ну а излишне ретивого начальника строевой части перевели куда-то от штаба подальше. Ибо, если человек даже по армейским меркам дурак, то он, как правило, вовсе неизлечим...
  
   Глава тринадцатая рассказывает о суде чести, злоключениях прапорщика и о том, что с волками жить - зоофилом быть
  
   ї1. Предуведомление
   Суд чести в западных армиях - выборный. Сие означает, что для охраны чести мундира или, если хотите, для охраны корпоративной чести офицеров, из офицерского же сословия выбираются офицеры, которые и охраняю офицерскую честь, сообразуясь со своими воззрениями на честь как таковую.
   Военные историки утверждают, будто первый офицерский суд чести появился в 1808 году в Пруссии, а в Русской армии - в 1863 году. В Вооруженных силах СССР выборные органы офицерской общественности, призванные охранять честь и достоинство офицерского звания, а также помогать командирам, политработникам, партийным и комсомольским организациям в их работе по воспитанию офицеров в духе требований "Морального кодекса строителя коммунизма", военной присяги, уставов, приказов и законов, содействовать предупреждению преступлений и правонарушений, впервые возникли в 1918 году в виде ротных товарищеских судов. С 1925 года до 1939 не создавались. А с лета 1939 были введены Товарищеские суды красноармейские, младших командиров срочной службы, сверхсрочной службы и суды чести командного, политического и начальствующего состава. С 1946 года учреждались только офицерские суды чести (с 1956 - офицерский Товарищеский суд чести), а с 1973 года - Товарищеские суды чести прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы. Товарищеские суды чести действовали под руководством соответствующих командиров на основе специальных положений, утвержденных Указами Президиума Верховного Совета СССР.
  
   ї2. Как свежи краски тех, кто был в тени!
   Майор Ссыкунов Геннадий Петрович - начальник ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ) мотострелкового полка и по совместительству военный дознаватель полка, а также заместитель председателя Товарищеского суда чести прапорщиков, вышел из кабинета командира полка в ужасно плохом настроении. Командир полка не захотел слушать доклад майора о том, что в пятницу в кабинете командира танкового батальона отмечали день рождение одного из прапорщиков, а майор Ссыкунов зашел туда на шум, а не за тем, чтобы выпить водки. Не стал слушать командир и о вопиющем факте попрания офицерской чести - с прапорщиками пьянствовали два офицера: командир танкового батальона майор Олейник и начальник штаба танкового батальона капитан Косенко. Не пожелал командир слушать и о том, что капитан Косенко, угрожая битьем морды-лица, налил стакан водки и заставил выпить под слова майора Олейника: "Выпьешь, Геннадий Петрович, водочки за здоровье именинника и не вложишь командиру, что с нами пил". Пришлось выпить, да еще поздравить этого прапора.
   - Скоты, - думал майор Ссыкунов, выходя из парадного штаба полка. - Опустились эти два офицера, потеряли свою офицерскую честь - отмечают день рождения подчиненных, желают здоровья и счастья, и кому, спрашивается? Этому зажравшемуся ворюге-прапорщику! Собрать суд чести офицеров и разжаловать обоих в прапорщики! И пусть служат прапорщиками, и оклады ихние пусть получают, раз тянет в эту среду. Офицеры называются! Жаль, нет в Указе Верховного Совета СССР такого положения. Вырождается, деградирует офицерство нынешнее, начинает растворяться в аморфной массе прапорщиков...
   Проходя через контрольно-пропускной пункт (КПП) полка, майор Ссыкунов в сердцах забыл приложить руку к козырьку и посему не ответил на отдание ему воинской чести дневальным по КПП.
   Дневальный подумал: "Честь отдается воинской форме, а не человеку в этой форме, у него наверное нет чести, или он ей не пользуется. А может рука больная".
   Майор Ссыкунов шел вдоль улицы, возмущенно думая о том, что придумали эти двадцать четыре прапорщика: с получки скидываются по десятке на подарок имениннику в текущем месяце. На сто сорок рублей покупают подарок, а сто идёт на накрытие стола. Никогда такого не было - подарки на день рождения дарили только командиру, замполиту и начальнику штаба. А эти возвысили себя до положения командования - подарки дорогие дарят. А эти двое - майор и капитан - примазались к прапорам, подарков на день рождения захотелось, и после этого еще говорят об офицерской чести. А какая может быть дружба между офицером и прапорщиком? Надо подсказать замполиту и парторгу полка, а заодно и начальнику особого отдела - пусть-ка разберутся в этих отношениях. Прямо царская армия какая-то получается, когда прапорщик был первым офицерским чином. Не приведет к добру, такое братание. Как пить дать - не приведет!
   Обижен, очень обижен майор Ссыкунов - не выслушал командир полка доклад о прошедшем дне рождения. Не стал слушать, а приказал разобраться с этим неординарным случаем как военному дознавателю.
  
   ї3. С волками жить - зоофилом быть
   В субботу вечером старшина танкового батальона прапорщик Ивлев возвращался с домой после проведенной им вечерней поверки личного состава подразделения. Перед выходом за территорию части он переоделся в гражданку, форму оставил в каптерке, а теперь степенно шагал по улице. Шагал, как добропорядочный гражданин Союза Советских Социалистических Республик - никого не толкая, не приставая к женщинам, просто шел человек домой. Вдруг видит - на тротуаре лежит прилично одетый мужчина. Подошел, нагнулся, присмотрелся - человек постанывает, запаха перегара нет, знать случилось что-то с ним. Подхватил прапорщик Ивлев человека, закинул его руку себе на плечо и поволок к ближайшей скамейке. А до скамейки метров сто. Человек с трудом переставляет ноги, пытается что-то сказать. Прапорщик дотянул незнакомца до скамейки, усадил, присел рядом передохнуть и завертел головой по сторонам в поисках телефона-автомата - вызвать "Неотложку". А тут на тебе - визг тормозов и милицейская патрульная машина остановилась метрах в пяти. Обрадовался прапорщик Ивлев, и начал было приподниматься со скамейки, но тут незнакомец обхватил его руками, видать подумал, что бросить его хотят. Потерял прапорщик равновесие и сел рядом. Тут и милиционеры подоспели: обоих под руки и, ни слова не говоря, потащили к задней двери, к отсеку, отделенному от салона машины решеткой. Быстро дотащили и впихнули - чувствовалась сноровка в обращении с гражданами СССР. Доблестные милиционеры захлопнули дверцы и в машину сели. Задрожала, заскрежетала машина, поехала. И дошло до прапорщика Ивлева, что находится в отсеке, где возят плохих, недобропорядочных граждан, с человеком, которого поднял с земли, дотащил до скамейки и хотел ему "Скорую помощь" вызвать.
   - Мужики, а мужики в "скорую" надо, этому человеку плохо.
   - Водяру жрите меньше, закусывайте больше, а лучше говно, и через тряпочку употребляйте и плохо не будет, да смотрите машину не обрыгайте. Видели мы, как вы вдвоем падали.
   - Мужики, я его вообще не знаю. Ему плохо - в "скорую" отвезите.
   - Приедем в отдел, там разберутся: больной или пьяный и подозрения у нас возникли, почему ты с незнакомым водку пьешь.
   Подъехали к городскому отделу Министерства внутренних дел, открылась дверца с зарешеченным окном.
   - Выходи, - говорят ему.
   - Мужики, человека в "скорую" надо, - попытался подать голос прапорщик Ивлев. Да зря он не послушал охранников правопорядка: выдернули его, как занозу из здорового организма общества, и руки завернули за спину - чтоб не умничал.
   - Мужики..., - но дальше ему договорить не дал ласковый и одновременно очень сильный удар по правой почке.
   - Правильно выступал по телевизору генерал Министерства внутренних дел, у нас в органах внутренних дел работают только профессионалы, другим у нас не место, - вспомнил почему-то прапорщик, влетая головой вперед в камеру.
   Камера приняла тело прапорщика как мать родная - крепко поцеловала стеной. Хорошо вскользь чмокнула, а не взасос. Поцеловала бы в засос - разбитая и опухшая была бы правая щека, а так от материнского поцелуя осталась на щеке ссадина незначительная, но зато очень болезненная.
   Дверь камеры за прапорщиком закрылась тихо - смазанные петли и замок не скрежетали. Нахождение в бетонном "стакане" или "лифте", как народ прозвал эти камеры, означало переход индивидуума в новую для него категорию - преступника. Какового дверь с замком отделяли от здорового общества законопослушных граждан великого народа, на половину уничтоженного гражданской войной и на останках Российской империи построившего первое в мире государство рабочих и крестьян - Союз Советских Социалистических Республик.
   Прапорщик не хотел попадать в категорию преступников и в зарешеченное дверное окошко камеры стал подавать голос страждущего истины. Но помня о ласковом ударе по почке, тихонько и вежливо:
   - Мужики со мной что? Разберитесь! - Это у прапорщика сработал менталитет советского народа: если ты попал в кутузку, прав ты или нет - все одно ты виноват, а про себя подумал:
   - Оказывается очень быстро, просто и ни за что, в первом в мире государстве рабочих и крестьян можно стать преступником, даже если ты защитник этого государства.
   Проходящий мимо страж порядка, глянув сквозь решетку на прапорщика Ивлева, многозначительно произнес:
   - Посидишь до утра, протрезвеешь, а там разберемся, что с тобой делать.
   Прапорщик ухватился за разговорчивого милиционера, как утопающий за спасательный круг.
   - Позвоните в комендатуру - я прапорщик, военнослужащий, - и назвал номер своей части.
   Милиционер приоткрыл дверь в дежурную часть, которая находилась напротив кутузки.
   - Вань, этот из "стакана" заявляет, что он военный, прапорщик. Позвони на всякий случай в комендатуру, - сказал он кому-то.
   - Эй, - это уже Ивлеву, - фамилия и номер части?
   - Ивлев я. Часть номер..., - отрапортовал узник.
   - Вань, Ивлев он, часть....
   - Щас, позвоним. И если ты ихний - отвезем.
   Прапорщик примостился на маленькую скамеечку, намертво вделанную в стену, обхватил голову руками и простонал:
   - Вот попал. А за что? Мужику хотел помочь. Интересно, а где мужик? Выпустят, спрошу. М-да, органы внутренних дел. Ну и название себе придумали. Интересно, мужские или женские органы? Да какая разница, задница тоже орган внутренний.
   Открывшаяся дверь камеры не дала додумать пакостные мысли по поводу органов внутренних дел.
   - Выходи. Что сразу не сказал кто ты? И вообще, как к нам попал? - Спросил майор при пистолете и повязке на рукаве "Дежурный по горотделу". - А ну выходи на свободу с чистой совестью.
   Счастливый и радостный прапорщик, проглатывая окончания слов, поведал свою историю избавителю. Майор внимательно выслушал, дружелюбно по отечески похлопал прапорщика по плечу.
   - Видишь, и у нас бывают перегибы. Даже не смотря на борьбу с ними. А виновных сильно страшно накажем. Приношу извинения за непотребные действия наших сотрудников. Ты настоящий советский военный - ты человека спас. Его отсюда сразу в горбольницу отвезли: врачи сказали, что опоздай минут на двадцать и все - не помогли бы они. Да, кстати, что это у тебя с лицом?
   Прапорщик объяснил, что это реакция организма на встречу со стенкой камеры.
   - Но раз человека спасли, то это досадная мелочь, - взволнованно проголосил прапорщик.
   После этого заявления милицейский майор заулыбался, словно отец родной.
   - Я бы тебя отпустил на все четыре стороны, но после звонка в комендатуру, сам понимаешь, надо отвезти тебя туда. Закон есть закон. И еще, чисто бюрократическая формальность, подпиши рапорт наряда, который тебя привез. В рапорте указано, что происходило с того момента, как они подъехали, но нет ни слова, что ты оказывал сопротивление нашим сотрудникам, и что был в нетрезвом состоянии.
   Прапорщик удивленно посмотрел на майора.
   - Да я и не сопротивлялся. А спиртное я вообще не употребляю, даже по праздникам!
   - Ну-ну, не горячись. Написано все как действительно произошло? Правильно?
   Ивлев утвердительно кивнул головой.
   - Значит, к нашим работникам претензий нет?
   Опять утвердительный кивок.
   - Тогда вот тут напиши: к сотрудникам горотдела претензий не имею. И распишись, - подсунул майор бумагу.
   Прапорщик прочитал рапорт старшего наряда - все было написано так, как сказал майор. Правда не был отмечен удар по почке, не описан его полет в камеру и встреча лица со стеной камеры. В общем, все так и было, а частности ничего не значат, так как его - гражданина Ивлева - вывели из категории преступников, и он опять стал "товарищ", справедливость восторжествовала. На радостях под рапортом тех, которые почти сделали его преступником, он написал: "К указанным сотрудникам внутренних дел претензий не имею", и поставил свою подпись.
   Дежурный аккуратно сложил лист бумаги и засунул во внутренний карман кителя. Лучезарно улыбаясь, он провел товарища Ивлева к дежурной машине. Сам открыл дверь, но не заднего отсека для преступников, а переднего, где ездят милиционеры.
   - Еще раз, извини за наших дуболомов. Тебя отвезут в комендатуру. Счастливо. - Майор повернулся и пошел в здание. И тут порыв ветра поднял опавшие желтые листья и закинул их в открытую дверь милиции: ветер дует - мусор летит.
   Машина заскрежетала, заскрипела точно так же, как и та, на которой прапорщика привезли в горотдел, дернулась и поехала.
   В пути прапорщик осмысливал случившееся.
   - Действительно, служба в милиции со своими нюансами. Откуда они могли знать, что мужика надо сразу везти в больницу, а я не грабитель пьяных. Они как дворники - убирают грязь из нашего общества. Придумали бы они соответствующие эмблемы, а то лесников и егерей ни с кем не спутаешь: глянул на петлицы и все ясно. Так бы и для МВД: генералу на петлицы тачку с мусором, метлу, вилы и лопату; от майора до полковника - тачка с мусором, метла и лопата; от лейтенанта до капитана - тачка с мусором и метла; для старшин и сержантов - просто тачка с мусором. Глянул на петлицы, и сразу видно, что идет милиционер - чистильщик от всякой грязи и паразитов, прилипших и присосавшихся к здоровому телу советского общества. Не надо расходов на погоны, лычки и звездочки - большая польза для государства.
   Машина остановилась, приехали в комендатуру гарнизона. Прапорщик вышел, захлопнул дверь. Машина уехала, а он, мимо стоявшего у входа матроса, вошел в комендатуру. Дежурный по комендатуре, капитан второго ранга спросил:
   - Извините, что вы хотели? - Флотская вежливость даже в комендатуре на высоте.
   - Я прапорщик Ивлев, меня доставили из милиции.
   - Да, звонила милиция. А почему вас они не сопроводили, и что произошло?
   Ивлев рассказал дежурному по комендатуре свои злоключения.
   Капитан второго ранга посочувствовал:
   - Некрасивы, ангельски выражаясь, действия охранников правопорядка. Ну да ладно, хорошо то, что хорошо кончается. Я не вижу никаких причин вас задерживать, но маленькая формальность - если вы к нам попали, а перед этим звонили из милиции, что вас они задержали, я должен отметить в журнале задержанных, что вы были задержаны нарядом милиции, а потом доставлены к нам. Вы согласны со мной?
   - Да.
   Дежурный по комендатуре раскрыл журнал "Временно задержанных" и, со слов Ивлева, записал звание, фамилию, имя, отчество, год рождения, номер войсковой части, время задержания милицией, время прибытия в комендатуру. И следом, перейдя на официальный уставной язык, спросил:
   - Товарищ прапорщик, жалобы и заявления имеете?
   - Никак нет, товарищ капитан второго ранга, - отчеканил прапорщик.
   - Распишитесь, что жалоб и заявлений не имеете.
   Ивлев расписался.
   - Не расстраивайтесь, это чистая формальность. А вы далеко живете?
   - Да на окраине.
   - Пойдемте, дежурная машина вас отвезет.
   Они вышли из комендатуры, дежурный дал команду водителю отвезти Ивлева домой. Попрощавшись с капитаном второго ранга, прапорщик залез в кабину, дежурный армейский "Урал" взревел двигателем и повез свободного гражданина СССР домой.
   На следующее утро дежурный по комендатуре доложил коменданту гарнизона о происшествиях в гарнизоне: в "Журнале временно задержанных" оказался только прапорщик Ивлев. Комендант гарнизона доложил об этом командиру дивизии, в состав которой входил полк, где служил прапорщик.
  
   ї4. Не надо портить себе систему - она у нас и так нервная
   Прошло воскресенье, наступил понедельник. Прапорщик Ивлев прибыл на службу в 5:45, то есть еще до подъема личного состава, переоделся в форму, произвел побудку батальона, провел с ним утреннюю зарядку и утренний осмотр, и стал ждать командира, чтобы доложить о приключившемся с ним случае.
   В 8:00 прибыл командир батальона майор Олейник, выслушал доклад. Прапорщик Ивлев был на хорошем счету у командования танкового батальона - дисциплинированный, исполнительный. Он не относился к тем, о которых после введения в Вооруженных силах СССР "Института мичманов и прапорщиков" гражданское население говорило: "Следы человеческие, погоны генеральские, а пьет, как сверхсрочник". Нормальный, положительный человек, с таким и в разведку можно идти.
   В это время прибежал посыльный по штабу - командир полка вызывал командира батальона к себе. Через несколько минут майор Олейник постучал в дверь кабинета.
   - Разрешите, товарищ полковник? По вашему приказанию прибыл!
   - Заходите и доложите, уважаемый комбат, что творят ваши прапорщики. А именно - прапорщик Ивлев. Вместо того чтобы в субботу после вечерней поверки пойти домой к жене, он пошел к тетке, а вернее к болтающейся по улице девице, да и к ней не дошел этот прапорщик, где-то быстренько-быстренько портвейном привел себя в нетрезвое состояние и пошел фулюганить. И результат безобразия - его под белые рученьки берет милиция и отвозит в комендатуру. Командир дивизии приказал провести товарищеский суд чести прапорщиков над этим бессовестным негодяем. Есть мнение, что таким не место в рядах Вооруженных сил СССР. И мое мнение: котомку через плечо и за забор части, пусть поднимает народное хозяйство - крутит коровам хвосты на коровнике. Надеюсь, комбат, ваше мнение идентично с нашими.
   - Товарищ полковник, я знаю прапорщика Ивлева три года и только с положительной стороны - это военнослужащий достойный звания прапорщик. Я ни разу ни от кого не слышал, что он выпил кружку пива, даже в неслужебное время. Двадцать минут назад он доложил мне, как все на самом деле произошло, и я, как председатель Товарищеского суда чести прапорщиков полка, готов сходить в милицию и получить подтверждения того, что все, что доложил прапорщик - правда. Я ему верю.
   Командир полка не ожидал такого ответа, шедшего вразрез с главным принципом Вооруженных сил - беспрекословного подчинения сверху донизу, и порадовало - не отдает на заклание командир своего подчиненного, но вида не подал, что остался доволен ответом майора Олейника.
   - Товарищ майор, вы занимайтесь своими функциональными обязанностями командира танкового батальона и готовьте документы для проведения суда чести над прапорщиком Ивлевым. А проверкой достоверности случившегося, если вы так настаиваете, займется майор Ссыкунов, он заместитель председателя Товарищеского суда чести прапорщиков и военный дознаватель полка. Все, идите. Вы свободны.
   Командир полка вызвал майора Ссыкунова и приказал сходить в милицию, дабы лично разобраться с происшедшим.
  
   ї5. Когда вы в жизни сделаете столько бесполезного как я, вот только тогда вы сможете меня критиковать
   Шел по улице майор Ссыкунов, обиженный на командира полка.
   - Не стал слушать доклад о дне рождения прапорщика. Опять же из-за прапора. Не пьет, говорит Ивлев. Да кто сейчас не пьет? Только столбы телеграфные не пьют - у них чашечки вверх дном, но это вынужденное непитие. Прапорщик не пьет? Это он на людях не пьет. Пьет, гад, лежа в постели ночью под одеялом. Нет, лежа много не выпьешь, и жена мешать будет. В шкафу платяном он пьет, закроется в нем, когда жена спит, и пьет. Поставит на большую табуретку бутылку, стакан и закуску, а на маленькой сидит и пьет, гад, водку, а всем рассказывает, что трезвенник. Пьянь шкафная. Тьфу, - сплюнул на асфальт. - Лучше других казаться хочет, скотина.
   Растер свой плевок на тротуаре, достал сигарету и закурил, обдумывая свои дальнейшие действия.
   - Приду сейчас в милицию: здравия желаю, я военный дознаватель майор Ссыкунов. А они, мусора поганые, смеяться будут над фамилией моей, как все, кто первый раз ее слышит. Даже жена не взяла ее при регистрации брака. Предлагала свою, девичью, но я отказался. Моя фамилия древняя, моим предкам пожалования самим Иваном Грозным за преданную службу в опричнине.
   Опричное войско (от древнерусского "опричь" - кроме, особо), при Иване IV Грозном часть русского войска созданная для охраны царя, проведения карательных акций против его политических противников, а при необходимости - для охраны государственных границ и участия в военных действиях совместно с земским войском. В шестидесятые годы шестнадцатого века опричное войско насчитывало всего тысячу человек, а к семидесятым годам возросло до шести тысяч человек.
   Отличие ратника опричного войска от ратника земского войска - это привязанные к седлу метла и собачья голова, которые имели государственный смысл. Метла при седле - это значит, что опричники Русь метут, выметают измену из царской земли. А собачья голова - это рвут-грызут они врагов царских.
   Опричники давали царю особую присягу, которая обязывала не только доносить обо всем, что они услышат дурного о царе, но и не иметь никакого дружеского общения, не есть и не пить с земскими людьми. Суды получили указания все дела решать в пользу опричников и те с восторгом воспользовались этими обстоятельствами для личного обогащения. Пошли поборы и конфискации.
   Учреждение Опричнины было таким чудовищным актом деморализации русского народа, что даже если бы Сатана хотел выдумать что-нибудь для порчи человеческой, то и тот не мог бы выдумать ничего удачнее.
   Предок майора Ссыкунова был замечен Иваном Грозным в карательном походе по собственной стране, начавшийся в декабре 1569 года и закончившийся к середине 1570 года. Опричное войско разорило города Клин, Тверь, Торжок, Вышний Волочок, Валдай и Новгород. Походя было казнено много народа. Ссыкуновский предок служил в передовом полку царя и отличился тем, что когда люди стояли и ждали казни, он пробегал мимо и старался посильнее обоссать ждущих своей участи на плахе или виселице. За эти "геройства", угодившие Ивану Грозному, царь и пожаловал ему чин сотника и фамилию Ссыкунов.
   - Да и нечего ходить в милицию - и так все ясно: нажрался, приставал к мужику, получил в морду, отметина есть. Кто пойдет проверять доклад военного дознавателя? Добавлю еще, что это не первый раз его задерживала милиция - жалели военного. А этот случай просто переполнил чашу терпения, вот и отвезли в комендатуру. Тем более, что командир дивизии четко указал: суд чести и уволить. Может быть было как рассказывает прапорщик, но какая разница - приказ командира дивизии надо выполнять. - Приняв это решение, майор дошел до первой автобусной остановки и поехал домой поспать пока жена на работе.
   Выспавшись, майор Ссыкунов сел в автобус и поехал на службу. Отметившись у дежурного по части, он зашел к командиру полка.
   - Разрешите доложить суть произошедшего?
   Командир, вместо ответа, показал рукой на стул.
   Удобно устроившись на стуле, майор, состроив на лице трагическую мину, начал доклад.
   - Товарищ полковник, был я в милиции и разговаривал с нашими соратниками в серой форме. Отметки о задержании прапорщика Ивлева нет, видно он каким-то образом уговорил дежуривших в субботу не отмечать факт его задержания. Но, к моему прискорбию, эта личность очень знакома в милиции. На протяжении настоящего месяца он несколько раз задерживался в нетрезвом состоянии и доставлялся в горотдел милиции. Но когда он говорил, что он военнослужащий и слезно просил не доставлять его в комендатуру, а то выгонят со службы, его отпускали. Менты люди добрые и сами погоны носят. Задерживали его с гражданскими лицами, с которыми он употреблял спиртные напитки. Эти лица имеют в городе негативную характеристику.
   Командир постучал ручкой по столу, которой делал пометки в календаре все время доклада майора Ссыкунова:
   - Товарищ майор, все сказанное подробно и объективно изложите в рапорте на мое имя. Идите.
  
   ї6. Скажите, а вы в мультиках не снимались?
   По улице посада скакал одетый во все черное всадник на вороном коне. У седла болтались метла и собачья голова. Грязь летела из-под копыт, обрызгивая коня и всадника. Сотник Ивана Грозного Кондрат Ссыкунов спешил к лобному месту, где должна была начаться казнь нескольких бояр и их дворовых людей. Вот уже видны глаголи (виселицы) и громадная сковорода - кого-то сегодня будут жарить живьем. Любит это царь! Осадив коня на полном скаку, стольник спрыгнул с седла, бросил поводья подоспевшему рынде и бегом к приговоренным, приспуская на ходу штаны и доставая свое мужское достоинство. Хотелось порадовать надёжу-царя, может еще чего пожалует.
   Последний из приговоренных к смерти, стоящих в этой страшной очереди, увидев приближающегося царского сотника, стал собирать в разбитом рту слюну. Он хотел плюнуть в эту мерзость в человечьем обличии, но опоздал - не та реакция после пыток на дыбе - сотник проскочил мимо, а по ногам приговоренного текла моча Ссыкунова.
   Грезя, майор Ссыкунов обежал всех прапорщиков и оросил их своей мочой - сухими оставались прапорщик Ивлев, майор Олейник и капитан Косенко - но вдруг открылась дверь кабинета и вошел майор Олейник. Он пришел от командира полка, который указал ему, как председателю Товарищеского суда чести прапорщиков, что решение суда чести должно совпадать с решением командира дивизии, то есть прапорщик должен быть уволен из рядов Вооруженных сил за дискредитацию звания прапорщик. Основание - рапорт майора Ссыкунова. Если майор Олейник не выполнит этого, то сам пойдет под суд офицерской чести. Командир батальона еще раз попытался защитить своего подчиненного. На что командир полка заявил:
   - Комбат, я вижу что вы настоящий офицер и настоящий командир. Через день я ухожу в отпуск. А вы хорошо знаете "Положение о товарищеских судах чести прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы в Вооруженных силах СССР" и вы можете помочь своему подчиненному, но только после выполнения приказа командира дивизии. Но, предупреждаю, у нас с вами этого разговора не было. Принесите мне рапорт Ссыкунова...
   - Геннадий Петрович, ты рапорт написал? Командир ждет, мне приказал принести.
   - Владимир Михайлович, будь добр, подожди десять минут, сейчас напишу, - ответил майор Ссыкунов, отходя от сладкого миража мести, и следом подумал - Скотина, на самом интересном месте помешал.
   Ссыкунов быстро написал рапорт и отдал его Олейнику.
   - Прочитай, ознакомься с художествами своего прапорщика.
  
   "Командиру Н-ской воинской части.

РАПОРТ.

