Черемухина Светлана: другие произведения.

Подари мне небо 24 гл.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today

  24
  
  
  Когда я увидела улыбку Эла, мне показалось, что вчерашняя ночь была только сном. Он смотрел на нашу секретаршу Веронику таким двусмысленным взглядом, что казалось, это заметно всем. Может быть, все, что произошло между нами накануне, мне лишь пригрезилось? Ну, болезнь такая, когда кажется то, чего очень-очень хочется. Стирается грань между реальным миром и выдуманным, и тихо едет крыша.
   Конечно, это я не всерьез, сама понимаешь. Просто мне думалось, что теперь у Эла будет совсем другое отношение ко мне. Наверное, мне захотелось, чтобы мы больше не прятались, чтобы наши встречи проходили не украдкой, а открыто, чтобы все об этом знали. Не потому, что хотелось утереть всем нос, а чтобы все уже покипело и успокоилось, и жизнь вошла в обычный ритм рядом с необычным человеком. Наверное, мне хотелось стабильности.
   А Эл давал Вероничке какие-то распоряжения, и при этом улыбался так, что она постоянно поправляла свою прическу, расправляла невидимые складки на блузе со слишком открытым вырезом, будто демонстрируя его, и так же бросала на него взгляды, далеко не невинные, как положено усердному работнику при исполнении.
   Я же, при входе в приемную, удостоилась лишь приветливого кивка.
   Нет, ну а чего я ждала? Что он подойдет ко мне и при всех поцелует в щечку? Или назовет малышом и поинтересуется, как я провела остаток ночи? Наверное, мне надо успокоиться, а делать это лучше в собственном кабинете, так что за подписью шефа я зайду позже. Так и слез моих никто не увидит.
   Нет, Эл был потом, ворвавшийся в мое унылое уединение, и были поцелуи, и даже цветок, принесенный под полой пиджака, и шепот на ушко, чтобы не скучала, потому что ему надо уехать.
   Оказалось, что уехал он аж на целых два дня. И это после того, что между нами было. Что ж, профессионал он на то и профессионал, что выполняет свою работу, часто жертвуя личной жизнью. А в данном случае Эл жертвовал моей. Впрочем, мужчины во все времена относились к чувственной стороне отношений иначе, чем женщины. "Мавр сделал своей дело, Мавр может уходить". А вот Дездемону после этого тянет или на стихи, или на размышления. Ей хочется плакать и смеяться, и требуется время, чтобы поверить, что сказка, в которой она побывала, ей не пригрезилась, а произошла на самом деле.
   Вот у меня и оказалось два дня на то, чтобы поверить в это. Эл слал эсэмэски, периодически звонил, но все на бегу, и я понимала, что он страшно измотан. Но когда закончился очередной пустой день без него, и я вышла в коридор, слушая, как переговариваются мои коллеги, хлопают дверями, собираясь разбегаться по домам, меня ждал сюрприз.
   Эл стоял у стены напротив моего кабинета, сунув руки в карманы, и вид у него был настолько загадочный, что никто из наших не решался к нему подойти, бросая любопытные взгляды.
   Я потеряла дар речи и застыла на пороге. Эл приблизился, взял ключ и сам закрыл мою дверь. После чего широким жестом показал на выход и повел меня, аккуратно придерживая под спину. Спокойно пожал руки мужчинам, попрощался с девушками, и мы спустились по лестнице, вышли на улицу и сели в джип.
   Ну вот, а я терзалась сомнениями, ревновала и мечтала о стабильности. Кажется, только что Эл заявил о наших отношениях. Мамочки, я сидела, не смея шелохнуться, пытаясь осознать эту новость. Сколько он у нас работал, никогда его не видели ни с одной из нас, и домой он всегда уезжал один. Может, и были какие-то встречи вне стен офиса, но никто и никогда из наших дам не мог похвастаться тем, что был рядом с ним. И вот только что он пришел за мной, вернувшись из командировки, и увез в неизвестном направлении. Представляю, как гудит сейчас коридор, как новость облетает кабинеты, обитатели коих еще не успели убежать домой.