   Мною, майором Ссыкуновым Г.П. согласно Вашего указания, был посещен горотдел МВД нашего города. Где выяснил, что в субботу прошлой недели в 22 часа 30 минут был задержан прапорщик Ивлев с гражданским лицом, оба были в нетрезвом состоянии, пытались с проходящими мимо гражданами, учинить драку. Оба были доставлены в городской отдел милиции, где прапорщик Ивлев мешал работать дежурному, и был передан в военную комендатуру гарнизона.
   Так же удалось выяснить, что за прошедший месяц прапорщик Ивлев задерживался в нетрезвом состоянии возле ресторанов города более пяти раз, но всегда доставлялся домой из-за того, что он военнослужащий и уговаривал дежурных по милиции его отпустить.
   " " месяца 19..... М-р Ссыкунов"
  
   Прочитав измышление майора Ссыкунова, комбат съязвил:
   - Молодец, Гена! Хорошо поработал. Ты полностью оправдываешь звучание своей фамилии, - и вышел. Занес рапорт командиру полка, который назначил проведение Товарищеского суда чести прапорщиков в клубе части завтра в 10:00.
   На следующий утро в клубе в 10:00 собрались все прапорщики полка и состав суда. Слово взял майор Ссыкунов и зачитал протокол заседания товарищеского суда чести прапорщиков: - Протокол N 1 заседания Товарищеского суда чести прапорщиков и военнослужащих сверхсрочной службы Н-ской войсковой части.
   Повестка дня: Рассмотрение дела старшины танкового батальона Н-ской в/части прапорщика Ивлева Валентина Викторовича, 1960 года рождения, беспартийного, образование средне-техническое, зачисленного на военную службу в 19.... году.
   Присутствовали: Товарищеский суд чести прапорщиков в составе председательствующего заместителя председателя суда чести майора Ссыкунова Г.П. и членов: прапорщика Крыжанова Н.И., прапорщика Тулян Н.Н., при секретаре прапорщике Тулян Н.Н.
   Отсутствовали члены суда: председатель суда чести майор Олейник В.М. - болеет, прапорщика Шубова В.С. - болеет.
   Слушали информацию заместителя председателя суда чести майора Ссыкунова Г.П., об открытии заседания суда чести и о рассмотрении дела прапорщика Ивлева В.В.
   Выяснили у прапорщика Ивлева В.В. год рождения, партийность, образование, время зачисления на военную службу.
   Объявлен состав суда. Разъяснено прапорщику Ивлеву право заявить отвод судьям (отводов не последовало). Спрошено у прапорщика Ивлева, какие ходатайства имеются у него и разъяснены его права (ходатайств не последовало). Изложено существо проступков, совершенных прапорщиком Ивлевым, а также результаты проведенной проверки: в течение последнего времени прапорщик Ивлев злоупотреблял спиртными напитками, появлялся в общественных местах в нетрезвом виде, в течение текущего месяца в нетрезвом виде неоднократно задерживался милицией и патрулями комендатуры гарнизона. В связи с пьянством к исполнению служебных обязанностей относится халатно, систематически опаздывает на службу, имелись случаи невыхода на службу без уважительных причин, морально распущен.
   Выяснено у прапорщика Ивлева признает ли он себя виновным в совершенных проступках.
   Виновным себя не признал.
   Оглашены письменные документы: служебная карточка и характеристика.
   Служебно-политическая характеристика на старшину танкового батальона Н-ской воинской части Ивлева Валентина Витальевича, 1960 года рождения, беспартийный, русский, образование средне-техническое, в Советской Армии с 19..... года.
   За время прохождения службы в Н-ской войсковой части на должности старшины танкового батальона, прапорщик Ивлев показал себя с отрицательной стороны. К своим служебным обязанностям относится халатно и постоянно уклоняется от исполнения своих прямых обязанностей по службе.
   На замечания старших не реагирует, недостатки не устраняет.
   По специальной подготовке подготовлен слабо. В строевом отношении подготовлен удовлетворительно, но часто нарушает форму одежды.
   Во взаимоотношениях со старшими груб и невыдержан. Неоднократно был замечен в употреблении спиртных напитков.
   На протяжении службы в Н-ской войсковой части старания к службе и трудолюбия в работе не проявил.
   Уставы Советской Армии знает, но ими в повседневной жизни не руководствуется.
   Военную и государственную тайну хранить умеет.
   Вывод: Занимаемой должности не соответствует. За халатное отношение к исполнению своих служебных обязанностей и употребления спиртных напитков целесообразно уволить из рядов Советской Армии.
   Заместитель командира батальона по политической части Н-ской воинской части " " месяца 19......года. Подпись.
   С характеристикой и выводами по ней согласен: командир Н-ской войсковой части. Подпись.
   Заместитель командира по политической части Н-ской воинской части. Подпись.
   Задан ряд вопросов привлеченному к суду чести прапорщиков прапорщику Ивлеву.
   Вопрос майора Ссыкунова: Когда прекратите пьянствовать?
   Ответ: Я не пью вообще.
   Вопрос прапорщика Филипова: Есть ли у вас в полку друзья?
   Ответ: Есть.
   Выступили с оценкой проступков совершенных прапорщиком Ивлевым В.В.:
   Прапорщик Горофан: Товарищи, насколько я знаю, прапорщик Ивлев не пьет.
   Майор Ссыкунов: Товарищ Горофан, мы здесь не занимаемся разбором пьет или не пьет прапорщик Ивлев, мы собрались здесь для разбора его проступков, позорящих звание прапорщик.
   Прапорщик Горофан: Предлагаю взять прапорщика Ивлева на поруки.
   Майор Михай охарактеризовал прапорщика Ивлева только с отрицательной стороны: ленив, безынициативен, склонен к употреблению спиртных напитков, склонен к обману.
   Прапорщик Крыжанов строго осудил прапорщика Ивлева и заявил: Надо дать ему время для исправления и взять его под жесткий контроль всему коллективу прапорщиков полка.
   Прапорщик Чуприлов строго осудил халатное отношение к своим служебным обязанностям прапорщика Ивлева, его аморальное поведение и поддержал прапорщиков Горофана и Кроыжанова: Но надо взять прапорщика Ивлева под жесткий контроль коллектива.
   Командир полка строго осудил прапорщика Ивлева и заявил: Все беседы и дисциплинарные взыскания положительной роли не сыграли, прапорщик Ивлев к задачам, которые ему ставят относится халатно, неопрятен, позорит честь и достоинство военнослужащего.
   Предоставлено слово прапорщику Ивлеву В.В., для выяснения у него, как он воспринял критические замечания сослуживцев, имеются ли у него какие-нибудь просьбы и в чем они заключаются.
   Прапорщик Ивлев сказал: Приложу все усилия для того, чтобы исправить свое отношение к службе.
   Суд чести остался для выяснения решения.
   Решение суда чести принято единогласно: ходатайствовать перед командованием части об увольнении прапорщика Ивлева В.В. с действительной военной службы согласно пункта 20 "Положения о товарищеских судах чести прапорщиков".
   Председательствующий: майор Ссыкунов.
   Секретарь: прапорщик Тулян.
   Решение от "___" месяца 19..... года:
   Товарищеский суд чести прапорщиков и военнослужащих сверхсрочной службы Н-ской воинской части в открытом заседании в составе:
   председательствующего заместителя председателя суда чести майора Ссыкунов Т.П.,
   членов: прапорщика Крыжанова Н.Н., при секретаре прапорщике Тулян Н.Н..
   На основании решения командира части рассмотрено дело прапорщика Ивлева Валентина Валентиновича 1960 года рождения, беспартийного, образование средне-техническое, зачислен на действительную службу в 19.... году.
   Установил: прапорщик Ивлев В.В. в последнее время пьянствует, в нетрезвом виде неоднократно появлялся на службе. В связи с пьянством к исполнению служебных обязанностей стал относиться халатно. В текущем месяце более пяти раз был замечен органами милиции и военными патрулями в общественных местах в нетрезвом виде. Систематически опаздывает на службу без уважительных причин, без уважительных причин не выходит на службу. Имеет сомнительные связи с гражданским населением.
   Таким образом, прапорщик Ивлев В.В. совершил проступки несовместимые с дальнейшим нахождением его на военной службе.
   На основании изложенного, товарищеский суд чести, руководствуясь ст. 20 п. "В" "Положения о товарищеских судах чести", решил: Ходатайствовать об увольнении с действительной военной службы прапорщика Ивлева В.В.
   Настоящее решение в течение трех дней со дня его объявления может быть обжаловано командиру Н-ской войсковой части.
   Председательствующий: майор Ссыкунов.
   Члены: прапорщик Тулян, прапорщик Крыжанов.
  
   ї7. Спорить с тренером по борьбе может лишь тренер по стрельбе
   Прошло чуть более месяца. После отпуска командир полка вышел на службу и в конце недели собрал совещание начальников служб, своих заместителей и командиров батальонов. На этом совещании майор Олейник получил строгий выговор за то, что не дал ходу по инстанции решению Товарищеского суда чести прапорщиков по делу старшины танкового батальона прапорщика Ивлева. Так как если в течение месяца со дня объявления решения суда чести это решение не утверждено командиром части, то оно автоматически аннулируется и прапорщик Ивлев освобождается от наказания.
   После совещания командир полка оставил у себя в кабинете майора Олейника.
   - Майор, мы выполнили приказ командира дивизии - суд чести вынес решение о ходатайстве об увольнении с военной службы прапорщика Ивлева. Я вас наказал за халатное отношение к обязанностям председателя Товарищеского суда чести прапорщиков. А как командир и как человек, я рад, что служу с таким офицером как вы, майор.
  
   Глава четырнадцатая повествует о товарище Члене
  
   ї1. Помимо дорог и простых дураков в СССР есть еще одна беда - дураки указывающие какой дорогой идти
   В середине лета 1963 года на берегу Черного моря на контрольно-пропускном пункте (КПП) военно-морского порта одной из баз Краснознаменного Черноморского флота дежурная вахта ждала свою смену. Дежурный по КПП мичман (с тех пор прошло много времени, и ветер истории унес его фамилию) был в хорошем настроении. Несмотря даже на присутствие командира бригады надводных кораблей в звании капитана первого ранга, помогавшего наводить уставной порядок в помещении КПП и прилегающей к нему территории. Эта высокая помощь была вызвана завтрашним приездом Члена Военного Совета Краснознаменного Черноморского Флота для проведения митинга по случаю получения бригадой надводных кораблей пяти новых торпедных катеров.
   Получение этих торпедных катеров, было частью военной доктрины Никиты Сергеевича Хрущева, объявившего линкоры и тяжелые крейсеры "оборонительным оружием слабых", а "быстрое наступательное оружие", по его мнению, были торпедные и ракетные катера. Для победы коммунизма во всем мире, оказывается, нужно только наступательное оружие, включая баллистические ракеты с ядерными боеголовками.
   - Скоро мы будем выпускать их как сосиски, - заявил как-то генсек с высокой кремлевской трибуны.
   Построив вахту КПП, командир бригады для начала осмотрел внешний вид матросов, а затем спросил мичмана:
   - Товарищ мичман, секретарь комсомольской организации бригады принес вам утюг, который с сегодняшнего дня безвылазно будет находиться на КПП?
   - Так точно, товарищ капитан первого ранга, принес.
   - Тогда почему, товарищ мичман, я вас спрашиваю, у вас здесь сидит утюг, а матросы не стриженные? Матросы! Если у вас, нестриженые головы - вы не матросы. Вы матрасы! А матрас, чтобы вы знали, это набитый всякой дребеденью тюфяк.
   Товарищи, завтра у нас будет проводить митинг член Военного Совета Флота. Ваша задача навести идеальную чистоту на вверенном вам контрольно-пропускном пункте, как навели ее после взятия Зимнего революционные матросы: после них в этом развратном гнезде царизма остались чистые комнаты - даже стены и потолки очистили от всего, что там было.
   Товарищ матрос, да, да, вы, стоящий правофланговым, не отвешивайте губу, а то я вам, после отъезда начальника Политуправления Флота, отвешу пять нарядов на работу. Вы сегодня наведете порядок, а мы его завтра встретим. Мы на этом деле наели плешь. Вы приступайте к работе. Я капитан первого ранга, и поэтому не могу все делать сам. Я же не могу работать круглосуточно: то свадьбы, то дни рождения, то приезды ЧВСов...
   Вспомнив эту помощь командира бригады, дежурный по КПП подумал, что ему очень повезло с сегодняшним дежурством: член Военного Совета Флота - дядька крутой, но не самодур, фронтовик. Но пусть, лучше его, не самодура, встречает сменщик, чью фамилию история тоже не сохранила. Дадим ему самую простую и распространенную - Иванов.
   Мичман Иванов стоял на разводе суточной вахты части. Внешний вид заступающих на вахту матросов осмотрен, и дежурный по части монотонно инструктирует начальника караула:
   - Перед заступлением на посты изымаются все курительные принадлежности и другая художественная литература..., - но дослушать мичман Иванов не успел, так как подошел помощник дежурного по части и стал инструктировать его самого:
   - Товарищ мичман, завтра территория КПП должна отличаться чистотой. Поэтому пусть вахта ее метет от забора до приезда Члена Военного Совета. Завтра это будет лицо нашего командира бригады. И вы мне тут не делайте умное лицо, вы же мичман. Дневальному по КПП стоять на входе, на тротуаре не стоять, там люди ходят.
   Тут подошел дежурный по части и вставил свои "пять копеек":
   - Товарищ мичман, вам, как отличнику боевой и политической подготовки, доверили нести ответственную вахту: вы завтра будете стоять как зеркало, а наша бригада будет вашим отражением. Поэтому не доводите меня до того, что бы я взял тряпку и вас протер, как грязное, засиженное мухами зеркало, стоящее у меня дома.
   На этом инструктаж закончился. По команде помощника дежурного караул и внутренний наряд прошли строевым шагом с равнением на право, то есть на дежурного по части, и разошлись по местам несения службы.
   Приняв вахту по КПП у старого дежурного, мичман Иванов пригласил моряков и спросил их:
   - Я кому-нибудь из вас подлость делал?
   - Нет, - ответили матросы.
   - Тогда у меня просьба, не делайте мне завтра подлость - несите службу как положено.
   - Не беспокойтесь, товарищ мичман, все будет хорошо.
   Ночь прошла, как пишут в рапортах, без происшествий, а утром, в шесть часов, началось. Началось с того, что на КПП зашел командир бригады надводных кораблей.
   - Товарищ мичман! Вы мичман, или кто? Вы дежурный по КПП, или где? Вы знаете, что будет с вами, если что не так? Если вы что-то хотите сказать, то стойте и молчите. Надеюсь, вы поняли, что я хотел сказать? Если поняли, то разуйте глаза, обуйте ботинки, и не провороньте Члена Военного Совета Флота. Если, что будет не так, я не знаю, что я с вами сделаю, но у меня есть время придумать как вас расстрелять. Постройте мне вахту по КПП.
   Мичман Иванов подал команду "Строиться!" и матросы быстро построились в одну шеренгу. После чего капитан первого ранга, не дав мичману скомандовать "Равняйсь! Смирно!", обратился к морякам:
   - Я знаю, что с вами делать, если что будет не так: я вас арестую, и вы пойдете у меня строевым шагом на гауптическую вахту. Все предельно просто, как грабли. Вы сейчас должны вертеться, как рыба в колесе. А вы мичман, не смотрите на меня как Троцкий на трактор. Запомните, куда матроса не целуй, везде задница. И зарубите у себя где хотите - я вам командир, а не какой ни будь матрос с баржи.
   Закончив свою грозную, а главное доходчивую речь, капитан первого ранга пошел в направлении штаба бригады.
   После ухода командира бригады надводных кораблей, мичмана Иванова инструктировали пять или шесть начальников различных рангов, но им далеко было до командира, как торпедному катеру далеко до линкора.
   Около десяти часов позвонил дежурный по части и петушиным голосом завопил в телефонную трубку:
   - Иванов, член Военного Совета и командир нашей базы выехали из штаба. Едут на двух зеленых машинах. Запомни цвет - зеленый. Другой цвет - это цвет наших врагов. Мичман, если что не так будет, я тебя застрелю совсем на смерть дважды в яйца.
   Судя по всему, командир бригады и дежурному по части рассказал, что он сделает с ним если что. Дежурный по КПП бросил телефонную трубку и выскочил к воротам, чтобы лично открыть ворота перед машинами члена Военного Совета и командира базы, выражая, таким образом, свое уважение к погонам адмиралов. Он напряженно всматривался в щель между створками ворот, высматривая две зеленые машины. Прошел час ожидания, а машин с адмиралами все нет.
   Вдруг раздался крик дневального:
   - Товарищ мичман, адмиралы идут пёхом со стороны завода!
  
   ї2. Да, да! Ваш сын испортил девочке обложку, кувыркался без мата и огрызался вместе с учителем
   К военно-морскому порту примыкала территория военного судоремонтного завода (СРЗ), на котором в это время резали на металлолом легкий крейсер, пять лет назад сошедший со стапелей. Член Военного Совета Флота посмотрел, как пополняются стратегические запасы страны металлоломом, заодно бегло глянул на два сторожевых корабля, стоящих в ремонте и через небольшую калитку - неофициальное КПП - вошел с территории завода в порт. Он, и сопровождающие его офицеры, шли по железнодорожному полотну. Здесь их и увидел дневальный. Мичман Иванов бегом бросился навстречу, за семь шагов до начальников перешел на строевой шаг. И это по шпалам! Надо рассчитывать длину шага, дабы не сбиться, а еще чего доброго не упасть перед начальником Политуправления Флота, и этим показать полное неуважение к нему.
   Как по строевому плацу печатал мичман строевой шаг. Не доходя полутора метров до адмиралов, мичман Иванов остановился, вытянулся в струнку, резко дернул правую руку к козырьку так, как было написано самим Петром Первым, основателем Флота Российского: "Подчиненный перед лицом начальствующим, вид должон иметь лихой и придурковатый, дабы размышлениями своими не смущать начальство", и начал раппорт:
   - Товарищ член..., - но что-то надломилось в сознании мичмана, может быть сказывалось напряженное вглядывание в щель ворот и неожиданный крик дневального, может обещания начальников всех рангов, если что не так, то сделать с ним то-то и то-то.
   Глубоко вздохнув, мичман Иванов продолжил слабым голосом:
   - Товарищ член... Товарищ член ..., - и последний раз, почти шепотом, - Товарищ член.
   Рука безвольно упала от козырька к бедру. Мичман замолчал, закрыл глаза и представил, что с ним теперь сделает командир бригады, остальные начальники, а если от него что-то останется, то это застрелит дежурный по части.
   Начальник Политотдела Флота и Член Военного Совета с жалостью смотрел на мичмана. Он прекрасно понимал, что теперь с мичманом будет. Повернувшись, к командиру базы он произнес:
   - Уберите мичмана, а то он меня хером назовет. Смените с вахты, мой водитель отвезет его домой, пусть отойдет. Наказывать не вздумайте, его вины в произошедшем инциденте нет. Сдается мне, что переинструктировали его, вот он и сомлел с перепугу.
   Мичмана Иванова сменили с вахты. Домой отвезли на машине начальника Политуправления Флота.
   - Скот, тупой сибирский валенок, лапти на семафор перед городом повесил и, чтобы не спиться под городским забором, в мичмана подался, - так о мичмане, в кулуарных беседах говорили инструктировавшие его начальники. Но, помня приказ Члена Военного Совета, никто его не расстреливал и не наказывал.
   Мичман Иванов, начал свою военную службу в рядах Краснознаменного Черноморского Флота в 1943 году десятилетним юнгой на одном из тральщиков. Участвовал в боевых операциях по высадке десантов и диверсионных групп на оккупированную фашистами территорию. Принимал участие в тралении и уничтожении мин в акватории Черного моря, за что награжден боевыми орденами, и медалями Союза Советских Социалистических Республик.
   Может быть, после этого грустно-анекдотического случая, до начальников и командиров всех рангов дойдет, что нельзя долго инструктировать и запугивать. Древние говорили, что с дури можно сломать то, чем чуть не назвал мичман Иванов Члена Военного Совета Флота. Да и вообще - любую кашу можно испортить, если двести граммов каши залить килограммом растопленного сливочного масла.
  
   Глава пятнадцатая ёрничает: эх, наука!
  
   "Наука находится на ладони государства и согревается теплом этой ладони"
   А.А.Арцимович
  
   ї1. На берегу реки колхозница доила корову - в воде отражалось все наоборот
   Конструкторское бюро Сергея Павловича Королева имело по всему Советскому Союзу пятьдесят шесть сателлитов - различные НИИ и КБ. Почему так много? Потому что разработки были связаны с ракетостроением и космосом - все совершенно секретно. Один НИИ разрабатывал винтики и гайки, другой - шайбы и гравера. Разработки стекались в головное КБ, а там конструировалось основное - ракетные двигатели и ракеты-носители. Причем требования Королева были таковы: все руководители должны иметь звания академиков.
   Представители Сергея Павловича отслеживали по всем вузам страны прилежных студентов со светлыми головами, и на последнем курсе с ними ненавязчиво проводилась психологическая обработка. Главному конструктору ракет люди нужны умные и работоспособные.
   В высшем Московском техническом училище им. Баумана внимание обратили на скромного студента Георгия Николаевича Стрельникова, родившегося двадцать три года назад в Загорске. Родители - простые рабочие оптико-механического завода. Парень неизбалованный, исправно грызет гранит наук: история КПСС - "отлично", политэкономия - "отлично". И сопутствующие специализированные предметы - тоже "отлично". Приводов в милицию не имеет, т.к. брюки "дудочкой" и остроносые туфли не носит. И начали ему потихоньку нашептывать:
   - Жора, космос - это самая перспективная отрасль в СССР. Ты - парень умный, и лет через десять выбьешься в руководство. Академиком станешь, и тогда...
   В 1961 году Стрельников с отличием заканчивает МВТУ им. Баумана и получает диплом красного цвета, дающий право выбора в распределении молодых специалистов. Он выбирает поселок Звездный и получает открепление в Казахскую ССР, на Байконур.
   - Георгий Николаевич, - напутствовал его декан, - вам, как лучшему студенту этого выпуска, выпала такая великая честь, там для вас, выходца из простой рабочей семьи, есть перспективы роста. Оправдайте доверие партии, правительства и всего советского народа!
   Приехал Стрельников домой, родители стол накрыли, бутылку коньяка поставили - большое событие: сын "Бауманку" закончил, диплом красный в кармане. А сын невесел. Папанька выпил сто грамм:
   - Жора, да все нормально, Байконур для тебя - идеальная возможность в люди выбиться. Послушай меня, ветерана Загорского оптико-механического завода, токаря 6-го разряда: рожденный ползать - летать не может, но может заползти так высоко, что рожденные летать будут перед ним ползать. Посмотри на Красную площадь во время парадов, какие орлы маршируют. Они думают, что идут строевым шагом. Нет, они ползут перед теми, кто заполз на трибуну Мавзолея.
   Но оптимизма это напутствие не придало.
   Через два дня проводили родители сыночка на вокзал, посадили в вагон, помахали ему вслед, и поехал Жора в неизвестную перспективную даль.
  
   ї2. Ты думал, человече, что в сказку попал? Не-е, ты в жизнь вляпался!
   До Москвы он доехал один, а в столице появился попутчик - мужчина лет пятидесяти, притащивший с собой кучу баулов, которые, пыхтя, распихивал по полкам в купе. В такт его движениям на лацкане пиджака раскачивалась Звезда Героя Социалистического Труда.
   - Никифор Никифорович Лихолет, председатель колхоза, - представился мужчина и протянул широкую крестьянскую ладонь. - Можно просто дядя Никифор. А вас как звать-величать?
   - Георгий Николаевич Стрельников, выпускник МВТУ, получил направление на Байконур.
   - О-о-о! - многозначительно протянул новый знакомый. - А я, Жора, еду с ВДНХ. Райком партии оказал доверие и откомандировал для ознакомления с достижениями советской науки и техники. И односельчане наказ дали. Колхоз-то наш "Путь в коммунизм" называется. Посмотри, мол, Никифорович, как долго нам идти. В первый день в метро слышу, двое разговаривают: "Какой самый короткий анекдот? Второй отвечает: "коммунизм", и тут же спрашивает: "а какой самый длинный" - "путь в коммунизм"! Хотел я у него спросить, откуда он знает про мой колхоз, но они глянули на меня с испугом, протолкались к дверям и на первой же остановке выскочили. Я думаю, Жора, что это были недобитые Сталиным троцкисты. Так вот, я в Москве первый раз, сравнивать не с чем. Если сравнить с нашей деревней, то разница, конечно, большая. У нас один сельпо, где продается все, начиная с керосина и гвоздей, и кончая сахаром, а в Москве... Жора, давай перекусим, за знакомство хряпнем.
   Герой соцтруда вытащил из-под полки солдатский вещмешок, на котором хлоркой было вытравлено "мл.ст. Лихолет Н.Н."
   - С сорок третьего года со мной, - нежно погладил вещмешок председатель и стал выкладывать на столик продукты, приговаривая при этом, - селедку копченую первый раз увидел на взорванном немецком трофейном складе в Кенигберге. Если в наше сельпо привозят бочку ржавой селедки, так я, как председатель, ее распределяю, чтобы всем досталось.
   Достал палку "сервелата":
   - А такую колбасу у нас только секретарь райкома кушает и называет ее почему "колбасось". Меня пару раз угощал, - с гордостью похвалился Герой Социалистического Труда.
   Стрельников полез доставать свою сумку с едой, но Лихолет остановил его:
   - Жора, не надо, тебе еще долго ехать, - выставил еще пару банок консервов и увенчал стол бутылкой водки "Столичная". - Уезжая в Москву, я взял половину денег, что мы с бабой накопили, всем накупил гостинцев, - и немного подумав, выставил на стол четыре бутылки пива "Рижское". - Мужикам нашим тоже пивка привезу, а то пьют они его только когда в райцентр приезжают, да и пивом его не назовешь, так - моча молодого поросенка. Судя по всему этому, скоро и наш "Путь в коммунизм" закончится, и будем мы жить, как в Москве, так я своим сельчанам и объясню.
   Жора, что-то я все про себя и про себя. Пока я все порежу и пооткрываю, расскажи о себе, - и достал новенький с несколькими лезвиями перочинный нож, - Вся деревня будет завидовать, ни у кого такого и близко нет, - и стал кромсать "колбасось" толстыми ломтями.
   - Дядя Никифор, разве вам интересно будет, как я корпел над конспектами, чтобы красный диплом получить и поехать работать туда, куда я захочу.
   - Не хочешь рассказывать, ну и ладно, тогда сходи к проводникам за стаканами.
   Проводник просто стаканы не дал:
   - Не положено без чая, - проворчал он.
   Пришлось Стрельникову заплатить за чай, зайти в туалет, вылить его и сполоснуть стаканы.
   С его возвращением в купе с приготовлением закуски было покончено. Поставил стаканы.
   - Нет, нет, - отвел он протянувшееся горлышко "столичной", - Я водку не пью, пива выпью.
   Бутылка послушно отвернулась ко второму стакану, из нее вылилось ровно сто грамм.
   - Не хочешь, заставлять не буду, - проговорил Лихолет и налил Стрельникову стакан пива. - За знакомство!
   Выпили и налегли на закуску.
   - Ну, что, повторим?
   Повторили, и потекла беседа двух попутчиков, которые больше никогда не встретятся. Купе всегда располагает к искренним разговорам, тем более, что они оба считали, что товарищей Сталина и Берии уже нет. Хорошо, что оба так думали!
   - Жора, ты человек городской, послушай, может когда и пригодится, и людям поможешь. Все было хорошо до поездки Никиты Сергеевича Хрущева в Америку. У нас в колхозе выращивали лен и гречиху, урожаи хорошие, госплан перевыполняли без приписок. А сейчас все земли идут под кукурузу. Если бы можно было у нас снимать два урожая в году, так было бы два неурожая в год. Но надо отдать должное Никите Сергеевичу: за неурожай при Сталине расстрел, а сейчас с должности снимут и из партии выгонят. Правда, при нем посевные земли использовались согласно агрономии - где нужно сеять рожь, не сеяли царицу полей...
   Председатель колхоза пил водку, запивал пивом и понемногу пьянел, и говорил уже больше для себя - ему надо было выговориться.
   - Никита Сергеевич на встрече с колхозниками сказал: "Русский крестьянин посевную начинал ранним утром: вышел в поле, повернулся лицом на восток, помолился богу и после этого пошел сеять, и всегда были урожаи".
   В нашем селе церковь разорили в двадцать пятом году, с прошлого года сделали из нее склад МТС. Так что запчастям для тракторов и сеялок молиться?! Оно вот так: точка зрения зависит от точки сидения и получается традиционное русское блюдо - каша в голове. Все посходили с ума, и всем колхозникам долбят: кукуруза поднимет народное хозяйство, если ее разводить везде, - все больше хмелея, рассуждал Лихолет. - А мне кажется, что для поднятия народного хозяйства лучше всего разводить спирт, водой. Щелкни кобылу по носу, она махнет хвостом. Вот Хрущев и щелкает всех, а они хвостами машут и заявляют: "Кукуруза - это исторический поворот в развитии сельского хозяйства".
   Жора, мы в лабиринте. Никогда не следует думать, что "наверху" понимают что они делают.
   Жора, а ты хорошо кушаешь, молодец!
   Откуда было знать дяде Никифору, что для его оппонента, несмотря на проживание в столице, продукты, лежащие на столе - деликатесы.
   - Жора, все это происки Америки, они специально показали Никите Сергеевичу кукурузу, чтобы развалить советское сельское хозяйство... Секретарь райкома говорит: "Лихолет, лихо у тебя зимой, лихо у тебя летом, лихо у тебя круглый год". А все лихо идет от кукурузы. "Кукуруза - шаг вперед", - пишут на агитационных плакатах. Иногда шаг вперед - результат хорошего удара сзади. Народ говорит: "Никита - неплохой, только ссытся и глухой", - и председатель себе опять водки, а Стрельникову пива.
   - Жора, давай, - и глянул на своего внимательного слушателя.
   А Жора спал. Спал, как только могут спать студенты и военные: голова прямая, только спина чуть прислонена к переборке купе. Лихолет расстелил матрас на полке, где сидел, сходил к проводнику за постельным бельем, застелил, легко поднял худенького молодого специалиста, уложил и накрыл одеялом. Жора не проснулся. Он крепко спал: то ли от пива, то ли от непривычного переедания вкуснятиной.
  
   ї3. Ахиллесовой пятой чаще бывает голова
   Утром Стрельников проснулся поздно, попутчика с подарками из столицы не было, сошел на своей станции "Путь к коммунизму". Несколько дней за окнами тянулась "Степь да степь кругом, Путь далек лежит, А в степи глухой...".
   МИК (монтажно-испытательный комплекс) - обнесенная колючкой территория, на которой находятся два КПП. Один из них на железнодорожном полотне, подходящем к трем ангарам, где собирались ракетные двигатели для беспилотных космических летательных аппаратов. Барак и столовая для солдат, клуб, магазин военторга, пятиэтажное общежитие семейного типа для офицеров и промышленников. Питались они в отдельной столовой - 45 копеек обед, завтрак и ужин, кто во что горазд.
   Оклад положили Стрельникову 120 рублей. Выделили в общежитии однокомнатную квартиру, но в миниатюре - она в два раза меньше, чем нормальная. Все, что стояло в ней имело инвентарные номера. За это имущество Георгий Николаевич расписался в книге временной выдачи у коменданта общежития спецкомендатуры строек народного хозяйства - типа с подозрительным и пронзительным взглядом холодных глаз.
   Захлопнув книгу, комендант произнес:
   - Молодой человек, вам повезло, год назад промышленники жили в бараке с солдатами, только входы были разные. Заботится о вас советское правительство.
   Стрельников правда не понял, с сожалением о прошлом или с гордостью о настоящем сказал комендант.
   - Где вы еще в Советском Союзе, приехав на работу, получите квартиру, да еще без жены? Только здесь, где производятся "железные сосиски" Никиты Сергеевича. Обратите внимание: ложки, вилки и ножи - из нержавеющей стали. Такого нет даже в столовых Москвы. - Он закрыл левый глаз и правым стал рассматривать Жору. - Довожу до вашего сведения, товарищ Стрельников, в Ленинск без разрешения руководства не ходить. Каждый развлекается как может. Можете идти.
   - До Ленинска 150 км, - думал Стрельников, поднимаясь на второй этаж, - как туда ходить?
   На следующий день он приступил к работе.
   В один из декабрьских дней Стрельников увидел идущих по ангару своего начальника и высокого здоровенного генерала. Начальник держал в руках папку и бегал вокруг генерала, а тот отмахивался от него, как от назойливой мухи. Наконец, папка попала в руки генерала, и он пошел на выход. Он шел, такой высокий и здоровенный, что все, кто был в ангаре, оглядывались.
   - Во, генерал, во здоровяк! - смотрел ему вслед и Стрельников и думал: Надо было и мне заниматься спортом, а не корпеть над конспектами. Имей я красивую фигуру, а не красный диплом, не попал бы сюда, - и не заметил, как к нему подошел начальник.
   - Жорж, этот генерал у тебя сегодня ночует. Очень много от него зависит. Веди себя тактично, ничему не удивляйся, ни в чем не отказывай, самое главное, запомни слово в слово, о чем он будет говорить, не касающееся работы. Это очень важно для всех нас. Запомни, Жора - слово в слово.
   Как он уйдет, ты сразу бегом ко мне. На КПП тебя ждет боец, у него чайник спирта, разбавленного глюкозой, хлеб, лук, картошка и тушенка. Он все донесет до квартиры. В 19:00 генерал у тебя. Он пунктуальный, к этому времени стол должен быть сервирован. Еще раз повторяю: слово в слово, от тебя многое зависит.
   В 19:00 зазвонил дверной звонок, Стрельников открыл дверь. Пригнувшись, вошел генерал.
   - Здоров, лейтенант!
   - Здравствуйте. Я не лейтенант. Я инженер-наладчик.
   - Понятно - студент.
   Скинул полушубок, повесил на вешалку, снял папаху, положил на полку вешалки.
   - Да никакой он не амбал. Если снять с него военную форму, вообще будет нормальным человеком, - подумал Стрельников.
   Генерал тем временем повернулся к зеркалу, висящему на стене, поправил волосы и сказал, глядя на свое отражение:
   - Здравствуй, меня зовут Пук.
   - Как? - переспросил Жора.
   - Не как, а Пук, и вообще, я не с тобой разговариваю, - и, подхватив чемоданчик, зашел в комнату, а Стрельников - на кухню. Он отложил на тарелку картошки себе. В сковородку положил ложку, привык в студенческом общежитии все есть ложкой, взял ее правой рукой, в левую чайник со спиртом и кружку, толкнул дверь ногой и зашел в комнату. Генерал, обложившись бумагами, сидел за столом и что-то считал на логарифмической линейке. Обернулся, глянул на вошедшего Стрельникова.
   - Далеко пойдешь, студент, если уже сейчас с полными руками дверь начальнику открываешь ногой, - и отодвинул бумаги, освобождая место под принесенное.
   Жора все расставил, генерал одобрительно глянул на ложку и одну кружку:
   - Молодец, студент. Кто научил?
   - Что?
   - Да так, ничего, неси себе ложку и кружку.
   - Товарищ генерал, я не пью.
   - Студент, сегодня ты водку не пьешь, а завтра Родину предашь.
   - Товарищ генерал, так я...
   - Выполняй! - Твердым голосом перебил его генерал. - Я руководитель проекта, по которому вы все работаете, а руководить - это значит сдерживать эти склонности у других.
   Стрельников вспомнил просьбу своего начальника и пошел на кухню, выходя, он услышал, как генерал пропел: Трахнули собачку срачкой об забор. Заболела срачка, начался запор. Подпустили к собачке пару кобелей. Засадили в срачку - стало веселей!
   - Товарищ генерал, - закричал он с кухни, - огурцы маринованные есть!
   - Тащи! - последовал ответ.
   Вернувшись, принес тарелку с огурцами, кружку и ложку. Генерал взял чайник и налил себе полную кружку, во вторую - грамм 50.
   - Давай, студент, за все хорошее!
   Выпили, захрустели огурцами и принялись за картошку, что не мешало генералу считать на логарифмической линейке и сравнивать с цифрами в бумагах.
   - Ты, студент не сиди без дела. Я работаю, а ты наливай.
   Стрельников налил.
   - За работу, которую мы делаем!
   Чокнулись, выпили, закусили. Генерал закурил, повертел в руках логарифмическую линейку.
   - Хорошая штука в умелых руках. Рассказывал кто-то интересный случай: идет первоклассник домой после школы и плачет. Постовой спрашивает его: "Кто обидел?". Мальчик отвечает: "Двойку в школе по арифметике получил". "За что?". "Учительница спросила, сколько будет два, помноженное на два. А я не знаю", - еще громче заплакал мальчик. Постовой подумал: "Ничем тебе помочь не могу, выпуск в школе милиции был ускоренный, сложение и умножение не проходили". Пришел мальчик домой, плачет, а папа, главный инженер на каком-то заводе, выслушал его, достал большую логарифмическую линейку, повозился с ней и говорит: "Сынок, приблизительно, четыре".
   Жора, помня наказ генерала, наливает из чайника и сам себе выговаривает:
   - Дурак я, да еще какой дурак, надо было, как все студенты, ночами не над конспектами сидеть, а с девками красненькое пить. Был бы у меня синий диплом и красная морда, и не попал бы я сюда "по собственному желанию", и пил бы сейчас не с генералом, а сдевками.
   Выпили, закусили, и вдруг его собутыльник насторожился:
   - Студент, посмотри за шифоньером кто-то стоит.
   Жора глянул, шифоньер стоял, как всегда у самой стены.
   - Товарищ генерал, да вам показалось.
   Генерал подскочил и бросился к шифоньеру.
   - Выходите сюда, если вы настоящие мужики, - и, схватив стул, начал крушить шифоньер. Стрельников, первый раз в жизни столкнувшийся с таким явлением, выскочил из квартиры и бегом на первый этаж к коменданту, а тот спокойным голосом:
   - Что началось? Ложись спать на раскладушку. Время лечит все, кроме горбатого, - и протянул таблетку и воду в кружке.
   - Стрельников выпил, лег и провалился в сон без сновидений. Проснулся он от того, что его тормошили:
   - Георгий Николаевич, проснитесь, ваш постоялец ушел. Поднимайтесь, пойдем к вам и сактируем, что он разнес.
   Зайдя в квартиру, Стрельников чуть не упал в обморок: вся мебель была превращено в щепки, только посередине комнаты стоял целый стол, а на нем - чайник, сковорода, две кружки и ложки.
   Комендант удивленно произнес:
   - Первый раз вижу, что он оставил что-то целым. Георгий Николаевич, вы оказали на генерала благотворное влияние.
   Стрельников чуть не плакал.
   - Да не расстраивайтесь, все будет списано, в течение дня новая мебель будет расставлена, а вы идите работать, несколько раз звонил ваш начальник.
   Стрельников пошел в МИК. Начальник нетерпеливо ждал его на КПП. Внимательно слушал рассказ о посещении генерала, иногда перебивая:
   - Жорж, а пел он про собачку?
   - Да.
   - Так, говоришь, принес одну кружку и ложку?
   - Да.
   - И пил с тобой?
   - Да.
   - Так ты говоришь стол и посуда целые?
   - Да.
   - Жорж, мы всем нашим монтажно-испытательным комплексом обязаны тебе. В этом месяце тебе премия 50 руб. Ты добился того, что он не вернул, а взял с собой в головное КБ наши расчеты, что двигатель, собираемый нами, взорвется на старте...
   Георгий Николаевич Стрельников, став академиком, спирт не пил, а став генералом - не носил папаху.
  
   Глава шестнадцатая показывает, что у каждой неприятности есть своя неплохая сторона
  
   ї1. Именно чайники развивают самую кипучую деятельность
   Чайник - это конусообразная кастрюля со солонохоботообразным носиком, где вершина конуса называется "крышка". Так выглядел первый чайник. Потом он множество раз менял конфигурацию и, наконец, стал таким, каким мы привыкли его видеть на столе в солдатской (флотской) столовой, то есть в виде трехлитровой штукенции алюминиевого литья. Самое же интересное в истории чайника - это тот факт, о чём никто и не догадывается, что чайник изобретен в армии. Трудно нынче сказать в какой, но то что в армии - это и к бабке не ходи. Вот и выходит, что безызвестным гением оказался не многомудрый инженер, а простой солдат, подаривший миру нужное бытовое устройство. Которое, как правило, употребляют для кипячения воды, заваривания чая или кофе, и которое при разливании кипятка не обваривает ни наливающего, ни того, кому наливают.
   Солдатская молва утверждает, что изобретение было сделано неким многоопытным солдатом в результате частых ошпариваний руки из-за неожиданных ночных вражеских атак. Понятное дело, что в момент вражеской атаки опытный солдат в первую очередь хватает оружие, а во вторую - котелок из костра. Естественно, что часто и густо при этом солдат обваривался кипятком. Вот тут-то он и измыслил чайник с солонохоботообразным носиком и крышкой на вершине конусообразной кастрюльки.
   Правда есть злопыхатели, утверждающие, будто этим гением оказался не многоопытный старослужащий, а молодой солдат, которому зловредные старослужащие специально, шутки ради, раз за разом обваривали руку, когда наливали кипяток в его кружку для заваривания чая.
   Но как бы это не происходило в те стародавние времена, бесспорно одно - чайник величайшее изобретение человечества. Более того, чайник можно поставить в один ряд с колесом, изобретенным, кстати, по некоторым гипотезам, древнейшим солдатом для перевозки захваченных трофеев.
   Так что из вышеизложенного можно, и должно, сделать вывод, что в вооруженных силах наряду с дураками служат и гении. Но их никогда не признавали и не желают признавать, как и тех, кто изобрел и чайник, и колесо.
   А теперь рассмотрим дальнейшее развитие этих изобретений. И начнем с того, что в 1763 году любознательный Иван Ползунов заинтересовался подпрыгивающей и звенящей крышкой закипевшего чайника.
   - Что заставляет её прыгать? - Подумал он. - Наверное, пар.
   - А если заткнуть носик? - Продолжил мыслительный процесс великий механик и заткнул его. После чего вновь поставил чайник на огонь, и стал наблюдать. Через некоторое время пар выбил крышку, и кипящая вода залила огонь.
   - Вот это сила! - Изумился Иван Ползунов. - А если сделать паровое ружье?
   Задумался Иван. Выточил медный ствол и сделал глиняный шар ровнехонько по диаметру ствола. Ствол укрепил на камнях перед незажженным очагом, где уже стоял наготове медный чайник. Носик чайника вставил в ствол и обмазал глиной. Ей же обмазал и крышку, чтоб её не срывало, зажег огонь и стал ждать. Чрез некоторое время глиняный шар выкатился из медной трубы.
   - Ружья не получится, - понял Иван, - но надо думать ещё.
   И в1763году он окончил разработку проекта первой паровой машины непрерывного действия, где струя пара из большого чайника двигала в цилиндре поршень.
   В 1774году Дж. Уаат бессовестно слямзил принцип действия паровой машины Ползунова и за десять лет, к 1784 году, разработал универсальный двигатель. До конца 19 века он оставался единственным двигателем и сыграл исключительную роль в развитии промышленности и транспорта.
   В1803 году хитрый англичанин Р. Тревитик поставил большой чайник на колеса и получился первый паровоз.
   В 1807 году американец Фултон перехитрил англичанина - он засунул такой же чайник в корпус парусника, убрал паруса, и прицепил два колеса. Получился первый в мире пароход "Клермонт".
   Но вернемся к обыкновенному чайнику на три литра, украшающий стол в любой столовой Советской армии и военно-морского флота. Напомню, что он зачастую использовался не по своему историческому назначению - чай в нем никто не заваривал - а его использовали как тару под жидкости, мало напоминавшие чай, компот или кисель. Эта универсальность его применения дала право советским воинам применять его как ёмкость для тайной транспортировки и разливания строго запрещенных в Советских Вооруженных Силах жидкостей. А именно: спирта, водки, самогона, вина, браги, пива и прочих алкогольных напитков.
   В солдатской столовой одного из авиаполков, наряд, закончив работы, решил использовать чайник как раз для этих целей, но в самый разгар его нетрадиционного применения вмешался начальник столовой прапорщик Рыгалов.
   Тут стоит сказать насколько слов о главном персонаже разыгравшихся событий. Прапорщик Рыгалов росту был маленького, всегда прилизанный, невероятно подвижный и с постоянно бегающими хитрыми глазками на круглом холеном лице. Он очень любил показать свою власть, но терпеть не мог что-нибудь решать самостоятельно и брать на себя какую-либо ответственность. И, главное, он был фантастически глуп. Что отнюдь не мешало ему служить в Советской армии в качестве прапорщика и начальника столовой.
   С прапорщиком Рыгаловым, хоть человек он был непреклонный и сказочно невежественный, все старались поддерживать только хорошие отношения, поскольку он обладал гениальной способностью ублажить любую московскую комиссию. За эту гениальность его и держали на воинской службе, прощая ему то, за что другого давно бы вышибли на стройки народного хозяйства. Вот он-то и застукал наряд по столовой за распиванием налитого в чайник спирта. Возмущению его не было предела, но и власти, чтоб примерно наказать негодяев, у него не хватало, и он побежал за комбатом, А дабы преступники не могли скрыть улики, опечатал крышку чайника своей печатью.
   Что произошло со спиртом, пока прапорщик бегал за комбатом, так никто не узнал. Комбат, обнаружив на месте преступления пустой и чисто вымытый, но опечатанный чайник, предложил прапорщику Рыгалову пройтись с ним на улицу.
   - Товарищ прапорщик, ума у вас - как у амазонского аллигатора и он соответствует величине грецкого ореха упавшего с дерева. Вас надо держать в террариуме, чтобы никто не думал об остальных прапорщиках как о вас, и выпускать вас только для встречи московских инспекций, только с ними вы находите общий язык...
   Комбат знал, что ему это позволительно говорить: пришел приказ, он сдает дела и - пенсия!!!
  
   ї2. О мерах безопасности: опять чайник!
   Великое дело - меры безопасности на военной службе! Прямо-таки наиглавнейшая задача современных вооруженных сил, и посему все командиры и начальники от мала до велика стремятся ее (безопасность) непрерывно повышать.
   Вы спросите как? Так, как и положено в армии - путем воспитания личного состава. Вот яркий тому пример, приключившийся в одной из воинских частей расквартированной в Крыму близь Феодосии.
   Приходит однажды офицер на службу с забинтованной рукой.
   - В чем дело? - спрашивает начальник.
   - Да ерунда, руку кипятком обварил, - отвечает офицер.
   - Да это ЧП! Это очень плохо. Будете наказаны. А сейчас пишите объяснительную.
   Ну, что делать? Пишет офицер объяснительную: "Вскипятил чайник, хотел чаю попить, случайно кипятком обварил руку".
   Принес объяснительную начальнику. Тот внимательно изучил эту строчку и говорит:
   - Вы что это мне принесли, товарищ капитан? Вы эту писульку сверните в трубочку и себе в задницу засуньте. Идите и напишите подробно, как произошло, что вы, товарищ капитан, обварили себе руку. Очень похоже на членовредительство. В военное время за это расстреливали.
   Капитан переписал почерком покрупнее и добавил: "Обварился потому, что споткнулся". Выждал часок, чтобы начальник поостыл и снова отправился в начальственный кабинет.
   Начальник только глянул на представленную ему бумажку, и сразу же пришел в неописуемую ярость.
   - Вы что, издеваетесь надо мной?! Вы что, совсем слов не понимаете? К исходу дня напишете нормальную объяснительную или получите выговор. Все! Вопросы есть? Вопросов нет! Можете идти.
   Капитан, надо сказать, тоже осатанел. И к вечеру накатал трактат о пяти листах, в котором указывалось время с точностью до секунд, а также географические координаты происшествия с точностью до тех же секунд. Более того, капитан подробнейшим образом изложил последовательность действий, приведших к трагедии. В том числе указывались: точная температура воды, мощность электроплитки, угол наклона чайника при проливе (схема происшествия прилагалась), а также масса других, не менее важных, параметров. В конце же была приписана фраза, неизменно приводившая в экстаз всех читателей этого документа: "В целях предотвращения подобных случаев в будущем приняты необходимые меры безопасности: вывешена предупреждающая табличка "Кипятить здесь".
   К сожалению, о реакции начальника на этот выдающийся манускрипт история умалчивает. Достоверно известно только то, что выговора капитан так и не получил. А плакат с ехидно ухмыляющимся чайником и надписью "Кипятить здесь" и по сей день является достопримечательностью комнаты в офицерском общежитии, в которой жил этот, давно уже уволившийся капитан.
  
   Глава семнадцатая утверждает, что общая сумма ума на планете Земля - величина строго постоянная, а население земного шара неуклонно растет
  
   ї1. У строителей воздушных замков всегда хватает стройматериалов
   Природа породила человека. В отместку человек создал государства. Государства принялись фабриковать царей, королей, канцлеров, фюреров, президентов и генеральных секретарей партий. Вся эта власть, то есть публика имущая, начала штамповать других человеков, а именно - гражданских и военных чиновников государственного аппарата, которым вменялось всячески укреплять породившую их власть.
   Понятное дело, что чиновники, дабы в глазах власть имущих показать свою немаловажность, принялись фабриковать угодные имущей публике законы, указы, уставы, декреты, приказы и черт знает что еще. Затем все это измышленное они объединили в конституции, уголовные и процессуальные кодексы, уставы вооруженных сил. А дабы в глазах народа подчеркнуть собственную судьбоносность и важность измышленного, стали порождать поправки и дополнения к конституциям, законам, уставам, декретам и черт знает чему ещё.
   Понятное дело, что сразу никто не рождается чиновником, министром или маршалом. Гражданский чиновник должен пройти долгий и тернистый путь от простого клерка, или секретаря на партийном собрании, до президента или генерального секретаря центрального комитета какой-либо партии. Военный чиновник - от каптерщика в военном училище до начальника тыла вооруженных сил. Или от секретаря комсомольской организации до начальника главного политического управления или министра обороны. В любом случае от младшего лейтенанта до маршала. Казалось бы, что все просто и понятно - хорошо работаешь, значит сделаешь карьеру. Так-то оно так, да вот закавыка - чиновники сотворили очень хитрый закон, не гласный, для кабинетного пользования, и один из основных параграфов этого закона таков: "Сын генерала может быть генералом, но ни как не маршалом, потому что у маршала свои внуки есть". Подтвердил этот основной параграф негласного кабинетного закона один из инспекторов Главного управления кадров Министерства обороны СССР, инспектировавший отдаленные укрепрайоны, охранявшие Советско-китайскую границу, когда проверял моральный и боевой дух советских воинов. И вот каким образом.
   Один из тридцатипятилетних командующих взводом спросил:
   - Товарищ генерал, а когда меня от сюда переведут? Я здесь, как и многие, сразу после училища.
   Генерал готовился на пенсию, бояться нечего, и потому ответил откровенно:
   - А кто вас, товарищ старший лейтенант, заставлял жениться на доярке?
   Ответ по тем временам очень смелый.
   Но мы отвлеклись от чиновников и их продвижения по служебной лестнице. Для хорошего продвижения надо доказать свою компетентность в бюрократической волоките, поэтому каждый чиновник, и военный и гражданский, старался что-то измыслить. Это выражалось в сотворении разнообразных поправок, директив и инструкций, дополняющих и объясняющих дополнения к поправкам действующих законов и уставов.
   Для проверки того, как претворяются в жизнь и правильно ли пользуются сотворенными ретивыми чиновниками директивами и инструкциями, а также дополнениями к ним, время от времени этими же чиновниками организовывались инспекции и внезапные проверки.
  
   ї2. В жизни всегда есть место поводу
   Четыре дня к ряду в отдаленное подразделение Краснознаменного Черноморского флота от разных служб приезжало по одному, а то сразу и по два-три проверяющих из штаба флота. Этих проверяющих объединяла одна цель - проверка наличия инструкций и директив. Тех самых, что измышлены чиновниками Главного управления Военно-морского флота Министерства обороны СССР и штаба Черноморского флота в дополнение к уставам Вооруженных сил СССР.
   Несколько слов о нещадно проверяемом подразделении. Во-первых, личный состав подразделения - это тринадцать военнослужащих срочной службы (срок службы три года), два мичмана и капитан. В общем и целом - представители восьми национальностей огромного Союза Советских Социалистических Республик.
   Во-вторых, территория подразделения обнесена ограждением из колючей проволоки, в которой имеется четыре прохода. На территории находится главное здание: сорок метров длиной, двенадцать метров шириной, фундамент временный. В здании имеются: спальное помещение личного состава подразделения, Ленинская комната, помещение для хранения формы и личных вещей моряков (баталерка), умывальник, камбуз, столовая, оружейная комната, бытовая комната и комната отдыха офицеров и мичманов подразделения, то есть Офицерская. К главному зданию пристроены три башни наблюдения и котельная. Отдельно стоящие складские и подсобные помещения, а также дизельная. Освещение автономное от четырех дизель-генераторов. Возле дизельной выставлены в ряд кунги от дизель-генераторов. За ограждением территории два водоема: один для питьевой воды, второй - технический водоем, хотя в обоих вода одинаковая, так как привозная - привозят по заявке один раз в две недели одной и той же водовозкой. Имеется также подсобное хозяйство - свинарник и огород. Для помывки личного состава есть парная баня, банный день - суббота. Для оправления естественных надобностей всех военнослужащих есть отхожее место или, выражаясь морскими терминами - гальюн.
   В-третьих, с точки зрения военных чиновников служебно-политические характеристики командира подразделения и мичманов оставляют желать лучшего.
   Командир подразделения - капитан Приходько Леонид Григорьевич. Самая плохая черта характера Приходько Л.Г. - хороший человек. По этой причине он панически боится начальства, так как за хорошее отношение к морякам часто наказывался командованием за "нетребовательность и мягкотелость".
   Карьерист - через два года после описываемых событий был уволен в запас. Первым параграфом приказа ему было присвоено очередное воинское звание - майор, а вторым параграфом - увольнение в запас с правом ношения воинской формы, с пенсией в 183 рубля 86 копеек и с правом трех залпов на похоронах за "отбарабаненных" двадцать пять лет службы в Военно-морском флоте СССР.
   Член КПСС, членские взносы на содержание партийно-политических чиновников платит регулярно.
   Имел высказывание: "Если бы мне кто-то дал взятку, то я, как честный коммунист, с этой взятки заплатил бы членские взносы".
   Мичман Беликов Владимир Александрович - старшина команды технического обеспечения. Технически грамотен, уважением среди политработников не пользуется по той причине, что ленинские работы не конспектирует, от политзанятий регулярно уклоняется. В связи с этим слабо разбирается в задачах партии и правительства в стране и роли пролетариата всех стран в мировой революции.
   Имел высказывание: "Пролетарии всех стран пролетели и собрались снова на маёвку".
   Член ВЛКСМ, членские взносы на содержание комсомольских чиновников платит регулярно.
   Старшина команды всего подразделения - мичман Ильченко Виктор Ильич.
   Хозяйственную деятельность ведет не правильно, так как не ворует.
   Попал под тлетворное влияние мичмана Беликова - ленинские работы не конспектирует, а политзанятия игнорирует, прикрываясь служебной деятельностью. Если удается загнать на политзанятия, то задает каверзные вопросы руководителю политзанятия. Например, о роли партии в повседневной жизни правительства страны. А так как все руководители политзанятий писали свои конспекты десять-двадцать лет назад, а теперь только ежегодно меняют старые обложки на новые, и знают лишь в них написанное, то понятно, что своими каверзными вопросами мичман Беликов подрывает авторитет руководителей политзанятий.
   А мичманов части регулярно ставит в неловкое положение, пользуясь их незнанием того, как и с кем живет правительство страны в свете "Морального кодекса молодого строителя коммунизма".
   Политически неграмотен, так как не понимает глобальной задачи проводимых политзанятий, а именно того, что нужно внимательно слушать и конспектировать все, что говорит руководитель политзанятий. Разумеется, кроме высказываний, которых нет в конспекте подполковника Казана, руководителя политзанятий с мичманами. Например, таких:нумеетсяоводитель политзанятий,ых воееннослужвщих такде
   - Вы все, вместе взятые мичмана, мне в подметки не годитесь. Своим незнанием тем политзанятий вы наступаете сапогом на глаз своим родителям, которые за вас, ослов, проливали свою кровь на фронтах Великой Отечественной войны.
  