   А повез меня Эл не в кафе, и не на очередную выставку, но это потрясло меня не меньше, чем бонсай в подарок. Он повез меня... фотографироваться. На загранпаспорт. Вот так.
   - Я обещал тебе, что мы отправимся в Мадрид? Так вот, пора готовиться к поездке.
   - А... я... мне... Ты уверен?
   Эл внимательно посмотрел на меня и произнес, на мой взгляд, серьезнее, чем требовали обстоятельства:
   - Лера, никогда и ни в чем я не был так уверен, как в том, что мы должны с тобой уехать. Уехать туда, где прошла моя молодость, становление и изменения. Хочу показать тебе эту страну. Ты полюбишь ее.
   От избытка чувств я лишь пожала плечами. Я уже любила ее. Любила все, к чему имел отношение мой Эл. Любила его маму, подарившую ему жизнь, любила и Мадрид, где он постигал жизнь, учась быть победителем. Я даже любила его фобии и слабости. Я любила его. Всего и без условий. Даже без Мадрида.
   Три дня я находилась между небом и землей, не понимая, где что находится, а потом разразилась гроза. Или грянул гром, это уж как тебе хочется.
   В то утро Эл долго не приезжал на работу, и я уже начала скучать. Опять напал страх, что я его больше никогда не увижу. Такое случалось со мной всякий раз, как я закрывала за ним дверь. В мою дверь постучали, но это был не Эл. Пришла Жанна Андреевна, главный бухгалтер и большой друг шефа.
   - Лерочка, пойдем со мной, - позвала она меня ласково, а на лице почему-то проступали два горящих пятна, будто ей надавали пощечин. Явный признак того, что что-то идет не так. Может, с балансом что-то напутала, но я ей в этом деле не помощник.
   У меня было запланировано много дел, но, глядя на нее, я, почему-то, не решилась перечить, а молча вышла из-за стола и послушно направилась в кабинет шефа.
   Дверь в офис Журавлева была распахнута, шкафы раскрыты, куча документов разбросана на большом столе, и два старших юриста просматривали эти бумаги. В их лицах была такая напряженность, что у меня заныло сердце в нехорошем предчувствии.
   Игорь Дмитриевич выглядел не лучше бухгалтера и юристов. Белый как мел, с горящими глазами, он нервно кусал губы, упершись в стол так, что побелели костяшки пальцев. Увидев меня, вскочил, но тут же сел обратно.
   - Лера, садись, - произнес он и отвернулся.
   Вошла бледная Вероника, принесла кофе, ее руки дрожали.
   Да что случилось-то? И где Эл?
   Зазвонил телефон, и шеф схватил его с такой силой, что чуть не раздавил в руках.
   - Вы нашли их? Так ищите! Ну и что, "машина"? Что толку в пустой машине? Вы мне их подайте сюда, обоих, тепленькими, - тут он бросил взгляд на меня и отвернулся. - Привезете ко мне на дачу. Всё, ищите.
   Он отшвырнул телефон, и тот закружился на блестящей поверхности стола.
   - Давай поговорим серьезно, - произнес Игорь Дмитриевич, и мне сразу захотелось убежать.
   Тем не менее, начинать он не спешил. Я смотрела, как он пытается справиться с чувствами, и понимала, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Можно было бы предположить, что минутой назад Игорю Николаевичу сообщили о страшном диагнозе, но разгром в кабинете его заместителя, нервозность главного бухгалтера, а также странный разговор по телефону не оставляли простора для фантазии: скандал связан с Леонидом Журавлевым. Я сцепила пальцы рук, чтобы не была заметна дрожь, и сжала губы.
   Шеф прошелся по кабинету, остановился у бара, поразмышлял о чем-то и продолжил свой путь. Оказавшись рядом с моим стулом, протяжно вздохнул. Его вид можно было смело назвать угрюмым, но я не понимала, каким образом его настроение касается меня. Если Эл что-то натворил, то я тут ни при чем... или он считает меня его сообщницей?
   Только я решилась озвучить этот вопрос, собрав всю волю в кулак и напустив на себя оскорблено-независимый вид, как шеф меня опередил.
  - Когда ты в последний раз виделась с Журавлевым?