   ї3. У вас здесь что - четырехзвёздочный туалет?
   Общеизвестно, что культура любой страны определяется состоянием ее туалетов. Исходя из этого правила, мичман Ильченко, закончив учебу в школе мичманов и приступив к выполнению служебных обязанностей в качестве старшины команды подразделения, решил построить новый гальюн взамен старого - деревянного и сквозь щели со всех румбов продуваемого черноморскими ветрами. А тут счастливый случай - лет пять назад шторм сорвал где-то рейдовую бочку и выбросил ее на берег аккурат на территории подразделения. С этой рейдовой бочки и начал повышение культуры родной страны мичман Ильченко. Притащил ее танковым тягачом и сильно радовался ее внушительным размерам:
   - Да уж, ее надолго хватит использовать как емкость для выходящего из организма военнослужащего, - восторгался мичман. - Даже если его хорошо и много кормить.
   Армейские саперы, приезжавшие обезвредить выброшенную на берег мину времен Второй мировой войны, в указанном мичманом Ильченко месте заложили и подорвали две тротиловые шашки по полкило. Моряки подразделения лопатами доделали воронку. Воронка превратилась в ровную круглую красивую яму - чего не сделаешь для поднятия культуры СССР!
   Один из моряков спросил старшину:
   - Товарищ мичман, а таким методом можно исправить всю культуру нашей страны?
   Мичман промолчал, но подумал:
   - Хорошо работают матросы, видать надоело им сидеть на сквозняках со спущенными штанами - ни о чем хорошем не подумаешь.
   Командование военных строителей пошло на встречу просьбе мичмана Ильченко - дали кран. Все-таки поднятие культуры - это общее дело всех и каждого в отдельности. Краном опустили бочку в яму и силами личного состава подразделения приступили к строительству гальюна. Камень привезли из совхоза, разобрав для этого старый, никому не нужный сельсовет. Так, стараниями военных и гражданского населения крымского региона страны, был построен большой, светлый и теплый гальюн.
   В гальюн провели полевой телефон и установили его с правой стороны так, что если человек будет сидеть, оправляя большую естественную нужду, то ему будет удобно разговаривать.
   - На военной службе все должно быть предусмотрено, - говорил по этому поводу мичман Ильченко, - вдруг приехавшему в подразделение командиру части захочется по большому. Зайдет он в гальюн, снимет штаны, сядет на очко, а тут его по телефону разыскивает командир базы. А телефон туточки - под рукой. И не надо командиру, спеша и не аккуратно подтираясь, судорожно натягивать штаны и бежать в Офицерскую к телефону. Делай свое дело над очком и разваривай с вице-адмиралом. Сервис, как на западе у загнивающих капиталистов. Еще один шаг к культуре.
  
   ї4. Фикция - тоже действительность, раз мы за нее расплачиваемся
   Повысив постройкой телефонизированного гальюна культуру Краснознаменного Черноморского флота, а значит и культуру всего Союза Советских Социалистических Республик, Ильченко решил, что первый этап, первую ступеньку служебной лестницы он преступил - настоящим мичманом стал. А для дальнейшего продвижения по этой самой лестнице, надо ему создать инструкцию, какой еще не создали чиновники из Главного управления Военно-морского флота Министерства обороны СССР и штаба Черноморского флота.
   - Приедет какой-нибудь проверяющий, прочитает, оценит, доложит наверх и карьера обеспечена, - рассуждал мичман, так как из своего небольшого опыта военнослужащего понял, что самое простое - это создание инструкции по Технике безопасности. - Тут главное найти, по какой деятельности еще не составили инструкцию!
   Журнал по "Технике безопасности" завели до него, сообразно чьей-то директиве, и не один журнал, а шесть. Один из этих журналов вел он сам. Как старшина команды подразделения, он был обязан проводить два ежемесячных инструктажа с коком подразделения. Первого числа каждого месяца инструктировал кока "по мерам безопасности при пользовании электроплитой во время приготовлении пищи". А 15 числа месяца инструктировал этого же кока "по мерам безопасности при пользовании газовой плитой и газовым баллоном во время приготовления пищи". Еще один "Журнал по мерам безопасности" наличествовал для инструктажа личного состава всего подразделения "по мерам безопасности при осуществлении любых хозяйственных работ". Велся он ежедневно тем, кто оставался старшим в подразделении и проводил утренний развод моряков, то есть или капитаном Приходько или кем-то из двух мичманов. Еще имелось три журнала для инструктажа личного состава при выполнении технических работ и обслуживания станций наблюдения. И еще один журнал "По мерам безопасности" для инструктажа дизелистов при работе с дизель-генераторами. По этим четырем журналам инструктаж ежедневно проводил мичман Беликов, как старшина команды технического обеспечения, а в его отсутствие - командир подразделения капитан Приходько. Кроме этих журналов, у командира был "Журнал инструктажа по мерам безопасности", по которому он, первого и пятнадцатого числа каждого месяца, проводил инструктаж вверенных ему двух мичманов. А его самого инструктировал командир части - ежемесячно первого числа. А в отсутствие командира - старший помощник командира.
   Внимательно, изучив существующие в подразделении инструкции по Технике безопасности, мичман Ильченко обнаружил, что нет инструкции по пользованию гальюном личным составом, мичманами и одним офицером подразделения.
   За три дня дежурств появилась новая инструкция. Как думал мичман Ильченко - первая ступенька в его карьере.
  

Инструкция

по мерам безопасности при оправлении естественных надобностей военнослужащими в отхожем месте.

   Запрещается справлять большую и малую нужду за пределами отхожего места.
   Запрещается левше подтираться правой рукой, правше - левой рукой, чтобы не потерять равновесие и не упасть.
   Запрещается подтираться голыми пальцами, если нет воды, так как руки будут неприятно пахнуть и вонью смущать окружающих.
   Запрещается подтираться наждачной бумагой, картоном или колючей травой, что приведет к травматизму ануса и всего седалища.
   Запрещается справлять большую нужду стоя, только на корточках.
   Запрещается справлять малую нужду стоя на коленях, только стоя.
   Запрещается за пределами отхожего места справлять малую нужду против ветра.
   Не забудь перед оправлением большой нужды снять штаны и нижнее белье.
   Не забудь перед оправлением малой нужды:
   - офицер и мичман расстегнуть ширинку,
   - военнослужащий срочной службы отстегнуть клапан флотских брюк.
  

Старшина команды мичман Ильченко

  
   Увы, но командир подразделения капитан Приходько почему-то не утвердил эту инструкцию.
   - Наверное, он позавидовал мне, что в свое время сам не создал такую замечательную инструкцию, - подумал уязвленный мичман Ильченко, - и поэтому в свои сорок три года отроду все еще остается капитаном.
   Несмотря на это, мичман Ильченко завел "Журнал инструктажа по мерам безопасности при оправлении естественных надобностей военнослужащими в отхожем месте и за его пределами". Один раз в месяц, первого числа, он проводил нелегальный инструктаж. Личный состав подразделения с удовольствием, в отличие от других инструктажей, воспринимал этот инструктаж и охотно расписывался в "Журнале...".
   Не надо удивляться, что описываемые события, вроде бы не связаны между собой, но, как вы убедитесь ниже, приезд очередных проверяющих выстроит их в стройную линию.
   Мичман Ильченко, на совесть выполняя обязанности старшины подразделения, также на совесть выполнял требования партии и правительства, а также решения съезда КПСС "по укреплению и усилению сельского хозяйства страны". Но тут необходимо заметить, что, как и любой военный, он был очень далек от сельского хозяйства, но из решений съезда КПСС мичман понял, что сельское хозяйство страны разваливается, и поэтому спешно расширил площадь имевшегося огорода. А еще, в целях укрепления и усиления сельского хозяйства, мичман в график дежурств к двум дневальным по подразделению добавил еще дневального по огороду.
   - А иначе матросы будут голодными, - решил про себя дальновидный мичман. - А матрос голодным быть не должен, потому что голодный человек плохо исполняет свои служебные обязанности.
   На побережье, где располагалось подразделение, морская пехота Краснознаменного Черноморского флота ежегодно проводила учения по отработке десантирования с моря. В связи с этим, инженерно-саперными войсками были сделаны танкоспуски - подошел к берегу большой десантный корабль (БДК), открыл борт и пошла бронетехника, пошла морская пехота в атаку. А еще саперы сделали очень широкие проходы для кораблей на воздушной подушке. В общем, создавалось такое впечатление, что командование Черноморского флота, а может и сам Главком, то есть Адмирал флота Советского Союза и заместитель Министра обороны Горшков Сергей Георгиевич, договорился с вероятным противником, что в случае войны, вероятный противник на своем побережье приготовит такие же проходы для десантирования Черноморского флота, а карту побережья с указанием проходов передаст в штаб Черноморского флота.
   Во время любых учений уничтожается и теряется большое количество материальных средств, этим умело и по-хозяйски пользовался мичман Ильченко. После окончания учений он организовывал трофейную команду, которая собирала утерянное морпехами имущество: штык-ножи, котелки, фляги, гаечные ключи, ложки, разнообразные ремкомплекты - все равно оно уже списано с учета бригады морской пехоты. А в хорошем хозяйстве у хорошего хозяина все пригодится и пойдет в дело - "экономика должна быть экономной". Вышеперечисленные трофеи хозяйственный мичман запирал на складе.
   Иногда попадались патроны: холостые и боевые. Они на склад не шли, а прятались по принципу - "ищут то, что спрятано", то есть заворачивались в грязную ветошь, и ворох грязной ветоши ложился на самое видное место под капот кунга от дизель-генератора. Немало проверяющих, посещавших подразделение, заглядывали под капот кунга: открыл - грязная ветошь, сделал замечание. И все! На что мичман реагировал ехидной фразой:
   - На виду не видно!
  
   ї5. Смелость - начало дела, а случай - хозяин конца
   Теплый весенний день. Приморский бриз гонит белые барашки волн, крымское солнышко нежно греет и вдруг в Офицерской раздался резкий звонок телефона. Капитан Приходько поднял трубку, и потому как он судорожно сжал её, мичманы поняли, что что-то случилось.
   Ответив дрожащими губами: "Есть, так точно", - капитан аккуратно положил трубку на аппарат. Почесав себя по темени, капитан повернулся и посмотрел на затихших мичманов. Снова почесал темя, и сипло сказал:
   - К нам едет комиссия, и мы десять дней без выезда готовим подразделение к их встрече. Проверять будут все. Срок подготовки начинается завтра, но уже сегодня никто домой не едет. Через десять дней к нам приезжает начальник штаба базы, заместитель командира базы по материально-техническому обеспечению и наш командир части. Они будут проверять, как мы приготовили подразделение к проверке комиссии.
   И началась подготовка к проверке. Первое, за что взялись, вырубка травы под лопату. Кто служил, тот знает, что это такое. А для тех, кто не служил, поясняю - это полоса чистой земли без единой травинки, шириной пять метров по всему периметру территории подразделения. На это очень важное мероприятие как раз и ушло бы десять дней. Но по настоянию мичмана Ильченко эту полосу облили дизтопливом и подожгли, а через полтора часа разгребли граблями и тем самым сэкономили много времени. После этого начали красить все. Подразделение стало преображаться, превращаться в оазис возле водоемов с привозной водой. Десять дней без выезда домой (по военно-морской терминологии - оргпериод) пошли на пользу, доказывая, что командиры частей, объявлявшие его, были очень умные: десять дней - и все блестит, сверкает свежей краской.
   На девятый день произошло чрезвычайное происшествие: в умывальнике из бака потекла вода. Не из кранов, как ей положено течь, а из прогнившей дыры в углу основания бака. А завтра должен приехать командир части - человек пунктуальный, тем более проверка перед проверкой запланирована заранее.
   Леонид Григорьевич сел на корточки и ничего не выражающим голосом сказал:
   - Делайте, что хотите, но сделайте.
   После этого он впал в прострацию. Не трудно догадаться, что его ожидало завтра. Завтра будет командир.
   Мичман Ильченко думал. Думал о том, что в степи, на берегу Черного моря, он сварку не найдет, и поговорка о том, что надо прыгать, а не думать, в этом случае не подходила. Поэтому он думал. Думающий мичман - это почти такая же редкость, как и Спиноза или Ломоносов. А вода в это время, тихо журча, вытекала из бака.
   Мичман сунул палец под струю и задумчиво смотрел на то, как вода обтекает его.
   - Мать твою, зараза! - и палец мичмана воткнулся в дыру из которой вода тут же перестала течь.
   - Эврика! - в не себя заорал мичман и открыл все краны бака умывальника.
   Сосуд быстро опустел. Мичман еще раз внимательно посмотрел на дыру и побежал на склад за ацетоном. Протерев принесенным ацетоном дыру, он сбегал в Офицерскую за пластилином. Ощущая себя великим Архимедом в военной форме, мичман замазал дыру пластилином. Вспомнив жизнеописание Сальвадора Дали (этот мичман еще и книги читал!), обмакнул малярную кисть в серебрин, которым был покрашен бак, и с воодушевлением художника смачно два раза мазнул по пластилину - и бак стал как новый, без дыры!
   Капитан Приходько, сидевший до этого отрешенным от всего мира как настоящий дзен-буддист, встрепенулся, и ревом наполнилось здание:
   - Воду, воду суки в бак не заливать! - Слово "сука" у него было самое страшное ругательство.
   Великий и уникальный выход из безвыходного положения за ужином был отпразднован. Каждому мичману было налито по пятьдесят граммов чистого спирта, выдаваемого на протирку аппаратуры и оптики. Леонид Григорьевич "зеленый змей" не употреблял ни в каких его производных, и казенный спирт хранил, как Кощей свое яйцо. Но сегодня - великое событие, можно и "урезать мухе крылья". Что в переводе с капитанского языка означает выпить 50 грамм.
   Наступил завтрашний день. Сразу после завтрака капитан Приходько построил личный состав подразделения, дал команду разойтись по вверенным объектам и начал обход этих объектов с мичманами. Капитан проверял то, что сегодня после обеда проверит начальник штаба базы, заместитель командира базы по материально-техническому обеспечению и командир части, а завтра проверит проверяющий из Штаба флота.
   - Надо осмотреть подразделение до приезда командования, и убедиться еще раз, что оргпериод прошел не зря, - сказал капитан мичманам перед обходом.
   Обойдя всё подразделение, Леонид Григорьевич с мичманами сделали вывод: всё в норме, всё в порядке.
   - Но это наша точка зрения, - заявил капитан. - А какой вывод сделает командование? Оно ведь гораздо опытнее и мудрее нас. Оно знает и видит больше, и мыслят проверяющие по-другому, ведь они стоят гораздо выше на служебной лестнице и задачи у них другие поставлены - не сделать, а найти то, что не сделано. Чем выше воинский начальник, тем меньше он делает сам, а больше ищет, что не сделали другие. Указывает на недостатки, ставит сроки их устранения, опять проверяет. Почти как геолог, то есть всю жизнь что-то ищет, но геолог не всегда находит то что ищет, а проверяющий находит всегда.
   Личный состав подразделения остался на своих заведованиях. Капитан и два его подчиненных мичмана, зашли в Офицерскую ждать звонка.
   - В вашу сторону выехали, - предупредила знакомая телефонистка из штаба.
   Время тянулось медленно, как сырая резина. Нет ничего хуже чем ждать, а ждать начальство еще хуже, чем просто чего-то ждать. Дверь Офицерской открылась без стука, появилось перепуганное лицо дневального.
   - Со стороны гарнизона "УАЗик" пылит, - громким шепотом выдохнул матрос.
   В то время представителей командования базы и командиров частей боялись даже матросы срочной службы. Чем реже видят командира, тем сильней его боятся. Ходят слухи, что в воинском уставе какой-то страны было сказано: "Командир роты обязан: находиться с личным составом роты не более пятнадцати минут в сутки". Очень умные чиновники составили тот устав, если это действительно правда. Представляете, что должно произойти, если мышке двадцать пять лет подряд каждый день показывать кошку, а потом прекратить показ? Да мышка от счастья и радости умрет от разрыва сердца!
   Два мичмана во главе с капитаном выскочили из Офицерской и бегом к главному подъезду, поправляя на ходу выданную государством военную форму. Многие говорили про выдаваемую форму: "Народ дал, пусть народ и смеется", и носили то, что было на складах, не подгоняя под себя. Но сейчас сюда ехал не народ, а выходцы из народа - старшие воинские начальники.
   "УАЗик" остановился, двери машины открылись, командование вышло, капитан Приходько дал команду "смирно", и отрапортовал, что за их отсутствие в подразделении происшествий не произошло и что он капитан Приходько.
   Последовала команда "вольно".
   Капитан ее продублировал, и проверка перед проверкой началась. Обошли, осмотрели, облазили везде, где можно. Вроде бы хорошо, вроде бы и понравилось то, что сделали за десять дней оргпериода, а может и то, что офицер и два мичмана десять дней не были дома. Не суть что, главное что понравилось. Об этом капитан и мичманы судили потому, что приехавшее большое начальство на "вы" не разговаривает: "Всех вас выблядков высушить, всех вас выгнать в течение двадцати четырех часов к бениной маме". Таких слов не было, значит, понравилось, но осталось проверить спальное помещение личного состава и баталерку. Его осматривал заместитель командира базы по материально-техническому обеспечению, взяв с собой мичмана Ильченко - командующего подушками, матрасами, одеялами, простынями и всем, что было одето на моряках. В случае если матрос срочной службы что-то терял, то высчитывали за утерянное со старшины подразделения. Часто случалось так: старшина требовательный, и заставляет матросов честно выполнять воинскую присягу перед Родиной, а матрос, в ответ на это, выкинет половину формы, выданной ему по вещевому аттестату, и у старшины из денежного содержания семьи вычитывают недостачу. Потому что все, что на моряке надето, на старшине подразделения числится.
   Спальное помещение личного состава подразделения радовало глаз: чисто, окрашено, одеяла натянуты без единой морщинки, койки стоят ровными рядами, как войска на параде. Стоит, любуется заместитель командира базы. Представляет себя на мавзолее Владимира Ильича, а на Красной площади - ровными рядами войска. Но вдруг пропал Мавзолей, пропала Красная площадь, и начал заместитель командира базы, держась за кровать, потихоньку опускаться на колени. Опустившись, засунул голову под матросскую кровать.
   Мичман Ильченко тут же угодливо спросил:
   - Вы, что-то уронили? Сказали бы, я моложе, залез бы.
   Хотел обидеться представитель командования базы на угодливого старшину, так как не уронил он ничего, а полез посмотреть - не висят ли веревочки, которыми натягивают и привязывают подматрасники к сетке кроватей. Но не обиделся, так как не висело ни одной веревочки под кроватями. Не могут волочиться шнурки от ботинок по брусчатке на параде перед Мавзолеем. Пронесло грозу над мичманом. Но тучи сгущались над подразделением. Баталерка личного состава находилась рядом с умывальником. И начальник штаба базы остался в умывальнике. Пока капитан Приходько показывал командиру части аккуратно уложенные матросские майки, трусы и кальсоны, начальник штаба, имевший очень большой опыт по закрытию и замазыванию разных дырок и отверстий, нашел-таки залепивший дыру в баке закрашенный серебрином пластилин. Выцарапал пластилин, и стоял, думал, как на этом построить итог проверки перед проверкой. Пока думал, заместитель командира базы, закончил осмотр подкроватного пространства. Командир части осмотрел аккуратно уложенное нижнее белье и все гуськом - впереди начальник штаба базы без белого коня, зато с пластилином в руке, двинулись в курилку, на воздух весеннего дня. Замыкал шествие больших и малых звезд на погонах, старшина подразделения мичман Ильченко, самый не звездоносный. Большое начальство расселось в курилке, а капитан и два его мичмана остались стоять - не гоже им сидеть при таком присутствии.
   Заместитель командира базы по материально-техническому обеспечению попросил у начальника штаба базы, как у главного проверяющего лица, разрешения начать подведение итогов проверки подразделения. Тот разрешил, оставив пластилин на закуску. Главный в базе по распределению материально-технического имущества по частям сказал, что он доволен работой, проведенной личным составом подразделения в подготовке встречи комиссии Штаба флота.
   - Даже веревочки от подматрасников не болтаются, - подытожил он свое выступление.
   А вот и закуска. Начальник штаба базы сделал рукой, держащей кусок злосчастного пластилина, жест древнеримского гладиатора на арене Колизея, и с интонацией Нерона спросил:
   - Что это такое? Я вас спрашиваю, мичмана во главе с капитаном, это что такое?
   Вопрос прозвучал как выстрел корабельного орудия. От капитана и мичманов запахло гарью сгоревшего пороха. И гнетущая тишина. Мичман Ильченко быстро сообразил, что если он вознес себя, земляного червя, в Архимеды и Дали, поставил себя наравне с великими, то негоже прятаться за маленькие звездочки капитана.
   Его ответ можно сравнить с залпом главного калибра линкора:
   - Это, таким как вы глаза замазывать! Нет у нас сварки, нет у нас нового бака, и случилось это вчера!
   И тишина! Да еще какая тишина - было слышно, как капитан Приходько выделял "пороховые" газы.
   Начальник штаба задумчиво смотрел на капитана и мичмана, и перед его мысленным взором быстро промелькнула вся его служба.
   - Любой большой воинский начальник со временем забывает, что когда-то был молодым лейтенантом, а кое-кто и молодым мичманом, - подумал он, снял фуражку, носовым платком промокнул лысину. - А мичман прав, - поставил начштаба себя на его место.
   Такое редко случается среди командования столь высокого ранга, но бывает. Может быть, один раз в пятьдесят лет на каждом флоте Военно-морских сил СССР.
   Вслух он медленно произнес:
   - Товарищ мичман, возьмите пластилин, и сделайте то, что сделали вчера. Товарищ капитан, не надо готовить поцелуй для моего солитера, облобызайте лучше солитера этого мичмана.
   Высокие персоны поднялись, вышли из курилки и даже пожали на прощание руки не ожидавшим такой чести капитану и двум его мичманам, сели в "УАЗик" и уехали.
   После отъезда старших воинских начальников у капитана Приходько, тоже мысленно промелькнула вся его служба, и он не вспомнил ни одной проверки за двадцать три года службы, закончившейся таким образом.
  
   ї5. Что бы понять красоту Джульетты, нужно смотреть на нее глазами Ромео
   По плану проверки Штаба флота, через два дня в подразделение должен приехать проверяющий из Политуправления флота. Эти два дня личный состав подразделения конспектировал ленинские работы, а пройденные темы политзанятий у матросов были. Капитан Приходько добросовестно относился к проведению политзанятий. Все политзанятия он проводил лично. Только один раз, когда во время политзанятий мичман Беликов пригласил его к телефону, он попросил его продиктовать оставшиеся две строчки изучаемой матросам темы. Разговор затянулся, время политзанятий вышло, мичман Беликов отпустил матросов на перекур. После окончания разговора с командиром части, капитан Приходько поинтересовался у мичмана, как закончились политзанятия.
   - Нормально, - ответил тот. - Законспектировав, матросы спросили меня, существует ли жизнь на Марсе и правда ли то, что марсиане посещали Землю.
   - Что ты им ответил? - с интересом спросил капитан.
   - Уклончиво.
   - Это как?
   - Я их послал к ... матери.
   Прошло два дня, и на "УАЗике" приехал капитан первого ранга - проверяющий из Политуправления Черноморского флота. Для начала он осмотрел Ленинскую комнату и наглядную агитацию, а у личного состава подразделения конспекты с ленинскими работами и пройденными темами политзанятий. Провел опрос матросов по пройденным тем. Матросы ответили хорошо. Затем он попросил капитана Приходько оставить его наедине с личным составом. На все у него ушло два часа. После этого он занялся мичманами. Попросил их предоставить ему ленинские работы и конспекты с темами политзанятий. Оба мичмана, преданно глядя в глаза проверяющего, правдиво доложили:
   - Конспекты находятся в гарнизоне у начальника секретной части. Они нам очень дороги и поэтому мы не можем таскать их с собой в тягаче или открытой грузовой машине, на которых нас возят девять километров из гарнизона в подразделение, так как конспекты могут прийти в непотребный вид от такой транспортировки.
   Проверяющий выслушал мичманов, сделал пометку в блокноте и пообещал эту правду проверить.
   После этого капитан первого ранга отпустил мичмана Беликова заниматься служебными обязанностями. Мичман вышел.
   - А к вам, товарищ Ильченко, у меня возникло несколько вопросов. Товарищ мичман, доложите, когда были отменены наряды на работу.
   Не задумываясь, мичман Ильченко отрапортовал:
   - Товарищ капитан первого ранга, наряды на работу были отменены с вступлением в силу уставов утвержденных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30.07.1975 года, которые действуют и в настоящее время.
   - Знания у вас, товарищ мичман, хорошие. Почему же вы тогда до сих пор пользуетесь статьями старого устава, прекратившего свое действие в 1975 году, и даете наряды на работу провинившимся матросам?
   Мичман Ильченко был очень удивлен этим вопросом, и попросил объяснить, в чем заключается обвинение.
   - Матросы пожаловались мне, что вы, мичман, за их провинности объявляете им наряды на работы и заставляете работать в огороде. Вы знаете, что это уголовно наказуемые действия, и я доложу об этом из ряда вон выходящем случае Члену военного совета флота, и буду ходатайствовать перед военным прокурором Флота о привлечении вас, мичман, к уголовной ответственности. Я, как политработник, как отец, не позволю вам измываться над матросами в угоду вашим амбициям.
   Мичман Ильченко попросил разрешения выйти на две минуты и, получив разрешение, вышел. Вернувшись, он положил, перед проверяющим на стол график нарядов подразделения, где в очередной графе было написано: "Дневальный по огороду".
   Капитан первого ранга из Политуправления флота ознакомился с официальным документом, утвержденным командиром подразделения капитаном Приходько, и минут пять просидел молча.
   - Товарищ мичман, все свои слова забираю назад. За всю свою службу такое решение проблемы я встретил впервые. По этому графику нарядов я оценил вашу сообразительность, как нарушить устав, не нарушая его. Но обязанности дневального по огороду должны быть в инструкции "Обязанности лиц, заступающих в суточный наряд".
   - Товарищ капитан первого ранга, дневальный по огороду инструктируется устно, на разводе суточного наряда, исходя из времени года и погодных условий.
   - Вопросов к вам, товарищ мичман, нет. И после ваших объяснений по поводу жалоб матросов, я даже поверю, что ваши конспекты хранятся у начальника секретной части, и что они для вас очень дороги.
   В это время дневальный подал команду:
   - Строиться на обед!
   Мичман Ильченко пригласил проверяющего на обед, но при этом заметил, что приглашение на обед, это не заискивание перед погонами капитана первого ранга, а поддержание одной из старых традиций Флота - гостеприимства.
   Отобедав, проверяющий поблагодарил кока за вкусно приготовленный обед, со всеми попрощался, сел в "УАЗик" и уехал.
   Так прошел первый этап плановой проверки Штабом флота, так прошла очередная гроза мимо мичмана Ильченко. Само собой разумеется, что и мимо капитана Приходько, так как что бы в подразделении не случилось, виноват всегда командир.
   Народная молва из Москвы донесла, что якобы подле Спасских ворот Кремля солдат Советской Армии, приспустив парадные брюки, сел справлять большую нужду. Сотрудники из охраны Кремля, увидев это вопиющее хамство, были шокированы до такой степени, что только когда он вытер задницу и надел парадные брюки, затащили его за створку ворот и поинтересовались:
   - Что, другого места найти не мог?
   И получили ответ:
   - Мог, но я хочу, что бы сняли командира полка!
   Будем уповать, что это гнусная ложь, придуманная врагами для вымарывания Советской Армии тем, что вышло из того воина.
  
   ї6. Талант - мужского рода, бездарь - женского
   Прошло еще два дня, жизнь в подразделении текла своим торным руслом. Капитан Приходько захворал, не выдержал его закаленный в проверках организм. После отъезда проверяющих никто не орет на него, командир части не увольняет из Военно-морского флота, парторг не исключает из рядов КПСС, заместитель по политической части не доказывает ему, что он безответственный и никчемный для Родины офицер, и по этим причинам дослужился в свои сорок три года всего лишь до капитана. Нет всего того, к чему привык организм офицера Военно-морского флота СССР во время проверок вышестоящими инстанциями, вот и началась ломка организма, который не нашел, и не употребил наркотик начальственной вздрючки.
   Но разве интересует командование, болен простой офицер или нет. Проверка есть проверка. Встретил проверяющих, а после отъезда может умирать офицер, прямо на боевом посту. Честь и хвала ему посмертная.
   Приехал следующий проверяющий в подразделение - капитан первого ранга из Штаба Черноморского флота. Приехал проверить наличие инструкций "По мерам безопасности", разработанных в Штабе флота и периодичность проведения инструктажей личного состава подразделения.
   Встретил посланца штаба мичман Ильченко, бывший в это время старшим в подразделении. Мичман Беликов к этому времени еще не прибыл, так как машина, развозившая офицеров и мичманов по подразделениям, поломалась. Доложив прибывшему для проверки капитану первого ранга, что командир подразделения капитан Приходько болен, и что личный состав подразделения на лицо, и что мичман Беликов не приехал из гарнизона по причине поломки машины, мичман пригласил проверяющего офицера в Офицерскую. Журналы инструктажей "по мерам безопасности" лежат стопкой на столе, рядом с ними в красивой красной папке лежат все инструкции "по мерам безопасности". Капитан первого ранга сел за стол, водрузил очки на нос, и принялся внимательно изучать ведение журналов. Просмотрев журналы, принялся за папку с инструкциями. Закончив изучение, снял очки, вперил в мичмана строгий взор проверяющего и голосом, не предвещающим ничего хорошего, зловредно произнес:
   - Товарищ мичман, в этой папке не хватает одной инструкции по мерам безопасности, и соответственно одного журнала инструктажа по Технике безопасности, согласно этой инструкции. Это новая инструкция, разработанная и утвержденная Штабом Черноморского флота. До вашего подразделения ее что, не довели?
   Мичман Ильченко от счастья не заметил, что, судя по голосу, проверяющий офицер страшно раздосадован тем, что командир подразделения отсутствует по причине болезни. Для проверяющих, болезнь - это не причина для не выхода на службу: больным на воинской службе делать нечего, увольняйся и болей, сколько хочешь. Его, проверяющего из Штаба флота, целого капитана первого ранга, встречает какой-то мичман, но мичман этого не заметил, потому что думал вот о чем: "Не хватает одного журнала по мерам безопасности и инструкции к нему. Он же сам давно пришел к этому и разработал ее, и завел журнал согласно этой инструкции, и инструктирует личный состав подразделения по этой инструкции более полугода. А в штабе флота только спохватились, только разработали, а то, что инструкция не дошла до подразделения, это вина конечно штаба части, своих подставлять под удар нельзя, тем более командира части".
   - Извините, товарищ капитан первого ранга, виноват, не досмотрел, одну минуту!
   Быстро из шкафа, где хранились накладные на получение имущества, акты на списание имущества, достал заветный журнал, и аккуратно положил его перед проверяющим. Не взглянув на надпись на обложке, проверяющий открыл его. Все было в порядке, фамилии и росписи, инструктируемых есть, записи сделаны разными ручками, значит, журнал ведется регулярно, а не к приезду комиссии. Взгляд капитана первого ранга стал не таким колючим, голос смягчился:
   - Да, видно, что работаете, товарищ мичман, не зря едите хлеб народный, а теперь предоставьте инструкцию, согласно которой проводите инструктаж.
   - Приклеена к задней обложке журнала, - доложил гордый собой мичман.
   Проверяющий открыл заднюю обложку журнала и стал читать. Желваки заходили по скулам, лицо покрылось белыми пятнами. Дочитав и положив журнал в общую стопку уже проверенных, поднялся, снял очки, положил их в футляр и, не глядя на мичмана, изрек:
   - Благодарю за службу, товарищ мичман, до такого не додумались даже в Министерстве обороны СССР. Можете не провожать. И еще, что хочу сказать, далеко пойдете, товарищ мичман. Изучение этой деятельности имеет очень большие перспективы в развитии, как Вооруженных сил, так в целом и нашей страны. - Не прощаясь, вышел, в окне мелькнул его силуэт, заработал двигатель "УАЗика", хлопнула дверца, и проверяющий офицер из штаба Краснознаменного Черноморского флота уехал.
   Мичман Ильченко не понял заключительной речи капитана первого ранга, а вроде и не тупой, если сам составил инструкцию, в которой даже проверяющий офицер не нашел недостатков, хотя уже хорошо усвоил - проверяющие никогда не хвалят, не для этого они приезжают.
  
   ї7. Мир не столько иллюзорен, сколько крайне неубедителен
   Прошло еще два дня. Капитан Приходько выздоровел и приступил к выполнению служебных обязанностей. Последнего проверяющего встречал сам. Приехал всего-навсего капитан третьего ранга - проверить общее положение в подразделении.
   Общее положение - понятие растяжимое, это проверка всего, кроме политподготовки и выполнение мер по Технике безопасности.
   Поверяющий офицер сказал, что для сопровождения ему никто не нужен, а что нужно - осмотрит сам, внимания на него обращать не надо.
   Миновал какой-то промежуток времени, никто не засекал начало работы проверяющего, он сам регламентирует свое время. В дизельную, где мичмана Ильченко и Беликов смотрели за разборкой дизелистами дизель-генератора, прибежал дневальный, и передал просьбу проверяющего: мичману Ильченко зайти в Офицерскую. Зайдя в Офицерскую, мичман сразу увидел на столе холостые и боевые патроны. Капитан третьего ранга спросил:
   - Ваше?
   - Мое.
   - Что будем с этим делать? Топить или докладывать командующему Флотом?
   - Топить, если можно.
   - Можно, - ответил проверяющий и вышел из Офицерской.
   На капитана Приходько, во время этого разговора, было жалко смотреть. Мичман Ильченко молча протянул руку, как нищий на паперти, капитан молча, как милостыню, протянул ключ от сейфа, где находился казенный спирт и вышел из офицерской.
   Мичманский мозг заработал, налить половину трехлитровой банки себе чистого спирта, а проверяющему подсунуть трехлитровую банку разбавленного. Проверяющий сразу пить не будет, а пока разберется - патроны уже давно на морском дне. Решено. Мичман Ильченко выглянул в коридор, никого нет, бегом на камбуз, схватил две трехлитровые банки из-под консервированных помидоров.
   - В Офицерской вода в графине есть, - подумал он, и бегом назад.
   Открыл сейф, достал канистру со спиртом и стал наливать в трехлитровую банку. Неожиданно открылась дверь, вошел проверяющий офицер, мичман от неожиданности вздрогнул.
   - Сынок, наливай полную банку, и отнеси ее в машину, вторую банку обратно на камбуз, что бы твой капитан ничего плохого про тебя не подумал.
   Так мичман и сделал, подумав:
   - Он что, маг, волшебник, ясновидящий?
   Вернувшись от машины, он увидел проверяющего, стоящего возле входной двери. Тот ждал его.
   - Сынок, бери патроны и пошли, при мне выбросишь в море. Бросай россыпью...
   После операции по уничтожению боеприпасов, капитан третьего ранга, положив руку на плечо мичмана Ильченко и глядя в море, произнес:
   - Ты, сынок, думал, что я штабная крыса. Ты ошибся. Я пятнадцать лет назад на Северном флоте был старшиной такого же подразделения, и все, что ты начал только что осваивать, я давно высрал. Вот так, дружок, и только поэтому я тебе позволил утопить патроны. Прощай.
   Повернулся и пошел к ожидавшей его машине.
   Как видите, флотская традиция - солидарность - иногда остается в силе.
  
   Глава восемнадцатая убеждает, что начальство, как и женщину, оставлять неудовлетворенным опасно
  
   ї1. Только в гаремах нет плохих танцоров
   Познакомьтесь: мичман Чебан Овидиу Юлиу - кок-инструктор класса поваров учебного отряда Краснознаменного Северного Флота. Он относится к той категории мичманов, которые служат "пока ноги не сотрут", и после этого их на яйцах выкатывают за проходную части на заслуженную пенсию.
   Свою службу мичман Чебан начал в 1942 году юнгой на крейсере "Красный Крым". Овидиу Юлиу - лучший кок в гарнизоне и на банкетах в честь приезжающих проверяющих и большого начальства только он готовит закуски и сервирует стол. Кроме того, он неофициальный егерь на заимке, обозначенной на картах как запасной командный пункт (ЗКП) учебного отряда, где организовывались гусиные охоты. Лично знаком с адмиралом Флота Советского Союза Горшковым, что давало ему право сглаживать углы при различных проверках в учебном отряде. О проверяющих он говорил очень мудро:
   - Они все напоминают мне мою таксу: постоянно что-то роют, при этом смотрят умными глазами и ничего не могут объяснить. А при виде косточки с мясом виляют хвостом и радостно повизгивают.
   Как-то приехал проверяющий. Недавно его переаттестовали из армейского подполковника во флотского капитана второго ранга. И он несказанно радовался своей новой черной флотской форме, совсем как напыщенный фазан или петух радуется своему хвосту. По поводу приезда сего проверяющего обед накрыли в учебном классе коков. Блистательный офицер наелся так, как и положено проверяющему. С помощью командира учебного отряда выбрался из-за стола, покачиваясь подошел к стенду с макетами блюд, и стал пытаться наколоть вилкой "макароны по-флотски", сделанные матросами из монопласта.
   - Это кто приварил еду к кастрюле? - тяжко отдуваясь, спросил обожравшийся проверяющий.
   - Товарищ капитан второго ранга, это макет, сделанный матросами, - объяснил командир учебного отряда.
   - И я о том, - продолжил свои силлогизмы проверяющий. - Ваши повара вложили в блюдо массу выдумки, а все остальное местным на водку меняют. Недаром Петр Первый в свое время издал Указ: "Интендантство есть дело исконно воровское, а по сему жалованье им положить мизерное, да в году по одному вешать, дабы другим не повадно было!".. Ик!... Вы мне тут не умничайте! - И опять попытался взять макет вареного яйца, а оно приклеено.
   - Да в вашей обжираловке даже нет нормальных человеческих яиц.
   - Это тоже макет, - командир чуть не плакал, но тут вмешался мичман Чебану, видя безвыходное положение своего начальника.
   - Товарищ капитан второго ранга, а подскажите пожалуйста, какая разница между яйцами куриными и петушиными?
   - А ты кто? Ик-к-к!
   - Кок-инструктор учебного класса коков, мичман Чебану.
   - Мичман, хорошо сформулированный вопрос отпадает сам собой. Только не раздувай африканского слона из навозной мухи. А сам знаешь?
   - Так точно! Куриные яйца гладкие, а петушиные - морщинистые.
   Проверяющий пощупал свои яйца и стал оседать на пол...
  
   ї2. Главное, что бы никто не видел выхода из вас этого
   - Тот, кто не умеет готовить яичницу, скорее всего не умеет готовить больше ничего, - произнес мичман Чебану, начиная занятия с будущими коками. - Сегодняшняя тема учебных занятий - приготовление салата винегрет. Товарищи курсанты, получите овощи у старшины первой статьи Валькова.
   Через десять минут по учебному классу раздался стук ножей. Мичман ходил вдоль разделочных столов, на одном зацепит ложкой картошки - и в рот, на другом - кислой капусты.
   - Товарищи курсанты, самое главное в приготовлении любого салата, - говорил он жуя, - хорошо перемешать составляющие ингредиенты. Вам понятно? А вы, как думаете, что главное?
   - Товарищ мичман, по-моему, главное - что бы никто не видел выхода из вас этого блюда.
   - Кто сказал?
   - Курсант Порпасов.
   - Товарищ курсант, в чем-то вы правы, но запомните: хороший кок даже из таракана может сделать изюминку или жареный лук. Рассказываю пример поварского искусства. В 1943 году после Новороссийско-Таманской операции командующий Владимирский прибыл на крейсер "Красный Крым". Капитан корабля, капитан второго ранга Зубков, пригласил его на обед. Я нес вахту вестовым в кают-компании. Подал первое - борщ. Обед начался. Смотрю, у командующего лицо вытянулось, глаза злые. Осмотрел всех, начиная с командира крейсера, и остановил взгляд на мне.
   - Юнга, кока ко мне!
   - Я стремглав полетел за коком. Заходим с ним в кают-компанию.
   - Кок, это что? - спрашивает Владимирский, - и протягивает ему ложку, а в ней - корабельный пруссак!
   - Лук, товарищ командующий, обычный жареный лук, - и хвать его с ложки - и в рот, и проглотил.
   Не отправил его командующий в штрафбат - понравилась находчивость и расторопность матроса...
  
   ї3. Начальство, как и женщину, оставлять неудовлетворенным опасно
   - Овидиу, завтра берешь продукты на пять человек, мою машину и выезжаешь на ЗКП. К вечеру командир базы, зам по МТО, комендант гарнизона и я приедем. Отдохнем, а на утренней зорьке поохотимся.
   - Есть, товарищ командир!
   На следующий день, загрузил продукты, заехал домой, взял Кешку - домашнего гуся, выдрессированного "подсадным" для охоты на диких. Кстати, Кешку можно отрекомендовать как друга и собутыльника мичмана Чебану. Пока кок готовит закуску, можно немножко употребить, а пить в одиночку мичман за долгую свою службу так и не научился. Нальет себе, Кешке клюв откроет, зальет водочки, потом сам выпьет. Скоро гусь сам стал высасывать из стакана, видать втянулся в трудное дело ожидания командования. Грамм пятьдесят - и в уголок, голову под крыло, спит. Утром Чебану привяжет его на озере к колышку, корм рассыплет, поднимает охотников. Они - по кустам. Дикие гуси летят, Кеша: "Га-га-га", - они на посадку заходят, и тут из кустов: ба-бах! И охота всегда была удачной.
   Так вот, готовит мичман закуску, на столе расставляет, себе немного нальет и Кешке. Все приготовил, а тут и машины загудели - приехали охотники. Вошли, поздоровались. Адмирал первый, за ним командир базы. Командир сразу гуся погладил, а как же - старый знакомый. Шинели сняли, и за стол. Выпили, закусили. Все бывшие фронтовики и потекли воспоминания:
   - Освободили Феодосию от немцев, флот разминирует бухту, сухопутчики - город, а политотдельцы нашли в центре города большое здание, вроде бы бывшее при царе синагогой, вспоминает адмирал. - Назначили начальника Дома офицеров, дали ему помощников: мичмана и двух матросов. Мол, ремонтируйте, восстанавливайте бывшую синагогу. Они вставили стекла, ну, и первым делом, надо повесить портрет товарища Сталина. Начальник, капитан третьего ранга, место выбирает, а мичман портрет носит.
   -Вот, стена не сильно обшарпанная, повесим товарища Сталина здесь! - мичман забил гвоздь, на него - портрет.
   - Нет, здесь плохо висит, не впечатляет, - почесал в затылке начальник Дома офицеров.
   Портрет сняли, дальше место ищут.
   - Может, повесим товарища Сталина здесь? - мичман вбил гвоздь, повесил портрет.
   - Во, самое то! - изрек начальник. - Со всех сторон видно, самое место, где висеть товарищу Сталину!
   - Но, вы же знаете, товарищи офицеры, что скорость стука опережает скорость звука. Ночью обоих забрали, кто заложил - неизвестно, - ухмыльнулся адмирал.
   - А откуда известно, о чем они говорили? - спросил комендант.
   - Матросский телефон сработал, - грустно ответил адмирал.
   Офицеры наполнили водкой стаканы.
   - Выпьем за упокой их душ, - предложил адмирал. - Если не расстреляли, то наверняка померли где-то на Колыме в лагере. Н-да, как настоящие коммунисты.
   Выпили, закусили, закурили. В воздухе повисли плотные клубы папиросного дыма.
   - А я в 1944 году, в июне месяце - начал комендант, - попал в Севастопольский арсенал младшим лейтенантом. Комендантом гарнизона был полковник Старушкин. Настоящий комендант, сам за рулем ездил на американском "Виллисе". Матросы три раза в него гранаты кидали из-за развалин, но промахивались. В августе два мамлея, со мной служили, нарядились они в белые кителя и в город поехали пофотографироваться на геройской земле. Начальник арсенала их отпустил. Ну, а они начали ознакомление с Севастополем с чебуречной, что аккурат у Графской пристани стояла. Только по стакану вина взяли, а тут супротив них "Виллис" останавливается, и сам Старушкин к ним идет! А бежать-то некуда, чебуречная в тупике. Подходит комендант, один из мамлеев - Юрик Редькин - руку под козырек:
   - Товарищ полковник, застегните на воротнике кителя крючки, а то комендант гарнизона такая сука, не посмотрит, что вы полковник, и упечет в одиночку.
   Полковник Старушкин на минуту потерял дар речи. Крючки застегнул, и зло так говорит:
   -Быстро выпили и валите отсюда, негодяи. Второй раз не попадайтесь! В таких случаях офицерам дважды повторять не нужно.
   Все офицеры заржали как артиллерийские першероны.
   - Комендант, а я-то думал, зачем ты у моих пьяных медиков кусачками змею откусываешь, а потом они утром приходят на службу с одними рюмками на погонах, - хохотнул адмирал.
   - Командир, зато я их на губу в обезьянник не забираю, - под дружное гоготание офицеров ответил комендант.
   Товарищи офицеры налили по новой:
   - За тех, кто дошел до Берлина и жив остался!
   И тут вдруг Кешка голос подал: "га-га-га"!
   - Овидиу, ты почему Кешку обижаешь? - Встрепенулся комендант.
   Налили и гусю полстакана. Пока выпивали, Кешка тоже выпил. Хлеба ему адмирал с руки дал - закусить.
   - А мне запомнился такой вот случай, - начал рассказ зам по МТО. - Весной 1942 года моей роте морской пехоты придали для поддержки танк КВ-1. Боевую задачу получили - завтра утром выбить немцев из деревни Черновки. В 7:00, по ракете, пошли в атаку. КВ впереди, мы - за ним. Почти к немецким окопам дошли, и тут наше прикрытие заглохло. Рота залегла. Танк выстрелял весь боезапас, немцы поднялись в контратаку. Мы отступили, а КВ остался стоять у немецких окопов. Через полчаса слышим гул - это два немецких тэ три подъехали к нашему КВ, троса на крюки накинули, сначала один попытался отбуксировать на свою сторону, но не вышло. Набросили немцы троса на первый свой танк и тянут. Смотрим - сдвинулся КВ. Ну, думаем, амба нашим танкистам. А он проехал немного и завелся. Стала вся сцепка: немецкие танки молотят и гребут под себя гусеницами на месте. А наш КВ как рванул своего дизеля и пополз задом и два немецких танка тащит за собой. Так и притащил их на наши позиции. Вот какая техника у нас была, а засранцы военные историки сейчас доказывают, что СССР к войне не был готов, и танки на вооружении Красной Армии стояли устаревшие.
   Налили.
   - За советскую технику, и за тех, кто ее создает!
   - Овидиу, ты опять Кешке не налил!
   Выпили, и гусь выцедил, загоготал, крыльями захлопал и неуверенно пошлепал в свой угол, голову под крыло и - спать.
   Комендант поднялся:
   - Командир прошу разрешения прогуляться по свежему воздуху, пока светло, нарву рябины, жена попросила.
   - Пожалуйста, да и мы, думаю, выйдем - пора поссать.
   Вышли из запасного командного пункта и разбрелись по окрестным кустам. Покурили, дожидаясь коменданта с пуком веток рябины. Зам по МТО говорит ему:
   - Слушай, раздели пук всем на пять частей, - говорит зам по МТО коменданту.
   А подвыпивший адмирал подсказывает:
   - Комендант, ты правильно просьбу пойми, а то пукнешь сейчас в перчатку и скажешь, что поделил.
   И веселой гурьбой офицеры снова ввалились на ЗКП.
   - Еще по одной, и спать, - принял решение командир базы.
   Но так не получилось, засиделись до ноля часов. Мичман почти не пил, так как ему вставать первому и проспать никак нельзя - охота-то адмиральская! Наконец, все легли спать.
   Утром зазвонил будильник. Овидиу проснулся и нажал кнопку, звон прекратился: мол, пусть остальные еще поспят.
   Умылся, взял гуся под мышку, и на озеро. Колышек в лед забил. Подсадного за лапу привязал, корм рассыпал, и пошел проводить подъем на ЗКП. Разбудил. Взяли водку, закуску, ружья и в прибрежные кусты - похмеляться. Чебану попытался возражать насчет вреда похмелья на охоте.
   - Да, брось, немного попьем, Кешка загогочет, услышим и поохотимся, - чуть ли не хором ответили офицеры.
   Охотники пьют потихоньку в засаде, а Кешка спит на льду с похмелья. А тут дикие утки прилетели, походили по льду, корм сожрали и взлетели. Кешка проснулся, шею вытянул в небо и загоготал. Охотники из кустов с ружьями повыскакивали, а гусей нет - улетели.
   Адмирал посмотрел вслед гусиным задницам высоко в облаках, повернулся к подсадному:
   - Эх, Кешка-Кешка, пархатая ты скотина домашняя и пьянь болотная вдобавок! Если б вчера с тобой не пил, то после такой охоты сожрал бы тебя...
  
   Глава девятнадцатая убедительно показывает, что мудрость - это не морщины, а извилины
  
   Если ударить молотком по гвоздю, то звук от удара будет равен 20 децибелам. А если вместо гвоздя, ударить молотком по пальцу, то звук будет в несколько раз громче.
  
   ї1. Доброе дело иногда лишь результат неудавшейся подлости
   - Предупреждаю, шаг вправо или влево - попытка к бегству. За это расстрел! Прыжок на месте - провокация. За это расстрел! Шагом марш! - И колонна заключенных двинулась.
   Так много лет подряд каждое утро командовал старшина сверхсрочной службы конвойных войск НКВД Доберманов. При этом он не видел лиц заключенных, просто светлые пятна. И вдруг толчок в правый бок! Старшина, отпрыгнул в сторону, повел стволом ППШ и нажал на спусковой крючок. Пистолет-пулемет Шпагина привычно запрыгал в руках, выбрасывая веер пуль. Очередь срезала несколько сосновых лап, и вдруг вновь последовал толчок в бок. Доберманов открыл глаза. Рядом с диваном стоял десятилетний внук.
   - Дедушка, вставай. Тебе пора на службу.
   Доберманов окончательно проснулся, сел и погладил внука по голове.
   - Спасибо, Сашуля. На службу опаздывать нельзя.
   Бывший старшина сверхсрочной службы конвойных войск НКВД, ныне военный пенсионер работал в ВОХРе на судоремонтном заводе Черноморского Флота. Вахту нес на КПП-1, где оружие не выдавалось: а то вдруг вспомнит, как зеков конвоировал, да и начнет палить из ТТ.
   Одевшись, взяв тормозок, пошел на завод принимать смену. Заставил сменяемого еще раз подмести примыкающую к КПП территорию, протереть пыль на окнах, погонять паутину в углах помещения. Если сменяемый этого не делал, то Доберманов писал докладную записку начальнику ВОХР завода. Делал он это не из-за того, что любил чистоту, нет. В сознание бывшего конвоира был забит тяжелым сталинским молотом девиз ордена иезуитов: "Чем гаже, тем лучше". За что Доберманов получил негласную фамилию Подлючков.
   Наконец смена произошла, дверь КПП закрыта на крючок, а наш герой сел на топчан или, как он говорил: "Чтобы не было геморроя, надо сидеть только на спине". И сидел, похрапывая до 23:30.
   Дальнейшие события переписаны слово в слово из заявления Доберманова коменданту гарнизона.
   "Коменданту Н-ского гарнизона от Доберманова Е.Ф.
   Заявление.
   7 мая 19... года в 19:30 я заступил на пост КПП-1 завода с задачей: контроль пропускного режима, охрана прилегающих к КПП-1 помещений и находящихся рядом автомобилей. В 23:00 дверь проходной закрыл на крючок и открывал только по предъявлению пропуска. В 23:30 раздался стук в дверь. На мой вопрос: "Кто стучит?", появился в просвете ограды молодой человек в гражданской одежде и говорит: "Ну, чего стоишь? Открывай". Я ему сказал: "Предъявите пропуск". На что он мне нагло ответил: "Какой еще тебе пропуск? Ты что, с ума сошел", и повертел рукой у виска. Тогда я ответил, что дверь не открою. А он, в ответ заявил, что перелезет через ограду. Тогда я взял стоящую в углу швабру и предупредил его, что буду защищаться. На мое предупреждение неопознанный гражданин заявил следующее: "А я полезу. Что, может быть, ударишь?". Я ответил, что если он полезет через ограждение, то я обязательно ударю его шваброй. "Нет, не ударишь", - ответил мне гражданин правонарушитель и начал подпрыгивать над ограждением, подлаживая силы, а затем перескочил через ограждение прямо на меня. В этот момент, считая его действия нападением на пост, я, в целях защиты охраняемого объекта, нанес ему удар шваброй. Обо всем этом я немедленно доложил дежурному по заводу.
   10 мая в 19:30 при смене дежурства через проходную проходил этот же человек. К этому времени я уже знал, что это мичман Н-ской в/ч. На мое требование предъявить пропуск он сказал: "Давай, выходи сюда, я тебе здесь предъявлю пропуск!" и показал сжатые кулаки. Я ему официально заявил, чтобы он не шутил, так как я нахожусь на посту, и ему это может дорого обойтись. Тогда он вернулся на улицу и, выходя, сказал: "Ничего, я подожду когда сменишься, встречу тебя за пределами завода и рассчитаюсь за удар приборным половым органом".
   Все это происходило при смене дежурства с 19:20 до 19:30 в присутствии принимавшей у меня дежурной Кульковой. Обо всем этом я доложил дежурному по заводу и попросил его принять меры против насилия. Дежурный вышел через проходную, подошел к угрожавшему и спросил его: "Почему вы буяните?". На что он ответил: "Я не буянил. Я ожидаю своего товарища".
   Исходя из вышеизложенного, констатирую факт, что в настоящее время создалась обстановка, когда мне нет возможности исполнять свои служебные обязанности по охране судоремонтного завода из-за угрозы физической расправы со стороны мичмана Галипова. Командир корабля, на котором служит мичман Галипов, капитан-лейтенант Гурский, на мое обращение к нему по этому поводу, не стал со мной разговаривать, обвинил во всем меня, и оправдал действия мичмана.
   В связи с этим вопиющим фактом прошу Вас оградить меня от угроз со стороны мичмана Галипова, в применении ко мне физического насилия.
   11.05.19...года. Доберманов".
  