  И тут я поняла, что если бы не недавнее эффектное появление Эла у моего кабинета, а вернее, наш впечатляющий уход в закат, то этого вопроса не последовало бы, и я, возможно, вообще не сидела тут, ломая пальцы в волнении.
  - Вчера.
  - А... сегодняшнее утро вы тоже начали вместе?
  Я понимала, что меня спрашивают не ради праздного любопытства, и как бы мне ни претило подобное вторжение в личное пространство, выбора у меня не было.
  - Нет...
  - Когда он от тебя ушел?
  Было неприятно, что задают такие личные вопросы. Я не хотела, чтобы кто-то знал об этой стороне дела, о том, что Эл не остается у меня на ночь. Это никого не касается!
  - Лера, мне только нужно понять, куда Леонид пошел от тебя, - Игорь Дмитриевич смягчил взгляд, видимо, полагая, что так меньше меня испугает.
  - Домой.
  - Домой? Ты уверена?
  - А в чем дело, Игорь Дмитриевич? Что произошло? К чему эти вопросы?
  - Лера, вот найдем Леонида, и все сразу прояснится. Ты была у него дома?
  - Да, один раз. Он живет в старой части города в элитном районе.
  Шеф наклонился надо мной и посмотрел долгим взглядом, вероятно, проверяя степень правдивости моих слов. Это удивляло и сбивало с толку.
  - Ты уверена?
  - Кажется, да. Я там была. Он хотел познакомить меня с мамой, она больна, но я видела только ее сиделку Надежду Павловну.
  Шеф пристально посмотрел мне в глаза.
  - Лера, вообще-то, мать Журавлева умерла несколько лет назад. Это я знаю абсолютно точно. Мои... люди обнаружили ее могилу на старом городском кладбище. Есть фото, - и он глянул на свой мобильный телефон. Что я могла на это сказать?
  Игорь Дмитриевич медленно выпрямился, вздохнул и вернулся к столу. Еще раз вздохнул и сел в свое роскошное директорское кресло. Притянул к себе какую-то папку и начал просматривать. Я вдруг узнала личное дело работника. У меня все отделы имеют свой цвет, чтобы не путаться, и перед шефом лежал картонный скоросшиватель "Дело" синего цвета - цвета администрации. Не иначе, как порылся в моих шкафах еще до моего прихода - я не сомневалась, что это было личное дело Леонида Журавлева.
   Интересно, когда разразилось то, что сейчас происходило? Ночью? Вчера вечером? Шеф неплохо подготовился: изучил дело, проверил родственные связи. Теперь вот мучает меня, спрашивая о личном.
  Если честно, узнать о лжи Эла из уст постороннего человека, своего работодателя, было очень больно. Он как в открытой книге читал все мои эмоции, а я так хотела скрыть их, чтобы по возможности сохранить лицо. Любой девушке на моем месте было бы стыдно выглядеть глупой дурочкой.
  - В документах значится квартира на окраине города, - проговорил мой шеф. - Знаешь что там? - он постучал пальцем по папке. - Однокомнатная хрущовка на улице Тормозной. Слышала когда-нибудь о такой? Ну вот и администрация города, вероятно, забыла об этом районе. Там все давно пора сносить и строить заново.
  У меня внутри все похолодело.
  - Но... я была у него.
  - Ты назовешь нам адрес? Мои ребята съездят и проверят.
  Я описала по памяти, куда меня возил Эл, в каком дворе остановился, как выглядел дом, в который он меня ввел, на какой этаж мы поднялись и в какую квартиру вошли. Даже расположение комнат описала, как мне это запомнилось. Главным для меня сейчас было опровергнуть слова шефа. Иначе выходило, что мне все приснилось, или меня попросту обдурили.
  По приглашению Игоря Николаевича в кабинет вошли два молодых человека, и он передал им мой чертеж. Я же покорно сидела и слушала стук своего сердца.
  - Лера, тебе не помешает отдохнуть. Выпей крепкого сладкого чая, сейчас я попрошу Веронику приготовить тебе, - шеф потянулся к телефону, но я останавила его.
  - Спасибо, Игорь Дмитриевич, но не надо. У меня есть. Можно, я пойду в свой кабинет? Если понадоблюсь, тут же приду.