   ї2. В.И. Ленин: "Закон для нас, большевиков, есть мера политическая!"
   Мичман Галипов эти же события изложил следующим образом: "Командиру Н-ской в/ч.
   Объяснительная.
   Я, мичман Галипов Д.П., 7 мая 19... года в 23:30 постучал в дверь КПП-1 Н-ского завода. Никто к двери не подошел, и я постучал сильнее. Из-за двери КПП кто-то спросил: "Что надо?". На что я ответил: "Я мичман Галипов, с корабля стоящего на ремонте в заводе". Тот же голос спросил: "А пропуск есть?". Я ответил: "Командир подал заявку на пропуск в бюро пропусков. 10 мая пропуск будет готов, а пока начальник ВОХР разрешил пропускать меня так". Из-за двери мне ответили: "Подойди к воротам на свет". Я вышел на свет. Возле двери КПП появилась тень, спросившая: "Почему я в гражданке, а не в форме?". Я ответил, что форма на корабле, а у меня есть удостоверение мичмана. На это мне ответили, что в ЦРУ подделывают все, даже портреты Сталина, а не то что какое-то удостоверение. Дальше последовал дружеский совет убираться ко всем ебеням. Я попросил, чтобы она (тень) позвонила начальнику ВОХР завода. Мне ответили, что по таким пустякам начальство беспокоить не будет. Я спросил, где мне ночевать. Мне ответили, что такие как я должны ночевать за колючкой, на нарах. Я спросил: "Ты что псих?". Мне ответили: "Нет! Я охранник". Я сказал: "Раз не пускаешь через дверь, я перелезу через ограду." и подошел к забору. Тень сказала, что будет защищать вверенный ему объект, зашла на КПП и вернулась со шваброй в руках. Я спросил: "Ты что, дурак?". Тень ответила: "Нет не дурак, а верный защитник Родины. Если ты перепрыгнешь через ограду, то это будет попыткой к бегству через вверенный мне объект, и я буду бить тебя шваброй, пока в ней не кончатся патроны". Я решил, что бить меня могли только в детстве родители, и перепрыгнул через забор. Только я приземлился, как получил удар шваброй по спине, поваливший меня на землю. От второго удара я увернулся, вскочил на ноги и убежал на корабль. На следующий день, то есть 8мая, я доложил о произошедшем командиру корабля капитан-лейтенанту Шмурскому. Он мне посоветовал снять побои и написать заявление в милицию, но когда узнал кто это был, сказал, что писать не надо. И добавил: "Старый человек, да и служба в конвойных войсках наложила на него свой отпечаток" и что он, командир, просто переговорит с начальником ВОХР, чтобы в дальнейшем такого не происходило.
   10 мая я получил пропуск и в 19:30, проходя через КПП-1, показал его в развернутом виде Доберманову, на что он мне сказал: "Таких как ты я на этапе расстреливал пачками".
   11.05.19...года. м-н. Галипов".
   Кто из них прав, а кто виноват, разобраться трудно.
   Мичмана не наказали, охранника не поощрили.
  
   Глава двадцатая повествует о том, что если бы мы не ждали лучшего, то сколько б сделали хорошего
  
   ї1. Хвост у человека отпал, а необходимость им вилять осталась
   - Товарищ подполковник, нам всем повезло, мы все удостоились большой чести - ваш полк посетит один из маршалов Советского Союза. Он сам сделал этот выбор, так как во время освобождения Германии от фашизма в вашем штабе находилась его ставка, и у него сохранились добрые и хорошие воспоминания. Не подведите и оправдайте оказанную вам честь. Мы, в свою очередь, окажем вам помощь в подготовке к встрече маршала. В связи с этим, сегодня к вечеру к вам в полк прибудет группа офицеров штаба армии во главе с генералом Подгребайло. Указанная группа офицеров окажет вам всемерную помощь в руководстве подготовкой к встрече маршала. Но запомните, помощь будет оказываться на месте, а выводы окажутся в приказе. Вы всё поняли, товарищ подполковник?
   - Так точно, товарищ генерал-полковник! - Ответил подполковник и в трубке тотчас раздались гудки отбоя.
   С кислой миной во всю физиономию старого служаки опустив трубку на телефонный аппарат, командир отдельного артиллерийского полка по селектору приказал дежурному по полку:
   - Оповестите моих заместителей, начальников служб и командиров подразделений, что через двадцать минут сбор у меня в кабинете.
   Ровно через двадцать минут все вышеназванные должностные лица заполнили кабинет командира полка. В течение пятнадцати минут каждому была определена роль в привалившем большом счастье.
   - Зампотыл и начпрод останьтесь, - сурово сказал подполковник, - остальным приступить к выполнению поставленных задач.
   Все, кроме названных, вышли.
   - Товарищи, - обратился подполковник к начпроду и зампотылу, - для вас задача особая: встретить группу помощников из штаба армии и под любым предлогом затащить в офицерское кафе. Более того, до послезавтрашнего утра ни одного из них не должно быть на территории полка. К этому мероприятию разрешаю привлечь официанток и медсестер. Но, еще раз повторяю, чтобы ни одного помогающего на территории не было! А теперь идите, а ко мне пришлите командира комендантского взвода. Да, и если ему что-то понадобится, то немедленно выдать со склада все необходимое.
   Минут через десять раздался стук в дверь.
   - Разрешите, товарищ подполковник? Прапорщик...
   - Заходи, заходи, Александр Иванович, присаживайся.
   Вошедший прапорщик оказался мужчиной лет сорока пяти, среднего роста, немного полноватый, с лысиной средних размеров и в выгоревшей гимнастерке, на котрой красовались колодки медалей и солдатский орден "Славы". Не столько погоны на плечах, сколько умные и одновременно хитрющие глаза сразу выдавали в нем служаку-прапорщика.
   - Иваныч, будь другом - позвони своим друзьям в генштаб и узнай, пожалуйста, какие цвета любит маршал, может какую любимую его "изюминку" подскажут. Буду очень признателен, - подполковник показал на своё кресло, рядом с которым на тумбочке стоял телефонный аппарат дальней высокочастотной связи.
   Прапорщик без стеснения удобно устроился в командирском кресле, поднял трубку телефона:
   - Алло! Привет Натали! Кто говорит? Ай-я-яй! Здравствуй, киска с маленькой писькой! А-а, теперь узнала? Ну, какие новости в личной жизни? Да ты что? Молодец! Скоро, значит, будешь генеральшей? Правильно, с такой задницей и такими ногами только генеральшей и быть. Что? Да не расстраивайся, не мне тебя учить - у него в училище молодых офицеров полно, так что найдешь себе помощника в этом вопросе. Что? Пердит? Да ничего страшного, зато в Москве будешь жить. Что? Да нет, пока не могу, вот уедет твой старпёр, тогда заскочу, а пока можешь только трубкой похлопать себя по попке. Да, постараюсь. Конечно хочу. А что, уже по ногам течет? Ладно, ладно, сказал заскочу, значит заскочу. Да, киска, дай-ка мне "Рубин".
   Прапорщик переложил трубку к другому уху, плотнее устроился в командирском кресле и продолжил:
   - Алло! Светик, привет! Узнала? Как твоё семейство? Что? Сучку нашел? Ну ты смотри какой кобель! Чья жена? Ух-ты! Да ничего страшного - за миллион лет стирается на один миллиметр. Говорит что ты дура и что у тебя с мозгами не в порядке? Не обращая внимания - он сам такой. А знаешь, почему мужчинам не нравятся женские мозги? Нет? Тогда слушая: если бы женские мозги при ходьбе и беге подпрыгивали и колыхались, вот тогда мужчины любили бы их. Что? Да прекрати! Половым путем предаются только венерические болезни, а приобретается практически всё. Конечно, и не обращай внимания раз успевает в рабочее время. Глядишь, и мамой полковницей станешь досрочно. Ты-то тоже в рабочее время успеваешь ему звездочки на погоны добавлять. Кого дать? Что? Нет, всегда рад слышать. Я польщен таким вниманием, замужней женщины. Нет, Петра не надо. Дай Дмитрия. Да, я тоже, целую в носик. Привет своему ненаглядному кобелю. Пока. Алло! Здравия желаю товарищ генерал! Митька, засранец, когда будешь генерал-лейтенантом? С удовольствием, говоришь. Ну-ну. А ты знаешь, Митенька, что с удовольствием дороже будет? Что ни будь интересного? Ну тогда ответь, а чё это значит: девочка хоть куда? Интересный вопрос? Ты прав, ответ в натуре был бы интересней. Да, да, ты обрати внимание, что на женские попы вторая половина населения Земли смотрит с большим интересом, чем на мужские лица. Генерал, не говори глупости, причем здесь кривые ноги, все равно ведь в стороны. Пусть носят длинные юбки. Ноги - дело раздвижное, да ещё и откидное. Говоришь, видел вчера большой бюст? Что, понравилась? Нет? А почему? Ну, старый козел, бюст, говоришь, Аристотеля был. Что мне нужно? Ты кого-нибудь знаешь в окружении маршала? Какого маршала? Да, этого. Да ты что, адъютанта? Надо узнать у него какие маршалу цвета нравятся, что он вообще любит. Так ты знаешь, что он в Германию летит, а мы час назад об этом узнали. Ага, да ещё к нам в полк. Конечно, расскажу парочку анекдотов. Как все узнаешь, позвони - я в кабинете командира полка. Минут через двадцать? Хорошо, жду, - и прапорщик аккуратно положил трубку на телефонный аппарат.
   - Василий Никифорович, вы слышали? Подождем звонка и всё узнаем.
   - Да-да, конечно, - и командир полка с удивлением смотрел на своего подчиненного: он много слышал о его связях в Москве, но такого не мог и предположить.
   Прапорщик поднялся.
   - Василий Никифорович, я пойду покурю?
   - Иваныч, да кури здесь, - ответил подполковник, хотя сам не курил и табачного дыма не переносил.
   Прапорщик поднялся, достал пачку сигарет, отошел к окну. Достал сигарету, прикурил. Дым пускал по стене. Пепел прапорщик стряхивал как в детстве в кинотеатре - в цветочный горшок. Покурив, засунул окурок в спичечный коробок и остался стоять возле окна, рассматривая, как в газон напротив штаба полка вкапывали свежеспиленные деревья пятнадцати-двадцати сантиметров толщиной. Чисто армейский подход к озеленению территории и для не посвященного очень интересное зрелище таинства подготовки к встрече большого начальства.
   Сам, когда первый раз получил такой приказ, удивился:
   - Так засохнут же!
   - Ничего, солдаты поливать будут.
   - Засохнут, корней-то нет, товарищ майор.
   - Ничего - перед следующим приездом новые посадим. И не умничайте, товарищ прапорщик. На гражданке решать надо было: идти служить прапорщиком, или думать. А в армии за вас думает командир. А ваша задача не думать, а выполнять то, что придумал командир. Понимаю, что траву, конечно, лучше пересаживать: дерн срезал, уложил и через два дня он как будто там и рос. Но дерн срезать дольше, чем деревья пилить...
   Воспоминания прапорщика прервал зазвонивший телефон. Командир схватил трубку.
   - Командир полка подполковник... слушает! Здравия желаю! Так точно, товарищ генерал, рядом, даю, - и протянул трубку прапорщику.
   - Да, да я. Внимательно слушаю. Записывать? Зачем? Я ведь не из генштаба - так запомню. Митя, я не за тебя говорю. Да понял. Да есть - вертолёт сядет, там строевой плац. Ну конечно, как договаривались - два анекдота и вопрос с ответом. Слушай: хозяин дома кричит квартиранту: "Почему вы без стука врываетесь в ванную?". "Извините, я думал, что там ваша жена". Хватит ржать. Теперь ответ, а потом анекдот. Что говорит джентльмен, если он пролил вино на платье даме? Не перебивай, сейчас скажу: "Не волнуйтесь, мадам у меня есть ещё бутылка". Что? Потом переваришь? Слушай анекдот. Муж жене: "Ты говоришь, как, идиотка". Она мужу: "Я говорю так, что бы ты меня понял". Угодил, товарищ генерал? Хорошо, договорились, - прапорщик положил трубку на телефон, встал с командирского кресла и пересел на стул. Командир полка, сев на своё место, вопросительно посмотрел на прапорщика.
   - Василий Никифорович, в принципе можно ничего не делать, только мне нужен мой взвод, нитрокраски черной килограмм двадцать и белой двести. Перекройте главный въезд в городок через тополиную рощу - пусть все ездят через запасной и, самое главное, чтобы из помогающей группы никто не выбрел туда. Вертолет с маршалом сядет возле строевого плаца на пригорке, оттуда видно весь наш городок, с его адъютантом это уже обговорено. У нас он пробудет минут двадцать-тридцать, за это время вы должны рассказать ему краткую историю городка, он это очень любит. Из штаба армии за ним придет машина. Вы его будете сопровождать до конца тополиной аллеи. Разрешите идти приготовлять маршалу сюрприз?
   - Александр Иванович, я право не знаю, как вас благодарить.
   - Да, никак. Главное не говорите спасибо: у меня дома шкаф стоит и в нем пьяное спасибо, дверь открывается, спасибо падает и лбом прямо по ноге. Поверьте, больно.
   - Иваныч, я не это имел в виду. Я вот что думаю: никто кроме нас с тобой не знает, какая программа у маршала. Пусть все занимаются поставленной им задачей. Ты, пожалуйста, делай с аллей все что считаешь нужным, и всё что для этого надо получи на складе КЭС. Зампотыл в курсе. А как маршал уедет, я тебе выпишу командировочный - жене показать, и поедешь к Натали в гости, на недельку.
   - Вот за это благодарю, товарищ подполковник, разрешите идти приступать?
   - Подожди, ты и мне один застольный анекдот расскажи.
   - Пожалуйста. Приходят два офицера в ресторан, сели за столик, заказ сделали, по сторонам, глазеют. За соседний столик девица села, вся из себя: ноги длинные, юбка кроткая. Развалилась на стуле, ноги раздвинула, чем и привлекла внимание офицеров. Один другому: "Ты посмотри, без трусов мадам!". "Да брось - это у неё трусы черного цвета!". И давай шепотом спорить, чтобы девица не услышала и ноги не сдвинула. Как раз и официант подоспел с заказом: литр водки и два салата из капусты. Один из офицеров говорит ему: "Командир, десятку заработать хочешь?". "Конечно", - отвечает официант. "А ну глянь: дама напротив - в трусах или без?". Официант, проходя мимо девицы, уронил носовой платочек, нагнулся поднять, заглянул ей промеж ног и упал в обморок. Офицеры подскочили, под руки схватили и в туалет затащили, водичкой побрызгали. Официант отошел, засунули десятку в карман. "Ну, что в трусах?" Официант отрицательно помотал головой. "Без трусов?". Снова мотает головой. "А что же там?". "Мухи", - прошептал официант.
  
   ї2. О нём сражались легенды
   Полк усиленно готовится к встрече маршала. Все солдаты как заведенные что-то метут, моют, чистят, драят. Офицеры и прапорщики тоже что есть мочи выполняют свои обязанности, то есть орут и матюгаются что есть мочи. Несколько человек под руководством начальника штаба зачищают фасад здания штаба. Зампотыл и начпрод с частью наряда по кухне летают как реактивные "Мессершмидты": с продсклада тянут продукты на кухню офицерского кафе, готовятся встречать группу помощников, которые будут помогать готовиться к встрече маршала. А незамужние официантки и медсестры красятся, умываются и подмываются в надежде найти суженного. В общем, весь личный состав полка проникся чувством полной ответственности, что им на голову упала и больно бьёт неожиданная величайшая честь встречать маршала. Хорошо бы поменять её, кому-нибудь на что-нибудь, что может принести хоть какую-либо пользу для полка. Да не нужна эта честь ни кому, даже даром.
   Под вечер на трех "УАЗиках" прибыл генерал Подбирайло и семь полковников. Их встретил возле штаба начаштаба и повёл в кабинет командира полка. Командиру успел позвонить дежурный по полку, в результате чего чуть не произошло разбитие генеральского носа. Подойдя к кабинету, генерал задрал его - свой нос - и рассматривал старинные часы, висящие над дверями кабинета.
   Тут стоит заметить, что генерал был большой любитель, антиквариата. Он по всей Германии, создавая себе светлое будущее, подгребал эти остатки темного прошлого и переправлял в Союз, а там родственники раскидывали их по скупкам и комиссионным магазинам. Любовь превращалась в красивые строгого формата разноцветные бумажки с портретом Владимира Ильича Ленина.
   Рассмотреть часы не дала резко отворившаяся дверь - генерал еле успел отскочить.
   - Товарищ подполковник, вам свою прыть надо было применить для встречи меня возле входа в штаб, а не пытаться ударить мой нос, чтобы я не мог лично встретить уважаемого маршала!
   Командир полка, знающий антикварную слабость генерала тут же сказал:
   - Товарищ генерал, я не встретил вас по причине занятости стремянки - в данный момент на ней находится солдат, чистящий фасад штаба, как только она освободится, командир комендантского взвода поставит её здесь, залезет на неё и снимет понравившиеся вам часы. А я от лица всех офицеров и прапорщиков полка буду просить вас принять их, как скромный подарок, который будет напоминать вам о посещении нашего полка, и о том, что я был удостоен великой чести встречать с вами маршала Советского Союза.
   Сошедшая с генеральского чела грозовая туча и выражение легкого игривого хамства на лице показывали, что подполковник удовлетворил генерала. Не теряя тактическую инициативу, командир полка предложил:
   - Товарищ генерал, в офицерском кафе накрыт ужин. Прошу вас и прибывших с вами
   офицеров поужинать с дороги чем бог послал. Там вас ждет мой заместитель по тылу. Дежурный вас проведет. А я, с вашего позволения, пройдусь по территории и лишний раз проконтролирую, как идёт подготовка к встрече.
   Группа помощи, поддержки и контроля, истекая слюной, но, сохраняя офицерское достоинство, перегоняя дежурного по части направились в офицерское кафе. Где зампотыл организовал всё так хорошо, что до утра кафе так и смог покинуть никто из приехавших.
   Уро только зарождалось из предутренних сумерек и старинный парк, на территории которого находился такой же старинный фольварк - нынешнее офицерское кафе - был окутан туманом. Первым выполз подышать свежим воздухом генерал Подбирайло. Он прошел несколько шагов вглубь парка и облюбовал куст жасмина. Остановился, расстегнул ширинку и с превеликим удовольствием начал акт мочеиспускания.
   Вдруг он услышал странные звуки. Обернувшись на них, генерал увидел плывущую к нему по воздуху ужасного вида фигуру: длинная, тощая, в волочившемся по траве плаще и капюшон натянут так, что лица не видно. И с косой! Косой она делала движения гребца в челне и, по всей видимости, за счет этого передвигалась. Генерал в ужасе застыл, так как много раз слышал, что смерть приходит именно по утрам. Всё, что он выпил и съел за ночь, самопроизвольно вытекало из обоих его нижних отверстий: анального и мочеиспускательного - смерть приближалась!
   - Господи, спаси и сохрани! Почему так рано? Я ещё так мало сделал!
   Смерть остановилась в двух метрах от куста, за которым стоял генерал. Тихонько гремя всеми составными своего скелета "костлявая" отпустила держак косы, и он бесшумно упал в росистую от тумана траву. Смерть медленно оглянулась по сторонам, отчего отчетливо послышалось жесткое шуршание плаща. Что она делала - видно не было, но вдруг в её руках зажглась спичка. Крошечный огонек осветил сигарету и лицо, на лоб которого была надвинута пилотка с красной звездой. Генерал встрепенулся.
   - Солдат! - во всю мощь генеральских легких заорал он, - Мать твою в коромысло! Ты что косишь, как засратый колхозник? Резче надо косой, резче! - И бегом обратно в кафе.
   Забежал, схватил чуть початую бутылку водки, не двигая кадыком влил все содержимое в горло и сел в кресло. В шесть часов поднялся и, покачиваясь, побрел к выходу. Все поползли за ним. В обгаженных галифе, еле двигаясь и ничего не соображая, генерал-майор Подбирайло во главе группы офицеров побрёл по территории полка, пытаясь найти недостатки, чтобы на командире полка отыграть свой испуг. Но все просто вылизано и выводы в приказе не с чего делать. А полковники, приехавшие с ним, через силу кричат, пытаясь изобразить из себя нормальных офицеров. Постепенно добираются и до штаба. Генерал бросает мутный взгляд на фасад здания и тут глаза у него начинают медленно вылазитъ на лоб, челюсть отваливается на грудь, а откуда-то из организма раздается нечленораздельное, но явно возмущенное бульканье. Все присутствующие, еще ничего не подозревая, изумленно глядят на враз остолбеневшего генерала, силясь понять, что это с ним: может, перетрудился в офицерском кафе, бедолага? Когда, наконец, ступор у него прошел, из глубин его души полетел такой мат, какого, как они сами потом признались, не слыхивали приехавшие с ним офицеры.
   Из вопимого генералом удается понять, что с фасадом чего-то не того. Смотрят на штаб - кошмар! - на самом верху фасада живописно красуется имперский орёл, держащий в когтистых лапах фашистскую свастику! Оказывается солдаты сильно постарались и так "вылизали" здание штаба, что начисто содрали с него всю старую побелку вместе со штукатуркой, а под ней-то и пряталась хищная птица, олицетворяющая Третий рейх, которую сорок пятом году попросту наспех залепили чем попало, а потом забыли переделать капитально.
   Выручил заместитель командира полка по политической части, не потерявший в создавшемся положении ясности ума, благодаря своей, полученной на партийно-хозяйственных активах, закалке. Из клуба притащили громадный транспарант "КПСС - ум, честь и совесть народа!" и солдаты закрыли им гнусное наследие фашизма на штабе полка войск освободителей. Правда, транспарант был чуть уже, и поэтому не закрытым осталась часть головы орла по глаз. Странное, конечно, сочетание получилось, ну ничего - дурак не заметит, умный не вложит.
  
   ї3. Глубину его души никто не знал
   На строевом плацу полка построен почетный караул. Рядом расположилось командование отдельного артиллерийского полка и машины из штаба армии, предназначенные для маршала и его свиты. А чуть в стороне особнячком кучкуется помогающая группа во главе с генералом Подгребайло. Во всем чувствуется всеобщее предпраздничное напряжение перед великим событием - приездом маршала Советского Союза. Все изнывали от жары и трепетного ожидания явления с небес одного из самых престарелых представителей главнокомандования Вооруженных сил СССР. На конец послышался гул мотора, и из-за облаков вынырнула винтокрылая машина. Облетев по кругу городок, приземлилась на строевой плац. Как только лопасти перестали вращаться, открылась боковая дверца, из вертолета выпрыгнули два бравых на вид генерала и шустро поставили раскладные стол и кресло. Бортинженер откинул трап. Появившегося маршала генералы взяли под локотки и нежненько переправили в кресло. Тут же прогремели команды: "Равняйсь! Смирно! Равнение на середину!" и генерал Подгребайло строевым шагом направился к маршалу. Пока он печатал строевой шаг, из вертолёта маршалу подали стакан чаю в серебряном подстаканнике.
   - Товарищ маршал Советского...
   - Ну не думал, не думал, что полками у нас командуют генералы.
   - Я товарищ генерал явился из штаба армии ...
   - Голубчик, являются черти, а военнослужащие прибывают. Поэтому, сучий потрох, отправляйся в штаб армии. Или ты решил стать командиром полка? - Ехидно спросил маршал, попивая чай. - А где ныне действующий командир полка?
   - Да вот он, - подсказал адъютант и ткнул пальцем в сторону шагающего к ним строевым шагом подполковника.
   - Товарищ маршал...
   - Ну-ну сынок, обойдемся без доклада, тут уже вон этот мокроштанный генерал попытался сесть на твоё место. Много хорошего про тебя слышал. Ты мне лучше объясни, почему у тебя в городке плац находится не как обычно - рядом с казармами и штабом, а чёрте где?
   - Товарищ маршал, этот плац раньше находился рядом с казармами гренадёрского полка, построенными во времена короля Фридриха Великого. Прямо на плацу был установлен его памятник. Бисмарк приказал перенести казармы туда, где они находятся сейчас, для того чтобы бюст Фридриха возвышался над гренадерами. Перед окончанием Великой Отечественной войны, на плацу взорвалась наша авиабомба и памятник был почти уничтожен. Буквально чрез несколько дней после уничтожения памятника нашей авиацией в этих казармах остановились вы со своим штабом и приказали полностью снести то, что осталось от Фридриха, так как он издевался над солдатами и даже продавал их в другие страны.
   - Молодец командир, знаешь историю края, где служишь. Понял разницу между Фридрихом и нами: он торговал своими солдатами, а мы своих ставим без торговли там, где нам надо. Хотят или не хотят этого другие страны, - отечески-нравоучительно сказал маршал Советского Союза и стал мелкими глотками отхлёбывать чай, с интересом в глазах рассматривая всё вокруг.
   - Гляньте! Гляньте какое чудо! Командир, вон тому солдату объявишь от моего имени отпуск с выездом на Родину. Пока не трогай его - пусть ходит. Красиво ходит, многим присутствующим здесь можно у него поучиться. Каков молодец, куда до него гренадёрам Фридриха, - и вытянул руку со стаканом.
   Все проследили за направлением, куда показывал маршал, и еле удержали сильнейшие, переламывающие человека пополам, спазмы смеха в животе. Дрожащий стакан с чаем указывал на один из плакатов, обычно окружающих все строевые плацы Советских Вооруженных сил: на них были нарисованы солдаты в парадной форме, выполняющие строевые приёмы с оружием и без него. На плакате, так понравившийся маршалу, солдат выполнял строевой приём "оттяжка носка сапога высоко поднятой ноги".
   Маршал поставил пустой стакан на столик, что послужило условным сигналом: генералы подхватили его под руки и аккуратненько повели к чёрной "ГАЗ-24". Возле машины маршал повернулся, нашел глазами командира полка, который собрался скомандовать "Смирно!".
   - Командир, залазь в машину, сопровождай дедушку.
   - Да, что дедушку, то дедушку, - подумал подполковник, устраиваясь на заднем сидении. - Был бы один или два дедушки, а то этими дедушками забит весь Кремль. Совсем как мусорное ведро у плохой хозяйки. Не зря ведь поговаривают, что уборщицы из Министерства Обороны выметают очень много песка, а потом его тут же грузят на самосвалы и везут на строительство важных государственных объектов, таких как бомбоубежища для членов и кандидатов в члены ЦК КПСС. Говорят, что он, по сравнению с существующими марками, в несколько миллионов раз повышает качество железобетона и добавка его очень экономная - несколько крупиц на десятки тонн бетона. К какому счастливому будущему они могут привести, если даже сами не имеют счастливой старости... - но додумать крамольную мысль не дал дедушка маршал, кряхтя залазивший на заднее сиденье "Волги". Повозился и, удобно устроившись, дедушка маршал запел:
   - Молодые мои старики, мы еще, мы ещё повоюем...
   Вечером в клубе артиллерийского полка в ознаменование приезда и удачного для всех отъезда маршала Советского Союза устроили просмотр французского фильма. Офицеры, прапорщики и солдаты, затаив дыхание, следят за сюжетом. Наступает кульминация: главная героиня - очаровательная девушка - застрелила из пистолета своего неверного возлюбленного. Заломив руки, с экрана она с рыданиями обращается к зрительному залу: "Что же теперь делать?!!". И тут с заднего ряда звучит четкий ответ командира комендантского взвода, немного выпившего по случаю отъезда маршала:
   - Проверить оружие, отчитаться за патроны и вернуться на исходный рубеж...
  
   Глава двадцать первая повествует о том, что были там караульные собаки. Посмотрели, поговорили - оказались обыкновенные собаки
  
   ї1. Инструктаж караула и внутреннего наряда: услышав лай караульной собаки, передать сигнал громко, быстро и без искажений
   - Встать! Смирно! Товарищ майор, караул и внутренний наряд для инструктажа построены! Помощник дежурного по части, лейтенант Перцев!
   - Вольно!
   - Вольно! Садись!
   Личный состав караула и внутреннего наряда, загремев стульями, расселся в классе инструктажа караула и внутреннего наряда.
   - Товарищи лейтенанты, прапорщики, сержанты и солдаты, я проведу с вами инструктаж перед вашим заступлением в караул и внутренний наряд. Это делается для того, что если кто-то из вас, неся службу, отмочит неизвестное уставу, то он лично будет стоять перед прокурором, который будет стыдить его перед Родиной, а командованию части стыдно не будет.
   Кто из вас получил письмо из дома или от девок нехорошего содержания? Никто? Хорошо, а то в некоторых частях имеют место самоубийства при несении службы. Пока на деталях останавливаться не будем, но в процессе мы до этого дойдем.
   Вам известно, что я не читал, не читаю, и никогда не буду читать ничего, кроме устава. Первой любовью любого бойца должен быть устав, а второй - командир. Устав - это ваша конституция, его вы должны знать, как "Отче наш", а "Отче наш" вы знать не должны, потому что он наделен вот этой наделенностью, которая является опиумом для народа. Эти законы блюдутся уже почти две четверти века с хвостиком. Вон на прошлой неделе рядовой Петров спал на посту возле знамени и проспал самое святое, что у нас осталось. Наказание за это наступило безвозмездно. Сидит сейчас этакий Петруха на губе, плачет и руки наизнанку выворачивает - ему и Родину жалко, и спать хотелось. Он долго будет мне смывать это замечание. Как в Советском Союзе говорят: "И у старухи бывает прореха".
   Да, я принципиальный, но не дебил. Если кто разгильдяй, то напишите себе на лбу, я прочту, и мне все сразу станет ясно. Мотайте себе все это на усы! У кого нет усов, мотайте на уши! Вырастут усы - перемотаете... Чего ржете как конь тыкдымский? Вы кто? Дети или взрослые? По-моему, снизу взрослые, а сверху - дети.
   Товарищи лейтенанты, это касается помощника дежурного по части и начальника караула. Никто домой с пистолетом не ходит и жену не проверяет, с соседкой чай не пьет и с пистолетом носится всегда на ремешке, дабы не потерять его.
   Товарищи разводящие и караульные, при приеме постов надо не глазами смотреть, а подбородок выпячивать. Все хранилища должны быть опечатаны и иметь входные ворота. Вход - это отверстие извне вовнутрь, а в обратном направлении, именуемое выходом. Все охраняемое обнесено колючей проволокой, потому что через нее ни один настоящий дурак не полезет. Но все равно, хулюган где-то хулюганит. Поэтому особое внимание обратить со стороны металлизированной свалки. Выделяйте этому, я бы сказал, не большое внимание, а с большой буквы огромное внимание. Нужен глаз да глаз - кругом много чужих. Но и среди, своих, есть чужие. Займитесь охраной бдительно! Займитесь по настоящему и становитесь быть людьми, чтобы у чужих в округе с задницы начало течь из всех дырок.
   На постах часовые должны стоять на расстоянии вытянутого выстрела друг от друга. Днем по посту не бегайте, как высунув хвост собака, а сидите на вышках. Для помощи в охране и обороне выделены караульные собаки и часовой должен дублировать их голосом.
   Я вставляю сейчас в ваши головы свои мозги. Все разложил по полочкам - бери и отскакивай от зубов.
   На каждом последующем инструктаже вы будете узнавать каждый раз новое, но почти одно и то же.
  
   ї2. Инструктаж наряда по столовой: вы что ждете, когда перловка сама выскочит и доложит "Я уже готова!"?
   - Товарищ прапорщик, вы, как дежурный по столовой, будете отвечать согласно дисциплинарной практики дисциплинарного устава, если солдаты придут в столовую, а их там холодной пищей по ноздрям.
   Столовая опять нагребла массу нюансов. Участились приема пищи солдатами через задний проход. Я имею в виду задний проход в столовую. Обратите на это полнейшее внимание, и я думаю, у нас будет общее взаимопонимание. Двадцать раз попробуем, на семьдесят первый получится. Вы должны следить за тем, чтобы не произошел случай отказа от пищи от личного состава, а то это вызовет адские боли у командира и его личности, а он любит больше булочки, девочек и сметану. В столовой должны быть тишина, все должны принимать пищу с закрытыми ртами, откусывая маленькими кусочками, для улучшения ее прохождения в желудок. Повторяю - тишина, а то чай остынет.
   Товарищ прапорщик, так же вы обязаны проверять хлебореза: солдату положено в сутки 20 грамм сливочного масла. Пятнадцать утром и пятнадцать вечером. А сейчас забирайте весь наряд по столовой и давайте его на мясо. И смотрите, чтобы мне командир не задавал вопрос: "Какая разница между салом и мясом?" Никакой? Да не смотрите на меня так. Во время вашего дежурства ни того, ни другого в солдатских мисках нет.
  
   ї3. Инструктаж внутреннего порядка: сапоги должны стоять подмытые и чищеные - это вы зубы можете не почистить
   - Дневальный, у вас в тумбочке столько бумаги, что у меня в голове не укладывается, и смотрите мне, чтобы ни один журнал не пропал. Поэтому дежурному по роте расписать в целях повышения дисциплины распорядок дня от отбоя до подъема.
   Так, далее, вчера умер маршал N. Кто его не видел, тот может посмотреть - он висит в ленинской комнате. В связи с этим командир будет присутствовать в части целые сутки. Поэтому внутреннему наряду при уборке, очковтирательством не заниматься! Убирать как положено! Тереть полы так, чтобы вода скрипела! Дневальные должны крутиться как пчелки в колесе.
   Дневальный у тумбочки должен подавать сигналы точного времени. Земля, товарищи, вращается вокруг своей оси - это позволяет нам изменять время суток, главное - сличить часы с "Маяком".
   Перед вечерней поверкой все должны сидеть у программы "Время", а после нее телевизор надо запломбировать, сдать в соответствующие органы и закрыть.
   На вечерней поверке криво не строиться, равняться по половым щелям. Никто после отбоя вне казармы не засыпает, ни в огневом городке, ни в свинарнике и так далее.
   Напоминаю, что полный отбой наступает в двадцать два ноль-ноль, поэтому все ложатся в свою кровать вместе с командирами отделений. Но это не значит, что лучшее влагалище - это очко товарища. Хотя первый раз - не пидорас, второй раз не считается, а третий раз - шире дырка легче срать. Это так - неуставной лирический отход, чтобы не скучно меня слушать.
   Среди внутреннего наряда запоминают все! Прикроватные тапочки выставляются у изголовья ног, лицом к выходу. Ни одни тапочки не стоят в тумбочке по колено в грязи.
   Сапоги и портянки должны стоять возле табурета, а ремни на нем не должны лежать самым жутким образом, как использованный презерватив под окнами военного общежития, истекающий спермой.
   Сапоги должны стоять подмытые и чищеные - это вы зубы можете не почистить.
   Дневальным после отбоя будить всех, кто разговаривает и мешает спать другим.
   Дежурный по роте завтра встает в пять сорок пять, даже если его жизни будет что-то угрожать.
   Всему подразделению, подъем в шесть ноль-ноль, за исключением второй роты - они в ночи вернутся с занятий, солдаты уставшие, и командир разрешил им отдохнуть, для них подъем не в шесть ноль-ноль, как обычно, а в шесть десять. Если кто не встанет, как у молодого кобеля, то идите и ошпарьте его холодной водой.
   После подъема в туалете быстрее умывальниками шевелите, чтобы не было частично помытых, частично небритых.
   Навести небывалый порядок на лице и кроватях. Заправить постели идеально, дабы не делать потом влажную уборку. Кровать заправляется методом движения рук ниже пояса. Натянул свою кровать, натяни товарища. Ваша кровать - это ваше лицо рабочего места. Каждая складка на солдатском одеяле - это лазейка для агентов мирового империализма. Разных там Джеймсов Бондов, Берий, Канарисов и Ильичей.
   Сегодня на дверце тумбочки рядового Зихаря обнаружена обнаженная женщина с голой Махой, то есть жопой. Силами наряда ее отодрали и выбросили в унитаз. Кто не верит, может сходить и убедиться. Сурово предупреждаю - во всех тумбочках должен существовать исключаемый, я даже не нахожусь какой порядок. Такой, ну, такой, что, если командир, открывая какую, чтобы на него бардак с венерическими последствиями не сделал прыг.
   Товарищи, чтобы с дури ничего не сломать, пора делать конец. Инструктаж закончен.
   Построение караула и внутреннего наряда на плацу в восемнадцать ноль-ноль - это когда большая стрелка вверху, а маленькая - внизу.
  
   Глава двадцать вторая предупреждает: не открывайте рот, оставьте себе тепло вашей души
  
   ї1. Сашуга, посмотри, у меня много опилок в голове?
   Седьмое марта 197... года 10:00. Начальник штаба мотострелкового полка подполковник Бардаков вышел из здания штаба и направился в сторону строевого плаца - проводить строевой смотр женщин-военнослужащих.
   Прекрасную половину человечества подполковник Бардаков не любил, но в кабинете у него висел портрет Надежды Константиновны Крупской.
   - Вот настоящий идеал подражания нашим женам, особенно моей, по ссылкам и по заграницам с Владимиром Ильичем. И плохое, и хорошее делила, даже с Арманд им поделилась. Моя дражайшая судорга со мной только на юге и в группах войск, и то - желательно Венгрия. Как дальний гарнизон - курлы-курлы и полетела в Москву, к папе, - показывая на портрет, жаловался он своему другу замполиту полка подполковнику Зубову. Который был прекрасно осведомлен, что подполковник Бардаков панически боится свою жену, потому что она была ростом метр семьдесят и весила девяносто килограмм, а он - метр шестьдесят пять и весом всего шестьдесят шесть кг. А еще она била своего благоверного сковородой, говоря при этом: "Глядя на тебя, я узнала, почему маленькие ростом такие гомнистые - у них ближе, чем у нормальных людей, сердце к жопе расположено". Он же, уворачиваясь от сковороды, повизгивал: "Да я лучше молоко из холодильника буду пить, чем жить с такой коровой!". Бац! Не увернулся, попала...
   В строю - двенадцать женщин-военнослужащих. Дежурный по части командует:
   - Равняйсь! Смирно! Товарищ подполковник, женщины-военнослужащие для строевого смотра построены. Отсутствует сержант Попова. Она находится дома по причине болезни. Дежурный по части майор Романов.
   - Вы свободны, товарищ майор. Идите и занимайтесь обязанностями дежурного по части.
   Начальник штаба пристально осмотрел строй.
   - Команды "равняйсь" и "смирно" касаются всех вместе, а не каждого в отдельности. Это всем ясно? Болеет сержант Попова? Дома болеет? Кто ее лечит? Муж кожаным шприцом колет? Кто разрешил? У нас что, врачей в полку нет? Этот пробел в биографии чреват ей боком.
   Заложив правую руку за борт шинели, он стал прохаживаться вдоль строя.
   - В армии все однообразно покрашено, подстрижено и посыпано песком, а у вас, товарищи военнослужащие, цвет волос не одинаков и прически разные. Я уж опускаю глаза на то, что у вас верхняя форма одежды почти не военная. А где плащ-палатки, стоящие у нас на вооружении?
   Подполковник Бардаков остановился напротив одной из женщин.
   - Товарищ младший сержант Семушкина, вы скоро умрете! По вашему внешнему виду, вам лет восемьдесят - по крайней мере на столько вы раскрасились.
   У Семушкиной затряслись губы, на глазах появилась влага.
   - Товарищ подполковник, да как такое можно говорить?
   - Тихо! Базар как на рынке!
   По лицу женщины потекла тушь и, всхлипывая, она выскочила из строя и побежала в сторону штаба полка.
   - Товарищи военнослужащие, посмотрите на этого младшего сержанта - полное незнание уставов. Как же она будет воспитывать своих детей? Уставы - вот ваша конституция. Уставы пригодятся вам в жизни. Главное, чтобы вы правильно понимали команду "ложись", а то до многих из вас не доходит истинный смысл этой команды.
   Из штаба полка вышел подполковник Зубов и быстрым шагом направился на плац.
   - Игорь Александрович, заканчивайте, командир собирает совещание.
   - Вольно! Разойдись!
   Женщин с плаца как ветром сдуло.
   - Игорь, ты что наговорил Семушкиной? Она сидит у меня в кабинете и ревет как белуга.
   - Володя, я сегодня с утра встал опять не стой кровати, да и ничего я ей такого не сказал, чтобы реветь - пусть красится как человек, а не как индеец на тропе войны.
   - Игорь, ты понимаешь какая разница между военнослужащим мужчиной и женщиной-военнослужащей?
   - Я знаю отличие колобка мужчины от колобка женщины: колобок женщина катится и катится, а колобок мужчина катится и подскакивает. Но это колобки, а у военнослужащих разницы нет, они все давали присягу и носят погоны.
  
   ї2. Искать смысла нет, даже если найдем
   8 марта 197.. года, 9:00. Подполковник Зубов закончил писать крупным печатным шрифтом командиру полка подполковнику Саркисову поздравительную речь для женщин. Командир не тупой, нет. Он отлично владеет современными приемами ведения боевых действий, но довольно плохо владеет русским языком.
   - Армен Саркизович, идемте в клуб, женщины там уже собираются. Начальник штаба построит личный состав полка, проверит его наличие и отправит на торжественное собрание.
   Подполковник Саркисов кивнул головой, и соглашаясь и благодаря за написанное.
   В это время на строевом плацу шло построение полка. Начальник штаба, выслушав доклад дежурного по части, дал команду "вольно".
   - Товарищи солдаты и сержанты. Товарищи прапорщики и офицеры. По поручению командования и партийной организации нашего полка, я поздравляю с Международным Женским Днем 8 марта ваших жен, невест, сестер, дочерей и мать вашу. Желаю им всем крепкого здоровья, счастья и успехов в труде и личной жизни. А сейчас товарищи военнослужащие выдвигаемся в клуб, где будут поздравляться девушки и представители женского пола личного состава командиром полка. Равняйсь! Смирно! По периметру строевого плаца в клуб шагом марш!
   Военнослужащие быстро расселись по рядам. В первых двух сидели женщины. Подполковник Саркисов взял лист и начал поздравления:
   - Доругой женщин! Этат празник нумер восемь раскабелил вас ...
   Сначала захихикали женщины, а потом раздался хохот всего зала. Командир с серьезным видом выжидал, пока закончится хохот. Скомкал двумя руками лист с текстом и запихал за пазуху замполиту:
   - Па рузки напысать нэ мог? Билять такой! - Зал зааплодировал.
   После торжества подполковник Бардаков подошел к своему кабинету. Под табличкой на двери, на которой было написано "Начальник штаба Н-ской в/ч Подполковник Бардаков", он обнаружил сложенный лист бумаги. Вытянул, развернул и прочитал текст, наклеенный вырезанными из газет крупными буквами: "Как суки, суку! Поздравляем с Международным Женским Днем 8 марта".
  
   Глава двадцать третья о том, куда вы стреляете, я здесь для чего стою?
  
   ї1. Существуют две команды: "Оружие положить!" и "Положить оружие!"
   - Смирно! Товарищ полковник, личный состав штаба Н-ской мотострелковой дивизии для инструктажа перед боевыми стрельбами построен! Начальник штаба подполковник Красноухов.
   Командир дивизии полковник Краснощек из-под лобья оглядел строй офицеров, прапорщиков и женщин-военнослужащих.
   - Вольно! Начальник штаба встаньте в строй.
   Полковник Краснощек почти уже три месяца командовал этой дивизией. Он был переведен с Дальнего Востока из укрепрайона на китайской границе, где прослужил двадцать три года. Выезжал только на учебу в Академию, так как отпуск проводил дома в маленьком селе в ста пятидесяти километрах от Комсомольска-на-Амуре. Долгая служба в глухомани и постоянная опасность пограничья с Китайской Народной Республикой наложила свой специфический отпечаток на его таежный характер.
   - Товарищи, я буду серьезно смотреть, что вы будете делать на огневом рубеже, и что вы оттуда будете вынимать. Смотреть буду в бинокулярий. Вся моя внимательность будет в нем. Бинокулярий, товарищи, это два очка. Стрелять будете лежа с колена, для лучшего прицеливания сгибайте локти в колене и не моргайте мне ушами, а автомат должен чувствовать ваше правое плечо, а если среди вас есть левши, то левое. С автоматом надо обращаться бережно, как с любимой девушкой - смазывать раз в неделю. Отличной стрельбой вы должны доказать мне, что вы не белые медведи на велосипедах, а военнослужащие Советской армии. Сначала вы произведете пристрелку своих автоматов товарища Калашникова по мишеням, представляющими собой фанерные квадраты из черной бумаги размером двадцать на тридцать сантиметров. Для этого вы, как в бою получите по три боевых патрона. Что? Если в бою патроны кончаться? Стреляйте дальше, чтобы ввести противника в заблуждение!
   Начальник штаба проверить автоматы выборочно у всех, а я пока доведу до стоящих здесь мисс, что такое выстрел из АКМ. Он даже в рельсе делает трещину, а это продолговатая вмятина в металле с овальными краями.
   Товарищи, при взрыве капсюля в патроне создается большое атмосферное давление, которое выдавливает пулю из ствола, а она под действием гравитационной силы летит в цель. Сущность гравитации я вам докажу за пару минут. Когда гравитация отсутствует, пуля резко изменяет траекторию и происходит рикошет. Ветер тоже может сделать рикошет, если при выстреле его направление изменится на триста шестьдесят градусов. Поэтому при стрельбе из автомата Калашникова делайте поправку на ветер и не направляйте оружие в людей, даже если оно не заряжено - это поправка на дурака.
   Что, пуля дура? Это вы, дурак! Извините за резкость - это ваша обязанность. Я кому вам говорю! Эй, вы, высокий, быстрый сообразительный! Да, да вы, у которого крестообразные руки на яйцах. Какой же ты офицер, если в армии не научился стрелять и за бабами ухаживать! Что вы на меня лицо вытаращили? Вы что переминаетесь? Сапоги жмут? Узких сапог не бывает, бывают неправильные ноги. А-а, приспичило? Так вот, кому приспичило, могут оправиться. Как это где? А-а, женщины рядом. Так проявите смекалку, у кобелей поучитесь. Все вам подсказывать, своего ничего нет под красными околышами. Из вас солдат, как из говна снаряд! Встаньте в кружок, только не спинами друг к другу, и ссыте на здоровье на землю.
   Инструктаж закончен. Начальник пункта боепитания, раздайте военные патроны этим Голицыным и Оболенским! Какие патроны? Идиот! Я вам кому сказал - военные! А за сохранность ящика с холостыми патронами вы отвечаете стальным шлемом, шапкой и своей головой.
   Товарищи женщины, это в городке вы можете ходить на шпильках и в лифчиках, а перед окопами вы должны их снять.
   Начальник штаба, командуйте. А я посижу в кустах, в холодке и порассматриваю все это в бинокулярий.
  
   ї2. Что вы там копаетесь в мишенях, как свиньи в апельсинах? Не знаете где край, а где конец?
   На огневом рубеже прозвучали последние выстрелы, и сразу же последовала команда подполковника Красноухова:
   - Встать! Оружие к осмотру!
   Заклацали затворы автоматов. Из кустов появился полковник Краснощек, и вальяжно пошел на мишенное поле. Подойдя, к одной из мишеней стал внимательно рассматривать.
   - Все ко мне, рысью марш!
   Офицеры, прапорщики и женщины-военнослужащие, во главе с начальником штаба, бросились к мишеням.
   - Чья мишень?
   - Моя, - ответил майор Сидоров.
   - Товарищ майор, удача повернулась к вам Фортуной. Товарищи, вот взгляните на эту мишень: тут дырка, и тут дырка. Приятно посмотреть, как на красивую девку, - и пошел к другим мишеням. Пройдя, несколько шагов остановился.
   - Это чья?
   - Моя, - ответил дрожащий девичий голосок.
   Полковник Краснощек медленно повернулся. Обладательница голоска оказалась высокая стройная брюнетка с лычками сержанта на погонах.
   - У вас мишень девственная. У вас все такое?
   Сержант в юбке, опустила голову и густо покраснела, а среди офицеров и прапорщиков послышались смешки.
   - Товарищи, нечего ерничать. Женщина в армии - это предмет особый и разглашению не подлежит. Женщины стрелять не должны. Их надо использовать по прямому назначению, о чем в приличном обществе не говорят.
   Что? По какому назначению? Задавая такой вопрос, нужно быть крайне невоспитанным и безграмотным, как человек, который не может прочитать надписи на стенах общественных туалетов. Вообще, товарищи офицеры и прапорщики, ведите себя так, как будто вы культурные люди. А вам, товарищ сержант, за сегодняшние стрельбы ставлю удовлетворительно, потому что вы меня удовлетворили.
   Начальник штаба, проследите за тем, чтобы учебные и боевые патроны были приведены в исходное положение и сданы на пункт боепитания.
  
   Глава двадцать четвертая рассказывает о тактике ведения современного боя: здесь как на войне - убили командира, взял автомат другого
  
   ї1. Я вам должен здесь разложить по полочкам
   - Не каждый дурак может учиться в военной академии, а я ее кончил. Теперь я могу полком командовать, могу дивизией - голос позволяет. Если всех в стране одеть в военную форму, то я смогу управлять государством. Я вам отец родной, а мать ваша - кухня полевая. Армейское звание мое, судя со стороны моих погон, подполковник, фамилия Ебундеев. Имя и отчество знать вам рано, как доживете до моего звания, вот тогда и познакомимся на брудершафт. Занимаемая должность - заместитель командира мотострелкового полка по строевой. Умею руководить всеми приемами строя военнослужащих: хочу - командую, хочу - не командую. В связи с тем, что сегодня в 3:00 плюс время "Ч" будет неожиданная тревога с последующим выходом полка в район учебно-боевых действий с вероятным противником, все командование полка находится в штабе дивизии на планировании предстоящих военных игр. Ограниченный мозг вмещает неограниченное количество чуши, поэтому сначала нужно повоевать на картах во избежание неразберихи в бою. Так как для многих из вас, товарищи сержанты, это будет первый выезд на полигон, мне поручили провести с вами занятия по тактике ведения боя на всеразличной местности и ландшафте земного шара. Вы - мотострелки, не инфантерия, не пехота, а самые настоящие мотострелки и то, что вы видели в фильме "Чапаев", как раньше в атаку "каппелевцы" ходили - их шеренги шли как живые - сейчас не подходит. Это было действенно до того, как половцы напали на Советский Союз. В нашем занятии мы практически легонько коснемся всего теоретически. Слушайте меня внимательно, иначе я вас неправильно дезинформирую. Что будет непонятно, задавайте вопросы. Если знаю, гарантирую четкий веский ответ. Встаньте, представьтесь и задавайте интересующий по существу вопрос.
   В зале поднялся сержант:
   - Сержант Попов. Товарищ подполковник, что обозначат "время плюс "Ч"?
   - Товарищ сержант, "время плюс "Ч" - это время, когда яйца нашего солдата повисли над окопами врага.
   - Товарищ подполковник, наша страна выступает за мир во всем мире, зачем же нам нужны учения?
   - Товарищ сержант, Соединенные Штаты Америки и Южная Корея с Израилем в данный момент проводят совместные учения в районе Тихоатлантического океана. В связи с этим экипажи ВТА, постоянно находятся на пульте внешней политики государства. Американские агрессоры вмешиваются во внутренние дела СССР во всем мире. Они не погнушаются тем, что бы начать боевые действия в любой точке земли. Создается даже программа Космических войн. В противовес этому социализм планирует запуск космических планет беспрерывно далее Луны и так далее. А вы, Попов, задаете такой непатриотичный вопрос. Солдат должен подчиняться слепому инстинкту командира. Ясно? И хватит нам гадить на кофейной гуще!
   В архивах Трумэна, который на тот период создавался, отмечается, что на момент вероломного нападения фашистской Германии на нашу Родину, Советский Союз Социалистических Республик находился на глубочайшем подъеме, и после Курской дуги советские войска начали наступать по противнику, а в мае 1945 года, с гордостью за могучую технику, что подарил народ, шандарахнули по логову фашизма - Берлину. Это послужило сигналом к окончанию победоносной Великой Отечественной войны, и Германия была расчетвертована на три равные части. С тех пор мы ходим по краю острой пороховой бочки, и она грозится взорваться. Вот где собака порылась. Заимели кучу вероятного противника, самый злостный из них США, который приплывает на авианосцах с ядерными подводными лодками на борту. С них поднимаются самолеты, а наши радиолокационные станции не замолкают работать круглосуточно, только зоркий глаз может унюхать происки против бдительности, и передают в определенный момент: летят эн самолетов, нет эн мало... В общем оба реактивные. Самолеты, товарищи, поражают цель ракетами, пушками и снарядами от пушек. Запомните: при сигнале "воздушная тревога" вы с личным составом укрываетесь в щели. Не бойтесь, это не та щель, которой вам так здесь не хватает, и расстреливаете их силой оружия.
   Как мне объясняет каждый первый попавшийся, что принципиальное отличие американской армии в ее названии, мы такие же люди, как и они, только амуниция другая. Поэтому тактика - это понимание того, как должен действовать вероятный противник, а стратегия - это другой разрез воинской науки Суворова "Как побежать". Например: в китайской армии вместе со стратегическими маневрами "обход" и "охват" придумали еще один - просачивание мелкими группами численностью в миллион. Также у них еще одно нововведение - китайский противотанковый взвод численностью три тысячи человек, состоит из трех отделений - по тысяче. Его боевая задача - разобрать танк противника на части, пока он не выстрелил. Бой - это единственное средство достижения победы в бою. Так что, товарищи сержанты, крепите свою мораль, то есть политическую готовность к предстоящему лагерному сроку, а главная задача командования совместно с врачами выявить всех дебилов, кому нельзя доверять оружие, руль, рычаги, а иногда и ложку с котелком. Кого не выявят, тем надо больше читать о моральном воспитании в воинском коллективе, так как в военно-патриотическом воспитании писатели должны играть самую большую скрипку. Примером может служить Александр Матросов. Он совершил подвиг - взорвал себя гранатой. Он даже погиб, а к этому его до войны готовили семья и школа на книгах советских писателей. А сейчас будет срез занятий. Встать! Смирно! Вольно! Объявляю перекур. Вы курите, а я в туалет. Дайте и мне закурить. Для меня посрать с куреньем, все равно, что с утра чай с вареньем. Спасибо! Встретимся здесь через пятнадцать минут. Вы после куренья, я - после варенья.
  