  Шеф только кивнул, и я быстро вышла. Судя по лицам коллег, встретившихся мне в коридоре, мало кто знал о случившемся. Да чего уж там - я вот вообще ничего не знала.
  Зато сразу столько всего выплеснулось мне на голову, и главной новостью этого утра было то, что Эл - лжец. Показал мне совершенно постороннюю тетку, наплел про маму. А про Мадрид? Меня вдруг кольнуло: я ведь так мечтала отправиться с ним в путешествие. Честно, вот на самом деле мечтала. Куда угодно. А теперь выходит, что ничего не будет, все закончилось, да еще и так некрасиво, что правду я узнала от посторонних людей.
  Чем я заслужила такое отношение? Своей преданностью ему? Своим обожанием? И могла ли я уличить его во лжи, почувствовать обман и заметить нестыковки в его рассказах? Было ли что-то, что могло заставить меня заподозрить его в неискренности? Не знаю, я была слишком ослеплена его красотой, зависима от его обаяния и полностью находилась во власти его харизмы.
  Я включила чайник, прекрасно понимая, что не смогу сделать ни одного глотка. В кабинете показалось нестерпимо душно, и я распахнула окно. На улице стояли незнакомые мне люди, и я вдруг с ужасом представила, что Эла могут разыскивать личности с криминальными наклонностями. Ну, бандиты, в общем. Это же получается, что ему грозит опасность?
  Телефон в сумке тихо пиликнул, и я полезла за ним, как за последним глотком воды во фляжке заблудившегося в пустыне бедолаги. Я была уверена, что это Эл, что он желает предупредить меня, что все, что про него скажут - ложь, и чтобы я ничему не верила. Это была эсэмэс с незнакомого номера. Я уже хотела удалить ее как спам, когда что-то заставило меня присмотреться. Много ли левых эсэмэсок мне приходило на телефон? Ни одной, а значит...
  "Лера, помоги мне. В Бутусовском парке найди Надежду Павловну и возьми у нее сумку. Она скажет, где мы встретимся. Верь мне. Л."
  Пока я не услышу из уст самого Эла о том, что он меня обманул, выдавая себя не за того, кем является, я не поверю словам посторонних людей. В любом случае, я дам ему шанс объясниться. Меня лихорадило, когда я убирала телефон и закрывала сумку. Боже, в такой ситуации я оказалась впервые. Элу явно угрожает опасность, раз он пишет с чужого телефона и просит о помощи.
  У самой двери я замерла, и не потому, что услышала мужские голоса из коридора, а поняв, что за мной также будут наблюдать. Ну конечно! Как выйти на бандита? Менты всегда следили за их любовницами, полагая, что именно к ним они придут "залечь на дно и переждать облаву"! Я что теперь - героиня боевика? Или детектива? А может, Эл шпион, и работал под прикрытием? Но причем тут мой шеф, зачем он понадобился разведке? И потом, мне об этом не сказали, но я поняла, что дело касалось и жены Игоря Николаевича. Он же просил найти "их", а значит, м о й Эл сбежал с ч у ж о й женой! Но о помощи он просит меня, обманутую любовницу.
  И все же я пошла туда, куда он меня звал. Что бы он ни сделал, как бы плохо со мной ни поступил, я не буду платить ему той же монетой. Как бы он ко мне ни относился, я по-прежнему любила его, хоть сейчас эта любовь отдавала привкусом горечи и болью в сердце. Не буквально, конечно, но все же.
  Как только голоса стихли, я выглянула в коридор и быстро побежала к лестнице. Поднявшись на третий этаж, прошла через техническое помещение и подошла к окну, из которого можно было выбраться на улицу по пожарной лестнице, привинченной к стене. Я знала, где находится ключ от решетки, достала его из шкафчика и отперла навесной замок. Уличный шум ворвался в пыльное помещение, я выглянула наружу и обомлела: оказалось, что я до жути боюсь высоты.
  Счастье еще, что я надела балетки - все же ноги уставали, пока мы с Элом посещали выставки, кафе и ботанические сады. Теперь-то уже этому всему конец, но это сейчас не важно.
  Закинув сумку на плечо и сжав зубы, я села на подоконник и, не глядя вниз, уцепилась за железные перекладины лестницы. Руки вспотели, но я цепкая, точно не сорвусь. Главное, не думать, на какой высоте я вишу над пропастью. Подумаешь: третий этаж. Мамочки! Третий этаж! Но пока тряслись мои поджилки и внутренний голос кричал о безумии, руки попеременно вцеплялись мертвой хваткой в поручни, и медленно, с трудом и надрывом, но я спускалась все ниже и ниже.
  На земле я почувствовала такую радость, будто только что родилась, но со всем багажом и опытом прожитых лет. Кстати, жаль, что это невозможно. Будь я умнее несколько лет назад, может, в моей жизни и не было бы разочарований, хотя, тот же опыт получения этих разочарований все же не уберег меня от новых в настоящем.
  Я едва удерживалась от того, чтобы не пригибаться, боясь быть замеченной в окна, а потому прижималась к стене, обходя здание. Не было и речи чтобы выйти в центральные ворота: там было много посторонних, да и кабинет шефа окнами выходил во двор, а потому я кралась к пролому в чугунной ограде, пробираясь сквозь заросли кустарников с неизвестным мне названием.
  Оказавшись на свободе, я перевела дух и бросилась во дворы, чтобы затеряться в лабиринте запутанных улочек на случай преследования. Но, похоже, мое исчезновение осталось незамеченным, и вскоре я уже ехала в трамвае в сторону означенного Элом парка.
  Интересно, ожидает ли меня именно сейчас Надежда Павловна, если Эл не указал точное время? Я бродила по аллеям и тропинкам, выискивая знакомое лицо, и вскоре нашла его. Пожилая женщина сидела на скамейке и вязала, рядом пятнистый дог задумчиво чесал себя за ухом, а в коляске мирно спал младенец, потому что из-под белоснежного шифона, накрывшего ее, не доносилось ни звука. Интересно, чьего ребенка и пса выгуливала сиделка умершей мамы Эла? И может, Эл и не Леонид вовсе, и его имя выдуманное, как и история жизни, кусочек которой был мне показан не так давно и произвел неизгладимое впечатление?
  Женщина заметила меня и отложила вязание.
  - Здравствуй, Лерочка, - проговорила она тихо. - Спасибо, что пришла. Лёня в тебе не ошибся.
  Я молча присела рядом с ней. Она наклонилась к коляске и достала из багажника-сетки большую дорожную сумку.
  - Вот, здесь все, что ему понадобится. В боковом кармашке записка с адресом.
  - Надежда Павловна, а вы кто?
  Женщина вдруг замолчала, отвела от меня взгляд и потянулась за спицами.
  - Думаю, Лёнечка сам все тебе расскажет, - только и сказала она.
  - Я надеюсь, - откликнулась я, осознав вдруг, что все мои эмоции куда-то испарились. По телу разливалась странная опустошенность. Может, это было результатом пережитого волнения, пока я лазила по пожарным лестницам, скрываясь от надуманного преследования. В какую глупую история втянул меня Эл? - А вообще, вы знаете, каково это - оказаться одураченной? С вами такое когда-нибудь случалось?
  Женщина дернулась, но ничего мне не ответила. Зачем она играла роль сиделки матери, которую Эл давно похоронил? Он ей заплатил? А зачем ему нужны были эти траты? Так ли уж важно, чтобы я ему поверила? Мог бы придумать что-то менее дорогостоящее и затратное.
  Говорить нам было не о чем, поэтому я встала и пошла из парка. На выходе заняла свободное место на скамейке и полезла в карман сумки за адресом. Блин, как в "казаки-разбойники" играю: по запискам клад ищу. Только кого я найду по указанному адресу? Растерянного Эла и его прекрасную любовницу? Вот смеху-то будет.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Чернованова "Александрин. Яд его сердца" (Романтическая проза) | | Н.Волгина "Мой секси босс" (Женский роман) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | О.Герр "История (не)любви" (Любовные романы) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Карты судьбы 3" (ЛитРПГ) | | К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Н.Романова "Ступая по шёлку" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"