   ї2. Шуруп, забитый молотком, сидит лучше, чем гвоздь, закрученный отверткой
   - Встать! Смирно! Вольно! Садись! Товарищи сержанты, продолжим наши занятия. Покурил я на очке и вспомнил, как один воин провалился в туалет. Закрутите себе под носом, прежде, чем куда-то шагнуть, мотострелку надо думать! Это я вам к слову говорю, хотя мне все равно, а люди страдают. Наше государство мирное, но мы всегда должны быть готовы к обороне и защите, недаром форма у нас защитного цвета. Поэтому оборона должна быть непрерывной, гибкой, скрытной, то есть похожей на зарытый шланг. Противник должен чувствовать, что мы его и спереди и сзади. И вы должны это чувствовать, но при этом ни одна часть вашего тела не должна привлекать его внимания. Зато вы должны видеть все. Для этого существует бинокль, но не для того, чтобы прелести рассматривать у мимо проходящих, им требуется снайперов засекать, точки у противника. Вот я солдатскую бляху и ночью за 100 метров на ощупь узнаю. Такое чутье должно быть и у вас. Вы же не первый раз с Луны свалились. Вопрос на смекалистый ответ: летит - матюкается, на "О" читается". Как вы думаете, кто? А? Не знаете? Ладно, я вам подсуфлирую - парашютист оборвался. Везде должна быть смекалка, как у Гагарина, он же первый проходимец в космосе.
   Товарищи, в современном бою самое главное - радиосвязь, а то телефонистки забеременеют, и телефоны придется выключить. Основная радиостанция находится в голове начальника колонны, и она не замолкает работать для того, чтобы он мог выслать вперед колонны дозорную машину на расстояние зрительной памяти. Кстати, в каждом взводе должен быть записной водитель, а то вдруг машина поломалась или еще что-нибудь.
   В бою за дозорной машиной наступают танки небольшими группами по два - три человека. В случае гибели экипажа, радиосвязь с танком будет прервана, они об этом будут докладывать, например: "Товарищ лейтенант, у меня на танке, бортовой номер двадцать три, оторван каток, не работает радиостанция, полностью израсходован личный состав". Вот в чем заключается сила Попова, изобретателя радио - не было бы шумов, не было бы радистов, и экипажи танков и другой бронетехники не смогли бы докладывать о своей гибели.
   Товарищи, заострили немного свое внимание на танках, как на самом мощном оружии ведения современных полевых боев, а для лесистых он малоэффективен, так как если толщина дерева в три раза толще веса танка, лес уже непроходим. А вообще танк - это сильное противотанковое средство, но против них тоже существует защита - мины. Они бывают танковые и противотанковые. Танкисты из окна вверенного им танка должны вовремя увидеть, какие против них применяют мины, если противотанковые, надо срочно повернуть назад, чтобы не быть взорванными. Так же в борьбе с танками применяются фугасы, замаскированные под местный ландшафт. Они приводятся в действие подрывной машинкой. Вот это - один из экземпляров, взятый у саперов, чтобы примитивно ознакомить вас с ее действием. Вот так они заряжаются, а вот это - заглушка, а вот это - клеммы. Ай, блядь! Нет, пусть этим занимаются саперы, а мы лучше продолжим о танках.
   Возле танка надо быть особенно внимательным, он имеет свойства грязи и смазки, чтобы не вымазаться. Танк может из любой грязи выехать сам, если только он погрязнет по уши в политике, вместе с правительством страны, которой он принадлежит. Масса танка равна эм тонн. Нет, эти сволочи тяжелые, лучше ка тонн, поэтому мосты через реки, для переправы танков строят поперек течения, а летом, когда вода в реках высыхает, танки снова возвращаются в парк. Но без радиосвязи, повторюсь, повторение - мать дураков и бездельников, этих правильных маневров не совершить. Для поддержания бесперебойной связи в шлемофоне есть такой замочек: берешь его и затягиваешь.
   В бою за танками идут БМП с мотострелками. БМП, товарищи, это не боевой механизированный поросенок. БМП - это боевая машина пехоты. Но они вам не нужны, потому как вы настоящие мотострелки и должны бежать за танком без всяких БМП. И вообще - бои бывают трех видов: лесные, полевые и городовые. Городовые отличаются от всех, поэтому, хоть перекати-поле не расти, там окопы не надо строить, надо баррикады копать.
   Наша страна социализма противостоит мировому империализму по всей Земле. Земля имеет выпуклую поверхность с одной стороны, с другой - двояковпуклую. Это - сфера с идеальной поверхностью, она и снаружи и изнутри - сферическая. А если смотреть по видимому горизонту, то Земной шар похож на круг, на котором в определенном порядке расположены леса, реки, пустыни, моря, горы и ложбины. А ложбины, товарищи, это расстояние между горами, предназначенное для их преодоления. Для точного определения, где все это находится, существуют топоотделения, в состав которых входит вычислительная машина на базе ЗИЛ сто тридцать один. В какой бы местности Земли мы не находились, необходимо знать правила выживания, соответствующие данной точке на карте. Например: в пустыне позиция должна выбираться возле источников воды и топлива. Потерявшемуся в пустыне ни в коем случае нельзя пит болотную воду. При заканчивании штатного продпайка, есть можно все что поймаешь - змей, например. Но будьте осторожны при ловле, ядовитые змеи - это не глисты. Можно так же питаться гусеницами, но перед употреблением их надо брить. Камни есть нельзя, так как это может обернуться сломанными зубами.
   Существуют на Земле реки, моря и океаны. Так вот, водные препятствия лучше всего преодолевать ночью, когда имеется естественное освещение от Луны, звезд и других небесных светил аналогичного плана. Преодолевать их надо быстро и умело, как император Константин IV Пагонит, который, погрузив свою кавалерию на пароходы и переплыв Черное море, легким штурмом взял Нидерланды. Правда, его вытеснил оттуда герцог Альба.
   Если нет пароходов, переправляться следует на штатных плавсредствах. Не используйте собственные плавательные средства, иначе можете пострадать в результате насильственного попадания воды в полости тела при падении в воду. Кто утонет, потом очень пожалеет. Не одевайте скафандры без инструктажа командира, а то при погружении кто-то перднет, и вы все всплывете и будете расстреляны на поверхности воды противником. Ночь создает идеальные условия для этого: и Луна светит, и Солнце и прожектора противника с противоположного берега. При переправе на вражеский берег очень важно запоминать расположение огневых точек врага. Например: пушки на корабле можно расставить так: одну в носу, одну - на корме, а можно наоборот. На суше поставил - и все, она будет стоять там. В случае удачной переправы и захвата плацдарма, с него начинается атака на позиции врага, и на этом этапе используется стрелковое артиллерийское оружие, в случае необходимости применяются отравляющие вещества типа ге-эс, который вызывает головные боли в мышцах и костях. Таким образом уничтожаются танки и другая живая сила противника. Приблизительно так, израильтяне впервые применили вакуумную бомбу против вьетнамцев в секторе Газа.
   Вы, наверное, увидели из сказанного здесь, что есть два способа нанесения по противнику ракетно-ядерного удара, все зависит от того, какой вариант мы развязали. А для того, чтобы знать, необходимо проводить сбор разведданных на территории врага. Для успешного проведения этих мероприятий, разведывательные группы должны выступать вечером, на рассвете. У разведчиков ничего не должно торчать, стучать, они не должны потеть, и тогда враг ни за что не узнает об их приближении. Выйдя к железной дороге, надо приложить одно ухо к рельсу пред приближающимся составом и вторым можно услышать все, о чем говорят в кабине машинисты.
   На первом курсе училища мне вбили в голову правильный угол ориентации, и я его вам сейчас разложу в нужных радианах, чтобы вы не блуждали, как тараканы в жопе у бегемота. Тараканам он не нужен, они и так повылазят, а вам надо без потерь выйти на опушку деревьев. Слушайте и запоминайте: для того, чтобы определить, где юг, надо посмотреть на одинокое дерево в лесу, и если это Пальма, то юг уже здесь. Хвойный лес горит лучше, чем лесистый, нужно очень хорошо знать, когда будет вода. Поэтому, ищите муравьев, они перед дождем быстро бегают по муравейнику, закрывают все ходы и выходы и негромко матюгаются.
   Для правильного выбора сектора обстрела в лесу найдите ориентиры: сосну справа и сидящую ворону слева. Так же для введения противника в заблуждение, в качестве зигзага в сторону, возьмите за ориентир сосну с березовой верхушкой.
   Точно так же, как деньги, течет время: день, и уже ночь, но у вас есть часы, они дают вам право точного определения времени от светладцати до темнадцати. Глянули на стрелки, видите - осталось пятнадцать минут светлого времени, а вот и команда: Рота! В атаку! По-пластунски бегом марш! И пошел квадрат наступления. Вы бежите быстрее своего визга "Ура". Расширяете радиус этого квадрата, помня, что пуля - дура, а штык - это вам не вилка в жопу. Ваш командир полка сидит на НП и видит, как враг от страха звенит яйцами.
   В атаке вы должны быть ковбоями и бегать, как их лошади. Иногда перед атакой вместо слуховой команды может применяться видовой сигнал: три зеленых или красных свистка. Главное, перед атакой соблюдать глухую тишину - враг не должен видеть и слышать никакого шума. Еесли он увидит хоть один звук, всем хана.
  
   ї3. Своей пламенной речью я зажег целую дивизию. Я не выдержал, взорвался! Что там было! У всех языки в жопу втянуло!
   - Товарищи, не всегда мы наступали, иногда и враг должен ходить в атаку. Поэтому вы должны освоить краткую тему обороны. При обороне готовятся как общие окопы, так и индивидуальные щели, и это не гамак, поэтому должны копаться быстро. Они защищают личный состав от снаряда, летящего по траектории, то есть от стрельбы прямой наводкой. В Штатах изобрели пулю с новой подвесной траекторией, теперь изобретают автомат под нее, поэтому останавливаться на защите от нее не будем.
   Во всех армиях мира существует три вида металлов: ржавейка, нержавейка, люминь и чугуний, из них делаются танки и другая боевая техника, от которой защищают окопы. Сидишь в окопе, а над тобой танк пролетает.
   В обороне необходимо внимательно смотреть обоими глазами, чтобы не пропустить команду командира: "Все в окопы, остальные за мной!". И бегом, расстояние между ногами - один шаг, забиваете окопы и щели. Там не крутиться, сразу найдите позу, чтобы встретить и удовлетворить притязания врага. Если ты взял в руки оружие, будь беспощаден к себе и терпим к врагам. Знайте, вы не убиваете, убивает оружие, врученное вам Родиной. Автомат работает так: раз, два, три, и вас нет. Этот прибор сохраняет свою работоспособность при температуре до минус 500 градусов по Цельсию...
   - Товарищ подполковник! Сержант Попов. Извините, но абсолютный ноль - это минус двести семьдесят три градуса по Цельсию.
   - Я вам, товарищ Попов и всем остальным сообщаю самые новые, секретные сведения. Меня за это, если узнает особый отдел, по головке не погладят. Лучше посмотрите в окно и представьте себе, что вон те две собаки - танки, а вон тот боец с метлой - истребитель на бреющем. Допустим, танки подбила артиллерия, они горят. Самолет подорвался на дирижабле заграждения с миной, и он падает. Значит, есть сила тяготения. Если камень бросить вверх, то так как на него действует сила тяготения, он упадет на землю. А если упадет он в воду, то нас это не касается, этим занимаются на флоте. Я вам чего сказал за тяготение? Если у самолета отказали все двигатели, то траектория его полета проходит через поверхность планеты Земля. Вот от него тоже защитят окопы, и небо Аустерлица не переломит вас пополам, как Пьера Безухова. Врага бояться не надо, он не так политически подкован, и чем глубже прячет голову в песок, тем беззащитнее его задница. По мне, товарищи, пусть всех поубивают, лишь бы войны не было. Останется только убрать раненых и похоронить их. Товарищи сержанты, благодарю за оказанное мне внимание, занятия закончены. Я рассказал вам в три этапа: с заходом слева, справа и сзади.
  
   Глава двадцать пятая повествует о том, что в армии много неясного, но зато все правильно
  
   ї1. Если зажигательная бомба пробьет крышу, не теряйте головы, а суньте ее в бочку и засыпьте песком
   - Товарищи солдаты, сейчас у нас начнутся и будут проистекать занятия по защите от оружия массового поражения, что сокращенно называется ЗОМП. Предупреждаю сразу: могут быть некоторые неточности и огрехи, так как я по своей воинской специальности пропагандист, а не химик. Настоящие же химики - это удивительная категория военных: они даже когда моются в ванной и пердят, то считают количество булек, чтобы высчитать степень зараженности территории. Все они, как правило, на втором курсе училища обнюхиваются хлорпикрином, который является не боевым отравляющим веществом, а учебным. От этого одни из них становятся больными, другие - пьяницами. Это потому, что у каждого человека свой собственный организм. К примеру, когда я пью газированную воду, то почему-то сшибает в самую макушку, а не в нос, словно я кабан женского рода.
   Так вот, наш начхим - больной, а в армии говорят, что полк без химика, все одно что деревня без дурака, поэтому меня назначили на время болезни временно исполнять его обязанности.
   Итак, на сегодняшних занятиях по ЗОМП вместе со мной присутствуют сорок восемь идиотов. Петров не в счет, он прикомандирован и завтра отправляется в свою часть.
   Тема занятия: "Одевание и раздевание противогаза".
   Даю вам слово на отсечение - тяжело в учении, легко в очаге поражения. Поэтому запоминайте: противогаз является индивидуальным средством защиты от оружия массового поражения, отравляющего сук, на котором мы сидим. Я вам самым русским языком говорю: если вовремя надеть противогаз, то мгновенная смерть наступает не сразу. Вы еще молодые, у вас еще все спереди, поэтому не пердите в химзащите не одев противогаза - это смертельно. И зарубите себе на носу: первым признаком отравления отравляющими веществами, например, нервно-паралитического действия, является сужение зрачков, слюнотечение, затрудненное дыхание и страшная смерть.
   Теперь разбираем технику надевания противогаза. Противогаз надевается на лицевые части лица тыльной стороной ладони и действует в радиусе 30 минут. Дополнительно о противогазе могу сообщить, что он применяется и как индивидуальный противозачаточный прибор - бег в противогазе является лучшим средством от любви. Так же в мирных целях его можно применять для избавления от храпа, то есть в нем спать.
   Вот теперь вы пошли по такому парадоксу - расслабились, у вас веселое настроение и вы смеетесь-заливаетесь и не знаете, что я готовлю. А готовлю я вот что: рота! газы!
   Личный состав роты быстро надел противогазы.
   - Во какая создалась шокированная обстановка. Смирно! Дышат? Дышат! Отставить! Кто там улыбается? Как никто! Я ведь слышу! Прекратите концерт! Вы не чучело! Хорошо смеется тот, кто смеется без последствий. Здесь вам не тюрьма: если все нормально - оттрубил два года и свободен.
   Н-дя... Посмотрел я на вас и понял, зачем бирки с указанием звания и фамилии владельца противогаза пришиваются на противогазные сумки. Это чтобы занятия по ЗОМП и химтренажи не были похожи на карнавал. Поэтому в следующем занятии будет некоторое увеличение содержания объема работ. Тут у нас будет район, якобы, подвергшийся действию химического оружия, и вы будете проводить операцию по сношению деревянных домов. Все нужно выскоблить так, чтобы не осталось противозачаточных вибрионов.
   Рота! Отбой газы!
   Личный состав роты снял противогазы и уложил их в сумки.
   - А теперь поговорим о такой разновидности оружия массового поражения, как ядерное. Ядерная бомба всегда попадает в свой эпицентр. Доказательством этого является применение ядерных бомб в двадцать килотонн тротилового эквиваленте в одна тысяча девятьсот сорок пятом году при бомбардировке американцами Хиросимы и Нагасаки, которые, в этом случае, опередили нас.
   Современные бомбы имеют тротиловый эквивалент от десятков килотонн до... Ух, страшно даже сказать, что такое пятьсот мегатонн. У-у- у! Вы не представляете, какую же психику надо иметь, чтобы пережить все поражающие факторы ядерного взрыва! А солдат - это самое мелкое живое существо. Поэтому запомните основной канон ведения ядерной войны: при обнаружении вспышки ядерного взрыва, самое главное - это повернуться к нему спиной и нагнуться, чтобы расплавленная сталь со штыка не капала на органы воспроизводства и казенные сапоги. А вообще хороший солдат даже в нетрезвом состоянии ложится в канаву головой в сторону противоположную ядерному взрыву.
   Все понятно? Тогда разберем изученное. Представьте себе, что по городу произведены ядерные удары. Представили? А теперь вопросы ко мне. Слушаю тебя, Петренко.
   - Товарищ майор, а сколько ударов?
   - Петренко, это не принципиально. Если вдруг война или какое другое мероприятие начнется, меня с вами уже не будет, так что какая мне посторонняя разница. Главное, если не предупредить о своем ядерном взрыве, то выстрелишь себе в спину, и ничего от тебя не останется. Сандружина прибудет на место со своей тачкой, а тебя нет. Еще вопросы? Петренко, опять ты?
   - Товарищ майор, а куда девать ядерные бомбы, отслужившие свой срок?
   - Продать, Петренко, продать! Все равно они на нашу голову. И мне больше этих умных вопросов не задавать! Не забывайте, что я военный, а не политик, который всегда может двумя абзацами выразить любую фразу. А вы, Петренко, уподобляетесь африканской птице страусу, которая с высоты своего полета не видит генеральной линии партии. Закройте язык, а я закрываю занятия по ЗОМП.
   Всем разойтись!
  
   Оглавление,
   то есть здесь я показал название глав и страницы, где ту или иную главу можно сыскать, а также подглавки. Но страниц, где искать подглавки я не указываю - их очень много. Так что, ежели приспичит, ищите в соответствующей главе.
  
   Объяснительная стр. 1
   Глава первая повествует о том, что на шару и хлорка - творог стр. 2
   ї1. Некоторые вещи столь очевидны, что нет смысла называть их своими именами
   ї2. Я понимаю, что всегда можно немного выпить - бутылку, две. Ну ладно литр или два, но не напиваться как свинья!
   ї3. Мало знать себе цену, нужно еще и пользоваться спросом
   ї4. Воин, будь бдителен!
   ї5. Друзья - это люди, которые хорошо тебя знают, но все равно любят
   ї6. Это была моя первая мрачная ночь
   ї7. Идиотизм как оспа - переходит от одного человека к другому, только отметину оставляет не на каждом
  
   Глава вторая рассказывает о том, как один прапорщик трех генералов прокормил стр. 11
   Здесь параграфов нет.
  
   Глава третья раскрывает особенности стрельбы в окно из охотничьего ружья мужа стр. 13
   ї1. На случай тревоги штаны нужно покласть на табурет ширинкой к выходу
   ї2. Если Фортуна повернулась к тебе спиной - не расстраивайся. Пристраивайся...
   ї3. Стрелять в цель следует старательно прицеливаясь! Случайно в цель попадают только сперматозоиды
   ї4. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает
  
   Глава четвертая, убеждающая, что "Никто не забыт, и ничто не забыто" стр. 17
   ї1. Легче обвинить эпоху в отсутствии духовности, чем таковую там обнаружить
   ї2. Имеющий способности - готовься! Будешь делать противоположное!
   ї3. Если военный не думает, что он делает, то можно быть уверенным, что он делает то, что думает
   ї4. Рыба ищет где глубже, а человек - где кто глупее
   ї5. Алкоголь - один из немногих способов рисковать не вставая со стула
   ї6. Если после коллективной пьянки осталось спиртное, значит в коллективе непорядок
   ї7. Любая политическая партия живет по правилам. Она же их создает, она их и изменяет
   ї8. Не надо ничего говорить. Низкий поклон Вам!
   ї9. Совесть у него странная - диктует ему свои условия, а так - он человек совестливый
   ї10. Что вы мне рассказываете? В борьбе за счастье всех людей победа невозможна! Стольких не победить
   ї11. Наша армия непобедима только потому, что выполняет приказы, зачастую отдаваемые вопреки логике и здравому смыслу
   ї12. Неважно, будут ли на вас погоны офицера или простого гражданского человека
   ї13. Будучи коммунистом, вы все будете членами нашей партии
   ї14. Мудрость Древнего Египта гласит, что существует нечто, перед чем отступают и безразличные созвездия, и вечный шепот волн - это деяния человека
  
   Глава пятая расскажет о больном, который стал выходить из бессознательного состояния и сейчас проявляет интеллект в форме беспросветного мата стр. 40
   ї1. В жизни всегда есть место поводу
   ї2. Больше большего и меньше меньшего обычно равны нулю
   ї3. Кому-то может показаться, что я ничего не делаю. Но на клеточном уровне я очень занят
   ї4. Надуйте пляжный матрас. Надули? Теперь из него можно вырезать два спасательных круга
   ї5. Фикция - это тоже действительность, ведь мы за неё тоже расплачиваемся
   ї6. Засовывая палку в колеса, убедитесь, что она не будет служить осью
   ї7. Талант - мужского рода, бездарность - женского
   ї8. Когда у альпинистов ничего не болит, то они прямо на стену лезут
   ї9. Некоторые вещи недоступны человеческому уму, но мы не знаем какие
   ї10. Бред. Но ведь новый!
   ї11. Пророки всегда ошибаются, когда говорят правду
   ї12. Дверь - это отверстие в вертикальной плоскости и выход на людей
  
   Глава шестая показывает, что если вокруг все дураки, значит вы центральный стр. 54
   ї1. Жил был спирт. О своем семейном положении он говорил: "Я разведен"
   ї2. Быть или не быть? - засомневался Гамлет и решил из двух зол выбрать меньшее
   ї3. Он решил не отрываться от коллектива, и оторвался с коллективом
   ї3. Он рванул с места в карьер и свернул себе шею... Под ноги смотреть надо!
  
   Глава седьмая предлагает: если вы устали делать видимость работы, отдохните, и сделайте что-нибудь полезное стр. 59
   ї1. Ну-ну, я буду вашей программой "Время"
   ї2. Нормальных людей аист приносит, а тебя дятел принес
   ї3. Не слышны в мозгу даже шорохи
   ї4. Даже на сковороде в преисподней каждый печется о себе
   ї5. Голова у военнослужащего чтобы думать, а мозги - чтоб соображать
   ї6. Из ботаники я знаю, что дубы произрастают из жолудёв не съеденных дикими кабанами, а кто не съел семена из которых выросли вы?
   ї7. Не надо тянуть за рога и смотреть даренному коню на вымя
   ї8. История вынуждена повторяться, потому что её никто не слушает
   ї9. Человеку свойственно ошибаться, но ещё более свойственно сваливать вину на других
  
   Глава восьмая повествует о форменной загадке мировой цивилизации стр. 71
   ї1. Размеров формы одежды в вооруженных силах существует два: сильно большой и сильно маленький
   ї2. Форма одежды спортивная - трусы и тапочки. У кого нет - майка и сапоги
   ї3. В старости можно делать две вещи: писать мемуары и марать писсуары
   ї4. И она сказала ему: "Ладно, стели диван-шинель"
  
   Глава девятая показывает, что казарма - это образцово-показательное социалистическое общежитие советских воинов стр. 77
   ї1. Живете здесь, как свиньи в берлоге!
   ї2. Не делайте умное лицо! Вы же офицер!
   ї3. Ложка упала на пол и давай валяться
   ї4. Сегодня четверг. Завтра - пятница. Остальное старшина доведет
   ї5. Сапоги нужно чистить с вечера, а утром надевать на свежую голову
   ї6. Если бы другие не были дураками, мы бы были ими
   ї7. Что вас занимает? То, что я вам говорю или дохлый голубь, летающий над столовой?
  
   Глава десятая рассказывает о том, что лодка самым наглым образом приставала к берегу стр. 82
   ї1. Если ты сунешь нос в мою задницу - ты будешь иметь нос в заднице, и я буду иметь нос в заднице, однако это не то же самое
   ї2. Что получится, если скрестить свинью с Диарейкиным? А ничего. Есть вещи, которые даже свинья делать не будет
   ї3. Если хочешь чтобы тебя оценили - умри. Если жаждешь крови - стань клопом
   ї4. Как отличить впадину от возвышенности? Объясняю: если руки ложатся на сиську - это возвышенность. А если руки как в письку - это впадина
   ї5. Если гражданские такие умные, то почему они строем не ходят?
   ї6. Счастье - это когда все тебя понимают, а сделать тебе ничего не могут
   ї7. Всё-таки в дерьме что-то есть! Миллиард мух не может ошибаться
   ї8. Все гениальное просто, но со вкусом
  
   Глава одиннадцатая утверждает, что настоящего мужчину видно даже тогда, когда он стоит за углом стр. 88
   ї1. Опять мы пошли своим путем, но к той же матери
   ї2. Настоящего мужчину видно даже тогда, когда он стоит за углом
   ї3. Собака всё понимает, но ничего сказать не может, а командир всё высказывает, но ничего понять не хочет
  
   Глава двенадцатая предупреждает: Стой, кто идет?! стр. 91
   ї1. Часовому запрещается покидать пост до тех пор, пока он не будет сменён или застрелен
  
   Глава тринадцатая рассказывает о суде чести, злоключениях прапорщика и о том, что с волками жить - зоофилом быть стр. 92
   ї1. Предуведомление
   ї2. Как свежи краски тех, кто был в тени!
   ї3. С волками жить - зоофилом быть
   ї4. Не надо портить себе систему - она у нас и так нервная
   ї5. Когда вы в жизни сделаете столько бесполезного как я, вот только тогда вы сможете меня критиковать
   ї6. Скажите, а вы в мультиках не снимались?
   ї7. Спорить с тренером по борьбе может лишь тренер по стрельбе
  
   Глава четырнадцатая повествует о товарище Члене стр. 102
   ї1. Помимо дорог и простых дураков в СССР есть еще одна беда - дураки указывающие какой дорогой идти
   ї2. Да, да! Ваш сын испортил девочке обложку, кувыркался без мата и огрызался вместе с учителем
  
   Глава пятнадцатая ёрничает: эх, наука! стр. 105
   ї1. На берегу реки колхозница доила корову - в воде отражалось все наоборот
   ї2. Ты думал, человече, что в сказку попал? Не-е, ты в жизнь вляпался!
   ї3. Ахиллесовой пятой чаще бывает голова
  
   Глава шестнадцатая показывает, что у каждой неприятности есть своя неплохая сторона стр. 110
   ї1. Именно чайники развивают самую кипучую деятельность
   ї2. О мерах безопасности: опять чайник!
  
   Глава семнадцатая утверждает, что общая сумма ума на планете Земля - величина строго постоянная, а население земного шара неуклонно растет стр. 112
   ї1. У строителей воздушных замков всегда хватает стройматериалов
   ї2. В жизни всегда есть место поводу
   ї3. У вас здесь что - четырехзвёздочный туалет?
   ї4. Фикция - тоже действительность, раз мы за нее расплачиваемся
   ї5. Смелость - начало дела, а случай - хозяин конца
   ї5. Что бы понять красоту Джульетты, нужно смотреть на нее глазами Ромео
   ї6. Талант - мужского рода, бездарь - женского
   ї7. Мир не столько иллюзорен, сколько крайне неубедителен
  
   Глава восемнадцатая убеждает, что начальство, как и женщину, оставлять неудовлетворенным опасно стр. 124
   ї1. Только в гаремах нет плохих танцоров
   ї2. Главное, что бы никто не видел выхода из вас этого
   ї3. Начальство, как и женщину, оставлять неудовлетворенным опасно
  
   Глава девятнадцатая убедительно показывает, что мудрость - это не морщины, а извилины
   ї1. Доброе дело иногда лишь результат неудавшейся подлости
   ї2. В.И. Ленин: "Закон для нас, большевиков, есть мера политическая!"
   стр. 127
   Глава двадцатая повествует о том, что если бы мы не ждали лучшего, то сколько б сделали хорошего
   ї1. Хвост у человека отпал, а необходимость им вилять осталась
   ї2. О нём сражались легенды
   ї3. Глубину его души никто не знал
   стр. 129
   Глава двадцать первая повествует о том, что были там караульные собаки. Посмотрели, поговорили - оказались обыкновенные собаки
   ї1. Инструктаж караула и внутреннего наряда: услышав лай караульной собаки, передать сигнал громко, быстро и без искажений
   ї2. Инструктаж наряда по столовой: вы что ждете, когда перловка сама выскочит и доложит "Я уже готова!"?
   ї3. Инструктаж внутреннего порядка: сапоги должны стоять подмытые и чищеные - это вы зубы можете не почистить
   стр. 135
   Глава двадцать вторая предупреждает: не открывайте рот, оставьте себе тепло вашей души
   ї1. Сашуга, посмотри, у меня много опилок в голове?
   ї2. Искать смысла нет, даже если найдем
   стр. 137
   Глава двадцать третья о том, куда вы стреляете, я здесь для чего стою?
   ї1. Существуют две команды: "Оружие положить!" и "Положить оружие!"
   ї2. Что вы там копаетесь в мишенях, как свиньи в апельсинах? Не знаете где край, а где конец?
   стр. 139
   Глава двадцать четвертая рассказывает о тактике ведения современного боя: здесь как на войне - убили командира, взял автомат другого
   ї1. Я вам должен здесь разложить по полочкам
   ї2. Шуруп, забитый молотком, сидит лучше, чем гвоздь, закрученный отверткой
   ї3. Своей пламенной речью я зажег целую дивизию. Я не выдержал, взорвался! Что там было! У всех языки в жопу втянуло!
   стр. 141
   Глава двадцать пятая повествует о том, что в армии много неясного, но зато все правильно
   ї1. Если зажигательная бомба пробьет крышу, не теряйте головы, а суньте ее в бочку и засыпьте песком стр. 145
   Всем разойтись!
  
  
  
  
  
  
   150
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"